Саудовская Аравия. Иран > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296091

Забудьте о нашей ошибочной дружбе с Саудовской Аравией: Иран — наш естественный союзник

Спонсируемый Эр-Риядом ваххабизм является самой серьезной угрозой для безопасности Запада и его ценностей

Джон Брэдли (John R. Bradley), The Spectator, Великобритания

Саудовский город Авамия — как и бесконечное количество городов в Ираке, Сирии и Йемене, ставшие свидетелями проявления извечной ненависти суннитов по отношению к шиитам — сегодня существует только по названию. В прошлом месяце, за несколько дней до нападения саудовского режима на его шиитских жителей, ООН назвала его местом уникальной культуры и религиозного значения. Однако под предлогом борьбы с поддерживаемыми Ираном террористическими ячейками саудиты подвергли все гражданское население Авамии беспорядочному обстрелу с использованием истребителей, реактивных гранат, снайперов, тяжелой артиллерии, бронемашин пехоты, а также проводили там безжалостные казни.

Более десятка шиитов, включая трехлетнего ребенка, были убиты. Сотни молодых людей были задержаны. По меньшей мере 500 домов были стерты с лица земли, а 8 тысяч жителей были насильно выведены из сохранившихся зданий. Саудовские солдаты снимали себя на видео — они танцевали и пели на обломках этого в прошлом красивого города. Во время своих танцев они топтали плакат с изображением почитаемого шиитского проповедника из восточной провинции по имени Нимр аль-Нимр, который был обезглавлен в прошлом году за подстрекательство к мятежу. Кроме того, они оскорбляли «прошедших чистку» местных шиитов, называя их «непримиримыми» (rejectionists) и «собаками» — это тот же самый язык, который используют в Ираке и в Сирии их фанатичные братья-ваххабиты, получающие удовольствие от массовых убийств шиитов во имя Исламского государства (запрещенная в России организация, ред.). По имеющимся данным, вскоре состоится массовое обезглавливание 14-ти местных шиитских активистов, включая одного подростка-инвалида.

В результате этого межконфессиональной кровавой бойни представляется нелепым то обстоятельство, что Дональд Трамп стоял рядом с королем Саудовской Аравии Салманом в Эр-Рияде в мае нынешнего года во время открытия нового центра по борьбе с исламским экстремизмом. В своей главной речи Трамп таким же странным образом назвал Иран и его шиитских ставленников подстрекателями терроризма и межконфессионального кровопролития в этом регионе. В прошлом подобное саудовское двуличие серьезно не воспринималось, и делалось это для того, чтобы иметь возможность продавать инфантильным принцам оружие на миллиарды долларов (от этих сумм они получили огромные откаты) и усугублять их граничащую с безумием одержимость по поводу якобы экзистенциальной угрозы, которую Иран и представляет для Израиля и его деспотических суннитских союзников.

Эта шутка больше уже не является смешной. В прошлом месяце Джонатан Эванс (Jonathan Evans), бывший глава службы MI5, выступил с предупреждением о том, что Британия будет сталкиваться с исламским террором в течение, по меньшей мере, 30 лет. Лишь наиболее зашоренные наблюдатели будут испытывать проблемы с пониманием его озабоченности. Дело в том, что близкое падение Исламского государства приведет к тому, что тысячи джихадистов, пропитанных ваххабитской идеологией халифата, начнут возвращаться в Британию и в Европу, и они будут готовы поддержать мечту о кровавой расправе с неверными. Волна терактов в Испании, Финляндии, Британии и Бельгии захлестнула Европу, в которой в нынешнем году каждую неделю происходит, по крайней мере, один серьезный джихадистский инцидент.

В недавно появившемся докладе, скрываемом правительством Соединенного Королевства, говорится о том, что большая часть средств, получаемых британскими мечетями, в которых ведется пропаганда исламского экстремизма и которые играют ведущую роль в процессе радикализации доморощенных джихадистов, поступает из Саудовской Аравии и других арабских стран Персидского залива, поддерживающих одиозную ваххабитскую идеологию.

Эти выводы согласуются с результатами других основательных исследований, посвященных распространению исламского экстремизма как здесь, так и в Европе, и в них подчеркивается, что распространение спонсируемого саудитами ваххабизма является самой серьезной угрозой для нашей безопасности и для наших ценностей. Все эти выводы игнорируются теми, кто правит страной от нашего имени.

Таким образом Саудовская Аравия получает зеленый свет от нашей предательской политической элиты для того, чтобы на фоне угасания на Ближнем Востоке мечты о халифате смертоносный джихад получил возможность активно развиваться у нашего порога. Аргумент относительно того, что получаемые от Саудовской Аравии разведывательные данные помогают предотвращать теракты, представляется все более лишенным смысла с учетом количества осуществляемых террористических атак. Пораженческая риторика и разговоры о том, что мы должны учиться жить рядом с джихаджистскими зверствами, как с оползнями или с ураганами, вызывает не меньшее возмущение. Террористические атаки не являются естественным феноменом; они являются результатом обстоятельств, порождаемых политическими решениями. Чтобы иметь хоть какую-то надежду на победу над джихадистской угрозой, политики в первую очередь должны осознать тот факт, что массовая иммиграция преимущественно молодых мусульманских мужчин в Европу, где финансируемый саудитами ваххабитский ислам занимает доминирующее положение в мечетях и медресе, является культурным самоубийством. Политическое понимание суннитско-шиитского конфликта на Ближнем востоке и того, какое он имеет отношение к угрозе исламистского террора, также должно быть пересмотрено. Зверства в Авамие предельно ясно показывают всю абсурдность представления о том, что ваххабиты являются нашими друзьями в борьбе против экстремизма, а шииты — наши смертельные враги. Если судить объективно, то как раз обратное утверждение будет верным.

И Саудовская Аравия, и Иран, где господствующее положение занимают шииты, являются отсталыми теократиями, где правят злобные старики, рядящиеся в религиозные одежды для ограничения свободы своего народа и разграбления национального богатства страны. В обеих этих странах грубо нарушаются права человека. Однако на этом их сходство заканчивается. В Саудовской Аравии немусульманам запрещено открыто практиковать свою религию, тогда как Конституция Ирана защищает права христиан и иудеев (Одно из самых дорогих для меня религиозных воспоминаний связано с еврейскими общинами в Тегеране и Исфахане).

Как и иудеи, шииты не заинтересованы в том, чтобы обратить всех в свою веру, и этим они сильно отличаются от ваххабитов, а иранцы даже проявляют порядочность — если это правильное слово — и проводят различие между Израилем и иудеями в антисионистской правительственной риторике. Тогда как Саудовская Аравия проповедует такой антисемитизм, которым могли бы гордиться нацисты, и одновременно они проклинают шиитов как коллективное зло. В Иране существует демократия и живая пресса. Ее вряд ли можно сравнить с тем, что мы считаем само собой разумеющимся на Западе, однако она затмит все то, что можно обнаружить в Саудовской Аравии. Иран никогда не нападал на другую страну, тогда как Саудовская Аравия в настоящее время разрушает Йемен.

Более того, когда повестку дня диктует геополитический прагматизм, Иран предлагает тесное сотрудничество с Западом, тогда как саудиты и их союзники в западных разведывательных сообществах, финансирующие своих джихадистских ставленников, всегда работают против нас. После терактов, совершенных 11 сентября 2001 года преимущественно гражданами Саудовской Аравии, Иран — у него, естественно, нет никакой симпатии к «Аль-Каиде» (запрещена в РФ, ред.)- задержал сотни арабских террористов и предоставил Вашингтону разведывательные данные для помощи в войне против террора. В 2009 году Тегеран публично предложил помощь Вашингтону по восстановлению и стабилизации Афганистана, а за два года до этого обе страны вели переговоры по поводу Ирака (в конечном счете, они оказались безрезультатными).

Ничто из этого не является проблемой, о которой предпочитают не говорить. Без героических жертв со стороны Ирана и его шиитских союзников из «Хезболлы» на линии фронта борьбы в разрушающемся халифате Исламское государство не находилось бы в состоянии предсмертной агонии, а джихадисты из «Аль-Каиды» (которых мы финансировали, тренировали и вооружали) не пытались бы спасаться бегством. Соединенные Штаты также работали вместе с иранскими генералами в Ираке и вели там совместную борьбу против Исламского государства. Даже сегодня американские силы специального назначения действуют вместе с ливанской армией, когда она одновременно с «Хезболлой» проводит наступательную операцию против созданных Саудовской Аравией и другими суннитскими государствами исламских террористов, которые и сегодня создают хаос по другую сторону сирийской границы.

Почему мы никогда ничего не слышим о другой стороне этой истории? Одна из причин состоит в том, что почти все «эксперты» по этому региону, предоставляющие бесконечное количество комментариев для американских газет, проводящие брифинги для сотрудников разведки и выступающие в качестве экспертов на телевидении, работают в исследовательских организациях, финансируемых арабскими монархиями или Израилем. Как известно, бывшие британские и американские дипломаты, работавшие в Эр-Рияде или в Джидде, после выхода в отставку получают саудовские теплые местечки. А наше Министерство иностранных дел, постоянно получающее приказы из Вашингтона, продолжает занимать некритичную позицию в отношении Израиля. А сам Израиль опасается того, что муллы в Тегеране работают над созданием ядерного арсенала для выполнения своего неоднократно данного обещания о том, чтобы стереть с карты мира еврейское государство.

Но и здесь вновь требуется прагматическая переоценка ситуации. Ведь Израиль является ядерным государством, а также имеет лучшую армию в этом регионе с точки зрения подготовки и оснащения. Если он сейчас не может проводить свои собственные сражения, то он и в будущем не будет в состоянии это делать. И, по правде говоря, единственная вещь, которая, на самом деле, беспокоит мулл, это сохранение своей изрядно ослабевшей хватки за власть. Даже Белый дом, который ненавидит Иран и любит Иерусалим, вынужден признать, что Тегеран соблюдает заключенный при международном посредничестве договор по ядерному оружию. Важно то, что Иран не представляет для нас абсолютно никакой угрозы.

На самом деле, единственные люди, которых боевики Исламского государства хотели бы с большей охотой убить, чем представителей Запада, это шииты. Понимая это, мы должны руководствоваться максимой, смысл которой состоит в том, что враг моего врага является моим другом. Давайте откровенно дадим понять саудитам, что мы больше не хотим мириться с их финансированием террора, и давайте сделаем это с помощью жестокой борьбы с любыми проявлениями ваххабизма. Давайте одновременно покончим с введенными против Тегерана санкциями. Таким образом, мы сможем рассчитывать на предоставление Ираном обширной разведывательной информации, а также на его тесное военное сотрудничество с Соединенными Штатами, и это будет наиболее эффективным способом убедить эту страну отказаться от всех своих ядерных амбиций. Давайте сделаем так, чтобы Британия освободилась от вашингтонских катастрофических военных интервенций на Ближнем Востоке и вводящих в заблуждение альянсов с Саудовской Аравией и ее ваххабитскими ставленниками. Только так мы сможем искоренить истинные причины исламского террора. Кроме того, у нас появится отличная позиция для того, чтобы получить выгоду от иностранных инвестиций в постсанкционном Иране, объем которых может составить 600 миллиардов долларов.

Джон Брэдли сотрудничает с такими изданиями как Daily Mail и Jewish Chronicle. Он также является автором четырех книг, посвященных Ближнему Востоку.

Саудовская Аравия. Иран > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296091