Венесуэла. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2296307

Путин спас Асада. Спасет ли он Мадуро?

Москва тщательно просчитывает свои шансы, делая ставку на Мадуро

Билл Брэй (Bill Bray), Мияко Ерик (Miyako Yerick), Джеймс Грегг (James Gregg), The National Interest, США

Летом 2012 года Россия начала использовать свой военно-морской флот для поставок оружия и боевой техники в Сирию, обойдя стороной все западные попытки заблокировать эту смертоносную помощь за счет запрета на ее перевозку судами торгового флота. Сирия долгие годы является российским клиентом, покупая у Москвы большую часть необходимого ей оружия. Она разрешила ВМФ России использовать небольшой пункт базирования в Тартусе, а офицеры российской разведки работают вместе с сирийцами в Дамаске и других местах.

После окончания холодной войны интерес России к Сирии и ее влияние там существенно снизились. Решение Путина усилить поддержку Асада, принятое им в 2012 году, многие недооценили, посчитав его скромным выражением солидарности со старым другом и циничной попыткой использовать гражданскую войну в Сирии для получения финансовых выгод. Большинство аналитиков, если не все, не сумели предугадать, насколько далеко в итоге зайдет Путин, чтобы спасти режим Башара аль-Асада. Запад снова неверно истолковал действия Путина.

Но правильно ли понимает Запад, насколько далеко может зайти Путин, чтобы спасти руководителя Венесуэлы Николаса Мадуро? Есть большие различия между российско-сирийскими и российско-венесуэльскими отношениями — как с исторической, так и с геополитической точки зрения, а внутренний кризис в Венесуэле пока еще не перерос в вооруженный конфликт. Но есть и сходства. И хотя обстановка в Венесуэле в данный момент близка к катастрофической, она все равно представляет для путинской России важную возможность укрепить свои интересы в Латинской Америке в противовес США и их союзникам.

Уязвимость Венесуэлы

После многомесячных и почти ежедневных протестов, в ходе которых погибло более ста человек, Венесуэла находится в критическом состоянии, поскольку оставшиеся там демократические институты либо ликвидируются, либо оттесняются на второй план. Оппозиция бойкотировала состоявшиеся 30 июля выборы в новое Учредительное собрание, созданное для внесения изменений в конституцию, а также, по словам Мадуро, для обеспечения экономического процветания этой оказавшейся в сложном положении страны. Естественно, это было очередное неконституционное волевое решение Мадуро, из-за которого страна сделала еще один шаг к полноценной диктатуре. На фоне усиливающегося международного осуждения, инфляции, измеряемой сотнями процентов, и падения курса боливара, который сегодня стоит дешевле, чем онлайновая валюта в игре World of Warcraft, многие удивляются, почему Венесуэла и ее национальная нефтяная компания еще не объявили дефолт. Наверное, все дело в России.

Национальная нефтяная компания Petróleos de Venezuela S. A. (PDVSA) дает стране львиную долю дохода, составляющую, по оценке некоторых аналитиков, до 95% от общего объема. Деньги поступают не только за текущие поставки нефти, но и в качестве предоплаты. Например, Россия за этот год предоставила PDVSA предоплату в размере шести миллиардов долларов. Пока компания PDVSA остается в деле, у Мадуро есть шанс сохранить власть при условии, что он также сумеет сохранить контроль над военными. Деньги, поступающие от продажи нефти, Мадуро использует для импорта продовольствия и для выплаты денежного довольствия армейским офицерам. Он также поручил военным контролировать распределение продуктов питания, увидев в этом способ обеспечить их лояльность. Солдаты не только первыми получают продукты питания, но и могут продавать их на черном рынке, получая дополнительный заработок. В результате этого армия с апреля защищает Мадуро и его правительство от ежедневных протестов оппозиции.

Цена российского покровительства

С 2006 года Россия предоставила Венесуэле кредитов и займов на общую сумму 17 миллиардов долларов. Она кровно заинтересована в том, чтобы Мадуро остался у власти, отчасти из-за того, что возглавляемый оппозицией венесуэльский конгресс решил, что возможное получение Россией пакета акций компании Citgo (49,9%) в случае дефолта PDVSA будет незаконным. Кроме того, если Россия приобретет такую большую долю Citgo, этой энергетической компании будет труднее работать в США из-за недавнего расширения американских санкций против России. Труднее — это еще мягко сказано. Не менее важно и другое.

Крах правительства Мадуро приведет к утрате Москвой геополитического влияния на американском континенте. Россия является одним из самых важных военных партнеров Венесуэлы, а в 2006 году она стала основным поставщиком военной техники в эту страну. Каракас частично расплачивается за эти поставки своей нефтью. Объем российских военных контрактов с Венесуэлой должен был увеличиться, но в 2014 году произошло падение нефтяных цен, и началась экономическая рецессия.

Государственная компания «Роснефть» выполняет в Венесуэле функции главного политического инструмента Путина и является основным российским кредитором Мадуро. Такие тесные отношения обеспечивают известную долю гибкости в расчетах. Кроме того, у России есть несколько действенных инструментов, помогающих сохранять власть Мадуро и отстаивать собственные интересы. Самое важное, что Россия может списать венесуэльские долги, и такой прецедент уже есть. С 2000 года Россия списала или реструктурировала долги восьми странам на общую сумму более 120 миллиардов долларов.

Для Москвы эти займы в меньшей степени представляют финансовый интерес и в большей являются инструментом укрепления военных связей и регионального влияния. Прощение долгов помогает удерживать союзнические государства на российской орбите. В прошлом месяце Россия отложила один миллиард долларов из государственного бюджета в ожидании потерь и возможного уменьшения платежей из Венесуэлы. Это говорит о том, что Москва не очень-то верит в способность Каракаса осуществить очередной платеж в октябре месяце. Но прежде чем позволить венесуэльскому правительству объявить о своей неплатежеспособности, «Роснефть» по указанию Москвы спишет или отсрочит эту долговую выплату. А может, компания заключит с Венесуэлой сделку в обмен на небольшие пакеты акций в других нефтяных проектах.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин по сути дела является неофициальным российским послом в Венесуэле, представляя там экономические и политические интересы Москвы. Недавно он сделал несколько публичных заявлений, подтвердив решимость своей компании и дальше сотрудничать с Венесуэлой, а также дав твердые гарантии, что авансовый платеж на шесть миллиардов долларов в свое время должным образом окупится. «Мы ожидаем окончательного расчета в виде поставок нефти и нефтепродуктов, осуществляемых в твердом соответствии с графиком, который мы не можем вам представить. Мы ожидаем полного погашения до конца 2019 года», — сказал он. Идут переговоры об обмене активами, а также о возможной передаче 10% акций проекта PDVSA, осуществляемого в районе реки Ориноко, на общую сумму 600-800 миллионов долларов. Таким образом, Россия усиливает экономическое влияние на Венесуэлу, продолжая процесс недорогих поглощений. Если Мадуро сумеет как-то пережить кризис и стабилизирует обстановку в стране, и если цены на нефть снова поползут вверх, Москва окажется в очень выгодном положении, обретя значительное влияние в регионе. Для России поддержка Мадуро является геополитической силовой борьбой, в рамках которой она помогает антиамериканской стране, находящейся в глубоком тылу у США, и наращивает свое влияние в регионе.

Но здесь возникает как минимум два важных вопроса. Во-первых, если Мадуро не сможет стабилизировать страну после предстоящих в этом году губернаторских выборов, в которых оппозиция видит хороший шанс остановить дальнейшее сползание режима к самовластию, какие еще шаги предпримет Россия, чтобы сохранить власть Мадуро? В последние годы Россия проводила небольшие, но значимые совместные военные учения с Венесуэлой. Также нельзя исключать и «гуманитарную интервенцию» по просьбе венесуэльского руководителя. Во-вторых, если Россия посредством экономической или какой-то другой интервенции сумеет укрепить власть Мадуро, что Москва потребует взамен? Путин очень хорошо разбирается в правилах игры в покровительство, и никого не должно удивлять то, что Москва тщательно просчитывает свои шансы, делая ставку на Мадуро.

Билл Брэй — управляющий директор вашингтонской компании Geopolitical Risk Advisory. До недавнего выхода в отставку он был офицером разведки ВМС и с 2012 по 2014 год служил старшим офицером военно-морской разведки в Европе.

Мияко Ерик — старший научный сотрудник и ведущий аналитик по Латинской Америке, работающая в Geopolitical Risk Advisory. В 2012 году она окончила Колумбийский университет, а в 2015 году — факультет общественно-политических коммуникаций им. Линдона Джонсона Техасского университета.

Джеймс Грегг — сотрудник фирмы Geopolitical Risk Advisory. В 2014 году он окончил Университет Флориды, а в 2016 году Московский государственный институт международных отношений.

Венесуэла. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2296307