Египет. Саудовская Аравия. Марокко. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 сентября 2017 > № 2301874

Strategist: Ближний Восток и Африка стоят на пороге новой «арабской весны»

Правительства Египта, Саудовской Аравии и, в некоторой степени, Марокко олицетворяют собой кажущуюся неспособность арабских режимов избегнуть ловушки, к которой может привести автократия, даже в условиях, когда есть признаки того, что новая волна «арабской весны» неизбежна

С момента начала «арабской весны» на Ближнем Востоке прошло более шести лет, но жизнь для большинства граждан арабских стран только ухудшилась в сравнении с 2011 годом. Безработица распространилась в ближневосточном регионе и в Северной Африке, где две трети населения составляют молодые люди в возрасте между 15 и 29 годами. По всему региону автократические режимы продолжают жестоко подавлять народные протесты, пишет Шломо Бен-Ами в статье для The Strategist.

Правительства Египта, Саудовской Аравии и, в некоторой степени, Марокко олицетворяют собой кажущуюся неспособность арабских режимов избегнуть ловушки, к которой может привести автократия, даже в условиях, когда есть признаки того, что новая волна «арабской весны» неизбежна, пишет автор.

Как считает Бен-Ами, Египет представляет собой классический пример того, что революция может завершиться предательством. Диктатура президента Абделя Фаттаха ас-Сиси ещё более жестокая, чем во время 30-летнего правления Хосни Мубарака, закончившегося в 2011 году. С помощью полиции, которую Сиси сам называет «миллионной мафией», египетский президент превратил репрессии в первостепенный организационный принцип своего режима.

Население Египта составляет 95 млн и каждый год оно увеличивается ещё на два миллиона человек. Экономическая ситуация в стране остаётся тяжёлой. С точки зрения автора, Египет уже нельзя считать стабильным. Безработицы среди молодёжи составляет 40%, только глубокое реформирование экономики страны способно спасти её от катастрофы. К сожалению, вместо этого, у молодого поколения египтян, протестовавших на площади Тахрир шесть лет назад, мало шансов на светлое будущее.

Возможно, опасаясь больших социальных волнений, Сиси ещё не выполнил условия, установленные в ноябре 2016 года Международным валютным фондом в рамках помощи в размере $12 млрд. В МВФ потребовали радикального сокращения фонда заработной платы для раздутого государственного сектора, в котором по-прежнему работают шесть миллионов человек (не считая армии и полиции), а также сокращение субсидий, которые всё составляют 30% национального бюджета.

Монархический режим Саудовской Аравии с относительной лёгкостью выдержал удар «арабской весны», потому что обеспечил своим гражданам высокий уровень жизнь. Однако социальное обеспечение Саудовской Аравии пострадало от падения цен на нефть. В то же время население выросло более чем на 25% за последнее десятилетие.

В 2017 году правительство Саудовской Аравии было вынуждено сократить зарплаты в государственном секторе и уменьшить субсидии. Подобный шаг представляет серьёзный риск. Сокращение зарплат было быстро отменено после прошедших протестов в четырёх городах. Это произошло не в последнюю очередь потому, что государство является крупнейшим работодателем.

По мнению автора, многие автократии региона поверили в «китайскую модель» развития, но они потерпят крах, поскольку данная модель требует огромного количества социально-экономических и политических изменений, чтобы она заработала в арабском мире.

Это означает, что амбициозный план саудовского наследного принца Мухаммада ибн Салмана Аль Сауда по превращению экономики страны в современную индустриальную экономику потребует длительного процесса, будущность которого является неопределённой. Экономические реформы смогут принести пользу только в том случае, если будут проведены далеко идущие политические реформы, которые неизбежно пошатнут основы режима.

Как и Саудовская Аравия, Марокко — еще одна автократия — в значительной степени не пострадало в период арабской весны. Король Мухаммед VI поступил благоразумно, предложив протестующим конституционные реформы и выборы. Но сейчас в Марокко столкнулось с собственным «тунисским моментом», похожим на самоубийство уличного торговца Мохаммеда Буазизи в 2010 году, которое запустило революцию в Тунисе.

В 2016 году на севере Марокко 31-летний торговец рыбой Мухсин Фикри попал в ковш мусоровоза, пытаясь спасти конфискованную властями рыбу. Торговец погиб на глазах у многочисленных свидетелей. Смерть Фикри вызвала многотысячные митинги.

Революционные условия часто порождают ранее неизвестных лидеров. После смерти торговца рыбой протесты на севере Марокко возглавил 39-летний безработный Насер Зефзафи. В коротких онлайн-видео он призывал бороться с «коррумпированной диктатурой». Протесты быстро распространились и на другие регионы страны. 11 июня 2016 года столица страны Рабат стала местом крупнейшего народного митинга с момента начала «арабской весны».

В отличие от своего отца, короля Хасана II, Мохаммед VI заявил, что готов превратить северный регион Марокко в крупный производственный центр. Реализация этого плана столкнулась с рядом проблем, монарх установил жёсткий контроль над всеми правительственными экономическими инициативами. Инвестиции в северный регион Марокко, обещанные в 2015 году, пока еще не получили материального воплощения.

Тем не менее, Марокко всегда был на шаг впереди других арабских автократий, когда речь шла о разработке ответов на народные протесты. Действия Мохаммеда VI позволили избежать турбулентности и сильных потрясений. Однако правительству всё-таки придётся реализовывать политические реформы, заявленные в 2011 году, включая ослабление контроля государства над экономикой.

Когда самодовольные монархи и «избранные» автократы не реагируют на публичные протесту сверху, они рискуют столкнуться с гораздо более опасной революцией снизу. Ни обещания субсидий, ни репрессии не помогут арабским режимам удержать политического джина в своей бутылке, считает Бен-Ами.

Александр Белов

Египет. Саудовская Аравия. Марокко. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 сентября 2017 > № 2301874