Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 сентября 2017 > № 2301880

Бакинская арифметика: число «26» в Азербайджане становится запретным

Мертвые комиссары мешают живым политикам

Новости о том, что бакинские власти решили закрыть кафе «26» (Twenty six), располагавшееся на территории Сабаильского района на улице Хагани рядом с парком Сахиль (бывший парк 26 бакинских комиссаров), взбудоражило местную общественность и не только ее. До недавнего времени это кафе спокойно работало, казалось, ему ничто не угрожает. И вдруг появляется глава исполнительной власти азербайджанской столицы Гаджибала Абуталыбов в сопровождении высокопоставленных полицейских чинов-генералов, в частности заместителя начальника управления полиции столицы, и говорит, что «нахождение в столице кафе с названием «26» неприемлемо».

Дескать, «пусть живущие здесь покровители армян поймут, что до тех пор, пока есть азербайджанский народ, сочувствующим дашнакам места в Азербайджане нет». Абуталыбов также пригрозил, что «арендодатель и покровители объекта будут привлечены к уголовной ответственности в соответствии с законом». Одновременно в Баку переименовали улицу 26 бакинских комиссаров. При этом власти ссылаются на «недовольство и протесты среди общественности и историков», которые считают, что «созданный в октябре 1917 года Бакинский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов (Баксовет), который в апреле 1918 года создал возглавляемое армянином Степаном Шаумяном бакинское правительство (Бакинская коммуна), опирался на помощь армянских националистов из партии «Дашнакцутюн». Ну, а потом якобы по инициативе Шаумяна, «комиссары учинили в марте 1918 года в Баку резню среди азербайджанцев».

Хотелось бы уточнить. Когда в 2009 году власти Баку решили демонтировать памятник 26 бакинским комиссарам, им необходимо было обеспечить эту акцию «историческим обоснованием». И заказ был выполнен. ИА REGNUM тогда рассказывало, как директор института истории Национальной Академии Наук Азербайджана (НАНА) Ягуб Махмудов на пресс-конференции заявил, что обнаружены документы, которые будто бы подтверждают — «Степан Шаумян в 1909 году был членом Бакинского отделения Революционной партии Армении (Дашнакцутюн) и ему было поручено создание Восточно-Армянского Анатолийского государства». Махмудов ссылался на некий документ, «полученный от туркменских коллег», но который до сих пор не опубликован.

В то же время именитый бакинский историк, как и его коллеги, абсолютно проигнорировали сохранившийся в архивах царской охранки огромный материал. Речь в первую очередь идет об агентурных донесениях, на основе которых аналитики охранки составляли многочисленные досье на членов и руководителей политических партий в Баку, да и Закавказья в целом. Так вот, в сохранившихся дореволюционных списках партии «Дашнакцутюн» фамилии Шаумян не значится. В то же время в тех же документах, среди которых имеется отчет начальника губернского Бакинского жандармского управления директору департамента полиции (по 6-му делопроизводству), можно прочитать следующее:

«По агентурным данным, одним из главных руководителей местной социал-демократии, секретарем Бакинского комитета РСДРП является известный в Управлении Степан Георгиевич Шаумян. В организации он известен под кличкой «Степан. По последним сведениям агентуры, Шаумян считается одним из самых развитых и опытных партийных работников Кавказа, с которым связываются все районы и партийные лица, живущие за границей. Он является убежденным большевиком и сторонником известного Ленина, с которым ведет переписку».

В принадлежности Шаумяна к дашнакам обвиняла диктатура Центрокаспия, пришедшая к власти в Баку после падения Коммуны в конце августа 1918 года. Тогда шла острая политическая борьба, когда лидеры Центрокаспия стремились политически дискредитировать комиссаров. Но даже они понимали, что возглавляемое Шаумяном правительство было, во-первых, интернациональным, что естественно для многонационального города. Назовем фамилии. Помимо армянина Шаумяна среди комиссаров были: Самсон Канделаки, Ольга Фиолетова, Виссарион Джапаридзе, Мешади Азизбеков, Багдасар Авакян, Татевос Амиров, Арсен Амирян, Меер Басин Меер, Эйжен Берг, Мир-Гасан Везиров, Яков Зевин, Исай Мишне, Иван Николайшвили, Григорий Петров, Владимир Полухин, Иван Фиолетов. Среди 26 Бакинских комиссаров насчитывалось восемь армян, семь русских, пять евреев, два азербайджанца, два грузина, один латыш и один грек.

Во-вторых, это правительство было коалиционным, в его состав помимо большевика Шаумяна входили представители других политических партий. Но нынешние бакинские власти решили «заслонить» интернациональный и политический факторы только одним «армянином». В результате по «многочисленным требованиям бакинской общественности» останки всех комиссаров были изъяты из некрополя и перезахоронены на Говсанском кладбище. Как писал один публицист, «что же должно было произойти в умах и душах азербайджанцев, которые таким образом стреляли в советское прошлое, которое, кстати, Азербайджану подарило Нагорный Карабах». Проблема была, конечно, не в 26 комиссарах, которые становились историческими заложниками. Речь шла о практической реализации нового видения азербайджанского «интернационализма», в котором армян, точнее армянское население Нагорного Карабаха, выводили за скобки этого процесса.

Откровенно говоря, мы и сейчас считаем ту историю с бакинскими комиссарами политической провокацией против Азербайджана, потому что она резко ослабила его позиции в переговорном процессе по урегулированию нагорно-карабахского конфликта и подорвало его международный имидж. Секретарь азербайджанского Союза писателей писатель Чингиз Абдуллаев по этому поводу заявил:

«Цифра «26» смутила некоторых наших чиновников! Но этот ресторан функционирует уже много лет! В четверг один историк начал возмущаться этой цифрой и, насколько я знаю, уже в пятницу владельцу было предложено поменять название. И он согласился. При этом указал, что номер его машины тоже на «26» и это дата связана с его днем рождения… Что было дальше, уже знает весь мир! Приехал мэр многомиллионного города с офицерами полиции, закрыл помещение, начал вывозить мебель. Объявили, что посадят этого парня? Интересно, по какой статье? Как можно ломать и конфисковать мебель частного владельца без решения суда? Как можно его задерживать? Уже сейчас смеются люди в Израиле, Америке, России. Всем родившимся 26-го предлагают менять даты, запретить число 26 на машинах и автобусах. Не буду дальше комментировать. Иначе могу увлечься!»

Но почему именно сейчас бакинские власти пошли на акцию против кафе «26», справедливо задается вопросом бакинский информационный портал Haggin.az. На наш взгляд, не выглядит случайным хронологическое совпадение акции против бакинского кафе с проведением в российской столице переговоров патриарха Кирилла с духовными лидерами Азербайджана и Армении. Из Москвы звучат слова об «их готовности всеми возможными способами содействовать преодолению конфликта вокруг Нагорного Карабаха». А в Баку светские начальники местного масштаба творят свои дела.

Станислав Тарасов

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 сентября 2017 > № 2301880