Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305141

Скоро откроется вопиющая ложь о Брексите

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

Лондон — Такая возможность выпадает крайне редко. У электората редко появляется шанс понаблюдать за тем, как избранные им политики в реальном времени сталкиваются с невыполнимостью данных ими лживых обещаний. Обычно предвыборные обещания либо слишком расплывчаты, чтобы их можно было как-то соотнести с реальностью («Снова сделаем Америку великой»), либо их реализация рассчитана на слишком долгий срок. К тому времени, когда «гарантированный рост» наконец наступает или не наступает, пообещавший его человек, как зачастую бывает, может уже давно не занимать свой пост.

Однако в Великобритании сейчас сложилась совершенно иная ситуация. В период подготовки к прошлогоднему референдуму политики, выступавшие за выход их страны из Евросоюза, давали вполне конкретные обещания. Некоторые из тех обещаний стали результатом невежества: как выяснилось, лишь немногие из них на самом деле понимали, как работают механизмы Евросоюза. Другие обещания были откровенной ложью, и политики знали, что это была ложь.

Потому что они не ожидали, что им удастся одержать победу на голосовании, они не ожидали, что их невежество и ложь будут раскрыты. Но они победили, и теперь их ложь выплывает на поверхность.

Самая наглая ложь касалась денег. В период подготовки к референдуму ведущие сторонники выхода Соединенного Королевства из Евросоюза колесили по стране в больших красных автобусах, на которых красовался лозунг: «Мы еженедельно отправляем Евросоюзу 350 миллионов фунтов стерлингов, давайте вместо этого профинансируем нашу систему здравоохранения». Это оказалось очень убедительным аргументом, как признали сторонники Брексита. Однако эта цифра была выдумкой: Великобритания не отправляет Евросоюзу по 350 миллионов фунтов стерлингов в неделю, как показали проверки достоверности информации. Некоторые представители одержавшей победу кампании позже это признали.

Между тем теперь, вместо того чтобы экономить по 350 миллионов фунтов стерлингов в неделю, участники переговоров оказались втянутыми в споры о том, сколько денег Великобритания должна Европе — за невыполненные бюджетные обещания, за подписанные соглашения, условия которых так и не были выполнены. Более того, британское правительство постепенно осознает, что уход с единого европейского рынка, который является не просто обычной зоной свободной торговли, тоже очень дорого ему обойдется. Созданные совместными усилиями европейские агентства и структуры, возможно, придется заново создавать с нуля, что также повлечет за собой огромные расходы — к примеру, регулирующие органы в области фармацевтики или атомной энергетики. Вполне возможно, что стране понадобится создать новую масштабную таможенную службу — с множеством парковочных мест на границе, компьютерными системами и сотрудниками таможни — чтобы перейти на новые тарифные режимы, как только Великобритания покинет Европейский таможенный союз. В долгосрочной перспективе в Великобритании разрастется бюрократический аппарат, и у нее останется очень мало средств, которые она сможет потратить на систему здравоохранения.

Вторая ложь, часто повторявшаяся в период кампании, заключалась в том, что уход с единого рынка будет быстрым и легким. По словам Лайама Фокса (Liam Fox), который сейчас является главным представителем Великобритании на переговорах, касающихся торговли, говорил, что новое торговое соглашение с Европой станет «самым простым в человеческой истории». Министр Дэвид Дэвис (David Davis), который сейчас отвечает за весь процесс, заявлял, что «мы умеем заключать сделки… и мы умеем заключать их быстро». С потрясающей безмятежностью и невероятной рассеянностью сторонники Брексита заявляли о том, что любые торговые соглашения с любыми странами мира можно будет заключить в течение нескольких месяцев.

На практике же с момента оглашения результатов референдума прошел целый год, и уже полгода прошло с момента инициации процедуры выхода Великобритании из Евросоюза. И за это время не было достигнуто почти никакого прогресса. Британское правительство до сих пор не может определиться со своей позицией, что существенно затрудняет процесс переговоров с Брюсселем. На прошлой неделе Дэвис сказал, обращаясь к Палате общин — под громкий смех — что «никто не ждал, что процесс Брекзита будет легким». Как будто он не помнит, что он лично убеждал в этом людей.

Пока непонятно, что будет дальше. Мы знаем, что обещания сторонников Брексита были пустыми. Их оценки были ошибочными. Даже если это правительство и пользовалось каким-то авторитетом, он давно уже испарился. Тем не менее, выборы — сложная вещь, преданность партии остается довольно сильной, и нам приходится иметь дело еще с множеством других факторов. В период подготовки к референдуму избирателей не волновали факты. Во время недавних внеочередных выборов они, казалось, уже меньше доверяли правящей партии и поэтому отказали ей в абсолютном большинстве мест. Понесут ли сторонники Брексита новое наказание во время очередных выборов? Скоро станет ясно.

Ответ на этот вопрос имеет значение, потому что сходная ситуация может скоро возникнуть в США. Будучи кандидатом, Дональд Трамп тоже дал несколько конкретных предвыборных обещаний, включая обещание построить стену вдоль Мексиканской границы, за которую должны будут заплатить мексиканцы. И неважно, сколько мексиканских политиков отрицали такую возможность. Трамп продолжал повторять свое обещание. Теперь же, когда разгораются бюджетные баталии, Мексика, что совершенно не удивляет, не станет платить за стену на границе точно так же, как Брексит не поможет сэкономить 350 миллионов фунтов стерлингов для Великобритании. Накажут ли избиратели Трампа за то, что он не выполнил свои обещания? Скоро станет ясно.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305141