Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306282

В тени войны с курдской независимостью

Хейралла Хейралла (Heirallah Heirallah), Al Rai Kuwait, Кувейт

Возникает ли независимое курдское государство на территории Иракской Республики, образованной на руинах рухнувшей в 1958 году монархии? Да, если мы говорим про Иракский Курдистан. Но неясно, каковы границы этой страны, за которую началась война. Особенно в свете постоянных разногласий, например, по вопросу статуса города Киркук. Неизвестно также, что будут делать курды Турции, Ирана и Сирии «на земле» в случае образования независимого государства в Иракском Курдистане.

Когда процесс переформатирования региона станет необратимым, курды в Ираке будут вынуждены придерживаться даты референдума о независимости 25-ого числа этого месяца. Голосование предоставит им возможность отстаивать свои права гораздо серьезнее, чем если бы в случае объявления независимости. Их действительно беспокоит успех референдума. Что касается независимости, то она может подождать. Не по каким-то причинам, а потому что все указывает на то, что единого Ирака, который мог бы быть воскрешен после этого дня, нет. Иракский кризис кажется настолько глубоким, что невозможно восстановить единство страны, которая была основана в 20-е годы прошлого века после распада Османской империи. Война с Иракским Курдистаном началась еще до референдума. Как подтверждали неответственные за этот вопрос курдские официальные лица, в том числе бывший министр иностранных дел Хошияр Зебари, результаты референдума не означают автоматического объявления независимости. В конце концов, курды могут подождать. Но недолго, так как региональные ветры дуют в соответствии с тем, чего они хотят, вожделеют и к чему они стремятся в долгосрочной перспективе на территориях за пределами Ирака.

Существует большой вопрос, который останется на столе, несмотря на то, будет ли Иракский Курдистан независим или этого не будет объявлено. И этот вопрос: что делать с турецкими, сирийскими и иранскими курдами?

Учитывая серьезность постановки данного вопроса, мы находим коалицию нового типа. Она включает в себя сирийский режим, Иран и Турцию. Прежде чем выступать против Иракского Курдистана, она противостоит курдам Сирии. Образование этой коалиции объясняет предпринятые усилия «Хезболлой», которая в конечном счете является бригадой иранского Корпуса стражей исламской революции, с тем чтобы перевезти боевиков ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) с их семьями с сирийско-ливанской границы в Дейр-эз-Зоре. «Хезболла» не только обеспечила прекращение боевых действий между ливанской армией и террористами ИГИЛ, чтобы армия не смогла их уничтожить, но и стремилась создать всю ту атмосферу и использовать средства по обеспечению их переезда в Дейр-эз-Зор. Это, похоже, следующее место боевых действий с сирийскими курдами, чьи позиции укрепляются на севере Сирии и вдоль сирийско-иракской границы при воздушной поддержке со стороны США.

То, что ливанцы должны понимать и хорошо усвоить, заключается в том, что происходящее в регионе выходит за пределы Ливана. Сохранение самого Ливана уже само по себе остается достижением. Речь идет о таких крупных странах, как Ирак и Сирия, которых больше не вернуть обратно. Дело связано также и с продолжающимся кризисом в Турции, которая никогда не знала ни как управлять своей сирийской политикой, ни как справляться с курдами, в том числе и своими. Что касается Ирана, то вопреки тому, что говорят про его экспансионистские проекты, которые получили новый толчок после падения режима в Ираке в 2003 году, он находится в глубокой беде. Да, у Ирана большие проблемы даже в его отношениях с шиитами Ирака, которые день изо дня находят, что они арабы, а не иранцы. Они понимают, что их интерес в том, чтобы их страна имела хорошие отношения с ее арабским окружением прежде всего остального.

Ливанцам будет сложно понять комплексные проблемы региона, как и то, почему «Хезболла» играет ту роль, которую от нее требует Иран в свете войны с курдским референдумом. Чтобы ливанцам упростить эти дела, им сначала придется убедиться в реальности, от которой они постоянно хотят убежать. Эта реальность говорит, что «Хезболла» является ничем иным, как этноконфессиональной милицией, ливанским образованием, находящимся на службе Ирана. По крайней мере, так говорит генеральный секретарь «Хезболлы» Сейид Хасан Насралла. Он публично отмечает, что источником всего имеющегося у «Хезболлы» является Иран. Ливан является только «площадкой», которую Иран использует для того, чтобы продвигать свою политику в регионе и наносить ущерб арабским государствам, а также для того, чтобы избежать переживаемый им глубокий кризис. Он связан в первую очередь с тем, что Иран не обладает достаточными средствами, особенно сильной экономикой, которые бы позволяли ему продолжать нападать на все арабское, что есть в регионе.

Перед референдумом о независимости Иракского Курдистана некоторые силы, включая Турцию и Иран, заняли осторожную позицию, боясь, что инфекция распространится за пределы иракских границ, что сказалось бы на курдах Турции и Ирана. Естественно, что внимание было обращено на происходящее на севере Сирии и на использование ИГИЛ в стремлении противостоять курдскому расширению, поддерживаемому американцами в том регионе. Отвлекаясь на свои внутренние дела, ливанцы не думают о том, что игра в регионе не просто большая, а очень большая.

То, что началось в 2003 году с оккупацией Ирака Соединенными Штатами и передачей этой страны на серебряном блюдце Ирану, стало землетрясением, которое продолжает ощущаться по всему Ближнему Востоку и в Персидском заливе.

То, чем занимаются сейчас Соединенные Штаты — это любование тем, что происходит в регионе. Они вмешиваются, когда на то есть необходимость. Они запретили конвою ИГИЛ переместиться с сирийско-ливанской границы в зону, близкую к сирийско-иракской границе, а затем остановились. Пойдут ли на что-то большее, чем это? Американцы не предпримут никаких шагов, пока все идет по подготовленному ими плану. Все это выливается в еще большую фрагментацию региона под руководством Ирана, России и «сопротивляющегося» сирийского режима, который всегда играл требуемую Израилем роль.

Безусловно, ничто не происходит случайно, в том числе раскрытие существующих отношений между сирийским режимом и «Хезболлой» с одной стороны и ИГИЛ — с другой. Три стороны оказывают друг другу взаимные услуги. ИГИЛ предоставляет возможность сирийскому режиму и «Хезболле», а за ней и Ирану, утверждать, что они ведут войну с терроризмом.

Иракский Курдистан станет независимым. Неизвестно только когда это произойдет. Известно, что такая маленькая страна, как Ливан, должна сохранять свою голову и убедить свой народ в том, что ведущаяся в регионе игра больше него. Что еще важнее, ливанцы должны усвоить, что это весьма деликатный и опасный этап. Несомненно, существующая на всех уровнях от Сирии до Ирака и до Курдистана американо-израильская координация не может быть недооценена. Америка принципиально не против курдского референдума. Ее возражение связано со сроками его проведения. Что касается Израиля, то ничего не указывает на то, что он на что-то сердится, особенно на участие «Хезболлы» в подготовке переезда боевиков ИГИЛ на север Сирии… как и на концентрацию внимания Ирана и Турции на курдском референдуме, их реакции и заблуждения.

Ирак. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306282