Венесуэла. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306298

Кремль в Каракасе

Новая жизнь в Латинской Америке

С 2001 по 2011 год Венесуэла была одним из главных мировых клиентов российской военной промышленности

Мойзес Наим (Moisés Naím), Майкл Вайс (Michael Weiss), El Pais, Испания

В результате операции по разгону граждан, выступающих против авторитарного президента, гибнут десятки людей. Насильственные действия властей заставляют еще большее количество людей участвовать в акциях протеста, что раскручивает спираль насилия и обостряет гуманитарный кризис. Президент США категорически настаивает, что жестокий диктатор должен уйти. Евросоюз с этим согласен, но ни одна из крупных держав не хочет идти на прямое военное вмешательство. Неожиданно, откуда ни возьмись, появляется Владимир Путин, втягивает Россию в кризис и гарантирует пребывание диктатора у власти. Президент США остается в дураках в силу своей беспомощности.

К сожалению, для президента Трампа, сейчас в Венесуэле повторяется то, что произошло в Сирии.

Несмотря на свои воинственные заявления и введение новых санкций против Николаса Мадуро, администрация Трампа хранила странное молчание по поводу роли России, возможно, потому, что предпочитает не привлекать внимание к тому, что Москва стала кредитором в последней инстанции, оказавшим помощь полностью обанкротившейся латиноамериканской стране.

На первый взгляд, кажется странным, что Россия вмешивается в ситуацию в стране, которая столь далеко расположена от ее границ и, судя по всему, неудержимо скатывается в пропасть. Но узы дружбы между Россией и Венесуэлой зародились во время первого визита покойного президента Уго Чавеса, состоявшегося в мае 2001 года. Затем он посетил российскую столицу еще 10 раз, пока не умер от рака в 2013 году. За этот период Венесуэла превратилась в одного из главных мировых клиентов российской военной промышленности. С 2001 по 2011 он закупила в России оружия на сумму 11 миллиардов долларов.

По мере ухудшения экономического положения снизился объем закупок вооружений, а торговля с оружия переключилась на энергетику. Вначале контракты обеспечивались в основном доходами от экспорта венесуэльской нефти. Однако подписание торговых соглашений стало все более усложняться по мере того, как российская сторона стала требовать предоставление физических активов в качестве гарантии. Каракас пошел на это, и российские компании, участвовавшие в исполнении контрактов, получили акции венесуэльских нефтяных компаний и даже право разработки нефтяных месторождений в этой стране.

И хотя отношения между Россией и Венесуэлой носили прежде всего экономический характер, политики — как внутренняя, так и международная — всегда в них незримо присутствовала. Решение венесуэльского правительства о роспуске демократически избранной Национальной ассамблеи, вызвавшее в последние месяцы целую бурю протестов оппозиции, как раз и было вызвано необходимостью получить российский кредит.

Национальная ассамблея — единственный рычаг власти, неподконтрольный Мадуро. Согласно закону, все международные кредиты и все продажи национальных активов должны быть утверждены Национальной ассамблеей. Возглавляющие Национальную ассамблею оппозиционные лидеры категорически против соглашений, которые правительство предлагает иностранным компаниям, в частности, российскому гиганту «Роснефть». Правительство, остро нуждающееся в деньгах, решило пойти в обход существующих процедур и добилось того, чтобы Верховный Суд, находящийся под его контролем, принял решение, в соответствии с которым ему переходили все полномочия Национальной ассамблеи, включая утверждение передачу активов российским компаниям.

Сейчас правительство прилагает все усилия, чтобы погасить внешний долг в 5 миллиардов долларов, срок которого истекает в ближайшие 12 месяцев. В связи с введенными США санкциями главный источник валютных поступлений государственная нефтяная компания PDVSA утратила возможность обращаться за кредитами к американским и европейским банкам, чтобы оплатить или реструктурировать большую часть этого долга.

В подобных обстоятельствах особенно важно то, что в апреле «Роснефть» предоставила компании PDVSA ссуду на более чем на миллиард долларов. В общей сложности, ссуды и кредиты, предоставленные Венесуэле Россией за последние годы, превышают пять миллиардов долларов.

Кроме того, Москва предложила и свою политическую поддержку. Правительство РФ стало одним из немногих иностранных правительств, поддержавших недавний роспуск Национальной ассамблеи, а высокопоставленные российские дипломаты, в частности, министр иностранных дел Сергей Лавров, в своей обычной манере обвиняют США в провоцировании венесуэльского кризиса. Но помощь Кремля недешевая. Известно, что PDVSA ведет переговоры о продаже «Роснефти» по низкой цене акций других весьма выгодных нефтегазовых проектах. «Роснефть» уже прибрала к рукам весьма выгодный бизнес по продаже венесуэльской нефти клиентам в США, Азии и других странах.

После успехов, достигнутых Путиным в своих геополитических авантюрах, встает вопрос о том, не собирается ли он также вмешаться и венесуэльскую ситуацию.

К тому же он хорошо понимает, что недавние слова Дональда Трампа о возможных военных шагах по урегулированию венесуэльского кризиса являются не более, чем пустой угрозой. Судя по обстановке на возбужденных улицах Каракаса, очевидно, что режим контролирует ситуацию и вряд ли падет в ближайшее время.

Пока неизвестно, осилит ли Кремль экономические и политические издержки удержания Мадуро у власти. Но мы будем весьма удивлены, если Путин упустит возможность повлиять на обстановку на задворках США, а заодно и приобрести солидные источники доходов. В Сирии Путин повернул вспять беспорядочную гражданскую войну и не дал США сменить правящий режим.

Возможно, в случае Венесуэлы он удовольствуется лишь тем, что покажет всему миру несостоятельность напыщенной внешней политики администрации Трампа.

Венесуэла. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306298