Молдавия. Чехия. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 сентября 2017 > № 2306459

Приднестровье: там живет русский мир

Чехия и Словакия как модель для Молдовы и Приднестровья

Президент Молдовы Игорь Додон заявил вчера, что решением споров между его страной и Приднестровьем можно начать заниматься после выборов в парламент в следующем году. Он признал многогранность создавшейся ситуации, когда целое поколение росло порознь, в двух различно управляемых вотчинах. Речь идет о двух отдельных сообществах, мирно сосуществующих, основанных на разных историко-идеологических основаниях и провозгласивших противоположные векторы стратегического развития.

Последние месяцы отмечены в Молдове растущим противостоянием между президентом Додоном и парламентом страны, где засели преимущественно сторонники ухода в НАТО. В самом Брюсселе никто покамест не ждет кишинёвских воевод, но некоторым «обрумыненным» политикам мыслится там, что начнут их ждать, если покажут Москве самостийный оскал.

Так, пару дней назад молдавские военные прибыли в Львовскую область, чтобы принять участие в украинских учениях «Быстрый трезубец — 2017» (Rapid Trident — 2017). Ранее президент Молдавии Игорь Додон запретил им это делать и потребовал отставки замминистра обороны.

В 11-й статье конституции Молдовы говорится: «Республика Молдова провозглашает свой постоянный нейтралитет», однако многие политики в Кишинёве действуют вразрез с собственными основными законами. Более того, в этом году в соседней Румынии радикальные националисты отмечают девяносто лет со дня появления на свет фашистской «Железной гвардии», и эти настроения находят отклик среди некоторых кишинёвских шовинистов.

Избрание президентом декларирующего свою приверженность России Игоря Додона отражает общие настроения среди населения республики. Идея сближения с Россией присутствовала в его предвыборной программе. К сожалению, в недавнем прошлом мы видели, как лидеры страны меняли курс с ошеломляющей скоростью и решительностью. Достаточно вспомнить показательную ситуацию с молдавским президентом Владимиром Ворониным, который начинал свою политическую карьеру с обильных пророссийских посулов и обещаний, однако чем завершилась эпоха его президентства, всем хорошо известно.

Такое шатание свойственно и сегодняшней молдавской политике в целом, что делает системное сотрудничество с дальним прицелом затруднительным.

В Приднестровье же выбор в пользу русского мира произошел изначально без поддержки Москвы. Приблизительный численный паритет там между русскими, молдаванами и украинцами помог создать общество, построенное на межнациональной гармонии. Нечто подобное тому СССР, которого не было, но к которому стремились. В этой республике политические настроения и идейные пристрастия отличаются стабильностью. Мы наблюдали там кризисные ситуации во власти, но никак не в настроениях людей, стремящихся к будущему с единящей и роднящей русской культурой. Мало кто знает, что Приднестровье объявило о своей независимости еще 2 сентября 1990, еще до провозглашения независимости Молдовой и до окончательного развала СССР…

Вслед за этим этот регион подвергся трагическим испытаниям, но уже более четверти века Молдова и Приднестровье благодаря сформированной под эгидой России и уникальной по степени успешности совместной миротворческой операции на Днестре живут в мире и относительной стабильности: между людьми нет конфликтов, невзирая на многочисленные проблемы, поддерживаются торгово-экономические связи.

Сложившаяся на территории бывшей Молдавской республики СССР ситуация сущностно отлична от того, что мы наблюдаем в Абхазии, в Карабахе или на Северном Кипре. Это также примеры самопровозглашенных и непризнанных государств, но их история самостийности включает в себя нерешенные проблемы беженцев и постоянную напряженность в межчеловеческих отношениях. Приднестровье же располагает такими признаками независимости, как эффективно управляемая территория, собственная валюта и развитая экономика. Эта территория также значима как пример полной гармонии между русским и украинским населением, не зная раздора и вражды, царящих на соседней Украине.

Поэтому отдельное существование Приднестровья ошибочно сравнивать с вышеупомянутыми образованиями.

Как известно, сегодня Кишинёв продолжает наращивать давление на Тирасполь, используя комплекс ограничительных мер в области торговли, железнодорожного и транспортного сообщения, свободы передвижения, политически мотивированного уголовного преследования и т.п. Кроме того, длительное время пробуксовывает переговорный процесс на различных уровнях, а полноценное результативное взаимодействие в международном формате «5+2» вообще пребывает в состоянии анабиоза.

Между тем все эти проблемы хорошо известны сторонам и внешним участникам и давно находятся в актуальной повестке переговоров. Если удастся добиться прогресса в направлении пошагового разрешения проблем, постепенно улучшая условия жизни людей и снимая существующую напряженность, то существующий климат взаимоотношений может получить новые позитивные импульсы.

Положение дел между Молдовой и Приднестровьем при таком раскладе скорее будет напоминать мирное и дружеское сосуществование Чехии и Словакии, которые согласились сами на государственное размежевание при сохранении открытых границ и взаимного благожелательства.

Можно смело сказать, что Приднестровье стало не только стабилизирующим фактором в регионе, но и полезным примером для Молдовы. Открытым остается вопрос, как урегулировать спор о будущем этих территорий. Кишинёв стремится к поглощению и т.н. реинтеграции, а Приднестровье стремится к культурной, экономической и государственной самостоятельности.

При глубинном изучении создавшегося положения трудно не задуматься о том, не стоит ли самой Молдове признать отдельный статус Приднестровья? Это бы привлекло инвесторов в Молдову, если она закрепит свой стабильный статус и откажется от конфликта с соседом не только де факто, но и де юре. А затем проще было бы говорить о разных видах интеграции. Если это произрастет на мирной почве и будет отражать чаяния людей по оба берега Днестра.

Авигдор Эскин

Молдавия. Чехия. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 12 сентября 2017 > № 2306459