Россия. ЦФО > Экология > newizv.ru, 13 сентября 2017 > № 2307456

В поисках "неизвестного". Кто и почему портит воздух в Москве

В сентябре автоматика измерительных станций ГПБУ "Москэкомониторинг" регулярно фиксирует рост предельной допустимой концентрации (ПДК) вредных веществ в атмосфере, особенно на юго-востоке и востоке столицы. В причинах скверного воздуха разбирался корреспондент "НИ". Следы привели на мусоросжигательный завод.

В районе Выхино-Жулебино содержание сероводорода превышалось в 1,77 - 3,48 раза, в Люблино - 1,3 - 1,55, в Царицыно в 1,13 - 1,34 раза, в Западном Бирюлево - в 1,18 раза. Люблино "попробовало на зуб" ещё и оксид азота – его ПДК была от 1,1 до 2,39 раза. Запах сероводорода ощущался в Кузьминках, Текстильщиках, Печатниках, Марьино и даже в районе ВДНХ.

НЕУЛОВИМЫЙ ОТРАВИТЕЛЬ

Виновник выбросов устанавливается. Так ответила пресс-служба главы Минприроды России Сергея Донского на запрос «Новых Известий», кто преподнёс москвичам подарочек накануне дня эколога. Ищут виноватого и в министерстве экологии и природопользования Московской области. Хотя известно, что только в ночь с 1 на 2 сентября на их «горячую линию» поступило свыше 500 жалоб на мусоросжигательный завод № 4 в Руднево. Один из жителей оперативно выложил в сеть видео, где показано, как ночью завод начинает активные выбросы в атмосферу. После просмотра даже слепому становится понятно, почему птицы падают замертво, и кто виновник сероводородной вони по ночам. Основное пекло в период 2:00-3:30. На съемке, кстати, присутствуют дата и время - 5:11 утра.

Ближайшие жилые дома буквально в 500 метрах, а за заводом активно идёт стройка новых жилых комплексов в Люберцах и Железнодорожном. Но жуткая вонь не только там. Запах сероводорода постоянно ощущают жители Косино-Ухтомского района Москвы и городов Реутов, Железнодорожный, Балашиха и Мытищи. «Были жалобы в МЧС, Росприроднадзор, приезжали лаборатории и фиксировали превышение выбросов, - пишет в ФБ эколог-активист Валерий Осташенко. - Но все инстанции в поисках виновника, администрация тоже разводит руками: "не можем мы найти нарушителя". В СМИ так же освещался факт превышения ПДК по сероводороду, но никто официально не называет источник».

В Балашихе по иницитиве главы города, который сам чуть не угорел от сероводорода, создали рабочую группу по поиску этого таинственного «источника». На мегасвалку в Кучино, которая душила жителей Балашихи много лет подряд, стрелки уже не перевести – пару месяцев назад ее закрыли и в городе, вроде бы, посвежело. Но теперь тянет с чужой территории.

- Работаем в штатном режиме, никаких происшествий в Руднево не наблюдалось, - стандартно отвечает дежурный по единственному телефону, связывающему мусоросжигательный завод №4 с внешним миром. На вопрос: а сами-то они там не задохнулись, дядька хохотнул «не по уставу»: - «А ты здесь поработай с наше – не то что газы, - «Тройной одеколон сойдет за «Шанель».

Принюхались, стало быть…

- Привыкнуть к смраду невозможно, - рассказал «НИ» бывший главный технолог МСЗ-4 Сергей Столешников. – Я выдержал четыре года и бежал с этого передового предприятия без оглядки. Не поверите, но оно действительно должно было быть и передовым, и безопасным. Технологии европейские. Мы несколько раз были в Германии, смотрели-изучали, что там и как. В ФРГ, кстати, больше 60 мусоросжигательных заводов – ни один не коптит и не засоряет атмосферу. В Мюнхене сжигается 700 тысяч тонн мусора в год, жилые дома впритык - никто не жалуется. А тут в Руднево жгут 275 тысяч тонн - крохи. Не должен он вонять, надо владельцев дрючить, чтобы раскошеливались на фильтры. И еще нормально контролировать такие предприятия, регулярно замеры воздуха делать и штрафовать безбожно за нарушения. Но мы ж в России, кому это нужно, всем на все пофиг.

Есть и ещё одно чисто российское обстоятельство. В Европе на мусоросжигательные заводы поступает лишь незначительная часть ТБО: во Франции – 34%, в Германии – 25%. Остальное утилизируется, перерабатывается во вторсырье - у немцев оно составляет 60% объёмов. Там уже давно ясно: решить проблему отходов только путём строительства МСЗ невозможно. Перенимая зарубежный опыт, Россия отбросили эту часть. Возобладала как всегда выгодная бизнесу гонка строительства МСЗ. За последние 30 лет в Москве было построено 6 МСЗ, но проблему избавления от отходов это не решило, наоборот. На том же МСЗ-4 в Руднево на - 275 тыс. тонн сжигаемых отходов в год всего ничего утилизируемых: бумага, картон – 10 тысяч тонн, пластмасса – 4 тыс., стекло – 3 тыс., черный и цветной металлолом – 8 тысяч. Это по официальным данным, по жизни, утверждет Сергей Столешников, если сортируется и перерабатывается десятая часть от названного, - это хорошо.

- При мне на сортировке работало не больше 40 человек, они просто не в состоянии перелопатить за день по 30 тонн отбросов, - рассказывает он. – Контингент там – сами понимаете. Зарплата – соответствующая. Людей привлекали обещаниями дать квартиры, но, конечно, обманули. Живут тем, что выбирают из мусора что-нибудь ценное, сдают металлолом. Здесь в ходу легенды о найденных старинных кладах, о золотых кольцах и деньгах, которые сами липнут к рукам. На самом деле все, то им достается, - невыветриваемый и невымываемый запах. Точно такой же валит и от самого завода.

– Хорошо пахнет только в лесу, - встал на сторону МСЗ подмосковный министр экологии Александр Коган. – В городе люди всегда найдут, на что пожаловаться… Я вам так скажу: от МСЗ вреда меньше, чем от трассы, проходящей в 1 км от населённого пункта.

НЕ ПОДХОДИ К ТРУБЕ!

Точка зрения весьма распространена среди сторонников строительства мусоросжигательных заводов в Московском регионе. Экологи ее яростно опротестовывают. Но вынуждены согласиться, что и автотранспорт приносит в квартиры Москвы столько канцерогенных газов, что это неминуемо отражается на здоровье. Однако есть зоны, в которых автомобильный дым по токсичности значительно уступает дымам от заводов по переработке мусора.

- Давайте начнем с азов: мусоросжигательный завод – это устройство, которое производит ядовитые токсичные вещества из относительно безопасных материалов, - пояснил доктор химических наук, глава общественного комитета «За чистый воздух» Лев Гройсман. – При сжигании даже «невинного» бытового мусора в воздухе образуются самые ядовитые вещества на планете - диоксины, канцерогенные соединения, тяжелые металлы. Продукты сгорания гораздо опаснее для человека, чем просто отходы, так как все отходы, которые поступают на МСЗ, приходят в “связанном состоянии”. После сжигания все яды освобождаются, включая ртуть и тяжелые металлы. Кроме этого, появляются новые виды вредных соединений- сернистый газ, окислы азота- более 400 соединений. Ловушками вылавливаются только самые безвредные вещества- пыль, пепел. Тогда как SO2, CO, NOx, НСl - то есть основные разрушители здоровья - практически не удается отфильтровать. С диоксинами гораздо сложнее. Защитники мусоросжигательных заводов Москвы уверяют, что при 1000 градусах горения, диоксины сгорают, однако это полная чушь - при снижении температуры диоксины взникают вновь, причем чем выше температура сгорания, тем больше окислов азота. И, наконец, шлаки. Наши оппоненты утверждают, что шлаки абсолютно безопасны и что из них можно делать шлакоблоки для строительства домов. Однако сами почему-то строят дома из экологически чистых материалов.

Напугать до потери пульса наши специалисты умеют. А вот что делать, если тебе не повезло родиться в экологически чистом доме, среди девственной природы, а выпало жить, допустим, на юго- востоке столицы - в самом депрессивном ее регионе, где с одной стороны поля аэрации, куда десятилетиями сливали всю отраву из канализации Москвы, с другой – мусоросжигательный завод и крематорий для павших животных? Профессор Гройсман советует ориентироваться на трубу.

- Надо выучить наизусть или хотя бы иметь перед глазами памятку с простыми правилами. Нельзя находиться более получаса в 300 метрах до труб завода и не сдерживаться более суток в пятистах метрах от них. Нельзя жить в километре от мусоросжигательных заводов. Рискую обвалить продажи квартир в Люберцах и Некрасовке, которые сейчас позиционируются как парковые территории и преднзначены для переселенцев по программе реновации, но это место - одно из самых неблагополучных в Москве. На юго- востоке нет спасительных лесов и парков, как на севере и северо-западе. Более того, здесь самая неудачная роза ветров Москвы - преимущественно сюда ветер сдувает все московские газы.

Россия. ЦФО > Экология > newizv.ru, 13 сентября 2017 > № 2307456