Босния и Герцеговина. Черногория. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2017 > № 2341522

А что интересует нас?

Златко Диздаревич (Zlatko Dizdarević), Avangarda, Босния и Герцеговина

Сегодня, после завершения истории с «закрытием» Адриатического моря для русских, вся игра между Вашингтоном и Москвой сводится к огромному геостратегическому и экономическому интересу, под которым в мире давно понимается геостратегия, направленная на контроль над территориями и энергоресурсами. В данном случае американцы решили любым путем помешать строительству «Северного потока-2», который должен быть проложен напрямую в Германию параллельно с уже существующей веткой газопровода и по которому в Европу будут поступать дополнительные объемы российского газа. В проект уже вложены огромные средства. В его реализации заинтересованы не только Россия и Германия, но и Франция, Австрия, Италия, а также некоторые другие члены Европейского Союза.

В первые дни августа балканские лидеры с трогательным волнением ожидали приезда американского вице-президента Пенса в Подгорицу. Формально он ехал на саммит Адриатической хартии. На деле же это был американский жест благодарности Черногории за «важнейшее решение» войти в НАТО. По сути это была «семейная» встреча, целью которой было разъяснить новым и старым членам семьи ситуацию, которая сложилась, и что от них теперь ожидают. Кроме того, эта встреча — послание другим балканским государствам, которые еще не входят в НАТО, о том, что с ними будет, когда они станут членами альянса, и что — если не станут.

Всю эту информацию Пенс заключил в нескольких фразах. Во-первых, он вызвал всплеск энтузиазма у подавляющей части общественности небольшого адриатического государства, сказав, что решимость, проявленная Черногорией, которая вступила в НАТО, несмотря на российское давление, пример для всего мира. Он уверенно заявил, а все присутствующие в Подгорице его поддержали, что «Россия продолжает стремиться к насильственному изменению международных границ, и здесь, на Западных Балканах, Россия пыталась дестабилизировать регион, подорвать ваши демократии и разделить вас друг от друга и с остальной Европой». В конце он заверил собравшихся в том, что будущее Западных Балкан — на Западе. «Мы заверяем, что США заинтересованы в выстраивании отношений, которые укрепят связи между этими странами, европейским сообществом и США», — сказал Пенс.

Выход к Адриатическому морю

Майк Пенс, который своим подходом и тем, как он объясняет цели и предлагает демократию, во много раз превзошел Хиллари Клинтон, приехал в Подгорицу после Эстонии и Грузии. Их лидеров он тоже заверил в том, что они могут положиться на Соединенные Штаты, которые «защитят от российской агрессии». На самом деле «защита» уже давно началась. НАТО постоянно наращивает военный контингент на российских границах и уже поднял на ноги СМИ по всему миру, чтобы те истерично объявили Москву единственной серьезной угрозой безопасности и миру на планете. Есть еще Северная Корея, но с ней все проще: ввести с помощью ООН санкции, каких свет не видывал, и дело с концом.

Вернемся на Балканы к истинным причинам «внезапной любви», которую в форме обязательных инструкций вице-президент США выразил в Подгорице. У этих «чувств» есть две основные и вполне понятные причины. Первая заключается в том, что работа по сплачиванию рядов перед лицом российской планетарной угрозы на территории бывшей Югославии проделана лишь наполовину, особенно это касается усилий по привлечению новых участников в НАТО. Члены «семьи» здесь — это, прежде всего, Словения и Хорватия, а теперь и Черногория. То есть 50% государств. Пока еще не задействована Сербия, Македония и Босния и Герцеговина.

Всем идеологическим агрессорам свойственна логика в стиле «кто не с нами, тот против нас». Конечно, между тремя упомянутыми странами, не входящими в альянс, существует множество различий, причем весьма весомых. От их политической мудрости, ориентации и способности бороться за собственные интересы будет зависеть дальнейшее развитие событий. Несомненно, их вступление в НАТО является одной из предпосылок к тому, чтобы Вашингтон, в особенности крыло близкое Майку Пенсу, взял под контроль весь регион, который для США жизненно важен. Прежде всего, США заинтересованы в том, чтобы изгнать из этого геополитического пространства русских и «упереться им в живот». Во-вторых, США хотят совершить «газовый» прорыв с балканской стороны в Центральную Европу и таким образом нанести сокрушительный удар по интересам России как главного поставщика стратегического энергоносителя на этот рынок.

Цель завладеть Западными Балканами связана для Америки с еще более старой российской целью — выйти к Адриатическому морю. После распада Югославии и формирования новых государств на побережье Адриатики Черногория была единственным и последним шансом для русских достичь поставленной цели. До сих пор казалось, что соотношение сил в небольшой, но стратегически важной Черногории было в пользу России, а не США. Теперь уже неважно, кто переоценил свои силы, ошибся или неправильно определил направление ветров, дующих на Балканах. Дело уже сделано.

Кстати, «выход» к Адриатике за пределами стран НАТО до сих пор есть: речь о порте Неум, но здесь свою роль играет старая тактика Хорватии, которая всячески избегает завершения переговоров о морской границе с Боснией и Герцеговиной. Недавно снова актуальным стал вопрос и о Пелешском мосте. Хорватия утверждает, что не признает «этого вопроса», как не признает и решения арбитражной комиссии в споре со Словенией. В материалах некоторых хорватских СМИ о «конце соперничества за Адриатику» между Россией и США Неум вообще не упоминается в контексте прав Боснии и Герцеговины на территориальные воды. На самом деле все это подтверждает, насколько неурегулированными остаются наши взаимоотношения на Западных Балканах, и насколько мы подчиняемся сильными мирам сего. Самое главное для нас — быть «чьими-то».

Пример Черногории

Два, казалось бы, незначительных происшествия хорошо иллюстрируют ту «любовь» великих к малым государствам, которая появляется, когда нужно, а затем сменяется холодностью, когда интересы меняются. Сначала мир посмеивался над кадрами, сделанными на саммите НАТО в Брюсселе в мае этого года. На них перед десятками камер Дональд Трамп отпихивает, как мешок, мешающий ему пройти, черногорского премьера Душко Марковича, чтобы встать рядом с Генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом. Менее чем через три месяца, по словам вице-президента США, Черногория превратилась в пример для всего мира благодаря своему сопротивлению российскому давлению…

Это заявление Пенса, мотивированное чисто прагматическими интересами Америки и никак не связанное с любовью или хоть какой-то симпатией, крайне болезненно восприняла Хорватия. Пока Черногорию не объявили «примером», Хорватия считалась «лидером в регионе», поскольку таковой ее объявили американцы в своих обольстительных речах при других обстоятельствах. Однако в Подгорице хорваты были вынуждены промолчать, когда Пенс с полной уверенностью заявил: «Черногории принадлежит ведущая роль в защите стабильности и безопасности на Западных Балканах». А ведь Загреб покупал у США дорогие самолеты, а на упомянутом саммите НАТО хорватский президент комично протискивалась из задних рядов поближе к Дональду Трампу. Хорватия была объявлена лидером «Инициативы трех морей» (хотя бы!)… И все это злополучный Пенс забыл, заявив о лидирующей роли Черногории… Значит, все было зря. Love is love, business is business!

То же происходит и с другими местными «лидерами». А ведь на Балканах был настоящий государственник, у которого было чему поучиться, в особенности в том, что касается достоинства и повышения международного авторитета своей страны. Никому в мире и в голову не приходило делать на него такие пародии, в которых сегодня ежедневно высмеиваются так называемые «лидеры». Но чтобы чему-то у него научиться, нужно иметь способности и не терять самоуважения в любой ситуации. Новые политики на Балканах, за редчайшим исключением, так и не поняли, что лучше, когда их пусть и не любят, но уважают, чем когда их хвалят и якобы любят, а за спиной рассказывают о них анекдоты.

Сегодня, после завершения истории с «закрытием» Адриатического моря для русских вся игра между Вашингтоном и Москвой сводится к огромному геостратегическому и экономическому интересу, под которым в мире давно понимается геостратегия, направленная на контроль над территориями и энергоресурсами. В данном случае американцы решили любым путем помешать строительству «Северного потока 2», который будет проложен напрямую в Германию параллельно с уже существующей веткой газопровода, и по которому в Европу будут поступать дополнительные объемы российского газа. В проект уже вложены огромные средства. В его реализации заинтересованы не только Россия и Германия, но и Франция, Австрия, Италия, а также некоторые другие члены Европейского Союза. Всем им важно, что российский газ дешев, поступает напрямую и быстро. Кроме того, этот проект выгоден для ряда промышленных отраслей и производителей энергетического оборудования для газопроводов. Для «старых» членов ЕС (Германии и Франции) особенно принципиально, чтобы европейская энергетическая политика утверждалась в Брюсселе, а не в Вашингтоне.

Россияне не скрывают своего дополнительного интереса: «Северный поток 2» исключает из игры Украину, через которую раньше к европейцам поступал основной объем российского газа. Теперь Киев рискует потерять миллиарды долларов в год. Когда американцы начали заигрывать с Киевом в интересах ЕС (а на самом деле в интересах НАТО), игнорируя известную позицию Москвы, которая не против вступления Украины в ЕС, но против ее членства в НАТО и появления ракет на российской границе, произошло все то, что произошло. Украине пришлось особенно туго. Европа отстранилась, а Америка не вмешалась, и был потерян Крым…

Американский план в Европе

Сегодня основной американский план в Европе — остановить русских и их газ. Однажды это уже получилось, когда Болгарии помешали пустить по ее территории «южный поток» и российский газ в Европу через Грецию и Италию… Теперь американцам придется решить как минимум две проблемы. Первая — нужно поднять на ноги членов НАТО, убедив их в том, что Москва — самая большая угроза для их существования, и что она будет шантажировать их газовыми поставками. В этой операции у США есть идейные союзники, прежде всего, в бывших республиках Советского Союза, прибалтийских и восточноевропейских странах, которые теперь входят в Европейский Союз. Первая из первых здесь Польша. Ее идеологическая злость и опасения за собственную безопасность еще чрезвычайно велики. Поляки поддерживают Запад во всем, что делается против Москвы. Кроме того, негативно к России настроены и страны Скандинавии. Правда, они руководствуются другими (экономическими) причинами. Все еще колеблются три упомянутых балканских государства, которые пока не вошли в НАТО: Сербия, Македония и Босния и Герцеговина. Ближе всего к вступлению в альянс сейчас Македония, возглавляемая премьером Заевым. Положить конец истории с названием государства просто: американцам достаточно только намекнуть грекам, «ведь речь идет об общей стратегии и безопасности, а на мелочи времени нет».

С точки зрения Вашингтона Босния и Герцеговина сегодня остается проблемой, потому что Республика Сербская противится американским проектам. Ситуация сложная. Дейтонское соглашение напоминает американцам об их успехе (теперь они навязывают такое же в Сирии!). Они могут корректировать и менять соглашение так, как удобно только им. Пока мы решали собственные проблемы, Дейтонское соглашение нельзя было менять ни в коем случае! И, исходя на этой философии, Европейский Союз гротескно превозносил «впечатляющие успехи Боснии и Герцеговины на пути в Европу».

Сербия — это отдельный разговор. С одной стороны, там есть пророссийский фронт, который выступает и против ЕС, и против НАТО. Возможно приемлемым для Сербии, а также для США и России по определенным причинам, вариантом было бы половинчатое решение: Сербия входит в Европейский Союз, но не становится членом НАТО. Однако тут много нюансов. Даже при упорной поддержке России и значительно менее существенной помощи Республики Сербской (хотя Додик и позиционирует себя как незаменимого лидера в решении судьбы сербов на Балканах, и не только) Белград вряд ли сможет ответить на все вызовы времени.

Здесь я не могу не упомянуть ту замечательную ловкость Путина, которую он проявляет даже в ситуации, когда объективные обстоятельства не оставляют ему пространства для маневра и возможности довести игру до конца. Многие обоснованно полагают, что Вучич может в конечном счете получить от Путина добро на вступление в Евросоюз. Ведь не стоит забывать, какие механизмы и правила действуют внутри ЕС. Так, например, недавнего продления антироссийских санкций могло бы не быть, если бы всего один член ЕС проголосовал против. Расчет прост: в определенных ситуациях Сербия сама или, к примеру, посредством Венгрии или какого-то другого государства ЕС может сыграть важную для России роль, потому что Сербия — единственное государство в Европе, занявшее российскую сторону. Конечно, пока все это только предположения, однако в эпоху, когда в Европе и по всему миру стремительно и грубо разрушаются многие прежде незыблемые принципы, союзы и политическая логика, возможно все.

Российский, американский и израильский газ

Все, что я, как сторонний наблюдатель, изложил в связи со страстной поддержкой и обещаниями, данными Майком Пенсом балканским лидерам в Подгорице, основано на ощущении, что местные политические круги не оценивают конфликт двух мощных сил на Балканах здраво, рационально и с точки зрения собственных интересов. Политики не задаются в первую очередь вопросом: «В чем здесь наш интерес?» Является ли российский газ самым дешевым, выгодным и доступным в нашем регионе? Не попадем ли мы завтра в зависимость от дорогого американского газа (или «нового» израильского газа с моря, который Вашингтон предлагает нам в качестве альтернативы)?

Американский газ добывается из сланцев, а затем дорогостоящим способом доставляется в СПГ-терминалы, где его возвращают в газообразное состояние. Поэтому возможностей варьировать его стоимость значительно меньше, чем в случае российского газа. Вопрос и в том, как долго в конкурентной войне, которую Америка ведет за доминирование в энергетической отрасли Европы, можно побеждать исключительно с помощью жестоких антироссийских санкций. Недавние меры уже глубоко затронули и европейские интересы, ведь фирмам Старого света, которые производят оборудование для «Северного потока 2», пригрозили наказанием.

Новоявленная «Инициатива трех морей», в которой участвуют страны ЕС, имеющие выход к Адриатическому, Балтийскому или Черному морю, тоже по праву считается чисто американским проектом. Компетентные политические аналитики называют инициативу основой «американского санитарного кордона близ России». Ясно, что основная цель существования инициативы скрывается за общими целями в рамках экономического и любого другого сотрудничества между странами-участницами, в которых, кстати, проживает 22% населения ЕС, а их общий ВВП достигает 10% от ВВП ЕС. Главная цель заключается в том, чтобы связать еще не построенный СПГ-терминал на острове Крк с СПГ-терминалом в Польше и таким образом создать альтернативу газовой оси Москва — Берлин.

Все это внесло разлад в ряды членов Евросоюза, что весьма выгодно для политики Майка Пенса и его окружения. Трамп же с его желанием не вступать в энергетическую войну с русскими оказывается бессилен. Главной силой, которая подвигла Конгресс лишить президента всякой свободы действий в этом вопросе, является известный ястреб и главный русофоб Джон Маккейн. Он успевает заниматься всем этим, даже несмотря на диагностированную у него опухоль головного мозга в последней стадии!

Разговоры о «дестабилизации Западных Балкан Россией» и попытках «разобщить Балканы и Запад», о чем несколько дней назад говорил в Подгорице Майк Пенс, многих уже заставили воспринимать Балканы как поле боя, на котором местным народам, подвергшимся нападению, нужно помочь — во имя демократии, разумеется. А после «закрытия Адриатики» США собираются взять под контроль Западные Балканы целиком…

Для многих это, вероятно, не самый плохой вариант, ведь все равно нас так или иначе по-разному порабощают разные силы. Хотя все-таки остаются два вопроса: в интересах ли «Западных Балкан» ради чужих амбиций покупать дорогие энергоносители, от которых во многом зависит уровень жизни? И второй вопрос: где те политики, которые в состоянии действовать в интересах граждан, их избравших? Будь у нас такие политики, отношения между Америкой и Россией были бы для нас не столь важны. А так мы — их рабы. Да еще и рады этому.

Босния и Герцеговина. Черногория. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2017 > № 2341522