США > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345154

Причины массовых убийств, о которых молчат СМИ

Бойня, которую устроил на прошлой неделе Стивен Пэддок, могла бы рассказать нам что-то новое о природе этих массовых убийств.

Ксавье Рофе (Xavier Raufer), Atlantico, Франция

Что нового об этом явлении поведало нам недавнее массовое убийство в Лас-Вегасе (58 погибших и более 400 раненых)? Ничего. Единственной выделяющейся чертой стало число погибших, которое поставило настоящий рекорд. Что касается остального, все как обычно, особенно во французских СМИ, которые стандартно начинают рассуждения о «профилях» убийц, свободном хождении оружия по США и т.д. Но давайте рассмотрим факты.

Существовал ли хоть когда-нибудь некий «профиль» массовых убийц? Нет. В США эти убийцы могут быть кем угодно. Вот тому доказательство. Стрелок из Лас-Вегаса был обеспеченным шестидесятилетним белым мужчиной, который выглядел слегка запущенным и нестабильным и любил большие ставки. До этого случая на его счету не было ни одного правонарушения.

А что насчет других печально знаменитых американских массовых убийц? Афганский охранник, слегка депрессивный корейский студент (сторонник демократов), 20-летний белый студент (анархист и веган), раздражительный белый дальнобойщик, отец семейства (белый) без криминального прошлого, два самостоятельно превратившихся в фанатиков пакистанца, (белый) почтальон после выговора, бывший снайпер морской пехоты, два школьника (белые) из хорошей семьи (родители-демократы), врач-психиатр с Ближнего Востока (зарегистрированный демократ), бывший активист избирательного штаба Барака Обамы и т.д. Просматривается ли тут какой-то профиль? Богемной прессе нужно больше «разнообразия»? Ну так вот, получите, распишитесь.

Не стоит забывать и о сумасшедших. В сентябре 2013 года Аарон Алексис (Aaron Alexis) убил 12 человек из охотничьего ружья в (охраняемом) здании флота в Вашингтоне, где его в итоге застрелил полицейский. Этот перешедший в буддизм метис, электрик по профессии, слышал у себя в голове голоса и играл в агрессивные видеоигры. Он, без сомнения, был параноиком и не осознавал происходящее.

В ФБР вот уже 20 лет пытаются сформировать профиль такого стрелка, однако не добились ощутимых результатов. Лучшее, чего им удалось достичь, это «молодой человек с высшим образованием, который испытал разочарования и фрустрацию, находится в социальной изоляции и не в стоянии принять свои переживания». Сколько американцев подходят под такое описание, от отвергнутого влюбленного до завалившего экзамен или потерявшего работу? Одинокие, мрачные и молчаливые молодые белые мужчины… В США их найдется 20 миллионов. Все они могут страдать как от зубной боли, так и от кровавого психоза или неразделенной любви…

Быть может, это люди из неблагополучных слоев? Вовсе нет. Эллиот Роджер (Elliott Rodger, убийца из Санта-Барбары в мае 2014 года) был сыном голливудского продюсера, который летал первым классом и ездил на собственной BMW. Остальные были по большей части выходцами из среднего класса.

А что насчет расового фактора? Он тоже не прослеживается. Из всех 66 массовых убийц с 1982 по 2013 год 44 оказались белыми, 11 — черными, 6 — азиатами, 4 — латиноамериканцами, а 1 — индейцем. Все это прекрасно отражает этнический состав США и, следовательно, не является чем-то значительным.

А обилие и доступность оружия? После этих убийств с 1982 по 2012 год было установлено 143 единицы оружия (исследование было начато после убийства детей в «Сэнди-Хук»): 71 штурмовая винтовка с большими магазинами, 28 карабинов, 23 пистолета и 21 охотничье ружье. 70% этого оружия было приобретено совершенно законно. Кроме того, в США в настоящий момент насчитывается порядка 265 миллионов единиц зарегистрированного огнестрельного оружия, а если добавить сюда то, что находится на руках нелегально, это число перевалит за отметку в 300 миллионов. Но если, как утверждают наши СМИ, неконтролируемое оружие становится причиной массовых убийств, почему мы не видим ничего подобного в Бразилии или Мексике, где нелегальных «стволов» в десять раз больше, чем в США?

Кроме того, вопреки стереотипам СМИ, страсть к оружию в США идет на спад. Так, если в 1970-е годы оружие было у 50% семей, в 2016 году этот показатель упал до 30%. То есть, мы наблюдаем снижение, но даже если бы в США завтра был введен запрет на автоматическое оружие (пусть этого и не произойдет, как мы убедимся чуть ниже), ситуация была бы бесконтрольной. По США ходит 3,5 миллиона штурмовых винтовок AR-15 (местный аналог автомата Калашникова), которая настолько популярна, что ее прозвали «куклой Барби» от длинноствольного оружия…

После бойни в «Сэнди-Хук» (декабрь 2012 года) президент Обама потребовал от Конгресса конкретных мер: проверка документов перед покупкой в интернете или на оружейной ярмарке, запрет магазинов повышенной емкости. Все это было похоронено Сенатом тем быстрее, что в Колорадо (в штате было два массовых убийства с 30 погибшими) два выступавших за контроль над оружием сенатора-демократа проиграли на выборах не согласным с такими мерами республиканцам.

То есть, жестких законодательных мер по огнестрельному оружию в США ждать не стоит? Нет, хотя ситуация обостряется:

— С 2000 по 2008 год: 5 массовых убийств в год.

— С 2009 по 2014 год: 15 массовых убийств в год.

— С 2015 года: практически каждый день.

С 1 января 2017 года по 1 октября (275-й день года) в США было зарегистрировано 273 таких преступления (определение: «по меньшей мере, четверо погибших или раненых в одном месте от рук одного нападавшего»). Эти убийства парализуют и приводят в ступор Америку, которая не знает, что с ними делать: с 1997 по 2012 год занимающемуся подсчетом убийств федеральному ведомству (Центр по контролю и профилактике заболеваний) было запрещено финансировать любые исследования о том, как порождаемое оружием насилие воздействует на американцев. Запрет был отменен в 2012 году, однако никаких серьезных работ с тех пор так и не провели.

Америка явно не хочет знать. Трагедия выходит за рамки понимания страны, которой не удается взглянуть на себя в зеркало. Дело в том, что массовые убийства происходят в первую очередь в богатых евангелических обществах вроде США, которые погрязли в черно-белом восприятии действительности, конформизме и благопристойности. Любое несогласие вызывает там ужас. Любые намеки на негатив запрещаются: так, в церквях больше не осталось распятия, поскольку вид подвергнутого истязаниям тела считается невыносимым. Типичный пример: пригород Колорадо, где в 1999 году два школьника убили 13 других учеников, ранили еще 32 и покончили с собой.

К убийствам ведет не доступность оружия (хотя она, конечно, ухудшает ситуацию), а некий фактор, который прочно обосновался в душе американского общества. Нужно пытаться найти и понять его, а не медитировать над орудиями убийства.

Дело в том, что эти трагедии касаются в первую очередь людей, тогда как само оружие здесь совершенно вторично. Человек не робот, и ему бывает свойственно чрезмерно остро реагировать на слова и поступки (особенно в юном возрасте, но и позднее). Задавите его грузом политкорректности и благопристойного ханжества, и вы получите 999 овец и одну ходячую бомбу. Как говорил еще в XVII веке Блез Паскаль, «кто хочет сделать ангела, делает зверя». Католицизм усвоил это лучше, чем протестантство под американским соусом. И в этом, наверное, кроется один из основополагающих моментов.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345154