Япония > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346515

Что такое «политика в стиле Абэ»?

Интервью Ёсихиса Хара, Маин Кода и Осаму Аоки

Асахи симбун, Япония

Премьер-министр Синдзо Абэ родился в семье знаменитых политиков. Период его пребывания на этом посту в сумме с первым сроком превысил две тысячи дней и стал самым длительным со времен окончания Второй мировой войны. Как же следует трактовать политические предпочтения Абэ, и что такое «политика в стиле Абэ»?

«Дипломатия, в которой трудно разобраться, и усиление зависимости от США». Мнение господина Ёсихиса Хара (заслуженный профессор Токийского международного университета)

Лично мне запомнилось хаотичное использование броских фраз премьер-министром Абэ. Среди них много таких формулировок, которые, подобно запущенному фейерверку, загораются и незаметно исчезают — например, «общество, в котором все сто миллионов будут активными». Но, видимо, только так называемую «дипломатию с панорамным взглядом на мир» постигла иная участь. Последнее время это выражение не появляется даже в устных высказываниях, однако нужно обратить внимание, что премьер-министр активно использует этот принцип в своих действиях.

Бывший премьер-министр Нобусукэ Киси, дед господина Абэ, ранее во время интервью со мной сказал так: «Работа премьер-министра — это, в первую очередь, дипломатия». Господин Киси в послевоенные годы был первым, кто начал проводить настоящую дипломатию в верхах — подписал обновленный договор безопасности, совершал исторические визиты в страны Юго-Восточной Азии.

Безусловно, дипломатия играет значительную роль как сейчас, так и в прошлом. Однако международная обстановка в эпоху пребывания у власти господина Киси, приходящуюся на вторую половину 1950-х годов, и сейчас абсолютно различна. Ведь тогда шла холодная война между США и Советским Союзом, чреватая угрозой всеобъемлющей ядерной войны, и от господина Киси главным образом требовалось вложить все свои силы в дипломатию с Соединенными Штатами.

Однако в современном мире сложно разобраться, что важнее всего в данный момент. Международные отношения после холодной войны стали более многогранными. Вот почему от правительства Абэ сегодня требуется дипломатия еще более высокого уровня, чем во времена Нобусукэ Киси.

Дипломатию Японии делает еще более запутанной то, что страна заполучила так называемую «проблему островов Сэнкаку». «Вопрос островов Сэнкаку» стал первым в послевоенной дипломатии случаем, когда возник специфический для Японии предмет разбирательства, грозящий «вооруженным столкновением». Япония уже получила от США обещание о реализации пятой статьи договора о гарантиях безопасности (по которой Соединенные Штаты обязуются защитить Японию) на случай, если Китай, который является одной из заинтересованных стран, заявляющих о праве обладания островами Сэнкаку, совершит вооруженное нападение на эти территории. Вопрос в том, станет ли США действительно прибегать к пятой статье в критическую минуту.

Как бы там ни было, очевидно, что проблема «Сэнкаку» делает Японию должником США. А ведь платой по такому «долгу» будет, скажем, изменение трактовки конституции Японии, которое сделает возможным использование права коллективной самообороны. Это означает усиление «зависимости от Соединенных Штатов». Договор о гарантии безопасности, впитывая требования США, все более глобализируется, и можно сказать, и можно сказать, что в сущности дело идет к «третьему договору о безопасности».

Когда я смотрю на американо-советское противостояние, приобретение влияния «Исламским государством» (запрещена в РФ — прим. ред.), превращение Китая в военную державу, разработку ядерных ракет Северной Кореей и другие события, произошедшие с конца холодной войны и до наших дней в XXI веке, мне становится очевидно, что эпохи Синдзо Абэ и Нобусукэ Киси структурно различаются между собой. Тем не менее с исторической точки зрения, у господина Киси и господина Абэ есть нечто общее. Отход от «послевоенного режима» премьер-министром Синдзо Абэ, так же, как и у господина Нобусукэ Киси означает их критику отношения к событиям прошлого в духе Токийского процесса. Из того же разряда и отрицание нынешней конституции как «навязанной» оккупационным правительством.

Приближаются всеобщие выборы. Даже если произойдет временная смена власти, нужно избегать кардинальных сдвигов дипломатической линии Японии. Именно поэтому для японской дипломатии, необходимо согласие по основным положениям между политическими партиями внутри страны, включая политику по договору о гарантии безопасности.

Вопросы задавал сотрудник редакции Сёдзи Мураяма

Ёсихиса Хара. Родился в 1939 году. Специалист по политической и дипломатической истории Японии. Автор работ «Нобусукэ Киси», «Послевоенная Япония и международная политика», составитель книги «Свидетельства Нобусукэ Киси» и других изданий.

«Дистанция, которую господин Абэ соблюдает по отношению к женщинам, выглядит современно». Мнение госпожи Маин Кода (писательница)

Мое впечатление от премьер-министра Абэ во время беседы с ним от лица женского журнала около трех лет назад — не взгляд свысока, а красноречие. Проявляя уважение в речи о своей жене, он не произносил что-то в духе: «Она должна осознавать свое положение», а лишь, смеясь, замечал: «У нее нет другого выбора». Дистанция, которую господин Абэ соблюдает по отношению к женщинам, выглядит современно. Я почувствовала, что Синдзо Абэ выдвинул лозунг «действительность, в которой женщина сияет» не только ради красивых слов, а потому что действительно хочет, чтобы женщины принимали активное участие в жизни общества. Вероятно, эта его позиция и сейчас не изменилась.

У меня сложилось впечатление, что господин Абэ — человек, который говорит то, что думает и не прибегает к махинациям и расчетам. Когда я участвовала в проекте премьер-министра под названием «Дружеская беседа по проекту ‘Японская красота'», я ощутила это также по его высказываниям и манере держаться. Видно, что премьер-министр Абэ гладко общается с министрами и бюрократией. Синдзо Абэ — не тот человек, который постоянно кричит на нижестоящих, наоборот, он с радостью помогает подчиненным и товарищам. Вероятно, доказательством может послужить то, что господин Абэ помог Томоми Инада, ранее занимавшей пост министра обороны, справиться с затруднениями при объяснении своих действий в парламенте.

Хотя Синдзо Абэ настаивает на необходимости давления на Северную Корею, он, исходя из опыта переговоров на высшем уровне с лидерами разных стран, несомненно, прочувствовал на себе важность взаимопонимания, которого можно добиться применением «мягкой силы» — сотрудничества в сфере культуры и искусства. Ведь на дружеских встречах он всегда присутствует до конца, и активно участвует даже в обсуждении специализированных тем.

Его дипломатические способности заслуживают высокой оценки — например, он построил такие хорошие отношения с президентом России Владимиром Путиным, что канцлер Германии Ангела Меркель отозвалась о них так: «Владимир доверяет Синдзо». Однако лично я не одобряю его пристрастие к посещениям храма Ясака-дзиндзя, посредством которого он будто бы пытается вернуться в эпоху Мэйдзи. К тому же его экономическая и финансовая политика, получившая название «абэномика», тоже довольно рискованная.

Радикальный финансовый курс Абэ с точки зрения медицины можно сравнить с морфием. Его цель — всеми силами выиграть время. За этот период нужно поменять структуру промышленности, проведя «хирургическую операцию» в виде ослабления контроля, однако это еще не сделано. Теперь государственный долг, выкупленный Банком Японии, составляет более 40% от всей суммы, и продолжает разбухать опасный «магматический пузырь» в виде превышения задолженности Банка Японии на фоне резкого сокращения государственного долга. Несмотря на это, ни у правительства, ни у Банка Японии нет предложений по выходу из ситуации.

В конце прошлой беседы я попросила господина Абэ о следующем: «Пусть у вас будет советник, который будет говорить "нет" конструктивно и открыто», однако премьер-министр ответил: «Финансовую политику я поручаю господину Курода (Харухико Курода, глава Банка Японии)». Я от всей души желаю, чтобы Синдзо Абэ получал и второе мнение по этому вопросу, если чувствует, что не силен в финансовой политике.

Возможно, именно из-за своего открытого и прямолинейного характера господин Абэ придерживается принципа «на первом месте дешевая йена и дорогие акции, устранение инфляции». Но как главе правительства ему следует обращать внимание и на вопросы, которые находятся в тени, а также побочные действия своей политики. Хотелось бы, чтобы премьер-министр также решился прислушаться к мнению новаторов, поддерживающих политику количественного смягчения. И все же несомненно, что сегодняшняя финансовая политика станет источником беспокойств в будущем.

Вопросы задавал Хидэтоси Исогай

Маин Кода. Родилась в 1951 году. Работала, в частности, в американском банке, затем стала писательницей. Автор таких книг, как «Государственный долг Японии», «Милость неба», «Резкое падение».

«Наследник семейной профессии в третьем поколении, один из последних потомственных политиков, выдвинутых от округа отца». Мнение Осаму Аоки (журналист)

Что же представляет собой Синдзо Абэ — премьер-министр, который пытается изменить облик послевоенной Японии, построив долгосрочный режим? Я взял подробное интервью в префектуре Ямагути у окружения Кана Абэ, деда Синдзо Абэ по отцовской линии, бывшего депутатом палаты представителей перед и во время Второй мировой войны, а также отца премьер-министра Синтаро Абэ — бывшего министра иностранных дел.

Кан Абэ был избран без рекомендации от Ассоциации помощи трону на выборах 1942 года. Пожилые люди из его окружения рассказывают, что он выступал против войны и был не согласен с курсом кабинета Хидэки Тодзё. Однако на следующий год после окончания войны он умер от болезни.

Премьер-министр Синдзо Абэ не видел Кана при жизни, поэтому сейчас практически ничего не говорит о нем. Но о Нобусукэ Киси, который является бывшим премьер-министром и его дедом по материнской линии, он упоминает с гордостью. Говорят, что когда премьер-министр Абэ был маленький, Киси о нем очень заботился, и выходные они проводили вместе в гостинице в японском стиле в городке Хаконэ.

Вероятно, у Синдзо Абэ изначально не было твердых правых убеждений. Можно предположить, что у их истоков стоит восхищение и уважение по отношению к Нобусукэ Киси, и что эти чувства оттолкнули его от левых сил, критиковавших Киси. Бывший начальник Синдзо Абэ, знавший его в молодости, высказался о премьер-министре так: «Маленькая собачка связалась со стаей волков и сама стала волком». Видимо, речь идет о том, что, войдя в мир политики, господин Абэ общался с политиками и идеологами правого крыла, и они сильно повлияли на него. А может быть, премьер-министр сам рассчитывал на то, что такие взгляды соответствуют духу эпохи.

Давайте задумаемся о том, как господин Абэ исполняет предписанную ему роль, достойного представителя знаменитой семьи политиков в третьем поколении. Ведь образ, сформировавшийся вокруг премьер-министра Абэ — обычный наследственный политик без больших амбиций, продолживший дело своей семьи. Эта картинка дополняется тем, что Синдзо Абэ воспринимает Китай и Южную Корею как врагов, а иногда и презирает, что он поддерживает легкомысленную общественную тенденцию мечтать о возрождении «сильной Японии», чем вызывает сочувствие в народе.

Вероятно, пересекает этот образ также и существование Северной Кореи. Особенно в связи с проблемой похищения японских граждан КНДР Япония впервые после войны стала «жертвой» в отношениях с Корейским полуостровом. С жаром подняв этот вопрос, Синдзо Абэ стремительно поднялся по карьерной лестнице политического мира. И сейчас премьер-министр пытается сделать предметом спора подход к Северной Корее, используя выражение «роспуск нижней палаты парламента для преодоления национального кризиса».

Сейчас более 20% депутатов нижней палаты парламента — наследственные политики. А среди членов либерально-демократической партии и членов кабинета министров их доля еще больше. В отличие от старинных магазинов сладостей и мира театра кабуки, политика касается каждого. Нередко представители третьего поколения покидают избирательный участок на месте своего рождения и воспитываются в Токио. Однако премьер-министр Абэ — один из последних потомственных политиков, выдвинутых непосредственно от избирательного округа отца.

В представительной демократии имеющие власть учитывают мнение народа и отражают это в своем курсе. Если количество потомственных политиков будет все больше увеличиваться, и они будут задавать тон управлению страной, это будет идти вразрез с демократией. Наверное, нужно всерьез задуматься о том, чтобы ввести определенные ограничения числа кандидатов из рядов таких политиков.

Вопросы задавал Идзуми Сакураи

Осаму Аоки. Родился в 1966 году. Работал специальным корреспондентом информационного агентства Киодо в Сеуле, затем стал свободным журналистом. Автор книг «Три поколения Абэ», «Репортаж о государственная власти».

Япония > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346515