Всего новостей: 2574264, выбрано 37 за 0.112 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Молдавия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 6 августа 2018 > № 2694261 Юрий Сигов

Единством сыт не будешь

Станет ли впервые в истории одно из постсоветских государств частью другого?

Юрий Сигов, Вашингтон

Почти 27 лет минуло с того момента, когда на территории бывшего СССР образовались новые независимые государства. Какая-то часть из них все эти годы реально сражалась за собственное существование, кто-то довольно успешно прошел этап государственного становления и постепенно окреп и экономически, и политически. А кому-то до сих пор требуется неслабая внешняя помощь, чтобы попросту оставаться на карте мира в тех границах, которые были начертаны еще в советские времена.Тем не менее все эти государства объединяет на данный момент вот что: ни одно из них не исчезло именно как самостоятельное независимое образование. Ни одно из этих государств не потеряло свой суверенитет, как и ни одно из них не было присоединено или поглощено другой, соседней или просто более сильной страной.Да, есть целый набор так называемых «непризнанных» стран и территорий на постсоветском пространстве, которые по тем или иным причинам откололись от своих постсоветских образований. Но хотя они и не признаются в полном объеме так называемым «международным сообществом» (хотя по большому счету, да какое кому до этого самого сообщества дело, если речь идет о судьбах миллионов людей, оказавшихся натуральными заложниками грязнючей политики и политиканства?), тем не менее ни к кому даже очень внешне привлекательному присоединиться по крайней мере пока явно не стремятся.И вот теперь в этом процессе «сохранения государственной самостоятельности» может произойти настоящий «прорыв». Если таковым можно назвать стремление одной из бывших советских республик стать частью соседнего государства. Причем речь идет здесь вовсе не о «собирании своих бывших земель Россией», а о постепенном, медленно-ползучем процессе втягивания территории, и главное - властных структур республики Молдова в состав единой Румынии.

О чем спор-то, и кто этот весь процесс замутил?

В этом году отмечается довольно любопытная дата, о которой мало кто в мире знает, и еще меньше людей, которым до этого есть вообще какое-либо дело.

А между тем исполнилось сто лет со дня объединения Молдовы и Румынии, которое впервые случилось еще в 1918 году. Правда, одни считают, что тогда Румыния «просто» оккупировала Бессарабию (то есть нынешнюю Молдову). А другие уверены, будто никакой Молдовы никогда и не было – это одна Румыния, один народ, который говорит на одном языке и верит в одни и те же идеалы.

И хотя никаких массовых празднований в той же Молдове по этому поводу не было (да и не могло быть), сам по себе факт, когда одно из постсоветских государств постепенно «внутренне размывается» и исчезает по отдельным положениям в составе другого государства - налицо. Помимо всего прочего, Молдова - одно из трех государств в мире, где руководство и все правящие персонажи страны – это граждане другого государства (а именно Румынии). Они не только имеют румынские паспорта, но и всячески проталкивают идею исчезновения своего собственного государства и вхождения его на правах одной из провинций в состав другого.

Замечу, что подобный процесс, так сказать, двусторонний. Все эти годы после распада СССР Румыния (вне зависимости от того, кто там находился у власти, какая политическая партия и кто конкретно возглавлял правительство) проводила политику включения Молдовы в состав своей страны. И с молдавской стороны, по крайней мере верховная власть республики, также содействовала постепенному «вползанию» республики в состав соседнего государства.

Более 820 тысяч граждан Молдовы уже имеют румынские паспорта (правда, почти миллион - российские), в Румынии учатся тысячи молдавских студентов (причем за деньги румынского правительства). А через механизмы Евросоюза Румыния содержит на территории Молдовы более двухсот различных неправительственных организаций. Единственной целью которых (вне зависимости от того, что они при этом официально декларируют) является включение Молдовы в состав Румынии.

Между тем вот что очень любопытно. Несмотря на мощнейший «пропагандистский напор» со стороны Румынии и стоящих за ней структур ЕС сторонников вхождения в состав Румынии в Молдове никогда не было больше 10 процентов населения. Однако за последние пять лет это число выросло, по разным оценкам, до уже четверти всего молдавского населения. И по самым скромным подсчетам, если в Молдове у власти будет находиться та же публика, что сегодня, к 2020 году желающих стать «полноправными румынами» среди граждан Молдовы будет уже треть населения.

Почему же так происходит? Ни для кого не секрет, что с самого момента появления Молдовы на карте мира после распада СССР сама идея существования этого государства казалась даже местному населению натуральным абсурдом, не говоря уже об отношении к этому ближайших географических соседях республики. Молдова всегда ведь была частью одного из более сильных и влиятельных соседей, и самой при населении чуть больше 3 миллионов человек идти в самостоятельное «независимое плавание» ей казалось сущим самоубийством.

Даже при условии, что за все эти независимые годы Молдовы она сохранилась в своих нынешних границах, имеет флаг, гимн, президента и парламент (о них – отдельный разговор) и даже несколько десятков посольств, общее ощущение именно государственности в Молдове крайне размыто и непрочно. Власть в республике сразу же после объявления независимости захватили, как и во многих других постсоветских странах, местные олигархи. Они же поделили всю имевшуюся в республике собственность, а у обыкновенных граждан осталось, по сути дела, всего два варианта выбора – и оба связанных с эмиграцией.

Основная масса молдован нынче уехала либо в Россию, либо в страны ЕС (в первую очередь в Румынию, Италию, Испанию и Португалию). А те, кто остается в республике, либо живет за счет денежных переводов родни из-за границы, либо ждет не дождется, когда же в республике поменяется власть. Так зачем вам ее менять, когда можно просто вступить в состав Румынии- говорят им сторонники объединения, намекая и на доступ к «европейским пенсиям», и получение более высоких зарплат, и на свободу передвижения. При которой куда захочешь поехать батрачить - от Лондона до Лиссабона- туда и рванешь?

Если нет перемен в жизни, значит, точно будет хорошо в составе другого государства. Или так только кажется?

Еще одним важным стимулом для рядовых, оставшихся в республике граждан Молдовы является возможность побороть коррупцию под надзором европейских чиновников. То, что это - полная чушь, никто даже не задумывается. Но положение в так называемой «борьбе с коррупцией» в Молдове таково, что народ на самом деле верит в сказки про то, что кто-то посторонний из «цивилизованной Европы» придет и наведет у них в республике порядок. А если быть к тому моменту в составе Румынии, то всех местных коррупционеров точно пересажают.

Здесь, правда, стоит вспомнить (куда же без этого?) о сравнительно недавней истории, в которой судьбы Молдовы решались весьма специфическим образом. Как известно, СССР присоединил к себе большую часть нынешней Молдовы в 1940 году. А с 22 июня 1941 года Румыния официально не признает эту территорию советской. Когда же СССР развалился, румынское руководство прямо объявило, что их страна и Молдова – это два румынских государства, с единым народом и языком, и просто веление времени, чтобы они как можно скорее объединились.

С учетом же того, что та же Россия вообще бросила Молдову на произвол судьбы и занималась только сохранением своего присутствия в русско-язычном анклаве Приднестровья, Румыния постепенно стала претворять в жизнь план присоединения Молдовы. Для начала путем раздачи своих паспортов в республике, а затем и провозглашением отдельных регионов Молдовы «румынскими».

Но проблема вся в том, что даже при всей той «объединительной пропаганде», которая все последние годы мощнейшим образом ведется в Молдове, больше половины населения республики по-любому ни в какую Румынию входить не намерены. А все потому, что этнический состав Молдовы - отнюдь не чисто румынский, а очень даже пестрый. Здесь не только компактно проживают русские, украинцы, гагаузы и многие другие народы, кто ни за какие «ЕС-коврижки» не станет румыном, но и при продолжении навязывания процесса объединения двух стран в самой Молдове неизбежно начнется парад суверенитетов.

Ведь целый ряд регионов Молдовы (а не только фактически независимое от Кишинева с 1992 года Приднестровье) могут объявить о самоопределении и либо провозгласить собственную независимость (а что, та же Гагаузия при населении в 50 тысяч человек почему не может стать независимым государством, если это может сделать Южная Осетия при населении в 25 тысяч?)

Или судьба Приднестровья. Оно просто проголосует за вхождение в состав России (есть же не связанный с основной частью страны Калиниград, так что мешает сделать еще один «российский анклав» на территории Молдовы? А ведь на эту территорию претендует еще и Украина, которая, кстати, имеет все права потребовать для себя и сохранение Буковины, входившей в состав Украинской ССР, а сейчас также оспариваемой Румынией как часть своей «бывшей провинции, незаконно оккупированной Советами?) Так что тогда в этой самой Молдове при разделе ее территорий начнется?

Вся эта искусственно сотканная территория просто прекратит свое существование. Что в составе Румынии, что, будучи независимой - и это вполне реальный сценарий

Здесь надо упомянуть о том, что Россия ни за что не уйдет из Приднестровья, сколько бы там и в каком составе не заседали по этому поводу в Евросоюзе. А Украина вместе с Северной Буковиной и Южной Бессарабией, которые входят в ее состав, ни за что не согласится с какими-то объединительными «румынскими затеями». А ведь и в самой Румынии на сегодняшний день проживает столько представителей других народов, что может так статься, что Бухаресту будет вообще не до объединения Молдовы, а дай Бог сохранить свою собственную территорию.

К примеру, в той же Трансильвании, которая по результатам Второй мировой войны отошла от Венгрии, проживает около 3 миллионов венгров. А они имеют венгерские паспорта и вовсе не горят желанием жить в составе «расширяющейся Румынии». Если их «немножко подтолкнут к независимости» из Будапешта, то мало никому не покажется. Ведь если включат в состав Румынии Молдову, то та же Тран-сильвания может попросить «политического убежища» у Венгрии, и что тогда начнется?

А ведь у румын есть очень серьезные территориальные споры с соседями в Болгарии и Сербии. Там тоже проживают национальные меньшинства, которым также захочется независимости. И кто им в этом сможет помешать? И важно еще и то, что Румыния - далеко не самая, мягко говоря, процветающая страна Евросоюза. Да и в само объединение европейских государств она была включена вместе с Болгарией на очень урезанных правах и с целым рядом ограничений как «проводящее глубокие реформы государство».

В этой связи понятно, что жить там для простого гражданина той же Молдовы (или в составе этой страны) получше, чем у себя на родине. Но ничуть не лучше, чем напрямую отправиться работать в Италию или Португалию и уж тем более в Россию (в Москве, к примеру, многие водители трамваев и троллейбусов - приехавшие из Молдовы). И совсем не ясно, зачем для этого входить в состав другого государства, тем более, если тебя туда тянут насильно. Да к тому же ты ни к Румынии, ни к ее языку и культуре не имеешь никакого отношения.

Все вполне логично складывается насчет верхнего эшелона чиновников Молдовы, которым невероятно лестно имитировать собственную якобы независимость, называть себя премьерами, министрами, послами, гордыми представителями республики в международных организациях. А ведь при румынском варианте «объединения» всей этой блат лавочке придет неизбежно конец. Так зачем же это нужно молдавским политикам? Ведь они и с румынскими паспортами в кармане могут тем не менее оставаться официально представителями независимой и суверенной Молдовы – почему бы и нет?

Есть теоретически и еще один вариант развития событий - это смена правящих ныне в Молдове политических элит. Но кто сменит эту публику и на кого конкретно? Все верхние этажи молдавской власти давно заняты так называемыми «успешными бизнесменами» и теми, кто смог растащить по карманам бывшее советское промышленное и иное наследство СССР. Эти люди фактически и правят страной (а вовсе не парламент или премьер-министр). И сделать что-то по-иному - значит устраивать придется в республике самую настоящую социальную революцию.

Та же «верхняя власть» в Молдове для собственного населения давно уже стала настоящим посмешищем. Ведь в какой еще стране парламент запрещает президенту страны выезжать с визитами за границу, отменяет его распоряжения и делает все, чтобы именно главу государства фактически считали беспомощной марионеткой внешних сил? Устраивать же силовую смену власти вмешательством извне (а это на самом деле никому и не нужно) просто некому.

Самая активная же часть населения Молдовы (особенно молодежь) из республики уезжает в поисках лучшей жизни, старикам все давно до лампочки, а большей части оставшегося населения республики не особо принципиально, будут ли они числится в составе Румынии или их страна распадется на несколько мини-государств. Которым, так или иначе, придется присоединиться к кому-то более сильному и влиятельному.

Надежды же на то, что появятся в республике какие-то новые честные и принципиальные политики, заботящиеся о народе, - та же самая утопия, которой травят свои надежды практически во всех постсоветских республиках. Судьбой Молдовы (если она действительно намерена сохраниться как независимое государство, а не в качестве румынской провинции) находится в руках именно граждан этой республики. Но если им на самом деле все равно, что будет с их землей дальше, значит, республику ожидают не просто очень большие потрясения, но и, вполне возможно, полный распад и исчезновение с карты региона как независимого государства.

Молдавия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 6 августа 2018 > № 2694261 Юрий Сигов


Молдавия. Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июля 2018 > № 2674592 Игорь Додон

Встреча с Президентом Молдовы Игорем Додоном.

Владимир Путин встретился с Президентом Республики Молдова Игорем Додоном.

С российской стороны на встрече присутствовали помощник Президента Юрий Ушаков, Министр иностранных дел Сергей Лавров, заместитель Председателя Правительства, специальный представитель Президента по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова Дмитрий Козак.

* * *

В.Путин: Уважаемый Игорь Николаевич! Уважаемые коллеги!

Позвольте вас поприветствовать сердечно в Кремле.

Мы с Вами регулярно встречаемся на различных площадках, на этот раз рады видеть Вас в Москве.

Уважаемый Игорь Николаевич, мы внимательно следим за развитием ситуации у наших соседей, в том числе в Молдове, и видим те усилия, которые Вы предпринимаете для нормализации российско-молдавских отношений, будем всячески этому содействовать.

Вы уже, наверное, знаете: назначен спецпредставитель Президента по развитию торгово-экономических связей с Республикой Молдова – вице-премьер российского Правительства господин Козак. Надеюсь, что он с его опытом сможет существенным образом продвинуть наше взаимодействие.

Поговорим сегодня об этих направлениях наших усилий по нормализации и развитию межгосударственных связей.

И.Додон: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Во-первых, хочу вас поздравить с хорошим проведением на очень высоком уровне чемпионата мира по футболу и с очень достойным выступлением сборной России. Поверьте, вся Молдова болела – не только Президент, но все очень болели и рады тому результату, которого вы добились.

Очень рад сегодня обменяться с Вами [мнениями] по вопросам двустороннего сотрудничества. Безусловно, последний период имеет и плюсы в наших отношениях, есть и минусы.

Я бы отметил среди плюсов, что согласно нашим с Вами договорённостям, [достигнутым] 18 месяцев назад, когда был первый мой официальный визит в качестве Президента в Российскую Федерацию, за этот период существенно увеличились поставки наших товаров на рынок Российской Федерации благодаря нашим совместным усилиям.

Были решены вопросы по мигрантам. Хочу отметить, что были серьёзные подвижки по приднестровскому направлению. У меня были три встречи с лидером Приднестровья в течение этого периода, за последние полтора года, существенно мы смогли решить те вопросы, которые были на повестки дня для решения проблем жителей и левого, и правого берега.

В связи с этим хочу подтвердить ещё раз свою позицию и позицию большинства граждан Республики Молдова: мы считаем, что миротворческая миссия на Днестре, роль российских миротворцев – это успешная миссия, и попытки как-то подорвать либо поставить под сомнение – поверьте, большинство граждан Республики Молдова это понимают. Тем более буквально на следующей неделе у нас 26 лет этой миротворческой миссии, мы считаем её успешной, которую нужно продолжить.

Хочу поблагодарить Вас за то содействие, которое Вы оказали для получения статуса наблюдателя в Евразийском экономическом союзе. Уже состоялось первое рабочее заседание с нашими сотрудниками в Москве. Для нас это направление, интеграционные проекты на пространстве СНГ очень важны, и мы считаем, что и в рамках СНГ, и в рамках Евразийского экономического союза мы можем добиться дополнительных результатов для наших экономических агентов.

Наша позиция чёткая и понятная. Мы хотим дружить со всеми, но не хотим, чтобы нас использовали геополитически против кого-то. Дружить с Западом против России мы не намерены, это моя позиция. И несмотря на то, что внутри страны есть пока что Правительство и парламентское большинство, которое думает, может быть, иначе, но через несколько месяцев у нас выборы, ситуация поменяется.

И хочу Вам сказать большое спасибо за нового спецпредставителя, у которого серьёзный опыт в этом направлении. Я надеюсь, что в ближайшие дни мы с ним встретимся и более детально всё обсудим.

Молдавия. Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июля 2018 > № 2674592 Игорь Додон


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 27 июня 2018 > № 2678325 Андрей Девятков

Призрак революций. Повторят ли молдавские протесты успех армянских

Андрей Девятков

Отказ утвердить победу оппозиции на выборах мэра Кишинева – это одно из самых скандальных решений молдавских властей, которые позиционируют себя как проевропейские. Но для успеха антиправительственных протестов пока нет критической массы внутренних и внешних факторов. Провал оппозиционных сил незадолго до решающих парламентских выборов только усилит апатию в молдавском обществе

За последние несколько месяцев авторитарные тенденции, доминирование олигархов и неэффективность госуправления стали причинами протестов во многих постсоветских странах. В Армении «бархатная революция» смела правящую Республиканскую партию и ее лидера Сержа Саргсяна, который собирался добавить себе новые сроки у власти, поменяв президентский пост на премьерский. В Грузии на фоне общей социально-экономической стагнации регулярно возникают массовые протесты из-за произвола правоохранительных органов. Вспышка антисистемного протеста была и на Украине, но правящей элите удалось выдворить главного зачинщика Михаила Саакашвили в Голландию. Теперь подошла очередь Молдавии, где новые проевропейские партии из оппозиции вышли на массовые протесты против старых проевропейских партий у власти.

Молдавия в тренде

Поводом для молдавских протестов стало то, что суды всех инстанций отказались утвердить результаты выборов мэра Кишинева. Их во втором туре выиграл один из лидеров проевропейской правой оппозиции Андрей Нэстасе. Но его победу отменили в суде, сославшись на то, что он агитировал в день выборов. Решение вызвало непонимание и у молдавских проевропейских избирателей, и в Европейском союзе. Для ЕС Молдавия давно превратилась из показательной «истории успеха» программы «Восточное партнерство» в большую головную боль. Хотя нынешнее молдавское правительство усиленно позиционирует себя как проевропейское, Брюссель уже не может позволить себе игнорировать прямое нарушение демократических норм в стране, с которой всего несколько лет назад подписал соглашение об ассоциации.

Лишенный поста мэра Нэстасе тоже представляет проевропейский лагерь, но в его оппозиционной части. В последние годы он стал одним из самых яростных критиков правящей Демократической партии и ее лидера олигарха Влада Плахотнюка. Как отмечают многие наблюдатели в Молдавии, Нэстасе до сих пор связан с Виктором и Виорелом Цопа – молдавскими бизнесменами, живущими сейчас в Германии, которые когда-то поссорились с Владом Плахотнюком. Сам же Нэстасе говорит о том, что просто поддерживает с бизнесменами хорошие личные отношения и работал на них ранее только как адвокат.

Нэстасе гармонично вписывается в образ уличного революционера, чем разительно отличается от своего более рафинированного партнера по проевропейской оппозиции Майи Санду. Он был одним из лидеров митингов 2015–2016 годов, когда в Молдавии протестовали против повышения цен на электроэнергию, скандала с «кражей миллиарда евро» из банковской системы страны и попыток Плахотнюка занять пост премьер-министра. Нэстасе также возглавлял протесты против изменения избирательной системы страны с пропорциональной на смешанную: введение одномандатных округов должно помочь правящей Демпартии удержать большинство в парламенте на выборах этой осенью.

После такой активности молдавские власти посчитали, что приход Нэстасе в мэрию Кишинева недопустим. Это дало бы ему удобную платформу для борьбы с нынешним правительством – например, Нэстасе мог бы обнародовать документы кишиневской мэрии, компрометирующие правившую городом Либеральную партию и ее бывшего политического партнера – Демпартию.

Также приход Нэстасе на высокий пост в исполнительную власть мог бы переломить политическую жизнь в Молдавии, где до недавнего времени проевропейская оппозиция выглядела слабой и разрозненной. Такой перелом мог серьезно повлиять на результаты парламентских выборов, которые должны пройти в конце этого года и явно будут рубежными для нынешнего политического режима.

Наконец, молдавскому правительству крайне важно контролировать мэрию столицы, где на парламентских выборах будут избираться целых 11 депутатов-одномандатников (всего в парламенте страны 101 депутат).

Перспективы протеста

Могут ли нынешние протесты привести к смене власти в Молдавии? Конечно, в преддверии парламентских выборов напряжение будет только нарастать, но пока списывать правящую Демпартию и ее лидера Влада Плахотнюка явно рано.

Чтобы антиправительственные протесты оказались успешными, вместе должно сойтись немало внутренних и внешних факторов. В первую очередь в обществе должна появиться критическая масса граждан, готовых преодолеть политическую апатию и сплотиться на основе неформальных социальных связей и общих ожиданий. А в Молдавии общество глубоко расколото по вопросам идентичности и геополитики (одни за интеграцию с Россией, другие – с ЕС; одни за объединение с Румынией, другие – за сохранение Молдавского государства и т. д.). Когда в 2015–2016 годах Андрей Нэстасе вышел протестовать вместе с пророссийскими политиками Игорем Додоном и Ренато Усатым, это тут же привело к падению его рейтинга среди проевропейских избирателей. А сегодня Додон даже в теории не может поддержать протест, потому что Нэстасе обвиняет молдавского президента в тайном сговоре с Владом Плахотнюком. Додон и Партия социалистов отвечают ему тем же и не собираются выстраивать единый оппозиционный фронт.

Свою роль в сохранении политической апатии играет и социально-экономическая ситуация. Масштабная бедность и высокая миграция вымывают из страны значительную часть трудоспособного населения. В итоге тех граждан, кто остается в стране и как-то встраивается в ее реалии, могут вывести на улицу только острые экономические проблемы, например резкий рост цен на электроэнергию. Нынешнее молдавское правительство это понимает и очень осторожно ведет себя в социальной сфере, на фоне кризиса 2014–2015 годов удалось добиться даже умеренного экономического роста.

Среди внешних факторов ключевую роль играет позиция США и стран ЕС, которые активно участвуют во внутриполитической жизни Молдавии и спонсируют ее «проевропейский вектор». С одной стороны, Запад хотел бы последовательной демократизации и европеизации Молдавии, поэтому фиктивные реформы и политические манипуляции нынешних молдавских властей давно вызывают у него отторжение и желание снизить финансовые вливания в молдавский бюджет.

Но с другой стороны, правящая Демпартия является для Запада надежным партнером в геополитической сфере, она обеспечивает в Молдавии политическую стабильность и не допускает к власти «пророссийские силы». Именно на этот сюжет в своих отношениях с Западом упирают молдавские власти, которые за последний год предприняли ряд эффектных пиар-акций – объявили персоной нон-грата Дмитрия Рогозина, приняли сомнительный с точки зрения европейских норм закон о борьбе с «российской пропагандой», инициировали в Генассамблее ООН резолюции о выводе российских войск из Приднестровья.

Решение отменить результаты выборов столичного мэра хоть и скандальное, но вовсе не факт, что оно может радикально поменять эти внешние расклады. Те же США пока высказываются очень умеренно, а правящая партия соседней Румынии, которая сама конфликтует с Брюсселем из-за соблюдения демократических норм, вряд ли откажется от тесного сотрудничества с молдавскими властями.

Без объединения оппозиции, внешней поддержки и экономических стимулов шансов на успех у молдавских протестов не много. А их провал может роковым образом сказаться и на результатах парламентских выборов в конце этого года. В условиях, когда граждане думают, что их голос все равно ничего не решает, явка на выборы протестного электората может серьезно упасть, что поможет нынешнему режиму сохранить власть.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 27 июня 2018 > № 2678325 Андрей Девятков


Украина. Молдавия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 13 июня 2018 > № 2652265 Оксана Просоленко

Украинская соя – продукт с добавленной стоимостью.

В последние несколько сезонов в Украине отмечается рост урожайности, наращивание производства и стабильное увеличение экспортных поставок сои. В то же время, не смолкают разговоры о необходимости вытеснения ГМ масличной с украинского рынка.

Об основных тенденциях уходящего сезона и перспективах не ГМ украинской сои в новом сезоне на европейском рынке любезно согласилась рассказать Оксана Просоленко, директор официального представительства ассоциации «Дунайская соя» в Украине.

- Оксана, в начале беседы могли бы Вы вкратце рассказать, как Ваш выбор пал на должность директора официального представительства ассоциации «Дунайская соя» в Украине? Учитывая Ваш предыдущий опыт работы, есть основания полагать, что Вы в данной организации с целью ее продвижения в Украине?

- Если честно, не задумывалась, почему мой выбор пал на эту должность. Наверное, потому, что мне не все равно. Мне не все равно, что будет с аграрным сектором, мне не все равно, когда люди теряют рынки. Я хочу сделать что-то полезное для аграрной Украины. Я вижу очень большой потенциал страны в целях и идеологии ассоциации «Дунайская соя» для Украины с точки зрения быстрого развития и открытия новых рынков сбыта. Поэтому я здесь.

- Основной посыл, который несет ассоциация фермерам Украины, – не ГМ соя. Расскажите о Вашем видении рынка сои, и не ГМ сои в том числе. Каковы Ваши прогнозы развития рынка в Украине и мире?

- На сегодняшний день посевы сои в общей структуре посевных площадей в Украине не достигают 10%, если быть точнее, составляют около 8%. Даже с точки зрения более щадящего использования земель соя в севообороте должна достигать 15-20% в зависимости от региона. Поэтому я вижу потенциал увеличения посевных площадей под соей, а также потенциал за счет роста урожайности. Учитывая такие обстоятельства, как повышение урожайности за счет использования качественного посевного материала и внедрения новых агротехнологий, а также расширение посевной площади под соей. Верю, что украинские аграрии могут производить до 6-7 млн. тонн соевых бобов высокого качества, стоимость которых также будет более высокой.

Почему я уверена в достижении вышеозвученных результатов? Сигналом служат нишевые культуры, выращивание которых за последние 2 года показало стремительное развитие. В Украине наступает эра бобовых. Соя – не нишевая, скорее альтернативная культура подсолнечнику в Украине. В мире соя – основной кормовой белок. Порядка 65% переработки масличных для кормов составляют соевые бобы. В глобальном смысле мировой рынок будет нас стимулировать к развитию соевого рынка в Украине. Активные запросы со стороны покупателей уже сегодня стимулируют фермеров к более глубокому и предметному подходу при выращивании данной масличной культуры. И вот здесь немаловажную роль играет ЕС. Импорт сои и продуктов ее переработки в Европейский союз составляет порядка 40 млн. тонн (в эквиваленте соевых бобов) – это колоссальный объем. При этом ЕС импортирует около 19 млн. тонн соевого шрота. По сути, рядом с Украиной расположен второй в мире по объему потребитель сои. Для украинских производителей не ГМ сои этот рынок потенциально интересен не только относительно логистики (ввиду территориальной близости импортеров), но и ввиду схожей ментальности европейских покупателей.

- С какими трудностями чаще всего сталкиваются продавцы/покупатели при проведении экспортных операций?

- Общаясь с достаточно большим количеством европейских компаний, которые сотрудничают и ранее сотрудничали с украинскими экспортерами, я слышала и слышу об одной и той же проблеме – ГМ соя.

Сельхозпроизводитель, который готов ответственно относиться к производству, покупает официальные семена с высокой продуктивностью, уменьшает использование пестицидов, чтобы соответствовать европейским требованиям качества, получает в итоге достойный результат – урожай с высокими показателями качества. Но в процессе перемещения урожая с поля начинаются проблемы – с транспортом, складскими помещениями, перевалочными комплексами. Говоря о проблемах, я подразумеваю неготовность всех звеньев логистической цепочки к перемещению не ГМ продукции. Вот здесь начинаются разочарования. Разочарование фермера в том, что он инвестировал в производство не ГМ сои ресурсы и ожидал получения прибыли. С другой стороны, разочарование европейских партнеров, которые законтрактовали объемы, запланировали их распределение и загрузку производственных мощностей и, как результат, получили невыполнение контракта. Это очень распространенная проблема.

Если в ближайшее время мы уберем наши внутренние риски, о которых я сказала ранее, это приведет к повышению качества украинской сои и увеличению конкуренции за нее со стороны ЕС и Китая. В свою очередь, рост конкуренции означает получение премии за бобы. Китайцы заинтересованы в не ГМ сое для ее дальнейшего использования в пищевой промышленности. Соя, пригодная для использования в пищевой промышленности, стоит значительно дороже.

Я верю, что это реальные и адекватные цели. В аграрном секторе Украины все и всегда идет правильно. Это процесс эволюции. Да, очень много разговоров о том, что наши аграрии что-то делают не так. Возможно. Но они делают как умеют, что дает им возможность развиваться.

- По Вашему мнению, украинский аграрный рынок находится в стадии развития и пик успеха еще впереди?

- То, что сейчас происходит на рынке, – это нормальный естественный процесс эволюции. По факту аграрный рынок Украины начинает свою историю даже не с момента начала независимости страны, а значительно позже. При этом рынок самоорганизовывался, самообразовывался. Становление аграрного сектора происходило методом проб и ошибок, иногда с финансовыми потерями личных средств. Со стороны всегда легче судить и давать советы, как нужно делать, но когда ты заходишь в актив и чувствуешь на себе давление массы внешних факторов, повлиять на которые не всегда в состоянии, только тогда понимаешь уникальность украинского производителя. Мы за последние активные 10 лет сделали очень много, практически невозможное. Какая страна за столь короткий период времени получила такие результаты? Мы не можем перепрыгнуть с сапы и лопаты на высокотехнологичное оборудование. Всему свое время, и все идет своим чередом. Я верю в наше АГРО.

- Вы считаете, что украинский фермер готов взять на себя риски, связанные с производством и дальнейшим экспортом не ГМ сои?

- Сейчас фермер работает локально на рынке Украины – продает свою продукцию в основном на базисах EXW или СРТ-порт. При выполнении контрактов все риски ложатся на трейдера. Те фермеры, которые приняли на себя ответственность и работают только с не ГМО, понимают риски и работают либо с собственными элеваторами и контролируют входящее сырье, либо работают только с проверенными элеваторами, которые работают с с/х продукцией не ГМО.

Наша задача состоит в том, чтобы их научить этому, познакомить с европейским покупателем сои, чтобы было понимание «мышления покупателя», его требований к продукту и почему они именно такие, чтобы они были посвящены в планирование операционной деятельности. Дать понять с/х производителю, из чего состоят партнерские отношения с европейским покупателем, показать и рассказать поэтапно. Дать возможность нашим фермерам самостоятельно заключать контракты и выполнять их. Чтобы аграрий был заинтересован в соблюдении всех требований, он должен сам выполнять контракт от и до. Когда фермер будет контрактовать свои объемы, иметь штрафные санкции в случае невыполнения контракта, именно тогда он будет заинтересован в соблюдении всех правил игры.

- Как повысить уровень коммуникации украинского фермера с европейским покупателем?

- В этом направлении ведется большая работа. Ассоциация проводит мероприятия с ассоциированными членами, куда приглашаются украинские фермеры. Члены ассоциации очень часто посещают Украину, и мы организуем встречи с представителями фермерских хозяйств. В наши планы входит проведение нетворкингов в Украине, чтобы европейские компании смогли увидеть, «пощупать», что такое украинская земля и какую продукцию на ней можно производить, что у нас новые, мощные и высокотехнологичные перерабатывающие предприятия. Тогда европейские партнеры с большей уверенностью будут работать с украинскими компаниями.

- Вы рекомендуете все украинские компании?

- Конечно, нет. Перед тем как рекомендовать то или иное украинское предприятие, мы сами должны быть уверены в нем, в том, что оно имеет хорошую деловую репутацию на рынке, использует правильные технологии при выращивании не ГМ сои, соблюдает и стремится интегрировать у себя на производстве общепринятые европейские стандарты и т.д. Если отечественное предприятие заинтересовано в работе с европейскими партнерами, но не соответствует по тому или иному пункту, мы готовы помочь и подсказать, обучить. Мы готовы помочь наладить коммуникации тем, у кого есть языковой барьер. Главное – готовность и желание.

Нам нужно учиться работать не просто по контрактам (а в Украине это чаще всего короткие контракты), нам нужно учиться, как работают в Германии, Австрии, Швейцарии и других странах старой Европы. В этих странах не просто контракты – там отношения. В этих странах выстаивать работу необходимо по принципу длительных партнерских доверительных отношений.

- Помимо ГМО, какие еще факторы могут вызвать проблемы при работе с ЕС?

- Требования по остаточным пестицидам. Существует достаточно большой перечень пестицидов, которые официально зарегистрированы в Украине, но запрещены к использованию в ЕС. Есть очень большой риск, что, вырастив сою и начав выполнять контракт, продавец столкнется с тем, что его товар непригоден для экспорта в ЕС именно из-за использования запрещенных пестицидов.

- В Европе достаточно давно пропагандируется тренд правильного питания, вегетарианства, что оказывает влияние на формирование предпочтений европейцев. Какие новые тренды присущи ЕС в аграрном секторе?

- Думаю, это потребление и использование локальных продуктов, то есть продуктов собственного производства. Например, среди европейцев все чаще звучат мнения о неэффективном использовании человеческих ресурсов, водных ресурсов, интенсивном использовании земель. Зачем импортировать какой-то продукт, тратить на это определенные ресурсы, если можно производить этот продукт или альтернативный ему в Европе? Принимая во внимание все эти аспекты, в ЕС на уровне правительства ведутся достаточно активные обсуждения относительно формирования Европейской протеиновой стратегии. Основой данной стратегии выступают соевые бобы. В связи с этим Украина нашими партнерами рассматривается как ключевой европейский партнер.

- Не так давно Верховная Рада решила вопрос о возмещении НДС. Трейдеры остались без возмещения экспортного НДС на масличные. В то же время, отмена возмещения НДС при экспорте сои и рапса не распространяется на сельскохозяйственные предприятия, самостоятельно вырастившие указанные культуры на землях сельхозназначения. Ваша оценка данной ситуации.

- С точки зрения ассоциации, мы не можем утверждать, хорошо это или плохо для Украины. Мы – европейская ассоциация. Да, мы не согласны с тем, как это было сделано – с нарушением всех норм международного права и нашего украинского законодательства. Мы считаем, что на масличном рынке стоило бы оставить поддержку производителям продукции с добавочной стоимостью. Т.е. если это будет сертифицированная не ГМ соя, соответствующая европейским стандартам, она имеет право на льготный режим по возмещению НДС. И это логично, потому что не ГМ продукция – тренд, который может вывести Украину на новый уровень. Такая же ситуация с органическим производством.

- Оксана, на Ваш взгляд, каким образом торговый конфликт между США и Китаем, а также существенное снижение прогнозов урожая соевых бобов в Аргентине скажутся на украинском сегменте сои?

- На мой взгляд, Украина очень далека от торговых войн США и Китая, но для нас как аграрной страны это маячок, что Китай на рынке сои может быть нашим партнером. 94 млн. тонн сои, импортируемой Китаем, идет из Латинской и Северной Америки, поэтому заместить весь этот объем другим странам-производителям нереально.

Если говорить об Украине, то собственное производство составляет около 4 млн. тонн, из которых на внутреннее потребление идет одна треть от общего валового сбора. Две третьих объема уходит на экспорт. Нет никаких сомнений в том, что Китай «распробует» украинскую сою и будет наращивать объемы закупок. Единственное, Китай не заинтересован в закупках ГМ сои украинского производства. Почему? Латиноамериканская соя вне конкуренции. Она превосходит украинскую по качеству, и она дешевле в сравнении с соей, произведенной в Украине.

- То есть Вы считаете, что Украине как экспортеру сои это может быть выгодно?

- Вопрос в другом – чего мы хотим? Мы хотим оборот или рентабельность? Если нам интересна рентабельность, нам не нужно стремиться к показателю производства в 100 млн. тонн. Нам нужно производить 7 млн. тонн, но высококачественных бобов. Нужно предложить рынку такой продукт (соевые бобы), который будет высоко востребован и будет иметь добавочную стоимость. В первую очередь, качество нашей сои сейчас страдает из-за того, что она выращивается из семенного материала сомнительного качества, и это, естественно, сказывается на конечном продукте. На самом деле, сказать, что это хорошо или плохо, нельзя, можно сказать, что это наши возможности роста. К примеру, если мы будем производить в среднем тот же объем сои – 4 млн. тонн, но с высоким показателем протеина и масличности или, например, сои, пригодной для пищевой переработки, это и есть пусть к росту маржинальности.

- Вы затронули вопрос посевного материала и его качества. Хотелось бы услышать Вашу оценку рынка посевного материала сои в Украине.

- Селекция сои не глобализирована. Например, по пшенице у нас осталась своя база еще со времен Советского Союза, кроме того, данная культура есть в портфеле практически у всех транснациональных компаний-импортеров посевного материала и СЗР. Кукурузу нас научили выращивать за последние несколько лет, плюс привезли нам новые семена, ознакомили с новыми технологиями, и кукуруза также есть в портфеле практически у всех крупных семенных компаний. С соей ситуация обстоит по-другому. Есть достаточно крупные, но региональные компании, есть канадские компании, ряд европейских компаний с хорошими сортами сои, уже адаптированными к нашим климатическим условиям. Ввиду того, что все разрознено, мы еще не приучены к нормальной системной технологии качественного выращивания сои на высокопродуктивных сортах. Кроме того, есть еще один фактор, который не дает организовать рынок, – соя поддается репродукции в большей степени, чем кукуруза и пшеница. Очень многие используют сою вплоть до четвертой репродукции, при этом она не очень существенно теряет свои качественные показатели. Ввиду этого у внутреннего рынка отсутствует стимул к обновлению посевного материала. Очень многие компании покупают официальные семена первых селекций, размножают их на своих полях для собственного использования как посевмат, а часть перепродают соседним фермерским хозяйствам. Это нецивилизованный подход к посевному материалу, который отражается на урожайности сои в перспективе. Поэтому средняя урожайность сои в таких фермерских хозяйствах составляет до 20 ц/га, и содержание протеина существенно ниже стандарта. При этом семена импортной селекции (европейской и канадской), которые представлены в Украине, могут дать урожайность 35-38 ц/га. То есть, улучшив качество используемого посевного материала, мы увеличим урожай в 2 раза. И это мы затронули только вопрос посевного материала и не коснулись вопроса технологии выращивания. Относительно агрономических вопросов также есть очень много подходов. По нашим оценкам, в Украине выращивается до 20% не ГМ сои. Еще одна из причин столь низких показателей – невысокая осведомленность фермеров о новых, современных технологиях выращивания. Мы умеем выращивать пшеницу, подсолнечник, кукурузу, но пока что плохо справляемся с этой задачей в отношении сои. И это наш потенциал, который дает нам дополнительные возможности для получения прибыли, а также, что немаловажно, статус производителя качественных соевых бобов. С точки зрения статуса в ЕС сейчас есть интересные начинания. Зависимость ЕС от импортной латино- и североамериканской сои и самообеспеченность всего на уровне 7,2% (по итогам 2017 года) заставляет задуматься о поиске новых партнеров, которые частично будут компенсировать потребности европейских покупателей, – это первое. А стремительно нарастить свои собственные объемы не представляется возможным ввиду уже достаточно высоких показателей урожайности. Во-вторых, в Европе довольно активно набирает обороты тренд, связанный с использованием не ГМ продукции. Очень много дискуссий на предмет того, какое влияние имеет ГМО в животноводстве, а именно – в составе кормов. Т.е. насколько возможна миграция ГМО по всей пищевой цепочке с поля до конечного продукта (яйца, молоко и т.д.). Суть от этого не меняется, потребительский тренд сформирован – Европа осознает рост потребления не ГМ сои. При этом объемы поставок не ГМ сои не растут. Собственного производства не хватает, импортная соя преимущественно ГМО. В связи с этим идет поиск новых надежных поставщиков продукта высокого качества.

- Отдельно хотелось бы остановиться на украинском посевном материале. Если говорить о семенах сои, какой процент семян украинской селекции в общем объеме посевного материала?

- Да, у нас есть украинские сорта, которые достаточно хорошо себя показывают. Очень сложно ответить на вторую часть вопроса. К сожалению, за последние 2 года учет посевного материала в Украине практически сведен на нет. Если ранее компании-производители семян вносили их в реестр в обязательном порядке, то сейчас он заполнен процентов на 20, и абсолютно непонятно, какова ситуация в стране. Это случилось после того, как ряд функций Минагропрода были упразднены. На мой взгляд, на сегодня регистрация семян проходит добровольно. И это очень плохо, так как мы не понимаем, в каком состоянии отечественная селекция и генетика. Но самый большой риск в том, что мы не знаем, какой посевной материал завозится в Украину, какого он качества.

- Допустим, через 5 лет объемы производства сои составят 6-7 млн. тонн. Это будет экспортный товар или товар для внутренней переработки?

- На мой взгляд, более правильно вывозить продукты переработки, а не сою. По сути, когда мы вывозим сырье, мы вывозим землю из Украины. На сегодня мы имеем ряд предприятий, которые производят продукты переработки сои. Но я уверена, что в следующие годы нас ждет стремительное развитие переработки сои в Украине, и мы уже умеем это делать достаточно хорошо. Необходимы рыночные стимулы, и они уже есть.

К сожалению, у нас не развита глубокая переработка сои. Есть какие-то локальные производства, но все это не системно. Внутренний рынок не готов. При этом имеется достаточно высокий спрос на продукты глубокой переработки сои в Европе.

- Поделитесь планами ассоциации на ближайшие 5 лет.

- Проект в Украине частично финансируется за счет грандовых денег Австрийского агентства по развитию (ADA). Длительность проекта – до 2021 года, поэтому данный период мы точно в Украине. Дальнейшее присутствие ассоциации на рынке страны будет зависеть от результатов нашей работы. Основной нашей задачей является открытие европейского рынка для Украины. Для этого нужно решить ряд задач: помочь Украине гармонизировать законодательство относительно оборота ГМО (для того чтобы чувствовали себя защищенными, как украинские производители, так и европейские покупатели); гармонизировать использование пестицидов при выращивании сои. Естественно, мы хотим расти и развиваться, привлекать новых членов в ассоциацию и быть для них полезными. Хотим знакомить соевую отрасль Украины и ЕС друг с другом, наладить коммуникацию в сферах торговли, науки, образования. Мы хотим сделать в Украине платформу для ускорения и улучшения общения компаний. У нас есть ряд проектов, связанных с наукой. В ассоциации есть научный совет, в который входит ряд европейских научных деятелей. В текущем году мы включили в этот совет украинского научного сотрудника – Каленскую Светлану Михайловну, заведующую кафедрой растениеводства, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, члена-корреспондента НААН Украины (НУБиП).

В прошлом году мы начали проект с Институтом кормов и сельского хозяйства Подолья НААН Украины и компанией «Арника» с украинской стороны и Баварским ННЦ сельского хозяйства. Суть проекта состоит в участии украинских компаний в тестировании сортов сои для использования в южных регионах Германии. Длительность проекта составляет 3 года. Что-то подобное проводится с китайскими партнерами. У нас подписано соглашение с Китайским институтом сельскохозяйственных наук Китайской академии сельскохозяйственных наук, которое предполагает гранд PhD для молодых ученых – 2 года обучения в КНР и год стажировки в Австрии. Ассоциация полностью покрывает расходы по данной программе для одного кандидата. Также имеется программа по обмену сортами, которая начнет работать со следующего года. Есть запрос предоставить для изучения китайским партнерам порядка 30 украинских сортов сои, при этом получить для апробации в Украине 30 китайских сортов сои. Проект предполагается на 3 года, в течение которых будут фиксироваться результаты выращивания масличной. Да, все проекты по генетике очень сложные и непредсказуемые, но, мне кажется, это шанс для нашей науки. Развитие науки будет очень активно стимулировать развитие сектора.

- Есть компании, которые согласились опробовать китайские сорта?

- Ограничений со стороны китайских партнеров не было, но мы решили работать с государственными селекционными станциями и НИИ. На самом деле в Украине не так много компаний, которые занимаются генетикой. В принципе, мы открыты для сотрудничества и готовы рассмотреть варианты.

- Есть кардинальные различия в принципах работы ассоциации с момента начала работы в Украине и на данном этапе?

- Ранее ассоциация была представлена в Украине представителем. Сейчас у нас есть полноценный офис, финансирование для проведения системных проектов – образовательных проектов, связанных с технологическими подходами, мониторинга ГМО «в полевых условиях», пропаганды качественных подходов при выращивании, проведения дней поля, т.е. мы можем достаточно широко себя представить и рассказать о себе. С точки зрения технологий у нас есть технологический справочник «Руководство надлежащей практики культивации сои», разработанный сербскими учеными. Сейчас этот справочник проходит адаптацию для Украины, его изучают украинские специалисты-практики и ученые. Он будет состоять из двух частей – выращивание органической и традиционной сои. Очень надеемся, что мы сможем представить его рынку уже в этом году.

Беседовала Анна Платонова

Украина. Молдавия. Евросоюз > Агропром > oilworld.ru, 13 июня 2018 > № 2652265 Оксана Просоленко


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 мая 2018 > № 2601752 Игорь Додон

Президент Молдавии Игорь Додон перед визитом в Сочи, где страна может получить статус наблюдателя в ЕАЭС, рассказал в интервью РИА Новости о возможности встречи с Владимиром Путиным, о грядущих парламентских выборах, положительной динамике в решении приднестровской проблемы и противостоянии с правительством и парламентом из-за внешней политики и геополитических конфликтов.

— В этом году Молдова может получить статус наблюдателя в ЕАЭС, причем произойти это может уже совсем скоро — на ближайшем заседании в Сочи. Как это отразится на молдавской экономике?— В апреле прошлого года я подписал меморандум между Молдавией и ЕАЭС, у нас тогда был с рабочим визитом Тигран Саркисян, он является руководителем ЕАЭС. Мы подали заявку на получение статуса наблюдателя, и 14 апреля 2017 года в Бишкеке наше заявление было одобрено. Никто подобного раньше не делал, поэтому не было опыта, не было процедуры по присвоению статуса наблюдателя, все это время она разрабатывалась. У нас есть предварительное приглашение на заседание в Сочи в качестве почетного гостя, есть все шансы, что вопрос о получении Молдавией статуса наблюдателя будет рассмотрен.

Что это значит для Молдавии? Во-первых, получение статуса наблюдателя ни в коем случае не противоречит соглашениям, которые были подписаны с другими нашими партнерами. С момента подписания меморандума мы уже провели несколько рабочих встреч здесь, в Молдавии, участвовали в некоторых заседаниях ЕАЭС, причем не только на высшем уровне, участие принимали и мои советники. Это даст нам возможность больше узнать о механизмах функционирования ЕАЭС и о том, как наши товары могут попасть на рынки Союза. Будет ли после этого следующий этап, зависит и от ЕАЭС, и от Молдавии, нужно, чтобы мы больше узнали друг о друге. В начале этого года (президент РФ) Путин предложил, чтобы страны СНГ получали статус наблюдателя по упрощенной процедуре, и Молдавия может стать первым государством, которое это сделает.

— В Сочи может состояться ваша встреча с Владимиром Путиным, какова основная повестка этой встречи?

— Мы будем общаться с руководителями всех стран-участниц ЕАЭС, я надеюсь, что будет и отдельная рабочая встреча с Владимиром Путиным, уже ведется обсуждение этой возможности. Есть много вопросов для обсуждения — это и положительные результаты, которых удалось добиться с момента моего первого официального визита в качестве президента в Российскую Федерацию. По многим направлениям, которые касаются жизни простых граждан удалось добиться очень хороших результатов.

К сожалению, у нас есть проблемы, касающиеся сотрудничества на уровне правительств и на уровне парламентов, но у президентов отношения хорошие, и я думаю, что наши граждане, те, которые работают в Российской Федерации, а также наши экспортеры почувствовали положительный импульс двусторонних отношений. Поэтому мы должны обсудить и то, что есть положительного, но и те провокации, которые устраивает молдавское правительство против Российской Федерации в международном плане и в двустороннем порядке. Мы должны все это обсудить, высказать свою позицию.

— Какие еще вопросы вы хотели бы обсудить с президентом России?

— Мы будем обсуждать то, что происходит с приднестровской проблемой. Мы добились в этом году положительных результатов, у меня уже было три встречи с лидером Приднестровья Вадимом Красносельским, приняты конкретные шаги по решению текущих проблем. И, конечно, будем обсуждать наши планы до конца этого года. Есть много идей, которые касаются и экономики, и наших мигрантов, и других проектов.

— По итогам встречи в Сочи планируется подписание документов?

— В рамках ЕАЭС дополнительных соглашений не планируется, мы должны получить статус наблюдателя. И на двустороннем уровне на данном этапе таких планов пока нет.

— В скором времени произойдет еще одно важное событие — в конце мая в Риме пройдет очередной раунд переговоров в формате "5+2". Какие ключевые вопросы между сторонами на сегодняшний день остаются нерешенными?

— Мне кажется очень важным, что под председательством Италии ОБСЕ удалось так быстро добиться проведения встречи в формате "5+2". Приднестровская проблематика состоит из двух блоков: политическое урегулирование — это более сложный вопрос, урегулированием которого мы займемся после парламентских выборов, и текущие проблемы, которые были обозначены на первой встрече с Красносельским 4 января 2017 года. По этой дорожной карте, которая основывается на берлинском протоколе 2016 года, мы двигаемся уже полтора года, нам удалось решить много вопросов.

Я думаю, что в Риме будет обсуждаться вопрос о нейтральных автомобильных номерах для водителей из Приднестровья. Ведется работа и по другим важным направлениям. Первое направление — это экономический блок и банковская система, непростой вопрос из-за разных систем и разных подходов к банковскому делу, эти вопросы обсуждались и раньше, но точек соприкосновения пока не было. Второе направление — это свободное передвижение граждан. Идеальный вариант, к которому мы должны прийти на определенном этапе, это снятие постов, который сейчас существуют только у приднестровской стороны. Сейчас нужно добиться упрощенной процедуры проезда, чтобы политические лица с правого берега могли посещать Приднестровье. На данном этапе президент, премьер, министры и депутаты не могут этого сделать без предварительного уведомления. Есть еще вопрос мобильной и фиксированной связи, который до конца не решен, хотя выход найден, сейчас он прорабатывается технически. Я думаю, что у нас хорошие шансы продолжать в том же темпе, который мы набрали в этом году.

— На встрече с Вадимом Красносельским вы говорили, что нужно приложить совместные усилия для стабильного функционирования миротворческой миссии. В чем именно это будет выражаться?

— Моя позиция и позиция лидера Приднестровья совпадают, мы считаем эту миссию успешной. Никаких вопросов об изменении ее формата сейчас в повестке дня нет. Мы должны поблагодарить миротворцев, что они в течение 25 лет (в июле будет 26 лет) поддерживали стабильность и мир на обоих берегах Днестра. И это нужно продолжить. Попытки каких-то политиков из Кишинева поднимать шум и выступать с заявлениями против этой миссии обусловлены желанием получить политический капитал перед парламентскими выборами, но они не должны привести к дестабилизации или свертыванию этой миссии.

— В свете этой позиции как вы оцениваете заявления спикера Андриана Канду о том, что в июне вопрос о выводе российских войск из Приднестровья будет включен в повестку ГА ООН? И может ли это сказаться на отношениях с Москвой?

— Я думаю, что Москва понимает, зачем это делают представители правящей Демократической партии. Это делается в преддверии парламентских выборов, касается внутриполитической ситуации, попытки получить дополнительную поддержку от проевропейски настроенных граждан Молдавии. Я надеюсь, что со стороны Российской Федерации все будет воспринято именно так, не как позиция Молдавии в целом, а как позиция отдельных политических деятелей, которые готовятся к выборам, потому что граждане Молдавии хотят дружить с Россией.

Что касается вывода российского контингента — мы понимаем, что решение этой проблемы зависит от политического урегулирования. Молдавия — независимая страна, у нас не должно быть военных других государств, когда мы найдем точки соприкосновения и решим политическую проблему с Приднестровьем, решится и проблема насчет ограниченного военного контингента.

— Существует мнение, что нынешнее правительство Молдавии пытается вписаться в новую струю конфронтации Запада с Россией, например, высылая дипломатов из-за дела Скрипаля, чтобы решить свои внутриполитические проблемы. Можно ли сохранять баланс в отношениях с обеими сторонами?

— Все зависит от правительства. У президента есть четкая позиция, и я ее высказывал не раз: не надо вмешивать нас в конфликты. Зачем нам надо было высылать дипломатов, если некоторые страны-члены НАТО, члены ЕС себе этого не позволили — Австрия, Турция и другие. Это большая ошибка, недальновидные действия Демократической партии, которая руководит правительством и парламентом, приводит к таким перегибам. Эти вещи нужно исправлять, нельзя строить политику государства, исходя из узких партийных интересов. Чтобы не было таких перегибов, и нужно промолдавское правительство. Это непросто — мы маленькая страна, которая находится на стыке геополитических интересов. У молдавского руководства должна быть политическая мудрость, чтобы в такой ситуации попытаться сохранить свою независимость. Акции последнего года в виде антироссийских выпадов привели к тому, что Молдавия практически потеряла политическую независимость.

— В конце ноября истекают мандаты у депутатов парламента. Как вы думаете, когда пройдут следующие парламентские выборы?

— Согласно Конституции, выборы могут быть назначены вплоть до марта 2019 года. Но я думаю, что выборы пройдут во второй половине ноября — 18 или 25 числа. Это очень важные выборы, потому что мы видим, что проевропейские партии после девяти лет власти потеряли поддержку населения. Сейчас представители правительства пытаются использовать внешние рычаги, Демократическая партия Молдавии обратилась в Брюссель к своим партнерам, чтобы они надавили на другие оппозиционные проевропейские партии и склонили их к коалиции с демократами. Это жалкая попытка сформировать в Молдавии проевропейский и антироссийский альянс. Это неправильно. Я надеюсь, что европейские партнеры не будут наступать на те же грабли, что и раньше, когда в Молдавии создавалось проевропейское большинство. Надо признать, что они неоднократно — официально и неофициально — способствовали формированию таких альянсов.

— И каких результатов вы ждете?

— Мы серьезно готовимся к выборам. Мы не хотим, чтобы у нас появилось проевропейское или пророссийское парламентское большинство и правительство. Нам нужны промолдавские власти, у которых будут хорошие отношения с Европой и которые вернут стратегическое партнерство с Россией. Шансы, что у нас будет именно такое парламентское большинство, очень велики. Я уверен, что в следующем парламенте пропрезидентская партия социалистов будет иметь более весомые позиции, у нас появится возможность влиять не только на то, что происходит в администрации президента с ее ограниченными возможностями, но и на деятельность парламента и правительства. Это создаст необходимые условия для того, чтобы у нас была более слаженная и эффективная работа всех институтов власти страны, это окажет положительное влияние на жизнь граждан Молдавии. Будет очень непросто, но я думаю, что пришло время сформировать промолдавское правительство, которое будет дружить со всеми, но исходить из своих национальных интересов, не вмешиваясь в геополитические войны. К сожалению, правительство в течение девяти лет именно этим и занималось — вело геополитические войны против Российской Федерации в угоду Брюсселю или Вашингтону. Это нужно прекратить, поскольку 65% жителей Молдавии хотят дружить с Россией. Пришло время поставить точку в этом вопросе.

— Партия социалистов на первомайском митинге приняла резолюцию о начале процесса перехода к президентской форме правления — это один из основных пунктов их предвыборной кампании. Как вы считаете, получится ли реализовать этот переход до следующих президентских выборов в 2020 году?

— Для начала нам нужно заручиться поддержкой народа. Опросы показывают, что рейтинг партии социалистов больше суммарного рейтинга остальных партий, вероятность получения парламентского большинства очень велика. На втором этапе на основании полутора миллионов подписей граждан, собранных в поддержку смены формы правления, мы проведем референдум, посоветуемся с народом. Форма правления может быть и полупрезидентской — это еще будет обсуждаться. Ясно, что нынешняя форма правления создает проблемы, ее нужно менять. Нужно создать механизм минимизации риска, сбалансировать переход, дать больше полномочий институту президента — не Додону лично. После выборов в парламент у нас будет 1,5-2 года, чтобы наладить работу между всеми институтами власти. Я уверен, что нам это удастся. По крайней мере, у президента должны быть полномочия в отношении его конституционных обязанностей. Президент отвечает за безопасность страны, значит, все институты безопасности должны подчиняться ему, президент отвечает за внешнюю политику, значит, министерство иностранных дел должно ему подчиняться, президент — Верховный главнокомандующий, поэтому не должны назначать министром обороны того человека, чья кандидатура не устраивает президента. На данный момент полномочий у президента нет, мы нацелены на решение проблем, уже начали разработку изменений. Да, нынешний парламент их не поддержит, но у нас есть поддержка народа, поэтому мы пойдем до конца.

Алексей Дружинин

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 мая 2018 > № 2601752 Игорь Додон


Евросоюз. Молдавия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 11 апреля 2018 > № 2564637 Максим Саморуков

Расселение сторон. Как перейти от национализма к гуманизму в урегулировании конфликтов в Восточной Европе

Максим Саморуков

Международным посредникам и донорам необходимо осознать, что в основных зонах конфликтов в Восточной Европе мобильность населения растет настолько быстро, что через одно-два поколения там будет некому жить независимо от того, какими будут результаты урегулирования. Это означает, что пора помогать пострадавшим от конфликтов людям обустроить не свою территорию, а свою жизнь – там, где им больше нравится

Восточная Европа уже больше ста лет остается пространством острых и многочисленных этнических конфликтов, и за это время методы их урегулирования пережили немалую эволюцию, когда ценность жизни отдельного человека постепенно догоняла по значению ценности националистические. Сегодня уже невозможно представить, чтобы странам предложили уладить свои споры, скажем, обменявшись населением по национальному признаку. И даже демократические референдумы о передвижении государственных границ считаются недостаточно гуманным методом для решения конфликтов.

Главной единицей измерения в урегулировании постепенно становится человек, а не туманные коллективные понятия типа национальной общности или исконных земель. Но этот процесс все еще далек от завершения. Представление о том, что люди должны жить и социально интегрироваться прежде всего на той территории, где они родились, продолжает играть непропорционально большую роль в том, как осмысливают конфликты международные посредники.

В реалиях Восточной Европы, где многие границы проводились довольно случайно и стали государственными совсем недавно, идея, что люди хотят жить именно там, где родились, часто оказывается особенно неуместной. Она не только запирает враждующие этнические общины наедине друг с другом в небольших и депрессивных уголках региона, но и противоречит реальным желаниям большинства жителей зон конфликтов. Потому что они, как правило, готовы отказаться от противостояния, готовы интегрироваться в нормальную мирную жизнь, но просто не вместе с теми, с кем они конфликтуют, а в какой-то другой, более благополучной части Европы.

Эта готовность отказаться от националистической повестки ради возможности обустроить свою жизнь в другой, более благополучной или культурно близкой стране становится все более массовой среди жителей зон конфликтов в Восточной Европе. И при должной поддержке международных посредников она может стать эффективным инструментом снижения напряженности в регионе.

Победа личного

Восточная Европа очень сильно изменилась за последние десятилетия. Восточноевропейские общества стремительно стареют, там падает рождаемость и количество детей в семье, зато растет ценность человеческой жизни, уровень потребительских запросов и международной мобильности. Для все большего числа людей их личные приоритеты надежно заслоняют приоритеты общенациональные.

В отличие от ситуации столетней давности массовому восточноевропейскому избирателю уже невозможно продать разговоры о том, что главное – это добиться собственного национального государства (или хотя бы национальной автономии) на «земле предков», а все остальное потом приложится. Нет, теперь среднему жителю Восточной Европы куда важнее получить «все остальное» (то есть нормальное качество жизни), а уж будет это на земле предков или где-нибудь в Германии, не так принципиально.

Тем не менее форматы урегулирования восточноевропейских конфликтов пока очень слабо учитывают эту перемену и во многом продолжают строиться на националистических принципах начала ХХ века. По умолчанию считается, что все стороны конфликта мечтают прежде всего о том, чтобы получить международно признанный контроль над какой-то территорией и зажить там припеваючи. А сейчас жить припеваючи им мешает только то, что у них нет либо реального контроля над этой территорией, либо полноценного международного признания.

И действительно, представители конфликтующих сторон могут формулировать свои позиции примерно таким образом, но это не означает, что они выражают реальные устремления большинства местных жителей. Местных жителей чем дальше, тем меньше волнуют отвлеченные штуки типа восстановления территориальной целостности и провозглашения независимости, гораздо больше их заботит собственное качество жизни.

Это подтверждают и результаты соцопросов (вот, например, результаты для Молдавии, где 22% называют главной проблемой страны экономику и всего 1,3% – приднестровский конфликт), и просто поведение людей, которые массово уезжают из зоны конфликта не на фронт добровольцами, а на заработки или насовсем в более благополучные страны. Даже на Украине с ее мощным патриотическим подъемом после Евромайдана численность добровольческих батальонов на пике не превышала нескольких тысяч человек. В это же время в одну только Польшу уехали работать более миллиона украинцев.

Можно, конечно, возразить, что тут дело в боевых действиях и их последствиях – это они не дают людям жить спокойно и заставляют уезжать. А если конфликт как следует урегулировать, то отток населения остановится, а некоторые могут даже начать возвращаться. Однако опыт других восточноевропейских стран, не затронутых вооруженными конфликтами, опровергает это идиллическое предположение.

Демографические тенденции последних лет показывают, что некоторые районы Восточной Европы обречены опустеть даже без всяких конфликтов, просто в силу своей экономической неразвитости. Тем более странно ожидать, что люди перестанут уезжать оттуда, где социально-экономические проблемы усилены относительно недавними боевыми действиями.

По данным ООН, в 2017 году количество эмигрантов из Молдавии достигло 24% населения страны (включая Приднестровье). И дело тут, очевидно, совсем не в приднестровском конфликте. Доля уехавших стабильно растет с 90-х годов (14% в 2000; 17% в 2005; 20% в 2010 году), хотя никаких обострений в Приднестровье в это время не было. Мало того, количество эмигрантов из соседней Румынии не менее впечатляющее – 18% населения в 2017 году. Хотя там вооруженных конфликтов вообще нет, а доля уехавших все равно огромная и продолжает расти.

То же самое можно сказать и про другие восточноевропейские конфликты. Массовый исход людей из Донбасса начался задолго до событий 2014 года. Даже по несовершенной официальной статистике (перемещение внутри одной страны не так легко учесть), совокупное население Донецкой и Луганской областей всего за 10 лет (2003–2013) сократилось на 10%. А, скажем, в Боснии и Герцеговине Дейтонские соглашения и близко не остановили массовую эмиграцию: за 20 с лишним лет мира доля эмигрантов в населении страны выросла с 36% в 1995 году до совсем уже умопомрачительных 47% в 2017-м.

Было бы наивно верить, что если довести боснийское урегулирование до конца, провести там конституционную реформу, примирить этнические общины, сделать страну управляемой, то эти 47% уехавших вдруг вернутся назад. Зачем им возвращаться туда, где они будут зарабатывать в несколько раз меньше, учить детей в плохих школах, лечиться в плохих больницах и ездить по плохим дорогам? Понятно, что никакая конституционная реформа не сможет исправить все эти проблемы ни за день, ни за год, ни за десять.

Или взять Приднестровье, где количество работающих уже сравнялось с количеством пенсионеров. Даже если представить, что завтра все участники приднестровского конфликта начнут вести себя идеально и моментально все урегулируют наилучшим образом, то при такой социально-демографической структуре добиться быстрого и устойчивого экономического роста все равно не получится. А значит, люди продолжат уезжать из Приднестровья независимо от международного статуса региона.

Деньги в обмен на радикалов

Как тогда остановить массовый отток населения из зон конфликтов? Как сделать эти территории демографически устойчивыми, процветающими и привлекательными для жизни? Представляется, что конструктивнее всего в этой ситуации будет признать, что единственный реалистичный ответ на эти вопросы – никак, это невозможно. И в решении проблем этих территорий надо исходить из этого.

Прежде чем тратить силы на определение международного статуса и правового режима спорных территорий типа Приднестровья или Северного Косова, стоит задуматься, а кто там будет жить в долгосрочной перспективе? И если из-за массовой эмиграции всего через одно-два поколения жить там будет некому, то, возможно, это даже лучше? Ведь в чем состоит конечная цель урегулирования: в том, чтобы удержать пострадавших от конфликта людей там, где они родились, или в том, чтобы избежать новых обострений и дать людям возможность жить в нормальных условиях?

Если вслед за жителями зон конфликтов признать, что второе намного важнее первого, то окажется, что эмиграция в более благополучные страны – это не столько проблема, сколько решение, причем надежное, недорогое и выгодное всем сторонам. Мало того, такое решение уже много лет неосознанно используется по всей Восточной Европе, успешно снижая напряжение в региональных конфликтах.

Например, одной из главных проблем Дейтонских соглашений, остановивших в 1995 году войну в Боснии и Герцеговине, было то, что они не предусматривали создания отдельной автономии для третьего по численности этноса страны – боснийских хорватов. И первое время хорваты были настроены добиваться ее очень решительно. В 2000–2001 годах ситуация дошла до того, что боснийские хорваты провели референдум о создании собственных институтов, пытались сформировать отдельную армию и таки провозгласили свою автономию, несмотря на сопротивление международного сообщества. Для разгона новых самопровозглашенных центров власти пришлось использовать контингент НАТО.

Сейчас представить себе такое обострение хорватского вопроса в Боснии практически невозможно. Формально требование автономии никуда не делось, но благодаря массовой эмиграции бороться за нее стало практически некому. Да и незачем, если отъезд предоставляет гораздо более привлекательные возможности для самореализации.

Даже по несовершенным (скорее всего, завышенным) данным переписи 2013 года, количество хорватов в Боснии сократилось по сравнению с началом 1990-х почти на 30%. В последние годы этот процесс только ускорился: всего за два года (2014–2015) население, например, Кантона 10 (с хорватским большинством) сократилось на 7%. Почему? Потому что еще во время распада Югославии Загреб раздал боснийским хорватам хорватские паспорта, предоставив им таким образом возможность без лишних сложностей уехать в более благополучную Хорватию. А в 2013 году Хорватия вступила в ЕС, и уехать стало можно вообще в любую страну Евросоюза – отсюда ускоренная убыль населения в хорватских кантонах.

Понятно, что уезжают прежде всего активные люди трудоспособного возраста – те, кто не смог вписаться или не готов мириться с печальной боснийской реальностью. Больше 20 лет международное сообщество пыталось придумать, как интегрировать этих людей в боснийское общество. На деле оказалось, что они прекрасно могут интегрироваться сами, без посторонней помощи, но только не в боснийское общество, а в хорватское, австрийское или немецкое.

Так ли это плохо? Ведь если бы у боснийских хорватов не было такой доступной возможности уехать, то в условиях полубандитской экономики и отравленной этнической ненавистью политики недовольство большинства из них, скорее всего, вылилось бы в создание экстремистских движений, в раскручивание этнического радикализма, в новые насильственные попытки в одностороннем порядке добиться автономии, отделения, сецессии, еще чего-нибудь в этом роде.

Но к счастью, у боснийских хорватов есть паспорта Хорватии (а значит, и Евросоюза), и они легко могут направить свою энергию на обустройство собственной жизни в Далмации, Австрии или Германии. Зона конфликта, таким образом, одновременно избавляется от потенциальных молодых радикалов и получает взамен денежные переводы трудовых мигрантов, которые хоть как-то смягчают проблемы боснийской экономики.

Переселить на готовое

Конечно, власти в Загребе, когда предоставляли гражданство боснийским хорватам, преследовали собственные внутриполитические цели, а не стремились смягчить этнические противоречия в соседний Боснии. То же самое можно сказать о властях Румынии, охотно предоставляющих румынское гражданство молдаванам, или о России в Приднестровье. И в Бухаресте, и в Москве думали прежде всего о дополнительных голосах на выборах, о международном влиянии, геополитических раскладах и прочем. Но по факту, выдавая свои паспорта, две страны значительно снизили остроту приднестровского конфликта.

Без таких инициатив Румынии и России сотни тысяч молодых и активных людей сидели бы сейчас по обоим берегам Прута, лишенные возможности получить хорошее образование и достойный заработок, и искали бы виноватых. Нетрудно догадаться, что главными виновниками своих бед они бы сочли друг друга. А отсюда недалеко до новых обострений и возобновления боевых действий.

Польша радикально упростила выдачу разрешений на работу для украинцев задолго до украинского кризиса. Варшава таким образом хотела компенсировать отток польской рабочей силы в Западную Европу из-за вступления страны в ЕС. Мера довольно эгоистичная, но после 2014 года выяснилось, что у нее есть огромный стабилизирующий потенциал. В 2014–2017 годах количество уехавших работать в Польшу украинцев выросло в несколько раз и сейчас достигает 1,5 млн человек. Их переводы на родину сопоставимы по размерам с кредитами МВФ. Если бы вместо нескольких миллиардов долларов переводов Украина получила несколько сотен тысяч недовольных граждан, удержать ситуацию в стране под контролем было бы несравнимо сложнее.

В массовом отъезде людей из зон конфликтов нет ничего катастрофического – они совершенно не обязаны интегрироваться именно с теми, с кем у них конфликт: косовские сербы – с косовскими албанцами, боснийские хорваты – с боснийскими мусульманами, приднестровцы – с молдаванами. Пусть каждый из них на индивидуальном уровне выбирает себе для жизни то общество, которое ему больше нравится, больше подходит. И если жителю Донбасса проще интегрироваться в России или Польше, то в интересах международного сообщества помочь ему в этом, а не биться по инерции головой об стену, пытаясь навязать ему примирение именно с Украиной.

Конечно, у такой стабилизации через эмиграцию тоже есть недостатки. Воспользоваться возможностью переехать способны далеко не все жители зоны конфликта. Прежде всего, старшие поколения вряд ли отправятся учиться или искать работу в других странах. То же самое касается и других социально уязвимых или просто малоактивных слоев. Массовый отъезд трудоспособных жителей неизбежно приведет к снижению экономической активности на этих территориях, которое вряд ли получится компенсировать одними только переводами уехавших. Вместо опасности новых обострений зоны конфликтов столкнутся с перспективой медленного экономического упадка.

Проблемы могут возникнуть и в принимающих странах. Массовый приток мигрантов из-за границы может вызвать недовольство местного населения. Часть напряжения из зон конфликтов будет экспортироться в те страны, куда станут переезжать пострадавшие от конфликтов люди.

Эти трудности более чем реальны и неизбежны, но их масштабы не стоит преувеличивать. Если взять самые проблемные территории в Восточной Европе (Приднестровье, сербов в Северном Косове, этнические меньшинства в Боснии), то численность населения там измеряется сотнями тысяч человек – довольно скромные показатели на фоне ежегодного миграционного притока в ЕС или даже в Россию. Донбасские ДНР-ЛНР – явление пока более масштабное, с населением около 3,5 млн, но и оттуда за три года конфликта уже уехало более 2 млн человек.

Так что даже массовый отток населения из зон восточноевропейских конфликтов легко затеряется на фоне общих потоков трудовой миграции в Европе. А культурная близость делает процесс интеграции в других европейских станах значительно проще, чем в случае мигрантов из Африки или с Ближнего Востока. Скажем, после начала войны в Донбассе почти миллион человек перебрались оттуда в Россию, но это не привело к заметному росту социальной напряженности.

Те, кто остается жить в зоне конфликта, безусловно, будут нуждаться во внешней поддержке. Но тут не потребуется гигантских затрат: упростить программу воссоединения семей для тех, кто уже уехал; ввести льготы в системе образования для выходцев из зон конфликтов; создать механизмы адресной помощи наиболее уязвимым социальным группам – например, выплачивать надбавки пенсионерам, как это делает Россия в Приднестровье.

Все это представляется гораздо более эффективными и полезными мерами, чем выделять миллиарды долларов на восстановление, скажем, инфраструктуры Донбасса, большей частью которой через 20–30 лет будет некому пользоваться. Намного дешевле помочь людям постепенно разъехаться и обустроиться на новом месте, а не восстанавливать заново экономику и социальную среду пострадавших от конфликтов территорий.

Речь идет не о том, чтобы в спешном порядке расселить эти территории за явлинские 500 дней. А о том, чтобы смягчить негативные последствия естественного и необратимого процесса, который и так идет уже много лет.

Международным посредникам и донорам необходимо осознать, что в основных зонах конфликтов в Восточной Европе мобильность населения растет настолько быстро, а его численность убывает настолько стремительно, что через одно-два поколения там будет некому жить независимо от того, какими будут результаты урегулирования. А это означает, что пора переходить от помощи пострадавшим территориям к помощи пострадавшим людям, тем более что многим из них никакой особенной поддержки не требуется – достаточно просто предоставить им равные возможности с коренным населением тех стран, куда они уезжают.

Евросоюз. Молдавия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 11 апреля 2018 > № 2564637 Максим Саморуков


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 января 2018 > № 2469984 Александр Караман

Кому партнер Додон? В чьей корзине оказались молдавские яйца Москвыа

Первый вице-президент Приднестровской Молдавской Республики Александр Караман — о прошлом, настоящем и будущем Приднестровья. Часть II

ИА REGNUM : Президент Молдавии Игорь Додон считается «надёжным партнером» Москвы и выступает то ли за федерализацию, то ли за некий «особый статус» для Приднестровья в Молдавии. Додон — угроза для Приднестровья?

Я бы не сказал, что Игорь Додон — угроза для Приднестровья.

Угроза для Приднестровья — это та враждебная политика в отношении Приднестровья, которую Молдова проводит при поддержке своих союзников и в которую Игорь Додон вольно или невольно вовлечён.

Мы за 27 лет уже столько видели многого и разного, слышали многих и разных. Иных уж нет, а те далече…

За эти годы слово «федерализация» для Приднестровья стало уже каким-то неприличным.

Ещё в декабре 1990 года законодательные органы Приднестровья и Гагаузии направили специальную декларацию в адрес Кишинёва, в которой «в целях сохранения территориальной целостности Молдавии, установления гражданского мира и согласия» предлагалось создать на территории Молдавской ССР государственность в форме федерации из трёх субъектов — Приднестровья, Гагаузии и собственно Молдовы.

Я участвовал в подготовке того проекта, его вариант и сейчас где-то лежит у меня в одной из папок. Мы направили его в Кишинёв. Ответ мы получили вполне конкретный и материальный — в виде походов вооружённых волонтёров и отрядов МВД Молдовы на «усмирение» Гагаузии и Приднестровья, а затем и широкомасштабной агрессии со стороны Молдовы в 1992 году.

Но даже в разгар войны, 2 июня 1992 г., то есть ещё до Бендерской трагедии, Верховный Совет ПМР принял постановление «О мерах по прекращению войны и установлению мира», в котором в частности отмечалось:

«…Проявляя добрую волю, Верховный Совет ПМР постоянно заявлял о своей приверженности идее сохранения целостности Молдавии, исходя из необходимости сохранения единого государства на федеративной основе… Однако все предложения о федеративном устройстве Молдавии официальный Кишинев необоснованно отвергает… Верховный Совет ПМР постановляет:

1. Подтвердить незыблемость статуса Приднестровской Молдавской Республики как суверенного независимого государства, провозглашённого Декларацией о независимости ПМР 25 августа 1991 г. и закреплённого референдумом 1 декабря 1991 г.

2. …предложить парламенту Республики Молдова:

а) отвести вооружённые формирования с территории Приднестровской Молдавской Республики…;

б) заключить федеративный договор между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова с целью сохранения единого экономического и социально-культурного пространства.

3. Обратиться к парламентам, президентам и правительствам России и Украины с просьбой выступить в качестве гарантов мирного разрешения конфликта, а в случае продолжения агрессии со стороны Республики Молдова — оказать помощь в её отражении…».

Поэтому в Приднестровье и восприняли постановление парламента Республики Молдова от 18 июня 1992 года о мирном разрешении конфликта как встречный шаг на наше постановление Верховного Совета от 2 июня 1992 года.

А получили Бендерскую трагедию и новые сотни жертв.

Но даже после войны 1992 года, которая для Приднестровья была, по сути, Отечественной, мы понимали, что нам придётся обустраивать отношения с Молдовой в каком-то совместном общежитии.

6 января 1993 года Верховный Совет ПМР принимает Постановление №276 «Об образовании Молдавской Конфедерации», в котором, в частности, говорилось:

«Подтверждая, что Приднестровская Молдавская Республика и Республика Молдова являются суверенными независимыми государствами;

— осознавая необходимость разрешения социально-политического конфликта между Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова исключительно мирными средствами;

— руководствуясь общепринятыми принципами и нормами международного права;

— учитывая глубокие политические, государственные и социально-экономические изменения в Европе и мире;

— признавая необходимость глубоких политических и социально-экономических изменений, происшедших на территории бывшей Молдавской ССР;

— стремясь содействовать строительству новой Европы, объединенной общими ценностями демократии, верховенства закона и прав человека,

— учитывая исторические, социально-экономические и культурные связи народов Приднестровской Молдавской Республики и Республики Молдова;

Верховный Совет Приднестровской Молдавской Республики постановляет:

Считать возможным образование конфедеративного Союза двух равноправных, независимых государств — Приднестровской Молдавской Республики и Республики Молдова, придав ему название «Молдавская Конфедерация…».

В убеждении о том, что унитарное устройство Республики Молдова не может в дальнейшем устраивать Приднестровье, мы были не одиноки.

В 1993 году руководитель Миссии ОБСЕ в Молдавии канадец Тимоти Уильямс представил «Доклад №13», в котором подчёркивалось, что «интересы приднестровцев не могут быть должным образом учтены в рамках унитарного государства».

Это было первое авторитетное международное мнение о необходимости федерализации Молдовы.

В заявлении президентов Молдовы и Приднестровья М. Снегура и И. Смирнова от 28 апреля 1994 года Республика Молдова и Приднестровская Молдавская Республика, названная Приднестровьем, впервые были названы сторонами.

В тексте самого заявления присутствуют формулировки, характерные для федеративного государства:

«Стороны согласились:

— о необходимости определения государственно-правового статуса Приднестровья;

— о необходимости поэтапной программы становления и реализации государственно-правовых отношений;

— о делегировании и разграничении полномочий сторон».

Выше я уже подробно останавливался на анализе содержания и значения Московского Меморандума от 8 мая 1997 года, который предусматривал строительство «общего государства» с разграничением полномочий и компетенций сторон.

Также подробно мы говорили о шараханьях Владимира Воронина, о судьбе «Меморандума Козака» и других документов переговорного процесса.

Но после того, как парламент Республики Молдова принял Закон Республики Молдова от 22 июля 2005 года № 173-XVI «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)», 24 мая 2006 года Верховный Совет ПМР отменил Постановление № 276, принятое Верховным Советом первого созыва 6 января 1993 года, о создании конфедеративного государства с Республикой Молдова, а также Постановления Верховного Совета № 1029 от 9 апреля 2003 года «О некоторых принципах и механизмах разработки и утверждения проекта Конституции Федеративного Государства, образуемого Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова на договорной основе» и № 1063 от 23 апреля 2003 года «Об утверждении полномочных представителей Приднестровской Молдавской Республики в составе совместной Комиссии по разработке проекта Конституции Федеративного Государства, образуемого Приднестровской Молдавской Республикой и Республикой Молдова на договорной основе».

А после референдума о независимости от 17 сентября 2006 года разговоров о федерации практически больше не было.

И вот реанимация «федерализации», но уже из уст Игоря Додона.

Порой трудно уследить за мыслями, логикой и действиями нового президента Молдовы Додона.

20 сентября 2016 года, то есть до президентских выборов, Додон заявил:

«Сценарий создания Молдавской Федерации позволит сохранить наши территории периода МССР, являясь при этом единственным реально достижимым подходом. Наши основные внешнеполитические партнеры (Брюссель, Берлин, Москва, Вашингтон) неоднократно давали понять, что идея федерализации Республики Молдова будет ими поддержана.

…Федерализация обеспечит Молдове возможность полностью контролировать свои границы. Наш народ будет воссоединён, станет единым целым, исчезнут административные барьеры, а также дублируемые друг друга руководства. При этом, территория Молдовы на левобережье Днестра, а именно, в Приднестровье, как субъект федерации, сохранит за собой важную часть автономии, а также собственную специфику, включая часть своей символики и политического представительства».

Но уже 1 декабря 2016 года (а второй тур выборов только прошёл 13 ноября 2016 года, даже ещё инаугурации не было) он заявил, что «Меморандум Козака», предусматривавший федерализацию Молдавии, «сегодня не актуален».

24 апреля 2017 года в эфире телеканала RTR-Moldova президент Молдавии Додон сделал неизвестно на чём основанное заявление, что реинтеграция Приднестровья может произойти в 2019—2020 годах.

Он добавил, что решению приднестровского конфликта поможет смешанная избирательная система. «Если будет внедрена система, которую мы предлагаем, Приднестровье получит пять-шесть депутатских мандатов. У них будет своя фракция в парламенте. Только так мы сможем объединить страну».

Как можно серьёзно относиться к таким заявлениям?!

Неужели Игорь Додон представляет, что граждане Приднестровской Молдавской Республики поверят ничем не подкреплённым его словам и откажутся от своего волеизъявления, выраженного на референдуме в 2006 году?

Наукой для нас является пример братьев-гагаузов, которых уже «кинули» с обещанной Додоном квотой в 5 депутатских мандатов.

Если 1 декабря 2016 года Игорь Додон говорил, что меморандум, предусматривающий федерализацию, «сегодня не актуален», то 2 июня 2017 г. в интервью «Комсомольской правде» Додон уже говорил:

«Я сторонник федеративного устройства государственности. Давайте не будем смотреть на название. Дать им места в парламенте общем. …Я общаюсь с людьми с левого берега, не с политиками. Когда с политиками общаешься, они только за независимость. Независимость и больше ничего. А какая независимость? Где? Украина с той стороны, которая никогда не признает независимость. Мы, Молдова, не признаем независимость Приднестровья. Статус субъекта Российской Федерации, что они хотят, ну, не получится. Калининград не получится. Варианты какие? Два: идти на Украину или в Молдову. Так, как есть по Конституции».

Это по Конституции Молдовы, в которой установлено, что Республика Молдова — суверенное и независимое, единое и неделимое государство.

А ещё есть Закон Республики Молдова от 22 июля 2005 года № 173-XVI «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)».

Это объективная реальность.

А по нашей Конституции, Приднестровская Молдавская Республика — суверенное, независимое, демократическое, правовое государство.

И это тоже объективная реальность.

Сегодня ни в одной, ни в другой конституции нет никаких правовых предпосылок для разговора о какой-либо федерации.

Вот когда Партия социалистов победит на парламентских выборах, как в этом убеждает всех Додон, получит конституционное большинство либо сформирует коалицию, в соответствие с п.1 статьи 142 Конституции Республики Молдова инициирует референдум, которым будет пересмотрено положение о Молдове, как об унитарном государстве, тогда, может быть, и Приднестровье вернётся к вопросу о возможности создания Молдавской Конфедерации.

А сегодня все заявления И. Додона — это заявления человека, который по праву занимает высокую должность президента Республики Молдова, но не обладает никакими властными полномочиями для реализации многих своих обещаний.

Более того, его поддержка размещения молдавских постов на территории Украины с установлением полной блокады Приднестровья, его недружественная риторика в отношении Приднестровья, как о «чёрной дыре», коррумпированной территории, фактические призывы к России не оказывать помощь Приднестровью создаёт значительные трудности для Приднестровья в решении его социально-экономических программ.

Додону ли говорить о коррупции, когда всему миру известно про украденный миллиард долларов из бюджета Молдовы?

Забавно, но 26 декабря 2017 года премьер-министр Молдовы Павел Филип заявил, что миллиард долларов из валютного резерва Молдовы был украден в интересах «абсолютно честных людей», имена которых не должны быть преданы гласности.

Филип сообщил, что ему известен список выгодополучателей кражи миллиарда, переданный молдавским правоохранительным органам, но премьер-министр считает, что этот список не может быть предан гласности в связи с тем, что «90% упомянутых в нем людей — абсолютно честные люди».

Так пусть эти «абсолютно честные люди» вернут украденный миллиард, и снимите эту обузу с налогоплательщиков Молдовы!

А заявление Додона о том, что «я общаюсь с людьми с левого берега, не с политиками», является не чем иным, как попыткой расколоть единство народа Приднестровья и государственной власти. А сегодня, к счастью, как и в самом начале своего становления, в Приднестровье установилось реальное единство всех органов государственной власти — президента, Верховного Совета, правительства, судебной власти, которые на выборах 2015 и 2016 годов получили поддержку подавляющего большинства народа Приднестровья.

13 апреля 2017 года в Кишинёве в Институте эффективной политики прошли закрытые слушания по проблеме Приднестровье. Был заслушан доклад «Решение проблемы Приднестровья. Поощрение и принуждение к реинтеграции». На слушаниях выступили известные в Молдове эксперты и аналитики. По результатам слушаний принято решение доработать доклад (с учетом замечаний и предложений) и представить во второй половине мая 2017 года высшему руководству Молдовы.

Презентация доклада состоялась 2 июня 2017 г. в ходе заседания круглого стола молдавского гражданского общества под названием «Реинтеграция Приднестровья: поощрение и принуждение». В докладе говорится о том, как Молдова должна пошагово возвращать, зачищать и принуждать Приднестровье, ликвидировать «приднестровскую идентичность».

План разработан непримиримыми сторонниками наведения в Приднестровье «конституционного порядка», продвигающими радикальные концепции «усмирения» Приднестровья, известными русофобами Виталием Андриевским, Русланом Шевченко, Оазу Нантоем и другими.

Презентацию плана его авторы начали с приветствия на трёх языках, очевидно, намекая на три официальных языка в Приднестровье. При этом сразу дали понять — Приднестровью в любом случае придётся выбирать из двух путей: стать частью Молдовы по-хорошему или по-плохому.

Андриевский, который возглавляет Институт эффективной экономики, привёл параллели с игрой в доброго и злого следователя, при этом он представлял «мягкий путь», через поощрение, а патологический враг Приднестровья Оазу Нантой представлял жёсткий вариант.

Андриевский особого выбора приднестровцам не оставил: «Поощрение или принуждение, а в докладе будет и мягкий, и жёсткий вариант — это будет не наш выбор, не Молдовы. Это будет выбор приднестровцев — и руководства, и народа. Они должны выбрать, какая модель взаимоотношений будет».

По-хорошему — это значит сделать Приднестровье территориальной единицей Молдовы с особым статусом, через пару лет провести референдум и попытаться мирным путём вывести российские войска из Приднестровья, а приднестровцев заманить существующими якобы преимуществами жизни на правом берегу. Авторы предупредили, что гражданам России и Украины в Приднестровье будет несладко, и у них выход один — брать вид на жительство в Молдове. Кто не будет согласен подчиниться молдавским законам, тому придётся уехать.

Оазу Нантой был более краток: «Перед каждым из вас, живущих на левом берегу, есть 3 варианта: изучить Конституцию Молдовы и стать лояльным гражданином, второе — уехать, ну, не хотите жить в суверенной Молдове, ваше право уехать. Третий вариант — изучайте Уголовный кодекс Молдовы». Приблизительно то же самое в горячке он говорил в 1992 году, потом поостыл. И вот вновь рецидив…

Жёсткий вариант предусматривает разные направления:

— признать Приднестровье захваченной территорией, что уже сделано решением Конституционного суда Молдовы.

— установить изоляцию и полный запрет на въезд для иностранцев, что уже осуществляется. Не хватит пальцев на руках, чтобы перечислить, сколько уже не допущено на территорию Приднестровья российских дипломатов, официальных лиц, журналистов, артистов, политологов и т.д.

— отрезать Приднестровью поставки топлива, отключить интернет, приднестровский импорт и экспорт осуществлять только через Кишинёв. Всех, кому меры принуждения не понравятся, ждёт уголовная ответственность. Одним словом, Кишинёв готов на всё, чтобы освободить жителей Приднестровья от «незаконной оккупации». Нисколько не сомневаюсь, что в этом Молдова получит поддержку США и Евросоюза.

По мнению авторов доклада, сейчас самое благоприятное время, чтобы реализовать план реинтеграции. Есть политическая воля внутри страны, и есть поддержка Украины на политическом уровне.

О том, что, Украина поддержит Молдову в решении приднестровского вопроса, говорилось потом, 13 сентября 2017 г., на встрече нового специального представителя Украины в переговорах по приднестровскому урегулированию Виктора Крыжановского и молдавского вице-премьера по вопросам реинтеграции страны Георгия Бэлана.

Многое из того, о чем написано в докладе, сегодня уже реализуется правительством Молдовы и даже во многом поддерживается «пророссийским» президентом И. Додоном. В частности, речь идет о сотрудничестве с Украиной в деле по удушению Приднестровья — введением совместного молдавско-украинского контроля приднестровской границы, что уже и сделано.

Авторы доклада называют Приднестровье «криминальным анклавом» и категорически отвергают какой-либо статус Приднестровья в РМ, такую же риторику наблюдаем в выступлениях И. Додона.

Невооружённым взглядом видно, что запланированная в разделе принуждения роль злого следователя отведена Председателю Демократической партии Молдовы Владимиру Плахотнюку, который управляет всеми органами власти Молдовы в режиме ручного управления.

Доброго следователя играет Игорь Додон, который говорит не с политиками Приднестровья, а с его народом. При этом собеседником и проводником его предложений, а вернее — троянским конём для Приднестровья, что при Воронине, что при Додоне выступает один-единственный депутат из всего состава Верховного Совета ПМР — Олег Хоржан.

Тем выгоднее для Молдовы, меньше сребренников придётся тратить.

11 сентября 2017 г. президент Молдовы Додон заявил в интервью РИА «Новости», что приднестровский вопрос по существу можно будет решать только после выборов в парламент Молдавии в 2018 году, а пока необходимо сосредоточиться на текущих проблемах обоих берегов Днестра.

«Если смотреть объективно, то, как минимум, в последующие несколько лет — этот и последующий годы точно — никаких подвижек не будет. Для нас важно сохранить до 2019 года статус-кво, чтобы ситуация не ухудшилась, чтобы не развязалась новая война, чтобы, не дай Бог, не появились силы НАТО по Днестру. Вот это наша задача номер один, и параллельно решать что-то из текущих вопросов для граждан обоих берегов Днестра», — сказал Додон.

Вот это уже реальнее.

По его словам, решить приднестровский вопрос возможно при соблюдении трёх моментов.

«Первое, и это должно быть основой, — это промолдавское большинство в парламенте. Такая власть может появиться в конце 2018 года — после парламентских выборов в Молдавии. Второе важное условие — это всё-таки договориться с Левым берегом создать общую страну. Это очень непросто. Разные поколения, разные системы государственного управления, разные налоговые системы. Это не год работы и не два», — сказал И. Додон.

Может, оно и так, но промолдавское большинство в парламенте Молдовы может появиться, а может и не появиться. Как и выборы осенью 2018 года — могут состояться, а могут и не состояться.

По его словам, в-третьих, «нужно будет найти геополитическое окошко, чтобы убедить Запад и Восток сесть за стол переговоров именно по этому вопросу, убедить Россию и США, что им выгодно в международном плане показать историю успеха в Молдавии. Это будет непросто. Но я надеюсь, что в 2019—2020 годах такое окошко у нас появится», — сказал президент.

«Поэтому оптимистичный сценарий — это 2019—2020 годы. Было бы идеально провести президентские выборы 2020 года в объединённом государстве. К этому мы должны стремиться. Чтобы и парламентские выборы 2022 года были на обоих берегах страны», — заключил И. Додон.

Да как-то не получается. По Конституции ПМР у нас следующие выборы президента должны пройти в 2021 году, а в Верховный Совет — как раз в 2020 году.

Ну что тут скажешь? Время покажет, поживём — увидим.

Давайте возьмём пример с китайцев, они давно отказались от практики больших скачков и перешли на тактику маленьких шагов. Так надёжнее.

ИА REGNUM : И все же, Игорь Додон, на ваш взгляд, пророссийский политик? И есть ли вообще такие в Кишиневе?

Я не могу приписывать Игорю Додону тех качеств, от которых он сам открещивается. Он сам не знает, почему в молдавских, российских и западных СМИ его называют пророссийским политиком. Уже 1 декабря 2016 года, через две недели после своего избрания, но ещё не вступив официально в должность, он сказал:

«…я не пророссийский, не прозападный, а промолдавский политик, сторонник нашей государственности. Я считаю, что самое главное — соблюдать интересы собственной страны».

При этом он заявил, что на территории страны не должно быть «каких бы то ни было вооружённых сил других государств». Следует понимать, что это относится и к Оперативной группе российских войск, размещённой в Приднестровье.

Да, Додон присутствовал 9 мая 2017 года в Москве на Параде Победы и сидел на трибуне рядом с Владимиром Путиным, на многих это произвело впечатление. Я считаю, что это надо только приветствовать, это нормальное отношение к нашей общей истории, общей Победе, а не искать в этом «пророссийскость» Додона.

Да, Додон присутствовал и в дни работы Петербургского экономического форума, который состоялся 1—3 июня 2017 г. в Санкт-Петербурге, опять же на сцене рядом с Владимиром Путиным сидел, пусть даже и не было подписано никаких инвестиционных проектов для Молдовы.

Додон — просто прагматик, он готовится к будущим парламентским выборам, конечно, если они состоятся осенью 2018 года. Общеизвестно, что в Молдове пока ещё достаточно высокий удельный вес среди избирателей занимают граждане с пророссийской ориентацией, поэтому тот политик и та партия, которые займут эту нишу, будут иметь шанс на победу на выборах.

Вот Додон и говорит и делает то, что может понравиться таким избирателям. И неважно, наступят ли какие-либо последствия, последуют ли какие-либо изменения после его слов или действий в силу его мизерных компетенций и полномочий, главное, чтобы это услышали и увидели.

28 марта 2017 года И. Додон подписал указ о проведении 24 сентября 2017 года референдума по нескольким привлекательным для избирателей вопросам. Но при этом включил в список два вопроса, из-за которых референдум оказался обречён, а избиратели обмануты.

Через несколько дней после подписания указа о проведении референдума 24 сентября 2017 года, президент Молдовы И. Додон и председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян подписали 3 апреля 2017 года Меморандум о сотрудничестве. И. Додон просил предоставить Молдове статус наблюдателя при ЕАЭС. Додон рассчитывал, что его инициативу рассмотрят на заседании в конце мая главы государств — членов ЕАЭС.

Но тут раздался окрик из Кишинёва:

«Без ратификации парламентом Молдовы подписанный 3 апреля президентом Игорем Додоном Меморандум о сотрудничестве Молдавии с Евразийской экономической комиссией, — просто бумага, не имеющая юридической ценности».

Об этом заявил на брифинге в Кишиневе премьер-министр Молдавии Павел Филип. Премьер напомнил, что Молдавия является парламентской республикой, и парламент определяет направления внешней и внутренней политики. Президент, конечно, может участвовать в международных переговорах и даже подписывать документы, но «ему следовало бы предупреждать партнеров, с которыми что-либо подписывает, что без ратификации парламентом документ не обладает юридической силой».

Это не помешало президенту Молдовы Додону 12 июля 2017 года сообщить представителям белорусской прессы, что Молдова может стать членом Евразийского экономического союза в ближайшее время. При этом И. Додон добавил, что решение за молдавским народом и оно будет принято на референдуме. Ведь закон жанра говорит о том, что избирателю надо сказать то, что он хочет услышать. А на самом деле, прав Филип.

Ну что сказать? Один референдум Додон уже пытался инициировать, а получился, если помягче выразиться, пшик.

Есть ли ещё какой пророссийский политик в Кишинёве? Наверное, есть. Тот же Игорь Тулянцев, Валерий Клименко и другие.

Вопрос в другом, каков потенциал, ресурс, возможность такого политика реально влиять на те или иные события, возможность повести за собой людей.

С этих позиций, мне кажется, что наиболее реальным политиком является председатель «Нашей партии», мэр города Бельцы Ренато Усатый.

В 2014 году Партия социалистов И. Додона и партия Усатого ещё были союзниками в парламентской избирательной кампании.

Но «приватизированными» Владимиром Плахотнюком правоохранительными органами и органами государственной власти Молдовы за три дня до выборов была начата и в течение трёх дней проведена кампания по отстранению партии Patria во главе с Усатым от парламентских выборов.

26 декабря 2014 года Генеральный инспекторат полиции потребовал у Центральной избирательной комиссии Молдовы снять с предвыборной гонки партию Усатого за финансовые нарушения.

27 ноября 2014 года Центральная избирательная комиссия проголосовала за снятие партии с выборов. ЦИК мотивировала свое решение, тем, что партия использовала в кампании деньги из-за рубежа для покупки топлива и телефонных разговоров.

В этот же день, 27 ноября 2017 г. Апелляционная палата Кишинева удовлетворила ходатайство ЦИК. Решение было вынесено на основании материалов, представленных в ЦИК Генеральным инспекторатом полиции. В них говорится, что Patria использовала для финансирования избирательной кампании средства, полученные из-за рубежа.

И уже 29 декабря 2014 г. Высшая судебная палата на закрытом заседании без участия сторон отклонила апелляцию партии Patria, которая обжаловала решение Апелляционной палаты Кишинева об аннулировании регистрации партии в качестве конкурента на выборах.

Это более чем убедительный пример того, что Плахотнюк боялся именно Усатого, а не Додона.

Особенно наглядно это проявилось уже в преддверии избирательной кампании по всенародным выборам президента Молдовы в 2016 году.

Для начала была смоделирована ситуация, которая привела к тому, что Додон и Усатый поссорились. К тому времени Усатый возглавлял все рейтинги популярности в социальных опросах, однако попытки Усатого объединить всю оппозицию ни к чему не привели: Игорь Додон уже заявил о том, что готов баллотироваться на пост главы государства.

Это могло привести к тому, что и Усатый мог реально выдвинуть свою кандидатуру на будущих президентских выборах, что отнюдь не входило в планы Плахотнюка.

Для этого у него в рукаве всегда есть козырная карта в виде Конституционного суда. Вот и на этот раз Конституционный суд во главе с Александром Тэнасе не подвёл.

В 2013 году Конституционный суд, возглавляемый тем же Тэнасе, показал удивительный пример судебной ламбады, признав Декларацию о независимости, в которой государственный язык назван румынским, имеющей более высокую юридическую силу, чем Конституция Республики Молдова, в которой государственный язык назван молдавским.

Тэнасе и на этот раз не подвёл.

4 марта 2016 г. Конституционный суд Молдовы постановил, что конституционные изменения от 2000 года, касающиеся процедуры избрания президента, были приняты с нарушением процедуры, следовательно, являются неконституционными.

Напомним, что этими изменениями был осуществлён переход от всенародного избрания президента страны к избранию президента в парламенте, а также повышен возрастной ценз для кандидатов в президенты с 35 до 40 лет.

Однако решение Конституционного суда оказалось каким-то странно половинчатым — решение о переходе к избранию президента парламентом признали неконституционным и вернулись к процедуре всенародного избрания. А вот часть решения от 2000 г., касающаяся изменения возрастного ценза, оставили в силе.

Как говорят в народе, и к бабке не надо ходить, чтобы понять, что такое решение Конституционного суда Молдовы открывало дорогу для участия в избирательной кампании только Додону и опускало шлагбаум перед Усатым, которому было только 37 лет.

Плахотнюк не забыл про услуги Тэнасе, отблагодарив его 19 декабря 2017 г. назначением на должность министра юстиции Республики Молдова.

Неужели так боялись Ренато Усатого? Как оказалось, было чего бояться.

На местных выборах в июне 2015 года возглавляемая Усатым «Наша партия» одержала победу, заняв первое место по числу выигранных городов. Кандидаты от партии Усатого победили в 12 городах. Сам Усатый с первого тура (72% голосов) был избран мэром второго по величине в стране города Бельцы. По состоянию на 2017 год представители «Нашей партии» контролировали все крупные города севера Молдовы, а также все города Гагаузской автономии на юге, включая столицу автономии, г. Комрат.

На мой взгляд, Усатый — это единственный в Молдове политик, который реально может противостоять планам прорумынских унионистов и который реально может поднять народ на протестные выступления.

Хочу напомнить, что город Бельцы, второй по величине город в Молдове, его ещё называют северной столицей Молдовы, является наиболее русскоязычным городом, а в соседних Бричанском, Дондюшанском и Единецком районах высок удельный вес украинского населения. Там проживают около 500 тысяч украинцев. В период забастовочного движения и сопротивления приходу к власти в Молдове прорумынских националистов Приднестровье получило наибольшую поддержку как раз от юга Молдавской ССР, где компактно проживают гагаузы и болгары, и от севера Молдавской ССР. Тогда рассматривалась даже идея возможного образования Северной республики.

Если бы этим планам суждено было бы сбыться, убеждён, что общими усилиями Приднестровская, Гагаузская и Северная республики не допустили бы такого развития событий в Молдове.

Александр Караман

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 января 2018 > № 2469984 Александр Караман


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 декабря 2017 > № 2436924 Вадим Красносельский

Вадим Красносельский о Приднестровье: «полное ведро» или «разбитое корыто»?

Разговор с президентом ПМР Вадимом Красносельским

ИА REGNUM : Вадим Николаевич, вот уже год как Вы — высшее должностное лицо Приднестровской Молдавской Республики. Скажите, какую страну Вы приняли: это было «полное ведро» или «разбитое корыто»? Что Вашей команде удалось сделать за год и каковы планы на будущее?

Конечно, ситуация в стране на конец декабря 2016 — начало января 2017 была не из простых. Например, величина золотовалютных резервов страны по состоянию на 1 января составила минус 34,6 миллионов долларов США. Более того, выплаты государственных обязательств по пенсиям, пособиям и зарплатам бюджетников производились не за счет поступлений из экономики, а за счет «печатного станка». Фактически незаконно напечатано порядка 1 миллиарда приднестровских рублей, что в эквиваленте составляет приблизительно 65 миллионов долларов США. В обменных пунктах и банках не было иностранной валюты. Большинство особо прибыльных предприятий госсектора работали с потребителем и поставщиками сырья через посредников — «фирмы-прокладки». То есть была создана система по вымыванию валюты из страны, уходу от налогов.

На выборы я шел с программой реальных действий — «Народная программа Красносельского» — и с командой управленцев-государственников. Благодаря оптимизации расходов, комплексной программе, которую выработало правительство, включая разрушение «серых схем», мы уже смогли вернуть в экономику многомиллионные ресурсы. Прозрачно работают такие значимые для экономики Приднестровья предприятия, как Молдавский металлургический завод и Приднестровская железная дорога. Выплаты зарплат и пенсий осуществляются в полном объеме. Государство больше не забирает у людей их заслуженно заработанные деньги, вернуло заслуженные льготы пенсионерам, инвалидам, многодетным. Покупка иностранной валюты доступна для граждан. Мы не сократили рабочих госпредприятий, не оптимизировали ни одну школу, а наоборот, принялись оптимизировать бюрократический аппарат.

На 1 октября 2017 года нам удалось создать в республике 1595 рабочих мест, плюс к этому выдан 991 новый патент. По меркам ПМР это хорошие показатели.

Вижу наш вектор в открытости, прозрачности, в дальнейшем укреплении Приднестровья как социально ориентированного государства с рыночной формой экономики.

ИА REGNUM : Мне довелось слышать «второе название» Приднестровья — «Республика ШЕРИФ». Не могли бы Вы оценить значение этой корпорации в экономике региона и возможности ведения в ПМР самостоятельного малого и среднего бизнеса?

У нас все работают в равных условиях. 2017 год я объявил Годом предпринимателя. Главная задача — снизить налоговое бремя, так, уровень налоговой нагрузки в последние годы устойчиво превышал 30% ВВП, а нужно — в пределах 25%. Мы уже снизили стоимость патента для индивидуальных предпринимателей. Нужно активизировать малый и средний бизнес. Продемонстрировать людям, что заниматься предпринимательством у нас, инвестировать в Приднестровье — это не значит «вложиться — заплатить налоги и сборы — и всё потерять», а «вложить — получить прибыль — заплатить налоги и сборы — получить поддержку от государства — увеличить занятость в экономике».

Теперь по поводу ООО «Шериф». Знаете, я не сторонник выделения кого-то. Ведь каждый трудится по силам, исходя из собственного умения, опыта, профессионализма. Вот, кстати, у меня под рукой последняя информация по крупнейшим налогоплательщикам в госбюджет ПМР. Открывает этот список ООО «Шериф».

ИА REGNUM : Внешняя политика и безопасность Приднестровья сейчас во многом определяются форматом «5+2». Как Вы считаете, он имеет дальнейшею перспективу?

Приднестровье традиционно и последовательно выступает за сохранение всех площадок действующего переговорного процесса. Мы открыты для диалога. Однако не всегда диалог в формате «5+2» носит регулярный, как бы нам этого хотелось, характер. Напомню, предпоследние заседание формата прошло летом 2016 года в Берлине, а в этом году лишь благодаря инициативам Приднестровья по решению застарелых социальных проблем и достижению договоренностей с молдавской стороной — открытие моста между селами Бычок и Гура-Быкулуй, апостилирование наших дипломов о высшем образовании, снятие вопроса функционирования «румынских школ», телекоммуникационных и земельных противоречий, — стало возможным проведение заседания в Вене в ноябре 2017 года.

Я не вижу сегодня альтернатив для «5+2». Формат работает. Конечно, не всегда так эффективно, мобильно и своевременно, но он работает. Поэтому что-то изменять или корректировать я бы не стал.

ИА REGNUM : Мой следующий вопрос к Вам — не как к президенту, а как к генералу, главнокомандующему Вооруженными силами ПМР. Как Вы оцениваете сегодняшнее состояние и потенциал приднестровской армии, особенно при нынешних угрозах конфликтов? И какое значение имеют российские контингенты в военной составляющей Приднестровья?

Приднестровье ни на кого нападать или с кем-то воевать не собирается. Мы исходим из оборонной доктрины и поддержания национальной безопасности. Но, безусловно, безопасность любого государства начинается с сильной и боеспособной армии, профессиональных и материально обеспеченных силовых структур.

В этом году мы изменили подход к службе в армии. Продолжается обеспечение войск новой форменной одеждой. С 1 марта для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, введен режим рабочего дня — с 8 часов утра до 6 часов вечера. По всем показателям состояния воинской дисциплины зафиксирована положительная динамика.

В целом считаю наличие в ПМР боеспособной армии, закаленной боевыми действиями 1992 года, очень важным сдерживающим фактором для некоторых горячих голов. Не менее значимым фактором для мира в регионе являются и миротворческие силы России. Контингент миротворческих сил известен. Вооружение у них стандартное, как у всех миротворцев — стрелковое, без тяжелого вооружения и техники, ракет и самолетов. Но этого достаточно для поддержания мира и безопасности на берегах Днестра. А эффективность доказана временем. Может быть, это хорошая модель для применения в других зонах конфликтов? Почему бы и нет.

Приднестровский народ не видит сегодня альтернатив успешно действующей миротворческой миссии под эгидой России, не желает, чтобы на нашей земле вновь из-за чьих-то корыстных интересов была развязана новая война.

ИА REGNUM : В настоящее время, начиная с 2016 года, ПМР находится в состоянии «двойной блокады» – и со стороны Молдавии, и со стороны Украины, где совместно работают украинско-молдавские пограничники. В этой связи, — какие потери несет Приднестровье от этой блокады и как бы Вы охарактеризовали действия Киева?

Позволю себе Вас поправить. В «двойной блокаде» Приднестровье находится с марта 2006 года. Тогда мы с непониманием и даже болью восприняли шаг Украины по совместному с Молдовой блокированию приднестровской экономики. С 2014 года — новый виток блокады. А в мае 2015 года правительство Украины ввело запрет на ввоз в ПМР через свои пункты пропуска всех подакцизных товаров — этиловый спирт, табачные изделия, нефтепродукты. В 2017-м — совместный молдово-украинский контроль на приднестровско-украинском участке границы.

Приднестровье, как и прежде, расценивает эти действия как односторонние, как попытки полностью контролировать наш экспорт и импорт, а также передвижение граждан через приднестровско-украинскую границу. А если приводить цифры, то, по подсчетам министерства экономического развития республики, только от совместного контроля на пункте пропуска «Кучурган-Первомайск» мы теряем ежегодно 38 миллионов долларов США, или 6% ВВП.

А ведь на территории Приднестровья проживает порядка 150 тысяч этнических украинцев, 80 тысяч граждан Украины. Это важный момент, который нельзя обойти вниманием. Ведь что для нас Украина? Это страна-гарант в урегулировании молдо-приднестровского конфликта, страна-посредник в формате «5+2», страна-наблюдатель в Объединенной контрольной комиссии. Именно в Украину приднестровцы стали уезжать в период самой острой фазы боевых действий 1992 года. И спасибо ей, что нас приняли и оказывали всяческую помощь и содействие.

ИА REGNUM : Какими Вы видите социальные процессы в Приднестровье: хватит ли у государства сил на удержание социальной ориентации приднестровской экономики?

Да, ситуация вокруг Приднестровья сложная. Внешний фактор не слишком позитивно влияет на наше внутреннее развитие, однако граждане, доверившие мне пост президента ПМР, выдали тем самым большой кредит доверия. Как я говорил выше, у нас в активе есть пошаговый план действий — «Народная программа». В этом стратегическом документе четко прописано, что нужно делать, чтобы республика вновь шла социально-ориентированным курсом. В качестве примера скажу, что в бюджете на 2018 год отдельной статьей предусмотрены средства на выплату советских вкладов, возведение и капитальный ремонт объектов жилищного строительства, социальной инфраструктуры городов и сел. Также мы не собираемся отказываться от возвращенных людям льгот и иным мерам социальной поддержки, говорю про «замороженные» коммунальные тарифы и бесплатный газ для пенсионеров.

ИА REGNUM : Вадим Николаевич, может я не задал вопроса, который должен был бы задать, и на который Вы хотели бы ответить?

Я очень надеюсь, что наш сегодняшний диалог был предметным. И теперь со страниц Вашего издания украинцы и россияне смогут узнать правду о современном Приднестровье. Пользуясь случаем, хочу поздравить всех с Новым 2018 годов и Рождеством. Пожелать мира, благополучия и добра. А Вас, Андрей, я благодарю за интересные вопросы. Спасибо.

Андрей Ганжа

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 декабря 2017 > № 2436924 Вадим Красносельский


Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский

Сойти с ума: Украина пойдет захватывать Приднестровье при одном условии

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Вхождение Приднестровья, молдавского «аналога» так называемых ДНР-ЛНР, в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. Украина стала бы захватывать никому не нужную непризнанную «республику» лишь в одном случае — если бы сошла с ума. Такое мнение «Апострофу» высказал российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, комментируя заявление президента Молдовы Игоря Додона о том, что Приднестровье может войти в состав Украины.

Слова Игоря Додона производят впечатление какого-то бреда. Я впервые слышу о главе государства, который говорит о том, что будет, если его государство перестанет существовать. Это по меньшей мере странно. Непонятно, чем это заявление мотивировано. Еще менее понятно, почему его волнует, что будет с Приднестровьем, если его государство перестанет существовать. Наконец, совсем уж странно, что он решает за Украину, присоединит она к себе Приднестровье или нет. Все тезисы этого человека производят впечатление бреда. Никакого рационального смысла в этих словах ни с какой стороны я не вижу. Если он таким образом хотел подлизаться к России, то это тоже крайне глупо.

Насколько я понимаю, основное развлечение Додона — это собачиться с парламентом Молдовы. Он хочет загнать в угол своих парламентариев и получить какое-то преимущество. В частности, он показывает, что вот у него есть решение проблемы Приднестровья, которое состоит в федерализации Молдовы. Но это опять же, насколько я понимаю, пустой треп, поскольку от него это не зависит, а парламент на это никогда не пойдет. Это во-первых.

Во-вторых, сама эта [Приднестровская молдавская] «республика», как мне кажется, меньше всего хочет вернуться в Молдову в любом качестве, будет она частью федерации или нет. Им и так хорошо. Зачем им Молдова? Потому эти его предложения — чисто демагогические, поскольку ни Кишинев, ни Тирасполь ему не подчиняются.

По поводу Украины это могло быть чисто теоретическое допущение, поскольку есть общая граница. Но практически вхождение Приднестровья в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. А продать это так, что вот я, Додон, защищаю Тирасполь от поглощения Украиной, — ну, это детский сад какой-то, опасности такой нет.

Что касается того, что интересует Россию… Думаю, Россию интересует одно — чтобы поменьше говорили о Приднестровье, потому что России это сегодня ни с какой стороны не интересно и не важно. Сейчас я не могу вообразить себе условия, при которых Россия вновь активно займется вопросом Приднестровья. Для этого в России, во-первых, должны появиться лишние деньги, которых, мягко говоря, нет. Как правильно сказал Додон, сейчас даже газ Приднестровью Россия бесплатно не поставляет.

России явно не до них. Если бы Украина сошла с ума и стала реально захватывать никому не нужное Приднестровье, тогда Москва бы, наверно, вмешалась. Или если бы Кишинев вдруг взбесился и стал посылать войска в Приднестровье… Другими словами, чтобы Москва вновь заинтересовалась Приднестровьем, его надо спасать от кого-то. Но спасать его абсолютно не от кого, кроме самих руководителей Приднестровья, от которых спасать его невозможно.

Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский


Украина. Молдавия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Экология > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373927 Илья Тромбицкий

Что будет с Молдовой, если Украина реализует свои планы на Днестре?

Украина не отказалась от своих планов по строительству гидроузлов на Днестре, молдавское правительство не смогло защитить интересы своей страны, а Евросоюз решил не вмешиваться в создавшуюся ситуацию. Sputnik решил узнать, какой худший сценарий ждет страну, если заработают украинские проекты на Днестре. На вопросы ответил директор Международной ассоциации хранителей реки Днестр «Eco-TIRAS», доктор биологических наук Илья Тромбицкий.

— Что произойдет с Днестром?

— Надо понимать, что река – это не труба, а сложная экосистема, и изменения будут многогранные. Они, во-первых, будут заключаться в существенном уменьшении стока воды в течение года и особенно – весной. Река будет терять свои речные характеристики и приобретать качества озер – стоячая вода, развитие сине-зеленых водорослей, загнивание ила и образование метана и сероводорода, утрата рекреационных качеств – в реке будет неприятно купаться, там исчезнет рыба промысловых видов и размеров, проблемы с орошением станут постоянными. В целом влияние гидростроительства на Днестре – это вопрос национальной безопасности.

— Что произойдет с окружающей средой?

— Изменения в экосистеме реки приведут к сильному росту парниковых газов, которые будут вносить негативный вклад в борьбу с изменением климата. Водно-болотные угодья, в том числе, международно признанные (дельта Днестра и находящиеся в секторе «Унгурь — Холошница») потеряют свои изначальные качества. Исчезнут водно-болотные птицы. Днестр станет непригодным для спортивного туризма, агро- и экотуризма, а также любительского рыболовства, а о промысловом можно будет забыть. В верхнем Днестре в результате строительства шести русловых ГЭС будут затоплены уникальные природные ландшафты, в том числе, Днестровский каньон. То же касается исторических памятников в Черновицкой, Ивано-Франковской и Тернопольской областях. Влияние на Черное море будет заключаться в уменьшении стока, что ускорит подъём сероводородного слоя к поверхности. В конечном итоге это может вызвать умирание всего живого в море.

— Что произойдет с селами и городами на Днестре?

— Станет остро ощущаться нехватка воды для питьевого водоснабжения. В верхнем Днестре будут затоплены 4000 га поймы реки, а людей вынужденно переселят. В Молдове и нижней украинской части Днестра в большинстве колодцев исчезнет вода. Из-за недостатка воды для орошения и изменения гидрологического режима вдоль Днестра станет сложно заниматься сельским хозяйством. Это вызовет развитие бедности в регионе и массовую эмиграцию.

— Что произойдет с Кишиневом?

— Кишинёву следует подумать о проектах по надёжному водоснабжению, поскольку ситуация лета 2015-2016 годов, когда уровень воды в Днестре достиг критических отметок, станет постоянной. И артезианская вода не спасёт, поскольку её запасы тоже связаны с Днестром. Водоподготовка воды станет очень дорогой в силу низкого качества изначальной воды. Это приведет к снижению уровня жизни населения и привлекательности города и страны в целом для жизни и инвестиций.

Украина. Молдавия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Экология > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373927 Илья Тромбицкий


Молдавия. Евросоюз. Румыния. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 октября 2017 > № 2344179 Андрей Девятков

Игра в нестабильность. Как смягчить противоречия России и ЕС в Молдавии

Андрей Девятков

Международные участники должны снизить свои ожидания от молдавских политиков, не делить их на своих и чужих и содействовать большей конкуренции в политической жизни страны. Иначе и Россия, и ЕС, преследуя свои геополитические интересы, могут стать объектом манипуляции со стороны локальных политиков, для которых проевропейскость или пророссийскость – это просто удобные инструменты, а не руководящие принципы

В Молдавии уже давно никого не удивишь разговорами об угрозе поглощения страны соседней Румынией или победы пророссийской «пятой колонны». Однако по мере приближения парламентских выборов, намеченных на осень 2018 года, все заинтересованные стороны, как внутренние, так и внешние, резко повысили ставки. Вплоть до того, что в качестве реальной опасности стала обсуждаться возможность размораживания приднестровского конфликта. Тем не менее пока рано утверждать, что кто-либо из влиятельных сил готов к радикальному слому сложившегося в регионе статус-кво.

Нестабильность как модель управления

Понять происходящее в Молдавии можно, только если учитывать некоторые особенности этой страны как политического сообщества. Во-первых, Молдавия остается сугубо постсоветским государством – в том смысле, что при слабости гражданского общества, низком уровне политической культуры, катастрофической бедности и апатии большинства активно эмигрирующего населения национальные элиты могут навязывать обществу свою повестку.

В результате политические дебаты, особенно в ходе предвыборных кампаний, сконцентрированы не на развитии экономики или системы образования, а на искусственных геополитических сюжетах. Хотя по опыту модернизации в странах Центральной и Восточной Европы, вступивших в ЕС, известно, что нормальная политика там начиналась с того, что граждане отказываются от спускаемых сверху политических сюжетов и ставят перед властями свои острые, близкие собственным конкретным нуждам вопросы.

Во-вторых, Молдавия – это государство пограничья, где велико влияние как Европы, так и условного «русского мира». Существенная часть избирателей здесь помнит советское прошлое в радужных тонах – как время расцвета республики, особенно на фоне ее нынешнего состояния. Кроме того, после распада СССР большинство молдавских мигрантов нашли для себя работу прежде всего в России, отсюда и пророссийские настроения.

Но есть совсем другая группа молдавских избирателей, не менее влиятельная. Для них советское прошлое – это репрессии, дискриминация молдаван при назначении на ключевые посты, конструирование «молдавской нации» вопреки идее «великой Румынии».

Столкновение этих взглядов предопределило то, что ключевым для молдавской политики остается вопрос внешнеполитической ориентации страны. И простые избиратели, и политики (по крайней мере, в представлении избирателей) здесь четко делятся на прозападных и пророссийских.

Один политический лагерь говорит, что стране угрожают попытки Запада втянуть Молдавию в противостояние с Россией (через укрепление присутствия НАТО), а также желание Румынии поглотить Молдавию как якобы оккупированную в прошлом Российской империей и Советским Союзом исконно румынскую землю. В противоположной части политического спектра популярны утверждения, что пророссийская «пятая колонна» готова сдать страну имперской России, которая не просто пытается всеми способами приостановить европейскую интеграцию Молдавии, но и оккупирует Приднестровье, создавая там плацдарм для военно-политического давления на Кишинев.

Проблема здесь не просто в расхождении мнений, а в том, что все эти панические заявления погружают молдавскую политику в нескончаемый режим чрезвычайной ситуации. В информационном пространстве интенсивно нагнетаются страхи, и нестабильность становится одним из основных методов государственного управления. Это позволяет политическим элитам легитимизировать коррумпированную и олигархическую систему власти, а также добиться определенной благосклонности от внешних держав, что приносит разного рода финансовые и политические бонусы.

Однако наличие противоположных дискурсов вовсе не означает, что политические силы в Молдавии последовательно придерживаются какой-то одной геополитической позиции. Они давно научились жонглировать геополитикой, менять свои убеждения в соответствии с требованиями политического момента.

Например, Владимир Воронин, председатель Партии коммунистов и президент Молдавии в 2001–2009 годах, за свою долгую политическую карьеру побывал сторонником и вступления страны в Союз России и Белоруссии, и интеграции в ЕС. Нынешняя правящая Демократическая партия раньше была центристской и отстаивала концепцию, что для Молдавии губительно становиться ареной противостояния Востока и Запада. А сейчас она позиционирует себя главным защитником страны от «российской угрозы».

Кроме того, молдавские политические силы, хоть формально и относятся к разным политическим лагерям, охотно сотрудничают друг с другом. Тот же Владимир Воронин после выборов 2005 года вступил в политическую коалицию с якобы ненавистными ему сторонниками объединения с Румынией.

Также и сегодня многие наблюдатели подозревают, что правящая Демократическая партия, с одной стороны, и Партия социалистов и президент Игорь Додон – с другой, совместно разыгрывают для внутреннего и внешнего потребителя своеобразный геополитический театр. Они постоянно нападают друг на друга по внешнеполитическим вопросам и таким образом симулируют внутриполитическую борьбу.

Поэтому споры о геополитическом выборе для молдавских политиков – это скорее политическая технология, а не руководство к реальным действиям на международной арене. Геополитические конфликты в регионе протекают в основном в головах, а не на полях дипломатических и военных сражений. Например, сомнительно, что молдавские правые готовы реально бороться за объединение с левым берегом, ведь при их прозападной риторике приднестровские избиратели вряд ли будут голосовать за них на выборах.

В свою очередь левый фланг во главе с Додоном вряд ли готов разрывать отношения с Евросоюзом и денонсировать соглашение об ассоциации. Ведь экономическая система Молдавии не самодостаточна и требует постоянных внешних вливаний, а любое движение в сторону реальной евразийской интеграции будет означать серьезную угрозу цветной революции по образцу 2009 года.

Молдавские покровители

На общественно-политический раскол внутри Молдавии накладывается то, что эта страна стала объектом интенсивной геополитической конкуренции между коллективным Западом и Россией. Казалось бы, Молдавия не имеет серьезного геополитического значения, но несколько факторов придают этой стране особый символический вес в глазах глобальных центров силы.

Во-первых, Молдавия находится непосредственно на внешней границе Евросоюза и рядом с Украиной. Во-вторых, на территории Молдавии сохраняется российское военное присутствие, причем как в виде миротворческого контингента, что закреплено в российско-молдавском соглашении об урегулировании приднестровского конфликта 1992 года, так и в виде войск и вооружений, представляющих собой остатки бывшей 14-й советской армии и не имеющих четкого международно-правового статуса. Российское военное присутствие усиливает внимание Запада к Молдавии – там считают, что Москва таким образом стремится сохранить рычаги давления на Кишинев.

Для России важно, с одной стороны, сохранить свою миротворческую роль как признак статуса ключевой региональной державы. А с другой – Москва надеется использовать свое военное присутствие для противодействия любым, даже гипотетическим попыткам Запада включить Молдавию в свою сферу влияния, в особенности за счет расширения инфраструктуры НАТО на молдавской территории. А сдерживание НАТО – одна из самых постоянных мотиваций в российской внешней политике.

И Россия, и Запад убеждены в недобрых намерениях друг друга. Отправной точкой для взаимного недоверия и геополитического противостояния на Днестре послужила история с «меморандумом Козака» 2003 года, когда Россия попыталась решить приднестровский конфликт на основе признания Кишиневом особого статуса левого берега Днестра и согласия на размещение там российской военной базы. Накануне подписания соглашения ЕС и США надавили на Кишинев и сорвали договоренность. С тех пор страны ЕС и США активно борются за сохранение проевропейского курса Кишинева, а Россия желает восстановить там хотя бы часть своих прежних позиций, при которых без оглядки на Москву в Молдавии не принималось ни одно важное политическое решение.

В регионе сложилась система патрон-клиентских отношений: страны Запада в виде кредитов и грантов вливают в Молдавию до 450 млн евро ежегодно, а Россия поддерживает Приднестровье за счет фактически бесплатного газа, который правительство Тирасполя перепродает на внутреннем рынке, доплат приднестровским пенсионерам и точечных социальных проектов.

Кроме того, Запад и Россия активно работают с молдавскими политическими силами. Несмотря на склонность правящей Демократической партии к фиктивной европеизации, ЕС продолжает с ней диалог о реформах и внедрении европейских норм и стандартов. Россия после избрания в 2016 году президентом Игоря Додона тоже пошла на некоторые уступки – объявила амнистию для молдавских мигрантов и отменила некоторые торгово-экономические ограничения для молдавских экспортеров, чтобы помочь Додону на внутриполитическом поле.

Конечно, на Западе или в России могут проявлять недовольство отдельными политиками в Кишиневе и Тирасполе. Так, Россия в 2011 году содействовала поражению Игоря Смирнова на президентских выборах в Приднестровье. А сейчас на Западе растет недовольство молдавским олигархом и лидером правящей Демократической партии Владом Плахотнюком из-за его стремления построить режим личной власти и любыми способами сохранить его и после грядущих парламентских выборов. Это недовольство выливается в уменьшение грантовой (но не кредитной) поддержки Кишинева. Тем не менее такое недовольство не приводит к снижению вовлеченности России или Запада в регионе.

В итоге международная ситуация также создает предпосылки для того, чтобы геополитика определяла повестку во внутренней политике Молдавии и содействовала расколу и дезинтеграции страны. С другой стороны, вовлеченность внешних сил не дает локальным конфликтам перейти в горячую фазу и стабилизирует статус-кво в регионе.

Дело в том, что для глобальных игроков Молдавия является периферийной территорией, где они не готовы обострять противостояние и доводить его до украинского сценария. Для России это означало бы принуждение к реализации «проекта Новороссия» с непредсказуемыми последствиями, а для Запада – перерастание пока еще политического конфликта с крупной ядерной державой в региональное военно-политическое противостояние.

Покачнувшееся равновесие

Что же сегодня раскачивает лодку в Молдавии? Основным фактором, как представляется, являются приближающиеся парламентские выборы – ключевое политическое событие для Молдавии как парламентской республики. В стране распадаются прежние политические проекты, представленные ныне в парламенте, – Либерально-демократическая партия находящегося сейчас в тюрьме экс-премьера Влада Филата, унионистская Либеральная партия Михая Гимпу и Партия коммунистов Владимира Воронина.

Нынешнее парламентское большинство создано одной из прежних партий Альянса за европейскую интеграцию – Демократической партией, причем одним из главных ресурсов для сбора нужного числа депутатов выступают обломки фракций распадающихся партийных структур.

Борьба за новый состав парламента развернется между тремя силами: правящей Демократической партией, Партией социалистов и не представленной в парламенте правой оппозицией (партийные проекты Майи Санду и Андрея Нэстасе).

После взаимных нападок и скандалов, связанных в том числе с выводом из молдавской банковской системы примерно $1 млрд в 2014 году, проевропейские партии Альянса за европейскую интеграцию были дискредитированы в глазах населения. Лидер Демократической партии Плахотнюк, контролирующий медиахолдинг, куда входят четыре центральных телеканала Молдавии, – это политик с самым высоким в стране антирейтингом. В то же время его Демократическая партия явно стремится остаться у власти. Сам Плахотнюк еще в январе 2016 года заявил о своих премьерских амбициях, но тогда его кандидатура не была согласована президентом Тимофти.

Сейчас в Молдавии мало кто верит заявлениям демократов об их поддержке европейской интеграции, желании создать новый политический класс, борьбе с коррупцией и так далее. При честной игре шансов на победу у нынешнего парламентского большинства немного.

Поэтому руководство Демпартии решилось на ряд экстраординарных действий. Во-первых, в июле был принят закон об изменении избирательной системы с пропорциональной на смешанную, что, как ожидается, поможет Демпартии обеспечить себе необходимое количество депутатов за счет щедро финансируемых одномандатников. Этот шаг вызвал недовольство как у правой оппозиции, так и у внешних партнеров, прежде всего Европейского союза.

«Позорно, что большинство в молдавском парламенте выбрало сегодня для своих граждан авторитаризм, а не демократию, хаос, а не правовое государство», – так, например, отреагировал на одобрение избирательной реформы президент Европейской народной партии Джозеф Дол. Брюссель фактически приостановил выделение финансовой помощи Кишиневу на 100 млн евро, а также отказал Молдавии в грантах по многим другим программам. Осторожную критику позволило себе и посольство США. Тем не менее закон об избирательной системе вступил в силу, со ссылкой на то, что это «суверенное право» Молдавии.

Также правящая Демпартия стала активно использовать разного рода политтехнологические акции. Для демонстрации борьбы с коррупцией по всей стране активно идут обыски и аресты в государственных и бюджетных учреждениях, хотя реальную судебную перспективу имеют дела прежде всего против оппонентов нынешних властей.

Власти решились опять обострить и тему о внешних угрозах. В угрозы определили Россию и Приднестровье. Хотя поначалу, до мая этого года, работа в этом направлении была не очень последовательной. Так, премьер-министр Павел Филип просил США помочь Молдавии в борьбе с российской пропагандой, а параллельно Плахотнюк рассуждал о том, что Молдавия должна быть в хороших отношениях как с Западом, так и с Востоком.

Однако с мая – июня политтехнологическая машина Демократической партии окончательно была сориентирована на борьбу с «российской угрозой». Для этого есть две основные причины. Первая состоит в том, что правящей партии необходимо было переломить негативную для нее информационную повестку, связанную с принятием закона об изменении избирательной системы. Так как кризис в отношениях с Западом стал явным, а на улицах постепенно стала собираться правая оппозиция, информационные акции должны были быть максимально эффектными.

Вторая причина в том, что после прихода к власти Додона Москва стала наращивать с ним сотрудничество, и все шаги по нормализации двусторонних отношений подаются как личные достижения Додона, а не как результат совместных действий молдавского президента и правительства.

Осенью 2016 года возобновились заседания российско-молдавской межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, был подписан план по нормализации отношений в сфере торговли. Но основные лавры открытия российского рынка и облегчения жизни молдавских мигрантов Додон с подачи Кремля решил забрать себе.

Кроме того, в апреле молдавский президент принял участие в заседании высшего органа ЕАЭС, а 9 мая он был главным иностранным гостем на праздновании Дня Победы в Москве. Поэтому жесткие действия на российском направлении были, по всей видимости, нацелены на то, чтобы поставить президента на место и не допустить дальнейший рост рейтинга Партии социалистов за счет нормализации отношений с Россией.

Стоит отметить, что даже если между Демократической партией и Партией социалистов существует негласный альянс, позволивший, в частности, принять закон об изменении избирательной системы, то Плахотнюк рассматривает Додона не как равного, а скорее как младшего партнера, которому можно отдать, например, мэрство в нескольких городах, но никак не возможность формировать парламентское большинство и правительство.

Кроме сугубо внутриполитических причин дестабилизации ситуации в Молдавии, можно выделить и международные факторы, которые усиливают информационное напряжение вокруг этой страны. Во-первых, украинский кризис. Он усилил негативный имидж России среди молдавских правых, и приднестровский конфликт теперь рассматривается ими по аналогии с Донбассом – как пример российской «гибридной войны». Это одна из причин (наряду с сопротивлением Москвы подписанию соглашения об ассоциации Молдавии с ЕС), почему любой антироссийский шаг сегодня воспринимается в Кишиневе несколько иначе, чем, например, в 2013 году.

В свою очередь Киев после 2014 года резко изменил свою политику на приднестровском направлении. Раньше Украина занимала в целом дружественную позицию в отношении Тирасполя: Молдавия практически не контролировала внешние коммуникации отколовшегося региона на приднестровском участке границы с Украиной; в Приднестровье, в том числе на Молдавском металлургическом заводе, были украинские инвесторы. Но после Евромайдана Приднестровье в Киеве стали рассматривать как пророссийский, контрабандистский анклав, который может стать плацдармом для вторжения российской армии или диверсантов, поэтому его необходимо как можно скорее реинтегрировать в Молдавию, причем ни в коем случае не на основе российского «плана федерализации».

По всей видимости, какая-то часть политических элит в Киеве реально убеждена в том, что Приднестровье может быть источником опасности для Украины. Но основные причины для негативного отношения к этому региону видятся все-таки в другом. В Киеве прекрасно понимают, что Приднестровье – это ахиллесова пята Москвы, потому что Тирасполь логистически изолирован от России и основные экономические связи поддерживает в первую очередь с Молдавией, странами ЕС и Украиной. Поэтому давление на Тирасполь в Киеве воспринимают как способ давления на Москву, что укладывается в общую логику украинских шагов против Крыма и российских экономических агентов на своей территории. Кроме того, приднестровский вопрос – это хороший источник сюжетов в информационной войне с Россией.

Еще один фактор неопределенности – деградация отношений России и Запада. С одной стороны, с уходом администрации Обамы и лично Виктории Нуланд, которая была одним из главных визави для молдавских властей в Вашингтоне, Кишиневу стало сложнее продвигать свои интересы в США. Демпартия официально наняла уже три американские лоббистские кампании для продвижения своей повестки в Вашингтоне и странах ЕС.

С другой стороны, антироссийская информационная волна, которую поддерживают Конгресс, Минобороны США и сообщество американских спецслужб, достигла в последние месяцы своего пика. Кульминацией в этой связи был закон, предполагавший введение дополнительных санкций против России, а также обсуждение новых мер по сдерживанию российского влияния в сопредельных государствах и в странах Европы. Для молдавских властей открывалась хорошая возможность встроиться в эту волну. Это была одна из главных целей визитов Плахотнюка в США в мае и июле 2017 года.

Кроме того, для самостоятельной игры у Демократической партии есть еще один хороший ресурс – это политически близкие отношения с правящей в Румынии Социал-демократической партией. Эта румынская партия по своим базовым характеристикам очень похожа на своего молдавского партнера, и между двумя политическими силами, по всей видимости, сложились хорошие отношения.

Румыния не раз поддерживала Демократическую партию: предоставила Молдавии крупный льготный кредит еще до возобновления международного финансирования со стороны МВФ, поддержала изменение молдавской избирательной системы и прикрыла Кишинев с запретом на въезд в Молдавию Дмитрию Рогозину. Позиция Румынии размывает единую позицию Евросоюза, что создает для Кишинева определенную свободу маневра в отношениях с Брюсселем.

Очаги конфликтов

Каковы основные источники возможной дестабилизации вокруг Молдавии? Во-первых, острый кризис может возникнуть в отношениях Кишинева с Москвой. Так, 29 мая 2017 года Молдавия без объяснения причин объявила о высылке пяти российских дипломатов. Позднее агентство Reuters со ссылкой на источники в Кишиневе написало, что причиной высылки якобы было то, что представители российского посольства занимались вербовкой добровольцев для Донбасса.

Также за день до принятия закона об изменении избирательной системы, 20 июля 2017 года, в прессе появился скан ноты, которую молдавское Министерство иностранных дел и европейской интеграции направило в посольство России. Там говорилось о нежелательности визита российской делегации в Кишинев и Тирасполь, приуроченного к 25-летию российского миротворчества на Днестре. Когда Рогозин попробовал прилететь в Молдавию на гражданском рейсе S7, Бухарест закрыл свое воздушное пространство для самолета, а позднее Кишинев объявил российского вице-премьера персоной нон грата.

Последний шаг был встречен многими в Молдавии с особенной радостью. Ведь Дмитрий Рогозин после своего назначения на молдавско-приднестровское направление не раз позволял себе довольно жесткие и эксцентричные заявления и полуугрозы, из-за чего стал символом агрессивности российской политики в регионе. Записи Рогозина в твиттере и фейсбуке только помогали разжигать кампанию против него в Молдавии.

Еще один источник напряженности – приднестровский вопрос. Молдавские власти развернули, в том числе в ООН, широкую информационную кампанию против российского военного присутствия. Речь идет не только о выводе остатков бывшей 14-й советской армии, но и фактически о замене российских миротворцев, которых молдавское правительство обвиняет в содействии приднестровскому сепаратизму. Также Кишинев препятствует приезду российских военнослужащих в Приднестровье для ротации в Объединенной группе российских войск, из-за чего та вынуждена все больше привлекать к военной службе местных граждан.

Кроме того, Кишинев совместно с Киевом пытается расширить свой контроль над внешними коммуникациями Приднестровья – передвижением физических лиц, экспортом и импортом. Молдавия и Украина договорились разместить на украинской территории совместные таможенно-пограничные посты, в том числе на приднестровском участке границы.

В конце мая при консультативной и финансовой поддержке пограничной миссии Евросоюза EUBAM был оборудован совместный пост в Кучурганах, одном из ключевых таможенных постов для приднестровской внешней торговли. Пока он функционирует в тестовом режиме, но максимум через год при желании Киева и Кишинева может выйти на полную мощность.

Также Киев запретил импортировать в Приднестровье с Украины подакцизные товары и товары, подлежащие ветеринарной сертификации, без соответствующих разрешительных документов молдавских профильных органов. А вице-премьер Молдавии по реинтеграции Георгий Бэлан заявил, что Украина скоро перестанет признавать приднестровские автомобильные номера и приднестровским физическим и юридическим лицам придется регистрировать свои автомобили в Кишиневе.

Все эти шаги очень беспокоят власти в Тирасполе, ведь для них это означает не просто формальный перевод внешних коммуникаций под юрисдикцию Кишинева, но и резкое расширение возможностей Молдавии оказывать давление на Приднестровье через приднестровских экономических агентов и пересекающих границу приднестровских чиновников.

Кишинев не идет на какие-либо компромиссы по мерам доверия в отношениях с Тирасполем, выдвигая дополнительные условия и тем самым блокируя как двусторонние переговоры, так и переговоры в формате «5 + 2». Фактически блокируется и нормальное функционирование Объединенной контрольной комиссии, которая следит за развитием ситуации в зоне безопасности с 1992 года.

В этой ситуации Москва и Тирасполь находятся в позиции обороняющихся, и делать им это не так просто. Во-первых, Кишинев и Киев активно используют логистическую изолированность Приднестровья – их административные и экономические меры формально являются их суверенным правом. Во-вторых, Россия и так еще в 2013 году ввела против Молдавии широкий спектр разнообразных торгово-экономических ограничений, и любые новые шаги в этой сфере политически ничего не дадут. А если решаться на более серьезные меры, например усложнение жизни молдавским мигрантам в России, то о нормализации отношений с Кишиневом можно будет забыть на долгие годы. И, наконец, в-третьих, Москва с начала года сделала ставку на Додона, поэтому любые резкие шаги против Молдавии перечеркнут ту работу, которая была проведена по линии Путин – Додон.

По этим причинам реакция Москвы и Тирасполя на действия молдавских властей носит в основном информационно-политический характер. Сюда явно относятся заявления Рогозина о возможном размораживании приднестровского конфликта. Также в сентябре появились сообщения, что российские правоохранительные органы перекрыли канал контрабанды наркотиков в Россию через Молдавию, и основным комментатором этого события на российском телевидении выступил живущий в Москве политический оппонент Плахотнюка Ренато Усатый.

На круги своя?

Главный для региональной безопасности вопрос состоит в том, способна ли текущая ситуация привести к слому сложившегося статус-кво и, например, к возобновлению вооруженного конфликта. Или хотя бы к провокациям в зоне безопасности по примеру той, что случилась в 2013 году, когда приднестровские пограничники в соответствии с новым законом о государственной границе самопровозглашенной республики попробовали продвинуться на подконтрольные Кишиневу территории.

Если говорить о Западе и России, то для них продолжают действовать определенные красные линии, препятствующие росту военно-политической напряженности. ЕС и США явно предпочитают тихую и скрупулезную работу по укреплению своего влияния в регионе, а не какие-то провокации и открытое противостояние.

К концу года в Кишиневе откроют офис связи НАТО, который должен содействовать модернизации молдавской армии в соответствии со стандартами альянса. К концу 2018 года на кредиты и гранты ЕС, ЕБРР и Европейского инвестиционного банка планируется достроить трубопровод из Румынии в Молдавию, который позволит диверсифицировать молдавский импорт газа. ЕС неуклонно распространяет положения соглашения об ассоциации на Приднестровье, фактически содействуя реинтеграции страны в таможенной сфере и сфере нетарифного регулирования.

Если говорить о Демократической партии Молдавии, то для нее переводить напряженность с Россией и Приднестровьем в плоскость реального конфликта очень рискованно и вряд ли необходимо. Плахотнюк и так в целом добивается реализации своих планов: закон об избирательной системе изменен, правая оппозиция остается слабой, Додон и Партия социалистов утратили политическую инициативу и выглядят беспомощными, популярность Демпартии постепенно растет.

Вопрос лишь в том, когда проводить парламентские выборы – как запланировано, осенью 2018 года, или раньше, чтобы закрепить полученные в последние месяцы пиар-успехи. Возможно, инициируемый сейчас кризис в отношениях между Игорем Додоном и правительством (когда они блокируют инициативы друг друга) нацелен в конечном счете на то, чтобы спровоцировать досрочные выборы.

Имидж лично Плахотнюка на Западе серьезно подорван. Особенно в ЕС видят, что при Плахотнюке в стране не будет проевропейских реформ, а будет лишь дальнейшая концентрация власти в руках одного человека, стремящегося контролировать страну и политически, и экономически. Если даже Михаила Саакашвили, которого считали успешным реформатором, в 2008 году в Европе резко критиковали за действия в Южной Осетии, то Влад Плахотнюк в случае военно-политических инцидентов на Днестре будет воспринят не иначе как основной инициатор агрессии.

Признаки определенной стабилизации ситуации уже налицо. Так, Тирасполь, ранее шедший в фарватере российской информационной политики, сейчас явно сдает назад. Ссылаясь на белорусскую модель, приднестровские власти пытаются по разным каналам наладить отношения с Киевом, заявляя, что стратегическое партнерство с Россией не должно означать для них враждебности в отношениях с Украиной.

В свою очередь Украина никогда не могла проводить последовательной политики на молдавско-приднестровском направлении. Сейчас внимание Киева приковано уже не к реинтеграции Молдавии, а к новому украинскому закону об образовании, который вызвал недовольство во многих соседних странах, в том числе и в Молдавии.

Избежать дальнейшего обострения ситуации в Молдавии вполне возможно. Международные участники должны снизить свои ожидания в отношении молдавских политиков, не делить их на своих и чужих и содействовать большей конкуренции в молдавской политике. Иначе и Россия, и ЕС, преследуя свои геополитические интересы, могут незаметно для себя стать объектом манипуляции со стороны локальных политиков, для которых проевропейскость или пророссийскость – это просто удобные инструменты, а не руководящие принципы.

Молдавия. Евросоюз. Румыния. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 октября 2017 > № 2344179 Андрей Девятков


Молдавия. Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 25 августа 2017 > № 2286357 Даниэла Морарь

Замглавы МИД Молдовы: У нас есть конкретные цели для саммита "Восточного партнерства"

Эксклюзивное блиц-интервью заместителя министра иностранных дел Республики Молдова по европейской интеграции Даниэлы Морарь агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Президент Порошенко анонсировал формирование нового этапа в повестке дня программы ЕС "Восточное партнерство". Что, по Вашему мнению, предполагает этот этап?

Ответ: Мы тоже называем это новым этапом сотрудничества с Европейским союзом. Мы начали новую фазу отношений параллельно с новым этапом повестки дня Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной.

Для нас временное применение нашего соглашения об ассоциации началось в сентябре 2013 года. У нас была повестка дня ассоциации на 2014-2016 год и национальный документ, который включает в себя все действия на национальном уровне, необходимые для реализации положений соглашения. И теперь мы ведем переговоры о новой повестке дня ассоциации на период с 2017 по 2019 год.

Это тот же процесс, который происходит с Украиной и Грузией – переговоры по новым повесткам дня ассоциации, которые будут завершены в считанные дни и месяцы. И эти повестки дня ассоциации - это новый инструмент и новые приоритеты на следующие три года.

Другой аспект заключается в том, что сейчас мы втроем находимся на новом этапе - этапе реализации соглашения об ассоциации, и важно также рассмотреть, как и что мы можем сделать для реализации соглашения в многостороннем порядке, в рамках партнерства, а также рассмотреть наши перспективы. Сейчас мы обсуждаем и пытаемся найти практические пути для достижения этого к следующему саммиту, а также строим планы на будущее.

Я очень благодарна за то, что мы, наконец, получили документ из 20 целей, которые мы должны достичь до 2020 года, представленный комиссией в прошлом году.

Вместе с государствами-членами ЕС мы работали над совершенствованием этого документа. И теперь у нас есть обновленная версия документа. До этого было много обсуждений, но они были не очень конструктивны. Но теперь у нас есть конкретные цели для саммита и конкретные цели до 2020 года. Мы пытаемся взглянуть с реалистичной и прагматичной точки зрения на то, что мы можем сделать дополнительно в рамках многосторонних дискуссий. Чего мы можем достичь вместе и по отдельности, чтобы выполнить все наши обязательства.

Вопрос: В ноябре планируется очередной саммит "Восточного партнерства". Что планируется достичь по результатам этого саммита?

Ответ: Пока трудно сказать. Мы все еще ждем, когда мы получим проекты деклараций, после чего мы сможем начать переговоры.

У нас есть свое видение саммита. Здесь есть три аспекта. Важно показать наши успехи, то, что уже достигнуто. Важно, чтобы все стороны еще раз подтвердили свою поддержку "Восточного партнерства", а для государств-членов ЕС важно взять на себя политические обязательства перед нашим регионом и нашими странами. И, в-третьих, важно быть дальновидными, принимая во внимание нашу реальность, что все три страны должны выполнять соглашение об ассоциации.

Секторальные вопросы также очень важны. Уже есть конкретные идеи и предложения в документе из 20 результатов к 2020 году, которые очень важны для всех нас. Речь идет о дополнительной помощи и помощи для внедрения глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли, для обеспечения функционирования ЗСТ, для того, чтобы предприниматели имели больший доступ к различным фондам, чтобы выполнить все обязательства, чтобы получить доступ к единой европейской платежной зоне.

Мы также, например, просим снизить тарифы на роуминг. Я считаю, что это значимый вопрос, который будет иметь непосредственное влияние на граждан. Это еще один приоритет для нас, для государств-членов ЕС, их учреждений и их партнеров, для более конкретных действий, которые будут иметь больший эффект на граждан.

Есть много идей... Я реалистичный человек, и я знаю, что не все возможно осуществить, и это вопрос приоритетности.

Вопрос: Можно ли ожидать, что достигнутые договоренности будут закреплены отдельным документом?

Ответ: Я не думаю, что это вопрос подписания соглашения на саммите. Для саммита самым важным является политическая декларация. И мы хотели бы извлечь уроки из прошлых саммитов, мы хотели бы получить более короткое заявление, более политическое, более дальновидное, с более жесткими формулировками. И если мы получим политическую декларацию, написанную амбициозным языком, это будет успех.

В придачу к политической декларации нужен дополнительный документ, описывающий то, где мы находимся, и наши основные достижения и 20 результатов, которые должны быть выполнены к 2020 году... Секторальные вопросы будут частью этого дополнения, а не декларации. Иначе она будет слишком длинной... Мы за то, чтобы получить более короткое заявление, более политическое и дальновидное. Но поживем – увидим.

Мы все еще ждем переговоров, которые должны начаться в сентябре. Я думаю, что чем скорее мы начнем их, тем больше шансов, что у нас с государствами-членами ЕС будет достаточно времени для переговоров и выхода на документ лучшего качества.

Вопрос: Как известно Украина и Молдова реализуют ряд проектов по установлению совместного таможенного и приграничного контроля на украинско-молдавской границе.

Ответ: Да, наше двустороннее сотрудничество становится все лучше, сильнее и глубже. Хочу сказать, что мы удовлетворены им и намерены еще больше углубить его.

Мы очень довольны недавним запуском совместного пограничного пункта Первомайск-Кучурган. Очень важно использовать этот опыт, чтобы применить его в других регионах.

Вскоре мы должны запустить совместный мост в Броннице. Это окажет непосредственное влияние на жизнь граждан: на транспорт и на торговлю.

Мы сотрудничаем с Украиной в рамках Миссии Европейского Союза по приграничной помощи Молдове и Украине (EUBAM) в вопросах совместного контроля молдавско-украинской границы. Очень важно продолжить это сотрудничество.

Есть и другие важные проекты и инициативы, над которыми мы работаем. Мы с нетерпением ожидаем следующего заседания межправительственного комитета по экономическому сотрудничеству, где мы обсудим многие секторальные и экономические проекты, и инициативы сотрудничества. Многие вопросы были согласованы на недавней встрече нашего премьер-министра и президента Порошенко. И теперь очень важно для всех заинтересованных сторон реализовать все до малейших деталей.

Мне не хватит времени описать все проекты, но я просто хотела сказать, что мы уже осуществили важные и у нас еще остается потенциал на будущее.

Вопрос: Дипломат Крыжановский был назначен указом президента специальным представителем Украины по вопросам приднестровского урегулирования. Последние переговоры в формате "5+2" проходили летом прошлого года. Сможет ли это назначение повлиять на интенсификацию переговорного процесса?

Ответ: Мы очень ценим и рассчитываем на поддержку Украины в формате "5+2".

Мы приветствуем это назначение и готовы работать с новоназначенным дипломатом. Он не новый человек, он уже работал в этой области.

Мы с нетерпением ждем прогресса в Приднестровском урегулировании. Мы ожидаем скорейшего проведения нового раунда переговоров в формате "5+2".

Позиция Украины, поддержка Украины, голос Украины в этом формате очень важны. Украина хорошо понимает этот процесс. Очень важно, чтобы он проходил на самом высоком политическом уровне, и чтобы команды работали вместе над этим вопросом.

Молдавия. Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 25 августа 2017 > № 2286357 Даниэла Морарь


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277215 Станислав Чернявский

Приднестровье в тисках украинского кризиса. К 25-летию начала приднестровского конфликта

Станислав Чернявский, Директор Центра постсоветских исследований Института международных исследований МГИМО МИД РФ, доктор исторических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посланник

В июне текущего года исполнилось 25 лет трагедии в Бендерах - молдавском городе, население которого отвергло планы кишиневских националистов запретить им работать и говорить на русском языке, обучать русскому языку своих детей. Попытки мирным путем достичь компромисса по вопросу о «праве на родной язык» закончились безрезультатно. Молдавия раскололась надвое, началось вооруженное противостояние. 2 марта 1992 года армия, оснащенная бронетехникой и артиллерией, поддержанная румынскими добровольцами, развернула полномасштабную войсковую операцию против Приднестровья. 19 июня 1992 года в результате массированного артиллерийского обстрела города Бендеры погибло почти 700 мирных жителей, более 1300 человек получили ранения, 100 тыс. стали беженцами. Город спасли от уничтожения вошедшие в него части 14-й российской армии. 21 июля  1992 года в Москве президенты России и Республики Молдова (РМ) в присутствии президента Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) подписали Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова1.

Сформированная в соответствии с этим документом миротворческая миссия в составе российского, приднестровского и молдавского контингентов к настоящему времени свою основную задачу выполнила - установила мир в регионе. Но конфликт остается неурегулированным и сегодня. Обе части некогда единого государства - Республика Молдова и Приднестровская Молдавская Республика - живут раздельно, выбрав собственные пути развития.

Непрекращающаяся война на Юго-Востоке Украины и активная русофобия киевских властей привели к резкому обострению ситуации вокруг Приднестровья. Республика практически блокирована, и все общение с внешним миром идет через Кишиневский аэропорт. Воздушное пространство Украины, как известно, для российской авиации закрыто. На существующих сухопутных таможенных пунктах - пяти международных КПП и восьми пунктах пропуска межгосударственного значения - до конца текущего года будет введен совместный молдово-украинский контроль. Выезд и въезд с российскими или приднестровскими паспортами будет фактически перекрыт.

На встрече с премьер-министром Молдовы П.Филипом 13 февраля 2017 года в Киеве Президент Украины П.Порошенко призвал Кишинев усилить нажим на Приднестровье. Он заявил, что «только решительные действия позволят восстановить территориальную целостность Молдавии», и обещал, что Украина предпримет любые действия в поддержку территориальной целостности, независимости и суверенитета Молдовы2.

К началу 2017 года Украина сосредоточила на границе с Приднестровьем две армейские бригады, подразделения национальной гвардии и погранвойск. Всего около 8-10 тыс. солдат и порядка 200-250 единиц бронетехники, включая танки и реактивные системы залпового огня3. При этом агрессивные планы в отношении ПМР особо не скрываются, а угрозы в адрес России и официального Тирасполя звучат неоднократно. Усиление блокады на границе с ПМР ведется в рамках стратегии НАТО, направленной на выдавливание ОГРВ* (*ОГРВ - Оперативная группа российских войск дислоцирована в Тирасполе с 1995 г., численность - 6,5 тыс. военнослужащих.) мирным или военным путем из Приднестровья, ликвидацию ПМР и вовлечение Молдовы в евроатлантические структуры.

Представители официального Киева поддерживают риторику радикальных прозападных кругов в Молдове, предлагая признать Приднестровье «страной-агрессором». Сохраняя значительное военное присутствие на границе с ПМР, Украина намеренно создает экономические, логистические и иные проблемы в расчете на то, что маятник молдавской внутренней политики вновь качнется и позволит ликвидировать «российский анклав». Хотя амбициозные военно-политические планы в отношении ПМР пока остались нереализованными, никто от них не отказался, и лишь боязнь российского военного ответа и нестабильная политическая ситуация в самой Молдове мешают Киеву проводить более агрессивную политику в отношении ПМР.

Длительная нестабильность внутриполитической ситуации в Молдове, вызванная обострением борьбы между прозападными партиями, невероятной коррупцией, насаждением идеи «воссоединения» с Румынией, на некоторое время отодвинула вопрос о судьбе Приднестровья на второй план. Захватившие власть «панъевропейские» силы погрузили Молдову в многолетний политический кризис. Постоянные митинги в столице, смены премьер-министров, украденный кредитный миллиард, интриги олигарха Влада Плахотнюка - все это сделало политическую ситуацию столь неустойчивой, что втянуть официальный Кишинев в открытую конфронтацию с ПМР не удалось. Усталость значительной части молдавского общества от провальной экономической и социальной политики местных евроинтеграторов способствовала избранию 23 декабря 2016 года президентом страны социалиста Игоря Додона.

Одним из предвыборных лозунгов И.Додона стал призыв к воссоединению страны. По словам молдавского лидера, основная задача его президентства - сделать все возможное, чтобы приблизиться к политическому урегулированию молдавско-приднестровского вопроса. «Считаю, что реальный срок начала воссоединения страны - 2019-2020 годы», - заявил И.Додон4. Он выступает за создание федеративного молдавского государства с единой границей, общей финансовой, банковской и судебной системой, предлагая оставить Приднестровью флаг, гимн и парламент.

На встрече со спикером Госдумы РФ В.Володиным в Москве 10 мая 2017 года молдавский президент обнародовал ключевые принципы своего внешнеполитического курса. Среди них И.Додон назвал молдавскую государственность, разъяснив, что имеет в виду сохранение единой Молдовы и необъединение ее с какими-либо странами. Вторым - нейтралитет и неприемлемость НАТО. Третьим принципиальным моментом глава республики обозначил православную веру и, наконец, четвертым - «стратегическое партнерство с нашими друзьями из России».

По его мнению, сохранение приднестровского конфликта выгодно Западу, который «хотел бы поставить границу на Днестре, чтобы это была и граница НАТО». «Также это выгодно Румынии, поскольку реинтеграция Республики Молдова поставит крест на всех надеждах об «унире» [объединении]. Я думаю, что есть силы, которые вообще хотели бы спровоцировать какой-нибудь вооруженный конфликт на Днестре. Мы не должны этого допустить», - подчеркнул молдавский президент. По его словам, нужно объединить страну, «найти внутренний консенсус и консенсус с основными внешними партнерами».

И.Додон полагает, что для решения проблемы Приднестровья достаточно договориться по нескольким узловым проблемам, а именно: нужна общая граница, единая судебная система, банковская система, демилитаризация. Все другие полномочия и прерогативы, которыми сейчас располагает Приднестровье, должны сохраниться5. Президент утверждает, что, несмотря на имеющиеся у него серьезные разногласия с правящей коалицией Молдавии по многим вопросам, по проблеме Приднестровья якобы существует межпартийная договоренность, позволяющая ему ее решить.

На практике, однако, позиция президента не разделяется правящей в Кишиневе проевропейской коалицией (Демократическая, Либеральная и Либерал-демократическая партии), выступающей за силовую реинтеграцию Приднестровья по собственным лекалам.

По словам вице-премьера Молдовы по реинтеграции Георге Бэлана, правительство завершает доработку официальной концепции урегулирования приднестровского конфликта. Судя по высказываниям молдавских экспертов, концепция будет базироваться на силовом подходе.

Из озвученных на июнь текущего года в экспертном сообществе предложений особый интерес представляет разработанный Институтом эффективной политики под руководством Виталия Андриевского проект «Реинтеграция Молдовы: поощрение и принуждение. План возвращения левобережных районов Молдовы»6.

Основой проекта является утверждение о том, что Приднестровье - «мятежный пророссийский анклав», а «захватившая власть криминальная группировка представляет опасность не только для населения региона и Молдовы в целом, но и для других стран мира как источник криминала и коррупции».

Авторы проекта исходят из того, что стратегической целью Молдовы является полное и безоговорочное возвращение левобережных районов. В рамках нынешнего формата переговоров эта задача, по их мнению, невыполнима, так как администрация ПМР занимает деструктивную позицию, отказываясь в принципе обсуждать возврат региона в Молдову. Поэтому первоочередным этапом является вывод Приднестровья за рамки переговорного процесса.

В этих целях эксперты советуют молдавским властям предложить участникам переговоров в формате «5+2»* (*В переговорах по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» участвуют Молдавия и Приднестровье - как стороны конфликта; Россия, Украина, ОБСЕ - как посредники; Евросоюз и США - как наблюдатели.) подписать Меморандум о принципах урегулирования конфликта, включающий следующие положения:

1. Руководство ПМР торпедирует любые конструктивные переговоры, стремясь к сохранению сложившегося статус-кво, который полностью ее устраивает. В связи с такой позицией представителей ПМР Молдова не видит смысла в дальнейших встречах с ними, хотя и готова вести переговоры с другими участниками формата «5+2».

2. Основой приднестровского режима являются криминалитет и подавление прав человека, что представляет опасность для мирового сообщества как источник криминала и коррупции. Поэтому нынешний статус ПМР как стороны переговоров должен быть заменен на статус «криминальной структуры». На этом основании представители ПМР выводятся из формата переговоров, а любые соглашения, ранее с ней заключенные, исключаются из официальных документов.

3. Единственно возможным вариантом урегулирования является возврат Приднестровья в состав Молдовы в границах Советской Молдавии и, соответственно, изъятие из повестки переговоров каких-либо иных вариантов.

4. Участие в госструктурах ПМР является преступлением. Необходим их полный демонтаж с одновременным предоставлением возможности продолжения работы в госструктурах Молдовы тем, кто проявит лояльность и готовность к сотрудничеству.

5. После реинтеграции на территории бывшего Приднестровья будет проведен референдум о его преобразовании в несколько административно-территориальных единиц совместно с прилегающими правобережными территориями.

В проекте «реинтеграция через поощрение и принуждение» подчеркивается необходимость детальной проработки всех внутриполитических, внешнеполитических и военных рисков воссоединения. В частности, возможных вариантов внутриполитического противостояния, вплоть до импичмента президенту, если будет доказано, что он «работает на противника». Не исключается введение военного положения.

Предлагается разработать «Дорожную карту» и календарный план поэтапных мероприятий по реинтеграции Приднестровья в состав Молдовы, рассчитанный на два-три года, в котором будут четко расписаны очередность мероприятий и сроки их реализации, с определением ответственных лиц. В качестве юридического механизма реализации «Дорожной карты» реинтеграции необходимо принять пакет законов и поправок к уже действующим законам, в которых нужно зафиксировать базовые параметры реинтеграции и уточнить полномочия задействованных в этом процессе ведомств.

В качестве приложения к указанному меморандуму эксперты предлагают подписать соглашение с Россией о сроках вывода российского контингента с территории Приднестровского района РМ. Потребовать передачи складов на территории Молдовы, временно контролируемой ПМР, под охрану молдавской армии и немедленного вывода с территории де-факто контролируемой властями ПМР российского военного контингента.

В проекте концепции предусмотрены и меры принуждения профилактического характера как к отдельным гражданам, так и структурам Приднестровья, не выполняющим законы Молдовы и замеченным в пропаганде сепаратизма. Предлагается, в частности, депортировать граждан других стран, «поддерживающих сепаратистский режим», и закрыть для них минимум на пять лет въезд в Молдову, а также запретить всем иностранным гражданам, включая дипломатов и журналистов, въезд на территорию, контролируемую ПМР.

В целях информационного обеспечения процесса реинтеграции намечено выделить специализированные теле- и радиоканалы для вещания на ПМР, а также создать соответствующий интернет-канал. Согласовать с Украиной план действий по полному отключению для ПМР всех видов связи, включая Интернет.

Хотя приведенная выше программа реинтеграции является лишь экспертной разработкой и по мере подготовки официальной молдавской концепции появятся, возможно, другие планы, вряд ли они будут принципиальным образом отличаться друг от друга, ибо базовый подход один - присоединение с последующим преобразованием в несколько административно-территориальных единиц совместно с прилегающими правобережными территориями. Ни о какой федеративной форме, предлагаемой Президентом И.Додоном, речь не идет.

Оппозиция утверждает, что президентский план носит формально-декларативный характер и не содержит «Дорожной карты» пошаговой реализации. Более того, они предлагают активнее использовать заметное ослабление авторитета власти в Приднестровье для усиления межэлитной борьбы, экономического ослабления и дезинтеграции региона.

Независимость по-приднестровски

Подготовка Кишиневом концепции реинтеграции без консультаций с Приднестровьем вызывает обеспокоенность в Тирасполе. Тем более что это делается не впервые - в 2005 году Парламент Молдовы в одностороннем порядке уже принял закон о статусе «левобережья Днестра»7

Президент ПМР В.Красносельский полагает, что такой подход обречен на провал: «Если концепция не будет согласована с приднестровским народом, то она останется лишь декларативным документом. Решать судьбу Приднестровья без него - недопустимо»8. По его мнению, до тех пор, пока Молдова не дала правовую оценку массовым убийствам приднестровских граждан четверть века назад, какие-либо рассуждения о реинтеграции нереальны. Тем более что приднестровское руководство рассматривает переговоры «5+2» как бракоразводный процесс, который должен привести к независимости ПМР. В качестве компромисса Тирасполь готов предложить модель конфедерации с равными правами сторон.

Приднестровский лидер ссылается при этом на референдум 2006 года, на котором население региона проголосовало за независимость Приднестровья с последующей интеграцией в Россию9. Таким образом, официальные подходы Молдовы и Приднестровья по-прежнему несовместимы и пока нет даже намека на возможность компромиссного решения.

Между тем враждебное кольцо вокруг ПМР неуклонно сжимается. Находясь в тисках украинского соседа, республика испытывает серьезные транспортно-логистические трудности. В результате усиления блокады за первые десять месяцев 2016 года объем экспорта из ПМР сократился почти на 13% (до 489 млн. долл.), а импорта - на 26% (до 764 млн. долл.). Соответственно, резко снизились налоговые поступления: по состоянию на середину года - в три раза. 46,3% всех приднестровских поставок в 2016 году пришлось на Молдову, 11,3% - на Украину. Поставки из ПМР в Молдову за  11 месяцев 2016 года составили 226,4 млн. долларов, и это более чем на 50 млн. долларов меньше, чем в 2015 году10.

Следствием ухудшения экономического положения стал крах социально ориентированной внутренней политики, которая всегда представляла одну из «визитных карточек» республики: здесь были самые низкие в регионе коммунальные тарифы, население имело множество льгот, высокие пенсии. Кризис привел к тому, что многие льготы отменили, коммунальные платежи выросли многократно, зарплаты и пенсии урезали на 30%. Все это привело к разочарованию действующей властью.

На внутриполитическую ситуацию влияет и то, что в Приднестровье за последние четверть века выросло новое поколение, позиция которого, несмотря на публично декларируемую верность, трудно предсказуема. Многие приднестровцы принимают молдавское гражданство, дающее право на безвизовые поездки в ЕС. Кроме того, около 90 тыс. приднестровцев состоят на консульском учете в украинском посольстве в Кишиневе. По данным последней переписи населения (октябрь 2015 г.), в республике постоянно проживают 475 665 человек.

Серьезный риск для ПМР представляет не только сложное социально-экономическое положение, но и разобщенность правящей элиты, сформировавшейся за годы независимости. Для нее будущее региона и его государственность - особо значимая категория, вопрос жизни и смерти. Любое изменение правового статуса республики приведет не только к лишению властных полномочий, но и, вполне вероятно, к судебному преследованию. Состоявшиеся 11 декабря 2016 года президентские выборы, ставшие практически референдумом о доверии руководству, - яркое свидетельство разлома элит.

На этих выборах Президент ПМР Е.Шевчук и его команда потерпели сокрушительное поражение в первом же туре. Борьба развернулась между сторонниками президента и партией «Обновление», представляющей интересы крупнейшей в стране бизнес-империи - холдинга «Шериф». В руках «Шерифа» сосредоточены крупные активы республики: сеть супермаркетов, футбольный клуб, единственный в ПМР оператор мобильной связи, сеть АЗС, Тираспольский винно-коньячный завод «KVINT», текстильная фабрика «Tirotex» и другие. С момента основания, в начале 1990-х, «Шериф» выстроил особые отношения с властью, что позволило ему стать монополистом во многих сферах бизнеса. В 2000-е холдинг занялся политикой, создав партию «Обновление». Ее лидером стал Е.Шевчук, работавший в тот период заместителем директора ООО «Шериф». Впоследствии его пути с фирмой разошлись, и в 2011 году Е.Шевчук с большим отрывом выиграл президентские выборы.

 В ходе избирательной кампании 2016 года Е.Шевчук использовал антиолигархическую повестку дня, обвиняя «Шериф» в том, что руководители холдинга пытаются «подменить государственные интересы собственными». При этом власть на полную мощь включила административный ресурс, открыв ряд уголовных дел в отношении сотрудников «Шерифа». На улицах Приднестровья бесплатно раздавали газету «Вместе с Россией - против олигархов!», отпечатанную тиражом 200 тыс. экземпляров. Из нее можно было узнать, что Россия до сих пор не признала Приднестровье якобы из-за всевластия местных олигархов и что состояние основателя «Шерифа» Виктора Гушана превышает 2 млрд. долларов11

В результате президентом ПМР избрали представителя партии «Обновление» В.Красносельского, а бывший президент 28 июня 2017 года подавляющим большинством голосов депутатов парламента был лишен неприкосновенности. Против него возбудили пять уголовных дел о коррупции, контрабанде и хищении, вместе тянущие на 12 лет тюрьмы. Той же ночью он покинул Тирасполь, выехав в Кишинев.

Разобщенность правящей элиты происходит в условиях активной работы в республике различных НПО, значительных вливаний в сеть некоммерческих организаций по линии ООН, европейских и американских программ, массового приглашения приднестровцев на различные семинары и тренинги. Все это создает условия для появления «третьей силы». Тем более что Приднестровье живет в режиме «молдавских ворот», единственное окно в мир - аэропорт Кишинева, а вокруг - враждебно настроенные украинские радикалы.

ВЫВОДЫ ДЛЯ РОССИИ

Как в этих условиях вести себя России? Очевидно, что ее действия на молдавском направлении должны быть сконцентрированы на достижении реальных прагматических целей. Хотя в условиях конфликта с Украиной и санкций Евросоюза Приднестровье требует дополнительных финансовых усилий, его безопасность остается в центре внимания российского руководства.

Россия была бы готова помочь в реинтеграции Приднестровья в состав единого молдавского государства при соблюдении следующих базовых условий: сохранение его нейтралитета, внеблокового статуса, независимости от Румынии, а также гарантий для властных позиций и бизнеса нынешней приднестровской элиты, включая формирование общей внешней политики. Но подобный подход в современных условиях нереален, поскольку молдавская элита категорически отказывается рассматривать возможности трансформации в федерацию, а для Приднестровья «широкая автономия» - слишком низкая стартовая точка даже для теоретической дискуссии. Не надо забывать, что у ПМР накоплен солидный опыт строительства собственной идентичности и проживания в отдельном от Молдавии образовании, даже в условиях отсутствия признания.

Наконец, недоверие между Россией и Западом блокирует их совместные действия, ставя под вопрос гарантии сохранения изначальных договоренностей. В особенности в том, что касается нейтралитета Молдавии, поскольку НАТО вряд ли откажется от стратегии приближения своей инфраструктуры к границам России (в том числе и через территорию Молдовы).

Весьма позитивным представляется укрепление связей на высшем уровне между президентами России и Молдовы. Приглашение Игоря Додона на парад Победы 9 Мая стало кульминацией того внимания, которое Владимир Путин лично оказывает молдавскому президенту после его избрания в ноябре прошлого года. Между лидерами состоялись уже несколько встреч. Появились и значимые результаты: во-первых, граждане Молдавии, нарушившие российское миграционное законодательство, получили возможность до 12 мая 2017 года пройти амнистию (по информации самого Додона, этим воспользовались не менее 10 тыс. молдаван).

Во-вторых, есть символический прорыв в торгово-экономической сфере: после полного запрета в 2013 году на российский рынок возвращаются вина молдавской государственной компании «Cricova». До сих пор такие политические исключения делались только для вин из Приднестровья и Гагаузии. Наконец, с подачи России И.Додона пригласили на заседание Высшего Евразийского экономического совета в апреле 2017 года, где Молдавии после принятия соответствующего регламента ЕАЭС был обещан статус наблюдателя. Не стоит забывать и о масштабной информационной поддержке, которую Москва оказывает молдавскому президенту: он регулярно дает большие интервью ключевым российским государственным СМИ, а его деятельность активно освещается ими в положительном ключе.

И все же вряд ли России следует питать какие-то иллюзии по поводу И.Додона. Конечно, по вопросам сохранения «молдавской государственности» и «конституционного нейтралитета» страны президент занимает весьма радикальную позицию в молдавской внутренней политике, где наблюдается глубокий раскол по вопросу об отношении к нынешней России. В то же самое время важно осознавать реалии молдавской политики. Возможности И.Додона ограничены не только его формальными полномочиями, но и структурными факторами.

Что касается долгосрочной перспективы решения приднестровского вопроса, то оно, как представляется, напрямую зависит от того, в чью пользу закончится война на Украине, поскольку нынешний режим вряд ли откажется от проведения антироссийской русофобской политики, которая в числе прочего подразумевает и ликвидацию Приднестровья.

 1www.okk-pridnestrovie.org›dokument-1.htm

 2https://eadaily.com/ru/news/2017/02/13/ukraina-zhdet-ot-moldavii-reshitelnyh-deystviy-po-pridnestrovyu

 3http://colonelcassad.livejournal.com/3455854.html

 4Независимая газета. 06.06.2017.

 5Там же.

 6Андриевский Виталий. Решение проблемы Приднестровья. Реинтеграция Молдовы: поощрение и принуждение // https://drive.google.com/open?id=0B2n8Yk_zGQpxZzJpdVZvV0EtbGM

 7Закон №173 от 22.07.2005 «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» // www.lex.justice.md›index.php?action=view…lang…view=doc

 8Независимая газета. 09.06.2017.

 9www.mid.gospmr.org›ru/pbp

10www.novostipmr.com›ru/news…pridnestrove…v-2016-godu…

11http://www.kommersant.ru/doc/2865641

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277215 Станислав Чернявский


Молдавия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 июля 2017 > № 2232557 Войцех Кононьчук, Камиль Цалус

Как устроена олигархия в Молдавии

Войцех Кононьчук, Камиль Цалус

Власть в Молдавии захватил один человек – Влад Плахотнюк. Он не демократ и не реформатор – наоборот, прикрываясь фальшивой проевропейской риторикой, он консервирует слабости молдавского государства.

Молдавия – небольшая страна на периферии Европы, чью политическую жизнь нелегко понять со стороны. Ни у западных экспертов, ни у руководства ЕС обычно не доходят руки до того, чтобы внимательно следить за молдавскими событиями. Тем более сейчас, когда у Евросоюза хватает своих внутренних проблем. Однако для ЕС очень важно разобраться в процессах, идущих в Молдавии, потому что их неправильная интерпретация может привести к серьезным просчетам в отношениях с этой страной.

К концу 2015 года олигарх Влад Плахотнюк, богатейший человек Молдавии и лидер Демократической партии – крупнейшей партии в правящей коалиции, стал в стране политиком номер один. Он ловко устранил своих основных конкурентов, в том числе бывшего премьер-министра Влада Филата и предпринимателя Вячеслава Платона: первый получил девять лет тюрьмы, второй – восемнадцать. Затем Плахотнюк добился контроля над парламентским большинством и сформировал новое правительство во главе со своим давним сподвижником Павлом Филипом.

Сейчас Плахотнюк полностью контролирует молдавский госаппарат, включая суды, Генпрокуратуру и Национальный антикоррупционный центр. Независимых институтов в Молдавии больше не осталось. Отдельную роль в этом сыграли бизнес-активы Плахотнюка, состояние которого оценивается в $2 млрд. Также он напрямую или опосредованно владеет четырьмя из пяти национальных телеканалов.

Вопреки распространенному мнению Игорь Додон – лидер пророссийской Социалистической партии, который выиграл президентские выборы в ноябре 2016 года, вовсе не выступает противовесом Плахотнюку. Полномочия президента в Молдавии в основном церемониальные. К тому же, несмотря на их публичное противостояние, похоже, что Плахотнюк и Додон неформально сотрудничают. Таким образом, Молдавия, традиционно считавшаяся одной из самых демократических стран на постсоветском пространстве, оказалась под контролем одного политика.

При этом влияние Плахотнюка неформальное. Он не занимает никаких официальных постов, только должность председателя Демократической партии. Тем не менее ему удалось быстро разрушить хрупкую систему сдержек и противовесов и сконцентрировать всю власть в своих руках. Пространство реальной политики в Молдавии беспрецедентно сузилось.

Все это не значит, что Плахотнюк не сталкивается с трудностями. Самая серьезная – у него нет демократической легитимности. В Молдавии он ассоциируется с масштабной коррупцией и финансовыми мошенничествами, в том числе с исчезновением $1 млрд из молдавского банковского сектора в 2014 году. Плахотнюк пользуется доверием лишь 1% избирателей, и всего 5% поддерживают Демократическую партию. Поэтому сейчас Плахотнюку необходимо улучшить свой имидж и внутри Молдавии, и за границей.

Во внутренней политике Плахотнюк в основном занят укреплением своей монопольной власти, ограничивая реальные демократические свободы и политическую конкуренцию. Борьба с коррупцией используется лишь для устранения врагов Плахотнюка. В Индексе восприятия коррупции 2016 года Молдавия опустилась на 123-е место из 176 (год назад была на 103-м). Плахотнюк также добился принятия нового закона, по которому на молдавских телеканалах должна резко вырасти доля контента, произведенного внутри страны. Официально эта мера направлена на ограничение российской пропаганды, но на практике новые правила могут привести к закрытию небольших телеканалов, что еще сильнее ухудшит ситуацию в молдавских СМИ.

Но одного пиара вряд ли будет достаточно для того, чтобы добиться массовой поддержки для партии Плахотнюка. Поэтому олигарх продавливает реформу избирательного законодательства, которая заменит нынешнюю пропорциональную систему выборов парламента на мажоритарную или хотя бы смешанную. Это должно помочь Демократической партии выиграть парламентские выборы 2018 года.

Что касается внешней политики, то тут Плахотнюк намерен добиться поддержки ЕС и США, убедив их, что проевропейская оппозиция в Молдавии беспомощна, а популярность пророссийских партий нарастает, так что в этих условиях он единственный, кто может гарантировать сохранение европейского курса страны. В своих колонках для СМИ Плахотнюк стремится изобразить себя харизматичным проевропейским лидером, который при поддержке Запада сможет успешно противостоять российскому давлению и провести ожидаемые Брюсселем реформы, в том числе меры, предусмотренные соглашением об ассоциации Молдавии с ЕС. Создавать такой образ ему помогают известные лоббисты, включая американскую Podesta Group.

Евросоюзу следует очень внимательно анализировать действия Плахотнюка. Несмотря на проевропейскую и реформаторскую риторику, он не заинтересован в реальной модернизации Молдавии, ведь это подорвет основу его власти. У Плахотнюка нет внятной программы или идеологии, и он вполне может перейти на пророссийские позиции, если сочтет выгодным.

На кону в этой ситуации не только будущее Молдавии, но и авторитет ЕС. Если соглашение об ассоциации, важнейший модернизационный проект Евросоюза в отношениях с восточными соседями, не сработает даже в такой маленькой стране, как Молдавия, то как оно может принести пользу где-либо еще?

Войцех Кононьчук, Камиль Цалус – аналитики Центра восточных исследований (OSW) в Варшаве, специалисты по Восточной Европе

Strategic Europe

Молдавия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 4 июля 2017 > № 2232557 Войцех Кононьчук, Камиль Цалус


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 июня 2017 > № 2194091 Андрей Девятков

Наш человек? Чего добивается Москва от молдавского президента Додона

Андрей Девятков

Активная поддержка Додона еще не означает, что Россия стремится перетянуть Молдавию от ЕС к ЕАЭС. Москва осознает, что за последние годы ее возможности в Молдавии сильно уменьшились, поэтому ставит более реалистичные цели. Скорее речь идет о поиске политической формулы, как Молдавия могла бы совместить две зоны свободной торговли: с ЕС и СНГ

Приглашение Игоря Додона на парад Победы 9 Мая стало кульминацией того внимания, которое Владимир Путин лично оказывает молдавскому президенту после его избрания в ноябре прошлого года. Между лидерами состоялись уже две встречи, одна официальная в январе и одна рабочая в марте.

Сразу появились и значимые результаты: во-первых, граждане Молдавии, нарушившие российское миграционное законодательство, получили возможность до 12 мая этого года пройти амнистию (по информации самого Додона, этим воспользовались не менее 10 тысяч молдаван). Решение было явно принято лично президентом Путиным (как и в случае с амнистией для граждан Таджикистана) при традиционно скептическом отношении к этому со стороны российских правоохранительных органов, которые не стали проводить информационно-разъяснительную кампанию и далеко не сразу обеспечили беспроблемное прохождение необходимых процедур, особенно в регионах России.

Во-вторых, есть символический прорыв в торгово-экономической сфере: после полного запрета в 2013 году на российский рынок возвращаются вина молдавской государственной компании Cricova. До сих пор такие политические исключения делались только для вин из Приднестровья и Гагаузии.

В-третьих, во многом с подачи России Додона пригласили на заседание Высшего Евразийского экономического совета в апреле, где Молдавии после принятия соответствующего регламента ЕАЭС был обещан статус наблюдателя. Не стоит забывать и о масштабной информационной поддержке, которую Москва оказывает молдавскому президенту: он регулярно дает большие интервью ключевым российским государственным СМИ, а его деятельность активно освещается ими в положительном ключе.

Расклад сил

На первый взгляд ситуация выглядит так, что Россия наступает на старые грабли, а именно поддерживает в стране ближнего зарубежья какого-то одного политического лидера, который кажется самым близким и понятным, в надежде договориться с ним об эксклюзивном «стратегическом партнерстве». Основными элементами такого партнерства в случае Молдавии многие считают вступление страны в ЕАЭС при фактическом отказе от ассоциации с Евросоюзом, а также объединение с Приднестровьем на принципах асимметричной федерации по модели, предлагавшейся в рамках меморандума Козака в 2003 году.

Тем не менее если присмотреться к действиям России на молдавском направлении, то скорее можно прийти к выводу, что Москва ставит перед собой более реалистичные цели, прекрасно осознавая свои возможности, которые за последние годы серьезно уменьшились. Сегодня уже нельзя говорить о том, что Молдавия продолжает играть в политику качелей, как в 2001–2009 годах при президенте Воронине, который сближался то с Россией, то с Западом. Сегодня Молдавия все сильнее инкорпорируется во внешнюю интеграционную орбиту Европейского союза. И речь идет не только о символической визовой либерализации, которая для молдавских граждан не так актуальна, потому что многие из них и так имеют румынское гражданство.

Во-первых, начиная с 2009 года Молдавия, регулярно страдающая от внутренних потрясений, типа кражи века на $1 млрд, все сильнее зависит от финансовой поддержки со стороны институтов и отдельных стран ЕС, прежде всего Румынии, а также США. Эта помощь (в виде грантов и льготных кредитов) составляет примерно 300–400 млн евро в год и идет на цели макрофинансовой стабилизации, проекты по развитию и так далее. Пока нет сигналов, что, например, Россия готова взять на себя это финансовое бремя.

Во-вторых, хотя молдавский политический класс серьезно дискредитировал европейскую идею, говорить, что она утратила свое влияние, вряд ли можно. Стоит вспомнить хотя бы о том, что по результатам второго тура президентских выборов Майя Санду, объединенный кандидат от правых проевропейских партий, которая не отличается особой харизмой и является скорее технократом, набрала почти 50% голосов.

То есть дискредитированной оказалась не проевропейская идея как таковая, а те политические силы, которые управляли страной с 2009 года. И если говорить об избирателях Додона, то это далеко не только традиционный электорат, ностальгирующий по СССР или просто связавший свою жизнь с Россией, работая или учась здесь, но и протестный (не обязательно пророссийский) электорат, просто разочаровавшийся в действующем проевропейском правительстве.

Проевропейские настроения также подпитываются опасениями в отношении России, которые резко усилились с началом украинского кризиса. Приднестровский конфликт по-прежнему не разрешен, что позволяет местным политикам спекулировать на «российской угрозе». По опросам, около 70% граждан Молдавии выступают не только против независимости Приднестровья или федерализации страны, но и против предоставления любой формы автономии Левобережью, видя Приднестровье лишь обычным районом в составе унитарной Молдавии.

В-третьих, внешняя торговля Молдавии сегодня в целом ориентирована на ЕС. Там нет хорошего спроса на молдавские фрукты и овощи, но зато все активнее покупают молдавское зерно, семена подсолнечника и даже вино, а также промышленные товары, производимые на заводах с европейскими и азиатскими инвестициями (в первую очередь провода и кабели, продукцию легкой промышленности). В ближайшие годы ожидается, что Молдавия сможет при должном ветеринарном контроле поставлять на рынки ЕС и животноводческую продукцию.

По итогам 2016 года молдавский экспорт в страны ЕС составил более 1,3 млрд евро, в Россию – немногим более 200 млн евро. Экономика Молдавии в целом адаптировалась к торговым ограничениям со стороны России, пусть они и оказались довольно серьезными. Ведь Москва не только ограничила импорт молдавской винодельческой и животноводческой продукции, но и фактически исключила Молдавию из зоны свободной торговли СНГ, используя для нее режим наибольшего благоприятствования, что предполагает повышенные таможенные пошлины на ключевые товары молдавского экспорта (от 14%).

Все это не означает, что для молдавских производителей российский рынок перестал быть интересен. Просто он перестал быть жизненно важным, особенно на фоне экономической стагнации в России, из-за которой падает спрос прежде всего на продовольственные товары.

Наконец, в-четвертых, ЕС принял решение полностью интегрировать Молдавию в единый энергетический рынок, формируемый в рамках Энергетического сообщества. По уже принятым в 2016 году законам о газе и электроэнергии до 2020 года Кишинев должен обеспечить имплементацию норм Третьего энергопакета ЕС. Это, скорее всего, приведет к тому, что «Газпром» будет вытеснен из молдавской газотранспортной системы из-за положений о разделении бизнеса по продаже и транспортировке газа.

Благодаря активному лоббированию Еврокомиссии и правительства Румынии Евросоюз содействует завершению до 2019 года строительства газового соединения между Румынией и Молдавией, которое технически может полностью покрыть молдавские потребности в газе. Под данный проект уже выделены грант ЕС и льготные кредиты ЕБРР и Европейского инвестиционного банка общим объемом более 120 млн евро. Таким образом, Молдавия сможет преодолеть газовую зависимость от России, которая сегодня носит абсолютный характер.

Сейчас Демократическая партия Молдавии, которая имеет большинство в парламенте и формирует правительство, в геополитическом отношении полностью ориентирована на Запад. Для США и в какой-то степени для ЕС из-за нынешнего противостояния с Россией важно сохранить эту ориентацию, даже несмотря на то, что Молдавия сегодня на Западе рассматривается как captured state, где вся власть сконцентрирована в руках олигарха и лидера Демпартии Влада Плахотнюка.

Конечно, Евросоюз критикует наиболее одиозные действия правящего в Молдавии парламентского большинства, нацеленные на то, чтобы удержаться у власти любой ценой (например, переход от пропорциональной системы избрания парламента к одномандатной или смешанной в преддверии выборов осенью 2018 года). Но в целом коллективный Запад, не доверяя Москве и Игорю Додону, обеспечивает стабилизацию нынешнего политического режима в Молдавии.

В результате возможности Игоря Додона ограничены не только его формальными полномочиями, но и структурными факторами. Это заставляет Додона бороться не столько против существующего политического режима, сколько за увеличение своего представительства в нем. Как показывают события, нынешний президент полностью отказался от уличных протестов как формы политической борьбы и в целом находит взаимопонимание с правящей коалицией.

Так, Додон поддержал идею Демпартии изменить избирательную систему, хотя все остальные оппозиционные партии выступили резко против. Во внутренней политике Додон пытается разыгрывать антиевропейскую и антирумынскую карту, заявляя о необходимости восстановить «стратегическое партнерство» с Россией. Тем не менее молдавский президент ограничивается в основном символическими шагами (например, снятием флага ЕС со здания президентуры) и обтекаемыми фразами. Молдавскому избирателю он пытается продемонстрировать максимальные успехи на российском направлении в виде миграционной амнистии и возвращения молдавской продукции на российский рынок, но каких-то конкретных политических обязательств на себя не берет.

Цели и ставки

На что в такой ситуации можно надеяться России? Вряд ли речь может идти о том, чтобы отыграть назад достигнутый уровень «экономической интеграции и политической ассоциации» Молдавии и Евросоюза, добившись вступления Молдавии в Евразийский экономический союз.

Как показывает история российско-молдавских переговоров в рамках межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, речь скорее идет о так называемой интеграции интеграций. То есть поиске политической формулы, как Молдавия могла бы совместить две зоны свободной торговли: с ЕС (DCFTA) и СНГ.

Россия настаивает на том, чтобы в Молдавии параллельно действовали нормы технического регулирования СНГ и ЕС (хотя бы временно), чтобы Кишинев не вводил дополнительных нетарифных барьеров для российского продовольствия из-за внедрения норм и стандартов ЕС, и на тесном двустороннем таможенном сотрудничестве (прежде всего на обмене информацией о движении товаров в электронном режиме). Москва не раз давала понять, что без соответствующих дополнений к соглашению об ассоциации между Молдавией и ЕС достигнуть компромисса не получится.

По всей видимости, после того как трехсторонние переговоры ЕС – Украина – Россия по совмещению двух зон свободной торговли провалились в 2015 году, Москва пытается реализовать свою концепцию «сопряжения интеграций» в Молдавии. Это важно не только в контексте российских отношений с Молдавией и Украиной, но и с Евросоюзом, так как диалог по линии ЕС – ЕАЭС (Россия) давняя цель Москвы.

Если нынешнее молдавское правительство не пошло на то, чтобы поставить вопрос о трехстороннем диалоге перед Брюсселем (который, кстати, уже несколько раз заочно отверг эту идею), то президент Игорь Додон может быть тем политиком, который решится искать способы примирить «восточный» и «западный» векторы. На символическом уровне он уже отчасти продемонстрировал такую готовность, когда занял довольно жесткую позицию в ходе визита в Брюссель и добился для Молдавии статуса наблюдателя при ЕАЭС.

Теперь для России главное вытянуть президента Додона и его Партию социалистов до такого уровня, чтобы в Молдавии они могли принимать какие-то стратегические решения и не так сильно зависели от правящего парламентского большинства. Отсюда и всесторонняя политическая поддержка Додона, помогающая ему во внутриполитической игре.

Очевидно, что Владимир Путин взял молдавское направление под личный контроль. С Молдавией у него связана долгая история отношений, причем далеко не радужная. Именно здесь в 2003 году было сорвано подписание меморандума Козака, реализация которого должна была стать крупным успехом российской дипломатии и обеспечить выполнение главного требования, выдвинутого Западом в качестве условия ратификации Договора об обычных вооруженных силах в Европе, – о выводе войск и вооружений бывшей 14-й армии из Приднестровья.

В 2009 году в Кишиневе произошла твиттер-революция, в результате которой к власти пришли политические силы, объявившие, что европейская интеграция отныне станет национальной идеей Молдавии, а отношения с Россией будут строиться на основе прагматизма, и не более. Поэтому у российского президента явно есть желание взять в Молдавии в каком-то смысле реванш.

Вряд ли российское руководство питает какие-то иллюзии по поводу Додона. Конечно, Москва учитывает то, что по вопросам исторической политики, сохранения «молдавской государственности» и «конституционного нейтралитета» страны Додон занимает крайне приятную для России позицию. Например, самим фактом приезда в Москву на 9 Мая Додон занял весьма радикальную позицию в молдавской внутренней политике, где наблюдается глубокий раскол по вопросу об отношении к советскому прошлому и нынешней России.

В то же самое время в Москве прекрасно понимают реалии молдавской политики. Поэтому Россия открыла рынок только для одной крупной молдавской винодельческой компании. А когда Додон предложил заключить межгосударственное соглашение о двойном гражданстве или хотя бы частично снять тарифные ограничения в торговле, эти идеи были встречены прохладно. Также Россия продолжает поддерживать в Молдавии и Ренато Усатого, лидера «Нашей партии», который открыто обвиняет Додона в сговоре с Владом Плахотнюком. А в российском информационном пространстве, в том числе на близких государству ресурсах, регулярно появляются статьи или выступления, что пророссийских сил в Молдавии нет.

Москва, скорее всего, видит, что молдавский президент в целом разделяет подходы своего правительства к Приднестровью – например, по вопросу создания совместных украино-молдавских таможенных и пограничных постов, которые помогут установить прямой контроль Кишинева над большей частью приднестровской внешней торговли и лишат Тирасполь важной части его фактического суверенитета. Поэтому не приходится говорить о том, что Россия готова сдать Приднестровье, хотя оно и стало для нее постоянной головной болью из-за конфликта на Украине, экономического кризиса и по многим другим причинам.

Россия будет готова оказать Додону полную и безоговорочную поддержку, в том числе в приднестровском урегулировании, только в том случае, если он усилит свое влияние в молдавской политике и использует его для выстраивания нового формата стратегического партнерства с Москвой.

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 июня 2017 > № 2194091 Андрей Девятков


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 марта 2017 > № 2111749 Игорь Додон

Встреча с Президентом Молдовы Игорем Додоном.

Владимир Путин принял в Кремле Президента Республики Молдова Игоря Додона. Лидеры двух стран обсудили ход реализации договорённостей, достигнутых по итогам переговоров на высшем уровне в январе текущего года, а также вопросы торгово-экономического сотрудничества и актуальные региональные проблемы.

Игорь Додон прибыл в Москву по приглашению Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» для участия в бизнес-форуме «Россия – Молдавия: новые точки роста».

* * *

Начало встречи с Президентом Республики Молдова Игорем Додоном.

В.Путин: Уважаемый Игорь Николаевич! Уважаемые друзья!

Мы очень рады вас приветствовать в Москве. Скоро мы отмечаем 25-летие установления дипломатических отношений – в начале апреля.

С Вами мы не так давно виделись – два месяца назад. У нас с Вами есть возможность поговорить по тому, что происходит в наших двусторонних отношениях, прежде всего, конечно, в экономической сфере.

Знаю, что Вы неоднократно ставили вопрос по поводу тех людей из Молдовы, которые работают в России и у которых возникли определённые проблемы. На уровне соответствующих ведомств Российской Федерации соответствующие решения приняты. Будем дальше думать над тем, как можно эту проблему полностью закрыть. В общем, так постепенно, мне кажется, двигаемся в выстраивании отношений, их укреплении.

Есть очень важный, очень чувствительный вопрос, связанный с урегулированием приднестровской проблемы. Но об этом тоже с Вами отдельно поговорим.

И.Додон: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Во-первых, очень рад, что после двух месяцев, когда у нас была первая официальная встреча (сегодня исполняется ровно два месяца), у нас есть возможность пообщаться, посмотреть результаты, которые уже есть, существенные результаты после встречи 17 января – и по экспорту, и по мигрантам, и мы очень активно начали диалог на приднестровском направлении.

Безусловно, в этом году мы будем отмечать 25 лет наших двусторонних дипломатических отношений, но история наших совместных отношений, дружбы – это столетие, и не одно, и не два. Эти 25 лет современной истории, когда у нас были разные периоды, были и лучше, и хуже.

Хочу отметить, у нас сегодня был форум «Деловая Россия», около 100 представителей бизнеса Молдовы и Российской Федерации, и все отмечают, что та чёрная полоса, которая была в 2009–2016 годах, практически прошла. У нас начинается новый этап. Это чувствуют простые граждане, это чувствуют жители Молдовы: и которые проживают в нашей стране, и которые здесь находятся, – это чувствует бизнес. Наверняка Вас проинформировали, что мы уже добились, чтобы дополнительно пять компаний попали на российский рынок.

В.Путин: Да, знаю.

И.Додон: Кстати, знаменитые производители вина «Крикова» вернулись на российский рынок, и я сегодня привёз Вам подарок. У Вас есть своя коллекция в «Крикова» ещё с 2002–2003 годов, несколько десятков бутылок из Вашей личной коллекции я сегодня привёз.

В.Путин: Мне привезли в подарок.

И.Додон: Так что динамика очень положительная. Конечно, было бы неплохо сегодня поговорить и по экспорту, и по мигрантам, и по Приднестровью, и про досадный случай дипломатического демарша правительства и парламента на прошлой неделе.

Вы знаете мою позицию: мы категорически против таких демаршей, потому что технические вопросы, которые есть, нужно решать, не надо поднимать их на политическом уровне, делать такие шаги.

Надеюсь, что сегодня у нас будет возможность по этим темам пообщаться более детально.

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 марта 2017 > № 2111749 Игорь Додон


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2017 > № 2094219

 Россия – Молдавия: перезагрузка

беседа с главой компании «Зарубеж-Экспо» Давидом Вартановым о перспективах сотрудничества с Молдовой

Христина Третьякова

Беседа с главой компании «Зарубеж-Экспо» Давидом Вартановым о перспективах сотрудничества с Молдовой.

«ЗАВТРА». После избрания президентом Молдовы Игоря Додона отношения наших стран стали налаживаться. 17 января Додон совершил первый визит в качестве президента в Москву. По итогам встречи Владимир Путин заявил, что число молдавских производителей, поставляющих продукцию в Россию, вырастет. Давид Робертович, расскажите о предстоящей выставке «Зарубеж-Экспо», которая пройдёт этой осенью в Молдавии.

Давид ВАРТАНОВ. Компания «Зарубеж-Экспо» проводит много выставок в разных странах, но особенно мы стремимся в те страны, с которыми у нас сложились хорошие межгосударственные отношения. Когда Игорь Николаевич Додон был кандидатом в президенты, одним из его основных пунктов было признание неправильности договора об Ассоциации с ЕС. По его мнению, договор противоречит интересам Молдавии и нуждается в пересмотрении. Во время своего визита в Москву Игорь Николаевич ещё раз подтвердил свою позицию. Я встретился с Додоном, рассказал ему о нашем проекте, и получил обещание быть на открытии и максимально поддержать нас организационно и информационно со стороны Молдавии.

Мы уже определили тематические разделы выставки. С российской стороны будут представлены все достижения во всех отраслях: энергетика, машиностроение, металлургия, приборостроение, транспорт, логистика, геология, строительство, химическую промышленность, связь и телекоммуникации, информационные технологии, банки, сельское хозяйство, сельскохозяйственная техника. В Кишинёве нам предоставили лучшую площадку для проведения выставки - Дворец Республики - одно из красивейших зданий в центре Кишинёва, в нём проходила инаугурация президента.

«ЗАВТРА». Какую продукцию мы преимущественно импортируем из Молдавии?

Давид ВАРТАНОВ. Мы пока импортируем продукты агропромышленного комплекса. Российский рынок для молдавских фермеров очень важен и они, выбрав президентом Додона, проголосовали за интеграцию с Россией. После начала приднестровского конфликта все политики и высшее руководство Молдовы стали стремиться к Западу, был даже заключен договор об Ассоциации Молдовы с ЕС. Но сейчас ситуация изменилась -молдаване хотят восстановить прошлые дружеские отношения с нами. Все теперь прекрасно понимают, что если Молдова идёт в сторону Запада, то она практически теряет свою государственность и становится частью Румынии. Если же двигается в сторону России, то сохраняет государственность и у нее появляются новые возможности.

«ЗАВТРА». Что вы можете сказать об итогах встречи Владимира Путина с Игорем Додоном?

Давид ВАРТАНОВ. После визита президента, насколько я знаю, расширился ассортимент молдавских вин на российском рынке, допустили те предприятия, на которые раньше было наложено эмбарго со стороны России. Время покажет, что будет дальше. Надеемся, что и правительство, и президент Молдавии серьёзно настроены на расширение и развитие экономических отношений с Россией. И наша выставка будет, наверное, самым лучшим инструментом для достижения зримых результатов.

«ЗАВТРА». В каком состоянии, на ваш взгляд, сегодня находится молдавский рынок? И как на текущие процессы повлияла ассоциация с ЕС?

Давид ВАРТАНОВ. Молдавский рынок находится в плачевном состоянии. Я думаю, что яблоки в Молдавии не хуже, чем в Сербии, но при этом сербские стоят 35 евроцентов, а молдавские - 4-5. Очень много предприятий находится в упадке. Проблема заключается именно в том, что у них нет рынков сбыта. Европейский рынок они не приобрели, а российский потеряли. Но перспектива есть, их продукция здесь востребована и если между государствами наладится дружественный контакт, то, мне кажется, что такое небольшое государство как Молдова, может укрепиться экономически и встать с колен.

«ЗАВТРА». Может ли соглашение об Ассоциации с ЕС помешать сегодняшнему диалогу Кишинёва с Москвой?

Давид ВАРТАНОВ. Может, потому что более полумиллиона молдаван работает в России, соответственно, визовые проблемы и таможенные барьеры всегда будут присутствовать, если будет действовать договор об Ассоциации с ЕС. Думаю, что визовые проблемы могут в скором времени исчезнуть, если Молдова вступит в ЕврАзЭС (Европейское экономическое сообщество) или же расторгнет договор об Ассоциации с ЕС. Если европейского договора не будет, то я не вижу никаких проблем для Молдовы. Единственное затруднение в том, что у нас нет общей границы, но у Кишинёва есть выход к Чёрному морю и мы можем сотрудничать через российский порт и порт на Днепре.

«ЗАВТРА». Остаются ли какие-то перспективы развития для Молдовы в Европе? С какими проблемами она столкнулась в процессе интеграции в ЕС?

Давид ВАРТАНОВ. Думаю, никакой перспективы развития отношений с ЕС у них нет, для Брюсселя Молдова не может быть равноправным партнёром. Полноправным партнёром Брюсселя является Румыния, и она официально заявляет о том, что Молдова – её часть. Соответственно, если Молдова захочет быть в ЕС, то она станет частью Румынии и полностью потеряет свою государственность. В рабочие места для молдаван я мало верю, потому что в Румынии очень много безработных, да и страны, которые присоединились сейчас к ЕС, тоже испытывают эту проблему. Что касается виз ЕС, то они туристические, а не рабочие, с ними выезжать на заработок нельзя. Экспорт в ЕС тоже малоперспективное направление для Молдовы, потому что поляки никогда не разрешат молдаванам продавать яблоки в Европе.

Если говорить об интересе ЕС к Молдове, то нужно отметить, что привлечение крупных инвестиций возможно, но на это нужно много времени. Европейцы не вкладывают деньги в регионы, где есть какие-то конфликты, а у Молдовы не решена проблема с Приднестровьем. Взаимный интерес выдуман, его там просто не может быть. Политики пропагандируют эту позицию, потому что получить какие-то серьёзные европейские и американские гранты гораздо проще, чем зарабатывать деньги.

«ЗАВТРА». Какие первые шаги должна предпринять Молдова для начала интеграции с Россией?

Давид ВАРТАНОВ. Молдове нужно сделать то, что сделали сербы, а именно подписать договор о свободной торговле с нами. После этого у них очень быстро оживёт экономика, потому что все те традиционные продукты, которые они производят, попадут беспошлинно на российский рынок, расширится линейка всех продуктов. Если двигаться в этом направлении, то все получится.

«ЗАВТРА». Чем России выгодно это партнёрство?

Давид ВАРТАНОВ. Сегодня практически во всех отраслях есть компании, которые на российском рынке уже освоились, и хотят выйти на зарубежные внешние рынки. Но, к сожалению, например, в Германии, во Франции или в Америке эти товары не пользуются спросом, так как туда наши российские технологии попросту не допускаются. И дело не только в санкциях, и до них пробиться на европейский рынок было не так просто. Получается, что наши достижения в разных областях могут быть востребованы там, где нет политического противодействия. Нам интересны страны, в которых мы ещё можем как-то лоббировать свои экономическое интересы и обеспечивать геополитическое присутствие благодаря разным мероприятиям. Наши выставки - пример экономического присутствия.

В ходе организации выставки я встречался с представителями торгово-промышленной палаты Молдовы, они готовы нам обеспечить на каждую российскую компанию 3-4 целевых контакта, то есть все деловые круги будут проинформированы о выставке. Для каждой в отдельности компании будут прорабатываться целевые встречи. Это очень интересно и удобно для нас - в одно место и в одно время на три дня съезжаются все деловые круги Молдовы. С ними происходит знакомство, налаживаются контакты. Я думаю, что через год-два мы почувствуем увеличение торгового оборота, в том числе благодаря и нашей выставке. Практика показывает, что после проведения нами такого мероприятия очень быстро начинают развиваться экономические отношения.

«ЗАВТРА». Каким образом ваша выставка помогает налаживать контакты?

Давид ВАРТАНОВ. Контакты налаживаются очень быстро и легко, потому что нет языковых барьеров. Мы всегда разрабатываем и предоставляем всем желающим конъюнктурный обзор российского экспорта/импорта той страны, в которой мы делаем выставку. Потом на наших выставках кто-то повышает свою квалификацию, кто-то делится своей информацией, кто-то может купить, кто-то хочет продать. У кого-то есть помещения под производство, а кому-то нужно открыть производство. Например, президент Молдовы сказал на встрече, что в Молдавии погибает несколько консервных заводов. А у нас среди российских предприятий, которые занимаются этим видом деятельности, я думаю, огромное количество желающих поднять эти заводы. Это взаимовыгодно: и для нас - наши предприятия будут работать, и для Молдавии– у них будут создаваться новые рабочие места.

«ЗАВТРА». Как, на ваш взгляд, будут в дальнейшем развиваться политические отношения между нашими странами?

Давид ВАРТАНОВ. Думаю, они будут развиваться очень активно. На сегодняшний день уже есть цифры, которые говорят, что если раньше 70% молдаван были против налаживания контактов с Россией, и только 30% были за, то сегодня всё в точности да наоборот - 70% поддерживают пророссийские настроения и 30% высказываются против.

В рамках выставки мы планируем провести российско-молдавский кинофестиваль, на котором покажем много российско-молдавских фильмов. Мне кажется, что это будет интересно. Дни России в Молдове будут проходить 10, 11 и 12-го октября 2017 года. Всех, кто заинтересован в развитии и установлении контактов с Молдавией, мы приглашаем на наши мероприятия!

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 3 марта 2017 > № 2094219


Белоруссия. Украина. Молдавия. РФ > Агропром > fruitnews.ru, 19 декабря 2016 > № 2014305 Вячеслав Пленкин

Вячеслав Пленкин: на рынок ягод в 2016 году повлиял транзит через Белоруссию украинской замороженной малины

«Наибольшее влияние в уходящем году на деятельность нашей компании оказал приход на российский рынок замороженной малины из Украины и Молдавии транзитом через Белоруссию. По нашей оценке, объем замороженной малины на рынке был в 2,5-3 раза больше чем в 2015 году. Как следствие, - продукция из Китая(!!!) в 2016 году была значительно потеснена на российском рынке».

В преддверии Нового Года редакция FruitNews обратилась к участникам рынка фруктов и овощей, а также представителям смежных отраслей с просьбой рассказать о наиболее знаковых событиях и достижениях 2016 года, об ожиданиях и планах на 2017 год.

Вячеслав Пленкин, фермер, производитель земляники, малины и ежевики, директор ООО «Сладуника»

- Наибольшее влияние в уходящем году на деятельность нашей компании оказал приход на российский рынок замороженной малины из Украины и Молдавии транзитом через Белоруссию. По нашей оценке, объем замороженной малины на рынке был в 2,5-3 раза больше чем в 2015 году. Как следствие, - продукция из Китая(!!!) в 2016 году была значительно потеснена на российском рынке.

Данная ситуация является следствием очень активного наращивания производства ягод в Украине. Закупочная цена на малину в Украине в сезоне 2016 года составляла 0,8-1 $ при довольно значительных объемах. Результатом всего этого стали низкие закупочные цены на замороженную малину. На свежем рынке цена была удовлетворительной, но объем рынка свежей малины в России традиционно небольшой.

- Наиболее значимое для нас событие, это конечно то, что мы смогли произвести более 100 тонн ягод (земляника, малина, ежевика). Значительно смогли нарастить производство посадочного материала современных сортов. Освоили технологию получения саженцев малины из маточного корня, что позволило быстро наращивать производство саженцев малины без вирусов и болезней.

- Наши основные планы на 2017 год связаны с наращиванием производства, снижением себестоимости продукции и улучшением качества ягод. Для этого в 2017 году мы планируем приобрести комбайн OXBO для уборки малины, а также ряд агрегатов для механизации работ по землянике. Мы также введем в производство новые сорта земляники и малины.

Белоруссия. Украина. Молдавия. РФ > Агропром > fruitnews.ru, 19 декабря 2016 > № 2014305 Вячеслав Пленкин


Молдавия > Агропром > agronews.ru, 17 декабря 2016 > № 2008268 Виктор Мороз

Хрен может спасти Молдову.

О нереализованном экспортном потенциале Молдовы корреспонденту Sputnik рассказал эксперт в области сельского хозяйства, экономист Виктор Мороз.

В условиях кризиса перепроизводства основных сельскохозяйственных культур многие молдавские фермеры, что называется, приноровились под изменчивые экономические условия. А именно: начали выращивать сельхозкультуры, которые нельзя назвать экзотическими для нашей страны, но на получение прибыли от которых ставка раньше не делалась. В этом списке уже есть ежевика, кориандр, черный перец, лесной орех и хрен. Что интересно: только за 2016 год молдавские фермеры экспортировали свыше 180 тонн хрена. Именно этот корнеплод пользуется за рубежом повышенным спросом.

Спасут ли хрен, ежевика, кориандр и топинамбур молдавских сельхозпроизводителей от коллапса? Сельское хозяйство РМ – в предкатастрофичном состоянии. «180 тонн хрена — это восемь фур. То, что отправили в этом году такие масштабы этого корнеплода за границу на экспорт говорит о том, что выгодно экспортировать хрен. Культура эта у нас вообще растет в полудиком виде, в огороде. Аграрии на нее не обращают внимания. То, что нашлись такие предприимчивые сельхозпроизводители из Молдовы, которые смогли заработать деньги на выращивании хрена — говорит о том, что у Молдовы есть нереализованный экспортный потенциал».

Экономист отмечает, что молдавские сельхозпроизводители могли бы более сконцентрироваться на выращивании такой культуры, как лещина или фундук. По словам эксперта, в Молдове есть для этого все условия: почвы в республике позволяют культивировать лесной орех в промышленных масштабах. А с технологиями производства можно ознакомиться сразу в нескольких хозяйствах соседней с Молдовой Одесской области. Главное, подчеркивает Мороз, иметь желание. «Если взять те виды лесного ореха, сорта, которые растут у нас традиционно на опушках лесов, на них особенно не заработаешь. Однако если культивировать уже выведенные селекционерами сорта, которые дают гораздо больший урожай, это будет чрезвычайно рентабельно. Пример соседняя Одесская область, где сразу несколько частных хозяйств зарабатывают на этом неплохие деньги», — подчеркнул Виктор Мороз.

Еще одной культурой, на которую молдавские аграрии не обращают внимания, а растет она преимущественно в диком виде, является топинамбур или земляная груша. Ее можно использовать и как кормовую культуру, и реализовывать клубни в страны Западной Европы, где ее приготавливают в качестве деликатеса, поджаривая и подавая с изысканным красным вином.

«В странах Западной Европы, где развито свиноводство, топинамбур используют и в качестве кормовой культуры при выпасе свиней. Животные роют землю, достают эти клубни и питаются ими. Клубни земляной груши можно использовать и лечебных целях, поскольку они обладают целым рядом полезных свойств», — сказал Мороз. По словам эксперта, топинамбур в народной медицине часто используется в лечебном питании людей, страдающих от различных форм сахарного диабета. Также, по заверениям Виктора Мороза, лечебные ванны из отвара топинамбура оказывают существенную помощь людям, страдающим от заболеваний суставов.

«Сельское хозяйство Молдовы сегодня, как никогда нуждается в диверсификации культур и производства, это позволит отрасли сделать глоток свежего воздуха, а аграриям по-новому взглянуть на ведение своего нелегкого бизнеса», — подытожил Виктор Мороз.

Молдавия > Агропром > agronews.ru, 17 декабря 2016 > № 2008268 Виктор Мороз


Молдавия. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 16 декабря 2016 > № 2025272 Александр Пынзарь

Александр ПЫНЗАРЬ: «Мы на службе у гражданского общества».

Ежегодно 18 декабря сотрудники и ветераны органов внутренних дел Республики Молдова отмечают профессиональный праздник – День полиции. Накануне этого торжественного события начальник Генерального инспектората полиции министерства Александр Пынзарь рассказал руководителю корпункта нашего издания в МВД Республики Молдова о том, какие задачи стоят сегодня перед правоохранительным ведомством.

Александр Иванович Пынзарь родился 3 января 1973 года в городе Каушаны Республики Молдова.

В 1997 году окончил Национальную Академию Полиции Республики Молдова.

С 1997 по 2001 год состоял на различных должностях в Службе криминальной полиции МВД Республики Молдова.

С 2002 по 2009 год работал в Управлении по борьбе с организованной преступностью МВД Республики Молдова. Прошёл путь от старшего инспектора до начальника управления – заместителя начальника Департамента оперативных служб.

С 2010 по 2014 год – заместитель начальника Криминальной полиции Главного управления оперативных служб МВД Республики Молдова.

С 2014 по 2015 год – начальник Службы безопасности Государственного предприятия «Специальный центр по телекоммуникации и связи».

С 2015 по 2016 год – исполняющий обязанности директора Департамента пенитенциарных учреждений Министерства юстиции Республики Молдова.

С 30 марта 2016 года назначен начальником Генерального инспектората Полиции Республики Молдова.

Полковник полиции.

– Александр Иванович, в марте этого года Вы возглавили республиканскую полицию. Какие задачи на новом посту Вы определили в качестве приоритетных?

– Основная задача – чтобы каждый гражданин нашей страны в любой ситуации мог чувствовать себя в безопасности. Для этого главным в своей работе считал и считаю обеспечение правопорядка, особенно в общественных местах, в том числе при проведении массовых мероприятий.

Хотелось бы отметить, что личный состав Национальной полиции Республики Молдова прошёл специальное обучение. Сегодня, благодаря их грамотным действиям, ни одно массовое мероприятие не вылилось в более серьёзные акты, направленные на дестабилизацию общественного порядка.

Если затрагивать сферу борьбы с преступностью в целом, то самая главная задача заключается в том, чтобы регистрировались все совершаемые преступления. Это позволит видеть реальную криминогенную ситуацию и, соответственно, координировать действия, направленные на борьбу с преступностью. Тем более что Полиция Республики Молдова в настоящее время располагает всеми необходимыми средствами для проведения качественного анализа по совершенным преступлениям.

– Какие шаги для решения приоритетных задач Вы предприняли в первую очередь?

– Во главу угла мы поставили совершенствование взаимодействия полиции с гражданским обществом, прежде всего с теми, кому нужна срочная помощь правоохранителей.

Дело в том, что существовавшая модель взаимодействия операторов дежурных частей полицейских участков, принимающих телефонные звонки от граждан, на мой взгляд, была совершенно непрофессиональной. Как следствие – реагирование на события было не достаточно оперативным. Изменить сложившуюся ситуацию – это то, чего я планировал добиться при организации системы мониторинга по управлению данными вызовами.

Мы провели дополнительное обучение всех операторов, в частности, с целью развития навыков общения. И результат не заставил себя ждать. Положительный эффект наблюдается в муниципии Кишинэу, где в последнее время фактическое число экстренных вызовов увеличилось примерно на 40 процентов.

В целом наша работа по повышению уровня профессиональной подготовки личного состава, а также мониторинг ситуации носят системный характер.

– Одной из важных задач, которую решают сегодня правоохранительные структуры практически всех государств на постсоветском пространстве, являются повышение уровня доверия общества к стражам порядка, установление диалога с населением. Эти вопросы актуальны и для Полиции Молдовы?

– Сближение Полиции с гражданским обществом, безусловно, является одним из важных направлений в нашей работе. Разрабатывая стратегию этого взаимодействия в сотрудничестве с Институтом общественной политики, мы проводили опрос общественного мнения о деятельности полиции и ожиданиях со стороны граждан.

Полиция находится на службе у гражданского общества и будет продолжать выполнять свою работу ответственно и честно. А все предпринимаемые нами меры призваны обеспечить ежедневную безопасность и доверие к полиции.

Сегодня мы делаем всё возможное, чтобы реагирование на обращения граждан было максимально оперативным. Это, на мой взгляд, и есть залог гарантированного эффективного сотрудничества полиции и общества.

– Нашим читателям из стран Содружества, безусловно, было бы интересно узнать, какие новшества внедряются Полицией Республики Молдовы для решения задачи установления более тесного контакта с общественностью?

– Мы инициировали проект по улучшению коммуникации с гражданами через одно из приложений, используемых в современных смартфонах. Количество обращений значительно увеличилось, что убеждает нас в том, что необходимо активизировать общение с населением посредством выбранного мессенджера, выделив для этого дополнительные ресурсы.

Недавно Генинспекторат полиции также запустил кампанию «Помоги Республике Молдова стать более безопасной страной», цель которой – донести до населения необходимость добровольной сдачи незаконно хранящегося оружия. В рамках кампании мы проводим разъяснительную работу, рассказывая, в частности, о том, при каких обстоятельствах применение оружия оправдано. Также мы информируем граждан о последовательности действий при обнаружении взрывоопасных предметов.

Ещё один важный шаг в нашей работе – мы намерены продолжать модернизировать систему управления человеческими ресурсами, планируем привлекать гражданское общество для участия во всех наших крупных проектах.

– Достаточно ли финансирования для внедрения проектов и в целом модернизации полиции?

– Что касается финансирования модернизации молдавской полиции, то оно осуществляется согласно утверждённой Стратегии развития полиции на период 2016–2020 годов, и мы приложим все усилия для её успешной реализации.

– Как строится сотрудничество Полиции Молдовы с коллегами из стран Содружества?

– В течение 2016 года Национальная Полиция эффективно сотрудничала с Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений. В частности, в рамках Межгосударственной программы совместных мер по борьбе с преступностью на 2014–2018 годы были проведены две операции «Розыск» на территории государств – участников СНГ.

В результате 58 лиц экстрадировали из Российской Федерации. Было направлено 290 разыскных миссий и рассмотрено 173 запроса, поступивших из стран СНГ.

Проводится постоянный обмен информацией о результатах борьбы с контрабандой и незаконным оборотом алкоголя и табачных изделий.

Сотрудничество с государствами – участниками СНГ является эффективным для нашей работы. Обмениваясь опытом и информацией, мы успешно продвигаемся вперёд и достигаем результатов, ожидаемых обществом.

– Что делается для сохранения кадрового потенциала ведомства?

– Для того чтобы полностью посвятить себя карьере, полицейский должен быть и мотивирован, и иметь поддержку в своей ежедневной деятельности. Вместе с руководством МВД и при поддержке министра – Александра Жиздана – планируем создать нашим сотрудникам все условия, необходимые для успешной работы.

Мы считаем необходимым сделать профессию стража правопорядка гораздо более привлекательной для молодых людей.

– 18 декабря сотрудники Полиции Республики Молдова отмечают профессиональный праздник. Какое напутствие Вы бы дали своим коллегам? Что пожелаете в этот день?

– Пользуясь случаем, хочу поблагодарить не только сотрудников Полиции Республики Молдова, но и коллег из стран Содружества за их профессионализм, честь и преданность делу, проявляемые при выполнении задач, направленных на обеспечение безопасности граждан.

Алина Збанкэ

Молдавия. Россия > Армия, полиция > mvd.ru, 16 декабря 2016 > № 2025272 Александр Пынзарь


Молдавия > Армия, полиция > mvd.ru, 23 июля 2016 > № 1941365 Александр Жиздан

Александр ЖИЗДАН: «МЫ ОБЯЗАНЫ ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ ЛЮДЕЙ».

В январе текущего года Министерство внутренних дел Республики Молдова возглавил Александр Жиздан. В предыдущем номере журнала «Содружество» мы проинформировали об этом читателей. Пришло время предоставить слово Министру и узнать у него о состоянии дел в ведомстве, криминогенной обстановке в республике и о планах, направленных на её улучшение.

Александр Ефимович Жиздан родился 13 июня 1975 года в Республике Молдова. В 1997 году окончил Полицейскую Академию «Штефана чел Маре», в 2008 году – мастерат в государственной администрации Академии Публичного Управления при Президенте Республики Молдова. С 1992 по 2002 год проходил службу на различных должностях, от инспектора до начальника отдела, в Управлении по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Генерального инспектората полиции МВД Республики Молдова. В августе 2002 года был назначен начальником Управления по борьбе с организованной преступностью в составе Главного управления криминальной полиции Генерального инспектората полиции МВД Республики Молдова. С декабря 2002 года – начальник Службы в составе Главного управления криминальной полиции МВД Республики Молдова. С августа 2003 года – начальник Отдела в составе Главного управления криминальной полиции МВД Республики Молдова. С марта 2006 года проходил службу в Департаменте оперативных служб МВД Республики Молдова: сначала – заместитель начальника Управления криминальной полиции в составе Департамента, затем – заместитель начальника Департамента, с декабря 2008 года – начальник Департамента. С января 2010 года – начальник Главного управления оперативных служб МВД Республики Молдова. С октября 2015 года – заместитель Директора Службы информации и безопасности Республики Молдова. С 20 января 2016 года – Министр внутренних дел Республики Молдова.

– Уважаемый Александр Ефимович, Вы относительно недавно возглавили Министерство внутренних дел Республики Молдова. Какие проблемы ведомства считаете самыми сложными и какие задачи намереваетесь решать в первую очередь?

– Я большую часть своей служебной деятельности посвятил работе в органах внутренних дел и не понаслышке знаком с проблемами, с которыми приходится сталкиваться министерству в целом, и его подразделениям и сотрудникам в частности. Поэтому с первых дней моего вступления в должность мы вместе с коллегами приступили к их решению.

В первую очередь коренным образом изменён подход к регистрации преступлений. К сожалению, раньше у нас был широко распространён метод частичной регистрации преступлений. Это делалось для того, чтобы не «портить статистику». В результате подобной практики страдал имидж правоохранительных органов, люди теряли доверие к полиции. Сейчас установка в системе такова: регистрируются все преступления. А для того чтобы статистика не страдала, прилагаются все необходимые усилия для их раскрытия и привлечения виновных к ответственности.

Далее мы приложили немало усилий для разработки и принятия на уровне Правительства ряда важных нормативных актов, необходимых для обеспечения более высокой эффективности работы подразделений МВД, например, Стратегии развития полиции, Стратегии развития службы карабинеров, Национальной Стратегии в области миграции и предоставления убежища и некоторые другие.

Особое внимание было уделено развитию инфраструктуры и интегрированного менеджмента государственной границы, развитию внешних связей, а также партнёрства с гражданским обществом.

Предприняты также определённые усилия для улучшения условий работы полицейских. Например, были оснащены и сданы в эксплуатацию 29 кабинетов психологической и психотерапевтической консультации полицейских, приобретены и запущены в работу восемь мобильных лабораторий: три – для криминалистов и пять – для нужд столичной полиции.

Было сделано и многое другое. Но мы понимаем, что этого пока недостаточно, для решения всего спектра проблемных вопросов потребуется немало времени и усилий.

– Каково в настоящее время положение с оплатой труда и социальной защитой сотрудников?

– Вы затронули очень важную тему. Мы прилагаем все усилия, чтобы оплата труда сотрудников МВД, а также их социальная защита были на высоком уровне. Только в этом случае удастся добиться повышения эффективности их работы и свести к минимуму факты коррупции. Известно, что более всего подвержены коррупции именно малообеспеченные госслужащие, что в равной степени относится и к полицейским. Мы осознаем, что в условиях дефицита государственного бюджета такие проблемы решить непросто, но будем использовать все доступные варианты, применять альтернативные подходы, не выходя, естественно, за рамки действующего законодательства. Могу вас заверить, что на уровне нынешнего руководства МВД есть не только понимание этих проблем, но и готовность, желание их решать.

– В последние годы, в том числе по причине недостаточного финансирования органов внутренних дел, из структуры уволилось немало профессионалов. Как планируется решать кадровую проблему?

– В любом крупном ведомстве существует система преемственности, когда старшие и опытные сотрудники помогают расти молодым, передают им знания, определяют этические моральные установки. До некоторого времени эта система функционировала и в МВД Республики Молдова, но, к сожалению, была нарушена. Сегодня мы пытаемся исправить ситуацию. И результаты уже ощущаются.

Радует тот факт, что профессионалы, которых ранее вынудили уйти из ведомства по политическим либо другим причинам, не имеющим ничего общего с их непосредственной работой, сейчас возвращаются. Некоторые из них уже достигли пенсионного возраста, имели до недавнего времени хорошо оплачиваемые места по гражданским специальностям, но решили вернуться, чтобы передать свой опыт молодым коллегам, вновь послужить своей стране. И я очень благодарен им за это!

Кстати говоря, я сам, как и руководитель Генерального Инспектората Полиции, вернулись в систему не только с целью её возглавить, но и для решения имеющихся проблем и передачи накопленного опыта. Для нас очень важно, чтобы в МВД в приоритете снова был профессионализм, а не принципы, ничего общего не имеющие с нашей работой. Очень хочется помочь нашим коллегам вновь обрести профессиональную гордость и почувствовать уверенность в завтрашнем дне.

– Улучшая условия работы и проявляя заботу о сотрудниках, важно параллельно повышать и степень их ответственности. Как вы намерены контролировать «чистоту рядов»?

– Самый главный стимул с этой точки зрения – тот факт, что я служу своей стране, что благодаря моей работе у людей есть чувство защищённости. Не всякому выпадает честь выполнять такую ответственную миссию. Поэтому, я считаю, что каждый полицейский должен испытывать гордость за то доверие, которое ему оказывает государство и общество. Только осознав важность возложенных на тебя задач, понимаешь и величину ответственности, которая ложится на твои плечи.

Именно этот подход и эти аргументы мы используем в разъяснительной работе с сотрудниками МВД. Конечно, мы понимаем, что для «чистоты рядов», как вы выразились, этого недостаточно, но всё-таки, когда речь идёт об ответственности, такие аргументы являются основой основ.

– С Вашим приходом появились ли уже какие-то изменения в том, что касается криминогенной ситуации в стране?

– Конечно нельзя говорить, что за несколько месяцев ситуация кардинально изменилась, но определённые достижения уже есть. Радует, что удалось остановить тенденцию роста количества особо тяжких преступлений, особенно в части, которая касается жизни и здоровья граждан. Также наблюдается снижение числа преступлений против семьи и особенно несовершеннолетних. Пошли на убыль случаи воровства и введения в обращение фальшивых денежных знаков. Значительно улучшилась динамика в области дорожно-транспортных происшествий.

Но это лишь первые признаки того, что ситуация начала улучшаться. Чтобы эти тенденции не только сохранились, но и нашли определённое продолжение и развитие, темпы снижать нельзя.

– Одна из важных составляющих эффективной работы МВД – доверие и поддержка граждан. Что Вы намерены предпринять для углубления сотрудничества с гражданским обществом?

– Для нас очень важно вернуть доверие граждан, а для этого полиция, равно как и другие подразделения МВД, должны заниматься своими прямыми обязанностями – защитой прав граждан, обеспечением безопасности общества. Со своей стороны гражданам также необходимо рассматривать полицейских как своих защитников, партнёров по наведению общественного порядка. Если будут понимание и уважение с обеих сторон, и работа полицейских будет более эффективна, и уровень безопасности в обществе – более высок, и соблюдение прав человека – соответствующее.

Недавно, во время акции протеста в Кишинёве, полицейские выставили плакаты с обращением к протестующим: «Спасибо за мирный протест!» Конечно, подобная практика не решает все проблемы, ведь среди протестующих бывают и провокаторы. Но в целом у людей начинает формироваться мнение, что полицейский – не враг, который мешает выражать гражданскую позицию, а гарант того, что любой митинг будет проведён законно и без жертв.

Для нас важно донести до общества и каждого его гражданина, что хотя и обеспечение безопасности является нашей прямой обязанностью, но её эффективность будет несравненно выше, если приложить к этому совместные усилия.

Только за последнее время были созданы 10 секторов, названые нами «Наблюдения по соседству», цель которых увеличить уровень безопасности и предупредить преступность на уровне местных сообществ. Или другой пример: некоторые местные инспектораты полиции заключают договоры о сотрудничестве с неправительственными организациями по продвижению прав женщин или искоренению домашнего насилия.

– Обычные граждане более всего склонны реагировать на негатив, в том числе и в работе органов внутренних дел: кого убили, ограбили и так далее. Всё это так или иначе сказывается в целом на имидже полиции. В Молдове есть такая проблема?

– Мне бы тоже хотелось больше слышать из прессы о позитивных вещах, но, с другой стороны, я отношусь с пониманием к этой проблеме – ведь пресса живёт на сенсациях, на рейтингах, которые приносят в основном скандальные темы, и с этим ничего не поделаешь. Всё, что мы можем сделать, это показывать, и через прессу, и напрямую, что, помимо негатива, существует и позитив. Мы стремимся показать и представителям средств массовой информации, и гражданам, что доля негатива ничтожна по сравнению с общей позитивной картиной. Если этого не делать, то у людей появится ощущение, что они живут в небезопасном обществе, а это само по себе отражается на состоянии и развитии страны в целом.

Именно с этой целью мы стараемся быть открытыми в отношениях с прессой, иметь с её представителями прямой и плодотворный диалог. Этому, в частности, способствуют периодические встречи не только с журналистами, но и с блогерами, роль которых тоже, несомненно, важна. Все мы живём в одном обществе, и наша общая задача – делать это общество лучше, надёжнее и безопаснее, чего можно добиться только совместными усилиями.

– К достижению каких результатов Вы стремитесь на посту министра?

– Мне бы хотелось, чтобы по истечению срока моего мандата, уровень безопасности в молдавском обществе стал как можно более высоким, чтобы о коррупции в МВД не говорили как о преобладающем факторе, максимум, как о единичных случаях, чтобы сотрудники МВД чувствовали уверенность в своих силах и испытывали гордость за выбранную профессию, а граждане осознавали свою защищённость, то есть получали необходимую отдачу от уплаты налогов на содержание полиции.

Мы обязаны вернуть доверие людей! И мы этого добьёмся!

Алина Збанкэ

Молдавия > Армия, полиция > mvd.ru, 23 июля 2016 > № 1941365 Александр Жиздан


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788953 Фарит Мухаметшин

Российско-молдавские отношения через призму меняющейся региональной архитектуры

Фарит Мухаметшин, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Молдова, доктор политических наук

Россию и Молдавию веками связывали тесные дружеские отношения, чему в истории обеих стран есть немало свидетельств. В XV веке молдавский господарь Стефан III Великий писал Ивану III: «Только бы Бог научил Вашу милость повернуться к нам лицом и явить к нам приятельство [т. е. дружбу], а я бы еще больше к Вашей милости имел приятельство». Молдавский правитель видел в Московском князе не только перспективного партнера в международных делах, но и духовно близкого ему друга и родича (Стефан выдал свою дочь замуж за сына Ивана III). Безусловно, общая православная вера, общие ценности были и по сей день остаются важным объединяющим фактором для двух стран. Однако этим исторический багаж дружбы и сотрудничества народов России и Молдавии не ограничивается.

На протяжении столетий крепли российско-молдавские торговые и хозяйственные связи, развивалось сотрудничество в сфере культуры, науки, образования, множились межчеловеческие контакты. За время пребывания в одном государстве (сначала Российской империи, после - СССР) сложилось единое историческое наследие. Сегодня, однако, под влиянием целого ряда факторов региональная архитектура стремительно меняется, что не может не сказываться на российско-молдавском взаимодействии.

Контуры нового регионального контекста

Последние годы отмечены значительным ускорением тектонических сдвигов в геополитическом ландшафте региона, включающего Республику Молдова (РМ). Необходимость реагировать на новые региональные вызовы (включая неупорядоченность и неравномерность экономического развития, накопление кризисных элементов в политической жизни и сфере безопасности) предопределила усложнение внешнеполитической повестки для Кишинева. Кроме того, Молдавия оказалась в эпицентре пересечения целого ряда интеграционных процессов.

Положение страны на оживленном «геополитическом перекрестке» сулит немало выгод, требуя в то же время системности и четкости при определении «правил игры» в отношениях с партнерами. Эксперты признают, что от способности должным образом ответить на эти запросы времени и эффективно встроиться в региональные процессы во многом зависит успех подходов молдавского руководства во внешней политике.

Молдавия в числе шести бывших советских республик участвует в программе «Восточное партнерство» Европейского союза. В июне 2014 года в Брюсселе подписано и уже с сентября того же года (еще до ратификации всеми странами - членами ЕС) начало применяться Соглашение об ассоциации между Молдавией и ЕС, включающее договоренности о создании углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (ЗСТ). С начала этого года раздел V (вопросы торговли) соглашения действует на всей территории республики. Образование зоны свободной торговли, внедрение норм и стандартов ЕС рассматриваются Кишиневом не только как способ обеспечить своим товарам доступ на обширный европейский рынок и привлечь инвесторов, но и как путь к модернизации государства по западной модели.

Вместе с тем ранее, в октябре 2011 года, Молдавия подписала, а годом позднее ратифицировала Договор о зоне свободной торговли на пространстве СНГ (ЗСТ СНГ), нацеленный на углубление регионального взаимодействия между участвующими в нем восемью государствами, исходя из норм ВТО. Российское руководство не раз подчеркивало стержневую роль договора как прочного фундамента дальнейшего совершенствования Содружества в устранении барьеров и развитии торгово-экономических связей между государствами СНГ.

Поскольку для молдавской стороны экономическое направление имеет приоритетное значение в рамках сотрудничества со странами Содружества, ЗСТ СНГ рассматривается в Кишиневе как инструмент, «способный вдохнуть в СНГ принципиально новую жизнь». Однако коренное изменение обстоятельств, связанное с вступлением в силу договоренностей о создании зоны свободной торговли между РМ и ЕС, отразилось на хозяйственных связях Молдавии в рамках СНГ, и в первую очередь с Россией как одним из ее ведущих торговых партнеров в этом формате.

Учитывая возможные последствия свободной торговли между Молдавией и Евросоюзом и потенциальные потери в этой связи для российской экономики, правительство РФ было вынуждено ввести ввозные таможенные пошлины на некоторые товары, поступающие с территории РМ, в размере ставок Единого таможенного тарифа (ЕТТ) ЕАЭС на основе режима наибольшего благоприятствования. В Кишиневе отмечали, что эти действия идут «вразрез с принципами, заложенными в Соглашение о свободной торговле в рамках СНГ». Однако опасения российской стороны касательно реэкспорта подтвердились. В частности, контрольными органами не раз фиксировались случаи поставок в Россию сложными логистическими путями по молдавским сертификатам продукции, характерной не для Молдавии, а стран Европейского союза. Хотя ответные меры по пресечению подобных схем были приняты, эта проблема ждет комплексного долгосрочного решения.

Очевидно, что, невзирая на открытие европейского рынка и временные сложности в отношениях Москвы и Кишинева, у молдавского производителя сохраняется интерес к сбыту продукции в России. Так что совместная выработка формулы взаимодействия, позволяющей обеспечить соблюдение российских интересов (гарантировать качество и происхождение импортируемых товаров) в условиях участия Молдавии в двух ЗСТ, позволила бы восстановить двустороннюю торговлю и предотвратить нарушения и появление непрозрачных схем поставок в ущерб интересам обоих государств.

Новый региональный контекст Молдавии не ограничивается европейским направлением и СНГ. Ожидает ратификации турецким парламентом Договор о свободной торговле между Молдавией и Турцией, заключенный в сентябре 2014 года и в марте этого года ратифицированный Парламентом РМ. Подписан Меморандум об укреплении двустороннего сотрудничества с Китаем в рамках развития «Экономического пояса Шелкового пути». А на официальных встречах молдавских и китайских представителей все чаще заходит речь о целесообразности создания между Молдавией и КНР зоны свободной торговли. Наращивает Кишинев сотрудничество со странами Центральной Азии и Персидского залива.

Политика открытости объяснима: ее цель - привлечь в молдавскую экономику столь необходимые ей иностранные инвестиции для создания новых рабочих мест, модернизации производства и инфраструктуры. Продвигая этот подход, молдавские партнеры исходят из того, что в мире имеется множество примеров пребывания стран сразу в нескольких зонах свободной торговли. Со своей стороны Россия неизменно заявляла об уважении суверенного права Республики Молдова диверсифицировать свои международные связи, укреплять торгово-экономические контакты с третьими странами и многосторонними структурами, включая ЕС. Однако конфигурации, связанные с участием в нескольких зонах свободной торговли, не должны задевать интересы вовлеченных стран. В таких случаях следует устранять «узкие места», вырабатывая совместимые решения, на что и нацелена российская сторона в диалоге с Кишиневом.

Актуальность этой задачи особенно возрастает в условиях, когда новое правительство Молдавии выражает настрой на усиление многовекторного компонента своей экономической дипломатии. Выступая в марте 2016 года в Москве на форуме лидеров бизнеса стран СНГ «25 лет вместе: новые форматы взаимодействия», заместитель председателя правительства, министр экономики РМ О.З.Калмык заявил, что, «благодаря Соглашению с ЕС, Молдавия может стать ключевым торговым звеном и экономическим мостом между двумя таможенными союзами - Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом». Определенную надежду на нахождение столь необходимых для этого «развязок» дала серия российско-молдавских межмидовских консультаций и других двусторонних контактов, состоявшихся весной этого года.

Импульс российско-молдавскому диалогу

После краткой встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова и вице-премьера, министра иностранных дел и европейской интеграции Молдавии Андрея Галбура в феврале 2016 года «на полях» Мюнхенской конференции по безопасности межмидовские контакты двух стран получили дополнительный импульс.

В конце марта с рабочим визитом посетил Кишинев и Тирасполь статс-секретарь - заместитель министра иностранных дел Г.Б.Карасин. Он встретился с руководством Молдавии и Приднестровья. Состоялись межмидовские консультации. Для оценки стабилизации внутриполитической обстановки заместитель министра провел встречи с представителями молдавских политических кругов. В ходе беседы с активом русских общин Г.Б.Карасин обменялся мнениями по насущным вопросам жизнедеятельности соотечественников, проживающих в Молдавии.

В Москве 4 апреля прошли переговоры на уровне руководства внешнеполитических ведомств двух стран. Был подробно рассмотрен весь спектр двусторонней повестки дня. Как отметил по итогам встречи С.В.Лавров, состоявшиеся переговоры были «предметными и откровенными». Он констатировал, что «текущее положение дел в российско-молдавских отношениях не может вызывать удовлетворения» и приветствовал настрой нового правительства Молдавии развивать сотрудничество с Россией. При этом министр подтвердил готовность российской стороны совместными усилиями искать решения накопившихся вопросов, руководствуясь положениями Договора о дружбе и сотрудничестве от 2001 года.

В рамках двустороннего диалога России и Молдавии особое место занимает проблематика торгово-экономического сотрудничества. По данным Федеральной таможенной службы России, торговый оборот с Республикой Молдова (включая Приднестровье) составил в 2015 году 1,22 млрд. долларов, что на 32% меньше аналогичных показателей 2014 года. Существенным образом на снижении торговли сказались не только последствия замедления экономик стран региона, но и введение российской стороной, как было сказано выше, тарифных и нетарифных ограничений на поставки некоторых видов продукции из Молдавии.

В ходе межмидовских контактов российская и молдавская стороны условились начать поиск решений по активизации торговли при подготовке в этом году очередного заседания двусторонней Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству (МПК), которая давно не собиралась. В рамках запуска этой работы с начала года был организован ряд контактов молдавского сопредседателя МПК О.З.Калмыка с руководством российских министерств и энергетических компаний, участвующих в работе Комиссии. Прорабатывается проведение встречи О.З.Калмыка с заместителем председателя правительства России Д.О.Рогозиным, возглавляющим российскую часть Межправкомиссии. Готовятся также межведомственные контакты по ряду направлений. Перспективным аспектом оживления диалога по экономической тематике видится организация при поддержке торгово-промышленных палат двух стран российско-молдавского Делового форума, который позволит представителям бизнеса поделиться предложениями по развитию межгосударственного сотрудничества.

Учитывая, что в России проживает и работает значительное число молдавских граждан (на начало марта 2016 г. - около 500 тыс. человек), важное место в рамках двустороннего диалога занимает миграционная проблематика. В этой связи стороны намерены придать дополнительный импульс переговорам по пакету из трех профильных двусторонних соглашений: о сотрудничестве в области миграции, борьбе с незаконной миграцией и реадмисии. Эти документы призваны навести порядок в данной сфере, обеспечить защиту прав трудовых мигрантов и привести российско-молдавские отношения на этом направлении в соответствии с общепринятыми нормами. В рамках диалога по миграционной проблематике российская сторона также выделяет неприемлемость применяемой в последнее время Кишиневом практики ограничительно-запретительных мер в отношении въезда российских граждан в Молдавию, включая представителей СМИ.

С учетом значительного потенциала парламентской дипломатии требует развития сотрудничество законодательных органов России и Молдавии. В последние годы контакты на уровне руководства парламентов, профильных комитетов, депутатов стали более регулярными. В апреле 2015 года председатель Парламента РМ А.И.Канду встретился в Санкт-Петербурге «на полях» Межпарламентской ассамблеи СНГ с председателем Совета Федерации В.И.Матвиенко и председателем Государственной Думы С.Е.Нарышкиным. Развиваются межпартийные связи, в том числе на уровне фракций. Однако запуск полноформатного взаимодействия по линии парламентских групп дружбы поможет придать сотрудничеству более системный и субстантивный характер. В этой связи позитивным шагом стало создание в Парламенте РМ в марте этого года Группы дружбы с Россией, в которую вошли 53 из 101 депутата во главе с лидером фракции социалистов З.П.Гречаной.

В контексте глубоких историко-культурных и духовных связей между Россией и Молдавией особую роль приобретает двустороннее гуманитарное сотрудничество. С целью его активизации, наращивания межчеловеческих контактов, углубления взаимодействия в образовательной и информационной областях на встрече министров иностранных дел России и Молдавии достигнута договоренность ускорить согласование трехлетней межправительственной Программы гуманитарного сотрудничества.

У народов обеих стран сохраняется большой взаимный интерес к культуре друг друга. С аншлагом прошли в последние годы выступления в Кишиневе Кубанского казачьего хора, Ансамбля песни и пляски Российской армии имени А.В.Александрова, популярных артистов. В этом году большой интерес у молдавского зрителя вызвал поддержанный Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества стран СНГ приезд в Кишинев на юбилейный фестиваль «Мэрцишор» российских исполнителей: Государственного камерного оркестра джазовой музыки имени О.Лундстрема, Государственного академического русского народного хора имени М.Е.Пятницкого, солиста Мариинского театра В.Самсонова, именитого пианиста Э.Кунца и гитариста Е.Мирошникова. В 2016 году в Москве пройдут Дни молдавской культуры, которые российская публика встречает традиционно тепло. Пути активизации культурного обмена на регулярной основе обсуждаются в ходе межведомственных контактов. В декабре 2015 года министр культуры РМ М.Н.Бабук посетила Санкт-Петербург, где приняла участие в работе IV Международного культурного форума.

Еще одно перспективное направление гуманитарного диалога России и Молдавии - сотрудничество в области образования. Следует отметить, что у молдавских выпускников сохраняется значительный интерес к получению высшего образования в России. Только в 2015/2016 и 2016/2017 учебных годах более 1750 граждан Молдавии получили возможность учиться в российских вузах на бюджетной основе. В том числе на 2016/2017 учебный год правительством России для республики выделена квота в размере 500 бюджетных мест. В дополнение к этому по итогам отдельного набора еще около 300 молдавских выпускников, желающих учиться в нашей стране, будут зачислены в этом году по квотам учебных заведений субъектов Российской Федерации. При содействии представительства Россотрудничества в РМ налаживаются контакты между российскими и молдавскими вузами. Позитивным моментом стало достижение договоренностей запустить в работу на полную силу Соглашение о взаимном признании документов об образовании, подписанное в 2003 году.

В последние годы в двустороннем диалоге по вопросам образования заметное место заняла проблема положения русского языка в системе просвещения Молдавии. В Договоре о дружбе и сотрудничестве между нашими государствами прописаны обязательства молдавской стороны по обеспечению надлежащих условий для удовлетворения потребности в обучении на русском языке в системе образования. Однако в рамках оптимизации системы образования в РМ сокращается число русских школ, сужаются возможности получения высшего образования на русском языке. Надо признать, что в отдельных случаях закрытию доуниверситетских учебных заведений и вузовских групп есть объективные причины демографического и финансового характера. Но есть основания для озабоченностей и у проживающих в Молдавии соотечественников, которые отмечают, что после принятия в 2014 году нового Кодекса об образовании РМ и ряда других законодательных новшеств ширятся предпосылки к снижению роли русского языка в общественной жизни страны, включая образование, несмотря на наличие у него статуса языка межнационального общения. Вызывает встревоженность общественности и тенденция к постепенному ограничению доли русского языка в СМИ.

В ходе недавних межмидовских переговоров на уровне министров российская сторона услышала готовность и признательна за нее руководству Республики Молдова продолжать поддержку русского языка в своей стране. В этих условиях активизация российско-молдавского диалога по гуманитарной проблематике, особенно в области образования, позволила бы не только прояснить ситуацию по вопросам русского языка, но и наметить новые перспективные направления сотрудничества.

На фоне сложностей в отношениях на межгосударственном уровне значительный импульс в последние годы получило межрегиональное сотрудничество. Открытость к диалогу с российскими партнерами проявляют Гагаузская автономия, муниципий Бельцы, ряд молдавских районов.

Гагаузия заключила соглашения о сотрудничестве с девятью субъектами Российской Федерации (Санкт-Петербургом, Москвой, Республикой Татарстан, Московской, Псковской, Пензенской, Брянской, Нижегородской областями и Краснодарским краем). За последний год партнерские регионы заметно активизировали обмен делегациями, участие в выставочных мероприятиях, региональных экономических форумах. Намечены контуры мер по стимулированию поставок в Россию продукции из автономии, чему поспособствует открытие в ряде российских субъектов торговых домов Гагаузии. В Подмосковье запланирован запуск торгово-логистического центра Гагаузии, а в Санкт-Петербурге - открытие представительства. Российский бизнес проявляет интерес к сотрудничеству с местными производителями, в том числе путем создания совместных предприятий на территории автономии. Подтвердили российские регионы и готовность оказать гагаузам безвозмездную поддержку. В феврале 2016 года Гагаузии была передана в дар гуманитарная помощь Северной столицы России в виде автомобилей скорой медицинской помощи, пожарной автоцистерны, 24 единиц уборочной техники для городских нужд и медицинского оборудования на сумму более 36 млн. рублей. Ожидаются партии гуманитарной помощи от других российских регионов.

Муниципий Бельцы развивает связи с Москвой, Санкт-Петербургом, Нижегородской областью. Достигнуты договоренности о выделении Санкт-Петербургским аграрным университетом и Нижегородским инженерно-экономическим университетом квот в размере по 50 бюджетных мест для бельцких выпускников, желающих учиться в России. Правительство Москвы направило в «северную столицу» Молдавии партию гуманитарной помощи в виде многофункциональных уборочных машин для городского хозяйства.

Важным аспектом российско-молдавского диалога остается при-днестровское урегулирование. На встрече С.В.Лаврова и А.Г.Галбура было отмечено, что на фоне спада в динамике переговорного процесса (последний раунд в формате «5+2» состоялся в 2014 г.) и отсутствия прогресса в продвижении мер доверия между Кишиневом и Тирасполем сторонам необходимо переходить к прямым контактам и воздерживаться от односторонних шагов. Россия в роли посредника и гаранта приднестровского урегулирования настроена максимально способствовать достижению сторонами всеобъемлющего и жизнеспособного компромисса.

Участие российского контингента в миротворческой операции на Днестре, показавшей эффективность за все годы реализации, является еще одним подтверждением ответственного отношения нашей страны к вопросам сохранения мира и спокойствия в регионе, что отвечает и интересам урегулирования.

Другим вкладом России в поддержание стабильности в регионе является оказание экономического содействия и гуманитарной помощи Приднестровью. Регион получает финансовые средства на нужды социально уязвимых категорий населения. На левобережье Днестра российская сторона реализует масштабный проект по строительству 14 социально значимых объектов, включая детские сады, больницы, школы, корпус университета. Значительная часть объектов уже сдана или готовится к сдаче в эксплуатацию.

q

Таким образом, даже очень беглый обзор многоплановых связей России и Молдавии укрепляет уверенность в том, что их сотрудничество содержит значительный и не до конца реализованный потенциал. Однако на фоне меняющегося геополитического ландшафта в регионе перед сторонами встает непростая задача - восстановить и нарастить позитивную динамику сотрудничества, выработав сбалансированную формулу дальнейшего взаимодействия.

Тем не менее сложность задач вовсе не делает препятствия на пути к их реализации непреодолимыми. В отношениях между народами России и Молдавии великое множество глубинных взаимосвязей, свидетельствующих о стремлении к дружбе и взаимной симпатии: от Стефана Великого и Ивана III до общего вклада в Победу в Великой Отечественной войне. Еще одним зримым символом этих неразрывных уз станет планируемый к открытию в музее-заповеднике «Царицыно» памятник Дмитрию Кантемиру, молдавскому господарю и соратнику Петра Первого. Все это непреходящее общее историко-культурное и духовное наследие останется залогом и прочным фундаментом развития российско-молдавского сотрудничества, невзирая на все сложности и пертурбации регионального контекста.

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 14 июня 2016 > № 1788953 Фарит Мухаметшин


Абхазия. Молдавия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 мая 2016 > № 1763738 Юрий Сигов

Присоединять нельзя. А что можно?

Что делать с непризнанными государствами на постсоветской территории, и как там дальше жить самим их гражданам?

Юрий Сигов, Вашингтон

Так сложились обстоятельства, что помимо многих экзотических точек на территории нашей планеты мне довелось побывать и во всех так называемых «непризнанных государствах» на постсоветском пространстве. Впечатления, признаюсь, очень от всего этого крайне остались противоречивыми. А с учетом того, что некоторые непризнанные государства такими остаются уже не первые десятилетия (фактически с самого момента распада СССР), то невольно возникает вполне резонный вопрос: как долго эти «вроде бы» государства никто не будет признавать? И как быть тем миллионам людей, которые по вине недалеких политиков и иже с ними до сих пор не имеют ни нормальной жизни, ни даже отдаленных перспектив?

Думаю, что для многих сегодняшних независимых государств, которые образовались на территории бывших советских республик, проблема эта крайне остра и принципиальна. Потому как никто не знает, что и как пойдет в мире дальше. Ведь в один прекрасный день часть твоей страны (причем не самая маленькая) может объявить о желании стать независимой. А другая страна (тоже не самая маленькая) это самое стремление к независимости возьмет - да и активно поддержит. И что тогда делать?

Понятно, что сложности подобные здесь не только присущи нынче постсоветским территориям. В Испании полную независимость от «центра» проталкивают не первый год Каталония и страна Басков. В Италии - Пьемонт, в Великобритании - Шотландия (наиболее яростно) и Уэльс (поспокойнее). Есть и еще народы, которым непременно хочется стать независимыми, чего раньше никогда в истории не было (возьмите тех же курдов). А так называемое мировое сообщество в этом плане ровным счетом никаких механизмов и «правил игры» относительно того, что же делать со всеми этими новоявленными «почти независимыми государствами», как не знало, так и не планирует что-либо придумать дельного.

Чтобы не быть голословным, давайте посмотрим на то, каковы шансы у непризнанных республик постсоветского пространства стать признанными, что для этого нужно, и как быть тем людям, которые волею судьбы оказались там что в момент распада СССР, что нынче (тот же Донбасс, к примеру)?

Южная Осетия- это на деле давно уже Россия. А без дела - независимая страна, от России полностью зависимая

Начать хотелось бы с наиболее показательного и в то же время уникального по-своему примера существования ныне независимой страны под названием Южная Осетия. Как известно, пока существовал СССР, входила она в состав Грузии на правах автономии, никаких вокруг границ там не было, все жили в одной стране, и непринципиально было, в чей состав входило несколько десятков тысяч осетин. Там же жили русские, грузины, чеченцы, а проехав через Рокский тоннель, можно было попасть к своим родным братьям - осетинам из Северной Осетии. Которые территориально входили в состав тогдашней Российской Федерации.

Что случилось потом? СССР распался, началась политическая катавасия в Грузии, в Южной Осетии оказались российские военные-миротворцы, а затем летом 2008 года вспыхнула пятидневная война Москвы с Тбилиси. И уже после нее фактически образовалось независимое государство под названием Южная Осетия. Понятное дело, что его независимость обеспечивает и оплачивает Россия, как и понятно, что грузинские власти с подобным положением дел ни за что не смирятся.

Что же делать в таком случае дальше? Переговоры, которые ведут между собой Россия и Грузия (обычно в Швейцарии), никакого толку не имеют, потому как обе стороны занимают прямо противоположные позиции. Саму Южную Осетию «по финансовой просьбе России» признали официально 4 страны, установившие с ней дипломатические отношения. Народу в Южной Осетии, по разным оценкам, осталось около 30-35 тысяч человек. Плюс 25 тысяч российских военных и тех, кто работает с российскими частями на подрядах. Но в республике есть свой президент, парламент, флаг, гимн и даже свой МИД.

Многие жители Южной Осетии имеют российские паспорта, дети учатся в российских школах и вузах, бюджет Южной Осетии практически полностью покрывается из российского госкармана. По сути дела, перед нами - просто один из регионов России, где все вроде бы российское, но в международном плане- «вроде бы» независимое. А тут еще в марте нынешнего года южноосетинские власти заявили о том, что до августа в республике планируется провести референдум о вхождении Южной Осетии в состав РФ. Такова вроде как воля проживающего там народа, и никто ему в этом помешать не в праве.

Конечно же, все это немедленно возмутило Грузию. Москве уже были посланы сигналы насчет того, что если подобное произойдет, то Грузия тут же станет форсировать свои попытки вступить в НАТО. Признавать Южную Осетию новым регионом России Тбилиси не намерен, республику эту будет по-прежнему считать своей «оккупированной врагами территорией». А на международном уровне грузинская сторона готова поднять большой скандал, тем более что поддержать его, начиная от США и кончая той же Украиной, желающие явно найдутся.

Но что реально сможет сделать в этом случае «обеспокоенное мировое сообщество»? Ввести новые санкции против России, которые она без проблем переживет? Игнорировать любых чиновников Южной Осетии, если они будут в какие-то западные страны по каким-то делам направляться? Ну и пусть игнорируют, значит будут эти самые чиновники ездить в восточные страны- невелика угроза «наказания». Гарантированно попортятся отношения России и Грузии, которые нынешнее руководство в Тбилиси пыталось в последние годы как-то реанимировать (хотя это единственные две страны на постсоветском пространстве, которые нынче не имеют прямых дипломатических отношений - все связи осуществляются через посольства Швейцарии в Москве и Тбилиси).

Может Грузия опять прервать авиационное сообщение с Россией (хотя оно ей в разы важнее, чем для российской стороны). А вот если Грузия перекроет российский транзит (в том числе - и для снабжения российских военных, дислоцированных на армянской территории), то это для Москвы будет очень серьезным ударом (по понятным причинам транзита этого нет с российской территории в Армению через Азербайджан). В итоге, присоединив Южную Осетию (даже по желанию тех тысяч местных жителей республики, которые вполне на это имеют право), Россия полностью разорвет все связи с Грузией и получит еще одну бывшую советскую республику, которая полностью станет пронатовской со всеми вытекающими отсюда угрозами и последствиями.

Да, Грузию «прямо завтра» в НАТО, безусловно, не примут. Но у США есть вариант принять грузин в Альянс «почти», то есть по сокращенно-упрощенной программе. И разместить там натовскую военную инфраструктуру. Плюс в Грузии очень сильны нынче позиции Турции, и та тоже под тем же натовским «соусом» не преминет возможностью закрепиться в республике, включая военное сотрудничество (экономически она итак чувствует себя, как дома, в Грузии).

Но здесь вот какая загвоздка. В зависимости от того, как «под референдум» пойдет дело с Южной Осетией, в состав России на полном серьезе попросятся и Абхазия (которая так же «независима», как и Южная Осетия, от российского бюджета), Приднестровье и, что очень даже вероятно - Донбасс (вся та возня, которая ведется вокруг так называемых «минских соглашений», никакого ровным счетом отношения к решению конфликта на Востоке Украины не имеет). И как тогда поступать и тому же «международному сообществу», и всем остальным, где подобные «полу-независимые» государства могут появиться уже в самом ближайшем будущем?

Как же быть жителям непризнанных республик? Оставаться никем не признанными, уезжать в другие «признанные» страны или добиваться национальной независимости?

Теперь давайте посмотрим на то, какаво быть человеком, который вырос и родился на территории некогда единого государства, потом стал гражданином одной из республик бывшего СССР, а теперь зачастую не пойми кто он или она есть на самом деле? Как выкручиваются? Кто-то печатает собственные паспорта, кто-то стал «по настоящему» независимым, кто-то давно независим на практике, но не вписывается в понятия о независимости, проповедуемые «международным сообществом». Ну а что в таком случае делать тем, кто живет давно уже в одной республике (та же Молдова), но имеет российский паспорт и соблюдает фактически только российские законы (Приднестровье)?

Здесь есть, на мой взгляд, две ключевые проблемы, каждая из которых носит чисто моральный, а вовсе не военно-силовой аспект. Первое - кто-нибудь из правителей что России, что Америки, что европейских «обеспокоенных стран» когда-нибудь пробовал пожить в «подвешенном состоянии»? То есть так, чтобы было каждый день неясно (и это еще мягко сказано), в какой ты стране сегодня проснулся, чей ты на самом деле гражданин, куда вести - и в какую школу, по каким учебникам учить своих детей, как пересекать международные границы? И что в некоторых случаях самое ужасное - доживешь ты до вечера, потому как вокруг рвутся мины да снаряды, а ничего с этим поделать нельзя?

Мне неоднократно доводилось беседовать с теми, кто все последние годы живет в этих самых «непризнанных» государствах. И практически все эти люди говорили только об одном: когда мы наконец сможем жить, как нормальные люди? Если мы говорим, что хотим стать частью России, то Россия должна немедленно нас присоединять - а не оглядываться в страхе на Америку, международное сообщество и все остальное. Потому как там до нас никому нет дела.

Если же России эти люди не нужны (а практически так и есть на самом деле), то тогда надо полностью оставить эти «государства» предоставленными самим себе. И что дальше получится - тому и быть. Оказывать «полупомощь», посылать различные гуманитарные грузы с едой и одеялами - оно, конечно, неплохо. Но тем миллионам людей, которые не пойми в каких государствах уже не первый год кантуются, от этого, по большому счету, ни холодно ни жарко. И именно простым людям абсолютно до лампочки, в какие там геополитические игры играют в российском, американском или каком другом руководстве. И на какие размены они там «под ковром» договариваются за счет всех этих «непризнанных» граждан то с американцами, то с европейцами, а то и с теми, и с другими одновременно.

Важен здесь и момент так называемой «законности» самого факта существования этих «непризнанных» государств. Кто и какими законами при этом руководствуется? Что, когда распадался СССР, кто-то соблюдал какие-то законы? Или кто-то при этом слушал «обеспокоенное международное сообщество»? Ничего подобного: как порешили втихаря политики в Москве, а потом в Беловежской Пуще, так дело и пошло. А миллионам всех, к процессу» не причастных», дали понять: выживайте как хотите, до вас никому дела нет.

Сегодня везде вырисовывается какая-то абсурдная картина. Тот же Нагорный Карабах никто не признает независимым государством или де-факто частью Армении, потому как это является нарушением «территориальной целостности Азербайджана». Но уже 22 года в этой, никем не признанной республике, растет уже второе поколение людей (а не бездушных манекенов), которые получают армянские паспорта, через Армению летают за границу, учатся в армянских школах и вузах. Но как дело доходит до «большой политики», то это разные государства.

Минские группы в составе представителей России, США и ЕС в упор не видят всех этих людей. Которые давно уже живут, не подчиняясь никаким «законам»,к которым они никакого отношения не имеют, и иметь не собираются.

Или посмотрите на то, что делается в Донбассе. Там начали печатать свои паспорта, потому как более двух лет Россия, к которой постоянно обращаются живущие там люди, ровным счетом ничего не делает, чтобы наконец определиться - как жить всем этим людям, которые «висят» между Россией и Украиной, не пойми кому должны подчиняться? И даже до так называемых «переговоров четверки больших политиков» из «очень важных стран» их вообще не подпускают? А раз подобное продолжается – значит, вероятность новой вспышки смертоубийства и жестокой гражданской войны там опять, как никогда, высока.

Современное международное право - это то, у кого больше бомб и ракет. То есть человеческая цивилизация пришла к тому, от чего она две тысячи лет пыталась отказаться

И здесь уже обсуждать надо не какие-то конкретные государства, которые то ли помогают «непризнанным», то ли делают все возможное, чтобы людям там стало совсем уж невмоготу выживать. Речь идет о каких-то единых международных законах, норм приличия и правил, которые бы все государства согласны были бы соблюдать. И если и пытались как-то договоренности и подписанные положения документов нарушать, то четко знали бы, что им за это будет в качестве возможного наказания.

Так вот, все подобное - совершенно недостижимая ни при каких условиях фикция. Все страны нынче в мире разные - и по военной, и экономической мощи, и по своему мировому статусу. Соответственно международное право - это нынче то, кто его повернет в свою сторону, и так, чтобы другим стало неповадно пытаться случившемуся препятствовать. Именно так, а не иначе ведут себя все сильные государства. А всем остальным остается либо с происходящим соглашаться, либо к одному из сильных «поплотнее прислоняться». Чтобы в случае чего получить защиту и поддержку.

Вспомните, как раздербанили на части бывшую Югославию. Какое там вообще международное право и кто соблюдал? А в Ираке? А в Сирии нынче? Примеров полным-полно, и только если сильный и влиятельный с соответствующей военной силой утверждает свою правоту, то никакие международные суды да заседания ему нипочем. Плохо это? В общем-то, да: ведь так жили еще наши предки в пещерные века, когда сильный получал все, а слабому не только ничего не доставалось (даже покушать), но его просто уничтожали как неприспособленного к трудностям и сложностям человеческой жизни.

Точь-в-точь все повторяется сегодня. Россия присоединила Крым, который сама же в советские времена «по-братски» отдала другой республике. Что, кто-то полез войной на Россию из-за этого? Пусть попробуют. Гадости делают, и будут делать дальше - но воевать боятся. А Нагорный Карабах? Вот уже больше 20 лет там живут сами по себе. Кто-то этому может помешать? Да, но только военной силой. Почему не лезут с войной? Пытались, и несколько раз - но ничего не получается. Значит, будет эта территория, непризнанным или каким еще, но самостоятельным государством. И какие международные договоры или суды этому в состоянии восприпятствовать?

Та же картина - в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии. Если можно было бы Молдове или Грузии решить конфликт военным путем, то они давно уже это сделали бы (как Грузия попыталась вернуть свои теперь уже бывшие территории в 2008 году). Но тогда им придется воевать с Россией. Смысл в этом есть? А насчет международных договоров - так они давно составляются, пишутся и уж тем более выполняются (или наоборот) только одной страной. И если все эти договора выполнять России, Китаю или Индии, то тогда им придется входить в состав США на положении «непризнанных американских штатов».

А это значит, что вся эта «игра больших политиков» в признание, удушение или поддержку непризнанных государств (и не только на постсоветском пространстве) будет продолжаться до бесконечности. Жалко только тех людей, которым судьбой предназначено было там в столь непростые времена оказаться. Потому как жизнь их по-прежнему не более чем невысокого номинала разменная монета в геополитических комбинациях тех, кто в любом споре опирается прежде всего на силу. Перед которой по-прежнему тут же отступают даже самые с виду правильные и справедливые международные законы...

Абхазия. Молдавия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 мая 2016 > № 1763738 Юрий Сигов


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > portal-kultura.ru, 11 мая 2016 > № 1752213 Виталий Игнатьев

Цитадель на Днестре

Андрей САМОХИН

Приднестровская молдавская республика — государственное образование нелегкой судьбы. Кроме тонкого баланса отношений с Кишиневом и Москвой, приходится учитывать ситуацию и в соседней Украине. На самобытный анклав Русского мира точат зубы и унионисты, мечтающие о вхождении в Румынию, и киевские националисты. Недавно молдавские радикалы и вовсе предложили отдать Приднестровье Украине в обмен на юг Бессарабии и часть Буковины, входящие в Одесскую область. Положение может обостриться в любой день. Добавим, что пророссийский Тирасполь — как бельмо на глазу для Вашингтона и Брюсселя. Об особенностях нынешнего политического момента «Культуре» рассказал и.?о. министра иностранных дел ПМР Виталий ИГНАТЬЕВ, побывавший в российской столице накануне майских праздников.

культура: Какова цель Вашего приезда в Москву?

Игнатьев: Подобные визиты — хорошая возможность «сверить часы» с ключевыми партнерами. Судите сами: в течение короткого времени удалось провести встречи с заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным — он, кстати, недавно прилетал в Тирасполь, с Дмитрием Лоскутовым, помощником спецпредставителя президента РФ по Приднестровью Дмитрия Рогозина. Плодотворная беседа состоялась с директором Российского института стратегических исследований, генерал-лейтенантом СВР Леонидом Решетниковым.

Визит завершился весьма важным решением — Федеральная таможенная служба РФ и Государственный таможенный комитет ПМР заключили меморандум о взаимодействии. Практический смысл документа в том, что таможенные ведомства обеих стран в ближайшее время установят прямой обмен данными в режиме онлайн. Такой механизм позволит российским коллегам дифференцировать приднестровский экспорт от молдавского, а это, на мой взгляд, серьезнейший шаг к укреплению экономического суверенитета нашей республики. Особенно с учетом того, что молдавская продукция в России периодически подпадает под различные запреты. Ранее заложниками таких ситуаций становились и наши производители, хотя к качеству их товаров в РФ никогда не возникало претензий.

культура: Остается ли действенной международная переговорная конструкция по урегулированию приднестровской проблемы «5+2», включающая, кроме Молдавии и ПМР, Россию, Украину, посредника в лице ОБСЕ и наблюдателей — Евросоюз и США?

Игнатьев: Вы верно отметили: «5+2» — это в первую очередь схема, конструкция, и в таком качестве мы оцениваем ее как весьма взвешенную и устоявшуюся. Формат «постоянного совещания» является площадкой, где представлены интересы всех влиятельных игроков, вовлеченных в урегулирование молдавско-приднестровского конфликта.

Другое дело, что любой, даже самый высокотехнологичный и совершенный, механизм не будет эффективен, если кто-то не желает использовать его по назначению.

Реальность такова, что последние годы Республика Молдова предпринимает действия, дискредитирующие переговорный процесс, подрывает договорно-правовые основы формата «5+2». С 2014-го Кишинев планомерно дискриминирует приднестровцев, развернув их уголовное преследование, создавая различного рода экономические барьеры, применяя блокадные действия в области железнодорожного и автотранспортного сообщения. В условиях, когда на одну из сторон оказывается массированное давление, трудно вести нормальный диалог. Сегодня с молдавскими властями нелегко найти понимание даже по самым деполитизированным вопросам, например, в области свободы передвижения. О скором разрешении проблем более высокого порядка говорить тем более не приходится.

Что касается народа Приднестровья, то наше общество хотело бы урегулирования по формуле «цивилизованного развода» с Молдовой и построения с ней добрососедских отношений. Мы умеем и желаем жить в мире и согласии с соседями. К сожалению, недружественные действия Кишинева и Киева создают впечатление, что в таком стремлении мы пока одиноки.

культура: Насколько опасны намерения унионистов для вашей республики?

Игнатьев: Унионизм — это традиционная часть молдавской современной политики. В известной степени это внутреннее дело Молдовы, соответственно, выбирать курс предстоит ее народу. Вместе с тем, не могу не отметить, что ситуация, когда значительная часть населения настолько разочарована в своей стране, что единственный выход из кризиса видит в добровольном отказе от суверенитета, — это отчетливый показатель несостоятельности и неустойчивости государства. Так, современная история подтверждает, что в 1990-м народ Приднестровья, провозгласив независимость, не ошибся в выборе пути. Тогда, кстати, идеи унионизма в Молдове были на вершине массовой поддержки, и волна национализма как раз и сыграла определяющую роль в развязанной против нас вооруженной агрессии. Полагаю, опыт тех лет служит хорошим напоминанием о том, что случается, когда приднестровцам против их воли пытаются что-то навязать, будь то «унионизм», мифологизированное «европейское будущее» или фантазии на тему «объединения с Молдовой».

Увы, в настоящее время в Кишиневе никак не просматривается политическая сила, которая бы выступала за построение с Приднестровьем добрососедских равноправных отношений, не говоря уже о признании де-юре независимости ПМР, существующей де-факто более 25 лет. Кстати, такая позиция была бы гораздо более рациональной с точки зрения объективной реальности и позволила бы на долгие годы установить стабильность во всем регионе.

культура: Какие политические и хозяйственные международные связи для ПМР, кроме российского направления, сейчас наиболее важны?

Игнатьев: Любые. Если они строятся на принципах паритетности, взаимной выгоды и не противоречат стратегическому курсу республики на сближение с Российской Федерацией и странами ЕАЭС. Мы — открытое государство, открытая экспортоориентированная экономика, поэтому готовы к конструктивному сбалансированному взаимодействию со всеми партнерами. Следует признать, что в экономическом плане мы, к сожалению, стали весьма зависимы от европейского рынка — не по своей воле, разумеется. Тотальная блокада предприятий Приднестровья, проводимая Молдовой и Украиной с 2006 года, привела к тому, что мы были вынуждены переориентироваться на ЕС. Традиционные рынки для наших производителей — это Россия и СНГ в целом. Сегодня мы ведем интенсивную работу по их возвращению. Хотел бы отметить, что 19–20 мая в Тирасполе состоится IV Инвестиционный форум, который, как мы ожидаем, станет необходимым этапом в этом жизненно важном для нас процессе.

культура: Как развиваются дипломатические отношения с Абхазией, Южной Осетией, Нагорным Карабахом в рамках сообщества «За демократию и права народов»?

Игнатьев: Мы выступаем за урегулирование любых противоречий за столом переговоров — это универсальная формула. Что касается очередного обострения ситуации вокруг Нагорно-Карабахской республики, спровоцированного Азербайджаном, то в Приднестровье его восприняли крайне болезненно. Народ Арцаха для нас братский, а сама республика — союзник, во многом нас связывает общая судьба. Что такое военная агрессия, мы, к сожалению, тоже знаем не понаслышке.

В недавнем общении с главой МИД НКР Кареном Мирзояном я выразил готовность Приднестровья оказать любую необходимую поддержку гуманитарного и политико-дипломатического характера.

Отношения с нашими друзьями — Абхазией и Южной Осетией — развиваются планомерно, мы поступательно наращиваем сотрудничество в различных сферах, находимся в прямом контакте по линии дипломатических ведомств. В текущем году запланировано подписание ряда новых договоренностей, направленных на укрепление дружественных связей.

культура: А может ли произойти в ближайшее время установление дипломатических отношений с ДНР и ЛНР?

Игнатьев: Не секрет, что ситуации на Украине уделяет повышенное внимание международное сообщество в рамках Минских договоренностей. Сегодня в Донбассе благодаря усилиям политиков и дипломатов установился хрупкий, нестабильный, но все же мир. Полагаю, в подобных условиях без достижения четких параметров стабилизации любые опрометчивые действия могут стать потенциально опасными для полноценного урегулирования кризиса на Юго-Востоке Украине…

культура: Вы, видимо, также держите в уме возможность агрессивной реакции со стороны Киева?

Игнатьев: Угроза действительно была, и об этом совсем недавно сообщил президент ПМР Евгений Шевчук. Так, очень серьезные опасения существовали один-два года назад на фоне резкого изменения позиции официального Киева и некоторых представителей украинской политической элиты относительно Приднестровья. В частности, стала активно распространяться, в том числе и высокопоставленными украинскими чиновниками, информация о некой «приднестровской угрозе», на границе возросло количество воинских соединений ВСУ. Полагаем, здравый смысл у наших украинских коллег возобладал, и надеемся, что со временем мы вернемся к нормальным добрососедским отношениям.

культура: А как в республике восприняли намерение украинского правительства возвести стену на границе с Приднестровьем?

Игнатьев: Очень спокойно. Ров для нее, кстати, был выкопан всего на несколько десятков километров, видимо, потому, что вся идея выполняла исключительно пропагандистскую функцию для внутреннего пользования.

культура: Возникли ли дополнительные проблемы после назначения экс-президента Грузии Михаила Саакашвили губернатором Одесской области?

Игнатьев: Мы не склонны связывать позицию официального Киева с теми или иными персоналиями. Более того, думаем, что не стоит преувеличивать полномочия регионального чиновника, приглашенного извне. Рассчитываем, что действия и заявления руководства соседней с нами Одесской области не будут подрывать основы трансграничных взаимоотношений, провоцировать напряженность в обществе и создавать проблемы для приднестровцев, среди которых, отмечу, порядка 100 000 граждан Украины.

культура: Не «раскачивает» ли последнее обстоятельство внутреннюю обстановку в ПМР?

Игнатьев: Нисколько. Приднестровье — возможно, уникальный для современного мира пример общества, ни в коей мере не разделенного по этническим признакам. Более того, у нас нет существенной корреляции между национальностью, языком общения и политическими предпочтениями. Напомню, в 2006 году состоялся всенародный референдум: более 97 процентов проголосовавших высказались в пользу независимости и последующего свободного вхождения в состав РФ. Недавние социологические опросы показывают, что предпочтения приднестровцев не изменились.

В республике три языка — русский, молдавский и украинский — официально равноправны. Подобный подход на протяжении четверти века существования ПМР доказал свою эффективность. Уверен, что наш опыт межнационального согласия может успешно использоваться в других странах, испытывающих с этим проблемы, в том числе в государствах Евросоюза.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > portal-kultura.ru, 11 мая 2016 > № 1752213 Виталий Игнатьев


Молдавия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 14 апреля 2016 > № 1723307 Александр Проханов

Весна священная

Александр Проханов

Сейчас в Молдове — божественная, ослепительная весна. Изумрудные прозрачные леса. Вдоль дороги цветут персики, абрикосы. Волнистые голубые холмы, на них до самого горизонта наливаются красным соком виноградные лозы. Кажется, что весна бесконечна. И не верится, что над Молдовой нависла незримая тёмная тень. В этих городах, селениях, среди этих полей идет жестокая схватка. Соседняя Румыния стремится всосать в себя Молдову. Румынский моллюск обволакивает Молдову, размягчает её, хочет вобрать её в своё чрево и растворить. Работает множество некоммерческих организаций, которые спонсируются румынами, Евросоюзом, Америкой. Эти организации диктуют идеологию, ведут агитацию, наводняют органы власти Молдовы своими клевретами и проповедниками.

Пять тысяч молодых молдаван каждый год отправляются в Румынию учиться в вузах и возвращаются оттуда уже не молдаванами, а румынами. Органы власти, правительство и президент делают всё, чтобы как можно скорее Молдова ушла в Румынию и вместе с Румынией стала членом Евросоюза, а потом и НАТО.

Неужели действительно у нас на глазах с карты мира исчезает страна Молдова? Неужели исчезает молдавский народ? Неужели молдаванин очень скоро будет внесён в Красную книгу как исчезающий вид? Неужели и впрямь молдаване поверят, что нет такого государства Молдова, а есть только часть Румынии? Что нет молдавского языка, лишь румынский язык? И нет молдаван как народа, а есть ветвь румынского народа?

Этим представлениям даётся мощный отпор. В Молдове поднимается патриотическое движение. Различные организации: спортивные союзы, политические партии, творческие объединения — выступают за сохранение молдавского государства. В центре этих инициатив — самая крупная в парламенте фракция, фракция Партии социалистов, которую возглавляет Игорь Додон.

Как только мы с моими друзьями из Изборского клуба приехали в Молдову, сразу попали на теоретическую конференцию, которая была посвящена теме "Молдова и Россия. Общая история". Общественные и религиозные деятели, историки, философы, представители спецслужб, силовики, писатели и политики обсуждали, какой быть Молдове. И общее мнение сводится к тому, что Молдова должна быть сохранена суверенной — как независимое внеблоковое государство, ориентированное на Евразийский Союз, на Таможенный Союз, на дружбу с Россией, и не должна входить в зону патронирования НАТО. Как считают политологи и политики патриотического направления, само государство Молдова должно иметь федеративную форму. Будущее — федерация. В неё должна войти Гагаузия и должно вой­ти Приднестровье. Конечно, если сегодня приднестровцам сказать, что они войдут в Молдову как часть федеративного государства, те ответят "нет". Они согласны только на признание Приднестровья как независимого суверенного государства. Но так было потому, что Молдова стремилась в Румынию, что тень НАТО нависла над Молдовой. Быть может, если патриотическая концепция федеративного государства восторжествует и будет гарантирован долгосрочный союз с Россией, Приднестровье изменит свою точку зрения.

Я был на удивительном патриотическом митинге в Гагаузии, когда по сёлам, городам, сквозь цветущие сады шли огромные колонны с оркестрами и флагами. И было сладко находиться среди мужественных людей, для которых Гагаузия — священна, которые отстояли суверенность Гагаузии и теперь отстаивают суверенность Молдовы в целом. Эти люди так любят Россию, так дорожат недавним прошлым, когда все мы были вместе в одной большой советской семье! Немолодой гагауз с лицом коричневым, как чернослив, сказал мне: "Если Гагаузию потянут в Румынию, мы возьмёмся за оружие".

Россия медленно, но неуклонно формулирует свои национальные интересы в этом районе. В 90-х годах у России не было национальных интересов. Мы шли в фарватере интересов победившей тогда нас Америки. Но по мере взрастания государства российского мы стали формулировать свои интересы. Первый раз жёстко и чётко мы сформулировали их в 2008 году, когда во время нападения Грузии на наших миротворцев мы вышли с войсками сквозь Рокский туннель в Закавказье и отстояли суверенность двух крохотных государств, целостность и безопасность их народов.

Второй раз мы продемонстрировали свои национальные интересы, воссоединившись с Крымом, сочетав разрозненные ветви русского народа. Третий раз продемонстрировали суверенность и свои национальные интересы на Ближнем Востоке, когда наша авиация громила ИГИЛ и помогала армии Башара Асада освобождать территорию Сирии.

Здесь, в Молдове, проходит кордон, который Запад строит от Балтики до Чёрного моря, стремясь отсечь от Европы Россию и замкнуть её. Молдова не должна стать той пробкой, тем тромбом, которым закупоривается эта часть кордона. Через Молдову должны идти торговые, идейные, духовные коммуникации. Молдова может быть мостом между Западом и Востоком. Может быть посредником в наших мучительных, сложных отношениях с сегодняшней Украиной.

1 октября состоятся выборы президента Молдовы. Решением парламента эти выборы происходят всенародно: не в стенах парламента, а на улицах, площадях, в выборах участвует весь народ. И от того, кто на них победит: прорумынский кандидат или кандидат, который отстаивает суверенную страну и близость её с Россией, — зависит будущее и Молдовы, и всего региона, включая Приднестровье.

Я побывал в палаточном городке, построенном социалистами прямо перед парламентом. Здесь множество молодых людей, очаровательных, страстных, политизированных. В брезентовых палатках хранятся дрова для отопления, еда, есть койки на случай ночлега. Маленький зал, где проходят непрерывные политические встречи, митинги, люди поют, читают стихи. Они готовы в день выборов отстаивать честные результаты, намерены показать власти и тем, кто считает голоса, что народ начеку, народ следит за итогами.

В конце нашей поездки молдаване повели нас в удивительное место. Подземное хранилище вин в селе Криково — некогда каменоломни, где добывался белый известняк, из него построен белоснежный Кишинёв. Теперь в подземных галереях, растянувшихся на 120 километров, просторных и бесконечных, как московское метро, находятся винные хранилища. Огромные дубовые бочки, стеллажи чёрных бутылок, в которых дозревает это диво молдавского виноделия. Молдова, с её солнцем, с плодородными землями, с её трудолюбивыми крестьянами, — это родина вин, страна, где вину придаётся культовое, почти религиозное значение. И там, в этих подземельях, сидя за столом, вкушая дивное молдавское вино, мы поднимали бокалы, произносили тосты за независимую и чудесную страну Молдову, за славу трудолюбивого, прекрасного молдавского народа.

Молдавия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 14 апреля 2016 > № 1723307 Александр Проханов


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 января 2016 > № 1641480 Константин Затулин

Молдова у двери ЕС

Константин Затулин

С 20 января в Кишинёве не прекращаются антиправительственные митинги. Протестующие недовольны тем, что парламентская коалиция большинством голосов проголосовала за утверждение правительственной программы и номинального состава нового кабинета министров страны во главе с Павлом Филипом, выступают за объявление досрочных парламентских выборов, а также требуют отставки президента страны Николая Тимофти. В акциях протеста принимают участие сторонники левой оппозиции — Партии социалистов и "Нашей партии", а также правоцентристской гражданской платформы DA. В очередном митинге, прошедшем в Кишинёве в воскресенье, приняли участие несколько десятков тысяч человек. В ходе протестов оппозиция объявила о переходе к массовым акциям гражданского неповиновения.

Происходящее в Молдове — это системный политический кризис, отражающий упадок её государственности и сопровождаемый конфликтом поколений в среде политической элиты. Упадок взаимосвязан с курсом на безоглядную евроинтеграцию и отказом от полноценного диалога с Приднестровьем. А непосредственной причиной кризиса послужило то, что под покровом ночной темноты, в прямом смысле слова, через парламент протащили правительство, которое, по мнению оппозиции, является креатурой наиболее одиозного из молдавских олигархов — Владимира Плахотнюка.

Владимир Плахотнюк (Влад Урлинич) — человек, который постоянно менял свои политические лица, продолжая выкачивать из нищей Молдовы средства и наращивать свой капитал с использованием своих связей во властных кругах. Это типичный олигарх, которого можно сравнить с Березовским или Ходорковским в ельцинские времена в России. То есть человек не только зарабатывающий на общем несчастье, но, вдобавок ко всему, имеющий политическое влияние и, между прочим, прикупивший с этой целью всю Демократическую партию Молдовы. Плахотнюк, по сути, является работодателем только что утверждённого премьера. Олигарх сам сделал попытку возглавить правительство, но было сочтено, что это слишком (как если бы при Ельцине правительство возглавил Березовский). Тогда Плахотнюк и представил свою креатуру Павла Филипа.

Надо напомнить, что Плахотнюк замешан в молдавской "афере века", в результате которой был украден миллиард долларов, — примерно 15% бюджета. Средства, которые были выделены Западом Молдове, бесследно "растворились". Эта история длится до сих пор. Она уже привела к тому, что был арестован бывший-нынешний премьер Влад Филат. По большому счёту, вся верхушка парламентских политических партий, за исключением социалистов, так или иначе замешана в скандале с пропавшим миллиардом.

Напомню, что Молдова вместе с Украиной была участницей Вильнюсского саммита 2013 года, где предполагалось подписать Ассоциацию с Европейским Союзом и учредить зону свободной торговли ЕС с этими странами. Украина в последний момент уклонилась, отложила подписание. Это вызвало немедленную реакцию, в действие были пущены всевозможные тайные и явные пружины.

Через некоторое время в Киеве произошёл государственный переворот.

Власти Молдовы же с телячьим восторгом подмахнули в Вильнюсе все документы, и летом 2014 года ЕС вознаградил Молдову безвизовым режимом. Но "манна небесная" пролилась только над олигархами и политиканами: ожидаемое "чудо" свелось к пропаже миллиарда. В этих условиях население качнулось в сторону сближения с Россией и переговоров с Евразийским союзом. Относительное большинство на выборах 2014 года взяла Партия социалистов, сделавшая дружбу с Россией программным лозунгом.

Те силы на Западе, которые были не прочь разыграть в Кишинёве тбилисскую "революцию роз", чтобы привести на смену коррупционерам какого-нибудь непорочного молдавского Саакашвили, — сильно перепугались. Начавшая было набирать обороты гражданская платформа "Достоинство и правда", судя по всему, лишилась серьёзной западной поддержки. Запад запутался в трёх соснах: коррумпированные руководители Молдовы били себя в грудь, напоминали о своих заслугах в деле евроинтеграции и убеждали, что за протестами видна "рука Москвы". Начались политические манёвры, которые сопровождались правительственной чехардой.

И в этой ситуации Запад пытается предотвратить сползание к досрочным парламентским выборам, откровенно вмешиваясь во внутреннюю политику страны. Об этом свидетельствуют срочные заявления о поддержке правительства Филипа. Запад сейчас в Молдове ведёт себя прямо противоположно тому, как вёл на Украине в 2014-м. Тогда выражали всяческую солидарность с Майданом, били по рукам, когда законная власть страны пыталась противодействовать улице. Здесь же, наоборот, не обращают никакого внимания на протесты оппозиции, в том числе и той, которая ориентируется на вхождение в Румынию.

Ключевой вопрос: пойдёт ли власть на разгон оппозиционных выступлений? Это было бы самоубийством, потому что ею недовольны везде: и справа, и слева. Реальный выход для Молдовы — всё-таки решиться на досрочные выборы и перевести политическое противоборство в плоскость предвыборной борьбы. Но такое решение не соответствует интересам Запада и интересам молдавских властей, тесно связанных с олигархами, которые боятся утраты своего положения. Поэтому политический кризис будет усугубляться.

Но настоящая проблема Молдовы заключается прежде всего в том, что как самостоятельное государство она имеет шанс выжить и сохраниться только в случае, если проведёт результативный политический диалог с Приднестровьем и запустит процесс обновления страны. Молдова нищает, люди разъезжаются, и никакие свободные зоны с Европейским Союзом не помогают. Регион могло бы выручить создание молдово-приднестровской конфедерации, по типу Боснии и Герцеговины или чего–то похожего, что в 2003 году уже предлагала Россия под названием "меморандум Козака". Но Запад и тогда, и теперь предпочитает науськивать Молдову на блокаду Приднестровья: им кажется, что теперь, при нынешней-то Украине, возможно добиться от Приднестровья капитуляции.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 января 2016 > № 1641480 Константин Затулин


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2015 > № 1599186 Роман Коноплев

Для Приднестровья 2015 год оказался в некотором смысле политическим экватором Евгения Шевчука. Его окружение в пух и прах проиграло команде «Обновление» и их союзникам, этот блок связывают с фирмой «Шериф». Нелюбовь к первым лицам ПМР у населения оказалась столь велика, что перехлестнула уже традиционную нелюбовь к фирме. В итоге, выбирая между «людьми фирмы» и «людьми Шевчука», население проголосовало на выборах в Верховный Совет за «людей фирмы». Вопрос лишь в том, был ли у людей выбор, или они изначально выбирали между «людьми фирмы», а других и не было вовсе. Люди сделали свой выбор в пользу тех, кого связали с фирмой не потому, что фирма «очень хорошая». Всё от того, что эпоха правления Шевчука и Штански принесла людям глубокое разочарование, нищету и голод. В некотором роде аномальные для ПМР — жили всегда бедно и плохо, но не настолько, как сегодня. Сыграла свою роль и история с Байтазиевым, руководителем Молдавского металлургического завода. Выбор такого рода друзей принес Шевчуку очередные удары по рейтингу, в особенности после публичных выступлений Байтазиева по местному телевидению.

В Шевчуке разочаровался не только электорат, но и многие коллеги, с которыми президент пришел во власть в 2011, люди его команды. Они не просто не молчат — они вошли в лагерь активных критиков и разоблачителей. Компромат льётся в сеть, в итоге даже «друг» Шевчука Байтазиев был вынужден оправдывать «первое лицо», заявляя о его хорошем здоровье, самочувствии и способности лазить по приднестровским то ли горам, то ли холмам. В Приднестровье люди, наоборот, восприняли данного рода оправдания как попытку скрыть реальность.

Теперь немного о перспективах.

Пальма политического первенства уже публично, безо всяких оговорок, переходит к холдингу «Шериф». С большой вероятностью следующим президентом Приднестровья станет сотрудник холдинга Красносельский, бывший министр внутренних дел.

Кадровую политику холдинга активно хвалят лишь подчиненные, получающие в холдинге зарплату. В реальной жизни холдинг породил Евгения Шевчука и генерацию приближенных к нему людей, в чьей компетентности общество разочаровано. Никто до сих пор не знает, чем обусловлена ставка холдинга на Анатолия Каминского в ходе предыдущих выборов — это была глупая ошибка холдинга, или они умышленно поставили на «дохлую лошадь», чтобы в итоге победил игрок того же самого, «их» клуба, Шевчук.

Правды до конца не знает никто, могут не знать её и в Москве. Нельзя исключать, что вся политическая история Приднестровья последних пяти лет — плод творений фирмы «Шериф», которая держит под контролем всё политическое пространство анклава, и Шевчук на самом деле был и остаётся «их» фигурой на местной шахматной доске.

На сегодняшний день ПМР в отношениях с Россией уже является не просителем, а скорее равной стороной в любых сделках. ПМР обрела при Шевчуке реальную политическую независимость от Москвы, соответственно, Москва не в состоянии разговаривать в приказном тоне ни с Шевчуком, ни с тем более фирмой, ни с кем вообще. ПМР автономизировалась и приобрела очертания более значительного субъекта, чем было во времена Смирнова. Россия сегодня лишь точечно способна воздействовать на ПМР, при этом в большей степени всё зависит от интересов конкретных лиц, вовлеченных в интриги на данном направлении со стороны Москвы.

Если Шевчук оказался «переходным президентом», то Красносельский уже станет политическим лицом фирмы «Шериф», как главного и единственного серьёзного игрока на площадке. Что будет соответствовать интересам фирмы «Шериф», — то и будет продвигаться. Экономически все местные компании уже работают в правовом и бизнес-пространстве Республики Молдова. Автономизация Приднестровья от Москвы и большая вовлечённость в европейское экономическое пространство означают следование курсу на интеграцию Республики Молдова. При этом «Шериф» будет всячески защищать себя, и, соответственно, Приднестровье будет защищать свою автономию на этот раз от Кишинева. Россияне получат утешение примерно из той же серии, что даёт сегодняшняя ситуация в Гагаузии — моральные бонусы и дружественные заявления местных политиков.

Если говорить о кадровых предпочтениях фирмы «Шериф», то они уже подвергаются критике, в том числе со стороны самих оппозиционеров. Красносельскому ставят в вину чудовищную коррупцию, которой была поражена система МВД в период правления Игоря Смирнова. Отдельно звучат упрёки в том, что МВД проводило украинизацию Приднестровья — под патронажем МВД в регионе пытались установить памятник Мазепе, в итоге бюст Мазепы таки поставили, но не на берегу Днестра как планировалось, а в рамках экспозиции музея Бендерской Крепости, входившего в ведение МВД. Также под кураторством МВД был установлен памятник т.н. «Конституции Орлика», ещё один символ украинизации региона. При этом лично к Красносельскому, на самом деле, происходящее мало относится. Такова была общая линия руководства ПМР эпохи Смирнова. Игорь Смирнов исповедовал «многовекторность», стараясь ублажить и Украину, и Россию. По правую руку он держал при себе украински ориентированного Королёва, по левую, отдалённо, пророссийского Антюфеева, которого опасался. В свою очередь Красносельский был лишь штатным молчаливым исполнителем политической воли тогдашних своих начальников — Смирнова и Королёва.

Касаясь экономической ситуации региона, приднестровский бизнес давно работает на европейском рынке в условиях, равных с экономическими агентами ЕС. Но, поскольку традиционно уже принято, что из-за «трудной международной обстановки» население должно жить не как в ЕС, а в глубочайшей нищете, то в ПМР, как и в Молдавии, люди и в дальнейшем будут жить в нищете. И вряд ли фирма «Шериф» будет как-то менять нынешнюю ситуацию при следующем президенте. Возможно, агитаторы разнесут пакеты с мукой и подсолнечным маслом к очередному празднику, в крайнем случае положат ещё одну лишнюю бутылку масла.

Общий итог: роль Шевчука исчерпана, он аккумулировал на себе все обиды населения за ухудшение жизненного уровня, ему на смену будет поставлена другая фигура. Самого Шевчука, возможно, фирма «Шериф» пристроит куда-нибудь в Германию, например, возглавлять направление какого-нибудь бизнеса, в сфере телекоммуникаций например. В Приднестровье о нём забудут достаточно быстро.

Молдавия

В Молдавии укрепится состояние политической нестабильности. Всё внимание в следующие месяцы будет приковано к Плахотнюку. Два разных лагеря — с одной стороны проевропейцы, с другой сторонники курса на сближение с РФ — будут ублажать Плахотнюка, чтобы он наклонился в одну либо другую сторону. И столь же синхронно будут его критиковать за противоположное. Проевропейцы — за то, что он продался Москве, пророссийские группы — за его интересы на Западе. Несмотря на утрату доверия к бывшим партиям Альянса, молдавское общество как было, так и находится в состоянии раскола. Приблизительно половина населения настроена на курс европейской интеграции, другая половина — на сближение с Россией.

Плахотнюк будет, скорее всего, «разводить» оба политических лагеря, чтобы укреплять собственное влияние и оставаться единственным настоящим разводилой — торговаться с Брюсселем и Москвой, поскольку остальные фигуры на молдавской политической доске будут ослабевать.

Против укрепления Плахотнюка, на самом деле, сегодня активно не работают ни Брюссель, ни Москва. Это означает, что как у фирмы «Шериф» в Приднестровье, так и у Плахотнюка в Молдавии весьма твёрдая и уверенная ситуация — плохие, хорошие, но это единственные серьёзные региональные игроки, которые выживут при любых кризисах и коллапсах финансовых рынков. Не исключено, что укрепляя холдинг в Приднестровье и позиции Плахотнюка в Молдавии, мировое сообщество тем самым способствует в меру своего понимания, разумеется, укреплению суверенитета Молдавии. Ну, вот так они, международные игроки, видят укрепление её реального суверенитета. Даже если формально он имеет брэнды «европейской интеграции» как в Кишиневе, либо разукрашен пророссийскими лозунгами — как в Тирасполе.

Роман Коноплев, главный редактор запрещенного в Приднестровье сайта РИА «Днестр»

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 декабря 2015 > № 1599186 Роман Коноплев


Молдавия > Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 11 августа 2015 > № 1543732 Турбьерн Ягланд

Не дайте Молдавии рухнуть в пропасть

Турбёрн Ягланд | The New York Times

Генеральный секретарь Совета Европы, бывший премьер-министр Норвегии Турьбёрн Ягланд опубликовал в The New York Times воззвание к сформированному в конце июля новому молдавскому правительству во главе с Валерием Стрельцом. Чиновник пишет: если в срочном порядке не провести реформы, направленные на борьбу с коррупцией, Молдавия может стать новой горячей точкой Европы, причем "последствия могут выйти далеко за пределы ее границ".

"В последние шесть лет мало что сделано в плане открытости экономики страны и ее институций. Коррупция все еще носит эндемический характер, государство по-прежнему в руках олигархов, а крайне низкие доходы заставляют сотни тысяч молдаван отправляться за рубеж в поисках лучше жизни", - охарактеризовал Ягланд нынешнее положение дел в Молдавии. "Молдавию отрезали от всех внешних источников финансирования - в ожидании конкретных мер по борьбе с коррупцией и приведению в порядок финансового сектора, - говорится в статье. - Если власти не предпримут необходимые действия, чтобы восстановить подпитку извне (причем быстро), страну ждут экономические потрясения".

"Региональная картина тоже мрачная, - продолжает автор. - В последние месяцы наблюдается серьезное ухудшение в отношениях с Приднестровьем - самопровозглашенной русскоязычной провинцией Молдавии. Два десятилетия назад с подачи Москвы Приднестровье объявило себя независимым, сотни человек погибли в последовавшей борьбе. С тех пор конфликт "заморожен", но кризис на Украине породил опасения, что вновь может начаться "горячая фаза". В Молдавии многие беспокоятся, что Приднестровье может стать новым Крымом, и эти страхи подпитываются просьбами о протекции, с которыми обращаются к России некоторые гражданские объединения этой области... На нынешнем этапе полноценный военный конфликт маловероятен, но в столь напряженной обстановке даже небольшая перестрелка может привести к выходу ситуации из-под контроля".

"Недвусмысленный урок, который преподнесла Украина, состоит в том, что в сегодняшней Европе сила и стабильность государства зависят от того, насколько оно привержено демократии и законности. Незаконная аннексия Крыма Россией была событием крайне дестабилизирующим, но мы не должны забывать, что кризис на Украине начался с того, что народ основательно разочаровался в политических институтах своей страны", - продолжает Ягланд.

Он призывает Молдавию "тоже подумать о своей демократической безопасности" и принять ряд срочных мер: укрепить банковскую систему, немедленно приступить к выдворению коррумпированных политиков из правительственных учреждений, в частности провести расследование против десятков судей, которых обвиняют в злоупотреблении служебными полномочиями. Кроме того, необходимо ограничить иммунитет, которым пользуются молдавские парламентарии, обеспечить независимость антикоррупционных органов и более строгий контроль за финансированием политических партий, считает генсек Совета Европы.

От лица своей организации он обещает "попытаться помочь Молдавии в проведении реформ", отмечая, что и Россия, и Евросоюз "заинтересованы в том, чтобы эти усилия увенчались успехом", поскольку ни России, ни ЕС "не выгоден слабый сосед и как следствие - финансовые черные дыры, оргпреступность, контрабанда и неконтролируемая миграция".

Молдавия > Госбюджет, налоги, цены > inopressa.ru, 11 августа 2015 > № 1543732 Турбьерн Ягланд


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 августа 2015 > № 1449357 Владислав Дарвай

Назначенный в конце прошлой недели премьер-министр Молдавии Валерий Стрелец высказался за «перезагрузку» отношений с Россией, пишет NewsMaker. В Москве к заявлению отнеслись скептически, а нынешнюю молдавскую власть охарактеризовали как «оголтело антироссийскую». Эксперты полагают, что единственное, чем Кишинев мог бы заинтересовать Москву, это отказом от курса на евроинтеграцию, к чему молдавские власти не готовы. А с учетом возвращения во власть либералов, известных своей антироссийской риторикой, отношения с Москвой рискуют лишь еще более осложниться.

Молдавско-российский диалог, по словам Стрельца, необходимо выстраивать на равноправной основе и с уважением национальных интересов сторон, продолжает NewsMaker. «С точки зрения международного права мы равны, даже если в экономической и военной сферах мы отличаемся», — сказал он. Пока же, заметил премьер, «Москва относится к нам как собственник, с ревностью». «Необходимо сесть за стол переговоров, обсудить весь комплекс вопросов и перезагрузить отношения», — уверен Стрелец.

В программе правительства Валерия Стрельца, которую в минувший четверг утвердил парламент, написано, что с Москвой Кишинев намерен «активизировать политический диалог в целях нормализации отношений», пишет NewsMaker. О стратегическом партнерстве между двумя странами в документе ничего не сказано. В части отношений с Россией документ, таким образом, не претерпел никаких изменений по сравнению с программой правительства Кирилла Габурича.

В Москве между тем ранее уже выражали озабоченность исчезновением упоминания о стратегическом партнерстве с РФ из программы молдавского правительства, продолжает NewsMaker. Об этом, в частности, говорила в апреле на встрече в Санкт-Петербурге со спикером молдавского парламента Адрианом Канду председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко. Позже курирующий в правительстве РФ молдавское направление и приднестровское урегулирование вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что торговые отношения России с Молдавией будут зависеть от изменения позиции Кишинева по российским миротворцам в Приднестровье. В Москве обвиняют молдавские власти в том, что они препятствуют ротации российской военной группы, которая находится в Приднестровье.

К нынешнему заявлению нового молдавского премьера о «перезагрузке» в Москве отнеслись скептически, пишет NewsMaker. Председатель комитета по внешней политике Государственной думы России Алексей Пушков написал на своей странице в «Твиттере», что воссозданный в Кишиневе Альянс за европейскую интеграцию знает как «оголтело антироссийский». «Скорее всего, «перезагрузка» по-кишиневски означает: мы будет продолжать вам вредить, а вы покупайте наши товары. Очень либеральный подход», — добавил Пушков.

Эксперты в «перезагрузку» молдавско-российских отношений также не верят, продолжает NewsMaker. Как заявил NM директор центра политического анализа Politicon, бывший посол Молдавии в РФ Анатолий Цэрану, отношения двух стран действительно нуждаются в улучшении, однако в этом вопросе мало что зависит от молдавской стороны. «У Кишинева очень мало ресурсов, чтобы повлиять на ситуацию и при этом не навредить самому себе. По сути, сегодня единственный вариант улучшить отношения с Москвой — это отказ от европейского курса. Но для Кишинева это означало бы выстрелить себе в ногу», — считает эксперт.

Едва ли поспособствует восстановлению отношений с РФ и возвращение в правящую коалицию Либеральной партии, пишет NewsMaker. «ЛП нельзя назвать самым дружественным России политформированием Молдавии, — сказал Цэрану. — Так что с ее возвращением в структуру молдавской власти не исключено появление новых моментов, осложняющих отношения между двумя странами, по крайней мере, на уровне риторике». На вопрос NM, способны ли отношения Кишинева с Москвой ухудшиться еще более, эксперт сказал: «Для ухудшения всегда найдется место».

«Молдавские ведомости»публикуют интервью с торговым представителем России в Молдавии Владиславом Дарваем.

МВ: Молдавию и Россию связывают давние дружеские торговые отношения. Как обстоят дела сейчас? Что потеряли и что нашли?

В.Д.: Ситуация такова, что Россия ничего не потеряла, в то же время Молдавия ничего не приобрела. Это, к слову сказать, не совсем удовлетворительный результат развития наших отношений, потенциал которых очень велик. Для его оценки необходимо вспомнить показатели объёмов межреспубликанского товарообмена в народнохозяйственном комплексе СССР. Нынешнее положение — это скорее «игра», с нулевым или ограниченным выигрышем, а мы бы хотели предложить нашим партнёрам стратегию развития в ключе «выиграл-выиграл», тем более, что на мировых рынках конкуренция между нашими государствами исключена. Преимущество этой стратегии очевидно, так как позволяет добиться эффективного взаимодействия и симбиоза, при котором в выигрыше окажутся все заинтересованные стороны. Русско-молдавские отношения имеют богатую и длительную историю, которая свидетельствует, что эти связи носили неизменно дружеский характер. Возникавшие иногда конфликты были кратковременными и в основном провоцировались силами враждебными как молдавскому, так и русскому народам. В экономическом плане Россия продолжает оставаться одним из ведущих партнеров Республики Молдова, де-факто играя ключевую роль в поддержании стабильности социально-экономической сферы страны. Это абсолютно объективный фактор — мы всегда будем основным рынком сбыта молдавской продукции, как раз ввиду отсутствия конкуренции между нашими производителями, в отличие от производителей стран Центральной и Восточной Европы, а также вследствие исторической комплементарности наших экономик за счет технологической и производственной кооперации. На наш взгляд, путь к экономическому успеху Молдавии лежит через усиление своих позиций в экономическом пространстве СНГ, за счёт развития и углубления этого сотрудничества, тем более что есть хорошая база для реализации такого подхода — членство Республики Молдова в СНГ и действующий Договор о дружбе и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Молдова от 19 ноября 2001 года.

МВ: Два года назад в Молдавии работало более 800 предприятий с российским капиталом. За прошедший период произошли какие-либо изменения?

В.Д.: По нашим данным, на сегодняшний день в Молдавии зарегистрировано порядка 700 предприятий с участием российского капитала. Можно ли говорить о снижении интереса со стороны российских инвесторов? Наверное, правильнее будет обозначить их озадаченность неопределённостью, затягивающимися экономическими кризисными проявлениями, оттоком квалифицированной рабочей силы, уменьшением внутреннего потребления, повышением тарифов на энергоносители, продолжающимся обветшанием инфраструктуры, отсутствием гарантий сохранения собственности и отсутствием отдельного статуса для инвестора. При этом у наших инвесторов есть понимание того, что дома, в России взят курс на импортозамещение с последующим переходом к инновационной экспортоориентированной модели, государство субсидирует отечественного производителя, есть крайне интересные предложения по организации бизнеса в форме государственно-частного партнёрства, активно работают институты развития и поддержки предпринимателей, создаются новые промышленные предприятия, растёт внутренний рынок, а также образуется единый рынок товаров и услуг внутри Евразийского экономического союза, активно развиваются экономические отношения по линии БРИКС и ШОС, запущены мегапроекты по освоению Дальнего Востока, развитию Крыма, строительство Турецкого потока, Силы Сибири и совместное с нашими китайскими партнёрами возведение «Великого Шелкового пути». Работы нашим инвесторам, в общем хватает. Однако, можно с уверенностью сказать, что при появлении позитивной динамики в отношениях между Молдавией и Россией, при соблюдении предсказуемого партнёрского и дружеского подхода, у нас будет, что предложить вам и в области организации гарантированного сбыта производимой продукции, и в области восстановления инфраструктуры, и в области выстраивания систем контроля качества в соответствии с новыми требованиями ЕАЭС. В общем, нерешаемых проблем нет — можно и отрасли новые совместно развивать, углубляя межгосударственную кооперацию. Было бы желание, а ресурсы мы всегда найдём.

МВ: Молдавия на пороге приватизации крупных предприятий. Ваше представительство информирует российских бизнесменов об инвестиционных конкурсах. К каким отраслям не меняется их интерес? Будут ли они участвовать в тендерах на приватизацию молдавских предприятий?

В.Д.: Инвентаризация приватизационных объектов, выдвигаемых Молдавией на международные приватизационные тендеры, год от года затягивается — информировать российских бизнесменов пока не о чем. Возьмём, например, официальный сайт агентства государственной собственности Республики Молдова. На русском языке информация очень скудная. Выложен «список объектов госсобственности, подлежащих приватизации», датируемый 2007 годом — восемь лет назад. Скажите, как российский потенциальный инвестор сможет оценить такую информацию? Наши инвесторы и на английском говорят неплохо. Однако на английском информация обновлялась 1 февраля 2008 года. В такой ситуации получается, что инвестору будет предлагаться «кот в мешке» — не совсем клиентоориентированный подход в отношении тех, кто мог бы разместить свои капиталы в молдавской экономике. Вполне логично, что интерес российского бизнеса к высокодоходным и капиталоёмким отраслям будет всегда оставаться на высоком уровне. Пока в Молдавии таких, сравнительно капиталоёмких, отраслей нет. Их нужно создавать. Всё зависит от многих факторов — правительства, парламента, народа Молдавии. Определите отрасль интенсивного развития, определите для неё рынки сбыта, то есть источники дохода, определите правила игры и вперёд! И мы готовы к участию в таких отраслях. Если целевым будет европейский рынок, то продукция этой отрасли должна соответствовать требованиям европейского рынка. Если целевой рынок сбыта — Россия и ЕАЭС, то продукция этой отрасли должна соответствовать требованиям российского рынка и ЕАЭС. Для нас это значит, что, если вы, к примеру, поставщик молдавского джема, то мы не сможем принимать от вас польское повидло с молдавской этикеткой. Наверняка в приватизации молдавских предприятий будут участвовать и российские инвесторы. Конечно, информацию для них мы готовы предоставить, несмотря на её ограниченность — возможно, кому-то не хочется открытой борьбы. Но при желании достичь можно любой цели.

МВ: Благоприятствует ли законодательство страны российским инвестициям?

В.Д.: Я бы поставил этот вопрос несколько иначе: благоприятствует ли законодательство Молдавии инвестициям вообще? К тому же следует понимать, что не только законодательство влияет на привлекательность инвестиций. Посмотрите ежегодные рейтинги консалтинговой компании A.T.Kearney (публикуются на РБК). Она занимается составлением рейтинга стран, которые пользуются наибольшим доверием иностранных инвесторов с точки зрения прямых вложений (Foreign Direct Investment Confidence). К сожалению, Молдавию там разглядеть очень сложно. Российским инвестициям в Молдавии не нужны преференции, наши инвесторы готовы трудиться в равных для всех, недискриминационных и предсказуемых условиях. Законодательство — это изменяемая среда, экономическое законодательство — вдвойне. Как только эта среда станет стабильной, инвестиции сами придут сюда. А пока решалось — присоединяться к третьему энергопакету или не присоединяться, открывать рынок для европейских продуктов или развивать внутреннего производителя, ставить ввозные пошлины на оборудование или не ставить, инвесторам оставалось терпеливо наблюдать со стороны. Инвесторам же что важно, чтобы были: приемлемый уровень рисков (говорим обо всех видах рисков, начиная от рисков банального рейдерства и заканчивая политическими рисками, наличие «замороженного» конфликта, который одиозные «горячие головы» из третьих стран время от времени предлагают «разморозить», подразумевая, надеемся, урегулирование мирным путём); норма прибыли, адекватная рискам; устойчивые дружеские отношения между странами и схожесть бизнес-менталитетов; доступность и широкий спектр финансовых инструментов; рабочее состояние инфраструктуры и основных фондов отраслей национальной экономики.

МВ: Интересно ли инвесторам вкладывать средства в наше сельское хозяйство?

В.Д.: Что касается инвестирования в агропромышленный комплекс, то здесь работают те же требования и условия, что и для других отраслей молдавской экономики. Конечно, можно говорить о том, что потенциально этот сектор мог бы привлечь российских инвесторов ввиду высокой плодородности почв (как мы знаем, 80 процентов территории страны — черноземы) и экологичности продукции, однако это не всё, что влияет на принятие решения об инвестировании. Не стоит забывать, что Молдавия всё же находится в зоне рискованного земледелия: град, наводнение и засуха могут в любой момент уничтожить вложенные труд и инвестиции. Несомненно, уровень риска можно понизить, но для этого нужны и инвестиции совсем иного порядка. Но вопрос, опять же, не столько в объёмах требуемых инвестиций, сколько в гарантиях их возврата и партнёрском отношении к инвесторам со стороны представителей молдавских органов власти. Если мы начнём понимать друг друга, сможем выстроить правильную систему взаимоотношений — сможем возродить и былую славу Молдавии, союзной житницы (помните: по сбору винограда Молдавия занимала первое место в СССР, давала 25 процентов всего союзного табака, параллельно с сельским хозяйством развивалась сопутствующая промышленность, в основном, лёгкая и пищевая). Таким же важным фактором для инвестора при вкладывании средств является наличие квалифицированной и относительно недорогой рабочей силы в количестве, необходимом для стабильной работы крупного хозяйства. С этим, по мнению российских инвесторов, сегодня в Молдавии могут возникнуть проблемы — значимая часть работоспособного населения находится на заработках в других странах, в основном в России. Ещё одна серьёзная проблема — неудачный, на наш взгляд, опыт с разделом земель по программе, предложенной западными консультантами: земли разбиты на сотни участков площадью в 2−3 гектара пашни, а то и меньше. Рентабельность возделывания таких наделов крайне низкая, тем более, что исчезла коллективная собственность на средства производства и обработки земель. В итоге многие наделы оказались заброшенными, многие были переданы в управление сторонним компаниям. В такой ситуации, инвестору сложно будет «собирать одеяло из лоскутов», возникают ненужные сложности, которые и влияют в конечном итоге на принятие решения. Есть вопросы и к рынкам сбыта — наши инвесторы, проводя оценку возможностей, понимают, что на европейский рынок они агропродукцию вывести не смогут в силу многих объективных факторов. В первую очередь, на европейском рынке наблюдается кризис перепроизводства сельхозпродукции, это мы видим с введением Россией контрсанкций. Во вторую очередь, их рынок крайне зарегулирован и жестко поделен между сельхозпроизводителями стран-членов ЕС. То есть шансы выхода на этот рынок наши инвесторы оценивают, как крайне низкие. Внутренний рынок для серьёзного инвестора не представляет особого интереса ввиду того, что, в связи с подписанными соглашениями о ЗСТ с ЕС и Турцией, рынок Молдавии оказался не защищен от более дешёвой продукции, произведённых в этих странах. В общем, остаётся родной рынок России и ЕАЭС, но тут возникает вопрос о вероятности введения контрсанкций в случае присоединения Молдавии к санкционному давлению на Россию со стороны ЕС (в соответствие с Концепцией внешней политики Российской Федерации, Россия принимает меры торговой политики для защиты своих интересов в соответствии с международными правилами и противодействует торгово-политическим мерам иностранных государств, ущемляющим права Российской Федерации и российских предприятий). Поэтому наша общая задача — задать позитивный вектор развития нашим отношениям, помочь предпринимателям обеих стран обрести ту необходимую стабильность и уверенность в будущем, которая обеспечит процветание нашим странам и благосостояние гражданам. Мы в полной мере заряжены на активизацию усилий в пользу развития взаимовыгодных отношений.

МВ: Вы в Молдавии уже несколько лет. Рекомендовали бы Вы свои близким приехать сюда на отдых?

В.Д.: Откровенно говоря, Молдавия поражает разнообразием своих пейзажей, внутренней красотой людей, культурой, во многом схожей с нашей, богатством национальной кухни. Можно сказать, это «страна души» — здесь приятно работать и не менее приятно отдыхать. Мои близкие и друзья с удовольствием приезжают меня проведать и вместе, в выходные дни, мы ездим по республике, посещая монастыри, природные и этнокультурные заповедники. Молдавскому народу досталась поистине прекрасная земля. Любите и берегите её, а если нужна будет наша помощь — обращайтесь, мы с удовольствием её вам окажем, что подтверждается всей историей наших добрососедских отношений. («Молдавские ведомости»)

Две позиционирующие себя как исключительно и эксклюзивно пророссийские политические силы в Молдавии все больше заваливают свои роли, пишет Black.md. Партия социалистов Додона и «Наша партия» Усатого, коих либералы и демократы всех мастей предпочитают называть «агентами влияния ФСБ», теряют позиции, занимаясь чем угодно, но только не достижением главной цели — сближением Молдавии и России.

Пора посмотреть правде в глаза: явка прокурена, пароли забыты, а резидент вышел в магазин, продолжает Black.md. Из пророссийского объединяющего вектора усилиями Игоря Додона и частично Ренато Усатого получилось невесть что. Линия раскола в молдавском обществе разрастается, причем теперь среднестатистический молдаванин не верит уже ни в Восток, ни в Запад, ни в возможность другой жизни — нормальной, размеренной, безопасной и сытой.

Разберемся по порядку, пишет Black.md. Применив всю глупость политических технологий, Партия социалистов даже с портретом Путина (в период парламентской предвыборной кампании осенью 2014 года города Молдавии были завешаны билбордами с фотографией лидеров Партии социалистов Игоря Додон и Зинаиды Гречаной с президентом России Владимиром Путиным — прим. ИА REGNUM) не смогла ничего. Остается лишь гадать, какие победные цифры Игорь Додон рисовал в высоких московских кабинетах, требуя себе фотографию подле российского президента, но этих показателей в ходе парламентской кампании он не достиг. А на последующих местных выборах еще и ухудшил результат, успев попутно вляпаться в историю с кражей миллиарда из трех банков, где сначала выступал как ярый защитник народного счастья, а после проявления роли Зинаиды Гречанной и других социалистов в этой некрасивой истории (согласно проведенному британской компанией Kroll расследованию операции по выводу из банковской системы страны в ноябре 2014 года 1 млрд. евро, в числе лиц, бравших «невозвратные» кредиты в разворованном молдавском Сбербанке (BancadeEconomii), фигурировали родственники Зинаиды Гречаной; данные действия, впрочем, относятся к более раннему периоду (до 2009 года), когда у власти в Молдавии находилась Партия коммунистов, а Гречаная являлась членом, а затем руководителем коммунистического правительства — прим. ИА REGNUM), неожиданно замолкнул, еще раз тем самым показав из чего слеплен.

Сегодня, по имеющейся информации, у Додона вопрос стоит сложнее и ребром — он не может отчитаться в Москве по всем потраченным суммам, продолжает Black.md. Дебет с кредитом предательски не сходятся, и исчезнувшая сумма с шестью нулями в единой европейской валюте лежит тяжким политическим бременем на реноме Додона в глазах московских кураторов. Ведь этого толстощекого, напыщенного политического деятеля пустили к самому Путину, чтобы в ответ глава ПСРМ вот такое выдавал, фактически закапывая всю проделанную работу на поле собственной жадности.

Додон из пророссийской силы выродился в пророссийского приспособленца, пишет Black.md. Причем приспособил его под свои нужды известный молдавский «Кукловод» (имеется в виду первый вице-председатель Демпартии, олигарх Владимир Плахотнюк — прим. ИА REGNUM) — социалисты очень правильно в районных советах дают проевропейским партиям возможность формировать органы местной власти, подмахивая где нужно и голосуя как надо. И похоже, что из ПСРМ за это уже даже никого исключать не будут — Додон как будто бы и махнул рукой, мол, да кто он сам такой, чтобы мешать районным активистам продаваться?

Не все хорошо у Додона в парламенте, продолжает Black.md. Первая ласточка вылетела — фракцию покинула депутат Лидия Лупу. Фракция трещит по швам и уже на грани. Вопрос, когда ее разбомбят будь то для избрания президента, будь то для нажима на одну из сил Альянса за европейскую интеграцию — это уже просто вопрос времени и нужного момента. Ибо моральный рычаг для контроля над депутатами Додон утратил, а уж финансово соревноваться с тем же хозяином Демпартии не может — врожденная жадность сильно мешает главе Соцпартии.

Что там у Усатого, который тоже шел на выборы под российскими лозунгами и флагами? — пишет Black.md. Да, Усатый был более сдержан, чем Додон, но и ему роль проводника пророссийской линии не удалась. Во-первых, на партийный костяк пора уже наращивать мясцо и мускулы достижений, а вот с этим как-то не складывается. Посмотрим на Бельцы, где Усатый был избран мэром, и где не сделано по факту ничего. Во-вторых, Усатого начинают с трюма подтапливать те, кого он привел в местную власть. Ведь они обещали пуще своего партийного лидера. И народ верил, что Усатый бросит все имеющиеся в личном распоряжении ресурсы на улучшение их жизни. Другими словами, сильно упрощая, от Усатого ждали, что он каждому раздаст немножко своих денег, коих у него, как всем казалось, баснословно много.

В чужом кармане считать не будем, но сегодня мэр Бельц, помимо большой политики, творящейся в Кишиневе, вынужден решать вопросы управления в Глодянах, Рышканах, Дрокии, Дондюшанах, Шолданештах, Фалештах, Флорештах, Комрате, Вулканештах, Чадыр-Лунге и прочих местах, где под его флагами властные посты получил неказистый политический планктон, не имеющий ни навыков, ни способностей к управлению, не знающий, что делать с минусовыми бюджетами, как искать иное финансирование и как решать проблемы обустройства населенного пункта, продолжает Black.md. А еще у него есть бизнес в России, который тоже нуждается в управлении, а еще есть другие вопросы, которые тоже требуют внимания и отвлечения от молдавской действительности.

Усатый погружается в бытовые проблемы Бельц и других городов и тонет в них, пишет Black.md. И это ситуация шахматного цугцванга, когда любой следующий ход лишь ухудшит позиции. Брось он Бельцы и прочих, и пойди в политический поход на Кишинев, в надежде как-нибудь спровоцировать парламентские выборы — его не поймет собственный же избиратель. Плюнув на Кишинев и большую политику и погрузившись по самую макушку в вопросы вверенной «северной столицы» и других районных центров, лидер «Нашей партии» рискует утонуть, ибо проблем оказалось сильно больше и решить их активностью в социальных сетях невозможно, а имеющихся личных средств на всех точно не хватит.

Что имеет сейчас в этой связи Москва? — продолжает Black.md. С одной стороны, хитровыбранный социалист Додон, проворовавшийся мямля, продвигающий на посты невесть кого. С другой стороны — заболтавшийся Усатый, не выдерживающий напряженности и остроты проблем местного сообщества и тем самым подрывающий собственные позиции.

Похоже, Москве настала пора искать себе новый путь, лишенный додоновско-усатовских огрехов, пишет Black.md. Кто это может быть сегодня не очень понятно, однако можно предположить, что заход будет делаться широким кругом. Например, полноправный член правительства Республики Молдова, башкан Гагаузии Ирина Влах. В бытность её избирательной кампании Москва недвусмысленно через ПСРМ поддержала кампанию Влах, однако затем башкан от связей с социалистами отказалась (и правильно сделала). Так почему бы тому, кто все это время опекал Ирину Федоровну, не попытаться через неё выстроить новый пророссийский путь, учитывая, что данное поле все еще пустует.

Это простая математика, 65-процентный рейтинг одобрения политики Владимира Путина среди граждан Молдавии за вычетом электоральных результатов Додона и Усатого, оставляет свободным весомое количество граждан, не видящих ни в руководителе ПСРМ, ни в руководителе «Нашей партии» выразителя нужной линии, продолжает Black.md. Значит, в пустующем пространстве можно начинать закладывать фундамент новой конструкции, подводит итог издание.

«Панорама» публикует интервью молдавского политолога Виктора Жосу.

П.: Многие наши сограждане, живущие за границей, приезжая в Кишинев, говорят, что с каждым разом ситуация все больше деградирует.

В.Ж.: Это ключевое слово — деградация… Картина оказалась удручающей. Мне приходилось слышать нелестные выводы о том, что молдаване оказались плохими государственниками и не сумели тот шанс, который нам достался тогда, когда распался Советский Союз, использовать на благо самих себя. Ничего подобного. Если брать большинство населения, то люди свой долг выполняли, исправно ходили на избирательный участок и голосовали. То, что случилось, это позор в целом молдавской элиты, которая оказалась неспособной инициировать, продуцировать идеи и принципы, которые позволили бы создать нормальное, в смысле, функциональное, государство. И в первую очередь, это касается политического класса, как составной части элиты. На нем лежит, главным образом, тот позор, который мы наблюдаем.

П.: Но население тоже несет свою ответственность. Взять ту же самую Демократическую партию, Владимира Плахотнюка, сколько про них говорили, что они такие-сякие, а люди все равно за них голосуют. Опять же, казус Шора, имя которого у всех на устах в связи с хищением миллиарда из банков (предприниматель Иоан Шор является главным обвиняемым по делу об «уводе» из банковской системы страны в ноябре 2014 года 1 млрд. евро — прим. ИА REGNUM), но которого выбирают с большим перевесом мэром в Оргееве. Народ вообще не соображает, за кого он голосует?

В.Ж.: Вряд ли можно сказать, что народ не соображает. Люди, конечно, что-то осознают. Но нужно понимать, в какой системе жизненных ориентаций мы живем. Мы живем при капитализме, когда царит культ потребления, основной движущей силой поведения людей является жажда наживы. Поэтому не стоит удивляться, что Оргеев, город, который считался чуть ли не ядром фронтизма, молдавского, а потом румынского национализма, массово проголосовал за Илана Шора. Люди руководствовались простой мыслью: он столько украл — правда это или неправда, никто толком не знает, — может, и нам что-то перепадет от этого. То же самое можно сказать и о Демпартии, ее фактическом хозяине Плахотнюке, хотя там ситуация немного посложнее. Именно для такой системы жизненных установок Плахотнюк оказался, пожалуй, самым эффективным партийным менеджером. Мы видим, что и на парламентских, и на местных выборах Демпартия показывает постоянный рост, в то время, как у других правых партий снижение. В районах очень хорошо знают, что Плахотнюк больше платит. Когда партии строятся по такому принципу, что там можно заработать, Плахотнюк покупает себе рабов. В отличие от некоторых других лидеров, которые считают, что раз ты пришел в мою партию, ты должен слепо делать то, что я тебе скажу, Плахотнюк понял, что надо платить, и платит. Он действует так не только с активистами. У него есть рабы в судах, в прокуратуре, полиции, антикоррупционном центре.

П.: Можно говорить о взаимовыгодном сотрудничестве. Рабы вкалывают бесплатно, а людей Плахотнюка бедными не назовешь.

В.Ж.: Рабство, помимо материальной, социально-экономической стороны, имеет и сторону духовную. В данном случае, независимо от материального благополучия каждого из них, они являются духовными рабами Плахотнюка. Они у него на крючке, они от него зависимы, и я очень удивлюсь, если кто-нибудь из них, в том числе судьи Конституционного суда или Высшей судебной палаты, возьмутся изображать из себя молдавского Спартака. Я бы даже восхитился таким человеком, но увы, мы видим, что, напротив, все больше и больше людей подпадают под его влияние. Для капитализма, для буржуазного типа отношений это вполне естественное явление. Чего-то другого и нельзя ожидать. Остальные оказались более слабыми менеджерами по сравнению с Плахотнюком.

П.: После местных выборов мы наблюдаем в регионах самые разные комбинации альянсов, хаотическое голосование, войну всех против всех. Почему так происходит?

В.Ж.: Подобная картина в большей или меньшей степени наблюдалась после каждых местных выборов. Это не порождение сегодняшнего дня. Наши взгляды о том, что такое политические партии, формировались тогда, когда у всех в представлении была КПСС. Тогда же принимался и закон о партиях. Но КПСС могла существовать в единственном экземпляре. Не могло быть двух, трех и более КПСС. При той системе несогласие с партийным руководством могло приравниваться и к государственной измене. Наивно полагать, что при переходе к другой политической системе, к так называемой многопартийности, можно сохранить прежний тип внутрипартийных отношений. Наша многопартийность вообще во многом условная. Какая партия предложила какие-то другие ценностные ориентиры и для общества, и для самой себя, нежели те, что позволяют быть эффективной Демпартии? Никто. К тому же все свелось к геополитическим баталиям. Часть общества по-прежнему ориентирована на евроинтеграцию, хотя этот проект закончился, тогда, как другая часть ориентирована на Восток, на Евразийский экономический союз. У нас очень глубоко разделенное общество. Поэтому не надо удивляться, что на выборах мэра муниципия Кишинев избиратели руководствовались геополитикой, хотя выбирали главу города, который должен отвечать за состояние городского хозяйства.

П.: Но нельзя же вернуть КПСС.

В.Ж.: Надо понимать, как строить партии. Никто не сможет платить больше, чем платит Плахотнюк. Это факт. Никто не сможет обыграть его по его правилам. Партийные лидеры должны думать, как строить отношения со своими сторонниками.

П.: Многопартийная система худо-бедно работает и на Западе, и в той же России.

В.Ж.: В России многопартийная система тоже во многом условна. Есть партия власти, есть партии думские, так называемая системная оппозиция, есть вертикаль власти, и есть так называемая несистемная оппозиция, вся либеральная московская тусовка.

П.: Молдавские политики говорят, что они ориентируются на европейскую систему, что другого пути просто нет, надо очищаться от коррупции, делать партии прозрачными, и все равно двигаться в направлении ЕС. Никто из этих политиков не согласится ввести здесь такие авторитарные системы, как в России, Белоруссии. Казахстане, Азербайджане.

В.Ж.: Не знаю, согласятся или нет. Большинство населения хочет, чтобы и в Молдавии была крепкая президентская республика. Люди согласились бы, если бы им предложили, но предлагать не будут, потому что это означает потерю власти, изменение вообще всей политической системы. Если Плахотнюк когда-то захочет стать президентом, может, он и реализует такую идею.

П.: У руководителей России, Белоруссии. Казахстана, Азербайджана, при том, что в этих государствах много проблем, есть и коррупция, в то же время присутствует идея служения народу, тем, кто их избрал. Где взять в Молдавии таких политиков, которые захотят послужить людям, а не просто продолжить воровать и расправляться с оппонентами?

В.Ж.: Я не знаю, где взять таких политиков. Если говорить о желании «быть, как в Европе», то кто из молдавских политиков озаботился серьезным изучением исторического опыта европейского пути? Никто всерьез не изучал западный опыт преобразований, это справедливо и в отношении партийного строительства. Взять, к примеру, Партию социалистов, которая создана, как большой осколок ПКРМ, и уже оформилась в самостоятельную величину. Но ведь помимо нее, существует и другие осколки. Почему бы им не изучить опыт французских социалистов, которые за счет внедрения фракционности сумели привлечь и большую часть бывшей компартии Франции, одной из крупнейших в Европе. Та же греческая Сириза — это своего рода коалиция разных левых партий. Надо подходить к политике творчески, несмотря на трудности. Нет смысла топтаться на месте, идти по протоптанным тропинкам, потому что в итоге будет тупик.

П.: Большинство кишиневских политиков убеждены, что Молдавия — это геополитическая «жемчужина», за обладание которой борется весь мир. Насколько это справедливо?

В.Ж.: Запад, конечно, борется, потому что он борется везде и за все. Если свести идеологию США к одной фразе, она звучит так: «Интересы США — везде». Действия США особенно эффективны в тех странах, где властвует дух наживы. У России свой подход к системе безопасности. Страны, которые ее окружают, должны быть, по меньшей мере, лояльными к России, не входить в НАТО. Нельзя сказать, что в Молдавии все контролируют США, что-то контролирует и Россия, в частности, Приднестровье. У Китая свой поход, он мыслит стратегически на много десятилетий вперед. Многие политики называют Молдавию «мостиком» между Западом и Востоком, но на практике никто не оказался в состоянии предложить какой-то мало-мальски реалистический проект для реализации такого преимущества. Практика — критерий истинности теории. Если на практике ничего не получилось, значит, теория ложная.

П.: Политики говорят, что не надо изобретать колесо, есть соглашение об ассоциации с ЕС, его выполнение — это и есть план действий на ближайшие, как минимум, 10 лет, надо просто делать то, что в этом соглашении записано.

В.Ж.: Но ведь не делают. Если сторонники евроинтеграции считают, что нынешние политики на это неспособны, пусть дадут других политиков. Когда элита оказывается беспомощной, неспособной поддерживать государство на плаву, обеспечить выполнение государством своих функций, должна созреть контрэлта, которая, руководствуясь примерно теми же самыми установками на европейский курс, должна попытаться сместить нынешнюю элиту, занять ее место и дальше на практике двигать эти идеи. Пусть попытаются это сделать.

П.: В соседнюю Украину США десантировали Михаила Саакашвили для наведения порядка хотя бы в Одессе. На Молдавию, кажется, махнули рукой западные правительства. Настроение такое: пусть молдаване сами разбираются и делают, что хотят, напрямую, как это в свое время делали Штефан Фюле в Кишиневе или Виктория Нуланд в Киеве, западники сейчас не вмешиваются. Многим Саакашвили нравится, и люди хотели бы, чтобы американцы прислали и в Кишинев такого же.

В.Ж.: Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало. Пожалуйста, создавайте своих таких лидеров. Кто же вам мешает? У вас есть поддержка США, ЕС, делайте. Нет, будем ходить по миру и искать эффективных иностранных менеджеров для Молдавии. Я не верю в эту сказку. Плахотнюк или Филат позволят привезти сюда очередного Саакашвили? Нет. Надеяться на то, что американцы посадят здесь взвод своих морских пехотинцев? А почему тогда американцам просто не присоединить эту территорию к Румынии, которая уже член и ЕС, и НАТО?

П.: Это приведет к вооруженному конфликту. Не только в Приднестровье, но и в Гагаузии, на севере Молдавии, и даже в Кишиневе с этим не согласятся.

В.Ж.: На самом деле, на практике выхода из ситуации нет. Я не верю, что сюда могут прислать какого-то Саакашвили. Если Европе потребуется что-то, кроме уже подписанного соглашения об ассоциации, они могут прислать сюда какого-нибудь комиссара, который будет сидеть в гостинице, вызывать к себе партийных лидеров и говорить им, что делать. Но у ЕС сейчас столько своих проблем, а Молдавия не делает даже то, о чем уже договорились.

П.: Выходит, что Плахотнюк сейчас выгоден и Западу, и России. Перед Западом он выступает в качестве гаранта «неухода» Молдавии на Восток, а россиянам он может обещать тихий саботаж так называемой евроинтеграции и неприсоединение Молдавии к НАТО. Так он может еще долго балансировать между Западом и Востоком и самолично рулить в Молдавии.

В.Ж.: Не знаю, если он действительно окажется настолько искусным эквилибристом. Плахотнюка не готовы ни на Западе, ни на Востоке считать однозначным лидером, которому можно доверять.

П.: И что же делать?

В.Ж.: При такой неспособности политиков решать вопросы государства, при той глубочайшей раздробленности, разделенности, враждебности, которая существует в различных слоях общества, любая попытка найти выход из тупика будет нереальной. Реально сохранить то, что есть. Если же, как показала четверть века, не получается жить вместе, надо разводиться. Это плохо, но любви нет, история это показала, и надо попытаться развестись.

П.: Правому и левому берегу?

В.Ж.: Я имею в виду другое. Есть разные пути. Один из них — попытаться воспитать контрэлиту, и она, заняв место нынешней, попытается что-то сделать. Чисто теоретически это один из путей, хотя я не представляю, как это сделать на практике. Молодые политики клонируются внутри нынешних партий, и ведут себя точно так же, как и старые. Есть путь православный. Не буду раскрывать его детали, потому что пишу на эту тему небольшую работу, адресованную нашим верующим, в том числе политикам. Можно попытаться развестись цивилизованно, а не так, как случилось при распаде Советского Союза. Я исхожу из того, что наше население разделено на две части. То, что я скажу — это утопия. Но мы знаем, что сегодняшняя утопия завтра может перестать быть таковой. Я считаю, что в нынешней ситуации, когда некому страной управлять — загранице мы неинтересны, внутри сил для этого нет, — надо было бы организовать референдум с двумя вопросами: «Хотите ли вы, чтобы Молдавия стала одним из субъектов Российской Федерации?» и «Хотите ли вы, чтобы Молдавия стала частью Румынии?», и соответственно, вошла в ЕС. А дальше взять, и разделить эту территорию примерно так, как она уже фактически разделена по своим геополитическим симпатиям. В тех частях, где большинство будет за Россию, а меньшинство за Румынию, или наоборот, надо будет решить вопрос переселения. Практически это не так сложно делать, и это будет стоить не так много денег. Речь идет о внутреннем переселении. Кто-то захочет переехать в Бельцы, кто-то, наоборот, из Бельц в Кишинев, если учесть, что Кишинев вместе с пригородами захочет жить в Румынии. Надо предусмотреть и переходный период. Если мы делаем вывод, что это государство банкрот, то существовать дальше в такой форме значит просто продолжать издеваться над населением, а то, что происходит — это антигуманное издевательство над людьми.

П.: Это значит отменить конституцию.

В.Ж.: Это значит отменить Республику Молдова, как государство, потому что оно просто исчезнет. Какая-то часть, север, Гагаузия, могли бы в какой-то форме объединиться с Приднестровьем и стать автономной Молдавской республикой в составе Российской Федерации, а остальные районы стали бы двумя-тремя уездами в составе Румынии. Продолжать и дальше издеваться над людьми — это крайне антигуманно. Надо это прекращать. Если не получается жить вместе, надо расходиться. А вместе не получается, потому что нет любви. Нечего друг друга мучить. («Панорама»)

Все партии воссозданного Альянса за евроинтеграцию в очередной раз дали клятву «проевропейскости», пишет Timpul. При этом, как и принято согласно местной традиции, после этого они все снова взялись делить экономические и политические рычаги контроля над этой территорией, используя принципы российского криминального мира.

Независимое государство только тогда по-настоящему независимо, когда имеет право в любой момент отказаться от этой независимости, продолжает Timpul. Если бы РМ была независимым государством, то смогла бы в любой момент отказаться от этой независимости в пользу Румынии. Тем более, если все ее проблемы проистекают именно из наличия независимости. Но в действительности псевдогосударство Республика Молдова является элементом криминальных картелей в процессе решения своих интересов. Де факто псевдогосударство РМ используется организованной преступностью в качестве прикрытия грязного бизнеса.

Почему Россия поддерживает существование этой криминальной республики — очевидно, пишет Timpul. Но почему это делает Бухарест? Объединение различных частей румынской нации в единый организм является для Румынии жизненно важной задачей. Так называемая независимость РМ — это всего лишь причина для конфликта и непонимания между Россией и Румынией. Очевидно, что в итоге территория под названием Бессарабия войдет снова в состав либо одной, либо другой.

На протяжении последних десяти лет Бухарест ведет себя как парализованный и немой, когда речь идет о национальном самоопределении бессарабских румын, продолжает Timpul. И теперь, когда бессарабские румыны оказались сыты по горло так называемым «Альянсом за евроинтеграцию», Бухарест «приветствует» решение о воссоздании этой коалиции. Насколько лицемерным нужно быть, чтобы приветствовать удержание власти в Кишиневе криминальными группировками, управляемыми по принципам российского криминалитета.

Пока Бухарест не готов говорить открыто с государством, разделяющим с ним румынскую идентичность, бессарабские румыны будут и дальше прозябать под криминально-мафиозным режимом, генерирующим постоянные конфликты, пишет Timpul. Воссоединение румынской нации может произойти только с согласия Кремля, который мог бы пойти на это, только если Бухарест согласился бы предложить ему что-то достаточно ценное взамен. Например, если бы Румыния стала нейтральной в горячем конфликте между Москвой и Вашингтон. Так или иначе, говорить о месте Румынии в экономическом конфликте между Западом и Россией без учета «молдавского досье», было бы просто абсурдно, подводит итог издание.

Справка ИА REGNUM: Согласно сегодняшней официальной позиции Румынии, разделяемой также бессарабскими сторонниками румыноунионизма, «Республика Молдова» — «второе румынское государство», молдаване — «румыны», молдавский язык — «румынский». В то же время сама постановка Бухарестом вопроса о молдавских и украинских «румынах» искусственна, поскольку, помимо того, что румынская идентичность исторически вторична по отношению к молдавской, формирование румын как нации происходило на части территории современной Румынии — в Валахии и Молдавии — во второй половине XIX века, когда Бессарабия уже была в составе Российской империи, а Буковина — в составе Австро-Венгрии. Однако факты оккупации этих территорий с 1918 по 1940 гг. и с 1941 по 1944 гг. до сих пор служат для Бухареста поводом объявлять молдавское население этих территорий «румынами» и претендовать на ту или иную степень своего влияния и присутствия в регионе.

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 5 августа 2015 > № 1449357 Владислав Дарвай


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 мая 2014 > № 1072392 Дмитрий Рогозин

РОГОЗИН: ПРИЗНАНИЕ РОССИЕЙ ПРИДНЕСТРОВЬЯ ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПРИ УГРОЗЕ ЖИЗНИ И БЕЗОПАСНОСТИ ЕГО ЖИТЕЛЕЙ

Вице-премьер России, спецпредставитель президента РФ по Приднестровью Дмитрий Рогозин предупредил власти Молдавии, что запланированное на июнь подписание соглашения об ассоциации с ЕС приведет к "самым сложным последствиям" для самой Молдавии и молдавского народа. Как сообщили 10 мая корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе президента Приднестровья, об этом Рогозин заявил на совместном с главой приднестровского государства Евгением Шевчуком брифинге в Тирасполе.

"Впереди у Молдавии очень важное решение - это подписание соглашения об ассоциации с Европейским союзом, - заявил российский политик. - Мы прямо предупреждаем о самых сложных последствиях, к которым это может привести саму Молдавию и молдавский народ. Мы категорически против того, что в этот процесс не приглашается Приднестровье, и что Приднестровью угрожают экономической блокадой. Конечно, Российская Федерация будет предпринимать действия, чтобы обеспечить полную жизнеспособность Приднестровья и нормальное качество жизни для приднестровцев".

Рогозин призвал власти Молдавии принимать такие важные решения как ассоциация с Евросоюзом лишь после парламентских выборов, которые состоятся в стране осенью 2014 года. "Вот моя рекомендация, можно ее принимать, можно ее не принимать. Будут выборы в ноябре, должны пройти. И это будет как раз некий плебисцит голосований за партии, которые либо "за", либо "против" данного решения", - подчеркнул вице-премьер.

"Россия будет рада Молдавии в рамках наших кооперационных связей. Мы любим наших православных молдаван, мы не видим здесь никаких проблем, но у нас есть проблема с политэлитой, которая лично для себя решила уехать в Брюссель. Я думаю, что они и сами могут уехать в Брюссель, просто взять и уехать лично. Думаю, что дело от этого не пострадает, а, может, и выиграет", - добавил Рогозин.

Он также отметил, что в соответствии с новой редакцией российского закона о гражданстве на гражданство РФ могли бы претендовать около 700 тысяч граждан Молдавии, проживающие и работающие на территории Российской Федерации. "Вот парадокс ситуации. Когда некая кишиневская политэлита топает в сторону Брюсселя и считает, что там будет хорошо, (может, им точно там будет хорошо), основная часть молдаван работает в Российской Федерации. Думаю, что они тоже могут воспользоваться новым российским законом. Вот в этом и самый главный парадокс исторического момента. Поэтому мне кажется, что власть тогда народна, когда она принимает решения в соответствии с чаяниями собственного народа. Чаяния молдавского народа - это быть вместе с Россией в рамках, может быть, евразийской интеграции, вместе в одном культурном пространстве. А идти на третьих ролях, непонятно за кем подметать в странах Европейского союза... Рано или поздно все акценты будут расставлены. К сожалению, будет потрачено время", - отметил Дмитрий Рогозин.

Он заявил, что хотел бы обратиться с поздравлениями по случаю Дня Победы не только к приднестровцам, но и жителям Молдавии. "Я с удовольствием вспоминаю прошлый год, когда на 9 мая был в Кишиневе. Помню залитую народом центральную площадь города. 9 мая делит людей на две части: хороших и плохих, антифашистов и фашистов. Поэтому всех антифашистов в Молдавии я сегодня сердечно поздравляю с праздником", - добавил российский чиновник.

Говоря о перспективе признания Приднестровской Молдавской Республики, Рогозин заявил, что Россия в курсе позиции властей и населения ПМР, неоднократно подтвержденной в ходе референдумов (на последнем из них, 17 сентября 2006 года более 97% проголосовавших высказались за независимость от Молдавии и "последующее свободное присоединение Приднестровья к России", - прим. ИА REGNUM ). "Но при этом мы с вами знаем и о статусе России в качестве миротворца. Это очень сложный вопрос, который, безусловно, будет зависеть от того, как будет развиваться жизнь. Если говорить в целом о международном праве, то как специалист, как чрезвычайный и уполномоченный посол России по рангу могу вам сказать: есть безусловный приоритет права на территориальную целостность и ему отдается особое уважение, но за одним исключением, когда нависает угроза жизни и безопасности граждан, проживающих в определенной части страны. Тогда право на самоопределение становится выше, чем право на территориальную целостность. Это произошло, к нашему общему сожалению и к радости одновременно, в Крыму, когда после событий на Майдане, когда пошли угрозы в адрес русского населения, причем физической расправы, крымское население восстало. И политическое руководство России приняло историческое решение о воссоединении с Крымом. Но все зависит от того, как будет развиваться жизнь. Если будут меры безопасности и так далее, то миротворческая роль России, безусловно, будет именно такой, которой она и должна быть", - заявил вице-премьер РФ.

В целом, по его словам, развитие отношений между Россией и ПМР идет по нарастающей. "Помощь оказывается и сейчас. Правительство Приднестровья работает в теснейшем контакте с российским правительством. Мы прекрасно понимаем те ограничения, которые накладывает нынешний международный статус на Россию. Но мы прекрасно понимаем и другое, что надо помогать соотечественникам. Здесь очень много наших граждан, много тех людей, которые проголосовали за Россию. Для нас это тоже не пустой звук. Мы с уважением относимся к этим решениям, поэтому будем обеспечивать взаимодействие между Россией и Приднестровьем. Здесь у нас сегодня все фракции присутствуют. Мы по сути дела взяли шефство над Приднестровьем и не дадим его в обиду, потому что здесь живут наши соотечественники, родные и близкие нам люди", - подвел итог Дмитрий Рогозин.

ИА REGNUM напоминает, что Приднестровье не принимало участия в переговорах по соглашению об ассоциации Молдавии с ЕС и не намерено присоединяться к зоне их свободной торговли, предусмотренной этим соглашением. При этом, по подсчетам приднестровских властей, создание ЗСТ между Молдавией и ЕС способно критически ухудшить экономическое положение Приднестровья. Так ПМР может потерять 39% производства, 65% экспорта, 57% внешнеторгового оборота, 36% налоговых поступлений в бюджет и 23% ВВП. Главным продуктом экспорта ПМР в страны ЕС является металлургическая продукция. В то же время, в случае заключения Молдавией соглашения о зоне свободной торговли с ЕС, приднестровские экономические агенты могут лишиться европейских рынков сбыта, что используется Кишиневом и его западными союзниками для давления на Тирасполь с целью интеграции Приднестровья в правовое и экономическое пространство Молдавии.

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 мая 2014 > № 1072392 Дмитрий Рогозин


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 мая 2014 > № 1070816 Игорь Корман

Председатель парламента Молдавии: Кризис на Украине вызывает беспокойство

О настроениях в Молдавии на фоне украинского кризиса, а также о том, как он отразился на евроинтеграции, рассказал в интервью DW председатель молдавского парламента Игорь Корман.

Кризис на Украине вызывает серьезные опасения властей в соседней Молдавии. Наблюдатели неоднократно высказывали мнение, что ситуация в стране, где также существуют сепаратистские настроения, может развиваться по крымскому сценарию. Deutsche Welle поговорила с председателем молдавского парламента Игорем Корманом. По его словам, ситуация в Молдавии кардинально отличается от происходящего на Украине.

DW: Кризис на Украине бросает тень на ситуацию в Молдавии. В понедельник, 5 мая, молдавские власти привели силы безопасности на границе с Украиной в боевую готовность. Как вы оцениваете положение в стране на сегодняшний день?

Игорь Корман: На сегодняшний день ситуация в республике спокойная и стабильная. Да, мы отправили силы безопасности на границу, чтобы внимательно следить за развитием событий в соседней Украине и на наших южных рубежах. Это связано главным образом с событиями в Одессе, которая расположена всего в 60-ти километрах от нас. Хотя мы уже давно с большой обеспокоенностью наблюдаем за происходящим на Украине.

С самого начала мы спрашивали себя, могут ли сепаратистские настроения на востоке Украины распространиться на ее южные территории и повлиять на ситуацию в Молдавии. У нас, как вы знаете, есть сепаратистский регион - Приднестровье. У нас также есть и Гагаузская автономия. Мы очень обеспокоены и надеемся, что попытки международного сообщества приведут к стабилизации ситуации в соседней республике, и кризис не распространится на всю Украину и весь регион, включая Молдавию.

- Вы упомянули Гагаузскую автономию и самопровозглашенную республику Приднестровье. Последняя уже настаивает на включение в состав Российской Федерации. Опасаетесь ли вы повторения крымского сценария в случае с Приднестровьем?

- События в Крыму нельзя сравнивать с ситуацией в Приднестровье. Россия недавно также подчеркнула в официальном заявлении, что необходимо найти политическое решение проблемы, то есть территориальная целостность и суверенитет Молдавии не вызывают сомнений. Спикер Государственной думы Сергей Нарышкин вновь подтвердил во время нашего разговора, что эта официальная позиция Москвы не изменилась.

- Как будет реагировать Кишинев, если ситуация в Молдавии все же обострится? Как поведет себя армия? В Молдавии живет много румынских граждан. Ожидают ли они поддержки со стороны властей Румынии, так же, как русскоязычное меньшинство на Украине ожидало поддержки со стороны российских властей?

- Мы категорически отвергаем любую иностранную интервенцию, это стало бы угрозой безопасности нашей страны. Наша задача состоит в обеспечении порядка и спокойствия внутри собственной страны, поэтому государственные институты должны выполнять свои обязанности.

С моей точки зрения, в преддверии намеченных на ноябрь парламентских выборов, у нас существуют, скорее, внутренние риски. Отдельные политические силы пытаются дестабилизировать ситуацию. Мы же опираемся на разумных политических игроков в нашей стране и пытаемся убедить граждан в значимости европейской идеи. Мы уверены, что альтернативы европейскому пути для нашей страны не существует. В связи с этим мы рассчитываем на поддержку Евросоюза, отдельных стран-членов ЕС и, соответственно, соседней Румынии. Но мы точно так же убеждены в том, что нам удастся сохранить и развивать отношения с нашими традиционными партнерами на востоке, в том числе с Российской Федерацией.

- Собирается ли ваша страна подписать соглашение об ассоциации с ЕС в конце июня, как это и было запланировано, невзирая на возможные провокации и обещания со стороны России?

- После того, как мы добились введения безвизового режима для наших граждан с 28 апреля, подписание соглашения об ассоциации - наша следующая цель в отношениях с ЕС на ближайшую перспективу. Это произойдет, вероятно, в конце июня. Мы парафировали этот договор в Вильнюсе и готовы его подписать. Теперь мы ждем сигнала от ЕС. Более того, мы заинтересованы в том, чтобы ратифицировать его еще до парламентских выборов в ноябре 2014 года.

- Рассматривает ли Кишинев возможность не подписывать экономическую часть соглашения об ассоциации с ЕС, чтобы не создавать напряжения в отношениях с Москвой?

- Мы собираемся подписать соглашение целиком. Молдавию и в этом случае нельзя сравнивать с Украиной. Половина нашего товарооборота приходится на Евросоюз, однако и Россия остается для нас очень важным торговым партнером. Во взаимной торговле эта страна стоит на первом месте: мы импортируем из России природный газ, 100 тысяч наших граждан работают в Российской Федерации.

По этим причинам мы крайне заинтересованы в том, чтобы подписание соглашения об ассоциации не навредило нашим отношениям с Россией. В связи с этим мы начали проводить регулярные консультации с Москвой и предложили продолжить их в будущем - в том числе по поводу отдельных глав договора, которые могут интересовать коллег из Москвы. Мы, прежде всего, убеждены в том, что этот договор ни в коем случае не окажет негативного влияния на наши торговые отношения с Россией, если эту тему не начнут политизировать. Мы надеемся, что проведение консультаций будет способствовать прояснению отдельных пунктов и у нас не будет проблем с подписанием соглашения об ассоциации.

- 9 мая в Молдавии двойной праздник: День Европы и День победы над фашизмом. Проевропейские партии, по традиции, собираются праздновать День Европы на площади Великого национального собрания. Левые, пророссийские оппозиционные партии, объявили о запланированном на этой же площади шествии в честь Дня победы. Есть ли у вас план, как предотвратить возможные провокации или даже конфронтацию?

- Существуют различные политические силы, которые в этот день попытаются обратить на себя внимание различными способами. Здесь нужно учитывать еще и фактор предстоящих парламентских выборов в конце года. С моей точки зрения, проблем возникнуть не должно: День победы символизирует мир и победу над фашизмом во Второй мировой войне. День Европы - это тоже символ мира и единства на нашем континенте. Поэтому между этими двумя праздниками не существует противоречия.

Тем не менее потребуется какое-то время, прежде чем молдавское общество единодушно согласится с тем, что 9 мая нам следует объединяться, а не откалываться друг от друга. Во избежание напряженности мы приняли решение торжественно отпраздновать День победы 9 мая в присутствии руководства страны. День Европы мы отметим 10 мая вместе с представителями делегации ЕС в Кишиневе.

Беседовал Роберт Шварц

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 9 мая 2014 > № 1070816 Игорь Корман


Молдавия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 мая 2014 > № 1071028 Давид Усупашвили

РОССИЯ ПРОСНУЛАСЬ (" LE MONDE ", ФРАНЦИЯ )

ПЕТР СМОЛЯР

Две страны с особым вниманием следят за развалом украинского государства и обострением разжигаемого Москвой кризиса. Речь идет о Молдавии и Грузии, которые решили пойти по пути сближения с Европейским Союзом и разорвать связывавшие их с Россией цепи прошлого. Находившийся 6 мая в Париже спикер грузинского парламента Давид Усупашвили рассказывает le Monde о страхах его страны по поводу нового внешнеполитического курса России в ее ближнем зарубежье.

Le Monde: Вы прибыли в Париж из Молдавии, которая, как и Грузия, испытывает немалое беспокойство из-за обострившегося украинского кризиса...

Давид Усупашвили: Судьбы наших стран тесно связаны. Молдавия и Грузия - это единственные из шести стран программы Восточного партнерства Европейского Союза, которые продолжают продвигаться вперед и собираются подписать соглашение об ассоциации. Однако российская власть стремится помешать сделать это всем соседним государствам. Поэтому развитие событий на Украине вызывает у нас серьезное беспокойство.

Молдавии по-прежнему приходится иметь дело с неустойчивой ситуацией в Приднестровье. Она не знает, что и когда ее ждет. В нашем случае Россия уже разыграла карты Абхазии и Южной Осетии. В Грузии нет массового народного движения противников ЕС. По данным последнего опроса, 65% людей твердо выступают за европейскую интеграцию, тогда как Евразийский союз поддерживают всего 16%.

- Как бы то ни было, в общественном пространстве ощущается воздействие сил, которые не лучшим образом настроены по отношению к ЕС, например, влиятельной православной церкви...

- Речь идет главным образом о появлении пророссийских НКО, которые выражают сомнения насчет сближения Грузии с НАТО. На Пушкинской площади в Тбилиси собрались несколько десятков демонстрантов, которые заявили, что нам нужно мириться с Россией, что НАТО нас бросит. Тем не менее, все представленные в парламенте политические силы поддерживают европейскую интеграцию и движение в НАТО. Церковь же - это второе по влиянию действующее лицо после государственных ведомств. Говорить о том, что она против европейской интеграции, было бы ошибкой. Ее лидеры и сам патриарх считают, что европейская культура близка к нашей.

В то же время нужно отметить искреннее беспокойство по поводу новой проблематики в сфере прав человека. В Частности это касается однополых браков и всего, что может стать первым шагом в этом направлении. Церковь стремится сохранить нравственный облик общества, и поэтому сопротивление с ее стороны было предсказуемым. Более 90% грузин говорят, что патриарх пользуется в их глазах наибольшим доверием.

- Вы сказали, что Россия уже разыграла карты Южной Осетии и Абхазии. Но разве не может она пойти еще дальше?

- Аннексию этих республик действительно исключать нельзя. Но в случае Абхазии это маловероятно: Россия натолкнулась бы на ожесточенное сопротивление абхазов, для которых провозглашенная в 2008 году независимость была окончательной. В Южной Осетии все было скорее тактическим ходом. Россия еще может пустить в ход эту карту, потому что Осетия является для нее чем-то вроде большой военной базы. Проведение в республике референдума о присоединении к России означало бы начало направленной против Грузии масштабной операции Москвы. Однако на фоне обострения конфликта на Украине сомневаюсь, что у нее есть для того необходимые возможности. Надеюсь, что международное давление и выверенная политика грузинского правительства смогут предотвратить этот сценарий.

Не думаю, что в России предвидели развитие событий на Украине. Москва хотела сохранить страну в зоне влияния с помощью Януковича, а не рушить украинское государство. Она определенно недооценила упорство и решительность Майдана. Сегодня наиболее подходящее слово для описания ситуации - это "неопределенность". В уравнении столько неизвестных и переменных, что делать какие-то прогнозы просто невозможно. Но это лишь подчеркивает важность стоящей перед нами задачи: европейская интеграция и движение в НАТО в кратчайшие сроки.

Тем не менее, мы должны помнить об уроках 2008 года: саммит НАТО в Бухаресте и война против России. Мы пытаемся не повторить этого, избежать ненужных жертв и неоправданного риска.

- Министр обороны Ираклий Аласания недавно обратился к Вашингтону с просьбой разместить в Грузии силы НАТО. Разве это не тот самый "неоправданный риск"?

- Речь шла о том, чтобы подчеркнуть нашу долгосрочную задачу по вступлению в НАТО. Не думаю, что имел в виду что-то другое. Мы были бы очень рады, если бы завтра с утра нам сообщили, что нас приняли. Расширение альянса пойдет на пользу Грузии и НАТО, но не должно восприниматься как объявление войны России.

- Но вы же знаете, какую неприязнь на грани паранойи испытывает к НАТО Москва...

- Паранойя относится ко многим вещам, не только к НАТО. Она нацелена на все, что мешает России утвердить свой контроль на постсоветском пространстве, будь то ЕС, США, Китай, чей-то нейтралитет и т.д.

- Как вы оцениваете подъем националистических настроений у российских лидеров за последние два месяца?

- Старая Россия проснулась. У нас не поняли один очень важный момент: российское руководство и большая часть населения считают, что сильная Россия - это великая Россия. Так выглядит концепция развития. Они полагают, что Россия достаточно сильна для расширения, продвижения своих границ. Это логично, если принять во внимание политику с 2000 года, когда к власти пришел Путин со своими сторонниками. Для них самой большой геополитической катастрофой ХХ века стал распад Советского Союза, а не Вторая мировая война или большевизм.

Все это создает проблему не только для Грузии, Украины и Армении, но и для Европейского Союза. Вмешательство России в судьбу Украины - это удар по ЕС. Если бы Евросоюз действительно был единым, то у России появился бы серьезный соперник. Если ЕС разваливатся на части, Россия знает, как ей нужно действовать, с каждым государством в отдельности, с Францией или Литвой. Мы видим, что российская пропаганда прекрасно работает. Существует довольно популярное мировоззрение о сосуществовании с Россией, свойственное в первую очередь тем, кто враждебно настроен к любому расширению ЕС. В таком представлении государства к востоку от европейских границ представляют собой дикое пространство, где устраивают беспорядки не приученные к дисциплине народы. И России нужно о них позаботиться. В обмен Россия дает гарантии поставок ресурсов и открывает возможности для ведения бизнеса.

- Теперь, если можно, несколько слов о внутренней ситуации в Грузии. Существуют серьезные подозрения насчет политической и судебной вендетты против высокопоставленных представителей партии бывшего президента Михаила Саакашвили "Единое национальное движение"...

- За полтора года нам так и не удалось решить эту проблему. Грузины были бы рады, если бы начатые расследования проводились эффективнее, если бы обвиняемые несли ответ перед судом. Но все это лишь породило ненужный шум как в самой Грузии, так и за пределами страны. Одно следствие породило другие. Сегодня нет никаких сомнений в том, что системные проблемы [при президенте Саакашвили] существовали не только в тюрьмах, но и других сферах: это касается перераспределения активов, полученных друзьями выгодных контрактов, использования бюджетных ресурсов. Взять хотя бы обвинения против мэра Тбилиси Гиги Угулавы. Речь идет о 30 миллионах долларов, которые были изъяты из городского бюджета за три-четыре месяца до парламентских выборов 2012 года. Мэр был вторым или третьим лицом в Едином национальном движении.

- Но разве требование от Саакашвили дать показания не подпитывает идею о мщении через суд?

- Саакашвили вызвали свидетелем. Его самого ни в чем не обвиняют, против него не было начато следствие. В прокуратуре хотят, чтобы он дал показания по нескольким делам. Однако Саакашвили, СМИ и народ сразу же посчитали, что все это направлено против него. Никому и в голову не приходит, что он может быть просто невиновным свидетелем. Это относится, например, делу о смерти молодого банкира Сандро Гирвилиани в 2006 году, по которому Европейский суд по правам человека сурово отозвался о действиях Грузии. Саакашвили же тогда объявил амнистию убийцам.

- Как вы оцениваете влияние миллиардера Бидзины Иванишвили после ухода с поста премьер-министра?

- Ровно год назад он заявил, что уйдет после президентских выборов. До самого последнего дня я пытался отговорить его, потому что он нужен нам. Без него сложно было представить себе будущее коалиции "Грузинская мечта", которую сформировали шесть партий.

После его ухода мы поддерживаем контакт. Я неоднократно встречался с ним, мы разговаривали один-два раза в месяц. Иногда я обращаюсь к нему за советом, а иногда он консультируется со мной по поводу своей некоммерческой организации. Он сказал, что разочарован новым президентом. Но он стал частью гражданского общества именно ради свободы слова. Все, что он делал, было необычным и удивительным. Он хочет подтолкнуть граждан к более активной роли в жизни страны.

Молдавия. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 мая 2014 > № 1071028 Давид Усупашвили


Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2014 > № 1033716 Дмитрий Рогозин

РОГОЗИНСКИЙ ОСКАЛ (" РИА "ДНЕСТР" ", МОЛДАВИЯ )

Роман Коноплев

Вице-премьер, спецпредставитель президента РФ сделал, на самом деле, невозможное. Он подчинил разношерстные политические элиты Приднестровья, сделал их управляемыми и покладистыми.

Фактически, Дмитрий Рогозин сегодня - губернатор Приднестровья. И эта его роль придала Приднестровью новое качество и новые шансы. Включая шанс на признание суверенитета со стороны Москвы.

Полагаю, россиянам пришлось ставить весьма сложные задачи в Приднестровье. Главное - это привязанность к Украине. Приднестровская элита со времен Игоря Смирнова была по рукам и ногам повязана украинскими чекистами. Поскольку рядом граница, к тому же любая элита в регионе коррумпируется со временем, и эти процессы не могут проходить отдельно от внимания компетентных органов - СБУ.

Рогозин жестко кусает и Кишинев, и Киев. Тем самым, он ставит в четкую, недвузначную позицию представителей Приднестровья - "или будете со мной, или будете с ними". Это принцип волчьей стаи. Рогозину удалось занять доминирующую позицию в Приднестровье. Сегодня он на уровне медиа, узнаваемости и авторитета в глазах местного избирателя значит больше, чем президент Шевчук, глава МИД Штански, глава правительства Туранская, и прочие. Нынешний их реальный статус - чиновники районного масштаба, подчиненные Рогозина. Их удел - бороться не за электорат, а за благосклонность Рогозина. Упоминание Рогозиным - это как медаль или почетная грамота. Оказаться рядом с Рогозиным на фотографии - грандиозный успех, гарантия сохранения должности.

При этом Дмитрий Рогозин среди приднестровских обывателей обладает столь значительным весом сказанного слова, что при необходимости может устным распоряжением в один день поменять всех чиновников - по всей вертикали ПМР. В случае малейшей нелояльности. Никакого возмущения это не вызовет. Наоборот. На самом деле, два года назад никто бы ничего подобного и представить себе не мог. Но у него это, все же, получилось. Рогозин объединил приднестровскую элиту. Теперь им всем, под его руководством, или идти к успеху, или проигрывать.

В России политическая личная карьера Дмитрия Рогозина не задалась. Ему вечно не везло с партиями, с союзниками, с избирательными кампаниями. В Приднестровье он уже "де-факто" губернатор. Все остальное - местные элиты, местные партии, местные оппозиционеры и полуоппозиционеры - все это уже не важно. Они статисты и исполнители. Своей, отличной от рогозинской, программы у них не было, нет, и никогда не будет.

При этом совершенно не важно, где территориально находится Дмитрий Рогозин. Даже если Молдавия и Украина заблокируют для него въезд, это ровным счетом ничего не меняет. Модель сложилась. Он, если что, нужные решения опубликует в Twitter.

С "де-факто" губернатором Рогозиным Приднестровье, разумеется, сталкивается с новыми вызовами и угрозами, по обеим сторонам ПМР теперь - жесткие оппоненты. И тут уже нет места дипломатическим уловкам и двойному толкованию.

На самом деле, я удивлен, что у него получилось построить по линеечке эту провинциальную, разношерстную, пузатую, вороватую, а местами еще и двуличную публику. Думаю, и публика эта вздохнула с облегчением. Теперь можно всегда, в случае чего, кивнуть на Рогозина, и сказать: "А что я мог\могла поделать? Как не подчиниться? Посмотрите на него, какой он опасный - того и гляди, политическим весом задавит!".

Гоголевские персонажи. Тираспольского уезда... Что поделать, выше головы не прыгнуть. Собакевичи, Коробочки, Плюшкины... Все, как было раньше... Традиции Бессарабской губернии возвращаются на Днестр... Вернется ли сама губерния на прежнее место?

Интересно, с тем, что подобного рода практика губернаторства пользуется симпатией и среди населения нынешней Молдавии, какой будет итог всего этого? Восстановление губернии дореволюционного образца? Тоска, ностальгия по губернатору, по утраченному многовековому опыту - чем не программа для объединения берегов Днестра? Люди-то ведь, если присмотреться, по обеим сторонам очень похожи...

Россия. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2014 > № 1033716 Дмитрий Рогозин


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 марта 2013 > № 771073 Евгений Шевчук

Об отношении руководства непризнанной Приднестровской Молдавской Республикик к инициативе парламента о введении в ПМР российского рубля в качестве второй валюты, задачах социально-экономического развития и перспективах отношений Тирасполя с Москвой и Кишиневом рассказал президент ПМР Евгений Шевчук.

В начале февраля в парламенте непризнанной Приднестровской Молдавской Республики родилась законодательная инициатива о введении в ПМР российского рубля в качестве второй валюты. Об отношении руководства республики к этой инициативе, задачах социально-экономического развития и перспективах отношений Тирасполя с Москвой и Кишиневом президент ПМР Евгений Шевчук рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости в Приднестровье Владимиру Сандуце.

- Евгений Васильевич, намерения ввести российский рубль в качестве второй валюты наравне с приднестровским рублем звучали и ранее, но вот теперь подготовлен законопроект. Как вы к этому относитесь?

- Я подписал официальное заключение на эту законодательную инициативу: я ее поддержал. Очень удобно и выгодно осуществлять расчеты в нескольких валютах. Такая практика есть в странах мира. У нас довольно весомая доля расчетов с РФ. Но возможность ведения расчетов в российских рублях определяется не только желанием Приднестровья, но и техническими аспектами взаимодействия банковских систем. Если у банков будут соответствующие возможности, будем вводить такие расчеты. Но это потребует определенного времени. Решение этой задачи должно быть поэтапным.

- Известно, что социально-экономическая ситуация сегодня в Приднестровье весьма непростая. Какие направления внутри- и внешнеполитической деятельности вы определили как приоритетные на 2013 год?

- Основные приоритеты в 2013 году и на ближайшие два-три года во внутренней политике - принятие решений, направленных на стабилизацию экономики и последующий рост. Мы считаем важным привлечь в Приднестровье инвестиции. Своими собственными силами, я имею в виду экономику, справиться будет крайне сложно.

Во внешнеполитическом сегменте приоритетом, безусловно, является евразийская интеграция, взаимодействие с Российской Федерацией. Мы намерены также выстраивать взаимовыгодные отношения с соседями: и с Молдовой, и с Украиной. Приднестровье многие годы находится в состоянии, когда международно-политическое непризнание оказывает негативное влияние на экономику, на транспортную инфраструктуру. И для того, чтобы создать предпосылки экономического роста, необходимо деблокировать очень важные для экономики элементы. От этого во многом зависит жизнь людей. Поэтому вопросы социально-экономического характера являются приоритетными за столом переговоров. Очень важным является поиск инструментов взаимодействия с нашим стратегическим партнером - Россией.

- В какой степени и в каких сферах при решении прежде всего экономических вопросов вы рассчитываете на содействие и помощь со стороны РФ?

- В экономике, как и в семейном бюджете, хочется, чтобы денег было больше. Своими собственными силами мы обеспечиваем реализацию государственных функций на 20-25 процентов, что говорит само за себя. (Оставшуюся часть расходов госбюджета непризнанной ПМР приходится покрывать за счет кредитов и помощи из-за рубежа - прим. ред.)

А ведь у нас проживает значительное число российских граждан. И, на мой взгляд, для России немаловажно, в каких условиях живут ее граждане, с какими проблемами сталкиваются. Но в Приднестровье эти условия пока оставляют желать лучшего.

Например, в инфраструктуру городов и районов республики в течение 22 лет в значительных объемах средства не вкладывались. Системы жизнеобеспечения морально изношены. А наши ресурсы крайне скудны, поэтому мы намерены обратиться к РФ за помощью в модернизации инфраструктуры городов и районов. Ожидаем от России понимания и поддержки. Определенный уровень поддержки уже есть, но для кардинального изменения ситуации этих средств недостаточно.

- Во Львове планировалась, но не состоялась ваша встреча с премьер-министром Молдавии Владом Филатом. Не охладели ли отношения с руководством Молдавии и не намерены ли вы несколько скорректировать тактику "малых шагов" в диалоге с Кишиневом?

- Мы хотим выстроить такой уровень взаимодействия, который не препятствовал бы формированию атмосферы доверия и более активной экономической деятельности. Год назад, провозгласив тактику "малых шагов", мы подразумевали совместно с Кишиневом решение целого блока социально-экономических проблем, связанных с условиями перемещения через границу людей, товаров, снятием искусственных препятствий во внешнеэкономической деятельности.

Приднестровье и Молдова достигли конкретного соглашения (о возобновлении движения грузового железнодорожного транспорта через территорию Приднестровья) впервые за последние шесть лет.

Убежден, что тактика "малых шагов" актуальна и сегодня. Те цели, что были продекларированы трижды (в Одессе, Кишиневе и Германии), к сожалению, не достигнуты в полном объеме. На техническом уровне не были реализованы проекты соглашений о свободе перемещения по мосту Бычок-Гура-Быкулуй, а также пересечения приднестровцами, имеющими российские паспорта, молдавско-украинской границы, о взаимодействии в правоохранительной сфере, о деятельности речного и авиационного транспорта. Мы будем прилагать усилия для поиска компромиссов. Альтернативы поступательному движению в области решения социально-экономических проблем, на мой взгляд, сегодня нет.

- Возможна ли в ближайшее время ваша встреча с представителями руководства Молдавии?

- Мы поддерживаем контакты с нашими соседями. Есть официальные, есть неофициальные контакты. Да, в какое-то время они были более активными, а в какое-то - менее. Для понимания проблем должен быть взаимообмен информацией. Мы прекрасно понимаем, что сегодня в силу тех или иных внутриполитических процессов руководство Молдовы занято проблемами внутреннего характера. А "встречи ради встреч" для нас не являются самоцелью.

- Вы как-то заметили, что для обсуждения на переговорах политических вопросов должны созреть предпосылки. Какими, вы считаете, должны быть эти предпосылки?

- Прежде всего, это достижение соглашений в соответствии с тактикой "малых шагов". Нас интересует решение проблем транспорта, свободы перемещения граждан, функционирования банковской системы, внешнеэкономической деятельности с учетом подписания соглашения о зоне свободной торговли между Молдовой и Евросоюзом, что затрагивает интересы наших экономических агентов. По нашему мнению, вынужденная схема внешнеэкономической деятельности через Молдову для предприятий нашей республики неэффективна. Ее нужно менять. Если мы сумеем достичь договоренностей по всему блоку социально-экономических проблем, то тогда сможем приступить к обсуждению других вопросов.

- Какова ваша позиция по вопросу нахождения на территории республики российских войск и каким вы видите решение проблемы вывоза боеприпасов со складов в селе Колбасном?

- Для нас присутствие на территории республики российской группы войск - это фактор стабильности в регионе. Абсолютное большинство приднестровцев выступает за то, чтобы российские военные оставались здесь. Мы хотели бы, чтобы до выработки окончательного политического урегулирования - когда будут оговорены гарантии, в том числе военные - российская группа войск находилась на территории ПМР.

Что касается российских складов с боеприпасами, мы не рассматриваем находящееся там имущество с военной точки зрения. Для нас это важно скорее в материальном плане. И если российская сторона изъявит желание вывезти военное имущество, мы будем проводить консультации с целью получения материальной компенсации, которую сможем направить на решение социально-экономических задач. ( Власти непризнанной ПМР неоднократно заявляли о том, что хранящиеся на российских складах боеприпасы и вооружение принадлежат Приднестровью в качестве своеобразной квоты, которая досталась от советского военного имущества при распаде СССР. Поэтому Тирасполь считает, что, в случае вывоза военного имущества на территорию РФ, вправе претендовать на компенсацию в виде "живых" денег либо списания части долга за потребленный природный газ - прим. ред .)

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 марта 2013 > № 771073 Евгений Шевчук


Молдавия > Агропром > fruitnews.ru, 21 февраля 2013 > № 764901 Борис Ефимов

Интервью Бориса Ефимова, Генерального директора АО «Orhei-Vit», для ИА «FruitNews» о производстве соков, логистике и экспорте напитков, а также о «лице» торговой марки.

АО “Orhei-Vit” - лидер среди производителей соков в Молдове. История предприятия началась в 1945 году открытием консервного завода в городе Оргеев...

ИА «FruitNews»: Каково происхождение сырья для соковой продукции Вашего завода?

Б.Е.: Молдова находится в прекрасной климатической зоне. 230 солнечных дней в году и богатые плодородные черноземы придают молдавским овощам и фруктам особый вкус. Яблоки, персики, абрикосы, виноград, вишня, черешня, клубника, смородина, слива, морковь и не только, выращенные в этом краю, выгодно отличаются именно по своим органолептическим показателям. Здесь культивируются практически все фрукты и ягоды, характерные для умеренного пояса. Продукция нашей компании – исключительно натуральна. А, значит, единственный серьезный фактор, который может нас выделить среди прочих производителей соков – это вкусовые качества. И часто этого достаточно, чтобы завоевать нового покупателя. Соответственно, основной акцент нашей деятельности – это работа с сырьем. У нас есть свои сады и поля, где мы выращиваем сельскохозяйственную продукцию. Конечно же, с каждым годом расширяем собственные площади, но львиную долю фруктов и овощей закупаем у местных крупных сельхозпредприятий. Конечно же, банан и манго в Молдове не растут. Поэтому экзотику мы покупаем на протяжении долгих лет у надежных и проверенных поставщиков. Апельсин везем из Бразилии, банан из Эквадора, манго из Индии, ананас из Израиля.

ИА «FruitNews»: Как организуется закупка ингредиентов, и приобретает ли компания сырье у частных фермеров?

Б.Е.: В 2012 году мы закупили сырье у 133 крупных сельхозпредприятий, и у 1000 малых фермерских хозяйств. Помимо входного контроля в лаборатории, в течение всего сельскохозяйственного года наши специалисты выезжают на территорию. Другими словами, не любой фермер может прийти на завод с тем, чтобы его продукцию приняли. Нам важен каждый фактор – сорт фрукта или овоща, период созревания, качество почвы, какими средствами избавлялись от вредителей и прочее. Поэтому планы по закупке сырья мы обсуждаем с поставщиками еще в начале сезона и приходим к обоюдным договоренностям. Своего рода плановая экономика, которая гарантирует качество конечной продукции.

ИА «FruitNews»: Какие требования Вы предъявляете к качеству сырья?

Б.Е.: Все, что должно быть указано в стандартах качества продукции, все это мы требуем от поставщиков. Без нитратов, без тяжелых металлов или чего прочего. Собственные лаборатории оснащены по последнему слову техники, что позволяет нам узнать и обнаружить лишние микроэлементы во фруктах или овощах во время контроля. Мы работаем с Германией, Австрией, Россией, Канадой, и, что самое важное – Белоруссией. Именно лаборатории Минска известны своей строгостью и беспристрастностью. И наши соки успешно проходят этот контроль. Вот и получается, что у нас нет права на риск. Партия из 2-3 центнеров непроверенных яблок может испортить нам не только сам продукт, но и партнерские отношения, которые мы выстраивали годами, чтобы попасть на западные рынки.

ИА «FruitNews»: Планируете ли увеличение мощности производства?

Б.Е.: У нас это непрерывный процесс. Рынок не стоит на месте. Меняется местный потребитель, меняются вкусы у потребителей в других странах. Мы отслеживаем все эти изменения, проникаем на новые рынки, увеличиваем объемы производства, возросшие масштабы позволяют нам начать выпуск других продуктов. Конечно же, как соковая компания, мы основной упор делаем на новые вкусы напитков. Это не только незнакомые местному потребителю соки из экзотических фруктов, но и различные миксы. Развиваем и другие направления – консервирование фруктов и овощей, расширяем ассортимент детского питания.

ИА «FruitNews»: Как часто, по Вашему мнению, требуется модернизация производственных и складских помещений у производителей соков?

Б.Е.: За последние 5 лет наша компания произвела большие инвестиции. Модернизированы линии по переработке фруктов и овощей. Приобретены новые европейские линии по упаковке соков. Внедрены проекты по повышению энергоэффективности, которые позволили нам сократить расходы газа, воды и электричества более чем на 30%. Также мы установили стеллажные системы Drive-in на свыше 3000 паллетомест. В целом же сфера производства соков достаточно консервативна. Фрукт остается фруктом, и сок из него можно получить только отжимом. По мере появления новых, более эффективных и экономичных технологий мы их и внедряем. К примеру, холодный отжим, который мы успешно используем уже долгие годы. Также отмечу, что и производители упаковки модернизируют установленные у нас оборудование и линии, а это TetraPak, EBL, FBR-ELPO, Unipectin, Bucher и прочие.

ИА «FruitNews»: Как организована логистика от завода до торговых сетей Молдавии?

Б.Е.: У нас есть собственный Торговый дом, который занимается дистрибуцией от завода до конкретных потребителей через различные системы. А для нас конкретные потребители – это и оптовые поставщики, и коммерческие розничные сети, и аптечные сети, если речь о детском питании, и магазины категорий B и С. Учитывая небольшие размеры страны, такая схема наиболее выгодна. Можно смело утверждать, что наша продукция присутствует на полках практически каждого магазина страны.

ИА «FruitNews»: Какая доля Вашей продукции экспортируется?

Б.Е.: В 2012 году мы экспортировали приблизительно 60% продукции. С каждым годом объем экспорта растет. При этом мы диверсифицировали рынки, т.е. нет какого-либо особого региона или партнера, куда бы мы отправляли более 20% из общего объема экспорта производимой продукции.

ИА «FruitNews»: В какие страны поставляются соки под маркой компании?

Б.Е.: География продаж велика для компании из солнечной Молдовы: Россия, Румыния, Беларусь, Казахстан, Германия, США, Израиль, Ирак, Канада, Монголия, Польша, Венгрия, страны Балтии, Грузия, Швеция, Италия и другие.

ИА «FruitNews»: Следите ли Вы за судьбой своих соков после пересечения ими границы Молдавии?

Б.Е.: Мы не достигли бы крепких и долгосрочных договоренностей, если бы работали как магазин самообслуживания. Мы отслеживаем пакет сока до потребителя, дистрибьюторам помогаем в продвижении продукции, в т.ч. в организации маркетинговых мероприятий.

ИА «FruitNews»: Неправильное хранение Вашей продукции вне территории собственного завода может отразиться на репутации бренда Орхей-Вит?

Б.Е.: Это абсолютно верный тезис. Поэтому мы отбираем партнеров. В большинстве случаев это крупнейшие дистрибьюторы в своих странах. Важен и внешний вид, важно и содержание коробки сока. Соответственно, наши партнеры располагают необходимыми условиями для правильного хранения продукции.

ИА «FruitNews»: Как организован процесс хранения соковой продукции на производстве?

Б.Е.: Если задан такой глубокий вопрос, то отвечу тоже подробно. Готовую продукцию – пакеты сока мы упаковываем в короба массой до 12-14 кг. Из этих коробов формируем куб, который располагаем на поддон. Штабелер помещает поддон с грузом на стеллаж. На складе постоянно регулируется температура и влажность. Пол ровный, специальным покрытием пола и чистящими машинами обеспечена беспыльность. Склад организован по так называемой «узкопроходной технологии» с 4 уровнями стеллажей. Так как мы работаем с продукцией, у которой есть определенный срок годности, а ассортимент велик, склад сконструирован соответствующим образом.

ИА «FruitNews»: Каким должен быть, на Ваш взгляд, идеальный склад для хранения соковой продукции?

Б.Е.: Идеально – это когда сама продукция разгружается, сама загружается и обеспечена и безопасность, и соблюдены условия хранения. Но, конечно, нет ничего совершенного и уровень автоматизации и робототехники пока нам этого не в состоянии обеспечить. Так что при учете современных технологий, условия для хранения нашей продукции на нашем заводе можно считать максимально приближенными к идеалу. Приезжайте и убедитесь. Будем рады видеть вас в солнечной Молдове, на заводах компании «Орхей-Вит»!

АО “Orhei-Vit” - лидер среди производителей соков в Молдове. История предприятия началась в 1945 году открытием консервного завода в городе Оргеев. Современное очертание установилось в начале 80-х, когда были сданы в эксплуатацию вторая производственная очередь и цех асептического хранения соков. Сегодня в собственности компании “Orhei-Vit” консервные заводы в городах Оргеев и Каушаны, а также сельскохозяйственный комплекс и 780 га сельхозугодий. Головной офис находится в Кишиневе. Заводы компании оснащены современным оборудованием. В 2012 году предприятие заготовило местного сырья на сумму 7 млн долларов, что на 63% больше, чем в 2011. Производственные мощности всей компании позволяют ежегодно производить 75 млн литров сока, 4 млн банок фруктовых и овощных консервов, 3 млн банок зеленого горошка, 5 млн баночек детского питания.

Молдавия > Агропром > fruitnews.ru, 21 февраля 2013 > № 764901 Борис Ефимов


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 декабря 2011 > № 453385 Станислав Белковский

Результаты выборов в Приднестровье свидетельствуют, что эпоха президентства Игоря Смирнова в республике закончилась, заявил РИА Новости в среду директор Института национальной стратегии Станислав Белковский.

"Да, я думаю, сейчас уже можно", - сказал он, отвечая на вопрос, можно ли по результатам предварительных итогов президентских выборов в Приднестровье судить о том, что эпоха Смирнова в непризнанной республике завершилась.

По предварительным данным, опубликованным в среду приднестровским ЦИК, на выборах президента лидирует Евгений Шевчук с 38,53% голосов, вторым идет Анатолий Каминский с 26,48%. За действующего главу республики Игоря Смирнова проголосовали 24,82% избирателей.

Белковский отметил, что лидерство на выборах в Приднестровье Евгения Шевчука - это символ европейского выбора жителей республики; символ того, что идеи демократии побеждают, в том числе и в непризнанных государствах.

"Только что мы видели это на примере Южной Осетии, где победил оппозиционный кандидат Алла Джиоева. То же самое происходит и в Приднестровье, где, несмотря на то, что Игорь Смирнов является харизматическим лидером и имеет большие заслуги перед республикой, усталость от него колоссальная", - отметил политолог.

По словам эксперта, приднестровский народ "устал от непризнанности", хочет легализовать статус республики и связывает эти надежды с Евгением Шевчуком. "Думаю, что у Анатолия Каминского... шансов победить во втором туре нет", - добавил Белковский.

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 декабря 2011 > № 453385 Станислав Белковский


Молдавия. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 23 ноября 2011 > № 438606 Сергей Лавров

Россия "выполнила и перевыполнила стамбульские обязательства все до последней запятой". Как сообщает молдавское информационное агентство Infotag, об этом заявил на лекции в Международном независимом университете Молдавии (ULIM) находящийся с визитом в Кишиневе министр иностранных дел России Сергей Лавров.

"Я это гарантирую и готов поклясться на Библии, Коране, на любом другом документе, который вызовет у вас уважение", — добавил Лавров.
Глава МИД России отметил, что "никакого отношения к стамбульским обязательствам нынешнее пребывание российских миротворцев и небольшого континента, охраняющего огромные запасы боеприпасов, не имеет". "Хочу напомнить, что больше половины боеприпасов было вывезено в период, когда в 2003 году интенсивно велись переговоры, и когда восемь лет назад фактически был подготовлен документ для подписания (имеется в виду Меморандум Козака). После того как подписание было сорвано, вывоз боеприпасов прекратился, так как приднестровское руководство заняло позицию неприятия этих процессов и физически создавало препятствия, чтобы вывоз продолжался", — заявил Лавров.

Он добавил, что "этот процесс будет возобновлен, как только мы возобновим переговорный процесс и начнем двигаться от крайних позиций сторон к компромиссам". "Этим боеприпасам и охраняющим их солдатам там делать нечего", — заявил Лавров.

Он сообщил, что "РФ озабочена тем, чтобы эти опасные запасы вооружения не попали в чужие нехорошие руки, и не дай Бог, чтобы случилась катастрофа и они взорвались".

"А что касается миротворцев, они там, чтобы обеспечить мир, — продолжил Лавров. — Вы же знаете, что худой мир — лучше доброй войны". Глава МИД добавил, что "РФ будет готова рассматривать многосторонний формат миротворческой миссии". "Так что я не вижу ни единого повода обвинять российскую сторону в невыполнении стамбульских обязательств", — подвел итог Сергей Лавров.

Ограниченная группа российских войск (ОГРВ) и российские миротворцы находятся на территории Приднестровской Молдавской Республики в соответствии со статьями 2 и 4 Соглашения о принципах мирного урегулирования молдавско-приднестровского конфликта, подписанного в 1992 году главами России и Молдавии в присутствии президента Приднестровья.

Молдавия. Россия > Армия, полиция > rosbalt.ru, 23 ноября 2011 > № 438606 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter