Всего новостей: 2661207, выбрано 3 за 0.126 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Турция. Бангладеш. Нигерия. Ближний Восток. РФ > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 марта 2017 > № 2512038 Александр Ткачев

ТУРЦИЯ СЕЕТ ЗЕРНО РАЗДОРА

Наше зерно, кукуруза, горох, подсолнечное масло теперь не смогут легко попадать на турецкий рынок.

Власти этой страны заморозили ввоз этих продуктов из России. Продуктовые войны с Анкарой обойдутся Москве минимум в 670 млн долларов.

Российским экспортерам теперь придется ломать голову, что делать с предназначавшимися для Турции 1 млн тонн пшеницы, 400-700 тыс. тонн кукурузы, 100-200 тыс. тонн подсолнечного шрота и 250-350 тыс. тонн подсолнечного масла.

Проблемы возникли после того, как правительство РФ огласило расширенный перечень разрешенной к продаже в России турецкой сельхозпродукции. Напомним, что ее ввоз был запрещен после инцидента в небе Сирии с российским Су-24.

После официальных извинений турецкой стороны в октябре прошлого года Россия сначала сняла запрет на импорт апельсинов, мандаринов, абрикосов, персиков и слив. А 9 марта этого года отменила ограничения и на поставки лука, цветной капусты, капусты брокколи, соли, жевательной резинки и гвоздик. Но этого Анкаре показалось мало.

Она рассчитывала, что в список разрешенных попадут также помидоры, огурцы, яблоки и груши, но Минсельхоз России объяснил, что в последние годы наши аграрии с производством этих продуктов справляются сами.

И тогда Турция решила показать, что у нее тоже есть рычаги влияния. С 15 марта она исключила Россию из числа стран, имеющих право на беспошлинный импорт ряда сельхозтоваров, и ввела повышенную пошлину в 130%. Прилетевшая с Босфора новость сделала российские зерновые и масла неконкурентоспособными.

В Союзе экспортеров Стамбула заявили, что введенные ограничения будут действовать до тех пор, пока Россия полностью не снимет запрет на импорт турецких продуктов.

Россия делает вид, что потеря одного из постоянных покупателей зерновых и масленичных культур некритическая. Глава Минсельхоза Александр Ткачев заверил, что страна хоть и потеряла второго по величине импортера пшеницы (больше Турции ее покупает только Египет), но замена ему найдется быстро. Мол, есть еще страны Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

Действительно, в тройку крупных импортеров сейчас входит Бангладеш, наращивает импорт по зерну и Нигерия. Но, по данным «Совэкона», Северная Африка, Ближний и Средний Восток с марта начинают свертывать закупки импортной пшеницы в преддверии поступления нового урожая, а Бангладеш сокращает импорт третий месяц подряд. Даже от Вьетнама и Таиланда, до декабря закупавших у нас пшеницу, заявок пока нет.

«Хотя основной объем российского экспорта в Турцию уже состоялся, потеря крупного импортера негативно отразится на объемах всего российского экспорта сельхозпродукции, - считает директор департамента социальных и маркетинговых исследований Центра политической конъюнктуры Алексей Харь. - Возможные потери России из-за введения Турцией высоких пошлин в декабрьских ценах могут составить по пшенице 527 млн долларов, а по кукурузе 150 млн долларов».

Елена Хакимова

Турция. Бангладеш. Нигерия. Ближний Восток. РФ > Агропром. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 марта 2017 > № 2512038 Александр Ткачев


США. Нигерия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2014 > № 1121904 Джон Керри

ДЖОН КЕРРИ: ПОЧЕМУ СЕНАТ МЕШАЕТ РАБОТАТЬ АМЕРИКАНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ? (" POLITICO ", США )

Джон Керри (John Kerry)

Ужасающее похищение более 200 школьниц в Нигерии, организованное "Боко Харам", вызвало множество призывов "помочь вернуть домой наших девочек". Президент Барак Обама сразу же на них отреагировал. Однако за кадром остается одно обстоятельство: дипломатические возможности США ограничены из-за отсутствия в соседних с Нигерией Камеруне и Нигере американских послов.

В обоих посольствах нет послов уже больше восьми месяцев. Это означает, что мы потеряли уже восемь месяцев, в течение которых мы могли бы выстраивать полномасштабное региональное сотрудничество на высшем уровне и укреплять доверие к себе. Это, бесспорно, было бы полезно для борьбы с растущей угрозой со стороны жестоких экстремистов. За восемь месяцев США своими советами и помощью могли бы оказать значительную поддержку этим ключевым странам. Мы целых восемь месяцев могли бы активнее помогать им действенно реагировать на общее моральное возмущение.

Это не единичный случай. У Соединенных Штатов нередко не хватает инструментов для осуществления лидерской роли на международной арене и для защиты наших экономических интересов и интересов в сфере безопасности за границей, потому что застопорившийся процесс утверждения кандидатов в послы Сенатом оставил нас без постоянных представителей в 40 странах.

Кандидаты на должности послов - в том числе в Нигере и в Камеруне - оказались жертвами проволочек с утверждением. Растущая с каждым днем очередь оставляет множество лучших кадров - причем, в первую очередь, кадров из числа профессиональных дипломатов - на обочине. Между тем эти люди могли бы находиться на переднем крае, отстаивая и продвигая наши интересы.

О ком идет речь? Сейчас на рассмотрении Сената находятся 53 кандидатуры, предложенные Госдепартаментом. 37 из них уже одобрены Комитетом по международным отношениям и могли бы быть незамедлительно утверждены простым голосованием. 35 из этих 53 человек - кадровые дипломаты, а не политические назначенцы. Сомнительных фигур среди них нет.

Решение этой проблемы очевидно - достаточно посмотреть, как Сенат традиционно обходится с кандидатами на военные должности. Их рассматривают быстро и всех сразу - и это правильно. Однако, чтобы Америка могла играть в мире должную роль, так же необходимо относиться и к дипломатам. Сенат должен выделить их в отдельную категорию и ускорить их утверждение, как он поступает с военными.

Необходимо понимать, что отсутствие послов в таком количестве мировых столиц - это опасный сигнал, многое говорящий и союзникам, и противникам о позиции США. Вдобавок дипломатам из-за него намного сложнее становится заниматься своей работой, которая не имеет отношения к межпартийной борьбе и заключается в укреплении нашей безопасности, продвижении наших ценностей и помощи нашему бизнесу, создающему рабочие места в США.

Наличие такого количества вакансий в течение столь долгого времени ставит под угрозу национальную безопасность США. Возьмем, например, Ближний Восток. Трагический конфликт в Сирии и рост экстремизма угрожают этому региону, в котором у нас есть серьезные интересы - как в сфере экономики, так и в сфере безопасности. К чести Сената следует сказать, что он утвердил в прошлом месяце послов в Египте и в Ираке, однако на этом нельзя останавливаться. Сенат также должен быстро одобрить кандидатуры послов в Алжире, Кувейте и Катаре - еще трех странах, с которыми связаны наши насущные интересы.

В таких стратегически значимых европейских странах, как Венгрия, Турция, Чехия, Молдавия и Албания должности послов также вакантны. Между тем без посольских полномочий наши дипломаты не могут взаимодействовать с официальными лицами наиболее высокого уровня в местах, где наши общие демократические ценности оказываются под угрозой. Еще один пример: нам нужен посол в Гватемале, чтобы разобраться с проблемой наплыва несопровождаемых несовершеннолетних мигрантов на нашей юго-западной границе.

Кроме того, послы находятся на передовой нашей борьбы за интересы американского бизнеса - большого и малого. В прошлом году благодаря усилиям Госдепартамента на высоком уровне американские компании получили от иностранных правительств контракты на сумму, превышающую 5,5 миллиарда долларов. Эти контракты дали работу тысячам людей в Америке.

Ведущие американские компании признают, что деятельность наших послов важную роль крайне важна для успехов бизнеса за рубежом. Только в этом году наши предприниматели неоднократно обращались за содействием в посольства, добиваясь контрактов в странах, где послы до сих пор не утверждены. Общая сумма этих потенциальных контрактов составляет 119 миллиардов долларов. Если у нас не будет послов, способных отстаивать наши интересы, эти возможности отойдут к нашим иностранным конкурентам. Мы просто не сможем быть лидерами, если нас некому будет представлять.

В ходе своих поездок в качестве госсекретаря я видел, что мир сейчас как никогда жаждет американского лидерства. За почти 30 лет в Сенате я также убедился, что большинство сенаторов хотят, чтобы наши законодательные институты работал эффективно. На мой взгляд, и то, и другое - достаточные причины, чтобы принять меры, которые одновременно укрепят мировое лидерство Америки и продемонстрируют, что наша демократия способна работать у себя на родине.

Поправка: В предыдущей версии статьи утверждалось, что Америке нужен посол в Гондурасе. В действительности, речь шла о Гватемале.

Джон Керри - госсекретарь США.

США. Нигерия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2014 > № 1121904 Джон Керри


Нигерия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088754 Тони Блэр

ИДЕОЛОГИЯ НИГЕРИЙСКИХ ПОХИТИТЕЛЕЙ (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Тони Блэр (Tony Blair)

Лондон. - Похищение более 240 нигерийских девочек шокировало мир. Но, к сожалению, этот случай не ограничивается только Нигерией. Действительно, мучения этой страны распространены и в других станах Африки, и мотивация, стоящая за этими похищениями происходит от одной глобальной идеологии.

Та идеология базирована на извращенном и неправильном взгляде на религию. Она преподается в официальных и неофициальных школьных программах. Конечно, ужасные и сумасшедшие слова лидера "Боко Харам" из группировки похитивших девочек, являющимися яркими представителями самой экстремальной части этой идеологии. Но, пока мы не очистим землю в которой пустило корни это ядовитое растение, оно продолжит отравлять шансы на жизнь миллионам молодых людей во всем мире, и подвергать опасности нашу собственную безопасность.

Эта огромная проблема теперь проходит сквозь Черную Африку. Мали, Чад, Нигер, Центральная Африканская Республика, Сомали, Кения, и даже Эфиопия пострадали или сталкивались лицом к лицу с распространением экстремизма. Много других стран признали экстремизм как единственную проблему.

Государства решительно сталкиваются с данной проблемой, и использование сил Африки во многих других странах в попытке сохранить мир - награда за эту смелость. Но факт в том, что проблема продолжает расти.

Это не случайность. Когда я стал премьер-министром Великобритании в 1997 году, Нигерия служила примером продуктивного сотрудничества между христианами и мусульманами. Разрушительная идеология, представленная "Боко Харам" не является частью традиций страны; она была импортирована.

Так как население растет, также будет расти проблема. Сегодня в Нигерии приблизительно 168 миллионов жителей, по некоторым расчетам к 2030 будет 300 миллионов, и она разделена примерно поровну между христианами и мусульманами. Без климата мирного сосуществования последствия для страны и всего мира будут огромными.

Нищета и недостаток развития играют большую роль в создании благодатной почвы для процветания экстремизма. Но сама по себе нищета не является проблемой, большим фактором, который сдерживает развитие - терроризм. Кто бы инвестировал в северную Нигерию в текущих условиях? Как местные экономики процветают в такой атмосфере?

Эта проблема не ограничена Африкой. Средний Восток, как мы знаем, погружен в процесс революций и переворотов, который был сильно отягощен исламизмом и его экстремистскими ответвлениями. В Пакистане более чем 50 000 людей потеряли свою жизнь в терактах за последнее десятилетие. Насилие, связанное с той же идеологией взяло невинные жизни и разрушило целые общины в Индии, России, Центральной Азии и так же Дальнем Востоке.

Чем является та идеология? Вот загадка проблемы. Поскольку введение в заблуждение преследует любое заявление по этому вопросу, позвольте мне ясно заявить несколько вещей. Эта идеология не представляет ислам. Большинство мусульман не согласны с ней и не приемлют ее. Это должно нам дать надежду на будущее.

Но эта идеология - в рамках организованного ислама, который представляет собой организованное, существенное, сильное и профинансированное меньшинство. То, что едва можно назвать исламизмом основано на политизации религии, которая изначально несовместима с современным миром, так как она считает, что есть только одна истинная религия, только одна интерпретация этой религии, и то что эта интерпретация должна преобладать и доминировать в политике всех стран, государственных учреждениях и общественной жизни. Те, кто не разделяет эту точку зрения должны быть подавлены.

Эта исламская идеология - спектр. В одном группировки такие как "Боко Харам". В другом группировки, не поддерживающие насилие (даже если иногда поддерживают), но все равно проповедуют взгляд на мир, который опасен и враждебен к тем, кто не согласен. Чтобы понять, что я имею в виду, прочитайте заявление Мусульманского Братства 2013 года осуждающее декларацию женщин ООН, между прочим, защищающую права женщин путешествовать или работать без разрешения своих мужей.

Это идеология, а не только акты экстремизма, которым необходимо противостоять.

Мой фонд, который оказывает практическую поддержку, с целью помочь предотвратить религиозные предрассудки, конфликты и экстремизм, был активным в Нигерии в течении многих лет сближая христианское и мусульманское духовенство для того, чтобы укрепить взаимопонимание. В более чем 20 странах мира, у нас есть школьные программы, которые объединяют детей разного вероисповедания, чтобы узнать, как можно больше друг о друге. Даже в самых проблематичных местах у нас сильные и ясные результаты.

В Сьерра-Леоне, где мы часть кампании против малярии, мобилизуем церкви и мечети, чтобы работать в своих местных общинах и помогать семьям эффективно использовать москитные сетки, для того чтобы защитить себя от болезни, которая до сих пор каждый год убивает до 750 000 беременных женщин и детей в Африке.

В результате межрелигиозного сотрудничества, мы имеем около двух миллионов людей, проявляющих сострадание и заботу и дающими замечательные результаты.

Таким образом, битва не проиграна. Но надо увидеть то, как оно есть. Каждый год, Запад тратит миллиарды долларов на оборону и борьбу с терроризмом. Сейчас, то за что мы боремся - это предоставленная возможность роста систем образования многих стран с которыми мы работаем, включая наши страны.

Сегодняшнее образование - проблема безопасности. G20 должен согласится с тем, что образование с широким кругозором, которое поощряет религиозную толерантность должно быть обязанностью всех стран. Мы должны на этом настаивать в наших школьных системах, и затем настаивать на введении этого в школьные системы других стран.

Похищенные девочки из Нигерии - жертвы не только акта насилия, но и способа мышления. Если мы сможем победить эту идеологию, мы начнем прогрессировать по пути к более безопасному миру.

Тони Блэр - премьер-министр Великобритании 1997-2007 годов.

Нигерия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088754 Тони Блэр


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter