Всего новостей: 2604829, выбрано 4 за 0.130 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Новая Зеландия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2436551 Ольга Волкова

Стремительный взлет: как Джасинда Ардерн стала лидером партии, а затем и премьер-министром Новой Зеландии

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Правительство новой Зеландии возглавит Джасинда Ардерн. Она лишь несколько месяцев назад оказалась лидером Лейбористской партии, а теперь ей предстоит участвовать в формировании мажоритарной коалиции в парламенте. Молниеносный рост популярности политика даже породил в прессе термин «Джасиндамания»

По результатам всеобщих выборов в Новой Зеландии, которые состоялись 23 сентября 2017 года, Национальная партия получила 44,4% голосов, Лейбористская партия – 36%, 7,2% голосов ушли к Первой партии (New Zealand First, NZF), еще 6,3% — к Партии зеленых. Это означало, что ни одна партия не получила большинства в правительстве, и решающим становилось то, с кем готова вступить в коалицию NZF: правительство в Новой Зеландии формирует партия с большинством в Палате представителей (основной законодательный орган страны, в него входят 120 членов).

В четверг 19 октября 2017 года в прямом телеэфире лидер NZF Уинстон Петерс объявил, что его партия готова создать коалицию с лейбористами. Последних с 1 августа 2017 года возглавила Джасинда Ардерн. 37-летний политик, таким образом, стала самым молодым премьер-министром в истории страны после Эдварда Стаффорда, который выиграл выборы в далеком 1856 году, и самой молодой женщиной на этом посту (до нее женщины занимали его дважды).

Для большинства в парламенте коалиции понадобятся еще хотя бы 8 членов Партии зеленых, и, по словам их лидера Джеймса Шоу, последние готовы поддержать лейбористов и NZF, хоть и не вступая официально в коалицию.

Лидер Национальной партии Билл Инглиш, соперник Ардерн на выборах, бывший министр финансов страны и премьер-министр с 2016 года, признал поражение, но подчеркнул, что с 44,4% голосов и 56 местами в парламенте его партия станет крайне сильной оппозицией. Правительство Национальной партии, которая выигрывала выборы в 2008, 2011 и 2014 годах, может похвастаться стабильными макроэкономическими показателями последних лет: экономика Новой Зеландии была одной из самых быстрорастущих среди развитых стран — в 2016 году ВВП вырос на 3,9% (данные Всемирного банка), а в 2017-2018 году, по прогнозу ОЭСР, показатель составит около 3% в год.

Настоящая мания

Ардерн родилась в Гамильтоне, затем ее семья переехала в Мурупара и Морринсвиль , где ее отец работал офицером полиции. В 2001 году она получила диплом бакалавра в области политических коммуникаций в Университете Вайкато, затем работала исследователем в штабах членов новозеландского парламента Фила Гоффа и Хелен Кларк, в 2006 году — в штабе премьер-министра Великобритании Тони Блэра (сегодня, впрочем, Ардерн предпочитает подчеркивать, что пошла на это работу от безысходности). Также она возглавляла Международный союз молодых социалистов (International Union of Socialist Youth).

До Ардерн лидером лейбористов был Эндрю Литтл, но он внезапно подал в отставку за два месяца до всеобщих выборов, и Ардерн, которая до этого занимала позицию его заместителя, оказалась самым молодым лидером партии в ее истории. «Я, безусловно, молодой кандидат для партии, но команда работала вместе со мной девять лет, они в меня верят, и я совершенно убеждена, что готова для этой должности», — прокомментировала тогда она.

Смена лидера последовала за тремя опросами общественного мнения подряд, которые показали самый низкий уровень поддержки лейбористов с 1995 года – в районе 23-24%. Уже через месяц эта цифра выросла до 43% — десятилетнего рекорда. За первые 10 дней после того, как Ардерн возглавила партию, лейбористы получили около $500 000 дополнительных пожертвований на избирательную кампанию, 3 500 волонтеров подписались на то, чтобы в этой кампании участвовать. Журналисты для обозначения резкого роста популярности партии из-за харизматичного нового лидера ввели в оборот термин «Джасиндамания».

В прошлом лейбористскую партию возглавляла только одна женщина – бывший премьер-министр Хелен Кларк. Впрочем, несмотря на популярность самой Ардерн и пример ее предшественницы, во время избирательной кампании политику пришлось столкнуться с серией сексистских вопросов в духе: сможет ли она управлять страной, если, например, у нее появятся дети.

Выборы этого года вызвали значительный ажиотаж: возможностью раннего голосования воспользовались в два раза больше людей, чем в 2014 году - порядка 800 000 человек (всего на выборы пришли 2,6 млн человек – против 2,4 млн на прошлых выборах, свидетельствуют официальные данные).

Проблемы и программы

В парламент страны Ардерн впервые прошла по партийному списку в 2008 году. Тогда, произнося перед парламентом свою первую речь, она подчеркивала необходимость борьбы с бедностью, которую видела своими глазами, когда росла Морринсвиле. И сегодня Ардерн – сторонник государства всеобщего благосостояния, она уверена, что эта система – сеть социальной защиты для граждан, которые не могут сами себя обеспечивать.

Одним из основных предвыборных обещаний Национальной партии, включенных в майский проект бюджета, было сокращение налогов – в особенности для высокодоходных групп граждан. Лейбористы, в свою очередь, обещали сокращение налогов отменить и ввести вместо него адресные вычеты для льготных категорий граждан, граждан с детьми и тех, кто из-за своего уровня дохода подпадает под действие Working for Families – программы распределению налоговых субсидий. Ардерн утверждала, что 70% новозеландских семей в случае принятия лейбористского проекта окажутся в плюсе. Представители Национальной партии возражали, что проект лейбористов означал лишение «трудолюбивых» новозеландцев $2 млрд.

Ардерн, впрочем, подчеркивает, что у трех основных партий в правительстве, несмотря на разногласия, достаточно общего, и приводит в качестве приоритетов проблемы доступного жилья, ограничения иностранного владения недвижимостью, возможность переноса порта Окланда, вопрос Транс-Тихоокеанского партнерства.

Уровень владения недвижимостью в Новой Зеландии достиг в этом году отметки минимума за период с 1951 года, а цены за последние три года выросли на 34%, приводит цифры The Guardian. Лейбористы во время избирательной кампании обещали построить 100 000 доступных домов.

«Джасинда Ардерн вела кампанию с прогрессивной повесткой, которая подразумевала сокращение социального разрыва — в том числе за счет защиты прав работников и расширения доступности жилья. Одной из главных мер был запрет на покупку недвижимости иностранными офшорами, и вообще разумное ограничение эмиграции», — рассказывает руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев (он познакомился с Арден в 2012 году на трехнедельной лидерской программе в США). Эти пункты программы совпадали у лейбористов и NZF, подчеркивает он, кроме того, обе партии выступают за пересмотр условий участия Новой Зеландии в соглашении по Транс-Тихоокеанскому партнерству, которое, правда, не было ратифицировано из-за выхода США из соглашения после победы Трампа. «NZF не нравится вероятное увеличение потока мигрантов, иностранного капитала и потеря части суверенитета из-за механизма разрешения споров с инвесторами в ТТП, лейбористы отстаивают интересы профсоюзов», — объясняет Габуев. Пока ТТП находится «в коме», так что изменение условий соглашения — вплоть до выхода из него — будет реализовать гораздо проще, чем если бы оно уже вступило в силу и было ратифицировано, подчеркивает эксперт.

«Судя по заявлениям Петерса, ему сейчас оказалась близка и социальная платформа лейбористов — ориентация на инвестиции в человеческий капитал, расширение доступности образования, меры по сокращению бедности», — резюмирует он сравнение программ участников коалиции. Третий ее участник – зеленые, в первую очередь ориентируются на экологическую повестку, и тут с двумя другими партиями противоречий тоже нет.

Для Ардерн главное — именно сокращение бедности, особенно бедности среди детей. Это стержень ее программы и основа ее взглядов на протяжении по меньшей мере десяти лет, говорит Габуев: «Недаром, когда она еще не была главой партии, в случае победы лейбористов она хотела быть именно министром по вопросам детства».

Новая Зеландия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2436551 Ольга Волкова


Россия. Новая Зеландия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 17 августа 2016 > № 1908151 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Новой Зеландии М.Маккалли, Москва, 17 августа 2016 года

Уважаемые друзья,

Мы провели очень хорошие переговоры.

Новая Зеландия – давний партнер Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). С обеих сторон выражена заинтересованность в возобновлении полноформатного взаимодействия на взаимовыгодной основе.

В последние два года наши отношения находились в «приторможенном» состоянии, став заложником сиюминутной политической конъюнктуры, не имеющей ничего общего с интересами углубления наших двусторонних связей.

В любом случае, мы приветствовали наметившуюся позитивную динамику в политическом диалоге, в том числе по линии дипломатических ведомств России и Новой Зеландии. Договорились предпринять дополнительные усилия в интересах достижения практических результатов в торгово-экономической, инвестиционной и гуманитарной областях. А также активизировать работу над отдельными договорно-правовыми документами, которые рассматриваются сторонами. В целом мы убеждены, что у нас имеется очень хороший потенциал для наращивания взаимовыгодных связей по целому ряду направлений.

Мы обменялись мнениями по ключевым вопросам международной повестки дня. С удовлетворением констатировали, что по многим из них у нас совпадение или близость подходов. Наш внешнеполитический диалог с Новой Зеландией никогда не прерывался. Многие годы мы с моим коллегой Министром иностранных дел Новой Зеландии М.Маккалли и на уровне наших заместителей, директоров департаментов министерств иностранных дел проводим регулярные консультации, обмениваемся оценками, учитываем позиции друг друга при выработке национальных позиций. В этом году наши отношения по международной проблематике имеют особое значение, учитывая, что Новая Зеландия является непостоянным членом СБ ООН. В сентябре, в период проведения т.н. «недели лидеров на Генеральной Ассамблее» Новая Зеландия будет председательствовать в СБ ООН и планирует по этому случаю проведение специального заседания на уровне министров и лидеров. Договорились, что мы будем поддерживать эту инициативу и обеспечим ее содержательное наполнение.

Безусловно, мы говорили о необходимости более эффективно консолидировать мировое сообщество на борьбу с международным терроризмом, который бросает вызов нам всем. В этом смысле подтвердили центральную роль ООН в обеспечении скоординированного и целенаправленного антитеррористического взаимодействия.

Россия и Новая Зеландия активно участвуют в работе многосторонних структур в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Говорили сегодня о том, как более системно подойти к гармонизации повесток дня различных многосторонних объединений.

Мы привлекли внимание к проводимой в рамках Восточноазиатских саммитов работе по обсуждению общих подходов к обеспечению справедливой и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества в АТР. В рамках Восточноазиатских саммитов уже состоялось пять раундов консультаций, в которых участвует Новая Зеландия. Сегодня обсудили дальнейшие шаги, которые предстоит в этой связи предпринять.

В целом мы весьма удовлетворены итогами наших переговоров. Подтверждаем обоюдную готовность к расширению двустороннего диалога в интересах наших стран и народов.

Вопрос (обоим министрам): При каких обстоятельствах возможно возобновление переговоров по зоне свободной торговли между Новой Зеландией и ЕАЭС?

С.В.Лавров: Я легко отвечу на этот вопрос. Это зависит от Новой Зеландии, поэтому г-н М.Маккалли может прокомментировать его более подробно.

Вопрос: Как бы Вы могли прокомментировать странную тенденцию в американских СМИ и заявлениях политиков в последнее время, когда, особенно на фоне предвыборного процесса в США, им везде мерещится «рука Кремля»? Даже кандидата в Президенты США Д.Трампа уже обвинили в пророссийских связях. Это русофобская паранойя, теория всемирного заговора?

С.В.Лавров: Мы слышим и видим русофобию, которая зашкаливает в американском информационном пространстве. Из нас «лепят» образ некоего «всемирного злодея» и врага США и всего «прогрессивного человечества». Многие деятели не только из журналистской среды, но и политики, в том числе официальные представители Администрации, практически пытаются валить все подряд на Россию.

Если говорить про нынешнюю избирательную кампанию, то какое-то время назад, когда еще до выборов было достаточно далеко, российская тема вообще ушла на задний план в американских внутренних разговорах и дискуссиях. Помните момент, когда нас называли «региональной державой», о которой не стоит беспокоиться? Думаю, что для Вашингтона было полезно, когда российская тема не использовалась для внутриполитических игр, потому что всё это позволяло сосредоточиться на реальных проблемах и решении вопросов, стоящих перед США, как и перед каждой страной.

Однако каким-то неожиданным образом с началом избирательной кампании и по мере того, как она разогревалась и набирала темп, российская тема зазвучала сначала громко, потом все громче, а сейчас стала чуть ли не центральной. В последнее же время налицо виток русофобской истерии. Не хочу и не вижу смысла комментировать какие-то псевдосенсации, будь то взломавшие всё на свете в американском сегменте Интернета хакеры или иные способы подыгрывать одному из кандидатов и работать против другого. Это нечистоплотные приемы, и я не хочу их комментировать. Сами американские объективные обозреватели называют нынешнюю избирательную кампанию наиболее грязной в истории США.

Президент России В.В.Путин уже не раз озвучивал нашу позицию и говорил публично о том, что мы никогда не вмешиваемся во внутренние дела других стран, не пытаемся подыгрывать во внутренней политике той или иной политической силе, с уважением относимся к выбору любого народа (и с полным уважением отнесемся к выбору американцев), будем готовы работать с любым новым президентом независимо от его партийной принадлежности.

Антироссийский заряд, который сейчас присутствует в президентском марафоне, создает в американском истеблишменте какую-то инерцию, едва ли способствующую тому, чтобы наш диалог с США, в том числе по актуальным международным вопросам, обретал дополнительные позитивные импульсы.

Считаю, что в любом случае время вылечит всех, кто нынче «болеет», и наши отношения вернутся на нормальную траекторию, но для этого нужно освободиться от русофобской паранойи и перестать спекулировать на инстинктах времен маккартизма, времен «холодной войны» в интересах достижения политических целей внутри США.

Вопрос: На каком этапе сейчас находится вопрос координации действий по борьбе с террористическими организациями в Сирии? Вчера российские стратегические бомбардировщики взлетели с территории Ирана, до этого Министр обороны России С.К.Шойгу заявил о возможных совместных действиях с американскими коллегами в районе г.Алеппо, а Вы заявили в Екатеринбурге о возможной работе с Анкарой и возможном международном наблюдении за границей. Как все эти аспекты могут повлиять на сближение позиций региональных и мировых игроков? И как Вы можете прокомментировать вчерашнее заявление представителя Государственного Департамента США М.Тонера о том, что Россия, возможно, нарушила резолюцию Совета Безопасности ООН 2231, использовав авиабазу Хамадан в Иране?

С.В.Лавров: Начну с конца Вашего объемного вопроса. Я могу прокомментировать это заявление очень легко: нет никаких поводов подозревать Россию в нарушении резолюции Совета Безопасности ООН 2231. Согласно этой резолюции с Советом Безопасности ООН необходимо согласовывать поставку, продажу и передачу Ирану определенных видов вооружений, в т.ч. боевых самолетов. В случае, который мы сейчас обсуждаем, ни поставки, ни продажи, ни передачи военных боевых самолетов Ирану не происходило. С согласия ИРИ эти боевые самолеты используются ВКС России для участия в антитеррористической операции на территории САР по просьбе законного сирийского руководства. С ним также сотрудничает Иран. Здесь даже обсуждать нечего.

Если кому-то хочется «искать блох» в том, что происходит в отношении сохраняющихся ограничений на торговое и иное общение с Ираном, то тогда мы будем должны разбираться, каким образом огромное количество наличных денег из США попали в ИРИ, почему были сделаны банковские переводы из США в Иран в долларах США, что категорически запрещено американским законодательством. Мне кажется, все это будет отвлекать нас от главной задачи, которой является, как Вы и сказали, налаживание координации в урегулировании сирийского кризиса. Этот вопрос обсуждается по линии военных, по линии спецслужб, по линии внешнеполитических ведомств.

Вчера состоялась моя очередная продолжительная телефонная беседа с Государственным секретарем США Дж.Керри. Во всех этих форматах (на уровне внешнеполитических ведомств, министерств обороны и разведывательных ведомств) мы обсуждаем конкретные механизмы воплощения в жизнь тех договоренностей, которые были достигнуты 15 июля во время визита Госсекретаря США Дж.Керри в Москву, когда он провел продолжительные переговоры с Президентом России В.В.Путиным и в МИД России. Мы обозначили основные «болевые точки», которые необходимо устранить. Если оперировать «крупными» темами, то речь идет о том, чтобы предпринять меры прекращения боевых действий – соблюдения режима, введённого Советом Безопасности ООН. Для этого нужно дополнительно озаботиться пресечением путей, по которым террористы получают подпитку боевиками, оружием и боеприпасами. Совет Безопасности ООН принял резолюцию 2165, постановившую создать ооновскую миссию по мониторингу двух КПП на границе Турции с Сирией на территории САР. Мы с американцами сейчас помогаем ООН окончательно согласовать с сирийским Правительством параметры такого мониторинга. С США и представителями ООН мы также обсуждаем возможности обеспечения контроля уже после пересечения турецко-сирийской границы на т.н. дороге Кастелло, которая ведет к Алеппо и прилегающим районам. Если мы обеспечим такой контроль, и у нас всех, в т.ч. у Правительства САР, будет уверенность, что перемирие не будет использоваться для пополнения запасов и рядов террористических организаций, тогда, я убежден, будет гораздо легче договариваться о прекращении огня между Правительством САР и теми группами, которые присоединились к соответствующим договоренностям, но регулярно их нарушают.

Еще один момент – это поставки гуманитарной помощи. С США и нашими коллегами из ООН мы сейчас рассматриваем пути подкрепления гуманитарной инициативы, которую Россия совместно с сирийским руководством реализует в отношении Алеппо. Как вы знаете, там есть 7 гуманитарных коридоров. Один коридор специально отведен для того, чтобы по нему могли уйти боевики, которые осознали бесперспективность своих действий. Кстати говоря, они могут уйти с оружием. Эти предложения остаются «на столе», эти коридоры действуют. Помимо этого, как я уже сказал, мы обсуждаем с американцами и ооновцами дополнительные маршруты доставки гуманитарной помощи в восточное и западное Алеппо, которое сейчас контролируется боевиками. По проблеме западного Алеппо сейчас есть целый ряд вариантов, которые предложили ооновские профессионалы, сейчас они их прорабатывают более подробно.

В заключение скажу такую вещь. Я не хочу подвергать сомнению заинтересованность наших партнеров в том, что они хотят решить все эти вопросы, но это можно было бы сделать гораздо раньше, если бы торжественные обещания отмежевать «здоровую» оппозицию от террористов, сделанные во время заседания МГПС в феврале этого года, были выполнены. К огромному сожалению, сейчас наши партнеры по сути дела расписались, что сделать этого они не могут. Повторю, мы не делаем из этого трагедию. Такое направление нашей работы, которое я изложил, позволит перейти к тому, о чем говорил Министр обороны России С.К.Шойгу, – к скоординированному и более эффективному взаимодействию по борьбе с террористами. Но все это могло быть сделано гораздо раньше. Можно было бы спасти немало жизней, если бы проблема отмежевания патриотической оппозиции от террористов была решена раньше, как об этом и договаривались.

Россия. Новая Зеландия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 17 августа 2016 > № 1908151 Сергей Лавров


Новая Зеландия > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 февраля 2016 > № 1667403 Николай Худяков

Комментарий. Транстихоокеанское партнерство: соглашение подписано официально.

По какому пути хотят направить развитие мировой торговли?

В новозеландском Окленде официально подписано соглашение о создании Транстихоокеанского партнерства – ТТП. Подписали его министры торговли 12 стран – США, Канады, Японии, Малайзии, Вьетнама, Сингапура, Австралии, Новой Зеландии, Брунея, Чили, Мексики и Перу.

Это событие можно считать началом официального оформления принципиально нового торгового объединения, хотя еще предстоит его обсуждение и ратификация. Высказывается мнение, что на это уйдет около двух лет.

Кроме того, обозначились основные направления и тенденции развития мировой торговли в будущем.

Наконец, стало ясно, о чем могут договариваться США и ЕС в рамках переговоров о Трансатлантическом партнерстве в области торговли и инвестиций, тем более, что только что закончился 12-й раунд этих переговоров.

Переговоры о формировании ТТП начались в 2010 году и проходили кулуарно, в закрытом режиме, если не сказать, тайно, и от общественности указанных стран, и от их парламентов. Даже в сенате США раздавались раздраженные голоса по поводу закрытости переговоров от законодателей, хотя в них активно участвовали юристы крупнейших частных корпораций. Правда, некоторые детали все же просочились в прессу в 2013 году благодаря Викиликс.

Когда в прошлом году президент Обама публично озвучил общие параметры соглашения, он открыто дал понять, что правила торговли в XXI веке будет писать Америка и никто иной. Многие усмотрели в этом намерение сдерживать Китай «в его естественном ареале обитания», как любят выражаться некоторые американские СМИ. Министр обороны США Э. Картер заявил, что транстихоокеанское партнерство — это все равно, что еще один авианосец в регионе.

В настоящее время крупнейшей организацией по регулированию торговли в мире является ВТО. Поскольку в ней слишком много стран-участниц, переговоры идут трудно и некоторые проблемы остаются нерешенными длительное время.

Кроме того, имеется множество двусторонних и многосторонних торговых блоков, и организаций и, на первый взгляд, особой нужды в Тихоокеанском партнерстве не было. Можно привести пример Чили. У этой страны имеются соглашения о свободной торговле со всеми остальными 11 участниками. Зачем же понадобилось новое соглашение? Очевидно потому, что там содержится то, чего никогда не было раньше, и американцам удалось заставить остальных пойти на это. Ряд СМИ в этой связи указывает на следующее.

Усиливается режим защиты интеллектуальной собственности, и говорят о том, что действия патентов могут быть значительно продлены, что затруднит для бедных стран процесс развития. Понятно, кому это выгодно.

Произойдёт снижение роли государств. Частные компании получат право судиться с правительствами, если их интересы как инвесторов (очевидно, на чужой территории) будут ущемляться. Для этого предполагается создать особый механизм урегулирования споров. Если это так, то права государств и частных компаний, а вернее, транснациональных корпораций, будут уравнены. А ведь ответственность перед населением у них разная.

Откроются возможности для компаний из стран ТТП участвовать в госзакупках других государств.

Новое соглашение призвано вобрать в себя все нужное и проложить дорогу в будущее – так выражаются некоторые представители администрации. Это может означать, что рано или поздно такие же положения будут пытаться протащить через ВТО, а также через различные двусторонние соглашения о торговле.

Через несколько недель после первого объявления Обамы появился официальный текст объемом в 30 глав и несколько тысяч страниц. Касаются они всех аспектов торговли – от детского питания до интеллектуальной собственности.

Как отметила в этой связи одна латиноамериканская газета, такое объемное соглашение, заключённое за спиной общественности, не может нести ничего хорошего. Фактически оно усиливает гегемонию Америки.

Показательно и мнение Нобелевского лауреата, бывшего президента Всемирного Банка Стиглица. По его словам, соглашение, декларирующее своей целью расширение мировой торговли, фактически максимально регламентирует этот процесс в интересах транснациональных корпораций.

Теперь об обсуждении и ратификации соглашения. Дискуссий и дебатов в привычном понимании просто не будет, во всяком случае в США. Президент Обама получил полномочия вести эти переговоры по упрощенной процедуре (на юридическом языке – ускоренной процедуре ведения торговых переговоров). Летом 2015 года конгресс возобновил действие данного механизма. Это означает, что впоследствии в текст соглашения нельзя будет вносить поправки и изменения. Конгресс может только принять документ в целом, или отвергнуть его. После подписи документа президентом США на это отводится 90 дней. Поэтому дебатов с внесением и обсуждением поправок, затягиванием их обсуждения не будет. Фактически будет просто ознакомление с документом (получается около 70 страниц юридического текста в день).

Английская «Гардиан» в этой связи сообщила, что общественная организация — «Коалиция американского бизнеса за ТТП» выделила более 1 млн долларов в избирательные фонды законодателей, которые выступили и проголосовали за упрощенную процедуру переговоров. Анализ поступлений в Избирательную комиссию США позволил газете сделать вывод, что за это на счета своих избирательных фондов законодатели, а их набралось 65 человек, в среднем получили примерно по 17,6 тыс. долларов. Республиканцы получили по 19,6 тыс., демократы – по 9,6 тыс.

(Кстати, от Японии вел переговоры бывший министр экономики А. Амари. По сообщениям СМИ, у него сейчас возникли сложности по поводу каких-то финансовых переводов).

В целом можно сказать одно: очевидно, что в той или иной степени экономически выиграют все участники соглашения, иначе его не было бы, но больше всех получит тот, у кого самый большой объем торговли и самый диверсифицированный экспорт – от продовольствия до кинофильмов и компьютерных программ — это США. Напомним: на участников ТТП приходится 40% мировой экономики и почти 30% мировой торговли. Поэтому, если ТТП заработает, это будет эпохальным событием, прежде всего для США и Японии, меньше – для Малайзии и Вьетнама или Перу.

В США представители администрации, видимо, для подкрепления этого тезиса заявляют, что в перспективе будут отменены 18 тыс. тарифов на самые различные американские товары, поставляемые в страны ТТП. Это колоссальные суммы с учетом размеров ввозных пошлин в некоторых странах. Как указывается в заявлении аппарата Специального торгового представителя США, на промышленную продукцию из Америки импортные пошлины доходят до 59%. А, например, в 2014 году экспорт машиностроения в страны региона составлял 56 млрд долл.

На сайте Специального торгового представителя можно прочитать, что соглашение защитит американских экспортеров от «несправедливой конкуренции со стороны государственных предприятий других стран, которые часто пользуются привилегиями и подрывают конкурентоспособность Америки».

Пока не очень активно ведут себя американские профсоюзы, видимо, опасаясь возможного наплыва дешевой продукции из азиатских стран и роста безработицы. Их успокоили: стороны будут добиваться выполнения в отношении профсоюзов (Азии) реализации стандартов Международной организации труда – МОТ.

Будет устраняться коррупция. От всех участников соглашения ТТП требуется подписать Конвенцию ООН против коррупции.

Некоторые аспекты соглашения особых споров не вызывают.

Возьмем к примеру сельское хозяйство. Американцы являются основными поставщиками продовольствия на мировой рынок, и открытие новых возможностей только приветствуют. На страны – участницы соглашения региона приходится 42% их экспорта, а это 63 млрд долларов. До 20% аграрной продукции США идет на экспорт. Между тем в странах, подписавших соглашение, пошлины на американскую птицу, например, доходят до 40%, на сою – до 35%, на фрукты – на 40%. Если будут устранены различные прочие ограничения на американский экспорт, выигрыш буде огромный.

В переговорах принимали участие представители организаций зернового комплекса, которые возлагают определенные надежды и на урегулирование на основе «разумных правил» проблемы торговли биопродукцией. Скорее всего, в данном случае речь идет о ГМО.

На сайте Минсельхоза создана интерактивная карта Америки и посетитель из любого штата может узнать, каков аграрный потенциал его штата, каков объем экспорта и самому прикинуть, поддерживать соглашение или нет.

Правда, пошлины в торговле продовольствием будут отменяться не все и не сразу. Для некоторых стран, например, Японии, этот вопрос стоит остро. Особенно вопрос о рисе. С другой стороны, Япония является крупнейшим потребителем американского мяса. Есть на какой основе согласовывать позиции (не говоря уже об экспорте автомобилей).

В соглашении говорится о намерении отменить экспортные субсидии на аграрную продукцию.

Пока в странах региона все сходятся во мнении, что на первом этапе наибольший выигрыш от торговли продовольственными товарами может получить Вьетнам.

Автор: Николай ХУДЯКОВ, «Крестьянские ведомости»

Новая Зеландия > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 29 февраля 2016 > № 1667403 Николай Худяков


Новая Зеландия. Весь мир. ДФО > Образование, наука > amurmedia.ru, 8 июня 2015 > № 1393677 Татьяна Ваганова

Получить два диплома о высшем образовании - российский и зарубежный хабаровчанам станет станет проще: на базе ДВИМО стартовал новый образовательный проект-модель инновационного вуза. Также создан "Международный консорциум образовательных организаций по подготовке специалистов в сфере услуг", в который вошли университеты городов: Москва, Сочи, Хабаровск (ДВИМО) и Новой Зеландии. О последних тенденциях в области международного образования в АТР и о работе, где востребованы специалисты с такими дипломами рассказала корр. ИА AmurMedia ректор Дальневосточного института международных отношений Татьяна Ваганова.

- Татьяна Дмитриевна, еще несколько лет назад существовала проблема стереотипа: люди отдавали предпочтение государственным вузам, сохраняется ли такая ситуация сейчас?

- К сожалению, такой стереотип до сих пор существует. Поначалу была проблема доказать, что мы можем конкурировать с государственными вузами на рынке образовательных услуг. Хотя, если взять зарубежный опыт, то в том же Азиатско-Тихоокеанском регионе негосударственный сектор динамично развивается. В Японии 70% вузов - негосударственные. Чуть меньше этот процент в Австралии и Новой Зеландии. В Китае сейчас активно используется механизм государственного-частного партнерства. Целые учебные комплексы передаются негосударственному сектору, создаются попечительские советы из представителей исполнительной власти и общественных организаций, которые в дальнейшем отслеживают развитие вузов. Такие шаги снимают с бюджета бремя по содержанию учебных заведений и высвобождают финансовые средства на другие проекты высшего образования. По этой причине там очень успешно развиваются образовательные проекты, поэтому действительно жаль, что в России стереотип о превосходстве государственных вузов до сих пор существует и преодолеть его пока не удается.

-Наблюдаются ли какие-то сложности с набором студентов в последние годы? Ведь часто можно услышать от представителей вузов, что это становится одной из наиболее актуальных проблем.

- В принципе, проблемы с набором есть всегда, действительно, в последние годы образовалась демографическая яма, и стало заметно значительное уменьшение потока студентов. Эта ситуация отразилась на всех: и на государственных, и на частных вузах. На самом деле, к нашему учебному заведению термин "частный" просто неприменим, мы автономная некоммерческая организация. Имущество нам не принадлежит, оно принадлежит тому органу исполнительной власти к которому мы относимся, фактически - это Министерство образования края. Поэтому называть нас частным или коммерческим вузом будет некорректно.

- У вас невероятно широкий спектр международных партнеров, как удалось добиться такого количества действующих контактов с зарубежными акторами рынка образовательных услуг?

- Мы активно внедряемся в АТР. В плане международного сотрудничества, нам проще выходить на зарубежные учебные заведения, чем государственным университетам. Это связано с тем, что мы можем напрямую, согласовав действия только с нашими учредителями, выходить на контакт с интересующим нас учебным заведением и заключать необходимые соглашения. Наш учредитель – это Агентство делового сотрудничества со странами АТР, поэтому неудивительно, что начинать выстраивать международные контакты мы начали именно с этого региона. Мы без труда смогли заключить ряд соглашений с университетами Австралии, при этом мы практически единственные в Хабаровском крае работаем с ними. Мы ежегодно отправляем туда студентов на стажировку. В Австралии признают наши дипломы, и знают нас, и, при том, не только мелкие и средние вузы, но и такие крупные, как Маккуори и Университет Южного Квинсленда. Мы активно работаем с бизнес школами, например с бизнес школой Маккуори, которая находится в первой сотне в мировом рейтинге, есть соглашение, и наши слушатели программы МВА могут проходить там стажировку. Точно также обстоят дела с университетами Японии и Китая.

- Есть ли какие-то новые эксклюзивные предложения, относительно образовательных программ международного обмена?

- Сейчас на базе института стартовал новый образовательный проект-модель инновационного вуза. Был создан "Международный консорциум образовательных организаций по подготовке специалистов в сфере услуг", в который вошли университеты городов: Москва, Сочи, Хабаровск (ДВИМО) и Новой Зеландии. Консорциум предполагает реализацию программы двойных дипломов и подготовку специалистов мирового уровня в сфере отельного, ресторанного и туристического бизнеса. Реализация консорциума идет сейчас полным ходом, осуществляется согласование учебных планов и уже в этом году студенты смогут выезжать на обучение в Сочи и Новую Зеландию. Схема обучения составлена максимально удобно, чтобы минимизировать финансовые и временные затраты. В Хабаровском крае это действительно эксклюзивное предложение нашего вуза, доступное, как уже обучающимся у нас студентам, так и абитуриентам.

- Татьяна Дмитриевна, с какими местными структурами у ДВИМО заключены соглашения о прохождении производственной практики?

- Заключены долгосрочные договоры с представительством МИД РФ в Хабаровске, Дальневосточной торгово-промышленной палатой, Министерством экономического развития и внешних связей Хабаровского края, РАО Энергетические системы Востока, Вычислительным центром Дальневосточного отделения РАН. Практика в этих учреждениях дает студентам возможность почувствовать престижность выбранного направления обучения. Также мы активно сотрудничаем с такими компаниями как НК-Альянс, ВТБ-24, МТС-Банк, Восточный экспресс-банк, Сбербанк и т.д., всего около 200 предприятий–в которых наши студенты проходят практику.

- А отслеживаете ли вы процент трудоустроенных выпускников, насколько они успешны?

- Этот аспект напрямую влияет на показатель эффективности вуза и мы его постоянно отслеживаем. И, я могу отметить, что 100% наших выпускников трудоустроены, причем не только в России, но и за рубежом. Помощь мы, конечно, оказываем, это могут быть рекомендательные письма, многие студенты остаются после практик в тех учреждениях, где они ее проходили. Многие наши выпускники работают в государственных структурах, например: Комитете государственных заказов Правительства Хабаровского края, Администрации города Хабаровска, Представительстве МИД РФ в г. Хабаровске и даже в Министерстве иностранных дел РФ в Москве.

- Помогаете ли вы своим выпускникам или отпускаете в "свободное плавание"? Возможно, после обучения они выходят настолько качественными специалистами, что без труда находят работу? На подготовку кадров в каких сферах жизни, нацелен ДВИМО?

- Отдельно стоит отметить, что обучение по направлению "Международные отношения" в Хабаровском крае доступно только у нас. Вообще, данное направление реализует МГИМО и ряд крупных университетов, например в Омске, Новосибирске и два ВУЗа во Владивостоке, также есть это направление в Якутии. Если говорить про Дальневосточный федеральный округ, то да: только ДВИМО, Якутия и Владивосток. Поэтому к нам едут с Бурятии, Читы, Магаданской, Сахалинской, Камчатской областей. Это направление характерно тем, что мы готовим специалистов со знанием иностранных языков, которые на высоком уровне владеют английским, и восточным на выбор: японским или китайским. Это дает им возможность проходить самый жесткий отбор при трудоустройстве. Так, к примеру, в проект Сахалин – 1, где конкурс 200 человек на место ежегодно устраиваются наши выпускники. На сегодняшний день, там работает уже семь человек, окончивших ДВИМО. Конкуренция на самом деле велика, за работу там борются выпускники профильных Владивостокских и Сахалинских вузов и ДВФУ. Мы предъявляем жесткие требования к изучению студентами языковых программ, также они изучают такие предметы как энергетическая дипломатия. По сути это соответствует подготовке специалистов топливно-энергетического комплекса. Все аспекты, связанные с данными предметами, преподаются на русском и английском языках. На перспективу, мы рассматриваем ТОРы, как место трудоустройства наших студентов. Так как проекты только начинают реализовываться, то конкретных договоров на сотрудничество пока нет. Но мы имеем все возможности готовить специалистов именно для работы в ТОРах, ТОСЭРах. Отдельно, конечно, стоит отметить перспективу трудоустройства на Большом Уссурийском, к этому как нельзя лучше подойдут специалисты в сфере услуг, которых готовит наш вуз. В плане того, что есть хорошее знание языка и всесторонняя подготовка в этой области.

Новая Зеландия. Весь мир. ДФО > Образование, наука > amurmedia.ru, 8 июня 2015 > № 1393677 Татьяна Ваганова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter