Всего новостей: 2655331, выбрано 23 за 0.131 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Персоны, топ-лист Норвегии: Брицкая Татьяна (3)Медведев Дмитрий (2)
Норвегия. Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 4 сентября 2018 > № 2722719 Людмила Толстова

Норвегия рада предложить рыболовные технологии российскому рынку.

На Выставке рыбной индустрии, морепродуктов и технологий, которая пройдет в рамках Второго Международного рыбопромышленного форума в Санкт-Петербурге в сентябре, впервые откроются объединенные национальные стенды предприятий. Мы продолжаем серию интервью с представителями стран - участников выставки. Как развивалась рыбная промышленность Норвегии и почему ее разработки открывают большие перспективы для российских компаний, Fishnews рассказала руководитель проектов торгового отдела посольства королевства Людмила Толстова.

- Какое направление для международного сотрудничества в рыбной сфере двух наших стран (экспорт технологий, консалтинг, судостроение, рыбоохрана, обмен научной информацией и др.) вы считаете наиболее перспективным?

- Норвежцы традиционно очень сильны в судостроении, производстве судового и рыбопромыслового оборудования и обладают многими ноу-хау и эксклюзивными технологиями. Норвежцы — это нация мореходов и рыболовов, поэтому правительство уделяет этому направлению много внимания. Современные норвежские технологии основываются на экологичности и энергосбережении, поэтому в разговорах о новых технологиях очень часто звучит выражение «устойчивое развитие». Предметом обсуждения является и то, что движет экономику королевства вперед и каким видят будущее норвежцы, в том числе и в отрасли судостроения. Об этом мы и хотели бы рассказать на круглом столе https://fishnews.ru/news/34589, который организуем в рамках форума.

В этом смысле российские и норвежские разработки ведутся в близких направлениях, интересны и безэкипажные суда, полностью электрические суда и суда, использующие в качестве топлива сжиженный природный газ.

На российском рынке морские компании Норвегии работают в основном в рыбопромысловой отрасли, и их можно разделить на три основные группы:

1) конструкторские бюро;

2) производители судовых и береговых фабрик по переработке рыбы;

3) производители судового и рыбопромыслового оборудования (морозильники, палубное оборудование, пропульсивные системы, траловое оборудование, системы ярусного лова и т.д.).

Мы относимся с пониманием к планам российских властей о локализации производства оборудования в России, это нормальный ход истории, и норвежцы готовы к взаимовыгодному сотрудничеству и диалогу с российскими компаниями. Норвегия уже прошла подобный путь применительно к нефтегазовой отрасли и сейчас является одним из мировых лидеров в производстве оборудования для морской добычи нефти и газа. А ведь еще в конце 1960-х годов такое оборудование в Норвегии вообще не производилось.

- Насколько российский рынок интересен и важен для производителей промыслового и рыбоперерабатывающего оборудования Норвегии?

- Российский рынок представляет огромный интерес для Норвегии и норвежцам есть что предложить для отрасли. Как уже упоминалось ранее, исторически рыболовная отрасль была важна для экономики страны и поэтому технологии постоянно совершенствовались и развивались. Теперь Норвегия рада предложить их российскому рынку.

Устойчивое развитие не заканчивается и не ограничивается одной страной. Чтобы мир был экологически безопасным, все должны двигаться в одном направлении. Норвегия сейчас на пути перехода от экономики, зависимой от нефти, к экономике, основанной на других, более «чистых», видах производства. Таким образом промышленность, ранее направленная только на нефтегазовый сектор, ищет возможности реализации своих технологий на других, смежных рынках, переходя, например, от производства оборудования для платформ к производству морского и судового оборудования.

Смежное использование технологий дает импульс судостроительному сектору и возможность норвежским компаниям быстро перестроиться и выходить на экспортные рынки. Российские судостроители также от этого только выигрывают: не вкладывая большие средства в исследования и разработки, они могут воспользоваться уже протестированными и готовыми вариантами решений в судостроении. Естественно, с поправкой на индивидуальность каждого проекта и его адаптацию к российским реалиям. К этому норвежцы всегда готовы и поэтому стараются в первую очередь наладить диалог с клиентами, чтобы предложить максимально подходящие варианты решения.

Таким же образом дело обстоит и с рыбоперерабатывающим и промысловым оборудованием. Развитие законов в Норвегии, связанных с переработкой и выловом рыбы, диктует жесткие условия ведения бизнеса и предъявляет серьезные требования к экологической составляющей рыбопереработки, и, соответственно, стимулирует акторов на рынке совершенствовать технологии вылова и переработки.

- Можно ли сказать, что рыбная отрасль Норвегии сделала ставку на рыбоводство, или добыча дикой рыбы норвежскими рыбаками продолжает расти?

- Рыбная отрасль играет очень большую роль в экономике Норвегии и поставки за рубеж рыбы и морепродуктов являются большой статьей дохода от экспорта, это касается и дикой рыбы, и аквакультурной. В 2017 году Норвегия экспортировала 2,6 миллиона тонн рыбы и морепродуктов, 38% от этого объема пришлось на дикую рыбу и 62% на продукцию аквакультуры. При определенном развитии технологий, развитии рынков и политических условий, Норвегия видит пути увеличения экспорта за счет роли рыбоводства.

К сожалению, добыча дикой рыбы имеет свои пределы, обусловленные возможностями естественного воспроизводства ресурсов Мирового океана. В этой сфере на первый план выходит международное и научно обоснованное использование ресурсов, позволяющее максимизировать добычу. В этой связи уже много лет существует совместное норвежско-российское сотрудничество по контролируемому использованию основных морских ресурсов Баренцева моря, что представляет собой прекрасный пример заботы о биоресурсах и устойчивого развития. Тем не менее существенного роста добычи ожидать не приходится.

Рыбоводство также имеет свои ограничения, но они другие. В первую очередь это ограничения рынка и влияние экологических факторов. Но возможностей для роста производства здесь гораздо больше.

- Готовы ли экспортеры рыбы и морепродуктов Норвегии восстановить свое присутствие на рынке России в случае отмены санкций https://fishnews.ru/news/34204?

- Норвежские экспортеры в течение всего времени показывали гибкость и способность приспособиться к любым условиям на различных рынках. И хотя за это время экспортеры переориентировались на европейские рынки, нашли новые ниши в Азии и Америке https://fishnews.ru/news/27185, Норвегия безусловно готова восстановить свое присутствие и в России.

– Что вы ожидаете от участия в Международной выставке рыбной индустрии, морепродуктов и технологий http://www.rusfishexpo.com/events/seafood-expo-2018/ в Санкт-Петербурге?

- Мы надеемся на развитие уже существующих связей и приобретение новых; на закрепление позиций Норвегии как страны высоких и «зеленых» технологий; а также на долгосрочное сотрудничество добрых соседей. Хотелось бы пожелать удачной работы всем участникам форума, а мы в свою очередь будем рады их видеть на нашем норвежском стенде «H1». Спасибо.

Fishnews

Норвегия. Россия. Весь мир > Рыба > fishnews.ru, 4 сентября 2018 > № 2722719 Людмила Толстова


Норвегия. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649241 Йенс Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО: «Мы сейчас переживаем самый опасный период со времен холодной войны»

Пабло Суансес (Pablo Suanzes), El Mundo, Испания

Йенс Столтенберг — бывший премьер-министр Норвегии, а сейчас генеральный секретарь НАТО — выглядит спокойным, образованным и очень приветливым человеком. Он был избран на этот пост в 2014 году, когда Европа начала выбираться из экономического кризиса и с оптимизмом смотрела в будущее. Но уже через несколько месяцев террористы из Исламского государства (запрещено в РФ — прим. ред.) пролили первую кровь на европейском континенте и сумели взять под свой контроль территорию на Ближнем Востоке, равную Великобритании.

Одновременно имперские амбиции Путина привели к оккупации Крыма, что было воспринято в мире как пощечина и вызов Североатлантическому альянсу.

Генеральный секретарь НАТО Столтенберг любезно согласился дать интервью в своем новом кабинете в штаб-квартире НАТО.

Эль Мундо: Господин генеральный секретарь, что не дает вам спать по ночам?

Йенс Столтенберг: К счастью, я сплю хорошо. Сегодня нет глобальной угрозы миру, но у нас есть много проблем, требующих своего решения. Это террористические угрозы, насилие и хаос на Ближнем Востоке, в Африке, которые напрямую угрожают безопасности европейских городов. Исламское государство потеряло большую часть контролируемой им территории, но продолжает существовать, и мы должны сделать все возможное, чтобы оно не смогло возродиться.

У нас сохраняются непростые отношения с Россией, которая пытается вмешиваться в наши политические процессы, использует военную силу против своих соседей, дестабилизирует обстановку на Восточной Украине. Кроме того, мы постоянно сталкиваемся с новыми киберугрозами и распространением оружия массового уничтожения. Примером может служить Северная Корея, которая разрабатывает новые ракеты-носители для доставки ядерного оружия.

— Итак, вы спите спокойно…

— В годы холодной войны главной угрозой для НАТО был Советский Союз. Такая ситуация была опасной, но в то же время она была стабильной и определенной. Сейчас мир гораздо более непредсказуем, и мы должны быть готовы реагировать на любые угрозы, откуда бы они ни исходили.

— Во времена холодной войны существовала опасность многократного взаимного уничтожения. Сейчас существуют намного больше угроз, чем в то время, но, возможно, они не так смертельны?

— В этом-то и заключается большой парадокс. Напряженные отношения между СССР и НАТО существовали десятилетиями. Тысячи ядерных боеголовок размещались в Европе по обе стороны двух военных блоков — НАТО и Варшавского договора. Во время Карибского кризиса мир оказался на грани войны. Несмотря на это, мир был более предсказуем и безопасен.

Сегодня существуют совершенно другая ситуация. Варшавский договор распался, а Россия — не СССР. ВВП РФ находится на уровне таких стран, как Италия или Испания. Из восьми стран-участниц Варшавского договора семь стали членами НАТО. И еще членами Североатлантического альянса стали три бывшие советские прибалтийские республики.

Но теперь все стало более непредсказуемым. Это было отчетливо видно в 2014 году. В начале года почти никто не слышал об Исламском государстве, а через несколько месяцев они уже контролировали в Сирии и Ираке территорию, равную территории Великобритании, на ней проживали восемь миллионов человек. Мы видели много террористических атак на улицах европейских городов, в том числе — в Мадриде и Барселоне. НАТО не может позволить себе сосредоточиться только на угрозах, исходящих от России или джихадистов.

— Несложный анализ показывает, что в конечном итоге СССР был рациональным игроком. Разве Вы не видите рациональности в стратегиях Ирана, Северной Кореи или Исламского государства?

— Это не то же самое. Угрозы отличаются друг от друга, и их много. Исламское государство — террористическая организация, жестокая по своим методам борьбы, готовая пожертвовать жизнью своих боевиков при осуществлении терактов. Такой уровень жестокости мы раньше не видели. Россия — наш сосед, и мы добиваемся улучшения отношений с Москвой. Мы не видим непосредственной угрозы военного нападения России на любого из членов НАТО, но в то же время мы не можем исключать возможности существования такой угрозы. Около наших границ отмечается нестабильность. Хакеры, террористы, организации… НАТО должна уметь реагировать на угрозы с их стороны.

— Не могли бы вы назвать самый деликатный момент в вопросе обеспечения нашей безопасности? Что вам приходит на память?

— В глобальном масштабе мы сейчас переживаем самый опасный период со времен холодной войны. Именно поэтому НАТО проводит в настоящее время огромную работу по усилению коллективной обороны. Мы увеличили в три раза силы быстрого реагирования Североатлантического союза, в том числе развернули четыре батальона в Восточной Европе. Соединенные Штаты вновь ввели войска на территорию Европы, и мы ожидаем, что на саммите НАТО в июле будут приняты важные решения. Теперь мы можем быстро реагировать на возникающие гибридные угрозы, включая киберугрозы.

— Насколько политический кризис в союзнических рядах влияет на коллективную безопасность?

— В НАТО входят 29 суверенных демократических государств. И мы должны уважать волеизъявление граждан, которое они высказали в ходе выборов. За почти 70 лет существования Североатлантического альянса сменилось много политиков и лидеров, но всегда наша главная задача заключалась в обеспечении защиты каждого из ее членов. Я абсолютно уверен том, что мы и впредь будем придерживаться этой цели, а НАТО будет сильной и единой.

— Но сейчас ситуация изменилась. Такие важные страны, как Италия и США призывают отменить санкции против России, выступают за ее возвращение в «большую семерку»?

— В прошлом были разные видения способов решения тех или иных проблем, но мы снова и снова доказывали нашу договороспособность. Когда в блок входят 29 стран, всегда есть разные точки зрения, но история показала, что мы умеем преодолевать противоречия.

Это не первый случай, когда западные страны сталкиваются с разными подходами. Вспомните Суэцкий кризис в 1956 году, или когда Франция в 1966 году вышла из военных структур Альянса, продолжая при этом принимать участие в работе его политических структур. Война в Ираке в 2003 году также была по разному воспринята в странах-членах НАТО.

И сейчас у нас есть очень серьезные разногласия, но исторический опыт подсказывает, что мы сумеем преодолеть наши расхождения и выполнить нашу главную задачу — обеспечить оборону Альянса.

Сегодня у нас разные подходы к решению таких проблем, как торговля, изменения климата, соглашение по Ирану. Но в то же время нельзя не замечать, что наше политическое сотрудничество стало намного плотнее, чем два года назад.

— Как Вы оцениваете договоренность, достигнутую Дональдом Трампом и Ким Чен-Ыном? Это соглашение?

— Мы всегда приветствуем любые усилия, направленные на мирное урегулирование кризиса на Корейском полуострове. Мы поддерживаем любые усилия по достижению денуклеаризации Северной Кореи. Но важно не отменять санкции, пока мы не увидим реальные изменения в поведении КНДР. Мы надеемся, что встреча лидеров двух стран станет первым шагом на пути, который приведет к денуклеаризации Корейского полуострова.

— Складывается впечатление, что Вы в этом до конца не уверены?

— Дело в том, что в течение многих лет мы видели, как трудно достичь соглашения с Северной Кореей, а затем выполнить его. Мы не должны сдаваться, потому что альтернативой является либо продолжение разработки ядерного оружия, либо конфликт. А мы должны избегать такого развития событий. Вот почему мы выступаем за то, чтобы оказать максимальное давление на Северную Корею, используя для этого как дипломатические и политические каналы, так и экономические санкции. Необходимо продолжать оказывать давление на Пхеньян до тех пор, пока он не выполнит взятые на себя обязательства.

— Вы оптимист или скептик по отношению к Ирану?

— Все наши союзники обеспокоены развитием ракетной и ядерной программ в Иране, так как это дестабилизирует обстановку в регионе. В 2015 году НАТО положительно отнеслись к соглашению по Ирану, но не все союзники удовлетворены достигнутыми договоренностями. Мы разделяем их обеспокоенность.

— Как можно поддерживать отношения с теми, кто отравляет людей токсинами, нарушает воздушное пространство, вмешивается в выборы или вторгается во внутренние дела своих соседей?

— Все то, о чем вы говорите, вписывается в план наших действий и по отношению к России: сочетание убеждения, обороны и диалога. Мы посылаем Кремлю четкий сигнал: НАТО готова оборонять и защищать всех своих союзников от любой угрозы. И именно поэтому мы развернули войска на востоке. Это было пропорциональное и адекватное решение после того, что произошло на Украине. Испания, как известно, направила свой воинский контингент в Латвию, а также участвует в воздушном патрулировании Прибалтики.

— А какой сигнал Альянс направил России после того, как произошла оккупация Крыма?

— Мы продемонстрировали российскому руководству, что никогда не позволим повторить эту практику по отношению к странам-членам НАТО. В то же время мы дали понять, что не хотим новой холодной войны или гонки вооружений. Россия — наш сосед, поэтому мы будем стараться иметь с ней добрые отношения. На это потребуется много времени, так как нам надо урегулировать негативные процессы, которые сейчас происходят. В настоящее время мы делаем упор на проведение военных учений на границе с Россией, но мы всячески пытаемся избегать повторения трагического события с российским истребителем в Турции.

Мы стремимся выстроить диалог с Россией и регулярно информируем о тренировочных полетах, обсуждаем механизмы снижения риска. Следует отметить, что с 2014 года по 2016 год не было проведено ни одного заседания Совета Россия-НАТО. Раньше таких встреч было проведено семь.

— Как следует расценивать тот факт, что Вы ни разу не встречались с Путиным?

— Я встречался с ним, когда был премьер-министром Норвегии. То, что с Путиным не встречается генеральный секретарь НАТО, лишний раз показывает наши непростые отношения с Москвой. Я считаю, что контакты с Лавровым были бы очень полезны. Не потому, что мы сдаем свои позиции, а потому, что откровенный и открытый обмен мнениями пошел бы на пользу обеим сторонам. Чем выше напряженность в отношениях, тем необходимее диалог.

— Так Вы исключаете усиление конфронтация с Россией или нет?

— Первое, что я хотел бы сказать, так это то, что мы не видим какой-либо непосредственной угрозы со стороны России. Во-вторых, НАТО смогла в течение почти 70 лет поддерживать мир и избегать прямых нападений на ее членов. За всю историю Европы такого никогда не было. Конечно, были конфликты на Балканах или на Украине, но начиная с 1945 года Европа никогда не переживала столь длительный мирный период. В этом заслуга не только НАТО, но и тех гражданских институтов, которые были созданы после окончания Второй мировой войны: ООН, Евросоюз.

НАТО выполняет роль надежного механизма сдерживания. Ее задача — не провоцировать войны, а избегать их.

— Каталонский кризис и возможное вмешательство в него России не волнуют НАТО?

— Я не буду комментировать конкретную роль России в кризисе в Каталонии, я оставляю это правительству Испании. Единственное, что я могу сказать: на протяжении длительного времени мы отмечали определенную закономерность в российском поведении, когда предпринимались попытки оказать влияние на демократические процессы. Это касается распространения дезинформации и кибератак, чтобы вызвать замешательство в рядах гражданского общества.

Вот почему со стороны НАТО предприняты определенные шаги по нейтрализации угроз в соответствии со статьей 5 устава Североатлантического альянса. Мы внимательно отслеживаем то, что происходит в киберпространстве, и готовы адекватно реагировать на возникающие угрозы.

Норвегия. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 июня 2018 > № 2649241 Йенс Столтенберг


Норвегия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 28 февраля 2018 > № 2514629 Татьяна Митрова

Сказки северных морей: как Норвегия развивает рынок сжиженного природного газа

Татьяна Митрова

Директор Энергетического центра Московской школы управления Сколково

В Европе используют норвежский газ для диверсификации источников поставок и рассматривают его как альтернативу российскому. Норвегия при этом серьезно развивает внутренний рынок и новые области его применения

Норвегия является крупным производителем нефти и газа. Очень часто норвежский газ рассматривается в качестве альтернативы российскому — правительства восточноевропейских стран зачастую используют его для диверсификации источников поставок газа. В качестве подобного примера можно привести знаменитое плавучее хранилище и регазификатор Independence для поставок газа в Литву. За этими громкими геополитическими процессами незамеченной проходит активная деятельность правительства Норвегии по развитию внутреннего рынка СПГ.

Норвегия, так же как и Россия, является относительным новичком на рынке СПГ, но при этом развивает внутренний рынок и новые сегменты его применения, например, бункеровку судов СПГ. В этой области Норвегия стала безусловным мировым лидером: по состоянию на 2017 год около половины из более чем 100 судов в мире, использующих СПГ в качестве топлива, приходится именно на эту страну, а в состав норвежского флота на СПГ входят паромы, патрульные суда, буксиры, танкеры и суда снабжения платформ.

Норвегия уже давно активно поддерживает использование СПГ в качестве бункерного топлива: еще в 2000 году началось использование первого в мире работающего на СПГ автомобильно-пассажирского парома Glutra. Заправка топливных резервуаров парома длится около двух часов и происходит раз в четыре-пять дней, когда судно пришвартовано на ночь и пассажиров на борту нет.

Для заправки судов в основных портах Норвегии создавалась соответствующая инфраструктура, при этом обеспечивалось достаточно сбалансированное развитие: вслед за развитием использования СПГ на море почти сразу создается инфраструктура для использования СПГ на суше. В итоге были созданы заправочные станции для грузовиков, объекты бункеровки судов (бункеровочные суда для заправки в море и заправочные комплексы на берегу), вспомогательные пункты хранения. СПГ-заводы и терминалы реализуют СПГ в том числе и небольшими партиями, оказывая услуги по перевалке на заправочные суда и грузовики. Основная часть инфраструктурных объектов принадлежит компании Gasnor (дочерняя компания Shell), которая занимается дистрибуцией газа в Норвегии.

Что касается производства СПГ, то наиболее известным и крупным является завод в Хаммерфесте мощностью 4,3 млн т/год, на который газ поставляется с месторождения со сказочным названием Белоснежка (Snøhvit). Помимо него есть и заводы меньшей производительности: Risavika (0,3 млн т/год), Snurrevarden (0,02 млн т/год), Kollsnes 1 (0,04 млн т/год), Kollsnes 2 (0,08 млн т/год) и др.

При этом норвежские компании из сегмента малотоннажного СПГ стремятся к диверсификации источников СПГ для обеспечения надежного снабжения газом потребителей. Так, в условиях зимы 2017–2018 был подписан контракт между владельцем второго по мощности завода СПГ в Рисавике, принадлежащего компании Skangas, и терминалом Grain LNG в Великобритании. Примечательно, что для поставки СПГ будут использоваться небольшие газовозы из состава флота Skangas и для этого терминал Grain LNG пройдет реконструкцию с целью организации возможности заправки газовозов объемом до 20 000 кубометров. В качестве одной из причин, побудившей к подписанию подобного контракта, является увеличение спроса на малотоннажный СПГ. Рост интенсивности использования газовозов малой вместимости положительно скажется на их экономической эффективности и приведет к снижению издержек по распределению малотоннажного СПГ.

«Кнут и пряник» ради снижения выбросов

Достаточно интересен норвежский опыт стимулирования использования СПГ, который является действенным примером реализации принципа «кнута и пряника» в рамках государственных обязательств по снижению выбросов NOx (оксиды азота — NO, NO2 — приводят к возникновению смога и кислотных дождей, а также могут отрицательно влиять на здоровье человека).

В соответствии с протоколом о борьбе с подкислением, эвтрофикацией и приземным озоном к Конвенции о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния, ратифицированным в Гетеборге в 1999 году, Норвегия обязалась к концу 2010 года снизить выбросы оксидов азота на 30% по отношению к уровню базового 1990 года. Для реализации данной цели с 2007 года действует налог на выбросы NOx (примерно $2,6 за килограмм выбросов на 2017 год), распространяющийся на энергетические установки совокупной установленной мощностью свыше 750 кВт, двигатели, котлы и турбины совокупной установленной мощностью свыше 10 МВт, а также факельные установки на суше и на море.

Однако есть и второй вариант, позволяющий избежать налога: около 950 предприятий, добровольно подписав Соглашение об охране окружающей среды (Environmental Agreement on NOx), вместо налога выплачивают взносы (от $0,5 до $1,3 за килограмм выбросов) в специализированный Фонд NOx, который вносит значительный вклад в сокращение объема выбросов: уже в 2015 году страна достигла национального целевого показателя на 2020 год. Общий объем платежей в Фонд NOx за период 2008–2016 годы составил около $900 млн, из которых примерно 70% приходится на поступления от предприятий нефтегазового сектора.

Компания, подписавшая соглашение, помимо сниженных по сравнению с налогом платежей может получить грант от Фонда для покрытия до 80% инвестиций на реализацию проектов по сокращению выбросов NOx (в том числе на оборудование судов двигателями на СПГ и создание инфраструктуры для СПГ-бункеровки). Поддержка оказывается каждому проекту в индивидуальном порядке, исходя из ожидаемого ежегодного объема снижения вредных выбросов, причем ее объем периодически пересматривается и с 2015 года составляет около $45 за килограмм выбросов для судов на СПГ, чтобы обеспечить необходимый уровень снижения выбросов. Всего в период с 2008 года по 31 марта 2017 года Фондом NOx были поддержаны 69 проектов (от $0,5 млн до $13 млн на каждый, в среднем примерно $4,5 млн), из которых 37 уже реализованы. Общая величина предоставленных грантов для СПГ-судов составила около $320 млн, а сокращение выбросов NOx по сравнению с традиционными видами топлива — 7658 т.

Таким образом, использование механизма, позволяющего компаниям вместо «кнута» (уплаты налога на выбросы) выбрать «пряник» (уплата пониженных по сравнению с налогом отчислений в фонд, а также возможность получить финансирование до 80% инвестиций для модернизации и постройки новых судов, создания инфраструктуры), привело к тому, что на данный момент Норвегия стала мировым лидером по использованию СПГ в судоходстве — очень впечатляющий опыт.

Перспективы СПГ в российской Арктике

В 2017 году министр природных ресурсов России Сергей Донской и Морская коллегия при правительстве России выступили с инициативой по «зеленому судоходству» («гриншиппинг») в российской Арктике. Для успешной реализации данной инициативы проводятся НИОКР и требуется политическая воля для начала перехода на СПГ. Российские амбиции в Арктике достаточно велики, и следует ожидать, что в ближайшие годы арктический флот ждет модернизация и обновление, что дает хороший шанс для перехода на использование СПГ.

Международное взаимодействие в области малотоннажного СПГ может сыграть большую роль в снижении рисков по энергоснабжению потребителей, выбравших этот новый вид энергоносителей. Имеющаяся у границы России инфраструктура малотоннажного СПГ в Норвегии может выступить в качестве резервного поставщика для поставки СПГ потребителям и для бункеровки судов.

России стоило бы активно внедрять опыт Норвегии по использованию СПГ в Арктике для энергоснабжения населения и промышленных проектов, в том числе при развитии бункеровки в прибрежных акваториях, включая перевод судов на использование газа.

* В соавторстве с Мариной Ткаченко (рабочая группа по малотоннажному СПГ Энергетического центра бизнес-школы Сколково)

Норвегия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 28 февраля 2018 > № 2514629 Татьяна Митрова


Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик

Хочешь мира — готовься к войне

Войчех Якубик (Wojciech Jakóbik), Rzeczpospolita, Польша

Действительность ставит перед нами все более сложные задачи. Эксперты из Польши, Норвегии и других стран, а также натовские аналитики размышляют, как приготовиться к потенциальному конфликту. На этом фоне тезисы Януша Корвина-Микке (Janusz Korwin-Mikke) (польский политик, европарламентарий — прим.пер.) о «звериной русофобии» тех, кто указывает на угрозу развязывания третей мировой войны, звучат абсурдно, ведь если мы подготовимся к ней, мы сможем сдержать противника от нападения.

В своем тексте «Патриот покупает комплекс Patriot» известный своими симпатиями к Владимиру Путину Корвин-Микке намекает, что решение польского руководства о покупке у американцев зенитно-ракетного комплекса Patriot могло быть продиктовано «холодным расчетом, на фоне которого маячат доллары», а министром обороны Антонием Мачеревичем (Antoni Macierewicz) движет «звериная ненависть к России». Факты, однако, таковы, что хотя стремление Варшавы нарастить вооружения при поддержке США и других партнеров по НАТО действительно проистекает из холодного расчета, оно опирается на трезвую оценку угроз, и эти угрозы совершенно реальны.

Война будущего

Как будет выглядеть война будущего? В докладе под названием «Инициатива по адаптации НАТО», который подготовил аналитический центр GLOBSEC, представлены два возможных сценария. Какой из них станет реальностью, зависит от того, какие решения примет Североатлантический альянс. Документ показывает, как агрессор (авторы называют агрессором Россию) может воспользоваться слабостью стран-членов НАТО, чтобы нанести по ним неожиданный удар, сравнимый с нападением на Перл-Харбор. Из текста следует, что риск нападения возрастает, в частности, из-за незащищенности критической инфраструктуры и энергетики.

Первый сценарий предполагает, что НАТО не успеет подготовиться к атаке. Описанные события разворачиваются в 2025 году. В Европу вновь хлынул поток беженцев, в Тихом океане усиливается напряженность, связанная с противостоянием США и Китая. Тем временем в Баренцевом море происходит инцидент: россияне размещают большую боевую группу поблизости от Норвегии. НАТО не отвечает шагом, который мог бы сдержать Москву, поскольку его силы, состоящие в основном из американцев, заняты углубляющимся (возможно, из-за действий Пекина) кризисом в Тихоокеанском регионе, а также ситуацией в Средиземноморье, где Россия и Иран спровоцировали гуманитарную катастрофу.

В итоге британский авианосец Queen Elizabeth и его боевая группа подвергаются кибератаке. Над ними зависает облако дронов, все внутренние и внешние каналы связи перестают работать, беспилотные аппараты наносят удар по отдельным узлам корабля.

Российские подлодки получают возможность обойти системы обнаружения и затапливают авианосец. НАТО, не имея возможности адекватно отреагировать на эти действия, вынуждено признать, что Баренцево море (а конкретнее, арктические месторождения), переходит под полный контроль Москвы. Россияне заявляют, что они достигли своей стратегической цели, и призывают Запад вступить в переговоры.

Менее пессимистичный сценарий предполагает, что успевшее подготовиться к такой ситуации НАТО дает ответ на первом этапе конфликта и пресекает его, заставляя Россию отказаться от дальнейшей концентрации сил поблизости от Норвегии. Чтобы предотвратить такое развитие событий, Альянсу придется заняться инвестированием в свой оборонительный потенциал и обеспечить защиту от неожиданных атак.

Подготовиться к неизвестному

Конечно, точно описать конфликты будущего невозможно, а свой отпечаток на прогнозы накладывает наш предыдущий опыт. Мы не смогли предсказать распад Советского Союза и российскую аннексию Крыма. Точно так же сложно предвидеть, как в XXI веке будет выглядеть гипотетический конфликт мирового масштаба.

В прогнозы проникают элементы недавних событий, например, вышеупомянутый захват Крыма. Теперь аналитики полагают, что «зеленые человечки» могут однажды высадиться на Шпицбергене (норвежская территория в Арктике), стремясь проверить готовность НАТО к реакции. По тем же самым причинам они обсуждают вероятность нападения на так называемый Сувалкский коридор, который находится между Польшей и странами Балтии поблизости от Калининградской области.

Однако такой сценарий выглядит не слишком реальным, поскольку в нем используется уже применявшаяся стратегия, а, значит, эффект неожиданность будет отчасти утрачен. Новая мировая война может с равной степенью вероятности напоминать прежние конфликты такого масштаба или полностью от них отличаться. Несмотря на неопределенность, мы, однако, можем уже сейчас предпринять шаги, которые позволят подготовиться к угрозам, представляющимся сейчас абстрактными.

НАТО занимается оценкой новых угроз, а в его секретных аналитических работах появляется тема кибератак, в том числе операций, нацеленных на критическую инфраструктуру, частью которой выступают энергетические объекты. Сценарии, которые обрисовали аналитики GLOBSEC, могут стать реальностью.

Арктические государства уже сейчас ведут споры на тему Шпицбергена, именно поэтому на варшавском саммите НАТО важное место заняла дискуссия о безопасности в Арктике. Кроме того, встает вопрос о путях поставки энергоресурсов. Польские и норвежские аналитики, которые ведут сотрудничество в рамках исследований, посвященных безопасности, указывают, что новые конфликты могут вспыхнуть на маршрутах поставки углеводородов из России (как вторая ветка газопровода «Северный поток»).

Большое значение имеют также территории, расположенные на север от Норвегии. GLOBSEC справедливо отметил, что Москва считает их источником ресурсов на будущее, когда запасы сибирских недр иссякнут, а богатства, которые может скрывать Арктика, станут доступными благодаря таянию льдов. Норвежцы тоже находятся в сложной ситуации: по мере выработки старых месторождений им приходится искать новые. Безопасность Шпицбергена станет ключевой для энергетической безопасности Польши, Норвегии и других членов НАТО. Зависимость от российских углеводородов, в свою очередь, повышает риск атак на объекты этой сферы. Неофициальные источники сообщают, что Альянс уже занимается оценкой масштаба угроз и подготовкой мер защиты.

Романтизм Корвина-Микке

Однако именно политикам отдельных стран придется принимать непопулярное решение о том, что для ответа на неизвестную опасность нам придется наращивать военный потенциал. НАТО может лишь поощрять их к тому, чтобы они сделали ставку на энергетическую безопасность и снизили свою зависимость от России — поставщика, который, как считается, представляет для Альянса наибольшую опасность. Именно политикам придется убедить общество, что на оборону нужно выделить дополнительные средства, как это делает Польша, которая собирается довести расходы на оборонную сферу до 3% ВВП и построить вместе с Норвегией и Данией газопровод Baltic Pipe.

В этом контексте любопытно выглядит дискуссия о комплексах Patriot. Министерство обороны четко заявляет, что оно не согласится покупать их по завышенной цене. В свою очередь, глава оборонного ведомства, продолжает диалог и подтверждает, что Варшава заинтересована в реализации контракта с американцами. Это убедительный аргумент, опровергающий появляющиеся в российских и некоторых польских СМИ тезисы, гласящие, будто Польша вооружается назло России и поэтому готова переплачивать за оружие.

В нецелесообразности шагов, нацеленных на наращивание польского оборонного потенциала, пытается убедить общественность Януш Корвин-Микке, который стремится предстать в роли политического реалиста, а одновременно предлагает вести сотрудничество не с США, а Францией и Россией. На самом деле его позиция не имеет ничего общего с реализмом. Это чистой воды романтизм, предаваться которому перед лицом угрозы с Востока мы никак не можем. Чтобы отдалить эту угрозу нам следует наилучшим образом подготовиться к возможным конфликтам, ведь, как говорится, хочешь мира — готовься к войне.

Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик


США. Норвегия. Китай. Арктика. СЗФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 7 июля 2017 > № 2509684 Александр Храмчихин

ВОЙНА ЗА АРКТИКУ НЕИЗБЕЖНА

Почему по Красной площади 9 мая вдруг прошли арктические войска?

Отчего президент Владимир Путин на недавней прямой линии заговорил о подлодках США, которые дежурят на севере Норвегии? Неужели Арктика всерьез рассматривается не только как территория с огромным экономическим потенциалом, но и как возможный театр военных действий?

Об этом «Мир Новостей» поговорил с Александром ХРАМЧИХИНЫМ, заместителем директора Института политического и военного анализа.

- Александр Анатольевич, проблемами Арктики не занимались десятилетиями и вдруг...

- Из-за глобального потепления началось быстрое таяние покрова Северного Ледовитого океана (причем быстрее всего ото льда освобождается именно российский сектор Арктики). В обозримой перспективе здесь может произойти все что угодно - от полного исчезновения ледового покрова летом и значительного сокращения зимой до малого ледникового периода. Отсюда и тема.

- А что можно сказать о военном аспекте?

- ВМФ России имеет единственный открытый выход в Атлантику - только через Баренцево и Норвежское моря (Северный флот РФ, по сути, является не столько арктическим, сколько атлантическим).

В последнее время в связи с быстрым развитием в США высокоточного оружия появился еще один момент - возможность нанесения кораблями ВМС США (совместно со стратегической и, возможно, палубной авиацией) массированного неядерного удара с помощью крылатых ракет морского базирования «Томагавк» по объектам РФ. Для выполнения этой задачи американские корабли должны наносить удар именно из Арктики.

- Неужели нам нечем будет ответить?

- Ну такой сценарий действительно имеет ряд существенных рисков и ограничений для США. Во-первых, обезоруживающий удар должен быть единственным: возможности нанести второй удар по понятным причинам не будет. Следовательно, в первом и единственном ударе должен быть задействован максимальный потенциал ВМС и ВВС США. Однако концентрация крейсеров и эсминцев ВМС США вблизи российских вод автоматически уничтожит внезапность.

Не будем входить во все тонкости военного искусства, отметим только, что дивизии РВСН, дислоцированные в Сибири, остаются вне зоны досягаемости «Томагавков» даже при стрельбе по ним из арктических вод. Или понадобится увеличение количества топлива за счет сокращения массы боевой части, что не обеспечит поражения высокозащищенной цели даже при прямом попадании.

- Наиболее популярным сценарием вооруженного конфликта является борьба за раздел месторождений углеводородов на арктическом шельфе.

- Однако надо иметь в виду, что сама по себе добыча нефти и газа с океанского дна в условиях даже временного ледового покрова несет такие технологические и финансовые риски, что делает рентабельность проекта весьма сомнительной.

Ни одна нефтяная или газовая компания не пойдет на реализацию подобного проекта, если не будут урегулированы риски юридического, политического и тем более военного характера. То есть никто не начнет явочным порядком добывать нефть и газ на тех участках шельфа, которые являются спорными.

- А борьба за Северный морской путь?

- По аналогичным причинам иллюзорен и сценарий конфликта из-за нерешенности проблем судоходства в Арктике. Кстати, в 2010 году коммерческое транзитное судоходство по Северному морскому пути (СМП) уже началось. Его пионером стал газовоз, доставивший партию сжиженного природного газа из Мурманска в Китай. Его прохождение обеспечивали три атомных ледокола.

С тех пор по СМП было организовано более 30 транзитных рейсов (как внутрироссийских, так и международных) в обоих направлениях, причем некоторые из них были безледокольными. Ни к каким конфликтам это не привело.

Более того, военный потенциал европейских стран, имеющих выход к Арктике и, следовательно, теоретически заинтересованных в ее переделе, сокращается значительно быстрее, чем у России, лишая их возможности какого-либо силового воздействия на ситуацию.

- То есть войны в Арктике не будет?

- При нынешней геополитической конфигурации нет. Но... Ситуация может измениться в том случае, если таяние льдов продолжится, при этом в мире будет нарастать дефицит природных ресурсов, который невозможно будет покрыть за счет разработки месторождений в других частях земного шара. В этом случае цены на ресурсы резко повысятся, что сделает рентабельными проекты по их добыче в Арктике.

- Вы верите в такой поворот?

- Такое развитие событий неизбежно, если продолжится нынешними темпами рост экономики Китая. Если Китай к 2031 году по доходу на душу населения догонит США, то он будет съедать две трети мирового урожая зерна, потребление им нефти поднимется на 500 процентов по сравнению с 2006 годом, что приведет к нехватке 800 млн тонн в год мировой добычи.

Процитирую одного из экспертов: «Та расточительная модель, на которой базируется модернизация Китая, может не только обрушить его экономику, но и истощить мировые запасы ресурсов. То, что было достаточным еще недавно для удовлетворения потребностей «золотого миллиарда», окажется в крайнем дефиците, если к клубу потребителей полноправно присоединится 1,3-миллиардный Китай».

Вот почему китайское руководство и китайские компании уже сейчас проявляют значительный интерес к освоению Арктики, хотя с географической точки зрения Китай никоим образом не может считаться арктической страной. Именно Китай более всего заинтересован в свободном судоходстве через Арктику, поскольку это позволит резко сократить путь из его портов к портам Европы и Северной Америки.

Китай в ближайшие 10-20 лет может создать свои военно-морские базы на побережье Атлантики (например, в Венесуэле, на Кубе, в Анголе), откуда его ВМС получат выход в Арктику.

- Есть ли еще игроки в этой глобальной игре?

- В ресурсах Арктики заинтересованы еще три азиатские страны: это Индия, Республика Корея и Япония. Однако все они значительно отстают от Китая и по размерам вооруженных сил, и в плане влияния.

Совершенно точно можно сказать лишь то, что если Арктика когда-нибудь станет театром военных действий по последнему великому переделу мира, то одним из участников этих военных действий обязательно будет Китай.

Александр Губанов

США. Норвегия. Китай. Арктика. СЗФО > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > mirnov.ru, 7 июля 2017 > № 2509684 Александр Храмчихин


Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162548 Теймураз Рамишвили

Посол России предупреждает: Мы ответим — не только Норвегии, но и всей НАТО

Теймуразу Рамишвили норвежский климат не нравится. И он имеет в виду не только погоду.

Стейнар Сюватне (Steinar Solås Suvatne), Dagbladet, Норвегия

— Погода на улице лучше, чем политический климат между двумя нашими странами.

62-летний Теймураз Рамишвили щурится от теплого весеннего солнышка у окна своего посольского кабинета. За окном — Норвегия и Запад. Здесь в посольстве действуют законы России-матушки. Из кармана темного костюма он извлекает Marlboro Light, осторожно зажимает сигарету между пальцами. Так кошка играет с мышкой.

«Понимаете, разрушить отношения между двумя странами очень просто, а восстановить — очень сложно. Для того чтобы восстановить доверие, нужно много времени».

Он — новый посол России в Норвегии, говорит на хорошо выученном английском, но с заметным акцентом, характерным для всех представителей Восточного блока. Рамишвили был направлен в Норвегию в ноябре 2016 года, это одно из первых его интервью. Если верить российскому МИД, ничего чрезвычайного в решении заменить прежнего посла Вячеслава Павловского не было.

Опытный дипломат Теймураз Рамишвили родился в Тбилиси, женат, у него один ребенок. Карьеру свою начал уже в 1979 году, на советской внешнеполитической службе. До того, как стать послом России в Дании в 2007 году, о Норвегии он знал мало.

Теймураз Рамишвили

• Родился 4 мая 1955 года в Москве. Рос в Тбилиси, в Грузии

• Начал карьеру в МИДСССР в 1979 году

• Ранее был послом России в Южной Корее и Дании

• В здание посольства России в районе Фрогнер в Осло переехал осенью прошлого года.

Актуально: Свежеиспеченный российский посол в Норвегии. К идее размещения натовских ракет на норвежской земле относится критически.

Семья: Женат, есть сын.

Машина: Посольский автомобиль.

Последнее культурное мероприятие: Концерт Филармонического оркестра Осло. Очень понравилось.

Любимое слово: «Obsession» (одержимость). По-английски.

Больше всего сейчас Рамишвили беспокоят ракеты. Правительство Сульберг размышляет, надо ли Норвегии становиться частью противоракетного щита над Западной Европой. Российский посол считает, что Норвегии следует подумать об отношениях с соседом на востоке.

— У России и Норвегии могут быть разные точки зрения на противоракетный щит НАТО. Это нормально. Но добрые соседи должны говорить друг с другом, чтобы найти решение, которое устраивало бы обоих. Россия не хочет милитаризации Арктики, — говорит он и пожимает плечами.

— Мы говорим вам сейчас: Прежде чем Норвегия примет какие-то решения, связанные с противоядерным щитом, ей следует знать о том, что новая политика означает новые последствия.

Рамишвили говорит, что Норвегия должна быть «готова к последствиям», если ракеты НАТО будут размещены.

— Мы ответим. Не только Норвегии, но и всему НАТО, — говорит он.

В то, что означает «ответ», Рамишвили углубляться не хочет. На вопрос о том, не ведет ли он себя сейчас специально провокационно, решительно отвечает «нет».

Рамишвили говорит, что у Норвегии и России в 2017 году большая проблема: дефицит диалога.

— Сегодня Россия регулярно беседует с военно-политическим руководством США, военными руководителями, но не с военным руководством Норвегии. Очень жаль.

— А почему так происходит?

— Об этом вам нужно собственное руководство спросить. Я не знаю. Россия постоянно предлагает Норвегии общаться, — утверждает Рамишвили.

Ему больше хочется поговорить о возможности менее туманного будущего, он считает, что отношения между нашими двумя странами в последние годы существенно ухудшились.

— У наших стран есть история, которой они могут гордиться, они много сотрудничали друг с другом, особенно на севере. Вплоть до 2013 года у нас были близкие отношения. Мы всегда находили решение своих проблем. А сейчас, посмотрите: торговля между Норвегией и Россией с 2014 года по 2016 снизилась на 70%. Меня это удручает. Так быть не должно.

2014 стал поворотным пунктом в истории о маленькой Норвегии и большим медведем на востоке. Норвегия и другие западные страны ввели санкции против России после того, как страну обвинили во вмешательство в беспорядки на Украине. Россия ответила своими ограничительными мерами, в частности, направленными против норвежской семги. А позднее двум депутатам Стортинга не дали визу в Россию.

Посол качает головой и говорит, что многие в Норвегии неправильно понимают — почти демонизируют — Россию. Хуже всего — СМИ, говорит он. Мы способствуем тому, что к России и Путину начинают относиться с подозрением, по словам Рамишвили, к сожалению, некоторые политики это поддерживают.

— Ну, ладно, на небе у нас есть тучки, но еще не совсем темно, — говорит он и повторяет два последних слова в предложении: «Not yet».

Еще посол больше доверяет простым норвежцам, чем норвежским СМИ и норвежским политикам.

— Знаете, у норвежцев много здравого смысла. Вы понимаете.

— Что понимаем?

— То, что не все из того, что говорят и пишут о России, соответствует действительности.

— Некоторые говорят, что Норвегия страдает фобией по отношению к России?

— СМИ страдают. Да и некоторые политики тоже. Но, как я уже говорил: норвежцы — народ разумный. В отличие от других стран население еще не отравлено, — говорит он и повторяет: «Not yet».

— Ведь Норвегия и Россия всегда будут оставаться соседями. И мы должны находить решения вместе, — указывает посол.

Министр экономики и торговли Моника Мэланд недавно побывала в России с официальным визитом, за последние четыре года она стала первым норвежским министром, сделавшим это. И это дает Рамишвили основание смотреть на будущее позитивно. Он называет нефть, туризм и безопасность в качестве областей, где интересы Норвегии и России совпадают.

— Исламистский террор — наш общий враг, так почему же Норвегия и Россия не сотрудничают друг с другом в области безопасности? Терроризм — главная угроза международному миру. Мы знаем, что если США, Европа и Россия объединятся, мы победим в этой борьбе.

Рамишвили смотрит на часы, такие довольно-таки типичные мужские часы на левой руке. Обменивается парой слов по-русски с одним из советников. Потирает руки.

— Good. Now we eat. (Хорошо, а теперь перекусим).

Официант в белых перчатках распахивает двухстворчатые двери и подает русский обед из трех блюд, состоящий из борща, молочного поросенка и яблочного пирога. Посол занимает место за столом и указывает на одного из самых светловолосых сотрудников, присутствующих на беседе, атташе.

— Тимур. Ты похож на норвежца, Давай-ка садись по норвежскую сторону стола, — шутит он.

Тимур, который родом из Санкт-Петербурга и говорит по-норвежски, выполняет распоряжение шефа. Рамишвили говорит, что гостеприимство — типичная русская черта. Жаль, что норвежцы так мало знают о русской культуре и традициях, считает он.

— В Норвегии вас больше всего занимает Россия с военной стороны. Но есть так много хорошего, так много искусства и культуры, которых вы не видите, к сожалению.

— А русские много знают о Норвегии?

— Российские СМИ много пишут о Норвегии, почти одно только позитивное. Я только однажды прочитал нечто негативное, там писали, что в норвежских магазинах, якобы, не хватает салата. Я тогда сам позвонил и сказал, что это не так, «Тут в Норвегии множество салата», вот что я сказал. Сначала эту неверную информацию дала английская газета, — рассказывает он.

— А что из того, что говорят о России, не соответствует действительности, по вашему мнению?

— Что Россия представляет собой большую угрозу, чем террор со стороны исламистов. Что Россия осуществляет масштабные кибер-атаки против Норвегии. Например.

В интервью Magasinet на пасху Йенс Столтенберг рассказал о задачах, связанных с политикой по отношению к России, которая, по мнению генсека НАТО, стала больше самоутверждаться: «Они пытаются восстановить систему, при которой они могут контролировать соседей, как они поступили в Грузии и на Украине. Это мышление, относящее к другому времени, когда сверхдержавы могли доминировать над своими соседями», заявил Столтенберг.

— Эти слова — о другой стране, — отвечает Рамишвили и продолжает:

— Россия не занимается «геополитическим инжинирингом», она последовательно выступает за уважение суверенитета и права народов самим решать свою судьбу. Мы не учим других, как им жить, мы никому ничего не навязываем, не пытаемся добиться односторонних преимуществ.

— И Россия не занимается хакерскими атаками, как утверждают норвежские службы безопасности?

— Мне доводилось слушать много утверждений об этом, но доказательств я не видел никогда. Было бы просто замечательно, если бы кто-то реально мог показать мне примеры российского хакерства до того, как нас начинают ругать в СМИ.

— А есть ли у России в данный момент шпионы в Норвегии?

Один из советников, сидящих за столом, грустно улыбается. Возможно, он привык, что норвежцы скептически относятся к словосочетанию «российский дипломат».

— Вы имеете в виду мужчин с накладными усами и газетами с дыркой, чтобы подсматривать, — уточняет посол.

— Я, во всяком случае, ничего об этом не знаю. Мы черпаем информацию о Норвегии самыми обычными способами и оправляем ее домой.

Молочный поросенок, нафаршированный гречневой кашей, совершает свой второй победный круг за столом. На десерт посол предлагает и кофе, и чай, и коньяк, и говорит, что ему хотелось бы чаще знакомиться с культурной жизнью Норвегии. Он скучает по балету, симфониям и московским театрам. Но, во всяком случае, посла приятно поразила норвежская погода. Тут не так холодно, как он опасался, но отношения между нашими двумя странами хуже.

Шефа — Владимира Путина — Рамишвили характеризует как «a cool guy» (крутого парня), у которого чутье на то, как надо эффективно решать вопросы, он говорит, что Путин понимает Скандинавию особенно хорошо, потому что он родом из Санкт-Петербурга, на самом западе России.

— Опросы показывают, что некоторые норвежцы боятся Путина, особенно после того, как Россия аннексировала Крым.

— Это ваша трактовка ситуации в Крыму. Ну, ладно, в этом Россия и Норвегия не согласны. Но давайте говорить об этом. Давайте объясним Норвегии то, что произошло, вместо того, чтобы бросать обвинения в лицо через СМИ, — считает посол.

— Россия отобрала Крым у Украины. Какие тут могут быть иные толкования?

— Как правило, в случае аннексии речь идет о военном конфликте. Слава богу, ни один человек не погиб, когда население Крыма предпочло покинуть Украину. Подавляющее большинство в Крыму хотели стать частью России. Этого они хотят и сегодня.

Рамишвили не хочет говорить о Дональде Трампе, но посол признает, что отношения между Россией и США должны стать лучше. Бомбардировки Россией Сирии, то, за что Россию многие критикуют, опытный дипломат объясняет следующим образом:

— Мы видели, к чему приводили так называемые революции во время арабской весны, они дестабилизировали регион. Мы думали не столько об Асаде, сколько о том, чтобы избежать того, чтобы был разрушен весь Ближний Восток, если дать терроризму распространиться.

Совершенно очевидно, что Рамишвили — человек, который привык к роли руководителя. Он умело ведет беседу, комментирует, дополняет, совершенно не тушуется, сталкиваясь с требующими времени анекдотами.

Больше всего он хочет говорить не об Асаде или Путине, но о Норвегии, о том, как важно для России и Норвегии вновь стать хорошими друзьями.

— Для начала нам надо прекратить обвинять во всем друг друга.

— Когда вы говорите «мы», вы на самом деле имеете в виду Норвегию?

— Я имею в виду то, что обе стороны должны уважать наши отношения и думать, что говорим, прежде чем мы что-то скажем. Соседям вовсе нет необходимости всегда искать какой-то негатив в адрес друг друга.

— Может ли Норвегия чему-то научиться у России? Ведь наша нация — небольшая.

— Помимо культурной жизни, которая есть у нас в России, в России проживает более ста этнических групп. Норвегия сравнительно недавно столкнулась с проблемами, которые это влечет за собой, в то время как у России многовековой опыт в том, что касается культурного многообразия.

— А чему вы можете научиться у нас?

— Солидарности между людьми, идее равенства между соседями в одной и той же стране. Мне это в Норвегии очень нравится.

— А климат?

— Он сейчас становится мягче. И, надеюсь, не только в смысле погоды, но и в других областях.

Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162548 Теймураз Рамишвили


США. Норвегия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143160 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО: Я все время пытаюсь найти баланс

Генсеку НАТО не нравится мысль о том, что все когда-то кончается.

Вигдис Алвер (Vigdis Alver), Dagbladet, Норвегия

Генеральный секретарь НАТО успел сменить синий шерстяной свитер на костюм с галстуком, быстрыми и решительными шагами он идет по многочисленным коридорам штаб-квартиры, которые скоро станут устаревшими. Брюссель, утро понедельника. В родной Норвегии вскоре начнется предвыборная кампания, но бывший премьер-министр и лидер Рабочей партии впервые за 44 года не будет играть никакой роли во время выборов в Стортинг.

«Честно говоря, немного странное чувство», — говорит Столтенберг.

Политическая цикличность определяла практически всю его жизнь. Начиная с далекого 1973 года, когда он в 14 лет принял участие в своей первой предвыборной кампании: он тогда был членом АУФ (молодежная организация Рабочей партии — прим. ред.) и думал, что стоит ему разнести предвыборные буклеты по всем подъездам, и Рабочая партия победит.

«Сейчас мое место — на трибуне. Никто не сомневается в том, какую команду я поддерживаю, но никакой роли мне не отведено. Я больше не норвежский политик, и мне не следует участвовать, да я и не могу это делать. Приходится отвыкать и от избирательных кампаний, и от переговоров по бюджету, — решительно говорит он. — Возможно, я буду смотреть некоторые дебаты по телевизору, но не знаю, стоит ли. Потому что я очень завожусь».

То, что предстоит делать Столтенбергу, — это продолжать возглавлять НАТО в «самой серьезной ситуации для безопасности после окончания холодной войны», именно так написано в ежегодном отчете, который он вскоре представит мировой прессе в одном из залов заседаний НАТО.

Проходя по коридору дальше, сопровождаемый советником по стратегическим коммуникации Стейном Хернесом (Stein Hernes), «правой рукой» Столтенберга, и пресс-секретарем НАТО Оаной Лунгеску (Oana Lungescu), генсек НАТО бросает взляд за окно. На улице, по другую сторону охраняемого входа и дороги, высится здание, которое напоминает самолетный ангар, но которое на самом деле является новым зданием штаб-квартиры НАТО. Скоро оно будет готово к переезду.

Это здание рассчитано на будущее.

«Я говорил с Трампом по телефону на предмет того, не хочет ли он взять на себя официальное открытие», — говорит Столтенберг.

«Поскольку его интересует недвижимость, он привык открывать новые здания», — добавляет он, чтобы показать, что шутит.

Американского президента ожидают на саммит НАТО в мае. С тех пор, как магнат в области недвижимости стал 45-м президентом США, экономический взнос членов НАТО в бюджет альянса стал горячей темой. В 2014 году государства, входящие в НАТО, приняли решение тратить на оборону в течение десятилетия как минимум 2% своего ВВП. Дональд Трамп требует, чтобы страны, не составившие никакого плана для достижения цели, сделали это. А страны, у которых такой план уже есть, должны прибавить скорость.

«Мы много лет могли сокращать наши военные бюджеты, потому что холодная война была позади. Я и сам выступал за это, будучи министром финансов Норвегии. Но мир изменился, после 2008 года напряженность возросла, — говорит Столтенберг. — И инвестиции в оборону — вовсе не то, что пришло в голову только США. Все 28 членов НАТО посмотрели друг другу в глаза и согласились, что цель — 2%».

— А что вы думаете о том, как Трамп пока справляется со своими президентскими обязанностями?

«Я предпочел бы говорить об оборонной политике и политике безопасности, — отвечает генеральный секретарь. — Трамп и его команда совершенно ясно и недвусмысленно заявили об одном: США сохраняют свои обязательства, связанные с НАТО, и гарантии безопасности для Европы, и они понимают ценность сильной НАТО. Мир в Европе важен и для США».

Сильная НАТО в неспокойное время. С трибуны в зале, заполненном журналистами, Столтенберг знакомит собравшихся с основными положениями ежегодного отчета, в частности, говорит о террористической угрозе и кибер-атаках, угроза возникновения которых стала более частой.

«Сегодня мы в большей степени живем в серой зоне, чем раньше», — скажет он позднее.

Йенс Столтенберг

• Родился 16 марта 1959 года.

• Семья: женат на Ингрид, у них двое детей.

• Лучшее качество: видеть решения и находить компромиссы.

• Худшее качество: чересчур любит поучать и слишком дотошный.

• Что читает: помимо рабочих документов, я читаю много исторических книг и биографий.

• Что смотрит: телесериалы.

• Что слушает: Боба Дилана, Леонарда Коэна и Дженис Джоплин.

• Кем восхищается: женщинами и мужчинами, которые служат, чтобы обеспечить нашу безопасность.

• Чего боится: что с теми, кого я люблю, может что-то произойти.

• Каким ему хотелось, чтобы его помнили: человек, который всегда делал все, от него зависящее.

«Мы должны привыкнуть к тому, что сейчас не вполне мир и не вполне война. Раньше войны имели очевидное начало и конец, они были четко ограничены географически. Люди знали, кто с кем воюет. Сегодня мы не всегда знаем, когда война начинается или когда она заканчивается. Когда на самом деле началась война против ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ, — прим.ред)?— спрашивает он.

«Разумеется, она идет в Сирии и Ираке, но также и в Орландо, и в Париже, и в Индонезии. И, — говорит он. — в киберпространстве. Подобные гибридные войны означают очень неясный и скользящий переход между войной и миром, такого у нас раньше не было».

По данным, содержащемся в ежегодном отчете НАТО, в 2016 году организация подвергалась 500 кибератакам в месяц — это на 60% больше, чем годом ранее. Столтенберг характеризует их как серьезные. Немецкий Рейхстаг, Демократическая партия в США, французские беспилотные суда, телестанции, а также норвежские учреждения — все, якобы, подвергалось атакам.

«Мне помогли разобраться с этим те, кто работает над проблемой ежедневно, и перспективы — довольно пугающие», — говорит он. — Они решаются по-другому.

— Ведут ли Россия и Путин гибридную войну против Запада?

«В том, что Россия сознательно стоит за разными диверсиями, я совершенно уверен. Об этом свидетельствуют разные национальные доклады. Но не всегда легко понять, кто стоит за кибер-атакой. И даже когда мы видим, откуда она осуществляется, нельзя утверждать, что за ней стоит государство. Поэтому мы должны проявлять осторожность, когда заявляем, что точно знаем, кто там, на другом конце. Это может быть кто угодно — от отдельных личностей и до хакеров и государств. Но, — говорит генеральный секретарь НАТО, — принимая во внимание масштабы больших атак, они наверняка осуществлялись государством. Многие разведывательные службы четко указывали на то, что это Россия, но Россия не может быть источником всего, тут все еще много неясного.

Пресс-конференция в зале заседаний подходит к концу. Столтенберг принимает вопросы в отведенное время, пока пресс-секретарь не вмешивается и не приглашает на отдельные беседы во время приема для прессы. И вновь шеф НАТО идет по коридорам. Но когда он и его сотрудники входят в большой и залитый солнцем зал приемов, они оказываются там в одиночестве.

Нет никого из списка гостей.

Столтенберг проходит по ковру, мягкому и желтому.

«Как хорошо, что никто не пришел», — говорит он и делает глоток апельсинового сока.

Вдоль стены — шведский стол с искусно сделанными канапе. Столтенберг прислоняется к круглому столу-стойке. Повар тончайшими ломтиками нарезает вкуснейшую ветчину. Главный начальник к еде не притрагивается. Ждет.

«Они все пишут то, что должны передать, ничего страшного», — говорит советник по коммуникациям Стейн Хернес.

Проходят минуты, в дверях появляются журналисты и фотокорреспонденты.

«Немцы первые», — говорит он и улыбается немецким журналистам, прежде чем обменивается с ними рукопожатием.

И вскоре он уже окружен большой толпой. Гул голосов, щелчки камер. Хернес смотрит на часы. Пора заканчивать.

«Укладываемся в график?» — спрашивает шеф, идя вниз по коридору.

«Нет, опаздываем», — констатирует Оана Лунгеску.

Sky News и CBS получают каждая по семь минут на беседу с генсеком НАТО в телестудии штаб-квартиры. Столтенберга гримируют, включаются камеры. В аппаратной получает свои минуты The Wall Street Journal, а в другом зале заседаний, на втором этаже, команда, которая писала и оформляла ежегодный доклад, ожидает, что шеф зайдет и поблагодарит ее за работу.

«Думаю, что тем, кто будет его читать, он понравится. Мне лично нравится», — говорит, вызывая хохот, Столтенберг, когда, наконец, появляется.

«До того, как я серьезно занялся политикой, я два года работал в Центральном статистическом агентстве. У меня там отпуск — на 26 лет. Если выгонят из НАТО, вернусь на старую работу!»

Он собирает всех, чтобы сделать групповой снимок, советник по коммуникациям Хернес щелкает мобильником, и шефу приходится идти дальше.

Накануне вечером: Столтенберг усаживается за столик в кафе в парке Boise de la Cambre на востоке города, недалеко от того шикарного отрезка улицы, где живет в резиденции вместе с женой, послом в Бельгии Ингрид Шулерюд (Ingrid Schulerud). Сопровождаемый вооруженными охранниками — они всегда поблизости, он идет по тропинкам среди высоких деревьев и говорит о том, как же ему нравится этот зеленый оазис, ведущий к огромному «лесу Астерикса и Обеликса», а потом в деревню. Именно это его свободное пространство. Здесь он может часами ездить на велосипеде, это место он называет «моя местная Нурдмарка» (Nordmarka — большой лесной район к северу от Осло, любимое место отдыха горожан, — прим.ред.)

«Я люблю Норвегию. Сейчас, когда не живу в Норвегии, я люблю ее еще больше. Но я все лучше и лучше чувствую себя и в Брюсселе, и в НАТО», — говорит он.

Иногда Столтенберг ездит в штаб-квартиру на велосипеде через парк и лес. Жесткий темп работы требует, чтобы он поддерживал свою физическую активность. Того же требует и болезнь. С середины 1980-х годов Йенс Столтенберг болен ревматическим заболеванием — болезнью Бехтерева, но он никогда не позволяет диагнозу разрушить его мечты или распоряжаться его жизнью. Болезнь Бехтерева неизлечима, но Столтенберг говорит, что с годами симптомы стали более приглушенными.

«Сейчас она мне менее докучает, чем раньше. Иногда все тело как деревянное, но тут трудно сказать — от болезни это или от старости, — смеется он. — И еще у меня есть лекарства, которые помогают — я многим обязан медицине».

Большинство посетителей кафе сидят внутри. Но под ногами Столтенберга скрипит гравий, и он рассказывает, что на самом деле не слишком хорошо знает город. Он либо на работе, либо дома в резиденции — или здесь, на природе, в парке или лесу.

«На городскую жизнь с походами в ресторан времени меньше, чем я ожидал, когда мы сюда переехали, — признается он. — Но в Норвегии то же самое. Тут все в основном проводят время дома, в том районе, где живут».

Домой в Норвегию он звонит практически каждый день — отцу — бывшему министру иностранных дел Торвальду Столтенбергу.

«Торвальд всегда берет трубку, где бы ни находился. Даже когда выступает с трибуны. Он тогда только прерывает выступление и немного со мной говорит».

Вовсе необязательно говорить долго. Они говорят о повседневных вещах, рассказывает он.

«О том, что я делал в течение дня, будут у него или у меня к ужину гости, или когда мы увидимся в следующий раз. Для меня это ежедневное общение очень важно».

Он, наконец, получил возможность сделать перерыв в штаб-квартире и сидит с чашкой кофе в собственном кабинете в глубине штаб-квартиры альянса. Там, на стене — темно-синий ковер во всю стену, и только эмблема НАТО в белом выбивается из общего фона, и большой письменный стол.

— А что самое трудное для вас как генсека НАТО?

Столтенберг задумывается, а потом отвечает:

— Сталкиваться с террором. На границе с Сирией, в Париже или здесь в Бельгии — сталкиваться с людьми, которые боятся нового нападения. Это оставляет сильное впечатление — террор, который так близко к нам, который на наших улицах.

«А еще то, что мы теперь с Россией встречаемся совершенно иначе, — продолжает Столтенберг. — Это наш сосед, страна, с которой я много лет тесно сотрудничал как норвежский политик. Но Россия — ядерная держава, это держава, которая также стала использовать ядерные угрозы в своих учениях и в своем лексиконе. И тем не менее: Россия есть и останется нашим соседом. А вот ИГИЛ — другое дело: их необходимо уничтожить».

Зимой Михаил Горбачев, последний президент СССР, предостерегал от того, что, по его мнению, является опасной гонкой вооружений между мировыми сверхдержавами. Он написал в журнале Time, что все указывает на то, что мир готовится к войне, и что отношения между этими государствами стали хуже.

— Существует ли опасность новой большой войны?

«Я не вижу никакой непосредственной угрозы большой войны, но мир стал менее предсказуемым и менее безопасным. Мы все время живем в страхе перед террористическими атаками, но это угроза другого рода. Она приходит без предупреждения».

Он называет город, в котором живет, Брюссель, Париж — и Осло. На стене слева от него — фотография Утёйи (Utøya — остров недалеко от Осло, где Брейвик осуществил свой теракт в 2011 году, — прим. ред.).

«К сожалению, страх перед террором реален. Но страх не должен заставлять нас молчать», — говорит генсек НАТО и возвращается к стране, с которой Норвегия соседствует на востоке.

«Я все время пытаюсь найти баланс. Мы должны вкладывать больше денег в оборону, но нам не нужна гонка вооружений. Мы должны четко обозначать нашу позицию в разговорах с русскими, но мы должны разговаривать с русскими. Крайности очень редко бывают правильным вариантом. Моя задача — подчеркивать серьезность имеющихся угроз, но вместе с тем не провоцировать, не преувеличивать и не делать все более опасным, чем оно является в реальности».

В январе Klassekampen (норвежская газета, — прим. Ред.) написала, что правительство создало экспертную группу, которая должна рассмотреть возможности норвежского участия в системе противоракетной обороны НАТО. Россия отреагировала резко. В марте Путин через своего посла в Осло Теймураза Рамишвили предостерег Норвегию: в худшем случае, по мнению русских, это может привести к «катастрофическим последствиям как для Европы, так и для мира в целом».

— Есть ли у нас основания бояться Путина?

«Я не использую слово "страх". Я говорю, что нам надо научиться обращаться с Россией, которая стала больше самоутверждаться, в том смысле, что они попытались восстановить систему, при которой они могут контролировать соседей, как они поступили в Грузии и на Украине. Это, — говорит Столтенберг, — мышление, относящее к другому времени, когда сверхдержавы могли доминировать над своими соседями».

Его жизнь сильно изменилась за последние несколько лет. Его мать, Карин, умерла в 2012 году, младшая сестра Нини — в 2014 году. Дети больше не живут в родительском доме. Карьера в норвежской политике — позади, ему 58, скоро будет и 60.

«Мой «кризис 50 лет» начался, когда мне едва исполнилось 40», — говорит он.

— Мне казалось, что это так серьезно — что я прожил уже половину своей жизни. Мне и теперь кажется, что нет ничего хорошего в том, что большая часть жизни уже прожита, но я не так остро это воспринимаю, как тогда. Накануне моего 50-летия меня это волновало. Но это объясняется тем, что я люблю жизнь. Мне всегда казалось, что я еще могу что-то исправить. Мне нравилась эта мысль, — говорит Столтенберг и думает, например, о карьере ученого, которой не получилось.

Как экономист он мог бы заниматься макроэкономическими моделями и экологической экономикой, учитывая его докторскую степень.

«Постепенно я понял, что выбрал политику. И я не жалею об этом, мне довелось повстречаться со множеством потрясающих людей. Но мне жаль того, от чего пришлось отказаться. Я охотно прожил бы несколько жизней».

«Мне не нравится думать, что что-то должно закончиться».

США. Норвегия. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143160 Йенс Столтенберг


Россия. Норвегия > СМИ, ИТ > dknews.kz, 22 декабря 2016 > № 2016531 Сергей Карякин

Сергей Карякин: А Магнуса Карлсена я победил в Астане

Без преувеличения, Сергей Карякин на всем постсоветском пространстве стал человеком ноября, если не всего года. Внимание многих, особенно молодых людей, было приковано к блестящему турниру за мировую шахматную корону, в которой сошлись россиянин Сергей Карякин и действующий чемпион мира Магнус Карлсен.

Алевтина ДОНСКИХ

Это было действо, от которого, кажется, замерла вся планета – два двадцатишестилетних гроссмейстера подняли шахматы и над спортом, и над искусством игры, и над классическим бизнесом. The Independent написала даже: «Шахматный чемпионат – самое волнующее спортивное событие на планете». Каждый матч в среднем смотрели 6 миллионов человек, в финале – раза в два больше. Мы продали 25 тысяч платных подписок – стало понятно, что это бизнес».

Сыгранные 12 партий не выявили победителя – Сергей играл на равных с чемпионом. И хотя в тай-брейке Карлсен одержал победу со счетом 3:1 и сохранил звание чемпиона мира, популярность Сергея Карякина и интерес к шахматам взлетели до небес. В том числе и в Казахстане. Нашему изданию, благодаря поддержке «Альпари», удалось сделать блиц-интервью с Сергеем Карякиным. Надеемся, этот эксклюзив станет настоящим новогодним подарком всем казахстанским поклонникам этой древней игры.

– Сергей, в Казахстане шахматы популярны, и очень многие казахстанцы – не только шахматисты – активно болели за вас. А как вы оцениваете уровень казахстанской шахматной школы, с кем из нашей страны вам приходилось играть?

– В Казахстане, как и в остальных бывших республиках СССР, шахматам всегда уделялось большое внимание, так что фундамент заложен серьезный. Особенно большой прогресс в женских шахматах, а также в работе с детьми. Думаю, что совсем скоро в республике должен произойти существенный скачок.

Знаю, что шахматам помогает государство, а это очень важно. Сам я с удовольствием играю в Казахстане. В Астане-2012 я одержал одну из самых значимых побед в своей карьере. Я стал чемпионом мира по быстрым шахматам, обогнав Магнуса Карлсена.

– В интервью одному каналу вы высказались в том духе, что только самый высокий уровень позволяет шахматисту на игре зарабатывать. Стоит ли заработок делать целью начинающим шахматистам или к вершине ведет другая мотивация?

– У каждого мотивация своя, и нет ничего плохого в том, что кто-то добивается цели ради денежного приза. По сути, спорт – это работа, и за нее платят зарплату, но хорошо зарабатывают в спорте призеры и победители.

То есть, качественные профессиональные навыки и высокие достижения везде имеют материальное поощрение. Другое дело, что для того чтобы стать этим победителем, нужно немало инвестировать в себя, это касается и знаний, и денег, и времени. Вот на этом этапе нужно иметь очень сильную мотивацию духа, чтобы хотеть, верить и просто идти несколько лет вперед.

Нужно просто любить шахматы, иметь большое трудолюбие и страсть. Так что, на мой взгляд, начинающим шахматистам нужно в первую очередь ориентироваться на свой интерес и увлеченность шахматами, а уже потом, достигнув определенного уровня, ставить перед собой амбициозные цели, в виде званий и денежных премий.

– Сергей, мы попросили юных шахматистов задать вам свои вопросы. Один вопрос от Айяны Курганбаевой (18 лет, Астана): «Героем какой книги вы бы хотели стать и какой суперспособностью обладать?»

– Я не люблю говорить неправду. Вы знаете, что я настолько много занимаюсь шахматами, что у меня почти нет времени на художественную литературу. Вот все собираюсь прочитать «Защиту Лужина». Но никак не дойдут руки. А если немного пошутить, то, наверное, мог бы сравнить себя с Остапом Бендером на доске. Иногда очень важно перехитрить соперника, усыпить его бдительность и добиться цели.

– Еще один вопрос от юного шахматиста Жангира Калиякперова (10 лет, Алматы): «Сергей Александрович, расскажите, пожалуйста, как вы готовились к матчу на первенство мира, какой был ваш график, и кто из игроков был вашим консультантом? И второй вопрос – какой дебют является для вас любимым?»

– Я готовился к матчу полгода, и мне была оказана вся необходимая поддержка. Я буквально не вылезал со сборов. Я – человек южный, люблю море, поэтому старался готовиться к матчу, находясь поближе к воде. Долгое время готовился в пансионате около Сочи. Последние двадцать дней я провел в Майами, опять же рядом с морем. Так что все в привычных для меня условиях.

Спасибо моим партнерам, «Альпари» и ВСМПО-АВИСМА, чья поддержка помогла мне реализовать подготовку на высшем уровне. Все это время со мной рядом была очень мощная команда тренеров. Со мной занимались и шахматами, и футболом, и волейболом, и теннисом, и другими видами спорта, чтобы быть готовым к матчу всесторонне.

Мой штаб не засекречен – это шахматные специалисты – Юрий Дохоян, Владимир Поткин, Александр Мотылев, Шахрияр Мамедьяров. Тренер по физике и массажист – Виталий Кожанов. Все остальные вопросы закрывает мой менеджер и близкий друг Кирилл Зангалис.

Как такового любимого дебюта у меня нет. Все зависит от соперника, от типа позиции. В Нью-Йорке мы очень долго дискуссировали в испанской партии. Но никому не удалось чем-то принципиально удивить. Сейчас, в современных шахматах, это сделать очень сложно. Основную борьбу мы завязывали в миттельшпиле.

– И напоследок шутливый, предновогодний вопрос: какую черту характера вы бы позаимствовали у «гроссмейстера» Остапа Бендера?

– Действовать смело. Побольше юмора и не быть ханжой – людям это нравится, но без уголовщины – кодекс мы должны чтить!

P.S. Когда материал готовился к печати, стало известно, что шахматист Сергей Карякин стал лауреатом премии «Серебряная лань» Федерации спортивных журналистов России.

Россия. Норвегия > СМИ, ИТ > dknews.kz, 22 декабря 2016 > № 2016531 Сергей Карякин


Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917676 Йенс Столтенберг

Столтенберг о советском экспортном скандале

Йенс Столтенберг признается, что Норвегия помогала русским ослаблять безопасность Норвегии и НАТО

Хелль Персен (Kjell Persen), TV 2 Norge, Норвегия

В пятницу бывший премьер-министр Йенс Столтенберг выпустил автобиографию «Моя история».

В книге он рассказывает, что долгое время отказывался опровергать слухи о том, что он, якобы, гомосексуалист. В 2013 году он был готов поставить на карту судьбу «красно-зеленого» правительства, а Тронд Гиске (Trond Giske) и Юнас Гар Стёре (Jonas Gahr Støre) давали ему противоречивые советы.

В то время, когда Столтенберг был министром экономики, он посетил бывшую верфь в Северодвинске, на которой строились атомные подводные лодки. Тогда на верфи старые подлодки превращали в металлолом, но директор предприятия вовсе не стыдился военного прошлого верфи.

«Мы гордимся нашими подлодками», заявил директор верфи Столтенбергу, если верить репортажу в Aftenposten от 11 октября 1996 года.

В «Моей истории» генеральный секретарь НАТО вспоминает скандальную историю о том, как Норвегия в течение многих лет помогала русским делать бесшумные подводные лодки.

Государственное предприятия было глубоко вовлечено в торговлю с Советским Союзом

TV 2 ранее рассказывал о том, как американские политики в 1987 году обвинили принадлежавшее государству оружейное предприятие Kongsberg Våpenfabrikk в предательстве. ЦРУ обнаружило, что Норвегия поставляла современное программное управление для фрезерных станков, которые направлялись на судостроительную верфь советского военно-морского флота в Ленинграде.

США давили на Норвегию, и это стало одним из самых серьезных кризисов в отношениях между двумя странами после 1945 года. Благодаря фрезерным станкам русские могли производить пропеллеры для подводных лодок, которые снижали уровень шума в 20 раз и, соответственно, уменьшали возможности НАТО их обнаружить.

Американские политики негодовали из-за того, что стратегическое положение НАТО оказалось под угрозой, они утверждали, что незаконная продажа станков Советскому Союзу нанесла большой ущерб национальной безопасности США.

Дело расследовалось Полицейским управлением Драммена (город в Норвегии в губернии Бюскерюд, — прим. ред.), которое обнаружило, что государственное предприятия было глубоко вовлечено в торговлю с Советским Союзом. Незаконный экспорт имел гораздо большие масштабы, чем это утверждали американцы, написано в докладе полиции от октября 1987 года.

Происходили масштабные нарушение так называемых правил КОКОМ (Координационный комитет по экспортному контролю, КОКОМ (Coordinating Committee for Multilateral Export Controls, CoCom) — международная организация, созданная в 1949 году для многостороннего контроля над экспортом в СССР и другие социалистические страны), которые должны были помешать экспорту подвергшихся эмбарго продуктов Восточному блоку. Документы предприятия Kongsberg Våpenfabrikk, обнаруженные телеканалом TV-2 в Государственном архиве в Конгсберге, говорят о том, что торговля с Советским Союзом началась еще в конце 1960-х годов.

Но несовершенное законодательство и короткие сроки давности привели к тому, что под подозрение попал только один человек, его и осудили. Это был британский торговец Бернард Грин (Bernhard Green). Во время судебного процесса против британца командующий норвежскими вооруженными силами Виглейк Эйде (Vigleik Eide) сообщал, что ущерб был нанесен безопасности не только США, но и Норвегии.

«Русские что-то затевают»

По словам Йенса Столтенберга, было похоже, что русские собирались продемонстрировать фрагмент этой истории во время визита в 1996 году, и в книге он утверждает, что предприятие Kongsberg Våpenfabrikk также продавало технологии этой верфи. То, что он относит эту продажу к 1988 году, не может быть верным, потому что компания прекратила существование годом раньше.

Но одновременно с этим Столтенберг прямо признает, что государственное предприятие, которое с 1970-х годов было одним из двух идеальных предприятия Рабочей партии (Норвежская социал-демократическая партия, – прим. ред.), помогало русским ослаблять безопасность Норвегии и НАТО:

«Когда я в 1996 году посещал верфь, то понял, что русские что-то затевают, они повели меня через много запертых дверей в здание в глубине территории верфи. В конце концов, мы оказались в комнате, где что-то было поставлено на пьедестал, но прикрыто тканью. Похоже было на памятник, который должны были открыть. Ткань сдернули, и я увидел станок. На нем был логотип предприятия Kongsberg Våpenfabrikk. Это был станок для производства пропеллеров; технология из Конгсберга и японской Toshiba обеспечивали подлодкам более бесшумный ход, таким образом, обнаруживать их становилось сложнее. Соответствующая технология была продана Советскому Союзу восемью годами ранее. Это был скандал. Американцы были в ярости. Сейчас русские показывали станок мне, но все добродушно посмеивались. Было очевидно, что холодная война уже позади».

Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917676 Йенс Столтенберг


Россия. Норвегия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 16 марта 2016 > № 1687932 Светлана Ишмуратова

«Ответственность за результат должны разделить все»

Двукратная олимпийская чемпионка Светлана Ишмуратова

Оксана Тонкачеева

Сборная России по биатлону не смогла завоевать ни одной медали в 11 гонках прошедшего в норвежском Холменколлене чемпионата мира. Это худший результат в новейшей истории нашей страны. Провальное выступление россиян «НИ» прокомментировала двукратная олимпийская чемпионка по биатлону, заместитель начальника ЦСКА Светлана ИШМУРАТОВА.

– Светлана, первый вопрос до безобразия банален: кто виноват и что делать?

– В спорте есть поговорка: выигрывает спортсмен, проигрывает тренер. Не всегда она справедлива, потому что тренерская профессия тяжела и неблагодарна. Однако сейчас я с такой постановкой согласна. Правда, с одним уточнением – отвечать за результат должны все. И президент Союза биатлонистов России, и правление СБР, и спортсмены, и тренеры. Чиновники организуют и готовят сборы, покупают билеты, обеспечивают непрерывный тренировочный процесс, тренеры им руководят, спортсмены выступают. Это их совместная работа, финансируемая в том числе и на деньги налогоплательщиков, поэтому отделять кого-либо из этой цепочки я бы не хотела.

– Тотальное безмедалье многие сейчас объясняют вынужденным отказом биатлонистов от мельдония...

– Сваливать все на один препарат просто смешно. Тем более у нас в команде, насколько я помню, применение милдроната никогда особо не практиковали. Так рассуждать могут только дилетанты. На самом деле меня по ходу сезона настораживали многие вещи. Помню, когда еще на шестом этапе Кубка мира наши девочки стали прибавлять в скорости и проигрывать соперницам меньше минуты, появились мысли: а не рано ли мы проснулись? Не рано ли выходим на пик формы?

– А разве ситуацию, когда один из лидеров Дарья Виролайнен на протяжении всего сезона жалуется на свое здоровье, можно назвать нормальной?

– Не понимаю, что могло случиться с Ольгой Подчуфаровой, которая на чемпионате мира вышла на один старт и больше мы ее не видели. Это какое должно быть состояние у спортсмена, что он отказывается от гонок? Помню, у нас в команде никто внимания не обращал на болячки. Хромой ты или косой, выходишь на старт и бежишь! Попасть в состав на чемпионат мира уже было счастьем.

– А если говорить о мужской команде?

– У ребят в целом ситуация лучше. Видно, что есть конкуренция, молодежь поддавливает. Очень рада, что в мужской команде есть и наши армейские спортсмены – Антон Бабиков, Максим Цветков, которые все-таки показывают борьбу. Бабиков, на мой взгляд, вообще проводит хороший сезон, прекрасно выступил на чемпионате Европы. Да и на чемпионате мира Антон соревноваться может, он это показал…

– А что случилось в Норвегии с Евгением Гараничевым?

– Когда в подсознании остается страх промаха, а у него он остался – это очевидно, справиться с проблемой очень трудно. Стоит один раз промахнуться, как тут же всплывает все, что за этим следует: штрафной круг, упреки болельщиков…

– А почему Антон Шипулин не смог завоевать ни одной медали?

– Могу только предполагать, потому что трудно говорить что-либо, когда находишься вне команды. Мне кажется, Антон уже миновал пик формы. Не было у него той легкости, игривости, которая сквозит в каждом движении, когда ты находишься в своих лучших кондициях. Какой-то он был тягучий, тяжеловатый, на мой взгляд. Может, приболел, может, акклиматизация сказалась.

– По мнению старшего тренера мужчин Рикко Гросса, проблемы россиян кроются в стрельбе. Вы с этим согласны?

– Нет. Посмотрите на ту же Катю Юрлову, когда она с одним промахом в масс-старте не попала даже в десятку… Дело не только в стрельбе. И на лыжне у нас ребята много проигрывают. Если у Шипулина это еще не так критично, то у остальных довольно ощутимо. О девочках вообще не говорю. Проиграть меньше минуты для них уже праздник.

– А вот Виталий Мутко считает, что все наши проблемы в организации и тренерах.

– Если поискать, всегда можно найти крайнего. Но я еще раз повторю: все работают на результат и все за него отвечают. Хотелось бы, чтобы пошла наконец отдача от специалиста по функциональной подготовке в женской команде (Сергей Ефимов. – «НИ»). А то он столько лет уже работает, а результаты как были на нуле, так и остались. Плюс я давно не слышала, как работает наша комплексная научная группа. Не может ведь быть все хорошо, если человек пластом лежит.

– А Гросс на своем месте, как вам кажется?

– Я к нему хорошо отношусь. Он отличный спортсмен, у него есть определенный опыт работы тренером в немецкой команде. Но я также хорошо и к его предшественникам отношусь: Владимиру Королькевичу, Вольфгангу Пихлеру, Анатолию Хованцеву. Все они действительно классные специалисты. Просто им не дали возможности нормально поработать с командой. За один год спортсмена подготовить очень сложно.

– Подчуфарова, говорят, со следующего сезона переходит на самоподготовку...

– И правильно. Я бы поступила точно так же. Судя по тем результатам, которые у нее в этом году были, однозначно нужно что-то менять в тренировочном процессе. Дисциплина? Если атлет понимает, для чего он вообще в спорте, его не нужно заставлять работать. Единственное, когда готовишься индивидуально, в группе должны быть два-три человека, чтобы создавалась хоть маленькая, но конкуренция. Бывают ведь такие моменты, когда приходится переваривать огромные нагрузки, терпеть. И когда тянешься за кем-то, легче все переносишь. И тренер, конечно, должен быть очень хороший. Которому веришь.

Россия. Норвегия > СМИ, ИТ > newizv.ru, 16 марта 2016 > № 1687932 Светлана Ишмуратова


Норвегия. СЗФО > Миграция, виза, туризм > barentsobserver.com, 29 июля 2015 > № 1458504 Андрей Шалев

Новые визовые требования могут стать помехой сотрудничеству

Когда шенгенские страны и Россия введут встречные требования о биометрических визах, это может иметь серьёзные последствия для трансграничных поездок и сотрудничества.

С 14 сентября российские граждане, желающие получить шенгенскую визу, должны будут лично являться в консульства, чтобы сдать отпечатки пальцев и сфотографироваться. Россия не отстаёт и в скором времени вводит аналогичные требования для граждан стран Шенгенского союза.

Это может оказаться очередным барьером на пути сотрудничества между Россией и соседними странами.

«Из-за новых правил, несомненно, люди станут меньше путешествовать, – говорит в интервью BarentsObserver’у Андрей Шалёв, почётный консул Норвегии в Архангельске. – Всё будет ещё серьёзнее в сочетании с имеющемся сложным положением в России, ослаблением рубля и продолжающимся сокращением реальных доходов».

По его мнению, прогноз 10%-е падения спроса на визы, о котором пишет газета «Коммерсант», может оказаться ещё слишком скромным.

Сам Андрей Шалёв, который также возглавляет российские офисы норвежского Баренцсекретариата, уже двадцать лет активно работает над расширением сотрудничества между Россией и Норвегией.

Особенно тяжёлые последствия ждут тех, кто живёт в отдалении от консульских учреждений, отмечает Шалёв. «Мы часто работаем с достаточно большими группами людей, которым теперь придётся лично приезжать в визовые центры, до которых может быть много километров. Представьте, к примеру, футбольную команду из Котласа, которая едет на турнир в Тромсё. Чтобы сдать отпечатки пальцев, им нужно будет ехать за 500 километров в Архангельск, затем возвращаться домой и ждать визы, и только потом они смогут отправиться в дальний путь в Северную Норвегию. Это будет большой тратой времени и денег, и я практически уверен, что множество наших проектов пострадает».

По мнению Марит Якобсен, главы визового отдела генерального консульства Норвегии в Мурманске, большие расстояния до консульских учреждений действительно создадут затруднения для множества людей. Но если не считать этого, переход к биометрическим визам не будет представлять какую-либо угрозу трансграничному сотрудничеству в регионе.

«Обращающиеся за визой сдают отпечатки пальцев только в первый раз, затем эта данные хранятся на протяжении пяти лет после истечения срока действия визы, – рассказывает она. – Это значит, что при обновлении визы личного присутствия не потребуется».

Как подчёркивает Марит Якобсен, переход к биометрическим визам не связан с нынешним осложнением в политических отношениях между Россией и ЕС. Планы готовились в течение нескольких лет, первоначально ввести новые правила предполагалось в 2013 году.

Консульский сбор за биометрическую визу составит 24 евро, что на три евро больше, чем за визы прежнего образца. В дополнение, будет взиматься сбор в размер 35 евро, установленный визовым центром. Срок оформления визы останется прежним, заверяет Марит Якобсен. В мурманском генеральном консульстве полным ходом ведётся подготовка к новой системе.

На детей до 12 лет новые требования распространяться не будут.

Норвегия, не состоящая в ЕС, но участвующая в Шенгенском договоре, в течение ряда лет принимала меры по либерализации визового режима с соседним Северо-Западом России. Жителям северо-западных регионов выдаются так называемые поморские визы – многократные визы, для оформления которых не требуется приглашений, а затраты снижены.

Кроме того, Норвегия выдаёт визы бесплатно тем, кто участвует в трансграничных проектах, реализующихся в рамках Баренцева сотрудничества, предоставляет льготные условия спортивным клубам, организациям культуры и другим участникам регионального сотрудничества.

С 2011 года между Норвегией и Россией действует договор о местном приграничном перемещении, возможностями которого пользуются жители 30-километровой приграничной полосы.

Упрощение визового режима и поездок дало свои плоды в виде многолетнего бума трансграничного перемещения. Как иллюстрируют диаграммы регионального портала статистических данных Patchwork Barents, в течение нескольких лет число переходов границы многократно выросло. Рост застопорился только в 2014 году.

By Atle Staalesen

Норвегия. СЗФО > Миграция, виза, туризм > barentsobserver.com, 29 июля 2015 > № 1458504 Андрей Шалев


Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401430 Стейн Орихей

Русофобия и народные обычаи ("Dagsavisen", Норвегия)

Русофобия является перманентным фактором в норвежской и западной политике.

Стейн Орнхёй (S.Ørnhøy)

За последние недели мы пережили три знаменательные национальные даты. Все началось 9 апреля (день начала оккупации Норвегии нацистской Германией), затем 8 мая (день Победы) и, в завершение, 17 мая (Национальный день Норвегии). В этом году они проходили в неприятной атмосфере — в ожидании того, что русские, возможно, придут и захватят страну, поэтому, дескать, Вооруженным Силам (ВС) нужно выделять больше денег.

Те, кто боятся России и требуют увеличить финансирование ВС, входят в те самые научные и политические круги, которые одобрили вторжение США в Ирак и активно поддержали вторжение в Афганистан. Йенс Столтенберг лично хотел, чтобы Норвегия приняла участие в строительстве нового Афганистана. И мы приняли в этом участие. Вот, полюбуйтесь на новый Афганистан. Война в Ираке продолжается, и она уже давно распространилась на территорию Сирии. Мы и наши друзья продолжаем принимать в ней участие. Совершаются убийства, сбрасываются бомбы. Миллионы мирных жителей превратились в беженцев.

Между тем мы с успехом нанесли авиаудары по Ливии, что привело к полному развалу страны. Из-за хаоса в Ливии соседняя с ней Мали оказалась на грани коллапса. И я ещё не вспоминаю события в Египте и тот факт, что западные дроны бомбили Йемен. Лишь непорядочные эксперты международного права могут утверждать, что США и НАТО вершат военные действия в рамках международных правовых норм.

Из всего вышеперечисленного следует, что ВС Норвегии использовали миллиарды, чтобы разжечь огонь конфликта в большей части исламского мира. А сейчас им нужно еще больше денег. Те, кто просит денег, — это те же самые люди, которые делали сомнительные вложения десятков миллиардов крон в новые фрегаты и американские истребители. А теперь у нас не хватает денег, чтобы обеспечить реализацию тех самых инвестиций. Это по сути то же самое, что купить машину, которая потом будет все время стоять в гараже, так как у ее владельца не будет средств для получения водительских прав и покупки бензина.

Теперь о России, которая «снова стала опасной». Когда звучат подобные утверждения, обычно ссылаются на гражданскую войну на Украине. Там Россия и Владимир Путин, дескать, нарушают нормы международного права. Формально это, без сомнений, действительно так, хотя я в меньшей степени был напуган из-за того, что в Крыму был проведен референдум против воли властей в Киеве. Но министр иностранных дел Норвегии Бренде, как он сам сказал, был действительно напуган, хотя достаточно окончить обычные сержантские курсы, чтобы понять, что, подвергнув сомнению права России на имеющую двухсотлетнюю историю базу Черноморского флота ВМФ в Севастополе, Запад создал опасную ситуацию.

То, что происходит на Украине, — это трагедия. Большая часть вины лежит на местных политиках. Большинство понимает, что Россия и Путин предпочитают, чтобы в этой стране царил хаос, нежели, чтобы она стала членом НАТО. Запад в значительной мере способствовал и продолжает способствовать созданию этого хаоса. Мы позволили Украине заговорить о членстве в НАТО, которое предполагает американские войска на южной границе России. А когда на Майдане начались демонстрации, площадь наводнили западные политики, которые способствовали обострению противостояния.

Россия не представляет опасности для Норвегии или другого западного государства. Но Россия может представлять опасность для соседей, где проживает русское меньшинство, или соседей, которые раньше были частью большой России — будь то при правлении Екатерины Великой или Сталина. Российская внешняя политика основана не на идеологии, она обоснована всей историей страны. Исключение составляет то время, когда у власти находился любимец Запада Ельцин, однако сложно говорить о том, что в то время Россия вообще как-либо управлялась. Если мы этого не поймем, начнется война.

Российское восприятие Второй мировой войны отличается от нашего и намного ближе к исторической правде. Никто не сомневается в том, какую роль в этой войне сыграли США и Франклин Рузвельт. Но сталинские пятилетки значили для Победы куда больше, чем военное участие Великобритании и речи Черчилля, хотя его алкоголизм и цинизм имели поистине сталинский размах. Борьба Черчилля во Второй мировой войне не была борьбой за свободу. Наоборот, он вел войну для того, чтобы спасти Британскую империю. Воистину, империализм — это и есть европейская «ценность», которую лично я не разделяю. Сталинские же пятилетки сделали возможным подъем боеспособности советских войск, которые разбили Гитлера. Об этом знает каждый русский.

Поэтому вдвойне трагично то, что мы бойкотировали российские торжественные мероприятия, посвященные Победе над нацистской Германией, на Красной Площади 9 мая. За возможным исключением Китая ни одна страна в истории человечества не понесла такие огромные потери во время войны, как Советский Союз во время Великой Отечественной войны. Большинство погибших — это гражданское население, этнические русские. Даже на территории Норвегии немцы уничтожили больше русских, чем норвежцев. Неправильно то, что президент Стортинга освистывает гимн России. Еще хуже не проявлять уважение к истории другого государства. Я не знаю, объясняется ли это отсутствием народных обычаев или недостаточными знаниями истории. Однако это опасно. Путин знает, как этим воспользоваться. Именно так может начаться война.

Русофобия является перманентным фактором в норвежской и западной политике. В Норвегии она появилась вместе с королем Оскаром I. Он хотел, чтобы Швеция и Норвегия приняли участие в Крымской войне на стороне Великобритании и Франции. Но тогда наместник Лёвенскьёлд сказал «нет». Он напомнил шведам, что у нас нет нерешенных вопросов с нашим восточным соседом.

Если шведы хотят взять реванш за потерю Финляндии и поражения Карла XII под Полтавой, то они не получат норвежской помощи. Но антироссийская пропаганда была чрезвычайно активной в обеих странах, она запала в душу части норвежского общества и с тех пор так там и остается. Печально и опасно. А Вооруженным Силам снова нужно больше денег. Мне кажется, что нам не следует приобретать больше оружия, пока мы не придем к единому мнению о том, в какую сторону мы повернем наши пушки.

Стейн Орнхёй — журналист, бывший председатель Социалистической левой партии Норвегии, руководитель движения «Нет ЕС», депутат Стортинга.

Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401430 Стейн Орихей


Швеция. Норвегия. РФ > Агропром > sverigesradio.se, 16 апреля 2015 > № 1367915 Мари Седерквист

Шведский экспорт продовольственных товаров уверенно растет и составил в прошлом году 70 миллиардов крон. Это на 7 миллиардов больше чем в 2013 году. Швеция экспортирует продукты питания в 162 страны мира. В шестерку крупнейших стран импортёров шведского продовольствия входят: Норвегия, Дания, Финляндия, США, Германия и Франция.

По словам директора Государственного ведомства по продуктам питания, Мари Сёдерквист/ Marie Söderqvist, в общих чертах можно сказать, что большую часть экспорта составляют продукты для завтраков, для перекуса и праздников.

- Молоко, кофе и хлеб самые популярные продукты для завтрака, которые мы экспортируем. Булочки, торты, сухари и печенье для того, чтобы перекусить. Среди «праздничной» категории продуктов, лидируют по экспорту напитки, от сидра до водки, - говорит Мари Сёдерквист.

Директор ведомства по продуктам питания, отмечает, что часть экспортируемых продуктов питания, это реэкспорт продовольствия. Например, норвежская рыба, которую Швеция закупает у Норвегии, упаковывает и продает в другие страны ЕС.

Норвегия, страна, в которую Швеция экспортирует больше всего продуктов питания. Особой популярностью у норвежцев пользуется шведский сосательный табак, снюс, он лидер экспорта в соседнюю страну. Кроме этого, Норвегия закупает шведский кофе, замороженный горох, шоколадные шарики, замороженные торты, конфеты, сидр, сухари и печенье.

«Жемчужиной экспорта» Мари Сёдерквист назвала водку. США занимают первую строчку в списке стран, экспортирующих шведскую алкогольную продукцию. Большая часть шведского экспорта идет в соседние страны, но Мари Сёдерквист считает, что есть много стран, на которые Швеции следует обратить свое внимание. Например, Китай представляется хорошим рынком сбыта для шведского продовольствия, считает она:

- Понятно, что сложно увидеть потенциал и возможности когда речь идет об экспорте гороха или мяса. Но в то же время, Швеция знает, что нужно делать, когда речь заходит об экспорте техники, автомобилей или самолетов, - говорит Мари Сёдерквист.

Так какие продукты являются по-настоящему шведскими, когда мы говорим об экспорте шведского продовольствия? Ведь, например шведский кофе, который занимает лидирующую позицию в экспорте из Швеции, не выращивается тут. Мари Сёдерквист поясняет:

- Индустрия продовольствия выглядит так: мы покупаем сырье, обрабатываем его, производим готовый продукт, упаковываем и продаем в другие страны, - говорит она, - например знаменитый швейцарский или бельгийский шоколад, который производят эти страны, не означает, что они выращивают какао, сырье закупается в Латинской Америке, это означает, что они хорошие производители шоколадной продукции, - отмечает Мари Сёдерквист.

На вопрос «Повлияла ли как-то программа прежнего правительства Швеции, которая называлась «Швеция новая страна продовольствия» на развития шведского экспорта, директор Государственного ведомства по продуктам питания, ответила:

- Я могу сказать, что прежний министр сельского хозяйства Эскил Эрландссон/Eskil Erlandsson, привлек внимание к инициативе сделать из Швеции страну-экспортера продуктов питания. Иначе, эта часть индустрии была забыта последние годы. И это та сфера, где Швеция может зарабатывать деньги, - говорит Мари Сёдерквист.

Она отмечает, что нельзя говорить о конкретном и моментальном эффекте программы на шведский экспорт. Но данная инициатива показала, что производство продуктов питания это возможная и успешная сфера для шведского экспорта.

«Мы знаем толк в качественной и вкусной еде», - добавляет она.

Какие продукты питания, и в каком объеме экспортирует Швеция в Россию? Или в Украину? Или в другие страны бывшего Советского Союза? На эти вопросы, директор шведского ведомства по продуктам питания затруднилась ответить в конкретных цифрах.

«Эти страны не входят в число крупнейших импортеров наших продуктов, их нет даже в первой двадцатке, поэтому трудно апеллировать какими-то цифрами», - признается Мари Сёдерквист.

- Экспорт продуктов питания из Швеции в Россию настолько незначительный, что данные не входят в наши ежегодные статистические отчеты, которые касаются тех стран, с которыми у нас стабильные торговые отношения. Конечно, какая-та малая часть экспортируется в Россию, но как я уже сказала, она очень мала, - говорит она.

- До того, как Россия ввела санкции на продовольственный экспорт для ряда стран ЕС, - продолжает наша собеседница, - Швеция экспортировала в Россию сырье для производства молочной продукции, но в небольших объемах. Теперь нет даже этого, - констатирует она.

Из всех стран постсоветского восточного блока, Мари Сёдерквист отмечает только Польшу, эта страна входит в десятку стран-экспортеров шведских продуктов питания.

Экспортирует Швеция не только готовые продукты, но и ингредиенты для производства продовольственных товаров, такие как, ароматизаторы, различные пищевые наполнители, красители, усилители вкуса, масла и жиры.

«Это та область, где шведская индустрия продуктов питания добилась особых успехов», - заключает Мари Сёдерквист.

Интервью записала Нина Старцева

Швеция. Норвегия. РФ > Агропром > sverigesradio.se, 16 апреля 2015 > № 1367915 Мари Седерквист


Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2015 > № 1363770 Нордслеттен Ойвинд

«Norge takker dere» - «Норвегия благодарит вас» (№2-2015)

Нордслеттен Ойвинд

К 70-летию освобождения Восточного Финнмарка Советской армией

На почетном месте столицы Норвегии стоит памятник Советскому солдату. На пьедестале - три слова: «Norge takker dere», что в переводе - «Норвегия благодарит вас». Эти слова простые, но они выражают всю полноту чувств, которые норвежцы испытывали после того, как Советская армия в октябре 1944 года прогнала оккупантов не только со своей собственной земли - Заполярья и Кольского полуострова, но и из Восточного Финнмарка, провинции Норвегии, граничившей тогда с Советским Союзом, а теперь - с Россией.

25 октября 1944 года передовые отряды Красной армии вошли в Киркенес. Этот маленький город фашисты практически сравняли с землей, так как он постоянно подвергался бомбежкам, и к тому же при отступлении германская армия применяла тактику «выжженной земли». Немцы потребовали эвакуации населения, но многие - хотя жить было почти не на что и крыши над головой тоже не было - сумели скрыться и остаться.

В Киркенесе более 3 тыс. человек нашли убежище в шахте рудника. К ним в ночь на 25 октября пришли советские солдаты и сказали, что война там окончена и можно выходить. Рассказывают, что, выйдя на свободу, норвежцы пели гимн Норвегии и «Интернационал».

Советские войска в дальнейшем продвинулись до Тана Бру, места, расположенного приблизительно в 200 км от Киркенеса. Там они оставались ровно 11 месяцев. Завершив освободительную миссию, последние советские части покинули Норвегию 25 сентября 1945 года. Тем временем из Англии через Мурманск также был переброшен контингент норвежских войск.

Германия напала на Норвегию еще 9 апреля 1940 года. После неравных боев с мощными силами противника Норвегия в июне того же года была вынуждена капитулировать. Когда Германия 22 июня 1941 года начала войну против СССР, наши страны стали союзниками в борьбе против общего врага.

Освобождение первых пядей нашей земли, естественно, было горячо встречено норвежским народом и правительством. В это время правительство находилось в изгнании в Лондоне. Король Хокон VII, выступая 26 октября по радио, выразил от всех норвежцев глубокую благодарность советским освободителям. Его сын, впоследствии король Улаф V, со своей стороны, охарактеризовал отношения советских войск с местными властями и норвежским населением как образцовые.

Наша общая история с Советским Союзом во времена войны имеет множество аспектов. Не всем удалось прийти к нам в качестве освободителей осенью 1944 года. В нашу страну немцы также перебросили на каторжные работы почти 100 тыс. советских военнопленных. Больше 13 тысяч из них погибли и покоятся в норвежской земле. Но все-таки они тоже внесли свой великий вклад в победу. Хотя это было строжайше запрещено, местное население изо всех сил старалось помочь советским военнопленным.

Мой отец, выходец из крестьянской семьи, жившей в горных районах Норвегии, был преподавателем математики, норвежского, немецкого и французского языков в гимназии. Когда немцы оккупировали Норвегию, его арестовали и вместе с другими учителями отправили в концлагерь в Киркенесе. Там они общались со своими советскими товарищами по неволе и помогали друг другу. В нашей семье мы по сей день, как реликвию, храним шкатулку, которую отцу подарили советские солдаты. Отец рассказывал, как советские военнопленные, истощенные и измученные, все-таки сохраняли человеческое достоинство, доброту и способность создавать практически из ничего прекрасные вещи.

Освобождение Финнмарка Советской армией навсегда останется в памяти норвежцев. Недаром на торжествах, посвященных годовщинам этого события, присутствует руководство нашей страны во главе с королем Харальдом V.

Так было и в 2014 году, ровно через 70 лет после того, как советский солдат пришел освободителем в Киркенес, где 25 октября прошлого года собрались Его Величество Король Харальд V, премьер-министр Эрна Сульберг, министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде и многие другие. Они приняли участие в торжественной церемонии на главной площади города и у шахты, где скрывалось местное население. Министры иностранных дел возложили венки к памятнику Советскому солдату в Киркенесе.

В своей речи король Харальд V подчеркнул, что Норвегия никогда не забудет, кто пришел к нам на помощь в самый трудный час, и что мы чтим и будем чтить память тех, кто жертвовал всем ради нашей свободы. В целом трудно переоценить, сказал король, роль Советской армии и советского народа в победе над фашистским игом.

Когда с 2000 по 2008 год я имел честь представлять свою страну в качестве посла в Москве, российские коллеги часто говорили, что граница между Норвегией и Россией едва ли не самая мирная из всех границ России - между двумя соседними государствами никогда не было войны.

Это наше общее достояние. Граница теперь служит мостом между нашими странами. Предполагается, что в 2014 году будет зарегистрировано почти 400 тыс. пересечений границы, что делает нужным расширение и строительство нового КПП. В Норвегии живут, учатся и работают несколько тысяч россиян. Мы им рады. Норвегия и Россия стали настоящими соседями не только в официальном смысле, но и сугубо человеческом.

Более тысячи лет норвежцы и россияне живут бок о бок в мире, как и подобает добрым соседям. В 2026 году мы будем отмечать 200-летие договора, определяющего нашу границу. В 2010 году после длительных переговоров мы также сумели подписать Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Это еще один пример того, что Норвегия и Россия в состоянии решать вместе самые сложные вопросы.

Не в последнюю очередь это становится возможным благодаря капиталу взаимного доверия и уважения, который веками накапливали наши политики, гражданское общество, наши народы. Такой капитал надо сохранять и приумножать. Наша совместная история, значимая часть которой - события октября 1944 года, и сегодня может и должна быть нам надежной опорой и ориентиром и помочь найти ответы на вопросы, перед которыми мы стоим сейчас или которые могут возникнуть в будущем.

Подвиг советского солдата и народа, совершенный 70 лет назад, будут хранить в памяти не только ныне живущие, но он послужит примером и для поколений грядущих.

Когда я был послом в Москве, то ежегодно в конце октября устраивал прием для ветеранов войны и других видных представителей и добрых людей. Из всех мероприятий и официальных обедов именно эти приемы остались самыми запоминающимися. Танцевал с замечательными бабушками, которые тогда, в суровое время войны, служили медсестрами на передовой, и общался с бывшими фронтовиками, пришедшими на нашу землю. Уходя, они говорили нам спасибо, а я им отвечал, что это мы им - ветеранам - навсегда благодарны, тогда и сейчас.

Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2015 > № 1363770 Нордслеттен Ойвинд


Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 декабря 2014 > № 1263417 Стейн Эрнхей

РУСОФОБИЯ (" DAGSAVISEN ", НОРВЕГИЯ )

Стейн Эрнхей (stein Ørnhøi)

Страх перед русскими является в нашей части света перманентным политическим фактором. Он не имеет ничего общего с коммунизмом и Советским Союзом, как многие склонны считать. Этот страх уходит своими корнями куда глубже и дальше в историю и является, прежде всего, политическим феноменом правого движения.

Норвегия относится к числу западных стран, имевших относительно взвешенное отношение как к СССР, так и к России. Но все же в последнее время мы стали свидетелями двух пугающих примеров того, как два представителя норвежских правых полностью теряют голову. Несколько недель назад гулом неодобрения было встречено исполнение гимна России на официальном мероприятии в Доме художников. Президент Стортинга О. Томмессен - белый рыцарь-поборник принципов - при этом присутствовал и участвовал в хоре недовольных. Еще хуже было на прошлой неделе, когда Эрна Сульберг (премьер-министр Норвегии - прим. перев.), приклонив колени, возлагала цветы на киевском Майдане.

Я отнюдь не ханжа в том, что касается средств достижения политических целей. Но сжигание флагов и осквернение национальных символов - это хулиганство, причем не только, когда это происходит на Ближнем Востоке. То, что представители партии "Хейре" сбрасывают с себя маски, само по себе не слишком шокирует. Примечательно же то, что это не вызывает никакой общественной реакции. Если флаг Норвегии сжигается в Багдаде, норвежские СМИ уделяют этому повышенное внимание. Но, когда Президент Стортинга оскверняет национальный гимн соседней с нами страны в центре Осло, об этом в газетах не пишут ни слова. Но хуже всего было видеть, как Эрна с букетом цветов преклоняет колени на Майдане, в то время как на Востоке Украины по-прежнему на полную катушку бушует гражданская война и невинных убивают тысячами. Этот демарш стал демонстрацией страха перед русскими и был нацелен на Россию и ее Президента, но вряд ли произвел впечатление на Путина.

Конечно, Россия аннексировала Крым, нарушив нормы международного права. И, естественно, Москва напрямую вмешивается в то, что происходит на Восточной Украине. Но тот, кто берется утверждать, что интерес США, НАТО, ЕС, Ягланда (председатель Совета Европы, норвежец - прим. перев.) и Норвегии в этом конфликте состоит в защите демократии и международного права, тот, кто говорит подобное, врет. Два избранных народом украинских правительства свержены при активном вмешательстве с нашей стороны. Права русского нацменьшинства были попраны в нарушение норм международного права. Те, кого свергли, были политическими негодяями. Те, кто пришел им на смену, как минимум, столь же плохи. Любимчик Запада и "особый собеседник" Эрны Юлия Тимошенко - тому доказательство. По итогам последних выборов Юлия, к счастью, была выброшена из политической жизни.

Можно реагировать на действия России, хотя у Норвегии и НАТО у самих "рыльце в пушку". Но эта реакция подчас доходит до истерики. К. Бильдт - шведский министр иностранных дел, слава Богу, что бывший - был в этом плане одним из худших. Он "клацал челюстью" так, будто комментировал поражение Карла XII под Полтавой. Британец Д. Кэмерон тоже особо от него не отстает, считая Путина Гитлером нашего времени. Это определенно производит впечатление на миллионы русских, которые потеряли близких членов семьи, когда Гитлер вторгся в Россию. Но, вероятно, не то впечатление, на которое рассчитывал Кэмерон.

Но хуже всех Барак Обама. За последнее время он произнес две речи, в которых указал на важнейшие угрозы, стоящие перед миром. Оба раза он назвал среди них Эболу, ИГИЛ и Россию - все три "на одном дыхании". Я ощутил неудобство, когда это услышал. Во время недавнего выступления в Австралии он также угрожал, что США "выполнят" свои обязательства единственной в мире сверхдержавы. Это все равно, что услышать историческое эхо стихотворения "Бремя белого человека" Р. Киплинга. Но США есть США. Исправить их не может ни присуждение Нобелевской премии мира, ни смена цвета кожи президента. Своего рода наивный позитивный расизм защищает Обаму от критики.

Россия является сверхдержавой на протяжении более чем трех сотен лет. Она граничит с 17 государствами. Помимо этого, в 18 странах есть русские нацменьшинства. Более 25 миллионов русских проживают за пределами России. Это все само по себе представляет невероятный вызов с точки зрения политики безопасности. На протяжении истории с Запада в Россию вторгались Швеция, Польша, Франция, Англия и Германия. Крым по большому счету всегда был русским, по сути, в большей степени, чем Аляска - американской. Россия - это не какое-то государство пещерных людей. Она всегда была культурной супердержавой не только в классическом балете, но в той же степени и в литературе, музыке, театре и кино. Список выдающихся деятелей бесконечно длинный. То же самое и в шахматах, и в науке. И русские знают свою историю.

Именно поэтому более или менее просвещенное общественное мнение полностью поддерживает Путина. К счастью или к сожалению. Но это та Россия, с которой мы должны выстраивать отношения. Если мы будем предпринимать политические действия без учета исторического и культурного контекстов, в которых развивается конфликт, то вскоре окажемся в тяжелой ситуации, коей может быть и полномасштабная война. Примитивные политические выпады, порождаемые русофобией, в любом случае лишь способствуют эскалации напряженности. Так что им надо незамедлительно положить конец. Начиная с 2001 г. мы вторглись в Афганистан, на Ближний Восток и в Ливию, не имея ни малейшего представления о культурно-историческом контексте. Там мы тоже размахивали принципами, которые удачно подвернулись под руку. Довольно такой политики.

Стейн Эрнхей - бывший лидер Социалистической левой партии Норвегии, руководитель движения "Нет ЕС", депутат Стортинга

Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 декабря 2014 > № 1263417 Стейн Эрнхей


Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 октября 2014 > № 1218550 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Норвегии Б.Бренде, г.Киркенес, 25 октября 2014 года

Хотел бы выразить признательность нашим норвежским друзьям и соседям за организацию сегодняшних мероприятий, посвященных 70-летию освобождения северной Норвегии Красной Армией. Это была очень трогательная и эмоциональная церемония, с участием ветеранов, которые вспоминали о том, как советские воины вместе со своими норвежскими боевыми товарищами освобождали этот край.

Глубоко признательны норвежским друзьям за бережное отношение к памяти о тех, кто пали, освобождая Финнмарк. Сегодняшние переговоры подтвердили, что то совместное боевое братство существенно укрепило фундамент нашего добрососедства и дружеских отношений. Эти отношения сегодня, конечно, испытывают некоторое напряжение в связи с присоединением Норвегии к односторонним рестриктивным мерам в отношении России по причинам, как мы понимаем, лежащим за пределами страны.

Тем не менее, сегодня подтвердили обоюдную заинтересованность в развитии отношений в сфере экономики, сотрудничества по защите окружающей среды, обеспечения ядерной и радиационной безопасности, по вопросам приграничного взаимодействия. Подтвердили также полезность созданных на севере форматов - Арктического совета, Совета Баренцева/Евроарктического региона, Совета государств Балтийского моря, а также проекта «Северное измерение». Обменялись мнениями по ключевым международным вопросам, в частности, о положении на Ближнем Востоке и Севере Африки, о необходимости последовательной борьбы с терроризмом. Разумеется, как только что отметил мой коллега, обсуждали Украину. Наша позиция по поводу украинского кризиса – его генезиса и путям выхода – хорошо известна и об этом вчера подробно говорил Президент России В.В.Путин на встрече клуба «Валдай». Мы за то, чтобы минские договоренности последовательно выполнялись. Это очень важное соглашение, поскольку впервые киевские власти и ополченцы на Юго-Востоке напрямую договорились о конкретных шагах по деэскалации при содействии России и ОБСЕ. Исходим из того, что все внешние игроки, включая Россию и страны Запада, должны оказывать воздействие на украинские стороны с целью полного выполнения этих договоренностей.

В День 70-летия освобождения севера Норвегии от фашистских захватчиков мы не могли не затронуть проблему возрождения неонацистских тенденций в Европе, в том числе на Украине. Почувствовали настрой норвежских друзей на то, чтобы не допускать каких-либо радикальных тенденций в Европе, тем более неонацистских. Россия убеждена, что необходимо делать все, чтобы не допустить новых «бандер», «шухевичей» и «кислингов».

В заключение хотел бы еще раз поблагодарить всех наших норвежских друзей, особенно жителей Финнмарка и Киркенеса, за созданную сегодня атмосферу для этого праздника.

Вопрос: Мешают ли различия в позициях России и Норвегии по Украине сотрудничеству между двумя странами?

С.В.Лавров: Любые ограничения, которые вводятся в сфере экономики, торговли, не помогают сотрудничеству. Надеемся, что в итоге возобладают здравый смысл и собственный национальный интерес каждой страны, а не давление извне.

Россия. Норвегия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 октября 2014 > № 1218550 Сергей Лавров


Украина. Норвегия > Судостроение, машиностроение > trans-port.com.ua, 24 июля 2013 > № 858567 Николай Кузьменко

Получая заказы на производство крупнотоннажных судов от зарубежных компаний, украинские судостроители предпочитают не акцентировать внимание на том, что главным образом выполняют для заказчиков самую тяжелую и малодоходную часть больших проектов. В результате такого сотрудничества им зачастую достается всего 8-10% стоимости готового судна. В судостроительной компании "Залив" решили пойти другим путем - на прошлой неделе было объявлено о том, что она создает совместный бизнес с норвежской Bergen Group. Каким образом это поможет изменить ситуацию, газете "КоммерсантЪ" рассказал председатель наблюдательного совета "Залива" Николай Кузьменко.

- Что вам дает сделка с Bergen Group?

- Для нас это новые возможности. Сейчас украинские заводы, занятые на крупнотоннажном производстве, выпускают преимущественно корпуса. Например, "Залив" в последний раз строил полнокомплектные суда в 1996 году. Когда компания строит только корпус, пусть и укомплектованный, она неинтересна судовладельцам. Кроме того, как подрядчик "Залив" получал всего 8-10% от стоимости проекта - этих денег было недостаточно для полноценного развития предприятия. Теперь мы, как производители полного цикла, сможем заключать прямые контракты с заказчиками. Это даст нам стабильную загрузку предприятия и позволит повысить технологический уровень производства - на "Заливе" будут выполняться более сложные работы, начиная от механики и заканчивая электроникой.

- Вы обсуждали возможность сотрудничества с другими судостроительными компаниями?

- В 2007 году мы заключили меморандум о взаимопонимании с норвежской судостроительной компанией Ulstein Group, благодаря которому у нас было право на первоочередные заказы на производство корпусов. Но сотрудничество не получило эффективного продолжения - на практике партнерство, которое не связано корпоративными узами, никого ни к чему не обязывает. Вероятно, руководство Bergen Group тоже склонялось к этой мысли, имея за плечами негативный опыт сотрудничества с рядом своих подрядчиков в течение последних лет. В 2012 году они заключили меморандум с голландской Damen Shipyards Gorinchem о продаже им половины судостроительного подразделения. Но мы, вероятно, оказались более привлекательными партнерами с точки дальнейшего развития бизнеса, чем Damen, и в итоге соглашение было заключено с нами.

- Во сколько вы оцениваете рынок продукции, которую будете выпускать?

- Производство судов для нефтегазового сектора - это рынок объемом в десятки миллиардов долларов. И мы, и Bergen работали на нем и до сделки. Но у Bergen было важное преимущество - они работают в Норвегии, где создан уникальный технологический кластер - в стране сосредоточены как судовладельцы, так и производители оборудования и судов. Кроме того, у компании есть большие возможности по привлечению финансирования. В стране эффективно работает система государственного стимулирования национального производителя.

- В чем заключаются эти преимущества?

- В Норвегии завод, получивший заказ на строительство судов, обычно получает предоплату от судовладельца. Еще часть средств можно взять в виде кредита в банке под гарантии государственного агентства Eksportfinans. После этого вы заключаете договоры с поставщиками оборудования и производителями корпусов в разных странах, комплектуете корпус оборудованием и передаете готовое судно заказчику. Так работают заводы во всем мире.

- А еще какие-то преимущества есть?

- В Украине стоимость привлекаемого финансирования намного дороже, чем у наших прямых конкурентов. Кроме того, при ввозе оборудования необходимо заплатить НДС и пошлины. Дело в том, что после распада СССР украинские судостроительные заводы выпали из производственной цепочки, и сейчас в нашей стране попросту нет производителей судостроительного оборудования, которое бы соответствовало необходимому нам уровню. Вы можете удивиться, но даже сварочная проволока - и та экспортируется. Все это делает стоимость готовой продукции в два раза дороже, чем у компаний из ЕС или Азии.

- Сколько акционеры "Залива" планируют инвестировать в новую судостроительную компанию?

- Я думаю, что данный вопрос будет еще дорабатываться, но в настоящий момент стороны договорились о предоставлении "Заливу" револьверного судостроительного финансирования на уровне $40 млн. Еще 50 млн крон (около $8,36 млн) будут вложены на паритетных началах с норвежской стороной. Мы рассчитываем, что возврат инвестиций произойдет в течение трех-пяти лет.

- Bergen Group работает сейчас с убытком. Как компания будет инвестировать в совместное предприятие?

- Для нас Bergen Group - стратегический партнер, который имеет узнаваемый бренд и колоссальный международный опыт. Bergen как акционер новой компании должен обеспечить ее стабильными заказами и помочь в развитии сотрудничества с финансовыми учреждениями Норвегии. Финансовые проблемы Bergen Group не касаются новой компании, группа проводит сейчас качественную реструктуризацию долгов, и мы уверены, что она успешно решит свои финансовые трудности.

- Но если до сих пор заводы Bergen работали с убытком, почему вы уверены, что этого не произойдет с объединенной компанией?

- Менеджмент новой компании будет менять принципы работы этих активов, выстраивая единую производственную цепочку. Но уже сейчас есть понимание, что, размещая заказы на своих мощностях, мы получаем больший контроль над ними. Например, раньше Bergen размещала заказы на верфях подрядчиков из разных стран, которые нередко задерживали их выполнение, и Bergen несла убытки. Сейчас эти заказы будут на "Заливе", и обе стороны заинтересованы в успешном развитии совместного бизнеса.

- Как будет управляться новая компания и скольких менеджеров в ней назначает "Залив"?

- Мы и Bergen Group делегируем одинаковое число представителей в менеджмент компании. При этом у акционеров "Залива" - 51% новой компании, этого будет достаточно для принятия либо блокирования того или иного решения.

- Расскажите об активах, которые войдут в новую судостроительную компанию.

- Это будет компания, в которую будут входить норвежские заводы Fosen и BMV, а также компания по проектированию ShipDesign. С нашей стороны - "Залив" и его конструкторское бюро.

- Какие инвестиции получит "Залив"?

- Осенью мы примем план развития "Залива" на ближайшие два года. Он предполагает модернизацию производства стоимостью свыше $10 млн. Мы рассчитываем, что за пять лет "Залив" сможет выйти на уровень производства 50 тыс. т готовой продукции. Сейчас это 15 тыс. т.

- Помимо судов для нефтегазового сектора, вы будете производить еще какую-то продукцию?

- В основном мы будем строить суда для обслуживания нефтяных платформ. Но также займемся выпуском пассажирских лайнеров, которые сейчас производит Fosen. Эта компания имеет уникальный опыт в данной сфере. Два последних своих лайнера она оснастила двигателями, работающими на сжиженном газе. То есть фактически это экологически чистый вид транспорта, и мы рассчитываем, что на него будет спрос в скандинавских странах.

- А как вы рассчитываете конкурировать с предприятиями из Азии, которые сейчас фактически отбирают заказы у европейских компаний?

- Объективно мы не сможем с ними конкурировать без поддержки отрасли на государственном уровне. В судостроении очень продолжительный производственный цикл. И во многих странах предприятиям этой отрасли оказывают законодательную поддержку. А взамен государство получает дополнительные рабочие места и налоговые поступления, развитие технологий. В Китае, например, очень крупные заводы по производству крупнотоннажных судов. Поэтому европейские компании сейчас концентрируются на производстве специализированных судов. Нашими конкурентами будут предприятия из Норвегии, Испании, Румынии, Турции, Польши и других стран. Сейчас у Bergen есть контракты на производство четырех судов для нефтегазового сектора и одного пассажирского лайнера, которые будут построены объединенной компанией.

Украина. Норвегия > Судостроение, машиностроение > trans-port.com.ua, 24 июля 2013 > № 858567 Николай Кузьменко


Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 июня 2013 > № 870767 Дмитрий Медведев, Йенс Столтенберг

Переговоры с Премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом

В ходе рабочего визита Дмитрия Медведева в Норвегию состоялась морская прогулка с Йенсом Столтенбергом по акватории фьорда Бёк

Премьер-министры России и Норвегии совершили короткое путешествие по акватории Бек на научном судне Helmer Hanssen и наблюдали учения по спасению на море.

Во время поездки директор Норвежского института полярных исследователей Ян Гунар Виннер рассказал Дмитрию Медведеву и Йенсу Столтенбергу о состоянии льдов и климата в Арктике.

Достигнув точки проведения учений, главы правительств России и Норвегии наблюдали за тем, как норвежский корабль береговых сил Kystvak и вертолёт спасли из воды «терпящего бедствие».

* * *

Переговоры с Премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом

По итогам переговоров подписаны два документа:

– Соглашение между Федеральным агентством по обустройству государственной границы Российской Федерации и Министерством юстиции и по чрезвычайным ситуациям Королевства Норвегия о взаимодействии и обмене информацией в сфере функционирования и развития пунктов пропуска через государственную границу.

– Меморандум между Правительством Российской Федерации

и Правительством Королевства Норвегия о подготовке управленческих кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации

и Королевства Норвегия.

* * *

Совместная пресс-конференция Дмитрия Медведева и Йенса Столтенберга

Д.Медведев: Мы действительно провели в очень доброй, товарищеской атмосфере переговоры с моим коллегой. Они, как всегда, были содержательными и подробными, что, мне кажется, важно для того, чтобы между странами было полноценное партнёрство.

Встретились мы по очень хорошему поводу. Я ещё раз, пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить Норвегию за прекрасную организацию нашего саммита, за те решения, которые были приняты, за декларацию, которую мы все согласовали. В общем, мы все понимаем, что Евроарктический регион – это наш общий дом. За эти 20 лет мы очень сильно продвинулись вперёд и научились друг друга слушать, что, мне кажется, залог того, что мы и дальше будем договариваться по всем сложным вопросам.

Такие саммиты, такие встречи – всегда повод для того, чтобы обсудить двустороннюю повестку дня. Мы за последние годы сделали целый ряд просто прорывных шагов навстречу друг другу. Прежде всего это договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, который вступил в силу в июле 2011 года. Мы тем не менее не останавливаемся на этом – мы обсуждали, что делать дальше. И сегодня мы всё-таки немножко поспособствовали укреплению договорной базы. Были подписаны в вашем присутствии новые два документа – между Росграницей и Минюстом Норвегии о взаимодействии и обмене информацией в сфере функционирования и развития пунктов пропуска через государственную границу. А это важная тема, потому что она касается огромного количества людей, которые перемещаются туда и обратно и которые хотят получать нормальные услуги при перемещении границы. Желательно, чтобы такое перемещение вообще было безвизовым, но в любом случае пока этого нет в полной мере, мы должны заниматься упрощением этих процедур и создавать комфортные условия. После этой пресс-конференции мы с моим коллегой Йенсом поедем и посмотрим, как все эти объекты работают.

Теперь в отношении второго соглашения, оно касается подготовки кадров, что тоже на самом деле очень полезно. Мы рассчитываем на то, что оно принесёт свою пользу, свой вклад внесёт.

Д.Медведев: « Были подписаны в вашем присутствии новые два документа – между Росграницей и Минюстом Норвегии о взаимодействии и обмене информацией в сфере функционирования и развития пунктов пропуска через государственную границу».

Вообще, находясь здесь, в губернии Финнмарк, которая граничит с Российской Федерацией, понимаешь, насколько тесно взаимосвязаны наши страны, и какой потенциал содержит в себе межрегиональное партнёрство. Мой коллега только что рассказал о тех вопросах, которые мы обсуждали. Конечно, у нас есть такие большие темы, как энергетика, рыболовство, по которым у нас налажена кооперация, сотрудничество, и даже те спорные вопросы, которые возникают (а они будут возникать, это нормально, это хозяйственные отношения, это экономика), мы разрешаем самым наилучшим образом – путём переговоров или на уровне министров, или, если требуется, общаемся тогда уже лично. Сегодня тоже такие вопросы обсуждали, они касались некоторых сложных моментов регулирования рыболовства, методик различных, которые используются, и других вопросов. Надеюсь, что мы дали правильные импульсы нашим правительствам, нашим ведомствам, чтобы они нашли окончательные развязки.

Мы нацелены на сотрудничество по всем направлениям. Я говорил о необходимости налаживать практическое сотрудничество, и мы рассчитываем на поддержку наших норвежских друзей по вопросам российского хозяйственного участия на Шпицбергене. Мы договорились, что продолжим соответствующие коммуникации на эту тему, которые, как мне кажется, в настоящий момент необходимы.

Обсуждали самые разные другие вопросы, и такие, казалось бы, не вполне двусторонние, как проблемы налогообложения, которые сегодня, действительно, обсуждает весь мир и которые будут обсуждаться и в формате «двадцатки», которые обсуждаются и на других международных площадках. Что здесь можно сказать? Конечно, до тех пор пока крупнейшим компаниям мировым, в том числе американским, будет выгоднее открывать дочерние структуры в других юрисдикциях и там платить налоги, порядка в этом вопросе не будет. Тогда будут появляться и новые Кипры, и вообще новые проблемы в мировой экономике.

Д.Медведев: «Мы нацелены на сотрудничество по всем направлениям. Я говорил о необходимости налаживать практическое сотрудничество, и мы рассчитываем на поддержку наших норвежских друзей по вопросам российского хозяйственного участия на Шпицбергене».

Как решить эту задачу? Я сказал: мне кажется, задача очень сложная, потому что бизнес всё равно будет искать возможности для оптимизации своих налогов. Но здесь очень многое зависит от консолидированной позиции государств. Всё-таки что нам нужно? – чтобы наши компании платили налоги на территории наших стран или мы считаем абсолютно легальной схему, когда наши компании создают структуры в других благоприятных налоговых юрисдикциях и там уплачивают основную долю своего налога, пусть даже по минимизированной шкале? Это в конечном счёте вопрос выбора, который стоит сегодня перед всеми крупнейшими экономиками.

Человеческие контакты и гуманитарные связи – очень важные составляющие. Мой коллега уже сказал о важности и неправительственных организаций в контактах, которые принято называть people to people. На мой взгляд, ещё важнее сами по себе контакты people to people – они идут и без неправительственных организаций, потому что главное, чтобы сами люди общались. И этому нужно уделять особое внимание, естественно, развивая и сеть общественных структур, но в то же время помогая обычным нашим гражданам делать всё, что они хотят, – общаться, дружить, вступать в брак (о чём сегодня тоже на этой сцене говорили) и другими делами заниматься.

Я ещё раз хотел бы поблагодарить господина Премьер-министра за открытую, тёплую, дружескую атмосферу и сказать, что мы всегда готовы к продолжению нашего диалога.

Вопрос: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Я хотел задать вопрос по поводу сегодняшнего заявления Премьер-министра Столтенберга, касающегося ускоренного графика по развитию норвежского шельфа в Баренцевом море. Мы знаем, что несколько месяцев назад раздавались голоса в российском обществе, которые Вас критиковали за то, что Вы в качестве Президента тогда подписали этот договор о разграничении морских пространств с Норвегией и отдали огромные природные ресурсы. Жалеете ли Вы сегодня, что подписали этот договор? И второй вопрос: ожидаете ли Вы, что сопротивление в России против того, что случилось, против этого договора, усилится после сегодняшнего заявления Йенса Столтенберга?

Д.Медведев: Какое может быть сопротивление? Договор этот равноправный, и в соответствии с известным принципом международного права «пакта сунт серванда» (лат. pacta sunt servanda – договоры должны соблюдаться) договоры должны исполняться как норвежской, так и российской стороной. Подписанию этого договора предшествовала огромная работа, заключавшаяся в том, чтобы всё сделать наиболее качественным образом. Всё и было сделано соответствующим образом, и теперь мы получили взаимовыгодную конструкцию, сняв очень сложный пограничный вопрос, не оставляя его новым поколениям.

Д.Медведев: «Мы выработали справедливую схему, по которой эксплуатация экономических богатств, находящихся как на территории российской части шельфа, так и на территории норвежской части шельфа, в том случае, если эти участки попадают на две территории, возможна только по взаимному согласию».

Что же касается обсуждения, кто что выиграл или кто что потерял, знаете, такое обсуждение всегда будет идти – и по этому договору, и, например, по нашему договору с Китайской Народной Республикой, и по договорам с другими странами, с которыми мы подписывали соответствующие документы. Для меня важно то, что мы работали хорошо, мы выработали справедливую схему, по которой эксплуатация экономических богатств, находящихся как на территории российской части шельфа, так и на территории норвежской части шельфа, в том случае, если эти участки попадают на две территории, возможна только по взаимному согласию. Так что в этом смысле никто ничего не потерял, все только приобрели – и российские компании, и норвежские. И сейчас наши компании к этому готовятся. Йенс только что сказал в отношении тех решений, которые должны быть приняты стортингом и впоследствии должны воплотиться уже в управленческие решения. Так что мы ждём их точно так же, как ждём и наших норвежских партнёров. Тем более (или наконец) эти проекты такие огромные, что одному государству или одной компании с ними, как правило, не справиться – нужно аккумулировать экономическую и интеллектуальную мощь, для того чтобы их реализовывать.

Вопрос: Мой вопрос посвящён такой теме, как рыболовство. Не ошибусь, наверное, если предположу, что вы говорили об этом сегодня.

Д.Медведев: Не только говорили, даже ели.

Вопрос: Тема крайне важная для всего региона. Не секрет, что какое-то время назад у нас были дискуссии с нашими соседями в этой сфере. В каком аспекте сегодня шла дискуссия? Можно ли говорить о кооперации, о сотрудничестве в этих вопросах?

Д.Медведев: На самом деле то, о чем мы договорились, очень важно и для рыболовства, потому что рыба не знает своих хозяев, она не принадлежит сама по себе автоматически ни Норвегии, ни России, ни какой-либо другой стране, она мигрирует, но наша задача – позаботиться, чтобы этой рыбы было достаточно.

Мы сегодня с господином Премьер-министром послушали очень интересную презентацию о том, как российские и норвежские учёные работают над темой возобновления запасов рыбы. На мой вопрос, который я задал одному из коллег, учёных, который докладывал о нашей кооперации: как вообще относились к запасам селёдки или трески некоторое время назад, мне сказали, что их считали такими огромными, что нечего об этом и разговаривать. Но оказывается, что это всё не так, как мы воспринимали это 50 или 100 лет назад. Поэтому мы должны сделать всё для того, чтобы биологическое разнообразие сохранилось, и мы могли заниматься нормальным рыболовством. Для этого мы ведём совместные научные изыскания, должны контролировать уловы и заниматься борьбой с браконьерством. Мне кажется, то, что мы договорились именно о всех этих вещах, помогает нам сотрудничать и в этой сфере.

Я сегодня разговаривал с российскими коллегами, они говорят, что сотрудничество налажено. В этом смысле и претензий взаимных стало гораздо меньше, то есть в этом плане всё развивается неплохо.

Последнее, что я хотел бы сказать. На мой прямой вопрос – как всё-таки с известными сортами рыбы, которые мы вместе ловим, – учёные сказали, что их стало больше. Это радует. Значит, мы сможем эту рыбу потреблять.

Вопрос (как переведено): И в коммюнике, и в заявлениях Премьер-министра Норвегии важная роль была отведена развитию гражданского общества и неправительственным организациям. Но недавно в России был принят закон о неправительственных организациях. И теперь те неправительственные организации, которые имеют финансирование из-за рубежа, обязаны заявлять о себе как об иностранных агентах. И это вызывает беспокойство у определенного круга людей. Существует ли гарантия того, что этот закон не будет препятствовать межграничному сотрудничеству и вообще сотрудничеству с Россией?

Д.Медведев: Мы сегодня обсуждали вопросы, которые касаются и наших общественных структур, и контактов между людьми, о чём я уже сказал во вступительном слове. Мне кажется, что эта тема, безусловно, важная, хотя она не является темой номер один в наших взаимоотношениях и вряд ли будет ею когда-то являться.

Д.Медведев: «Ещё важнее просто прямые контакты между людьми, а неправительственные организации должны вступать в дело там, где у правительств не хватает полномочий, компетенций или где они не могут этим заниматься».

Что же касается прямого общения между нашими людьми, между теми, кто живёт по две стороны границы, в самых разных целях – и в бытовых целях, и для обсуждения разных вопросов, – наверное, НКО должно быть отведено надлежащее место. Но ещё раз говорю: на мой взгляд, ещё важнее просто прямые контакты между людьми, а неправительственные организации должны вступать в дело там, где у правительств не хватает полномочий, компетенций или где они не могут этим заниматься. Эта тема относится к числу тех, о которых (я своему коллеге сказал) нас всегда спрашивают, даже если это совсем не интересно, но нужно обязательно об этом спросить. Раз эта тема существует, естественно, мы на эти вопросы всегда будем отвечать. На ваш вопрос о том, повлияет ли как-то новое законодательство или сверхновое законодательство на наши отношения, на отношения между общественными структурами, мой ответ: никак не повлияет, потому что это внутренний вопрос Российской Федерации – как контролировать неправительственные организации, которые являются юридическими лицами по российскому праву. К норвежским организациям, естественно, наши законы не относятся. Но те структуры, которые мы у себя создаём, мы должны иметь право контролировать, так и раньше было.

Что касается самих правил, которые сейчас внедрены, пока ничего сверхъестественного не произошло, хотя разговоров на эту тему много. Мне кажется, что любой законодатель обязан следить за применением соответствующего закона. Если он видит, что закон разумный, что он действует во благо развития гражданского общества, этот закон должен быть сохранён, даже если он кому-то не нравится, а если закон всё-таки ограничивает развитие гражданского общества, если он направлен против общественных инициатив, он может быть и скорректирован. Так поступали разные страны, в том числе и Российская Федерация. Напомню, что и наше законодательство о неправительственных структурах меняется. Мы пока ищем те контуры, в рамках которых эта активность будет регулироваться.

Вопрос: Правильно ли мы поняли, что Норвегия в ближайшее время откроет свой шельф для геологоразведки и, соответственно, там смогут работать российские компании «Лукойл» и «Роснефть»?

Дмитрий Анатольевич, только что стало известно о том, что мэр Москвы Сергей Собянин собирается просить Президента о досрочных выборах столичного градоначальника. Я хочу Вас спросить как человека, который вернул прямые выборы губернаторов, и как человека, который является сейчас лидером «Единой России»…

Д.Медведев: И который предложил Собянина.

Вопрос: Да. Как Вы относитесь к его нынешнему решению баллотироваться на досрочных выборах, поддержит ли это решение «Единая Россия»?

Д.Медведев: Я очень рассчитываю на то, что наше сотрудничество и по таким крупным проектам будет успешным, что все необходимые юридические решения будут приняты с правительственной стороны, со стороны парламента. А остальное – это действительно коммерческие решения, решения компаний, и вопрос в выгодности тех или иных проектов: они действительно очень большие, сложные, но в конечном счёте способны принести огромную пользу и Российской Федерации, и Норвегии.

Д.Медведев: «Сами москвичи должны в конечном счёте ответить на вопрос, кого они считают наиболее достойным для того, чтобы управлять городом в соответствии с новой процедурой наделения должностными полномочиями».

Теперь в отношении нашего внутриполитического вопроса, о котором вы спросили. Что я могу сказать? Любая политическая жизнь подчиняется законам этой политической жизни и соответствующей тактике, которая вырабатывается. Я считаю, что любое должностное лицо или политическая сила может использовать ту или иную ситуацию для достижения политического результата. Так поступают во всех странах, так можно поступать и у нас.

Если действующий мэр обратился с соответствующим предложением и тем самым, по сути, подал заявку на участие в избирательной кампании – значит, так тому и быть, он таким образом рассчитал свой политический ресурс, ресурс поддержки, что рассчитывает на победу. Мне кажется, это абсолютно нормально. Не скрою, мы этот вопрос обсуждали с Сергеем Семёновичем (С.Собянин) несколько раз – о том, какой момент может быть удобен для выборов или для принятия каких-то других решений, – поэтому я к этому отношусь с пониманием. Как председатель партии «Единая Россия» я желаю своему коллеге по партии, естественно, победы на соответствующих выборах, и уверен, что такой результат может быть достигнут. Ничего сверхъестественного в этом нет. Мне кажется, что сами москвичи должны в конечном счёте ответить на вопрос, кого они считают наиболее достойным для того, чтобы управлять городом в соответствии с новой процедурой наделения должностными полномочиями. Мне, не скрою, очень хотелось бы, чтобы Сергей Семёнович эту работу уже в результате всенародного московского голосования продолжил.

* * *

Возложение венка к мемориалу советскому воину-освободителю

Премьер-министры России и Норвегии Дмитрий Медведев и Йенс Столтенберг возложили венки к памятнику советскому воину-освободителю в Киркенесе.

В 2014 году Россия и Норвегия отметят 70-летие освобождения Красной армией Северной Норвегии от гитлеровских захватчиков.

* * *

Символическая церемония пересечения российско-норвежской границы

По завершении переговоров в Киркенесе российский и норвежский премьеры совершили символическое пересечение норвежско-российской границы и посетили единственный на сухопутной границе двух стран автомобильный пункт пропуска «Борисоглебск».

В сопровождении пограничных комиссаров России и Норвегии Дмитрий Медведев и Йенс Столтенберг осмотрели пункт пропуска и вернулись на норвежскую территорию.

Прибывших на границу глав правительств поприветствовал сводный хор «Крещендо» жителей Киркенеса и учеников музыкальной школы российского приграничного города Заполярный. В начале церемонии хор исполнил песню «Катюша», а когда Дмитрий Медведев и Йенс Столтенберг вернулись на норвежскую территорию, встретил их норвежской песней «Элинор».

С мая прошлого года между Россией и Норвегией действует соглашение о безвизовом передвижении для жителей приграничных территорий, проживающих в 30-километровой зоне по обе стороны границы. Российскому и норвежскому премьерам для пересечения границы были выданы специальные разрешения.

Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 июня 2013 > № 870767 Дмитрий Медведев, Йенс Столтенберг

Полная версия — платный доступ ?


Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 июня 2013 > № 870766 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева норвежской телекомпании NRK

Вопрос: Скажите, пожалуйста, Дмитрий Анатольевич, как Вы оцениваете нынешний уровень сотрудничества в Баренцевом регионе? И насколько это важно для российской политики?

Д.Медведев: Сам факт проведения этого саммита свидетельствует о том, что уровень сотрудничества в Баренцевом регионе очень высокий. За последние 20 лет мы проделали большой путь, скажем так, от наследия прежней поры, хронического недоверия, наследия холодной войны - к серьёзной кооперации, которая есть сегодня во всех областях, начиная от экономических проектов и заканчивая проблемами спасания и экологической защиты.

Если говорить о месте сотрудничества в Баренцевом/Евроарктическом регионе в общем контексте российской арктической политики, то, безусловно, это один из наших приоритетов. Мы считаем, что, во-первых, мы полноценная часть этого региона и поэтому обязаны принимать участие в выработке решении. Во-вторых, целый ряд проектов (будь то экономические или гуманитарные) мы не можем осуществить сами, это наша общая задача с нашими партнёрами, в том числе с Норвегией и другими партнёрами по Баренцеву региону. Так что, по-моему, всё обстоит весьма и весьма неплохо.

Вопрос: Есть две сферы сотрудничества в Арктике – это Совет Арктики и Баренцево сотрудничество. Как они действуют в формировании политики России?

Д.Медведев: На самом деле сотрудничество в Баренцевом регионе и арктическая политика – это абсолютно взаимосвязанные вещи. Точно так же, как наше участие в Арктическом совете, о котором вы упомянули.

Если говорить о выработке политики, то мы уже достаточно давно стали уделять арктическому направлению весьма серьёзное внимание при принятии решений. Могу лишь упомянуть, что за последние годы была принята стратегия нашего арктического развития на период до 2020 года, которая является программным документом; была утверждена относительно недавно, в 2009 году, концепция по поддержке – и экономической, и гуманитарной – коренных малочисленных народов, которые проживают у нас и в регионе в целом. Совсем недавно, буквально в марте, мы принимали решение по созданию дирекции арктического пути. То есть речь идёт о том, что, собственно, арктическая проблематика, проблематика Баренцева региона, вообще арктическая проблематика в широком смысле этого слова вошла в число приоритетов государственной политики. Ею занимается сейчас и Президент, и Правительство, и наш парламент – Государственная Дума. Мне кажется, это очень важно, потому что демонстрирует открытость наших намерений. Это не какие-то секретные планы – что мы делаем, чего не делаем, – а речь идёт именно об открытой политике, и мы надеемся, что таких же принципов придерживаются и наши партнёры и друзья.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, цели России в Арктике и в Баренцевом регионе и сотрудничества с другими странами, например Китаем, который имеет теперь статус наблюдателя в Арктическом совете? Пока мы видим, что Россия – самая большая и действительно влиятельная страна в этом в регионе… Как Вы оцениваете?

Д.Медведев: Сначала о целях, о которых вы сказали. Наши цели в Евроарктическом регионе мирные и прагматичные: мы хотим использовать потенциал региона во благо наших граждан и, конечно, граждан других стран, сопредельных с нами. Я хочу сказать, что, по подсчётам экономистов, хотя всегда цифры могут варьироваться, тем не менее значительная часть доходов, например, от углеводородов, которые Россия получает, – это именно арктические доходы, а в общем совокупном балансе доходов, если считать доходы от использования всех арктических возможностей, по подсчётам некоторых экономистов, – это до 10% общих доходов Российской Федерации, что, конечно, огромная часть. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы наше присутствие здесь было, ещё раз говорю, мирным и абсолютно практическим, заточенным под конкретные экономические и гуманитарные проекты.

Другие страны. Я сегодня сказал, что страны Арктического региона, участники Арктического совета должны иметь абсолютный приоритет при принятии решений, касающихся использования Арктического региона. Это естественно, потому что это наш регион, мы здесь с вами живём, это наша с вами родная земля, и она совсем близко находится: например, провинция Финнмарк и наша Мурманская область – просто соседи. Поэтому мы должны принимать все основополагающие решения в рамках международного права. Но это не значит, что мы должны отрезать другие страны и говорить, что вы к нам ни в коем случае не суйтесь, мы не хотим видеть ваши проекты, ваши деньги, ваши исследования. Поэтому в рамках процедур Арктического совета целый ряд стран получил статус наблюдателя, включая Китай (не только Китай, и другие страны). Я думаю, что это нормально, и мы заинтересованы в продуктивном сотрудничестве. Но ещё раз, в заключение, скажу: правила, которые действуют в отношении Арктического региона, должны утверждаться самими арктическими странами.

Вопрос: Значит, доверие к Китаю существует?

Д.Медведев: Доверие к Китаю существует, но правила игры должны устанавливать мы с вами – арктические государства.

Вопрос: Как Россия смотрит на другие страны, участвующие в этом сотрудничестве, на их усилия в этом направлении?

Д.Медведев: Смотрим с большой симпатией, потому что это наши соседи, наши партнёры, у нас очень хорошие отношения. Но если говорить, например, о сотрудничестве с Норвегией, то мы регулярно общаемся с Премьер-министром, за последние несколько лет мы встречались, наверное, четыре или пять раз в самых разных ситуациях, сделали очень много полезных вещей, включая подписание известного соглашения о разграничении в Северном Ледовитом океане и в Баренцевом море и о государственной границе, что, на мой взгляд, открыло путь к полноценному экономическому сотрудничеству и закрыло проблемы, которые копились годами. Я считаю, что это наш приоритет, это тот капитал, который мы создали за последние годы. Вот по таким принципам и должны строиться отношения между государствами. И это касается не только, естественно, России и Норвегии, это касается других стран, у которых тоже есть какие-то свои проблемы в общении и которые подписывают соответствующие бумаги об урегулировании этих проблем.

А так, в целом я могу сказать, что атмосфера на нашем саммите, который проходил вчера и сегодня, абсолютно дружеская, мы обсуждаем практические темы, например, каким образом наладить кооперацию по транспорту, причём не только морскому транспорту, но и наземному (здесь говорили, что неплохо бы железные дороги протащить по всей территории, обычные дороги развивать) – всё это очень важно для обычных людей. Мы говорим о необходимости безвизового общения, и визовые облегчения уже действуют, помогают нашим гражданам. Мы говорим о крупных научных и образовательных проектах. Ещё раз упомяну сотрудничество в области поддержки коренных малочисленных народов, которые являются исконными жителями этих земель. Так что по всем направлениям, мне кажется, мы наладили хорошие коммуникации.

Вопрос: Как Россия и США могут успешно сотрудничать в Арктике и Баренцевом регионе, пока происходят такие случаи в вопросах безопасности и разведки, как это было недавно?

Д.Медведев: Вы знаете, мы можем с Соединёнными Штатами Америки сотрудничать в самых разных областях, и опыт показывает, что это именно так. За последние годы мы такое сотрудничество налаживали или пытались налаживать в самых разных областях, в том числе и в области Баренцева/Евроарктического региона, тем более что здесь у нас есть совместные интересы. Они касаются и общих операций, например, по спасанию на водах, это же можно сказать и в отношении общеэкологической ситуации, проблемы глобального потепления, создания природных заповедников. Мы совсем недавно подобный заповедник с нашей стороны как раз создали, я подписал соответствующее решение. Теперь ждём, кстати, от американцев аналогичных решений.

В общем, мы готовы к самому разному сотрудничеству. Единственное, что, на наш взгляд, очень важно, чтобы всё-таки это было мирное сотрудничество, даже с учётом того, что мы принадлежим к разным военно-политическим группам. Тем не менее мы вполне можем налаживать мирное сотрудничество, не занимаясь поиском врагов или разведкой, которую вы упомянули. Хотя всё равно страны так или иначе этим занимаются, это абсолютно нормальная идея, но она не должна превалировать над мирными целями, над практическими целями, и в этом смысле мы открыты к сотрудничеству с Соединёнными Штатами.

Вопрос: Если вернуться к отношениям между нашими странами, какие приоритеты Вы видите в развитии отношений между Норвегией и Россией?

Д.Медведев: Я сейчас завершу интервью и пойду на переговоры с Премьер-министром Норвегии Йенсом Столтенбергом. Приоритеты остаются прежними – это широкомасштабное, полноценное партнёрство с Норвегией как нашим северным соседом в самых разных областях. Это и крупные экономические проекты, включая энергетические, с учётом того, что мы являемся крупными энергетическими странами, энергетическими державами. Это сотрудничество в области рыболовства. Мы только что видели, как происходило несколько интересных операций на воде, нам показывали совместные учения в области спасания на водах и рассказывали о совместных исследованиях в области запасов рыбы. Это тоже наши биологические ресурсы, которыми нужно правильно управлять, потому что раньше считали, что запасы селёдки неисчерпаемые. Оказалось, нет, нужно тоже всё это контролировать и правильным образом поддерживать наши биологические запасы, естественно, уходить от споров каких-то возможных. Это, конечно, сотрудничество в области экологии – это краеугольный камень для нашего региона, потому что очень важно, чтобы мы эксплуатировали наши природные богатства в русле современных подходов, не допуская загрязнения воды, земли и устраняя те проблемы, которые были созданы за последние десятилетия. Мы сегодня тоже об этом говорили, в каждой стране есть свои сложности, но нужно этим заниматься, заниматься последовательно, создавая новые очистные мощности, современные природосберегающие технологии. Ну и, конечно, это гуманитарные проекты, которых тоже немало и которые приносят пользу нашим странам. Поэтому сейчас обо всех этих задачах мы и будем говорить с моим коллегой. Ещё и подпишем пару документов важных.

Корреспондент: Дмитрий Анатольевич, спасибо Вам за беседу. Было очень приятно.

Д.Медведев: А вам спасибо за прекрасный русский язык.

Норвегия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 июня 2013 > № 870766 Дмитрий Медведев


Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 19 сентября 2012 > № 648165 Андрей Кузяев

Мы недавно открыли офис в Норвегии, и в ходе открытия офиса у нас были проведены консультации с Министерством нефти Норвегии по вопросам участия компании "ЛУКОЙЛ" в освоении норвежского шельфа, - сказал в интервью телеканалу "Россия 24", опубликованном блогом пресс-службы ОАО "ЛУКОЙЛ" (http://press.lukoil.ru), президент компании "ЛУКОЙЛ Оверсиз" Андрей Кузяев . - Мы видим достаточно благоприятные условия для развития компании на норвежском шельфе. В прошлом году были сделаны очень крупные открытия на шельфе Северного моря. И сейчас, после того как произошло урегулирование спорной зоны между Россией и Норвегией в Баренцевом море, так называемой серой зоной, активно начинается освоение Баренцева моря. Именно с фокусом на геологоразведку в Баренцевом море компания "ЛУКОЙЛ" и пришла в Норвегию.

- Насколько сейчас более понятными стали взаимные интересы двух сторон?

- В целом все наши встречи проходили в очень дружеской атмосфере. И все встречи показывали очень глубокое понимание норвежской стороной тех процессов, которые происходят в России. Они очень внимательно следят за тем, как развивается наша отрасль, какие назначения происходят. Так же следят за теми альянсами, которые создаются как на Баренцевом море в российской части сектора, так и, наоборот, на норвежской территории. В Норвегии несколько отличается ситуация по управлению геологоразведкой и разработкой нефтегазовых месторождений на шельфе. Если в России, как вы знаете, существуют достаточно жесткие ограничения - только государственная компания имеет доступ для работы на шельфе, - то в Норвегии на сегодняшний день ситуация принципиально иная. Норвежская сторона заинтересована в максимально большем количестве квалифицированных участников. Норвежская сторона стимулирует приход крупных, многонациональных, международных компаний, которые способны реализовывать достаточно сложные проекты на арктическом шельфе. Так как этот проект начинается с геологоразведки и его продолжительность, как правило, от 10 до 30 лет. Только через 10 лет после начала геологоразведки обычно начинается добыча. И еще 20-30 лет идет разработка нефтегазовых месторождений. Норвежская сторона заинтересована в том, чтобы участвовало как можно больше международных крупных компаний. И прежде всего стимулируют приход российских компаний, потому что мы сегодня работаем в разных странах мира: в Африке, в Латинской Америке, на Ближнем Востоке. Но вот это чувство соседа я первый раз испытал в Норвегии.

- Весной будет проходить тендер, где будут участвовать более сорока компаний. Какие у "ЛУКОЙЛа" есть преимущества перед другими участниками тендера?

- "ЛУКОЙЛ" – это рыночная компания, с большим международным опытом. Мы уже 15 лет занимаемся международными проектами, и на протяжении этих лет приобрели достаточный опыт, чтобы участвовать и выигрывать в конкурентной борьбе. Количество компаний-участников нас никогда не смущало. Кроме того, у нас есть достаточно серьезные преимущества. Мы непросто пришли для участия тех или иных тендерах. У нас есть четкое представление, где и что мы хотим получить. "ЛУКОЙЛ" в 90-х годах был одним из первопроходцев по участию в геологоразведке на шельфе Баренцева моря с российской стороны. Мы этим вопросами занимаемся уже несколько десятилетий. Мы были участниками проекта Штокман. Мы вышли из-за того, что достаточно длительные были перспективы по началу его освоения. Я хотел бы подчеркнуть, что мы создаем альянс и с местными национальными компаниями. Для участия в тендерах мы создали три альянса с двумя норвежскими и одной шведской компанией. Мы рассчитываем, что у нас будут высокие шансы. И те тендеры, которые проходят в конце этого года, в начале следующего, для нас это разминка. Наша цель – серая зона, которая откроется в 14-15-х годах, к этим территориям мы готовимся.

- Скажите, все ли условия определены с вашими партнерами, и можете ли вы назвать те участки, которые сейчас попали в зону вашего интереса именно в 13-м году весной.

- Мы подписали соглашение c компаниями Det norske oljeselskap ASA, Lundin Norway и North Energy. Это частные компании, которые ведут геологоразведку на территории Норвегии. Две из этих компаний на сегодняшний день достаточно знаменитые. Они имеют непосредственное отношение к тем новым крупным нефтегазовым открытиям, которые состоялись буквально год назад, о чем я уже сказал. Открыты новые запасы объемом до миллиарда баррелей нефтяного эквивалента. Это достаточно крупные запасы на территории Норвегии. И также я хотел сказать, что очевидно, что у нас есть участки, на которые мы планируем подавать заявки, но пока это секрет.

- Когда будет известно?

Это будет известно, когда мы выиграем. Дело в том, что в Норвегии имеется достаточно серьезная специфика. Эта страна обладает специфическим законодательством. И мы вынуждены были пройти достаточно длительный путь, для того чтобы получить право участвовать в тендерах. Каждая желающий не может придти и подать заявку. В начале идет достаточно длительный процесс переквалификации. Может ли компания принимать участие, может ли она работать как оператор. И компания "ЛУКОЙЛ" в течение года была подвергнута достаточно многочисленным проверкам со стороны Министерства нефти Норвегии. И мы получили предквалификацию. А после того как мы подадим заявку с нашими партнерами, после этого у Министерства нефти есть право создать консорциум на свой выбор. То есть, допустим, вот мы договорились с компанией "Лундин" подать заявку. Но норвежская сторона считает, что правильно, чтобы в этом консорциуме еще кто-то принимал участие. Или операторство было по-другому расположено. И очевидно, что окончательный состав консорциума сформируется по результатам тендеров.

- Какие вложения планируются в этот проект? Мы можем говорить о каких-то суммах?

- Да, мы считаем, что в случае победы на тендерах у нас будет зарезервировано на следующие пять лет до 300 млн долларов инвестиций для работы на норвежском шельфе. На этом участке предусматривается обработка сейсмоматериалов, и сразу же после проведения тендеров мы имеем возможность заниматься подготовкой к геологоразведочному бурению. И именно геологоразведочное бурение на норвежском шельфе является наиболее дорогостоящим, потому что происходит в достаточно тяжелых природно-климатических условиях.Это Арктический шельф, и есть определенные сезоны.В среднем стоимость геологоразведочной скважины от 40 до 70 млн долларов.

- Какие технологические плюсы могут быть для компании от работы в этом проекте?

- Когда мы говорим о Баренцевом море, нужно иметь в виду, что Баренцево море это только в нашем с вами обывательском представлении это море. Для геологов это продолжение Тимано-Печорской газовой провинции. "ЛУКОЙЛ" имеет богатый 10-летний опыт работы на Тимано-Печоре. У нас также есть опыт работы в арктических морях, мы построили крупнейший погрузочный нефтяной терминал в арктических морях, который даже занесен в Книгу рекордов Гиннеса. Кроме этого у нас есть старые материалы еще советского периода, которые мы сейчас перерабатываем. Этот багаж мы принесем с собой к нашим партнерам. Со стороны наших партнеров будет опыт работы в Баренцевом море. Свое представление о геологии. И дело в том, что когда ты занимаешься геолого-разведочными проектами, очень важно делить риски, очень важно, чтобы рядом с тобой в обойме были партнеры, которые имеют компетенцию не меньше твоей и которые способны принести новый взгляд на геологическую природу месторождений. Это позволяет делать меньше ошибок, меньше терять денег и быстрее придти к успеху.

Дело в том, что на сегодняшний день освоение арктического шельфа является одним из стратегических направлений развития всей мировой отрасли. Арктический шельф имеют 4 страны: Норвегия, Дания, Канада, США и, конечно, Россия. И со стороны России это огромная территория. Очевидно, что процесс потепления, который происходит, он создает более благоприятные условия, потому что облегчается ледовая обстановка и есть больше возможностей для работы на Арктическом шельфе. Нам необходимо в России максимально изучать опыт наших соседей. Каким образом создаются как экологические, так и экономические условия для освоения шельфов. Потому что арктический шельф это очень сложная, очень тонко построенная система, где экологические требования имеют огромное значение. Я бы сказал, первостепенное. А второе, это невероятно сложные технологические решения. Потому что приходится работать в условиях жесточайшей ледовой обстановки. Так вот, в Норвегии на сегодняшний день существует система, когда до 78% всех расходов, которые делает нефтяная компания - на изучение сейсмики, на сейсмику, на бурение нефтяных скважин, - все эти расходы компенсируются государством.

- Как Норвегия будет компенсировать издержки участников проекта?

- Самые главные издержки в рисках. Нужно просто понимать, что не так много в мире компаний, которые способны на каждой скважине рисковать там 70-80 млн долларов потерь. Потому что это твои чистые убытки. И очевидно, что когда норвежское государство берет на себя значительную часть рисков, то количество потенциальных участников и конкурентная среда вокруг шельфа возрастают. Вот главная цель, которая на сегодняшний день есть. При этом я хотел отметить, что в Норвегии почти точно такая же и даже чуточку выше налоговая нагрузка и налоговое законодательство, как в России. То есть до 75% все, от выручки всех средств, поступает сразу же в бюджет Норвегии. Но при том механизме, что они берут на себя геологоразведочные риски, очевидно, стимулы для инвестиции в норвежскую нефтяную отрасль сохраняются.

- А какие убытки могут быть у компании, которые идут работать на шельф?

- Убытки могут быть огромные. То, что нефтяные компании делают в морях, это сопоставимо с запуском космических кораблей. Вы просто себе представьте, мы в гвинейском заливе работаем на глубине воды от 2 до 3 километров. Вот если на земле, на суше представить 2 километра, это там где-то точка вдалеке, и вот представьте, что эта точка вдалеке, это туда вниз, а потом мы еще около 3 километров бурим. И та труба, на которой вся наша конструкция держится, длинной до шести, иногда семи километров. И очевидно, что подобные сооружения геологоразведочного плана, они очень дорогие. Затраты на одну геологоразведочную скважину в Арктическом море или на глубокой воде от 70 до 100 млн долларов. И для того чтобы сделать открытие, как правило, в нефтяной отрасли требуется пробурить. И только каждая пятая скважина дает результат. То есть соответственно с вероятностью 20% каждый доллар, каждый рубль, который ты инвестируешь в геологоразведку, ты должен быть готов списать. И это огромные инвестиции, которые исчисляются сотнями и миллиардами долларов. Очевидно, что желающих играть в эту игру не так много.

- Компанию "ЛУКОЙЛ Оверсиз" называют палочкой-выручалочкой для всего холдинга "ЛУКОЙЛ" по количеству добычи нефти. Скажите, какие планы у вас по добычи на ближайшую перспективу? Сколько процентов ваша компания может дать по уровню добычи от всей нефти, которую может добыть "ЛУКОЙЛ" в ближайшее время?

- Я бы хотел сказать, что мы не палочка-выручалочка. Скорее всего, наша материнская компания очень много сделала для того, чтобы мы активно развивались на протяжении предыдущих 15 лет и в следующие пять лет, выделив приоритетное финансирование именно для международных проектов за пределами РФ. У нас есть несколько крупных проектов в части разработки уже открытых нефтегазовых месторождений. Это прежде всего проект "Западная Курна-2" в Ираке. Это крупнейшее неразработанное нефтегазовое месторождение в мире. И следующее, достаточно крупное наше месторождение, которое мы разрабатываем совместно с "Узбекнефтегазом" в республике Узбекистан. В течение ближайших трех лет мы планируем удвоить добычу компании за пределами РФ, с общим объемом инвестиций в размере около 14-ти млрд долларов именно в наши новые проекты. И обеспечив таким образом до 20% добычи всей компании "ЛУКОЙЛ". И очевидно, что наши инвестиции в международные проекты - это только часть нашей деятельности. Для нас все-таки главным направлением является сохранение добычи и рост добычи в России. И здесь мы тоже имеем достаточно большие амбициозные планы. Это и на Северном Каспии, у нас есть также освоение газовых месторождений в Западной Сибири. Поэтому мы будем расти равномерно как в России, так и в международных проектах. Но так как международные проекты достаточно маленькие, поэтому у нас происходит удвоение.

- Но ведь последние два года уровень добычи у "ЛУКОЙЛ" немного снижался?

Да, мы столкнулись с этой проблемой. Но я надеюсь, что мы ее преодолеем. Но я также надеюсь, что те заявления, которые сделали руководители страны, о том, что природное законодательство по использованию нефтегазовых ресурсов будет изменяться, и не только государственные, но и национальные частные компании будут получать доступ к природным ресурсам России.

- Поговорим о "Западной Курне-2". У вас уже определился партнер в этом проекте?

- По "Западной Курне-2", действительно, мы на сегодняшний день в поисках партнера, несмотря на то что этот проект очень интересный и привлекательный. Для нас очень важно разделить риски, потому что он слишком большой даже для такой компании, как "ЛУКОЙЛ". Ежемесячные наши инвестиции составляют до трех-четырех миллиардов долларов. И сейчас мы ведем переговоры с тремя компаниями, которые проявляют интерес к нашему проекту. Переговоры находятся в достаточно продвинутой стадии. Когда будут результаты, мы обязательно сообщим о наших новых партнерах.

- То есть вам партнер нужен для того, чтобы разделить риски. Правильно я понимаю?

- Да, именно так, нам нужен партнер, чтобы разделить риски. На самом деле, когда ты ищешь партнера, это знаете, как создать семью. Обычно очень важно, чтобы приходил партнер, который дополняет, что-то приносит с собой, о чем вы вот спрашивали меня раньше. И для нас очень важно в этой ситуации управление политическими рисками, для нас очень важно наличие рынков, то есть, чтобы партнер мог с собой принести возможности по поставке достаточно большого объема иракской нефти на конкретные рынки. И для нас очень важны технологические возможности.

- Как вы считаете, на какой объем добычи компания может выйти на этом проекте?

- На сегодняшний день у нас цель 1,7 млн баррелей нефтяного эквивалента, это в целом всё месторождение будет добывать. В нашей доли, я сразу же на тонны переведу, мы будем получать где-то около 10 млн тонн нефти ежегодно, ставить на баланс. Чтобы было понятно, какого масштаба это месторождение: сегодня весь "ЛУКОЙЛ" добывает около 2 млн баррелей нефтяного эквивалента. Одно это месторождение будет добывать почти столько же, сколько добывает весь "ЛУКОЙЛ".

- А теперь о прибыли. С барреля собираетесь вы получать, ну может быть, чуть меньше полутора долларов, это верная цифра? И это хорошие цифры?

- Это хорошие цифры чтобы обеспечить нашу норму доходности не меньше 15% годовых.

- Хорошо. А скажите, почему "ЛУКОЙЛ" выходит из венесуэльского проекта, хотя там были затрачены уже приличные деньги? Понесете ли вы издержки, и какова основная причина выхода из венесуэльского проекта?

- Я хочу сказать, что мы не выходим из венесуэльского проекта. Если вы знаете, создан национальный нефтяной консорциум, куда входит пять ведущих российских компаний. Мы приняли решение, что чтобы не было у нас конфликта интересов, тот проект, который мы делали самостоятельно, мы его вливаем в общий проект, который делает национальный нефтяной консорциум. И мы остаемся в консорциуме. А тот проект, который у нас был, мы его передаем консорциуму. Это, в общем, наше стратегическое решение, в рамках развития партнерства в рамках ННК. В ближайшее время мы поедем и будем открывать совместно с нашими компаниями-партнерами первую добычу на Венесуэле, на венесуэльском проекте.

- Последний вопрос, какую долю занимают сейчас в вашей работе газовые проекты и какие инвестиции будут в этом направлении?

- Компания "ЛУКОЙЛ" - даже в ее названии можно увидеть, что это исторически нефтяная компания. Но по мере своего роста и развития мы понимаем, что мир меняется. Очень многие говорят о том, что XXII век, это будет век не нефти, а газа. То есть доля газа в энергопотреблении мира будет существенно увеличиваться. И очевидно, что мы как компания не могли стоять в стороне от этих процессов и начиная уже с начала 2000-х годов и сейчас мы достаточно серьезные средства выделяем на развитие именно газодобычи. И в качестве основного для нас проекта - проект в Узбекистане. Это два проекта - Западный Гисар и Кандым. Эти проекты находятся в стадии реализации. Мы уже добыли первые 15 млрд кубических метров газа на территории Республики Узбекистан. Кроме этого я хотел сказать, что пока мы реализовываем проект, Узбекистан превратился в достаточно выгодную страну с позиции возможности реализации газа. Есть как северное направление, так и новое восточное направление. Это на Китай. Это существенно повысило привлекательность инвестиций в республику. В республике для нас созданы очень благоприятные условия. Мы чувствуем поддержку и политического руководства страны, и наших коллег по "Узбекнефтегазу". И в ближайшее время мы приступим к строительству Кандымского газоперерабатывающего завода. В общем, масштаб инвестиций, который мы планируем сделать до 5 млрд долларов в газодобычу, и в нашей доле, в 15-16 годах доля газа будет составлять от 40 до 50%. То есть мы будем наполовину газовой компанией, наполовину нефтяной.

Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 19 сентября 2012 > № 648165 Андрей Кузяев


Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 5 мая 2012 > № 548895 Владимир Путин

Председатель Правительства Российской Федерации В.В.Путин встретился с главой норвежской компании «Статойл АСА» Х.Лундом.

Стенограмма начала встречи:

В.В.Путин: Добрый день! Я очень рад вас видеть.

У меня сегодня была возможность поговорить с Премьером Норвегии: мы с ним коротко подвели итоги нашего взаимодействия по различным направлениям, в том числе и в сфере энергетики. Мне приятно отметить, что после достижения договорённостей на политическом уровне, в частности по решению вопроса по демаркации границы, мы переходим к созданию на этой базе совершенно нового уровня по качеству взаимодействия в сфере экономики.

Особенно приятно, что у вас складывается с одной из ведущих российских компаний, с «Роснефтью», такое многостороннее партнёрство, связанное не только с совместной работой как на нашей территории, так и на ваших лицензионных участках, а также связанное с обменом активами. И, конечно, то, что намечается такая большая совместная работа, – она, безусловно, будет отражаться на смежных отраслях: на кооперации в области судостроения, в области развития инфраструктуры. Работа рассчитана на долгую перспективу, на многие годы. Уверен, что она будет успешной. Мы дорожим нашими отношениями с соседями, Норвегией, и уверен, что проекты будут развиваться самым наилучшим образом и будут пользоваться безусловной поддержкой Правительства.

Х.Лунд (как переведено): Господин Премьер-министр, большое спасибо, что уделили мне время.

Год спустя после того, как я вступил в руководство «Статойл», я находился с визитом в Москве, и в 2005 году мы договорились о том, что Норвегия и Россия – это естественные партнёры на севере. И «Статойл» работала в этом направлении с того момента. Я думаю, что не преувеличу, если скажу, что практически в течение двух десятилетий мы пытались рассмотреть перспективы исследовательских геолого-разведочных работ в открытом море. Поэтому мы очень рады, что заключаем соглашение с «Роснефтью»: это крупный стратегический шаг как для «Статойл», так и для «Роснефти». Самое главное для нас, самое важное – это взаимность в рамках соглашения. Час назад мы уже обсуждали с господином Худайнатовым, что он с командой отправится в Норвегию, для того чтобы посетить некоторые наши объекты, так же как и я то же самое сделаю в отношении России. Я думаю, что важная часть соглашения заключается в том, что она покрывает всю цепочку активов. Я убеждён, что это соглашение подтолкнёт более широкое развитие во всех других областях, как Вы уже сказали.

Мы очень много работали за последнюю неделю также вместе с господином Сечиным, под его руководством. Переговоры были очень напряжёнными, но в то же время очень конструктивными, поэтому, я думаю, это означает, что мы будем успешно работать в дальнейшем. А со своей стороны, со стороны компании «Статойл», я сделаю всё возможное для того, чтобы это сотрудничество было успешным. И благодарю Вас за доверие, которое Вы нам оказываете. Мы очень серьёзно к этому подходим и сделаем всё возможное, чтобы это мероприятие оказалось успешным как для России, так и для «Роснефти» и «Статойл».

В.В.Путин: Как вы оцениваете общий объём возможных инвестиций в совместные проекты? Разумеется, если всё будет развиваться так, как мы с вами думаем, так, как мы рассчитываем.

Х.Лунд: Если мы добьёмся успеха на стадии геолого-разведочных изысканий, то, я думаю, это будут миллиарды долларов. И учитывая месторождения, о которых мы говорим (это месторождения на суше и в открытом море), эти месторождения очень сложны… Но, думаю, что при наличии новых технологий и инноваций, мы сможем добиться всего, чего хотим. В случае успеха, я думаю, произойдёт глубокий обмен инновациями и технологиями между двумя компаниями. Я знаю, что некоторые лицензии будут в силе аж до 2040 года. Это долгосрочное стратегическое партнёрство.

В.В.Путин: Успехов.

Х.Лунд: Спасибо.

* * *

По окончании встречи в присутствии Председателя Правительства России В.В.Путина состоялось подписание Соглашения между ОАО НК «Роснефть» и компанией «Статойл».

Норвегия. Россия > Нефть, газ, уголь > premier.gov.ru, 5 мая 2012 > № 548895 Владимир Путин


Норвегия. Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 октября 2011 > № 413846 Александр Порцель

ИА REGNUM продолжает проект "Борьба за Арктику" публикацией статьи кандидата исторических наук, доцента Мурманского государственного технического университета Александра Порцеля . В статье "Спор о Шпицбергене: точка еще не поставлена" говорится о том, что спор имеет давнюю историю. Его можно разделить на ряд вопросов, каждый из которых последовательно выходил на первый план в различные исторические периоды. Серьезные экономические и политические противоречия между Норвегией и остальными участниками Парижского договора существуют объективно как в "шпицбергенском квадрате", так и на самом архипелаге. Подписание российско-норвежского Договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане (2010 г.) не устранило их.

"В начале XXI века Шпицберген привлек к себе повышенное внимание политиков, ученых, хозяйственников, журналистов. Во многом это обусловлено позицией Норвегии, активизировавшей на рубеже XX-XXI вв. свою "арктическую экспансию". Норвежцами разработана программа развития северных территорий, получившая название "Баренц-2020". По заявлению политиков, данный план станет основным, определяющим политику Норвегии в арктических районах. Презентация проекта была проведена 10 ноября 2005 года в университете города Тромсе. В докладе МИД Норвегии "№" 30 (2004-2005 гг.) стортингу отмечено, что Шпицберген является ключевым объектом в "высокоширотной северной политике" Норвегии, а последняя, в свою очередь, "занимает уже в течение длительного периода центральное место в политике Норвегии" [1, с. 9].

Россия имеет на архипелаге давние экономические интересы, которые признаны Норвегией. В водах архипелага российские суда ведут интенсивный рыбный промысел. Нельзя не учитывать и перспективы открытия в районе Шпицбергена новых месторождений полезных ископаемых. "Несколько лет назад руководство Совета по изучению производительных сил (СОПС) уже обращало внимание министерств, прежде всего государственного заказчика-координатора ФЦП "Мировой океан" на то, что на политико-экономических и правовых проблемах Шпицбергена следует сфокусировать специальные научные исследования, и на их основе подготовить научно обоснованные рекомендации к реализации экстренных мер в этом сегменте арктической политики России. К сожалению, практического и позитивного ответа тогдашнего руководителя ведомства на это обращение не было получено. Теперь, хотя и с очевидным опозданием, осознана важность для России проведения углубленного анализа складывающейся экономической и правовой ситуации вокруг Шпицбергена, прежде всего - морских районов, прилегающих к этому архипелагу", - отмечал в 2006 г. председатель СОПС академик РАН А.Г. Гранберг [1, с. 5]. Россия не может безразлично относиться к развитию событий в этом регионе, она заинтересована в поддержании здесь международно-правового режима, основанного на мирном и разностороннем сотрудничестве государств. Вопросы международно-правового статуса архипелага и прилегающих к нему районов Северного Ледовитого океана являются предметом активных исследований как отечественных, так и зарубежных исследователей. Эти вопросы не раз ставились на научных конференциях различного уровня, в том числе и в начале XXI века.

Спор о Шпицбергене имеет давнюю историю и его можно разделить на ряд вопросов, каждый из которых последовательно выходил на первый план в различные исторические периоды.

1. Кто открыл архипелаг?

До начала XVII в. главным был вопрос о том, кто открыл архипелаг, так как право первооткрывателя было основой для владения территорией. Начинается этот спор с вопроса о том, кто и когда открыл архипелаг. Официально считается, что это сделал в 1596 г. В. Баренц, который и дал название Шпицберген. Но фактически никто не отрицает, что архипелаг был открыт задолго до экспедиции голландского мореплавателя. На лавры первооткрывателей выдвигали представителей различных стран (например, баскских китобоев).

Но основные споры историки ведут о приоритете представителей двух сообществ: русских поморов и скандинавских (норвежских) викингов. Норвежцы и ряд иных зарубежных авторов ссылаются на запись в исландских сагах, где под 1194 годом записано: "открыли Свальбард". Но единого мнения о том, что скрывается за этим названием, у исследователей нет. Сторонники того, что первыми архипелаг открыли поморы, имеются не только в России, но и за рубежом. В частности, норвежский геолог Б. Кейлхау считал, что поморы появились на этих берегах уже в XIII веке. Французский ученый В. Романовский высказал мнение, что поморы открыли архипелаг еще в X веке. Академик С.В. Обручев утверждал, что русские промышляли и зимовали на Груманте (как называли архипелаг поморы) в XV веке. [2, с. 31, 34].

По картографическим материалам и неподтвержденным иностранным письменным источникам их присутствие на Груманте прослеживается с начала XV века. В 1493 году немецкий ученый И. Мюнцер (Монетариус) сообщал в письме португальскому королю Хуану II, что "немного лет назад под суровостью звезды арктического полюса вновь был открыт большой остров Грунланда, берег которого тянется на 300 легуа, на котором находится величайшее поселение людей под господством синьера герцога Московии". Об этом же сообщал в 1528 году королю Дании и Норвегии Кристиану II датский адмирал Северин Сорби, посетивший Москву [2, с.40]. Подобные высказывания в переписке суверенов в то время означали фактическое признание на международном уровне факта занятия поморами архипелага. На европейских картах фигурировали острова архипелага, носящие явно русские названия (например, на карте Г. Меркатора 1569 года - "Святые русские"). На "Карте Северных земель", датированной концом XVI - началом XVII вв., острова обозначены надписью "Русская земля". Архипелаг значится как русское владение в "Универсальном словаре истории и географии" М. Буйле, изданном в Париже в 1852 г., в "Справочнике по землеведению" Г.А. фон Кледена, изданном в Берлине в 1862 году и в других иностранных источниках [1, с. 14].

На острове активно велась поморская промысловая деятельность, которая приносила немалые доходы в московскую казну. Но, несмотря на все это, ни Иван III, ни Василий III, ни Иван Грозный не предприняли никаких действий, чтобы закрепить российские права на архипелаг. По крайней мере, документов, которые бы свидетельствовали о каких-либо шагах русского правительства в этом направлении, не выявлено. Более того, и в дальнейшем все прошения русских поморов о закреплении за ними прав на промысловые угодья на Груманте, чтобы защититься от притязаний иностранных конкурентов, оставались без всяких последствий со стороны московских властей. Это тем более кажется странным на фоне активности, которую предпринимала Москва, чтобы закрепить за собой новые владения в Сибири. Подобная пассивность Москвы прослеживается и далее.

В 1596 году В. Баренц открыл неизвестную ему землю, которую он назвал Шпицбергеном. На одном из островов был установлен столб с государственным гербом и заявлено о присоединении архипелага к Голландии. Об этом оставшиеся в живых участники экспедиции сообщили лишь через год. Никаких протестов и заявлений со стороны России сделано в связи с этим не было. В Москве просто не заметили (или сделали вид, что не заметили) притязаний голландцев на архипелаг. Вслед за голландцами свои притязания предъявили и иные европейские правители. Так, в 1612 году англичане уничтожили голландский столб, заявив, что остров открыт в 1553 году их соотечественником Уиллоуби, и переименовали архипелаг в Новую Землю Короля Якова.

Во втором десятилетии XVII века разгорелась целая европейская война за право обладать Шпицбергеном. В ней участвовали англичане, голландцы, датчане, ганзейцы. Все они исходили в обосновании своих притязаний из права первооткрывателей. В результате в 1617 году заинтересованные страны заключили соглашение о разделе сфер влияния на архипелаге. Но формальные акты европейских правителей не были подкреплены созданием здесь постоянных поселений. Поэтому, как отмечает украинский исследователь Л.Д. Тимченко, это является "фактом фиктивной оккупации", а "она правоустанавливающего значения не имеет" [3, с. 12]. Такую же позицию высказывали в начале XX века официальные русские лица (например, архангельский губернатор А.Ф. Шидловский). Трудно предположить, что об этих событиях в XVII века не знали (или хотя бы не слышали) в Москве. Но вновь Россия никак не участвует в полярном конфликте и никаких претензий на архипелаг не предъявляет. Правительству молодого Михаила Романова было не до арктических владений. По крайней мере, никаких следов дипломатической активности в отношении Груманта в это время не прослеживается.

Таким образом, поскольку обосновать права на владение архипелагом, ссылаясь на приоритет первооткрывателя, никому не удалось, то в качестве аргумента для обоснования притязаний на суверенитет выдвигается вопрос о том, кто раньше и активнее других вел здесь хозяйственную деятельность и экономически освоил архипелаг.

2.Кто осваивал, архипелаг?

В XVII-XIX вв. преимущественно спорили о том, кто осваивает Шпицберген - это вело к экономическому разделу архипелага. Присутствие русских поморов прослеживается на Шпицбергене по археологическим данным с XVI века. Это раскопанные остатки их зимовий и многочисленные предметы быта и орудий промысла. Достоверных же следов пребывания и деятельности на архипелаге представителей других стран (включая скандинавов) нет вплоть до XVII века. В 1620 году был закрыт "Мангазейский ход", чтобы не показывать европейцам морской путь в Сибирь. С этого времени резко возросла промысловая активность поморов на Груманте. Они стали единственными круглогодичными обитателями архипелага, регулярно оставаясь здесь на зимовки. Никто из иностранцев не рисковал зимовать на Шпицбергене. И вновь не видно никаких внешнеполитический усилий Москвы, чтобы закрепить права поморов на архипелаге. Вряд ли русское правительство считало, что никакой угрозы иностранной экспансии в полярных морях нет (вспомним решение о Мангазее). Видимо, московские власти предпочитали делать вид, что не знают (или не хотят знать) о делах в Арктике, поскольку реальных военно-морских сил для защиты русских интересов в Баренцевом море просто не было.

В XVIII веке архипелаг стал зоной бурной хозяйственной активности. Но если европейцы в основном облюбовали западное побережье о. Большой Шпицберген, то поморы предпочитали вести промыслы на восточных и южных берегах архипелага. Поэтому особых конфликтов из-за раздела "экономических зон" у россиян не возникало. Возможно, в силу этого Петербург не предпринимал шагов для закрепления прав на архипелаг.

Лишь в конце XVIII века экспедиция В. Чичагова положила начало попыткам закрепить российское присутствие в Арктике. Уже тогда наметился механизм этой политики: сначала активизация хозяйственной деятельности, затем шаги по научному изучению интересующего района, и лишь после этого - шаги политические. Но до политических шагов в XVIII веке дело у российской стороны не дошло. Этому благоприятствовало и то, что "хозяйственная горячка" у европейцев пошла на спад ввиду почти полного истребления в водах архипелага основного объекта промысла - китов.

Зато в самом конце XVIII века активизировали свои походы к Шпицбергену норвежцы. Их интересовали те же объекты промысла, что и русских поморов. В первой половине XIX века к активно хозяйствующим здесь россиянам и норвежцам присоединились англичане. И опять, несмотря на явную угрозу английских притязаний на западный сектор Арктики (вспомним нападение на Колу в 1809 году), Петербург не делает попыток закрепить свои права на острова в Баренцевом море. Наоборот, именно тогда, в 1826 году было так проведено разграничение с Норвегией на Кольском полуострове, что часть русских земель перешла к соседям.

С 30-х годов XIX века русские промыслы на Груманте начинают приходить в упадок, а с 50-х гг. XIX столетия они пришли в запустение. После разорения Колы в 1854 году внимание русских поморов все больше переключалось на торговые операции с Финнмарком. А поморское судостроение без государственной поддержки оказалось неспособно конкурировать с норвежскими верфями. В итоге поморы почти перестали посещать Грумант.

Во второй половине XIX века на Шпицберген зачастили научные экспедиции. Их результаты породили у предпринимателей серьезные надежды на возможность добычи полезных ископаемых на архипелаге. Особое внимание привлекли запасы угля, необходимого для развивавшейся промышленности. Рост экономического интереса привел к началу политической борьбы за обладание архипелагом. Обоснованием претензий на суверенитет стала ссылка на давнюю и активную хозяйственную деятельность на архипелаге.

3. Кому принадлежит архипелаг?

С конца XIX века в связи с началом промышленной добычи угля был поставлен вопрос о том, под чьим суверенитетом находится архипелаг и каковы условия этого суверенитета. Первая попытка определить международно-правовой статус Шпицбергена была предпринята в начале 70-х гг. XIX века. 17 марта 1871 года Шведско-Норвежское правительство направило ноты правительствам России, Великобритании, Франции, Германии Дании, Нидерландам, где выражало официальное намерение "вступить во владение" архипелагом Шпицберген. При этом признавалось, что "на дату ноты на Шпицбергене не было и нет поселений Норвегии". Право же на присоединение обосновывалось активной экономической деятельностью норвежцев на архипелаге [1, с. 18]. В ответе Петербурга, в частности, отмечалось: "Представлялось бы более практичным не рассматривать их (вопросы о праве владения одной из держав - А.П.), а ограничиться сложившейся к настоящему времени ситуацией, при которой, по молчаливому согласию между правительствами, данная группа островов считается территорией, по которой решение не принято, доступной всем Государствам, чьи подданные стремятся использовать там природные ресурсы" [1, с. 18]. Так впервые официально было сформулировано принципиальное положение российской стороны, которого в дальнейшем постоянно будет придерживаться МИД России в вопросе о принадлежности Шпицбергена: архипелаг не может быть объектом исключительного владения какого-либо государства, а подданные и компании всех государств имеют здесь равные права в социально-экономической и научной деятельности, которая должна носить исключительно мирный характер. Отметим, что остальные государства, получившие ноту, не высказали протестов против намерений Шведско-Норвежского королевства аннексировать архипелаг.

Ряд исследователей указывают, что в результате российско-норвежского обмена нотами в 1871-1872 г. определился международный статус Шпицбергена как "terra nullius", а "фактически же вплоть до принятия Договора о Шпицбергене 1920 г. указанная территория находилась в общем пользовании государств. Исторически это выразилось в международной практике мирного экономического и научного использования Шпицбергена, переросшей в обычай, договорно закрепленный в 1871-1872 гг." [4].

В последней трети XIX века русским властям удалось отразить притязания скандинавов на аннексию архипелага. Но к началу XX столетия делать это было все труднее. В борьбу за Шпицберген включились не только шведы и норвежцы, но и ряд великих держав. Активная хозяйственная деятельность в этих условиях выдвигалась как законное право на владение территорией. Тогда-то и выяснилось, что Россия не может ссылаться на этот аргумент: поморские промыслы на архипелаге фактически были свернуты. Вот когда сказались плоды того, что не было правительственной поддержки северных предпринимателей, не было дипломатических прецедентов по заявлению русских прав на архипелаг в более ранние времена и было микроскопическое присутствие русского военно-морского флага в Арктике. В спешном порядке правительство начало предпринимать попытки показать русское присутствие на архипелаге. Но поскольку сил для силового отстаивания интересов не было, то взяли курс на сохранение статуса "ничейной земли" для Шпицбергена и признания преимущественных прав на архипелаг для Норвегии и России. При этом в Петербурге были вынуждены делать вид, что все шаги по экономической деятельности в этом районе организованы исключительно частными предпринимателями. Однако через секретные комитеты и секретные совещания при Совете министров щедро выделялись казенные деньги этим "частным лицам". В результате были организованы две экспедиции на Шпицберген (В. Држевецкого в 1911 году и В. Русанова в 1912 году). Если первая закончилась полным провалом из-за плохой организации, то Русанов блестяще выполнил все задачи и обеспечил России право на целый ряд территорий архипелага, поставив заявочные столбы наугольные участки.

А в 1913 году в России началось активное создание компаний по добыче полярного угля. Выдержали конкуренцию две: "Грумант" и "Русское шпицбергенское акционерное общество". В обоих случаях компании получали правительственные субсидии, отсрочки на начало промышленной добычи, а во главе их стояли высокопоставленные государственные чиновники: в "Груманте" - те, кто участвовал в Особом совещании при Совете министров по организации экспедиции Русанова, в РШАО - бывший консул России в Финнмарке. Чтобы поддержать угледобытчиков, правительство постановило "уголь, добываемый на острове Шпицберген (...), признать углем российского происхождения" [5, Д. 150. Л. 38]. Это освобождало компании от уплаты ввозных пошлин.

Активность русских властей объяснялась просто: они оценили геополитическое значение архипелага, о чем прямо заявлялось в Совете министров в 1910 году, когда вырабатывалась позиция русской делегации на международной конференции по вопросу о статусе архипелага: "По заключению Совещания, значение Шпицбергенских островов для России, прежде всего, стратегическое" [5, Д. 150. Л. 31]. И лишь на второе место правительство ставило хозяйственные интересы: "точно так же и в промышленном отношении Шпицберген, изобилующий рыбными и звериными промыслами, может представлять серьезный интерес" [5, Д. 150. Л. 31]. Важно было любой ценой закрепить российское присутствие здесь. И не просто присутствие, а руководящую роль в решении всех вопросов на архипелаге. В том же 1910 году Совет министров ставил перед дипломатами задачу добиться следующего: "1) Шпицбергенский архипелаг и остров Междвежий признаются никому не принадлежащею территориею, одинаково открытой для промышленной эксплуатации всех народов (...); 2) весь архипелаг объявляется нейтрализованным на вечные времена (...); 3) в основу международных правил, касающихся учреждаемого на архипелаге правопорядка, должно быть положено условие непременного участия делегата Русского Правительства, на равных коллегиальных началах с делегатами норвежским и шведским, во всех органах, которые будут ведать на Шпицбергене судебные и административные дела" [5, Д. 150. Л. 33].

Это удалось сделать: международные конференции, неоднократно собиравшиеся по "шпицбергенскому вопросу" накануне Первой мировой войны, всегда признавали преимущественные права на архипелаг трех стран - России, Норвегии и Швеции и сохранили его статус "терра нуллиус". В 1910, 1912 и 1914 гг. на международных конференциях в Христиании (Осло) все участники согласились с тем, что Шпицберген остается изъятым из сферы государственного суверенитета и остается "terra nullius". Однако при этом был внесен ряд поправок в российско-норвежско-шведский проект соглашения, направленных на усиление "интернационализации" режима архипелага. Последняя из этих конференций закрылась 30 июля 1914 года и должна была возобновить работу 1 февраля 1915 года. Но этому помешала мировая война.

Таким образом, царские власти сумели в неблагоприятной для себя ситуации с вопросом о Шпицбергене в начале XX века (возникшей из-за недальновидности правителей более ранних времен) сделать максимум возможного и обеспечить преимущественное русское влияние на архипелаге, отстояв его статус "ничейной земли".

В годы первой мировой войны практически все компании свернули свою деятельность на архипелаге. Исключение составили россияне и норвежцы. Так, правление "Груманта" в январе 1917 года сообщало, что общество вело работы ежегодно, кроме 1916 г. [6, Д. 728. Л. 5]. И хотя промышленной добычи русские компании так и не начали, но подготовительные работы велись активно. После двух революций 1917 года хозяйственное присутствие россиян на Шпицбергене сохранилось. Так, РШАО "добыло в зиму 1917-18 гг. 10.000 тонн угля" [7, Д. 437. Л. 7]. В апреле 1918 года правление этого общество обратилось в ВСНХ с просьбой о ссуде, предлагая проект поставки в течение ближайших 6 лет 24 млн. пудов угля [7, Д. 517. Л. 15]. Однако в период Гражданской войны архипелаг практически выпал из сферы хозяйствования. Плавания поморов на архипелаг прекратились. "Грумант" и РШАО не распались в годы "русской смуты", но деятельность свою свернули. Правда, с 1919 года общество "Грумант" предприняло попытки возродить угледобычу на архипелаге. Итак, к 1920 году сколько- нибудь значительная экономическая активность на архипелаге отсутствовала у всех будущих участников Парижского договора. И в этих условиях, когда Гражданская война еще не завершилась, перед советским правительством возникла "шпицбергенская проблема".

После окончания Первой мировой войны Норвегия на Парижской мирной конференции вновь предложила вернуться к вопросу о статусе Шпицбергена. Эксперт по международно-правовым вопросам Арктики A.M. Орешенков указывает: "Незначительное по времени постоянное проживание норвежцев на этом архипелаге, выражавшееся, в частности, в том, что большая часть норвежских зимовщиков добывала уголь на земельном участке, принадлежавшем гражданину США Д. Лонгиеру, не подпадало под определение эффективной оккупации и не позволяло требовать на этом основании признания норвежского суверенитета над архипелагом. В этой связи основой требований Норвегии о территориальном приобретении Шпицбергена на Версальской мирной конференции было возмещение потерь, понесенных норвежским торговым флотом в годы Первой мировой войны" [8]. 9 февраля 1920 года Парижская мирная конференция приняла решение о передаче Шпицбергена и острова Медвежий под суверенитет Норвегии. Парижским договором обозначен район действия этого суверенитета: пространство между меридианами 10° и 35° восточной долготы и параллелями 74° и 81° северной шпроты [9]. Но этот "полный и абсолютный суверенитет" признается лишь "на условиях, предусмотренных настоящим договором" (статья 1). Эти условия:

a) "Суда и граждане высоких доваривающихся Сторон будут допущены на одинаковых основаниях к осуществлению права на рыбную ловлю и охоту в местностях, указанных в статье 1, их территориальных водах" (статья 2).

b) "Граждане всех высоких договаривающихся Сторон будут иметь одинаковый свободный доступ для любой цели и задачи в воды, фиорды и порты местностей, указанных в статье 1, и право остановки в них; они могут заниматься в них, без каких-либо препятствий, при условии соблюдения местных законов и постановлений, всякими морскими, промышленными, горными и торговыми операциями на условиях полного равенства" (статья 3).

c) "Норвегия обязуется не создавать и не допускать создания какой-либо морской базы в местностях, указанных в статье 1, и не строить никаких укреплений в указанных местностях, которые никогда не должны быть использованы в целях войны" (статья 9).

Как видим, Парижский договор отразил два из трех основополагающих принципов российской дипломатии в отношении архипелага (равноправие всех стран в экономической и иной деятельности и демилитаризация архипелага), кроме вопроса о суверенитете. Как указывают М.В. Буроменский и Л.Д. Тимченко, решение Парижской конференции в 1920 года "фактически подтверждало исторически сложившийся обычай общего пользования территорией архипелага в экономических и научных целях" [4]. В отношении россиян была сделана специальная оговорка: "В ожидании того, что признание высокими договаривающимися Сторонами русского правительства позволит России присоединиться к настоящему договору, русские граждане и общества будут пользоваться теми же правами, что и граждане высоких договаривающихся сторон" (статья 10).

Перед Совнаркомом встал вопрос, как защитить российские интересы на архипелаге. И НКИД, и советские дипломаты в Норвегии считали маловероятным пересмотр Парижского договора. Так, торгпред СССР в Норвегии Я. Суриц в письме заместителю наркома иностранных дел М. Литвинову прямо заявлял: "Добиться отмены Парижского договора нам, конечно, не удастся" [10, с. 86]. В ответном письме М. Литвинов указывал: "Особенных притязаний на Шпицберген Россия и раньше не предъявляла, тем менее может предъявлять их теперь, и из всех возможных владельцев Норвегия является для нас самым безобидным. Но поскольку, однако, согласие на присоединение к Норвегии является определенной политической уступкой (...), мы не можем давать своего согласия без некоторой компенсации России" [10, с. 88]. Таким образом, государственная принадлежность архипелага стала "разменной монетой" в борьбе за более высокие для советского правительства цели - дипломатическое признание и заключение торгового договора. И хотя в Наркоминделе с самого начала не видели возможностей защитить территориально-политические притязания россиян на архипелаг, были сделаны резкие заявления в адрес скандинавского соседа. Так, 12 февраля 1920 года была направлена нота правительству Норвегии, где отмечалось, что "ни одно международное соглашение, в котором оно (Советское правительство - А.П.) не участвовало, не обладает для него обязательностью или силою политическою или юридическою" [10, с. 36]. Норвежцы были заинтересованы в том, чтобы избежать обострения с восточным соседом при вступлении во владение архипелагом. Поэтому они все же пошли навстречу советской стороне: после долгих и непростых переговоров Христиания 15 февраля 1924 года официально признала Советское государство. На другой день Советский Союз признал Парижский договор о Шпицбергене. К этому времени уже было подписано 2 сентября 1921 года Временное торговое соглашение между РСФСР и Норвегией. Официально СССР присоединился к Парижскому договору лишь 7 мая 1935 года - после того, как были установлены дипломатические отношения между Вашингтоном и Москвой.

Закрепив свое присутствие на архипелаге, советская сторона в довоенные годы не делала попыток изменить статус Шпицбергена. В ноябре 1940 года во время визита Молотова в Берлин, когда Норвегия была уже под властью Германии, советская сторона вела переговоры лишь о том, чтобы "обеспечить работу нашей угольной концессии" [11, с. 78], а не о пересмотре статуса Шпицбергена. Превращение Норвегии в сателлита фашистской Германии отразилось и иа архипелаге. В 1941 году на Шпицбергене высадился немецкий десант. Возможность милитаризации архипелага, пусть даже и не по доброй воле Осло, не могла не учитываться Москвой в будущем.

В ноябре 1944 года после освобождения Финнмарка Советское правительство прямо предложило норвежской стороне разорвать Парижский договор и договориться, чтобы Шпицбергенские острова "после отмены Конвенции принадлежали обоим государствам в порядке кондоминиума" [10, с. 363, 364]. Норвежцы дали принципиальное согласие на такие переговоры. Но большего добиться Советскому Союзу не удалось. В 1946 году посол СССР в Норвегии Н.Д. Кузнецов в докладной записке в НКИД СССР отмечал: "Норвежцы, стремясь сохранить эти острова за собой, сделали вопрос о Шпицбергене делом, касающимся всех великих держав, и прежде всего Англии и США" [10, с. 404]. В 1947 году ТАСС выступил с заявлением. В нем, в частности, отмечалось, что в Парижском договоре "совершенно не учитываются интересы безопасности СССР на Севере, так же как и важные экономические интересы Советского Союза" [1, с. 129]. Но Москва не стала активизировать свои усилия в отношении пересмотра статуса Шпицбергена. Советское руководство не хотело давать повода для обвинений в аннексионистских намерениях: такие обвинения могли стать оправданием планов американского присутствия на Исландии и в Гренландии. После вступления Норвегии в 1949 году в НАТО вопрос об изменении статуса архипелага был снят советской стороной. Последние попытки действий в этом направлении относятся к 1952 году. В условиях развернувшейся холодной войны, в которой арктическим территориям отводилась далеко не последняя роль, для СССР было жизненно важно сохранить тот статус Шпицбергена, который был определен в 1920 году.

Протестов по поводу нарушения условий Парижского договора норвежской стороной Москва направляла после Второй мировой войны в Осло большое количество. Как правило, они были связаны с вопросом о демилитаризованном статусе Шпицбергена. Норвежское правительство в ноте от 1 февраля 1949 года заверило советскую сторону, что никогда не будет проводить политику с агрессивными целями и не допустит размещения на архипелаге иностранных военных баз и ядерного оружия в мирное время. Но следствием вступления Норвегии в НАТО стало включение территории Шпицбергена в его зону, что подчеркнуто в постановлении, принятом норвежским стортингом 19 января 1951 года. По поводу этого постановления Москва выразила свой протест, считая, что оно является нарушением Парижского договора. Но Осло продолжал шаги, которые можно рассматривать как нарушение демилитаризованного статуса архипелага. Это были заходы норвежских военных кораблей в воды Шпицбергена, а также строительство аэродрома, радиолокационной станции и др. О появлении норвежских военных кораблей у берегов архипелага, в частности, сообщала не раз норвежская печать в 70-е годы. Делались не раз попытки обойти положение Договора о демилитаризации архипелага. Так, "в 1977 году Ю. Хольст (известный норвежский политолог, впоследствии министр обороны Норвегии) писал, что Договор не содержит положений по общей демилитаризации архипелага" [4].

Завершая этот обзор истории установления международно-правового статуса Шпицбергена, отметим, что он не имеет аналогов в мировой политике (кроме лишь Договора об Антарктике). Как отмечают А.Н. Вылегжанин и В.К. Зиланов, "суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген не имеет никакой другой международной основы, кроме Парижского договора 1920 года. Денонсация государствами-участниками Парижского договора означала бы прекращение суверенитета Норвегии над архипелагом" [1, с. 35].

4. Кто хозяин недр островов?

После 1920 года на первый план вышел вопрос о праве и порядке эксплуатации полезных ископаемых на островах. Хотя советская сторона не боролась активно за политическое влияние на архипелаге, то обеспечить свое экономическое присутствие здесь она пыталась весьма активно. Для этого были использованы уже упоминавшиеся компании - "Грумант" и РШАО. В обоих случаях советское правительство стремилось обеспечить свое участие в их деятельности. Компания "Грумант" в 1918 году продала свои заявки группе акционеров, возглавляемой Стемпом, Рабиновичем и Нахимсоном, которые в 1920 году в Лондоне организовали акционерное общество "Англо-Русский Грумант". С 1919 года оно возобновила добычу угля. Это создавало угрозу потери российских шахт на архипелаге, т. к. английские партнеры были сильнее своих российских компаньонов. Поэтому советская сторона приступила к активным действиям. Уже в июле 1920 года СНК принял постановление "О заключении соглашения с Шпицбергенским каменноугольным обществом о совместной эксплуатации каменноугольного месторождения на о. Шпицберген" [12, с. 63]. Это должно было показать заинтересованность Советского правительства в архипелаге и серьезные намерения по эксплуатации его недр. От имени российских граждан и обществ на имя "свальбардского комиссара" К. Синдбалле были поданы требования на владение земельными участками на архипелаге, согласно прежним заявкам. Все шесть российских требований были признаны законными. Это подтверждало право россиян вести добычу угля на архипелаге.

Роль прикрытия для СНК в борьбе за акции угледобывающих компаний на Шпицбергене выполнил трест "Северолес", финансировавшийся правительством. Сначала он выступил в роли основного покупателя добываемого "Англо-Грумантом" угля. А 10 августа 1923 года трест стал пайщиком этой компании. В 1924 году по договору с компанией он получил безвозмездно "права на эксплуатацию" части угленосных участков. Этот договор утверждался СНК. В связи с этим в СССР было создано общество "Русский Грумант" для изучения горных, промышленных и промысловых богатств Шпицбергена. В 1924 и 1925 гг. к архипелагу совершало рейсы научно-исследовательское судно "Персей". В результате было сделано несколько новых заявок на угольные месторождения. В 1925 году правление треста приступило к скупке акций компании. Начатые в 1928 году переговоры с английскими компаньонами о выкупе их пакета акций затянулись и завершились лишь 12 июня 1931 года. Англичане продали всю свою долю. Расчеты с ними советская сторона вела до 1941 года, заплатив прежним владельцам 69.250 фунтов стерлингов и 7% годовых на невыплаченную сумму [13, Д. 39. Л. 10]. Когда все акции стали советской собственностью, отпала необходимость маскировать участие Советского правительства в этом вопросе. В итоге 7 октября 1931 года Постановлением "№" 386 СНК СССР был создан "государственный трест по добыче и сбыту угля и других ископаемых на островах и побережье Северного Полярного моря под названием "Арктикуголь" [14, Д. 508. Л. 92]. В дополнение к шахтам "Англо-Русского Груманта" этот трест приобрел у голландских владельцев еще несколько участков. В итоге ему принадлежали до войны участки Грумант, Баренцбург, Пирамида, Богеман-тундра.

В 50-е годы XX века Норвегия взяла курс на вытеснение с архипелага всех прочих участников Парижского договора, прежде всего - нашей страны. Говоря о политико-правовой линии Норвежского государства в отношении Шпицбергена, бывший Посол России в Норвегии Ю.А. Квицинский отметил, что "на протяжении десятилетий Норвегия ведет здесь хоть и умелую, но довольно рискованную игру с целью превращения своего условного суверенитета над архипелагом в безусловный, выхолащивания Парижского договора (...) и присвоения себе прав, не предусмотренных указанным договором. Эти усилия носят, к сожалению, системный и продуманный характер" [15].

Хозяйственная деятельность стран-участниц Парижского договора на архипелаге регулируется Горным уставом, принятого норвежским правительством в 1925 году. Он относится не только к недрам суши, но и к недрам дна территориальных вод архипелага. Уже после опубликования этого документа советская сторона, как отмечают юристы-международники А.Н. Вылегжанин и В.К. Зиланов, заявляла "о непризнании ряда содержащихся в Горном уставе предписаний о природоохранных мерах, а также о регламентации ведения изыскательских работ и бурении на нефть, археологических исследований" [1, с. 41]. Но эти же авторы подчеркивают: "На практике же, при отсутствии возражений большинства государств- участников Договора, Горный устав Шпицбергена применялся и применяется. Соответственно, в настоящее время пока нет весомых и убедительных международно-правовых оснований считать его разработку и принятие противоречащим Договору о Шпицбергене и по этой причине недействительным или ничтожным" [1, с. 42]. Главное - соблюдается ли на практике принцип равноправия всех участников договора относительно их деятельности на архипелаге, не имеют ли вводимые норвежской стороной правила (прежде всего - природоохранные) стремления дать односторонние преимущества кому бы то ни было. А именно такие обвинения высказываются в адрес Осло. Так, еще в 1973 году консул СССР Г.Л. Гребнев отмечал "повышение активности норвежцев в укреплении своих позиций на Шпицбергене: расширение зоны экономической деятельности - строительство новой шахты в Свеагруве, активные поиски нефти и другие мероприятия, дальнейшие шаги ограничения деятельности участников Парижского договора о Шпицбергене путем введения новых законов и правил. Увеличилось внимание к проблемам Шпицбергена со стороны норвежских министров и учреждений, что выражается в значительном росте посещений архипелага различными комиссиями, возглавляемыми министрами и влиятельными политическими деятелями" [13, Д. 292. Л. 58.].

Осложнения в международных отношениях, связанные со Шпицбергеном, продолжаются и в XXI веке. 5 июня 2001 года норвежский Стортинг принял закон о природоохранной деятельности на Шпицбергене. Этот закон вместо прежней уведомительной процедуры норвежских властей о возможных новых разработках полезных ископаемых или иной хозяйственной деятельности вводит разрешительный порядок для всех участников экономической деятельности на архипелаге. Историк И.А. Михайлов по этому поводу отмечает: "Норвежский премьер- министр заверил российское руководство, что данный закон не затронет интересов России. Беспокойство, однако, у шахтеров "Арктикуголь", у представителей российской общественности осталось. Некоторые эксперты решение норвежских законодателей расценили как попытку под видом природоохранной деятельности начать вытеснение России со Шпицбергена" [16].Одновременно это можно расценивать как очередную попытку норвежских высших властей обойти если не букву, то, во всяком случае, дух Парижского договора.

Позиция советской, а затем российской стороны в этих ситуациях была сформулирована достаточно давно и не менялась. Советский консул на Шпицбергене А.А. Рыльников так выразил ее в 1980 году: "Конечно, как это бывает между пограничными государствами, между СССР и Норвегией имеются проблемы, которые ждут своего решения, однако практика показала, что в разрешении этих проблем проявляет заинтересованность не только советская, но и норвежская сторона. Имеются нерешенные вопросы, касающиеся наших двусторонних связей и здесь на Шпицбергене. Мы уверены, что большинство из них может быть разрешено на основе точного выполнения Договора о Шпицбергене 1920 года и Горного Устава 1925 года" [13, Д. 353. Л. 92, 93].

5. Кто владеет биоресурсами архипелага?

С 70-х годов XX века обострился спор о праве на добычу биоресурсов в водах архипелага. Разногласия между Норвегией и некоторыми участниками Договора о Шпицбергене 1920 года наиболее четко юридически обозначились по вопросу о соответствии международному праву введения Норвегией в 1977 году законодательства о 200-мильной рыбоохранной зоне вокруг Шпицбергена. Еще 15 июня 1977 года советское посольство в Осло направило ноту МИД Норвегии, где было указано, что в решении об установлении 200-мильной рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена обращает на себя внимание его "явное несоответствие обязательствам, принятым на себя Норвегией по Договору о Шпицбергене 1920 года. Решение принято норвежским правительством в одностороннем порядке и основывается на внутреннем законодательстве Норвегии, хотя касается особого района, который попадает под действие упомянутого Договора. (...) решение исходит из возможности запрещения Норвегией рыбного промысла остальных участников Договора в этом районе и даже предусматривает нормы наказания в отношении их граждан" [1, с. 131].

Вопрос о правовом режиме морских пространств вокруг Шпицбергена и его природных ресурсах не был решен и в последующие годы. Норвегия демонстрировала намерение обеспечивать выполнение своего законодательства о 200-мильной зоне, а СССР, Исландия и ряд других стран демонстрировали намерение отвергнуть эти притязания как не соответствующие международному праву. "С практической точки зрения поставлен современной экономической деятельностью следующий вопрос толкования Парижского Договора 1920 года: вправе ли Норвегия запретить всем другим государствам-участникам Парижского договора осуществлять рыболовство в территориальных водах Шпицбергена - пли, тем более, во всем районе действия Договора - по причине чрезмерной эксплуатации морских живых ресурсов, например?" [1, с. 46] Широко известны факты задержания российских рыболовных судов в водах Шпицбергена, а также инцидент с обстрелом норвежскими кораблями исландских траулеров в 1994 году и другие подобные случаи. Как отмечают А.Н. Вылегжанин и В.К. Зиланов, "некоторые законодательные меры, водимые Норвегией в одностороннем порядке (закрытие районов промысла именно для траловых судов, иные ограничения) косвенно предоставляют пользу только норвежской стороне. Дело в том, что эти меры не затрагивают в практическом плане норвежский флот: он в эти периоды здесь либо не ведет промысел, либо ведет его ярусами, а не тралами" [1, с. 68].

В 1978 году было заключено "Соглашение между правительством СССР и Правительством Норвегии о совместных мерах контроля за рыбным помыслом и регулирования рыболовства в смежном участке Баренцева моря, прилегающем к материковому побережью Норвегии и СССР". Суть совместного управления состоит в том, что согласовываются единые правила рыболовства и строго контролируется их соблюдение всеми участниками промысла, включая суда третьих стран. Эти правила были сформулированы в "Протоколе о временных правилах рыболовства в смежном участке Баренцева моря" от 11 января 1978 года. Велись переговоры о распространении подобного подхода и на район действия Договора о Шпицбергене. Но договоренность об этом не была оформлена. В итоге в 2001 году Россия была вынуждена привлечь военные корабли Северного флота для защиты своих рыбаков в Баренцевом море. После этого силовые действия норвежской береговой охраны против российских траулеров на время прекратились. Но в 2005 году инциденты с задержанием российских и иных судов у Шпицбергена возобновились.

15 сентября 2010 года в Мурманске был подписан "Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане"[17]. Судя по опубликованным картам, морская граница между Россией и Норвегией проходит по восточной линии "шпицбергенского квадрата" в его северной части и отклоняется далее на восток в южной части. Таким образом, Россия уступила соседу часть своей акватории в районе Шпицбергена. Посол Норвегии в России К. Хауге в интервью Интерфаксу назвал этот договор "хорошим, честным компромиссом, который может послать другим странам соответствующий сигнал" [18]. В сообщении пресс- службы Президента России, которое цитирует РИА "Новости", говорится, что сегодняшнее подписание договора "знаменует исторический прорыв в отношениях между Россией и Норвегией" [19].

Но в России раздается и ряд критических высказываний в связи с этим договором. По мнению рыбаков, ученых и специалистов Северного и Западного рыбопромысловых бассейнов России, выраженном в открытом письме Президенту России на сайте Murman.ru, те, кто готовил документ с российской стороны, проигнорировали интересы отечественного рыболовства "в угоду газовиков и нефтяников" [19]. Мурманский ученый-океанолог Г.В. Степахно так комментирует разграничение в спорном секторе Баренцева моря: " Если бы его, условно говоря, поделили пополам по секторальному принципу или традиционному, то пусть бы так и было. Но линию дележа продлили до 85° и практически дезавуировали наши возможности в зоне архипелага Шпицберген. Западнее этой линии юрисдикция России уже не распространяется. В результате наши рыбаки теряют свободу действий для работы в зоне Шпицбергена. Потери рыбаков могут составить 300-350 тыс. тонн рыбы хороших тресковых пород: трески, пикши, палтуса, окуня" [20].

6.Кто владеет шельфом вокруг архипелага?

В начале XXI века в связи с перспективами добычи углеводородов в этом районе приоритет приобретает вопрос о принадлежности шельфа архипелага. Добыча углеводородов в Баренцевом море - одна из наиболее перспективных сфер экономической деятельности в ближайшем будущем в западном секторе Арктики. На современном этапе одним из важнейших аспектов внешнеполитической деятельности Норвегии является комплекс мероприятий, направленных на закрепление за этой страной исключительных прав на природные ресурсы территории морей Арктического региона. Об этом заявил норвежский министр иностранных дел Й.Г. Стере, выступая 10 ноября 2005 года в университете города Тромсе, когда подчеркнул, что Осло "будет стремиться к международному признанию своих взглядов в отношении архипелага Шпицберген, (...) добычи нефти и газа, а также рационального управления ресурсами" [21]. Первостепенным в этой связи является вопрос о принадлежности и разграничении континентального шельфа.

Вопрос об юридической принадлежности месторождений на дне океана вокруг архипелага представляет интерес для многих государств мира. A.M. Орешенков в связи с этим отмечает: "По мнению норвежских официальных органов, Норвегия установила свою юрисдикцию над шельфом в зоне действия договора о Шпицбергене на основании Королевской резолюции о норвежском континентальном шельфе от 31 мая 1963 года. В основе резолюции - не декларируемые в ее тексте положения международного права, исходящие из того, что государство, устанавливающее юрисдикцию над шельфом, не отягощено какими-либо обязательствами в отношении шельфа (в случае со Шпицбергеном - прилегающих к его сухопутной территории морских пространств, где договор предусматривает добычу полезных ископаемых в соответствии с местными законами) другими международными соглашениями, участником которых оно является. Базируясь на этой недекларируемой основе, авторы резолюции не дали никаких ссылок на договор о Шпицбергене, не учли в ней его положения и не упоминают в резолюции об архипелаге" [22].

Этот феномен объясняется тем, что у архипелага в момент вынесения Королевской резолюции не было границ территориальных вод, а исходные линии и границы территориального моря используются для отсчета границ континентального шельфа и исключительной экономической зоны (ИЭЗ). Норвегия установила границы "территориального моря" архипелага только в 1970 году, не указав причины, по которым она применяет юридический термин "территориальное море". При этом в Осло считают, что "у Шпицбергена нет своего шельфа, так как он, согласно этой позиции, представляет собой естественное продолжение подводной части не архипелага, а континентальной Норвегии. В этой связи в пределах границ "норвежского" шельфа, устанавливаемых от базисных линий архипелага, действуют те же нормы, что и на шельфе материковой части страны" [23]. В 1985 году Норвегия ввела в действие в шельфовых пространствах вокруг архипелага национальный нефтегазовый закон, который был разработан для континентальной части этой страны и ее шельфа. На основании этого закона Норвегия в одностороннем порядке ограничила зону действия договора о Шпицбергене пределами суши и территориального моря архипелага.

Площадь пространств в зоне действия Договора о Шпицбергене, режим которых имеет спорный характер, составляет более одного миллиона квадратных километров. Норвегия стремится установить границы "шельфа" и "недискриминационной" рыбоохранной зоны Шпицбергена на запад и восток на основании принципа срединной линии. Однако границу т. н. рыбоохранной зоны в южном направлении (в сторону континентальной части страны) она установила без его учета.

В 2006 году Осло заключил договор с Данией о разграничении между Гренландией и Свальбардом (Шпицбергеном). Как указывает A.M. Орешенков, "в нем не учтены положения о пространственной сфере действия договора о Шпицбергене". В 2009 году Норвегия получила рекомендации геологов Комиссии ООН относительно установления границ континентального шельфа, отсчитываемых от архипелага. В связи с этим A.M. Орешенков подчеркивает, что "геологи не вправе давать такие рекомендации по установлению границ шельфовых пространств, которые имеют особое международно-правовое положение, определяемое не нормами Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, а Парижским договором о Шпицбергене 1920 года" [24]. Попытка разобраться с этими проблемами, предпринятая в июне 2006 года британским внешнеполитическим ведомством, которое собрало экспертов министерств иностранных дел стран-участниц договора о Шпицбергене (без участия норвежского представителя), не дала результатов.

Несмотря на подписанное еще 15 февраля 1957 года "Соглашение между СССР и Норвегией о морской границе между двумя странами", проводимые с 1970 года двусторонние переговоры, до 2010 года не были решены проблемы разграничения экономических зон и континентального шельфа в Баренцевом море между Россией и Норвегией. В 1975 году Норвегия выступила с предложением провести разграничение континентального шельфа по линии, проходящей восточнее границы полярных владений Советского Союза. Таким образом, Норвегия выступила с претензиями на 155 тыс. кв. км советских (российских) морских пространств. Претендовала Норвегия и на 10 тыс. кв. км в качестве своей экономической зоны при выпрямлении на север от "шпицбергенского квадрата" границы полярных владений России. Россия в этом случае теряла бы участок акватории площадью в 25 тыс. кв. км [25].

Договор о разграничении пространств, подписанный в Мурманске 15 сентября 2010 года, по мнению российских официальных лиц, соответствует интересам России. Руководитель Института политического и военного анализа (ИПВА) А. Шаравин заявил: "По договору Норвегии отошла только морская акватория, это дело старое и спорное. И это хорошо, что нам удалось договориться с норвежцами. (...) Как можно судить, все остались довольны. Суть в том, что вопросы по поводу шельфа и Арктики решаются на односторонней и двусторонней основе, и теперь Норвегия сможет нам помочь в урегулировании. Договор с Норвегией - это разумный компромисс, и Россия от этого ничего не потеряла" [18].

Но ряд специалистов считает, что интересы российских нефтегазовых компаний пострадают. Так, в частности, правовед A.M. Орешенков заявляет: "Отсутствие в соглашении о разграничении положений, учитывающих правовые реалии договора о Шпицбергене и норвежского национального законодательства, значительно затруднит возможность строительства российского порта на архипелаге в удобном для наших судоходных компаний месте, также сократит доходы наших государственных нефтегазовых компаний, имеющих законодательно разрешенный доступ к российским шельфовым месторождениям, при обнаружении нефтегазовых залежей на стыке российского шельфа в Баренцевом море и шельфовых пространств вокруг Шпицбергена" [26].

Главный ученый секретарь Кольского научного центра РАН А. Виноградов заявил, "что Россия пошла на слишком большие уступки, согласившись на раздел по компромиссной линии Лаврова-Стере. В 80-е годы мурманские геофизики выявили в пределах спорной зоны геологические структуры, которые могут служить вместилищами для месторождений нефти и газа. Самое крупное куполообразное поднятие получило название "Свод Федынского", и прогнозные ресурсы газа в его пределах были оценены в 5,8 триллиона кубометров. Линия Лаврова-Стере разделила и зону, и свод Федынского примерно пополам" [27].

Еще до подписания договора обозреватель журнала "Эксперт - Северо-Запад" П.М. Прохоров писал, "что России следует сначала договориться с Норвегией о приемлемом для нашей страны статусе 200-мильной акватории вокруг архипелага, затем добиться одобрения такого решения ото всех участников Парижского договора, а уже после этого завершить переговоры о морской границе" [28]. Судя по приведенным выше высказываниям, подписание договора не сняло напряженностей и неясностей в российско-норвежских экономических спорах в районе "шпицбергенского квадрата".

Заключение

Таким образом, в начале XXI века район Шпицбергена остается одной из конфликтных зон, где столкнулись интересы многих государств мира, в том числе и расположенных вдали от Северного Ледовитого океана. Поэтому для российской стороны (как, впрочем, и для других стран) в разворачивающейся "битве за Арктику" архипелаг имеет геополитическое значение. К сожалению, активизация борьбы правительства за принадлежность Шпицбергена к России или хотя бы за обеспечение ее преимущественных прав на архипелаге начиналась каждый раз в ситуации вынужденной, когда иностранные государства приступали к экспансии в отношении этой территории. Так было накануне Первой мировой войны, и после ее окончания, и во время начала холодной войны, на рубеже XX-XXI вв. Каждый раз российские власти были вынуждены занимать оборонительную позицию, отстаивая статус-кво архипелага.

В настоящее время не урегулирован ряд международно-правовых вопросов, касающихся делимитации пространств между странами, побережья которых выходят к Северному Ледовитому океану; установления границ шельфа прибрежных государств за пределами 200- мильной экономической зоны; а также режима морских пространств и шельфа в зоне действия договора о Шпицбергене. По режиму пространств вокруг этого архипелага отсутствует единство мнений не только между Россией и Норвегией, но и между Норвегией и рядом других участников Парижского договора о Шпицбергене 1920 года. Суть противоречий составляют вопросы использования природных богатств архипелага и прилегающей к нему зоны Баренцева моря, а точнее - право вести свободную экономическую деятельность в этой части Арктики.

В решении спорных хозяйственных политических вопросов по поводу Шпицбергена и прилегающей зоны океана за более чем вековой период сложилась солидная международная нормативно-правовая база, основой которой является Парижский договор о Шпицбергене. "Разрушение этой сложившейся десятилетиями договорно-правовой основы международных отношений между наиболее заинтересованными государствами не отвечает интересам как прибрежных к Баренцеву морю государств - России и Норвегии, так и международного сообщества в целом. Ссылки на двусторонние договоры между СССР/Россией и Норвегией как основания для отступления от "устаревших" положений Договора о Шпицбергене юридически не корректны. Поддержание правопорядка, предусмотренного Договором о Шпицбергене, не противоречит развитию российско-норвежского сотрудничества, нацеленного на рациональное, отвечающее современности управление природными ресурсами Баренцева моря" [1, с. 93]. Но серьезные экономические и политические противоречия между Норвегией и остальными участниками Парижского договора существуют объективно как в "шпицбергенском квадрате", так и на самом архипелаге. Основные из них были упомянуты выше. Какие новые проблемы могут всплыть в этой зоне в связи с растущей борьбой за "передел Арктики" - покажет уже ближайшее будущее. Поэтому точку в споре о Шпицбергене ставить пока еще рано.

Литература

1. Вылегжанин А.Н., Зиланов В.К. Шпицберген: правовой режим прилегающих морских районов. - М.: СОПС, 2006.

2. Зингер Е.М. Между полюсом и Европой. - М.: Мысль, 1975.

3. Тимченко Л.Д. Шпицбеген: история и современность. - Харьков: Феникс, 1992.

4. Буроменский М.В., Тимченко Л.Д. Международно-правовой статус Шпицбергена. // Правоведение. - 1990. - "№" 3. URL: http: / / web 1. law. edu.ru / magazine / article. asp?magI D=5&magNum=3 &magYear= 1990&arti cleID= 156653.

5. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1276. Оп. 9.

6. РГИА. Ф. 37. Оп. 67.

7. РГИА. Ф. 92. Оп. 1.

8. Орешенков A.M. История установления государственной принадлежности сухопутных и морских пространств на Крайнем Севере Европы. URL: http://www.b- port.com/news/archive/2009-10-13-1/.

9. Договор о Шпицбергене (подписан в г. Париже 09.02.1920). URL: http://www.bestpravo.ru/fed1991/data05/tex18072.htm.

10. Советско-норвежские отношения. 1917-1955. - М.: ЭЛИА-АРТ-О, 1997.

11. Директива И.В. Сталина В.М. Молотову перед поездкой в Берлин в ноябре 1940 г. // Новая и новейшая история. - 1995, "№" 4. - С.78.

12. Под небом Арктики. Архипелаг Шпицберген - прошлое и настоящее. - М., 1988.

13. Государственный архив Мурманской области (ГАМО). Ф.П-17. Оп. 1.

14. ГАМО. Ф. 213. Оп. 1.

15. Квицинский Ю.А., Штодина И.Ю. К вопросу о международно-правовом режиме архипелага Шпицберген и прилегающих вод / / Представительная власть. XXI век. - 2007. - "№" 3. URL: http://www.pvlast.ru/archive/index.pr383.php.

16. Михайлов И. Шпицберген. История отечественного освоения архипелага. URL: www.pseudology.org/goroda / Shpitsbergen. htm.

17. Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. URL: http://news.kremlin.ru/ref_notes/707.

18. Значит договорились? URL: http: / /www.arcticuniverse. /ru/expert/ 20101120/00316.html.

19. Васильев M. Россия отдаст Норвегии часть Баренцева моря. URL: http: //news.km.ru/rossiya_otdast_norvegii_chast_ba.

20. Степахно Г.В. Договор о дележке моря - это приговор интересам России. URL: http: //www.sovross.ru/modules.php?name=News&file =article&sid=587409.

21. Банько Ю. Арктика: зона сотрудничества или конфронтации? // Север промышленный. - 2008. - "№" 10-11. URL: http://helion-ltd.ru/component/content/article/43 - q- q/ 1117-2008-12-16-19-09-03.

22. Орешенков A.M. Битва за Шпицберген. URL: http://www.ng.ru/energy/2009-01- 13 / 12_Shpicbergen.html.

23. Орешенков A.M. Баренцево море: регион нерешенных международно-правовых проблем. URL: http://stroy-press.ru/?id=7929.

24. Орешенков A.M. Арктический квадрат возможностей. URL: http:// www.globalaffairs.ru / number / Arkticheskii-kvadrat-vozmozhnostei-15069.

25. Барциц И.Н. О правовом статусе российского арктического сектора//Право и политика. - 2000. - "№" 12. URL: http://library.by/portalus/modules/ international- law/print.php?subaction=showfull&id= 1095958984&archive=&start_from=&ucat1&.

26. Орешенков A.M. Семь веков борьбы за Арктику. URL: http://morvesti.ru/analytics/index.php?ELEMENT_ID=8847.

27. Делимитация морской границы с Норвегией - удар по российским нефтегазовым интересам. URL: http: //energyfuture.ru/delimitaciya-morskoj-granicy-s-norvegiej-udar-po- rossijskim-neftegazovym-interesam.

28. Прохоров П.М. Россия, Норвегия, Шпицберген - испытание компромиссом. URL: http: //www.regnum.ru/news/ 1222470.html. 

Норвегия. Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 октября 2011 > № 413846 Александр Порцель

Полная версия — платный доступ ?


Норвегия > Нефть, газ, уголь > barentsobserver.com, 30 августа 2011 > № 397620 Ула Бортен Муэ

«Надеюсь, что буду тем министром, который объявит о первых лицензиях на юго-востоке норвежского сектора Баренцева моря», - сказал министр нефти и энергетики Норвегии Ула Бортен Муэ в интервью BarentsObserver'у.

«Надеюсь, что буду тем министром, который объявит о первых лицензиях на юго-востоке норвежского сектора Баренцева моря», - сказал министр нефти и энергетики Норвегии Ула Бортен Муэ в интервью BarentsObserver'у.

Считается, что на этом участке находятся огромные запасы нефти и газа. Норвежское исследовательское судно вошло в этот район для проведения сейсмогеологических съёмок через несколько часов после вступления в силу договора о морской границе.

- Этим летом сейсмические исследования провели на акватории 7800 квадратных километров на юго-востоке Баренцева моря, - сообщил с гордостью Ула Бортен Муэ.

По словам министра, судно будет продолжать сбор данных до середины сентября.

Полученные на сегодня результаты можно охарактеризовать как очень удачные.

- У меня большие планы в отношении того, что Норвегия может сделать на севере. Сейчас у нас идёт процесс открытия районов, до недавнего времени остававшихся спорными, - говорит Ула Бортен Муэ, особо подчёркивая, что пока слишком рано делать оценки нефтегазовых запасов, на которые можно рассчитывать в этом районе, но: - Мы знаем, что имеется к западу от этого участка, а также кое-что знаем о том, что имеется к востоку от него. Так что у нас есть все причины для оптимизма.

Министерство нефти и энергетики активно работает над тем, чтобы открыть для промышленников новые перспективные районы на юго-востоке норвежского сектора Баренцева моря.

- Когда мы получим результаты сейсмогеологического зондирования и изучения донных геологических структур, мы проведём анализ с исследованием последствий для экологии, рыбного промысла, оценкой объёма нефтегазовых запасов и социальных последствий, - говорит Ула Бортен Муэ.

Затем правительство планирует представить в парламент доклад, содержащий все факты о возможном старте добычи нефти и газа в этом районе.

- Мы уже располагаем большим объёмом знаний о западной части Баренцева моря. Здесь мы обнаружили весьма многообещающие месторождения нефти и газа, - утверждает министр.

- Надеюсь, что буду тем министром, который объявит о первых лицензиях в бывшей спорной зоне Баренцева моря, - говорит Ула Бортен Муэ.

Анализ, считает министр, будет готов в 2013 году. Если Стортинг на основании этого документа решит открыть район для нефтегазоразведочных работ, будут выданы первые лицензии. Но это, по его мнению, будет возможно не раньше 2014 года.

На прошлой неделе министр иностранных дел Норвегии Йонас Гар Стёре сообщил об идее расширения норвежской морской системы газопроводов до Баренцева моря.

По словам Ула Бортена Муэ, проект замечательный, хотя дистанция очень велика, и принимать решение пока рано. Так же, по его мнению, преждевременно пока говорить о том, чтобы предложить России соединить её газовые месторождения на востоке Баренцева моря с несуществующим пока норвежским газопроводом, идущим юг вдоль побережья страны.

У вас есть какая-нибудь информация о Штокмановском проекте?

- Нет, лучше вы мне расскажите, - улыбается министр. - А я не знаю, ничего не слышал. […] Сначала должны принять инвестиционное решение, о нём должны объявить до конца года.

Норвегия > Нефть, газ, уголь > barentsobserver.com, 30 августа 2011 > № 397620 Ула Бортен Муэ


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter