Всего новостей: 2607301, выбрано 1 за 0.114 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Оман > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 февраля 2016 > № 1639271 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров с Министром, ответственным за иностранные дела Султаната Оман, Ю. Бен Аляви, Маскат, 3 февраля 2016 года

Вопрос (перевод с английского языка): У Омана и России очень крепкие связи. У двух стран есть вопросы, которые сейчас находятся в стадии обсуждения. Каковы перспективы развития этих отношений в свете происходящих событий в регионе?

С.В.Лавров (перевод с английского языка): Отношения между Султанатом Оман и Россией не подвержены искусственному влиянию. Они результативно развиваются, что было подтверждено сегодня в ходе моих встреч с Вице-Премьером Совета Министров Омана Фахдом Бен Махмудом Аль Саидом и Министром, ответственным за иностранные дела, Юсефом Бен Аляви.

Мы выразили удовлетворение в связи с регулярным и доверительным политическим диалогом. Уделяем повышенное внимание продвижению наших торгово-экономических связей. Несмотря на тенденции в мире и в региональной экономике, объем товарооборота между Россией и Оманом растет, хотя все еще является достаточно умеренным. Однако мы видим пути к дальнейшему улучшению данной ситуации, включая возобновление работы над соглашением по защите инвестиций, которую мы вскоре надеемся завершить.

Мы также ведем переговоры по соглашению о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Российский фонд прямых инвестиций проявляет интерес к сотрудничеству с суверенными фондами Султаната Оман. Надеемся, что сможем содействовать данным контактам в течение этого года в рамках различных экономических форумов, включая Санкт-Петербургский международный экономический форум. Считаем также важным поддержать контакты, начавшиеся между российской компанией «Газпром» и партнерами в Омане. Российские инвесторы проявляют интерес к сотрудничеству со своими оманскими друзьями и в других сферах экономики, включая производство труб. Российская компания вкладывает средства в завод в Сохаре, что является нашим крупнейшим инвестиционным проектом в регионе.

Мы всегда ценили наши гуманитарные и культурные связи. Российские артисты регулярно выступают с концертами в Султанате Оман. Мы также удовлетворены нашим сотрудничеством в сфере туризма, которая, по нашему убеждению, является многообещающим направлением в будущем. Обсудили планы Султаната по запуску прямого рейса между Маскатом и Москвой, что окажет позитивное влияние на приток российских туристов, посещающих эту прекрасную страну.

Безусловно, мы тесно сотрудничаем в международных делах. Вместе с моим другом, главой внешнеполитического ведомства Султаната Оман, мы участвуем в Международной группе поддержки Сирии, следующая встреча которой состоится через неделю в Мюнхене. У нас также очень близкие подходы к международным усилиям, необходимым для разрешения ситуации в Йемене, Ливии, палестинской проблемы и других до сих пор нерешенных вопросов региона.

Мы полностью удовлетворены результатами состоявшихся переговоров, которые внесли вклад в наши двусторонние отношения и помогли нам прийти к лучшему пониманию по ряду региональных проблем.

Вопрос: В последние дни представители умеренной оппозиции в Женеве говорят о том, что одним из их условий для продолжения переговоров является прекращение российской военной операции в Сирии. Как бы Вы могли это прокомментировать? Каковы перспективы установления режима прекращения огня в САР?

С.В.Лавров: Если Вы имеете в виду группу оппозиции, прибывшую в Женеву на основе т.н. «списка Эр-Рияда», то мне кажется, что некоторые члены этой группы слишком избалованы своими спонсорами, прежде всего, нашими турецкими соседями, которые в одиночку заблокировали присоединение к переговорам такой важной и влиятельной силы, как Партия демократического союза сирийских курдов.

С самого начала мы договаривались, что члены Международной группы поддержки Сирии будут воздействовать на различных сирийских игроков с тем, чтобы они придерживались одних и тех же правил, которые заключаются в необходимости садиться за стол переговоров без каких-либо предварительных условий на основе понимания, что межсирийский диалог должен быть инклюзивным, отражать весь спектр сирийского общества при понимании, что судьбу Сирии может решить только сам сирийский народ. Полагаться на каких-то зарубежных спонсоров, что они будут договариваться за тебя, и рассчитывать, что предварительные условия в виде ультиматумов помогут решить проблемы – близорукая и абсолютно бесперспективная политика.

Сказанное в полной мере относится и ко второй оппозиционной делегации – т.н. «лозаннской группе», где тоже появились «капризные люди», которые выдвигают предварительные условия, не имеющие ничего общего с основополагающими принципами Женевского коммюнике, Венских документов и резолюцией 2254 СБ ООН.

Рассчитываем и будем добиваться того, чтобы две оппозиционные делегации и делегация Правительства САР руководствовались не какими-то личными политическими или иными амбициями, а интересами сирийского народа. Для этого необходимо встать на прочную основу одобренных международным сообществом документов, главным из которых является резолюция 2254 СБ ООН.

Нас всегда призывали оказывать позитивное воздействие на Правительство САР. Все свои обязательства на этот счет мы выполнили – делегация приехала в Женеву без каких-либо проблем, была там первой. Рассчитываем, что те, кто имеет решающее влияние на оппозиционные круги, будут так же ответственно подходить к функциям международных игроков по обеспечению старта межсирийского диалога без предварительных условий. В ходе этого диалога необходимо рассматривать все те вопросы, которые сейчас упоминаются в контексте сирийского кризиса, включая принятие срочных мер по облегчению гуманитарной ситуации, договоренности о прекращении огня и начало политического процесса.

Что касается конкретного аспекта – прекращения огня, то у нас на этот счет есть свои сугубо прагматичные соображения, которые продиктованы необходимостью сделать так, чтобы оно могло состояться на практике. Мы говорили об этом с американскими сопредседателями Международной группы поддержки Сирии. Более конкретный разговор, надеюсь, будет продолжен в преддверии встречи Группы, которая назначена на 11 февраля в Мюнхене. Упомяну, что ключевым компонентом для того, чтобы прекращение огня работало, является уже ставшая одной из наиболее острых задача перекрытия контрабанды через турецко-сирийскую границу, которая подпитывает боевиков и без пресечения которой трудно рассчитывать, что режим прекращения огня сможет состояться.

Вопрос (перевод с английского языка): Намерена ли Россия прекратить нанесение авиаударов в Сирии?

С.В.Лавров (перевод с английского языка): Нанесение Россией авиаударов не будет прекращено, пока мы действительно не победим такие террористические организации, как ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусру» и подобные им группировки. Не вижу причин для прекращения нанесения авиаударов.

Думаю, что, помимо нанесения очень эффективного удара по террористам с начала операции в сентябре 2015 г. по просьбе сирийского правительства, мы также показали пример возглавляемой США коалиции, активность которой по нанесению ударов не очень впечатляла на протяжении полутора лет с момента ее старта. Мы рады, что после успехов российских ВКС операция международной коалиции, возглавляемой США, стала гораздо более эффективной. Единственная проблема, до сих пор стоящая перед нами – это отсутствие легитимности проводимой коалицией операции в сирийском небе. У них есть согласие Правительства Ирака на использование их воздушного пространства для борьбы с ИГИЛ, но нет согласия легитимного Правительства САР. Тем не менее, будучи прагматичными, мы заинтересованы в координации усилий с возглавляемой США коалицией не только в формате согласования процедур по недопущению непредвиденных инцидентов в воздухе (мы подписали меморандум на этот счет между Россией и США, выступающими от имени коалиции). Более важным и необходимым является практическая ежедневная координация в режиме реального времени между теми, кто находится «на земле», и теми, кто контролирует воздушные силы в ходе российской операции и операции коалиции.

Мы продолжаем слышать утверждения, что у российских ВКС «неправильные цели», что Россия наносит удары не по ИГИЛ, а по умеренной оппозиции и даже гражданским лицам. С самого первого дня нашей операции мы пригласили членов коалиции – будь то США или любой другой ее участник – сесть и провести профессиональную, а не пропагандистскую беседу о том, где находятся «правильные» и «неправильные» цели. С самого начала мы просили сказать, что они считают правильными целями, и мы примем это во внимание в нашей практической работе, а что – неправильными, чтобы мы не наносили по ним удары. К сожалению, наши партнеры уже четвертый месяц (с сентября) предпочитают продолжать повторять абсолютно безосновательные обвинения и избегать практического диалога, к которому мы приглашали их с самого начала. Разумеется, это подозрительно и вызывает вопросы, каковы же реальные цели коалиции, если они не хотят делать конкретных предложений для обоснования своей позиции. Мы готовы к координации и ждем, когда они созреют для профессионального, а не пропагандистского диалога.

Вопрос: Имеет ли место сотрудничество между Россией и дружественными странами в отношении корректировки цен на нефть? Есть ли такая возможность в ближайшем будущем?

С.В.Лавров (перевод с английского языка): Мы обсуждали этот вопрос сегодня с нашими оманскими друзьями, а также вчера в Абу-Даби беседовали с другими странами-членами ОПЕК и странами-производителями нефти не из числа Организации. Мы полагаем, что на данном этапе важно понять, что происходит на рынках, на которые влияют слишком много факторов. Старые механизмы едва ли будут работать. Полагаю, что все едины в этом мнении. Поскольку я не думаю, что кто-то полностью понимает механизмы нынешних тенденций, сейчас важно внимательно следить за происходящим и обмениваться оценками. Это мы и делаем в наших контактах со странами-членами ОПЕК и другими странами-производителями нефти. Если на каком-то этапе будет достигнут консенсус между всеми странами-производителями нефти в том, что есть необходимость в специальной встрече, мы, разумеется, будем готовы принять в ней участие.

Россия. Оман > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 февраля 2016 > № 1639271 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter