Всего новостей: 2632613, выбрано 134 за 0.123 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Польша. Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742780 Корнель Моравецкий

Корнель Моравецкий: Танки в Донбасс первым отправил Киев (RMF FM, Польша)

Почетный спикер польского Сейма, отец премьер-министра Польши Корнель Моравецкий рассказал на радиостанции РМФ ФМ, почему он негативно относится к идее размещения в Польше американской базы, почему это невыгодно для поляков и для Европы. Размещение базы в Польше будет выглядеть как подготовка к войне, а поляки попросту нарушат тот договор, который был дан России при вступлении в НАТО восточноевропейских стран.

Роберт Мазурек (Robert Mazurek), RMF FM, Польша

Интервью с почетным спикером польского Сейма, отцом премьер-министра Польши Корнелем Моравецким (Kornel Morawiecki)

RMF FM: Здравствуйте, сегодня у нас в гостях Корнель Моравецкий, представляющий депутатскую группу «Свободные и солидарные».

Корнель Моравецкий: Здравствуйте.

— Начнем с того, что премьеру Матеушу Моравецкому (Mateusz Morawiecki) придется не просто принести извинения за свои слова на тему строительства дорог и мостов при правительстве партии «Гражданская платформа», но и опровергнуть их.

— Возможно, это будет правильно, ведь он сказал, что мы выделяем на эту цель сколько-то средств, а мы еще только собираемся это сделать. Суд постановил, что следует сделать опровержение. Возможно, господин премьер слишком устал, неточно выразился. Я все это понимаю, нет смысла раздувать эту историю.

— А когда Вы встречаетесь с Матеушем Моравецким вы тоже обращаетесь к нему «господин премьер»?

— Нет, так я не говорю.

— Сейчас Вы его так назвали.

— Мы с вами разговариваем официально.

— Разумеется.

— Вы бы к нему обращались точно так же. Речь шла о пяти миллиардах. «Гражданская платформа» тратила в год на локальные дороги около 600 миллионов злотых, а сейчас правительство планирует выделить на них пять миллиардов. Так что это, по-видимому, была оговорка, следовало сказать не «выделяем», а «выделим». А так в прошлом году правительство направило на эту цель 1,5 миллиарда, то есть в два раза больше, чем прошлое руководство.

— Хорошо, мы знаем, что будет опровержение, так что оставим этот вопрос…

— Будет, да.

— Я хочу спросить Вас о другом. Сейчас в новостях мы слышали президента Анджея Дуду (Andrzej Duda), который заверил, что мы готовы (или в любом случае будем готовы) создать постоянную американскую базу в Польше. Глава канцелярии премьера говорил в нашей студии, что она могла бы появиться на востоке нашей страны. Вопрос в том, нужен ли нам «Форт Трамп», или мы только зря рассердим россиян?

— Я отношусь к этой польско-американской инициативе с некой долей скепсиса. Было бы лучше тратить польские деньги на польскую армию и польских, а не американских военных.

— Почему американская база нам не нужна?

— Я негативно отношусь к этому проекту по разным причинам.

— В этом вопросе Ваше мнение расходится не только с позицией Вашего сына, но и всей партии «Право и справедливость».

— Я отношусь к этой идее, скорее, критично, хотя, конечно, не знаю всех деталей, возможно, я хуже информирован. Начнем с того, что когда Германия объединялась, это было начало 1990-х, те державы, которые дали согласие на ее объединение (кстати, Польша тоже дала согласие без каких-либо дополнительных условий, это была ошибка президента Валенсы и премьеров Мазовецкого (Tadeusz Mazowiecki) и Белецкого (Jan Bielecki)), постановили, что войска НАТО не станут размещать на территории стран-участниц бывшей Организации Варшавского договора.

— Да.

— А сейчас…

— Вы хотите сказать, что размещая у себя базу НАТО, мы провоцируем Россию?

— Я хочу сказать не о провоцировании, а о том, что любое нарушение международных соглашений — это очень рискованное дело.

— Вы меня, конечно, извините, но россияне с 1990-х годов успели уже много раз нарушить те договоры, которые они с нами заключали.

— Только один раз, когда они заняли Крым. А до этого мы бомбили Белград, способствовали отделению Косово от Сербии. Именно мы, западный мир, первыми начали нарушать международное право.

— Скажем без обиняков: Вы выступаете против строительства американских баз в Польше.

— Я не вижу такой необходимости, это выглядит, как подготовка к войне. Лучше постараться наладить отношения с Россией, наполнить концепцию восточной политики каким-то положительным содержанием, а не идти на конфликт.

— Вы не думаете, что подобные заявления, звучащие из Ваших уст, создадут проблемы главе польского правительства?

— Я здесь не для того, чтобы упрощать работу моему сыну, который выступает как моим, так и Вашим премьером, а одновременно в каком-то смысле вышестоящей для меня инстанцией. У меня другая роль: размышлять, что будет лучше для Польши, Европы, мира.

— Извините меня, но из Ваших слов следует, что Вас сейчас волнуют в первую очередь интересы России.

— Нет, почему интересы России?

— Мы заинтересованы в том, чтобы в Польше…

— Двигаться в направлении обострения польско-российских отношений невыгодно ни нам, ни россиянам.

— С этим я согласен, но…

— И точка. Это невыгодно ни Европе, ни США, ни всему миру.

— Много лет подряд все политические силы в Польше говорили, что основа нашей безопасности — это хорошие отношения с США…

— Разумеется, я с этим не спорю.

— …а лучшая гарантия этой безопасности — появление у нас американских баз.

— Я бы предпочел, чтобы эту тему обсуждали между собой россияне и американцы, чтобы Путин…

— Вы хотите, чтобы они решили, можно ли строить у нас базы?

— Да, но…

— Это звучит довольно пугающе.

— Отнюдь не пугающе. Извините, но я против нарушения международных соглашений.

— Вы выступаете за то, чтобы американцы и россияне через нашу голову обсуждали возможность появления баз в Польше.

— Нет, они должны обсудить, продолжает ли действовать тот договор или он утратил силу, поскольку появились какие-то угрозы. Меня возмущает, как изображают россиян. Польские элиты, СМИ, правительство настраивают против них поляков, а российские элиты, СМИ и правительство настраивают против поляков россиян. Это губительно для обоих наших народов.

— В завершение этой темы я бы хотел спросить, согласны ли Вы с утверждением, что Вы стали самым пророссийским политиком в Польше?

— Нет, я абсолютно с ним не согласен. Не знаю, кто тут в большей степени пророссийский…

— Вы говорите, что Россия не проводит…

— Я самый пропольский политик.

— Хорошо, значит, Россия, как Вы говорите, не проводит агрессивной политики?

— Извините, но я что-то не вижу этой агрессивной российской политики. Есть Донбасс…

— Я как раз хотел вам предложить поехать на Украину и увидеть все собственными глазами.

— Куда именно?

— На восток Украины.

— В Донбасс или куда-то еще?

— А Донбасс — это не Украина?

— Но в Донбасс танки, самолеты и пушки сначала отправил Киев, когда начались все эти волнения, связанные с Януковичем, который пользовался на востоке огромной демократической поддержкой.

— Оставим украинский конфликт. Ваше объединение «Свободные и солидарные» пытается принять участие в выборах органов местного самоуправления.

— Не пытается принять, а принимает!

— Кое-где у вас возникли проблемы.

— Это так.

— В варшавских списках…

— Не везде это получается, но, извините, Вы говорите «пытается», а у нас есть зарегистрированные списки для участия в выборах в трех четвертях региональных собраний депутатов.

— Хорошо, но когда Вы попытались зарегистрировать список в Варшаве, оказалось, что из 200 подписей 198 были поддельными. Я бы назвал это мировым рекордом. Значит, свои подписи не поставили даже те люди, которые присутствуют в этих списках, или члены их семей.

— Это несомненная провокация, атака на нас. Я этого не понимаю. Не знаю, кто за ней стоит, но это атака на все наше объединение.

— Вы сами предъявили эти поддельные подписи, а теперь говорите, что это атака?

— Да.

— Как это?

— Да, мы их предъявили. Человек, у которого были соответствующие полномочия, отправился их подавать, но, возможно, он сам этого не осознавал. Пусть делом с этими подписями займется полиция, соответствующие службы, мы туда уже обратились.

Польша. Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742780 Корнель Моравецкий


США. Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741114 Роман Полько

Fronda (Польша): База США не угрожает польской безопасности

Россия не будет нападать на Польшу, уверен польский генерал, сейчас есть другие методы, например, «обработка» общественного мнения, позволяющая добиться своих целей без применения военной силы. Но при этом вопреки всякой логике в интервью «Фронде» генерал настаивает на том, что американская база в Польше нужна. Уж очень приятно сотрудничать с американскими военными! И затягивать с «Фортом Трамп» нельзя.

Томаш Вандас (Tomasz Wandas), fronda.pl, Польша

Интервью с генералом Романом Полько (Roman Polko)

Fronda.pl: «Появление базы США в Польше — угроза нашей безопасности», — констатировал бывший главнокомандующий польских вооруженных сил генерал Мирослав Ружаньский (Mirosław Różański). Как Вы можете прокомментировать его высказывание?

Роман Полько: Я надеюсь, что это какая-то ошибка, потому что я давно не слышал подобной глупости. Отмечу, что своими знаниями генерал Ружаньский в какой-то степени обязан американцам.

— На самом деле?

— Да. Американцы многое сделали для польской армии. Они помогали нам вступить в НАТО, а когда Европейский союз смотрел на происходящее за нашей восточной границей и не рвался нам помогать, именно американцы отправили к нам свою бригаду. Своим присутствием на польской территории американские войска демонстрируют солидарность с поляками, а это, несомненно, имеет огромное значение для нашей безопасности.

— Генерал Ружаньский это, наверное, знает?

— Он не мог не видеть, как много полезного вынесли наши военные из совместных учений с американскими войсками. Я сам могу сказать, что ни с кем мне не работалось лучше, чем с американцами.

— Можете рассказать подробнее?

— Если кто-то хорошо зарекомендовал себя в ходе совместной миссии, как мы в Ираке или ранее в Косово, он мог спокойно пользоваться и своей, и американской техникой. В Ираке наше специальное подразделение «ГРОМ» пользовалось тем, что давали американцы: вертолетами, автомобилями, возможностями разведки. Американские военные относились к нам как к партнерам, как к своим. В Косово с силами специального назначения армии США мы провели вместе много совместных операций и многому смогли там у американцев научиться.

— Как выглядит ситуация сейчас?

— Я вижу, что военные получают огромное удовольствие от польско-американского сотрудничества. Оно ничуть не напоминает взаимодействие с «братскими» армиями Организации Варшавского договора или с Советским Союзом: сейчас это контакты на равных. У американцев есть интересы в разных уголках мира, но они демонстрируют солидарность с нами, помня, что Польша — надежный партнер, который не уклоняется от выполнения своих обязательств.

— На своей странице в Твиттере генерал Ружаньский пишет, что, по его мнению, создание постоянной базы США в Польше «склонит Россию отказаться от соблюдения заключенного в 1997 году соглашения с НАТО», а это «может создать угрозу нашей безопасности». Насколько убедителен этот аргумент?

— Всем известно, что Путин славится в мире тем, что он никогда не лжет и соблюдает заключенные соглашения! Напомните мне, как обстоит дело с международным договором по Крыму? Нарушение договоренностей, провоцирование НАТО — как это назвать? Раньше я думал, что плясать вокруг этого медведя, отдавать ему инициативу и демонстрировать бессилие Альянса, который превратился в беззубого бумажного тигра, неспособного адекватно реагировать на появляющиеся угрозы, готовы только политические идиоты по западную сторону от наших границ, руководствующиеся исключительно соображениями политкорректности.

Не знаю, чем руководствовался генерал Ружаньский, и почему он отозвался об идее создания в Польше американской базы таким образом, ведь это человек, обладающий боевым опытом: он командовал польскими военными за границей, прекрасно проводя все доверенные ему операции. Меня удивляет высказывание, которое вы цитируете, я надеюсь, что он погорячился и еще одумается. Впрочем, эти слова напоминают некоторые заявления немецкого канцлера.

— Что Вы имеете в виду?

— В Германии звучат странные заявления о том, что пересекая немецкую территорию, американские войска провоцируют Путина. При этом мы все прекрасно знаем, что на Россию, ее президента действует только язык силы. Если мы будем делать вид, что ничего не происходит, и по-рыцарски соблюдать все заключенные с Кремлем соглашения, мы кончим так, как рыцари в средневековой Европе: когда на них нападали варвары, они удивлялись, что захватчики не соблюдают основополагающих норм. Больше всего в дискуссиях на тему российских провокаций меня огорчает тезис, гласящий, что лучше ничего не делать, ведь если мы предпримем какие-то шаги, Путин разозлится. Следуя такой логике, нам следовало бы отказаться от создания военной базы только потому, что иначе российский агрессор расстроится.

— А мы его не разозлим и не увеличим риск того, что Россия нападет на Польшу?

— Нет, такого, что мы разозлим Путина, а потом российские войска за три дня дойдут до Варшавы, как предсказывают некоторые таблоиды, не будет.

— А теоретически они могли бы это сделать?

— Нет. Я бы посоветовал в этом контексте прочесть мою книгу «Безопасно уже было», в ней я объясняю, почему этого не произойдет, и рассказываю, как действуют российские тролли. Одну главу я посвятил «постправде» и тому, какие сейчас существуют методы «обработки» общественного мнения, позволяющие добиться своих целей без применения военной силы. К сожалению, генерал Ружаньский своим высказыванием льет воду на мельницу кремлевской пропаганды, ведь та заинтересована в том, чтобы у нас появлялись подобные комментарии.

— Эта тема начала звучать в контексте поездки президента Анджея Дуды (Andrzej Duda) в США. Можем ли мы быть довольны ее итогами? О базах в ходе визита говорилось много.

— Я убежден, что такие базы должны появиться. Достаточно взглянуть, как работает система гарнизонов, которую стараются сохранить локальные политики, совершенно не задумывающиеся о вопросах стратегии и безопасности.

— Что Вы имеете в виду?

— Там функционирует система локального лоббирования: они поднимают шум, когда появляется решение закрыть какую-то военную часть. В итоге складываются такие абсурдные ситуации, как с 16-м воздушно-десантным батальоном. Он дислоцируется в центре Кракова, откуда до ближайшего стрельбища (а тем более до других учебных объектов) несколько сотен километров. Должны появиться новые базы, построенные в соответствии с самыми современными стандартами, на которых смогут разместиться и американские военные, и поляки. Было бы хорошо даже сейчас, когда мы принимаем американцев на временной основе, концентрироваться не только на базах, но и на том, чтобы наши союзники могли у нас нормально функционировать. Военные сталкиваются с разными абсурдными ситуациями, ограничениями, которые порой практически парализуют их деятельность. Наша система местной и государственной администрации довольно неповоротлива, с ней сложно взаимодействовать даже полякам, а тем более нашим партнерам из США.

— Значит, Вы рады, что Дуда встретился в США с Трампом?

— Хорошо, что эта встреча состоялась, она была, несомненно, важной. Я думаю, однако, что американцев больше бы убедил язык действий, конкретных шагов, ведь они прагматики. Нам нужно меньше говорить, а просто начать что-то строить.

— Как Вы думаете, Трамп согласится, чтобы база носила его имя?

— Я не вижу в этом ничего дурного, думаю, президенту Трампу будет приятно, если новую базу назовут в его честь.

— Министр армии США Марк Эспер (Mark Esper) заявил агентству «Франс Пресс», что Польша, возможно, не готова к созданию на своей территории постоянной американской базы. Он прав или это просто политика?

— Я думаю, дело здесь в американском прагматизме. Нужно не говорить о базах, а предпринять конкретные шаги. Полагаю, американские военные докладывают о тех сложностях, с которыми они сталкиваются в Польше. Сначала следовало бы позаботиться о тех солдатах, которые уже у нас находятся, обеспечить их хорошими условиями для тренировок и проведения досуга. Резюмируя: с базой «Форт Трамп» тянуть не следует, пора просто начать строительство.

— В январе Эспер приезжал в Польшу. У него сложилось мнение, что у нас нет подходящего места для базы, которая бы отвечала американским требованиям. Он отметил, что участки, которые предлагает польское руководство, слишком малы, чтобы там можно было проводить артиллерийские учения, заниматься тренировкой военных. Так мы готовы к созданию базы или нет?

— Этот вопрос следует задать политикам, которые принимали Эспера. Если они показали ему какой-то двор за казармами, ему удалось увидеть не так много. Я думаю, что у нас пока еще есть возможность найти большой участок под такую базу. Голландцы, например, мне рассказывали, что когда они хотят устроить масштабные учения, им приходится ехать заграницу, мало того, для своей артиллерии они производят снаряды с уменьшенным количеством пороха, чтобы соблюсти существующие в их стране требования. Земля у нас есть, полигоны тоже, для базы можно было бы спокойно найти подходящее место, так что я не согласен с тем, что мы к ней не готовы. Добавлю, что в словах Эспера недоброжелательности я не вижу. Просто, когда он был в Польше, рядом с ним не оказалось человека, который мог бы детально обсудить с ним эту тему, поэтому он высказал такое, а не иное мнение.

США. Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741114 Роман Полько


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 августа 2018 > № 2709652 Станислав Кувалдин

Тихий голос из костела. Почему польская церковь отказалась поддержать партию власти

Станислав Кувалдин

Пока польская церковь осторожно играет на противоречиях внутри консервативного лагеря. Епископат не собирается свергать Качиньского, а стремится скорее к тому, чтобы в целом поддерживаемая им консервативная политическая сила не превратилась в безропотный инструмент, готовый выполнять любые капризы стареющего вождя. Возможно, это немного. Но, как показывает опыт, иногда и это оказывается критически важным

Мы привыкли видеть в церкви надежного союзника национал-популистских режимов, которых становится все больше в Восточной Европе. Показная набожность, одержимость традициями, борьба с абортами, однополыми браками и другими порождениями западного либерализма – все это должно надежно сплачивать церковных иерархов и торжествующих новых правых.

Но на деле схема далеко не всегда работает так прямо. В Польше, несмотря на вроде бы образцовый католицизм правящей партии «Право и справедливость» и ее лидера Ярослава Качиньского, оказалось, что церковь не готова обеспечивать власти безоговорочную поддержку. Вместо этого она позволяет себе высказываться по политическим вопросам, осуждать некоторые реформы за их недемократичность и даже играть не противоречиях внутри правящей партии.

На страже Европарламента

Последним крупным конфликтом между польской церковью и Ярославом Качиньским стал спор вокруг реформы выборов в Европарламент. Президент страны Анджей Дуда наложил вето на утвержденный в парламенте проект изменений в избирательное законодательство. Президентское вето на законопроекты правящей партии (которую представляет и сам президент) в нынешней полуавторитарной Польше – явление нечастое. Но еще интереснее, что наложить вето президента публично призвала Конференция польских епископов – официальный руководящий орган католической церкви на территории Польши. И такой союз из президента Дуды и католических иерархов, выступающих против реформ Качиньского, складывается уже не в первый раз.

Законопроект об изменении порядка выборов в Европарламент был лишь небольшим, но очередным логичным шагом по усилению контроля нынешней правящей партии «ПиС» над госаппаратом и политической жизнью в Польше. Авторы законопроекта предложили отказаться от нынешней системы пропорционального распределения мандатов между партиями, а вместо этого разделить страну на трехмандатные округа и, соответственно, выдавать мандаты победителям окружных голосований. Тогда в Европарламент смогли бы пройти только крупные партии, и почти наверняка в основном из «ПиС».

По большому счету, добиться контроля еще и над выборами в Европарламент было для «Права и справедливости» не особенно важно. Партия и так уже превратилась в доминирующую и достаточно авторитарную силу в польской политике. С 2015 года у нее абсолютное большинство мест в Сейме, что дает беспрецедентную в истории постсоциалистической Польши возможность формировать однопартийное правительство без коалиций. Политики «ПиС» давно ужесточили контроль над государственными СМИ и устанавливают новые формы контроля над судебной системой – например, расширили полномочия Министерства юстиции в назначении председателей судов общей юрисдикции. Усиление контроля еще и над польским представительством в Европарламенте тут мало что добавляло.

Однако по поводу именно этого законопроекта президент Польши Анджей Дуда решил проявить неожиданную принципиальность. Он заявил о «больших сомнениях» в целесообразности закона и подтвердил, что ни в коем случае не допустит ущемления малых партий. Столь же неожиданно президента в этом вопросе открыто поддержала католическая церковь. От имени пресс-секретаря Конференции польских епископов было выпущено заявление, что избирательное право имеет не только технический, но и этический характер, соответственно, манипуляция этим правом для сохранения позиций правящей партии – нарушение этических норм.

Больше, чем Польша

То, что церковь в этом конфликте выступила против правящей партии, особенно примечательно. Ведь «Право и справедливость» настойчиво позиционирует себя как защитницу традиционных католических ценностей. У многих католических священников, особенно в провинции, установлены хорошие связи с местными функционерами партии, и в целом значительная часть клира поддерживает ее политику, особенно в противостоянии безбожному Брюсселю.

Тем не менее голос церковных иерархов поддержал не «ПиС», а президента. Объясняется это сложной задачей, стоящей перед польской церковью, – как именно следует вести себя с нарастающим авторитаризмом новой власти, пускай даже этот авторитаризм (в отличие от времен социализма) устанавливается вроде бы дружественной политической силой.

Основная сложность здесь в том, что польские католические иерархи (несмотря на консервативные взгляды многих из них) понимают, что для церкви недопустимо безоговорочно поддерживать власть, даже если она декларирует консервативные ценности. И дело тут не только в страхе оттолкнуть от церкви более либеральную часть паствы. Католическая церковь в любой стране не замкнута в государственных границах – она часть всемирной структуры со своими приоритетами, в том числе на политическом уровне.

Например, польские епископы, следуя позиции, занятой Ватиканом по миграционному кризису, уже несколько лет безуспешно пытаются добиться от властей согласия открыть «гуманитарные коридоры» для беженцев. При папе Франциске, который пытается хотя бы на уровне деклараций сделать католическую церковь голосом унижаемых и оскорбляемых «малых сих», для польских католических иерархов недопустимо становиться тенью амбициозной и высокомерной политической силы, устанавливающей все более полный контроль над страной.

Борьба теней

Такая же задача – не превратиться в тень своей партии и ее лидера Ярослава Качиньского – стоит и перед польским президентом Анджеем Дудой. Когда он достаточно неожиданно выиграл президентские выборы, то считался марионеткой председателя партии. Предполагалось, что Ярослав Качиньский просто нашел более перспективную с электоральной точки зрения кандидатуру на пост президента, но сам остался в роли всевластного серого кардинала.

До определенной степени это соответствовало действительности, но просто греть президентское кресло, располагая при этом реальными полномочиями, для Дуды не слишком комфортно. К тому же Качиньский не настолько всесилен, чтобы гарантировать Дуде переизбрание на второй срок в 2020 году. Для победы на следующих президентских выборах Дуде необходимо обладать самостоятельной политической физиономией и заручиться поддержкой не только ядерного электората «ПиС». Ради этого президенту приходится время от времени показывать зубы.

Например, летом прошлого года Дуда также наложил вето на часть законопроектов в подготовленной «ПиС» судебной реформе. И церковь тогда повела себя так же, как сейчас с Европарламентом: глава Конференции польских епископов Станислав Гандецкий выпустил специальное заявление, в котором поддержал решение Анджея Дуды. При этом накануне Дуда – действительно искренне верующий человек – посещал монастырь в Ченстохове, где встречался с епископами (и, как многие предполагают, обсудил с ними свои планы).

Судебная реформа возбуждала в обществе большие страсти и воспринималась сторонниками оппозиции как открытое посягательство правящей партии на независимость судов, поэтому союз церкви и президента ради спасения польских судов тогда казался осознанным желанием не допустить развития страны в опасном направлении или хотя бы ясно обозначить свое отношение к этим инициативам. Теперь президент и церковные иерархи фактически повторяют тот же прием в отношении другого неоднозначного законопроекта.

Дистанционное воздействие

В целом у польской церкви есть свои счеты к Ярославу Качиньскому. Он несколько раз ставил церковь своими решениями в неудобное положение. Так случилось, например, когда новая команда следователей, расследующих крушение президентского Ту-154 под Смоленском, постановила провести эксгумацию и повторный осмотр всех похороненных в Польше жертв катастрофы. Для части руководства «ПиС» и лично Ярослава Качиньского это нужно было, чтобы лишний раз подчеркнуть возможную причастность прежних польских властей и Москвы к случившемуся. Но для многих семей повторное извлечение давно упокоенных останков (и тем более поиск ошибок при идентификации трупов) казалось циничным глумлением над памятью их родных.

В попытке остановить почти бессмысленную эксгумацию они обратились к церкви. Епископат в ответ на их просьбу выпустил очень обтекаемое заявление, стараясь не выступать открыто против решений следователей, но с большим пониманием отнесся к чувствам возмущенных родственников. Едва ли эта история прибавила у епископов желания излишне сближаться с нынешними властями.

Однако насколько последовательна Польская католическая церковь в критике решений нынешних властей Польши? Об этом можно судить по истории с одобренным церковными иерархами президентским вето на законопроекты судебной реформы. Через несколько месяцев с косметическими изменениями эти законы вступили в силу – правда, теперь они были подготовлены не в Сейме, а в президентской канцелярии. И епископат в этом случае сохранил полное молчание.

Изменения порядка выборов в Европарламент – не самый принципиальный закон для политических судеб Польши. В конце концов, будущее нынешней власти от Европарламента зависит несильно. Так что выступление на эту тему не обещает перерасти в острое противостояние.

Пока польская церковь осторожно играет на противоречиях внутри консервативного лагеря – например, одобряя президента, когда он проявляет самостоятельность и одновременно пытается уберечь хотя бы общие демократические принципы в стране. Епископат не собирается свергать Качиньского, а стремится скорее к тому, чтобы в целом поддерживаемая им консервативная политическая сила не превратилась окончательно в безропотный инструмент, готовый выполнять любые капризы стареющего вождя. Возможно, это немного. Но, как показывает опыт, иногда и это критически важно.

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 августа 2018 > № 2709652 Станислав Кувалдин


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705669 Ежи Мария Новак

Wirtualna Polska: Польша расшатывает ЕС и утрачивает позиции в НАТО

Роберт Валенчак (Robert Walenciak), Wirtualna Polska, Польша

Интервью Wirtualna Polska с бывшим польским дипломатом Ежи Марией Новаком (Jerzy Maria Nowak) — профессором Академии Финансов и Бизнеса «Вистула» и заместителем директора аналитического центра «Евроатлантическая ассоциация» (SEA). Польша мутит воду в НАТО и радуется тому, что ЕС распадается, и хочет приложить руку к его разрушению, надеясь повысить уровень своей безопасности. Но реальность выглядит иначе: Польша не сможет защититься самостоятельно в условиях хаоса и формирования нового расклада сил. Если случится беда, она окажется в полном одиночестве, ведь она поссорилась с основными союзниками. А Америка далеко…

Wirtualna Polska: Польше сейчас что-то угрожает?

Ежи Мария Новак: Угроз становится все больше, поскольку и Европа, и мир становятся все менее безопасным местом. Начинают доминировать элементы хаоса, неопределенности, в итоге могут появиться проблемы, связанные с безопасностью.

— Евроатлантический фундамент пошел трещинами.

— Североатлантический альянс (в первую очередь из-за политики Трампа) становится все менее надежным. Сила НАТО — это не только военный потенциал, но в первую очередь надежность. Польша, Черногория или другое государство должны иметь 100% гарантию, что если им будет что-то угрожать, другие союзники будут действовать в соответствии с положениями пятой статьи Вашингтонского договора, придерживаясь принципа «один за всех, все за одного».

Одновременно мы наблюдаем явления более широкого масштаба, например, проблемы в Евросоюзе, который лишился прежней сплоченности, какой он обладал до недавнего времени. Популисты расшатывают ЕС. Есть также кризис, связанный с наплывом беженцев. Это явление дестабилизирует наш континент, в особенности страны Южной Европы. У Италии, Греции, а в последнее время и Испании не получается справиться с ситуацией самостоятельно. И, наконец, на горизонте остаются угрозы, связанные с климатическими изменениями и охраной окружающей среды.

— Еще существует российская угроза.

— Запад и Россия (в первую очередь по вине Москвы) не могут выработать какой-то модус вивенди. Это связано с тем, что Россию не устраивает система европейской безопасности, процесс расширения НАТО и даже само существование Альянса, кроме того, она не может смириться с распадом СССР: Путин назвал это событие крупнейшей геополитической катастрофой.

— Возможно, проблема в том, что каждая страна (Польша, Франция, США) смотрит на Россию по-своему?

— Наше государство находится близко от России, у нас есть болезненный исторический опыт, поэтому появляется проблема в подходе к безопасности. В нашем регионе у нас одно представление о ней, в западноевропейском — другое, в США и Канаде — третье. В связи с этим в НАТО возникают разногласия. Так называемый восточный фланг, то есть мы, чувствует опасность, поскольку российский военный потенциал превосходит по силе потенциал нашего региона в три раза.

Западная Европа, в свою очередь, смотрит на ситуацию иначе, ведь между ней и Россией находится буферная зона — Польша, Румыния… США взирают на все с собственной точки зрения. Для них (в первую очередь для Трампа) — это очень далекие проблемы. Восприятие российской угрозы сильно отличается. В этом контексте особенно опасен будет локальный конфликт ограниченной длительности: он может склонить союзников вернуться к политике умиротворения агрессора.

Российская тактика в отношении НАТО

— Совершенный хаос.

— Уже древние греки говорили, что хаос — основная угроза, которая может возникнуть в отношениях между городами-государствами. Сейчас хаос усугубляет политика Трампа. Он отказывается от партнерства, от торговых соглашений, делает ставку на двусторонние, а не многосторонние контакты, критикует международные организации, считает Евросоюз врагом. В результате может сложиться такая ситуация, что разные страны начнут думать о том, как обеспечить себе безопасность самостоятельно, какие шаги для этого предпринять. Можно представить, что привлекательность вновь обретет российская концепция «концерта великих держав». Это старая идея, которая появилась на Венском конгрессе. К такому пути уже склоняется Трамп, со временем о нем могут задуматься Великобритания, Китай, а в Европе — костяк ЕС, то есть Германия и Франция.

— Представляет ли Россия опасность для Европы?

— На этот вопрос сложно ответить однозначно. Я лично принадлежу к числу таких аналитиков, которые считают, что угрозы военного нападения со стороны Москвы нет. В пользу такого мнения говорят разные факты. Однако потенциал, сконцентрированный в Ленинградском военном округе (он до сих пор не называется петербургским) и на территории Белоруссии тревожит соседей России, в особенности такие небольшие государства, как страны Балтии. Конечно, история показала, что человеческое безрассудство иногда берет верх, но, пожалуй, в Кремле нет людей, которые не анализируют ситуацию и готовы идти на безумные шаги.

— НАТО по своему потенциалу во много раз превосходит Россию.

— Россияне знают, что они не смогут взять верх над Альянсом в военной сфере. Конечно, они способны чего-то добиться в каком-то небольшом конфликте, но победить НАТО и США они не в силах. В связи с этим они обращаются к методам, которые в VI веке до нашей эры придумал мудрец Сунь-цзы, то есть используют диверсии, стараются рассорить противников, ослабить их и заставить погрузиться в анархию.

— Россия финансирует ультраправые силы в Европе.

— Она финансирует их, объясняя, что хочет защитить Запад, христианские ценности…

— …помочь в борьбе с брюссельскими бюрократами и остановить наплыв мигрантов.

— Россияне заинтересованы в изменении расклада сил, ведь они хотят ослабить европейские институты, ЕС, НАТО и заставить уйти с нашего континента американцев. Если это произойдет, Россия станет главной силой, она сможет говорить о своей сфере влияния или, если использовать современное определение, сфере интересов.

В российской сфере

— Что это будет означать для нас?

— Это будет выглядеть не так, как в советскую эпоху. Я бы выделил следующие элементы: во-первых, страны, которые были когда-то членами Организации Варшавского договора (в том числе Польша) образуют новую зону, в которую войдут члены НАТО и ЕС «второго сорта».

— В 2002 году Россия и НАТО подписали в Риме декларацию, которая гласила, что на территории новых членов Альянса будет действовать принцип «трех не»: не размещать ядерные вооружения, не переводить базы НАТО, не создавать другие постоянные военные объекты.

— Эта идея прозвучала впервые в 1997 году на саммите НАТО в Мадриде. Там было решено пригласить Польшу, Венгрию и Чехию к переговорам о вступлении в Альянс. Польшу представлял президент Александр Квасьневский (Aleksander Kwaśniewski), нам сказали прямо, без дипломатических экивоков, что мы должны согласиться на особый статус, то есть принять принцип «трех не». На территории новых членов не должно было появиться ни ядерного оружия, ни значительных (я подчеркну это слово) натовских сил, ни крупных военных объектов НАТО. Квасьневский отреагировал хладнокровно. «Значит, мы не будем полноценными членами?», — спросил он. Нам объяснили, что другого выхода нет, что так придется сделать, чтобы наладить отношения с Россией и не провоцировать напряженность.

— Такой подход существует до сих пор.

— Если Россия обретет доминирующую позицию в Европе, все может усугубиться. Речь идет не только о военной сфере. Первый элемент — это отсутствие на территории таких стран, как Польша, войск НАТО или США. Второй — требование, чтобы Европа начала, как это называют россияне, «уважать» российские интересы в сфере безопасности. Значит, странам, входящим в ее сферу влияния, нельзя будет принимать участие в каких-то действиях, которые Москва считает антироссийскими (например, на Украине или в Сирии). Эта система напоминала бы финляндизацию. Кроме того, изменилось бы количество и характер торговых соглашений с Россией. Договоры в сфере энергетики будут заключаться по венгерскому образцу. Россия получит неограниченные возможности для инвестиций в этих странах, а также будет требовать, чтобы они в какой-то мере согласовывали с ней свою внешнюю политику (россияне назовут это «консультациями»). Кроме того, Москва будет ожидать, что они станут отстаивать ее интересы на мировой арене.

— Консультации, согласования — за этими словами могут скрываться очень разные реалии вплоть до вассализации.

— У всех государств нашего региона, включая Польшу, слабые дипломаты. При этом российская дипломатия, какие бы изменения ни произошли, как бы ни выглядел геополитический расклад, сохранит преемственность и высокий уровень. Она всегда будет обладать превосходством.

— Все это может ожидать Польшу?

— Это будет происходить незаметно, шаг за шагом. Мы не успеем оглянуться, как столкнемся с финляндизацией, хотя она будет несколько отличаться от той, что мы видели раньше. Постепенно наш суверенитет будут ограничивать, у нас станет меньше возможностей выбирать свой собственный путь развития. Конечно, это будет делаться не в форме приказов, как в советские времена, но это может начаться.

Украина — надежда и проблема

— Виктор Орбан считает, что Украина никогда не вступит в ЕС или НАТО, и говорит, что украинское государство следовало бы разделить. В Европе появился ревизионизм.

— Главный наш сегодняшний союзник (кстати, смешно иметь в роли главного союзника страну, которая в четыре раза меньше Польши) ведет в НАТО кампанию, нацеленную на то, чтобы не допустить участия Украины в программах, которые сблизят ее с Альянсом. Венгрия собирается эти программы блокировать.

— А Польша?

— Для нас Украина, если говорить откровенно, — это то, чем выступает Польша для Германии, то есть буферная зона. Лучше всего было бы, если бы она стала членом НАТО, но, судя по всему, в обозримом будущем этого не произойдет. В такой ситуации нам следует стремиться к тому, чтобы она максимально сблизилась с Западом как в области экономики или политической системы, так и сотрудничества с НАТО. Самый худший сценарий для нас — это разворот Киева в сторону Москвы и дрейф Украины на восток. Это до сих пор возможно.

— Спустя несколько дней после встречи Путина с Трампом из Пентагона поступило сообщение, что США будут продавать украинцам оружие.

— Напомню, что Трамп попытался нормализовать отношений с Москвой в тот момент, когда США и Россия вступили в стратегическую конфронтацию. Украина выступает одним из ее элементов, а темы Сирии, Ирана дополнительно обостряют конфликт. США и Россия держат все это в своих руках, какая из сторон решит отступить, и в чем, неизвестно. Американцы дали понять, что пока в этой игре от Украины они не отказываются. После встречи с Путиным Трамп говорил, что они затронули украинскую тему, но о чем они договорились, не уточнил. Такие недомолвки вредят Украине. В Киеве уже начали думать: что делать, ведь они обсуждают нас, может быть, пора договориться с Москвой, чтобы потом американцы не застали нас врасплох?

— Может ли Польша играть какую-то активную роль в обсуждении украинской темы? Сейчас это выглядит не очень реальным.

— Сейчас это совершенно невозможно из-за того, что тень на отношения между Варшавой и Киевом бросает польский национализм. Исправить ситуацию, на мой взгляд, будет сложно. Объединяющие нас инициативы (совместные батальоны, проекты, инвестиции) есть, теоретически можно было бы сделать многое, но потенциал уменьшается. С другой стороны, нас отстранили от обсуждения украинской тематики уже тогда, когда был избран так называемый нормандский формат.

— Но это было еще при президенте Коморовском (Bronisław Komorowski).

— Наша проблема в том, что у нас нет представления, как выстраивать отношения с Россией. Это очень деликатное дело, напрямую касающееся польской безопасности. Концепция суверенитета в наши дни не сводится к тому, что государство заявляет: «Я буду принимать все решения, буду вставать с колен и повергать на колени все другие народы». В наши дни нужно выстраивать связи с разными государствами, формировать свою позицию в рамках крупных союзов (ЕС или НАТО), умело повышать уровень безопасности в широком, а не локальном масштабе. То, о чем говорят политики партии «Право и справедливость» (PiS) не имеет ничего общего с истинным суверенитетом, они придерживаются архаичных взглядов.

Междуморье — фантазии Четвертой Польской Республики

— В этих кругах популярна концепция Междуморья или «ягеллонской Польши», контролирующей территорию Белоруссии, Украины и всех государств, лежащих между Балтийским и Черным морями.

— Во-первых, в реальности никакой концепции нет: к ней не проявляют интереса ни Белоруссия, ни Литва, ни тем более Украина, не говоря уже о России. Во-вторых, мы недостаточно сильны, чтобы претворять в жизнь такой проект. Поэтому на подобные инфантильные фантазии жалко тратить время. Мечтая о Междуморье, мы ослабляем свою позицию в НАТО и ЕС, они смотрят на нас и недоумевают, как можно строить такие нереальные планы. Это наивно, мы сами себя позорим.

Если подходить к теме безопасности серьезно, следует, скорее, сосредоточиться на том, чтобы выстраивать политику в отношении России в рамках ЕС и НАТО. Пока в штаб-квартире Альянса мы показываем, что двунаправленность курса Запада нас не устраивает. С одной стороны он делает ставку на сдерживание и готовится к гипотетическим опасным ситуациям, а с другой — старается вести диалог, развивать сотрудничество.

— Такой линии придерживался еще Кшиштоф Скубишевский (Krzysztof Skubiszewski) (польский политический деятель, глава МИД Польши в 1989-1993 годах, — прим.ред.).

— Такой линии придерживается сейчас НАТО. Польша выступает против, а поэтому Москва считает, что мы мутим воду в штаб-квартире. К сожалению, она во многом права. Хотя, например, наши возражения против газопровода «Северный поток-2» вполне оправданны: Польше выгодно, чтобы газ шел через ее территорию. Но эта тема не должна блокировать польско-российское сотрудничество в других сферах: культурной, социальной, экономической. Контакты можно развивать, сохраняя лояльность в отношении наших союзников, а одновременно не сворачивая на венгерский путь. Путь Будапешта — это путь к финляндизации, этого мы себе позволить не можем.

— Евросоюз, говорят политики из «Права и справедливости», скоро подчинят себе популисты, и он либо распадется, либо будет настолько раздроблен, что лишится своего потенциала, следовательно, Варшаве следует проводить собственную политику.

— Это одна их самых непродуманных и опасных концепций: мы радуемся тому, что ЕС распадается, и хотим приложить руку к его разрушению, надеясь повысить уровень своей безопасности. Реальность выглядит иначе: государство среднего размера, как Польша, не сможет защититься самостоятельно в условиях хаоса и формирования нового расклада сил. Если случится беда, то есть начнется открытый конфликт, мы окажемся в полном одиночестве, ведь мы поссорились с основными союзниками. А Америка далеко… Так что нужно держаться за союзников.

— Кого вы имеете в виду?

— В первую очередь НАТО и ЕС, с которыми мы, в том числе с участием России, выстроим новый порядок в Европе. Между тем мы расшатываем Евросоюз и ослабляем свою позицию в Альянсе.

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 августа 2018 > № 2705669 Ежи Мария Новак


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 августа 2018 > № 2763024 Сергей Андреев

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева

МИА «Россия сегодня» (состоялось 19 июля, опубликовано 25 июля 2018 года)

Сергей Вадимович, если позволите, начнем от встречи Путин-Трамп в Хельсинки.

Но это ведь не про Польшу...

Да, но польская пресса страстно комментирует эту встречу в Финляндии. Пишет, что Трамп продал Польшу Путину, и теперь это будет сфера влияния Москвы. Это - польские тезисы...

Во-первых, я в Москве и польскую прессу за последние дни не читал. А во- вторых, что там пишут польские журналисты - это их дело.

Я предпочитаю придерживаться фактов и официальных позиций.

Наверное, один из самых болезненных вопросов, которые сейчас есть у нас в двусторонних польско-российских отношениях - это ситуация с памятниками нашим солдатам, освобождавшим Польшу от нацистов. Сейчас масса советских памятников убирается, просто утилизируется на основании принятых в прошлом году поправок к так называемому «закону о декоммунизации». Мы даже не знаем, сколько памятников осталось. Но скорее всего поляки доведут дело до логического конца. А что будет дальше? Разве можно простить варварское уничтожение памятников солдатам-освободителям, например, демонтаж памятника на месте гибели Черняховского? Как говорят сами поляки: «как с этим дальше жить»? Нам? И им?

Об этом придётся думать в дальнейшем и нам, и нашим польским соседям. Ещё предстоит осмыслить всю глубину перемен в общей атмосфере наших двусторонних отношений и в отношении наших народов друг к другу. Понятно, что судьба конкретных мемориальных объектов - памятников и захоронений - это лишь внешняя сторона проблемы.

Позиции сторон заявлены. У нас они остаются твердыми и неизменными. Мы по-прежнему считаем, что война с памятниками советским воинам- освободителям - это, во-первых, дело противоправное, поскольку нарушает наши двусторонние соглашения в этой области.

Во-вторых, глубоко аморальное, потому что по сути дела - это глумление над памятью людей, благодаря которым сегодня существует Польша и польский народ на своей земле. И в-третьих, это сильнейший удар по чувствам нашего народа - такое, как Вы справедливо сказали, нельзя ни забыть, ни простить. Наверное, со временем наши отношения как-то стабилизируются, придут к состоянию, так сказать, некой новой «нормальности». Но вот какая это будет нормальность и какие последствия будут иметь эти годы, когда чаще, чем когда-либо раньше, осквернялись наши мемориалы, когда идёт массовый снос наших памятников, и самое главное - когда польскому народу внушается мысль о том, что Красная Армия не принесла польскому народу ни свободы, ни спасения и что полякам следует (я цитирую из официальных заявлений) «избавляться от ложного чувства благодарности» по отношению к Советскому Союзу, Красной Армии?

Относительно того, сколько памятников снесено и сколько осталось - судя по недавним высказываниям польских официальных лиц, они и сами пока этого не знают. Мы со своей стороны пытаемся отслеживать ситуацию, реагируем на каждое покушение на наши мемориальные объекты, но Польша - страна большая, за всем уследить трудно.

Вы достаточно давно работаете в Польше, и именно в этот период, с 2014 года стало совершенно очевидно, что русофобия становится государственной политикой и государственной доктриной Польши. Вопрос - зачем? Ведь мы же соседи...

Высказывать предположения, толкования происходящего - это привилегия журналистов, политологов, свободных аналитиков.

Я традиционно уклоняюсь от ответа на вопросы о том, чем руководствуются польские власти, принимая те или иные решения.

Мы имеем дело с фактами. Если Вы скажете польскому официальному лицу, что русофобия в Польше стала государственной политикой, собеседник с Вами не согласится, будет приводить доводы в доказательство того, что это не так.

На бытовом уровне какой-то враждебности обычных поляков по отношению к России и нашим согражданам действительно не ощущается. Мы можем нормально общаться.

Но в польской политической среде, информационном мейнстриме русофобия безоговорочно доминирует. А если это так, если ни одна из польских партий, входящих в парламент, не выступает за нормальные отношения с Россией, если все они голосовали за тот закон, на основании которого сносятся памятники советским воинам, если основные польские СМИ изо дня в день ведут информационную войну против России, - что нам на таком фоне думать о настроениях по отношению к нашей стране, которые на самом деле преобладают в польском обществе?

Скажите, есть ли смысл возобновлять работу российско-польской Группы по сложным вопросам?

Мы свою позицию неоднократно разъясняли, она остается неизменной. Когда говорят про Группу по сложным вопросам, часто опускают её полное название - Группа по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений.

Когда эта Группа создавалась под эгидой министерств иностранных дел двух стран, её целью было вывести сложные исторические вопросы, взаимные претензии по историческим сюжетам за рамки политического диалога, чтобы профессиональные историки с двух сторон обсуждали эти темы, по возможности искали согласованные подходы.

В своё время Группа провела большую работу, была издана солидная монография «Белые пятна - чёрные пятна» по вопросам истории российско- польских отношений в XX веке. Правда, уже тогда по большинству проблем согласия достичь не удалось, публикация содержала параллельные статьи российских и польских историков, по существу фиксировавшие эти разногласия. Но тем не менее такая работа, безусловно, была полезна.

Однако после того, как по инициативе польской стороны наш политический диалог с 2014 года был заморожен, мы не видим смысла возобновлять работу этой Группы. Её целью было облегчать политический диалог. Политического диалога нет. Это первое.

А второе - сильно поменялась общая обстановка. Если раньше была какая-то надежда, что всё-таки можно сблизить наши подходы к тем или иным конфликтным вопросам нашей истории, то сейчас расхождения между ними только углубляются. И мы не видим необходимости подстраивать наши подходы под то, что нам пытается навязать польская сторона.

Вести как ни в чём не бывало диалог в формате Группы на фоне того, что в Польше делается по отношению к памяти советских воинов-освободителей, самой истории освобождения и спасения Польши во Второй мировой войне, было бы по меньшей мере странно.

Речь сейчас не об академических контактах между российскими и польскими историками - диалог по научной линии будет продолжаться.

В сентябре в Варшаве состоится конференция, которую организует комиссия историков России и Польши, - это нормально и, безусловно, приветствуется.

Но в рамках Группы, которая создавалась под эгидой официальных структур, - смысла не вижу.

Конкретный вопрос, который задаёт польская сторона каждую неделю: когда Москва вернёт остатки самолёта, разбившегося под Смоленском 10 апреля 2010 года?

На этот вопрос я в последнее время отвечаю: у нас есть интернет-сайт посольства России в Польше, там целый большой раздел с высказываниями нашего президента, министра иностранных дел, официального представителя МИД России, моими интервью. Там всё ясно сказано. Мне на эту тему добавить нечего.

Как Вы оцениваете нынешнее состояние польско-российских бизнес-контактов? Политика сильно влияет на экономические связи?

Политика, безусловно, влияет, не используются те возможности, которые естественно существуют между соседними странами.

Наши торговые обмены сократились вдвое в 2014-2015 годах, это было отчасти связано с западными санкциями и нашими ответными мерами, но в большей степени - с неблагоприятной международной конъюнктурой.

С 2016 года наш товарооборот пошёл в рост, он продолжился и в 2017 году и продолжается сейчас.

Вместе с тем мы могли бы делать больше и энергичнее расширять сотрудничество, но в нынешней обстановке это вряд ли произойдёт. Бизнес в Калининградской области и соседних польских регионах уже было привык к режиму малого приграничного передвижения, который действовал в течение ряда лет. Но в 2016 году польские власти приняли решение приостановить этот режим, и пока нет каких-то признаков того, что он может быть возвращён. Это серьёзный минус для межрегиональных связей.

Но ведь жители приграничных районов очень хотят, чтобы снова заработал режим малого приграничного передвижения. Хотят этого как россияне, так и поляки...

Да, этого хотят и местные власти по обе стороны границы. Но решение принимается в Варшаве, а там позиция не меняется.

Начиная с 2014 года польские власти стали активно искать российских шпионов, возникают серьёзные проблемы и у граждан Польши, которые хоть как-то связаны с россиянами. В польской прессе идёт активная дискуссия на эту тему...

В последние годы в Польше действительно нагнетается атмосфера нетерпимости к тем, кто высказывает несогласие с «генеральной линией» в отношении России. Если кто-то выступает в поддержку нашей страны, её политики, Президента и даже просто предлагает нас выслушать, понять, в чём-то признать нашу правоту - такой человек немедленно подвергается шельмованию как «агент Кремля», «пятая колонна», в лучшем случае «полезный (для Москвы) идиот».

Особняком здесь стоит дело польского политолога и политического деятеля Матеуша Пискорского, который не скрывал симпатии к России, пытался создать партию, которая добивалась бы сближения между нашими странами. С мая 2016 г. он находится под арестом по обвинению в шпионаже в пользу России. Выглядит это довольно странно: если бы человек тайно занимался такой деятельностью, вряд ли он стал бы афишировать свои пророссийские настроения. А если его преследуют за политическую позицию в поддержку России, публичное выражение несогласия с политикой польского правительства, то в чём состоит вменяемый ему состав преступления?

Есть масса фактов, которые известны, уже не говоря о том, что есть масса фактов, которые неизвестны широкой публике, связанных с российскими гражданами, которые были высланы, выдворены, обвинены неизвестно в чем.

Есть конкретные истории конкретных людей. Леонид Свиридов, профессор Дмитрий Карнаухов, у которого в официальном документе - решении министра внутренних дел о его высылке написано, что он «шпион», и это дело административное, а не уголовное. Потом появляется история с высылкой гражданки России Екатерины Цивильской, следующая - Анны Захарян. Как это все трактовать и можно ли как-то защищать российских граждан?

Действительно, за последнее время целый ряд наших граждан были вынуждены уехать из Польши: корреспондент агентства «Россия сегодня» Леонид Свиридов, ученый-историк Дмитрий Карнаухов, уже в этом году - россиянки Екатерина Цивильская и Анна Захарян - Цивильская проживала в Польше с ребенком и мужем - гражданином Польши, Захарян приезжала в Польшу, сотрудничала с обществом «Курск» Ежи Тыца, которое занимается восстановлением советских воинских мемориалов.

Могу вспомнить еще историю с нашими политологами Олегом Бондаренко и Алексеем Мартыновым, которые в конце прошлого - начале нынешнего года получили запрет на въезд в страны шенгенской зоны на основании решения польских властей, хотя, насколько я представляю, их профессиональная деятельность к Польше непосредственного отношения не имела.

Во всех этих случаях в качестве обоснования указывалось, что они якобы вели деятельность, противоречащую интересам польского государства. Какой-то конкретики не приводилось. Естественно, это вызывает у нас и недоумение, и самое энергичное несогласие.

Вообще-то любое государство имеет право принимать решение о нежелательности присутствия иностранного гражданина на территории этого государства.

Однако мы исходим из того, что такие решения должны приниматься на правовой основе, на основании веских причин, не должны носить произвольного характера.

А в перечисленных случаях у нас осталось стойкое убеждение, что наши граждане пострадали за свои взгляды, отстаивание позиций, противоречащих официальной линии польских властей.

По сути, людям ломают жизнь. Например, Екатерину Цивильскую выдворяли из Польши в течение одного дня, в Польше без матери осталась её 11-летняя дочь. Когда Дмитрия Карнаухова высылали из Польши, там у него остались жена и ребёнок.

Леонид Свиридов оспаривал решение о его высылке из Польши 15 месяцев, но вынужден был покинуть страну. В конце июля его дело будет рассматриваться Верховным административным судом Польши. Наша практика предусматривает во всех подобных случаях зеркальные ответные действия. Мы адекватно ответили на высылку всех перечисленных граждан за исключением двух гражданок, которые были высланы сравнительно недавно, но думаю, что и эти действия не останутся без ответа. Можно вспомнить и высылку из Польши наших дипломатов - за последние годы было несколько таких волн, и всегда следовал симметричный ответ. Инициатива таких действий всегда была за польской стороной. Российская сторона реагировала жёстко, соразмерно, но мы не стремимся к подобным шагам, которые только ухудшают общую атмосферу между нашими странами.

Может ли в такой ситуации что-либо сделать гражданское общество, публичная дипломатия? Или смотреть на все происходящее философски?

Мы принципиально за всемерное развитие связей, контактов между людьми, общественными организациями. Мы изначально отнюдь не стремились и к ухудшению официальных отношений с Польшей - все решения, которые к этому привели - и замораживание политического диалога, и западные санкции, которые Польша энергично поддерживала и продолжает поддерживать, и свертывание культурных связей, и война с мемориалами, которая так сильно отразилась на наших отношениях, - исходили от польской стороны.

Конечно, поддержание доброжелательных контактов между людьми будет работать на постепенное преодоление кризиса в российско-польских отношениях.

Пока, однако, мы, честно говоря, не видим со стороны польских властей признаков желания улучшать отношения - мы это принимаем к сведению, соответственно выстраиваем свою политику. В нормализации отношений с Польшей мы заинтересованы ничуть не больше, чем польская сторона.

То есть такое ощущение, что мы все уже привыкаем к тому, что два народа живут повернувшись спиной друг к другу?

Это не наш выбор. Но если такой выбор делает другая сторона, мы не считаем, что ради изменения этой ситуации мы должны прилагать какие-то сверхусилия, менять свою политику вопреки нашим интересам и нашему пониманию ситуации, идти на уступки и так далее.

Когда будет готовность с польской стороны к выправлению отношений, тогда проанализируем ситуацию и примем решение о том, в какой мере это возможно.

Большое спасибо за интервью.

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 августа 2018 > № 2763024 Сергей Андреев


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2018 > № 2721227 Корнель Моравецкий

Россия не проводит агрессивной политики

Мачей Печиньский (Maciej Pieczyński), Do Rzeczy, Польша

Интервью с почетным спикером польского Сейма Корнелем Моравецким (Kornel Morawiecki) (отцом главы польского правительства, — прим. ред.)

Do Rzeczy: Почему Вы, герой антикоммунистической оппозиции, выступаете против декоммунизации?

Корнель Моравецкий: Я целиком и полностью поддерживаю декоммунизацию. Меня не устраивает только снос советских памятников, который не имеет с декоммунизацией ничего общего.

— Но ведь это памятники советской оккупации.

— Красная армия спасла нас от физического уничтожения. Немцы хотели истребить поляков, а россияне «всего лишь» поработить, но это колоссальная разница. Ведь мы не сами победили Гитлера, от оккупации нас освободили советские войска. Конечно, они принесли новую оккупацию…

— Член «Единой России» и советник Путина Сергей Марков назвал ее в интервью, которое я у него брал, «положительной оккупацией».

— Оккупация не бывает «положительной». Ни один народ, а уж тем более польский, не заслуживает того, чтобы его право на свободу ставилось под вопрос. Советская оккупация была ужасна, в течение долгих десятилетий мы были лишены возможности говорить правду. Заговор молчания окружал даже тему волынского геноцида, хотя с бандеровцами СССР боролся.

— В своем интервью информационному агентству «РИА Новости» Вы высказывали сожаления по поводу того, что польские СМИ и политики настраивают поляков против россиян.

— В том же самом интервью я отметил, что российские власти и российские СМИ, в свою очередь, настраивают россиян против поляков. Мы вредим друг другу. Печально, что разногласия бросают тень на отношения между двумя самыми большими народами региона.

— Разногласия появились не вчера. На протяжении веков мы регулярно становились жертвами российской агрессии.

— Давайте взглянем на последние 25 лет. Мы что, сами освободились от советской оккупации? Или, может быть, нас освободили украинцы? СССР распался практически без единого выстрела. Покажите мне другой такой пример в истории, когда огромная империя без борьбы позволила уйти порабощенным народам! Или вы считаете, что СССР развалила польская «Солидарность»? Это просто смешно, у нее даже не было таких планов. Конечно, коммунисты сами осознали пользу трансформации режима, но факт остается фактом: они позволили порабощенным народам обрести свободу.

— Сейчас Владимир Путин занялся, однако, восстановлением империи. Вас не пугает агрессивная политика России?

— Россия не проводит агрессивной политики.

— Как это? А война на Украине?

— Это своего рода гражданская война, столкновение двух точек зрения.

— Одну из них поддерживает Россия.

— А мы поддерживаем другую сторону. Мы не делаем этого непосредственно, но отправляем на Украину технику.

— Но кто начал первым? Ведь не Украина же напала на Россию.

— В Крыму первыми начали россияне, но до этого в Киеве свергли демократически избранного президента Януковича, который пользовался огромной поддержкой на востоке и юге страны, где сильны пророссийские настроения. Конечно, захват территории другого государства противоречит нормам международного права, но ведь есть еще право народов на самоопределение. Россияне заняли Крым без боя, украинские военные перешли на сторону Москвы, а жители полуострова выразили свою волю на референдуме.

— Который был незаконным.

— На его проведение не согласился Киев, но я считаю, что референдум был демократическим. Остаются, конечно, какие-то сомнения, ведь там не присутствовали европейские, в частности, польские наблюдатели.

— Туда ездил Матеуш Пискорский (Mateusz Piskorski), которого судят сейчас за шпионаж в пользу России. Так или иначе, война на Украине — это не первый конфликт, который спровоцировала путинская Россия. До этого была война в Грузии, усмирение Чечни. Путин просто использует военную силу как инструмент политики.

— Что касается Грузии, мы не знаем, кто начал эту войну. Россия захватила Абхазию и Южную Осетию, получившие особый статус ООН, но не забрала ни пяди других грузинских земель.

— Однако она нарушила территориальную целостность соседнего государства, применив силу.

— Извините, но разве мы, Запад, не применяли силу в Ливии или Ираке? Первым случаем незаконного передвижения границ в послевоенной Европе стало создание Косово!

— Это так, но с польской точки зрения важнее всего то, что происходит в нашем регионе. А здесь Россия, с которой мы граничим, проводит агрессивную политику.

— Москва не заинтересована в том, чтобы нападать на Польшу. Россияне вот уже четыре года делают все возможное, лишь бы не занимать Донецк, что уж тут говорить об агрессии против нашего государства!

— В беседе с «РИА Новости» Вы сказали, что Польша выступает «естественным мостом» между Россией и Западом, и этот мост важнее газопроводов, проложенных на дне Балтийского моря в обход польской территории. Однако появление газопровода «Северный поток — 1» и планы по созданию его второй ветки показывают, что Москва не нуждается в посреднических услугах поляков: она ведет дела с Западом и без нас.

— Появление газопровода «Северный поток» — это результат провальной восточной политики Варшавы. Россияне хотели проложить вторую ветку газопровода «Ямал — Европа» через Польшу. Мы на это не согласились, потому что его маршрут должен был пройти не через Украину, а через Белоруссию. Если бы мы поставили на первое место свои интересы, а не интересы Киева, россиянам не пришлось бы обращаться к Германии. А теперь нам придется переплачивать за американский газ. Отсутствие нормальных отношений с Россией нам вредит. Китайцы, которые еще год назад собирались включить в свой Шелковый путь Польшу (под Лодзью планировалось создать логистический центр), теперь ведут переговоры с россиянами и немцами, обсуждая возможность появления главного центра распределения товаров на западные рынки в Калининградской области.

— Мы видим, что россияне прекрасно справляются без нас, а их действия противоречат нашим интересам. Зачем им нужно честное сотрудничество с Польшей?

— Поляки в целом нужны миру, мы помогли россиянам свергнуть коммунистический режим.

— Значит, в Кремле могут опасаться, что мы решим помочь свергнуть Путина или хотя бы ограничить его возможности.

— Путина свергать не нужно, это демократически избранный президент.

— Гитлер тоже пришел к власти в результате демократических выборов.

— Их нельзя сравнивать, у Гитлера были другие цели…

— Он, как и Путин, ставил перед собой агрессивные, имперские цели. Гитлер начал с аннексии Австрии и раздела Чехословакии, Путин развязал войну в Чечне, Грузии, на Украине… В каждом из этих конфликтов агрессором выступала Россия.

— Я повторю: в 1991 году Россия позволила республикам распадающегося СССР обрести независимость.

— Создание союзного государства России и Белоруссии, действия в отношении Грузии или Украины показывают, что Москва стремится восстановить империю. Вы не боитесь, что она решит вернуть себе власть над прежними сателлитами, в том числе над Польшей?

— Мне бы хотелось, чтобы мы сами выстраивали свою политику. Москва не заинтересована в том, чтобы нападать на Польшу. Я, конечно, опасаюсь, что Германия подчинит нас в экономическом, а Россия в политическом плане, поэтому нам следует избрать смелый, но одновременно ответственный внешнеполитический курс. К сожалению, у нас нет стратегии выстраивания отношений с россиянами, а украинцам мы позволяем возводить памятники в честь убийц.

— Россияне, в свою очередь, ставят памятники красноармейцам, тоже убивавшим поляков, и даже требуют, чтобы мы возводили монументы сами.

— Культ Красной армии — это культ победителей фашизма, антипольского подтекста здесь нет.

— Точно так же как культ Бандеры — это культ антикоммунистического подполья.

— На Украине чтят память дивизии СС «Галичина»! Что-то я не припоминаю, чтобы россияне хвалились подобным сотрудничеством с Гитлером.

— В интервью российскому журналисту Вы выразили сожаление по поводу того, что Ваш сын не поздравил Путина с переизбранием, а в своем программном выступлении не упомянул об отношениях с Россией.

— Это была ошибка.

— Вы пытались склонить сына к своей точке зрения?

— Конечно. Мы уже давно обсуждаем эту тему, но как премьер-министр, так и председатель партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) объясняют мне, что Россия хочет подчинить себе Польшу.

— Но Вы в это не верите.

— Как бы я мог не верить своему сыну, тем более, если он премьер-министр! Я ему верю, но одно другому не противоречит. Если Россия хочет подчинить себе Польшу, значит, нам тем более стоит постараться наладить с ней максимально хорошие отношения, чтобы избежать конфликта. К сожалению, наша внешняя политика сводится к исполнению роли марионетки Вашингтона.

— Вы считаете, что сближение с Москвой позволит Польше обрести более сильную позицию на международной арене. Каким образом?

— Европа становится все слабее. Сблизившись с Россией, она могла бы обрести новые силы. Если мы этого не сделаем, огромный потенциал Сибири в итоге попадет в руки Китая. Только в союзе с Россией Европа может стать мировым лидером в духовной, экономической, военной сфере. Только такой альянс позволит предотвратить новую мировую войну с применением ядерного оружия, которая уничтожит основы нашей цивилизации.

— Вам нравится концепция евразийского союза от Лиссабона до Владивостока?

— Да, но это должен быть просто Евросоюз с Россией в своем составе.

— Но ведь это два совершенно разных мира.

— У нас есть общий знаменатель: корни, христианская культура.

— Сложно сравнивать католическо-секуляризированную Европу и православную Россию. С одной стороны мы видим демократию, либерализм, толерантность, а с другой — неприемлемую для Европы многовековую традицию сильной власти.

— Разумеется, свое воздействие на российский менталитет оказали века монголо-татарского ига. Однако сегодня в России есть демократия, проходят свободные выборы. В чем российская демократия так сильно расходится с европейскими стандартами?!

— Хотя бы в том, что основной конкурент действующего президента накануне выборов попал за решетку…

— Так или иначе, Россия выбрала демократический путь. Кроме того, это не мусульманская страна. Типичная западная либеральная демократия была там при Ельцине и довела страну до серьезного общественно-экономического кризиса. Что это за демократия, в которой всем управляют деньги? Неужели жителям Запада нравится такая модель управления?

— Отвлечемся от экономики. Что хорошего может предложить Россия Западу в сфере ценностей?

— Востоку свойственно повышенное чувство солидарности, он развернут к человеку…

— Но он может и отвернуться от него, если человек принадлежит к антипутинской оппозиции.

— Напомню, что в России до сих пор существует свобода слова. Там ведет активную работу, например, общество «Мемориал», которое помогает нам выяснять новые детали преступлений коммунистического режима. Благодаря историкам из «Мемориала» мы узнали правду о так называемой польской операции — геноциде поляков в 1937-1938 годах. Коммунистическая идеология не занимает в самосознании россиян такого же места, как бандеризм в самосознании украинцев.

— Вы говорили, что вернуть польский «Туполев» могла бы помочь встреча президента Дуды (Andrzej Duda) с Путиным. Одновременно Вы сами признаете, что Кремлю нет никакого резона передавать Варшаве обломки президентского лайнера, ведь он может использовать эту тему для воздействия на польскую внутреннюю политику. Как же тогда Дуда уговорит Путина пойти на такой шаг?

— Я бы не придавал обломкам самолета такого большого значения, мы все равно не узнаем о катастрофе ничего нового. Не стоит делать из обломков, которые уже растащили на части, какую-то национальную реликвию.

— Правящая партия, однако, занимается именно этим. Расследование смоленской катастрофы стало для политиков из партии «Право и справедливость» делом чести. Вам не кажется, что если эту тему удастся каким-то образом окончательно закрыть, то российско-польские отношения нормализуются, как по мановению волшебной палочки?

— Возвращение обломков «Туполева» — это не самый главный вопрос, который существует в наших отношениях. Что касается возможной встречи президента Дуды с Владимиром Путиным, то она наверняка смогла бы приблизить нас к решению взаимных проблем. Я считаю, что говорить следует не об обломках самолета, а о геополитике. Возможно, польскому президенту следует взять инициативу на себя и обсудить с Путиным возможность проведения честного референдума в Крыму? Конечно, таким образом мы настроим против себя Украину и США, но Россия в любом случае никогда не откажется от полуострова, значит, кто-то должен разрубить этот гордиев узел. Мы могли бы проявить инициативу.

— Последствия для нашей репутации будут катастрофическими, при этом нет ни малейших гарантий, что взамен мы добьемся от России чего-то существенного.

— Мы добьемся улучшения отношений, в котором мы нуждаемся как по экономическим, так и по политическим причинам. Если это слишком рискованно, следует хотя бы перестать сносить памятники советским воинам. Это уже будет хорошим жестом в адрес России.

— Вы думаете, россияне этот жест оценят? Они могут решить, что обладают моральным превосходством, и ситуация будет развиваться по принципу «дай ему палец, он всю руку откусит».

— Вы помните, как в 2006 году, в начале президентства Леха Качиньского (Lech Kaczyński) Путин сделал шаг навстречу Польше? На одной из пресс-конференций он сказал, что он восхищается польским народом за его искреннее стремление к свободе, плодом которого стала «Солидарность». На фоне высказываний предыдущих лет это были совершенно новые слова. Я подумал тогда, что у нас, наконец, появился президент, которого в Кремле действительно уважают. Не то, что комсомолец Квасьневский (Aleksander Kwaśniewski), которого россияне называли своим «попутчиком», или агент Валенса.

Это был четкий знак, что Путин хочет наладить контакт с новой властью, начать с Качиньским конструктивный диалог. Я сказал тогда руководителю правительственной канцелярии Адаму Липиньскому (Adam Lipiński), что нам следует ответить на это каким-то жестом. Я предлагал, чтобы польский премьер или президент высказались на тему жертв, которые Россия понесла в героической борьбе с фашизмом. Не знаю, передал ли Адам мое предложение, но никакого жеста с польской стороны не последовало. Очень жаль.

— Сотрудник информационного агентства «Регнум» Станислав Стремидловский предложил, чтобы Россия и Польша разработали свою «доктрину Монро», то есть поделили сферы влияния на территории давних Речи Посполитой и Российской империи. Это чуть более завуалированная версия идеи Жириновского, который предлагал разделить Украину. Что Вы об этом думаете?

— Это было бы неразумно. Я не говорю о создании региональных держав или разделе сфер влияния, моя концепция выглядит совершенно иначе: Европа должна объединиться и сформировать одно большое экономико-культурное пространство. Прежние механизмы интеграции себя исчерпали, нам нужно новое качество.

— То есть нам следует отказаться от диктата Брюсселя и согласиться на диктат Москвы?

— Нет, совсем не так. Речь идет не о том, что Брюссель будет подчиняться Москве или наоборот, это должно быть настоящее единство. Россия могла бы привлечь к сотрудничеству народы бывших советских республик, а Польша — склонить государства Западной Европы согласиться на формирование такого нового пространства.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2018 > № 2721227 Корнель Моравецкий


Россия. Польша > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 июля 2018 > № 2687631 Радослав Сикорский

Сложно спать спокойно, когда рядом Россия

Россия выбрала Польшу своим врагом

Gazeta Wyborcza, Польша

Вероятность развязывания вооруженного конфликта с Россией сейчас невелика, однако, исключать ее нельзя. Российская военная доктрина с незапамятных времен включает в себя стратегическую маскировку, то есть систематическое введение противника в заблуждение. В этой сфере россияне на голову превосходят Запад.

Вспомним операцию «Багратион», начатую 22 июня 1944 года, когда Красная армия нанесла удар по немецким силам в Белоруссии. Через пару месяцев она уже находилась рядом с охваченной восстанием Варшавой. Предшествовала операции кампания по дезинформации: россияне смогли убедить немцев, что они собираются наступать на Украину, в итоге фронт удалось прорвать.

Конфликт с Россией может развиваться по похожему сценарию. Для Польши он будет представлять экзистенциальную угрозу. То, что вероятность такого развития событий невелика, не означает, что нам не следует к ним готовиться, тем более что речь может идти о гибридной войне. Как выглядело бы нападение на Польшу и страны Балтии демонстрируют учения «Запад», которые проводят российские и белорусские вооруженные силы. В одном из сценариев все начинается с восстания польского меньшинства в Белоруссии, в другом — со столкновения литовцев с представителями польского меньшинства в окрестностях Вильнюса. Москва может спровоцировать подобные инциденты и добиться эскалации напряженности. Если власти Литвы не решат проблему с поляками, нам будет угрожать опасность.

Цель гибридной войны состоит в том, чтобы не позволить западным лидерам вовремя отреагировать: угрозы настолько неопределенны, что когда они разберутся в ситуации, будет уже поздно. В ходе учений «Запад» Россия отрабатывала нанесение ракетно-ядерных ударов. Этим она стремилась убедить мир, что готова применять такое оружие, и склонить Запад отказаться от защиты восточного фланга НАТО. Альянс несколько запоздало, но все же начал отрабатывать методы реакции на гибридные военные действия, проблема, однако, в том, что ситуация в самой этой организации изменилась.

Хаотичная внешняя политика Польши

Правительство партии «Право и справедливость» (PiS) развалило польскую внешнюю политику. Его глупость и националистические убеждения привели к резкому обострению отношений с Украиной. Нарастание враждебности между Варшавой и Киевом показывает, что польское руководство фактически претворяет в жизнь сценарий, написанный в Москве.

В январе 2016 года наши власти признали важнейшим партнером в Европе Великобританию. Спустя полгода Лондон решил расстаться с ЕС. В сфере безопасности «Право и справедливость» решила положиться на США, хотя предыдущее правительство делало ставку на сотрудничество как в рамках НАТО, так и ЕС. Сейчас Варшава выбрала конфликт с Евросоюзом, споры с Германией и Францией, решив, что раз президент Трамп близок PiS в идеологическом плане, справиться со всеми проблемами нам помогут американцы. После недавних заявлений американского президента стало ясно, насколько наивен был такой подход.

Североатлантический договор предусматривает, что в случае нападения на одного из членов НАТО все остальные придут ему на помощь. Он не уточняет, однако, что именно они должны предпринять, а ведь можно направить дипломатическую ноту с решительным заявлением, послать гуманитарную помощь или символический контингент сил для успокоения своей совести. Договор не обязывает объявлять войну, выкладываться по полной. В 1949 году, когда появился Альянс, американский Сенат не согласился внести в документ менее расплывчатую формулировку, он счел, что сверхдержава сама решит, что делать.

До недавнего времени казалось, что США придают трансатлантическому пространству большое значение, и, стремясь сохранить свой авторитет, не откажут в помощи подвергшемуся нападению союзнику. Между тем Трамп в каждом втором своем выступлении опровергает эту логику. Любой здравомыслящий стратег понимает, что сейчас полагаться на американцев нельзя. Несколько дней назад американский президент сказал, что Черногория — далекая страна, за которую не стоит умирать нашим сыновьям. Эти слова напомнили высказывание премьер-министра Чемберлена о Чехословакии, прозвучавшее в 1938 году. Притворяясь глухим, наше руководство действует так, как польские санационные власти (режим, существовавший в Польше в 1926-1939 годах, — прим.ред.) в последние годы своего существования. Оно дает обществу ложную надежду, вместо того, чтобы честно заявить: в полной мере положиться на союзников мы не можем.

Варшаве следует потребовать от США объяснений, что именно имел в виду Трамп, говоря о Черногории. Одновременно нам нужно осознать, что пока он остается президентом, вопрос, как будут действовать американцы в кризисной ситуации, остается открытым. Пора искать альтернативы. У нас есть варианты: ЕС или региональная коалиция в рамках НАТО. В свое время мы создали формат сотрудничества с Румынией, странами Балтии и Скандинавии. Сформировалась группа государств, у которых были реальные основания опасаться России и стараться совместными усилиями противостоять угрозе.

Европейскому союзу нужно обрести военную силу. Европейские трактаты более четко формулируют тезисы о солидарности в сфере безопасности, чем Вашингтонский договор, но за ними должен стоять реальный потенциал, так что Европе пора перейти к действиям.

Я сомневаюсь, что появится европейская армия, но страны ЕС могут заняться координацией своих вооруженных сил и отработкой их взаимодействия. Для начала под контролем Совета ЕС по иностранным делам следует сформировать подразделение, способное, например, создать в Ливии зону безопасности для беженцев. Это будут европейские силы быстрого реагирования, ориентирующиеся в своей подготовке на образец Иностранного легиона.

Но сейчас Польша в ЕС пригвождена к позорному столбу. В таких условиях сложно спать спокойно.

Комментарии читателей

alakyr1: Не приходит ли в голову господину министру, что проблему безопасности Польши можно решить проще? Не пора ли нам перестать видеть в России врага и выстроить с ней отношения, как с Германией? Россия — огромная страна, но она не претендует на то, чтобы управлять миром или Европой. Раз вы приводите какие-то надуманные причины нападения на Польшу, я предложу более вероятные сценарии: Берлин возвращается за своими землями на западе нашей страны, а Украина заявляет права на Пшемысль и Холмщину. С одним я согласен: основой безопасности Европы должна выступать собственная армия, а не какой-то гибридный Североатлантический альянс.

yeelloow: Сикорский не сумел сделать выводы из польской истории. Нашей стране нужно выстраивать хорошие отношения с соседями. Экономика Второй Польской республики (1918-1945 годы, — прим.ред.) страдала от блокады востока и торговой войны с Германией. Сейчас у нас появились шансы завязать взаимодействие. У России нет никаких претензий в отношении Польши. Кстати, о Крыме: Варшава поддержала отделение Косово от Сербии, значит, было бы логично признать отделение Крыма от Украины. Но мы предпочитаем играть роль агента США, старающихся вытеснить Москву из большой политики. Спор будет разворачиваться у российских границ, то есть на территории Польши. Войска США у границы России — это провокация, а не гарантия безопасности. Вы помните, как отреагировали американцы, когда на Кубе (кстати, по приглашению Гаваны) появились российские ракеты? Зачем нам это?

pmn110364: История повторяется. Сейчас Россия попросит предоставить ей свободный доступ к Калининградской области. Трамп скажет «Праву и справедливости»: «Путин — отличный парень, выделите ему какой-то транзитный коридор». ЕС будет на нас плевать, а мы останемся в одиночестве, как в 1939.

Emigrand: Автор прав на 100%. С этим согласится каждый, кто прочел книгу Нормана Дейвиса (Norman Davies) «Восстание 1944». Этот труд нужно изучать в школе, чтобы показать пример польской глупости. Путин не скрывает, что он хочет создать российскую империю от Гибралтара до Владивостока, но военные действия — это последний этап. Всего нескольких хакеров способны парализовать энергетическую систему всей Европы и положить наш континент на лопатки за пару недель. Ленин, впрочем, говорил: капиталисты сами продадут нам веревку, на которой мы их повесим. Путин может не напрягаться и выжидать: Запад продаст ему Польшу, а «Право и справедливость» движется к предательству национальных интересов, как Тарговицкая конфедерация в 1792 году. Судьба Польши решится, когда эта партия в очередной раз победит на выборах.

* Радослав Сикорский — бывший глава МИД и министр обороны Польши

Россия. Польша > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 июля 2018 > № 2687631 Радослав Сикорский


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 июля 2018 > № 2685552 Модест Колеров

«Немыслимая» Польша: мир без Белоруссии и Украины

История продолжается

Чуть-чуть более продолжительная сознательная жизнь внутри истории, превышающая срок свежести вчерашних новостей, учит мыслить о «немыслимом» и именовать пророков либерального «конца истории» либеральными идиотами.

«Немыслимое». Так генералы Черчилля назвали в мае 1945 года свой план обычной войны против СССР, ибо о возможности войны ядерной ещё не знали. Прошло полгода — и после первого плана ядерной бомбардировки СССР — и эта обычная «немыслимая» война стала архаичным обыденным делом. Теперь оно творится непрерывно на пространстве бывшего СССР. А новым «немыслимым» стал лишь реальный, но нежелательный ядерный сценарий.

«Немецкий национализм теперь жив только в футбольных фанатах — и то лишь во время футбольных матчей», — говорил мне русский колбасный эмигрант в Германию. Прошли ничтожные 25 лет, сменилось всего два канцлера. И вот — разного рода «альтернативы для Германии», как кровоизлияние в мозг, уже тестируют способность очередного канцлера-долгожителя удержаться у власти. И власть его теперь зависит от того, насколько глубоко он похоронил свой мультикультурализм и перестанет ли наконец капитулировать перед толерантным великим переселением народов.

Так и с Польшей, некогда великой Речью Посполитой. Лишь исторически вчера Сталин вырастил два больших национальных государства-киллера для многонациональной Польши — Украину и Белоруссию, но ленинско-сталинско-хрущёвская Украина уже умерла, и её распад будет продолжаться. Этнический, прогитлеровский по сути, национализм уже уничтожил целостную Украину. И галопирующая украинизация Польши уже исторически завтра заставит Варшаву взять на свой кошт в качестве протектората огромную Западную Украину — чтобы бандеровская Украина не начала жить внутри Польши, как у себя дома, как при Пилсудском, Бандере и резне на Волыни. Но бандеровская Украина уже живёт и будет разрастаться внутри Польши. И Польша Пилсудского — политически и территориально уже неизбежна. Польша будет многонациональной, хоть и не так, как при Пилсудском, когда лишь половину её населения составляли поляки.

Вот об этом новом «немыслимом» и надо говорить Варшаве с Москвой, а не (снова и снова) о несомненно сталинском следе в Катыни или мифическом русском следе в авиакатастрофе под Смоленском.

Нет сомнений: для исторического выживания белорусского народа жизненно важно государственное единство его территории. Но государственный авантюризм вождя Лукашенко ведёт Белоруссию ко всё более радикальному союзу циничной бюрократии с этническим антирусским национализмом и шовинизмом. На момент обретения власти этот союз учинит лишь две несомненные революции в своей стране: превратит Беларусь в политический протекторат Польши и проведёт людоедскую экономическую «шоковую терапию» по польскому же образцу.

Под Смоленском вновь проходит граница России, с какой бы болью ни думал каждый советский и каждый русский человек об утрате священной Брестской крепости.

Под Смоленском может снова встать новый смертельный враг России. И он снова будет уничтожен любой ценой. Но прежде — он уничтожит Польшу, которая неизбежно становится пушечным мясом в любом «немыслимом» походе врага на Россию. Эта судьба на деле немыслима ни для кого: ни для русских на своей земле, ни для поляков на их собственной.

Какие бы новые революции и смуты ни ждали Россию, её историческая судьба тесно связана с русско-польской границей, с помощью которой полезнее объединять, а не разделять нас, повязанных всей тысячью лет нашей истории.

Модест Колеров

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 июля 2018 > № 2685552 Модест Колеров


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июля 2018 > № 2763030 Сергей Андреев

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева международному информационному агентству «Россия сегодня», 19 июля 2018 года

Вопрос: В настоящее время между Польшей и США обсуждается вопрос размещения американских сил на польской территории на постоянной основе, в том числе рассматривается вариант размещения бронетанкового батальона США. Как Россия оценивает подобные планы Варшавы?

Ответ: Не стану комментировать сообщения о том, какие выдвигаются или обсуждаются предложения относительно размещения дополнительных иностранных сил на территории Польши. Наше отношение к такого рода инициативам, которые неизменно мотивируются защитой от якобы существующей "российской угрозы", хорошо известно, оно не меняется: для подобных страхов и военной эскалации нет никаких разумных оснований, наращивание натовских вооруженных контингентов и продвижение военной инфраструктуры к границам России противоречат обязательствам, которые ранее принимали на себя страны Запада, чреваты серьезным ущербом для международной безопасности и, несомненно, будут учитываться российской стороной при выстраивании своей политики на перспективу.

Вопрос: В Польше уже более полугода у власти находится новое правительство. Есть ли изменения в политике Варшавы в отношении Москвы? Когда, на ваш взгляд, будет возможно возобновление контактов России и Польши на высшем уровне?

Ответ: Существенных изменений в политике правительства Польши по отношению к России мы не видим. Более того, мы не видим с польской стороны и желания что-то менять в лучшую сторону. Очевидно, что если бы она имела в виду строить с Россией в будущем нормальные, доброжелательные отношения, польские власти не стали бы затевать позорную войну с памятниками советским воинам-освободителям, которая наносит тяжелейшее оскорбление нашему народу.

Не хочу гадать, чем руководствуется Варшава в своей политике по отношению к России, на что она рассчитывает и что будет делать дальше.

Исходим из того, что ухудшение наших двусторонних отношений спровоцировано Варшавой. Когда с ее стороны будет реальная готовность их выправлять, тогда и поглядим. Ни к чему в такой ситуации спрашивать, что мы можем сделать: нам нормальные отношения нужны уж во всяком случае не больше, чем нашим оппонентам.

Вопрос: Есть ли какой-либо прогресс и позитивная динамика в сфере культурного обмена между странами? И проводятся ли какие-либо мероприятия, направленные на поддержание культурных связей между государствами?

Ответ: Культурные обмены между Россией и Польшей продолжаются, хотя за последние годы они сильно просели под влиянием негативной политической конъюнктуры.

Вопрос: Когда польско-российская группа по сложным вопросам может возобновить работу? Есть ли сейчас со стороны Варшавы какие-либо сигналы к готовности сделать это и готова ли Москва к этому?

Ответ: Не видим смысла в существующих условиях возобновлять работу российско-польской группы по сложным вопросам, вытекающим из истории двусторонних отношений. Она создавалась в свое время под эгидой МИД России и Польши для облегчения политического диалога между нашими странами. Сейчас этот диалог заморожен по вине польской стороны — нечего стало облегчать. Кроме того, было бы странно делать вид, что в рамках группы как ни в чем не бывало обсуждаются какие-то вопросы общей истории в то время, когда польские власти объявляют советских воинов-освободителей оккупантами и рушат памятники им.

Вопрос: На каком этапе сейчас расследование авиакатастрофы под Смоленском в апреле 2010 года с учетом недавнего обращения польской стороны к Генпрокуратуре о допуске к обломкам?

Ответ: Необходимые решения по этим вопросам принимаются российскими компетентными органами в соответствии с нашим законодательством.

Вопрос: Польша постоянно критически высказывается о "Северном потоке-2". С вашей точки зрения, какие мотивы движут Польшей?

Ответ: Не хочу высказывать предположения относительно мотивов, которыми руководствуются польские власти, выступая против проекта "Северный поток-2".

Вопрос: В мае антимонопольное ведомство Польши UOKiK предъявило обвинения Газпрому и пяти партнерам по проекту "Северный поток-2" — OMV, Wintershall, Shell, Uniper и Engie — в нарушении антимонопольного законодательства Польши из-за финансирования строительства "Северного потока-2". На каком этапе находится рассмотрение дела?

Ответ: У меня нет официальной информации о том, предпринимает ли польское антимонопольное ведомство какие-то шаги в связи с его претензиями к Газпрому и его партнерам по проекту "Северный поток-2".

Вопрос: Какова динамика экономического взаимодействия Польши и России? Есть ли надежда на возобновление активного торгово-экономического взаимодействия на данном этапе?

Ответ: Российско-польский товарооборот в текущем году продолжает восстанавливаться, благодаря улучшению международной конъюнктуры, в тех областях, которые не затронуты западными санкциями и нашими ответными мерами.

Вопрос: В 2016 году Варшава приостановила действие так называемого малого пограничного сообщения между Россией и Польшей. Может ли оно быть возобновлено?

Ответ: Польская сторона по-прежнему не выражает намерения возобновить действие безвизового режима приграничного передвижения между Калининградской областью и соседними регионами Польши, хотя население и местные власти по обе стороны границы в этом заинтересованы.

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июля 2018 > № 2763030 Сергей Андреев


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 июля 2018 > № 2696093 Сергей Андреев

Сергей Андреев: нормальные отношения с Польшей нам нужны не больше, чем ей

Посол России в Польше Сергей Андреев рассказал в интервью корреспондентам РИА Новости Инсафу Басирову и Анастасии Ивановой о нынешних отношениях Москвы и Варшавы, о том, есть ли шанс на их улучшение, а также об отношении РФ к возможному размещению войск США на польской территории.

— В настоящее время между Польшей и США обсуждается вопрос размещения американских сил на польской территории на постоянной основе, в том числе рассматривается вариант размещения бронетанкового батальона США. Как Россия оценивает подобные планы Варшавы?

— Не стану комментировать сообщения о том, какие выдвигаются или обсуждаются предложения относительно размещения дополнительных иностранных сил на территории Польши. Наше отношение к такого рода инициативам, которые неизменно мотивируются защитой от якобы существующей "российской угрозы", хорошо известно, оно не меняется: для подобных страхов и военной эскалации нет никаких разумных оснований, наращивание натовских вооруженных контингентов и продвижение военной инфраструктуры к границам России противоречат обязательствам, которые ранее принимали на себя страны Запада, чреваты серьезным ущербом для международной безопасности и, несомненно, будут учитываться российской стороной при выстраивании своей политики на перспективу.

— В Польше уже более полугода у власти находится новое правительство. Есть ли изменения в политике Варшавы в отношении Москвы? Когда, на ваш взгляд, будет возможно возобновление контактов России и Польши на высшем уровне?

— Существенных изменений в политике правительства Польши по отношению к России мы не видим. Более того, мы не видим с польской стороны и желания что-то менять в лучшую сторону. Очевидно, что если бы она имела в виду строить с Россией в будущем нормальные, доброжелательные отношения, польские власти не стали бы затевать позорную войну с памятниками советским воинам-освободителям, которая наносит тяжелейшее оскорбление нашему народу.

Не хочу гадать, чем руководствуется Варшава в своей политике по отношению к России, на что она рассчитывает и что будет делать дальше.

Исходим из того, что ухудшение наших двусторонних отношений спровоцировано Варшавой. Когда с ее стороны будет реальная готовность их выправлять, тогда и поглядим. Ни к чему в такой ситуации спрашивать, что мы можем сделать: нам нормальные отношения нужны уж во всяком случае не больше, чем нашим оппонентам.

— Есть ли какой-либо прогресс и позитивная динамика в сфере культурного обмена между странами? И проводятся ли какие-либо мероприятия, направленные на поддержание культурных связей между государствами?

— Культурные обмены между Россией и Польшей продолжаются, хотя за последние годы они сильно просели под влиянием негативной политической конъюнктуры.

— Когда польско-российская группа по сложным вопросам может возобновить работу? Есть ли сейчас со стороны Варшавы какие-либо сигналы к готовности сделать это и готова ли Москва к этому?

— Не видим смысла в существующих условиях возобновлять работу российско-польской группы по сложным вопросам, вытекающим из истории двусторонних отношений. Она создавалась в свое время под эгидой МИД России и Польши для облегчения политического диалога между нашими странами. Сейчас этот диалог заморожен по вине польской стороны — нечего стало облегчать. Кроме того, было бы странно делать вид, что в рамках группы как ни в чем не бывало обсуждаются какие-то вопросы общей истории в то время, когда польские власти объявляют советских воинов-освободителей оккупантами и рушат памятники им.

— На каком этапе сейчас расследование авиакатастрофы под Смоленском в апреле 2010 года с учетом недавнего обращения польской стороны к Генпрокуратуре о допуске к обломкам?

— Необходимые решения по этим вопросам принимаются российскими компетентными органами в соответствии с нашим законодательством.

— Польша постоянно критически высказывается о "Северном потоке-2". С вашей точки зрения, какие мотивы движут Польшей?

— Не хочу высказывать предположения относительно мотивов, которыми руководствуются польские власти, выступая против проекта "Северный поток-2".

— В мае антимонопольное ведомство Польши UOKiK предъявило обвинения Газпрому и пяти партнерам по проекту "Северный поток-2" — OMV, Wintershall, Shell, Uniper и Engie — в нарушении антимонопольного законодательства Польши из-за финансирования строительства "Северного потока-2". На каком этапе находится рассмотрение дела?

— У меня нет официальной информации о том, предпринимает ли польское антимонопольное ведомство какие-то шаги в связи с его претензиями к Газпрому и его партнерам по проекту "Северный поток-2".

— Какова динамика экономического взаимодействия Польши и России? Есть ли надежда на возобновление активного торгово-экономического взаимодействия на данном этапе?

— Российско-польский товарооборот в текущем году продолжает восстанавливаться, благодаря улучшению международной конъюнктуры, в тех областях, которые не затронуты западными санкциями и нашими ответными мерами.

— В 2016 году Варшава приостановила действие так называемого малого пограничного сообщения между Россией и Польшей. Может ли оно быть возобновлено?

— Польская сторона по-прежнему не выражает намерения возобновить действие безвизового режима приграничного передвижения между Калининградской областью и соседними регионами Польши, хотя население и местные власти по обе стороны границы в этом заинтересованы.

Инсаф Басиров, Анастасия Иванова

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 июля 2018 > № 2696093 Сергей Андреев


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 июля 2018 > № 2699975 Лешек Миллер

Экс-премьер Польши: от встречи Путина и Трампа хочу ожидать новой разрядки

Лешек Миллер на посту премьер-министра Польши (2001-2004 гг.) активно вел переговоры о вступлении республики в Евросоюз и ушел в отставку на следующий день после того, как это произошло. Экс-глава кабмина продолжает активно участвовать в политической деятельности, в частности, возглавляет партию "Союз демократических левых сил". В интервью РИА Новости он рассказал, чего ожидает от встречи президентов России и США в Хельсинки, зачем Варшава просит прислать в страну американские войска и действительно ли поляки боятся российской военной агрессии.

— Польско-российские отношения находятся в таком состоянии, что, кажется, для их спасения нужно срочно что-то делать. Что, по вашему мнению, нужно предпринять в первую очередь? С чего начать?

— Польско-российские отношения на государственном уровне заморожены. Не встречаются президенты, не встречаются премьер-министры, не встречаются министры. Даже прекращено малое приграничное движение между Калининградской областью и Варминьско-Мазурским воеводством. И не видно никаких симптомов того, чтобы это изменилось. Разве что ближайший саммит Трамп — Путин принесет какое-либо снижение напряженности в мире. Тогда это, конечно, имеет шанс перенестись и на Польшу.

Но ситуация очень нехорошая. Последнее мероприятие, которое должно было быть организовано несколько лет назад — Год российской культуры в Польше и Год польской культуры в России, не состоялось. То есть можно сказать, что отношения оказались в замороженном состоянии.

Без какого-то импульса на наивысшем уровне как в Польше, так и в России, ничего не изменится, потому что основой польской политики является русофобия. Русофобия является как бы официальной государственной доктриной, и в связи с этим отношения находятся на очень низким уровне.

— Со стороны кажется, что Польша активнее остальных стран ЕС и НАТО стремится создать напряжение в отношениях с Россией. Уже даже сама мысль о том, что Варшаве стоит попробовать договариваться с Москвой вызывает атаку со стороны средств массовой информации. А тем временем Германия строит с Россией газопровод, Турция покупает в России системы ПВО…

— Посмотрим на Европейский союз. Канцлер Германии встречается с президентом Путиным. Французский президент Макрон — тоже. Премьер Венгрии — также. Новые власти в Австрии, Италии и Испании сигнализируют о необходимости организации нормального сотрудничества. Все это происходит рядом с Польшей, а Варшава неподвижно стоит на своих антироссийских позициях. Я говорю о властях, а не об обществе…

— Если посмотреть польские официальные СМИ, послушать польских политиков, которые сейчас у власти, то возникает впечатление, что Россия является основной угрозой для Польши. Именно этим объясняется продолжающаяся милитаризация на восточном фланге НАТО. Обычные поляки тоже так считают?

— Я считаю, что Россия не вторгнется ни в одно из государств НАТО. Здесь ставят в пример Украину, Крым. Но, во-первых, это не страны НАТО. Ни одной из стран НАТО не угрожает никакая российская агрессия, потому что агрессия в отношении хотя бы Литвы, Латвии, Эстонии, Польши означает войну с НАТО и в результате третью мировую войну, то есть уничтожение всего мира. Никто на это не пойдет — ни в Москве, ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе. Тем более я не вижу ни одного повода, по которому Россия должна была осуществлять военное вторжение в Польшу. Между Польшей и Россией нет никаких территориальных споров. В Польше нет никакого российского меньшинства, которому Россия хотела бы помочь. В Польше нет ничего, если речь идет о природных ресурсах, чего нет в России. И по какому поводу Россия напала бы на Польшу? Но такая аллюзия или иллюзия, что так может случиться, конечно, присутствует в польской публицистике и в польской политике. Вот оттуда и все действия по усилению восточного фланга НАТО. Если это поможет добавить уверенности в том, что Польше будет безопаснее, что НАТО будет безопаснее, то нет проблем…

— В польском правительстве наверняка есть разумные люди. Какова может быть правдивая цель военного усиления?

— Я думаю, что действительно много правых политиков как из "Права и справедливости", так и из "Гражданской платформы", и вправду считают, что Россия имеет агрессивные намерения в отношении Польши и Польша должна от этого защищаться. Они действительно все время ожидают, что здесь, где мы сейчас сидим, через минуту появятся российские танки, российские солдаты и так далее.

— Так долго об этом говорили, что уже и сами поверили?

— Да. Они так считают и в это верят.

— А они понимают, что пригласить к себе американские войска легко, а попросить покинуть страну будет уже намного сложнее?

— Думаю, что нет. Но, во-первых, мы не знаем, согласятся ли американцы создавать здесь какие-то большие базы. Это затраты не только для Польши, но в первую очередь это огромные затраты для американцев.

— А все-таки, почему польские политики жаждут присутствия в своей стране именно американских войск? Не немецких, которые рядом, а именно американских?

— Они думают так, что если Россия на нас нападет, то должна будет атаковать американских солдат. И тогда американцы точно будут должны включиться в эту войну и не смогут оставаться в стороне.

— Чего вы ожидаете от саммита Путин-Трамп, который состоится в понедельник в Хельсинки?

— Я бы хотел ожидать какого-то снижения напряженности, то есть новой разрядки, как было во времена Горбачева, Рейгана и так далее, потому что я большую часть своей жизни провел в предыдущем строе, где было два больших блока — один во главе с Советским Союзом, второй во главе с Америкой. И война каждую минуту казалась чем-то очень реальным. После 1989 года я надеялся, что эта атмосфера уйдет, что я остаток жизни уже проведу в таких хороших, спокойных условиях. А сейчас я чувствую, что снова эта атмосфера нарастает, что все смотрят: будет война — не будет войны. Мне этого хватило. Я хотел бы жить в нормальных условиях, где державы сотрудничают друг с другом, где никто не угрожает никому танками, войной и так далее.

Если бы удалось на этой встрече Путина с Трампом сделать какое-то движение в этом направлении, то я был бы довольным человеком. Чем меньше напряжения, тем лучше для Польши и для всего мира.

— А в действительности вы ожидаете, что напряжение удастся снизить?

— Знаете, я вернусь еще на минуту к временам Советский Союз — Соединенные Штаты. Тогда было так, что можно было заранее предвидеть, что на такой встрече скажет президент Соединенных Штатов, в то же время не было известно, что скажет представитель Кремля — Горбачев или кто-то другой. Сейчас все полностью наоборот. Можно заранее предвидеть, с какой повесткой приедет Путин, но в то же время никто не знает, что сделает президент США, потому что он ведет себя нетрадиционно, он часто ведет себя экстравагантно, и нужно подождать, чтобы увидеть, с каким планом, с какой повесткой он появится.

Эта встреча точно вызовет огромную заинтересованность. Думаю, что это будет встреча, за которой будут наблюдать во всем мире и в Польше, конечно же, тоже.

Но какой будет эффект, я сказать сейчас не могу, потому что не знаю, с чем на эту встречу приедет Трамп, с каким планом, с какими предложениями.

— С невероятным вдохновением в Польше разрушают памятники советским солдатам, погибшим в боях с немецкими фашистами. Неужели кто-то не понимает, что политика политикой, но есть вещи, которые стоят над ней?

— Потому что в официальной линии присутствует тезис о том, что когда кончилась гитлеровская оккупация, началась советская оккупация. И некоторые говорят, что Вторая мировая война кончилась для Польши только в 1989 году, и потому воюют с памятниками, с названиями улиц — такая повсеместная декоммунизация, как это называется. Я, конечно, с этим не согласен. Я считаю, что советские солдаты спасли нас от опасности физического уничтожения, потому что в концепции Гитлера первым народом, обреченным на уничтожение, были евреи, но поляки были следующими. Следовательно, даже если правильным является тезис о том, что советские солдаты не принесли нам свободы, так как сами не были свободными… Ну, хорошо. Даже если не принесли свободы, то спасли нам жизнь. Надо сказать, что они спасли жизнь полякам, и если бы не они, то были бы мы следующими в очереди на полное уничтожение, как евреи. Поэтому надо тех советских солдат чтить и склонить голову перед их самопожертвованием, так как без них мы бы понесли огромные человеческие потери.

— Польские руководители все время говорят, что поддерживают стремление Украины войти в ЕС, в НАТО, но в то же время пока не видно шансов разрешить исторический конфликт. На этой неделе в Польше отмечали годовщину Волынской резни. Есть ли выход из этой ситуации? Пока похоже на то, что никто не откажется от своей позиции.

Выход есть только один. Он в том, что украинские власти признаются в геноциде, который имел место в 1943-1944 годах, геноциде, совершенном подразделениями Украинской повстанческой армии*, геноциде, который стал результатом идеологии Шухевича, Бандеры, Донцова, и признаются в уничтожении от 120 до 150 тысяч поляков, которые зверски убиты на Волыни и в Галиции только за то, что были поляками. Это типичный геноцид. Но власти Украины не только не хотят этого сказать прямо, а еще из таких личностей, как Бандера, Шухевич, из таких формирований, как УПА*, даже дивизия СС "Галичина" делают героев, ставят им памятники и развивают культ вокруг этих преступников. Я рад, что польские власти наконец-то начинают на это реагировать, что начинаются первые сигналы, что мы не будем этого терпеть. Мы, конечно, не можем украинцам определять их героев. Пусть они определяют в герои кого хотят. Но мы имеем право реагировать, если видим, что на постаментах стоят преступники, именами преступников и убийц называют улицы. И надо об этом говорить и добиваться, чтобы они знали, что мы, поляки, будем на это реагировать.

— При этом в Польше проживают около полутора миллионов украинцев…

— Я время от времени встречаюсь с этими людьми, например, с таксистами, со студентами и так далее. Иногда я с ними на эту тему разговариваю и вижу, что большинство из них не принимают бандеровской идеологии, и они понимают, почему мы этому так сопротивляемся. Так что можно сказать, что простые люди отдают себе отчет, что случилось на Волыни. Но украинские власти начиная от президента, премьера, министров и так далее пользуются украинским национализмом как главным фундаментом новой Украины.

— Скандал с судьями Верховного суда — это только одна из многих конфронтаций с Еврокомиссией за очень короткое время. Кажется, что на этот раз все не закончится так благополучно, как в вопросах вырубки Беловежской пущи или закона о Холокосте…

— Госпожа первый председатель Верховного суда остается первым председателем Верховного суда, ибо в конституции имеется однозначная и не оставляющая никаких сомнений запись — первый председатель избирается на шесть лет. Не "до шести лет", а "на шесть лет". Это то же самое, если бы, например, PiS (правящая партия Польши "Право и справедливость"), имея большинство в Сейме, приняла закон о том, что сокращает срок полномочий президента, потому что Дуда (президент Польши) им не нравится. Для того в конституции и определены различные сроки полномочий, касающиеся Национального судебного совета, Верховного суда, президента и так далее, чтобы никакая сила, которая приходит к власти, не могла этого изменить. Мы имеем дело с явной попыткой подчинения судебной власти политическому пространству.

*Организация запрещена в России

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 июля 2018 > № 2699975 Лешек Миллер


Польша. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673429 Войчех Якубик

На первое место следует ставить НАТО, а не «Северный поток»

Матеуш Балука (Mateusz Bałuka), Onet.pl, Польша

Интервью с главным редактором портала «Бизнес Алерт» Войчехом Якубиком (Wojciech Jakóbik)

Onet. pl: В ходе саммита НАТО Дональд Трамп подверг критике Берлин за то, что тот поддерживает проект «Северный поток». Подключившись к нему, Германия стала, по словам американского президента, «заложницей России». Поможет ли такая риторика Польше и продвижению нашей позиции по этому вопросу?

Войчех Якубик: Президент Трамп говорит то же самое, что польские власти. Польша и США в одинаковой степени обеспокоены тем, что экономический симбиоз России и Германии, который начал развиваться еще в советскую эпоху, накладывает ограничения на немецкую внешнюю политику. Можно выдвинуть тезис, что именно из-за этой зависимости, ЕС не ужесточает санкций в отношении России, хотя ее политика становится все более агрессивной. Встает также вопрос, какое влияние на курс Берлина оказывают тесные связи некоторых немецких предпринимателей и представителей политической сцены с российскими бизнесом и политикой. Самый яркий пример здесь — бывший канцлер Герхардт Шредер, но таких людей гораздо больше.

Слова Трампа о проекте «Северный поток» совершенно справедливы. Возможно, он высказался жестко или даже грубо, но сама идея не нова. Впрочем, президент США прибегал к тому же самому аргументу еще в апреле на переговорах с Меркель. «Северный поток — 2» — это не только экономическая проблема, но и угроза в сфере безопасности, поэтому Трамп ставит Меркель перед выбором. Форма подачи, возможно, выглядит неудачной: американский лидер решил поднять эту тему в разговоре с генеральным секретарем НАТО Столтенбергом, но, вероятно, этим он хотел добиться, чтобы ее было сложнее исключить из повестки дня. Дискуссии о проекте «Северный поток» сходят на нет, если не произойдет каких-то неожиданных событий, заблокировать эту инвестицию, к реализации которой планируется приступить уже летом этого года, будет очень сложно.

— Есть ли еще шансы, что проект удастся остановить? Рентабелен ли он для России?

— Дания приняла закон, который позволяет оценить этот проект с точки зрения безопасности и внешней политики, на этой основе она вынесет решение о возможности прокладки отрезка газопровода в своих территориальных водах. Если она решит, что такая инвестиция представляет для нее опасность и не выдаст разрешения, придется менять трассу газопровода, заново проводить все процедуры. Речь будет идти о месяцах или годах отставания от графика, но проект это не заблокирует, если только его участники не решат, что он не выгоден с экономической точки зрения.

В этом плане «Северный поток — 2» вызывает вопросы с самого начала. В докладе Сбербанка, который подвергся в России цензуре, говорится, что газопровод будет рентабельным только для подрядчиков — друзей Путина. Однако даже несмотря на это его, скорее всего, построят.

Заблокировать неоднозначный российский проект могла бы Ангела Меркель, но она не хочет принимать такое политическое решение. И здесь мы возвращаемся к тем самым связям, о которых довольно резко высказался Дональд Трамп.

— Правильно ли было делать такое заявление в самом начале саммита НАТО? Очередной спор между США и Германией не способствует стабильности Альянса.

— Как отношение Германии к проекту «Северный поток — 2», так и политика США, направление которой иллюстрируют неожиданные шаги на международной арене в отношении Ирана или торговых контактов, разрушают Европейский союз и трансатлантическое сообщество, подрывая взаимное доверие. Разрушительное воздействие оказывают и непредсказуемые действия Трампа, его торговая война с ЕС, и поддержка «Северного потока — 2», не учитывающая интересов НАТО. Все это, как Брексит, работает на дезинтеграцию. Трамп загнал Меркель в угол. Она в каком-то смысле уклонилась от ответа, сказав только, что Германия проводит независимую энергетическую политику, и никто не может диктовать ей свою волю. В целом, очень плохо, что мы снова наблюдаем споры между союзниками.

С точки зрения Польши положительный момент в том, что темой энергетической безопасности и «Северного потока — 2» занялись на площадке НАТО. Поляки пытались обсудить ее еще на варшавском саммите, наши дипломаты активно этого добивались, но ничего не вышло. Возможно, у нас просто тогда не было такого сильного союзника, как Дональд Трамп.

Следует, однако, помнить о том, что этот союзник непредсказуем. Как выглядит обратная сторона медали? В понедельник в Хельсинки состоится его встреча с Путиным. С точки зрения НАТО никаких оснований для нее нет: Россия не соблюдает минские договоренности, не меняет своей позиции в отношении Украины. Трамп, стремясь встретиться с российским президентом, сам становится заложником Москвы. Переговоры должны принести конкретный результат, тогда он выйдет из этой схватки победителем. Он постарается добиться какого-то соглашения, чтобы его больше не ограничивали переговоры с НАТО и ЕС. Трамп хочет решать все вопросы на уровне «концерта держав», в котором такие государства, как Польша, будут лишь пешками, а сверхдержавы (к числу которых хочет относиться Россия) смогут переставлять их на карте. Это очень негативный с нашей точки зрения сценарий, за предстоящими переговорами мы будем следить с тревогой.

— Слова Дональда Трампа спровоцировали в Германии дискуссию о том, действительно ли Берлин зависит от российских энергоресурсов.

— Поставки из России покрывают 40 — 50% немецкого спроса. Доля российского газа в поставках на рынок ЕС увеличивается из-за низких цен на нефть (в долгосрочных контрактах Газпрома используется ценовая формула, учитывающая нефтяные котировки). Польша тоже стала покупать больше сырья с востока. У Германии, однако, есть выбор, ей удалось диверсифицировать свой рынок, и если потребуется, она сможет импортировать газ с других направлений, частично или полностью отказавшись от поставок из России. К этому стремится сейчас Польша: мы должны иметь выбор, чтобы в случае необходимости отказаться от российского газа. Это самый верный способ получить наиболее привлекательные цены. Германия пошла таким путем и теперь платит меньше, чем другие страны региона.

— Звучат также мнения, что Трамп хочет заменить российский газ на европейском рынке американским, а поэтому критикует Германию.

— Российские СМИ уже давно проводят эту мысль. На самом деле американский сжиженный газ может стать одним из инструментов диверсификации европейского газового рынка. Главное условие — привлекательная цена. Об этом говорила Польша и другие страны, обсуждающие поставки из США. Американские компании — это не Газпром, они не начнут внезапно по приказу Трампа продавать газ на наш континент.

В свою очередь, Россия стремится сохранить свое экономическое влияние в Восточно-Центральной Европе, а сильная позиция Газпрома позволяет ей оказывать политическое давление. В Брюсселе Трамп старался обратить внимание на тот факт, что «Северный поток — 2» — это не только газовая, но и политическая зависимость. Он может, например, помешать Германии дать адекватный ответ на угрозы, с которыми столкнется НАТО.

Ангела Меркель заявила, что если Трамп лишит Европу защиты, то страны этой части мира будет защищать бундесвер. Для Польши такое заявление звучит оптимистично, плохо то, что, как показала эта дискуссия, «защитный зонт» США стал предметом торга.

Комментарии читателей:

Janusz Jankowski: Чем Польше мешает «Северный поток — 2»? Хотят немцы «зависеть от России», их дело, а мы можем привозить нефть хоть из Антарктиды, никто нам не запрещает. Пусть другие страны ЕС пользуются газопроводом и «диверсифицируются», как им вздумается, это их проблемы. А вот в словах Трампа слышится заинтересованность: с чего бы он иначе внезапно заинтересовался энергетической безопасность Европы? Что европейские страны — дети малые, которых нужно водить за ручку, потому что они не осознают «угроз»? Кстати, именно Польша в свое время не позволила проложить газопровод через территорию нашей страны, так что теперь ей следует помалкивать.

Franciszek Nowak: Немцы, в отличие от поляков, знают, что делают. Если бы им не был нужен российский газ, они бы не поддерживали проект «Северный поток». Это дешевый и безопасный вариант, ведь поставки сжиженного газа из Америки — дело рискованное. Кроме того, для СПГ нужны дорогие газовые терминалы и так далее. У Польши нет стратегии, что она будет делать, когда действие договора с Россией закончится. Хватит ли нам газа, если мы не заключим новый договор?

Mariusz Hajok: Вскоре после того, как запустят «Северный поток — 2», на газопроводе, идущем через Украину, произойдет авария, и тогда украинцы сами начнут умолять Путина включить их страну в состав РФ. Так выглядит основная цель. А мы, как уже не раз бывало в истории, окажемся между молотом и наковальней, то есть между Германией и Россией.

Henryk Jakubowski: Политика не знает понятия любви, в ней важны только интересы. Мы сами несем ответственность за разделы Польши и все поражения. Я не понимаю, почему польские политики вместо того, чтобы торговать с Россией, пытаются ее блокировать, а одновременно хотят вести дела с враждебной нам Украиной.

Adrian Vergin: Господин Трамп, это просто смехотворно. Значит, покупать нефть или газ у России — это, по-вашему, зависимость, а покупать их у США — это тогда что? Просто вы хотите навязать немцам свой товар. Конечно, для Польши «Северный поток — 2» — проект невыгодный, ведь мы ничего на нем не заработаем, но если мы постоянно размахиваем шашкой, сложно ожидать, что ближайший сосед решит инвестировать в нашу страну и делиться с нами доходами.

Dariusz Chęciński: Запад не первое десятилетие снабжает Москву деньгами, а она «в благодарность» нацеливает на него ракеты. Он сам на свои деньги создал вооруженную Россию, но ради выгоды он готов продавать хоть своих матерей. История еще припомнит Германии канцлера Шредера, который ради поста продался России, а точнее, Путину. Без Запада Россия рухнула бы за пару лет. Такова правда. ЕС — это такой СССР-2, его худшая версия.

Польша. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2018 > № 2673429 Войчех Якубик


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2018 > № 2700015 Корнель Моравецкий

Корнель Моравецкий: улучшение отношений Польши и России в интересах мира

Отец нынешнего премьер-министра Польши Матеуша Моравецкого Корнель Моравецкий в свое время основал организацию "Борющаяся солидарность" — непримиримое крыло антикоммунистической оппозиции. Он и сейчас называет себя антикоммунистом. При этом логика заставила самого старшего депутата сейма Польши голосовать против закона, позволяющего сносить памятники советским солдатам, погибшим за освобождение его родины. Еще Корнель Моравецкий сожалеет по поводу того, что его сын не поздравил президента Владимира Путина с победой на мартовских выборах и забыл упомянуть Россию в своей программной речи перед вступлением в должность. О проблемах отношений Москвы и Варшавы, Украине и о своих отношениях с сыном он рассказал в интервью РИА Новости.

— Отношения Польши и России уже несколько лет только ухудшаются, и конца этому не видно. С точки зрения вашего опыта, что нужно сделать для того, чтобы хотя бы попытаться выйти из этого пугающего пике?

— Я очень огорчен тем, что и польское правительство, и польские СМИ, а можно сказать, что и польские элиты в большой степени настраивают поляков против россиян. И точно так же российское правительство, российские СМИ, российские элиты настраивают россиян против поляков. Это очень обидно для наших двух великих народов. Оба наши народа имели очень сложные исторические судьбы. В свое время все мы сражались за гегемонию, и Россия выиграла эту битву. Тем не менее я считаю, что в интересах и наших народов, и в интересах Европы и даже в интересах всего мира улучшение отношений между Польшей и Россией. Я бы этого очень хотел. Я не знаю, как это сделать, но мне кажется, что важен каждый шаг и каждый жест.

Например, мне жаль, что после выборов господина президента Путина с нашей стороны — со стороны президента Дуды, со стороны моего сына не была направлена поздравительная телеграмма российскому президенту. Я сожалею по этому поводу, это было плохо, надо было это сделать.

Я хотел бы просить президента Путина, чтобы когда у нас проходят какие-то изменения, выборы, он обратил внимание на это, чтобы подобный жест открытости в отношении поляков высказал.

Думаю, что мы, поляки, равно как и вы, россияне, не хотим находиться в состоянии враждебности, а хотим быть в дружественных отношениях.

— Так или иначе Польше и России придется жить по соседству. Я внимательно слушал программную речь Матеуша Моравецкого перед тем, как Сейм утвердил его кандидатуру на должность премьер-министра. Он подробно остановился на отношениях с США, Китаем, странами Евросоюза, НАТО, а про Россию не сказал ни слова…

— Да. Я это заметил. И это, по моему мнению, было ошибкой. Многие наши друзья и партнеры понимают важность России в мире и необходимость налаживать с ней отношения. Я знаю, что планируется встреча президента США (Дональда) Трампа с президентом России Путиным, и удивляюсь, почему президент Трамп может встречаться с президентом Путиным, а президент (Анджей) Дуда даже не пытался договориться об этом с российским президентом. Это меня удивляет.

Практические, экономические отношения очень важны. Но я считаю, что Россия в стратегической перспективе очень нужна Европе, а Европа нужна России. Речь не только о Польше. Но Польша, по моему мнению, является таким естественным мостом на восток для Западной Европы и естественным мостом на запад для России. И это важнейшее соединение, важнее, чем "Северный поток-1" и "Северный поток-2". Это соединение и духовное, и цивилизационное. Мы выросли из одного пня, из христианской цивилизации. Виражи судьбы нас разделили, но я всегда с огромным уважением отношусь к российскому народу, к его героизму во Второй мировой войне. Это тоже должно быть по достоинству оценено, потому что правда такова, что Россия нас после Второй мировой войны оккупировала, но Германия нас хотела попросту уничтожить.

— Вы один из немногих депутатов Сейма голосовали против поправок в закон об Институте национальной памяти, которые позволяют сносить памятники советским солдатам, освобождавшим Польшу.

— Я считаю, что была сделана ошибка. Это мелочность. Я был против этого. Этот вопрос очень важен в отношениях Польши и России. Он достаточно символичен.

— Все знают, что вы являетесь убежденным антикоммунистом, но ведь солдаты, погибшие при освобождении Польши, не насаждали коммунизм…

— Даже если они и насаждали коммунизм, не о том речь. Коммунизм они насаждали, но это было другое. Коммунизм принес нам несвободу, но не хватило бы нашей Польше сил, чтобы освободиться от немцев. Я хотел бы, чтобы в этом вопросе мы стали на путь потепления отношений между Польшей и Россией.

— Еще над польско-российскими отношениями почему-то постоянно витает тема Украины…

— Очень важным элементом в польско-российских отношениях в последнее время стал элемент Украины. Я вижу, что украинцы — народ очень разделенный. Восток Украины сильнее тянется к Москве, нежели к Киеву или Варшаве. Это нормально. Я очень расстроен тем, что власти Украины приняли правила, которые ликвидируют или очень сильно ограничивают русский язык в качестве языка преподавания в школах. Это непонятно, потому что половина народа там говорит по-русски. Это противоречит свободному европейскому духу. Мы должны это громко критиковать, а я не слышал такой критики этих украинских решений со стороны Польши.

Также плохими решениями я считаю героизацию УПА* (запрещенная в России экстремистская организация — ред.) — этот отросток украинского национализма, который был связан с Гитлером, который очень жестоко, очень преступно вел себя во время Второй мировой войны, уничтожал гражданское население, массово уничтожал.

Здесь я абсолютно не согласен с линией украинских властей, которые ставят этим преступникам памятники. Кто ставит памятники преступникам, тот сам уничтожает свое будущее. Не только прошлое, но и будущее. Ни одно преступление не может быть положительным примером.

Очень правильно сказал глава "Права и справедливости" Ярослав Качиньский: "С Бандерой вы в Евросоюз не войдете". Я здесь с ним полностью согласен.

— Закон об уголовном преследовании за обвинения польского народа и польского государства в преступлениях Холокоста вызвал бурю во всем мире. Почему его сначала приняли, а потом отменили?

— Этот вопрос в какой-то степени навредил Польше на международной арене, а в какой-то степени и помог, потому что эта проблема была поднята не только на уровень отношений между нами и евреями, нами и американцами, но и народы мира узнали, что мы — поляки — были одним из немногих народов, которые не были коллаборационистами ни на одном из этапов. Даже Советский Союз на первом этапе Второй мировой войны поделил Польшу с Гитлером и был его союзником. Здесь немцы уничтожали наших евреев, а в какой-то момент нам вменяют разделение ответственности за преступление Холокоста. Часть западных сообществ, даже часть евреев хотели возложить вину на поляков.

Очень хорошо, что мы достигли взаимопонимания с Израилем, премьер Израиля и премьер Польши об этом сделали соответствующее заявление, и это очень хороший путь для того, чтобы избавиться от контрверсий, неясностей и недоговоренностей.

Да, мы признаем, что отдельные поляки выдавали евреев, но то же можно сказать об отдельных евреях. Мы знаем о "желтой полиции", которая подчинялась немецким приказам. Есть такая книга одного из еврейских парней, молодого полицейского, который грузит в вагон свою семью — мать, отца. После того, как он это сделал, наступило понимание, сумасшествие… Это были в каком-то смысле помощники, а в каком-то смысле жертвы того, что нам приготовили немцы — и еврейскому, и польскому, а в итоге и немецкому народам.

— Не так давно я наблюдал в центре Варшавы факельное шествие с лозунгами "Белая Польша", "Чистая раса". Почему-то полиция не сочла нужным вмешаться…

— Этого совсем немного. Это есть, но такие же похожие движения существуют и в России, и в других странах. Я уверен, что это не на таком уровне, чтобы нужно было применять какие-то мощные репрессии. Я верю, что Европа уже оставила в прошлом как фашизм, так и коммунизм, что не будет возрождения какого-либо национального сумасшествия, которое затронуло огромную часть Европы.

— Когда ваш сын получил предложение стать премьер-министром Польши, он советовался с вами? Спросил ли он вашего мнения?

— Да. Мы беседовали на эту тему. Я считаю, что он принял правильное решение. Я сказал ему, что положительное решение будет правильным. Я понимал, что это большая ответственность, но он хорошо подготовлен на профессиональном уровне, также он был готов морально и духовно, потому, что у него такой польский характер. Я хотел бы, чтобы ему сопутствовала удача, чтобы Польша под его руководством становилась сильнее.

— Вы имеете сейчас влияние на своего сына-премьера?

— Я так не могу сказать, что имею на него влияние. Если бы и имел, то нельзя так говорить, потому, что он является премьером, а я — отцом. Могу только сказать, что у нас очень крепкие связи как у отца с сыном, мы очень любим друг друга.

— По прошествии нескольких месяцев премьерства Матеуша Моравецкого вы им гордитесь?

— Да, конечно. Так же, как я горжусь всеми своими детьми. Но мне не хватает открытости в отношении России.

— Что сейчас делается с Лехом Валенсой? Он вдруг из символа польской независимости превратился в агента спецслужб…

— Плохие вещи происходят с господином Валенсой. Если отходишь с дороги правды, то сразу делаешь много ошибок. Он пытается все время опровергнуть факт своего сотрудничества со службами безопасности ПНР, но есть очевидные доказательства этого. Мог бы честно сказать, что подписывал документ о сотрудничестве. Я тоже не понимаю. Очень жаль, что у него такая позиция. Происходит девальвация его личности, его символа, понижение его статуса как символа борьбы с коммунизмом.

— Может, не нужно дальше копаться в этом деле?

— Нет. Мы можем чтить Валенсу или критиковать его, но не можем ставить человека над правдой.

— Может дойти до того, что Валенса сядет в тюрьму?

— Нет. Этого не будет. Нет таких оснований. Даже генерала (Чеслава) Кищака (возглавлял МВД в последние годы существования ПНР — ред.) никто не посадил в тюрьму. Но надо говорить правду, ту, которая была, а иначе это будет обманом.

*Организация запрещена в России.

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 июля 2018 > № 2700015 Корнель Моравецкий


Венгрия. Польша. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656732 Игорь Игнатченко

Армия приезжих. Приведет ли миграционный кризис к распаду Евросоюза

Игорь Игнатченко

кандидат исторических наук, доцент Института общественных наук РАНХиГС

Непреодолимые разногласия между странами Евросоюза по вопросу принятия беженцев могут привести к роспуску блока. Страны-члены уже устраивают отдельные мини-саммиты, а место диалога заняли взаимные обвинения

В конце этой недели в Брюсселе должен состояться саммит Евросоюза. Главной темой дискуссий станет преодоление миграционного кризиса в Европе.

Несмотря на то что в этом году острота миграционного кризиса несколько спала по сравнению с прежними годами, поток беженцев в Европу не иссякает, и это уже породило политический кризис в блоке.

Альтернативные саммиты

В воскресенье, 24 июня, состоялся неформальный «мини-саммит» ЕС, который был призван прозондировать почву и сблизить позиции стран накануне главного саммита. Смягчить дискуссию не получилось: саммит бойкотировали страны Вишеградской группы, куда входят Польша, Венгрия, Чехия и Словакия.

Эти страны наотрез отказываются принимать у себя мигрантов. Консервативные правительства восточноевропейских государств боятся, что мигранты из мусульманских стран размоют национальную и культурную идентичность местных этносов. Более того, страны этой четверки организовали свой собственный, по сути, альтернативный саммит в Будапеште, на который приехал канцлер Австрии, представитель правоконсервативной Австрийской народной партии Себастиан Курц.

На пресс-конференции премьер-министр Чехии Андрей Бабиш заявил, что необходимо усилить Европейское агентство пограничной и береговой охраны Frontex и довести численность его состава до 10 000 человек. Эта идея ранее высказывалась правительствами Германии и Франции. Кроме того, участники альтернативного саммита 21 июня сошлись на том, что все усилия ЕС должны быть направлены не на распределение беженцев по квотам, на чем настаивает Германия и власти ЕС, а на укрепление внешних границ и сокращение потока мигрантов.

Схожую позицию занимает премьер-министр Болгарии Бойко Борисов. По его мнению, внешние границы ЕС необходимо закрыть, а центры по приему беженцев необходимо строить за пределами Евросоюза.

Главным идеологом антимиграционной политики Вышеградской группы сейчас выступает лидер Венгрии Виктор Орбан. 20 июня 2018 года венгерский парламент одобрил законопроекты, предусматривающие наказание за «помощь нелегальным мигрантам». В целом политика отказа от приема мигрантов становится популярной в Центральной и Восточной Европе и эти страны, по сути, формируют сейчас антимеркелевский полюс силы.

Чего хотят Германия и Франция

С другой стороны, канцлер Германии Ангела Меркель, которую в последнее время называют «матерью» (Mutti) новоприбывших мигрантов, испытывает серьезные внутриполитические трудности в собственной стране. Причиной стала политика мультикультурализма и открытых дверей для всех мигрантов. Именно Германия, локомотив и экономический гегемон ЕС, до сих пор является главным и последовательным сторонником принятия новых беженцев в страны Европы.

Вместе с тем миграционный вопрос неожиданным образом отразился на внутриполитической жизни Германии. Министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер, лидер баварской партии ХСС, входящей в правящую коалицию с партией ХДС Ангелы Меркель, поставил канцлеру ультиматум: если в течение ближайших двух недель она не решит вопрос мигрантов с партнерами по ЕС, то это будет грозить развалом правящей коалиции, лишением Меркель должности канцлера. Помимо прочего, Зеехофер обещает задерживать и выдворять из Германии всех мигрантов.

Союзником Меркель по вопросу о мигрантах стал президент Франции Эммануэль Макрон. Он поддерживает курс Германии на размещение зарегистрированных мигрантов по квотам внутри Еврозоны. По мнению немецких журналистов, Макрон сейчас оказывает содействие Меркель в миграционном вопросе в обмен на поддержку Германией планов Франции по утверждению нового бюджета ЕС.

Угрозы и взаимные обвинения

Миграционный вопрос недавно поссорил правительства Франции и Италии. Италия, на которую ложится основная тяжесть по приему мигрантов из стран Магриба, не справляется с нагрузкой. Наплыв мигрантов даже поспособствовал приходу к власти в Италии правопопулистского правительства и победе в парламенте союза праворадикальных партий, которые построили свою избирательную кампанию на критике миграционной политики ЕС.

Скандал разразился, когда итальянцы отказались принимать у себя судно Aquarius, которое перевозило свыше 600 мигрантов. Итальянские власти отправили его на Мальту, которая также отказалась принимать беженцев. В итоге Aquarius достался Испании — но лишь затем, чтобы вскоре эта страна отказалась принимать Lifeline, другой корабль с беженцами на борту. После этого Маттео Сальвини, глава МВД Италии, вице-премьер и лидер правопопулистской партии «Лига Севера» запретил итальянцам спасать суда с беженцами.

Макрон раскритиковал позицию Италии. В результате разгорелась заочная перепалка между правительствами двух соседних стран. Теневой премьер-министр Италии Сальвини назвал Макрона «высокомерным», предложил открыть французские порты для беженцев и не препятствовать проходу мигрантов через франко-итальянскую границы у Вентимильи.

В свою очередь, президент Франции призвал вводить санкции против тех стран, которые отказываются принимать беженцев. Почти одновременно правительство Италии пригрозило приостановить выплату взносов в бюджет ЕС, если Евросоюз не пересмотрит механизмы распределения мигрантов внутри Шенгенской зоны.

Есть ли шанс договориться

На мини-саммит в Брюсселе глава итальянского правительства Конте привез план урегулирования миграционного кризиса из 10 пунктов. По его мнению, необходимо, во-первых, пересмотреть так называемый Дублинский регламент, по которому мигрант по умолчанию оседает в стране первой регистрации.

Как правило, этими странами являются Италия и Греция, экономически не справляющиеся с наплывом мигрантов. Согласно этому регламенту, если мигрант захочет переехать в другую страну ЕС, то власти той страны могут вернуть его в страну первой регистрации. Многие государства ЕС охотно пользуются этой лазейкой; пострадавшими оказываются Италия и Греция.

Кроме того, Конте предложил создать специальные центры защиты мигрантов в странах ЕС и за его пределами, в частности в Африке. По мнению итальянского политика, ЕС должен финансировать такие центры.

В конечном счете все упирается в деньги. Верховный комиссар ЕС по вопросам внешней политики Федерика Могерини заявила, что решение миграционного вопроса потребует больше денег. По предварительным подсчетам, может понадобиться не менее €40 млрд в кратчайшие сроки. Главная загадка — кто за это заплатит? Очевидный вариант — Германия, однако Меркель настаивает на общеевропейском решении вопроса, очевидно, имея в виду, что каждый должен скинуться на общеевропейские нужды.

В преддверии саммита ситуация выглядит довольно запутанной. Надежды на то, что европейцы придут к полному консенсусу, не наблюдается — слишком разные позиции занимают страны ЕС. На одном полюсе страны Центральной и Восточной Европы, в принципе не желающие принимать у себя мигрантов, на другом полюсе лидеры ЕС — Германия и Франция.

После ухода с политической сцены прежнего президента Франсуа Олланда Франция в лице молодого и амбициозного Макрона стремится играть более значимую роль в европейских делах. Где-то между двумя этими лагерями позиционирует себя Италия. С приходом правопопулистского правительства она хоть и не отказывается полностью от своих европейских обязательств, но выставляет условия, которые Париж и Берлин должны принять, чтобы окончательно не лишиться союзника в этом сложном вопросе.

По мнению министра иностранных дел Италии Энцо Моаверо-Миланези, Евросоюзу угрожает глубокий политический кризис из-за миграционного вопроса. Его поддерживает глава МВД Италии Маттео Сальвини, который в интервью немецкому изданию Der Spiegel заявил: «В течение года станет ясно, сохранится ли единая Европа».

Стабильность европейской политической конструкции держалась на общей выгоде стран-участниц. Сейчас в речах политиков все больше слышатся нападки, угрозы и обвинения в адрес друг друга. Очевидно, что миграционный кризис станет главным испытанием для устойчивости ЕС как политической системы в ближайшие годы, и июньский саммит ЕС вряд ли внесет большую ясность в решение этой глобальной проблемы.

Венгрия. Польша. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 28 июня 2018 > № 2656732 Игорь Игнатченко


Польша > Нефть, газ, уголь > ved.gov.ru, 26 июня 2018 > № 2756910 Петр Каспшак

Председатель «Hermes Energy Group»: Европе нужен газ со всех направлений

Интервью с Петром Каспшаком, председателем «Hermes Energy Group SA», компании, торгующей газом и являющейся крупнейшим частным продавцом голубого топлива

Трудно ли работать на польском рынке газа, где доминируют PGNiG («Польская нефтяная и газовая компания»)?

С 2014 г., то есть, с момента, когда рынок газа был частично либерализован и была введена возможность смены поставщика, наша компания набирает силу. Нам удалось достичь 5 процентов участия в газовом рынке, что означает, что по объемам продаж мы на втором месте после PGNiG. Не могу не отметить, что польский рынок сложен, но, как показывает пример компании «HEG», здесь найдется место для независимых игроков. Ответом PGNiG на развитие частных продавцов стало снижение цен. В результате в сегменте оборота и хранения показатели падают, а к сегменту розничной торговли интерес растет. В нем маржа и прибыль больше, но зато сложнее привлечь клиента.

А напрячься надо, тем более, что будет дороже.

Газ, нефть и уголь по-прежнему дорожают. В случае первого цена за 1 МВт*ч составила в среднем в 2017 году ок. 80 злотых, теперь - это более 100 злотых. Также электроэнергия дорожает – в последнее время мы наблюдали рост год к году примерно 50 злотых за 1 МВт*ч. Проблемы только начинаются, и мы все их ощутим в 2019-м и последующих годах. Производители выиграют от того, что нефть дорожает, а, как известно, в след за нефтью вверх идут цены на газ. Кроме того, сильно дорожает СПГ в Азии. Прошлогодняя цена составляла 12-15 евро за 1 МВт*ч, а уже сейчас она больше 30 евро. Стоит отметить, что Китай отказываются от угля в пользу газа, что означает значительный рост спроса на голубое топливо в этом регионе мира. Поэтому поставка СПГ в Польшу не так выгодна – большая часть экспорта направлена в страны Азии. В качестве получателя СПГ Европа отходит на второй план.

Также влияние на ситуацию на рынке газа в Европе имела погода. В этом году зима была аномально холодной, что повлияло на снижение уровня хранилищ газа ниже среднего за последние несколько лет. Результат – цена на газ на уровне 22-25 евро за 1 МВт*ч. Если объем продаж нефти не увеличится в силу договоренностей ОПЕК, то цена за баррель может дойти до 100 долларов, а газа до 30 евро за 1 МВт*ч. Для Польши это может означать то, что цены бирже будут на уровне ок. 130 злотых за 1 МВт*ч газа этой зимой. Эти расходы понесут все потребители. Нужно также помнить, что рост цен на сырье может оказать негативное влияние на экономическое развитие.

Строительство газопровода «Baltic Pipe» как-то отразится на вашей деятельности?

Предварительно мы декларировали желание зарезервировать часть мощностей газопровода, но пока не изменится закон о запасах топлива, участие в этом проекте для рыночных игроков невыгодно. Упомянутый закон имеет целью не сколько безопасность поставок в стране, сколько сделать невозможным поставки из-за границы. Будет ли это топливо из «Baltic Pipe» или терминал СПГ – для каждого кубического метра полученного газа нужно иметь соответствующий объем в хранилище. Хотя в настоящее время все они принадлежат и используются PGNiG. Нет возможности покупки хранилища. Хранение же топлива за границей недопустимо по законодательству. В такой ситуации строительство какого-либо газопровода или расширение терминала СПГ не повлияет на рынок. Аренда хранилища невыгодна, а в связи с местными ограничениями и о временном сооружении не может идти речи.

Но газопровод из Норвегии в Польшу через Данию нам нужен, если хотим стать независимыми от России.

Бесспорно, расширение источников поставки газа выгодно для Польши. Но встает вопрос о стоимости контракта с норвежцами. Зачем «Statoil» должен продавать газ дешевле? Почему СПГ, поставляемый в Польшу должен стоить меньше, чем топливо, направляющееся в Испанию и Великобританию? Нужно помнить, что инфраструктура «Baltic Pipe» тоже стоит денег, и эта стоимость отразится в тарифе, по которому мы все будем платить. Поэтому к утверждению, что ставки оплат за сети будут снижаться, нужно подходить с осторожностью. Такая возможность существует, если пропускная способность будет использоваться на высоком уровне.

А график строительства газопровода, на ваш взгляд, реальный? Только сейчас мы узнали, что скорее всего выбранная трасса обойдет воды Германии, а уже декларируем, что не будем продлевать многолетний ямальский контракт.

Правительство показывает решимость при реализации проекта «Baltic Pipe». На мой взгляд, сроки реальны, их можно придерживаться. Нужно при этом помнить, что, как и в случае «Nord Stream 2», при строительстве «Baltic Pipe» появятся проблемы. Но пример северного газопровода также показывает нам, как этих проблем избежать. В любом случае, соединение с Данией станет сильным аргументом в возможных переговорах с Россией.

Тем более, что потребность в газе растет. Энергетика в Польше также постепенно уходит от угля. PGE (компания «Польская энергетическая группа») отказалась от строительства нового угольного энергоблока. Он будет газовым. Потребление электроэнергии тоже растет. Мы должны только постараться, чтобы нам хватило газа.

Экономический рост Китая и Индии является причиной того, что спрос на газ растет столь быстрыми темпами, что американский или австралийский СПГ может вообще не попасть в Польшу, потому что в Азии за него дадут более выгодную цену цену. Тогда Польша останется с газом из Норвегии и из России. Европейская экономика расходует 400-500 млрд м3 газа в год. Кто-то должен обеспечивать эту потребность. Европе нужен газ из всех возможных источников. При этом только свободный рынок может обеспечить выгодные цены и безопасность поставок.

«Дзенник Газета Правна»

Польша > Нефть, газ, уголь > ved.gov.ru, 26 июня 2018 > № 2756910 Петр Каспшак


Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июня 2018 > № 2652710 Адам Михник

Адам Михник: «Свобода — как кислород»

Влодек Голдкорн (Wlodek Goldkorn), La Repubblica, Италия

Когда в Польше у власти были коммунисты, Адам Михник (Adam Michnik), активист с юности и лидер демократической оппозиции, периодически попадал в тюрьму: десятую часть из своего 71 года он провел за решеткой. В то время он любил повторять: «Я как свободный гражданин свободной страны…» Так он иронически говорил о том, что решил вести себя и жить, как будто диктатуры не существует, за исключением того, что он был лишен самых элементарных прав человека. Сегодня Михник, главный редактор «Газеты Выборча», снова оказался под прицелом властей, на этот раз потому, что его считают противником любого национализма. С Михником, который считает себя человеком левых взглядов, мы поговорили как раз о том слове, которое левые порой используют, а порой забывают, потому что оно слишком неудобно или им излишне злоупотребляют правые, но при этом оно всегда зажигает воображение любого человека, правых он взглядов или левых, за исключением тиранов. И это слово — «свобода».

La Repubblica: Когда ни вы, ни Польша не были свободны, вы называли себя «свободным гражданином» и повторяли это, даже когда были в тюрьме. Так что же такое свобода?

Адам Михник: Свобода — это способность независимо размышлять о самих себе, о мире и о нашей роли в мире. Я говорю элементарную истину: я могу сохранять свою свободу, даже находясь в тюрьме. Книги, эссе, мои статьи в газетах, написанные в тюрьме и тайно печатавшиеся в Польше, были текстами свободного человека. Если бы я в заключении поддался общему нарративу, риторике, языку своих тюремщиков, я бы утратил свою свободу. Великий русский поэт Осип Мандельштам, когда писал свои стихи во времена Сталина, оставался свободным человеком. Я хочу еще кое-что добавить: свобода — как кислород. Пока мы живем в нормальных условиях, мы не замечаем, насколько она необходима, мы осознаем это только тогда, когда нам ее не хватает. Повседневная жизнь в демократической стране не вызывает ни энтузиазма, ни удивления, однако, когда свободы нам начинает недоставать, мы чувствуем, что задыхаемся. И главное: лишаемся слова. Мы лишаемся его, потому что, не имея свободы, мы не способны ни мыслить, ни представить себе будущее.

— Какую максимальную цену стоит заплатить за свободу?

— Для меня свобода бесценна.

— Вы были бы готовы отдать жизнь за свободу? Готовы были, когда сидели в тюрьме?

— Да.

— Вы в этом уверены?

— Понимаете, если вы отказываетесь от самого себя, отказываетесь от собственной свободы, ваша жизнь теряет вкус, запах, смысл. Я не думаю, что говорю что-то удивительное. В истории было великое множество людей, расставшихся с жизнью, только чтобы не отказываться от свободы.

Я бы сказал даже больше: компромисс — это хлеб и вино демократии. А демократия есть не что иное, как свобода в рамках закона и конституции.

— Мы выросли на кодовых словах «свобода, равенство, братство». Это совместимые друг с другом ценности или следует предпочесть одну или две, более важные, чем остальные?

— Это неотъемлемые ценности и слова. Однако свобода означает отсутствие ограничений, в то время как равенство, если оно абсолютно, подразумевает ограничение свобод. Братство же — дитя эпохи Просвещения, французской революции и это одно из прекраснейших слов в нашем вокабуляре. Проблема состоит в том, что его практически невозможно перевести на институциональный язык. Поэтому я, с этой точки зрения, являюсь последователем либерального философа Исайи Берлина (Isaiah Berlin): свободу следует понимать как отсутствие препятствий, а не как право на что-либо. В техническом смысле свобода негативна, а не позитивна.

— Маркс бы с вами поспорил, возразив, что ваша свобода — это свобода в буржуазном понимании. Бедняка, пролетария, вынужденного торговать своим временем, своим талантом и обязанного предпринимать какие-то действия лишь ради того, чтобы выжить, нельзя назвать свободным.

— Я бы ответил Марксу, что я всегда могу отказаться делать что-то из того, что требует от меня мой работодатель. Вопрос состоит в том, какую цену я заплачу за этот отказ, а не в самом отказе. Понимаете, я могу считать несправедливыми и ужасными условия существования рабочего класса в Англии, который столь мастерски описал Энгельс в одноименной книге, но это не означает, что рабочий не способен мыслить и воспринимать мир как свободный человек.

— Тогда мы снова возвращаемся к трем кодовым словам: свобода, равенство, братство.

— Проблема в том, что жизнь полна противоречий. Есть обстоятельства, в которых свобода важнее равенства, а бывают времена, когда следует быть внимательнее к ценности равенства. Однако бывают ситуации, в которых нельзя давать приоритет только одному из этих понятий. Живи я в Китае, я бы выступал за свободу, но не отказался бы от братства. Далее существуют места, где царит ложь, распространяемая властью, и где приходится отстаивать истину, потому что свобода требует наличия значительной дозы правды. В своей стране я слышу, что поляки всегда были невинным народом, нацией, которая никогда не причиняла никому зла.

— Вы ссылаетесь на законы, карающие тех, кто, по мнению власти, принижает польский народ, и, по замыслу, препятствующие свободным дискуссиям об антисемитизме, о сложных отношениях с украинцами, о случаях, когда поляки сдавали евреев нацистам?

— Безусловно. Но я говорю в целом о риторике, в рамках которой стараются избегать разговоров о темной стороне истории. Я говорю об этом, чтобы привести пример того, что такое институционализированная ложь, и объяснить, что в этих случаях я отстаиваю истину, защищая свободу исследования.

— Значит, у свободы есть нечто общее с истиной?

— Свобода, предпочитающая ложь, противоречит сама себе.

— В прошлом веке источником угрозы для свободы были разные виды тоталитаризма — фашизм и коммунизм, при всех имеющихся между ними различиях. А сегодня?

— Сегодня возникают обстоятельства «ползучего» переворота или движения, медленно ведущие к установлению авторитарных режимов. Порой демократические структуры используются, чтобы разрушить их изнутри, и можно провести вполне очевидные аналогии с прошлым веком. Но, на мой взгляд, основная угроза состоит в убеждении, что существует одна-единственная правда, а раз это так, то власть считает себя вправе навязывать ее всем. Подобный способ мышления исключает плюрализм, имеет тенденцию избавляться от несогласных. Это называется «каннибальская демократия»: партия, побеждающая на выборах, сжирает партию проигравших. Мы наблюдаем, как это происходит в России, в Венгрии, в Польше.

— Эти обстоятельства напоминают тоталитаризм?

— Нет. Они напоминают путь к тоталитаризму.

— Значит, тоталитаризм не является феноменом исключительно ХХ века, и он может вернуться?

— Вот урок, который мне преподал Марек Эдельман (Marek Edelman, помощник руководителя восстания в Варшавском гетто — прим. автора). Эдельман говорил, что история повторяется, имея в виду уничтожение евреев и геноциды. Он приводил в пример события в Боснии, в Руанде. В то время я слишком легкомысленно относился к его словам, но сегодня я понимаю, что он был прав, а я ошибался. Для меня это является аналогией тоталитаризма.

— По образованию вы историк. Вы жили при коммунизме и боролись с ним. Вы видите различия между фашизмом и коммунизмом?

— Да, и много. Фашизм был более искренним. Он говорил: мы лучшие, а других следует уничтожить, изгнать или захватить. Коммунизм же утверждал: мы приветствуем всех, кто желает бороться на нашей стороне, они получат все права. Благодаря этой инклюзивной риторике, коммунизм обладал большим потенциалом привлечения подавленных и униженных. В нем был призыв к лучшему, к добру. Но потом, в повседневной практике, коммунизм реализовывал самое худшее и самое дурное.

— Возможно, проблема была еще сложнее. Сегодня существует тенденция забывать, что Черчилль неслучайно был союзником Сталина, а не Гитлера. И даже в Италии, в стране, которую вы хорошо знаете, коммунисты присоединились к созданию демократической конституции.

— Черчилль был консерватором, он презирал коммунизм и опасался его, но при этом был реалистом. Он понимал, что более опасным, более агрессивным, более деструктивным для мира режимом был режим Гитлера, а не Сталина. Но я могу представить себе гипотетический союз Черчилля с немецкими правыми радикалами не нацистского толка против Сталина. И что касается итальянских коммунистов. У коммунизма было много лиц. И одно из них — в Италии. Итальянский коммунизм 30-х годов сформировался в борьбе против фашизма, а, значит, против тоталитарного режима. Но я могу расширить тему: в Варшавском гетто коммунисты сражались вместе с выступавшими против Сталина социалистами БУНДа и с сионистами. И никого это не удивляло, никто не испытывал никакого смущения.

— Поговорим о соотношении свободы и ответственности, на излюбленную тему экзистенциалистов, Сартра, Камю?

— Концепция проста: я могу нести ответственность, лишь при условии, что я свободен.

— Однако, тот, кто оказался под давлением, а следовательно, несвободен, должен решать, например, заниматься ли ему борьбой — мирной или вооруженной — или пытаться спасти то, что еще можно спасти. Иными словами, даже тот, кто несвободен, должен ставить перед собой вопрос об ответственности.

— В данный момент мы находимся в Варшаве, в моем доме, недалеко от гетто. Позвольте мне, таким образом, привести крайний пример. Мы поговорим об Адаме Чернякове (Adam Czerniaków), главе юденрата, еврейского совета, назначенного немцами. Черняков покончил с собой, узнав, что нацисты собирались отправить все еврейское население в газовые камеры. Эдельман считал это самоубийство бегством от ответственности и не раз критиковал не только этот выбор, но и в целом поведение этого человека, как раз пытавшегося, как Вы говорите, спасти то, что можно было спасти. Эдельман имел полное право высказывать критику, но этого права нет у польских националистов, пытающихся теперь говорить о «коллаборационизме» евреев.

— Разумеется, но вы не являетесь польским националистом, вы — герой борьбы за свободу и друг Эдельмана. Поэтому я спрашиваю у вас: как вы это оцениваете?

— Черняков пытался спасти то, что можно было спасти, потому что в нормальном мире компромисс часто необходим и порой дает хорошие результаты. Когда же он понял, что это правило не действует в мире нацистов, он покончил с собой. Я всеми силами стою на стороне Эдельмана и его решения, но я понимаю и Чернякова. Кроме того, тот же Эдельман говорил, что, провожая своего ребенка в газовую камеру, нужно больше героизма, чем когда ты сражаешься с оружием в руках.

— Вернемся к нашему банальному миру. Где предел свободы?

— Предел свободы там, где начинается свобода Другого.

— Существует, однако, еще и понятие коллективной свободы. Свободы нации на самоуправление, самоопределение. Как быть, чтобы она не превратилась в практику этнических чисток, изгнания других?

— Вернуться к классикам. Понять, что индивидуальное измерение свободы более важно. И понять, что победа национализма приводит к катастрофе, всегда.

— Достоевский писал: если нет Бога, значит, все дозволено…

— Вы говорите сейчас о нигилизме. Да, на языке Достоевского свобода означала отсутствие Бога. Светская свобода может привести к нигилизму, но это необязательно, это не прямое ее следствие. Ни Камю, ни Сахаров, ни Оруэлл, ни Арендт не были нигилистами, все они были светскими и свободными мужчинами и женщинами. Я остановлюсь на нигилизме: были ситуации, как, например, с русскими террористами XIX века, которые в борьбе с царизмом перешли границы закона, но сделали они это потому, что для них борьба за свободу была важнее самой свободы. Та же самая ситуация наблюдалась и с коммунистами, пока они не пришли к власти.

— Со времен Маркса левые утверждают о существовании одной-единственной истины, говоря, что она имеет научные обоснования. Следовательно, левые всегда испытывали трудности с языком свободы…

— А я ожидал вопроса о будущем левых. Разве Эрдоган, Орбан (Orbán), Качиньский (Kaczynski), политики, использующие язык социальных требований, исповедуют левые взгляды? А где же былой рабочий класс? В Европе его больше не существует. Тогда левые для меня — это культурный проект, это определенное отношение к иностранцам, к иммигрантам. Левые — это феминизм. Подлинный вопрос будущего — это борьба между теми, кто стремится к открытому обществу и государству, и теми, кто ратует за закрытость. Будущее левых — это борьба за свободу.

Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июня 2018 > № 2652710 Адам Михник


Германия. США. Польша. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2018 > № 2627201 Леонид Бершидский

США должны перевести свои войска из Германии в Польшу

Линия фронта в противостоянии с Россией передвигается на восток. Американским военным имеет смысл двинуться в том же направлении.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Польша готова потратить от 1,5 до 2 миллиардов долларов, пытаясь таким образом склонить Соединенные Штаты к созданию на своей территории постоянной военной базы. Подобное предложение содержится в заявлении Министерства обороны Польши. Этот план содержит значительные стимулы для того, чтобы Соединенные Штаты рассмотрели вопрос о перемещении на восток, по крайней мере некоторого количества своих военнослужащих из Германии, в том числе потому, что нынешнее их размещение в военном отношении имеет мало смысла.

Размещение американских военных баз в Германии после окончания Второй мировой войны стало ответом на необходимость сдерживания советского наступления и предотвращения того, чтобы Германия вновь стала представлять собой военную угрозу. Вторая цель, похоже, сегодня утратила свой смысл. Более значительные военные расходы сегодня не являются популярными в Германии, а правительство страны не хочет увеличить свой военный бюджет до 2% от общего объема экономики, как того и требует Организация Североатлантического договора. Предлагаемый объем расходов на военные нужны в следующем году составляет 1,3%.

Кроме того, теоретическая линия фронта в конфликте между Россией и НАТО больше не проходит через Германию, которая сегодня отделена от России целым рядом государств, в том числе странами Балтии и Польшей. Немцы чувствуют себя в безопасности, и они меньше всего склонны защищать какого-либо союзника по НАТО в случае российской атаки.

В своем опубликованном в 2016 году анализе возможного российского наступления сотрудники корпорации РЭНД (Rand Corporation) Дэвид Шлапак (David Shlapak) и Майкл Джонсон (Michael Johnson) отметили, что новая линия фронта имеет почти такую же длину, как и граница Западной Германии в эпоху холодной войны, однако теперь она защищается только вооруженными силами прибалтийских стран и Польши, а также небольшим количеством временно размещенных американских военнослужащих.

Если Кремль решит захватить Прибалтику и поставить НАТО перед свершившимся фактом, то, судя по всему, он сможет это сделать еще до того, как, к примеру, американское тяжелое вооружение будет доставлено, скажем, из города Графенвера, расположенного недалеко от границы Германии и Чешской Республики.

Количество американских солдат в Германии в прошлом году сократилось до 35 тысяч, тогда как в 1985 году оно составляло 250 тысяч, и тем не менее сохранение даже такого присутствия дорого обходится Берлину. С 2008 года на эти цели Германия вынуждена была потратить 521 миллион евро (607 миллионов долларов) в виде прямых бюджетных расходов. Но это лишь небольшая часть общих затрат.

Так, например, в 2009 году прямые расходы немецкого бюджета, связанные с американскими военными базами, составили всего 41,3 миллиона евро, однако эксперты корпорации РЭНД подсчитали общие расходы — включая расходы на строительство, аренду и выплату содержания бывшим сотрудникам этих баз, — и, по их мнению, они составили 598 миллионов евро. Частично эта сумма компенсируется экономической выгодой для расположенных вблизи американских военных баз территорий, однако сегодня Германия сталкивается с серьезным дефицитом жилья, и поэтому нынешние военные базы можно будет превратить в жилые районы.

Размещение американских войск в Польше послужило бы одной стратегической цели. Министерство обороны считает, что это поможет НАТО защитить Сувалкский коридор — узкую и крайне уязвимую полосу земли, расположенную между российским эксклавом Калининградом и границей Белоруссии в том месте, где Польша и Литва примыкают друг к другу.

Американские военные базы в этих странах сегодня не особенно полезны — в случае любого крупного конфликта в Европе или на Ближнем Востоке все равно потребует переброска войск из Соединенных Штатов, и это будет сделано почти так же быстро, как и транспортировка с немецких баз. Однако некоторые союзники Вашингтона, включая Польшу и страны Балтии, действительно, хотят видеть у себя американское присутствие для укрепления чувства собственной безопасности. Эти страны были бы рады пойти на дополнительные расходы: Польша и Эстония уже расходуют на оборону больше 2% от общего объема экономики, а Латвия и Литва расположены ближе к России, чем к Германии.

Ни одна из этих стран, судя по всему, ничего не будет делать для того, чтобы для Соединенных Штатов возникла угроза военного столкновения. Они, несомненно, не будут нападать первыми на Россию и не будут даже провоцировать ее, поскольку и при участии Соединенных Штатов, и без их участия подобный конфликт станет для них катастрофой.

Есть аргументы и против такого шага. Россия ничего не приобретет в случае вторжения в страны Балтии или в Польшу. Любая мыслимая выгода, связанная с попыткой захватить не обладающие значительными природными ресурсами государства с преимущественно враждебно настроенным населением, бледнеет по сравнению с риском полномасштабного конфликта с НАТО — даже в том случае, если непосредственное участие альянса не гарантировано на 100%. Кремль будет громко протестовать против перемещения американских баз из Германии в Польшу, называя это еще одним нарушением обещания Запада не приближать НАТО к границам России.

Однако Россия ничего не сможет предпринять в ответ. Она уже согласилась с временным размещением сил НАТО в странах Балтии и в Польше. Поэтому Соединенным Штатам ничего не грозит в том случае, если они примут щедрое предложение Польши и постепенно перебросят туда свои войска из Германии. Подобного рода шаг будет соответствовать объявленным целям Соединенных Штатов, в том числе сдерживанию России. Это также позволит Вашингтону поддержать союзника, стремящегося к установлению более тесных военных связей.

Возможно, это также заставит Германию еще раз проанализировать свою позицию. Будет ли она чувствовать себя защищенной в условиях сокращенного американского присутствия? Будет ли она в таком случае мотивирована к тому, чтобы укрепить свою собственную оборону? Или она по-прежнему будет чувствовать себя в безопасности, основываясь на убежденности в том, что никто не заинтересован в нападении на нее?

Соединенные Штаты должны предложить защиту тем странам, который больше всего этого хотят, и сократить свое присутствие в тех странах, которые получили выгоду в середине XX столетия. Американское военное присутствие должно быть связано с чувством опасности у союзников. Этот страх усиливается по мере приближения к российской границе. Игнорирование этого обстоятельства имеет мало военного или политического смысла.

Этот комментарий не обязательно отражает мнение редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

Германия. США. Польша. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 июня 2018 > № 2627201 Леонид Бершидский


Польша. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 31 мая 2018 > № 2627173 Славомир Дембский

Славомир Дембский: Меня не пустили в Россию и посадили в камеру

Марчин Маковский (Marcin Makowski), Wirtualna Polska, Польша

Интервью с главой Польского института международных дел Славомиром Дембским (Sławomir Dębski)

Wirtualna Polska: Во вторник 29 мая Вас не впустили на территорию Российской Федерации, кроме того, Вы получили трехлетний запрет на въезд в эту страну. Начнем, однако, с начала. С какой целью Вы летели в Москву?

Славомир Дембский: Я летел туда по приглашению Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, которая каждый год проводит конференцию на тему внешней политики России. Ее называют «Примаковскими чтениями» в честь Евгения Примакова, который был руководителем ИМЭМО, а также премьер-министром и главой МИД. Официальное «бумажное» приглашение Польский институт международных дел получил 24 мая, но электронное приглашение на конференцию я получил уже в апреле. В январе по запросу проректора Московского государственного института международных отношений (который связан с российским министерством иностранных дел) я получил визу на пять лет.

— Значит, дальнейшего развития событий ничто не предвещало?

— Нет. Все делалось в рамках существующих процедур. Более того, у меня были не только научные планы: я собирался поехать в Россию на чемпионат мира по футболу. Я купил билеты, получил паспорт болельщика, который в соответствии с соглашением между страной-хозяйкой турнира и ФИФА заменяет во время мероприятия паспорт и визу. Я до сих пор не знаю, действуют ли мои билеты, раз меня признали персоной нон грата.

— Перейдем к Вашему задержанию. Как все происходило?

— Я прилетел в московский аэропорт «Домодедово» из Франкфурта. В Германии я участвовал в другой конференции. Потом сотрудник пограничной службы кому-то позвонил, пришел другой человек в форме, забрал мой паспорт и попросил, чтобы я отправился с ним в офис. Спустя примерно час я получил документ, в котором сообщалось, что на основании пункта 1 статьи 27 о процедуре пересечения границы РФ во въезде мне отказывают, поскольку это необходимо для «обеспечения безопасности страны».

— Вы подписали этот документ?

— Я отказался соглашаться с содержанием документа и его подписывать. Разумеется, проведению процедуры это не помешало: мой отказ засвидетельствовали своими подписями трое сотрудников пограничной службы. Потом меня отвели в место, где я должен был ожидать депортации. Я прилетел последним самолетом, так что вернуться во Франкфурт можно было только в шесть часов утра, значит, мне предстояло провести ночь в аэропорту.

— В это время Вами кто-то занимался, вам предложили что-то попить, съесть?

— Кроме польских консульских служб, которым я сразу же сообщил об инциденте, и российских пограничников, выполнявших свою работу, нет. Оказалось, что место, где мне предложили ждать вылета своего самолета, было запирающейся на ключ камерой. Официально границу я не пересекал, поэтому я отказался входить в это помещение и выразил протест против незаконного ограничения моей свободы на территории, находящейся вне государственной юрисдикции РФ, — в зоне аэропорта, которая располагается перед пограничным пунктом.

Один из офицеров заявил, что если я буду оказывать сопротивление, меня введут в эту камеру силой. Эти господа говорили, что я не нахожусь под арестом, но не могли сообщить, на основании какого закона они собираются меня туда поместить. Мне ответили только: «У нас так заведено, Вы должны подчиниться».

— Традиционное российское гостеприимство?

— В связи с тем, что я отказался заходить в закрывающуюся на ключ комнату, офицер вызвал трех вооруженных бойцов из спецподразделения пограничных войск. Мне угрожали физической силой, поэтому я вошел в этот «зал ожидания», сообщив польским консулам в Москве, что российская сторона ограничивает мою свободу.

— То есть польский МИД был в курсе того, что происходило в аэропорту?

— Да. Дежурный консул знал о ситуации с того момента, как у меня начались проблемы с визой. Спустя полчаса благодаря вмешательству наших дипломатических служб я вышел из камеры, где кроме меня находились граждане других государств, которым отказали в пересечении границы. Я до сих пор не знаю, на каких основаниях она функционирует, и на каких основаниях мне угрожали применением силы. Потом я попал в транзитную зону. Такого места нет ни в одном аэропорту цивилизованных стран Европы и мира: это коридор между беспошлинной зоной и сектором, где пассажиры проходят проверку безопасности.

— Почему, как Вы думаете, Вам отказали во въезде?

— У меня нет оснований опровергать заявления российских дипломатических служб. Я стал жертвой российских ответных мер: ранее на территорию ЕС не впустили двух российских граждан (политологов Олега Бондаренко и Алексея Мартынова, — прим. ред.). В Россию ездит сейчас не так много польских экспертов, кого-то нужно было выбрать, и тут подвернулся я. Проблема в том, что трехлетний запрет на въезд — это неадекватная и непропорциональная мера в контексте тех шагов, которые были приняты в отношении российской стороны. Я являюсь должностным лицом — занимаю пост директора Польского института международных дел и вхожу в состав Совета Центра польско-российского диалога и согласия. В связи с этим реакция российской стороны выглядит неадекватной и непропорциональной.

При этом, я хочу отметить, что многие мои знакомые из России и российские эксперты по международной политике выражают свое возмущение этим решением. Так что следует подчеркнуть: по крайней мере часть российского академического сообщества повела себя очень достойно.

Польша. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 31 мая 2018 > № 2627173 Славомир Дембский


США. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628942 Александр Маслов

Куда конь с копытом, а куда рак с клешнёй?

Трамп — не Санта-Клаус, он никому не раздаёт подарки из своего мешка, а, напротив, — складывает в него дань со всего мира

Александр Маслов

25 мая президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос заявил о том, что эта латиноамериканская страна вступит в НАТО на правах "глобального партнёра". В тот же день правительство Польши сообщило о готовности выделить до 2 млрд. долл. для создания постоянной военной базы США на своей территории.

Два этих одновременных, но вроде бы не связанных между собой события в государствах, находящихся буквально на разных концах земного шара, наглядно демонстрируют всю глубину перемен, происходящих сегодня в мировой политике.

Никогда за всю историю существования Североатлантического альянса ни одна латиноамериканская страна не была в него принята даже на правах "глобального партнёра". Так что нынешний колумбийский прецедент более чем показателен.

Во-первых, он свидетельствует о том, что НАТО продолжает расширяться, и теперь в его структуру могут входить страны из других регионов, в том числе — из Центральной и Южной Америки, которую ранее американцы считали своим собственным "задним двором", где "правила игры" устанавливаются исключительно из Вашингтона.

Почему так? Ответ понятен и прост: Венесуэла, с её грандиозными, крупнейшими в мире нефтяными запасами (около 300 млрд. баррелей "черного золота"). Вот уже 16 лет, с момента первого избрания команданте Уго Чавеса президентом этой страны, Соединённые Штаты ничего не могут с ней сделать, не могут добиться "свободы" эксплуатации этих богатств своими энергетическими корпорациями. Ни мытьём, ни катаньем — даже после гибели Уго Чавеса, место которого занял Николас Мадуро. Единственным выходом теперь остаётся только "сирийский вариант", для которого нужна, прежде всего, надёжная операционная база — такая, какой были Турция и Ирак для противников Башара Асада. И здесь единственный вариант — как раз Колумбия, где американским "спецам" в конце 2016 года удалось добиться окончательной победы над партизанами из FARC. При этом, почти как всегда в американской политической практике последних лет, операция против Венесуэлы должна быть не "чисто американской", а в коалиции со странами НАТО, что должно иметь дисциплинирующий эффект внутри альянса, "повязав венесуэльской кровью и нефтью" все входящие в него государства.

Но тем самым США признали, что уже не в состоянии удерживать своих недавних вассалов в бесправном состоянии абсолютного повиновения и начинают банально подкупать их. В результате они оказываются внутри хорошо известной исторической "матрицы", в рамках которой всё более паразитирующая "имперская метрополия", теряя собственные силы, начинает во всё большей мере вести свои военные действия руками союзников и подкупленных "варваров",— с хорошо известным и неизбежным финалом в виде очередного "падения Рима". Именно это мы и наблюдаем в случае со вступлением в НАТО Колумбии.

А вот Польша, в отличие от Колумбии, уже давно, с 1999 года, является полноправным членом Североатлантического альянса. И тоже все эти годы как-то обходилась без американских военных баз на своей территории. А теперь такая база официальной Варшаве зачем-то понадобилась — причём до такой степени, что обычно прижимистые поляки заявили о своей готовности потратить до 2 млрд. долл. на её обустройство.

Официально подобный демарш объясняется, само собой, необходимостью "сдерживать растущую военную угрозу со стороны России", но на самом деле речь идёт о том, что растущая напряжённость между ЕС и США не только перевела в плоскость реальной политики проект создания "европейской армии", но и девальвирует военные гарантии НАТО. То есть польское государство снова оказывается "зажато" между Россией и Германией, отношения с которыми, к тому же, за последние годы испорчены напрочь, и перспектив для их улучшения в будущем практически нет. Вдобавок, произраильское лобби при содействии "команды Трампа" уже продавило через американский Конгресс закон об ответственности поляков за Холокост, выписав им предварительный счёт на 300 млрд. долл. Если сопоставить две эти цифры, легко понять, что одна из них в 150 раз меньше, чем другая. И Польша, получившая за годы пребывания в Евросоюзе суммарно около 150 млрд. долл. дотаций (по 11 млрд. долл. ежегодно за период 2014-2020 гг.), таким образом, видимо, решила "одним выстрелом убить двух зайцев": не только минимизировать неизбежные "репарации" в адрес транснационального капитала, но и получить от США за "0,666% цены" необходимый ей хотя бы символический "зонтик" военно-политической безопасности в виде военной базы. Правда, до "рождественских распродаж" здесь далеко, и Трамп, к тому же, — скорее, не Санта-Клаус, а его антипод, поскольку никому не раздаёт подарки из своего мешка, а, напротив, — складывает в него дань со всего мира. Так что вряд ли "хитрый" польский маневр имеет какие-либо шансы на успех. Точно так же попытки хотя бы на время "замазать" фундаментальные трещины в здании "коллективного Запада" колумбийским или польским "цементом" не могут отменить того факта, что оно рассыпается на части.

США. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 30 мая 2018 > № 2628942 Александр Маслов


США. Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573293 Адам Лелонек

Запад сам закрепляет российский дискурс

Якуб Бодзёны (Jakub Bodziony), Филип Рудник (Filip Rudnik), Kultura Liberalna, Польша

Интервью с главой польского Центра анализа пропаганды и дезинформации Адамом Лелонеком (Adam Lelonek)

Kultura Liberalna: Американцы решили ввести новые санкции в отношении людей, непосредственно связанных с Владимиром Путиным. Как Вы думаете, следует ли ожидать такой же реакции от европейских стран, и отразится ли история с Сергеем Скрипалем на контактах между Западом и Россией? Не вернутся ли они снова через какое-то время к формату «business as usual»?

Адам Лелонек: Ситуация, которую мы сейчас видим, отличается от того, с чем мы имели дело в прошлом, как в плане самого покушения, так и решительного ответа на него. Структуры НАТО и ЕС укрепляют свою сотрудничество, а слова поддержки звучат не только из Европы и США, но и из разных уголков мира, в этом контексте можно предположить, что европейцы могут ввести свои ограничительные меры. Американцы принимают решения быстрее, а Евросоюзу, чтобы запустить некоторые процессы, нужно получить согласие всех стран-членов.

— Некоторые государства не стали даже выдворять российских дипломатов. Вы думаете, что они решат ввести санкции?

— Некоторые европейские государства придерживаются собственного подхода к российской политике. Этому есть много причин, дело здесь не только во внутриполитических факторах. Следует учитывать, что Российская Федерация проводит разную внешнюю политику в отношении разных государств, используя разные инструменты из сферы психологической и информационной войны. В Великобритании она придерживается одной тактики, в Чехии другой, в Венгрии третьей. Можно предположить, что брюссельские политики это осознают. Европейские элиты должны знать, что не все занимают в отношении России одну и ту же позицию.

— От чего это зависит?

— Самое важное — это контекст безопасности, все видят его по-разному. Страны, которые находятся далеко от России, иначе воспринимают исходящие от нее угрозы, чем те, которые находятся ближе. В зависимости от этого меняется также роль, которую они сами играют для Кремля. Ситуация может меняться, как показал пример Испании и референдум в Каталонии. У каждой страны — своя специфика и проблемы, поэтому у нее есть свои слабости или точки, на которые легко надавить.

В Польше акцент делается на истории, в странах Балтии и на Украине используется тема русского или русскоязычного меньшинства, в Германии — экономика, а в Словакии — вопросы, касающиеся национального самосознания. Российские информационные операции, связанные с сепаратистскими движениями (например, галицийским сепаратизмом в Львове), будут напоминать ту, что мы видели в Каталонии. Кроме того, часть элит в странах ЕС, занимая популистские позиции или апеллируя к идеологическим вопросам, использует отношения с Москвой, как удобный инструмент. Россия может, не тратя больших средств, дестабилизировать внутреннюю ситуацию в западных странах, а те не готовы согласованно отвечать на ее действия. При таком положении вещей ситуация вряд ли изменится в лучшую сторону.

Оказывая психологическое воздействие на население разных стран, поддерживая радикальные и антисистемные силы, Россия подрывает способность европейцев добиваться их собственных целей и даже эти цели определять. В дальнейшем это может привести не только к ослаблению западных структур, но и к дискредитации самой демократии, то есть тех ценностей, на которых зиждется западная цивилизация.

— Может ли эта ситуация принести нам какие-то положительные последствия? Все-таки Западная Европа начала лучше осознавать, что делает Россия.

— В этом плане я не оптимист, хотя политические элиты (а также общественность) начинают лучше понимать, к каким действиям прибегает Кремль. Какие-то положительные тенденции в этом плане есть.

— Но Вы не можете назвать себя оптимистом?

— Мы находимся в начале определенного пути: нам нужно изменить отношение к вопросам безопасности и угрозам. Не следует забывать, что пока мы стараемся сформулировать и модифицировать наш подход к России, она продолжает действовать. Некоторые шаги в сфере информационных или психологических операций — это элементы долгосрочной стратегии. Мы обсуждаем то, что россияне делали в прошлом, а Кремль приспосабливается к новым обстоятельствам, претворяет в жизнь заготовленные ранее сценарии и видоизменяет методы своего воздействия. В разных странах остаются публичные персоны, которые (осознанно или сами того не осознавая) поддерживают шаги Кремля. Кроме того, россияне внедряют новые тезисы, стремясь обвинить в покушении на Скрипаля или кибератаки на государственные ведомства и объекты критической инфраструктуры кого-то другого, показать несерьезность обвинений Запада.

К сожалению, популярные СМИ распространяют возмутительные заявления Сергея Лаврова и прочих, продвигая таким образом российскую точку зрения. Когда Лавров резко критикует западные элиты и политиков, он занимается формированием имиджа России. Она предстает сильной страной, а Владимир Путин — разумным человеком и ответственным политиком, который не позволяет провоцировать себя леволиберальным западным элитам.

— А что можно сделать с такими высказываниями? Игнорировать, цензурировать? На нашем портале, например, было опубликовано интервью с приближенным к Кремлю политологом Сергеем Марковым. Мы не продвигали его точку зрения, а стремились показать, насколько радикальную позицию он занимает.

— Я не говорю про цензуру, но когда мы сами внедряем что-то в польское информационное пространство, мы можем оказать этим услугу стороне, выступающей нашим противником. Россия уже не один десяток лет использует западные демократические стандарты (в том числе свободу слова и систему функционирования западных СМИ) против Запада, против нас самих. Проблема в том, что когда общество недостаточно хорошо понимает природу информационных угроз, не имеет навыков, связанных с элементарной информационной гигиеной, не обладает критическим мышлением, демонстрация «российской точки зрения» может оказаться очень опасной. Интервью само по себе опасности не представляет, но Россия гораздо лучше, чем мы, координирует сферу стратегической коммуникации и распространения информации.

— А, может быть, нам следует изучить точку зрения противника, чтобы знать, как ему ответить?

— На Западе и в Польше дискуссии на тему дискурсивной безопасности носят поверхностный характер, разговоры сводятся в основном к теме фальшивых новостей. На самом деле, противоположная сторона стремится повлиять на наши познавательные процессы: внешняя сила может сделать так, чтобы адресат послания считал некую идею или интерпретацию событий своей собственной, а не навязанной извне.

Это серьезная опасность, которую мы пока не осознаем. Западные СМИ считают, что они описывают реальность и объективно рассказывают о текущих событиях. Россия, которая сильно отличается от Запада, централизованно создает некие информационные сообщения, в реальности представляющие собой дезинформацию или пропаганду. Когда западные СМИ их распространяют, они фактически становятся частью продуманной информационной и психологической операции, продвигают российский дискурс. Речь идет не только о фальшивых новостях, ведь дезинформация — гораздо более широкое явление. Это инструмент психологического воздействия.

— Какие методы противодействия Вы предлагаете?

— Раз мы имеем дело с попытками воздействовать на сознание общества, нам нужны новые инструменты, новые стандарты, новый подход. Нам нужно научиться быстрее реагировать, подготовить экспертов, активизировать сотрудничество между государством и некоммерческими организациями, а также между НКО и СМИ. Мне кажется, Запад уже сделал первые шаги в этом направлении.

Все страны осознали суть проблемы. Сейчас она обсуждается не только на уровне отдельных государств, но и на уровне ЕС и НАТО. Члены этих организаций должны найти собственные решения. Североатлантический альянс разработал комплекс новых мер и обнародовал эту информацию, чтобы страны-члены могли делиться друг с другом положительным опытом. Большая ответственность лежит на СМИ, ведь мы, эксперты и журналисты, можем, сами того не осознавая, продвигать российский дискурс, распространяя информацию, которая на первый взгляд не связана с Россией, но на самом деле ей выгодна.

— После отравления Скрипаля стали говорить о том, что на самом деле ничего не изменилось: дипломатов выдворили, но переговоры на тему газопровода «Северный поток — 2» и других бизнес-проектов продолжаются. Это тоже навязанный нам извне дискурс, ведь в его рамках Россия предстает сильной страной?

— Мы изучили польские СМИ в контексте этой темы. Пророссийские порталы транслировали разные послания. В первую очередь они начали доказывать, что обвинения в адрес России абсурдны, поскольку она не была заинтересована в такой операции, тем более накануне выборов, а Запад лжет, как он лгал на тему Афганистана и Ирака.

Люди, которые публикуют на этих порталах переводы или собственные тексты, используют такой набор понятий, который близок населению той или иной страны. Текст на одну и ту же тему будет выглядеть по-разному в зависимости от того, какой стране он адресован, а чтобы создать сообщение, которое будет понятно определенной аудитории, нужно подобрать особый язык, метод изображения реальности. Это очень сложная задача. Пользуясь услугами западных авторов, россияне очень умело продвигают разные идеи, которые могут представлять для нас серьезную опасность. Каждая такая акция хорошо скоординирована, а каждая конкретная группа получает свое собственное послание: тексты, предназначенные для консерваторов, либералов или сторонников теорий заговоров выглядят по-разному.

Запад, например, не смог распространить информацию о том факте, что Скрипаль был единственным консультантом западных спецслужб, работавшим раньше в российской военной разведке, который помогал анализировать действия России в Европе и США. Очень плохо, что мы не способны продемонстрировать лицемерие, лживость, бессмысленность многих российских тезисов. Например, россияне изображают свою страну моральным противовесом Западу и защитницей христианских ценностей, а при этом на ее территории производится больше абортов, чем в других странах мира.

Что касается проекта «Северный поток — 2», то, как показывают сигналы из Великобритании и США, подход к нему меняется. Польше следует вместе с государствами своего региона говорить об этой теме и, используя подходящий момент, укрепить свою позицию.

— Что нам нужно сделать: выдвинуться в авангард информационной войны с Россией?

— Сейчас правильнее всего будет не лезть вперед, а продемонстрировать солидарность с нашими союзниками. Сложившееся положение дел выгодно Польше с геополитической точки зрения: нам следует постараться сохранить эту ситуацию, демонстрировать ту же позицию, что и наши союзники.

Дипломатия — это искусство достижения целей и продвижения национальных интересов. Мы заинтересованы в том, чтобы Запад сохранял единство, а ЕС и НАТО оставались сильными. Ведя диалог с партнерами, используя наши каналы коммуникации, пытаясь объяснить нашу позицию, мы приближаемся к нашим целям, например, в контексте блокирования проекта «Северный поток — 2». До тех пор, пока Москва будет проводить агрессивную политику, пока она будет представлять угрозу для западных стран, их жителей и миропорядка в целом, нам в нашем подходе к России следует делать упор на вопросах безопасности, а не на культурных, идеологических или экономических аспектах.

США. Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573293 Адам Лелонек


Польша. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565409 Эдвард Лукас

Слабость Польши в ее самонадеянности

Лукаш Павловский (Łukasz Pawłowski), Kultura Liberalna, Польша

Интервью с британским журналистом Эдвардом Лукасом (Edward Lucas)

Kultura Liberalna: Как Вы оцениваете реакцию западных стран на отравление Сергея Скрипаля, ответственность за которое, как утверждает британское руководство, несут российские спецслужбы?

Эдвард Лукас: На призыв Великобритании выдворить часть российских дипломатов откликнулось много стран. Их оказалось больше, чем я ожидал, к тому же в эту группу вошли государства, которые придерживались в отношении России относительно мягкого курса. Для первого шага это неплохо. К сожалению, инициатива перешла к Кремлю, он предпринял информационное наступление, распространив целую серию альтернативных версий обстоятельств покушения и поставив ряд вопросов на эту тему. Он пытается доказать, что мы имеем дело с заговором и каким-то обманом. Это небольшой, но неприятный шаг назад.

Чтобы продвинуться вперед, нужно ввести новые экономические санкции, ведь Россия воспринимает всерьез лишь такой язык. Выдворение российских агентов создает определенные неудобства, но не может поколебать кремлевские стены. Но если окружение Путина поймет, что мы собираемся присмотреться к работающим на Западе компаниям, принадлежащим анонимным владельцам, и миллиардам долларов, которые, используя западную финансовую систему, отмывает Кремль, у нас будет шанс продвинуться вперед.

— Пока ситуация напоминает стакан, который можно считать наполовину полным или наполовину пустым. С одной стороны, многие государства действительно решили выдворить российских дипломатов, с другой — некоторые (Венгрия, Австрия, Португалия, Греция) к акции не присоединились.

— Это так, но я считаю, что стакан наполовину полон, поскольку россиян выдворили самые крупные страны: Франция, Германия, США, Канада, Великобритания и, что удивительно, Италия. Так что на стремление Австрии или Венгрии сохранять нейтралитет можно не обращать внимания. Кроме того, на небольшие государства можно оказать давление, например, сообщив правительству Кипра или Австрии, что если они хотят сохранить доступ к западным финансовым рынкам, им придется нам помочь.

Здесь важен более широкий контекст. Запад уже устал от России, недовольство многих стран вызывали кампании по дезинформации, которые та вела на их территории, энергетический шантаж, российская шпионская деятельность, так что их не пришлось особенно уговаривать предпринять активные шаги. Многие государства увидели в британском предложении удобный предлог, чтобы, не опасаясь изоляции, избрать в отношении России более жесткий курс. Мы можем ввести ограничительные меры, мы это уже делали. Пять лет назад санкции, связанные с так называемым списком Магнитского, казались донкихотством, но сейчас к ним присоединились полтора десятка стран. Поэтому я не могу согласиться с утверждением, что санкции не работают.

— Я имел в виду, скорее, солидарность, с которой могут возникнуть проблемы. Германия может выдворить какое-то количество российских дипломатов, но я сомневаюсь, что она пойдет на такой шаг, который повредит немецкой экономике. Я говорю о газопроводе «Северный поток — 2». Шансов на то, что Берлин изменит свою политику в этой сфере, мало. Кажется, что несмотря на всю шумиху вокруг России проекту ничто не угрожает.

— Политика Германии — это серьезная проблема, сейчас я провожу в этой стране много времени, пытаясь объяснить немцам, почему им следует придерживаться курса европейской солидарности и учитывать европейскую безопасность, а не ставить на первое место собственные интересы. В последние 25 лет Россия не сталкивалась в Германии с какими-либо препятствиями. Мою задачу осложняет то обстоятельство, что немцы стали хуже относиться к США, а Польша, судя по всему, не хочет больше поддерживать с Берлином дружеских отношений. Вопрос будущего газопровода «Северный поток — 2» не закрыт, свое согласие на его прокладку должна еще дать Дания. Следовало бы приложить все усилия, чтобы убедить ее помешать россиянам.

— Вы уверены, что санкции работают? Мне кажется, все не так однозначно. Если мы не предпримем каких-то новых шагов, Кремль убедит россиян, что Запад испугался силы российского государства и снова пошел на попятную. Если мы введем санкции, Кремль объявит, что Запад взял Россию в тиски, и теперь ей придется защищаться, как осажденной крепости, а гражданам — сплотиться вокруг своего лидера. Что бы мы ни сделали, Путин одержит победу, а Россия не начнет действовать более предсказуемо и соблюдать правила.

— Если бы существовало решение, которое давало моментальный эффект и не было связано с какими-либо издержками, мы бы его приняли. Но издержки всегда есть: и пассивность, и активность может обернуться негативными последствиями. Обойти эти дилеммы невозможно. Нужно ввести такие санкции, которые будут направлены против конкретных людей и нанесут ущерб алчным кровожадным представителям путинского окружения.

Главная жертва их действий — не Украина, Грузия или Польша, а сама Россия, которой они правят, как колонизаторы, разворовывая страну и мучая ее жителей. Наши санкции должны быть направлены против этих людей. Если нам удастся остановить паровоз, на котором они мчатся, я думаю, россияне вполне обрадуются, на это указывает популярность Алексея Навального. Я встречался с ним несколько лет назад и задал вопрос, почему люди считают его противником Запада. «Я занимаю антизападную позицию, поскольку Запад отмывает деньги, украденные у простых россиян», — отметил он. Чем быстрее мы закроем эту «прачечную», и поможем россиянам разобраться с коррумпированными чиновниками (пока мы помогаем только вторым), тем будет лучше.

— Активнее всего отмыванием российских денег занимается Великобритания. По Лондону даже водят специальные экскурсии и показывают (разумеется, снаружи) квартиры и виллы российских олигархов.

— Я не согласен с тем, что мы ничего не можем сделать. Многое уже сделано, и все еще впереди. Уже написаны законы, благодаря которым покупать в Великобритании недвижимость на компании, зарегистрированные в оффшорах, станет невыгодно. Также появится закон, вводящий уголовную ответственность за сокрытие факта, что каким-либо объектом недвижимости владеет иностранное общество с ограниченной ответственностью. Например, если какой-то юрист заявит, что некая вилла принадлежит господам Лукасу и Павловскому, а это окажется неправдой, его посадят в тюрьму. К сожалению, закон вступит в силу только в 2021 году, хотя, на мой взгляд, он мог бы начать работать хоть со следующей среды.

Общественности все это надоело. Органы государственного регулирования, политики, правоохранительные органы — все прекрасно понимают, как выглядит ситуация, но банкиры, юристы и бухгалтеры, которые извлекали из нее выгоду, стараются помешать переменам. Однако они не смогут препятствовать им бесконечно.

— Вы не думаете, что Владимир Путин и его окружение могут заявить, что наши действия направлены против России и ее интересов? Президент пользуется у россиян большой популярностью, а такое ужесточение законов, даже если оно нанесет удар только по нему и его окружению, может повысить его рейтинг.

— Россияне, с которыми я знаком, не испытывают ни малейших симпатий к таким людям, как Олег Дерипаска, Игорь Сечин или Роман Абрамович. Популярность Путина в какой-то мере искусственна: никто не задает ему сложных вопросов, у него никогда не было реальных соперников. Но это сейчас имеет второстепенное значение.

Важно то, что у Путина нет активов, зарегистрированных на его имя, он действует через своих коррумпированных сообщников. Значит, нужно нанести удар по ним. Это позволит поправить репутацию Запада, очистить нашу систему, воодушевить российскую оппозицию и заставить Кремль расплачиваться за его внешнюю политику. Нам следует провести эксперименты, в ходе которых специалисты по финансам или соответствующие люди в полиции и спецслужбах смогут выяснить, какую часть российских активов они способны заморозить за 24 или 48 часов в рамках акции сдерживания. Нужно анализировать эффективность таких учений и стараться улучшить результат. Во-первых, это покажет, что наш профессионализм растет, во-вторых, Кремль поймет, что если он попробует убить еще кого-нибудь химическим оружием или напасть на какую-то страну, то Запад использует эффективный инструмент и нанесет России ощутимый ущерб.

— Российские средства идут не только на покупку недвижимости и не только оседают на счетах частных компаний, Россия направляет их на поддержку политических экстремистов в Европе. Например, россияне при помощи европейских банков финансируют «Национальный фронт». Как пресечь подобную деятельность?

— В Ваших словах слышится пессимизм, но, на мой взгляд, для него нет никаких оснований. Мы определили проблему, поняли тактику, которую использовали россияне. Если они продолжат ее применять, нам нужно будет ужесточить законы, препятствующие отмыванию денег. Можно также наказать банковские организации, как это уже сделали американцы с одним из латвийских банков, который нарушал правила.

Меня гораздо больше беспокоит вопрос, что будут делать россияне дальше. Европа напоминает водителя, который смотрит в зеркало заднего вида и радуется, поняв, что за препятствие попалось ему только что на дороге. Мы поняли, что россияне занимаются энергетическим шантажом, финансируют определенные политические партии, ведут войну в киберпространстве. Это хорошо, но россияне не дураки, их тактика меняется, так что нам тоже следует смотреть в будущее.

— То есть?

— У наших руководителей нет таких аналитических способностей, которые позволили бы нам глубже понимать ситуацию. Нам нужно попросить совета у наших союзников из Восточной Европы, ведь именно на них, судя по всему, россияне будут отрабатывать новые методы.

— Какие методы? Вы бы не могли привести какой-нибудь пример?

— Проблему могут представлять маргинальные общественные группы, в которые Кремль вкладывает много сил и средств: клубы смешанных боевых искусств, объединения байкеров, добровольные народные дружины, занимающиеся охраной правопорядка. В Швеции это были даже, кажется, любители пейнтбола. Россияне оказывают им организационную и финансовую поддержку, а также ведут идеологическую обработку. В Латвии несколько лет назад ГРУ отправляло молодых людей в свои спортивные лагеря, расположенные на территории России. Нужно сохранять бдительность и не считать россиян дураками.

— Мы много слышим о том, что россияне оказывают воздействие на политику западных государств, при этом о российских влияниях в Польше говорится удивительно мало. Это только так кажется?

— На эту тему было сказано немало, вопрос, услышали ли это поляки.

— Мы знаем, что при помощи социальных сетей сделали россияне в США, а потом, используя ту же тактику, в Великобритании, Германии, Каталонии, Италии. Однако о Польше такого не говорят, хотя мне кажется, россияне ведут свою активность и у нас, тем более наша страна не просто граничит с Россией, но и много десятилетий ей подчинялась.

— Слабость Польши заключается в ее самонадеянности и уверенности, что на поляков не действует российская пропаганда. Это не так. У вас мог выработаться иммунитет против каких-то специфических видов этой пропаганды, например, против утверждений, что Польская Народная Республика была раем, а Варшавское восстание — это миф. Но если россияне начнут рассказывать вам, что Запад вас предал, польские традиции разрушает агрессивная прогнившая западная культура, а Украиной управляют люди, которые превратили годовщину Волынской резни в праздник и готовятся устроить новую, польское общество будет склонно в это поверить. Вам следует осознавать, кто все это нашептывает.

— Как убедить поляков, что за этим стоят россияне? Слыша такие аргументы, многие польские политики скажут: взгляните на Лондон, там российские олигархи покупают дома, на Германию, которая строит газопровод «Северный поток», или США, где Трамп часто положительно высказывается о Путине. Они ведут дела с Москвой и игнорируют нас, так что нам остается проводить собственную политику и внимательно следить как за Россией, так и за Западом.

— Вы, кажется, пытались заниматься тем же самым в 1930-е, известно, чем все закончилось.

— Как убедить польского евроскептика, что нам лучше держаться Германии и США, даже если они порой нас обманывают или ведут дела с Москвой, не учитывая наши интересы.

— Вы знаете о Польше больше, чем я. Я только могу указать на проблему: Варшава недооценивает влияние российской пропаганды на польское общество.

— Я не могу заставить поляков поверить в то, что Россия представляет для нас опасность.

— Российское влияние есть всюду В Германии есть газовое лобби, в Великобритании — лондонский Сити, во Франции этому влиянию подвержены почти все политические партии. В Польше россияне тоже воздействуют на общество, вам следует изучить это явление. Думать, будто в других странах все еще хуже, — это путь к катастрофе. Вы можете быть последним замком из песка, оставшимся на пляже, но волна в итоге смоет и вас.

— Я бы хотел еще вернуться к делу Скрипаля. Почему его отравили таким способом, что покушение было легко связать с Россией? Многие враги Кремля погибли в результате несчастных случаев или якобы покончили жизнь самоубийством. А здесь мы наблюдали теракт, совершенный на территории Великобритании, причем опасность угрожала невинным людям. Это был знак, предупреждение, демонстрация силы?

— Если бы я знал ответ на этот вопрос, я бы, наверное, работал на Кремль, а не отвечал Вам на вопросы. Судя по реакции Москвы, улики были не настолько очевидными, так что она продолжает все отрицать. С одной стороны, есть улики, показывающие, кто за этим стоит, с другой все же остается пространство для сомнений. В 2006 году, когда убили Анну Политковскую, ее смерти желали несколько правоэкстремистских организаций. Это запутывает следы. У нас до сих пор слишком мало информации о деле Скрипаля, придется запастись терпением.

Польша. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565409 Эдвард Лукас


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560928 Ромуальд Шереметьев

Россия не заинтересована в хороших отношениях с Польшей

Дорота Ковальска (Dorota Kowalska), Polska, Польша

Интервью с бывшим заместителем министра обороны Польши Ромуальдом Шереметьевым (Romuald Szeremietiew)

Polska: Как вы думаете, нам удастся вернуть обломки «Туполева», которые до сих пор остаются в России?

Ромуальд Шереметьев: На эту тему появлялось множество противоречивых сообщений, поэтому сложно сказать, что будет дальше. Если Россия вернет нам обломки, она больше не сможет играть на смоленской теме. Москва извлекала из этой игры пользу, так что она вряд ли решит отдать нам самолет.

— Какую пользу? Чего россияне могут добиться?

— Многого. Без обломков мы не можем выяснить, что на самом деле стало причиной катастрофы. Мы не знаем, что произошло на борту президентского «Туполева», а это порождает различные спекуляции на эту тему. В итоге звучат противоречащие друг другу заявления, начинаются споры, поляки ссорятся, народ утрачивает единство, а это выгодно России.

— Все так, но если бы россияне отдали обломки, и выяснилось бы, что это была катастрофа, а не теракт, они могли бы остановить поток обвинений в свой собственный адрес.

— Вы думаете, россиян волнуют эти обвинения, что они хотят все прояснить, раз и навсегда пресечь разговоры, показать, что это не было покушением? Вы думаете, они в этом заинтересованы?

— Наверное, россиянам не очень приятно слышать обвинения.

— Обвинения Кремлю ничуть не мешают, даже наоборот, я бы сказал, что они позволяют россиянам чувствовать себя невероятно важными. Посмотрите, как они реагируют на историю с Сергеем Скрипалем. На российском телевидении объявили, что предателя настигло заслуженное наказание, и что оно ждет каждого изменника. Так говорили известные журналисты. Я постоянно это объясняю, но к моим словам не хотят прислушиваться: российский менталитет отличается от нашего, это совершенно другая цивилизация. Россиянам важно все то, что показывает их силу. Они хотят чувствовать, что все их боятся, что Россия вызывает страх. Те образцы поведения, которые выработала наша цивилизация, идеи, что следует стремиться к правде, что лучше искать компромиссы, чем ссориться, что конфликты нужно решать путем переговоров — это для россиян проявления слабости, нашей западной слабости. Чувство национальной гордости россиян строится на том, что все их боятся.

— Смоленская катастрофа — это для вас закрытое дело или нет?

— К сожалению, нет. Я не думаю, что нам удастся в ближайшее время его закрыть. Пока мы тщательно не изучим обломки, все записывающие устройства, которые были на борту, выяснить причины катастрофы, на мой взгляд, не удастся. Все то, что могло бы помочь нам расследовать это дело, остается в руках россиян, у нас нет доступа к этим вещам. Конечно, можно предпринимать какие-то другие шаги: изучать тела жертв катастрофы, проводить какие-то эксперименты, выдвигать гипотезы, но все это, как мы видим, не дает нам окончательных однозначных ответов.

— То есть, как я понимаю, отчет комиссии Ежи Миллера (Jerzy Miller) Вас не убедил?

— Ничуть. Не было никаких шансов, чтобы он показался мне и многим другим людям убедительным. Сам контекст его написания, все, что происходило в тот момент и позже, заставляет относиться к этому документу с осторожностью. Мне бы не хотелось об этом говорить, это очень болезненная для меня тема, ведь в этом самолете разбились мои друзья. Меня связывали близкие отношения с Рышардом Качоровским (Ryszard Kaczorowski) (в 1989-1990 годах — президент Польши в изгнании — прим. ред.), я хорошо знал начальника Генштаба генерала Франчишека Гонгора (Franciszek Gągor) и главу оперативного командования польской армии генерала Бронислава Квятковского (Bronisław Kwiatkowski), дружил с епископом Тадеушем Плоским (Tadeusz Płoski), Стефаном Мелаком (Stefan Melak) (польский диссидент, председатель Катынского комитета — прим. ред.) Боженой Лоек (Bożena Łojek) (председатель общественной организации «Польский катынский фонд» — прим. ред.). Так что для меня это была личная трагедия. А когда я вспоминаю, как я стоял в почетном карауле у гроба, в котором, как все думали, лежит Рышард Качоровский, а потом мы узнали, что тела перепутали… Мне на самом деле сложно об этом говорить.

— Смоленская комиссия под руководством Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz) не приблизила нас к правде, да?

— Я с самого начала говорил, что шансы на это невелики. Исследуя катастрофу на расстоянии, не имея «черных ящиков» и оперируя только фотографиями обломков самолета, мало что можно выяснить, остается опираться лишь на предположения. Пользуясь этим методом, однозначно сказать, из-за чего упал самолет, невозможно. Я удивился, что Мачеревич с таким запалом взялся за расследование катастрофы и уверял, что доведет дело до конца. Мне это казалось невозможным. Я говорил, что если нам и стоит вести какое-то расследование, то оно должно касаться того, что происходило в Польше, чем занималась польская сторона: как выглядел организационный аспект, кто за что отвечал.

Из этого следовало сделать выводы и привлечь к уголовной ответственности людей, которые не справились со своими обязанностями. Я считаю, что если бы все необходимые процедуры были соблюдены, то полет бы не состоялся, а, значит, не произошло бы и катастрофы. Я бы занялся этим направлением. Одновременно нужно было отчетливо заявить, что, удерживая у себя обломки, россияне не дают нам установить причины крушения. За самолет следовало бороться, ведь это, в конце концов, польская собственность. Меня удивляет, что мы не воспользовались помощью международных организаций, в которых состоит Польша (я имею в виду ЕС и НАТО). Ведь мы (хотя бы на примере дела Скрипаля) видим, что поле для действий есть.

— Почему мы в таком случае не обратились за помощью?

— Я не знаю, мне это совершенно непонятно. Меня это удивляет, очень удивляет. Великобритания после покушения на российского шпиона, которое было совершено на ее территории, смогла это сделать, а Польша, потерявшая президента Качиньского (Jarosław Kaczyński) на территории России, нет!

— Раз, как Вы говорите, Москве невыгодно возвращать нам обломки, а без них мы не можем ответить на вопрос о причинах катастрофы, значит, правду мы не узнаем никогда?

— Правды о катынском преступлении нам пришлось ждать очень долго. Нам лгали на протяжении многих десятилетий. В 1982 году суд Варшавского военного округа приговорил меня к нескольким годам заключения, в частности, за «дискредитацию союза с СССР»: я утверждал, что катынский расстрел — дело рук россиян. В качестве экспертов на процессе выступали двое «ученых» из Военно-политической академии имени Дзержинского, которые в своем пространном заключении доказывали, что это преступление совершили немцы. Правду о смоленской катастрофе (произошедшей, кстати, неподалеку от Катыни) мы тоже, возможно, узнаем только через много лет.

— Партия «Право и Справедливость» давно говорила, что под Смоленском произошел теракт. Она обещала, что как только она придет к власти, она вернет обломки самолета и расследует дело. Судя по всему, ей не удастся ни получить самолет, ни доказать версию о покушении. Вам не кажется, что это подорвет доверие к правящей партии?

— Мне понятно, почему представители «Права и Справедливости» скептически отнеслись к попытке комиссии Ежи Миллера установить причины катастрофы, однако, полагаться на то, что Антоний Мачеревич сможет закончить расследование и устранить все сомнения, было ошибкой. Мы видели, что он потерялся в гипотезах. Когда «Право и Справедливость» находилась в оппозиции, это можно было как-то объяснить, потому что у нее не было доступа ко всем инструментам, которые позволили бы расследовать дело, но потом эта партия одержала победу на выборах, а Мачеревич стал министром обороны, в его распоряжении оказались все инструменты, которыми располагает государство. Его комиссия существует уже больше двух лет, и мы видим, каков итог ее работы: она постоянно заявляет, что «приближается к правде», но у нее до сих пор нет убедительных окончательных выводов, которые бы позволили закрыть дело. Это большая проблема.

— Как вы можете в целом оценить наши отношения с Россией?

— На деле все в основном зависит от Москвы, а не от нас. Я не думаю, что Польше нужны трения в отношениях с восточным соседом. Мы предпринимали попытки наладить контакты, но, судя по всему, хорошие отношения с Варшавой россиянам не нужны. Наоборот, они считают нашу страну врагом (а нас, как это сказал бы Достоевский, «коварными полячишками») в контексте как своей внутренней, так и внешней политики.

— Почему Россия видит в Польше врага?

— Польша лежит в очень важном с точки зрения российских планов месте. Это Центральная или, скорее, пользуясь определением выдающегося историка Оскара Халецкого (Oskar Halecki), Центрально-Восточная Европа, регион, который играет ключевую роль в планах, которые строит Кремль.

— Как выглядят эти планы?

— Россия хочет создать «евразийское геополитическое сообщество», иногда даже появляются уточнения, что это будет пространство от Владивостока до Лиссабона. Кремль считает, что ему удастся сформировать подчиняющийся Москве союз, новую империю, которая опирается на потенциал европейских государств (в первую очередь Германии). Благодаря этому Россия обретет статус сверхдержавы и сможет на равных вести дела с США и Китаем. Однако американцы выступают против, такая перспектива их не устраивает. В итоге в Западной Европе (в Берлине, Париже, Мадриде) разворачивается политический спор о том, чью сторону принять: россиян или американцев. Ослабленной Западной Европе придется искать поддержки хотя бы для того, чтобы преодолеть проблемы с беженцами, с мусульманами.

Владимир Путин предстает в образе человека, который умеет вести себя с мусульманами жестко и решительно. Некоторые даже говорят, что он сможет защитить христианский мир от нашествия ислама, то есть станет новым Яном III Собеским. И тут появляется Польша, у которой был очень печальный опыт отношений с Россией: в течение 150 лет она держала нас под сапогом. Кроме того, Варшава считает, что гарантом ее безопасности выступает Вашингтон, таким образом она становится России поперек дороги, мешает россиянам достичь их целей в Европе. Без Польши (ведь та не хочет подчиняться Москве) Кремлю будет очень сложно завязать сотрудничество с Германией.

Россияне и немцы стремятся получить общую границу начиная с XVIII века, когда произошли разделы Польши, свидетельством этого стал пакт Молотова-Риббентропа. Правда, Сталин хотел избавиться от препятствия в виде польского государства, чтобы начать поход на запад, а Гитлер хотел идти на восток, но в эпоху разделов бывали периоды, когда российско-немецкое сотрудничество складывалось очень хорошо. Устранение Польши всегда отвечало интересам и Москвы, и Берлина. Так что в этом заключается основная проблема и сегодня. Польша сможет вписаться в евразийский план Кремля, только если она согласится стать его вассалом, какой-то новой Польской Народной Республикой, но я сомневаюсь, что поляки это одобрят.

— Складывается впечатление, что Европа, ЕС, делает ставку, скорее, на США, чем на Россию.

— Вы правы, такое впечатление складывается у многих.

— У Москвы сейчас, пожалуй, нет шансов взять на себя ту роль, какую играет в Европе Вашингтон.

— Ксендз Бенедикт Хмелёвский (Benedykt Chmielowski), создатель первой польской энциклопедии («Новые Афины»), говорил: «Дракона победить сложно, но стоит пытаться это делать». Россияне всеми силами стараются прогнать американского дракона из Западной Европы.

— Недавние события, связанные с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери, показали, что Европа и мир способны занять солидарную позицию в отношении России. Путин, пожалуй, не ожидал такой реакции.

— Реакция была действительно впечатляющей, можно сказать, сенсационной, но Россия особенно не пострадала. Сокращение персонала дипломатических представительств выглядит эффектно, но это не слишком болезненная мера. Другое дело, если бы, например, Германия заявила, что она отказывается от газопровода «Северный поток», а Англия заблокировала счета российских богачей в лондонском Сити. Вот это был бы настоящий удар. Еще можно было бы последовать примеру Рейгана: если бы цены на нефть и газ резко упали, у россиян возникли бы серьезные проблемы. А то, что из той или иной страны выдворили какое-то количество дипломатов, мало что меняет, такая акция имеет лишь символический эффект.

— Символические жесты бессмысленны?

— Смысл в них есть, но Россия в ответ выдворила западных дипломатов, так что счет сейчас 1:1.

— Почему все оглядываются на Россию, почему мир считает ее такой важной?

— Если страна обладает ядерным потенциалом, сопоставимым по размеру с американским, с ней сложно не считаться.

— Но ведь в экономическом плане Россию нельзя назвать сильным государством!

— Да, экономический потенциал России выглядит очень скромно, поэтому Путин хочет создать геополитический союз с Западной Европой. Если в его распоряжении окажется потенциал Германии, Франции, Италии, Испании, то его страна станет непобедимой державой.

— Вы можете представить себе ситуацию, в которой наши отношения с Россией станут хорошими или хотя бы нейтральными?

— Да.

— Что должно для этого произойти?

— Должна появиться Польская республика, которая включает в себя территории Украины и Белоруссии, и граница которой проходит под, а еще лучше за Смоленском. Тогда мы могли бы наладить контакты с россиянами. У нас были неплохие отношения во времена Стефана Батория, но прежде чем они установились (в результате Ям-Запольского мира), Баторию пришлось задать Ивану Грозному серьезную трепку.

— Значит, Вы считаете, что в современной геополитической ситуации шансов придти к согласию с россиянами у нас не будет?

— Если Россия не откажется от своих имперских планов, то, на мой взгляд, нет. <…>

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560928 Ромуальд Шереметьев


Польша. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 апреля 2018 > № 2559291 Яцек Чапутович

Яцек Чапутович: "Надо решить проблему иммиграции на корню"

Изабель Лассер | Le Figaro

Министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович, назначенный в январе 2018 года, находится с двухдневным визитом во Франции. В интервью Le Figaro он выражает свое мнение о миграционном кризисе, европейском мировоззрении Эммануэля Макрона, России и польском обществе.

"Польша, как и Франция, заинтересована в очень сильном Евросоюзе. Обе наши страны преследуют одну цель, но для ее достижения идут двумя разными путями. Франция стремится к совещательной демократии, которая заключается в усилении легитимности Евросоюза посредством организации конференций и дебатов по убеждению людей, которые и так уже убеждены. Этот процесс исключает тех, кто не согласен. Мы думаем, что лучше стремиться к легитимности Евросоюза посредством национальных парламентов стран-членов. Мы понимаем настороженность Эммануэля Макрона в отношении национальных парламентов, когда в Австрии, Италии или Великобритании политические партии высказываются против европейской интеграции. Но в Польше нет такой проблемы. У нас все партии проевропейские. Они представляют польское общество, поддерживающее Евросоюз на 87%. У нас есть сомнения по поводу суверенной Европы, отстаиваемой Эммануэлем Макроном. Я действительно не считаю, что возможно одновременно иметь суверенную Францию и суверенную Европу. Так как суверенитет - это верховная власть. Иначе говоря, суверенная Европа ставит под вопрос суверенитет государств", - утверждает Чапутович.

"Мы считаем, что проблему иммиграции надо решать на месте и на корню. Помогая странам региона, таким как Ливан, принимать беженцев. И поддерживая турецкий механизм ограничения миграционных потоков. Действуя в Ливии и защищая границы Европы. Польше не чужда иммиграция - она приняла более миллиона украинцев, 40 тыс. из них прибыли из Донбасса. Кроме того, мы согласились принять 2700 мигрантов, направленных к нам Западной Европой. Но они не хотят оставаться в Польше, где уровень жизни слишком низкий", - рассуждает министр.

"Восток и Запад по-прежнему придерживаются различных позиций по этому вопросу. Польша, как и другие государства Центральной и Восточной Европы, в коммунистическую эпоху была закрытой страной. По историческим причинам вполне естественно, что терпимость к различиям на Востоке и на Западе неодинакова. Польша не является многонациональным обществом. Что касается правительства, то оно отражает тревогу общества и транслирует его страхи. Лично я с уважением отношусь к разнообразию, доказательства которого демонстрируют страны Западной Европы, а также к действиям Ангелы Меркель по открытости к мигрантам. Однако на то, чтобы подобное разнообразие было принято польским обществом, потребуется время", - пояснил глава польской дипломатии.

"На ваш взгляд, страны Западной Европы недооценивают российскую угрозу?" - спросила журналистка.

"Мы приветствуем жесты солидарности с Великобританией, продемонстрированные Евросоюзом в деле Скрипаля. В принципе, мы, конечно, не можем отрицать, что Западная Европа не так воспринимает угрозы, как восточная часть Евросоюза. Это вопрос географии. Мы соседи России, и подобная тема для нас - вопрос жизни и смерти. По этой причине мы так высоко ценим поддержку США и НАТО. Вполне естественно ощущение Западной Европы, что для нее куда большая угроза исходит от Юга, нежели от России, которая не в силах ее завоевать", - ответил Чапутович.

"После "Брекзита" вы потеряли одного из лучших своих союзников в Европе?" - поинтересовалась интервьюер.

"Это правда, у нас одинаковая склонность к либерализму. Мы разделяем то же видение Евросоюза и обладаем идентичным восприятием российской угрозы. Однако поляки никогда не проголосовали бы за выход из Европы", - заявил собеседник издания.

Польша. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 апреля 2018 > № 2559291 Яцек Чапутович


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553065 Витольд Ващиковский

К России следует применить более широкие и жесткие меры

Томаш Карпович (Tomasz Karpowicz), wPolityce, Польша

Интервью с бывшим министром иностранных дел Польши Витольдом Ващиковским (Witold Waszczykowski)

wPolityce. pl: Польша решила выдворить четырех российских дипломатов. Польское руководство приняло верное решение?

Витольд Ващиковский: Как подчеркнул глава польской дипломатии Яцек Чапутович (Jacek Czaputowicz), это был жест солидарности. Непонятно только, почему не все страны Европейского Союза на него решились. ЕС давно гордо заявляет о том, что он выработал единый курс внешней политики в сфере безопасности. На прошлой неделе Европейский совет сформулировал конкретные тезисы, следовательно предпринять действия должны были 28, а не 14 стран. Остается надеяться, что другие государства еще подключатся к этой акции. Нужно, чтобы это сделали все члены европейского сообщества.

Следует пойти дальше и ограничить деятельность россиян на территории ЕС. Я имею в виду российских политиков, олигархов, ученых, деятелей искусств, участников стипендиальных программ. Это будет чувствительный удар. Следует осознать, что российское общество не познало цену имперской политики Путина. Россияне ездят по всему миру, получают стипендии, отдыхают на курортах, покупают шикарные дома, проводят финансовые операции, им не приходится платить за то, что глава их государства проводит имперскую политику на Кавказе и на Украине, пугает Польшу размещенным в Калининградской области оружием. В отношении России следует принять более широкие и более жесткие меры.

— Российские олигархи отлично чувствуют себя на территории Великобритании, а та ничего не предпринимает по этому поводу. Министр Чапутович объясняет, что мы приняли решение о высылке дипломатов в знак солидарности с Лондоном. Британцы по давней привычке устраивают свои дела руками союзников?

— Конечно, Великобритании выгодно присутствие российских олигархов: они переводят туда деньги, способствуя развитию страны. Стоит также напомнить, что, например, англо-голландская компания «Шелл» принимает участие в проекте «Северный поток». Западные государства попали в ловушку, начав активно вести с Россией бизнес: решая ввести санкции, они сами несут финансовые издержки. Мы приняли символические меры в рамках жеста солидарности, от этого шага мы не пострадаем. Если россияне решат сократить персонал польских дипломатических представительств, мы это как-то переживем. Однако другие страны Запада могут наказать Москву за нарушение международного права более жестко.

— Вы ожидаете более серьезных шагов?

— Мы пока не слышим дискуссий на эту тему и не видим никакой подготовки. Или таких планов нет, или их готовят в тайне, чтобы потом нанести удар по российским интересам в мире. Дипломатические санкции не оказывают чувствительного воздействия. Россия привыкла, что ее дипломатов время от времени выдворяют. У нее огромный дипломатический аппарат, с этой проблемой она как-то справится. Кроме того, она поддерживает связь с влиятельными кругами по всему миру, у нее есть «Раша Тудей» и «Спутник», некоторые олигархи до сих пор сотрудничают с Кремлем. Санкции, которые не затрагивают поддерживающее Путина российское общество, не помогут поставить заслон российской имперской политике.

— Чтобы можно было говорить о солидарности, к акции должно подключиться еще много стран, однако, все самые важные члены ЕС сделали то же самое, что и Польша.

— Нет более и менее важных стран. Если от нас ожидают солидарных действий в связи с другими темами (или даже порицают за нашу позицию по вопросу беженцев), то почему мы тоже не можем требовать солидарности? Раз Европейский совет выпустил заявление, касающееся этого дела, значит, к нему должны прислушаться все 28 стран-членов ЕС. Я все еще надеюсь, что остальные государства начнут присоединяться к акции.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553065 Витольд Ващиковский


Польша. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 22 марта 2018 > № 2544576 Джонатан Стерн

Спор о газопроводах

Марта Кобланьска (Marta Koblańska),  Polityka, Польша

Интервью с сотрудником Оксфордского института энергетических исследований Джонатаном Стерном (Jonathan Stern) о том, как претворение в жизнь планов по преодолению зависимости от российского газа повлияет на энергетическую и экономическую безопасность Польши.

Polityka: Если ли еще шансы на то, чтобы остановить строительство второй ветки газопровода «Северный поток»?

Джонатан Стерн: Я полагаю, что уже поздно что-то делать, хотя Польша и Дания могут отсрочить реализацию проекта. В Западной Европе существует собственное представление о том, что такое безопасность поставок газа. Многие компании, выступающие клиентами Газпрома, считают Украину серьезной проблемой. В течение многих лет между Россией и Украиной постоянно возникали политические трения, отношения между этими странами, видимо, никогда не станут нормальными. По этой причине ряд европейских стран не хочет, чтобы газ, который они покупают, шел через украинскую территорию. Они бы предпочли, чтобы он поступал непосредственно к ним или транспортировался через другие страны Евросоюза.

— Может быть, в таком случае Еврокомиссия сможет найти какой-то инструмент или хотя бы распространить на «Северный поток — 2» европейское законодательство?

— Я сомневаюсь, что Германия даст на это согласие, поскольку блокирование проекта «Северный поток — 2» было бы чисто политическим шагом. Кроме того, европейские законы, связанные с этой темой, будет сложно легитимизировать. Мы 30 лет занимались консолидацией европейских энергетических пакетов, и вдруг появится новый закон, касающийся морских газопроводов в третьих странах. Зачем он нужен? Чтобы остановить или задержать строительство «Северного потока — 2»?

Энергетическое право призвано не служить политическим целям, а упорядочивать и регулировать рынок. Юридический департамент Еврокомиссии обнародовал очень длинный документ, из которого следует, что правовых оснований для распространения действия Третьего энергетического пакета на «Северный поток — 2» нет. Если Польша хочет найти такие основания, она может попытаться, но это будет сложно. Будет гораздо лучше, если польская сторона просто заявит: «российский газ нам не нравится, мы считаем, что он представляет для Европы опасность», а потом позволит нам выработать собственную позицию.

— Польское руководство постоянно говорит о том, что нам не нравится российский газ. Стремясь обрести энергетическую независимость, мы построили в Свиноуйсьце газовый терминал и начали покупать сжиженный газ. «Польская нефтегазовая компания» (PGNiG) подписала контракт на импорт американского СПГ. Может ли это сырье конкурировать с российским?

— Нет. Цена на американский газ устанавливается обычно на транспортно-распределительном узле «Хенри Хаб» (расположенный в штате Луизиана крупный центр, в котором сходятся газопроводы разных операторов и ведутся расчеты, на его цены ориентируется весь американский газовый рынок, — прим. Polityka). Сейчас газ стоит там гораздо дешевле, чем поступающее в Европу российское сырье, однако, следует учитывать, что к этой цене нужно добавить стоимость транспортировки на территории США и через океан, сжижения и регазификации, а также маржу.

— Насколько дороже российского может оказаться американский газ?

— Зависит, какой уровень цен покажется приемлемым американским продавцам. Не следует забывать, что помимо Европы существуют другие рынки. Если в Азии цены будут выше, как в январе 2018 года, СПГ пойдет в первую очередь именно туда. Ключевой вопрос для Польши и других покупателей американского сжиженного газа выглядит так: готовы ли мы платить больше за то, что газ поступает не из России? Если российский газ не может гарантировать безопасность, то, конечно, нужно выбрать американский, но многие решают иначе и выбирают более дешевый вариант.

— Может ли американский газ в Польше стать конкурентоспособным? Многие эксперты говорят, что ставки, по которым мы покупаем российский газ, выше, чем в Западной Европе.

— На протяжении десятилетий цена на газ формировалась в привязке к ценам на нефть, в последние восемь лет ситуация изменилась. Все важнейшие рынки стран ЕС стали конкурентными. Однако во многих странах Центральной и Восточной Европы конкурентных рынков нет, поскольку доминирующую позицию занимает, как в Польше, компания, которая принадлежит государству. В такой ситуации о конкурентоспособных ценах говорить не приходится. Следует позволить выйти на рынок разным покупателям и продавцам.

— Польша придерживается концепции, что конкурентный рынок — это угроза для энергетической безопасности государства.

— Если Польша решит, что она не хочет покупать российский газ, поскольку это угрожает национальной безопасности, такое решение можно будет понять, однако, на конкурентные цены в таком случае рассчитывать сложно. Поляки просто получат ту цену, которую предлагают другие продавцы. Скорее всего (хотя все может измениться), такой газ будет дороже российского.

До тех пор пока польское руководство будет поддерживать существование централизованного, находящегося под полным контролем государства рынка, всем придется платить за газ больше. Такой подход можно называть «безопасностью», но, на мой взгляд, такая безопасность обходится слишком дорого. Полякам придется платить за газ из альтернативных источников больше. Страна может потратить миллиарды евро на инфраструктуру, но я сомневаюсь, что ее удастся эффективно использовать.

— Что дает дешевый газ экономике?

— Если страна не покупает газ по самой низкой цене из возможных, она рискует тем, что ее промышленности, жителям, всем, кто использует газ, придется платить за него больше, чем конкурентам.

— Чем опасны высокие цены?

— Когда за газ приходится платить больше, производящаяся в стране продукция становится менее конкурентоспособной, а население беднеет. Ключевой аспект — это концепция конкурентного рынка. Французские или немецкие компании не заботит цена на газ, если их конкуренты платят столько же, проблема появляется тогда, когда другие платят меньше.

— Сжиженный газ покупают многие страны. Приведет ли развитие рынка к снижению цен?

— Цена зависит от двух факторов: договора с поставщиком и спотовой цены на тот или иной день. В американские контракты, например, с компанией «Шеньер» (у нее «Польская нефтегазовая компания» покупала в прошлом году СПГ, — прим. Polityka), обычно автоматически включено сжижение вне зависимости от того, собирается ли покупатель переправлять газ дальше и, соответственно, пользоваться этой услугой. Если он принимает такое решение, он платит за транспорт и получает газ у американского производителя, а остальные вопросы уже решает сам.

— Можно ли как-то преодолеть эти проблемы?

— Единственный вариант, покупать сжиженный газ в тот момент, когда он стоит дешевле, а когда он дорожает, покупать другой, в том числе российский. Мне кажется, что угрозы, связанные с российским газом, стали для польского руководства идеей фикс. Я отвечу так: отлично, пусть Польша отказывается от российского газа, но пусть она потом не жалуется, что ей приходится платить больше, чем другим европейским странам. Правительство, которое решило отказаться от сырья из России, должно понимать, что в экономическом плане его страна может пострадать.

— Сможет ли Польша занять более сильную позицию на переговорах с россиянами, если она начнет покупать газ у разных поставщиков?

— В прошлом газ можно было купить только на основе долгосрочных 25-летних контактов, на согласование которых уходило много времени. Сейчас все сводится к вопросу: где самый дешевый газ? Что выбрать: Россию, Норвегию или СПГ? Если не мыслить такими категориями, конкурентную цену получить невозможно. Покупка газа — это выбор между конкурентным рынком с ценами дня (которые могут быть высокими или низкими) и рынком, где доминирующую позицию занимает игрок, принадлежащий государству и заключающий долгосрочные контракты, в которых зафиксированы ставки.

— Польша утверждает, что она не отказывается от спотовых поставок российского газа. Это может стать первым шагом к созданию конкурентного рынка?

— Это будет конкуренция, которую контролирует игрок, обладающий доминирующей позицией. В такой ситуации Польша может столкнуться с проблемой: российский газ окажется дешевле, она все равно будет зависеть от российского поставщика и не сможет заключить долгосрочные контракты на поставку СПГ из США или Катара. Варшаве следует ответить себе на вопрос, что она хочет получить: дешевый газ или газ, к которому не имеет отношения Россия?

— Что Вы думаете о планах по диверсификации поставок при помощи строительства газопровода, соединяющего Польшу и Данию, по которому пойдет норвежский газ?

— Я не понимаю смысла этого проекта. Дания находится на этапе отказа от газа, так что когда она перестанет производить это сырье, закончится и спрос на него. Зачем Дании участвовать в этом проекте, если там не будет рынка газа? Во-вторых, эта идея не новая, в последние 20 лет речь о нем шла как минимум три или четыре раза, но его экономическую обоснованность доказать не удалось. В-третьих, я надеюсь, что кто-то поинтересовался у норвежцев, есть ли у них 10 миллиардов кубометров газа, которые можно закачать в этот газопровод? Следующий вопрос — претворение проекта в жизнь. По моим подсчетам, на строительство этого газопровода понадобится 5 миллиардов евро. Будет прекрасно, если кто-то на самом деле решит инвестировать такие деньги, но все это выглядит слишком дорогим. Когда люди в Европе слышат польские рассуждения о газовой безопасности в контексте российского газа, у них, как мне кажется, появляются подозрения, что все эти идеи исходят от Ярослава Качиньского (Jarosław Kaczyński), а его отношение к россиянам нам известно.

— Какой совет Вы могли бы дать польскому руководству?

— Если бы польское руководство захотело услышать мое мнение, я бы описал две сцены, которые я увидел на крупнейшей европейской конференции, посвященной газовой тематике — «Флейм». Один очень известный представитель отрасли продаж сказал в своем выступлении: «В плане газового рынка Польшу можно назвать нежизнеспособной. Мы уже два года пытаемся получить там торговую лицензию, но это совершенно невозможно». Потом со своей презентацией выступала польская компания «Газ-Систем». Очень приятный человек рассказывал о «Балтийском газопроводе», разнообразных перемычках, развитии газового терминала. Кто-то из слушателей встал и спросил: «Почему вы продолжаете тратить десятки миллиардов евро на эту инфраструктуру? Если бы вы открыли ваш рынок, вы могли бы получить дешевый газ».

Польша. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 22 марта 2018 > № 2544576 Джонатан Стерн


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > mirnov.ru, 21 марта 2018 > № 2539916 Ирина Тюрина

ВИЗОВЫЕ ЦЕНТРЫ ПОЛЬШИ В РОССИИ ПРИОСТАНАВЛИВАЮТ РАБОТУ

С 27 марта 2018 года на территории Российской Федерации будет приостановлена работа всех визовых центров Польши.

С 23 марта текущего года заявления и документы на получение польской визы будут приниматься только по предварительной записи в консульском отделе посольства Польши в Москве.

По данным визового провайдера VFS Global, который по контракту работает с властями Польши, начиная с 21 марта визовые центры занимаются только выдачей уже готовых документов.

Пресс-секретарь Российского союза туриндустрии (РСТ) Ирина Тюрина пояснила, что никакой политической подоплёки в этом нет. Визовые центры приостанавливают работу из-за того, что не вступил в силу новый контракт между польскими властями и VFS Global. Как только это произойдет (предполагается, что это будет начало апреля), все визовые центры возобновят свою работу в прежнем объёме.

Вера Сергеева

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > mirnov.ru, 21 марта 2018 > № 2539916 Ирина Тюрина


Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536549 Ромуальд Шереметьев

Россия считает себя державой, обиженной судьбой

Дорота Ковальска (Dorota Kowalska), Polska Times, Польша

Интервью с бывшим заместителем министра обороны Польши Ромуальдом Шереметьевым (Romuald Szeremietiew)

— Polska Times: Исход президентских выборов в России уже, пожалуй, предрешен?

— Ромуальд Шереметьев: Да, определенно.

— Последний опрос, проведенный Всероссийским центром изучения общественного мнения, дает Путину 69%. Это довольно много.

— Это слишком мало! Путин, как я читал, ожидает поддержки на уровне 75%. Это говорит о том, что он довольно скромный человек: Сталину всегда требовалось не меньше 100%.

— Откуда, на Ваш взгляд, берутся такие большие цифры?

— С нашей точки зрения это может казаться странным, но мы смотрим на Россию через призму собственных представлений о том, как должны выглядеть государство, власть. Мы связаны с системой ценностей, которую обычно ассоциируют с западной цивилизацией, хотя в случае поляков правильнее было бы говорить о латинской цивилизации. В свою очередь, Россия, что не все осознают, принадлежит к иному цивилизационному кругу. Это не та цивилизация, в рамках которой функционируем мы, поляки. В нашу страну с Запада пришло христианство, а на российскую цивилизацию, которую иногда называют «туранской», оказали огромное влияние кочевые народы: монголы, татары.

В этой цивилизации власть всегда, мягко говоря, авторитарна, она не устанавливается выборным путем. Советую читателям обратиться к масштабному труду профессора Яна Кухажевского (Jan Kucharzewski) «Россия от белого до красного царизма». Ученому, правда, не удалось довести свою работу до конца (он писал книгу в годы существования Второй Польской Республики), но в своем анализе исторических событий он дошел до момента, когда власть захватили большевики. Кухажевский констатирует, что большевизм — это естественное явление, вписывающееся в российскую традицию управления государством, а поэтому россияне могут его понять и принять. По этой цивилизационной причине в России провалилась попытка внедрить западную демократическую модель.

— Почему это произошло?

— Демократия ассоциируется у россиян с анархией и хаосом. Они ожидают, что власть будет держать их в ежовых рукавицах и таким образом обеспечит стране порядок. Сейчас россияне считают, что этот порядок им гарантирует президент Путин. Михаил Горбачев и Борис Ельцин, которые старались внедрить западные механизмы функционирования государства, лишились общественного авторитета. Это показывает, что россияне в массе своей не понимают демократии и не хотят ее. Большинство россиян до сих пор считают преступника Сталина выдающимся лидером.

— Значит, такой авторитарный способ правления кажется россиянам нормальным, и они не видят того, что творит Путин?

— Они видят, что он делает, и считают, что именно так и должен действовать руководитель.

— Определенной части общества такая власть, однако, не нравится.

— Вы правы, часть (при этом очень небольшая) российского общества недовольна авторитарным правлением Путина. Я восхищаюсь людьми, которые защищают близкие нам ценности, невзирая на то, что большинство россиян придерживается противоположных взглядов. Мне очень жаль, что у них нет шансов придти к власти и принимать решения, каким будет российское государство. Если бы во главе России стояли люди, разделяющие наши ценности, Польша могла бы завязать с ней дружеские отношения.

— Что бы ни говорили о Владимире Путине, его все же можно признать харизматичным, умным и эффективным лидером, ведь так?

— В авторитарных государствах время от времени к власти приходят выдающиеся люди. К такому типу лидеров относится Путин. Сталин тоже был таким человеком. Еще бывают бездарные автократы, как, например, последний российский царь Николай II. Мы не знаем, не потерпит ли Путин в конечном итоге поражение, ведь он ведет очень рискованную игру с Западом, которая разворачивается на нескольких фронтах.

— Как Вы думаете, когда Путин отдаст власть? Или, сформулирую иначе: что должно произойти, чтобы он ушел?

— Когда он лишится власти? Это как в старой шутке о крестьянине и курице. Крестьянин съест курицу тогда, когда заболеет сам, или когда заболеет курица. Авторитарный лидер теряет власть в случае смерти или переворота. Пока Путин уверяет, что находится в прекрасной физической форме, так что представители властных кругов могут решиться убрать его, только если перед Россией встанет перспектива какой-то невероятной катастрофы. Сейчас ничего такого нет.

— Как бы Вы оценили позицию России в мире?

— Россия считает себя державой, которую обидела судьба.

— Почему?

— Россияне полагают, что их страна незаслуженно утратила статус сверхдержавы, каким обладал Советский Союз. Они (я говорю здесь не только о лидерах России, но и о простых жителях) хотели бы влиять на судьбы мира, обладать своими сферами влияния. Первую скрипку продолжают играть американцы, поэтому естественно, что Россия стремится ослабить позицию США и восстановить собственную. Россияне считают, что столкнулись с несправедливостью, а поэтому видят в своей стране незаслуженно пострадавшую державу. Это немного напоминает настроения, которые царили в Веймарской республике: немцы полагали, что они незаслуженно проиграли войну, а в результате утратили великодержавную позицию. Гитлер хотел все исправить. Путин как-то сказал, что раз руководство страны позволило России утратить статус мировой державы, теперь оно обязано его ей вернуть. Сейчас российский президент стремится восстановить справедливость.

— Сложно, пожалуй, сказать, что Россия — это слабое, не играющее никакой роли государство?

— Нет-нет, конечно, она обладает огромной силой. С точки зрения Польши, эта сила представляет угрозу, но Россия ведет соперничество не только с нашей страной, но и с американской сверхдержавой. В экономическом и даже военном плане (если говорить об обычных вооружениях) путинское государство не способно противостоять США. Поэтому, судя по всему, Путин и начал пугать мир своим ядерным оружием: в этой сфере Россия действительно не уступает американцам. Этого, как старается убедить всех российский президент, будет достаточно, чтобы заставить Вашингтон уважать российские интересы на мировой арене. В своем недавнем выступлении Путин проводил такую мысль и пугал всех ядерными ракетами. Он подчеркивал, что у Российской Федерации есть оружие и сила, при помощи которых она заставит мир, если тот не захочет к ней прислушиваться, считаться с ее требованиями. России мало того, что у нее есть сейчас, она хочет получить больше.

— Путин активно вооружается. Каков реальный военный потенциал России? Сколько в этих рассказах о великой российской армии правды, а сколько вымысла?

— Если сравнить вооруженные силы России с армией США, можно сказать, что для развязывания конвенционального конфликта с американцами их мало. Путин, однако, снова начал говорить о таких элементах военного потенциала, по которым россияне не уступают Америке, — о ядерных вооружениях. В своем недавнем выступлении он сообщил миру, что российская оборонная промышленность создала крылатую ракету с ядерным двигателем. Он заверил, что такая ракета «неуязвима для всех существующих и перспективных систем ПРО», и гордо добавил: «Ни у кого, кроме России, такого оружия пока нет».

Эксперты ломали головы, каким новым страшным оружием располагает Москва, и пришли к выводу, что это ракета, разработкой которой в свое время занимались американцы. Это нечто вроде летающего атомного реактора, обладающего огромной разрушительной силой. Именно из-за этого США в итоге отказались от такого оружия, а сейчас мы слышим из уст Путина, что оно есть у россиян. Российский президент заявил, что применение таких вооружений приведет к глобальной катастрофе, но добавил: «Зачем нам такой мир, если там не будет России?»

Речь идет, конечно, о России как сверхдержаве, ведь существованию самого государства в его границах ничто не угрожает. Так что если принимать во внимание этот аспект, то есть риск применения ядерного оружия, российское государство обладает силой и может угрожать США. В плане обычных вооружений россияне сильно уступают не только американцам, но и войскам европейских стран НАТО (при условии, что они смогут действовать сплоченно, а на этот счет возникают сомнения).

— Какие сомнения?

— В странах Западной Европы (Германии, Франции, Италии, Испании) к российской угрозе относятся недостаточно серьезно. Кроме того, там есть влиятельные силы, которые рассчитывают на продолжение экономического сотрудничества с Россией. Не так давно анкетологи задавали вопрос, следует ли, как того требует пятая статья Вашингтонского договора, оказывать помощь странам Восточной и Центральной Европы, если те подвергнутся нападению. Большинство респондентов дали отрицательный ответ. Если такую позицию занимает большинство избирателей, то как поведут себя выбранные ими политики, если вдруг придется противостоять агрессии с востока? В таком случае единственной силой, на которую мы сможем рассчитывать, окажется наша армия.

— Наши вооруженные силы сложно сравнить с армией России, значит, нам придется надеяться на НАТО?

— Действительно, действующая концепция обороны предполагает, что в случае нападения на нашу страну нам придется воспользоваться помощью союзников. У нас нет таких сил, которые могли бы отразить атаку россиян. В одиночку оказать им отпор мы не способны.

— Ситуация выглядит безвыходной.

— Это не так. Польша может создать собственную национальную систему обороны, которая позволит нам эффективно обороняться даже без помощи союзников.

— Это кажется нереальным.

— Это нереально только потому, что люди, занимающиеся национальной безопасностью, не могут себе такого вообразить. Если мы не будем искать соответствующих решений, то их и не появится. Я постоянно говорю о том, что следовало бы сделать с нашей системой обороны.

— Вам не удалось убедить в своих идеях политиков?

— Я не обладаю настолько большим политическим влиянием, чтобы к моему мнению всерьез прислушивались. Все это как в стенку горох. Стена, в свою очередь, даже не замечает, что в нее что-то летит.

— Как Вы оцениваете ситуацию, сложившуюся на международной арене: с одной стороны, мы видим Путина, с другой — несколько непредсказуемого Трампа и не вполне сплоченный Евросоюз?

— Не знаю, следует ли давать какие-то прогнозы, как это делают эксперты, которые регулярно заявляют, что война уже на пороге. Я сам тоже говорил такие вещи, поскольку риск развязывания войны, разумеется, существует и возрастает. Я только размышляю, не приведут ли такие предостережения к тому же, чем закончилась история о пастухе и овцах. Помните? Один пастух пас овец и со скуки начал кричать: «Волки, волки!». Все село сбежалось ему помогать. Пастух чуть не лопнул со смеху, как ему удалось всех одурачить. Ему так это понравилось, что он стал регулярно кричать о волках, но на его крики отзывалось все меньше людей. Однажды волки на самом деле подошли к стаду, пастух звал на помощь, но никто не пришел. Так что не знаю, не перестанут ли люди после очередных предостережений верить словам экспертов, и тут разразится война — придут волки.

— Вы так думаете?

— Да, конечно.

— Мне сложно представить, что в XXI веке здесь, в нашем регионе, разразится конвенциональный конфликт.

— Почему? Была война в распадающейся Югославии, на Кавказе, продолжается война на Украине. Вы считаете, что европейские военные возможности на этом исчерпаны?

— То есть, Вы можете представить себе ситуацию, в которой Россия нападет на Польшу?

— А почему нет? Мы вели с Россией кровавую войну в 1920 году, спустя 20 лет Россия вновь напала на Польшу, и ее войска покинули нашу страну лишь в 1993. Все это до сих пор возможно, если учесть перевес в обычных вооружениях, которым обладают россияне, и вероятность того, что НАТО не захочет нам помочь. В последнее время появились спекуляции, что изменения, произошедшие в международной ситуации, могут склонить американцев уйти из Европы, в том числе с территории нашей страны. Что тогда будет? У России появится возможность расширить сферу своего влияния на наш регион без применения ядерного оружия. Так что, все возможно, такие сценарии следует учитывать.

— Что должно произойти, чтобы американцы решили уйти из Европы?

— Американские аналитики говорят, что сейчас США способны принимать участие только в одном вооруженном конфликте (в эпоху холодной войны они могли одновременно участвовать в двух масштабных конфликтах и одном небольшом). Война может вспыхнуть на Дальнем Востоке (Северная Корея) и на Ближнем Востоке (Иран — Израиль). Представим, что в одном из этих мест на самом деле начинается конфликт. Что предпримут американцы? Им придется сосредоточить все свои силы в одном месте, а, значит, вывести войска из Европы. А если начнутся сразу две войны: и на Ближнем, и на Дальнем Востоке?

— Много говорится о том, что россияне вмешивались в ход президентских выборов в США, что они стоят за победой Дональда Трампа. Так могло быть на самом деле, или это очередная теория заговора?

— Можно предположить, что Россия каким-то образом «помогала» победить Трампу: в Москве говорили, что тот будет готов договариваться с Путиным. Однако действия американского президента показывают, что российские надежды не оправдались, значит, никакого заговора между Трампом и Кремлем не было. На днях президент США уволил госсекретаря Рекса Тиллерсона, которого подозревали в близких связях с президентом Путиным. Так что Россия могла вмешиваться в американские выборы, но это, скорее, была попытка внести хаос во внутреннюю политику США.

— Кто выступает сейчас союзником России в мире, а кто — главным врагом помимо США?

— В мае 2017 года российское информационное агентство «Росбалт» распространило карту «Друзья и враги России». На ней были отмечены друзья Кремля, враги (страны, которые ввели против Москвы санкции или критикуют ее политику) а также государства, которые сохраняют нейтралитет в тех конфликтах, в которых принимает участие российская сторона. Это может показаться удивительным, но, согласно этой карте, у России много врагов в Африке: Ливия, Тунис, Нигер, Чад, Либерия, Камерун, Центральноафриканская Республика, Демократическая Республика Конго, Малави, Сомали и даже Мадагаскар. Друзей на этом континенте у нее двое: Судан и Зимбабве. В Европе это только Сербия и Белоруссия. В Азии единственным другом Москвы выступает охваченная гражданской войной Сирия. В Австралии и Северной Америке друзей у Москвы нет, а в Южной Америке их трое: Боливия, Никарагуа и Венесуэла. Во всем мире, как указывает «Росбалт», у россиян всего восемь друзей, а одновременно бессчетное количество врагов. Это неважный фундамент для проведения имперской политики.

— У Польши тоже возникли определенные проблемы. Поправки в закон об Институте национальной памяти, разразившийся вокруг него скандал, жесткие слова, которые прозвучали в адрес Варшавы со стороны США и Израиля, — от всего этого выигрывает Россия?

— Если что-то вредит нашим отношениям с важнейшим союзником, США, то это, конечно, выгодно Путину. На страницах газеты «Жечпосполита» появилась очень тревожная статья американиста Збигнева Левицкого (Zbigniew Lewicki), который предупреждает, что американцы могут разорвать военное сотрудничество с поляками и вывести из Польши свои войска.

Я, однако, не думаю, что по указанным в статье причинам Вашингтон решит отказаться от присутствия в Центральной Европе, ведь он сам заинтересован в сдерживании российской экспансии в нашем регионе. Кроме того, после отравления жившего в Англии бывшего сотрудника российской разведки обострились отношения между Москвой и Лондоном, а Великобритания выступает важным союзником и Польши, и США. Перспектива того, что американцы внезапно соберутся и уедут из Европы, маловероятна, но это не значит, что нам в наших концепциях безопасности не следует принимать во внимание такие неблагоприятные сценарии. В будущем может случиться, что угодно.

— Значит, американцы не уйдут из Европы?

— Если международная ситуация не изменится, нет. Европа играет для США важную роль. Восточный фланг НАТО удалось укрепить благодаря тому, что американцы этого хотели, считали такие действия необходимыми. Сейчас, на мой взгляд, поводов для ухода США из Европы нет. Между тем появляются опасения, что нечто такое может появиться, поэтому я упомянул о статье профессора Левицкого. В Польше регулярно звучат вопросы, надежны ли гарантии НАТО, не отказывается ли от своих гарантий Вашингтон. На этом фоне особенное значение приобретает создание собственной национальной системы обороны, о которой я говорил.

— Вам понятна политика польского правительства, которое вступило в конфликт со своим главным союзником?

— Некоторые аспекты, касающиеся имиджа Польши на международной арене, все же нужно поправить. Мы (как оказалось ошибочно) считали, что польский имидж соответствует исторической правде, а если где-то появляются упоминания о «польских концлагерях» или сотрудничавших с Гитлером поляках, то это связано с недостатком знаний об истории нашей страны или враждебным отношением к ней. Нам казалось, что американские и израильские элиты, политики знают правду о роли Польши во Второй мировой войне.

Когда Варшава, следуя примеру других стран, решила при помощи законодательства защитить доброе имя нашего государства, привлечь к ответственности тех, кто клевещет на поляков, обвиняя их в причастности к преступлениям против еврейского народа, оказалось, что в США и Израиле Польшу видят совсем не такой, как мы себе представляли. Сейчас нужно привести все в порядок, это сложный процесс, однако, пустить дело на самотек нельзя, иначе ложный образ Польши закрепится, а мы останемся в мировой истории в роли пособников Гитлера, хотя на самом деле были его жертвами.

— Я бы еще хотела коснуться дела Сергея Скрипаля. Вы думаете, его отравили россияне?

— Глава британского правительства сообщила следующее: средство, которым отравили россиянина, его дочь и еще нескольких контактировавших с ними людей, — это вещество нервно-паралитического действия, производившееся в России и, возможно, остающееся у нее на вооружении. В связи с этим премьер Мэй ждет ответа на вопрос, что произошло: российские власти сами применили это средство или позволили ему попасть в третьи руки. Если верно второе, россияне должны признаться, что они утратили контроль над боевыми средствами своей собственной армии. Какая версия верна, мы пока не знаем, известно только, что вещество произведено в России.

— Российские спецслужбы, как говорят, не прощают предательств, а Скрипаль был двойным агентом.

— Полковник Скрипаль был офицером ГРУ, начавшим сотрудничать с британской разведкой. Его арестовали и приговорили к долгому тюремному заключению, но потом обменяли на российских шпионов, пойманных на Западе, и он осел в Великобритании. Для Кремля Скрипаль всегда был предателем, который, как сказал в телеэфире известный журналист Кирилл Клейменов, заслуживает смерти. Всем известно, что российские спецслужбы всегда убивали тех, кто перешел на сторону врага, россияне придерживаются этого подхода не один десяток лет. Мы все помним отравление полковника Александра Литвиненко.

— И в завершении нашей беседы, я хотела бы спросить, что Вы думаете об отставке Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz) с поста министра обороны? Это хорошая новость для польской армии?

— Да, я думаю, что отставка была верным шагом. Одновременно я понимаю, что министру Мариушу Блащаку (Mariusz Błaszczak) предстоит решить сложную задачу: его предшественник сделал множество обещаний по поводу новых вооружений, так что новому главе ведомства придется как-то их выполнять. Это непростая ситуация, но хорошо, что шумиха вокруг армии и министерства обороны утихла. Особенно радует то, что наладились отношения между министром обороны и президентом — главнокомандующим вооруженными силами. Я также надеюсь, что, как объявили оборонное ведомство и Бюро национальной безопасности, скоро появится новая стратегия национальной безопасности.

— А Вам не кажется, что это операция по очистке министерства от людей Мачеревича? Оттуда уже ушли все его ближайшие соратники.

— Каждый министр, занимая свой пост, подбирает себе сотрудников, это естественно. Судя по всему, Блащак не захотел пользоваться услугами тех людей, которые достались ему «в наследство» от предшественника.

Россия. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536549 Ромуальд Шереметьев

Полная версия — платный доступ ?


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2522245 Олег Пономарев

«Добро пожаловать» на Украину

Во Львове поляков и литовцев встретили бандеровскими флагами и маршем памяти Романа Шухевича.

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 6 марта 2018 года на Украине стартовали широко разрекламированные учения «ЛитПолУкрБриг» при участии Польши, Литвы и Украины. Впервые военные трех стран, в том числе и весь личный состав штаба украинского десантно-штурмового батальона, (в основном выходцы из АТО), будут отрабатывать командно-штабные учения. Все бы ничего, но буквально накануне старта учений по улицам Львова в очередной раз прошли маршем украинские националисты, неся в руках красно-черные бандеровские флаги и плакаты оскорбительного для поляков содержания. Как этот марш и заявления радикалов вяжутся с заверениями МИД Украины о «дружбе» с Польшей — неясно. Но в одном можно быть уверенным точно — это выходка в очередной раз подтверждает тезис о том, что на нормализацию сложных отношений Украины и Польши вряд ли стоит рассчитывать.

Из-за нежелания видеть Украину в НАТО был создан его аналог

Напомним, что 26 марта 2015 года парламент Литвы единогласно ратифицировал соглашение трех стран: Литвы, Польши и Украины об учреждении совместной военной бригады. Неделей ранее о присоединении к международной миссии проголосовал и польский Сейм. По задумке инициаторов объединения военных — литовской стороны, на новое воинское подразделение возлагаются, в основном, миротворческие функции. Но подразделение также будет выполнять и «общие задачи в самых горячих точках планеты». Как стало известно позже, совместная бригада будет использоваться в операциях под эгидой ООН и Европейского Союза.

«Это очень важное для нас решение, так как две страны, которые будут входить в состав совместной бригады — Польша и Литва — это страны-члены блока НАТО, и мы наш компонент будем также готовить с тем, чтобы мы знали стандарты блока НАТО. У них есть чему поучиться, поверьте мне», — заявил тогдашний и.о. министра обороны Украины Михаил Коваль.

По его словам, для нового подразделения стороны выбрали название «ЛитПолУкрБриг». И уже в эти дни во Львове стартовала первая тренировочная миссия, которая продлится месяц.

«Такие учения мы проводим впервые. До этого военнослужащие «ЛитПолУкрБриг» проходили определенные этапы приобретения оперативных способностей подразделений и после соответствующей сертификации приступили к обучению других. То есть «ЛитПолУкрБриг» получил задание провести подготовку личного состава штаба одного из штатных десантных батальонов Вооруженных сил Украины по стандартам НАТО», — отметил руководитель тренировочной миссии полковник Владимир Юданов.

По словам польского капитана Мартина Плонки, во время этой тренировки офицеры штаба минимально используют компьютеры и другие электронные средства и таким образом воспроизводят ситуацию ведения боевых действий в условиях, когда их невозможно использовать.

«Основное внимание во время занятий мы обращаем на процесс принятия решений и философию ведения боевых действий. В течение первых двух недель офицеры будут обрабатывать последовательность принятия решений в соответствии с процедурами НАТО. Следующие две недели будут практические упражнения, во время которых украинские офицеры отработают собственные боевые приказы по предложенной легенде учений», — добавил литовский майор Костас Петровас.

Грузия и Молдавия — других партнеров у Украины нет?

Не успев еще толком провести ни одного тактического учения с Литвой и Польшей, спикер Верховной рады Андрей Парубий заявил о планах по созданию аналогичной военной бригады с Молдавией и Грузией. Это решение стало продолжением ранее подписанной с официальным Кишиневом и Тбилиси декларации о региональной безопасности, где три страны подтвердили свою приверженность евроинтеграции.

«Мы такой опыт можем использовать и в нашем трехстороннем сотрудничестве по образцу украинско-польско-литовской бригады», — заявил Андрей Парубий.

Он также добавил, что первое заседание Межпарламентской ассамблеи трех стран состоится в Киеве, где будут обсуждаться вопросы сотрудничества, в том числе и военного.

Также во второй половина года Украина планирует провести учения НАТО «Рэпид трайдент — 2018» (Rapid Trident-2018), участие в которых примут более 2 тысяч украинских военных, а также солдаты и офицеры из десяти государств-членов НАТО и стран-участниц программы «Партнерство ради мира».

«В 2018 году украинские военнослужащие продолжат тренировки вместе с иностранными партнерами в действиях в составе коалиционных сил во время операций миротворческого и стабилизационного характера. По сценарию, украинским воинам во время военных маневров придется противостоять гибридным угрозам, а также поделиться собственным боевым опытом», — сообщает пресс-служба Министерства обороны Украины.

Напомним, что в январе 2018 года на Украине вступил в силу Закон, разрешающий допуск подразделений вооруженных сил других государств, в том числе США, на территорию Украины в 2018 году для участия в многонациональных учениях. В частности, речь идет о проведении в этом году украино-американских учений «Си бриз — 2018» (Sea Breeze — 2018) и «Рэпид трайдент — 2018» (Rapid Trident-2018).

Мэр Львова: «Для вывешивания флагов УПА (запрещенная в России организация — прим. ред.) в календаре и без того выделено 29 дней в году»

Буквально накануне прибытия на Украину литовского и польского военных контингентов по улицам Львова прошли маршем украинские националисты с красно-черными бандеровскими флагами. Формальным поводом шествия под названием «Помни Героев» стала 68-я годовщина со дня смерти командира УПА Романа Шухевича. В марше приняли участие националистические организации: запрещенный в России радикальный «Правый сектор», «Национальный корпус» и скандальная партия «Свобода». Молодчики потребовали от мэра Андрея Садового вывесить боевой флаг ОУН (запрещенная в России организация — прим. ред.) на городской Ратуше, городском совете и административных зданиях на что городской голова ответил, что согласно решению депутатов Львовского городского совета для вывешивания флагов УПА и ОУН (запрещенные в России организации — прим. ред.) в календаре и без того выделено 29 дней в году.

«Тем самым Садовой унизил честь и достоинство украинских националистов, которые сражались с врагом именно под красно-черными флагами и сто лет назад и сегодня! Мы уверены, что это решение было принято в угоду принятого польским Сеймом закона о запрете пропаганды «бандеровской идеологии», который дискриминирует украинское освободительное движение на территории республики Польша. Хотим отметить, что в собственной стране поляки могут принимать и внедрять любые законы, но их действие не могут распространяться ни на метр украинской земли. Тем более в бандеровском городе Львове! Наша страна — наши правила!», — заявили представители «Национального корпуса».

После заявлений и пикетирования горсовета, молодчики прошли по центру Львова с факелами, символикой националистических организаций, флагами и оскорбительными для Польши плакатами. В частности, «Город Львов — не для польских господ!», «Помни, чужак, здесь хозяин — украинец», «Наша земля — наши герои «и другие.

Как заявил один из участников марша — «свободовец» Юрий Михальчишин, Львов для него всегда являлся символом оккупации украинской земли, а в межвоенный период украинцы ощущали себя в городе «людьми второго сорта».

«Студентов-украинцев выбрасывали из университетов, украинских патриотов выгоняли с госслужбы, закрывались украинские школы, издевались над нашим национальным духом и традициями. Польские шовинисты применяли массовый террор против украинцев. И этот террор остановил Роман Шухевич, который первый во Львове дал отпор польскому шовинизму и показал, что украинцы никогда не становятся на колени. Нас снова пытаются ставить на колена. В свое время Спасителя продали за 30 сребреников. А нас с вами кое-кто во Львове хочет продать за 30 злотых! Мы будем сопротивляться», — приводит он примеры «ужасов оккупации».

В МИД Польши заявили о «дефиците доверия» к Украине

Выходка украинских националистов во Львове незамеченной не осталась. В министерстве иностранных дел Польши уже назвали этот марш «черной неблагодарностью» за помощь, которую Варшава оказывает Киеву. В частности, заместитель министра иностранных дел Польши Бартош Цихоцкий упрекнул Украину в том, что Польша увеличила поставки газа в столь сложное для Украины время и в это же момент во Львове организовывают антипольский марш.

«Символично можно это описать так: Россия перекрывает газ — польская сторона немедленно увеличивает поставки. А за это мы получаем демонстрацию с флагами Степана Бандеры во Львове под лозунгом «Львов не для польских панов», — отметил он.

Бартош Циховский также добавил, что в Польше существует проблема отсутствия доверия к украинскому партнеру и все это для Киева может закончиться очень плохо.

«Есть проблема, когда слова украинской стороны абсолютно не соответствуют действительности, в результате; существует проблема отсутствия доверия к украинскому партнеру», — добавил чиновник.

Польский дипломат также вспомнил и тот факт, что в день визита в Польшу президента Украины Петра Порошенко, Верховная рада приняла документ о героизации вояк УПА.

«Проблема заключается в том, что слова украинской стороны не имеют никакого отражения в реальности. Это проблема доверия к нашему украинскому партнеру, который в апреле 2015 года, в день визита президента Польши в Верховную раду, принял так называемый пакет законов о героизации Украинской повстанческой армии», — добавил замминистра.

В свете львовского марша польский министр также подверг резкой критике и недавнюю статью министра иностранных дел Украины Павла Климкина в издании «Речь посполитая» (Rzeczpospolita), в которой он утверждает, что у нашей страны нет никаких объективных причин для ухудшения отношений с Польшей.

Комментируя «труд» Павла Климкина, Бартош Цихоцкий подчеркнул, что эта проблема существует уже длительное время и украинская сторона лишь саботирует возможность двустороннего сотрудничества для решения острых противоречий.

«Это проблема определенного процесса или политики идентичности украинского государства, прославляющего учредительный миф на основе УПА, Степана Бандеры и Романа Шухевича. В этом прославлении совершенно нет места для раздумий над Волынским преступлением, над кровью поляков, которая пролилась на Волыни в результате преднамеренной, сознательной политики этнической чистки. Приравнивание Бандеры к Пилсудскому, приравнивание УПА к Армии Крайовой, приравнивание Волынского преступления к борьбе АК на Востоке — это ревизионизм и отказ от Волынского преступления, что очень беспокоит», — говорит польский министр.

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2018 > № 2522245 Олег Пономарев


Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 марта 2018 > № 2515871 Катажина Пелчиньска-Наленч

Хаос в восточной политике Польши

Катажина Пелчинска-Наленч (Katarzyna Pełczyńska Nałęcz), Rzeczpospolita, Польша

Что случилось с восточной политикой Польши? Этим вопросом все чаще задаются в Европе и на другом берегу Атлантического океана. Наши союзники заметили, что страна, помогавшая продвигать политику ЕС в Восточной Европе, отказалась от активного формирования европейской стратегии в отношении Украины, России или Белоруссии. Более того, в двусторонних отношениях с Киевом (особенно на фоне поправок в закон об Институте национальной памяти) Варшава начала действовать настолько неоднозначно, что многие задумались, не собирается ли правительство партии «Право и Справедливость» (PiS) совершить разворот в сторону России. Само появление таких вопросов показывает, что с нашей восточной политикой происходят сейчас совершенно невероятные вещи.

Кремль доволен

Польша перестала выступать с инициативами, касающимися европейской восточной политики. Министерство иностранных дел уже довольно давно не устраивает многосторонних встреч в Кишиневе, Минске и даже в Киеве, а также не принимает в них участия. Мы отказались также от формирования и претворения в жизнь европейского плана помощи Украине. Все это не случайность и не проявление минутной слабости нашей дипломатии. Причины лежат гораздо глубже: польская политика утратила точки соприкосновения с целями политики Евросоюза. С самого начала, то есть с момента расширения ЕС в 2004 году, ключевым элементом стратегии Брюсселя в отношении восточных соседей была передача им европейских моделей функционирования государства. Этой цели были подчинены все проекты, которые при помощи Польши разрабатывал Евросоюз: соглашения об ассоциации, финансовая помощь, программа «Восточное партнерство».

Польское руководство, отказывающееся от достижений собственного периода трансформации и критикующее европейскую модель либеральной демократии, утратило стимул к действиям, а партнеры Польши перестали видеть в ней силу, способную продвигать проевропейские реформы на Востоке. «Восточное лобби» в Брюсселе лишилось своего влияния, а в результате фокус внимания сместился на других соседей: Балканы и государства Северной Африки. Это благоприятный сценарий для Москвы, которая считает, что деятельность ЕС в Восточной Европе мешает ей распространять в этом регионе собственные влияния.

Раздвоение личности

Отказ от европейской политики ослабил позицию Польши относительно ее восточных соседей. Когда Варшава принимала участие в принятии решений на европейском уровне, Киев, Минск и даже Москва понимали, что если они хотят договориться с Брюсселем, им придется договариваться в том числе с нами. Сейчас Варшава, лишившись поддержки авторитета ЕС, осталась с соседями один на один. В сложившейся ситуации наша политика в отношении восточных партнеров приобрела особое значение, однако, она выглядит так, будто наше государство страдает раздвоением личности.

С одной стороны, главным элементом в контактах с Востоком наше руководство называет угрозы, связанные с агрессивной политикой России. Варшава, как она подчеркивает, заинтересована в ограничении влияний Москвы и сотрудничестве с теми странами, которые тоже чувствуют, что им угрожает опасность. Ориентируясь на такие приоритеты, мы создали совместную украинско-польско-литовскую бригаду и поддержали санкции, которые Запад ввел против России за нападение на Крым и Донбасс. В эту концепцию вписывается также стремление Польши обрести независимость от поставок российского газа и протест против строительства новой ветки газопровода «Северный поток», которая позволит Газпрому отказаться от транзита сырья через Украину.

С другой стороны, то же самое руководство подпитывает антиукраинские настроения и закрывает глаза на пропаганду, за которой стоит Кремль. Яркой иллюстрацией такого тренда стали недавние поправки в закон об Институте национальной памяти. Законодатели посвятили в них несоразмерно много внимания украинским (а не советским) преступлениям против поляков, а также использовали в документе конфронтационный язык (в законе появляется польское название региона, который входит сейчас в состав украинского государства) и даты, взятые из советской историографии. Кроме того, некоторые эксперты, защищающие новый закон в проправительственных СМИ, появляются в прессе, служащей инструментом российской информационной войны.

Политика в отношении Украины наводит на мысль, что Польша начала разворот в сторону России. Противоречащие друг другу заявления и шаги польских руководителей показывают, однако, что мы имеем дело, скорее, не с осознанной сменой союзника, а с хаосом, вызванным разнообразными внутриполитическими импульсами и отсутствием стратегического видения.

Концепции предыдущей эпохи

Ко всем этим элементам добавляется идея об исходящей от российского государства угрозе, которую мы рассматриваем через призму опыта столкновения с имперской политикой России в XIX и XX веках. Такие превентивные шаги, как покупка новых вооружений для армии или создание сил территориальной обороны, показывают, что правительство концентрирует внимание на сценарии захвата нашей территории противником. В связи с этим Варшава придает большое значение присутствию в Польше американских военных. Они должны стать гарантией того, что Вашингтон сочтет нападение на нашу страну нападением на граждан США, а, значит, и государство, которое они представляют. При таком видении угроз наши отношения с Украиной и Брюсселем предстают второстепенным для безопасности аспектом.

Перспективу классического вооруженного конфликта исключать нельзя, однако, гораздо более реальными представляются совсем другие проблемы. Россия не заинтересована сейчас в новых территориальных завоеваниях. Ее цель состоит в том, чтобы максимально ослабить Запад. Представляя себе возможные военные конфликты, следует, скорее, принимать во внимание так называемую опосредованную войну, такую, как идет сейчас в Сирии и на Украине. Кремль в обоих случаях вступает в конфронтацию с Вашингтоном, при этом она имеет ограниченный масштаб и не грозит вылиться в более серьезный конфликт. Такие «войны» разворачиваются обычно в периферийных государствах.

Нас ждет, скорее, не классическая имперская война, а попытки использовать Польшу в качестве «поля битвы», например, для дискредитации трансатлантического союза. Такой сценарий станет реальностью только в том случае, если наша страна окончательно утратит свои позиции в западном мире. Одно присутствие американских сил на нашей территории нас не спасет. В этом контексте столь же важную роль будет играть сильная позиция Польши в НАТО и ЕС, а также ее крепкие связи с США и Германией. Между тем Варшава избрала противоположное направление международной политики: мы вступили в конфликт с Европейской комиссией, а наши отношения с американцами и немцами в последние десять лет еще не бывали настолько напряженными, как сейчас.

Наиболее вероятная угроза — это не война, а распространение влияний Кремля в Польше. Набирающий обороты конфликт с Киевом создает для этого идеальные условия. Москва может воспользоваться эскалацией антиукраинских настроений для управления польскими политическими процессами, например, устраивая провокации, которые позволят оказывать воздействие на общественные настроения. Предотвратить такие угрозы позволит профессиональное отслеживание ситуации, формирование атмосферы доверия между государствами и народами, а также контроль над националистическими кругами, которые стали объектом внимания Кремля не только в Польше, но и во всей Европе.

Из заявлений политиков «Права и Справедливости» следует, что они видят опасность, которая исходит от российских агентов влияния, однако, на деле, возможно, сами того не осознавая, они создают идеальные условия для их деятельности.

Во власти стихии

Восточная политика, которую проводит сейчас Польша, — это игра с огнем. Польское руководство не начало осознанного разворота к России, однако, в царящем хаосе многие его действия в самых разных сферах оказываются тождественными действиям и интересам Кремля, а одновременно отдаляют Варшаву от НАТО и ЕС. При этом политики и эксперты, связанные с властями, все больше сближаются с теми людьми, которые разделяют российскую точку зрения. В итоге нам становится все сложнее защитить себя от исходящих со стороны России угроз. Правительство партии «Право и Справедливость» утратило авторитет на международной арене, позволявший критиковать рискованные с точки зрения безопасности нашего региона компромиссы, на которые идут другие европейские страны в отношениях с Москвой. Сейчас нам нужно сформировать четкие, опирающиеся на понимание реальных угроз приоритеты.

Если правительство оставит отношения с нашими живущими за Бугом соседями на милость неуправляемых политических стихий, однажды Польша может вновь оказаться в центре восточной политики. На этот раз она станет уже не одним из ее авторов или «послов», а серьезной проблемой в контактах ЕС с восточноевропейскими государствами.

Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 марта 2018 > № 2515871 Катажина Пелчиньска-Наленч


Польша. Германия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507866 Игорь Шишкин

ГИЕНА

Варшава сравнила Хмельницкого с Гитлером, вновь обвинив русских в Холокосте

Гиена - греч. hyaina. Хищное млекопитающее животное; кормится трупами, которые вырывает из могил.

А. Д. Михельсон. Объяснение 25000 иностранных слов (1865).

13 февраля во время выступления в городе Хелм на тему взаимоотношений поляков и евреев глава правительства Польши Матеуш Моравецкий процитировал одного из раввинов, который поставил Хмельницкого в один ряд с Адольфом Гитлером и Генрихом Гиммлером. Моравецкий отметил, что восстание Хмельницкого середины XVII века в еврейской историографии сравнивают с Холокостом.

«Для наших соседей Хмельницкий — это национальный герой, а для нас тот, который сделал первый аккорд в гибели Речи Посполитой», — добавил он.

Экспертные оценки

Игорь Шишкин

Заявление глава правительства Польши Матеуша Моравецкого, сравнившего Богдана Хмельницкого с Адольфом Гитлером, ещё раз показывает, что поляки продолжают (и им надо отдать должное — весьма эффективно) использовать историю, в первую очередь историческую политику, как инструмент решения сегодняшних проблем и проблем завтрашнего дня. Давайте вспомним, не уходя пока в глубь веков, что Польша — первое государство в Европе, которое историческую политику поставило на службу государству. Именно поляки создали Институт национальной памяти. Это название никого не должно вводить в заблуждение. Цель этого института — не раскопки прошлого, не выяснение, кто был прав в таком-то веке, а кто в другом веке. Цель этой организации — обеспечение современной внешней и внутренней политики польского государства. И они многого добились. Благодаря этому институту, благодаря последовательной исторической политике они сплачивают нацию рассказами о том, какие все вокруг враги, как они угнетали Польшу и как народ должен сплотиться вокруг власти для того, чтобы выстоять. Отсюда — постоянное предъявление претензий всем соседям. И этот образ жертвы принёс им немалые дивиденды, во всяком случае, в отношениях с Россией. Давайте не будем забывать, сколько раз наша страна каялась перед поляками. А что, эти покаяния были только чисто словесные? Ничего подобного. Это всё выливалось в реальные политические действа.

Говоря, насколько серьёзно отношение поляков к исторической политике, приведу такой пример. Год назад в Польше разрабатывалась стратегия развития исторической политики на ближайшие годы с участием президента Польской республики. Представляете, на каком высоком уровне это делалось? Плюс в стенах Института национальной памяти, чтобы никто не думал, что там собрались высоколобые профессора-историки, существует Комиссия по расследованию преступлений против польской нации. И возглавляет её человек в ранге заместителя генерального прокурора Польской республики. Представьте: у нас есть Институт истории Академии Наук, а внутри этого института — подразделение, возглавляемое заместителем генерального прокурора. Невозможно? А у поляков возможно. То есть к истории как таковой историческая политика Польши не имеет никакого отношения. Учитывая это, и нужно оценивать сегодняшнее заявление господина Моравецкого.

Я полагаю, что это заявление совершенно четко продуманное, сознательное, это не какой-то эмоциональный ляп. У нас, кстати, очень часто любят представлять польских политиков как не совсем адекватных, что-то бредовое произносящих на эмоциях. Да, они часто устраивают истерики, но эти психозы всегда хорошо продуманы. Так вот, это заявление, как я считаю, направлено на то, чтобы разрядить отношения между Польшей и Израилем, а также еврейской международной общиной.

Мы хорошо с вами знаем, что одна из поправок закона об Институте национальной памяти, который сейчас подписал президент Дуда, затронула евреев. Там две поправки. Одна по антибандеровской идеологии, из-за чего сейчас в полном шоке и ужасе пребывает вся киевская верхушка. А вторая поправка направлена на то, чтобы юридически запретить обвинение поляков в Холокосте. И это уже вызвало очень мощную ответную реакцию и Израиля, и международных еврейских кругов. Не считаться с позицией Израиля в этом вопросе Польша не может (хотя она и продемонстрировала удивительную стойкость, надо отдать ей должное, и Дуда закон подписал, несмотря на все протесты). Но заявление руководства Израиля, сразу же поддержанное руководителем Государственного департамента США и последовавшим тут же заявлением правительства Франции — это всё оставить без внимания поляки не могли. И они нашли хороший способ, как им кажется — перевести стрелки, объявить, что поляки во все времена были лучшими друзьями еврейского народа. А если что в истории и происходило плохое, то это происходило по вине, во-первых, немцев, которые устроили с 40-го по 44-й год на территории Польши Холокост, а поляки к этому отношения не имеют. А во-вторых — по вине русских. У поляков же есть чёткая установка, что они жертва двух империй — Германской и Российской. Точно так же поляки хотят переиначить предыдущую историю: все проблемы евреев на территории Польши — это не вина поляков, к полякам не имеют отношения, это вина немцев и русских.

То, что Богдан Хмельницкий — это не «герой Украины», премьер Польши прекрасно знает. Когда он сказал, что для наших соседей он герой, он хорошо понимал, что для нынешнего киевского режима Богдан Хмельницкий — это враг, и ещё какой враг! Моравецкий имел в виду нас, именно русских. Богдану-Зиновию Михайловичу Хмельницкому в кошмарном сне не снилось, что он не русский, а украинец. Кстати, и сами поляки хорошо знают, что так называемые «украинцы» — это ветвь русских. В этом году в Польше будут с помпой отмечать столетие, как на Украине сейчас пишут — «украинско-польской войны». А в Польше она называется «русско-польской войной 18-го года». Они прекрасно знают, с кем воевали. Так вот, польский премьер объявляет, что национальный герой России (а Богдан Хмельницкий является национальным героем России), — это человек, ответственный за массовые убийства евреев, этот человек такой же, как Гитлер. Соответственно — вот вам в очередной раз невинная Польша, на территории которой то восточные, то западные варвары устраивают евреям холокост. А затем, мол, поляков пытаются выставить крайними. Поэтому давайте-ка мы сейчас с Израилем, с международной еврейской общественностью объединимся для того, чтобы вывести на чистую воду истинных врагов еврейского народа. Вот о чём этот призыв.

А если перейти к исторической части, то слова о том, что Богдан Хмельницкий как бы положил начало гибели Речи Посполитой — на первый взгляд абсолютно точный факт. Действительно, именно восстание Богдана Хмельницкого погубило Речь Посполитую. Это правда, но не вся правда. Дело в том, что изначально погубило Польшу не восстание Богдана Хмельницкого — это только явная часть. Погубило Польшу отношение к русскому народу, стремление превратить русский народ в людей второго сорта, «хлопов» польских шляхтичей, нежелание считаться с интересами своих русских подданных, гонение на православие.

У великого русского историка Соловьёва есть очень интересное описание тех времён. Российский посол московского царя Алексея Михайловича прибыл в Польшу и потребовал от польского руководства, чтобы православным подданным «жилось свободно и по правде» на территории Речи Посполитой. Поляки этому призыву не вняли. Результатом стало то, что они потеряли значительную часть своей территории, которая перешла под руку московского царя, а другая часть территории была разорена. И затем Польша превратилась уже в поле боя других государств, как мы помним. То есть на первом месте стоял вопрос защиты прав русского населения на территории Речи Посполитой. Ущемление прав русских, ущемление прав православных и погубило Речь Посполитую. Но, как мы видим, ничто не меняется, поляки остаются поляками, своих ошибок они, конечно же, не видят. Поэтому говорят только о следствии — о самом восстании Богдана Хмельницкого. Но восстание не пустом месте произошло. И это восстание погубило Речь Посполитую формально.

И ещё один момент — по поводу обвинений Богдана Хмельницкого в геноциде евреев. Нужно знать историю этого вопроса, мы должны говорить, как всё было на деле. И здесь нам нет никаких оснований вилять и приукрашивать события или, наоборот, посыпать голову пеплом. Одним из проявлений антирусской национальной политики Речи Посполитой было то, что действительно на территории западнорусских земель, которые сейчас именуются «государством Украина», польские шляхтичи управление своими имениями, в основном, передавали еврейским арендаторам.

Вот строки из классического труда историка Николая Ивановича Костомарова (заменим только «неполиткорректное» слово на его современное написание): «Не умея или ленясь управлять лично имениями, паны отдавали как родовые, так и коронные, им пожалованные в пожизненное владение маетности на аренды, обыкновенно иудеям, а сами или жили и веселились в своих палацах, или уезжали за границу. Иудеи вымышляли новые поборы, какие только могли прийти в голову корыстолюбивой расчётливости. Если рождалось у крестьянина дитя, он не мог крестить его, не заплатив так называемого дудка. Если крестьянин женил сына или отдавал дочь, прежде должен был заплатить. Иудей обыкновенно требовал с хлопа ещё больше того, сколько было назначено. И если крестьянин не мог заплатить, то дитя оставалось некрещёным несколько лет, нередко и умирало без таинства, а молодые люди принуждены были сходиться между собой без венчания. Кроме того, имущество, жизнь крестьянина, честь и жизнь жены и детей находились в безотчётном распоряжении иудея-арендатора. Иудей, принимая в аренду имение, получал от владельцев право судить крестьян, брать с них денежные пени и казнить смертью».

Признаки преступления, что называется, налицо. И пресечение подобного преступления восставшими русскими, наверное, трудно осуждать. Это опять-таки результат национальной и религиозной политики Речи Посполитой, которая и погубила эту самую Речь Посполитую. Они угнетение и, можно сказать, террор против русского православного населения, осуществляли руками иудеев. И поэтому совершенно естественно, что, когда этот национальный и религиозный гнёт довёл народ до восстания, то погибли в его огне не только польские шляхтичи, но и их арендаторы. И поэтому, когда сейчас господин Моравецкий пытается выступить в роли эдакого защитника еврейской нации и перевести стрелки, то нужно понимать, что именно власти Речи Посполитой подставили евреев под сабли казаков Богдана Хмельницкого. Что не снимает, кстати, ни в коей мере ответственность с арендаторов, которые выпивали все соки вверенного им поляками русского народа. Но первопричина, опять-таки, в национальной и религиозной политике Речи Посполитой. Именно политика польских властей привела к тому, что практически всё еврейское население на этой территории было тогда уничтожено.

Поэтому, как говорится, не копай яму другому — сам в неё попадёшь. И Моравецкому не мешало бы это хорошо знать и понимать. Если он думает, что таким способом лихо нормализует сейчас отношения с Израилем и с еврейской мировой общиной — я в этом сомневаюсь. Я думаю, что там прекрасно понимают его побудительные мотивы и прекрасно знают историю того, о чём идёт речь. И столкнуть сейчас Россию и еврейскую нацию полякам не удастся.

Напомню, что это не первая попытка поляков за последние полгода стравить русских и евреев. Экс-министр обороны буквально в сентябре 2017 года объявил, что Холокост был прямым следствием политики Советского Союза, что это именно Советский Союз, заключив пакт Молотова-Риббентропа, обеспечил возможности Гитлеру развернуть геноцид евреев. Так что здесь ничего нового нет. Поляки, с помощью исторической политики пытаются последовательно стравливать всех окружающих для того, чтобы представить себя белой и пушистой жертвой, Но как определил Черчилль Польшу — гиеной? И это гиена под шумок работает по своей гиеньей сущности. Кстати, когда мы говорим про гиену, мы часто употребляем это зоологическое название вида как презрительную кличку жалкого существа. Но я напомню, что гиена — очень опасный хищник. И хватка у этих хищников бывает смертельной для жертв, которые проявляют слабость. Поэтому нужно понимать, что историческая политика — это попытка всех поставить в положение кающихся, стравить другие народы, и под шумок урвать себе как можно больше кусков. И эту политику поляки столетиями проводят неуклонно. Но, как показывает практика, в результате чаще всего — во вред себе. За последние века Польша — единственное крупное европейское государство, которое дважды исчезало с карты мира. Сначала почти на два века эту гиену посадили в клетку после раздела Польши. А второй раз эта гиена исчезла в 1939 году. Видимо, нынешние польские руководители в очередной раз готовят своему государству и своему народу такую судьбу.

Польша. Германия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2018 > № 2507866 Игорь Шишкин


Польша. Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472042 Антоний Рыбчинский

Задачи нового правительства на Востоке: история, выборы, газ

Антоний Рыбчиньский (Antoni Rybczyński), TVP.INFO, Польша

Складывается впечатление, что руководство нашей страны все меньше интересуется тем, что происходит к востоку от наших границ. Восточной политики в виде цельной концепции у Польши нет уже давно, а сейчас даже двусторонние отношения с соседями вроде России или Украины (не говоря уже о забытой всеми Белоруссии) превратились для политиков в обременительный балласт. Что скрывать, успехов на этом направлении добиться сложно: восточная политика напоминает, скорее минное поле.

Новый год Польша начала с новым правительством. Самые важные изменения в контексте Востока произошли в МИД и Министерстве обороны. Любопытно, что эти отставки встретили в России и на Украине со сдержанным оптимизмом, хотя, разумеется, по совершенно разным причинам. Москву порадовал уход Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz), а Киев — Витольда Ващиковского (Witold Waszczykowski).

Смешанные чувства

Российские СМИ встретили новость о перестановках в польском правительстве, скорее, одобрительно. В первую очередь это было связано с уходом Мачеревича: ему припомнили, что он считает произошедшую под Смоленском авиакатастрофу результатом покушения. Однако бывшего главу оборонного ведомства ненавидели в Москве по двум другим причинам. Во-первых, он внес вклад в укрепление не только оборонного потенциала Польши, но и всего восточного фланга НАТО. Деятельность главы оборонного ведомства можно оценивать по-разному, но в Альянсе внимательно прислушивались к тому, что он говорил о российской угрозе, кроме того, ему удалось завязать хорошие отношения с американцами.

Здесь есть еще один аспект, который касается исключительно польской безопасности: Мачеревич обновил кадровый состав вооруженных сил, окончательно искоренил влияние в них бывшей Военной информационной службы, омолодил офицерский корпус, открыв дорогу людям с патриотическими убеждениями, и создал войска территориальной обороны.

В-третьих, россиянам не мог нравиться подход Мачеревича к Украине. «Украина — важное независимое государство, интересы которого следует уважать, как интересы всех других стран», — говорил (кстати, в день своей отставки) бывший министр в эфире «Польского радио». Заявления о том, что в число приоритетов Польши входит возвращение Украине независимости и территориальной целостности, были ясной отсылкой к российской агрессии.

То, что вызывало в Москве недовольство, в Киеве воспринималось совершенно иначе. Пожалуй, ни на одном другом поле польско-российские отношения в последние два года не развивались так хорошо, как в сфере обороны. Достаточно упомянуть соглашение о создании многонациональной польско-литовско-украинской бригады, проекты по обучению военных или сотрудничеству в сфере ВПК.

Если по Мачеревичу в Киеве будут скучать, то Ващиковский вызывал там совсем другие чувства. Отставку, как писали некоторые СМИ, «министра-украинофоба», встретили на Украине с радостью. Кроме того, украинцы надеются, что новый глава дипломатии сосредоточит внимание на отношениях с Европейским союзом. Телефонный разговор Яцека Чапутовича (Jacek Czaputowicz) с украинским коллегой Павлом Климкином, состоявшийся 11 января, подтвердил, что польская политика в отношении Киева не изменится. Основные ее аспекты это — стремление к восстановлению территориальной целостности Украины, поддержка проевропейских устремлений этой страны, а также решение спорных вопросов в исторической сфере.

Новый разворот?

Россия сближает, история отдаляет — так можно кратко описать наши отношения с Киевом. Чем тише и спокойнее будет на фронте в Донбассе, тем громче будут становиться споры о Степане Бандере, Волыни или операции «Висла». Политические события с обеих сторон, конечно, не способствуют решению проблем, однако отставка Ващиковского тоже не сможет автоматически сделать отношения Польши и Украины безоблачными. МИД, судя по всему, утратит роль основного игрока, ответственного за их нормализацию.

Во время своего визита в Харьков президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) договорился с Петром Порошенко о том, что урегулированием ситуации займется польско-украинская комиссия по историческим вопросам. Ее возглавят вице-премьер Павел Розенко и министр культуры Петр Глиньский (Piotr Gliński). Перед ними стоит сложная задача. Основным препятствием может стать стремление переложить вину за ухудшение польско-российских отношений на Россию. Таких взглядов придерживается в том числе Розенко («Мы прекрасно знаем, кто хочет воспользоваться напряженностью, и понимаем, что за разрушением украинских монументов в Польше и польских на Украине, стоит не кто иной, как Россия», — говорил он.)

В ближайшее время украинский вице-премьер нанесет визит в Варшаву. Свою позицию накануне переговоров с Глинским он обозначил в интервью украинскому «Пятому каналу». Там вновь прозвучали слова о «диалоге на равных» без «ультиматумов и угроз» и тезис, что дискуссию на исторические темы следует очистить от политики, а вести ее должны специалисты. Проблема в том, что с такими специалистами, как глава украинского Института национальной памяти Владимир Вятрович, никакой деэскалации не будет.

История как инструмент

Споры на историческую тему не утихнут хотя бы из-за приближающихся важных дат. Сначала будет 75-я годовщина Волынской резни, потом 100-летие восстановления независимости Польши. Если воспоминания о совместной борьбе с большевиками (1919-1920) могут сблизить поляков и украинцев, то события 1918 года уже наоборот, о чем напоминают проблемы с реставрационными работами на Кладбище защитников Львова (на котором похоронены поляки, павшие в ходе польско-украинской войны 1918-1919 годов, — прим.пер.).

На этой почве по обе стороны границы возрастает активность провокаторов и представителей разнообразных пророссийских кругов. Тревогу вызывают нападки на публицистов и экспертов, которые призывают Польшу и Украину наладить как можно более тесное сотрудничество. Самой взрывоопасной темой, к которой обратятся враги Украины в Польше и враги Польши на Украине, может стать массовая миграция: по некоторым оценкам, к концу года в нашей стране будут жить и работать уже три миллиона украинцев.

Фактором, который будет служить не сближению, а отдалению Варшавы и Киева друг от друга, останется внутренняя ситуация в обеих странах. Источником проблем может стать в первую очередь украинская сторона, где постепенно набирает обороты избирательная кампания перед президентскими выборами 2019 года. Кандидаты будут активно разыгрывать карту национализма, и хотя он направлен против российского агрессора, обращение к тезисам и традициям Бандеры, Шухевича и ОУН-УПА (запрещенные в РФ экстремистские организации — прим.ред.) негативно отразится на отношениях с Польшей. Более того, такую риторику может использовать и президент Порошенко, стремясь опровергнуть обвинения в том, что он занимает в отношении Москвы излишне мягкую позицию.

Политический газ

Однако пока у Польши и Украины остается больше точек соприкосновения, чем поводов для разногласий. Самая важная тема — это, конечно, общий враг на востоке, в этом вопросе Киев и Варшава солидарны. Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) — это (к счастью для украинцев) не Виктор Орбан. Эскалация военного конфликта в Донбассе будет способствовать сближению наших стран. Между тем в этом году, по крайней мере до чемпионата мира по футболу, Москва вряд ли решит предпринимать агрессивные шаги. Наоборот, Путин в последнее время старается выступать в роли миротворца, готового, разумеется, на российских условиях, отдать Донбасс Киеву (обмен пленными, дискуссии о миротворческой миссии ООН). Эта тактика может быть использована для того, чтобы добиться смягчения антироссийских санкций (сделать это будет тем легче, что в немецком правительстве окажутся социал-демократы, которые относятся к Москве благосклонно).

Судя по всему, самых больших успехов в отношениях с Украиной мы сможем добиться в оборонной и экономической сферах, значит, именно в них нам следует идти на сближение. Мы уже видели первые шаги в газовой отрасли, и остается надеяться, что такая политика будет продолжена. Впрочем, газовая проблематика, сближающая нас с Киевом, одновременно выступает почвой для конфликтов с Москвой. Борьба с монополистскими практиками Газпрома — это поле для плодотворного польско-украинского сотрудничества.

В этом году Стокгольмский арбитраж должен вынести вердикт по иску Польской нефтегазовой компании (PGNiG) к Газпрому, и все говорит о том, что решение будет принято в нашу пользу. Ключевой темой останется при этом так называемый Ямальский договор.

Польская сторона четко заявила, что не собирается его продлевать. В связи с этим можно ожидать, что Газпром и его политические покровители предпримут различные шаги, стремясь вынудить поляков пойти на уступки. Не исключено, что под удар попадет основной проект, связанный с преодолением зависимости Польши от российского газа: Балтийский газопровод.

Основные дискуссии разворачиваются сейчас, однако, вокруг другого инфраструктурного проекта, мнения Варшавы и Москвы по поводу которого расходятся. Будущее газопровода «Северный поток —2», по всей видимости, решится в ближайшие месяцы. В этом вопросе мы можем рассчитывать на Украину, страны Балтии и в первую очередь США. Но хватит ли этих сил, чтобы одержать верх над российско-немецкой коалицией, которую поддерживают крупные европейские концерны?

Вместе и врозь

Битва за «Северный поток-2» показывает, что вести политику в отношении России, не учитывая международные реалии, невозможно. Градус польско-российских контактов в последние несколько лет зависит от того, что происходит на линии Москва — Запад. Администрация Трампа придерживается жесткого курса (об этом свидетельствуют новые санкции и намерение продать оружие Украине), но Европа начинает все более открыто искать способ придти если не к перезагрузке, то хотя бы к нормализации отношений с Путиным. Развитию этих тенденций будет способствовать то, что в ближайшие полгода кремлевский лидер займет более мягкую позицию. Во-первых, в марте Россию ожидают президентские выборы, во-вторых, летом пройдет чемпионат мира по футболу. Москва постарается снизить уровень напряженности, но если ей это не удастся, она вновь обострит политику в отношении Запада. Польше это выгодно: чем хуже атмосфера в их контактах, тем лучше для нас.

То, как воспринимает Кремль Варшаву, напрямую зависит от того, как складываются у него дела с Вашингтоном. Россияне считают нашу страну выразителем американских идей в Центрально-Восточной Европе. «Мы будем готовы к диалогу, но для этого наши польские коллеги должны понять, что диалог может строиться только на основе взаимного учета интересов, а не на основе попыток диктовать нам нечто, ощущая за своей спиной американцев и прочих "ястребов" в рамках Североатлантического альянса»,- заявил 15 января Сергей Лавров, комментируя отношения с Польшей.

Москва критикует Варшаву за «противодействие любым предложениям о более реалистичном взгляде на отношения с Россией», звучащим в НАТО и ЕС.

При помощи европейских и натовских инструментов, страны-члены этих организаций, негативно относящиеся к Москве, могут доставить ей большие неудобства. Примером такого шага, который вызвал у россиян сильное раздражение, стала депортация кремлевского политолога Олега Бондаренко. 14 января он прилетел в Берлин на мероприятие немецкой партии «Левые», но оттуда его выслали в Москву: оказалось, что в ноябре Польша подала запрос с просьбой на три года закрыть ему въезд в ЕС.

Пожалуй, единственным вопросом в отношениях Москвы и Варшавы, который можно назвать однозначно двусторонним, остается расследование смоленской катастрофы. Позиция Мачеревича по этому вопросу не устраивала россиян, поэтому они обрадовались его доставке (газета «Коммерсант» озаглавила свою публикацию «Из польского правительства убирают радикалов»). Однако оказалось, что бывший министр будет руководить работой смоленской комиссии, которая завершает работу над окончательным докладом, а тот наверняка не будет для Москвы лестным.

На удивление, российскую сторону продолжает волновать эта тема. Об этом свидетельствует реакция на заявление польской комиссии, сообщившей 10 января, что на борту правительственного Ту-154 произошел взрыв. Уже на следующий день появилось ответное заявление российского Следственного комитета, который занимался расследованием катастрофы в России. Россияне сообщили, что версия о взрыве проверялась и не нашла подтверждения, к тем же самым выводам пришел Международный авиационный комитет.

Кампания по дискредитации выводов польской комиссии, расследующей смоленскую катастрофу, — это лишь часть большой информационной игры, которую будет вести против Польши Россия. Это может оказаться для нас самой большой проблемой на российском направлении. В «классической» дипломатии перелома ожидать не приходится, хотя из внешнеполитического ведомства (чего раньше не было) поступают сигналы о необходимости активизировать рабочие контакты с Москвой на нижнем и среднем уровне. Такие новости следует оценивать в контексте отношений Варшавы с Берлином и Брюсселем, которые станут сейчас для правительства приоритетом. На восточном фронте все пока останется без изменений, по крайней мере официально.

Польша. Украина. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472042 Антоний Рыбчинский


Польша > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470302 Лешек Бальцерович

Архитектор польской экономики Бальцерович: мы сворачиваем на опасный путь

Эдгарас Савицкас, Delfi.lt, Литва

Министр финансов первого некоммунистического правительства Польши Лешек Бальцерович сказал, что сейчас в его стране происходят беспрецедентные нападки на прогресс, достигнутый после революции 1989 года. По мнению профессора, набирающее в мире популярность движение антиглобализма сродни фашизму или коммунизму. Бальцерович также сказал, что в условиях демократии СМИ должны распределять оказываемое на политиков давление со стороны общественных групп: укреплять положительное и ослаблять опасное.

Delfi.lt: Вы заметили, что некоторые академики слишком много внимания уделяют тем, кто проиграл в борьбе с глобализацией в богатых странах и слишком мало — получателям пользы в бедных странах. Почему это плохо?

Лешек Бальцерович: Ответ прост, нужно видеть полную картину. Если концентрироваться только на «проигравших» и игнорировать тех, кто победил, ты демонстрируешь националистическое мировоззрение, как будто важна только твоя группа. Кроме того, часто глобализацию несправедливо обвиняют в том, что она уничтожает рабочие места, но более важный фактор — технологии. Сегодня «проигрывают» люди, которые не умеют пользоваться компьютером. Тогда вопрос такой: вы хотите остановить развитие технологий? Если да, остановите и рост экономики.

— Некоторые политики добились больших побед, утверждая, что борются на стороне «проигравших». К примеру, Дональд Трамп в США или сторонники Брексита в Великобритании.

— Да, Трамп говорил, что «на первом месте Америка». Он винил Китай, Мексику в том, что сократилось количество рабочих мест. Однако Брексит появился несколько по иным причинам, не из-за сопротивления свободной торговли. В данном случае это эмоциональная реакция англичан на иммиграцию.

— Миграция между странами — это тоже часть глобализации.

— Да, но тема иммиграции более эмоциональная. Обычно во всех проблемах винят чужестранцев.

— Но может у этих политиков есть основания для распространения своих идей? Ведь они получили такую поддержку.

— Таким образом мы оправдаем самых плохих политиков. Ведь нам известны плохие политики, которые сначала пользовались популярностью. Даже не хочу упоминать Адольфа Гитлера. Если оценивать политика, надо руководствоваться не только тем, популярен ли он. Надо посмотреть, что он сделал, чего добился в своей или в другой стране.

— Вы еще говорили, что антиглобализм похож на коммунизм, фашизм?

— Это фундаменталистские идеологии. Сначала их цель — мобилизация «проигравших», потом они называют врагов и начинают писать картину рая. К примеру, врагами нацизма были евреи, жертвами — немцы. В коммунизме жертвами были трудящиеся, врагами — капиталисты, а раем должен был стать социализм. Исламские фундаменталисты считают врагами еретиков, поэтому схема пропаганды во всех случаях похожая.

— Кто враги антиглобалситов и каким они изображают рай?

— Сторонники свободной экономики — вот их враги. Проблема в том, что рай они никак не представляют, но ведь и Карл Маркс только в обтекаемой форме осознавал, какую систему хотел бы создать. Я должен заметить, что все эти радикальные идеологии основываются на эмоциях, это очень грозное оружие.

— Негативные эмоции также намного сильнее позитивных.

— Да, к сожалению, ненависть к мобилизации использовать намного проще, любовь — сложнее.

— Вы говорили, что те, кто протестует против глобализации на самом деле протестуют против конкуренции. Больше конкуренции означает меньше стабильности.

— Да, в Средние века все было стабильно. Монополии, их тогда называли гильдиями, контролировали экономику. Если бы эта стабильность затянулась, то сегодня мы жили бы намного беднее.

— Как считаете, может ли Евросоюз еще быть знаменосцем свободной торговли и других атрибутов глобализации? Видите ли будущее, в котором либерализм останется главной идеологией в мире?

— Слово «идеология» звучит подозрительно. Я говорю о политических решениях, которые лучше, чем изоляция.

— Вы сами говорите, что Польша сейчас сворачивает на опасный путь. Я понимаю, вы не являетесь сторонником партии «Право и справедливость»?

— Происходят беспрецедентные нападки на прогресс, достигнутый Польшей после революции 1989 года. Во-первых, против правового государства, независимости судебной системы. Кроме того, политика последних нескольких лет со временем снизит рост экономики Польши. Пока мы этого не видим, поскольку макроэкономическое окружение благоприятное. Сейчас мы видим национализацию, больше регулирования. В то же время игнорируют серьезные проблемы общественных финансов — в Польше большой дефицит бюджета. И вместо того, чтобы уменьшать его, правительство увеличивает расходы.

— Может эти расходы помогут людям?

— Греческие политики тоже так говорили, пока страна не обанкротилась.

— Когда в Польше станут очевидны последствия, по вашему мнению, плохих решений?

— Это будет зависеть от внешних факторов. Тогда, когда экономическое положение за пределами Польши перестанет улучшаться, но, сколько будет продолжаться этот цикл, я не могу сказать. Ответственное правительство старается сделать страну более устойчивой к внешнему шоку, это правительство делает Польшу менее устойчивой.

— Что вы думаете о проекте 500+, когда семьям платят по 500 злотых (около 120 евро) в месяц за второго и каждого последующего ребенка?

— Во-первых, надо ответить на вопрос, какова цель таких выплат. Во-вторых, сколько это будет стоить. В-третьих, какими будут последствия. В Польше этот проект углубил дефицит бюджета. Это было одним из двух основных факторов. Вторым было снижение пенсионного возраста. 500+ стоит около 1% ВВП страны в год.

— Но плохо ли это? Что людей волнует больше: дефицит бюджета или деньги в кармане?

— И то, и другое. Надо уметь представлять людям сложные проблемы. Это вопрос коммуникации. В Польше люди очень обеспокоены государственным долгом, они понимают, что у них самих много долгов, будут проблемы. В большинстве стран людей легче убедить в плохих политических решениях, чем в хороших.

— Это работа политиков — убеждать людей.

— Это наивное понимание демократии. Политики находятся под давлением со стороны разных общественных групп. Некоторые из них представляют опасность. Работа СМИ — распределять оказываемое на политиков давление со стороны общественных групп: укреплять положительное и ослаблять опасное.

Польша > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470302 Лешек Бальцерович


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш

Геополитические аспекты информационной войны

Интервью с бывшим дипломатом Витольдом Юрашем.

Адам Лелонек (Adam Lelonek), Defence24, Польша

Defence.24: Вмешательство в избирательный процесс в США, Франции и Германии; операции против стран Балтии, Швеции и Финляндии; информационные и психологические атаки на страны, входящие в ЕС и НАТО — это лишь начало длинного списка шагов, которые предпринимает Кремль. Что, если взглянуть на проблему в контексте Польши, играет в российском наступлении ключевую роль: деньги, люди, технологии?

Витольд Юраш (Witold Jurasz): Когда заходит речь о российских успехах во внешней политике, мне всегда вспоминается название самого известного фильма Лени Рифеншталь (Leni Riefenstahl) — «Triumph des Willens». Российские успехи — это практически всегда «триумф воли». Россия, на самом деле, слабое государство, но она очень серьезно относится к этой игре, и этим ее подход отличается от нашего.

Конечно, существует российская агентура, проводятся операции по дезинформации, но у меня складывается впечатление, что во многих наших провалах виноваты мы сами. В последние 27 лет мы проигрываем борьбу за будущее Украины и Белоруссии отнюдь не из-за России. Мы создаем «кружки взаимного восхищения», не наказываем людей за ошибочные прогнозы или неэффективную работу, продвигаем дипломатов, которые не добились никаких результатов во время своей службы на востоке. Мы позволяем существовать аналитическим центрам, чья работа носит академический и теоретический, а не прикладной характер, не осуждаем конформистов в рядах экспертов, аналитиков и дипломатов, которые вчера поддакивали партии «Гражданская платформа» (PO), а сегодня лебезят перед «Правом и Справедливостью» (PiS). Все это наши собственные проблемы, а не результат действий России.

Конечно, Россия предпринимает свои шаги и инициирует какие-то события, но, честное слово, 99% проблем — это наша вина. Мне кажется, политики и экспертные круги нашли удобную отговорку, чтобы не заниматься анализом своих слабых сторон. «Злые россияне не дают нам быть эффективными», — говорят они. Это не так. Россияне мешают нам быть эффективными, но если бы мы сами взялись за игру всерьез, мы смогли бы добиться большего. Польская восточная политика — это, однако, настоящее дно. Я часто замечаю, что ею занимаются индивидуумы с не самыми выдающимися способностями. Сложно поверить, что все эти люди, на счету которых нет никаких заслуг, обязаны своими карьерами ФСБ, СВР или ГРУ.

— Фронт российских действий не ограничивается Украиной и Белоруссией. Россия старается разрушить сплоченность ЕС и НАТО, подорвать наше доверие к партнерам и институтам, расшатать основы демократии и нашу систему ценностей.

— Все это, конечно, есть, однако, здесь тоже появляется одно «но». Я как-то занимался поиском первопричин российско-польской «перезагрузки» и пытался найти следы того, что она произошла с подачи Москвы. Однако сколько я ни искал, я натыкался только на американские следы. Я знаю, что Вашингтон оказывал давление на Варшаву, призывая ее нормализовать отношения с Москвой. Это совершенно логично. Представим, что в тот момент состоялись американо-российские переговоры. Чего добивались американцы, мы знаем: поддержки на Ближнем Востоке и в переговорах по Ирану, остановки экспорта зенитно-ракетных систем С-300 в эту страну, активного участия России в шестисторонних переговорах на тему северокорейской ядерной программы, а также предоставления транзитного коридора в Афганистан.

Чего добивались россияне, обычно не говорят, но ведь им тоже что-то было нужно. Если бы я был представителем российской стороны, я бы сказал, что первым и вторым пунктом идет Украина, а третьим — Белоруссия, но первостепенной роли она не играет. Я бы наверняка подумал, какая из связанных с США западных стран, ведет самую активную политику на этом направлении. Ответ — Польша. Так что, извините, зачем россиянам раскрывать своих агентов (которые находятся у нас в стране, как я подозреваю, для того, чтобы оказывать влияние на польское руководство), если достаточно сказать американцам, чтобы они попросили поляков успокоиться. Я знаю, что польско-американские переговоры были посвящены этой теме.

Конечно, я не хочу сказать, что от США и от России исходит одинаковая опасность. За шпионаж в пользу Москвы следует сажать в тюрьму, а за шпионаж в пользу США достаточно дать пощечину. (Смеется.) Нам, как мне кажется, следует начать делать две вещи, которых мы, насколько я знаю, не делаем. Во-первых, контрразведка должна взять под опеку не только российское, но также белорусское и украинское посольство. Во-вторых, нужно начать шпионские операции на Западе. Я сильно сомневаюсь, что при той сильной контрразведке, которой обладает Восток, мы можем что-то узнать там. Не буду даже говорить о таких мелочах, как талантливые кадры, которых мы по собственной воле лишились. Возможно, нам будет проще узнать на Западе, о чем тот разговаривает с Россией.

Самое главное, во время американо-российского сближения, может удивительным образом выясниться, что США и Россия заключили сделку, а их интересы совпадают. Я говорю это как человек, который приветствует присутствие американских военных в Польше и выступает за союз с Вашингтоном.

— Геополитический контекст и отношения между Кремлем и Вашингтоном как элемент информационной войны?

— Отчасти да. У нас принято говорить, что россияне обманывают американцев. Но ведь США — самая могущественная держава мира, что-то мне не кажется, что если бы Владимир Путин во всем водил их за нос, они бы продолжали с ним разговаривать. Нет, так это не работает. Кто-то играет главную роль, кто-то второстепенную, кто-то — глобальный игрок, а кто-то — региональный, кто-то «сильный парень», а кто-то (если убрать за скобки ядерный потенциал) обладает средними возможностями. В этой паре Россия выступает «младшим партнером». В отличие от большинства польских комментаторов я считаю, что Москва это понимает, поэтому она, в частности, сыграла положительную (с точки зрения США или как минимум администрации Обамы) роль в сирийском конфликте.

У нас все говорят, что россияне, мягко говоря, обманули американцев, но давайте посмотрим на этот «обман» внимательнее. Если бы россияне не вмешались в ситуацию после того, как Башар Асад применил химическое оружие, США пришлось бы начать бомбардировку Сирии. К этой войне наверняка подключился бы Иран, а это бы перечеркнуло перспективу на заключение ядерного соглашения между ним и Вашингтоном. В итоге американцам пришлось бы отказаться от выхода с Ближнего Востока, поскольку Израилю продолжала бы угрожать опасность. Конечно, можно сказать, что у Биньямина Нетаньяху свое мнение на этот счет, но реальной угрозы ядерной атаки на Израиль в ситуации, когда Иран не ведет ядерной программы, нет.

Обеспечив Израилю безопасность, американцы могли перенести центр тяжести, то есть сконцентрировать внимание на Китае, который стал для США серьезной проблемой. Пока существовала угроза, что Тегеран может получить ядерное оружие, Вашингтону приходилось одновременно заниматься двумя стратегическими направлениями. Есть еще один важный момент: отказ иранцев от ядерной программы означает, что от нее может отказаться и Саудовская Аравия.

Конечно, она ведет с Ираном так называемую опосредованную войну в Йемене, но это не то же самое, что две конкурирующие ядерные программы. При этом ядерное оружие в руках режима аятолл не так опасно, как оружие в руках саудовского режима, ведь мы помним, что «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещенные в РФ террористические организации — прим. ред.) — это суннитские, а не шиитские группировки. Первую, кстати, создал выходец из Саудовской Аравии.

И, наконец, есть еще один важный элемент: уход США, выступавших гарантом существования саудовского режима, заставляет его заняться внутренними реформами. Дом Саудов мог закрывать глаза на разные выходки ваххабитской части истеблишмента, поскольку американцы гарантировали ему безопасность. Конечно, на международном уровне гарантии продолжают действовать, но центр внимания американцев сместился. Чем больше США разворачиваются в направлении Юго-Восточной Азии, тем активнее в Саудовской Аравии начинают расправляться с ваххабитами, которые представляют потенциальную опасность для дома Саудов. Таким образом, уходя с Ближнего Востока, американцы способствуют борьбе с исламским фундаментализмом, который берет исток не в Иране, а в Саудовской Аравии. А началось все с того, что благодаря действиям россиян не разразилась американо-сирийская война. Вся эта сложная конструкция появилась благодаря вмешательству России. Значит, другая сторона должна сделать ответный шаг.

— Как все это соотносится с польской тематикой?

— В столкновении держав мы всегда будем играть второстепенную роль. При этом в момент возникновения конфликтов между США и Россией Польша всегда будет активизировать украинское и белорусское направление политики, а в момент разрядки напряженности — отодвигать его на второй план. Так было, так есть, так останется в будущем. Нам приходится приспосабливаться, ведь наша безопасность зависит от американцев, мы не можем проводить такую политику, с которой они не согласны, однако, нам следует сохранять хотя бы минимум автономности и стараться извлекать выгоду из каждого очередного «поворота» американо-российских отношений. Это серия партий, как в покере. Садясь за стол переговоров, мы должны каждый раз получать чуть более сильные карты, чем в прошлый раз, но для этого нужна минимальная автономность. Это прозвучит жестко, но особенного выбора нет: нам приходится быть на 25% американской колонией. Другие варианты — стать на 50% колонией Германии или на все 100% — России. Но стоит помнить, что хотя бы 75% независимости у нас остаются.

— Ситуация в Польше будет зависеть от того, что происходит на более высоком уровне международной политики. Однако Россия устраивает дезинформационные и пропагандистские кампании, направленные на нас и наших партнеров. Как нам защитить себя, раз наши возможности по геополитическим причинам ограничены?

— Я думаю, нам следует избрать в восточной политике метод малых шагов, а не строить масштабные планы. Слабость нашей политики заключается в том, что у нас всегда есть концепции, но мы забываем о тактическом уровне, о «modus operandi». Нужно чего-то добиться. Можно купить какую-нибудь компанию, позаботиться о том, чтобы борьба за демократию в Белоруссии не превратилась в борьбу за исторические концепции, чтобы польское меньшинство на Украине не попало в объятия «русского мира» (а это происходит), чтобы мы смогли представить нашим партнером какое-то конкретное предложение (пока у нас его нет). Будет достаточно любого успеха.

Возвращаясь к теме России, напомню, что сейчас Facebook и Twitter уже пошли на сотрудничество с американской администрацией. Значит, на переговорах с американцами, нам пора заявить, что мы ожидаем того же самого, ведь у нас возникли те же проблемы. Нам тоже нужно поставить вопрос о блокировке фейковых аккаунтов, решить, как помешать троллям работать. Эти вопросы должны стать темой наших переговоров. Еще мы можем завести собственных троллей. В противостоянии России у нас есть одно преимущество: чтобы навредить российскому режиму, не придется даже особенно лгать, хотя лично я мог бы делать и это. Раз уж война, то война.

И, наконец, нам следует задуматься, не считает ли российский режим, что наши усилия по демократизации ему угрожают, не является ли то, что кажется нам атакой, на самом деле контратакой. Таким тезисом я, видимо, задену чувства тех, кто считает, что миссия Польши — нести на восток демократию (раньше это место занимало просвещение). Мы уверены, что пропаганду демократии нельзя назвать информационной агрессией, поскольку это правое с моральной точки зрения дело. Но что с того! Следует задать себе вопрос, выгодно ли нам этим заниматься, кому это больше всего вредит. Возможно, будет правильно отказаться от борьбы с россиянами и возложить эту задачу на американцев или немцев, конечно, если они согласятся.

— Раз мы заговорили о продвижении демократии, я бы хотел спросить у вас о Белоруссии.

— Здесь все очень просто. Если говорить максимально кратко: мы делаем слишком мало, чтобы свергнуть Лукашенко, но слишком много, чтобы показать ему, что мы этого добиваемся. То есть мы избрали самую глупую политику из возможных. Впрочем, у нас нет способа его свергнуть, поскольку мы обиделись на белорусскую номенклатуру. Причина всего этого традиционная: мы ощущаем моральное превосходство и ходим, гордо рассказывая о своих высоких моральных качествах. Будто в Европе это кого-то интересует! Если прибегнуть к простой метафоре, можно сказать, что если у нас нет возможности ударить кого-то в точку на стыке нижних конечностей и туловища, то не стоит бить его по лодыжкам. Но мы занимаемся именно этим.

— Что вы можете сказать о действиях России в сфере информационной и психологической войны, которые направлены не на весь Запад, а только на Польшу?

— У меня складывается впечатление, что, к сожалению, существует конкретная причина, по которой у канала Russia Today нет польскоязычной версии: такой канал нам просто не нужен. Набожная, то есть основная часть наших правых кругов, не нуждается в российских подсказках, чтобы говорить о разложении Запада, господстве гомосексуалистов и гендерной идеологии. Россияне могут не открывать у нас отделение RT, достаточно, что правые делятся своими реальными идеями, которые (по своим причинам), к сожалению, полностью совпадают с российскими. Либеральные элиты, между тем, считают Польшу «бесперспективной невестой», которой нечего предложить. У нас есть два течения: в одном полагают, что Польше нечего сказать, а во втором сами отказываются от того, чтобы иметь право голоса. Что тут еще делать россиянам? Достаточно просто позволить нам быть самими собой, ведь противоположностью глупости у нас выступает не мудрость, а другая глупость.

— Но мы видим конкретные пропагандистские и дезинформационные операции.

— Конечно, они есть, но мне кажется, что российскую пропаганду успешно затмевает взаимная польская ненависть и глупость, из-за которой нас бросает из крайности в крайность. Я вел интервью с российским послом на канале Polsat News 2, и во время нашего разговора был такой момент, когда я задал вопрос, какие перед ним стоят задачи, а он замешкался с ответом. По неписаному закону послами не назначают сотрудников разведки, а если они работали в этой структуре, их освобождают от обязанностей на время несения дипломатической службы. Мне кажется, что посол колебался с ответом на мой вопрос не потому, что он не мог сказать о своей работе на разведку, а потому, что никаких задач в Польше перед ним не ставят.

Говорят, что во времена СССР каждый советский посол мечтал работать на Сейшельских островах. Место для пенсионера: делать ничего не нужно, но дадут яхту с флагом. Мне иногда кажется, что послу России в Польше очень скучно. Добавлю еще одну любопытную деталь (надеюсь, господин посол не обидится): после программы я поблагодарил его за интервью и в шутку добавил, что посла США мне пригласить не удалось. Посол улыбнулся и ответил: «это потому, что он гораздо важнее меня».

— У нас много говорят о завуалированных действиях России, которые связаны с информационным и психологическим воздействием. Как вы оцениваете их с позиции бывшего дипломата?

— Я помню момент, когда один высокопоставленный белорусский чиновник сказал мне, что однажды россияне начали настойчиво просить белорусов приглашать в Белоруссию Матеуша Пискорского (Mateusz Piskorski) и даже, если возможно, устроить ему встречу с Лукашенко. Белорусы решили, что польский политик — это человек, с которым они не хотят иметь ничего общего. Из этого можно сделать выводы. Зачем были нужны поездки Пискорского в Белоруссию? Затем, чтобы привлечь к нему внимание. В Польше, на Украине и даже в России он может встречаться с кем хочет, а Белоруссия — это уже подозрительная страна с определенной репутацией. То есть россияне хотели, чтобы мы Пискорского заметили.

Конечно, он мог быть российским агентом, но точно не таким, который добывает тайную информацию и делает копии секретных документов: он не смог бы получить к ним доступ. Также он не был человеком, который мог кого-то вербовать, ведь все знали, что он занимает пророссийскую позицию. Но какую-то же роль он играл, правда? Если россияне так сильно хотели привлечь к нему внимание, то логично предположить, что у него была другая задача. Раз он не похищал секреты и никого не вербовал, значит, он отвлекал внимание от кого-то другого. Напрашивается вопрос: что предприняло польское экспертное сообщество? Ответ: занялось Пискорским! Это значит, что мы разыграли сценарий, который написали в Москве.

— Политики и некоторые эксперты в Польше и на Западе сосредоточили свое внимание на фальшивых новостях, но это не самая большая опасность, это даже не тот инструмент, которым активнее всего пользуется у нас Россия. Пожалуй, не все верно оценивают масштаб проблемы.

— У меня тоже сложилось впечатление, что польское экспертное сообщество сосредоточило внимание на фальшивых новостях. Они, конечно, сыграли некоторую роль в том, чтобы изменить наше отношение к Украине, но вряд ли настолько важную. Я думаю, что у нас подхватили тему фальшивых новостей и занялись какими-то второстепенными вещами, чтобы объяснить ими польские поражения в восточной политике. Но, извините, поражения в этой сфере мы терпим вот уже 27 лет, а раньше не было ни фальшивых новостей, ни явных пророссийских кругов в нашей стране. Человек, который занимает в Польше пророссийскую позицию, скорее, лишает себя политического будущего, чем получает шанс продвинуться. С одной стороны, Москва сама хочет, чтобы мы занимались этими кругами, а с другой — мы пытаемся замять вопросы об эффективности нашей деятельности или причинах ее неэффективности.

Напомню историю об одной из стран, лежащих за нашей восточной границей, — Литве. Во время визита Войчеха Ярузельского в Москву в 1986 или 1987 году, с датой я могу ошибаться, советские товарищи рекомендовали Варшаве заняться польским меньшинством в этой республике. Они даже назвали людей, которые, по удивительному совпадению, в момент, когда Литва боролась за независимость, встали на сторону России.

Значит, россияне уже в 1985 или 1986 году продумывали сценарии на случай, если Советский Союз распадется. Раз они рассматривали такой сценарий, значит, они готовили таких же людей и в Польше. Так что если бы я искал российских агентов, в том числе агентов влияния, я бы присмотрелся не к тем, кто стал заметен с 2014-2015 годов, а к тем, кто проявлял активность в восточной политике гораздо дольше.

— Возможно, нам стоит обратить внимание и на тех, и на других?

— Возможно. Однако «Право и Справедливость» отходит все дальше от наследия Леха Качиньского (Lech Kaczyński) не под влиянием радикальных политических деятелей, каких-то «бритоголовых» или интернет-троллей. Так происходит в результате действий конкретных молодых политиков. Ответственность лежит на них, а не на неких радикальных силах.

— Многим слушателям и зрителям на Западе и в Польше сложно осознать масштаб пропагандистских и дезинформационных операций, поскольку ко многим процессам подключаются дипломатические структуры государства.

— Разумеется, все это мы видим. Ярким примером служат здесь польско-российские отношения. Есть еще одно обстоятельство: по обе стороны границы действуют провокаторы, которых вдохновляет или даже инструктирует Москва. Происходят инциденты с применением насилия. Жертв, к счастью, пока нет, но, кто знает, что будет. Проблема заключается в том, что на действия полутора десятка провокаторов реагируют тысячи людей. Вина, кстати, лежит на либеральных элитах: они думали, что если замять тему Волыни, она исчезнет. В свою очередь, партия «Право и Справедливость» решила не обсуждать Волынскую резню, а использовать ее в качестве инструмента, не разобраться с проблемой, а привлечь радикальный электорат.

Возвращаясь к вышеупомянутым провокаторам, вспомню одну историю. Однажды глава Днепропетровской области Игорь Коломойский рассказал в интервью, как он победил у себя сепаратистов, когда на Украине начиналась война. Его люди «вывезли сепаратистов в лес и провели с ними воспитательную беседу». Я, конечно, понимаю, что у нас совсем другая страна, но, думаю, если кто-то работает в Польше на другое государство, а у нас есть на эту тему оперативная информация, нам тоже нужно проводить воспитательные беседы (не в лесу, разумеется). Наш государственный аппарат умеет действовать жестко. Мы видим акции против футбольных фанатов, против людей, занимающихся сайтом, где высмеивают президента, или против активистов, которые блокируют Смоленские марши (ежемесячное мероприятие в память о жертвах катастрофы польского самолета, разбившегося под Смоленском в 2010 году — прим.пер.). Но с людьми, открыто поддерживающими нашего врага, государственный аппарат ничего поделать не может. Так было при прошлом правительстве, так осталось при нынешнем.

— Что вы думаете о реакции Москвы на внесение поправок в так называемый закон о декоммунизации? Она запустила кампанию, в которой объяснялось, что неблагодарные одержимые русофобией поляки начинают уничтожать советские памятники и кладбища.

— То, что подлежало демонтажу, следовало снести за один день, и тема была бы закрыта. Новость в наше время живет не больше двух суток. Кроме того, в этом нет ничего нового: россияне всегда изображали поляков русофобами, это никуда не уйдет. Мы с россиянами уже не первую сотню лет пытаемся перетянуть на свою сторону Украину и Белоруссию.

Москва понимает, что без помощи Запада, у нас ничего не получится, ведь именно к нему мы стараемся приблизить эти страны. Раз так, россияне сделают все возможное, чтобы испортить наш имидж на западе континента.

Проблема в том, что если мы, польское государство, не снесем эти памятники, Россия поспособствует тому, чтобы кто-то их взорвал или, в порыве гражданских чувств, повалил трактором. Примерно то же самое происходит сейчас на польско-украинском фронте.

Так что если мы даже откажемся от идеи сносить эти памятники, россияне найдут тех, кто сделает это за нас. Кстати, интересно, не увидим ли мы тех же людей, которые сейчас разрушают украинские монументы. Теоретически можно вообразить, что Польша решит отказаться от сноса, например, по внешнеполитическим соображениям. Вам придется себе это представить, я лично не верю, что кто-то, особенно при правительстве «Права и Справедливости», способен принять такое решение.

Так что следует разобраться с этой проблемой раз и навсегда, а в день, когда мы это сделаем, президент и премьер должны возложить венки на советском военном кладбище. Мы покажем этим шагом, что проблема была в памятниках, а не в некрополях. Если Рональд Рейган смог возложить венок на кладбище, где похоронены солдаты Ваффен СС, то мы, пожалуй, можем возложить пару цветов на кладбище простых солдат (даже не сотрудников НКВД). Стоит сделать то, что у нас не получается сделать в контексте демонтажа памятников бойцам УПА (запрещенная в РФ экстремистская организация — прим.ред.).

— Это реально?

— Нет. Я забрался в сферы фантастики, ведь и вы, и я понимаем, что никто этого не сделает, правда?

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш

Полная версия — платный доступ ?


Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик

Хочешь мира — готовься к войне

Войчех Якубик (Wojciech Jakóbik), Rzeczpospolita, Польша

Действительность ставит перед нами все более сложные задачи. Эксперты из Польши, Норвегии и других стран, а также натовские аналитики размышляют, как приготовиться к потенциальному конфликту. На этом фоне тезисы Януша Корвина-Микке (Janusz Korwin-Mikke) (польский политик, европарламентарий — прим.пер.) о «звериной русофобии» тех, кто указывает на угрозу развязывания третей мировой войны, звучат абсурдно, ведь если мы подготовимся к ней, мы сможем сдержать противника от нападения.

В своем тексте «Патриот покупает комплекс Patriot» известный своими симпатиями к Владимиру Путину Корвин-Микке намекает, что решение польского руководства о покупке у американцев зенитно-ракетного комплекса Patriot могло быть продиктовано «холодным расчетом, на фоне которого маячат доллары», а министром обороны Антонием Мачеревичем (Antoni Macierewicz) движет «звериная ненависть к России». Факты, однако, таковы, что хотя стремление Варшавы нарастить вооружения при поддержке США и других партнеров по НАТО действительно проистекает из холодного расчета, оно опирается на трезвую оценку угроз, и эти угрозы совершенно реальны.

Война будущего

Как будет выглядеть война будущего? В докладе под названием «Инициатива по адаптации НАТО», который подготовил аналитический центр GLOBSEC, представлены два возможных сценария. Какой из них станет реальностью, зависит от того, какие решения примет Североатлантический альянс. Документ показывает, как агрессор (авторы называют агрессором Россию) может воспользоваться слабостью стран-членов НАТО, чтобы нанести по ним неожиданный удар, сравнимый с нападением на Перл-Харбор. Из текста следует, что риск нападения возрастает, в частности, из-за незащищенности критической инфраструктуры и энергетики.

Первый сценарий предполагает, что НАТО не успеет подготовиться к атаке. Описанные события разворачиваются в 2025 году. В Европу вновь хлынул поток беженцев, в Тихом океане усиливается напряженность, связанная с противостоянием США и Китая. Тем временем в Баренцевом море происходит инцидент: россияне размещают большую боевую группу поблизости от Норвегии. НАТО не отвечает шагом, который мог бы сдержать Москву, поскольку его силы, состоящие в основном из американцев, заняты углубляющимся (возможно, из-за действий Пекина) кризисом в Тихоокеанском регионе, а также ситуацией в Средиземноморье, где Россия и Иран спровоцировали гуманитарную катастрофу.

В итоге британский авианосец Queen Elizabeth и его боевая группа подвергаются кибератаке. Над ними зависает облако дронов, все внутренние и внешние каналы связи перестают работать, беспилотные аппараты наносят удар по отдельным узлам корабля.

Российские подлодки получают возможность обойти системы обнаружения и затапливают авианосец. НАТО, не имея возможности адекватно отреагировать на эти действия, вынуждено признать, что Баренцево море (а конкретнее, арктические месторождения), переходит под полный контроль Москвы. Россияне заявляют, что они достигли своей стратегической цели, и призывают Запад вступить в переговоры.

Менее пессимистичный сценарий предполагает, что успевшее подготовиться к такой ситуации НАТО дает ответ на первом этапе конфликта и пресекает его, заставляя Россию отказаться от дальнейшей концентрации сил поблизости от Норвегии. Чтобы предотвратить такое развитие событий, Альянсу придется заняться инвестированием в свой оборонительный потенциал и обеспечить защиту от неожиданных атак.

Подготовиться к неизвестному

Конечно, точно описать конфликты будущего невозможно, а свой отпечаток на прогнозы накладывает наш предыдущий опыт. Мы не смогли предсказать распад Советского Союза и российскую аннексию Крыма. Точно так же сложно предвидеть, как в XXI веке будет выглядеть гипотетический конфликт мирового масштаба.

В прогнозы проникают элементы недавних событий, например, вышеупомянутый захват Крыма. Теперь аналитики полагают, что «зеленые человечки» могут однажды высадиться на Шпицбергене (норвежская территория в Арктике), стремясь проверить готовность НАТО к реакции. По тем же самым причинам они обсуждают вероятность нападения на так называемый Сувалкский коридор, который находится между Польшей и странами Балтии поблизости от Калининградской области.

Однако такой сценарий выглядит не слишком реальным, поскольку в нем используется уже применявшаяся стратегия, а, значит, эффект неожиданность будет отчасти утрачен. Новая мировая война может с равной степенью вероятности напоминать прежние конфликты такого масштаба или полностью от них отличаться. Несмотря на неопределенность, мы, однако, можем уже сейчас предпринять шаги, которые позволят подготовиться к угрозам, представляющимся сейчас абстрактными.

НАТО занимается оценкой новых угроз, а в его секретных аналитических работах появляется тема кибератак, в том числе операций, нацеленных на критическую инфраструктуру, частью которой выступают энергетические объекты. Сценарии, которые обрисовали аналитики GLOBSEC, могут стать реальностью.

Арктические государства уже сейчас ведут споры на тему Шпицбергена, именно поэтому на варшавском саммите НАТО важное место заняла дискуссия о безопасности в Арктике. Кроме того, встает вопрос о путях поставки энергоресурсов. Польские и норвежские аналитики, которые ведут сотрудничество в рамках исследований, посвященных безопасности, указывают, что новые конфликты могут вспыхнуть на маршрутах поставки углеводородов из России (как вторая ветка газопровода «Северный поток»).

Большое значение имеют также территории, расположенные на север от Норвегии. GLOBSEC справедливо отметил, что Москва считает их источником ресурсов на будущее, когда запасы сибирских недр иссякнут, а богатства, которые может скрывать Арктика, станут доступными благодаря таянию льдов. Норвежцы тоже находятся в сложной ситуации: по мере выработки старых месторождений им приходится искать новые. Безопасность Шпицбергена станет ключевой для энергетической безопасности Польши, Норвегии и других членов НАТО. Зависимость от российских углеводородов, в свою очередь, повышает риск атак на объекты этой сферы. Неофициальные источники сообщают, что Альянс уже занимается оценкой масштаба угроз и подготовкой мер защиты.

Романтизм Корвина-Микке

Однако именно политикам отдельных стран придется принимать непопулярное решение о том, что для ответа на неизвестную опасность нам придется наращивать военный потенциал. НАТО может лишь поощрять их к тому, чтобы они сделали ставку на энергетическую безопасность и снизили свою зависимость от России — поставщика, который, как считается, представляет для Альянса наибольшую опасность. Именно политикам придется убедить общество, что на оборону нужно выделить дополнительные средства, как это делает Польша, которая собирается довести расходы на оборонную сферу до 3% ВВП и построить вместе с Норвегией и Данией газопровод Baltic Pipe.

В этом контексте любопытно выглядит дискуссия о комплексах Patriot. Министерство обороны четко заявляет, что оно не согласится покупать их по завышенной цене. В свою очередь, глава оборонного ведомства, продолжает диалог и подтверждает, что Варшава заинтересована в реализации контракта с американцами. Это убедительный аргумент, опровергающий появляющиеся в российских и некоторых польских СМИ тезисы, гласящие, будто Польша вооружается назло России и поэтому готова переплачивать за оружие.

В нецелесообразности шагов, нацеленных на наращивание польского оборонного потенциала, пытается убедить общественность Януш Корвин-Микке, который стремится предстать в роли политического реалиста, а одновременно предлагает вести сотрудничество не с США, а Францией и Россией. На самом деле его позиция не имеет ничего общего с реализмом. Это чистой воды романтизм, предаваться которому перед лицом угрозы с Востока мы никак не можем. Чтобы отдалить эту угрозу нам следует наилучшим образом подготовиться к возможным конфликтам, ведь, как говорится, хочешь мира — готовься к войне.

Польша. Норвегия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421553 Войчех Якубик


Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421057 Витольд Ващиковский

Долгий путь к миру

Перед Европой стоит сложная задача — сохранить согласованную политику безопасности. Если члены ЕС, борющегося с последствиями Брексита и наплывом мигрантов, расколются из-за расхождений в отношениях с Россией, это будет катастрофа, пишет глава МИД Польши.

Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski), Rzeczpospolita, Польша

Мы начинаем привыкать к разворачивающимся в последнее время драматическим событиям и к тому, что система европейской безопасности находится в критическом состоянии. За последние годы европейцы в какой-то мере свыклись с террористической угрозой, с войной на востоке Украины, нестабильностью в Ливии, замороженными конфликтами в Приднестровье и на Кавказе. Будничным делом стали усилия отдельных государств и международных организаций, направленные на предотвращение очередных терактов или дальнейшей дестабилизации соседствующих с Европой регионов. К сожалению, далеко не все европейцы готовы смириться с мыслью, что проблемы, с которыми мы столкнулись, не исчезнут в ближайшие годы, а останутся с нами на ближайшие десятилетия.

Восток и Юг

Перед Европой стоят две стратегические проблемы, связанные с ее ближайшим окружением. Во-первых, ей приходится иметь дело с последствиями агрессивной политики России, которая несет ответственность за существование замороженных конфликтов в Молдавии и Грузии, за нападение на Украину и, главное, за разрушение царившего на континенте консенсуса вокруг идеи, что международное доверие должно опираться на уважение суверенитета и территориальной целостности отдельных государств, а также на отказ от применения силы в международных отношениях. Эти элементарные принципы, зафиксированные в документах СБСЕ/ОБСЕ, были понятны даже СССР в годы холодной войны. Современная Россия, развязавшая необъявленную войну против Украины, показала, что она готова попрать эти принципы.

Протест европейских стран против агрессии и стремление сохранить санкции не следует рассматривать исключительно в категориях сочувствия к жертве агрессии и осуждения агрессора. В первую очередь это вопрос политического порядка на европейском континенте. Допустимо ли применять силу в международных отношениях, можно ли передвигать границы, прибегая к насилию?

К этим хорошо известным проблемам недавно добавилась новая угроза: российское стремление дискредитировать демократические режимы при помощи вмешательства в избирательный процесс разных стран. Смириться с этим означает лишить Европу устойчивых демократических механизмов, стабильных границ, перспектив на дальнейшее мирное развитие, то есть обречь ее на катастрофу.

Вторая фундаментальная проблема, угрожающая безопасности всего континента, — это ситуация на юге. Конечно, оттуда не исходит серьезной ядерной угрозы, однако, мы видим там вызванную вооруженными конфликтами нестабильность, слабость отдельных государств, организованную преступность, нищету и резкий рост населения. Самыми яркими проявлениями угроз, проистекающих из наложения этих факторов друг на друга, стали терроризм, который вырастает на почве исламского экстремизма и ненависти к современной цивилизации, а также массовая миграция.

Будущее Европы

Одной из важнейших задач для жителей Европы на фоне такого многообразия угроз стало сохранение согласованной политики и предотвращение раздробленности, которая в долгосрочной перспективе может привести к катастрофическим последствиям. Если члены ЕС, борющегося с последствиями Брексита и наплывом мигрантов, расколются, например, из-за расхождений в отношениях с Россией, это будет катастрофа.

Польская концепция европейской безопасности основана на принципе, что стратегия в этой сфере должна быть единой и неделимой, а одновременно распространяться как на Восток, так и на Юг. Угрозы, исходящие с этих направлений, носят, конечно, разный характер, однако, подходить к ним следует комплексно. Им можно и нужно противостоять совместными усилиями, используя при этом разные инструменты. От того, насколько мы осознаем важность этого принципа и сможем последовательно претворить его в жизнь, зависит, насколько эффективно мы сможем взаимодействовать и использовать те средства, которыми располагают европейские народы.

Альтернативы НАТО нет

Все государства нашего континента солидарны в том, что фундаментом европейской безопасности выступают принципы ОБСЕ. Без возврата к ним (не на словах, а на деле) сложно вообразить себе восстановление международного доверия и мира. Граница проходит сейчас между Россией, которая де-факто отвергла эти нормы, и странами, которые продолжают их придерживаться. Мирное будущее нашего континента зависит прежде всего от того, вернутся ли к принципам ОБСЕ все без исключения члены Организации.

Путь к этой цели, судя по всему, будет долгим. Польша подключается к миссии ОБСЕ в Донбассе (самой масштабной операции в истории этой организации) и делает упор на шагах, которые могут предотвратить военные инциденты, способные усугубить и без того сложную ситуацию, а также на механизмах, обеспечивающих прозрачность военных учений. Обе польские инициативы получили положительную оценку многих европейских стран, а одновременно столкнулись с критикой Российской Федерации. Примером может здесь послужить позиция, которую та заняла в отношении учений «Запад-2017».

В Европе начинают звучать голоса, что на фоне глубокого кризиса или даже коллапса системы международной безопасности пора обратиться к энергичным шагам в сфере разоружения и контроля над вооружениями. Снизить уровень военной конфронтации в Европе (и не только там), безусловно, нужно, есть только одно «но»: как обсуждать и претворять в жизнь соглашения такого рода с государством, которое демонстративно и умышленно попирает нормы и принципы, ставя себя выше международного права, а одновременно наращивает военный потенциал? Польша надеется, что подходящий момент для контроля над вооружениями еще наступит, но путь к нему лежит через Донбасс, Крым, политическую разрядку и восстановление доверия в военной сфере.

Тем временем в ожидании возобновления реального диалога на тему архитектуры европейской безопасности нам придется задуматься об укреплении коллективной обороны НАТО. Перемены, произошедшие в последние годы, повысили уровень безопасности в Польше. Переломным моментом в этом процессе стал варшавский саммит Альянса, на котором мы вместе с нашими союзниками приняли решение, что нам следует продолжить процесс подготовки к отражению возможной агрессии.

Восстановление механизмов «жесткой» безопасности в Европе идет быстрым темпом. Сейчас на польской земле находятся как американские, так и многонациональные подразделения. НАТО проводит учения, создает планы защиты от нападения, развивает военную инфраструктуру. Агрессивная политика России заставила нас задуматься о развитии так называемых «follow-on forces», войск второго эшелона, которые в случае возникновения конфликта позволят перейти к действиям, позволяющим побудить противника к отступлению.

Концепция европейской безопасности на восточном направлении должна опираться на широкий диапазон средств, в том числе на ядерное сдерживание. Поэтому альтернативы НАТО у нас нет. Только Альянс благодаря США обладает таким военным потенциалом, который гарантирует нашей части континента безопасность. В этом контексте звучащие из уст некоторых политиков призывы к тому, чтобы Европа обрела стратегическую автономию, звучат неубедительно.

Американо-европейское сотрудничество

Залогом европейской автономии служит присутствие НАТО на восточном фланге и ответственная политика таких стран, как Польша, которые, модернизируя свои вооруженные силы и выделяя значительные средства на оборонную сферу, позволяют Европе сохранять стратегическую глубину. В связи с этим политическая самостоятельности ЕС должна строиться не на принципе противопоставления Альянсу, а на сотрудничестве с ним. НАТО и ЕС располагают разнообразными возможностями, и если мы хотим добиться максимальной эффективности, эти возможности должны гармонично дополнять друг друга.

Это, однако, не означает, что для военной активности объединенной Европы не найдется своего места. Одним из основных достижений варшавского саммита НАТО стало заявление о сотрудничестве Альянса и Евросоюза. Сейчас оно развивается параллельно с подготовкой к запуску программы по Постоянному структурированному сотрудничеству в сфере безопасности и обороны стран ЕС (PESCO).

Нам бы хотелось, чтобы она с самого начала включала в себя гармоничное взаимодействие с НАТО, оставалась доступной для всех заинтересованных сторон и учитывала угрозы, исходящие со всех направлений, то есть следовала «принципу 360 градусов». Отличные перспективы для сотрудничества двух организаций мы видим прежде всего в сфере кибербезопасности, развития инфраструктуры, модернизации военной промышленности и борьбы с гибридными угрозами.

Задачи ЕС

Здесь мы подходим к вопросу разделения функций НАТО и Европейского союза. Если на восточном фланге последний может играть лишь вспомогательную роль, то на южном направлении ему следует вести себя гораздо более активно. Этого требует характер угроз, с которыми мы там сталкиваемся. Причины миграции, терроризма, религиозного экстремизма невозможно уничтожить при помощи одних военных средств, хотя к ним, порой, тоже приходится обращаться. Заслоном на пути идущих с юга угроз станет согласованная военно-гражданская стратегия, включающая в себя как действия пограничных служб и полиции стран-членов ЕС, так и подуманную дальновидную программу эффективной помощи, способствующей развитию соседних регионов.

При этом европейская политика на юге должна руководствоваться реализмом и четко формулировать политические цели осуществляемых операций. Южные соседи превосходят Европу по площади, а в недалеком будущем они обгонят ее по численности населения. Польша, присоединившаяся к «антиигиловской коалиции» и вкладывающая средства в развитие обсуждаемого региона (несколько десятков миллионов евро в 2017 году), готова принимать участие в разработке и реализации европейской стратегии в отношении Юга, как того требует принцип коллективной ответственности за безопасность всего нашего континента.

Общий знаменатель европейских программ для Востока и Юга — это готовность нести расходы, без которых любые заявления об ответственной политике останутся пустым звуком. Принятый НАТО принцип выделения 2% от ВВП на оборону должен стать ориентиром для всех европейских стран вне зависимости от того, являются ли они членами Альянса. Безопасность Европейского союза нужна всем его жителям, и поэтому все обязаны вкладывать в нее свои средства. Безопасность — это не только вопрос денег, но и осознания тех угроз, перед лицом которых мы, европейцы, стоим. Если при поддержке союзников мы сплотим наши усилия в борьбе с этими угрозами, мы сможем быть уверенными, что Европа останется стабильным, процветающим и безопасным континентом.

Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421057 Витольд Ващиковский


Польша. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 декабря 2017 > № 2427333 Олег Пономарев

Терпение Варшавы закончилось

Польша отгораживается от Украины глухой стеной в прямом и переносном смысле.

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Похоже, что некогда надежные партнеры и «заклятые друзья» — Польша и Украина, окончательно могут разорвать отношения. И вина в этом, в большей мере лежит на украинской власти. Назвать официальную политику Варшавы гибкой и дипломатической также нельзя. Но во многих спорных вопросах и трактовке общей истории именно Украина ведет себя как слон в посудной лавке. Героизация Бандеры, переименование улиц и проспектов в честь карателей УПА (экстремистская, запрещенная в России организация — прим. ред.), наплевательское отношение к могилам поляков и садистское давление на их наиболее чувствительные «мозоли» — все это рано или поздно должно было привести к взрыву. И этот врыв произошел

МИД Польши: «Наше ангельское терпение закончилось»

Буквально на днях в издании Polska The Times вышло очередное интервью министра иностранных дел Польши Витольда Ващиковского, ставшее просто оплеухой в адрес официальных украинских властей. По словам дипломата, «ангельское терпение» (дословно) Польши закончилось, и Украина даже не представляет, чем все это для нее может закончится. Мол, мы просили, мы умоляли, давали десятки «последних шансов». Но…

Ващиковский уверен, что проблемы между странами начались еще тогда, когда Украина запретила въезд мэру Перемышля и отозвала решение о разрешениях на эксгумацию польских могил на территории Украины. «Позже появились странные рассказы об истории», — сказал он, добавив, что до сих пор существуют проблемы с обучением польскому языку поляков, проживающих на Украине, и запретом эксгумации жертв Второй мировой войны.

«Мы показали наше ангельское терпение Киеву, мы пытались действовать конструктивно. Но в течение двух лет на наши предложения не было ответа или реакция была отрицательной. В какой-то момент нам пришлось реагировать на это. И мы делаем это гораздо мягче, чем другие, — сказал он. — Мы видим проблемы, но мы намеренно не разглашаем их. Мы разговаривали с партнерами из Украины, и они просили не разглашать эти темы, потому что у них война и конфликт будет служить только на пользу россиянам. Мы выполнили эти запросы».

Ранее Польша первой пошла навстречу Киеву, анонсировав польско-украинские переговоры. На них планировалось обсудить вопрос по восстановлению эксгумации поляков на территории Украины. Ващиковский также ожидал от украинской стороны реальных шагов по украинско-польскому примирению в вопросах совместного исторического прошлого.

Но ввиду скандальной трактовки общей истории именно со стороны Украины, МИД Польши не выдержал и запретил въезд на территорию страны главе Украинского института национальной памяти Владимиру Вятровичу.

Понимая угрозу, нависшую над Украиной, президент Петр Порошенко «включил заднюю» и инициировал проведение чрезвычайного заседания Консультационного комитета президентов Украины и Польши. Вот только состоится ли эта встреча в сложившейся ситуации — вопрос более чем риторический…

Польша составила «черный список»

Возвращаясь к запрету на въезд Вятровичу, стоит напомнить, что в Польше вступил в силу закон о запрете на въезд украинцам с антипольской позицией. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел республики Бартош Чихоцкий в интервью агентству РАР. При этом дипломаты не разглашают имен персон нон-грата, но уверяют, что такой список есть и в нем десятки имен.

По данным СМИ наиболее громко в свете запрета звучит имя главы Института национальной памяти Украины Владимира Вятровича, который регулярно выступает с критикой в адрес Варшавы. «Да, действует», — сказал Чихоцкий, отвечая на вопрос о том, вступил ли в силу соответствующий запрет. При этом он отметил, что Польша не будет заранее информировать лиц, которым запрещен въезд. «Мы не обязаны информировать. Этот запрет будет вручен при попытке пересечения границы», — пояснил заместитель министра иностранных дел Польши.

По его словам, в запретительный список внесены, в основном, украинские чиновники. «Мы говорим здесь о правительственных чиновниках, представителях украинского государства, а не газет, аналитических центров, университетов или ансамблей песни и пляски. О тех, кто принимает решения, которые не только оскорбляют чувства поляков, речь идет в том числе об оспаривании Волынского преступления, но прославляют украинские формирования, сотрудничавшие с нацистской Германией», — добавил он. При этом дипломат подчеркнул, что данное решение не является односторонним, так как подобный «черный список» в отношении поляков составила и Украина.

Глухая стена от «украинских свиней»

Вслед за «антиукраинскими» заявлениями Польша приступила и к другим, более эффективным средствам противодействия Украине. Так, правительство Польши утвердило проект закона, предусматривающего строительство стены на восточной границе Польши с Белоруссией и Украиной якобы в рамках борьбы с африканской чумой свиней (АЧС). Об этом журналистам сообщил заместитель министра сельского хозяйства Польши Рафал Романовский. «Ее не будет на самой границе, а в пограничной черте», — отметил чиновник.

По его словам, стена будет выглядеть так, как ограждены большинство автобанов в Европейском Союзе — глухое заграждение высотой до 4-5 метров. Длина заграждения составит 1 тысячу км и обойдется государственному бюджету в 37 миллионов долларов. Еще 54 миллиона долларов в год Польше будет обходится содержание этой стены. Тем не менее, поляки готовы пойти на такие жертвы ради собственного покоя и благополучия. И их можно понять. Начало проекта запланировано на 2018 г. А завершить строительство ограждения от Украины планируют к 2021 г.

В рамках реализации проекта правительство Польши также примет еще один дополнительный специальный закон, который будет регулировать все юридические процедуры. В частности, закон позволит частичный отстрел диких кабанов на территориях, которые находятся под охраной. Для этого охотникам будут предложены дополнительные оплачиваемые отпуска сроком до шести дней. В целом, в Польше до этого времени зафиксированы 104 очага АЧС, при этом 81 — в этом году. В последний раз случай АЧС подтвержден у дикого кабана в лесу вблизи границы 21 ноября 2017 г. Напомним, что по данным Государственной службы по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей Украины, в течение второго полугодия 2017 г. в стране зафиксирован 41 случай заболевания африканской чумы свиней (АЧС) среди домашних свиней, что почти на треть меньше, чем в первом полугодии текущего года (70 случаев) и втором полугодии 2016 г. (73 случая).

Европа давно устала от Украины

Ну и напоследок напомним, что наиболее громким заявлением официальной Польши стало недавно заявление о том, что Европа от Украины просто устала. Более того, некоторые страны Евросоюза в случае необходимости выбора между партнерством с Россией или Украиной, могут выбрать Москву. Об этом в интервью журналу «Sieci» заявил глава канцелярии президента Польши Кшиштоф Щерский, сообщает польское издание TVP Info.

«Только для стран нашего региона отношения с Киевом не являются функцией отношений с Москвой. Боюсь, что если дойдет до ситуации, в которой Европа будет вынуждена выбирать между Украиной и Россией, другие столицы, на которые рассчитывает сегодня Киев, выберут Москву», — заявил Щерский. По его словам, даже если украинская власть вновь, как во время первого и второго «Майданов», обратится за помощью к Европе, Польша может не поддержать украинскую власть, как это было раньше и не раз.

Полным провалом для Украины и ярким подтверждением угроз со стороны Европы стал саммит Восточного партнерства, который Петр Порошенко попытался представить, как небывалую победу. Также в отношение Украины сменился и официальный курс Брюсселя. Произошло это после ухода с должности посла ЕС Яна Томбинского. Пришедший ему на смену Хьюг Мингарелли смотрит на действия украинской власти куда более трезво и расчетливо.

Саммит Восточного партнерства также показал, что надеждам Украины на членства в ЕС в обозримом будущем сбыться не суждено. Более того, как заявил еврокомиссар Хан, Украине, Молдавии и Грузии стоило бы воздержаться от заявлений о «скором» вступлении в ЕС. Не хотят этого европейцы, не пойдет против воли народа и власть. Последним гвоздем в «крышку гроба» стало и заявление ЕС о невозможности подключения Украины к Таможенному союзу ЕС и Шенгенскому соглашению.

Ну а «вишенкой на торте» стал отказ в предоставлении Украине третьего транша макрофинансовой помощи в размере в 600 миллионов евро на которую так рассчитывал Порошенко. Европа четко дала понять, что Киев не выполнил 4 из 22 критериев ЕС для получения этих денег. В частности, в стране через «отстань» проверяют электронные декларации чиновников, а борьба с коррупцией и вовсе напоминает борьбу с ветряными мельницами.

Польша. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 декабря 2017 > № 2427333 Олег Пономарев


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406015 Витольд Юраш

Проект «Восточное партнерство» мертв

Интервью с руководителем варшавского Центра стратегических исследований Витольдом Юрашем.

Лидия Гибадло (Lidia Gibadło), Defence24, Польша

Defence24: В пятницу в Брюсселе прошел очередной саммит «Восточного партнерства». Получилось ли у входящих в проект стран за восемь лет стать ближе к Европе?

Витольд Юраш (Witold Jurasz): На мой взгляд, «Восточное партнерство» превратилось в площадку для диалога, но сам проект де-факто мертв. Он должен был стать мотором, который мог позволить участникам программы (в первую очередь Украине) двигаться в сторону членства в ЕС, однако в настоящий момент эта перспектива выглядит нереальной. Мы наблюдали нечто вроде азартной игры, когда с одной стороны стола появлялись европейские карты, а с другой — евразийские, то есть российские. В итоге россияне решили поднять ставки и развязали войну. В ответ западные страны занялись укреплением восточного фланга НАТО. В свою очередь, учения «Запад-2017» и переброска дополнительных натовских сил — это момент, когда обе стороны раскрыли все свои карты.

С перспективы сегодняшнего дня можно придти к выводу, что война на Украине была в каком-то смысле похожа на убийство ксендза Ежи Попелушко (Jerzy Popiełuszko), которое я считаю типичной советской операцией: с одной стороны, было понимание, что режим трещит по швам и нужно начинать диалог, а с другой — появилось желание показать, что он еще способен убивать своих врагов. В случае Украины сохраняющая трезвость мышления кремлевская элита понимала, что ей следует пойти на сближение с Западом из-за цен на сырье, состояния экономики и санкций, но с другой — она решила продемонстрировать, что есть и другой вариант.

— Существует ли поле для компромисса с Россией по вопросу Украины?

— У меня сложилось впечатление, что после учений «Запад-2017» напряженность в отношениях между Россией и Западом постепенно пошла на спад. Слухи на тему переговоров с Москвой сменились открытыми заявлениями о том, что диалог необходим. Конечно, в подходе к размещению в Донбассе миротворческих сил между нами остаются непримиримые противоречия, однако, обратите внимание, что уже почти никто не говорит о Крыме, все свелось к донбасскому вопросу.

В отношении Донбасса стали использовать выражение «Ukraine proper». Это призвано уже на уровне языка показать, что этот регион отличается от Крыма.

На неофициальном уровне обсуждается возможность созыва международной конференции, которая через какое-то время (сейчас это невозможно с точки зрения пиара) займется переводом международных прав. Самое смешное (а если вспомнить обо всех жертвах, то самое грустное), что все эти потрясения привели нас к тому, что выглядело логичным с самого начала: к перспективе появления соглашения, которое сохранит за Украиной (и, я надеюсь, Белоруссией) статус буфера между Западом и Россией.

Конечно, всем ясно, что обе стороны будут отчасти придерживаться соглашения, а отчасти стараться друг друга обмануть. Положения документа нельзя делать жесткими, иначе его нарушат на следующий день после заключения. Он очертит некие рамки, в которых смогут действовать обе стороны. С одной стороны, Запад не согласится, чтобы два эти государства находились в сфере влияния России, но с другой — не будет и расширения ЕС на восток. В этом смысле проект «Восточное партнерство» следует назвать мертвым.

— Значит, провал инициативы и война на Украине были следствием того, что обе стороны неверно оценили ситуацию?

— Я задаюсь вопросом, не послужило ли поводом для войны на Украине какое-то серьезное недопонимание. Программа «Восточное партнерство» не предлагала ничего, что могло бы реально вовлечь его участников в орбиту Запада, но одновременно она показывала России, что намерение именно таково. Это выглядит, как постмодернистская война: никто не говорил ничего всерьез, но каждая из сторон, не веря в собственные слова, поверила своему противнику.

У Запада не было серьезного намерения втягивать в нашу орбиту Украину и Белоруссию. Мы, поляки, делали вид, что такое намерение есть (или, что еще хуже, мы были единственными, кто на самом деле считал эту идею реальной), и не учитывали, что тем самым устраиваем своего рода «стресс-тест» нашей системе безопасности. Россия, в свою очередь, так долго делала вид, что воспринимает наши заявления всерьез, что в итоге в них поверила.

Есть одна прекрасная цитата из Курта Воннегута: «Мы — те, кем мы притворяемся. Осторожнее выбирайте свою маску». Мне кажется, что в отношениях между Западом и Россией сложилась такая ситуация, когда обе стороны начали принимать заявления противника за чистую монету, хотя на самом деле те не были абсолютно серьезными. Когда наступил момент истины, мы увидели с обеих сторон пустоту.

— Смогло ли украинское общество приблизиться к Западу?

— Однажды, еще до войны на Украине, один из лидеров «оранжевой революции» сказал мне, что украинец не способен сделать выбор между Востоком и Западом, потому что разум тянет его в сторону первого, а сердце — в сторону второго. Но однажды он обнаружит, что покупает в супермаркете западные продукты, ездит в отпуск на Запад и работает в компании, которая ведет торговлю с Западом. Тогда он с удивлением скажет своей жене: «Слушай, с этой Россией нас ничего не связывает».

Это означает, что процесс перехода будет проходить незаметно. Мой собеседник предположил, что он займет 20-30 лет. Мне кажется, что мы, поляки, не учитываем этот временной фактор. Бывший председатель Социал-демократической партии Германии Ханс-Йохен Фогель (Hans-Jochen Vogel) лет 20 назад в порыве искренности сказал, что граница Запада проходит по Бугу. Мы можем добавить еще страны Балтии, но в целом, эта концепция остается актуальной.

— На этой неделе правительство Беаты Шидло (Beata Szydło) подводило итог двух первых лет своей работы. Какие изменения вы видите в нашей восточной политике?

— Я бы сказал, что в первую очередь заметен все тот же непрофессионализм. Это главный грех польской внешней политики. Концепции могут быть любыми, но они теряют значение, если мы не можем профессионально претворить их в жизнь. Можно выиграть от обострения отношений или сближения с каким-то государством, важно на каждом этапе что-то для себя выиграть. Но мы, к сожалению, не умеем воспринимать внешнюю политику, как игру.

В МИД работали выдающиеся дипломаты, прекрасные эксперты, но они всегда оставались в тени. При правительстве «Гражданской платформы» (PO) профессионалов за редкими исключениями не ценили. Потом пришла команда «Права и Справедливости» (PiS), которая не располагала достаточным количеством собственных кадров, но обратилась не к специалистам, а к тем, кто «придерживается верной линии». Однако они уже успели поработать при «Платформе».

Результат таков, что, например, при «перезагрузке» с Белоруссией мы совершили те же самые ошибки, что при «перезагрузке» с Россией, ведь ей занимались те же самые люди. Что забавно, мы заканчиваем «перезагрузку» с Минском, а Германия ее начинает. На днях глава немецкого внешнеполитического ведомства Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) открывал Минский форум. Что характерно, речь идет о мероприятии, посвященном экономической тематике.

— В последнее время сложно было не заметить проблем, возникших в отношениях с Киевом.

— Неумный подход в отношении Украины демонстрируют как «национальная» фракция, так и сторонники концепции Гедройца (Jerzy Giedroyc). Вторые в течение последних 28 лет изо всех сил старались убедить украинскую сторону, что та может возводить памятники любым убийцам из УПА (запрещенная в РФ экстремистская организация — прим.ред.), но это ничуть нас не тронет, поскольку мы дорожим отношениями с Украиной.

В свою очередь, партия «Право и Справедливость», к сожалению, разыгрывает национальную карту и отходит все дальше от той линии политики, которой придерживался президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński). Конечно, с украинской стороны тоже существует проблема. Она заключается в том, что украинцы пока не вышли на удовлетворительный уровень осмысления прошлого, об искуплении вины говорить вообще не приходится.

Есть, однако, один момент, который должен заставить Варшаву задуматься. В последние месяцы, примерно с момента окончания учений «Запад», Украина перестала предпринимать попытки снизить градус исторических споров с Польшей, хотя еще полгода назад Киев такие жесты делал. Белоруссия тоже, судя по всему, не слишком огорчена прекращением процесса «перезагрузки».

— Что произошло?

— Сложно предположить, что Украина проявила бы такую незаинтересованность в устранении конфликтов с Польшей, не получив со стороны надежного западного партнера (Россия в этой роли выступать не могла) какого-то рода гарантий, которые ее успокоили. Такие гарантии могут означать, что у Киева появится поле для маневра, даже если он испортит отношения с Варшавой. Александр Лукашенко, видимо, тоже услышал нечто такое, что позволило Белоруссия не придавать значения отказу от «перезагрузки».

Есть основания предполагать, что Польша готовит «перезагрузку» отношений с Россией. Конечно, россиянам придется что-то Варшаве предложить (tще возможен вариант, при котором мы спровоцируем такой конфликт с Берлином, что нас решат проучить, но я думаю, это не произойдет). Здесь возникает вопрос, смогут ли люди, занимающиеся польской внешней политикой, получить за готовность Польши пойти на сделку нечто конкретное, или все ограничится вещами, которые не имеют никакой ценности, но хорошо продаются в СМИ. К сожалению, я бы ставил на второй вариант. К сожалению, потому что у Польши есть хорошие карты, но она не умеет ими играть.

— Если слухи о планирующейся «перезагрузке» подтвердятся, то как мы пойдем на контакт с российской стороной, раз мы разорвали все каналы коммуникации?

— Думаю, мы скоро увидим попытку установить контакт. Я опасаюсь, что нам снова придется лицезреть так называемый диалог интеллектуалов, то есть людей, которые способны долго вести друг с другом беседу, но при этом не обладают каким-либо влиянием на окружающую действительность.

— При каких условиях мы сможем создать концепцию, которая покажется привлекательной нашим восточным соседям?

— Нам следовало бы стать важным игроком на Украине и в Белоруссии, тогда с нашей точкой зрения будут считаться. Охлаждение отношений с Киевом, провал «перезагрузки» с Минском считают у нас аргументом в пользу сближения с Россией. Тем самым Варшава демонстрирует полное непонимание ситуации: она убеждена, что садится за стол переговоров со слабыми картами. Политика заключается в умении играть на нескольких роялях, то есть использовать два или три инструмента одновременно, но у нас считают, что достаточно попеременно подходить то к одному, то к другому.

Вы сказали, что мы разорвали каналы коммуникации с Москвой. В то же самое время мы поддерживали активные отношения с Украиной и Белоруссией, но сейчас решили пожертвовать этими контактами ради сближения с Кремлем. Но зачем россиянам с нами сейчас сближаться? Если бы я был россиянином, я бы оказывал на Варшаву давление при помощи ее союзников. Когда западные державы решат пойти на «перезагрузку» отношений с Москвой, может оказаться, что их позиция по Белоруссии и Украине будет близка к российской, и тогда нашим партнерам будет гораздо легче на нас надавить, чем России.

— Вы сказали, что у нас есть хорошие карты для того, чтобы подключиться к игре за Восток.

— Это настоящая трагедия. Польша на самом деле играет важную роль, важной нашу страну делают география, миллион работающих у нас украинцев, трубопроводы, но мы не умеем этим пользоваться. На самом деле у нас нет серьезных отношений ни с Киевом, ни с Минском. Мы оказались в положении дальнего родственника на рождественском ужине, который, конечно, принес с собой много подарков и угощений, но сидит на самом конце стола, потому что нельзя сказать, что он с кем-то особенно ладит.

— Благодарю за беседу.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406015 Витольд Юраш


Польша. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406866 Войчех Якубик

Польша сможет отказаться от российского газа

Интервью с главным редактором портала Biznes Alert Войчехом Якубиком

Марек Пыза (Marek Pyza), wPolityce, Польша

wPolityce.pl: Два дня назад прогремела новость о том, что Польша будет покупать сжиженный газ у США. Концерн PGNiG подписал контракт с британской компанией Centrica на поставку девяти партий СПГ в газовый терминал в Свиноуйсьце. Появились комментарии, что нам наконец удалось обрести независимость от российского Газпрома, что теперь мы в безопасности. Но ведь это, пожалуй, не совсем так?

Войчех Якубик (Wojciech Jakóbik): Не совсем. Я бы предлагал отнестись к этой новости спокойно. Конечно, если предположить, что в контракте зафиксирована хорошая цена (а так заявляют министерство энергетики и PGNiG), можно назвать этот сигнал положительным. Он свидетельствует о том, что, во-первых, американский сжиженный газ может быть дешевым не только на спотовом рынке, но и в долгосрочных контрактах. Он способен выдержать конкуренцию с существующими в Европе предложениями, а, значит, видимо, и с российским газом.

Это противоречит многолетней пропаганде наших восточных соседей, которые уверяют, что американский сжиженный газ никогда не сможет стать в Европе конкурентоспособным. До этого они говорили, что произошедшая в США сланцевая революция не окажет влияния на рынок.

Заключение нового контракта не стало переломным событием для нашей энергетической безопасности. Гораздо большее значение в этом контексте имело завершение строительства СПГ-терминала в Свиноуйсьце и начало поставок с немецкой биржи. Эти коридоры открыли новые пути доступа на рынок, которые могут понадобиться, если возникнут проблемы с поставками из России, как, например, в 2014 году после российского нападения на Украину. Сейчас у нас появились альтернативы, мы обеспечили себе безопасность поставок.

Следующим этапом станет запуск Baltic Pipe — газопровода из Норвегии, который станет очередным источником (возможно, тоже привлекательных в ценовом плане) поставок. Объем американского контракта невелик, но здесь виден определенный тренд: мы можем покупать газ по привлекательной цене в том числе в США.

— Заместитель председателя правления Газпрома Александр Медведев заявил, что на фоне цен, которые предлагает российский монополист, поставки СПГ из Америки окажутся для европейских покупателей невыгодными. Он полагает, что американское сырье будет стоить на треть дороже российского. Российские СМИ тоже много пишут о новом польском контракте и цене, которая пока нигде не звучала. Какой она может быть?

— Мы можем лишь строить предположения, поскольку у нас нет документа, в котором было бы написано, сколько этот газ на самом деле стоит. Министр энергетики, пожалуй, несколько вышел за рамки своих компетенций, когда сообщил, что цена привязана к котировкам на европейских биржах. Медведев говорит, что российский газ стоит 190 долларов, значит, газ из США тоже может стоить столько же. Конечно, заместитель председателя правления Газпрома забывает о том факте, что поставки в рамках долгосрочных контрактов не связаны с биржевыми ценами, а ставка в рамках так называемого Ямальского контракта привязана к нефтяным котировкам, которые сейчас растут. Сейчас они не так высоки, но, с польской точки зрения, это самое дорогое из имеющихся предложений.

Следует напомнить, что ярмом для нас выглядит Ямальский контракт, а не договор о поставках этих девяти партий американского газа. В течение пяти лет мы можем купить всего один танкер или, если захотим, девять. Это около миллиарда кубометров в год, то есть чуть больше 6% от годовой потребности Польши.

Масштаб не так велик, революционный перелом следует искать не здесь, а в содержащейся в контракте ценовой формуле. В 2022 году, когда закончится действие Ямальского договора, она может оказать влияние на форму нового контракта. У нас появится возможность покупать меньше газа в России и увеличить поставки, например, из США. Благодаря тому, что мы будем получать газ из нероссийского источника, наша цена будет выглядеть привлекательно на фоне котировок немецкой биржи. Сейчас она, конечно, конкурентоспособна, но если будет завершено строительство второй ветки газопровода «Северный поток», она на 80% будет зависеть от сырья из России. Европейская комиссия уже заявила, что это повредит диверсификации.

— Насколько вероятно, что в 2022 году мы полностью откажемся от поставок из России?

— За несколько лет до завершения действия контракта концерн PGNiG наверняка начнет переговоры с Газпромом, это совершенно нормальная практика. Возможно, проект «Северные ворота», то есть строительство газопровода Baltic Pipe и увеличение мощности СПГ-терминала, действительно позволит нам отказаться от российского газа, однако, говорить, что мы точно это сделаем, пока слишком рано.

— В 2008-2010 годах правительство, а точнее Донадьд Туск (Donald Tusk) и Вальдемар Павляк (Waldemar Pawlak), придерживалось противоположного направления, ведя переговоры по Ямальскому контракту.

— Изначально стратегия предполагала курс на диверсификацию, но они показали, что она меняется. Верной была первая стратегия, она более или менее совпадает с тем, что мы делаем сейчас. Однако внезапно что-то изменилось. Варшава тогда подходила к сотрудничеству с россиянами очень оптимистично. Рациональные причины для такого оптимизма назвать сложно. Идея состояла в том, что нам стоит взаимодействовать с россиянами несмотря на происходившие ранее газовые кризисы.

— Насколько то, что мы сейчас наблюдаем, — заслуга политиков?

— Президенты двух стран, встречавшиеся в июле, принять решение о контрактах не могли, ведь это не входит в их полномочия. Они могли создать условия для переговоров, так как и с Трампом, и с Дудой ездят делегации бизнесменов. С польской стороны это в том числе представители концерна PGNiG.

Занимаясь поиском политической подоплеки этого интересного предложения, мы вторим российской прессе, которая пишет, что все это политика, а США хотят навязать нам комплексы Patriot, соблазняя дешевым газом. Следует подчеркнуть, что поляки хотят продемонстрировать, что этот контракт выгоден с рыночной точки зрения. Политикам не пришлось уговаривать бизнесменов из PGNiG, что этот договор следует подписать.

— Как появление этого договора повлияет на ситуацию в Восточной и Центральной Европе?

— Мы постепенно преодолеваем очередные психологические барьеры. Возможно, в будущем поставки американского газа станут одним из лучших средств, позволяющих снизить зависимость от России. Газпрому придется меняться. Одно то, что россияне начали контратаку в СМИ, подтверждает верность этих наблюдений. На этом этапе в выигрыше окажется Польша, а в будущем к ней, возможно, присоединятся ее соседи.

Польша. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406866 Войчех Якубик


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2017 > № 2383222 Влодзимеж Марчиняк

Посол Польши: «Мы хотели бы говорить с вами о вопросах сложных и не очень»

На вопросы ИА REGNUM отвечает посол Польской Республики в России Влодзимеж Марчиняк

ИА REGNUM Господин посол, 11 ноября ваша страна отмечает восстановление независимости Польши, которое произошло в 1918 году. Однако польская история куда более долгая. Какие еще аспекты будут затрагиваться в ходе празднования?

Этот праздник всё же в основном связан с восстановлением нашей государственности. 11 ноября 1918 года произошла передача полноты власти Юзефу Пилсудскому со стороны членов Регентского совета. И можно считать, что с того момента Польша становится суверенным государством. Но исчисляем мы свою государственность с момента принятия христианства, крещения князя Мешко, которое произошло в 966 году. Круглую дату — 1000-летие — отмечали еще при социализме, в Польской Народной Республике, есть и другие некруглые даты, которые мы тоже отмечаем. Касательно восстановления государственности могу сказать, что в следующем году будет 100 лет этому событию, начинаем мы его праздновать уже в эти дни и продолжим вплоть до 2020 года. И, безусловно, внимание сосредоточено на событиях XX века. Вместе с тем, я признателен вам за то, что вы обратили внимание — история Польши столетием не ограничивается, в 1918 году произошло лишь восстановление государственности, которая насчитывает более 1000 лет.

ИА REGNUM Государственность Польши связана с крещением. Поляки приняли христианство еще в то время, когда оно не было разделено на православие и католичество. Хотя в итоге католическая версия стала базовой для вашего народа, католичество проникло в его душу, Костел сохранял и поддерживал поляков, особенно в условиях утраты государственности. Чем сегодня является Католическая церковь для Польши, и как католичество присутствует в повседневной жизни поляка?

Когда в 966 году состоялось крещение князя Мешко в связи с браком с чешской княжной Дубравой, это не означало еще полного принятия христианства поляками. Процесс был долгим, имели место откаты в язычество, но вслед за этим Церковь снова восстанавливала свои позиции. Как вы справедливо упомянули, принятие христианства произошло до его формального раскола. Кстати, в польской историографии ведутся дискуссии по вопросу, не создавались ли на территории Польши некие христианские общины и до крещения Мешко. Есть ряд свидетельств археологического характера, что это могло быть…

ИА REGNUM Речь о Силезии?

Не совсем, есть версия, что это было на юго-востоке Польши, в Перемышле. Об этом упоминается, как о доказанном факте, в работах по истории Православной церкви, изданных под патронажем главы Польской православной церкви митрополита Варшавского Саввы. Сложно сказать, так ли это, хотя мы понимаем, что миссия братьев солунских, Кирилла и Мефодия, не могла не затронуть какие-то польские земли. И отвечая уже прямо на ваш вопрос, мне кажется, что наше вероисповедание отличается от многих европейских практик тем, что очень сильно христианство проникло в польскую культуру. То есть даже те поляки, которых нельзя назвать религиозно-активными, отмечают в семейном кругу религиозные праздники, которые стали элементом общепринятой культуры. Допустим, Рождество, Пасха празднуются всеми, это национальные праздники. Могу также привести пример со 2 ноября, которое в Польше является днем поминовения усопших, независимо от конфессиональной принадлежности, веры или неверия, когда все поляки украшают кладбища свечами. И есть еще один аспект, начало чему положило убийство в конце XI века краковского епископа Станислава Щепановского, на которого поднял руку польский король Болеслав II. Обстоятельства того происшествия не очень понятны, хроники неоднозначны. Болеслав II, насколько я помню, был внуком киевского князя Владимира Великого, крестителя Руси…

ИА REGNUM И, как пишут некоторые хронисты, подобно своему деду до принятия христианства, был слаб до женского пола, из-за чего — по одной из версий — и пострадал епископ Станислав.

(смеется) Возможно, возможно это было одним аспектом данной истории. Но гораздо важнее то, что произошло потом. Епископ в течение последующих двух столетий признается святым, одним из первых польских святых. А что случилось с Болеславом — неизвестно, он исчезает из польской истории. И важно то, как польская культура освоила этот сюжет. Героем признается епископ, и за епископом признается право осуждать государя. А государь, который посягает на епископа, становится преступником, который нарушил базовые традиции и законы. Это очень характерно для польского понимания разницы между верой и политикой, между Церковью и государственной властью.

ИА REGNUM Позвольте немного поспорить с вами. Ведь был в истории Польши и эпизод — имею в виду восстание Костюшко — когда восставшие поднимали в прямом смысле слова руку на епископов, вешали или преследовали, как это было с братом короля Станислава Понятовского, примасом Польши.

Но это относилось к личностям, персонам, а не институту. Наиболее близкая аналогия здесь — убийство Томаса Бекета (Фомы Кентерберийского) в Англии.

ИА REGNUM У Польши и России отношения долгие и сложные. Было время, когда мы мало знали друг о друге, я имею в виду период Польского королевства. Потом Польша соединилась в Речь Посполитую с Великим княжеством Литовским, которое — ВКЛ — принесло в наследство новому государству свои дрязги с Москвой. Далее Смута, на мой взгляд, скорее, гражданская война, где русские воевали с русскими, когда в определенный этап вмешалась Варшава. Разделы Польши и 123 года существования в составе Российской империи. Наконец, союзнические отношения СССР и ПНР. Есть ли во всем этом нечто, что может объединять нас сегодня, а не только разъединять?

Я сейчас на минутку задумался, потому что… Я не думаю, чтобы прошлое нас разъединяло само по себе. Скорее всего, нас может разъединять непонимание прошлого, нерациональное понимание его. Любой из сюжетов, которые вы перечислили, может являться предметом совершенно рационального разговора, в котором можно обсудить, как формировалась политика обоих сторон, почему и так далее, и тому подобное. Скажем, вы упомянули Смуту, и я согласен с вами, что это, скорее всего, была гражданская война внутри Московского государства, подрыв многих политических институтов, и мы подключились к этому конфликту по соображениям собственной безопасности. Можно анализировать, было ли это удачным шагом или нет, но я не думаю, чтобы нас могли такие обсуждения разъединять, если мы будем придерживаться цели понять и объяснить политическое мышление участников тех событий. Хотя когда — я прочитал недавно в одной газете — пишут, что Речь Посполитая в Смуту преследовала задачу выстроить империю от Балтийского моря до Тихого океана, конечно, такие суждения будут разъединять. Подобная трактовка, а не само прошлое. А так любая тема может стать предметом полезной дискуссии, двухсторонней, даже многосторонней, если она будет вестись в рамках рациональной аргументации и логического мышления.

ИА REGNUM Тогда я бы хотел привлечь ваше внимание к одному эпизоду истории в целях получения рационального объяснения ему. 11 ноября 1918 года на уровне современных польских общественных стереотипов связано в основном с личностью маршала Пилсудского. И в меньшей степени с таким человеком, как Роман Дмовский. Практически не упоминается, что и Российская империя во время Первой мировой войны готовила почву для признания польской независимости, а Временное правительство констатировало ее практически в первые недели своего существования. Почему так?

Я не знаю, действительно ли личность Дмовского уходит на второй план. Что касается даты 11 ноября, то сам выбор ее некогда был предметом больших споров в польском обществе. Например, лагерь национал-демократии долгое время не признавал. Однако сейчас в обществе сложился консенсус. Но и публичные мероприятия в этот день подразумевают возложение цветов под памятниками не только Пилсудскому, еще и Дмовскому и Винценты Витосу. Что касается того, почему не помнят Николая II, дело здесь в том, что его действия не повлекли за собой никаких последствий, император был вскоре свергнут, так что его приказ оказался немножко запоздалым с точки зрения хода развития событий Первой мировой войны. Вместе с тем обсуждение этого вопроса может стать началом для более широкой дискуссии, в которой я с большим удовольствием готов принять участие.

ИА REGNUM Раз уж мы говорим сегодня об истории, хочется затронуть ее связь с современной политикой. Среди стран Восточной Европы ваше государство стоит особняком в контексте отношений с моей страной. России могут предъявлять исторические претензии и чехи, и венгры, но диалог с ними есть, а с Польшей его нет. Что это за аномалия такая? Уважаемый польский министр иностранных дел говорит, что контакты отсутствуют, упоминая в этой связи обломки президентского самолета. Однако по вопросу транспортных перевозок Москва и Варшава находят взаимоприемлемые решения. Возможно, следует пересмотреть повестку отношений, расширить ее?

Мне тоже эта аномалия не дает покоя. Но поскольку я нахожусь только год в России, то еще не нашел ответа на вопрос, почему российская политика по отношению к Польше выстраивается подобным образом, выглядит не вполне рациональной. Однако моя задача не в том, чтобы оценивать. Я с большой надеждой воспринял слова президента России Владимира Путина, произнесенные год назад на церемонии вручения верительных грамот в Кремле. Он тогда констатировал непростую ситуацию в наших взаимоотношениях и сказал, что у России есть полная готовность работать над их улучшением, исходя из принципов взаимного уважения и прагматизма. Ожидаю продолжения именно этого курса.

ИА REGNUM А что для этого нужно? Простите, но у меня иногда складывается впечатление, что Варшава придерживается следующей позиции: отдайте нам обломки самолета, и только после этого можно будет говорить о чем-то другом.

Нет, конечно, не так, такие условия мы не выставляли. Хотя есть проблема с самолетом. То, что мы слышим, будто эти обломки нужны для проведения российского расследования, всё меньше и меньше выглядит убедительным. И решение этой проблемы значительно облегчило бы ситуацию. Но суть не в этом. Год назад в Москву приезжал наш заместитель министра иностранных дел Марек Жулковский, и тогда о таком условии не говорилось. Мы понимаем так, что тогда договорились о постепенном разблокировании различных форматов взаимных отношений. После чего уже я как посол Польской республики в России получал отказы с российской стороны и был проинформирован о нежелании возобновления различных форматов.

ИА REGNUM Так что, будем ждать прихода лучших времен?

Не обязательно, потому что, как вы упомянули, есть области, в которых наши стороны находят взаимопонимание, возможно, позиции прагматизма здесь столь сильны, что соглашения нельзя было не заключить. Есть политический диалог по некоторым вопросам международного положения и так далее. Скорее всего, надо просто — и я повторю фразу президента Путина о принципах взаимного уважения и прагматизма — решать проблемы. И мне кажется, что элементы нашего с вами сегодняшнего разговора содержат аргументы в пользу того, чтобы возобновить работу Группы по сложным вопросам или, что мы предлагали, расширить формат этого института взаимной дискуссии в пользу повестки более широкой, чем просто сложные вопросы. Например, проблем польской и российской истории прошлого столетия, которые волнуют наши общества.

ИА REGNUM Господин посол, благодарю за беседу и позвольте еще раз поздравить вас с национальным праздником.

Спасибо.

Станислав Стремидловский

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 ноября 2017 > № 2383222 Влодзимеж Марчиняк


США. Евросоюз. Польша. СЗФО > Армия, полиция > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380733 Юрий Зверев

Польша превращается в хаб армии США для всей Северной Европы и Балтии

Более полувека американская военная техника и вооруженные силы в той или иной форме присутствуют на европейском континенте. С 1961 г. США складируют на территории Европы тяжелое оружие и военную технику, а с 1969 г. отрабатывают быструю переброску войск через океан. После украинского кризиса запасы вооружений, а также численность ротационных войск США в Европе в очередной раз возросли. Склады вооружений и военной техники США уже размещаются в Нидерландах и Германии, еще один вскоре откроется в Бельгии. А летом этого года на зарубежных сайтах появился документ о том, что Европейский округ Инженерных войск Армии (Сухопутных войск) США объявил тендер на разработку проекта строительства военных объектов на польской авиабазе недалеко от деревни Повидз в центральной Польше. Что же именно и для чего собирается строить Армия США в Великопольском воеводстве?

Чтобы понять это, давайте мысленно вернемся во времена холодной войны. Тогда американцы озаботились проблемой быстрого наращивания своих вооруженных сил в Европе в кризисной ситуации и в случае начала военных действий. Переброска личного состава, вооружения, военной техники и материальных средств из континентальных Соединенных Штатов (CONUS) морем требовала значительного времени, а в военное время конвоям угрожали бы советские подводные лодки и морская авиация. Поэтому было решено заблаговременно складировать в Европе тяжелое вооружение и технику американских соединений и частей, а их личный состав с легким вооружением перебрасывать по воздуху. По нормативам конца 1980-х гг. это позволяло перебросить в Европу подразделение ротного размера за 6 часов, батальонного – за 22 часа.

Впервые такие запасы были сделаны в 1961 г., когда после «берлинского кризиса» США складировали на территории ФРГ тяжелое оружие и военную технику по программе «2+10» (для двух дивизий и десяти отдельных частей боевого и тылового обеспечения). В конце 1960-х гг. американцы вывели из Европы пехотную дивизию и отдельный бронекавалерийский полк. Но их вооружение было оставлено в Европе, и к нему добавили оружие и военную технику для 74 отдельных подразделений (не дивизионного подчинения). С 1969 г. в ходе учений REFORGER (Return of Forces to Germany – Возвращение войск в Германию) стала отрабатываться быстрая переброска войск из США с последующим использованием заблаговременно складированных вооружений и военной техники. В 1980-е гг. в Европу было завезено оружие еще для трех американских дивизий. Запасы тяжелого оружия США, размещенного на складах в Нидерландах, Бельгии, Люксембурге и ФРГ, получили название POMCUS (Prepositioned Overseas Materiel Configured to Unit Sets). Они хранились в виде комплектов, приписанных к конкретным частям и подразделениям.

Всего к моменту окончания холодной войны США предварительно разместили в Европе вооружение и технику двух бронетанковых, трех механизированных, одной легкой пехотной дивизий и одного бронекавалерийского полка.

После окончания холодной войны запасы POMCUS были переименованы в «Заблаговременно складированные запасы армии США 2» (APS-2 – Army Prepositioned Stocks 2) и существенно сокращены. В 2001 г. в Европе хранилось вооружение и военная техника только для двух американских бригад по два бронетанковых и одному мотопехотному батальону в каждой (в Нидерландах, Люксембурге и Италии). Последнее учение REFORGER было проведено в мае 1993 г.

В 2013 г. в рамках концепции так называемого «выравнивания регионального присутствия армии США» (Regionally Aligned Forces (RAF)) было решено закрепить за Европой одну американскую боевую бригадную группу (так называемые «Европейские ротационные силы» – European Rotational Force (ERF)). Она должна была дважды в год на два месяца размещать в Европе (прежде всего на американских объектах в Германии) одну батальонную группу для участия в боевой подготовке и учениях. Чтобы не перебрасывать при каждой ротации тяжелую технику из США в Германию и обратно, на полигоне Графенвёр (Бавария) было предварительно размещено вооружение и техника одного смешанного батальона. Эти запасы получили название «Комплект для действий в Европе» (EAS – European Activity Set).

Кризис на Украине и последовавшее за ним развертывание США операции Atlantic Resolve («Атлантическая решимость») вызвали увеличение численности ротационных войск, участвующих в учениях в Европе и привели к наращиванию запасов вооружения и техники в EAS.

Их стало достаточно для вооружения уже не батальона, а бронетанковой бригадной боевой группы (около 12000 единиц военного снаряжения, включая 90 основных боевых танков M1A2 SEP v2 Abrams, 140 БМП M2A3 Bradley, двадцать 155-мм самоходных гаубиц M109А6 Paladin, 1750 гусеничных и колесных вспомогательных транспортных средств). Был создан дополнительный склад EAS в Германии (Мангейм), а также передовые склады в Литве (Мумайчяй), Румынии (база ВВС «Михаил Когэлничану») и Болгарии (Ново Село).

В марте 2016 г. США решили размещать в Европе на ротационной основе (со сменой каждые девять месяцев) бронетанковую бригадную боевую группу с полным штатным комплектом вооружения и техники, доставляемым по морю (личный состав должен был перебрасываться по воздуху).

Эта бригада уже не нуждалась в технике со складов EAS. Поэтому было принято решение отремонтировать, модернизировать вооружение и технику EAS и передать ее в состав APS-2.

С сентября 2016 г. США начали собирать на складах APS-2 в Европе вооружение и технику одной бронетанковой дивизии (штаб-квартира дивизии, две бронетанковые бригадные боевые группы, две огневые бригады, части ПВО, снабжения и управления перевозками, а также инженерные и медицинские части).

Было объявлено, что уже к концу 2017 финансового года в Европе будет складировано вооружение и техника первой из двух бронетанковых бригадных боевых групп, штаб-квартиры дивизии, артиллерии дивизии и огневой бригады.

Остальное вооружение и техника должны прибыть в 2018-2021 финансовых годах. При этом большая часть вооружения и техники будет получена из наличия Армии США, часть ее поступит из EAS. Выбранные места складирования показаны в таблице.

Таблица 1. Места заблаговременного складирования военной техники и вооружения бронетанковой дивизии США в Европе

 Место складирования

Страна

Площадь крытых складов с контролируемой температурой и влажностью (тыс. кв. м) / число складов

Площадь открытых складских площадок (тыс. кв. м)

Эйгельсхофен

Нидерланды

Около 42 / 9

Около 4,6

Зьотендаль

Бельгия

Около 42 / 11

Около 3,7

Мизау

Германия

Около 44 / 12

Около 18,6

Дюльмен

Германия

Около 59 / 8

Около 16,3

Место складирования в Эйгельсхофене было открыто в декабре 2016 г., в Дюльмене – в мае 2017 г. На складе в Эйгельсхофене размещен комплект вооружения и техники бронетанковой бригады, включающий танки M1 Abrams, БМП Bradley, самоходные гаубицы M109 Paladin и другие бронированные и вспомогательные машины (всего около 1600 единиц). А с открытием складов в Дюльмене США возвращают в Европу реактивные системы залпового огня (РСЗО) GMLRS с управляемыми ракетами с дальностью стрельбы до 70 км (пусковые установки M270 MLRS на гусеничном и M142 HIMARS на колесном шасси). Сообщалось, что в 2018 г. на склады APS в Европе поступят зенитные-ракетные комплексы (ЗРК) ближнего действия РК Avenger на базе автомобиля высокой проходимости HMMWV, оснащенные зенитными управляемыми ракетами (ЗУР) Stinger и крупнокалиберными пулеметами. В ближайшее время ожидается открытие двух оставшихся из четырех запланированных мест складирования (в Зьотендале и Мизау).

В марте 2017 г. было объявлено, что ведется дискуссия о еще одной площадке APS в Польше для техники бронетанковой дивизии США, помимо складов в Нидерландах, Бельгии и Германии.

А уже в апреле появились сообщения, что Инженерные войска армии США собираются к 2021 г. построить на 33-й базе ВВС Польши в Повидзе (в 68 км к востоку от Познани) место складирования и технического обслуживания APS стоимостью около $200 млн. Как заявил полковник Джон Бейкер, ведущий инженер Сухопутных войск США в Европе, там может разместиться вооружение и техника американской бронетанковой боевой бригадной группы, но конфигурация пространства базы также позволит США или частям НАТО хранить там другие разнообразные типы военного оборудования.

С созданием этого места базирования APS США получат возможность, доставив по воздуху личный состав, в кратчайшее время (в некоторых источниках указывается 96 ч.) развернуть в центральной Польше бронетанковую боевую бригадную группу.

Затем в силу географического положения Повидза она может быть быстро переброшена к границам Беларуси или российской Калининградской области. Причем эта бригадная группа будет входить в состав американской бронетанковой дивизии. Ее остальные части и подразделения в кризисный период после получения техники и вооружения на складах в Нидерландах, Бельгии и Германии также могут быть переброшены в Польшу (или в другие страны Восточной Европы). Тем самым мечта польского министра обороны Антония Мачеревича, грезящего как минимум о двух американских дивизиях в Польше, может сбыться, хоть и только наполовину.

Командующий Сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес считает, что Повидз, который он назвал «центром притяжения», должен стать в будущем хабом Армии США для всей Северной Европы и Балтии.

Эти планы уже воплощаются в жизнь, и не только в приготовлениях к созданию места заблаговременного складирования вооружений и техники APS. Еще с февраля 2013 г. на авиабазе Повидз на ротационной основе размещается звено военно-транспортных самолетов С-130 Hercules ВВС США. В начале мая 2017 г. в Повидз прибыли американские военные вертолеты 10-й боевой авиационной бригады 10-й горной дивизии США, которые скоро должны сменить вертолеты 1-й бригады воздушной кавалерии 1-й кавалерийской (бронетанковой) дивизии. 1 августа в Повидзе был открыт американский базовый военный лагерь, способный принять 1000 человек личного состава. Фирма Alaska Structures (Анкоридж, штат Аляска) развернула его под ключ менее чем за 18 дней. 17 октября авиабазу Повидз посетили для участия в учениях два истребителя пятого поколения F-22 Raptor и заправщик КС-135 Stratotanker ВВС США.

Сухопутные войска США в Польше, начав свое присутствие в этой стране 23 апреля 2014 г. с роты десантников (150 военнослужащих) без тяжелого вооружения, увеличились до ротационной бронетанковой бригадной боевой группы, эскадрона (батальона) кавалерийского (механизированного) полка армии США в составе многонациональной батальонной группы усиленного передового присутствия НАТО, вертолетного подразделения и батальона боевого обеспечения и снабжения.

А это уже порядка 3500 американских военнослужащих (с учетом того, что некоторые части и подразделения бронетанковой бригадной группы размещаются не в Польше). И на подходе, как указывалось выше, новые силы – вооружение и техника еще одной американской бронетанковой бригады, обеспечивающие возможность ее быстрого развертывания.

Понятно, что все это не может остаться без внимания Российской Федерации, которая вынуждена принимать адекватные ответные меры. Так, председатель комитета Госдумы по обороне, бывший командующий ВДВ Владимир Шаманов полагает, что ими могут стать развертывание дополнительных подразделений Вооруженных сил РФ на западном направлении, а также «усиление группировки тех же «Искандеров», в том числе в Калининграде».

Юрий Зверев, заведующий кафедрой географии, природопользования и пространственного развития БФУ им. И. Канта

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз. Польша. СЗФО > Армия, полиция > camonitor.com, 9 ноября 2017 > № 2380733 Юрий Зверев


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384441 Олег Пономарев

Украина стремительно «сжигает мосты» даже с самыми верными европейскими партнерами

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Польша намерена закрыть въезд украинским националистам не только в свою страну, но и в Европу. А маленькая, но гордая Сербия и вовсе намерена выслать из страны украинского посла. Такого позора нормальная страна не пережила бы. Некогда даже самые преданные Украине европейские страны одна за другой начинают в ней разочаровываться. Майдан, унесший жизни десятков тысяч людей, окончательно разрушенная экономика, небывалый уровень преступности и коррупции во власти — все этого не замечать просто нельзя. Видят это и в ЕС. Говоря одно, а делая абсолютно противоположное, украинская власть умудрилась поссориться с Израилем на почве «оккупации Палестины», с Венгрией — за отказ в праве этнических венгров учиться на родном языке, с Польшей — и вовсе она показывает небывалую двуличность, героизируя пособников нацистов — отморозков из УПА (экстремистская, запрещенная в России организация — прим. ред.). Но в отличие от нашей страны, где понятие свободы слова и демократии давно стало фикцией и пустым звуком, западные страны молчать уже не будут.

Сербия готова вышвырнуть посла Украины из страны

Министерство иностранных дел Сербии обвинило посла Украины Александра Александровича в попытках ухудшить отношения Сербии и России и просит дипломата быть не только сдержанным, но и выбирать слова и риторику в своих заявлениях.

Как сообщает сербский телеканал РТС, госсекретарь Министерства иностранных дел Сербии Ивица Тончев напомнил, что роль послов заключается в улучшении двусторонних отношений, прежде всего политических и экономических, а также всех других форм сотрудничества:

«Наверное посол Украины в Сербии забыл об этом, а вся его деятельность ведет к тщетным попыткам нарушить отношения Сербии с Российской Федерацией», — говорится в сообщении телеканала.

Сербский политик также напомнил послу его участие в ряде в скандальных интервью, где прямо заявлял о зависимости внешней политики Сербии и о том, что страна является «инструментом в руках России, которая таким образом дестабилизирует весь регион Западных Балкан, и, таким образом, уничтожает Европу».

«Украинский посол постоянно политизирует вероятное участие сербских добровольцев в вооруженном конфликте в Донбассе, заявляя, что граждане Украины принимали участие в войнах на территории бывшей Югославии, и Сербия никогда официально не упрекала Киев», — добавил Тончев.

О также подчеркнул, что Сербия уважает территориальную целостность Украины и сохраняет приверженность политике лучших двусторонних отношений.

«Учитывая, что неоднократные замечания, сделанные МИД Сербии, с советами направить свою энергию на обязанности, указанные в Венской конвенции о дипломатических отношениях, не имели никакого эффекта, я бы хотел обратиться к МИД и правительству Украины с просьбой указать ему на недопустимость подобного поведения. Иначе мы будем вынуждены применить обычные в таких случаях меры», — подытожил представитель МИД Сербии.

Согласно Венской конвенции, речь может идти об отзыве правительством Сербии аккредитации посла и объявлении его персоной нон грата.

Отреагировал на слова украинского посла и президент Сербии — Александр Вучич, заявивший о том, что не понимает замечаний украинской стороны.

Вучич отметил, что Украина является дружественной для Сербии страной и сербские суды уже приняли вердикты в отношении лиц, воевавших за рубежом.

«Не знаю, что еще мы должны сделать. Никто не имеет разрешения государственных органов Сербии участвовать в военных действиях за рубежом, в Донбассе, в Крыму или в любой части конфликта между Россией и Украиной», — заявил сербский президент.

И если президент Сербии, с присущей ему «мягкостью» выразил удивление заявлением украинской стороны, то лидер оппозиционной Сербской радикальной партии Воислав Шешель выражений уже не выбирал. В ходе заседания местного парламента он открыто обвинил Украину в оскорблении своей страны и потребовал немедленной высылки посла из Сербии.

Польский сенатор: «Украина показала себя настоящим варваром»

Окончательно Украина может испортить отношения и с некогда самым верным своим союзником — Польшей. В стране уже не скрывают не только своего недовольства проводимой официальным Киевом политикой, но и варварским отношением к общей истории.

«Украина не хочет принадлежать к римской цивилизации. Она ведет себя как варвар в вопросах исторической памяти. В нынешней внешней политике у нас много общего, у нас есть много положительных предложений. Но взаимные отношения будут очень неглубокими, если Украина не поймет, что более глубокие отношения идут из культурного измерения относится к исторической памяти, которая касается Польши», — заявил польский сенатор и историк Ян Жарин.

При этом, он полностью перекладывает ответственность за напряжение ситуации на Украину и просит ее как можно скорее найти выход из кризиса: «Решение сейчас — на стороне Украины. У нее есть ключ к тому, хочет ли она быть с Польшей, с польской культурой. Украина должна ответить, хочет ли она взять на себя общую ответственность за древнюю материальную культуру в современной Украине».

В первую очередь Польша шокирована отсутствием крестов в местах массового погребения поляков на Украине и полное запустение могил: «Поляки гибли в этих районах во время Первой мировой войны. Могилы, которые существуют со времен боев легионов, с сентября 1939 года, со времени геноцида на Волыни… Это события, связанные с польским наследием в XX веке. Если мы не поймем эту простую истину с украинской стороны, тогда наша дружба будет все более отдаленной».

Еще сложнее обстоят дела с героизацией на Украине вояк УПА и пособников фашистов — СС «Галичина». Председатель правящей партии Польши «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский в который раз напомнил, что в случае продолжения героизации Степана Бандеры о евроинтеграции Украина может забыть, а сторонникам фашистской идеологии и вовсе будет закрыта дорога в Европу.

По словам главы МИД Польши Ващиковского, терпение страны лопнуло и они запускают процедуру, которая не позволит людям, демонстрирующим крайне антипольские взгляды, въехать в страну:

«Сейчас мы запускаем процедуры, которые не будут допускать людей, которые демонстрируют крайне антипольские позиции, на территорию Польши. Люди, которые демонстративно носят мундиры СС «Галичина», в Польшу не въедут! Мы осознаем, насколько важна для нас Украина с точки зрения геополитики, но украинцы, зная об этом значении своей страны для нашей безопасности, считают, что в таком случае вопросы, которые нас разделяют, в частности исторические, должны сойти на второй, третий план. Но так быть не может», — заявил министр в эфире польского телеканала TVP1.

Напомним, что июле 2016 г. Сейм Польши установил 11 июля Днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против жителей II Польской Республики в 1943-1945 гг.

Попытки же украинских властей препятствовать поискам и эксгумации останков жертв геноцида на Волыни и солдат, которые погибли от рук НКВД в сентябре 1939 г., и вовсе могут поставить жирую точку на польско-украинских отношениях. Если ситуация не измениться в лучшую сторону, МИД Польши будет рекомендовать президенту Анджею Дуде отменить запланированный на декабрь 2017 г. визит на Украину.

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384441 Олег Пономарев


Польша. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 25 октября 2017 > № 2364449 Алексей Гривач

Против Северного потока. Как Польша сражается с «ветряными мельницами»

Алексей Гривач

заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности

Варшава проиграла все иски в рамках первого «Северного потока», который уже почти шесть лет доставляет газ европейским потребителям. Сейчас польские власти подготовили заключение по вопросу о правовом статусе «Северного потока-2» — альтернативное официальным юристам Еврокомиссии

По итогам первого дня саммита Евросоюза в Брюсселе председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что инициативы противников «Северного потока-2» выдать Еврокомиссии мандат на проведение переговоров с Россией о специальном правовом статусе для этого проекта провалились. «Можно просто сказать: между странами ЕС нет единогласной поддержки предоставлению мандата Еврокомиссии для ведения переговоров с Россией по этому вопросу. Мы пришли к выводу, что Совет ЕС должен продолжать работу по этому вопросу, однако я не ожидаю достижения компромисса в течение ближайших месяцев. Но Еврокомиссия продолжает считать, что она должна получить такой мандат на переговоры с Россией», — сказал Юнкер. По его словам, за выступили только Польша и бывшие Прибалтийские республики Советского Союза, против высказались Германия и Австрия. Остальные, судя по всему, воздержались. Разум восторжествовал.

Честно говоря, попытки некоторых деятелей Европейской комиссии и отдельных стран ЕС в направлении запретить или затормозить «Северный поток-2» уже ничего кроме снисходительной улыбки не вызывают. Они настолько очевидно противоречат самой идее правового государства, не говоря уже о правовом эталоне (коим Брюссель себя считает), обязательного к подражанию всеми остальными, что это даже не требует особых доказательств.

Вот энергетический блок Еврокомиссии с упорством, достойным иного применения, заявляет, что «Северный поток-2» должен подчиняться правилам так называемого Третьего энергетического пакета — антимонопольного законодательства, которое регламентирует управление газотранспортными системами, доставляющими газ на территории Евросоюза. Всем понятно, что газопровод, который начинается в России — суверенном государстве, не входящем в Евросоюз, идет по дну Балтийского моря (использование регулируется морским правом и природоохранными конвенциями) и заканчивается сразу после выхода из воды в Германии, не транспортирует газ в зоне действия внутреннего рынка. Юридический отдел самой Еврокомиссии уже, как минимум, два раза написал, что проект не подпадает проект под внутриевропейское законодательство. Нет, чиновники Еврокомиссии, которых уже давно впору окрестить политиками, хотя их и не выбирали, как это принято в демократических системах, все равно извиваются ужом и придумывают новые ходы.

И вот уже агентство Bloomberg сообщает со ссылкой на неназванные источники, что Еврокомиссия готовит поправки в законодательство, которые позволят распространить правила третьего пакета на газопроводы, поставляющие топливо в Евросоюз из третьих стран. Чуть позже выясняется, откуда ноги растут. «Ведомости» публикуют документ, в котором содержится альтернативное официальным юристам Еврокомиссии юридическое заключение по вопросу о правовом статусе «Северного потока-2». Авторство приписывается полякам, давним специалистам по альтернативным трактовкам истории, а теперь еще и правовых норм. Правительство Польши, выступающее самым ярым и даже оголтелым критиком «Северного потока-2» и вообще любого конструктивного сотрудничества России и Европы в энергетической сфере, предлагает Еврокомиссии распространить «третий пакет» на балтийский газопровод, так как он пройдет по территориальным водам Германии и выйдет на сушу на ее территории. А заодно и на газопроводы на территории третьей страны, то есть России. Затем уже перед самым саммитом ЕС премьер-министр Беата Шидло заявила, что вынесла в повестку вопрос «Северном потоке-2» как одну из двух главных проблем существования ЕС, наряду с иммиграцией.

Варшаве, впрочем, не впервой сражаться с «ветряными мельницами» — модными в Европе (но только не Польше, где правит бал угольная генерация) ветряками, а с несуществующими проблемами. Они проиграли все иски в рамках первого «Северного потока», который уже почти 6 лет исправно работает и доставляет газ европейским потребителям. Да и, по правде говоря, именно Польша является рекордсменом в Евросоюз по числу исков и претензий со стороны Еврокомиссии по несоответствию национального законодательства нормам Союза. И ей всерьез грозили из Брюсселя введением санкций.

К сожалению, по пути политиканства решила пойти и страна с более устоявшимся опытом демократии, такая как Дания, парламент которой собирается задним числом изменить процедуру выдачи разрешений на строительство трубы в своих территориальных водах. Раньше и сейчас его предоставляло экологическое ведомство на основе соображений соответствия нормам природоохранного законодательства, а в случае принятия поправок — заключение станет прерогативой МИДа, то есть приниматься будет по политическим мотивам. Можно сказать, что это внутреннее дело Копенгагена — как регулировать деятельность в территориальных водах, но с точки зрения основополагающего правового принципа ЕС — правовой определенности — это выглядит, по меньшей мере, нечистоплотно. Особенно если вспомнить, что перенести часть маршрута из экономической зоны в территориальные воды в рамках «Северного потока-1» просила именно датская сторона — из соображений большей экологической безопасности. Это печально, прежде всего, с точки зрения, правовых стандартов Евросоюза, но для будущего проекта неопасно.

Польша. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 25 октября 2017 > № 2364449 Алексей Гривач


Украина. Польша > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 20 октября 2017 > № 2381353 Анатолий Федяев

Глава правления ISD Huta Czestochowa А.Федяев: Мы заинтересованы в возобновлении работы Алчевского меткомбината для поставок нам слябов

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" председателя правления металлургического комбината ISD Huta Czestochowa (Польша), бывшего заместителя министра промышленной политики Украины Анатолия Федяева

- Как оцениваете ситуацию в металлургии? Какие прогнозы?

- Ситуация в металлургии на европейском рынке, как и на рынке Польши, достаточно стабильна. Мы выпускаем толстый лист, у нас своя ниша, своя специфичная продуктовая линейка, имеем относительно устойчивый рынок и стабильные объемы за последний год.

- Проходила информация, что после того, как Алчевский комбинат прекратил поставлять вам слябы, то якобы шли переговоры о поставках с мариупольских комбинатов.

- Это не соответствует действительности. По сути, Алчевск потерял рабочие места, а мы их воссоздали - запустили ранее законсервированный сталеплавильный комплекс и работаем на 100% собственной стали, ни одной тонны слябов не покупаем. Запустили свой сталеплавильный комплекс с июня прошлого года, когда у Алчевского меткомбината только начались проблемы, а потом, как известно, комбинат остановился полностью.

- То есть, сейчас вы из Украины не получаете слябы, работаете автономно?

- Да, работаем автономно. Хотя с Алчевским МК нам было экономически выгодно работать. Они производят сталь кислородно-конвертерным методом. Соответственно, по себестоимости такая сталь дешевле, чем производимая на нашем предприятии электросталеплавильным методом.

Но что делать - такая ситуация сложилась, принимаем ее такой, какая есть. Мы наняли около 200 новых работников в сталеплавильный комплекс и продолжаем стабильно работать.

- А если бы возобновил работу Алчевский меткомбинат, вы бы брали их полуфабрикаты для себя? Есть ли заинтересованность и экономическая целесообразность?

- Да, заинтересованность и целесообразность есть. Главное, Алчевский МК - хороший комбинат после проведенной реконструкции, он современный, производит качественные слябы. А то, что Алчевский МК и мы находимся в составе одной корпоративной группы, позволяло нам заказывать различные слябы под наши заказы, в том числе и мелкосерийные. Комбинат производил для нас около 50 марок стали, а если у чужих брать, то это покупать только 3-5 массовых марок стали.

- Сколько сейчас ISD Huta Czestochowa производит продукции? Планируете ли наращивать производство.

- Мы сейчас производим столько толстолистового проката, сколько может обеспечить слябами наш сталеплавильный комплекс – в пределах 50 тыс. тонн листа в месяц, и работаем при 100%-ной загрузке сталеплавильного комплекса. Если бы работал Алчевский комбинат, мы бы могли немного увеличить производство за счет их слябов. Мощности по прокату у нас в резерве есть. С учетом потребности регионального рынка, можно было бы нарастить производство еще на 20 тыс. тонн листового проката в месяц.

Но естественно, при этом все определяет рынок, ведь мы работаем только по конкретным заказам. И в зависимости от потребности рынка и экономической целесообразности мы могли частично использовать полуфабрикаты Алчевского МК, а остальной необходимый объем слябов производить в собственном сталеплавильном производстве.

- Куда реализуете продукцию - в Польше, в другие страны ЕС или еще дальше?

- Как правило, 50-60% реализуется на польском рынке, а 30-40% - в других странах Евросоюза. Производим продукцию и для более дальнего зарубежья, но в меньших количествах.

- У вас основное сырье - металлолом, где его покупаете? Помнится, ранее покупали и в Украине, а сейчас?

- Весь лом черных металлом покупали и покупаем только в Польше. Польские ломосборочные компании хорошо работают, даже экспортируют металлолом. Проблем с ломом в Польше не существует. Ни одной тонны украинского лома к нам не поступает, так как увеличиваются транспортные затраты, потери на перегрузках, проблемы с недогрузкой и так далее. Да и зачем завозить лом из Украины, если здесь есть свой? А украинские компании отгружают лом не нам, а в Турцию и другие страны.

- Как вы считаете, что нужно делать в Украине, чтобы развивать экономику, промышленность? Тем более, что вы работали заместителем министра промышленной политики, знаете ситуацию.

- Это вопрос не ко мне, это нужно решать в Украине. А в общем, нужно создавать условия для нормальной работы - и металлургам, и другим отраслям. Нужно делать так, чтобы в Украине было выгодно работать. Может, давать какие-то преференции по транспорту, а не повышать тарифы на перевозки металлов, сыпучих материалов и других грузов.

И это вопрос больше к правительству: если заинтересованы в развитии металлургии, то нужно найти соответствующие меры, стимулы на государственном уровне, на уровне постановлений правительства.

- На ваш взгляд, как часто нужно менять тарифы на грузовые перевозки? В Украине практически каждый год, а то и два раза в год, повышаются ж/д тарифы...

- В Польше тарифы на железнодорожные и автоперевозки достаточно высокие, но стабильны, в отличие от тарифов на морские.

- Какая ситуация с венгерским меткомбинатом Dunaferr, входящим в корпорацию "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД)? Там тоже стабильная ситуация?

- Да, комбинат в Венгрии работает стабильно, они полностью загружены заказами. Хотя ассортимент выпускаемой продукции у них совершенно другой, и поэтому мы не задействованы в производственной цепочке.

- Недавно Еврокомиссия ввела антидемпинговые пошлины на горячекатаный прокат предприятий из нескольких стран, в том числе из Украины (группа "Метинвест") и России. Как это может изменить ситуацию на европейском рынке?

- Это нужно задавать вопрос "Метинвесту" - удовлетворяет ли их размер пошлин? На нас это не отражается - мы польские производители. Но расследование было, факт демпинга был доказан.

И это вопрос также к европейским потребителям металла, которые покупали этот металл, им нужно задавать вопрос - будут ли они сейчас покупать металл, облагаемый антидемпинговыми пошлинами, или нет. Но если к нам потребители обратятся за дополнительными объемами, мы можем еще увеличить производство - такие возможности есть, хотя по производству стали на данный момент мы и работаем на пределе.

Анализировать ситуацию на европейском рынке горячекатаного проката после введения пошлин можно будет после действия антидемпинговых ограничений хотя бы в течение трех месяцев. Мы пока как работали, так и работаем, а дальше посмотрим, как рынок отреагирует, когда закончатся запасы ранее завезенной продукции на европейские склады.

- Как реализуете продукцию - по прямым договорам с потребителями или через металлотрейдеров?

- В Польше есть компании, которые обеспечивают поставки металла конечным потребителям: они заключают с нами договора, платят деньги, мы отправляем металл. Поэтому проблем с поставками нет. НДС на внутреннем рынке Польши, как и на европейском, на толстолистовой прокат не платится.

Только есть разные схемы у потребителей, вопрос - кто финансирует проекты. Это может быть сам потребитель продукции или заказчик реализуемого проекта.

Основные наши потребители - судостроение, конструкционные компании, машиностроение, где используется толстолистовой прокат - от 6 мм до 120 мм.

- Есть ли будущее у металлургии Украины, с учетом ситуации на Донбассе, устаревшего производства и с экологическими проблемами?

- Потенциал для развития металлургии есть. В Украине до 1991 года выплавляли свыше 50 млн тонн стали ежегодно! Потом было падение до 20 млн тонн, с 1999 года начался рост и дошли до 40 млн тонн, сейчас опять близки к 20 млн тонн в год. Опыт вывода металлургии Украины из кризиса есть, и его нужно постараться использовать в сегодняшних изменившихся условиях.

- А если вам будут предлагать поставки Алчевского МК напрямую из ОРЛО (ЛНР)?

- Вопрос неуместен. Должно быть таможенное оформление грузов Украиной, да и контрабанда в Польшу не проходит. Поэтому, если будут поставки продукции Алчевского МК, то все может быть только на законных основаниях, а мы сможем принять полуфабрикаты и слябы, которые официально пройдут таможенную границу Польши. Кстати, до остановки Алчевский МК был перерегистрирован на подконтрольной Украине территории, все поставки его продукции на экспорт, в том числе и нам, были вполне законными и легальными.

- И в завершение, какие перспективы предприятия ISD Huta Czestochowa на следующий год?

- Мы рассчитываем только на собственные силы и собственный потенциал. Сейчас мы производим около 500 тыс. тонн толстого листа в год - на собственной стали, без Алчевского МК и покупке слябов на стороне. У нас есть возможность с минимальными инвестициями обеспечить рост выплавки собственной стали на 20%, поэтому на следующий год планируем рост производства до 600 тыс. тонн. Наша продукция в этих объемах на рынке востребована. Если рынок будет требовать больше продукции, будем думать, как быть дальше. Сам прокатный стан 3600 у нас имеет мощность до 1 млн тонн в год, поэтому потенциал на будущее имеется.

Украина. Польша > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 20 октября 2017 > № 2381353 Анатолий Федяев


Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358855 Роман Полько

НАТО нужен новый план

Мариуш Каменецкий (Mariusz Kamieniecki), Nasz Dziennik, Польша

Интервью с бывшим заместителем директора Бюро национальной безопасности Польши генералом Романом Полько.

Nasz Dziennik: Россияне заявляют, что американцы вопреки предыдущими договоренностям разместили у их границ не бригаду, а дивизию. В ответ на это россияне направят в Калининградскую область дополнительные комплексы «Искандер».

Роман Полько (Roman Polko): Владимир Путин становится скучным, честно говоря, он бы мог сменить пластинку. Ложь в виде такого рода высказываний или карикатур, изображающих НАТО агрессором, который наращивает потенциал у границы с Россией на глазах невинного российского рабочего или крестьянина — это все грубые манипуляции. Такая сатира напоминает времена холодной войны, когда точно так же изображали западный империализм, а операции СССР, покорявшего очередные рубежи (например, в Германии), преподносились как исключительно мирные шаги. Я бы хотел обратить внимание, что американцы проводят совершенно прозрачную политику. Действия американской бронетанковой бригады, которая прибыла в Польшу в рамках операции Atlantic Resolve, с самого начала (то есть с момента высадки в Германии) и до этапов переброски и учений была совершенно прозрачной.

Так выглядит политика открытости, которая позволяет держать вооруженные силы под контролем. На этом фоне основанная на лжи (например, на противоречащих фактам заявлениях, будто в Польше находится американская дивизия) кагэбистская игра Путина — это та же самая риторика, которую мы слышали, когда нам рассказывали, что в Крыму и в Донбассе находятся не россияне, а «зеленые человечки». Путин демонстрирует невероятный уровень цинизма и лицемерия.

— О чем это говорит?

— В первую очередь, это показывает, что Путин — не тот партнер, с которым можно вести осмысленную дискуссию. Сложно подписывать соглашения или о чем-либо разговаривать с человеком, который обманывает, юлит, извращает факты и плетет интриги.

— На какую аудиторию ориентирована такая тактика: на внешнюю или на внутреннюю?

— В основном, на внутреннюю. Такая риторика призвана, во-первых, послужить доводом в пользу увеличения расходов на вооружения, и, во-вторых, объяснить причины экономического кризиса, который разразился, в частности, из-за западных санкций. Основная цель этих действий — поддержать процесс обновления российских вооруженных сил. Так я это понимаю.

— Так или иначе, Россия усомнилась в том, что американские войска находятся в Польше на ротационной основе. Увеличился ли в связи с этим риск российской агрессии?

— Опасения, конечно, существуют, их не может не быть, ведь за нашей восточной границей находится непредсказуемый партнер, который располагает ядерным арсеналом. Одного этого достаточно, чтобы продолжать держать руку на пульсе. Честно говоря, Россия — это для нас гораздо более опасный сосед, чем Северная Корея и режим Ким Чен Ына для Южной Кореи. Осознание этого факта порождает страх. Факты таковы, что наш восточный сосед непредсказуем, неизвестно, на какие шаги он еще пойдет. Это показали события, случившиеся совсем недавно.

Перспектива того, что Россия вторгнется в Грузию или на Украину, казалось невероятной, но это произошло. В связи с этим нам следует напоминать о действиях Путина на площадке Альянса, чтобы тот на самом деле решил нарастить свое присутствие на восточном фланге и разместить там не бригаду, а дивизию. Раз Путин утверждает, что такая дивизия там уже находится, нужно приложить все усилия к тому, чтобы она там действительно появилась. Российский президент стремится к эскалации и гонке вооружений, адекватной придуманным им самим угрозам, а в связи с этим собирается перевести дополнительные силы в Калининградскую область, но у НАТО есть сейчас потенциал, чтобы принять этот вызов. Путин должен понять, что СССР уже однажды проиграл гонку вооружений, а в итоге распался. Его действия — это провокация, он хочет проверить, отреагируем ли мы на нее.

— Как, по Вашему мнению, мы должны реагировать?

— Я считаю, что нам следует дать ответ хотя бы для того, чтобы Путин спустился с небес на землю. Это шанс продемонстрировать солидарность западных стран, ведь когда мы о ней громко заявляем (как это было, например, на саммите НАТО в Варшаве), даже российская пропаганда смягчается, становится бессильной.

— Вас пугает появление комплексов «Искандер» поблизости от нашей границы?

— Сейчас ракетные вооружения стали мобильными, это позволяет достаточно быстро перебрасывать их на большие расстояния. Честно говоря, меня одинаково пугают «Искандеры», которые находятся и вблизи польской границы, и под Москвой. Стоит, однако, отметить, что Россия не может перебросить все свои силы на запад, ведь у нее, например, есть проблемы с Китаем. Некоторые районы Сибири до сих пор имеют спорный статус, а, как мы знаем, китайцы тоже располагают опасным потенциалом и нуждаются в новых территориях. Российские интересы простираются и на другие регионы, в частности, на Ближний Восток, в связи с чем Россия не может позволить себе сконцентрировать все военные силы у восточного фланга НАТО. Если Путин решит пойти на такой шаг, это обрадует представителей разных этнических меньшинств, живущих на территории РФ: у них появится возможность нанести свой удар.

— Насколько вероятно, что Россия нарастит потенциал танковых войск и сконцентрирует их у нашей восточной границы? Может ли создаться ситуация, в которой перевес сил в этом регионе окажется на ее стороне?

— Сначала Москве нужно модернизировать свои танки. Появление новых моделей еще не говорит о том, что она располагает современным арсеналом. Судя по всему, у нее есть прототип, который находится на этапе тестирования. Во всем этом больше пропаганды и запугивания, чем фактов.

Между тем прошедшие недавно учения «Запад» показали, что россияне считают территорию Белоруссии своей собственной, а это с точки зрения нашей безопасности выглядит не очень хорошо, особенно, если Россия решит сконцентрировать там свои силы. После распада СССР сложилась выгодная для нас ситуация: угроза отодвинулась от наших границ. Теперь Украина и Белоруссия, которые служили своего рода буфером, в значительной мере находятся под контролем России, и это следует учитывать.

— Как выглядит сейчас расклад сил на линии НАТО-Россия в геополитическом плане?

— Если взглянуть на пропорции и современную специфику военных столкновений, в которых потенциал зависит не только от количества танков, но также от экономических и энергетических возможностей, наличия материальных резервов, можно сказать, что у России в открытой конфронтации с Западом, с НАТО нет шансов на победу. Более того, если европейские страны объединят свои усилия в сфере безопасности и обороны, они смогут успешно противостоять Москве даже без помощи США.

Путин это понимает, и поэтому старается посеять раздор между европейскими партнерами, разрушить их солидарность. Открытой конфронтации он, однако, избегает, предпочитая оставаться в «серой зоне». То, что мы называем гибридной войной — это как раз такая серая зона. Она позволяет Путину разными методами добиваться своих целей, в том числе, использовать войска, как мы видели и видим в Крыму и на Донбассе. Запад при этом может оставаться безучастным, поскольку по своему масштабу эти конфликты не подпадают под наше определение войны.

— Способен ли Запад в случае возникновения военного конфликта придти на помощь странам Балтии?

— Это прозвучит странно, но для таких государств, как Польша, Литва, Латвия и Эстония, лучше, чтобы разразился открытый конфликт, ведь тогда у союзников по НАТО не будет другого выхода, кроме как придти им на помощь. Гораздо более серьезную опасность представляют завуалированные операции, диверсии и дезинформация. Именно эти методы использует Путин, провоцируя конфликты внутри стран, которые входят в сферу его интересов. Позднее он получает предлог для вмешательства в суверенную политику этих государств под предлогом оказания гуманитарной помощи своим соотечественникам.

Я бы обратил внимание на слова Дональда Трампа, который призвал НАТО переосмыслить свою деятельность, сконцентрировав внимание на киберпространстве и упоминавшейся выше «серой зоне». Пятой статьи, на которой зиждился Альянс, уже недостаточно. Возможно, мы могли бы наполнить ее смыслом, начав дискуссию о ее возможных интерпретациях, особенно в сложных ситуациях, когда нужно определить, можно ли уже говорить о конфликте или еще нет.

— Кто должен инициировать такую дискуссию?

— НАТО проводит саммиты и заседания, у нас есть там свои представители, хотя, конечно, было бы лучше, если бы их стало больше. Стоит по мере возможности использовать тех людей, которые наладили в Альянсе контакты. Польша, будучи одной из самых больших стран региона Восточной и Центральной Европы, может вновь его возглавить и инициировать такого рода дискуссии, как это было при президенте Лехе Качиньском (Lech Kaczyński). Этот политик превратился в настоящего лидера во время конфликта в Грузии, а одновременно проявил себя в сфере энергетической безопасности. Когда Россия решила перекрыть нам газовый вентиль, он предпринял умелые дипломатические шаги, благодаря которым эту тему подняли на саммите НАТО.

— Пожалуй, наступил удачный момент, чтобы заняться укреплением польской безопасности, пользуясь благоприятной конъюнктурой и поддержкой со стороны президента Трампа.

— Именно так. Такая возможность есть, нужно только разработать, продумать и представить конкретный план. Следует отринуть комплексы, ведь мы уже показали собственные возможности. Сейчас мы способны сами внести вклад в обеспечение безопасности Польши и всего нашего региона. Возможно, какие-то переговоры, о которых мы не знаем, уже ведутся, ведь вся эта «кухня» секретна. Результаты мы видим: в нашей стране появились американские военные. Было бы хорошо, если бы нашим путем последовали другие европейские страны: Германия, Франция или Италия.

— Благодарю за беседу.

Польша. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358855 Роман Полько


Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337106 Роман Полько

Уступки — путь в никуда

Мариуш Каменецкий (Mariusz Kamieniecki, Nasz Dziennik, Польша

Интервью с бывшим заместителем главы Бюро национальной безопасности Польши генералом Романом Полько.

Nasz Dziennik: Британский аналитический центр «Общество Генри Джексона» сообщает, что российская армия по приказу Владимира Путина восстанавливает базы, которые использовались в советские времена. Что это может означать?

Роман Полько (Roman Polko): Уже давно известно, что Путин стремится воссоздать российскую империю или, по крайней мере, считает, что этим занимается. Россия модернизирует вооруженные силы и наращивает их потенциал, но ее ограниченные финансовые возможности не позволяют ей оснастить армию новейшими системами вооружений. С другой стороны, Москва продолжает культивировать унаследованную от советской эпохи традицию использования агрессивных провокационных методов, которые подразумевают применение тактических ядерных вооружений.

Конечно, с польской точки зрения такие поползновения выглядят опасными. Нам нужно говорить об этих угрозах вслух и обсуждать их на площадке Североатлантического Альянса, чтобы действия России могли встретиться с адекватной реакцией. Не будет преувеличением сказать, что в первую очередь опасность угрожает Польше, Литве, Латвии, Эстонии и всему восточному флангу НАТО. У Путина нет тормозов, поэтому он продолжает вооружаться, и нам следует учитывать это, обозначая наши цели или планируя дальнейшие действия. Когда-то нам казалось, что Россия не нападет на Грузию, но это произошло. И на этом все не закончилось, ведь потом была Украина и, как говорил покойный президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński), Польше следует готовиться ко всем возможным сценариям, даже к тем, которые многие эксперты называют невероятными. Жизнь опровергает их мнения.

— На действия Путина следует взглянуть шире — в геополитическом контексте, ведь мы уже давно видим, что россияне перебрасывают на север своей страны ракетные комплексы дальнего действия. Россия готовится к покорению Арктики?

— Все эти действия связаны со стремлением России подчинить себе новые регионы. Если наблюдать за ее шагами, учитывая политическую географию, можно понять, что за ними кроется. В значительной мере это также борьба за природные ресурсы, месторождения нефти и газа, за то, под чьим контролем они окажутся.

— На российском острове в Баренцевом море находится база с истребителями МиГ-31, россияне планируют разместить там также бомбардировщики Су-34, которые могут быть оснащены ядерным оружием…

— Путин, разумеется, ведет игру, рассчитывая на пропагандистский эффект. На мой взгляд, в первую очередь он пытается шантажировать Запад. Он подает сигнал: «Примите нас в свое сообщество, закройте глаза на произвол, который мы чиним на Украине, отмените эмбарго в отношении моей страны, иначе (а мы располагаем такими-то и такими-то средствами) мы станем еще более непредсказуемыми». Нужно признать, что Россия действительно обладает опасным потенциалом, она способна развязать войну, которая может выйти из-под контроля и уничтожить как страны Запада, так и (возможно, в еще большей степени) саму Россию. В этой ситуации, зная непредсказуемость противника, угрозу недооценивать нельзя.

Некоторое время назад казалось, что эпоха холодной войны, с ее запугиванием и взаимным сдерживанием при помощи ядерного потенциала, которое позволяло сохранить видимость относительного мира, ушла в прошлое. К сожалению, сейчас происходит возвращение к риторике тех лет и к тому, что тогда происходило: мы вновь слышим про самые страшные и опасные арсеналы. Путин не только ведет циничную игру, бряцая оружием, но и воспитывает новые кадры командного состава. Для этих людей такого рода методы — это уже не игра, а рутинные действия.

— Вы говорите, что Путин хочет усыпить бдительность Запада, надеясь вернуться в европейские салоны. Но неужели политики, особенно лидеры западноевропейских стран, этого не осознают?

— Западная Европа, к сожалению, демонстрирует, что она способна пойти на множество уступок, лишь бы на какое-то время избавиться от этой проблемы. Это близорукий и рискованный подход, который грозит привести к таким последствиям, которые мы видели в недавнем прошлом. О бывшем канцлере Герхарде Шредере, который с 2005 года связан с российским Газпромом, даже не хочется говорить, это ужасный позор для Германии. Его пример показывает, как человек, занимающий такой важный пост, может продаться российским корпорациям.

Напрашивается вопрос, насколько хорошо он выполнял свои должностные обязанности, и не появятся ли у него последователи. Нельзя исключать, что кто-то снова будет готов мириться с агрессивными шагами Путина только для того, чтобы извлечь личную выгоду, нанося при этом ущерб другим государствам или экономическим интересам своей страны. Я надеюсь, что действия России все же склонят членов НАТО и Европейского Союза сплотить свои ряды и сконцентрироваться на реальных, а не на воображаемых угрозах, идущих с восточного направления. Но сейчас ЕС, занятый множеством разных дел, обращает слишком мало внимания на то, что на самом деле представляет угрозу для его восточного фланга.

— Путин, как Вы верно отметили, интересуется арктическими месторождениями нефти и газа, но мы знаем, что кроме России на них претендуют такие страны, как США, Канада, Исландия, Норвегия, Швеция, Финляндия или Дания. Можно ли как-то примирить их интересы, или все будет развиваться по сценарию, которого придерживается Путин: «кто успел, тот и съел»?

— Политика свершившихся фактов — это то, что получается у Путина лучше всего. Запад, чей потенциал превосходит российский, во многих случаях реагирует слишком медленно. Кроме того, западные принципы политкорректности или, возможно, в большей степени медлительность, нерешительность и отсутствие последовательности в действиях позволяют Путину навязывать инициативу. И, судя по всему, у Запада не получается на это реагировать. В итоге Кремль в лучшем случае пойдет на небольшие уступки, но то, что он успел присвоить на данный момент, останется в его руках.

— Как долго можно продолжать эту политику уступок? Есть ли у нее какие-то границы?

— Казалось, что последним сигналом в адрес Путина, который покажет, что некоторые границы переходить нельзя, станет прошлогодний саммит НАТО, оказавшийся многообещающим в плане намеченных там целей и задач. К сожалению, после саммита в Европе вновь наметился раскол, а некоторые страны будто бы забыли о принятых там решениях и вновь начали относиться к политике Москвы снисходительно.

Достаточно привести пример Германии. Когда в Польшу начали прибывать военнослужащие американской танковой бригады, немцы стали говорить о том, что не стоит дразнить медведя такими действиями. Еще можно вспомнить, что произошло в Турции в 2015 году, когда сбили российский Су-24. Путин поставил ловушку и искусно использовал создавшуюся ситуацию в своих целях, спровоцировав обострение проблем внутри НАТО.

ЕС старается пережить Брексит, сейчас возникли сложности с Каталонией, а Путин только и ждет подходящего момента, он не прощает слабости. Когда он видит, что НАТО или Европа заняты решением внутренних проблем и при этом не могут действовать солидарно, он хладнокровно использует разногласия в собственных интересах. Ситуация останется такой до тех пор, пока Запад не проснется, не прозреет и не изберет в отношении империи Путина последовательную тактику. Реальность такова, что, с одной стороны, мы вроде бы вводим санкции, а с другой — оставляем лазейки, которые позволяют их обойти.

— Если главам государств Западной Европы недостает рассудительности, то президент Дональд Трамп, как кажется, осознает все угрозы. Но способен ли он создать сильную коалицию вокруг своей идеи, что в отношении путинской России следует вести жесткую политику?

— Остается надеяться, что ему это удастся. В этом контексте особенное значение имел визит Трампа в Польшу. Переговоры, которые состоялись в Варшаве, позволили лидеру крупнейшей мировой державы взглянуть на проблемы восточного фланга в новом, широком ракурсе. Честно говоря, больше всего сегодня мы можем рассчитывать именно на Соединенные Штаты, а наши ближайшие соседи, немцы или французы, не слишком заинтересованы этой темой. Не говоря уже об итальянцах или испанцах, которых восточный фланг волнует еще меньше.

— У итальянцев и испанцев есть свои проблемы…

— Конечно, но это не освобождает их от обязанности сохранять солидарность с другими членами НАТО. Нельзя смотреть на проблемы избирательно и руководствоваться только своими интересами, поскольку отсутствие симметрии в итоге вредит всем. У Путина, в свою очередь, появляется новая возможность вести игру против каждого государства по отдельности. Он действовал так всегда, и год от года перед ним открывается все больше возможностей. Напомню, что этот метод он использовал, например, когда вел переговоры с коалицией «Гражданской платформы» (PO) и Польской крестьянской партии (PSL) на тему возврата обломков президентского самолета.

Это особый метод, который позволяет Путину особенно успешно вести свою игру. Сила Польши заключается в том, чтобы выступать от имени НАТО и ЕС, говорить их голосом. Очень важно, чтобы в структурах Альянса и Евросоюза наконец занялись такой политикой, которая будет защищать каждое государство, а не концентрироваться на внутренних проблемах. К сожалению, все эти структуры (в первую очередь европейские) сильно забюрократизированы. Они сосредотачивают внимание на Брексите и тому подобных темах, но не могут выработать единую стратегию и поддерживать в соответствии с принципом межгосударственной солидарности каждого члена европейского сообщества или НАТО, особенно когда речь идет о столкновении с таким гигантом, как Россия.

Возьмем, допустим, близкий нам пример: энергетические вопросы. Вспомню еще раз о Лехе Качиньском. Когда россияне перекрыли нам газовый вентиль, он использовал подходящий момент, обратился к дипломатическим средствам и поднял энергетические вопросы на саммите НАТО. Это положительный пример солидарных действий. Но сейчас у нас есть газопровод «Северный поток», который идет по дну Балтийского моря, то есть проект, который противоречит идее ЕС. Конечно, все размахивают флагами с лозунгами о европейской солидарности, но когда дело доходит до бизнеса, каждый (читай: Германия) действует поодиночке, исходя из собственных интересов. Это печальный вывод, но это правда.

— Благодарю за беседу.

Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2017 > № 2337106 Роман Полько


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328572 Леонид Бершидский

Польские националисты одерживают победу над ЕС в его собственной игре

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Националисты, которые руководят Польшей, проявили себя искусными игроками в их конфронтации с Евросоюзом, который уже обвинил их в подрыве диктатуры закона, но пока еще не ввел против них санкции в связи с этим. Президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) представил то, что он назвал компромиссными предложениями по судебной реформе, которая сильно рассердила Евросоюз. Эта стало той оливковой ветвью, которую Евросоюзу стоит принимать только в том случае, если он тайно сожалеет о резкой критике в адрес польских властей.

Партия «Право и справедливость», которая помогла Дуде стать президентом в 2015 году, приложила массу усилий, чтобы поднять Польшу вверх по шкале авторитаризма. Она начала с установления жесткого контроля над польским конституционным судом (чье право трактовать основные законы не попадает под действие текущей реформы). Затем она взялась за государственные СМИ, которые она превратила в свои инструменты пропаганды. И она продвигала свои законы, не консультируясь с другими политическими силами, несмотря на то, что в парламенте она обладает лишь незначительным большинством. Все это время Евросоюз наблюдал за происходящим, мягко выражал свою озабоченность, инициировал «диалог» с польским правительством, который это самое правительство по большей части игнорировало.

Терпение Евросоюза, по всей видимости, лопнуло в июле, когда «Право и справедливость» провела через парламент три закона, вносящие серьезные изменения в нынешнюю судебную систему. Эти законы отправляют действующих судей верховного суда в отставку, предоставляют парламентскому большинству контроль над комитетом, отвечающим за назначение судей, и предоставляют Министерству юстиций широкий контроль над региональными судами.

Тогда первый вице-председатель Еврокомиссии Франц Тиммерманс (Frans Timmermans) решился на необычный шаг и пригрозил Польше Статьей 7 договора о ЕС — процедурой, в результате которой страна может лишиться права голоса в ЕС за неспособность поддерживать фундаментальные принципы и ценности союза. Прежде к этой статье ни разу не прибегали, и это была самая серьезная угроза, на которую только могли пойти чиновники Евросоюза. Тиммерманс ясно дал понять, что эта процедура будет запущена в том случае, если законы, касающиеся польской судебной системы, вступят в силу. Три дня спустя Дуда наложил вето на два закона из трех, оставив только закон о региональных судах. В связи с этим Евросоюз инициировал против Польши процесс о нарушении, однако кризис был на время сглажен.

«Право и справедливость» начала жаловаться на поведение Дуды, и создавалось впечатление, что президент поссорился со своими прежними союзниками. Это дало ему некоторую свободу в выборе такого варианта решения для Тиммерманса и других чиновников Евросоюза, который позволил бы ему сохранить репутацию. Дуда представил свое решение в понедельник, 25 сентября, и этот вариант мало чем отличатся от первоначальных законопроектов, предложенных партией «Право и справедливость» — по крайней мере по своему духу. Согласно предложению Дуды, действующим судьям верховного суда не нужно будет уходить в отставку немедленно — они должны будут сделать это, когда им исполнится 65 лет и 60 лет, если речь идет о женщинах (то есть треть судей должна будет подать в отставку уже к концу этого года). Президент также предложил создать две новые коллегии: одна из них должна будет заниматься необычными жалобами, состоять из политиков и получить право отменять решения верховного суда, а другая будет заниматься дисциплинарным производством в отношении судей. Согласно той версии реформы, которую продвигает Дуда, парламент будет и дальше выбирать членов Национального судебного совета — органа, который выбирает судей — но теперь уже для утверждения нужно будет получить три пятых голосов, а не простое большинство.

Кроме того, Дуда изначально предложил внести некоторые изменения в конституцию: если парламент не сможет выбрать членов Национального судебного совета, право сделать это получит президент. Когда Дуда обсуждал свой план с лидерами парламентских фракций сразу же после объявления о нем, он столкнулся с решительным сопротивлением: оппозиция выступает против внесения любых поправок к конституции, касающихся судебной системы, а «Право и справедливость» не хочет передавать президенту лишние полномочия. Поэтому Дуда быстро пошел на попятную, предложив другую схему: каждый член парламента должен голосовать за одного кандидата в этот совет. Это выглядело как уступка, однако в этом случае преимущество остается за партией большинства, особенно если учесть, что популистская фракция «Кукиз'15» хочет создать альянс с партией «Право и справедливость» в вопросах судебной системы.

Версия реформы, предлагаемая Дудой, преследует ту же самую цель, что и первоначальные законопроекты «Права и справедливости»: она нацелена на усиление политического контроля над судебной системой. Это вовсе не обязательно является плохой затеей: во многих развитых странах, включая США и Германию, политики играют важную роль в выборе судей. Сегодня судебное сообщество в Польше пользуется большей автономией, чем суды в этих странах, что может нести в себе риски для прозрачности его работы. Но Евросоюз уже сделал этот вопрос «красной линией» в отношениях с Польшей, поэтому поляки сейчас относятся к нему как к делу политического, а не правового характера. Лидер «Права и справедливости» Ярослав Качиньский продолжает говорить о разногласиях с Дудой, что создает впечатление, будто система сдержек и противовесов в стране работает, и заставляет Евросоюз принять «компромисс» Дуды. Однако на самом деле Дуда просто помогает Качиньскому воплотить в жизнь его идеи с минимальными изменениями.

Евросоюзу необходим было начать действовать раньше, когда партия «Право и справедливость» проехалась катком по конституционному суду. В текущем вопросе меньше определенности, и нет никаких гарантий, что Европейский суд отклонит польскую судебную реформу. Таким образом, многое указывает на то, что Тиммерманс готов уступить. Никто не упомянул о Статье 7, когда министры иностранных дел стран ЕС встретились в Брюсселе после объявления Дуды. Тиммерманс пообещал «очень внимательно изучить поправки» и попросил Польшу отправить их экспертной комиссии Евросоюза.

Однако не нужно проводить особо тщательный анализ, чтобы заметить, что суть предложений не изменилась. Если Евросоюз действительно намерен начать наступление на партию «Право и справедливость», ему стоит продолжить процедуру Статьи 7, а не попадаться на спектакль с «хорошим полицейским и плохим полицейским», который разыгрывают Дуда и Качиньский. Если Брюссель отступит и начнет искать новый повод для того, чтобы приструнить нелиберальное польское правительство, он никогда ничего не добьется. Поляки хорошо изучили его игры, и они достигли такого же мастерства, как и их союзник, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, который умеет ходить по краю пропасти без каких-либо серьезных последствий. Евросоюз этого не хочет: правительство, которое ведет себя безответственно по отношению к судам, СМИ и даже своим европейским союзникам, не может быть частью европейского проекта. Заставить это правительство предложить, в сущности, бессмысленный компромисс — это не победа, а самое настоящее поражение.

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328572 Леонид Бершидский


Россия. Евросоюз. Польша > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319148 Иван Крастев

«Восточная Европа без колониальной истории»

Die Tageszeitung, Германия

taz.am wochenende: Господин Крастев, Вы в Восточной Европе были свидетелем развала Советского Союза. Не видите ли Вы сейчас конец Европейского союза?

Иван Крастев: Нет, я не вижу конец Европейского союза. Однако мы не можем больше воспринимать ЕС как нечто само собой разумеющееся. Вещи. которые до сих пор казались невероятными, стали вдруг вероятными. Например, Брексит имеет большое психологическое влияние, также вырос страх перед неправильными политическими решениями. Но что, собственно говоря, мы понимаем под концом? Ограниченную свободу передвижения? У нас много теорий по европейской интеграции, но ни одной по роспуску ЕС.

— В Вашем новом эссе «Сумерки Европы» Вы изучаете линии разлома, которые сейчас пролегли через ЕС. Одним из самых тяжелых последствий кризиса с беженцами, по Вашему мнению, является раскол между Западной и Восточной Европой. Почему?

— Кризис с беженцами углубил политические и культурные разделительные линии, которые были и раньше. У восточноевропейских стран нет колониальной истории. Они менее привычны к тому, чтобы жить в одном обществе вместе с мнимыми чужаками, чем западные европейцы. В такой стране как Польша этническая однородность стала фундаментом национального государства. Вид чужака на границах собственной страны действует на многих восточных европейцев как смертный приговор для их довольно маленьких этнических групп.

— Страны на так называемом балканском маршруте были для беженцев скорее транзитными странами.

— Да, но неприятие чужого всегда сильнее там, где чужих почти нет. Нет ничего хуже, чем воображаемый иностранец, мигрант или беженец. Даже такие меньшинства как рома в таких странах, как Румыния или Венгрия, в течение веков так и не были толком интегрированы. То есть люди спрашивают себя сегодня, почему они должны принимать еще больше людей с абсолютно другой культурой. Более либерально настроенные люди, живущие там, хотят выехать в западноевропейские страны. Это еще больше усиливает чувство неуверенности.

— Означает ли Европа, например, для болгарина нечто совершенно иное, чем для нидерландца?

— Безусловно. Некоторые страны уже семьдесят лет являются частью европейского проекта. Они совсем иначе привыкали к этому союзу. В 1989 году праздновали прежде всего открытие границ. От этого выиграли многие восточные европейцы, которые сегодня работают за границей. Однако теперь эти открытые границы стали для них угрозой, потому что особенно в их родных странах особенно активно высказывались против приема беженцев. Но с усилением риторики против чужаков в Западной Европе также и рабочие мигранты из Восточной Европы могут скоро стать жертвами. Это было видно после голосования по Брекситу, когда в Англии участились случаи нападения на поляков и других мигрантов.

— Вы пишете в Вашем эссе, что восточноевропейские государства не разделяли космополитические ценности, которые лежат в основе европейской идентичности.

— Одним из больших различий является то, что означал 1968 год для Западной и для Восточной Европы. На Западе были солидарны с движениями за деколонизацию также и с учетом собственной колониальной истории и последствий второй мировой войны. Тогда появилось очень мультикультуралистское мышление. В Польше или в Чехословакии в 1968 году демонстрации были похожи более на национальное пробуждение. Люди там сопротивлялись советскому империализму, который восточноевропейские режимы пытались узаконить с помощью якобы интернациональной коммунистической революции. Это абсолютно иной мотив, чем на Западе.

— Проявляется ли это стремление к эмансипации и сегодня?

— Председатель польской партии «Право и справедливость» (ПиС), Ярослав Качиньский, является хорошим примером этого. Он уже всегда верил в то, что Польша может быть свободной и демократической только тогда, когда она будет полностью суверенной. Качиньский абсолютно против того, чтобы Польша делила свой суверенитет с кем-либо. Но Европейский союз в конечном счете организован именно вокруг этой космополитической идеи. Поэтому союзу надо искать эффективный средний путь. Однако это не может означать отмены открытых границ как беспроблемных, потому что они таковыми не являются.

— Думаете ли Вы, что такие страны как Словакия при распределении беженцев смогут все же пойти на компромисс?

— У восточноевропейского общества есть ощущение, что им это распределение навязывают. Правительство ФРГ решилось на открытие границ. Когда это привело к напряженности в Германии, то было решено морально обязать другие страны. Но по этому поводу не было никаких серьезных дискуссий. Это опять же позволило некоторым восточноевропейским главам правительств поставить под вопрос всю европейскую миграционную политику в целом. Это смешно, но некоторые страны не хотят принять даже тысячу человек.

— В Вашей новой книге «Сумерки Европы» Вы пишете о смысле и о бессмысленности референдумов и прямой демократии. Какое влияние оказали референдумы, как в 2016 году в Нидерландах по поводу договора об ассоциации с Украиной? 60% избирателей проголосовали против.

— Этот референдум был непостижим. Я думаю, что большинство нидерландских избирателей ничего не знает о договоре об ассоциации Европейского союза с Украи- ной, и оно и не интересуется этим. Это голосование показало, как политические группировки или даже правительство одной страны может получить популярность у людей. Они хотят показать, что выступают от имени большинства граждан. Если будет больше таких референдумов, то ЕС будет парализован. Я считаю их более опасными, чем возможные голосования по выходу из ЕС.

— Какую роль играет Россия в напряженных отношениях между Западной и Восточной Европой?

— В вопросе отношения Восточной Европы к России существует раскол. Польша и Прибалтика чувствуют, что им угрожает Россия. Опять же в Викторе Орбане Владимир Путин нашел самого сильного союзника в Европе. Я думаю, что Москва будет постоянно пытаться объединиться с отдельными странами Европы, но не с Европейским союзом как таковым. Это будет еще усиливаться, если отношения России и США останутся такими же плохими. Целью Москвы будет отделение ЕС от США, и это еще никогда не было столь многообещающим, как сейчас с президентом Дональдом Трампом. Отношения между США и Европой такие напряженные, как этого не бывало со времен второй мировой войны. Россия хочет этот разрыв в европейском обществе углубить и использовать, чтобы заставить опять же США пойти на переговоры по поводу санкций.

— Предоставляет ли напряженность в отношениях между Россией и США шанс для новой идентичности Европы?

— Европа должна сейчас, больше чем когда либо ранее, проводить более активную внешнюю политику и политику в области безопасности. Я думаю, что это не случайно, что Германия и Франция уже выступили с идеей о более автономной роли в области безопасности для ЕС. Развитие ситуации в Польше и Венгрии, конечно, усложняет объединение ЕС. И все же, даже если угроза из России и напряженность в отношениях с США представляют собой риск, я думаю, что здесь есть шанс продвигать вперед более эффективную внешнюю политику и политику в области безопасности.

Россия. Евросоюз. Польша > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319148 Иван Крастев


Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317517 Катажина Пелчиньска-Наленч

Самоизоляция Польши в ЕС выгодна России

Интервью с Катажиной Пелчиньской-Наленч — бывшим послом Польши в Москве, руководителем программы «Открытая Европа» в Фонде имени Стефана Батория.

Норберт Новотник (Norbert Nowotnik), Dziennik Gazeta Prawna, Польша

Польское агентство печати (PAP): После распада Советского Союза Россию много лет считали слабой периферийной постимперией, однако, нападение на Украину и последние выборы в США заставили мировую общественность «проснуться» и признать, что Россия остается опасной. Могут ли эти российские деструктивные возможности, которые мы увидели, представлять угрозу для Польши?

Катажина Пелчиньская-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz): В польских общественных дискуссиях тема российских угроз звучит очень часто. О ней говорят эксперты и политики, а последние соревнуются во взаимных оскорблениях, выясняя, кто на самом деле предает интересы Польши, работая на Москву… На мой взгляд, нам, однако, недостает серьезного обсуждения, в котором прозвучат рациональные доводы в пользу того, что России следует опасаться. Таких разговоров очень мало. Можно сказать, что мы гораздо охотнее говорим о своих страхах, связанных с россиянами, чем пытаемся реально ограничить российское разрушительное влияние.

Я имею в виду не военную угрозу (мы должны знать, как ей противостоять), а так называемые гибридные операции, которые ослабляют Польшу изнутри и на международной арене. Речь идет о действиях, которые могут в будущем облегчить России манипулирование внутренней ситуацией в нашей стране. К сожалению, в последнее время мы могли наблюдать эти деструктивные российские действия во многих странах Запада: не только в США, но также во Франции и Германии. Сложно надеяться, что Польша станет здесь исключением. Она наверняка окажется в числе стран, против которых будут направлены российские гибридные операции.

— Как они выглядят?

— Россия использует слабые места других государств — например, политические и общественные разногласия. Понятно, что чем больше общество раздроблено в той или иной стране, тем оно слабее. Это, к сожалению, касается не только Польши, но и тех стран, государственные институты в которых недостаточно сильны. Москва умеет ловко использовать такого рода слабые точки для достижения своих политических целей. Имперской России выгодна изоляция Варшавы, ее ссоры с соседними странами, в особенности с Германией и Украиной. Очевидно, что изоляция нашей страны вписывается в российскую стратегию ослабления Запада и дробления Европы, то есть снижения роли таких государств, как Польша, в евроатлантических структурах. Россияне надеются, что в Европе возникнут неразрешимые конфликты, а отдельные государства не смогут сотрудничать друг с другом, в особенности в сфере противостояния российским влияниям.

— Вы можете привести конкретные примеры российских гибридных действий в Европе?

— Есть наглядный пример из Германии. Это разлетевшаяся в 2016 году по российским СМИ история 13-летней девочки, которую якобы изнасиловали в Берлине мигранты. На самом деле ничего такого не было, а россияне, запустив эту «утку», старались поднять волну антимусульманских и антииммигрантских настроений, чтобы убедить жителей Германии в ошибочности курса Ангелы Меркель. России выгодно, чтобы они оценивали канцлера негативно вне зависимости от того, какова ее политика на самом деле. Во-первых, Меркель и немецкая администрация стали оплотом европейской интеграции, а во-вторых, канцлер превратилась в основного европейского лидера, который выступает за сохранение антироссийских санкций.

Гибридные операции России до сих пор тщательно не исследовались, поэтому мы, к сожалению, вынуждены опираться здесь на различные догадки, которые могли бы подтвердить спецслужбы. Конечно, некоторые государственные ведомства, СМИ, неправительственные организации сообщают, что такие случаи имели место, однако, этого мало, чтобы оценить масштаб явления. В том, что это явление в Польше существует, я не сомневаюсь, но над этой темой у нас опущена завеса молчания, и это тревожный знак.

— Почему эта тема не звучит в общественных дискуссиях?

— На мой взгляд, это связано с возникшим сейчас в Польше политическим конфликтом. Можно с уверенностью утверждать, что россияне стараются воздействовать на определенные процессы в нашем государстве посредством националистических организаций. В этом нет польской специфики, россияне используют те же методы во многих странах: они поддерживают, например, «Национальный фронт» Марин Ле Пен и партию «Альтернатива для Германии», которая выступает с антииммигрантскими лозунгами. Польша — одно из многих государств, которое столкнулось с такими механизмами воздействия. В связи с этим государство (в особенности гражданские и военные спецслужбы) должно взять такого рода силы под особый контроль.

— Как могут выглядеть деструктивные действия Москвы в отношении Польши?

— Она может заняться формированием своей агентуры внутри националистических организаций, часть из которых занимает в большей степени пророссийскую, чем проукраинскую или пронемецкую позицию, что позволяет россиянам налаживать с ними контакты. Эти организации даже могут не быть пророссийскими, для проникновения в них достаточно, чтобы они негативно относились к украинцам или немцам.

Вполне правомерен вопрос: насколько действия и провокации тех или иных националистических группировок выступают плодом фантазии их собственных членов, а насколько инспирируются извне. Легко понять, что, например, эскалация польско-украинского конфликта выгодна россиянам. Источником такой эскалации могут служить как национализм сам по себе, так и влияние России, подпитывающей националистические настроения. Обращу внимание, что с организациями, выступающими за сильную и неделимую Европу, такой проблемы не возникает, ведь их деятельность не пересекается с интересами Москвы. Уже один этот факт должен склонять нас относиться к польскому национализму с особенной осторожностью.

— Но ведь вы согласитесь с тем, что усматривать в каждом критическом высказывании в адрес ЕС влияние пророссийских сил тоже неправильно. В таком случае мы отметем даже справедливые мнения об этой организации, назвав их проявлением повиновения Кремлю.

— Конечно, открытая дискуссия на тему Европейского Союза в Польше необходима, а его романтическая идеализация может нанести вред. Но одно дело — дискуссия, а другое — самоизоляция Польши в Европе, которая наверняка выгодна России.

— Москва также пытается вести активные действия в сфере исторической политики. Она, например, выступает против демонтажа коммунистических монументов, которым занялись польские власти. Стоит ли на этом фоне ждать инцидентов с осквернением польских мемориалов на российской территории, например, катынских некрополей?

— Я так не думаю, это не соответствует российскому сценарию. Осквернение польских могил в России, особенно военных кладбищ, противоречит тому образу, в котором россияне хотят предстать в Европе и в мире. В каждом цивилизованном государстве военные некрополи окружены особой заботой, а их разрушение считается варварством. Чаще всего обвинения в том, что они не заботятся должным образом о военных захоронениях, слышат от российских властей Польша и Украина, которые предстают таким образом «государствами-варварами». Сами россияне хотят продемонстрировать, что они в отличие от поляков и украинцев способны контролировать ситуацию на своей территории.

Если говорить об исторической политике, то Россия будет, скорее, продвигать свой собственный дискурс, отличающийся от нашего. Например, поблизости от польского военного кладбища в Катыни скоро появится экспозиция, рассказывающая о судьбе пленных большевиков в Польше. Это известная нам тема «анти-Катыни»: россияне стремятся обвинить наше государство в том, что оно умышленно уничтожило десятки тысяч красноармейцев, оказавшихся во время Польско-советской войны в лагерях для военнопленных. Россияне не занимаются уничтожением польского кладбища, но приравнивают катынское преступление к гибели советских пленных в Польше.

В этом контексте следует обратить внимание, что нападения вандалов на находящиеся в Польше могилы бойцов Красной армии, работают на русофобский образ нашей страны, который продвигает Россия. Сейчас сложно сказать однозначно, в каких случаях разрушение памятников красноармейцам (нарушающее польское законодательство) было инспирированной извне провокацией, а в каких — акцией одержимых националистов. В любом случае, если польское государство не сможет продемонстрировать силу и сдержать эти круги, они станут инструментом российских агентурных операций.

Контролировать силы, которые могут совершать провокации и раздувать конфликты на национальной почве — дело первостепенной важности. Без такого контроля мы вступим на путь дестабилизации государства. Это очень опасная игра. Некоторым кажется, что они способны использовать радикальные движения в своих целях, играть на их популярности и так далее, но они должны осознавать, что если внешний игрок даже частично подчинит эти силы себе, безопасность нашего государства окажется под угрозой. Не стоит забывать и о том, что на подготовку некоторых ресурсов требуются годы, но в подходящий момент их можно пусть в ход. Иллюстрацией этому служит аннексия Крыма. Украинцы не знали, что готовят там россияне, а в 2014 году внезапно оказалось, что полуостров отделяется от России. Москва много лет работала там над созданием выгодной для себя ситуации, а когда подвернулся подходящий момент, воспользовалась им.

— Как вы считаете, остается ли Польша для Запада авторитетом в сфере восточной политики?

— В какой-то мере да. Долгие годы Польшу считали таким авторитетом и особенно внимательно прислушивались к нашему мнению по Украине. С Россией в этом плане было сложнее. В последнее время из-за кризиса в контактах между Варшавой и европейскими институтами, а также отдельными странами ЕС к нам в этой теме стали прислушиваться меньше. Сильнее всего нашему имиджу вредят двусторонние проблемы. Во-первых, это отношения с Украиной, которые в последние 25 лет еще не бывали такими сложными. С одной стороны, на них оказывают влияние споры на тему истории, с другой — наши разногласия с Брюсселем. Из-за них Киев больше не считает Варшаву своим адвокатом на европейской арене. Похоже выглядит ситуация с Россией, которая была готова сотрудничать с польским государством только при условии, что оно сохранит влияние на процесс принятия решений в Европе. Раз Варшава его утратила, Кремль больше не считает ее привлекательным партнером. В свою очередь, с нашей точки зрения, проблемы в отношениях с Россией и Украиной проистекают из их идеологизированной исторической политики, которая осложняет диалог.

— Перед лицом угрозы российского империализма стратегическое сотрудничество с Украиной должно стать для Польши приоритетом, однако, украинские власти выдвигают нам удивительные требования, например, по поводу восстановления памятника УПА (запрещенная в РФ организация — прим.ред.) в селе Грушовичи.

— Я считаю, что в этом историческом споре незрело ведут себя обе стороны — и Киев, и Варшава. Каждый ошибается по-своему. Варшава, которая справедливо, но, на мой взгляд, слишком резко поднимает тему, например, Волынской резни, забывает, что Украина ведет на востоке войну с Россией. Польское руководство не умеет отделять исторические вопросы от стратегических, а в некоторых высказываниях мы слышим, что стратегия даже становится заложницей истории. Кроме того, мне кажется, что Польша недостаточно твердо осуждает антиукраинские инциденты, которые происходят на территории нашей страны.

Киев же старается не замечать любые сложные для него темы, как, например, Волынская резня, выстраивая таким образом довольно плоский образ, прославляющий украинский народ. Такой курс явно контрпродуктивен, и к примирению с Польшей он не приведет. Украину оправдывает лишь ее очень молодая государственность и продолжающаяся война.

Я считаю, что существующие проблемы в настоящий момент решить невозможно. Единственный выход — это «согласие на несогласие», которое должны высказать обе стороны. Речь идет о том, что мы можем в чем-то не соглашаться, но одновременно — вести диалог, не позволяя разногласиям его парализовать. Другого выхода я сейчас не вижу. Придется подождать подходящего момента, когда обе стороны станут более зрелыми и смогут окончательно нормализовать свои отношения, к чему следует стремиться и полякам, и украинцам.

Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317517 Катажина Пелчиньска-Наленч


Польша. Белоруссия. Китай. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Рыба > mirnov.ru, 18 сентября 2017 > № 2501454 Максим Орешкин

ПОЧЕМУ АГРОПРОМ ТОРМОЗИТ?

После запрета, наложенного властями на импорт сельхозпродукции, ожидалось, что отечественные аграрии совершат революционный прорыв и добьются устойчивого роста производства. Однако оптимистов ждало горькое разочарование.

Эксперты утверждают, что рост сельского хозяйства имел место лишь в течение четырех осенних и зимних месяцев прошлого года. Потом он замер, а с июня 2017 г. пополз вниз. Глава Министерства экономического развития России Максим Орешкин объяснил спад производства холодной погодой.

«У нас июльский показатель сельского хозяйства примерно на 3% ниже прошлого года. В целом это связано со смещением уборки урожая», - отметил министр.

В качестве еще одной причины, затормозившей рост сельхозпроизводства, некоторые эксперты назвали уменьшение размера господдержки, однако министр сельского хозяйства Александр Ткачев с ними не согласился, заявив, что за три последних года поддержка отрасли из федерального бюджета выросла почти на треть - со 190 млрд рублей в 2014 г. до 242 млрд рублей в 2017-м.

Получается, другой причины регресса, кроме скверной погоды, у отечественного агропрома в наличии не имеется. Что ж, в этом нет ничего нового. Еще в советские времена родилась горькая шутка: мол, нашему крестьянину мешают хорошо трудиться четыре причины - зима, весна, лето и осень.

С тех пор у нас сменился строй, но причины, не дающие агропрому удивить страну и мир высокими показателями, остаются все теми же. Однако, перефразируя известную поговорку, на погоду надейся, но и сам не плошай. Между тем плошать продолжаем.

Почему, например, до сих пор не сумели наладить доставку и хранение выращенного урожая? В результате бедствием в равной степени являются как плохой урожай, так и хороший, в гигантских количествах остающийся гнить на полях.

Почему яблочное изобилие из Орловской или Тамбовской областей не попадает в Москву и другие крупные города? Зато туда исправно попадают польские яблоки. Раньше вагоны с ними шли напрямую, теперь, после импортного табу, идут через Белоруссию.

Почему до сих пор мы не в состоянии организовать доставку в центр страны дальневосточной рыбы, а китайцы своей - могут?

Ответы на все эти вопросы должен дать Минсельхоз, правительство в целом, однако ничего, кроме жалоб на погоду, мы от чиновников добиться не можем. Не заметно, чтобы у них была стратегия действий, да и с прогнозами дело обстоит не ахти - то они низкие, то вдруг начинают лезть в гору.

Тут вспоминается библейская притча о египетском фараоне, увидевшем сон про семь тучных коров, которых съели семь тощих коров. Потом он увидел сон, в котором семь полных и хороших колосьев были поглощены колосьями, иссушенными ветром.

Египетские мудрецы, в отличие от молодого еврейского коллеги, истолковать сны не сумели. Иосиф же поведал фараону про семь тучных и семь голодных лет. Пророчество Иосифа сбылось. Потом он еще дал владыке Египта советы, скажем так, из области управления. Они тоже пошли на пользу делу.

Вот бы и нам такого мудреца, который смог бы точно прогнозировать урожаи, а заодно разрабатывать стратегии и выстраивать иерархию приоритетов. Тогда, глядишь, и сезонный фактор не смог бы помешать нашему агропрому получать высокие урожаи.

Максим Грегоров

Польша. Белоруссия. Китай. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Рыба > mirnov.ru, 18 сентября 2017 > № 2501454 Максим Орешкин


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293505 Януш Корвин-Миккэ

Евродепутат: «Угрозы санкциями Польше – это игра Брюсселя»

Недавно Польша оказалась в центре внимания благодаря скандальной судебной реформе, спровоцировавшей волну протестов по всей стране. Из-за законопроектов, по сути ставящих судебную систему в прямую зависимость от кабинета министров, для Польши на горизонте замаячила угроза санкций Еврособща. На этом фоне Варшава потребовала от Берлина возместить ущерб, нанесенный Польше во Второй мировой войне. Чем окончится противостояние Польши с Евросоюзом? И есть ли опасность, что протесты в Польше перерастут в польский «майдан»? Об этом в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал евродепутат от Польши и участник пяти президентских выборов в новейшей истории страны Януш Корвин-Миккэ.

- Какие проблемы в отношениях между Польшей и Брюсселем привели к сегодняшнего обострению ситуации и угрозам ввести санкции?

- Нет «отношений». Существует только одно отношение: подчинение. Третья Польская республика, ратифицируя Лиссабонский договор, отказалась от суверенитета. У нее, конечно, есть автономия, и существует спор относительно границ этой автономии, так как договор очень непонятный. Правящая сегодня партия «Право и Справедливость» проводит череду реформ, которые не нравятся оппозиции. И оппозиция делает все, чтобы заинтересовать Брюссель ситуацией в моей стране. К счастью, создатели ЕС специально сделали европейское право неясным, чтобы было пространство для его интерпретации на свой лад. Польское правительство пользуется этим, утверждая, что не нарушает европейское право.

- В Польше то и дело вспыхивают протесты против скандальной судебной реформы. Ранее в Варшаве и других городах страны десятки тысяч людей вышли на улицы, выражая свое возмущение законопроектом, инициированным правящими консерваторами. Так ли уже необходимо было вносить изменения в спорный законопроект о Верховном суде?

- Считаю, что должна быть проведена основательная судебная реформа, и то, что, хотела провести правящая партия («Право и Справедливость») не является таковой. Сегодняшний вариант «судебной реформы» – это замена людей, которые служили когда-то властям ПНР (Польской Народной Республики), на людей, которые будут служить правящей партии «Право и Справедливость».

Такая «реформа» значительно опаснее, чем ее отсутствие, так как ПНР никому уже распоряжений не дает. Эти судьи не будут независимы. Они будут исполнять распоряжения властей.

Считаю нужным напомнить, что в 1885 г., когда судебная власть была коррумпирована, были проведены реформы (в течение 2-х лет), и коррупция исчезла. Уверен в том, что должны действовать специальные суды, называемые «колпачными» (как уже было в Польше), которые скрытно бы отстраняли от дела тех судей, которые не достойны своего звания.

- Почему польский народ не поддержал правящую партию?

- Ярые сторонники «Права и Справедливости» поддержали закон, но практически никто из них закон не читал. Поэтому я не уверен, что люди, поддержавшие этот закон, действуют сознательно.

Те люди, которые закон не поддержали, просто не хотели тоталитаризма, когда судебная власть становится зависимой от генерального прокурора (кем в Польше после проведенных ранее реформ является министр юстиции).

Я много лет утверждал, что нужно разделить функции генерального прокурора и министра юстиции. К сожалению, ПиС и ее реформы приведут к худшему результату.

- Могут ли антиправительственные протесты в Польше перерасти в аналог «майдана», то есть привести к смене власти? Чем все это закончится?

- Ничем. «Право и Справедливость» наступила на горло песне «Гражданской платформы» (предыдущая правящая партия Польши - прим. ЕЭ) и посткоммунистической системе в лице «Союза левых демократов». И именно эти силы выводят людей на улицу.

- Европейская комиссия запустила санкционную процедуру в отношении Польши из-за ее судебной реформы. Что это за санкции и какие могут быть последствия для экономики Польши?

- Я считаю, что никаких санкций не будет. Это игра Брюсселя для создания видимости. Как будто в ЕС больше не осталось интересных вопросов, кроме того, что происходит в Польше.

Санкций не будет, а если бы денежный поток из ЕС был приостановлен, то это положительно бы сказалось на Польше. Люди не думают, как достать деньги на ведение бизнеса, только как получить дотации из ЕС.

- Недавно Варшава потребовала от Берлина выплаты репараций за ущерб, причиненный во Второй мировой войне. Что стоит за этими требованиями и могут ли они быть удовлетворены?

- Считаю, что нет никаких шансов на репарации, потому что III Польская Республика является наследником Польской Народной Республики, а Польская рабочая партия отказалась от претензий на компенсацию. Есть только одна лазейка. После Варшавского Восстания Гитлер приказал уничтожить Варшаву. Эта было политическое решение канцлера III Рейха.

Это решение не обосновывалось никакими военными реалиями. Поэтому польские собственники, которых эти разрушения затронули, должны получить компенсацию. Если немцы не согласятся возместить ущерб, никаких последствий не будет. Однако будут и уже есть последствия самого требования Польши заплатить: волна негативного общественного мнения в Германии. Нужно быть не очень дальновидным, чтобы нападать с претензиями на две ведущие державы: ФРГ и РФ. Такой подход создает двух врагов и может привести к катастрофе. [Вместе с тем] нужно напоминать, что евреи (большинство жертв войны) были гражданами II Польской Республики, а не Израиля. Польша потеряла миллионы образованных докторов, находчивых юристов, способных торговцев и талантливых музыкантов.

- У Польши в последнее время обострились отношения практически со всеми соседями. Относительно спокойно с пока с Беларусью. Какой курс проводит Варшава в отношении Минска и с какими целями?

- В интересах Польши существование независимых Литвы, Беларуси и Украины. Поэтому Варшава должна поддерживать Александра Лукашенко. К сожалению, присутствует сильное давление Брюсселя, который везде хочет ввести демократию. Также существует сильное, но переменное влияние Вашингтона.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293505 Януш Корвин-Миккэ


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter