Всего новостей: 2626999, выбрано 207 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов

Кавказский ветер перемен

Вокруг Нагорного Карабаха может вспыхнуть полномасштабная война, а Грузия станет еще активнее проситься в НАТО

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Наверное, нигде, кроме региона Большого Кавказа, не возникало столько проблем и конфликтов после распада СССР. Какие-то из них на время затихали, какие-то вспыхивали с новой силой до полномасштабного военного столкновения. А какие-то не только так и не нашли за эти годы своего решения, но и грозят перевернуть весь регион еще не раз с ног на голову фактически в любой момент. Вспомните, что творилось еще сравнительно недавно в Чечне и Ингушетии, в Абхазии и Южной Осетии, в Нагорном Карабахе и вокруг него. А ведь есть еще непримиримая ненависть Азербайджана и Армении, полное политическое затмение между Россией и Грузией, а также наличие двух мало кем признанных республик в регионе и одной - никем непризнанной, кроме Армении.

Также, думаю, показательно, что за все это время кто только не пытался и под "каким соусом" решать кавказские проблемы. Создавались какие-то никому не нужные и ни на что не влияющие переговорные группы, посылали десятки наблюдателей, советников и помощников разных третьесортных чиновников. Проводились даже многочисленные встречи на высшем уровне - что между президентами и премьерами самих конфликтующих сторон, что при помощи разного рода "доброжелателей". И что? Да все то же самое - регион остается крайне взрывоопасным, новая полномасштабная война там может вспыхнуть в любой момент. А каким образом из этого всекавказского тупика выбираться - неведомо никому.

К тому же в последние несколько месяцев усилились на Кавказе сразу три очень любопытные тенденции. Первая - Азербайджан стал очень даже сильно заигрывать с Россией, считая, что время освобождать Нагорный Карабах "как раз пришло". Армения же, напротив, от России теперь будет все дальше отдаляться, и, скорее всего, именно это может привести к новой войне вокруг Нагорного Карабаха. А Грузия сделает все возможное, чтобы как можно быстрее если не полностью вступить в ряды НАТО, то как минимум добиться размещения на своей территории воинских подразделений этого альянса.

Баку намерен решить проблему Карабаха. И ничто его на этом пути не остановит

Как известно, Азербайджан не просто находится с 1994 года в состоянии "временно приостановленной войны" с Арменией, но и неоднократно выражал желание вернуть себе непризнанную Нагорно-Карабахскую республику (которая поддерживается только Арменией и многочисленной армянской диаспорой по всему свету). Соответственно под это все прошедшие годы Баку закупал новейшее оружие (в том числе и у России - якобы союзника Армении), готовил свои вой-ска к возвращению силой утраченных в войне 1992-94 годов земель. А также стремился добиться полной дипломатической изоляции Еревана на международной арене именно из-за оккупации Нагорного Карабаха.

В свою очередь Армения называла Азербайджан "агрессором", обещала отразить любые атаки на Карабах, и с помощью главным образом денег, собираемых по всему миру армянской диаспорой, наладить в Карабахе нормальную, обычную жизнь для тех, кто там остался (а это - практически стопроцентно только армянское население). Также надо помнить, что Армения все это время была активным членом ОДКБ (куда Азербайджан не входит), плюс на ее территории размещены примерно пять тысяч российских военнослужащих.

Что, по расчетам официального Еревана, должно было гарантировать безопасность Армении как в случае возможного нападения со стороны Азербайджана, так и соседней Турции. То, что сама российская военная база именно в боевом отношении вряд ли будет участвовать в потенциальных сражениях между армиями Армении и Азербайджана, принималось за данное изначально. А вот Турцию эта база якобы могла бы "мирно отвадить" помогать Азербайджану в случае возникновения военного конфликта на Кавказе. И даже если учесть, что по своей мощи эта база может быть теми же турками довольно быстро уничтожена, это было бы уже объявлением войны не Армении, а России - а это совсем другие последствия и возможное развитие дальнейших событий.

Теперь же ситуация меняется в регионе довольно существенно. Прежде всего, видя весьма открытые и недвусмысленные по своей сути действия нового армянского руководства по отношению к России, в Азербайджане решили, что лучшего шанса для возвращения Нагорного Карабаха не дождаться. Президент Ильхам Алиев зачастил с визитами в Россию, Азербайджан подал заявку на статус наблюдателя в ШОС (хотя вся эта чисто канцелярская возня - просто пустая трата времени: ни сама организация эта в мире ни на что не влияет, да и статус "наблюдателя" в ней - так, лишняя должность для пары соответственных чиновников из МИДа).

К тому же ШОС находится практически под контролем Китая, и любые, даже минимальные заявления или решения этой структуры без ведома китайцев не принимаются. А до проблем Кавказа Пекину (по крайней мере, на данном этапе)- как до очень блекло мерцающей в небесах планеты на самой дальней орбите. Что касается нового "Шелкового пути", то китайцы его продолжат прокладывать и без Азербайджана с Арменией, до которых им нет никакого дела. Да и влезать в меж- армянско-азербайджанские разборки по Карабаху Пекин явно не станет.

Другой вопрос - это попытка войти в Евразийский союз, где Армения уже состоит, а Азербайджан она ни при каких условиях обещает туда не допустить. Или ОДКБ, в которой Армения вроде как играет одну из ведущих ролей (по крайней мере, чисто номинально). А вот Азербайджан по своим границам окружен именно странами, принадлежащими этой организации. И лишь с Грузией и Ираном у него относительно "нейтральные" границы. Так вот ни в одну из этих структур Баку вступать не намерен, но зато самым активнейшим образом развивает в последние месяцы отношения с Турцией. Которая уже пообещала в случае резкого обострения ситуации вокруг Нагорного Карабаха "принять соответствующие меры".

В этой обстановке основная ставка Азербайджаном будет делаться именно на то, что у России сегодня пусть и "сквозь зубы", но сохраняется некое подобие взаимодействия с Турцией (о сотрудничестве речи даже быть не может) по Сирии. А с другой, значительно - причем на высшем уровне - ухудшаются отношения между Россией и Арменией. И в этом случае судьба Нагорного Карабаха при расширении конфликта в регионе выглядит уже далеко не так однозначно, как это было еще в начале нынешнего года.

Армения рвется в Европу (точнее, ее руководство). Ну как ей это можно запретить?

Крайне специфически, если не сказать больше, развиваются нынче отношения России и Армении, а также контакты Еревана с Европой. После смены власти в этой кавказской республике налицо две тенденции. Одна - явное стремление армянского нового руководства, которое было приведено к своим должностям не просто "улицей", а влиятельной армянской диаспорой (особенно проживающей в США и Франции) сделать ставку на развитие полномасштабных отношений с Европой. Первую скрипку в этом процессе уготовано сыграть Франции, да к тому же нынешняя сессия международной организации Франкофонии проводится именно в Ереване.

Параллельно с этим армянское руководство делает все возможное, чтобы показать свой именно политический отход от поддержки России на любых международных плошадках. Это и отмена празднования Дня Победы 9 Мая (зачем, если в Европе его отмечают 8 мая?- говорят в Ереване). Это и готовность Армении присоединиться к антироссийским санкциям коллективного Запада по так называемому "делу Скрипаля" (это, кстати, будет за исключением Украины первый случай, когда ближайший союзник (вроде бы) России на постсоветском пространстве присоединится к санкциям против Москвы!)

Армянский руководитель Пашинян недавно буквально "выцыганил" у "доброго российского президента" самые низкие цены на закупку газа на всей постсоветской территории (они такие у России только для Белоруссии, но с ней и отношения иные). К тому же Армения выразила готовность расширять свое сотрудничество с НАТО, хотя и входит в ОДКБ, где играющая главную роль Россия для этого самого Североатлантичесокго альянса - враг номер один.

Не все так просто в этой связи и в вопросе будущего Нагорного Карабаха. Нынешний армянский руководитель выступает за то, чтобы включить его в состав Армении, а та самая Минская группа (она состоит из представителей России, ЕС и США) по-любому ни на что не влияет, проблему не решает, и вся эта "непризнанность" Нагорно-Карабахской республики может продолжаться десятилетиями. Так зачем, спрашивается, этот политический спектакль до бесконечности затягивать, если можно просто включить Нагорный Карабах в состав единой Армении?

То, что за этим последует полномасштабная военная операция со стороны Азербайджана (и не исключено - Турции), похоже, армянским начальством пока не особо принимается во внимание. Но то, что в этом случае российская военная база будет защищать армянские интересы в регионе - еще очень большой вопрос. И чем дальше первые лица в Ереване будут "приближаться к Европе", тем больше шансов на то, что они поставят на карту само существование Армении как независимого государства (с Карабахом или без такового).

Тбилиси с удовольствием бы присоединил Грузию в качестве 51-го штата США. Но Америка далеко, а Европа как-то не особо стремится на ее защиту от "российской агрессии"

Несколько особняком в кавказских делах стоит Грузия. Начнем с того, что это единственная постсоветская страна, которая разорвала дипотношения с Россией и вышла из СНГ (даже Украина при всей риторике тамошнего руководства ни на то, ни на другое пока не идет). Также показательно, что Грузия - единственная республика на Кавказе, которая официально закрепила в своем политическом курсе стремление вступить не в какую-то оторванную от реалий "единую Европу", а именно в НАТО.

Важно и то, что Грузия пытается использовать любые возможности взаимодействия с НАТО по всем каналам - от участия в рядах войск коалиции в боевых действиях в Ираке и Афганистане до перехода на натовские форматы вооружений, размещение у себя на территории отдельных объектов под натовской "крышей". И обучения своих курсантов и офицеров в натовских высших военных учебных заведениях.

Принципиально и то, что натовское руководство уже не снимает с повестки дня "грузинский вопрос о вступлении" по причине неурегулирования территориальных проблем, которые имеет Грузия (а так именуется существование независимых под российским патронажем Южной Осетии и Абхазии). То есть если полного членства в НАТО Тбилиси, скорее всего, пока не дождется, то некое "промежуточное положение" в структурах альянса она вполне может заработать.

А это, в свою очередь, даст возможность Грузии не просто более тесно интегрироваться в натовские военные структуры, но и размещать на своей территории воинские подразделения альянса. Да, это вызовет соответствующую реакцию со стороны России, но тогда ей уже придется ссориться (хотя куда уж более!) не столько с самой Грузией, сколько с самим НАТО и теми "тяжеловесами" по типу США, Германии или Франции, которые там всем заправляют.

С точки зрения чисто региональной политики, у Грузии очень хорошие отношения с Азербайджаном. Она получает оттуда нефть и газ и в отличие от Армении практически не зависит вовсе от поставок энергоносителей из России. Нормальные отношения у Тбилиси и с Казахстаном. А вот с Арменией они больше похожи на чисто соседские (хотя были времена, когда население Тбилиси почти на 60 процентов состояло из этнических армян). И в случае новой вспышки конфликта вокруг Нагорного Карабаха Грузия, скорее всего, будет на азербайджанской стороне.

Также показательно, думаю, и то, что в Грузии очень сильно за последние 10-15 лет усилились позиции Турции. В Аджарии турецкие рабочие возводят целый комплекс инфраструктурных объектов, в некогда чисто христианской республике стремительно увеличивается число ьмечетей. А граница между Батуми и турецкими КПП - одна из самых загруженных на всем Кавказе.

Немаловажен здесь и чисто энергетический аспект всей кавказской мозаики. Для Азербайджана именно Грузия- самый быстрый, надежный и удобный транзит энергетических ресурсов в Турцию и далее в Европу. Если когда-нибудь и при каких-то властях удастся перебросить центральноазиатские энергетические ресурсы под дном Каспия к берегам Азербайджана, то опять-таки именно Грузия и ее порты станут в этом деле главными перевалочными пунктами.

И без Нагорного Карабаха территорию Армении все что существующие, что планируемые на Кавказе энергетические маршруты обходят. Поэтому новому руководству Армении придется приложить огромные усилия, если страна хочет как-то к "большой энергетике Кавказа" каким-то концом прислониться. Но ценой этому может стать возвращение Азербайджану Нагорного Карабаха, чего ни один армянский руководитель - что пророссийски настроенный, что ее не переваривающий - допустить не решится. А значит, Грузия по-прежнему может оставаться главным транзитным игроком в "большую энергетику" региона, даже если в Нагорном Карабахе вновь вспыхнет большая война.

В любом случае на Большом Кавказе грядут серьезные изменения, которые неизбежно затронут и интересы стран Центральной Азии. Это не только энергетика, но и взаимодействие в различных постсоветских организациях, включая военно-политические и экономические интересы. А соответственно, и стремление как можно дальше уйти от всего постсоветского и как можно быстрее состыковаться с чем-то "едино-европейским и североатлантическим" - скорее всего, долгосрочный курс всей кавказской тройки государств. Которые еще сравнительно недавно в историческом измерении жили совсем другой жизнью и прямо противоположными нынешним планами на будущее...

Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов


Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов

Эдуард Шармазанов: А почему в Турции не было делегации Нагорного Карабаха?

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии. С чем прибыла сюда армянская делегация? Об этом в интервью нашему агентству рассказывает вице-спикер Национального собрания Республики Армения Эдуард Шармазанов.

ИА REGNUM : Эдуард Овсепович, почему вы в ходе форума выступали на английском языке, в то время как парламентарии Узбекистана, Казахстана, Киргизии — на русском, а ваш коллега из Баку избрал азербайджанский?

Вы знаете, я выступал на английском, хотя мог бы говорить на армянском, потому что турецкая сторона представила нам своего переводчика с армянского, но он мог исказить мои слова.

ИА REGNUM : Каковы ваши впечатление от Совещания спикеров парламентов стран Евразии?

Меня удивило вот что. В нашем зале среди делегаций из свыше 40 стран сидели наряду и наравне со всеми депутаты Турецкой Республики Северный Кипр. Подчеркиваю, непризнанного государства! А почему тогда не пригласили, например, делегацию Республики Арцах (Нагорный Карабах)? Как вы могли слышать, я озвучивал во время своего выступления известную позицию о том, что народ Республики Арцах должен получить свободу, это было бы самым правильным, и только в условиях свободы и на условиях принципа самоопределения нации мы можем решить многие и многие конфликтные вопросы, которые существуют на таком огромном континенте, как Евразия. Но азербайджанская сторона меня, естественно, не поддержала, апеллируя к известным резолюциям Совета Безопасности ООН.

ИА REGNUM : В протокольных документах нет информации о том, были ли у вас переговоры с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. Но вы с ним все-таки виделись?

Да, конечно, вчера мы с ним встречались, переговорили. У нас сейчас, действительно, другой уровень отношений. И, кстати, я вам хочу сказать, что где-то 29−30 октября мы ждем делегацию Государственной думы России во главе с Володиным в Ереване.

ИА REGNUM : Я не могу не спросить вас о внутриполитической ситуации в Армении. Удается ли урегулировать кризис в отношениях между парламентом и премьер-министром Николом Пашиняном?

Вот что я вам хочу, Станислав, сказать. В личных беседах, а мы же друг друга давно знаем, давно работаем, заявляется, что все будет нормально. Мы все идем на выборы, эти выборы должны быть честными, пусть победит сильнейший. Но в принципе мы с новым кабинетом ориентированы на консолидацию страны и нации, решение проблем. А проблем в нашей республике, как вы понимаете, хватает.

Анталья

Станислав Тарасов

Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов


Франция. Швейцария. Армения > СМИ, ИТ > dw.de, 5 октября 2018 > № 2749633

Во Франции в пятницу, 5 октября, простились со знаменитым французским шансонье армянского происхождения Шарлем Азнавуром. Торжественная церемония прошла в Доме инвалидов в Париже.

В мероприятии приняли участие родственники исполнителя и официальные лица, включая французского президента Эмманюэля Макрона, премьер-министра Армении Никола Пашиняна и главу армянского государства Армена Саркисяна. Российскую сторону на траурных мероприятиях представлял замглавы МИД РФ Григорий Карасин.

Отдать последнюю дань певцу пришли также многочисленные деятели культуры и искусства, включая актера Жан-Поля Бельмондо и певицу Мирей Матье, с которой Азнавур работал над записью песни "Вечная любовь".

Под звуки дудука

Гроб с телом певца, покрытый французским триколором, пронесли под традиционную армянскую мелодию, исполненную на дудуке. Похоронят шансонье 6 октября в небольшом монастыре под Парижем, где покоятся его родственники.

Знаменитый исполнитель скончался в ночь на 1 октября на 95-м году жизни в своем доме на юге Франции. Азнавур родился в семье армянских эмигрантов, уехавших во Францию в 1922 году. В число его всемирно известных песен входят "Богема", "Она", "Мама", "Изабелла", "Как говорят", "Аве Мария", "Нет, я ничего не забыл". За свою карьеру он написал более 700 песен и принял участие в съемках почти 70 фильмов. Кроме того, Азнавур был послом Армении в Швейцарии, где он постоянно проживал.

Франция. Швейцария. Армения > СМИ, ИТ > dw.de, 5 октября 2018 > № 2749633


Армения. Швейцария. Франция > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749134

В Армении 6 октября объявлен траурным днем в связи с кончиной Азнавура, сообщили в пресс-службе правительства.

Азнавур скончался на 95-м году жизни в ночь на понедельник в своем доме на юге Франции. Результаты вскрытия показали, что отек лёгких привел к сердечно-легочной недостаточности, что и стало причиной смерти.

"В день похорон национального героя Армении, постоянного представителя республики в женевской штаб-квартире ООН и других международных организациях, чрезвычайного и полномочного посла Армении в Швейцарии, известного певца, композитора, писателя, киноактера и общественного деятеля Шарля Азнавура, объявить 6 октября траур", — говорится в распоряжении премьера, размещенном на сайте кабмина.

В соответствии с документом, органы госуправления и местного самоуправления приспустят государственные флаги.

Азнавур родился во Франции в семье выходцев из Армении. Он признан лучшим эстрадным исполнителем века по версии CNN и журнала Times. За 70-летнюю карьеру маэстро было продано 100 миллионов дисков, написано 1,2 тысячи песен, сыграно 80 ролей в фильмах, выпущено 294 альбома и проведено более тысячи концертов в 94 странах мира.

Ранее стало известно, что президент Армении Армен Саркисян отправится из Нью-Йорка, где он находится с рабочим визитом, во Францию для участия в похоронах шансонье. Гражданская панихида пройдёт в пятницу в Доме инвалидов в Париже.

Армения. Швейцария. Франция > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749134


Азербайджан. Армения. США. ОДКБ. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 августа 2018 > № 2708573 Сергей Маркедонов

Расширяя евразийское НАТО. Присоединится ли Азербайджан к ОДКБ?

Сергей Маркедонов

Любые предложения о сотрудничестве, которые не приближают возвращение Карабаха, Азербайджан либо блокирует, либо старательно обходит. Так было и с ДКБ, и с Таможенным союзом, и с ЕАЭС. Попросту говоря, Баку не видит смысла состоять в одном объединении с Ереваном, если вопрос, который в Азербайджане считается политическим приоритетом номер один, не сдвинется с места

В Азербайджане всерьез заговорили о возможном вступлении страны в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Сначала известный портал Haqqin.az по итогам каспийского саммита в Актау разместил статью «Пять путинских букв для Азербайджана – ОДКБ и...». Вскоре там же появилось интервью председателя комитета по правовым вопросам и госстроительству в азербайджанском парламенте Али Гусейнли. По его словам, в «новых геополитических обстоятельствах» можно рассмотреть участие Баку в ОДКБ.

Понятно, что в Азербайджане такие дискуссии не стали бы начинать без отмашки сверху. Но означает ли это, что в скором времени мы увидим расширение ОДКБ за счет Азербайджана? И если это произойдет, то как примирить такое расширение с тем, что в ОДКБ уже давно состоит Армения, конфликтующая с Азербайджаном за Карабах?

Возможные выгоды

Присоединение Азербайджана к «евразийскому НАТО», то есть ОДКБ, обсуждают не в первый раз. И определенные основания говорить, что Баку мог бы присоединиться к этому интеграционному объединению, действительно имеются.

Во-первых, в свое время Азербайджан уже был участником Договора о коллективной безопасности (ДКБ), который Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан заключили 15 мая 1992 года. Баку поставил под ним свою подпись 24 сентября 1993 года, то есть даже раньше, чем Белоруссия. Договор вступил в силу в 1994 году и предполагал продление через пять лет. Но в 1999 году Азербайджан и Грузия отказались от дальнейшего участия в ДКБ, объясняя это тем, что организация не способствует урегулированию этнополитических конфликтов на условиях, выгодных Баку и Тбилиси.

Таким образом, у Азербайджана уже был опыт евразийской военно-политической интеграции, пусть в итоге Баку и не присоединился к интеграционному объединению, выстроенному на основе ДКБ. Мало того, в 2005 году президент Ильхам Алиев пообещал взять документы ОДКБ «для изучения», но дальше этого декларативного заявления дело тогда не пошло.

Во-вторых, вступление в ОДКБ могло бы дать Баку определенные выгоды в области военно-технического сотрудничества. Сегодня вооружение в прикаспийские республики поставляют Россия, Белоруссия и Украина. Первые две страны входят в ОДКБ, а третья хоть и стремится в НАТО, но продает Азербайджану военную технику советского образца. ОДКБ во многом облегчила бы взаимодействие в этой области, ведь участие в организации предполагает военно-техническую кооперацию на льготных условиях, а не по жестким рыночным правилам. Та же Армения остается в ОДКБ, где далеко не все готовы безоговорочно поддерживать Ереван, во многом благодаря скидкам на вооружение.

Не уходя далеко от карабахского конфликта, можно продолжить, что участие Азербайджана и Армении в одной интеграционной структуре заставит Москву стать более требовательной к Еревану и оказывать на него более жесткое давление.

В-третьих, вступление в ОДКБ смотрится вполне логично на фоне того, что Россия всегда рассматривала Азербайджан как стратегического партнера (о чем не раз публично говорили первые лица страны). Это обусловлено несколькими факторами. Среди них и общая сухопутная граница по дагестанскому участку (284 км), и соседство по акватории Каспийского моря. Недавнее подписание Конвенции о правовом статусе Каспия также подкрепило двусторонние отношения.

Россия участвует в разрешении нагорно-карабахского конфликта. Причем в отличие от случая с Грузией, где Тбилиси занимает непримиримо антироссийскую позицию из-за Абхазии и Южной Осетии, Баку поддерживает российское участие в мирном процессе, хотя время от времени и критикует Москву. Наконец, в двусторонних отношениях большую роль играют диаспоры (азербайджанцы в России, русские и представители дагестанских народов в Азербайджане).

Если бы вопрос о перспективах интеграции Баку в ОДКБ сводился только к вышеперечисленным факторам, статью можно было бы завершить оптимистичным прогнозом о скором пополнении организации новым участником. Однако тут есть немало других обстоятельств, заставляющих усомниться в возможности участия Азербайджана в «евразийском НАТО».

Равноудаленность Баку

Прежде всего, внешнеполитическая доктрина постсоветского Азербайджана базируется на демонстративном уклонении от любых интеграционных структур – как прозападных, так и евразийских. Баку многие годы «изучает документы» ОДКБ и при этом вовлечен в активную кооперацию с НАТО. Так, в 2017 году Баку и Брюссель утвердили обновленный индивидуальный план натовской программы планирования и обзора (ИПАП). Азербайджанские военные принимали участие в операциях альянса в Косове, Ираке, Афганистане. Весьма значительна логистическая помощь Баку в доставке натовских грузов из Европы в Афганистан. При этом в отличие от Грузии Азербайджан не ставит своей стратегической целью вступить в НАТО и в 2011 году стал членом Движения неприсоединившихся стран.

Важнейшим стратегическим союзником Баку остается Анкара. Сегодня у всех на виду американо-турецкая конфронтация, но пока никто не ставил вопрос о выходе Турции из НАТО, а в альянсе эта страна обладает вторым военным потенциалом после США. Одновременно Турция играет важнейшую роль в поставках вооружения Азербайджану и подготовке его офицерского корпуса, а также активно поддерживает Баку по карабахскому вопросу. Во многом именно азербайджанский фактор остановил нормализацию армяно-турецких отношений.

Азербайджан – участник Восточного партнерства ЕС, но в отличие от Тбилиси заявил, что не готов подписать соглашение об ассоциации с Брюсселем. Тем не менее в экономическом плане Азербайджан теснейшим образом связан с Западом.

В будущем году Баку планирует широко отметить 25-ю годовщину «контракта века» – соглашения между Азербайджаном и двенадцатью западными нефтяными гигантами. Именно этот документ до сих пор во многом определяет азербайджанский внешнеполитический и внешнеэкономический курс. Это соответствует таким приоритетам США, как «продвижение геополитического плюрализма» и «обеспечение поставок каспийской нефти и газа в Европу». По словам известного эксперта Джеффри Манкоффа из вашингтонского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), «значение поставок каспийских энергоресурсов для Европы может пойти на убыль, но США все же будут поддерживать трубопроводы через Южный Кавказ как средство для обеспечения геополитического плюрализма».

Иными словами, Баку сумел приспособить свою стратегию под энергетические фобии США и ЕС относительно «нефтегазового оружия» России и «энергетической империи», которую Москва якобы стремится создать на месте бывшего СССР. Уже не первый год Азербайджан – неотъемлемая часть «геополитического плюрализма». Это позволяет ему избегать критики со стороны Вашингтона и Брюсселя по поводу нарушений прав человека и отступлений от демократических норм. Всякий раз, когда правозащитники из США и европейских стран ставят вопрос о несоответствии азербайджанской политики высоким стандартам свободы, прагматики из Госдепартамента и Еврокомиссии заявляют о важности партнерства с Баку, особенно на фоне растущего напряжения между Тегераном и Вашингтоном.

Азербайджанские власти несколько раз меняли собственную Конституцию, чтобы один и тот же президент мог занимать свой пост более двух сроков, а его супруга стала вице-президентом страны. Послужило ли это поводом для введения жестких санкций, установления экономической блокады или включения высокопоставленных чиновников в «черные списки»? Риторический вопрос.

Таким образом, и Россия, и Запад рассматривают Азербайджан в качестве ценного партнера. В отличие от своих соседей он обладает сильной, по региональным меркам, экономикой и достаточными ресурсами, чтобы балансировать между крупными державами, не присоединяясь окончательно ни к одному из лагерей.

Баку удается выдерживать эту линию в отношениях не только с Москвой, Вашингтоном и Брюсселем, но и на ближневосточном направлении. Азербайджан – важный энергетический партнер Израиля и покупатель его вооружения, что не мешает Баку поддерживать в ООН позицию Палестинской администрации и выступать за провозглашение независимой Палестины. Одновременно Азербайджан укрепляет отношения с Ираном, видя в нем потенциального экономического партнера по проекту «Север – Юг» и кооперации на Каспии. Поэтому Баку незачем добровольно сужать себе пространство для маневра, отталкивая западных партнеров и делая окончательный выбор в пользу евразийского вектора. «Контракту века» Москве, по большому счету, противопоставить нечего, и в Баку это прекрасно понимают.

Ереван в уме

Зачем же тогда вообще азербайджанские медиа и политики поднимают тему ОДКБ, формируя завышенные ожидания как у внутренней аудитории, так и у российских партнеров? Причин тут несколько. В скором времени должна пройти встреча Владимира Путина и Ильхама Алиева. Каждые такие переговоры – повод для своеобразной конкуренции между Баку и Ереваном. И сегодня азербайджанская сторона пытается по полной использовать фобии Кремля, связанные с цветной революцией в Армении.

Нельзя сказать, чтобы армянские политики не давали для этого оснований. Да, за сто дней пребывания у власти новое правительство Никола Пашиняна не допустило ни одного высказывания, способного поставить под сомнение стратегический союз между Ереваном и Москвой. Но некоторые шаги во внутренней политике (арест экс-президента Роберта Кочаряна, преследование генсека ОДКБ генерала Юрия Хачатурова, избирательная антикоррупционная кампания, обыски в дочерней компании РЖД Южно-Кавказские железные дороги) создали вокруг Армении непростой эмоциональный фон. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров уже заявил об «озабоченности» Москвы внутренней ситуацией в стране-союзнице.

Кроме того, Никол Пашинян занял более жесткую, чем его предшественник Серж Саргсян, позицию по отношению к карабахскому урегулированию. Поэтому неудивительно, что Баку стремится сыграть на этих разногласиях между Москвой и Ереваном, а также использовать позитив, достигнутый во время саммита в Актау. Очевидно, что Путин и Алиев обсудят Карабах и общую ситуацию в регионе. Как тут не попытаться представить себя более надежным, стабильным и предсказуемым партнером России? У упомянутого депутата Али Гусейнли, инициатора обсуждения вступления Азербайджана в ОДКБ, этот тезис проходит через все интервью.

Но думается, и в Москве, и в Баку понимают, что реальное политическое сближение между ними сегодня маловероятно.

В Азербайджане под «разрешением конфликта в Карабахе» понимают победу над Арменией и армянами (именно так азербайджанские власти обозначают своих противников) и возвращение под контроль Баку «азербайджанских» территорий. И любые предложения о сотрудничестве, которые не приближают этот результат, Азербайджан либо блокирует, либо старательно обходит. Так было и с ДКБ, и с Таможенным союзом, и с ЕАЭС. Попросту говоря, Баку не видит смысла состоять в одном объединении с Ереваном, если вопрос, который в Азербайджане считается политическим приоритетом номер один, не сдвинется с места.

В Москве, в свою очередь, тоже осознают, что пребывание Баку и Еревана в одном интеграционном блоке неизбежно превратит его проект в клон СНГ или аналог переговоров по карабахскому урегулированию. Содержательно решать те или интеграционные вопросы или даже обсуждать их станет невозможно.

Означает ли это, что между Баку и Москвой невозможно взаимовыгодное сотрудничество? Никоим образом. При всех противоречиях такое сотрудничество в различных двусторонних форматах уже идет и, скорее всего, будет продолжено. Как бы ни были интересны правящему режиму Азербайджана западные энергетические проекты, в России Баку видит внешний источник своей легитимации (Кремль не будет становиться в позу из-за количества президентских сроков или прав человека), а также партнера по сдерживанию радикального исламизма и возможного участника общих экономических программ.

Только вряд ли все это приведет к вступлению Азербайджана в ОДКБ. Баку и «евразийское НАТО», скорее всего, и дальше пойдут параллельными курсами.

Азербайджан. Армения. США. ОДКБ. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 августа 2018 > № 2708573 Сергей Маркедонов


Армения > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 августа 2018 > № 2705587 Арег Галстян

Трудности перевода. Как мир относится к Армении после революции

Арег Галстян

кандидат исторических наук, американист

Для армянской стороны революция стала возможностью провести чистку коррупционеров и создать условия для раскрытия общенационального потенциала в рамках государственного строительства. Однако другие страны евразийского блока, с одной стороны, видят в этом событии риски для себя, с другой — преследуют собственные интересы

Политические процессы в Армении вновь привлекли внимание ведущих международных информационных агентств. На днях апелляционный суд страны освободил из-под стражи ранее арестованного второго президента республики Роберта Кочаряна. Напомним, что он проходит по уголовному делу в рамках статьи о свержении конституционного строя. Речь идет о мартовских событиях 2008 года, когда шло противостояние между первым президентом независимой Армении Левоном Тер-Петросяном и премьер-министром Сержем Саргсяном, ставшим впоследствии третьим президентом. Выборы сопровождались массовыми народными протестами против избрания Саргсяна и внутриполитическими интригами, когда различные видные политики по мере изменения баланса сил переходили из одного лагеря в другой. В первых числах месяца Кочарян ввел чрезвычайное положение, а силовой разгон демонстрантов закончился трагической гибелью десяти человек.

Среди лидеров оппозиции был и нынешний премьер-министр Никол Пашинян, который был осужден на семь лет и амнистирован в 2011 году в честь 20-летия независимости страны. Дело «1 марта» является исключительно внутренним делом и считается одной из наиболее позорных страниц в политической истории современной Армении наряду с расстрелом парламента в октябре 1999 года. При этом масштаб резонанса имел общенациональный характер и затронул многомиллионные армянские общины по всему миру, а также привлек внимание таких влиятельных международных правозащитных организаций, как Human Rights Watch. Для нынешних властей раскрытие обстоятельств данного дела и наказание виновных имеет как моральное, так и политическое значение. Они справедливо считают, что страна не может идти в будущее с подобным грузом на плечах. Кроме того, Пашинян во время своих многочисленных выступлений на центральной площади делал множество политических обещаний о раскрытии «папки 1 марта».

Премьер сдержал свое слово, и процесс по установлению виновных был запущен в крайне сжатые сроки. С точки зрения технологии сохранения и увеличения электората перед досрочными выборами он сделал верный ход. Однако не до конца были просчитаны внешнеполитические издержки расследования. Три главных фигуранта дела — Роберт Кочарян, Юрий Хачатуров и Микаэл Арутюнян — для следствия и народа являются обычными гражданами страны, которые должны нести ответственность перед законом без каких-либо исключений. Однако проблема в том, что для многих акторов внешнего мира они имеют совершенно иные статусы. Так, Кочарян — это экс-президент, который был вовлечен в значительные и масштабные международные процессы как лицо армянского суверена, Арутюнян был министром обороны, а Хачатуров до сегодняшнего дня является генеральным секретарем Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Столкновение двух противоположных восприятий стало очевидным, когда министр иностранных дел России Сергей Лавров сделал заявление о том, что Москва обеспокоена ситуацией в Ереване. Более того, глава МИД подчеркнул, что происходящие в Армении события идут вразрез с недавними заявлениями нового руководства об отсутствии намерения преследовать своих предшественников по политическим мотивам.

Более того, во время последнего Каспийского саммита президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время встречи с президентом Владимиром Путиным отметил, что имеется необходимость обсудить вопрос генсека ОДКБ, «ставший для нас проблемой». Учитывая ажиотаж в СМИ и экспертной среде, вряд ли в Ереване просчитывали подобный сценарий. Примечательно, что российский лидер в своем ответе также счел данный вопрос «проблемым». Тонкость политической игры заключается в том, чтобы любому содержанию придать соответствующую форму. Армения — небольшая страна, наземные границы которой блокированы со стороны Турции и Азербайджана, а значительная часть критической инфраструктуры принадлежит российским частным, государственным и полугосударственным компаниям («Газпром» и «Роснефть» — энергетика, РЖД — железные дороги и т. д.). Основной продукт внешнеполитического потребления — это безопасность, которую в разных двусторонних и многосторонних форматах закавказская республика также получает от России.

Именно понимание этих объективных факторов заставило Никола Пашиняна делать последовательные заявления о сохранении стратегической ориентированности в российском и евразийском направлениях. Однако, приняв за основу эти нарративы, Москва упустила другие, не менее важные сигналы. Один из таких — меняющиеся реалии, когда Ереван стремится прочертить жирную линию между внешней и внутренней политикой. Прошлые власти не могли этого сделать по причине отсутствия внутренней легитимности, которая компенсировалась внешней поддержкой в виде признания выборов со стороны Москвы, Брюсселя и Вашингтона. Нынешний премьер, по всей вероятности, считает, что тотальная поддержка внутри страны позволяет совершать резкие изменения без оглядки на вышеуказанные центры. И вновь возникает проблема восприятия. Для армянской стороны революция стала возможностью провести чистку коррупционеров и создать условия для раскрытия общенационального потенциала в рамках государственного строительства. Для России, Казахстана и Беларуси это попытка изменить политическую природу внутри евразийской системы, которая может привести к непредсказуемым последствиям.

Европейский союз видит потенциал для своего полноправного участия в процессе реформирования и демократизации страны-члена Евразийского экономического союза, Америка видит возможности геополитического и геоэнергетического характера, а Иран — крайне важный сосед Армении — не желает усиления этих западных элементов и т. д. Внешняя политика является крайне сложной, многослойной и нюансированной субстанцией в глобальной международной жизнедеятельности, и к этому нужно относиться крайне прагматично и хладнокровно. Уже наличие одного неурегулированного карабахско-азербайджанского конфликта должно заставлять любого армянского правителя или государя быть вынужденным реалистом. Конечно, при наличии существенных качественно-количественных ресурсов Ереван может постепенно начинать задумываться о процессе диверсификации внешнеполитического влияния иных центров силы, что впоследствии позволит быть более раскованными в делах внутренних.

Однако реальность пока другая: двухмиллионное население, почти семимиллиардный государственный долг, отрицательные инвестиционные показатели и феодально-клановая система социально-экономических взаимоотношений. Исторические аналогии показывают, что в подобных ситуациях необходимо вести ювелирную политическую игру, имея большой запас мудрости и терпения. Теперь же конфигурация, которая еще вчера казалась исключительно внутриполитическим кейсом (Кочарян, Хачатуров), автоматически приобрела явные внешнеполитические оттенки. Это как минимум означает, что в процесс вовлечены иные акторы, имеющие собственные интересы и видение его логического завершения. Постреволюционный язык армянской стороны пока не до конца понятен старой евразийской гвардии. В свою очередь, для нового либерального правительства в Ереване не ясна логика своих ультраконсервативных коллег по ЕАЭС и ОДКБ. В подобных ситуациях сторонам, которые по-разному воспринимают положение, необходимо выработать общепонятный язык политического общения.

Пока каждый настаивает на своем, и сложно предугадать, как будут развиваться события дальше. На этом фоне экс-президент Роберт Кочарян, который после использования силы против демонстрантов в марте 2008 года стал фактическим политическим трупом и более десяти лет даже не пытался вернуться в большую политику, был частично реанимирован. Великому французскому дипломату Шарлю Морису де Тайлерану принадлежит цитата о том, что если вы хотите основать новую религию, дайте себя распять, и на третий день воскресните. Арест Кочаряна, которого поддержал ряд политических сил, контролирующих большинство мест в парламенте, и его дальнейшее освобождение стали в какой-то степени его политическим воскрешением. Трудно оценивать его шансы в борьбе за реальную власть ввиду недоверия к нему абсолютного большинства граждан республики. Однако нельзя не учитывать наработанные за годы президентства международные связи, финансовые возможности и, безусловно, опыт политической борьбы, в которой действует только одно правило: правил никаких.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 августа 2018 > № 2705587 Арег Галстян


Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2018 > № 2699007 Бако Саакян

Президент НКР Бако Саакян: «Мы являемся частью одной Родины»

Интервью ИА REGNUM

Президент Нагорно-Карабахской республики Бако Саакян дал интервью главному редактору ИА REGNUM Модесту Колерову:

ИА REGNUM : Уважаемый Бако Саакович, новые власти Армении заявили о необходимости дальнейшего развития и укрепления отношений и связей Армении с Россией. Какие существуют резервы для поиска новых решений на этом направлении?

Российско-армянские связи уходят в глубь истории и охватывают политическую, экономическую, культурную и целый ряд других сфер. Это очень серьезные резервы, накопленные в течение долгого времени, представляющие особую важность для Армении и армянского народа. Имеются объективные условия для того, чтобы российско-армянские связи и впредь укреплялись и расширялись.

Среди ключевых компонентов, способствующих этому, хотелось бы особо отметить наличие многочисленной армянской диаспоры в России, которая выступает своеобразным мостом в деле упрочения дружественных отношений между двумя нашими странами. Кстати, армянская диаспора также играет весомую роль в развитии взаимовыгодных дружественных отношений со странами Европы, Америки и другими государствами.

ИА REGNUM : Как сейчас складываются отношения Армении и Нагорного Карабаха? Возможно ли подписание между ними военного оборонного соглашения?

Отношения между Арменией и Арцахом являются весьма интересным примером сочетания интеграции и суверенитета. Мы одновременно являемся частью одной Родины с высокой степенью интеграции, особенно в экономической сфере, но суверенными государствами. Эта модель достаточно эффективно действует более двух с половиной десятилетий.

Как я уже отметил, мы являемся частью одной Родины, и Республика Армения в своих основополагающих документах определила, что является гарантом безопасности Арцаха. Действующая ныне правовая база позволяет регулировать наши отношения в том числе и в оборонной сфере.

ИА REGNUM : Премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что для урегулирования нагорно-карабахского конфликта необходимо: считать Степанакерт стороной конфликта и его участие в переговорах в формате Минской группы ОБСЕ. Готов ли Степанакерт к такому ходу событий?

Вот уже более 20 лет с момента нарушения полноценного формата переговорного процесса официальный Степанакерт постоянно заявляет, что для достижения прогресса в урегулировании азербайджано-карабахского конфликта необходимо восстановить данный формат с участием Республики Арцах в качестве полноправной стороны переговоров, которое было признано и зафиксировано на Будапештском саммите ОБСЕ в 1994 году.

Без нашего участия в качестве полноправной стороны переговорного процесса урегулировать азербайджано-карабахский конфликт нереально. Это признают и международные посредники, например, сопредседатели Минской группы ОБСЕ.

ИА REGNUM : Велик ли риск нового военного нападения Азербайджана на Нагорный Карабах?

Вероятность возобновления боевых действий исключить нельзя, тем более в условиях непрекращающейся милитаристской риторики и армяноненавистнической пропаганды в Азербайджане. Подтверждением тому служат постоянные нарушения азербайджанской стороной режима прекращения огня на линии соприкосновения, героизация военных преступников, торпедирование любых конструктивных предложений.

Но вероятность возобновления широкомасштабных боевых действий непосредственно зависит от некоторых факторов. Во-первых, от существующего баланса сил между сторонами конфликта. Армия обороны Республики Арцах имеет очень высокую степень боеготовности, и наши вооруженные силы в состоянии противостоять возможной агрессии со стороны Азербайджана и пресечь любые его попытки дестабилизации ситуации.

Другим немаловажным фактором является позиция международного сообщества, особенно стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, имеющих консолидированный подход и постоянно заявляющих о неприемлемости любого рода силового решения азербайджано-карабахского конфликта. С учетом мощи накопленного с обеих сторон военного потенциала развязывание войны в таком стратегически важном регионе, как Южный Кавказ, действительно чревато непредсказуемыми последствиями.

Мы продолжаем оставаться сторонниками мирного урегулирования конфликта и понимаем, что для этого должны быть всегда сильными, сплоченными, иметь непоколебимую веру, надежных и проверенных друзей.

Модест Колеров

Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 10 августа 2018 > № 2699007 Бако Саакян


Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 августа 2018 > № 2692634 Микаэл Золян

Почему Кочарян? Что стоит за судебным преследованием бывшего президента Армении

Микаэл Золян

Как это часто бывает при взгляде извне, внутренние армянские реалии оказываются на втором плане, и те, кто обсуждает дело Кочаряна в Москве (Киеве, Тбилиси и так далее), на самом деле говорят о чем-то своем. Между тем дело Кочаряна связано именно с локальной армянской спецификой. Дело в том, что события первого марта являются для армянского общества крайне чувствительной болевой точкой, и рано или поздно их расследование должно было привести к внутриполитическому кризису

За несколько месяцев, прошедшие после смены власти, армянское общество успело привыкнуть к громким разоблачениям, допросам и арестам бывших и действующих чиновников. Но все они померкли после того, как 26 июля Роберту Кочаряну, второму президенту Армении и предшественнику Сержа Саргсяна, предъявили обвинение в свержении конституционного строя. Через день суд принял решение об аресте Кочаряна.

Речь идет о событиях 1 марта 2008 года. Тогда, после спорных президентских выборов, где победителем был объявлен Саргсян, воспринимавшийся как преемник Кочаряна, оппозиция вышла на массовые протесты, которые были жестко разогнаны силовиками. Погибло десять человек (восемь гражданских и двое полицейских), сотни были ранены. В Армении объявили чрезвычайное положение, в Ереван ввели войска, многие организаторы и участники протестов были арестованы или оказались в бегах (среди них был и будущий премьер Никол Пашинян). Основным бенефициаром выборов 2008 года в итоге стал Серж Саргсян, но ответственность за события 1 марта возлагают на Роберта Кочаряна, который в тот момент был руководителем страны и верховным главнокомандующим.

Как и следовало ожидать, Кочарян обвинения отверг. В интервью за день до ареста Кочарян заявил, что стал жертвой политических преследований, сравнил происходящее с 1937 годом и фильмами Кустурицы. Кочаряна поддержала бывшая правящая партия, республиканцы, которые пообещали вынести вопрос на «международные площадки».

По сути, с поддержкой Кочаряна, хотя и намного более осторожной, выступила партия «Дашнакцутюн», коалиционный партнер в новом правительстве Пашиняна. «Дашнакцутюн» традиционно поддерживала Кочаряна еще с 1998 года, когда тот, придя к власти, прекратил уголовное преследование представителей партии, начатое при его предшественнике Левоне Тер-Петросяне.

В свою очередь, партия Тер-Петросяна, Армянский национальный конгресс, наоборот, горячо поддержала расследование, хотя она не входит в правящую коалицию и может формально считаться оппозицией. На этом фоне показательно молчание третьей коалиционной силы в правительстве, блока Гагика Царукяна – в свое время именно с Кочаряном связывали создание возглавляемой Царукяном партии «Процветающая Армения».

Кроме того, «дело 1 марта» создало определенное напряжение в армяно-российских отношениях: глава МИД России Сергей Лавров выразил обеспокоенность событиями в Армении, «в том числе и с точки зрения нормальной работы тех организаций на пространстве СНГ, в которых участвует Армения». Тут дело, скорее всего, не только в Кочаряне. Негативную реакцию Москвы вызвала ситуация вокруг проходящего по тому же делу Юрия Хачатурова, генсека ОДКБ, бывшего в 2008 году начальником Ереванского гарнизона. Учитывая высокий пост Хачатурова, армянский суд не стал заключать его под стражу, а отпустил под залог, но, видимо, с точки зрения Москвы этого оказалось недостаточно.

В какой степени реакция России связана с преследованием самого Кочаряна, пока сказать трудно. Однако следует помнить, что на посту президента Кочарян умело создал себе имидж пророссийского политика, хотя на практике его внешняя политика мало отличалась от политики его преемника Саргсяна. Именно при Кочаряне была сформулирована так называемая доктрина «комплементаризма», армянская версия многовекторной внешней политики.

Первое марта и геополитика

Арест Кочаряна привлек столько внимая, потому что во многом воспринимается как прецедент для всего постсоветского пространства. Да, примеры уголовного преследования бывших глав государств случались и раньше – вспомним хотя бы Януковича или Саакашвили. Но это первый случай, когда бывший президент заключен под стражу и есть реальная перспектива, что он будет осужден и отправится отбывать наказание.

К тому же то ли из-за Хачатурова, то ли по каким-то еще причинам, «дело 1 марта» оказалось связанным с армяно-российскими отношениями и, похоже, может вызвать новую волну подозрений в том, что Армения собирается пойти по пути Грузии и Украины. Как это часто бывает при взгляде извне, внутренние армянские реалии отступают на второй план, и те, кто обсуждает дело Кочаряна в Москве (Киеве, Тбилиси и так далее), на самом деле говорят о чем-то своем.

Между тем дело Кочаряна связано именно с локальной армянской спецификой. Дело в том, что события 1 марта являются для армянского общества крайне чувствительной болевой точкой, и рано или поздно их расследование должно было привести к внутриполитическому кризису. Вопреки подозрениям Москвы все это никак не связано ни с армяно-российскими отношениями, ни с отношением Армении к ОДКБ и ЕАЭС. Тем более не приходится говорить о мифическом желании Армении «выйти из ОДКБ и ЕАЭС» и ее якобы существующих планах сменить геополитическую ориентацию на прозападную.

Первое, что бросается в глаза при сравнении дела Кочаряна с делами бывших лидеров в других странах, то, что обвинение предъявлено не Сержу Саргсяну, который недавно потерял власть, а его предшественнику Кочаряну. Сам Саргсян, по крайней мере пока, не только не вызывается в суд, но и продолжает жить на правительственной даче, оставаясь соседом Пашиняна. Более того, Саргсян по-прежнему занимает пост руководителя Республиканской партии, у которой, несмотря на уход ряда депутатов, все еще самая многочисленная фракция в парламенте (хотя теперь она не имеет решающего перевеса по количеству голосов).

В свое время Саргсян позиционировался как преемник Кочаряна, но на посту президента он был полностью самостоятельной фигурой. Кочарян не был серым кардиналом в президентство Саргсяна – между ними имелись серьезные разногласия, и политическое влияние Кочаряна в эти годы постепенно уменьшалось.

Почему же именно Кочарян оказался за решеткой? После его заключения под стражу стали говорить о том, что похожие претензии, в том числе уголовного характера, можно предъявить всем трем бывшим президентам Армении. Ведь события 2008 года воспроизводили схему, которая в Армении регулярно повторялась еще с середины 1990-х: спорные выборы – протесты оппозиции – разгон протестов.

На постсоветском пространстве такие события обычно называют цветными революциями и связывают с противостоянием Восток – Запад. Однако в Армении почти все президентские выборы приводили к протестам – начиная с далекого 1996 года, когда самого термина «цветные революции» еще не было и в помине. При этом динамика протестов практически не зависела от идеологических и геополитических предпочтений власти и оппозиции.

Учитывая все эти события, некоторые критики новой власти задаются вопросом: если Кочаряна будут судить за его роль в событиях 2008 года, то почему тогда не привлекают к ответственности Тер-Петросяна за похожий разгон протестов в 1996 году и Саргсяна за предполагаемые фальсификации во время последних президентских выборов в 2013 году?

Однако разница в том, что ни в 1996-м, ни в каком-либо другом случае не было того беспрецедентного для Армении уровня насилия, который был в 2008 году. Словосочетание «первое марта» знакомо любому жителю Армении и имеет смысл, похожий на словосочетание «кровавое воскресенье» в России начала XX века или Bloody Sunday в Северной Ирландии 1970-х. Именно кровавые события 1 марта заложили бомбу замедленного действия не только под легитимность преемника Кочаряна Сержа Саргсяна, но и под всей «дореволюционной» политической системой Армении. И именно Кочарян воспринимается значительной частью армянского общества как человек, ответственный за «дело 1 марта».

Что дальше?

Такое большое символическое значение, которое приобрели события 2008 года для армянского общества, и заставляет новую власть пытаться довести «дело 1 марта» до логического завершения. В противном случае она потеряет поддержку своих самых преданных сторонников. К тому же это дело поможет окончательно отстранить старые элиты от власти, завершив процесс, начатый в мае 2018 года.

Однако Кочарян тоже сдаваться не собирается. Ведь он, несмотря на свой низкий рейтинг среди населения, остается одним из самых влиятельных и, по слухам, богатых людей Армении. Он по-прежнему пользуется авторитетом среди представителей бывшей властной элиты, где многие противопоставляют «решительного» Кочаряна «слабому» Саргсяну, якобы не решившемуся применить силу в критический момент. Многие чиновники среднего уровня, в том числе в правоохранительной системе, судах и так далее, попали в государственную систему именно при Кочаряне и, возможно, продолжают сохранять к нему определенную лояльность.

Как бы то ни было, нельзя забывать, что одно дело – политическая оценка событий, другое – правовая оценка. Что касается первой, то если и не во всем армянском обществе, то по крайней мере у значительной его части имя Кочаряна прочно связано с 1 марта. Поэтому маловероятно, что Кочаряну удастся когда-нибудь вернуться в активную политику, а любая политическая сила, которая будет с ним ассоциироваться, скорее всего, не сможет рассчитывать на победу в выборах.

Но с правовыми аспектами все сложнее. Правоохранительным органам еще надо будет обосновать в суде свои обвинения, что действия Кочаряна были незаконны и представляли собой именно попытку свержения конституционного строя. Более того, как показала реакция Москвы, дело Кочаряна может вызвать политические осложнения не только внутри Армении, где ситуация в целом контролируется правительством Пашиняна, но и на международном уровне, что уже намного серьезнее.

Так или иначе, в армянском обществе есть сильный запрос на расследование темных эпизодов прошлого и в первую очередь событий 1 марта. Новая власть не может игнорировать тяжелое наследие прошлого, иначе она рискует потерять значительную часть своих сторонников.

С другой стороны, расследование подобных инцидентов грозит превратиться в процесс над всей постсоветской политический элитой Армении, что вряд ли входит в планы новой власти. Ведь ей необходимо сконцентрироваться на установлении новых правил игр, а не на сведении старых счетов. Поэтому для Армении может стать полезным международный опыт «правосудия переходного периода» (transitional justice), которое с учетом местных реалий должно будет обеспечить не только установление истины о спорных событиях прошлого, но и способствовать примирению в обществе. И только если эта модель сработает, Армения сможет стать действительно положительным прецедентом для других постсоветских государств, в новейшей истории которых хватает событий, глубоко раскалывающих общество.

Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 августа 2018 > № 2692634 Микаэл Золян


Армения. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686018 Дмитрий Медведев, Тигран Саркисян

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Тиграна Саркисяна.

Из стенограммы:

Вопрос: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Анатолий Курманаев, газета Wall Street Journal.

Вы сегодня рассказали о планах создания единого газового рынка. Что он может собой представлять? Какие ещё конкретные меры планируются по экономической интеграции ЕАЭС? И какие меры могут увеличить привлекательность транспортного коридора ЕАЭС для китайских экспортёров?

Д.Медведев: Начну с дальнейших шагов по интеграции. На мой взгляд, все решения, которые мы сегодня рассматривали, направлены на укрепление интеграции внутри Евразийского союза. Что ни возьми – и цифровая повестка дня, и всё, что связано с системой прослеживаемости движения товаров, и внедрение упрощённых процедур, различного рода сервисов, которые мы предлагаем представителям бизнеса, – это всё укрепляет нашу интеграцию, делает работу в Евразийском союзе более привлекательной. Начнём с того, что за последнее время мы существенным образом нарастили масштабы этого сотрудничества. Эти цифры приводили в своих выступлениях и я, и мои коллеги – главы правительств. Это действительно именно так, и всё это результат интеграции.

Поэтому по всем направлениям, хочу подчеркнуть, – «цифра», энергетика, биотехнологии, фармацевтическая промышленность, вообще высокие технологии, логистические возможности, сельское хозяйство – по всем этим направлениям интеграция будет развиваться.

Как-то мой коллега сказал о том, что если Европейский союз, как известно, возник из союза угля и стали (Европейское объединение угля и стали), то наш Евразийский союз – это в значительной степени газово-нефтяной союз. Это, конечно, преувеличение, но действительно во многом это изначально было так, потому что страны-участники хотели внятных, прозрачных, предсказуемых правил торговли нефтью, газом, создания единого рынка нефти и газа. И эти цели, естественно, остаются в повестке дня. Где-то мы продвинулись больше, где-то меньше.

Сегодня мы достаточно долго, скажу откровенно, обсуждали вопросы создания рынка газа. Там есть пока ещё не согласованные странами подходы, в том числе связанные с транспортировкой и тарифом, который должен вырабатываться, то есть платой за транспортировку газа. Но мы договорились провести некий мозговой штурм. Я только что подписал вместе с другими своими товарищами, председателями правительств, премьер-министрами, решение межправсовета о том, чтобы провести консультации сначала на уровне министров энергетики, потом, я думаю, мы плотно поработаем в рамках нашей комиссии вместе с коллегами, которые занимаются этими вопросами, а потом уже встретимся в формате межправсовета.

И я думаю, что это может быть одной из центральных, больших тем. То есть ей можно было бы посвятить не пять минут обсуждения или пятнадцать, а обсудить серьёзно. Потому что слишком важные решения, весьма фундаментальные вопросы. Но двигаться в этом направлении необходимо. Мы договаривались при создании нашего союза о том, что это будет одна из целей.

Есть определённые сроки, и мы к этим срокам внимательно относимся, будем стараться договориться по этим параметрам.

Что же касается привлекательности логистических возможностей Евразийского союза, в том числе для наших партнёров из Китайской Народной Республики, я напомню, что мы в настоящий момент уже согласовали с ними практически работу в рамках специального формата между Евразийским союзом и Китайской Народной Республикой. Это пока ещё не свободная экономическая зона, особая экономическая зона, зона свободной торговли, но некий первый инструмент соединения наших возможностей.

Вы знаете, что мы с китайскими партнёрами договаривались развивать здесь сотрудничество в формате: ЕАЭС и известный проект «Один пояс – один путь». Там есть «дорожная карта», и все необходимые поручения на эту тему даны.

Очевидно, что использование транспортных коридоров на территории стран Евразийского союза является исключительно выгодным, даже с точки зрения экономии времени. Если представить себе такого рода коридор, который бы, например, связывал Пекин и Европу, то, по подсчётам экономистов, специалистов, время транспортировки может быть существенно меньше, чем в случае транспортировки иными маршрутами. Но для этого нужно создать инфраструктуру. Такие проекты есть. Они очень большие. В том числе – по высокоскоростному железнодорожному сообщению, включая грузовое сообщение, между Пекином, странами Евразийского союза и европейскими странами.

На это потребуются очень значительные финансы. Но если мы сможем договориться о принципах работы, то такой проект мог бы быть мегапроектом в области логистики, в области транспортного сообщения между нашими странами. Я уж не говорю о том, что это было бы очень важно и выгодно для жителей различных регионов стран Евразийского союза.

Будем работать над этим дальше.

Вопрос: Владимир Орехов, телеканал «Россия», петербургские «Вести». У меня вопрос сразу и к Дмитрию Анатольевичу, и к Тиграну Суреновичу. Какие решения приняты в сфере реализации цифровой повестки по итогам сессии? Какие резонансные вопросы в принципе обсуждались и какие были приняты по ним решения?

Т.Саркисян: Во-первых, хочу подчеркнуть: в основе нашей дискуссии лежит понимание, что мы должны проводить согласованную политику в сфере цифровых трансформаций. Если каждая страна будет реализовывать свою собственную политику, это приведёт к созданию новых барьеров и препятствий для формирования наших общих рынков. И это понимание есть, теперь надо детально прорабатывать механизмы, как проводить согласованную политику.

Мы договорились, что мы должны стремиться к тому, чтобы обеспечивать интероперабельность наших проектов. Во-вторых, мы должны стремиться создавать общие стандарты в цифровой трансформации. Третье – должна быть чётко выстроена система управления, чтобы мы могли согласовывать позиции национальных правительств.

И сегодня премьер-министры дали нам поручение, чтобы мы проработали вопросы, которые сегодня чрезвычайно актуальны.

Во-первых, мы сегодня обсуждали вопрос об обеспечении прослеживаемости товаров при пересечении наших границ, в том числе товаров из третьих стран. Мы запускаем пилотный проект, и это очень важная принципиально договорённость. По этому пилотному проекту мы уже выработаем более конкретные механизмы и примем решение, как углублять этот пилотный проект прослеживаемости. Потому что все главы правительств согласны с тем, что это необходимое направление нашей цифровой трансформации.

Для того чтобы в дальнейшем наши пилотные проекты давали эффект, необходимо разработать экосистему, в том числе и «цифровые песочницы». Потому что «цифровые песочницы» позволяют реализовывать пилотные проекты, а потом видеть позитив и негатив этих проектов. И если мы по итогам этих проектов имеем возможность всё апробировать, мы можем, используя этот инструмент, все наши проекты и инициативы реализовывать. На сегодняшний день у нас 25 инициатив в проработке. Из них по трём мы уже запустили по решению совета НИРы, то есть научно-исследовательские работы, по итогам которых совет будет принимать решение, как их дальше продвигать.

Так что наша цифровая программа, наша повестка входит в активную стадию реализации.

Д.Медведев: Я могу лишь добавить несколько моментов, потому что Тигран Суренович всё абсолютно точно сказал.

Мы сегодня обсуждали с коллегами в узком составе: «цифра» – это отдельный проект? Нет. «Цифра» – это, по сути, новая платформа. Это базис для решения самых разных задач. Именно поэтому это межотраслевой проект, если его всё-таки называть проектом.

Иными словами, «цифра» нужна во всех проектах, которые мы сейчас реализуем – и в национальных экономиках, и в рамках Евразийского экономического союза. А раз это так, то мы достаточно долго обсуждали, кто должен быть концентратором этой работы, где должен находиться офис. Эти вопросы тоже сейчас в повестке дня.

Но моё мнение, что ввиду универсального характера цифровой платформы для развития наших экономик в целом мы должны это делать все вместе и понимая, что, как было правильно сказано, здесь не может быть разных подходов. Подходы должны быть абсолютно одинаковые, единые. Только в этом случае у нас будет единый язык общения, единый код коммуникаций – в прямом и переносном смысле этого слова.

И целый ряд смежных вопросов, о которых тоже было сказано. Действительно, очень важны и «регулятивные песочницы», где можно отрабатывать модели развития тех или иных сервисов и правил регулирования. Вопросы интернет-торговли тоже затрагивались, потому что нам и здесь нужны единые правила регулирования. У нас единое экономическое пространство, а значит, и правила регулирования должны быть одинаковыми. И ряд других вопросов.

Будем обязательно этим заниматься. Ещё раз подчеркну: это объединяющая всех повестка дня, это единая платформа. Именно поэтому она исключительно важна.

Т.Саркисян: Дмитрий Анатольевич, с Вашего позволения хочу сделать ещё одно заявление, мне кажется, очень важное: по вопросу, который мы сегодня обсуждали, – об антидемпинговом расследовании по гербицидам. Вы знаете, комиссия получила заявление от производителей гербицидов из Белоруссии, Казахстана и России, что некоторые европейские крупные компании демпингуют на этом рынке. И расследование подтвердило эту обеспокоенность наших производителей. Действительно, факт имеет место быть, и европейские конкуренты применяли демпинг на нашем рынке.

Мы сегодня этот вопрос обсуждали. Комиссия подтвердила в соответствии с буквой закона и союзного договора, что факт демпинга существует. И мы договорились (несмотря на то, что наши казахские коллеги применили право вето на это решение коллегии) о том, что комиссия продолжит работу с европейскими производителями, чтобы создать равные конкурентные условия и чтобы не было искажений на нашем рынке. Надо эту информацию довести и до производителей, и до потребителей, для того чтобы некоторые недобросовестные конкуренты не пытались «разводить» наши пять стран, с тем чтобы добиваться на нашем общем рынке каких-то нерыночных преимуществ.

Д.Медведев: Раз уж об этом заговорили, тогда я тоже скажу, что наш союз только тогда будет что-нибудь стоить, если он сможет, как раньше принято было говорить, защищаться. И антидемпинговые расследования – это и есть такие меры защиты, меры борьбы с недобросовестной конкуренцией. Нам нужно научиться применять эти меры, потому что нас очень часто этими мерами пытаются сдавливать, душить, открывают антидемпинговые расследования в отношении практически всех государств. Нам нужно тоже уметь это делать. Я считаю, что это то оружие, которое должно быть постоянно наготове. Только так мы сможем наши национальные интересы отстаивать, интересы всех стран, входящих в Евразийский союз.

***

По завершении заседания Евразийского межправительственного совета состоялись встречи Дмитрия Медведева с Премьер-министром Республики Армения Николом Пашиняном и Премьер-министром Республики Киргизия Мухаммедкалыем Абылгазиевым.

Армения. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686018 Дмитрий Медведев, Тигран Саркисян


Армения. Киргизия. ЕАЭС. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686016 Дмитрий Медведев

Заседание Евразийского межправительственного совета.

Д.Медведев: «В I квартале 2018 года внутренний товарооборот стран союза и объём внешней торговли продолжили рост (на 16,4% и почти 24% соответственно). Причём государства-участники увеличили поставки на общий рынок союза не только сырья, но и машин, оборудования, металлов, изделий из металлов, продукции химической промышленности».

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Евразийского межправительственного совета

Уважаемые коллеги!

Теперь уже в расширенном формате хочу поприветствовать всех в Санкт-Петербурге на заседании Евразийского межправительственного совета. Впервые в этом формате участвуют премьер-министры Армении и Киргизии – Никол Воваевич Пашинян и Мухаммедкалый Дуйшекеевич Абылгазиев. Мы сегодня уже успели вместе с вами, с вашим участием обсудить много важных вопросов.

Сегодня у нас второе заседание в рамках председательства России в ЕАЭС. До этого мы встречались в Алма-Ате 2 февраля. Своими задачами мы видим реализацию в полном объёме всех договорённостей, которые были достигнуты нашим союзом как на уровне глав государств, так и на уровне глав правительств, и постановку новых целей.

Евразийская «пятёрка» работает успешно, постепенно раскрывает свои возможности. В I квартале 2018 года и внутренний товарооборот стран союза, и объём внешней торговли продолжили рост (на 16,4% и почти 24% соответственно). Причём государства-участники увеличили поставки на общий рынок союза не только сырья, но и машин, оборудования, металлов, изделий из металлов, продукции химической промышленности, продовольственных товаров, сельхозсырья.

Всё это говорит о том, что внутрисоюзные торговые потоки становятся более сбалансированными, а обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство наших стран получают новые возможности для расширения производства и создания рабочих мест.

Мы намерены последовательно решать поставленную главами наших государств задачу – обеспечить темпы экономического роста не ниже 2% и поддерживать низкую инфляцию. Это зафиксировано в Основных ориентирах макроэкономической политики государств – членов ЕАЭС на период 2018–2019 годов.

Одно из ключевых направлений нашего сотрудничества – развитие и внедрение «цифры». Все мы понимаем, насколько это важно для построения экономики будущего. Скоординированные усилия по цифровизации экономического пространства вошли в число приоритетов российского председательства.

Сейчас в ЕАЭС создана нормативная база для запуска первых цифровых проектов по приоритетным направлениям. Мы со своей стороны предложили ряд инициатив в области интернет-торговли, технологии прослеживаемости движения товаров, создания транспортных коридоров, промышленной кооперации. Мы только что всё это обсуждали на нашем заседании в узком составе. Считаю важным, чтобы эти проекты представляли не только государства, но и коммерческие компании. Только в этом случае здесь будет жизнь.

Приоритетное внимание мы продолжаем уделять улучшению наднационального регулирования. И здесь мы с вами тоже достаточно подробно обсуждали формирование в нашем союзе общих рынков нефти и нефтепродуктов, рынка природного газа.

Мы должны обеспечить для бизнеса недискриминационные и прозрачные условия. В целом нам нужно будет проделать дополнительную работу по устранению препятствий, которые мешают созданию общих рынков ЕАЭС. И об этом мы с вами тоже только что договорились в узком формате. Мы сформировали экспертную группу по ликвидации барьеров. В неё вошли представители бизнес-сообществ наших стран. Их опыт и профессионализм здесь будут востребованы.

В целом мы неплохо продвигаемся в этих направлениях. В начале этого года было подписано Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации. Рассчитываю на то, что скоро в государствах-участниках пройдут все необходимые процедуры, чтобы документ вступил в силу уже в этом году. Как вы знаете, мы планируем до конца года создать в в России такую систему, которая охватит весь цикл – от выпуска товаров таможней до их продажи в рознице. Предлагаю в максимально сжатые сроки распространить этот механизм на весь союз. Выгоды очевидны: налаживание эффективного государственного контроля, защита потребителей, создание благоприятных условий для ведения бизнеса.

Уважаемые коллеги, актуальным вопросом остаётся поиск адекватного ответа на всякого рода торговые ограничения, которые вводятся зарубежными партнёрами.

Разумеется, вопросы, которые затрагивают сферу безопасности, – это национальная зона ответственности. Мы используем своё право на защиту экономической безопасности. Национальная компетенция на применение ответных ограничительных мер закреплена в международном праве, в нормах ВТО. Она есть у всех членов Евразийского союза.

Тем не менее важно и коллективные шаги определить, если потребуется отстаивать наши общие торгово-экономические интересы. А это не исключено, и опыт последнего периода – всякого рода споров, которые идут в различных регионах с участием самых разных стран и союзов стран, это напрямую доказывает.

При этом хотел бы подчеркнуть: мы всегда открыты к сотрудничеству. Хотим, чтобы экономические отношения с иностранными партнёрами строились по известному принципу, который называется win-win, то есть для выгод всех участников.

В этом контексте важным событием стало заключение в мае временного соглашения о зоне свободной торговли ЕАЭС – Иран и соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве ЕАЭС – Китай. Переговорный процесс был долгим, очень непростым. Благодаря конструктивной работе удалось выйти на взаимоприемлемые договорённости. Теперь государства-участники должны оперативно провести процедуры, которые необходимы для вступления этих решений в силу.

Отмечу также, что решением Высшего Евразийского совета одобрено положение о статусе государства-наблюдателя в ЕАЭС. Такой статус предоставлен Молдавии.

Мы искренне приветствуем желание развивать взаимовыгодное сотрудничество со странами нашего союза. Если говорить о молдавском представителе, то он может быть направлен для того, чтобы начать диалог с Евразийской экономической комиссией.

Армения. Киргизия. ЕАЭС. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 27 июля 2018 > № 2686016 Дмитрий Медведев


Армения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 20 июля 2018 > № 2682543

Каждодневные данные о коррупции вызывают шок, заявил на пресс-конференции премьер-министр Армении Никол Пашинян. Об этом сообщает Sputnik Армения.

В армянском обществе все время говорят об очевидных проблемах, а на вопросы не столь явные, но не менее значимые, обращают меньше внимания, считает премьер-министр.

"Я в недоумении. Раньше я ограничивал себя в остроте критики, чтобы ее не преувеличивать, но сегодня я просто шокирован объемами коррупции. Это просто невообразимо, невообразимо", — сказал Пашинян.

По его словам, даже самое острое его выступление о коррупции покажется смешным по сравнению с ее реальными масштабами в Армении.

Спустя два месяца после прихода к власти, Пашинян каждый день продолжает удивляться все новым и новым проблемам в стране.

"Как я понимаю, еще месяца четыре я каждый день буду удивляться. Как такое возможно, вы что, серьезно? Каждый день я получаю такие сведения, отказываюсь верить им, пока мне не приносят и показывают доказательство номер 1, доказательство 2, 3, 4…", — поделился премьер-министр.

По его словам, все настолько плохо, что нервы сдают. На днях Пашиняну пришлось прервать руководителя одной из госструктур и буквально попросить "отпустить его", не завершив доклад.

"Я не могу получать столько негативной информации в течение дня и сохранять душевное равновесие. Прошу остановиться прямо сейчас. А он продолжал показывать бумаги, доказательства, фото, видео и т.д. Я говорил — стоп, достаточно, с меня на сегодня хватит. До свидания, удачи, рассказывайте другому", — сказал Пашинян.

Он предложил представить ситуацию, когда премьер впадает в шок каждый день. Причем речь идет о главе правительства, который в бытность журналистом и депутатом говорил о том, что в стране коррупция, грабеж, беспредел.

После смены власти в Армении ведется масштабная кампания по борьбе с коррупцией. СНБ задержала и провела обыски в домах ряда военных и политических деятелей. В их числе: братья третьего президента Сержа Саргсяна – Левон и Александр, а также скандально известный генерал Манвел Григорян, который сейчас находится под арестом.

Армения > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 20 июля 2018 > № 2682543


Россия. Армения. Грузия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682672

Армения в зоне «очевидного и невероятного»

Зачем Еревану участие в учениях НАТО Noble Partner?

В Грузии с 1 по 15 августа состоятся военные учения НАТО «Достойный партнер — 2018» (Noble Partner). Эти маневры являются частью учений европейского командования США в регионе Черного моря, которые проводятся на территории семи стран. В Грузии они проводятся уже в четвертый раз. В прошлом году в учениях принимали участие более 2,8 тысяч военных из Грузии, США, Великобритании, Германии, Турции, Словении, Армении и Украины. Они включали две фазы, проходили на военном аэродроме Вазиани в пригороде Тбилиси и тренировочной базе в Норио.

Но больше всего маневры запомнились тем, что их посетил вице-президент США Майк Пенс, который залетел в Грузию после посещения Черногории и Эстонии, что больше смахивало на инспекторскую проверку. К тому же тогда колона из 75 единиц бронетехники, в том числе американские танки Abrams, БТР и бронемашины, были доставлены в грузинский порт Поти из болгарского Бургаса. А затем направлены вдоль границы с Южной Осетией в шаговой доступности от российской военной базы, дислоцированной в районе Цхинвала. Посетит ли на сей раз учения «Достойный партнер — 2018» какой-либо высокопоставленный западный политик или генсек НАТО, сказать сложно. В то же время Тбилиси квалифицировал нынешние учения на своей территории как «беспрецедентные», так как в них принимают участие более чем три тысячи военнослужащих и техника из тринадцати стран НАТО и государств-партнеров военного блока.

Вместе с Грузией в нынешних учениях, на которых будут «отрабатываться вопросы взаимодействия в различных операциях наступательного и оборонительного типов», примут участие США, Великобритания, Германия, Франция, Эстония, Литва, Польша, Норвегия, Турция, Украина, Азербайджан и Армения. Обратим внимание на двух последних. Баку и Ереван, которые находятся в фактическом состоянии войны из-за Республики Арцах (Нагорный Карабах), оказываются по сценариям НАТО «странами-партнерами», что воспринимается как парадокс из политического сериала «Очевидное — невероятное». Еще одна пикантность ситуации — Армения, член ОДКБ и ЕАЭС. То есть в отличие от Азербайджана, формальный союзник Москвы, принимает участие в направленных против России натовских учениях.

Странно выглядит и совместное участие армянских и турецких военных в учениях НАТО. Как такое понимать и с чем связана фронда Еревана в отношении России? Может быть, премьер-министр Армении Никол Пашинян и его команда решили постепенно развернуть страну в сторону Запада и именно в тот момент, когда Азербайджан и его стратегический партнер Турция начинают медленно отдаляется от Запада? В этой связи мы не может обойти вниманием и нашумевший в Армении инцидент, связанный с тем, что военнослужащие 102-й российской военной базы провели учения на административной территории села Паник Ширакской области, «напугав местных жителей стрельбой холостыми боеприпасами». В этой связи Пашинян во время заседания правительства заявил, что «произошедшее было провокацией против армяно-российских отношений и суверенитета страны».

Но со стороны кого? Командир российской 102-й базы доложил, что состоявшиеся учения были включены в согласованную с армянской стороной программу боевой подготовки на 2018 год, о чем командование базы в соответствующем порядке оповестило компетентные органы Армении. Правда, российская сторона при этом признала, что «при выборе места проведения учений не были рассмотрены все возможные неудобства для местных жителей» и принесла свои извинения. Но военные учения — это не балет под музыку Хачатуряна, это умение стрелять и воевать, к чему жителям Армении в принципе не привыкать. Стоит ли из-за этого выступать с громкими политическими заявлениями или обвинениями чуть ли не в посягательстве на суверенитет страны? Интересно было бы посмотреть на то, как отреагируют грузины на стрельбу армян во время учений «Достойный партнер — 2018».

Москва всегда заявляла, что все военные учения НАТО, которые проводились и проводятся в Грузии, деструктивны и направлены против национальной безопасности России. А вот Армения, которая говорит, что де-факто для нее на первом месте стоит сотрудничество с ОДКБ, одновременно является и партнером НАТО, участвует в военных учениях альянса наряду с теми государствами, которые Москва не относит к разряду дружественных. Еревану пора отказываться от попыток усидеть сразу на двух стульях. Как пишет в этой связи один эксперт, «вопрос, хватит ли седалища, остается для Армении пока открытым».

Станислав Тарасов

Россия. Армения. Грузия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682672


Армения > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 16 июля 2018 > № 2679824

Племянник экс-президента Армении Сержа Саргсяна Нарек Саргсян фигурирует в деле о похищении человека и пытках, сообщили в понедельник в пресс-службе полиции республики.

По данным пресс-службы, инцидент произошел в августе 2017 года, жертвой оказался 49-летний мужчина, который хотел открыть в Ереване ночной клуб для иностранных туристов.

"В середине августа 2017 года начальник охраны Нарека Саргсяна Артем Погосян пригласил мужчину побеседовать, однако на перекрестке ереванских улиц Туманяна и Налбандяна предприниматель был похищен и против своей воли доставлен в подвал дома Нарека Саргсяна", — говорится в сообщении, опубликованном на сайте полиции.

В ведомстве отметили, что мужчину избили после того, как он оказался в подвале дома племянника экс-президента. "Саргсян угрожал ему пистолетом, пригрозил застрелить, прижигал газовой горелкой. Затем мужчину доставили в салон по обслуживанию грузовиков (принадлежащий Саргсяну — ред.), вновь избили и отпустили лишь тогда, когда тот пообещал не заниматься клубным бизнесом", — добавили в пресс-службе. Подготовленные в главном управлении уголовного розыска материалы отправлены в генпрокуратуру.

Ранее Саргсян в рамках другого уголовного дела был объявлен в розыск за хранение оружия, наркотиков и мошенничество. В розыск объявлены также брат экс-президента — Левон Саргсян и его племянница в рамках уголовного дела по статьям "незаконное обогащение" и "представление ложных сведений в декларациях или сокрытие подлежащих декларированию данных.

Армения > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 16 июля 2018 > № 2679824


Армения. Азербайджан. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июля 2018 > № 2676705

Главы МИД Азербайджана и Армении Эльмар Мамедъяров и Зограб Мнацаканян обсудили в среду в Брюсселе очередные шаги по урегулированию карабахского конфликта, сообщил РИА Новости официальный представитель азербайджанского МИД Хикмет Гаджиев.

Первая встреча Мамедъярова и Мнацаканяна прошла в среду в Брюселе при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Игорь Попов от России, Стефан Висконти от Франции и Эндрю Шофер от США).

По словам Гаджиева, встреча продолжалась около четырех часов.

"В ходе встречи был обстоятельно обсужден переговорный процесс по урегулированию карабахского конфликта и отмечено продолжение существующего формата переговоров. Кроме того, состоялся обмен мнениями об очередных шагах с тем, чтобы повести процесс переговоров вперед", — сказал собеседник агентства.

Он добавил, что на встрече также обсудили план деятельности сопредседателей Минской группы ОБСЕ, выполняющей посредническую миссию в урегулировании карабахского конфликта.

Конфликт в Карабахе начался в феврале 1988 года, когда Нагорно-Карабахская автономная область (НКАО) заявила о выходе из Азербайджанской ССР. В сентябре 1991 года в центре НКАО Степанакерте было объявлено о создании Нагорно-Карабахской республики (НКР). Власти Азербайджана в ходе последующего военного конфликта потеряли контроль над Нагорным Карабахом. С 1992 года ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ. Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как НКР не является стороной переговоров.

Армения. Азербайджан. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 июля 2018 > № 2676705


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666645 Арам Манукян

Российско-армянские отношения в новых исторических условиях

Арам Манукян, Аспирант Санкт-Петербургского государственного университета

События апреля-мая 2018 года в Армении,  уже вошедшие в политическую историю республики как «бархатная революция», привели к резкой смене политических элит, в результате чего правительство бывшего президента Сержа Саргсяна было вынуждено подать в отставку, а новым премьер-министром страны был избран лидер протестного движения, оппозиционный депутат Никол Пашинян. Майские события в Ереване породили немало опасений за будущее российско-армянских отношений, даже несмотря на многочисленные уверения нового армянского руководства в отсутствии какого бы то ни было геополитического контекста.

Волнения российской стороны закономерны. Армения - многолетний и верный союзник России на Южном Кавказе, связь с которой основана не только на культурном единстве и общем историческом прошлом народов, но и на тесном экономическом, политическом и военном сотрудничестве. Однако сомнения и опасения за будущее армяно-российских отношений могут показаться утрированными, если основываться в суждениях не на опыте смены политических элит других постсоветских стран, а на анализе социально-экономических проблем самой республики и 25-летнем опыте конструктивного и взаимовыгодного сотрудничества между Россией и Арменией.

Для Республики Армения - как для небольшого государства с багажом тяжелейших исторических, экономических и политических проблем - лавирование между крупнейшими мировыми политическими игроками, пожалуй, единственный путь сохранения баланса и стабильности не только на внешнеполитической арене, но и внутри государства. Потому политика комплементаризма, или взаимодополняемости, характеризующаяся развитием внешнеполитических связей со всеми заинтересованными сторонами без отдачи приоритета во взаимодействии с одним государством или группой государств, - основной путь развития. Комплементаризм как принцип реализации стратегии внешней безопасности закреплен в Стратегии национальной безопасности Республики Армения и является основой для выстраивания «отношений на международной арене на основе партнерства, развития эффективных взаимоотношений со всеми действующими в регионе заинтересованными силами»1.

Однако несмотря на декларируемое отсутствие приоритетов, все же в официальных документах республики зафиксирована степень значимости внешних партнеров, особое место среди которых занимает Россия, отношения с которой обозначены как «стратегическое партнерство, основанное на традиционных узах дружбы двух народов»2. Конечно, стратегическое партнерство в данном случае имеет явную асимметрию (РФ для РА - единственный стратегический партнер, в то время как РА для РФ - один из множества), однако сама суть партнерства от этого не меняется. Дисбаланс сил в первую очередь объясняется распространенностью внешнеполитического влияния, политическими амбициями и потенциями сторон, желаниями и возможностями стран реализовать свои первостепенные военные, экономические и политические задачи.

Для Еревана Москва - главный военный союзник. Согласно Договору о военном сотрудничестве, с 1995 года в армянском городе Гюмри дислоцирована 102-я российская военная база. В 2010 году президентами Армении и России был подписан дополнительный Протокол №5, регламентирующий порядок функционирования военной базы на территории страны: сфера ответственности подразделения расширилась на всю территорию Республики, а не только вдоль периметра бывших границ СССР3. Армения - член ОДКБ, организации, которая с момента распада СССР фактически является стержнем военно-политического сотрудничества на постсоветском пространстве. Кроме того, Россия - активный участник переговорного процесса по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе.

Помимо военного союзничества, важнейшим фактором, определяющим тесные взаимоотношения двух стран, является экономика. Россия -  крупнейший инвестор и экономический партнер, от которого во многом зависит благосостояние республики.  После распада СССР и выхода Армении из некогда единого народнохозяйственного комплекса, в республике произошел мощный спад ВВП в целом и на душу населения4. Переход из высокоразвитой индустриальной экономики советской Армении с наукоемкими производствами в диаметрально противоположную экономическую нишу неминуемо привел к массовой безработице и как следствие - и к массовой эмиграции5.

По данным социологического опроса «Кавказский барометр-2013», в котором приняли участие свыше 6 тыс. домашних хозяйств, 45% респондентов в Армении высказались в пользу того, что безработица - главная проблема республики, влекущая за собой высокий уровень бедности6. Согласно данным того же опроса, 33% респондентов заявили, что им не хватает денег даже на еду, в то время как только 5% респондентов считают, что их заработок достаточен для реализации повседневных нужд и покупки товаров длительного пользования7. В такой ситуации для большинства населения единственным эффективным выходом из сложившейся ситуации становится внешняя трудовая миграция с последующей приоритетной сменой места жительства. Так, по данным национальной статистической службы Армении, по состоянию на 2014 год 20,9% семей в республике имели временного трудового мигранта. При этом 79% из числа семей за последние 15 лет имели хотя бы одного трудового мигранта8. Согласно проведенному социологическому опросу «Кавказский барометр-2015», 63% респондентов не видят для себя иного выхода, кроме как отправиться в другое государство на заработки,  а 35% респондентов готовы покинуть свою страну навсегда9.

В отличие от ближайших соседей, Грузии и Азербайджана,  в структуре армянской трудовой миграции не наблюдаются тенденции, ведущие к усилению диверсификации. Основной поток трудоспособного населения (93% мигрантов) каждый год стабильно направляется в Россию10. Это объясняется многими взаимозависимыми факторами: общее прошлое, исторически обусловленное доверие, близость менталитетов, наличие минимально необходимой языковой базы, многочисленная и сильная армянская диаспора.

Согласно данным Всероссийской переписи населения, в Российской Федерации проживают 1 182 388 армян, что составляет 0,86% населения страны11. Не вызывает сомнений и тот факт, что наличие внушающей диаспоры в России играет решающую роль в процессе выбора направления миграции. Важно отметить, что для мигранта диаспора служит не только единственной возможностью транснациональной идентичности, но в основном является неформализованным социальным институтом, который конвертирует свой опыт, ресурсы и знания в бизнес-проекты и организовывает на первоначальном уровне социально-экономическую деятельность12. Именно денежные переводы трудовых мигрантов стали основой незначительного экономического роста, основанного на выросшем внутреннем спросе13. На сегодняшний день более 15% ВВП страны складывается за счет денежных трансферов14. Денежные поступления из России стабилизируют весьма шаткую макроэкономическую ситуацию в стране. 

В свете вышесказанного становится очевидным, что вхождение Армении в ЕАЭС в 2015 году было вопросом не только геополитики (что зачастую указывается экспертами как основной фактор), но и реальным способом поддержания экономической стабильности в стране. Именно поэтому подавляющим большинством граждан республики членство в ЕАЭС воспринимается положительно. В тяжелых экономических и социальных условиях внутри республики для рядового гражданина основным преимуществом участия в интеграционном объединении являются не внешнеторговые выгоды, а привилегированное, уравненное с гражданами России право на свободную трудовую деятельность.

Так, согласно ст. 97 Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года, государства - члены ЕАЭС не устанавливают и не применяют ограничения, установленные их законодательством в целях защиты национального рынка труда, за исключением ограничений, установленных договором и законодательством государств-членов в целях обеспечения национальной безопасности и общественного порядка. Также в государстве трудоустройства признаются документы об образовании государств-членов, без проведения установленных законодательством государства трудоустройства процедур признания документов об образовании15

Безусловно, подобные трудовые льготы привели к увеличению легального потока трудовых мигрантов, на этот раз не только мастеровых, разнорабочих и другой неквалифицированной рабочей силы, но и людей с высшим профессиональным образованием. По данным Федеральной службы государственной статистики РФ, только за 2015 год среди 42 693 трудовых мигрантов, прибывших из Армении в РФ, 5 443 человека с высшим образованием, 8 275 - со средним профессиональным, а также 17 докторов наук и 18 кандидатов наук16. Всего с различной целевой направленностью в Россию въехало 527 287 человек17. К концу 2017 года эта цифра выросла в полтора раза. Таким образом, Россия получает профессиональные трудовые кадры, не затрачивая собственные средства на их подготовку.

Помимо вопросов трудовой миграции, тесно связанных с тяжелым социально-экономическим положением в республике, необходимо также сказать о непосредственной вовлеченности России в армянскую экономику посредством бизнеса и государственного капитала. Достаточно привести в пример несколько отраслей экономики, которые де-факто управляются российскими государственными и частными компаниями, - горнодобывающая отрасль, энергетика, транспорт и т. д. В 2002 году Армения передала России акции четырех стратегических промышленных предприятий республики в счет 98 млн. долларов долга. В их числе - Ереванский НИИ математических машин им. Мергеляна, завод «Марс», специализирующийся на выпуске продукции электронной промышленности, Институт материаловедения и Разданская ГРЭС18

В 2008 году армянские железные дороги были переданы в управление ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога» (100-процентное дочернее предприятие ОАО «РЖД»). Вслед за российскими предприятиями в Армению пришли и российские банки и страховщики. В 2004 году банк ВТБ выкупил контрольный пакет акций одного из ведущих банков Армении - «Армсбербанка». В 2007 году «Газпромбанк» выкупил 100% акций ЗАО «Арэксимбанк», а «Тройка Диалог» выкупил акции ЗАО «Америабанк». В том же году «Ингосстрахом» были приобретены 75% акций армянской страховой компании «Эфес», специализирующейся на обслуживании корпоративных клиентов. В 2008 году «Росгосстрах» создал ЗАО «Росгосстрах-Армения» с уставным капиталом в 6 млн. долларов и за последующие годы стал лидером на рынке страхования автогражданской ответственности19

Говоря об экономике, нельзя упускать из виду также и положительные результаты интеграции в рамках ЕАЭС. Несмотря на то что многие эксперты прогнозировали незначительные результаты экономической интеграции, достаточно сказать, что 7-процентный рост ВВП республики за период  2015-2017 годов был в основном обеспечен вхождением в единую экономическую зону ЕАЭС. Более того, товарооборот России и Армении за 
2017 год достиг исторического максимума и составил более 
1,7 млрд. долларов20. Низкая эффективность участия Армении в ЕАЭС до известной степени обусловлена многолетней транспортной блокадой республики. Именно поэтому важно отметить, что реализация таких стратегических для региона Южного Кавказа проектов, как МТК «Север - Юг», и, в частности, строительство железной дороги Армения - Иран, которое невозможно без участия России, в состоянии повысить роль Армении в интеграционном объединении и открыть изолированный от внешнего мира многомилионный рынок Ирана, дав дополнительный транспортный выход к региону Ближнего Востока. 

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что вовлеченность российских государственных и частных компаний в экономическую жизнь Армении не может не сказываться на внутриполитическом состоянии страны, а фактор внушительной трудовой миграции - на пророссийских ориентациях подавляющего большинства населения. Все вышеперечисленное вкупе задает вектор внешнеполитических устремлений республики, эксплуатируя свое значительное место в структуре армянской экономики.

Однако наряду с экономическими факторами важнейшим условием устойчивых взаимоотношений между странами являются политическая стабильность и преемственность внешнеполитического курса. Многими российскими политологами, экспертами и журналистами события апреля-мая 2018 года в Армении были трактованы как попытка очередной «оранжевой революции» на постсоветском пространстве.

С этим утверждением можно было бы согласиться, только если совсем не принимать в расчет тот факт, что практика массовых протестов, акций и митингов в Армении к 2018 году имела уже большой исторический опыт, а сами протесты традиционно отвергали какой-либо геополитический контекст на всех уровнях. Для Армении многотысячные мирные демонстрации стали нормой политической и общественной жизни еще в самом начале горбачевской перестройки.

Одним из явных признаков «оранжевых революций» не без основания можно считать резкую поляризацию общества. Однако сам отказ лидеров от углубления конфронтации, дальнейшего силового развития конфликта свидетельствует не только о шатком политическом фундаменте прежних властей, но и самóм понимании бессмысленности попыток развязывания гражданской войны в армянском обществе.

Сугубо мононациональное общество (98% населения Армении - армяне21) всегда отрицало саму возможность братоубийственной войны, выдвигая требования к эволюционному развитию. Традиционно высокий уровень общественной солидарности в классическом понимании классификации Э.Дюркгейма, вероятнее всего, вызван не только очевидными общими интересами в рамках еще удерживающего свои позиции традиционного общества но и структурой, и политической историей самого армянского общества и народа. Армения, потерявшая свою государственность 
в XIV веке, не сохранила и тени сословности - как светской, так и духовной. После русских революций 1917 года и распада Османской империи исчезли как класс (или же переместились на Запад) торговцы, купцы и крупные предприниматели.

Современное население Армении в подавляющем большинстве своем - потомки крестьян и ремесленников, солидарность которых зиждется на трудовой этике, с одной стороны, и сохранении традиций и богатой многовековой культуры - с другой. Таким образом, можно предположить, что феномен армянской общественной солидарности в том, что он объединяет в себе сразу два вида общественной солидарности по Дюркгейму - и механический, и органический22. Возможно также, что бесперспективность «цветных революций» в Армении главным образом обусловлена не значительной геополитической зависимостью от России, а именно беспрецедентно высоким уровнем общественной солидарности, подогреваемым перманентной внешней угрозой. 

Кроме того, важно учитывать и тот факт, что средний возраст протестующих едва превышал 25 лет, а потому и весьма показательными и справедливыми выглядят результаты социологического исследования «Новое поколение: надежды, цели и идеалы. Двадцать лет спустя», в котором приняли участие свыше 7 тыс. молодых людей. Так, согласно данным этого опроса, на первом месте среди страхов молодежи и студенчества Армении стоит «боязнь гражданской войны» (41%) и потеря свободы (38%). Среди основных проблем государства на первое место опрошенные молодые люди ставят «безответственность руководителей страны» (45%) и упадок национальной культуры и образования (35%)23. Очевидно, что негативно настроенные по отношению к прошлым властям молодые люди не считают приемлемым силовое решение вопросов, к тому же антироссийские настроения просто не имеют места быть в сознании самого реакционного слоя населения - армянской молодежи. Результаты социологического исследования в том числе подтверждают отсутствие геополитической повестки протестов.

Попытки столкнуть лбами Россию и Армению кажутся абсурдными также и в свете многочисленных официальных заявлений, и программных документов нового армянского руководства, среди которых особо важно выделить программу нового правительства, в которой отношения с Россией обозначаются как «стратегические и союзнические», а также как «главный приоритет» во внешнеполитической повестке24. Важно также отметить, что одними из первых поздравили со вступлением в должность Никола Пашиняна (лидера протестного движения, избранного на пост премьер-министра страны) Президент Российской Федерации В.Путин и премьер-министр Д.Медведев. 

Перспективы углубления отношений России и Армении на всех уровнях с уверенностью можно назвать самыми радужными. Достаточно привести в пример количество межгосударственных соглашений за последнее десятилетие - более 40. Активно работают межправительственные комиссии по торгово-экономическому и военно-техническому сотрудничеству. Россия и Армения являются странами-партнерами в рамках ЕАЭС, СНГ и ОДКБ. Важно особо отметить широкие горизонтальные социальные, культурные и образовательные связи двух стран. В Ереване успешно функционируют филиал МГУ, а также Российско-армянский (славянский) университет. В России по разным программам, в том числе и на бюджетной основе, обучаются более 5,5 тыс. армянских студентов. Каждый новый сезон свои двери для любителей театра открывает Ереванский русский драматический театр имени К.Станиславского. Традиционно государственные музеи Армении и России проводят перекрестные выставки и конференции. Армения одна из немногих постсоветских стран, где уровень владения русским языком хоть и понизился с советских времен, но не перестал быть важнейшим звеном в системе общего среднего образования: в республике более 50 русских школ. Вхождение в ЕАЭС также открыло новые возможности для граждан Армении и России. Теперь россияне могут въезжать на территорию Армении по внутренним паспортам. Эта мера всего за год привела к 20-процентному росту туристического потока из России.

Положительную тенденцию в развитии отношений двух стран подтвердили и главы государств во время официальной встречи в рамках саммита ЕАЭС в Сочи. Для Никола Пашиняна поездка в Россию и встреча с В.Путиным стали первым государственным визитом, что лишний раз подтвердило чрезвычайную важность российско-армянских отношений для нового руководства страны. Без сомнения, российско-армянские отношения на сегодняшний день можно с уверенностью назвать самыми эффективными на всем постсоветском пространстве и добавить, что внутриполитические изменения в республике не могут послужить основанием для смены вектора многовековых дружественных отношений между народами России и Армении.

 1Стратегия национальной безопасности Республики Армения от 26.01.2007 // http://www.mfa.am/u_files/file/doctrine/Doctrinerus.pdf

 2Внешняя политика. МИД Республики Армения // http://www.mfa.am/ru/foreign-policy/

 3Протокол №5 между Российской Федерацией и Республикой Армения о внесении изменений в договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о российской военной базе на территории Республики Армения от 16 марта 1995 г. // www.mid.ru/bdomp/spd_md.nsf/0/E3367A37A27AB04C43257E36002E052A

 4Дурнев А. Экономический спад в Армении: факторы и возможные последствия // Мировой финансовый кризис в постсоветских странах: национальные особенности и экономические последствия. М.: Институт экономики РАН, 2009. С. 124.

 5Сарибекян А. Социально-экономический потенциал Армении в контексте посткризисного развития // Центральная Азия и Кавказ. Том №14, выпуск №1, 2011 г.

 6Caucasus Barometr 2013 regional dataset / The Caucasus Research Resourse Centers (CRRC) // http://caucasusbarometer.org/en/cb2013/IMPISS1

 7Caucasus Barometr 2013 regional dataset / The Caucasus Research Resourse Centers (CRRC) // http://caucasusbarometer.org/en/cb2013/ECONSTN 

 8http://www.armstat.am/ru/

 9Caucasus Barometr 2015  regional dataset / The Caucasus Research Resourse Centers (CRRC) // http://caucasusbarometer.org/en/cb2015am/MIGSHRT-withoutdkra

10Где предпочитают жить и работать кавказцы // Мои новости. 10.04.2014 // www.konan-vesti.blogspot.ru/2014/04/blog-post_5376.html

11http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/perepis_itogi1612.html

12Baubock R., Faist T. Diaspora and Transnationalism: Concepts, Theories and Methods. IMISCOE Research. Amsterdam University Press, 2010, Р. 85-86.

13Демиденко М. Интеграция Армении в ТС и ЕЭП: исходная позиция и существенные условия // Евразийская экономическая интеграция. 2013. №4(21). С. 63.

14Бюллетень Аналитического центра при Правительстве РФ // http://ac.gov.ru/events/013564.html

15Бекяшев К., Моисеев Е. Право Евразийского экономического союза // М.: Проспект, 2016. С. 137.

16Федеральная служба государственной статистики. Миграция // http://www.gsk.ru/bgd/regl/b16_107/Main.htm

17United Nations, Departments of Economic and Social Affairs, Population Division // http://www.un.org/en/development/desa/population

18См.: Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России  (глава №5. Россия на Южном Кавказе. С. 321-326).

19Евразийский банк развития (2012). Мониторинг взаимных инвестиций в СНГ. Доклад ЦИС №6.

20Соколов: Товарооборот Армения - Россия достиг рекордного в истории уровня // https://eadaily.com/ru/news/2018/02/20/sokolov-tovarooborot-armeniya-rossiya-dostig-rekordnogo-v-istorii-urovnya

21Национальная статистическая служба РА // http://www.armstat.am/file/doc/99484883.pdf

22Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии //  М.: Наука, 1991. С. 372.

23Новое поколение: надежды, цели и идеалы. Двадцать лет спустя / Науч. ред. А.А.Овсяников. М.: Издательский дом Международного университета в Москве, 2016 г.

24Выборы в Армении пройдут в течение года: правительство представило программу // https://ru.armeniasputnik.am/politics/20180602/12418845/novaya-programma-pravitelstva-armenii-resheniya-i-osnovnye-polozheniya.html

 
Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2018 > № 2666645 Арам Манукян

Полная версия — платный доступ ?


Армения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 июня 2018 > № 2655664 Борис Авакян

Новые власти Армении заявляют о сохранении добрых отношений с Россией, а также членстве страны в ЕАЭС и ОДКБ. Однако в самом Ереване до сих пор неспокойно, поступает информация об арестах лиц, близких к бывшему руководству республики. Как повлияют эти события на ситуацию в самой Армении и продолжение сотрудничества с РФ? Эти вопросы «Росбалт» задал основателю партии «Новая Армения», а в недавнем прошлом — петербургскому чиновнику, занимавшему руководящие посты в Росреестре и Росимуществе, Борису Авакяну, возглавляющему организацию «Молодые ученые ЕАЭС».

— Армянские СМИ чуть ли не каждый день сообщают об арестах членов прежней правящей элиты. Правда, до первых лиц еще не добрались. Что там вообще происходит? Это борьба с коррупцией, передел власти или просто — элементарная месть?

— За последний месяц был арестован, в частности, генерал Манвел Григорян, он является депутатом от Республиканской партии, главой Союза добровольцев «Еркрапа». Его сын был мэром Эчмиадзина и ушел со своего поста после ареста отца. Впрочем, ему тоже предъявили обвинения. Также арестована жена генерала Григоряна, а при обысках в его домах и на даче было найдено много мясных консервов «Солдатский паек», носков, сигарет, перчаток и других товаров, похищенных со складов министерства обороны. По моему мнению, нейтрализация такого элемента как генерал Григорян, фактически «захватившего» город Эчмиадзин и правящего там как феодал, является верным решением, и я всецело его поддерживаю.

— И он ведь не единственный?

— На днях были задержаны Александр Саргсян, брат экс-президента Армении, и Вачаган Казарян, генерал-майор запаса, бывший начальник охраны Сержа Саргсяна. Его задержали в процессе «турне» по банкам, где он снимал деньги — у него найдены миллиарды драмов. Казаряну предъявлено обвинение по статье 301.1 УК РА — незаконное обогащение.

— В общем, отлавливают нечистых на руку чиновников?

— Правоохранительные органы наводят порядок во внутренней жизни страны. Для этого они сегодня работают на грани физических возможностей, я знаю это не понаслышке. Ни для кого не секрет, что Вачаган Казарян полностью контролировал руководство Комитета государственных доходов, в который входят такие службы как налоговая и таможенная, а также имел большое влияние на Центральный банк Армении. Сейчас, по всей видимости, он пытался вывести из страны денежные средства, полученные вследствие оказываемого покровительства теневым бизнес-схемам.

Меня абсолютно не удивляют размеры найденных у Казаряна сумм. Даже его сын при знакомстве со мной (причем при свидетелях!) рассказывал, что занимается торговлей оружием и собирается стать следующим президентом Армении после Сержа Саргсяна. Исходя из уровня притязаний сына Вачагана Казаряна, можно составить мнение об амбициях его самого.

— Задержания и аресты позволят справиться с коррупцией или хотя бы уменьшить ее масштабы?

— Вы знаете, я не любитель популизма, коррупция — это экономическое явление, и в той или иной мере она присутствует во всех странах мира. Я считаю, чтобы реально снижать уровень коррупции, одних посадок мало. Нужно повышать зарплаты госслужащим, сотрудникам правоохранительных органов. Вы наверняка спросите, как это сделать быстро и откуда брать средства?

— Да, ведь Армения, мягко говоря, небогатая страна.

— Нужно повышать госдоходы и снижать расходы министерства обороны. Армения долгие годы до 30% своего бюджета тратила на него. Это разоряло страну, но было удобно для правивших двух президентов, выходцев из Нагорного Карабаха. А вот, к примеру, три прибалтийские республики, сравнимые с Арменией и по территории, и по населению, тратят на оборону лишь два процента ВВП.

— Что еще нужно сделать, чтобы изменить ситуацию?

— Нужно много работать, не расходовать средства на неэффективные проекты, выйти из гонки вооружений с Азербайджаном и не заниматься популизмом. Жить надо, исходя из реалий, а не личных фантазий и утопий.

Василий Прохоров

Армения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 июня 2018 > № 2655664 Борис Авакян


Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 июня 2018 > № 2645203 Никол Пашинян

Встреча Дмитрия Медведева с Премьер-министром Республики Армения Николом Пашиняном.

Обсуждались актуальные вопросы торгово-экономического и гуманитарного российско-армянского сотрудничества.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Никол Воваевич! Уважаемые армянские коллеги, друзья!

Во-первых, я рад знакомству. Ещё раз примите поздравления в связи с избранием на должность главы Правительства Армении.

Армения – наш близкий союзник, страна, которая вместе с Российской Федерацией участвует в интеграционных объединениях и в ОДКБ. И в целом мы развиваемся по скоординированному сценарию – я имею в виду экономику, социальную сферу. Поэтому координация, совместная работа правительств важна и для Российской Федерации, и для Республики Армения.

Чемпионат мира – хороший повод сверить часы. Вы не так давно приезжали на другое мероприятие, встречались с Президентом нашей страны. Сейчас тоже неплохая возможность посмотреть, в каком состоянии находятся наши отношения.

В целом хочу сказать, что отношения развиваются уверенно, динамично. Это связано и с тем, что экономика вашей страны в последнее время показывает неплохие цифры развития, наша экономика развивается. Это результат в том числе работы в рамках Евразийского экономического союза.

В октябре прошлого года я посещал Ереван с официальным визитом. Мы подписали целый ряд важных соглашений. Теперь надо заниматься их реализацией. Рассчитываю, что ваше Правительство к этому тоже приложит все необходимые старания.

Ещё раз сердечно Вас приветствую в Москве, в Доме Правительства.

Н.Пашинян: Спасибо большое, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Очень рад встретиться и познакомиться с Вами лично. Прежде всего хочу поздравить Вас с прошедшим национальным праздником, Днём России. Ещё хочу поздравить с чемпионатом мира по футболу, потому что это великое событие спортивной и вообще жизни в России. Сейчас внимание всего мира приковано к Москве, и я желаю удачи российской команде в сегодняшнем матче и вообще в этом чемпионате.

Отношения между Арменией и Россией развиваются действительно очень хорошо, очень динамично – вопреки тем публикациям, которые были в прессе и российской, и армянской, международной прессе во время известных политических перемен в Армении. Сейчас могу с уверенностью сказать, что наши отношения были особыми, есть особые и будут особыми. В этом я не сомневаюсь. И надеюсь, уверен, что наши отношения станут более эффективными и в плане экономики, и в плане содействия в других отраслях.

Мы уже заявили, что наша главная цель касательно Евразийского экономического союза – это сделать союз и наше членство в союзе более эффективным. Чтобы организация стала более эффективной и способствовала более эффективному развитию наших экономик. Конечно, мы готовы работать в этом направлении. Мы эти вопросы обсудили с Президентом Российской Федерации. И вообще это очень важный вопрос, и мы очень рады, что эффективно над ним работаем.

Я думаю, что сейчас в наших отношениях всё развивается очень позитивно. Нужно базироваться на этом позитиве, базироваться на принципе уважения национальных интересов друг друга. У нас очень много общих интересов. Уверен, что в этом плане наши отношения будут развиваться очень эффективно. Мы приложим все силы для этого. И есть хорошая, необходимая для этого атмосфера. Так что нужно настроиться на эффективную и динамичную работу.

Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 июня 2018 > № 2645203 Никол Пашинян


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 июня 2018 > № 2642675 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Армения З.Г.Мнацаканяном, Москва, 7 июня 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие, конструктивные и доверительные переговоры в духе союзнических отношений, которые связывают наши государства, и в духе нашего стратегического партнерства.

Констатировали динамичный характер российско-армянского политического диалога, в том числе на высшем и высоком уровнях. Важные договоренности были достигнуты в ходе встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Премьер-министром Армении Н.В.Пашиняном в Сочи 14 мая. Развиваются контакты по парламентской линии. Буквально два дня назад Москву с рабочим визитом посетил Председатель Национального Собрания Армении А.С.Баблоян, который участвовал в Международном форуме «Развитие парламентаризма».

Обсудили, конечно же, торгово-экономическое взаимодействие. Россия остается ведущим партнером Армении. Наш товарооборот в прошлом году вырос на 30 %. Положительная динамика сохраняется и в нынешнем году. За первые три месяца рост приближается к 40%. Мы согласны с тем, что такие высокие показатели стали возможными, в том числе и в связи с преимуществами, которые вытекают из членства наших стран в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

Накопленные российские инвестиции составляют порядка 35 % всех иностранных капиталовложений. 2,2 тыс. предприятий функционируют с российским капиталом, что составляет треть всех совместных предприятий Армении. Рассмотрели ход реализации крупных совместных проектов в топливно-энергетической, телекоммуникационной и банковской сферах.

Едины в том, что дальнейшему укреплению практической кооперации будет способствовать энергичная работа межправительственных комиссий по экономическому и военно-техническому сотрудничеству.

Положительно оценили динамичное развитие межрегиональных связей, в которые вовлечены порядка 70 субъектов Российской Федерации и практически все административно-территориальные единицы Армении. Этим летом предстоит очередной седьмой межрегиональный форум. Выполняется Программа сотрудничества между регионами на 2016-2021 гг.

Налажено очень важное и полезное взаимодействие в гуманитарной сфере. В декабре прошлого года в Гюмри начал работать филиал Российского центра науки и культуры. В России обучаются порядка 5,5 тыс. армянских граждан, из них 1,5 тыс. – за счет федерального бюджета. В Республике, помимо Российско-Армянского (Славянского) университета, функционируют 8 филиалов высших учебных заведений Российской Федерации, в которых обучаются около 3,5 тыс. студентов.

Мы тесно сотрудничаем и координируем наши действия на международной арене. Сегодня посмотрели на практические задачи, которые в этом контексте стоят между нашими представителями в СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, а также на «площадках» ООН, ОБСЕ и по линии других многосторонних форматов. Особое внимание уделили координации нашей работы в рамках СМИД ЧЭС, очередное заседание которого состоится в Ереване в конце текущего месяца.

Говорили, конечно же, и о проблемах обеспечения безопасности и стабильности в Закавказье, включая нагорно-карабахское урегулирование. Россия, как в контексте двусторонних отношений с Ереваном и Баку, так и в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ вместе с американскими и французскими коллегами, продолжит содействовать сторонам в поиске взаимоприемлемых решений.

Хотел бы выразить удовлетворение итогами переговоров, которые, убежден, будут способствовать дальнейшему продвижению союзнических отношений между Россией и Арменией.

Вопрос: Несмотря на то, что отношения между Арменией и Россией официально находятся на высоком уровне – Вы их охарактеризовали как братские, дружеские, стратегические, тем не менее на этом фоне в последнее время выделяются высказывания разных экспертов на федеральных российских каналах, которые в обвинительном тоне говорят о процессах, происходящих в Армении, утверждают, что официальные власти Армении имеют прозападную ориентацию, направляются антироссийскими силами. Такие обвинительные заключения – на совести тех экспертов, которые их озвучивают, или они разделяются властями России?

С.В.Лавров: Экспертов, конечно, важно слушать, понимать, какие мысли возникают у них от анализа внешнеполитических или внутриполитических событий, будь то в России или иной стране. Мы как представители российского ведомства, занимающегося внешней политикой, в отношениях с нашими союзниками и стратегическими партнерами исходим, несмотря на тот анализ, которым нас окружают эксперты, в данном случае из тех позиций, которые были официально изложены Премьер-министром Армении Н.Пашиняном после его официального вступления в эту должность и из тех позиций, которые сейчас Зограб Грачевич официально подтвердил в своём качестве Министра иностранных дел Армении.

Смею Вас заверить, что разговор, который у нас сегодня был этажом ниже, исходил именно из такого отношения друг ко другу – отношения союзников и стратегических партнеров.

Вопрос: Каковы перспективы развития российско-армянских отношений, которые продолжаются уже столетиями, и насколько сейчас используется потенциал этих отношений?

С.В.Лавров: Мы уже упомянули их достаточно устойчивую позитивную динамику во всех сферах: очень бурно растёт торговля, которая, кстати, в значительной степени возросла благодаря увеличению поставок армянской сельскохозяйственной продукции в Российскую Федерацию, солидные инвестиции.

Говорили о связях между регионами, которые очень тесные и плотные, а также о военном, военно-техническом сотрудничестве, гуманитарных связях. Если брать один критерий, который был бы главным для меня, то это самоощущение россиян, которые живут в Армении, и армян, которые живут в России. Мы всегда интересуемся, как нашим соотечественникам живется в Армении – им живется очень комфортно, удобно и свободно. То же самое, мы знаем, испытывает армянская диаспора в Российской Федерации. Мы регулярно общаемся с разными диаспорами – армянской, азербайджанской и многими другими. Каких-либо проблем они не испытывают и живут если не как дома, то в очень близкой стране и ощущают себя в качестве чуть ли не её граждан.

Вопрос: Недавно Премьер-министр Армении Н.Пашинян сделал весьма резонансные заявления о необходимости возвращения Нагорного Карабаха за стол переговоров в процессе урегулирования данного вопроса. Об этом неоднократно говорили и сопредседатели Минской группы ОБСЕ, в частности, И.В.Попов, которые утверждали, что на определенном этапе Нагорный Карабах должен быть возвращен в процесс переговоров. Какова сейчас позиция России по этому поводу и не приближается ли тот самый определенный этап возвращения Нагорного Карабаха в процесс переговоров?

С.В.Лавров: Российская позиция осталась неизменной. Она всегда была позицией решения нагорно-карабахского вопроса через Минскую группу ОБСЕ, участником которой, наряду с Азербайджаном и другими государствами, является и Армения. Убеждены, что это оптимальный формат, и в качестве одного из трёх сопредседателей Минской группы – вместе с французами и американцами – проводим общую заинтересованную непротиворечивую линию по созданию условий, которые позволили бы договориться Баку и Еревану. Эта работа продолжается многие годы, были разные этапы, на каких-то из них, кстати, представители Нагорного Карабаха участвовали в этом процессе. Потом, по договорённости сторон, формат был изменен и является сейчас таким, какой он есть.

Кстати, И.В.Попов никогда не говорил, что они «должны вернуться», поэтому поаккуратнее, пожалуйста. А то мы перестанем улыбаться. Если стороны на каком-то этапе договорятся о том, что Нагорный Карабах будет вновь представлен на переговорах, то это будет их решение, и мы его будем уважать.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 июня 2018 > № 2642675 Сергей Лавров


Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 15 мая 2018 > № 2616372 Сергей Кургинян

Армения не Украина…

…но Россия теряет влияние

Сергей Кургинян

Нынешнюю ситуацию с оппозиционными протестами в Армении почти всегда сопоставляют и сравнивают с украинским Евромайданом 2014 года. Сказать, что между этими процессами нет ничего общего, — нельзя. Сказать, что они тождественны друг другу, — тоже нельзя.

Выступления в Армении не носят антироссийского характера, и если бы там появились антироссийские лозунги или хотя бы намёк на них, то количество участников оппозиционных митингов сократилось бы примерно в три раза, а, может быть, и больше. Нет в Армении также серьёзной ультранационалистической силы (вроде украинских бандеровцев), которая могла бы "уволочь" протесты в антироссийскую сторону, — её вообще нет, а те силы, которые можно назвать националистическими, скорее, тяготеют как раз к России. В Армении нет никакого крупного русского или какого-либо иного национального меньшинства; это практически моноэтничное государство и общество, нет "фактора Крыма", зато есть фактор Нагорного Карабаха. Вообще, весь комплекс проблем, который существует для элит в Ереване, принципиально не может быть решён тем способом, которым пытаются решить свои проблемы элиты в Киеве. То есть разница здесь огромная.

Но сходство тоже есть. И его тоже все видели. Все видели, что Армения начинена американской, а в основном — даже британской, агентурой. Все видели, как она работает. Все видели, как внутри сложного протестного процесса, который никак не сводится только к американо-британской манипуляции, существует и всё сильнее раскручивается вектор в антироссийскую сторону.

Поэтому можно сказать, что влияние России было проиграно на Украине задолго до того, как начался Евромайдан. Точно так же оно сейчас проиграно в Армении. То есть налицо системная ошибка, система не работает. Это дисфункция системы. Не только Россотрудничество, не только МИД, но и более серьёзные ведомства — все они находятся в состоянии системной дисфункции.

Мы умеем работать в одном режиме: когда глава государства создаёт какую-то чрезвычайную группу — и эта группа начинает что-нибудь "разруливать". Это первое.

Второе. Мы с технологиями "мягкой силы" знакомы ещё с конца 80-х годов, публиковали Джина Шарпа, Джозефа Ная и других зарубежных авторов, работавших по данной тематике. Всё это прекрасно, когда есть политика. Если политики нет, то никакая технология, никакая "мягкая сила", никакие "цветные революции" не работают. Никакой Шарп не сработает, если нет точной политики.

"Цветные революции" — это деталь. Что-то наподобие колёс для автомобиля. На хороших колёсах, с хорошей резиной, машина будет ехать быстрее и лучше, чем с плохими. Но, если машины нет, сами по себе колёса можно только катать из стороны в сторону, туда-сюда-обратно, — никакого толку, никакой смены власти не будет! Никакой "мягкой силы", никаких "цветных революций" в отрыве от политики не существует.

Поэтому вопрос заключается в том, на кого и как мы ставим в тех местах, где намерены использовать свою "мягкую силу". Кого мы там вырастили, воспитали, какой у нас там мониторинг и на кого мы смотрим: на тех, кто бежит и уже ничего не может, или на выросших новых национальных лидеров? Эти люди должны проявить себя самостоятельно, они не могут быть только нашими "марионетками", у них должна быть мощная опора в их собственных обществах. И если такие политики видят национальные интересы своих стран так, что это соответствует нашему пониманию взаимного диалога, и если этого политика поддерживает народ — тогда всё хорошо.

И, наконец, последний урок армянских событий, который, на мой взгляд, заключается в том, что нельзя не понимать: когда лидеры, которые "играют" вроде бы с нами, но одновременно "играют" и с другими, оказываются слабыми, — вот тут-то и начинаются "майданы". Никогда эти "майданы" не начинаются, если для них нет почвы в обществе. Те люди, которые на протяжении долгих лет руководили Арменией, довели дело до массовых протестов оппозиции. Потом им пришлось разводить руками и произносить некие слова — не те, которые они хотели и собирались произносить, а те, которые им написал "дядя", и вышли уже с этими словами, и политика начала сламываться.

Что это за урок? Как только во власти оказывается человек слабый, который в решающие моменты оказывается неспособен проводить уже заявленную им политику, который скомпрометировал себя и которого перестаёт поддерживать общество, — жди "майдана". В любом месте и в любое время.

И тогда возникает вопрос: а мы-то сами к чему готовы в такой ситуации? Как мы сами себя поведём? Вопрос же не только в "майдане". Вопрос в том, что на Украине здоровые силы не только в Донецке, но и в Киеве могли переломить ситуацию так, как она в 2012 году переламывалась в Москве на Поклонной горе, — гражданское общество будет "включено" или нет? Оно оказалось "не включено".

Первое, что необходимо сделать — донести до общества "цену вопроса". Чтобы не было такого: что-то где-то произошло (неважно — в Армении или в Киргизии) — мы в любом случае к этому никакого отношения не имеем. Нет, это "пояса" нашей безопасности, которые сейчас рвутся один за другим. Когда они порвутся окончательно, возникнет ситуация, для нас крайне неприятная. Посмотрите, как все возбудились, когда в Армении запахло чем-то похожим на родной им "майдан". Как они хотят, чтобы всё это повторилось в Москве.

Второе: мы, в отличие от тех же американцев, например, — своих не бросаем, но и не готовы их поддерживать до конца, не помогаем их семьям. Поэтому доверие к нам теряется. Мы показываем не тот "образ себя".

Третье: те, кто провалил работу на этом и на другом направлении должны знать, что будут за это наказаны. Безответственности быть не должно. Как писал уже полузабытый сегодня поэт Борис Слуцкий:

Кадры — есть! Есть, говорю, кадры —

Люди толпами ходят.

Нужно выдумать страшную кару

Для тех, кто их не находит!

Ещё раз: Ереван и Киев — это совершенно разные ситуации, хотя и там, и там мы всё упустили. Но если в Киеве изначально был "локомотив", который "уволок" ситуацию в антирусскую сторону, то в Ереване такой возможности, по большому счёту, нет. И куда поволочётся от России Армения, имея, например, фактор Карабаха на своих плечах? В сторону Турции? В сторону НАТО? Она не поволочётся туда! Левон Тер-Петросян хотел и пробовал туда Армению поволочь. И да, Никол Пашинян имеет прямое отношение к Тер-Петросяну, мы видим и знаем, какие там схемы работают. Но, как только это начнёт происходить, Карабах и национальная Армения тут же повернут в обратную сторону. Добавлю, что если в Азербайджане возникнет желание вступить во что-нибудь типа НАТО, там и без нас, одного Ирана хватит, чтобы это остановить. Поэтому в Армении (и на Кавказе в целом) нет той ситуации, что есть на Украине. Процессы в разных местах идут по-разному и имеют разное качество.

А вот ошибки с нашей стороны — одни и те же. Потому что, повторю, система не работает. Она — мёртвая, она не может взаимодействовать с гражданским обществом, потому что она в обществе отбирает для взаимодействия только то, что понимает сама — самую мёртвую его часть, которая, к тому же, будет "отстёгивать назад". Она живое не видит и не любит. И всё хорошо, но только до тех пор, когда надо всё это "включить" всерьёз. А "включаешь — не работает". В Москве после победы Ющенко поняли, что нужно будет мобилизовать общественные силы. Долго-долго осваивали бюджеты. И что? Кто-нибудь вышел в 2012 году на Поклонную из этих людей? Никто! То же самое было на Украине с "титушками", то же самое — в Армении. Эта система отторгает всё, что по-настоящему тянется к России, она, по существу, враждебна нашим национальным интересам. Либо у нас в отношениях с государствами "постсоветского пространства" (куда можно включить и бывшие страны СЭВ и Варшавского договора) возникнет другая система, либо мы получим сплошные "необандеровские украины" по всему периметру наших западных и южных границ, за исключением Китая.

Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 15 мая 2018 > № 2616372 Сергей Кургинян


Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605058 Микаэл Золян

Прагматичный революционер. Чего ожидать от Никола Пашиняна

Микаэл Золян

Пашиняна сложно назвать левым или правым, прозападным или пророссийским. Зато у него есть два образа: харизматичный революционер, способный вести за собой улицу, и прагматичный политик, готовый к компромиссам и тактическим союзам

Уходя в отставку 23 апреля, новоиспеченный премьер-министр Армении Серж Саргсян написал в своем заявлении: «Никол Пашинян был прав, я ошибался». Правящая Республиканская партия сопротивлялась еще примерно две недели, но 8 мая, по итогам голосования в Национальном Собрании Армении, лидер оппозиции Никол Пашинян стал премьер-министром Армении.

Как и в целом события в Армении, образ Пашиняна не вполне соответствует тем категориям, которыми многие и на Западе, и в России привыкли описывать постсоветскую реальность. Пашиняна сложно назвать левым или правым, прозападным или пророссийским. Зато у него есть два образа: харизматичный революционер, способный вести за собой улицу, и прагматичный политик, готовый к компромиссам и тактическим союзам.

Имидж Пашиняна изменчив, как успели заметить те, кто следит за событиями в Армении. Последние пару недель он выглядел брутальным бородачом с рюкзаком за плечами, в майке защитного цвета и кепке с надписью «Духов» (выражение, которое можно перевести как «Смелее!» или «Дерзай!»). Этот образ идеально подходил лидеру революции, но 1 мая, когда Пашинян выступал в парламенте как кандидат в премьеры, он был в костюме и при галстуке – хотя бороду все-таки не сбрил.

С Пашиняном в Армении приходит к власти то поколение, которое можно назвать постпостсоветским. Пашинян имеет мало общего с доминирующей в большинстве бывших советских стран политической элитой, которая является наследницей либо советской номенклатуры, либо демократических движений, пришедших к власти в начале 1990-х.

До сих пор Пашинян никогда не имел реальной власти (пост депутата от оппозиционной фракции парламента Армении, разумеется, не в счет). Этим он отличается не только от многолетних президентов ряда постсоветских стран, но и от большинства лидеров цветных революций. Тот же «главный революционер» постсоветского пространства Михаил Саакашвили был министром юстиции в правительстве Эдуарда Шеварднадзе. Недавние события в Армении – практически первый случай на постсоветском пространстве, когда лидером победившего протеста стал не отколовшийся от правящей элиты чиновник, обладавший в силу этого определенными ресурсами, а человек снизу, практически всю жизнь бывший в оппозиции. В этом отношении карьера Пашиняна напоминает скорее карьеру профессионального революционера начала ХХ века, чем типичного постсоветского политика.

42-летний Пашинян сформировался не просто как политик, но и как личность уже в постсоветский период. Это отличает его и от бывшего диссидента Левона Тер-Петросяна, и от бывших партийных работников Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна. Перефразируя Довлатова, можно сказать, что Пашинян не «советский» и не «антисоветский», а просто несоветский. И дело здесь не только в возрасте, ведь многие сверстники Пашиняна успели пройти своего рода партийную школу в молодежных структурах Республиканской партии Армении.

Уже в студенческие годы, параллельно с учебой, Пашинян занимался журналистикой и был отчислен, по официальной версии, за пропуски занятий, а по слухам – за то, что обвинил одного из преподавателей во взяточничестве. В 1999 году Пашинян занял пост главного редактора газеты «Айкакан жаманак» («Армянское время»), которая к концу нулевых стала самой популярной оппозиционной газетой Армении. В 2008 году 33-летний Пашинян оказался одним из видных активистов оппозиционного движения, сформировавшегося вокруг бывшего президента Тер-Петросяна.

После того как протесты были подавлены силой, Пашинян сначала скрывался, а через год добровольно сдался властям, был осужден за организацию массовых беспорядков и сел в тюрьму. Пока Пашинян был в бегах, он написал роман, а в тюрьме сочинял для своей газеты статьи о тюремных нравах. В конечном счете власть, видимо, решила, что за решеткой Пашинян создает ей больше неудобств, чем на свободе, и его амнистировали в 2011 году.

После выхода из тюрьмы Пашинян из пламенного революционера превратился во вполне договороспособного политика. Вернувшись в ряды оппозиции, Пашинян в 2012 году был избран в парламент и стал депутатом от блока Тер-Петросяна Армянский национальный конгресс. Но вскоре между ним и Тер-Петросяном произошла размолвка, и Пашинян основал собственную партию – «Гражданский договор».

В 2017 году, создав вместе с двумя другими партиями избирательный блок «Елк» («Выход»), набравший чуть менее 8% голосов на очередных выборах, он вновь прошел в парламент. За то, что Пашинян принял итоги этих выборов, которые многие считали несправедливыми, другие оппозиционеры обвиняли его в сотрудничестве с властями. Поэтому, когда в конце марта этого года Пашинян начал кампанию по смещению Саргсяна, многие отнеслись к ней скептически. Еще в середине апреля, когда количество демонстрантов уже исчислялось тысячами, некоторые оппозиционеры считали акции Пашиняна имитацией и были уверены, что рано или поздно он сольет протест.

Революция без идеологии: внутренняя политика

Если говорить об идеологии, которой придерживается Пашинян и его окружение, то в целом в Армении его воспринимают как представителя либерально-демократического крыла. Однако четко определить его место в политическом спектре страны довольно сложно. И дело здесь не столько в «оппортунизме» Пашиняна, о котором говорят его политические конкуренты, а в том, что армянская политика вообще с трудом поддается описанию в традиционных идеологических категориях.

Десятилетиями основной конфликт в политической жизни Армении проходил не по линии «левые – правые» или «либералы – консерваторы», а по линии «власть – оппозиция». Все это время самые разные армянские оппозиционеры предлагали одну и ту же повестку: борьба с коррупцией, честные выборы, ликвидация монополий и так далее. На этом фоне Пашинян отличался завидным постоянством, так как тема борьбы с коррупцией и олигархией была для него главной еще в те времена, когда он начинал как журналист.

Что касается программы предстоящих реформ, то пока Пашинян и его сторонники не спешат конкретизировать свои планы и говорят в основном о необходимости скорейшей реформы избирательной системы, которая исключит возможность злоупотреблений и фальсификаций и позволит провести прозрачные внеочередные выборы.

Все, что будет происходить потом, Пашинян и его соратники описывают весьма расплывчато. Так, они говорят о борьбе с коррупцией, олигархией, монополиями, о том, что в «новой Армении» будет обеспечено верховенство закона, что бизнес, в том числе малый и средний, получит возможность развиваться без давления государственных органов. Но как именно они собираются всего этого добиться, пока непонятно.

Видимо, эта неопределенность вызвана тем, что Пашинян не хочет терять сторонников, часть которых любая конкретика может только оттолкнуть. Сегодня Пашиняну нужна широкая коалиция, чтобы довести до конца процесс отстранения республиканцев от власти. Именно поэтому он сотрудничает с двумя другими парламентскими партиями, хотя еще недавно одна из них, «Процветающая Армения» во главе с бизнесменом Гагиком Царукяном, была «системной оппозицией», а другая, «Дашнакцутюн», возглавляемая Грантом Маркаряном, – партнером республиканцев по коалиции.

Более того, Пашинян дает понять, что в будущей системе власти не будет кадровой чистки и что он готов сотрудничать со специалистами-технократами, которые работали во власти при республиканцах. Сотрудничество с технократами необходимо Пашиняну еще и потому, что у него пока нет своей команды. До последних событий его партия «Гражданский договор» была слишком малочисленной, и Пашиняну придется искать людей за ее пределами.

В протестном движении участвовали многие представители гражданского общества, но, во-первых, не все они готовы идти во власть, а во-вторых, не у всех есть необходимые навыки управления. Правда, учитывая армянскую специфику, у Пашиняна есть еще один кадровый резерв, на который он может рассчитывать, – армянская диаспора, отозвавшаяся на события в Армении с большим энтузиазмом.

Без резких движений: внешняя политика

Естественно, как в России, так и на Западе основные вопросы к победившей революции касаются внешней политики Армении. Армянские правящие республиканцы, особенно после отставки Саргсяна, стремились представить Пашиняна как убежденного западника, чтобы заручиться поддержкой Кремля во внутриполитической борьбе. Сам Пашинян, напротив, делал все, чтобы в Москве его не считали прозападным политиком.

Он заявлял, в частности, что протестное движение имеет исключительно внутриполитическую повестку и не ставит внешнеполитических целей, и даже зачитал на митинге заявление МИДа России как свидетельство того, что в Москве это понимают. Выступая в качестве кандидата на пост премьера, Пашинян постоянно подчеркивал, что Армения не выйдет из состава ЕАЭС и ОДКБ, а российские пограничники и российская военная база останутся в Армении. Одновременно он говорил о том, что Армения по-прежнему будет развивать отношения со своими соседями, Грузией и Ираном, а также с ЕС и США.

В целом месседж Пашиняна сводится к тому, что Армения не станет совершать резких движений и будет придерживаться многовекторной внешней политики. За это оппоненты обвиняют Пашиняна в оппортунизме и беспринципности, цитируя его же старые выступления и статьи, в которых он критиковал внешнюю политику армянских властей.

В определенной степени действительно можно говорить о коррекции внешнеполитических взглядов Пашиняна. Однако представление о Пашиняне как о западнике, который под влиянием обстоятельств переквалифицировался в русофила, тоже ошибочно. На самом деле Пашинян, будучи в оппозиции, критиковал положение дел в армяно-российских отношениях не столько с позиции западника, сколько с позиции государственника, чьим приоритетом является не геополитическая ориентация, а суверенитет Армении.

Поэтому, если говорить о будущем российско-армянских отношений, то они, скорее всего, будут развиваться не по грузинскому сценарию, как того опасаются некоторые российские аналитики, а по белорусскому или казахстанскому. Иными словами, всячески подчеркивая важность отношений с Россией, ЕАЭС и ОДКБ, Пашинян, в отличие от Саргсяна, вероятно, не побоится публично задавать острые вопросы – например, о поставках вооружения Азербайджану странами ОДКБ.

Еще одной причиной, удерживающей Пашиняна в рамках многовекторной внешней политики, являются нерешенные проблемы с двумя из четырех непосредственных соседей Армении, Турцией и Азербайджаном. В Армении осознают риск, что Азербайджан может воспользоваться моментом, чтобы покончить с карабахским конфликтом военным путем. Искушение для Баку тем более велико, что там понимают: успех армянских протестов может послужить стимулом для деморализованной на сегодняшний день азербайджанской оппозиции. Правда, несмотря на бурные события в Армении, осложнений в зоне конфликта пока удалось избежать, в том числе благодаря позиции Москвы, которая, по-видимому, дала понять азербайджанским властям, что обострение конфликта для нее нежелательно.

Сам Пашинян обозначает свою позицию по Карабаху примерно так: конфликт должен решаться на основе компромисса, но пока Баку не откажется от агрессивной риторики, говорить о компромиссе невозможно. В принципе, нечто подобное говорил и Саргсян, но из уст Пашиняна это звучит несколько иначе. В долгосрочной перспективе появление у одной из стран – участниц конфликта нового лидера, пользующегося доверием общества, позволяет надеяться на оживление мирного процесса. Но рассчитывать на кардинальный прорыв в карабахском урегулировании в ближайшем будущем не стоит: пока в Армении приоритетом и для общества, и для власти является не внешняя политика и не замороженные конфликты, а внутренняя трансформация страны.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605058 Микаэл Золян


Россия. Армения > Образование, наука > fadm.gov.ru, 10 мая 2018 > № 2600656

Проект «Международная школа публичной дипломатии стран СНГ» прошел в Армении

С 1 по 7 мая в Республике Армении был организован проект Международной школы публичной дипломатии стран СНГ, в котором приняли участие специалисты и эксперты из разных стран в области дипломатии, журналистики, экономики, культуры, политологии, юриспруденции, психологии и ряда других сфер.

Цель проекта – повышение у специалистов компетенций «мягкой силы». Проект направлен на укрепление сотрудничества между странами СНГ, предоставление новых возможностей для развития межгосударственных отношений и создание сети специалистов в сфере публичной дипломатии.

В мероприятии принял участие директор Федерального государственного бюджетного учреждения «Ресурсный Молодежный Центр» Алексей Любцов.

«На этом проекте достаточно много специалистов с разными взглядами и пониманием публичной дипломатии. Вместе с участниками мы обсудили вопросы, связанные с молодежным направлением. Очень важно получить результат от любого мероприятия, от любого взаимодействия, поэтому чем больше будет таких площадок, тем больше будет возможностей дать людям новые шансы для знакомства, общения и реализации своих проектов», – отметил Алексей Любцов.

Рководитель Ресурсного Молодежного Центра поделился опытом и знаниями в сферах публичной дипломатии и молодежной политики, а также затронул основные задачи и вопросы данного проекта. Со стороны участников были представлены предложения по взаимодействию и организации проведения последующих подобных мероприятий с определенным охватом вопросов сферы публичной дипломатии.

В рамках проекта были дискуссии, которые провели гости: советник-посланник Посольства Российской Федерации в Республике Армении Андрей Иванов, Директор Российского центра науки и культуры в Ереване Сергей Рыбинский, Директор Российского центра науки и культуры в Гюмри Арутюн Амбарцумян.

Также участники провели культурные мероприятия, познакомились с древней историей Армении, в том числе с национальными ценностями и национальной культурой.

По итогам мероприятия были разработаны и представлены концепции в сфере публичной дипломатии, предметы и методы ее реализации с точки зрения осмысления глобального управления и «мягкой силы».

Проект «Международная школа публичной дипломатии стран СНГ» организован «Школой публичной дипломатии» и «Институтом общественной безопасности» при поддержке Федерального агентства по делам молодежи, Федерального государственного бюджетного учреждения «Ресурсный Молодежный Центр», Посольства Российской Федерации в Республике Армения и Российским центром науки и культуры в Ереване.

Напомним, проект «Международная школа публичной дипломатии стран СНГ» был поддержан Федеральным агентством по делам молодежи, согласно резолюции III Российско-Армянского молодежного форума, который проходил с 15 по 18 ноября 2017 года в городе Агверан Республики Армения.

Россия. Армения > Образование, наука > fadm.gov.ru, 10 мая 2018 > № 2600656


Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 2 мая 2018 > № 2616247 Александр Нагорный

ЗВОНОК

Глава Армении Саргсян отрёкся от власти

Звонок - устройство, прибор для звуковых сигналов. Дверной звонок. Электрический звонок. Звонок под дугой (колокольчик или бубенец). Звук, звуковой сигнал, производимый колокольчиком или специальным прибором. Раздался звонок. Занятия начинаются по звонку. От звонка до звонка работать, быть где-нибудь. Телефонный разговор с кем-нибудь (обычно деловой и краткий). Звонок из Москвы. Что сделано после звонка директора?

С. И. Ожегов, Н. Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка.

23 апреля мы увидели победу в Армении сил Пашиняна, который имеет такие же взгляды, как, например, у наших «вильнюсских сидельцев» — Каспарова и прочих. То есть Пашинян — знатный русофоб. Победу он одержал странную. Там не было таких непреодолимых обстоятельств, которые заставила бы Сержа Саргсяна сложить полномочия, да ещё с такими словами: «Пашинян был прав. Я не прав».

Безусловно, что головкой армянского протеста были силы прозападные и антироссийские. И Россия должна бы занимать здесь внятную и очевидную позицию. Но после победы недружественных России сил в Армении мы видим пост Марии Захаровой в соцсети: «Народ, который имеет силу даже в самые сложные моменты своей истории не разъединяться и сохранять уважение друг к другу, несмотря на категорические разногласия — великий народ. Армения, Россия всегда с тобой!»

Экспертные оценки

Александр Нагорный

Случилось немыслимое. Мадам Захарова в связи с событиями в Армении 23 апреля 2018 года фактически одобрила принципы майдана, которыми в своё время руководствовались антироссийские силы и в Грузии, и на Украине, да и в Молдавии, и в Киргизии, в восточно-европейских странах. Сейчас мы видим приблизительно такую же схему и ту же методологию. Раз за разом антироссийская группировка в Армении расшатывала устои пророссийского правительства — и наконец произошло то, что произошло.

Интересна ситуация с ушедшим премьер-министром Саргсяном. Ведь буквально дней 10 тому назад его принимали в Кремле, его обласкали, его приняли на высочайшем уровне, как бы одобрив поворот Саргсяна к премьерскому креслу. А проходит неделя — и вся эта конструкция рассыпается. Возникает вопрос: что, наши политические и дипломатические руководители не знают, что происходит в союзной нам стране, что там идёт процесс брожения, который взят под колпак и которым руководят силы русофобского характера? Этот вопрос можно задать госпоже Захаровой и другим нашим ведущим дипломатическим гуру, начиная с деятелей администрации президента — товарищу Ушакову, а также Суркову, Белоусову и многим другим; ну, и, конечно, это вопрос к руководству политической разведки и верхам дипломатического ведомства. . Ведь нелепая формулировка, которая сделана Захаровой — это хорошая мина при плохой игре. Потому что события, которые произошли вчера и позавчера, фактически застали дипломатических и политических руководителей России врасплох.

Конечно, в Армении борьба и игра не закончены. Карапетян, который сейчас ВРИО премьер-министра, а ранее работал в российском «Газпромбанке», безусловно, представляет ту же Карабахскую группировку в политическом сегменте Армении, что и ушедший Саргсян. Но нетрудно предсказать, что проамериканская, прозападная сила, которая фактически смела премьер-министра, сейчас будет требовать своего места в истеблишменте. Это будет и их интерес в формировании правительства, и, вероятнее всего, требование новых выборов. А в этих выборах они, конечно, получат свою долю в СМИ и, по всей видимости, радикально расширят своё присутствие в парламенте. В Национальном собрании Армении сейчас всего девять мест, принадлежащих либерально-прозападной партии Пашиняна «Елк» («Выход») — кстати, и название этой партии тоже не случайно, как вы понимаете. Эта партия требует выхода из-под российского влияния.

В каждом из антироссийских майданов применялась методология, которая уже годами выработана нашими американскими, как их называет наше начальство, «партнёрами». Они сначала развёртывают систему общественных организаций прозападного типа, втягивают туда значительные круги местной интеллигенции, местной студенческой молодежи, вырабатывают антикоррупционную программу и во весь голос говорят о социальных правах и программах. И дальше начинается захват власти либо через выборы, либо (что чаще) через демонстрации и улицу. То же самое мы видим в Армении и поэтому знаем, что это применение единой технологии.

Кстати, если Захарова не знает, то ей можно напомнить: американцы создали в Ереване самое крупное базовое посольство, в котором работает от 2500 до 5000 человек. Они наверняка не просто дипломаты, и даже являют собой представителей не только спецслужб. Среди них масса боевиков, которые готовы в любой момент включиться в более серьёзные столкновения, чем в минувшие дни, если американцы посчитают это нужным. Но ведь и армянское правительство не требовало привести к балансу число «дипломатов». И эта позиция мотивируется тем, что, как и вся постсоветская номенклатура, вне зависимости от того, где она обретается, верхушка Армении заинтересована в западных банках, поездках в США и западную Европу, где учатся их дети и живут родственники.

Поэтому мы увидим, даже в ближайшей перспективе, стремление прозападных группировок максимально расширить своё влияние и максимально прийти к власти, фактически выполнить задачу вывода Армении из числа близких союзных государств Российской Федерации. Это абсолютно ясно. Это вопрос не двух-трёх дней, это вопрос, может быть, нескольких месяцев, вплоть до года. Но процесс двигается в том направлении. И если Российская Федерация будет одобрять эти веяния, то становится просто забавно. Кто с кем борется? Или это, так сказать, игра в поддавки?

Мы должны сравнить ситуацию в Армении с тем, как подобные процессы происходили в Грузии и на Украине. Какие общие черты, какие различия? Ведь для нас очень важно пониматься, что разворачивается в бывших советских республиках, потому что это наш пояс безопасности — а этот пояс рвётся.

Процессы в Грузии и на Украине в значительной степени были похожими. Но каждый раз точку в повороте этих республик в антирусское русло играла сама Россия. Напомню, что победа так называемой «революции роз» в Грузии связана с тем, что Саакашвили (тогда ещё молодой политический деятель, но уже с проявившими себя антирусскими чертами) собрал демонстрантов на площади перед грузинским парламентом. Однако атака и захват власти произошли после того, как в грузинскую столицу прибыл Игорь Иванов, в то время он был секретарём Совета безопасности РФ. Он повстречался с местными олигархами, потом вышел на площадь и фактически легитимировал оппозиционное движение. После чего Саакашвили повёл своих сторонников на захват зданий.

Но этим грузинская ситуация не ограничилась. Когда Абашидзе, руководитель Аджарии, проявил своё сопротивление перевороту, то через некоторое время опять Игорь Иванов прилетел уже в Аджарию и предложил Абашидзе собрать вещички и улететь вместе с ним, поскольку Россия не давала своего согласия на сопротивление. И те две грузинские бригады на территории Аджарии, которые проявили лояльность Абашидзе и Аджарии как независимому государству, перешли под эгиду антироссийского тбилисского правительства во главе с Саакашвили. То есть какова была линия России здесь — ни два ни полтора? Или практически она содействовала своей пассивностью приходу антирусских сил в Грузии?

Дальше напомню, что происходило на Украине. Переворот произошёл в субботу, 23 февраля 2014 года. А 22 февраля, в пятницу, было подписано соглашение между Януковичем, оппозиционными майдановцами и тремя западноевропейскими министрами иностранных дел. Как мы выяснили сейчас из фильма о Путине, в четверг ему звонил не кто иной, как президент США Обама с просьбой воздействовать на Януковича, чтобы не применять силу — не использовать армию против майдана и не делать силового разгона. И Путин ответил — «хорошо». Это сам президент России сообщил в телефильме. Я напомню, что в четверг шла расчистка майдановского лежбища, и практически все бандерлоги были вытеснены за рамки площади, на которой они собирались. И вдруг где-то в восемь часов вечера силам МВД поступила команда вернуться обратно. Силовая акция в четверг была закончена, в пятницу были подписаны документы о «соглашении», а в субботу произошёл уже силовой захват власти со стороны майдановских боевых подразделений.

Но роль России на этом не закончилась. Как известно, Янукович бежал в Харьков и оттуда должен был объявить, что власть в Киеве нелегитимна. Однако он был вывезен российскими спецслужбами в Ростов, и Россия поддержала схему, что «Янукович утратил доверие своего народа». А это и было главным импульсом, поскольку этим маневром РФ уничтожила легитимность, которая была в руках Януковича как избранного президента, и одновременно легитимировала бандеровский режим в Киеве. Эта больше чем преступление, как говаривал Фуше, это была ошеломляющая глупость, которая нашла свое завершение в признании выборов в Киеве, что и заставляет нас отплевываться по сей день, а Западу позволяет напирать на России с обвинениями в нарушении международного права.

Приблизительно то же самое происходит сейчас в Армении. Но это же безумие! Получается, что Россия принимает антироссийские решения, осуществляет антироссийские действия в пользу противников России руками и головами самой же власти России. Поэтому на том, как будет развиваться дальнейший процесс, мы ещё раз убедимся: действительно ли российское руководство пытается создать свою зону влияния, борется за национальные интересы, или оно спокойно отойдет в сторону, сказав — «ну, если товарищи армяне так решили, пускай так оно и будет».

Соответственно, нельзя исключать того, что звонок кого-то Сержу Саргсяну, после чего тот мгновенно ушёл в отставку, был не только из Вашингтона. Мог быть звонок из Москвы с требованием прекратить сопротивление?

Надо проанализировать фигуру ушедшего премьера Саргсяна. Это человек непростой судьбы. Он прошёл войну в Карабахе. Он боролся за власть в Ереване и победил, он окружён группой своих карабахских сторонников, он — человек сильный и способный на решительные действия. И эти решительные действия применялись до последних дней в Ереване. Никол Пашинян был арестован и заключён в тюрьму. Бывший премьер придерживался силовых взглядов на удержание власти. И вдруг — такой поворот! Это логическое несоответствие как раз и подсказывает, что на Сержа Саргсяна было оказано очень сильное давление с очень высоких позиций. В конечном итоге ничего нет тайного, что не станет явным. Я думаю, что догадка о московском звонке близка к реальности. Саргсян был вынужден уйти, и это очень напоминает ситуацию с Януковичем, который был депортирован из Харькова в Ростов-на-Дону и выключен из политического процесса, а таким образом наши сторонники на Украине потеряли основу легитимности борьбы с бандеровским Киевом. Поэтому я считаю, что, конечно, был звонок. Откуда — неизвестно, мы можем только догадываться об этом.

А всё, что мы обсуждаем — тревожный звонок для России. Подобное происходит от того, что у нас внутри до сих пор не сделаны окончательные выводы: с кем вы, господа-товарищи, «мастера политической культуры»? Вы пытаетесь вскочить в последний вагон западной цивилизации и быть его частью, как явствует из заявлений и разговоров, которые ведёт Лавров? Или вы боретесь за свою собственную независимую цивилизацию, вы опираетесь на этические принципы социальной справедливости и не боитесь послать так называемым «партнёрам» из США и Западной Европы совершенно другие, чем у них, идеологические вызовы? Надо разобраться внутри. И когда мы обращаем глаза вовнутрь, то мы видим, что непоследовательность политики России связана с тем, что государство продолжает ориентироваться на поддержку базовых олигархов, в СМИ господствуют либеральные силы. И когда в Армении происходит переворот, на нас давят в Сирии и по всем другим географическим азимутам, вы включаете телевизор и видите американские или наши фильмы, которые воспевают американскую культуру, Соединённые Штаты и так далее. Нельзя быть немножко беременным, надо сделать выбор. Ситуация в Армении и предоставляет тот шанс, один из последних, который должен быть использован. Если он не будет использован, то процесс распада ускорится, расширится и у нас будут очень трудные времена. А наше руководство пойдет под американский нож.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 2 мая 2018 > № 2616247 Александр Нагорный


Армения > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 апреля 2018 > № 2587719 Энн Эпплбаум

В Армении сработала власть народа. Но не везде такое возможно

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Когда я увидел там толпы граждан Восточной Германии, я понял, что они правы", - так подполковник Харальд Егер объяснял в свое время решение открыть ворота и пропустить сограждан через Берлинскую стену. "Я вспоминала о Егере на этой неделе, когда премьер Армении, удивив свою страну, ушел в отставку", - пишет колумнистка The WashingtonPost Энн Эпплбаум.

Серж Саргсян был президентом Армении десять лет. Предвосхищая свой уход, он изменил некоторые законы, укрепил власть премьер-министра и устроил так, чтобы парламент избрал его на эту должность. "Армяне это раскусили", - пишет журналистка. На протяжении 11 дней огромные толпы протестовали против этого вероломного захвата власти, и тогда Саргсян неожиданно ушел в отставку.

"Я был неправ, - заявил Саргсян. - Уличное движение выступает против моего пребывания на этой должности. Я выполняю ваше требование".

По мнению Томаса де Ваала, автора нескольких книг об Армении, на Саргсяна повлияло то, что Армения - "маленькая страна с обостренным чувством национальной солидарности". "Другой возможный фактор - в последний раз, когда армяне устраивали массовые протесты (в марте 2008 года), в результате разгона полицией погибли 10 человек. Возможно, Саргсян "не хотел повторить этот опыт", пишет Эпплбаум.

Как бы то ни было, демонстрации в Армении возымели эффект по той же причине, что в Берлине в 1989-м и в Киеве в 2014-м, считает автор статьи: они побудили принципиально важного человека усомниться в легитимности режима, даже своего собственного.

"К сожалению, так бывает редко. На каждую успешную уличную демонстрацию в поддержку демократии я могу привести столько же неудачных. Москва в 2012-м. Гонконг в 2014-м. Варшава в 2015-м. Венесуэла в 2014, 2015, 2016 и 2017-м", - перечисляет журналистка.

"В большинстве случаев они проваливаются, потому что нет Егера, нет Саргсяна, и режим отказывается слушать. Правитель с успехом очерняет протестующих как людей, никого не представляющих, непатриотичных или подкупленных иностранцами", - указывает колумнистка.

Когда демонстрации, марши и "оккупай"-движения не вызывают у людей отклика, их недостаточно, подчеркивает Эпплбаум. Она пишет: "Движение должно присоединиться к политической партии или стать ею, уличные лидеры должны стать политиками. В демократиях им нужно побеждать на выборах. В диктатурах им необходимы иные средства, чтобы сократить поддержку правящей партии. В политическом вакууме, как сейчас в Армении, им нужна стратегия".

"Трансформировать желание перемен в более справедливое общество - это длительный проект, для которого требуется, чтобы люди много лет трудились, а не показались на пару часов" на площади, добавляет Эпплбаум.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 апреля 2018 > № 2587719 Энн Эпплбаум


Армения > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583369 Арег Галстян

Все только начинается. Сценарии развития бархатной революции в Армении

Арег Галстян

американист

Отставка премьер-министра Армении Сержа Саргсяна запустила непредсказуемый процесс перехода власти. Независимо от того, кто получит высшие посты в Ереване, стране придется решать накопившиеся вопросы в отношениях с Россией, Азербайджаном и другими соседями

Внутриполитический кризис в Армении набирает обороты, включая в процесс новых акторов и игроков. Буквально на днях в страну прибыли известные российские меценаты армянского происхождения Самвел Карапетян и Рубен Варданян. Они провели ряд встреч, в том числе с временно исполняющим обязанности Кареном Карапетяном, который в широких армянских аналитических и общественных кругах воспринимается как агент российских интересов. Согласно сообщениям СМИ, миллиардеры, имеющие свои финансовые и политические интересы в Армении, обсуждали сложившийся кризис и возможные сценарии его урегулирования. Напомню, что Карен Карапетян был назначен премьер-министром в наиболее сложный период, когда антирейтинги правящей Республиканской партии били все рекорды. Помимо социально-экономических проблем остро встал вопрос безопасности после «Четырехдневной войны», когда люди увидели реальное материально-техническое состояние армии — одного из важнейших институтов страны.

В тот момент Карапетян, по сути, спас партию и правящую элиту от полнейшего краха и настроил общество к началу серьезных системных реформ. Многие влиятельные армянские бизнесмены из Диаспоры оказали ему поддержку, заявив о готовности инвестировать в экономику республики значительные суммы. Однако никаких реальных изменений в стране не произошло. Более того, для Карена Карапетяна удержание власти стало идеей фикс. Исход, при котором он оставался бы у власти, вполне устраивал многих представителей диаспоральных бизнес-элит. Они видели в нем потенциального проводника своих интересов, через которого можно получить доступ к реальной власти в стране. Сегодня, находясь в статусе временного главы правительства, Карапетян пытается ухватиться за любую возможность сохранить власть. Однако успех подобного сценария маловероятен, так как у него нет конституционных полномочий в отношении силового блока, без поддержки которого получить ее невозможно. В подобной ситуации законы власти создают большой соблазн обойти законы государства, что может привести к непредсказуемым последствиям.

Как работает армянская политика

Феодально-олигархический строй определяет правила взаимоотношений между властью и народом, порождая глубокую пропасть вместо взаимопонимания. Государственное функционирование обеспечивается за счет формальных и неформальных договоренностей между ключевыми внутренними группами (олигархи, военные) с внешними силами: Россией как гаранта военной безопасности, коллективным Западом, основным финансовым кредитором, и Ираном, имеющим не только геополитические и экономические, но и глубокие исторические и цивилизационные интересы в Армении. На основе баланса этих внутренних и внешних факторов созданы сегодняшние армянские политические реалии.

Происходящая прямо сейчас «бархатная революция» стала следствием слома доверия к условным элитам. Последние 20 лет эти элиты занимались исключительно процедурой воспроизводства власти, игнорируя огромный дисбаланс в обществе. Многие эксперты уверены, что именно стихийность народного протеста привела к реализации главного требования — отставке Сержа Саргсяна. Сегодня Никол Пашинян — неформальный лидер протеста — требует очистить армянское политическое поле от остатков Республиканской партии Армении (РПА). Он понимает неписаные законы революции, потому стремится выжать максимум, пока народ находится в горячем состоянии («горячая эйфория» по Ленину).

Сложная иерархия интересов служит серьезным тормозом для революционного пыла. Сейчас никто не знает, что происходит в разных властных и протестных кабинетах. Каждая из сторон использует технологии дезинформации, применяя все возможные средства — социальные сети, лояльные СМИ и сарафанное радио, которое работает крайне эффективно в маленьком армянском обществе. Иностранные дипломаты проводят встречи, делая заявления, которые каждая из сторон интерпретирует в свою пользу. В сложившейся ситуации необходимо понять среднесрочные и долгосрочные последствия основного сценария.

Вероятнее всего, Никол Пашинян окажется во главе временного правительства и даст старт процедуре досрочных парламентских выборов. С точки зрения революционных законов есть два варианта развития: удержание власти с соблазном последующей узурпации либо политический консенсус с другими силами и получение места в будущей системе управления.

Сегодня у Пашиняна имеется народная поддержка, которую можно в конечном итоге превратить в электоральный капитал и вывести свой малочисленный оппозиционный блок в одну из лидирующих партий страны. Однако такой сценарий был бы справедливым для стран с оформленной стратегической политической культурой. В случае с Арменией важную роль играют субъективные факторы (здесь голосуют за личности, а не программы) и технологии (деньги, СМИ, агенты влияния). Пашинян понимает эти реалии и идет по пути наименьшего сопротивления. Политическую поддержку он получит от партии «Процветающая Армения», которую возглавляет крупный феодал-олигарх Гагик Царукян.

В подобной ситуации мы можем стать свидетелями того, как срабатывает другой закон революции: идет смена картинки (с Саргсяна и РПА), но сохраняется политическая сущность (идет сближение с другими олигархами и феодалами). Индикатором этого может стать возможная поддержка представителей правящего режима новой модели управления. Люди системы, стремящиеся сохранить свои материальные блага и властные полномочия, станут открыто выражать свою лояльность новым лидерам, сменив лишь политическую обертку.

Другая проблема — поиск источников финансирования. Романтика и революционные идеи могут быть краткосрочным мотором изменений, ведь совершенно ясно, что собирать народ на улицах из-за каждодневных проблем невозможно. Для эффективной работы в долгосрочной перспективе необходимы большие деньги, которые обеспечат доступ к политическим технологиям. Пока сложно сказать, кто станет таким донором, но бывшие члены системы, стремящиеся влиться в новые реалии, могут стать таковыми.

Сложности внешней политики

Никол Пашинян — политическая фигура, способная руководить процессами внутри страны. По своим заявлениям, поведению и игре это ярко выраженный «политический лис». Однако геополитическое положение Армении требует иного лидера во внешней политике — «политического льва».

Страна стоит перед серьезными внешними вызовами и угрозами, главная из которых — неурегулированный карабахский конфликт. Официальный Баку четко обозначил свою позицию о необходимости возвращения «оккупированных территорий» и активно лоббирует этот вопрос разными способами. В свою очередь, армянская сторона, лишенная стратегического видения, пытается совершать тактические маневры с целью выиграть время. Подобная динамика привела к тому, что Ереван потерял статус переговорщика с преимущественной позицией (победитель в войне) и превратился в одну из сторон конфликта, которая вынуждена пойти на уступки.

В сложившихся условиях страна объективно нуждается в национальном лидере, способном вести серьезную политическую игру с Россией, США, ЕС и региональными силами (в первую очередь с Ираном). Будучи тактиком, Никол делал активные реверансы в сторону России, говоря, что евразийское направление останется приоритетом. Главная ошибка заключалась в том, что европейское и американское направления были названы между делом, в то время как российское имело явно подчеркнутое значение.

Конечно, Пашинян понимал, что для прихода к власти в стране-члене ОДКБ, где находится 102-я российская военная база, необходимо как минимум достичь политического взаимопонимания с Москвой. Скорее всего, длительное молчание американцев и дальнейшие шаблонные и неоднозначные заявления были связаны с тем, что Вашингтон пытался понять для себя, что все-таки происходит в стране — революция против системы (и тогда «Процветающая Армения» и евразийская повестка довольно противоречивы) или революция смены политической картинки (Республиканская партия).

В целом подобный сценарий можно рассматривать как объективное неформальное подписание закрытого политического перемирия между революцией и новой системой, которая в среднесрочной перспективе будет состоять из представителей феодально-олигархической системы. Это связано с тем, что подобная политическая среда взращивалась на протяжении 25 лет, и найти сегодня нужное число несистемных кадров просто невозможно. Сложно сказать, как долго продержится иммунитет, в котором количество новых клеток будет явно меньше старых.

Другой возможный сценарий заключается в том, что старая элита может объединить силы и дать отпор. Сегодня перед ними стоит острый вопрос гарантий личной безопасности, и пока эта проблема актуальна, борьба прежних лидеров не может считаться завершенной. В подобной ситуации успех будет во многом зависеть от аргументов, которые смогут привести лидеры «раненной системы» основным внешним силам. В любом случае все только начинается, и молодому армянскому государству предстоит пройти через все постреволюционные этапы и барьеры, многие из которых смертельно опасны. Успешность будущего национального строительства будет зависеть от профессионального и хладнокровного подхода.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583369 Арег Галстян


Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583180 Максим Шевченко

РЕДЬКА

В Армении продолжается смута

Редька - двухлетнее огородное растение со съедобным толстым суживающимся корнем, имеющим острый вкус и запах. Хрен редьки не слаще (пословица). Надоел хуже горькой редьки (поговорка) — очень, чрезвычайно надоел.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

Армения полыхает. Ереван, Гюмри, протесты, демонстрации, шествия, попытки блокады правительственных зданий, жёсткие ответы власти.

После избрания Сержа Саргсяна премьер-министром лидер оппозиции Никол Пашинян заявил о начале «мирной революции» в Армении. 18 апреля Пашинян призвал начать массовые сидячие забастовки в зданиях госорганов, «чтобы в этих организациях не нашлось места для чиновников Сержа Саргсяна». Противники Саргсяна перекрыли входы в правительственные здания в Ереване, что привело к новым стычкам с силовиками и задержаниям активистов. Полиции

Проще всего было бы сказать, что это новое издание киевского Майдана, за этим стоят американские и английские спецслужбы. Но не всё так просто. В составе парламента Армении представлены исключительно гипербуржуазные право-консервативные, прозападно-либеральные, а порой даже профашистские партии. Даже намёка нет на левые партии, хранящие память о СССР и выражающие интересы большинства народа. Клоунадно-популистский «Блок Царукяна» с идеями вроде отмены дорожных радаров — не в счёт. А вишенка на торте – это назначенный после конституционной реформы (именно назначенный 9 апреля, а не выбранный народом) новый президент Армении — Армен Саркисян. Это не просто прозападный человек: это, собственно, западный человек и есть. Притом, во всех смыслах – социальном, политическом, религиозном. Он гражданин Великобритании, руководитель Европейской католической общины Армении, бывший посол Армении в Ватикане, Бельгии и Великобритании. И таким образом не очень понятно, за что борются протестующие. Если за «западные ценности» — так Армения и так с лихвой их хлебает.

Экспертные оценки

Максим Шевченко

В армянской смуте сошлись несколько факторов. Первый фактор — это нищета, чудовищный произвол сверхбогатых людей по отношению к бедным трудовым массам армянского народа. Социальная пропасть между хозяевами Армении и армянским народом просто невероятна. При этом власти используют, конечно, национализм, войну, разного рода клерикальные, как бы поповские инструменты манипуляций народом. То есть на самом деле — фашизацию. Фашизация, естественно, будет всегда применяться для того, чтобы удержать власть сверхбогатых в ситуации абсолютной социальной несправедливости. Но мы знаем, что сами по себе люди не восстают из-за плохих условий жизни, в конце концов многие армяне бедствуют, нищенствуют и вынуждены уезжать в Россию. В основном массово мигрируют в Краснодарский край или на Северный Кавказ.

Второй фактор тот, что Армения является российским военным плацдармом. На её территории находится военная база, Армения является очень важной коммуникацией с Ираном. Не только для России, но и для Ирана Армения — очень важная страна. И безусловно, свержение нынешнего режима (который хороший не потому, что он хороший сам по себе, а потому, что просто находится в определённой парадигме российско-иранской политики) — это задача Запада, в частности, Великобритании. Армянская диаспора, которая живет в Америке и Западной Европе — могучая сила, очень серьёзный проводник. Мы все считали государство Армения инструментом российской политики, но армянство в целом совершенно не настроено в пользу России. В целом, можно сказать, что государство Армения, которое возникло из советской республики Армения — лишь маленькая часть армянского мира. А Эчмиадзин — это далеко не единственный религиозный центр, мы знаем ещё несколько католикосатов, Киликийский католикосат, например. И достаточно видеть, как армяне, представители разных католикосатов и патриархатов, дерутся между собой в храме Гроба Господня на Пасху, в каждую Страстную Седмицу — чтобы понять, что никакого единства там нет.

И армянство, которое опирается на Запад, на Калифорнию, или на Францию, или на Великобританию, включает очень серьёзные и влиятельные фигуры, которые, естественно, руководствуются интересами тех государств, в которых армяне процветают и в которых они живут. Это США, Великобритания и Франция, именно те государства, которые бомбили не так давно Сирию, между прочим.

Естественно, уничтожение современной Армении как иранского и российского плацдарма, как сухопутной коммуникации между Россией и Ираном, желательно Западу. Будем откровенны: если мы преодолеваем Верхний Ларс, до Армении ехать по территории Грузии 2,5 часа, а дальше уже, считай, попал в Армению — попал в Иран. Это, конечно, крайне важный и значимый момент.

Не исключаю, что в этих беспорядках принимает участие и Азербайджан, которому, естественно, тоже выгодно, чтобы современный националистический режим в Армении испытывал серьёзные проблемы. И принимает участие, конечно, не с точки зрения интересов Азербайджана, а с точки зрения интересов западных партнёров. Сегодня Азербайджан находится в блокаде, полностью зависит от российской политики и от израильской воли и, конечно, хочет выбраться из-под этого колпака. Изменение ситуации в Армении, превращение её из проиранского, пророссийского государства в проамериканское, пробританское и профранцузское, может, конечно, сильно облегчить современное положение Баку.

Но главная версия — мы наблюдаем ответ на российское присутствие в Сирии. Поскольку, если в Армении будут серьёзные беспорядки, если Армения будет втянута в серьёзные внутриполитические проблемы, это может серьёзно ударить по российскому присутствию в регионе Кавказа и Малой Азии. Армения является буферным, транзитным государством, с точки зрения геополитики она, естественно, нужна России. Потеряв современную Армению и не имея другой опоры на Кавказе, российская армия лишится коммуникации, лишится возможности операций.

Надо ещё рассматривать ситуацию в контексте перевода Каспийской флотилии из Астрахани в Махачкалу, в Каспийск, то есть на Кавказ — пусть и небольшой флотилии, но пуляющей ракеты «Калибр» по Ближнему Востоку, И это, конечно, серьёзный геополитический шаг.

Что первично с точки зрения диалектики в возникновении подобного рода бархатных или оранжевых революций? Что здесь основное, где то звено цепочки, за которой вытягивается вся проблема? То, что власти на постсоветском пространстве действительно зарвались — несомненно. В России, например, в режиме санкций возникли десятки новых долларовых миллиардеров, а о доходах членов правительства сегодня не говорит только ленивый. То же самое байство в ещё худшем варианте происходит и на всех других территориях СССР. Первично байство — или всё-таки западные спецслужбы?

Это одно и то же. Режим бюрократического либерал-фашистского правления, который создан на постсоветском пространстве, создан Западом, западными спецслужбами. Все «патриотические» вопли, исходящие сверху, не стоят и гроша, потому что на самом деле главный интерес правящих элит — это вписаться в большой Запад. Если ты вписался в большой Запад, если тебя признали частью большого Запада и при этом не объявили агентом КГБ или ещё кем-нибудь нерукопожатным, и ты прошёл чистку и все люстрации и стал частью западного элитного пространства — считай, что жизнь твоя удалась и ты «приехал».

Понятно, что бывшим сотрудникам КГБ, как и какому-нибудь Порошенке (который тоже, на мой взгляд, был агентом КГБ — он просто перебежавший агент), нет шансов просто так вот войти в западную элиту. Поэтому они пихаются локтями, надувают щёки, изображают из себя страшных патриотов, а на самом деле просто лелеют интересы узкой группы сверхбогатых, которые хотят распоряжаться этими территориями по мандату мирового порядка, мирового режима, находящегося в первую очередь в Вашингтоне, Лондоне и Париже. И это принципиально для понимания сути происходящего.

Поэтому никаких различий классовой сущности между правителями Москвы или Еревана по большому счёту нет. Основное для них — сохранение своей власти и своих потомков во власти. То есть, сын прокурора должен стать как минимум прокурором или кем- то ещё большим, возникают «трудовые династии» правителей. Но при всём при этом Запад, естественно, хочет поставить их на место, показать им, кто они такие и где они должны находиться. Это чисто бизнес-конфликт. Допустим, местные элиты распоряжаются на данный момент 90% полезных ископаемых на территории того или иного государства. А Запад хочет понизить их долю до более миноритарной, допустим, чтобы у них было 30%, а 70% принадлежало западным компаниям. То есть включён режим неоколониализма. И в этой ситуации правящая элита России или Армении вроде как выглядит чуть ли не борцами против колониализма. Это, конечно, совсем не так. Это просто управляющие, которые пытаются выторговать себе большую зарплату от подлинных колониалистов и при этом играют в некую геополитическую самостоятельность, что, конечно, смешно.

Конкретно об армянах. Армянство больше, чем Армения, в 100 раз. Современная Армения — это сконструированная Российской Империей территория, на которую свозили христианское армянское население из Османской империи. До революции там армян было меньше, чем мусульман. Шёл обмен населением — мусульман отправляли на одни территории (например, грузин-мусульман, которые жили на территории Еревана), христиан на другие. Ереван был тюрко-ирано-христианским городом, там было очень мало христианского населения. Вообще, родина армян — это Северная Сирия и современная Южная Турция (Киликия). Государство Армения создано Российской Империей целиком и полностью. Во время Первой мировой войны министр Сазонов подписал меморандум, которым должно было быть создано Царство Армянское под эгидой Российского императора. Сегодняшняя политика России зачем-то продолжает делать ставки на христианское население. Хотя это христианское население, как мы видим на примере нового президента Армении, бывает католическим, бывает каким-то ещё. И совершенно не видит для себя ни Российского императора, ни Путина в роли покровителя и защитника.

Это всё диалектические явления. Поэтому я считаю, что иранцы и Иран для России потенциально гораздо ближе, чем григорианская Армения с католиком-президентом.

Что и как в этой ситуации можно сделать, чтобы помочь тем армянам, которым мы считаем своими, советскими людьми? Прежде всего, понимать, что никаких «армян вообще» не существует. Это абсолютно навязанная нам фашистская идиома, так как нет «вообще русских», нет «вообще татар», нет «вообще армян». Есть армяне—эксплуататоры, которые пьют кровь из трудового армянского народа, и с такими армянами нам совершенно не по пути — мне, например. А есть армяне, которые, естественно, являются братьями, потому что это рабочий народ, потому что это люди труда, интеллигенция, музыканты и другие люди искусства, крестьяне, инженеры. Это достойные люди, у которых отняли будущее и заменили его каким-то убогими националистическим мифом, за который они должны отдавать свои жизни. Поэтому первый тезис таков — никаких «вообще русских», никаких «вообще армян», никаких «вообще азербайджанцев». В каждом народе есть глупые и умные, трусы и храбрецы, есть люди, которые считают возможным для себя грабить других людей, есть люди с другой этикой. Мне кажется, что этика должна быть первична по отношению к крови, нации, религии и иным формам идентичности. Потому что этика является личным выбором человека, особенно если это этика личностная, затрагивающая человеческую душу.

Я считаю, что те армяне, которые жили в Советском Союзе или происходят из Советского Союза, безусловно ближе к нам, ближе к современной России, чем армяне, которые всю жизнь прожили в Киликии, во Франции или в США. Безусловно, надо уметь с этими армянами работать. Но проблема в том, что олигархическо-бюрократическое российское государство работает с такими людьми, как Варданян, как Абрамян — то есть миллиардерами. Власти РФ привыкли работать с миллиардерами, а не с народами. Когда говорят, что армяне наши союзники — не верьте. Союзники нашего режима — миллиардеры, которые правят армянским народом, подавляют его и эксплуатируют, и говорят от имени армянского народа.

Без серьёзных социальных перемен, без установления подлинного народного государства никаких нормальных взаимоотношений не будет ни у каких народов. Олигархи, крупные бизнесмены, мировые спекулянты будут разводить и стравливать народы. А сами жить без конфликтов. Думаю, когда-нибудь мы узнаем, что армянские олигархи вполне взаимодействуют с олигархами азербайджанскими. Хотя на фронте, в Карабахе азербайджанцы и армяне убивают друг друга и совершают военные преступления разного рода. Поэтому всеобщая проблема — варварский, чудовищный, разбойничий капитализм, одной из форм которого является националистическая пропаганда, которую нам навязывают со всех сторон. Ответом на это может быть только советская власть и восстановление проекта справедливого общества, который, к сожалению, у нас временно был прекращён. Подчёркиваю — временно, это позиция, которая безусловно является национальной идеей русского народа и которую безусловно поддерживают другие народы, в том числе лучшая часть армянского народа.

Исторически нам необходимо восстанавливать Советский Союз и нести народам освобождение от ига варварского колониализма и капитализма, который тут построен. Но нынешняя власть в России этого сделать не может, она в этом не заинтересована. Совершенно не заинтересованы ни в каком справедливом обществе и в Армении.

Более того, когда на Донбассе левые силы, народно-патриотические силы поднимались в начале войны, то у Москвы была позиция их душить и давить под лозунгом «Не надо чесать, где и без того чешется». Лучше передать Донбасс на откуп какому-нибудь Курченко, чем поддержать по-настоящему народную советскую власть на Донбассе, которая единственная смогла бы освободить всю Новороссию, Левобережную Украину и, может быть, даже Правобережную Украину. И при этом не эксплуатировать тезис русского национализма и не ссориться с украинским народом. Но Москве этого не надо, потому что интересы Москвы — это олигархические связи, интересы Москвы — это бизнес-геополитика.

Понятно, что всех нас будут в это дело втягивать. Понятно также, что значительная часть армянского народа не довольна Сарксяном и Саркисяном. Это ещё имеет и региональное значение — власть карабахской группировки (которая на российских штыках пришла к власти в Ереване по большому счёту — будем отдавать себе отчёт), надоела армянскому народу очень сильно. Но хрен редьки не слаще. Именно потому и происходят оранжевые революции, что режимы, которые генетически восходят к 90-м годам (а Сарксян оттуда родом, из Карабахской войны), настолько себя дискредитируют коррупцией и произволом, что на их фоне даже какие-нибудь Саакашвили и Порошенко по первому разу приветствуются народом. Потом люди понимают, что хрен редьки не слаще. Что марионетка Лондона или Парижа ничуть не лучше, чем марионетка московских элит. Поэтому надо в корне менять ситуацию. Не геополитически относиться к этому вопросу, а политически.

Если в Армении во время этого Майдана будет заметен народный левый протест, который поднимет идею социальной справедливости, его надо поддержать всем русским патриотам — особенно тем, кто поддержал Павла Грудинина.

Если это будет очередной конфликт между разными векторами армянского национализма, ориентированного либо на Москву, либо на Париж, то, на мой взгляд, русскому человеку, нормальному патриоту там делать нечего.

А армяне говорят по-русски, когда хотят, чтобы их понимали. А когда не хотят, чтобы их понимали, переходят на армянский. Ни большинство из вас, ни я армянского не знаем, при всей любви к Араму Хачатуряну. И мы не поймём, о чём они говорят.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583180 Максим Шевченко


Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581839 Изабель Мандро

Отставка Саргсяна не означает конец политического кризиса в Армении

Главный оппозиционер Никол Пашинян требует начала переговоров с исполняющим обязанности главы правительства Кареном Карапетяном.

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

На посту премьера он провел меньше недели. После вступления в должность 17 апреля 63-летний Серж Саргсян, президент Армении с 2008 по 2018 год, подал 23 апреля в отставку под давлением уличных протестов: демонстранты обвиняли его в том, что он всеми силами пытается удержаться у власти. «Я оставляю должность руководителя страны», — заявил он, подчеркнув необходимость сохранить гражданский мир после 11 дней массовых демонстраций, к которым в понедельник в Ереване присоседились около 200 военных в форме. Их присутствие, судя по всему, ускорило принятие решения Саргсяном, которого сразу же сменил его предшественник Карен Карапетян.

Как бы то ни было, его назначение исполняющим обязанности премьера (в течение семи дней парламент должен провести голосование и официально назначить преемника) не означает смену режима. 54-летний Карапетян является союзником Саргсяна, чья Республиканская партия возглавляет коалицию, которой принадлежит более половины мест в парламенте. Лидер протестного движения депутат Никол Паршинян отметил «победу» посреди ликующей толпы из тысяч людей, которые собрались в понедельник вечером перед зданием правительства, однако подчеркнул необходимость дальнейших действий: «Мы готовы продолжать диалог с премьер-министром Кареном Карапетяном, чтобы обеспечить переход власти народу. Надеюсь, что высшее руководство Республиканской партии безоговорочно признает мирную бархатную революцию».

Повальная коррупция

Как бы то ни было, политический кризис, который сотрясает эту бывшую советскую республику с населением в 2,9 миллиона человек, явно не окончен, что некоторым образом признал президент страны Армен Саркисян, призвав стороны к перемирию 24 апреля, в день памяти геноцида армян в Османской империи. «В этот день ни один армянин не может идти против другого», — отмечается в его послании. В любом случае, его полномочия серьезно ограничены после конституционной реформы декабря 2015 года, которая передала значительную часть президентских прерогатив премьеру.

Протестное движение пользовалось широкой народной поддержкой и было связано не только с требованием сменить главу исполнительной власти, но и раздражением людей по поводу повальной коррупции и неспособности правительства справиться с растущей бедностью. Его требования до сих пор не теряют актуальности. Кроме того, остаются вопросы насчет появления военных среди демонстрантов. Оно было стихийным или организованным? И если да, то кем?

Молчание Кремля

За событиями в Армении пристально следили в Москве, чья реакция оказалась осторожной и сдержанной. По словам пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова, речь идет о «внутреннем деле» Армении, которая является союзником и очень важной для России страной. Крупная российская военная база расположена в Гюмри (120 километров к северо-западу от Еревана), где размещены более 4 000 человек, а российские военные все еще контролирует закрытую южную границу с Турцией. Наконец, Армения входит в Организацию Договора о коллективной безопасности, которая включает в себя бывшие советские республики с 2002 года, и с большой помпой запущенный в 2014 году Евразийский экономический союз, состоящий из нескольких государств региона.

Армения зажата среди других кавказских стран и вот уже три десятка лет воюет с соседним Азербайджаном за контроль над Нагорным Карабахом. Ее зависимость от России очень сильна со всех точек зрения. После назначения Сержа Саргсяна на пост премьера Владимир Путин позвонил ему с поздравлениями: «Уверен, что Ваша деятельность во главе правительства будет способствовать дальнейшему укреплению дружественных, союзнических отношений между нашими странами, продвижению взаимовыгодных интеграционных процессов на евразийском пространстве». Реакции на его отставку со стороны российского лидера пока не поступало.

Неудобный профиль

Осторожная позиция Москвы, которая явно не стремится к обострению ситуации, связана также и с облегчением при виде назначения Карапетяна. Исполняющий обязанности премьера до этого занимался торговыми связями России и Армении. Таким образом, он символизирует преемственность для хорошо знакомой с ним Москвы.

«Герой» протестного движения Никол Пашинян в свою очередь обладает намного более неудобным профилем для Кремля. Этот бывший журналист 42 лет был одним из лидеров демонстраций 2008 года (тогда Саргсян был в первый раз избран на пост президента), которые вылились в потасовки с силами безопасности и привели к гибели десяти человек. В 2010 году ему дали семь лет тюрьмы (до этого он провел несколько месяцев в бегах), но год спустя отпустили по амнистии. В 2017 году он стал депутатом парламента как глава небольшой партии «Гражданский договор». Этот смелый политик и умелый оратор провел за последние месяцы целый ряд митингов и завоевал статус главного оппозиционера, привлекая все больше молодых людей, которые не застали времена СССР.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581839 Изабель Мандро


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581830 Елена Рыковцева

Молчали-полчали и вдруг Кремль всех любит

Елена Рыковцева, Обозреватель, Украина

Они молчали-молчали. Молчали-молчали. Они молчали в своих ток-шоу!!! Которые способны молчать только про Путина и про Россию. А про все что вне Путина и вне России — это у них рот не закрывается. Но тут на них снизошло исключение. Армения. И они начали молчать про Армению.

Украина, Сирия, Трамп — болтаем без умолку. Путин (коррупция и пр.), внутриРоссия (бедствия, беды и пр) Армения (протесты) — молчим. И тут Серж Саргсян их дожал. Ушел в отставку. Ну про такое уже молчать нельзя, неприлично. Но он ушел под давлением протестов, про которые молчали. То есть сперва надо объяснить публике, что там были какие-то протесты. И только потом он ушел.

И вот Первому каналу — первому (и пока единственному) разрешили обсудить отставку Сержа Саргсяна в благонадежном ток-шоу «Время покажет». И (вы будете хохотать) ведущий действительно начал с рассказа о наличии протестов в Армении — вот ровно в интонациях «Жили-были дед и баба». То есть как бы понимая, что его аудитория слышит об этом впервые. Он рассказал, наконец, что были протесты, и что Саргсян ушел.

И дальше началось самое интересное. Начался темник! Инструкция. Как все это подавать? И они подали вот так.

1. Никакой Америки! Они заклевали политолога с армянской фамилией, который впаривал им, что Саргсян ушел под давлением США! Что он марионетка США. Что это протесты за печеньки США. Что это война марионеток США. Они его размазали по стенке! Они мысли такой допустить не могли, чтоб на Армению влияла Америка! Только мы! Военный эксперт газеты «Завтра» прямо так и врезал в лоб этому политологу, что если кто и советовал Саргсяну уйти — так это Кремль!

2. Кремль на стороне народа Армении! Кремль любит всех армян, даже и конфликтующих между собой! И самое главное, что все армяне любят Кремль! Вот что доносили ведущие до своей аудитории. Они могут ссориться между собой, но все эти враждующие стороны за Россию! В этом они едины! «И мы их не бросим, как бы тяжело им не было» (о, да, кто бы сомневался), «И как нам трудно представить, что где-то есть страна, в которой при любом развитии внутренних отношений сохранится ориентация на дружбу и союзничество с нами! Почему мы думаем, что если они хотят поменять что-то у себя, это против нас?!» — риторически-горестно восклицает ведущий.

Та ни боже ж мой! Никто так не думает, товарищ ведущий! Конечно же за нас! Их оппозиция за нас! Оппозиция их оппозиции тоже за нас! Саргсян за нас! Саркисян за нас! Ара Абрамян тем более за нас! И вся война между ними — это за то кто любит нас больше!!

P.S. Только если они все за нас — что ж вы молчали 10 дней, как они между собой боролись за то, кто из них больший друг России?! Непорядок.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581830 Елена Рыковцева


Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 24 апреля 2018 > № 2580676 Константин Эггерт

«Россия всегда с тобой!». Как Кремль пропустил революцию в Армении

Константин Эггерт

Кремль терпит одно поражение за другим в посткоммунистических странах. В Москве никак не могут поверить, что людям действительно может надоесть коррупция, несменяемость власти и произвол силовиков

Случившееся в Армении — важнейшее событие для так называемого «постсоветского пространства», которое становится все более «пост», чем «советским». Мирная революция в Армении, некогда одной из самых пророссийски настроенных и ностальгирующих по СССР стран этого самого пространства, — важнейший сигнал о приближении неминуемых перемен на территории, которую Дмитрий Медведев лет десять назад назвал «зоной привилегированных интересов России».

Опорой российского руководства в Армении двадцать лет был так называемый «карабахский клан» — группа ветеранов войны с Азербайджаном за Нагорный Карабах, которая в 1994 году закончилась победой Армении. Эти выходцы из Арцаха, как называют Карабах сами армяне, первым делом свергли первого президента страны Левона Тер-Петросяна. Они считали его слишком склонным идти на компромисс с Баку. Затем они подмяли под себя весь бизнес в стране, наладили для себя и своих семей бизнес в России, загнали в гетто оппозицию и решили править вечно. Сначала два срока президентом был карабахский ветеран Роберт Кочарян, затем экс-министр обороны Серж Саргсян. Потом скамейка запасных у «карабахцев», похоже, закончилась, но не беда. В 2015 году они провели референдум, изменивший конституционный строй с президентской республики на парламентскую. Президента превратили в декоративную фигуру, всю власть отдали премьеру. Армяне уже тогда подозревали, что речь идет о продлении политической карьеры Саргсяна. Но он пообещал, что не станет выдвигаться в премьеры. Это помогло «продавить» референдум. Саргсян обещания не сдержал. Люди возмутились. Случилась революция. Саргсян ушел после того, как к демонстрантам стали присоединяться военные. Силовое подавление протестов означало бы гражданскую войну. К ней экс-президент и премьер оказался не готов. И слава богу.

Для официальной Москвы события в Армении стали неожиданностью: всего несколько дней назад Владимир Путин поздравил Сержа Саргсяна с «избранием» на пост премьера.

При этом случившееся — именно поражение российской внешней политики. Тем более сокрушительное, что Армения — самый близкий союзник России, член ОДКБ и Евразийского союза, страна, на территории которой находится одна из крупнейших российских военных баз.

Армяне искренне любят Россию и так же искренне надеются на ее защиту в «холодной войне» с Азербайджаном и Турцией. Но это не значит, что армянское общество хочет жить как российское. В Армении выросло поколение, не помнящее СССР и карабахской войны. Для него саргсяновская «стабильность» означает то же самое, что путинская — для «поколения Навального»: застой, лицемерие, отсутствие перспектив и социальных лифтов. Кроме того, все больший интерес у армян вызывает пример соседней Грузии, подписавшей полноценное соглашение об ассоциации с Евросоюзом, получившей безвизовый режим с ЕС, реформировавшей полицию и суды, поборовшей бытовую, мелкую коррупцию — ту самую, которая больше всего действует на нервы обывателям. Армянская оппозиция, символом которой стал политический наследник первого президента Тер-Петросяна Никол Пашинян, постоянно критиковала власти за вступление в Евразийский союз и отказ (под давлением Москвы) пойти на подписание соглашения об ассоциации с ЕС в 2013 году. Это сделало армянских оппозиционеров из партии «Елк» «врагами» в глазах официальной России. Уверен: посольство в Ереване если и поддерживало с ними общение, то очень ограниченное, и смотрело на все глазами своего союзника Саргсяна и его окружения. Уверенность эта небеспочвенна. Ведь в отношении Армении подход Москвы простой: у нас там база — это раз; страна зависит от денежных переводов армян, отправившихся на заработки в Россию, — это два; люди «нашего» Саргсяна контролируют «командные высоты» экономики, парламент и силовиков — это три. Так что волноваться, дескать, нечего. Самоуверенность, имперская спесь советской выделки и деление иностранцев на «своих» и «чужих» вновь сыграли с российской дипломатией злую шутку.

Именно вновь, потому что такова матрица поведения Кремля во всех странах посткоммунистического транзита. В Сербии времен Милошевича, в Украине сначала Кучмы, а потом Януковича, в Грузии — Шеварднадзе, в Молдове и Белоруссии все это время стилистика поведения официальной России не меняется. Она предпочитает тех, кто презирает демократию, коррумпирован и готов держать дистанцию с Западом, особенно с НАТО. В Москве страшно боятся появления успешных, процветающих демократий на пространстве бывшего СССР и на Балканах, которые по каким-то, непонятным мне, причинам все еще считаются пророссийским плацдармом в Европе. Российская внешняя политика сконцентрирована именно на этом — сдерживании, а если не получается сдержать — на подрыве демократического развития постсоветского пространства и части Центральной и Восточной Европы. Цель — создание своего рода антизападной буферной зоны нестабильности плюс обеспечение интересов государственных корпораций и близкого Кремлю бизнеса в этих странах. Госкорпорации, в свою очередь, служат инструментом политического влияния Кремля и коррумпирования местных элит. Подобные же действия Москва предпринимает и на Западе — вспомним покупку экс-канцлера Герхарда Шрёдера. Но все же в развитых демократиях невозможно вести ту же политику, что в отношении Армении или Украины.

Несмотря на немалые ресурсы, Кремль терпит одно поражение за другим. Главная причина этих провалов — полное нежелание признать роль общества в посткоммунистических странах. В Кремле никак не могут поверить, что людям может действительно надоесть коррупция, несменяемость власти и произвол силовиков. Если кто-то выходит на улицы, то только потому, что ему заплатили западные НКО или ЦРУ — так, в целом, мыслит российское руководство. «Нормальные люди не хотят свободы — они хотят стабильности любой ценой» — таков, в сущности, главный девиз российской политики в странах посткоммунистического транзита. Кремль проецирует свои представления о самочувствии российских граждан на соседей и не только.

Именно поэтому никаких выводов из своего поражения в Армении в Москве не сделают. Разве что прикажут 450 сотрудникам администрации президента, простите, депутатам Государственной думы, с удвоенной силой принимать законы по борьбе с разными «масонами» и «агентами влияния».

В день отставки Саргсяна официальный представитель МИД Мария Захарова написала в своем фейсбуке: «Народ, который имеет силу даже в самые сложные моменты своей истории не разъединяться и сохранять уважение друг к другу, несмотря на категорические разногласия, — великий народ. Армения, Россия всегда с тобой!»

В переводе с языка Смоленской площади: «Неблагодарные! Вы свергли нашего человека. Но так просто мы от вас не отстанем».

Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 24 апреля 2018 > № 2580676 Константин Эггерт


Армения > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 24 апреля 2018 > № 2580675 Глеб Павловский

Государство вооруженных мужчин. Почему власть в Армении сменилась мирным путем

Глеб Павловский

Премьер-министр Армении Серж Саргсян в понедельник подал в отставку с поста главы правительства после многодневных акций протеста. Политолог Глеб Павловский рассказывает, как это повлияет на российско-армянские отношения и чем протесты в Армении отличаются от российских и украинских

Тридцать лет назад, в 1988 году, я бывал в Ереване гостем комитета «Карабах», тогда всесильного. Стотысячные демонстрации уже были нормой, они шли ежедневно, и протест не отличался от праздника. Члены комитета, будущие президенты и премьеры свободной Армении, возили меня по стране. Все они желали независимости. Все ничего не боялись, ведь диаспора завалит Армению инвестициями, а турки вернут Арарат — для чего он им? На каждом перекрестке эти дивные советские интеллигенты, астрофизики и филологи тормозили, подолгу споря, куда свернуть и где лучше проехать. Я что-то предчувствовал, но не мог сформулировать — нехватка своего опыта мешала оценить недостатки чужого. До спитакского землетрясения оставались недели, до независимости и войны в Карабахе — полгода. Все из них, кто остался жив, стали воинами, и часто диктаторами, вот как вчера ушедший премьер.

Наша подражательность ястребом кидается на чужое счастье, торопясь поставить его в пример — кому? В отличие от России, Армения — это государство-нация вооруженных мужчин; три десятилетия в войне. Карабах не пропагандистская пустышка, как «Новороссия». Главное отличие армянских протестов в том, что стороны конфликта ведут себя политически мудро, как сильные вооруженные люди.

Бывший президент, премьер и воин Серж Саргсян поступил мудро не сразу. Протестов не было бы, не обмани он Армению, сперва заявив, что не станет премьером по новой парламентарной конституции (отличной, прошедшей европейский аудит), а затем вдруг решив сыграть в «армянского Путина». Не по совету ль Москвы? Это недостойно старого солдата. И когда к демонстрациям присоединились военные, мы услышали прекрасные слова «я был не прав», слова человека, в прошлом отвоевавшего армянский Карабах.

То, что мы видим в Армении, — не «майдан», а конституционная революция с опорой на граждан. Это не «раскол элит», как в Украине 2004-го, напротив, конституционный уход от риска раскола. Оппозиция и Саргсян вместе исключили силовую развязку — главное отличие от окровавленного киевского Майдана-2014. Политическая культура Армении отлична и от украинской, и от московской. Тут всегда шли уважительные открытые дебаты и уличные манифестации. Лидер оппозиции Никол Пашинян бывал арестован и сидел в тюрьме, а затем был свободно избран в парламент. Новый президент Армении, бывший менеджер «Газпрома», всем обязанный Саргсяну, инициировал переговоры с оппозицией. Переговоры сорвались, но были открытыми, за ними следила страна. Спикер парламента на пике кризиса не скрылся, а навестил задержанных лидеров оппозиции и провел с ними консультации. У Армении в момент кризиса работала вся ее конституционная система — ничего из этого сегодня в России не действует.

Конечно, никакое будущее правительство в Ереване не отвернется от Москвы. Никто другой не поможет Армении, стиснутой между Турцией и Азербайджаном — ее старыми врагами, под хищным присмотром Ирана с юга. Капиталы армянской диаспоры, как и 30 лет назад, не кинутся рисковать на родину. Россия проглотит ереванский урок, иначе потеряет Армению. Но ее стратегическая изоляция углубляется. В постсоветском мире Москва — последняя политическая недотепа, разучившаяся выходить из кризисов конституционным путем. Наша государственность сползает в политизацию ржавой, с разобранными путями и мантрой «Путин» в ответ на любой вопрос. Под занавес обрубая коммуникации, как взрывает мосты позабытый в тылу партизан.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 24 апреля 2018 > № 2580675 Глеб Павловский


Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2582055 Сергей Маркедонов

Почему в Армении удалась бархатная революция

Сергей Маркедонов

Нетипичная позиция Кремля, не ставшего говорить о некоем «клоне майдана» на Кавказе, сыграла свою позитивную роль. На будущее – это важный задел. Но и окно для внешнеполитических маневров у Армении не так велико

Внутриполитический кризис в Армении разрешился неожиданно быстро. Не проработав в должности премьер-министра парламентской республики и недели, Серж Саргсян объявил о своей отставке. Десятилетие его пребывания на армянском политическом олимпе завершено. В скором времени Армению ожидают досрочные парламентские выборы и не исключено, что значительная реконфигурация всего партийно-политического ландшафта. Пока же необходимо подвести предварительные, но от этого не менее важные итоги.

Почему Серж Саргсян, политик, прошедший Карабах и поднаторевший в политических интригах, вдруг резко, всего за один день изменил свою позицию? Еще 22 апреля во время неудавшихся переговоров с лидером протестов Николом Пашиняном он демонстрировал непреклонность, заявлял, что никогда не согласится с языком ультиматумов. Что подвигло его к резкой перемене изначальных подходов? Историки будущего с опорой на солидные источники дадут развернутый ответ на этот вопрос. Но уже сегодня имеются некоторые зацепки, позволяющие адекватно представить себе внезапную смену вех. Стоит обратить внимание на тот факт, что помимо Саргсяна в переговорный процесс были втянуты вновь избранный президент Армен Саркисян (почти однофамилец теперь уже бывшего премьера) и первый вице-премьер Карен Карапетян. Именно после переговоров последнего с лидером протестов Пашиняном было принято решение об отставке. Скорее всего, внутри правящей элиты не проявили готовности к обострению игры и использованию силового сценария. Об этом, кстати, сам Саргсян заявил публично. Опыты 1996, 2003 и 2008 годов показали высокую себестоимость подобных решений. Кровавая развязка в Ереване на фоне обострения на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе представлялась не самой блестящей перспективой. В этих условиях, говоря немного пафосно, армянин в Саргсяне взял верх над высокопоставленным чиновником. И, выбирая между силовыми акциями и уходом, предпочтение было отдано второму варианту.

Пройдут годы, предпочтения армянских избирателей изменятся еще не раз, но Саргсяна будут вспоминать как политика, создавшего прецедент. Он первый лидер страны, который покинул свой пост под давлением массовых акций. Этого не сделал Тер-Петросян в 1996 году (его отставка была продиктована другими обстоятельствами, имеющими отношение к переговорному процессу в Карабахе), не пошел по этому пути и Роберт Кочарян в 2003 году. Сегодня люди на улицах Еревана отмечают отставку Саргсяна как праздник, однако было бы преждевременно хоронить его как политика. Армения – единственная постсоветская республика, в которой был создан и другой прецедент – возвращение лидера страны в большую политику после долгих лет пребывания «на пенсии». Через десять лет внутренней эмиграции это сделал первый президент Армении Левон Тер-Петросян и при серьезном административном давлении со стороны тогдашней власти получил почти четверть голосов на выборах президента. Кто знает, может быть, мы еще услышим о таком лидере протеста, как Серж Саргсян, или увидим иную форму его камбэка. Каким бы ни было неприятным сегодня его имя для участников протестных акций. В 1998 году Тер-Петросян уходил тоже не под шум восторженных похвал.

Реконструкция горного пейзажа

Экс-президент и теперь уже бывший премьер оставил свой пост. Но пока что никуда не делась выстроенная им система. И его соратники на месте. Протестующие участники уличных акций, выступая с лозунгами «Единство минус Серж», не покушались на президента Армена Саркисяна, который, к слову сказать, до нынешнего года, не числился среди раскрученных медийных персон, хотя и занимал в разные времена различные посты, включая премьерский. Между тем он был выдвинут не кем иным, как Республиканской партией, включая и нынешнего высокопоставленного отставника.

Исполняющим обязанности премьера остается другой соратник Саргсяна Карен Карапетян. При всей условности параллелей этот персонаж сильно напоминает Евгения Примакова времен его премьерства. Карапетян пришел во власть как «практик» и «технический руководитель», не претендующий на политическую карьеру. И в этом качестве набрал определенный ресурс популярности и стал восприниматься как управленец, не связанный с «кланами» и «коррупцией». Оговоримся особо, речь идет именно об общественном восприятии. Во время апрельского кризиса ему удалось дистанцироваться от жесткого курса Саргсяна и выйти на переговоры с лидерами протестующих.

Среди оппозиционеров Карапетян не имеет однозначно негативной репутации, а для правящей элиты он свой. А кем еще может быть экс-мэр Еревана, член Республиканской партии и последний премьер при Серже Саргсяне – президенте? В случае подготовки и проведения досрочных парламентских выборов Карапетян, с одной стороны, будет вынужден сдать серьезный тест, а с другой – получит шанс на выход на первые роли. Впрочем, здесь ему определенную конкуренцию составит президент Армен Саркисян. И хотя президент теперь фигура формально незначительная, но в условиях «транзита» он как глава государства мог бы занять нишу политического медиатора.

К слову сказать, сохранение этих персон показывает, что армянский протест не был ориентирован на радикальный снос всей системы, скорее на ее обновление. Пока непонятно, какое место займет в ней Никол Пашинян. Блестящий оратор, трибун и создатель нового ноу-хау, которое увлеченные публицисты назвали «гандизмом по-армянски», не проявлял себя до настоящего времени в качестве управленца. Но протестные акции и управление экономикой – не одно и то же. На этом поприще погорели многие мастера уличной политики. И здесь крайне важно для будущего Армении не переборщить с популизмом. Какое-то время негативная память о «временах Сержа» будет спасать, но этот ресурс ограничен.

Российские гарантии

Впрочем, внутренний кризис в Армении неизбежно поднимает и ряд внешнеполитических сюжетов. В то время как у Саргсяна была репутация пророссийского политика (при нем страна сначала присоединилась к Таможенному, а затем к Евразийскому экономическому союзу), тот же Пашинян был известен своей критикой односторонности Еревана в выборе партнеров, не говоря уже об инициативах его соратников по «декоммунизации», которая в Москве традиционно воспринимается с подозрением. Но вот 20 апреля главный лидер народных протестов заявляет о том, что «Россия довольно сдержанно и объективно реагирует на события в Ереване», а еще через день на митинге в армянской столице он в качестве аргумента выдвигает тезис о том, что «Саргсян потерял поддержку Москвы».

Попутно он дает позитивную оценку заявлениям и записям в социальных сетях представителя МИД РФ Марии Захаровой. К слову сказать, непривычная и нетипичная позиция Кремля, не ставшего говорить о некоем «клоне майдана» на Кавказе, сыграла свою позитивную роль. На будущее – это важный задел. С одной стороны, окно для маневров Армении невелико. Две из четырех границ страны закрыты, традиционный геополитический оппонент Турция – член НАТО, а роль России в обеспечении безопасности страны на сегодня уникальна (хотя экономически отношения с ЕС для Еревана также важны). В таком контексте было бы непростительной ошибкой инструментализировать внутренние расхождения в Армении, превращая их в фантомные геополитические баталии. Что, конечно, не означает, будто бы США и их союзники хотели бы бескорыстно помогать российскому влиянию на Кавказе. Но на армянском направлении, говоря языком советских обществоведов, противоречия не носят пока что резко антагонистического характера.

С уходом Саргсяна закрывается одна страница истории Армении, открывается другая. И как бы активен ни был народ закавказской республики, без нынешнего бюрократического класса, военных и силовиков не обойтись. Как не уйти и от разрешения острых проблем обороны, безопасности, экономики, которые никуда не денутся со сменой лиц в начальственных кабинетах.

В далеком уже 1969 году в журнале «Дружба народов» увидело свет эссе Андрея Битова «Уроки Армении». Это произведение резко выделялось на фоне официозной литературы, проникнутой духом дипломатии тостов и здравиц. Автор показал не ходульный образ «братской союзной республики», а живую Армению со всей ее цветущей сложностью. Сегодня, в апреле 2018 года, похоже, пришло время российским экспертам-политологам приняться за изучение уроков Армении, единственного стратегического союзника России в Закавказье. Не ограничиваясь повторением мантр про «цветные революции», «противостояние» с Западом, но обращаясь не к общим «геополитическим трендам», а к конкретной стране, представляющей для отечественной внешней политики большой интерес.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2582055 Сергей Маркедонов


Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578451 Сергей Маркедонов

Протесты в Армении. Что они могут изменить

Сергей Маркедонов

Даже в случае гипотетического прихода к власти оппозиция не сможет быстро и радикально изменить сложные внешние условия, в которых находится Армения, если только не пойдет на солидные уступки. Но оппозиционеры, наоборот, активно ругают власть именно за «соглашательство». Расхождение с Россией тоже чревато для страны огромными рисками, поэтому, в случае успеха, сторонникам «евразийского скептика» Пашиняна, скорее всего, придется развернуть свою позицию на 180 градусов

В Армении очередной всплеск массовых протестов. Поводом для них стало утверждение в должности премьер-министра Сержа Саргсяна, который до этого в течение десяти лет был президентом республики, а его переход на другой пост стал возможен благодаря конституционной реформе, перераспределившей полномочия в пользу правительства. Глава государства превратился в символическую фигуру (согласно Конституции, он может находиться у власти в течение семи лет, но только один срок), а ключевые управленческие прерогативы оказались в руках премьера.

Срок премьерских полномочий Саргсяна – пять лет, но, в отличие от президента, он может выдвигаться на пост главы правительства неограниченное количество раз, лишь бы партия, которая его выдвигает, побеждала на выборах. Или успешно формировала правящую коалицию.

Обвинения и разоблачения

Над Арменией, которая со времен распада СССР не знала ни референдумов о продлении полномочий (как в Центральной Азии, Азербайджане или Белоруссии), ни рокировок (как в России в 2008–2012 годах), навис призрак несменяемости власти. Это ощущение вечности Саргсяна и возмущение президентско-премьерским круговоротом, несомненно, подстегнуло протесты. Но начались они еще до того, как депутаты проголосовали за нового главу правительства; недовольство зрело в Армении не один год и рано или поздно должно перейти в новое качество.

Сегодня протестующие и армянская оппозиция демонизируют старого нового лидера страны. О нем говорят как о диктаторе, душителе свободы, коррупционере, предателе национальных интересов. Но каждая из этих характеристик кажется не вполне корректной.

Будь Саргсян диктатором, то не позволил бы и десятой доли тех массовых протестов, что сотрясали Армению в 2013, 2015 или в 2016 годах. Не допустил бы он и тех митингов, которые бросили вызов ему и его предшественнику Роберту Кочаряну в марте 2008 года (тогда первый фактически получал власть от второго). Невозможной была бы и бурная кампания по избранию Совета старейшин Еревана (по своему значению она почти общенациональная – в столице Армении проживает треть граждан страны).

Все десять лет правления Саргсяна практически весь политический спектр Армении так или иначе был представлен в законодательных органах страны и столицы, включая самых закоренелых оппонентов власти, таких как нынешний лидер протестов Никол Пашинян или Заруи Постанджян. Эти политики активно пользовались предоставляемой им трибуной, а также время от времени становились героями уличных акций.

В Армении никогда не прекращалась широкая дискуссия по вопросам внешней и внутренней политики, а власти открыто обвинялись в недостатке патриотизма и соглашательстве по вопросам карабахского урегулирования.

Если же говорить о коррупции, то эта проблема носит системный характер, и в периоды правления Роберта Кочаряна и Левона Тер-Петросяна поводов для критики властей было ничуть не меньше. Уйди на покой нынешний глава армянского правительства, поводы для подобных обвинений, скорее всего, не исчезнут.

Сержу Саргсяну ставят в вину то, что он не признал независимости Нагорно-Карабахской республики после «четырехдневной войны» 2016 года. Что он боится испортить отношения с Россией, Западом, партнерами Еревана по евразийским проектам и отказывается настаивать на озабоченности Армении развитием ситуации в зоне конфликта. Эти тезисы постоянно звучат в армянских СМИ, блогосфере, на круглых столах в ведущих академических и экспертных центрах страны.

Но разве Саргсян был первым, кто начал строить внешнюю политику Армении на этих принципах? Еще в 1997 году первый президент страны Левон Тер-Петросян предлагал компромиссное решение карабахского конфликта «здесь и сейчас», чтобы не пришлось принимать его в худших условиях в будущем. Тогда эти призывы закончились для него отставкой.

Следующий президент Армении Роберт Кочарян пришел в кресло премьер-министра, а затем и президента непосредственно из Карабаха, но он также не добился его признания. Почему? Потому что по договоренностям «большой тройки» (сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию конфликта: Россия, США и Франция) статус спорного региона определяется юридически обязывающим референдумом и никак иначе. И любой шаг в сторону тут рассматривается как ревизия мирных принципов.

Какой лидер Армении пойдет против согласованного подхода Москвы, Парижа и Вашингтона? Скорее всего, даже если вдруг Армению возглавит лидер нынешних протестов Никол Пашинян, этот вариант не будет реализован.

Саргсян как политик, во всем следующий в фарватере Москвы? Но разве не он стал первым среди партнеров России по Евразийскому союзу, кто подписал с ЕС Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве? В похожем соглашении между ЕС и Казахстаном, заключенном в 2015 году, не было понятия «всеобъемлющий».

Если же говорить о якобы «спонтанном решении» Саргсяна присоединиться к Таможенному союзу в сентябре 2013 года, то оно было принято не в последнюю очередь из-за нежелания Евросоюза следовать принципу «и-и» и допустить параллельное участие Армении и в европейском, и в евразийском интеграционном проекте. Как только этот жесткий подход был пересмотрен, Ереван вернулся к многовекторной внешней политике и продолжил сближение с ЕС.

Армянский формат

Почему же сегодня неприятие «вечного Сержа» так сплотило многих людей в Армении? Лидер протеста Никол Пашинян, которого оппоненты клеймят как экстремиста и радикала, еще в начале апрельского протеста выдвинул лозунг: «Единство минус Саргсян». Тем самым он недвусмысленно давал понять прагматикам во власти, что готов к компромиссам, но без старого нового национального лидера.

Многие ответы на обозначенные вопросы можно почерпнуть в биографии главного героя нынешней истории. Серж Саргсян прожил несколько политических жизней. Первая – обычная советская, похожая на тысячи других в Армении и в тогдашнем Советском Союзе. Армия, освоение «рабочей специальности», вечернее отделение в университете, карьера комсомольского вожака. Пределом мечтаний для армянина, шедшего по карьерной лестнице в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР, была позиция первого секретаря обкома.

Но перестройка круто изменила карьеру начинающего партийного активиста Саргсяна. Историки Бабкен Арутюнян и Александр Искандарян справедливо описывают ситуацию в позднесоветской и постсоветской Армении как «карабахизацию». Благодаря стремительному развитию событий в Карабахе и вокруг него Саргсян становится известен.

С 1995 года, после окончания активных военных действий в Карабахе, он начинает строить политическую карьеру уже в Армении, работает в силовых структурах (министр внутренних дел, национальной безопасности, министр обороны). В 2006 году Саргсян получает пост председателя совета правящей Республиканской партии, а после смерти тогдашнего премьер-министра Андраника Маргаряна занимает пост главы правительства Армении при президенте Роберте Кочаряне. И наконец, 19 февраля 2008 года выигрывает президентские выборы.

Президентская кампания 2008 года сыграла в карьере Саргсяна важнейшую роль. Фактически многие проблемы с его нынешней легитимностью возникли именно тогда. Во-первых, он получил трудное наследство от Роберта Кочаряна и, особенно поначалу, воспринимался как его преемник и продолжатель. У самого Кочаряна тоже за плечами были выборы 2003 года, которые оспаривались оппозицией, и конституционная реформа 2005 года – многие воспринимали ее как попытку пересесть в премьерское кресло без потери полномочий.

Во-вторых, силовой разгон акций протеста 1 марта 2008 года («кровавая суббота») сказался не только на репутации уходившего президента Кочаряна, но и на новом президенте Саргсяне. Уже первое вступление Саргсяна в президентскую должность было зарифмовано с внутригражданским противостоянием. Тогда, в 2008 году, лидер нынешних протестов Никол Пашинян сначала был объявлен в розыск, а затем, в 2009–2011 годах, находился под стражей.

Через пять лет, на президентских выборах 2013 года Саргсян снова столкнулся с массовыми протестами и отказом оппозиции признавать итоги голосования. И будь его оппоненты менее амбициозными и более консолидированными, то второй президентский срок Саргсяна мог бы пройти для него куда сложнее.

Дважды легитимность Саргсяна была поставлена под сомнение значительной частью армянского общества, но он сумел сохранить власть, не доводя до силового разгрома оппозиции. Уличная активность в Армении не прекращалась ни в 2008-м, ни в 2013-м, ни в последующие годы вплоть до недавних апрельских событий. Тот же Пашинян после своего освобождения из-под стражи стал депутатом парламента.

Особое место в политической биографии Саргсяна занимает «четырехдневная война» 2016 года, самая масштабная эскалация в Карабахе после вступления в силу Соглашения о бессрочном прекращении огня в мае 1994 года. По итогам того противостояния переговорный формат не изменился, инфраструктура непризнанной Нагорно-Карабахской республики сохранилась, а Азербайджан не добился впечатляющей победы. Но символически армянская власть все равно понесла существенные потери.

Прежде всего, сам Саргсян признал потерю «незначительных территорий». Но главное – кратковременная эскалация выявила существенные проблемы в подготовке армянской армии, масштабную коррупцию и прочие недостатки, которые ранее прикрывались победными реляциями военного начальства. Захват радикальными армянскими националистами поста ППС в Ереване летом 2016 года был прямым следствием апрельских событий в Карабахе и отражал массовые опасения того, что армянские власти готовы начать «сдачу территорий».

Наконец, последнюю крупную проблему Саргсян создал себе сам, дав публичное обещание покинуть политику после завершения конституционных реформ и перехода к парламентской республике к 2018 году. Сегодня нарушенное обещание бьет в общественном сознании десятки других резонов. В том числе и откровенную слабость армянской оппозиции, которая не смогла представить никакой серьезной критики конституционных реформ и по факту пропустила референдум 2015 года.

Сейчас протестующие не столько поддерживают оппозицию, сколько недовольны переходом Саргсяна на пост премьера. А это делает армянскую политическую систему очень неустойчивой.

Недовольство политикой властей может вынести на поверхность случайных персонажей, не обладающих достаточным уровнем компетентности и подготовки для управления страной. Такому сценарию способствует и то, что протест расширяется прежде всего за счет молодежи. Плохо организованное, без четких политических лидеров движение становится удобным объектом для манипуляций. Со временем это может привести к тому, что внутриполитический протест станет активнее взаимодействовать с внешними игроками, чтобы получить поддержку для борьбы с реальными или вымышленными угрозами.

В итоге Армения оказывается в непростой ситуации. С одной стороны власть, имеющая изрядный дефицит легитимности, а с другой – оппозиция без четкой конструктивной программы (не считать же такой создание ревкомов «бархатной революции»).

Даже в случае гипотетического прихода к власти оппозиция не сможет быстро и радикально изменить сложные внешние условия, в которых находится Армения, если только не пойдет на солидные уступки. Но оппозиционеры, наоборот, активно ругают власть именно за «соглашательство». Расхождение с Россией тоже чревато для страны огромными рисками, поэтому, в случае успеха, сторонникам «евразийского скептика» Пашиняна, скорее всего, придется развернуть свою позицию на 180 градусов.

Ситуация в Армении развивается стремительно, и сегодня сложно что-либо прогнозировать. Пока очевидно, что хотя политическая система в Армении и далека от демократических стандартов, но армянское общество не принимает среднеазиатских и азербайджанских форматов. Армянская оппозиция остается влиятельной силой, а ее праймериз с солидным отрывом выиграл Никол Пашинян. Других лидеров, сопоставимых с ним, у оппозиции нет. Власть при этом демонстрирует жесткость и не готова идти на уступки протестующим.

Тем временем 21 апреля снова обострилась ситуация на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе. Не в первый раз нестабильность в Армении пытаются использовать для того, чтобы протестировать Ереван на предмет возможных уступок. Так было в марте 2008 года, когда через неделю после трагических событий 1 марта на линии соприкосновения произошли самые крупные на тот момент столкновения с перемирия 1994 года. Однако такой расчет вряд ли оправдается – любое внешнее давление лишь консолидирует армянское общество. Односторонние уступки Еревана как основу для карабахского урегулирования в Армении не готовы принять ни те, кто настроен провластно, ни те, кто в оппозиции.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578451 Сергей Маркедонов


Россия. Армения > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2574629

Maykor поможет Армении стать цифровой

Анна Устинова

Поставщик услуг аутсорсинга ИТ- и бизнес-процессов Maykor подписал меморандум о взаимодействии с фондом "Цифровая Армения". Подписанный документ предусматривает сотрудничество Maykor и фонда в области решения задач по цифровизации республики в рамках проекта "Цифровая трансформация Армении 2018-2030". Сотрудничество будет вестись сразу по нескольким направлениям - разработка программного обеспечения, развитие инженерного блока, выполнение крупных государственных инновационных проектов.

Исполнительный вице-президент Maykor Денис Саенко прояснил корреспонденту ComNews, что целью соглашения с фондом "Цифровая Армения" станет сотрудничество для реализации совместных проектов по программе "Цифровая трансформация Армении 2018-2030". В первую очередь работы коснутся цифровизации основных министерств и ведомств страны.

Денис Саенко уточнил, что Maykor уже провел предварительную работу, по результатам которой сформировалась программа реализации проектов, зафиксированная в меморандуме. "В настоящий момент формируется план работ по ключевым ИТ-проектам в области экологии, транспорта, энергетики и сельского хозяйства республики", - добавил он.

Maykor рассчитывает запустить работы по первым проектам в ближайшие две-три недели.

Как отметил Денис Саенко, финансирование программ будет курироваться фондом "Цифровая Армения" и определяться отдельно по каждому из проектов.

Maykor обсуждает с фондом различные сценарии реализации, в том числе рассматривает возможность привлечения к сотрудничеству локальных компаний.

Денис Саенко рассказал, что это не первый опыт работы в Армении для Maykor. Ранее компания уже делала проекты для энергетического сектора республики. Maykor видит перспективы для развития компании как на территории РФ, так на рынках Восточной Европы и СНГ.

"В сегодняшних реалиях движения к всеобщей цифровой трансформации от степени и скорости цифровизации зависит развитие не только бизнеса, но и государства. Республика Армения уже достигла высокого уровня технологической зрелости и готова двигаться по пути цифровых преобразований со стремительной скоростью. Уверены, внедрение инновационных технологий повысит эффективность во всех звеньях государственного управления", - прокомментировал подписание меморандума исполнительный директор фонда "Цифровая Армения" Эдуард Нэрсисян.

Руководитель пресс-службы ГК "Техносерв" Екатерина Андреева отметила две вещи. Во-первых, подписанный меморандум говорит о расширении географии работы Maykor. Во-вторых, сферы сотрудничества, обозначенные в меморандуме, это задачи не аутсорсинга, на котором в большей мере специализируется Maykor, а классической интеграции и разработки государственных систем. В числе которых системы управления финансами, электронная сертификация ветеринарной продукции, экологический мониторинг и контроль, решения для повышения уровня услуг, предоставляемых населению. Обе эти вещи дают понять, что Maykor развивается в относительно новых для компании специализациях.

Директор департамента ИТ-аутсорсинга ALP Group (системный интегратор, поставщик услуг ИТ-аутсорсинга и ИТ-аудита) Дмитрий Бессольцев объяснил интерес отечественных игроков рынка ИТ-аутсорсинга к зарубежным рынкам несколькими причинами.

"Во-первых, у российских ИТ-специалистов сильные сервисные компетенции по построению, модернизации, обслуживанию ИТ-инфраструктуры, по современным облачным решениям, разного рода автоматизации, по востребованным за рубежом продуктам и платформам (BPM, BI). Во-вторых, у российских ИТ-аутсорсеров очень хорошая для иностранных клиентов ставка, с учетом нынешнего курса рубля. И им часто выгоднее продавать квалифицированные кадры за рубеж - в СНГ, Европу, - чем внутри страны. К тому же мы видим быстро растущий интерес к импортозамещению в ИКТ в странах СНГ и Ближнего Востока. Там, где идеологически продолжается разворот "от США к России". Естественно, что и там воплощается в жизнь политика отказа от Windows, хоть и не так безапелляционно, как у нас. И там становятся все более востребованными "двойные" компетенции российских ИТ-аутсорсинговых компаний по поддержке Windows- и Linux-инфраструктур", - перечислил он.

Дмитрий Бессольцев обратил внимание на то, что хотя емкость рынка в СНГ меньше, чем в США или Европе, рынок СНГ берет другими преимуществами - территориальной и ментальной близостью. "К тому же не секрет, что ИТ-аутсорсинговые компании в России последние четыре года активно "толкаются локтями". Причем если в госсекторе конкурируют за контракты стоимостью от 10 млн руб. в год, то в коммерческом секторе идет жесточайшая борьба за контракты стоимостью всего в 3-4 млн руб. в год. Не все справляются с этой ценовой войной, с необходимостью содержания квалифицированных и дорогих команд. Многие просто уходят с рынка", - заметил он.

Специалист ALP Group полагает, что тенденция по выходу отечественных ИТ-аутсорсинговых компаний на иностранные рынки - это равномерно растущий тренд. Он связал это с финансовой привлекательностью иностранных рынков. "У иностранцев есть потребность в сильных и недорогих ИТ-компетенциях, есть деньги. А у нас есть сами компетенции. И если говорить, например, об импортозамещении, у нас есть полностью готовые и зрелые продукты. И это не "голое железо" или ПО, а полностью готовое ИТ-решение, в которое уже входит вендорская техподдержка с единым уровнем SLA", - пояснил он.

Отвечая на вопрос о том, реализует ли компания ИТ-аутсорсинговые проекты на зарубежных рынках, в ALP Group отметили, что прорабатывают запрос сразу на несколько пресейлов ("отказ от Windows - переход на Linux") для стран СНГ и Ближнего Востока.

Среди привлекательных стран и регионов для российских игроков рынка ИТ-аутсорсинга Дмитрий Бессольцев назвал Армению, Азербайджан, Казахстан, страны Ближнего Востока (в которых госструктуры ориентированы в сторону российского ПО) и Европу (однако есть риск санкций).

Другой интегратор - "Техносерв" в большей степени сосредоточен на отечественном рынке ИТ-аутсорсинга. В РФ "Техносерв" видит устойчивую тенденцию по переводу ИТ-инфраструктуры крупных компаний и государственных ведомств на аутсорсинг.

По словам Екатерины Андреевой, любые изменения на рынке аутсорсинговых услуг связаны с двумя факторами. Во-первых, с изменением уровня зрелости участников рынка - заказчиков и провайдеров услуг. Во-вторых, с изменением уровня доверия заказчиков к провайдерам услуг, к их техническим возможностям и к их готовности в полной мере нести взятые на себя обязательства.

Исходя из динамики ситуации этих двух факторов, "Техносерв" наблюдает тенденцию, что структура сервисных контрактов интенсивно смещается от услуг технической поддержки - когда обязательства "Техносерва" как исполнителя ограничиваются работами по восстановлению работоспособности оборудования заказчика - к сервисным услугам более высокого уровня (когда провайдер услуг обеспечивает уже саму работоспособность оборудования, информационных систем либо бизнес-сервисов).

"В первом случае компания "Техносерв" продает свою техническую экспертизу, а во втором случае - уже экспертные знания в определенных бизнес-областях заказчиков, и таких областей становится все больше", - пояснила Екатерина Андреева. Ключевыми заказчиками "Техносерва" по ИТ-аутсорсингу являются государственные ведомства, финансовые организации и ретейл.

Россия. Армения > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2574629


Армения. Россия. СНГ > Армия, полиция > mvd.ru, 10 апреля 2018 > № 2570511 Владимир Гаспарян

Настоящее и будущее полиции Армении.

Накануне 100-летнего юбилея органов внутренних дел Республики Армения наш корреспондент взяла интервью у начальника Полиции страны генерал-полковника полиции Владимира Гаспаряна.

– Владимир Сергеевич, для Полиции Республики Армения, особенно в последние годы, характерен процесс радикальных реформ, который существенно активизировался в период Вашего пребывания в должности начальника ведомства. Этот процесс обусловлен субъективными или объективными обстоятельствами?

– Полиция – это живая и постоянно меняющаяся структура, которая не может не реагировать на требования времени. Тем не менее, я всегда был убеждён, что, будучи государствообразующей структурой, формирующей вид общественного мышления и общественных отношений, Полиция должна быть на шаг впереди времени, то есть качество сегодняшней деятельности должно отвечать завтрашним требованиям общества. Это субъективная сторона вопроса. А объективная сторона заключается в том, что реформы Полиции были осуществлены в рамках программ реформ, утверждённых Правительством Республики Армения, охватывающих сферы защиты прав человека, общественной безопасности, безопасности дорожного движения, реструктуризации инфраструктур, оптимизации системы органов внутренних дел, а также другие сферы.

– Насколько известно, вопросы защиты прав человека занимают большое место в программе реформ.

– Да! Именно исходя из этих соображений были внесены соответствующие изменения в законы, регулирующие деятельность Полиции: они приведены в соответствие с международными документами, рассекречен перечень специальных средств Полиции, разработаны инструкции для сотрудников полиции. Но мы рассматриваем проблему защиты прав человека в более широком контексте: не только в сфере борьбы с преступностью и охраны общественного порядка, но и в сфере предоставления общественных услуг.

Права гражданина, участвующего в митинге, или, например, права задержанного лица обязательно должны быть защищены. А как насчёт прав водителя и пешехода, а также прав гражданина, обращающегося в паспортный отдел? А правовая и социальная защита сотрудника полиции? Все эти направления зафиксированы в нашей программе реформ. Для утверждения программы была проведена тщательная и всесторонняя работа.

Так, например, после запуска автоматизированной системы контроля скорости в столице и областях насчитывается около 120 фоторадаров, что сделало управление дорожным движением существенно более контролируемым. В последнее время к этим фоторадарам добавились также мобильные радары. Регулярно оптимизируется организация дорожного движения, особенно на оживлённых улицах столицы, обновляется разметка и т.д.

Также считаю важным совершенствование системы выдачи гражданам водительских удостоверений. Во всех регистрационно-экзаменационных подразделениях Дорожной полиции установлено оборудование для печати свидетельств о регистрации транспортных средств в виде пластиковых карт, а выдача водительских удостоверений осуществляется в течение одного рабочего дня.

Дорожно-патрульные машины оборудованы пилотной электронной системой составления протоколов об административных правонарушениях, позволяющей сократить время составления протокола. Водителю на месте предоставляются копия протокола и талон для оплаты штрафа. Организовано бесплатное уведомление о нарушениях через мобильное приложение и наш официальный сайт.

Хочется отметить ещё одну недавно предпринятую инициативу. Сегодня все инспекторы Дорожной полиции носят портативные видеокамеры, которые фиксируют весь процесс контакта с водителями-нарушителями. Это направлено на снижение коррупционных рисков и уже даёт свои результаты.

На защиту прав и улучшение качества жизни граждан направлены также реформы в области паспортных услуг. Внедрена новая система идентификационных карт и паспортов с биометрическими данными, запущена система предоставления информации о процессе подачи заявки в электронным виде на получение или прекращение гражданства Армении, действует система выдачи паспортов через мобильные станции и т.д.

– Тем не менее, задачей Полиции была и остаётся охрана общественного порядка.

– Конечно, но, по нашему глубокому убеждению, охрана общественного порядка и полноценное обеспечение общественной безопасности старыми методами и способами сегодня просто невозможно. Исходя из этих соображений, несколько лет назад мы приступили к процессу создания и развития общинной полиции.

В настоящее время на всей территории страны внедрена модель общинной полиции. В республике насчитывается более двух десятков опорных пунктов, в областях открыты сотни офисов. Опорные пункты оснащены необходимым инвентарём, компьютерной и бытовой техникой.

На обеспечение общественной безопасности направлена также деятельность Центра оперативного управления (ЦОУ), который предоставляет информацию и в Центр управления кризисными ситуациями МЧС «911». ЦОУ способствует быстрому реагированию на правонарушения, точному распределению патрульных ресурсов и обеспечению безопасности туризма.

В сфере охраны общественного порядка новым словом является формирование так называемых «батальонов ангелов», сотрудники которых владеют иностранными языками, оказывают первую медицинскую помощь на месте, помогают гостям республики, обеспечивая необходимой информацией, и т.д.

Большое значение мы придаём созданию института школьных инспекторов. Сегодня такие инспекторы не просто посещают школы, но и работают в них. В каком-то смысле их даже можно назвать членами педагогического коллектива. Это нововведение серьёзно изменяет общую картину деятельности по совершенствованию правовых знаний школьников и профилактики правонарушений, совершаемых несовершеннолетними.

– Модернизация полицейской системы и её деятельности, думаю, подразумевает также постоянное обновление и омоложение кадрового состава.

– Вы правы. Никто не отменил принцип «новое вино в новых бурдюках», и я думаю, что он подходит для всех времён. Кадры обновляются постоянно и за счёт собственных резервов. С этой целью в Образовательном комплексе Полиции внедрена трёхступенчатая система обучения на уровнях подготовительного, среднего и высшего профессионального образования.

В целях устранения дифференциации социального статуса учащихся и практических полицейских для студентов, обучающихся по специальностям «Полицейское дело» и «Правоведение» в рамках государственного заказа, законом предусмотрено право на получение денежного содержания в течение всего периода обучения.

Проделан большой объём работы, но ещё много предстоит сделать, потому что успех реформ в конечном итоге обусловлен работой молодых людей. Мы – настоящее Полиции Армении, а они – её будущее.

– Мир объективно глобализируется, и Полиция Республики Армения, несмотря на все реформы, не может одна противостоять современным вызовам. Как Вы оцениваете сотрудничество с зарубежными правоохранительными органами?

– Мы открыты для совместной работы и поддерживаем партнёрские отношения со всеми теми структурами, которые рассматривают Полицию Республики Армения как часть системы борьбы с международной преступностью и противодействия вызовам, угрожающим человечеству, и готовы к сотрудничеству.

Например, совместно с ОБСЕ была проведена работа по укреплению партнёрских отношений между полицией и обществом, внедрению модели общинной полиции по всей Армении, обеспечению кибербезопасности, введению трёхуровневой системы обучения в Образовательном комплексе Полиции. Проведена значительная работа в рамках Программы сотрудничества правоохранительных органов Восточного партнёрства, инициированной Европейской Комиссией. Осуществлялось сотрудничество с Министерством общественной безопасности Китайской Народной Республики по переподготовке сотрудников полиции и оказанию им технического содействия. Подписаны соглашения о совместной деятельности полиции с министерствами внутренних дел Грузии, Беларуси, Италии, Чехии, Сирии, Египта, Польши, Ирана и других стран.

Полиция РА тесно сотрудничает с министерствами внутренних дел стран Содружества в формате Совета министров внутренних дел государств – участников СНГ. Также поддерживается тесное взаимодействие с Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств – участников Содружества Независимых Государств. Активное сотрудничество осуществляется и в рамках Евразийского экономического союза.

Естественно, поддерживаются тесные партнёрские отношения с Министерством внутренних дел Российской Федерации. Заседания Объединённой коллегии МВД России и Полиции Республики Армения проводятся ежегодно, а совместная работа – ежедневно. Это обеспечивает постоянную оперативную связь, взаимодействие и взаимопомощь в борьбе с преступностью.

Кроме того, в рамках сотрудничества государств – участников СНГ ежегодно проводятся оперативно-профилактические мероприятия «Розыск СНГ» и «Арсенал». В рамках ОДКБ осуществляются активные и эффективные операции: операция «Прокси», направленная на противодействие преступлениям в сфере информационных технологий, антинаркотическая операция «Канал», оперативно-профилактические операции по борьбе с незаконной миграцией, торговлей людьми – «Нелегал», а также тактико-специальные учения «Нерушимое братство», «Взаимодействие», «Гром», «Кобальт».

Уровень сотрудничества действительно высок, охват – большой. И здесь мы тоже руководствуемся принципом постоянного реформирования, поскольку глобальная преступность всегда бросает новые вызовы, которым мы должны противостоять сообща в любое время.

– Владимир Сергеевич, в этом году Республика Армения отмечает свой 100-летний юбилей. Год является юбилейным также и для армянской полиции. Как Вы оцениваете деятельность правоохранительного органа со 100-летней историей?

– Сверхзадача борьбы с преступностью и охраны общественного порядка неизменна во все времена. Но каждый период определяет свои приоритеты содержания, форм и средств такой борьбы. Сохраняя лучшие традиции прошлого, необходимо внедрять в работу новые методы, с помощью эффективных реформ быть на шаг впереди эволюционного развития общественных отношений, идти вперёд, к будущему. Именно так действует Полиция Армении, действует вместе со своими ветеранами, которые и сегодня работают эффективно и наравне с молодёжью.

В настоящее время у Полиции Армении есть не только высокопрофессиональный кадровый состав, современная научно-техническая база, отличная униформа, но даже собственный официальный гимн – марш великого армянского композитора Арама Хачатуряна.

Наш девиз «Служа закону, служим народу» – не просто красивые слова, а фундаментальный принцип деятельности, который реализуется средствами, созвучными времени.

Айкуи Бабаджанян

Армения. Россия. СНГ > Армия, полиция > mvd.ru, 10 апреля 2018 > № 2570511 Владимир Гаспарян


Армения. Россия > Агропром > fsvps.ru, 9 апреля 2018 > № 2577976

О переговорах Россельхознадзора с Государственной службой безопасности пищевых продуктов Министерства сельского хозяйства Республики Армения.

По инициативе Россельхознадзора в формате телеконференции 6 апреля 2018 г. состоялись переговоры с заместителем начальника Государственной службы безопасности пищевых продуктов Министерства сельского хозяйства Республики Армения Егише Маргаряном.

Российская сторона выразила обеспокоенность, что в настоящее время в Республике Армения сложилась благоприятная ситуация для поставок томатов турецкого происхождения под видом произведенных на территории Республики Армения.

За последние 6 дней армянские поставщики ввезли почти 2000 тонн томатов. Увеличение объемов производства и интенсивности отгрузки томатов в Россию свидетельствует о возможном реэкспорте томатов армянской стороной, в том числе томатов турецкого происхождения.

Для прояснения ситуации с поставками томатов из Армении в Россию, Россельхознадзор запросил у армянской стороны информацию о производителях томатов в Республике Армения, а также об объёмах выращивания и местах производства томатов в 2018 году.

Егише Маргарян сообщил, что 10 апреля текущего года запрошенная информация будет предоставлена в Россельхознадзор.

Стороны договорились о проведении проверки деятельности армянских предприятий по производству томатов с 11 апреля.

Россельхознадзор предложил армянской стороне проводить подтверждение подлинности фитосанитарных сертификатов на информационном ресурсе по авторизации фитосанитарных сертификатов, размещенном в сети Интернет по адресу: http://fss.fito-rf.ru.

Армения. Россия > Агропром > fsvps.ru, 9 апреля 2018 > № 2577976


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 8 апреля 2018 > № 2588760 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ Армении, 8 апреля 2018 года

Вопрос: Как Вы оцениваете развитие двусторонних отношений России и Армении за последние десятилетия?

С.В.Лавров: Отношения России и Армении – это отношения союзничества, стратегического партнерства. Эти термины закреплены в двусторонних договорах, в документах Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Эти связи охватывают все без исключения сферы деятельности государств, все сферы жизнедеятельности наших народов от политики в области безопасности, внешней политики до культуры, экономики, технологических контактов, гуманитарных связей, образования и многого другого. Отношения за 10 лет развивались, безусловно, под воздействием прямых доверительных контактов между президентами наших стран В.В.Путиным и С.А.Саргсяном. Они регулярно, по несколько раз в год проводят встречи на высшем уровне, общаются на территории Республики Армения, Российской Федерации, «на полях» многочисленных международных форумов.

Хочу особо выделить присоединение Армении к Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), что, безусловно, придало дополнительный очень мощный импульс нашему торгово-экономическому, инвестиционному сотрудничеству. Достаточно сказать, что в прошлом году товарооборот между Россией и Арменией увеличился более чем на 30% по сравнению с 2016 г., достигнув, если мне не изменяет память, 1 млрд. 750 млн.долл. Это очень крупная сумма, не говоря уже о том, что сотни компаний с российским участием – либо российских, либо совместных российско-армянских предприятий – работают в Республике Армения и приносят пользу нашим связям и экономике нашего союзника.

Военно-техническое сотрудничество традиционно очень тесное. Наряду с активно работающей Межправительственной комиссией по торгово-экономическому сотрудничеству у нас есть и комиссия по военно-техническому сотрудничеству. Они работают ритмично и дают хороший результат.

Гуманитарная сфера традиционно была весьма востребована нашими народами. Отмечу состоявшиеся в России этой осенью Дни культуры Армении, на открытии которых в ноябре 2017 г. присутствовали президенты двух стран.

Если брать сферу образования, то в Ереване работает Российско-Армянский (Славянский) университет. В нем, а также в восьми филиалах российских высших учебных заведений, которые действуют на территории Республики Армения, по программам российского высшего образования обучаются около 3,5 тыс. армянских граждан. Сверх того, о чем я сейчас сказал, 5,5 тыс. армян обучаются в Российской Федерации, из них 1,5 тыс. – на основе предоставленных Армении Правительством Российской Федерации государственных стипендий.

В наших двусторонних отношениях в последние 10 лет, безусловно, происходит очень устойчивый и качественный рост. Он дополняется тесным сотрудничеством на внешнеполитической арене. Мы союзники в рамках ОДКБ. Я уже упомянул ЕАЭС, где Армения стала полноправным членом. Конечно, сохраняет в полной мере свою актуальность и Содружество независимых государств (СНГ), равно как и наши скоординированные действия в ООН, в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), в Совете Европы, в Организации черноморского экономического сотрудничества.

Я перечислил далеко не все, что характеризует наши отношения за последние 10 лет, но, думаю, из сказанного можно сделать вывод, насколько богаты эти связи и насколько они отвечают интересам наших стран на данный момент.

Вопрос: Аналитики полагают, что Казанский саммит 2011 г. мог стать прорывным в урегулировании нагорно-карабахской проблемы. Как Вы относитесь к этому? Что может стать залогом успеха в решении этого вопроса в будущем?

С.В.Лавров: Урегулирование нагорно-карабахского конфликта – это один из приоритетов наших усилий на постсоветском пространстве. Вместе с США и Францией Россия является участником «тройки» сопредседателей Минской группы ОБСЕ. В этом качестве мы предпринимаем как коллективные усилия с двумя другими сопредседателями, так и стремимся в русле общей линии сопредседателей, решений, которые принимались по нагорно-карабахскому конфликту, выдвигать и свои собственные инициативы, учитывая наши особые связи с Арменией и Азербайджаном. Работа, которая велась примерно с 2009 по 2011 гг., действительно была весьма интенсивной. Президенты России, Армении и Азербайджана встречались около 10 раз.

Очередная встреча, которая была запланирована в Казани, действительно позволяла рассчитывать на серьезные позитивные результаты, поскольку в проектах документов, которые были подготовлены российской стороной при поддержке сопредседателей от США и Франции, были учтены, как нам казалось, все озабоченности Еревана и Баку в сбалансированном виде. Но в ходе самого саммита появились дополнительные вопросы и комментарии. Так бывает. Мы из этого не делаем особой трагедии. Работа будет продолжаться. Уверен, что многое из того, что содержит т.н. «казанский документ», по-прежнему востребовано. Это подтверждается реакцией Еревана и Баку на состоявшиеся с тех пор контакты на уровне президентов, министров и сопредседателей, которые регулярно посещают регион – Ереван, Баку, Степанакерт.

Ничто из наработанного в те годы, я думаю, не пропало. Хотя, конечно же, за это время появились некоторые новые идеи, которые сопредседатели сейчас продвигают в контактах со сторонами. Самое главное – отойти от недоверия, которое по-прежнему еще иногда проявляется в ходе переговоров, и сконцентрироваться на реалистичных, прагматичных идеях, которые имеются в достатке. Надо только положить их на бумагу, хотя концептуально стороны соглашаются с необходимостью это сделать, но когда все начинает оформляться в конкретные формулировки, как бывает и в других ситуациях, возникают сложности. Я думаю, что мы продолжим их последовательно преодолевать и добьемся результатов.

Вопрос: Армению часто приводят в пример как государство, которое развивает отношения и с ЕАЭС, и с ЕС, и делает это на равноправной и взаимовыгодной основе. Как Вы считаете, могут в будущем сопрягать свои интересы и развивать сотрудничество такие интеграционные структуры как ЕАЭС и ЕС?

С.В.Лавров: Действительно, Армения демонстрирует своим примером, что на практике отнюдь не бессмысленно развивать отношения по всем направлениям. Наоборот, это является выигрышной политикой и выгодной для соответствующей страны. Нельзя ставить страны, которые находятся на постсоветском пространстве перед ложным выбором – или с Западом, или с Россией. Это абсолютно идеологизированный, политизированный подход. То, что Армения настояла на таких отношениях с ЕС, которые в качестве компонента достигнутых документов включают в себя признание прав и обязанностей Армении в других интеграционных процессах, это, я думаю, шаг в правильном направлении. Безусловно, для того, чтобы ни Армения, ни Азербайджан, ни другие участники программы ЕС под названием «Восточное партнерство» не ущемлялись в правах, для того, чтобы их интересам не наносился ущерб, очень важно, чтобы Европейский союз отказался от порочной логики «или-или», которая уже привела к событиям 2014 г. на Украине. Это равносильно тому, чтобы украсть у соответствующего народа возможность полноценно, полноформатно развивать сотрудничество со всеми своими соседями. Россия последовательно продвигает именно такой подход. Еще в 2015 г. Евразийский экономический союз предложил ЕС начать устанавливать контакты. Тогда по абсолютно идеологизированным, политизированным причинам Евросоюз не счел возможным признавать Евразийский экономический союз в качестве полноправного партнера. Эта предвзятость, предубежденность сохраняется в известной степени до сих пор. Однако в Брюсселе появились здравомыслящие люди. И уже Европейская экономическая комиссия, Европейская внешнеполитическая служба на уровне своих экспертов проводили контакты с экспертами Евразийской экономической комиссии. Сейчас проявляется интерес к тому, чтобы сделать эти экспертные контакты постоянными, как первый шаг – нацелить их на согласование регулятивных вопросов. Думаю, что это именно первый шаг, потому что сама жизнь будет заставлять наших европейских партнеров работать с Евразийским экономическим союзом, с Коллегией Евразийской экономической комиссии, которую, кстати, как и ОДКБ, на нынешнем этапе возглавляет гражданин Армении. Поскольку страны-участницы ЕАЭС делегировали существенное количество компетенций на наднациональный уровень, поэтому, безусловно, многие вопросы даже практической торговли, практических шагов в сфере торговли услугами, инвестиций приходится уже решать с Евразийской экономической комиссией.

Я достаточно оптимистично смотрю на будущее отношений между ЕАЭС и ЕС. Хотя это будущее наступит не скоро, но жизнь будет заставлять постепенно двигаться навстречу друг другу. Убежден, что представитель Армении, Т.С.Саркисян, возглавляющий Коллегию ЕЭК, будет помогать движению в этом направлении.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 8 апреля 2018 > № 2588760 Сергей Лавров


Россия. Армения > Образование, наука > минобрнауки.рф, 28 марта 2018 > № 2550545

Россия и Армения продолжают сотрудничество в области образования

27 марта состоялась встреча Министра образования и науки Российской Федерации О.Ю. Васильевой с Министром образования и науки Республики Армения Л.О. Мкртчяном.

В мероприятии приняли участие представители руководства Департамента науки и технологий, Департамента государственной политики в сфере высшего образования и Международного департамента Минобрнауки России.

В ходе встречи обсуждались актуальные вопросы российско-армянского сотрудничества в области образования, науки и молодёжной политики, в том числе, выделение квоты на обучение граждан Армении по наиболее востребованным в стране специальностям.

Л.О. Мкртчян подтвердил, что изучение русского языка и образование

на русском языке остаются чрезвычайно востребованными в Республике, а также выразил заинтересованность в совместной работе по подготовке специализированных методик и программ преподавания русского языка в армянских школах.

В заключение О.Ю. Васильева пригласила армянских коллег принять участие в работе юбилейного пятого Московского международного салона образования, который пройдёт в период с 18 по 21 апреля 2018 года на территории ВДНХ.

Россия. Армения > Образование, наука > минобрнауки.рф, 28 марта 2018 > № 2550545


Белоруссия. Иран. Армения. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 9 марта 2018 > № 2522946

Минск рассматривает создание зоны свободной торговли ЕАЭС-Иран, а также армяно-иранской свободной торговой зоны в контексте возможного транзита по китайскому "Шелковому пути", сказал Sputnik Армения Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Беларусь в Армении Игорь Назарук.

Ранее первый вице-премьер России Игорь Шувалов, на встрече с министром экономики и финансов Ирана Масудом Карбасианом заявил, что зона свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Ираном может быть учреждена до мая 2018 года.

"Лидеры стран ЕАЭС осознали полезность взаимодействия с Ираном. Выгода у кого-то больше, у кого-то меньше, но у всех членов Евразийского союза она есть. Мы не скрываем, что иранский рынок очень интересен для экономических интересов Беларуси", — сказал Назарук.

Беларусь не скрывает, что напрямую с Ираном взаимодействовать трудно, но совместными усилиями результат будет весомее.

При этом, по его словам, в Минске знают и об историческом опыте взаимодействия Армении и Ирана.

В конце прошлого года на границе Ирана и Армении была создана СЭЗ Мегри. По словам Назарука, у этой зоны хорошая перспектива, в ней заинтересованы не только иранский и российский бизнес.

"Есть интерес и у белорусского бизнеса. 2 марта наши премьер-министры в Астане обсуждали перспективы последующего взаимодействия", — сказал Назарук.

Кроме того, по его мнению, в этой связи нужно помнить о том, что Беларусь ведет переговоры и с китайскими партнерами.

"Нельзя забывать о китайской инициативе "Один пояс, один путь", которая касается восстановления исторического шёлкового пути. Мы знаем, что одна из ветвей этого мощного товарного, культурного потока шла через Армению", — сказал Назарук.

Поэтому в Минске рассматривают этот вопрос через призму, в том числе, активизации транспортно-транзитного сообщения.

Напомним, ранее появилась информация, что министерство торговли Китая рассмотрит возможность включения проекта строительства железной дороги Армения-Иран в стратегию "Один пояс — один путь". Об этом заявил 5 марта глава управления по делам Евразии гражданской инженерно-строительной корпорации КНР Цзянь Айминь на встрече с министром транспорта, связи и информационных технологий Армении Вааном Мартиросяном.

Китай в 2013 году объявил о новой стратегии экономического развития "Один пояс — один путь", направленной на создание инфраструктуры и налаживание взаимосвязей между странами Евразии. Стратегия включает два ключевых направления развития: экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь. Речь идет о создании торгового коридора для прямых поставок товаров с Востока на Запад на льготных условиях.

Источник: yerkramas.org

Белоруссия. Иран. Армения. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 9 марта 2018 > № 2522946


Казахстан. Армения. Узбекистан > Финансы, банки > kursiv.kz, 1 марта 2018 > № 2519179 Айгуль Ибраева

Чем занимаются Центральные банки соседних государств?

Айгуль ИБРАЕВА

В январе текущего года Национальный Банк РК принял решение о дальнейшем ослаблении денежно-кредитной политики. В преддверии следующего решения Нацбанка о базовой ставке, которое будет объявлено 5 марта текущего года, Kursiv Reserch решил рассмотреть, как менялась учетная ставка в странах Содружества.

В одном из предыдущих исследований Kursiv Reserch мы провели опрос среди профессиональных участников финансового сектора – банкиров, страховщиков и инвесткомпаний, в котором выяснили ожидания экспертов по базовой ставке в Казахстане. В целом финансисты достаточно позитивно отнеслись к ослаблению денежно-кредитной политики и прогнозируют сохранение базовой ставки на текущем уровне в размере 9,75% в течение первого полугодия 2018 года, с последующим смягчением монетарной политики до конца года до 9–9,25%.

В странах СНГ динамика ставок определяется прежде всего ситуацией на валютных рынках, считает главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК Вячеслав Додонов. Когда эта ситуация ухудшалась и национальные валюты начинали падать в силу неких причин (такими причинами в последние годы были падения товарных рынков), первой реакцией центральных банков было резкое повышение ставок с целью ограничения потенциала этого падения. Корреляция между курсами национальных валют и динамикой базовой ставки во всех странах СНГ очень выраженная, говорит ученый.

Стоит отметить, что в отдельных странах Содружества за последние три года прослеживается устойчивый тренд на понижение ставок, и если сложившаяся благоприятная конъюнктура на мировых финансовых рынках, включая сырьевой, не претерпит серьезных изменений, то данная тенденция имеет все шансы на продолжение, считает аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов. При этом, по словам эксперта, базовая процентная ставка в странах СНГ за последние три года имеет разнонаправленную динамику в зависимости от состояния экономики той или иной страны, а также степени интеграции во внешнеторговые отношения внутри союза и за его пределами. Так, страны с более тесной ориентацией на Россию стараются идти в фарватере денежно-кредитной политики ЦБ РФ, выравнивая процентные ставки для сохранения конкуренции своего экспорта. К таким странам относятся Беларусь, Казахстан, Армения и Кыргызстан. В свою очередь страны, которые в меньшей степени ориентированы на партнеров внутри Таможенного союза, принимают решения по ставкам независимо от их динамики в странах Содружества, считает эксперт.

Начиная с 2000 года, по данным Статкомитета СНГ, ставки рефинансирования существенно различались от 80% в Республике Беларусь в 2000 году до 3% в Азербайджанской Республике в 2015 году. По словам начальник отдела департамента экономического сотрудничества Исполнительного комитета СНГ Клирикова Андрея, в течение 2017 года и в январе-феврале 2018 года в странах СНГ имело место последовательное снижение ставки рефинансирования большинством центральных банков, что обусловлено следующими факторами:

— позитивные тенденции в экономике в целом не сопровождались усилением инфляционного давления;

— ситуация на мировых товарных рынках складывалась сравнительно благоприятно, что внесло вклад в снижение инфляции через динамику курса национальных валют и цен на продовольствие;

— продолжалось развитие процессов импортозамещения и расширения несырьевого экспорта, наметились дополнительные зоны роста в промышленном производстве;

— сокращались инфляционные ожидания населения и бизнеса.

В указанный период ставки рефинансирования были снижены:

в Азербайджанской Республике с 15,0% по состоянию на июнь 2017 года до 13,0% на февраль 2018 года;

в Республике Армения с 6,25% на декабрь.2016 года до 6,0% на февраль 2018 года;

в Республике Беларусь с 17,0% на январь 2017 года до 10,5% на февраль 2018 года;

в Республике Казахстан с 11,0% в апреле 2017 года до 9,75% на январь 2018 года;

в Республике Молдова базовая ставка снижена с 8,0% в июне 2017 года до 6,5% по состоянию на декабрь 2017 года;

в Российской Федерации с 9,75% в марте 2017 года до 7,5% в феврале 2018 года;

в Республике Таджикистан с 16,0% по состоянию на март 2017 года до 14,75% по состоянию на январь 2018 года.

В 2014–2016 годах на фоне ухудшения внешнеэкономического фона практически во всех странах СНГ была отмечена повышенная волатильность на внутренних валютных рынках, рассказывает эксперт Группы главного экономиста Евразийского банка развития Айгуль Бердигулова. Резкое обесценение национальных валют повлекло за собой ускорение инфляции в странах региона. В Армении, Республике Беларусь, Кыргызстане, Молдове, России и Украине инфляция превысила установленные целевые ориентиры. В целях сохранения контроля над инфляцией монетарные власти стран СНГ повысили ключевые ставки. К концу 2016 года большинство стран СНГ адаптировалось к кризисным явлениям, а 2017 год стал годом нормализации основных макроэкономических индикаторов, создав предпосылки для смягчения денежно-кредитных условий.

Так, по итогам 2017 года инфляция не превысила инфляционных ориентиров в Республике Беларусь, Молдове, Таджикистане и России. Это дает основания полагать, что в указанных странах на фоне сокращения инфляционных рисков сохранится курс на смягчение денежно-кредитных условий и центральные/национальные банки продолжат поэтапно снижать ключевые ставки до достижения нейтрального уровня, считают в ЕАБР.

«В некоторых странах есть своя специфика, связанная с либерализацией ранее чрезмерно зарегулированного рынка, когда после этой либерализации начинается движение валютных курсов к их естественным для данной экономики уровням, как правило, вниз – и центробанки также вынуждены реагировать на это повышением ставок (такая ситуация в Узбекистане, ранее была в Беларуси). То есть, фактор валютного рынка – основной. По мере его стабилизации ставки начинают снижаться, на что влияют также и попытки осуществлять стимулирующую экономический рост политику – руководство страны пытается направить больший объем кредитных ресурсов в экономику и давит на центробанки с целью снижения ставок, рассчитывая на то, что это снижение оживит кредитную активность. Сейчас такая ситуация, в частности, в России, Казахстане, некоторых других странах», – говорит г-н Додонов.

Все ЦБ стран СНГ сталкивались со своими проблемами и решали их на свой лад, отмечает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах. Во всех странах роль и значение ставки принципиально разные, Россия, Казахстан и Армения перешли к инфляционному таргетированию через поддержание жестких реальных ставок – рост цен в данных странах замедлился, но разными темпами, говорит эксперт.

Представляем вашему вниманию обзор денежно-кредитной политики центробанков СНГ по учетной ставке.

Азербайджан

12 февраля текущего года Центральный банк Азербайджана снизил учетную ставку с 15 до 13%. Глава ЦБА отметил наличие потенциала для дальнейшего снижения учетной ставки при сохранении низкой инфляции и позитивной динамики внешней торговли.

Показатель не пересматривался с 15 сентября 2016 года. Центробанк Азербайджана рассчитывал снизить учетную ставку в 2017 году, однако из-за высокой среднегодовой инфляции (12,9% по итогам года) этого не удалось сделать, пишут местные СМИ.

В Азербайджане инфляция в течение 2017 года оставалась на повышенном уровне, что является следствием проведенной в 2016 году девальвации и роста административных цен в 2017 году, отмечает Айгуль Бердигулова. Но уже в начале 2018 года отмечено резкое замедление роста общего уровня цен – по итогам января текущего года среднегодовая инфляция в стране снизилась до 5,5%.

Тем временем снижение ставки сразу на 2% вызвало некоторые сомнения среди экспертов. «Шаг снижения излишне большой. Валютно-финансовая сфера – очень пугливое животное, и на такие резкие шаги она может отреагировать совсем не так, как этого хотели бы власти. То есть, опасаясь перехода к «мягкой финансовой политике», некоторые игроки рынка могут подумать, что власти решили прекратить борьбу с инфляцией и перейти к наращиванию денежной массы на внутреннем рынке для стимулирования спроса. Чтобы таких опасений не возникло, требуется более осторожная политика», – говорит профессор СПбГУ Станислав Ткаченко.

Армения

Центробанк Армении показывает стабильную тенденцию снижения ставки за последние три года. В последний раз повышение ставки было зафиксировано 2 февраля 2015 года на 1 процентный пункт, до 10,5%. Сегодня уровень ставки рефинансирования в Армении – один из наиболее низких в СНГ – 6%. 13 февраля текущего года Центробанк страны принял решение сохранить ставку на данном уровне. Уровень инфляции в Армении также относительно низкий, потребительские цены в прошлом году здесь выросли на 2,6%, при этом по итогам 2016 года в стране была зафиксирована дефляция в размере 1,1%.

Недавно председатель Центрального банка Армении Артур Джавадян объявил, что в 2018 году инфляция постепенно приблизится к целевому показателю в 4%, в то же время СМИ Армении стали писать о возможном пересмотре ставки рефинансирования в сторону роста в ближайшее время. О необходимости повышения ставки говорят и внешние эксперты.

«Ускорение инфляции в условиях режима инфляционного таргетирования может потребовать от Центрального банка Армении постепенного повышения номинальной ставки рефинансирования для недопущения чрезмерного смягчения монетарных условий и усиления рисков превышения инфляцией целевого уровня в среднесрочном периоде», — говорится в макроэкономическом обзоре, подготовленном Группой главного экономиста ЕАБР.

Беларусь

14 февраля 2018 года правление НБ Беларуси приняло решение о снижении ставки рефинансирования с 11 до 10,5% годовых. Решение принято Нацбанком «с учетом сложившегося и прогнозного уровня инфляции, продолжающегося восстановительного роста экономики, а также благоприятных тенденций на внешних рынках». Инфляция по итогам 2017 года уменьшилась до 4,6%, тогда как в предыдущем году равнялась 10,6%.

В прошлом году ставка рефинансирования в Беларуси снижалась восемь раз, в общей сложности на 7%, аналогичная тенденция наблюдалась и в 2016 году. В 2018 году Нацбанк объявил, что ставка может быть понижена в рамках коридора 10,5–9,5%.

Эксперты опасаются, что в случае дальнейшего снижения ставки рефинансирования и, соответственно, процентов по кредитам, в стране может начаться бум кредитования. 2017 год оказался рекордным для Беларуси по приросту потребкредитов. Так, объем кредитов, выданных белорусскими банками на потребительские цели, в прошлом году достиг рекордных 1,3 млрд белорусских рублей (примерно 219,65 млрд тенге).

Кыргызстан

Учетная ставка в Кыргызстане на сегодня самая низкая среди стран Содружества. За 2016 год ставка была сокращена регулятором в два раза, до 5%. С тех пор НБКР продолжает удерживать данный курс. Инфляция в соседней стране в 2017 году составила 3,7%.

Экс-председатель НБКР Толкунбек Абдыгулов в мае 2016 года заявил, что снижение учетной ставки способствует удешевлению кредитов, выдаваемых банками. Так, с января 2016 года по декабрь 2017 года средневзвешенная ставка по вновь выданным кредитам сократилась с 20,2 до 15,7%. Общий объем выданных кредитов в прошлом году вырос на 10,5% относительно предыдущего года.

В Армении и Кыргызстане по итогам 2017 года на фоне слабой ценовой конъюнктуры на мировых рынках продовольствия инфляция сложилась на уровнях ниже целевых коридоров, отмечают в ЕАБР. Некоторое ускорение цен в этих республиках в начале 2018 года подтверждает целесообразность выбранной в 2017 году стратегии сохранения ставок на текущих уровнях, считают эксперты.

Молдова

Нацбанк Молдовы ожидает, что ставка по кредитам в 2018 году продолжит снижаться в связи с установлением в стране макроэкономической стабильности.

«В прошлом году ставка (по кредитам – прим. «Къ») снизилась с 12,35 до 9,8%. Возможно, снижение продолжится из-за двух факторов – относительно низкого уровня базовой ставки и достаточной ликвидности в банковской системе. Влияние вероятного снижения ставок по кредитам очевидно – увеличится доступность финансирования для экономических агентов», – отметил заместитель управляющего НБМ Владимир Мунтяну.

Молдова наряду с другими странами Содружества продолжает снижать базовую ставку. Так, 5 декабря 2017 года базовая ставка была снижена с 7 до 6,5%. Регулятор прогнозирует, что в 2018 году уровень инфляции составит 3,7%, в следующем – не больше 5%. В 2017 году этот показатель превысил 7%.

Россия

17% – максимальный уровень базовой ставки в Российской Федерации был установлен в конце 2014 года. В последующие годы наблюдалась тенденция снижения показателя. В 2017 году регулятор снижал ставку шесть раз – с 10 до 7,75%.

9 февраля 2018 года Банк России принял решение снизить ключевую ставку еще на 25 базисных пунктов, до 7,5% годовых, что было вполне ожидаемо для финансового рынка. Свое решение Центробанк связал с продолжающимся замедлением инфляции и снижением инфляционных ожиданий. По оценке Росстата, годовая инфляция в январе снизилась с декабрьских 2,5 до 2,2% (самый низкий уровень среди стран СНГ).

До конца этого года участники рынка ожидают дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики ЦБ. Эксперт РА прогнозирует снижение ставки до 6,5% к концу года и достижение уровня 5,75–6% в 2019 году, что приблизится к рекордным минимумам пятилетней давности.

Таджикистан

В течение 2017 года, пока остальные страны Содружества снижали учетную ставку, Таджикистан повысил ставку рефинансирования на 5%, до 16%. Решение о повышении ставки, согласно НБТ, принято с целью сдерживания темпов инфляции, составившей в январе-феврале 2017 года 1,7%. По данным регулятора, за этот период сомони по отношению к доллару США девальвировался на 1,4%.

В 2018 году Нацбанк Таджикистана все же снизил ставку рефинансирования до 14,75%. Данное решение принято в связи со сравнительным снижением инфляционных рисков и приближением уровня инфляции к целевым показателям на среднесрочный период – 7% годовых, уточнили в НБТ.

Узбекистан

В феврале текущего года ЦБ Узбекистана сохранил ставку рефинансирования на уровне 14%, который был установлен с 28 июня 2017 года. Прежняя ставка в 9% удерживалась с января 2015 года. ЦБУ отмечает, что в 2018 году будет продолжен жесткий курс денежно-кредитной политики, направленный на обеспечение стабильности цен.

В Узбекистане курс на либерализацию экономики еще может привести к турбулентности, в том числе и на валютном рынке, отмечает Вячеслав Додонов. Экономист полагает, что Узбекистан сохранит высокие ставки в среднесрочной перспективе.

В Узбекистане повышенный инфляционный фон является следствием недавно проведенной девальвации, указывает Айгуль Бердигулова. В целях стабилизации инфляционных ожиданий здесь потребуется некоторое время для сохранения умеренно-жестких монетарных условий, считает эксперт.

Украина

Украина испытала серию внешних шоков, жесточайший даже по сравнению с соседями банковский кризис и всплеск инфляции, говорит Антон Табах. В настоящий момент Украина лидирует по значению учетной ставки относительно стран СНГ. Более того, центробанк Украины – единственный, кто повысил ставку с начала нового года. Так, 26 января 2018 года НБУ принял решение ужесточить монетарную политику и повысил учетную ставку с 14,5 до 16%. Повышение учетной ставки связано с отклонением инфляции от прогнозируемого ранее уровня. В Нацбанке уверены, что более жесткая монетарная политика будет содействовать постепенному снижению потребительской инфляции и возвращению ее в целевой диапазон в середине 2019 года.

В Украине в начале 2018 года вновь повысилась волатильность на внутреннем валютном рынке, что может потребовать сохранения принятой во второй половине 2017 года стратегии, направленной на укрепление монетарных условий, указывают в ЕАБР.

По словам Вячеслава Додонова, перспективы базовой ставки в разных странах, так же, как и перспективы их экономического развития, разнятся. «Исходя из угроз дестабилизации валютных рынков, наименее благоприятной видится ситуация в Украине, где в условиях колоссального долгового бремени, хронически отрицательного сальдо торгового баланса и сворачивания международного кредитования неизбежны как падение гривны, так и попытки Нацбанка остановить это падение новым повышением ставок», – говорит эксперт.

В других странах СНГ, где национальные валютные рынки тесно связаны с сырьевой конъюнктурой мировых рынков (Россия, Азербайджан, Казахстан), ситуация представляется в целом стабильной ввиду достаточно благоприятной ценовой конъюнктуры мировых товарных рынков, и можно ожидать либо стабильности ставок, либо их снижения, утонил экономист.

«Представляется, что тренд снижения ставки рефинансирования может сохраниться в большинстве государств – участников СНГ по мере вхождения экономики в фазу восстановительного роста, при условиях позитивной динамики в ключевых секторах внешнего рынка, сохранения стабильной ситуации на внутреннем финансовом рынке и приближения уровней инфляции к целевым ориентирным значениям на среднесрочный период», - отмечают в Исполнительном комитете СНГ.

Казахстан. Армения. Узбекистан > Финансы, банки > kursiv.kz, 1 марта 2018 > № 2519179 Айгуль Ибраева


Белоруссия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > СМИ, ИТ > belta.by, 23 января 2018 > № 2467410

В Евразийском экономическом союзе принят план работ по созданию спутниковой орбитальной группировки, сообщили БЕЛТА в пресс-службе Евразийской экономической комиссии (ЕЭК).

"Создание объединенной орбитальной спутниковой группировки государств ЕАЭС вошло в перечень мероприятий межгосударственной программы по развитию системы дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), - отметили в ЕЭК. - В это объединение будут включены уже действующие космические аппараты, созданные в рамках национальных космических программ, а также перспективные образцы, разрабатываемые и запускаемые в странах союза".

Межгосударственная программа предусматривает формирование интегрированной информационно-поисковой системы на базе систем национальных операторов Беларуси, России и Казахстана, объединение национальных наземных средств управления космических аппаратов приема и обработки космической информации ДЗЗ в общую сеть. Будет разработан проектный облик совместной перспективной орбитальной группировки и наземной космической инфраструктуры ДЗЗ. Важным элементом программы станет промышленная кооперация предприятий стран союза, участвующих в проектировании и производстве космических аппаратов и элементов инфраструктуры.

Перечень мероприятий был согласован на третьем заседании рабочей группы по разработке межгосударственной программы "Интегрированная система государств - членов ЕАЭС по производству и предоставлению космических и геоинформационных услуг на основе национальных источников данных дистанционного зондирования Земли", которое прошло на площадке Национальной академии наук Беларуси. В мероприятии приняли участие представители национальных космических агентств на уровне заместителей руководителей ведомств, руководители научных и промышленных организаций в сфере космических технологий, эксперты промышленного блока Евразийской экономической комиссии.

Белоруссия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > СМИ, ИТ > belta.by, 23 января 2018 > № 2467410


Казахстан. Киргизия. Армения. РФ > Нефть, газ, уголь > kt.kz, 11 января 2018 > № 2453023

С 1 января 2018 года в Казахстане и Кыргызстане бензин и дизельное топливо, поступающие в розницу, должны соответствовать экологическим классам К4 и К5, передает Kazakhstan Today.

Как сообщили в пресс-службе ЕЭК, использование этих видов топлива позволит снизить выбросы вредных веществ. Так, например, по сравнению с экологическим классом К3, содержание в бензине серы снизится в 3 раза для бензинов экологического класса К4 и в 15 раз - для бензинов экологического класса К5 (150 мг/кг, 50 мг/кг и 10 мг/кг, соответственно).

В дизельном топливе экологического класса К4 содержание серы в 7 раз ниже, а в дизельном топливе экологического класса К5 - в 35 раз ниже, чем в аналогичном типе топлива экологического класса К3 (50 мг/кг и 10 мг/кг против 350 мг/кг для К3).

Таким образом, 31 декабря 2017 года закончилось действие переходных положений технического регламента Евразийского экономического союза "О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и мазуту" (ТР ТС 013/2011), позволяющих использовать топливо экологического класса К3.

Как напомнили в ЕЭК, в Республике Армения, Республике Беларусь и Российской Федерации переход на автомобильный бензин экологического класса К5 завершился 31 декабря 2016 года, а на дизельное топливо экологического класса К5 - 31 декабря 2015 года.

Казахстан. Киргизия. Армения. РФ > Нефть, газ, уголь > kt.kz, 11 января 2018 > № 2453023


Россия. Армения. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 января 2018 > № 2450544

Демографическая ситуация в странах ЕАЭС и России

Артак Маркосян, 168 жам, Армения

Введение

Одной из основных причин того, что Армения третьего сентября 2013 года объявила о вступлении в ЕАЭС, помимо вопросов безопасности, было наличие большого рынка и прогнозируемые экономические выгоды, и исходящий из этого рост ВВП Армении, большие таможенные притоки и так далее. Под большим рынком подразумеваются Россия, Белоруссия, Казахстан и Киргизия, население которых, по данным от октября 2017 года, соответственно 146 миллионов 490 тысяч, 18 миллионов 100 тысяч, 9 миллионов 500 тысяч, 6 миллионов 200 тысяч, а в целом — 180 миллионов 700 тысяч человек.

Это было одним из важнейших объяснений решения о вступлении в ЕАЭС. Хотя, если смотреть с экономической точки зрения, нужно учитывать, что страны ЕАЭС по уровню валового дохода на душу населения отнюдь не лидируют в мире, но более благополучны, чем Армения. В России, по данным на 2017 год, этот показатель на душу населения составляет 8 тысяч 664 доллара (72-ое место в мире), в Казахстане — 7 тысяч 148 долларов (79), Белоруссии — 5 тысяч 237 долларов (95), а в Киргизии — 1 тысяча 42 доллара (157). Армения по этому показателю в ЕАЭС опережает только Киргизию с 3 тысячами 728 долларами и занимает 117-ое место в мировом рейтинге.

Однако, по данным за 2014 год, показатель ВВП на душу населения в России составлял 14 тысяч 467 долларов, Казахстане — 12 тысяч 806 долларов, Белоруссии — 8 тысяч 318 долларов и в Киргизии — 1 тысяча 279 долларов. Основными виновниками такого резкого спада являются падение мировых цен на нефть и газ, а в случае России также санкции, введенные за аннексию Крыма.

Однако самым важным достижением России после этой аннексии можно считать не территорию стратегического значения, а увеличение населения России сразу на 2 миллиона 500 тысяч человек, плюс сотни тысяч беженцев из Украины, которые из-за военных действий в Донбассе и Луганске и по экономическим причинам поселились в России. Для такого пополнения населения России потребовались бы десятки лет.

Ожидающиеся в следующем десятилетии неблагоприятные демографические процессы в странах ЕАЭС, в частности в России и Белоруссии, могут существенным образом повлиять, как на экономические процессы ЕАЭС, так и на политические. Считающаяся основной движущей силой ЕАЭС Россия столкнется с острым демографическим кризисом, который может ощутимо ударить как по политическим, так и по экономическим основам Союза.

1. Демографическая ситуация в странах ЕАЭС и проводимая в этом направлении политика

С 1991 года важнейшей составляющей для сохранения демографической ситуации в России остается увеличение количества населения за счет миграции, потому что в течение 26 лет естественный рост населения достиг положительного баланса только в 2013, 2014 и 2015 годы, и то, с минимальным положительным показателем. А этот минимальный рост был обеспечен благодаря десяткам миллиардов долларов, которые правительство РФ с 2007 года выделяет на улучшение демографической ситуации. «Материнским капиталом», действующим с тех пор и составляющим сейчас 453 миллиона рублей, уже воспользовалось 7 миллионов 200 тысяч семей при рождении или усыновлении второго ребенка.

По экономическим причинам, существующим с 2016 года, с 31 декабря 2018 года предусматривалось прекратить выплаты по «материнскому капиталу». В ноябре 2017 года правительство России, исходя из ухудшающейся демографической ситуации, приняло решение продолжить программу до 2022 года.

Помимо этого, с 2018 года по предложению президента РФ Владимира Путина правительство будет поощрять рождение первенцев в семьях. По этой программе предусматривается в 2018 году выплачивать ежемесячно 10 тысяч 523 рубля, в 2019 — 10 тысяч 836 рублей, а в 2020 году — 11 тысяч 143 рубля семьям с доходами, близкими к минимальной продовольственной корзине или ниже нее, до того, как ребенку исполнится 1,5 года. Для осуществления этой программы в предстоящие три года предусматривается выделить 150 миллиардов рублей.

В добавок к этому, предусматривается выделить 50 миллиардов рублей на строительство детских поликлиник, и поставлена задача обеспечить все населенные пункты пред школьными заведениями. Правительство РФ собирается с помощью низкопроцентных ипотек, предусмотренных для решения квартирного вопроса, поощрять те семьи, в которых будут рождаться вторые и третьи дети. При рождении второго ребенка эти семьи на три года смогут пользоваться шестипроцентным ипотечным кредитом, а при рождении третьего льготы продляться еще на пять лет. Осуществляются также программы в направлении решения вопросов здравоохранения населения и снижения количества преждевременных смертей. Одновременно, уже с 2018 года, предусматривается потратить 50 миллиардов рублей для поддерживания многодетных семей, 20 миллиардов из которого выделят местные, а 30 — федеральные власти.

Повод подумать об улучшении демографической ситуации есть также у Белоруссии. После провозглашения независимости в 1991 году в Белоруссии регистрируется только сокращение населения, что в основном связано с высоким уровнем смертности и низкой рождаемостью. В 1991-2017 годы население Белоруссии сократилось приблизительно на 650 тысяч и ныне составляет 9 миллионов 508 тысяч.

Для остановки снижения населения и поощрения рождаемости в 2006 году в Белоруссии была принята государственная программа «Улучшения демографической ситуации», которая разными путями поощряет много детство, а также выделяются деньги на повышение качества медицинской сферы. В частности, с целью повысить уровень рождаемости, правительство Белоруссии после рождения в семье третьего ребенка берет на себя обслуживание ипотечных кредитов, а в случае рождения пятого ребенка полностью закрывает их ипотечный кредит. Вместе с этим, правительство до исполнения двух лет ребенка обеспечивает продовольственные и коммунальные нужды необеспеченных семей. Действует также широкая система ежемесячных выплат и пособий, с помощью которых власти пытаются поощрять семью иметь детей.

Ситуация определенно отличается в другой ЕАЭС — Казахстане. Сейчас эта страна находится в довольно благоприятной демографической ситуации и, согласно установленным критериям ООН, по уровню рождаемости занимает 100-ое место из 195 стран. Россия в этом списке занимает 145-ое место. Если до 2002 года количество населения Казахстана регистрировало снижение, то после 2003 года по сей день население неуклонно растет, и вместо 14 миллионов 900 тысяч в 2003 году, сейчас составляет 18 миллионов100 тысяч. Рост обеспечивается в основном за счет природного роста.

Проблем с рождаемостью не имеет также Киргизия, хотя там социально-экономическая ситуация не столь благоприятна, как в Казахстане.

2. Демографические проблемы Российской Федерации

С 1991 года Россия находится в демографическом кризисе, под которым подразумевается резкое сокращение количества населения. В последние десятилетия Россия ежегодно теряет от 500 тысяч до 1 миллиона человек, а это худший показатель среди развитых стран мира. На 100 тысяч жителей количество смертей в России в два раза выше, чем в США и европейских странах. В 90-ые годы прошлого столетия и в первое десятилетие 21-ого века Россия занимала первое место в мире по показателю сокращения количества населения, что указывало не только на глубокий демографический кризис, но и на ту чрезвычайную ситуацию, которая могла иметь неотвратимые последствия на страны с огромной территорией.

А в чем причина этого? России, в первую очередь, свойственен высокий показатель смертности среди мужчин трудоспособного возраста, который составляет более 30 процентов смертности. Сердечно-сосудистые заболевания, которые составляют причину 55 процентов смертей, в среднем в России в 3-4 раза больше, чем в европейских странах. На смертность людей трудоспособного возраста влияют также высокие внешние показатели смертности — отравления, самоубийства, убийства, дорожно-транспортные происшествия. По статистическим данным 2016 года в последствие ДТП в России умерло 37 тысяч 200 человек, от алкогольного и иных видов отравления — 17 тысяч, самоубийства — 22 тысячи 800, утоплений — 6 тысяч 400.

По сравнению с 90-ыми годами прошлого века и началом 2000-ых в России наблюдается некоторое улучшение естественного роста населения РФ. В результате политики, направленной на улучшение демографической ситуации, в последние годы ситуация в некотором смысле стабилизовалась, однако это пока не говорит о выходе из кризиса. С 1991 года только в 2013 году в России улучшились показатели рождаемости и смертности, и был зарегистрирован положительный естественный рост. В 2014-15 годах этот показатель снова был положительным, хотя и рост был очень маленьким, однако, это было не сопоставимо, например, с сокращением в 958 тысяч в 2000 году.

На улучшение ситуации, связанной с рождаемостью существенно повлияли рассчитанные на много миллиардов долларов проекты, которые осуществляются с 2007 года для продвижения рождаемости и сокращения показателя смертности.

Однако, нужно отметить, что в 2016 году положительные показатели снова изменились, и в разрезе первых 9 месяцев 2017 года в России естественный рост населения зарегистрировал негативный показатель, и по мнению специалистов, эта тенденция сохранится на протяжении ближайших 15 лет. Специалисты также отмечают, что ситуация может улучшитсья только в том случае, если в России женщины будут иметь в среднем 3,5 детей, однако это может так и остаться хорошим пожеланием, потому что сейчас, по данным ООН, самый высокий показатель рождаемость на одну женщину зарегистрирован в африканских странах и составляет 2,4 ребенка.

При этом показатель рождаемости очень сильно отличается по регионам России. Так, в северо-кавказских республиках, где количество русского населения по республикам колеблется от 0,7 до 30 процентов, рождаемость очень высокая.

Получается, что демографический кризис в России имеет также этническую основу. Продолжается снижение количества русского населения и растет количество других этносов. В регионах, населенных в основном русскими, продолжается снижение количества русского населения. А положительными темпами природного роста преобладают национальные республики, где количество русского населения маленькое.

По сравнению с данными переписи населения России в 2002 году, согласно данным переписи 2010 года количество русского населения снизилось на 8 миллионов и составило 111 миллионов человек. Таблица этнических групп, проживающих в России и имеющих население больше 1 миллиона, выглядит следующим образом.

***

После русских первым этническим меньшинством в России по количеству считаются татары, и примечательно, что армяне являются шестым этническим меньшинством в России по количеству, а в последние годы это количество существенно увеличилось. Количество наших соседей азербайджанцев, согласно данным переписи населения 2010 года, составило 603 тысячи 70 человек, а грузин — 157 тысяч 803 человека.

В предстоящие 15-20 лет негативные демографические процессы в РФ станут еще более заметными, потому что рождаемость существенно сократится. В брачный возраст вступит поколение, рожденное в 90-ые годы прошлого века, количество которых меньше, чем поколение 80-ых.

Вторым негативным фактором является то, что увеличится уровень смертности, потому что в пенсионный возраст вступает послевоенное многочисленное поколение 50-ых. И последствием этих двух фактором может быть то, что негативный рост население РФ в разрезе предстоящих 15 лет может достичь 400 тысяч, а согласно пессимистическим прогнозам, до 800 тысяч.

Для России остается проблемой средняя продолжительность жизни населения. По данным 2016 года, этот показатель — 66 года, и это 129-ый показатель в рейтинге стран мира. Этим Россия уступает всем бывшим советским республикам, что является важнейшим вызовом для уменьшающегося населения РФ.

Для России остается проблематичным также быстрое старение населения. Согласно данным агентства населения ООН, в числе 228 стран мира Россия по индексу старости (соотношение людей за 60 и детей, ниже 15 лет) находится в 30 месте.

Хотя по отношению к 2007 году в 2017 году зафиксирован рост количества детей до 15 лет, в то же время на 19 процентов увеличилось число людей, старше трудоспособного возраста. А вот количество людей трудового возраста в России в 2017 году, по сравнению с 2007 годом, уменьшилось на 8 процентов. То есть, рост рождаемости в последние годы не смог компенсировать процесс старения населения и сокращения трудовых ресурсов. Уже сегодня количество взрослых людей превышает 15 процентов, а в 2025 году оно уже перейдет барьер 20 процентов.

С 1991 года в России демографическая ситуация и сокращение населения в некотором смысле смягчили то обстоятельство, что, в частности, из других советских республик наблюдался большой приток. Именно благодаря им России по сей день удается компенсировать отрицательный рост и обеспечить увеличение роста населения. В настоящее время основным «поставщиком» мигрантов в Россию является Украина, из которой за первые 9 месяцев 2017 года прибыло на 50 тысяч больше людей, чем отправилось из России. В последние годы увеличились миграционные потоки из Сирии, Афганистана и Вьетнама. Активны также мигранты из Туркменистана, Киргизии и Таджикистана.

Вклад в улучшение демографической ситуации РФ имеют также мигранты из Армении. Нужно отметить факт, что хотя после аннексии Крыма в 2014 году, экономическая ситуация в России ухудшилась, но параллельно этому увеличились миграционные притоки, особенно из стран СНГ. Это говорит о том, что работающие долгие годы в России трудовые мигранты, исходя из экономических соображений, отвозят туда также свои семьи, становясь постоянными жителями.

***

После 2013 года показатели миграции выросли в 2015 — 16 годах, хотя в течение 2017 года наблюдается сокращение объемов притока, однако, согласно экспертным прогнозам, Россия еще на долгое время останется предпочитаемым местом работы и жизни для граждан стран СНГ. Параллельно с ухудшением демографических процессов в России, власти РФ попытаются вовлечь еще больше мигрантов из стран СНГ, хотя и это будет удаваться все труднее.

Это может коснуться также Армении, откуда поток отправляющихся на постоянное жительство в Россию в последние годы довольно возрос. Согласно данным главного управления по вопросам миграции Министерства внутренних дел РФ, в 2011 году российское гражданство получили 7 тысяч 848 граждан Армении, в 2012 году — 13 тысяч 176, в 2013 — 16 тысяч 500, в 2014 — 11 тысяч 223, в 2015 — 8 тысяч 368 и в 2016 — 22 тысячи 264. В дополнение к этому, число граждан Армении в России, получивших вид на жительство, в 2016 году составило 19 тысяч человек.

Параллельно с ростом объемов миграции в Россию, выросли также объемы эмиграции. Если в кризисном 2009 году, согласно опросам, из России готовы были эмигрировать 13 процентов опрошенных, то в 2017 году этот показатель вырос на 1,7 раза. В последние годы из России эмигрирует ежегодно 200 — 220 тысяч человек, при этом, специалисты с высшим образованием и высокой квалификацией, по большей части, русские. Это не только сокращает количество русского населения, но и наносит вред рынку качественного труда. Большинство мигрантов в России являются специалистами с более низкой квалификацией, и они не способны заменить сегмент с большей квалификацией на рынке труда.

Одной из особенностей миграции в Россию является то, что меняется этническая картина Российской Федерации, и постепенно растет, в частности, количество населения, исповедующее ислам.

Во всяком случае, согласно демографическим прогнозам на 2030 год, в худшем случае население России составит 147 миллионов 934 тысячи человек, а в оптимистичном случае — 151 миллион 807 тысяч.

На тот же период по средним прогнозам население Белоруссии составит 9 миллионов 163 тысячи, а Казахстан и Киргизия зарегистрируют рост населения и к 2030 году населения этих стран составит соответственно 20 миллионов 301 тысяча и 6 миллионов 997 тысяч.

Эпилог

Демократические процессы в странах ЕАЭС разнообразны и требуют разных путей решения проблем. Перед серьезными проблемами встанут Российская Федерация и Белоруссия.

В частности, Россия будет вынуждена столкнуться с демографической загруженностью, в результате чего снижение количества людей репродуктивного возраста негативно скажется на уровне рождаемости и количестве браков. Если учитывать также то, что Белоруссия и Россия лидируют по количеству разводов, которые составляют до 60 процентов от количества людей, вступающих в брак, то это еще больше углубит демографический кризис. Эти две страны в ближайшем будущем будут остро нуждаться в рабочей силе, и если не смогут удовлетворить этот спрос, то могут оказаться в остром экономическом кризисе. Это одновременно сузит экономические возможности внутреннего потребительского рынка и будет препятствовать экономическому росту.

Это может также нанести ущерб экспорту из Армении в Россию, что более существенно, потому что Россия является основным торговым партнером Армении в рамках ЕАЭС. Одновременно, пытаясь пополнить свои трудовые ресурсы, а также количество населения, Россия может еще больше упростить условия миграции и получения вида на жительство в РФ, что может вызвать рост количества отправляющихся из Армении в РФ людей на постоянное проживание.

Для России проблематичным является также сокращение русского населения в национальных республиках, которое вместе с эмиграцией русских, угрожает ее национальной безопасности.

Армянский институт международных вопросов и безопасности

Проект «Демократия, безопасность и внешняя политика» (NED)

Россия. Армения. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 января 2018 > № 2450544


Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал об основных трендах евразийской интеграции, цифровой повестке, рынках энергоресурсов и о готовящихся изменениях в Договор о Евразийском экономическом союзе.

- Тигран Суренович, как бы вы кратко охарактеризовали уходящий год для евразийской интеграции. Это был успешный год или какие-то ожидания не сбылись? -

В этом году мы вышли на траекторию роста. Во всех странах Евразийского экономического союза по итогам года зафиксирован прирост ВВП, промышленного производства, увеличение объемов торговли - как внутри союза, так и с внешними торговыми партнерами. К примеру, рост взаимной торговли составил 27% за десять месяцев этого года. Такие темпы мы давно не наблюдали.

Положительная динамика стала результатом действия трех составляющих: восстановления мировой экономики, национальных реформ и действия интеграционного потенциала нашего объединения. По оценке экспертов, интеграционные процессы в формате ЕАЭС в последние годы обеспечили как минимум до 1 процентного пункта прироста ВВП для ряда наших стран.

Важно, чтобы этот позитивный тренд стал устойчивым, и мы максимально реализовали свои возможности. Поэтому задача, которая стоит перед нами, - обеспечить углубление интеграционных процессов и создать условия для ускоренной модернизации и развития экономик ЕАЭС.

Очевидно, что дальнейшее снятие барьеров, ограничений, изъятий, которые еще существуют в нашем союзе, будет стимулировать экономическую активность.

- В уходящем году были и громкие дискуссии между странами ЕАЭС. К примеру, Беларусь и Россия вели полемику насчет поставок белорусской молочной и мясной продукции, Казахстан и Кыргызстан - по поводу перемещения грузов через свою границу. Такие разногласия - недостатки Договора о ЕАЭС или это, скорее, частности?

- Подобные дискуссии были не только в прошлом году, они были и раньше, будут и в будущем. Когда реализуется такая масштабная задача, как формирование общего рынка и единого экономического пространства, постепенно должно происходить сближение по нескольким фундаментальным направлениям. Во-первых, это гармонизация законодательства. Второе - это осуществление согласованных политик в различных сферах экономической деятельности. В-третьих - создание реально функционирующих рынков без изъятий и ограничений. Четвертое - это равные конкурентные условия без демпинга и так далее. И самое главное - это сближение уровней социально-экономического развития наших стран, потому что очевидно: если эти уровни существенно отличаются, то и задачи, и приоритеты у стран разные, а это тоже одна из причин таких дисбалансов и конфликтов интересов. Все это означает, что мы должны пройти большой путь развития нашего союза и углубления интеграции, чтобы сблизиться по всем этим параметрам.

Но в тоже время благодаря таким дискуссиям и спорам мы выявляем первоочередные задачи, разрабатываем планы сближения позиций стран, решаем, как будем преодолевать существующие противоречия. В этом и есть логика нашего движения вперед.

- На ваш взгляд, назрели ли уже какие-то изменения в Договор о ЕАЭС или пока рано об этом говорить?

- Я считаю, что назрели. Опыт трех лет существования ЕАЭС уже выявил узкие места, показал плюсы и минусы применения норм документов, которые составляют правовую базу ЕАЭС. Кроме того, на мой взгляд, мы должны все время совершенствовать союзный договор. Мы с вами живем в быстро меняющемся мире, и те изменения, которые происходят вокруг нас, которые меняют экономическую доктрину, парадигму современной экономики, не должны оставаться незамеченными. Мы обязаны отвечать на эти вызовы, глобальные в том числе. Это значит, что мы должны все время возвращаться к нашему союзному договору и совершенствовать его.

В ЕЭК работает специальная группа, которая совместно со странами уже подготовила и согласовала со всеми участниками ряд предложений по изменению договора. Думаю, в следующем году мы предложим первый перечень изменений, которые необходимы союзу.

В качестве примера я могу напомнить, что в союзном договоре ничего не говорится о цифровой экономике, цифровой трансформации, в то время как это - самый важный глобальный тренд, который меняет нашу жизнь, экономику, социальную сферу - буквально все. И очевидно, что нам необходимо вместе реализовывать общую цифровую повестку. Иначе на общем рынке могут появиться новые препятствия и барьеры. Тем более, что современные рынки быстро проходят процедуру оцифровки, они все работают в логике цифры, в логике межотраслевых цифровых платформ. Нам также необходимо быстро меняться и развиваться, чтобы наш союз соответствовал тем темпам трансформации, которые мы видим в других странах, был бы конкурентоспособным на глобальных рынках. Иначе наши партнеры, бизнес и граждане уйдут на другие цифровые платформы.

- ЕЭК нуждается в каких-то дополнительных полномочиях?

- Да, и чем раньше мы это сделаем, тем эффективнее будет функционировать наш союз. Очевидно, что необходимо расширить полномочия Коллегии ЕЭК, что, конечно же, означает и повышение ее ответственности.Кроме того, Совету ЕЭК необходимо рассматривать концептуальные вопросы, потому что это очень дорогой ресурс. Когда мы ежемесячно собираем наших вице-премьеров, они должны обсуждать стратегические вопросы, а не технические. Сейчас порядка 50% из них Совет ЕЭК принимает без обсуждения, потому что это те пункты повестки, которые урегулированы со странами на уровне Коллегии. И мне кажется, загружать ими Совет нет необходимости. Такая перезагрузка и перераспределение полномочий - созревший вопрос.

Второй аргумент за расширение полномочий - чрезмерная забюрократизированность нашего союза. Иногда, чтобы принять простые решения, мы тратим шесть месяцев, потому что должны проходить очень сложные процедуры согласования позиций.

Кроме того, необходимо создать рычаги, в том числе финансовые, которые бы стимулировали интеграцию. Это и формирование финансовых фондов, и более активная работа с Евразийским банком развития. Важно, чтобы мы были подключены к реализации проектов, которые мотивируют интеграцию хозяйствующих субъектов, создание совместных предприятий, совместных брендов, совместных инфраструктурных и цифровых платформ. Сейчас таких инструментов, с помощью которых мы бы могли стимулировать хозяйствующие субъекты, у нас, к сожалению, нет.

- Я могу заблуждаться, но мне кажется, что граждане наших пяти стран - Беларуси, Армении, Казахстана, Кыргызстана и России - не чувствуют, что живут в едином союзе. Что нужно сделать, чтобы они на себе ощутили преимущества ЕАЭС?

- Я бы сформулировал несколько по-другому: наши граждане, наоборот, ощущают, что они живут в общем пространстве, но их огорчает, что в нем пока существует множество препятствий. На мой взгляд, нас объединяет общее прошлое, культурологический аспект, мы ко многим событиям и явлениям относимся одинаково, у нас схожая шкала ценностей, нас сближает русский язык. То есть оснований для того, чтобы чувствовать себя в общем пространстве, - на самом деле много. Но вот когда существуют проблемы, это огорчает, и их нужно решать как можно быстрее.

Серьезным шагом вперед стало решение проблемы трудовой миграции для жителей пяти стран: теперь можно устраиваться на работу без дополнительных разрешительных процедур. С 1 января 2017 года в России начало работать обязательное медицинское страхование для граждан союза, и все трудовые мигранты могут пользоваться этой страховкой, получать необходимую медицинскую помощь. Еще один важный аспект - признание дипломов, что также способствует тому, что люди могут находить работу. Конечно, есть еще много вопросов, над которыми надо продолжать работать, чтобы граждане наших стран чувствовали себя более комфортно. Это и вопросы, связанные с водительскими удостоверениями, и пенсионные вопросы, и ряд других тем. Мы ведем серьезную работу в этом направлении, и в следующем году, уверен, будут приняты решения, которые положительно скажутся на жизни граждан.

- Но разве нет ситуаций, когда принимаются решения на уровне ЕАЭС, в том числе названные вами по облегчению трудоустройства, по социальному страхованию, а в странах - участницах союза какими-то подзаконными актами это все нивелируется?

- Такая болезнь есть. Поэтому мы создали и опубликовали "Белую книгу" - доклад "Барьеры, изъятия и ограничения в ЕАЭС". В ней удалось согласовать со сторонами 60 требующих устранения препятствий, но их на самом деле гораздо больше. У нас около 140 вопросов, являющихся предметом дискуссий между странами, которые ограничивают равные условия для граждан и бизнеса. Мы видим, что национальные правительства вынуждены по ряду объективных или субъективных причин защищать своих производителей, граждан, и часто они принимают решения, которые входят в противоречие с нашим союзным договором. Все это должно преодолеваться совместными усилиями путем реализации дорожных карт по устранению уже выявленных препятствий.

-Вы уже затронули тему, о которой много говорят, - цифровую повестку. Первым проектом, который, как объявлено, будет реализован в ЕАЭС в соответствии с этой повесткой, станет создание системы прослеживаемости товаров. Вопрос, наверняка, актуальный, но он, как мне кажется, больше важен с точки зрения чиновников, бюрократии. А для бизнеса, для граждан что даст цифровая повестка?

- К нам по этому вопросу больше обращается бизнес, нежели чиновники. Система прослеживаемости, которую мы создаем, включает очень много элементов, обеспечивающих защиту прав и свобод бизнеса. Ведь если мы говорим об общем рынке, то все наши предприятия должны иметь свободный доступ на этот рынок. Система позволяет бизнесу открыто, транспарентно пользоваться общим рынком, перемещать товар через внешнюю границу в соответствии с едиными правилами, и все участники рынка будут иметь возможность следить за движением товара. Особенно это важно в ситуации, когда есть санкции против одной из стран союза и ответные ограничительные меры. Ведь в этих условиях необходима классификация товаров по стране происхождения, прозрачность всех процедур и возможность отслеживать перемещение товарных потоков. Иначе мы будем сталкиваться с проблемами, когда санкционные товары, экспортируемые в одну из стран союза, могут оказаться на рынке другой страны. Соответственно, в условиях отсутствия общей для всех стран системы нередко появляются препятствия для того, чтобы какой-то товар пересек границу. В результате от таких решений могут пострадать и добросовестные производители.

Кроме того, значительно повысится эффективность администрирования. Это поможет резко сократить теневой оборот и увеличить объемы поступлений в бюджеты наших стран.

Можно сказать, что стремление к повышению прозрачности товарных потоков и взаимное информирование - одна из причин тех сложных переговоров, которые шли между Кыргызстаном и Казахстаном. Стороны решали непростую задачу: как обеспечить транспарентность того, какие товары попадают на общий рынок.

- На ваш взгляд, реализация цифровой повестки в целом как изменит наши страны?

- Есть разные оценки эффективности применения цифровых технологий. Существуют расчеты экспертов, которые показывают, что оцифровка процессов логистики и перевозки товаров по железной дороге повышает производительность в этом сегменте экономики на 40%. Также сокращаются сроки доставки товаров. То есть, казалось бы, решение несложной задачи позволяет достичь огромного эффекта. А применение искусственного интеллекта быстро "убирает" очень многих ненужных посредников. Особенно если мы будем пользоваться цифровыми межотраслевыми платформами, которые оптимизируют решение многих задач. Эксперты считают, что цифровые торговые площадки и межотраслевые платформы меняют в целом концепцию международного разделения труда, повышая эффективность. Для меня очевидно, что если мы не будем совместно реализовывать цифровую повестку, то это приведет к появлению новых барьеров и препятствий на наших общих рынках.

Поэтому надо уже сегодня проводить согласованную политику в этой сфере. Президенты всех пяти стран ЕАЭС нас поддержали и утвердили основные направления цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 года. Таким образом, было принято важное политическое решение, а премьер-министры утвердили механизм, как мы совместно будем реализовывать инициативы. Это основной и фундаментальный результат 2017 года.

- Есть мнение, что, как в свое время Европейский союз вырос из Союза угля и стали, так и ЕАЭС обретет прочный фундамент с созданием общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. Как продвигается создание этих рынков, какие возникают сложности и уложимся ли мы в сроки, которые изначально были определены?

- Концепции формирования общего рынка электроэнергии, общего рынка нефти и нефтепродуктов и общего рынка газа уже утверждены президентами стран ЕАЭС. Перед нами стоит задача разработать программы по реализации этих концепций. Мы утвердили программу по электроэнергии, согласовали программу по рынку нефти и нефтепродуктов. Дискуссия по программе формирования рынка газа у нас будет развернута в следующем году.

Конечно, формирование этих рынков имеет очень важное значение для того, чтобы были созданы равные условия для предприятий наших стран, чтобы был равный доступ к этим ресурсам, не было дискриминации.

- Вопрос по международной повестке. У ЕАЭС успешно складывается сотрудничество с Китаем, другими азиатскими странами, государствами Ближнего Востока и Латинской Америки и практически отсутствует диалог с Европейским союзом, хотя предложения на этот счет со стороны ЕЭК звучат регулярно. Для чего нам все-таки важен европейский трек, почему мы так стремимся наладить взаимодействие с ЕС?

- В 2017 году произошло фундаментальное изменение тренда в сторону азиатских стран: впервые объем импорта в ЕАЭС из Европейского союза уступил объему импорта азиатских партнеров. Конечно, в какой-то степени этому способствовали и санкционные меры, но глобально - это мировой тренд, который не мог не повлиять на нас. В азиатских странах фиксируются высокие показатели экономического роста, именно туда переместилось производство многих товаров. Там же взрывными темпами идет рост потребительского спроса. Поэтому регион привлекает особое внимание нашего бизнеса. Предприниматели из стран ЕАЭС ищут возможности для вхождения на эти рынки. Кто-то импортирует из этого региона качественные и недорогие товары. Есть примеры того, как там находят ниши для своих товаров или реализуют стартапы.

Несмотря даже на этот объективный тренд, наш бизнес, конечно, не хочет терять европейского рынка. С другой стороны, европейский бизнес видит огромные возможности стран ЕАЭС, где около 180 млн потребителей, а также стремится, используя нашу транспортно-логистическую инфраструктуру, дотянуться до Азии.

Я убежден, что искусственные ограничения не могут длиться долго, бизнес все равно найдет пути для сотрудничества.

Наше стремление наладить диалог с ЕС обусловлено прежде всего потребностями экономики, бизнеса. Кроме того, мы получаем очень много запросов со стороны европейских ассоциаций, которые защищают интересы своего бизнеса. Европейский бизнес присутствует на нашем рынке и тоже не хочет его терять.

В этом контексте 2017 год стал важным этапом, когда мы увидели со стороны Европейского союза готовность к сотрудничеству. На мой взгляд, можно говорить о том, что лед тронулся и начался технический диалог с Европейской комиссией. В рамках моего визита в Вену на заседание Постоянного совета ОБСЕ мы услышали официальное заявление об этом от представительства Европейской комиссии. Специалисты Европейского союза и наши специалисты уже работают по очень многим вопросам, которые представляют взаимный интерес. Прежде всего это вопросы технического регулирования, технических регламентов, стандартов, правоприменительная практика, вопросы торговли, антидемпинговые расследования. Я уверен, что по мере становления ЕАЭС, по мере углубления нашей интеграции этот диалог будет более всеобъемлющим.

Эдуард ПИВОВАР, БЕЛТА.

Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян


Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов

Как пробить «слуховой тоннель» в Россию?

На примере Армении - только через Европу

Юрий Сигов, Вашингтон

Ни для кого не секрет, что одной из главных причин постепенного "отчаливания" бывших советских республик от России является отнюдь не их какая-то антироссийская настроенность. И вовсе не переход на латиницу с кириллицы или вступление в различные организации, где России либо вовсе нет, либо ее влияние там почти нулевое. Главная здесь причина - это полный провал самой российской внешней политики по отношению к постсоветским странам. И особенно ярко он проявляется на примере так называемых "самых близких союзников" Москвы.

Если с Украиной, Грузией, Молдовой и тем же Узбекистаном все вроде бы понятно, то такие страны, как Армения, к примеру, числятся в списке все еще надежных российских союзников. Но, как оказалось, числились. Причина тому- недавнее подписание Ереваном соглашения об углублении сотрудничества в рамках программы "Восточного партнерства", и укрепление связей с Евросоюзом вплоть до открытия своего рынка для европейских товаров, а также возможной отмены Шенгенских виз для армянских граждан.

Разумеется, подобный демарш "верных и надежных союзников" из Еревана был тут же очень критически воспринят в Москве. А поскольку аналогичную политику сближения с Европой и сохранения некоего подобия союзничества с Россией проводят фактически все страны Центральной Азии (и Казахстан, наверное, больше, чем его региональные соседи), вопрос этот - отнюдь не прихоть обычных двусторонних связей. А процессы куда более существенные, глубинные, и фактически необратимые.

Что может предложить Армении Россия? Защиту от Турции и Азербайджана. А что предлагает Еревану Брюссель?

Надо сказать прежде всего о том, что недовольство политикой России на территории бывшего советского пространства по моим личным наблюдениям- повсеместное, стойкое и только усиливающееся с каждым днем. Здесь и обвинения России в сохранении неких имперских пережитков восприятия независимых республик как части своей "временно отколовшейся территории". Это и полное отвращение, которое испытывают во всех республиках от программ ток-шоу (а точнее -пустопорожней пропагандистской болтовни) на российских телеканалах, поскольку они по-прежнему регулярно транслируются во многих постсоветских странах, включая Казахстан.

Это, наконец, ощущение полного непонимания российскими властями того факта, что вот уже более четверти века "бывшие" союзные республики живут будущим, причем совсем даже отличным от московских планов и интересов. Что-то в этих независимых курсах не очень получается, что-то напротив - идет явно вперед. Но главное то, что к России и желаниям ее руководства все это не имеет никакого отношения. И пока это будет по-прежнему восприниматься в Москве как некий "подрыв союзничества и взаимовыгодного партнерства" с Россией, до тех пор ситуация будет в этих отношениях только обостряться.

И здесь, на мой взгляд, как раз пример маленькой Армении (по последним данным, там проживает меньше двух миллионов человек, хотя после распада СССР было более трех миллионов) в этом плане более чем символичен. Именно резкий поворот Еревана в сторону Брюсселя за последний месяц четко обозначил не просто недовольство тем, как строит свои отношения с "потенциальными союзниками" Россия. Но и то, что фактически ничего полезного и перспективного за прошедшие четверть века Москва своим ближайшим соседям так и не предложила.

Интересно, что как только Армения и ЕС подписали документы о сотрудничестве, российские телеканалы, политики всех мастей и партийной принадлежности, а также те, кто кормится от существования различных постсоветских организаций, резко выступили против якобы "продажности армянских властей". Причем во всех этих оценках не понималось недовольными главного: Армения давно уже является самостоятельным государством. И сама вправе решать, что и как ей делать, с кем дружить и какие документы подписывать.

Почему пример Армении в этом плане очень показателен? Прежде всего потому, что у армян до сих пор ощущается чувство очень большого разочарования по потерянной когда-то собственной империи. Которая, между прочим, простиралась в сравнительно недавние времена от берегов Средиземного моря до Персидского (Арабского) Залива, не говоря уже о побережье Каспия. Когда я недавно был в Армении, эти ощущения просматривались практически во всем - от общения с рядовыми гражданами до бесед с религиозными лидерами или гидами в музеях.

Также армяне мне говорили, что Россия для них (а затем и СССР) - уже девятая по счету великая империя, с которой они соприкасались. И о которой они до сих пор сохраняют теплые воспоминания, выражая готовность дальше состоять в военном союзе (потому что больше в регионе фактически не с кем). Что также хочу лично отметить: по моим ощущениям на всей постсоветской территории именно армяне лучше других относятся нынче к подданым России. Но явно не к тем, кто в ней правит сегодня.

Что еще мне показалось интересным. В России сейчас идет активная борьба властных структур с так называемыми "понаехавшими" (точно как Д. Трамп пытается прижучить всех не пойми как попавших в США незаконных мигрантов). И тем же армянам достается наряду с киргизами, таджиками и узбеками по полной программе со всякими регистрациями, патентами на трудовую деятельность, и уж тем более - на получение вида на жительство и российского паспорта. Так вот, могу вам сказать, что армяне подобное к себе отношение воспринимают крайне болезненно, и это еще мягко сказано.

И когда началась полномасштабная сирийская заваруха, а российский военный самолет был сбит турецкой ракетой (я как раз в это время был в Армении), то все - от обычного крестьянина до руководителя коньячным производством в Ереване - говорили мне: врежьте этим туркам, мы готовы пойти все с Россией до конца, пока мы не уничтожим этих потомков янычар. А когда Россия все Турции очень быстро простила и теперь называет Эрдогана чуть ли не лучшим союзником и "надежным торговым партнером", не было на свете, наверное, более разочарованных в России и ее нынешних правителях людей, чем армяне.

Поэтому если та же Россия по каким-то "анти-имперским причинам" и развалится, то больше всего по этому поводу будут переживать точно в Армении. Потому что там хотят, чтобы сначала пусть развалится Турция (Азербайджан там воспринимают как продолжение турецкого влияния на каспийском побережье). А потом уже пусть будет все что угодно остальное.

И самое принципиальное в этом измерении: армяне просто жутко возмущаются, когда в России (что на телевидении, что в политических кругах) их страну воспринимают как какое-то политико-историческое недоразумение. У армян же совсем другие взгляды на происходящее: у страны никогда за более чем 700 лет существования не было своего государства. А сейчас есть (что получилось - то и имеют, но какое и кому из посторонних до этого дело?). А тех, кто это ну никак 26 лет спустя не хочет понять - каким образом всю эту публику попытаться перевоспитать?

Пойдем походом в Брюссель - для начала в "перевоспитательных целях"

Здесь хотелось бы сделать сразу три уточнения, которые касаются не только Армении, но и фактически всех постсоветских стран, где существуют российские посольства, включая Казахстан. Речь идет о том, что так называемая деятельность по укреплению дружбы, на которую из российского бюджета выделяются колоссальные средства, не только эту самую дружбу не укрепляет, а только отталкивает народы друг от друга.

Все так называемые "про-российские силы" и кадры, которые именно через посольства и их бюджеты формируются, никакого влияния (реального, а не отчетного по выплаченным деньгам) на жизнь любой постсоветской страны не оказывают (я бы добавил сюда и республики Прибалтики, где также проживает большое число русскоговорящих граждан). Все эти прикормленные "местные якобы пророссийски настроенные персонажи" на самом деле только помеха для России, а вовсе не ее "позитивный актив".

К примеру, Армению в Москве почему-то упорно относят к так называемому "русскому миру". Но ведь к нему они не имеют на самом деле никакого ни исторического, ни ментального отношения. Говорить хорошо на русском языке, и уважать свою историю, которой на порядок больше лет, чем истории России и Российской империи, - совершенно разные понятия и измерения. То же евразийство: Армения ведь к нему ну никаким концом не "приплетается". С тюркскими народами армяне категорически не желают состыковываться - и это, в принципе, их право и давний исторический выбор (как бы и кому бы это не нравилось),

Теперь - пару слов о так называемой "российской внешнеполитической многовекторности". Постоянные прогибы под США и коллективный Запад, плевки в лицо с Олимпиадой и полнейший провал политики по Украине - все это только отталкивает ту же Армению (и не только ее) от России и все ближе "прижимает" к сотрудничеству с единой Европой.

А та же продажа Россией оружия Азербайджану? В Москве считают, что это все в порядке вещей, потому как Баку платит хорошие деньги, и если не Россия, то кто-то другой это же оружие ему продаст. Но ведь Армения - член ОДКБ (а Азербайджан - категорически нет). Армения имеет на своей территории около пяти тысяч российских венных, и вместе с ними охраняется армянско-турецкая граница. Так какая тут может быть "военная многовекторность"? В Армении это называется одним словом - предательство, измена, и "очень даже ненадежное партнерство".

По тому же Карабаху армянам вообще ничего непонятно: как это можно поддерживать Армению и не поддерживать присоединение к ней Карабаха? Как можно состоять в так называемой Минской группе и постоянно сидеть между двумя стульями, периодически соскальзывая на пол? Какой-нибудь Франции и Америке в Ереване могут подобное поведение простить. Но России? Какие же вы после всего этого "союзники"? И "союзники" ли вы вообще кому-то на постсоветской территории (я подобные высказывания слышал в Армении практически повсеместно)?

Европа ни для Армении, ни для остальных клиентов "Восточного партнерства" не спасение. Но может быть это как-то изменит российскую политику?

Понятное дело, что Армения - лишь маленький, но тем не менее весьма красноречивый пример того, как постсоветские страны, откровенно недовольны отношением к себе со стороны России. Именно поэтому они пытаются в своих интересах разыгрывать (кто удачнее, кто - не совсем) так называемую "европейскую карту". Европе, в принципе, это на руку, потому как чем дальше эти республики будут от России, тем проще их будет "полностью перевоспитать" в независимом духе, и никаким концом уже не дать шансов Москве туда вернуться.

Очень показательно в этом плане то, как мне кажется, растущие антироссийские настроения по всему периметру постсоветских границ. Чем это вызвано? По моим наблюдениям, лишь в очень незначительной мере растущим влиянием там стран Запада или традиционными "американскими происками" (не важно, кто там рулит процессом - Госдеп или ЦРУ). Важно другое. Люди видят на местах, что все те, кто фактически открыто "кормится" на укреплении дружбы со странами того же СНГ в Москве, - это очень мутная и никакой дружбы и сотрудничества не желающая публика.

Все эти ознакомительные командировки, бесконечные конференции, заседания-приседания, вручения премий и грамот за "активное не пойми в чем участие" - совершенно нулевая отдача именно в конкретном измерении. А именно - по своей сути вся эта бурная деятельность не более чем показушная туфта (так мне откровенно говорили и в Армении, и в целом ряде центральноазиатских государств). Деньги (и немалые) "пилятся" в основном российскими "ответственными лицами", а на местах те, кого Россия "кормит", из своих друзей первыми же, как правило, перебегают на другую сторону, стоит, к примеру, Евросоюзу выделить средства на какой-нибудь семинар или ознакомительную поездку в Брюссель или Вену с Парижем.

Интересно, что та же Армения в 2013 году отказалась от ассоциации (экономической, прежде всего) с Евросоюзом. Россия тогда очень сильно надавила на Ереван, намекая на важность вопросов безопасности (дескать, без членства в Евразийском союзе Армения может подвергнуться внешней агрессии - а это и Азербайджан, и Турция). Сначала Ереван по этой причине присоединился к Таможенному союзу, а потом и к Евразийскому. Но стало ли Армении в чем-то от этого безопаснее? Вовсе нет-зато началась в прошлом году 4-х дневная война с Азербайджаном, погибли люди, и мира никакого на Кавказе как не было, так и не светит.

Нынче Армения фактически полностью окружена "не самыми добрыми соседями", а с Россией у нее нет общей границы. Что также показательно: если в 1992-94 годах очень многие в Армении хотели бы, чтобы их республика вошла поскорее в состав России или "обновленного СССР", то сейчас таких - единицы (да и то только в случае нападения на Армению Турции или развязывания полномасштабной войны за Карабах со стороны Азербайджана).

Зато по всему постсоветскому пространству растет "спрос" на Европу. При этом армяне прекрасно знают обо всех тех сумасшествиях (и с беженцами, и с однополыми браками, что для консервативно-христианской страны, как Армения - сущий ад), которые сама себе навязала европейская современная цивилизация. И тем не менее Армения выступает на более широкой основе за развитие программы "Восточное партнерство", которое придумано и устроено, в принципе, не столько для процветания Армении или Украины, сколько в пику России.

И что? А ничего - Ереван все-таки на подобное идет. Зачем? С очень тщетной, как мне кажется, надеждой на то, что Россия все-таки изменит свою полностью провальную политику на всей постсоветской территории и начнет наконец предлагать своим вчерашним "младшим братьям" нечто более существенное, чем пустопорожнюю болтовню телеканалов и "политический туризм" многочисленных российских чиновников, якобы заинтересованных в укреплении "российско-армянской дружбы".

И здесь, думаю, очень важно всем остальным странам, включая Казахстан, повнимательнее подобные события проанализировать. Ведь проекция Армении на ее нынешнее поведение в отношении России (и созданных ею под себя так называемых интеграционных структур) - информация к глубокому размышлению уже для того же казахстанского руководства. И относительно того, как строить свои отношения с Россией на данном этапе, и как использовать для этого не только китайскую и турецкую карты, но и европейскую.

Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов


Армения. Азербайджан. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 декабря 2017 > № 2477745

В Карабахе летают пули

Круглый стол Изборского клуба, посвящённый ситуации в Нагорном Карабахе

Редакция Завтра

Александр ПРОХАНОВ.

Геополитическая ситуация сложилась так, что Россия окружена взрывоопасными районами: Приднестровье, Донбасс, Абхазия, Южная Осетия, Грузия. И, конечно, Карабах. В Карабахе летают пули. Нам, изборянам, хотелось бы отправиться в Азербайджан и вместе с местными интеллигентами в районе Карабаха, на азербайджанской стороне, провести круглый стол, где мы поговорили бы об этом конфликте, о путях его разрешения.

А сегодня попробуем провести экспресс-анализ карабахского конфликта: его причины, сегодняшнее состояние, развитие, участники этого конфликта. Ведь помимо очевидных — Азербайджана и Армении — есть и другие участники. Россия, Иран, Турция, может быть, и Европа.

Попытаемся сформулировать, чем этот конфликт опасен для России. Есть ли возможности для его преодоления, какие это пути: военные, дипломатические, общественные?

Шамиль СУЛТАНОВ, президент Центра стратегических исследований "Россия — исламский мир".

Я считаю, что в настоящее время в решении карабахского конфликта заинтересовано очень мало субъектов. Потому что карабахский конфликт, с точки зрения основных его участников — Азербайджана и Армении — служит неким регулятором внутриполитического баланса сил и в этих двух странах.

В Армении есть оппозиция, которая связала своё движение к власти с обеспечением или сохранением статуса Карабаха. И есть силы, которые исходят из того, что необходимо более широко смотреть на проблему Армении в будущем мире —через 20, 30 лет… Но ведь для того, чтобы решить любой конфликт, нужна хотя бы минимальная консолидация элит.

В разрешении карабахского конфликта не заинтересован и определённые группы в Тегеране.

К тому же, Тегеран имеет особые отношения с Арменией. И прежде всего, с глобальной армянской сетью Дашнакцутюн. Это структура, которая используется иранской стороной для того, чтобы доносить свою точку зрения до определённых западных кругов.

Как это ни парадоксально, в победе Азербайджана в этом конфликте не заинтересована и Турция, которая заявляет о своих особых отношениях с Азербайджаном. Это связано с курдским фактором.

Что касается Европы и США, то они стараются держаться в стороне, поскольку прекрасно понимают, что этот конфликт — нерешаемый. А когда влиятельный игрок видит нерешаемый конфликт, то для него главное — держаться в отдалении. И недавняя поездка министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Баку и в Ереван свидетельствует о том, что стороны пока не готовы к компромиссу, и статус Карабахского конфликта как замороженного конфликта, за которым скрываются глубинные смысловые прослойки, на ближайшие годы останется, поскольку для его решения нужна кардинальная смена баланса сил в этом регионе.

Конфликт заморожен, и тем самым реализуется одна из глобальных задач Запада: окружить Россию полутлеющими конфликтами, чтобы в определённый момент подлить горючего, и всё может вспыхнуть.

Александр ПРОХАНОВ.

Сейчас Армения, в частности, армянские националисты, ведут полузакрытые переговоры с Евросоюзом о заключении стратегического соглашения о партнерстве. По существу, Европу подтаскивают к этому конфликту, делая его ещё более сложным и ещё более неразрешимым. И присутствие в этом конфликте ЕС представляет собой явный или неявный антирусский демарш. Это дестабилизирует всю ситуацию, и Россия не может быть к этому равнодушна.

Шамиль СУЛТАНОВ.

Евросоюз никогда не ведёт серьёзных переговоров с какими-либо движениями. Он ведёт легитимные переговоры — в зависимости от статуса страны.

К тому же, в Европе в ближайшие 2-3 года ситуация будет накаляться в связи с положением во Франции, в Германии, в Испании с Каталонией, так что резкие движения Европе невыгодно делать.

Максим ШЕВЧЕНКО, журналист.

В ситуации Нагорно-Карабахского конфликта Россия должна занимать взвешенную позицию, не становясь однозначно ни на одну, ни на другую сторону. При этом, на мой взгляд, историческая правда — на стороне Азербайджана.

В этом конфликте есть ряд принципиальных моментов. Недавно в Брюсселе азербайджано-европейская диаспора совместно с ЕС проводила конференцию, где обсуждалась и тема Нагорного Карабаха. Я считаю, что урегулирование этого конфликта возможно только в переговорном процессе с участием трёх бывших империй, в разное время претендовавших на Кавказ: Иран, Турция, Россия. И сегодня тройка Эрдоган—Рухани—Путин, треугольник Москва—Тегеран—Анкара являются важнейшим залогом того, что в регионе Нагорного Карабаха справедливость будет восстановлена.

В чём для меня несправедливость современной ситуации? Конечно же, в массовом изгнании людей, сотен тысяч, или даже миллионов, азербайджанцев-мусульман из тех мест, где они проживали.

Так же и сотни тысяч армян были лишены своей родины, ведь Баку, другие азербайджанские города были родиной армян на протяжении столетий. Поэтому первым пунктом урегулирования, по моему мнению, является вопрос о гарантиях возвращения людей в места, которые они считают для себя родными. Без жёсткой постановки вопроса о возвращении азербайджанского населения в Нагорный Карабах и в семь оккупированных армянскими войсками районов Азербайджана никакого решения Карабахского вопроса быть не может.

Обеспечить подобное возвращение ни Евросоюз, ни США не только не в состоянии, но и не заинтересованы в этом. Только переговоры между тремя великими державами: Турцией, Ираном и Россией, — способны обеспечить решение этого вопроса. Причем Россия занимает взвешенную позицию, имея равные отношения как с Ереваном, так и с Баку.

Азербайджан, конечно, для нас крайне важен как партнер. С азербайджанским правительством существуют личные дружеские отношения у Путина, постоянно ведётся диалог, азербайджанская элита вкладывает деньги в Российскую Федерацию. Надо учитывать, что в Азербайджане в случае войны активизируются сепаратистские факторы: лезгинский, талышский, аварский; усилятся внутренние противоречия среди азербайджанской элиты. Поэтому Баку заинтересован как в статус-кво, так и в мирном политическом решении.

Безусловно, нам надо и с армянской стороной провести такое заседание. Я уверен, что происходящая там эскалация показывает несостоятельность Минской платформы и всех форматов, которые Запад придумал. И каждая такая ситуация заканчивается тем, что и Ереван, и Баку обращаются в Москву, которая решает вопрос.

Я полагаю, что Изборский клуб должен брать на себя инициативу гуманитарных контактов, содействовать возвращению беженцев. Вообще, нужно восстанавливать все форматы, которые нас возвращают к Советскому Союзу с гарантией прав людей разных национальностей, которые были в Советской Империи, и которые защищала имперская власть на всей этой территории. Это принципиальный вопрос.

Все форматы сотрудничества России, Турции и Ирана я считаю позитивными, правильными. Полагаю, что Карабахский формат сегодня может дополнительно помочь сближению России, Турции и Ирана. Это исторический провиденциальный союз, который Изборский клуб должен всячески поддерживать и которому должен способствовать.

Александр ПРОХАНОВ.

Не надо забывать, что Советский Союз получил первую линию раскола именно в Карабахе.

Максим ШЕВЧЕНКО.

Советский Союз первую линию раскола получил вследствие подлости Горбачёва, который боролся с Гейдаром Алиевым и с национальными элитами, поскольку распад СССР был невозможен без дискредитации национальных членов в Политбюро.

Я считаю, что Фергана, Казахстан, Астана, Алма-Ата, Сумгаит, Карабах, Баку, Тбилиси (это еще 1989 год), были вызваны последовательными действиями группы Горбачёва и тех сил в КГБ, которые делали ставку на распад СССР. Именно дискредитация Гейдара Алиева как наиболее сильного оппонента Горбачёва внутри Политбюро была одной из задач, в том числе, Карабахского конфликта. У Горбачёва был ясный политический интерес: дискредитировать Гейдара Алиева любой ценой, убрать его из аппарата, минимизировать его влияние в Политбюро и в КГБ, к которому Гейдар Алиев многие годы имел прямое отношение.

Надо отметить, что цель США в этом вопросе — минимизировать влияние России, Ирана и Турции на Кавказе, а также поддерживать там конфликт любой ценой, желательно в ситуации вялотекущей эскалации, которая позволяла бы туда вмешиваться американцам как неким "разруливающим". А задача России — выдавить американцев с Южного Кавказа. Кроме посольств, там не должно остаться ни одного гуманитарного американского фонда, ни одного открытого центра резидентуры под видом разного рода научных, исследовательских центров. Это наша задача.

Евросоюз — это, по крайней мере, партнёр, который может говорить: ребята, мы хотим поучаствовать, это наши энергетические гарантии, пути, безопасность. Это обсуждаемый вопрос. Но отдавать им под контроль Южный Кавказ, конечно, мы не имеем права. За Южный Кавказ идёт война, происходящее там — это гибридная война.

А Америка — враг, и американцев надо оттуда вытеснять любой ценой.

Шамиль СУЛТАНОВ.

Правильно Максим сказал — их главная задача заключается в том, чтобы никто не выиграл на Южном Кавказе: ни Турция, ни Иран, ни Россия.

Владислав ШУРЫГИН, военный эксперт.

Нагорный Карабах в позднем Советском Союзе мог стать одним из уникальных примеров того, как полностью закончить военный конфликт. Потому что деятельность Особого комитета по Нагорному Карабаху во главе с Виктором Поляничко привела к тому, что к августу 1991 года конфликт был полностью прекращен. А удар по Нагорному Карабаху, который затем последовал, в какой-то степени должен был демонстративно показать тщетность этих усилий.

В определенной степени ответственность за то, что произошло потом, несёт и Россия, потому что было личное участие в боевой ситуации в Нагорном Карабахе бывшего министра обороны Грачёва, который очень стремительно сблизился тогда с армянами и фактически за спиной Ельцина оказал им военную поддержку, чем в какой-то степени и переломил ситуацию. И Россия умудрилась воевать с двух сторон сама с собой, потому что оставшиеся или брошенные на территории Армении и Азербайджана две наши армии — 7-я гвардейская и 9-я гвардейская (одна находилась в Азербайджане, другая — в Армении) своими войсками, своей боевой техникой фактически провели первый этап этой войны.

Но если переходить уже к сегодняшней ситуации и оценивать её с военной точки зрения, то она абсолютно патовая. Азербайджан действительно последние два года закупал достаточно современную технику и вооружение, но, тем не менее, кардинального перевооружения не произошло. И провести полноценную операцию по освобождению Нагорного Карабаха в такой ситуации невозможно, для этого нужно проводить полную мобилизацию.

Драма Азербайджана заключается в том, что вести войну ему придётся в этом случае в полной изоляции, потому что единственная страна, на теоретическую поддержку которой он мог бы рассчитывать, — Турция — не имеет с ним ни одного метра общей границы, за исключением нахичеваньского эксклава. Совершенно очевидно, что Иран через свою территорию не пропустит никого.

Надо сказать, что армия Армении находится примерно в том же состоянии. Но вооружение у неё более устаревшее, потому что Армения не имела таких средств для закупок, как Азербайджан.

Есть ещё армия Нагорного Карабаха. Но она может вести исключительно оборонительные операции в достаточно сжатом формате. То есть основа современной обороны Карабаха — это оборона начала XX века, она вся построена на позиционном принципе. Никакой маневренной войны не ведёт, просто много лет создаются укрепрайоны, роют их, в них несут службу, фактически они стали микро-городками, обращёнными окопами в сторону Азербайджана.

За последние 3 года уже проходило три, как минимум, обострения. И они совпадали, как правило, с политической ситуацией — типа выборов в Армении, когда нужно было отработать Карабахский фактор. А обострение, которое произошло сейчас, мы, военные эксперты, связываем с попытками Азербайджана продемонстрировать, что армия работает, воюет, техника и вооружение есть. Военные успехи в этом случае, надо отдать должное, на первом этапе были достигнуты.

Тем не менее, в итоге обеим сторонам стало понятно, что если наращивать усилия, то всё переходит в состояние серьёзной войны, а это уже не нужно никому.

С военной точки зрения, у России есть в этом конфликте совершенно привилегированная позиция. Любое обострение показывает, что без России ничего решить невозможно. Но одновременно эта же позиция является и нашей уязвимостью. Потому что при отсутствии этого конфликта каждая из сторон обвиняет Россию в том, что та не делает ничего, чтобы эту проблему снять. Традиционные требования и попытки армян все эти годы — заставить Россию полностью солидаризоваться со своей стороной. Это идёт ещё со времён Грачёва, при котором Россия такую позицию занимала. И когда возникают любые конфликтные ситуации и следуют упрёки, армянским экспертам приходится напоминать, что, согласно их Конституции, армянская сторона не является участником конфликта. Участником конфликта является непризнанная Нагорно-Карабахская республика, которая никакого отношения к договору об обороне, что заключен между Россией и Азербайджаном, не имеет.

Но это является одним из идеологических факторов, который постоянно используется для давления на российское общество, потому что при любом обострении армянская диаспора начинает говорить о том, что Россия предаёт Армению, предаёт братьев по вере. Поэтому для нас очень важно выдерживать эту линию.

Я считаю, что для американцев (потому что Европа там очень слабо проявлена) важно прежде всего держать этот конфликт как некую возможность взрыва бочки с порохом у нас под боком.

Но для американцев — в случае, если им удастся ситуацию взорвать, — это станет серьёзной проблемой, потому что загасить большой конфликт будет сложно, он начнет в себя втягивать ближайший контингент. Те страны, которые сейчас налаживают серьезный диалог между собой — Россия, Турция, Иран — в случае большой резни будут вынуждены занимать ту или иную позицию, будет очень сложно её согласовывать. И в самой выигрышной ситуации здесь окажется Иран, потому что он намного более независим и более оперативен с точки зрения своих возможностей по отношению к этому конфликту, чем мы. Но серьёзной военной угрозы на сегодняшний момент эта ситуация не представляет.

Отдельно можно добавить, что Россия находится со своим контингентом в Армении, но этот контингент, скорее, усиливает прорусскую политическую элиту внутри самой Армении, потому что она находится в очень шатком положении. Внутри современной Армении существует очень серьёзное проамериканское и проевропейское лобби. Достаточно сказать, что если Азербайджан, отброшенный Россией в начале 90-х, тогда официально солидаризуясь с Турцией, принял концепцию строительства армии по принципам НАТО, то Армения делает то же самое де-факто. Армения участвует — по 1-2 взвода — во всех НАТОвских миротворческих операциях. Армения входит фактически во все гуманитарные НАТОвские структуры, и Армения пытается, что называется, усидеть на двух стулья. Поэтому наш контингент там, скорее, очень важен для внутренней стабильности прорусских сил.

Вячеслав ШТЫРОВ, член Совета Федерации

Давайте посмотрим на эту ситуацию с точки зрения того, что нам нужно и что мы можем. Но я хотел бы для начала напомнить, как мы оказались в таких местах, как Кавказ, Средняя Азия.

Было две причины для нашего там присутствия. Причина первая — это опасения за усиление роли Великобритании, тогда нашего главного геополитического "союзника", который контролировал, по сути дела, и Индию, и Переднюю Азию… Мы опасались, что она распространит свое влияние и дальше, и нам нужно было поставить где-то рубежи. Такие рубежи очень хорошо могли быть поставлены на естественной, природной границе — это горы, которые идут от Тянь-Шаня и Памира и заканчиваются Кавказом. Вот мы эту территорию и заняли в течение XVIII-XIX веков.

Вторая причина была экономическая. Русский капитализм развивался, к сожалению, с большими перекосами и, по сути, превратился в придаток развития Западной Европы. Мы были для Западной Европы источником сырья и капиталов.

Тем не менее, внутренние процессы России, особенно — после освобождения крестьян, требовали быстрого развития промышленности, потому что развитие капитализма на деревне давало большую массу рабочей силы, которая оставалась без средств к существованию. В Англии эту проблему решили путём уничтожения значительной части населения, бродяг так называемых. Нам надо было население занять, поэтому правительство делало всё, чтобы развить внутренний капитализм. А как его развить? Западные рынки для нас закрыты из-за отсутствия конкурентоспособности, колоний у нас нет, весь мир уже поделен. И мы просто хотели получить возможности для сбыта своей промышленной продукции. Мы их получили. Это стало выгодно и тем народам, которых мы присоединили. Почему? Потому что с одной стороны — колонии, с другой стороны — с особым статусом, потому что вошли в состав метрополии, и они — подданные царя. Всё это было очень выгодно. Эти две причины нас завели на Кавказ и в Среднюю, Переднюю Азию.

А что сейчас? Остаются ли эти причины для нас важными? Если говорить о военных причинах, то они до сих пор остаются, нам надо сохранять там своё присутствие ввиду угрозы экстремистских организаций и ввиду того, что у нас там абсолютно ненадёжные союзники, которые грозят нам, оттуда, с Юга, в том числе и НАТО через Грузию. То есть военный аспект остался.

Экономический аспект тоже остался, но он стал уже специфическим, выхолощенным. Единственный там интерес — контроль за нефтепроводами и газопроводами, за транзитом углеводородов. И больше ничего. Капитализм у нас находится, к сожалению, в такой стадии развития, когда надо ещё освоить внутренний рынок, и нам не так уж интересны Средняя Азия и Кавказ. Ведь ничего не делается даже в рамках интеграции Евразийского союза — ни в Таджикистане, ни в Киргизии, ни в Узбекистане. Мы заключили союз, но не в силах заняться настоящей интеграцией, то есть создать там предприятия, организовать товаропотоки… Точно так же — и на Кавказе.

Из этого и должна исходить наша политическая позиция. С одной стороны, мы должны там сохраниться для того, чтобы решить два эти вопроса: оборона и контроль за движением нефти. А как это сделать? Две стороны находятся в таком клинче, что ни одна из них победить не может. Более того: и та, и другая сторона едва ли не заинтересованы в этом конфликте. По крайней мере — и те, и другие элиты, чтобы сохранить власть. А внешние игроки практически все заинтересованы в этом конфликте. Иран? Турция? США? Заинтересованы. Получается, что абсолютно все заинтересованы в конфликте. Ну, и как его решить? Военным путём — невозможно. Экономическим — мы не имеем нужного влияния, потому что там вообще никакой экономики не имеем. Царская Россия имела, а мы — нет. Поэтому наша миссия — чисто гуманитарная: мы должны сделать так, чтобы стороны конфликта не переходили определённые границы.

А к разрешению конфликта в той или иной форме надо возвращаться в будущем, когда изменится соотношение сил, изменятся наши возможности и наше положение.

Валерий КОРОВИН, директор Центра геополитических экспертиз.

Хотелось бы обратить внимание на системную ошибку, которая лежит в основе этого конфликта. Заключается она в принятии модели национального государства в качестве базовой. То есть государства-нации, европейского типа государства, государства l'état-nation, возникшего в новое время в Европе, которое полностью отличается от традиционного государства, коим является государство-империя, что предшествовало новой форме государственности как таковой.

Государство-нация сегодня является базовым типом государственности и в Европе, и на "постсоветском пространстве". Но новейшая история показывает, что — особенно, если речь идет не о Европе, — так называемое национальное государство во всех остальных цивилизационных пространствах является имитацией национальной государственности. И в большинстве случаев это — так называемые несостоявшиеся государства, потому что они не соответствуют основным параметрам национального государства.

Именно административные границы всегда являются источником конфликтов, войн. И общественный договор, который заключается теми или иными элитными группами, может быть пересмотрен или перезаключен теми или иными группами. Именно по этой причине решение Карабахского конфликта невозможно. Если даже предположить, что такой договор будет заключен между главами России, Ирана, Азербайджана и Армении, то после того, как где-то произойдёт смена власти, это станет основанием для расторжения договора, для его несоблюдения и пересмотра на новых условиях.

Осознавая временность и сиюминутность такого договора, никто из тех народов и этносов, которые жили в Нагорном Карабахе, не будет возвращаться туда. Даже если Армения вернёт те районы, когда сменится руководство либо Армении, либо Азербайджана, либо России, то опять может возникнуть этот вопрос, опять он перейдёт в острую военную фазу, и это обернется новой войной.

А системным решением этого конфликта является возвращение к традиционным формам государственности для этого региона и для евразийского пространства в целом. Традиционным является государство-империя. Именно в рамках государства-империи нормативным, легитимным является понятие народа и этноса, что незаконно и ненормативно в рамках национального государства или государства-нации. Потому что государство-нация рассматривает унифицированного гражданина. И, если мы говорим об азербайджанском национальном государстве, то всё население этого государства унифицируется под единый социально-политический тип гражданина на основе базового, доминирующего народа или этноса.

Учитывая этническое многообразие Азербайджана, это подразумевает этноцид, то есть приведение этносов к единому нормативному социально-политическому типу, чему будут противиться традиционные этносы.

Для фундаментального решения этого конфликта должны быть легализованы народы и этносы. Это невозможно в рамках национального государства, поскольку противоречит его базовым параметрам. Но это возможно в рамках государства-империи, где народы являются данностью и естественным явлением — так же, как и этносы. И дальше — изымается политическая составляющая из этого конфликта, потому что народ или традиционный этнос живёт на своей земле, он не претендует на политический суверенитет, не фиксирует административные границы, не заключает политического договора, — он просто живёт, то есть он деполитизирован. А изъятие политического компонента изымает основу конфликта.

Государство-империя имеет естественную систему саморегуляции в виде консолидированных элит, многосоставных, полиэтничных, которые регулируют отношения и возможные конфликты между традиционными этносами и народами, но это не является частью политического пространства, политической сферы.

Таким образом, полноценное и фундаментальное разрешение Карабахского конфликта невозможно в рамках взаимоотношений национальных государств; оно невозможно без легализации таких понятий, как традиционный народ и традиционный этнос; невозможно без имперской элиты, которая является продолженной, а не сиюминутной, как в демократическом национальном государстве, является династичной, укорененной, фундаментальной, и именно она представляет эти пространства, эти народы и является гарантом безопасности для них. То есть конфликт может быть решен в рамках государств-империй при легализации традиционных народов, на традиционалистской основе.

Евгений БАХРЕВСКИЙ, директор Института Наследия, руководитель центра государственной культурной политики.

Какова должна быть в этом конфликте наша позиция? Надо понимать, что Армения и Азербайджан никогда не согласятся ни на какие уступки, которые бы устроили противоположную сторону. И Россия должна договориться с Турцией и с Ираном о том, как можно решить конфликт, и сообщить эти условия руководству двух стран.

Я думаю, что первым условием гуманитарного характера решения этого вопроса должно быть безусловное возвращение азербайджанского и курдского населения, которые были изгнаны из Карабаха и семи районов. Это неприемлемые условия для Армении, но они будут вынуждены согласиться. Вопрос статуса самого Нагорного Карабаха можно отложить на 50 лет. Заморозить, но под контролем с трёх сторон.

И если в Карабах будет возвращено азербайджанское население, то какой-то внешний контроль, защита должны быть.

Дмитрий КРУГЛЫХ, аспирант философского факультета МГУ.

Нельзя не учитывать, что прошло время, выросло за время конфликта целое поколение, у молодых людей формируется сознание. В частности, у молодых армян, что это их земля. И заморозка конфликта еще лет на 50 приведёт к тому, что Армения будет считать эти земли совершенно своими. Ведь сменится несколько поколений!

Поэтому надо как можно раньше решить этот вопрос, причём — без военных действий. Каким образом? Я считаю, что идёт недооценка массового сознания. Например, не знаю, в силу чего, но Азербайджан никак не позиционируется в российских СМИ.

Задача России — поддержание баланса: и информационного, и идеологического. Решение конфликта возможно только через идеологический пласт. И даже если какой-то договор при отсутствии идеологической базы удастся заключить, то он будет нарушен.

Нужно выработать именно идеологический диалог. Азербайджан, к сожалению, не очень активен в представлении своей истории. Например, армянские блогеры очень чётко выстраивают позицию великой Армении, как развивалась её история. Азербайджан в этом плане менее активен. Азербайджанцы не претендуют на гомогенность, они говорят о негомогенности своего исторического пространства. Но я думаю, в этом и сила Азербайджана. Армения с попыткой гомогенности уязвима. Нужно, не отдавая предпочтение ни Азербайджану, ни Армении, пытаться выстраивать диалог между двумя этими государствами. Россия может выработать идеологический инструмент для нормализации и гармонизации исторических процессов, то есть установить, что же действительно было в истории. И через этот инструментарий возможно решение данного конфликта мирным путём.

К сожалению, Азербайджан недооценён в России. Если Изборский клуб сейчас нацелится на нормализацию диалога с Азербайджаном, то это будет один из первых шагов, достойных и правильных, и это будет справедливо по отношению к Азербайджану.

Сергей БАЗАВЛУК, Российский университет дружбы народов, советник ректората

У нас в России, в силу исторических обстоятельств, существуют большие диаспоры и армян, и азербайджанцев. В связи с этим нередко возникают те или иные конфликты. Благодаря позиции, занимаемой администрацией президента России, нам удаётся их достаточно успешно решать. Какова эта позиция? Равноудалённость: мы занимаем нейтральную позицию. Малейший перекос даёт очень неприятные результаты, и это надо учитывать.

Что касается решения ситуации, то мне импонирует позиция Валерия Коровина, что нужно убирать политический фактор отсюда, то есть задействовать имперский подход, но для этого пока недостаточно сил и средств.

Александр ПРОХАНОВ.

В конфликте, который мы с вами попытались проанализировать, явно участвуют три крупные страны — Россия, Турция, Иран, и две небольшие страны — Азербайджан и Армения, а также множество других, невидимых, находящихся на большом удалении партнёров. Конфликт на сегодня сбалансирован, но этот баланс чрезвычайно хрупкий. В минувшем апреле там были предприняты атаки, фактически началась война. Слава тебе, Господи, что атаки захлебнулись, но они нанесли огромный урон. Травма от этой войны колоссальная, и опыт её говорит о том, что эта война возможна в дальнейшем. И данный военный конфликт подтверждает хрупкость установившегося мира.

Поэтому переговоры между Арменией и Евросоюзом, которые ведутся в полузакрытом формате (а цель этих переговоров — втянуть Европу, европейцев как еще одного игрока в этот хрупкий мир), они дестабилизируют саму ситуацию. Европа, как мы понимаем, приходит в зону российского влияния не для того, чтобы установить мир, а для того, чтобы совершить деструктивные акции, потому что Евросоюз является стратегическим противником России. Как складываются отношения России и современной Европы? Это санкции, за Евросоюзом маячит военная организация НАТО… И гипотетический приход Европы в недра Карабахского конфликта расшатает его, и конечно, ослабит роль России.

Армяне постоянно уверяют Россию в том, что они — друзья России, единоверцы… Россия в это верит и делает ставку на это единоверие, на традиционные связи, на дружбу. Россия и в царское, и в советское время стояла на страже армянского народа, армянского этноса. И на этом фоне такого рода переговоры являются чуть ли не вероломством, это форма лукавства. За этими переговорами чудится некая неискренность. Я надеюсь, что эти переговоры ведутся не президентом Армении Сержем Саргсяном, а людьми, может быть, близкими к нему, но не уполномоченными Саргсяном. Потому что приход Евросоюза в Армению, заключение полномасштабного договора с Евросоюзом очень напоминает ситуацию на Украине. Украинская драма, украинская кровь, беда начались именно из-за этого — из-за перетягивания каната: с кем ты, Украина, с Европой или Россией?

Конечно, в Армении сильна проевропейская диаспора, но там так же сильна и прорусская диаспора. А эти переговоры, эти тенденции расшатывают и без того хрупкий гражданский мир в недрах самой Армении. Но именно этот гражданский мир обеспечивает консолидированную позицию Армении на фронте. Если эта позиция будет разрушена, ослаблена в недрах самой Армении, то и фронт будет нести в себе эту дисперсию, дисбаланс, что увеличит вероятность нового военного конфликта.

Мне кажется, что между Азербайджаном и Арменией Россия играла и будет играть роль конструктивного модератора политического процесса. И эти две страны, находящиеся в мучительном противостоянии, должны учитывать присутствие России. И Россию нельзя без конца эксплуатировать в качестве гаранта мира. Россию нельзя постоянно эксплуатировать как страну, которая держит в Армении военную базу, военный контингент, или Россию, которая заинтересована сейчас в создании стратегического треугольника Иран—Турция—Россия, и поэтому она, может быть, приближает к себе, в этот треугольник, Азербайджан.

Установившийся хрупкий баланс сейчас в опасности, он подвергается атаке. И я очень хочу, чтобы изборское сознание, которое оперирует реальностями, оно было бы гармонизирующим и имело бы своей сверхзадачей не просто аналитику, а гуманитарное, моральное, связанное с грядущим, назревающее в человечестве новое слово жизни, стремящееся соединить всё, что сейчас рассечено, объединить всё, что распалось, помирить то, что сейчас находится в состоянии войны и вражды. В этом миссия русского народа, русской культуры и России как таковой. Это и есть русская всемирность. Мы пришли сейчас на Кавказ, конечно, из своих экономических, военных, геостратегических интересов, но пришли туда и как такие вестники вселенского братства, вселенского мира.

Армения. Азербайджан. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 декабря 2017 > № 2477745

Полная версия — платный доступ ?


Армения. Евросоюз. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 ноября 2017 > № 2402601 Сергей Маркедонов

Победа «и – и». Как Армении удается совмещать европейскую и евразийскую интеграцию

Сергей Маркедонов

В свое время срыв Соглашения об ассоциации Армении с ЕС стал предвестником будущей украинской бури. Сейчас похожий документ был подписан. Конечно, было бы наивно видеть в этом признак нормализации отношений России и ЕС на постсоветском пространстве, но символически этот факт все равно важен. Произошел отказ от жесткого принципа «или – или», сделан шаг в направлении другого подхода – «и – и»

Двадцать четвертого ноября на саммите Восточного партнерства Армения подписала Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с Европейским союзом. До последней минуты вокруг этого события сохранялась интрига. Четыре года назад, накануне саммита Восточного партнерства 2013 года, Ереван отказался подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС, а президент Серж Саргсян, посетив Москву, заявил, что Армения вступает в Таможенный союз, ставший позднее Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Теперь Армения одновременно входит в ЕАЭС и ОДКБ и имеет рамочное соглашение с ЕС. Почему сценарий четырехлетней давности не повторился на новом витке? И в чем секрет того, что Еревану удалось избежать проблем Украины или Грузии и благополучно перейти к «интеграции интеграций»?

Пространство диверсификаций

В последние годы, особенно под влиянием украинского кризиса, любые внешнеполитические события на постсоветском пространстве любят рассматривать как выбор между Россией и Западом. Нередко сам этот выбор подается как конкуренция различных систем ценностей и даже «цивилизационное самоопределение».

Между тем в Закавказье внешняя политика строится совсем не по таким манихейским принципам. В этой части постсоветского пространства наблюдается дефицит региональной интеграции. Из-за неразрешенных этнополитических конфликтов у всех трех кавказских республик (Азербайджан, Армения и Грузия) практически нет общих интеграционных проектов. Эти республики пытаются приспособить связи с внешними игроками под защиту своих национальных интересов. Поэтому внешнеполитическая диверсификация здесь не исключение, а норма.

Та же Армения имеет репутацию последовательной союзницы России. Она не просто участвует в евразийских интеграционных проектах. На ее территории в Гюмри размещена 102-я российская военная база, а пограничники из РФ обеспечивают вместе с их армянскими коллегами охрану внешнего периметра госграниц. Однако все это не мешало Еревану участвовать в таких проектах под эгидой ЕС, как «Европейская политика соседства» и Восточное партнерство с 2004 и 2009 года соответственно.

В июне 2005 года НАТО и Армения согласовали Индивидуальный план партнерства. Этот план обновляется и подтверждается один раз в два года. Пятый (и последний на сегодня) был согласован в апреле 2017 года на новый двухлетний срок. Армянские военнослужащие принимали участие в операциях под эгидой НАТО в Косове, Ираке и Афганистане.

Помимо этого, Ереван стремится развивать сотрудничество с соседними странами – Ираном и Грузией. Из четырех имеющихся границ две (с Азербайджаном и Турцией) для Армении закрыты, остаются только Иран и Грузия как два окна во внешний мир. Через пронатовскую Грузию проходит примерно две трети армянского экспорта и импорта.

На первый взгляд Грузия находится на противоположном внешнеполитическом полюсе от Армении. В сентябре 2008 года она разорвала дипотношения с Россией, потому что Москва признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Также Грузия не просто продекларировала свое намерение вступить в НАТО, но и провела референдум по этому вопросу. Наконец, в 2014 году Грузия подписала Соглашение об ассоциации с ЕС.

Однако это еще не означает, что Тбилиси не пытается диверсифицировать свои внешние связи. В ноябре 2017 года парламент Грузии ратифицировал Соглашение о свободной торговле с Китаем. В Закавказье это первый случай подписания документа такого рода с Пекином. Переговоры с китайцами шли полтора года, а причина интереса к соглашению проста – Тбилиси рассчитывает на приток инвестиций и расширение торговых связей, что особенно важно на фоне некоторого спада, наметившегося в торговле с ЕС.

В этот ряд можно поставить и прошлогодние решения Тбилиси возобновить соглашение об отмене виз для иранцев и открыть в Грузии посольство Белоруссии. С обеими странами Тбилиси стремится развивать экономическое сотрудничество.

Даже к российскому направлению Грузия проявляет определенный интерес, несмотря на глубокие разногласия по Абхазии и Южной Осетии. Это касается и экономики (в кулуарах многие грузинские дипломаты и эксперты выражают недовольство усилением односторонней зависимости их страны от Азербайджана и Турции, а бизнес-контакты с РФ видятся как противовес), и сферы безопасности, особенно на фоне недавнего инцидента с проникновением террористической группировки в Тбилиси.

Особняком стоит Азербайджан. Эта страна, имеющая самые прочные экономические позиции в Закавказье и репутацию важного энергетического игрока, воздерживается от прямого участия в интеграционных проектах, будь то европейский или евразийский. Баку продвигает себя как партнера и для России, и для отдельных стран ЕС (особенно восточноевропейских), и для Евросоюза в целом. Не подписывая рамочных соглашений с Брюсселем, Азербайджан тем не менее не порывает с Восточным партнерством.

Также Баку аккуратно балансирует между Ираном, Израилем и Палестинской национальной администрацией, выстраивая с каждым свои отношения. Тот же Израиль поставляет Азербайджану вооружение. Не заявляя о вступлении в НАТО, Азербайджан видит своим стратегическим партнером входящую в альянс Турцию. И турецкие военные вносят немалый вклад в подготовку офицерского корпуса азербайджанской армии и ее перевооружение.

Впрочем, внешние партнеры кавказских стран тоже не замыкаются в регионе на ком-то одном. Скажем, одна из главных причин, почем Армения развивает отношения не только с Россией, но и с Западом, – это российско-азербайджанское военно-техническое сотрудничество. Дополнительную остроту этому вопросу придают события апреля 2016 года, когда Баку попытался нарушить статус-кво в Нагорном Карабахе.

Цена выбора

Таким образом, внешнеполитические устремления стран Закавказья (и Армения здесь не исключение) диктуются не столько абстрактными ценностями, сколько вполне конкретными прагматическими соображениями. Напомню, Грузия в 1993–1994 годах вступила в СНГ, а также дала согласие на размещение российских военных баз и даже пограничников на своей территории. И только потеряв надежду вернуть Абхазию и Южную Осетию с помощью России, заявила устами Эдуарда Шеварднадзе, что готова «постучать в двери НАТО».

Интерес Армении к ЕС тоже возник не на пустом месте – в первом полугодии 2017 года на страны Евросоюза приходилось порядка трети армянского экспорта и около половины импорта. Также Ереван видит в ЕС важного партнера по части развития новых технологий. Осознавая, насколько важны для Брюсселя связи с Турцией и Азербайджаном, Армения стремится не допустить того, чтобы Баку и Анкара монополизировали в Европе карабахскую тематику. При этом Франция, где есть полумиллионная армянская диаспора, вместе с США и Россией выступает сопредседателем Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

В то же время ни ЕС, ни НАТО не дают Армении тех гарантий безопасности, которые здесь и сейчас обеспечивает Россия: начиная от базы на границе с Турцией до участия в разрешении карабахского конфликта. Эту роль за Россией почти безоговорочно признают и западные партнеры по Минской группе ОБСЕ.

Отказ Армении подписать Соглашение об ассоциации с ЕС в 2013 году, как правило, подают как результат прямого давления Москвы. Но тут есть важные нюансы. Решение президента Саргсяна взвешивалось на многих весах. С одной стороны, ЕС в целом и его отдельные представители (активнее других был тогдашний президент Польши Бронислав Коморовский) настаивали, что Соглашение об ассоциации закроет Армении путь к евразийским интеграционным проектам. С другой стороны, подготовка Еревана к саммиту Восточного партнерства разворачивалась на фоне надвигавшегося украинского кризиса, когда Москва еще надеялась заполучить Киев в качестве потенциального участника Таможенного союза.

В каком-то смысле армянская история стала увертюрой украинского кризиса, предупредительным сигналом, который не был должным образом проанализирован и учтен. Максималистский подход «или – или» не учитывал всей сложности ситуации в постсоветских государствах и обществах. В случае Армении отдаление от России без соответствующей компенсации в сфере безопасности, может, и сулило стране какие-то экономические выгоды, но не гарантировало сохранения позиций Еревана в Карабахе и в отношениях с Турцией. Поэтому и было принято решение о вступлении в Таможенный союз, а затем и в ЕАЭС. Между двух максимализмов Ереван выбрал российский как более надежный для обеспечения безопасности страны. В Армении популярна шутка: между ЕС и Таможенным союзом Армения выбрала ОДКБ.

Можно сколько угодно доказывать, что двусторонние отношения Еревана и Москвы важнее всех евразийских интеграционных объединений, вместе взятых. Но раз для руководства РФ евразийская интеграция – важный приоритет, пускай и переоцененный, игнорировать этот факт не смог бы ни один армянский президент. Неслучайно первый президент Армении, ныне оппозиционер, имеющий репутацию западника, Левон Тер-Петросян поддержал решение Сержа Саргсяна и заявил, что «евроинтеграция не представляется возможной в обозримом будущем».

Почему же тогда сейчас стало возможно подписание рамочного соглашения между Арменией и ЕС? Тут никакой второй попытки для армянской стороны не было. Подписанный документ о «всеобъемлющем и расширенном партнерстве» не предусматривает создания зоны свободной торговли. Даже с формально-правовой точки зрения Армения, входя в ЕАЭС, не может создавать такую зону с ЕС через голову евразийских координирующих центров. «Именно из-за отсутствия этого пункта определенная часть экспертов Армении настроена критически к данному документу, считая его имитационным», – справедливо констатирует политолог Арег Галстян.

Разговоры о возможном повторении событий 2013 года сейчас выглядели явным преувеличением. Нынешний документ готовился как минимум с 2015 года и неоднократно обсуждался и с Россией, и в формате ЕАЭС. Представители официальных структур (МИД РФ, Евразийской экономической комиссии) многократно высказывались в том духе, что новый документ не противоречит участию Армении в интеграционных проектах под эгидой Москвы.

Подписание рамочного соглашения стало возможно благодаря отказу от пресловутого выбора «или – или». Именно здесь следует искать причину нынешнего успеха. Это учет того, что в нынешних реалиях российский зонтик безопасности безальтернативен для Армении. Но в то же время экономическая и внешнеполитическая диверсификация для Еревана (в том числе через контакты с ЕС) важны. Иначе издержки от изоляции республики лягут на плечи Москвы, что вряд ли поможет укреплению российских позиций на Кавказе.

А теперь благодаря рамочному соглашению с Брюсселем Ереван может стать дополнительной площадкой для диалога между Россией и ЕС. В схожей роли Армения уже выступала в отношениях между Россией и Грузией – во время переговоров об открытии КПП Казбеги – Верхний Ларс в 2009 году.

Конечно, и в нынешней ситуации все не совсем благостно. Например, в тексте соглашения Армении с ЕС есть пункт о закрытии Мецаморской АЭС, обеспечивающей около 40% энергопотребления страны. Лоббистские интересы «Евроатома» там более чем очевидны. Эта структура, наряду с ЕС и его странами-участницами, значится среди подписантов документа. А значит, возможны новые коллизии, хотя эксперты по энергетике говорят об определенных позитивных наработках по взаимодействию «Росатома» и «Евроатома». Значит, возможно, удастся найти компромисс.

В свое время срыв Соглашения об ассоциации Армении с ЕС стал предвестником будущей украинской бури. Сейчас похожий документ был подписан. Конечно, было бы наивно видеть в этом признак нормализации отношений России и ЕС на постсоветском пространстве, но символически этот факт все равно важен. Произошел отказ от жесткого принципа «или – или», сделан шаг в направлении другого подхода – «и – и». Но до полного осознания, как опасно внешнеполитическое манихейство в постсоветских обществах, сильно расколотых и только формирующихся, по-прежнему далеко, поэтому оптимистичные выводы преждевременны.

Армения. Евросоюз. Грузия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 ноября 2017 > № 2402601 Сергей Маркедонов


Армения. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440657

Ключевых изменений не ожидается

На вопросы газеты «Айоц ашхар» отвечает член парламентской фракции Республиканской партии Армении, депутат Национального Собрания РА Мигран Акопян.

Лилит Погосян, Armworld, Армения

«Айоц ашхар»: Министр иностранных дел Азербайджана воодушевлен итогами встречи с сопредседателями Минской группы ОБСЕ в Москве и беспрецедентно оптимистично настроен в вопросе счастливой развязки «интенсивных и успешных переговоров». Следует ли из этого, что не за горами такое урегулирование карабахского конфликта, к которому стремятся в Баку?

Мигран Акопян: У меня нет больших ожиданий в связи с урегулирования конфликта в ближайшем будущем, потому что все это обусловлено дипломатической активностью Азербайджана и его основного пособника — Турции. Президент Турции недавно заявил, что Россия не верит в урегулирование конфликта на этом этапе путем выполнения четырех резолюций Совета безопасности ООН.

Это, по сути, означает, что президент Путина является сторонником сохранения статус-кво. Если добавим к этому заявление бывшего американского сопредседателя Метью Брайзы, что карабахский конфликт является исключительным примером сотрудничества России и Соединенных Штатов, то получается, что и США являются сторонниками нынешнего статус-кво.

То есть, деструктивная позиция Азербайджана привела к тому, что международное сообщество, в частности, Минская группа ОБСЕ в лице России, Соединенных Штатов и Франции солидарны в вопросе, что на данный момент пока нет взаимно приемлемого варианта урегулирования конфликта, и статус-кво должен сохраниться. Это, в свою очередь, означает, что заявления Азербайджана и Турции, что статус-кво больше невозможно сохранять, а Армения должна как можно скорее катапультировать и выполнить требования турецко-азербайджанского тандема, выбрасываются в мусорную урну истории самими сверхдержавами.

— Иными словами, надежда Эрдогана, что он приедет в Москву и убедит Путина оказать «незамедлительную помощь» Азербайджану для урегулирования конфликта в свою пользу, не оправдалась.

— Если «переведем» всю эту историю с дипломатического языка, то президент России сказал Эрдогану — не лезь туда, где твоего мнения не спрашивают.

— В чем цель визита Сергея Лаврова, по вашему мнению?

— В армяно-российской повестке есть много вопросов, которые нуждаются в обсуждении, и вопрос почему министр иностранных дел России едет в Армению, для меня, как минимум, кажется странным.

— Не только в Армению, но и в Азербайджан.

— У России серьезные интересы на Южном Кавказе, она представлена в регионе и в политических, и экономических, и военных плоскостях, и уж точно ей есть что обсудить, как с руководством Армении, так и Азербайджана.

— А карабахский вопрос не будет ключевым во время регионального визита Лаврова?

— Считаю, что ключевые или эпохальные вопросы, связанные с карабахским конфликтом, обсуждаться не будут.

— В последнем заявлении сопредседателей Минской группы говорится, с одной стороны, об уточнении повестки «субстанвных», то есть предметных вопросов, с другой стороны, о действиях, направленных на снижение напряженности на линии соприкосновения войск. Сопредседатели попытались совместить желания сторон, или поставили более сложные задачи перед ними? О каких «субстантивных» вопросах может идти речь, если Азербайджан под ними подразумевает одно — «возвращение территорий», при чем, незамедлительно и без предусловий?

— Сопредседатели всегда говорят, что переговоры должны быть предметными, тем более, что с 2014 года и даже со встречи в Казани переговоры, по сути, ведутся не вокруг предметных вопросов, а относительно продолжения вести переговоров. Можно сказать, что Минская группа ОБСЕ занята в основном проблемами управления конфликта, кризиса. Из-за деструктивной политики Азербайджана переговоры фактически находятся в буксующем формате «переговоры ради переговоров».

И в последний период армянская сторона тоже на уровне президента несколько раз заявляла, что переговоры должны быть предметными. Стороны должны встречаться, вести переговоры, обсуждать перспективы мирного урегулирования конфликта, а не превращать переговоры в обсуждения важности сохранения режима перемирия. Но для этого нужно, чтобы Азербайджан выполнил договоренности, достигнутые в Вене и Санкт-Петербурге.

— Не стоит ожидать многого от ожидаемой встречи Налбандян-Мамедъяров в рамках министров иностранных дел ОБСЕ в декабре?

— Конечно нет. Дипломатический процесс продолжается, но фундаментальных изменений в переговорном процессе, хотя бы в ближайшее время, я не вижу.

Интервью было записано накануне визита Лаврова в Ереван.

Армения. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440657


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 ноября 2017 > № 2398363 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Армения Э.А.Налбандяном, Ереван, 21 ноября 2017 года

Уважаемый Эдвард Агванович,

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы выразить признательность нашим армянским друзьям за радушие, гостеприимство и прекрасную организацию работы.

В этом году мы встречаемся уже не первый раз. Мы принимали в Москве с официальным визитом Эдварда Агвановича и его делегацию. Наши две поездки друг к другу, которые носят официальный характер, посвящены 25-летию установления дипломатических отношений и 20-летию подписания Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

Мы констатировали, что за прошедшее время наши отношения приобрели подлинно союзнический характер и характер стратегического партнерства.

Сегодня мы рассмотрели ход выполнения договоренностей, которые были достигнуты в рамках трех встреч наших президентов в текущем году, включая их последнюю встречу 15 ноября в Москве, когда Президент Республики Армения С.А.Саргсян прибыл для участия в Днях культуры Республики Армения в Российской Федерации.

Мы констатировали успешное движение по пути наращивания торгово-экономических связей. За восемь месяцев этого года объем товарооборота возрос примерно на треть по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Россия устойчиво удерживает первое место по капиталовложениям в экономику Армении. Сейчас здесь функционирует порядка 2 тыс. совместных предприятий, работают такие наши крупные структуры, как ПАО «Газпром», ПАО «Банк ВТБ», ОАО «РЖД», ОАО «ОК РУСАЛ». Рассмотрели реализацию важных инвестиционных проектов, в том числе в топливно-энергетической области, включая продление сроков эксплуатации Армянской АЭС.

Отметили устойчивый процесс развития нашего военно-технического сотрудничества, работает соответствующая Межправительственная комиссия, осуществляются поставки продукции военного назначения, которые необходимы Республике Армения.

У нас очень тесные культурно-гуманитарные, научно-технические и образовательные связи. Мы уже упоминали о Днях культуры Армении в Москве, а также о Днях Республики Армения в Санкт-Петербурге (6-8 сентября).

Большое значение придаем деятельности Российско-Армянского (Славянского) университета в Ереване, филиалов российских вузов, включая МГУ им. М.В.Ломоносова. Договорились продолжать очень хорошую практику обучения армянских студентов в ведущих образовательных центрах Российской Федерации, включая, конечно же, МГИМО(У) и Дипломатическую академию при МИД России.

Ереван – в числе ключевых партнеров России на пространстве СНГ. Представители Армении на данном этапе возглавляют Коллегию Евразийской экономической комиссии и Секретариат ОДКБ. Мы рассмотрели ход выполнения Межправительственного соглашения об оказании Россией технического и финансового содействия Армении в адаптации к условиям ЕАЭС. Позитивно оцениваем наше сотрудничество по линии ОДКБ.

У нас практически совпадающие позиции по всем вопросам повестки дня международных организаций, включая ООН, ОБСЕ, СЕ, ОЧЭС. Обсудили также отношения каждой из наших стран с Евросоюзом, Североатлантическим альянсом в ситуации, когда, к сожалению, некоторые члены этих структур поражены вирусом «паталогической русофобии».

Конечно же, обсуждали перспективы нагорно-карабахского урегулирования. Мы ознакомили наших армянских друзей с беседами на эту тему, которые наша делегация провела позавчера в Баку. Как сопредседатели Минской группы ОБСЕ вместе с нашими американскими и французскими партнерами будем продолжать оказывать содействие в создании условий, которые позволили бы урегулировать эту проблему между соответствующими сторонами.

Мы очень признательны нашим армянским друзьям за сегодняшнюю продуктивную работу. Рассчитываем, что все, о чем мы сегодня говорили, будет вкладом в копилку наших союзнических отношений.

Вопрос (адресован обоим министрам): По итогам вчерашних и сегодняшних переговоров удалось ли продвинуться в подготовке решения по урегулированию конфликта? В декабре в Вене намечена встреча президентов Армении и Азербайджана. Будет ли к этому времени подготовлен какой-либо документ?

С.В.Лавров (отвечает после Э.А.Налбандяна): В свою очередь скажу, что я уже на пресс-конференции в Баку отмечал наличие всех компонентов решения этой проблемы. Компоненты заключены во многих документах, которые, начиная с 2007 г., 2009 г., 2011 г., были депонированы Генеральному секретарю ОБСЕ. Тем самым они закреплены в качестве предложений сопредседателей, остаются «на столе» во всей своей совокупности. Единственное хочу подчеркнуть, что, как я и сказал в Баку, эти компоненты сформированы в пакет. Очень трудно взять один, два или три и предложить договариваться на этой основе, потому что в этом случае выпадают балансирующие компоненты и не будет результата, на который мы все рассчитываем. Я считаю полезным уже то, что президенты Армении и Азербайджана позитивно отозвались о результатах недавно состоявшегося контакта в Женеве. Но очень важно, чтобы это позитивное отношение помогло нам двигаться по существу урегулирования. Сопредседатели этим занимаются.

Совсем недавно, пару дней назад, министры иностранных дел Армении и Азербайджана провели встречи с тремя сопредседателями в российской столице. Будем анализировать вместе с американскими и французскими коллегами где мы находимся. Будем стараться предпринимать активные усилия, чтобы создать условия для достижения урегулирования. Но я бы не высказывал чрезмерного оптимизма. Проблема трудная, и весь опыт наших переговоров говорит о том, что они, к сожалению, быстро не завершатся.

Вопрос: США заблокировали предложение Москвы о рассмотрении заявления в связи с минометным обстрелом российского Посольства в Дамаске. Как бы Вы могли это прокомментировать? Как может отразиться отставка Р.Хиджаба с поста координатора Высшего комитета по переговорам (ВКП) на процессе урегулирования сирийского кризиса в рамках женевских дискуссий 22 ноября?

С.В.Лавров: Я не удивлен отказу США поддержать заявление СБ ООН с осуждением обстрела Посольства России в Дамаске, поскольку это далеко не первый раз. Было несколько случаев, когда наше Посольство подвергалось обстрелам, в том числе достаточно опасным, когда снаряды падали непосредственно на территорию Посольства, а не рядом с ним. Каждый раз СБ ООН был не в состоянии отреагировать на эти террористические нападения, грубейшие нарушения международного права по причине позиции США, которые обязательно требовали обусловить согласие на осуждение этого акта осуждением также и действий Правительства САР. Как вы понимаете, в таких случаях не может быть никаких увязок. Это не партнерское отношение к сложившейся ситуации, а некорректный и кощунственный подход. Больше мне нечего сказать на эту тему.

Мы рассчитывали, что возобладают элементарные этические нормы, но не получилось. Это не единственная тема, по которой мы разочаровываемся нашими американскими партнерами. Хотя по Сирии мы наладили с ними достаточно устойчивое взаимодействие, однако, по вопросу осуждения террористов и экстремистов остаются большие проблемы. Как известно, есть сведения, что США нет-нет да и используют в своих целях экстремистские группировки, которые необходимо изолировать и уничтожать, продвигая свою повестку дня, вопреки заверениям, что единственная цель работы американцев в Сирии – уничтожение террористических группировок. В ближайшие пару дней у меня должны продолжиться контакты с руководством Госдепартамента США, в ходе которых мы все это обсудим.

Что касается новости об уходе Р.Хиджаба с поста т.н. ВКП, то этот вопрос назрел уже какое-то время назад. Те, кто следит за процессом объединения оппозиции, за тем, чем занимаются наши коллеги из Саудовской Аравии, предполагали такой ход.

Мы работали с Р.Хиджабом сразу после того, как он уехал из Сирии, будучи премьер-министром, и стал возглавлять оппозиционные силы. Я с ним встречался, а потом неоднократно – мой заместитель. Р.Хиджаб тянул оппозиционную группировку не в сторону выполнения резолюции 2254 СБ ООН, которая уже стала «библией» сирийского урегулирования, а в сторону ультиматумов с требованиями ухода Президента Б.Асада как предварительного условия всего остального вообще. Повторю, это полностью противоречит резолюции 2254 СБ ООН, которая постулировала, что только сами сирийцы могут решать судьбу своей страны и что только через инклюзивные переговоры между Правительством и всем спектром оппозиции можно продвигать такое урегулирование.

Надеюсь, что уход радикально настроенных оппозиционеров с первых ролей позволит объединить на разумных, реалистичных, конструктивных позициях эту разношерстную внутреннюю и внешнюю оппозицию. Будем поддерживать предпринимаемые в этом направлении усилия Саудовской Аравии.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 ноября 2017 > № 2398363 Сергей Лавров


Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 15 ноября 2017 > № 2480317 Александр Проханов

Искренность и вероломство

вопрос налаживания контактов между Арменией и Азербайджаном является первостепенным

Александр Проханов

Изборский клуб внимательно следит за военно-политическими конфликтами, окружающими Россию. Приднестровье, Молдавия, Донбасс, Южная Осетия и Абхазия — места недавних боёв. Конфликт, связанный с военной операцией Грузии против российских миротворцев. Афганская граница, где фиксируются прорывы радикальных исламистов на территорию Таджикистана с целью взорвать ситуацию в этой республике. И, конечно, Нагорный Карабах — мучительная зона военно-политических и национальных интересов двух молодых государств, Армении и Азербайджана.

Наш интерес к этой зоне особенно велик: мы помним, что в результате карабахского конфликта, во время трагических карабахских событий стал разрушаться Советский Союз. Централистское правительство Советского Союза не сумело локализовать этот конфликт, справиться с ним, и отсюда пошла реакция разрушения великого красного ансамбля.

Россия в сегодняшнем карабахском конфликте напрямую не участвует, но присутствует как умиротворяющее гармонизирующее начало. Россия, которая с глубокой симпатией и уважением относится к становлению армянского государства, азербайджанского государства, заинтересована в том, чтобы в этом очень чувствительном для России регионе царили мир и благополучие. И всякое нарушение этого мира, всякое обострение военных действий — а это происходит непрерывно — ранит Россию, заставляет её вмешиваться в обостряющиеся военно-политические отношения между Баку и Ереваном — вмешиваться в качестве миротворца, гармонизатора, в качестве симфонизирующего фактора.

Поэтому российскую общественность, в том числе и наше интеллектуальное сообщество, очень беспокоят сообщения, из которых стало известно о происходивших и происходящих переговорах армянских политиков с Евросоюзом. Переговорах, имеющих целью заключение всеобъемлющего и широкомасштабного договора о партнёрстве между Евросоюзом и Арменией. Казалось бы, нет ничего зазорного в том, чтобы суверенная страна Армения устанавливала отношения с каким бы то ни было субъектом мировой политики. Однако Россию не может не беспокоить тот факт, что Евросоюз во многом является конфронтационной силой во взаимоотношениях России и Европы. Именно Евросоюз, его негативная, злокозненная роль присутствует в кровавом конфликте на Донбассе. Именно стремления Евросоюза замкнуть на себя политическую, экономическую и культурную жизнь Украины привели к этому страшному кровопролитному кризису. Мы не можем забыть, что в течение долгого времени Евросоюз оказывал мощное давление на Республику Беларусь. Не можем не знать и не понимать, что за Евросоюзом маячит тень военной организации — НАТО. И приход в зону карабахского конфликта ещё одного игрока, Евросоюза, на наш взгляд, является фактором дестабилизирующим. Евросоюз и Россия находятся в состоянии конфронтации. И поэтому появление Евросоюза в зоне карабахского конфликта ослабляет позиции России в этом регионе. И упомянутые переговоры Армении и Евросоюза некоторой частью российской интеллектуальной элиты расцениваются как вероломство.

Россия с большой симпатией относится к становлению сегодняшнего азербайджанского государства. Мы рады тому, что в Азербайджане преодолены стихии хаоса. Рады, что азербайджанское государство строится на основах гуманизма, интернационализма, в нём изжиты ещё недавно присутствовавшие русофобские тенденции. Мы рады тому, что русский язык и русская община в Азербайджане не чувствуют себя депрессивно. Рады, что Азербайджан всё активнее проявляет себя на международной арене, что в конфликте на Большом Ближнем Востоке Азербайджан всё увереннее играет свою умиротворяющую роль. Азербайджан находится в прекрасных отношениях с Турцией, с Ираном и как таковой очень важен и полезен России в моменты, когда наши отношения с этими странами осложняются. Поэтому вопрос мира в районе Карабаха, вопрос налаживания контактов, отношений между Арменией и Азербайджаном является, с нашей точки зрения, первостепенным. Мы очень рады прошедшей недавно встрече на высшем уровне, когда президенты Азербайджана и Армении встречались с глазу на глаз, имели возможность напрямую обсудить мучительную карабахскую проблему.

Мы огорчены тем, что контакты на уровне общественных организаций между Арменией и Азербайджаном заморожены, заторможены. И мы, Изборский клуб, хотели бы в ближайшем будущем провести наше расширенное заседание в районе этого конфликта, в районе карабахской драмы, в районе, где ещё продолжают свистеть пули и погибать люди. Чтобы там, с этой драматической площадки, ещё раз провозгласить идею умиротворения, идею мира, идею гармонического, гуманистического разрешения этой мучительной и очень важной для России проблемы.

Армения. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 15 ноября 2017 > № 2480317 Александр Проханов


Ирак. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 ноября 2017 > № 2374981 Семен Багдасаров

Багдасаров: армянское руководство не должно игнорировать курдский вопрос

О создании независимого курдского государства – Иракского Курдистана, геополитических изменениях на Ближнем Востоке в этой связи, позиции Армении по отношению к курдскому вопросу, пути решения карабахского конфликта Семен Багдасаров рассказал газете «Ноев Ковчег»

Семен Багдасаров — директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии, специалист по проблемам стран Ближнего Востока и Центральной Азии и борьбе с терроризмом. Он автор многочисленных публикаций, посвященных вопросам ислама и обстановке в ближневосточно-центральноазиатском регионе. Семен Багдасаров — постоянный гость теле– и радиопрограмм. Награжден орденом «За личное мужество», 12 медалями, грамотами главы государства, а также ведомственными наградами ФСБ и ФСКН России.

ИА REGNUM : Семен Аркадьевич, как может измениться геополитическая карта Ближнего Востока после создания независимого Иракского Курдского государства? Кто «выиграет» и кто «проиграет»?

Изменения очень серьезные. Впервые в современной истории возникло самостоятельное курдское государство. Иракский Курдистан контролирует Киркук, область, где добывается свыше 50% всей иракской нефти, ее запасы составляют свыше 6 млрд тонн. Здесь добывается 3,5 триллиона кубометров природного газа, 50% иракского золота, молибдена и других цветных металлов, выращивается 75% всех зерновых Ирака.

Если в перспективе, через 2−3 года, на севере Сирии будет создана Федерация Северной Сирии — другое многонациональное курдское государство с разными религиями, где проживают и курды, и армяне, и арабы, и ассирийцы, и туркмены-алеви, то Ближний Восток получит новое серьезное государственное образование, которое будет диктовать условия многим странам.

Кому это невыгодно? В первую очередь Турции. Это невыгодно сирийскому руководству. Невыгодно и Ирану, потому он рассматривает курдов как элемент сепаратизма и угрозу распада страны. Поэтому эти страны, несмотря на существующие между ними противоречия, будут консолидировать позиции с целью не допустить такого образования.

Кому это выгодно? Израилю, который уже сегодня заявляет, что готов признать любое курдское государство. Об этом говорят премьер-министр страны Нетаньяху и министр обороны Либерман. Израиль хочет видеть на карте не только персидское, арабское и турецкое государства, но и курдское, которое исторически к нему тяготеет.

ИА REGNUM : А какие последствия могут быть для Армении?

Армения должна сделать самые серьезные выводы из происходящего. Нельзя оставаться в стороне и делать вид, что эти события ее не касаются. Слишком близко расположены к Армении эти земли. Поэтому если армянское руководство будет и дальше игнорировать курдский вопрос и, как страус, прятать голову в песок, никаких положительных сдвигов не будет.

Я хочу обратить внимание на идеологию Рабочей партии Курдистана (РПК) (в России она не запрещена и не считается террористическим образованием) и аффилированную с ней структуру — Партию демократического союза (ПДС), которая сегодня воюет в Сирии. Эта партия не подразумевает создание национального курдского государства, в отличие от семьи Масуда Барзани, который собирается строить в Иракском Курдистане именно такое государство. Хотя при этом, согласно документу, который замещает временную конституцию Иракского Курдистана, армяне, ассирийцы, туркмены и арабы являются государствообразующими народами, и в нем есть элементы организации самоуправляемых территорий.

Если Армения думает о том, что некоторые земли Западной Армении, где проживают армяне, могут войти в состав государства, то именно сотрудничество с РПК может этому способствовать, а не только борьба за признание геноцида армян в Османской империи. Конечно, продолжать борьбу необходимо, но сегодня этого уже недостаточно.

Надо работать с РПК, тем более, что ни для кого не секрет, что на территории Западной Армении в вилайетах на юго-востоке Турции проживает много криптоармян. Открытие армянской церкви в Диярбакыре тому подтверждение.

В государственной политике доминировать должен политический реализм. Не стоит сегодня делать акцент на том, что курды принимали участие в геноциде 100 лет тому назад. Речь не идет о том, чтобы забыть это, но в новых условиях необходимо выстраивать соответствующую политику. Надо примириться.

Еще в 30-х годах партия дашнаков договорилась с курдской военно-политической организацией «Хайбун» на фоне общей угрозы — турецкого милитаризма — о примирении между двумя народами. Будем откровенными, все ли курды участвовали в геноциде? Дедушка турецкого политика курдского происхождения Османа Байдемира, например, был настоятелем диярбакырской мечети, которая прятала армян. И Осман Байдемир на посту мэра всячески поддерживал идею возвращения армян на свои исторические земли.

Курды-алевиты вообще не участвовали в геноциде. Из 20 миллионов курдов алевиты составляют 8 миллионов. Их много и в Рабочей партии Курдистана. О езидах вообще не говорю, 500 тысяч их самих было убито османами. Не участвовали целые племенные объединения, например моски. Племенное руководство моски было уничтожено османами, значительная часть племени выселена на запад Турции с тем, чтобы они ассимилировались.

Игнорировать важнейшие геополитические изменения, которые происходят «под боком», политически близоруко.

ИА REGNUM : А что, по Вашему мнению, может предпринять армянское руководство?

Поддержать курдское национально-освободительное движение. Не надо бояться использовать для этого территорию Армении. Армения — член ОДКБ. Почему бы армянской армии не принять участие в операции в Сирии? В Эль-Камышлы — северной столице Федерации Северной Сирии — проживает достаточно много армян, ассирийцев и езидов. В Армении также живут и ассирийцы, и езиды. Почему бы не создать бригаду из них и не отправить в Камышлы?

ИА REGNUM : Но Армения втянута в военный конфликт с Азербайджаном…

Так вот конфликт в Нагорном Карабахе не решится до тех пор, пока будет силен турецкий милитаризм. Речь не идет о крупной военной армянской операции и больших военных затратах. Речь идет о достаточно гибкой схеме воздействия на ситуацию в регионе. Армении нельзя абстрагироваться от того, что происходит вне ее границ и вне Нагорного Карабаха. Надо смотреть шире. Большая армянская диаспора, среди которой немало состоятельных людей, также может в этом помочь Армении.

ИА REGNUM : Если Армения примет участие в прокурдских мероприятиях, в том числе военного характера…

Это не прокурдские мероприятия. Это мероприятия по обеспечению интересов стран на Ближнем Востоке, входящих в ОДКБ. Речь идет об участии армянской стороны в рамках российской военной операции в Сирии.

ИА REGNUM : А если Армения примет в них участие, какой может быть позиция Ирана?

Мы защищаем интересы ОДКБ не в Иране, а в Сирии.

ИА REGNUM : Сколько армян проживает в Иракском Курдистане сегодня?

Данные самые разные, по некоторым — несколько тысяч человек. Значительная часть христиан покинула свои земли. В Иракском Курдистане проживает значительное число ассирийцев, там много армяно-ассирийских смешанных браков. В парламенте Иракского Курдистана есть квота и для ассирийцев, и для армян. И те, и другие представлены во властных структурах. В свое время министром экономики и финансов был Саркис Ахаджян, один из тех, кто хотел создать в Ниневийской долине христианское государство. Он происходит из смешанной ассиро-армянской семьи. Говорить о том, что в Иракском Курдистане нет «армянских интересов», нельзя.

ИА REGNUM : Национальные меньшинства в Иракском Курдистане поддерживают создание независимого государства?

Все в Иракском Курдистане, кто находится на так называемых спорных территориях — ассирийцы, арабы-сунниты, не желающие подчиняться шиитскому Багдаду, армяне, туркмены (из трех туркменских суннитских партий две выступили «за»), — поддерживают создание независимого государства. Как и все религиозные группы, иерархи халдейской католической церкви, основной христианской общины.

РПК и ПДС считают, что будущее за наднациональным государством, где все национальности были бы равны, и это уже на практике претворяется в жизнь, в частности в Федерации Северной Сирии, высшим органом которой является Ассамблея, куда входят курды, арабы, туркмены-алеви, армяне и черкесы.

Все эти народы представлены во властных структурах, в кантонах и муниципалитетах. В муниципалитетах компактного проживания того или иного народа действует следующая система: из трех человек во властных структурах один, как правило, курд, другой — христианин — ассириец или армянин и один — представитель арабов. И из этих трех одна — обязательно женщина.

ИА REGNUM : Не повлечет ли за собой создание Иракского Курдистана государственного объединения всех курдов на Ближнем Востоке? Как создание Иракского Курдистана может отразиться на судьбе курдов, проживающих в Турции?

Эрдоган, который работал с семьей Барзани (все деньги семьи Барзани хранятся в подконтрольном Эрдогану банке), всполошился потому, что, несмотря на то, что руководство Демократической партии, доминирующей партии в Иракском Курдистане, является противником РПК (правда, сегодня перед лицом общего врага намечается их сближение), понимает, что это прецедент, который подстегнет национально-освободительное движение курдов. На юго-востоке Турции идет война. В районе Арарата ведутся ожесточенные бои, где каждый день гибнут десятки турецких военнослужащих. Это происходит непосредственно на армяно-турецкой границе. И, конечно, Эрдоган сделает все, чтобы не допустить объединения курдов в единое большое государство.

ИА REGNUM : Какова позиция Ирана в курдском вопросе?

Отрицательная. В Иране проживает 5 миллионов курдов. После референдума 25 сентября в Иракском Курдистане Эрдоган ездил в Тегеран и встречался с президентом Ирана Рухани. Иранцы относятся к курдской проблеме с опаской, потому что если в Иракском Курдистане вопрос решился в пользу независимости, в Сирийском Курдистане может также решиться в ближайшее время, а в Турции полным ходом идет гражданская война, Иран может стать следующим звеном этой цепи.

ИА REGNUM : Каким Вы видите сценарий развития ирано-американских отношений в ближайшей перспективе?

В окружении Трампа антииранские настроения очень сильны. Думаю, что ситуация будет нагнетаться, но до открытого военного столкновения дело вряд ли дойдет, так как американцы к столкновению с такой страной, как Иран, не готовы. Оккупация Ирана исключается, а вот поддержка сепаратистских сил — вполне реальна. Для этого США будут использовать своих союзников, в том числе Саудовскую Аравию.

ИА REGNUM : Визит короля Саудовской Аравии в Россию свидетельствует о сближении двух стран?

Думаю, Россия должна сохранять «равноудаленность» в конфликте между Ираном и Саудовской Аравией. Понятно, что саудовцы заинтересованы в том, чтобы Россия заняла в отношении Ирана жесткую позицию. Но России не следует вмешиваться в этот конфликт. Надо сохранять политический баланс.

ИА REGNUM : Реальные итоги встречи лидеров двух стран есть?

Саудовская сторона, как всегда, много обещает, в том числе в части закупок военной техники. Но «на выходе» пока ничего конкретного нет.

ИА REGNUM : Россия уже договорилась о поставках Турции комплексов С-400…

Никаких российских поставок С-400 в Турцию не будет.

ИА REGNUM : А подписанный договор?

Договор реализован не будет. Министр иностранных дел Турции заявил, что закупать военную технику у России Турция не будет, если ей не будут переданы технологии производства установок. Надеюсь, Россия на это не пойдет. Нельзя забывать, что Турция — страна НАТО. В свое время мы передали военные технологии Китаю, и сегодня Китай составляет России серьезную конкуренцию. Разговоры о закупке Турцией С-400 — политическая игра, уступки по сирийскому вопросу. Эрдоган маневрирует между Москвой и Вашингтоном.

ИА REGNUM : Как Вы оцениваете визит Эрдогана на Украину? Заместитель министра иностранных дел России заявил в этой связи, что Турция показала свое истинное лицо…

Хорошо, что в российском МИДе это стали понимать. К сожалению, стратегического мышления не хватает. Потепление отношений с Турцией — грубая ошибка российской стороны. Позиция Турции в отношении Украины, Крыма, по вопросам сельскохозяйственных поставок далека от дружественной.

ИА REGNUM : Как Вы считаете, создание так называемых зон деэскалации в Сирии не приведет к фактическому разделу страны на зоны влияния отдельных держав?

Сирии как отдельного государства уже нет. Существует уже как минимум два государства — одно с центром в Дамаске, другое — в Эль-Камышлы. Зоны деэскалации — по сути зоны контроля отдельных держав. Эль-Кунейтра — зона контроля Израиля, Дейр эз Зор — Иордании, США и Саудовской Аравии, Идлиб — Турции.

ИА REGNUM : Какие политические последствия будет иметь создание Иракского государства Курдистана для России?

По уровню инвестирования в этом регионе Россия вышла на первое место. Только за прошлый год она вложила 4 млрд долларов США. Второе место по объему инвестиций занимает Израиль, третье — Турция, четвертое — США. С Иракским Курдистаном нам следует поддерживать конструктивные деловые отношения.

ИА REGNUM : Почему Запад перестал требовать отставки президента Сирии Башара Асада, по Вашему мнению?

Дележ Сирии еще не закончен. Сюрпризов будет много, включая вооруженные попытки свержения Асада со стороны Федерации Северной Сирии. Там сконцентрирована более чем 100-тысячная армия курдов, военизированные отряды армян, черкесов. Соединенные Штаты могут направить их на Дамаск. Похожий сценарий уже был опробован в Афганистане. Это вопрос времени.

ИА REGNUM : В чем опасность конфликта Ирана и Саудовской Аравии для Ближнего Востока?

Прямого столкновения между Ираном и Саудовской Аравией ожидать не стоит. Ни той, ни другой стороне глобальная война с нанесением военных ударов по территории государств не нужна. Противостояние идет большей частью в идеологической сфере. Это противостояние косвенное, опосредованное, через определенные силы в Ираке, Сирии, Ливане. Прямого вооруженного конфликта можно не ожидать.

ИА REGNUM : Ситуация в Нагорном Карабахе остается напряженной, Азербайджан и Армения продолжают наращивать вооружения. Каким Вы видите сценарий урегулирования конфликта? Возможно ли политическое решение?

Я не вижу политического урегулирования карабахского конфликта. Карабахское руководство должно определиться. Я считаю, что, если начнется новая агрессия со стороны Азербайджана, карабахской армии надо будет, невзирая на звонки из известных столиц, перейти в контрнаступление и взять левобережную часть Куры. На этом война закончится.

ИА REGNUM : А допустят ли третьи страны такой сценарий?

Руководству Карабаха следует на несколько дней остаться без связи.

ИА REGNUM : Хватит ли сил у армянской стороны?

Хватит. Никакие израильские беспилотники, никакая военная техника азербайджанской армии не помогут. Во время последней военной операции в апреле 2016 года, согласно документу, подписанному министром обороны Азербайджана, число погибших с азербайджанской стороны военнослужащих составило 558 человек, раненых — 1600. За несколько дней вооруженные до зубов элитные части азербайджанской армии понесли такие потери!

Я за мир между Азербайджаном и Арменией. Я за мир между Азербайджаном и Нагорным Карабахом. Я лично уважаю азербайджанский народ. Когда я служил заместителем командира полка в Кировабаде, восхищался гостеприимством азербайджанского народа, к которому отношусь с глубоким уважением. Но если речь идет о войне, я как военный специалист не могу кривить душой.

Я не верю в схему «верните нам пять районов, а мы вам тоже что-то отдадим». Мировая история не знает примеров, когда взятая кровью территория отдавалась бы без крови, тем более, что эти пять районов — буферная зона. Сценарий может быть только такой: признание Нагорного Карабаха, ввод в эту зону миротворческих сил и только после этого возвращение Азербайджану территорий.

ИА REGNUM : А нарушить договоренности Азербайджан может?

Может. Гарантий не даст никто, в том числе и международных.

Григорий Анисонян

Ирак. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 ноября 2017 > № 2374981 Семен Багдасаров


Армения. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 ноября 2017 > № 2374972

Подпишет ли Армения рамочное соглашение с Европейским союзом

Документом предусматривается закрытие Армянской АЭС

13 октября на официальном сайте Совета Европейского союза был опубликован текст нового рамочного «Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве» между Европейским союзом и Арменией, планируемого к подписанию в ходе ноябрьского саммита «Восточного партнерства» в Брюсселе.

Провозглашая благие цели укрепления всестороннего экономического, политического партнерства «на основе общих ценностей и прочных связей», подробный документ на 357 страницах и в 386 статьях описывает сотрудничество между европейскими структурами и Республикой Армения в самых разных сферах. Специальные разделы и подразделы посвящены политическим реформам, внешней политике и безопасности, судебной системе, экономическому сотрудничеству, торговле, финансовой помощи и механизмам контроля, налогообложению, транспорту, статистике и иным направлениям.

Многие статьи документа содержат пересказ уже имеющихся международных обязательств Армении, а также выраженные в расплывчатом духе общие положения. Но есть, как мы увидим, и некоторая конкретика, реализация которой может привести к противоречивым последствиям. И вовсе не случайно, что в преддверии «судьбоносного» события в Ереван зачастили эмиссары из Старого Света. В первых числах октября при участии руководителя миссии ЕС в Армении Петра Свитальского на севере страны открылся последний модернизированный при содействии Евросоюза пограничный контрольно-пропускной пункт, что завершило очередной этап реформ в таможенной сфере. Тогда же в Армении побывал еврокомиссар по вопросам расширения и политики соседства Йоханнес Хан, отметившийся рядом заявлений. По его мнению, рамочное соглашение между Европейским союзом и Арменией может стать примером для других стран. Планируемый к подписанию документ Хан считает «переломным», поскольку он докажет, что членство в Евразийском экономическом союзе не противоречит налаживанию всеобъемлющего и расширенного сотрудничества с Брюсселем. В то же время, подписав соглашение, Ереван подтвердит приоритетность сотрудничества именно с ЕС. Господин Хан считает Армению «первопроходцем», что выглядит несколько странно, если не забывать о том, что в декабре 2015 года аналогичное соглашение с европейскими партнерами подписал Казахстан.

5 октября президент Армении Серж Саргсян принял делегацию комитета по политическим вопросам и вопросам безопасности Совета ЕС во главе с председателем комитета Вальтером Стивенсом, вместе с которым приехали аккредитованные в Брюсселе послы входящих в ЕС 28 стран. Делегация побывала в Армении с целью обсуждения процесса и перспектив отношений Армения — ЕС в свете завершения переговоров по новому рамочному соглашению, изучения ситуации на месте, обсуждения вопросов повестки предстоящего саммита «Восточного партнерства» и обмена мнениями о политических проблемах и вызовах безопасности в регионе Южного Кавказа. Как представляется, за этими расплывчатыми формулировками могут скрываться, в том числе, требования политического характера, пусть и неформальные. Стивенс отмечает заинтересованность ЕС в армянских реформах в сфере экономики, конституционного переустройства, а также для целей укрепления правосудия, защиты прав человека и демократических институтов. Очевидно, в качестве «пряника» объявлено о предоставлении Армении ряда грантов: 80 млн долл. на региональное развитие, 15 млн евро на реформы в сфере занятости и профессионального образования, не считая более мелких программ.

В том, что касается острых проблем региональной безопасности, составители документа постарались обойти «острые углы». Как и предполагалось, в соглашении фигурирует абстрактно-обтекаемая формулировка о важности разрешения карабахского конфликта исключительно переговорным путем, в рамках усилий Минской группы ОБСЕ с опорой на Хартию ООН, Хельсинкский заключительный акт с известными принципами неприменения силы, территориальной целостности и права на самоопределение. Но вообще, если не забывать о референдуме в Каталонии, встреченном европейцами с явной долей растерянности, то карабахский вопрос приобретает дополнительные грани. Что-то подсказывает, что от него в ЕС будут активно дистанцироваться, концентрируя усилия на экономике, «стандартах», а также на внедрении в традиционное армянское общество «новых европейских ценностей», только лишь способствующих усилению гражданского раскола и взаимной радикализации. Активное проталкивание ряда сомнительных законодательных инициатив вызывает вполне понятное встречное отторжение, однако соответствующая подготовительная работа началась далеко не вчера. В частности, по словам инициатора одной из общественных инициатив Карине Есаян, «в декабре 2015 года между Республикой Армения и Евросоюзом был подписан договор о бюджетном финансировании «Поддержка по защите прав человека в Армении» на сумму в 12 миллионов евро. В результате применения этого договора Национальным собранием РА должны быть приняты закон «против дискриминации», легализующий однополые союзы, и относящийся к ювенальной юстиции закон «О предотвращении семейного насилия и защиты лиц, подвергнувшихся семейному насилию». Согласно этому договору Армения обязалась также подписать и ратифицировать Стамбульскую конвенцию Совета Европы «О предотвращении и предупреждении насилия против женщин и семейного насилия». Основные понятия в законе «О предотвращении семейного насилия и защиты лиц, подвергнувшихся семейному насилию» взяты из Стамбульской конвенции Совета Европы. В конвенции используется так называемое понятие «партнеры» как лица, имеющие периодические сексуальные связи между собой. А партнерами могут быть и лица одного пола. В конвенции и проекте закона в качестве видов семейного насилия даны так называемые «экономическое» и «психологическое» насилие, которые не определены в Уголовном кодексе РА в качестве видов насилия. Введением этих новых видов насилия в область межличностных отношений семьи создаются правовые основы для вмешательства во внутренние межличностные отношения семьи, ее подрыва, изъятия детей и помещения их в приюты».

Действительно, весьма сложно определить, что такое «психологическое насилие», и если следовать здесь расширительным трактовкам, то зайти можно весьма далеко. Но сторонников «прогрессивных» инициатив это не смущает, и они уверенно связывают деятельность своих оппонентов с… «мягкой силой Российской Федерации», или, проще говоря, усматривают здесь «руку Кремля». Как видим, свойственная некоторым западным кругам антироссийская паранойя получает некоторое распространение и в Армении.

Впрочем, проталкивание «ювенальных» законов — лишь часть активной работы ЕС на армянском направлении. Напомним, после отказа Армении от подписания ассоциативного соглашения на Вильнюсском саммите 2013 года и вступления республики в Таможенный союз растерянность европейских партнеров была недолгой. Согласно подписанному в ноябре 2013 года в Вильнюсе меморандуму о взаимопонимании для создания единого механизма поддержки Армении предоставили финансовую помощь в размере около 78 млн евро «для укрепления границ, адаптации законодательства и борьбы с бедностью». Общий же объем финансирования — от 140 млн до 170 млн евро в 2014—2017 гг. В октябре 2015 года Совет ЕС утвердил мандат на начало переговоров с Ереваном о новом юридически обязывающем и всеобъемлющем рамочном соглашении, которое, собственно, и планируется сейчас к подписанию. Армения является участником системы GSP+, то есть преференциальным партнером в торговле с ЕС, что также будет подтверждено в ноябре.

«Армения, будучи в ЕАЭС, никогда не забывает и о других рынках. Скажу больше, на данный момент темпы роста экспорта в ЕС превысили экспорт в ЕАЭС. В частности, экспорт в Европу вырос на 31%, а в ЕАЭС — на 24%», — такие данные привел 13 сентября на заседании Национального собрания премьер-министр Карен Карапетян.

По данным торговой статистики, за январь — июль 2017 г. доля стран — членов ЕС и их зарубежных территорий в стоимости экспорта Армении почти достигла 30%, а в стоимости ее импорта она составляет чуть более половины. Аналогичные показатели в отношении стран ЕАЭС не превысили соответственно 25 и 34%. С 2015 года наиболее активно растет стоимость импорта и экспорта — как с ЕС, так и в рамках ЕАЭС.

Таким образом, речь идет о новом этапе отношений между сторонами с учетом новых интеграционных реалий. Высказываются предположения, что в Брюсселе, ввиду долгосрочных политико-экономических целей на Кавказе, решили применить более мягкую стратегию, не вынуждая Ереван к жесткому выбору приоритетного направления экономической интеграции.

Со своей стороны, Россия в целом не намерена препятствовать «расширенному партнерству» Армении с ЕС. Некоторое время назад член коллегии по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяна Валовая заявила, что не видит противоречий между обязательствами Армении в ЕАЭС и планируемым к подписанию соглашением с Брюсселем: «Таких противоречий нет, более того, мы очень приветствуем этот договор». Как следовало из слов Т. Валовой, в ЕЭК еще до официальной публикации текста были осведомлены о содержании «Соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве», которое «не затрагивает компетенции ЕАЭС, поэтому здесь нет необходимости консультаций или согласований».

Более того, сразу после подписания 24 июня 2017 года соглашения о поощрении армянского экспорта в регион ЕС Министерство промышленности и торговли РФ предложило отраслевым ассоциациям составить перечень товаров российского либо российско-армянского производства, экспорт или реэкспорт которых мог бы увеличить показатели взаимной торговли. Предполагается, что с января 2018 года Армения войдет в действующую в Евросоюзе новую электронную систему экспортной регистрации REX (Registered Exporter System), участникам которой не требуется наличие сертификата происхождения товара при совершении экспортной сделки на сумму до 6000 евро включительно. Таким образом, как пояснил первый зам. министра экономического развития и инвестиций Гарегин Мелконян, для России появляются более широкие возможности для товарного реэкспорта в ЕС через Армению и некоторые другие преимущества.

Включение Армении в систему облегченного экспорта в ЕС не вызвало у российской стороны возражений, что может свидетельствовать о ее заинтересованности в сохранении разных вариантов взаимовыгодных экономических связей с Евросоюзом, в том числе посредством других стран ЕАЭС. Несмотря на «обмен санкциями», продовольственные товары, инвестиции и различное оборудование из региона ЕС продолжают поступать в РФ через другие страны — через Белоруссию и Казахстан, что облегчается их неучастием в затеянной Западом санкционной «дуэли».

Пристальный интерес Еревана и Брюсселя носит взаимный характер и по причинам геополитического свойства. Восточные участки пролегающих через страны Закавказья коммуникационных путей (нефтепроводы Баку — Тбилиси — Джейхан, Баку — Тбилиси — Поти / Супса, газопровод Баку — Тбилиси — Эрзерум) проходят вблизи линии нагорно-карабахского военного противостояния. Альтернативных нефтегазоэкспортных маршрутов в обход российской территории у Азербайджана нет. Экспортные поставки каспийской нефти по трубопроводу к Новороссийску и Туапсе сокращаются далеко не первый год, в отличие от трубопроводных маршрутов через грузинскую территорию в Турцию. Так что вариант активизации азербайджано-российского сотрудничества в энергетической сфере в противовес сближению Еревана с Брюсселем едва ли возможен.

Несмотря на периодически возникающую шумиху (взять хотя бы скандальные инициативы прозападного блока «Елк», о которых мы писали в прошлом номере газеты), армяно-российские отношения по-прежнему обусловлены общностью интересов в сложном конфликтном регионе, приграничном с Турцией и Ираном. Консультации с европейскими партнерами по вопросам развития торгово-экономического сотрудничества (несмотря на санкции) предполагают задействование возможностей Армении — естественно, при максимальном взаимном доверии и четком осознании того, что стороны находятся в едином интеграционном объединении и действуют, исходя из общности целей и интересов.

Сотрудничая с более крупным и конкурентоспособным экономическим субъектом, всегда проще договариваться в том случае, если есть возможность представлять если не равную по возможностям паритетную силу, то хотя бы приближенную к ней, отметила в ходе состоявшегося 7 сентября в Москве армянского политологического форума доктор экономических наук Аза Мигранян. Возникают и сложные вопросы о последствиях тех или иных соглашений для национальных экономик, в том числе с учетом негативного украинского опыта. В процессе подготовки к подписанию ассоциативного соглашения с ЕС (2010−2013 гг.) была проделана значительная работа по приведению законодательной базы, условий регулирования торговли, технологических стандартов к требованиям ЕС, что не вызывало возражений у Москвы. В то же время возможное обязательство о принятии евростандартов, уже поставивших экономический потенциал Молдовы и Украины на грань уничтожения, вызывало некоторые вопросы. Принципы стандартизации Евросоюза и принятые Арменией технические регламенты ЕАЭС абсолютно несопоставимы, ибо европейцы требуют соответствия технологий, сырья и средств производства, в то время как евразийская система требует лишь качества готовой продукции, без особых условий к производителям. В результате сегодня Украина, несмотря на наличие производственных мощностей, не в состоянии производить многие товары в силу их несоответствия евростандартам, что приводит к банкротству предприятий и иным негативным последствиям. Применительно к такой статье армянского экспорта, как переработанная сельскохозяйственная продукция, переход на иные технологии будет означать существенные затраты на закупку новых средств производства, полную замену технологических линий и т.д. Содержащиеся на этот счет в соглашении формулировки выглядят достаточно мягкими, что, видимо, связано с фактором членства Армении в Евразийском экономическом союзе.

Немаловажен и процесс согласования экспортно-импортных пошлин, оговоренных еще в 2003 году при вступлении Армении в ВТО, которые на 5−10% ниже (так же как и в случае с Казахстаном и Киргизией) по сравнению с Единым таможенным кодексом ЕАЭС. Около 65% по стоимости армянского экспорта составляет продукция цветной металлургии, далее следуют (пропорционально доле в стоимости) текстильные товары, продукция пищевой промышленности. Для экспорта товаров, составляющих 85% стоимости армянского экспорта, по словам Г. Мелконяна, действует «нулевая пошлина или близкие к нулю ее ставки». Тем не менее, данное обстоятельство не стало «шлагбаумом» для последующего вступления Армении в ЕАЭС, и для отдельных позиций предусмотрен переходный период. В случае согласия Еревана с таможенно-тарифной политикой европейских партнеров он лишится возможности вводить заградительные ставки, что также чревато экономическими потерями. Переход Армении на ЕТК, по официальному заявлению ЕЭК, состоится с декабря 2021 года, но как это состыкуется с условиями членства Армении в ВТО, пока неясно. Видимо, потому, что в сложившейся достаточно запутанной ситуации эти формальные (но политически немаловажные, ибо о них могут вспомнить в любой момент) вопросы — не первого порядка…

Активизация сближения Армении с ЕС в определенной степени могла быть обусловлена и «турецким» фактором. Речь идет об отдельных конъюнктурных высказываниях турецких чиновников (в частности, министра экономики Нихат Зейбекчи) о гипотетическом создании зоны свободной торговли с некоторыми государствами ЕАЭС без участия Армении.

Впервые об этом было заявлено еще в 2015 году, на что МИД Армении официально назвал «абсурдным заявление официальной Анкары о намерении присоединиться к таможенной территории ЕАЭС». Как пояснил первый зам. министра иностранных дел Шаварш Кочарян, «договором о ЕАЭС не предусмотрено присоединение к таможенной территории Союза».

Следует обратить внимание и на то, что о присоединении к таможенной территории ЕАЭС говорит Турция, в одностороннем порядке закрывшая с 1993 г. армяно-турецкую границу. А она является единственной сухопутной границей между Турцией и таможенной территорией ЕАЭС». И это если не вспоминать о недавних зигзагах турецкой внешней политики вроде запрета на прием судов из Крыма, что, мягко говоря, не способствует конструктивному диалогу между Анкарой и Москвой. Не совсем понятно и то, каким образом укрепление партнерства с Европой скажется на армяно-иранских проектах в ситуации, когда санкции против ближневосточной страны вовсе не отменены, а Дональд Трамп открыто провозгласил курс на конфронтацию с Тегераном, включая выход из «ядерной сделки» 2015 года.

Еще одно де-факто региональное «измерение» диалога с Брюсселем — немаловажный для Армении вопрос энергетической безопасности. В своей предвыборной программе 2013 года «Вперед к безопасной, благополучной Армении» глава государства Серж Саргсян пообещал завершение строительства второго энергоблока Армянской АЭС в намеченные сроки. Как известно, проектом занимается российская корпорация «Росатом», подвергающаяся в некоторых восточноевропейских странах политически мотивированному давлению. В статье 42 второй главы пятого раздела соглашения, посвященной энергетическому сотрудничеству, отмечается необходимость «закрытия и безопасного вывода из эксплуатации» Мецаморской АЭС с заменой на иные мощности, обеспечивающие энергетическую безопасность Армении. Требуя закрыть энергоблок, вырабатывающий до 40% электроэнергии в стране, каких-либо внятных альтернатив европейские партнеры не предлагают. Известно, что в общем и целом они пытаются свернуть армянскую энергетику под бурные аплодисменты Баку и Анкары, и это вряд ли соответствует интересам обеспечения энергобезопасности Армении.

Кроме того, после решения вступить в ЕАЭС на повестке дня отношений Армения — ЕС остались вопросы, связанные с визовой либерализацией, что также отражено в статьях соглашения, посвященных миграционному сотрудничеству. Брюссель продолжает оказывать финансовое содействие проведению реформ в рамках визового диалога, и дальнейшее углубление взаимодействия будет отталкиваться от наработанной здесь базы, что также необходимо принимать во внимание в контексте стоящих перед Арменией внешних вызовов и угроз.

Какое все это найдет преломление в рамках «всеобъемлющего и расширенного партнерства», пока не заработали пункты соглашения, можно только предполагать. Несмотря на активную работу ЕС в Армении, ходят даже слухи о том, что, как и в 2013 году, процедура подписания вновь будет отложена, причем по инициативе европейских партнеров, которым нужно не равноправное сотрудничество, а подчинение армянской стороны своим политическим и иным интересам. Впрочем, для пропагандистов реальные причины не имеют никакого значения, и можно даже услышать утверждения, что Москва, мол, в последний момент навяжет властям Армении «свою волю». Но скорее всего, это все же круги на воде: армянская сторона не видит преград для подписания соглашения с Евросоюзом, заявил пресс-секретарь МИД Армении Тигран Балаян, добавив: отношения Армении с Евросоюзом не обусловлены отношениями ЕС с третьими странами (аналогичное соглашение между Брюсселем и Баку хотя пока окончательно не согласовано, но также будет обсуждаться в ходе ноябрьского саммита «Восточного партнерства»).

Как показывает опыт многих балканских стран, стремящихся к расширенной интеграции с ЕС, в этом случае сотрудничество с Россией в самых разных сферах находится под сильным влиянием политических рисков. В любом случае интеграционная политика постсоветских государств на «евразийском» и «европейском» пути может иметь разные последствия, которые необходимо обсуждать в режиме взаимного доверия, максимальной откровенности и отсутствия проблем, которые по каким-то причинам обходились бы стороной.

Ноев Ковчег

Андрей Арешев

Армения. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 ноября 2017 > № 2374972

Полная версия — платный доступ ?


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter