Всего новостей: 2462803, выбрано 17150 за 0.171 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716

Рассорить с Россией: как НАТО давит на Турцию

Зачем западные страны ставят под сомнение российско-турецкие отношения

Ольга Шерункова

Страны НАТО твердят о «разделении» Москвы и Анкары после того, как Турция поддержала ракетный удар США, Великобритании и Франции по Сирии из-за предполагаемого применения химоружия в городе Дума. Между тем Россия и Турция вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. Зачем Запад спекулирует на тему российско-турецких отношений и оказывает давление на Анкару — разбиралась «Газета.Ru».

После того, как Турция поддержала США, Францию и Великобританию, которые нанесли ракетный удар по территории Сирии за предполагаемую химатаку, страны Запада поспешили воспользоваться случаем и начали спекулировать на тему прочности российско-турецких отношений.

14 апреля генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг поддержал действия трех стран-участниц альянса — по его словам, этот шаг «уменьшит возможности режима по дальнейшим химатакам на население Сирии». Стоит отметить, что «удар возмездия» был осуществлен в отсутствие веских доказательств, подтверждающих, что в сирийской Думе действительно было применено химическое оружие.

Москва решительно осудила методы Соединенных Штатов и их союзников, а президент России Владимир Путин назвал ракетный удар по Сирии «актом агрессии против суверенного государства».

Между тем действия Вашингтона, Лондона и Парижа поддержали многие страны НАТО, в том числе Турция, которая является ярым противником режима действующего президента САР Башара Асада. В турецком МИДе ракетный удар по Сирии назвали «проявлением совести человечества».

Французский президент Эммануэль Макрон заявил, что атака США и союзников по Сирии «разделила» Россию и Турцию, которые вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. «В результате этих ударов были разделены Россия и Турция. Турция осудила химическую атаку и поддержала операцию, которую мы провели», — сказал глава Франции в эфире телеканала BFM TV.

Дружить со всеми, особенно с НАТО

В отношениях Турции и России действительно есть разногласия. В то же время Турция не собирается отказываться от взаимодействия с Россией и Ираном из-за последней атаки западной коалиции на Дамаск, подчеркнул турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. В ответ на высказывания Макрона о «разделенных» России и Турции Чавушоглу призвал Макрона «делать заявления, подходящие уровню президента».

«У нас крепкие отношения с Россией. Однако наши крепкие отношения с ней не являются альтернативой нашим отношениям с НАТО, Францией или США, и они не должны наносить ущерба этим отношениям», — подчеркнул глава МИД Турции во время совместного брифинга с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 16 апреля.

Турция — важный стратегический участник Североатлантического альянса, к тому же это одна из старейших участниц, обладающая второй по численности армией в НАТО.

По данным рейтинга Global Power на текущий год, вооруженные силы Турции оцениваются в 710 565 человек, в НАТО эта страна уступает лишь Соединенным Штатам (2 083 100 человек).

О большой значимости Турции для альянса говорил и сам Столтенберг во время своего недавнего визита в Анкару. «Отчасти Турция важна из-за своего географического положения — страна близко расположена ко всем очагам беспорядка и насилия, Ираку и Сирии. Поэтому Турция особенно важна в борьбе с терроризмом. Ни один союзник НАТО не пострадал столь сильно от терроризма, как Турция», — пояснил генсек НАТО.

Теперь же турецкая сторона рассчитывает, что, поддержав США касательно ударов по Сирии, она может претендовать на большую поддержку со стороны Североатлантического альянса.

«Разумеется, мы ожидаем от НАТО большей поддержки наших усилий в борьбе с терроризмом. Угроза должна исходить не только от одного блока или одной страны. НАТО была создана для того, чтобы защитить своих союзников от угроз безопасности. И независимо от того, откуда исходит опасность, мы должны работать с НАТО, чтобы поддерживать и защищать союзников», — обозначил позицию Анкары Мевлют Чавушоглу.

Рассорить Москву с Анкарой

При этом отношения Турции и США довольно давно переживают серьезный кризис. Бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов связывает это тем, что США привыкли заставлять другие страны подчиняться их интересам, и отказаться от этого доминирования Вашингтону сложно.

По словам дипломата, Соединенные Штаты и дальше будут пытаться давить на Турцию. «Это всегда происходит, когда независимая политика одного государства сталкивает эту страну с другой, желающей господствовать в определенном регионе», — констатирует Попов.

Он добавил, что американцы «специально создают в Сирии проблемы и конфликты», следуя логике «разделяй и властвуй». «И тогда, когда будет конфликт, им будет легче управлять», — заключил собеседник «Газеты.Ru».

Сейчас Соединенные Штаты пытаются нивелировать договоренности между Анкарой и Москвой. Так, Вашингтон уже предупредил турецкие власти, что в случае покупки у России зенитно-ракетных систем С-400 Турция рискует попасть под санкции. Поставки российских ЗРК были утверждены президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом РФ Владимиром Путиным во время двухдневного визита российского лидера в Анкару в начале апреля.

Пентагон же, в свою очередь, уверяет Турцию в готовности предоставить своему союзнику по НАТО ракетное оборудование, соответствующее всем стандартам Североатлантического альянса.

Как поступит Турция?

Эксперт московского центра Карнеги Алексей Малашенко отмечает, что Анкара постарается максимально эффективно использовать свое нынешнее положение, по возможности не портя отношения с США.

«Турки играют свою игру, у них действительно приличные отношения с Россией, и экономически, и политически, но в конечном счете они руководствуются своими интересами. Вряд ли Турция будет нагнетать напряженность в своих отношениях с США», — утверждает Малашенко.

В свою очередь, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев отмечает, что Анкара озабочена и тем, чтобы продемонстрировать свою независимость от Вашингтона.

«Сейчас для Турции важно сохранить лицо и показать, что она не получает каких-либо указаний из Вашингтона. Задача достаточно сложная — ведь нужно не ударить в грязь лицом и перед западными союзниками, и перед народом Турции», — говорит эксперт.

Впрочем, у руководителей Турции есть шансы сохранить политическое влияние на Ближнем Востоке, а при успешно проведенных военных операциях против сирийских курдов — и добавить себе политических очков в глазах турецкого народа, которые понадобятся президенту Реджепу Тайипу Эрдогану в предстоящей предвыборной гонке.

«Нужно смотреть в будущее. Народы все-таки хотят более независимой политики, сейчас это все будет четче и четче проявляться в любых районах, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке», — подытожил бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов.

Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716


Россия. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577520

Россия в комиссии по перемирию в Сирии за сутки зафиксировала пять нарушений режима прекращения огня, Турция — один, сообщается в субботу в информационном бюллетене Минобороны РФ.

"Обстановка в зонах деэскалации оценивается как стабильная. Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с фактами нарушений режима прекращения боевых действий, зафиксировано пять случаев стрельбы в провинциях: Алеппо – два, Латакия – три. Турецкой частью представительства зафиксирован один случай стрельбы в провинции Деръа", — говорится в сообщении.

В течение дня Центром по примирению враждующих сторон в САР гуманитарные акции не проводились.

В Минобороны отметили, что в течение суток соглашения о присоединении к режиму прекращения боевых действий не подписывались. Число населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, не изменилось — 2508.

Количество вооруженных формирований, заявивших о соблюдении режима перемирия, также не изменилось — 234.

Россия. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577520


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576693

Почему авиаудары коалиции по Сирии не изменят ситуацию

7 Дней, США

Соединенные Штаты, Франция и Великобритания выпустили 105 ракет за раз в ответ на недавнюю предполагаемую атаку ядовитым газом, нацеливаясь на три объекта, где, по данным Пентагона, могло храниться или производиться химоружие, включая центр исследований и разработок в районе Барже близ Дамаска.

В субботу утром Россия заявила, что сирийская система ПВО сбила 71 из 100 с лишним ракет, выпущенных коалицией, — утверждение, которое Пентагон опроверг. «Никакое сирийское оружие не помешало нашему удару», — сказал генерал-лейтенант Кеннет Маккензи. Он назвал совместную атаку США, Франции и США «точной, подавляющей и эффективной».

Фактически, большинство сирийских контрмер, включая ракеты противовоздушной обороны, были выпущены после того, как ракеты США и союзников уже достигли своих целей, сказал Маккензи репортерам в прошлую субботу.

Сирийская ПВО не только не сбили атакующие ракеты, но и продолжали стрелять даже после того, как были завершены последние удары США, Великобритании и Франции. По мнению Маккензи, некоторые из 40 с лишним сирийских ракет-перехватчиков могли поразить гражданские объекты.

Согласно Пентагону, 19 новых средств поражения Lockheed Martin «расширенного радиуса действия» были сброшены из двух самолетов-бомбардировщиков B-1B, базирующихся на авиабазе Аль-Удэйд в Катаре.

По словам пресс-секретаря объединенного штаба, бомбардировщики сопровождал один самолет радиоэлектронного противоборства EA-6B Prowler, который должен был противостоять российским средствам противовоздушной обороны. Как пишет издание Defense News, «подключение EA-6B примечательно, поскольку этот самолет был официально снят с эксплуатации военно-морским флотом в 2015 году в пользу более продвинутого EA-18G Growler».

Шесть крылатых ракет «Томагавк» были также запущены с подводной лодки USS John Warner класса «Вирджиния». Американский ракетный эсминец USS Winston Churchill и еще один эсминец, USS Donald Cook, были развернуты в Средиземном море, чтобы отвлечь внимание России и Сирии от трех американских линкоров, выпустивших еще 60 ракет «Томагавк».

По словам Маккензи, крейсер USS Monterey выпустил 30 ракет «Томагавк», а эсминец USS Laboon — 7 с Красного моря, и еще 23 «Томагавка» поднялись в воздух с палубы USS Higgins.

Этот авиаудар был крупнейшим мерой воздействия западных стран в борьбе против Асада и его союзника, но три страны заявили, что атаки были ограничены и не были направлены на свержение Асада или вмешательство в гражданскую войну.

Авиаудар, осужденный Дамаском и его союзниками как незаконный акт агрессии, вряд ли изменит ход многосторонней войны, в результате которой погибло не менее полумиллиона человек.

Президент США Дональд Трамп назвал операцию успешной. В своем Твиттере он провозгласил: «Миссия выполнена», вторив словам бывшего президента Джорджа Буша, который в 2003 году той же фразой описал вторжение США в Ирак, отчего впоследствии был осмеян, поскольку кровопролитие там тянулось годами.

«Мы считаем, что, ударив по Барзе, в частности, мы пронзили сердце сирийской программы химического оружия», — сказал Маккензи, но признал, что элементы программы остались нетронутыми, и он не в силах гарантировать, что Сирия не сможет провести химическую атаку в будущем.

Посол США в ООН Никки Хейли сообщила на экстренном заседании Совета Безопасности США, что Трамп сказал ей, что если Сирия снова пустит в ход ядовитый газ, «Соединенные Штаты будут готовы к действию».

Западные страны заявили, что авиаудары были направлены на предотвращение новых сирийских атак с использованием химического оружия после того, как 7 апреля в Думе был предположительно применен ядовитый газ, и до 75 человек погибли. В нападении обвиняют правительство Асада.

В Вашингтоне высокопоставленный представитель администрации сказал, что, хотя «по использованию хлора у нас больше информации, веские доводы также указывает на применение зарина».

Выступая на саммите в Перу, вице-президент США Майк Пенс казался менее уверенным в использовании зарина, заявив, что Вашингтон вполне может предположить, что он использовался вместе с хлором.

«Живучесть» Асада

Через десять часов после попадания ракет дым все еще витал над обломками пяти разрушенных зданий Сирийского научно-исследовательского центра в Барзе, где, по словам сирийского сотрудника, разрабатывались медицинские компоненты.

На тот момент сообщений о жертвах не поступило.

Сирия опубликовала видеоролик, в котором показала руины разбомбленной исследовательской лаборатории, но также упомянула о том, что Асад, как обычно, прибыл на работу. Сюжет назывался «Утро жизнестойкости».

Позднее в субботу по сирийскому времени в районе, контролируемом правительством, в сельской местности к югу от Алеппо, раздался взрыв на месте Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав. Сотрудники центра сообщили, что причина взрыва, а также его цель, неизвестна.

Российская и иранская военная помощь за последние три года позволила Асаду сокрушить повстанческую угрозу. Соединенные Штаты, Великобритания и Франция уже много лет задействованы в сирийском конфликте, вооружая повстанцев, уничтожая боевиков Исламского Государства и развертывая войска на местах для борьбы с этой группировкой. Но они воздерживались от нападения на правительство Асада, за исключением прошлогоднего пуска ракет.

Хотя западные страны вот уже семь лет в один голос твердят, что Асад должен уйти со своего поста, в прошлом они не трогали его правительство, не имея более широкой стратегии для победы над ним.

Сирия и ее союзники также ясно дали понять, что считают нападение одноразовым, и что оно вряд ли нанесет Асаду значимый вред.

Высокопоставленный чиновник в региональном альянсе, который поддерживает Дамаск, сказал, что объекты, ставшие мишенями авиаудара, были эвакуированы несколько дней назад благодаря предупреждению России.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал, что воздушные удары были «неприемлемыми и беззаконными».

Сирийские государственные СМИ назвали их «вопиющим нарушением международного права», в то время как верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи назвал их преступлением, а западных лидеров — преступниками.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назвала атаку «ограниченной и целенаправленной», без конкретной цели свергнуть Асада или по-настоящему вмешаться в течение конфликта.

Вашингтон назвал выбранные цели центрами исследований, разработок, производства и испытаний химического и биологического оружия. Пентагон утверждает, что одна из атак была направлена на объект по производству химического оружия, и теперь способность Сирии производить такое оружие значительно снизилась.

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал всех членов Совета Безопасности проявлять сдержанность и избегать эскалации в Сирии, но сообщил, что заявления об использовании химического оружия требуют расследования.

Премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл призвал Россию прекратить «притворяться», что Сирия не стоит за атакой на Думу, и пустить в ход свое влияние, чтобы заставить правительство Асада уничтожить свой химический арсенал.

«Россия использовала свою роль члена Совета Безопасности ООН, чтобы наложить вето на резолюции, призванные обеспечить тщательное расследование этого преступления и невозможность повторения этой трагедии в будущем», — сказал он на пресс-конференции в воскресенье.

Россия, чьи отношения с Западом ухудшились до уровня враждебности, знакомой по Холодной войне, отрицает, что в Думе вообще произошла газовая атака, и даже обвинила Британию в том, что она подстегнула антироссийскую истерию.

В Думу на место предполагаемой газовой атаки в прошлую субботу были отправлены последние автобусы для перевозки повстанцев и их семей, которые согласились сдать город, сообщает государственное телевидение. На этом закончилось все сопротивление в пригороде Дамаска, а правительство Асада отмечает одну из своих самых крупных побед в этой войне.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576693


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576691

«Подмоченная» репутация сверхдержавы

Мохаммад Реза Юсуф-Неджад, IRNA, Иран

Президент США Дональд Трамп рассчитывал продемонстрировать всему миру военную мощь своей страны, а заодно лишний раз показать всем, что в мире существует лишь одна сверхдержава. Для этого он выбрал Сирию, страну, уже много лет охваченную гражданской войной, и отдал приказ выпустить несколько ракет как по военным, так и по гражданским целям этой страны. Но что вышло на деле? На деле же, прошедшие несколько дней оказались для американской военной махины провальными — а «единственная» сверхдержава оказалась выставленной на посмешище перед лицом мирового общественного мнения, в силу крайней абсурдности причин, из-за которых она начала данную военную операцию.

На фоне акций массовых протестов и уличных манифестации, проходящих в самых разных странах мира и призывающих прекратить агрессию, начатую рядом западных государств против Сирии, одна американская газета написала, что инициированный США удар по Сирии крайне негативно сказался на международной репутации Америки как сверхдержавы.

Издание «Вашингтон Пост», в репортаже о ракетных ударах, нанесенных утром в субботу по территории Сирии США, Великобританией и Францией, написало, что Дональд Трамп изначально имел намерение данным ударом продемонстрировать силу и влияние США в мире, однако, когда после атаки на Сирию прошла пара дней и во многих странах начались протесты против этой военной операции, стало ясно, что эта затея вызвала совершенно иной эффект. Такие страны, как Кипр, Мексика, Ирак, Индия, Турция, даже Великобритания и еще целый ряд других стран, оказались охвачены массовыми протестами и выступлениями против тех шагов, которые предприняли Соединенные Штаты и их союзники в отношении Сирии.

Против новой военной кампании, которую затеяли США в отношении Сирии, выступили и жители оккупированных территорий Палестины. Зампредседателя исламистской партии «Исламская община» («Джамаат-и Ислами») Пакистана высказался против американской агрессии, а агрессоров назвал «дьяволами». А глава Совета пакистанских богословов, Сейид Саджид-Али Накави в данной связи заявил: «Целью США было выступить в защиту интересов сионистов, и необходимо серьезно подумать относительно этой безумной затеи Вашингтона».

Во Франции сразу несколько официальных лиц резко раскритиковали участие страны в ракетных атаках по Сирии. По их словам, это нападение не имеет достаточных мотивов и оснований. В ОДКБ, штаб-квартира которой находится в Бишкеке, военная операция против Сирии также вызвала осуждение — одновременно в этой международной организации высказались в защиту территориальной целостности и суверенитета страны. В парламенте Великобритании тоже намерены серьезно изучить те мотивы, в силу которых страна, по инициативе главы Кабинета министров, принимает участие в ракетных атаках против Сирии. Президент ФРГ Франк Вальтер Штайнмайер назвал новую сирийскую кампанию «большим риском» и традиционно сослался при этом на вероятное прямое боестолкновение между США и Россией. Осудили операцию и в Объединенной Европе: поверенная в делах международных связей стран ЕС Федерика Могерини высказалась в пользу мирных переговоров и возобновления политического процесса в Сирии — единственных, как она подчеркнула, путей для сирийского урегулирования.

Трамп некоторое время назад заявлял, что начнет полноценную войну против Сирии «через день», «максимум через два». Одновременно он пригрозил России новейшими «умными ракетами», и Москве, дескать, надо быть готовой столкнуться с ними, если та решится противодействовать. Но совсем немного времени спустя он несколько умерил свой воинственный пыл и вдруг заявил, что ему необходима встреча с военными советниками и экспертами по сирийской проблеме и что окончательное решение о начале военной кампании в Сирии будет принято по итогам встречи «в ближайшем будущем».

Между тем, заявления главы Пентагона Джеймса Мэттиса возымели на Трампа эффект холодного душа, когда первый заявил, что у Конгресса, кроме разного рода ссылок на заявления в соцсетях и «независимых СМИ», нет в распоряжении никаких аргументов и доказательств в пользу применения в Сирии, в частности, в городе Дума, запрещенного химоружия, в том числе, хлора и газа нервно-паралитического действия зарин.

В таком случае у того, кто анализирует все эти заявления и признания, а также у того, кто обратил внимание на «задний ход», на который неожиданно пошел Дональд Трамп, в голове должен возникнуть следующий вопрос: от кого США и их правительство получает информацию, необходимую для принятия важных внешнеполитических решений — из независимых СМИ и соцсетей? И информацию из подобных источников они считают достаточно надежной, заслуживающей доверия, с тем, чтобы далее выстраивать свою внешнюю политику? А также, именно эту информацию они принимают в расчет для начала военных действий против разных стран мира или против неугодных им правительств, в результате чего гибнет столько невинных людей и совершаются столь большие разрушения? Неужели для военных кампаний, бюджет которых составляет порядка 250 миллиардов долларов, нет других источников информации?

При всем этом можно допустить четыре возможных версии, в силу которых в Вашингтоне и произошла эта неразбериха, из-за которой американское правительство неожиданно пошло на попятную в своей изначальной решимости развернуть против Сирии военную кампанию. И в итоге начало военных действий оказалось, по крайней мере, отсроченным.

Первое: отсутствие единого мнения в самой политической элите США, даже в администрации, когда одни выступают за немедленное начало войны, даже без наличия сколько-нибудь серьезных доказательств использования химоружия в сирийской Гуте, а другие при этом выступают против;

Второе: до американского правительства все же дошла какая-то информация о том, что никакое подобное оружие реально не применялось и что американское государство, таким образом, становится заложником «большой лжи»;

Третье: в США осознали, что угрозы и предупреждения, которые исходили в эти дни от России — о том, что она категорически против нанесения каких бы то ни было ударов по Сирии, даже если ценой этого противодействия будет прямой военный конфликт США — достаточно серьезны. И конфликт будет, таким образом, чреват новой мировой войной;

Четвертое: ведущие союзники США, такие как Франция, Великобритания и ФРГ высказали свои возражения против участия в каких бы то ни было военных операциях, если таковые могут привести к военному столкновению с Россией, и к развязыванию, итоге, Третьей мировой войны.

Примечательно при этом, что тон угроз, исходивших из США, снизился буквально за несколько часов, и происходила эта метаморфоза на фоне заявлений различных высших чиновников из Кремля, в частности, о том, что, дескать, каналы связи между вооруженными силами двух сверхдержав остаются «до сих пор» открытыми. Все это выглядело так, словно обе сверхдержавы, Россия и США, «достигли» некоего негласного компромисса между собой, или неких договоренностей о том, что они не вступят в прямое военное столкновение. И США потому пришлось отложить свою показательную демонстрацию силы, наподобие той, что состоялась ровно год назад, когда 59 американских «томагавков» атаковали авиабазу в Аш-Шайрате, и которая была призвана помочь американскому руководству во главе с Дональдом Трампом «сохранить лицо.

Еще один важный момент, который необходимо здесь отметить — Россия при этом твердо придерживается своей позиции о том, что нет никаких явных свидетельств химических атак, которые якобы совершили сирийские правительственные силы в городе Дума. И эта позиция России получила дополнительные основания, когда в Восточную Гуту вошли российские военные и тогда туда же прибыли инспектора из ОЗХО, которые проводят там официальное расследование инцидента с химоружием. Более того, российское военное командование предъявило обвинения в использовании химоружия «Белым каскам», структуре, связанной с сирийской вооруженной оппозицией. Их целью было побудить администрацию Дональда Трампа инициировать военную интервенцию в Сирию, чтобы попытаться изменить баланс сил в пользу оппозиционеров и как-то компенсировать их последние неудачи в столкновениях с правительственными силами.

При этом также необходимо иметь в виду, что свою лепту в эскалацию напряженности в регионе внесло и Государство Израиль. Это тоже вызывало озабоченность у России, и в данной связи президент России Владимир Путин провел срочные консультации с премьер-министром Израиля Бениамином Нетаньяху: в ходе переговоров Израиль получил предупреждения о (недопустимости — прим. перев.) повторения в Сирии «афринского сценария» с военным вмешательством Турции. Или сценария, при котором, вероятна оккупация (Израилем) части сирийской территории, якобы под предлогом «противостояния иранскому влиянию» (по аналогии противостояния Турции влиянию курдов на сирийской территории).

Как бы то ни было, очевидно, что Дональд Трамп оказался в весьма затруднительном положении — возможно, он сначала решился на нанесение «показных» ударов по Сирии, с весьма неубедительной аргументацией даже для его союзников, и только ради того, чтобы сохранить лицо. Но и при этом ему сразу же пришлось столкнуться тем, что враг США, Россия, не будет молча наблюдать за этими военными ударами, которые стали бы явным оскорблением для России и той роли, которую она выполняет в регионе и в мире в целом.

Думается, что Путин и его союзники в Сирии и Иране, по крайней мере, на первом этапе «новой» холодной войны выходят победителями, причем им не довелось сделать ни единого выстрела. Но в то же время весьма вероятно, что Трамп, который в данной ситуации подобен раненому льву, начнет наносить удары направо и налево и все равно решится на продолжение военных действий. Тем самым, он навлечет на себя гнев другой большой страны, терпение которой далеко не беспредельно — ибо его испытывают уже очень давно.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576691


Сирия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 20 апреля 2018 > № 2577901

Крымский агрохолдинг готов начать поставки пшеницы в Сирию.

Крымский агрохолдинг «Скворцово» готов начать поставки продовольственной пшеницы в Сирию, сообщил гендиректор группы компаний «Скворцово» Игорь Полищук.

Вечером в среду крупная делегация из Сирии во главе с министром экономики и внешней торговли Самером аль-Халилем прибыла в Крым для участия в Ялтинском международном экономическом форуме.

Полищук подчеркнул, что в рамках Ялтинского международного экономического форума агрохолдинг «Скворцово» намерен провести переговоры с сирийской делегацией о поставке из Крыма в Сирию продовольственной пшеницы и гороха, а также других зерновых культур объемом от 5 тысяч до 10 тысяч тонн. «В первую очередь мы готовы предложить сирийскому бизнесу продовольственную пшеницу. Первые поставки будут объемом до 10 тысяч тонн, речь идет о первых контрактах на суммы в размере от 100 миллионов до 150 миллионов рублей», — сказал журналистам Полищук.

По его словам, «Скворцово» заканчивает строительство современного элеватора на 45 тысяч тонн.

«Это позволит увеличить поставки и гарантирует системные стабильные круглогодичные поставки нашим сирийским и другим зарубежным партнерам», — сказал Полищук.

Ялтинский международный экономический форум — ежегодное деловое международное мероприятие в экономической сфере, проводимое в Крыму. Организаторы форума: правительство Крыма, фонд «ЯМЭФ» при поддержке администрации президента России.

В этом году форум пройдет с 19 по 21 апреля.

Сирия. ЮФО > Агропром > agronews.ru, 20 апреля 2018 > № 2577901


Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров

Кто стоит за инсценировкой химатаки в Сирии? У России доказательств в избытке

Михаил Воскресенский

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подробно рассказал об актуальных вопросах взаимоотношений России с западными партнерами

Глава российского МИД Сергей Лавров рассказал в интервью генеральному директору МИА "Россия сегодня" Дмитрию Киселеву о том, кто стоит за недавней фальсификацией химатаки в Сирии, ударах США по этой стране, "деле Скрипалей" и предстоящем саммите Трампа и Ким Чен Ына, а также о том, почему между Россией и США не будет военного столкновения.

— Вы говорили, что у России есть неопровержимые доказательства — не highly likely, как это сейчас у англичан, а неопровержимые — того, что так называемая химатака в Думе была инсценирована одной страной, которая рвется в первые ряды русофобов. Эту страну назвал позже Конашенков, речь идет о Великобритании. Когда и какие доказательства мы готовы против Великобритании предоставить?

— Знаете, доказательств уже в принципе в избытке. Начать с того, что это видео, с которого все началось и которое стало, наверное, главным поводом, главным предлогом для той лихорадочной атаки, которую соорудили американцы, англичане и французы, нанеся бомбовые удары по объектам производства и складирования химического оружия, как они сказали. Наверное, даже обывателю понятно, что если ты знаешь, где находится склад химического оружия, то бомбить по этому складу означает только одно: создать гуманитарную катастрофу для тех, кто живет в округе.

На видео было прекрасно видно, как люди, ничем не защищенные, кроме, может быть, некоторые из них были в марлевых повязках, поливают водой мальчиков одних, мальчиков других, каких-то взрослых людей. Наши военные, когда освободили эту часть Восточной Гуты, нашли двух врачей, которые работали в госпитале этом, и эти врачи показали самих себя на этом видео, рассказав, как ворвались какие-то люди, стали кричать: "Химическая атака, надо срочно всем обливаться водой!" — и это честно было.

К слову, тут где-то я смотрел недавно Euronews, по-моему, там показали женщину, у которой все было — и лицо, и тело — закрыто, осталась только узкая щелочка для глаз. Она не называла своего имени, держала за руку каких-то двух мальчиков, сказала, что это ее дети, которые тоже оказались в ситуации, когда у них заболела голова, им не нравился запах. Она тоже стала принюхиваться, ей тоже этот запах не понравился. Потом она завершила свое выступление фразой, что потом уже муж довез детей до врача.

Сразу приходит в голову вопрос, а нельзя ли с этим врачом побеседовать, нельзя ли узнать, как зовут эту женщину, кто ее дети, ну и так далее. Поэтому информацию, которую мы видим, надо очень тщательно анализировать — особенно сейчас, чтобы нас не держали за новичков.

Кроме того, совсем недавно Министерство обороны, освободив Думу, обнаружило склад химических веществ, в том числе произведенных в Германии, но и произведенных в Портон-Даун, в том самом городе Солсбери.

Сейчас производится анализ специалистами того, что там было обнаружено. Но, помимо всего прочего, то, что инсценировка, которая оказалась снятой на видео, была организована "Белыми касками", — этого никто не скрывает. А "Белые каски" работают исключительно на территориях, которые контролируют боевики, включая террористов, таких как "Джебхат ан-Нусра"*, и они уже приложили руку к состряпыванию такой же провокации год назад в Хан-Шейхуне, и они — это тоже не секрет — финансируются в том числе Великобританией, ну и США и рядом других западных стран.

Все это было нами достаточно конкретно и развернуто предъявлено и в ОЗХО на заседании исполнительного совета, и СБ ООН. В ответ мы слышим только одно: что пытаться обвинять Британию, что она могла пытаться что-то не так сделать — это вообще выходит за все рамки и это невозможно даже обсуждать, потому что этого не может быть.

Я надеюсь, что все разумные люди видят разницу в аргументах, разницу в том, какие факты выкладываются на стол, а какие факты вообще не предъявляются.

— В Сирии — миссия экспертов ОЗХО. Какой самый честный доклад можно ожидать? На какой самый честный доклад вы надеетесь?

— Осетрина не бывает второй свежести. Если доклад будет просто честным, этого уже будет достаточно. Мы, конечно, озабочены тем, как целый ряд игроков пытаются воспрепятствовать деятельности ОЗХО. Мы не сомневаемся, что в ОЗХО и в Гааге, и в ее выездных миссиях работают высокие профессионалы. Но мы также не можем исключать, потому что есть свидетельства об этом, что этих экспертов, этих честных ученых пытаются использовать в политических целях. Миссия, которая поехала в Сирию (вы знаете, что она прибыла в Бейрут и должна была уже на утро пересекать границу с Сирийской Арабской Республикой, где их ждали консульские представители сирийского МИД для выдачи виз), они в тот момент не смогли выдвинуться, потому что начались удары. Кому-то очень не хотелось, чтобы они попали своевременно в тот район, о котором идет речь.

Сейчас они (эксперты ОЗХО. — Прим. ред.) находятся в Дамаске, выпустили через пару дней рекогносцировочную миссию в район, который предстоит обследовать, чтобы убедиться, что там безопасно. Их сопровождали сотрудники: и ооновцы, и нашей военной полиции для обеспечения их охраны.

В момент, когда они находились в этом районе, началась стрельба из той части города, где еще остались несколько десятков экстремистов, которые явно были предупреждены о том, кто конкретно будет выдвигаться в этот район и с какой целью.

Теперь мы добиваемся того, чтобы все-таки эта миссия состоялась, но тем временем наши военные продолжают обнаруживать все больше и больше интересных предметов. В частности, в одной из квартир была обнаружена канистра с химическим веществом, хлором, по-моему. Квартира, которая находилась на территории, контролировавшейся боевиками. Эта канистра лежала на кровати, гладко прибранной. Никаких следов попадания этой канистры в комнату сверху или сбоку не обнаружилось. Ее внесли через дверь, положили. И все это мы хотим предъявить экспертам ОЗХО, чтобы они не только посетили место того самого поливания водой, но и зашли в лабораторию, которую мы нашли, где обнаружены химические вещества, произведенные в Европе. И чтобы посетили ту квартиру, где лежит эта бочка с хлором. Так что там есть что посмотреть. Я очень надеюсь, что профессионализм возьмет верх. Мы готовы были с самого начала вести профессиональный разговор и с ОЗХО, и со всеми нашими западными коллегами.

Я упоминал, что на ранней стадии нынешнего противостояния на химической почве и французы, и американцы интересовались, нельзя ли им направить своих экспертов вместе с нашими, чтобы посмотреть — наряду с экспертами ОЗХО, — что же там все-таки произошло. Ну, и когда мы сказали, что мы готовы и сирийское правительство будет готово поддержать, вместо того, чтобы реализовать эту договоренность, были нанесены удары. Так что посмотрим. Мы ждем честности, конечно же, от экспертов — и в случае с Сирией, и в случае с Солсбери. Там расследование тоже продолжается.

— О Солсбери мы еще погорим. Давайте еще пару вопросов по Сирии: а могут ли экспертам, грубо говоря, что-то подбросить, посыпать вокруг них, предложить забрать это с собой, протестировать. Возможно ли это?

— Надеюсь, что эксперты все-таки своей репутацией дорожат и будут начеку. Ничего исключать нельзя, учитывая, что методы, которые используют сейчас наши западные партнеры, — это из серии "ниже пояса". Не хочу ничего исключать, но и не хочу никого ни в чем обвинять без причин.

— А вот эмоционально, по-человечески, что вы испытали, когда увидели этого мальчика — Хасана Диаба, одиннадцатилетнего ребенка, на которого вдруг набросились взрослые дяди, стали поливать его холодной водой из шланга — он задрожал, потом что-то прыскать в рот, как-то запугивая его, и потом сам об этом рассказывал его отец. Вообще, как вы по-человечески все это восприняли?

— Как говорил Станиславский, хотелось крикнуть: "Не верю!". Но если брать уже более человеческие чувства, то, конечно, отвратительно, когда детей используют в своих грязных затеях.

— У вас большой опыт, в том числе в работе в постпредстве нашей страны в Совете Безопасности. Можете себе представить, что этот мальчик Хасан Диаб и его отец могут появиться в Совете Безопасности и рассказать о своей истории как свидетели? Либо для этого нужно их наделить дипломатическими паспортами Сирии? Вообще услышит ли мир вот этих людей, ведь это же ключевые свидетели, участники событий?

— Было бы полезно, и, конечно, мы поддержали бы такие действия, они должны прежде всего предприниматься, конечно, правительством Сирийской Арабской Республики. Наши западные коллеги часто прибегают к такого рода включениям в повестку дня Совета Безопасности, представителей "с мест" гражданского общества, когда речь идет о том, что есть свидетели того или иного действа, которое рассматривается.

— То есть такая практика существует?

— Да. Привозят представителей различных неправительственных организаций, привозили и, сейчас я не припомню, из какой конкретно организации, сирийцев, иранцев в разное время, организуют видеомосты. Так что здесь технические средства позволяют донести до членов Совета Безопасности, до членов ООН во время открытых заседаний этого высшего органа Организации Объединенных Наций точку зрения тех или иных лиц, которые были свидетелями события, о котором идет речь. Мы, кстати, хотели и будем продолжать добиваться того, чтобы и в ситуациях, которые не обязательно Сирии касаются, свидетели с мест происшествия имели возможность как-то обратиться к членам Совета Безопасности. Но в данном конкретном случае, конечно, это дело сирийского правительства, мы активно поддержали бы такое предложение.

— Во всяком случае, отец сказал, что они готовы ехать куда угодно и свидетельствовать перед кем угодно.

— Да, я слышал.

— Ну, так или иначе, эта провокация, эта инсценировка закончилась массированными ракетными ударами и, кстати, довольно эффектным отражением ракетного удара. Пожалуй, это, наверное, первый в истории человечества такой эпизод. Насколько детально, точно и заблаговременно Россия получила предупреждение о готовящейся ракетной атаке? Была ли у нас возможность прочертить свои красные линии вокруг определенных районов? В буквальном смысле красные линии на карте. Сколь решительно мы были настроены ответить, если ракеты полетят не туда, не в те районы, о которых предостерегали? Готовы ли были топить корабли неприятеля и сбивать их самолеты?

— Еще до того, как стали материализовываться планы нанести удары западной "тройкой", начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Васильевич Герасимов четко сказал, что если какие-то боевые действия так называемой коалиции нанесут ущерб российским военнослужащим, то мы будем жестко и четко отвечать. Причем будем рассматривать в качестве законных целей не только сами ракеты, но и носители. Это было сказано четко и недвусмысленно.

И, кстати, удивляюсь, как наши некоторые, ваши западные коллеги, да и мои тоже на самом деле, и некоторые наши средства массовой информации взялись почему-то за нашего посла в Ливане Засыпкина, который повторил то, что сказал начальник Генерального штаба. Ему же попытались вложить в уста заявление о том, что если хоть одна ракета полетит вообще по территории Сирии со стороны коалиции, то мы начнем топить подводные лодки и так далее. Сказано было то, о чем предупредил начальник Генерального штаба Валерий Герасимов: что если будет нанесен ущерб российским военнослужащим. После этого были контакты на уровне военного руководства, на уровне генералов, между нашими представителями и командованием американской коалиции. Они были поставлены в известность о том, где у нас красные линии, в том числе красные линии на земле — географически. И, во всяком случае, результаты показывают, что они эти красные линии не перешли.

Что касается результатов этих обстрелов, то они ведь тоже подвергаются сомнению. Американские коллеги заявляют, что все до единой ракеты достигли целей, французские ракеты достигли целей. У нашего Генерального штаба есть очень четкая картина, мы наблюдали за всем происходящим в режиме реального времени, вживую. И статистика, которую наши военные представили, — мы готовы за нее отвечать. Если кто-то утверждает, что все 105 ракет достигли целей, пусть представит свою статистику. По крайней мере доказательства того, что наши заявления, наш подсчет, наша арифметика небеспочвенны и будут предъявлены нашими военными, как я понимаю, совсем скоро.

— Совсем скоро?

— Надеюсь.

— Было запущено 103 ракеты, 71 из них была сбита. Трамп говорил, что он кому–то позвонил, все ли ракеты долетели. И на том конце провода сказали: "Да-да, все до единой, господин президент". Кому он мог позвонить?

— Я не знаю, кому в таких случаях звонит президент Соединенных Штатов. Нашему президенту звонить не приходится — ему докладывают, когда подобного рода вещи происходят. И я бы сейчас предпочел не вдаваться в тему взаимоотношений внутри американской администрации и в тему о том, как некоторые официальные лица в Вашингтоне относятся к позиции и поручениям своего президента.

— Мы будем поставлять С-300 в Сирию?

— Об этом сказал президент. У нас нет никаких теперь моральных обязательств. У нас были моральные обязательства, мы обещали этого не делать еще где-то лет 10 назад, по-моему, по просьбе известных наших партнеров. И мы приняли во внимание их аргумент о том, что это могло бы привести к дестабилизации обстановки, хотя средство чисто оборонительное, но тем не менее мы вняли просьбам — теперь у нас такого морального обязательства нет.

— Вы говорите, что не хотели бы обсуждать расклад внутри американской администрации, но тем не менее при нынешней конфигурации, когда самый чуткий "голубь" в Белом доме — это "бешеный пес" Мэттис, складывается такое положение, что недалеко и до прямого столкновения, военного столкновения с США у России. Сколь велик риск такого столкновения?

— Я все-таки думаю, что и министр обороны Мэттис, и председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США Данфорд понимают недопустимость, неприемлемость каких-либо действий, которые могут спровоцировать прямое военное столкновение России и США. Это, по-моему, настолько очевидно, что военные не могут этого не понимать. И они понимают это лучше, чем многие другие. Когда политики пытаются подзуживать, извините за жаргон, руководство своей страны, требуя от нее все больше и больше конфронтации, включая материальную конфронтацию, — это безответственно. Они достигают своих, пытаются достичь свои внутриполитические цели, там продолжается межпартийная борьба очень жестокая, и в конгрессе это проявляется, и активно спекулируют на российским факторе, понимая, что здесь есть почва для объединения на русофобских началах. Но эта кампания все-таки выдыхается, искусственно подпитывали ее совершенно беспрецедентными санкциями, рассчитывая, что подобного рода вещами они нас сподвигнут на принятие их условий дальнейшего развития отношений, но это как минимум недальновидно и наивно. Потому что они ведь о чем говорят? Мы хотим хороших отношений с Россией, но для этого Россия должна признать все свои грехи и все свои ошибки, то есть исходят они из своей непогрешимости и что во всем, что сейчас происходит, виновата исключительно Россия, которая пошла наперекор и выступает как ревизионистская держава, ревизуя современный миропорядок. Причем под миропорядком они совсем не Устав ООН понимают, они понимают то, что им видится необходимым для того, чтобы сохранять, пытаться сохранить свое доминирование. Я понимаю: когда несколько столетий исторический Запад, как мы его называем, вершил все дела по своему усмотрению в мире, сейчас, когда появляются центры силы и в Азии, и в Латинской Америке, да и, собственно говоря, Российская Федерация — один из важнейших игроков на мировой арене, — когда им не нравится, что кто-то пытается свои интересы отстаивать. Причем отстаивать-то мы свои интересы стремимся не ультимативно, мы предлагаем искать баланс этих интересов, чтобы договариваться, а они говорят: ну, договариваться будем, когда вы скажете, что вы во всем согласны с тем, как устроен мир по-нашему. Вот, собственно говоря, в чем дело. Так что, возвращаясь к вопросу о рисках военного противостояния, я исхожу на сто процентов из того, что военные этого не допустят и этого, конечно же, не допустит ни президент Путин, ни, уверен, президент Трамп. Они все-таки лидеры, которые избраны своими народами, они отвечают перед этими народами за мир и спокойствие.

— Вообще, вот такое хладнокровие и выдержка России, честно говоря, меня восхищают. Много видел, и холодную войну, и такое впечатление, что был бы в Кремле другой человек, так могло бы уже обернуться и вообще иначе, потому что провокации, такое впечатление, они следуют одна за одной. И Россию провоцируют, и Россия все время отказывается принимать эту холодную войну и принимать этот вид спорта. Но все же вы говорите, что идет на спад, а у меня лично другое ощущение — что интенсифицируется, напряженность усиливается и прямая ложь становится уже инструментом внешнеполитической деятельности (вспомним Бориса Джонсона) или наши партнеры не хотят слушать и даже слышать. У меня в кабинете экран "Россия-24", экран Би-би-си, экран CNN. И в то время как на "России-24" крутят репортаж с этим одиннадцатилетним мальчиком, который поневоле стал актером в ролике и рассказывает о том, как это было, что ему дали финики, печенье и рис. Казалось бы, вскрылась эта провокация. И тут этот же ролик Би-би-си крутит в оправдание ракетного удара, как будто бы ничего не слышит, как ни в чем не бывало. Все-таки что должно произойти, чтобы разрядка в этих условиях наступила?

— Я не сказал, что идет на спад эта кампания, я сказал, что она выдыхается. Знаете, как бежит человек стометровку или десять тысяч, а лучше 42 километра — он же ведь с каждым шагом дышит все тяжелее и тяжелее, но бежит, бежит, бежит, но в конце концов все-таки его силы оставляют. Мне кажется, мы похожее наблюдаем, хотя им хочется — тем, кто эту русофобскую кампанию разыгрывает, — им хочется, конечно, наращивать темп, но так можно, скорее всего, так и будет, так можно надорваться. И вы абсолютно правы. Я убежден, что реагировать нужно достойно. Мы не можем не отвечать на отъем нашей собственности, на высылку дипломатов — это себя не уважать. Но сваливаться в какую-то брань, в склоки, в грубость мы не собираемся и не будем этого делать — это совершенно не стиль нашего президента. Он всегда смотрит вперед, и его очень трудно, если не невозможно, вывести из себя, а пытаются сделать примерно это. Пытаются выбить из колеи, выбить из спокойствия, из уверенности, нарушить наши планы, которые мы дома должны реализовать, их огромное количество, но повторю еще раз — когда на нас кричат, вспоминается известная мудрость: "Юпитер, ты сердишься — значит, ты не прав". Юпитер, правда, там реально прям сильно не виден, но…

— Да, комплиментарно так. Ну и все же: Трамп, как стало недавно известно, пригласил Путина в Белый дом. Есть ли продолжение, есть ли какие-то уточнения по срокам, месту встречи, повестке?

— Мы исходим из того, что президент США в телефонном разговоре — об этом уже стало известно, никакого секрета нет — такое приглашение направил, сказал, что будет рад видеть в Белом доме, потом будет рад встретиться в рамках ответного визита. И к этой теме он пару раз возвращался, поэтому мы дали, естественно, знать нашим американским коллегам, что мы не хотим быть навязчивыми, но мы не хотим и быть невежливыми, и что, учитывая, что президент Трамп такое предложение сделал, мы исходим из того, что он его конкретизирует.

— И так повисло пока все?

— Ну да. Ну, как повисло? Слово вылетело.

— Ну и?

— Президент Путин готов к такой встрече.

— Она готовится или нет?

— Пока еще нет. Но если это будет, как только будет какое-то развитие, мы вам обязательно расскажем. Но я просто обращу внимание на то, что Дональд Трамп уже после этого телефонного разговора несколько раз и в твитах, и на словах говорил о том, что надо с Россией решать вопросы, мы хотим с Россией иметь хорошие отношения, это лучше, чем не иметь хорошие отношения, и только глупец думает иначе. Все это мы тоже слышим.

— Но параллельно Майк Пенс заявил о том, что США будут добиваться военного доминирования в космосе, в том числе над Россией. Приведет ли это к гонке вооружений в космосе и как собирается Россия отвечать на это?

— США сейчас уже многие годы являются единственной державой, которая блокирует начало переговоров по российско-китайской инициативе, которую мы внесли с китайскими коллегами на конференции по разоружению в Женеве, — о начале разработки договора о запрещении размещения оружия в космосе. Речь не идет о недопущении милитаризации космоса, потому что спутники в военных целях запускаются и нами, и американцами, и многими другими. Это отдельная вещь. Но вот оружие размещать в космосе было бы очень рискованно и создавало бы новые, совершенно не просчитанные, непредсказуемые угрозы. И мы с китайцами предложили такой договор заключить. Все готовы начать переговоры — понятно, что это сложная работа, но у нас есть проект. Он достаточно глубоко проработан, мы открыты к обсуждению постатейно и открыты к поиску каких-то формулировок, которые позволят его согласовать и вывести на подписание. Американцы в одиночку пока блокируют эту работу. Тем временем мы, прекрасно понимая опасность такого развития событий, сейчас в ожидании, когда созреют условия для начала переговоров о юридически обязывающем документе, продвигаем политическую концепцию — призыв всем заявить о том, что каждая страна не будет первой, которая выведет оружие в космос. Есть такая резолюция Генеральной ассамблеи, которую мы вносим. Она принимается существенным большинством голосов, американцы против, и многие американские союзники уходят в воздержание при голосовании. Но проблема эта существует. И, конечно, если эти угрозы будут материализованы, нужно будет заблаговременно готовиться к каким-то действиям, которые позволят избежать худших сценариев, когда из космоса просто будут уничтожать объекты на земле. Это большая проблема. Она включает в себя и тему противоспутникового оружия. И чем скорее на конференции по разоружению в Женеве этот разговор начнется профессионально с участием и дипломатов, и военных, тем, наверное, будет лучше для всего человечества без исключения.

Но что касается заявления Майка Пенса о необходимости военного доминирования в космосе, то, учитывая, что США отказываются от переговоров, о которых я упомянул, это неудивительно. А доминировать у них в общем-то принято везде: не только в космосе — на земле, на суше, в воздухе. И это записано в их доктринальных документах. Так что здесь ничего удивительного нет, но, повторю, перенос этой логики на космическое пространство, конечно, будет весьма и весьма серьезным риском для всего человечества.

— Ну, по крайней мере, пока никаких ограничений американцы не чувствуют. Просто работают над доминированием. И, очевидно, России тоже стоит этим заниматься, поскольку ограничений нет?

— Мы, конечно же, видим, что делают наши американские коллеги, и, конечно же, мы не имеем права просто смотреть на все это сквозь пальцы.

— Если вернуться к химической теме, но уже на английской почве, вот эта история с BZ, как вам эта интрига? Потому что сейчас уже самая свежая информация, нам уже сообщают, что BZ как бы искусственно туда подмешали в швейцарской лаборатории для того, чтобы якобы проверить профессионализм, компетентность и так далее. Что-то такое…

— Ну объясняют так, что это специально было сделано для того, чтобы проверить профессионализм тех, кто будет проводить этот анализ. Но я не хочу сейчас вдаваться в детали. Все-таки там основная часть доклада была конфиденциальной. Но хорошо известно, что, обратившись к ОЗХО за техническим содействием, британцы не просто дали им пробу вещества с места происшествия, но сказали: "Вот вам проба, найдите в ней такое-то химическое вещество". То есть это было заказано. И эксперты ОЗХО, выполняя техническую функцию, подтвердили, что это было именно то вещество, о котором британцы им сказали, но это вещество было в очень чистом виде, очень высокой концентрации, что говорит о том, что оно было впрыснуто в эту пробу буквально перед началом анализа. Потому что за пару недель оно должно было уже подвергнуться метаболизму и было бы совсем другой консистенции. Параллельно, по крайней мере, в швейцарской лаборатории в городе Шпиц обнаружено было в пробе наряду с этим веществом, которое было заказано, и определенное количество вещества BZ, которое относится к веществам второй категории. Согласно Конвенции по запрещению химического оружия, это менее опасное соединение, нежели те, которые включены в первую категорию. Там очень много вопросов, и мы хотим просто на них получить ответ. И если то, что нам говорят про этот BZ, правда — ну так объясните. И, наверное, теперь, когда такие вопросы возникают, мы бы хотели посмотреть первичные результаты анализов не только лаборатории в Шпице, но и остальных трех лабораторий, куда параллельно были направлены эти пробы. Стало также известно, что эксперты ОЗХО брали пробы не согласно собственному разумению, а в тех местах, которые указывали британцы.

— Ну, собственно, из рук британцев.

— Из рук британцев. Ну или там в их присутствии. И также не было никакого самостоятельного, независимого обследования медиками ОЗХО пациентов, то есть все полагались исключительно на британских врачей. И ладно бы, если бы британцы были открыты в своих дальнейших действиях, если бы они показывали результаты своих собственных расследований. Они же все держат в секрете, так же, как они засекретили в свое время "дело Литвиненко". До сих пор материалы засекречены. Ну и вопросы, безусловно, накапливаются. Мы сформулировали почти пять десятков вопросов, которые сугубо профессиональны. В ответ нам говорят: "Нет, вы сначала ответьте на наши вопросы". А у них вопрос один, вернее два: "Это Путин приказал сделать или это вы просто потеряли контроль над своим химическим арсеналом?". Химическим арсеналом каким? Который был уничтожен и верифицирован ОЗХО в качестве уже уничтоженного при одобрении всего мирового сообщества? Они стали выдвигать обвинения, в том числе помощник премьер-министра написал открытое письмо генсекретарю НАТО. С какой стати, почему? Но в этом письме он приводит данные, которые, как они считают, должны всех убедить в правоте английских аргументов и обвинений в наш адрес. Среди прочего там сказано, что военная химическая программа в России тайно осуществлялась все нулевые годы. Что-то там уничтожалось — то, что было заявлено по линии ОЗХО, — но была еще тайная программа. Руководил ей — потом кто-то сказал — лично Путин. Но если это так, если они знали об этом все это время, придите в ОЗХО, ударьте в набат, требуйте, чтобы нас пригвоздили. Они же молчали. В этом письме утверждается, что метод отравления людей путем нанесения всяких отравляющих веществ на дверные ручки был разработан как такой прям трейдмарк, как наша фирменная идея, и что было это достаточно давно. Но если они знали, что наша фирменная идея отравлять через дверные ручки, и если они сразу обвинили именно нас в отравлении Скрипалей, почему же они про ручку-то вот этого дома Скрипалей вспомнили где-то, по-моему, на четвертую неделю, а сначала обследовали то такси, то скамейку, то ресторан. То есть это тоже нестыковочка. Ну и многое другое. Да, и говорят, что чуть ли не Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации годами следило за электронной почтой Юлии Скрипаль. Но чтобы такое утверждать, надо тоже следить за электронной почтой Юлии Скрипаль. Так что здесь чем они больше пытаются оправдаться, тем больше вопросов возникает.

— Ну, если они берут пробу, позволяют себе что-то с ней сделать, там впрыскивают BZ либо что-то еще. То есть это относится к пробе, как сказать, фамильярно, я даже не знаю как. Более того, корректность забора этой пробы тоже ОЗХО не подтверждена. То есть они сначала туда впрыскивают одно-другое, потом дают ОЗХО. Как-то ОЗХО тогда в дурацком положении вообще? Что они исследовали тогда?

— Я не утверждаю, что они впрыскивали, что они пытались вводить в заблуждение…

– Ну они же сами сказали, что они впрыскивали BZ.

— Да-да-да. Но мы хотим понять, насколько это соответствует процедурам, потому что то, что мы сейчас знаем о том, как ОЗХО была принята в Великобритании по приглашению Лондона и как ОЗХО там работала, это не вписывается в те строгие, очень четкие процедуры, которые предусмотрены Конвенцией по запрещению химического оружия. Но мы не обвиняем. Мы задали несколько десятков вопросов. Мы хотим получить на них ответы. Причем ответы взрослых и профессиональных людей. Мы хотим профессионального разговора. Не знаю, может быть, придется ждать, когда появятся в британском правительстве профессионалы. Пока разговора не получается.

— Ну хорошо, а вот сейчас же складывается ситуация, что папаша — ладно, как говорится, он сам выбрал свой путь такой "скользкий" в жизни, но Юля-то на него точно не рассчитывала. Получается, что она поехала туда со сменой белья на несколько дней спросить благословения папы на замужество, а жизнь приняла совершенно другой оборот. Сейчас кто-то пишет письма от ее имени на кембриджском английском, и, в общем, человек-то пропал, то есть это же целая драма. Она — гражданка России. В ее планы не входило там оставаться, она сделала в квартире ремонт, у нее собака, жених, вся жизнь и так далее. Как это так вообще?

— Я считаю это просто возмутительным. Мы направили уже не одну ноту официальную с требованием обеспечить нам личный контакт с российской гражданкой, чтобы убедиться в том, что все, что от ее имени говорят нам англичане, что все это правда. Пока у нас такой уверенности совсем нет. И, вы знаете, это уже на самом деле переходит не только все этические, но и правовые границы. "Она с вами не хочет общаться", вот она об этом заявила. Но она об этом не заявляла, мы этого не слышали. Она говорила по телефону со своей двоюродной сестрой, Виктория ее, по-моему, зовут, где-то полторы минуты. Виктория об этом рассказывала в нескольких интервью. И у нее была тревога, у Виктории, по поводу того, как звучала Юлия. Так что, если Юлия не хочет с нами общаться, то мы хотим, чтобы она нам это сказала сама. Во многих ситуациях, когда наши сограждане решают уехать в другую страну или попадают в беду, а мы хотим им предоставить консульскую помощь, а они от нее отказываются, — мы в этом убеждаемся в рамках личного свидания. Пусть это будут 10 секунд, она скажет: "Спасибо вам большое, я не нуждаюсь в ваших услугах".

А насчет Сергея Скрипаля — вы сказали, что он сам выбрал свой путь. Вы знаете, он был осужден, по-моему, отбывал срок где-то года четыре. И как раз тогда состоялся обмен на то, что у нас принято называть "группой Чапман": на нескольких людей, которые шпионили в пользу Соединенных Штатов, Великобритании. И этот обмен состоялся, он был освобожден из заключения, переехал на свою новую родину и жил не тужил. Если бы кто-то хотел в Российской Федерации — как сейчас говорят, у вас у единственных был мотив, — если бы кто-то хотел от него избавиться, отомстить ему, то зачем его было отдавать в обмен на наших разведчиков?

Знаете, у меня много друзей-разведчиков, я очень ценю наши отношения, очень ценю их специальность. И когда я сейчас слышу, что, в том числе, к сожалению, некоторые наши политологи, назову их так, делают заявления о том, что святое дело перебежчиков устранить, ликвидировать, — это на самом деле оскорбительно для разведсообщества любой страны мира, потому что в любой разведке вам скажут: если человека поменяли, то его трогать нельзя. Все. Вопрос закрыт. Он, не знаю, "рассчитался", не "рассчитался". И это вот разведчики очень хорошо знают.

— Я не в том смысле, что его надо устранять. Он сам выбрал свой путь, он выбрал тех своих партнеров. И именно эти партнеры с ним сейчас делают все, что хотят. Вот это определенная, так сказать, стезя. А Юлия-то вообще. Ну и "выдыхаются" ли здесь обещания?

— Здесь?

— Да, вот вы говорили, что эта история с Думой во многом "выдыхается". Да, здесь, в этом случае?

— По крайней мере, если проанализировать то, что они отвечают на наши вопросы сугубо конкретные, отметая все как выдумки, и вот как мантру твердят, что ни у кого нет сочетания опыта, вернее, возможностей произвести такое вещество, ни у кого нет опыта применения такого вещества в противоправных целях и ни у кого нет мотивов. Вот что говорит Борис Джонсон. И это тоже, знаете, полное незнание предмета. Могли бы уже за месяц с лишним как-то попросить или представить справки профессиональные. Этот так называемый "Новичок", эта классификация придумана не нами. Назвали его так на Западе. Да, у нас были разработки, и один из разработчиков — этот Мирзаянов. Он иммигрировал, уехал в Соединенные Штаты, опубликовал эту формулу. Это вещество было запатентовано, состояло на вооружении или в пользовании находилось различных институтов, биологических и химических, армии Соединенных Штатов. И оно производится элементарно. Было сейчас заседание исполнительного совета (ОЗХО — прим. ред.), и мы задали вопрос о том, как лаборатория в этом городе Шпиц, как нам удалось выяснить, убедилась в том, что это именно то вещество, о котором идет речь? Значит, у нее был прототип или, как это называется, маркер. Сказали: нет, ей дали формулу. И эта лаборатория в течение нескольких дней или, может, часов просто это вещество синтезировала. То есть сделать его не составляет никакого труда при наличии формулы, которая была опубликована в конце прошлого века. Так что и здесь совершенно непонятно, почему уважаемым членам британского кабинета, включая премьер-министра, никто не может эту информацию предоставить?

— Есть еще одна тема в мировой повестке, которая широко обсуждается: предстоящий саммит двух Корей, и президент Трамп говорит, что он в ближайшие недели увидится с Ким Чен Ыном. Места выбираются, и Россия даже предлагает это сделать в России.

— Нет, я не слышал об этом. Это, может, кто-то фантазирует и делает предположения. Упоминались и некоторые европейские страны, упоминалась Монголия, упоминалась деревушка на границе демилитаризованной зоны.

— Мы готовы предложить нашу (территорию. — Прим. ред.)?

— Нет. Я не думаю, что нам стоит активничать в этом вопросе, проявлять какую-то инициативу. Это саммит, которого, наверное, все ждут. Потому что это шаг от перспективы военного кризиса, военного решения этой проблемы — проблемы Корейского полуострова. И мы очень надеемся, что он даст старт процессу деэскалации напряженности. По сути дела, когда Россия и Китай чуть меньше года назад, в июле прошлого года, выдвинули идею дорожной карты, там как раз и шла речь о том, чтобы начать диалог между двумя Кореями и между Северной Кореей и Соединенными Штатами и создать какую-то рамку, которая позволит обсуждать взаимные претензии и взаимные озабоченности. Мы все хотим денуклеаризации Корейского полуострова. Но ее можно по-разному осуществить. То, что мы сейчас читаем об идущих внутри американской администрации разговорах, как бы показывает, что там много желающих сделать это быстро. Я не думаю, что быстро получится, учитывая, во-первых, то, что произошло или происходит вокруг иранской ядерной программы, когда договоренность сейчас — под огромным знаком вопроса. И вот в мае в очередной раз президент США должен сертифицировать, что приостановка санкций будет продолжена, а если нет, тогда это будет означать выход из той договоренности.

Поэтому, наверное, в Пхеньяне смотрят на эту картину и прикидывают, примеряют ее на себя. Так что если, нет, надо обязательно добиваться денуклеаризации, но надо быть реалистами, это будет процесс очень непростых переговоров. Потому что в обмен, особенно с учетом иранского опыта, конечно, Северная Корея захочет непробиваемых гарантий безопасности. В каком виде — сейчас сказать невозможно. Но и это было бы безусловно прекрасным решением. Но повторю: начать бы диалог и завязать бы этот диалог на встрече двух лидеров. А потом предстоит очень непростая работа, частью которой обязательно должна быть дискуссия более широкого плана о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это уже с участием и России, и Китая, и Японии, конечно же. Как, собственно, договаривались в свое время участники шестисторонних переговоров. Но мы приветствуем и предстоящий межкорейский саммит, который будет уже в апреле, и предстоящий в мае-июне, как сказал президент Трамп, американо-северокорейский саммит.

— Вы говорите о диалоге. Не чувствуете ли вы себя старомодным в складывающихся реалиях? Трамп говорит, ведь Трамп идет на эту встречу не для диалога, а он идет туда с ультиматумом. Он уже сказал, что если не пойдет, то я встану из-за стола и покину это дело, какой диалог? А вы, так сказать, романтически мыслите категориями диалога. Я понимаю, что это благородно, но насколько это близко к реальности? Он-то с ультиматумами.

— Мы не можем желать провала этой встрече. И я думаю, знаете, когда перед началом серьезного разговора — как на ринг выходят боксеры, перед этим они взвешиваются и "петушатся" друг перед другом, а потом начинают уже бой. А после боя обнимают друг друга, поздравляют друг друга. Я не хочу прямой аналогии проводить, но поднять ставки перед началом серьезного разговора — это ведь не новость в мировой дипломатии. Посмотрим.

Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров


Иран. Израиль. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576533

Иран требует у Израиля «издержек» из-за атак на Сирию

Иран ждал из Сирии сообщений о попытках Израиля нанести удары по военным аэродромам

Спустя несколько дней после консолидированного ракетного удара США, Франции и Великобритании по Сирии ситуация не стабилизировалась, и обострение обстановки чуть ли не каждый день — предмет телефонных обсуждений между лидерами ведущих стран мира. Мир уже знает, что Запад во главе с США ракетами разгромил Центр по производству противораковых лекарств в районе Барзы недалеко от Дамаска. Данный исследовательский центр занимался исключительно разработкой и производством медикаментов для борьбы с онкологическими заболеваниями. Действительно, мощная «западная подмощь» сирийскому народу и «вклад в борьбу за демократию» на Ближнем Востоке.

При этом немецкая газета Die Zeit утверждает, что «удары по Сирии выявили военную недееспособность Евросоюза», а Трамп и другие продолжают твердить, что «сирийская операция была проведена совершенно» и «все ракеты поразили назначенные цели». В итоге — почти безрезультатная ракетная атака, которую «в поле» некому поддерживать. Террористический анклав в Восточной Гуте вблизи Дамаска уничтожен — боевики в анклаве вблизи Каламуна (неподалеку от Дамаска, но со стороны границ с Ливаном) ждут «своей очереди». Боевики на американо-англо-иорданской базе в Эт-Танфе (граница с Иорданией) более не имеют опорных и вспомогательных инфраструктур на пути к Дамаску. Им впору задуматься о своей эвакуации в Иорданию или даже Израиль. Дороги вглубь Сирии и к границе с Ираком блокированы различными шиитскими ополченцами и палестинскими отрядами.

Здесь мы вспомним перепалку между министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Как известно, Лавров предложил незамедлительно передать Африн под власть сирийской армии и правительства, дабы исчерпать любые вопросы и проблемы, связанные со стабилизацией ситуации в этом районе. На что Эрдоган грубо ответил, что он сам знает, когда и кому передавать Африн. А ведь Африн и также оккупированный турками (в 2016-м) Эль-Баб — это турецкие плацдармы, откуда можно и на Алеппо пойти, и до Дамаска начать спускаться…

Не будем забывать, что Эрдоган безальтернативно поддержал ракетные удары США, Великобритании и Франции. В ответ на что генсек НАТО Йенс Столтенберг похвалил его и заявил в Анкаре 16 апреля: «Турция — очень важный для НАТО союзник, который играет ключевую роль в организации».

Между тем даже пассивное противодействие российских военных, как оказывается, в состоянии сковать свободу действий Запада. Подводная лодка класса Astute Великобритании, которая должна была принять участие в нанесении ракетных ударов по Сирии 14 апреля, не смогла этого сделать, так как ее «загоняли» в Восточном Средиземноморье российские «черные дыры», пишет британская The Times. Источники издания в военных кругах Британии утверждают, что российские подлодки проектов 877 «Палтус» и 636 «Варшавянка», за тишину хода называемые «черными дырами», несколько дней играли с британской подлодкой в «кошки-мышки». Они вышли с российской базы в Тартусе и преследовали британскую подлодку, которая постоянно вынуждена была маневрировать, из-за чего вовремя не смогла выпустить свои крылатые ракеты. Уйти от российских подводников британцам не помогли даже данные с американского противолодочного самолета, который отслеживал движение судов ВМФ России.

Ну и как в дальнейшем Запад собирается действовать и «оказывать давление», если дерзкий акт государственного терроризма в исполнении США, Великобритании и Франции привел к тому, что министр Лавров анонсировал возвращение Москвы к договору о поставках в Сирию ЗРК С-300? И добавил: «Россия готова рассмотреть любые способы помочь сирийской армии предотвратить агрессию». А ЗРК С-300 вообще могут быть поставлены «не только Сирии, но и некоторым другим странам региона», как заявлял 14 апреля начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Сергей Рудской. Кому именно — желающих немало, в особенности после провала ракетного удара Запада в ночь на 14 апреля…

Кстати, ряд экспертов считает, что транспортировка в Сирию ЗРК С-300, возможно, уже начата или может быть осуществлена уже в ближайшее время. Например, стало известно, что сразу два больших десантных корабля (БДК) ВМФ России отправились в сторону Сирии. Турецкий блог Yörük Işık, отслеживающий перемещения военных кораблей через Гибралтарский пролив, 15 апреля сообщил о вхождении российского БДК в акваторию Средиземного моря. 14 апреля в блоге сообщалось, что БДК «Николай Фильченков» направляется в сирийский порт Тартус. Член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук, капитан 1-го ранга Константин Сивков полагает, что, принимая во внимание активизацию кораблей, перевозящих грузы в Сирию, велика вероятность, что секретные поставки С-300 в Сирию уже идут.

Долго врать Трампу, как и его подельникам Терезе Мэй и Эмманюэлю Макрону, не удастся. Им придется что-то членораздельное произнести, потому что рано или поздно, как известно, «пробирки с белым порошком» в руке госсекретарей США на заседаниях Совбеза ООН превращаются в признания, что нет никакого «ОМП в Ираке», и в извинения различных «тони-блэров» — мол, ошиблись. При угрозе шиитов Ирака направить в Сирию еще больше своих ополченцев, при решимости Ирана не оставлять Сирию в сегодняшней тяжелейшей ситуации и даже принять участие в послевоенном восстановлении разрушенной инфраструктуры, наконец, при решимости России «рассмотреть любые способы помочь сирийской армии предотвратить агрессию» и при резком осуждении Китаем агрессии США, Великобритании и Франции, неугомонный пыл Америки и ее союзников сойдет на нет. Акция против Сирии показала, что внутри НАТО нет единства взглядов, — ведь не только Германия, а многие отказались принимать участие в этом пиратстве англосаксов. Ну, а если завтра Трамп позовет НАТО «на войну» хотя бы даже и только против Ирана и мировой шиитской уммы? Не уверены, что Трампа хоть кто-то «поймет»…

Одну из попыток «выйти сухим из воды» мы уже видим. Хотя французский президент Макрон 16 апреля радовался, что, мол, «удалось убедить Трампа» не выходить из Сирии, честно говоря, в оптимизм французского лидера верить трудно. Хотя бы потому, что в тот же день пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс вновь заявила, что Трамп по-прежнему настаивает на выводе американских войск из Сирии сразу после того, как операция против террористической группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будет завершена. «Миссия США не изменилась, президент очень четко заявил, что хочет, чтобы американские войска вернулись домой как можно скорее, — цитирует ее агентство Reuters. — Мы твердо намерены полностью сокрушить ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и создать условия, которые не позволят им вернуться. Кроме того, мы ожидаем, что наши региональные союзники и партнеры возьмут на себя дополнительные военные и финансовые обязательства для обеспечения безопасности в регионе».

Источники сообщают, что Трамп усиленно прессингует глав Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара и Египта на предмет формирования некого «арабского контингента войск», который должен будет оккупировать весь север Сирии для «содействия стабилизации после поражения ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)».

Газета The Wall Street Journal со ссылкой на источники пишет, что недавно новый помощник президента США по нацбезопасности Джон Болтон связывался с главой разведки Египта и спрашивал его, может ли Каир оказать содействие в реализации данного плана. Аналогичные предложения получили власти Саудовской Аравии, Катара и ОАЭ. Кроме того, Вашингтон предложил им предоставить миллиарды долларов на восстановление северной части Сирии. «К Саудовской Аравии, Катару, ОАЭ обратились за предоставлением финансовой поддержки, а также относительно обеспечения более широкого вклада», — сообщил один из источников. Источники издания не исключают, что сформированные «арабские соединения» могли бы сотрудничать с сирийскими курдами. Инициатива Вашингтона уже «привлекла внимание» основателя американской частной военной компании Blackwater, действовавшей в Ираке, Эрика Принса.

В принципе, весьма вероятный план — сидит себе американская скандально известная (хотя бы — массовыми убийствами гражданских лиц в Ираке) ЧВК где-нибудь в Эль-Камышлы или Манбидже и руководит арабами Залива во славу интересов США, да еще и — на деньги самих же арабов Залива. Но есть пара загвоздок. Допустим, Египет — недавно переизбранный президентом фельдмаршал Абдул-Фаттах Халил ас-Сиси точно не пожелает ухудшать отношений ни с Россией, ни с Ираном. Но в случае появления, да еще в Северной Сирии, куда готовятся войти шиитские отряды из Ирака, египетских военных подобное ухудшение отношений с Москвой и Тегераном для Египта неизбежно. Поэтому вероятней, что ас-Сиси не примет «предложений» Вашингтона.

К тому же, как 16 апреля сообщило Минобороны России, представители командования Воздушно-десантных войск (ВДВ) России и вооруженных сил Египта достигли договоренности о характере и направленности проведения предстоящего совместного тактического учения «Защитники дружбы-2018». Совместное учение будет проходить на военных полигонах и аэродромах в Египте.

Еще тяжелей будет принимать решение Катару — он еле-еле «успокоил» Иран и договорился с Тегераном (впрочем, как и с Турцией) об оказании Катару всесторонней помощи. Остаются саудиты и ОАЭ. Но эти страны терпят поражение в боестолкновениях, как уверены в Эр-Рияде и Абу-Даби, с йеменскими «прокси» Ирана — т. е. формированиями хуситов (зейдитов) на самом Аравийском полуострове.

Таким образом, успешность плана США по выводу своих войск из Сирии и замены их на «арабский контингент» зависит от того, хватит ли смелости и денег у Саудовской Аравии и ОАЭ. Мир об этом мало говорит, но ведь саудиты и «эмиратцы» несут на себе целых два прокси-фронта против Ирана, не считая Сирии. Они спонсируют различные националистические и исламистские группировки белуджей-суннитов, которые время от времени проверяют на прочность иранских военных и КСИР. Вот, к примеру, сообщение канала Al Arabia со ссылкой на иранские СМИ от 17 апреля: «Этим утром террористическая группировка из Пакистана совершила нападение на контрольно-пропускной пункт полиции», в результате столкновений на ирано-пакистанской границе погибли шесть человек. Трое нападавших были ликвидированы. С иранской стороны также три человека погибли: один полицейский и двое представителей КСИР.

Тегеран подверг Исламабад критике за поддержку террористических группировок, связанных с «Аль-Каидой», и предупредил, что в следующий раз ради уничтожения террористов иранские погранвойска будут готовы преследовать преступников и на пакистанской территории. Пакистану вряд ли нужна лишняя головная боль, хотя его спонсор, Саудовская Аравия, имеет рычаги давления на Исламабад. Но если фронтом для саудитов станет также и Северная Сирия, то крах этой марионетки США неминуем. И тогда угрозы йеменских хуситов захватить Эр-Рияд, вполне вероятно, станут реальностью, благо что повстанцы уже не раз и захватывали военные базы саудовской армии, и обстреливают время от времени окрестности Эр-Рияда.

И получается, что саудиты и ОАЭ тоже вряд ли добровольно согласятся с «предложениями» США по оккупации Северной Сирии. Таким образом, Трампу остается лишь шантаж как «метод убеждения» в отношении Саудовской Аравии и ОАЭ — допустим, угроза предать огласке причастность королей и эмиров стран Персидского залива к созданию и финансированию различных террористических групп, а то и — причастность к терактам 11 сентября 2001 г. в США…

А вот что будет с самой Сирией, по-прежнему непонятно. Обратим внимание — сообщения о том, что в ночь на 17 апреля «кто-то» пытался нанести ракетные удары по аэродрому «Шайрат» и аэродрому «Дмейр» (оба — северней Дамаска), позже были якобы опровергнуты. Хотя вначале официальное агентство SANA настаивало на том, что удары были, и сирийские ПВО сбили не менее 9 ракет. Отмечалось, что удары наносились с территории Израиля. Но оперативно свою причастность к этим ударам опровергли и США, хотя на этот раз американцев никто не обвинял, и Штаб армии Израиля. Поэтому опровержение, хотя оно было как бы российским, вызвало недоумение. Аэродром «Шайрат» работает в плановом режиме, атак на него в ночь на 17 апреля не было, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на российский источник. «Средства ПВО, прикрывающие аэродром, этой ночью не работали», — сказал собеседник агентства.

Правда, российский источник промолчал про аэродром «Дмейр». Но затем и источники в сирийском военном командовании опровергли боевое применение средств ПВО. В беседе с немецким информагентством DPA источники сообщили, что система ПВО Сирии была «активирована», но боевых пусков по предполагаемым ракетам не последовало, пишет израильская газета Haaretz. Впрочем, кое-кому вопрос «было — не было» показался излишним. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Кассеми уже заявил, что удар израильской авиации по сирийской авиабазе «Шайрат» в провинции Хомс не останется без ответа.

Итак, Иран не только определил, кто стрелял, но и однозначно указывает, что «работала» израильская военная авиация. Нестыковка сообщений российского источника, как и источника в сирийском военном командовании, с заявлением г-на Кассеми очевидна. Но чтобы не зацикливаться на вопросе, были или не были обстрелы аэродромов «Шайрат» и «Дмейр», просто обратим внимание на другие сообщения от 17 апреля. А они — не только сирийские, хотя начнем именно с Сирии. С этого дня правительственные войска развернули операцию в провинции Хомс. К северу от административного центра этой центральной провинции Сирии находится небольшой анклав боевиков, продолжающих сопротивление, передает телеканал Al Jazeera. Северная часть Хомса имеет для Дамаска стратегическое значение для безопасности транспортных коммуникаций между прилегающими к столице районами и территориями на западе Сирии. Ранее правительственные силы возобновили наступательную операцию на административной границе провинций Хама и Хомс. После ударов артиллерии и авиации вперед выдвинулись подразделения 4-й и 11-й дивизий ВС Сирии. Наступление возобновлено из-за сорванных несколько дней назад переговоров между командованием исламистских вооруженных формирований «растанского котла» и представителями сирийской армии.

В Ираке начали масштабную военную операцию по нейтрализации последних анклавов террористической группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). От террористов планируется очистить все районы на иракской границе с Сирией, Иорданией и Саудовской Аравией, сообщил представитель ВС Ирака генерал Яхья Расул. Для осуществления операции созданы три региональных командования со штабами в провинциях Найнава (Ниневия), Анбар и Салах-эд-Дин.

Наконец, в Турции повстанцы Курдской рабочей партии (PПK) прорвались в ил Ширнак и атаковали военную базу «Куютепе». В результате нападения погибли трое сотрудников сил безопасности, со ссылкой на свои источники в турецких правоохранительных органах передает агентство Reuters. Мозаика не будет полной, если не упомянуть о том, что президент Ирана Хасан Рухани говорил по телефону с турецким коллегой Эрдоганом — якобы только «о политическом урегулировании» в Сирии, и стороны согласились «продолжить трехсторонние усилия при участии России».

Известно, что 14-го имел место и телефонный разговор между Эрдоганом и его российским коллегой Путиным, ведь турки поддержали пиратский рейд США, Великобритании и Франции. Как оправдывался Эрдоган и что ему в ответ сказал Путин, нам не известно. Правда, пресс-секретарь Путина, Дмитрий Песков 16 апреля заявлял, что «эти удары не разделили Россию и Турцию», что сомнительно. Зато мы знаем, что 15 апреля Рухани позвонил Путину, и они «обсудили последние события в Сирии», и «то, как развивать двустороннее сотрудничество между Тегераном и Москвой в этой связи», сообщало Mehr News. Иранские СМИ предали огласке только одну фразу Рухани из разговора: «Если агрессия и вопиющее нарушение международных законов станут легко возможными и без каких-либо издержек со стороны преступников, мы будем свидетелями новой нестабильности на международном и региональном уровнях». Пресс-служба Кремля дополняет, что Путин подчеркнул, что если ракетные удары по Сирии продолжатся, то «это неминуемо приведет к хаосу в международных отношениях».

Обратим внимание — Рухани говорит Путину о двустороннем, а не трехстороннем (с Турцией) сотрудничестве по Сирии. Пресс-секретарь МИД ИРИ Кассеми однозначно указывает пальцем на Израиль в связи с то ли имевшими место, то ли не имевшими место обстрелами аэродромов «Шайрат» и «Дмейр». Эрдогана же Иран и Россия заверяют, что «всё по-прежнему», будут «трехсторонние усилия». А в это время сирийцы рвутся на север, иракцы — к турецкой границе, а партизаны PПK прорвались в Ширнак. А ведь Рухани требовал от Кремля «какие-либо издержки», т. е. возмездия, для тех, кто воюет против Сирии.

Мы далеки от мнения, что прорыв курдских повстанцев в Ширнак — это начало возмездия. Но заметно, что Иран ждал из Сирии сообщений о попытках Израиля нанести удары по военным аэродромам. Шииты Ирака обещали «издержки» конкретно американцам, Иран же, видимо, готов к причинению «издержек» Израилю. Начало военных операций в Сирии и Ираке против остатков банд ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — видимо, некий сигнал к началу процесса причинения «издержек» тем силам, которые воспринимаются, причем не только Ираном и шиитами, но и тем же Китаем, нарушителями международного права. То есть — международными преступниками. Ведь в МИД Ирана не могли не знать, что сообщения о ночных ракетных ударах, по крайней мере, по «Шайрату», впоследствии были опровергнуты. Тем не менее Кассеми безапелляционно обвинил Израиль и озвучил неизбежность ответа на агрессию.

Сергей Шакарянц

Иран. Израиль. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576533


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576521

Foreign Policy: В чём кроются причины неудач США на Ближнем Востоке?

Сирийский вопрос так и останется неразрешенным до тех пор, пока США не решат вопросы, связанные с их интересами в регионе

Прошедшая военная операция в Сирии не принесла существенных результатов. Сигнал, который США и их союзники намеревались направить президенту Сирии Башару Асаду в ответ на химическую атаку, был таким слабым, что политическому руководству в Вашингтоне, Париже и Лондоне не стоило тратить тех денег, которые были израсходованы на реактивное топливо и крылатые ракеты. Весь этот спектакль говорит о том, что многим и так уже известно: у президента США Дональда Трампа нет стратегии в отношении Сирии, пишет Стивен Кук в статье для издания The Foreign Policy.

Это справедливая точка зрения, но она не объясняет, почему чиновники не могут не только разрешить, но хотя бы управлять сирийским конфликтом, который дестабилизировал Левант и ЕС? Такое положение вещей существовало еще до того, как администрация Трампа пришла к власти. Этот вопрос является составной частью более широкой дискуссии о роли США в мире.

США пребывают в переходном периоде, они оказались между миром, который существовал с 11 апреля 1991 года по 19 марта 2003 года, и тем миром, который еще не возник. В США пока еще никто не понимает новой эпохи, какие интересы США должны преследовать в своей внешней политике? В этот неопределенный момент американцы испытывают чувство неуверенности: что именно они хотят, что представляет для них наибольшую важность. По этой причине оба президента США — Барак Обама и Трамп — не смогли разрешить конфликт, который нанес большой ущерб долгосрочным интересам США на Ближнем Востоке. Короче говоря, они не были уверены, что их ближневосточные интересы по-прежнему актуальны для США. Однако даже пребывая в этом переходном периоде, Вашингтон обязан принимать последовательные решения.

Эволюционное развитие сирийского конфликта от восстания до гражданской войны, которая затем превратилась в прокси-войну с участием мировых держав, породило ошеломляющий уровень сложности. Сирийцы заплатили невообразимую цену: почти полмиллиона человек погибли, 11 миллионов — примерно половина довоенного населения страны — стали перемещенными лицами или получили ранения. Ответственность за эти массовые убийства и страдания лежит на Дамаске и его сторонниках в Тегеране и Москве.

Грехи Запада тоже многочисленны, в основе большинства из них лежат попытки выдать желаемое за действительное, исчерпанность или глупость. Как хорошо проинформированные люди могли прийти к выводу в 2011 году, что падение режима Асада — это лишь «вопрос времени»? Почему эти люди недооценили возможности иранского и российского вмешательства? Почему они поверили в истинность соглашения об утилизации химического оружия Сирии, подписание которого организовала Россия?

Есть еще много вопросов относительно деятельности США за последние семь лет, но нет никакого смысла возвращаться к ним, потому что содержание обсуждения этих вопросов практически никак не изменилось с 2012 года: кто-то выступает за прямое вмешательство США в сирийский конфликт, кто-то настаивает, что ближневосточная война не отвечает интересам США. Однако мало кто обсуждал последствия этих двух сценариев.

Что получили в итоге? Выйдя за рамки борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), США увязли в регионе. Об этом свидетельствует региональная политика Вашингтона. С одной стороны, Трамп решительно оправдывает удар по Сирии, нанесенный в ночь на 14 апреля, с другой стороны — он подтвердил свое решение о выводе войск из Сирии.

Вашингтон проявляет непоследовательность своих действий не только в Сирии. Такая же проблема возникла и в отношении Йемена, Ирака, израильско-палестинского мирного урегулирования и даже в отношении Ирана. Каждая из этих стран — это отдельная сложная внешнеполитическая ситуация. Вашингтон не знает, чего он конкретно хочет добиться в отношении каждой из перечисленных стран. Ни нынешний президент США, ни его предшественник так и не сказали, в чём именно заключаются интересы США в регионе.

Когда аналитики пытаются определить, в чём заключаются интересы США, их размышления попадают в замкнутый круг: «Если страна проводит политику X, чтобы получить Y, тогда Y — это то, что представляет для нее интерес. Как убедиться в том, что Y представляет для страны интерес? Потому что она проводит политику X». Возможно, стоит обратиться к истории, чтобы разрешить сложившуюся проблему.

В чём заключались ближневосточные интересы США в прошлом? Можно привести краткий список: свободный экспорт нефти из Персидского залива; обеспечение защиты Израиля; стремление к тому, чтобы ни одна страна в мире, кроме США, не доминировала на Ближнем Востоке; контртеррористическая деятельность; обеспечение нераспространения оружия массового поражения. Всё это представляет собой традиционный двухпартийный подход Соединенных Штатов к Ближнему Востоку.

Что происходит сейчас? Борьба с терроризмом не потеряла своей важности, но теперь, когда Соединенные Штаты намерены стать крупнейшим производителем нефти в мире, приверженность Саудовской Аравии и Персидскому заливу может оказаться не столь актуальной или стоящей. Кроме того, богатые арабские государства могут купить «прекрасное» оружие, по словам Трампа, и позаботиться о себе. Безопасность Израиля до сих пор представляет интерес для США. Однако, с другой стороны, похоже, что американцы и их лидеры больше не хотят брать на себя бремя господства на Ближнем Востоке.

Возможно, традиционные интересы Соединенных Штатов уже не так важны, как раньше. Или, возможно, ближневосточные интересы всё также актуальны, но американцы больше не верят, что политика, которой Вашингтон придерживался в течение последних 70 лет, отвечает реалиям сегодняшнего дня. Есть ли другие способы для того, чтобы обеспечить свободные поставки нефти из Персидского залива? Есть ли другой способ поддержать Израиль, не принимая и не поддерживая политику, которая, например, противоречит собственным целям Вашингтона? Есть ли другой способ доминирования на Ближнем Востоке, не прибегая к милитаризации региональной политики?

Скорее всего, на эти вопросы можно найти ответы, но так как это сложный и кропотливый процесс, люди, которые отвечают за решение таких вопросов, избегают их обсуждения. Вместо этого должностные лица США и политическое сообщество увязли в вопросе, связанном с Сирией. Но сирийский вопрос так и останется неразрешенным до тех пор, пока США не решат вопросы, связанные с их интересами в регионе.

Александр Белов

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576521


Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576433

Военно-воздушные силы Сирии наносят удары по позициям боевиков террористических организаций ИГ*, "Джебхат ан-Нусра"* и других группировок к югу от Дамаска, передает сирийской национальное агентство САНА со ссылкой на собственного корреспондента.

"ВВС направляет концентрированные удары по гнездам террористов ИГ*, "Джебхат ан-Нусры"* и других террористических группировок, среди них так называемые "Ахрар аш-Шам"*, "Абабиль Хуран" в районе Хаджар аль-Асвад к югу от Дамаска", — говорится в сообщении агентства.

Также сообщается, что в рядах боевиков есть десятки раненых и погибших.

* Террористическая организация, запрещена в России

Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576433


Германия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2018 > № 2576408

Ракетный удар США, Великобритании и Франции по Сирии 14 апреля 2017 года противоречит международному праву, считает научная служба бундестага ФРГ. Это следует из ее ответа парламентской фракции Левой партии, сообщает в пятницу, 20 апреля, dpa.

"Применение военной силы против государства с тем, чтобы наказать его за нарушение международной конвенции, представляет собой нарушение международно-правового запрета на насилие", - пишет научная служба.

"Оснований для военного удара не было"

Правовое обоснование, которое дала Великобритания, служба называет "неубедительным". Ранее Лондон заявлял, что международное право в виде исключения допускает применение мер с тем, чтобы избежать невероятных страданий людей.

По мнению экспертов бундестага, оснований для этого не было. Кроме того, сомнительно, что "военные удары подходят для того, чтобы избежать дальнейших страданий, особенно учитывая вероятное число будущих жертв сирийского конфликта", указывают в научной службе.

Меркель одобрила ракетный удар по Сирии

США, Великобритания и Франция нанесли ракетный удар по Сирии 14 апреля. Так они отреагировали на сообщения о многочисленных жертвах и пострадавших в результате предполагаемой химатаки в сирийском городе Дума. Запад возлагает ответственность за эту атаку на Сирию. Дамаск отвергает любые обвинения в свой адрес, его позицию поддерживает Москва.

Британский премьер Тереза Мэйв оправдание военной акции заявила, что ракетная атака стала "ограниченной, целенаправленной и эффективной" мерой и что удары "значительно снизили" возможность сирийского режима применять химоружие в будущем.

Канцлер ГерманииАнгела Меркель (Angela Merkel) одобрила ракетные удары трех стран, назвав военную операцию "необходимым и уместным шагом".

Германия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2018 > № 2576408


Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745

Ударные переговоры: Москва защитит Асада через ООН

Лавров встретится со спецпосланником ООН по Сирии

Александр Братерский

Глава МИД России Сергей Лавров 20 апреля проведет встречу со спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. Это будут первые переговоры дипломатов после удара США по сирийским территориям 14 апреля. Стороны обсудят ситуацию в регионе после действий Вашингтона, а вот переговорный процесс, считают эксперты, в данной ситуации обсуждать вряд или представляется возможным.

В МИД России дают понять, что обсуждение ситуации, сложившейся после ракетных ударов США по Дамаску, станет одной из ключевых тем встречи российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. «Будет комплексно рассмотрено положение дел в сирийском урегулировании и его перспективы, в том числе в контексте последствий агрессивной акции США и тех стран, которые поддержали их в этом незаконном мероприятии против Дамаска», — говорится в сообщении МИДа России.

Москва, без сомнения, будет ожидать от де Мистуры какого-либо заявления по итогам переговоров с осуждением атаки США.

Но сам де Мистура находится в сложной ситуации, так как должен продолжить дипломатические усилия по поиску мира в Сирии, несмотря на то что удары лишь усилили противоборство сторон конфликта.

Перед переговорами в Москве де Мистура побывал в Турции, где также обсуждал сирийскую ситуацию с президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом. Известно, что Анкара, которая вместе с Тегераном и Москвой выступает гарантом мирного процесса в Сирии, поддержала удары США, Великобритании и Франции. Это осложняет переговоры между союзниками по урегулированию в Сирии.

Кроме того, спецпредставитель ООН посетит и Тегеран. У этого государства в последнее время усилился конфликт с Израилем — Тель-Авив опасается усиления иранского влияния в Сирии и периодически совершает атаки на иранские объекты в этой стране. Это ухудшает переговорные позиции Ирана как одного из участников тройки.

Несмотря на то что удары не ставили цель уничтожить режим президента Сирии Башара Асада, они усилили давление на сирийского лидера со стороны Вашингтона, Лондона и Парижа. При этом эти государства заявили, что по-прежнему привержены мирному процессу. После ударов по Сирии страны G7 сделали заявление, в котором говорилось, что все эти страны «остаются полностью приверженными дипломатическому решению конфликта в Сирии» и поддерживают деятельность спецпредставителя генсека ООН по Сирии де Мистуры.

Главный дипломатический процесс по урегулированию в Сирии идет в Женеве, где при посредничестве ООН проходят переговоры между представителями Дамаска и оппозиции, однако в последнее время процесс застопорился. На последних встречах в декабре 2017 года сторонам так и не удалось начать прямые переговоры. Сам спецпосланник ООН назвал тот момент «упущенной возможностью».

Параллельно женевскому процессу идет процесс в Астане, где Россия, Турция и Иран при посредничестве Казахстана также ведут межсерийские переговоры. Кроме того, в начале текущего года прошли переговоры и в Сочи с участием различных сил оппозиции — де Мистура присутствовал и на них.

Начать политический процесс в Сирии сегодня является главной задачей Москвы, однако удары США и их союзников внесли в него определенный диссонанс. Если часть наблюдателей за ситуацией считает, что Москва проявила мудрость, не вмешиваясь в конфликт с США, другие полагают, что Кремль показал свою слабость, поскольку атака была совершена против его союзника. Как считает ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик, встреча со спецпосланником ООН важна для российской стороны, которой необходимо задействовать эту организацию для недопущения новых атак по Сирии.

При этом ситуация сегодня обостряется. «Запад говорит, что могут быть новые химатаки. Россия будет давить на Асада не допустить их. Отец должен как следует наподдать своему сыну», — говорит Карасик.

В таких условиях довольно сложно говорить о продолжении переговорного процесса, так как стороны к ним просто не готовы. Общественное мнение в Сирии не воспримет каких-либо уступок со стороны Дамаска оппозиции. Что касается противников Асада внутри страны, то они могут, почувствовав слабость режима, начать выдвигать все новые требования.

«Сейчас, когда крупнейшие державы демонстрируют свое отношение к Асаду и свое стремление ослабить его режим, оппозиция несомненно будет подходить с еще большими запросами к перспективам переговоров. Мы будем видеть большую неуступчивость, большее желание получить то, что она бы не получила при другом раскладе», — отметила ранее в комментарии для «Газеты.Ru» эксперт клуба «Валдай», главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звегельская.

В этой связи от встречи де Мистуры с главой российского МИД Лавровым пока ждать нечегою «Женевских переговоров пока не планируется, Астаны тоже, так что повестка исключительно такая, чтобы затронуть те события, которые уже произошли», — говорит эксперт РСМД Юрий Бармин.

Как отмечает эксперт, сейчас — после взятия Гуты — «происходит перекалибровка позиций», а сирийские власти активно интересуется происходящим на юге страны — там, как ранее сообщил военно-дипломатический источник РИА «Новости», бойцы «Сирийской свободной армии» и «Джабхат ан-Нуcры» (запрещена в России) хотят создать автономию под патронажем США. Боевики, как рассказал российский представитель, могут начать атаку на силы Асада, используя подготовленную провокацию.

В свою очередь, американское издание The Washington Post излагает эту историю иначе. Как пишет издание, боевики, которые находятся на юге, опасаются удара со стороны правительственных сил и «большой войны». На юге Сирии проходит граница и с другим союзником США — Иорданией.

Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745


Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575742

Казахстан и Турция готовятся к встрече президентов двух стран

Визит Нурсултана Назарбаева в Анкару состоится летом

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов находится с официальным визитом в Турции. В центре переговоров в Анкаре — проработка содержательных вопросов предстоящего официального визита Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Турцию летом этого года. Стороны также готовятся к заседанию Совета стратегического сотрудничества высокого уровня под председательством глав двух государств. Об этом сообщает пресс-служба министерства иностранных дел РК.

Кайрат Абдрахманова и глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу договорились в скором времени завершить согласование повестки дня и проектов документов, выносимых на подписание в рамках визита Президента Казахстана в Анкару. Также прорабатывается заключение ряда экономических контрактов. Наиболее перспективными сферами сотрудничества являются транспорт, сельское хозяйство, малый и средний бизнес, туризм. Казахстан заинтересован в развитии транспортно-транзитного потенциала двух стран.

Турция остается приоритетным инвестиционным партнером Казахстана. Правительства двух стран работают над реализацией договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Реджепа Эрдогана в Астану в сентябре прошлого года. Страны приняли экономическую программу «Новая синергия». В целом с участием турецких инвесторов реализовано 32 проекта в несырьевых секторах экономики на сумму 1,4 млрд долларов. Еще ряд компаний намерены выйти на рынок Казахстана.

В 2017 году товарооборот между Казахстаном и Турцией в сравнении с предыдущим годом вырос на 28% и составил 1,9 млрд долларов. Глава МИД рассказал об инициативах по модернизации казахстанской экономики, а также программе «Рухани жаңғыру». Интерес вызвало осуществление перехода казахского языка на латиницу.

Министры также обсудили подготовку саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств, а также деятельность Тюркской академии, базирующейся в Астане.

В ходе переговоров собеседники также выступили за дальнейшее укрепление Астанинского процесса по Сирии.

«В условиях продолжающегося конфликта в Сирии Астана остается единственной эффективной площадкой для достижения прекращения кровопролития в Сирии. Странами-гарантами — Турцией, Россией и Ираном — созданы трехсторонний механизм по мониторингу режима прекращения боевых действий, рабочая группа по обмену задержанными, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, подписан Меморандум о создании зон деэскалации. Сегодня Астанинский процесс нуждается не только в продолжении, но и большей международной поддержке во благо улучшения ситуации на местах. При этом мы все должны полностью поддерживать Женевскую площадку под эгидой ООН как платформу для политического урегулирования», — подчеркнул Кайрат Абдрахманов.

Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575742


Россия. Австрия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575741

«Австрия всегда воспринимается как «честный брокер»

Лавров видит Австрию в роли посредника в урегулировании конфликта в Сирии

Александр Братерский

Глава МИД РФ Сергей Лавров допускает, что Австрия может помочь международным усилиям в Сирии, выступив в качестве посредника в урегулировании ситуации в этой стране. На фоне резкого ухудшения отношений с Западом Москва рассматривает Вену, которая с июля будет председательствовать в ЕС, как «честного брокера».

Глава МИД России Сергей Лавров по итогам встречи со своей австрийской коллегой Карин Кнайсль допустил, что Австрия может сыграть роль посредника в урегулировании конфликта в Сирии. Российский министр отметил, что традиции нейтралитета завоевали высокую репутацию для этой страны.

«Австрия всегда воспринимается как «честный брокер», если хотите, и я убежден, что на нынешнем этапе сирийского урегулирования, когда «честных брокеров» не вполне хватает, Австрия вполне может помочь усилиям, которые мы все предпринимаем под эгидой ООН, под эгидой Стаффана де Мистуры», — сказал Лавров после беседы с главой МИД Австрии.

Положение в Сирии стало главным вопросом, который обсуждался во время встречи Лаврова и Кнайсль. Для Москвы сегодня крайне важны контакты с представителями тех стран ЕС, которые занимают более нейтральную позицию в этом вопросе и не стремятся следовать в фарватере США.

Встреча глав российского и австрийского МИДа особенно значима, поскольку в июле Австрия станет председателем ЕС.

За пару дней до визита Карин Кнайсль в Москву канцлер Австрии Себастьян Курц сообщил, что обсуждал с российским президентом Владимиром Путиным ситуацию в Сирии: «Россия — это сверхдержава и сильный игрок в Сирии. Поэтому Россия должна участвовать в нынешних действиях по поиску мирного решения конфликта <...> Вот почему я вчера поговорил с президентом Путиным о Сирии — речь шла о возможных доверительных шагах к деэскалации и дипломатических инициативах по разрешению конфликта», — написал Курц в своем твиттере.

Удобный честный брокер

Желание Австрии видеть себя в роли «честного брокера» в Сирии может усилить влияние нынешнего австрийского руководства на международной арене. К тому же опыт проведения переговоров по Сирии у этой страны есть. В 2015 году в Вене проходило несколько раундов переговоров по сирийскому урегулированию, в которых принимали участие главы МИД США, Саудовской Аравии, Турции и России. Впоследствии к ним присоединились также несколько региональных государств.

Личный интерес к сирийскому урегулированию проявляет и глава МИД Австрии Кнайсль. Она возглавила австрийское внешнеполитическое ведомство после того, как канцлер Курц сформировал коалиционное правительство — на пост главы МИД ее кандидатуру предложила ультраправая Партия свободы. При этом сама Кнайсль членом этой партии не является. В то же время она специалист по Ближнему Востоку и хорошо разбирается в его проблемах.

Как отмечает руководитель направления «Внешняя политика и безопасность» Центра стратегических разработок Сергей Уткин, Австрия действительно является удобной площадкой для международных переговоров по разным темам: «Но для успеха этих переговоров главное, конечно, — настрой основных участников на результат, благоприятная площадка сама по себе ничего не гарантирует».

Возможно, большего успеха Австрия может добиться, осуществляя функции посредника в урегулировании конфликта на Украине. Эти вопросы также обсуждались на встрече Лаврова и Кнайсль. «Говорили и по украинской проблеме. Мы исходим из безальтернативности полной реализации минского комплекса мер и в этом контексте мы рассмотрели ту роль, которую играет ОБСЕ в выполнении минских договоренностей, и возможности подкрепления этой роли через принятие резолюции Совета безопасности ООН об охране специальной мониторинговой миссии ОБСЕ», — рассказал Лавров.

Известно, что в июле Австрия станет председателем в Евросоюзе и, вероятно, сможет использовать этот пост, чтобы помочь активизации переговоров по Украине, которые зашли в тупик — стороны обвиняют друг друга в нежелании выполнять Минские соглашения.

Стоит отметить, что в феврале Курц предложил, чтобы Австрия занималась мониторингом прекращения огня на Украине. Он также заявлял, что «после каждой позитивной подвижки в зоне украинского конфликта мы должны ослаблять санкции».

Хотя Австрия как член ЕС и присоединилась к санкциям против России в связи с ситуацией на Украине, глава государства Себастьян Курц — активный сторонник диалога с Москвой. Издание The Washington Post также отмечает, что австрийский канцлер занял не слишком жесткую позицию в «деле Скрипаля».

Глава австрийского МИДа заявил, что хочет «держать каналы коммуникации с Россией открытыми и видит себя как мост между Востоком и Западом».

Относительно нейтральная реакция Австрии на ситуацию вокруг «дела Скрипаля» вызвала критику в европейских политических кругах. Так, в ФРГ высокопоставленный представитель парламентской группы Христианско-демократического союза (ХДС) Германии отметил, что Австрия не должна «закрывать глаза» на «клептократию» в России. Подобная позиция «может ударить по молодому канцлеру», пишет обозреватель германского издания Handelsblatt Кристофер Сермак.

Автор также отмечает, что канцлер Австрии Курц, по его мнению, ведет противоречивую политику: «Хотя он настаивает на том, что он проевропейский, господин Курц решительно выступил против более глубокой интеграции в ЕС. Он также стремился к тесным связям со странами Вишеградской группы: Польшей, Чехией, Венгрией и Словакией, которые в том числе критикуют Брюссель за автократические тенденции».

Россия. Австрия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575741


Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > inform.kz, 19 апреля 2018 > № 2575968

Президент Казахстана с официальным визитом посетит Турцию

Министр иностранных дел Кайрат Абдрахманов находится с официальным визитом в Турецкой Республике. В центре переговоров в Анкаре - проработка содержательных вопросов предстоящего официального визита Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Турцию летом этого года. Стороны также готовятся к заседанию Совета стратегического сотрудничества высокого уровня под председательством глав двух государств, сообщила пресс-служба МИД РК.

В ходе переговоров К.Абдрахманова с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу стороны договорились в скором времени завершить согласование повестки дня и проектов документов, выносимых на подписание в рамках визита Президента Казахстана в Анкару. Также прорабатывается заключение ряда экономических контрактов. Наиболее перспективными сферами сотрудничества являются транспорт, сельское хозяйство, малый и средний бизнес, туризм. Казахстан заинтересован в развитии транспортно-транзитного потенциала двух стран.

Турция остается приоритетным инвестиционным партнером Казахстана. Правительства двух стран работают над реализацией договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Р.Эрдогана в Астану в сентябре прошлого года. Сторонами осуществляется совместная экономическая программа «Новая синергия». В целом с участием турецких инвесторов реализовано 32 проекта в несырьевых секторах экономики на сумму 1,4 млрд.долларов. Наиболее активными инвесторами являются «Yildiz Holding», «Eczacibasi Holding», «Abdi Ibrahim», «Anadolu Holding», «Aselsan Elektorinik», «YDA Holding». В настоящее время ведется работа по вхождению в Казахстан новых турецких компаний.

В 2017 году товарооборот между Казахстаном и Турцией в сравнении с предыдущим годом вырос на 28% и составил 1,9 млрд.долларов. Глава МИД рассказал об инициативах по модернизации казахстанской экономики, а также программе «Рухани жаңғыру». Интерес вызвало осуществление перехода казахского языка на латиницу.

Министры также обсудили подготовку саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств, а также деятельность Тюркской академии, базирующейся в Астане.

В ходе переговоров собеседники также выступили за дальнейшее укрепление Астанинского процесса по Сирии. «В условиях продолжающегося конфликта в Сирии Астана остается единственной эффективной площадкой для достижения прекращения кровопролития в Сирии. Странами-гарантами - Турцией, Россией и Ираном - созданы трехсторонний механизм по мониторингу режима прекращения боевых действий, рабочая группа по обмену задержанными, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, подписан Меморандум о создании зон деэскалации. Сегодня Астанинский процесс нуждается не только в продолжении, но и большей международной поддержке во благо улучшения ситуации на местах. При этом мы все должны полностью поддерживать Женевскую площадку под эгидой ООН как платформу для политического урегулирования», - подчеркнул К.Абдрахманов.

Визит казахстанской делегации продолжится встречами с политическим руководством Турции, представителями деловых кругов, экспертного сообщества и средств массовой информации.

Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > inform.kz, 19 апреля 2018 > № 2575968


США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575754

«Жесткий, как никто»

Трамп заявил о «самом жестком отношении» к России

Президент США Дональд Трамп заявил, что относится к России «жестко, как никто», и рассказал о схватке между американскими и российскими военными. Речь, очевидно, идет о бойцах частной военной компании, не связанной с властями РФ, которая подверглась нападению в Сирии. Сам Трамп сообщил, что новые санкции против России будут введены, когда Россия «этого заслужит».

Выступая на пресс-конференции по итогам переговоров с японским премьером Синдзо Абэ, президент США Трамп заявил, что он вел себя с Россией очень жестко: «Нет никого, кто был бы более жестким по отношению к России, чем президент Дональд Трамп», — сказал глава Белого дома, слова которого приводит РИА «Новости».

«Мы уже об этом говорили некоторое время назад, у нас была очень, очень жесткая схватка в Сирии недавно, месяц назад, между нашими войсками и российскими войсками. И это очень печально. Много людей погибло в этой схватке», — поведал он.

Президент США не сообщил подробностей, однако известно, что американские военные не вступали в столкновения с российскими войсками, поэтому можно предположить, что речь идет о бойцах частной военной компании, которые могли пострадать от обстрелов американских военных в Сирии.

В начале февраля американские СМИ со ссылкой на представителя администрации сообщили, что в результате авиаудара США в районе сирийской провинции Дейр-эз-Зор были убиты более ста человек, большинство из которых являются гражданами РФ.

Минобороны России, в свою очередь, ответило, что российских военнослужащих в данном районе нет.

На следующий день исследовательская организация Conflict Intelligence Team (CIT) сообщила, что речь идет о несуществующей де-юре частной военной компании «ЧВК Вагнера», которая якобы принимает участие в сирийском конфликте на стороне правительственных сил и действует в районе месторождений полезных ископаемых в долине реки Евфрат (именно в этом регионе нанесла авиаудар коалиция).

Позже пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал, что в Кремле не имеют данных о каких-либо россиянах, воюющих в Сирии, кроме военнослужащих Вооруженных сил России, которые принимают участие в операции ВКС РФ в поддержку сирийских правительственных сил в борьбе с террористами «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в России).

Также официальный представитель МИД России Мария Захарова ранее называла дезинформацией сообщения о том, что российские военные якобы погибли под ударом американских сил в Сирии.

В среду, 18 апреля, помощник госсекретаря США Уэсс Митчелл заявил, что позиции американских военных в Сирии якобы пытались недавно атаковать «российские наемники», передает РИА «Новости».

«Их безрассудное вмешательство в Сирию и поддержка режима [президента Сирии Башара] Асада повысили риск конфронтации с Западом. Провалившаяся атака на американские силы российских наемников недавно в Сирии была одним из отрезвляющих примеров такого поведения», — говорится в письменных показаниях Митчелла перед международным комитетом палаты представителей конгресса США.

На прошлой неделе США и их союзники Великобритания и Франция нанесли удар по Сирии крылатыми ракетами. Было затронуто несколько объектов, в которых, как считают США, производилось химическое оружие. Российские базы под удар не попали.

США заявили также, что собираются ввести новые санкции против России за поддержку президента Асада. О том, что санкции будут введены, 15 апреля сообщила постпред США при ООН Никки Хейли.

Впоследствии стало известно, что Трамп лично распорядился приостановить введение новых санкций против России.

«Мы введем санкции, как только они [Россия] действительно этого заслужат», — сказал Трамп, сообщает Reuters.

Против России в настоящее время действует ряд американских санкций, введенных в связи с Крымом, а также ситуацией на Украине. Они касаются как персональных ограничений в отношении ряда чиновников и бизнесменов, так и проведения финансовых операций. Под новый виток санкций 6 апреля попал ряд крупных российских бизнесменов, в том числе Олег Дерипаска.

США. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575754


Россия. Сирия. ЮФО > Агропром > ria.ru, 18 апреля 2018 > № 2575334

Крымский агрохолдинг "Скворцово" готов начать поставки продовольственной пшеницы в Сирию, сообщил гендиректор группы компаний "Скворцово" Игорь Полищук.

Вечером в среду крупная делегация из Сирии во главе с министром экономики и внешней торговли Самером аль-Халилем прибыла в Крым для участия в Ялтинском международном экономическом форуме.

Полищук подчеркнул, что в рамках Ялтинского международного экономического форума агрохолдинг "Скворцово" намерен провести переговоры с сирийской делегацией о поставке из Крыма в Сирию продовольственной пшеницы и гороха, а также других зерновых культур объемом от 5 тысяч до 10 тысяч тонн. "В первую очередь мы готовы предложить сирийскому бизнесу продовольственную пшеницу. Первые поставки будут объемом до 10 тысяч тонн, речь идет о первых контрактах на суммы в размере от 100 миллионов до 150 миллионов рублей", — сказал журналистам Полищук.

По его словам, "Скворцово" заканчивает строительство современного элеватора хранением на 45 тысяч тонн.

"Это позволит увеличить поставки и гарантирует системные стабильные круглогодичные поставки нашим сирийским и другим зарубежным партнерам", — сказал Полищук.

Ялтинский международный экономический форум — ежегодное деловое международное мероприятие в экономической сфере, проводимое в Крыму. Организаторы форума: правительство Крыма, фонд "ЯМЭФ" при поддержке администрации президента России.

В этом году форум пройдет с 19 по 21 апреля.

Россия. Сирия. ЮФО > Агропром > ria.ru, 18 апреля 2018 > № 2575334


Сирия. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 апреля 2018 > № 2575323

Сирия благодарна российскому народу и армии за помощь, которая оказывается на всем протяжении сирийского конфликта, заявил губернатор сирийской провинции Латакии Ибрагим Салим.

Вечером в среду крупная делегация из Сирии во главе с министром экономики и внешней торговли Самером аль-Халилем прибыла в Крым для участия в Ялтинском международном экономическом форуме.

"От имени всех членов сирийской делегации хочу поблагодарить российское руководство, российский народ и армию за ту неоценимую помощь, которую нам оказывали и продолжаете оказывать на всем протяжении сирийского конфликта", — сказал журналистам Салим.

Ялтинский международный экономический форум — ежегодное деловое международное мероприятие в экономической сфере, проводимое в Крыму. Организаторы форума: правительство Крыма, фонд "ЯМЭФ" при поддержке администрации президента России.

В этом году форум пройдет с 19 по 21 апреля.

Сирия. Россия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 апреля 2018 > № 2575323


Китай. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 18 апреля 2018 > № 2574717

Выступая на открытом заседании СБ ООН по сирийской гуманитарной проблеме, постоянный представитель КНР при ООН Ма Чжаосюй во вторник призвал сирийские стороны решить проблему путем диалога и переговоров, отметив, что международное сообщество должно играть конструктивную роль и как можно скорее смягчить гуманитарный кризис в Сирии.

Ма Чжаосюй отметил, что политическое урегулирование является единственным путем решения сирийской проблемы, китайская сторона прилагает совместные с мировым сообществом усилия по содействию мирным переговорам, прекращению огня, насилия и терроризма, а также по продвижению мирных переговоров в Женеве и процесса политического урегулирования. В нынешней обстановке международному сообществу следует укрепить сотрудничество, поддерживать роль ООН в качестве главного посредника, чтобы как можно скорее восстановить мир, стабильность и спокойствие в Сирии и на Среднем Востоке.

По словам китайского дипломата, благодаря совместным усилиям СБ ООН в феврале этого года единогласно принял резолюцию 2401, что свидетельствует о сплоченности и консенсусе по сирийскому гуманитарному вопросу. Китайская сторона призывает сирийские стороны согласно требованиям резолюции в кратчайшие сроки прекратить враждебные действия, оказать активное содействие гуманитарным усилиям ООН. Международное сообщество и ООН должны действительно выполнить резолюцию, уделять равноценное внимание гуманитарной ситуации в разных районах Сирии, предоставить помощь всем районам, нуждающимся в помощи, оказать содействие перемещенным лицам в скорейшем возвращении домой. Китайская сторона будет, как и прежде, оказывать Сирии гуманитарную помощь.

Ма Чжаосюй подтвердил, что Китай неизменно придерживается мирного урегулирования спора, выступает против применения военной силы в международных отношениях, выступает за уважение суверенитета, независимости, единства и территориальной целостности. Любые действия заинтересованных сторон должны соответствовать основной цели и принципам Устава ООН и рамкам международного права. Любые односторонние военные операции, предпринятые в обход СБ ООН, нарушают основную цель и принципы Устава ООН, международное право и основные нормы международных отношений, а также добавят новые сложные факторы в урегулирование сирийской проблемы. Китайская сторона призывает заинтересованные стороны избегать любых действий, которые могут привести к дальнейшему осложнению ситуации, как можно скорее решить вопрос путем консультаций в рамках международного права.

Китай. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 18 апреля 2018 > № 2574717


США. Евросоюз. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 апреля 2018 > № 2574104

Удар США по Сирии – каковы последствия для России?

Обзор ракетного удара США, Великобритании и Франции по Сирии, состоявшегося 14 апреля 2018 года

Ожидаемо, после целого ряда заявлений руководства США, Великобритании и Франции, ракетный удар по сирийским объектам состоялся. Произошло это 14 апреля 2018 года. Как и ожидалось, реальных военных задач ночная атака не несла — цели были сомнительными, а их персонал был заблаговременно эвакуирован. Однако до сих пор осталась масса вопросов по итогам удара — это касается как списка целей, так и количества долетевших и сбитых крылатых ракет. Информация, предоставленная Министерством обороны России и Пентагоном, различается диаметрально, что ещё сильнее усложняет подведение итогов удара, в отличие от прошлогодней атаки авиабазы «Шайрат», где всё было достаточно очевидно. Попробуем проанализировать имеющиеся данные.

Сколько было целей?

Вопросы начинаются уже с самого начала — российское Министерство обороны первым выступило с заявлением о результатах удара США и их союзников. Согласно данным, распространённым начальником Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных сил России генерал-полковником Сергеем Рудским, по 10 целям в Сирии было выпущено 103 крылатые ракеты, из которых 71 была перехвачена системой противовоздушной обороны (ПВО) Сирии. При этом в списке целей значился ряд сирийских аэродромов — Думейр (сбиты все 12 ракет), Дювали (сбиты все 4 ракеты), Блэи (сбиты все 18 ракет), Шайрат (сбиты все 12 ракет), Меззе (сбиты 5 ракет из 9), Хомс (сбиты 13 ракет из 16). Из 30 ракет, запущенных по объектам в районе населенных пунктов Барзе и Джарамана, были сбиты 7. Утверждалось, что все крылатые ракеты были сбиты с помощью зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-125, С-200, «Бук», «Квадрат» и «Оса». Из перечисленных к современным системам можно отнести лишь «Бук-М2Э», которые имеются в некотором количестве на вооружении ВС Сирии. Также правительственные войска имеют на вооружении не менее 40 зенитных пушечно-ракетных комплексов (ЗПРК) «Панцирь-С1», которые, как позже оказалось, тоже участвовали в отражении атаки. По данным Министерства обороны России, «Панцири» запустили 25 зенитных управляемых ракет (ЗУР), из которых 23 поразили цель, «Буки» запустили 29 ЗУР, поразив 24 цели, из 11 ЗУР ЗРК «Оса» цели достигли 5, С-125 с помощью 13 ЗУР сбили 5 целей, «Стрела-10» справилась с 3 целями, потратив 5 ЗУР, ЗРК «Квадрат» сбил 11 целей с помощью 21 ЗУР, а вот ЗРК С-200 не сбили ни одной цели, несмотря на запуск 8 ЗУР.

Американский брифинг состоялся несколько позже — здесь были объявлены совершенно другие данные: было запущено 105 крылатых ракет по трём целям, при этом все они долетели до пункта назначения, а сирийские ПВО запустили 40 зенитных ракет впустую (причём уже после поражения целей — с чисто пропагандистской целью). При этом расклад по запущенным боеприпасам был таким: 30 крылатых ракет Tomahawk с крейсера Monterey типа Ticonderoga, 7 крылатых ракет Tomahawk с эсминца Laboon типа Arleigh Burk (оба корабля отстрелялись из акватории Красного моря), 23 крылатых ракеты Tomahawk с эсминца Higgins типа Arleigh Burk из акватории северной части Персидского залива, 6 крылатых ракет Tomahawk c борта атомной подводной лодки SSN John Warner типа Virginia и 3 крылатые ракеты SCALP Naval с борта французского фрегата D653 Languedoc типа FREMM (оба из акватории Средиземного моря). Также «поработала» и авиация — два американских бомбардировщика B-1B Lancer запустили 19 крылатых ракет AGM-158BJASSM-ER, британские Tornado и Typhoon запустили 8 крылатых ракет Storm Shadow, ещё 9 крылатых ракет SCALP EG запустили французские истребители Rafale.

Что касается самих целей, то по исследовательскому центру в окрестностях Дамаска (Барза) было выпущено 76 крылатых ракет, 22 ракеты получил предполагаемый склад химического оружия в окрестностях Хомса, другой объект в Хомсе, также якобы связанный с химическим оружием, получил 7 ракет. Были предъявлены и спутниковые фотографии объектов до и после удара.

Обе стороны преувеличивают свои успехи?

Российско-сирийская версия событий, при условии, что она полностью правдива, означала бы беспрецедентный успех системы ПВО при борьбе с массированным применением крылатых ракет. Ранее удавалось сбивать лишь единичные ракеты, тогда как здесь речь идёт о систематическом отражении удара. Но слишком уж радужными являются представленные цифры, да и есть ещё один момент в сводках, вызывающий большие вопросы, — судя по отчёту Министерства обороны России, по каждой крылатой ракете ЗПРК «Панцирь-С1» и ЗРК «Бук-М2Э» запускали только по одной ЗУР. Такой подход в реальных боевых действиях не применяют — по каждой цели должно запускаться не менее двух зенитных ракет. Есть и другой интересный вопрос — каким образом «Стрела-10» так эффективно отработала по низколетящим крылатым ракетам, если комплекс неспособен получить целеуказание от самолётов дальнего радиолокационного обнаружения и управления и наземных радиолокаторов («Стрела-10» полагается только на инфракрасное и фотоконтрастное наведение)? На эти вопросы очень сложно найти ответ, так же как и объяснить отсутствие каких-либо обнаруженных и сфотографированных обломков 71 сбитой крылатой ракеты.

Что касается американской версии, то и к ней есть вопросы. Во-первых, зачем запускать 76 крылатых ракет по одной цели? Кроме того, у большинства экспертов при просмотре фотографий с разрушениями исследовательского центра в Барзе возникают сомнения, что объект получил удар таким количеством ракет, учитывая, что суммарная мощность боевых частей составляла не менее двух десятков тонн в тротиловом эквиваленте. Есть и другое мнение, что крылатые ракеты с проникающими боевыми частями могли вызвать именно такие разрушения. То есть можно представить и сценарий, что руководством США были озвучены только цели, до которых крылатые ракеты де-факто долетели. Или же до целей просто долетела часть ракет, поэтому и разрушения не столь сильны. Но вероятнее всего, что правда находится, как это часто бывает, где-то посередине — например, реально было сбито 15−20 крылатых ракет. К сожалению, не обладая объективной информацией, такой как видеозаписи или обломки крылатых ракет, установить, как всё было на самом деле, очень затруднительно.

Политические последствия

Вполне очевидно, что ни в одном из перечисленных объектов никакого химического оружия не было. Более того, Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) в ноябре 2017 года проводила инспекцию бывших объектов химического оружия в Сирии и обнаружила, что 25 из 27 объектов уже уничтожены, а в оставшихся двух следов химического оружия обнаружено не было, обсуждалось подписание контракта с компанией, которая поможет Сирии со сносом этих двух объектов (https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87dg21_e_.pdf). Судя по всему, «нанятой» компанией оказались вооруженные силы США. 22 ноября 2017 года инспектировался исследовательский институт в Барзе, где также не было выявлено никаких следов химического оружия. Более того, удар по объекту, в котором находится химического оружие, да ещё и в черте города — это преступление само по себе, так как от отравления погибнет большая часть жителей окрестностей. Понятно, что США и их союзники были абсолютно уверенны, что объекты не содержат химического оружия, но тем не менее ракетный удар был нанесён.

Вне зависимости от того, что США предупредили Россию о целях заранее, вследствие чего никаких жертв и реальных военных последствий не было, Москва понесла заметные имиджевые потери. Ведь уже второй раз один из ближайших союзников России получает безответный удар. Такая тенденция может стать и закономерностью, о чём мы говорили ещё год назад, после удара по авиабазе «Шайрат».

Отсутствие всякого ответа на второй по счёту ракетный удар и на смерть немалого количества российских граждан в составе частных военных компаний, участвующих в Сирийской гражданской войне, вследствие американской бомбардировки только усилят давление на Дамаск и Москву со стороны США. Если «красных линий» нет, то зачем останавливаться? Надо сказать, что на руку США играет и заметно более сильная группировка войск в регионе, а также заметно большие возможности военно-морских сил. Но всё это не мешает как минимум провести массированные бомбардировки проамериканских оппозиционных группировок.

 Леонид Нерсисян

США. Евросоюз. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 апреля 2018 > № 2574104


США. Германия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 апреля 2018 > № 2574090

Германия о Сирии: «Нас не позвали»

Хорошо это или плохо? Германия переживает свое неучастие в военной акции против Сирии

Прошла неделя после бомбардировок Сирии силами США, Великобритании и Франции — а в политических и экспертных кругах Германии до сих пор кипят разборы «полётов», разумеется, немецких. С точки зрения реальной политики решение Меркель не принимать участие в военной акции без санкции Совбеза при одновременном одобрении ей позиций ее союзников по НАТО не имеет под собой никаких подоплёк — оно продиктовано рациональностью канцлера и функциональными особенностями немецкой политической системы. Быструю реакцию Германии в военных вопросах тормозит ее основной закон (конституция). В отличии от США, Великобритании и Франции, в Германии участие бундесвера в военных акциях за рубежом, даже в вопросах логистики или иной технической поддержки воюющих союзников, должно быть санкционировано бундестагом. Это достаточно длительный процесс, результаты которого к тому же могут быть опротестованы в конституционном суде. В длительных военных операциях, планируемых заранее, Германия участвовать может — доказательство этому ее участие в операциях против Сербии или же в Афганистане — но вот для стихийных «акций возмездия» в духе Трампа она не годится, если не изменит конституцию. Однако именно эта конституция в свое время была насаждена в Германии ее победителями — теми же США, Великобританией и Францией. Цель ее — затруднить возможность новых германских агрессий. Готовы ли эти державы в нынешних политических условиях выпустить из бутылки воинствующий дух германского милитаризма, разгорающегося всякий раз, когда Германия достигает геополитических характеристик, превращающих ее в центральную европейскую державу? А главное, готова ли к этому сама нынешняя Германия? Еще в 90-е годы союзники по НАТО жалели о ее военной «неповоротливости», намекая на желательность ее более мощного участия в военных операциях «коллективного Запада». Сегодня такого понятия не существует — удар по символическому единству Запада нанес Буш-младший, разделивший Европу на «старую и новую», а добивает его Трамп. Вопрос о политическом и военном лидерстве в Европе ставится в последние годы по-новому — и последнее, что желал бы себе нынешний, становящийся после брекзита континентальным ЕС, это лидерство богатой и сильной Германии. В ЕС от нее предпочли бы получать средства, а не политику. НАТО же при Трампе уже не озабочено проблемами символического единства и мыслит функционально: участие немецких «Торнадо» теоретически было возможно, но потребовало бы большего времени на подготовку и больших затрат, чем у остальных трех стран. Иными словами, ни смысла, ни пользы от Германии в этой акции не было бы, а в символике ее участники заинтересованы не были. Поэтому решение Меркель не бомбить Сирию — это даже не отказ, потому что отказывать было не на что: участвовать в операции трех держав Германию не позвали.

Однако именно эта «непозванность» страны на демонстрацию западной военной силы пробудила целые гейзеры негодования в политической и экспертной среде. Возмущается прежде всего последнее поколение «западногерманских» политических и экспертных элит, сформировавшееся в «боннской республике» середины 90-х годов, когда Германия искупала свое воссоединение последовательным продолжением западногерманского внешнеполитического курса. Например, Александр граф Ламбсдорф (СвДП) и Теодор цу Гуттенберг (ХСС) считают, что Германия, раз ее не позвали, должна была «предложиться» сама, ибо символика ее участия важна как для ее роли в ЕС, так и в мире. Скептично и старшее поколение «трансатлантических ястребов». Вольфганг Ишингер (СвДП) считает, что внешнеполитическому и европейскому статусу Германии нанесен ущерб, и вину за это возлагает на нынешнее правительство. Коль скоро Германию не позвали принять участие в военной акции, она могла бы активизировать свои дипломатические усилия. Если единство Запада не важно для Трампа, его должна обеспечить Германия, полагают дипломаты и эксперты этого толка, не задаваясь вопросом, а хочет ли ЕС наделять свою нелюбимую дойную корову (Германию) ролью гаранта европейского единства.

Оппозиция, как левая, так и правая, не разделяет курс правительства по другим причинам — и тем, и другим не понравилось одобрение и понимание, высказанное Меркель в связи с военной акцией. Действительно, если еще год назад в аналогичной ситуации Меркель говорила, что удар Трампа по Сирии «можно понять», то в этот раз она назвала его «необходимым и соответствующим». В то время как Левая партия, удивляясь таким положительным характеристикам спорной с правовой точки зрения акции, настаивает на соблюдении норм международного права и использовании международных механизмов контроля, правая «Альтернатива для Германии» требует от правительства «более независимой внешней политики».

Между тем данные опросов показали, что курс Меркель в сирийском вопросе поддерживают 78% населения. Ибо опыт последних десятилетий доказывает, что неучастие Германии в военных акциях в Ираке и в Ливии, за которое она сначала подвергалась критике, обернулось преимуществом и доблестью, когда стало очевидным, что интервенции Запада не принесли этим странам ничего, кроме хаоса. Если не случится непредвиденного, в сирийском вопросе нынешнее правительство продолжит рациональный курс, взятый Меркель. Господствующее на сегодня мнение выразил спикер фракции ХДС и координатор трансатлантического сотрудничества Юрген Хардт: «Переходный период — с Асадом, будущее — без Асада — над этим должна работать дипломатия». Глава внешнеполитической комиссии бундестага Норберт Рёттген выразил это еще отчетливее: полемизируя в телевизионном шоу с критиками Меркель, приравнявшим неучастие Германии в военной акции к нежеланию делить «руководящую ответственность Запада», Рёттген заявил, что «руководящая ответственность» для Германии — это способность разрабатывать новые дипломатические стратегии, а не «символическое участие» во всех акциях союзников. Если еще в 90-е годы Германия видела свою силу в своей интеграции в «гуманитарные интервенции» единого «Запада», то ныне, когда это сложившееся в годы «холодной войны» единство разбивают сами же его основоположники и архитекторы, она будет искать возможности продвинуть и укрепить свои позиции в ЕС и в НАТО на путях дипломатии и деэскалации конфликтов. Насколько это у нее получится — покажет время.

Бонн 18 апреля 2018

Светлана Погорельская — кандидат политических наук, доктор философии Боннского университета, старший научный сотрудник ИНИОН РАН, старший научный сотрудник Института Европы РАН

 Светлана Погорельская

США. Германия. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 апреля 2018 > № 2574090


Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573378

Сирия: существует ли решение без Асада?

Томас Зайберт | Augsburger Allgemeine

Благодаря поддержке России и Ирана сирийский правитель все еще крепко сидит в седле. Однако его сила объясняется и другими причинами, считает журналист немецкого издания Augsburger Allgemeine Томас Зайберт.

После ракетной атаки Запада на его страну Башар Асад чувствует себя сильнее прежнего. Ситуация в стране и внешнеполитические условия после семи лет гражданской войны показывают, что для такой уверенности у Асада есть все основания: послевоенное будущее Сирии без Асада кажется на настоящий момент маловероятным, полагает Зайберт.

Одна из причин, обеспечивающих Асаду хорошие перспективы, кроется во внутренней политике. В течение десятилетий асадовский клан ослаблял сирийское государство. Институты сегодня не имеют никакого значения: важны лишь связи с правящей семьей. Небольшой правящий круг контролирует все важные функции. Инакомыслящие подвергаются жестокому преследованию, повествует журналист.

Теперь Асад закладывает фундамент на послевоенное время. Так, один из новых законов позволит лишать беженцев собственности, благодаря чему уже скоро правительство Асада сможет изъять большое количество недвижимости и земель, чтобы поощрить таким образом своих сторонников и профинансировать восстановление страны.

Несмотря на то, что, судя по сегодняшнему положению дел, Асад вряд ли сможет снова взять под контроль всю территорию государства, он все же является победителем этой войны, пишет Зайберт. Тем, что Асад смог выжить в политическом смысле, он обязан прежде всего России. Вмешательство Москвы в войну три года назад спасло асадовский режим, а Владимир Путин таким образом сделал Россию ключевой силой на Ближнем Востоке.

Запад, в отличие от Москвы, воздерживается от масштабного военного участия в Сирии. Сирийская оппозиция раздроблена, частично дискредитирована деятельностью исламистских экстремистов и слишком слаба для того, чтобы представлять собой опасность для Асада.

Кремль хочет обеспечить послевоенный порядок в Сирии под властью Асада. При этом у Путина нет заинтересованности именно в личности Асада. "В Сирии просто нет другого лидера, который был бы достаточно влиятельным, чтобы руководить государством, и при этом преданным России", - считает Зайберт.

Сирийский президент почти ежедневно доказывает свою преданность, говорится в статье. Например, стало известно, что в прошлом году Асад отправил своих троих детей на каникулы на российский черноморский курорт.

Кроме России, значительную поддержку асадовскому режиму оказывает шиитская региональная держава Иран. Тегеран вкладывал в гражданскую войну и денежные, и человеческие ресурсы, отмечает автор в заключение.

Сирия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573378


Сирия. Франция > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573377

Национальное разъединение по Сирии

Редакция | Le Monde

После нанесения ударов, направленных против сирийского химического арсенала, оппозиционные партии в ходе дебатов в Национальном собрании Франции подвергли критике дипломатические условия французского открытия огня и его политическую целесообразность на будущее, говорится в редакционной статье Le Monde.

По поводу своей первой военной операции с участием французских сил на внешнем ТВД - ракетных ударов, нанесенных совместно с США и Великобританией 14 апреля по местам производства химического оружия в Сирии, - президенту Франции не удалось заручиться национальным единством, пишут журналисты.

Главная претензия со стороны всех оппозиционных партий ("Республиканцы", "Национальный фронт", "Непокоренная Франция", социалисты, коммунисты) касалась решения действовать без мандата ООН, где Совбез оказался парализован российским вето. Судя по всему, по этому пункту аргумент о "международной легитимности", за неимением "законности", отстаиваемый в воскресенье вечером Макроном во время его телеинтервью, не стал убедительным, отмечает редакция. Подобные боевые действия вне международного правового поля - "первые в современной истории Франции", - заявила Валери Рабо от имени Социалистической партии, передает издание.

Другой угол атаки представляли глава "Республиканцев" Лоран Вокез и лидер этой партии в Нацсобрании Кристиан Жакоб: они критиковали "отсутствие стратегии" Франции в Сирии, ее "равнение на США" и "изоляцию на ближневосточной арене, которая из-за этого произойдет", передают авторы статьи.

Однако наиболее спорная критика была посвящена отсутствию доказательств виновности сирийского режима в химической атаке 7 апреля против гражданских лиц в городе Дума. В частности, на этом настаивала глава "Национального фронта" Марин Ле Пен, призвавшая "не доверять никому, кроме международных инспекторов, прибывших на место". Такая позиция полностью в духе тезиса российских властей, указывает издание. По заявлениям Москвы, химической атаки 7 апреля то ли просто не было, то ли она была сфабрикована британцами. "Влияние России на французские политические круги, видимо, не ослабевает, если даже Макрон решительно настроен поддерживать диалог с Путиным", - комментирует Le Monde.

Сирия. Франция > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573377


Сирия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573376

Политолог: "То, что русские вовлечены в конфликт в Сирии, имеет определенные преимущества"

Томас Йордан | Süddeutsche Zeitung

Берлинский политолог Херфрид Мюнклер критикует позицию западных союзников в сирийском конфликте и советует в интервью Sueddeutsche Zeitung говорить с Путиным о российских интересах в Сирии.

Комментируя встречу министров иностранных дел ЕС в Люксембурге, которая проходит в эти дни, эксперт высказывает сомнения, поможет ли она "серьезно продвинуться в сирийском вопросе".

"В последние дни на фоне войны в Сирии снова приобрел значимость дополнительный компонент в виде конфронтации между русскими и американцами. У Европы нет четко обозначенной линии по Сирии. Думаю, в ближайшей перспективе не стоит ждать чего-то весомого - в том числе из-за комплексного характера проблемы", - указывает Мюнклер.

Можно ли разрешить сирийский конфликт политическим путем или военного вторжения не избежать? По мнению политолога, нередко ожидания, связанные с военным решением проблемы, завышены и не соответствуют его реальной эффективности.

Ракетный удар США и их союзников, продолжает собеседник издания, "не имел стратегической подоплеки, а был своего рода мерой педагогического воздействия на Асада. Можно сказать, Запад повел себя как выведенные из себя родители, которые взялись за ремень. Но станет ли в результате наказанный умнее и лучше, вопрос спорный", - говорит Мюнклер.

"Можно представить себе, - продолжает он, - что европейцы воспользуются своим влиянием на Саудовскую Аравию, а немцы - на Иран. И будут предприняты попытки сесть за стол переговоров с русскими и для начала, независимо от того, кто чью сторону занимает в войне, выяснить точки зрения участников: в частности, как, по их мнению, должно выглядеть устройство всего Ближнего Востока, не только в связи с Сирией".

Эксперт видит определенные плюсы в том, что российская сторона вовлечена в конфликт. "В регионе действует сила, которая имеет больше влияния на Асада, чем Запад, который может усмирять его лишь при помощи санкций и крылатых ракет. Россия - это тот игрок в регионе, у которого есть интересы. А это уже область, в которой есть о чем договариваться. Например, сферы влияния, - указывает Мюнклер. - С русскими нет смысла говорить на уровне ценностей - а вот об интересах с Лавровым и Путиным, сохраняя холодный рассудок, говорить стоит".

По мнению политолога, такой подход позволит добиться большего, чем очередные угрозы санкций. "В свое время ЕС заключил с Эрдоганом сделку о восстановлении пограничного контроля с Турцией - так же и с русскими следует договариваться. В ближайшем будущем это ключ к изменению ситуации. У кого нет такой стратегии, тот выйдет в конечном итоге из игры", - резюмирует собеседник SZ.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573376


Израиль. США. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573372

Израиль советовался с США насчет удара по Сирии для уничтожения иранской военной техники

Дион Ниссенбаум, Рори Джонс | The Wall Street Journal

Израильские военные на прошлой неделе нанесли удар по иранской системе ПВО на сирийской авиабазе при негласной поддержке США, сообщает The Wall Street Journal. Издание ссылается на сотрудников разведки и информированные источники.

Посовещавшись с Дональдом Трампом, Биньямин Нетаньяху приказал нанести удар по только что поставленной батарее ПВО, чтобы иранские силы не смогли ее использовать против израильских вертолетов. По данным двух информированных источников, израильские чиновники заранее сообщили администрации Трампа о запланированном ударе, пишут авторы статьи Дион Ниссенбаум и Рори Джонс.

"Согласно ознакомленным с этими дискуссиями источникам, после вступления в должность в прошлом году Трамп объединился с Нетаньяху, предоставив Израилю стратегическую поддержку в его усилиях по противодействию экспедиционным военным операциям Ирана в Сирии", - передают журналисты.

"Сирийская база, ставшая мишенью израильского авиаудара, начала вызывать в Израиле повышенное беспокойство, - говорится в статье. - На крупнейшей базе сирийских ВВС, известной под названием Т-4, находятся правительственные силы, российские бойцы и растущий флот иранских беспилотников, которые используются для разведки и возможных атак, говорят военные аналитики".

В феврале Израиль обвинил иранские силы "Аль-Кудс" в использовании этой базы для отправки беспилотника на его территорию. Израильский вертолет сбил дрон, а израильские F-16 уничтожили предполагаемый командный пункт на базе Т-4. "После нанесения ударов израильский самолет был сбит ракетой земля-воздух советских времен, что стало первым случаем с 1982 года, когда израильский самолет был подбит в бою", - пишет издание.

"В ответ на февральский удар Иран принялся укреплять на базе свои системы ПВО, - сообщают журналисты. - В начале месяца Израиль засек иранский самолет, переносивший ЗРК "Тор" из Тегерана на базу в Сирии. Израиль поспешил уничтожить новую систему ПВО до того, как иранские силы смогли ее установить, рассказали сотрудники разведки".

Две недели назад Нетаньяху позвонил Трампу. По словам проинформированного о звонке лица, он сообщил о запланированном ударе по иранской базе. Спустя пять дней, 9 апреля, Израиль уничтожил на базе в Сирии систему ПВО и ангар для беспилотников. "Иранские СМИ сообщили, что были убиты семь иранских военных советников, в том числе офицер, контролировавший операции с дронами", - говорится в статье.

"Нетаньяху считает постоянные иранские военные базы в Сирии "красной линией", - отмечает издание. - И Израиль, и США обеспокоены тем, что Иран использует Сирию для атак на Израиль и создания маршрута для поставки оружия из Тегерана в Ливан".

Согласно информированным сотрудникам разведки, пишет далее WSJ, Иран передислоцирует вооружения на хорошо защищенную российскую базу Хмеймим на средиземноморском побережье.

"По словам этих источников, Иран также восстановил присутствие в международном аэропорту Дамаска после авиаудара в 2015 году, и аэропорт теперь служит базой для иранских сил "Аль-Кудс", которые построили подземные туннели-хранилища, чтобы обезопасить вооружения, - передают авторы статьи. - По данным сотрудников разведки, в целом Иран сейчас осуществляет операции с пяти аэродромов в Сирии: это Алеппо, Дейр-эз-Зор, Т-4, аэропорт в Дамаске и авиабаза Сайкал. На каждый из них, рассказали официальные лица, иранские военно-транспортные самолеты привозят оружие для "Хизбаллы" или ракеты и беспилотники специально для иранских войск".

"Это самое серьезное развертывание иранских военных позиций вблизи израильской границы, которое израильтяне когда-либо наблюдали", - сказал изданию исполнительный директор аналитического центра Bicom Джеймс Сорен.

"Администрация Трампа заявляет, что будет принимать меры, чтобы выдавить Иран из Сирии. Однако команда Трампа по национальной безопасности расходится во мнениях, как это сделать, - отмечается в статье. - Пентагон не раз опровергал предположения о том, что в Сирии он планирует сместить фокус внимания с уничтожения "Исламского государства"* на борьбу с Ираном. Сотрудники Пентагона опасаются, что Тегеран будет атаковать американские войска по всему региону, если США напрямую бросят вызов иранским силам в Сирии".

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

Израиль. США. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573372


США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573366

Россия хочет, чтобы американские войска ушли из Сирии. Но она нуждается в помощи США для установления мира

Фред Уэйр | The Christian Science Monitor

"Какой бы сигнал США ни надеялись подать России своими тщательно продуманными ракетными ударами, нанесенными в пятницу по объектам в Сирии, предположительно связанным с химоружием, это, похоже, никого в Кремле не переубедило", - пишет The Christian Science Monitor. Журналист Фред Уэйр пересказывает мнения российских аналитиков: "Москва по-прежнему убеждена, что у США нет последовательного эндшпиля в Сирии, а то, что США вместе с союзниками продолжают оккупировать примерно треть сирийской территории, не преследует никакой цели, кроме стремления мешать другим. И после ракетных ударов Москва по-прежнему будет поддерживать все более успешную военную кампанию, дабы вернуть всю Сирию под контроль центрального правительства Башара Асада".

"Но, хотя Россия считает, что США без разрешения совершили военное вторжение в этот регион, она все же нуждается в помощи Вашингтона для прекращения конфликта средствами дипломатии, - говорится в статье. - Кремль продолжает стремиться к процессу умиротворения, из которого исключены США и их союзники, - к процессу, который Москва начала вместе с Ираном и Турцией в прошлом году, но который, по словам экспертов, хромает. Вероятно, это значит, что понадобится вернуться к более раннему "женевскому процессу", в котором прямо участвовал Запад".

"По словам аналитиков, Москва говорила серьезно, когда намекнула, что нанесет ответные удары по военным кораблям США в Средиземном море или другим пусковым платформам, если американские ракеты создадут угрозу для жизни россиян", - пишет издание. В то же время "аналитики, связанные с Кремлем, говорят, что американские и российские военные команды "по деконфликтизации", которые месяцами без шума координируют действия сторон на местах в Сирии, поработали рука об руку, дабы гарантировать, что в ту ночь российские ПВО будут отключены, а крылатые ракеты полетят по таким траекториям, чтобы не приближаться к россиянам", - передает Уэйр.

"Есть более масштабный вопрос о Сирии: могут ли Россия и США сотрудничать между собой на стадии "эндшпиля" и обеспечить прочное политическое урегулирование, которое подведет черту под жестокой семилетней гражданской войной?" - продолжает автор.

"В военном отношении ситуация в Сирии намного лучше, чем год назад. Но, несмотря на эти встречи с Турцией и Ираном, политическое урегулирование не приближается, - говорит Федор Лукьянов, редактор журнала "Россия в глобальной политике". - Отношения с этими двумя партнерами - Турцией и Ираном - у России очень непростые, как и их отношения друг с другом. Путин прилагает большие усилия в попытке удержать свои отношения с Эрдоганом в нормальном русле, но это явно очень трудно".

"Отчасти поэтому понадобится снова привлечь к процессу США и другие западные страны - чтобы сбалансировать требования всех региональных игроков. Но это остается сложным, пока Россия и США продолжают собственные военные кампании", - комментирует автор статьи.

США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 апреля 2018 > № 2573366


США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573354

Когда коллективный империалистический фронт проигрывает

Ибрагим Варлы (İbrahim Varlı), Birgün, Турция

Атака на Сирию, ставшая последним примером империалистического варварства, — это первая ударная волна надвигающегося тектонического разлома. Атака «треугольника зла» США — Великобритания — Франция, которые снова, как и в ходе их операций в Ливии и Ираке, ни во что не ставят международное право, — это первый раунд большого зреющего столкновения.

В связи с ослаблением гегемонии США, которые вышли на историческую / политическую сцену как абсолютная сила в период после Второй мировой войны, возникают трещины и в руководимом ими империалистическом, капиталистическом порядке. По мере уменьшения силы США новые игроки принимаются заполнять возникающий вакуум. Экономическое развитие Китая, способность России бросить вызов США в ее проекциях военной мощи в условиях, когда США утрачивают статус «гегемона» в системе глобальных балансов, — все это беспокоит Вашингтон.

XXI век, ознаменовавшийся наступлением миллениума, становится периодом такой глобальной борьбы за гегемонию, которая ничуть не уступает противоборству прошлого столетия, отметившегося двумя мировыми войнами. Следы этой схватки можно видеть повсюду — от Латинской Америки до Азиатско-Тихоокеанского региона, от Южно-Китайского моря до Ближнего Востока, от Восточной Европы до Черной Африки.

«Коллективному империалистическому фронту», состоящему из США, Великобритании, Франции, Японии и ЕС, становится все труднее выстраивать желаемую игру не только в Сирии, но и в других частях земного шара. Йемен, восточная Украина, Ливия, Афганистан, Сомали. На всех фронтах они провалились. Такие локальные, «контролируемые» атаки, как в Сирии, — жалкие конвульсии в попытке сохранить лицо.

«Новый» моноцентрический миропорядок, который выстраивался либерально-капиталистическим миром вслед за распадом Советского Союза применительно к периоду после холодной войны под лозунгом «конец истории», рухнул. В то время как кризис, созданный спотыкающимся неолиберальным порядком (который свято почитается с предположениями о том, что не только XX, но и XXI век будет «американским веком»), повлек за собой тяжелые потрясения, между игроками международной системы идет нещадная борьба за новый передел.

В этой вновь ускоряющейся со времен холодной войны гонке нарастает конкуренция между силами, интересы которых в экономической, политической, военной сферах сталкиваются. В то время как международная система с устоявшимися балансами вступает в зыбкий период, вновь возникающая конкуренция создает новые кризисные динамики.

Набирающее обороты соперничество в этой характерной для XXI века версии конфликта за гегемонию, который уже прокладывал путь к двум масштабным войнам за передел, унесшим миллионы человеческих жизней и стерших с лица земли целые города, заставило глобальных игроков дрейфовать в опасных водах и вступить в открытую конфронтацию. Хотя гегемония США ослабевает, они, вне всякого сомнения, по-прежнему остаются мировым гегемоном и не уклоняются от небрежного использования этой силы во многих сферах.

Мы стоим на пороге формирования многополярного мира. Наступает турбулентность новой холодной войны. Но эта война по своей основе отличается от предыдущей. В этом новом порядке перед нами нет баланса, построенного на двух полюсах и двух разных системах. Конкуренция носит не столько идеологическую, сколько экономическую, военную и политическую направленность. Сведение счетов продолжается с использованием политического, экономического и в том числе идеологического оружия.

США через НАТО и ЕС давно пытаются окружить Россию в военном отношении, а Китай — в экономическом отношении с помощью начатой в последнее время «торговой войны». Отражение этого окружения — проект противоракетного щита, который США пытаются создать в Восточной Европе, усиление военного присутствия НАТО в Прибалтике, расширение ЕС прямо к границам России в рамках проекта «Восточное партнерство». А введение таможенных пошлин, создание протекционистского щита, препятствование торговли — показатели экономической войны.

Сирия — поле боя, на котором империализм США получил большой удар. Основная причина двух атак, совершенных с разницей в год, — стремление сохранить свое присутствие здесь под предлогом нестабильности. Это значит, что империалистические державы вместе с их подрядчиками в регионе должны подпитывать хаос, войны, конфликты. Сейчас, когда первый раунд войны в Сирии закончился, стороны испытали силу, рефлексы, реакции друг друга. Война за гегемонию, влияние и передел еще не завершена. Грядут новые атаки и интервенции. При этом наивно полагать, что в период, когда смыкаются ряды, создаются новые фронты и занимаются новые позиции, империализм США уйдет из региона.

США. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573354


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573353

Атака на тормозах

Haaretz, Израиль

Субботняя операция США, Великобритании и Франции (достаточно сдержанная и ограниченная) транслирует однозначный посыл: применение химического оружия недопустимо. Ограниченный выбор целей и немедленное разъяснение, что речь идет о точечной и непродолжительной акции говорит о том, что лидеры западных стран действуют взвешенно и осторожно, учитывая сложность ситуации в регионе и опасность последствий подобного рода военных действий.

Разумеется, субботняя ракетная атака не устранила угрозу производства химического оружия. Но она внятно очертила запретную линии, которую переходить нельзя. Следует приветствовать твердость, проявленную США, Великобританией и Францией, и надеяться, что подобная демонстрация силы больше не понадобится.

Россия и Иран предостерегли, что у подобных операций могут быть серьезные последствия. И это предостережение следует учитывать не только в Вашингтоне, Лондоне и Париже, но и в Иерусалиме. Хотя Израилю не было предложено участвовать в субботней операции против объектов, связанных с производством химического оружия, ему придется внимательно наблюдать за развитием событий в Сирии. Иран и режим Асада могут счесть Израиль легитимным объектом ответного удара, поскольку он является стратегическим союзником США на Ближнем Востоке.

До недавнего момента Израиль имел относительную свободу действий в нанесении ударов по сирийским объектам, которые служили перевалочными базами для передачи иранского оружия «Хезболле». В последнее время, если верить зарубежным источникам, Израиль расширил зону своих действий в Сирии и нанес удары по авиабазам, с которых вылетали иранские беспилотники с целью совершить теракт на израильской территории. Эти операции, как отметил лидер «Хезболлы» Хасан Насралла, фактически являются прямым столкновением Ирана с Израилем. Наряду с воинственными заявлениями израильского правительства, не готового мириться с усилением иранского военного присутствия в Сирии, это делает Израиль фактическим партнером западных стран в нынешнем сирийском противостоянии.

На первый взгляд, американо-британо-французская атака на химические объекты режима Асада и операции израильских ВВС — ничем не связаны между собой. Однако Россия и Иран могут интерпретировать это иначе. Стремление не допустить иранскую экспансию в Сирии — верная и понятная стратегия израильского руководства, однако действия в этом направлении требуют особой взвешенности и осторожности.

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573353


Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573350

Сколько государств в Сирии в День эвакуации?

Enab Baladi, Сирия

Сегодня, 17 апреля, отмечается 72-я годовщина эвакуации французских войск из Сирии. Торжество происходит на фоне войны между сирийским режимом и его противниками в оппозиционных районах, которая длится несколько лет.

Вчера сирийский режим собрал своих сторонников на площади Омейядов, чтобы отпраздновать эвакуацию и восстановление контроля над всей Восточной Гутой после ухода группировок на север Сирии.

Официальные и проправительственные СМИ, которые вели трансляцию с площади Омейядов сообщили, что тысячи сирийцев пришли отпраздновать эвакуацию и порадоваться победами сирийской армии и достойным ответом на тройственную агрессию под руководством США, которая произошла на рассвете в прошлую субботу.

Однако ирония в том, что празднование эвакуации французских войск происходит в свете присутствия на территории Сирии ряда государств, чьи силы развернуты в нескольких районах страны, включая Францию.

Иран был одной из первых стран, которая отправила свои войска в поддержку президента Сирии Башара Асада после начала протестов против его режима в 2011 году.

Несмотря на неоднократные заявления Тегерана о том, что его присутствие в Сирии ограничивается военными советниками, израильские данные говорят, что в Сирии находится около 18 тысяч бойцов, которых поддерживает Тегеран. Бойцы разделены между подразделениями иранских элитных сил «Басидж», Революционной гвардией и ливанской «Хезболлой».

Ранее были опубликованы данные о встрече командира спецподразделения «Эль-Кудс» Касема Сулеймани с иранскими силами на нескольких фронтах.

Россия также оказала поддержку режиму, когда объявила в сентябре 2015 года о начале военного вмешательства в Сирию. Она использовала военную базу Хмеймим в провинции Латакия как штаб-квартиру для своих сил и авиабазу для самолетов. Они осуществляли бомбардировки районов, находящихся под контролем оппозиции, что привело к гибели тысяч сирийцев.

В районах Восточного Евфрата находится несколько сил, в первую очередь силы США, численность которых составляет около двух тысяч военнослужащих, а количество американских баз к востоку от Евфрата — около 20 штук.

Согласно каналу «Аль-Джазира», Великобритания создала свою военную базу в мае 2016 года в районе «пограничного перехода» возле Иордании и Ирака в пустыне Хамад, к юго-востоку от сирийской провинции Хомс.

Франция не потеряла из виду сирийскую арену. Турецкое информационное агентство «Анадолу» опубликовало карту пяти французских баз в восточной Сирии и сообщило о присутствии 100 французских солдат в регионе.

Франция объявила в конце прошлого месяца о возможном увеличении своего военного присутствия в Сирии в рамках коалиции во главе с США, сообщает «Рейтерс» (Reuters) со ссылкой на источник в администрации французского президента.

На севере Сирии Турция начала военную операцию под названием «Оливковая ветвь» в городе Африн в провинции Алеппо. Она смогла взять под контроль афринскую территорию после вытеснения курдских «Отрядов народной самообороны».

Турецкие войска вошли в сирийскую провинцию Идлиб и приступили к созданию наблюдательных пунктов в рамках достигнутых в Астане соглашений о зонах деэскалации в Сирии.

Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573350


Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573348

Семь уроков военных ударов по Сирии

Эскалации, которой все опасались после воздушных ударов по Сирии, не случилось. Так что пора подвести промежуточные итоги последних дней. Один из выводов состоит в том, что и Трамп не может избежать того, чтобы играть классическую роль США.

Клеменс Вергин (Clemens Wergin), Die Welt, Германия

После предположительной химической атаки сирийских правительственных войск в городе Дума, унесшей жизни около 60 человек, резко выросло напряжение между Западом, Сирией и Россией. В субботу Франция, Великобритания и США обстреляли несколько целей на территории Сирии. Из этого можно сделать семь выводов.

1. Трампу не совсем безразличен международный порядок

До сих пор считалось, что Дональду Трампу, провозгласившему «Америка прежде всего!», нет ни малейшего дела до международного порядка, и он заботится исключительно об интересах своей страны. Однако на примере Сирии стало понятно, что президенту никуда не деться от того, чтобы исполнить классическую роль, которую традиционно играет Америка. В своем выступлении в пятницу вечером Трамп объяснил ракетную атаку США, Великобритании и Франции на Сирию тем, что ему было важно поддержать принятый еще после Первой мировой войны запрет применения химического оружия. Это было его целью еще при реакции на прошлое применение отравляющих веществ сирийской армией.

А после нынешней предположительной газовой атаки в Думе Трамп вновь атаковал объекты, участвующие в реализации сирийской программы по разработке химического оружия. Теперь Трамп выступает в классической для США роли «мирового жандарма», защищающего международный порядок, в частности, положения Женевской конвенции, от сирийского диктатора Башара Асада. Некоторым сторонникам Трампа это очень напоминает внешнюю политику Джорджа Буша-младшего, а также идеи Хиллари Клинтон.

2. Русский медведь ревет, но не кусается

Россия до ракетных ударов по Асаду грозила Западу «тяжелыми последствиями». Российский посол в Ливане даже заявил, что российские силы атакуют объекты, с которых будут запущены ракеты по сирийским военным целям. Но это оказалось пустой болтовней. Русские в итоге удовлетворились тем, что под удары не попали их собственные солдаты в Сирии. Кроме того, Москва попыталась запугать западную общественность возможной конфронтацией между мировыми державами. Это, по ее мнению, должно было удержать правительства в Вашингтоне, Париже и Лондоне от интервенции против Асада — союзника России.

Однако когда расчет не оправдался, стало очевидно, что русские точно знают, с кем они могут связываться (с более слабыми странами вроде Грузии или Украины), а с кем — нет (с более мощными США, а заодно с Францией и Великобританией). Соответствующие выводы на будущее стоит сделать и немецкой общественности — и не принимать агрессивную риторику Москвы за чистую монету.

3. Трамп не хочет ввязываться в сирийскую гражданскую войну

Ракетные удары продемонстрировали, насколько в действительности уязвим Асад. Поставленное ему Россией оборонительное вооружение, по сути, не смогло противостоять более мощной военной технике Запада. На снимках из космоса видно, что западные крылатые ракеты достигли своих целей. Якобы сверхэффективные российские комплексы ПВО, похоже, не стали серьезной помехой для западных ракет. Собственно, ранее это уже неоднократно доказывали израильтяне, также стрелявшие по сирийской территории. Тем не менее американцы воздержались от того, чтобы атаковать иные цели, кроме объектов сирийской программы по разработке химического оружия. Хотя им ничего не стоило бы драматическим образом ограничить военные возможности Асадп, не вынуждая при этом Россию вмешаться в ситуацию. Трамп ничего не изменил в том, что касается превосходства войск Асада в борьбе против сирийской оппозиции. Это говорит о том, что Трамп по-прежнему не хочет вмешиваться в гражданскую войну в Сирии и что ее исход его не волнует — даже если это значит, что в итоге Асад в ней победит. Поэтому эта акция одновременно стала…

4…негласной победой Асада

Сирийский диктатор действительно потерял часть своих возможностей и политического пространства для маневра в плане применения химического оружия. Тем не менее западные союзники лишь подтвердили статус-кво в Сирии. Стало очевидно, что США, Франция и Великобритания не хотят ни менять баланс сил в Сирии в пользу оппозиции, ни тем более устранять Асада. Они, по сути, смирились с тем, что сирийский режим при поддержке России и Ирана победит в конфликте. Их сигнал Асаду был следующим: «Пока ты не используешь химическое оружие, можешь продолжать войну против собственных сограждан». Хотя обстрелы больниц и сбрасывание бочковых бомб на гражданского населения тоже противоречат международному праву, это не является пересечением «красной черты», за которой Запад будет вынужден вмешаться в гражданскую войну.

5. Российская пропаганда работает по старым шаблонам — но многие принимают ее за чистую монету

На протяжении многих лет российская пропаганда действует по одному и тому же сценарию. Будь то конфликт на Украине, покушение на бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь в Великобритании или сирийская химическая атака на прошлой неделе — по официальным и неофициальным каналам Москва категорически отрицает свою вину и распространяет безумные теории заговора, при этом так часто меняет версии, что за ходом ее мысли невозможно угнаться.

Так, сначала русские утверждали, что никакой газовой атаки не было, потом сказали, что это был «обманный маневр» сирийской оппозиции с целью заставить США вмешаться в конфликт. А потом выяснилось, что за нападением стоят то ли британцы, то ли какое-то другие силы. Очевидно, кремлевские пропагандисты считают, что им нет необходимости быть последовательными в своих утверждениях. Им достаточно того, чтобы сообщения в СМИ просто вызывали сомнения общественности в западной версии происходящего.

Удивительно лишь то, что многие действительно попадаются на удочку Москвы, хотя давно уже есть масса задокументированных свидетельств ее систематической лжи. Еще более удручает то, что российские теории заговора постоянно подхватывают традиционные западные СМИ, в частности, общественно-правовые телеканалы, представляя их в качестве серьезных версий.

6. Европа не делает никаких выводов из истории

Сирия находится на Средиземном море, то есть по соседству с Европой. Жертвы гражданской войны в массовом порядке бегут, в частности, в Европу, становясь большой обузой для ее социальной, а также политической системы. С учетом опасности, грозящей Европе из-за ближневосточного конфликта, логично было бы подумать о том, что странам ЕС следовало бы принять участие в укреплении запрета на применение химического оружия, по меньшей мере, в непосредственной близости от собственной территории, а также в разработке концепций по прекращению сирийской гражданской войны. Но на самом деле об этом даже речи нет. Германия, будучи главной страной Европейского союза, как и почти все остальные, уходит от ответственности, уступая инициативу двум европейским державам, все еще амбициозно претендующим на глобальную роль.

Одна из них — Великобритания — вскоре перестанет быть членом ЕС. Таким образом, останется одна лишь Франция. Утверждение, что у Трампа тоже нет никакой стратегии в отношении Сирии, верно (см. пункт 3), однако, те, кто не без удовольствия говорит о непоследовательности внешней политики США, не учитывают, что Сирия в силу своей географической близости к Европе представляет для нее гораздо большую опасность, чем для США. А те, кто лишь критикует других, не предлагая никаких собственных концепций, которые представляли бы собой нечто большее, чем мантру «всем следовало бы поговорить друг с другом», по сути, сами заняли свое место на задворках глобальной политики. «Ничегонеделание — это не политика по Сирии», — сказал, например, председатель Мюнхенской международной конференции по проблемам безопасности Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger).

7. Политикам следовало бы удалить формулировку «миссия выполнена» из своего лексикона

Немногие действия Джорджа Буша-младшего вызвали в свое время больше насмешек в его адрес, чем его утверждение в мае 2003 года на борту авианосца Abraham Lincoln, что миссия в Ираке «выполнена». На самом деле именно после этого там разразилась настоящая гражданская война, в которой американцы в какой-то момент оказались на грани поражения. А в субботу нынешний президент США Трамп написал в твиттере, что военная операция в Сирии стала «идеально исполненным ударом», и добавил: Миссия выполнена! (Mission accomplished!)

«Я посоветовал не заканчивать сообщения в твиттере этими двумя словами», — отреагировал Ари Фляйшер (Ari Fleischer) в твиттере. А Фляйшер как бывший пресс-секретарь Буша знает, о чем говорит. Вскоре после этого директору штаба вооруженных сил США, генералу Кеннету Маккензи (Kenneth McKenzie), пришлось признать в ходе брифинга в Пентагоне, что в результате ракетного удара программа Асада по разработке химического оружия ни в коем случае не была уничтожена полностью. «Я бы сказал, что там все еще существуют остатки сирийской программы, — сказал Маккензи. — Я бы не сказал, что у них нет возможностей совершить в будущем новые химические атаки». Ничто не может быть более далеким от реальности, чем утверждение, что миссия выполнена.

Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573348


Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573347

Путина будут давить по всем фронтам: мир подошел к опасной границе

Запад ждет ответного хода от России.

Николай Сунгуровский, Апостроф, Украина

После химатаки в Сирии и в результате ракетных ударов США и союзников по объектам, подконтрольным Башару Асаду, Владимир Путин и Запад подошли к опасной линии. С одной стороны, у Кремля остается лишь один серьезный козырь — ядерное оружие — что ставит мир на грань большой войны. С другой стороны, в случае поражения РФ в Сирии, Запад будет давить на Путина по всем фронтам, в том числе по вопросам Донбасса и Крыма. Такое мнение высказал «Апострофу» директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский.

В Сирии еще раз произошел переход красной линии по поводу применения химического оружия, которую поставили и США, и Франция, и Запад вообще. В данном случае это оружие — некий критерий, ключевая точка. А, в принципе, Запад не устраивает сама политика России, и не только в Сирии. Очень многие эксперты сходятся на том, что удержание режима Башара Асада при власти не является главной целью российской политики. Основная цель — показать, что Россия «ого-го какая», что все перед ней дрожат, все ей готовы уступать во всем по первому же ее требованию.

В данном случае, если бы России удалось заставить Дональда Трампа пойти на какие-то уступки или отказаться от нанесения удара, то это было бы явной победой. Но что такое Россия и что такое Америка? Это разные весовые категории. Они могут тягаться разве что по (размеру) территории, и не более того. По ВВП разница в десятки раз, по военному бюджету — тоже, по военной мощи — там просто несопоставимые вещи. И только ядерное оружие является единственным козырем в рукаве у Путина. И развитие всей этой ситуации привело к тому, что две стороны подошли к какой-то критической границе, за которой идет Третья мировая война.

Это достаточно серьезная ситуация, повторение Карибского кризиса, и от обеих сторон требуются большая выдержка и благоразумие. Понятно, что Штаты не будут сдавать назад, иначе они бы показали на весь мир, что являются слабаками. И поэтому все ждут ответного хода от России — пойдет она на попятную или будет ответка. Ведь [начальник Генштаба ВС РФ Валерий] Герасимов говорил (еще до ракетного удара по Сирии — прим. «Апострофа»), что «мы будем сбивать не только ракеты, но и ударим по пусковым установкам». А это безответственное заявление с российской стороны, потому что у нее тоже есть пусковые установки, откуда будут выпускаться эти ракеты. Они в минуту будут уничтожены. А дальше — только ядерные силы (в итоге Россия не ответила ничем, кроме грозных заявлений и фейков об ударе в Сирии на своем ТВ, — прим. «Апострофа»).

Если же Россия проиграет ситуацию в Сирии, это будет ее поражение от западной коалиции. И после этого уже начнется наступление по всем линиям: экономической, финансовой, информационной и так далее. Россию начнут давить, чтобы она в конечном итоге пришла в те границы, из которых вышла. И тут может быть две ситуации: или Россия пойдет на компромисс по Донбассу и Крыму, или Путин обозлится еще больше и устроит последний пшик. То есть начнет какое-то наступление.

Начать наступление силами тех двух корпусов (так называемых «армейских корпусов ДНР-ЛНР» — прим. «Апострофа»), которые есть на Донбассе? Это особого эффекта не даст. Украина уже имеет Вооруженные силы, превосходящие по потенциалу силы (боевиков), которые размещены на Донбассе. Если же открыто задействовать артиллерию, ракетные войска и авиацию регулярных войск — это уже открытое участие в конфликте, которое приведет к тому, что Россию просто признают стороной конфликта, вследствие чего она лишится права вето в Совете безопасности ООН. На это Путин вряд ли пойдет, если он умеет просчитывать шаги наперед. Потому что после этого у него уже никто не будет спрашивать: «А нужны ли там миротворческие силы?», «Какой состав этих миротворческих сил?» Страна, участвующая в конфликте, не принимает участия в голосовании по таким вопросам.

Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573347


Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573331

Сирия: теория «безумца» и цели «красивых ракет» Трампа

Назанин Арманьян (Nazanin Armanian), Publico.es, Испания

В семидесятых годах Ричард Никсон, человек недалекий и не представляющий себе, как уйти из Вьетнама, решил, что, притворяясь безумцем, он сможет запугать Хошимина: мол, если тот не подпишет мирное соглашение, то неконтролируемый американский президент нажмет ядерную кнопку. Теория сумасшедшего лидера подразумевает, что президенты США в целях достижения глобальной гегемонии должны притворяться безрассудными и непредсказуемыми, способными использовать силу, чтобы запугать своих врагов, не обращая внимания на возможные последствия. С Дональдом Трампом в Белом доме, Джеймсом Мэттисом, по прозвищу «Бешеный пес», в качестве министра обороны, Джоном Болтоном (последователем злополучного Дика Чейни) в должности советника по нацбезопасности и представителем страны в ООН Никки Хейли руководство США являет собой просто психиатрическую больницу, контролируемую Пентагоном и ЦРУ. Только сумасшедшие могли принять решение о переносе американского посольства в Иерусалим, и только безумцы были в состоянии использовать устроенный ими фарс морального негодования в качестве предлога для военной агрессии США, Франции и Великобритании против Сирии.

Пересмотр событий, предшествующих атаке за предположительное применение Дамаском химического оружия, еще раз демонстрирует нам, как правда опять становится первой жертвой в войнах:

— 29 марта: Трамп объявляет о выводе своих войск из Сирии.

— 3 апреля: Cогласно «Таймс оф Израэль», президент США получает тревожный звонок от Нетаньяху, в ходе которого последний выражает свою озабоченность тем, что США оставляют Израиль «наедине» с иранским врагом в Сирии. Для Тель-Авива «красная линия» — это не химическое оружие, а нахождение в Сирии отрядов ополченцев, управляемых из Тегерана. Еврейский лидер, фанат «Теории безумца», попросил Терезу Мэй сделать с иранской ядерной программой нечто похожее на то, что ей удалось сделать с «химическим оружием» в Сирии.

— 7 апреля: Сирийские «Белые каски» и активисты Центра документации нарушений (Violations Documentation Center), финансируемые США и их союзниками, заявляют о применении химического оружия правительством Асада в Думе. Но ведь сирийский президент — не сумасшедший и не самоубийца, и ему невыгодно совершать подобное преступление и настраивать тем самым против себя все страны НАТО, причем как раз тогда, когда благодаря достигнутым «соглашениям о перемирии» он взял под контроль город Думу после эвакуации из него террористов «Джейш аль-Ислам» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.). С другой стороны, без согласия России он никогда бы не взялся проводить подобную операцию, а Путин, который пытается добиться соглашения с Западом, чтобы положить конец этой войне, никогда бы не разрешил ему сделать это.

— 9 апреля: Израиль под прикрытием дымовой завесы пропаганды боевиков противозаконно атакует воздушную базу Тийяс (Tiyas) в Сирии, уничтожив 14 сирийских и иранских военнослужащих. Не стоит и говорить, что ни одна международная организация не выразила протест по этому поводу.

— 10 апреля: ФБР вторгается в кабинет личного адвоката Трампа в поисках документов, связанных с касающимся президента сексуальным скандалом в деле Сторми Дэниэлс (Stormy Daniels), которое может стоить ему президентства. Благодаря этой атаке Трамп выигрывает время, чтобы успеть приготовиться к своей защите. Нужно еще посмотреть, не были ли эти инспекторы друзьями президента, которые хотели изъять указанные документы до того, как это сделает судья Миллер. Связь между этим «делом» и бомбардировкой Сирии напоминает атаку, предпринятую в августе 1998 года Биллом Клинтоном на предполагаемые фабрики химического оружия Бен Ладена в Судане, которая отвлекла от показаний Моники Левински перед Большим жюри днем ранее.

— 11 апреля: Россия и Сирия отрицают использование химического оружия и утверждают, что автором фейковой новости является разгромленная оппозиция. Чтобы доказать это, они приглашают Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) посетить Думу. Но безумец угрожает Москве запуском «красивых, новых и умных» ракет против Сирии, хотя на следующий день и опровергает это: «Никогда не говорил, когда именно будет произведен удар по Сирии. Может быть, очень скоро или совсем не скоро!».

— 13 апреля: США, Франция и Великобритания выпускают 103 ракеты по предполагаемым хранилищам химического оружия Сирии, из которых 71 были перехвачены сирийскими системами ПВО российского производства (война это ведь и бизнес, позволяющий показать возможности демонстрируемого оружия!). Но тогда, почему же они не подумали о вероятной экологической катастрофе и тысячах возможных жертв? Почему не подождали доклада ОЗХО? Или они побоялись, что оценка экспертов может оказаться похожей на ту, которую в 2002 году сделал посланник ООН Ханс Блик (Hans Blix), заявивший тогда, что после своих почти четырех тысяч поездок по всему Ираку он не обнаружил никакого химического оружия? Или же речь идет о чисто американском приеме: сначала выстрелить, а уж потом спросить?

Ложь об атакующей тройке

«Я говорю этому безумцу: не атакуй Сирию… Эти действия не принесут ничего хорошего для США!», — обращался Трамп к Обаме в 2013 году. Ну и что изменилось? Для того, чтобы президент Соединенных Штатов совершил антиконституционные действия и атаковал другую страну без санкции Конгресса, должны существовать очень важные причины, намного более серьезные, чем «необходимость» наказать президента этой державы за убийство десятков своих же граждан. И давайте не забывать, что многие из ближайших союзников США — это профессионалы серийных убийств. Конгресс, сообщник своего Безумца, даже не упрекнул его за заявление о намерении еще раз разбомбить Сирию, «если режим снова воспользуется» указанным оружием. Даже Эрдоган не осмеливался на подобные действия без согласия парламента его исламской республики!

«Атакующая тройка» не искала никаких оправданий, так как еще в 2017 году они обвинили Асада в использовании химического оружия и обрушили дождь ракет на Сирию.

Между прочим, полмиллиона сирийцев были убиты с помощью обычного оружия. Но «атакующая тройка» потратила миллионы долларов на военные приготовления не для того, чтобы отомстить за смерть бедных сирийцев. Они не пролили ни одной слезинки по поводу десятков тысяч мирных граждан, жестоко убитых в Йемене силами коалиции США-Саудовская Аравия.

А если это тройка действительно знала о месте расположения тех складов, то почему они просто не информировали об этом ООН? Очень просто, еще в январе месяце в Вашингтоне на заседании «Маленькой группы по Сирии» было решено обвинить Асада в применении химического оружия.

Цели военной агрессии

— Послать «предупреждение Ирану», утверждают США, хотя в действительности они хотят побудить Тегеран разорвать Соглашение по ядерной программе Ирана прежде, чем в мае месяце Трамп примет решение обновить или отказаться от него. Возможность полностью сосредоточиться на разрушении Ирана как раз и является одной из предпосылок для мирных переговоров США и Северной Кореи.

— Создать атмосферу враждебности по отношению к России, усиливая дипломатическое, политическое, экономическое и военное давление на нее в канун проведения в этой стране чемпионата мира по футболу. В марте Запад обвинил Москву в отравлении препаратом «Новичок» двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь Юлию в Великобритании. Опровержение Москвы и заявления как ОЗХО, так и военной британской лаборатории в Портон-Даун о невозможности доказать, что указанное отравляющее вещество было произведено в России, не предотвратили крупномасштабного дипломатического кризиса. Похоже, агрессивные круги США и Европы жаждут довести весь мир до грани войны с Россией! Запад боится, что Россия превратится в «стратегического конкурента». Они пытаются ослабить самого Владимира Путина, одновременно пытаясь найти нового Ельцина, покорного и соответствующего интересам США. И огромное дипломатическое, политическое, экономическое и военное давление, оказываемое на Россию, предпринимается именно в этих целях.

— Увеличить расходы на войну в Сирии для России и Ирана с тем, чтобы они застряли в сирийском болоте, защищая Асада, несмотря на то, что еще в декабре прошлого года Владимир Путин объявил о завершении военной операции в САР. Никто в правительстве Трампа не заинтересован в упразднении партии Баас: у них нет «не джихадистской» альтернативы для соседнего Израиля. Поэтому они и не атаковали бункер Асада, а заранее проинформировав о плане атаки Кремль, они позволили Сирии передислоцировать свои военные самолеты на русские базы в Тартусе и Хмеймиме.

— Быть главным действующим лицом на сирийской сцене, хотя бы, как сейчас, не «ступая на нее ногой». Тройка, усиленная Израилем, Саудовской Аравией и их лоббистами, возвращает себе контроль над Ближним Востоком, частично утерянный после того, как Барак Обама сосредоточил свои основные усилия на сдерживании Китая.

— Разорвать Соглашение о прекращении огня, достигнутое на конференции в Астане. 6 апреля террористы из «Джейш аль-Ислам» обстреляли ракетами и минами жилые кварталы Дамаска, в результате было убито 8 и ранено 37 мирных граждан. Это нападение было как баллон с кислородом для измученных боевиков. Поскольку единственное, что их могло спасти это интервенция США.

— Показать высокую степень вероятности осуществления угроз США: своего рода послание Ирану и Турции.

— Ослабить антирасистскую борьбу за равенство и общественное благосостояние в США, Франции и Великобритании.

— Надавить на Россию с целью добиться от нее заключения договора, наиболее приемлемого для интересов США в Сирии.

***

Надо бы напомнить Трампу, в тех же самых зоологических терминах, которые он, как правило, использует по отношению к сирийскому президенту, что за Львом (перевод имени «Асад») из Дамаска стоит русский медведь, а возможно, и китайский дракон, который в Сирии проводит политику «акупунктуры», а не «хирургических атак». Трамп, безумец, который 5 апреля объявил торговую войну Пекину, уже получил два решительных ответа от президента Си: 1) Китай наложит торговые пошлины в размере 25% на импортируемые из США товары; 2) в день атаки тройки на Сирию, Китай начал самые крупные военно-морские маневры в своей истории в водах Южно-китайского моря рядом с Тайваньским проливом. Военные конфликты почти всегда начинались из-за торговых споров.

А кровавая сирийская мясорубка уже затронула Турцию, Ливан, Ирак, Иран и Россию, перекрывая торговые пути Евразии. Ближний Восток, у которого есть и свои Безумцы, движется к большой катастрофе, причем, без тормозов.

Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573331


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573323

Причины, по которым бомбардировка Сирии была плохой идеей

Тед Карпентер (Ted Galen Carpenter), The National Interest, США

Воздушные и ракетные удары, которые Соединенные Штаты вместе со своими британскими и французскими союзниками нанесли по сирийским правительственным объектам, достойны осуждения по многим причинам. Во-первых, действия Вашингтона — грубое нарушение Конституции США. За исключением тех случаев, когда речь идет об ответном ударе, этот документ дает конгрессу, а не президенту, право решать, стоит ли вовлекать страну в боевые действия. Наказание иностранного режима за якобы совершенные им бесчинства в отношении его собственных граждан — малоубедительный довод, а какие бы то ни было контраргументы представляются либо лицемерными, либо исторически неграмотными.

Во-вторых, нет даже уверенности в том, что правительство Башара Асада виновно в химической атаке, вызвавшей такую реакцию Запада. Как я уже отмечал в предыдущей статье, есть и другие подозреваемые, в первую очередь целый ряд повстанческих группировок, пытающихся лишить Асада власти. У этих групп, еще не до конца оправившихся от серии военных поражений, есть мощный стимул втянуть Вашингтон в гражданскую войну в Сирии, чтобы он более активно выступал на их стороне. Тогда как у Асада стимула провоцировать Соединенные Штаты нет.

В-третьих, нанося последними ударами ущерб военным активам сирийского правительства, Запад рискует предоставить повстанческой коалиции — в большинстве своем исламистской — возможность победить в сирийском конфликте, который они уже могли считать проигранным. Самой мощной фракцией в этой коалиции является «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывший «Фронт ан-Нусра», сирийское ответвление «Аль-Каиды» (обе террористические организации запрещены в России — прим. ред.). Безусловно, Асад — коррумпированный и жестокий правитель, но содействовать усилению позиций такого исламистского режима, претендующего на роль его преемника, вряд ли отвечает интересам Америки.

В-четвертых, авиаудары без всякой на то нужды создают совершенно новую напряженность в отношениях Вашингтона и России, которые уже натянуты до предела. Пока реакция Кремля носила сдержанный характер, и будем надеяться, что она не изменится. Но даже если Владимир Путин воздержится от эскалации военных действий собственной армии в Сирии (или от каких-либо решительных шагов в других регионах, таких как Грузия и Украина), новая холодная война между Москвой и Западом все равно будет углубляться.

Самое ужасное — это ханжеское лицемерие западных держав, когда они приводят свои оправдания воздушным ударам. Трамп вместе с премьер-министром Великобритании Терезой Мэй и президентом Франции Эммануэлем Макроном обрисовал свое нападение на Сирию как моральный императив, необходимость сдержать использование химического оружия в международной системе. Помимо этой цели, они также не преминули выставить Асада и его правительство как в высшей степени гнусного врага.

Объявляя о налетах в своем обращении к американскому народу, президент Трамп заявил, что «режим Асада снова применил химическое оружие для уничтожения ни в чем не повинных гражданских лиц». Новый инцидент, настоял Трамп, подтверждает «регулярность использования химического оружия этим ужасным режимом. Злонамеренная и отвратительная атака оставила матерей и отцов, младенцев и детей метаться от боли и удушья. Это не действия человека. Это преступления настоящего монстра».

Трамп также выступил с резкой критикой в адрес России и Ирана за их давнюю поддержку Асада. «А Ирану и России я задам такой вопрос: какая страна захочет, чтобы ее имя связывали с массовым убийством невинных мужчин, женщин и детей? О странах мира можно судить по их друзьям. Ни одна нация в долгосрочной перспективе не сможет добиться успеха, поддерживая страны-изгои, жестоких тиранов и кровавых диктаторов».

Последнее утверждение заслуживает приза либо за тупость, либо за обильно приукрашенное нахальство. Соединенные Штаты никогда не смущались собственной поддержкой стран-изгоев, жестоких тиранов и кровавых диктаторов. Альянсы Вашингтона с такого рода режимами — иранский шах, семья Сомоса в Никарагуа, целая череда гватемальских генералов, проводивших геноцид, Мобуту Сесе Секо в Заире, Хосни Мубарак в Египте и королевская семья в Саудовской Аравии (среди прочих) — являются достаточным доказательством хронического отсутствия у нас нравственной чуткости.

Дэниел Ларисон (Daniel Larison), обозреватель «Американ консерватив» (The American Conservative), язвительно упрекает западные державы в лицемерных моральных спекуляциях. Ссылаясь на (по-видимому, риторический) вопрос Трампа о том, какая страна захочет, чтобы ее имя связывали с массовым убийством невинных мужчин, женщин и детей, Ларисон пишет:

«Трамп должен знать ответ, поскольку у него в гостях совсем недавно побывал один из главных идейных вдохновителей войны в Йемене, в которой на протяжении последних трех лет США принимают самое деятельное участие. Ранее Великобритания со всеми почестями принимала у себя принца Саудовской Аравии, а на днях тот находился с визитом во Франции. Все трое обеспечивают саудовцев и их союзников оружием и поддержкой в Йемене без оглядки на совершаемые ими зверства. Возможно, есть правительства, моральный авторитет которых позволяет им читать нотации Сирии и ее союзникам по поводу совершаемого ими насилия, однако администрация Трампа и наши британские и французские союзники к их числу не принадлежат».

Саудовская Аравия вместе с союзниками использует оружие, продаваемое им Соединенными Штатами и другими западными правительствами, чтобы тысячами убивать ни в чем не повинных мирных жителей Йемена — к тому же в ход идут и кассетные боеприпасы, запрет на которые введен почти во всех странах мира.

Если Соединенные Штаты и их европейские союзники считают, что бомбардировки Асада станут эффективной мерой против использования химического оружия Сирией или другими странами в будущем, то эта тема заслуживает отдельных политических дебатов. Если, что вероятнее, они считают, что ослабление сил Асада может спасти повстанцев от неизбежного поражения, и что режим мятежников, который придет на смену Асаду, будет лучше отвечать интересам безопасности Ближнего Востока и Америки, этот вопрос тоже следует рассматривать в ходе политической дискуссии.

Но они должны, по крайней мере, избавить нас от морального самодовольства и лицемерного фразерства. Ни одна из этих трех стран не отвернулась от Саддама Хусейна, хотя тот в 1980-е годы многократно использовал ядовитые газы, ставшие причиной гибели более пяти тысяч курдских граждан Ирака в Халабдже в 1988 году. А Вашингтон редко пытается сдерживать паноптикум своих авторитарных союзников от совершения бесчинств. Действительно, как отмечает Ларисон, Соединенные Штаты, Великобритания и Франция являются непосредственными соучастниками недавней резни невинных жителей в Йемене, устроенной Саудовской Аравией. Прежде чем отчитывать Россию, Иран и прочие страны, западным державам следует сначала разобраться с собственным моральным обликом.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573323


США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573316

Пять тезисов об ударе США по Сирии

Бахвальство России в этой ситуации вызывает тревогу. Но хвастовство Трампа не менее рискованное, в том числе его «послеударный» твит «Миссия выполнена».

Эдвард Уокер (Edward W. Walker), Eurasian Geopolitics, США

1. Это не конец

Администрация Трампа дала ясно понять, что пятничный удар был единичным мероприятием, целью которого было, во-первых, ослабить возможности Дамаска производить высококлассное химическое оружие, а, во-вторых, удержать режим от его дальнейшего использования.

Ниже я разберусь в том, достигнуты ли эти цели. Но исходить следует из того, что «ослабить» — не значит «уничтожить». Следовательно, останется постоянная необходимость в сдерживании. А это подразумевает готовность США совершать дополнительные удары, если Дамаск вновь использует химическое оружие. Именно это говорят американские чиновники и их союзники — если Дамаск не поймет это сообщение, будут новые удары.

Однако, существует важная двусмысленность в отношении того сдерживающего сигнала, который был отправлен (подробнее об этом скажу ниже). Не ясно, является ли красной чертой для США и их союзников использование любого химического оружия, регулируемого Конвенцией о запрещении химического оружия (в частности, нервно-политического вещества зарин), или химических веществ, упомянутых Договором о запрете (в частности, речь идет о хлоре).

Хлор легко производить и легко рассеивать, используя сброшенные с вертолетов бочковые бомбы. Режим неоднократно его использовал как до, так и после удара по приказу Трампа в прошлом году. Тот удар последовал после использования зарина в атаке на Хан-Шейхун.

Несмотря на необычные заявления Вашингтона, будто он отправил Дамаску однозначное послание, атаки с использованием хлора продолжались. Администрация Трампа позволила им происходить без военных последствий. Поэтому можно сделать вывод, что красной линией для Запада стали либо гигантские, массовые жертвы атаки (так предположили западное сообщество и СМИ), либо указанные химические вещества, за исключением хлора.

Такой вывод был, в целом, подтвержден реакцией Запада на атаку Думы. Было сразу же ясно, что там использовался хлор, поскольку люди на местах сообщали о соответствующем запахе. Но оказалось, что также применялось другое, более смертоносное вещество. Об этом свидетельствовали симптомы, обнаруженные у многих жертв. Впрочем, использование дополнительного вещества так и не было подтверждено (как и не было определено, что именно за вещество использовалось).

Тем не менее, насколько мне известно, ни одно правительство Запада не делало явных различий между использованием хлора или зарина. Все это повышает вероятность того, что рано или поздно (скорее — рано) Дамаск вновь проверит эту двусмысленность в отношении хлора. Он может начать с небольшой атаки в отдаленном месте, а затем повысить ставки. Если так произойдет, сомневаюсь, что правительства США, Франции и Британии снова закроют глаза — сомневаюсь, что общественность и СМИ этих стран позволят уйти от ответственности, основываясь на правовых различиях в использовании хлора и зарина для убийства большого количества людей.

Также очень вероятно, что режим Асада решит вновь использовать зарин — у него по-прежнему будет возможность его изготавливать или где-то хранить. Использование химического оружия — это способ показать собственный суверенитет, в том числе — от России. Оно также позволяет Асаду манипулировать Москвой, напоминая ей, что режим может втянуть Россию в войну с Соединенными Штатами если, например, Москва настоит на политическом урегулировании, которое режим посчитает неприемлемым.

Так что, рано или поздно, мы, скорее всего, станем свидетелями новых ударов Запада.

2. Присутствие российских войск сделало менее вероятным удар США и их союзников в стиле операции «Шок и трепет»

Нанесенный удар был ограничен тремя целями и был произведен так, чтобы минимизировать потери со стороны России или использование российских наземных или военно-морских систем противовоздушной обороны. США не хотят военного конфликта с Россией в Сирии, учитывая все риски эскалации как в театре военных действий, так и за его пределами. Если бы российских войск и, в особенности, их систем противовоздушной обороны не было, думаю, очень вероятно, что эта атака, так и прошлогодняя, была бы более массивной, возможно — гораздо более массивной.

3. Россия играет слабую военную роль в Сирии

Атака показала, что Штаты и их союзники могут быстро и прицельно переправить в Сирию свою артиллерию.

Один из главных военных вопросов в Сирии — и, на самом деле, везде — заключается в том, насколько эффективными являются российские системы противовоздушной обороны С-300 и С-400. Мне кажется, что американские и израильские военные планировщики уверенны (и это, конечно, может оказаться высокомерием), что могут без труда разбить российские системы противовоздушной обороны. В частности, они не считают, что российские комплексы будут эффективны против американских самолетов-невидимок, в том числе, новых малозаметных многофункциональных истребителей F-35. (Сейчас большим количеством таких бомбардировщиков, впрочем, без боевого опыта, обладает Израиль). Также следует отметить, что использованные Штатами JASSM-ER — это высокоточные крылатые ракеты дальнего действия с малой радиолокационной заметностью. Возможно, они не такие «невидимые», как F-35, но все же малозаметные.

Надеюсь, мы никогда не узнаем, насколько эффективны С-400. Но даже если российские радары смогут определить местоположение американских самолетов-невидимок, даже если российские системы смогут их разбить, подумайте, сколько ракет для противовоздушной обороны нужно использовать, чтобы разгромить, потенциально, сотни относительно дешевых воздушных, морских и наземных крылатых ракет. В особенности это касается продолжительной воздушной кампании, даже такой, которая использует удары с места расположения. Учтите также, что Сирия — довольно большая страна; что российские системы С-400 расположены в Хмеймиме в 65 милях от Хомса и 130 милях от Дамаска; что крылатые ракеты могут быть запрограммированы на бреющий полет, в то время как JASSM — невидимки; и что многие крылатые ракеты прибыли со стороны Красного моря и Персидского залива на восток и юго-восток.

Если коротко, мне кажется очень вероятным, что российские военные планировщики предполагают, что их противовоздушная оборона в Сирии вряд ли сможет смягчить удары Запада, направленные на активы режима, без входа в зону поражения. Они могут чувствовать себя уверенными лишь в том, что смогут сбить некоторые крылатые ракеты ближе к своим военно-морским объектам в Хмеймиме и Тартусе.

Однако, это лишь часть проблемы российского военного присутствия в Сирии. Зона конфликта расположена далеко за пределами территории России. Ее пути военно-морского обеспечения проходят через Босфор, Дарданеллы и Гибралтарский пролив, которые могут быть перекрыты США, даже если Турция, их союзник по НАТО, не будет вмешиваться. Ее возможности воздушных перевозок и близко не могут сравниваться с теми, которыми располагают США. И при конфликте Россия почти наверняка не могла бы контролировать воздушное пространство, достаточное для того, что перевезти в зону боевых действий воздушный транспорт.

Кроме того, ее военные активы в Сирии достаточно ограничены — в стране насчитывается 2 тыс. ее военных. Примерно столько же, сколько американцев. Ее ограниченные авиационные активы технологически очень уступают американским, и, скорее всего, недолго продержатся в случае острого конфликта.

Также в Средиземном море расположен значительных размеров военный флот — есть спутниковые снимки, на которых видны 11 российских военных суден выходящих в море из Тартуса на прошлой неделе. Российские военные судна далеки от линии береговой обороны России и, опять-таки, будут легко разрушены в случае горячего конфликта (ее подводные лодки не такие быстрые). Им, возможно, удастся взять несколько американских или союзных суден, но американцы и их союзники (не считая остальных представителей НАТО) имеют большой перевес сил в Средиземном море.

Вдобавок Москва должна учитывать, что:

Администрация Трампа дала американским военным больше свободы действий, чем администрация Обамы;

Инцидентом с авиаударом американской коалиции по Дайр-эз-Заур военные дали понять, что готовы убивать русских, если это необходимо для защиты своих;

Трамп дважды отдавал приказ об ударах по Сирии, и очень вероятно, что отдаст такой приказ снова;

Трамп невероятно непредсказуем;

В последние недели его риторика в отношении России изменилась;

Москва не контролирует Ассада, Иран, Хизбаллу или других союзников режима;

Российские военные планировщики собираются передислоцировать силы, что может привести к дополнительным атакам Запада. Эти проблемы возникают на фоне того, что в Сирии очень много поставлено на карту.

4. Варианты для России

На мой взгляд, все это дает Штатам и их союзникам контроль над эскалацией в Сирии. То есть, независимо от того, что Россия сделает коалиции, та сможет сделать то же и с ней, да еще и с меньшими рисками. (Военная ситуация очень отличается у границ России).

Конечно, очень маловероятно, что горячий конфликт между Россией и силами Запада будет происходить в этом театре военных действий. И Россия, вероятно, ответит в нескольких направлениях, в том числе — в цифровом. Поэтому риски острого конфликта между Россией и США в Сирии настолько важны — игра эскалационного доминирования между двумя ядерными сверхдержавами представляет реальную угрозу для обеих стран (и для всех остальных). Но дело в том, что Россия играет в слабое военное участие в Сирии. Это значит, что она должна реагировать на то, то считает выходками Запада в Сирии, так, чтобы избежать прямого военного конфликта.

Каковы же тогда варианты? На этот вопрос, конечно, сложно ответить, особенно, учитывая способность Кремля мыслить нестандартно и регулярно удивлять своими поступками. Поэтому приведенные ниже размышления нужно воспринимать скептически.

Думаю, в Сирии у России ограниченное количество вариантов. Она может попытаться сделать более сложным положение США на северо-востоке и востоке Сирии, контролируемом Демократическими силами Сирии. Но я не вижу, чтобы эту цель можно было легко достичь. Разгром американцами ЧВК «Вагнера» должен был убедить Кремль, что прямо угрожать военным США было бы неразумно. Кремлю стоит подумать о том, что лучше избегать напряжения в надежде на то, что Трамп, как он писал в Twitter, выведет отряды спецназа США, помогающие Демократическим силам Сирии.

Что же касается ответов за пределами этого театра военных действий, то я не думаю, что у Кремля осталось много хороших военных вариантов на Украине. И все же одна из возможностей заключается в том, что он способен спровоцировать кризис и атаковать Украину так же, как США вместе с союзниками атаковали Сирию. Грузия более уязвима в военном плане, чем Украина, но ее отношения с Москвой улучшились. К тому же неясно, как атака по Грузии могла бы задеть или сдержать Штаты. Если Россия выберет вариант с Грузией, что, на мой взгляд, маловероятно, то сделает это в надежде спровоцировать еще больший раскол среди стран-членов НАТО.

Среди других военных вариантов: наращивание наступательных и оборонных возможностей в Калининграде и Крыму, отказ от Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и улучшение собственной способности использовать ядерное оружие в Западной Европе, отказ продлить действие Договора между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (NEW START) и так далее.

Однако проблема Кремля заключается в том, что, хотя все эти шаги добавили бы проблем Западу, они все же, на мой взгляд, не укрепили бы безопасность России. Напротив, они могли бы усугубить ее проблемы.

Кроме того, россияне продолжают пытаться придумать нестандартные, симметричные и асимметричные ответы на давление Запада. Российский парламент рассматривает новые санкции, которые, среди прочего, включают запрет на экспорт титана в США. Но такой запрет свидетельствует о проблемах России. Он, несомненно, создаст проблемы для Boeing — его акции упали на 1,2% после пятничной новости. Более того, если 40% титановых российских запчастей для самолетов были проданы Boeing, то 60% — компании Airbus. И кажется маловероятным, что Airbus и другие авиастроительные компании захотят приобрести эти 40%, приходящиеся на «Боинг». А если они так поступят, то это высвободит титан, необходимый для закупок компанией Boeing, у других поставщиков.

Коротко говоря, Россия проигрывает войну на санкционном фронте. Это игра с отрицательной суммой — проиграют все стороны. Но Россия теряет больше, ведь США и Западная Европа имеют гораздо больше рычагов влияния на Москву, чем она на них.

Соответственно, самый эффективный способ для Кремля «наказать» Запад — активизировать свою общую компанию по разрушению, то есть пытаться найти способы сделать ситуацию в мире еще хуже, особенно, в тех сферах, где Запад может потерять больше, чем Россия. Например, в пятницу российская Дума приняла законопроект, который позволит правительству отказаться от ограничений, связанных с авторскими правами на иностранные продукты. Как сказал депутат Думы Михаил Емельянов:

«Иными словами, мы нанесем американцам удар под дых, ведь именно от интеллектуальной собственности зависит успех и, более того, доминирование англо-саксонского и Западного мира. И мы нанесем удар по этому праву».

Кремль также может активизировать кибер-хакерскую деятельность и влиять на США, «Старую Европу» и, в особенности «Новую Европу», где либерализм и европейский проект и так терпит бедствие.

Он также может решить, что пришло время нацелиться на Трампа. Сложно поверить, что он не располагает хоть каким-то компроматом на президента США, связанного с его бизнесом. У него также может быть какой-то материал, который пристыдит Трампа и нанесет ему политический вред.

В любом случае, у России есть много креативных способов асимметрично ответить на военные операции Запада в Сирии. Проблема этих методов в том, что большинство из них нанесут такой же сильный, если не еще более мощный, ущерб самой России. Но не все. И Кремль, вероятно, продолжит делать ставку на высокий болевой порог россиян и их одобрение Путина, противостоящего надоедливому Западу.

5. Риск бахвальства

До и после атаки со всех сторон конфликта сыпались угрозы, особенно тревожным был язык угроз со стороны Вашингтона и Москвы. Вне сомнений, самым запоминающимся был твит Трампа перед ударом: «Россия обещает сбить все ракеты, выпущенные по Сирии. Приготовься, Россия, потому что они придут — красивые, новые и «умные»!» Одно из упомянутых Трампом «обещаний» исходило от российского посла в Ливане. Он не только угрожал сбить все ракеты США и союзников, направляющиеся в Сирию, но также уничтожить стартовые платформы — то есть военный судна. В эти выходные российский посол в Вашингтоне заявил, что был реализован «заранее прописанный сценарий», что России «угрожали», что «такие санкции не останутся без последствий» и «оскорбление президента России недопустимо».

В целом, бахвальство России вызывает тревогу. Но хвастовство Трампа не менее рискованное, в том числе его «послеударный» твит «Миссия выполнена».

Если Трамп имел в виду только миссию атаки, то его утверждение верное. Но если миссия была «ослабить и сдержать», то твит минимально корректен в том, что касается «ослабить», и вряд ли окажется правдивым в отношении «сдержать».

Другие американские должностные лица преувеличивали эффективность удара. К примеру, вице-президент США Майк Пенс утверждал, что возможности химического вооружения Сирии «покалечены».

Реальность такова. Возможно, атака по исследовательскому центру Барза в сирийском Дамаске и «покалечила» возможности этой страны производить химические вещества вроде зарина, но гарантий этого все же нет. Производственные мощности могут быть расположены и в других местах, могут существовать запасы этих веществ. Дамаск также может восстановить производственные и исследовательские объекты вблизи российских противовоздушных систем.

Более того, мы даже не знаем, поразили ли удары хоть один из объектов, причастных к химической атаке на Думу.

Так или иначе, ясно, что удар не «покалечил» способности Сирии производить и доставлять хлор.

И еще один аспект проблемы «бахвальства». Сирийский режим, кажется, намерено дразнит Вашингтон. Например, во время встречи с российскими депутатами в Дамаске Асад заявил: «С 1990-х американские фильмы показывают, насколько отсталое оружие у России. Однако теперь мы видим, кто действительно отстает». Кажется, режим расценил атаку не как предупреждение, а как политическую победу, демонстрирующую российскую и сирийскую решимость и доблесть, с одной стороны, и американскую слабость — с другой. Думаю, это очень хороший способ повысить вероятность того, что следующий удар США и союзников будет более мощным и, возможно, даже будет нацелен на командование войск режима или на его лидеров в Дамаске.

В целом, бахвальство и риторический беспредел лишь повышают риск эскалации конфликта.

США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573316


Германия. Евросоюз. Сирия. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 17 апреля 2018 > № 2575515

Смешивать конфликт в Сирии и «Северный поток – 2» не надо.

Не следует ставить в зависимость реализацию проекта «Северный поток – 2» от конфликта вокруг Сирии.

Министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер считает, что не следует ставить в зависимость реализацию проекта «Северный поток – 2» от конфликта вокруг Сирии. «Не нужно смешивать две вещи, – сказал министр в интервью газете «Bild», подчеркнув, что импорт российского газа осуществлялся и во времена холодной войны. – Он был в любое время надежным».

«Северный поток – 2» – это, в первую очередь, коммерческий проект, который уже получил разрешения ряда стран, в том числе Германии», – сказал Альтмайер, отметив, что «разрешение в Германии выдают компетентные органы, но не правительство ФРГ».

Министр пообещал при реализации проекта «учитывать интересы Украины». Более того, по его словам, Германии и Европе следует «создать инфраструктуру для терминалов для сжиженного природного газа с тем, чтобы избежать односторонней зависимости».

Германия. Евросоюз. Сирия. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 17 апреля 2018 > № 2575515


Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573737

Нейтральная позиция Казахстана во время голосования в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии вызвала бурную дискуссию в обеих странах. Старший научный сотрудник центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана института международных исследований МГИМО Леонид Гусев высказал мнение, что расхождение с позицией соседей — вполне нормальная политическая практика.

Кандидат исторических наук на примере мощного конфедеративного союза европейских стран подчеркнул, что у государств, имеющих общие интересы и даже валюту, взгляды схожи не во всех вопросах.

"Все равно остаются разные интересы и направления. Поэтому говорить, "ты должен делать только так, как я хочу", я считаю неправильным. А то, что кто-то у нас там высказался – это неофициальная точка зрения. Таких аналитиков, политологов может быть очень много", — поделился со Sputnik Казахстан эксперт МГИМО во время круглого стола, организованного центром аналитических исследований "Евразийский мониторинг".

Леонид Гусев подчеркнул, что, несмотря на различного рода высказывания отдельных людей, отношения между странами будут развиваться в духе добрососедского сотрудничества и в рамках множества программ и соглашений.

Ранее журналист и телеведущий Владимир Соловьев в своем телешоу от 15 апреля задался вопросом об отношениях России с Казахстаном, упомянув о голосовании за резолюцию по Сирии в Совбезе ООН.

"Мы что-то не знаем про наши отношения с Казахстаном? Вдруг где-то пробежала черная кошка? Или нам ждать, что следующий майдан будет направлен на Казахстан?" — сказал Соловьев.

"Мы очень уважаем Казахстан и Нурсултана Абишевича. Просто в такие критические моменты хочется понять, что происходит", — добавил ведущий.

Россия 14 апреля созвала экстренное заседание Совбеза ООН после нанесения ударов США, Франции и Великобритании по Сирии. Москва поставила на голосование свой проект резолюции по Сирии.

За документ проголосовали Россия, Китай и Боливия. Восемь стран, в том числе США, Великобритания и Франция выступили против, еще четыре страны, в том числе Казахстан, воздержались при голосовании. В результате российская резолюция не была принята Совбезом.

Заместитель министра иностранных дел Казахстана Ержан Ашикбаев, комментируя высказывания известного российского телеведущего Владимира Соловьева о Казахстане, также посоветовал ориентироваться на официальную позицию госорганов России.

Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573737


Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев

Почему Казахстан воздержался при голосовании в Совбезе ООН по резолюции России

Казахстану было важно сохранить нейтральную позицию в Совбезе ООН, чтобы сохранить Астанинский процесс, считает политолог Александр Князев

Сергей Ким

Казахстан воздержался во время голосования в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии только из прагматических целей. Так считает известный политолог Александр Князев.

Собеседник подчеркивает, воспринимать политику эмоционально нельзя. По его мнению, утвердительный голос Казахстана при голосовании мог сыграть против Астанинского процесса. При этом политолог не видит больших противоречий в ситуации, когда в составе Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) Казахстан был против обстрела, а в Совбезе по этой же повестке промолчал. Почему нашей стране было важно сохранить нейтральную позицию, читайте в интервью Александра Князева Sputnik Казахстан.

- Совет Безопасности ООН не принял российскую резолюцию с призывом прекратить агрессию в отношении Сирии. Казахстан при этом во время голосования воздержался наряду с четырьмя, далекими от большой политики, странами. Почему Казахстан выбрал такую позицию?

- Я думаю, что одна из целей этого американского ракетного обстрела – это срыв переговорного процесса по Сирии, который проходит в Астане. Как бы там ни было, при всех недостатках Астанинский процесс в большей степени содержит в себе какие-то подвижки, по крайней мере снижение интенсивности боевых действий, создание зон деэскалации, в отличие, например, от Женевского процесса.

Поэтому, я думаю, что позиция Казахстана формулировалась с учетом двух тезисов: во-первых, голос представителей Казахстана в Совете Безопасности не повлиял бы на общее решение – это было очевидно. В то же время Казахстану нужно было сохранить некую серединную позицию, чтобы попытаться Астанинский переговорный процесс за собой сохранить. Однозначная, прямолинейная позиция Казахстана в любом случае негативно отразилась бы на перспективах межсирийского урегулирования в Астане.

- Скажите, а насколько России мог быть важен голос Казахстана во время голосования в Совбезе?

— Думаю, в целом, для России это была не просто понятная позиция при голосовании, но, я допускаю, что она могла быть согласованной, исходя из первых двух соображений, которые я уже озвучил.

- Позиция Казахстана вызвала определенную долю критики и возбудила очень много дискуссий…

- Раздаются сейчас голоса политиков, экспертов, которые негодуют по этому поводу, но мне кажется, что требовать от Казахстана какой-то прямолинейной позиции, требовать жестко высказаться в поддержку российской резолюции, думаю, было бы слишком "в лоб" и еще менее результативно.

Хотя, вся эта ситуация из разряда тех, над которой можно задуматься — на будущее. И должно прийти понимание, что возможности многовекторности, возможности не становиться за одну из сторон конфликта, когда конфликт носит глобальный характер… эти возможности, конечно, стремительно сужаются. И в какой-то отдаленной перспективе может возникнуть более жесткая ситуация, когда Казахстану и другим странам, занимающимся многовекторной политикой, нужно будет все-таки выбирать.

- Вы имеете в виду ситуацию по Сирии?

— Не обязательно по Сирии, вообще в целом.

- Россия после ракетной атаки созвала экстренное заседание постоянного совета ОДКБ. Организация высказалась против обстрела. Понятное дело, в этом заседании принимали участие представители Казахстана. Почему в ОДКБ возможна одна реакция, а в Совбезе другая?

- Я не вижу большого противоречия. Хорошая политика всегда прагматична. В политике нет места эмоциям, каким-то моральным оценкам. Все должно исходить из результата. И, возвращаясь к моим словам, – позиция Казахстана в Совбезе оставляет пусть и не огромный, но все-таки шанс для продолжения переговорного процесса, которым управляют Россия, Иран и Турция.

Если бы Казахстан проголосовал однозначно за российскую резолюцию, думаю, что значительная часть сирийских "антиасадовских" переговорщиков, которые сейчас пусть неохотно, но идут на переговоры, наверное, встали бы в определенную позу. И Западу было бы легче дезавуировать значение астанинских переговоров с точки зрения поддержки позиции России Казахстаном.

А так остается окно возможности для продолжения переговоров. Политика цинична по определению, для нее важен результат.

Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев


КНДР. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2018 > № 2572867

Лидер КНДР Ким Чен Ын поздравил президента Сирии Башара Асада с 72-й годовщиной независимости страны и выразил ему свою солидарность, текст послания передало во вторник Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК).

"Я рад, что под Вашим правильным руководством Ваше дружественное правительство и народ достигает огромных успехов в борьбе за сохранение независимости и безопасности страны", — пишет Ким Чен Ын. Он пожелал также Асаду еще больших достижений и здоровья, выражая, по его словам, "солидарность и твердую поддержку справедливого дела правительства и народа Сирии".

Ежегодно 17 апреля в Сирии празднуется день вывода последних французских войск из страны. Французский мандат в Сирии и Ливане прекратился в 1943 году, однако французские войска оставались в Сирии вплоть до 17 апреля 1946 года. В Сирии проходят масштабные празднования на фоне побед сирийской армии и удара западной коалиции по сирийским городам в ночь с пятницы на субботу.

КНДР. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 апреля 2018 > № 2572867


Сирия. США. Великобритания. РФ > Армия, полиция. Химпром > gazeta.ru, 17 апреля 2018 > № 2572535

Вопреки всему: почему Сирия держит удар

Россия докажет ОЗХО, что «химатака» в сирийской Думе была провокацией

Александр Братерский

Постпред России при ОЗХО Александр Шульгин заявил, что британские спецслужбы совместно с США инсценировали химатаку в сирийском городе Дума. Заявление было сделано в день, когда президент США Дональд Трамп раздумывает о введении новых санкций против России в связи с ситуацией в Сирии. Тем временем эксперты прогнозируют, как будет дальше развиваться ситуация в Сирии.

Москва обвинила британские спецслужбы в инсценировке химической атаки в сирийском городе Дума при возможном участии США. Данную версию озвучил постпред России при Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) Александр Шульгин.

«У нас есть не просто «высокая степень уверенности», как это заявляют под копирку наши западные партнеры, а имеются неопровержимые доказательства того, что никакого инцидента 7 апреля в Думе не было и что все это — спланированная провокация спецслужб Великобритании, возможно, при участии своих старших союзников из Вашингтона», — цитируют РИА «Новости» российского представителя при ОЗХО.

16 апреля США должны объявить о новых санкциях против России в связи с ситуацией в Сирии. О том, что Вашингтон собирается анонсировать новые антироссийские меры в понедельник, ранее объявила посол США при ООН Никки Хейли.

Она отметила, что санкции коснутся любых компаний, которые как-либо связаны с химическим оружием, а также с поставкой оборудования сирийским властям. Можно предположить, что они, как и в случае с Украиной, коснутся политиков и бизнесменов, которые тем или иным образом ведут дела с Сирией.

Ранее Совбез ООН отверг российскую резолюцию по Сирии, определяющую действия США против Сирии как агрессию. Проект документа предусматривал осуждение ракетных ударов США и их союзников по территории Сирии.

Предложенная Москвой резолюция также призывала Соединенные Штаты прекратить дальнейшую агрессию в отношении Сирии и воздержаться от использования силы в нарушение Устава ООН и международного права.

Удар США по Сирии произошел до того, как эксперты ОЗХО успели сделать свои выводы о ситуации 7 апреля — на это указывают как российские, так и западные эксперты. Напомним, что операция в Ираке началась с аналогичных заявлений о наличии у страны оружия массового поражения, хотя впоследствии эти данные были признаны ложными.

Ситуация же в Сирии ставит в неловкое положение и саму ОЗХО — ведь именно специалисты этой организации в 2014 году подтвердили, что из Сирии вывезено все химическое оружие.

При этом эксперт по Ближнему Востоку, ведущий специалист Gulf State Analytics Теодор Карасик считает, что у Асада все же могло остаться химическое оружие, которое не было передано ОЗХО. Об этом эксперт пишет в издании Arab News.

Экс-глава израильской разведки «Моссад» генерал-майор Дани Ятом тоже допускает, что в распоряжении сирийских властей могло быть химоружие.

«Никто не знает, какой процент химоружия вывезен из Сирии. И вам не нужны сотни тонн химических агентов — для того, чтобы убить 60 человек и ранить несколько сотен, не нужно большого количества», — рассказал он в интервью «Газете.Ru». В то же время генерал не исключает, что в случае, если оружие было применено, это могло произойти без ведома Асада.

В России применение химического оружия силами, подконтрольными Асаду, отрицают и считают произошедшее в стране провокацией, организованной противниками официального Дамаска.

К голосу официальной Москвы в понедельник присоединился даже один из основателей группы Pink Floyd Роджер Уотерс. Он назвал группу «Белые каски», которая сообщила о химатаках, «фальшивой организацией», которая занимается пропагандой терроризма.

Удар по Сирии: плюс и минус

Главный научный сотрудник Института востоковедения РАН и эксперт клуба «Валдай» Ирина Звягельская считает, что удары по Сирии для президента США Дональда Трампа — «возможность показать, что он не отступает от своей достаточно жёсткой линии в отношении Асада».

«Предлог, прямо сказать, сомнительный, потому что не было проведено объективного независимого расследования и, судя по всему, это была действительно провокация с использованием химического оружия. Но особого предлога никто и не искал», — отмечает Звягельская.

В свою очередь, доцент Университета имени Шахида Бехешти в Тегеране и эксперт клуба «Валдай» Хамидреза Азизи считает, что сирийское руководство определенным образом выиграло от ситуации: «Вполне вероятно, что сирийское правительство сможет более активно мобилизовать общественное мнение в свою пользу, изображая ситуацию как прямой иностранный заговор против сирийского суверенитета.

В то же время, поскольку в России уже заявили, что рассматривается возможность предоставления сирийской армии более совершенных технологий, я думаю, мы должны ждать новых шагов сирийского правительства против вооруженных групп боевиков в разных частях страны», — говорит эксперт.

С этим утверждением соглашается и Звягельская: «Сирийская боеспособность подорвана особо не была».

«Сирийское руководство может обратить это в свою пользу –- что, вот, смотрите, мы подверглись нападению трёх крупнейших стран, выстояли, доказали эффективность защиты Сирии. Это может стать средством мобилизации», — отметила эксперт.

В то же время Звягельская отмечает, что удары США могут использовать в свою пользу и силы оппозиции. «Сейчас, когда крупнейшие державы демонстрируют своё отношение к Асаду и свое стремление ослабить его режим, оппозиция, несомненно, будет подходить с еще большими запросами к перспективам переговоров. Мы будем видеть большую неуступчивость, большее желание получить то, что она бы не получила при другом раскладе», — предупреждает эксперт.

Несмотря на то, что инфраструктуре был нанесен некоторый урон, серьезного ущерба ракетные удары не повлекли.

Кроме того, атака была произведена таким образом, чтобы не задеть военную базу РФ — источники «Газеты.Ru», близкие к российским внешнеполитическим кругам, отмечают, что США предупредили российских военных о своей операции.

Между тем в понедельник издание The Wall Street Journal сообщило, что Трамп рассматривал возможность нанесения ударов по военным объектам России и Ирана в Сирии, однако руководство Пентагона отговорило его.

Стоит отметить, что это первая в новейшей истории операция США, когда Пентагон наносит удар по стране, где размещена российская военная база. Это поставило Россию в достаточно сложное положение, поскольку она является союзником сирийского президента, однако не находится в состоянии военного конфликта с США.

Тем не менее Ирина Звягельская отмечает, что Россия не будет обострять ситуацию, чтобы избежать военного конфликта.

«Думаю, мы будем действовать в политическом поле, активно действовать в ООН. Мы будем действовать по тем каналам, которые у нас есть. В плане военной реакции Россия проявит сдержанность. Тем более что ПВО смогли перехватить значительное количество ракет, и это тоже показатель нашей силы, показатель того, что мы достаточно эффективно можем защитить небо Сирии», — говорит эксперт.

Теодор Карасик из Gulf State Analytics считает, что Россия будет пытаться развернуть дискуссии вокруг Сирии «в сторону, выгодную для Кремля, используя информационные ресурсы». Кроме того, Москва будет стараться двигать Дамаск к Астанинскому процессу, а не переговорам в Женеве.

Асад, уходи

Целью ракетных ударов по Сирии не было уничтожение военно-политического руководства страны — США дают понять, что больше не собираются вести какой-либо диалог с Асадом и хотят его скорейшего ухода с поста.

«Еще при Обаме США сказали, что Асад — часть проблемы, но русские заявили, что он — часть решения. Мое мнение: если Асад останется как часть решения проблемы, работать это не будет. Считаю, Асада надо убирать — у него нет легитимности в Сирии, однако иранцы и россияне не соглашаются», — выражает свою позицию экс-глава «Моссада» генерал Дани Ятом.

Однако, несмотря на то, что еще несколько лет назад положение Асада было весьма тяжким, сегодня оно укрепилось.

Это произошло в том числе благодаря поддержке со стороны России, которая вмешалась в сирийский конфликт в 2015 году, когда в стране уже полным ходом шла война западной коалиции с исламистами.

При этом в беседе с «Газетой.Ru» генерал Ятом отмечает, что режим Асада «чуть не уничтожила» «арабская весна», которая докатилась и до Сирии.

Некогда любимец Запада, который видел в нем реформатора, Асад подавил выступления против своей власти, что стало для него точкой невозврата. Кроме того, он поссорился и с лидером Турции Реджепом Эрдоганом, с которым долгие годы был практически в приятельских отношениях. Несмотря на то, что Асад, по первой профессии — врач офтальмолог, совсем не похож на своего отца, покойного президента Сирии и профессионального военного Хафеза Асада, он сумел продержаться на своем посту уже почти 18 лет.

Генерал Ятом считает, что это произошло, поскольку нынешний лидер Сирии понимает: его нахождение у власти — единственная гарантия выживания. «У нас его считали слабым и расфокусированным, и, когда начались восстания против его власти, мы думали, что потребуется две-три недели, и он падет. Но этого не случилось. Думаю, что он и алавиты, к которым он принадлежит, хорошо понимают, что, если проиграют, то потеряют свои жизни и жизни близких», — отмечает генерал.

Алавиты, которые относятся к шиитской ветви ислама, составляют в Сирии лишь 13% населения. Большинство же составляют мусульмане-сунниты, и в случае, если режим Асада рухнет, именно сунниты станут правящим большинством страны. «Конечно, трудно представить, что будет, если Асад останется с людьми, которые представляют другие группы населения. Например, суннитов, а их 80%», — говорит генерал Ятом.

Нечто подобное произошло в Ираке после падения режима Саддама Хусейна. Правда, там правило как раз суннитское меньшинство, а после падения Саддама власть оказалась в руках шиитов. Это привело к новому конфликту в Ираке.

Правда, генерал Ятом считает, что в случае Сирии этого не стоит опасаться: «Сегодня представители меньшинства — христиане и друзы — поддерживают Асада, так как они всегда поддерживали наиболее сильных лидеров. Сегодня — Асада, но завтра будет кто-то другой, и они будут поддерживать его».

Сейчас главными сторонниками сохранения Башара Асада у власти являются Иран и Россия, однако каждая из двух стран делает это по своим причинам. Для Ирана сохранение у власти алавитского меньшинства — возможность для сохранения своего влияния в Сирии. Для России же Асад — гарант сохранения базы России в этой части региона. Причем важна даже не сама база, а военно-политическое влияние России на Ближнем Востоке.

Этот факт отмечает и экс-глава «Моссада» генерал Ятом. «Это очень грустно, потому что Ближний Восток является стратегическим пунктом, и если США потеряют влияние на Ближнем Востоке, они станут слабее глобально, это даст козырь России, — сокрушается офицер. — И если страны Ближнего Востока станут пророссийскими, а не прозападными, это сыграет против интересов США».

Экс-глава разведки Израиля с сожалением отмечает, что США «начали уходить с Ближнего Востока при Обаме и Трамп продолжает это».

Трамп действительно говорил, что США будут уходить из Сирии, однако постпред США при ООН Никки Хейли заявила, что американские войска останутся в стране до тех пор, пока не будут достигнуты все цели Вашингтона.

В интервью Fox News Хейли отметила, что их три: в стране не используется химическое оружие; уничтожены «игиловцы» (члены организации ИГ, «Исламское государство», запрещенной в России); существуют возможности для сдерживания Ирана. Последний пункт — самый важный для США и Израиля, так как они считают, что Исламская республика имеет большое влияние на Асада и хочет использовать Сирию для продвижения своей повестки в регионе.

США вряд ли уйдут из региона в ближайшее время, как, впрочем, и Россия, и странам придется как-то договариваться с друг с другом. Не исключено, что речь может пойти и об уходе Асада, которого Вашингтон не сможет свергнуть, не идя на прямой конфликт с Россией, считает главный эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик. Однако в случае новых атак «Асад и его семья могут перевезены в Россию, если будет идти речь о его безопасности», — добавил он.

С другой стороны, замены Асаду, вероятнее всего, пока нет, и это заводит ситуацию в тупик. Хотя де-юре Асад и является лидером Сирии, де-факто он контролирует не всю территорию государства, что мешает ему стать инициатором мирного процесса.

Ключ к урегулированию находится у Турции, России и Ирана, которые не всегда находят общий язык. Так, Турция одобрила удары по Сирии, и уже этот факт демонстрирует проблемы в партнерстве.

Сирия. США. Великобритания. РФ > Армия, полиция. Химпром > gazeta.ru, 17 апреля 2018 > № 2572535


Сирия. Великобритания. Франция > Армия, полиция > gazeta.ru, 17 апреля 2018 > № 2572528

Британия и Франция: военные супердержавы на пенсии

Почему Великобритания и Франция при ударе по Сирии выглядели скромно

Михаил Ходаренок

Военно-воздушные и военно-морские силы Великобритании и Франции в ракетно-авиационном ударе по Сирии 14 апреля 2018 года приняли участие крайне ограниченным составом сил и средств. Учитывая гипотетическую возможность повторения подобных ударов по Сирии в будущем, «Газета.Ru» разобралась, почему Лондон и Париж выставили на помощь Вашингтону так мало самолетов и кораблей.

Как ранее писала «Газета.Ru», британцы запустили с истребителей Tornado и Typhoon ракеты класса «воздух-земля» Storm Shadow, французы применили три крылатые ракеты морского базирования и две ракеты «воздух-земля» типа SCALP (эквивалент Storm Shadow). ВВС Франции использовали истребители «Рафаль». Их сопровождали для прикрытия истребители «Мираж». Обе страны направили для участия в ударе всего лишь по несколько самолетов каждого типа.

Что касается участия в ударе по Сирии ВМС Великобритании, то одна-единственная британская субмарина (тип и название не уточняются), пытавшаяся осуществить запуск крылатых ракет типа «Томагавк» по объектам на территории Сирии, была заблокирована двумя российскими подводными лодками класса «Варшавянка».

Об этом сообщала Times со ссылкой на военные источники.

Анализируя возможности ВМС Великобритании по запуску крылатых ракет морского базирования типа «Томагавк» в целом, следует отметить, что изделия подобного типа могут применяться только с атомных многоцелевых ракетно-торпедных подводных лодок типа «Трафальгар» или «Эстьют». Сразу следует сказать, что крылатые ракеты морского базирования типа «Томагавк», находящиеся на оснащении английского флота — только американской разработки и производства.

Атомных подводных лодок типа «Трафальгар» в строю британских ВМС в настоящее время всего три единицы — «Теншэнт», «Тэлент», «Трайамф». Это весьма немолодые лодки, они были введены в состав британского флота в 1980-х годах. Если вместо торпед и мин на них загрузить только крылатые ракеты «Томагавк», то их общее число может теоретически достигнуть 20-25 единиц. На практике количество крылатых ракет морского базирования на субмаринах типа «Трафальгар» вряд ли превысит 6-8 штук.

Однако в настоящее время лодки этого типа находятся больше в ремонте, чем на боевой службе в различных районах Мирового океана. И рассчитывать на их серьезное участие в предстоящих конфликтах вряд ли стоит.

Возможностями по запуску крылатых ракет морского базирования типа «Томагавк» обладают и более современные британские атомные подводные лодки типа «Эстьют». Сегодня в строю ВМС Соединенного Королевства три лодки этого типа («Эстьют», «Эмбуш» и «Артфул») и вот-вот флоту будет передана четвертая — «Одейшес».

На «эстьютах» может быть размещено до 36 торпед «Спиэфиш», противокорабельных ракет «Гарпун», крылатых ракет «Томагавк» и мин в количественных пропорциях, зависящих от решаемых задач. То есть теоретически на этой лодке может быть до 36 ракет «Томагавк», но на практике такого не происходит.

Надводные корабли ВМС Великобритании (эсминцы ПВО проекта 45 и фрегаты с управляемым ракетным оружием проекта 23) возможностями по запуску КРМБ не обладают. Так что в гипотетических ударах они могут привлекаться только для обеспечения оперативной устойчивости группировок атомных многоцелевых подводных лодок. Что касается авианосцев «Куин Элизабет» и «Принс оф Уэлс» ВМС Соединенного Королевства, то они еще не переданы в состав британского флота (находятся на этапе испытаний и достройки).

Еще скромнее выглядят возможности ВМС Франции. В строю флота Пятой республики единственный авианосец «Шарль де Голль». Он уже принимал участие в ударах по объектам и группировкам «Исламского государства» (ИГ, запрещена в России) на территории Ирака и Сирии, но каких-то выдающихся боевых возможностей при этом так и не продемонстрировал.

Как ранее рассказал «Газете.Ru» экс-начальник Главного штаба ВМФ России адмирал Виктор Кравченко: «…флагман французского военно-морского флота, единственный действующий авианосец ВМС Франции, первый французский надводный боевой корабль с атомной силовой установкой «Шарль де Голль» так ничего в Сирии и не решил. Покрутился, покрутился — и ушел в базу во Францию».

Самые современные французские надводные корабли (фрегаты типа FREMM, в строю четыре единицы) оснащены только морской версией ракет SCALP (2 x 8). Один из них (D653 Languedoc) осуществил пуск этих ракет по объектам на территории Сирии. В ближайшем будущем ракетами типа SCALP с дальностью стрельбы 1000 км могут быть оснащены французские атомные многоцелевые ракетно-торпедные подводные лодки типа «Рюби». По тактико-техническим характеристикам этот вариант SCALP уже будет приближаться к ТТХ КРМБ «Томагавк».

АПЛ «Рюби» — серия из шести субмарин, построенных в 1976-1993 годах. Лодки этого класса являются самыми маленькими состоящими на вооружении атомными подводными лодками в мире. Крылатыми ракетами типа «Томагавк» они не оснащены.

Не слишком большими боевыми возможностями отмечены и военно-воздушные силы обоих государств.

К примеру, в ВВС Великобритании сегодня свыше десятка истребителей 5-го поколения F-35, около 150 многоцелевых истребителей Eurofighter Typhoon, около 50 истребителей-бомбардировщиков Panavia Tornado GR4/GR4A. По советским меркам — это всего две авиационные дивизии.

С учетом коэффициента технической готовности и других решаемых в мирное время боевых задач, на удаленном театре военных действий могут быть развернуто не более 1-2 эскадрилий этих самолетов, оснащенных управляемыми ракетами Storm Shadow/SCALP. А скорее всего, дело ограничится посылкой всего нескольких Typhoon и Tornado, как это произошло 14 апреля 2018 года.

В боевом составе ВВС Франции около сотни многоцелевых истребителей Dassault Aviation Rafale B и C, более 30 многоцелевых истребителей Dassault Aviation Mirage 2000-5/2000С, более 80 истребителей и истребителей-бомбардировщиков Dassault Aviation Mirage 2000D и 2000N.

В вооруженном конфликте вдали от метрополии они смогут принять участие весьма ограниченным составом сил и средств. Как и в британском случае, не более одной-двух эскадрилий, а, скорее всего, и того меньше — несколько самолетов.

Поэтому во всех замыслах Вашингтона вооруженные силы Франции и Соединенного Королевства смогут принять довольно скромное участие.

Если удары будут продолжены, то, скорее всего, Париж и Лондон отправят на театр военных действий по одной эскадрилье многоцелевых истребителей (истребителей-бомбардировщиков), одну (максимум — две) атомную многоцелевую подводную лодку (от Великобритании), несколько надводных кораблей типа фрегат (или корвет).

То есть опять участие в гипотетических ударах под руководством Вашингтона будет чисто символическим, только разве что с целью подтверждения в очередной раз союзнических обязательств и нерушимой атлантической солидарности.

Безусловно, и это немалые силы с весьма значительными боевыми возможностями, но военное величие обеих государств и стратегический размах их действий остался все-таки далеко в прошлом. Обе страны — и Великобритания, и Франция — могут в настоящее время только охотно взять под козырек и ответить: «Есть!» на все команды, раздающиеся из Вашингтона.

Сирия. Великобритания. Франция > Армия, полиция > gazeta.ru, 17 апреля 2018 > № 2572528


Казахстан. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 17 апреля 2018 > № 2572502

Сегодня по инициативе российской стороны состоялся телефонный разговор президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным, передает Kazakhstan Today.

В ходе беседы главы государств обсудили наиболее актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, а также региональной и международной повестки дня, в том числе ситуацию в Сирии.

Казахстан. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 17 апреля 2018 > № 2572502


Сирия. Израиль. Иран > Армия, полиция > gazeta.ru, 17 апреля 2018 > № 2572453 Дани Ятом

Опасные соседи: кто взорвет Сирию

Ночной налет: Сирия опять подверглась ракетному обстрелу

Александр Братерский

В ночь на 17 апреля сирийский военный аэродром «Шайрат» подвергся налету. По данным арабских СМИ, атаку совершили ВВС Израиля. Эта страна не находится в состоянии войны с Сирией, однако Тель-Авив заявлял, что будет препятствовать укреплению на территории Сирии иранского влияния. Почему Израиль опасается присутствия Ирана в Сирии, «Газете.Ru» рассказал бывший глава израильской разведки «Моссад», генерал-майор Дани Ятом.

Арабский портал «Аль-Масдар» со ссылкой на сирийских военных заявил, что налет на военный аэродром «Шайрат» совершили израильские ВВС, хотя эту информацию не подтверждает армия Израиля. На портале отметили, что израильские ВВС совершили вторую атаку на Сирию за последнюю неделю. Ранее сообщалось, что два истребителя F-15 Израиля нанесли удар восемью ракетами по аэродрому «Тифор».

Корреспондент «Газеты.Ru» побеседовал об обстановке в регионе с экс-главой израильской разведки «Моссад» Дани Ятомом.

— Видите ли вы возможность конфликта или даже войны, учитывая ситуацию вокруг Сирии?

— Никто не может сегодня исключить возможности войны. Я думаю, что ни один из игроков — даже Иран — не хочет войны. Однако, учитывая, что ситуация напряженная, она может резко ухудшится из-за невозможности найти общий язык.

Если Иран продолжит усиливать присутствие в Сирии, мы будем продолжать атаковать иранские позиции и инфраструктуру, что приведет к войне.

Другой вопрос: какой будет эта война? Иранцы могут использовать ракеты, а так как ракет у них немного, они возможно прибегнут к помощи ХАМАС и «Хезболлы», у которых есть ракеты, в основном, небольшого радиуса действия, но есть и те, которые могут нанести удар по Израилю. Думаю, иранцы сами будут отправлять бойцов «Хезболлы» (ливанская военизированная организация которая, действует в Сирии — «Газета.Ru») из Сирии в южный Ливан, чтобы противостоять Израилю.

— Каковы в этом случае будут действия Израиля?

— Мы тогда не сможем сидеть сложа руки и, вероятно, даже нанесем превентивный удар, чтобы поломать планы иранцев. Я не знаю, будет ли такая кампания включать использование наземных сил. Я не сторонник использования наземных сил, потому что Ливан — это очень трудное место для использования военной техники. Кроме того, может присутствовать и еще один элемент — разрушение инфраструктуры любой стороны, которая поможет «Хезболле» осуществлять перемещение войск. Если нам придется разбомбить водные резервуары «Хезболлы», мы это сделаем.

Мы — израильтяне — не хотим никаких столкновений с российскими военными, но мы не можем позволить иранцам создавать враждебную нам инфраструктуру. И если появится новый фронт на Голанских высотах, это сделает нашу оборонительную ситуацию тяжелой.

— Влияние Ирана в Сирии растет. Каковы цели Тегерана?

— Есть несколько вещей, которые важны для иранцев. Это идеи экспорта революции, в которые верит иранская элита. Кроме того, Иран хочет стать региональной супердержавой, и этому мешает Израиль. Мы видим влияние Ирана в Сирии, в Ливане, в Йемене, а также желание угрожать Израилю с Голанских высот. Они вооружают «Хезболлу» и ХАМАС, желая использовать их против Израиля. Также иранцы всегда хотели иметь выход в Средиземное море.

— Если говорит о будущем Сирии, может ли появление на месте Сирии разных государств помочь решению конфликта?

— Такое возможно, я бы ничего не стал исключать. Конечно, трудно представить, что будет, если Асад останется с людьми, которые представляют другие группы населения. Например, суннитов, а их 80%. Будут ли они подчинятся ему после всего, что он сделал в отношении их?

Трудно также представить, что Сирия останется единой. Для Израиля это будет неплохо, так как мы сможем иметь с ними нормальные отношения.

Сирия, разделенная на анклавы будет слабее в военном отношении, чем страна, которой она была в 2011 году.

— Вы много общались с американцами. Разве США не несут ответственности за все, что случилось на Ближнем Востоке? Вторжение в Ирак, например, которое тоже косвенно привело к сегодняшним событиям.

— Я думаю, это не лишено оснований: США совершили массу ошибок. После войны в Ираке они разрушили иракские вооруженные силы, и что случилось — внезапно сотни тысяч людей которые служили в армии, были просто выброшены на улицу. И их решение было вступить в террористические группировки для атак на американцев. США должны были убрать высший генералитет, заменив их на других, оставив военных в неприкосновенности. Эта ошибка помогла усилению [террористической организации] «Аль-Каиды», которая сначала называлась «Аль-Каида в Ираке», а затем стал «Исламским государством» (все три перечисленные группировки запрещены в России — «Газета.Ru»).

Это была первая ошибка, а вторая — то, что США начали уходить с Ближнего Востока при [экс-президенте Бараке] Обаме и, к сожалению, [президент США Дональд] Трамп продолжает эту [стратегию]. Это очень грустно, потому что Ближний Восток является стратегическим пунктом и, если США потеряют влияние на Ближнем Востоке, они станут слабее глобально, а это даст козырь России. И если страны Ближнего Востока станут пророссийскими, а не прозападными, это сыграет против интересов США.

— Много лет назад в 2008 году вы говорили, что Израиль и Сирия могут заключить мир. Оглядывать назад, почему этого так и не произошло?

— Когда я говорил о возможности заключения мира с Сирией, речь шла о достижении мира с отцом Башара [Асада] — Хафезом Асадом. Мы начали переговоры с ним, я в Вашингтоне вел переговоры с главой генштаба Сирии.

Потом они продолжились с Башаром, но он был менее уверен, но мы были очень близко к тому, чтобы достичь мира. Однако документ, где содержались переговорные позиции сторон, стал доступен общественности, и это разрушило переговорный процесс.

Однако если говорить в широком смысле, то «арабская весна» (серия восстаний на Ближнем Востоке в 2010 году, начавшаяся с Египта. — «Газета.Ru») убила мирный процесс и чуть не уничтожила самого Башара [Асада]. Она стала настоящим сюрпризом для всех: для сирийцев, для египтян, для израильтян, для русских, для американцев.

Никто не думал, что народ внезапно восстанет — органы разведки там не предавали большого значения социальным сетям. Мы не думали, что случится такое. Если бы вы спросили наших людей, как бы они оценили положение [экс-президент Египта Хосни] Мубарака, они бы вам за неделю до случившего сказали, что это сильный лидер, который опирается на сильную партию и сильные вооруженные силы.

Сирия. Израиль. Иран > Армия, полиция > gazeta.ru, 17 апреля 2018 > № 2572453 Дани Ятом


Сирия. Россия > Агропром > agronews.ru, 17 апреля 2018 > № 2572372

Российские парламентарии обсудили с Асадом поставки зерна и фруктов.

В ходе встречи российских парламентариев с президентом САР Башаром Асадом обсуждался вопрос поставок российского зерна и сирийских фруктов, сообщил РИА Новости депутат Госдумы Дмитрий Белик.

«На встрече обсуждалось, что Сирия может везти фрукты и, возможно, специи морским путём, Севастополь может стать воротами для поставки российского зерна. Это касается не двух городов, а именно двух стран.

Просто добавляется ещё морской путь — логистически новая цепочка, то есть (происходит) диверсификация транспортных потоков. Учитывая открытие Крымского моста, это такое интересное предложение в целом для наших стран», — сказал Белик.

Сирия. Россия > Агропром > agronews.ru, 17 апреля 2018 > № 2572372


Франция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 17 апреля 2018 > № 2572368

Французские парламентарии поспорили об ударах в Сирии

В понедельник, 16 апреля, в обеих палатах французского парламента прошли слушания по вопросу участия Франции в авиаударах по Сирии в рамках коалиции с США и Британией.

Согласно Конституции, правительство может использовать войска за рубежом без разрешения парламента, но обязано его уведомить об операции в течение трех дней после ее начала. После этого, согласно Основному закону, в парламенте проходят слушания без голосования. Разрешение парламента требуется правительству в случае объявления войны или на продление военной операции, если ее срок превышает четыре месяца.

Как сообщает AFP, cпикеры Сената и Национального собрания Жерар Ларше и Франсуа де Рюжи были проинформированы об ударах в Сирии в ночь на 14 апреля — до их начала.

«Оправданный и пропорциональный» ответ на химатаку

Премьер-министр Эдуар Филипп подчеркнул, что удары по объектам режима Башара Асада были оправданы и пропорциональны. «Мы не начали войну против Сирии или Башара Асада. Наш враг — не Сирия, а группировка ИГ», — подчеркнул премьер. Филипп напомнил, что президент Эмманюэль Макрон еще в начале своего президентского срока обозначил «красную черту», а «политическое решение конфликта невозможно, пока использование химического оружия остается безнаказанным».

«Я никоим образом не недооцениваю сложность ситуации на Ближнем Востоке. Она предполагает нюансы, осторожность и анализ. Но эта сложность не обрекает нас ни на бездействие, ни на бессилие, когда так явно нарушаются наши общие основополагающие принципы», — подчеркнул глава правительства.

Участие Франции в операции в Сирии поддержало парламентское большинство — партия «Вперед, Республика» и центристы. Глава фракции «Вперед, Республика» в Нацсобрании Ришар Ферран заявил, что «нет сомнения, что три резолюции Объединенных Наций (по химоружию), единогласно одобренных, являются основанием для операции». «Мы хотим, чтобы Франция действовала в интересах непокоренной, свободной Сирии», — заявил он.

Глава ценитристской фракции MoDem в Нацсобрании Марк Фено подчеркнул, что «бесплодные дипломатические действия» и «несдержанные обещания» относительно уничтожения химоружия привели к необходимости военного ответа режиму Асада. Сопредседатель центристской фракции UDI-Agir-Indépendants Франк Ристер подчеркнул, что французские разведслужбы подтвердили использование химоружия режимом Башара Асада. «Снова закрыть глаза (на использование химоружия) — это обречь себя на бездействие и отказаться от позиций Франции на международной арене».

Оппозиция раскритиковала «отсутствие стратегии» и санкций Совбеза

Участие Франции в военной операции в Сирии осудили крайне левые, крайне правые и правые «Республиканцы». Они раскритиковали тот факт, что президент Эмманюэль Макрон принял это решение без предварительных консультаций с парламентариями и без формальных санкций Совбеза ООН.

Представитель «Республиканцев» Кристиан Жакоб заявил, что «приняв это решение в одиночку, президент перешел черту, что достойно сожаления». «Из-за операции в Сирии без мандата (ООН) мы опасаемся, что Франция станет еще более изолированной в этом регионе и в мире», — сказал Жакоб. Он также усомнился в «эффективности» ударов французских ВС в Сирии. Глава партии «Республиканцы» Лорен Вокье в эфире телеканала France 2 заявил, что у Эмманюэля Макрона нет стратегии «ни для того, чтобы выиграть эту войну, ни для того, чтобы установить мир» в Сирии.

Глава крайне левой партии «Непокорная Франция» Жан-Люк Меланшон выразил сожаление в связи с тем, что Европейский союз не принял участие в коалиции, в которую вошли США и Великобритания. Впрочем, главы МИД стран Евросоюза поддержали военную операцию, заявив, что «единственной целью этих специфических мер было помешать сирийскому режиму снова использовать химическое оружие и химические вещества для убийства сирийцев».

Меланшон также заявил, что Франция нанесла удары в Сирии, не имея ясных доказательств фактов химической атаки. Ранее Эмманюэль Макрон заявлял, что у Франции есть доказательства применения химоружия сирийским режимом.

Глава крайне правого Нацфронта Марин Ле Пен после слушаний заявила, что Эмманюэль Макрон принял решение об участии в военной операции «без согласия международного сообщества» и тем самым «нарушил международное право, которое он пытается подменить туманным понятием международной легитимности».

Франция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 17 апреля 2018 > № 2572368


Франция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 17 апреля 2018 > № 2572365

В Париже заявили о вероятном исчезновении улик в сирийской Думе

В МИД Франции во вторник, 17 апреля, заявили, что «весьма вероятно», что основные доказательства использования химического оружия в сирийской Думе исчезнут до прибытия в этот город экспертов Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО).

Во французском МИД заявили, что Думу полностью контролируют вооруженные силы России и Сирии, и что экспертов ОЗХО туда до сих пор не допустили. Эксперты прибыли в Сирию еще 14 апреля.

В Париже призвали Сирию немедленно предоставить полный доступ в Думу инспекторам ОЗХО, чтобы они смогли посетить место предполагаемой химатаки, поговорить с жителями и ознакомиться с документами. Французское внешнеполитическое ведомство подчеркивает, что команда экспертов ОЗХО должна определить, имела ли место химатака и какое могло быть использовано вещество. Но миссия ОЗХО не может определить ответственных за возможное нападение.

В российском представительстве в ОЗХО заявили, что экспертов допустят в город в только в среду из-за «проблем с безопасностью». Тем временем сирийские государственные СМИ во вторник объявили о том, что эксперты ОЗХО прибыли в Думу.

Ранее во вторник министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил, что «все указывает» на то, что сирийский режим больше не может производить химическое оружие. Но предупредил, что если будут новые химатаки, Франция и ее союзники снова нанесут удары.

Франция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 17 апреля 2018 > № 2572365


Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572021

Какая польза от ракетной атаки?

Сами Коэн (Sami Kohen), Milliyet, Турция

Нечасто можно увидеть, как в стране, которая поверглась ракетной атаке, народ выходит на улицы и устраивает радостные гуляния с победными возгласами.

Такая картина, которая наблюдалась в Дамаске при участии тысяч человек через несколько часов после операции США, Великобритании и Франции в отношении Сирии, на первый взгляд может показаться странной и вызвать вопрос: «Чему же радуются эти люди?»

А радовались сирийцы следующему: того, чего они боялись, не произошло! В районы Дамаска и Хомса было выпущено 105 ракет, но поскольку в качестве целей было выбрано только несколько научных и военных объектов, гражданские кварталы никак не пострадали.

В то время как на улицах Сирии шли народные гуляния, президент Башар Асад был запечатлен на фото, когда утром с кейсом в руках направлялся в свой кабинет, а это показало, что и на государственном уровне не было какого-либо беспокойства. Словно сирийский лидер тоже почувствовал облегчение от того, что на этом все закончилось.

Фиктивный бой?

Лидеры трех стран, совершивших ракетную атаку, также по-своему выразили удовлетворение произошедшим. Президент Трамп отметил, что операция прошла успешно. Премьер-министр Великобритании Мэй подчеркнула, что атака имела ограниченные цели и задача свержения режима не ставилась. Президент Франции Макрон заявил, что эта атака была направлена на сдерживание.

Россия же хладнокровно наблюдала за происходящим и, кроме осуждения, не выразила какой-либо бурной реакции. На самом деле в ходе этой операции была проявлена большая осторожность во избежание ущерба, который напрямую бы затронул Россию. Словно все это не выходило за рамки тех сведений, которыми стороны заранее располагали (и было своего рода фиктивным боем).

Тем не менее еще неделю назад реакция, последовавшая за применением химического оружия в сирийской Думе, и российско-американское противостояние подвели мир к порогу войны. Казалось, что стороны играют в опасную игру, идя по краю пропасти, но в дальнейшем им удалось закрыть эту главу, сведя к минимуму долю риска.

Стоило ли?

Подходя к вопросу о том, какую пользу это принесло, можно сказать, что эта операция, несмотря на взятые риски и — говоря языком бизнесмена Трампа — крупные инвестиции (250 миллионов долларов), дала не так много.

Да, откровенно говоря, после массового убийства в Думе с применением химического оружия мир (включая Турцию) действительно хотел, чтобы Запад как-либо ответил на это. Но эта операция была обречена остаться символической или показной. Так и случилось. На практике с военной точки зрения ситуация не изменилась. Армия Асада теперь доминирует и в Думе. Очевидно, ракетная атака не сказалась на военном потенциале Сирии.

США и их союзники хотели показать, что они все равно являются главными игроками в Сирии. И, пожалуй, важнейший итог произошедшего — демонстрация вовлеченности в этот процесс.

Сейчас основные ожидания и стремления связаны с использованием нынешнего состояния вещей в качестве возможности для новой дипломатии по установлению мира.

Если это произойдет, тогда мы, может быть, скажем: «Это стоило такого волнения»…

Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572021


Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572020 Александр Гольц

Бомбить Воронеж. В Москве создают новую реальность

Сейчас уже можно точно сказать, что США, Великобритания и Франция ставили перед собой несколько целей.

Александр Гольц, Новое время страны, Украина

На месте руководящих органов Совета по внешней и оборонной политике России я задумался бы об опасной закономерности. Вот уже два года подряд ежегодная ассамблея Совета день в день совпадает с массированными атаками крылатыми ракетами по Сирии (год назад в них участвовали только США, сейчас к Вашингтону подключились Лондон и Париж).

Черт его знает, что случится через год, когда ведущие российские эксперты в военной сфере, а также некоторое количество чиновников и депутатов Федерального собрания вновь соберутся в пансионате «Лесные дали», который принадлежит Управлению делами президента. Но пока Ассамблея СВОП была правильным местом, чтобы узнать об отношении тех, кого принято называть элитой страны, к ситуации, в которую попала Москва.

Но сначала о самих ракетных ударах. Сейчас уже можно точно сказать, что США, Великобритания и Франция ставили перед собой несколько целей. Первая и главная — никоим образом не дать России повода для прямой конфронтации. По словам председателя Объединенного комитета начальников штабов Джозефа Данфорда, российские военные были заранее предупреждены о целях готовящихся атак, а о времени атаки, судя по всему, проинформировали французы. И все для того, чтобы в результате ударов не пострадал ни один русский. При этом американские стратеги пожертвовали внезапностью — одним из важнейших факторов успеха в подобных операциях. Понятно, что, получив координаты целей, Кремль первым делом предупредил Дамаск, что позволило убрать людей с этих трех объектов: научно-исследовательского центра в сирийской столице, складов и командного пункта в Хомсе, подтянув туда средства ПВО.

Атаку вели американские и французские корабли, а также боевые самолеты США, Великобритании и Франции. Все выпущенные ракеты, как морские, так и воздушного базирования, по данным Пентагона, попали в цель. А 40 зенитных ракет, выпущенных сирийской ПВО, никого не поразили.

Россия, чьи угрозы в очередной раз были проигнорированы Западом, предпочла не встревать под тем предлогом, что вражеские крылатые ракеты не входили в зону действия российских средств ПВО (не так давно отечественные военачальники изо всех сил намекали, что наши волшебные комплексы С-400 перекрывают всю территорию Сирии). При всех гневных филиппиках по поводу западных агрессоров Владимир Путин ничего не сказал в своем заявлении об «ответных действиях». Таким образом, главный вывод из миновавшего кризиса: и в Вашингтоне, и в Москве хватает пока ответственности и разума, чтобы не скатиться к войне. Даже если при этом приходится идти на существенные уступки.

Другая цель атаки — показать России, что есть «красные линии», в частности, использование химического оружия, заступать за которые не будет позволено. И здесь очень показательно, что Вашингтону удалось привлечь к участию в операции Великобританию и Францию. При этом солидарность с целями операции выразили все ведущие страны Запада. Уже сегодня будут скорее всего введены новые антироссийские санкции. На этот раз наказывать будут конкретно за поддержку Асада.

В этой ситуации, оказавшись перед перспективой абсолютно глухой изоляции, когда Запад перешел исключительно к ультиматумам, под угрозой введения все новых санкций, российская власть, похоже, приняла стратегическое решение: ответить созданием другой, параллельной реальности. Там, где невинная, но гордая Россия противостоит сонму клеветников и злопыхателей, выбравших ее в качестве мишени только из-за того, что она представляет собой передовой отряд нового «полицентричного» мира. В этой другой реальности министр иностранных дел вроде бы великой державы поведал на Ассамблее СВОП, что из «сугубо конфиденциальных источников» стало известно, что швейцарский исследовательский центр пришел к выводу, что отец и дочь Скрипали были отравлены «натовским» веществом BZ. Суток не прошло, как специалисты этого центра проинформировали: у них нет никаких сомнений в правильности вывода британских коллег о том яде, которым были отравлены Скрипали.

Незримую эстафетную палочку перехватил начальник Главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской, который на голубом глазу сообщил: изготовленные 30-40 лет назад в СССР сирийские системы ПВО просто как мух сбивают новейшие американские «Томагавки» — по данным Генштаба, из 103 ракет была перехвачена 71. Высокопоставленный военный, правда, не объяснил, почему 15 лет назад, когда американцы атаковали Багдад, точно такие средства ПВО оказались совершенно беспомощны перед «Томагавками» предыдущего поколения.

Похоже, те, кто превращает МИД и Генштаб РФ в инструменты психологической войны, даже не отдают себе отчета в том, что создание фейковых новостей сказывается на выполнении главной задачи этих учреждений — информировании высшего руководства о реальном положении дел. Смешение же двух этих ремесел неизбежно приводит к искажению реальности. Идеальным примером стало выступление на Ассамблее СВОП директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД Владимира Ермакова (оно почти полностью было воспроизведено в сообщении ТАСС). Его рассуждения строились на том, что «сейчас, в 2018 году, мы видим, что военно-технологический расклад кардинальным образом поменялся именно в пользу России». Очевидно, к этому выводу он пришел на основе мультфильмов, продемонстрированных российским президентом при оглашении Послания Федеральному собранию. В действительности те 100 ракет, что были запущены в ходе далеко не широкомасштабной атаки на Сирию в минувшую субботу, по количеству — две трети от всего числа крылатых ракет, произведенных российской промышленностью в 2017 году.

Закономерно, что из искажения реальности следуют чрезвычайно опасные выводы. Мидовский начальник, ответственный за процесс контроля над вооружениями, считает, что «новые юридически обязывающие международные договоренности в области контроля над вооружениями в обозримом будущем вряд ли возможны». В самом деле, зачем нужны договоры, если «военно-технический расклад» поменялся в нашу пользу. Так, Владимир Ермаков уверен, что говорить о продлении Договора СНВ-3 можно будет только после того, как американцы выполнят российские претензии. То есть никогда. А значит, после 2021 года договор исчезнет. При этом Ермаков, похоже, не в курсе, что, согласно этому договору, Россия, у которой существенно меньше носителей ядерного оружия, может спокойно наращивать их до потолков, определенных Договором. А США, которые уже в потолок уперлись, вынуждены себя ограничивать…

В такой атмосфере ряд экспертов, участвовавших в работе Ассамблеи, начали предлагать вообще нечто феерическое. А именно: возвращение к экономической системе, при которой каждое предприятие было бы приспособлено для выпуска военной продукции, а жизнью страны руководила бы некая Ставка, которой были бы подчинены все ресурсы страны. То есть фактическое возвращение к сталинской модели управления. При этом не стоит удивляться, что участвовавшие в работе ассамблеи депутаты Госдумы объясняли, что предложенные ими антизападные контрсанкции предполагают запрещение импорта не всех лекарств, а лишь тех, аналогов которых не производит российская промышленность. Я не злой человек, но очень хотелось бы пожелать им всем лечиться исключительно российскими лекарствами. Увы, этого не произойдет. Чтобы достойно ответить агрессорам, российские начальники будут упорно бомбить Воронеж…

Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572020 Александр Гольц


Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572019

После «тройного удара»

Салех Аль-Кыляб, Al-Jarida, Кувейт

Что необходимо после тройного удара по химическим объектам в Сирии, так это политическое решение, которое должно быть достигнуто с учетом резолюций ООН и решений «Женевы-1», включая начало переходного этапа, что будет означать постепенное, а не резкое изменение правящего в Сирии режима. Тем самым сирийский народ сможет вернуть себе позиции, которые были отняты участниками сектантского заговора, при помощи химического оружия изгнавших суннитов из их исторических мест проживания, как это произошло в Восточной Гуте и Думе, и заменив их непримиримыми иностранцами из Ирана и даже из таких стран, как Афганистан, Пакистан и Индия.

Можно было избежать всех этих массовых убийств и последующих взрывов, но режим Башара Асада не вынес даже нескольких товарищей своего отца со времён переворота в 1970 году. Во-первых, это касается Абдаллы Аль-Ахмара, заместителя генерального секретаря партии Баас, от которой практически не осталось и следа. Во-вторых, Фарука Аш-Шараа Аль-Хаурани, который представлял «законную» власть, но перешел на сторону организаторов переворота вопреки своим партийным обязательствам, когда был в начале своего недолгого партийного и политического восхождения, в отличие от остальных участников этого трудного марша, некоторые из которых провели оставшуюся жизнь в ужасных французских камерах.

Политическое решение заключается в том, чтобы навязать «Женеву-1» России и Ирану, прежде чем навязывать ее сирийскому режиму, который стал, особенно после 2015 года, «видеть лишь то, что нужно». Примечательно, что химическое оружие не применяется против сионистского врага, «Исламского государства» (запрещена в РФ — прим. ред.) и других террористических организаций, которые были созданы, чтобы оправдать массовое уничтожение сирийского народа всеми этими отвратительными запрещёнными способами, а применяется против определённых групп сирийского общества. В частности, это касается тех сирийцев, в отношении которых применялись запрещённые газы и оружие в Думе и Восточной Гуте, а также ранее в Хан-Шейхуне и в процессе перемещения жителей Алеппо, Хамы, Хомса, Идлиба и других районов.

Недавний тройной удар, который, по мнению невежественных людей, напоминает тройственную агрессию против Египта во главе с Гамалем Абдель Насером в 1956 году, должен оказать давление на Россию, которая несёт ответственность за все, что произошло в Сирии, в результате сектантского заговора лишившейся миллионов сирийских граждан. Россия также несет ответственность за оккупацию персами этого арабского государства, а также за все насильственные перемещения сирийцев по религиозному признаку, ставшие настолько очевидными, что никто не может их отрицать.

Так обстоит дело. Действительно, этот тройной удар, целями которого стали места хранения запрещённого на международном уровне химического оружия, не предназначался для каких-либо правительственных, военных или разведывательных объектов, в отличие от ударов режима Асада по детям в Думе и Восточной Гуте, а также в Хан-Шейхуне. Тем самым эти страны ударили по имиджу России, которая вместе с иранцами делала в Сирии все, что хотела, чтобы восстановить свой статус на международной арене, утраченный после событий в Афганистане, Восточной Европе и других регионах. Таким образом, кажется, что настоящей целью было оскорбить российского президента, как сказал постоянный представитель России при ООН со всей признательностью и уважением к Владимиру Путину.

Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572019


Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572015

Путин будет мстить

Константин Боровой, Обозреватель, Украина

Все ожидали более серьезных действий западной коалиции в Сирии. Некоторые эксперты называют ее удары слабыми. Понятно, что коалиция достигла ставящую перед собой цель. Никто не собирался уничтожать режим Асада и никто не собирался наносить серьезный ущерб российским войскам. Правильнее всего сирийские события этих выходных оценивать шахматным термином — угроза сильнее нападения.

Сигнал, который получили Асад и Путин, за попытку продолжить нецивилизованое поведение с использованием химических отравляющих веществ, может последовать серьезное наказание. Ясно, что американцы вполне могли ударить по российским средствам противовоздушной обороны, но не делали этого из соображений безопасности. Ожидать, что США и европейцы будут решать какие-то другие проблемы, например, установление демократии — это просто смешно.

Задача выполнена. Вторая авианесущая группировка приближается к Сирии. Главный вывод — теперь Асад и российские группы находятся под особым вниманием.

Что будет дальше? Думаю, после получения такого серьезного предупреждения и Путин, и Асад будут вести себя осторожнее. В том месте, где сосредоточены большие военные ресурсы, они гадить больше не будут. Во всяком случае, Путин. Но в то же время я опасаюсь повышения российской террористической активности там, где она не получит немедленного ответа. После истории в Сирии, да и еще перед парадом 9-го мая, Путин — опасен. Опасен для всех — для нас в России, опасен для Украины, Грузии. Где он будет восстанавливать лицо и свою репутацию — сказать трудно. Но безусловно, провокаций ожидать следует. Наиболее вероятное направление — Украина. Действия будут провокационными и гибридными. Путин будет мстить, такова его природа и такое у него на сегодня маниакальное состояние психики.

То, что произошло — это не решение проблем в Сирии. Хотя их проблемы западная коалиция не хочет решать традиционным путем. Тем более, что и сами сирийские силы не вполне демократичны. Очень трудно сделать ставку на какую-то одну группу, на демократическую оппозицию и на курдов. Я уж не говорю о турках, на которых тоже нельзя ставить. Коалиция не хочет вмешиваться в сирийский политический процесс и реагирует только на варварство, например, на использование химического оружия. Поэтому у демократической сирийской оппозиции больших надежд на западную коалицию быть не должно. Участвовать в военных действиях, которые должны привести в какому-то политическому результату, коалиция не хочет. Настаивает на политическом процессе.

Понятно, что пока там Путин и Асад, эффективного политического процесса не будет. Нужно еще некоторое время для того, чтобы западная коалиция в этом убедилась сама.

В свое время американцы тоже не хотели решать проблемы Ирака, после того как выдавили оттуда Саддама Хусейна. Американские войска остановились на границе с Ираком. И только серьезные преступные действия Саддама Хусейна заставили коалицию войти в Ирак.

Похожая ситуация, видимо, будет и в Сирии. Никто не хочет вмешиваться в тамошний процесс, не хочет таскать каштаны для сирийцев — они сами должны решить свои проблемы. Политически. Но вероятность продолжения политики Путина и Асада по уничтожению сирийского народа — очень высока. Если так и будет, то тогда потребуется военное решение проблемы.

Россия. США. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572015


Сирия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572006 Виталий Портников

Виталий Портников: Россию спасет только капитуляция

Иначе российской элите придётся присутствовать при саморазрушении собственного государства.

Виталий Портников, Еспресо, Украина

Ракетный удар Соединенных Штатов и их союзников по сирийским химическим объектам обещает стать отнюдь не единственной реакцией Вашингтона на поддержку Москвой режима Башара Асада. Уже сегодня американское Министерство финансов намерено объявить о новых антироссийских санкциях. Они будут касаться именно ответственности за Сирию.

Таким образом, в российско-американских отношениях возникают сразу несколько санкционных пакетов. Один — в связи с нападением России на Украину и оккупацией Крыма и Донбасса. Другой — из-за вмешательства Москвы в президентские выборы в Соединенных Штатах. Третий — из-за действий Москвы в Сирии.

Объекты этих пакетов могут и не совпадать между собой, но все вместе они бьют по интересам российского политического руководства и олигархов, подтачивают основы экономики страны.

Поэтому урегулирование в российско-американских отношениях больше не касается какого-то конкретного аспекта. Решишь проблемы по Донбассу — останутся Крым, Сирия и вмешательство. Уйдёшь из Сирии — остаётся Украина. Пообещаешь больше не лезть в чужие выборы — останутся Сирия и Донбасс.

Даже президент США не сможет отменить все санкции, если останутся нерешенные проблемы. По сути, несколько различных пакетов санкций, которые вводятся за разные преступления и злоупотребления путинского режима, и создают хороший фундамент для «сделки», о которой так любит говорить президент Дональд Трамп.

Но что такое «сделка» в условиях системного воздействия нескольких различных санкционных пакетов?

Это — капитуляция. Единственное спасение для России — капитуляция Путина перед цивилизованным миром. Полная и безоговорочная.

Но Путин капитулировать не собирается. Уже сегодня совет Государственной Думе на чрезвычайном (!) заседании собирается обсудить законопроект, которым Москва собирается ответить на новые американские санкции. Не те, которые будут вводиться сегодня, а те, которые были введены из-за вмешательства Москвы в выборы и касались интересов приближенных к Путину олигархов и госкомпаний.

Путин хочет за них отомстить. Эта месть никак не скажется на американской экономике, но ударит по интересам обычных россиян. Зато российский президент продемонстрирует, что он с Трампом по-прежнему на равных. Никаких реалистичных выводов из ситуации, которая сложилась в связи с санкционной войной, Путин делать не хочет. А, может быть, он более просто не способен к реалистичному осмыслению последствий войны санкций и неминуемой изоляции России.

Остаётся под вопросом, насколько осмысление таких последствий доступно российской политической, военной и предпринимательской элите.

На самом деле у неё простой выбор. Либо она должна добиться устранения Путина и его замены политиком, способным подписать капитуляцию перед Западом. Либо российской элите придётся присутствовать при саморазрушении собственного государства. А другой России, которую можно было бы также успешно и безнаказанно обворовывать, у этих людей просто нет.

Сирия. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572006 Виталий Портников


Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572005

Новая эра грядет в Сирии и за ее пределами

США вступают в единоборство с оскорбленной Россией и все более напористым Китаем, и эта «война на два фронта» требует недюжинной дипломатической ловкости.

Джеральд Сеиб (Gerald F. Seib), The Wall Street Journal, США

На недавнем деловом форуме, прошедшем под эгидой «Уолл Стрит Джорнал» в Лондоне, Джон Сойерс (John Sawers), профессиональный дипломат и бывший глава британской спецслужбы МИ-6, сделал благоразумное предупреждение: сейчас впервые на памяти живущих появились предпосылки для конфликта сверхдержав.

Заявление это было сделано, когда неизбежность ракетного удара стран Запада по друзьям России в Сирии стала ясна. Но и этот удар — лишь один из членов пугающего уравнения со многими неизвестными.

Общепризнанная сверхдержава США вступает в одновременное единоборство с оскорбленной и с некоторых пор ведущей себя самоуверенно Россией и все более напористым Китаем. На этом фоне разворачиваются не только разногласия в Сирии, но и торговые споры с Китаем.

Коктейль этот опаснее, чем принято считать. Годы американо-советского противостояния, пусть и жесткого, но развивающегося по незыблемым правилам, давно минули, равно как и годы неоспоримого превосходства США. Мы вступили в новую эру с принципиально иными рисками, где правила игры отнюдь не являются аксиомой для всех игроков.

Председатель КНР Си Цзиньпин намерен расширить китайское экономическое влияние по всей Азии и за ее пределы, а также укрепиться в Южно-Китайском море в военном смысле и зацементировать свою власть дома, где ее и так никто не ставит под сомнение. Учитывая все эти обстоятельства, можно сказать, что под его руководством Китай круто сменил курс, сообщил мистер Сойерс.

Наряду с этим президент России Владимир Путин, также обосновавшийся на своем посту навечно, очевидно полагает, что Россия превратилась в мишень для попыток Запада свести ее историческую роль на нет. Он считает, что администрации США одна за другой предпринимают целенаправленные усилия на то, чтобы ограничить его личную власть, сообщил бывший замминистра иностранных дел США и бывший посол в России Уильям Бёрнс (William Burns).

Поэтому мистер Путин не только поддерживает сирийского президента Башара Асада, но и защищает свое влияние на Украине, а также продолжает вмешиваться во внутреннюю политику западных стран, полагая, что Запад таким же образом вмешивается во внутрироссийские дела и дела ее ближайших соседей. И еще он, по всей видимости, только что отстоял свое право травить перебежчиков в Великобританию.

В ответ на отравление США и их западные союзники предприняли решительные меры, приняв новый пакет жестких санкций против путинских дружков-олигархов и нанеся удар по российским союзникам в Сирии. «Будь вы российским лидером, — отметил мистер Сойерс, — вы бы, скорее всего, восприняли это как коллективное наступление на российские интересы».

Москва свою причастность к атаке отрицает.

Мистер Бёрнс отметил, что традиционная инфраструктура контроля вооружений, долгие годы служившая балансиром в отношениях между Вашингтоном и Москвой, рушится.

Это, конечно, вовсе не значит, что столкновение неминуемо или неизбежно. Несмотря ни на что, Вашингтон по-прежнему рассчитывает сотрудничать с Россией и Китаем в сдерживании ядерных амбиций Северной Кореи и Ирана. Но сложившая ситуация требует ясного стратегического мышления со стороны Запада и ловкой дипломатии от Вашингтона.

Готовность же администрации Трампа достойно отреагировать на актуальные вызовы под вопросом: кандидатура нового госсекретаря ожидает одобрения Сената, дипломатические службы деморализованы и страдают от нехватки кадров, и, наконец, большой вопрос, чего ожидать от новоиспеченного советника по вопросам национальной безопасности. «Я опасаюсь, что нынешняя американская администрация не владеет всеми дипломатическими тонкостями», — сухо заметил Сойерс.

Трамп попытался было отделить свои личные отношения с Си и Путиным от растущих противоречий с их странами. Китайский и российский лидеры со своей стороны, похоже, намерены поступать также. Это дает надежду на некоторый резерв безопасности.

Риск в том, что наружу выпущены силы, которые силой личных отношений удержать уже не под силу.

При помощи промышленного плана «Сделано в Китае 2025» Пекин рассчитывает выйти на лидирующие позиции в высокотехнологичных сферах вроде робототехники, космонавтики и производства микрочипов. Администрация Трампа утверждает, что Китай таким образом намеревается дать своим компаниям фору перед заграничными конкурентами. Как здесь быть?

С одной стороны, США и Китаю предстоит выработать новую систему смягчения постоянно растущего торгового соперничества. Возможно, что торговые взыскания, которыми угрожал Трамп — больше дипломатический маневр, чем первые выстрелы к началу торговой войны. Старший экономический советник Белого дома Эверетт Эйссенстат (Everett Eissenstat) сообщил, что американская администрация хотела бы найти дипломатический выход для снятия торгового напряжения с Китаем.

Трения в торговле — лишь один из симптомов крепнущего соперничества между крупнейшими мировыми экономиками, и в дальнейшем оно может лишь усугубиться оттого, что Трамп и Си избрали противоположные подходы к мировой экономике.

Решение Трампа вернуться к рассмотрению Транстихоокеанского партнерства (ТТП), о котором он в течение долгого времени отзывался пренебрежительно, похоже, отражает его опасения, что своим подходом «Америка превыше всего» он лишь расчистил путь для роста китайского экономического могущества. В довершение всего, намеки на возобновление американской поддержки независимости Тайваня, доносящиеся из Конгресса и Белого дома, могут стать новым источником трений с Пекином.

Путин же, похоже, намерен продемонстрировать миру мощь России и свести старые счеты. Учитывая все эти обстоятельства, риск конфликта сверхдержав перестал быть величиной пренебрегаемой, отметил Сойерс со свойственной британцам сдержанностью.

Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 апреля 2018 > № 2572005


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter