Всего новостей: 2361801, выбрано 65 за 0.101 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик

Слишком дорог: в СНГ падает спрос на доллары

Ярослав Лисоволик

Главный экономист Евразийского банка развития

Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 года), а минимальный — в России (41,1%).

В 2017 году экономики государств – участников Евразийского банка развития (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Армения, Таджикистан) стали демонстрировать улучшение макроэкономических показателей. К концу году ожидается, что все страны ЕАБР покажут позитивные темпы экономического роста. В текущем году можно отметить достижение низких уровней инфляции, восстановление уровня золотовалютных резервов, снижение ключевых ставок центральными банками и относительную стабилизацию обменных курсов. На этом фоне во всех странах ЕАБР наметился отчетливый тренд в сторону дедолларизации экономик.

Высокий уровень долларизации является характерной особенностью для стран региона на протяжении последних десятилетий. В 2014-2016 годах в условиях стремительного обесценения национальных валют отмечался рост доли депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы во всех странах ЕАБР. Наибольший уровень долларизации сбережений за последние годы был зафиксирован в Таджикистане (81% на конец 2015 г.), а минимальный в России – 41,1%.

Внешние шоки 2014–2015 годов способствовали тому, что монетарные власти некоторых стран региона вынуждены были изменить подходы к денежно-кредитной политике. В частности, о переходе к плавающему обменному курсу и режиму инфляционного таргетирования заявили центральные банки России (в конце 2014 года) и Казахстана (в середине 2015 года).

Национальный банк Республики Беларусь в начале 2015 г. перешел к монетарному таргетированию, позволив обменному курсу свободно формироваться под воздействием рыночных факторов. Центробанки Армении, Киргизии и Таджикистана сохранили прежние подходы к денежно-кредитной политике, однако стремились ограничить волатильность обменного курса доступными инструментами.

Проведение политики гибкого обменного курса и реализация мер, направленных на снижение волатильности и стабилизацию инфляции относительно целевого уровня, явились главным фактором снижения уровня долларизации в регионе. Среди стран – участниц ЕАБР наиболее существенное снижение этого показателя, измеряемого как доля депозитов в иностранной валюте в структуре широкой денежной массы, продемонстрировали Белоруссия, Казахстан и Киргизия. В частности, в Белоруссии уровень долларизации снизился с 71% в январе 2016 года до 58,7% в сентябре 2017 года, в Казахстане — с 51,6% в январе 2016 года до 31,3% в сентябре 2017 года, а в Киргизии — с 50,0% в январе 2016 г. до 26,8% в сентябре 2017 года.

Среди дополнительных активных мер по дедолларизации для большинства стран региона в рассматриваемый период можно выделить: повышение дифференциации нормативов обязательного резервирования; усиление дифференциации требований пруденциального надзора и содействие переводу валютных требований в национальную валюту; организацию широкомасштабной кампании по переходу к повсеместному использованию национальной валюты в качестве средства обращения и платежа.

Несмотря на отмеченные позитивные тенденции, потенциал снижения уровня долларизации экономик стран региона остается большим, что требует продолжения работы в направлении стабилизации инфляции. В противном случае велика вероятность роста уровня долларизации, что будет ограничивать эффективность денежно-кредитной и фискальной политики и увеличит риски финансовой стабильности стран региона.

Почему долларизация является проблемой? Главный недостаток заключается в том, что она уменьшает эффективность денежно-кредитной политики. В условиях высокого уровня долларизации изменение ключевой ставки центрального банка почти не влияет на ставки валютных кредитов и депозитов, что затрудняет функционирование каналов трансмиссии денежно-кредитной политики. С учетом того, что центральный банк не может выступать в качестве кредитора последней инстанции при предоставлении ликвидности в иностранной валюте, долларизация повышает риски ликвидности и платежеспособности финансовой системы.

Таким образом, проблема дедолларизации остается актуальной для экономик региона и требует дальнейшего совершенствования макроэкономической среды – достижения низкой и стабильной инфляции и дальнейшего постепенного повышения гибкости обменного курса.

Россия. Таджикистан. ЕАЭС > Финансы, банки > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410051 Ярослав Лисоволик


Россия. Узбекистан. Таджикистан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 22 ноября 2017 > № 2399958 Ирина Ивахнюк

Нужен ли России визовый режим со странами Центральной Азии: мнение эксперта

Вопрос трудовой миграции и единого рынка труда в Евразийском экономическом союзе затрагивает взаимоотношения стран не только на высшем уровне, но и непосредственно на уровне обычных жителей государств Союза. Осенью этого года в Минске состоялась презентация доклада Центра изучения перспектив интеграции (ЦИПИ) «Зачем нужен единый рынок труда в ЕАЭС?». Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовал с одним из авторов доклада, профессором, членом Глобальной ассоциации экспертов по миграционной политике (GMPA), доктором экономических наук Ириной Ивахнюк. Эксперт пояснила, почему сложно подсчитать число белорусских мигрантов в России, а также в чем важность трудовой интеграции со странами Центральной Азии.

- Регулярно в России всплывает вопрос о введении визового режима со странами Центральной Азии. Почему это происходит?

- Вопрос о введении визового режима России со странами Центральной Азии поднимается, как правило, в периоды экономических кризисов, когда потребность в иностранной рабочей силе снижается. В другое время все же доминирует понимание миграции как позитивного ресурса для России, учитывая переживаемый ею демографический кризис. Он связан, прежде всего, с сокращением численности населения в трудоспособном возрасте и быстрым старением населения. Хроническим стал дефицит рабочей силы в целом ряде отраслей, который может быть восполнен только с помощью трудовых мигрантов из других стран.

- Какие, на Ваш взгляд, есть «за» и «против» введения визового режима?

- Введение визового режима не соответствует геополитическим интересам. Здесь важны два аспекта. Во-первых, Россия заинтересована в усилении интеграционных процессов на постсоветском пространстве, где она объективно может претендовать на роль регионального лидера и реализовать свою «патерналистскую миссию» по отношению к государствам и народам, которые были частью Российской империи и Советского Союза и для которых в течение столетий Москва определяла направление их развития и уклад жизни.

Трудовая миграция в регионе выступает одним из наиболее значимых факторов интеграции между ныне суверенными государствами. Попытки «отгородиться» от трудовых мигрантов из стран СНГ означали бы предательство бывших соотечественников и нынешних региональных партнеров и могло бы иметь крайне негативные последствия для России во внешнеполитической сфере.

Во-вторых, межгосударственная трудовая миграция способствует сохранению социальной стабильности в постсоветском регионе. Допуская мигрантов из стран бывшего СССР на свой рынок труда и обеспечивая их доход, Россия тем самым обеспечивает безопасность своих границ. Отсутствие возможности поехать на заработки в Россию может оказать катастрофическое воздействие на национальные рынки труда стран Центральной Азии, ухудшить там экономическую ситуацию, и почти наверняка приведет к социальному и политическому взрыву.

Это будет означать рост числа беженцев из этого региона – в ту же Россию. Иными словами, Россия получит тех же мигрантов из стран Центральной Азии, но уже в роли беженцев, что будет означать для нее необходимость выполнения по отношению к ним существенных социальных и материальных обязательств в соответствии с международными соглашениями.

Наконец, чисто технически введение визового режима – это очень сложная в осуществлении мера, связанная с большими финансовыми затратами (увеличение числа консульских служб и рост численности их персонала, соответствующее техническое оснащение и т.д.).

Страны Центральной Азии являются основными миграционными партнерами России. Демографически «молодые» государства ЦА (с большой долей молодого трудоспособного населения) в силу ограниченных условий развития экономики сталкиваются с проблемой «относительно излишних» рабочих рук, когда национальный рынок труда не может «поглотить» пополняющие его ежегодно когорты молодых людей – выпускников школ. В таких условиях возможность работать и зарабатывать в России становится важным элементом жизненной стратегии для значительного числа домохозяйств в этих странах.

С другой стороны, Россия переживает демографический кризис, связанный со старением населения и стремительным сокращением численности трудоспособного населения. На пенсию выходят многочисленные когорты рождения 1950-х - 1960-х гг., а вступают в трудоспособный возраст малочисленное поколение 1990-х гг. Поэтому в стране существует потребность в дополнительных трудовых ресурсах для обеспечения многих отраслей рабочей силой и обеспечения пенсий для пожилых россиян. Итак, первый важный фактор «миграционной взаимозависимости» России и государств ЦА – демографический. Эту ситуацию иллюстрируют следующие графики.

Второй фактор – экономический. Прежде всего – разница в уровнях заработной платы. Более широко – разница в экономических возможностях для населения.

Неудивительно поэтому, что именно страны ЦА являются основными поставщиками трудовых мигрантов для России.

- Какой вклад в экономику стран Центральной Азии вносит трудоустройство в России?

- Для стран Центральной Азии трудовая миграция в Россию является важным фактором их экономического и социального развития. Основной интерес – снижение остроты проблемы безработицы, увеличение доходов населения. Порядка 40% домохозяйств в Кыргызстане и Таджикистане имеют, по крайней мере, одного члена семьи, работающего в России. В Таджикистане это преимущественно мужчины. В Кыргызстане в процесс трудовой миграции все более активно вовлекаются женщины – порядка 30% трудовых мигрантов из Кыргызстана – это женщины (не члены семьи трудового мигранта, а самостоятельные мигранты).

По данным Всемирного Банка, денежные переводы мигрантов составляют 40% ВВП в Таджикистане, 27,6% ВВП в Кыргызстане, и это – одни из самых высоких показателей в мире. Денежные переводы мигрантов являются для стран выезда мигрантов важным средством пополнения платежного баланса, улучшения материального положения населения, сокращения бедности, а также альтернативной формой социального обеспечения в условиях крайней скудности государственной социальной поддержки населения.

Примерно со второй половины 2000-х гг. приток мигрантских переводов приобрел такой масштаб, что они оказались способны несколько стабилизировать финансовое положение стран-получателей и в определенной мере стимулировать развитие внутреннего потребительного рынка, а значит, стимулировать рост тех отраслей национальной экономики, которые сориентированы на производство продовольствия и потребительских товаров.

Кроме того, заработанные за рубежом деньги несут в себе инвестиционный потенциал и способствуют более активному втягиванию определенной части населения в процессы развития страны через организацию малого и среднего бизнеса.

Исследования, проводившиеся в Узбекистане, например, приводят их авторов к выводу, что «для рынка труда даже не столь важно то, что люди уезжают на работу в другие государства и тем самым уменьшают демографическое давление на рынок труда, сколько то, что, возвратившись, эти люди организуют свое дело и сами создают рабочие места». В Узбекистане исследование среди предпринимателей, проведенное Торговой палатой страны, показало, что каждый пятый-шестой предприниматель страны создал свой стартовый капитал в результате трудовой миграции, при этом каждый из них создает в среднем 20-30 рабочих мест для местных работников.

По данным исследования, проведенного в Узбекистане в 2001 г., в 111 фирмах, собственники которых прежде были трудовыми мигрантами и накопили первоначальный капитал на выездных заработках, было создано свыше 3,7 тыс. рабочих мест, то есть в среднем по 33 на одну фирму. В Таджикистане, по оценкам экспертов, до 10% мигрантских переводов направляется на инвестиции.

- Какие методы экономической и социальной адаптации сегодня существуют для трудовых мигрантов?

- Это особая тема. Она была совсем «забыта» в российской миграционной политике, и ценой тому оказались настроения ксенофобии и обострения межэтнических отношений в России. Исключительно важно не забывать экономический аспект адаптации и интеграции, то есть положение мигранта на рынке труда.

Очень часто даже среди экспертов понимание интеграции фокусируется на ее социально-культурном измерении (изучение языка, адаптация к культурным нормам жизни, возможности образования для детей). Фактически не учитывается экономическая составляющая: как происходит встраивание мигрантов в рынок труда, имеют ли они возможность легальной занятости, как используется их квалификационный потенциал, какие возможности повышения квалификации для них открыты? И что самое главное – не являются ли они объектом дискриминации в получении работы, в уровне заработной платы, трудовых правах и т.д.

Может быть, во мне говорит экономист, но я убеждена, что если не обеспечивается экономическое измерение интеграции, то есть мигрант является объектом дискриминации на рынке труда, то ни о какой интеграции вообще говорить не приходится.

Кто должен обеспечивать это экономическое измерение? Конечно, принимающее государство. Именно оно «устанавливает правила». Только в том случае, если принимающее государство предпринимает реальные шаги, обеспечивающие права мигрантов, противодействующие дискриминации и маргинализации мигрантов, теневой занятости и эксплуатации мигрантов, их социальной исключенности, и в то же время содействует формированию толерантного отношения к приезжим среди коренного населения, публично признает роль мигрантов для экономики страны, разъясняет те или иные мотивы проводимой миграционной политики населению – только тогда создается атмосфера, в которой мигранты и общество могут эффективно взаимодействовать.

Если же государство самоустраняется из этой сферы трудовых отношений, неизбежно возникает риск незаконного трудоустройства мигрантов, их социальной изоляции, попадания в трудовое рабство, конфликтов с местным населением, нарушения трудовых и социальных прав мигрантов, и, как следствие, их уход в теневой сектор рынка труда.

Диаграмма 1. Изменение численности населения стран СНГ в 2010-2025 гг., млн чел.

Источник: United Nations Population Prospects.

Диаграмма 2. Изменение численности населения стран СНГ, 2010-2025 гг., %

Источник: United Nations Population Prospects.

Диаграмма 3. Ежегодное сокращение численности населения в трудоспособных возрастах в России, 2010-2025 гг., тыс. чел.

Источник: Прогноз Росстата.

Диаграмма 4. Средняя заработная плата в странах, 2008 и 2013 гг., долл. США.

Источник: Статкомитет СНГ.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Россия. Узбекистан. Таджикистан. ЕАЭС > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 22 ноября 2017 > № 2399958 Ирина Ивахнюк


Казахстан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 7 ноября 2017 > № 2380744 Мурат Телибеков

Как вытравить дух косности, мракобесия и воспитать в Казахстане современных имамов?

Таджикистан нашел рецепт прививки от религиозного радикализма. На официальном уровне принято решение изгнать из мечетей священнослужителей, получивших образование за рубежом, и заменить их кадрами, выпестованными в собственных пенатах. Насколько такая радикальная мера адекватна и эффективна, приемлема ли она для тиражирования в других странах? Об этом наш разговор с руководителем Союза мусульман Казахстана (СМК) Муратом Телибековым.

Опасны не иностранные дипломы, а искаженное мировоззрение

- Недавно Комитет по делам религии, регулированию народных традиций, торжеств и обрядов Таджикистана выступил с инициативой заменить имам-хатибов мечетей, получивших религиозное образование за рубежом, на представителей духовенства, выучившихся на родине. Неужели имамы с иностранными дипломами настолько опасны? Есть ли какая-то статистика, своеобразная хроника их прегрешений?

- Наши братья-таджики предлагают весьма примитивные меры в борьбе с религиозным экстремизмом. Судя по всему, они не желают утруждать себя интеллектуальными усилиями. Запретить, посадить в тюрьму, выпороть – эти средневековые методы начинают превалировать в стране. Если следовать такой логике, то необходимо отстранить от работы всех инженеров, врачей, экономистов, прошедших обучение за рубежом. Нельзя перенимать подобные методы! Опасны не иностранные дипломы, а искаженное мировоззрение. Можно вернуться из-за границы современным, трезвомыслящим человеком, а можно превратиться в сумасшедшего фанатика. Все зависит от того, в чьи руки попадет молодой человек.

К сожалению, в поисках религиозного образования «за бугор» часто едут неокрепшие души, которые легко заразить сумасбродными идеями. В этом отношении я согласен с позицией нашего Министерства по делам религий - необходимо установить возрастной ценз, строго контролировать выезд молодежи в зарубежные духовные университеты. Кстати, ценность нынешней концепции модернизации сознания заключается в том, что она пытается разрушить ложные стереотипы, искаженные понятия, укоренившиеся в обществе, и привести их в соответствие с общечеловеческими ценностями. Это касается, прежде всего, религии. Здесь много косного, устаревшего, глупого, смешного. Ислам непрерывно эволюционирует, он развивается вместе с обществом. В этом секрет его неугасающей притягательности.

- Но на примере Таджикистана мы видим, что у официального духовенства, государственных органов нет действенных механизмов контроля, кроме как указать на дверь всем тем, кто может выступить в качестве потенциального рассадника вредоносных идей…

- Это свидетельствует, прежде всего, о слабости государственной власти в Таджикистане, бессилии идеологического аппарата. По большому счету, налицо признак политического кризиса в стране. С религиозным экстремизмом надо бороться, однако не таким варварским способом.

Приведу небольшой пример. Недавно пришлось присутствовать на судебном процессе в Алматы по делу молодого человека, которого обвиняют в размещении религиозных песен в Интернете. Мне было жалко судью и прокурора, которые пытались строить обвинение, не имея на руках серьезных фактов. Я смотрел на их лица и понимал, что в глубине души они испытывают угрызения совести и тем не менее вынуждены продолжать эту нелепую игру. Порой у меня возникало ощущение, что идет выполнение своеобразного плана по отлову преступников. Допустим, в месяц надо поймать пятерых экстремистов и четырех разжигателей межнациональной розни. Умри, но найди! Любым способом! Поймите, господа: нельзя так дискредитировать судебную систему и правоохранительные органы, выставляя их в нелепой, карикатурной форме.

Религия – это солнце, которое может не только согреть, но и обжечь

- А какова у нас, в Казахстане, ситуация со служителями культа, обучавшимися за рубежом? Или в условиях острой нехватки квалифицированных религиозных кадров, когда более 60 процентов мулл и имамов прошли лишь краткосрочные курсы подготовки, вопрос о «специалистах с иностранными дипломами» просто неуместен?

- «Нехватка кадров», о которой постоянно говорят наши чиновники от религии, – надуманная проблема. Она высосана из пальца. Речь о квалифицированных кадрах может идти в медицине, экономике, математике. А религия не является наукой. Религия – это свод нравственных законов, объясняющих, что такое хорошо и что такое плохо. Все это изложено в Коране. Книга переведена на все языки мира. Каждый человек может взять ее в руки, прочесть и стать «квалифицированным специалистом» в области ислама. Кстати, в самом Коране нет ни слова о том, что Священная книга мусульман является своеобразным кроссвордом, ребусом, для разгадки которого нужны посвященные люди и многолетнее обучение в религиозных школах. Мнение, будто в стране не хватает подготовленных имамов, подобно утверждению о том, что у нас существует дефицит специалистов, способных научить людей мыть руки и пользоваться туалетной бумагой. Кому выгодны подобные спекуляции?

Посетите любую мечеть Казахстана – вы не услышите, чтобы кто-то из прихожан выразил недовольство уровнем знаний имама. Нарекания вызывает другое - этика священнослужителя, его моральный облик. Для многих людей религия – это всего лишь выполнение обрядов: чтение молитвы, проведение погребального ритуала. И все! Остальное – это моральные заповеди, которые внушают людям с детства: не убий, не укради, не обмани, помоги ближнему. Вы считаете, что для этого надо заканчивать университеты?!

Несколько слов об учебных заведениях. В Казахстане вот уже 20 лет существует университет «Нур Мубарак», ежегодно выпускающий десятки специалистов в области ислама. Куда деваются эти выпускники? Почему они не могут восполнить дефицит кадров? Или уровень их подготовки настолько низкий, что грош им цена? В таком случае надо либо закрыть университет, либо разогнать его персонал и набрать новых людей.

- Давайте вернемся к зарубежному религиозному образованию. Казахстанцы в основном обучаются в Египте, Турции и Малайзии. Насколько полученные там знания безопасны для здоровья казахстанской паствы?

- Факты свидетельствуют о том, что за годы независимости мы так и не смогли создать собственную религиозную школу, которая отвечала бы запросам молодежи. Почему люди не доверяют отечественным имамам и предпочитают обращаться к зарубежным учителям? Тут есть, конечно, и объективная причина. Священная земля Саудовской Аравии манит людей со всего мира. Чарующая атмосфера родины ислама производит неизгладимое впечатление. Что касается Египта и Турции, то они в прошлом были центрами халифата, и это тоже не проходит бесследно.

Но человек должен быть внутренне готов к подобному паломничеству. В странах, где ислам стал государственной религией, очень много различных школ и направлений. Это нормальное явление. И чтобы правильно ориентироваться в этом океане, нужны начальные знания; человек должен знать, в каком направлении он хочет плыть и зачем. В противном случае он превратится в щепку, которую швыряет от одного берега к другому. Религия – это солнце, которое может не только согреть, но и обжечь.

- Известно, что дважды в год представители нашего муфтията выезжают в эти страны и, как они говорят, «неформально беседуют» с казахстанскими студентами на предмет их приверженности радикальным идеям. Можно ли считать полноценной такую «прививку от салафизма»?

- Подобная практика вызывает у меня улыбку. Воображение рисует живописную картину. Тайная вечеря. В комнату студента университета «Аль Азхар» тайком пробирается сотрудник муфтията и начинает задушевную беседу:

- Что говорят твои учителя, брат мой?

-Ну, всякое… - неуверенно отвечает студент.

-Ты им не верь. Там много шарлатанов, шпионов и аферистов. Слушай меня. Я укажу тебе верный путь!….

А теперь давайте посчитаем. Молодой человек находится в «объятиях» «Аль Азхара» 24 часа в сутки, 12 месяцев в году. Что могут противопоставить этому сотрудники ДУМКа за два визита в год? Конечно же, польза от такого общения есть, но насколько она велика?

- Пару лет назад заместитель председателя Духовного управления мусульман РФ говорил о том, что нельзя демонизировать и маргинализировать выпускников иностранных вузов. Мол, зачем самим себе создавать проблему, плодя протестно настроенную молодежь, которая будет сидеть по квартирам и ждать своего «часа Х»? Может, в таком случае проще вообще отказаться от религиозного обучения за рубежом?

- Отчасти зампред ДУМ РФ прав. Представьте себе ситуацию. Имам верой и правдой служил отечеству на протяжении десятилетий. И вдруг его увольняют по той лишь причине, что у него диплом каирского университета. Из уважаемого человека он в мгновение ока превратился в изгоя. Это абсурд! Я не исключаю того, что такой имам, в конце концов, может перейти в лагерь непримиримых противников государства. Нужно ли это нам? Запретить людям получать религиозное образование за рубежом невозможно. Необходимо решить эту проблему иным путем.

Дипломы и мораль

- Священнослужители-самоучки, на ваш взгляд, менее опасны, чем те, кто получил образование за рубежом?

- Думаю, что при назначении священнослужителя на первом плане должны быть, прежде всего, его человеческие качества, репутация, мировоззрение. В этом заключается специфика религии. Имам может иметь три диплома об окончании престижных университетов, но, если при этом он ведет аморальный образ жизни, то грош ему цена. Такой духовный лидер приносит больше вреда, чем пользы.

Кстати, согласно исламской доктрине, Всевышний Аллах дарует знание кому пожелает, невзирая на богатства и знатное происхождение. Пророк Мухаммад до конца своей жизни оставался неграмотным человеком, не умеющим читать и писать. Однако это не помешало ему стать основателем великой религии.

- Два года назад по поручению главного муфтия Казахстана была принята Концепция развития религиозного образования ДУМК до 2020-го. В ней прописана программа «500 просвещённых имамов современности», которая направлена на повышение квалификации священнослужителей и укрепление их авторитета. Можно ли подвести промежуточные итоги?

- Хорошая идея. Однако я не стал бы привязывать ее к конкретным цифрам. 500 или 600 имамов – не суть важно. Главное, что нам нужны современные священнослужители, которые могут успешно конкурировать с зарубежными миссионерами.

Если говорить о промежуточных итогах, то пока выделю лишь один штрих. Новый глава ДУМК Ержан Меямеров, в отличие от своих предшественников, производит впечатление человека высокой культуры. Подкупают его скромность, демократичность. Нет в нем чванства, высокомерия. А для верующих очень важен личный пример верховного муфтия.

Cреди наших имамов много талантливых людей. Но вся беда в том, что мы никак не можем избавиться от некоторых предубеждений. Самое порочное из них звучит так: «Не может быть более выдающейся личности среди духовенства, чем первое лицо в муфтияте». А теперь задайте себе вопрос: почему в Казахстане до сих пор нет выдающихся мусульманских миссионеров, прекрасных ораторов?! Неужели мы, казахи, настолько глупая и бездарная нация?! Не верю. Если программа «500 просвещённых имамов современности» поможет решить эту проблему, то честь и хвала ей.

- В продолжение этой темы: как вы оцениваете качество подготовки служителей культа внутри страны? Вы уже упомянули университет «Нур Мубарак». И такого мнения придерживаетесь не вы один. В чем корень зла?

- Нельзя сказать, что университет абсолютно бесполезен. В меру своих возможностей он пытается решать поставленные перед ним задачи. Но здесь необходима серьезная модернизация. Будь моя воля, я начал бы с руководства. Более двадцати лет университетом руководит Шамшиддин Керим. Возможно, он неплохой парень и хороший специалист, но ротация необходима. Нельзя допускать, чтобы человек так долго находился на одной должности. Застой начинается, прежде всего, в умах людей.

Во-вторых, университет необходимо сделать более открытым. Снос металлической изгороди вокруг «Нур Мубарака» стал для меня символом обновления. Вот если бы это была инициатива администрации самого вуза, а не акимата! Но увы!

Кстати, посмотрите на Вознесенский собор в центре Алматы. Какая прекрасная картина предстает взору! Играют дети, отдыхают женщины и старики, воркуют голуби… Почему бы центральную мечеть и «Нур Мубарак» не превратить в такие же культурные центры? Необходимо вытаскивать наши мечети из затхлого омута и наполнять их птицами, цветами, свежим воздухом. А сейчас они больше похожи на неприступные крепости и мрачные монастыри.

В-третьих, я неоднократно предлагал министру Ермекбаеву открыть теологические факультеты в светских вузах. К примеру, «Нур Мубарак» находится рядом с КазНУ им. Аль-Фараби. Будь моя воля, я бы включил исламский университет в состав КазНУ и наделил его статусом факультета. Будущие имамы должны обитать в самом центре мирской жизни. Они должны вместе со своими сверстниками, обучающимися на других факультетах, посещать лекции по экономике, философии, эстетике. Только так можно вытравить из религиозного университета дух косности, ханжества, мракобесия и воспитать современных религиозных деятелей.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 7 ноября 2017 > № 2380744 Мурат Телибеков


Туркмения. Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 сентября 2017 > № 2326882 Александр Князев

Александр Князев: «Пространство для религиозного радикализма в Узбекистане зачищено»

«Евразия.Эксперт» продолжает беседу с доктором исторических наук, профессором Александром Князевым об угрозах религиозного экстремизма в странах Центральной Азии. В предыдущей части были рассмотрены последствия ситуации в Мьянме для стран ЕАЭС и риски религиозной радикализации Казахстана, Кыргызстана и некоторых частей России. Сегодня речь пойдет о Туркменистане, Таджикистане и Узбекистане. Какая страна сегодня находится в наиболее уязвимом положении и почему?

– Есть еще три страны, которые не входят в ЕАЭС, но не менее важны для стабильного развития Евразии. Начнем с Туркменистана, где самая неясная ситуация в силу закрытости страны. В Марыйском велаяте действует радикальное религиозное подполье, имеющее связи с афганской территорией. Плюс не самая защищенная граница.

– Марыйский велаят – самый оппозиционный по отношению к официальному Ашхабаду. Но лучше начать с того, что в Туркменистане достаточно сильно сохранилась, а после распада СССР и усилилась родоплеменная дифференциация, в том числе и среди элит.

Сапармурад Ниязов, ахал-текинец по происхождению, был выходцем из детского дома, он особо не был включен в племенные связи. Видимо, поэтому ему удавалось удерживать баланс интересов среди выходцев из разнообразных кланов, рекрутированных в высшую политическую элиту. Там были представители и марыйских текинцев, и йомуды, и эрсары.

Его нынешний преемник – Гурбангулы Бердымухамедов, тоже ахал-текинец, но он за годы нахождения у власти очень сильно «почистил» элиту. В результате подавляющую часть ее стали представлять его соплеменники. Естественно, что элита потерявших места во власти племен стала принципиальным противником действующей власти.

Социально-экономическое положение в стране довольно сложное, если не сказать тяжелое. По уровню сложности социально-экономической ситуации Туркменистан конкурирует с Кыргызстаном и Таджикистаном. Все ранее имевшиеся льготы для граждан страны в начале лета были отменены. В 2016 г. был серьезный продовольственный кризис.

В ноябре текущего года президент Гурбангулы Бердымухамедов встречался с Владимиром Путиным в г. Сочи, после чего Туркменистан получил от России порядка $2,5 млрд в виде товарного кредита, в структуре которого большой долей присутствовали продовольственные товары.

Еще один фактор нестабильности заключается в том, что, в отличие от Таджикистана и Узбекистана, в Туркменистане сохранились сильные связи между элитами оппозиционных регионов и потомками мухаджиров, т.е. тех, кого в советское время было принято называть басмачами. После революции и гражданской войны они эмигрировали в Иран, Афганистан и другие страны, а сегодня они выступают с заявлениями о необходимости реституции, т.е. возврата ранее принадлежавшей им собственности, в первую очередь, земель.

Примечательно, что озвученные ими претензии на земли удивительным образом географически совпадают с наиболее крупными или потенциально перспективными местами расположения нефтегазовых месторождений, например, Галкыныша.

Еще один проблемный момент – туркменско-афганская граница, где регулярно фиксируется трафик наркотиков и оружия. В основном это касается Марыйского и Тедженского оазисов. Конечно, силовики проводят серьезные операции, но ситуация остается сложной. Все это несет опасность как для региона, так и для региональных интеграционных союзов.

Что касается религиозной сферы, то она со времен С. Ниязова находится под жестким контролем. Но на фоне затянувшегося социально-экономического кризиса не очень понятно, какие скрытые процессы происходят в обществе.

– Даже с точки зрения неспециалиста, поверхностно знакомого с ситуацией в регионе, Таджикистан выглядит как «слабое звено». Страна пережила гражданскую войну, последствия которой – неэффективная система госуправления, региональный сепаратизм – сохраняются до сих пор. Насколько сильны там позиции радикального ислама?

– Я думаю, что на сегодняшний день среди 5 стран региона в Таджикистане ислам играет наибольшую роль в жизни общества. Что касается его радикальных проявлений, то у Таджикистана от них очень хорошая «прививка».

Пока живо и активно участвует в политике и в общественной жизни поколение людей, переживших вооруженный конфликт, позиция «лишь бы не было войны» будет сильна в обществе.

Приведу один пример. 27 февраля 2005 г. в Кыргызстане и Таджикистане проходили парламентские выборы. В Кыргызстане это закончилось свержением Аскара Акаева и дальнейшим переформатированием государства. В Таджикистане тоже звучали призывы выйти на митинги, выразить несогласие с результатами выборов, но на улицы не вышел никто. Потому что люди знают, что такое гражданская война, они этого не хотят и остерегаются всего, что может к этому привести.

Сейчас в Таджикистане в активную жизнь входит поколение, которое не видело всех ужасов и лишений гражданской войны. Пока оно не вошло во взрослую жизнь, у Таджикистана есть запас времени.

Вот когда смена поколений произойдет, тогда Таджикистан, возможно, станет самым «слабым звеном» в регионе. Но пока государство в состоянии контролировать ситуацию в религиозной сфере.

Хотя опасность радикализации есть. В последнее время руководство Таджикистана активно наращивает отношения с Саудовской Аравией. И наращивание саудовского присутствия вызывает определенное беспокойство.

Но если ранжировать государства ЦАР по степени устойчивости, то, на мой взгляд, Таджикистан выглядит устойчивее, чем Кыргызстан. Во многом это обусловлено вышеназванной «прививкой», а также качеством политических элит. Дело в том, что политическая элита Таджикистана более консолидирована, чем киргизская.

– Продолжаем двигаться вдоль афганской границы. Несмотря на алармистские прогнозы, транзит в Узбекистане прошел в заданных параметрах. Стабильность одной из регионообразующих стран удалось сохранить. Тем не менее, наверняка в Ферганской долине присутствуют «спящие» исламистские ячейки. Насколько велика вероятность «раскачивания» стабильности под лозунгами исламизма?

– В Узбекистане сегодня сформирован значительный сегмент граждан, которые относятся к радикальным религиозным идеям индифферентно. И эта критически важная масса. Узбекское государство после распада СССР сделало, на мой взгляд, две важные вещи. Во-первых, узбекская власть достаточно жестко, не принимая в расчет соображения гуманизма, пресекла на корню все возникавшие симптомы. Можно вспомнить события в Андижане 1992 г., с возникавшим тогда «Адолатом», который впоследствии стал основой Исламского движения Узбекистана*. После взрывов в Ташкенте в 1999 г. власть тоже отреагировала достаточно жестко, пространство для радикализма внутри страны было зачищено.

Еще один важный фактор – в Узбекистане существует сильная школа священнослужителей с хорошим теологическим образованием. Узбекские имамы и муллы, за редким исключением, получают системное обучение на родине. Причем сама система образования находится под контролем государства. Естественно, что служители культа прививают прихожанам религиозное мировоззрение, не противоречащее интересам государства. Конечно, к официальному духовенству у узбеков может быть и критическое отношение, если есть реальные основания для протеста, например, социально-экономические.

Но в Узбекистане у граждан нет религиозной альтернативы. Если в Кыргызстане или Таджикистане человек, несогласный с муллой или не получивший от него ответа на свои вопросы, может пойти к радикалам, то в Узбекистане идти некуда. Эта сфера зажата и плотно контролируется.

Еще один важный момент – институт маххали, который стали развивать с 90-х годов XX в. По сути, маххаля – это очень эффективный в условиях современного Узбекистана институт гражданского общества и общественного саморегулирования. Понятно, что они взаимодействуют с органами государственной власти, с силовыми структурами, органами правопорядка, но это работающий механизм.

Например, если молодой человек из маххали проявляет склонность к радикализму, то это сразу станет заметно, известно всем и к работе с ним подключатся и родители, и родственники, и друзья, и соседи.

Значительную опасность для Узбекистана представляет нелегальная трудовая миграция, когда молодежь, не имея четких жизненных установок, часто недостаточно образованная, выезжая на заработки, попадает под влияние деструктивных идей.

Сейчас узбеки пытаются решить эту проблему. Это единственная страна в регионе, которая внедряет систему государственного набора своих граждан для работы за границей. Подписано межправительственное соглашение с Россией, в более чем 10 городах открываются представительства миграционной службы Узбекистана, консульские отделы и прочее.

Такой подход представляется конструктивным, поскольку минимизирует нелегальную миграцию, позволяет учитывать и контролировать миграционные потоки. Страна-реципиент не будет страдать от криминализации мигрантов, а сами они будут защищены в правовом и социальном плане.

– Заключительный вопрос: сколько может, по вашему мнению, продлиться период такой «геополитической сейсмичности»? Что необходимо предпринять, чтобы «снизить интенсивность толчков»?

– Я сторонник той точки зрения, что глобальная конкуренция на уровне геоэкономики и геополитики между крупными центрами будет расти. Кроме того, появляются новые игроки – растет Индия, Бразилия, появляются новые мировые полюса.

Рано или поздно возникает ситуация когда мировые элиты, опирающиеся, разумеется, на какие-то страны, окажутся перед выбором: либо борьба на уничтожение, итоги которой непредсказуемы для всех, либо поиск новых правил игры, которые устроят большинство. А поскольку инстинкт самосохранения имманентно присущ человеку, рано или поздно «геополитическая сейсмичность» должна, вероятно, снизиться.

Беседовал Антон Морозов (Алматы, Казахстан)

*Исламское движение Узбекистана – запрещенная в России террористическая организация – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Туркмения. Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 сентября 2017 > № 2326882 Александр Князев


Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев

Даврон Мухамадиев: «Тема миграции в России слишком политизирована»

Беседовала Нигора Бухари-Заде

Проблемы мигрантов и беженцев всегда были в центре внимания Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (МФОККиКП). Доступность медицинских услуг является одним из основных компонентов успешной социальной адаптации приезжих, считает глава регионального представительства МФОККиКП в России Даврон Мухамадиев. Поэтому в России важным направлением деятельности этой организации в последние годы стали программы по доступу мигрантов к медицинской помощи, профилактике ВИЧ и других инфекционных заболеваний и улучшению системы медицинского страхования мигрантов.

Первого сентября миссия Даврона Мухамадиева в России подошла к концу. Он передал свои полномочия новому главе Кари Исомаа (Kari Isomaa), а сам отправился в Будапешт — помогать мигрантам теперь уже в Европе. «Гуманист по призванию», «человек, посвятивший себя облегчению страданий людей», «приходящий на помощь, когда другие помочь не могут» — так говорят о Давроне его друзья и коллеги. Таким экс-глава офиса МФОККиКП в Москве запомнился и многим работающим в России мигрантам, в решении проблем которых он принимал непосредственное участие.

В беседе с «Ферганой» перед отъездом из Москвы Даврон рассказал о том, почему в России иностранные работники стараются не обращаться в медучреждения; граждан каких стран обследуют на ВИЧ и туберкулез, а каких — нет; что делать трудовому мигранту, если ему отказывают в лечении, и о многом другом:

- Подытоживая 8-летний период вашего пребывания в России, можете ли вы сказать, какие изменения произошли за это время в сфере оказания медицинской помощи мигрантам?

- Вопросы здоровья мигрантов и их доступа к услугам официального здравоохранения для нас, Красного Креста, являются наиболее важными. Изменения в этих вопросах есть и, к большому сожалению, не только положительные. Из положительных изменений, в первую очередь — это то, что существенно повысилась грамотность или осведомленность мигрантов об их правах и обязанностях в сфере охраны здоровья. Например, по итогам наших исследований об отношении мигрантов к своему здоровью, мы были приятно удивлены, что более 80 процентов мигрантов знают о том, что такое туберкулез и ВИЧ, знают пути передачи, симптомы туберкулеза, а вот настороженность в отношении этих болезней пока страдает. То есть использование презервативов, регулярное флюорографическое обследование пока присутствует максимум в 45-50 процентах ответов, а значит — значительное число мигрантов все еще находятся в группе риска.

Вместе с тем, возросла политизация интерпретации вопросов здоровья мигрантов в прессе, что конечно не служит позитивным изменениям в этой сфере. Ведь чем больше дискриминирующей полемики будет в обществе и СМИ, тем больше мигрантов будут с опаской относиться к вопросам раннего обследования, диагностики и лечения.

В организационном плане, я бы с сожалением отметил решение о ликвидации ФМС. Да, в начале деятельности этой службы звучало очень много критики в ее адрес. Однако на наших глазах ФМС постепенно становилась более открытой структурой, активно выстраивающей диалог с гражданским обществом и международными организациями. Было создано и активно функционировало управление содействия интеграции, с руководством которого у нас сложились тесные рабочие, партнерские да и дружеские контакты. Удалось реализовать ряд интересных инновационных проектов, например, были созданы Общественные приемные Красного Креста при управлениях ФМС в Москве и Санкт-Петербурге. Ежегодно более 10 тысяч мигрантов имели возможность получить профессиональные консультации, в первую очередь, по вопросам здравоохранения.

Был очень интересным опыт сотрудничества в Оренбурге и Тамбове, где при нашей поддержке силами Российского Красного Креста в Центрах адаптации мигрантов проводились сессии по профилактике туберкулеза и ВИЧ, что оказалось очень востребованным. В один из визитов в этот центр я обнаружил, что аудитория наших слушателей заметно расширилась, так как мигранты центра (преимущественно мужчины) пригласили на эти сессии своих знакомых женщин — землячек, работавших в городе.

Именно при содействии ФМС мы получили доступ в один из крупнейших Центров временного содержания иностранных граждан в Сахарово, с которым сотрудничаем и по сей день. То есть в деятельности ФМС был достигнут баланс их контролирующих и интегрирующих функций. С передачей дел в МВД контролирующие функции заметно усилились, но пропала интегрирующая составляющая. Да, создано Агентство по делам национальностей, в ведение которого поручено ввести вопросы интеграции и адаптации, но у них нет реальных механизмов воздействия. И сразу виден негативный эффект. Больше стало рейдов МВД, облав, а интеграционный компонент так и не появился.

Для того чтобы выправить ситуацию, мы провели несколько семинаров и мастер-классов для СМИ на тему «Как правильно говорить о здоровье мигрантов» в различных регионах России, ведь именно СМИ формируют общественное мнение. После семинара журналисты даже самых одиозных изданий благодарили нас со словами: «Мы раньше и не думали, что эти наши фразы и высказывания так негативно влияют на обстановку в обществе».

- На одном из мероприятий по вопросам доступа мигрантов к лечению туберкулеза вы говорили, что Россия – единственная в СНГ страна, где действует механизм депортации по медицинским основаниям, который не решает проблемы предотвращения распространения ВИЧ, туберкулеза и других инфекционных заболеваний. Это позиция Красного Креста? Удалось ли вам донести свои аргументы до коллег в госорганах, принимающих решения?

- Да, к сожалению, норма депортации в связи с ВИЧ и туберкулезом осталась лишь в России, несмотря на то, что имеются научно обоснованные данные о том, что депортация не влияет на эпидемиологическую обстановку. К примеру, выявляют в ходе медицинского осмотра ВИЧ или туберкулез у иностранного гражданина. Как только диагноз подтвержден, медицинское учреждение обязано известить Роспотребнадзор, а тот в свою очередь выносит решение о так называемом «нежелательном пребывании на территории России». Срок подготовки такого решения — от 2 до 6 месяцев, так как оно готовится только в центральном аппарате Роспотребнадзора, независимо от того, где выявлено заболевание — на Сахалине или в Калининграде. Затем данное решение направляется для исполнения в МВД (раннее в ФМС) по месту регистрации мигранта. За эти полгода мигрант может вообще уехать в другой регион — туда, где найдет работу.

На наш вопрос, что сотрудники полиции делают с решением Роспотребнадзора, как ищут этого мигранта, они отвечают, что такой армии инспекторов у них нет, и они просто в базе данных закрывают указанному лицу въезд в Россию. Получается, что мигранту закрывают въезд только после его выезда, и все это время он из-за страха депортации не получает должного лечения, продолжает представлять угрозу, прежде всего, для своего собственного здоровья и здоровья своего близкого окружения.

По данным миграционного центра Москвы, в 2016 году за патентом обратились более 420 тысяч человек, почти 4 тысячам из них поставили подозрение на туберкулез. Все они были направлены на более углубленное обследование, но на этом этапе «пропали» около 3 тысяч человек, и до туберкулезных диспансеров дошли лишь около 1 тысячи. У 100 из них туберкулез был подтвержден, и только 20 пришли лечиться. Вот вам следствие депортации — когда мигранты, чтобы избежать высылки из страны, уходят в тень от официального здравоохранения.

Поэтому позиция Красного Креста — исходить из медицинских, эпидемиологических, а не политических критериев. Так мы и аргументируем нашу позицию в органах здравоохранения, и за эти несколько лет она часто встречала понимание в официальных органах, хотя, конечно, не все чиновники ее разделяют. Недавно в поддержку нашей позиции появился еще один аргумент.

Как вы знаете, для граждан стран ЕАЭС, в том числе Белоруссии, Армении и Кыргызстана, снято требование о прохождении полного медицинского осмотра, поскольку им не нужно получать патент. Мы тут же задали вопрос: «А как быть с туберкулезом и ВИЧ из этих стран? Чем туберкулезный больной из Таджикистана, Узбекистана, Молдовы отличается от киргизского или армянского больного?» На этот вопрос чиновники нам не отвечают. Получается, что выдворение по причине болезни грозит только мигрантам из стран, не входящих в ЕАЭС. Где логика?

- То есть нужно не депортировать, а принуждать к лечению?

- Скорее мотивировать а не принуждать. Мы считаем, что выгоднее лечить больного, независимо от его национальности и гражданства, там, где выявили туберкулез, чем потерять его и усложнять тем самым и без того сложную эпидемиологическую обстановку.

- Но от представителей госорганов в России иногда можно услышать, что лечение мигрантов ложится бременем на федеральный и местные бюджеты.

- При поверхностном рассмотрении все выглядит именно так. Но при более глубоком изучении вопроса очевидно, что от своевременного лечения больных экономический эффект будет гораздо выше, чем от постфактум, депортация мигрантов. Лечение одного больного неосложненной формой туберкулеза стоит до 100 тысяч рублей, а туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью — до 2 млн. Один больной за год может заразить до 20 человек. Наши исследования показали, что каждые 100 рублей, вложенные в лечение больного туберкулезом в текущем году, экономят для следующего бюджета 700 рублей — вот вам и экономический расклад.

Я помню, как бывший глава ФМС Константин Ромодановский на сессии Межпарламентской ассамблеи СНГ заявил, что патенты от мигрантов за год пополнили бюджет страны на 70 миллиардов рублей или 1 миллиард евро, а мэр Москвы Сергей Собянин с гордостью отмечал, что доходы от патентов превысили доходы от нефтяных компаний в бюджет Москвы. А если мигранты приносят такой доход российской экономике, почему они не могут иметь право на охрану своего здоровья?

- Некоторые чиновники предлагают депортировать мигрантов сразу после выявления у них туберкулеза или ВИЧ.

- Если мигрант будет знать, что при выявлении того же туберкулеза его тут же депортируют, то он вообще не пойдет получать патент, а сразу уйдет в тень. Кто от этого выиграет — экономика, здравоохранение?

С ВИЧ ситуация еще более сложная. По общему числу лиц с ВИЧ, числу новых случаев и темпам роста инфекции Россия занимает первое место в СНГ и Европе. В России почти 1 млн лиц живут с ВИЧ, а это 50 процентов всех ВИЧ-инфицированных во всех странах Европы. При этом, по официальным данным, с 1985 года по 2015 год, то есть за 30 лет, в Российской Федерации было выявлено всего порядка 24 тысяч ВИЧ-инфицированных иностранных граждан. В других странах СНГ, кроме Украины, ситуация с ВИЧ более благополучная, то есть мигранты, например, из Центральной Азии, прибывают в Россию здоровыми, тут подхватывают инфекцию и везут ее на родину. А их еще и депортируют.

Есть хороший прецедент, дающий надежду на то, что депортация для лиц с ВИЧ будет снята, и еще раз доказывающий, что депортация основывается не на медицинских, а скорее политических аспектах. Два года назад Конституционный суд России постановил не применять процедуру депортации (выдворения) к лицам, живущим с ВИЧ и имеющим близких родственников в России. Соответственно, определенная часть ВИЧ-инфицированных уже находится под защитой этой правовой нормы.

Отмечу, что в течении уже нескольких лет мы предлагаем государствам СНГ ввести единый медицинский документ для мигранта — что-то вроде медицинского паспорта, в котором была бы указана вся информация о его обследованиях и диагнозах. На заседаниях министров здравоохранения СНГ российская делегация приводит массу аргументов против, так как понимает, что мигранты в большинстве своем приезжают здоровые и чаще заболевают тут, в России, из-за стресса, тяжелых бытовых и материальных условий, отсутствия постоянного полового партнера. Видимо, кто-то заинтересован, чтобы россияне думали иначе — что все опасные болезни исходят от мигрантов.

- Мигранты нередко жалуются на отказ в предоставлении экстренной медицинской помощи со стороны отдельных врачей или медучреждений в России. Что в таком случае вы посоветуете делать пациенту или его близким?

- К сожалению, нарушений со стороны лечебных учреждений в плане оказания медицинской помощи иностранным гражданам, становится не меньше, а даже больше. Руководители больниц под любыми предлогами отказывают мигрантам в оказании медицинских услуг, в том числе и экстренной скорой помощи, грубо нарушая этим законодательство страны. Недавно к нам поступила информация, что больному с тяжелой формой почечной недостаточности было отказано в экстренной помощи: скорая трижды приезжала и отказывалась забрать больного, ссылаясь на то, что у него нет миграционной карты. Разве это функция врачей — проверять наличие миграционки? В другом случае больному, находившемуся на аппарате искусственной вентиляции легких, выставили счет на миллион рублей.

Когда к нам поступают такие обращения, нам приходится вмешиваться, и в достаточно настойчивой форме разъяснять нормы законодательства главным врачам, причем зачастую достаточно авторитетных лечебных учреждений (не буду детализировать, исходя из принципов врачебной этики). И после наших вмешательств, как правило, помощь начинают оказывать в полном объеме.

Я рекомендую всем приезжим иметь под рукой «Правила оказания медицинской помощи иностранным гражданам на территории Российской Федерации», утвержденные постановлением правительства России от 6 марта 2013 года за №186, где в пункте 3 четко указано: «Медицинская помощь в экстренной форме при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента, оказывается иностранным гражданам медицинскими организациями бесплатно».

При этом в пункте 5 указанных «Правил», подчеркивается, что «скорая, в том числе скорая специализированная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам при заболеваниях, несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства. Медицинскими организациями государственной и муниципальной систем здравоохранения указанная медицинская помощь оказывается иностранным гражданам бесплатно».

А если все равно отказывают в помощи, нужно немедленно предавать огласке каждый такой случай.

- Я была свидетельницей того, как вы давали номер своего мобильного телефона мигрантам и просили их звонить в случае возникновения каких-либо проблем. Как у вас, регионального главы такой крупной международной организации, хватало времени на участие в судьбах отдельных людей?

- Для меня не является чем-то необычным и сверхъестественным, когда я лично, да и вся организация, принимаем участие в судьбе каждого нуждающегося. Ведь в этом и есть сущность Красного Креста. Мы стараемся помочь не каким-то абстрактным массам людей, а конкретному человеку, который оказался в тяжелой, порой безвыходной, ситуации. Это наш долг, наша обязанность, и я никогда не задумывался о том, нужно ли помочь тому или иному человеку, оставить ли свой номер телефона.

- Расскажите самый пронзительный случай, связанный с мигрантами, который вам запомнился.

- Случаев можно привести множество, но мне особенно запомнилась одна драматичная ситуация. Позвонили коллеги из узбекской диаспоры и сообщили, что гражданка Узбекистана лет 19-20 родила в роддоме города Люберцы. Ребенок родился тяжелым, находился в кювезе на аппарате искусственного дыхания. А женщине врачи сказали, что, пока не заплатишь, ребенка не отдадим и справку о рождении не выпишем. Молодая мама рыдала в трубку, очень переживала за малыша — что без денег за ним не будут ухаживать, прислала нам фото — ребеночек бледный, с дыхательной трубкой в носу.

Мы запросили подробную выписку и счет на 30 тысяч рублей, выставленный роддомом. Направили туда запрос, я лично позвонил главврачу — она что-то попыталась объяснить, а после наших аргументов сказала, что никаких денег с роженицы не требовали, мол, мамаша сама захотела платно лечиться. Нас заверили, что все мероприятия по выхаживанию младенца проведут в полном объеме. Каково было мое удивление, когда буквально через неделю позвонила радостная мама и прислала фото ребенка в своих объятиях при выписке — с розовыми щечками, крепенького. Когда видишь результаты своего труда и счастливые лица родных — это высшая награда для меня как для врача и сотрудника Красного Креста.

- Пару лет назад вы говорили о планах открыть поликлинику в Московской области, в которой будут лечиться мигранты. Эти планы остались нереализованными? А вообще, как вы считаете, нужно ли создавать какие-то специализированные медучреждения для мигрантов — не будет ли способствовать такой подход сегрегации общества на своих и чужих?

- Конечно, ни в коем случае нельзя допускать, чтобы школы, больницы и другие заведения были отдельными для мигрантов. Идея медучреждения, о котором шла речь, заключалась в другом: создать клинику, которая будет обслуживать всех вне зависимости от цвета кожи, статуса и паспорта. У Общества Красного Полумесяца Ирана, например, по всему миру 22 такие клиники, и будем надеяться, что переговоры Российского Красного Креста с властями по этому вопросу будут успешными.

- Исходя из вашего опыта общения с мигрантами, как бы вы расположили страны Центральной Азии – Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан – по уровню домиграционной подготовки граждан? Из каких стран люди приезжают более подкованными, в частности, в медицинских вопросах?

- Что касается уровня домиграционной подготовки мигрантов, то думаю, что с учетом знания русского языка и других преференций киргизские мигранты более адаптированы. Затем идут Таджикистан и Узбекистан. Информированность в вопросах здоровья, как я уже отметил, несколько возросла, хотя она по-прежнему оставляет делать лучшего. Но центров подготовки мигрантов в странах-донорах не хватает.

Красный Крест всегда активно участвует в работе по информированию мигрантов. Хочу привести в пример нашу совместную с российским Фондом «СПИД Инфосвязь» инициативу. В рамках проекта помощи странам Центральной Азии и Кавказа в Таджикистане при участии российского финансирования создано и функционирует 2 центра домиграционной подготовки на базе отделений Общества Красного Полумесяца Таджикистана — в городе Душанбе и Курган-тюбе. Таких центров в каждой стране исхода мигрантов должно быть минимум 20 или 30.

- Сегодня о мигрантах в России чаще говорят, как об источнике проблем, угрозе безопасности и так далее. Реже можно услышать о миграции как о положительном явлении. Насколько такой подход соответствует действительности?

- Как я уже отметил, даже чиновники не скрывают экономическую выгоду от миграции. Другой вопрос в том, что тема миграции слишком политизирована: в угоду политической конъюнктуре ее то излишне драматизируют, то, наоборот, замалчивают. Если убрать эту политизацию, то оптимальные пути решения миграционных проблем очень быстро найдутся. Мы называем это политической волей — больше ничего не нужно.

- С какими чувствами вы покидаете Россию? Что вам дал опыт работы в этой стране?

- Завершая миссию в России, хочу обратиться со словами большой признательности ко всем коллегам, сотрудникам и добровольцам Российского Красного Креста, партнерам в государственных и общественных организациях. Я уезжаю из России с чувством удовлетворенности, что мой труд был востребованным, нужным для конкретных людей. К сожалению, за 8 лет моей работы было немало чрезвычайных ситуаций, которые потребовали от меня, от всей нашей команды огромной мобилизации усилий для оказания помощи пострадавшим, в частности, при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, масштабных наводнениях на Дальнем Востоке, в Сибири, на юге России и Северном Кавказе. Большой проверкой на прочность для Красного Креста стал многолетний кризис в Сирии и соседней Украины и связанные с этим массовые потоки вынужденно перемещенных лиц.

За эти годы на качественно новый уровень поднялся наш диалог с правительством России, что позволило развить наше сотрудничество в самых разных сферах — не только по российской проблематике, но и по глобальной гуманитарной повестке дня, в которой Россия является важным игроком. За период моей работы мы организовали 5 визитов нашего руководства: визит президента Федерации, 4 визита наших генеральных секретарей — нынешнего и предыдущего, в ходе которых был проведен ряд встреч на высшем уровне.

- Что для вас представляло самую большую сложность в работе здесь, и что помогало преодолевать трудности?

- В географическом плане в самом начале миссии мне непросто далось восприятие масштабов России и ее административного устройства. Для меня — уроженца Таджикистана, маленькой по сравнению с Россией страны, население которой меньше населения Москвы, и всю территорию можно пересечь на машине за сутки — сложность представлял механизм принятия решений и особенности социальной ситуации в каждом регионе.

За время своей работы я посетил 51 регион России, в ряде из них я был по несколько раз, что дало мне уникальную возможность ознакомиться с природой, культурой и особенностями каждого региона. Россия — уникальная во всех отношениях страна, и ее главное достояние — многонациональный состав, обилие культур, традиций и обычаев — важно и нужно сохранять и укреплять. Наверное, этот интерес к познанию этой необъятной страны и помогал мне преодолевать объективные трудности.

Еще со школьных времен мне очень нравилось стихотворение Тютчева:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Но только когда попадаешь в Россию, живешь в этой стране, начинаешь понимать смысл этих строк. У меня здесь остается много друзей, коллег, поэтому мысленно я не покидаю Россию и уверен, что мы продолжим нашу работу на благо тех, кому наша помощь необходима.

- Спасибо за беседу. Удачи вам на новом месте.

СПРАВКА: Даврон Мухамадиев работает в Международном движении Красного Креста и Красного Полумесяца 25 лет. Выпускник Таджикского государственного медицинского института имени Абуали ибн Сино. С 1992 по 2005 год работал в Обществе Красного Полумесяца Таджикистана, где осуществлял координацию масштабных операций по оказанию гуманитарной помощи внутренне перемещенным лицам и беженцам в результате гражданской войны в Таджикистане и вооруженного конфликта в Афганистане. Затем руководил программами КК в Судане, странах Центральной Азии, Венгрии. В сентябре 2009 года был назначен руководителем программ, а затем — главой регионального представительства МФОККиКП в Москве. Доктор медицинских наук, член Нью-Йоркской Академии наук, лауреат Госпремии Таджикистана в области науки имени Исмоили Сомони.

Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Медицина > news.tj, 11 сентября 2017 > № 2304131 Даврон Мухамадиев


Казахстан. Таджикистан. Узбекистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 августа 2017 > № 2283643 Александр Князев

Чего ждать Казахстану от соседей и как себя с ними вести?

Очень часто «погода в доме» зависит от тех, кто живет в непосредственной близости от нас. Мало кому удается сохранять спокойствие, когда по ту сторону границы бушует кризис или революция. Поэтому специфика соседских проблем заключается в том, что обезопасить себя от них можно, лишь принимая активное, но при этом очень деликатное участие в их решении. О том, насколько это удается Казахстану, мы беседуем с Александром Князевым, экспертом по странам Центральной Азии и Среднего Востока.

Угрозы реальные и мнимые

– Александр Алексеевич, каковы на сегодня главные угрозы безопасности для Казахстана и в целом Центральной Азии? Существуют ли силы, заинтересованные в дестабилизации нашего региона?

– Если говорить об угрозах военного характера, то, думаю, у Казахстана и в целом у всего центрально-азиатского региона с этим проблем нет. Конечно, если мы имеем в виду военную безопасность в ее классическом понимании.

Угрозой для нас может стать разве что нестабильность в какой-то из стран-соседей, поскольку она прямо или косвенно будет влиять на определенные процессы внутри Казахстана. Причем наибольшее беспокойство в этом плане, на мой взгляд, сегодня вызывают Туркмения, Киргизия и Афганистан, потому как там происходят абсолютно разные, но в равной степени непредсказуемые движения с точки зрения безопасности.

Начнем с Киргизии. При существующем разгуле либерализма в стране уже десятилетиями происходят разного рода негативные процессы, которые выливаются в целые революции. Меньше чем через два месяца там пройдут президентские выборы, и это уже вызывает беспокойство у местных экспертов, потому как они могут снова перерасти в дестабилизацию обстановки. Впрочем, у Казахстана уже есть опыт купирования угроз с киргизской стороны. Но в любом случае они могут каким-то образом влиять на приграничные экономические связи между нашими странами.

Несмотря на то, что в Туркмении вроде как тишь да гладь, на самом деле там тоже все очень непросто. На протяжении уже трех лет на туркменско-афганской границе наблюдается нестабильность, которая выражается в протестных настроениях и попытках дестабилизации ситуации внутри страны. Есть серьезный конфликт между племенными региональными кланами в силу монополизации власти одним кланом – ахалтекинским. Особенно неспокойны в этом плане Марыйский и Лебапский велаяты. Пусть они не граничат с Казахстаном, но в данном случае географическая близость не столь важна, поскольку такие угрозы, как и наркотики, границ не имеют.

Ну а если говорить о регионе в целом, то традиционно самым опасным направлением здесь считалось афганское. Хотя реальные угрозы оттуда часто подменяются угрозами мнимыми. Например, уже десятилетиями различные политические силы эксплуатируют версию о том, что если к власти в Афганистане придет движение «Талибан», то оно почему-то непременно захочет напасть на страны Центральной Азии. При этом в спекулятивных целях абсолютно игнорируется тот факт, что эта организация не столько религиозно-экстремистская, сколько этническая, преследующая свои локальные внутриафганские цели. Противниками «Талибана» выступают сторонники более либерального светского развития в самом Афганистане. Главная цель этого движения – доминирование в стране пуштунов. Для этого оно использует методы партизанской войны, которые могут быть эффективными только при поддержке местного населения. И все прекрасно понимают, что по ту сторону границы идеи талибов никому не нужны – они попросту окажутся в инородной среде.

В этом плане мне нравится нынешняя позиция России, которая считает, что необходимо пересмотреть взгляды на «Талибан» и, наконец, признать его. Ведь это движение, по сути, состоит из граждан Афганистана, имеющих огромную поддержку в народе, а значит, их интересы нужно учитывать, они должны быть репатри­ированы в афганское общество. Да и в целом стране нужна гибкая модель политической системы, которая бы удовлетворяла все группы афганского населения. Эту позицию уже поддержали Китай, Иран, Пакистан, Узбекистан, Казахстан и другие страны, которые уверены в том, что военного решения афганского конфликта не существует.

– Так в чем заключается афганская угроза?

– Чего действительно стоит опасаться, так это афганского наркотрафика. Это реальная угроза для нас, причем гораздо более серьезная, чем терроризм. Однако она неправомерно деактуализируется и остается в тени других проблем. Хотя на самом деле это уже огромный бизнес, от которого зависит в целом мировой рынок наркотиков. Считаю важным, чтобы страны региона обратили на него особое внимание. Ведь что такое наркотики? Это не только коррупция, разложение государственных структур и снижение качества противодействия тому же терроризму. Это еще и удар по генофонду любой страны, это оружие массового поражения....

Откуда ждать экстремистов?

– Значит ли это, что уровень угрозы терроризма в регионе слишком завышен?

– Что касается терроризма и религиозного экстремизма, то эта проблема лежит в плоскости деятельности государственных структур. Как правило, радикализм процветает в тех странах, где общество недовольно своим экономическим положением, где трудно получить достойное образование и нормальную работу, где активно гуляют протестные настроения. Все это толкает граждан на сомнительный путь. Ведь в основе всех радикальных течений лежит идея социальной справедливости. Поэтому в тех странах, где последняя – не пустой звук, а реальная политика властей, бороться с радикализмом гораздо проще. В этом плане определенный оптимизм внушает недавно принятая в Казахстане госпрограмма по противодействию религиозному экстремизму и терроризму на 2017–2020 годы. На мой взгляд, она достаточно грамотная, в том числе и потому, что учитывает уроки прошедших в последние годы в стране терактов.

Если говорить о регионе в целом, то особое беспокойство в плане распространения радикальных идеологий вызывают Туркмения, Киргизия и Таджикистан. Почему Туркмения? Потому как это достаточно закрытая среда, где власти если и занимаются этой проблематикой, то только через какие-то карательные меры. Хотя в эту страну из Афганистана вместе с трафиком оружия активно просачиваются и экстремистские идеи. К тому же активно среди населения работают религиозные проповедники самого разного толка…

Очень сложная ситуация и в Таджикистане. Причем обострилась она после того, как Партия исламского возрождения Таджикистана была объявлена террористической организацией. А ведь это был единственный канал, через который таджикский народ мог «выпустить пар». И надо заметить, что в идеологии партии не было религиозного радикализма. Начиная с момента, когда ее легализовали в 1997 году, она стремилась вписаться в парадигму светского государства. Какого-то серьезного влияния на широкие слои населения партия не имела, на выборах получала не больше 10 процентов, но зато у нее был свой электорат, который следовал за ней и не поддавался на пропаганду каких-то ваххабитских и салафистских организаций. Сегодня этого канала нет, и протестные настроения вынуждены «вариться» в закрытом котле. Поэтому неудивительно, что молодежь, которая могла бы стать электоратом Партии исламского возрождения, становится мобилизационным ресурсом для огромного количества джихадистов. А поскольку в Таджикистане есть относительно недавний опыт гражданской войны, где были в том числе задействованы идеи радикализма, не исключено, что народные восстания могут повториться.

Киргизия, пожалуй, самое слабое звено. Это единственная из стран региона, где официально и уже давно разрешена деятельность «Таблиги Джамаат». Как известно, эта организация запрещена в Казахстане, России, Китае и других странах. Однако когда киргизские теологи и эксперты отстаивают ее либеральность, то говорят, что это классическая форма донесения до граждан религиозного учения. То есть люди ходят по домам, учреждениям и методом личных разговоров убеждают население обратиться к религии. Но ведь при этом никто не регулирует содержание таких разговоров. Хотя если проанализировать проповеди, прозелитистскую работу «Таблиги Джамаат» в Киргизии, то это не что иное как «Хизб-ут-Тахрир», которая проповедует создание халифата – теократического государства. Самое интересное, что активисты «Таблиги Джамаат» заседают в парламенте, работают в госорганах, силовых структурах, спецслужбах...

В этом плане определенную тревогу вызывают киргизские пограничные войска. Есть, например, такая информация (я ее не проверял), что на территорию Киргизии стекаются сторонники течений похожего толка из соседних стран (где они запрещены), которые уже удаленно пытаются работать со своими согражданами. То есть Киргизия, по сути, стала определенным плацдармом для радикалов. И если раньше особенно опасным в этом плане считался юг страны, то сейчас активность очень быстро движется на север, граничащий с Казахстаном. И я думаю, что это должно вызывать определенное беспокойство у казахстанских властей.

Кроме того, в Киргизии существует безвизовый режим для граждан многих арабских стран, являющихся основоположниками большинства радикальных идей – Катара, Саудовской Аравии, Кувейта. Есть даже такая практика, когда почти ежемесячно в страну приезжают делегации из представителей различных арабских фондов, привозят с собой деньги и некие рекомендации для религиозного обучения киргизов, преимущественно молодых, в основном в Саудовской Аравии. И очень странно, что киргизские власти не регулируют этот процесс. Государство должно знать, чему человек обучился за рубежом и с какими идеями вернулся домой. Поэтому во многих странах мира получение религиозного образования за их пределами строго запрещается. Недавно о введении такого запрета задумались и в Казахстане. И это правильно – религиозная сфера требует очень большого внимания.

В Таджикистане похожая история. Очень много случаев, когда граждане страны беспрепятственно уезжали в Саудовскую Аравию, Пакистан, Афганистан за религиозным образованием…

Решающая роль государства

– А как с этим обстоит в Узбекистане?

– Бытует мнение, что в Узбекистане очень сильный религиозный радикализм, который может взорваться, и только государственные силы его сдерживают. Но на самом деле там несколько другая ситуация. Действительно, в стране был потенциал для возникновения подобного рода движений, особенно в ферганской части. Но в начале 1990-х он был жестко подавлен, что, на мой взгляд, явилось единственно верным решением, которое имело положительные последствия не только для самого Узбекистана, но и для всего региона.

Чтобы понять это, достаточно вспомнить, в каком состоянии находились бывшие советские республики в первые годы независимости. У них совершенно не было опыта борьбы с подобными угрозами. И если бы не столь кардинальные меры, неизвестно, чем бы все закончилось. К примеру, Таджикистан географически расположен так, что усилиями сначала Ирана, России, затем Узбекистана и других стран СНГ удалось локализовать таджикский конфликт. Ему просто не дали разрастись. С Узбекистаном, учитывая его масштабы, расположение и численность населения, думаю, такой локализации бы не получилось. Прекрасно это понимая, узбекские власти ведут очень жесткий контроль за религиозными предпочтениями своих граждан. Они, к примеру, добились того, что религиозные кадры почти стопроцентно готовятся внутри страны, причем по апробированным авторитетным программам.

– Но ведь есть еще и глобальные террористические группировки, к примеру, ИГИЛ, которые держат в страхе весь мир. Какова вероятность того, что они доберутся и до нас?

– Какого-то прямого вторжения боевиков, к примеру, того же ИГИЛ, запрещенного в Казахстане, в страны региона быть не может. Распространение какого-то влияния – да, возможно, если власти, как я уже говорил выше, игнорируют такие понятия, как социальная справедливость и религиозное образование.

Ну, предположим, что эмиссары того же Исламского государства собираются приехать в Узбекистан, Казахстан или Таджикистан. Во-первых, современные спецслужбы имеют огромный арсенал средств для того, чтобы работать с незваными гостями на упреждение, то есть в аэропорту их будут однозначно «встречать». Во-вторых, они не прилетят сюда с оружием. Все необходимое для организации террористических актов они будут искать внутри страны. А это уже вопрос к государству: хорошо ли оно контролирует распространение оружия? В-третьих, все зависит от того, насколько высок уровень протестных настроений в стране. Если он низок, то и смысла ехать сюда с того же Ближнего Востока у террористов нет. Им просто не с кем будет здесь работать…

Пограничные проблемы и «водные страсти»

– Давайте перейдем к делам внутренним. Остались ли в регионе какие-то спорные погранично-территориальные проблемы, которые могут создать напряженность между странами?

– На сегодняшний день погранично-территориальные проблемы почти везде нашли решения, за исключением, пожалуй, Ферганской долины. Но если между Узбекистаном и Таджикистаном вопросы демаркации и делимитации почти завершены в рамках нормальных рабочих переговоров, между Киргизией и Узбекистаном они близятся к завершению (позитивные подвижки появились в последний год), то таджикско-киргизская граница вызывает беспокойство. Проблема в том, что там обе стороны демонстрируют очень низкий уровень договороспособности. Я бы даже сказал – нежелание договариваться. Это видно в том числе по вооруженным столкновениям военнослужащих на разных участках границы, которые участились в последние три-четыре года. Есть даже жертвы.

Там действительно много споров. Их можно было довольно просто урегулировать (к примеру, путем обмена какими-то участками), но соседи не желают друг другу уступать. Дело в том, что в 1990-е годы власти этих стран не хотели обращать внимание на активную приграничную миграцию (особенно в Баткенскую область с киргизской стороны и в Сагадийскую область с таджикской). В итоге за 20 с лишним лет сложилась ситуация, когда, например, таджики образовывали большие анклавы на территории, которая де-юре является киргизской. Попробуй сейчас объяснить этим людям, что они живут там незаконно, ведь когда-то они заплатили деньги за эти дома. Как минимум, им должны компенсировать переселение либо они должны стать гражданами этой стороны. То есть нужен поиск каких-то легитимных цивилизованных решений, но этим не занимается ни та, ни другая сторона. Отсюда очень высокая конфликтность, которая не может не отражаться на других странах региона – те же беженцы, нагрузка на социальную сферу, экономику, систему управления и силовые структуры.

– Как известно, в ЦА есть еще одно яблоко раздора – вода. Чем чревата для стран региона нерешенность общих водно-энергетических проблем?

– Вся проблема заключается в маниакальном стремлении Таджикистана и Киргизии стать гидроэнергетическими гигантами путем строительства масштабных ГЭС (Рогунской в Таджикистане и Нарынского каскада, включая Камбаратинскую ГЭС, в Киргизии). Но ни та, ни другая не желают признавать того, что это трансграничные реки и потому подобного рода строительство должно осуществляться только с полного согласия стран, находящихся ниже по течению (по Амударье – Узбекистан и Туркмения, по Сырдарье – немного Таджикистан, Узбекистан и Казахстан) и больше всего страдающих от водно-энергетического кризиса в регионе.

Правда, Киргизия уже приостановила строительство Камбаратинской ГЭС в силу ряда причин, в том числе из-за торможения Россией заключенных ранее договоренностей. Надо признать, что для Москвы этот проект не имел никакого экономического интереса, только политический – влияние на Бишкек. Хотя он же мог поссорить Россию с Узбекистаном и вызвать определенное недовольство Казахстана… Впрочем, это уже неважно: проект Камбараты закрыт.

В Таджикистане ситуация еще хуже. Проект Рогунской ГЭС с самого начала не был просчитан в плане дальнейшей продажи электроэнергии. Хотели делать это через Афганистан в Пакистан и Индию, но Афганистан уже отказался участвовать как потребитель, поскольку это тормозит развитие его собственной гидроэнергетики. Пакистан и Индия пока еще заинтересованы в нем, но им нужно регулярное потребление, а Рогунская и Камбаратинская ГЭС могут удовлетворять их потребности преимущественно в летний период.

Но самое страшное – это то, что таджикское руководство за много лет сумело из Рогунской ГЭС сделать национальную идею. На базе этого проекта было создано акционерное общество и на протяжении нескольких лет граждан страны заставляли покупать его акции, в том числе студентов на их стипендии и пенсионеров на их пенсии. А сейчас власти в полном тупике: как сказать людям, что они ошиблись и что это была идея фикс? Ведь это мгновенно вызовет мощный взрыв. Ситуация в стране, как я уже говорил, и без того натянута как струна.

Тут еще важно то, какой будет позиция нового руководства Узбекистана? Астана в этих вопросах всегда занимала неконфликтную позицию, а вот Ташкент был достаточно жестким. Как-то, будучи в Астане, покойный Ислам Каримов даже бросил фразу о том, что это может привести к войнам в регионе. Ее, конечно, по-разному анонсировали, но в реальности это действительно так. Водно-энергетическая проблема не решена, и она влечет за собой множество других проблем для стран ЦА.

Правильно ли ведет себя Казахстан?

– А как вы в целом оцениваете внешнеполитическую стратегию Казахстана? Каким боком нам могут выйти стремление выступить посредником в международных конфликтах и тесная дружба с Россией, которая успела испортить отношения и с США, и с Европой?

– Действительно, в последние годы Россия совершает действия по своему возвращению в ряд глобальных игроков, причем происходит это достаточно конфликтно. Но здесь не стоит усматривать только субъективные причины, к примеру, имперские амбиции Путина. Во-первых, Россия со своими масштабами просто не может жить в другом статусе. А, во-вторых, соответствующую тактику диктует глобальная конкуренция, развернувшаяся в мире. Надо понимать, что количество ресурсов не увеличивается, поэтому каждая страна действует эгоистически, пытаясь удержать в своих руках контроль за ними. Это и есть, на мой взгляд, первопричина того глобального конфликта, который мы сегодня наблюдаем.

К тому же надвигается еще одна глобальная проблема, связанная со взаимоотношениями западного мира с Китаем. Поднебесная стремительно растет, причем во всех планах: демографическом, экономическом, политическом, военном. И, на мой взгляд, Казахстан и Россия, являясь союзниками, выбрали совершенно правильную стратегию в отношении КНР. Она выстраивается с учетом китайского глобализма, но при соблюдении собственных интересов. Это что касается политической сферы.

В экономическом плане все гораздо сложнее. Что скрывать, в нашем регионе только одна из пяти стран, Узбекистан, пока еще в малой степени завязана с китайской экономикой, но и там сдаются, потихоньку принимая китайские инвестиции и открывая рыночные схемы. Таджикистан, Кыргызстан, Туркменистан со своей газовой зависимостью уже являются полноценными китайскими сателлитами. Что касается Казахстана, то у него непростые отношения с КНР, но не до такой степени все плохо... Увы, это объективное давление, и никуда от него не денешься. Это как снег, дождь, ветер…

Достаточно правильную позицию с точки зрения национальных интересов Казахстан занял и в конфликте между США и Россией. Во-первых, страна никак не нарушает своих союзнических обязательств перед РФ. Во-вторых, избегает разногласий с западными странами, причем во многом за счет присутствия на своей территории крупных американских нефтяных компаний, которые по понятным причинам не заинтересованы в обострении отношений. В-третьих, неплохая казахстанская дипломатия, а именно попытки выступать посредником в международных конфликтах. Возможно, они не всегда удачны, но, по крайней мере, они демонстрируют намерения Астаны, а это очень позитивно воспринимается мировым сообществом. Впрочем, для самого Казахстана успешность таких переговоров, думаю, вторична. К примеру, от того, что войну в Сирии таким путем не удается остановить, страна никак не страдает. Это происходит далеко от нее, потому мало чем грозит. Зато такая позиция позволяет Казахстану не вступать в конфликты с теми же США, Турцией и другими в качестве союзника России. И это огромный плюс.

Автор: Сауле Исабаев

Казахстан. Таджикистан. Узбекистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 августа 2017 > № 2283643 Александр Князев


Таджикистан. ЦФО > Медицина > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223411 Азиз Зикиряходжаев

Работа - это подвиг: как таджикский хирург спасает людей от рака в РФ

Помощь больным, наука, семья, родина, московский "Спартак" и другие ценности таджикского хирурга Азиза Зикиряходжаева, ставшего одним из лучших онкомаммологов в России

Рубен Гарсия

Врач — профессия непростая. Скорее, это не профессия, а призвание. Особенно для тех, кто решил стать хирургом и взять на себя ответственность за жизни пациентов. Да и отдача в этом деле приходит не быстро: 6 лет мединститута, 2 года ординатуры, ещё несколько лет практики и работа, работа, работа… И так каждый день, зачастую урезая себя в сне и еде.

О том, зачем люди выбирают эту стезю, как достичь здесь успеха и кому не место в медицинской среде, Sputnik Таджикистан рассказал один из ведущих хирургов Московского онкологического научно-исследовательского института имени П.А. Герцена, выходец из Душанбе Азиз Зикиряходжаев.

Sputnik Таджикистан: Что повлияло на Ваше решение стать врачом, да еще и выбрать такую сложную специальность?

Азиз Зикиряходжаев: Многие выбирают эту профессию, исходя из своей династийности. Такая ситуация была и у меня. Мой дед прошёл всю войну фронтовым врачом, бабушка была стоматологом, а отец — сам онколог. Поэтому с детства я видел, что это именно та профессия, которой я хотел бы заниматься, и то дело, которое бы принесло мне моральное удовольствие от помощи больным и воплощения профессиональных идей.

Sputnik: И тем не менее Вы состоялись не только как врач-практик, но и как ведущий научный специалист в своей области.

А.З.: Просто мне еще с детства казалось, что онкология как сфера медицины очень широка: она сочетает в себе огромное количество дополнительных специальностей — не только хирургию, но и терапию, и экспериментальную диагностику. Эта совокупность и натолкнула меня на мысль, что здесь я не буду узконаправленным специалистом, а смогу себя реализовать очень разносторонне.

Sputnik: То есть для Вас было важно проявить себя и как ученого, в некотором роде исследователя, и как хирурга, и как специалиста по диагностике?

А.З.: После окончания ординатуры пришло осознание, что научная стезя для меня приоритетная. Я понимал, что если уходить от научного обучения в рутинную практику, то она может настолько затянуть, что потом очень трудно будет обратно встроиться в сферу науки. Как правило, врачи, уйдя работать в больницу, больше занимаются практической деятельностью, а у меня было желание заниматься именно исследованиями.

Sputnik: Не тяжело ли было совмещать столько всего сразу?

А.З.: Не сказать, что невероятно тяжело, но определенно не просто. Но если есть мечта, то ты идешь к ней долгое время, несмотря на все невзгоды. Когда я начинал простым ординатором, приходилось много дежурить, грубо говоря, где-то недоедать, недопивать, недосыпать. И все свободное время, которое не так-то просто найти, занимался практикой. Причем тогда в библиотеках явно не хватало нужной литературы, не было интернета, в который сейчас легко погрузиться и поднять нужную тебе информацию, какие-то результаты новых исследований.

Sputnik: Вы являетесь одним из ведущих российских специалистов в области диагностики и лечения рака молочной железы, болезни, которая занимает первое место в списке заболеваний среди женщин. С чем связано его столь широкое распространение? В аптеке.

А.З.: Однозначно назвать факторы, провоцирующие рак, довольно сложно, их великое множество: начиная от экологии и питания и заканчивая ожирением, одним из основополагающих факторов развития рака молочной железы. Так, очень много женщин с мутациями, наследственной предрасположенностью к этому заболеванию, которая никак себя пока не проявила, но рано или поздно это может произойти.

Sputnik: Как изменилась картина болезни за последние годы?

А.З.: Раньше мы говорили, что это спорадическое заболевание, болезнь, касающаяся в основном женщин старше 55 лет. Помню, в 2000-х годах нам показывали пациентку 40 лет, и казалось — ух, ты! В таком молодом возрасте — и уже рак! А сейчас болезнь молодеет, мы видим женщин, которых она поразила и в 34, и в 25 лет.

Sputnik: Онкологический институт имени Герцена, где Вы работаете, является ведущим НИИ в этой области. Как вы оцениваете свой личный вклад и вклад ваших коллег в борьбу с раковыми заболеваниями?

А.З.: Могу сказать, что рекомендации, разрабатываемые нами по хирургии рака молочной железы, составляют стандарты, которым следуют по всей России. Что неудивительно — здесь работают высококлассные специалисты, неоднократные лауреаты государственных премий, до которых мне еще расти и расти. Сам я смог полностью реализовать себя, только когда перешел в НИИ имени Герцена. Так, недавно мои ученики заняли 1-е и 2-е места в международном мастер-классе по реконструктивной хирургии. Профилактике и борьба со СПИДом.

Sputnik: Кстати, а как получилось, что Вы, закончив Государственный медицинский университет имени Абуали ибн Сино в Таджикистане, продолжили обучение именно в Москве?

А.З.: Сформированная в СССР система здравоохранения была самая лучшая, любой врач мог повысить свою квалификацию путем обучения в головных учреждениях, которые находились в Москве и Санкт-Петербурге. И нам повезло, что даже после развала Союза на территории СНГ сформировалась своя Ассоциация онкологов СНГ. Это позволило мне обучаться в аспирантуре и докторантуре. Хотя первое время я считал, что через два года ординатуры и три аспирантуры обязательно вернусь домой и буду работать дома, буду остепененным врачом.

Sputnik: А сегодня с коллегами в Таджикистане отношения поддерживаете?

А.З.: Конечно, у нас сохраняется связь с коллегами! Мы всегда можем позвонить и убедиться, что пациент, который приехал лечиться к нам из республики, а после операции вернулся домой, будет находиться под надлежащим присмотром и получит все условия для реабилитации. Сохраняется и научное общение между мной и моими учителями, которые преподавали в университете.

Sputnik: А как в целом в стране обстоит ситуация с медицинским образованием и системой здравоохранения? Ведь во времена СССР по этим показателям Таджикистан был одной из ведущих республик.

А.З.: Страна столкнулась с теми же проблемами деградации медицины, что и любое государство на постсоветском пространстве. Но нельзя сказать, что там уровень медицинского образования очень уж упал. Воспитываются новые кадры, старшее поколение передает свои знания молодым врачам. С радостью могу сказать, что два ученика, подготовленные мной для работы именно в Таджикистане, защитили там докторскую и кандидатскую диссертации.

Sputnik: И часто летаете домой?

А.З.: Как только представляется такая возможность. Иногда раз в год, а иногда и 3-4 раза. Несмотря на то что я объездил весь мир — и отдыхал, и по работе, — лучше своей исторической родины я еще не встречал! Эти горы, реки, перевалы, озера, серпантины — такое богатство природы, какое есть в Таджикистане, не видел нигде. Приезжаешь домой и становишься счастливым человеком, просто вспоминая, что ты родился на земле, где море солнца, где море фруктов. Возвращаясь туда, чувствую вкус детства.

Sputnik: Со своей супругой Вы там же познакомились?

А.З.: Да, она была на 4-м курсе университета, а я на 6-м. Она тоже врач и во всем меня поддерживает. Это очень важно, потому что как жена она очень много делает для нашей семьи. Без поддержки семьи мужчине тяжело чего-то достигать. А когда чувствуешь, что у тебя тыл целиком прикрыт, то полностью отдаешь себя профессии. И она с пониманием относится к тому, что я допоздна на работе, делит мои заботы, увлечения.

Sputnik: К слову об увлечениях, нельзя не заметить обилие символики московского "Спартака" в вашем рабочем кабинете.

А.З.: Ну это еще с детства. Когда, в 7-8 лет тренер в спортивной школе мне сказал, что я не подхожу для первой юниорской команды "Памир —Душанбе", я решил, что буду болеть за "Спартак". И болею до сих пор: прямо настоящий праздник был, когда команда выиграла чемпионство России.

Sputnik: Возвращаясь к теме медицины и семьи — Ваши дети пойдут по вашим стопам?

А.З.: У меня два сына. Старший не захотел стать врачом, и я его в эту профессию не тяну, так как стать хорошим специалистом насильно невозможно. Может быть, младший продолжит семейную традицию, династию. Все-таки хочется передать свою библиотеку, своё дело, свой опыт.

Sputnik: А как ученый, хирург-онколог высокого класса, что Вы можете посоветовать молодым врачам и студентам медицинских вузов?

А.З.: Могу с уверенностью сказать, что если ты любишь полениться, поспать лишний час на диванчике, посмотреть телевизор — то тебе нечего здесь делать. Нужно отчётливо понимать, что в будущем тебя ждет в этой профессии. Только труд через не могу, только полное самоотверженная отдача себя профессии может привести к успеху.

Sputnik: Ещё вопрос врачебной этики. Недавно в Узбекистане имам одной из ташкентских мечетей запретил мужчинам работать акушерами-гинекологами, потому что это грех и вообще постыдное явление. Такое же отношение к гинекологам и маммологам в некоторых странах Ближнего Востока. Вам приходилось с подобными проблемами сталкиваться?

А.З.: Я отношусь к этому вполне адекватно. Совсем недавно у нас встал вопрос, дескать, давайте организуем бригаду врачей-женщин, так называемый проект Женский доктор. И меня попросили порекомендовать женщину-маммолога. У пациентки должна быть возможность самой выбрать как врача, так и лечение, которое она получает, если того требуют её религиозные или некие морально-этические соображения.

Sputnik: Но допустимо ли вообще государству запрещать доступ в профессию специалистов-мужчин?

А.З.: Конечно же, нет! Даже в Таджикистане — кто возглавляет институт искусственного оплодотворения? Мужчина. Ведущие специалисты-гинекологи — это мужчины. В том-то и дело, что политика и религия не должны сильно соприкасаться. И уж тем более не следует вмешивать сюда здравоохранение.

Зикиряходжаев Азиз Дильшодович — доктор медицинских наук, руководитель отделения онкологии молочной железы Московского онкологического НИИ имени П.А. Герцена. Окончил с отличием лечебный факультет Таджикского государственного медицинского университета имени Абуали ибн Сино в 1997 году. В 1999-м поступил в аспирантуру на отделение опухолей молочной железы РОНЦ имени Н.Н. Блохина.

В июле 2001 года успешно защитил кандидатскую, а в декабре 2007 года докторскую диссертации, посвященные проблемам диагностики, лечения и прогноза больных раком молочной железы. В настоящее время отделение является ведущим в Российской Федерации по разработке первичных реконструктивных операций у больных раком молочной железы.

Источник - Sputnik

Таджикистан. ЦФО > Медицина > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223411 Азиз Зикиряходжаев


Таджикистан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 июня 2017 > № 2212168 Туула Юрьеля

Бюро ОБСЕ изменило свой статус в Таджикистане. Что это значит?

Подробнее об изменениях в эксклюзивном интервью «АП» рассказала глава ОБСЕ Туула Юрьёля.

Бюро Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в Таджикистане изменило свой статус на Программный офис ОБСЕ в Душанбе. Чем теперь будет заниматься в Таджикистане ОБСЕ, в интервью «АП» рассказала Туула Юрьёля, посол, глава Бюро ОБСЕ в Таджикистане.

- В соответствии с решением Постоянного Совета ОБСЕ от 1-го июня, Бюро ОБСЕ в Таджикистане преобразуется в Офис программ ОБСЕ в Душанбе начиная с 1-го июля, - говорит она. - Новый мандат отражает политическое соглашение пятидесяти семи стран участниц ОБСЕ и основан на желании Правительства Таджикистана изучить мандат Бюро, который был пересмотрен в последний раз в 2008 году. Переговоры по тексту мандата шли между нынешним Австрийским председательством ОБСЕ и Правительством Таджикистана.

- Что изменится со сменой статуса?

- Новый мандат предоставит Офису программ ОБСЕ в Душанбе возможность продолжить работать в трех измерениях: военно-политическое; экономико-экологическое; и человеческое измерение. Теперь, когда мандат принят, я надеюсь обсудить с Правительством Таджикистана составление будущих программ. Тем не менее, Офис выполняет свой мандат посредством проектов согласованных с принимающей страной. Новый мандат больше не упоминает пять полевых офисов в регионах Таджикистана, и это будет означать некоторую реструктуризацию Бюро.

Более важно то, что мы будем продолжать осуществлять проекты на местах в различных регионах Таджикистана и в будущем. Именно в регионах и в некоторых отдаленных районах Бюро может продолжать поддерживать Правительство Таджикистана в реагировании на слабые места, относятся ли они к социально-экономическим условиям или к противостоянию радикализму. Я верю, что мы будем хорошо подготовлены и в будущем для решения этих вопросов. Я верю, что мы находимся в начале позитивных и выгодных отношений между принимающей страной и миссией ОБСЕ в Таджикистане. Офис будет основываться на успехах более чем 20 лет сотрудничества с Правительством и гражданским обществом Таджикистана.

И поскольку я имела возможность лично участвовать в 2008 году на стороне тогдашнего председательствующего в ОБСЕ Финляндии, когда мандат был пересмотрен в последний раз, я уверена, что Бюро выйдет усиленным из этого процесса на благо принимающей страны и ОБСЕ.

- Над какими проектами продолжит работать Бюро?

- Таджикистан сталкивается с экономическими проблемами и уделяет особое внимание развитию экономики в своей Стратегии Национального Развития. Бюро оказал поддержку Таджикистану в достижении этих целей, особенно в вопросе смягчения ситуации из-за сокращения денежных переводов и безработицы, а также их социально-экономических последствий. Я полагаю, мы продолжим работу по этим вопросам и в будущем, укрепляя сотрудничество с соответствующими государственными органами. Бюро также работает с властями по развитию мер в области политики и повышению осведомленности населения о радикализации и воинствующего экстремизма. Работаем совместно с властями и гражданским обществом по ряду вопросов, касающихся верховенства закона и прав человек, а также гендерных проектов. Еще раз, я полагаю, что мы продолжим работать по этим вопросам, поскольку они важны для Правительства и граждан Таджикистана.

Другие важные области, которыми мы продолжим заниматься в будущем, это, например, гуманитарное разминирование, а также управление границами и их безопасность. Наряду с другими государственными органами, с которыми мы работаем по поддержке стабильности и безопасности в стране, у нас налажено хорошее сотрудничество с пограничными войсками. Я должна упомянуть один из наших ведущих проектов. Это пограничный колледж ОБСЕ для руководящего состава, в котором не только граждане Таджикистана, но и Афганистана и других среднеазиатских государств, а также руководящие работники погранслужб стран-участников и партнеров ОБСЕ изучают вопросы управления границами и обеспечения их безопасности.

Географически центральное расположение Таджикистана относительно стабильности всего региона означает, что Таджикистан и ОБСЕ будут способны продолжить играть важную роль в обеспечении безопасности границ и предотвращение потока незаконных товаров и действий в региональном масштабе.

В заключении хотела бы сказать, что я рассматриваю новый мандат как возможность обновить наши отношения с принимающей страной.

Таджикистан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 июня 2017 > № 2212168 Туула Юрьеля


Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 6 июня 2017 > № 2201756 Гузель Майтдинова

Гузель Майтдинова: Ташкент и Душанбе перешли в отношениях к использованию мягкой силы

Нерешенных проблем достаточно – это проблемы границ, урегулирование водных вопросов. Однако, можно констатировать, что конфронтационный период между нашими странами уже прошел, а сейчас используется мягкая сила. Заявила в интервью CABAR.asia таджикский профессор Гузель Майтдинова.

CABAR.asia: Прежде, чем начали восстанавливаться добрососедские отношения между странами ЦА, республики прошли путь длиною в 25 лет. Между нашими государствами в период независимости были и периоды тесного сотрудничества и периоды спада отношений. За последние месяцы в двусторонних отношениях имеются заметные позитивные сдвиги. В эти майские дни в Таджикистане прошли Дни культуры Узбекистана в Таджикистане, с сольными концертами в Душанбе побывала прима узбекской эстрады – Юлдуз Усманова. На днях Межправкомиссия информировала в СМИ о возможности положительного решения спорных вопросов пограничного урегулирования. Как видим, двусторонний позитивный диалог налаживается. Как бы Вы охарактеризовали последние тенденции в двусторонних отношениях?

Гузель Майтдинова: Тенденции позитивные, но темпы развития двусторонних отношений должны быть более динамичными. Прошло 25 лет с момента установления таджикско-узбекских дипломатических отношений. За это время отношения развивались стабильно, несмотря на существующие противоречия между двумя государствами.

В 90-х гг. Узбекистан оказывал поддержку во время гражданской войны в Таджикистане, соответственно, Таджикистан всегда это ценил и понимал, ведь эта помощь была тогда очень необходима – это гуманитарная помощь и содействие в миротворческом процессе.

Но, по мере того, как возникали угрозы с южных рубежей – наркотрафик, неорганизованные преступные группировки, террористическая угроза, Узбекистан принял меры по закрытию своих границ.

В советское время это были межреспубликанские границы, с момента появления новых государств необходимо было провести делимитацию и демаркацию границ. Существовали спорные участки, по которым работали рабочие группы. Правда, остался незначительный участок границы – это район Фархадской ГЭС (гидроэлектростанция на реке Сырдарья, вблизи города Худжанда, Согдийской области Республики Таджикистан и Сырдарьинской области Узбекистана) и минные вопросы пограничья, которые вначале 2000-х гг. были заминированы. Узбекистан мотивировал тем, что через границу могут в страну проникнуть преступные группировки, а это будет угрозой национальной безопасности Узбекистана.

CABAR.asia: Решение вопросов, связанных с делимитацией и демаркацией границы между двумя государствами и последующего их правового закрепления ждут граждане двух государств. Как наладить эффективный механизм диалога по этой проблематике? Как решить вопрос с минными полями на таджикско-узбекской границе? Ситуация усугубляется тем, что таджикская сторона не имеет точных данных о расположении и протяженности границы? где заложены мины.

Гузель Майтдинова: Проблема границ до сих пор существует, до недавнего времени складывалась патовая ситуация. Пограничный вопрос оставался без сдвигов с середины 2000-хгг. Это серьезная проблема, потому что неоднократно на заминированных участках границы на протяжении многих лет погибали люди. Также неоднократно Таджикистан обращался к Узбекистану предоставить карту минных полей на таджикско-узбекской границе. К сожалению, Узбекистан не смог предоставить такую карту. Этот вопрос должен быть разрешен, безусловно.

Вопрос по Фархадской ГЭС – это тупиковая ситуация, когда оба государства должны идти на определенные компромиссы.

И скорее всего каждый будет сохранять принцип целостности государства, тем более, что между странами была договоренность о том, чтобы сохранять статус-кво на тех границах, когда возникли новые независимые государства. Возможно совместное сотрудничество по эксплуатации Фархадской ГЭС и плотины, которая находится на территории Узбекистана. Правда, Таджикистану для содержания плотины необходима финансовая поддержка и этот вопрос тоже должен решаться в переговорном процессе.

CABAR.asia: Узбекистан в последние годы постоянно выступал против водно-энергетических инициатив Душанбе и строительства крупных ГЭС в Таджикистане, в данном случае речь идет о строительстве Рогунской ГЭС. Как вы считаете, нашим странам удастся наладить диалог в энергетической сфере?

Гузель Майтдинова: Высота плотины Рогунской ГЭС вызывает много вопросов у наших соседей. Сейчас этот вопрос поднимается меньше в СМИ, возможно, есть понимание того, что решать такие проблемы необходимо дипломатическими путями. Даже есть возможность сотрудничества, учитывая, что президент Эмомали Рахмон предлагал создание водно-энергетического консорциума, в котором Узбекистан мог бы принять участие. Водохранилище, которое возникает у Рогунской ГЭС, может в неблагоприятные сезоны регулировать сток воды низлежащим государствам и давать возможность полноценно функционировать режиму воды. С другой стороны, мы должны говорить о рациональном использовании водных ресурсов. Строительство Рогунской ГЭС очень важно не только для Таджикистана, но и для Афганистана, Пакистана, Индии, куда будут импортироваться энергоресурсы. Речь идет о региональном сотрудничестве, более тесной экономической интеграции. Сейчас есть новые технологии по орошению полей, которые необходимо вводить не только Узбекистану, но и Таджикистану в том числе.

По водным вопросам необходимо вести дипломатические переговоры. Таджикистан не заинтересован в экологическом бедствии соседнего государства. Любые катаклизмы отразятся и на нас, поэтому для Таджикистана важна благоприятная экологическая обстановка по периметру границ. Наше правительство не раз заявляло, что Таджикистан никому не угрожает и страны низовья не останутся без воды.

CABAR.asia: К концу 2016 года в таджикско-узбекских отношениях произошли определенные изменения. Объясните суть таджикско-узбекских отношений при И. Каримове, почему сложилась такая сложная ситуация во взаимоотношениях двух стран? От каких факторов будет зависеть улучшение взаимоотношений между нашими странами и каков будет предел этого сотрудничества?

Гузель Майтдинова: Я бы не стала проводить грань между приходом нового президента и уходом старого руководителя Ислама Каримова, потому что курс Узбекистана остается прежним. Там принята внешнеполитическая концепция, в которой одним из приоритетов является налаживание дружественных отношений со странами по периметру своих границ. Соответственно, этот курс продолжается. Новый президент Шавкат Мирзиеев взял курс на создание благоприятных условий для сотрудничества с соседними государствами, в русле чего и надо понимать современную политику Узбекистана в соответствии со своей стратегией. Новый президент прикладывает много усилий налаживанию более тесных отношений с Таджикистаном.

Нерешенных проблем достаточно – это проблемы границ, транспортного транзита, смягчение визового режима и др. Однако, можно констатировать, что конфронтационный период между нашими странами уже прошел, а сейчас используется мягкая сила. На днях в Душанбе прошла выставка достижений Узбекистана – это была впечатляющая выставка товаров. За 25 лет Узбекистан достиг определенных высот в технологическом плане, там развиваются и машиностроение, и сельское хозяйство, и другие отрасли.

С другой стороны, именно в день открытия выставки произошел инцидент на таджикско-узбекской границе, где погиб мирный житель Таджикистана. Это сигнал тому, что существуют проблемы, которые не решены, и на которые необходимо обратить внимание.

Поэтому урегулирование границ является важной задачей двусторонних отношений, тогда снимутся острые противоречия в межгосударственных отношениях.

CABAR.asia: Весной этого года возобновилось авиасообщение между двумя странами. Теперь жители Таджикистана и Узбекистана мечтают об отмене виз. Жители приграничных сел Таджикистана устали от оформления виз и очень надеются увидеть родных из соседних узбекских сел. Как вы думаете, как скоро будет обсуждаться вопрос об отмене виз на высшем уровне?

Гузель Майтдинова: Визовый режим между нашими странами существует с 2001 года. Чрезвычайный и Полномочный Посол Узбекистана в Таджикистане Шокасым Шоисламов также подтвердил информацию о том, что окончательной отмены визового режима не будет, но смягчение должно быть. Но каким оно будет? Сейчас в Узбекистане существует правило, если ты берешь туристическую визу даже с намерением посетить родственников, ты обязан жить в гостинице. Но если живешь у родственников, ты обязан зарегистрироваться. Для получения визы, чтобы посетить родственников, необходима телеграмма или приглашение.

Мы должны отрегулировать визовый вопрос, ведь это два братских государства, связанные тысячами уз: там живут родственники, друзья, коллеги, ученые, которые должны общаться друг с другом. Поэтому целесообразно было бы облегченное получение визы.

Уже есть первая ласточка! Это авиарейс Ташкент – Душанбе. Ведь последние годы мы добирались лишь автотранспортом. Было бы очень хорошо для нас получать визу в аэропорту Ташкента, как мы это делаем, прилетев в Турцию, например. Это самый лучший способ привлечь туристов в Узбекистан. Ведь Узбекистан – туристическая страна. Учитывая большой потенциал в туристической отрасли, поток туристов мог бы принести значительные финансовые вливания в экономику Узбекистана.

CABAR.asia: Если говорить о наполнении сотрудничества, то что могут предложить друг другу эти страны, учитывая развитое производство в Узбекистане, что в свою очередь может экспортировать Таджикистан?

Гузель Майтдинова: Нашим странам необходимо создавать совместные предприятия. В советский период существовал хороший опыт кооперации между республиками. Для создания крупных промышленных предприятий необходимы водные, энергетические ресурсы – это то, что мы имеем. У Таджикистана недостаточно нефти и газа, но есть дешевое электричество, которое мы должны использовать для развития экономики. Мы бы могли организовать совместные швейные предприятия от начального цикла выращивания хлопка до конечной продукции.

К тому же мы подписали договоры о сотрудничестве в автомобильной отрасли. Для Узбекистана Таджикистан – это рынок произведенных автомобилей. Мы могли бы покупать у соседей автобусы, они гораздо дешевле, чем к примеру, автобусы, которые мы завезли из Турции. Еще один вопрос – это регулирование таможенных тарифов, чтобы товары были доступны и дешевле. Та же кожаная обувь, произведенная в Узбекистане отличается прочностью и доступностью по цене, а это конкуренция Китаю, Турции. Кроме того, мы должны развивать шелководство, а шелковые экологически чистые ткани могли бы быть таджикским брендом. Не так много мест на планете, где выращивают шелковичного червя, в Таджикистане можно наладить полный цикл современного производства. Строительство фабрик по производству шелковых тканей и изделий из шелка помогло бы экономике Таджикистана получать огромные дивиденды.

CABAR.asia: В каких аспектах вы предполагаете развитие сотрудничества, а в каких вопросах позиции двух стран останутся неизменными?

Таджикистан, также как и Узбекистан отстаивает свои национальные интересы, которые неизменны. Мы должны обеспечить населению достойную жизнь, нужно развивать крупную промышленность, создавать рабочие места. Без крупных ГЭС нам не обойтись, поэтому надо возродить идею создания консорциума, чтобы в строительстве Рогунской ГЭС участвовали страны Центральной Азии, прежде всего Узбекистан и Казахстан. Участие в этом консорциуме даст возможность договариваться безболезненно для реализации своих национальных интересов.

Гуманитарное сотрудничество должно быть всеобъемлющим. В советский период мы совместно организовывали научные конференции, вели совместные исследования. Исследования древнего и средневекового периода невозможно изучать без ознакомления тех материалов, которые существуют в двух странах. Это единый регион, поэтому должен быть обмен научной информацией, взаимные консультации на экспертном уровне и академическом. А как замечательно работали киностудии в двух странах, совместно создавали фильмы, узбекские актеры играли в таджикских фильмах и наоборот. Именно это давало определенные скрепы во взаимоотношениях. Хотелось бы, чтобы не только артисты и музыканты ездили друг к другу, должен быть обмен учеными для развития науки, гуманитарное общение должно быть гораздо шире.

Гузель Майтдинова – профессор кафедры международных отношений и дипломатии РТСУ, доктор исторических наук, директор Центра геополитических исследований Российско-Таджикского Славянского Университета, зам. председателя Центральноазиатского экспертного клуба.

CABAR.asia

Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 6 июня 2017 > № 2201756 Гузель Майтдинова


Таджикистан > Медицина > news.tj, 25 мая 2017 > № 2185058 Насим Олимзода

Медицина бесплатна? Министр здравоохранения держит ответ

Лилия Гайсина

О платной и бесплатной медицине, врачебных ошибках, лечении онкологических больных и многом другом глава Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Таджикистана Насим Олимзода рассказал в эксклюзивном интервью «Азия-Плюс».

- Насим Ходжаевич, вы приступили к работе министра три месяца назад, расскажите о проделанной за это время работе.

- Работу мы начали со встречи с академиками и профессорами медицинских образовательных учреждений страны. Разговор состоялся искренний, говорили о том, что нужно делать прямо сейчас, что менять и как развиваться дальше. От ученых поступило много дельных предложений, состоялось обсуждение, и думаю, что все эти рекомендации мы будем постепенно реализовывать на практике.

Свои первые рабочие визиты я совершил в Хатлонскую и Согдийскую области, всего побывали в 16 районах этих регионов. Сейчас на первом месте у нас стоит развитие системы здравоохранения первичного уровня, т.е. на уровне сельских и городских учреждений первичной медико-санитарной помощи, чтобы для обследования пациентам не приходилось выезжать, например, в Душанбе. Поэтому во время визитов внимание было сконцентрировано на том, какое оборудование и какие специалисты нужны для качественного первичного обследования в регионах.

Провели исследование, выяснили, что именно нужно для реализации наших планов, и обратились за поддержкой к нашим международным партнерам, которые работают с министерством на протяжении многих лет. Предварительно они дали свое согласие поддержать нас, т.е. помочь оснастить базовой аппаратурой региональные медучреждения.

В этом направлении мы планируем работать и с отечественными партнерами из числа представителей частной медицины. Сейчас идет обсуждение вопроса, как они могут принять участие в создании современных лабораторий на местах. По итогам переговоров мы представим предложения правительству.

- Как на практике может выглядеть сотрудничество с частными медицинскими учреждениями? Насколько оно будет интересно самим предпринимателям?

- Мы планируем, что работа будет вестись по специальным соглашениям между государственными и частными медицинскими учреждениями. Исходя из них, на выгодных для себя условиях предприниматели могли бы отремонтировать и оснастить лаборатории в регионах, обучить специалистов работе на новом оборудовании, так как министерство в нынешних условиях не может в одиночку справиться с этим вопросом. А без качественной диагностики невозможно качественное лечение.

Есть планы проводить операции по пересадке костного мозга

- А какие предложения дали вам академики и профессора медицинского вуза?

- В большей степени это касалось перспектив проведения операций, которые сейчас недоступны таджикским пациентам. Прежде всего, это планы наладить операции по пересадке костного мозга. За последние 3-4 года в Таджикистане хорошо развивается трансплантология, наши специалисты успешно проводят операции по пересадке почек и печени. Система настолько налажена, что к нам приезжают пациенты из-за рубежа, например из Кыргызстана, Туркменистана, недавно были пациенты из Азербайджана. Дело в том, что стоимость таких операций в Таджикистане намного ниже, чем в других странах, а качество не уступает. Например, средняя стоимость операции по пересадке почек в России, Иране или Китае составляет порядка $30 тысяч, у нас – 47,8 тысячи сомони ($5,6 тысячи).

Что касается операций по пересадке костного мозга, то для осуществления этих планов мы привезли необходимое оборудование, идет подготовка специалистов, и, возможно, через три месяца мы начнем проводить такие операции первыми в Центральной Азии.

- Какие еще планы вы поставили перед собой на ближайшую перспективу?

- Думаю, что мы будем развивать систему хирургии новорожденных, т.е. проводить операции по устранению различных пороков развития. Также планируем развивать глазную микрохирургию, нейрохирургию. Кстати, месяц назад в медицинском комплексе «Истиклол» мы начали оперировать больных, переживших инсульт, с острыми нарушениями мозгового кровообращения, результаты очень хорошие, раньше такие операции мы не проводили. Это направление мы будем развивать и дальше.

Большое внимание будет уделено и области кардиологии, так как во всем мире наблюдается увеличение пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, и мы не исключение. Мы уже установили шесть ангиографов, благодаря которым можем оказать своевременную помощь пациентам.

Кроме того, необходимо совершенствовать паллиативную помощь больным. Для этого мы предлагаем уделить больше внимания этому вопросу при принятии бюджета на 2018 год.

На онкобольных стали выделять 97 сомони

- Если уж мы заговорили о паллиативной помощи, то давайте затронем проблемы онкологических больных, на которых в год у нас выделяется 60 сомони.

- Финансирование лечения онкобольных с каждым годом в стране увеличивается. Например, в 2017 году на одного такого пациента выделяют уже не 60, а 97 сомони. Наше министерство указало эту область медицины приоритетной, и эти рекомендации будут учитываться при принятии бюджета на 2018 год. Мы постараемся, чтобы в ближайшие годы онкологические больные были обеспечены препаратами для курсов химиотерапии. Хотя могу сказать, что во всем мире проблемы, связанные с онкологией, стоят остро: во-первых, количество больных с таким диагнозом растет; во-вторых, обеспечить их лечение только за счет государства, учитывая его высокую стоимость, невозможно. Ни одна страна в мире не может обеспечить бесплатное лечение онкобольных, но за рубежом налажена система медицинского страхования, и большая часть больных раком лечится за счет средств, идущих из фондов страхования. В Таджикистане, к сожалению, система страхования пока не внедрена.

- Какие профилактические меры предпринимаются в нашей стране для выявления онкологических заболеваний на ранних этапах?

- Опять же, проблемы выявления онкологии на ранних этапах, к сожалению, характерны для большинства стран мира. Злокачественные опухоли не удается выявить своевременно, поскольку ранние формы рака обычно не вызывают симптомов, пациент не ощущает изменений и не обращается для обследования.

В Таджикистане на сегодняшний день работает уже восемь маммографов, благодаря которым можно на ранних этапах определить наличие рака молочной железы. Функционируют кабинеты патологии шейки матки, которые оснащены современными кольпоскопами. Для лечения предопухолевой патологии шейки матки используются аппараты электрохирургического воздействия. В этом году началась реализация пилотного проекта по визуальному скринингу этого рака в двух районах. Функционируют лаборатории по определению онкомаркеров методом иммуноферментного анализа (ИФА).

При этом в республике не хватает специалистов-онкологов, но мы надеемся на выпускников нашего вуза. В этом году мы ожидаем пополнения в рядах специалистов.

- Кстати, о медицинском страховании: принятый еще в 2008 году закон так и не заработал. Специалисты не раз говорили, что на его реализацию в бюджете просто нет средств. Однако на пресс-конференции в Минздраве по итогам прошлого года было заявлено, что закон заработает в пилотных районах. Расскажите об этом подробнее.

- Действительно, ряд госструктур, таких как Министерство финансов или Налоговый комитет, считают разработанную систему страхования ненадежной и не советуют реализовывать ее сейчас. Однако мы понимаем, что развитая система медицинского страхования необходима для нашей страны, поэтому мы решили начать реализовывать ее на практике пока только в двух пилотных районах Согдийской области. На эту работу из бюджета было выделен 31 млн сомони, но этих средств, к сожалению, не хватает. Впрочем, по результатам этой работы мы сможем представить правительству свои рекомендации и найдем выход из сложившейся ситуации.

«Я не слышал о том, чтобы тяжелобольному не оказали первую помощь»

- Теперь давайте поговорим о нашей платной «бесплатной» медицине. Почему во всех странах мира лечение в государственных медучреждениях обходится дешевле, чем в частных, а у нас нередко происходит наоборот? Например, один день пребывания в стационаре Медгородка стоит от 400 до 800 сомони, а в частной клинике «Сино» – 250.

- Во-первых, сразу хочу сказать, что 400-800 сомони – это стоимость пребывания в стационаре во время целого курса лечения, т.е. в течение 8 или 10 дней. А в частной клинике «Сино» - 250 сомони нужно заплатить за сутки пребывания в стационаре. Так что эти данные не верны.

Вся экстренная медицинская помощь в Таджикистане, будь это частная клиника или государственная, оказывается совершенно бесплатно. И я не слышал ни разу о том, что в какую-либо клинику поступил тяжелый больной, и врачи не оказали ему первую помощь.

В соответствии с постановлением правительства №600 от 2 декабря 2008 года в госучреждениях, действительно, оказываются платные услуги. В основном, это касается тех пациентов, которым требуются дорогостоящие операции. В этом же приказе перечислена льготная категория больных, которым медицинские услуги оказываются бесплатно. И, например, наши международные партнеры критикуют нас за то, что категория льготников в Таджикистане очень широкая, но мы сокращать ее не планируем.

Кроме того, два раза в неделю по линии Минздрава мы отправляем на проведение дорогостоящих операций и тех пациентов, которые не попадают в категорию льготников, но не могут оплатить необходимое лечение. По мере возможности мы стараемся помочь всем.

- Сколько выделяется из бюджета на одного стационарного больного?

- 66 сомони.

- А сколько необходимо в реальности?

- Все зависит от патологии.

- В этом году на здравоохранение бюджетом заложено 1,4 млрд сомони. Можете назвать основные статьи расходов?

- Большая часть этих средств покрывает расходы на зарплаты специалистов, приобретение оборудования и медикаментов. Мы существенно сократили расходы на ремонт медучреждений; недостаточно средств на обучение персонала. На приобретение инсулина для больных сахарным диабетом в этом году предусмотрено 3 млн сомони.

- 3 млн сомони хватает на приобретение инсулина?

- Вполне. Пока мы покрываем все расходы.

В 2016 году врачебные ошибки нашли в 67 случаях

- Как вы оцениваете показатели материнской и детской смертности в Таджикистане?

- Это приоритетная тема для нашего министерства. Более того, на нее пристальное внимание обращает глава государства Эмомали Рахмон. В своем послании в прошлом году президент отмечал, что, по статистике детской смертности, на одну тысячу живорожденных приходится 15,8 случая летального исхода и 23,2 случая материнской смертности на 100 тысяч живорождённых. В начале разговора я вам говорил, что пристальное внимание мы уделяем первичному обследованию пациентов на местах; эту задачу мы реализуем в том числе и для того, чтобы выявлять на ранних этапах беременности патологии, которые впоследствии могут привести к летальным исходам. Год за годом в Таджикистане детская и материнская смертность снижается. Мы днем и ночью работаем над решением этой проблемы.

- Сколько за последнее время было выявлено технико-тактических ошибок врачей? Какие меры в их отношении были предприняты?

- Сведения о допущенных ошибках со стороны медперсонала приходят к нам из различных источников: жалоб со стороны пациентов, из дефектных актов медучреждений и других. Дополнительно министерство само проводит расследования через постоянно действующие или разовые комиссии по разбору летальных исходов, материнской и детской смертности, врачебных ошибок и осложнений вследствие неправильных действий медицинских работников.

За 2016 год мы выявили и расценили как ошибки, связанные с неправильным действием медицинских работников, 67 клинических случаев.

Степень наказания варьируется в широких пределах. Так, по выявленным нарушениям за прошлый год трое заместителей медучреждений и один завотделением были освобождены от занимаемых должностей, вопрос в отношении 27 медработников был вынесен на рассмотрение аттестационной комиссии для понижения категории, на 70 работников были наложены штрафные санкции в размере от 400 до 800 сомони. Только за первый квартал этого года по выявленным нарушениям 8 специалистам были снижены категории, 4 ответственных руководителя были отстранены от занимаемой должности, 21 - получили штрафные санкции, 12 специалистов были направлены на переобучение.

В этом направлении министерство прилагает все усилия для устранения условий, которые приводят к ошибочным действиям врачей: более широкое применение клинических протоколов, улучшается инфраструктура, учреждения оснащаются современным оборудованием, внедряются современные технологии диагностики и лечения, специалисты проходят обучение.

Поддельные лекарства ввозятся контрабандным путем

- По словам провизоров, в республику завозится немало поддельных лекарств. Кто завозит в страну лекарства, кто контролирует качество ввезенных товаров?

- Сейчас на рынке работает более 90 фармацевтических компаний, которые занимаются ввозом лекарственных средств и медикаментов. Контроль над их работой осуществляет Служба госнадзора за фармацевтической деятельностью. Она имеет аккредитованные лаборатории в Душанбе и в регионах: в Хороге, Худжанде, Кулябе и Курган-Тюбе.

В 2016 году для улучшения качества лекарственных средств на фармацевтическом рынке проведена сертификация 43 тыс. 831 наименования препаратов, из которых 209 были признаны несоответствующими стандартным требованиям и были изъяты из оборота. За первый квартал этого года была проведена сертификация еще 8 тысяч 605 наименований лекарств, из которых 104 также были изъяты из оборота из-за несоответствия качеству. Для увеличения количества сертифицированных лекарственных средств и улучшения возможности контроля качества Центральная лаборатория Службы госнадзора приобрела реактивы, лабораторное оборудование и прочее на 321 тысячу сомони.

Необходимо отметить, что некачественные и поддельные лекарства ввозятся в основном контрабандным путем. Для предотвращения ввоза некачественной и поддельной фармпродукции министерство активно работает с Таможенной службой.

- По статистике Минздрава, существует нехватка врачей и среднего медперсонала в семейной медицине. Как решается этот вопрос?

- Нехватка медработников в семейной медицине действительно ощущается: нам не хватает порядка 4 тысяч врачей и 3 тысяч медсестер. Но на базе центров семейной медицины постоянно проводятся обучающие курсы для врачей и среднего медперсонала, в год в этих центрах готовят до 300 врачей и 500 медсестер по семейной медицине. Кроме того, мы связываем большие надежды с выпускниками медицинского вуза, который был открыт в Хатлонской области.

«Лично я отрицательно отношусь к гомеопатии»

- Что вы можете сказать об уровне профессионализма выпускников столичного медицинского вуза?

- Наш столичный медицинский вуз задал очень высокую планку в свое время, ведь в СССР он занимал второе место по уровню подготовки специалистов. Конечно, нынешних студентов сравнивают с их предшественниками, которые обучались у выдающихся таджикских ученых. К сожалению, большинство из них или уехали за пределы страны в 90-е годы или просто не дожили до сегодняшнего дня. Однако на протяжении последних 15 лет тенденция к повышению качества обучения в нашем вузе налицо. Многие молодые специалисты сейчас выезжают за рубеж на курсы повышения квалификации, есть положительная динамика, и мы будем продолжать работать в том же духе.

- Комиссия Академии наук РФ в начале года опубликовала меморандум «О лженаучности гомеопатии», но таджикские врачи зачастую назначают всевозможные гомеопатические препараты. Что лично вы думаете о гомеопатии?

- Лично я отрицательно отношусь к гомеопатии, так как доказательная медицина не признала эффективность такого лечения. Впрочем, законом гомеопатические средства в Таджикистане не запрещены, и потребители должны сами решать, стоит приобретать такие препараты или нет. В любом случае гомеопатические препараты являются лишь дополнительным лечением, и об этом пациентам не стоит забывать.

На мой взгляд, намного более эффективным и доступным в качестве второстепенного лечения является лечение лекарственными травами, особенно если говорить о тех растениях, которые собирают в Таджикистане. У нас большое разнообразие всевозможных лекарственных трав, они экологически чистые. При столичном медколледже открыт специальный центр, где проводится сбор, обработка и упаковка таких растений. На сегодняшний день общее количество наименований лекарственных трав, производимых по линии Минздрава, составляет 18 видов; в этой области работают и частные производители. Качество нашей продукции ничем не уступает, а во многом даже превосходит ее зарубежные аналоги, и мы планируем в перспективе заполнить рынок только отечественной продукцией, так как она самая лучшая.

Таджикистан > Медицина > news.tj, 25 мая 2017 > № 2185058 Насим Олимзода


Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 24 мая 2017 > № 2183861 Олег Жуков

Хочешь российское гражданство? Узнай, имеешь ли ты на него право

Лилия ГАЙСИНА

В прошлом году только в консульском отделе Посольства РФ в РТ получили российское гражданство порядка 5 тысяч уроженцев Таджикистана.

О том, кто может получить российское гражданство на территории Таджикистана, как попасть на прием в консульский отдел Посольства РФ в РТ и почему обладатели двойного гражданства не могут получить свидетельства о рождении ребенка или регистрации брака российского образца в посольстве РФ в Душанбе? На эти и другие вопросы в интервью «АП» рассказал временно исполняющий обязанности заведующего консульским отделом Посольства РФ в РТ Олег Жуков.

- Олег Игоревич, недавние инициативы российских депутатов о предоставлении гражданства России всем рожденным в СССР и их потомкам наделали много шума. Есть или, возможно, будут какие-либо изменения в законодательстве в связи с этими инициативами?

- К сожалению, пока эти изменения и дополнения к закону о гражданстве не вступили в силу, и мы в своей каждодневной работе руководствуемся указанным законом в действующей редакции. Нам пока неизвестно, будут ли эти изменения касаться приема в гражданство России лиц, проживающих за пределами России, или же только тех, кто уже проживает на законных основаниях на российской территории.

- Какая категория людей может получить российское гражданство в упрощенном порядке на территории Таджикистана в консульском отделе посольства России?

- Иностранные граждане и лица без гражданства могут обращаться за приобретением гражданства РФ только в двух случаях.

Первый случай: если они имеют хотя бы одного родителя, обладающего гражданством России и проживающего в России, т.е. у отца, матери или законного опекуна есть внутренний российский паспорт с постоянной регистрацией. В таком случае иностранному гражданину следует заполнить заявление о приеме в российское гражданство, приложить к нему копии документов, подтверждающих факты, упомянутые в заявлении, а также предъявить на приеме в консульском отделе в оригинале все документы, копии которых прикладываются.

Особо хотелось бы отметить, что документы не должны содержать исправлений, вызывать сомнений в подлинности, должны быть физически целыми (не порванными, не пробитыми дыроколом и т.д., должны содержать установленное количество страниц), а также не должны быть заламинированными (это касается в основном свидетельств о рождении). Внимание следует уделить сроку действия внутренних паспортов. Как российское, так и таджикское законодательство предписывает менять документы по достижении определенного возраста – вовремя не замененный паспорт считается недействительным.

Стоит отметить, что если у ребенка (до 18 лет) оба родителя являлись гражданами России на момент его рождения, то ребенок имеет гражданство России по рождению и документы следует подавать только для установления гражданства и проставления соответствующего штампа в свидетельстве о рождении. В этом случае постоянная регистрация в России не является обязательным условием, у родителей могут быть только общегражданские заграничные российские паспорта.

При приеме в российское гражданство несовершеннолетнего ребенка, у которого только один из родителей является гражданином России, кроме заявления одного из родителей требуется письменное согласие второго родителя на приобретение ребенком гражданства России.

Второй случай: если заявители имели гражданство СССР, проживали и проживают в государствах, входивших в состав СССР, не получили гражданства этих государств и остаются в результате этого лицами без гражданства, т.е. если у них есть удостоверение лица без гражданства и подтверждение наличия в прошлом гражданства СССР. В таком случае лицу без гражданства также можно обратиться в консульский отдел с заявлением и соответствующими документами.

«Будет создана система онлайн-записи на прием»

- Как сейчас производится запись на прием в консульский отдел?

- Прием по большинству консульских вопросов осуществляется по предварительной записи в порядке общей очереди. Консульский отдел создал все условия для предоставления заявителям равных возможностей записаться в очередь на прием вне зависимости от места их проживания и иных факторов, для чего была введена система записи по телефону.

На территории Таджикистана проживают тысячи граждан, имеющих законные основания для приобретения гражданства России, а когда число заявителей превышает возможности государственного органа, то основная задача – структурировать всех желающих в очередь, тем самым создать четкую и прозрачную систему, в рамках которой все смогут реализовать свои права, не ущемляя права других лиц.

Напомним, что существовавшая до октября 2015 года система электронной очереди (живой очереди с использованием талонов, выдаваемых автоматом) вызывала недовольство заявителей и справедливые упреки в том, что отдельные граждане, используя физическую силу, забирали талоны для их последующей продажи. Периодически сотрудники силовых структур страны осуществляли рейды и задерживали подобных «предпринимателей», но уже через несколько дней на их месте появлялись новые. Мы прислушались к мнению посетителей и пересмотрели подход к формированию очереди.

На смену электронной очереди пришла система записи желающих лично сотрудниками консульского отдела, в том числе заведующим. Она просуществовала до февраля 2016 года. Прозрачность формирования очереди была достигнута, однако и эта система оказалась не лишена недостатков: из-за записи всех желающих очередь на подачу документов по вопросам гражданства была сформирована более чем на год вперед. Причем очередь в основном состояла из жителей Душанбе и окрестностей (тех людей, кто мог лично прийти в консульский отдел, чтобы записаться), что вновь вызвало резонное недовольство заявителей, не имевших возможности лично приехать.

В этой связи принцип формирования очереди был пересмотрен кардинальным образом. Было установлено, что мобильными или стационарными телефонами ежедневно имеют возможность пользоваться свыше 98% жителей страны, и этот метод записи был признан наиболее удобным. Было принято решение о записи на прием по телефону в установленное время. Это позволяет гражданам не толпиться у входа в отдел, а записаться, сидя дома или на работе.

Несмотря на очевидные недостатки, введение системы записи по телефону привело к желаемому результату: среди тысяч записавшихся и принятых за последние месяцы помимо душанбинцев есть и жители практически со всего нашего консульского округа, то есть со всей страны, за исключением Согдийской области (в Худжанде консульские услуги оказывает Генеральное консульство России).

Вообще, если говорить о количестве рассмотренных консотделом обращений по вопросам гражданства, то в прошлом году через наших дипломатов прошло около двух тысяч заявителей. Причем многие из них в своих заявлениях указывали и своих несовершеннолетних детей, которые тоже принимались в гражданство. Поэтому число новых граждан России – уроженцев Таджикистана, приобретших российское гражданство в нашем отделе в 2016 году, составило не меньше 4-5 тысяч человек.

- Но дозвониться до вашего отдела достаточно сложно.

- Мы понимаем, что система записи по телефону не устраивает многих. В значительной степени это связано с тем, что у заявителей создается ложное чувство, что невозможно дозвониться. В часы записи телефон консульского отдела ни на секунду не свободен: как только мы записываем одного дозвонившегося и кладем трубку, дозванивается следующий, после чего все повторяется до тех пор, пока вакантные места не заканчиваются. Во-вторых, к сожалению, из-за большого количества одновременно осуществляемых звонков на линии случаются сбои и некоторые звонки сбрасываются, что трактуется заявителями как злонамеренные действия сотрудников консотдела.

Для того чтобы у людей не создавалось обманчивого ощущения, что сотрудники консульского отдела препятствуют осуществлению их законных прав (а именно в этом нас чаще всего и упрекают), нами была проделана значительная работа по созданию системы онлайн-записи на прием по всем консульским вопросам (кроме получения свидетельства на возвращение, свидетельства о смерти и приема заведующего консульским отделом по сложным вопросам). Преимущество данной системы перед записью по телефону – еще большая прозрачность, а также автономность и непрерывность. Каждый желающий теперь сможет включить компьютер (планшет или смартфон), зайти на сайт онлайн-записи и выбрать удобное время посещения консульского отдела по интересующим его вопросам. Под автономностью мы понимаем следующее: интернет-платформа, на базе которой реализована онлайн-очередь, располагается на сервере МИД России, что исключает какие-либо киберугрозы. Непрерывность работы системы заключается в том, что запись по всем консульским вопросам будет осуществляться ежедневно, а не по графику. В определенные дни будет открыта запись на один месяц вперед. Например, если заявитель зайдет на сайт онлайн-записи 1 июня, то он сможет выбрать любой день для посещения с 1 июня по 1 июля (разумеется, при наличии свободных мест), а уже 2 июня заявителю будет представлен диапазон с 2 июня по 2 июля, и так далее. Проще говоря, если человек заходит на сайт и видит, что в ближайший месяц все места в очереди по интересующему его вопросу заняты, то ему не нужно ждать неделю или месяц, чтобы вновь попытаться записаться, а достаточно зайти на сайт на следующий день, и, возможно, ему повезет и он получит место в очереди.

Особенно хотелось бы отметить, что мы предусмотрели и возможность записи по телефону лиц старше 65 лет. Мы понимаем, что людям старшего поколения сложно освоить тонкости работы в интернете, поэтому создаем для них комфортные условия по записи в очередь. При этом число ежедневно принимаемых пожилых людей будет фиксированным.

- Когда будет запущена система онлайн-записи и по какому адресу ее можно найти?

- Технически все уже готово, система протестирована и работоспособна. Во второй половине мая на сайте посольства (в разделе консульских вопросов), а также на информационном стенде консульского отдела мы разместим подробную инструкцию по пользованию системой, дадим ссылку на сайт, а также информацию о графике приема звонков от лиц старше 65 лет.

«Свидетельство о рождении российского образца не дает преимущества»

- Кто имеет право на получение свидетельств о рождении, заключении брака в консульском отделе Посольства РФ в РТ?

- Говоря о нотариате, невозможно не сказать о том, что Россия и Таджикистан являются подписантами Минской конвенции, которая предполагает, что документы, которые на территории одной из сторон изготовлены или засвидетельствованы специальным учреждением по установленной форме, скреплены гербовой печатью, принимаются на территориях других государств - участников Конвенции. То есть документы, которые на территории одной из сторон Конвенции рассматриваются как официальные документы, пользуются на территориях других договаривающихся сторон доказательной силой официальных документов.

Документы, должным образом удостоверенные нотариусом на территории Таджикистана, не требуют дополнительного заверения или легализации в консульских учреждениях России в Таджикистане и имеют равную силу с документами, удостоверенными российским нотариатом.

Тем не менее, если гражданину все же требуется доверенность, заверенная российскими органами нотариата, то он может обратиться за этим в консульский отдел, но при этом стоит учитывать, что мы производим исключительно заверение доверенности, а не занимаемся ее составлением. Поэтому заявителю при обращении к нам следует проконсультироваться с органом, требующим доверенность, и получить образец, по которому мы можем выдать требуемый заверенный документ.

В вопросах регистрации брака и рождения ребенка все немного сложнее. Подавляющее число российских граждан, проживающих в Таджикистане, являются бипатридами, то есть наряду с гражданством России имеют и таджикское гражданство. Этот факт создает некоторые проблемы. В частности, мы, как орган, ведающий вопросами ЗАГС за рубежом, полномочны регистрировать изменение гражданского состояния граждан России, находящихся за рубежом. Тем не менее, зачастую мы не можем этого сделать, так как таджикское законодательство предписывает оформлять изменение гражданского состояния своих граждан в органах республики. А мы не можем толкать россиян-бипатридов на нарушение законов Таджикистана.

К сожалению, граждане почему-то считают, что, например, свидетельство о рождении российского образца предоставит ребенку некие преимущества, поэтому всеми правдами и неправдами пытаются его получить. К счастью, все документы, отражающие изменение гражданского состояния граждан наших стран, имеют одинаковую юридическую силу, и таджикские документы не создадут каких-либо дополнительных проблем их обладателям.

Таджикистан. Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 24 мая 2017 > № 2183861 Олег Жуков


Таджикистан. ПФО > Авиапром, автопром > news.tj, 4 мая 2017 > № 2163978 Евгений Носов

Цены ниже мировых: «Группа ГАЗ» предлагает поставить в Таджикистан новые автобусы

Автобусы, произведенные на заводах «Группы ГАЗ» - крупнейшего производителя техники в России, пользуются уважением у перевозчиков на всем постсоветском пространстве. Есть ли шанс, что эти автобусы в скором времени покорят и дороги Таджикистана? Об этом мы беседовали с директором по развитию продаж ООО «Русские автобусы – Группа ГАЗ» Евгением Носовым.

- Евгений Владимирович, какие планы у «Группы ГАЗ» в отношении рынка Таджикистана?

- Мы сотрудничаем с Таджикистаном с 2002 года. За это время в Душанбе было поставлено более 400 автобусов моделей ПАЗ и ЛиАЗ. И сегодня мы готовы поставить в республику современные автобусы различных классов по конкурентоспособным ценам.

В качестве примера могу сообщить, что наша компания приняла участие в открытом тендере, проводимом при поддержке Европейского банка реконструкции и развития, на поставку для города Худжанда 100 единиц городских низкопольных автобусов большого класса. Мы предложили к поставке наши самые современные на сегодняшний день модели автобусов Ликинского автобусного завода – ЛиАЗ-529260 (12 метров) и «ГАЗ Kursor» (9,5 метров).

«Группа ГАЗ» регулярно проводит в республике показы и презентации своих новинок, где мы видим огромный интерес к нашей технике со стороны как государственных, так и частных транспортных компаний. И мы готовы предложить перевозчикам Таджикистана самые современные и комфортабельные автобусы российского производства.

- Насколько привлекательны цены на новые ПАЗы, ЛиАЗы?

- Мы готовы поставлять в Таджикистан наши новейшие модели по ценам ниже, чем у мировых производителей. Так, например, в прошлом году мы презентовали совершенно новую разработку – максимально компактный, полностью низкопольный автобус «ГАЗ Kursor». Его длина составляет 9,5 метров. Это городской автобус среднего класса, салон которого может вместить порядка 75-80 человек, что сопоставимо с моделями большого класса. При этом машина имеет уникальную модульную мультиплексную систему управления, разработанную совместно с компанией Continental. Мы демонстрировали этот автобус на международной выставке в Германии и получили самые высокие отзывы мировых экспертов.

В этом году мы презентуем полунизкопольную модификацию этой модели. Прайс на полностью низкопольный автобус начинается от 5,8 млн рублей (около 98 тыс. евро), прайс на полунизкопольный - от 4,6 млн (около 78 тыс. евро), что значительно ниже стоимости аналогов известных мировых производителей.

Соответственно, цены на модели ПАЗ будут еще ниже. Модели Павловского автобусного завода – сегодня одни из самых доступных на рынке и России, и стран СНГ. Эти машины имеют самое привлекательное соотношение цены и качества. Именно поэтому марка ПАЗ на протяжении многих лет остается самой популярной на всем постсоветском пространстве.

Сегодня наш самый дешевый «пазик» стоит чуть больше одного миллиона рублей (порядка 19 тыс. евро), а стоимость самого дорогого не превышает трех миллионов (порядка 50 тыс. евро) в базовой комплектации.

Я сейчас говорю о современных автобусах, которые полностью отвечают мировым требованиям по комфорту и безопасности, предъявляемым к транспорту для пассажирских перевозок. Система кондиционирования, оборудование для перевозки маломобильных пассажиров, системы ABS и ASR, наружное и внутреннее наблюдение, системы навигации ГЛОНАСС/GPS – вот лишь неполный список оборудования, которое сегодня мы устанавливаем на свои автобусы.

- Все эти опции будут доступны для покупателей в Таджикистане?

- Они уже доступны. Мы полностью ориентируемся на потребности наших заказчиков.

Мы знаем, как важно для перевозчиков соблюсти баланс между стоимостью техники и затратами на ее обслуживание. Именно поэтому автобусная техника «Группы ГАЗ» - сегодня, пожалуй, самое лучшее предложение на рынке постсоветского пространства по соотношению «цена – качество».

Таджикистан. ПФО > Авиапром, автопром > news.tj, 4 мая 2017 > № 2163978 Евгений Носов


Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 22 апреля 2017 > № 2150615 Эрика Фатланд

Душанбе противостоит бедности необычными рекордами

Автор Эрика Фатланд объездила все пять бывших советских республик средней Азии. Особенно ее впечатлила столица Таджикистана Душанбе, которая повсеместно считается красивейшим городом.

Эрика Фатланд (Erika Fatland), Die Welt, Германия

Над кронами деревьев засиял новый день. Вдали перед нами утренним ветерком лениво развевался красно-бело-зеленый флаг Таджикистана. Флаг 60 метров длиной и 30 метров шириной, который весит более 300 килограмм, впечатляет уже сам по себе, но самым впечатляющим является его мачта, на которой он висит: ее высота составляет 165 метров и, тем самым, она является самым большим отдельно стоящим флагштоком в мире за все время регистрации таких рекордов. Существует соревнование по установке самых высоких флагштоков.

Все началось в 2001 году, когда в честь празднования Национального дня Арабских Эмиратов в Абу-Даби был заказан 123 метровый флагшток. Граждане ОАЭ уже могли гордиться рекордами за самый высокий отель, самую большую люстру и самый большой ковер для молитвы. Теперь красно-белый флаг Абу-Даби развевался на самом высоком флагштоке в мире.

Но радость длилась недолго. Уже в 2003 году король Иордании Абдалла приказал установить в столице Аммане флагшток высотой 127 метров. Годом позже он заказал очередной флагшток, который был выше еще на три метра. Так, некоторое время оба самых высоких в мире флагштока стояли в Иордании.

Бедный Таджикистан — обладатель самого высокого флагштока в мире

В 2008 году в борьбу вступила и первая из постсоветских республик, Туркменистан вышел вперед с 133 метровым флагштоком в Ашхабаде. Два года спустя азербайджанцы превзошли все прежние рекорды флагштоком высотой 162 метра, который стоит в Баку. Но и в этом случае радость длилась совсем недолго: менее чем через год в Душанбе развевался таджикский флаг на 165 метровом флагштоке.

Настоящим победителем в этой международной войне флагштоков, без сомнения, является Trident Support, компания, которая создала каждый из этих рекордных флагштоков. После успеха флагштока в Абу-Даби компания отметила, что на фронте производства флагштоков существует практически ненасытный рынок, но нет ни одной другой компании с необходимой компетенцией.

С 2001 года Trident Support занимается исключительно флагами и флагштоками. На сайте компании можно прочитать, что она производит флагштоки высотой от 90 и до рекордных 165 метров — или еще выше. Можно также увидеть, как долго Таджикистан держит мировой рекорд. По слухам Саудовская Аравия и Дубай планируют инвестировать в новые флагштоки.

То, что такие богатые нефтью страны, как Азербайджан, Дубай, Туркменистан и Саудовская Аравия могут позволить себе участвовать в соревновании на самый высокий флагшток, никого не должно удивлять. Но откуда деньги у таджикских чиновников?

Таджикистан является наибеднейшей страной среди всех бывших советских государств. Он не располагает ни нефтяными, ни газовыми месторождениями, а свыше 90% страны занимают горы. Лишь 7% поверхности пригодны для ведения сельского хозяйства. Едва живая промышленность страны разорена, государство зависит от иностранных благотворительных организаций, чтобы хоть как-то сводить концы с концами.

Половина населения считается бедными, около 20% из восьми миллионов жителей вынуждены жить на менее чем один евро в день. Тем не менее самый высокий флагшток в мире сейчас стоит в Душанбе.

Аллеи с красивыми домами в неоклассичеком стиле

Душанбе считается самым красивым городом Центральной Азии. Аллеи с большими лиственными деревьями бросают длинные тени на маленькие пастельных тонов дома в неоклассическом стиле. Улицы пыльные и широкие, созданные для социалистического будущего, половина тротуаров выделена для велосипедистов, которые, видимо, также относятся к будущему.

В течение четырех дней, которые я провела в Душанбе, я увидела одного единственного велосипедиста, пожилого мужчину на ржавой, ветхой развалюхе. Кажется, что тротуары предусмотрены для женщин, которые группками по две или по три медленно по ним прогуливаются. Они одеты в хлопковые туники с яркими узорами длиной до колен и сочетающиеся с ними свободные брюки.

Большинство из них ходят с распущенными длинными черными волосами или заплетают их в косички; лишь немногие покрывают голову платком. У них светлые овальные лица с узкими прямыми носами и карими миндалевидными глазами.

В отличие от казахов и туркменов, которые произошли от монгольских и тюркских народов, таджики произошли от персов, и их язык, таджикский, так похож на персидский, что многие персидские студенты охотнее проводят стажировку в Душанбе, чем в политически напряженном Тегеране. Самое большое отличие в языках — алфавит: персидский пишется арабской вязью, а таджикский — кириллическими буквами.

Маленькая деревня с большим базаром

До того, как Таджикистан получил статус советской социалистической республики, Душанбе был всего лишь деревней с примерно тремя тысячами жителей. Но новая республика нуждалась в столице, и выбор пал на маленькую деревню, которая была известна своим большим базаром, работавшим по понедельникам: Душанбе по-таджикски означает понедельник.

С 1926 по 1961 год город назывался Сталинабад, и в эти годы, прежде всего в послевоенные годы, возникли многочисленные неоклассические строения. Сегодня когда-то скромная деревня является самым крупным городом страны с более чем 700 тысячами жителей.

После 1991 года многие из маленьких домиков пастельных цветов были снесены, чтобы освободить место для современных высотных домов, тем не менее, кажется, что здесь сохранилась еще некоторая сельская атмосфера: никто из жителей не выглядел спешащим, люди спокойно шли по тротуару, никто не сигналил и не шумел, за исключением богачей, заполонивших улицы на своих безвкусных дорогих автомобилях. А над крышами домов развевался огромный красно-бело-зеленый флаг.

Когда я шла прямо в сторону флагштока, я оказалась в большом роскошном парке. В конце парка, недалеко от флагштока, стоял великолепный дворец с золотым куполом и таким большим количеством греческих колонн, что мне показалось бессмысленным пытаться их пересчитать. Новый президентский дворец в Душанбе не потеряется на фоне президентских дворцов Астаны или Ашхабада, ни в стиле, ни в размере.

Строительство мечети для 150 тысяч верующих

Впрочем, президентский дворец и флагшток не единственные конструкции, привлекающие внимание в таджикской столице. Возле Hyatt Regency Hotel недавно была построена самая большая чайхана в мире, а на окраине центра строится самая большая мечеть в Центральной Азии. По плану она должна быть в состоянии принять 150 тысяч верующих, свыше 20% населения Душанбе.

Для сравнения, самая большая на сегодняшний день мечеть в Центральной Азии — Хазрет-Султан в Казахстане может вместить лишь 10 тысяч верующих. Эмир Катара предложил взять на себя большую часть расходов по возведению гигантской мечети, но кто финансировал чайхану, строительство которой предположительно обошлось в 60 миллионов долларов, неизвестно.

Недалеко от президентского дворца, в конце парка, стоит еще одно массивное здание: Национальная библиотека Душанбе, самая большая библиотека Центральной Азии. Библиотека была открыта в 2012 году и занимает в общей сложности сорок пять тысяч квадратных метров, расположенных на девяти этажах.

Она может вместить до десяти миллионов книг, и чтобы заполнить многочисленные полки, каждой семье было предложено пожертвовать книги к ее открытию. Журналисты, которые осмотрели здание, сообщили, что книги есть только в одном из залов, остальные полки стоят пустыми.

Дверь огромной входной группы с длинными тонкими колоннами и темными стеклянными поверхностями была заперта. Пара мальчиков объяснила, что по рабочим дням следует пользоваться нижним входом.

У темного входа в подвал пожилой охранник в плотно сидящей синей униформе отказывал каждому, кто хотел попасть в библиотеку: «К сожалению, сегодня закрыто. — К сожалению, закрыто. — Мы сегодня закрыты». «Но сейчас же только половина одиннадцатого?» — обратилась к нему я. Охранник настороженно меня оглядел. «У нас сегодня нет электричества, — сказал он тихо. — Попробуйте прийти в другой раз. Возможно, завтра у нас будет электричество».

Стремительная карьера президента Эмомали Рахмона

На выглядящем официально здании на другой стороне улицы висел огромный плакат, на котором был изображен мужчина в костюме посреди поля. У него были толстые, густые брови, высокие скулы и роскошная темная шевелюра. Опыт, приобретенный в Туркменистане и Казахстане, подсказал мне, что этот пожилой господин на гигантском плакате никто иной, как Эмомали Рахмон, президент Таджикистана.

Как и у многих его коллег, карьерный рост Рахмона был стремительным. Его родители владели хозяйством в Кулябской области на юго-западе Таджикистана. Примерно в 20 лет он закончил обучение на экономическом факультете, затем он переехал в Дангаринский район и медленно поднимался по карьерной лестнице в системе совхозов. С 1987 по 1992 год он был директором совхоза им. Ленина, в 1990 году он был избран депутатом Верховного совета.

Во время гражданской войны, которая бушевала с 1992 по 1997 год и унесла жизни от 50 до 100 тысяч человек, Рахмон сделал себе молниеносную карьеру. В ноябре 1992 года он был назначен председателем Верховного Совета Таджикистана, а в 1994 году с 59,5% голосов был избран президентом. Если верить таджикским властям, явка составила 95%, хотя гражданская война еще продолжалась.

Если кто-то в центральноазиатской республике однажды въезжает в президентский дворец, вероятность, что он оттуда добровольно съедет, очень низка. Так и Рахмон по традиции остался там жить и с постоянно увеличивающимися полномочиями привел страну в XXI век.

Вместе со своей женой Азизамо они имеют семь дочерей и двоих сыновей, которые получили респектабельные рабочие места в госаппарате: одна из дочерей является первым заместителем министра иностранных дел, в то время как старший сын руководит таможенной службой.

Несмотря на загруженные будни президента Рахмон нашел время написать более десятка книг, среди которых главный его труд: «Таджикистан в зеркале истории», в котором он проводит творческие параллели между настоящим и славным прошлым таджиков при династии Сасанидов в IV веке. Эта книга — «духовный подарок Рахмона таджикской нации».

На президентских выборах в 1999 году, через два года после согласованного прекращения огня, Рахмон был переизбран с фантастическими 97,6% голосов. Явка также достигла рекордной высоты, целых 98,9%. На выборах 2006 года, выборах, которые оппозиционные партии бойкотировали, а ОБСЕ охарактеризовала как «неудовлетворительные и несправедливые, но мирные», Рахмон получил 79,3% голосов. И в этот раз явка составила более 90%.

В ноябре 2013 года готовились новые выборы. Хотя Рахмон теоретически боролся за пост президента с шестью другими кандидатами, напряжение от ожидаемого исхода голосования и на этот раз не выходило за рамки. Сам Рахмон был так уверен, что его снова переизберут, что даже не хотел заниматься избирательной кампанией. Конечно, он следил за тем, чтобы его соперники как можно меньше выступали в СМИ, чтобы они не смогли организовать настоящей избирательной кампании.

Многочисленные люксовые автомобили BMW и Mercedes

Хотя в столице Рахмона нет недостатка в величественной архитектуре, оказалось тяжело найти приличную закусочную. После того как я прошла мимо бесконечного числа магазинов, которые специализировались на продаже бывших в употреблении мобильных телефонов и пиратских DVD копий, наконец-то я нашла единственное континентальное уличное кафе в Таджикистане.

Я села за свободный стол и смотрела на уличное движение. Широкая улица не была особенно загружена автомобилями, но среди машин, которые я увидела, на удивление многие были произведены на заводах BMW и Mercedes. Зеркально белые и черные автомобили проезжали мимо, как жемчужины на нитке.

Снова я удивилась, откуда взялись деньги. Большинство таджиков зарабатывают меньше, чем 80 долларов в месяц, а треть населения постоянно недоедает. Таджикское государство не может даже вакцинировать детей от опаснейших заболеваний или обеспечить граждан зимой достаточным количеством электроэнергии. Тем не менее здесь больше люксовых автомобилей, чем в Ашхабаде и Астане.

Только когда я оказалась снова дома, я получила ответ — не на вопрос, откуда взялись деньги, а откуда появились автомобили. Они были привезены из Германии. С помощью тщательных исследований и с помощью GPS немецкая полиция смогла отследить 200 угнанных автомобилей класса люкс, среди которых ряд моделей марок BMW и Mercedes.

Полиция предположила, что автомобили через криминальные сети были перепроданы в восточной Европе или России, но, к их удивлению, они оказались у ведущих таджикских сотрудников администрации президента, членов семьи и близких друзей президента Рахмона.

Текст представляет собой несколько сокращенный вариант главы «Столица Mercedes-Benz» («Die Mercedes-Benz-Hauptstadt») из книги «Советистан. Путешествие по Туркменистану, Казахстану, Таджикистану, Киргизстану и Узбекистану» («Sowjetistan. Eine Reise durch Turkmenistan, Kasachstan, Tadschikistan, Kirgisistan und Usbekistan») Эрики Фатланд.

Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 22 апреля 2017 > № 2150615 Эрика Фатланд


Таджикистан. Китай. Азия > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча > news.tj, 3 апреля 2017 > № 2167957 Цзян Лань

«Один пояс - один путь»

Цзян ЛАНЬ, доктор экономических наук

Перспективы развития горной промышленности в Горном Бадахшане.

За последние 25 лет, с момента приобретения независимости, Республика Таджикистан предпринимает шаги к улучшению благосостояния населения и социально-экономического положения в обществе. Решения этих вопросов можно достичь, вкладывая средства в развитие экономики горных регионов, где в основном сосредоточены минеральные ресурсы.

Рецессия мировой экономики, спад цен на сырьё и последствие экономических санкций против России затянули экономику Таджикистана в кризис. Зависимость экономики Таджикистана от России вынуждает таджикских экономистов искать новые модели роста. Подходы к решению проблем во многом зависят от инвестиций в горную промышленность горных регионов, где уязвимость населения в социально-экономическом плане выше, чем в центральных районах республики.

Таджикистан, находясь на перекрестке Великого шелкового пути, занимает среди постсоветских регионов наиболее значимое положение в развитии многовековых отношений между странами Юго-Восточной Азии, Центральной Азии, Западной Азии и Европы. Развитие Шелкового пути до начала ХХ века сыграло огромную роль в торговле и отношениях стран Евразийского континента. С образованием СССР и приобретением республиками Средней Азии независимости нынешняя социально-экономического политика Китая по глобализации и установлению двухсторонних отношений со странами Центральной Азии согласно концепции «Один пояс - одна дорога» способствует развитию и полному восстановлению Шелкового пути. Китай за последние годы стал лидером по объёмам прямых инвестиций в экономику Таджикистана. На долю Китая приходится почти 58% (или 272,6 млн долларов США) от общей суммы прямых инвестиций, направленных в прошлом году в таджикскую экономику. По итогам 2014 года доля Китая в общем объёме прямых инвестиций в Таджикистан составила 50%, а в 2013 году - 48%.

Таджикистан является горной страной, где горы занимают 93% территории; очевидно, что развитие горной промышленности будет играть большую роль в повышении уровня жизни населения и повышении стабильности экономики государства. Наиболее слабо развитым регионом Таджикистана является ГБАО, с численностью населения 216 900 человек и общей площадью 64 100 км2, что составляет 44,9% общей территории Таджикистана.

Естественно, перспективными для инвестиций среди районов ГБАО являются Мургабский и Рушанский, где сосредоточены различные месторождения: серебра - Якджилва, олова - Пасируд, золота - Рангкуль, Марджанайское рудопроявление, месторождение полиметаллов «Икар», месторождение железной руды Барч и проявление Гумас Ванчского района. Помимо рудных месторождений на территории ГБАО известно немало нерудных месторождений, таких как Туракуламинский самоцветный пояс, месторождения самоцветов - Кухи Лаъл, Лоджвардара, мрамора - Даштак и Поймазор, где производятся геологоразведочные работы, но слабая организация работ из-за тяжёлых климатических условий и других проблем не может эффективно влиять на экономику края, важнейшим фактором является короткий рабочий период – 3–5 месяцев.

В 2016 год ВВП данного региона составил 770 миллионов сомони; по отношению к 2015 году ВВП вырос на 6,9%. За счёт роста производства электроэнергии – 176 336 тыс. кВт, сельскохозяйственной продукции, такой как зерновые – 16 349 тонн (24,5 тонны с одного гектара), картофель 54 585 тонн (21,4 тонны с одного гектара), другие овощи – 15 705 тонн (268 тонн с одного гектара), фрукты – 19 407 тонн (77 тонн с одного гектара), мясо – в живом весе 9 610 тонн, молочные продукты – 20 576 тонн, мёд – 127 тонн. Процентное соотношение занятости населения по секторам: сельское хозяйство – 61,3%, промышленность и строительство – 2%.

Толчком к бурному развитию региона помимо туризма, может быть развитие горнорудной промышленности, так как этот регион богат минеральными ресурсами. Труднодоступность сырьевого потенциала ГБАО не даёт инвесторам возможности сиюминутных выгод, тем не менее организация современного технологического производства позволяет получить выгоду из вложенных средств.

Из вышеперечисленных объектов, как мы знаем, на одном из месторождений компаниями ведутся геологоразведочные работы, утверждены запасы на одном участке. Компания работает на объекте более 10 лет, несмотря на тяжёлые условия работы на объекте (нехватка кислорода) на отметке 4200 м над уровнем моря и выше, в последние годы ежегодно создавалось более 100 рабочих мест с получения разрешения на проведение геологического изучения от правительства РТ.

Как правило, развитие горной промышленности требует полного геологического изучения; впервые будет проводиться геологическое изучение в определённом объёме в соответствии с проектом, утверждённом Главным управлением геологии при правительстве Республики Таджикистан, после подтверждения запасов в ГКЗ начнётся разработка руд с получением разрешения от правительства Республики Таджикистан.

Для достижения цели освоения месторождения будут затрачены долгие годы и большие инвестиции, которые позволят обеспечить рабочими местами местное население, дадут местным жителям возможность повысить квалификацию и обеспечивать свои семьи на протяжении долгих лет, а также обеспечат социальную стабильность, это немаловажно для таких районов, как ГБАО. Таким образом, вырастут социальный уровень жизни населения в данном регионе и доходы от налогов в бюджет государства.

В последние годы республика достигла больших успехов в развитии горной промышленности и приобрела большой опыт в привлечении иностранного капитала. Например, несколько крупных горнопромышленных компаний в Согдийской области, работающие более 10 лет на рынке Таджикистана, выполнили свои обязательства и улучшили социально-экономическое положение данного региона.

Следует отметить, что ГБАО имеет преимущества в развитии горной промышленности, исходя из результатов, полученных в годы СССР и в 25 лет независимости Республики Таджикистан. По мнению экономистов, для привлечения инвестиций необходимо создать доброжелательную инвестиционную среду и следует уделять особое внимание инвесторам, которые уже работают в данной области на протяжении долгих лет, проводить льготную политику и оказывать им всяческую поддержку. Об этом 17 марта говорил и постоянный представитель АБР господин Си Си Ю, который подчеркнул, что Таджикистану нужно привлекать инвесторов и удерживать их в стране.

Исходя из вышеизложенного, хотела бы подчеркнуть, что в этом регионе есть все предпосылки и имеются перспективы привлечения иностранного капитала для развития горной промышленности. Насколько нам известно, в этом регионе ведутся работы только на стадии геологического изучения. Надеемся, что скоро увидим эксплуатацию месторождений в этом районе. Мы готовы приложить свои силы и будем вкладывать больше инвестиций, создавать больше рабочих мест, выполнять свои социальные обязательства с момента получения разрешения от правительства РТ.

Об авторе: Цзян ЛАНЬ, доктор экономических наук, занимается исследованиями в области экономического сотрудничества ЦА и Китая, особенно в сфере горной промышленности. Защитила докторскую диссертацию в Китайском геологическом университете. В данный момент работает вице-президентом корпорации «Дао Хэн инвест» и директором ФТОО «С.А. Минералз».

Таджикистан. Китай. Азия > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча > news.tj, 3 апреля 2017 > № 2167957 Цзян Лань


Узбекистан. Казахстан. Таджикистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 2 марта 2017 > № 2104334 Петр Бологов

Последний край державы. Почему Москве по-прежнему рады в Средней Азии

Петр Бологов

Средняя Азия в отличие от прочих частей постсоветского пространства продолжает оставаться регионом, открытым для геополитических проектов Кремля, невзирая на их пока еще низкую эффективность. ЕС и США заметно снизили свою активность в этих странах, а растущее влияние Китая и порождаемые им страхи скорее играют на руку Москве

В последних числах февраля президент России Владимир Путин обратился к немного подзабытому внешнеполитическому жанру – совершил турне по целому региону, Средней Азии. За несколько дней он посетил Казахстан, Киргизию и Таджикистан, а в Душанбе еще и провел телефонные переговоры с президентом Туркмении. Формально этот вояж был приурочен к 25-летию установления дипломатических отношений между Россией и бывшими советскими республиками региона, которое будет отмечаться в течение всего года. Впрочем, за этим чисто символическим поводом для поездки российского лидера нетрудно разглядеть продолжающий набирать силу евразийский вектор во внешней политике Кремля. На западном направлении Москва пока далека от прорывов в отношениях не только с ЕС или США, но и с Белоруссией. Зато в Средней Азии позиции России по-прежнему сильны и даже укрепляются.

Узбекистан

Изначально предполагалось, что в среднеазиатское турне Путина может попасть и Узбекистан. В ноябре в Москве побывал министр обороны этой республики Кабул Бердиев, подписавший со своим российским коллегой Сергеем Шойгу договор о развитии военно-технического сотрудничества на 2017 год. Ожидается, что в рамках этого соглашения Узбекистан, тратящий на военные расходы целых 3,5% ВВП, будет закупать российское вооружение вместо американского, на которое в свое время так рассчитывал покойный президент Ислам Каримов.

Учитывая, какое значение в Москве придают потенциальным клиентам российского ВПК (Россия остается вторым в мире после США экспортером оружия), можно было ожидать, что Путин в ходе своего турне заглянет и к новоизбранному узбекскому президенту Шавкату Мирзиёеву. Но узбекский лидер, судя по всему, не отважился на столь стремительное сближение с Москвой: если поначалу сообщалось, что для своей первой зарубежной поездки в качестве президента Мирзиёев выбрал Россию, то потом это решение изменили, и первым стал Казахстан. Встречу с Путиным отложили еще на несколько месяцев – по словам президентского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, она состоится до конца весны.

Казахстан

Встреча Владимира Путина с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым началась с совместного посещения горнолыжного курорта под Алма-Атой. На последующих переговорах, согласно официальному сообщению Кремля, обсуждались «актуальные вопросы двустороннего сотрудничества и ключевые темы международной повестки дня», проще говоря – вопросы сирийского урегулирования и сотрудничества в рамках ЕАЭС. И если итоги межсирийских переговоров в Астане обе стороны оценили положительно, то, говоря о двусторонних отношениях, Путин вынужден был констатировать «снижение товарооборота в стоимостном выражении».

За этой довольно мягкой формулировкой кроются не самые обнадеживающие показатели, которые продемонстрировали в прошлом году страны – участницы ЕАЭС, объединения, локомотивами которого являются в первую очередь Россия и Казахстан. Доля взаимной торговли внутри ЕАЭС по состоянию на 2015 год оценивалась лишь в 13,5% от общего товарооборота стран-участниц, а за первые девять месяцев прошлого года оказалась еще меньше и составила лишь $29,5 млрд против $361,7 млрд, приходящихся на торговлю с третьими странами (около 7,5%).

Несмотря на ликвидацию таможенных барьеров, участники ЕАЭС продолжают рассматривать это объединение как некую формальность, предпочитая при любом удобном случае перетягивать одеяло на себя. Подтверждений тому хватает в двусторонних отношениях. Москва и Минск продолжают спорить из-за запретов на импорт белорусской сельхозпродукции в Россию и цен на поставляемый в Белоруссию российский газ. Похожие конфликты между странами с участием «Газпрома», «Белтрансгаза» и «Транснефти» уже происходили в 2006 и 2010 годах, и появление Таможенного союза, позже переродившегося в ЕАЭС, в этом отношении ничего не изменило.

Нежелание договариваться демонстрируют не только Россия и Белоруссия. Аналогичные споры, пускай и в меньших масштабах, идут сегодня между Казахстаном и Киргизией. После присоединения последней к ЕАЭС в августе 2015 года на границе с Казахстаном действительно были ликвидированы таможенные посты и отменен фитосанитарный контроль. Однако с начала текущего года Астана ввела ограничения на поставку киргизской мясной и молочной продукции в Россию и третьи страны. Транзит был разрешен лишь железнодорожным транспортом в опломбированных вагонах, а перевозки автотранспортом запрещены.

Позже выяснилось, что запрет касался лишь 15 киргизских предприятий. В дальнейшем, по просьбе Бишкека, этот вопрос был вынесен на рассмотрение Евразийской экономической комиссии, и к началу февраля конфликт вроде бы удалось урегулировать, что, однако, не исключает его повторения в будущем. Тем более Казахстан уже неоднократно вводил ограничения на поставки киргизской сельхозпродукции, объясняя это соображениями санитарной безопасности.

Видимо, пытаясь как-то сгладить общее впечатление разлада внутри ЕАЭС, Назарбаев перед встречей с Путиным звонил президенту Белоруссии Александру Лукашенко: «выразил озабоченность» по поводу российско-белорусского конфликта и предлагал поделиться собственным опытом в отношениях с Киргизией. Однако посреднические усилия елбасы оказались не востребованы: страны ЕАЭС по-прежнему предпочитают решать проблемы на двусторонней основе.

Таджикистан

После Казахстана Путин отправился в Душанбе на встречу с его превосходительством лидером таджикской нации Эмомали Рахмоном. Все последние годы взаимоотношения России и Таджикистана, не обремененные сотрудничеством в рамках ЕАЭС, вращаются вокруг двух вопросов: безопасности (обе страны входят в ОДКБ) и трудовой миграции таджиков в Россию. Нынешняя встреча президентов в этом плане не стала исключением.

На территории Таджикистана сегодня размещается самая крупная зарубежная военная база России – 201-я, в первой половине нулевых сформированная из мотострелковой дивизии. Отдельные части российских войск выдвинуты на главные направления, ведущие от границы с перманентно находящимся в состоянии гражданской войны Афганистаном, откуда по территории СНГ традиционно распространяются опиаты и исламистские настроения.

Вопреки опасениям скептиков после вывода с границы российских пограничников их таджикские коллеги более или менее успешно занимаются охраной этого рубежа, хотя обстановка в Афганистане после проведения там операции НАТО «Несокрушимая свобода» стала поспокойнее. С другой стороны, в последнее время наряду с ослаблением талибов в Афганистане активизировалось «Исламское государство» (запрещено в РФ), что вынуждает сопредельные страны с еще большим вниманием относиться к охране своих границ. Поэтому достигнутая Путиным и Рахмоном договоренность использовать для охраны таджикско-афганской границы возможности 201-й базы Минобороны РФ выглядит вполне закономерной. Тем более что о передислокации российских военных непосредственно на границу речи пока не идет.

Менее очевидным кажется готовность России объявить миграционную амнистию для десятков тысяч таджиков. Сегодня в Таджикистане насчитывается до 200 тысяч граждан, которым из-за административных правонарушений запрещен въезд в Россию. Для республики, где каждый десятый житель находится на заработках в РФ (всего около 800 тысяч человек), это существенная цифра, и на встрече с Путиным Рахмон ожидаемо поднял вопрос об амнистии.

«В целом решение найдено, и мы будем работать в соответствии с договоренностью с президентом Таджикистана», – пообещал российский президент. По оценке первого вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова, амнистия коснется только тех, кто в силу различных обстоятельств нарушил миграционное законодательство, но не был вовлечен в криминальную деятельность. Такая склонность Москвы к компромиссу в этом вопросе, видимо, объясняется тем, что из-за экономического кризиса поток среднеазиатских гастарбайтеров в Россию сокращается и без дополнительных запретов: даже если всем нарушителям разрешат вернуться, их численность едва достигнет докризисных показателей 2012–2013 годов, когда количество гастарбайтеров из Таджикистана превышало миллион человек.

Киргизия

О российском военном присутствии упоминалось и во время визита Путина в Киргизию, куда он прибыл, наградив предварительно Рахмона орденом Александра Невского за «укрепление российско-таджикистанских отношений». Комментируя итоги встречи с киргизским президентом Алмазбеком Атамбаевым, российский лидер заявил, что будущее российских военнослужащих в республике, которые на данный момент размещаются на берегах Иссык-Куля (954-я испытательная база противолодочного вооружения) и на авиабазе в Канте, зависит исключительно от позиции местных властей и, если в Бишкеке заявят, «что такая база не нужна, мы в этот же день уйдем».

Интерес к этой теме подогрели заявления Атамбаева, пообещавшего, что российская база будет закрыта по истечении срока действия соответствующего договора. Правда, срок этот истекает только в 2058 году, а сам Атамбаев покинет свой пост уже в ноябре этого года, когда в Киргизии пройдут очередные президентские выборы, в которых нынешний глава республики не может принимать участие. Поэтому судьбу базы в Канте, скорее всего, будут решать уже преемники Атамбаева.

Собственно, поэтому два президента обсуждали не столько вопросы безопасности, сколько тему грядущей смены власти в Киргизии, которая за время независимости пережила уже две революции (в 2005 и 2010 годах). Возможная дестабилизация в республике может поставить под вопрос пребывание в российской сфере влияния Киргизии, которая сейчас остается самой пророссийской страной региона. Сам Атамбаев убежден, что на революциях в стране «поставлена точка», хотя напряжение грядущих выборов в Бишкеке уже ощущается – на днях по обвинению в мошенничестве и коррупции был арестован лидер оппозиционной партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев, что заставило его сторонников выйти на митинги. Этот протест, по всей вероятности, будет властями купирован, однако, как повернется ситуация в ноябре, предсказать сложно – конкуренция на президентских выборах ожидается очень жесткой.

В любом случае голосовать граждане Киргизии, оспаривающей у Таджикистана звание беднейшей страны СНГ, будут в первую очередь кошельком и желудком, а не за политические убеждения того или иного кандидата. Это прекрасно понимают и в России, которая, по словам Путина, за последние годы вложила в развитие республики миллиард долларов. Также российский президент не упустил случая рассказать и о $6 млрд, выданных в качестве кредитов Белоруссии, прозрачно намекнув таким образом, что найти более щедрого союзника у Киргизии при любом руководстве вряд ли получится.

Туркмения

Ни одна из стран, посещенных Путиным в ходе среднеазиатского турне, за время своей независимости не ставила под сомнение стратегическое партнерство с Россией. Нынешняя поездка не только лишний раз это подтверждает, но и дает основания говорить, что российские позиции в регионе укрепляются: достигнуты новые договоренности в сфере безопасности, обозначено намерение решать торговые споры в рамках ЕАЭС. Средняя Азия в отличие от прочих частей постсоветского пространства продолжает оставаться регионом, открытым для геополитических проектов Кремля, невзирая на их пока еще низкую эффективность. ЕС и США, завязшие во внутренних проблемах, заметно снизили активность взаимодействия со среднеазиатскими лидерами.

Разумеется, есть еще и Китай, чьи экономические интересы в регионе часто сталкиваются с российскими. Но растущее китайское влияние во многом играет на руку Москве. Страны Средней Азии рассчитывают строить свою стабильность на стыке интересов России и Китая, потому что опасности одностороннего выбора в пользу Пекина некоторые из них уже испытали на собственном опыте. Туркмения, решив продавать практически весь свой газ китайцам, в результате столкнулась с жесточайшим дефицитом валюты, потому что большая часть китайских платежей за газ уходила на оплату китайских же кредитов.

Теперь две самые закрытые среднеазиатские республики – Узбекистан и Туркмения – проявляют все большую заинтересованность в восстановлении прежних связей с Москвой. С президентом Узбекистана Путин должен встретиться в ближайшие пару месяцев, а о его скором визите в Ашхабад было объявлено во время пребывания российского президента в Душанбе. Как заявили в Кремле, президент РФ очень сожалеет, что Туркмения из-за напряженного графика не попала в его нынешнее расписание, но он «обязательно воспользуется приглашением посетить республику в обозримой перспективе».

Узбекистан. Казахстан. Таджикистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 2 марта 2017 > № 2104334 Петр Бологов


Казахстан. Таджикистан. Киргизия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 марта 2017 > № 2104331 Аркадий Дубнов

Пограничное беспокойство. Что показал тур Путина по Центральной Азии

Аркадий Дубнов

Путинское турне по Центральной Азии показало, что Россия по-прежнему готова в определенных пределах платить своим партнерам в регионе за геополитическую лояльность. Даже если некоторые из них пока воздерживаются от присоединения к ЕАЭС, как это делает Таджикистан

Блицвизит Владимира Путина в три республики Центральной Азии – Казахстан, Таджикистан и Киргизию – оказался во многих отношениях чрезвычайно выигрышным мероприятием как для гостя, так и для хозяев, во всяком случае некоторых из них.

Вопросы преемничества

Прежде всего, очень своевременным приезд российского лидера оказался для президента Киргизии Алмазбека Атамбаева. Буквально накануне один из районных судов Бишкека постановил арестовать на два месяца одного из самых известных политиков страны, лидера оппозиционной парламентской фракции социалистической партии «Ата-Мекен» Омурбека Текебаева, которого часто называют отцом нынешней киргизской Конституции.

Ему инкриминируют коррупцию, мошенничество, якобы в 2010 году после «апрельской революции» он получил от российского бизнесмена и бывшего депутата Госдумы от КПРФ Леонида Маевского $1 млн в обмен на обещание на выгодных условиях получить пакет акций киргизского сотового оператора MegaCom. Маевский утверждает, что свое обязательство Текебаев, бывший 7 лет назад вице-премьером временного правительства, не выполнил, а деньги не вернул. Более того, угрожал экс-депутату физической расправой, если тот захочет искать справедливости и вернуть деньги.

Коммунист и бизнесмен Маевский дрогнул и на долгие годы запретил себе вспоминать об этих деньгах. Но тут, по его словам, знакомый из Бишкека дал ему знать, что сложилась «такая ситуация», что делу на миллион могут дать ход. Так и произошло, да так быстро, что уже через неделю заявление Маевского, как он сказал в интервью «Коммерсанту», «попало куда нужно», и на следующий день после ареста экс-вице-премьера Киргизии он прилетел в Бишкек на очную ставку с ним.

Но почему все так «удачно» сложилось, что эта беспрецедентная даже для привыкшей к подобным скандалам Киргизии история произошла аккурат накануне прибытия в Бишкек президента России? Да потому, говорят оппоненты нынешней киргизской власти, что дело против Текебаева носит явно выраженный политический подтекст, независимо от того, виноват он или нет. Иначе непонятно, почему этот уголовный кейс был заморожен целых семь лет. Президенту Киргизии важно было показать своему российскому коллеге, что для него тоже неприкосновенных во власти нет. Если они замешаны в коррупции, они тоже будут отвечать по всей строгости закона. Мол, в Киргизии теперь есть свой Улюкаев, который так же, как и в России, утратил доверие президента.

Столь высокую степень принципиальности власти в Бишкеке решили преобразовать в уголовное дело ровно тогда, когда Текебаев пригрозил президенту дать ход компромату на него, опубликовав свое расследование относительно обнаруженных у президента офшоров. Но сделать этого он не успел – его задержали, когда он спускался с трапа самолета, возвращаясь на родину из Европы, где возглавлял киргизскую делегацию в Парламентской ассамблее ОБСЕ. При этом, как утверждают, Текебаев знал, что его ждет на родине, но был готов доказать свою невиновность в киргизском суде.

Надежда на независимость киргизского правосудия не так наивна, как может показаться. Автор этих строк помнит прецеденты, случавшиеся на «островке демократии в Центральной Азии» в конце 1990-х годов, когда нашелся военный судья, осмелившийся оправдать бывшего вице-президента Киргизии Феликса Кулова, обвинявшегося в хозяйственных преступлениях ровно в тот момент, когда он решился составить конкуренцию на выборах тогдашнему президенту Аскару Акаеву. Впрочем, потом нашелся другой, «правильный» судья, который все равно отправил Кулова за решетку, где он провел пять лет, пока «тюльпановая революция» 2005 года не свергла Акаева.

Ныне ситуация другая, Конституция запрещает Атамбаеву баллотироваться в президенты еще раз, и в ноябре этого года во главе страны окажется другой человек. И пусть это покажется невероятным в условиях наших постсоветских палестин, но имя будущего президента Киргизии сегодня не знает никто. Даже Атамбаев.

Но это вовсе не значит, что он «хромая утка», теряющая влияние в стране. Ничего подобного. Во-первых, пока Атамбаев президент, «бардака в стране он не потерпит», – так и сказал в присутствии Путина. А во-вторых, как он сам вслед за этим предупредил, и после выборов «останется в политике», а следовательно, его выбор преемника имеет значение.

Еще большее значение имеет то, поддержит ли Путин этого преемника. Это в Киргизии отчетливо понимают и политики, и избиратели. Но такая поддержка напрямую зависит от того, останется ли Атамбаев в фаворе у Кремля, как это было в начале его президентского срока в 2011 году. Непредсказуемый характер киргизского лидера, бравирующего своей независимостью от могущественных соседей по региону, от Москвы и даже от далекого Вашингтона, создал ему ореол брутального защитника киргизской идентичности и национального суверенитета. Но те же самые черты обеспечили ему репутацию не слишком договороспособного политика, этакого рубахи-парня, готового неосторожной фразой подорвать доверительную атмосферу переговоров даже на высшем уровне.

Конечно, когда Атамбаев в присутствии Путина решительно бросал в публику – «вор должен сидеть в тюрьме», пребывая в уверенности, что российскому визави эти киношные слоганы покажутся социально близкими, то он вправе был рассчитывать на одобрение со стороны «русского царя», как вслед за кремлевскими называет за глаза Путина чиновничья рать Киргизии. И киргизский президент получил желаемое. Путин похвалил то, «как развивается процесс демократического становления и стабилизация ситуации в стране».

Но создается впечатление, что кто-то из болельщиков Атамбаева в окружении российского президента подставил его, потому что атака на Текебаева вызвала в Киргизии серьезное социально-политическое напряжение. Сторонники арестованного политика сегодня не особенно многочисленны и влиятельны, но даже локальные перекрытия дорог, фирменные способы протеста в киргизской глубинке, способны привести к нестабильности.

Тем не менее у Атамбаева есть все основания быть довольным визитом Путина – российский лидер даже пригласил его приехать с отдельным визитом в Россию. Для президента, которому всего девять месяцев осталось быть на своем посту, подобное приглашение могло выглядеть обещанием поддержать того, кого Атамбаев хотел бы видеть своим преемником.

Но это все политес, который может быть быстро опрокинут более прагматическими соображениями. Если в Кремле обнаружат, что результаты независимых замеров общественного мнения в Киргизии – а там есть и такое мнение, и делаются такие замеры – покажут, что уровень поддержки кандидатов от власти опасно низок, ставка может быть сделана на новые, незапятнанные фигуры.

Баланс баз

Также в ходе визита российский гость вежливо, но внятно донес до киргизского общества, что страна находится чуть ли не на полном российском содержании. Путин подробно изложил подготовленную его советниками справку, из которой следует, что благодаря вступлению Киргизии в ЕАЭС за девять месяцев прошлого года на 18,5% выросли переводы из России киргизских трудовых мигрантов – до $1,3 млрд, что составляет почти треть ВВП страны. На стабилизацию киргизского бюджета выделено грантов на $225 млн, постепенно списываются киргизские долги России, благодаря Газпрому уровень газификации Киргизии вырос с 22 до 60%, беспошлинно поставляются российские нефтепродукты – в 2016-м больше миллиона тонн.

Тут стоит вспомнить, что в конце марта 2010 года Москва прекратила беспошлинные поставки нефтепродуктов Киргизии, а всего через две недели после этого второй президент страны Курманбек Бакиев был свергнут. Правда, Атамбаев, стоя рядом с Путиным, бахвалился тем, что именно он был «лидером двух революций» в 2005 и 2010 годах, «но, если будет третья революция, он не будет ее делать». Не слишком понятно, что хотел этим сказать киргизский президент, ведь если революция уже «будет», то зачем «ее делать».

Другие неожиданные заявления были сделаны на совместной пресс-конференции Атамбаева и Путина. Отвечая на вопрос о возможном расширении российской военной базы в Канте, в 25 км от Бишкека, российский лидер вдруг сообщил, что база эта «возникла по просьбе кыргызстанского руководства в 1999–2000 годах, когда Киргизия столкнулась с атакой международных террористов, которые перешли границу из Афганистана».

Приходится признать, что либо Путин оговорился, либо забыл общеизвестные факты: российская военно-воздушная база в Канте была открыта 23 октября 2003 года самим Путиным и первым президентом Киргизии Акаевым, автор этих строк лично был свидетелем этого события. Фактически первые российские военные появились там годом раньше, в 2002-м. База в Канте была институционализирована во многом из-за появления в Киргизии американской военной базы «Манас» (поначалу она называлась «Ганси» по имени одного из пожарных, погибших при тушении пожаров в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года), разрешение на дислокацию которой в аэропорту Бишкека дал президент Акаев без должного, как потом выяснилось, согласования с Москвой, что вызвало раздражение в Кремле.

Чтобы воссоздать видимость баланса в военном присутствии России и США, и была учреждена база российских ВВС в Канте, преобразованная позднее формально в военно-воздушную структуру ОДКБ в Центральной Азии. Перипетии вокруг открытия базы США в Киргизии привели тогда к тому, что в уставных документах ОДКБ появилось положение, по которому размещение военных баз третьих государств на территории стран – участниц ОДКБ допускается только при согласовании с другими партнерами организации.

Можно предположить, что «кантовская» оговорка или ошибка Путина связана с тем антиджихадистским контекстом, который доминировал на протяжении всего центральноазиатского турне российского президента. В Алма-Ате, Душанбе и Бишкеке, пусть и в разной тональности, речь шла о готовности партнеров России принять ее предложения помощи по усилению южных границ СНГ с Афганистаном, где растет концентрация боевиков ИГИЛ (запрещенного в России).

По свидетельству афганских источников, каждую неделю в североафганские провинции Бадахшан, Кундуз и Фарьяб, граничащие с Таджикистаном и Туркменией, доставляются на вертолетах из районов пакистано-афганской границы группы боевиков, в том числе выходцев из стран Центральной Азии. Вряд ли случайно, что за пару дней до начала поездки Путин заявил, что по его данным, в Сирии скопилось до 4 тысяч боевиков из России и до 5 тысяч – из стран СНГ, часть которых, как утверждают в Москве, может быть переброшена к границам центральноазиатских государств.

И когда в Бишкеке Путин столкнулся с некоторым скепсисом по отношению к российскому военному присутствию, он ответил с легким намеком на угрозу, что «если когда-то Кыргызстан скажет, что мы настолько укрепили свои вооруженные силы, что такая база не нужна, мы в этот же день уйдем». Именно эта его фраза стала главным новостным хитом в России. Путин еще и усилил эффект, не без лукавства добавив: «Нам нет никакой необходимости здесь размещать воинский контингент», – мол, это нужно вам для вашей же безопасности.

Закрытая идиллия

Однако все легкие колкости, возникшие в ходе последнего, киргизского этапа путинского турне, стали известны благодаря режиму гласности, обеспеченному в Бишкеке вокруг киргизско-российских переговоров, что было в первую очередь в интересах хозяев. В Алма-Ате и Душанбе никаких пресс-конференций не проводилось, там это уже давно не практикуется, местным пожизненным лидерам вопросов не задают.

Результаты встреч Путина с президентом Таджикистана можно считать удачными, причем для обеих сторон. Эмомали Рахмону удалось получить от Москвы обещание решить проблему сотен тысяч таджикских трудовых мигрантов, которым «по тем или иным причинам» запрещен въезд в Россию. Путин и в Душанбе не преминул напомнить о той значительной экономической роли, которую играют в Таджикистане денежные переводы работающих в России таджиков, по официальным данным, их 876 тысяч человек. Только за прошлый год, по его словам, объемы их перечислений составили $1,9 млрд – почти треть ВВП Таджикистана.

В свою очередь, российскому президенту удалось получить согласие Рахмона на усиление таджикско-афганской границы силами 201-й российской военной базы. Скорее всего, как и в Бишкеке, объяснялся этот шаг заботой прежде всего о безопасности самого Таджикистана. Таким образом, впервые за многие годы российские военные снова возвращаются на границу с Афганистаном.

Любопытным эпизодом стало заявление российского лидера о том, что из Душанбе он звонил в Ашхабад президенту Туркмении Бердымухаммедову – причем в присутствии Рахмона. Также именно в Душанбе Путин счел нужным сообщить о том, что готовится посетить и Ашхабад, – видимо, из желания показать, что в Таджикистане наконец-то вняли опасениям Москвы по поводу слабой защищенности границы с Афганистаном и приняли помощь России по ее усилению, а теперь очередь за Туркменией, где афганский участок границы также внушает опасения.

Даты визита Путина в Туркмению пока не оглашаются, но недавние переговоры в Москве глав МИД Туркмении и России, Рашида Мередова и Сергея Лаврова, говорят о том, что его программа интенсивно согласовывается. Остается только надеяться, что результатами этого визита станет, наконец, решение проблем десятков тысяч проживающих в Туркмении российских соотечественников с двойным туркменско-российским гражданством. В Ашхабаде, надо полагать, отдают себе отчет, что значительная российская финансовая помощь, оказанная переживающей тяжелый финансово-экономический кризис Туркмении, была авансом.

Что касается итогов «горнолыжного» визита Владимира Путина в Алма-Ату и его уединенных бесед с казахстанским елбасы Нурсултаном Назарбаевым, то они если и впечатлили публику, то только тем, что у «казахстанской стороны нет никаких вопросов к российской стороне». Давние коллеги, встречающиеся чаще, чем иной президент с премьер-министром своей страны, обговорили все щекотливые моменты и договорились их публично не полоскать. А значит, предположения о готовности Назарбаева поработать миротворцем между Путиным и белорусским президентом Лукашенко пока не обрели реальные очертания. Москве, похоже, это ни к чему.

Не было сказано ничего нового и о решении проблем, возникших в последнее время между Казахстаном и Киргизией в связи с упреками, раздававшимися из уст Атамбаева в адрес северного соседа. Тут, скорее всего, уже Назарбаев объяснил, что не нуждается в посредниках.

Объяснились, очевидно, два лидера и по поводу буйной невоздержанности думского депутата от ЛДПР из Крыма Павла Шперова, провозгласившего в конце января, что наступят времена, когда Россия вернет себе якобы принадлежащие ей земли, сегодня – казахстанские.

Одним словом, у Казахстана вопросов к России нет, а у России к Казахстану – только благодарность. За проведение в Астане мирных межсирийских переговоров, за поддержку российских мирных усилий в ООН, Казахстан ведь с 1 января 2016 года стал непостоянным членом Совета Безопасности ООН.

В целом путинская поездка по региону показала, что Россия готова в определенных пределах платить своим партнерам в Центральной Азии за геополитическую лояльность. Даже если некоторые из них пока воздерживаются от присоединения к ЕАЭС, как это делает Таджикистан. Что касается Узбекистана, который по-прежнему дистанцируется и от ОДКБ, подождем апреля, когда в Москву прибудет с первым визитом второй президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев.

Казахстан. Таджикистан. Киргизия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 марта 2017 > № 2104331 Аркадий Дубнов


Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиер Ахмедов

Академик Ахмедов: Рак нельзя победить голыми руками!

Тилав РАСУЛ-ЗАДЕ

«Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне»

Если бы во всех районах и городах онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда бы мы узнали более точное количество больных раком людей. И их было бы гораздо больше, чем по официальной статистике.

«АП» встретилась с доктором медицинских наук, профессором Бахтиёром Ахмедовым.

- Бахтиёр Почомирович, прошло более 60 лет, как Вы начали свою врачебную деятельность в качестве онколога. Какие кардинальные изменения произошли за этот период в науке онкологии и лечении онкобольных?

- За этот период, несомненно, в онкологии появились определенные достижения. Внедрялись новые методы диагностики и лечения больных с новообразованиями. Если в пятидесятых годах врачей-онкологов можно было посчитать по пальцам, то сейчас они есть почти в каждом районе. Если раньше наши соотечественники на операции ездили, как правило, в Россию, то сейчас все эти операции можно сделать на родине.

- Однако, судя по официальным данным, рак прогрессирует. Ежегодно только в Согдийской области выявляют порядка тысячи новых онкобольных. В чем причина данного роста?

- Да, несмотря на профилактические меры и научные достижения, к сожалению, случаев заболевания раком становится больше. Но рост онкологических больных является проблемой не локального, а глобального уровня.

В развивающихся странах, к примеру, наблюдается рост туберкулеза, гепатита, малярии, дизентерии, холеры, а вот онкологические заболевания там на низком уровне. Это говорит о том, что люди умирают, не достигая ракового возраста.

В развитых странах, где формируется относительно крепкий иммунитет к инфекционным заболеваниям, растет рак. Есть страны, где заболеваемость раком составляет 400 человек на 100 тысяч населения. В Таджикистане этот показатель - 100 человек.

Однако в нашей стране год за годом рак «молодеет», что должно вызывать особую тревогу. На сегодняшний день рак входит в группу трудноизлечимых заболеваний. Следовательно, не решены все вопросы, связанные с этой болезнью.

К большому сожалению, несмотря на все достижения науки, многие формы злокачественных новообразований не всегда диагностируются на ранних стадиях(часто их локализация затрудняет диагностику). Не имеется каких-либо основных, коренных симптомов, на основании которых можно было бы своевременно и правильно направить больного к врачу-специалисту.

В Таджикистане до сих пор не налажен тотальный учет и регистрация онкологических заболеваний. Мы регистрируем тех граждан, которые к нам обращаются. Проведение вскрытия тел для нас пока не стало нормой. А при 100-процентном вскрытии мы обнаружили бы много случаев наличия злокачественных опухолей.

Если бы во всех районах и городах были врачи - патологоанатомы, цитологи, экдоскописты, рентгенологи, все онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда число зарегистрированных больных с диагнозом опухоли резко увеличилось бы.

Больной у нас сначала обращается к участковому или семейному врачу. И оттого, насколько у этих врачей-терапевтов, хирургов, акушеров-гинекологов, травматологов, офтальмологов - имеются знания по ранней диагностике злокачественных новообразований, зависит число диагностических ошибок, которых у практических врачей могло быть меньше.

- Тогда, может, настала пора подумать об усовершенствовании системы подготовки медицинских кадров в отечественных вузах?

- Да, в системе обучения большие недостатки. Не только высшего звена, но и среднего. Необходимо преподавать онкологию медицинским сестрам, фельдшерам, чтобы они имели определенные знания в этой области. Необходимо увеличивать количество преподаваемых часов в вузах, чтобы будущие терапевты, хирурги, акушеры-гинекологи и прочие врачи знали первые признаки и симптомы онкологических заболеваний.

С другой стороны, наши врачи, не зная методов лечения онкологических больных, либо начинают сами лечить, либо отправляют их к знахарям. Долгое время их лечат всякими травками и лекарствами, вплоть до года. За это время опухоль растет.

Сейчас преподавание предмета «онкология» ведется в ТГМУ имени Абуали ибн Сино, а также в Институте последипломной подготовки, хотя здесь онкология не преподается как самостоятельная дисциплина. Необходимо ввести преподавание онкологии также в медицинских колледжах по специальной программе.

«В лечение онкологии нужно вложить большие средства»

- В нашей стране онкологическими заболеваниями чаще стали болеть женщины и дети. Статистика говорит, что среди ежегодно регистрируемых только в Северном Таджикистане более трех тысяч онкобольных абсолютное большинство составляют женщины…

- В последнее время среди женщин прогрессирует рак молочной железы и шейки матки. Например, в 2015 году только в онкологическом центре Согда было зафиксировано 908 таких больных, что на 55 случаев превышает показатели 2014 года. Если в 2014 году у 557 больных был выявлен рак шейки матки, то в 2015 цифра составила 617 больных.

Причина роста заключается в отсутствии профилактических работ по раннему выявлению этих болезней. Часто сами женщины не соблюдают санитарно-гигиенические нормы. Каждая женщина должна владеть элементарными знаниями о злокачественных новообразованиях. Она сама должна проводить обследование своего тела.

К большому сожалению, в последнее время у нас вообще не проводится массового профилактического медосмотра граждан, в частности женщин. Практика показывает, что у наших женщин все чаще превалирует запущенная форма рака женских половых органов. Поэтому необходимо проводить их осмотр на бесплатной основе.

Многое также зависит от мужчин. Насколько они оберегают своих жен, настолько уменьшается возможность заболевания.

Насчет детей, страдающих онкозаболеваниями, тоже могу сказать с сожалением, что число их растет. Только в онкологическом центре Согдийской области ежегодно проходят лечение более 200 детей. У детей первое место занимают лейкозы, злокачественные лимфомы, рак почек и ретинобластомы.

- Изучены ли основные факторы, которые влияют на рост числа раковых заболеваний?

- На эту тему мало научных исследований. Поэтому сказать твердо о них невозможно. Пыль, грязь, радиационные отходы, некачественные и просроченные продукты, ядохимикаты – все это сказывается на здоровье граждан.

- Какие срочные шаги должны предпринять органы власти, чтобы приостановить быстрый рост числа больных со злокачественными новообразованиями?

- В общем, онкологи не сидят с опущенными руками. Они, как и другие врачи, находятся в поиске методов диагностики и совершенствования методов лечения. Рак - дорогостоящая болезнь. Надо вложить большие средства в данную отрасль. Рак голыми руками не победишь. Только современная наука, высокие технологии могут это сделать.

В XXвеке рак объявили болезнью века. Он и в нынешнем веке остается болезнью №1, не только в Центральной Азии, но и во всем мире. Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне. Как я уже говорил, местные органы власти должны позаботиться об обеспечениивсех поликлиник высококвалифицированными врачами-онкологами, лаборантами, новейшими технологиями. В этом деле нам может помочь международное сообщество.

Во Франции каждая женщина имеет своего врача акушера-гинеколога. У нас больные обращаются к первому попавшемуся врачу.

Династия

- Вас можно назвать основоположником династии онкологов Таджикистана. Теперь по Вашим стопам идут Ваши дети и внуки…

- Мой сын Ахмедов Бахром - старший научный сотрудник торакального отделения Российского онкологического научного центра имени Блохина Российской академии медицинских наук. Он там работает уже 22 года. Активный хирург. Выполняет все операции, проводимые на органах грудной полости. Бахром – лауреат премии президента Российской Федерации «Поддержка молодых ученых», лауреат премии Фонда содействия отечественной медицине Президиума Российской академии медицинских наук, является членом Европейского общества хирургов-онкологов, Европейского общества кардио-торакальных хирургов (EACTS), Международной ассоциации по изучению рака легких (IASLC).

Его супруга Макнуна - онколог-гинеколог. Она тоже работает в данном центре.

Зять мой, Галиб Хакимов - доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой онкологии Ташкентского педиатрического медицинского института, дочка Шаходат - врач-радиолог в Ташкентском городском онкодиспансере в Узбекистане. Мои внучки - Шахноз и Гулноз учатся в клинической ординатуре РОНЦ им. Блохина в Москве.

Всего в нашем роду десять человек занимаются онкологией. Наш общий девиз в жизни - слова великого таджикско-персидского поэта Абдурахмана Джами: «Лучший среди людей тот, кто больше приносит пользы другим».

ДОСЬЕ «АП»:

Бахтиёр Ахмедов - автор более 500 научных статьей, 30 научных и учебных пособий. Под его руководством защитили 15 кандидатских и 2 докторские диссертации.

Хирург-онколог, доктор медицинских наук(1976), профессор(1977), заслуженный деятель науки Республики Таджикистан (1983), академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ), ассоциированной при ООН (Санкт-Петербург,2002), действительный член Центрально-Азиатской народной академии «Нури Худжанд» (2000).

Действительный член Московского онкологического общества(1961), председатель Худжандского филиала Противораковой ассоциации РТ (1993), врач высшей категории (1992).

Почетный гражданин г.Худжанда (2003) и г. Линкольн (США, 1998), консультант Согдийского областного онкологического центра (2009).

Профессор Ахмедов включен в число 10 самых популярных ученых-медиков Таджикистана XX века. В 1993 году президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмонов, поздравляя Бахтиёра Ахмедова с 60-летием, назвал его основоположником таджикской школы онкологов.

В 2012 году профессор был удостоен высшей награды РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН - Золотой медали имени Блохина за развитие медицинской науки.

Бахтиёр Ахмедов считает себя счастливым человеком: ему удалось подарить жизнь более чем тысяче излеченных людей.

Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиер Ахмедов


Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов

Ингилаб Ахмедов: ИПДО может решить проблему занятости в Таджикистане

Инициатива прозрачности добывающих отраслей (ИПДО) за последние годы начала трансформацию и уже до 2020 года может стать достаточно влиятельной и востребованной во многих странах. О том, как и для чего инициатива стала меняться, рассказывает в интервью «АП» доктор экономических наук и директор Евразийского Тренингового Центра в Баку (Азербайджан) Ингилаб Ахмедов.

Наш собеседник как никто другой знает ИПДО, её слабые и сильные стороны, так как знаком с ней с тех пор, когда экс-премьер Великобритании Тони Блэр в 2003 году инициировал создание ИПДО для повышения прозрачности и открытости в платежах компаний и доходов государств от добывающей отрасли.

- Ингилаб Агаджан оглу вы с ИПДО с самого начала, и наверно на наш первый вопрос ответите лучше всех. Скептики вообще не верят в развитие инициативы в нашей стране. У многих возникает вопрос о том, зачем нужен ИПДО Таджикистану? Как бы вы им ответили?

- Да, не первый год я с ИПДО, и, причем, я бы сказал с первых дней зарождения ИПДО. Начиная с первого официального анонсирования этой инициативы с 2003 года и по сей день, я так или иначе в инициативе и поэтому могу говорить о том, как это все развивалось и для чего нужна инициатива. Вопрос, который вы задали возникает чуть ли ни в каждой стране, где внедряли ИПДО: Зачем? Почему? Кому? Для чего? и что это нам даст? и т.д. По сей день во многих странах приходится объяснять, потому что сама инициатива, её название и специфика не очень популярны. Поэтому не совсем традиционно и стандартно приходится объяснять.

ИПДО, особенно сейчас, находится на таком этапе развития, что возможно будет легче объяснять в будущем, так как эффективность работы и результат в ИПДО хотят видеть не через бумажные отчеты и возможно, мнимые цифры, а через то, как будет меняться управление в добывающем секторе в целом в странах. Вот если мы сможем перевести эту стрелку на реальное развитие и улучшение управления этой отрасли, то уже таких вопросов будет возникать меньше.

Люди будут видеть, что реально меняется управление, к примеру, золотодобывающей отрасли Таджикистана, всё потому что в процессе подготовки разработки отчетности выявили те недостатки, которые были устранены благодаря рекомендациям ИПДО, благодаря совершенствованию работы и соблюдения стандартов.

Раньше результат работы ИПДО мы видели в отчетах, кто больше выпустит отчетов и выложит больше цифр, тот и соблюдает стандарты. А как эти цифры связаны с действительностью и как конъюгируются с реальной жизнью, как они могут помочь улучшить что-то – этого было мало или по-прежнему мало, но есть надежда, что скоро все изменится.

- И всё же какие изменения мы, таджикистанцы, должны увидеть в первую очередь?

- Реально надо учитывать специфику страны. В случае с Таджикистаном – первое что бросается в глаза, особенно мне как человеку, который довольно хорошо знает вашу страну, это недостаток инвестиций, особенно в горнорудную отрасль.

В Таджикистане колоссальные запасы минералов, страна в целом бедная, и я думаю, эта отрасль реально даст развитие – может прийти в страну много качественных инвесторов, которые реально могут вкладывать в страну больше инвестиций, соответственно больше можно получить отдачу в виде налогов, решить проблему занятости и социальные проблемы. Так что Таджикистан одна из тех стран, которая развиваясь с ИПДО, может расширить каналы инвестиций и в конечном итоге использовать горнодобывающую отрасль как рычаг в экономике.

В добывающий сектор Таджикистана придут компании преимущественно из западных стран со своими новыми технологиями и стандартами управления, менеджмента и будут предъявлять более качественные и высокие требования к занятости, и соответственно снимется напряженность в вопросе кадров. У вас сейчас я повсеместно слышу о том, что люди, обучившиеся за рубежом, не могут найти в Таджикистане достойный заработок. В итоге если даже проблема полностью не решится, но хотя бы будет сглажена и не будет такой напряженной как сейчас. В случае развития ИПДО Таджикистан в считанные годы может увидеть большую разницу и расширение каналов притока инвестиций/денег в страну.

- Получается для того, чтобы гиганты пришли в страну, необходима прозрачность?

- На счет прозрачности много кривотолков. Я не вижу в прозрачности панацею. Прозрачность может быть одним из условий, но этого недостаточно и более того, как говорят - «Если есть прозрачность, и нет других необходимых компонентов, то это приводит к девальвации прозрачности и к анархии». Прозрачность лишь один из компонентов в целом хорошего управления, за прозрачностью должна следовать хорошая подотчетность. Но она необходима, так как этот сектор, впрочем как и все остальные, очень чувствителен, там большие средства и долгосрочный бизнес.

На минуту представьте компанию, которая хочет приехать в Таджикистан, и которая не знает страну, он же не приезжает строить мебельную фабрику и уже через полгода продавать эту мебель. Он приезжает вкладывать в золотодобычу и может получить первый продукт в лучшем случае через 5-7 лет, а до этого надо только вкладывать и вкладывать большие деньги.

- Раз уж мы заговорили об инвесторах. За последние годы в некоторые страны Центральной Азии активно вкладывает КНР, и часто можно услышать мнение о том, что «к нам и так приходят китайские инвестиции, зачем нам делать страну привлекательной и вводить ИПДО, если у нас есть китайские инвестиции?». Что вы можете сказать в ответ такому утверждению?

- Это интересный вопрос. Ну, во-первых, любые инвестиции, в том числе и китайские, это неплохо, пусть приходят, значит им выгодно это. Но китайские, иранские и российские инвесторы скептически относятся к ИПДО, и у них свой подход к прозрачности.

Я не согласен с мнением о том, что не нужно внедрять ИПДО, лишь потому что китайские инвестиции и так есть, и объясню почему. Китайские инвестиции они не такого масштаба, не такие предсказуемые и прозрачные и не настолько хорошо могут работать на страну, чем инвестиции, пришедшие благодаря реализации ИПДО.

Мы знаем, китайские компании работают менее прозрачно, как правило страны получают от них меньше доходов, чем от деятельности скажем западных стран. Элементарно можно привести пример Туркменистана, который поставлял колоссальные газовые ресурсы в Россию и через неё в западные страны, и после того как появились проблемы в 2008 году, после пожара на газопроводе, эта страна развернулась в сторону Китая. И мы знаем, несмотря на то, что их проект с Китаем продолжается, всё же есть недовольство и доходы несопоставимы с теми, что были раньше. Поэтому, по-прежнему, Туркменистан настроен решить геополитические вопросы и прокладывать газопровод через Каспий и Азербайджан на запад. Это не спроста.

Та же Россия, которая имеет большие проблемы по газовым вопросам с Западом, повернулась в сторону Китая, и мы знаем насколько это все неэффективно, так как ожидания были совсем другие.

Но я не против Китая, в Азербайджане тоже есть китайские компании. ИПДО расширяет эти каналы. Всегда нужно иметь диверсификацию, в ней выгода потому, что вы не зависимы от одного поставщика или инвестора. Инвестор, когда видит, что в вашу страну никто не придет, он диктует свои условия и цены, в данном случае Китай. Когда у вас есть альтернатива, к примеру, такая как ИПДО, то вы независимы от одного инвестора, к вам придут из Нидерландов, Великобритании или Швейцарии, от куда угодно, лишь бы были хорошие условия. В этом случае пусть тот же Китай будет одним из инвесторов, но в этом случае Таджикистан будет уже на совсем другом языке говорить с ним.

- Тогда в таком контексте, когда речь идет о влиянии ИПДО и о его значимости для страны и ее развитии, то можете ли вы сказать, как за все эти годы трансформировалась организация? Мы видим, что она постепенно видоизменяется…

- Я бы сказал, что это не организация, а инициатива, которой управляют разные заинтересованные стороны со всего света, в том числе из нашего региона.

Да, я могу ответить на этот вопрос, кстати может мне это легче всего сделать, так как я с ИПДО с самого начала и вижу эту динамику.

Инициатива действительно сильно изменилась, она стала более зубастой, если можно одним словом это выразить. Но до 2013 года она была совершенно беззубой. Потому что весь результат ИПДО виделся в количестве отчетов, и в том сколько отчетов страна наштамповала, и мы радовались тому, что есть статистические данные и не надо их искать. Они ведь где-то есть всегда, но их невозможно увидеть в одном отчете. Вот в этом и был весь успех ИПДО, он кстати небольшой. Я думаю, серьезно изменилась философия ИПДО после того, как первые 10 лет международное правление ИПДО увидело, что она не имеет шансов на продолжение, если фундаментально не перетрясти политику ИПДО.

Если оставить как есть, то таких инициатив много, и ИПДО затеряется и станет рядовой. Чтобы стать живучей и реально интересной, и мировое сообщество, компании и государства были заинтересованы в ее реализации, то было решено принять меры.

Выяснилось, что подавляющее большинство стран, внедряющих ИПДО, это развивающиеся страны, которые, давайте будем откровенны, в общем-то закрытые страны. Эти страны не только из нашего региона, но и из Африки и других сторон света. И ИПДО увидела, что эти страны вроде бы в ИПДО, но в то же время в самой стране ничего не меняется. Были отличные отчеты, по которым было видно, в отчетности эта страна передовая в ИПДО, а на деле в стране коррупции стало еще больше. И вот тогда выяснили, что необходимо строить мостики между развитием деятельности ИПДО и реальным развитием управления в стране в целом.

Еще важнее стало узнать о том, как инвестор пришел в страну, как он получил лицензию, как и на каких условиях заключал контракт. Этого всего не было в стандартах ИПДО, они были введены недавно.

И наконец новый вызов для ИПДО – это не оставлять конечный результат на бумаге, а попытаться внедрить стандарты в управленческий сектор страны, как мы его называем mainstreaming, который интегрируется в реальное управление страны. Вот тогда уже корреляция видна – когда у тебя есть развитие, то ты с легкостью можешь реформировать несовершенные административные структуры, делаешь их более совершенными.

К примеру, видит правительство, что лицензии выдают пять структур и это длится месяцами, так надо убрать эти препятствия и сделать процедуру более мобильной, прозрачной и эффективной. Если это произойдет вслед за ИПДО, вот это считается главным результатом, и это оценивается мировым сообществом. Может быть не сразу, но у меня есть уверенность, что в скором времени мы увидим плоды этой работы, и тогда ваш первый вопрос о том, зачем нужен ИПДО отпадет автоматически.

Таджикистан. Азербайджан > Металлургия, горнодобыча. Нефть, газ, уголь > news.tj, 21 декабря 2016 > № 2011969 Ингилаб Ахмедов


Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 ноября 2016 > № 1999001 Игорь Лякин-­Фролов

О состоянии и перспективах сотрудничества между Россией и Таджикистаном

Игорь Лякин-­Фролов, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Таджикистан

Весной 2017 года мы будем отмечать 25-летие установления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан (РТ). За этот период между обеими странами произошло много важных событий, заложена солидная база последовательного наращивания многогранного взаимодействия в будущем. В этой связи думаю поделиться с читателями своими оценками того, что удалось достичь за минувшую четверть века, и рассказать о своем видении перспектив развития российско-таджикских отношений.

С самого начала хотел бы отметить, что взаимоотношения наших народов выходят далеко за рамки упомянутой исторической даты: Россию и Таджикистан связывают многовековая традиция самого тесного взаимодействия, выдержавшие проверку временем отношения прочной дружбы.

С первых дней своего независимого существования Таджикистан является стратегическим партнером и союзником России. Характеризуя нынешний этап двусторонних отношений, Президент Российской Федерации В.В.Путин отмечал, что мы относимся к Таджикистану как к своему очень близкому союзнику. Аналогичные оценки звучат и из уст Президента Таджикистана Э.Рахмона. С удовлетворением отмечаем, что наши двусторонние связи сейчас находятся на подъеме, активно развиваются контакты во всех областях. Их прочной основой являются подчеркнуто дружеские и доверительные отношения глав наших государств, заинтересованность в наращивании многопланового поступательного развития, стремление к расширению взаимодействия по всем направлениям. Прочными являются парламентские связи. В течение последних нескольких лет состоялись официальные визиты в Таджикистан председателей Совета Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.И.Матвиенко и С.Е.Нарышкина. В рамках Совета Федерации успешно действует российско-таджикская Комиссия по межпарламентскому сотрудничеству.

Подходы наших стран к основным проблемам региональной и международной повестки дня близки или совпадают. Нас объединяет обоюдная заинтересованность в сотрудничестве по вопросам региональной безопасности, противодействия современным вызовам, таким как борьба с международным терроризмом, религиозным экстремизмом и наркотрафиком. Это особенно актуально на фоне непростой ситуации в соседнем Афганистане. Все это создает благоприятные условия для укрепления нашего взаимодействия как в двустороннем формате, так и в рамках международных структур - ООН, СНГ, ОДКБ, ШОС, ОБСЕ и др.

Россия как настоящий друг всегда была рядом с Таджикистаном и оказывала ему всестороннюю поддержку, в том числе и в трудные для него времена. Во многом благодаря усилиям Российской Федерации удалось остановить кровопролитную братоубийственную войну в Таджикистане 1992-1997 годов, создать предпосылки для установления долгосрочного мира и согласия. В Таджикистане хорошо помнят российских военнослужащих и пограничников, отдавших свои жизни ради мира и спокойствия на таджикской земле. Не забывают здесь и о том, что В.В.Путин первым предложил таджикскому руководству всевозможную помощь в период военного мятежа бывшего генерала А.Назарзоды, предпринявшего в сентябре прошлого года попытку осуществить государственный переворот.

Укреплению внешнеполитической координации во многом способствуют тесные связи между министерствами иностранных дел России и Таджикистана. В данной связи необходимо отметить успешный ход реализации Программы сотрудничества между внешнеполитическими ведомствами наших стран. Регулярно проходящие консультации позволяют сверять позиции по целому ряду актуальных вопросов, что закладывает прочную основу для практической работы на перспективу.

Позитивно развиваются двусторонние торгово-экономические отношения. Серьезный импульс им придала состоявшаяся в 2015 году, после трехлетней паузы, Межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству. Несмотря на экономический кризис и антироссийские санкции Запада, товарооборот России и Таджикистана в 2015 году в физических объемах практически не сократился. На сегодняшний день динамика развития торгово-экономических отношений достаточно стабильная. Общий объем товарооборота составляет около 1 млрд. долларов.

Основные статьи таджикского экспорта в Россию - это хлопок и плодоовощная продукция. Физические объемы поставок фруктов и овощей напрямую в Россию пока небольшие - около 1,5 тыс. тонн, однако следует иметь в виду, что здесь не учитываются поставки той продукции, которая завозится в Россию через Казахстан. Таджикистан пользуется большой популярностью у российских компаний, причем по широкому спектру отраслей.

Хорошо в Таджикистане реализуется российская машинотехническая продукция: троллейбусы, комбайны, сеялки, комплектующие к ним. Рассчитываем, что существенный импульс поставкам продукции российского машиностроения придаст состоявшийся летом этого года визит в Душанбе губернатора Нижегородской области В.П.Шанцева, которого сопровождала группа российских промышленников, представляющих крупные российские предприятия, в том числе такие, как Горьковский автомобильный завод (ГАЗ). Речь пока идет о поставках в Таджикистан готовых российских автомобилей, но в перспективе возможен выход на более высокий уровень кооперации - организацию в Таджикистане сборочного производства.

Предприниматели из многих российских регионов сейчас приезжают в Таджикистан, налаживают деловые контакты. Так, ивановские бизнесмены инвестировали более 10 млн. долларов в хлопкообрабатывающую промышленность Таджикистана. Активно развивается сотрудничество с самарским заводом «Тролза», поставляющим в Таджикистан российские троллейбусы. Из российских регионов наиболее тесные контакты с Таджикистаном поддерживают Москва, Санкт-Петербург, Нижегородская, Оренбургская области, ряд регионов Сибири.

Развивается инвестиционное сотрудничество. Одним из крупнейших российских инвестиционных проектов на территории Таджикистана, да и во всей Центральной Азии, является пущенная в эксплуатацию в 2008 году «Сангтудинская ГЭС-1» мощностью 670 МВт. Она обеспечивает 15% совокупной выработки электроэнергии Таджикистана. Значительные капиталовложения в экономику страны внесли российские компании «Газпром Интернешнл» и «Газпромнефть - Таджикистан». На таджикском рынке закрепились российские операторы сотовой связи «Мегафон» и «Билайн».

К сожалению, не все идет так гладко, как хотелось бы. В последнее время российские инвестиции в таджикскую экономику сокращаются. Наши инвесторы сталкиваются в Таджикистане с серьезными затруднениями, прежде всего с непомерно высоким налогообложением и часто меняющимися правилами игры. Рассчитываем, что таджикская сторона примет необходимые меры для того, чтобы российские инвесторы смогли продолжить реализуемые ими в Таджикистане проекты.

Следует помнить о том, что Таджикистан - это южный рубеж нашей общей зоны ответственности ОДКБ, а сложная обстановка в Афганистане диктует необходимость постоянно совершенствовать оборону южных границ Таджикистана. Вот почему военное и военно-техническое сотрудничество являются приоритетными направлениями российско-таджикского взаимодействия. Весомую стабилизирующую роль играет расположенная в Таджикистане 201-я российская военная база (РВБ) - самая крупная российская военная база за пределами нашей страны. С начала 1990-х годов, в годы гражданского противостояния в Таджикистане, она выполняла миротворческую миссию и содействовала нормализации обстановки на таджикско-афганской границе. Личный состав 201-й РВБ постоянно находится в боевой готовности, принимает участие в совместных российско-таджикских учениях, а также в учениях по линии Организации Договора о коллективной безопасности.

На полигонах соединения ведется подготовка командиров и специалистов младшего звена военнослужащих Вооруженных сил Таджикистана. Только за период 2014-2015 годов для Министерства обороны Таджикистана подготовлено около 2 тыс. специалистов - саперов, разведчиков, механиков-водителей танков и БМП, артиллеристов. Кроме того, российские офицеры и солдаты выполняют важную гуманитарную миссию - они активно участвуют в возрождении памятников героям Гражданской и Великой Отечественной войн, благоустройстве захоронений фронтовиков, проводят встречи с общественностью и молодежью, участвуют в спортивных и других праздничных мероприятиях. Личный состав военной базы традиционно оказывает гуманитарную помощь детям-сиротам, инвалидам и ветеранам в Душанбе, Турсунзаде и Хатлонской области. Во время чрезвычайных ситуаций подразделения 201-й РВБ привлекались к оказанию помощи населению районов, пострадавших в результате стихии.

Лидирующие позиции России в вопросах военного и военно-технического сотрудничества с Таджикистаном во многом обусловлены традиционными связями, подавляющим преобладанием в таджикской армии вооружения и военной техники российского (советского) производства, укомплектованностью основных звеньев командного состава Вооруженных сил РТ кадрами, прошедшими обучение и подготовку в военных учебных заведениях Российской Федерации. Удовлетворение потребностей Вооруженных сил Таджикистана в продукции военного назначения российского (советского) производства осуществляется в рамках согласованных планов модернизации Россией таджикских Вооруженных сил.

Ежегодно на безвозмездной основе обучение в России проходят порядка 500 таджикских военнослужащих. С гордостью отмечаем, что командование Вооруженных сил РТ считает выпускников российских военных учебных заведений наиболее подготовленными в профессиональном плане офицерами таджикской армии. Вооруженные силы двух стран активно взаимодействуют в отработке мероприятий по отражению любой возможной агрессии. Так, в марте этого года в Таджикистане состоялись крупные совместные учения Центрального военного округа ВС РФ и Вооруженных сил Таджикистана. Цель такого рода учений - отбить у любого потенциального агрессора охоту вторгнуться на территорию Таджикистана.

Важную роль с точки зрения укрепления безопасности Российской Федерации играет находящийся в Нуреке комплекс оптического наблюдения за космическими объектами под названием «Окно». Этот комплекс предназначен для оперативного получения сведений о космической обстановке, каталогизации космических объектов искусственного происхождения, определения их класса, назначения и текущего состояния.

Российская Федерация продолжает оказывать Таджикистану всевозможную помощь, связанную с охраной государственной границы. Эту функцию выполняет находящаяся здесь Группа пограничного сотрудничества ФСБ России. Как и служащие 201-й РВБ, офицеры погрангруппы оказывают таджикской стороне оперативно-методическую поддержку, помогают готовить кадры. Авиация ФСБ России на регулярной основе обеспечивает доставку таджикских пограничников и грузов в труднодоступные районы республики. Российские советники активно участвуют в военно-мемориальной работе. Стало традицией ежегодно чтить память бойцов 12-й погранзаставы, погибших в 1993 году.

Серьезную угрозу для национальной безопасности Российской Федерации и других государств - членов ОДКБ представляют незаконные поставки героина афганского происхождения. Таджикистану, имеющему протяженную границу с Афганистаном, справиться в одиночку с этой наркоагрессией не под силу. Поэтому компетентные органы Российской Федерации оказывают помощь Агентству по контролю за наркотиками (АКН) при Президенте Республики Таджикистан. Речь идет об обновлении его материально-технической базы, структурном расширении за счет создания территориальных подразделений, подготовке и переподготовке кадров, материальной поддержке. Для АКН Таджикистана приобретено современное специальное техническое оборудование, автотранспорт, помещения для оперативно-розыскной деятельности, проведен ремонт зданий и сооружений.

При нашей донорской помощи созданы три новых подразделения на наиболее интенсивных маршрутах наркотрафика. В том числе, благодаря поддержке России, приостановлен отток квалифицированных кадров АКН РТ, повысилась служебная дисциплина, просматриваются положительные тенденции в организации работы следственно-оперативных подразделений. Следует отметить, что, несмотря на проводимую в России реорганизацию, все договоренности об оказании помощи АКН РТ остаются в силе. Борьба с афганской героиновой агрессией ведется и в многостороннем формате: под эгидой ОДКБ в Таджикистане проведены совместные антинаркотические операции «Канал - Южный капкан» и «Гром-2015».

Российская Федерация оказывает содействие Таджикистану в укреплении потенциала преодоления последствий стихийных бедствий. Соответствующие средства выделяются как по двусторонним каналам, так и по линии созданного в июне 2015 года Трастового фонда Россия-ПРООН и других механизмов многосторонней помощи. Мы оказываем Таджикистану помощь в создании Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, укреплении технической базы и возможностей поисково-спасательных работ подразделений Комитета по чрезвычайным ситуациям Таджикистана (КЧС).

Сотрудничество в миграционной сфере является одним из приоритетных направлений российско-таджикских отношений. Это связано с тем, что значительная часть таджикских граждан выезжает на заработки в Российскую Федерацию. В отдельные годы средства, переводимые трудовыми мигрантами на родину, составляли более 4 млрд. долларов - практически половину ВВП страны. В последнее время в связи с кризисными явлениями объем переводов из Российской Федерации снизился, однако имеющиеся данные свидетельствуют о том, что количество таджикских трудовых мигрантов, работающих в России, сократилось незначительно.

Хотел бы отметить, что таджикские трудовые мигранты не только поддерживают свои семьи на родине, но и вносят позитивный вклад в развитие народного хозяйства регионов Российской Федерации, где они трудятся. Чтобы сделать этот процесс максимально обоюдовыгодным, по линии компетентных ведомств России предпринимались усилия с целью упорядочения миграционных потоков. С жителями городов и районов республики при поддержке местных властей проводилась работа по разъяснению таджикским гражданам, выезжающим на заработки в Россию, положений российского законодательства, регулирующих трудовую и миграционную сферы.

Ведется работа по развитию договорно-правовой базы в области миграции. Подписан документ, дающий возможность гражданам Таджикистана находиться на территории Российской Федерации без постановки на миграционный учет в течение 15 дней с момента пересечения границы. Это наиболее льготный режим, предусмотренный Россией для стран, не входящих в Евразийский экономический союз. Кроме того, таджикским трудовым мигрантам предоставлена возможность осуществления трудовой деятельности в Российской Федерации по разрешительным документам (патентам) в течение трех лет с правом находиться без выезда на территории России.

По просьбе таджикской стороны достигнута договоренность о подписании Соглашения между правительствами РФ и РТ о реадмиссии и Исполнительного протокола о порядке его реализации в пакете с проектом соглашения о сотрудничестве в области пенсионного обеспечения трудовых мигрантов (первый документ согласован и готов к подписанию, второй - находится в высокой степени готовности).

Большая работа проведена по сопровождению в Таджикистане заключаемых с Россией Соглашения об организованном наборе граждан РТ для осуществления временной трудовой деятельности на территории РФ и Соглашения между правительствами РФ и РТ о сотрудничестве в области миграции. Таджикским гражданам разъяснялись причины закрытия въезда в Россию, организована работа с гражданами Таджикистана, обучающимися в российских учебных заведениях и имеющими ограничения на въезд в Россию за административные нарушения российского законодательства. С удовлетворением хочу отметить, что эти задачи, весьма остро стоявшие год назад, в основном разрешены. Снижена и острота проблемы нелегальной миграции.

Сегодня в Таджикистане стоит вопрос подготовки будущей интеллектуальной элиты, в том числе политической, экономической и культурной. Массовая миграция за пределы страны представителей творческой интеллигенции в период гражданской войны 1992-1997 годов и после нее привела к существенному сокращению культурного слоя современного Таджикистана, дефициту квалифицированных кадров во всех областях. В этой связи нужно помочь Таджикистану подготовить эти кадры.

Полагаю, что укрепление двустороннего сотрудничества в области образования, науки и культуры не только отвечает интересам народов наших стран, но и формирует прочную основу для двусторонних связей на перспективу. Убежден, что наличие совпадающих интересов в данной сфере консолидирует наше сотрудничество на всех остальных направлениях, является гарантом сохранения и приумножения многолетних традиций взаимного уважения, дружбы и сотрудничества между нашими народами. Кроме того, важно отдавать себе отчет в том, что расширение векторов образовательного сотрудничества способно уберечь значительную часть молодого поколения от влияния радикальных экстремистских идей, что особенно актуально сейчас для Таджикистана и региона Центральной Азии в целом.

В Таджикистане на всех уровнях подчеркивается заинтересованность в дальнейшем развитии образовательного сотрудничества с Российской Федерацией. Российское высшее образование пользуется исключительно высоким спросом у таджикской молодежи. Важную роль в этом деле играют действующие в РТ филиалы российских вузов - МГУ им. М.В.Ломоносова (открыт в 2009 г.), Национального исследовательского технологического университета «МИСиС» (Московский институт стали и сплавов, 2012 г.), Национального исследовательского университета «МЭИ» (Московский энергетический институт, 2013 г.), - а также Российско-Таджикский (славянский) университет (РТСУ).

Сегодня в них обучается около 7 тыс. таджикских студентов. Кроме того, в настоящее время в высших учебных заведениях на территории России учатся еще около 15 тыс. таджикских граждан. Только в 2015 году на учебу в нашу страну выехали 3183 таджикских студента. Хотелось бы отметить позитивный опыт ежегодно проводимых в Таджикистане международных выставок-ярмарок российского образования, участниками которых становятся десятки вузов из самых разных регионов России. В то же время на фоне очевидной востребованности российского высшего образования с сожалением отмечаем сокращение в 2016-2017 годах почти вдвое квотных мест, выделенных для Таджикистана.

В тесном взаимодействии с заинтересованными российскими и местными партнерами реализуем комплекс мероприятий по доставке школьных учебников и методической литературы, повышению квалификации педагогов-русистов. В настоящее время ведутся консультации по строительству в РТ за счет российской стороны новой школы на тысячу мест с обучением на русском языке. Благодаря активной позиции посольства удалось не допустить ликвидации русской школы в городе Кулябе (ранее находилась в ведении Минобороны России), содействовать ее передаче в ведение Минобрнауки России.

В Таджикистане функционируют четыре центра Фонда «Русский мир», на базе которых при финансовой поддержке фонда и при участии РЦНК в городе Душанбе проводятся Дни и Недели русского языка и русской культуры, фестивали и праздники русской словесности, мастер-классы, тренинги для преподавателей-русистов по интерактивным методикам обучения русскому языку.

Позитивной практикой стало проведение курсов повышения квалификации русского языка на базе Российско-Таджикского (славянского) университета. Опыт нашей ежедневной работы показывает, что в Таджикистане интерес к получению образования на русском языке - от средней школы до высшего образования - не только не снижается, но из года в год растет. Анализ причин этого феномена мог бы стать темой для отдельной статьи. Мы приветствуем эту тенденцию, поскольку убеждены, что именно русский язык позволяет сохранить Таджикистан в едином с Россией многомерном пространстве.

В наш адрес постоянно поступают просьбы о передаче местным школам все большего объема учебной литературы на русском языке. Стараемся по мере возможности удовлетворять эти просьбы. В данной связи хотел бы отметить большой позитивный вклад лично председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ Валентины Ивановны Матвиенко, которая в ходе официального визита в Душанбе весной 2014 года передала в учебные заведения Таджикистана свыше 6 тыс. столь необходимых здесь учебников и учебно-методических пособий, поддержала программу развития РТСУ. Благодаря этой поддержке, в 2016 году РТСУ открыл новый корпус, оснащенный самым современным оборудованием.

Полагаем важным дальнейшее расширение направлений двустороннего научного сотрудничества. При непосредственном участии российского посольства в Таджикистане восстановлена деятельность 16 диссертационных советов. В целом поддерживаем намерение АН РТ расширить прямые контакты с ведущими региональными вузами и научными учреждениями России.

Российская Федерация оказывает существенную помощь Таджикистану по многосторонним каналам сотрудничества. Речь идет прежде всего о проектах, в рамках различных специализированных учреждений Организации Объединенных Наций. Среди ключевых проектов, осуществляемых российской стороной, - «Программа школьного питания» (более 40 млн. долл.), «Улучшение благосостояния 1 млн. сельского населения в девяти районах Таджикистана» (6,7 млн. долл.), «Недоедание матерей и детей: призыв к срочным действиям» (2,1 млн. долл.), «Улучшение статуса питания женщин и детей» (2,1 млн. долл.), «Программа технической помощи странам Восточной Европы и Центральной Азии в области профилактики, контроля и надзора за ВИЧ/СПИД и другими инфекционными заболеваниями» (15 млн. долл.), «Модернизация и повышение конкурентоспособности ковроткачества, вышивания и текстильного секторов Таджикистана» (1,2 млн. долл.).

Значительные объемы помощи предоставляются Таджикистану Федеральным агентством по государственным резервам РФ. Только в сентябре 2015 года и январе 2016-го в Душанбе было направлено более 70 тонн гуманитарной помощи на общую сумму 4 млн. долларов для лиц, пострадавших в результате стихийных бедствий.

Культурные связи являются той живой нитью, которая неразрывно связывает народы России и Таджикистана. Без преувеличения можно сказать, что русская культура и русский язык здесь очень востребованы. Во многом это обусловлено тем, что становление современной таджикской культуры и искусства - театра, кино, изобразительного искусства - происходило в советский период в единой семье народов.

Нельзя не отметить и той подвижнической деятельности, которую осуществляют в Таджикистане представители российской культуры, популяризирующие лучшие образцы традиционного и современного искусства. Один из наиболее ярких современных примеров - приезд в Душанбе российской балерины и хореографа Марии Левицкой. Во многом именно благодаря ее энтузиазму и профессионализму удалось вдохнуть новую жизнь в деятельность Таджикского государственного театра оперы и балета им. Айни. По инициативе М.Левицкой и при участии выпускников Пермского хореографического колледжа поставлены балетные спектакли «Спящая красавица», «Корсар», «Золушка», «Хафизнаме» и др.

К сожалению, российские исполнители и творческие коллективы не часто балуют таджикскую публику, и тем значительнее для таджикистанцев становятся встречи с настоящими мастерами исполнительного искусства России, и тем ярче эмоции и эстетическое наслаждение от их концертов.

Хотелось бы активизировать наше сотрудничество и по линии спорта. Таджикистанцы внимательно следят за российским спортом, болеют за наших спортсменов на международных соревнованиях. Однако в настоящее время наши спортивные контакты ограничиваются лишь выступлением отдельных представителей отечественного спорта в состязаниях на территории республики. В них отсутствуют плановость и системность.

Тем не менее благодаря усилиям посольства и Федерации футбола Таджикистана в последнее время удалось провести два спортивных мероприятия, которые имели большой резонанс среди таджикистанских любителей футбола. В октябре 2014 года состоялся футбольный матч ветеранов команд «Спартак» и «Памир», перед началом которого российским послом было зачитано приветственное слово министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова. В июне 2016 года не менее ярко и интересно проведен товарищеский матч между командами «Истиклол» и «Локомотив» во главе с тренером ФК И.Г.Черевченко, который, к слову сказать, является уроженцем Таджикистана.

Победа в Великой Отечественной войне - это один из главных объединительных факторов в нашей общей истории. Хотел бы особо отметить, что у наших народов нет ни малейших разночтений по поводу этого выдающегося события. В Таджикистане, как и в России, глубоко чтут память героев войны. В год празднования 70-летнего юбилея Великой Победы здесь была организована целая серия культурных мероприятий. На центральной площади города, носящей имя 800-летия Москвы, прошел большой праздничный концерт, организаторами которого были Российско-Таджикский (славянский) университет, Хукумат (исполком) города Душанбе, Посольство России и представительство Россотрудничества в Таджикистане.

Перед многочисленной публикой - душанбинцами и гостями столицы - выступили завоевавшие здесь популярность коллективы: «Славяне», «Ватан», музыкальный ансамбль «Южный форпост» 201-й РВБ, вокальная группа «Серебряный рассвет» (Клуба российских соотечественников при РЦНК г. Душанбе), а также студенты и школьники. Самой высокой оценки заслуживает поддержка командования Центрального военного округа, регулярно направляющего в Таджикистан полюбившийся местной публике Ансамбль песни и пляски ЦВО. Особые слова благодарности за это командующему ЦВО генерал-полковнику В.Б.Зарудницкому.

Национальный фон Республики Таджикистан широк и разнообразен, что обуславливает особую специфику взаимоотношений, сложных, но достаточно гармоничных. Русские, татарские, башкирские, осетинские, корейские и другие общины вносят достойную лепту в национальную культуру Республики Таджикистан. Достаточно побывать на республиканских и областных культурно-массовых мероприятиях, чтобы убедиться в том, что в республике созданы благоприятные условия для поддержки национальных, культурных и этнических традиций.

Говоря о соотечественниках, хотелось бы отметить, что их в Таджикистане немного - большая часть выехала в Россию в период гражданской войны 1992-1997 годов. И тем не менее многие из тех, кто остался, работают на благо России. Особой активностью из числа наших соотечественников выделяются Татаро-башкирский культурный центр «Дуслык» и осетинская общественная организация «Иристон». Это наиболее многочисленные и гармоничные по возрастному составу организации соотечественников, где налицо преемственность поколений.

Знаковым событием стало открытие 9 декабря 2015 года в Душанбе Центра правовой помощи российским соотечественникам при поддержке Посольства Российской Федерации и представительства Россотрудничества в Республике Таджикистан. Работа по защите интересов российских соотечественников в Таджикистане тесно координируется с местными органами власти, неправительственными организациями. Речь идет об оказании материальной помощи пенсионерам, инвалидам, распределении гуманитарной помощи, полученной от Правительства Российской Федерации, содействии направлению выпускников средних школ на учебу в вузы России, отправке детей в лагеря на отдых и т. д.

Важную роль в укреплении духовной составляющей русской культуры в среде российских соотечественников играет деятельность прихода Душанбинской и Таджикистанской епархии во главе с епископом Питиримом. Проводимые епархией «круглые столы», воскресные школы и другие мероприятия способствуют консолидации русской православной общины в Таджикистане, духовному воспитанию молодого поколения.

Надежными партнерами посольства, помогающими развивать культурные связи между Россией и Таджикистаном, являются ветеранские организации, филиалы российских вузов, Всемирный координационный совет российских соотечественников, Таджикское общество дружбы и культурных связей с зарубежными странами, а также творческие объединения - союзы кинематографистов, композиторов и художников Таджикистана.

Думаю, представление о российско-таджикских отношениях будет неполным, если мы не затронем тему евразийской интеграции. Сейчас правительство Таджикистана изучает все «за» и «против» возможного вступления в Евразийский экономический союз. Не хотелось бы, чтобы создалось впечатление, будто мы кого-то подталкиваем к вступлению в ЕАЭС. Мы не склонны к политизации этого процесса - власти и народ каждой страны вправе самостоятельно принимать решение по такому судьбоносному вопросу. В России относятся к евразийской интеграции как к прагматичному, исторически оправданному, отвечающему стратегическим целям развития процессу. Мы исходим из того, что любой союз, в который затягивают силком, не может быть прочным, он должен основываться на добровольном, осмысленном и глубоко выверенном решении каждого из его участников. Надо лишь заметить, что за короткий период своего существования ЕАЭС уже изменил геополитическую конфигурацию Центральной Азии и продемонстрировал свою жизнеспособность в крайне сложной международной обстановке, когда некоторые его члены подвергались беспрецедентному политическому и экономическому давлению.

Подводя итог, можно, без преувеличения, сказать, что за 25 лет независимого существования Таджикистана связи между нашими странами не ослабли, а напротив - они продолжают укрепляться и развиваться во всех областях. Уверен, что в этом искренне заинтересованы оба наших братских народа.

Россия. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 ноября 2016 > № 1999001 Игорь Лякин-­Фролов


Таджикистан > Электроэнергетика > carnegie.ru, 23 ноября 2016 > № 1979431 Петр Бологов

Рогунская ГЭС: повод для паники, гордости или войны за воду

Петр Бологов

Рогунская ГЭС может сделать Таджикистан крупнейшим производителем электроэнергии в регионе и обрушить аграрный сектор Узбекистана. Все имеющиеся мирные способы давления на Душанбе в Ташкенте уже испробовали, и теперь придется или договариваться, или ставить под вопрос безопасность всей Средней Азии

В мире есть несколько регионов, для которых прогнозы, что вода скоро станет причиной войн, являются вполне реальным сценарием. Среди них – Средняя Азия, уже пережившая экологическую катастрофу с Аральским морем и погрязшая в спорах вокруг водопользования. Страны региона четко разделены на тех, на чьей территории формируется сток основных рек (Киргизия, Таджикистан), и тех, кто, располагаясь ниже по течению, пользуется основными объемами водных ресурсов (Казахстан, Узбекистан, Туркмения).

Любая попытка пересмотреть существующие пропорции порождает конфликты и взаимные претензии, доводя заинтересованные стороны до той черты, за которой, того и гляди, последует первый выстрел войны за воду. И первой в списке таких потенциальных причин для вооруженного противостояния стоит Рогунская ГЭС, строительство которой недавно возобновили в Таджикистане.

Таджикский вызов

29 октября при личном участии «основателя мира и национального единства – лидера нации», а по совместительству президента Таджикистана Эмомали Рахмона прошла церемония начала строительства плотины Рогунской ГЭС, в ходе которой было перекрыто русло реки Вахш. Теперь ее воды пойдут по водосбросным тоннелям, а основное течение будет перекрыто 335-метровой плотиной – самой высокой в мире из такого рода сооружений.

По графику первый агрегат Рогунской ГЭС заработает уже в конце 2018 года, второй планируется запустить в апреле 2019 года. Всего таких агрегатов, каждый мощностью 600 МВт, шесть штук; после завершения строительства среднегодовая выработка станции составит от 13 млрд до 17 млрд кВт?ч, что сделает Рогун самой крупной ГЭС в Центральной Азии, а Таджикистан, самую бедную республику СНГ, – крупнейшим производителем электроэнергии в регионе.

Новые источники электроэнергии Таджикистану действительно очень нужны – буквально за день до того, как Рахмон уселся за руль бульдозера, чтобы дать старт перекрытию Вахша, большая часть страны (Душанбе, населенные пункты Согдийской, Хатлонской областей) осталась без света из-за очередной аварии на Нурекской ГЭС. Подача электричества прекратилась во всех жилых домах и учреждениях, погасло уличное освещение и светофоры. Постоянные отключения электричества – неотъемлемый атрибут независимости Таджикистана, на долю которого из всех бывших советских республик выпала самая незавидная судьба. И запуск Рогуна здесь преподносится как путь к свету и восстановлению, как гарантия энергетической независимости и грядущего благополучия страны.

Желание Таджикистана строить именно ГЭС тоже логично – по потенциалу гидроэнергоресурсов страна входит в десятку мировых лидеров, а в СНГ уступает только России. Одновременно около 70% населения республики страдает от дефицита электроэнергии, особенно в зимнее время. В случае успешного завершения Рогун не только полностью покроет потребности Таджикистана в электричестве, но и позволит ежегодно отправлять миллиарды киловатт на экспорт.

В наследство от СССР Таджикистану досталось несколько ГЭС (Нурекская, Кайраккумская, Байпазинская) плюс в постсоветский период с участием России и Ирана построили еще две Сангтудинские ГЭС. Но мощности, оставшиеся от Союза, порядком износились, там регулярно аварии, а новые станции не могут полностью покрыть потребности республики в электроэнергии. Вдобавок в последние годы Таджикистан оказался в условиях энергетической блокады со стороны соседнего Узбекистана, через который проходят основные транспортные коридоры, связывающие Душанбе с остальным миром.

Узбекский ответ

Узбекистан – главный противник строительства Рогунской ГЭС, хотя и без нее поводов для конфронтации между странами предостаточно. После того как поддержка Ислама Каримова во многом обеспечила победу в гражданской войне в Таджикистане коалиции Эмомали, тогда еще Рахмонова, узбекское руководство полагало, что южный сосед в знак благодарности будет строить свои геополитические планы с учетом пожеланий Ташкента. Тем более что часть полевых командиров частично или напрямую подчинялись узбекским военным. Но президент Таджикистана, заручившись поддержкой Москвы, начал проводить самостоятельную политику, сопротивляясь планам Ташкента установить узбекскую гегемонию в регионе.

В конце 1990-х годов было несколько попыток опять начать вооруженное противостояние в Таджикистане, степень участия Узбекистана в которых можно оспаривать, но полностью исключить сложно. После их провала Ташкент ввел визы для таджиков, а границу с соседней республикой оборудовал колючей проволокой и минными полями, причем карту заминированных участков таджикской стороне предоставить отказался. Одновременно в Узбекистане власти начали создавать образ соседней страны как неподконтрольной властям территории, где процветает бандитизм, наркоторговля и религиозный экстремизм и от которой нужно отгораживаться всеми возможными способами.

Таджикистан тоже не остается в стороне от обострения конфликта. После гражданской войны там начали возрождать два самых неприятных для Узбекистана проекта: Таджикский алюминиевый завод и Рогунскую ГЭС. Строительство последней, начавшееся еще в 1976 году, с распадом СССР было законсервировано, а построенная перемычка в 1993 году была размыта паводком на Вахше.

И Рогунская ГЭС, и алюминиевый завод, обеспечивающий основную часть экспортных доходов Таджикистана, стали объектами яростной критики со стороны узбекских властей. Апеллируя к международному сообществу, Ташкент ставил в вину производителям алюминия загрязнение узбекской территории вредными выбросами.

Что же до Рогуна, то появление новой плотины на Вахше (вместе с Пянджем эта река образует Амударью), как неоднократно заявляли первые лица Узбекистана, может привести к катастрофическим последствиям для стран, расположенных ниже по течению. Речь идет о сокращении стока Амударьи, которая и так уже несколько десятилетий не доходит до своего бывшего русла в Каракалпакии, и о возможном прорыве плотины, расположенной в сейсмически опасной зоне. «Все может усугубиться настолько, что это может вызвать серьезное не то что противостояние, а даже войны», – прочил в 2012 году Ислам Каримов.

Опасения Узбекистана насчет Рогуна понять несложно – страна входит в десятку наименее обеспеченных пресной водой государств планеты. Учитывая аграрный характер узбекской экономики, оставшиеся еще со времен СССР ирригационные системы и проблему опустынивания, сокращение стока Амударьи может закончиться для Узбекистана коллапсом сельского хозяйства, голодом и массовыми миграциями. Это, в свою очередь, чревато социальным взрывом, который распространится и на соседние государства.

Тем, кто считает страхи Ташкента преувеличенными, узбекское руководство всегда может напомнить про судьбу Аральского моря, уже ставшего жертвой истощения Амударьи. Области, некогда прилегавшие к морю, превратились в непригодную для жизни соляную пустыню. Правда, в этом случае воду забрали не таджики, а сами узбеки на пару с туркменами, но сути вопроса это не меняет: меньше воды – значит меньше жизни.

Поэтому нет ничего удивительного, что Ташкент не ограничивается устными протестами против Рогуна. В 2009 году Узбекистан вышел из Объединенной энергосистемы Средней Азии и прекратил транзит в Таджикистан туркменской электроэнергии. Тогда же узбеки начали задерживать грузовые составы, направляющиеся в Таджикистан. Помимо всего прочего, они везли строительные материалы и технику, необходимую для Рогунской ГЭС. В конце 2011 года после взрыва на железнодорожной ветке Галаба – Амузанг, через которую проходит все железнодорожное сообщение Южного Таджикистана, Узбекистан полностью прекратил движение на этом участке и даже демонтировал некоторые пути.

В январе 2013 года Узбекистан окончательно прекратил поставлять природный газ в Таджикистан, хотя на его поставки приходилось около 95% всего газа, потребляемого в республике. После этого многие таджикские предприятия, в том числе и алюминиевый завод, вынуждены были перейти с газа на уголь. В результате всех этих действий товарооборот между двумя странами упал за семь лет почти в 150 раз – с $300 млн в 2007 году до $2,1 млн в 2014-м.

Национальная идея

Однако ни замораживание отношений с ближайшим соседом, ни разрыв с изначально выбранным подрядчиком, компанией «Русал», не убавили у Душанбе решимости достроить Рогунскую ГЭС. Более того, в Таджикистане этот проект превратился в некую национальную идею, которую активно пропагандируют власти, но не всегда принимает население. Руководство страны щедро обещает, что по завершении строительства ГЭС Таджикистан наконец обретет энергетическую независимость и несказанно разбогатеет за счет продажи избытков электроэнергии – в ГЭС видят панацею от всех бед республики.

В конце нулевых, когда стало понятно, что денег на строительство потребуется намного больше, чем безболезненно может предоставить госбюджет, в Таджикистане объявили кампанию по приобретению гражданами акций ОАО «Рогунская ГЭС». В большинстве случаев местных жителей просто заставляли покупать эти акции, перечисляя в пользу ГЭС процент от зарплаты, а коммерческие предприятия под угрозой закрытия вынуждены были брать дополнительные кредиты в банках для приобретения ценных бумаг Рогуна. Но, несмотря на все усилия властей, в ходе кампании удалось привлечь менее $200 млн, притом что стоимость строительства Рогунской ГЭС оценивается в $3–5 млрд.

Деньги эти Таджикистан решил в итоге изыскать из собственных средств за счет сокращения других статей бюджетных расходов. При этом официально стоимость строительства власти республики не называли, исходя лишь из того, что одна плотина обойдется в $600 млн. Упрощает стройку то, что 95% оборудования для первого агрегата и около 70% для второго было поставлено еще в советский период. Так что на первое время денег хватит, а вот чтобы запустить объект на полную мощность и рассчитывать на какие-то реальные прибыли от его эксплуатации, скорее всего, придется привлекать иностранные кредиты. Пока же инвесторы (во многом из-за позиции Узбекистана) не торопятся становиться в очередь.

Чтобы свести возражения соседей к минимуму, а заодно повысить привлекательность проекта в глазах потенциальных подрядчиков, Таджикистан заказал Всемирному банку техническую и экологическую экспертизу станции, на проведение которой ушло пять лет. Представленные в 2014 году результаты экспертизы, согласно которым строительство ГЭС при условии соблюдения всех рекомендаций экономически оправданно и не нанесет ущерба окружающей среде, безмерно разочаровали руководство Узбекистана. Как заявил тогда первый вице-премьер республики Рустам Азимов, «Узбекистан никогда и ни при каких обстоятельствах не предоставит поддержку этому проекту».

Позиция эта оставалась неизменной и летом этого года, когда было объявлено, что подрядчиком строительства на конкурсе выбрана итальянская Salini Impregilo. Эта компания строила плотины в Иране на реке Дез (высота плотины – 203 метра), в Замбии на реке Замбези (126 метров), в Пакистане на реке Инд (143 метра), в Гане на реке Вольта (там создали крупнейшее по площади водохранилище в мире). Общий объем соглашения, подписанного итальянцами, составил $3,9 млрд. По прогнозам подрядчика, первую очередь Рогуна можно будет запустить уже в 2018 году. МИД Узбекистана отозвался на это напоминанием о потенциальных угрозах проекта, рожденного в эпоху «советской гигантомании», и предложил соседям решать «непростые проблемы с энергообеспечением» за счет строительства малых и средних ГЭС.

Пути к компромиссу и обострению

Когда в сентябре этого года стало ясно, что эпоха Ислама Каримова в Узбекистане подошла к концу, высказывались предположения, что преемники узбекского президента будут более договороспособными, в том числе и по вопросу водопользования. Судя по тому, что началу строительства плотины официальный Ташкент не посвятил ни одной возмущенной ноты, а узбекские СМИ написали об этом событии, не сорвавшись на привычную критику, эти прогнозы пока оправдываются. Впрочем, не исключено, что сегодня внимание узбекского руководства целиком приковано к предстоящим в декабре президентским выборам и очередные выпады в адрес Рогуна со временем последуют.

С другой стороны, события последнего года правления Каримова показывают, что Ташкент и Душанбе начали осторожные поиски компромисса. В декабре 2015 года прошли первые за все время дипломатических отношений двух стран таджикско-узбекские консультации на уровне Министерств иностранных дел, а в июне в рамках саммита ШОС в Ташкенте состоялась двухсторонняя встреча президентов. К тому же обе страны сейчас заинтересованы в строительстве через их территорию очередной ветки китайского газопровода из Туркмении: Таджикистан рассчитывает на бесперебойное газоснабжение, а Узбекистан намерен закачивать в трубу и свое топливо.

Что касается собственно Рогуна, то тут конфликт может смягчить и то, что пока еще неизвестно, хватит ли у таджиков средств, чтобы завершить хотя бы первый этап строительства. Если стройка выбьется из графика, вызовет дефицит в бюджете, спровоцирует крупные ЧП на Вахше, то Душанбе может начать более внимательно прислушиваться к возражениям Ташкента. Кроме того, пока это выглядит маловероятным, но Узбекистан может помочь финансировать строительство малых ГЭС на реках бассейна Сырдарьи и Амударьи в качестве альтернативы Рогуну.

Хотя потенциала для обострения тоже хватает. Рахмон не собирается ограничиваться всего одной плотиной. У Узбекистана может появиться новый объект для критики, если Душанбе приступит к возрождению другого проекта советских времен – Даштиджумской ГЭС на реке Пяндж, которая по мощности и высоте превосходит даже Рогун. В свое время этим проектом интересовалась американская AES Corporation (строительство плотины предполагает участие двух стран, расположенных по обеим берегам Пянджа, – Таджикистана и Афганистана), но позже отказалась от него.

Теперь, запустив стройку на Вахше, таджики вполне могут начинать пугать Ташкент новой плотиной. А Узбекистан, оправившись после междуцарствия, может вернуться на более жесткую позицию. В августе этого года спор Узбекистана с Киргизией из-за Орто-Токойского водохранилища едва не перерос в силовое противостояние, и только известия о болезни и смерти Каримова остановили этот конфликт. Все имеющиеся мирные способы давления на Таджикистан в Ташкенте уже испробовали, и теперь придется или договариваться, или ставить под вопрос безопасность всей Средней Азии.

Таджикистан > Электроэнергетика > carnegie.ru, 23 ноября 2016 > № 1979431 Петр Бологов


Таджикистан. Казахстан > Электроэнергетика > dw.de, 1 ноября 2016 > № 1955583 Акежан Кажегельдин

В минувшую субботу, 30 октября, президент Таджикистана Эмомали Рахмон дал старт строительству плотины Рогунской ГЭС. По плану Душанбе она должна стать самой высокой в мире. Проект вызывает у многих экспертов серьезные сомнения. Он много лет служит яблоком раздора между Таджикистаном и Узбекистаном. Бывший премьер-министр Казахстана Акежан Кажегельдин, ныне один из ведущих региональных экспертов, много лет живущий на Западе, в интервью DW выразил сомнение в осуществлении этого плана и сообщил о наличии совершенно другого энергетического проекта для региона.

DW: Как вы считаете, по силам ли Таджикистану осуществить столь амбициозный и столь спорный с точки зрения соседей проект?

Акежан Кажегельдин: Без развития индустриальной части экономики трудно говорить о развитии вообще. Что бы руководство Таджикистана ни собиралось делать, оно раз за разом упирается в нехватку электроэнергии.

Но вопрос перегораживания рек, являющихся источником жизни для десятков миллионов человек в пяти странах северной части Центральной Азии, и влияющих на Афганистан, выходит за пределы суверенитета Таджикистана. Энергетические сети республик, созданные в советское время, были между собой интегрированы.

А после дезинтеграции в годы независимости идет спор о водопользовании между странами верховий рек и их низовий. Душанбе пытался привлечь на свою сторону Россию и Казахстан. Таджикистан даже добился того, что Всемирный банк поддержал проект строительства Рогунской ГЭС. Но и сегодня никто не может сказать, как будут жить люди в низовьях реки, если проект осуществится.

Не секрет, что осадки резко сократились, водохранилища, которые обеспечивают водой ГЭС, содержат все меньше воды, и, как назло, для того, чтобы производить больше электроэнергии, воду приходится накапливать как раз в те моменты, когда она нужна в низовьях для сельского хозяйства, которое служит там основным источником жизни. Уверен, что перекрытие Вахша - это поспешный шаг. Возможна цепная реакция.

- Выходит, что это тупик, и спор между странами верховья и низовья неразрешим?

- Все странам этого региона должна быть предложена очень интересная программа развития, основанная на энергетике, которая должна послужить основой для развития всей экономики. Эта программа должна быть такой, чтобы все получили электроэнергию, но при этом не перегораживались водные потоки.

Нужно возвращаться к большому региональному проекту с участием стран, которые сегодня страдают от недостатка электроэнергии. Это все без исключения республики Центральной Азии, это Афганистан, Пакистан и Китай. На западе КНР проживают мусульманские народы, и китайское правительство очень заинтересовано в стабильном развитии этих регионов. Для этого там необходимо дать людям работу, а для этого нужна индустрия. И везде требуется энергия.

Россия тоже должна быть привлечена к проекту, ведь чтобы урегулировать внутреннее потребление стран, где экономика слабая, а население бедное, необходимы резервы для того, чтобы поддерживать энергетический сектор. То есть нужны не только кредиты для строительства электростанций, но и поступления средств от продажи электроэнергии в переходный период. А, значит, нужны большие потребители энергии. Это Китай, Россия и Казахстан, которым по силам за эту энергию платить.

- То есть вы говорите о некоем конкретном проекте?

- Такой проект существует и находится в стадии серьезного обсуждения в ряде государств. Рабочее название - центральноазиатский энергетический хаб. За его проведение взялся руководитель комитета по международным делам Конгресса США Дана Рорабахер. Он, кстати, один из немногих политиков среди республиканцев, кто является сторонником нормализации отношений между США и Россией. (Рорабахер, в частности, считает нецелесообразными санкции в отношении России и высказывался в поддержку так называемого референдума о присоединении Крыма к РФ. - Ред.). Планируется участие ЕС, Японии, Китая как соседа, который заинтересован в стабильности в этом регионе. Я уверен, что экспорт энергии в КНР позволит покрывать капитал, который нужен будет для развития проекта. Предложения по проекту получены и в Москве.

- Вы думаете, что Эмомали Рахмон готов будет отказаться от того, чтобы стать обладателем самой большой в мире плотины?

- В бюджете Таджикистана нет денег, в Душанбе автобусы не всегда ходят, хотя президент отстроил себе огромный дворец и живет там. Я абсолютно уверен, что Таджикистан в одиночку подобные задачи не решит. Я являюсь одним из инициаторов того, чтобы судьба проекта решалась на глобальном уровне с участием крупных стран. Я абсолютно уверен, что вода - это источник и благополучия, и развития, но и наиболее серьезный потенциальный источник нестабильности в регионе. И это знают все.

Сколько было сделано заявлений по этому вопросу! И как мало было сделано на практике. Небольшая американская инвестиционная программа для региона "Новый Шелковый путь" подвергается критике в самих США за ее недостаточность. Проект экономического пояса "Шелкового пути", объявленный КНР, направлен на развитие не энергетической, а логистической инфраструктуры. Она позволит именно китайской экономике развернуться на огромных территориях.

Но проект центральноазиатского энергетического хаба предлагает установить в регионе долговременную стабильность за счет предоставления возможности жителям региона реально развивать собственные страны, экономику. С советских времен большой технологической модернизации в регионе никто не провел, хотя обещаний было много. И это тот случай, когда на чужие деньги можно выстроить свой дом. А рассчитаться попозже. Сейчас все энергопроизводящие компании хотят продавать свои машины и технологии, им нужны новые проекты.

- О привлечении каких финансовых средств идет речь?

- По оценке, только за счет строительства энергоблоков и ЛЭП проект должен привлечь до 60 миллиардов долларов. Это без учета развития инфраструктуры железных дорог, что входит в следующий блок проекта. Уже проведены предварительные разговоры с энергетическими компаниями и с финансовыми институтами, которые хотят принести в регион свои технологии и их кредитовать. Вопрос в том, чтобы проект получил политическое одобрение.

Таджикистан. Казахстан > Электроэнергетика > dw.de, 1 ноября 2016 > № 1955583 Акежан Кажегельдин


Узбекистан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 июля 2016 > № 1838699 Михаил Делягин

Внятный урок

Михаил Делягин

что страшнее халифата

Меня и многих моих знакомых сначала шокировало, а потом перестало шокировать, что мы слышим от наших бывших сограждан по СССР из среднеазиатских республик, которые работают здесь таксистами, дворниками, строителями, продавцами и так далее. Когда их спрашиваешь, как же они и их семьи живут там, дома — в замечательном Таджикистане, в чудесном Узбекистане, в потрясающей Киргизии, — приходится слышать не просто рассказы о чудовищном бардаке, не о чудовищной социальной катастрофе, о возрождении там феодализма, по сути дела, в его худших качествах. Нет, всё чаще приходится слышать такую фразу: ну, ничего, скоро придут ОНИ (ИГИЛ, естественно, не называют, поскольку это запрещено в России) и наведут порядок. Такая вот "азиатская Украина" — там исламские террористы, как необандеровцы на "незалежной", воспринимаются уже как некое избавление, как некое освобождение, как некое восстановление справедливости, попранной нынешними властями. А надо сказать, что исламисты действительно идут под знамёнами социальной справедливости, и потому они не страшны для иранцев, где социальную справедливость, в общем-то, обеспечивают — причина иммунитета Ирана не только в сильном государстве, не только в разнице между суннитами и шиитами, но и в том, что иранское государство худо-бедно, но потребности людей в справедливости удовлетворяет. А вот для государств "олигархического" типа идеология запрещённого в России "Исламского государства" смертельна, потому что исламисты обращаются к Корану, выделяют все места, которые говорят там о социальной справедливости — между прочим, очень внятно и чётко говорят, — и обращаются к властям с такой формулировкой: "Почему же вы грабите людей — вопреки Корану? Почему же вы эксплуатируете таких же мусульман, как и вы, — ведь это прямо запрещено религиозными догмами? Вы извращаете религию, вы — неверные, вы — не мусульмане", — со всеми вытекающими отсюда экстремистскими последствиями. И вот, люди уже не где-нибудь в Северном Ираке или в Северной Сирии, а совсем рядом, в недавно ещё советской Средней Азии — обычные люди, светские люди, абсолютно социализированные, честные, трудолюбивые, старательные — начинают воспринимать исламских террористов как путь к избавлению от того социального ада, в который погрузилась их родина. И если кто-то думает, что у нас от этого есть иммунитет, что у нас всё в порядке в социальной сфере, что нам это не грозит, тот сильно в этом заблуждается. Когда с людьми разговариваешь и спрашиваешь их: "Хорошо, но ведь ОНИ же будут убивать, они же будут резать головы?" — в ответ слышишь примерно следующее: "Будут резать головы только тем, кто это давно заслужил". На самом деле, конечно, всё не так — в деле отрезания голов остановиться трудно, и головы резать будут всем подряд, но ведь людей уже довели до того, что даже головорезы воспринимаются ими как меньшее зло по сравнению с тамошними "демократами". Вы думаете, в Средней Азии нет своих чубайсов и ельциных? Ещё сколько! И если государство не наказывает преступников, то преступников должен наказывать кто-то другой. Есть, кстати говоря, прекрасная история оправдания присяжными так называемых "приморских партизан". И когда говоришь: "Придётся же с ними воевать!" — это воспринимается так: если хотите — воюйте, умирать-то будете вы и ваши дети, а наши дети в эту систему встроятся и будут в ней жить и процветать.

Но самое главное в этой истории заключается в том, что потребность в социальной справедливости — универсальна. И очень большая ошибка — думать, что она свойственна только русской культуре или русскому языку, что русский язык — такой страшный вирус, что как только вы на нём начинаете говорить, то сразу понимаете: деньги, конечно, необходимы, но их смысл — подтверждение справедливости того, что вы делаете, а как только вы начнёте говорить на каком-то другом языке, то этот мор с вас сразу спадёт, и вы сразу превратитесь в машинку по извлечению прибыли из окружающего мира. Так вот, ничего подобного. Потребность в справедливости есть базовая, фундаментальная потребность любого человека. Человек, чья потребность в справедливости попирается, не живёт или, как минимум, не размножается, что мы видим на примере Европы и, в меньшей степени, — на примере некоторых регионов США. Белые люди, которые забыли о справедливости, их социальные группы — вымирают. И если человек не имеет возможности реализовать свою справедливость, реализовать чувство справедливости, он согласится на что угодно: на большевиков, на рыночных демократов, на исламских террористов, на инопланетян. Казалось бы, хлеб есть, лепёшка есть, вода есть, переводы из России капают: жить можно. Плохонько, но можно. Но если при этом не удовлетворена потребность в справедливости, то оказывается, что материальные блага смысла не имеют — они просто продлевают агонию. И, чтобы эту агонию остановить, чтобы начать жить нормальной человеческой жизнью, человек оказывается согласен на всё.

Это очень внятный урок для нас тоже. Если мы будем продолжать уничтожать представление о справедливости, если мы будем растаптывать души людей и свои души тоже, запрещённое в России террористическое "Исламское государство" может показаться таким же освобождением, каким для наших предков казались большевики, для нас, совсем недавно, — "младореформаторы", а для украинцев сегодня — "правосеки с евромайдана".

Реальная ситуация такова, что если мы будем продолжать ставить себя в нечеловеческие условия в смысле отсутствия справедливости или попрания справедливости, то не нужно думать, что мы избежим нечеловеческих последствий. И, как минимум, нужно понимать, что одной только военной операцией исламистов в Средней Азии остановить не удастся. Остановить исламистов можно только переформатированием общественного организма, общественного строя на такой, который обеспечивает справедливость и который позволяет людям самим участвовать в установлении справедливости по своим представлениям. Как называть этот строй — социализмом или как-то по-другому — это уже личное дело каждого.

Узбекистан. Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 июля 2016 > № 1838699 Михаил Делягин


Таджикистан > СМИ, ИТ > news.tj, 10 июня 2016 > № 1786778 Лутфулло Давлатзода

Директор Лахути о планах и проблемах театра

Впервые за годы независимости труппа Академического театра имени Лахути совершила гастроли по югу страны. 10 дней спектакли шли в Курган-Тюбинском регионе и столько же в Кулябском. Жители регионов, по словам самих актеров, действительно соскучились по хорошим театральным постановкам. О планах и сегодняшних проблемах театра в интервью «АП» рассказал его директор Лутфулло ДАВЛАТЗОДА.

- За последние 20 лет это ваши первые гастроли в Хатлонскую область. Как вас приняли и почему столько времени ваша труппа не выступала на подмостках за пределами столицы?

- Мы действительно 20 лет не выходили в народ. В годы Советского Союза это было некой традицией. Каждую весну мы готовились к гастролям по всей республике, и народ нас ждал. Два месяца назад мы решили вернуть эту традицию. Вы можете мне не верить, но я с уверенностью могу сказать, что люди соскучились по живым выступлениям.

Но сказать то же самое о руководстве некоторых районов и городов я не могу, с нами не все желали сотрудничать, ссылаясь на занятость. Я думаю, что должно быть как раз таки наоборот – местные власти сами должны приглашать нас на гастроли. Мы даже согласны на то, чтобы они заказывали какие-то конкретные темы постановок, которые хотели бы видеть на своих сценах, например в чем нуждается их молодежь. А сейчас выходит так, что они нас избегают. А ведь у нас совсем невысокая стоимость билетов - 5 сомони для детей и 10 для взрослых. В некоторых местах мы выступали бесплатно.

Но население нас приняло восторженно, нас приглашали вновь и вновь посещать их.

Нас вообще очень сильно задевает, когда спрашивают, работает ли театр. И ведь часто это спрашивают те, кто относит себя к интеллигенции. Но сами ответить на вопрос, какую последнюю постановку смотрели, они не могут.

Актеры театра - это бедные и очень терпеливые люди. У них нет доступа к чиновникам высшего ранга, и всю свою боль, свои проблемы они озвучивают через свои роли. У них нет сил с кем-то соревноваться, поэтому и отвечать на критику они не могут.

- Но не думаете ли вы, что есть и ваша ошибка в том, что народ ничего не знает о театре?

- На самом деле мы упустили время, нам на смену пришли так называемые уличные театры. Они формируют сегодня представление народа о театрах своей некачественной работой. Отсюда и общий уровень образования молодежи. Еще Гоголь говорил: «Месяц, как театр не работает, а люди уже оскотинились».

- Давно ли актеры вашего театра выезжали куда-нибудь на повышение квалификации?

- До сих пор мы не смогли отправить кого-нибудь хоть на какие-то курсы. Планируем, конечно, отправить, например, в Москву. Но здесь есть и другая проблема: мы обучаем молодые кадры, но из-за того, что нет соответствующей оплаты, они просто уходят в другие места.

Кроме того, нам нужны сильные драматурги. Раньше у нас были Гани Абдулло, Сотим Улугзода, Джалол Икрами. Мы хотим сотрудничать с Союзом писателей, но не можем же мы их заставить работать с нами. Если не будет сильных драматургов, то о будущем таджикских театров нечего и говорить.

Также нам необходимо работать над нашим стилем. Например, сейчас в моде монодрамы или пародии. Например, в Иране мы видели постановку, где играют две девушки, точнее – их головной убор. Они меняют стиль платка - и превращаются в попрошаек, в мать, в студента. Сейчас нам необходимы такие театры.

- Если у вас нет возможности отправить на обучение актеров, почему бы не пригласить хороших режиссеров, которые бы с ними поработали, например Барзу Абдураззакова?

- Мы обдумываем этот вариант и хотим пригласить какого-нибудь заслуженного режиссера, например из Казахстана, Туркменистана, России. Касательно Барзу Абдураззакова, до того как я пришел на работу в театр, Барзу работал в Лахути и даже поставил три спектакля. Но причины его ухода мне неизвестны. Я и сам об этом говорил с Барзу. Но пока что мы не смогли понять друг друга.

- Почему бы вам вплотную не заняться рекламой ваших спектаклей? Например, в городе ни одной вашей афиши, кроме как у самого театра, я не заметила.

- На всех государственных телеканалах есть культурные рубрики. И я думаю, что ответственные за них люди должны приходить к нам сами, делать какие-то анонсы, показывать отрывки из наших спектаклей – одним словом, рассказывать о работе театра. Но, к сожалению, ни радио, ни телевидение этого не делает. Отсутствие специальных мест для размещения афиш – это вообще отдельная проблема. Их просто нет. Единственное – это телевидение и газеты. Мы, например, даем небольшие анонсы на «Шабакаи аввал» в рубрике «Телереклама». Сейчас ищем партнеров, чтобы была возможность регулярно давать информацию о театрах. Но несмотря на все это, мы очень часто даем спектакли совершенно бесплатно, работая для того, чтобы привлечь зрителя.

- Как ваш коллектив отнесся к решению о сносе театра Лахути?

- Дело в том, что про снос театра мы до сих пор читаем лишь в средствах массовой информации, но официального уведомления мы пока не получали. В отличие от театра имени Маяковского, труппу которого об этом уведомили официально. Они, кстати, сейчас работают здесь, то есть с нами на одной сцене.

Мы очень надеемся, что снос нас не коснётся, ведь мы привыкли к этому зданию. Я сам начинал свою работу с театра Лахути. У театра очень хорошее месторасположение: рядом несколько университетов, школ, находится в центре. И зрители к нам привыкли. Когда переезжаешь, ты теряешь зрителя. А ведь у нас есть планы, и должны быть соответствующие условия для подготовки к постановкам. У нас ведь все постановки делают под сцену в виде круга. У нас здесь 27 гримерок. Одним словом, если будут какие-то изменения, то они нас очень сильно заденут.

- Вы назначены на должность директор недавно, что вам удалось сделать за это время?

- В театре Лахути всегда была традиция за год делать четыре новые постановки. Мы за три месяца сделали уже три, это - «Санъат ва гулом», «Кайлахои як девона», «Афсона барои бачагон». До конца сезона сдадим еще три и две после празднования Дня независимости. Итого восемь, это будет своего рода рекордом в истории театра.

- Какие планы относительно гастролей по другим регионам?

- Сейчас мы заняты на мероприятиях в честь Дня единства и Дня независимости страны. После этого мы намерены проехаться с гастролями по Согдийской области. Благо во всех городах и районах есть Дворцы культуры, где есть соответствующие условия для показа спектаклей.

Таджикистан > СМИ, ИТ > news.tj, 10 июня 2016 > № 1786778 Лутфулло Давлатзода


Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов

Вот, новый разворот

Какова судьба новых энергетических проектов, в которые втягивают страны Центральной Азии?

Юрий Сигов, Вашингтон

Как только Советский Союз распался, все без исключения страны Центральной Азии оказались поставлены в весьма непростое положение. С одной стороны, им волей-неволей, но приходилось сохранять тесные связи с Россией. А с другой - все они максимально пытались установить отношения с другими государствами, в том числе - и в сфере энергетики. Началось сооружение многочисленных трубопроводов по доставке нефти и газа в обход некогда единой союзной территории. А там, где соответствующая инфраструктура уже существовала, ее просто разворачивали на юг, запад и восток и по минимуму загружали в северном (российском) направлении.

Коснулось это прежде всего богатых энергетически Казахстана и Туркменистана, чуть позднее - Узбекистана. Таджикистан и Кыргызстан не имеют на своей территории нефти и газа (а то, что есть, самим себе бы оставить, куда уж тут думать об экспорте). Но зато у них есть в достатке главное богатство для всего региона- вода. Поэтому для этих двух республик ключевым стала идея по доставке вырабатываемой электроэнергии на внешние рынки, тем более что в этом энергосырье потребность ничуть не меньше, чем в нефти-газе.

Показательно, что сооружение тем же Казахстаном новых нефтяных трубопроводов в сторону Китая было вызвано реальными экономическими интересами именно этих двух стран. Аналогичная ситуация и с газопроводами из Туркменистана и Узбекистана в китайском направлении. Это было выгодно и нужно именно этим государствам, и вполне естественно, что они решили взаимодействовать напрямую, договариваться, как это лучше сделать, и, что важно - трубы эти успешно уже не первый год работают.

Иная ситуация с теми проектами в области энергетики региона, которые насквозь проникнуты-пропитаны «большой политикой». Здесь экономическая выгода- явление исключительно опосредованное и совсем даже не главное. На первом месте здесь идут внешнеполитические расчеты, навязывание «своего мнения» третьими сторонами. А сами участники подобных проектов оказываются в весьма непростом положении еще до начала инженерных и строительных работ.

ТАПИ-сказка давно сказывается, но пока остается явно не осуществимой

Посмотрим на два проекта, которые нынче «вроде как запустили» в области энергетики и в которых участвуют Туркменистан, Таджикистан и Кыргызстан. Умышленно не буду напоминать о проекте «Набукко», который десятки раз то полностью признавался нерентабельным и финансово неосуществимым (по доставке туркменского газа под дном Каспия через Азербайджан и Турцию на европейские рынки). Как и нет смысла, думаю, говорить нынче о том, что «когда с Ирана снимут санкции», то он станет главным потребителем центральноазиатских энергетических ресурсов- и для себя, и для транзита другим покупателям.

Так вот, речь пойдет о проекте ТАПИ по доставке туркменского газа в Индию и Пакистан через афганскую территорию и проекте еще более мифическом - КАСА-1000, согласно которому уже электроэнергия из Таджикистана и Кыргызстана пойдет опять-таки через Афганистан в Пакистан, а если получится- то и в северные районы Индии.

Прежде всего замечу, что оба проекта- чисто политические, финансовая составляющая и экономические подсчеты выгод здесь делались и делаются исключительно по политическим мотивам, потому что «так надо», а не потому, что это имеет хотя бы какой-то реальный экономический смысл. Так, для осуществления проекта ТАПИ нужно самое главное - нормальная, спокойная обстановка по всей трассе маршрута. И реальная, а не мнимая выгода тому же Туркменистану поставлять газ туда, куда он при нынешней международной конъюнктуре (включая вопросы безопасности) вообще никогда не попадет.

На сегодня Туркменистан продает - и успешно - свой газ в Китай и Иран, причем поставки эти можно постепенно увеличивать, по сути дела, до любых объемов, лишь бы туркмены имели в наличии то, что они хотят своим ближайшим соседям продать. Плюс трубопроводы строят эти сами китайцы и иранцы, проходят они через спокойные и стабильные территории. И никаких внешних угроз (за исключением страшилок о предстоящих военных походах талибов чуть ли не до российского Урала) для этих трубопроводов фактически не существует.

По ТАПИ все по-прежнему остается непонятным, нереальным и настолько политически ангажированным, что ни один трезвомыслящий специалист в подобную затею ни за что не поверит. Начнем с того, что идея ТАПИ - американская, и к четырем странам, которые в проект вовлечены, никакого отношения не имеющая. Для США же выгодно, чтобы Туркменистан торговал своим газом не с Россией, Китаем и Ираном, которых американцы считают своими «почти врагами», а развивал некую транспортную инфраструктуру Афганистана. То, что газ пойдет из Туркменистана в Пакистан и Индию, в Вашингтоне считают «нормальным» и национальным интересам Соединенных Штатов совсем даже не угрожающим.

Афганистан же надо развивать для того, чтобы он побыстрее как-то нормализовал свою жизнь, чтобы оттуда можно было увести оставшиеся войска (не все, а какую-то часть хотя бы), а само афганское правительство перестало жить только за счет внешней помощи и доходов от наркоторговли. Вот только реалии на афганской земле таковы, что никакого ТАПИ через Афганистан не может быть на обозримую перспективу, сколько бы раз президенты стран-участниц проекта ни встречались между собой и сколько бы раз торжественно ни запускали заведомо безнадежный проект.

Именно политический хаос в Афганистане - главное препятствие любому проекту, который будет связан с разворотом центральноазиатской энергетики в сторону южных и западных рынков. По последним оценкам американских разведведомств, власть в Афганистане может смениться уже в этом году, причем «ребята из Талибана» наведут в стране такой «порядок», что вкладывать сейчас деньги в трубы из Туркменистана к афганской границе - натуральное палево больших денег. А посему проект ТАПИ, несмотря на его с помпой обставленный запуск, совершенно нереален к осуществлению в ближайшие несколько лет как минимум.

К тому же проект этот не просто не нужен, но и существенно мешает таким важным игрокам, как Китай, Турция, страны Персидского (Арабского) залива и многим другим. Им меньше всего(пусть и по разным причинам) хотелось бы, чтобы туркменский газ уплывал куда-то не пойми в каком направлении. В то время как имеются уже и трубопроводы, и возможности доставлять его без каких-либо рисков к вполне вменяемым и кредитоспособным клиентам.

Попадут ли энергоресурсы Таджикистана и Кыргызстана в Пакистан?

Другой так же по политическим соображениям разрекламированный проект региона - доставка «избыточной эдектроэнергии» из Таджикистана и Кыргызстана - и вновь через афганскую территорию в Пакистан. Опускаем уже сказанное насчет полнейшей нестабильности в Афганистане и невозможности что-либо там сооружать, инвестировать в инфраструктуру и многое другое. Посмотрим на то, как подобный проект обставлен внешне, и что на самом деле происходит в энергетической сфере что Таджикистана, что Кыргызстана.

Начнем с того, что снабжение этих двух республик электроэнергией (прежде чем думать об экспорте «лишних» киловатт) связано напрямую с сооружением двух крупнейших для региона энергетических объектов - Камбаратинской ГЭС в Кыргызстане и Рогунской ГЭС в Таджикистане. Так вот, ни той, ни другой ГЭС как не было, так, скорее всего, никогда и не будет.

Внешнего финансирования на эти грандиозные объекты никто не дает, собственных денег на подобные «стройки века» ни у Душанбе, ни у Бишкека не имеется. А если даже кто-то и попытается инвесторов найти, то сразу же в процесс вмешается «большая политика». А точнее - соседние с этими республиками Казахстан и Узбекистан, для которых сооружение подобных гигантских электростанций - реальная угроза нарушения всего энергетического баланса Центральной Азии.

Тот же Рогун таджикам не первый год не дают строить узбеки (методов, как этому помешать много - от блокирования железнодорожного движения на узбекскую территорию со строительной техникой и оборудованием для ГЭС) до прямого политического давления. Своей электроэнергии в Таджикистане очень мало, а ту, что таджики покупают у туркмен и пытаются получить (особенно в зимние месяцы), блокирует Узбекистан. Причем подобное положение дел наблюдается уже десятилетия, и никакой «лишней электроэнергии» в Таджикистане - да тем более для экспорта в Пакистан через Афганистан, нет и в помине.

Та же «энергетическая песня» - и с Кыргызстаном, который избыток своей электроэнергии должен сначала поставить в Таджикистан (даже если на сооружение этих электростанций кто-то и выделит средства), а потом уже через таджикскую территорию все это надо будет тянуть до границы с Афганистаном (про Пакистан вообще речи нет, потому как никто не будет ни цента инвестировать в сооружение линий электропередач по афганской территории).

Замечу попутно, что Кыргызстану самому не хватает энергии для собственных нужд, и требуемое ее количество он покупает в Казахстане. Никто не собирается финансировать и сооружение той же Камбаратинской ГЭС даже «по просьбе американской стороны». А Россия при нынешнем экономическом положении считает, что есть объекты поважнее (к примеру, строительство инфраструктуры к Чемпионату мира по футболу в 2018 году), чем инвестирование в ГЭС, находящуюся на территории другой республики, и которая же будет объектом в своих интересах потом распоряжаться.

«Разворачивать» в регионе надо не энергетику, а политику

И здесь есть смысл обсудить общие принципы попытки «энергетического разворота», которые проповедуют практически все страны Центральной Азии. Безусловно, все они - независимые государства, и исключительно их руководству решать, с кем и в каком формате торговать, в том числе - и имеющимися в наличии энергоресурсами.

В то же время «чистой энергетики» никогда в мире не было и не будет. Трубопроводы, линии электропередач, сооружение крупных гидроэлектростанций - все это делается почти всегда по политическим, а не только экономическим соображениям. А уж нынче я лично не знаю ни одного современного нефте-газопровода, который бы прокладывался или задумывался только потому, что это выгодно какой-то частной энергетической компании, и не включал в себя государственных политических интересов.

Более того - «большая политика» напрямую насилует энергетику. И в том числе - в Центральной Азии. Практически любой новый трубопровод в регионе непременно связан с политикой, причем все меньше региональной, а все больше попадая под мощнейшее давление со стороны «внешних игроков». Которым зачастую вообще дела никакого нет, будет ли толк от той или иной трубы и поможет ли это в каком-то виде местной экономике одной из центральноазиатских стран. А соответственно решения принимаются по тем же проектам ТАПИ или гидроэнергетическим в Таджикистане и Кыргызстане сугубо политические, к реальной экономике никакого отношения не имеющие.

Также стоит учесть, что, по сути дела, за счет большой энергетики весьма прилично живут только две республики региона - Казахстан и Туркменистан (куда и как расходуются получаемые от экспорта энергоносителей средства - отдельный вопрос). Узбекистан сам имеет газовые запасы и часть их экспортирует, но зависим - и весьма существенно-от водных прихотей руководства Кыргызстана и Таджикистана, где формируются водные стоки, попадающие затем в центральноазиатские равнинные районы.

У Таджикистана и Кыргызстана энергетические проблемы-хронические, и только сооружение крупных гидроузлов может как-то решить их. Но смысл в этих объектах был тогда, когда весь регион входил в единое государство. Сейчас же каждый в регионе выживает, как может, и никакой единой энергетической политики в Центральной Азии (как и во многом другом) не просматривается.

Именно поэтому, кстати, реально бессмысленен проект КАСА-1000 по сооружению станций ЛЭП с территории Кыргызстана в Таджикистан. Дело в том, что согласно планам Евразийского союза намечено создать единую энергосистему, которая бы объединила Казахстан, Кыргызстан и Россию. В таком случае надо либо Таджикистан принимать со всей его имеющейся энергетикой в ЕЭС, либо строить новые ЛЭП из Кыргызстана не в сторону Таджикистана, а Казахстана.

Тем самым совершенно очевидно, что любые попытки стран Центральной Азии прокачать какие-то чисто политические проекты с энергетическим содержанием будут либо терпеть заведомый крах, либо не осуществимы в силу как энергетических, так и финансовых проблем. При этом особое место занимает во всех этих планах Афганистан, который почти всегда нынче и Соединенными Штатами, и подконтрольными им международными финансовыми организациями «пристегивается» к государствам Центральной Азии.

Отбросив дипломатические раскланивания, стоит четко понимать, что ничего нормального, стабильного и безопасного Афганистану на обозримую перспективу не светит. Ситуация там крайне опасна, и планировать что-то прокладывать, строить и уж тем более - долгосрочно инвестировать в эту страну пока не имеет ровным счетом никакого смысла.

Логика же вроде бы подталкивает к более тесному сотрудничеству (в том числе энергетическому) самих государств Центральной Азии между собой. Плюс расширение контактов с соседними и желающими того странами - Китаем, Россией и Ираном. Но беда в том, что эти «клиенты» совершенно не устраивают в качестве энергетических партнеров и Соединенные Штаты, и ведущие государства ЕС (плюс Турцию). Так что в Центральной Азии на ближайшие годы можно ожидать усиление именно политического противостояния внешних «партнеров» в борьбе за энергетические ресурсы региона. А значит - практически гарантированно, что все энергетические проекты, которые здесь планируются или осуществляются, будут иметь под собой исключительно политическую подоплеку.

Туркмения. Таджикистан. Азия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dn.kz, 2 июня 2016 > № 1780198 Юрий Сигов


Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 мая 2016 > № 1765291 Аркадий Дубнов

Основатель мира. Что показал референдум в Таджикистане

Аркадий Дубнов

Не стоит придавать значения тому, что более миллиона таджиков вынуждены искать работу и средства для выживания семьи в России и Казахстане. Это входит в условия существования нынешнего режима, ведь Таджикистан на переднем крае борьбы с радикальным исламом, терроризмом, которыми кишит Афганистан, и республике Рахмона надо помогать всеми возможными способами

«Чаноби Оли» по-таджикски, или «Ваше Превосходительство» по-русски – так уже много лет принято обращаться к президенту Таджикистана Эмомали Рахмону в официальной переписке и личном общении внутри родной страны.

Несколько проще, к примеру, «господин президент», к нему обращались главы иностранных государств в поздравительных телеграммах по случаю национальных праздников.

Теперь иностранным лидерам, очевидно, придется еще раз пересмотреть форму обращения к Эмомали Рахмону. После состоявшегося 22 мая в Таджикистане референдума о внесении поправок в Конституцию узаконенный титул Рахмона звучит просто: «Основатель мира и национального единства – лидер нации».

Поправок было много, около сорока, но только две из них имели важное значение, обе они – к статье 65, определяющей порядок выборов президента Таджикистана. Одна поправка позволяет лидеру нации выдвигать свою кандидатуру на выборах неограниченное количество раз, другая снизила возрастной ценз для кандидатов в президенты с 35 до 30 лет.

На первый взгляд одновременное принятие этих поправок выглядит противоречиво. Но если вспомнить, что речь идет о Таджикистане, все становится логично и даже элегантно. Перефразируя известный французский слоган, оповещающий о смене монарха, скажем так: «Лидер не умер, да здравствует президент!»

Запасной набор наследников

Стареющий президент Рахмон, которому в октябре исполнится 64 года (он на два дня старше своего российского коллеги, с чем связано много забавных протокольных историй), славится, тем не менее, своим отменным здоровьем и чадолюбием. Почти за четвертьвековое правление он увеличил свое потомство на три ребенка и довел общее количество наследников по прямой линии до девяти (два сына и семь дочерей). Несомненно, Рахмон готов осчастливить народ своим пожизненным лидерством.

Народ это знает, а может быть, только догадывается и благодарен Рахмону за заботу. Но знает или догадывается народ и о том, что лидер нации не вечен, поэтому теперь благодарен Рахмону еще и за то, что тот все продумал и на этот счет, заранее подстелив соломку. Старшего сына Рахмона зовут Рустам Эмомали, ему сейчас 29 лет, а значит, в 2020 году, когда народ снова будет выбирать главу государства, а президенту-отцу вдруг захочется остаться только «лидером нации», ему будет 33. То есть, чтобы он на законных основаниях мог стать президентом-сыном, нужно снизить возрастной ценз, ну хотя бы ровным счетом до 30 лет.

Догадывается ли об этом таджикский народ? Думаю, да. Но спрашивать его прямо о том, согласен ли он на подобную президентскую рокировку – отца поменять на сына, юридически, да и чисто по-человечески неудобно. Поэтому вопрос, поставленный на референдуме, звучит еще проще, чем титул нынешнего президента: «Принимаете ли вы изменения и дополнения, внесенные в Конституцию страны?» И ответить на него можно только «да» или «нет».

Нужно ли сомневаться, что, по данным таджикского ЦИК, почти 95% занесенных в списки избирателей правильно зачеркнули в бюллетенях «нет», оставив там «да».

Мы не будем здесь копаться в арифметических выкладках и выяснять, каким образом явка 92% (3,8 млн проголосовавших) может сочетаться с почти миллионом таджикских трудовых мигрантов, находящихся в России, где для них было открыто всего три избирательных участка: в Москве, Уфе и Екатеринбурге. Понятно, что 95% – итог политический, а не арифметический.

Правящему в Таджикистане режиму, как и туркменскому режиму, архаичным по существу, феодально-клановым по устройству, очень важно иметь демократический декор, как ни крути, а на дворе XXI век. Референдумы и устраиваемые иногда выборы – завитушки из набора такого декора.

После референдума можно ожидать всплеск интереса к личности Рустама Эмомали Рахмона, то есть к главной движущей силе «укрепления основ конституционного строя, гарантий защиты прав и свобод человека и гражданина», как сказано в постановлении Конституционного суда Таджикистана, представившего изменения в Основной закон республики.

Однако этот интерес будет чрезвычайно трудно удовлетворить. Рахмон-старший последовательно стремился провести сына по самым ответственным ступеням служения государству: Рустам занимал руководящие посты в таможенном ведомстве, а сейчас возглавляет агентство по борьбе с коррупцией и финансовую разведку. А еще несколько лет назад президентский сын был нападающим популярного футбольного клуба «Истиклол», забивал голы, а потом возглавил футбольную федерацию Таджикистана. Но никто никогда не видел его публичных выступлений или интервью, и невозможно сказать почему: то ли от робости, то ли от неумения связно выражать свои мысли.

Есть и еще одна страховка для обеспечения семейного правления рахмоновского клана: в начале года главой президентского аппарата назначена его дочь Озода Рахмон. У такой конфигурации распределения властных постов, как шутят в Таджикистане, есть одно важное преимущество: заседания Совета безопасности уже вполне можно проводить, не выходя из-за семейного стола.

После катастрофы

В целом изменения в политической структуре правящего режима приводят Таджикистан к традиционной структуре архаического полуфеодального правления, исторически привычного для жителей Средней Азии.

Хотя есть одно важное исключение: значительная часть таджикского населения, образованного и открытого миру, весьма сильно отличается от того образа, который, судя по всему, хотел бы видеть сам лидер нации. Поэтому, чтобы консолидировать соотечественников, он уже много лет навязывает им трагическое видение национальной катастрофы, в которую враги таджиков (так называемые исламо-демократы) ввергли таджикский народ в годы гражданской войны в середине 1990-х. А он, Эмомали Рахмон, стал их спасителем, добившись мирного соглашения с оппозицией в 1997 году, подписанного в Москве.

К сожалению, все эти легенды выглядели бы красиво и, возможно, даже достоверно, если бы до сих пор не были живы свидетели и активные участники тех драматических событий. Среди них есть не только лидеры таджикской оппозиции, – некоторые сидят в тюрьме уже второй десяток лет, – но и ближайшие соратники президента, бывший министр МВД Якуб Салимов или командующий национальной гвардией Гафур Мирзоев.

Также живы и известные российские дипломаты Анатолий Адамишин и Борис Пастухов, которые играли важную роль в усаживании воюющих таджиков за стол переговоров. И они тоже много могут рассказать и уже рассказывали, кто в Таджикистане хотел мира и на каких условиях, а кто – нет.

Мне довелось быть свидетелем почти всех раундов межтаджикских переговоров о мире, начиная с Ашхабада и Бишкека и заканчивая Мешхедом и Исламабадом. Видел я и первую встречу таджикского президента, тогда еще Эмомали Рахмонова, с лидером оппозиции Саидом Абдулло Нури в 1995-м в Кабуле. Поэтому не погрешу против истины, если скажу, что творцами мира в Таджикистане, положившего конец ужасной катастрофе гражданской войны, унесшей жизни не менее ста тысяч таджиков, были российские дипломаты, президент Узбекистана Ислам Каримов и руководство Ирана того времени.

Что касается самого таджикского лидера нации, то мне довелось близко наблюдать за тем, как он оказался на вершине власти в своей стране. В ноябре 1992 года я работал обозревателем журнала «Новое время» и освещал, как теперь говорят в Таджикистане, «историческую» 16-ю сессию Верховного Совета республики, где был принудительно отправлен в отставку предыдущий президент Рахмон Набиев. Чтобы сломить его сопротивление, просто устранили пост президента, а главой республики по согласованию с Москвой и Ташкентом стал сорокалетний Эмомали Шарипович Рахмонов, прослуживший до этого несколько недель председателем Кулябского облисполкома, а до этого – председателем колхоза.

Интересно, что на поиски кандидатуры нового таджикского руководителя был отряжен доверенный офицер ГРУ российского Генштаба Владимир Квачков, осужденный ныне за организацию покушения на Анатолия Чубайса. Несколько лет назад, еще до покушения, полковник весьма подробно рассказал в одном из интервью, как знаменитый таджикский рецидивист с двадцатитрехлетним тюремным стажем Сангак Сафаров представил ему толкового полевого командира прокоммунистического Народного фронта Таджикистана Рахмонова, воевавшего с оппозицией.

Дальше предстояло согласовать эту кандидатуру с Исламом Каримовым. Затем товарища Рахмонова избрали председателем Верховного Совета на той «исторической» сессии во Дворце культуры «Арбоб» под тогдашним Ленинабадом (ныне – Худжанд). Он вместе с двумя своими заместителями, избранными от узбекской диаспоры республики и автономии Горного Бадахшана, поднялся на сцену и стал с ними обсуждать будущую работу. Я поднялся вслед, чтобы сделать несколько снимков, – никто не мешал, охранников рядом не было.

Все три руководителя страны замерли по стойке «смирно» и перестали разговаривать, увидев направленный на них фотоаппарат, очевидно, боялись мне помешать. Тут у меня закончилась пленка, и я стал ее перезаряжать. Обнаружив заминку, товарищ Рахмонов спросил меня: «Можно?» Я разрешил.

Так состоялось мое знакомство с будущим «основателем мира и согласия» в Таджикистане.

Арийское мастерство

И я не удивляюсь, что много позже он повелел называть себя Его Превосходительством, а общаться с ним было разрешено лишь тем соотечественникам, кто мог похвастаться четко выраженной арийской внешностью (это стало известно несколько недель назад из скандального обращения к властям одной из женщин-таджичек, которая пожаловалась на ущемление ее права задать вопрос своему президенту). Принадлежность таджикского языка к индоевропейской арийской группе, а самих таджиков к арийцам превратилась со временем в один из краеугольных камней, на которых стараниями самого Рахмона и его окружения было заложено здание современной таджикской государственности.

Поэтому надо отдать должное бывшему колхозному председателю и полевому командиру, а до этого матросу-подводнику советского Тихоокеанского флота. Он сумел обнулить все гарантии, которые дал оппозиции при подписании с ней мирного соглашения. Он погасил все фронды и подавил перевороты, затеянные его бывшими сподвижниками. Он удачно избежал покушений, выдержал неприязнь могущественных соседей, победил в очном и заочном состязании с «великим таджиком» Ахмад Шахом Масудом. Он заставил российских пограничников уйти с таджико-афганской границы, и с тех пор наркотрафик через нее приносит неплохой доход теневому бизнесу республики, которому покровительствуют важные персоны в официальном Душанбе. Он сдерживает настойчивое стремление Москвы уговорить Таджикистан присоединиться к Евразийскому экономическому союзу и вообще смело демонстрирует самостоятельность и даже величие страны таджиков, что подкрепляется строительством самого высокого флагштока с самым большим государственным флагом в мире (зафиксировано Книгой рекордов Гиннесса). Про беломраморные президентские дворцы, которым могли бы позавидовать арабские шейхи, тут речи нет: народ должен почитать власть и ее бояться, а дворцы – символ этой власти.

Не стоит придавать особого значения тому, что более миллиона таджиков, чуть ли не каждый четвертый, а то и третий трудоспособный гражданин страны, вынуждены искать работу и средства для выживания семьи в России и Казахстане. Это входит в условия существования нынешнего режима, ведь Таджикистан на переднем крае борьбы с радикальным исламом, терроризмом, которыми кишит Афганистан, и республике надо помогать всеми возможными способами.

Рахмон искусно оберегает свой режим и умеет добиться помощи и привилегий от Китая, Запада и России, причем – одновременно. В этом, надо прямо признать, у него практически нет конкурентов.

В такой ситуации трудно отказать Его Превосходительству в готовности пожизненно служить таджикам и даже заставить всю свою огромную Семью заниматься этим делом. Таджики пока позволяют ему.

Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 мая 2016 > № 1765291 Аркадий Дубнов


Таджикистан. Узбекистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 19 мая 2016 > № 1763605 Михаил Делягин

Хованщина

Михаил Делягин

14 мая у центрального входа на Хованское кладбище в Москве произошло массовое столкновение с применением огнестрельного оружия, в котором приняли участие, по разным данным, от двухсот до пятисот человек. Как сообщается, данный инцидент, сопровождавшийся многочисленными жертвами (трое погибших, свыше 20 раненых), произошёл в связи с криминальным переделом сверхдоходного столичного рынка ритуальных услуг, в котором сторонами конфликта выступили, с одной стороны, представители кавказских (чеченской и дагестанской), а с другой — среднеазиатских (таджикской и узбекской) диаспор.

Произошедшее стало возможным, прежде всего, благодаря расчленению МВД, потому что у министерства практически оторвали руки. Раньше следователь или оперативный работник, узнавая о каком-либо готовящемся правонарушении, в рамках своего собственного ведомства обращался к СОБРу или к ОМОНу, и проблема решалась быстро. Сейчас координация в рамках одного ведомства разрушена, СОБР и ОМОН передали в Росгвардию. Как результат, любое взаимодействие крайне затруднено, потому что речь идёт о разных структурах, которые не очень хорошо друг к другу относятся.

Согласно многим сообщениям, о готовящемся столкновении было известно заранее, к милиции обращались. Но милиция ничего, кроме патрульных экипажей, которые бессильны против такой толпы, предоставить не могла. А ОМОН и СОБР, как силовые подразделения, принадлежащие Росгвардии, прибыли с неприемлемым опозданием именно потому, что принадлежат другим структурам. Получается, что Росгвардия не может осуществлять упреждающее реагирование, потому что она даже теоретически не в курсе происходящего, а органы внутренних дел не могут ничего пресечь, потому что им нечем действовать. Не удалось задержать даже половины участников столкновений на кладбище.

По сути, не только Москва, но и вся Россия остались абсолютно беззащитными перед лицом бандитизма. И это происходит в тот момент, когда впереди достаточно серьёзные политические потрясения из-за безумной социально-экономической политики, и когда мы видим, что этнические группировки способны выставить бандформирования числом в несколько сотен человек. Сейчас нам рассказывают, какие несчастные, одинокие, разрозненные люди работают на Хованском кладбище, а первые-то сообщения были о том, что сошлись две ОПГ. Я слабо верю в людей, которые принадлежат к диаспоре и при этом ни с кем, ничем и никак не связаны.

Вся эта "хованщина" наглядно свидетельствует и о профессионализме правоохранительных органов, и о степени адекватности реформы МВД.

Таджикистан. Узбекистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > zavtra.ru, 19 мая 2016 > № 1763605 Михаил Делягин


Таджикистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 мая 2016 > № 1755830 Алексей Малашенко

Что случилось на Хованском кладбище

Алексей Малашенко

В комментариях политиков преобладает мнение, что инцидент на Хованском кладбище не имеет этнической окраски. Вполне возможно, что так оно и есть – его первопричиной был передел московских доходных мест. В то же время игнорировать собственно национальный фактор нельзя. Ведь речь идет о столкновении этнических группировок, о чьих планах и настроениях власть оказалась слабо осведомлена

В прошедшую субботу, 14 мая, на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка со стрельбой, в ходе которой три человека было убито, а 26 госпитализированы. Событие незаурядное и по своему размаху мало чем отличается от терактов. Хотя к терроризму оно не имеет никакого отношения. Что произошло на этом крупнейшем (свыше миллиона зарегистрированных захоронений) московском (говорят, даже европейском) кладбище?

Произошел там настоящий бой между мигрантами из Центральной Азии и выходцами с Северного Кавказа, которых, несмотря на российское гражданство, нередко называют «внутренней миграцией». За что сражались? За контроль над кладбищем, приносящим огромные доходы, – их точные размеры назвать трудно, но исчисляются они сотнями миллионов рублей.

Кладбище было вотчиной мигрантов из Центральной Азии, в основном таджиков, которые на нем работали, причем большинство нелегально. Однако на них постоянно давили чеченская и дагестанская преступные группировки, требовавшие от азиатов уплаты дани. Говорят, что кавказцы претендовали практически на все кладбищенские доходы, намереваясь оставлять таджикам за работу лишь 10 процентов. Угрозы раздавались неоднократно, и 14 мая наступила кульминация: 15 автомобилей с кавказцами подъехали к Хованскому кладбищу, где их встретили таджики и их союзники, заранее подготовившиеся к схватке, – с арматурой и прочим холодным оружием в руках.

В сражении принимали участие, по разным данным, от 200 до 400 человек, использовалось огнестрельное оружие вплоть до автоматов Калашникова. Остановили бои подоспевшая полиция и ОМОН, которые задержали 90 человек, сорок из них оказались нелегальными мигрантами, в основном из Таджикистана.

В СМИ «защитники» кладбища именуются «азиатами», а их конкретная этнонациональная принадлежность почти не упоминается. Хотя известно, что после инцидента министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев созвонился со своим таджикистанским коллегой Рамазоном Рахимзодой и проинформировал его о произошедших столкновениях и об участии в них таджиков (кстати, по данным главы общества «Таджикские трудовые мигранты» Каромата Шарипова, в Москве их проживает более 200 тысяч).

Любопытно и то, что российские политики, а также СМИ, делая акцент на негативную роль мигрантов, практически не говорили и не писали о том, что за люди принимали участие в нападении на кладбище с кавказской стороны. Таким образом, у получателя информации складывается впечатление, что столкновение произошло между мигрантами и некими не имеющими этнической принадлежности вообще «российскими гражданами».

Нежелание определить, кто непосредственно инициировал столкновение, выглядит странным. Возникает подозрение, что те, кто претендует на роль хозяина на Хованском кладбище, рассчитывали на неформальное «понимание» своих действий со стороны властей. Похоже, что у некоторых кавказских группировок возникло определенное чувство безнаказанности, поскольку в острой ситуации они могут обратиться за помощью к влиятельным, имеющим друзей и покровителей на самом высоком уровне сородичам из кавказских диаспор.

Это подтверждается и другими недавними событиями, в частности провокациями уроженцев Чечни против внепарламентской оппозиции. За них никто наказаний не понес.

В прессе и в комментариях политиков преобладает мнение, что инцидент на Хованском кладбище не имеет этнической окраски. С одной стороны, вполне возможно, что так оно и есть, – его первопричиной был передел московских доходных мест. В то же время игнорировать собственно национальный фактор нельзя. Ведь речь идет о столкновении этнических группировок или мафий (пусть за каждой из них и стоят городские, возможно даже, федеральные чиновники).

Неслучайно сразу после столкновений директор Хованского кладбища был уволен. Формально мотивировкой увольнения, по словам руководителя московского Департамента торговли и услуг Алексея Немерюка, послужила его неспособность поддерживать на вверенном ему объекте «своевременное обеспечение безопасности». Хотя директор не мог не знать и об особом интересе таджикских мигрантов, и об угрозах в их адрес со стороны кавказских конкурентов.

Очевидно, мэру Москвы Сергею Собянину после стрельбы на Хованском придется обратить на все эти обстоятельства особое внимание. В свое время его предшественник Юрий Лужков прекрасно понимал, какую важную роль играют межэтнические отношения в Москве, и делал все возможное, чтобы не допускать их обострения. Сдерживать страсти ему в целом удавалось.

У нового московского руководства это пока получается хуже. Например, в 2013 году произошел вылившийся в массовое столкновение с мигрантами и последующий погром овощного рынка конфликт на окраине Москвы – в Западном Бирюлеве. Тогда поначалу тоже утверждалось, что он не имеет этнической окраски. Однако она была, что впоследствии признала сама администрация.

Очевидно, в некоторых ситуациях, в том числе в трагедии на Хованском, не стоит разводить по отдельным графам собственно бизнес и просто бандитские разборки и межэтническую напряженность. Все слишком взаимосвязано.

Также есть опасность, что власти попытаются привязать к этому столкновению экстремизм, запрещенный в России ИГИЛ и прочее, поскольку для них привычно списывать собственные просчеты на происки внешних сил. Тем более хованские события совпали с обострением ситуации на Северном Кавказе, где в дагестанском Дербенте местные боевики дали бой силовикам, в котором погибло несколько человек, а ответственность за случившееся взяло на себя все то же «Исламское государство». Хотя, скорее всего, главный упор власти будут делать на финансовые мотивы.

Так или иначе, но кладбищенское столкновение показало, что увлеченная борьбой с терроризмом власть далеко не полностью осведомлена о том, что происходит в мигрантской среде, не способна заблаговременно предупреждать критические ситуации. Все это неизбежно приведет к дальнейшему росту и без того высокого уровня мигрантофобии, и не только в Москве, но, скорее всего, и по всей стране.

Таджикистан. ЦФО. СКФО > Армия, полиция > carnegie.ru, 16 мая 2016 > № 1755830 Алексей Малашенко


Таджикистан > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 5 мая 2016 > № 1752831 Александр Проханов

Роза Победы

Александр Проханов

В 1991-м году Таджикистан, как и другие республики Советского Союза, выпал из большого советского гнезда. И, как едва оперившийся птенец, решил лететь вверх к солнцу, строить своё государство. Однако он был подстрелен на взлёте. Исламисты, затаившиеся глубоко в таджикском обществе, захватили Душанбе, подняли вооружённый мятеж, и началась гражданская война — жестокая, страшная, кровавая. Горели города, селения. Расстреливали пленных и заложников, люди умирали. Беда длилась долго. И вот наступил мир. Исламисты были разгромлены, одна часть из них сложила оружие, а другая укрылась в соседнем Афганистане. И народ провозгласил национальное примирение. Началось братание, условились не поминать о прошлом, а заняться будущим, строительством своего государства.

Таджикские учёные, философы, историки стали искать истоки своей цивилизации в глубокой древности. Изучали стихи Рудаки, Омара Хайяма, Низами. Там они искали следы великой таджикской культуры.

Они исследовали исторический путь и военные подвиги Бабура, который вносил свой вклад в историческое величие своего таджикского народа. Они стали отстраивать свою столицу Душанбе. Советский Душанбе был милый и скромный, зелёный цветущий город, застроенный невысокими домами. А сегодня здесь стали возникать один за другим величественные хоромы: Национальная библиотека, Национальный театр, Дом национальных приёмов.

В центре города стоит памятник основателю таджикского государства Исмаилу Самани: величественная скульптура на фоне беломраморных колонн, с золотой, сверкающей на солнце короной. Душанбе превратился в город дворцов. Целые улицы усажены розами. Плещут фонтаны, благоухают сады, прекрасны молодые красавицы-таджички.

Конечно, кишлаки, даже вблизи от Душанбе, не столь помпезны и прекрасны. Ещё много утлых домов, узких улиц, немощёных дорог. Но почти в каждом кишлаке стоит новая школа, построенная по последнему слову техники: с компьютерными залами, с бассейном, со спортивными площадками. Образованию молодых таджиков уделяется огромное внимание: начальное образование, средняя школа, затем университет, а потом самые одаренные разъезжаются по странам мира — в Россию, в Иран, в Европу. Получают образование и возвращаются с новыми знаниями, с современными представлениями о технике, о культуре.

Надо было накормить народ, снять ужас голодных лет, надо было наполнить столы в кишлаках едой. И сегодня в Таджикистане нет голода, много дешёвых, качественных, натуральных продуктов. На рынках ты восхитишься зрелищем сверкающих на солнце, громадных, как башни, помидоров. Яблоки, груши, отекающие соком черешни. Смуглые лица таджикских торговцев. Тебе протягивают то ложку меда, предлагая лизнуть, то ломтик сочной груши. Рынки — это восхитительное зрелище Востока. И они вполне демонстрируют сегодняшнюю красоту и обилие таджикской жизни.

Для того чтобы накормить народ, встроить его в коллективное совместное действо, стремительно развивается сельское хозяйство. Хлопок всегда был драгоценной отраслью Таджикистана, и таковой остаётся. Выведены новые сорта хлопка, они выращиваются по современным технологиям. Закуплены зарубежные машины. И теперь хлопок убирают не вручную, как прежде, а с помощью техники и почти без потерь. Виноградники, сады, знаменитые гиссарские овцы, что пасутся по склонам таджикских гор.

Однако главная драгоценность сегодняшнего Таджикистана — это его электростанции. Прежде всего — Нурек, жемчужина советского гидростроения. Высотная плотина, обилие электричества собирается со стремительной горной реки.

Рядом с Нуреком строится Рогунская ГЭС. Начатая во времена Советского Союза, заброшенная, пережившая упадок и разруху гражданской войны, сегодня Рогунская ГЭС возводится заново. Это уникальное гидросооружение. Все основные агрегаты находятся глубоко под землёю. Там турбины, электроника, там управление станцией. Эта ГЭС не имеет в мире равных. И построив её, Таджикистан возвращается в цивилизацию. С пуском этой ГЭС Таджикистан связывает своё развитие. Он ждёт, когда пойдёт первый ток, когда этот ток наполнит предприятия, запустит множество моторов, механизмов и машин, пойдёт и за рубеж. И тогда Таджикистан совершит многообещающий долгожданный рывок в грядущее.

Однако не всё так благополучно. Совсем недавно в Таджикистане произошёл мятеж, был совершён путч с целью захвата власти. Заместитель министра обороны — тайный радикальный исламист — организовал восстание. Он собирался, захватив гарнизоны, забрав с собой оружие, поднять мятеж в горах. И оттуда вести наступление на Душанбе. Привлечь к себе внимание зарубежных сил, чтобы к нему потекло оружие, боевики, как это было в Ливии, как было в Ираке. Механизм разрушения стабильных, цветущих стран был запущен здесь, в Таджикистане. Однако мятеж был подавлен, народ не поддержал мятежника, и он был уничтожен. Часть восставших была истреблена, другая ушла в Афганистан.

Соседство Афганистана для таджиков — это вечная тревога. Афганистан сегодня — это страна без строгого государственного устройства, страна, наполненная хаосом, смятением, страна непрерывных войн и террористических взрывов. Талибы, которые были главной дестабилизирующей силой, сходят на нет. Они успокаиваются и ищут союза с правящей властью Афганистана. Но среди них рождаются новые движения, возникает ИГИЛ с его радикальной беспощадной технологией.

Когда в Сирии наши самолеты бомбят ИГИЛ, не очень верится, что ИГИЛ готово из Сирии кинуться в республики Средней Азии, на этих нестабильных пространствах учинить своё злое дело. Но в Таджикистане знают об ИГИЛ, ждут его и готовятся к встрече.

Я был приглашён на удивительные учения, на манёвры стран ОДКБ. Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Армения — сошлись в военный союз для того, чтобы в случае нападения на одну из стран коллективными усилиями отбросить супостата и установить мир. Эти страны прислали в Таджикистан свои лучшие разведывательные части. Пришла электронная разведка, радиоразведка, пришёл спецназ. Была разыграна показательная операция по уничтожению бандитов, которые осмелились бы нарушить территориальную целостность Таджикистана. Глубоко в ущельях — так гласил сценарий — находится база прорвавшихся боевиков. Около колодцев, около штолен, в которых содержится ртуть или даже уран, они, привезя с собой учёных, разбивают лагерь с намерением создать грязную бомбу. Стоит контейнер, в нём накапливаются ядовитые вещества. В ущелье, где обосновались боевики, создан целый укреп­район с миномётными батареями, с охраной, с разведкой. И это ущелье следовало атаковать, бандитов обезвредить, а злосчастный контейнер с грязной бомбой предстояло захватить и уничтожить. Удивительно сложная, ультрасовременная разведывательная операция. Сначала вступала в ход агентурная разведка. Разведчики, замаскированные под странников или земледельцев, первыми узнавали о появлении противника и сразу сигналили в свой центр. Вслед за ними включались киберразведка, кибервойска, созданные сегодня во всех странах ОДКБ. Они просматривали сети, заглядывали в интернет, учились распознавать среди сложных символов, среди фигур умолчания сведения о просочившихся в Таджикистан боевиках. Затем вступала радиоразведка. Мощные радиосистемы процеживали эфир, выуживали из него отрывочные слова, сигналы и позывные боевиков, пеленгуя их местонахождение. Потом включалась космическая разведка. С российских спутников фотографировалась территория. На снимке отчётливо видны горы, ущелье, протекающая по его дну река… Вот точки стоянок, вот боевики в длинных балахонах, в шапках–"афганках", на лошадях двигаются по ущелью.

Затем в действие включалась авиаразведка. Над ущельем пролетал самолёт. Сквозь тучи лазерами и приборами инфракрасного излучения прощупывали ущелье, находили место расположения базы и охранных подразделений. Полетели беспилотники, долго кружа над ущельем. А потом начался штурм. Пролетали самолёты, сбрасывая в ущелье бомбы. Грохот разрывов многократно отражался от склонов, летел по ущелью, возвращался. Это напоминало мне далёкие грозные дни и месяцы, проведённые в Афганистане. А затем штурмовые вертолёты МИ-24 летали над ущельем и, как хищные рыбы, наклоняли свои заострённые носы, клевали это ущелье, сбрасывали неуправляемые ракеты, покрывающие окрестности взрывами и дымами. За этим началось десантирование, и на окрестные вершины, в ущелья высаживался спецназ. На ту голубую гору, с отвесными склонами, высаживался российский спецназ. А на соседнюю розоватую — спецназ Белоруссии. А на другую — зелёную, поросшую лесом от вершин до подножья, — десантировались таджики. Вертолеты МИ-8 нависали над вершинами, с них сбрасывали канаты, и по ним, гибкие и цепкие, спускались спецназовцы и растворялись в окрестных лесах. Они спускались по отлогим вершинам, по отвесным склонам, они падали на головы боевиков, вступали в блиц–бой, они захватывали прорвавшихся боевиков, уничтожали их здесь же, в горах. Это была молниеносная операция. И хотя в ней было много постановочного, но звучали грозные интонации возможного близкого будущего.

Когда операция завершилась, военные накрыли стол, уселись за обильный, гостеприимный таджикский достархан. В вазе стояли алые розы.

Произносили здравицы в честь своей великой красной родины, откуда все они вышли и которую чтили, находясь уже в лоне других государств, других армий. Они произносили здравицы за Победу, которая до сих пор питает их своей священной силой, своей дивной красотой, вселяя в них мужество, волю и победоносные силы.

Когда кончилась гражданская война, и кругом были разорённые села и рыдающие вдовы, когда ещё не просели могилы на кладбищах, таджикский народ стал насаждать сады — яблоневые, вишневые, виноградные. Долины, склоны гор покрывались садами и розами. Я стоял на горной вершине и любовался далёкими перламутровыми далями, переливами розового, золотого, изумрудного. Смотрел на восхитительные сады, слышал их божественный аромат. Я молил Господа, чтобы никогда на этих горных вершинах не поднимался чёрный дым, не слышались разрывы, чтобы никогда эти цветущие сады не превратились в сады горящие.

Таджикистан > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 5 мая 2016 > № 1752831 Александр Проханов


Таджикистан > Финансы, банки > news.tj, 21 апреля 2016 > № 1735394 Петр Фабиан

П. Фабиан: Настало время сконцентрироваться на развитии информационных технологий

На днях стало известно, что руководитель правления «Спитамен Банка» Петр Фабиан передает полномочия своему таджикскому коллеге. По какой причине он покидает свой пост, как оценивает деятельность банка в экономическом секторе Таджикистана и какие планы у банка на будущее, он рассказал в интервью «АП».

- Господин Фабиан, расскажите, пожалуйста, о своих планах.

- Прежде всего хочу отметить, что я передаю свои полномочия местному руководителю - Ниёзмуроду Саидмуродову, вместе с тем остаюсь в банке. Все это делается в рамках политики нашего банка по развитию потенциала и трансформации в современный высокотехнологичный банк. До своего назначения, в 2014 году, я сотрудничал с этим банком по стратегическим вопросам и достаточно хорошо осведомлен о результатах его деятельности. Особенно результаты стали очевидны после того, как «Спитамен Банк» из МДО был преобразован в полноценный коммерческий банк. Мы смогли создать отличную базу для дальнейшего роста банка, а теперь передо мною поставлена задача сконцентрироваться на развитии информационных технологий банка. Это еще раз доказывает нашу приверженность к инновациям и всему, что может облегчить населению работу с банком и банковскими продуктами. Такая работа больше соответствует моей специализации и мне импонирует.

- Как вы оцениваете работу банка за время своего руководства, какие результаты были достигнуты?

- Несмотря на то, что ЗАО «Спитамен Банк» – относительно новый банк, появившийся на рынке страны два года назад, за этот короткий период работы он зарекомендовал себя как устойчивый банк, нацеленный на постоянное развитие и расширение филиальной сети по республике. Сегодня у нас имеется 12 филиалов, где мы внедряем новые продукты и инновационные услуги, способствующие финансовой интеграции и развитию общества. Мы внедрили в работу очень важные современные технологии, которые намного улучшили качество предоставляемых услуг.

- На дворе экономический кризис, который повлиял на ситуацию в банковской системе страны, а вы настроены оптимистично. Каковы ваши прогнозы на будущее?

- Конечно, мы не забываем про кризис, но считаем, что именно такие времена становятся трамплином для новых возможностей. Ведь, как показывает практика, в этот период выживают сильнейшие. Иными словами, экономический кризис – это проверка на состоятельность. Сегодня «Спитамен Банк» показывает стабильные результаты и находится на стадии устойчивого развития. Как я указал выше, моя работа теперь будет сфокусирована на технологиях, которые мы рассматриваем как наше отличительное качество, способствующее операционной эффективности, улучшению сервиса и управления затратами, что в конечном итоге сделает наши услуги еще более доступными для широкой аудитории. И в кризис нужно пользоваться моментом. Это хорошая возможность, развивая передовые технологии, начать предоставлять всё более новые услуги и продукты, востребованные рынком. Второй момент: день ото дня у нас больше новых клиентов, которые переходят к нам из других банков. Мы открываем новые зарплатные проекты, и у нас нет проблем с ликвидностью. Улучшилась система выдачи больших и малых кредитов, и в будущем мы намерены еще больше ускорить процесс их выдачи.

- Что больше всего привлекает ваших клиентов, чем вам удается их привлечь?

- Во-первых, хорошее обслуживание. Для нас важен процесс повышения банковской культуры, поэтому во всех филиалах присутствует единая политика, то есть мы стремимся к тому, чтобы в любых отделениях банка клиент получал одинаковый хороший, отвечающий международным стандартам сервис. Второй нюанс - в наших банкоматах всегда имеется наличность, и в 95% из них можно получить деньги в долларах США. Я лично держу под контролем наличие денежных средств в каждом банкомате. Совсем скоро мы запускаем систему, которая позволит клиенту быстро получать деньги через банковскую карточку даже из стран дальнего зарубежья. Поэтому мы делаем акцент на развитии собственного процессингового центра. В настоящее время у нас есть договоренность с 11 системами денежных переводов, в дальнейшем мы намерены расширяться и дальше. В-третьих, прозрачность нашей деятельности, поэтому клиенты нам доверяют. Вся необходимая информация о нашей деятельности доступна. В-четвертых, безопасность, которую мы гарантируем.

- Раз мы заговорили о прозрачности, каков кредитный портфель «Спитамен Банка»?

- Сегодня это - 205 миллионов сомони. И это на фоне того, что кредитный портфель в банковском секторе, наоборот, уменьшился. Мы достигли такого результата, потому что уже с начала 2015 года усилили риск-менеджмент и предприняли конкретные шаги для недопущения отрицательного влияния кризиса на работу банка.

- Мы слышали, что несколько лет вы проработали в знаменитой Силиконовой долине, где изучали новые технологии в сфере банковских услуг. Какие передовые технологии вам удалось здесь внедрить?

- «Спитамен Банк» первым в Таджикистане внедрил одну из самых передовых платформ – автоматизированную банковскую систему Oracle FLEXCUBE, которая позволяет улучшить обслуживание на основе индивидуального подхода к клиенту, повысить производительность труда сотрудников, оптимизировать операции, улучшить управление рисками и сделать свои продукты максимально доступными для клиентов.

- А как обстоит дело с подготовкой кадров?

- Горжусь тем, что я – единственный иностранный специалист. Наши сотрудники - это местные кадры, которые прошли обучение на международном уровне. Отмечу, что в нашем банке процесс обучения не останавливается. С нами работают одни из лучших международных и местных тренеров. Пять сотрудников мы отправили на стажировку в Албанию, где они научились самостоятельно вести процесс управления, то есть моего участия в том или ином деле уже не требуется, я как менеджер только контролирую процесс. Я рад, что мы смогли за два года собрать хорошую и дружную команду специалистов-профессионалов.

- В октябре прошлого года вы выступили на международном бизнес-форуме в Душанбе, где подняли вопрос инновационных решений на рынке финансовых услуг. Что нужно делать в нынешней ситуации банковскому сектору?

- В первую очередь необходимо развивать агентский банкинг – систему, которой, в частности, я и буду заниматься. Почему это важно для такой страны, как Таджикистан, где 70% населения – жители периферии? Агентский банкинг – это экономически эффективный способ расширения клиентской базы через агентскую сеть, которая обеспечивает оперативное управление и использование необходимого потребительского опыта. Это значит, что клиент банка сможет пополнять счет и снимать наличные денежные средства, погашать свой кредит или осуществлять выплаты, переводить денежные средства в любом месте, от супермаркета до заправки, где есть агент банка. Это позволит клиентам избежать лишних поездок или утомительных очередей, быстро и удобно пользоваться всеми необходимыми услугами. Отмечу, что подобная система финансовой интеграции была успешно апробирована в Кении, и теперь там развит этот вид технологий, позволяющий людям значительно экономить свое время. Думаю, люди, имеющие смартфоны, - огромный потенциал для такого вида услуг, ведь сама система без хай-тека работать не будет. Мы сделаем эти технологии насколько возможно простыми в управлении, чтобы всем клиентам было удобно и легко работать с ними. Надо работать в этом направлении.

И еще. Для удовлетворения потребности таджикистанцев в финансовых услугах во время выезда за рубеж, например в Китай, «Спитамен Банк» предлагает международные пластиковые карты Visa и UnionPay. К примеру, с помощью UnionPay International клиенты смогут оплачивать товары и услуги в КНР и в еще более чем 140 странах мира (в частности, в России, Казахстане, Турции, ОАЭ, Великобритании, Малайзии, Корее, Японии, Австралии) без выплаты каких-либо комиссионных. Это позволит им комфортно совершать поездки и беспрепятственно делать необходимые покупки, в какой бы стране они ни находились.

В будущем мы планируем производить автоматическую конвертацию валюты в Китае, например, из сомони и долларов - в юани.

- И последнее. Недавно вы участвовали в форуме, посвященном инновациям в сфере финансовых услуг…

- Да, в начале апреля я участвовал в форуме Money 20/20 Europe, где мы обсуждали вопросы финансовой интеграции, новые технологии в сфере оплат, способы их внедрения на ранее невостребованном рынке услуг категориям населения, не имеющим высокого дохода. Наш банк планирует внедрить эти методы первым в стране.

Пользуясь случаем, сообщаю, что каждый желающий, независимо от того, является он клиентом нашего банка или нет, с марта этого года может узнать свою кредитную историю в любом нашем филиале. Раньше для этого требовалось обращаться в офис Кредитно-информационного бюро Таджикистана, а теперь эту услугу можно получить и у нас. Мы единственный банк в стране, который предоставляет такую услугу. Необходимо отметить, что кредитная история может быть выдана всего за несколько минут. Все это делается во благо клиентов и для их удобства. Мы стремимся всегда быть в ряду лучших банков страны и позиционируем себя как банк, дружественный к клиентам, эффективный и прозрачный партнер.

Таджикистан > Финансы, банки > news.tj, 21 апреля 2016 > № 1735394 Петр Фабиан


Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 18 марта 2016 > № 1692039 Хакимов Шокирджон

Референдум: институт непосредственной демократии или политическая манипуляция?

Хакимов ШОКИРДЖОН, доктор юридических наук

Референдум не только важный правовой и политический институт непосредственной демократии, но и серьезная дорогостоящая кампания. Поэтому анализировать этот институт необходимо с учетом политической ситуации и особенностей конкретной страны. Существуют страны развитой демократии, в которых он либо ни разу не применялся (Нидерланды), либо использовался в единичных случаях (Бельгия). К тому же данный институт неоднократно использовался в ряде постсоветских республик и других авторитарных режимов для политического манипулирования и продления полномочий президентов.

С точки зрения юридической силы решения, принятые путем всенародного голосования, не нуждаются в утверждении каким-либо органом, его юридическая сила выше юридической силы законов, принятых парламентом, и они вступают в силу на территории страны и, как правило, не могут быть отменены или изменены иначе, чем путем принятия решения на новом референдуме.

Институт референдума позволяет четко определить позицию граждан по определенным вопросам, подтвердить доверие граждан политической линии, поэтому хотелось бы выделить три аспекта, которые могут обеспечить легитимность всенародного голосования. Первое - предоставить равную возможность всем гражданам путем голосования высказаться в отношении вопросов, вынесенных на обсуждение. Второе - дать возможность гражданам принять осознанное решение с учетом интересов или целей не какой-то политической партии, а общества в целом. Третье - совместить интересы народа и правительства, поскольку данный институт непосредственной демократии позволяет ощутить, что сами граждане несут ответственность за то, что происходит в стране. Результаты референдума в условиях демократии зависят от того, какую позицию по данному вопросу займут средства массовой информации.

Выносимый на референдум вопрос должен быть вполне доступным для понимания рядового избирателя; как правило, решение, принимаемое путем референдума, – прежде всего политическое, хотя и облекаемое в определенную юридическую форму. Кроме того, до референдума оно должно быть обстоятельно разъяснено через СМИ, с указанием желаемых и возможных нежелательных последствий. СМИ, особенно государственные, считающиеся публичными, обязаны в течение агитационной кампании бесплатно предоставлять печатное место и наиболее благоприятное эфирное время политическим партиям. Пропагандистские почтовые отправления, связанные с референдумом, должны оплачиваться по льготному тарифу и обслуживаться в особом порядке. Только при соблюдении этих условий на референдум можно выносить довольно сложные вопросы, как проект изменений в Конституции.

От анализа теоретических аспектов проблемы перейдем к рассмотрению самого процесса в связи с предстоящим референдумом, который назначен на 22 мая 2016 года.

На одобрение граждан выносятся предложения по частичному изменению Конституции, требующие специальной подготовки. Поэтому прежде всего хотелось бы отметить, что, учитывая практику конституционного развития советского периода, в целях гарантии устойчивости действующей Конституции ее разработчики в 1994 году установили сложную процедуру принятия и внесения изменений в основной закон Таджикистана.

Несомненно, что чем сложнее процедура принятия конституционных законов, тем труднее изменять Конституцию. Однако вряд ли можно объяснять неизменность или динамизм той или иной конституции только предусмотренным ею порядком изменения.

Таджикский опыт конституционного развития показывает, что достаточно жесткая конституция изменялась почти перманентно. Одна из причин такой легкости перекраивания Конституции - особенность политической системы, заключающаяся в том, что на протяжении долгого периода доминирующее положение занимает одна политическая партия, располагающая абсолютным большинством как в парламенте, так и в местных представительных органах государственной власти. Такая Конституция отличается чрезвычайной нестабильностью, подвергаясь многочисленным изменениям и дополнениям, для которых никакая формальная процедура не могла служить препятствием в условиях отсутствия реальной многопартийной системы и режима личной власти главы государства.

В условиях реальной многопартийной системы, при которой возможны различные комбинации расстановки политических сил в парламенте и в обществе, даже Конституция, предусматривающая сравнительно простую процедуру изменения, может на практике оказаться в высшей степени жесткой.

Ряд предложенных изменений, безусловно, заслуживают поддержки. Например, ч.1 ст. 5 - о высшей ценности человека, его прав и свобод; ч.6 ст. 8 - о том, что деятельность политических партий других государств, создание партий национального и религиозного характера, а также финансирование политических партий зарубежными государствами и организациями, иностранными юридическими лицами и гражданами запрещается; ч.2 ст. 34 - о том, что родители ответственны за воспитание и обучение детей, а совершеннолетние и трудоспособные дети ответственны за социальное обеспечение своих родителей и уход за ними.

Вместе с тем известная часть предложенных изменений, вынесенных на референдум, заслуживает критики. В частности, это касается новой редакции ч.2 ст. 1 Конституции, согласно которой форма правления в Республике Таджикистан провозглашается президентской. Однако характер взаимодействия высших органов государства – Президента, Парламента, Правительства отражает фрагменты конструкции президентской республики и не позволяет четко определить форму правления в Республике Таджикистан как президентскую. Так, президент не имеет права распускать парламент, самостоятельно назначать и освобождать премьер-министра и других членов правительства, а также не может определять политику правительства и ее структуру, что нетипично для президентской республики.

Неясно, насколько и в какой мере самостоятельно правительство, как высший исполнительной орган государственного управления, несет ответственность за дела в республике, каковы рамки его важнейших функциональных полномочий, в каких случаях допустимо выражение недоверия правительству.

Еще один момент нестандартности формы правления – наличие поста премьер-министра. При этом его полномочия в Конституции не прописаны, что превращает его, по сути, в номинальную фигуру.

В соответствии с проектом изменений ч.3 ст. 61 нижняя и верхняя палаты парламента наделены полномочиями «толкования Конституции». Данная норма вызывает возражения по ряду оснований. Прежде всего, она противоречит принципу разделения властей и технике законотворчества. С этой точки зрения толкование Конституции Конституционным судом есть одна из основ сдерживания законодательной власти со стороны власти судебной: ведь положения закона, признанные неконституционными, более не применяются. С другой стороны, данная норма противоречит ч.1 ст. 98 Конституции, согласно которой изменения и дополнения в нее вносятся путем проведения всенародного референдума. Между тем официальное толкование норм Конституции, данное высшим законодательным органом, будет на практике замаскированной формой внесения в нее изменений и дополнений. Точно так же официальное толкование законодательства высшим законодательным органом, который, по логике вещей, и принял эти акты, также будет замаскированной формой законотворчества, где акт официального толкования, по сути, будет иметь силу закона.

Сущность новой редакции части 5 ст. 65 Конституции направлена на создание условий для очередного переизбрания действующего президента. Кроме того, она препятствует становлению реальной многопартийности, политической конкуренции, а также ограничивает право активного участия граждан в политической жизни и управлении государством.

Таким образом, хотя в Конституцию Республики Таджикистан 1994 года дважды - в 1999 и 2003 гг. - вносились изменения и дополнения, а на 22 мая назначен очередной референдум, однако она требует совершенства. Поэтому было бы правильнее и логичнее принять новую Конституцию, как условие начала нового этапа таджикской государственности.

Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 18 марта 2016 > № 1692039 Хакимов Шокирджон


Таджикистан > Финансы, банки > news.tj, 26 февраля 2016 > № 1666592 Ходжимухаммад Умаров

Как спасти сомони?

Ходжимухаммад УМАРОВ, профессор

О том, какие меры и решения правительства могли бы содействовать смягчению воздействия экономического кризиса на экономику страны и почему вступление Таджикистана в ЕАЭС будет иметь положительное воздействие, рассказывает профессор Ходжимухаммад УМАРОВ.

В ТАДЖИКИСТАНЕ в последнее время предпринимаются активные действия по смягчению тенденции к снижению курса национальной валюты. Но меры Нацбанка носят сугубо монетарный характер. Они, конечно, способны дать эффект небольшого сдерживания процесса. Но остановить процесс в целом не в состоянии, поскольку коренные причины падения курса сомони по-прежнему действуют, и их устранение не во власти банковских структур.

Хотя возникшие проблемы могут быть в значительной степени преодолены при соответствующих решениях правительства. Речь идет о тех решениях, которые направлены на минимизацию воздействия мирового и регионального финансово-экономических кризисов на экономику Таджикистана и, соответственно, на изменение курса национальной валюты.

Сразу замечу, что последствия таких решений могут носить краткосрочный, среднесрочный и долгосрочный характер. Поэтому даже с учетом их принятия в течение ближайшего времени не представляется возможным преодоление той тенденции к снижению курса национальной валюты, которая продолжается уже длительное время.

Вступление в ЕЭАС

ОДНОЙ из таких мер, которые бы помогли преодолеть воздействие кризиса, является вступление Таджикистана в Евразийский экономический союз. Такое решение коренным образом изменит ситуацию с денежными переводами трудовых мигрантов. В течение двух-трех месяцев после вхождения в ЕАЭС процесс сокращения абсолютных сумм переводов полностью приостановится. Через некоторое время их доходы будут расти, о чем свидетельствуют данные о динамике денежных переводов кыргызских мигрантов после вступления Кыргызстана в этот Союз. Все таджикские мигранты будут пользоваться легальным режимом и медицинской страховкой. Ограничения в отношении их допуска к отдельным видам экономической деятельности будут сняты. Молодые трудовые мигранты смогут приобрести квалификацию через систему профессионально-технического образования России, Казахстана и других стран - членов ЕАЭС. Отмеченные мероприятия в краткосрочный период, безусловно, будут способствовать трансформации динамики денежных переводов в обратную сторону, и это может иметь место даже в условиях продолжения выше названных финансово-экономических кризисов.

В плане динамики денежных переводов трудовых мигрантов, вхождение Таджикистана в ЕАЭС может дать серьезный толчок к быстрому увеличению численности последних, если на взаимной основе будут приняты меры по территориальной локализации и концентрации данного контингента работников в России. Целый ряд областей РФ, отличающихся богатыми биоклиматическими условиями (Астраханская, Оренбургская, Курганская и др.), являются трудодефицитными. В особенности их сельские территории. Таджикские мигранты, обладая достаточным опытом в садоводстве, овощеводстве и выращивании бахчевых культур, могли бы внести решающий вклад в увеличение обеспеченности этой страны соответствующими продуктами, одновременно заметно увеличив масштабы денежных переводов на свою родину. Ежегодные денежные переводы в сумме не менее 5 млрд долл. (как это было в 2013 г.), на мой взгляд, обеспечат устойчивость курса валюты и равновесие на денежном рынке.

Денег должно быть достаточно

В УСЛОВИЯХ Таджикистана необходимо принципиально отказаться от монетарной политики сжатия денег. В нынешнем случае необходимость достижения равновесного денежного рынка требует либо увеличения масштабов иностранной, либо сокращения объёмов национальной валюты. Отсутствие сомони в большинстве банкоматов, по всей вероятности, является свидетельством того, что политика сжатия денег претворяется в жизнь. Это неверный подход, если на самом деле идет его целенаправленное применение.

Что касается денежной интервенции, то она малоэффективна и может дать положительные результаты в течение небольшого периода времени. К тому же объемы валютных резервов страны не позволяют в течение короткого периода времени часто прибегать к такой интервенции. Переход к практике валютного коридора или фиксированного курса в нынешних условиях также, на мой взгляд, нецелесообразен. Практика фиксированного курса себя положительно показала в КНР, поскольку в этой стране действует диверсифицированная структура экономики. В условиях же стран с минерально-сырьевой структурой применение этих двух методов приводит к завышению курса национальной валюты. Опыт Казахстана с недавним применением практики валютного коридора является красноречивым свидетельством сказанного. Поэтому время от времени, чувствуя завышенность курса, отдельные государства (КНР, Индия) прибегают к практике «надувания пузырей» путем регулируемой (мягкой) девальвации.

Обязательный мониторинг

КОММЕРЧЕСКИЕ банки не должны забывать, что процессы экспансии кредитов и депозитов могут носить мультипликативный характер. Такая черта может быть достигнута, когда банки выполняют функции «творцов денег». В данном случае речь не идет о непосредственной эмиссии денег. Последняя может быть осуществлена по тем изменениям, которые будут возникать в соотношениях между товарными и денежными потоками. Но это будет итоговым последствием.

Процесс же «создания денег» банками зависит от эффективности кредитного проектирования и соответствующего мониторинга использования кредитов. Если политика банка стимулирует займополучателей творчески подходить к разработке высокоэффективных проектов и их реализации, то и коэффициенты их отдачи могут быть очень высокими. Это в кризисных условиях прежде всего относится к краткосрочным кредитам. Задача эта в условиях иссякаемости первичных доходов в масштабе страны представляется многосложной, однако её успешное решение представляется возможным, если в таких условиях внимание банков будет сконцентрировано исключительно на высокоэффективных проектах, успешно прошедших экспертизу. Кредитная политика в этой связи должна подвергаться изменениям в соответствии с изменениями в философии кредитования. Особого внимания требует делегирование кредитных полномочий тем кредитным инспекторам, которые, проявляя творческий подход, способны добиться «взрывных» результатов от использования кредитных проектов. Это не снижает, а, наоборот, повышает значимость текущей работы по мониторингу и ревизии кредитов, определению рейтинга ссуд в целях повышения их качества.

В данном случае, т.е. в случае «создания денег» коммерческими банками, эмиссия денег не приводит к автоматическому повышению уровня цен, как утверждают сторонники количественной теории, а способствует, во-первых, повышению реальной покупательной силы денег, во-вторых - повышению уровня монетизации экономики, в-третьих - снижению нормы рефинансирования. Это требует огромной организаторской и просветительской работы Нацбанка страны в отношении повышения уровня подготовленности кредитных инспекторов (они нуждаются в периодических переаттестациях и прохождении краткосрочных курсов, посвященных увеличению эффективности использования кредитов), чтобы полностью исключить угрозу неквалифицированной оценки качества ссуд и формирования нездоровой структуры кредитного портфеля. Этим самым укрепляется монетарная база устойчивости курса национальной валюты.

Развитие импортозамещающих и экспортно ориентированных отраслей

Что касается мероприятий, имеющих среднесрочное и долгосрочное значение, то в реальных условиях Таджикистана первостепенную роль призвана сыграть приоритетность развития импортозамещающих и экспортно ориентированных отраслей. В настоящее время вредно ставить вопрос о первостепенности одного из двух этих приоритетов.

С большой уверенностью можно говорить, что быстрая национализация нескольких предприятий легкой промышленности, которые были приватизированы много лет назад и до сих пор на крайне низком уровне используют свои производственные мощности, с последующей их модернизацией к концу этого года может дать существенный прирост валовой продукции отрасли и заполнение соответствующих сегментов рынка дешевой продукцией. То же самое относится и ко многим предприятиям пищевой промышленности.

Что касается развития экспортно ориентированных отраслей, то лишь одна подотрасль сельского хозяйства уже сейчас располагает реальной возможностью экспортировать свою продукцию на сумму 50-75 млн долл., и это не хлопковое волокно. Речь идет о производстве плодоовощной продукции. Страна располагает потенциальными возможностями для доведения экспорта такой продукции до 1 млрд долл. в ближайшие 5-7 лет. В первом случае снижаются потребности в импорте, во-втором случае растут чистые валютные доходы. Только в таком случае, хотел бы напомнить уважаемому Нацбанку Таджикистана, становится возможным превалирование оптового сегмента валютного рынка над розничным, и то если денежные переводы трудовых мигрантов останутся на нынешнем уровне.

Могучая сырьевая база

ВЫШЕОТМЕЧЕННЫЕ мероприятия, с одной стороны, ведут к снижению уровня долларизации экономики, с другой стороны - к быстрому росту золотовалютных резервов страны. Оба результата сопряжены с укреплением курса национальной валюты. Ускоренное восстановление и развитие импортозамещающих отраслей позволяет постепенно переориентировать валютные потоки, которые поступают от внешних трудовых мигрантов, на расширение масштабов отечественного производственного сектора, вместо модернизации китайской промышленности.

Многие отрасли промышленности располагают могучей сырьевой базой в самой стране. Почти вся обувь страна импортирует, в то время как более 1 млн шкур мелкого и 250 тыс. крупного рогатого скота ежегодно выбрасываются и загрязняют окружающую среду. Таджикистан имеет потенциальную возможность полного обеспечения своего населения обувью и другими кожевенными изделиями за счет собственного производства. То же самое относится и к шелковой, хлопчатобумажной одежде, трикотажным и шерстяным изделиям. Страна располагает огромными ресурсами для развития пищевой и фармацевтической промышленности, реализации оптимальных возможностей и по замещению импорта, и по увеличению экспорта. Это, в частности, относится к плодоовощной, винодельческой, молочной и сыродельной продукции, производству гомеопатических лекарств. Отмеченные мероприятия могут оказать положительное воздействие на динамику и устойчивость курса национальной валюты в среднесрочный и долгосрочный периоды (до 15 лет).

Вернуть деньги из офшоров

ЕСТЬ еще одна возможность стабилизации курса национальной валюты. Это возвращение денег, которые держатся резидентами в офшорных зонах. Для этого необходима решительная воля правительства и Национального банка. Их возвращение уже сейчас может приостановить снижение курса национальной валюты, служить важнейшим источником инвестирования экономики. В таком случае строительство энергетических объектов не будет нуждаться во внешних инвестициях. Одновременно нужно принять действенные меры для прекращения утечки капитала из Таджикистана, включая применение строгих мер наказания виновных. Вопрос возвращения офшорных денежных средств, так же как и прекращения утечки капитала необходимо рассматривать в контексте укрепления не только экономической, но и национальной безопасности.

Большинство мер по торможению девальвации, которые ныне предпринимаются, могут привести к смягчению снижения курса национальной валюты. Однако они чреваты искусственным завышением ее курса, что влечет за собой целый ряд отрицательных последствий, которые выше были рассмотрены.

В конце хотел бы выразить благодарность Национальному банку республики за отклик на мое интервью корреспонденту Asia-Plus, опубликованное 4 января нынешнего года, который вдохновил меня на написание трех статьей, посвященных вопросам курса национальной валюты.

Таджикистан > Финансы, банки > news.tj, 26 февраля 2016 > № 1666592 Ходжимухаммад Умаров


Таджикистан > Финансы, банки > news.tj, 21 февраля 2016 > № 1660857 Ходжимухаммад Умаров

Девальвация решает все!

Ходжимухаммад УМАРОВ, профессор

О возможных последствиях девальвации, которые в ближайшем будущем могут затронуть все сферы нашей страны, рассказывает профессор Ходжимухаммад УМАРОВ.

С ПОЗИЦИИ последствий девальвация интерпретируется по-разному. В этом плане резкие различия существуют между учеными-экономистами неокейнсианской и монетаристской школ. Однако последние придерживаются общей позиции по целому ряду вопросов, касающихся её последствий. Они едины в том, что управляемая, или «мягкая», девальвация отличается целым рядом положительных последствий, и разделяют мнение о том, что она может служить стимулом для наращивания экспорта и сокращения импорта. В таком случае всё более четко проявляет себя ориентация производителей и потребителей на продукцию, произведённую в самой стране. Она обходится им дешевле по сравнению с импортной. Это означает рост ценовой конкурентоспособности отечественного производства. Такая ориентация в конечном итоге приводит к снижению уровня долларизации экономики, к снижению порога экономической зависимости и укреплению экономической безопасности государства. Изменение ориентации производителей и потребителей в сторону отечественной продукции создаёт мощные стимулы для ускорения темпов роста импортозамещающих отраслей. Всё это оказывает благотворное воздействие на национальную безопасность страны. Китайское правительство несколько раз использовало этот подход для наращивания своей внешнеэкономической экспансии. США и Евросоюз до недавнего времени неоднократно выражали своё недовольство использованием метода управляемой девальвации со стороны КНР, служившей толчком к росту конкурентоспособности китайских товаров во всём мире.

Девальвация и народ

БЫСТРАЯ и неуправляемая девальвация приводит к сокращению среднедушевых совокупных доходов населения. При этом большинство домохозяйств Таджикистана ущемляются дважды, поскольку в структуре их доходов существенное место занимают денежные переводы трудовых мигрантов. Прежде всего, их реальные доходы сокращаются из-за девальвации рубля в России, затем они страдают из-за инфляции, которая является неизбежным следствием быстрого снижения курса национальной валюты.

Годовые темпы прироста среднедушевого дохода населения, согласно данным официальной статистики, составили: в 2010 году – 22,1%, в 2011 – 18,6%, в 2012 – 14,7%, в 2013 – 13,4%, в 2014 - 10,2%. Среднегодовые темпы роста объёма розничного товарооборота в ценах были равны: в 2010 году – 7,5%, в 2011 – 9,1%, в 2012 – 15,9%, в 2013 – 18,8%, в 2014 – 6,7%.

Девальвация национальной валюты приводит к иссяканию ресурсов на импорт потребительских товаров, нефтепродуктов, зерна, металлопродукции, строительных материалов и т.д. Заметим, что здесь не приведены данные за 2015 год (официально они ещё не опубликованы), которые, несомненно, выражают дальнейшее ухудшение отмеченной тенденции.

В настоящее время более 70% потребительских товаров, которые лежат на полках наших магазинов, ввозятся из Китая. Основная часть денег на их покупку поступает от внешних трудовых мигрантов. Торговцы продают свои товары за сомони, но его девальвация приводит к тому, что за вырученные таджикские деньги они получают меньше инвалюты. Естественно, после покупки товаров в КНР и их доставки в Таджикистан предприниматель не может предложить его по цене, по которой он реализовывал аналогичные товары до отъезда за покупками. Иначе останется в убытке. Это означает, что цены будут расти. С одной стороны, из-за девальвации рубля покупательная способность семей мигрантов (они составляют подавляющее большинство) снижается.С другой - девальвация таджикского сомони не приводит к падению цен вследствие снижения покупательной способности населения, а наоборот, способствует их росту из-за всплеска инфляции.

На первый взгляд получается парадокс: мало денег и, соответственно, низкий платёжеспособный рост, и в то же время – мало товаров, т.е. низкое товарное предложение. Вроде рынок остаётся равновесным. Однако цены растут, иначе одна сторона субъектов рынка может оказаться под угрозой разорения. Но положение покупателей также оценивается как ненормальное. При меньших доходах они могут покупать в гораздо меньших объёмах материальные блага и услуги. Это главным образом относится к импортным товарам и услугам.

В течение нескольких дней в январе 2015 годатри главных продукта, которые в своих основных частях импортируются – мука, сахар и растительное масло, - подорожали на 20-30%. Существенно выросли цены и на другие импортированные продовольственные товары.

В России среди мигрантов из Таджикистана быстрыми темпами растёт уровень безработицы. В 2015 году почти 390 тыс. трудовых мигрантов вследствие тяжёлого экономического кризиса в России лишились работы и вернулись на родину. Это может привести к повышению трудовой нагрузки на работающую часть населения и росту давления на макроэкономические показатели страны.

Вполне реальным представляется снижение общего уровня потребления, ухудшение структуры потребления населения, повышение уровня бедности, нехватка продовольствия, жилья, что впоследствии приведет к росту разводов, суицидов и общему ухудшению социальной атмосферы и росту социальной напряженности в обществе.

Девальвация и бизнес

СНИЖЕНИЕ курса национальной валюты может способствовать ухудшению активов кредитной системы. Кредиты, выданные в национальной валюте, возвращаются «облегчёнными», теперь с меньшим долларовым содержанием. Из-за инфляции они могут оказаться недостаточными для имплементации проектов, под которые они были выданы, что чревато ростом просроченных кредитов.

Кроме того, самое неприятное заключается в резком снижении стимулов у банков и небанковских финансовых организаций для развития среднесрочного и долгосрочного кредитования. Последние, в условиях ползучей девальвации могут нанести удар даже по уровню капитализации банков. Займополучатели окажутся не в состоянии завершить капитальные работы и выйти на ввод проектных производственных мощностей.

Что касается кредитов, выданных в иностранной валюте, то они также возвращаются с большими трудностями. В подавляющем большинстве случаев (это зависит от специфики деятельности кредитополучателей) доллары обмениваются на сомони или до, или после осуществления торговых и производственных операций, а потом должны вернуться в банк в виде иностранной валюты. В любом случае теперь требуется больше сомони, чтобы вернуть необходимые суммы банку. К тому же из-за снижения платежеспособного спроса не всегда удаётся вовремя и в полном объёме вернуть кредиты. Например, предпринимательство в строительном секторе может столкнуться с такими трудностями.

Быстрое снижение курса национальной валюты чревато инфляционным всплеском, может способствовать и росту инфляционных ожиданий в стране. Это приведет к повышению процентной ставки. Такое явление известно под названием инфляционного таргетирования. Повышение ставок означает удорожание кредитов, что может нанести существенный ущерб развитию предпринимательства. На недавний обвал рубля Центральный банк России реагировал повышением ключевой ставки до 16-17%. В нынешнем году уровень инфляции в Таджикистане составит 7,5%, и это может произойти под воздействием дальнейшего снижения курса национальной валюты, на что НБТ может реагировать соответствующим образом.

Ускорение темпов снижения курса национальной валюты представляет опасность в том плане, что оно удерживает потенциальных клиентовот вложения денег в срочные счета. Они отдают себе отчёт в том, что реальная стоимость таких вкладов (в пересчёте на доллары) через несколько лет снизится, если колебание курса с преобладанием явной негативной тенденции найдет продолжение в будущем.

Скорее всего, держатели национальной валюты захотят быстрее конвертировать сомони в доллары. Такое поведение может создать ажиотаж на чёрном рынке валют и ускорить дальнейшую девальвацию национальной валюты.

Девальвация и государство

ЕСТЕСТВЕННО полагать, что девальвация национальной валюты, сопряжённая с инфляцией, может повысить степень уязвимости государственных доходов и расходов, т.е. государственного бюджета. Те же расходы, даже в тех же объёмах, ныне требуют больше денег. Ведь бюджетные затраты производятся из государственных доходов текущего года. Отсюда и необходимость перерасчёта стоимости затрат с учётом инфляции. Это означает, что абсолютная сумма государственных расходов будет увеличиваться по сравнению с утверждёнными цифрами на сумму, равную прогнозному приросту уровня инфляции на базе девальвации национальной валюты.

То же самое относится и к государственным доходам. Во-первых, вследствие инфляции снизится их материальное содержание; во-вторых, из-за девальвации сомони налоговые органы будут сталкиваться с такими явлениями, как снижение объёмов импорта, сокращение объёмов розничной торговли, жилищного строительства, платных услуг.

Руководитель таможенной службы Абдуфаттох Гоиб уже говорил о возможности дальнейшего сокращения таможенных доходов в 2016 году. В нынешнем году не предвидится возможность увеличения денежных переводов трудовых мигрантов, которые косвенным образом оказывают влияние на доходы государственного бюджета.

Углубление мирового и региональногофинансово-экономического кризиса также не позволяет надеяться на внешнюю поддержку курса валюты, антиинфляционных мероприятий и государственного бюджета. Из-за этих кризисов вряд ли КНР выполнит своё обещание относительно вливания $6 млрдв Таджикистан.

Возвращение Ирана на мировой нефтегазовый рынок и провал американского проекта добычи сланцевой нефти, по всей вероятности, будут удерживать цену на нефть и газ на низком уровне в течение предстоящих 10 лет.

Это наводит на мысль о том, что глобальный и региональный кризисы продолжатся ещё долго, и Таджикистан, следуя инерционному варианту, окажется не в состоянии круто изменить нынешние тенденции.

Таджикистан > Финансы, банки > news.tj, 21 февраля 2016 > № 1660857 Ходжимухаммад Умаров


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 февраля 2016 > № 1646262 Игорь Лякин-­Фролов

О перспективах сотрудничества России и Таджикистана в военно-технической сфере, взаимодействии по линии Евразийского экономического союза, проблемах российских компаний, работающих в этой среднеазиатской стране, в интервью РИА Новости рассказал посол РФ в Душанбе Игорь Лякин-Фролов.

— Игорь Семенович, как, по вашему мнению, изменились дипломатия, дипломатическая работа за последние годы?

— Дипломатия как таковая и ее методы, по сути, не изменились. Основные принципы российской дипломатии остаются неизменными: прагматизм, открытость, отстаивание национальных интересов. Цели российской дипломатии были, есть и будут теми же – обеспечивать безопасность страны, создавать благоприятные международные условия для поступательного развития России, предотвращать или разрешать конфликты ненасильственными, политическими средствами.

В то же время дипломатия не стоит на месте и вынуждена реагировать на новые международные вызовы, в том числе на дальнейшее усиление глобальной конкуренции за воздействие на продолжающиеся процессы перемен и формирование новой международной системы. Отмечу, что в подходах российской дипломатии отсутствует конфронтационный заряд, сохраняется приверженность использованию в области международной безопасности прежде всего политических и правовых инструментов, механизмов миротворчества.

В последние годы продолжалось и усугублялось множество серьезных конфликтных ситуаций – в Сирии, Ираке, Йемене, Ливии, на Украине. Все это происходило на фоне беспрецедентного усиления террористической угрозы. В этих условиях Россия стремилась действовать активно как постоянный член Совета Безопасности ООН и одно из наиболее крупных государств с активной внешней политикой, не только отстаивая свои национальные интересы, но и реализуя свою ответственность за положение дел в мире.

Руководствуясь принципами баланса интересов, верховенства международного права и центральной роли ООН, российская дипломатия способствовала успеху коллективных усилий на целом ряде важнейших направлений международной повестки дня. Среди них завершение в прошлом году процесса ликвидации сирийского военно-химического потенциала, договоренность по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, минские договоренности от 12 февраля 2015 года, формирование Международной группы поддержки Сирии и запуск так называемого Венского процесса.

— Вы бывали в разных странах мира. Остались ли еще места на карте, где бы вы хотели побывать? И какая из командировок вам больше всего запомнилась?

— За 40-летнюю дипломатическую карьеру удалось поработать во многих странах – в длительных и краткосрочных командировках. Работая в МИДе, занимался различными направлениями внешней политики. Это и североамериканское направление, консульская деятельность, СНГ. Много лет проработал в Африке в качестве посла России в Бурунди и Ботсване. Предыдущая должность – постоянный представитель России в ОДКБ. О каждой загранточке остались свои воспоминания. Конечно, хотелось бы увидеть больше. Не удалось побывать в Латинской Америке, Австралии, Японии. Наиболее глубокий след в моей памяти оставила первая работа на дипломатическом поприще – в секретариате ООН в Нью-Йорке.

— Поздравляют ли вас иностранные коллеги с Днем дипломата? Есть ли какие то традиции?

— Дипломатам многих стран наш праздник не знаком. Хотя они с удовольствием приходят на организуемые нами приемы и другие мероприятия, посвященные профессиональному празднику российских дипломатов. Похожие праздники есть некоторых странах, в частности в Казахстане и Киргизии. Многие иностранные, дипломаты, получившие профильное образование в российских вузах, празднуют День дипломатического работника вместе с нами и поздравляют нас.

— Как вы оцениваете состояние военно-технического сотрудничества между Москвой и Душанбе? В Таджикистане уже на официальном уровне идут разговоры, что помощь идет только на многостороннем уровне…

— Военно-техническое сотрудничество между нашими странами успешно развивается. Российская Федерация оказывает помощь Республике Таджикистан в модернизации Вооруженных сил РТ по двусторонней линии – осуществляются поставки сюда современных вооружений и военной техники. Буквально на днях состоялся визит в Душанбе большой представительной делегации Министерства обороны России во главе с заместителем министра Анатолием Антоновым. Прошли предметные консультации по различным аспектам военного и военно-технического сотрудничества. С российской стороны была подтверждена готовность выполнить все обязательства на данном направлении.

— Российские предприятия в Таджикистане по-прежнему испытывают проблемы с налоговыми органами и крупными должниками? Что делается для решения данных проблем?

— Да, к сожалению, эта проблема сохраняется. С ней сталкиваются многие российские, прежде всего телекоммуникационные, компании, работающие под торговыми марками "Мегафон" и "Билайн". Их руководители жалуются на то, что налоговая политика в республике не отличается предсказуемостью – сложно планировать свою деятельность в условиях, когда налоговая нагрузка постоянного меняется, причем в сторону повышения. В результате снижается рентабельность предприятий, что ставит под сомнение целесообразность их деятельности. Эта проблема нас серьезно беспокоит. Вопрос, безусловно, будет включен в повестку дня намеченного на весну этого года в Душанбе очередного заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству.

— Есть ли какие-то подвижки от Таджикистана по вопросу членства в ЕАЭС?

— Мы хорошо знаем, что вопрос о возможном вступлении Таджикистана в Евразийский экономический союз активно обсуждается на различных уровнях. В свое время президент Эмомали Рахмон говорил о том, что нормативно-правовые документы союза тщательно изучаются таджикской стороной. Насколько мы знаем, к ЕАЭС проявляет интерес и таджикский бизнес. Безусловно, вступление в это интеграционное объединение – непростой шаг для Таджикистана, и мы целиком и полностью уважаем право наших таджикских друзей и партнеров всё всесторонне оценить и взвесить, прежде чем принять такое важное решение. Хотел бы подчеркнуть базовые принципы ЕАЭС – равноправие, прагматизм, взаимное уважение, сохранение национальной самобытности и государственного суверенитета всех стран-участниц. Евразийский экономический союз уже сейчас является весомым фактором в деле повышения конкурентоспособности национальных экономик стран-участниц, поддержания региональной стабильности. Несомненно, тесная кооперация дает неоспоримые преимущества, способствующие экономическому развитию участников.

Мое личное мнение заключается в том, что с учетом сложившихся за многие десятилетия традиций, особого характера экономического взаимодействия Таджикистана с Россией и другими республиками СНГ, устойчивых тенденций миграционной политики и ряда других факторов присоединение Таджикистана к ЕАЭС было бы перспективным для Душанбе.

— В условиях экономического кризиса будет ли РФ поддерживать объем инвестиций, который был ранее?

— Как известно, Россия рассматривает Таджикистан в качестве стратегического партнера. Эта характеристика распространяется и на инвестиционное и торгово-экономическое взаимодействие. Мы не намерены снижать уровень сотрудничества с республикой в этой сфере. Вместе с тем следует признать, что финансово-экономический кризис негативно сказался и на российских возможностях.

— Численный состав российской военной базы в Таджикистане сокращается до бригадного варианта. Не означает ли это, что Россия оставит Таджикистан один на один с угрозами экстремизма и терроризма, исходящими из Афганистана?

— 201-я российская военная база продолжает играть роль форпоста России в Центральной Азии, гаранта мира и стабильности в регионе. 201-я РВБ будет в полном объеме выполнять возложенные на нее задачи по защите независимости и суверенитета РТ, обеспечению стабильности военно-политической обстановки.

Несмотря на объективный процесс оптимизации структуры 201-й российской военной базы, ее перевод на бригадный состав никак не отразится на боеспособности соединения. Более того, подобные структурные изменения позволят достичь большей мобильности путем сокращения штатной численности.

Принимая во внимание всю важность совместных усилий по противодействию угрозам террористического и экстремистского характера, личным составом 201-й РВБ на регулярной основе проводятся тактические учения, специальные тренинги и семинары, идет процесс модернизации оснащения подразделений базы современной техникой и вооружениями. В частности, на весну текущего года в ряде районов Хатлонской области запланированы совместные российско-таджикские учения, в рамках которых военнослужащие отработают вопросы взаимодействия и выработают единые подходы по нейтрализации незаконных вооруженных формирований в труднодоступной горной местности.

Вновь хотел бы заверить, что в случае опасности Россия не оставит в беде братский таджикский народ. Мы всегда приходили и будем приходить на помощь Таджикистану в сложные для него времена. Мы внимательно следим за изменениями обстановки и готовы действовать в новых условиях.

— Есть ли какие-то конкретные планы по увеличению импорта плодоовощной продукции из Таджикистана?

— Вопрос стоит на повестке дня. В прошлом году несколько увеличился объем поставок таджикской сельхозпродукции в Россию, однако не на столько, насколько бы хотелось. Основная причина – достаточно высокие цены, логистические трудности, низкий технологический уровень сельского хозяйства Таджикистана, отсутствие оптовых сетей, способных обеспечить поставки крупных партий сельхозпродукции, а также острая конкуренция с одной из соседних стран. Кроме того, после вступления Киргизии в Евразийский экономический союз и её вхождения в единое с Россией таможенное пространство, таджикская плодоовощная продукция, пройдя таможенное оформление на границе с Киргизией, зачастую дальше идет в Россию как киргизская. Все эти факторы в условиях рынка играют большую роль. Но желание изменить положение к лучшему имеется у обеих сторон, и мы предпринимаем усилия для активизации сотрудничества в этой сфере.

— Устраивает ли вас уровень взаимодействия с МИД Таджикистана?

— Мы удовлетворены уровнем взаимодействия между посольством и МИД России с внешнеполитическим ведомством Таджикистана. Ежегодно подписывается и успешно реализуется программа межмидовского сотрудничества. На регулярной основе проводятся взаимные визиты министров иностранных дел, консультации по различным направлениям внешнеполитической деятельности, включая региональную ситуацию, консульскую проблематику и информационную политику. Активно сотрудничаем на площадках международных организаций – ООН, ОБСЕ, ШОС, ОДКБ, СНГ. С удовлетворением отмечаем нашу слаженную работу, основанную на совпадении либо близости позиций наших стран по основным международным проблемам, что создает благоприятные условия для совместных инициатив.

Хотел бы воспользоваться случаем, чтобы поздравить ветеранов и действующих сотрудников дипломатической службы России с профессиональным праздником и пожелать здоровья, успехов и всего самого наилучшего.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 11 февраля 2016 > № 1646262 Игорь Лякин-­Фролов


Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > news.tj, 16 января 2016 > № 1612941 Ходжимухаммад Умаров

Доллар слезам не верит. Как нам спасать сомони?

Лилия ГАЙСИНА

Когда в феврале прошлого года стоимость одного доллара на сайте Нацбанка Таджикистана была указана равной 5,4 сомони, а в многочисленных обменных пунктах его свободного продавали чуть дороже, известный таджикский экономист профессор Ходжимухаммад УМАРОВ предположил, что в конце 2015 года за доллар мы будем платить 7,5-8 сомони. К сожалению, он не ошибся.

О том, что Х. Умаров думает о курсе валют сейчас, он рассказал в интервью «АП».

- Ходжимухаммад Умарович, ваши прошлогодние прогнозы по поводу курса валюты сбылись. Какие прогнозы на этот год?

- Безусловно, курс сомони будет продолжать падать и дальше. Думаю, что к концу 2016 года за один доллар мы будем платить до 15 сомони.

- Можете назвать главные ошибки, которые привели к такому состоянию валютного рынка?

- Главная причина заключается в отсутствии диверсификации государственных доходов, доходов предприятий и домохозяйств, хотя мы об этом очень много говорили. Под руководством академика Нуриддина Каюмова, который возглавлял Институт экономических исследований при Минэкономразвития, нами была подготовлена детальная аналитическая работа на тему финансовой безопасности Таджикистана, в которой было отмечено, что сложившаяся ситуация в нашей стране представляет большую опасность, и показаны пути выхода из этой ситуации. Ненормальность ситуации заключается в том, что мы не производим углеводороды, но полностью зависим от цен на нефть и газ. Сегодняшнее падение цен на нефть ударило по тем отраслям, в которых в основном заняты наши трудовые мигранты, чьи денежные переводы являются основными доходами государства. Прежде всего это строительная отрасль. Кто-то говорит, что в строительном секторе России занято 57% всех наших мигрантов, но, на мой взгляд, более объективная оценка, которую дали российские эксперты, - это 73%. Нужно было раньше думать о том, чтобы не зависеть от денежных переводов мигрантов, создавать другие каналы поступления иностранной валюты в Таджикистан. И это касается не только развития реального сектора экономики, надо было осуществить две программы – развивать отрасли, ориентированные на экспорт, и осуществлять программу импортозамещения. Ничего этого мы не сделали. Деньги, которые поступали в страну в прошлые годы - а это, кстати, были немаленькие суммы, - шли на финансирование китайских, турецких, российских производителей и, между прочим, ослабили конкурентоспособность нашей собственной продукции. Ведь все свои доходы мигранты и их семьи тратили на покупку товаров зарубежного происхождения.

- Понятно, что свои шансы мы уже упустили. Что делать теперь? Кажется, пора применять какие-то экстраординарные меры, вы же видите, что творится на валютном рынке.

- Чтобы преодолеть напряжение на этом рынке, нужна не поверхностная, а глубоко продуманная финансовая, денежная, кредитная, экономическая политика. Одним шагом преодолеть ситуацию, в которой мы оказались, невозможно. Нужен системный подход. Во-первых, нужно радикально изменить соотношение между импортом и экспортом.

- Но ведь на это понадобится время, это очень долго, а у нас сейчас патовая ситуация.

- Нет, не долго. Если правительство начнет уделять пристальное внимание этим вопросам, если начнет интенсивный процесс консультаций с опытными руководителями предприятий, с учеными-экономистами, с местными органами власти, с гражданским обществом, то даже сейчас можно исправить ситуацию. Настало время привлечь к решению сложных экономических проблем и те кадры, которые находятся на заслуженном отдыхе. Например, обратитесь к бывшему министру пищевой промышленности Икрому Курбанову - глубокому знатоку этой отрасли, он вам столько всего расскажет, что через 1,5 года за счет углубленной переработки овощей и фруктов, повышения урожайности и производительности наши банки будут выглядеть иначе.

Даже в сегодняшних условиях можно найти огромные ресурсы для резкого увеличения объема экспорта.

- Например?

- Вот пример: в этом году цены на виноград у нас опустились до уровня 0,4 цента за один килограмм. Вы понимаете, таких цен вообще в мире нигде нет! А мы оказались не в состоянии реализовать самые лучшие в мире сорта винограда за пределами своей страны. В России, Пакистане, Индии большая потребность в этой продукции; у нас и опыт есть - пару лет назад одна фирма продала Пакистану 900 тонн винограда по цене один доллар за 1 кг. В этом году мы могли бы продать 30 тысяч тонн, а это уже деньги, как минимум $30 млн.

- Когда поднимаешь эти вопросы, обычно говорят, что у нас недостаточные объемы продукции, не развита транспортная система, называют еще тысячи причин, почему не получается…

- Если говорить о винограде, объемы в прошлом году были достаточные, виноград сорта «тайфи» хранится долго, так что время на доставку было, но не было уделено внимания этому вопросу.

- Какое участие государство могло принять в его решении?

- Государство должно управлять всем процессом: организовывать выставки, вести переговоры, задействовать торговые палаты, оптовых трейдеров. Нельзя забывать, что роль государства заключается в управлении товарными и денежными потоками.

Продолжим примеры неиспользуемых ресурсов: Таджикистан имеет лучшие в мире по естественному дизайну мрамор, гранит и гранодиорит. Качество мрамора в Ванче лучше, чем в Италии. Причем для производства этой продукции не нужны дорогие заводы, но нужна грамотная политика. Наши винодельческие заводы стоят, несмотря на то что сейчас появились благоприятные транспортные возможности, чтобы экспортировать винный материал. Ежегодно мы теряем 5,5 тысяч тонн шерсти просто так. Афганистан закупает у нас шкуры животных, производит из них кожу и экспортирует. Афганистан (!) занимается переработкой, а мы этого не делаем. И этот список можно продолжать и продолжать. Если бы государство занялось реализацией таких проектов, то за год увеличились бы объемы реального экспорта, в республику поступили бы новые деньги, и мы смогли бы пусть не остановить падение курса сомони, но замедлить его.

Когда министром экономики был Хоким Солиев, была подготовлена программа по развитию экспортно ориентированных отраслей, но после его ухода о ней забыли. Почему бы сейчас не привлечь его к модернизации этой программы и к ее реализации?

- Можно ли сейчас отпустить курс сомони, как это сделали с тенге, например?

- По сути, у нас было свободное плавание курса, когда работа обменных пунктов не имела ограничений. Сейчас пытаются создать валютный коридор, но это приводит к возникновению черного рынка. Сотрудники закрытых пунктов обмена валют никуда не делись, они продолжают свою работу, но уже без контроля государства, и обмен валюты в большей степени происходит на черном рынке.

- В то время как на сайте НБТ РТ значится, что один доллар стоит 7,2 сомони (12.01.2016), к нам в редакцию звонят люди и сообщают, что на черном рынке один доллар продают и за 8,5 сомони. Как вы считаете, это реальный курс?

- Да, это и есть реальный курс валюты: восемь и выше. Реальный курс валюты всегда определяется черным рынком.

- Кому может быть выгоден черный валютный рынок?

- Только самим нелегалам. Себе в угоду они создают напряженность в обществе. При этом ликвидировать черный рынок невозможно, его можно только легализовать, т.е. открыть обменные пункты валюты и вести государственный и общественный мониторинг.

- Таджикистан вообще сталкивался с такой ситуацией на валютном рынке, которая происходит сейчас?

- В 90-е годы. Но тогда была война, переход от плановой экономики к рыночной. И получилось так, что уровень денежной обеспеченности экономики упал в десятки раз: в советское время он достигал 86%, а в 1995 году упал до 6%. Все предприятия встали, потому что не было денег. С учетом критерия макроэкономического эффекта было принято решение провести реформу перехода на национальную валюту. Но тогда никто не рассчитал реальное соотношение новой и старой валюты, не обосновал курс новой национальной валюты. Хочу особо отметить, что консультантами при реализации реформы выступили специалисты из МВФ, которые выдвигали такие тезисы: чем меньше денег, тем выше финансовая стабильность; чем меньше денег, тем ниже уровень инфляции. В течение длительного периода они диктовали нам политику денежного сжатия. Но эта политика ничем не была проверена и не сработала. С точки зрения экономической науки есть статистическая связь между сокращением количества денег и спадом деловой активности: нет денег - нет экономики, нет экономики – нет истории. Хочется посоветовать тем, кто сегодня определяет денежную политику страны, книгу лауреата Нобелевской премии Милтона Фридмана и Анны Шварц «Монетарная политика США (1879–1960)».

Таким образом, реформа 1995 года стала очередным этапом уничтожения нашей промышленности: первый этап – разрыв связей с другими республиками вследствие распада Союза, второй – вот эта реформа, третий – либерализация торговли, четвертый – приватизация государственного имущества.

- Какие социальные последствия могут произойти из-за сложившейся ситуации?

- Стоимость доллара растет, и у торгового сословия, к которому относится значительная часть населения Таджикистана, возникают серьезные проблемы: они вынужденно сокращают объемы бизнеса, повышают стоимость товаров и услуг. Меняется структура рынка: удельный вес продовольственных товаров на нашем рынке всегда был выше, чем в других государствах, а теперь он еще больше увеличится. Посмотрите на столичные базары - там нет даже десятой части того контингента покупателей, который мы имели в 2013 году. Люди пребывают в состоянии глубокой тревоги. Мировой опыт показывает, что такая ситуация нуждается в самом серьезном государственном вмешательстве, иначе можно столкнуться с резким повышением уровня политической и социальной напряженности. Но речь идет о таком вмешательстве, которое обосновывалось бы на научных принципах.

- Юани, о которых говорит Нацбанк, не спасают ситуацию?

- Юани могут способствовать замедлению процесса, но не остановят его. Кроме того, юани мы берем в долг, который надо возвращать. Поэтому если уж мы берем в долг, то с учетом этого нужно составить планы по развитию реального сектора экономики, чтобы потом было чем платить за кредиты. Все упирается в развитие реального сектора экономики, другого пути не существует. Ну или другой вариант – пусть таджикские предприниматели, которые держат свои деньги в офшорных банках, вернут их в Таджикистан и держат в отечественных банках. Это приведет к остановке тенденции к падению курса сомони, потому что за рубежом хранятся существенные средства таджикского бизнеса.

Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > news.tj, 16 января 2016 > № 1612941 Ходжимухаммад Умаров


Афганистан. Таджикистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 16 января 2016 > № 1612851 Александр Князев

Почему «Талибан» опровергает сотрудничество с Россией?

Лилия ГАЙСИНА

О том, какие причины заставили представителей движения «Талибан» опровергнуть заявления российских чиновников и сообщения иностранных СМИ о возможном сотрудничестве между Россией и талибами, а также чем гипотетически грозит такое сотрудничество Таджикистану, в интервью «АП» рассказал доктор исторических наук, эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр КНЯЗЕВ.

- Александр Алексеевич, о том, что значило высказывание Замира Кабулова о сотрудничестве между Россией и талибами, а также в сообщениях о контакте Владимира Путина с лидером этого движения уже разобрались. Но почему сами талибы фактически опровергли эти новости, подчеркнув, что ведут переговоры с РФ только для того, чтобы очистить Афганистан от иностранных войск? И способны ли талибы, как говорится в их заявлении, самостоятельно справится с угрозой ДАИШ? И существует ли она?

- Спецпредставитель президента России Замир Кабулов говорит на дипломатическом языке, представители «Талибана» обходятся без этого - режут правду-матку. Проблемы «справиться с угрозой ДАИШ» на самом деле не существует. Масштабы влияния ДАИШ в Афганистане, артикулируемые любыми публичными источниками, нужно уменьшать на много порядков, если есть желание понять реальность. Общая численность сторонников невелика, поддержка населения отсутствует, распространенность по территории страны — мизерна. Есть группы ДАИШ в Нангархаре и Кунаре, есть в Гильменде, Забуле, Фарахе и Герате. Это, кстати, все Юг страны. Группы, находящиеся на юго-западе — в Фарахе и Герате, — имеют антииранский, антишиитский характер. Появлялись сторонники ДАИШ в Фарьябе и Бадгисе, были предположения об их использовании для давления на Ашхабад на туркменской границе, но пока этого не случилось. Гораздо большую угрозу безопасности Афганистана с проекцией на соседние страны представляет собой сохраняющееся и растущее американское и западное военное присутствие. Вот здесь действительно есть предмет сотрудничества с «Талибаном». «Талибан» — это в значительной мере национально-освободительное движение, его главные цели — борьба против иностранного военного присутствия в любых его формах, будь то американцы или арабы из ДАИШ. Сейчас в «Талибане» происходят сложные процессы, в том числе фрагментация движения, и важно вычленить внутри ядро, способное к конструктивным переговорам и к взаимодействию в тех сферах, где совпадают интересы. Китай и США ведут такие переговоры; к слову, и статус «Талибана» как террористической организации этим переговорам не мешает. Проблема в другом — о чем и на каких условиях договариваться.

- А каким образом Россия может сотрудничать с талибами, учитывая, что это все-таки террористическая группировка?

- Недавно в Таджикистане объявили террористической организацией ПИВТ, но никто за пределами РТ не торопится квалифицировать ее так же. Это не вопрос сущности той или иной организации, это вопрос политической целесообразности для той или иной страны; любая политика по определению цинична и исходит из интересов, из прагматики. Афганский «Талибан» был объявлен в России террористическим на фоне событий девятого сентября 2001 года в Нью-Йорке, и это происходило из желания российского руководства выразить солидарность с США. Хотя до сих пор не существует каких-либо доказательств причастности талибов к тем событиям. «Талибан» никогда не содержал в себе каких-либо угроз для России и ее союзников, включая, кстати, и Таджикистан. Угрозы состояли и состоят в том, что – хоть при талибах, хоть при нынешнем кабульском режиме – на территории Афганистана, существуют условия для наркопроизводства и для деятельности международных террористических группировок. До недавнего времени это было ИДУ, это Союз исламского джихада, это «Ансар уль-Уллох» и т.д., но это не афганские группировки. Да, в определенные периоды они получали поддержку от талибов. Но с точки зрения интересов стран региона и России не меньшие угрозы с их стороны существуют и от того, что правительство Кабула не в состоянии пресечь их деятельность. Талибы — это движение, интересы которого локализованы территорией Афганистана и частично Пакистана. Это внутриафганская проблема. И отменить решение о том, что «Талибан» является террористической организацией, легко, была бы на то политическая воля в Кремле. Использовать же это можно очень конструктивно — и не только в борьбе с ДАИШ, угрозы которого в отношении Афганистана чрезвычайно преувеличены. Без включения в политическую систему страны пуштунской элиты, находящейся сейчас в рядах «Талибана», в Афганистане невозможно создать эффективное государство. Борьба с ДАИШ — это скорее повод для диалога с талибами.

- Какие риски есть у такого сотрудничества?

- Исторически Россия всегда в своей афганской политике опиралась на пуштунские кланы, на пуштунскую элиту. Исключением являются 1990-е годы, когда по стечению обстоятельств, включая и отсутствие у Москвы продуманной политики в отношении всего нашего региона, все взаимодействие сконцентрировалось на тогдашнем правительстве Бурхануддина Раббани и, частично, на короткий период, на анклаве, созданном на севере генералом Дустумом. Но если говорить об Афганистане в его существующих границах, нужно признать, что пуштуны являются системообразующим фактором государственности. Да, за 1980–1990-е годы, да и позже, сильно изменился этнополитический баланс в стране: резко выросла значимость таджикской и хазарейской общин и соответствующих этнополитических группировок. Это нельзя не учитывать и сегодня, и одна из главных проблем афганского урегулирования — это поиск новых конструктов взаимодействия этнических элитных групп в рамках общего государства. В ином случае конфликт будет разрастаться и как межэтнический: между пуштунами и непуштунами, что в итоге актуализирует вопрос об изменении географических конфигураций, о разделе Афганистана. Что, в свою очередь, чревато еще большими конфликтами и проблемами и чего допускать нельзя.

- Если предположить возможное сотрудничество между Россией и талибами, какую роль мог бы в нем занять Таджикистан?

- Таджикистан достаточно тесно взаимодействует с афганскими таджикскими этнополитическими кругами. При позитивном развитии процессов в Афганистане Таджикистан мог бы — конечно, пока сугубо гипотетически — стать посредником и вместе с Россией гарантом для таджикской афганской общины. Но пока это только гипотеза.

- После передислокации 149-го полка 201-й РВБ из Куляба в Душанбе ряд таджикских экспертов заявили, что российские военные оставили наиболее опасный участок таджикско-афганской границы. Вы согласны с этим утверждением?

- Угрозы прямого военного характера на таджикско-афганской границе в основном закончились к 1997 году. Никогда не было и не будет угроз прямого военного вторжения через границу, не нужно считать находящиеся на афганской стороне международные группировки настолько неадекватными. Все угрозы находятся внутри стран региона, и Таджикистан не исключение. Группы из Афганистана могут быть задействованы в попытках дестабилизации только как катализаторы. Но для этого боевикам не нужно с боем прорываться через Пяндж, а потому и дислокация российского полка в Кулябе была не принципиальна. Важнее качество работы таджикских пограничников, уровень организации их службы, дисциплины, компетентности и, что греха таить, коррумпированности, это чрезвычайно важный момент с точки зрения закрытости границы.

- Как вы считаете, какое влияние оказывает (и оказывает ли) военная кампания России в Сирии на Афганистан?

- Не прямое. Российская военная операция продолжается уже более трех месяцев, так что можно начинать судить о каких-то тенденциях. Очевидных тенденций нет: боевики из Сирии не бегут массово в Афганистан, какой-то принципиально новой активности ДАИШ ни в Афганистане, ни в странах региона не наблюдается.

- Какие угрозы с афганского направления будут актуальными в ближайшей перспективе?

- Те же, что и прежде. Это наркотрафик, и это размещение на афганской территории международных террористических групп, управляемых спецслужбами Пакистана, Саудовской Аравии, Катара, Турции. Они могут быть задействованы для дестабилизации во всех странах Средней Азии, в Казахстане, России и Китае.

Афганистан. Таджикистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 16 января 2016 > № 1612851 Александр Князев


Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 2 января 2016 > № 1605530 Тамара Абдушукурова

Тамара Абдушукурова: от актрисы до министра

Лилия ГАЙСИНА

Экс-министр культуры Таджикской ССР, заслуженная артистка республики, профессор Тамара Максумовна АБДУШУКУРОВА в год празднования своего 75-летнего юбилея рассказала «АП» о том, как в прошлые годы в нашем обществе появлялись звезды, которыми потом гордилась вся страна, и какие триумфы испытывала наша культурная жизнь.

Пожалуй, такие жизненные истории – наглядная иллюстрация к прошлому всего Таджикистана.

Как я стала Тамарой

МОИ родители жили в Самаркандской области, отец боролся с басмачеством. Мама рассказывала, как женщины в то время разводили костры, снимали с себя паранджу и бросали в огонь; как их учили грамоте - давали дощечки, и они углем выводили на них свои первые слова. Ночью отец уходил в горы, скрываясь от басмачей, мама с тремя детьми оставалась в кишлаке. Отец оставлял дома ружье с одним патроном, и в 11 часов ночи мама открывала окно и стреляла в воздух, чтобы вокруг знали - в доме есть оружие.

Они преодолели большие трудности: видели голод, рисковали своей жизнью, но верили в советскую власть. До прихода большевиков в их селении бесчинствовал бай, и дедушка по линии отца даже организовал группу людей, которые вышли с вилами против бая. За это его отправили на каторгу, поэтому, когда пришла советская власть, люди, уставшие от несправедливости, переходили на их сторону.

В 1938 году отца отправили работать в Шульманский район Гармской области Таджикской ССР. Назначили первым секретарем райкома партии. Здесь в 1940 году родилась я. Тамарой меня назвал старший брат – Рашид Максумович. Когда я родилась, на весь Союз была знаменита узбекская актриса Тамара Ханум, она была блестящим исполнителем танцев народов мира. Мой брат был ее большим поклонником и решил назвать меня в ее честь. Родители стали сомневаться, ведь Тамара – не таджикское имя, на что он сказал: «А может быть, она вырастет и станет творческим человеком». Так и получилось: с детства я была неравнодушна к искусству, хорошо пела, любила литературу; моими первыми зрителями, перед которыми я читала стихи еще девчонкой, были многочисленные гости отца, которые останавливались у нас дома.

Картины моего раннего детства - это две великолепные горные речки; народ добрый, последним куском хлеба делились. Папа рассказывал, что жить было тяжело, и он первым предложил выращивать в Гарме картофель. Люди были ему очень благодарны. Отец уходил на работу в 6 утра и возвращался в 12 часов ночи. Из всех льгот у него была только одна лошадь, на которой он объезжал все кишлаки. Денег семье не хватало, и мама вела хозяйство: держала корову, кур. Все мы - а нас в семье было четверо братьев и три сестры - помогали матери по хозяйству.

Как я попала в ГИТИС

В ДЕТСТВЕ у меня был очень хороший голос, мне все пророчили карьеру певицы, я пела в районном кружке, но когда началась мутация голоса, никто не предупредил, что в этот период заниматься вокалом нельзя, и голос я сорвала. Но продолжала участвовать в художественной самодеятельности. В то время художественная самодеятельность была очень развита, ежегодно в Зеленом театре проходил смотр, куда я и попала в 1956 году. Тогда заместителем министра культуры был Мехрубон Назаров, он заметил меня, и после выступления мне предложили учебу в Москве. К тому времени таджикская группа уже училась в ГИТИСе, и мне предстояло присоединиться к ним. Учеба в Москве была очень заманчивым предложением, но я переживала, как на это отреагирует отец. В то время к творческим профессиям в обществе относились отрицательно. Положение опять спас мой старший брат Рашид Максумович. Мы приехали к родителям, все им объяснили, и отец стал негодовать, но брат сказал: «Отец, она не будет актрисой, она будет руководить актерами». Так сбылось второе пророчество моего брата, мне действительно суждено было не только играть на сцене, но и руководить отраслью культуры.

Когда я поехала в Москву, мне было 16 лет. В Москве держать экзамен пришлось перед корифеями театрального искусства СССР - профессорами Ольгой Ивановной Пыжовой и Борисом Владимировичем Бибиковым, воспитанниками которых были Вячеслав Тихонов, Леонид Куравлев, Людмила Касаткина и многие-многие другие знаменитые актеры. Я показала все, что могу, и меня отправили к ректору, чтобы он в порядке исключения зачислил меня на второй курс таджикской группы. Так я стала студенткой ГИТИСа.

С каким уважением относились в ГИТИСе к культуре нашего народа, как хорошо знали ее! Я помню, как Ольга Ивановна постоянно нас собирала отдельно и говорила: «Не теряйте свою скромность, не гонитесь за московской модой, сохраните лицо своего прекрасного народа. Если, не дай бог, кто-нибудь из вас совершит проступок, это отбросит тень на весь таджикский народ». И мы чувствовали такую ответственность, так старались учиться, не нарушать дисциплину.

Как я стала актрисой

ДИПЛОМНЫЕ спектакли – «Король-олень», «Бедность не порок», «Парень из нашего города» - мы представили сначала в Москве, а уже потом в Худжанде – в Музыкально-драматическом театре им. Пушкина, куда нас направили работать после вуза. Специально на наше первое выступление в Худжанд приехали и наши профессора – Ольга Ивановна и Борис Владимирович, это было настоящее событие. Зрители приходили на наши спектакли по пять-шесть раз. Они уже до такой степени все выучили, что мы не успевали произнести фразу, как ее нам подсказывали из зала.

Еще будучи актрисой театра в Худжанде, я обрела замечательного спутника жизни – Икрома Иноятовича Курбанова. Он приходил на наши спектакли, нас познакомили, и мы как-то сразу друг другу понравились. Меня поразила его огромная любовь к искусству и знание искусства. Тем более я всегда с таким благоговением относилась к инженерам, а Икром Иноятович к тому времени был уже дипломированным инженером. Мы поженились. У нас была замечательная студенческая свадьба, в ЗАГС пошли пешком, колец не было, и даже свидетеля с моей стороны мне пришлось искать прямо перед регистрацией, ведь в Худжанде у меня не было родственников, а все мои коллеги были на гастролях в Исфаре. Так свидетелем с моей стороны стал Боймухаммад Ниязов - дедушка Тахмины Ниязовой, которого я случайно встретила у нашего театра.

В Худжанде я провела год. После чего нас отправили в Душанбе, в Театр им. Лахути. На этой сцене меня впервые увидел отец. Я пригласила его на спектакль «Бедность не порок», в котором играла пожилую женщину, мать героини. Очень волновалась, ведь я стала актрисой. Во время спектакля женщины, которые сидели рядом с отцом, перешептывались: «Ну, надо же! Такая молодая девчонка, а как играет мать!», доставали платочки, вытирали слезы. После спектакля отец сказал мне: «Спасибо, дочка».

Как я стала ректором

В 1967 году при Душанбинском педагогическом институте был открыт факультет искусств по подготовке кадров отраслей культуры и искусства. Факультет возглавил мой однокурсник Аскар Абдурахманов, и он пригласил меня на работу. Когда я еще училась в Москве, мои педагоги советовали мне наряду с работой в театре заниматься и театральной педагогикой, поэтому я согласилась. Устроилась в институт на полставки, но осталась работать в театре. Было очень сложно: семья, общественная работа, театр, вуз. Но все время меня поддерживал Икром Иноятович, он считал, что если муж и жена растут профессионально, духовно обогащаются, то это способствует укреплению семьи. У нас никогда не было разделения домашней работы на мужскую и женскую: кто успевал – тот и выполнял. И, слава богу, мы смогли вырастить троих замечательных детей: дочь Лола – врач, сын Анвар – инженер-энергетик, Собир – экономист. Мы никогда не гнались за роскошью и всегда считали, что лучшая сберегательная книжка – это вклад в детей, в семью. Теперь точно так же дети воспитывают наших внуков.

Когда я стала работать в институте, я увлеклась, потому что видела горящие глаза студентов. Я была требовательным педагогом, т.к. при подготовке творческих работников должна быть железная дисциплина, и я смогла внушить это своим ученикам. Недавно у меня была встреча с выпускниками вуза, сейчас большинство из них народные и заслуженные артисты, лауреаты фестивалей, руководители театров и отраслей культуры, и они говорили о том, что в первую очередь я старалась воспитать людей с богатым внутренним миром, человечностью. Откуда все это пришло? Конечно, от Ольги Ивановны и Бориса Владимировича, от моей семьи.

В 1973 году был образован Таджикский государственный институт искусств им. М.Турсун-заде, и здесь я сначала работала старшим преподавателем, потом проректором по учебной и научной работе. Через некоторое время я заняла должность первого заместителя министра культуры, после чего путем тайного голосования была избрана на должность ректора Института искусств.

Как я стала министром

В ТО время всех руководителей отраслей избирали на сессии Верховного Совета путем тайного голосования. Мне предложили представить программу развития культуры страны, я подготовила, обозначила в ней значение культуры и искусства в вопросах воспитания всего общества. После презентации программы меня избрали на должность министра культуры. Это была колоссальная ответственность! В период моей работы министром культуры нам удалось провести много значимых мероприятий, например театральный фестиваль республик ЦА и Казахстана «Навруз». На этом фестивале наш молодой театр «Ахорун» под руководством Фаруха Касымова представил спектакль «Юсуф потерянный вновь вернется в Ханаан». После фестиваля этот театр пригласили

на сцену московского Театра Дружбы народов (сейчас – Государственный театр наций, – прим. ред.). После спектакля именитые театралы и критики сказали, что таджикский театр достиг мирового уровня и может выступать на любой сцене.

В 1991 году огромным событием в культурной жизни страны стало проведение Международного конкурса балета, посвященного народной артистке СССР Малике Сабировой. Конкурс прошел на высочайшем уровне, в нем приняли участие представители балетного искусства из всего СССР, Японии, Китая, Болгарии. Директор Института русского балета в Токио Кендзи Усуи тогда сказал, что принимал участие во многих подобных мероприятия, но наш конкурс прошел на самом высоком уровне. Залы были переполнены. Все отмечали высокое развитие балетного искусства в Таджикистане и рекомендовали проводить такие конкурсы постоянно.

Когда я вспоминаю эти триумфы, я все время думаю о том, что ни в коем случае нельзя забывать все то хорошее, что было заложено в наших традициях. Надо, чтобы это повторялось, передавалось из поколения в поколение.

Сейчас в нашей стране заложен фундамент здания национального театра, который будет иметь несколько сцен. Это огромная ответственность. Поэтому уже сегодня необходимо начать подготовку высококвалифицированных кадров не только на базе наших вузов, но и за рубежом. Это нужно для того, чтобы на сцене нового театра шли полноценные художественные произведения, которые поднимут имидж нашей страны на высокий уровень. Опыт для этого у нас уже есть.

Таджикистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 2 января 2016 > № 1605530 Тамара Абдушукурова


Таджикистан > СМИ, ИТ > news.tj, 11 декабря 2015 > № 1580814 Умед Бабаханов

«Азии-Плюс» - 20 лет!

Умед БАБАХАНОВ, главный редактор

Прохладным ноябрьским утром 1995 года Минюст Таджикистана зарегистрировал маленькое информационное агентство «Азия-Плюс». С этого все и началось.

В нашей стране ещё шла гражданская война, в горах стреляли, в Душанбе выстраивались длинные очереди за хлебом. И многие из моих друзей крутили пальцем у виска, когда узнавали об идее создать частное информационное агентство: «Как ты будешь зарабатывать, денег же ни у кого нет?!» И они, конечно, были правы – какое к черту агентство, когда людям есть нечего! Но у меня был веский аргумент «за», который перевесил все «против», - я хотел создать свое дело, но, кроме как писать, больше ничего делать не умел. Стоило попробовать.

В полупустом здании «Автотранстехники» (нынешний филиал МГУ) на 8-м этаже арендовал один кабинет. Сделали ремонт, повесили занавески. Денег на офисную мебель не было, поэтому первый письменный стол я притащил из дома. Еще несколько списанных столов и стульев купили в библиотеке Фирдоуси…

Сейчас в это трудно поверить, но тогда в «Азии-Плюс» был всего один компьютер, и мы работали на нем по очереди. Вначале я – журналист, редактор и директор в одном лице - набирал материалы будущего бюллетеня, потом садился Абдурахим, один из лучших переводчиков Душанбе, и переводил статьи на английский. Потом наступала очередь Баходура, самоучки-компьютерщика, который делал вёрстку бюллетеня и распечатывал его тиражом 20-30 экземпляров на крохотном ксероксе. И после этого предстояло самое трудное – продать его, найти подписчиков.

Но постепенно дело пошло. Через несколько месяцев у нас уже были читатели, расширился штат, мы начали выпускать наш бюллетень уже не два раза в месяц, как вначале, а три раза в неделю. Потом - каждый день.

Росла страна, а вместе с ней росли и мы. Вскоре вышел в свет первый номер нашей газеты. Еще через два года в душанбинском эфире впервые прозвучали позывные радио «Азия-Плюс». Потом мы запустили наш интернет-сайт, впервые провели музыкальную церемонию «Суруди Сол», начали издавать свой глянцевый журнал…

Сегодня, спустя 20 лет, я спрашиваю себя: почему у нас тогда получилось? Потому, что все правильно рассчитали с точки зрения бизнеса? Потому, что были первыми? Или потому, что были молодыми и верили, что сможем?

Наверное, все эти факторы сыграли свою роль.

Но главным, что сделало «АП» тем, чем она стала, всегда были люди. Журналисты, редактора, курьеры, корректоры, рекламщики, бухгалтеры, каждый из которых вложил в становление медиагруппы частичку своего сердца. Мы не продержались бы 20 лет, если бы все «азиаты» не делали свою работу с любовью. И сегодня я хочу поздравить с юбилеем каждого из них: ребята, вы лучшие!

Сегодня нам 20. Всего на 4 года меньше, чем современному Таджикистану. Самое время отчитываться о проделанной работе. Все эти годы мы писали летопись страны, старались делать это честно и объективно, насколько это было возможно.

Мы в редакции недавно посчитали: если все материалы, опубликованные в газете «Азия-Плюс», собрать в одну книгу, то в ней будет не меньше 165 млн знаков. Без пробелов. Четыре тома романа «Война и мир» - это 2,5 миллиона знаков. То есть журналисты нашей редакции ежегодно выдавали материал, которого хватило бы на четыре с половиной романа «Война и мир». Наш «современный роман» каждую неделю читают 15 тысяч человек. В год это 720 тысяч читателей. Наш сайт сегодня ежедневно посещает в среднем около 30 тысяч (!) человек со всего мира. В год это более 10 миллионов. Наше радио за 13 лет своего существования при своём круглосуточном вещании выдало в эфир уже более 112 тысяч часов музыки и новостей!

Всеми этими цифрами мы гордимся и считаем их своим вкладом в становление и развитие нашей страны. При этом хорошо понимаем, что если бы у этих миллионов знаков и сотен тысяч часов радиоэфира не было бы читателей и слушателей, вся наша работа просто потеряла бы смысл. Поэтому отдельное спасибо каждому из вас за то, что вы были и есть, – без вас мы бы так долго не протянули.

Со своей стороны, мы всегда старались зарядить оптимизмом и верой в лучшее наших сограждан. Душанбинцы еще помнят, как в середине 90-х мы раскрасили однажды душанбинский троллейбус во все цвета радуги и написали на нём свой девиз на двух языках: «Завтра будет лучше!» и «Дунё ба умед!». Тот старенький троллейбус почти пять лет бегал по центру столицы, поднимая людям настроение.

Но сегодня некоторые знакомые говорят, что наш слоган уже надо менять: в нынешней ситуации он не актуален и выглядит глупо. Действительно, по прошествии стольких лет мы видим, что за окном вновь кризис, инфляция, нестабильность. И не только в нашей стране. Получается, наш старый девиз-предсказание не сработал и завтра лучше не будет?

Мы думали об этом, обсуждали. И пришли к выводу, что сегодня он еще более актуален, чем раньше. Во-первых, потому, что таков закон природы – после ночи всегда наступает утро. Даже если это долгая ночь. А во-вторых, ну как жить без надежды?

Завтра обязательно наступит. По-другому быть просто не может.

Таджикистан > СМИ, ИТ > news.tj, 11 декабря 2015 > № 1580814 Умед Бабаханов


Таджикистан > Экология > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575478 Собит Негматуллаев

Собит Негматуллаев: «Ничего аномального не произошло»

Лилия ГАЙСИНА

Землетрясение в начале этой недели серьезно напугало всех таджикистанцев, и не только их: очаг стихии оказался в 22 километрах от Сарезского озера.

О том, есть ли повод тревожиться за Сарез из-за произошедших подземных толчков и не часто ли Таджикистан трясет в последнее время, «АП» спросила у ведущего сейсмолога страны, академика Собита НЕГМАТУЛЛАЕВА.

ЭПИЦЕНТР землетрясения, произошедшего 7 декабря около часа дня, находился в 22 километрах от Сарезского озера; его магнитуда составила 7,2. Как сообщила Геофизическая служба Академии наук РТ, интенсивность толчков в эпицентре составила 7-8 баллов по двенадцатибалльной шкале (МСК). В Душанбе ощущались толчки силой 3-4 балла.

Сразу после землетрясения мы связались с нашей коллегой Рамзией Мирзобековой, которая сейчас проживает в Хороге. По ее словам, среди населения города наблюдалась паника, люди покинули помещения и боялись возвращаться в здания, пропала сотовая связь, но серьезных разрушений в Хороге, к счастью, не произошло.

Основной удар стихии пришелся на горные кишлаки Рушанского района. Здесь полностью оказались разрушенными 214 домов, 205 домов получили частичные повреждения. Пострадали и социальные объекты. На заседании правительства страны, которое состоялось 9 декабря и было посвящено вопросам ликвидации последствий землетрясения в ГБАО, премьер-министр страны Кохир Расулзода заверил президента Таджикистана, что все жители, дома которых были полностью разрушены, размещены в местах временного проживания и обеспечены продовольствием, одеждой и другими необходимыми вещами.

К. Расулзода сообщил, что в районе бедствия продолжаются работы по расчистке дорог от камнепадов, вызванных землетрясением. Все дороги будут расчищены в течение трех дней, пообещал он. Правительство поручило местным властям определить участки в безопасных местах для строительства новых жилых домов для пострадавшего населения, чтобы люди весной - летом следующего года могли приступить к возведению домов.

В свою очередь, Эмомали Рахмон призвал чиновников делать запасы продовольствия, горючего и других необходимых материалов для обеспечения ежедневных нужд Горного Бадахшана.

«Авиация, в частности вертолеты, должна быть готова для оказания оперативной помощи населению, переселения людей в безопасные места», - подчеркнул президент в ходе заседания.

Между тем, как сообщает русская служба Би-би-си, в результате землетрясения в Рушанском районе погибли два человека и по меньшей мере пятнадцать получили ранения.

«Я не представляю, как мы сможем пережить новое испытание. Столько разрушений. Мы едва концы с концами сводили. Мои дети работают в России, и мы много лет жили за счет средств, которые они присылали. Но теперь и там кризис, денег нет, и что делать, как жить, представить сложно», - рассказала в интервью Би-би-си Пайваста Шакармамадова, жительница Бартанга.

Ежегодно в Таджикистане происходит до 20 тысяч землетрясений

НЕСМОТРЯ на то, что сила подземных толчков в Душанбе в понедельник составила 3-4 балла, это землетрясение вызвало панику и среди душанбинцев. После октябрьской стихии, когда жители столицы ощутили на себе силу 6 баллов, а в Афганистане и Пакистане погибли 385 человек, в этот раз горожан напугала даже относительно слабое землетрясение. В Сети поползли всевозможные неприятные слухи. За подробной информацией мы отправились в Геофизическую службу АН РТ.

Несмотря на то, что рабочий день уже закончился, сотрудницы службы оставались на местах. В небольшом помещении бывшей душанбинской сейсмологической станции за компьютерами трудятся четыре человека – две Татьяны, Зухра и Любовь. Вечером 8 декабря они продолжали обрабатывать информацию о случившемся накануне землетрясении.

«Дата - 07 декабря, время - 14:00, а у меня обработано уже более 200 землетрясений, - рассказывает Зухра. - Когда происходит сильное землетрясение, оно провоцирует множество других, меньшей интенсивности, все их нужно обработать. Так что в такие дни у нас и минуты свободного времени нет».

Информацию о землетрясениях наша Геофизическая служба получает в режиме реального времени. Семь автоматических цифровых станций, которые работают на территории Таджикистана, фиксируют колебания в очаге, передают полученную информацию на спутник, со спутника она попадает на сервер Геофизической службы, и начинается ее обработка. Дело в том, что по спутнику передается информация только о магнитуде землетрясения и его эпицентре, интенсивность подземных толчков и прочие параметры сотрудники службы рассчитывают сами. Балльность землетрясения правительство, соответствующие службы и СМИ узнают непосредственно от них.

По словам руководителя Геофизической службы академика Собита Негматуллаева, два последних, серьезно ощутимых землетрясения (26 октября и 7 декабря) хоть и взаимосвязаны между собой, но не являются экстраординарными явлениями. Серьезную озабоченность за сохранность Сареза последние подземные толчки у академика также не вызвали.

«По нашим данным, в районе Усойского завала (естественная плотина Сарезского озера на реке Мургаб высотой 567 метров, массой 6 млрд тонн, образовавшаяся в результате землетрясения 1911 года, – прим. ред.) интенсивность подземных толчков достигала пяти баллов, это не угрожает плотине», - отметил С.Негматуллаев.

Что касается взаимосвязи между октябрьским и декабрьским землетрясениями, то, по мнению академика, это стандартное явление.

«Землетрясение, случившееся 26 октября, спровоцировало последующие подземные толчки, в том числе и 7 декабря. Так происходит всегда, - объясняет он. - Необычного увеличения активности землетрясений я не вижу, люди просто забыли о прошлых подобных случаях».

Собит Хабибуллаевич показывает нам статистику существенных землетрясений, произошедших в Таджикистане за последние 50 лет:

«14 марта 1965 года – землетрясение магнитудой 7,5;

30 июля 1974 года – 7,3;

30 декабря 1983 года – 7,1;

9 августа 1993 года – 6,3;

3 марта 2002 года – 7».

26 октября магнитуда землетрясения составила 7,5; 7 декабря – 7,2.

«То есть в среднем каждые десять лет происходят землетрясения такой силы, - говорит С.Негматуллаев. - Так что ничего аномального не произошло».

По данным академика, в прошлом году на территории Таджикистана произошло 16444 землетрясения, 22 из них - ощутимые. Только 26 октября этого года Геофизическая служба обработала 556 землетрясений, большая часть из них была вызвана именно теми подземные толчками, которые всполошили весь Таджикистан и привели к гибели людей в соседнем Афганистане.

Все это количество землетрясений обрабатывают 5 человек, включая самого С.Негматуллаева.

«Людей нам катастрофически не хватает, - признается он. - В год мы должны обработать до 20 тысяч землетрясений, причем при существенных подземных толчках от оперативности обработки зависит жизнь людей, т.к. КЧС ориентируется на наши сводки. Чем быстрее мы дадим им информацию об интенсивности, тем быстрее спасатели примут меры».

Учитывая всю ответственность, которая лежит на Геофизической службе, по логике, работать она должна круглосуточно. Увы, в таком режиме работать они не могут. Пять человек службы трудятся у своих мониторов семь дней в неделю, часто до поздней ночи, но вот оставаться до утра физически не в состоянии. Если стихия происходит в ночное время суток, то сотрудники бегут сюда и тотчас садятся за обработку. Иначе никак.

«Признаться, я всегда поражаюсь своим коллегам: несмотря на серьезные нагрузки и маленькие оклады, они продолжают качественно выполнять свою работу», - говорит С.Негматуллаев.

Следует отметить, что в советские годы сейсмологическая служба Таджикистана являлась одной из ведущих в мире.

Таджикистан > Экология > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575478 Собит Негматуллаев


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575475 Владимир Зорин

Владимир Зорин: «Из 143 млн. россиян – 17 миллионов исповедуют ислам»

Лилия Гайсина

Такие данные сегодня, 9 декабря в ходе обсуждения проблем противодействия религиозному экстремизму привел Член президиума совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, заместитель директора института этнологии и антропологии РАН, профессор Владимир ЗОРИН в научно-исследовательском центре по противодействию экстремизму и терроризму при российско-таджикском (славянском) университете (РТСУ).

ПО словам В. Зорина к 17 млн. граждан России, которые исповедуют ислам, следует добавить еще несколько миллионов мигрантов-мусульман.

«В России всегда взаимодействовали две основные религии – христианство и ислам», - подчеркнул он.

В ходе обсуждения В. Зорин отметил, что в настоящее время на территории России действует три исламских университета; особое внимание власти уделяют подготовке духовных лидеров для мечетей, занимаются исламским просвещением и образованием. Все эти меры направлены на противодействие экстремизму и терроризму. Также, он призвал присутствующих отказаться от использования названия религии при обозначении преступников и преступных группировок.

Следует отметить, что в марте этого года межрелигиозный совет России на своем заседании в Госдуме принял решение, по которому всем российским СМИ рекомендовано отказаться от аббревиатур «ИГ» и «ИГИЛ», т.к. данные аббревиатуры дискредитируют понятия «ислам» и «государство», а также умножает медийный эффект. Совет порекомендовал для обозначения названия террористической группировки использовать аналогичную арабскую аббревиатуру ДАИШ (арабская аббревиатура фразы «ад-Дауля аль Исламийя фи-ль-Ирак уа-аш-Шам», означающей в переводе на русский «Исламское государство Ирака и Шама» - прим.ред.).

Кроме того, В. Зорин отметил, что при вербовке молодежи в экстремистские группировки акцент, прежде всего, делается на социальные и психологические факторы и только потом – на религиозные. Он пояснил, что молодые люди, находящиеся в неблагоприятных социальных условиях, значительно чаще попадают в ряды террористов.

«К сожалению, пропагандисты идей экстремистских и террористических группировок сегодня работают быстрее, чем мы. Очевидно, что специалистов для вербовки в свои ряды та же ДАИШ готовит за пределами стран Ближнего Востока», - сказал В. Зорин.

По словам профессора, российские эксперты тщательно изучали видео-ролики, подготовленные террористами, и пришли к мнению, что они сделаны качественно не только в плане производства, но и в плане психологического воздействия на людей.

В свою очередь профессор РТСУ Джура Латипов подчеркнул, что несмотря на то, что Таджикистан является светским государством, в настоящее время идеология светскости у нас практически отсутствует, что вызывает особое беспокойство.

«Мы все знаем, что на стороне экстремистских и террористических группировок работают высокопрофессиональные психологи, при этом в наших учебных заведениях психологов нет», - подчеркнул он.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 декабря 2015 > № 1575475 Владимир Зорин


Таджикистан. Россия > Агропром > news.tj, 24 ноября 2015 > № 1561471 Ихтиер Ашуров

Подходит к концу 2015 год, вместе с ним завершается и год сельскохозяйственный. О том, какие изменения произошли и происходят в сельском хозяйстве Таджикистана и почему российский рынок до сих пор практически недоступен для таджикских дехкан, российскому обозревателю Андрею Захватову рассказал профессор Таджикского аграрного университета им. Ш.Шотемура, доктор экономических наук Ихтиёр АШУРОВ.

- Ихтиёр Саидович, в одной из своих недавних публикаций я заметил, что российский рынок настолько большой, что аграрии Таджикистана, даже если будут вывозить в Россию все свои овощи, фрукты, виноград и бахчевые, не смогут полностью заполнить российские прилавки. К примеру, только вчера я купил на рынке города Владимира узбекский виноград, похожий на таджикский «тайфи», по цене 2 доллара за 1 килограмм. Люди подходили и покупали, и виноград скоро закончился. Таджикской продукции на рынке не было вообще. Что мешает росту экспорта сельхозпродукции из Таджикистана в Россию?

- Объемы экспорта по основным видам сельскохозяйственной продукции в Таджикистане снижаются. Статистика говорит о том, что в 2014 году объем экспорта ряда видов сельхозпродукции сократился.

Что касается винограда, то ежегодно в республике его производится около 200 тысяч тонн. Однако экспорт по итогам 2014 года составил всего 5 тысяч 125 тонн, т.е. 2,7% от объема производства, причем на очень небольшую сумму - $1,4 млн. Цена килограмма реализованной продукции составила $0,28; цена за килограмм винограда в прошлом году на внутреннем рынке была не менее $0,5. Доля России в экспорте винограда - 148 тонн, или 1,8%. Это мизер. На мой взгляд, решение вопроса реализации урожая должно стать программной задачей Минсельхоза и других структур.

В этом году произведено такое количество винограда, что наши дехкане говорят, что не помнят такого высокого урожая. На внутреннем рынке цена за 1 кг опустилась ниже одного сомони. К сожалению, судьбу нашего урожая часто решают афганские бизнесмены. Они берут продукцию под реализацию, и бывают случаи, что за урожай прошлых лет до сих пор оплата не произведена.

- Очень похоже на российскую ситуацию: в сентябре на поля к нашим фермерам приезжают скупщики картофеля и скупают его по низким ценам, отвозят в хранилища, а зимой продают в 5-6 раз дороже.

- У нас такая же картина. Неужели наши государственные заготовительные организации, такие как «Таджикматлубот», не способны брать на себя ответственность за заготовку, хранение и сбыт продукции? Можно ведь путем строительства больших холодильных установок сохранить выращенный урожай и затем его реализовать. Или заключить межгосударственные договоры о поставке крупных партий продукции в другие страны. Но нужны политические решения.

- Как изменились основные показатели сельского хозяйства в последние годы в сравнении с советским периодом?

- По сравнению с 1991 годом в 2014 году объем валовой продукции сельского хозяйства в растениеводстве возрос на 75,7%, в животноводстве – на 44%. В среднем рост составил 64,5%. Производство хлопка сократилось с 819,6 тысячи тонн до 372,7 тысячи тонн. Производство яиц снизилось с 454,3 до 350,0 миллионов штук.

- На снижение объемов производства хлопка повлияли гражданская война 90-х годов и последующие изменения структуры посевов. Какие еще факторы оказали наибольшее влияние на изменение структуры сельского хозяйства и объемов производства?

- Одним из основных факторов роста урожайности сельскохозяйственных культур является использование качественного семенного материала. Потребность в семенах зерновых культур высокой репродукции в 2014 году удовлетворена на 16,3%, а по картофелю – несколько меньше.

В советский период почти во всех крупных хозяйствах республики действовали семеноводческие лаборатории, сейчас их нет. Из-за этого дехкане ведут сев семенным материалом низкого качества, без лабораторной проверки. Семян, поступивших из-за рубежа, мало, и они не всегда соответствуют климатическим условиям РТ.

Другой фактор - соблюдение правил севооборота сельскохозяйственных культур. К примеру, рекомендации ученых сеять на одном участке зерновые не более чем 4 года в настоящее время грубо нарушаются.

Немаловажную роль в росте урожайности сельскохозяйственных культур играют минеральные удобрения. Согласно нашим расчетам, уровень потребности республики в минеральных удобрениях по зерну обеспечивается лишь на 15,6%, по картофелю - на 42,3%, по овощам - на 14,1%, по бахчевым - на 26,9%, по кормовым культурам – только на 9,2%.

- Интересно, а какова норма внесения минеральных удобрений на 1 гектар хлопчатника?

- Согласно технологической карте, на 1 га хлопчатника необходимо внести около 1 тонны минеральных удобрений. Фактически же в 2014 году внесено 152 кг минеральных удобрений, что составляет 15,2% потребности.

- А насколько выгодно сегодня в Таджикистане заниматься сельским хозяйством?

- Валовой доход дехкан с 1 га пшеницы при урожайности 26,5 ц зерна и столько же соломы составляет 5,3 тысячи сомони. Средняя прибыль в растениеводстве за месяц - 133 сомони.

- В 2004 году в Курской области России я лично видел, как работает американский трактор «Джон Дир». Когда из кабины трактора вышел тракторист, я спросил его, сколько гектаров он засеял за посевную кампанию. Он ответил: 5 тысяч гектаров.

- К сожалению, уровень обеспеченности техникой сегодня низкий: тракторами - примерно на 57,4%, зерноуборочными комбайнами – на 10,7%, тракторными прицепами – на 33,9%, культиваторами – на 31,6%.

Кроме того, на рост производительности труда также влияет уровень образования сельхозработников. Из 480 руководителей дехканских хозяйств лишь 133 имели высшее образование.

- Во всем мире успех в сельском хозяйстве зависит от объемов кредитования. Как с этим сегодня обстоят дела?

- В 2014 году сельскохозяйственным организациям за счет всех источников выделены кредитные ресурсы [в размере] 794,2 млн сомони, в расчете на 1 га сельхозугодий – всего 220 сомони. Это крайне мало.

- Президент Таджикистана уже несколько раз призывал население республики делать двухгодичный запас продовольствия? С чем это связано?

- У президента - больше информации, и он хороший аналитик. Президент знает, что республика пока не может обеспечить себя продовольствием. Сегодня мы обеспечиваем себя только картофелем и овощами.

Исходя из нормативного потребления основных продуктов питания на душу населения, соответствуют нормам только хлебные продукты, картофель и овощи. Потребление по другим видам питания – существенно ниже. Этот факт не скрывается, и власть открыто говорит о необходимости решения проблемы продовольственной безопасности.

Таджикистан. Россия > Агропром > news.tj, 24 ноября 2015 > № 1561471 Ихтиер Ашуров


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 ноября 2015 > № 1549006 Михаил Кораблин

Девальвация рубля двояко отразилась на экономике Таджикистана: с одной стороны, подешевели российские товары, с другой — заработки трудовых мигрантов снизились почти вдвое. Какие отрасли таджикской экономики интересны российским компаниям, почему растет товарооборот Таджикистана с Казахстаном, как ивановские предприниматели обходят запрет на вывоз хлопка из Таджикистана, будут ли собираться в стране автомобили "ГАЗ" и почему Душанбе не спешит в ЕАЭС, в интервью РИА Новости рассказал торговый представитель РФ Михаил Кораблин.

— Михаил Викторович, как в настоящее время развиваются торговые отношения России и Таджикистана? Какие сферы сейчас выглядят наиболее перспективными, какие отрасли вызывают интерес у российского бизнеса?

— Несмотря на кризис и санкции, товарооборот России и Таджикистана в этом году в долларах практически не снизился, есть небольшая коррекция, в пределах 7-10%, но, надеюсь, по итогам года удастся ее преодолеть, и мы выйдем на уровень прошлого года или даже уйдем в плюс. Так что на сегодняшний день торговые отношения двух стран положительные и динамично развивающиеся.

Сегодня Таджикистан пользуется большой популярностью у российских компаний, причем по всему спектру отраслей. Например, нам удалось наладить системные поставки сельскохозяйственной продукции.

Очень хорошо в Таджикистане идет машинотехническая продукция, Россия поставляет троллейбусы, комбайны, сеялки, комплектующие к ним.

Основную долю, около 37-40%, в российском экспорте в Таджикистан пока занимают поставки нефтепродуктов, около 20% приходится на древесину, черные металлы и продукты питания.

Активно развивается сотрудничество с заводом "Тролза" по поставкам троллейбусов и с группой "ГАЗ". Сейчас мы ведем проработку вопроса о создании совместного производства коммунальной техники "ГАЗ" в Таджикистане. Потребность в таких автомобилях — около 900 штук в год.

Пока мы поставляем готовые автомобили, но планируем довести уровень локализации производства в Таджикистане до 20%. Это будет крупноузловая сборка: из России будут приходить готовые комплекты и собираться на территории Таджикистана.

— Власти Таджикистана летом 2014 года заявляли о намерении резко увеличить объемы поставок в Россию овощей и фруктов. Были ли предприняты конкретные шаги для достижения этих целей? Увеличились ли поставки сельхозтоваров в РФ?

— Основные товары таджикского экспорта в Россию — это хлопок и плодоовощная продукция. Поставки фруктов и овощей из Таджикистана не падали, вопрос, как они поставлялись в Россию.

Например, в России НДС — 18%, а в Казахстане — 12%. Но поскольку ЕАЭС это единое таможенное пространство, бизнесменам легче и выгоднее завозить продукцию в Казахстан, там ее растаможивать, а потом уже завозить в Россию, даже с учетом транспортных расходов.

Поэтому львиная доля сельхозпродукции из Таджикистана идет через Казахстан — порядка 20 тысяч тонн. То есть формально увеличивается товарооборот между Таджикистаном и Казахстаном, а продукция потом все равно идет в Россию.

Физические объемы поставок фруктов и овощей напрямую в РФ пока небольшие — около 1,2-1,5 тысяч тонн, в стоимостном показателе это около 2 миллионов долларов.

Но тем не менее мы сегодня пытаемся направить потоки именно в Россию, пусть даже с потерями для бизнеса, — за последний год поставки овощей и фруктов, которые официально учитываются и в российской, и в таджикской статистике, возросли примерно в 2,7 раза. Мы надеемся, что в будущем они будут только расти, и будем прилагать для этого все усилия.

— Какие именно овощи и фрукты поставляет Таджикистан в Россию?

— Из Таджикистана в Россию в основном поставляется виноград, сухофрукты — курага, изюм и орехи. Предприниматели из многих российских регионов сейчас приезжают в Таджикистан, мы налаживаем отношения, все постоянно находится в динамике.

Сейчас работаем с предпринимателями из Москвы, Башкирии, Новосибирска, чтобы поставки велись напрямую в РФ, минуя Казахстан. Сейчас 95% предпринимателей, которые приходят на рынок Таджикистана, идут через торгпредство — это своего рода гарантия легального бизнеса.

Мы заинтересованы в том, чтобы таджикский продукт узнали на российском рынке, потому что он действительно вкусный, выращивается без добавления химикатов.

Что касается хлопка, то чистый необработанный хлопок из Таджикистана вывозить нельзя. Поэтому российские предприниматели вкладывают средства в производство на территории Таджикистана.

Ивановские предприниматели уже вложили в такой проект около 2 миллионов долларов, а весь объем инвестиций составит около 10 миллионов долларов. Это будет постоянное взаимодействие, мы плотно закрепляемся на рынке Таджикистана.

— В какой валюте идут основные расчеты между Россией и Таджикистаном?

— Взаиморасчеты большей частью идут в долларовом эквиваленте, это, наверное, плохо. Нужно, конечно, переходить на расчеты в национальных валютах. Мы будем прикладывать к этому усилия, работа идет.

По последним закупкам уже есть примеры, когда компании рассчитывались и в российских рублях, и в таджикских сомони.

— Девальвация рубля как-то сказалась на экономике Таджикистана, жалуются ли на это таджикские компании?

— Наоборот, таджикские компании говорят, что стало лучше, потому что цены на российские товары в долларовом эквиваленте резко упали — теперь таджикам выгоднее покупать российские товары.

— Планируется ли продолжить сотрудничество России и Таджикистана в геологоразведке?

— Компания Gazprom Services International B.V. бурила самую большую в Средней Азии геологоразведочную скважину "Шахринав" глубиной почти 6,5 километра. Она работала с таджикскими компаниями, контракт весь был в рублях, с привязкой к долларам.

Пока эта скважина законсервирована, промышленных объемов полезных ископаемых там не нашли.

Теперь ведется работа над тем, чтобы в нескольких километрах начать бурение новых геологоразведочных скважин.

Таджикистан будет проводить тендер. Сейчас идет оформление документов, думаю, что в течение полутора-двух лет будет разработана вся документация, ТЭО и весь пакет документов. Продолжать бурение будет так же российская компания.

— В Россию всегда приезжало большое количество трудовых мигрантов из Таджикистана. По вашим данным, на фоне ухудшения ситуации в экономике РФ и девальвации курса рубля число желающих поехать работать в РФ снизилось?

— Официально число трудовых мигрантов из Таджикистана в России около 1,2 миллиона человек, неофициально — в два раза больше. Статистика показывает, что небольшая динамика на снижение идет.

Из-за девальвации рубля примерно в два раза снизился поток денежных поступлений в долларах в Таджикистан от трудовых мигрантов, но в рублях объем остался практически тем же.

Но если ранее таджики получали, как они сами говорили, в Москве около 70 тысяч рублей в месяц, то сейчас, поскольку увеличился поток желающих приехать в Россию из Украины и Узбекистана, люди готовы работать и за 30 тысяч рублей.

— Какие мнения высказывают деловые круги страны по вопросу вступления Таджикистана в ЕАЭС? Считают ли, что это пойдет на пользу экономике?

— Сейчас вопрос о целесообразности вступления Таджикистана в ЕАЭС стоит очень остро. Если страна станет членом союза, это обеспечит беспрепятственную миграцию трудовых ресурсов, беспошлинную торговлю товарами и услугами. Таджикистан, конечно, попробует добиться как можно больше преференций для себя.

Мы ведем активную работу по информированию партнеров на тему тарифных преференций, они отвечают нам заинтересованностью. Надеюсь, в течение полутора лет что-то произойдет. Пока переговоры идут на уровне рабочих групп.

Голос бизнеса — заинтересованность. Если бы бизнес принимал решение, то Таджикистан давно бы уже был в ЕАЭС. Это политическое решение. Посмотрим, как все будет развиваться, мы работаем в этом направлении.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 14 ноября 2015 > № 1549006 Михаил Кораблин


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 октября 2015 > № 1535631 Дмитрий Медведев, Эмомали Рахмон

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном.

Стенограмма начала встречи:

Э.Рахмон: Добрый день, Дмитрий Анатольевич! Искренне рад приветствовать Вас в солнечном, гостеприимном Таджикистане.

Российская Федерация – наш важнейший стратегический партнёр. Все вопросы решаются, у нас практически нет каких-то серьёзных нерешённых вопросов. Есть кое-какие вопросы, я думаю, сегодня в рамках заседания Совета глав правительств стран – членов СНГ мы их будем обсуждать.

Ещё раз добро пожаловать! Приветствую Вас!

Д.Медведев: Спасибо большое, уважаемый Эмомали Шарипович!

Я очень рад снова побывать у вас в гостеприимном Таджикистане. Спасибо огромное за погоду, за блестящую организацию встречи глав правительств.

У нас действительно проблем никаких нет – мы и добрые друзья, и стратегические партнёры. У нас и в этом году есть позитивная динамика, связанная с тем, что, например, по продуктам питания в настоящий момент Таджикистан наращивает свои возможности – поставки на наш рынок, он теперь у нас сориентирован на наших друзей и партнёров, так что возможности для развития есть.

Мы сегодня проведём все необходимые мероприятия, а Вас хочу сердечно ещё раз поблагодарить за прекрасную организацию встречи и передать привет от нашего Президента Владимира Владимировича Путина.

Э.Рахмон: Спасибо.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 октября 2015 > № 1535631 Дмитрий Медведев, Эмомали Рахмон


Таджикистан > Недвижимость, строительство > news.tj, 17 октября 2015 > № 1523880 Гафур Шерматов

Известный таджикский историк Гафур ШЕРМАТОВ о том, какую ценность несут в себе столичные здания, подготовленные к сносу, и чем чайхана «Рохат» отличается от «Кохи Навруз».

- Гафур Ашурович, власти говорят, что нет уникальности в зданиях, которые они собираются сносить. Что вы думаете по этому поводу?

- Все эти здания были построены по индивидуальным проектам. Такого здания, как здание чайханы «Рохат», нет больше нигде в мире! Оно было спроектировано специально для Душанбе, специально для таджикских посетителей. Это вам не типовые постройки, которыми сейчас богата наша столица. Сам по себе этот эксклюзив уже уникален и является архитектурной ценностью.

Кроме того, невозможно представить архитектурную ценность без исторической. Любое здание должно рассматриваться в контексте истории, а уже потом архитектуры. Перечисленные здания имеют непосредственную историческую ценность: в Театре имени Вл. Маяковского, когда он еще был Домом колхозника, принимались очень важные государственные решения, которые определили весь ход истории Таджикистана. Театр им. Лахути – это первый таджикский драматический театр. Чайхана «Рохат» - это вообще визитная карточка Душанбе.

Вот, казалось бы, ну что такое Рейхстаг, что символизирует это здание? По сегодняшним архитектурным меркам Рейхстаг - это ничто, но немцы сохранили его, восстановили и берегут, там заседает немецкий парламент. И это несмотря на то, что в мире Рейхстаг чаще всего ассоциируется с фашизмом, со Второй мировой войной. Но это краеугольный камень истории Германии, какой бы она ни была, и немцам хватает самосознания беречь ее в назидание потомкам. Так вот, у нас тоже есть краеугольные камни нашей современной истории, причем они не трагичны. Так почему нам не хватает самосознания сберечь их? Как мы потом докажем своим потомкам, что Душанбе старый город?

- Еще одна причина для сноса, например, чайханы «Рохат» - это тот факт, что у нас теперь есть «Кохи Навруз». Можете обозначить различия между ними?

- Чайхана «Рохат» намного демократичнее в ценах и привычнее для жителей. Я не могу себе представить наших стариков, сидящими часами в помпезном здании «Кохи Навруз». Понадобятся десятилетия, чтобы это место стало таким же популярным и родным, как «Рохат». И то не факт, что обычные люди туда пойдут.

Послушайте, мы уже лишились одной чайханы – «Фарогат», на ее месте сейчас, извините, расположен туалет. Кому это здание мешало? Кому мешает чайхана «Рохат» - намоленное место, которое помнят и любят тысячи душанбинцев, разбросанные по всему миру, которое до сих пор посещают и ценят сегодняшние жители столицы.

Покажите мне хотя бы еще одно душанбинское здание, в котором расположен общепит и которое десятилетиями не теряет своих посетителей?

- Каков срок жизни у зданий, которые собираются сносить?

- Слушайте, аварийное состояние зданий не исправляется путем сноса. Если бы так поступали в той же Москве, то здание Большого театра уже раз десять бы снесли. То же самое и во всем мире. Эти здания были построены в Советском Союзе, это о чем-то да говорит. В то время строили на века, это я вам как инженер говорю. Мое первое образование связано с инженерией. Нас упорно убеждали, что здание Главпочтамта дышало на ладан. В итоге строители его еле разобрали.

- Кстати, зампред Комитета заявил нам, что снос этих зданий «не в ущерб старому городу, а для перспектив развития. Вместо старых зданий будут новые и современные».

- Почему мы не знаем фамилии тех людей, которые выносят нашим зданиям смертные приговоры? Специалисты ли это, искусствоведы, выдающиеся архитекторы? Давайте услышим их фамилии и откроем свободную дискуссию.

У нас в городе полно кишлаков: возле Молодежного кинотеатра, Якка-Чинар, 1-й Советский - вот они действительно нуждаются в облагораживании. Почему бы не наводить городскую архитектуру там? Мы же все время топчемся в центре. И ничего хорошего из этого не получается. Вот было у нас здание «Садбарга» - мы превратили респектабельное здание в «петрушку», в абсолютное убожество, и никак на этом не остановимся. Приведу в пример такую аналогию: представьте, что у вас абсолютно здоровые, белые зубы, и вдруг ни с того ни с сего вы их удаляете и ставите на их место золотые. Мы до сих пор так поступаем.

Таджикистан > Недвижимость, строительство > news.tj, 17 октября 2015 > № 1523880 Гафур Шерматов


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 октября 2015 > № 1509792 Эмомали Рахмон

Встреча с Президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном.

Владимир Путин и Президент Таджикистана Эмомали Рахмон обсудили перспективы развития двустороннего сотрудничества, вопросы безопасности в зоне ответственности ОДКБ.

В.Путин: Уважаемый Эмомали Шарипович!

Спасибо, что приняли наше приглашение и приехали. Знаю, что у Вас вчера был День рождения, поэтому позвольте Вас сердечно поздравить.

Э.Рахмон: Спасибо.

В.Путин: Несмотря на то что это чисто семейный, личный праздник, Вы всё–таки приехали, за что мы Вам очень благодарны.

Есть необходимость поговорить и по двусторонним отношениям, и по ситуации в регионе, которая, безусловно, нас беспокоит.

Мы очень рады Вас видеть. Добро пожаловать.

Э.Рахмон: Большое спасибо, уважаемый Владимир Владимирович! Рад встретиться с Вами.

Хотел бы сегодня поговорить о вопросах безопасности в зоне ответственности Краткая справка Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) ОДКБ, поскольку таджикско-афганская граница входит в эту зону.

Обстановка, ситуация в Афганистане ухудшается с каждым днём. Практически идут боевые действия на протяжённости более 60 процентов границы, напротив таджикской стороны, сопредельных стран. Нас это очень настораживает, поэтому хотел бы сегодня в ходе нашей встречи обсудить вопросы именно обеспечения безопасности в регионе.

Ещё раз большое спасибо за приглашение.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 6 октября 2015 > № 1509792 Эмомали Рахмон


Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > news.tj, 3 октября 2015 > № 1508030 Шавкат Сахибов

Последствия международного кризиса явно ощущаются и в Таджикистане: впервые за много лет общий объем госбюджета за первое полугодие 2015 г. остался невыполненным на 3,7%, почти вдвое уменьшились переводы трудовых мигрантов.

Кризисные явления явно почувствовали и рядовые граждане страны: увеличиваются цены на продукты и товары первой необходимости, налоги, стоимость коммунальных услуг и платежи за различные услуги. Простое население уже вооружилось пословицей «По одежке протягивай ножки». А как с этим обстоят дела в расходовании госбюджетных средств? Отсутствие информации о реализации Плана мероприятий правительства по минимизации рисков, связанных с экономическим кризисом, каких-либо действенных мер по социальной защите населения, а также невыполнение правительством страны обещания о повышении размеров зарплат пенсий, пособий, стипендий, которого население ждет уже 2 года, рождают множество вопросов. Последние «Азия-Плюс» адресовала руководству Министерства финансов. На вопросы ответил заместитель министра финансов Шавкат САХИБОВ.

- Какие меры до настоящего момента осуществлены в целях реализации принятого правительством в начале года Плана мероприятий по минимизации рисков, связанных со снижением последствий мирового финансового кризиса?

- Как вам известно, в начале года Правительством РТ было принято Постановление №50 «О Плане мероприятий по предотвращению воздействия возможных рисков на национальную экономику». По всем задачам данного Постановления, возложенным на Министерство финансов, были приняты соответствующие меры, в частности: поддержка государственных предприятий, привлечение дополнительных средств для поддержки бюджета, своевременное осуществление первоочередных расходов, эффективное управление внешним долгом, внедрение международных стандартов финансовой отчетности в государственном секторе и другие.

В настоящее время Министерством финансов при участии отраслевых министерств и ведомств ведется работа по привлечению грантов и льготных кредитов от Азиатского банка развития и Евразийского фонда стабилизации и развития для поддержки бюджета.

Погашение и обслуживание внешнего долга осуществляется своевременно и в полном объеме (по состоянию на 1 июля текущего года объем внешнего долга Республики Таджикистан равен 2,1 млрд долл. США, что составляет 19,5% от ВВП).

Обеспечивается своевременная выплата заработной платы работникам бюджетной сферы, пенсий, стипендий, всех видов компенсаций и пособий населению.

- С 1 сентября планировалось повышение заработных плат, пенсий и других пособий, для чего необходимо 320 млн сомони. Однако, насколько нам известно, планируемого повышения не будет. С чем это связано? Что планируется предпринять, чтобы повышение стало все-таки возможным? Стоит ли его ожидать в этом году?

- Как вы помните, в Послании Президента парламенту страны было сказано, что повышение заработной платы работникам бюджетной сферы будет осуществляться «с учетом развития экономики и реальных финансовых возможностей страны».

Настоящее неустойчивое состояние мировых финансовых рынков, рецессия экономики Российской Федерации и других стран региона, сокращение денежных переводов трудовых мигрантов, сокращение внешнеторгового оборота негативно повлияли на экономику нашей страны.

За 7 месяцев 2015 года по сравнению с соответствующим периодом прошлого года темпы роста реального ВВП страны сократились на 0,3 процентных пункта, внешнеторговый оборот - на 19,5%, в частности импорт товаров и услуг - на 25%. Сложившаяся ситуация соответствующим образом повлияла на сбор налогов и их поступление в бюджет.

К сожалению, события прошедшего августа показали повышение степени неустойчивости в глобальной экономике, причем события развиваются очень быстро. Но будем оптимистами. Министерство финансов совместно с Министерством экономики и торговли, Налоговым и Таможенным комитетами, а также Национальным банком Таджикистана осуществляет постоянный мониторинг происходящих процессов. И мы надеемся, что по прошествии 1,5-2 месяцев можно будет дать достаточно реалистичную оценку, необходимую для принятия решения о повышении заработных плат, пенсий и других пособий.

- В связи с поручением Правительства Республики Таджикистан о принятии мер для обеспечения эффективного расхода средств государственного бюджета и предотвращения второстепенных расходов просим пояснить, какие расходы считаются второстепенными?

- Следует отметить, что применительно к расходам государственного бюджета слово «второстепенный» не используется. Исходя из степени значимости, расходы бюджета дифференцируются как «первоочередные» и «непервоочередные», в связи с чем ниже будут применяться именно эти определения.

Для того чтобы дать точный ответ на этот вопрос, необходимо прояснить, какие расходы являются первоочередными. Первоочередные расходы – это расходы, обеспечение которых гарантируется правительством вне зависимости от степени и глубины воздействия финансовых кризисов или других негативных факторов на экономику страны. К первоочередным расходам относятся выплаты заработной платы, пенсий, стипендий, отчисления на социальное страхование, пособия и компенсационные выплаты населению, оплата за коммунальные услуги и электроэнергию, субвенции и трансферты.

К непервоочередным расходам относятся расходы, которые не имеют прямого влияния на функционирование государственных учреждений, в частности это - приобретение мебели, служебных автомашин и оборудования, строительство административных зданий, а также объектов, не имеющих социального значения, текущий ремонт и тому подобное.

- В Протоколе заседания Правительства, в котором говорится о предотвращении непервоочередных расходов, к последним причисляется использование служебных автомашин государственными служащими. Означает ли это, что расходы на топливо для служебных автомашин в бюджете будут урезаны?

- В государственном бюджете расходы на топливо предусмотрены в пределах нормативов, утвержденных Постановлением Правительства РТ, и расходы по этим статьям сокращены не будут.

- Какой объём средств планируется сэкономить за счет сокращения непервоочередных расходов и на какие цели будет направлена сумма, полученная в результате экономии?

- Стоит отметить, что сокращение финансирования непервоочередных расходов является вынужденной антикризисной мерой. Состояние экономики нашей страны непосредственно зависит от состояния экономик наших основных торговых партнеров, это в первую очередь Российская Федерация и Казахстан. Неустойчивая экономическая ситуация в этих странах не позволяет и нашему бюджету выйти на запланированные показатели собираемости доходов. Таким образом, данная мера, по сути, не является экономией средств, и объем сокращения непервоочередных расходов напрямую зависит от размера снижения доходов республиканского бюджета против первоначально запланированного уровня.

- Принятие мер по эффективному расходу бюджетных средств в части контроля возложено на Министерство финансов РТ. В связи с этим хотелось бы узнать, какие конкретные меры принимаются руководством министерства и насколько они эффективны?

- Необходимо отметить, что в целях повышения эффективности использования бюджетных средств в период глобального финансового кризиса, влияющего на экономику Таджикистана и в том числе непосредственно на поступление доходов в Госбюджет, Министерством финансов уже был принят ряд мер. В частности, было принято распоряжение министра финансов об эффективном и целевом использовании бюджетных средств, которым руководству учреждений, организаций и предприятий, финансируемых из государственного бюджета, было предписано воздержаться от непервоочередных расходов, постатейного перераспределения бюджетных ассигнований. Кроме того, было приостановлено использование свободных остатков местных бюджетов республики на начало 2015 года и перевыполнения плана доходов местных бюджетов, с целью обеспечения своевременности и полноты выплат заработной платы, пенсий и пособий и других первоочередных расходов.

Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > news.tj, 3 октября 2015 > № 1508030 Шавкат Сахибов


Таджикистан. СНГ. РФ > Армия, полиция > kremlin.ru, 15 сентября 2015 > № 1489283 Владимир Путин

Саммит ОДКБ.

Владимир Путин принял участие в сессии Совета коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности в Душанбе.

Главы России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана встретились в узком составе, затем переговоры продолжились с участием членов делегаций.

Особое внимание в ходе саммита было уделено задачам эффективного реагирования на наиболее актуальные военно-политические вызовы, включая активизацию террористических и экстремистских группировок, дестабилизацию обстановки у границ Краткая справка Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) ОДКБ.

По итогам сессии подписан пакет документов, в том числе Заявление глав государств – членов Организации Договора о коллективной безопасности.

* * *

Выступление на заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ в расширенном составе

В.Путин: Благодарю Вас, уважаемый Эмомали Шарипович!

Прежде всего, выражаю слова благодарности за возможность поработать сегодня в Таджикистане.

Хотел бы отметить, что Таджикистан – это наш стратегический партнёр, союзник. Мы видим, что и здесь, в Таджикистане, вы сталкиваетесь с проблемами, с вылазками определёнными, с попытками раскачать ситуацию. Хотел бы сразу сказать, что мы адекватно оцениваем эти угрозы и всегда можете рассчитывать на нашу помощь и поддержку, хотя видим, что правоохранительные органы и вооружённые силы республики успешно справляются с возникающими проблемами.

Мы предметно обсудили обстановку в зоне ответственности ОДКБ, насущные региональные и международные проблемы. Было констатировано нарастание угроз, с которыми сталкиваются государства – члены ОДКБ на различных направлениях.

Только что в узком составе мы предметно обсудили обстановку в зоне ответственности ОДКБ, а также насущные региональные и международные проблемы, наметили шаги по дальнейшему укреплению нашей организации. Было констатировано нарастание угроз, с которыми сталкиваются государства – члены ОДКБ на различных направлениях.

Нас беспокоит положение дел в Афганистане. Международные силы содействия безопасности достаточно долго находились в данной стране, выполнили определённую, в том числе позитивную, работу, однако в итоге всё же это не принесло качественного, кардинального, окончательного улучшения обстановки. С выводом основной части иностранных военных контингентов ситуация, к сожалению, в стране деградирует.

Возросла реальная опасность проникновения на территорию сопредельных с Афганистаном государств террористических и экстремистских группировок, причём эта угроза усугубляется тем, что помимо известных организаций на афганскую территорию распространило своё влияние и так называемое Исламское государство. Размах деятельности этой организации вышел далеко за пределы Ирака, Сирии. Террористы устраивают массовые казни, ввергают в хаос и нищету целые народы, уничтожают памятники культуры, религиозные святыни.

Не менее удручающими выглядят и итоги борьбы Международных сил содействия безопасности с производством наркотических средств. Мы знаем, как нарастает эта угроза из года в год, и меньше там эта угроза, к сожалению, не становится.

Я упомянул о ситуации в Сирии, в Ираке, это, так же как и ситуация в Афганистане, всех нас беспокоит. Позвольте два слова отдельно сказать по этому региону – о ситуации вокруг Сирии.

Положение дел здесь очень серьёзное. Так называемое Исламское государство контролирует значительные территории и Ирака, и Сирии. Террористы уже публично говорят о том, что замахиваются на Мекку, на Медину, Иерусалим. В их планах – распространение активности на Европу, Россию, Центральную и Юго-Восточную Азию.

Так называемое Исламское государство контролирует значительные территории. В их планах – распространение активности на Европу, Россию, Азию. Элементарный здравый смысл, ответственность за глобальную и региональную безопасность требуют объединения усилий мирового сообщества против этой угрозы.

Нас беспокоит это, тем более что в рядах ИГИЛ проходят идеологическую обработку и военную подготовку боевики из многих стран мира, включая, к сожалению, и европейские страны, и Российскую Федерацию, и многие бывшие республики Советского Союза. И конечно, нас беспокоит их возможный возврат на наши территории.

Элементарный здравый смысл, ответственность за глобальную и региональную безопасность требуют объединения усилий мирового сообщества против этой угрозы. Нужно отложить в сторону геополитические амбиции, отказаться от так называемых двойных стандартов, от политики прямого или косвенного использования отдельных террористических группировок для достижения собственных конъюнктурных целей, в том числе смены неугодных кому бы то ни было правительств и режимов.

Россия, как вы знаете, предложила безотлагательно взяться за оформление широкой коалиции по противодействию экстремистам. Она должна объединить всех, кто готов внести и уже вносит реальный вклад в борьбу с террором – так, как это делают сегодня вооружённые силы и Ирака, и самой Сирии. Мы поддерживаем правительство Сирии, хотел бы это сказать, в противостоянии террористической агрессии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь и призываем присоединиться к нам другие страны.

Очевидно, без активного участия сирийских властей и военных, без участия сирийской армии на территории, как говорят военные, в борьбе с «Исламским государством», террористов из этой страны, да и из региона в целом не изгнать, не защитить от уничтожения, порабощения и варварства многонациональный и многоконфессиональный сирийский народ.

Мы поддерживаем правительство Сирии в противостоянии террористической агрессии, оказываем и будем оказывать ему необходимую военно-техническую помощь и призываем присоединиться к нам другие страны.

Конечно, необходимо думать и о политических преобразованиях в этой стране. И мы знаем о готовности Президента Асада привлечь к этим процессам, к управлению государством и здоровую часть оппозиции, здоровые силы оппозиции.

Но на передний план сегодня, безусловно, выходит необходимость объединения усилий в борьбе с террором. Без этого невозможно решить и другие насущные и нарастающие проблемы, в том числе и проблему беженцев, которую мы сейчас видим.

Кстати, мы видим и другое: мы видим предпринимаемые сегодня попытки чуть ли не возложить вину на Россию за эту проблему, за её возникновение. Якобы проблема беженцев возникла из–за того, что Россия поддерживает законные власти в Сирии.

Во–первых, хотел бы это отметить, люди из Сирии бегут, прежде всего, от боевых действий, которые навязаны в значительной степени извне путём поставок вооружений и другой специальной техники. Люди бегут оттуда от зверств террористов. Мы знаем, как они там зверствуют, как они умерщвляют людей, как уничтожают памятники культуры, о которых я уже говорил, и так далее. Бегут от радикалов, прежде всего. И если бы Россия не поддерживала Сирию, то ситуация в этой стране была бы ещё хуже, чем в Ливии, и поток беженцев был бы ещё больше.

Люди из Сирии бегут, прежде всего, от боевых действий, от зверств террористов, бегут от радикалов. И если бы Россия не поддерживала Сирию, то ситуация в этой стране была бы ещё хуже, чем в Ливии, и поток беженцев был бы ещё больше.

Во–вторых, поддержка законного правительства Сирии вообще никак не связана с потоком беженцев из таких стран, как Ливия, о которой я уже упоминал, Ирак, Йемен, Афганистан и ряда других стран. Мы не дестабилизировали ситуацию в этих странах, в целых регионах мира. Не мы разрушаем и разрушали там государственные институты власти, создавая вакуумы власти, которые немедленно заполняются террористами. Поэтому никому не удастся переложить, как у нас говорят, эту проблему с больной головы на здоровую.

Но сейчас, как я уже говорил, нам нужно думать о другом: сейчас нужно объединять усилия и сирийского правительства, и курдского ополчения, и так называемой умеренной оппозиции, и стран региона в борьбе с угрозой самой государственности Сирии и в борьбе с терроризмом, с тем, чтобы вместе, объединяя усилия, эту проблему решить.

Я уже говорил о других вопросах, которые нас беспокоят и которые мы сегодня обсуждали. В этой связи хотел бы отметить, что мы планируем дальше укреплять взаимодействие наших вооружённых формирований. Планируется целый ряд мероприятий по этому направлению. Хотел бы подчеркнуть также, что наше сотрудничество в рамках ОДКБ, безусловно, не направлено против кого бы то ни было. Мы открыты к конструктивному взаимодействию, именно такой подход закреплён в итоговом заявлении, которое будет сегодня подписано.

Убеждён, что необходимо возобновить и предметные обсуждения темы создания в Евроатлантике системы равной и неделимой безопасности, нужно провести полную инвентаризацию накопившихся проблем и разногласий. На основе такого анализа можно будет выйти на обсуждение принципов устойчивого политического развития в Краткая справка Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, англ. OSCE) ОБСЕ, других международных организациях; согласовать юридически обязывающие гарантии неделимости безопасности для всех стран; добиться соблюдения важных базовых принципов международного права, а это уважение суверенитета государств, невмешательство в их внутренние дела; закрепить нормы о недопустимости потворствования антигосударственным, антиконституционным переворотам и поощрения радикальных и экстремистских сил.

Хотел бы поблагодарить Эмомали Шариповича за работу в качестве председателя в ОДКБ и, так же как другие коллеги, пожелать успехов нашим армянским партнёрам и друзьям в ходе председательства в организации.

Спасибо большое за внимание.

Таджикистан. СНГ. РФ > Армия, полиция > kremlin.ru, 15 сентября 2015 > № 1489283 Владимир Путин


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 сентября 2015 > № 1489261 Эмомали Рахмон

Встреча с Президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном.

Владимир Путин и Президент Таджикистана Эмомали Рахмон обсудили актуальные вопросы двустороннего сотрудничества.

Э.Рахмон: Уважаемый Владимир Владимирович, добро пожаловать в Таджикистан! Очень рад приветствовать Вас.

В нашей стране с интересом ожидали Вашего визита в рамках участия в работе сессии Совета коллективной безопасности Краткая справка Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) ОДКБ, с тем, что он придаст новый импульс развитию таджикско-российских отношений. Наличие подобного интереса в нашем обществе, конечно же, не случайно, ибо наши страны за весь постсоветский период были и остаются стратегическими партнёрами и союзниками, связанными тысячами уз.

Мы высоко оцениваем уровень отношений и сотрудничества с Россией и в целом удовлетворены динамикой их развития. Со своей стороны Республика Таджикистан готова приложить все необходимые усилия для того, чтобы наше стратегическое партнёрство неуклонно укреплялось.

Прежде чем перейти к конкретным аспектам наших взаимоотношений, хотел бы выразить нашу искреннюю признательность России и Вам лично, Владимир Владимирович, за поддержку, оказанную нам во время событий начала сентября этого года, и за гуманитарную помощь, направленную на ликвидацию стихийных бедствий в Таджикистане.

Теперь я с удовольствием хотел бы выслушать Вас о состоянии, перспективах наших взаимоотношений. Пожалуйста, Владимир Владимирович.

В.Путин: Уважаемый Эмомали Шарипович, спасибо Вам большое за возможность встретиться в таком составе на полях нашего международного мероприятия. И, пользуясь случаем, прежде всего хотел бы уже лично поздравить Вас с недавно отмечавшимся в республике национальным праздником – Днём независимости.

Отношения между Таджикистаном и Россией складываются на основе союзнических обязательств и равноправных отношений. Мне доставляет удовольствие сказать о том, что мы тесно сотрудничаем и согласовываем свои позиции во всех международных организациях: в ООН, в Краткая справка Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ, англ. OSCE) ОБСЕ, Краткая справка Содружество Независимых Государств (СНГ) СНГ, Краткая справка Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) Шанхайской организации сотрудничества. И эта работа идёт и по линии министерств иностранных дел, и по линии силовых ведомств.

Что касается двусторонних отношений, то подчеркнул бы, что Россия продолжает прочно удерживать позиции ведущего торгово-экономического партнёра республики. В первом полугодии 26,2 процента во внешнеторговом обороте республики занимает Российская Федерация. По итогам 2014 года товарооборот увеличился почти на 22 процента; правда, за первое полугодие 2015 года мы видим определённую корректировку в сторону понижения, и, конечно, об этом нужно отдельно поговорить.

Наша страна занимает также первое место по объёму накопленных капиталовложений в таджикскую экономику: это 1,6 миллиарда долларов, около 30 процентов всех иностранных инвестиций. На территории республики работает около 130 предприятий с российским капиталом.

Мы обсуждаем и реализуем целых ряд направлений сотрудничества, работаем по этим направлениям активно, и очень рад возможности встретиться и поговорить по всему этому комплексу наших отношений. Большое спасибо.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 сентября 2015 > № 1489261 Эмомали Рахмон


Таджикистан. СНГ > Армия, полиция > news.tj, 11 сентября 2015 > № 1484563 Сироджиддин Аслов

Таджикистан рассматривает членство в ОДКБ как фактор обеспечения безопасности

Сироджидин АСЛОВ, министр иностранных дел РТ

Укрепление потенциала ОДКБ в реагировании на существующие вызовы – главный приоритет председательства Республики Таджикистан.

В условиях современного мира вопросы обеспечения безопасности приобрели краеугольное значение. С окончанием эпохи «холодной войны» в мировой политике произошли глубокие трансформации, приведшие к возникновению нового качества в системе международных отношений. На смену угрозе мировой ядерной катастрофы пришли новые вызовы, такие как: международный терроризм, религиозный экстремизм, организованная преступность, наркоторговля и киберпреступность.

Мир и международные отношения претерпели сильные изменения. Стало очевидным, что в борьбе с новыми угрозами неприменимы обычные, имеющиеся «на вооружении» государств методы. Всеобщая безопасность зависит от многочисленных факторов, направленных на недопущение разрастания различного рода экстремистских политических течений, использующих насилие и террор как главное орудие достижения своих целей.

Кроме того, мы являемся свидетелями обострения противоречий и роста столкновений государств, являющихся представителями различных культур. Все это происходит на фоне усиления кризиса некоторых цивилизаций.

В этих условиях деятельность Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – военно-политического союза, созданного в мае 2002 года на основе Договора о коллективной безопасности, подписанного 15 мая 1992 года – также претерпела качественные изменения. Эти изменения главным образом нацелены на обеспечение безопасности в зоне ответственности Организации, охватывающей на сегодняшний день шесть государств: Армению, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Россию.

Сегодня в рамках ОДКБ государствами-членами создана целостная эффективная структура, предназначенная для совместного решения вопросов безопасности и продвижения коллективных интересов на мировой арене на наднациональном уровне. Наработана обширная нормативная правовая база, заложившая фундамент для институционального развития ОДКБ.

После успешного председательства Российской Федерацией в Организации в прошлом году эстафету в 2015 году приняла Республика Таджикистан.

Согласно Концепции внешней политики РТ в новой редакции, утвержденной 27 января 2015 года Президентом Эмомали Рахмоном, наша страна считает свое членство в ОДКБ отвечающим национальным интересам, и усилия Таджикистана в рамках этой Организации нацелены на создание эффективных механизмов противодействия угрозам современного мира. Таджикистан рассматривает свое членство в Организации как один из важных факторов обеспечения безопасности страны и сохранения стабильности в регионе.

В рамках своего председательства Таджикистан придает большое значение конструктивному сотрудничеству в ОДКБ, выступает за укрепление потенциала Организации и координацию усилий государств-членов во имя достижения общих целей.

Таджикистаном был подготовлен План мероприятий по реализации решений декабрьской сессии (2014 г.) Совета коллективной безопасности ОДКБ и приоритетов, предложенных Республикой Таджикистан на период председательства в Организации. План утвержден Президентом Республики Таджикистан, Председателем Совета коллективной безопасности Эмомали Рахмоном.

Таджикистан вносит конструктивный вклад в разработку новых договоренностей, в развитие практических контактов в сфере формирования и выработки общеполитических, правовых и организационных мер борьбы с возникающими перед Организацией угрозами.

Развитие многостороннего сотрудничества с государствами - членами ОДКБ является для нашей страны приоритетным направлением внешней политики. В этом контексте Таджикистан стремится развивать в рамках ОДКБ потенциал региональной и субрегиональной интеграции и координации на евразийском пространстве.

Новый виток активизации угроз, таких как распространение терроризма, пропаганда экстремизма и насилия, злоумышленное использование Интернета для радикализации настроений, вербовка сторонников и т.д., ставят перед ОДКБ дополнительные комплексные задачи.

Среди реальных вызовов необходимо отметить возникающие угрозы, исходящие с территории Афганистана. В этой стране, ставшей жертвой международного терроризма и экстремизма, берут начало маршруты наркотрафика, существует перманентная угроза просачивания на территорию соседних государств незаконных вооруженных формирований различного толка, наблюдается незаконная миграция и экспансия фундаменталистской идеологии. Нестабильность в Афганистане неизбежно может привести к активизации деятельности радикальных религиозных и националистических структур в государствах – членах Организации.

Таджикистан на национальном уровне реализует программы, направленные на предотвращение, раскрытие и ликвидацию террористических действий, недопущение финансирования террористической деятельности и пропаганды терроризма, обеспечение безопасности граждан от угроз терроризма и экстремизма. Примером может служить успешно реализованная Государственная программа по борьбе против терроризма и других проявлений экстремизма на 2006–2010 гг. Эта практика продолжается и по сей день.

В этой связи продолжение выполнения обязательств, взятых на себя международным сообществом в отношении Афганистана, является, на наш взгляд, ключевым фактором в сохранении и приумножении относительных результатов в социальной, политической и экономической сферах, достигнутых в этой стране за последние несколько лет.

Наиболее успешным проектом ОДКБ в этом направлении, по всеобщему признанию государств-членов, можно считать проводимую оперативно-профилактическую операцию «Канал» по пресечению афганского наркотрафика. На протяжении более десятка лет проведения операция доказала свою высокую продуктивность в выявлении и нейтрализации каналов потока наркотиков, обнаружении и нейтрализации структур наркобизнеса.

В целом, исходящие из Афганистана угрозы влияют на мир и спокойствие на территории всех государств - членов ОДКБ. Поэтому граница с Афганистаном явля­ется передовым и важнейшим препятствием для недопущения их расползания. Таджикистан в ближайшей перспективе считает своим внешнеполитическим долгом выработку необходимых мер для объединения усилий международного сообщества с целью противостояния террористическим группам и незаконному распространению нарко­тических средств в Афганистане.

По нашему убеждению, одной из действенных мер для оперативного реагирования на эти угрозы является постоянный мониторинг развития ситуации в сопредельных с Афганистаном регионах. С этой целью в рамках ОДКБ в соответствии с ее уставом проводятся постоянные встречи, консультации, мониторинг обстановки в зонах ответственности ОДКБ.

С учетом частого изменения международной ситуации в формате Организации существует механизм выработки общей позиции и происходит поиск согласованных путей решения возникающих проблем. Этому способствуют встречи на уровне министров иностранных дел, членов Постоянного совета и экспертов, проходящие на регулярной основе. Кроме того, для решения первостепенных задач и согласования совместных действий государств – членов ОДКБ проводятся периодические встречи полномочных представителей при ООН, ОБСЕ, НАТО, ЕС и других международных организациях. Отдельного упоминания заслуживает существующая практика проведения неформальных встреч министров иностранных дел государств - членов ОДКБ накануне заседаний СМИД ОБСЕ и в рамках общих дебатов Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Сегодня мировые процессы наглядно демонстрируют существование тонкой грани, отделяющей стабильность и мир от войны и хаоса. С учетом данного обстоятельства военный компонент ОДБК играет ключевую роль в функционировании нашей Организации. Данный компонент включает в себя сформированные на широкой коалиционной основе Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) и Миротворческие силы, а также региональные группировки сил и средств коллективной безопасности, в том числе и Коллективные силы быстрого реагирования в Центрально-Азиатском регионе (КСБР ЦАР).

Как показало время, данные формирования в состоянии внести свой весомый вклад в разрешение конфликтов различной степени сложности, проведение специальных операций, уничтожение террористических группировок, транснациональных банд формирований, ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций и т.д.

Можно с уверенностью сказать, что в случае необходимости для решения задач по укреплению мира и предотвращению вооруженных конфликтов ОДКБ обладает потенциалом для участия в урегулировании кризисных ситуаций в мировом масштабе. В этом контексте можно вспомнить, что еще в 2010 г. главы государств – членов ОДКБ выразили готовность взаимодействовать с ООН в данном направлении.

Укрепляя свой потенциал и инструментарий, ОДКБ постепенно становится важным звеном международной системы безопасности. В условиях нарастания угроз со стороны транснациональных террористических организаций считаем крайне важным укреплять механизмы многостороннего сотрудничества, прежде всего путем консолидации усилий различных международных организаций, в том числе военно-политических блоков.

В этом контексте считаем необходимым налаживание всестороннего взаимодействия между ОДКБ и НАТО. Принимая во внимание тот факт, что проблема афганского урегулирования остается одним из главных вопросов на повестке дня НАТО, взаимодействие с ОДКБ может вывести региональное сотрудничество на новый уровень.

На сегодняшний день существование Организации Договора о коллективной безопасности является важным фактором стабильности и безопасности на внешних рубежах Организации. Политическим фундаментом ОДКБ служит совпадение и близость взглядов государств-участников на ситуацию в мире, общая озабоченность новыми вызовами глобальной и региональной безопасности.

Убеждены, что возможность противодействия им во многом зависит от консолидации усилий различных государств, международных организаций и всего мирового сообщества в целом. Исходя из этого, для сохранения стабильности и обеспечения общественной безопасности представляется крайне важным выработка унифицированных методов противодействия угрозам в глобальном мире. Это веление времени.

Мир в целом становится все более уязвимым перед лицом новых вызовов и угроз. Это требует от нас, государств - членов ОДКБ, выработки новых подходов, методов и форм взаимодействия с тем, чтобы наша Организация могла эффективно выполнять поставленные перед ней задачи по обеспечению мирной и спокойной жизни наших народов.

Председательство Таджикистана в ОДКБ в нынешнем году было нацелено на решение этих задач, и мы уверены, что в тесном взаимодействии со своими партнерами мы сможем поднять потенциал Организации на тот уровень, который сегодня необходим для адекватного реагирования на непростые вызовы и угрозы нашим странам.

Таджикистан. СНГ > Армия, полиция > news.tj, 11 сентября 2015 > № 1484563 Сироджиддин Аслов


Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > news.tj, 11 июля 2015 > № 1475118 Озифхон Шарифзода

По итогам первого полугодия в Согдийской области валовый выпуск промышленной продукции составил 2,1 млрд сомони. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года прирост составил с учетом индекса цен 123,2, а в действующих ценах - 128,2 процента.

С заведующим отделом энергетики и промышленности исполнительного органа государственной власти Согдийской области Озифхоном Шарифзода побеседовал наш корреспондент.

- Сохраняет ли Согдийская область свой потенциал как промышленного центра республики? Давайте вначале поговорим о соотношениях общереспубликанских показателей промышленности с областными показателями. Расскажите, какое место занимает область в масштабах республики?

- Согдийская область прочно занимает лидирующее место по объёмам производства промышленной продукции среди регионов республики. Согласно официальной статистике, в масштабах республики валовый объем промышленной продукции составил 5,4 млрд. сомони, а темп роста с учетом индекса цен составил 114,2 процентов. Доля промышленности области в совокупном промышленном продукте страны составила 37,9%, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года больше на 2,7 процентных единиц. Для сравнения, этот показатель в Душанбе составил 11,5%, Хатлонской области – 35,2%, ГБАО – 0,8% и РРП – 7,7 процента.

- А какова структура формирования промышленной продукции области?

- Как известно, согласно действующей методологии промышленная продукция области состоит из трёх частей, это производство продукции в добывающей промышленности; производство продукции в обрабатывающей промышленности; и производство и распределение электроэнергии, воды и газа.

Итоги первого полугодия показали, что доля этих трёх показателей в валовом промышленном продукте области соответственно составляют 28,1%, 65,8% и 6,1%, то есть на долю условно «чистой промышленности» приходится 93,9 процентов от всей промпродукции.

- То есть, анализ статданных показывает, что последнее время область лидирует среди регионов республики по показателям промышленности. В чём секрет успеха области?

- В течение первого полугодия текущего года исполнительный орган государственной власти Согдийской области в рамках реализации указаний и поручений главы государства, озвученных им в январском послании, мобилизовал все усилия для формирования благоприятного инвестиционного климата в области. Особое внимание уделяется поддержке инициатив предприятий, частных предпринимателей и зарубежных партнёров. Для этого всесторонне используются все форматы и площадки. В частности, сегодня подготовительные мероприятия по проведению региональной ярмаркы “Торговля- Согд 2015” вошли в завершающую фазу. В рамках данного мероприятия планируем провести Инвестиционный Форум, в котором в частности покажем все преимущества области. Ожидается, что в данных мероприятиях примут участие до 300 иностранных гостей. Надеемся, что в рамках этих мероприятий будут подписаны десятки различных контрактов и соглашений.

- А какие точки роста существуют?

- По прежнему, главной точкой роста промышленности области является горнорудная промышленность. По итогам первого полугодия на долю этой отрасли приходится 42,2% всей промпродукции области. В связи с этим необходимо отметить феноменальные показатели СП «Зарафшон» в городе Педжикенте. Как известно, в конце прошлого года закончились строительные работы во второй фабрике данного предприятия и начались пуско-наладочные и испытательные работы. В настоящее время эти работы дали первые результаты и по итогам первого полугодия прирост производства продукции на СП «Зарафшон» составил 194%. Также необходимо отметить хорошую работу «Таджикско-Китайской горнопромышленной компании», СП «Апрелевка» и СП «Анзоб». С реализацией новых проектов, мы прогнозируем дальнейший рост этой отрасли.

На втором месте идет пищевая промышленность с удельным весом 9,5%, на третьем месте легкая промышленность с 6%. Необходимо отметить, что в последние годы динамично развивается производство строительных материалов. Так, по итогам первого квартала в этом секторе произведено продукции на общую сумму 66,8 млн сомони, что на 14,2 млн сомони, или на 27,1% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Также следует отметить, что для последующего развития этой отрасли в области существуют все предпосылки, и самое главное есть огромная сырьевая база. В частности, в настоящее время полным ходом идет строительство цементного завода мощностью 1,2 млн тонн в Б.Гафуровском районе, которое будет введено в эксплуатацию уже этой осенью. Также, планируется строительство двух цементных заводов (мощностью более 1 млн. тонн каждый) в городе Исфара и в Матчинском районе.

- Сказались ли на общих показателях внешние факторы?

- По нашей информации больше всех от влияния внешних факторов, в том числе экономического кризиса в Российской Федерации, пострадали предприятия лёгкой промышленности области. Так, по итогам первого полугодия в этой отрасли произведено продукции на общую сумму 122,1 млн. сомони, что на 9,7 млн сомони или на 7,4% ниже по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Предприятия отрасли под влиянием таких факторов, как снижение курса российского рубля (по отношению к доллару и по отношению к нашей национальной валюте), снижение спроса вследствие сокращения потребления, как во внутреннем, так и на внешних рынках, снижения реализационных цен испытывают определённые трудности. В том числе, такие крупные предприятия отрасли, как «Спитамен-текстайл», «Нику Худжанд», «САТН», «Нохид» и другие предприятия ощутили на себе последствия кризиса.

Разумеется, некоторое влияние кризис оказал на предприятия пищевой промышленности из-за снижения потребления. Необходимо добавить, что на показатели предприятий горнорудной промышленности и переработки руды непосредственно повлияли снижение котировок цен на металлы. Но, в целом я думаю, что из этого не надо строить трагедию. Тем более, согласно мнению экспертов, кризис достиг своей «точки дна», и уверен, что наши промышленники с честью пройдут этот этап.

- Какие города и районы в области лидирует по темпам роста промышленности, а кто в аутсайдерах?

- По итогам первого полугодия безусловным лидером является город Пенджикент, который обеспечил производство промпродукции на уровне 178,3% от прошлогоднего показателя. Далее идут города Худжанд и Истиклол, а также Джаббор Расуловский район. Этим городам и районам удалось увеличить свои доли в формировании валовой промышленной продукции области. У других городов и районов темпы роста чуть ниже среднеобластного показателя, и соответственно они допустили снижения своей доли в области. К сожалению, Айнинский район оказался в аутсайдерах – здесь снижения объёмов промпродукции допустили шахта «Фон-Ягноб» (94,7%) и «Металлургическая компания Анзоб» (42,6%).

- Анализ показывает, что не всегда рост объёмов производства (в денежном выражении) сопряжен с реальным ростом. Я имею в виду влияние роста цен.

- Действительно, такая проблема существует. Но хочу заметить, что для её решения существуют реальные механизмы мониторинга и оценки, которые предусмотрены действующим законодательством Республики Таджикистан. Прежде всего, необходимо сказать, что последние 1,5 года Агентством по статистике (вдобавок к существующим методам учёта по действующим и сопоставимым ценам) введен пересчёт объёмов промышленной продукции по индексам цен. Так, например, по области рост промпродукции по действующим ценам составил 128,2%, а по индексам цен этот же показатель равен 123,2%. Ну и другой механизм мониторинга реального роста, который мы постоянно проводим –это анализ производства продукции в натуральном выражении. Так, по итогам первого полугодия промышленниками области произведено 16,9 млн. штук строительного кирпича (рост составил 121,9%), 276,6 тысяч тонн угля (рост составил 117,6%), 123,5 тысяч метров полиэтиленовых труб (рост составил 105,4%), 33,4 тысяч тонн цемента (рост составил 123%), 470 тон алюминиевых профилей (рост составил 136,5%), 5,4 млн. кубических метров конструкций и изделий из железобетона (рост составил 121,1%), 6,5 тысяч тон хлопка –волокна (рост составил 133,4%) и другой продукции. К сожалению, в этот период зарегистрировано сокращение производства ковров и ковровых изделий (67,7%), муки (84,2%), хлопчатобумажной пряжи (72,1%), хлопчатобумажной тканы (62,4%) и некоторых других товаров.

- А были простаивающие предприятия?

- По итогам первого квартала из 592 промышленных предприятий 128 предприятий или 21,6 процентов снизили объемы производства продукции. А также, 100 предприятий или 16,9 процентов не функционировали.

Здесь сразу возникает вопрос, а что это за предприятия, почему не работали, и т.д.? Анализы показали, что за первое полугодие 2 предприятия в Аштском районе, 1 предприятие в Айни, 13 предприятий в Б.Гафурове, 6 предприятий в Зафарабаде, 1 предприятие в Истиклоле, 10 предприятий в Истаравшане, 7 предприятий в Исфаре, 14 предприятий в Канибадаме, 1 предприятие в Горной Матче, 4 предприятий в Кайраккуме, 7 предприятий в Матче, 5 предприятий в Пенджикенте, 4 предприятий в Спитамене, 14 предприятий в Худжанде, 1 предприятие в Шахристане, 7 предприятий в Джаббор Расулове и 3 предприятий в Чкалове не функционировали.

Необходимо подчеркнуть, что при условии функционирования этих 100 неработавших предприятий на уровне прошлого года, показатели по области увеличились бы на 1,5 процента, а от 128 отставших предприятий показатели по области увеличились бы на 3,2 процента, то есть на общеобластные показатели это повлияло больше качественно, чем количественно. Необходимо добавыть, что в условиях рыночной экономики это нормальное явление, то есть не бывает сто процентной занятости и сто процентной загруженности мощностей.

Причинами простоя и отставания этих предприятий являются негативное влияние внешних факторов, в том числе экономический кризис в соседних государствах, сезонность функционирования некоторых предприятий, нехватка сырья и оборотных средств, износ технологического оборудования, сужение традиционных рынков сбыта, неконкурентоспособность произведенной продукции, а также перепрофилирование и имущественные споры.

Также, справедливости ради, необходимо отметить, что существуют много случаев сокрытия деятельности и с этим мы боремся. В этом полугодии были проведены мероприятия по выявлению скрытих обёмов в таких сферах как производство муки, производство строительного кирпича, производство швейных изделий и др. Руководителям этих предприятий и нашим уважаемым предпринимательям доходчиво объясняли что, пора переходить на прозрачную деятельность и соблюдать установленные законадательством правила работы. То есть, пока проводим разъяснительную работу. А в дальнейшем, во взаимодействии с различними областными и местными органами власти будуть предприниматся шаги для устранения таких недостатков.

- Что делается для укрепления престижа области, как промышленного центра страны?

- Председатель Согдийской области Абдурахмон Кодири ещё в конце 2013 года перед промышленниками и ответственными лицами отрасли поставил конкретную задачу: в ближайшие 3 года удвоит валовый объём промышленного производства. Напоминаю, в 2013 году валовый объём промпродукции составил 2,9 млрд. сомони, а задача состоит в том что к концу 2016 года довести объём производства до 5,8 млрд. сомони. С целью решения данной задачи работники отрасли предпринимают активние шаги. Согласно нашим прогнозам, до конца текущего года данный показатель превысит 4,9 млрд сомони, а в конце следующего года достигнет уровня 6 млрд сомони, что обеспечит перевыполнения задачи.

В настоящее время ведётся работа по таким направлениям, как создание новых предприятий и цехов для новых рабочих мест, восстановление деятельности простаивающих предприятий и отдельных производственных мощностей, диверсификация промышленности, содействие ввозу новых производственных технологий и повышение конкурентоспособности промышленной продукции и немаловажным направлением является комплекс мер по упорядочению системы учёта и отчётности.

Несмотря на негативное влияние внешних факторов, в результате предпринятых в течение первого полугодия 2015 года мер, по области введены в эксплуатацию 76 новых предприятий и цехов, в которых существуют 1046 новых рабочих мест. Новые предприятия в основном относятся к сфере производства стройматериалов, легкой и пищевой промышленности, что окажет благоприятное воздействие на обеспечение внутреннего рынка продукцией отечественного производства.

Вместе с тем, в настоящее время продолжается строительство ряда крупных предприятий, в том числе строительство предприятия “Броадтек” в городе Пенджикенте, ООО “Нукрафом” по переработке руды и производства серебра в городе Истиклол. Также в этом городе идёт реализация мегапроекта стоимостью более 250 млн долларов США - строительство промышленной зоны, в том числе с металлургическим комбинатом, мощностью переработки 50 тысяч тонн свинца и 50 тысяч тонн цинка с 1300 рабочими местами. А всего согласно поставленным задачам, в 2015 году намечено ввести в строй 170 новых промышленных предприятий и цехов с 5,3 тысяч новых рабочих мест.

- Как вы отметили восстановление функционирования простаивающих предприятий, есть приоритетное направление деятельности руководства области. Что делается для решения данной задачи?

- В настоящее время руководство области плотно занимается вопросами востановления работы ряда крупных предприятий, а именно “Горнообогатительного комбината Адрасмон” в городе Кайраккум, “Кабоол Таджик текстайл” в городе Худжанд, “Ресмон” в городе Канибадам, “Спитамен-текстайл” в Спитаменском районе и др. Так, в течение всего 2014 года и первого полугодия 2015 года вопросы восстановления функционирования “Горнообогатительного комбината Адрасмон” и “Кабоол Таджик текстайлз” были под пристальным вниманием председателя области Абдурахмона Кодири. С этой целю были проведены десятки встреч и переговоров с китайскими, индийскими, пакистанскими, германскими, израилскими, корейскими партнёрами. Забегая вперёд скажу, что в эти дни достигнуты конкретные результаты для начала работы “Кабоол Таджик текстайл”, и в ближайшие дни предприятие заработает.

Также, для востановления работы “Горнообогатительного комбината Адрасмон” буквально на прошлой неделе состоялись переговоры председателя области с солидной китайской компанией. Мы надеемся, что в самое ближайщее время комбинат наконец-то начнёт работу.

- Так как энергетика является другой отраслью, которую вы курируете, расскажите коротко об итогах данной отрасли.

- В сфере энергетики продолжилась реализация нескольких крупных проектов в масштабах области, в том числе строительство высоковольтной линии “Ашт-Кайраккум”, мощностью 220 кВ, реконструкция Кайраккумской ГЭС и строительство новой подстанции “Нагорная” в городе Худжанде. Также полным ходом идёт строительство теплоэлектростанции мощностью 25 МВт на территории цементного завода “Хуаксин Гаюр Сугд цемент”, которая будет введена в эксплуатацию уже осенью этого года. Реализация этих проектов заложит основу для дальнейшего развития области.

Согласно предварительным данным, в первом полугодии 2015 года по области в совокупности было потреблено 1,8 млрд кВт/часов электроэнергии на общую сумму 218,8 млн. сомони. Из общей суммы использованной электроэнергии, оплачено 194,2 млн. сомони, что составляет 88,8%. Со стороны населения электроэнергии использовано на общую сумму 84,3 млн. сомони, а оплачено 74,4 млн. сомони (88,3%).

Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены > news.tj, 11 июля 2015 > № 1475118 Озифхон Шарифзода


Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 8 июля 2015 > № 1422851 Владимир Путин, Эмомали Рахмон

Встреча с Президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Таджикистан Эмомали Рахмоном. Главы государств обменялись мнениями по ключевым вопросам двустороннего и международного сотрудничества.

В.Путин: Уважаемый Эмомали Шарипович! Дорогие друзья! Очень рад вас приветствовать в Уфе.

Мне доставляет большое удовольствие констатировать, что наши отношения с Таджикистаном развиваются очень хорошо. В прошлом году, несмотря на все сложности экономического характера в Европе, в мире и у нас, мы имели рост товарооборота с Таджикистаном более чем на 21 процент – это очень хороший признак. В начале этого года есть небольшая корректировка, но в целом тенденция очень хорошая.

Мы отмечаем очень хорошую, качественную работу Таджикистана как председателя Краткая справка Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) ОДКБ. Проходит большое количество очень важных мероприятий, в том числе успешно проведены военные учения. И мы готовимся к саммиту ОДКБ в Таджикистане 15 сентября.

Я благодарю Вас за то, что Вы согласились приехать в Уфу для участия в этих мероприятиях – Краткая справка БРИКС (англ. BRICS) БРИКС и саммит Краткая справка Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) ШОС. Очень рады Вас видеть, добро пожаловать!

Э.Рахмон: Большое спасибо, уважаемый Владимир Владимирович!

Я очень рад нашей встрече, спасибо за приглашение, за прекрасные условия для нашей работы. Уверен, что саммит ШОС пройдёт успешно.

Таджикистан и Россия – стратегические партнёры, и поэтому сегодня я хочу поговорить о всемерном развитии отношений между странами – это наш приоритет.

Действительно, в рамках ОДКБ мы провели очень много больших мероприятий, не только военные учения. На саммите заседал и совет министров обороны, и другие наши службы. Проводили и встречи, и учения, и много делали по укреплению таджикско-афганской границы.

Сегодня в ходе нашей встречи мы хотели также обсудить ход реализации некоторых наших ранее подписанных соглашений. Я думаю, то, что Вы отметили, что нет увеличения товарооборота, но есть небольшие возможности, резервы, которые мы должны реализовать в будущем.

В.Путин: Наши коллеги приезжают на БРИКС, как я уже говорил. Думаю, что у Вас, что называется, на полях этих мероприятий будет возможность пообщаться с более широким кругом руководителей государств и глав правительств других стран.

Э.Рахмон: Обязательно, большое спасибо.

Таджикистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 8 июля 2015 > № 1422851 Владимир Путин, Эмомали Рахмон


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter