Всего новостей: 2660777, выбрано 401 за 0.148 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Турция. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 октября 2018 > № 2774074 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон

Пресс-конференция по итогам встречи лидеров России, Турции, Германии и Франции

По окончании переговоров Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон дали совместную пресс-конференцию.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): Уважаемый господин Президент Владимир Путин! Господин Президент Эммануэль Макрон! Канцлер ФРГ Ангела Меркель! Специальный представитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура!

Всех присутствующих здесь представителей СМИ приветствую от всей души.

Хочу сказать, что нам приятно, что мы принимаем гостей здесь, в Стамбуле, по этому случаю. Хочу также выразить благодарность господину Путину, господину Макрону, а также госпоже Меркель, что они присутствуют здесь, на этом совещании. Желаю, чтобы решения, которые были приняты здесь, в Стамбуле, пошли на пользу нашим сирийским братьям. В рамках этого процесса главным приоритетом наших встреч были остановка кровопролития, а также установление перемирия.

С другой стороны, мы также желаем, чтобы согласно требованиям сирийского народа, легальным требованиям сирийского народа, политическое урегулирование в вопросах в Сирии было достигнуто.

Хочу также подчеркнуть одну очень важную вещь: дело в том, что сирийский конфликт превратился в глобальную проблему именно по той причине, что международное сообщество не считало эту проблему своей проблемой. К сожалению, на протяжении долгого периода тяжесть сирийского конфликта легла на плечи соседних стран и граждан Сирии. Многие страны поняли значение кризиса только тогда, когда этот кризис, эти проблемы достигли границ этих стран. Но нужно сказать, что необходимо покончить с этим равнодушием. Если мы не берём на себя гуманитарную, политическую и дипломатическую инициативу, трагедия в Сирии ещё будет усугубляться. Именно поэтому мы сегодня проводили встречу в Стамбуле.

Сотрудничество, которое было проведено в астанинском формате, стало образцом для международного сообщества.

Сегодня с присоединением Франции и Германии нам удалось увидеть, что возможно усовершенствовать сотрудничество в астанинском формате. Чем больше стран будет присоединено к этому процессу, тем быстрее можно достичь решения этого вопроса.

Уважаемые представители СМИ!

Сегодня мы провели продуктивные и искренние встречи. Мы остались приверженцами территориальной целостности Сирии и политического единства Сирии, а также, с другой стороны, мы пришли к выводу, что военного решения конфликта нет. Прочное решение конфликта возможно только посредством решения сирийского народа, а также под руководством ООН, под мониторинговой работой ООН.

Относительно идлибского вопроса. Благодаря усилиям господина Путина нам удалось ускорить процесс совершенствования в результате подписания меморандума относительно Идлиба. Соблюдение меморандума приведёт к сохранению перемирия, а также к предотвращению нового гуманитарного кризиса. Мы опять-таки подтвердили, подчеркнули, что в Идлибе после того, как был подписан меморандум, можно достичь также политического урегулирования. В этих рамках мы призываем, чтобы до конца этого года была завершена работа по образованию конституционного комитета.

Уважаемые товарищи! Другой вопрос, который мы обсуждали на нашей встрече, – это террористическая угроза, представляемая сирийскими террористами. В этом плане наши четыре страны пришли к выводу, что международное сообщество должно увеличивать сотрудничество.

Турция имеет общую границу с Сирией протяжённостью 911 километров, и Турция страдает от террористических угроз. С другой стороны, в результате террористических нападений, которые были совершены со стороны ДАИШ и так называемого Отряда самообороны, многие наши военные погибли и было много раненых. В результате операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» нам удалось на месте уничтожить источник террористической организации. В общем количестве нам удалось уничтожить 7500 членов ДАИШ, а также так называемых отрядов самообороны. С другой стороны, нам удалось освободить от террористов территорию общей площадью 4 тысячи квадратных километров. Сегодня нашей стране удалось освободить такие города, как Африн, Джераблус, Айн-эль-Араб, и на этих территориях господствует спокойствие, безопасность и мир. Даже нужно отметить, что более 260 тысяч сирийцев уже вернулись в свои родные края. Считаем, что со временем это число увеличится. Турция не допустит, чтобы у её границ или же в любом участке любой территории Сирии были развиты террористические организации. Мы также не согласимся со свершившимися фактами так называемыми.

Также хочу отметить, что на востоке Евфрата мы продолжим свои операции, чтобы устранить угрозу нашей национальной безопасности.

Относительно сирийского конфликта мы также коснулись и гуманитарной точки. Мы считаем, что необходимо продолжить гуманитарную помощь сирийскому народу.

Сегодня также коснулись вопроса о возвращении сирийских беженцев на свою родину. Этот процесс – процесс возвращения беженцев – должен соответствовать международному праву, на добровольной основе и на безопасной основе, и этот процесс должен работать скоординированно с ООН.

Турция приютила у себя 3,5 миллиона сирийских беженцев. Несомненно, наша страна является в этом плане передовой страной. Наша страна потратила на нужды сирийских беженцев 33 миллиарда долларов. Это показывает, насколько мы жертвуем в этом плане. В этом плане Евросоюз должен выполнить свои обещания относительно финансовой помощи. С другой стороны, если подумать о суровых зимних условиях, призываю страны увеличить в этом плане финансовую помощь.

Уважаемые друзья! Когда мы видим погибших детей на берегу морей, это нам показывает очевидную драму, трагедию, которая продолжается в Сирии последние семь с половиной лет. В этом плане хочу отметить, что все должны сотрудничать и бороться с этой проблемой. Считаю, что к окончанию нашего саммита нам удалось передать международному сообществу необходимый месседж. Верю, что наша работа приведёт к улучшению деятельности. С другой стороны, призываю также увеличить усилия всех стран. Турция в этом плане продолжит свою работу как на астанинской платформе, так и на других платформах.

Также хочу отметить, что Иран как участник астанинского процесса тоже будет уведомлен о наших результатах этих встреч. Хочу отметить, что это необходимо сделать, чтобы положительное развитие событий продолжалось, это необходимо для солидарности с сирийским народом. Это необходимо, потому что это наш долг перед сирийским народом.

Завершая свою речь, хочу также выразить благодарность моим дорогим гостям, которые присутствуют здесь. Считаю, что наши встречи приведут к тому, что процесс урегулирования сирийского конфликта ускорится.

Большое спасибо.

В.Путин: Большое спасибо.

Уважаемые коллеги! Уважаемые дамы и господа!

Переговоры в четырёхстороннем формате прошли в деловой атмосфере. Хотел бы поддержать мнение наших коллег и поблагодарить руководство Турции за организацию этой совместной работы.

Мы обсудили ситуацию в Сирии и провели серьёзную работу по согласованию подходов по принципиальным вопросам сирийского урегулирования.

Принятое совместное заявление отражает настрой России, Турции, Федеративной Республики Германия и Франции на дальнейшее расширение взаимодействия в интересах нормализации обстановки в Сирийской Арабской Республике, запуска эффективного межсирийского диалога и проведения необходимых государственных реформ и преобразований.

Благоприятные условия для этого созданы в результате работы в астанинском формате при активной работе России, Турции и Ирана.

От террористов освобождена большая часть территории Сирии, страна постепенно переходит к мирному строительству.

Все участники встречи согласны в главном: добиться долгосрочной стабильности в Сирии можно исключительно политико-дипломатическими средствами, в полном соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН и при строгом соблюдении принципов единства, суверенитета и территориальной целостности Арабской республики. При этом сами сирийцы должны определять будущее своей страны.

Именно в таком контексте обсудили перспективы объединения усилий в рамках астанинского формата и так называемой малой группы. Это, на наш взгляд, способствовало бы началу реального политического процесса в Сирии, привлекло бы к нему всё большее число заинтересованных и конструктивно настроенных представителей сирийского общества.

В первую очередь необходимо обеспечить запуск деятельности конституционного комитета в Женеве, который призван рассмотреть основополагающие вопросы будущего государственного устройства Сирии. При этом должны учитываться решения, принятые на сочинском Конгрессе сирийского национального диалога.

Такой комитет, бесспорно, должен быть признан легитимным всеми сирийскими сторонами и пользоваться их уважением. Только в этом случае эта структура будет дееспособной и эффективной, сможет подготовить и осуществить назревшую конституционную реформу, которая будет укреплять сирийскую государственность и объединит сирийское общество. А значит, работа по формированию комитета предстоит серьёзная, кропотливая, и делать её нужно качественно. Россия как гарант астанинского процесса будет в ней активно участвовать.

Несмотря на то, что уровень насилия в Сирии существенно снижен, немаловажной задачей остаётся ликвидация всех скопившихся там радикальных элементов. Нельзя допустить, чтобы получившие боевой опыт бандиты продолжали преступную деятельность, создавали в наших странах «спящие ячейки», вербовали сторонников, проповедовали экстремистскую идеологию и террор.

В этой связи вместе с господином Эрдоганом подробно проинформировали наших европейских коллег о достигнутом прогрессе выполнения российско-турецких договорённостей по Идлибу. Исходим из того, что создание демилитаризованной зоны, равно как и самой зоны деэскалации в Идлибе, является временной мерой. Рассчитываем, что турецкая сторона в ближайшее время обеспечит завершение отвода оппозиции из демилитаризованной зоны, тяжёлого вооружения и военных формирований. Мы видим, что наши турецкие партнёры делают для этого всё возможное.

В случае если радикальные элементы будут препятствовать решению этой задачи, будут совершать вооружённые провокации из идлибской зоны, Россия оставляет за собой право оказать действенную поддержку решительным действиям сирийского правительства по ликвидации этого очага террористической угрозы.

Большое внимание сегодня было уделено вопросам оказания гуманитарной помощи населению Сирии, содействию возвращению в страну беженцев. Россия многое делает в этом направлении, но, чтобы радикально улучшить ситуацию в стране, снять острые социальные проблемы, восстановить экономику, нужны коллективные усилия всего мирового сообщества. Кстати, позитивный опыт таких совместных действий имеется: напомню, в июле успешно проведена российско-французская операция по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту.

Мы сегодня много об этом говорили, пришли к выводу, что нужно расширить само понятие «гуманитарная помощь» и иметь в виду при этом поставку медицинского оборудования, лекарств, восстановление инфраструктуры, водоснабжение.

Предложили партнёрам поддержать российскую инициативу созыва международной конференции по сирийским беженцам. Мы понимаем всё, что с этим связано, понимаем проблемы, но если мы не будем работать совместно, то и результата не добьёмся.

В Сирийской Арабской Республике созданы условия для размещения до 1,5 миллиона человек, и правительством Сирии даны твёрдые гарантии безопасности и недискриминационного отношения ко всем тем, кто желает вернуться к родным очагам.

Уважаемые коллеги! В рамках сегодняшнего саммита у нас состоялись отдельные весьма полезные встречи с Президентом Турецкой Республики и с канцлером Федеративной Республики Германия, предстоит ещё разговор с Президентом Франции.

В заключение хотел бы выразить признательность партнёрам за содержательные и продуктивные переговоры.

И в завершение хотел бы поблагодарить господина де Мистуру за проделанную работу на этом направлении. Это была сложная, кропотливая и высокопрофессиональная работа, требующая значительных усилий со стороны участников этого процесса и лично господина де Мистуры. Большое Вам спасибо.

Позвольте также поздравить турецкий народ с приближающимся национальным праздником – с Днём Турецкой Республики. Послезавтра – 95 лет образования Турецкой Республики. Я искренне поздравляю Президента и весь турецкий народ с этим праздником, желаю счастья и благополучия.

Спасибо вам большое за внимание.

Э.Макрон (как переведено): Спасибо. Господин Президент Эрдоган, господин Президент Путин, госпожа канцлер Меркель! Господин специальный представитель ООН! Дамы и господа!

Прежде всего хочу поблагодарить господина Президента Эрдогана за сегодняшний приём в Стамбуле, который позволил продвинуться в решении важных вопросов, о которых вы знаете, а также поблагодарить Президента Путина.

Позвольте начать мою речь со слов солидарности с американским народом, с теми, кто погиб в Питтсбурге в результате произошедшей только что там стрельбы в синагоге. Я хочу выразить соболезнования и поддержку американскому народу.

Наш сегодняшний саммит коснулся сирийского конфликта. Несомненно, ещё раз было подчёркнуто, что имеется несколько форматов: это малая группа, это астанинский процесс. Нужно объединить эти усилия. Несколько месяцев назад мы уже говорили о том, что нужно эти усилия приблизить. Эти интересы совпадают. Я уже об этом говорил в рамках того, что нужно поддерживать работу ООН, и в Петербурге об этом в мае я говорил. Может быть, этот саммит является другим подобным шагом. Несомненно, члены астанинского формата (Соединённые Штаты, другие члены «малой группы», а также арабские страны) действуют скоординированно. Нашим приоритетом сегодня является борьба с терроризмом. Эта борьба продолжается.

Никогда в Сирии военное решение не является приоритетом, но, с другой стороны, есть борьба с террористическими группами. В наших странах эти террористические группы совершили ужасные нападения. И, продолжая борьбу с террористическими группами, необходимо отметить, что сегодня, если мы будем проводить военное решение этого конфликта, также [необходимо оказывать] гуманитарную помощь. Этот вопрос приближает нас к идлибскому решению. Несомненно, военное нападение или военная операция со стороны Сирии будет неприемлемой относительно решения идлибского вопроса, потому что здесь решается вопрос стабильности Турции, Евросоюза. Это приведёт к новой волне беженцев и к тому, что эти террористы разбегутся в другие страны.

Несколько недель назад был подписан меморандум между Россией и Турцией. Сегодня в ходе этой встречи и в итоговом заявлении также будет говориться, что идлибский меморандум будет соблюдён, что приведёт к прочному перемирию между сторонами. Это будет устойчивым меморандумом. Президент Турции проинформировал нас также относительно гуманитарной помощи. Также мы надеемся, что будет оказано давление на сирийский режим.

Пользуясь случаем, хочу отметить, что как в этом регионе, так и в других регионах мира применение химического оружия неприемлемо.

Относительно сирийского вопроса, оба президента коснулись этого вопроса, этого политического процесса, никогда не нужно забывать, что в Сирии продолжаются две войны. Вместе мы можем сказать, что это борьба с террористами, все продолжают борьбу против террористических групп в Сирии, и это сирийский режим, который против своей оппозиции продолжает военные решения. В результате этих войн Сирию покинули миллионы беженцев, и необходимо решить этот вопрос.

Политическое урегулирование этого вопроса имеет большое значение, чтобы эти беженцы сумели вернуться в свои родные края. Это масштабное решение вопроса. А с другой стороны, конструктивный подход со стороны режима имеет большое значение. Мы знаем, что сегодня сирийский режим считает, что эта военная интервенция может привести к решению вопроса. Нет, в ходе сочинского саммита, точнее спустя десять месяцев, конституционный комитет ещё не провёл своё совещание. Здесь мы сказали, что до конца года мы призываем утвердить список. Это, конечно, не зависит от нас, присутствующих здесь глав четырёх государств. Несомненно, наша воля в этом плане прочная, но для масштабного решения вопроса необходимо осуществить это решение, потому что народ Сирии должен принять решение относительно своего будущего. Это должны быть прозрачные выборы под международным мониторингом.

На данном этапе, к сожалению, нет какого-либо конкретного результата, конкретного шага. Поэтому относительно этого вопроса мы делаем всё возможное, чтобы привлечь международное сообщество. Имеет жизненное значение, чтобы до конца этого года конституционный комитет был учреждён и провёл своё первое совещание. В этом плане желания глав государств совпадают, потому что мы должны помочь народу Сирии, мы обязаны спасти беженцев, которые покинули свои родные края под натиском сирийского режима.

Другой вопрос, которого мы коснулись в итоговом заявлении, – это гуманитарная помощь. Господин Путин также затронул этот вопрос. Это была наша общая, совместная операция по оказанию гуманитарной помощи. Нам необходимо работать вместе с Россией и Турцией.

С другой стороны, с канцлером Германии мы также подняли этот вопрос, чтобы гражданское общество имело здесь свою роль. Все стороны заинтересованы, чтобы гуманитарные колонны достигли своей цели. В этом плане имеет также большое значение сотрудничество с гражданским обществом. Мы видим, что они подвергаются блокаде. Это неприемлемо. Гуманитарная колонна должна достичь совей цели. Мы должны вместе работать в этом вопросе.

Другой вопрос, которого мы коснулись в итоговом заявлении, – это возвращение беженцев в свои родные края. Относительно этого вопроса мы с удовлетворением воспринимаем усилия Турции, Иордании, Ливана. На протяжении долгих лет эти страны выполняют свои обязательства, это очень важно, потому что большое число беженцев нашли приют в этих странах. Они принимают беженцев в своих странах. Нужно откровенно говорить, для этих беженцев мы должны быть убедительными, что они должны вернуться в свои страны. Если не будет политического решения, эти беженцы не вернутся. Почему? Потому что они подвергались угнетению со стороны режима и покинули свои территории. В начале этого года мы уже замечаем, что появляется новая волна беженцев.

Также и относительно Идлиба, если мы не будем поступать так же, как и с идлибским вопросом, будет новая волна беженцев, и мы не сможем предотвратить этот процесс. Поэтому сегодня Высший совет по вопросам беженцев согласен с этими условиями, то есть на безопасной, на добровольной основе скоординированно с ООН должен начаться процесс возвращения беженцев. Но, с другой стороны, нужно подготовить необходимую почву для их возвращения, это должно соответствовать нормальным стандартам. Я считаю, что необходимо создавать инфраструктуру, имеется в виду электроснабжение и тому подобное. Это имеет большое значение. Считаю, что сегодняшний саммит имеет очень продуктивное значение.

Хочу выразить благодарность господину Президенту Эрдогану. Сегодняшняя встреча, сегодняшние наши консультационные встречи имели большое значение. Это также приводит к тому, что нас вовлекают в этот процесс и у нас тоже появляются свои обязанности и ответственности. Этот вопрос, эта проблема интересует весь регион, поэтому хочу отметить, что в рамках нашей сегодняшней встречи мы провели продуктивный разговор. И это навязывает нам новые обязанности на последующий период.

Большое спасибо.

А.Меркель (как переведено): Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Хочу выразить благодарность за приглашение для участия в стамбульском саммите. Считаю, что это была действительно продуктивная встреча. Даже если у нас были разные подходы, итоговое заявление, совместное заявление показывает, что у нас общие интересы. Два члена из «малой группы», два члена из астанинского формата представлены здесь, на этом саммите. В этом плане хочу отметить, что для итогового решения, для окончательного решения, конечно, этого недостаточно, но мы продвигаемся. Считаю, что это, с одной стороны, борьба с терроризмом, с другой стороны, угнетение своих же граждан со стороны сирийского режима. Здесь не только военная точка имеет большое значение, необходимо найти политическое решение вопроса, причём в рамках принципов ООН, потому что в Сирии мы стали свидетелями большой человеческой трагедии. Больше половины населения стали либо внутренними беженцами, либо они вынуждены были покинуть свои родные края и искать приют либо в Турции, либо в других европейских странах.

С другой стороны, необходимо также сказать, что это человеческая трагедия, причём очень большая человеческая трагедия. Нам необходимо предпринять всё, чтобы предотвратить последующие человеческие трагедии. В сентябре по идлибскому вопросу между Россией и Турцией был подписан меморандум о прекращении кровопролития, но нам также необходимо сделать всё возможное по разоружению Идлибского региона. В этом плане необходимо отметить большой успех.

Несомненно, неприемлемо применение химического оружия. В этом плане мы ещё раз хотим подчеркнуть свою решительность, потому что необходимо политическое решение этого вопроса. Хочу выразить большую благодарность господину де Мистуре. Вслед за соглашением об учреждении конституционного комитета де Мистура прилагал очень много усилий, но, к сожалению, этот комитет не провёл своё совещание. Образование этого комитета необходимо, все группы населения Сирии должны быть представлены, должна быть подготовлена новая конституция. Вслед за конституцией будут проведены выборы. Мы будем прилагать все усилия для учреждения конституционного комитета. Считаю, что до конца этого года встреча членов конституционного комитета имеет большое значение, и мы должны содействовать этому процессу. Военного решения этой проблемы нет, мы верим в это.

Другой вопрос, который мы также обсуждали, – возвращение беженцев, это имеет большое значение. Конечно, здесь [необходимо работать] вместе с ООН. Имеется Высший совет по вопросам беженцев, нужно тесно сотрудничать согласно этим принципам. Беженцы не должны подвергаться вновь каким-либо преследованиям, согласно человеческим, нормальным стандартам эти беженцы должны возвращаться. Только после политического урегулирования этого вопроса возможно возвращение беженцев, когда их родной край будет безопасным для этих граждан.

В непривычном формате мы сегодня провели свои встречи. Это было наше общее решение. В скором времени нужно решить этот вопрос, потому что это интересует все наши страны. Это необходимость. В этом плане политический процесс, особенно в этот период, имеет большое значение. Мы должны продолжить свои усилия в рамках мирного урегулирования процесса без каких-либо человеческих трагедий.

Вопрос (как переведено): Мой вопрос будет такой. Вслед за визитом господина де Мистуры в Дамаск господин Министр иностранных дел выступил с заявлением, причём с суровым заявлением. Какой манёвр здесь можно изложить, господин Путин? Что Вы можете сказать по этому поводу? Как Вы будете убеждать Башара Асада относительно учреждения конституционного комитета, причём до конца этого года? Каким образом Вы думаете убедить?

В.Путин: Если я вам сейчас назову все методы и средства убеждения правительства Сирии, то, наверное, это будет контрпродуктивно. Для того чтобы эта работа шла успешно, она должна идти спокойно, в уважительном режиме к законному правительству Сирийской Арабской Республики.

Кстати говоря, все употребляют выражение «сирийский режим», а, между прочим, в резолюции Совета Безопасности ООН сказано «правительство Сирийской Арабской Республики». Исходя из этих соображений, проявляя уважение к сирийским законным властям с одной стороны, но имея в виду необходимость наладить действенный диалог с оппозицией (а мы всё время призываем сирийские власти к этому конструктивному диалогу), опираясь в том числе и на декларацию сегодняшнего дня, которую мы с коллегами согласовали в ходе дискуссии, мы рассчитываем, что до конца текущего года при наличии соответствующих условий будет согласован полностью и начнёт свою работу конституционный комитет.

Я хочу напомнить, что именно в Сочи на Конгрессе сирийского народа было принято решение о созыве такого комитета и о его формировании. После этого нам удалось договориться и с оппозицией, и с Президентом Асадом, чтобы были сформированы две его части: от оппозиции и от правительства Сирии. Теперь нужно согласовать третью часть – с участием общественных организаций и представителей различных общественных структур. Непростая работа, потому что каждая из сторон будет стремиться к тому, чтобы насытить эту часть теми людьми, которым они доверяют.

Но если доверия к этой структуре не будет, то она не сможет работать результативно. Мы, безусловно, должны провести полноценные консультации и с правительством Сирии, и с нашим партнёрами в Иране, потому что без Ирана, который, как известно, является страной – гарантом мирного процесса и прекращения огня, создания демилитаризованных зон, без Ирана эта проблема тоже эффективно решаться не будет.

Вопрос (как переведено): Господин Эрдоган, обсуждалось ли в ходе сегодняшней встречи расследование убийства журналиста из Саудовской Аравии?

И вопрос госпоже Меркель. Обсуждали ли Вы с господином Макроном разногласия относительно продажи оборонной продукции в Саудовскую Аравию? Есть ли в этом плане какое-либо решение?

Информированы ли Вы о том, что в Стамбуле осуждён гражданин ФРГ? Говорили ли Вы об этом с господином Эрдоганом?

Р.Эрдоган: Что касается журналиста Джамаля Хашогги, в ходе нашей двусторонней встречи мы коснулись этого вопроса, необходимую информацию я передал.

Разведывательными органами проведена работа. Они также проинформировали необходимые органы. Мы подробно детализировали эту информацию в ходе наших двусторонних встреч.

Хочу чётко ещё раз выразить. На данный момент международная пресса находится здесь, поэтому я считаю, что должен выступить с таким заявлением.

Во-первых, есть 18 арестованных. Они, как известно, появились в нашей стране до убийства. Шесть – сначала, потом плюс девять, а потом ещё три прибыли в нашу страну, в общей сложности 18 человек. Кто их отправил в нашу страну? Несомненно, органы Саудовской Аравии должны ответить на этот вопрос. Как вы знаете, потом поступило заявление от уполномоченного лица Саудовской Аравии. Это лицо сказало, что с местными сотрудниками мы передали тело погибшего.

Было пособничество. Тогда кто же этот местный пособник? Это лицо или же лица, которые выступили с этим заявлением, должны сказать, кто же этот пособник или местные пособники. С другой стороны, они также заявили, что эти лица будут сурово наказаны.

Дело в том, что преступление было совершено в Стамбуле, поэтому, если они не будут этот судебный процесс продолжать, турецкая судебная система готова этот судебный процесс начать. Посредством Министерства юстиции Турции мы направили письменный запрос в Саудовскую Аравию и будем ждать ответа от Саудовской Аравии.

Генеральный прокурор Саудовской Аравии прибывает в нашу страну завтра и со стамбульским Главным прокурором вместе со своей делегацией проведёт встречи. Конечно, мы тоже придаём большое значение результатам этой встречи. И в рамках этого процесса наши органы безопасности, а также органы разведывательных служб, судебные инстанции ведут очень интенсивную, насыщенную работу, продолжают проводить тщательно, щепетильно.

Относительно арестованного гражданина Германии. Как вы знаете, суд уже вынес вердикт, и есть кассационное продолжение этого процесса. Поэтому необходимо всем уважать окончательное решение кассационного суда.

А.Меркель: Господин Президент Эрдоган только что сказал, что мы обсудили расследование убийства журналиста Джамаля Хашогги.

Что касается судебного процесса в Турции над немецким гражданином, мы считаем, что необходимо оказать консульскую помощь, и мы рассчитываем на справедливый, честный подход к делу.

С Президентом Макроном в ходе двусторонней встречи мы также говорили об убийстве саудовского журналиста.

Кроме того, коалиционное правительство Германии, с учётом войны в Йемене, приняло решение о прекращении поставок вооружений в Саудовскую Аравию. В связи с тем, что расследование ещё не завершено, могу сказать, что сейчас поставок оружия в Саудовскую Аравию нет. Но мы также договорились, что по завершении расследования, когда будет выяснено, кто является преступником, по этому вопросу может быть принято коллективное решение на уровне Евросоюза.

Р.Эрдоган: Я также хочу подтвердить, это ужасное преступление было предметом нашей двусторонней встречи. Мы осуждаем это убийство, есть обмен информацией по линии разведывательных спецслужб. С другой стороны, Турция уже проделала очень большую работу в этом плане. Есть некоторая информация, но расследование должно быть проведено до конца, чтобы выявить преступников. Относительно этих вопросов необходимо принимать санкции. И эти санкции должны соответствовать этому расследованию, и санкции должны быть пропорциональными после выявления преступников. Мы с Евросоюзом всё время скоординировано действуем в подобных вопросах.

Вопрос: У меня вопрос, наверное, ко всем лидерам: к госпоже Меркель и к господам президентам. В каком ключе вы обсуждали будущее политическое устройство Сирии? Затрагивалось ли каким-то образом участие или неучастие в этом будущем политическом устройстве господина Асада?

Если можно ещё, Владимир Владимирович, Вас попросить уточнить. Вы говорили про Идлиб. Довольны ли Вы тем, как выполняется меморандум в Идлибе, подписанный Вами и Вашим коллегой Эрдоганом, и насколько всё-таки существует вероятность опасности, при которой необходим будет тот самый силовой вариант решения проблемы, если с террористами не удастся справиться другими методами?

И, если можно, последний вопрос к господину Эрдогану. Вы в начале своего выступления говорили, что приветствовали бы расширение этого формата. За счёт каких стран возможно это расширение? За счёт США, которые де-факто являются важным игроком в этом регионе, или каких-либо ещё стран? Насколько постоянно вы будете в нём встречаться? Спасибо.

В.Путин: Если позволите, я начну.

Наша принципиальная позиция заключается в том, что судьбу своей собственной страны, в том числе и определение персоналий на политической сцене, должен определять сам сирийский народ.

Для этого должны быть созданы определённые условия, одним из которых является запуск политического процесса по формированию Конституционного комитета и начало его работы. Вот именно этим мы сегодня занимались. Никаких персоналий мы, естественно, не обсуждали, Это контрпродуктивно, если мы хотим добиться положительного результата в конце нашего пути.

А по Идлибу я всё сказал. Я сказал, что Россия оставляет за собой право поддержать сирийское правительство, если из Идлибской зоны террористы будут осуществлять провокации. Совсем недавно – я проинформировал об этом коллег – был осуществлён артиллерийский обстрел из этой Идлибской зоны в направлении Алеппо. За последние полтора-два месяца наши силы ПВО сбили возле нашей базы в Хмеймиме 50 летательных аппаратов. Но всё, что мы делаем с нашими турецкими партнёрами, друзьями по этому направлению, соответствует целям, которые мы перед собой поставили.

Мы хотим обеспечить демилитаризацию Идлибской зоны на 15–20 километров, с тем чтобы она была свободна от тяжёлого вооружения и от различных радикальных группировок. Эта работа идёт, турецкие партнёры свои обязательства выполняют, хотя не всё ещё сделано в полном объёме. Но мы видим, что это сложная работа, и мы намерены дальше сотрудничать с Турцией по этому направлению.

Р.Т.Эрдоган: В первую очередь относительно будущего Асада, что будет с ним. Воля, которая будет определять будущее Асада, – это воля народа Сирии. Весь народ, который представлен сейчас вне сирийской территории или же в Сирии, они вместе определят это будущее.

Асад – это тот человек, в результате действий которого погибли, были убиты миллионы жителей. Поэтому в этом плане мы считаем, что в этом плане он не действительное лицо.

Но мы все являемся свидетелями этой трагедии, которая до сих пор продолжается. И наша надежда заключается в том, чтобы этот процесс уже был завершён.

Как вы знаете, в Идлибе проживают 3,5 миллиона жителей. Откуда они появились, из каких регионов? Они из Алеппо туда приехали в результате применённых бомб. А в последний период и в Идлибе им уже угрожала смерть. И куда они должны были бежать? Они должны были бежать в Турцию, нет у них другого больше места. А мы и так приютили 3,5 миллиона беженцев и ещё новую волну количеством 3,5 миллиона – сколько ещё их мы должны были приютить?

Спасибо господину Путину, мы предприняли шаги, и в результате этого был подписан меморандум, и в этом меморандуме 10 пунктов, и этот меморандум придал импульс новому началу. И мы считаем, надеемся, что это перемирие мы уже обеспечили. Так или иначе, прочное, устойчивое сохранение этого перемирия, несомненно, успокоило жителей этого региона.

Но, с другой стороны, разрушены здания, мы же все это видели. Люди, которые остались под этими зданиями, – вы представляете себе? И когда мы видим, мы, политики, главы государств, главы правительств, когда мы всё это видим – как мы заплатим, какая цена за это?

На севере Сирии, и с севера Сирии есть поток беженцев, и мы предприняли шаги в этом плане. Все знают, какую поддержку мы оказали этим беженцам. Несомненно, необходимо оказать гуманитарную помощь. Да, в ходе наших этих встреч мы сегодня также обсудили аспекты гуманитарной помощи. Это касается здравоохранения, это касается образования и других деталей. Нам удалось всё это обсудить, мы предприняли шаги. Надеюсь и верю, что в этом плане также нам удастся преодолеть расстояние.

Можно ли расширить этот формат, Вы спросили. Это зависит от нашего общего решения. Несомненно, можно расширить, но если мы совместно решим это. Как и в ходе астанинского процесса, здесь также можно предпринять такой шаг.

А.Меркель: В нашем итоговом заявлении мы открыто сказали об этом: будущая политическая система Сирии будет зависеть от свободных выборов, которые будут проводиться под международным мониторингом. Несомненно, беженцы также должны участвовать в этом процессе. Народ Сирии сам определит своё будущее.

В результате действий сирийского режима было убито много людей. Несомненно, в этом плане мы делаем акцент на политическое решение. Но, с другой стороны, международный процесс тоже должен интересоваться этим вопросом. После сочинского соглашения в сентябре мне приятно услышать, что нам удалось сделать, чтобы этот процесс также продолжился. Мы поддерживаем этот процесс, потому что миллионы людей не подвергаются уже новой волне опасности. Считаем, что это будет устойчиво.

Несомненно, это нелегко. Но последние недели нам показывают, что можно успешно продвигать этот процесс.

Э.Макрон: Я также в начале своего выступления свой подход уже обозначил.

Присоединяюсь к словам Президента Эрдогана относительно политического строя Сирии. Это не наше решение, сам народ Сирии определит своё будущее. Но для этого нужно создать условия, и мы можем содействовать этому процессу. Асад останется во власти или же не останется – это не наше решение, конечно.

В Сочи было принято решение. И в этом плане решение об учреждении конституционного комитета также является частью этого процесса. Несомненно, мы уважаем суверенное правительство, необходимо уважать суверенное правительство. Но, с другой стороны, над этим есть ещё одна вещь – давление международного сообщества. У международного сообщества есть своё слово. И относительно решений, которые были приняты в Сочи, у международного сообщества тоже есть право сказать что-то. Мы будем уважать суверенное право сирийского народа, это во-первых.

С другой стороны, нам необходимо сказать, что сирийский режим представляет не весь народ Сирии, потому что миллионы граждан Сирии покинули свою страну. Они нашли приют во Франции, Германии, Иордании. Поэтому в рамках конституционного процесса нам нужно создать условия, чтобы все сирийцы участвовали в этом процессе. И когда мы будем осуществлять этот процесс, у нас есть одно требование: народ должен свободно выразить своё мнение. Мы должны это обеспечить.

Вопрос (как переведено): Относительно беспилотников: осуществляется ли совместное российское и турецкое патрулирование?

Уже десять месяцев продолжается процесс об учреждении конституционного комитета. Был какой-то список претендентов на пост главы этого комитета?

Сегодня де Мистура в своём выступлении сообщил, что в ноябре он покинет свой пост. Когда, вы считаете, ваша «четвёрка» опять встретится, проведёт свою следующую встречу? Большое спасибо.

В.Путин: Что касается встречи, то в этом формате мы пока об этом не договаривались. Всё возможно.

Я считаю, что расширение возможностей, расширение количества участников, принимающих участие в процессе урегулирования, идёт на пользу. По сути, изначально это было предложение Президента Франции, объединить усилия «малой группы», я сказал уже об этом, и астанинского процесса. Турецкий Президент, господин Эрдоган, это активно поддержал, выступил инициатором нашей сегодняшней встречи. Я считаю, что она пошла на пользу.

Теперь по поводу того, как это всё будет происходить. Вы сказали, что девять месяцев после решения в Сочи мы не добились конкретного результата. Я хочу напомнить, что до начала астанинского процесса стороны вообще не собирались в течение года. Этот процесс просто забуксовал. Это очень сложный процесс, вообще ничего не происходило.

Потом мы инициировали астанинский процесс вместе с Президентом Турции и Президентом Ирана, и колесо завертелось, закрутилось, пошли предложения.

Это была очень непростая история, провести Конгресс сирийского народа в Сочи, шла большая подготовительная работа. Да, достигнутые договорённости осуществляются не так уж и быстро, как бы нам хотелось, но всё-таки движение вперёд есть. Мы всё-таки убедили правительство Сирии представить свою часть списка для формирования конституционного комитета. Затем поработали наши коллеги, прежде всего, конечно, Президент Турции. Появилась составная часть от оппозиции. Теперь нужно сформировать третью часть.

Да, это непростой процесс, да, там должны быть люди, которые пользуются доверием у всех сторон, вовлечённых в конфликт. Но нужно набраться терпения, с уважением относиться ко всем участникам этого процесса. Только на этом пути нас ждёт успех.

Р.Т.Эрдоган: Я тоже хочу выразить благодарность, особенно в вопросе по Идлибу. Действительно, в этом меморандуме, в котором указаны 10 пунктов, вы найдёте много ответов.

В первую очередь относительно 12 наблюдательных пунктов. С Российской Федерацией мы в солидарности продолжаем свою работу. Кроме этих 12 наблюдательных пунктов Российская Федерация, как известно, имеет ещё 10 наблюдательных пунктов. Это всё обеспечивает безопасность региона, это всё направлено на обеспечение безопасности.

Но в меморандуме по Идлибу привлекает внимание, можно сделать акцент в том, что касается радикальных групп. Российская Федерация контролирует территорию глубиной 15–20 километров. Весь этот вопрос заключается в том, чтобы вся тяжёлая техника была отодвинута из центра Идлиба, чтобы они не представляли угрозу жителям Идлиба и наряду с этим чтобы также в результате вооружённых нападений была совместная реакция Турции и Российской Федерации. Наши органы продолжают свою работу. Это касается оборонных, разведывательных органов, они своё сотрудничество продолжают.

Главная задача в этом плане – обеспечение стабильности и спокойствия района. Около 60 тысяч человек уже вернулись в Идлиб. Это нам демонстрирует, что процесс успешно продолжается и развивается. Хочу выразить благодарность господину Путину, а также всем, кто оказывает содействие этому процессу.

Большое спасибо. Будьте здоровы.

Турция. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 октября 2018 > № 2774074 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон

Полная версия — платный доступ ?


Казахстан. Турция. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inform.kz, 22 октября 2018 > № 2766203

В МОАП РК состоялись встречи с международными партнерами и дипломатами

В Министерстве оборонной и аэрокосмической промышленности (МОАП) РК прошла встреча с руководством турецкой компании «ASELSAN», передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу ведомства.

Министр оборонной и аэрокосмической промышленности РК Бейбут Атамкулов и председатель Совета директоров - генеральный директор турецкой компании «ASELSAN» Халук Гёргюн обсудили перспективы дальнейшего развития совместного предприятия «Казахстан Аселсан инжиринг».

ТОО «Казахстан Аселсан инжиринг» является дочерним предприятием АО «НК «Казахстан инжиниринг» МОАП РК и производит для казахстанских силовых структур электронные и электронно-оптические изделия. Это системы связи, тепловизоры, дневные и ночные прицелы для стрелкового оружия, а также системы электронной стабилизации стрельбы.

Совместное предприятие ТОО «Казахстан Аселсан инжиниринг» было открыто в декабре 2013 года в Астане, и уже в январе 2014 года завод выпустил первую партию продукции. Сегодня на заводе трудятся свыше 100 специалистов, запущены все производственные линии.

Во время встречи было отмечено, что с начала функционирования этого совместного проекта компания «ASELSAN» вложила инвестиций в предприятие на сумму 40 млн. долларов США. Сегодня компания «ASELSAN» является крупнейшим оборонно-промышленным предприятием Турции и занимает 58-ю строчку в рейтинге из 100 лучших оборонных компаний мира.

Также министр оборонной и аэрокосмической промышленности РК Бейбут Атамкулов встретился с Чрезвычайным и Полномочным Послом Китайской Народной Республики в Республике Казахстан Чжан Сяо.

В ходе встречи обсуждались различные аспекты двусторонних отношений в военно-технической и космической сферах, а также в области кибербезопасности.

На переговорах особый акцент был сделан на дальнейшей реализации Соглашения между Правительством РК и Правительством КНР о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях, подписанного в Астане в сентябре 2013 года, отмечает пресс-служба МОАП РК.

Казахстан. Турция. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inform.kz, 22 октября 2018 > № 2766203


Украина. Турция. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 октября 2018 > № 2765135 Максим Артемьев

Два века автокефалий. Чему учит РПЦ богатый опыт деления христианских церквей

Максим Артемьев

Вслед за Украиной спящие ныне церковные противоречия могут проснуться в Молдавии и Белоруссии. И вот здесь-то РПЦ все еще может сыграть на опережение. Поучительным примером в этом отношении является Англиканское сообщество. Некогда официальная церковь мировой империи, Церковь Англии смогла выстроить такую систему отношений с церквами своих бывших колоний и доминионов, в которой они, будучи полностью независимыми, тем не менее признают духовный авторитет архиепископа Кентерберийского, остающегося главой сообщества

Нынешний кризис в отношениях Московского и Константинопольского патриархата из-за судеб православия на Украине любят представлять как что-то исключительное – невиданный церковный раскол, аналогов которого не было со времен разделения христианства на католичество и православие в 1054 году. Однако в действительности в происходящем мало необычного – за последние 200 лет аналогичные кризисы неоднократно случались в самых разных концах православного мира.

Стремительные политические изменения в XIX–XX веках, рост национализма, появление новых государств радикально изменили ситуацию в православии, усложнив церковное устройство. Количество провозглашенных, признанных и непризнанных автокефальных церквей постоянно увеличивается уже два столетия, и случай Украины в этом ряду далеко не первый и, скорее всего, не последний.

200 лет раздельно

Долгое время Константинопольская патриархия объединяла большинство православных – подданных Османской империи, особенно среди этнических греков и на Балканском полуострове. Но появление в 1830 году независимой Греции резко изменило ситуацию – у получивших самостоятельность греков духовный владыка оставался на территории Турции, в Стамбуле, а не в Афинах. Баварский принц Оттон, ставший королем Греции, разделял популярные тогда секуляристские идеи о примате государственного над церковным и национального над религиозным. Поэтому в 1833 году была провозглашена автокефалия Элладской церкви, не подчинявшейся Константинополю. Естественно, константинопольский патриарх этой автокефалии не признал.

Греки оказались разделены между собой церковным расколом, и такая ситуация сохранялась 17 лет, до 1850 года, когда стороны смогли выработать компромисс. Константинопольскую патриархию стали считать «Матерью-Церковью», но по факту Элладская церковь полностью независима. И до сих пор на тех территориях Греции, которые были присоединены после 1850 года (северная часть, Крит и еще некоторые острова), православные храмы де-юре относятся к Константинопольскому патриархату, хотя де-факто управляются и подчиняются Элладской церкви. По мере расширения территории находящиеся на «новых землях» храмы, до того относившиеся к Константинополю, получали двойное подчинение. Так был мирно разрешен первый кризис идентичности – столкновения традиции и новой политической реальности.

Следующий кризис оказался сложнее и долговременнее. В нем была прямо задействована Россия и РПЦ. Еще до возникновения Болгарии как политической единицы в результате Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, в 1872 году в Стамбуле была провозглашена автокефалия Болгарской православной церкви, что отвечало как либерально-патриотическим настроениям в самой Болгарии и болгарской диаспоре, так и политическим интересам османского правительства, поддержавшего это начинание.

В ответ константинопольский патриарх отлучил от церкви самопровозглашенного в том же городе болгарского коллегу, обвинив новую церковь в филетизме, то есть принесении общецерковных интересов в жертву национальным, племенным, если переводить дословно. Филетизм был осужден как ересь, а схизма продлилась более 70 лет – до 1945 года, когда в Константинополе был издан томос о признании автокефалии Болгарской церкви.

РПЦ в этой схизме занимала двойственную позицию. На словах присоединилась к константинопольскому патриарху, но на практике поддерживала болгарских «раскольников», когда отношения России и Болгарии были хорошими, а когда обострялись – наоборот, всецело солидаризировалась с Константинополем.

В случае с западной соседкой Болгарии – Сербией автокефалия была получена почти без проблем в 1879 году, через год после признания полной независимости страны. Этому способствовало то, что на протяжении веков у сербов уже была собственная независимая церковь – до ликвидации ее турками в 1766 году. Однако оставалась автокефальная Карловацкая православная церковь на сербских землях, входивших в состав Австро-Венгрии, а также де-факто независимая церковь Черногории, ориентировавшаяся на Россию.

Императорские власти Австро-Венгрии поддерживали своих православных, чтобы укрепить лояльность Вене сербов Воеводины и Крайны, входивших тогда в двуединую монархию. Только в 1920 году, после создания Югославии, все три церкви были объединены в одну.

Сравнительно мирно прошла и другая неизбежность – признание независимости Румынской православной церкви. Переговоры с Фанаром длились 20 лет – с 1865 года (момента провозглашения автокефалии) по 1885-й. Румыния как единое государство была создана в 1859 году, так что уже через шесть лет встал вопрос о собственной национальной церкви.

Сама РПЦ, собственно говоря, прошла схожий путь, получив в несколько этапов в XV–XVI веках автокефалию, кульминацией чего стало избрание первого русского патриарха Иова в 1589 году. Это тоже был процесс политический. Возникла и укрепилась Московская Русь – возникла и потребность в национальной церкви.

Соответственно, отношения РПЦ с другими православными также зависели от политических пертурбаций, что хорошо видно на примере Грузинской православной церкви. Ставшая автокефальной более тысячи лет назад, она, после присоединения Грузии к России в начале XIX века, лишилась своего независимого статуса. Однако после распада Российской империи и кратковременного восстановления Грузинской республики в 1918 году церковь Грузии снова объявила о своей автокефалии, что и было признано РПЦ в 1943 году.

Более сложный путь был у Абхазского католикосата. До начала XIX века он тоже был автокефальной церковью, потом его независимость упразднили и восстановили только в 90-х годах ХХ века. Хотя она до сих пор остается не признанной другими православными церквами.

Следующие в очереди

Таким образом, то, что сегодня из Москвы кажется делом вселенского значения и приравнивается чуть ли не к расколу 1054 года, на самом деле – вполне заурядное событие в истории православия. В его основе лежит типичное для секулярного мировоззрения представление о том, что национальному государству должна соответствовать национальная церковь и что правительство (и общество) должно иметь рычаги воздействия на соответствующую конфессию, не допуская манипуляций ей извне.

Даже в Польше и Чехословакии, при сравнительно небольшом числе православных, в первой половине XX века возникли автокефальные церкви, признанные остальными православными сообществами. Сегодняшняя церковь Чешских земель и Словакии остается не разделенной между Чехией и Словакией в основном потому, что число ее прихожан ничтожно мало и не представляет интереса для общества и государства.

История с расколом после провозглашения украинской независимости в 1991 году была неизбежной. Его удалось отодвинуть почти на 30 лет только потому, что большинство прихожан были не готовы сразу признать этот факт. Но сегодня, когда на Украине сменилось целое поколение людей, выросших уже в условиях политической независимости и, что немаловажно, систематической антироссийской пропаганды, противиться автокефалии общество уже не станет. А из-за событий в Крыму и Донбассе Украинская православная церковь Московского патриархата оказалась в таком положении, что и у нее нет сил и возможностей сопротивляться. Иначе она будет восприниматься как прямой агент врага.

Сегодня, с высоты почти трех десятилетий постсоветской истории, думается, что наилучшим выходом для РПЦ было бы самой инициировать автокефалию на Украине еще в начале 90-х, сыграть на опережение и признать неизбежное. Это позволило бы сохранить невраждебные отношения между Москвой и Киевом. Но из-за того, что сепаратистские процессы появились в украинской церкви еще до 1991 года, подобная позиция РПЦ могла быть расценена как слабость. Да и независимость Украины тогда еще всерьез не воспринимали, происходящее казалось временным расхождением.

Скорее всего, через 5–10 лет большинство православных храмов на Украине окажутся в руках местной автокефальной церкви, куда перейдут и многие из сегодняшних священнослужителей РПЦ МП. Сама же РПЦ МП окажется на Украине в том же положении, в каком оказалась католическая церковь в Англии после Реформации – преследуемая церковь меньшинства, но исторически укорененная и потому неистребимая.

Можно обратиться и к примеру Македонии, где с 1967 года существует не признанная другими церквами православная церковь, которая, несмотря на это обстоятельство, является господствующей и поддерживаемой государством. А «законная» Охридская архиепископия (часть Сербской православной церкви) сталкивается со всевозможными препонами, вплоть до регулярных арестов своего владыки Иоанна. Поэтому, даже если бы не было томоса из Константинополя, это не сильно повлияло бы на дальнейшую судьбу РПЦ МП на Украине. Государство (в союзе с национально ориентированными политическими силами) продолжало бы на нее давить, преследуя мечту о «единой поместной церкви».

Не хотелось бы быть гонцом, приносящим дурные вести, но и спящие ныне церковные противоречия в Молдавии и Белоруссии в перспективе могут проснуться. Там начнутся процессы идентичные украинским. И вот здесь-то РПЦ все еще может сыграть на опережение.

Поучительным примером в этом отношении является Англиканское сообщество. Некогда официальная церковь мировой империи, Церковь Англии смогла выстроить такую систему отношений с церквами своих бывших колоний и доминионов, в которой они, будучи полностью независимыми, тем не менее признают духовный авторитет архиепископа Кентерберийского, остающегося главой сообщества.

Церковь Англии в XX веке не пыталась удержать в своем составе даже Церковь Уэльса, которая с 1920 года также стала «автокефальной», если говорить языком православия. Но между членами Англиканского сообщества сохраняется тесное взаимодействие, регулярно проводятся, например, Ламбетские конференции, на которых священнослужители обсуждают вопросы вероучения и церковного устройства.

Должности в Церкви Англии открыты для коллег из других церквей, например, прежний архиепископ Кентерберийский Уильямс Роуэн до назначения служил архиепископом Уэльса. А пост архиепископа Йоркского – второй по значению в Церкви Англии – занимает чернокожий угандиец Джон Сентаму. Если РПЦ проявит большую гибкость, то в перспективе она могла бы установить подобные отношения с православными церквами стран бывшего СССР, то есть стать центром притяжения для православных на постсоветском пространстве, без их формального подчинения.

Украина. Турция. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 октября 2018 > № 2765135 Максим Артемьев


Саудовская Аравия. Турция > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762104

Генеральный консул Саудовской Аравии в Турции Мохаммед аль-Отаиби отстранен от должности, в его отношении проводится расследование. Об этом сообщил в среду, 17 октября, информационный портал Sabq в Эр-Рияде. Подробностей о возможных нарушениях, в связи с которыми ведется следствие, издание не приводит, пишет агентство Reuters.

Турецкая полиция обыскивает резиденцию генконсула

Между тем турецкие следственные органы проводят обыск в резиденции генконсула Саудовской Аравии в Стамбуле. Сам Мохаммед аль-Отаиби до этого покинул Турцию и вылетел в Эр-Рияд.

Вечером 15 октября турецкая полиция впервые провела обыски в самом саудовском консульстве, которые продлились около восьми часов. Были взяты несколько проб, в том числе земли из принадлежащего дипмиссии сада в связи с исчезновением журналиста The Washington Post Джамаля Хашогги.

Об исчезновении проживающего в США 59-летнего обозревателя стало известно 3 октября - на следующий день после того, как он пришел в саудовское консульство в Стамбуле, чтобы оформить документы для заключения брака со своей проживающей в Турции подругой. Турецкая полиция рассматривает версию убийства. По информации CNN, у следователей есть аудио- и видеозаписи, подтверждающие ее.

Ксения Польская

Саудовская Аравия. Турция > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762104


Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец

Контрсанкции РПЦ. Куда приведет разрыв между Москвой и Константинополем

Александр Занемонец

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь. Но победила линия Кирилла

Вчера 15 октября состоявшийся в Минске Синод РПЦ постановил прервать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Это означает, что духовенство патриарха Кирилла пока не сможет служить вместе с духовенством патриарха Варфоломея, а миряне — причащаться, креститься или венчаться в греческих храмах на Западе, а также в Северной Греции и на Крите. Под минский запрет попал и Афон — монашеский полуостров на севере Греции, также относящийся к Константинопольскому – или Вселенскому, как он часто называется, – патриархату.

В перспективе это может коснуться и тех приходов на Украине, которые собираются примкнуть к Константинопольской церкви. Несомненно, что Украина тут в центре событий, и вокруг нее строятся – или скорее рушатся? – не только взаимоотношения России и Запада, но и поместных православных церквей.

Масштабы Русской православной церкви и церкви Константинопольской, от которой Киевская Русь тысячу лет назад приняла христианство, не очень-то сопоставимы. РПЦ – самая большая православная церковь в мире. Однако константинопольский патриарх еще с византийских времен почитается в православном мире первым среди остальных патриархов. И если у него сегодня нет тех рычагов давления, какие он имел в Византийской или Османской империях, то все равно он является своего рода «координационным центром» православного мира. Афон, как многонациональная монашеская община, также наглядный пример этого вселенского, всеобщего служения Константинопольской церкви.

Нередко критики называют патриарха Варфоломея «стамбульским патриархом». Однако в турецком Стамбуле сохранился лишь его «офис»: греческое население некогда самого большого греческого города мира последовательно изгонялось оттуда по ходу ХХ столетия. Остался только один греческий район — Фанар, к тому же не особо густонаселенный. Впрочем, к патриархату относится север Греции и ряд греческих островов (Крит, например) и, главное, вся греческая диаспора на Западе. Частично русская и украинская тоже.

В общей сложности паства Вселенского патриарха насчитывает сегодня около 5 млн человек. Это не самая большая из православных церквей, но и не самая маленькая. А сочетание древнего значения Константинополя как первой из православных патриарших кафедр с политическими и экономическими возможностями греческой диаспоры делает роль Вселенского патриархата весьма значительной.

Уже давно украинские церкви, не состоящие в общении ни с РПЦ, ни с другими православными церквами, – в первую очередь так называемый Киевский патриархат Филарета Денисенко – пытаются вернуться к церковному общению через Константинопольский патриархат. Примириться друг с другом украинским православным не удается никак, а вот получить признание от Константинополя «раскольники» пытаются давно.

В сентябре на Украину были отправлены личные послы патриарха Варфоломея, или экзархи. Ими стали два епископа Константинопольского патриархата украинского происхождения, кафедры которых находятся в Северной Америке. На Украине они должны были вести переговоры с двумя непризнанными церквами, изъявившими желание восстановить свое общение с полнотой Православной церкви. Реакция Московской патриархии была жесткой: заявили о приостановке сослужения друг с другом епископов РПЦ и Константинополя и вышли из православных епископских конференций в западных странах, которые всегда возглавляются и координируются архиереями Константинопольской церкви.

Поворотным моментом стал константинопольский Синод 11 октября, который признал утратившим силу свое давнишнее решение 1686 года о передаче Киевской митрополии на определенных условиях (практически «в аренду») в состав Московского патриархата, а также снял отлучение (анафему), наложенное в 90-х годах Московской патриархией на главу Киевского патриархата Филарета Денисенко и Макария Мелетича, главу непризнанной Украинской автокефальной православной церкви. Также они и их последователи были восстановлены в своем священническом или епископском достоинстве.

Многое в отношении их будущего пока остается неясным, а константинопольская церковная структура на Украине пока не существует, но уже сейчас открылась возможность возвращения «раскольников» в Церковь. Пусть через создание параллельной юрисдикции, а затем и автокефальной Украинской церкви. Длившийся четверть века конфликт миллионов украинских верующих с «мировым православием» начал подходить к своему завершению.

Решение РПЦ

Реакция Русской церкви, сформулированная на Синоде в Минске 15 октября, оказалась предельно жесткой: разрыв евхаристического общения с Константинополем, пока Вселенский патриарх не отзовет своего решения по Украине. Разрыв с Константинополем, но не с остальными поместными православными церквами.

Что, собственно, поменялось в Церкви после этих церковных «минских соглашений»? Да по большому счету ничего. Оттого что патриарх Кирилл запретил своим священникам служить на Афоне, а русским туристам крестить своих детей в греческой церкви на Крите, не изменилась ни мера духовной опытности афонских старцев, ни благодатность греческого крещения. На это запретившие и не претендуют. Этим запретом выражена крайняя степень обиды на старшего константинопольского брата.

Хуже от этого станет больше русским, чем грекам. Назло Варфоломею лишим себя поездок на Афон, а русских священников в Германии лишим возможности преподавать русским детям православие в немецких школах, а в Бельгии – получать зарплату от государства. Ведь там это делается через епископские ассамблеи, в которых русским теперь участвовать нельзя, так как их возглавляет константинопольский архиерей. И у Гроба Господня в Иерусалиме тоже русским теперь спокойно не послужить: среди греческих священников-паломников всегда есть духовенство Константинопольского патриархата. Неужели теперь русские будут опрашивать греков у Гроба Господня — конечно же по-русски и по-украински, – «кто из них Павлов, а кто Аполлосов»?

Как могли члены Синода принять столь неудобное для верующих русских людей решение? О ком и как они думали? Похоже, не о рядовых членах РПЦ, которые мечтают о паломничестве на Афон, поездке на Крит или об учебе в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже, который тоже, как и часть русского зарубежья, относится ко Вселенскому патриархату. Но это же все – рядовые. А у духовенства и так уже в последние месяцы возникали проблемы с получением греческих виз. Недавно визу для посещения Афона не дали даже петербургскому митрополиту, по совместительству возглавляющему хозяйственный отдел МП. Интересно, что некоторые из епископов Украинской церкви Московского патриархата в эти выходные успели напоследок съездить послужить на Афон, пока решение о запрете еще не было принято на Синоде. Значит, как «дисциплинарное» оно будет ими соблюдаться.

Теперь положение РПЦ в православном мире будет очень похоже на положение самой России под санкциями. Впрочем, если российское государство этих санкций не хотело, то РПЦ сама создала сложности для своих верующих заявлением о своей полуизоляции. Скорее всего, Вселенский патриарх на это даже никак не отреагирует, а другие поместные церкви, если и выразят поддержку Москве по украинскому вопросу, точно отношения с Константинополем не прервут. Впрочем, не будут торопиться прервать их и с Москвой.

А вот на Украине теперь у Вселенского патриарха и его сторонников руки будут развязаны. Если духовенство Московской патриархии и так с ними не служит и не сотрудничает, то создание там константинопольской церковной структуры может пойти куда быстрее. Минский Синод уже предупредил, что «переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение [вероятно, через возможные константинопольские структуры на Украине] является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения». Угроза вполне понятна. Но когда на Украине появится Константинопольская митрополия или целая автокефальная церковь, то переход из одной юрисдикции в другую уже не будет вызывать опасений.

Модель Кирилла vs модель Тихона

Патриарх Кирилл и его окружение настаивают на том, что не может быть «легализации раскола», а независимые церкви должны прийти и раствориться в официальной структуре.

Впрочем, у РПЦ есть другой опыт воссоединения с теми, кто десятилетиями не был с ней в общении: в 2007 году Русская зарубежная церковь воссоединилась с Русской церковью Московского патриархата. При этом от нее не требовалось ни покаяния, ни слияния своих епархий с епархиями МП, ни самоликвидации. Одним из авторов того удачного объединения был о. Тихон (Шевкунов), в настоящее время являющийся псковским митрополитом. Противником — митрополит Кирилл, нынешний патриарх.

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь.

Неудивительно, что победила линия Кирилла. И привела не к «ликвидации раскола», а к еще большему разделению. Так у одних в 2007 году все получилось, а другие из-за своей жесткости теряют Украину для Русской церкви и для своих же перекрывают пути на Афон и в греческий мир.

Как Российское государство, так и Русская церковь все еще пытаются выстроить свои отношения с Украиной по моделям Российской империи или Советского Союза. Обе уже очевидно не работают. Но, помимо собственного прошлого, можно еще посмотреть вокруг, где немало государств, народы которых еще недавно воспринимали себя как единое целое. Расходились и сходились, но уже по-новому. Великобритания и США. Австрия и Германия. Среди них и православные страны Греция и Кипр, трансграничному единству которых не мешает ни наличие двух правительств, ни двух независимых друг от друга автокефальных церквей, которые сумели выстроить друг с другом отношения на равных.

Впрочем, греческое население Греции и Кипра ощущает себя одним народом, хоть и живущим в разных политических нациях, поэтому и наличие разных церквей не разъединяет. Между Украиной и Россией ситуация сейчас обратная, и именно поэтому единство веры бессильно. В давние времена вера была больше государства, сейчас обе стороны конфликта, включая клириков, часто и охотно демонстрируют обратное: государство для них больше веры.

Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец


Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754253 Октай Асадов

Октай Асадов: Мы готовы изменить свое отношение к армянам

Специальный корреспондент ИА REGNUM передает с места событий

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии. Делегацию Азербайджана возглавляет председатель Милли Меджлиса Октай Асадов. И вот что он рассказал в интервью нашему агентству.

ИА REGNUM : Октай-мюалим, как вы оцениваете значимость таких форумов, как Совещание спикеров парламентов стран Евразии? Какие перспективы вы видите?

Безусловно, хорошо оцениваю и вижу перспективы. Мы только нащупываем новые формы сотрудничества, присматриваемся друг к другу. Конечно, сейчас мы переходим на обсуждение политических проблем, говорим об экономике и безопасности, все это нас затрагивает. В каждой из стран нашего континента это имеет свое законодательное оформление. Дело в унификации ряда законов, с этой инициативой выступила Россия и Южная Корея.

ИА REGNUM : Вы придерживаетесь различных позиций с армянской стороной по ряду проблем. И я не могу не спросить вас о нагорно-карабахском урегулировании. Что с ним?

Ну, мы с моим армянским коллегой повторили известные и ранее озвучивавшиеся тезисы. Азербайджан никогда не уступит свои земли, Карабах должен быть в составе нашей республики. Вместе с тем мы готовы предоставить народу Карабаха статус самой высокой автономии.

ИА REGNUM : Вы все же считаете возможным совместное проживание армян и азербайджанцев? Неужели вся проблема упирается только в землю?

Проблема земли есть. Однако если только мы принципиально определимся на определенных позициях, признании территориальной целостности Азербайджана, мы, конечно, изменим свое отношение к армянам, будем сотрудничать. Все-таки мы с ними исторически жили всегда мирно. У нас есть варианты возможного сотрудничества, но если только армянская сторона изменит свои позиции.

ИА REGNUM : Позвольте в заключение спросить вас о российско-азербайджанских отношениях. Как они?

Вы знаете, что мы сегодня встречались с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. Мы говорили как старые друзья. У нас нет споров и проблем. Тем более что сейчас отношения между нашими странами находятся на подъеме, резко растет товарооборот. И, вообще, скажу вам так: меня российская сторона не беспокоит, у нас присутствует позитивный тренд, позитивное развитие. Безусловно, мы будем поддерживать все инициативы Володина в деле расширения межпарламентского сотрудничества.

Анталья

Станислав Тарасов

Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754253 Октай Асадов


Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов

Эдуард Шармазанов: А почему в Турции не было делегации Нагорного Карабаха?

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии. С чем прибыла сюда армянская делегация? Об этом в интервью нашему агентству рассказывает вице-спикер Национального собрания Республики Армения Эдуард Шармазанов.

ИА REGNUM : Эдуард Овсепович, почему вы в ходе форума выступали на английском языке, в то время как парламентарии Узбекистана, Казахстана, Киргизии — на русском, а ваш коллега из Баку избрал азербайджанский?

Вы знаете, я выступал на английском, хотя мог бы говорить на армянском, потому что турецкая сторона представила нам своего переводчика с армянского, но он мог исказить мои слова.

ИА REGNUM : Каковы ваши впечатление от Совещания спикеров парламентов стран Евразии?

Меня удивило вот что. В нашем зале среди делегаций из свыше 40 стран сидели наряду и наравне со всеми депутаты Турецкой Республики Северный Кипр. Подчеркиваю, непризнанного государства! А почему тогда не пригласили, например, делегацию Республики Арцах (Нагорный Карабах)? Как вы могли слышать, я озвучивал во время своего выступления известную позицию о том, что народ Республики Арцах должен получить свободу, это было бы самым правильным, и только в условиях свободы и на условиях принципа самоопределения нации мы можем решить многие и многие конфликтные вопросы, которые существуют на таком огромном континенте, как Евразия. Но азербайджанская сторона меня, естественно, не поддержала, апеллируя к известным резолюциям Совета Безопасности ООН.

ИА REGNUM : В протокольных документах нет информации о том, были ли у вас переговоры с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. Но вы с ним все-таки виделись?

Да, конечно, вчера мы с ним встречались, переговорили. У нас сейчас, действительно, другой уровень отношений. И, кстати, я вам хочу сказать, что где-то 29−30 октября мы ждем делегацию Государственной думы России во главе с Володиным в Ереване.

ИА REGNUM : Я не могу не спросить вас о внутриполитической ситуации в Армении. Удается ли урегулировать кризис в отношениях между парламентом и премьер-министром Николом Пашиняном?

Вот что я вам хочу, Станислав, сказать. В личных беседах, а мы же друг друга давно знаем, давно работаем, заявляется, что все будет нормально. Мы все идем на выборы, эти выборы должны быть честными, пусть победит сильнейший. Но в принципе мы с новым кабинетом ориентированы на консолидацию страны и нации, решение проблем. А проблем в нашей республике, как вы понимаете, хватает.

Анталья

Станислав Тарасов

Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754251 Сергей Неверов

Сергей Неверов: межпарламентское сотрудничество – это инновация

Специальный корреспондент ИА REGNUM передает с места событий

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии, участие в котором принимает делегация Государственной думы России во главе с Вячеславом Володиным. В составе делегации — вице-спикер Госдумы, руководитель фракции «Единая Россия» Сергей Неверов. В интервью нашему агентству он прокомментировал ход межпарламентского сотрудничества.

ИА REGNUM : Сергей Иванович, как можно оценить значение такого форума, как Совещание спикеров парламентов стран Евразии?

Идут поиски новых переговорных площадок, принимаются инновационные решения, предпринимают попытки выйти на новые форматы. Даже если просто обратиться к простым цифрам, то видно следующее. В первом заседании Совещания спикеров парламентов стран Евразии в Москве принимало участие 19 стран, сегодня в Анталье мы видим делегации из более чем 40 стран. Нас объединяет прежде всего озабоченность и единое понимание проблем региональной и общей безопасности, вопросы экологии, борьбы с терроризмом и киберпреступностью. И сейчас есть желание расширить круг традиционных площадок, на которых встречаются представители государственной власти — того, что есть, уже просто недостаточно. При том, что исполнительная власть, как и законодательная, обладает значительными ресурсами. Мы ищем варианты, осуществляем колоссальные усилия для того, чтобы нащупать точку опоры, которая может объединить интересы не просто одного-двух государств, а нескольких десятков, множества, имеющих общие проблемы и испытывающих общие угрозы.

ИА REGNUM : Действительно, как мы видим здесь, в Анталье, депутаты выступают с новаторскими решениями. Эксперты говорят, что такого рода документы пишутся одновременно и очень просто, и очень сложно…

Новатором все же выступает наш президент Владимир Владимирович Путин. Именно он обозначил необходимость появления таких переговорных площадок, на которых могли бы обсуждаться и разбираться серьезные проблемы. Давайте возьмем вопрос, о котором говорил спикер Государственной думы Вячеслав Володин. В своем выступлении на пленарном заседании Совещания спикеров парламентов стран Евразии он напомнил, что ранее главами государств была подписана Каспийская декларация. То есть правовой статус Каспийского моря установлен, а теперь наступает время ратификации актов парламентами всех стран этого региона. Нужно унифицировать профильное законодательство, чтобы на юридическом уровне полноценно обеспечить сотрудничество, иначе все провисает. Или вот еще. Володин выступил с предложением созвать конференцию по кибербезопасности. Можете представить себе ситуацию, когда сорок с лишним парламентов принимают решение о разработке основ законодательства по кибербезопасности. Это же не только общий понятийный аппарат, это и определение угроз, потенциального развития отрасли и так далее. Здесь тоже можно многое унифицировать. То есть идет поиск площадок, на которых мы можем работать, и, конечно, такая работа будет продолжаться в дальнейшем.

Анталья

Станислав Тарасов

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754251 Сергей Неверов


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > mid.ru, 8 октября 2018 > № 2763009 Алексей Ерхов

Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Турции А.В.Ерхова изданию «Дюнья», 8 октября 2018 г.

Вопрос: В последнее время турецкие импортеры российского зерна всерьез обеспокоены тем, что Россия – может пойти на искусственное ограничение его экспорта в связи с сокращением производства из-за неблагоприятных погодных условий и ростом цен на внутреннем рынке. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Ответ: Действительно, есть прогнозы, что производство зерна в этом году может несколько сократиться. Что же касается возможности искусственного ограничения экспорта, то официальных заявлений российских властей по этому поводу не было. Наоборот, если мне не изменяет память, наш минсельхоз даже опровергал эту информацию, заявляя, что никакие ограничительные меры по экспорту в министерстве не обсуждаются.

С другой стороны, хотел бы обратить внимание на то, что двусторонние контакты по аграрной проблематике продолжаются. В частности, делегация во главе с министром сельского и лесного хозяйства Турции, в которую войдет значительное число бизнесменов, в ближайшие дни будет находиться в России. 9 -11 октября в Москве состоится заседание росийско-турецкого Исполкома по сельскому хозяйству и Деловой форум. Уверен, там турецкие аграрии смогут получить ответы на все имеющиеся вопросы.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о мерах поддержки в отношении турецких предпринимателей, инвестирующих в Россию. Что делает Вашу страну привлекательной для инвестиций?

Ответ: Россия – это крупнейшая в мире страна, обладающая значительными природными ресурсами, высококвалифицированной рабочей силой и обширным внутренним рынком сбыта продукции.

Руководство нашей страны придает приоритетное значение ее экономическому развитию. Реализуется взятый курс на расширение пространства свободы, дальнейшее снятие барьеров, либерализацию законодательства с тем, чтобы условия для ведения бизнеса, для работы в России соответствовали самым высоким стандартам.

В нашей стране действуют различные федеральные и региональные программы поддержки инвесторов на государственном уровне, функционируют территории со специальным юридическим статусом. Это особые экономические зоны (ОЭЗ), а также так называемые технопарки и территории опережающего социально-экономического развития.

Например, в России создано свыше 20 особых экономических зон. Каждая из них предоставляет инвесторам ряд налоговых льгот и таможенных преференций, а также гарантирует доступ к инженерной, транспортной и деловой инфраструктуре.

Вопрос: Какие сектора турецких инвестиций в России выходят на первый план? В какие еще отрасли, в дополнение к уже имеющимся, Вы могли бы предложить инвестировать бизнесменам?

Ответ: Турецкий бизнес представлен прежде всего в таких отраслях, как деревообработка, легкая промышленность, производство стекла, автокомпонентов и бытовой техники, а также в строительном, банковском и туристическом секторах.

На сегодняшний момент в России существует большое количество программ господдержки и субсидирования для разных отраслей экономики. В частности, масштабная государственная программа импортозамещения, принятая в связи с введенными в 2014 г. санкциями западных стран в отношении нашей страны. Приоритетное внимание в рамках данной программы уделяется сельскому хозяйству, машиностроению и сфере информационных технологий. Исходя из этого, представителям турецкого бизнеса можно было бы подумать об инвестициях в перечисленные отрасли.

Отдельно могу также отметить, что турецкие компании, реализуя проекты в России как российские резиденты, могут участвовать в различных программах поддержки экспорта, страхования кредитов, рассчитывать на поддержку Фонда развития промышленности и т.д. Призываю российские и турецкие компании развивать промышленную кооперацию в обеих странах, создавать совместные производства.

Вопрос: Как Вы могли бы в общем плане оценить развитие экономических отношений между Россией и Турцией? Что планируется сделать в ближайшей перспективе в плане дальнейшего развития этих связей?

Ответ: Наши торгово-экономические отношения с Турцией развиваются по нарастающей. Постоянный импульс им придают президенты двух стран, которые лично координируют работу основных ведомств и структур. Уверенно растет товарооборот: за первое полугодие текущего года он увеличился на 37 % и составил более 13 млрд. долл. Успешно реализуются крупные стратегические проекты: АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток». Кстати, построено уже 80% трубопровода.

В условиях наблюдаемого в последние дни серьезного подрыва доверия к доллару как базовой мировой резервной валюте на первый план все больше выходит проблематика использования национальных валют во взаимных расчетах между нашими странами. Эта тема уже давно обсуждается в ходе двусторонних переговоров, в том числе на уровне руководства России и Турции. Российская сторона неоднократно заявляла о возможности и целесообразности такого перехода.

Что касается дальнейшего развития торгово-экономического сотрудничества, то, как представляется, его наращиванию могло бы способствовать активное развитие межрегиональных связей, о которых я упоминал в начале интервью. Отрадно, что в последнее время заметно увеличилось количество деловых контактов представителей российских регионов с турецкими партнерами. Думаю, что такое взаимодействие надо поощрять.

Вопрос: В какой степени российская экономика зависит от энергетики (в контексте добычи и транспортировки нефти, природного газа)? Какие меры предпринимаются в России для снижения энергозависимости?

Ответ: Я уже начал говорить о реализующейся в России программе импортозамещения. Она также способствует и диверсификации экономики, снижению зависимости от нефтегазовых доходов. Года 3-4 назад их доля в бюджете страны превышала 50 %, сейчас же она опустилась на отметку ниже 40 %. Растет доля обрабатывающей промышленности – это автопром, фармацевтика, химический комплекс, пищевая промышленность, выпуск электрооборудования, увеличивается доля сельскохозяйственной продукции. В целом, наша экономика выходит из стагнации, ее оживление приобрело устойчивый характер.

Какие дальнейшие меры планируется реализовать? Это, прежде всего, увеличение производительности труда за счет модернизации производств и запуска новых промышленных объектов на базе самых современных технологий. Это улучшение инвестиционного климата, повышение качества профессионального образования, комплекс мер по стимулированию несырьевого экспорта и т.д.

Вопрос: Есть ли потенциал совместного инвестирования турецкими и российскими компаниями в России и Турции, а также в третьих странах? Если есть, как Вы считаете, в какие сферы могут быть эти совместные инвестиции направлены?

Ответ: Да, потенциал есть, и немалый. Кстати, работа на этом направлении – одно из важных средств масштабного расширения двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

Как известно, Российский фонд прямых инвестиций и Турецкий суверенный фонд согласовали окончательные условия сотрудничества и создали совместный Российско-турецкий инвестиционный фонд. Каждая из сторон вкладывает в него по 500 млн. долл. Предполагается, что средства будут направлены на реализацию привлекательных инвестиционных проектов в таких секторах, как инфраструктурное строительство, здравоохранение и информационные технологии. В настоящее время ведется работа по определению конкретных проектов.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > mid.ru, 8 октября 2018 > № 2763009 Алексей Ерхов


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов

Оказывается, в Сирии все только начинается ...

Казалось бы, ну при чем тут ИГИЛ, Аль-Каеда и прочие?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Недавно в Вашингтоне состоялась одна очень примечательная конференция. На ней собравшиеся ученые мужи, представители госструктур, а также ранообразных военных ведомств США обсуждали последствия так называемой "арабской весны", которой минуло семь лет.А началась она, если вы помните, вроде как в Тунисе, а теперь, как решили собравшиеся, неплохо и подвести всего этого "демократического преобразования Ближнего Востока" промежуточные итоги.

Символично, что обсуждались на этом мероприятии в основном какие-то полностью оторванные от реалий аспекты этого самого "весеннего арабского наваждения" - где свергли какого диктатора, где женщины получили теперь больше прав, чем прежде, а где к власти вот-вот придут настоящие демократически настроенные силы, сотрудничать с которыми для Соединенных Штатов будет истинным удовольствием. И только про Сирию говорили в каком-то прошедшем времени. Словно и нет ее на свете больше, а все, что там творится, - так давно уже ни одному нормальному человеку не только не понять, но и перестало все это поддаваться какому-нибудь разумному осмыслению.

Зато мировая печать каждый божий день только и пестрит сообщениями о том кошмаре, который уже седьмой год продолжается именно в этой, некогда вполне себе процветавшей арабской стране. Причем сводки оттуда все чаще напоминают предверие чего-то поистине всемирно-катастрофического. Пахнущего уже не региональной, а настоящей мировой военной схваткой, в которой будут участвовать напрямую как минимум с десяток государств.

Причем чем ближе момент этой так называемой "сирийской развязки"(а к нему все идет семимильными шагами), тем больше ощущения чего-то непоправимого, с чем не смогли справиться ни многочисленные спецпосланники Генсека ООН, ни разного рода отставные и действующие политики, ни так называемое мировое сообщество. Которое, с одной стороны, вообще не представляет, что там на деле происходит. А с другой - и не может при всем желании ничего сделать, потому как там до самой Сирии никому из воюющих сторон нет никакого дела. И не было изначально, как бы печально подобное не звучало.

Одни говорят, что Сирия по-прежнему жива. А другие уверяют, что ее давно уж похоронили. Так кто же прав?

Поскольку сейчас сирийская эпопея входит в свою, пожалуй, самую опасную фазу, то неплохо было бы посмотреть на то, что же за все это время на территории страны произошло и что может произойти именно в Сирии и вокруг нее в самые ближайшие недели.

Прежде всего, никакой Сирии в том виде, какой она была до 2011 года, уже нет и никогда не будет. Сообщения о том, что сирийская армия, выступающая на стороне ее нынешнего президента, якобы контролирует все больше и больше территорий- натуральный блеф и пропагандистский миф. Даже если какие-то квадратные километры заняты сирийскими правительственными войсками под "крышей" российской авиации сегодня, завтра все может быть с точностью до наоборот. Сколько на сирийской территории так называемых джихадистов-исламистов да сторонников ИГИЛ, никому доподлинно неизвестно. Но, уверен, вполне достаточное количество, чтобы вести войну в Сирии годами, если не десятилетиями (если это кому-то действительно будет нужно).

Принципиально и то, что целый ряд районов сирийской территории по прошествии семи лет бесконечной войны всех против всех контролируют нынче уже не просто "ребята из ИГИЛ" или родственных ей организаций, а, по сути дела, кадровые воинские части армий США, Турции, Франции, Ирана и России. Все они там находятся потому, что так нужно их правительствам (война с ИГИЛ - это для интервью с журналистами). А кто пришел туда по просьбе "законного правительства в Дамаске", а кто - сам по себе - так какое это и для кого имеет значение?

С кем и кто воюет в Сирии на данном этапе - самый запутанный и неподдающийся осмыслению вопрос. Каждая из вышеперечисленных стран вроде бы воюет (как умеет, и с какими целями их послали туда правители- с такими и находятся) с таинственными силами мирового исламского радикализма и международного терроризма. Но, по сути дела, "гибридно" воюют они друг с другом. А Сирия- так это просто тренировочная площадка, на которой против любого противника можно применять любые средства и методы, пригодные для достижения конечной победы (правда, непонятно, над кем именно).

То, что сирийское правительство осталось пока у власти - не благотворительная миссия России и Ирана, а скорее жизненная необходимость для руководства обеих этих стран попытаться вытеснить из региона своих любимых и глубоко уважаемых "западных партнеров". Вот только "партнеры" эти никак из Сирии не "выдавливаются". Как раз напротив - они в Сирии намерены остаться надолго, если не насовсем. А самый активный участник так называемой "тройственной коалиции" вместе с Россией и Ираном - Турция - так и вовсе считает северные районы сирийской территории своими, и никак иначе.

Кто, где и какие конкретно районы страны контролирует - загадка даже для самых всезнающих спецслужб и спутников слежения. Дело в том, что на какую-то там Сирию и ее территорию вообще никто не обращает уже давно внимания. Каждый решает свои, сугубо "вопросы национальной безопасности". Под них захватываются новые районы, создаются так называемые "зоны разъединения", какие-то "районы карантина" для вывода боевиков вместе с их вооружением.

Про столь ранее популярную "высокую дипломатию" в этом вопросе вообще уже никто даже не вспоминает. А ведь шли сравнительно недавно бесплодные переговоры в Женеве. Не забылись еще ритуальные посиделки в Астане, где Анкара, Москва и Тегеран "на троих" что-то все время вроде как соображали. А в итоге интересы-то у них у всех настолько разные, что на местности, в той самой многострадальной Сирии, где они "случайно встретились", ни о каком взаимопонимании и речи ведь идти не может.

А ведь после Астаны минимум два десятка раз первые лица России, Ирана и Турции встречались в самых разных местах. Проводили они и двусторонние консультации, "сверяли часы", обещали добиться "полной де-экскалации" в Сирии (хотя никто толком-таки не может объяснить, что же это такое на понятном человеческом языке), а результата от этих всех заседаний-выступлений практически никакого.

Ведь как "откусывала" Турция кусочки (причем существенные вполне по размерам) от некогда сирийской единой территории - так и благополучно продолжает это делать. Как размещены были как минимум в трех районах бывшей единой Сирии американские спецподразделения, так они там и остаются - и никуда "без боя" уходить не собираются. Про российские войска даже и упоминать нет смысла: уже четырежды Москва официально объявляла о том, что боевая фаза пребывания российских подразделений в Сирии якобы "завершена". Но проходит неделя - и вновь то сбитый самолет (какая разница кем конкретно?), то вертолет, то обстрелы, то взрывы, и так - без конца и края.

Кто виноват во всем этом кошмаре, в принципе, понятно. А вот что дальше делать- неведомо никому

Когда только начиналась вся эта эпопея с так называемой "арабской весной", то ее ключевыми виновными дружно признавались радикальные исламские группировки, которые вознамерились и халифаты собственные на Ближнем Востоке и севере Африки посоздавать, и правя ими, распространить свою радикальную идеологию на другие регионы мира. Но как-то совсем иную причину всего этого до сих пор продолжающегося бардака никто особо не выпячивает. А зря, как мне кажется.

Дело здедсь ведь не только во всяческих "подпольных кознях" "американского империализма" и поддерживающих его других западных союзников. Да и исламисты-джихадисты ни с того ни с сего появиться нигде не могут. А главная причина взрывоопасных последствий продолжающегося на Большом Ближнем Востоке кризиса - в полной беспомощности тамошних правителей. Именно они несут, прежде всего, и самую главную ответственность за то, что там все повалилось-разрушилось вне зависимости от того, какова степень участия в этом ужасе различных посторонних сил.

Так вот, там, где руководство страны оказалось вполне вменяемым и дальнозорким (то же Марокко, Бахрейн, Иордания, Саудовская Аравия), "арабскую весну", а точнее, запрограммированный социальный бардак удалось предотвратить мирными и весьма эффективными средствами. А именно - выделением наиболее малоимущим группам населения адресной финансовой помощи, создание рабочих мест для безработной молодежи и наказание наиболее проворовавшихся чиновников на радость трудящимся массам.

Но вот там, где правители оказались совершенно неспособны разрешать кризисные ситуации в стране заранее, предчувствуя возможные последствия, то как в Сирии, Ливии или Йемене, все не просто обрушилось, а развалилось до основания. И теперь и в Сирии, и ряде других государств региона мира не только нет сейчас, его не будет не при каких правителях на обозримую перспективу.

А уж в том, что происходит уже семь лет в Сирии, повинен исключительно нынешний президент страны Башар Асад. Именно при его попустительстве и началась вся эта межсирийская война, и перешла она уже в фазу всемирного конфликта. Когда территорию, оставленную ему в правление отцом Хафезом Асадом, теперь делят между собой иностранные руководители. Причем каждый делает это только для своей выгоды, не принимая во внимание никаких именно сирийских интересов.

Да разве дело в Идлибе? Или разве только в нем?

Сейчас в центре внимания сирийской бойни все чаще упоминается город Идлиб, за который сирийской армии надо воевать с американцами, либо с ними должны будут воевать российские военные. Потому как иначе придется о едином государстве под началом Дамаска забыть навсегда. А про север Сирии так забыть и вовсе, потому как его к своим рукам (как и планировалось в Анкаре изначально) приберет Турция. Причем что символично: изменить здесь ничего нельзя - никакими переговорами и никакими призывами к всеобщему разуму.

Уже не первую неделю продолжаются тщетные попытки России и Ирана найти какое-то приемлемое решение с Турцией по поводу ее стремления фактически присоединить к себе бывшие теперь уже сирийские территории, где ранее проживали курды. А с Соединенными Штатами так и переговоров вести некому: Россия и Иран - в списках "оси зла" для Вашингтона, ну не с Б. Асадом же американцам обсуждать свое военное присутствие на территории этого государства!

Аналитики да политологи все никак не подсчитают, какое же количество "умеренных оппозиционеров", которых вооружали всю дорогу что американцы, что турки, скопилось именно в районе Идлиба. Кто называет цифру 30 тысяч, кто - 50. Но разве в этом дело? Факт в том, что для "зачистки" этой территории воевать той же сирийской армии и российской авиации придется с американцами. А вовсе не с джихадистами или "умеренными сирийскими оппозиционерами". Страшно? А что делать? Если страшно, то тогда надо расписаться в том, что Сирия теперь будет тем, что от нее осталось, а не тем, что было раньше.

Важно здесь то, что если из Ирака или Афганистана какие-то воинские части теми же американцами планировалось выводить, то из Сирии никто - а уж Турция и США особенно- больше никуда не уйдут. Иран также будет держать свои воинские части (не важно, как они конкретно называются и под каким "прикрытием" там находятся) в Сирии, потому как это единственный для него рычаг давления на Израиль (по крайней мере пока Б. Асад находится у власти). А вот что делать дальше России в этом "змеином котле" - вопрос на засыпку ее руководству, которое, как уже отмечалось, неоднократно объявляло об окончании сирийской военной кампании.

Между тем и сам Идлиб, и те, кто там по той или иной причине находится - большая увесистая дубинка и над головой Б. Асада, и тех, кто его поддерживает. Никакого мира, пока там будут находиться все те, кто напрямую заинтересован в продолжении бесконечной войны в регионе, быть просто не может. А следовательно обсуждать руководителям тех же России и Ирана надо не разгром так называемых боевиков и антиправительственных сил (это все зависит от того, кто и кого так будет дальше называть: к примеру, Б. Асада законным президентом Сирии признают только Россия и Иран, а вот США и Турция считают его международным преступником, достойным суда в Гааге), а совсем иное.

На сегодня существует лишь три варианта дальнейшего развития событий в Сирии. Первый - признать, что этого государства больше как такового нет (в его старых границах), и очерчивать (с помощью военных гарантий) границы новые. Вдоль которых официальный Дамаск при помощи России и Ирана сможет худо-бедно поддерживать свою власть.

Второй - все-таки воевать до победного конца, штурмовать Идлиб, уничтожать под корень (что 30 тысяч, что 50) оставшихся там боевиков, и заявлять о победе войск Б. Асада над мировым терроризмом и исламским радикализмом. Однако подобное- из области фантастики, потому как этого не допустят ни США, ни Турция (как бы они между собой публично не ругались). Есть еще, не забывайте, Израиль, который, пока сирийская армия пойдет на Идлиб, может "дать под дых" Дамаску совсем на ином направлении. И если в сирийском небе упадут еще российские самолеты, то мало никому не покажется.

И , наконец, третий вариант, который вообще никому не нужен. Оставить Сирию сирийцам - какие они есть, пусть такие там и живут. Без всяких Россий, Иранов, Турций и США. Ведь жили же они раньше, и при всех издержках "отсутствия демократии" западного образца никто и ни на что особо там не жаловался. Но кто же подобное допустит? Так что, скорее всего, именно раздел Сирии на анклавы, полугосударства и прочее- ее реальное будущее. Вот только, как мне видится, войну это и в Сирии, и вокруг нее не остановит. Потому что в этом никто не заинтересован, и потому что этого никто из "внешних участников конфликта" ни за что не допустит.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов


Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2018 > № 2747126

Cumhuriyet (Турция): У каждой страны есть своя Сирия

Всемирно известный французский политолог Жиль Кепель дал развернутый комментарий по Сирии. Он считает, что теперь нельзя говорить о единой Сирии — есть Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля. Россия стала стороной, которая изменила игру. Но она не сможет урегулировать кризис в одиночку, у нее нет достаточных возможностей для самостоятельного восстановления страны.

Мине Эсен (Mine Esen), Cumhuriyet, Турция

Французский политолог Жиль Кепель дал примечательный комментарий картине в Сирии. По его словам, есть разделенная Сирия. Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля… Кепель полагает, что предсказать исход в Идлибе сложно, и, по его мнению, если сирийская администрация не вернет контроль над нефтяными месторождениями на востоке страны, она не сможет остаться у власти, а на севере Сирии начнется борьба между Турцией и Ираном.

Война в Сирии, которая продолжается около восьми лет, имея региональные и международные отражения хаоса, сейчас с событиями в Идлибе, протягивающемся к границам Турции, вступила в новую фазу. Регион, в котором размещены и ВС Турции в рамках астанинского соглашения о зонах деэскалации, с достижением Турцией и Россией договоренности о демилитаризованной зоне таит в себе трудный процесс с точки зрения Анкары. Французский политолог и эксперт по Ближнему Востоку Жиль Кепель (Gilles Kepel) дал примечательный комментарий сложной картине в Сирии, которая в процессе эволюции от гражданской войны до «опосредованных войн» претерпела большие разрушения с человеческой и экономической точек зрения: «Теперь перед нами есть разделенная Сирия… Есть Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля…» А среди проблем на фронте США — Россия, которые вложены одна в другую по примеру матрешки, самая обжигающая тема — Иран, по мнению Кепеля.

На прошлой неделе Кепель, который, как известно, специализируется на исламистских движениях и происхождении джихада в Европе, принял участие в конференции на тему «Новые балансы на Ближнем Востоке», организованной Босфорским университетом совместно с турецкой ассоциацией промышленности и бизнеса. Мы встречаемся с экспертом и беседуем во время прогулки по Стамбулу в светлый солнечный день, направляясь из Тюнеля (подземный фуникулер, расположенный в европейской части Стамбула, — прим. пер.) в сторону Галатской башни. Кепелю не чужд Стамбул, ему хорошо знакомы вымощенные булыжником, переполненные людьми улицы…

Четыре партнера России

Кепель, часто подчеркивая, что в Сирии Запад потерпел провал, а Россия стала стороной, которая изменила игру, говорит, что вместе с тем у Москвы есть четыре отличающихся друг от друга партнера: Израиль, Саудовская Аравия, Иран, Турция. А эта картина разных интересов таит в себе трудности с точки зрения обеспечения политического решения сирийской проблемы за короткое время. «Прежняя система на Ближнем Востоке рушится, а на ее месте не создается новая», — говорит Кепель.

Мы попросили эксперта поделиться его мыслями по поводу отражающегося на поле боя в Сирии американо-израильского давления в ответ на активность близкого союзника Дамаска Ирана. «Для Израиля, Саудовской Аравии, видимо, нет никаких проблем относительно России и сохранения администрации Асада, — отмечает Кепель. — Но они решительно отвергают Иран. Поэтому оказывают максимальное давление. С точки зрения Израиля одна из тревог: с сохранением присутствия Ирана в Сирии он может быть уязвим перед ракетными атаками со стороны очень близкого пограничного региона, Голан. Эр-Рияд — тоже в оппозиции как из-за суннито-шиитского противостояния в Персидском заливе, так и в силу конкуренции в энергетическом секторе. Наряду со всем этим для России Саудовская Аравия и Израиль — весьма важные партнеры с экономической точки зрения. Но картина сложная, потому что, с другой стороны, реальность на поле боя такова, что в данный момент России нужен Иран».

Ожидается, что в ближайшие месяцы на полках книжных магазинов появится книга «По ту сторону хаоса», недавно написанная Кепелем, который также является автором таких работ, как «Фитна: война в сердце ислама» и «Терроризм во Франции: подъем джихада на Западе». К тому же Кепель — в центре комментариев лиц, которые привели к власти либерала Макрона во Франции. В ходе предвыборной кампании в стране, которая в этот период стала сценой атак джихадистов, Макрон, обвинив ультраправый фронт Ле Пен (Le Pen) в использовании терактов для получения политических очков, сослался на идею Кепеля: «раскол общества и язык ненависти» — вот чего на самом деле добиваются террористы.

Мине Эсен: Если учесть всех игроков на поле боя в Сирии, насколько реалистичны шаги в направлении политического урегулирования?

Жиль Кепель: После того как Россия повысила свою активность на поле боя и изменила ситуацию в пользу дамасской администрации, она увидела, что теперь необходимо политическое урегулирование. Путин в том числе под влиянием своего прошлого в КГБ, по событиям в Афганистане в период СССР знает, что здесь он не сможет продолжать такое широкое военное развертывание более продолжительное время. Но с точки зрения Дамаска и Тегерана ситуация выглядит иначе. Они склоняются к военному решению. Сирия стремится полностью восстановить свое доминирование.

Иран в Ираке может сохранять свое влияние благодаря весу шиитского населения. Но в Сирии другая ситуация. Суннитское население преобладает. А Турция меняет свою позицию в сирийской политике. После поддержки сил оппозиции, если представить период Давутоглу (Davutoğlu, министр иностранных дел, премьер-министр Турции с 2009 по 2016 годы — прим. пер.), и особенно вслед за попыткой госпереворота в 2016 году наблюдается это изменение. Фронт Эрдогана отдалился от администрации США, стал союзником Путина. Сейчас приоритет для него — борьба с Отрядами народной самообороны (YPG), Рабочей партией Курдистана. Анкара перестала быть сосредоточенной на оппозиции в Сирии и теперь придерживается политики националистической направленности. Один из важных переломных моментов в войне в Сирии в ходе этого изменения политики Турции произошел тогда, когда сирийская армия при поддержке России отняла Алеппо у оппозиции. В дальнейшем стала возникать тема Идлиба как новой зоны конфликта.

— В дорожных картах политического решения озвучивается надежда на суверенную, целостную Сирию. Как все обстоит на самом деле, при нынешней картине Сирия — разделенная страна? Возможен ли выход иностранных сил из Сирии в скором времени?

— Да, мы можем говорить о разделенной стране. Есть Сирия Турции, Сирия Запада с центром в США, Сирия России, Сирия Ирана, Сирия Израиля… Вы знаете, что на востоке есть нефтяные месторождения. В Сирии правительство не сможет остаться у власти, не имея доходов от этих нефтяных месторождений. Но если Запад откажется от них, то тогда в регионе начнется борьба между Турцией и Ираном. Поэтому, несмотря на ту или иную реакцию, есть и довольные тем, что Запад присутствует в регионе в виде США, Франции и благодаря этому пока не возникает новая зона конфликта. Внешне отношения на оси Тегеран — Анкара выглядят благоприятными. Однако есть определенные «но»… Иран в то же время близок к YPG. Нужно помнить и об отношениях России с YPG, сообщениях о том, что в прошлом часть из них обучалась российскими спецслужбами.

Решение в Сирии не реализуется, пока не будет проведена международная конференция. Россия знает, что она не сможет урегулировать кризис в одиночку, у нее нет достаточных возможностей для самостоятельного восстановления страны. Но в данный момент Иран не сторонник решения проблемы. Определенную роль играет то, что Иран является объектом давления со стороны США.

— Каков взгляд Европы на положение джихадистов в Сирии?

— Подобно тому, как Турции будет непросто выдержать новую волну миграции, на Западе тоже никто не хочет, чтобы эти люди прибыли в их страны. Мы знаем, что в Идлибе находится более тысячи французских джихадистов. Это ультрарадикалы. Правда, по оси Париж — Анкара, кажется, есть хорошее сотрудничество в этом вопросе с точки зрения безопасности. В этих рамках мы видим, что из соображений безопасности Турция состоит в более благоприятных отношениях с Францией, чем с Германией. Кроме того, мы также знаем, что на стороне YPG находится большое количество французских джихадистов.

— Как будут развиваться события в Идлибе, где Россия и Турция договорились о создании демилитаризованной зоны?

— Предсказать исход трудно. Очевидно, Дамаск и Иран, хотя вслух не говорится об этом, хотели бы, чтобы Россия вела бомбардировки, для устранения оппозиции из Идлиба. Главная из проблем — положение джихадистов в регионе. Умеренные или «ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим. ред.) — кто и как это будет определять, что будет с этими силами, куда они уйдут. Допустим, решение не осуществилось, начались бомбежки — что будет с мирными жителями… Направление возможной миграции — Турция, и такая ситуация будет означать большое давление на вашу страну. Для Турции, которая дала приют более чем трем миллионам сирийцев, взять на себя еще большую нагрузку не представляется возможным с социально-экономической точки зрения.

Сейчас в Идлибе Россия и Турция достигли консенсуса. Должно пройти какое-то время. Но не стоит забывать, что на поле боя есть множество неизвестных… К тому же есть восток от Евфрата, проблема YPG. Наряду с военным присутствием Турции в регионе также есть американские и французские военные. Россия и Турция не единодушны во мнении относительно будущего на северо-западе Сирии. Давайте вспомним броский выпад России в том духе, что после операции в Африне Турция должна отдать эти территории дамасскому правительству.

Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2018 > № 2747126


Израиль. Турция. Италия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 сентября 2018 > № 2775462 Вениамин Попов

Средиземноморье - «вечно плывущий по волнам континент»

Вениамин Попов, Директор Центра партнерства цивилизаций ИМИ МГИМО, кандидат исторических наук

Трудно найти на планете морское пространство, о котором бы на протяжении веков столько писали и рассказывали выдающиеся путешественники, исследователи, полководцы и поэты, маги и простые смертные, которому посвящали бы столько прекрасных, наполненных светлой радостью легенд, рассказов, песен о самых затаенных человеческих переживаниях, трагедиях, о надеждах и вере в счастье. «Вечно плывущим по волнам континентом» называл его Фернан Бродель, выдающийся французский ученый, посвятивший свою жизнь изучению Средиземноморья. На протяжении веков люди обожествляли Mare Nostrum - «наше море», как оно в прошлом обозначалось на картах.

Неслучайно, что именно здесь, в Средиземноморье зародились и получили развитие три основные мировые религии: иудаизм, христианство и ислам. И так естественно, что и по сей день, в наш полный суеты цифровой век необоримая таинственная сила тянет миллионы людей со всего света к берегам этого моря. Каждый год сюда устремляются, чтобы посмотреть пирамиды Гизы, храм Гроба Господня в Иерусалиме, музеи Прадо и Лувр, насладиться творениями Рафаэля и Леонардо да Винчи во Флоренции и Риме, полюбоваться великолепием дворцов в Стамбуле, Петрой (древним городом в скалах в Иордании). Почти треть мирового туризма приходится на государства Средиземноморского бассейна.

Море связало воедино крепкими узами сразу три континента, вдоль его берегов расположены 22 государства с населением более 700 млн. человек. На протяжении многих веков море соединяло различные цивилизации: греки любят утверждать, что они дали миру философию, римляне - право, евреи - мораль, египтяне - искусство. Многие известные ученые и писатели отстаивают факт принадлежности проживающих в Средиземноморье народов к уникальной расовой и этнической группе. Некоторые авторы даже писали о средиземноморской общности, об особом характере живущих здесь людей, отмечая бурный темперамент, удивительные от рождения музыкальные способности, приветливость, неутомимое чувство юмора, позволившие им пережить напасти и тяготы судьбы и сохранить подпитываемую морем жизненную силу и веру в светлое будущее.

Фактически бассейн Средиземного моря на протяжении человеческой истории неизменно был и остается самостоятельной единицей, особым уникальным регионом, своего рода барометром, показывающим состояние дел в мировой политике. В результате там, как в капле воды, концентрируются те конфликтные ситуации, которые угрожают миру и безопасности на нашей планете, многие из них носят насильственный и затяжной характер.

История Средиземноморья - это и взлет человеческого духа, и жестокие опустошительные войны. Горьким подтверждением служит факт, что и сегодня эта зона, как зачастую в прежние времена, остается очагом беспокойства, нестабильности и многих кризисов. Одна из основных причин, как и в былые времена, заключается в стремлении стран западной цивилизации удерживать под своим контролем этот регион, имеющий непреходящую стратегическую значимость и его огромные природные богатства, прежде всего энергетические запасы ныне столь важные.

Политическая нестабильность в ряде государств этого региона привела к раскручиванию спирали вооруженных конфликтов, коллапсу экономики и обнищанию населения. На фоне роста недовольства широких масс социальным положением усилились этнические и религиозные распри. Некоторые общины, прежде всего христиане, подвергаются притеснениям, их изгоняют с мест исторического проживания. Серьезные проблемы создают и обострившиеся противоречия внутри религиозных общин, особенно шиитско-суннитские, которые усугубляют и без того высокую напряженность в арабо-мусульманском сообществе и на Ближнем Востоке в целом. Общее положение серьезно осложняется беспрецедентным ростом миграционных потоков.

Эти факторы создали почву для превращения Средиземноморья, в первую очередь его восточной и центральной зон, в плацдарм для международного терроризма, ставшего в настоящее время главной угрозой миру и безопасности. Почва для такого трагического витка развития событий сформировалась в начале нынешнего века.

В результате американского вторжения в Ирак в 2003 году «во имя установления свободы и демократии» и учиненного там американцами разгрома страна - до этого одна из самых сильных арабских и ведущих в Персидском заливе, с боеспособной армией, развитой инфраструктурой и высоким уровнем образования - оказалась на грани полного развала и дезинтеграции. При прямом вмешательстве американцев рычаги управления в Ираке перешли к шиитскому большинству, в то время как ранее, по сложившейся традиции, на протяжении многих десятилетий они находились у суннитского меньшинства. Так оказался нарушенным хрупкий стратегический баланс сил, который поддерживал стабильность в самом Ираке, в зоне Залива и напрямую сказывался на расстановке сил в сопредельных регионах.

Амр Муса, в то время генеральный секретарь Лиги арабских государств (ЛАГ), сказал: «Американская война в Ираке откроет врата ада на Ближнем Востоке». Его слова стали пророческими. В Ираке были разрушены политические, экономические, военные, социальные структуры, страна оказалась на грани катастрофы, гуманитарной трагедии из-за массового исхода населения, гибели сотен тысяч ее граждан. В итоге это привело к критической ситуации, выросшей со временем до появления феномена «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ, или ДАИШ в арабской транскрипции). ИГИЛ объявило о создании на захваченной его боевиками значительной части территорий Ирака и в последующем Сирии исламского «халифата» с собственными законами и органами власти. Благодаря значительной военной, финансовой, информационной помощи Запада и ряда стран Залива, размер территории, контролируемой ИГИЛ, вооруженные формирования которого составляли до 200 тыс. боевиков из более чем 30 стран, достиг 90 тыс. кв. км. Главари ИГИЛ объявили целью дальнейшее распространение власти «халифата» на основе норм Корана и шариата и активно использовали средства, получаемые от эксплуатации на захваченных территориях нефтяных, других экономических, финансовых объектов.

К осени 2015 года Сирия оказалась в плотном кольце бандформирований ИГИЛ и других террористических организаций, перед реальной опасностью исчезновения как суверенного государства. Сирийский кризис дал метастазы и привел к обострению внутреннего положения во всех странах Восточного Средиземноморья.

В сентябре 2015 года, в ответ на обращение правительства и руководства Сирийской Арабской Республики, ВКС России приступили к практическим действиям по оказанию помощи в борьбе против террористических организаций, намеривавшихся свергнуть легитимный режим Президента Б.Асада. Ныне от террористов очищены 90% территории САР, начался завершающий этап разгрома ИГИЛ и переход к восстановлению инфраструктуры, разрушенной в ходе семи лет ожесточенной кровопролитной войны. Огромную жертву принес сирийский народ: сотни тысяч погибших, миллионы раненых, искалеченных, разрушены города и поселения, уничтожены тысячи предприятий и крестьянских хозяйств. Кризис вызвал большой поток беженцев как в самой Сирии, так и в соседние страны и Европу.

Предоставляя Сирии помощь в борьбе с международным терроризмом, Россия вместе с Ираном и Турцией создала новую парадигму, своего рода региональный «треугольник» на Ближнем Востоке, способный оказывать влияние на восстановление единого суверенного сирийского государства, а также на  решение других проблем региона.

Несколько десятилетий продолжается, то вспыхивая, то на короткое время затихая, палестино-израильский конфликт (это противостояние приобретает затяжной характер из-за политики США). Весной 2018 года мир стал свидетелем нового его обострения, которое явилось прямой реакцией на решение Президента Д.Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и переносе туда посольства США из Тель-Авива, где находятся дипломатические миссии и представительства иностранных государств. Это прямое нарушение международного права, принятых ООН по данному вопросу документов, и в частности резолюции СБ №478 от 1980 года, осуждающей одностороннее провозглашение Тель-Авивом всего Иерусалима вечной и неделимой столицей государства Израиль.

Состоявшаяся в мае 2018 года церемония открытия в Иерусалиме посольства США, приуроченная к 70-летию создания Государства Израиль, вызвала в регионе мощную волну возмущения, взрыв насилия, кровопролитные столкновения, в результате которых были убиты десятки палестинцев, многие получили тяжелые ранения.

Израильская блокада сектора Газа создала там чрезвычайную гуманитарную ситуацию. Эти трагические события привели к беспрецедентному росту напряженности во всем регионе. Неудивительно, что подобный шаг Вашингтона был с осуждением встречен во всех мусульманских странах, вызвал негодование целого ряда в том числе европейских государств, многие политические деятели которых заявили, что такая позиция США фактически может перечеркнуть перспективы ближневосточного мирного процесса, поставить крест на плане создания двух  государств: еврейского и арабского - Израиля и Палестины. Решение Президента США по Иерусалиму возмутило весь исламский мир - Организация исламского сотрудничества на саммите в Стамбуле выступила с призывом не только осудить действия американских властей, но и предпринять шаги, чтобы не допустить евреизации Иерусалима.

В центральной зоне африканского побережья Средиземного моря вот уже десять лет существует зияющая кровоточащая рана. В результате варварских бомбардировок, проведенных в 2011 году под прикрытием НАТО английской и французской авиацией, существовавшее на большой территории стабильно и успешно развивавшееся государство, называвшееся Ливийской Джамахирией, распалось на части. Зверски был убит ее лидер Муаммар Каддафи. Ныне формально существуют правительство в Триполи и отдельная администрация в Восточной Ливии. В стране царит хаос и анархия: добыча нефти упала в четыре раза, появились опорные лагеря исламистских экстремистских организаций - по сути, мощный центр экстремистской деятельности, более 100 вооруженных «милиций» борются за контроль над нефтепромыслами, контрабандой оружием и мигрантами.

Это создает прямую угрозу не только соседним - Египту, Алжиру, Тунису, - но и другим африканским странам. Боевики экстремистских групп постоянно осуществляют террористические операции. В Ливии в наш цивилизованный XXI век современных технологий возродилась работорговля. Объектом продаж являются африканцы*,( *В 2011 г. НАТО уничтожила государственность в Ливии, убив за семь месяцев около 30 тыс. мирных граждан.) содержащиеся в лагерях беженцев, созданных ливийцами по согласованию с чиновниками ЕС в целях контроля и сдерживания потока мигрантов.

Время от времени в западных СМИ появляются сообщения о возможной новой интервенции европейских держав в Ливию для того, чтобы «нанести удар по «Исламскому государству». Эти намерения, с учетом прежнего «опыта» НАТО в этой зоне, вызывают серьезные опасения относительно последствий такой акции. Состояние дел в Ливии еще более усугубляют существующие на северном побережье Африки внутренние конфликты и распри между отдельными  странами.

Сложные времена переживает Египет, вынужденный находиться в постоянной готовности к отражению вооруженных вылазок исламистских террористов на Синайском полуострове и их провокаций внутри страны.

Кипрская проблема и сегодня так же далека от решения, как и почти 45 лет назад. Еще дольше длится англо-испанский спор о Гибралтаре**. (**Между тем разногласия между Грецией и Республикой Македония относительно названия последней, видимо, приближаются к урегулированию.)

Не одно десятилетие тлеет конфликт в Западной Сахаре, превращаясь в один из самых застарелых в Средиземноморье. С 1991 года вовлеченные в этот конфликт в той или иной степени все страны Магриба так и не могут достичь компромисса. Безрезультатными остаются осуществляемые на протяжении последних 20 лет посреднические усилия ООН.

В 2007 году Международная кризисная группа в специальном докладе охарактеризовала ситуацию в этом конфликте, как «порочный круг, в котором каждое звено обвиняет другое за существующий тупик». Особенно напряженной сохраняется ситуация в районах Западной Сахары, управляемых Марокко, что проявилось в 2010 году, когда марокканскими силами безопасности был разрушен лагерь «Агдаим Изиг» недалеко от города Лайюн. Питер Ван Велсон, бывший спецпредставитель ООН по Западной Сахаре, тогда с горечью заявил, что «ничего здесь не меняется: «Полисарио» («Движение за независимость») продолжает требовать референдум и голосование за независимость, против этого выступает Марокко, а Совет Безопасности настаивает на консенсусном решении.

Состоянием дел в Магрибе крайне обеспокоены южноевропейские страны, власти которых исходят из того, что сотрудничество с правящими там режимами представляет собой едва ли не единственный эффективный способ для борьбы с транснациональным терроризмом, организованной преступностью и нелегальными миграционными потоками и возможность обеспечения поставок энергоносителей.

С другой стороны, правительства Магриба требуют международной помощи в обучении, подготовке соответствующих средств и сил для борьбы и сдерживания этих угроз. Совпадение интересов в этих вопросах привело к инициативе НАТО по средиземноморскому диалогу и постоянному  диалогу «Пять плюс пять» на уровне министров внутренних дел и обороны. Это проявилось в сотрудничестве между Марокко и Испанией, США, Алжиром, Ливией и Италией по борьбе с терроризмом, организованной преступностью и контролю за морскими путями.

Стагнация процесса реформ, паралич переговоров по Западной Сахаре являются косвенным показателем того, что статус-кво в настоящее время достаточно удобен для всех элит. В то же время это означает, что внешние игроки не способны оказать давление или предложить приемлемые варианты решения. 

Наряду с западносахарской проблемой, территориальные споры на протяжении многих десятилетий осложнялись состоянием испано-марокканских отношений. С 80-х годов ХХ века Мадрид предлагал стратегию продвижения общих интересов для «сдерживания обеих сторон и предотвращения кризисов», однако она не смогла уберечь от всплесков серьезных обострений (например, в 2002 г. по поводу суверенитета островов Перехиль (Лейла). В дополнение к непрерывным испано-марокканским спорам шлейф колониального прошлого, ненависть к бывшим метрополиям постоянно осложняли франко-алжирские отношения, а также связи между Триполи и Римом (до подписания между ними в 2008 г. Договора о дружбе и сотрудничестве). Препятствием на пути региональной интеграции и сотрудничества было и алжиро-марокканское соперничество (исключение составляло только сотрудничество между спецслужбами в борьбе против терроризма).

Состояние дел в странах Северной Африки - безусловно, предмет особой озабоченности стран ЕС. В течение последних десятилетий выдвинутая европейцами парадигма «Безопасность сначала» наложила отпечаток на всю внешнюю, внутреннюю и даже более широкую региональную динамику пяти стран Магриба. До начала «арабской весны» положение там, как и во всем арабском мире, характеризовалось отсутствием перспектив существенных политических реформ. Политическая и экономическая сила была сосредоточена в руках немногих лиц, располагавших механизмами репрессий для ослабления любой оппозиции. Страх перед радикализацией и нестабильностью использовался как метод легитимизации режимов, хотя Магриб особенно страдал от затянувшихся конфликтов и мертворожденной региональной интеграции.

Отсутствие значимых реформ и высокий уровень коррупции вызывали негодование населения правящими политическими элитами, что проявлялось, в частности, в низких показателях участия в парламентских выборах - 37% в Марокко и 35% в Алжире. Режимы  оправдывали усиление аппарата безопасности необходимостью поддержать стабильность, бороться против терроризма и подъема радикальных движений. Особенно это было характерно для Алжира с его гражданским конфликтом в 90-х годах прошлого века,  которые получили название «черного десятилетия».

Серьезные опасения в странах Магриба вызывают подъем радикальных движений и привносимые ими хаос и насилие, особенно в районе Сахеля, где часть территории стала убежищем для транзита наркотиков, криминальных групп, таких как «Аль-Каида для исламского Магриба».

В 2017-2018 годах возросла напряженность в турецко-греческих отношениях. Традиционные исторические споры между двумя странами усилились активизацией претензий турецкой стороны на некоторые острова в Эгейском море. В СМИ то и дело появляются сообщения о повторяющихся нарушениях турецкими военными кораблями и самолетами греческой территории. Афины отказываются выдать восемь турецких военнослужащих, которые бежали в Грецию после неудачной попытки государственного переворота 2016 года, а Турция, в свою очередь, удерживает ранее захваченных двух греческих пограничников. С учетом того, что обе страны являются членами НАТО, любые военные столкновения между ними могут привести к серьезным осложнениям, как для этого блока, так и общей ситуации в регионе.

По мнению многих арабских политологов, район Средиземноморья с течением времени станет объектом еще более жесткой конкуренции. Косвенным показателем этого является тот факт, что англичане начали интенсивнее использовать свои базы на Кипре и в Гибралтаре, а французы пытаются масштабнее закрепиться в некоторых странах Северной Африки и Персидского залива. Политологи также обращают внимание на то, что к зоне Средиземноморья повышенный интерес проявляют государства, находящиеся за его пределами. В качестве пояснения этого факта приводятся данные о совместных российско-китайских военно-морских маневрах в Средиземном море, растущем военном присутствии ВМФ России, о получении Китаем права использовать Джибути в качестве своей военно-морской базы, а также о заключении Китаем ряда долгосрочных соглашений в ходе прошедшего визита Председателя Си Цзиньпина в Египет, Саудовскую Аравию и Иран.

q

Особую остроту и драматичность современному положению в Средиземноморье придает выросшая до угрожающих размеров проблема миграции,которая превратилась в одну из самых актуальных для Евросоюза и перессорила большинство его членов.

За нынешний размах этого явления прямую ответственность несут государства Евросоюза, которые с большой помпой провозглашали несколько проектов сотрудничества Европы и стран Южного и Центрального Средиземноморья, но в результате своей недальновидности и скаредности так и не сумели осуществить их на практике.

Три года назад, по официальным данным, число мигрантов составляло 200-300 тыс. человек (в том числе нелегальных, въехавших в Европу, - 276 113 человек, из которых 60 тысяч по морю)1. В 2017 году эта цифра, по данным  экспертов Международной организации по миграции, увеличилась до 400-500 тыс. человек. При этом из более 171 тыс. мигрантов, пересекавших Средиземное море в поисках убежища в Европе, погибли более 3,1 тыс. человек, что дало основание Папе Римскому называть это море кладбищем.

Больше всего беженцев в последнее время прибывают в Италию. По данным за 2016 год, из прибывших в Европу 363,5 тыс. беженцев Италия приняла 181,5 тыс. мигрантов, Греция - 173,6 тысячи, а Испания - 8,2 тысячи. По свидетельству испанского издания «Публико» (07.06.2017), начиная с 2011 года 14 тыс. мигрантов утонули в водах, отделяющих Ливию от Италии (Ливия сейчас является главной страной мира, где происходит продажа порабощенных мигрантов).

Тяжкой оказывается судьба большинства тех, кому удалось спастись. Они - нежеланные гости в цивилизованной Европе. Реальность оказалась трагической: нищенские лагеря-гетто у вокзалов и морских портов, алчные контрабандисты, перевозящие людей через границы, и целый класс нелегальных работников там, где и без того миллионы безработных. Мигрантов воспринимают как людей второго сорта, они оказываются в бедственном, порой рабском положении2.

Неизбежно возникает проблема интеграции новых мигрантов (а это преимущественно мусульмане) в европейские общества. Евросоюз как единая структура, так и почти каждая, входящая в его состав страна в отдельности потерпели полный провал в поиске приемлемого механизма для коренного решения проблемы миграции: все предлагаемые схемы и меры на практике оказались несостоятельными или паллиативными. Однако о вопиющих просчетах в миграционной политике правительства европейских стран и чиновники ЕС предпочитают умалчивать. Но об этом открыто пишут в СМИ. «Миграция - экзистенциональный вызов проекту ЕС» - так озаглавлена статья в июньской «Daily Telegraph» обозревателя газеты «Джулиет» Сэмюэл, в которой прямо говорится, что в вопросе миграции ЕС оказался в тупике. Миграция превратилась в острую внутреннюю проблему европейских стран и стала предметом углубляющихся противоречий между членами ЕС. Италия, Греция и другие южноевропейские страны, в которые первоначально прибывает основной поток беженцев из Африки и Азии, выступают с резким упреком в адрес ЕС за неспособность оказать им необходимый объем помощи, за отказ снять с них часть нагрузки и более равномерно распределить приехавших на континент мигрантов между странами - членами ЕС. В конце концов Италия не выдержала и в июне этого года отказалась принять судно с беженцами «Аквариус», которое закончило свой многодневный путь в Испании. Это первый такого рода прецедент.

«Трудно сказать, какие моменты преобладают в европейском подходе: близорукость, жадность или корыстные интересы», - такую оценку сделал один из арабских политологов при анализе современной политики ЕС в отношении Средиземноморья. - Возможно, что комбинация этих трех составляющих и привела в настоящее время к тому, что волна миграции через Средиземное море превратилась в гуманитарный кризис».

«Европейцы несут морально-этическую ответственность за прием мигрантов, поскольку весь этот кризис фактически создан Западом, - считает обозреватель еженедельника «Араб уикли» (5 марта 2017 г.). - Наплыв беженцев начался после «арабской весны», которая привела к падению режимов в Тунисе, Египте и Ливии. Ныне Европа уже стала домом для 40-50 млн. мусульман, и они обогатили европейское общество. Сетуя по поводу того, что страны Евросоюза с населением 500 млн. и с ВВП на душу населения 27 тыс. долларов отказываются дать прибежище хотя бы 1 млн. жертв войны, автор статьи обращает внимание на то, что Иордания, с населением всего 8 млн. человек, приняла более 1,5 млн. сирийских беженцев.

Многие арабские СМИ упрекают европейцев в том, что Европа фокусируется на определении мусульман как террористов, боевиков и уголовников, между тем как эта категория представляют ничтожное меньшинство среди мигрантов. Вместе с тем действительной проблемой, возникшей по объективным и субъективным причинам, является заметная изолированность беженцев от коренного населения. Современные виды связи не стимулируют молодых мусульманских переселенцев вписываться в новые для них европейские общества в качестве органической составляющей. В итоге мусульманские меньшинства во многих европейских странах живут обособленно.

Примечательно в этой связи мнение саудовской газеты «Араб ньюс» (18.03.2016) о том, что в истории Старого Света сложилась небывалая обстановка неуверенности и беспокойства, граничащего с паранойей: страх перед нашествием мусульман («мусульмане идут») доминирует в повседневных разговорах, а также в СМИ. Призраком исламского нашествия христианский континент пугают не только крайние правые, но и, например, солидные английские консервативные партии, которые то и дело прибегают к алармистской риторике. Заметим в связи с этим, что в Великобритании принят новый закон, в котором предусмотрена депортация эмигрантов, которые зарабатывают меньше 35 тыс. фунтов в год.

Террористические нападения, подобные парижскому, брюссельскому, лондонскому и др., добавляют градус в ведущуюся дискуссию об эмигрантах и играют на руку правым группам, позиции которых постоянно укрепляются*. (*Примечательно, что сформированное в начале июня 2018 г. новое правительство Италии поставило в качестве своей первоочередной задачи не просто ограничение потока беженцев из африканских и азиатских государств, а разработку принципиально новой, более жесткой политики всего Евросоюза по этому вопросу.)

В марте 2016 года популярный польский еженедельник «Wsieci» вынес на обложку заголовок «Ислам насилует Европу». Польские СМИ постоянно  выступают с нападками на А.Меркель за то, что, принимая миллионы беженцев, она «подрывает европейскую культуру и цивилизацию».

По мнению Александра Рара, известного немецкого политолога, значительная часть населения Германии опасается мигрантов, боится исламизации, боится, «что сейчас на каждом углу будет построена мечеть», боится за своих женщин, и это неудивительно, ибо в 2015 году в Германии оказались 1,1 млн. беженцев. Все больше немцев начинают отказывать в доверии А.Меркель и при этом открыто симпатизируют таким политикам, как В.Орбан, который закрывает границы Европы.

В Германии набирает силу движение «Пегида», которое спекулирует на нарастающем раздражении в различных слоях немецкого общества политикой правительства по вопросу миграции. Самое очевидное подтверждение углубляющегося в Германии кризиса относительно концепции в области новой миграционной политики - конфликт между канцлером А.Меркель и лидером немецких консерваторов Х.Зеехофером. В этой связи уместно напомнить, что правая популистская партия «Альтернатива для Германии» на выборах в Ландтаг в 2016 году набрала в трех федеральных землях неожиданно большое число голосов, а на парламентских выборах в сентябре 2017 года завоевала 94 места и стала третьей по значению партией в парламенте, хотя была образована лишь в 2013 году. Это свидетельство того, что провал политики стран ЕС в отношении  миграции вызвал рост популярности крайне правых партий по всей Европе и процесс, который может привести к постепенной эрозии общеевропейского проекта.

q

Европейские государства на протяжении XX и начала XXI века пытались закрепить свои преобладающие позиции в Средиземноморском бассейне. После распада СССР государства Евросоюза поспешили «застолбить» этот район земного шара в качестве региона своих особых жизненно важных интересов через установление более тесных связей в различных областях между северным и южным берегами Средиземного моря. Эти планы  предполагалось реализовать посредством  ряда проектов.

С 1995 года центральным направлением политики ЕС в Средиземноморском бассейне было выстраивание отношений через Барселонский процесс. В 1995 году 15 стран Евросоюза и 12 государств Южного Средиземноморья - Алжир, Египет, Израиль, Иордания, Ливан, Ливия, Мавритания, Марокко, Палестинская автономия, Сирия, Тунис и Турция подписали в Испании документ, получивший название «Барселонская декларация». В ней говорилось о важности Средиземноморского бассейна, стремлении создать новые партнерские связи между южным и северным берегами на базе общей зоны мира, стабильности и безопасности, о намерении наладить более тесное сотрудничество в политической, экономической, культурной и других областях.

В качестве приманки для развивающихся государств региона было включено Положение о создании в регионе Средиземноморья к 2010 году Зоны свободной торговли, причем европейцы обещали в этом существенную помощь азиатским и африканским участникам. На деле обещания обернулись мелкими подачками, которые во многих случаях тратились на оплату поездок делегаций европейских экспертов. Очень скоро стало очевидным, что путем создания Зоны свободной торговли европейцы добивались от развивающихся стран Юга открытия их рынков, но категорически не допускали сельскохозяйственную продукцию этих стран на свои, получая тем самым  односторонние преимущества за счет южан.

Барселонский процесс умирал долго и мучительно.

Примечательно, что на праздновании десятилетия годовщины Барселонской конференции в церемонии участвовала только половина глав государств и правительств Южного Средиземноморья.

В 2004 году было объявлено о новой европейской политике добрососедства. По существу, это была очередная неудавшаяся попытка интегрировать средиземноморские страны в европейские структуры, ограничив в то же время для них свободу передвижения.

В 2008 году по инициативе тогдашнего Президента Франции Н.Саркози был запущен новый проект, который назвали «Союз для Средиземноморья». Любопытные подробности истории его создания вскрывают подноготную европейской политики в Средиземноморье и реальный, а не показной баланс сил в Европейском союзе.

Впервые эта идея была провозглашена в Тулоне в выступлении тогдашнего кандидата в президенты Франции Н.Саркози (07.02.2007). Цель проекта - создание нового средиземноморского объединения в составе только прибрежных стран, ядром которого (и главным бенефициаром) выступила бы Франция. После победы на президентских выборах, в мае 2007 года, Н.Саркози подтвердил свое обязательство в отношении нового союза, а в выступлении (23.10.2007) в Танжере (Марокко) призывал участников вдохнуть жизнь в этот проект.

Инициатива французского президента натолкнулась на негативное отношение Германии. Канцлер А.Меркель сразу же дала понять, что не приветствует подобный «раскол Европы», и в одном из выступлений (05.12.2007) заявила, что «Германия могла бы создать союз восточноевропейских и центральноевропейских стран, а Франция обратила бы свои взоры на Средиземное море». Стало очевидным, что в Евросоюзе может возникнуть кризисная ситуация по вопросу Средиземноморья. Тогда на тройственной встрече в верхах (20.12.2007) Франция - Германия - Италия появилась очередная новая идея Средиземноморского союза с участием всех европейских государств. Официально об этом было объявлено на встрече французского президента и немецкого канцлера 13-14 марта 2008 года. Фактически это было новое издание Барселонского процесса.

В июле того же года в торжественной обстановке в Париже состоялся саммит Средиземноморского союза. В нем приняли участие главы 43 государств, Ливия бойкотировала встречу (хотя Муаммар Каддафи нанес визит во Францию в декабре 2007 г.). Весьма примечательно, что одной из видных политических фигур этого саммита - «звездой», как тогда писали корреспонденты, был сирийский Президент Башар Асад.

В последующем стали появляться материалы о том, что Средиземноморский союз не просто заменит Барселонскую декларацию, но и поднимет сотрудничество прибрежных стран на небывалую высоту. На заключительном заседании саммита были утверждены главные направления этой структуры: экология и борьба с загрязнением Средиземного моря; развитие энергетики при особом внимании на альтернативных источниках энергии; создание евросредиземноморского университета в Словении; развитие экономики при особой поддержке малых и средних предприятий.

Этот саммит стал первым и последним для столь громогласно провозглашенного союза. За прекрасными словами о солидарности и взаимодействии скрывалось прежнее восприятие европейскими державами стран Южного Средиземноморья как объекта для экспансионистской политики, намерение европейцев эксплуатировать ресурсы южан и не идти на серьезные затраты для оказания им материального содействия.

Правда, новорожденное дитя Средиземноморья пыталось как-то выжить в течение двух-трех лет. В 2008 году начался экономический кризис, и странам на африканском побережье разъяснили, что Евросоюз сам переживает сложные времена, занят собственными проблемами и вынужден сократить инвестиции в южносредиземноморские проекты, хотя на некоторые все же удалось выделить сумму порядка 90 млн. евро3.

В итоге можно сказать, что предпринятые Европейским союзом попытки налаживания региональной интеграции на евро-средиземноморском уровне, в частности через Барселонский процесс, а затем в рамках французского проекта «Союз для Средиземноморья», закончились безрезультатно. Практически с ноября 2008 года так и не удалось созвать евро-средиземноморский саммит или даже совещание на уровне министров иностранных дел. К этому времени подоспела «арабская весна», а с ней и закат радужных надежд на общий средиземноморский диалог. Наступило жестокое отрезвление. 

Среди основных причин провалов западных планов можно назвать прежде всего слабую политическую волю всех участников, инертность поведения, институциональные и административные барьеры, ограниченность идей, скудность ресурсов и главное - враждебный региональный контекст, нестабильность в этой зоне из-за ближневосточного и других тлеющих и обостряющихся конфликтов, глубокого векового недоверия и взаимной подозрительности. 

В известном смысле можно говорить о «цивилизационном» противостоянии.

На Западе превалирует снисходительное отношение к исламу как к религии более низкой категории. Эти нотки превосходства проявляются достаточно широко и среди политических деятелей, и среди интеллектуалов, а также в средствах массовой информации.

Мусульмане были настолько обеспокоены ростом исламофобии в мире, что создали специальный Совет по наблюдению за процессом дискредитации ислама. Этот совет уже в своем первом докладе, опубликованном  в марте 2008 года, сделал вывод о том, что «очернение ислама и расовая нетерпимость в отношении мусульман в западных обществах принимают все более широкий размах».

Поиски путей преодоления этих опасных тенденций продолжаются на протяжении последних лет. Здравый смысл и логика подсказывают, что естественным ответом на констатацию столкновения цивилизаций должен быть призыв к диалогу. В конце XX века М.Хатами, в то время Президент Ирана, выступил с инициативой «Диалог цивилизаций», которая получила широкое признание в мировом сообществе: Генеральная Ассамблея ООН приняла решение объявить 2001 год Годом диалога между цивилизациями. Превосходный доклад, подготовленный специально для этих целей Группой высокого уровня, был обнародован 8 сентября 2001 года.

В 2004 году Испания, сначала в одностороннем порядке, а потом совместно с Турцией, выдвинула проект «Альянс цивилизаций», который также получил широкую поддержку международного сообщества. Генеральный секретарь ООН лично обнародовал подготовленный новой Группой высокого уровня доклад о необходимости совместных действий между миром исламским и западным. Был создан пост специального представителя Генерального секретаря ООН по продвижению идей «Альянса цивилизаций» (его занял бывший Президент Португалии Ж.Сампайю). Однако обе эти инициативы не получили одобрения со стороны американского истеблишмента. Представители США давали понять, что весьма скептически относятся как к идее «Диалога цивилизаций», так и к мерам, которые были разработаны участниками «Альянса цивилизаций». В итоге процесс «Диалога цивилизаций» как бы движется по замкнутому кругу.

Над Средиземноморьем действительно в начале ХХI века нависли тяжелые тучи нестабильности и человеческих трагедий. Многие эксперты едины во мнении, что это проистекает из безответственности, эгоистического подхода европейской элиты, несостоятельности политики Евросоюза. Об этом, например, прямо говорится в докладе Берлинского университета, озаглавленном «Евро-средиземноморское сотрудничество в области безопасности. Выработка практической оптимальной сделки»4. В его материалах делаются  ссылки на исследования Кристофера Хилла, который еще в 1993 году обращал внимание на то, что «политическая элита ЕС ставит амбициозные цели, которые гораздо выше имеющихся способностей их осуществить. К тому же у лидеров Старого Света слишком расплывчата стратегия действия или, скорее, она отсутствует вообще». В этом докладе отмечается, что бюрократический аппарат ЕС преследует свои узкокорыстные интересы, не учитывает интересы южносредиземноморских государств, которых он не признает в качестве равных партнеров5

q

Уже несколько десятилетий Средиземное море становится ареной противостояния Севера и Юга, то есть промышленно развитых и развивающихся стран. В эпоху глобализации разрыв в уровнях доходов стран Южного и Северного Средиземноморья увеличивается, причем в последнее время с нарастающей быстротой.

Несмотря на некоторое повышение темпов роста развивающихся стран североафриканского пояса, различия в качестве жизни на Севере и Юге Средиземноморья остаются драматическими. Эта проблема усугубляется и так называемым демографическим фактором: в большинстве государств Северного Средиземноморья происходит сокращение и старение населения. В то же время сохранение высоких уровней рождаемости на Юге приводит к тому, что безработица в этих странах остается на высоком уровне - 16-20% общего объема рабочей силы, а среди молодежи эти цифры еще более значительны.

Различные конфликтные ситуации негативно влияют на развитие производственных проектов, торговлю, на потоки туристов. Например, в Восточном Средиземноморье найдены крупные запасы природного газа, но их разработка упирается в неспособность прибрежных государств по тем или иным причинам договариваться об их совместной эксплуатации. Напряженность в вопросе прав на эти газовые и нефтяные месторождения в Восточном Средиземноморье продолжает обостряться.

Безответственная политика нынешних европейских лидеров приводит как к росту сепаратистских настроений (Каталония, страна Басков, Север Италии, Корсика и др.), так и популистских движений, а все это оборачивается новыми разделительными линиями. Этот процесс стал сейчас очевидным не только для Средиземноморья. Так, Нобелевский лауреат по литературе Кадзуо Исигуро в речи 10 декабря 2017 года (при вручении премии) с сожалением произнес следующую фразу: «Мы живем сегодня во времена растущей племенной вражды из-за структурных переломов, сообществ, в которых обостряется противостояние различных групп».

Политические раздоры, растущее число конфликтных ситуаций отвлекают внимание от чрезвычайно важной задачи, которая в наши дни становится архиактуальной, - сохранение чистоты Средиземного моря. В докладе Всемирного фонда живой природы, опубликованного 8 июня 2017 года, говорится, что Средиземное море достигло «рекордного» уровня загрязнения пластиковыми отходами - он превышает в четыре раза соответствующие цифры для всего мирового океана (95% мусора в Средиземном море и на пляжах - это пластмассовые отходы, угрожающие серьезными осложнениями для всех, кто живет на берегах и приезжающих туристов; большая часть этих отходов идет из Турции, Испании, а также Италии, Египта и Франции)*. (*Многие исследователи бьют тревогу о сохранении уникальной экосистемы Средиземноморья: изменение климата, многочисленные конфликты создают реальную угрозу выживанию этого удивительного по своей природной красоте бассейна. Газета «Нью-Йорк таймс» 19.07.2018 опубликовала большой репортаж о том, что знаменитый ливанский кедр, из которого сооружались многие храмы не только в этой арабской стране, но и в Египте, Междуречье и т. п., подвергается значительной опасности, ибо из-за изменения климата и активной деятельности вредоносных насекомых площадь кедровых лесов стала сокращаться. Хотя кедровые леса объявлены ЮНЕСКО еще 20 лет назад культурным наследием человечества, тем не менее недавние результаты обследований экологов говорят, что к 2100 г. кедры могут сохраниться только в северной части Ливана, где горы выше. С 2006 по 2018 г. площадь кедровых лесов под Бейрутом сократилась на 7,5%.)

Учитывая нынешнее состояние международных отношений, вряд ли можно ожидать спада остроты конфликтов и  нестабильности в Средиземноморье. Евросоюз не в состоянии интегрировать в свою среду беженцев, не может справиться с растущим мусульманским меньшинством (в настоящее время, по разным оценкам, это порядка 40-50 млн. человек). Между тем цивилизационный разлом углубляется. Резко усиливаются позиции правых антиэмигрантских партий и движений, практически все европейские политологи говорят о росте исламофобии. В условиях меняющегося баланса сил в мире явно падает вес и влияние Европейского союза в международных делах. В мировом сообществе ныне утвердилось мнение, что сегодняшние проблемы Европы и Средиземноморья нельзя успешно решить без России. Самостоятельная европейская политика в координации с деятельностью Москвы могла бы дать европейским странам немало преимуществ в конкурентной борьбе с другими центрами мировой политики.

Последние события в мире вновь со всей очевидностью подтверждают, что политическая линия руководства России в международных делах - последовательная, реалистическая, основанная на неукоснительном, твердом соблюдении норм международного права, уважении интересов других государств и народов, на готовности решать все сложные вопросы и конфликты через диалог, - завоевала высокий авторитет во всем мире, в том числе в странах Средиземноморья.

 1DG migration // http://ec.europa.eu/dgs/home-affairs/what-we-do/policies/irregular-migration-return-policy/index_en.htm

 2Еще год назад в газету «Бильд» попал секретный отчет немецкой разведки, в котором говорилось о 6,6 млн. человек, активно стремящихся попасть в Европу из регионов Южного Средиземноморья. Эскина А. Трамп топит Меркель в Средиземном море // РИА Новости. 26.06.18.

 3Union for the Mediterranean: Commission increases its contribution to priority projects, IP/09/113, Brussels, July 10.2009. Р. 1 // Consulted in June 2010 at http://europa.eu/rapid/pressReleasesAction.do?reference=IP/09/1113&format=HTML&aged=o&language=FR&guiLanguage=en

 4Euro-Mediterranean Security Cooperation Striking a Sub-Optimal Bargain? Otto Suhr Institute fur politikwissenschaft Fachbereich Politik und Sozialwissenschaften Freie Universitat Berlin/ Mark Furness? MA (Hons) m/furness@jmc-berlin.org

 5В июле 2018 г. министр иностранных дел одной из стран - участниц Европейского союза прямо заявил о том, что ЕС должен использовать предоставляемое африканским странам финансирование для того, чтобы заставить эти страны провести реформы, «благодаря которым люди не будут покидать страну и перебираться через Средиземное море в Европу // Евроньюс. 18.07.2018.

Израиль. Турция. Италия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 сентября 2018 > № 2775462 Вениамин Попов

Полная версия — платный доступ ?


Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 сентября 2018 > № 2761384

В Турции закончились деньги

Главное о Турции за 24–30 сентября 2018 года

По данным NTV, более 130 глав государств и правительств встретились в Нью-Йорке на Генеральной Ассамблее ООН. На повестке дня лидеров стояли такие сложные вопросы, как войны на Ближнем Востоке, глобальное потепление и проблема беженцев. Турецкую делегацию возглавил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который выступил на Генассамблее. В ходе девятой Турецкой инвестиционной конференции, организованной Турецко-американским деловым советом (TAİK), президент говорил о разногласиях между Анкарой и Вашингтоном: «Некоторые представители нынешней администрации считают, что разногласия между нами можно преодолеть с помощью языка угроз, давления и шантажа. Однако это негативное отношение ведет к серьезным разрушениям как в отношениях с союзниками, так и позиции Америки в мире. Мы считаем, что это не должно больше продолжаться. Такое отношение, которое подрывает демократию, глобальную стабильность, международное право и свободную торговлю, так или иначе не может длиться долго. Наше стратегическое партнерство с США, которое пережило много различных проблем, преодолеет и этот бурный период. Я верю в это. Я искренне верю, что наша тесная дружба с США, независимо от администрации, сумеет превратить этот период в возможность для нас». Эрдоган, который провел недолгую встречу с президентом США Дональдом Трампом, добавил: «Это была просто случайная встреча. Он сказал «увидимся», но я не пошел на организованный им ужин. На этих встречах, как известно, делают семейное фото. Мы сидели за соседними столами за обедом. За его столом также сидел египетский президент Ас-Сиси. Вот почему не могло быть даже и речи о том, чтобы я присоединился к ним. Министр иностранных дел России Сергей Лавров и я имели возможность поговорить о сирийском вопросе».

Президент Эрдоган в Германии

Согласно материалу в Samanyolu Haber, Эрдоган, приехавший в Берлин после визита в США по приглашению президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, после приветствия военными провел двустороннюю встречу с ним. Канцлер Германии Ангела Меркель, выступая с заявлением за несколько часов до встречи с Эрдоганом, сказала, что Берлин хочет работать с Анкарой в экономическом плане, но вопросы прав человека тоже будут подняты на предстоящих переговорах. Меркель добавила, что обе страны должны объединить свои экономические усилия: «Мы абсолютно точно заключим некоторые соглашения». Канцлер Германии объявила, что о прямой финансовой помощи Турции речи не идет. «Права человека в Турции сейчас находятся не в том состоянии, в котором я бы хотела их видеть», — заявила Меркель, отметив, что вопрос с заключенными в турецких тюрьмах немецкими гражданами будет поднят за столом переговоров. В Берлине не прекращаются дебаты об экономической помощи Анкаре. Канцлер заявила, что для того, чтобы Турции оставаться стабильной страной, ей необходимо найти «разумные связи», однако та отвергла прямую финансовую помощь. «Но мы должны работать вместе экономически, и мы однозначно договоримся о чём-то», — сказала Меркель. Эрдоган и канцлер провели совместную пресс-конференцию. Меркель в своей речи заявила: «Я сказала, что мы защищаем все интересы людей и делаем всё возможное, чтобы дать людям жить мирной жизнью без дискриминации. За последние годы у нас возникали некоторые радикальные противостояния, у нас были разные взгляды на некоторые вещи. Возникали такие вопросы, как свобода прессы. Мы рады, что все конкретные ситуации разрешились. До сих пор в Турции задержаны несколько граждан Германии. Я пытаюсь оказать помощь для решения этого вопроса. Мы хотим получить стабильную Турцию, такую же, как Германия. Мы обсудили также вопрос с беженцами. Турция демонстрирует очень высокие результаты. Она приютила у себя около 3 миллионов беженцев из Сирии. Был поднят вопрос Идлиба. Там довольно хрупкая ситуация. Мы планируем провести четырехсторонний саммит в середине октября с главами Российской Федерации, Турции и Франции. У нас есть определенные обязательства».

Эрдоган сказал следующее: «Мы выступаем за защиту и укрепление того импульса, которого мы достигли. На встрече с госпожой Меркель мы достигли консенсуса в отношении механизмов, которые не работали какое-то время. У нас была возможность обсудить вопросы, касающиеся наших двусторонних отношений. На прошлой неделе нашу страну посетили министры финансов и казначейства, торговли и энергетики. Мы планируем как можно скорее выполнить оставшиеся 6 критериев для отмены визового режима. Обеспечение отмены виз и обновления таможенного союза принесет пользу как Турции, так и ЕС. Мы надеемся, что этот критический процесс продлится без каких-либо капризов определенных сторон. Мы придаем большое значение поддержке Германии». Меркель в ответ на вопрос журналистов о движении Гюлена отметила: «Мы очень серьезно относится к аргументам Турции по вопросу движения Гюлена, но нам нужны больше информации для того, чтобы сделать объективные выводы. Нам нужно больше доказательств, чтобы вывести их на тот же уровень, что и Рабочая партия Курдистана». Отвечая на вопрос о проживающем в Германии главном редакторе газеты Cumhuriyet Джане Дюндаре, Эрдоган отметил: «Вы знаете, что Дюндар — шпион, который раскрывал государственные тайны и был приговорен к 5 годам и 10 месяцам тюрьмы. Этот человек сбежал и приехал в Германию». Меркель в свою очередь сказала, что в отношении журналиста у них с Эрдоганом есть кое-какие разногласия. «Это личное решение Дюндара — не участвовать в пресс-конференции», — заявила она.

Кризис из-за Дюндара

Как сообщает DW Türkçe, Дюндар был аккредитован на пресс-конференцию Эрдогана и Меркель, что вызвало очередной кризис между двумя странами. Турецкая сторона остро отреагировала на то, что немецкое Федеральное агентство по печати (BPA) утвердило его аккредитацию и не пожелало отступить от своего решения. Анкара заявила немецким властям о том, что в случае, если Дюндар будет присутствовать на совместной пресс-конференции, Эрдоган, возможно, отменит свое участие в ней. Спустя несколько часов поступило заявление от самого журналиста, что послужило точкой разрешения кризисной ситуации. Он сообщил следующее: «Когда я был в тюрьме, один журналист задал вопрос о заключенных журналистах премьер-министру того периода. Этим журналистом был немецкий гражданин Дениз Юджель. Я тоже хотел задать вопрос. Хотел бы, чтобы тот ответ, который я услышал, будучи в тюрьме, он сказал мне в лицо. А Эрдоган сказал, что будет бойкотировать пресс-конференцию. Дипломатические контакты с немецкими властями длятся с прошлой ночи. Я не ожидал, что эта проблема напугает Эрдогана. Ответ Эрдогана для меня скрывается в этом поведении. Эрдоган не хочет, чтобы его спрашивали. Он не хочет слышать о свободе прессы. В таком случае мне пришлось принять решение. На поверхности лежат все признаки дипломатического кризиса. Это похоже на то, что как только всё наладилось, мое решение может все испортить. И вторая причина заключается в том, что для журналиста самый худший момент наступает тогда, когда он сам становится причиной новостей. Я понимаю, что если я пойду на пресс-конференцию, я попаду в заголовки. Эрдоган под предлогом меня отменил бы эту встречу. Я не захотел стать его инструментом. Я уверен, что мои немецкие коллеги зададут эти вопросы».

Мэр Кёльна: «Я не буду присутствовать на открытии мечети»

По сообщению DW Türkçe, мэр Кёльна Генриетта Рекер заявила о том, что она не будет присутствовать на официальном открытии центральной мечети в Кёльне, в котором примет участие Эрдоган, поскольку «за три дня до открытия всё еще неясно, какова будет программа и какую роль будет играть муниципалитет». Стало известно, что ни один представитель мэрии не будет участвовать в открытии мечети. Рекер добавила, что Турецко-исламский союз по делам религии (DITIB) не действовал в соответствии со своими обязанностями. «Я разочарована тем, как выстраивались контакты с представителями муниципалитета в рамках открытия мечети. Речь идет не обо мне, а об уважении к высшему административному органу, избранному народом Кёльна», — сказала Рекер.

Германия не разрешила Эрдогану выступить перед турками

Согласно сообщению газеты Sözcü, программа Эрдогана в Германии 27−29 сентября поменялась в третий раз в связи с отказом немецкого правительства исполнить некоторые просьбы Анкары. В связи с тем, что Эрдогану не разрешили провести встречу с турками, живущими в Германии, в конференц-салоне, он встретится с турецкими бизнесменами и представителями общины в отеле Adlon. Просьба президента о встрече с турками в Tempodrom в Берлине или в зале Wetfalen в Дортмунде, или даже в Кельне не была одобрена правительством Германии.

Протесты в Германии

Как сообщает Deutsche Welle, официальный визит Эрдогана в Германию был широко освещен в немецкой прессе. В средствах массовой информации есть комментарии о том, что правительство Германии требует конкретных уступок от Эрдогана, речь также идет о правозащитнике Османе Кавала и бывшем сопредседателе Демократической партии народов (ДПН) Селахаттине Демирташе. Газета Frankenpost пишет о том, что Эрдоган превратил Турцию в гигантскую тюрьму: «Поднятая им экономика затем споткнулась, а Эрдоган обжегся, играя с огнем». Газета Frankfurter Rundschau: «Немецким компаниям, работающим в Турции, которых насчитывается более 7 тысяч, срочно требуется доверие, которое может быть достигнуто только путем возвращения к демократии и верховенству закона. Но Эрдоган в Турции создал такую авторитарную государственную структуру, что невозможно предсказать, как восстановится доверие. Правительство Германии должно использовать визит Эрдогана в качестве возможности потребовать от него конкретных уступок». В обзоре газеты Rheinpfalz перечисляются факторы, которые могут привести к отрицательному результату визита Эрдогана в Германию: «Слишком много шероховатостей. Президент Эрдоган примет участие в открытии Главной мечети Турецко-исламского союза по делам религии в Кельне (DITIB), в то время, как ходят слухи о том, что за DITIB наблюдает немецкая контрразведка. Администрация Берлина должна обратить внимание на то, будет ли Эрдоган пытаться склонить проживающих в Германии турков к своим политическим взглядам. В ответ на это турецкое правительство также оценит ответ администрации Меркель на требование выдачи противников режима правительству Турции. Из Анкары частенько поступают упреки о том, что Германия поддерживает тех, кто принимал участие в перевороте 2016 года, а также радикальных курдов и других врагов государства. Правительство Эрдогана с момента попытки переворота в 2016 году чувствует себя осажденным врагами и говорит о том, что не чувствует поддержки из Европы. Восстановление доверия будет нелегким и потребует времени. Нет гарантии, что это вообще произойдет». Перед визитом президента Турции в Германию в разных уголках страны прошли акции протеста. Демонстрации против Эрдогана были организованы под руководством различных неправительственных организаций, в том числе курдских ассоциаций. Приезд президента в Германию подвергся критике «Левой партии», «Зеленых», «Альтернативы для Германии» и «Свободной демократической партии». Бьян Джир-Сарай, представитель парламентской группы «Свободной демократической партии», депутат от «Левой партии» Севим Дагделен и четыре депутата от «Альтернативы для Германии» объявили, что они не будут присутствовать на официальном ужине в честь Эрдогана.

«Мы решили возобновить наши отношения с Турцией»

По данным CNN Türk, премьер-министр Бельгии Шарль Мишель назвал встречу с Эрдоганом в рамках Генеральной Ассамблеи ООН «открытой и искренней» и добавил, что они «приняли решение возродить замороженные отношения с Турцией». Le Soir, одна из наиболее распространенных газет в Бельгии, опубликовала интервью с премьером под заголовком «Длинная встреча Эрдогана и Мишеля в Нью-Йорке». В материале подчеркивается, что два лидера долго беседовали в рамках 73-й Генассамблеи, и еще раз упоминается соглашение о возрождении отношений Анкары и Брюсселя.

ЕС отменяет помощь Турции

По сообщению газеты Dünya, Европейский парламент решил отказаться от финансовой помощи Турции в размере 70 миллионов евро. Основанием для принятия решения стало отсутствие какого-либо продвижения в вопросе верховенства закона и в области прав человека. Бюджетная комиссия Европарламента заявила, что деньги пойдут на программы беженцев. Финансовый источник, о котором идет речь, был выделен для Турции при условии, что она значительно продвинется в вопросах обеспечения верховенства закона, демократии, прав человека и свободы прессы. Однако комиссия приняла решение отказать Анкаре в помощи после доклада, в котором говорится, что Турция сама отдаляет себя от Европейского союза.

Деньги кончились

Журналист газеты Milliyet Яман Торюнер пишет о том, что по многим проектам в Турции были заключены контракты, однако позже они были приостановлены. «Проекты, финансовые условия которых остаются приемлемыми, потребуют большего времени для осуществления бизнес-планов. Основные инфраструктурные проекты, в частности, «Канал Стамбула», видимо, будут заморожены на три года», — отметил он. Торюнер также рассказывает о заявлении министра финансов и казначейства Берата Албайрака, который объявил о том, что трехлетний экономический план полон позитивных мер, однако есть много тем, которые были забыты или не раскрыты. Не начатые проекты с подписанными или не подписанными контрактами будут приостановлены. Крупные проекты в области инфраструктуры будут осуществляться за счет международного финансирования и прямых иностранных инвестиций. Чтобы определить текущие финансовые структуры и качество активов банков, будут проведены финансовые исследования.

Разведка проверяет интернет-трансляции

Газета Cumhuriyet добыла проект регламента радио, теле– и другого вещания в интернете. Согласно проекту, подготовленному экспертами RTÜK (государственное агентство Турции по мониторингу, регулированию и санкционированию радио– и телевизионных передач) и BTK (управление по информационно-коммуникационным технологиям Турции), для интернет-трансляций необходимо будет разрешение национальной разведывательной организации и полиции. Все трансляции теле– и радиопередач, трансляции с платформ (таких как Netflix, Blu Tv в формате IPTV) будут подвергнуты масштабной цензуре, вплоть до «проверки, запрета доступа и аннулирования лицензии». Хотя штрафы, введенные для радио– и телепередач, не распространяются на интернет-трансляции, для последних остается юрисдикция мирового судьи, который сможет накладывать финансовые наказания.

Игрок НБА рассказал о нарушениях прав человека

Aktif Haber цитирует игрока одной из самых крупных команд НБА «Нью-Йорк Никс» Энеса Кантера, который в своем интервью рассказал о происходящем в Турции. Кантер поведал о том, что матчи всемирно известной благодаря ему команды не транслируются в Турции. Игрок добавил, что спортсмены и многие другие успешные люди покидают страну: «Мой опыт известен. Но есть миллионы неизвестных людей, которые также прошли через это. Анкара посадила за решетку больше журналистов, чем во всём другом мире. Большинство людей не знают о том, какое серьезное давление оказывается на них в Турции. Самое абсурдное, что за пределами страны находится огромное количество журналистов. И из-за того, что они не могут их поймать, они ловят членов их семей. И они говорят: «Не перестанешь писать в Twitter, мы бросим твою семью в тюрьму». В Турции насчитывается более 150 тысяч политических заключенных. И это еще не всё. Сотни малышей находятся в тюрьмах вместе с матерями. И, я полагаю, 15−17 тысяч женщин сейчас за решеткой. Что от них хотят? Я действительно не могу понять».

ПНД предлагает закон об амнистии парламенту

Согласно NTV, Партия националистического движения (ПНД) представила Парламентской ассамблее предложение об амнистии, под которую попадают 162 тысячи 989 задержанных и осужденных. Заместитель главы ПНД Фети Йылдыз сказал следующее: «Предложение распространяется на преступления до 19 мая 2018 года и позволяет сократить наказания на 5 лет. Под амнистию не попадают преступления против государственной безопасности, против национальной обороны, преступления, направленные на выдачу государственной тайны, преступления против человечности, преднамеренные убийства. Преступления против физической неприкосновенности, пытки, сексуальное насилие также не попадают в это положение. Цель закона ясна, все преступления против государства не входят в этот список. Число заключенных в Турции составляет около 253 тысяч людей. Среди них 25 тысяч 63 осужденных и 20 тысяч 643 заключенных, причастных к терроризму. За убийство человека осуждено 22 тысячи 610 человек и заключено 5 тысяч 664. Не считая всех их, под амнистию попадают 162 тысячи 989 задержанных и осужденных. Это правовые преступления, а не преступления против государства».

Охота на ведьм снова распространилась на военных

Согласно TR724, Главная прокуратура Стамбула приняла решение о задержании в общей сложности 71 человека, в том числе 36 действующих военнослужащих. В Анкаре были задержаны 14 человек, работающих в Ziraat Bank. Согласно заявлению Главной прокуратуры, в рамках расследования, проведенного отделом по борьбе с терроризмом, было вынесено решение о задержании лиц, использующих программу ByLock.

Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 30 сентября 2018 > № 2761384


Турция. Евросоюз. Сирия > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 29 сентября 2018 > № 2762163

Daily Sabah: Турция может не сдержать новую волну беженцев в ЕС

За последние семь лет Турция приняла более 3,5 миллиона беженцев из примерно шести миллионов человек, которые покинули Сирию, чтобы избежать насилия

С момента начала гражданского конфликта в Сирии Турция взяла на себя самую существенную роль, в сравнении с другими странами, в плане поддержки сирийских беженцев. За последние семь лет Турция приняла более 3,5 миллиона беженцев из примерно шести миллионов человек, которые покинули Сирию, чтобы избежать насилия, пишет советник президента Турции Реджепа Эрдогана Ильнур Чевик в статье для турецкого издания Daily Sabah.

Турция создала для беженцев отличные условия, что неоднократно отмечали международные агентства по оказанию гуманитарной помощи. Щедрость Турции также включала в себя бесплатную медицинскую помощь для всех сирийских беженцев. В настоящий момент в турецких школах обучают 600 тыс. сирийских детей. Эта гигантская гуманитарная программа обошлась Турции в $35 млрд. Эту сумму оплатили турецкие налогоплательщики.

Но это еще не все. Турция также помогла сирийцам очистить их родные районы от боевиков. Вооруженные силы Турции совместно со Свободной сирийской армией освободили и очистили часть сирийской территории от террористов, связанных с Рабочей партией Курдистана, а также ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Турецкие агентства предоставляют социальные услуги и оказывают помощь нуждающимся.

В свою очередь, помощь ООН в рамках оказания помощи сирийским беженцам, размещенным на территории Турции, составляет всего $600 млн. Европейский союз под руководством Германии пообещал Анкаре предоставить помощь в размере €6 млрд, но эти деньги поступают очень медленно и привязаны к определенным проектам, что не позволяет облегчить процесс оказания помощи.

Турция со своей стороны выступила своего рода дамбой, которая сдержала поток беженцев в ЕС. В прошлом сотни и даже тысячи беженцев пересекали Турцию, чтобы добраться до стран Северной Европы через Эгейское море и Балканы. Однако благодаря эффективным мерам, предпринятым турецкой администрацией, Анкаре удалось фактически остановить поток. Турция выступила буферной зоной между ближневосточными государствами и Европой, заслужив восторженные аплодисменты, но не более того.

Однако не стоит забывать, что у каждой плотины есть свой запас прочности, чрезмерные нагрузки могут ее разрушить. Это должны понять канцлер Германии Ангела Меркель и ее коллеги в немецкой администрации, а также другие европейские страны.

В прошлом году мир изменился, решение международных проблем требует все новых и новых затрат. В этих условиях стало гораздо сложнее предоставлять высококачественные гуманитарные услуги сирийским беженцам, проживающим на территории Турции в роли гостей. Тем не менее Турция берет на себя необходимые жертвы, чтобы помочь этим несчастным людям.

Однако всему есть предел. При отсутствии или незначительной внешней помощи, это не может продолжаться вечно. В Сирии нарастает давление, которое может вынудить огромное количество людей покинуть страну. Если это произойдет, то с серьезными проблемами столкнется не только Турция, но и Западная Европа.

Турция упорно стремилась достигнуть мирного дипломатического урегулирования кризиса в северной сирийской провинции Идлиб, чтобы снизить опасность возникновения новой волны беженцев, но по-прежнему остается немало людей, которые хотят покинуть Сирию и искать спасения в Турции и европейских странах.

В ЕС не могут просто сказать: «Пусть Турция возьмет на себя все издержки и обеспечит нам мирную и уютную жизнь». Каждая заинтересованная страна должна взять на себя часть издержек и помочь Турции. Это один из ключевых вопросов, которые будут обсуждаться в Берлине во время официального визита президента Турции.

Турецкая «плотина» уже едва сдерживает возложенную на нее нагрузку и может разрушиться. Это именно то, что должны понять наши друзья и союзники в Европейском союзе. Они должны искренне подойти к решению этой проблемы, в противном случае миллионы беженцев могут наводнить ЕС. Никто ведь этого не хочет, не правда ли?

 Максим Исаев

Турция. Евросоюз. Сирия > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 29 сентября 2018 > № 2762163


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741113 Реджеп Тайип Эрдоган

Takvim (Турция): Историческое выступление Эрдогана на Генеральной Ассамблее ООН

Выступлению Эрдогана на ГА ООН аплодировали гораздо больше, чем выступлению Трампа. Он говорил о необходимости реформирования ООН, социально-экономических дисбалансах в мире, разрыве между развитыми и бедными странами. Не оставил он без внимания и сочинское соглашение, которое недавно подписали Турция и Россия, предотвратившее кровопролитие в Идлибе.

Takvim, Турция

Президент Реджеп Тайип Эрдоган выступил с речью на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи (ГА) Организации Объединенных Наций (ООН), состоявшейся в Нью-Йорке.

Приведем основные тезисы выступления президента Эрдогана.

Желаю, чтобы сессия Генеральной Ассамблеи этого года принесла благо всем народам мира. Эту встречу мы проводим в год 100-летия окончания Первой мировой войны. ООН за свою 73-летнюю историю добилась результатов, которые ни в коем случае не стоит недооценивать. Но со временем ООН стала далека от того, чтобы отвечать чаяниям человечества о мире и процветании.

Массовые убийства — в прошлом в Руанде, Сомали и до сих пор в Палестине — всегда происходили на глазах у СБ ООН. Даже если весь мир повернется спиной, мы, Турция, продолжим быть рядом с угнетаемыми палестинцами. Наше сердце не может мириться с тем, чтобы такая важная структура превратилась в институт, имя которого постоянно связывается с неудачами. Поэтому мы говорим, что структура ООН нуждается в комплексном реформировании. Мы говорим: «Мир больше пяти». Мир не тот, каким он был после Второй мировой войны. Почему не все 194 страны должны быть представлены в Совете Безопасности? В данный момент в совете пять постоянных мест, а остальные временные, которые вообще не имеют никакой инициативы.

Этому институту, который я считаю крайне важным для будущего мира, необходимо наращивать свою эффективность в сфере безопасности и социального равенства. Мы, Турция, видим, что есть очень важные дела, которые можно сделать посредством ООН. Спасение и счастье миру даст справедливость. Причина, по которой сегодня наш мир находится в тисках политической, социальной и экономической нестабильности, — отсутствие справедливости.

Если сегодня материальное состояние 62 самых богатых людей мира равно достатку половины всего мирового населения, значит есть проблема. Если 821 миллион человек каждый вечер засыпают голодными, а 621 миллиону человек ставится диагноз ожирение, значит есть проблема. Если 68 миллионов человек выселяются с насиженных мест, значит есть проблема. Справедливость, с точки зрения Мевляны, — это когда все стоит на своих местах. Давайте сделаем ООН рупором справедливости и поставим все на свои места. Давайте создадим глобальную форму управления, которая вселит надежду в будущие поколения. Опять же, согласно Мевляне, несправедлив тот, кто не выполняет задачи, которые на него ложатся.

Уважаемые делегаты, Турция, проводя глобальную гуманитарную дипломатию, делает все возможное для того, чтобы мир был справедливым. Мы принимаем четыре миллиона беженцев. Сумма, которую мы потратили только на сирийских беженцев, составила 32 миллиарда долларов. Кроме того, мы оказываем всевозможную гуманитарную помощь районам, которые мы взяли под свой контроль в Сирии. Беженцы могут пользоваться всеми услугами здравоохранения, которые мы предоставляем нашим гражданам, включая лекарственные препараты. От международных организаций мы получили в качестве поддержки 600 миллионов долларов, а от ЕС — 1,7 миллиарда евро. Обещание ЕС «3+3» миллиардов евро не выполняется в достаточной степени. Но мы каждый день продолжаем оказывать поддержку беженцам. Мы надеемся на более эффективную и гибкую помощь Турции, ведь благодаря нам мир не сталкивается с потоком беженцев. На сегодняшний день Турция по общему объему помощи в целях развития находится на шестом месте, по гуманитарной помощи — на первом месте.

Уважаемые делегаты, сегодня наш мир еще больше нуждается в коллективной ответственности во имя мира и равноправия. Под эгидой Исламской организации сотрудничества, в который мы до сих пор временно председательствуем, мы сделали очень серьезные шаги. Мы реализуем программу развития Сомали, где люди борются с голодом. Мы прилагали искренние усилия для решения кризиса в Персидском заливе. Мы содействуем всем сторонам в Ираке. В таких вопросах, как расизм, ксено-, исламофобия, мы тоже прилагаем усилия. Мы занимаем активную позицию относительно событий в Сирии. Как поддерживая женевский и астанинский процесс, так и присутствуя на поле боя, мы пытаемся обеспечить спокойствие в Сирии.

Благодаря сочинскому соглашению, которое мы недавно подписали с Россией, мы предотвратили кровавые атаки сирийского режима на Идлиб. Не допустив повторения в Идлибе ранее происходивших массовых убийств, мы сохранили открытым путь политического урегулирования в Сирии. Наша цель — очистить все сирийские земли от террористов. Мы хотим, чтобы против террористических организаций был выработан принципиальный подход. Те, кто снабжает террористические организации оружием, в будущем обязательно поплатятся за это.

Мы должны продемонстрировать более искренние усилия в отношении таких де-факто проблемных зон, как Сирия, Ирак, Йемен, Афганистан, Украина, Ливия, и потенциальных проблемных зон, таких как Балканы, Кавказ, Восточное Средиземноморье. Не все террористические организации черпают свою силу от терактов, некоторые из них используют более сложные, скрытые, обманчивые методы. Одна из таких организаций — террористическая организация Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen, FETÖ), которая убила наших граждан в ходе попытки госпереворота в ночь на 16 июля 2016 года. А где находится ее глава? Из Америки он экспортирует террор в 160 стран мира. Сначала он организовал попытку госпереворота, используя людей, которые проникли в наши органы безопасности, суды и вооруженные силы. Благодаря борьбе, которую мы ведем на протяжении последних пяти лет при поддержке нашего народа, мы во многом зачистили страну. Несмотря на это, многие государства, которых мы считали дружественными, упорно не желают передавать нам лиц, связанных с этой организацией. Те, кто до сих пор не осознал опасности, заплатят высокую цену за это. Посредством школ в 27 штатах США эта организация получает 763 миллиона долларов. Источник исходит отсюда. Поэтому я призываю все страны мира к активным действиям против FETÖ. С любой желающей страной мы готовы поделиться своим опытом в этом вопросе.

Торговые войны всегда приносили вред людям. Никто из нас не может молчать в ответ на использование экономических санкций в качестве оружия. Мы должны вместе противодействовать односторонним попыткам нарушить мировой торговый порядок. Создать хаос просто, а обеспечить порядок — крайне сложно. Сегодня некоторые страны настойчиво пытаются создать хаос. Нет большей опасности, чем миропорядок, надежда на который исчезла. Турция выступает за свободу как торговли, так и перемещения людей. Мы за то, чтобы решать наши проблемы путем конструктивного диалога. Мы активно сотрудничаем на таких платформах, как Всемирная торговая организация, G-20, Европейский Союз. Цель — взаимная выгода.

Давление и обвинения, обращенные против нашей страны, несправедливы. Мы верим, что сможем спасти мир от этого политического и экономического хаоса вместе со странами, которые разделяют наше видение. Мы предлагаем создать в рамках ООН организацию по делам молодежи с центром в Стамбуле. Во-вторых, 2019 год был объявлен международным годом пожилых людей. Третий Всемирный конгресс по проблемам старения состоится в Стамбуле. Всех желающих приглашаем принять в нем участие.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741113 Реджеп Тайип Эрдоган


Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 25 сентября 2018 > № 2740814 Гёкан Авджиоглу

«Москва удачно воплощает в жизнь идею мегаполиса для людей»

Гёкан Авджиоглу о развитии крупных агломераций, преобразовании Москвы и парке «Зарядье».

В Москве продолжается процесс создания новых объектов на территории ландшафтного парка «Зарядье». В этом году уже запущены «Ледяная пещера» и Концертный зал. На очереди – возведение гостиницы. О том, что собой будет представлять сооружение, в интервью «Московской перспективе» рассказал Гёкан Авджиоглу – глава архитектурного бюро GAD.

– Гёкан, спасибо, что согласились встретиться с нами. Расскажите, с какой целью вы приехали в Москву? Какие впечатления от города?

– Разрешите для начала немного рассказать о компании. Я являюсь основателем и главой архитектурного бюро GAD. Наш главный офис находится в Стамбуле, также наши филиалы расположены в крупнейших мировых столицах: Нью-Йорке, Лондоне, Дубаи и в Москве. Мы рады быть здесь, Москва – невероятно гостеприимный город!

– Чем вас привлекает Москва? Что особенного вы отметили для себя в архитектуре?

– Лично для меня Москва – один из самых зеленых городов, где много общественных пространств, в которых приятно гулять. Разумеется, здесь сумасшедший трафик, многие это критикуют. Но, несмотря ни на что, здесь очень много мест для общественного отдыха, прекрасные пешеходные маршруты, скверы и парки. Москва – фантастический город со множеством исторических зданий, церквей и храмов различных религий. Также очень интересно, как общественные городские пространства используются для проведения массовых мероприятий.

Я помню, как еще десять лет назад Москва была изолированной, а сегодня это город с открытым сознанием. Хорошее подтверждение тому – широкие международные мероприятия, например, Московский урбанистический форум или прошедший чемпионат мира по футболу. Хочется поздравить Москву с прекрасной организацией такого события на самом высоком уровне. Люди со всего мира убедились, как действительно нужно проводить подобные мероприятия. Для Москвы это важнейшее событие, представившее город как мегастолицу.

– Спасибо за высокую оценку. С какими бы крупными городами вы сравнили Москву? Что общего у нашей столицы, например, с Нью-Йорком, Парижем, Гонконгом или Стамбулом?

– Очень сложно сравнивать Москву с другими городами. Почему? Потому что все города очень разные. Когда ты живешь в небольшом городе, тебя более-менее все устраивает, но мегаполис – совсем другая среда, далеко не райское место. В мегаполисе тебя окружает много проблем. Например, если ты живешь на окраине, тебе необходимо постоянно пользоваться общественным или личным транспортом вместе с сотней тысяч людей. Сегодня мы наблюдаем динамику развития современных мегаполисов: они трансформируются в удобные города со множеством зеленых зон и пешей доступностью объектов инфраструктуры. Из большинства агломераций Москва наиболее удачно воплощает в жизнь идею мегаполиса для людей. Нью-Йорк тоже сегодня стремится к этой модели. Что касается Стамбула, то он пока отстает из-за множества преград – например, из-за зачаточного состояния инфраструктуры для людей с ограниченными возможностями, нехватки детских учреждений и трансформации городской среды. Москва более доступный город для людей, ее опыт будет полезен для многих мегаполисов. Ваша столица, несмотря на богатую многовековую историю, выглядит как современный город.

У Стамбула история в несколько тысяч лет, с особенным укладом жизни, непохожим на многие европейские мегаполисы. Сегодня мы поднимаем вопрос о сохранении территориального пространства городов с населением не более пяти миллионов человек. По нашим прогнозам, в ближайшие 15 лет более 300 млн человек будут жить в крупных городах и пригородах. Посмотрите на европейские примеры: мелкие города, находящиеся вблизи мегаполиса, пригородные территории – это все одна большая агломерация. Например, на юго-западе Турции существуют примеры развития технопарков вблизи крупных городов с собственной «закрытой» инфраструктурой, жильем и рабочими местами.

– Расскажите о своем проекте гостиницы в парке «Зарядье». Какие технологии вы используете?

– Наш проект еще в процессе. Главная идея – мы хотим создать комфортное пространство внутри потрясающего парка, реализовать новую концепцию гостеприимства: не только гостиничные номера, но и комбинирование жилого пространства с общественной территорией. Наш подход – это комплексное понимание прошлого в настоящем, мы стремимся привнести эти идеи и в наши московские проекты. Мы видим, что в Москве сохраняется интерес к техническим и инженерным аспектам городской сферы и архитектуры. Мы знаем, что зимой люди в Москве больше проводят времени в помещении, а летом на улице, поэтому хочется сочетать уровень комфорта повсеместно. Раньше существовали другие технологии и стандарты проектирования, в помещениях было очень темно, маленькие окна пропускали недостаточно солнечного света. Наша задача – использовать естественное освещение по максимуму, в том числе при проектировании общественных пространств объекта. Основные особенности проектов GAD – инновационные комбинации новых решений, технологий, форм, которые оказывают позитивное влияние на современную жизнь городов. В Москве всегда придавалось большое значение зеленым пространствам и паркам. Мы готовим свои проекты с учетом подобного экологического мышления.

– Какое ваше любимое место в Москве?

– Патриаршие пруды. Во-первых, это очень энергетически привлекательное место. Здесь очень много маленьких ресторанов, магазинчиков, здесь можно встретить интересных людей. Во-вторых, это историческое место Москвы, здесь жили многие выдающиеся личности. Патриаршие – такой же уникальный район, как Сохо в Нью-Йорке, Челси в Лондоне или Бебек в Стамбуле.

Алексей Горячев

МОСКОВСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 25 сентября 2018 > № 2740814 Гёкан Авджиоглу


Казахстан. Турция. Испания > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 22 сентября 2018 > № 2738328

Первая в Казахстане Академия сервиса и туризма открыта в Акмолинской области

В Акмолинской области впервые в Казахстане открыта Академия сервиса и туризма, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Палата предпринимателей Акмолинской области при поддержке акимата области презентовала новый уникальный проект - Академию сервиса и туризма на базе одного из гостиничных комплексов областного центра.

По информации организаторов, цель проекта - развитие стандартов качества в индустрии туризма, повышение сервиса отелей и ресторанов различного уровня. В рамках проекта предусмотрены комплексная подготовка профессионального персонала, обучение клиентскому сервису и культуре обслуживания.

Эмблемой новой Академии сервиса и туризма стал фламинго, как брэнд Акмолинской области и всего туризма региона.

«Мы хотим пригласить очень «крутых» бизнес-тренеров, хотим, чтобы у нас были хорошие партнеры, готовится подписание меморандума с одной из лучших кадровых компаний Турции «Анталия Консалтинг». Это компания ведет практику и обучение с 60 самыми лучшими отелями Турции...

Для Акмолинской области очень важно, что наши студенты будут обучаться там, то есть проходить практику и стажировку в Турции на базе пятизвездочных отелей», - рассказал на презентации проекта заместитель акима Акмолинской области Марат Игалиев.

По его словам, в академии будут применяться новейшие технологии, а в планах - стажировка в странах зарубежья не только студентов, но и отельеров региона. Было озвучено, что кроме Турции, ведутся переговоры с Испанией, планируется поездка в Финляндию.

Современная программа обучения будет охватывать различные категории: технический персонал, официанты-бармены, администраторы, топ-менеджеры. Тренерами программы станут специалисты ресторанно-гостиничного дела.

Предприниматели региона уже заинтересовались проектом - на презентации присутствовало более 70 рестораторов и отельеров Акмолинской области.

В ходе мероприятия состоялось подписание меморандума о взаимовыгодном сотрудничестве между управлением туризма Акмолинской области, РПП «Атамекен» Акмолинской области и Академией сервиса и туризма.

Казахстан. Турция. Испания > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > inform.kz, 22 сентября 2018 > № 2738328


Сирия. Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 сентября 2018 > № 2738347 Марианна Беленькая

Вместо битвы. О чем Путин и Эрдоган договорились по Идлибу

Марианна Беленькая

Широкомасштабная военная операция в зоне, которая находится под особой опекой Турции, неизбежно поссорила бы Москву и Анкару. В итоге Москва и Анкара сумели найти компромисс, хотя Путин и Эрдоган очень по-разному расставляют акценты в достигнутых соглашениях

В сирийском конфликте дошло до редкого события – соглашения, подписанные Россией и Турцией в Сочи, поддержали практически все заинтересованные стороны. Конечно, свои трактовки «Меморандума по стабилизации ситуации в зоне деэскалации Идлиб» есть у каждого участника конфликта, как и сомнения в успешной реализации договоренностей. Но на данный момент сочинский документ предотвратил широкомасштабную военную операцию в Идлибе, которая могла привести к тысячам жертв среди мирного населения. Также отложили вопрос о возвращении этой последней из четырех согласованных год назад зон деэскалации под контроль Дамаска.

В этом году президенты России и Турции встречались уже четыре раза. Перерыв между двумя последними встречами в Тегеране и Сочи был всего 10 дней. В иранской столице, где 7 сентября проходили переговоры в астанинском формате (Россия, Турция и Иран), не удалось решить судьбу зоны деэскалации Идлиб. Дело в том, что последние несколько месяцев сирийское руководство не скрывало планов вернуть этот район под свой контроль. Но широкомасштабная военная операция в зоне, которая находится под особой опекой Турции, неизбежно поссорила бы Москву и Анкару. Эрдоган тогда грозился выйти из астанинского формата, чего Москва не могла допустить, так как потеряла бы канал контактов со значительной частью сирийской вооруженной оппозиции.

В Большом Идлибе сконцентрировано около 80 тысяч бойцов оппозиции и, как отметил недавно спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура, 10 тысяч террористов. Речь в первую очередь идет об отрядах организаций «Джебхат ан-Нусра» и «Хизб ат-Туркестан аль-Ислами» (запрещены в РФ). Простой военный сценарий тут вряд ли был возможен, поэтому Москва решила попробовать договориться. Ее главным условием было размежевание оппозиции и террористов и прекращение провокаций вокруг российской авиабазы Хмеймим, куда из Идлиба запускались десятки беспилотников. Также размежевание должно было обеспечить безопасность населенных пунктов, примыкающих к зоне деэскалации.

Однако договоренностям мешали две вещи – желание Анкары оставить Идлиб под контролем вооруженной оппозиции вопреки позиции Дамаска, а также судьба иностранных бойцов радикальных группировок. Если в теории сирийцы, находившиеся в рядах «Ан-Нусры», могут присоединиться к вооруженной оппозиции (и такая договоренность есть), то иностранцам некуда бежать.

Демилитаризация плюс деэскалация

В итоге Россия и Турция нашли компромисс. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган лично объявили суть достигнутых соглашений, а министры обороны двух стран в присутствии президентов подписали меморандум. Его текст, состоящий из десяти пунктов, официально не опубликован, но оказался в распоряжении СМИ. Содержание во многом соответствует тому, о чем уже говорили президенты в присутствии журналистов, а также последующим заявлениям официальных лиц.

Главной новостью меморандума стало объявление о создании к 15 октября на 15–20 км в глубь зоны деэскалации новой демилитаризованной зоны, которую должны покинуть радикальные террористические группировки. Как подчеркнул Владимир Путин, в том числе «Джебхат ан-Нусра». Он также добавил, что новая зона будет установлена вдоль линии соприкосновения вооруженной оппозиции с правительственными войсками. К 10 октября оттуда должно быть выведено все тяжелое вооружение: танки, реактивные системы залпового огня, орудия и минометы, принадлежащие всем сторонам конфликта.

Турецкие военные и российская военная полиция будут осуществлять координированный контроль вдоль границ демилитаризованной зоны, в том числе при помощи беспилотников. К концу года должно быть восстановлено транзитное сообщение по трассам Алеппо – Латакия (М4) и Алеппо – Хама (М5), часть маршрута которых проходит через Идлиб. В меморандуме также идет речь о расширении функций совместного ирано-российско-турецкого центра. Это показывает, что документ был согласован с Тегераном и это единая позиция астанинской тройки.

По словам Эрдогана, в случае реализации меморандума Москва и Анкара предотвратят «гуманитарную трагедию, к которой могли бы привести боевые действия». «Меморандум приведет к тому, что Турция не будет сталкиваться с еще более трудным положением, а также будет хорошим завоеванием для российской стороны», – заявил он. Эти заявления прозвучали столь размыто, что журналистам пришлось уточнять у российского министра обороны Сергея Шойгу, означают ли достигнутые договоренности, что в Идлибе не будет военной операции. «Да»,– ответил он. Однако к словам министра просится уточнение: «пока не будет».

Поэтому остается вопрос о судьбе террористов – куда их предполагается выводить? В меморандуме и словах Путина речь идет о выводе из демилитаризованной зоны. Означает ли это, что они могут оставаться внутри зоны деэскалации? Президент Эрдоган говорил более размыто – об отводе террористов из района, который контролирует сирийская оппозиция. Идет ли речь о размежевании, которое подставит террористов под точечные удары? Если же боевикам позволят покинуть Идлиб, то вопрос – куда они денутся или куда их отправят?

Пока разведывательные и военные ведомства Турции и России согласовывают списки, кого считать террористом, а кого нет. А часть руководства «Джебхат ан-Нусры» уже объявила, что никуда не собирается уходить, и призвала своих сторонников продолжить джихад. Тем самым они развязывают руки Турции (вместе с вооруженной оппозицией) и России для нанесения ударов по местам дислокации «несогласных» после 10 или 15 октября.

Разногласия союзников

Интересно, как по-разному два президента выделяли важное в достигнутых соглашениях.

Путин начал с исходящих из Идлиба угроз со стороны боевиков «провинции Алеппо, городу Алеппо и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим». Тем самым давая понять, что покончить с этими угрозами – главная цель России в достигнутых соглашениях. Если этого не произойдет, меморандум не будет реализован.

Эрдоган обещал, что совместные патрули положат конец провокациям со стороны третьих лиц. При этом отметил, что сирийская вооруженная оппозиция останется на тех территориях, которые контролировала до сих пор. Этот момент также выделил в своем твиттере официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын, как и еще два пункта меморандума. «Оппозиция останется в тех районах, где она уже есть. Россия и Турция будут проводить совместные патрули (хотя Эрдоган говорит о координации). Россия примет меры для предотвращения нападения на Идлиб», – написал он сразу после подписания документа.

Последний пункт в своем выступлении не упомянули ни президент России, ни президент Турции, но он есть в тексте меморандума. «Российская Федерация примет все необходимые меры для предотвращения военных операций и атак на Идлиб и сохранения статус-кво», – говорится в пункте номер два. Интересно, что об ответственности Турции в тексте ничего нет, хотя очевидно, что именно Анкара отвечает за действия вооруженной оппозиции в Идлибе.

Также президенты расставили разные акценты в своих заявлениях, когда говорили о будущем политического урегулирования в Сирии. «Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время», – сказал Путин. На что Эрдоган ответил: «Несомненно, было бы желательно осуществить конституционную реформу, а затем провести справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом». И здесь позиция Анкары ближе Вашингтону, чем Москве – будущее Сирии без нынешнего режима.

Открытым остается вопрос о будущем не только Сирии, но и самого Идлиба. Несмотря на то что Анкара гордится тем, что смогла пока оставить его в руках оппозиции, сами оппозиционеры испытывают сомнения, можно ли доверять Москве. Тем более в Дамаске трактуют договоренности в Сочи в свою пользу. «Нам самое главное, чтобы Идлиб вернулся под контроль сирийской власти. Достигнутая договоренность ускорит процесс возвращения», – сказала РИА «Новости» депутат народного совета Сирии Маха Шбиб. В таком же духе высказываются и многие официальные сирийские СМИ. Можно сказать, что Дамаск просто пытается сохранить лицо, но нельзя исключать, что Россия заверила сирийские власти в том, что по-прежнему привержена сохранению целостности Сирии и сосредоточению власти в одних руках. Впрочем, в Москве это никогда и не скрывали.

Примечательно, что с меморандумом согласились не только в Дамаске, но и в Тегеране. Накануне российско-турецкого саммита иранские власти заговорили о том, что Тегеран привержен мирному решению конфликта. «Тегеран убежден, что вопрос в отношении Идлиба должен быть решен таким образом, чтобы не нанести вреда мирному населению», – заявил официальный представитель МИД Ирана Бахрам Гасеми. И уже на следующий день после подписания меморандума иранский постпред в ООН Голям Али Хошру сказал, что правительство Ирана приветствует соглашение по Идлибу: «Это соглашение основано на выработанном в ходе встреч в Астане принципиальном подходе и нацелено на создание зоны деэскалации с тем, чтобы снизить возможность жертв среди гражданского населения в ходе борьбы с терроризмом».

То есть Иран дал добро на подписание соглашений в надежде, что борьба с террористами будет продолжена. До сих пор и Дамаск, и Тегеран к террористам относили и вооруженную оппозицию, которая отказывалась взаимодействовать с сирийским режимом.

Так что пока неизвестно, чем на самом деле обернутся достигнутые в Сочи соглашения. Но все стороны: и сами подписанты меморандума, и стороны конфликта, и все региональные игроки, от Ирана до США, – согласны, что масштабное кровопролитие удалось остановить. У всех появилась пауза, чтобы сосредоточиться не на военных сценариях, а на решении политических разногласий. По крайней мере, на месяц. А дальше в Сирии никто не заглядывает.

Сирия. Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 сентября 2018 > № 2738347 Марианна Беленькая


США. Иран. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2018 > № 2734997 Икбаль Дюрре

Икбаль Дюрре: Перспективы отказа от доллара пока туманны Мнение.

Заявление России, Ирана и Турции об отказе от доллара в торговых операциях между тремя странами уже стало определенным вызовом мировой экономике. Другой вопрос, насколько это реалистично и реализуемо в ближайшей перспективе в полном объеме. И тут ключевые слова – «в полном объеме».

Например, если мы возьмём за основу российско-турецкие экономические отношения, которые оцениваются примерно в $17-18 млрд в год (в лучшие времена было на $20 млрд больше), то около 80% из этой суммы составляет экспорт из России в Турцию.

Понятно, что России интересно производить взаиморасчеты в турецких лирах только в размере своего импорта из Турции, а самой Турции – наоборот. Эту же логику можно спроецировать на других участников договоренности. Получается, что подобная схема на данном этапе может эффективно работать только между равными.

И пока к договору о торговле в национальных валютах между Ираном, Россией и Турцией не подключатся Китай или европейские страны, он не даст, на мой взгляд, ожидаемого результата.

Для меня существует еще один вопрос: что будет с этим договором, когда хотя бы один участник помирится с Западом? Будет ли он так же настойчив в реализации подобного эксперимента?

Как видите, вопросов больше чем ответов.

Также хочу отметить, что подобный договор между Турцией и Россией уже несколько лет как существует. Но особого восторга мы не видим. Может быть я скептик, но считаю, что договор об отказе от доллара между тремя странами может стать хорошим началом, вернее продолжением, особенно с точки зрения доказательства их политического сближения, но в экономическом плане имеет туманные перспективы.

Несмотря на существующие и довольно серьезные противоречия между Турцией и США, Анкара все же уступит Штатам, потому что сегодняшнее тяжелое экономическое положение в стране вынудит Турцию пойти на послабления перед Америкой.

Но это не отразится на российско-турецких экономических договоренностях, в частности по трубопроводам и атомной станции. Некоторые эксперты в Турции считают, что иранские и азербайджанские углеводороды могут стать альтернативой российским. Однако, учитывая нестабильную политическую и экономическую ситуацию вокруг Ирана, которую инициируют западные силы, в первую очередь – США, и принимая во внимание факт, что запасы Азербайджана ограничены, такая точка зрения является как минимум несостоятельной. Надо понимать, что энергетические проекты с Россией помимо большого экономического значения для Турции еще и усиливают геополитическую позицию страны в регионе.

Примечание НиК: 7 сентября 2018 года в Тегеране состоялся трехсторонний саммит президентов России, Турции и Ирана по Сирии, в ходе которого обсуждался ряд экономических мер для отказа от использования американского доллара в торговле между странами.

М.Э. Икбаль Дюрре

Политолог, доцент кафедры Теории регионоведения МГЛУ

США. Иран. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2018 > № 2734997 Икбаль Дюрре


Россия. Украина. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2018 > № 2734282 Александр Занемонец

Автономия вместо автокефалии. Как можно разрешить украинский церковный кризис

Александр Занемонец

На Украине уже есть автономная церковь Московского патриархата. Скоро, вероятно, появится автономная церковь патриархата Константинопольского. Такая ситуация с середины 90-х годов сохраняется в маленькой Эстонии. Московский патриарх пригрозил разрывом с Константинополем в случае провозглашения украинской автокефалии. Можно предположить, что в случае провозглашения автономии разрыва не произойдет

О том, что разных православных церквей много, патриархов – тоже и отношения между ними складываются далеко не всегда так, как это хотелось бы московскому патриарху, многие услышали еще летом 2016 года, когда представители большинства православных церквей – во главе с константинопольским патриархом Варфоломеем – отправились на общий собор на греческом Крите. Но поскольку буквально за несколько дней до начала работы собора патриарх Кирилл решил на него не ехать, то и освещение его работы в российских СМИ, в том числе церковных, было минимальным.

Изначально одной из тем для обсуждения на Критском соборе была ситуация в православной церкви на Украине, где верующие разделены на три группы. Также обсуждали, как церковь может становиться автокефальной, то есть независимой от патриарха другой страны, от которого она зависела раньше. Возможно, именно это удержало патриарха Кирилла от того, чтобы ехать на Крит и выносить на общецерковное обсуждение то, что касается «нашего Киева».

История взаимоотношений церковной Москвы и церковного Киева во многом напоминает отношения самих стран. Если Киев, по словам первых древнерусских летописей, был «матерью городов русских», то киевский митрополит был главным из русских епископов. Еще более главным был Константинопольский патриарх, так как вся русская церковь была частью константинопольского патриархата до конца XVI века. И креститель Руси князь Владимир, и преподобный Сергий Радонежский, и преподобный Нил Сорский, и все другие русские средневековые святые были членами Константинопольского патриархата, а за литургией в русских храмах поминалось имя константинопольского (или вселенского, как он часто называется) патриарха.

Когда столица Руси переместилась из Киева на север, то и кафедра митрополита переехала вместе с ней. Постепенно киевский митрополит превратился в московского. Однако земли древней Киевской Руси были поделены между двумя государствами – Московским и Литовским. Митрополит принадлежащего Литве Киева тоже имел все основания считать себя преемником древних киевских митрополитов. И когда в 1589 году Московская церковь получила независимость от Константинополя, а ее митрополит стал именоваться патриархом, земли Литовской Руси вместе с Киевом в этот новый патриархат не вошли, оставшись в ведении константинопольского патриарха.

В XVII веке гражданский Киев соединился с Москвой, и Киевская митрополия оказалась отданной Константинополем Москве «в аренду»: московский патриарх получал право поставления киевского митрополита, но поминать в Киеве по-прежнему должны были вселенского патриарха. Неудивительно, что церковные границы на практике передвигаются вместе с границами государств. И, соответственно, не остаются неизменными.

Карта церковной Украины

В настоящее время православная карта Украины так же сложна, как украинская идентичность и даже язык. И она плавно меняется от востока страны к западу. От России к Польше. Одно можно сказать – по сравнению с Россией верующих, «практикующих верующих» на Украине значительно больше. И чем ближе к географическому западу, чем короче был в этих землях советский период, тем лучше сохранились традиционные структуры общества.

Православные верующие разделились на три группы, находящиеся друг с другом в непростых отношениях. Самая многочисленная церковь в сегодняшней Украине – это, несомненно, Украинская православная церковь. К ее названию часто добавляют еще два слова, впрочем, не значащиеся в официальном названии, – Украинская православная церковь Московского патриархата. Она полностью независима в своих внутренних, кадровых, финансовых решениях, но при этом является частью Русской православной церкви на правах широкой автономии. В ее составе числится около 12 тысяч приходов, при общем числе приходов в РПЦ – 36 тысяч. Это примерно треть всей РПЦ.

Следующей по масштабу после УПЦ МП украинской церковью является так называемый Киевский патриархат. Он чуть моложе современной украинской государственности. Его создателем и идеологом стал в начале 90-х годов еще советский киевский митрополит Филарет, которому не удалось в 1990 году стать московским патриархом. Более того, в 1992 году Московская патриархия официально отстранила его от управления Киевской митрополией, зная его идею, что у независимого государства должна быть независимая церковь.

Московских решений Филарет не признал, а тогдашний президент Украины Леонид Кравчук поддержал его курс на отсоединение и независимость. Будучи киевским митрополитом с 1966 года, Филарет без труда нашел возможность увести с собой множество духовенства и прихожан, когда в 1992 году провозгласил себя киевским патриархом, а свою церковь – независимым Киевским патриархатом. Наложенные на него Москвой в 1992 году «прещения», «анафемы» и даже лишение сана никак не сказались на его деятельности на Украине. Особенностью его «внутренней политики» стала украинизация богослужения и максимальная солидарность с новым независимым государством.

Единственной проблемой было то, что все остальные православные церкви не признали Киевский патриархат, сохраняя общение с УПЦ МП, – той церковью, которая осталась в составе РПЦ. Сегодня на Украине значится около пяти тысяч приходов Киевского патриархата.

Третьей православной общиной является Украинская автокефальная православная церковь. Она возникла после Февральской революции 1917 года, потом была запрещена в Советском Союзе и вновь легализовалась в начале 90-х, также не будучи признанной всей семьей православных церквей в мире. Сегодня в ее составе до тысячи приходов, в основном на Западной Украине.

Итак, непризнанные украинские церкви – КП и УАПЦ – сегодня имеют около шести тысяч приходов, а УПЦ МП – около 12 тысяч. Соотношение один к двум. В Московском патриархате справедливо говорят, что большинство верующих украинцев давно определились – они ходят в ту церковь, которая всеми на свете признается, то есть в каноническую. А раскольники могут принести покаяние и присоединиться. Наверное, так и было бы, если бы приходы этих раскольников не исчислялись тысячами, а идентичность их прихожан не была бы гораздо более «украинской» и куда менее «русской», так что о воссоединении с РПЦ – особенно в нынешней политической ситуации – говорить не приходится.

Кризис общения

Что такое каноническая церковь и кто такие раскольники? Православная церковь так устроена, что в ней не существует «ватикана», подчинение которому являлось бы гарантией правоверия. Различные православные церкви, так называемые поместные церкви, границы которых обычно совпадают с границами народов или стран, имеют одну и ту же веру и состоят друг с другом в «евхаристическом общении». Это означает, что их духовенство друг с другом служит и все верующие могут вместе причащаться.

Это единство в одной православной вере и вокруг одной чаши и является видимым единством всего православия. Церкви, в этом единстве состоящие, называются каноническими, то есть правильными. Если кто-то от этого единства отпадает, потому что изменил основы веры (или придумал новые), то это считается ересью. Если какая-то община отпадает от единства не по причинам веры, а по разным второстепенным соображениям, – будь то обрядовые различия (русские старообрядцы или греческие старостильники), конфликты епископов или разные политические обстоятельства, – то это считается расколом. И после раскола главное – восстановить «евхаристическое общение», договорившись по ходу о деталях.

Когда треть православных украинцев, приезжая на Святую землю, на Афон, да или просто в православные приходы в других странах, не может вместе с остальными служить и причащаться, это становится проблемой всей церкви, а не одной только Украины или патриарха Кирилла. За прошедшие четверть века ситуация не изменилась: раскольники не стали массово присоединяться к УПЦ МП, диалог не наладился, но при этом ситуация отделенности трети украинских верующих от всего мирового православия становится в современном открытом мире все более болезненной.

Неудивительно, что эти верующие и стали искать решение вопроса у константинопольского патриарха Варфоломея, который является первым из патриархов в православном мире (хотя и не всегда имеет рычаги влияния на другие поместные церкви). К тому же Киевская митрополия много веков была частью Константинопольского патриархата, который, следовательно, является для нее церковью-матерью.

Долгие годы жалобы раскольников оставались без ответа. На Критском соборе 2016 года общецерковного обсуждения не получилось, потому что патриарх Кирилл, а вместе с ним и киевский митрополит Онуфрий – глава УПЦ МП не приехали. И Константинополь решил действовать самостоятельно.

Первым делом вспомнили, что в XVII веке Киевская митрополия была сдана Москве разе что «в аренду», с обязательством поминать за богослужением вселенского патриарха: это условие, конечно же, было быстро забыто, хотя даже в XX веке константинопольские патриархи не раз напоминали, что по канонам Киевская митрополия в Московский патриархат не входит.

Эти воспоминания не могли иметь никакого практического смысла, когда Украина была в пределах Российской империи или Советского Союза. Но когда сегодня встает вопрос о восстановлении общения трети украинских верующих с церковью, напоминание об этом может привести к весьма ощутимым результатам. Константинополь официально напомнил об этом на своем Архиерейском соборе (Синаксисе) в Стамбуле в начале сентября. А если Украина и сегодня, пусть даже в теории, является зоной ответственности константинопольского патриарха, то он имеет право поучаствовать в судьбе тех православных, которые просят о его вмешательстве.

В качестве следующего практического шага Константинополь отправил на Украину в качестве экзархов двух своих епископов украинского происхождения (оба родились на Украине, один служит в украинских общинах Константинопольского патриархата в США, другой в Канаде). Экзарх – это личный представитель, легат патриарха. Что они будут делать на Украине в качестве посланников патриарха Варфоломея? Вероятно, вести переговоры с КП и УАПЦ, которые пока не состоят в общении с остальными православными церквами. Именно верующие и духовенство этих церквей могут составить ту митрополию Константинопольского патриархата на Украине, которая «по правилам» должна быть в этой стране.

Компромисс двух автономий

На Украине многие ждут автокефалии, то есть полностью независимой церкви, которая будет признана всеми. Ждет ее и президент Украины Петр Порошенко, лично приложивший немало усилий для переговоров с Константинополем. В Москве этого боятся и даже заявляют, что если Константинополем будет дан томос – документ, эту автокефалию провозглашающий, то Москва ее не признает и «прервет евхаристическое общение» с Константинопольским патриархатом. И это тоже объяснимо: две трети украинских верующих состоят в УПЦ МП и никакой автокефалии ни у кого не просят.

Вопрос предоставления автокефалии – полной церковной независимости – болезненный и сложный. У разных церквей на этот счет разные взгляды. Предоставить автокефалию лишь одной трети православных украинцев – нелогично. Получается, что большинство все равно останется с Московским патриархатом.

Интересно, что на Критском соборе 2016 года тему автокефалии обсудить не успели. Но вот предоставление автономии на нем было рассмотрено детально: «Каждая автокефальная церковь может предоставлять автономный статус только той церкви, которая находится в пределах ее канонического географического округа [о том, что Украина по-прежнему в пределах канонического географического округа Константинополя, уже объявлено].

В случае предоставления двумя автокефальными церквами автономного статуса в одной и той же географической церковной области и, как следствие, возникновения разногласий по поводу этих автономий участвующие стороны совместно или отдельно обращаются к вселенскому патриарху, чтобы тот изыскал каноническое решение вопроса согласно действующей всеправославной процедуре».

О чем здесь могла быть речь, как не об Украине? Там уже есть автономная церковь Московского патриархата. Скоро, вероятно, появится автономная церковь патриархата Константинопольского. Такая ситуация с середины 90-х годов сохраняется в маленькой Эстонии. Московский патриарх уже пригрозил разрывом с Константинополем в случае провозглашения украинской автокефалии. Можно предположить, что в случае провозглашения автономии разрыва не произойдет.

Что касается вопроса об автокефалии Украинской церкви, то пока никто не знает, каково «каноническое решение вопроса согласно действующей всеправославной процедуре». Вероятно, это и станет темой следующего Всеправославного собора, который будет созван уже после того, как на Украине появятся две автономные церкви двух совершенно законных, каноничных патриархатов.

Россия. Украина. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2018 > № 2734282 Александр Занемонец


Сирия. Турция. Германия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 сентября 2018 > № 2748365

Deutschlandfunk (ФРГ): Нужно вести переговоры вместе с Россией

Депутат турецкой правящей Партии справедливости и развития Мустафа Йенероглу в интервью немецкой радиостанции «Дойчландфунк» заявил о необходимости отговорить Россию от поддержки сирийского режима в ходе атаки на миллионы гражданских лиц в Идлибе. По его словам, целью должно стать политическое решение конфликта в рамках ООН. А президенту Сирии Башару Асаду придется уйти.

Кристиане Кэсс (Christiane Kaess), Deutschlandfunk, Германия

Дойчландфунк: Сегодня мы поговорим с Мустафой Йенероглу, депутатом турецкой правящей Партии справедливости и развития, членом турецкого парламента. Доброе утро!

Мустафа Йенероглу: Доброе утро!

— Господин Йенероглу, саммит Турции, России и Ирана, прошедший неделю назад, не принес результатов. Что ожидается от сегодняшней встречи Эрдогана и Путина?

— Да, с точки зрения Турции, необходимо использовать все еще имеющиеся возможности, чтобы отговорить российское правительство от поддержки сирийского режима в ходе атаки на три миллиона гражданских лиц в Идлибе. Потому что без бомбардировок россиян продвижение войск невозможно. Необходимо вести переговоры вместе с россиянами, чтобы предотвратить более масштабную гуманитарную катастрофу. Есть конкретные планы Турции, чтобы также предоставить гарантии безопасности российским военным базам, по которым все должно осуществляться должным образом.

— Давайте поподробнее поговорим о планах. Я бы хотела услышать от вас оценку того, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сказал в Берлине. Он сказал, что масштабное наступление в Идлибе не планируется. Вы ему верите?

— Я считаю, что факты говорят об обратном. Уже были бомбардировки, при которых погибло большое количество людей. Свыше 10 тысяч человек вынуждены были бежать. Идлиб является провинцией, граничащей с Турцией. Поэтому, конечно, люди бегут в сторону Турции, поскольку Идлиб является последней зоной деэскалации. Нужно исходить из того, что в сторону Турции отправится около миллиона человек, и это будет следующей большой катастрофой.

«Избежать волны беженцев»

— Вернемся к планам, которые вы затронули. Турция пытается выступить в роли переговорщика. Видите ли вы признаки того, что мятежники готовы сдаться или отступить?

— Должен быть запущен механизм. Сейчас все стороны должны предпринять усилия, чтобы совместно прекратить бомбардировки, остановить движение войск. Затем нужно избежать волны беженцев со стороны иранских военизированных формирований и предотвратить действия сирийского режима с его войсками. А затем нужно работать над политическим решением, в рамках которого Асад должен будет уйти. Поэтому Турция предлагает вначале обеспечить гарантии безопасности для российских военных баз, потому что это было изначально аргументом России в поддержке передвижений войск при помощи авианалетов. А затем в рамках переговоров нужно обсуждать еще более жесткий совместный контроль над этими территориями. Турция предлагает создать механизм, который, в конечном счете, должен привести к разоружению группировок, таких как Тахрир аль-Шам (организация, запрещенная в РФ, — прим. ред.), и мы совместно должны работать над политическим решением. Только так это может работать.

— Но во всем, о чем вы сейчас говорите, очень важную роль играют повстанцы, и с ними Турция может вести переговоры. В этой связи мой вопрос — видите ли вы какие-то признаки сотрудничества? Для повстанцев это будет означать поражение.

— Ситуация следующая: пока стороны — сейчас это россияне — будут поддерживать Асада в получении полного контроля над территорией, конечно, это вряд ли возможно. Но в тот момент, когда необходимо защищать человеческие жизни, нужно рассматривать каждую возможность, как бы трудно ни было. Но еще хуже более масштабная катастрофа, поскольку аргументы о том, что идет борьба с террористами, в этом контексте не могут быть состоятельными, так как менее одного процента жителей провинции Идлиб являются боевиками. А о том, что Асад назвал диссидентов и вообще все население террористами, знают все стороны. Поэтому нам нужно вместе работать над политическим решением.

«Идлиб — последняя зона деэскалации»

— Еще раз, чтобы прояснить: ваша позиция заключается в том, что в ходе переговоров подвижки должна сделать российская сторона, а затем и сирийская.

Потому что без российской стороны сирийская сторона делать подвижки не может. Сирийская сторона, по нашему мнению, не является настоящим игроком. Без россиян сирийская сторона не смогла бы предпринять шагов. Кроме того, мы знаем, что согласие сирийского режима предоставить амнистию диссидентам и прочим в случае Алеппо в 2016 году и в случае Гуты весной 2018 году было только предлогом, чтобы, в конце концов, исчезли десятки тысяч людей.

— Это также является причиной, почему Турция до сих пор не сумела добиться того, чтобы джихадисты сложили оружие?

— Вы знаете, джихадисты, это только крохотная часть тех, кто в Идлибе представляет оппозицию.

— Да, но они играют там очень большую роль, прежде всего, с точки зрения сирийского режима.

— Конечно! Поэтому Турция предлагает совместно разработать механизм, чтобы разоружить так называемые радикальные группировки, джихадистов или как-то иначе их назвать, а затем совместно с западными странами запустить механизм, чтобы иностранные боевики смогли вернуться в свои страны.

— Это мы поняли. Но я задам вопрос еще раз по-другому. Вы видите какие-то подвижки со стороны повстанцев или даже джихадистов?

— Я скажу «да». Идлиб — последняя зона деэскалации. Нет больше возможности уйти в другую провинцию. Поэтому это для них единственная возможность вообще остаться в живых.

— Анкара сожалеет о том, что стала стороной в этой войне и поддержала сирийскую оппозицию?

— В этой войне поддержали не сирийскую оппозицию, а сирийский народ. Тогда было так, что сначала в 2011, затем в 2012 и 2013 годах сирийский режим поборол все оппозиционные группировки, вынудил бежать сотни тысяч людей, которые, конечно, бежали в первую очередь в Турцию. Так что с точки зрения Турции, не было другого варианта, как заняться этой темой и делать предложения Асаду, которые затем им отклонялись — потому что Турция пыталась поддержать демократические силы в Сирии.

«Турецкие войска в зонах безопасности»

— Турция откроет границу, если из Сирии последует еще больше беженцев?

— Турция предлагает создать зону безопасности внутри Сирии, в которой смогут разместиться несколько сотен тысяч беженцев. Это возможно, конечно, только при помощи россиян, но также, в первую очередь, и при помощи западных стран.

— То есть граница открыта не будет? Кто должен там защищать людей?

— Турция! Я сказал, что Турция предлагает, чтобы турецкие войска в зонах безопасности, которые сейчас частично контролируются и турецкой армией, и ее союзниками… чтобы там были созданы такие зоны безопасности, и люди смогли найти там убежище.

— Почему же не рассматривается вариант открытия границы, и почему вы уже сейчас никого не впускаете?

— Как и прежде, сейчас в Турции могут найти убежище люди, семьи с детьми. Но при этом Турция уже приняла свыше трех миллионов беженцев, больших возможностей для приема у нас, к сожалению, нет, но это и не является решением. В конечном счете, мы должны искать решение в Сирии, а это может получиться, когда все стороны, но также и западные страны окажут больше давления на российскую сторону, на иранцев и покажут, что кроме политического решения другого решения быть не может.

«Тогда все будет зависеть от России и Турции»

— Но может ли быть решением создание лагерей для беженцев внутри Сирии, на территории, где вообще отсутствует безопасность для людей?

— Нет! Это не так. Пока что это работало.

— Но мы говорим о том, если сейчас в Идлибе продолжится эскалация.

— Если в Идлибе продолжится эскалация, тогда все будет зависеть от России и Турции. Если Россия будет принимать участие, то это станет возможным, потому что сам сирийский режим не обладает силами осуществлять атаки при помощи наземных войск, если русские не будут их поддерживать.

— Господин Йенероглу, скажите, в завершении нашей беседы: какие ожидания в этом конфликте вокруг Идлиба есть у вас и у других европейских стран?

— Что давление не Россию возрастет, что будут разработаны предложения, например, вопрос о том, что есть иностранные боевики, и как это нужно решать; что западные страны также будут готовы принять обратно своих граждан, и что они совместно будут работать над политическим решением в рамках ООН, и, в конечном счете, Асад уйдет. Эти аспекты могут быть реализованы только тогда, когда все вместе не только окажут давление на эти три стороны — Россию, Иран и Сирию, но и на тех, кто оказывает поддержку.

Сирия. Турция. Германия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 сентября 2018 > № 2748365


Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 сентября 2018 > № 2748363

The Times (Великобритания): Спасение Идлиба

Россия и Турция являются наиболее влиятельными игроками в северной Сирии, отмечает газета. Сегодня Эрдоган встречается Путиным в Сочи. При этом экономическая поддержка Турции со стороны Германии будет зависеть от способности Эрдогана отфильтровать наиболее опасных джихадистов в Идлибе. Однако он является частью решения финальной стадии борьбы в Сирии, но не корнем проблемы.

Существует незначительная дипломатическая возможность для того, чтобы избежать новой кровавой бойни в Сирии.

Редакционная статья, The Times, Великобритания

Жестокая сирийская война приближается к своему окончанию. После семи лет боев полмиллиона человек погибли, а новая сирийская диаспора увеличивается в размере по всему миру. Сирийские города разрушены до основания бомбардировками, тогда как бессилие Запада в борьбе с упорной диктатурой, имеющей сильных союзников, во многом стало причиной подрыва его глобальной власти.

Нельзя просто стоять в стороне и надеяться на то, что война в Сирии закончится. Завершение этой войны имеет ключевое значение для будущей стабильности Ближнего Востока. Провинция Идлиб, последний важный бастион поддержки повстанцев в Сирии, готовится к сражению, которое может привести к вооруженному столкновению между Турцией, союзником НАТО, и Россией. Войска Бараша Асада, охваченные сильным желанием овладеть этим районом, могут применить химическое оружие против мирных жителей. Это может заставить вмешаться Соединенные Штаты, а также Британию. Если сражение за Идлиб рассматривается солдатами Асада как финальное действие, то оно может превратить весь регион в то, что президент Турции Эрдоган назвал морем крови.

Сегодня г-н Эрдоган встречается с президентом Путиным в Сочи. Россия и Турция являются наиболее влиятельными игроками в северной Сирии. Турция имеет 12 военных наблюдательных постов по периметру провинции Идлиб. Она надеется таким образом не дать возможности войскам Асада захватить эту территорию и позволить сирийским курдам организовать свой плацдарм вблизи турецкой границы. Именно этого, а также возможного исхода примерно 700 тысяч беженцев в направлении Турции г-н Эрдоган опасается больше всего.

Россия и сирийское правительство уже начали атаковать эту провинцию с трех сторон. Г-н Эрдоган пытается усложнить их задачу за счет контроля маршрутов поставок, связывающих Турцию с северной частью провинции Идлиб. В Сочи он надеется сделать так, чтобы г-н Путин несколько раз подумал, прежде чем начать наступление на этот город, и в этом — пусть даже только в этом — президент Турции заслуживает поддержки Запада.

Едва скрываемое стремление к быстрому окончанию этой войны ослепило многих на Западе, оставив лишь узкий дипломатический коридор. Войска Асада не могут добиться успеха без российского прикрытия и бомбардировок. Поэтому кремлевский лидер в состоянии остановить продвижение сирийских правительственных сил. Пока Соединенные Штаты призывали г-на Путина к тому, чтобы он, используя свое влияние, настаивал на отказе Асада от применения химического оружия. Но Запад может потребовать большего: любая форма массовой кровавой бойни полностью лишит режим Асада легитимности, и в результате мнимый российский союзник на Ближнем Востоке будет постоянно пребывать в состоянии хаоса.

Г-ну Путину потребуется помощь со стороны европейских спонсоров для финансирования возвращения сирийских беженцев, и, кроме того, ему нужна Турция в качестве стабилизирующего фактора на севере Сирии. Короче говоря, он не может добиваться полной военной победы в Идлибе и одновременно ожидать победы в игре за послевоенную Сирию. Тем временем Турция сталкивается с дилеммой: чтобы сохранить международную поддержку своей позиции в Идлибе, она должна отречься от многочисленных джихадистских группировок, которые она финансирует.

Во время визита г-на Эрдогана в Германию в этом месяце федеральный канцлер Ангела Меркель ясно даст понять, что экономическая поддержка Турции со стороны Германии будет зависеть от его способности отфильтровать наиболее опасных джихадистов, наводнивших Идлиб. Однако президент Турции является частью решения финальной стадии борьбы в Сирии, но не корнем проблемы. Этот статус принадлежит Асаду, а также тем людям в Москве и Тегеране, которые слишком долго его поддерживают. Асад продемонстрировал свою неспособность быть государственным деятелем, он мастер только в организации кровавой резни.

Комментарии читателей

Charles Atkinson

Запад, похоже, забыл о том, что конфликт в Сирии является очередной фазой тысячелетней войны между суннитами и шиитами, в которой внешнее вмешательство не приветствуется ни одной из сторон. Это ограничивает нашу способность смягчить ту жестокость, которая проявляется там на месте. Подобные правила совершенно чужды Западу, однако они являются стандартными на Ближнем Востоке в течение многих веков.

Edward O'Brien

Почти все в этой редакционной статье построено на догадках. Некоторые можно даже назвать гиперболами. Но вот что верно: «Асад продемонстрировал свою неспособность быть государственным деятелем, он мастер только в организации кровавой резни», и именно это находится в центре всех теорий и желаний относительно быстрого завершения сирийского конфликта. Россия — как и Путин — совершенно безжалостна. У этого человека мало сострадания, если оно вообще у него есть, когда речь идет о непокорных людях, и я сомневаюсь в том, что он будет пытаться отговорить Асада от использования химического оружия. Вместо этого он будет продолжать следовать по незаявленному пути сдерживания иностранной интервенции с помощью угрозы тотальной войны. А что, в конечном итоге, может сделать сегодня Запад, если Асад применит отравляющие вещества? Красная линия Обамы была больше желтой, чем красной, и, кроме того, в этом деле было больше риторики, применяемой без всякого осмысления, а что касается Трампа, то он с апреля ведет себя тихо по этому вопросу. На самом деле любая прямая конфронтация между Западом и Россией по поводу такой небольшой и малозначимой территории как Идлиб, скорее всего, не стоит на повестке дня. Как всегда «спасение Идлиба», как и других городов за последние семь лет или около того, не произойдет. Единственный способ спасти Идлиб и его жителей состоит в том, чтобы повстанцы сложили оружие и ушли. К сожалению, следует сказать, что только их присутствие — бессмысленное и безнадежное — продлевает этот конфликт.

Alan McRae

Эрдоган эксперт в том, что касается создания полной неразберихи из своей политики. Он сбивает российский самолет. Затем заводит дружбу с Путиным. Потом убивает курдов и поставляет оружие экстремистам, а также позволяет раненым членам «Исламского государства»* приезжать в страну и уезжать из страны по их собственному желанию. Я читал о том, что он лечит раненых джихадистов, но держит за решеткой бывшего британского солдата, воевавшего против «Исламского государства» на стороне курдов. Этот человек — катастрофа для региона, и мне совершенно непонятно, почему мы имеем с ним дело. Требуется значительный навык для того, чтобы быть одновременно за и против такого большого количества сторон.

Reggie Carabao

Я не уверен в том, какой именно вывод делается в этой статье. Никто не любит Асада, но ведь вы говорите, что Турция права, лишая сирийских курдов возможности жить в этой части Сирии? У Эрдогана лишь его собственные интересы, и они, похоже, не могут стать основой для прочного мирного соглашения. В любом случае Асад сохраняет свою власть в Сирии, и если не добиваться смены режима со всеми вытекающими последствиями, то вы должны поощрять тех, кто поддерживает группировки повстанцев в поиске способа прекращения борьбы ради защиты жизни простых граждан, а не способствовать продолжению этого конфликта.

_____________________________

*«Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) — запрещенная в России террористическая организация

Сирия. Турция. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 сентября 2018 > № 2748363


Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров.

По завершении российско-турецких переговоров Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган сделали заявления для прессы.

В присутствии глав двух государств Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу и Министр национальной обороны Турецкой Республики Хулуси Акар обменялись подписанными экземплярами Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Только что мы с господином Президентом провели весьма содержательные и конструктивные переговоры. Это уже наша четвёртая встреча в текущем году. Как вы знаете, буквально десять дней назад мы вместе участвовали в российско-турецко-иранском саммите в Тегеране, посвящённом сирийскому урегулированию.

При обсуждении текущих вопросов российско-турецкого сотрудничества констатировали значительный рост двустороннего товарооборота. Его объём за семь месяцев этого года увеличился на 34 процента, превысив 15 миллиардов долларов, а за весь прошлый год – на 40 процентов, до 22 миллиардов.

Во многом это стало результатом реализации договорённостей, достигнутых в ходе проведённого в Анкаре в апреле VII заседания Совета сотрудничества высшего уровня, последовательной работы Межправительственной комиссии и профильных министерств и ведомств.

Как известно, Россия в соответствии с пожеланиями турецких партнёров сняла ограничения на поставки из Турции ряда сельхозпродуктов. В свою очередь рассчитываем на создание благоприятных условий для продвижения на рынок Турции российской продукции.

Развитию торговли должно способствовать последовательное увеличение доли национальных валют в двусторонних расчётах. По нашему с господином Эрдоганом мнению, это позволит минимизировать негативное воздействие внешней конъюнктуры.

Будем и далее продвигать ряд совместных стратегических проектов, в том числе в энергетике. Имею в виду атомную электростанцию «Аккую» и сооружение газопровода «Турецкий поток», который станет важнейшим элементом энергетической безопасности Турции и, надеюсь, всей Европы.

При обсуждении гуманитарной сферы двустороннего сотрудничества коснулись подготовки перекрёстных Годов культуры и туризма в наших странах в 2019 году.

В прошлом году Турцию посетило рекордное число россиян – 4,7 миллиона человек. Россия вышла на первое место по числу иностранцев, побывавших в Турции. В первом полугодии этого года количество российских туристов выросло ещё более чем на 40 процентов. Намерены и далее тесно взаимодействовать с нашими турецкими партнёрами в целях обеспечения максимально комфортных и безопасных условий для отдыха россиян в Турции.

Уважаемые коллеги! Мы, безусловно, сегодня достаточно много внимания уделили урегулированию ситуации в Сирии. Россия и Турция плотно работают над разрешением кризиса в этой стране. Работаем над укреплением режима прекращения боевых действий и улучшения гуманитарной ситуации.

Мы, в частности, сосредоточились на положении дел в провинции Идлиб с учётом наличия там крупных формирований боевиков и их инфраструктуры.

В ходе сегодняшних переговоров, сегодняшних консультаций нам удалось выйти на серьёзные решения, продвинуться в решении этой острой проблемы, выйти на согласованные решения.

Напомню, озабоченности российской стороны, а мы были одной из стран, которые создавали эту зону деэскалации, – на сегодняшний день наши озабоченности заключаются в том, что создаются угрозы со стороны боевиков, которые там сосредоточены, и провинции Алеппо, городу Алеппо, и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим.

На состоявшейся встрече мы рассмотрели подробно эту ситуацию и пришли к выводу, решили создать вдоль линии соприкосновения вооружённой оппозиции с правительственными войсками к 15 октября текущего года демилитаризированную зону глубиной 15–20 километров, с выводом оттуда радикально настроенных боевиков, в том числе «Джабхат ан-Нусра». К 10 октября 2018 года по предложению Президента Турции – осуществить вывод из этой зоны тяжёлого вооружения, танков, реактивных систем залпового огня, орудий и миномётов всех оппозиционных группировок. Контроль в демилитаризованной зоне организовать подвижными патрульными группами турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Восстановить транзитные сообщения по трассам Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама не позднее конца 2018 года – также по предложению турецкой стороны.

Россия и Турция подтвердили свою решимость бороться с терроризмом в Сирии во всех его формах и проявлениях. По нашему общему мнению практическая реализация спланированных шагов даст дополнительный импульс процессу политического урегулирования сирийского конфликта, позволит активизировать работу на Женевской платформе и будет способствовать возвращению мира на сирийскую землю.

В целом данный подход поддерживается руководством Сирийской Арабской Республики. В ближайшее время мы проведём с сирийским руководством дополнительные консультации.

Важно, что и Россия, и Турция намерены и далее всемерно использовать астанинский формат, возможности поиска долгосрочных политических развязок в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций.

Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время.

Хочу поблагодарить господина Президента, всех наших турецких коллег за сегодняшнюю совместную напряжённую, но конструктивную и результативную работу.

Благодарю вас за внимание.

Р.Эрдоган: Мой дорогой друг Путин! Дорогие члены делегаций! Уважаемые представители прессы!

Хочу всех вас приветствовать от всей души, сердечно.

Ещё раз хочу выразить удовлетворение тем, что нахожусь в России.

Хочу выразить благодарность в первую очередь господину Путину и всем нашим российским друзьям за гостеприимство.

С моим дорогим другом, как только что он сказал, мы уже в четвёртый раз встречаемся в текущем году. Вы также знаете, что мы часто проводим телефонные разговоры и таким образом обмениваемся мнениями.

Наше сотрудничество развивается и укрепляется на основе общей политической воли. В экономической сфере мы получаем хорошие, положительные результаты. Увеличивается наш торговый оборот: по сравнению с прошлым годом, когда торговый оборот вырос на 31 процент, в этом году торговый оборот увеличился на 33 процента.

Вместе с господином Путиным мы заложили основу атомной электростанции «Аккую», а также трубопровода природного газа «Турецкий поток».

В 2019 году в каждой из наших стран будет проведён перекрёстный Год культуры и туризма. Продолжается работа в этом направлении.

Как в прошлом году, так и в этом году российские туристы займут первое место по пребыванию в нашей стране среди иностранцев. В прошлом году рекорд составил 4,7 миллиона туристов. Наверное, в этом году эта цифра достигнет шести миллионов туристов.

С другой стороны мы также ожидаем либерализации визового режима относительно путешествий. Хочу отметить, что эти работы продолжаются на уровне министерств. Мы ожидаем, что результаты также будут положительные.

С господином Путиным мы также обсудили сирийский вопрос. В Тегеране в последний раз в ходе трёхстороннего саммита Турция выразила чётко и ясно свою позицию. На сегодняшней нашей встрече мы подумали о том, каким образом можно осуществить, претворить в жизнь наше соглашение, которого мы достигли в Тегеране.

В ходе наших двусторонних переговоров мы решили найти выход из ситуации, учитывая наши национальные интересы. В ходе переговоров с господином Путиным мы пришли к согласию, что необходимо решить идлибский вопрос в духе Астанинского процесса.

В ходе переговоров [решили, что] территорию, которая находится под контролем сирийской армии и оппозиции, необходимо демилитаризировать. Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там. Но вместе с тем совместно с Россией мы приложим все усилия, чтобы устранить все радикальные группы с этих территорий. Мы приложим все усилия, для того чтобы определить и предотвратить провокации со стороны третьих лиц. Благодаря совместным усилиям мы всё это предотвратим.

С этой целью Турция и Россия скоординированно будут проводить патрулирование этой территории. До тех пор Турция укрепит свои наблюдательные пункты в зоне деэскалации. В этом плане мы предотвратим гуманитарную трагедию, которая могла бы возникнуть в результате боевых действий.

С самого начала сирийского кризиса и по идлибскому вопросу Турция продолжает делать всё возможное. Этот Меморандум [о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб] приведёт к тому, что Турция не будет сталкиваться с ещё более трудным положением, а также [эта договорённость] будет хорошим завоеванием для российской стороны.

В ходе этой встречи мы также пришли к мнению, что территория, которая контролируется террористами, не ограничивается только Идлибской провинцией.

Организация, которая представляет угрозу нашей стране, – это прежде всего YPG, так называемый Отряд народной самообороны. Эта организация проводила этническую чистку. Касательно будущего Сирии, кроме Идлибской провинции, эта террористическая организация как раз является источником дестабилизации на востоке от Евфрата. В первую очередь необходимо полностью уничтожить эту террористическую организацию.

Как в ходе операции «Щит Евфрата», так и в ходе операции «Оливковая ветвь» мы осуществили очень важный шаг. Мы освободили территорию площадью четыре тысячи квадратных километров от ДАИШ и РПК, таким образом обеспечили возвращение наших сирийских братьев в эти регионы.

Также считаем, что имеет большое значение необходимость освободить территории от террористической организации PYD/YPG.

Считаем, что наше общее желание – Турции и России – заключается в том, чтобы было соблюдено решение Совбеза ООН №2254. Мы продолжим сотрудничество в этом направлении.

В рамках этого процесса странами – гарантами Астанинского процесса на прошлой неделе в Женеве была проведена встреча относительно конституционного комитета. Мы дали оценку этой встрече. Несомненно, желательно было бы, чтобы конституционная реформа была осуществлена, а затем были проведены справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом. Мы решили продолжить усилия для развития наших отношений.

Дорогие представители прессы!

Добрососедские отношения, общие интересы, а также взаимное уважение являются главными элементами, определяющими турецко-российские отношения. На этой основе мы до сих пор сделали много шагов, но этого недостаточно. Для того чтобы развить наше сотрудничество, нам необходимо продолжать двигаться в этом направлении.

Хочу выразить благодарность моему другу господину Путину за гостеприимство, оказанное мне лично и моей делегации. Большое спасибо. Надеюсь, что наши шаги, которые мы предприняли сегодня, пойдут на пользу народу Сирии.

Большое спасибо.

Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Турция. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2731652 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров.

По завершении российско-турецких переговоров Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган сделали заявления для прессы.

В присутствии глав двух государств Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу и Министр национальной обороны Турецкой Республики Хулуси Акар обменялись подписанными экземплярами Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Только что мы с господином Президентом провели весьма содержательные и конструктивные переговоры. Это уже наша четвёртая встреча в текущем году. Как вы знаете, буквально десять дней назад мы вместе участвовали в российско-турецко-иранском саммите в Тегеране, посвящённом сирийскому урегулированию.

При обсуждении текущих вопросов российско-турецкого сотрудничества констатировали значительный рост двустороннего товарооборота. Его объём за семь месяцев этого года увеличился на 34 процента, превысив 15 миллиардов долларов, а за весь прошлый год – на 40 процентов, до 22 миллиардов.

Во многом это стало результатом реализации договорённостей, достигнутых в ходе проведённого в Анкаре в апреле VII заседания Совета сотрудничества высшего уровня, последовательной работы Межправительственной комиссии и профильных министерств и ведомств.

Как известно, Россия в соответствии с пожеланиями турецких партнёров сняла ограничения на поставки из Турции ряда сельхозпродуктов. В свою очередь рассчитываем на создание благоприятных условий для продвижения на рынок Турции российской продукции.

Развитию торговли должно способствовать последовательное увеличение доли национальных валют в двусторонних расчётах. По нашему с господином Эрдоганом мнению, это позволит минимизировать негативное воздействие внешней конъюнктуры.

Будем и далее продвигать ряд совместных стратегических проектов, в том числе в энергетике. Имею в виду атомную электростанцию «Аккую» и сооружение газопровода «Турецкий поток», который станет важнейшим элементом энергетической безопасности Турции и, надеюсь, всей Европы.

При обсуждении гуманитарной сферы двустороннего сотрудничества коснулись подготовки перекрёстных Годов культуры и туризма в наших странах в 2019 году.

В прошлом году Турцию посетило рекордное число россиян – 4,7 миллиона человек. Россия вышла на первое место по числу иностранцев, побывавших в Турции. В первом полугодии этого года количество российских туристов выросло ещё более чем на 40 процентов. Намерены и далее тесно взаимодействовать с нашими турецкими партнёрами в целях обеспечения максимально комфортных и безопасных условий для отдыха россиян в Турции.

Уважаемые коллеги! Мы, безусловно, сегодня достаточно много внимания уделили урегулированию ситуации в Сирии. Россия и Турция плотно работают над разрешением кризиса в этой стране. Работаем над укреплением режима прекращения боевых действий и улучшения гуманитарной ситуации.

Мы, в частности, сосредоточились на положении дел в провинции Идлиб с учётом наличия там крупных формирований боевиков и их инфраструктуры.

В ходе сегодняшних переговоров, сегодняшних консультаций нам удалось выйти на серьёзные решения, продвинуться в решении этой острой проблемы, выйти на согласованные решения.

Напомню, озабоченности российской стороны, а мы были одной из стран, которые создавали эту зону деэскалации, – на сегодняшний день наши озабоченности заключаются в том, что создаются угрозы со стороны боевиков, которые там сосредоточены, и провинции Алеппо, городу Алеппо, и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим.

На состоявшейся встрече мы рассмотрели подробно эту ситуацию и пришли к выводу, решили создать вдоль линии соприкосновения вооружённой оппозиции с правительственными войсками к 15 октября текущего года демилитаризированную зону глубиной 15–20 километров, с выводом оттуда радикально настроенных боевиков, в том числе «Джабхат ан-Нусра». К 10 октября 2018 года по предложению Президента Турции – осуществить вывод из этой зоны тяжёлого вооружения, танков, реактивных систем залпового огня, орудий и миномётов всех оппозиционных группировок. Контроль в демилитаризованной зоне организовать подвижными патрульными группами турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Восстановить транзитные сообщения по трассам Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама не позднее конца 2018 года – также по предложению турецкой стороны.

Россия и Турция подтвердили свою решимость бороться с терроризмом в Сирии во всех его формах и проявлениях. По нашему общему мнению практическая реализация спланированных шагов даст дополнительный импульс процессу политического урегулирования сирийского конфликта, позволит активизировать работу на Женевской платформе и будет способствовать возвращению мира на сирийскую землю.

В целом данный подход поддерживается руководством Сирийской Арабской Республики. В ближайшее время мы проведём с сирийским руководством дополнительные консультации.

Важно, что и Россия, и Турция намерены и далее всемерно использовать астанинский формат, возможности поиска долгосрочных политических развязок в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций.

Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время.

Хочу поблагодарить господина Президента, всех наших турецких коллег за сегодняшнюю совместную напряжённую, но конструктивную и результативную работу.

Благодарю вас за внимание.

Р.Эрдоган: Мой дорогой друг Путин! Дорогие члены делегаций, уважаемые представители прессы!

Хочу всех вас приветствовать от всей души, сердечно.

Ещё раз хочу выразить удовлетворение тем, что нахожусь в России.

Хочу выразить благодарность в первую очередь господину Путину и всем нашим российским друзьям за гостеприимство.

С моим дорогим другом, как только что он сказал, мы уже в четвёртый раз встречаемся в текущем году. Вы также знаете, что мы часто проводим телефонные разговоры и таким образом обмениваемся мнениями.

Наше сотрудничество развивается и укрепляется на основе общей политической воли. В экономической сфере мы получаем хорошие, положительные результаты. Увеличивается наш торговый оборот: по сравнению с прошлым годом, когда торговый оборот вырос на 31 процент, в этом году торговый оборот увеличился на 33 процента.

Вместе с господином Путиным мы положили основу атомной электростанции «Аккую», а также трубопровода природного газа «Турецкий поток».

В 2019 году в каждой из наших стран будет проведён перекрёстный Год культуры и туризма. Продолжается работа в этом направлении.

Как в прошлом году, так и в этом году российские туристы займут первое место по пребыванию в нашей стране среди иностранцев. В прошлом году рекорд составил 4,7 миллиона туристов. Наверное, в этом году эта цифра достигнет шести миллионов туристов.

С другой стороны мы также ожидаем либерализации визового режима относительно путешествий. Хочу отметить, что эти работы продолжаются на уровне министерств. Мы ожидаем, что результаты также будут положительные.

С господином Путиным мы также обсудили сирийский вопрос. В Тегеране в последний раз в ходе трёхстороннего саммита Турция выразила чётко и ясно свою позицию. На сегодняшней нашей встрече мы подумали о том, каким образом можно осуществить, претворить в жизнь наше соглашение, которого мы достигли в Тегеране.

В ходе наших двусторонних переговоров мы решили найти выход из ситуации, учитывая наши национальные интересы. В ходе переговоров с господином Путиным мы пришли к согласию, что необходимо решить идлибский вопрос в духе Астанинского процесса.

В ходе переговоров [решили, что] территорию, которая находится под контролем сирийской армии и оппозиции, необходимо демилитаризировать. Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там. Но вместе с тем совместно с Россией мы приложим все усилия, чтобы устранить все радикальные группы с этих территорий. Мы приложим все усилия для того, чтобы определить и предотвратить провокации со стороны третьих лиц. Благодаря совместным усилиям мы всё это предотвратим.

С этой целью Турция и Россия скоординированно будут проводить патрулирование этой территории. До тех пор Турция укрепит свои наблюдательные пункты в зоне деэскалации. В этом плане мы предотвратим гуманитарную трагедию, которая могла бы возникнуть в результате боевых действий.

С самого начала сирийского кризиса и по идлибскому вопросу Турция продолжает делать всё возможное. Этот Меморандум [о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб] приведёт к тому, что Турция не будет сталкиваться с ещё более трудным положением, а также [эта договорённость] будет хорошим завоеванием для российской стороны.

В ходе этой встречи мы также пришли к мнению, что территория, которая контролируется террористами, не ограничивается только Идлибской провинцией.

Организация, которая представляет угрозу нашей стране, – это прежде всего YPG, так называемый Отряд народной самообороны. Эта организация проводила этническую чистку. Касательно будущего Сирии, кроме Идлибской провинции, эта террористическая организация как раз является источником дестабилизации на востоке от Евфрата. В первую очередь необходимо полностью уничтожить эту террористическую организацию.

Как в ходе операции «Щит Евфрата», так и в ходе операции «Оливковая ветвь» мы осуществили очень важный шаг. Мы освободили территорию площадью четыре тысячи квадратных километров от ДАИШ и РПК, таким образом обеспечили возвращение наших сирийских братьев в эти регионы.

Также считаем, что имеет большое значение необходимость освободить территории от террористической организации PYD/YPG.

Считаем, что наше общее желание – Турции и России – заключается в том, чтобы было соблюдено решение Совбеза ООН №2254. Мы продолжим сотрудничество в этом направлении.

В рамках этого процесса странами-гарантами Астанинского процесса на прошлой неделе в Женеве была проведена встреча относительно Конституционного комитета. Мы дали оценку этой встрече. Несомненно, желательно было бы, чтобы конституционная реформа была осуществлена, а затем были проведены справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом. Мы решили продолжить усилия для развития наших отношений.

Дорогие представители прессы! Добрососедские отношения, общие интересы, а также взаимное уважение являются главными элементами, определяющими турецко-российские отношения. На этой основе мы до сих пор сделали много шагов, но этого недостаточно. Для того чтобы развить наше сотрудничество, нам необходимо продолжать двигаться в этом направлении.

Хочу выразить благодарность моему другу господину Путину за гостеприимство, оказанное мне лично и моей делегации. Большое спасибо. Надеюсь, что наши шаги, которые мы предприняли сегодня, пойдут на пользу народу Сирии.

Большое спасибо.

Турция. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2731652 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 сентября 2018 > № 2763019 Алексей Ерхов

Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Турции А.В.Ерхова изданию «Газетем», 11 сентября 2018 года

Вопрос: За 10 месяцев 2017 г. число прибывших в Турцию российских туристов увеличилось на 495%, достигнув 4,57 млн. человек. Это рекордный показатель. Каковы Ваши прогнозы по количеству ростуристов на 2018 г.?

Ответ: В 2017 году число посетивших Турцию российских туристов достигло рекордной цифры – 4,7 млн. человек. Таким образом наша страна вышла на первое место по количеству туристов, направленных в Турцию. В текущем году мы ожидаем продолжение роста показателей, может быть, не такими стремительными темпами, как в прошлом году, так как планка, от которой мы отталкиваемся, уже довольно высокая. Видимо, будут новые рекорды: по оценкам, по итогам 2018 г. эта цифра может достичь шести миллионов человек. Российским туристам очень нравится отдыхать в Турции. Здесь они находят солнце, море, богатое историческое и культурное наследие, достойный уровень обслуживания и комфорта. Надеюсь, знаменитое турецкое гостеприимство и впредь будет радовать россиян.

Вопрос: Как известно, по-прежнему турецкие граждане вынуждены получать визы для поездок в Россию. Планирует ли Россия предпринять какие-либо шаги в целях либерализации визового режима в отношении Турции?

Ответ: Консульско-визовые вопросы, как Вам известно, постоянно находятся в центре повестки дня российско-турецких контактов на всех уровнях. После того, как два года назад в силу некоторых обстоятельств действие Межправительственного соглашения 2010 г. о взаимных поездках граждан было прекращено, турецкая сторона действительно в одностороннем порядке пошла на послабление визового режима. Разумеется, можно только приветствовать такой шаг, предпринятый в интересах развития туристического сектора Турции, с целью поощрения притока в страну российских туристов. Российская сторона – по ряду весомых причин – пока не готова идти на полное восстановление действия соглашения. В то же время мы готовы обсуждать с турецкими коллегами возможности либерализации визового режима для отдельных категорий граждан, в частности, владельцев служебных и специальных паспортов, представителей деловых кругов, водителей-дальнобойщиков. Это, в частности, еще раз было подчеркнуто в ходе последних встреч министров иностранных дел наших стран, которые условились ускорить работу по этим вопросам.

Вопрос: Отмена ограничений и запретов в торговле между двумя странами оказывает положительное влияние на показатели. Каковы Ваши цели и ожидания в отношении внешнеторгового оборота между странами? Российско-турецкие отношения сегодня находятся на подъеме. Но достижение цели в 100 млрд. долл. представляется крайне отдаленной перспективой.

Ответ: За прошлый год рост российско-турецкого товарооборота составил 40,5 %. Если оперировать абсолютными цифрами, он превысил 22 млрд долл. США. Таким образом, Россия вышла на третье место по объему турецкого экспорта, тогда как Турция поднялась на 7-ое место в ряду основных внешнеэкономических партнеров России. Показатели первых месяцев текущего года свидетельствуют, что наши страны продолжают наращивать торговлю.

Конечно, заявленная нашими президентами цель в 100 млрд. долл. является впечатляющей и амбициозной, особенно сегодня, когда некоторые наши заокеанские партнеры в угоду продвижения любой ценой собственных коммерческих интересов игнорируют правила международной торговли и нормы ВТО, сплошь и рядом прибегают к экстерриториальному применению собственного законодательства, разного рода санкционным ограничениям. Такая недобросовестная конкуренция диктует необходимость расширения нашего с Турцией двустороннего сотрудничества, в т.ч., кстати, на те сферы, где мы могли бы координировать шаги по противодействию оказываемому на нас давлению.

Считаю, что такая ситуация обязывает нас всех, и хозяйствующие субъекты, и государственные структуры, работать с двойной отдачей, чтобы выполнить поставленную перед нами задачу. Большое значение в этой связи приобретает дальнейшая диверсификация торгово-экономических связей, расширение сфер взаимодействия, наращивание деловой активности, распространение ее на все новые и новые сферы. Отрадно, что на нынешнем этапе мы договариваемся сотрудничать в таких областях, о которых ранее даже и подумать не могли.

Важная миссия в этих процессах ложится на финансовый и банковский сектор – с учетом принципиальной важности вопроса о переходе на использование национальных валют в двусторонних расчетах. В общем, совместная работа по расширению торгово-экономических связей ведется, и стороны не свернут с этого пути. Как поется в известной песне, «как бы ни было трудно» - ‘zor olsa da…’

Вопрос: Разрабатываются ли Россией новые проекты с целью активизации в будущем межрегиональных связей?

Ответ: За текущий год Турцию посетили делегации Республики Татарстан, Рязанской, Ульяновской и Орловской областей. В плане на этот и начало следующего года – визиты Пензенской, Костромской, Нижегородской, Кемеровской, Свердловской областей, а также Республики Дагестан. Турецкий бизнес достаточно широко представлен в Москве, Казани, Санкт-Петербурге. Но в России значительно больше привлекательных для бизнеса мест. Призываю турецких предпринимателей обратить внимание и на другие регионы России.

Возьмем, к примеру, Республику Крым. Наличие довольно крупной мусульманской общины на полуострове делает ее одним из наиболее привлекательных регионов для турецких инвесторов. Тем более, что в последние несколько лет там наметилась устойчивая тенденция к росту экономики. Активно возводятся новые и реконструируются старые инфраструктурные объекты, введен в эксплуатацию для автомобильных перевозок мост через Керченский пролив, продолжается укладка автомагистрали «Таврида», которая соединит Крымский мост и г.Севастополь. Широкие возможности для инвесторов в Крыму создает Свободная экономическая зона, предполагающая льготный режим в сфере земельных отношений, строительства, особые условия предпринимательской деятельности.

Кстати, расширению торгово-экономического сотрудничества и росту взаимных инвестиций могло бы содействовать налаживание прямых связей между бизнес-ассоциациями, в т.ч. региональными, присутствие турецких предпринимателей на ведущих международных ярмарках, проводимых в России не только в столице. В этой связи хотел бы рекомендовать турецким бизнесменам более активно участвовать в Петербургском, Ялтинском, Восточном международных экономических форумах, в Международном инвестиционном форуме в Сочи, в международной промышленной выставке «Иннопром» в Екатеринбурге, где всегда есть возможность установить новые контакты, найти новых бизнес-партнеров, наладить взаимодействие с представителями российских властей.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 сентября 2018 > № 2763019 Алексей Ерхов


Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726855 Реджеп Тайип Эрдоган

WSJ (США): Мир должен остановить Асада

Президент Турции заявил, что захват сирийской провинции Идлиб обернется гуманитарной катастрофой. Эрдоган безуспешно призывает мировое сообщество прекратить огонь в Сирии, так как военные действия в этом регионе негативно сказываются не только на внутренней обстановке в Турции, но и в дальнейшем понесут разрушительные последствия для всего мира, сообщает The Wall Street Journal.

Если сирийский режим пойдет в наступление на Идлиб, возникнет гуманитарная и геополитическая катастрофа

Реджеп Тайип Эрдоган, The Wall Street Journal, США

На южной границе Турции преступный режим Башара Асада в течение семи лет ведет борьбу против сирийских граждан, подвергая их незаконным арестам, систематическим пыткам, устраивая казни без суда и следствия, сбрасывая на них бочковые бомбы и используя против них химическое и обычное оружие. В результате гражданской войны в Сирии, которую Совет ООН по правам человека назвал «самой страшной рукотворной катастрофой со времен Второй мировой войны», миллионы ни в чем не повинных людей стали беженцами или внутренне перемещенными лицами.

Турция предпринимает огромные усилия для облегчения страданий сирийского народа, размещая у себя 3,5 миллиона беженцев — больше, чем любая другая страна в мире. В то же время, мы стали мишенью для террористических организаций, действующих рядом с нашей страной, среди которых так называемое «Исламское государство» (запрещено в России — прим. перев.) и Курдская рабочая партия. Ни огромные расходы на гуманитарные усилия, ни обеспокоенность по поводу безопасности не ослабили нашу решимость.

Сталкиваясь с этими вызовами, Турция прилагает дипломатические усилия по поиску политического решения проблемы. Мы усадили сирийскую оппозицию за стол переговоров в Женеве и вместе с Россией и Ираном начали астанинский процесс. Впоследствии Турция в качестве посредника сумела добиться прекращения огня в ряде районов, создать зоны деэскалации и эвакуировать гражданское население с территорий, подвергшихся атакам режима.

Сегодня мы снова оказались в критической ситуации, поскольку режим Асада при помощи своих союзников готовится начать массированное наступление на Идлиб, где проживает примерно три миллиона человек. Это одно из немногих оставшихся в стране безопасных убежищ для внутренне перемещенных сирийцев. Пытаясь предотвратить это наступление, мое правительство содействовало созданию зоны деконфликтизации и установило 12 наблюдательных постов, чтобы фиксировать нарушения режима прекращения огня и сообщать о них миру.

Режим Асада пытается обосновать готовящееся наступление, утверждая, что оно является контртеррористической операцией. Но бесспорно то, что ни одна страна в мире не осознает необходимость борьбы с терроризмом лучше Турции, которая страдает от террористических атак с самого начала сирийского конфликта, подрывающего безопасность во всем регионе. Башар Асад принял неверное решение. Нельзя жертвовать жизнями невинных людей во имя борьбы с терроризмом. Это приведет лишь к тому, что будут возникать новые очаги терроризма и экстремизма. Усиление ИГИЛ стало следствием, а не причиной происходящего в Сирии. Международное сообщество обязано сдержать это насилие и не дать терроризму пустить корни.

В Идлибе мы сталкиваемся с аналогичными вызовами. Некоторые организации, отнесенные к разряду террористических, в том числе, «Хайат Тахрир аш-Шам», продолжают активные действия в этой провинции. Однако данные боевики составляют лишь ничтожно малую долю населения Идлиба. Чтобы ликвидировать террористов и экстремистов в Идлибе и призвать к ответу иностранных боевиков, необходима всеобъемлющая международная контртеррористическая операция. Умеренные повстанцы сыграли ключевую роль в борьбе Турции против террористов на севере Сирии. Их помощь и содействие также будут очень важны в Идлибе.

Действия по недопущению наступления в Идлибе не должны ослабить контртеррористические усилия. Турция успешно борется с террористическими группировками, в том числе, с ИГИЛ (запрещено в России — прим. перев.) и Курдской рабочей партией. При этом она не причиняет вреда гражданскому населению и не вынуждает его покидать места своего проживания. Ради восстановления стабильности в пострадавших районах десятки турецких военнослужащих отдали свои жизни. Турция сумела установить порядок на севере Сирии, и это выступает доказательством того, что ответственный подход к борьбе с террористами помогает завоевывать умы и сердца людей.

По мере приближения наступления на Идлиб все члены международного сообщества должны понять долю своей ответственности. Последствия бездействия будут колоссальные. Мы не можем отдать сирийский народ на милость Башара Асада. Цель его наступления на Идлиб — бессистемные и огульные удары с задачей уничтожения оппозиции, а не подлинная и эффективная кампания против терроризма. Своим наступлением режим также создаст серьезные гуманитарные риски и проблемы безопасности для Турции, для Европы и для других регионов.

США, которые все внимание сосредоточили на химических атаках, должны отказаться от этой весьма спорной иерархии смертей. От обычного оружия гибнет гораздо больше людей. Но ответственность за прекращение кровопролития несет не только Запад. Наши партнеры по астанинскому процессу Россия и Иран также обязаны остановить эту гуманитарную катастрофу.

Катастрофа в Идлибе приближается. Если международное сообщество, включая Европу и США, не предпримет незамедлительные действия, расплачиваться придется не только безвинным сирийцам, но и всему миру. Турция делает все возможное, чтобы не допустить кровопролития в соседней стране. Чтобы мы добились успеха в этих усилиях, остальной мир должен отказаться от своекорыстных интересов и поддержать политическое урегулирование.

Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726855 Реджеп Тайип Эрдоган


Иран. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 сентября 2018 > № 2724213 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган

Пресс-конференция по итогам встречи с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

По итогам Третьей трёхсторонней встречи глав государств – гарантов Астанинского процесса содействия сирийскому урегулированию Владимир Путин, Хасан Рухани и Реджеп Тайип Эрдоган дали совместную пресс-конференцию.

Х.Рухани (как переведено): Во имя Бога милостивого и милосердного!

Мы очень рады тому факту, что Третий саммит стран – гарантов Астанинского процесса в Тегеране сегодня состоялся. До этого саммита первый саммит провели в Сочи, второй – в Анкаре.

Сегодняшний саммит был очень эффективным и полезным. Я думаю, что на сегодняшнем саммите мы обсуждали разные вопросы, у нас была очень хорошая координация относительно недавних событий и сегодняшних вопросов в Сирии. Этот саммит проводится, в то время как американцы думают о том, чтобы обвинить сирийское правительство в химатаке, и под этим обвинением они хотят вмешаться, незаконно вмешаться в сирийскую территорию.

Сегодня мы на этом саммите поговорили о том, что вмешательство иностранных войск, таких как США, а также сионистский режим Израиля, не могут быть допустимы. Все мы согласны с тем, что иностранное вмешательство не должно случиться, и иностранное вмешательство может только усугубить ситуацию, может только осложнять процесс мира и стабильности. От этого сирийский народ только пострадает.

Следующий вопрос – Идлиб. Один из самых деликатных вопросов, который сегодня поднимается во всём мире. С одной стороны, несколько тысяч террористов, вооружённых боевиков из Джабхат ан-Нусра и даже из ИГИЛ и других террористических группировок сегодня присутствуют и активно работают в Идлибе, и они хотят подорвать безопасность Сирии. И могу сказать, что они только могут заниматься террористическими актами против населённых пунктов в этом регионе. А с другой стороны, чтобы уничтожить этих террористов, из-за того, что населённые пункты очень близки друг к другу, нас беспокоит тот факт, что мы должны так бороться с этими террористами, чтобы населённые пункты и гражданское население не пострадало от этого.

На этом саммите как во вступительной речи, так и после вступительных речей мы все были согласны в том, что мы в первую очередь должны призывать террористов, чтобы они сложили оружие, чтобы прекратили военную агрессию против народов, потому что их подход, их военный подход, может быть опасен для Идлиба.

Также на сегодняшнем саммите мы подчеркнули, что процесс создания конституции Сирии мы должны упростить и ускорить, чтобы окончательно была новая конституция, конечно же, с присутствием правительства Сирии, а также с присутствием представителей сирийских оппозиций. Это, конечно, определит будущее Сирии, а также вопрос беженцев и переселенцев в соседних странах, необходимо сделать так, чтобы они смогли вернуться на свои земли. Обмен задержанными и вопрос восстановления Сирийской Арабской Республики – мы все, страны-гаранты, подчеркнули эти важные моменты, которые приобретают очень большое значение для судьбы Сирии.

Мы очень рады, что спустя семь лет после того, как сирийский народ страдал от множества террористических действий, сегодня сирийский народ стал очень близок к успешному концу в борьбе с терроризмом. Нам удалось выдавить террористов из определённых территорий, и они сконцентрировались в одном определённом месте. Государство смогло взять под контроль большинство своих территорий. Я думаю, что в не очень далеком будущем безопасность может восторжествовать в Сирийской Арабской Республике, и это также очень важный момент, дело трёх стран, которые сегодня собрались в Тегеране.

Подчеркнули очень важный момент, что наше совместное взаимодействие должно продолжаться, этот процесс до конца и до искоренения террористов, до установления демократии в Сирии, до возвращения беженцев, до установления стабильности и мира, мы должны продолжить свои совместные взаимодействия. И, дай Бог, следующий саммит трёх стран-гарантов будут проводить в Российской Федерации.

Сегодня мы приняли декларацию, с которой были согласны три стороны. Там открыто и откровенно определён наш путь на дальнейшее взаимодействие, мы будем продолжать свои усилия для установления стабильности и безопасности не только в Сирии, а по всему региону будем продолжать свою работу.

Прошу Вас, господин Путин, Президент Российской Федерации.

В.Путин: Уважаемый господин Президент Рухани! Уважаемый господин Президент Эрдоган! Дамы и господа!

Переговоры в трёхстороннем формате прошли в конструктивной и деловой атмосфере. Обсудили с президентами Ирана и Турции ключевые аспекты нашего взаимодействия для урегулирования в Сирии, приняли по итогам Совместное заявление, в котором зафиксировали достигнутые договорённости.

Россия, Иран и Турция продолжат активные усилия по борьбе с терроризмом, продвижению межсирийского диалога и улучшению гуманитарной ситуации.

Для решения этих задач имеем в виду и впредь широко использовать возможности астанинского формата, который сохраняет востребованность как эффективный инструмент обеспечения реальной нормализации жизни в Сирии, проведения политических преобразований в интересах всех сирийцев без исключения.

Будет продолжена практика международных встреч на экспертном уровне с участием делегаций стран – гарантов, а также представителей сирийского правительства, оппозиции, наблюдателей Организации Объединённых Наций. Напомню при этом, что уже прошло десять раундов таких консультаций.

Наш общий безусловный приоритет – окончательная ликвидация терроризма в Сирии. Недавно при поддержке российских Воздушно-космических сил успешно освобождена юго-западная часть страны. Главная задача на данном этапе – изгнать боевиков из провинции Идлиб, где их присутствие несёт прямую угрозу безопасности сирийских граждан и жителей всего региона.

Обсудили конкретные меры по поэтапной стабилизации в идлибской зоне деэскалации, которые, среди прочего, предусматривают возможности замирения для тех, кто готов к диалогу. По предложению Президента Турции господина Эрдогана призвали все конфликтующие стороны к прекращению огня, прекращению насилия.

При этом считаем недопустимым, когда под предлогом защиты гражданского населения террористов хотят вывести из-под удара, а также нанести урон правительственным войскам Сирии. Как представляется, именно на это направлены и попытки инсценировать применение сирийскими властями отравляющих веществ. У нас имеются неопровержимые доказательства подготовки боевиков к таким операциям, к таким провокациям. Проинформировал в этой связи коллег о проводимой Россией работе в рамках Совета Безопасности ООН и Организации по запрещению химического оружия.

Отмечу, что к антитеррористическим усилиям присоединяются и отряды вооружённой оппозиции Сирии, что считаю чрезвычайно важным. Это, несомненно, способствует повышению уровня доверия между сирийскими сторонами, в целом вносит вклад в процесс политического урегулирования.

Рассмотрели с президентами Ирана и Турции ход реализации решений Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Особое внимание уделили задачам запуска Конституционного комитета, договорились вместе содействовать работе ООН по формированию его персонального состава из числа представителей сирийского правительства, оппозиции и гражданского общества. Комитету предстоит выработать такие параметры будущего устройства Сирии, которые обеспечили бы всем её гражданам мирную жизнь в рамках единого суверенного и территориально целостного государства.

Россия, Иран и Турция отводят важную роль скоординированным усилиям по улучшению гуманитарной ситуации в Сирии, восстановлению её экономики и инфраструктуры, решению острых социальных проблем. Исходим из того, что в перспективе удастся обеспечить массовое возвращение сирийских беженцев и внутренне перемещённых лиц.

При активном участии России конкретная работа уже ведётся. В Сирии созданы условия для размещения до миллиона беженцев. Правительствам даны твёрдые гарантии безопасности и недискриминации по отношению ко всем возвращающимся на родину гражданам, в том числе это касается и вопросов собственности.

Условились с иранскими и турецкими коллегами наращивать трёхстороннюю координацию по ключевым аспектам гуманитарного досье, оказывать помощь населению Сирии. Подчеркну, что всего в зону сирийского конфликта Россией поставлено более трёх тысяч тонн грузов для удовлетворения насущных потребностей местных жителей, разминировано около 6 тысяч гектаров территории и 1,5 тысячи километров дорог. Учитывая колоссальный масштаб разрушений, актуальной считаем инициативу о принятии международной комплексной программы возрождения Сирии.

И в заключение я хотел бы выразить признательность нашим иранским и турецким партнёрам за содержательные и продуктивные переговоры, а также поблагодарить господина Рухани за организацию нашей сегодняшней встречи. Уверен, что результаты саммита позволят приблизиться к достижению долгосрочного мира и стабильности в Сирии.

Благодарю вас за внимание.

Х.Рухани: Господин Эрдоган, прошу Вас, Вам слово.

Р.Эрдоган (как переведено): Дорогой брат, господин Президент Ирана Рухани! Дорогой друг, господин Президент Российской Федерации господин Путин! Дамы и господа!

Сердечно всех вас приветствую. Прежде всего хочу выразить благодарность господину Рухани лично и от имени своей делегации за гостеприимство.

Иранский поэт Саади Ширази так говорит: если ты не печалишься, не страдаешь от того, как другие люди страдают, то тебя нельзя называть человеком. И сегодня мы здесь находимся, чтобы найти решение трагедии, человеческой трагедии наших сирийских братьев. Сегодня мы провели третье совещание нашего трёхстороннего саммита в сочинском формате. И хочу отметить, что благодаря этим саммитам удалось преодолеть определённое расстояние. Нам удалось благодаря этим саммитам «сверить часы» и определить новые возможности в этом направлении.

Около восьми лет продолжается конфликт, и, несомненно, было бы неразумно ждать решения этого вопроса в один день. Но, с другой стороны, мы не как другие, не смотрим за этим пожаром, а ищем пути для тушения этого пожара, прилагаем все усилия для этого. Мы сосредотачиваем своё внимание не на наших различиях, а на наших общих чертах. Благодаря этому Сочи и Астана явились катализатором для нахождения политического решения в Женеве. Мы проходим через критические дни. И считаю, что имеет большое значение сохранение этих завоеваний. Поэтому мы сегодня подтвердили решительность продолжения нашего сотрудничества.

Вам всем известно, что в апреле мы провели второй саммит в Анкаре. Спустя несколько месяцев мы все являемся свидетелями того, что произошло много событий за это время. Мы всё это обсудили. В этом плане Турция выразила своё мнение о том, что если не сдержать режим в Сирии, это может привести к новым трагедиям. Особенно это касается нападений в регионе Идлиб, что может привести к усугублению ситуации и к разрушению инициатив по политическому решению вопроса.

Как известно, в Идлибе мы установили 12 наблюдательных пунктов. В этом плане на наших плечах лежит большая ответственность для обеспечения спокойствия. В этом плане имеет большое жизненное значение сохранение данного статуса в Идлибе, чтобы размежевать террористов и гражданское население, потому что мы считаем, что Идлиб словно является маленькой копией большой Сирии.

Ошибочные шаги, которые будут приняты здесь, будут негативно отражаться для всех сторон. Все шаги, которые будут игнорировать безопасность жизни гражданского населения, будут только радовать террористов. Турция с самого начала сирийского конфликта прилагает все усилия, чтобы остановить кровопролитие.

Мы всё время поддерживаем наших сирийских братьев. Как и вчера, так и сегодня мы желаем, чтобы ни один сирийский гражданин не страдал в этом процессе. Особенно это касается населения Идлиба, чтобы они не подвергались новым страданиям. Именно поэтому мы придаём значение данным саммитам.

Ситуация в Идлибе не должна привести к новым страданиям, к новым конфликтам. Мы должны быть привержены астанинскому духу и должны решить в этом процессе идлибский процесс. Сохранение принципов, которые были приняты в ходе астанинского процесса, считаю, имеет большое значение в этом плане.

С господином Рухани, господином Путиным мы провели встречи, и в эти встречах мы поделились своими мнениями. Особенно подчеркну, что мы не должны сталкиваться с теми свершившимися фактами, которые будут делаться под покровительством того, чтобы продолжилась борьба против терроризма. Мы должны вместе выступать против шагов, которые будут подрывать национальную безопасность соседних стран и территориальную целостность Сирии.

В последующие дни представители трёх стран-гарантов в Женеве проведут новую встречу со специальным представителем по Сирии Генерального Секретаря ООН. Они обсудят процесс по Конституционному комитету. Могу сказать, что мы уже достигли последнего этапа в этом процессе.

Астанинский процесс, против которого был поднят вопрос об образовании этого комитета, его функциональность, несомненно, придаст импульс этому решению.

Мы также обсудили вопрос о возвращении сирийских беженцев в свои родные края. Мы являемся той страной, которая приютила в своей стране более 3,5 миллиона сирийских беженцев. Позитивно относимся к тому вопросу, что эти сирийские беженцы должны на добровольной основе возвращаться в свои родные края на безопасной основе. Несомненно, это должно быть скоординировано с ООН, и должны быть созданы благоприятные условия для возвращения беженцев.

Наши желания заключаются в том, чтобы этот сирийский конфликт достиг своего решения в рамках тех параметров, которые нашли своё отражение в решении Совбеза ООН под номером 2254. Несомненно, эта ответственность лежит не только на плечах трёх стран-гарантов, эта ответственность лежит на всём международном сообществе. Считаю, что все заинтересованные стороны должны прилагать все усилия для решения этого вопроса. Турция в этом плане решительно продолжит свои усилия для решения этого вопроса. Желаю, чтобы наше совещание пошло на пользу.

Всем большое спасибо за внимание.

Вопрос (как переведено): Приветствую всех уважаемых гостей, а также своих коллег. Принимая во внимание твёрдую волю трёх стран, после того как Идлиб зачистят от террористов, а это последняя точка террористов, конечно же, Сирия вступит в другую эпоху, а возвращение будет совершенно нормальным развитием политической ситуации. Что случится после этого события?

Х.Рухани: Я могу сказать, что все шаги, которые мы сегодня делаем в Сирии, направлены на борьбу с терроризмом, а также возвращение спокойствия, достоинства центрального правительства и возвращения контроля над всей территорией.

Что касается Вашего вопроса, один из главных шагов – это и зачистка Идлиба от всех террористов. Вся Сирия должна быть зачищена от террористов. Это и есть очень важная задача, с которой все согласны, а также международное сообщество согласно с зачисткой этих городов от террористов.

Есть тут вопрос. Идлиб – очень деликатный регион, потому что террористы сделали живой щит из населения Идлиба. Они прятались среди граждан этого региона, для того чтобы продолжать свою грязную жизнь. Они сначала должны размежевать террористов от обычных жителей, сделать так, чтобы жители этого региона были в безопасности.

После Идлиба – вопрос восточного Евфрата, очень важный вопрос. Окончательный шаг – в восточном Евфрате. В основном там присутствуют американцы, их незаконные действия, к сожалению, там сконцентрированы очень большие силы. И мы должны сделать так, чтобы все иностранные войска ушли из Сирии. Следующий шаг – это конституционный комитет и восстановление Сирии.

Вопрос: Вопрос касается Идлиба. Не могли бы вы рассказать о том, о чём удалось договориться по Идлибу, какая судьба его ждёт? Вы рассказали уже о некоторых мерах. Как долго, к примеру, могут продлиться те самые попытки замирения, о которых вы сказали? И, на ваш взгляд, угрожает ли ситуация в Идлибе обстановке во всей Сирии? Спасибо.

В.Путин: Здесь уже было сказано, и все хорошо знают, в Идлибе большое количество гражданских лиц. И мы, безусловно, должны иметь это в виду. Это первое и самое главное.

Но в то же время мы видим, что там происходит. В своё время мы способствовали тому, чтобы радикальные элементы, в том числе представители чисто террористических организаций, которые признаны таковыми Организацией Объединённых Наций, вышли из различных территорий Сирии в Идлибскую зону, причём согласились даже с тем, чтобы они выходили со стрелковым оружием. Но в самой Идлибской зоне достаточно тяжёлых вооружений. Первое.

Второе. Боевикам различных группировок удаётся создавать там беспилотные летательные аппараты, и откуда-то у них появляются запасные части и всё, что нужно для того, чтобы изготавливать эти беспилотные летательные аппараты и использовать их в своих целях. Мы видим также, что происходят стычки и внутри Идлибской зоны. Всё это, конечно, нас не может не беспокоить, так же как и то обстоятельство, что террористы, как всегда они это делают, прикрываются гражданскими лицами. Повторяю: это происходит всегда и везде, в том числе неоднократно было и в Сирии.

В качестве одного из ярких примеров можно привести события в городе Ракка, который брали подконтрольные Соединённым Штатам вооружённые формирования при активной поддержке их авиации. Ну и мы тогда слышали, что виноваты в жертвах среди мирного населения террористы, которые прикрываются этим мирным населением.

Мы со своей стороны, я имею в виду российские Вооружённые Силы, и правительственная армия всегда, если вы обратили внимание, стремились к тому (и часто у нас это получалось), чтобы обеспечить выход гражданского населения.

Я, кстати говоря, хочу поблагодарить за это присутствующих здесь руководителей и Турции, и Ирана, потому что нам вряд ли удавалось бы решать проблемы именно таким образом, если бы наши специальные службы и наши вооружённые силы, представители вооружённых сил не работали между собой эффективно.

Но, конечно, мы исходим из того, что удастся договориться. Мы исходим из того, что наш призыв к примирению и в Идлибской зоне будет услышан. Но при этом мы имели в виду, что все наши договорённости по Сирии всегда исходили из того, что мы добиваемся и будем стремиться к примирению всех враждующих сторон, а террористические организации мы всегда выносили за скобки. Но будем надеяться, что и у представителей террористических организаций хватит здравого ума прекратить сопротивление и сложить оружие.

Вопрос (как переведено): После минимальной операции в районе Идлиба есть вероятность, что начнётся новая волна миграции. Был ли поднят вопрос об этом, обсуждали ли вы это? У стран-гарантов есть ли позиция в этом плане, если такое случится?

Р.Эрдоган: Прежде всего хочу отметить, что мы здесь, три страны-гаранта, находимся в рамках Астанинского процесса и прилагаем свои усилия.

Процесс, который был начат в Сочи, продолжался саммитом в Анкаре и продолжается сегодня саммитом в Тегеране. Хочу отметить касательно Идлиба, несомненно, здесь террористическая организация.

У нас есть общая граница протяжённостью 115 километров. И это может привести к тому, что волна мигрантов направится к этой границе. Самая протяжённая граница с Сирией – у Турции. И населению Идлиба будет куда мигрировать – в Турцию. Хочу отметить, что мы приютили в своей стране уже 3,5 миллиона беженцев, а население Идлиба – 3,5 миллиона. То есть у нас есть силы и возможности, чтобы мы приютили ещё 3,5 миллиона беженцев, поэтому наши шаги направлены на то, чтобы мы вместе, солидарно применяли шаги и предотвратили эту новую волну беженцев. Нужно иметь успех и в борьбе с террористами. И поэтому, особенно в ходе этого саммита, был поднят вопрос об обеспечении сложения оружия, и это послание направлено террористическим организациям, чтобы они знали, мы демонстрируем здесь решительность и нам необходимо достигнуть успешного результата. Новая волна беженцев имеет большое значение для нас.

Пожалуйста, припомните, только что господин Путин напомнил о Ракке, потом Даръа, там же тысячи людей погибли. И даже после этого мы приняли в своей стране сотни людей. В медицинском плане мы им оказали поддержку, это касается их лечения.

С другой стороны, подобная ситуация может сложиться и в Идлибе. Мы можем столкнуться с похожей проблемой, и это мы решили как в ходе наших двусторонних встреч, так и в ходе саммита обсудили этот вопрос.

Также хочу сказать, что 12 пунктов будет в нашей новой тегеранской декларации, там же находит своё отражение, я надеюсь, что нам необходимо найти пути для завершения этого процесса, потому что народ, население Сирии желает, чтобы были проведены справедливые выборы, была принята новая конституция.

Большое спасибо за внимание.

Х.Рухани: Спасибо всем большое.

Иран. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 сентября 2018 > № 2724213 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган

Полная версия — платный доступ ?


Казахстан. Турция. Китай. РФ > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 5 сентября 2018 > № 2723097

«Казахтелеком» сообщил о запуске альтернативного транзитного маршрута передачи данных

В нынешнем году крупные операторы из России, Турции, Казахстана и Китая представили новейшие достижения в области передачи и обработки данных

Актуальные и перспективные тренды телекоммуникационной отрасли и меры, предпринимаемые игроками индустрии с целью адаптации к новым реалиям, обсудили участники состоявшейся в Алматы международной выставки-конференции операторов связи CIS GCCM-2018, в которой приняли участие более 350 представителей 110 отраслевых компаний из стран СНГ, Юго-Восточной Азии, Европы и Ближнего Востока.

Инициатором мероприятия, прошедшего при поддержке АО «Казахтелеком», является Carrier Community - международный телекоммуникационный клуб, основанный в 2008 году с целью организации диалога между поставщиками и заказчиками телекоммуникационных услуг. На сегодняшний день Carrier Community объединяет 2 500 операторов связи. Конференции Global Carrier Community Meeting регулярно проводятся под эгидой клуба в Сингапуре, Дубаи, Кейптауне, Берлине, Амстердаме, Лондоне и Сан-Паулу. Алматы, являющийся одним из крупнейших телекоммуникационных хабов СНГ, принимает данное мероприятие во второй раз.

В нынешнем году крупные операторы из России, Турции, Казахстана и Китая представили новейшие достижения в области передачи и обработки данных, голосовых и sms-услуг. Гости, посетившие стенд бриллиантового спонсора мероприятия АО «Казахтелеком», получили возможность ознакомиться с реализуемыми оператором проектами по внедрению услуг «интернет вещей» (IoT) и 5G. О названных выше проектах, а также о других инициативах, реализуемых ведущим национальным оператором, рассказал управляющий директор по инновациям АО «Казахтелеком» Нурлан Мейрманов. По его словам, основные усилия компании сегодня сконцентрированы на предоставлении услуг доступа по оптическим линиям: уже построено более 1 млн портов по технологии GPON, число активных пользователей превысило 700 тыс. Параллельно продолжается утилизация медной инфраструктуры. «Мы максимально сохраняем классический телефонный бизнес, хотя во всем мире происходит миграция фиксированных абонентов в сторону мобильных сетей, и этот процесс обоснован, поскольку мобильные сервисы более интересны. Но начиная с прошлого года, мы предлагаем сервис, позволяющий одним счетом приобретать сервисы мобильной и фиксированной связи», - отметил г-н Мейрманов.

Интернет вещей (IoT) в ближайшей перспективе обещает стать одним из основных драйверов роста доходов IT-индустрии, и, следуя актуальным тенденциям, «Казахтелеком» реализует проект по строительству крупнейшей в СНГ сети М2М/IoT на базе технологии LORA. Покрытие беспроводной сети с низким энергопотреблением охватит все сегменты IoT: ЖКХ, транспорт, безопасность, производственные объекты, контроль за территорией городов, уличным освещением, потребительскими приборами. В рамках первого этапа завершено строительство сети в Алматы, Астане и Шымкенте, всего в ходе реализации проекта планируется установить более 400 базовых станций LORA во всех областных центрах.

«Казахтелеком» активно развивает относительно новое для себя направление электронной коммерции и работает над усовершенствованием инфраструктуры. По словам Нурлана Мейрманова, казахстанская экономика в большей мере становится транзакционной, а значит инфраструктура операторов должна быть надежной и безопасной, чтобы соответствовать требованиям, предъявляемым к осуществлению транзакций. «Казахтелеком» стал оператором фискальных данных, и в последнее время производится подключение большого количества контрольно-кассовых машин (ККМ). Это естественный процесс, связанный с тем, что перечень сфер деятельности, попадающих в орбиту цифровизации и фискализации, постоянно расширяется. В связи с этим мы строим инфраструктуру, которая позволяет производить основные подключения в онлайн-режиме, тестируем новые кассовые аппараты, развиваем собственный платежный инструмент и в дальнейшем планируем более активно работать в этом направлении», - подчеркнул Нурлан Мейрманов.

В рамках GCCM-2018 представители «Казахтелекома» сообщили о запуске нового транзитного телекоммуникационного маршрута передачи данных PEARL. Слово, которое в переводе с английского означает «жемчуг», одновременно является аббревиатурой Persia Europe Alternative Rapid Link. Новый наземный маршрут пролегает через страны Европы, Россию, Казахстан, Туркменистан и Иран с последующим выходом на страны Персидского залива и Индию. PEARL представляет собой альтернативу существующим подводным морским кабелям, на восстановление которых в случае их повреждения приходится тратить много времени. Вместе с тем, запуск альтернативного маршрута является важным шагом в реализации стратегии АО «Казахтелеком», направленной на увеличение доли рынка транзита между Востоком и Западом.

Как отметил директор по продажам дивизиона по корпоративному бизнесу АО «Казахтелеком» Шынгыс Сагындык, в активе компании уже есть опыт реализации известного на мировом рынке проекта по транзиту передачи данных из Европы в Азию. «Мы наблюдаем существенный рост трафика между Европой и Азией, и операторы ищут альтернативы существующим телекоммуникационным путям для более надежной и стабильной работы сервисов. Новый маршрут, который станет альтернативой основному подводному пути передачи информации между Персидским заливом (основной точкой генерации трафика в данном регионе) и Европой – это своего рода «жемчужина» для операторов, новый ресурс для инфокоммуникационного рынка. Качественные параметры маршрута будут объявлены чуть позже, у нас уже есть клиенты для его тестирования, а также для запуска в коммерческую реализацию», - прокомментировал он.

Шынгыс Сагындык также сообщил, что PEARL – один из немногих маршрутов, собранный «Казахтелекомом» совместно с зарубежными партнерами, в частности, Министерством связи Туркменистана и компанией «Туркментелеком» на туркменском участке, а также с одной из крупных иранских телекоммуникационных компаний.

Казахстан. Турция. Китай. РФ > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 5 сентября 2018 > № 2723097


Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716778 Йошка Фишер

Project Syndicate (США): Возвращение больного человека Европы

Еще недавно Турцию называли успешной моделью «исламской демократии», пишет видный немецкий политик Йошка Фишер. Эта страна должна была двигаться в блестящее будущее XXI века, но она марширует назад в XIX век. Она связывает свою судьбу не с современным Западом, а с Ближним Востоком и вечными кризисами этого региона. Под властью Эрдогана Турция упустила свой шанс на интеграцию с Западом.

Йошка Фишер (Joschka Fischer), Project Syndicate, США

Берлин — Одной из великих геополитических проблем в Европе XIX века был так называемый «восточный вопрос». В Османской империи, которую тогда называли «больным человеком Европы», происходила быстрая дезинтеграция, и ещё предстояло увидеть, какая из европейских держав окажется её наследником. Когда, в конце концов, начался процесс самоуничтожения в виде Первой мировой войны, совершенно не случайным был тот факт, что эта война была спровоцирована на Балканах, регионе геополитического соперничества трёх империй — Османской, Австро-Венгерской и Российской.

После этой войны все три великие империи погибли. В ходе раздела союзниками Османской империи генерал Мустафа Кемаль Ататюрк и разгромленная турецкая армия отступили в Анатолию, где они успешно отразили греческую интервенцию, а затем отвергли условия Севрского договора. Ему на смену пришёл Лозаннский договор, открывший путь к созданию Турецкой республики.

Амбициозной целью Ататюрка было превращение Турции в современное, светское государство, которое было бы частью Европы и Запада, а не Ближнего Востока. Для достижения этой цели он установил авторитарное правление и создал гибридное государство, опирающееся де-факто на военную власть и многопартийную демократию. На протяжении XX века эта система приводила к регулярным кризисам, во время которых турецкая демократия неоднократно уступала место временным военным диктатурам.

После 1947 года на турецкую политику сильно повлияла холодная война. В 1952 году Турция вступила в НАТО, превратившись в одного из незаменимых союзников Запада. Десятилетиями она использовала своё стратегическое положение между восточным Средиземноморьем и Чёрным морем для защиты южного фланга альянса от советского вторжения.

Тем не менее Турция оставалась политически нестабильной страной. Постоянные колебания между демократией и военным режимом серьёзно затормозили её прогресс на пути к модернизации. С точки зрения турецких сторонников демократии, главные надежды страны были связаны с Европой. Формальное вступление в Евросоюз послужило бы сигналом завершения процесса модернизации. Если Османская империя столетие обладала гегемонией на Ближнем Востоке, то Турция стала бы полноправным членом Запада.

В 1995 году Турция вступила в таможенный союз с ЕС. К тому времени, когда в 2002 году к власти пришла исламистская «Партия справедливости и развития» (ПСР), эта страна, как казалось, окончательно сориентировалась на Европу. Действуя в партнёрстве с движением исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, правительство ПСР (во главе с занимавшим тогда пост премьер-министра Реджепом Тайпом Эрдоганом) проводило глубокие институциональные, экономические и судебные реформы, в том числе отменило смертную казнь, а это важнейшее предварительное условие для вступления в ЕС.

Кроме того, в первые годы премьерства Эрдогана в Турции происходила быстрая модернизация и наблюдался уверенный рост экономики, что ещё сильнее приближало её к ЕС. К 2011 году, когда началась Арабская весна, Турцию справедливо называли успешной моделью «исламской демократии», в которой свободные и справедливые выборы сочетались с верховенством закона и рыночной экономикой.

Спустя семь лет мы явно оказались в совершенном другом мире. Турция быстро возвращает себе титул «больного человека Европы». Учитывая её стратегическое положение, а также экономический и человеческий потенциал, эта страна должна была бы двигаться в блестящее будущее XXI века. А вместо этого она марширует назад в XIX век под знаменем национализма и переориентации на Восток. Она связывает свою судьбу не с современным Западом, а с Ближним Востоком и вечными кризисами этого региона.

Эрдоган, ставший президентом в 2014 году, руководил быстрой модернизацией Турции, а затем столь же быстрой её отменой. У него был шанс пойти по стопам Ататюрка и завершить выполнение задачи интеграции Турции с Западом, но он его упустил.

Чем объяснить эту трагедию? Один из вариантов: Эрдоган стал слишком самоуверен во время экономического бума, предшествовавшего финансовому кризису 2008 года. Другой вариант: он затаил обиду на Запад из-за унижения, связанного с приостановкой процесса вступления страны в ЕС, а также из-за своих авторитарных амбиций, которые он в итоге начал открыто демонстрировать после провала военного переворота летом 2016 года.

В любом случае Эрдоган упустил уникальную возможность для Турции и для мусульманского мира в целом. Его страна сейчас охвачена валютным кризисом, который он же сам и создал; и её может даже ожидать перспектива государственного дефолта. Поскольку Эрдоган всё больше делит свою лояльность между Востоком и Западом, он рискует ещё сильнее дестабилизировать Ближний Восток. Внутренние этнические конфликты в Турции, особенно с курдами, вновь забушевали в полную силу, хотя, как показывает опыт прошлого, их невозможно урегулировать военным путём. Благодаря Эрдогану, Турция стала частью проблемы в регионе, а не её решением.

Тем не менее, стратегическая важность Турции для Европы сохраняется. Миллионы граждан ЕС имеют турецкое происхождение, и эта страна будет и дальше служить мостом между Востоком и Западом, между Севером и Югом. Под властью режима Эрдогана Турция перестала быть перспективным кандидатом для вступления в ЕС. Однако Евросоюзу следует вместо прекращения процесса вступления сфокусироваться на стабилизации страны и спасении её демократии.

Дело в том, что последнее, что нужно Европе, — это дестабилизированная Турция. Вне зависимости от чьих-либо симпатий или антипатий по отношению к Эрдогану, собственная безопасность Европы серьёзно зависит от Турции, которая приняла миллионы мигрантов и беженцев, спасавшихся от конфликтов на Ближнем Востоке в последние годы. Ради европейской стабильности и турецкой демократии ЕС должен отнестись к кризису в Турции с терпением и прагматизмом, опираясь на свои демократические принципы.

Йошка Фишер, немецкий политик, занимал пост министра иностранных дел и вице-канцлера Германии в 1998 — 2005 годах. Сыграл ключевую роль в создании Партии зеленых, которую он возглавлял почти два десятилетия.

Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716778 Йошка Фишер


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2018 > № 2720280 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Турецкой Республики М.Чавушоглу, Москва, 24 августа 2018 года

Мы провели очень полезные предметные переговоры, которые стали продолжением наших недавних встреч – 14 августа я был приглашен на совещание послов и постоянных представителей Турции, и 2 августа в Сингапуре – «на полях» министерских мероприятий по линии АСЕАН. Такие регулярные контакты позволяют нам не только «сверять часы» по всему комплексу вопросов двусторонней и глобальной повестки дня, но и оперативно решать возникающие вопросы.

Констатировали сегодня обоюдную заинтересованность в дальнейшем углублении двусторонних связей. Постоянный импульс нашей работе придает насыщенный и доверительный диалог между Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и Президентом Турецкой Республики Р.Т.Эрдоганом. Только в 2017-2018 гг. они провели девять полномасштабных встреч. У нас плотные контакты по линии оборонных ведомств, о чем свидетельствует сегодняшний визит в Москву Министра национальной обороны Турецкой Республики, которой проходит параллельно с нашими переговорами.

Положительно оценили взаимодействие по парламентской и общественно-политической линии. На прошлой неделе Турцию посетил Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В.Володин, принявший участие в шестом съезде Партии справедливости и развития по приглашению Президента Турции Р.Т.Эрдогана.

Анкара – один из наших ключевых торгово-экономических партнеров. Мы наблюдаем устойчивый рост товарооборота, который по итогам прошлого года увеличился на 40,5 %, превысив 22 млрд.долл.США.

У нас общая позитивная оценка реализации совместных инициатив, прежде всего в сфере энергетики. Имею в виду «Турецкий поток», который имеет стратегически важное значение как для наших стран, так и для энергобезопасности Европы в целом, а также начавшуюся реализацию проекта строительства первого реакторного блока АЭС «Аккую», сооружаемого в Турции российскими специалистами.

Отмечаем востребованность наращивания практической кооперации и в других областях, в том числе в металлургии, автомобилестроении, сельском хозяйстве, банковской сфере, военно-техническом сотрудничестве. Договорились энергично работать над устранением остающихся барьеров в двусторонней торговле.

Рассмотрели вопросы, связанные с подготовкой к проведению в 2019 г. «перекрестного» Года культуры и туризма России и Турции. Это станет значительным вкладом в укрепление нашего гуманитарного сотрудничества.

Растет поток российских туристов. В прошлом году Турцию посетили 4,7 млн. россиян, что превысило рекордные показатели 2014 года. В этом году планируется выход этой цифры за 5 млн. человек.

Со своей стороны, подтвердили готовность России к переговорам об упрощении на взаимной основе режима поездок для отдельных категорий турецких граждан. В самое ближайшее время будем этим заниматься. Договорились сформировать механизм для консультаций по выработке договоренностей на эту тему.

Обсудили международные проблемы. Главное внимание уделили ситуации в Сирии. Рассмотрели ход договоренностей, которые достигаются в рамках «астанинского формата» на высшем и высоком уровнях, на уровне экспертов. Рассмотрели ход выполнения решений Конгресса сирийского национального диалога, который состоялся в Сочи, в том, что касается скорейшего формирования Конституционного комитета. Эта работа идет. Сегодня мы обсудили задачи ее скорейшего завершения. Россия и Турция, безусловно, заинтересованы во взаимодействии в том, что касается создания условий для безопасного и достойного возвращения на родину сирийских граждан. Мы будем прилагать совместные усилия с тем, чтобы эти процессы помогали стабилизировать обстановку и решать вопросы, необходимые для начала политического процесса. В наших общих планах прилагать совместные усилия в целях окончательного искоренения террористов на сирийской земле, установления прочного мира и стабильности в Сирии.

Мы продолжим наши сегодняшние переговоры за рабочим завтраком. Обсудим другие международные темы, по которым также весьма тесно сотрудничаем с Турцией, имею в виду, Закавказье, Центральную Азию, Черноморский регион, Украину, а также Западные Балканы, где Россия и Турция могут вполне оказать позитивное стабилизирующее воздействие на развитие ситуации.

Я благодарю своего коллегу Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу за сотрудничество.

Вопрос: Когда можно будет увидеть конкретные договоренности по облегчению визового режима для граждан Турции, въезжающих в Россию?

С.В.Лавров: Мы работаем, но многие наши эксперты находятся в отпуске. Мы договорились, что сразу, после того, как закончатся каникулы, мы поручим им собраться и рассмотреть ближайшие шаги, по которым достаточно несложно достичь договоренности. Например, водители грузовиков, которые совершают международные перевозки, испытывают неудобства. Еще в 2017 г. мы предложили отказаться от визовых требований для этой категории наших граждан России и Турции на взаимной основе. Так что мы можем это очень быстро сделать.

Еще одна категория, которая интересует наших турецких друзей, это т.н. специальные паспорта. Наряду со служебными паспортами, которые есть в России и Турции, специальные паспорта – это особая категория, которая присутствует только в турецкой государственной системе. В прошлом месяце мы уведомили нотой наших коллег, что готовы рассматривать возможность отказа от визовых требований для обладателей служебных паспортов и специфической турецкой категории специальных паспортов. Я надеюсь, в ближайшее время вы услышите по этому поводу новости.

Вопрос: Как Вам видится ситуация в Идлибе? Какое там будет принято решение?

С.В.Лавров: Могу только подтвердить то, что мы уже сказали с моим другом М.Чавушоглу. Мы сейчас рассматриваем эту ситуацию. Конечно, она многогранная. Там есть много гражданских лиц, есть вооруженная оппозиция, которая заинтересована в участии в процессах урегулирования. Есть несколько десятков тысяч боевиков т.н. «Хейат Тахрир аш-Шам», бывшей «Джабхат ан-Нусры», которые пытаются контролировать всю эту территорию и препятствуют усилиям, в частности, предпринимаемым Турцией по размежеванию здоровой оппозиции от террористических структур. Эти вопросы обсуждаются между внешнеполитическими ведомствами. Мы сегодня уделили им немало времени. Они обсуждаются и между нашими военными (сейчас в Москве находится Министр национальной обороны Турции Х.Акар), а также по линии специальных служб. Сегодня мы еще не завершили эту работу. У нас состоятся дополнительные встречи с участием всех коллег, поэтому чуть попозже мы сможем дать какую-то информацию.

Вопрос: Насколько верна информация относительно наличия разногласий между Анкарой и Москвой по спискам оппозиции в Конституционной комиссии?

С.В.Лавров: Что касается слухов по поводу того, что при формировании Конституционной комиссии, чем занимается спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, возникли разногласия между Москвой и Анкарой по поводу списков оппозиции, то это по определению неправда, потому что Россия не занималась формированием списков оппозиции. Эту работу координировала Турция. У нас не возникло никаких вопросов с тем списком, который оппозиция представила С.де Мистуре.

Вопрос: Есть ли конкретная дата предстоящего в Тегеране саммита Россия-Турция-Иран? Есть ли сейчас намерение расширить Астанинский формат с учетом того, что стоит уже не только задача деэскалации, но и восстановления Сирии?

С.В.Лавров: Дата встречи лидеров есть. Ее скоро объявят. Это прерогатива протокольной и пресс-службы президентов.

Что касается повестки дня, которая будет рассматриваться на очередной встрече в верхах президентов России, Турции и Ирана, то, наверняка, это будет весь комплекс вопросов. Проблемы деэскалации сейчас решаются, и мы комментировали ситуацию в Идлибе. Она действительно многослойная, очень непростая. Но когда создавалась зона деэскалации в Идлибе, никто не предлагал использовать ее для того, чтобы в ней террористы, прежде всего из «Джабхат ан-Нусры», прикрывались гражданским населением как живым щитом. Тем более что они не просто там отсиживаются. Оттуда постоянно осуществляются набеги, обстрелы позиций сирийской армии. Несколько десятков беспилотников (около 50), которые запускались из этой зоны с целью атаковать российскую военную базу в Хмеймиме, были сбиты. Мы сегодня очень подробно об этом говорили. Нужно делать все, чтобы это размежевание состоялось, и чтобы минимизировать какие-либо риски для мирных граждан. Уверен, что президенты будут подробно говорить на эту тему.

Что касается расширения Астанинского формата, не думаю, что это сейчас актуальная вещь. Есть множество возможностей сотрудничать без каких-либо формализованных изменений в том, что касается гибкого процесса Астаны, Сочи. Например, есть «малая группа» по Сирии, куда входят три западные, четыре арабские страны ближневосточного региона. Президент Франции Э.Макрон неоднократно предлагал налаживать контакты между Астанинским процессом и этой группой. Мы к этому готовы. Разумеется, нужно понимать, какие цели мы все преследуем. Если такие контакты будут осуществляться на базе принципов, одобренных СБ ООН в резолюции 2254, думаю, это будет очень полезный процесс. Не забудем, что есть еще международная группа поддержки Сирии, в которой участвуют около 30 стран (практически все, кто так или иначе может влиять на обстановку, участвовать в содействии восстановлению инфраструктуры, социальной сферы, экономики Сирии). Так что недостатка в форматах нет. Самое главное опираться на согласованные принципы сирийского урегулирования, которые заключены в резолюции 2254 СБ ООН. Тройка стран-гарантов действует именно таким образом. Думаю, поэтому у нас получается достигать результатов. Уверен, что так будет и дальше.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2018 > № 2720280 Сергей Лавров


Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 августа 2018 > № 2709371

Karar (Турция): Проблема Турция — США и Россия

Профессор Ильяс Кемалоглу анализирует отношения в треугольнике «Турция — США — Россия». В последние годы всякий раз, когда возникает кризис с Западом, Россия преподносится в качестве альтернативного союзника. На самом деле это обстоятельство как образует одну из причин нынешнего кризиса в отношениях США и Турции, так и, может быть, даже усиливает позиции Турции в этом кризисе.

Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu),Karar, Турция

Преподаватель исторического отделения Университета изящных искусств имени Мимара Синана, профессор Ильяс Кемалоглу (İlyas Kemaloğlu) анализирует усиление напряженности в отношениях Турции с США в контексте ее отношений с Россией.

Есть еще одна страна, которая часто упоминается в связи с кризисом, происходящим в турецко-американских отношениях, и это не кто иной, как наш северный сосед Россия. В последние годы всякий раз, когда возникает кризис с Западом, Россия преподносится в качестве альтернативного союзника. Забавно, что эта ситуация характерна не только для сегодняшнего дня. Еще век назад проблемы в отношениях только что созданной Турецкой Республики с Западом приблизили Анкару к Советской России, которая тогда тоже только начинала строиться. Но по мере того как Советы становились сильнее и особенно после Второй мировой войны стали представлять угрозу для Турции, это снова обеспечило ее сближение с Западом. В присоединении Турции к НАТО тоже большую роль сыграла советская угроза. Российско-турецкое сближение, которое началось после окончания холодной войны и распада СССР с челночной торговли, постепенно обрело политическое измерение, и в наши дни Россия видится «стратегическим союзником» и прежде всего альтернативой отношениям с Западом. На самом деле это обстоятельство как образует одну из причин нынешнего кризиса в отношениях США и Турции, так и, может быть, даже усиливает позиции Турции в этом кризисе.

Всем известно, что причина кризиса в отношениях Турции с США — не пастор Брансон (Brunson). В основе проблемы лежит тот факт, что Турция, которая постепенно набирает силу в своем регионе, проводит самостоятельную внешнюю политику, естественно, защищая свои интересы, и в этой связи развивает тесное сотрудничество с другими региональными и глобальными силами, прежде всего с Россией. В этом контексте особенно покупка С-400 у России и операции, проводимые Турцией в Сирии с целью обеспечения собственной безопасности, несомненно, стали наиболее тревожными для США факторами и главными причинами эскалации кризиса. А чтобы заставить Турцию отказаться от этой политики, США не воздерживаются от использования козырей, которыми они располагают, и главным образом санкций.

Такой подход / политика США и в целом Запада применяется не только к Турции. В свое время США заняли (и продолжают занимать) аналогичную позицию по отношению к России. Так, причина нынешнего кризиса в российско-американских отношениях и взаимных санкций заключается не в присоединении Крыма к России. Объясняется все это тем, что Россия, набирая силу, проводит независимую внешнюю политику и этой политикой наносит вред интересам США во многих регионах, прежде всего на Ближнем Востоке. Поэтому и крымский вопрос, и арест пастора Брансона — это не более, чем повод. В политике санкций, применяемой США в отношении других стран с целью «получить желаемое», есть одна особенность, которая упускается из виду. Может быть, время от времени такой внешнеполитический инструмент, как санкции, работает. Но этого никак нельзя сказать о таких странах с сильной государственной традицией, как Россия, Иран и Турция. На протяжении всей истории народы этих стран переживали сложные процессы и могли жертвовать своими жизнями ради будущего своих стран. Следовательно, как часто говорит Владимир Путин, ни одна страна не добьется чего-либо с помощью санкций и шантажа, все это не способствует ничему, кроме создания напряженности в отношениях.

И действительно политика, проводимая Дональдом Трампом, наносит большой вред отношениям Турции с США. А это, можно сказать, идет на руку России со всех точек зрения. В наши дни Москва полагает, что самой большой угрозой для нее является НАТО, что после распада Варшавского договора НАТО тоже должна исчезнуть, и цель расширения НАТО — Россия. Учитывая провал НАТО в реализации вновь заявленных целей (борьба с терроризмом и прочее), русских можно понять и даже признать их правоту. И тот факт, что Турция в этих условиях часто испытывает проблемы в отношениях с США, а НАТО постепенно становится инструментом внешней политики в руках США, служит поводом для подвергания сомнению членства Турции в НАТО. Это, а именно отделение Турции от НАТО (или в худшем случае разлад между Турцией и альянсом), — то, чего на самом деле больше всего хочет Россия. Ведь такое развитие событий ослабит НАТО, а, возможно, даже поставит под сомнение ее существование. Несмотря на это желание России, российские ведущие эксперты полагают, что НАТО никогда не допустит отделения Турции.

Разлад Анкары с Вашингтоном подразумевает новый рынок оружия для России. Как известно, Россия и США возглавляют список стран, которые экспортируют больше всего вооружений и военных технологий в мире, и ведут безжалостную борьбу за этот рынок. Это одна из причин такой жесткой реакции США на продажу Россией С-400 Турции. Если учесть, что Турция в последние годы начала активную целенаправленную работу в области наращивания вооружений, значение турецкого рынка станет еще более очевидным.

Еще одна польза для Москвы от разрастания турецко-американского кризиса — региональная политика, которую будет проводить Турция. В России с давних пор доминирует точка зрения о том, что за политикой Турции в отношении тюркского мира и прежде всего Средней Азии тоже стоят США, или США могут использовать Турцию в своей политике относительно «заднего двора» России. Сейчас же, с ослаблением связей Анкара — Вашингтон, такая вероятность тоже снизится. Кроме того, этот кризис пойдет России на руку на Ближнем Востоке и особенно в сирийском вопросе.

Хотя сейчас Анкара и Москва действуют сообща в Сирии и вместе с Ираном действительно вносят важный вклад в наступление мира в САР, операции Анкары в Африне, Манбидже и Идлибе вызывают у России немало вопросов. Самое главное, что Россия, которая отстаивает идею передачи режиму Асада контроля над всей территорией Сирии и работает над этим, опасается, что Турция не уйдет из упомянутых городов. Проблемы в отношениях Турции с США усиливают позиции России перед Турцией в сирийском вопросе. Более того, Москва считает Турцию страной, которая потенциально способна в любой момент переметнуться на другой фланг в сирийском вопросе (прежде всего под влиянием ее настоятельного требования «ухода Асада»). Кризис в отношениях с США устраняет и эту альтернативу. Помимо всего этого, данный кризис также усилит сотрудничество Турции и России в военной, экономической, торговой и других сферах. Но у этой ситуации также есть два отрицательных момента. Первый из них — это еще большее усиление позиций России в турецко-российских отношениях и региональной политике на фоне кризиса с США. А второй момент — самолетный кризис, следы которого до сих пор не стерлись, и политика, проводимая Россией в этом процессе. Эта политика была не менее безжалостна, чем та, которую сегодня преследуют США. При планировании стратегии на новый период эти два обстоятельства ни в коем случае не нужно упускать из виду.

Таким образом, напряженность по оси Анкара — Вашингтон — это процесс, который во многом работает на Россию, и Россия попытается этим воспользоваться. Даже те хвалебные отзывы о стойкости Турции, которые имеют место в российской прессе, можно объяснить одним этим фактом. Несомненно, Анкаре нужно сохранять свою непреклонность перед требованиями США. Но она не должна окончательно разрывать свои связи с США, допускать сомнений по поводу своего места в НАТО и должна продолжать переговоры с ЕС, даже понимая, что не сможет стать членом союза (по крайней мере для повышения жизненных стандартов). А Россия — наш сосед. Развитие многостороннего сотрудничества с Россией — в интересах как Москвы, так и Анкары. Но ни Москва не является альтернативой Западу, ни Запад — альтернативой Москве. Если в наши дни Турция занимает важное положение в регионе, несмотря на то, что со всех сторон окружена проблемными территориями, то это в значительной степени объясняется тем, что она успешно проводит политику баланса между Западом и Востоком, США и Россией. Для сохранения успеха необходимо продолжать эту политику баланса.

Турция. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 августа 2018 > № 2709371


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов

Турецкий кризис. Может ли падающая лира потянуть за собой Эрдогана

Тимур Ахметов

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Теперь эти времена закончились, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике

Турция ведет войну. Экономическую и обязательно победоносную. С таким заявлением обратился к народу президент Эрдоган на одном из своих многочисленных митингов в провинциальном городе Байбурте. Если верить Эрдогану, турецкая нация обречена на победу в противостоянии со своим давним союзником – США. Цена победы над американским давлением для каждого сознательного турецкого патриота на первый взляд не особенно велика: принести и обменять на турецкие лиры все свои накопления в золоте и долларах. Проправительственные газеты обращаются к примерам национальной истории: турки выстояли в борьбе с империалистами в войне 1923 года – выстоят и сегодня.

Громкие заявления турецких властей, вроде призыва бойкотировать американскую электронику, пользуются определенной популярностью - iPhone все равно слишком дорог для рядового турка. Немало граждан с энтузиазмом подключаются и к другим инициативам правительства: в новостях появляются кадры с очередями перед обменниками – кто-то готов разменять сто долларов, а кто-то и все пятьсот. Некоторые даже жгут долларовые купюры под камеру. Но хватает и тех, кто не верит, что такие действия могут повлиять на курс турецкой лиры, упавший за несколько дней с пяти до почти семь лир за доллар. Многие интересуются, обменяли ли свои доллары крупные компании, годами получавшие от властей налоговые преференции на строительство дорог, аэропортов и прочей инфраструктуры в рамках государственных тендеров.

Поиск предателей, и без того ставший в Турции почти национальным спортом, в последние дни получил еще большее распространение. Опять же необходимо слушать президента, он всегда может указать, кто есть кто. Слова Эрдогана предельно ясны: экономическая ситуация в Турции стабильная, стабильной она и останется, а те, кто распускает слухи о крахе банковской системы, – экономические террористы. В СМИ появилась информация о том, что Управление по борьбе с экономическими преступлениями начало отслеживать людей и организации, распространяющие ложные сведения о финансовой ситуации в стране.

Реакция властей понятна. Стоит панике распространиться, и турецкому правительству будет уже не до айфонов и соцсетей. Учитывая значительный внешний долг, Турция может очень быстро вернуться в подзабытые времена финансовых потрясений девяностых. Отсюда военная риторика, кампании патриотической мобилизации, и даже неизбежный рост цен уже объясняют предпраздничным ажиотажем перед Курбан-байрамом.

Проблемы внешние и внутренние

Старт острой фазе финансового кризиса дали санкции и дополнительные пошлины, которые США ввели против Турции за арест американского пастора Брансона. Поэтому Анкара держит каналы связи с Белым домом открытыми: 13 августа посол Турции в США Сердар Кылыч встретился с советником Трампа по нацбезопасности Джоном Болтоном, а на следующий день поверенный в делах США в Турции смог посетить пастора Брансона, находящегося под домашним арестом.

Но в целом Турция пока не демонстрирует готовности идти на серьезные уступки Вашингтону, а Эрдоган только повышает градус рупорной дипломатии. По мнению турецкого президента, такие действия союзника по НАТО – это удар в спину, а ультимативные требования освободить американского пастора адресованы не той стране: Турция – не банановая республика. Пока Брансон и еще несколько граждан США остаются под арестом, Вашингтон говорит о возможности введения новых антитурецких санкций.

Конфликт Анкары и Вашингтона, скорее всего, будет разгораться и дальше, потому что сейчас не только турецкие власти, но и турецкая оппозиция признают, что, даже если Турция выдаст США сотню пасторов, проблемы в экономике от этого не прекратятся. Шоковый эффект, который решения Трампа произвели на турецкие финансы, оказался возможным лишь потому, что это вывело наружу проблемы, которые давно копились в экономике Турции.

Многолетняя практика бесконтрольных заимствований частного сектора за рубежом при отрицательном торговом балансе делала Турцию все более уязвимой перед колебаниями на мировых рынках.

Ситуацию также усугубляли топорные подходы Эрдогана в вопросах управления экономикой. Так, в мае 2018 года, несмотря на ожидания инвесторов и рекомендации собственных экономических советников, турецкий президент в интервью Bloomberg заявил, что Центральный банк не должен самостоятельно принимать решения по процентной ставке. Уже тогда это заявление стоило лире 8% стоимости.

За эмоциональными речами Эрдогана по-прежнему не просматривается готовности Турции вернуться к более сдержанной и профессиональной экономической политике. Зять президента и по совместительству министр финансов Берат Албайрак в начале недели презентовал среднесрочный план правительства по экономическому развитию. Главные акценты: независимость Центрального банка при определении процентной ставки, решительная борьба с инфляцией, сокращение бюджетных расходов. Но отсутствие в программе конкретных предложений не дало успокоить инвесторов, после презентации министра лира потеряла еще несколько пунктов.

Остановить падение курса лиры мешает и то, что у турецкой экономики не так много источников поступления иностранной валюты. Помимо туристической индустрии, в стране вроде бы есть огромный экспортный сектор, но он сам слишком зависим от импорта. В среднем на производство условных $100 экспорта Турция импортирует сырья и комплектующих на $65. Экономике нужен качественный прорыв в повышении доли турецких компаний в добавленной стоимости экспортируемых товаров. Сейчас доля хай-тека в турецком экспорте составляет примерно 2%.

Тревоги добавляет кризис в сфере жилищного строительства, которое было локомотивом турецкой экономики. Особая любовь Эрдогана к низкой процентной ставке объясняется как раз тем, что при ней банки охотнее раздают кредиты населению. Кредиты, в свою очередь, конвертируются в более высокий уровень потребления, в голоса за власть на выборах и в бум на рынке жилищного строительства. Но теперь с падением лиры строительные компании лишились доступа к дешевому кредитованию, а население стало рассматривать доллары и золото как более привлекательные направления для инвестиций, чем недвижимость. Власти понимают всю опасность возможного краха строительной отрасли и обещают дешевые ипотечные кредиты, чтобы стимулировать людей снова вкладываться в недвижимость, но быстрые результаты тут вряд ли возможны.

Судьба Эрдогана

Главный политический вопрос нынешнего экономического кризиса в Турции – что теперь будет с Эрдоганом? Ведь это именно Эрдоган пользовался в последние два года абсолютной властью. С июля 2016 по апрель 2018 года, пока действовал режим ЧП, введенный после попытки военного переворота, полномочия президента были практически ничем не ограничены. С помощью президентских указов Эрдогану удалось зачистить бюрократию и вооруженные силы от всех, кто показался недостаточно лояльным, вплоть до того, что министром финансов стал президентский зять.

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Люди реально чувствовали рост благосостояния, привыкали к относительной экономической стабильности после финансовых потрясений девяностых. В каждый дом по холодильнику – вот какой была формула успеха Эрдогана. Даже те турки, кому претит социальный консерватизм Эрдогана, часто отдавали ему голоса именно за его достижения в развитии турецкой экономики. Про обратную сторону экономического благополучия – растущие зарубежные долги компаний и банков – старались не вспоминать.

Теперь экономический подъем закончился, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике. Экономический кризис, да еще и поданный как внешний заговор, только сплотит сторонников турецкого президента.

К тому же в Турции не осталось привлекательной оппозиции, которая могла бы предложить убедительную альтернативную программу экономического развития. Оппозиционные политики сейчас боятся особенно критиковать власть, за которой стоят миллионы оптимистично настроенных и наивных граждан. Им совсем не хочется заработать себе клеймо врага народа, которые сегодня так щедро раздают правительственные СМИ.

Острая фаза финансового кризиса не может длиться вечно. Ситуация так или иначе стабилизируется, а турецкое общество постепенно свыкнется с мыслью, что былых темпов роста благосостояния уже не будет. За 15 лет правления Эрдоган преодолел немало кризисов – вносил необходимые поправки в общий курс, но оставался у руля страны. Скорее всего, то же самое произойдет и сейчас. Турки настолько привыкли к своему лидеру, что уже не поверят, что кто-то, кроме Эрдогана, сможет вернуть в страну экономическую стабильность.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов


США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст

Клеменс Фюст: «Европа должна предотвратить падение»

Йенс Мюнхрат (Jens Münchrath), Handelsblatt, Германия

Клеменс Фюст сейчас находится в США. Но кризис в Турции обеспокоил президента мюнхенского исследовательского института, и он нашел время для интервью газете «Хандельсблатт» (Handelsblatt). Брексит, трансатлантический кризис и грядущая торговая война — политическая и экономическая дестабилизация Турции — именно этого сейчас еще не хватало Европе, отмечает экономист.

Хандельсблатт: Г-н Фюст, турецкая лира в пятницу потеряла почти четверть своей стоимости по отношению к доллару. Такое падение на фондовых рынках происходит редко. Должны ли мы обеспокоиться в отношении стабильности Турции?

Клеменс Фюст: Мы должны сильно обеспокоиться. Кризис Турции — это классический экономический и валютный кризис. Политика Эрдогана в последние годы направлена на то, чтобы экономика страны оказалась под давлением. Конфликты с ЕС и США вселяют неуверенность в инвесторов. Эрдоган отреагировал на это конъюнктурно-политическими мерами, прежде всего, в форме государственных кредитов и очень экспансивной денежной политики.

— Не было ли основной проблемой, что он оказал сильное давление на Центробанк для снижения процентных ставок?

— Да, он подорвал независимость Центробанка. В 2017 году это привело к значительному росту, но это был лишь кратковременный рост. Сейчас он закончился. Инфляция пошла стремительно вверх, доверие подорвано. Угрозы Дональда Трампа ввести санкции стали каплей, которая переполнила чашу.

— В последнее время поступали сигналы, что Центробанк может сохранить свою автономию. Давление рынков не образумит Эрдогана в плане экономики?

— Давление рынков приводит к смене политики, но эта смена происходит слишком поздно, чтобы можно было предотвратить кризис. Если доверие инвесторов и потребителей однажды разрушается, потребуется очень много времени для его восстановления. Эрдоган оказался в сложной ситуации, в которую завел себя сам. При помощи своей политики он оказал негативное воздействие на экономическое развитие и затем попытался компенсировать негативные последствия запуском печатного станка и государственных кредитных гарантий. Но даже если существуют проблемы в реальной экономике, при помощи денежной политики можно оказать лишь условное выравнивание. Нужно было менять курс намного раньше.

— Как выбраться из этой сложной ситуации?

— Эрдоган должен попытаться вернуть доверие. Турецкий министр финансов уже пообещал, что в будущем будет уважаться независимость Центробанка. Но насколько этому можно верить? Мы находимся в панической ситуации. У многих турецких компаний долги в евро и долларах. Инвесторы сейчас пытаются спасти их часть. Невероятно трудно сгладить такую панику.

— Но если Центробанк сейчас сильно поднимет процентные ставки, чтобы нивелировать бегство капитала и для борьбы с инфляцией, не последует ли тогда стремительный обвал экономики?

— Именно в этом заключается дилемма. Речь идет о классическом кризисе стабилизации. Нельзя стабилизировать валюту без значительного повышения процентных ставок. Сильные повышения процентных ставок приведут к тому, что турецкая экономика окажется в рецессии. Здесь нет простого выхода.

— Но в последнее время Турция показывала удивительно сильный рост?

— Да, но этим двигала экспансия государственных расходов и субсидированные кредиты, которые шли, прежде всего, в строительную отрасль. Это может иметь только краткосрочный эффект. Сложная геополитическая ситуация в Турции, конфликт с ЕС и США, растущее подавление оппозиции в стране, растущий внешний долг, эти проблемы не решить путем запуска печатного станка.

— Как объяснить это сильное падение валюты на более чем 20 %? Такое происходит на солидных валютных рынках не так часто…

— Мы находится в ситуации паники. Инвесторы пытаются как можно быстрее вывести свой капитал, потому что они знают, что другие инвесторы это тоже делают. Тот, кто может бежать, бежит. Никто не хочет быть последним, потому что того покусают собаки. В такой ситуации экономические фундаментальные показатели уже не играют роли.

— Что бы Вы сделали на месте Эрдогана?

— Простых решений в этой ситуации нет. Обесценивание валюты поможет, поскольку таким образом инвестиции в Турцию вновь становятся привлекательнее. Но обесценивание дорого стоит — оно ведет к банкротству компаний, у которых долги в иностранной валюте, а доходы генерируются в Турции. Кроме того, обесценивание валюты подстегивает инфляцию. В 2017 году инфляция уже составляла 11 %. В общем-то, Центробанку сейчас нужно убрать лиру с рынка. Но он не может этого сделать, потому что валютные резервы ограничены. То есть остается только повышение процентных ставок, которое, в свою очередь, может также привести к рецессии. В долгосрочной перспективе Турции может помочь только смена политики.

— Как, по вашему мнению, должны позиционировать себя европейцы в этом сложном кризисе?

— В интересах Европы предотвратить экономическое падение Турции. Турция — важный торговый партнер, и, несмотря на все конфликты, является членом НАТО и важным фактором политической стабильности на Ближнем Востоке. Европа вместе с тем должна дать понять, что поддержка при преодолении кризиса должна сопровождаться развитием сотрудничества и политическими изменениями в Турции, в том числе лучшим соблюдением демократических и правовых стандартов.

— Европа должна помочь кредитами?

— Турции следует запросить помощь в МВФ. Европейцам следует поддержать такой путь.

— Эрдоган вряд ли попросит помощи у МВФ, для него это стало бы ролью челобитчика перед Западом…

— Да, в этом заключается проблема. Но если давление будет достаточно высоким, то это может оказаться меньшим злом.

— США вызвали эскалацию кризиса при помощи своей санкционной политики по отношению к Турции и пошлин — и скорее всего не будут вступаться за кредиты МВФ. Что же могут сделать европейцы, если стабилизация Турции так важна?

— Теоретически европейские страны могут помочь Турции при помощи ссуд в евро и формулировки соответствующих условий. Но намного более удачный путь — программа МВФ. В связи с авторитарной политикой Эрдогана идея помочь ему в этом кризисе не будет популярной. Но нельзя упускать из виду то, что текущий кризис — это еще и шанс для вывода отношений между Турцией и странами ЕС на новую основу. Турция важна для Европы, а Турция — это больше, чем Эрдоган.

— Каковы экономические ставки Германии в этой игре?

— Немецкие банки в Турции присутствуют меньше, чем банки из Испании, Италии или Франции, у которых проблем сейчас больше. Немецкий экспорт в Турцию составляет 20 млрд. евро в год. Это большая сумма, но она составляет только 1,5 % от нашего общемирового экспорта. Турция — важный экономический партнер, но не входит в число важнейших партнеров. Поэтому я считаю, чтоб проблема обозрима.

— То есть, в настоящий момент опасности нет?

— Экономический вес Турции не так велик, чтобы экономический кризис в стране вызвал рецессию в Германии или Европе. В то же время к существующим глобальным экономическим негативным факторам следует отнести и такие моменты как Брексит и пошлины США. И в Европе вера в экономическое развитие также хрупкая. Стабилизация ситуации в Турции — в наших интересах.

— Насколько велика вероятность, что турецкая экономика может оказать такое большое давление, что Эрдоган все-таки вернется к разумной позиции?

— Этот кризис можно назвать, бесспорно, самым сложным за все время правление Эрдогана. Поэтому велико и давление на смену курса. Этот кризис может стоить Эрдогану своего поста. Для надежности позиций и популярности Эрдогана этот кризис — тяжелый удар.

— Эрдоган возлагает вину за кризис на другие страны, турки, кажется, ему в этом верят…

— Когда-то это перестанет работать. Когда люди переживают падение уровня жизни, это вызывает критику любого правительства, в том числе и того, которое пытается переложить вину за собственные ошибки на другие страны.

Фюст Клеменс, экономист. С апреля 2016 года 48-летний экономист является руководителем мюнхенского Института экономических исследований (Ifo). Ранее он возглавлял Центр европейских экономических исследований (ZEW) в Мангейме. Также преподает экономику в Мюнхенском университете, Кельне и Оксфорде. С 2007 по 2010 год — председатель научного совета федерального министерства финансов.

США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 августа 2018 > № 2720286 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам совещания послов и постоянных представителей Турции при международных организациях, Анкара, 14 августа 2018 года

Уважаемый господин Министр, дорогой друг,

Дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить турецких друзей за предоставленную возможность выступить перед послами и постоянными представителями Турции за рубежом. Это – наглядный пример высокого уровня взаимного доверия. Наши отношения развиваются по возрастающей траектории. Постоянный импульс общим усилиям по их развитию на всех направлениях придают президенты двух стран. Они лично координируют совместную работу всех ведомств и структур, включая внешнеполитические ведомства. У нас уверенно растет товарооборот, в прошлом году он увеличился более чем на 40%. Успешно реализуются крупные проекты, включая «Турецкий поток» и строительство АЭС «Аккую» силами российских специалистов. Мы также отмечаем насыщенные гуманитарные связи, в следующем году состоится перекрестный год культуры и туризма России в Турции и Турции в России. На этом фоне мы с удовлетворением отмечаем рост турпотока из нашей страны на прекрасные турецкие курорты. В прошлом году мы опять вышли на первое место по количеству посещений россиянами Турции с целями рекреации — 5 млн. человек. В этом году, наверное, будет новый рекорд, об этом недавно сказал Президент Турции Р.Т.Эрдоган.

В сфере внешней политики Россия и Турция проводят независимый курс. Мы высоко ценим отказ партнеров присоединиться к антироссийским санкциям.

В ходе выступления перед турецкими послами и постоянными представителями поделился видением российского государства ключевых тенденций глобального развития, изложил наши принципиальные подходы к основным проблемам современности, ответил на многочисленные вопросы коллег. Разговор получился профессиональный, такой обмен мнениями абсолютно востребован сегодня, когда ситуация в мире остается тревожной. Мы находимся на переломном этапе, без преувеличения мировой истории, это этап перехода от биполярных и однополярных моделей и схем к построению полицентричного миропорядка, который формируется как объективная реальность. Мы сегодня много об этом говорили. Конечно, противодействие этим объективным тенденциям налицо — используются методы санкций, угроз, шантажа и диктата. В этих условиях ощущается, что некоторые наши западные партнеры утратили культуру дипломатии, но, надеюсь, объективная реальность все-таки заставит разум восторжествовать, и мы вернемся к тем основам, которые заложены в Уставе ООН и предполагают коллективную работу над решением глобальных проблем при уважении суверенного равенства государств и невмешательстве в их внутренние дела. Наша заинтересованность в решении многочисленных проблем опирается именно на такие принципы. Это проявляется в Сирии, где мы сегодня обсуждаем по разным каналам задачи преодоления сопротивления последних террористических групп, возвращения к мирной жизни вооруженной оппозиции, которая отвергает террористические методы, и реализации в полном объеме договоренностей по зонам деэскалации, включая зону деэскалации в Идлибе, во всем объеме этой договоренности. С аналогичных позиций поиска общих подходов и мирных решений сегодня рассмотрели и другие ситуации, в т.ч. в ближневосточном регионе, на севере Африки, в Ливии, Йемене, ситуацию на Балканах, украинское урегулирование, нагорно-карабахскую проблему и др.

Сегодня мы подтвердили выбор наших стран на наращивание стратегического партнерства по внешнеполитическим делам. Я думаю, что за рабочим завтраком мы подробнее обсудим конкретные аспекты нашего взаимодействия.

Еще раз хочу поблагодарить наших хозяев, лично М.Чавушоглу, за приглашение и прекрасное гостеприимство.

Вопрос: Есть ли у Москвы и Анкары какие-то договоренности по провинции Идлиб, учитывая, что Дамаск хочет вернуть её под свой контроль, а Анкара выступает против?

С.В.Лавров: Что касается зоны Идлиба, то в дополнение к тому, что я уже сказал во вступительном слове, замечу следующее: Идлибская зона деэскалации, как и все зоны деэскалации, создавалась на определенных условиях. Одним из непременных условий была договоренность о том, что на террористов режим прекращения огня не распространяется и что те вооруженные формирования, которые не хотят ассоциироваться с террористами, должны территориально от них отмежеваться для того, чтобы «непримиримые», прежде всего «Джабхат ан-Нусра», были уничтожены. Эта договоренность сохраняется и в Идлибе. Обстановка там сложнее, чем в других зонах. Она была с самого начала наиболее сложной, в том числе и из-за доминирования «Джабхат ан-Нусры». Там несколько десятков тысяч боевиков, в том числе по оценкам ООН. По мере развертывания в Идлибской зоне наблюдательных постов Турции, ситуация успокаивалась, но в последнее время мы ощущаем достаточно агрессивные действия прежде всего «Джабхат ан-Нусры»: обстрелы позиций сирийский войск, ежедневное направление дронов с целью обстрела российской авиационной базы Хмеймим и многие другие провокационные действия. Поэтому сирийская армия имеет полное право подавлять подобные проявления. Здесь не может быть и речи о том, что «позволит ли Россия что-то сирийской армии». Сирийская армия находится на своей земле, она воюет за свою независимость против террористов в полном соответствии с резолюцией СБ ООН 2254, а мы, в полном соответствии с международным правом, оказываем ей поддержку в этих действиях. Ключевым в рамках сирийского кризиса является хроническая неспособность, начинающаяся еще с Администрации Б.Обамы, отделить нормальные, патриотические отряды вооруженных оппозиционеров от террористов «Джабхат ан-Нусры», которые не проявляют никакой договороспособности и которые должны быть легитимной целью всех тех, кто борется с экстремизмом и терроризмом в Сирии. Сегодня мы будем об этом говорить с господином Министром. Об этом говорят и наши военные в рамках тех механизмов, которые были созданы в Астанинском формате.

Вопрос: Как Москва смотрит на политику ужесточения санкций США в отношении России, Ирана и Турции? Насколько сильно это повлияет на кризисы в регионе, особенно на координацию по сирийскому досье и стремление России найти решение по вопросу беженцев?

С.В.Лавров: Вы фактически перечислили страны-участницы Астанинского формата. Конечно, никакого прямого увязывания с сирийским кризисом мы не увидим в заявлениях, которые делает американская сторона, объявляя о санкциях против наших стран, но объективно мы ощущаем желание Запада, прежде всего, США, но не только, не позволять Астанинскому процессу достигать конкретных результатов и подавать его как не вполне успешный. Эти попытки предпринимались и раньше. Наверное, они продолжатся. То, что Россия, Турция и Иран, имеющие не всегда, а порой и далеко несовпадающие подходы к тому или иному аспекту сирийского кризиса, смогли найти в себе мудрость и готовность решать конкретные проблемы, я считаю, все это внесло коренной перелом в ситуацию в Сирии. Т.н. ИГИЛ практически разгромлен, остались отдельные разрозненные группки. Главной задачей, сейчас мы об этом уже упоминали, является «Джабхат ан-Нусра».

Не думаю, что США вводили санкции для того, чтобы каким-либо образом вывести из равновесия астанинскую «тройку», но в целом позиция Запада по ситуации с беженцами вызывает удивление - сдержанность в большинстве случаев. Была, правда, очень полезная акция с участием России и Франции по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту. Но мы говорим сейчас о гораздо более масштабных задачах. Огромные территории Сирии освобождены от террористов. На них не ведутся боевые действия. Там пора восстанавливать инфраструктуру, все системы жизнеобеспечения, чтобы беженцы из Турции, Ливана, Иордании, Европы начали возвращаться в свои дома, в том числе и из Ирака. Этот процесс уже идет. Мы считаем, его нужно всячески поощрять. На этом фоне было странно услышать заявление, если оно было правильно изложено, Верховного комиссара ООН по делам беженцев Ф.Гранди о том, что, по его мнению, возвращение беженцев в Сирию сейчас преждевременно, потому что там по-прежнему опасно. Если такое заявление действительно имело место, то это недостаточная информированность, если не нечто более серьезное.

Возвращаясь к вопросу о том, как мы смотрим на политику ужесточения санкций. Мы смотрим на нее как на нелегитимную, незаконную политику, продиктованную в решающей степени стремлением доминировать везде и во всем, «заказывать музыку» в мировых делах без согласования с кем бы то ни было ради того, чтобы достигать преимуществ на мировых рынках, односторонних выгод для своего бизнеса, прибегая к протекционизму, санкциям, недобросовестной конкуренции, в том числе наказывая и своих союзников, как Вам известно. Эта политика не может быть основой для нормального диалога. Мне кажется, что она не может долго продолжаться.

Вопрос: Европейские страны недавно осудили санкции США против Турции и Ирана. Как Россия оценивает эти санкции? Есть ли возможность использовать национальную валюту в международной торговле?

С.В.Лавров: Я про санкции уже сказал: они незаконны и подрывают все принципы мировой торговли и принципы, одобренные решениями ООН, в соответствии с которыми односторонние меры экономического принуждения нелегитимны.

На счет того, как преодолевать эти противоправные барьеры и ограничения, действительно, использование национальных валют во взаимной торговле является уже несколько лет одной из задач, которую президенты России и Турции поставили в наших отношениях с Ираном. Такие же процессы уже имели место не только с Турцией и Ираном, но и с КНР, с которой мы договариваемся и уже реализуем расчеты в национальных валютах во взаимной торговле.

Я уверен, что подобное грубейшее злоупотребление ролью американского доллара в качестве мировой резервной валюты приведет к тому, что роль его будет ослабевать и падать. Все больше стран, даже не затронутых американскими санкциями, будут на всякий случай уходить от доллара и полагаться на более надежных, более договороспособных партнеров с точки зрения использования их валюты.

Вопрос: США заявили о желании обсудить соответствие новых российских вооружений Договору СНВ-3. В этой связи интересно узнать позицию Москвы и понять, идёт ли речь исключительно о технических параметрах или же это начало дискуссии о возможном выходе Вашингтона из Договора?

С.В.Лавров: О чём идёт речь, мне судить трудно. Гадать, что произойдёт в Вашингтоне в ближайшие дни и даже часы – достаточно бесперспективное занятие. Слышал заявления многих экспертов, представителей Администрации США о том, что они заинтересованы в продлении действия Договора СНВ-3. Для этого, конечно, как сказал Президент России В.В.Путин, нужно уже сейчас начинать переговоры.

Как я понимаю, СНВ-3 в Вашингтоне в последнее время упоминался в Конгрессе, когда утверждался бюджет Пентагона. В законе идёт речь не о желании США обсуждать с нами эти вопросы, а о поручении Администрации США разобраться в том, о чём идёт речь, и задать нам определённые вопросы. Могу только в очередной раз напомнить, что в Хельсинки на встрече Президента России В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом и на проходившей там же моей встрече с Госсекретарем М.Помпео, мы подтверждали нашу готовность возобновить полноценный диалог по всем вопросам стратегической стабильности. Если американская сторона хочет профессионально задать нам конкретные вопросы, это та самая площадка, где это необходимо делать.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 августа 2018 > № 2720286 Сергей Лавров


Азербайджан. Турция > Нефть, газ, уголь. Химпром > oilcapital.ru, 10 августа 2018 > № 2702275

Нефтехимкомплекс построит SOCAR Turkiye Enerji в Измире.

Комплекс позволит Турции на 40% сократить импорт нефтехимической продукции.

Строительство в Турции нефтехимического комплекса турецкая «дочка» Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР) SOCAR Turkiye Enerji планирует начать в июне 2019 года. «В апреле 2019 года мы рассчитываем завершить разработку технико-экономического обоснования проекта строительства в Турции нового нефтехимического комплекса и начать его реализацию в июне того же года. Это будут большие инвестиции. Мы планируем, что новый комплекс в конце 2022 года – начале 2023 года начнет производство продукции», – сообщил глава компании Заур Гахраманов турецкому агентству Anadolu.

Завод, который позволит Турции на 40% сократить импорт нефтехимической продукции, будет построен рядом с действующими производствами ГНКАР в Измире, на острове Алиага. Стоимость проекта первоначально оценивается в $1,6-2,2 млрд. Мощность предприятия составит 1 млн тонн PTA (терефталевая кислота) и полипропилена в год.

SOCAR Turkiye Enerji является владельцем контрольного пакета акций (51%) нефтехимического комплекса Турции Petkim Petrokimya Holding. Компания в Турции построила нефтеперерабатывающий завод STAR, контейнерный терминал, электростанцию, занимается также поставками газа на внутренний рынок.

Азербайджан. Турция > Нефть, газ, уголь. Химпром > oilcapital.ru, 10 августа 2018 > № 2702275


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Санкции внутри НАТО. Извинится ли Эрдоган перед Трампом

Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Но в целом вопросы военной безопасности на Ближнем Востоке по-прежнему надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва

Хотя в США уже не раз высказывались опасения, что слишком активное применение санкций может подорвать их эффективность, пока не похоже, чтобы в Вашингтоне были готовы cнизить масштабы их использования в своей внешней политике. Наоборот, список попавших под санкции стран продолжает расти, и к его привычным фигурантам, типа России, Ирана, Китая, добавилcя один из главных союзников США по НАТО – Турция. В начале августа американский Минфин ввел персональные санкции против турецкого министра юстиции Абдулхамита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обещая в будущем добавить к персональным санкциям экономические.

Несколько лет назад санкционное противостояние России и Турции из-за сбитого над Сирией российского бомбардировщика закончилось тем, что Эрдоган все-таки произнес «kusura bakmayın», что можно перевести как «извините», но без потери лица. Теперь турецкому лидеру предстоит дуэль с другим видным харизматиком – американским президентом Дональдом Трампом.

Многосторонний обмен заложниками

Санкции против двух турецких министров введены в рамках «глобального акта Магнитского». Он позволяет администрации США вводить санкции против государств и чиновников, заподозренных в нарушении прав человека. В последние годы нарастающий авторитаризм Эрдогана предоставляет массу возможностей покритиковать Анкару в этой области, но сейчас в центре скандала оказались не тысячи турок, арестованных за «подготовку военного переворота», а лишь один пастор-евангелист, американец Эндрю Брансон.

Впрочем, обвинения против него выдвинуты все те же – некие связи с исламистским движением Фетхуллаха Гюлена (напомним, он скрывается от турецких властей в США), а также шпионаж под видом миссионерской деятельности. В современной Турции это примерно как в средневековой Европе обвинить человека в том, что он продал душу дьяволу.

Власти США отрицают обвинения следствия против пастора. Процесс над ним, продолжающийся со дня ареста в октябре 2016 года, Трамп 18 июля назвал «полным позором». Разумеется, в твиттере, где американский лидер чаще всего выражает свои мысли. По словам американского президента, «замечательный христианский муж и отец» Брансон удерживается властями Турции в качестве «заложника». Такая формулировка намекала на возможность торга.

Неделей позднее – 26 июля – о пасторе заговорил и вице-президент США Майк Пенс. Во время конференции по вопросам свободы вероисповедания в мире Пенс впервые объявил планы руководства США ввести ограниченные санкции против Анкары.

После этого турецкие СМИ с энтузиазмом взялись разбираться в причинах столь пристального внимания Трампа к миссионеру. Многие указывали на приближающиеся промежуточные выборы в Конгресс США – они пройдут в ноябре. Эту кампанию можно расценивать как референдум о доверии политике действующего президента. Неудивительно, что Белый дом в попытках подстегнуть правый трамповский электорат сознательно идет на обострение конфликта с мусульманской Турцией, от которой он защищает христианского пастора-евангелиста родом из консервативной Северной Каролины.

Однако вряд ли дело здесь только в вере Эндрю Брансона. Введение санкций против Турции оказалось довольно неожиданным, потому что раньше Анкаре и Вашингтону всегда удавалось сдерживать свои разногласия в рамках дипломатических приличий, несмотря на многолетние трения по ряду вопросов, будь то давление Эрдогана на курдов или использование режима чрезвычайного положения для укрепления личной власти. Сейчас же США впервые после кипрского кризиса 1975 года применили санкционные меры против Турции, одного из важнейших союзников по НАТО.

Судьба пастора Брансона, судя по всему, решалась между Эрдоганом и Трампом в рамках более крупной политической сделки, удачный исход которой мог бы значительно улучшить отношения. Но многомесячные контакты между главами государства и дипломатами в определенный момент дали сбой.

Причины следует искать в прошлом, когда Белым домом еще руководил Барак Обама. Все началось с введенных администрацией Обамы санкций против банковского сектора Ирана из-за атомной программы исламской республики. Власти США заявили, что меры эти – экстерриториальные, то есть любое государство, помогающее иранскому режиму обойти ограничения, ждало наказание от Минфина США.

Турция, крупнейший импортер иранской нефти, официально приняла заявления американской стороны к сведению. Однако, как показали материалы, всплывшие в ходе антикоррупционных расследований против Эрдогана в декабре 2013 года и предоставленные американским властям сторонниками Гюлена, в 2012 году турецкое руководство разрешило государственному Halkbank участвовать в схеме по обходу санкций. Хитрый план предполагал обмен золота на нефть через посредников в ОАЭ. Главное нарушение заключалось в том, что сотрудники американских банков, включенных в цепочку, не были осведомлены о том, что средства направляются Тегерану.

В марте 2017 года власти США арестовали заместителя председателя Halkbank Хакана Атиллу – в мае этого года он получил срок 32 месяца. Такой механизм применения санкций и сам процесс вызвали возмущение турецких властей. Обвинительный вердикт суда вкупе с доказательством прямого участия членов турецкого правительства в схеме по обходу санкций не сулил Анкаре ничего хорошего. Из-за него Турции могут назначить штраф $49 млрд, что станет контрольным выстрелом для турецкой экономики, которая в последний год и так переживает далеко не лучшие времена. Не заплати Турция долг, все банки лишаться возможности финансировать долларовые операции по экспорту и импорту. Неудивительно, что Анкара сейчас активно продвигает идею перехода на национальную валюту во взаиморасчетах с Россией, Китаем и Ираном.

В таких условиях проходили интенсивные переговоры властей Турции и США. Вероятно, поэтому сначала Турция была достаточно сговорчива. Еще в сентябре 2017 года Эрдоган заявлял о возможности обменять пастора Брансона, но по хорошему «обменному курсу» – на самого «великого и ужасного» Фетхуллаха Гюлена.

Из-за растущих проблем в экономике в начале 2018 года руководство Турции снизило ставки и заговорило об обмене пастора на Хакана Атиллу и смягчение пока еще не определенного американским судом штрафа против банковской системы Турции. Последний пункт требований Анкары вызвал особое негодование у Белого дома, потому что его исполнение означало бы прямое нарушение принципа разделения властей.

Тогда Эрдоган предпринял новый маневр. На июльском саммите НАТО в Брюсселе турецкий лидер в приватной беседе с Трампом заговорил о другом «заложнике» – гражданке Турции Эбру Озкан, арестованной в Израиле по подозрению в поддержке движения ХАМАС. Очевидно, что Эрдоган посчитал личным долгом вызволить религиозную турецкую девушку из «сионистского плена».

По сообщениям СМИ, Трамп в качестве жеста доброй воли решил связаться с Тель-Авивом и поспособствовать освобождению Озкан. Уже 14 июля она была освобождена и смогла вернуться в Турцию. Вроде бы все оказались в выигрыше: Израиль лишний раз показал Вашингтону, что умеет быть благодарным за статус Иерусалима, а Эрдоган укрепил реноме защитника всех мусульман мира – от Сирии до Мьянмы. Но вопреки ожиданиям Белого дома 25 июля турецкий суд постановил перевести пастора под домашний арест, что и запустило череду событий, которые привели к взаимным санкциям.

Эскалация или примирение?

Санкционный кризис выявил несколько важных тенденций во внешней политике США и Турции. Хорошая новость тут в том, что американцы, судя по всему, по-прежнему склонны воспринимать Турцию как лояльного союзника, с которым можно договориться. Договоренности, однако, все чаще имеют транзакционный характер. Каждое требование США должно сопровождаться встречными уступками в вопросах, интересующих Анкару.

Плохая новость: под давлением внутриполитических процессов в США и личных качеств лидеров диалог между Анкарой и Вашингтоном приобретает неформальный характер. А значит, сотрудничество не подлежит оперативному вмешательству в критический момент: профессиональные дипломаты зачастую не знают о содержании договоренностей двух харизматиков и популистов.

История с судом над пастором показывает: США не воспринимают всерьез опасения турецких властей об угрозе Турции со стороны террористических и антигосударственных организаций. Иначе бы американские власти не стали игнорировать заявления Анкары о возможной причастности миссионера к нелегальным структурам. «А значит, они заодно с нашими врагами», – в ответ крепнет убежденность в Турции.

Закончим еще одной хорошей новостью, впрочем, только для Анкары и Москвы. Как показывает вполне сдержанная реакция турецких властей на санкции, Турция все увереннее чувствует себя в переговорах с США. В этом есть заслуга России, а еще Ирана, из-за которого и началась вся эпопея.

Намек из Тегерана, что они не бросят Турцию в беде, пришел оттуда же, откуда и угрозы Трампа – из твиттера. «Незаконные санкции США в отношении двух турецких министров, введенные страной-союзницей, не только демонстрируют политику давления и вымогательства вместо государственного управления со стороны американской администрации, но и то, что их пристрастие к санкциям не знает границ», – написал в твиттере иранский министр иностранных дел Джавад Зариф.

Причины усиления Турции на международной арене не сводятся к консолидации власти в руках Эрдогана после июньских выборов. «У Турции есть альтернативы», – сказал Ибрагим Калын, пресс-секретарь президента Турции в ответ на угрозы Конгресса запретить поставки самолетов F-35, если Анкара все-таки вооружится российскими РЗК С-400. Очевидно, что риторика Кремля о важной роли Анкары в Сирии, где турки находятся по разные стороны баррикад с американцами, укрепляет переговорные позиции Анкары в противостоянии с Вашингтоном.

Стоит ли ожидать эскалации конфликта или, наоборот, красивого примирительного письма и рукопожатия? Возможно, разрядка произойдет не очень скоро, но в целом ситуация не выглядит безнадежной. Характер заявлений, которыми власти США и Турции обмениваются последнее время, указывает на желание снизить напряженность. Президенты намерены продолжить диалог о дальнейшей судьбе американского пастора и других граждан, арестованных в Турции с 2016 года в рамках охоты на путчистов.

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Для Трампа – укрепить образ непримиримого защитника интересов американского народа. Для Эрдогана – в очередной раз показать туркам, что только во главе с ним Турция способна выдержать дипломатическое давление.

Как и в предыдущие десятилетия, вопросы военной безопасности в регионе надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва. Анкара пока не готова лишиться военной поддержки НАТО, а Вашингтон еще не нашел полноценную альтернативу для своих баз на Ближнем Востоке.

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692328 Ариф Асалыоглу

В Турции отменили режим чрезвычайного положения, хотя…

Временное приобретает силу постоянного

Режим чрезвычайного положения в Турции (OHAL), введенный 20 июля 2016 года спустя пять дней после неудачной попытки переворота, клубы тайны вокруг которого до сих пор не развеяны, продлевался семь раз в течение последних двух лет. За это же время в Турции дважды проводились выборы, несмотря на действующее чрезвычайное положение. На основании 36 законодательных декретов, изданных за последние два года в рамках действующего чрезвычайного положения, было уволено 170 тысяч госслужащих из органов безопасности, армии, судебной системы и вузов, были закрыты сотни организаций, 204 органа СМИ и десятки НПО, по искам в причастности к попытке переворота было арестовано 128 тысяч человек.

OHAL, породивший такое количество споров и повлекший столько трагедий, был отменен ночью 18 июля сего года. Однако, по мнению профессора Анкарского университета Селин Эсен, эксперта в области конституционного права, головоломка нового периода остается неразгаданной: «Нельзя постоянно вносить изменения в законы, принятые во время чрезвычайного положения, направленные на будущее, однако мы видим, что это применяется во многих законодательных декретах, принятых во время чрезвычайного положения. В Турции законы и практика их применения расходятся». По словам профессора Университета Мармара Османа Джана, законодательные декреты не отменятся сами по себе, поскольку они не являются временной сущностью, а так как Конституционный суд Турции не имеет полномочий по проверке законодательных декретов, изданных во время чрезвычайного положения, получается, что решение уравнения зашло в тупик. 30 июня КС отклонил запрос об отмене некоторых законодательных декретов, изданных при OHAL, с точки зрения их формы, которые парламент принял в качестве законов.

«Платформа права и справедливости» подготовила доклады на основании изучения судеб людей, пострадавших во время действия OHAL. На пресс-конференции в стамбульском отеле Taksim Hill Otel был презентован доклад под названием «Нарушения прав человека, произошедшие при чрезвычайном положении сразу после переворота 15 июля 2016 года, и их социальные масштабы». В нём отразились случаи тысяч пострадавших людей из 82 провинций Турции и 40 стран мира. Согласно докладу, OHAL вызвало серьезный раскол во взаимоотношениях между государством и обществом. В исследовании сообщается, что во всех слоях общества было утрачено доверие к правовым органам. Указывается, что нарушен механизм функционирования государственных учреждений. Исследователи отмечают, что появившееся в результате этой ситуации недоверие приведет к серьезным экономическим проблемам и проблемам со здоровьем. А также обращают внимание на долгосрочные последствия.

Спикер от «Платформы права и справедливости» Омер Фарук Гергерлиоглу, представивший доклад, отметил, что режим OHAL вышел за рамки своей цели и превратился в самую большую проблему в Турции. Он также обратил внимание на то, что условия, появившиеся вместе с OHAL, технически продлить невозможно, что в рамках этого власть превратила вопросы, не требующие срочного решения вне режима OHAL, в инструмент для собственного укрепления, что условия OHAL устраняют правовое государство как таковое. В рамках режима, применявшегося на протяжении двух лет, было очень много нарушений, было очень много экономических и общественных жертв. Такие нарушения социальных прав, как расторжение браков, самоубийства, ухудшение социальных взаимоотношений, болезни детей, вызванные страданиями, отмена выплат по инвалидности, а также судьба детей, чьи родители были помещены под арест, и эти семьи — всё это представляет собой драму, на которую общество закрывает глаза. Десятки тысяч пострадавших от нарушений прав и аннулирования паспортов людей попытались уехать в европейские страны через Эгейское море или реку Марицу. Некоторые пострадавшие от несправедливости люди обратились с заявлениями в КС Турции и ЕСПЧ. Однако не всегда можно получить ответ из этих инстанций, либо принятие решения данными судами занимает долгие годы.

Как известно, большое количество полномочий, появившихся с введением OHAL и вступлением в силу новой конституции, было передано президенту. Также известно, что законодательные декреты, изданные во время OHAL, не будут отменены и продолжат свое действие в новом периоде. Правительство утверждает, что OHAL отменен, хотя… Вот некоторые запланированные новшества: срок предварительного заключения продлен на срок до четырех дней, а четырехдневный может быть продлен до 12 дней с возможностью двукратного продления по причине «возникших затруднений или объема дела». Ограничено право на собрания и шествия. Увеличены полномочия губернаторов. Они смогут ограничивать въезд и выезд с определенных территорий своей провинции в случае возникновения серьезных случаев, которые могут привести к ухудшению общественного порядка или безопасности. Отставки, производившиеся при OHAL на основании издаваемых законодательных декретов, утверждаемые советом министров Турции, возглавляемым президентом, отныне будут утверждаться министрами. Иными словами, они будут продолжены в облегченном виде.

Согласно новому законопроекту, служащие турецких вооруженных сил могут быть освобождены от занимаемой должности по решению министра национальной обороны; сотрудники главного управления жандармерии, управления береговой охраны и главного управления безопасности могут быть уволены по решению министра внутренних дел; сотрудники университетов и институтов могут быть уволены по решению совета по высшему образованию. Согласно новому законопроекту, продолжит свое действие ограничение по паспортам сотрудников и членов их семей, уволенных на основании законодательных декретов. Действительно ли был снят режим OHAL, раз сложилась такая ситуация? Или же правительство Турции таким образом показывает ЕС и Западу свое отношение?

 Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692328 Ариф Асалыоглу


Турция > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 29 июля 2018 > № 2688825 Ариф Асалыоглу

США требуют от Турции присоединиться к санкциям против Ирана

Новости Турции за 23–29 июля 2018 года

Как сообщает AktifHaber, в окрестностях Афин продолжаются спасательные работы на лесном пожаре, который унес жизни как минимум 83 человек. По меньшей мере 200 человек получили ранения. Министр обороны Греции Панос Камменос посетил район бедствия. Он сказал, что незаконное строительство в регионе привело к катастрофическому масштабу трагедии. Лесной пожар, которые не могли погасить в течение нескольких дней, произошел сразу в трех частях Греции. В то время как группы, присоединившиеся к спасательной операции, продолжали поиски в обуглившихся домах и сгоревших автомобилях, премьер-министр Греции Алексис Ципрас, экстренно прервавший свой визит в Боснию и Герцеговину, заявил: «Сегодня Греция в трауре. Страна столкнулся с трагедией, которую невозможно описать словами, и переживает один из самых трудных моментов». Европейский союз по просьбе Афин ввел механизм гражданской обороны, в то время как многие государства-члены НАТО и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг предложили свою помощь.

Эрдоган встретился с Путиным на саммите БРИКС

Согласно Sputnik Türkçe, двусторонние переговоры президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента России Владимира Путина в рамках саммита БРИКС длились 1 час 15 минут. «Росийско-турецкие отношения во всех сферах: политические, военные, экономические, культурные, коммерческие, действительно в настоящее время развиваются очень быстро», — заявил Эрдоган. Президент Турции напомнил, что два государства поставили перед собой цель в обороте в 100 миллиардов долларов: «Я верю, что мы сможем достичь этих показателей, потому что у нас есть уверенность в этом вопросе. Мы можем смело говорить об очень хорошем продвижении в сфере туризма. Я полагаю, что турецкую туристическую зону в этом году действительно посетят 6 миллионов туристов. Конечно, вместе со всем этим наша взаимная солидарность вызывает у некоторых чувство зависти». Путин также выразил признательность за налаживающиеся отношения между двумя странами. Он сказал: «Мы будем поддерживать отношения друг с другом, преодолев и оставив позади все различные кризисы. Наши экономические отношения также будут развиваться. В прошлом году объем совместной торговли увеличился на 40,5%, что составило 22 миллиарда долларов. Я очень рад нашей встрече и доволен нашей совместной работой».

Платная военная служба одобрена парламентом

Как сообщает AktifHaber, с наступлением военного призыва правительство Турции одобрило закон о платной военной службе для молодых людей, которые не пойдут в армию из-за учебы в университете или работы за пределами страны. Закон был одобрен в парламенте. Он может быть применен к 1 миллиону 334 тысячам молодых людей старше 25 лет. Заплатив примерно 3500 долларов для тех, кто проживает в Турции, и 2 тысячи евро для тех, кто живет за границей, и пройдя лишь 21-дневную базовую военную подготовку, призывник сможет получить «военный билет». С введением закона о платной военной службе Турция смогла заполучить новую дополнительную строку доходов размером около 5 миллиардов долларов.

Поставка F-35 в Турцию отменена

Согласно SamanyoluHaber, в то время, как президент США Дональд Трамп и вице-президент Майк Пенс спорят по поводу заявлений с угрозами о санкциях против Турции, законопроект об отмене поставок F-35 в Турцию был одобрен Палатой представителей США в рамках законопроекта о бюджете министерства обороны США на 2019 год. Ожидается, что законопроект будет проголосован в Сенате в августе этого года. Если он пройдет там, то далее будет представлен Трампу на подпись. «В связи с тем, что священник Брансон всё еще находится в заключении в Турции, мы будем применять широкомасштабные санкции против Анкары», — заявил Трамп. «Если священника не отпустят на свободу, Турцию ждут экономические санкции. Или вы отпустите Брансона сейчас, или готовьтесь к последствиям», — добавил Пенс.

США приняли решение о санкциях

По данным газеты Cumhuriyet, на заседании турецкого суда 18 июля, несмотря на все ожидания и попытки Вашингтона, в том числе на самом высоком уровне, не было вынесено решение об освобождении американского священика Брансона из-под стражи. Изменения были ровно до тех пор, пока Конгресс США не положил на стол свой козырь против Турции. Когда законодатели решил остановить все поставки оружия в Турцию, включая F-35, мнение турецкой стороны по поводу Брансона резко изменилось. Мера наказания священнику, которого в течение почти двух лет с показаний трех тайных свидетелей обвиняли в создании курдского государства и шпионаже, изменилась с тюремного заключения на домашний арест. Однако еще до суда американские сенаторы Линдси Грэм и Жанна Шахин на встрече с Эрдоганом ясно дали понять, что они ожидают освобождения Брансона. Трамп при каждом телефонном звонке также поднимал этот вопрос. Эксперты из Турции и США сели за стол переговоров и обсудили вопросы сотрудничества в судебно-консульском процессе. Президент США заявил о том, что в связи с арестом Брансона Анкару ожидают серьезные экономические санкции. Министерство иностранных дел Турции славится в мире своим авторитетом, всем известно, что турецкие дипломаты держат свое слово и не прибегают к шантажу, угрозам и грязным сделкам. Однако после 16 июля 2016 года Анкара стала ассоциироваться с «дипломатией заложников или шантажа». Министерству пришлось использовать этот метод, который, однако, они не могли продолжать. Результаты дипломатии заложников/шантажа стали заметны не только в Турции, но и во всем мире после освобождения турецко-немецкого гражданина — журналиста Дениза Юджеля. Его выпустили на свободу вскоре после того, как министр иностранных дел Германии заявил о том, что пока Юджель находится за решеткой, они не будут осуществлять экспорт вооружения в Турцию.

Турции будет сложно получить кредит

Председатель комитета по международным отношениям при Сенате США Боб Коркер и сенатор Боб Менендес заявили о том, что комитетом был принят двухпартийный законопроект, который значительно ограничит возможность Турции брать кредиты в международных организациях. Об этом сообщает газета Sözcü. «Мы бы никогда не пожелали бы вводить подобный законопроект, однако мы предупреждали турецкое правительство о том, что в случае, если они не прекратят несправедливо задерживать граждан США и сотрудников посольств, то им придется столкнуться с последствиями своих действий», — сказал Коркер.

«Турецкий поток» на побережье Фракии

По сообщению CNN Turk, проект «Турецкий поток», который будет доставлять российский природный газ напрямую в Турцию, выйдет на сушу на западе Турции в городе Кыйыкёй района Визе провинции Кыркларели. Стало известно, что работы по выходу трубопровода на берег Кыйыкёя начались на прошедшей неделе. В письменном заявлении говорится о том, что в рамках проекта морское дно будет раскопано на протяжении 2,4 километров. Для того, чтобы не повлиять на волновые движения и рыболовную деятельность, трубопровод будет размещаться по маршруту раскопок в течение 4−8 недель. Также отмечается, что крупнейший в мире строительный корабль Pioneering Spirit продолжает работы по прокладыванию второй линии, возобновленные 26 июня, а строительство наземного выхода трубопровода недалеко от Анапы на черноморском побережье России находится на завершающей стадии.

Европа возмущена

Согласно Aktif Haber, известие о том, что три недели назад бизнесмены Салих Зеки Йигит и журналист Юсуф Инан были незаконно похищены на Украине Национальной разведывательной организацией Турции, снова появилась на повестке дня. Европейский парламент выразил свою реакцию на похищение турецкой разведкой двух граждан Турции на Украине. Депутат Европарламента и эксперт по Турции от партии «Зеленых» Ребекка Хармс обратилась к президенту Украины Петру Порошенко, вице-премьер-министру по вопросам европейской интеграции Украины Иванне Климпуш-Цицнадзе и министру иностранных дел Украины Павлу Климкину.

Утечка умов из Турции

Как информирует SamanyoluHaber, самые успешные молодые люди в Турции уезжают за границу для того, чтобы получить высшее образование за пределами страны. Каждый год около 15 тысяч абитуриентов уезжают за рубеж, эта цифра с каждым годом увеличивается. Аслыхан Озенч, член совета Международной ассоциации образовательных консультантов, заявила следующее: «В последние годы культурные и технологические изменения еще больше сокращают расстояния в мире, а также различные внутренние проблемы в нашей стране становятся причиной растущего спроса на обучение за границей». Около 85 выпускников мужского лицея в Стамбуле в этом году будут поступать в университет в Германии. Главный помощник директора одного известного образовательного учреждения в Стамбуле Мина Акчен отметила, что около 35% абитуриентов намерены учиться за рубежом, и добавила, что за последние два года количество уехавших значительно увеличилось. Между тем повышение курса валют является еще одной причиной, по которой молодые люди предпочитают получить образование в других странах. Для изучения языка вместо Англии теперь выбирают Ирландию и Мальту, а для высшего образования — Канаду и Восточную Европу. Венгрия, Польша и Украина стали популярны в связи с ростом обменных курсов. США, напротив, не пользуется особым спросом из-за последних политических событий, негативного образа президента Трампа и высокой стоимостью доллара.

Германия оказывает «экономическое давление»

Как сообщает DW Türkçe и Немецкое новостное агентство (dpa), ссылаясь на источники в правительстве, немецкие власти приняли решение ограничить кредиты и инвестиционные гарантии для немецких фирм, осуществляющих свою деятельность в Турции. В первой половине 2017 года немецким компаниям, занимающимся бизнесом в Турции, были предоставлены гарантии Hermes лишь на 680 миллионов евро. По данным Ассоциации немецкой промышленности, в Турции сейчас насчитывается около 6800 немецких предприятий. Объем торговли между двумя странами составляет 37 миллиардов евро. Турция занимает 15-е место среди стран-экспортеров Германии.

Fitch объявил о возможном банкротстве

Согласно Ahvalnews, рейтинговое агентство Fitch объявило о том, что кредитный рейтинг Турции на прошедшей неделе снизился на одну позицию с «ВВ+» до «ВВ» и будет продолжать снижаться в дальнейшем, показав положение с негативной стороны. Агентство также подготовило отдельный рейтинг для турецких банков. В отчете было упомянуто о том, что ситуация с банками хуже, чем кажется, и речь может идти о банкротстве. Кредитный рейтинг 24 банков снизился, а у 12 из них даже не на одну позицию, как ожидалось ранее, а на две. Рейтинг пяти из них, в том числе Ziraat, İş Bankası и Akbank упал ниже общего рейтинга страны. В отчете Fitch также перечислены риски, которые являются причиной снижения рейтинга у почти всех турецких банков, в особенности трех крупнейших. Среди них наиболее интересным является риск суверенитета, который появился вместе с новым кабинетом министров Турции. Fitch отмечает, что турецкие банки сталкиваются не только с риском экономического кризиса, но и с возможной невыплатой правительством внешних долгов и риском ограничения потоков международного капитала. Возможный экономический кризис, непогашенный долг и запрет на движение капитала может дать толчок к риску суверенитета. Другие риски, которые называет кредитное рейтинговое агентство — это увеличение расходов турецких банков на поиск международных кредитов, снижение кредиторов и невыплаченные кредиты. Несмотря на то, что невыплаченные кредиты составляют 3%, в отчете подчеркивается, что 8% составляют кредиты, которые не были выплачены в течение 90 дней.

США оказывают давление на Анкару

Согласно DW Türkçe, США, отказавшись от ядерной сделки с Ираном, вынуждают Анкару ввести санкции против Тегерана. Американская делегация на переговорах в Анкаре запросила у Турции график реализации санкций. Делегация в составе членов министерства финансов и министерства иностранных дел США во время переговоров в министерстве иностранных дел Турции выразили свои ожидания от турецкой стороны. На встрече помимо дипломатов из турецкой делегации присутствовали представители казначейства и министерства финансов Турции. Американская сторона напомнила о том, что они разорвали ядерное соглашение с Ираном 8 мая, и что санкции против Ирана должны быть приняты Анкарой в рамках союзнических отношений. За дипломатическими кулисами стало обсуждаться, что от Турции потребовали «график реализации» вышеупомянутых санкций.

HRW предупреждает

«Хьюман Райтс Вотч» (HRW) предупредила о том, что законопроект, «в спешке проработанный» великим национальным собранием Турции, означает только то, что режим чрезвычайного положения фактически по-прежнему продолжит свое существование. Об этом пишет газета Cumhuriyet. Организация заявила, что под официально окончившимся 18 июля режимом чрезвычайного положения будут скрываться «должностные лица, способные к злоупотреблению полномочиями», которые известны президенту и исполнительной власти. «Завершение режима чрезвычайного положения в Турции должно было быть хорошим знаком для прав человека, однако новый законопроект ясно демонстрирует, что в планы правительства входило лишь убрать режим на словах», — заявил директор международной правозащитной организации HRW по странам Европы и Центральной Азии Хью Уильямсон. В заявлении HRW отмечается, что предлагаемое законодательство разрешает должностным лицам, подчиняющимся президенту, произвольно увольнять судей и всех других государственных служащих в течение трех лет. В отчете было также указано, что законопроект не предусматривает механизма судебного контроля уровня полномочий и адекватной компенсации в случае того, если эти полномочия будут использоваться с нарушением прав человека.

Национальная разведывательная организация продолжает незаконное похищение людей

Согласно материалу TR724, учителя, проживающего в Монголии в течение 25 лет, попытались похитить. Вейсел Акчай, один из немногих турок — обладателей медали Монгольской дружбы, является руководителем Школ эмпатии. Утром в пятницу представители разведывательного подразделения нанесли Акчаю удар по голове тяжелым предметом перед его домом в Улан-Баторе и попытались похитить. Генеральный директор школы EWE Empathy Worldwide Education в Германии Йозеф Функе сделал заявление по поводу попытки похищения Вейсела Акчая в Монголии. Функе отметил, что министерство иностранных дел Германии непосредственно займется расследованием этого вопроса, и призвал предотвратить отправление Акчая в Турцию. После демонстрации, проведенной многими педагогами и родителями в аэропорту «Чингисхан», некоторые компетентные лица немедленно приступили к расследованию дела. По последней информации, самолет Национальной разведывательной организации Турции, который ожидал в аэропорту, отправился обратно ни с чем. После того, как Акчай был доставлен в Главное управление безопасности Монголии, не сдавшись турецкой разведке, проправительственные СМИ удалили опубликованные ранее новости о похищениях людей.

«Союз турецких демократов Европы» под наблюдением Германии

По информации TR724, немецкая федеральная служба по защите конституции (БНД) сообщила, что ведет наблюдение за «Союзом турецких демократов Европы» (UETD) в Германии. UETD известен своими тесными связями с правящей турецкой Партией справедливости и развития (ПСР). Глава БНД Ханс-Георг Маасен, представляя доклад за 2017 год во время пресс-конференции, сделал критические заявления в адрес UETD. По словам Маасена, UETD рассматривается как «националистическая группа, несовместимая с конституционным строем, основанным на принципах свободы и демократии». На вопрос о том, следят ли немецкие спецслужбы за деятельностью UETD, Маасен ответил утвердительно. Германия, Нидерланды и многие другие страны взяли под наблюдение такие организации, как TİKA, AA, Yunus Emre, которые ведут свою деятельность от имени режима ПСР. Утверждается, что UETD, которая по своему уставу является некоммерческой неправительственной организацией, не имеющей никакой политической цели, на самом деле направлена на лоббирование интересов ПСР.

Коротко, но важно

Заседание Совета по денежно-кредитной политике ЦБ Турции в июле подошло к концу. По итогам заседания ЦБ Турции решил оставить процентную ставку прежней. В настоящее время она составляет 17,75%. После принятия решения доллар подорожал по отношению к лире с отметки в 4,75 до 4,91, приблизившись к 5.

В день празднования «Дня журналиста и прессы» была опубликована новая «президентская декларация», подписанная Эрдоганом. В соответствии с этими резолюциями были созданы министерство коммуникации под руководством президента и общественный канал TRT, выходящий в эфир вот уже 110 лет, стал «официально» привязан к президенту страны. Член правления RTÜK Исмет Демирдоген заявил о том, что «TRT теперь не сможет осуществлять общественное вещание».

Ариф Асалыоглу

Турция > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 29 июля 2018 > № 2688825 Ариф Асалыоглу


Россия. Турция > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2683283

South Stream Transport B.V. (дочернее предприятие "Газпрома", отвечающее за реализацию "Турецкого потока") начал работы в прибрежной части Турции вблизи поселка Кыйыкей в рамках строительства морского газопровода "Турецкий поток", говорится в релизе компании.

"В воскресенье 22 июля в прибрежной зоне вблизи турецкого поселка Кыйыкей были начаты работы в рамках строительства морского газопровода "Турецкий поток". Работы на прибрежном участке Турции включают в себя подготовку траншей протяженностью около 2,4 километра от берега в сторону моря для заглубления трубопровода, чтобы обеспечить защиту от воздействия волн и рыболовного промысла", — говорится в сообщении.

Ожидается, что работы на участке берегового пересечения займут от четырех до восьми недель.

При этом, согласно утвержденной в сентябре "Оценке воздействия проекта на окружающую среду" (ОВОС), проведенной независимыми экспертами, работы в прибрежной зоне окажут временное незначительное воздействие на рыболовную отрасль на небольших участках. В связи с этим South Stream Transport обсуждает с местными рыбаками формат компенсации потенциального снижения дохода от рыбной ловли в период проведения прибрежных работ. "Такая схема реализуется в рамках комплекса мер по смягчению воздействия проекта на местное население", — сообщает компания.

"Параллельно судно Pioneering Spirit в высоком темпе продолжает морскую укладку второй нитки, возобновленную 26 июня. Работы по строительству технологических объектов берегового примыкания в России рядом с городом Анапа подходят к концу и будут полностью закончены в 2018 году", — также отмечается в релизе.

Проект "Турецкий поток" предполагает строительство газопровода, состоящего из двух ниток мощностью по 15,75 миллиарда кубометров каждая. Первая нитка предназначена для поставок газа турецким потребителям, вторая — для газоснабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы (срок ввода в эксплуатацию — 2019 год).

Россия. Турция > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2683283


Турция > Образование, наука > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682715 Ариф Асалыоглу

Длинные руки турецкого фонда «Маариф»

«Неоосманизм», «высшая раса» и «исламский халифат»

Чем является фонд Маариф, созданный правящей турецкой Партией справедливости и развития (ПСР)? На ум приходят такие слова, как «неоосманизм», «высшая раса», «исламский халифат», которые в последнее время собираются ввести в турецкую внешнюю политику. Или это политическая организация, созданная с целью переноса партийной идеологии и политики партии во внешний мир в качестве инструмента политики ПСР?

Напомним, что первыми действиями фонда, учрежденного в 2016 году при поддержке министерства образования, стало давление на структуры движения «Хизмет» в некоторых странах как элемент репрессивной политики правительства против этой группы. Хотя в уставе фонда в качестве целей значатся: предоставление за пределами Турции образовательных услуг и развитие образовательных мероприятий; предоставление стипендий на всех этапах обучения — от дошкольного до высшего образования; открытие школ, образовательных учреждений и общежитий; подготовка педагогических кадров для их последующего направления в эти учреждения как внутри страны, так и за ее пределами; проведение научных исследований и научных разработок; публикация статей и разработка методик; осуществление иной образовательной деятельности в соответствии с законодательством страны пребывания.

Здесь сразу же возникает вопрос: как может Турция экспортировать образовательные услуги в другие страны, когда в учебной программе министерства образования имеются серьезные проблемы? Сможет ли турецкое правительство и дальше поддерживать функционирование этих школ? Согласно докладу Института статистики Турции, 12% населения Турции имеет высшее образование. В среднем один учащийся за год читает 2,7 книги. Но! По разным причинам было закрыто 123 000 школ, в особенности в южных провинциях страны, в том числе и в деревнях. После попытки государственного переворота 15 июля 2016 года было уволено около 70 тысяч преподавателей из государственных и частных школ. В настоящее время государственные школы Турции испытывают серьезную нехватку преподавателей.

Анализ стамбульского Бюро анкетирования и социальных исследований показывает, что 53% учащихся государственных школ курят сигареты. Процент употребляющих наркотики вырос до отметки 15%. В докладе Международной программы по оценке знаний учащихся (PISA) от 5 декабря 2016 года отмечается, что образовательная система Турции находится на 50-м месте в разрезе 72 стран. Согласно докладу, 47,2% учащихся государственных школ прогуливают занятия. Образованные, успешные, имеющие финансовые возможности родители в Турции отдают предпочтение не государственным, а частным школам. Сами деятели из ПСР обучают своих детей в частных школах.

Сможет ли фонд «Маариф», созданный не из добрых побуждений государством, которое само столкнулось с проблемами в сфере образования и обучения, предоставить обучение для учащихся из разных стран мира, опираясь на высокие нравственные стандарты? Каким образом сможет турецкое правительство предоставить качественное образование гражданам других стран, имея свои существенные пробелы в сфере образования? Допустим, что сможет, в этом случае как оно сможет обеспечить столько деревень, городов и стран школами и образованием… Почему стараются закрыть либо передать действующие школы?

Вопрос финансирования фонда является отдельной скандальной темой. Ввиду плохих экономических показателей в Турции обратились к помощи извне. Посредством эксплуатации религиозной тематики президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану удалось найти деньги в таких странах, как Саудовская Аравия и Катар. Несомненно, в обмен на вклад Эр-Рияда были и требования в адрес турецкого правительства. Согласно сообщениям в прессе, в некоторых странах, где осуществляет свою деятельность фонд «Маариф», отмечается рост экстремистской политической идеологии, кампаний в пользу турецкого правительства, есть факты сексуального насилия. Так, один из преподавателей фонда «Маариф» был арестован в Албании по обвинению в пропаганде ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Одновременно Анкара стала требовать от разных стран закрытия либо передачи ей турецких школ, принадлежащих «Хизмет». Еще в феврале 2015 года Эрдоган настойчиво потребовал от президента Мали Ибрагима Бубакара Кейты во время его официального визита в Турцию закрыть школы Collège Horizon, которые работают с 2002 года в государстве Мали. Но Кейта тогда отказал. 5 августа 2017 года на него вышла уже делегация фонда «Маариф» при сопровождении турецкого посольства. В местные издания просочилась информация о повторном предложении Эрдогана. Подобные действия, к сожалению, наблюдались и в таких странах, как Афганистан и Буркина-Фасо. По последним слухам, турецкое правительство просит у руководства стран Туркестана закрыть учреждения «Хизмета» в обмен на некоторые предложения и обещания.

Но Анкара не держит своих слов. Во время визита в Кабул два года назад Эрдоган пообещал президенту Афганистана Ашрафу Гани открыть в его государстве школу для девочек и университет для женщин «Мевляна». Однако ни по одному из этих проектов до сих пор не было предпринято никаких шагов. Кроме того, учрежденный турецким правительством в районе Акча северной афганской провинции Джаузджан «лицей для девочек Хабибе Кадири» столкнулся с серьезными проблемами. Ввиду того, что все предметы преподавались на турецком языке, и из-за того, что в школе не смогли внедрить афганский учебный план, школа потерпела неудачу.

Интересно, как сможет просивший деньги у арабских стран «Маариф» продолжить деятельность после передачи ему школ «Хизмета» в странах мира? В результате появления в указанных странах фанатизма «благодаря» финансированию из радикальных источников и в случае возникновения любых споров жертвами прекращения инвестиций в образование станут ученики и их родители. Работа фонда очень схожа с другими проектами, проводимыми турецким правительством в прошлом. Напомним, что МВД Германии уже заявило о запрете на любую деятельность связанной с Эрдоганом группировки «Османская Германия» (Osmanen Germania), которая «представляет серьезную угрозу для прав человека и общества». Израиль сообщил о введении ограничений в отношении Турецкого агентства по сотрудничеству и координации (TİKA), ведущего деятельность на территории сектора Газа. TİKA обвиняется в «размещении в своем офисе в секторе Газа членов движения «Исламский джихад» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также «в предоставлении финансовой помощи и информации для Хамас».

Фонд «Маариф» уже сейчас несет в себе определенные проблемы. Турецкое правительство думает о трудоустройстве людей, которых оно не может подготовить для работы в государственных учреждениях. Это люди с низкими профессиональными способностями, разделяющие политическую идеологию ПСР, не владеющие иностранным языком. К сожалению, большинство из них — преподаватели — приверженцы радикальной исламской идеологии, разделяющие менталитет ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), не имеющие опыта преподавания. В результате их радикальных салафитских убеждений в этих странах появится новая проблема. Будет посеяно зерно враждебных поколений, появится симпатия к ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Основной целью турецкой власти, не способной направить преподавателей в свои восточные и юго-восточные провинции, в части осуществления образовательной деятельности в различных странах мира посредством фонда «Маариф» является экспорт партийной идеологии и режима в другие страны. Известно, что ПСР имеет тесные связи с радикальными группировками на Ближнем Востоке. Более того, если брать в расчет страны, обеспечивающие финансирование фонда, то данные школы будут восприниматься в качестве будущей проблемы с точки зрения угрозы безопасности.

 Ариф Асалыоглу

Турция > Образование, наука > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682715 Ариф Асалыоглу


Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 17 июля 2018 > № 2737374 Гекханом Авджиоглу

Архбюро GAD: гостиница в «Зарядье» будет многофункциональным пространством с современным фасадом

Сегодня, 17 июля, в столичном парке «Зарядье» стартует Московский урбанистический форум «Мегаполис будущего. Новое пространство для жизни», который продлится до 22 июля. О том, как меняется Москва, как будет выглядеть будущая гостиница в парке «Зарядье» и какими будут архитектурные тренды в будущем в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Роману Кирьянову рассказал глава и основатель архитектурного бюро GAD Гекханом Авджиоглу.

- Москва, как и Стамбул - крупнейшие мегаполисы. Оба города, с одной стороны, исторические, с другой - пережившие бурный рост во второй половине XX века. Как вы считаете, что у этих городов общего, а в чем их принципиальное различие?

- Стамбул действительно имеет древнейшую историю и исторически был главным торговым, промышленным и культурным центром. Москва также имеет богатую историю, в течение многих веков была столицей крупного государства. Эти столицы действительно похожи, они сохранили многовековые слои истории, которые являются видимыми чертами современного города. Проблема гармоничного синтеза прошлого и настоящего - это наиболее актуальный вопрос архитектуры и урбанизма в таких городах.

В процессе планирования и проектирования городских пространств и объектов в современной городской жизни в Стамбуле и Москве необходимо чутко относиться к историческим объектам и даже в каких-то моментах изобретательно. К примеру, наше бюро, работая над созданием проекта Esma Sultan Event Space в Стамбуле, решило открыть историческую «ткань» старинного, полностью разрушенного изнутри особняка Эсма Султан и создать из «останков» этого здания своего рода монумент - очень заметную туристическую достопримечательность и в то же время современное технологичное пространство для мероприятий и торжеств. Мы не стали демонстративно выделять современную составляющую объекта, наоборот мы постарались ее скрыть, создав внутри сохранившегося фасада стеклянный куб из высокотехнологичной стали и стекла.

Сохранение исторических слоев города является центральной стратегией нашей архитектурной практики, гибким и тонким подходом к прошлому, раскрывающийся наиболее интригующим способом. Этот подход можно увидеть в проектах GAD, таких как многофункциональное выставочное пространство Borusan Music and Art Center и рыбный рынок Besiktas, где в каждом случае прошлое становится значимым слоем и особенностью архитектуры в современной космополитической жизни города.

- Стамбул в последние годы довольно активно развивается, там было много инновационных проектов: российские урбанисты освещали смену парадигмы массового жилого строительства, транспортные проекты, такие как, например, линия «метробуса», городу удалось создать одну из лучших в мире трамвайных сетей. В свою очередь, Москва последние шесть лет также реализует крупнейшие программы: реновация старого жилого фонда, благоустройство улиц, масштабное строительство метро, редевелопмент промзон. На ваш взгляд, возможен ли обмен опытом между городами, что из московского опыта пригодилось бы Стамбулу и другим крупным турецким городам и, соответственно, что из того, что было сделано в Стамбуле пригодилось бы Москве?

- Наш подход - понимание прошлого в настоящем, применяемый в практике бюро GAD в Стамбуле, мы стремимся привнести в наши проекты и в Москве. Мы видим, что в Москве сохраняется интерес к техническим и инженерным аспектам городской сферы и архитектуры. В архитектурном урбанизме Москвы с раннего модернистского периода до сегодняшнего дня преобладает высокое качество научного и инженерного мышления в области проектирования железнодорожных путей, мостов, коммунальных услуг, таких как электричество и водопроводная система и так далее. Подобный подход также является отличительной особенностью работы бюро GAD. К примеру, проект электростанции Enka в Адапазари, где мы разработали высокотехнический и конструктивный архитектурный язык. Наше убеждение в технически рациональном подходе в урбанизме в городах схоже на мой взгляд по духу с архитектурным урбанизмом Москвы за последние 100 лет.

Мы видим возможность развития и расширения данного подхода с большим акцентом на новые технологии, которые в настоящее время внедряются в архитектуру и строительство новых инфраструктурных и транспортных объектов, а также техно-экологическое мышление, которое подводит нас к следующий предмету - созданию гармоничных природных зон в городе.

В Москве всегда придавалось большое значение зеленым пространствам и паркам. Недавняя перестройка Парка Горького, например, свидетельствует о приверженности города к экологическому общественному пространству. На мой взгляд, в Стамбуле не хватает аналогичных больших зеленых пространств. Новые парки, такие как «Зарядье» в Москве, представляют собой важные парковые проекты, которые, как мы считаем, также важны для Стамбула. Мы разработали ряд проектов с учетом подобного экологического мышления. Мы спроектировали для Стамбула ряд общественных пространств, таких как TPKP в Топкапи, базирующихся на экологическом дизайне, создающим зеленые слои через транспортные и исторические слои города.

- Касательно ваших проектов в столице, как бы вы охарактеризовали философию, которая объединяет их?

- Основные отличительные особенности проектов GAD - это инновационные комбинации новых программных решений, форм и технологий, которые оказывают сильное влияние на современную городскую жизнь. Подобный подход мы применяем в наших проектах как в Турции, так и по всему миру, в том числе и в Москве. Например, в проекте гостиницы на ул. Варварка мы создали свободное многофункциональное пространство, облаченное в современную оболочку (фасад). Также мы можем упомянуть о новом проекте в районе Щелковский, который первоначально должен был стать обычным торговым центром в составе транспортного узла «Щелковский», но мы переосмыслили эту задачу и создали яркое, энергичное пространство многофункционального торгово-развлекательного комплекса с привязкой к транспортной системе, ориентированное на молодую аудиторию. Проект, помимо визуального динамического шопинга в инновационном пространстве с нестандартными формами и материалами, использовал дизайнерское видение, которое также учитывало, что объект должен стать значимым и притягательным городским центром на долгое время.

- На Московском урбанистическом форуме будут активно обсуждаться новые технологии строительства. Учитывая ваш опыт проектировщика и опыт работы в Москве, какие технологии наиболее востребованы сейчас в столице России? Какие московским девелоперам стоило бы внедрить?

- XXI век - это эпоха повсеместного цифрового производства. Сегодня развивается тип постиндустриального передового производства, характеризующийся информационными системами и интернет-сетями, которые используют производственные системы с роботами, станки с числовым программным управлением (CNC) и 3D-принтеры. Эти системы цифрового производства постоянно развиваются, становясь меньше, дешевле и проще в использовании, открывая потенциал технологий цифрового производства для более широкого сегмента общества и промышленности.

Сегодня, благодаря широкому распространению цифрового производства, существует реальная возможность внедрить передовые технологии производства в таких странах, как Россия и Турция. Этот процесс цифровизации производства в Турции уже начался, поскольку машины с числовым программным управлением, такие как лазерные фрезы, широко используются в ряде различных секторов. Аналогичное развитие может быть в архитектурной и строительной сфере и в России. Это тот капитал знаний, который необходимо обогащать. Область архитектуры - это не только вопрос технологических и инвестиционных решений, но и вопрос необходимости интеграции результатов новых исследований и процесса цифрового производства в проектировании и строительстве. Сегодня в Турции представлены все виды технологий: от древних ремесел и промышленности до цифровых технологий.

Я думаю, что в Москве, и в России задается тот же вопрос: как интегрировать широкий спектр методов производства, достигающих экономических целей с позиции внедрения новых технологий и методов строительства. Именно здесь объединение проектирования с технологией выходит на первый план - как движущая сила процесса инноваций. Сегодня для промышленности, проектирования и инжиниринга в таких странах, как Россия и Турция, речь идет не только о повышении производительности, но и создании долгосрочных, высокоэффективных процессов, которые оптимизируют реальную экономическую ситуацию, уникальную культуру и практический подход к промышленности в каждой стране. Нам нужно сосредоточиться на вопросе о роботизированной и цифровой обработке в строительной отрасли от концепции до проектирования и строительства.

Вопрос для нас заключается в том, что существует большое разнообразие технологий для девелоперов и конструкторов. На этом этапе мы считаем важным интегрировать цифровое проектирование и частичное производство, чтобы открыть путь для полной оцифровки процесса строительства, например, BIM. (Building Information Modeling - информационное моделирование в строительстве - прим. Агентства «Москва»).

- Какие технологии вы используете в своих проектах?

- На протяжении многих лет мы сфокусированы на цифровом дизайне. Наш офис был одним из пионеров в использовании компьютеров в дизайне, начиная с 1990-х гг. в Стамбуле, где мы организовали проект Virtual House с Питером Эйзенманом. Позднее, когда я переехал жить в Нью-Йорк, я стал плотнее работать с цифровыми технологиями, поскольку в этот период началось их активное развитие в архитектурной школе Колумбийского университета в Нью-Йорке с появлением таких архитекторов, как Бернар Чуми, Заха Хадид и Сулан Колатан.

Сегодня в нашей практике, благодаря работе фонда GAD Foundation, мы используем программное обеспечение, такое как Rhino, Grasshopper и Revit, для оцифровки процесса проектирования и строительства. Мы также используем 3D-печать на протяжении всего процесса проектирования, чтобы экспериментировать с формами и разрабатывать новые модели форм. Следующим шагом является интеграция небольших стационарных роботов в нашем офисе. Мы начали обучать наших молодых архитекторов на этих системах, работая с японским производителем роботов FANUC. Мы также работаем над созданием и эксплуатацией Лаборатории цифрового строительства в Стамбуле с Стамбульским техническим университетом и центральным правительством в Анкаре.

- Московские девелоперы сейчас активно осваивают BIM проектирование зданий. Ваше бюро уже давно использует этот метод. Вы накопили большой опыт работы с этой технологией. Какие плюсы он несет в среднесрочной перспективе для архитекторов и девелоперов?

- В нашей практике мы применяем BIM в ряде областей. Прежде всего, в структурной инженерии с нашими инженерными партнерами. Во-вторых, в нашей работе с различными специалистами по акустике, освещению и так далее. Мы разрабатываем общие программные решения и модели. И, наконец, мы стараемся максимально интегрировать данные, поступающие от наших клиентов-застройщиков.

- Какие новые московские проекты вы могли бы выделить? Построенные или только проектируемые? Есть ли что-то, что, возможно, вас вдохновило в России и вы хотели бы сделать нечто подобное в Турции? Какие из изменений, произошедших в Москве за последние годы, вам хотелось бы отметить?

- Бюро GAD расширило свою деятельность в Евразии, открыв московское представительство по развитию бизнеса в России и странах СНГ. Мы считаем, что видение власти и губернаторов в России станет важным катализатором для появления новых городских центров, экономических возможностей и общественной жизни в свете внедрения передовых технологий в контексте региональных культурных ценностей. В этом смысле создание общественных пространств, таких как парки в Москве, являются важным вектором развития, который мы хотели бы видеть в Стамбуле. В то же время развитие цифровых технологий в строительстве - это то, что мы хотели бы увидеть в Стамбуле и Москве. Но прежде всего нам необходимо заниматься развитием этих сфер.

- И, отвечая на один из вопросов повестки Московского урбанистического форума, из каких сфер, на ваш взгляд, - биологии, космоса, нейронаук - будут черпать вдохновение строители новых городов?

- Генетическая наука. Она основана на междисциплинарном методе, требующем прикладного участия генетики в архитектуре. Метод базируется на двух точках зрения: реальной, естественной и прямой работе с генетиками, а также метафорической, искусственной и цифровой с использованием технологий CAD-CAM (системы автоматизированного проектирования/системы автоматизированного производства, которые относятся к компьютерному программному обеспечению, которое используется для проектирования и производства изделий - прим. Агентства «Москва»).

Это новый взгляд на экологию и окружающую среду, внедряющий органические методы и поиск с использованием цифровых инструментов и биоцифровых синтезов в области архитектуры. В нем основное внимание уделяется актуальности новых цифровых примеров в процессе проектирования, цифровой архитектуре и наиболее открытой архитектуре исследования. Новые технологии приближают нас к новым процессам производства, которые создают нестандартную архитектуру, которая в большей степени схожа с процессом управления генами (вариация, мутация, гибридизация), а не фокусируются на промышленно развитой цепочке процессов. Эта линия открыла новое понимание архитектуры с новым кибернетико-цифровым и эколого-экологическим дизайном.

АГН МОСКВА

Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 17 июля 2018 > № 2737374 Гекханом Авджиоглу


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июля 2018 > № 2677702 Ариф Асалыоглу

Турецкая разведка похитила людей на Украине и в Азербайджане

Главное о Турции за 9–15 июля 2018 года

Как передает CNN Türk, со вступлением в должность президента главы Партии справедливости и развития (ПСР) Реджепа Тайипа Эрдогана парламентская система прекратила свое существование. Отныне Турция президентская республика. Покинув парламент, где состоялась инаугурация, Эрдоган направился на церемонию в «Аныткабир», где расположен мавзолей основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. На церемонии инаугурации присутствовали катарский шейх Хамад бин Халифа аль Тани, президент Венесуэлы Николас Мадуро, член Президиума Боснии и Герцеговины Бакир Изетбегович, президент Болгарии Румен Радев, президент Пакистана Мамнун Хусейн, президент Сербии Александр Вучич, премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев, премьер-министр России Дмитрий Медведев и другие государственные деятели. Но основная часть прошла в Президентском дворце с участием местных и зарубежных гостей. Эрдоган пригласил всех на ужин, который посетили такие его особые гости и друзья, как бывший канцлер Германии Герхард Шредер и лидер тунисской Партии возрождения Рашид Аль-Ганнуши. Вечером того же дня в 22:30 президент назвал состав нового кабинета министров — от 26 министерств осталось 16, также принято решение о реструктуризации министерств.

Объявлен новый кабинет министров

Как сообщает TR724, министерство обороны возглавил бывший начальник Генерального штаба Турции Хулуси Акар. Мевлют Чавушоглу остался на посту министра иностранных дел, а министром экономики и финансов стал зять Эрдогана — Берат Албайрак. Министерство финансов и секретариат казначейства объединились, там самым вся экономика страны собралась под одной крышей. Несмотря на ожидания, некоторые имена из сферы экономики остались за пределами кабинета министров. Говорят, что они займут посты в комитетах для того, чтобы облегчить ситуацию на рынках… «Пока мы объявляем имя одного вице-президента. Второй вице-президент может быть назначен в том случае, если это мы сочтем это необходимым», — заявил Эрдоган. И добавил, что не видит необходимости в многочисленных титулах: «Так или иначе все они подчиняются мне».

Генеральный штаб будет связан с министерством обороны

Согласно CNN Türk, Генеральный штаб в Турции теперь будет привязан к министерству обороны. Об этом объявил президент. Отвечая на вопросы журналистов в самолете после окончания официального визита в Азербайджан и Турецкую Республику Северного Кипра, Эрдоган сказал следующее: «Теперь Генштаб может прикрепиться к министерству обороны. Никаких препятствий не осталось. Этот необходимо было сделать также и в соответствии с нормами Европейского союза, но до сегодняшнего дня мы не занимались вопросом вплотную, чтобы не вызвать какие-либо неприятности».

Саммит НАТО

Как сообщает канал NTV, Эрдоган, Чавушоглу и Акар отправились в Брюссель, чтобы принять участие в саммите НАТО. Кроме того, президент провел официальную церемонию открытия постоянного представительства Турции в новой штаб-квартире альянса. Она началась с вступительной речи генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга. Сразу после приветственного слова генерального секретаря в воздухе над площадкой, где располагались военные и флаги стран альянса, показались 20 вертолетов, принадлежащие 13 странам-союзникам, в том числе Турции. Турецкие ударные вертолеты «T129» впервые приняли участие в международном саммите.

Результаты саммита для Анкары

Газета BirGün пишет об итогах саммита НАТО. Цитируется следующее: «Союзники ведут единую и сплоченную борьбу с терроризмом… Мы вместе противостоим угрозам и вызовам, которые бросают нам противники». Утверждается, что альянс обеспокоен действиями Ирана на Ближнем Востоке, а также, что последние действия России приводят к снижению стабильности и безопасности: «Мы будем активизировать меры в отношении угроз против Турции. Мы сплотились в общей борьбе с терроризмом и усилим меры по противостоянию угрозам с южной границы». Столтенберг сказал, что 29 лидеров стран-членов организации официально пригласили Македонию вступить в НАТО. Он сделал заявление: «Мы согласились направить приглашение о начале переговоров по поводу вступления в Скопье». И добавил: «Ранее мы уже много раз проводили обсуждения в НАТО и выслушивали различные идеи, но самое главное — это умение преодолеть разногласия, с которыми мы сталкиваемся. Мы усилим борьбу с терроризмом и равномерно распределим обязанности по обеспечению безопасности».

Крушение поезда

Как информирует сайт SonDakika.com, в турецкой провинции Текирдаг перевернулся пассажирский поезд. В результате катастрофы, произошедшей в районе Сарылар между Чорлу и Муратлы, погибло 24 человека. Вице-премьер Реджеп Акдаг, министр здравоохранения Демирджан и министр транспорта, связи и морского сообщения Арслан провели экстренную пресс-конференцию на месте. Демирджан заявил, что число людей, находящихся под наблюдением в больницах, достигло 124 человек, и пожелал им скорейшего выздоровления. Арслан, отвечая на вопрос, стала ли халатность причиной аварии, заявил следующее: «Техническое обслуживание рельс было проведено в апреле. Из-за чрезмерного количества осадков появился зазор между рельсами. Так как этот зазор скрыт водой, машинисты не сразу могли его заметить. Из-за этого зазора и перевернулись пять вагонов. Мы проведем тщательнейшее расследование этого инцидента». Стало известно, что два машиниста и еще четыре человека взяты под стражу.

Германия нанесла серьезный удар по ПСР

Согласно Sözcü, министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер объявил, что вся деятельность группировки «Немецкие османы» (Osmanen Germania), подчиняющейся Эрдогану, отныне запрещена. В заявлении МВД подчеркнуто, что «Немецкие османы» представляют собой серьезную опасность для «прав человека и общественности. Этот запрет, конечно, распространяется на всех тех, кто совершает серьезные преступления, и на членов «Немецких османов», и на группы мотоциклистов. Те, кто игнорирует верховенство закона, не должны ждать от нас терпимости». Согласно записям телефонных разговоров и следственным документам, представленным в немецкой прессе, Метин Кюлюнк из ПСР по приказу Эрдогана предоставлял финансовую и другую подобную поддержку «Немецким османам». На эти деньги группировка приобрела оружие. В результате проведенного расследования были расшифрованы конкретные связи членов группировки с Эрдоганом и иерархические структуры внутри организации, а во многих городах в рамках операций были задержаны лидеры группировки.

Реакция на Фонд Maarif

TR724 рассказывает, что наряду с заявлением Берлина по поводу «Немецких осман» многие страны теперь демонстрируют свое отношение к базирующемуся в Стамбуле Фонду Maarif. Деятельность Фонда полностью направлена на то, чтобы продвинуть государственную образовательную систему Турции в другие страны и обеспечить лоббирование. Но при этом в турецкой системе образования имеются серьезные недостатки, а вопрос обучения является одним из самых спорных в стране, в связи с чем успех Maarif стоит под вопросом. Даже родители с хорошим образованием и финансовыми возможностями, более того, даже члены ПСР, предпочитают частные учреждения, а не государственные школы. Директор департамента образования Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Андреас Шлейхер говорит о том, что турецкая система образования не соответствует мировым стандартам, добавляя: «То, чему вы учите, уже никому не нужно». Согласно отчету ОЭСР, Турция по своему образовательному уровню осталась далеко позади. Фонд Maarif при помощи правительства Турции конфисковал образовательные учреждения движения «Хизмет» в Афганистане, Мали, Пакистане, а теперь оказывает давление на местные органы в странах Центральной Азии. Фонд имеет политические цели, установленные ПСР для пропаганды образа мышления и политики радикального халифата в развивающихся странах. Он используется турецким правительством в своих собственных целях, так же, как «Немецкие османы» в Германии и как еще одна версия Турецкого агентства по международному сотрудничеству и развитию (TİKA).

Израиль ограничил деятельность TİKA

Израиль ограничил деятельность TİKA в Газе, сообщает BirGün. Агентство обвиняется в «укрытии членов движения «Исламский джихад» в их офисе в Газе» и в «финансовой поддержке и предоставлении информации ХАМАС». Об этом заявил израильский телеканал Hadashot. Канал сообщил, что израильское высшее подразделение безопасности приняло возможные меры против TIKA, действующего на Западном берегу, в Иерусалиме и в секторе Газа и подчиняющегося кабинету премьер-министра. В соответствии с этим, вся деятельность агентства будет ограничена, а для каждого проекта ему необходимо будет получать разрешение.

18 тысяч человек уволены

Согласно Sözcü, в «Официальном вестнике» был опубликован указ №701 в рамках режима чрезвычайного положения, срок действия которого истек и не будет продлен. 18 632 государственных служащих, которые работали в различных учреждениях, были отстранены от занимаемых должностей, а 148 сотрудников восстановлены. 12 ассоциаций были закрыты. 324 служащих турецких вооруженных сил, 1167 работник Главного управления полиции и 35 сотрудников жандармерии, которые ранее были отстранены, в соответствии с указом №701 приняты обратно. 3077 служащих сухопутных войск, 1126 военно-морских сил и 1949 офицеров и унтер-офицеров военно-воздушных сил были уволены. Четыре помощника губернаторов и четыре губернатора были отстранены от занимаемых должностей. 8998 сотрудников Главного управления полиции уволены. Газеты Halkın Nabzı и Özgürlükçü Demokrasi, выходящие в Стамбуле, газета Welat в Диярбакыре, а также телеканал Avantaj TV (Avantaj Televizyon Yayın Hizmetleri AŞ) прекратили свое существование.

Председателем парламента стал Бинали Йылдырым

Как передает канал NTV, в Великом Национальном Собрании Турции прошли выборы нового председателя. В третьем туре голосования выиграл Бинали Йылдырым, получивший 335 голосов. Ранее он являлся премьер-министром Турецкой Республики. Бывший премьер, выступая на редакционной коллегии агентства «Анадолу», ответил на вопрос: «За время вашего правления на посту премьер-министра, был ли какой-нибудь проект, который дался вам очень тяжело, после которого вы сказали: «Эх, лучше бы я не влезал в это дело?». Ответ такой: «Проект, который мне не понравился, это 15 июля (попытка государственного переворота — А. А.).

Государственными театрами будет управлять один человек

Газета Cumhuriyet пишет: правительство нанесло еще один удар по искусству. Эрдоган стал единственным руководителем всех государственных театров. Президентским указом вся власть над государственными театрами перешла в руки одного человека, чему свидетельство поправки, внесенные указом №703 к Закону о государственных театрах. С отменой пункта о том, что «управление государственным театром находится в руках генерального директора» статьи 1 закона о государственных театрах №5441 все юридические и руководящие полномочия были переданы Эрдогану. Кроме того, положение о том, что «генеральному директору государственных театров должна предоставляться административная и представительская выплата в размере, который будет определен советом министров в дополнение к высшему вознаграждению артиста», были заменены на «административная и представительская выплата должна быть представлена в размере, который будет определен президентом».

Турецкая разведка похитила человека на Украине

Два человека были похищены Национальной разведывательной организацией Турции и доставлены в страну, об этом сообщает Shaber3. Как утверждается, разведка незаконным путем доставила Ису Оздемира из Азербайджана и Салиха Йигита из Украины в Стамбул на специальном самолете. По некоторым данным, оба молодых человека являются членами движения «Хизмет» и были объявлены в розыск турецкой стороной.

Пострадавшие обратились во Всемирный банк

Такие фирмы, как Ipek Holding и закрытая газета Zaman, чье имущество и активы были конфискованы после событий 15 июля, а на их место принудительено назначены попечители, обратились во Всемирный банк с жалобой на Партию справедливости и развития. Было заявлено, что правительство незаконным путем и несправедливо конфисковало компании. Подчеркивается, что бельгийская компания Cascade Investment NV, которая инвестировала в компанию İpek Holding от 5 до 6 миллиардов долларов и обеспечивала сервисное обслуживание газеты Zaman Gazetesi, потеряла более 65 миллионов евро. Заявки компаний, активы которых были незаконно конфискованы, будут рассматриваться в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (ICSID) в Вашингтоне, связанном со Всемирным банком. Стороны дела подчеркнули, что результатом действий правительства стали миллионы долларов убытка. Анкаре, возможно, придется выплатить компенсацию.

 Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июля 2018 > № 2677702 Ариф Асалыоглу


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2699971 Мехмет Мехди Экер

Мехди Экер: россияне и турки едят рыбу из одного моря

Всеобщие выборы в Турции 24 июня закончились победой президента страны Тайипа Эрдогана и возглавляемой им правящей Партии справедливости и развития (ПСР), альянс которой с националистической Партией национального движения получил большинство в новом парламенте. После инаугурации Эрдогана 9 июля страна перешла на президентскую форму правления. Заместитель председателя ПСР по международным вопросам Мехди Экер рассказал в интервью РИА Новости, как будут после выборов развиваться отношения Турции с Россией, США, ЕС. В беседе с ним были также затронуты и внутренние проблемы Турции, связанные, в частности, с последствиями госпереворота в июле 2016 года.

— Каким будет влияние победы на всеобщих выборах 24 июня лидера вашей партии Тайипа Эрдогана и альянса с участием ПСР на развитие турецко-российских отношений, особенно крупных энергетических проектов, таких как газопровод "Турецкий поток" и АЭС "Аккую"?

— Россияне и турки — это два народа, которые едят рыбу из одного моря. Веками они разделяют общую историю и географию. Таким образом, две страны имеют общие интересы во многих региональных и глобальных вопросах. До выборов отношения между Турцией и Россией быстро развивались во многих областях, таких как политика, экономика, оборона. Точно так же в новый период мы будем продолжать развивать и углублять наши отношения с Россией во всех областях.

Две страны прилагают все усилия для строительства "энергетического Шелкового пути". В этой связи "Турецкий поток" и AЭС "Аккую" являются наиболее важными проектами энергетической инфраструктуры. В этих и подобных энергетических проектах Турция и Россия будут продолжать использовать общий разум и прилагать совместные усилия. Несмотря на некоторые негативные моменты, решение проблем в очень короткое время с общей политической мудростью, во имя стабильности долгосрочных совместных стратегических проектов является конструктивным примером для всех стран.

— Будет ли продолжаться сотрудничество между Россией и Турцией в Сирии?

— Что касается военного аспекта турецко-российских отношений, то Турция и Россия осознают свои общие обязанности по региональной безопасности. Сирийская проблема также непосредственно связана с ней. Несмотря на то, что порой не все вопросы могут быть согласованы, негативные моменты быстро устраняются общими политическими и дипломатическими усилиями. Обе страны осознают свою ответственность за безопасность и стабильность Сирии. Поэтому для ее создания Турция будет продолжать сотрудничество с Россией.

В борьбе с терроризмом, вызванной сирийским кризисом, мы добились серьезных достижений. На сегодняшний день мы очистили в Сирии площадь 4000 квадратных километров от террористических элементов, таких как ИГ*, РПК (запрещенная в Турции Рабочая партия Курдистана — ред.), PYD (cирийская курдская партия "Демократический союз" — ред.), YPG (силы самообороны сирийских курдов — ред.). Цель всех этих усилий заключается в создании постоянной среды безопасности и стабильности в регионе. Таким образом, сирийская политика Турции будет продолжать реализовываться как постоянно ориентированная на региональную безопасность и стабильность.

— США по-прежнему угрожают Турции санкциями в связи с покупкой Анкарой российских зенитных ракетных комплексов С-400, например, блокированием поставки истребителей F-35. Можно ли считать, что, несмотря на это, вопрос с поставками С-400 полностью закрыт? Каким может быть ответ Турции, если США попытаются ввести какие-либо санкции против нее?

— Турция и США могут принимать общие решения по некоторым региональным и глобальным вопросам. Наши отношения в связи с этим являются стратегическими, и угроза заморозить поставки F-35 вступает с этим в политическое противоречие. Такая реакция со стороны США на покупку у РФ ЗРК С-400 не способствует улучшению отношений двух стран. Мы уважаем предпочтения других стран в области обороны, поэтому ожидаем, что и другие страны будут уважать наши предпочтения. Церемония передачи Турции первых F-35 прошла 21 июня. Если в этом вопросе возникнет неблагоприятная ситуация, то Турция, конечно же, предпримет необходимые шаги.

— Как вы можете оценить отношения Турции и США после согласования дорожной карты по сирийскому Манбиджу? Считаете ли вы, что Вашингтон действительно сократит свою поддержку курдским формированиям, которые в Анкаре считают террористическими?

— В целях содействия нормализации отношений между Анкарой и Вашингтоном были созданы три рабочих группы для консультаций по многим вопросам, таким как Сирия, Ирак, ИГ*, РПК, FETO (организация оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена — ред.), в рамках которых были проведены встречи 8 марта в США и 25 мая в Анкаре. Манбидж — один из этих вопросов, это для нас очень деликатная тема, напрямую связанная с будущим и стабильностью Сирии. Создание новой региональной угрозы через Манбидж неприемлемо, поэтому важно, чтобы США проявили ответственное политическое поведение в отношении Манбиджа. На самом деле урегулирование в Манбидже очень важно для нормализации наших отношений с США и восстановления взаимного доверия. Отсутствие уважения к общим решениям, принятым в этой связи, а также проявление слабости в их реализации могут вновь подорвать основу взаимного политического доверия.

— Будет ли Турция продолжать стремиться к вступлению в ЕС, несмотря на то, что Брюссель заморозил переговоры об этом?

— Член Христианско-демократического союза Германии (ХДС) и депутат Европарламента Ренате Соммер высказалась за прекращение переговоров о вступлении Турции в ЕС в случае переизбрания президента Эрдогана на выборах 24 июня. Это пример политической безответственности и неосторожности. Отношения между Турцией и ЕС — это не те отношения, которые могут быть определены популистскими лозунгами. Эти отношения имеют довольно глубокие корни. Турция имеет сеть многоплановых связей с ЕС в таких областях, как экономика, торговля, финансы, культура, оборона, поэтому отношения между Турцией и ЕС не могут быть оценены популистскими и радикальными лозунгами, лишенными политической дальновидности.

— При каких условиях в Турции возможно возвращение к процессу курдского урегулирования, который был прерван в 2015 году?

— Нет курдского процесса, который был бы начат или остановлен. В Турции существует не курдская проблема, а проблема терроризма. Идет непрерывный процесс борьбы с ним. И Турция с большой решимостью стремится к тому, чтобы продолжить эту борьбу как внутри ее границ, так и за их пределами. С 2002 года (времени прихода к власти в Турции правящей партии) и до сих пор в рамках демократизации и гражданского общества идет процесс, который касается и наших курдских сограждан.

— Прошло два года после попытки переворота в Турции. Что изменилось в стране за этот период? Будет ли отменен режим ЧП с 18 июля? Можно ли сказать, что угроза со стороны FETO, которую турецкие власти обвиняют в организации попытки переворота, полностью устранена?

— 15 июля 2016 года демократия Турции, национальная воля и законное правительство, избранное этой национальной волей, попала под прицел предательской организации, которая, как раковая опухоль, в течение 40 лет пряталась под различными масками, таких как "параллельное государство". Мы сорвали планы предателей благодаря проявленной нашими гражданами решительности под руководством президента Тайипа Эрдогана. Но в ту ночь сотни наших граждан погибли, тысячи получили ранения. Наш парламент, который был воплощением воли народа, был подвергнут бомбардировке. Мятежники пытались убить избранного президента страны.

После 15 июля мы объявили о введении режима ЧП согласно решению парламента. Он был направлен на борьбу с террористической организацией FETO, стоящей за попыткой переворота, и другими террористическими структурами, нацеленными на нашу страну. Режим ЧП никак не отражался на повседневной жизни наших граждан, а имел целью получить более эффективные и быстрые результаты в борьбе с терроризмом. И в самом деле, режим ЧП помог добиться таких достижений. Уже были заявления президента (о возможности прекращения действия режима ЧП после 18 июля — ред.). После проведения оценок будет принято окончательное решение об этом.

Говорить о том, что угроза FETO полностью устранена, не будет правильным подходом. Кроме того, этот подход может привести к слабости в борьбе с предательской организацией. Мы говорим о структуре, которая проникла под разными масками вовнутрь государства и действует там в течение 40 лет. И мы постоянно сталкиваемся с ее структурами под различной маскировкой. Таким образом, эта борьба будет продолжаться до тех пор, пока не будут вырваны корни этой предательской организации.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2699971 Мехмет Мехди Экер


Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675682

Турецкая полиция задержала известного исламского проповедника Аднана Октара, передает в среду агентство Anadolu.

Сообщается, что силы безопасности продолжают проводить операцию по задержанию 235 человек, которые подозреваются в причастности к деятельности группировки Октара. Операция, которую проводит отдел по борьбе с финансовыми преступлениями управления полиции Стамбула, проходит в пяти провинциях Турции.

Члены группировки обвиняются в создании преступной организации, сексуальном насилии над детьми, сексуальных домогательствах, сексуальных связях с несовершеннолетними, похищении детей, изнасилованиях, шантаже, незаконном лишении людей свободы, военном и политическом шпионаже, мошенничестве посредством использования религиозных убеждений и чувств людей, отмывании имущественных ценностей, нарушении неприкосновенности частной жизни, фальсификации документов, нарушении закона о борьбе с терроризмом, угрозах, клевете, лжесвидетельстве, оскорблениях, взяточничестве, незаконном хранении персональных данных других лиц.

Октар назвал свое задержание следствием "заговора британского глубинного государства", отвечая на вопрос журналистов, которые ожидали его у государственной больницы Хасеки в Стамбуле, куда он был доставлен для медицинского освидетельствования, сообщает газета Hurriyet. Согласно заявлению главного прокурора Стамбула, проповедника "поймали, когда он пытался скрыться" от полиции. Сообщается, что к полудню задержаны 79 подозреваемых по делу его группировки.

Октар, известный под псевдонимом Харун Яхья, — турецкий писатель псевдонаучного направления, исламский креационист. Автор более 300 книг по политической, религиозной и научно-популярной проблематике, переведенных на 76 языков.

В 1986 году Октар был арестован по обвинению в "попытке использования религии или религиозных чувств, а также религиозных святынь с целью частичного изменения социального, экономического или политического строя светского государства". Суд вынес решение об отсутствии состава преступления, после чего Октар был оправдан и освобожден из-под стражи.

Как ранее писали турецкие СМИ, Октар является лидером псевдоисламской секты, где практикуются сексуальное рабство и групповой секс.

Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 11 июля 2018 > № 2675682


Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 11 июля 2018 > № 2673251 Авигдор Эскин

За кого играл исламский телевещатель Аднан Октар? Личное свидетельство

Эрдоган решил избавиться от некогда верной ему тоталитарной секты

В Стамбуле взят под стражу популярнейший исламский телепроповедник Аднан Октар. В России он был среди немногих современных исламских авторов, чьи работы беспрепятственно печатались и распространялись. Некоторые знают его под именем Харун Яхья.

Вместе с Октаром были арестованы в ходе ночного рейда около восьмидесяти членов его секты. В общей сложности было выписано 234 ордера на задержание. Телевизионный канал A9 брошенного в узилище проповедника продолжает вещать, показывая старые передачи из богатого телеархива.

Сообщают, что против лидера группы и его последователей будут выдвинуты обвинения в мошенничестве, развратных действиях и даже в военном шпионаже. Масштабы полицейской операции и решительность властей вызывают немало удивления. Свободные нравы внутри секты были предметом многократных журналистских расследований. При знакомстве с видеоматериалам самой группы мы обнаружим изобилие избыточно размалеванных девиц в одежде, приличествующей парижской улице Пигаль. Эти дамы играли важнейшую роль в привлечении людей к секте. Так чего вдруг такой ажиотаж возник? Ужель после выборов начались зачистки?

Неясно, что послужило причиной расправы. Группа Аднана Октара была известна поддержкой Эрдогана. Все действия координировались с властями.

Яркий красноуст, прогремевший протестами против светской власти в старые времена, и автор десятков книг против дарвинизма и в защиту умеренного ислама, Октар пытался последние десять лет быть для иноземцев «хорошим турком». Его выступления по телевидению изобиловали призывами к миру и толерантности.

Эта система работала слаженно. Реджеп Эрдоган обрушивается очередной раз на кого-то с руганью и проклятиями, а через какое-то время Аднан Октар приглашал представителей «обиженной» страны и показывал им Турцию и ислам «с человеческим лицом». Мягкая сила, улыбки повсеместно, и турецкие сладости на столе.

Именно так я оказался впервые в телестудии Аднана Октара шесть лет назад. Поскольку я проходил по линии «религиозный израильский», то для общения со мной были задействованы подтянутые мужчины средней молодости с видом младшего офицерского состава. Никаких девушек со вздутыми округлостями.

После согласования мужчины приехали ко мне в гостиницу в Стамбуле и обсуждали взаимоотношения Турции с Израилем и с Россией, а также деловые вопросы. В России некоторые члены секты Октара активно занимались строительством. Искали проекты и подряды в России, как часто водится у турецких бизнесменов.

Откровенное и неизрезанное интервью о положении на Ближнем Востоке было для меня уникальной возможностью диалога с мусульманской аудиторией. И с тех пор потянулось всегда приятное и всегда двойственное общение с представителями секты. Интересно было то, что они всегда были добронастроены, но всегда на стороне Эрдогана. А когда тот показывал свое свирепие, они снисходительно объясняли это его провинциализмом и непременно добавляли, что Аднан Октар делает все, чтобы турецкий лидер утих и присмирел. Особо интересно было, когда сквозь улыбку звучали предложения о виде на жительство в Турции, но после вхождения Израиля в Оттоманскую империю. Неизбывный реваншизм.

После того как турками был сбит российский военный самолет, люди Октара пытались активно зазывать российских политиков к себе, чтобы рассказать, как прекрасен турецкий эпос, и даже показать… Но все как-то не шло у них, а потом Москва сама замирилась с Анкарой.

Попытки умиротворения израильтян продолжались все эти годы, невзирая на категорически негативное отношение израильского министерства иностранных дел. Там вспоминали, как Октар приложил руку к разного рода юдофобским публикациям в начале девяностых. Впрочем, кто в мусульманском и в арабском мире не питал слабости к сему жанру?..

Раз в году Аднан Октар устраивал знатный прием в честь окончания поста Рамадан. Там бывали религиозные депутаты кнессета Израиля, представители арабских посольств, мусульманские проповедники, христианские священники. Было особо ощутимо присутствие масонов, которые обнаруживались и в среде христианского духовенства. Это не специальное расследование, а прямой результат интересных бесед с ними.

Хозяин торжества прохаживался от стола к столу и благословлял каждого из присутствующих.

Особо хорошо знакомых ему брал потом на телепередачу, в которой обсуждались проблемы мира и отношений с Турцией. Моложавые и крепкие люди из его окружения активно беседовали с теми, кого считали интересными каналами для передачи информации далее. Они всегда косвенно защищали Эрдогана, очень ругали Гюлена и активно интересовались, слышали ли в мире об успехах Аднана Октара. Несколько лет назад им удалось опубликовать его статью в интернет-издании, носящем имя популярнейшей когда-то советской газеты. Они очень гордились этим. Когда я раскрыл им тайну, что такую статью в таком издании могли прочитать от силы пару тысяч человек, не верили и продолжали улыбаться.

Приближенные работали всегда четко и слаженно, полностью соответствуя сектантским дисциплинарным лекалам. Большая часть работников несемейные и всецело преданные. Немногие женатые непременно бездетны. Члены секты не рожали детей. Про девушек Октара ходят видеоматериалы и рассказы по всему миру, но сам я всегда был опекаем исключительно лицами мужского пола. Так было из раза в раз: прилетаешь днем, а вечером телепередача с Октаром, после чего улетаешь обратно утром. Все время под опекой охраны.

Слаженность в словах и в действиях отличает членов любой секты. Люди Октара активно занимались политикой и стремились к участию в крупных международных миротворческих проектах. Они были связаны с местными спецслужбами и с правящими политическими кругами. Видимо, поэтому до выборов их не трогали. А сейчас решили устранить всех вместе.

Опасно пускаться в игрища с взвинченными деспотами. Не первый раз, когда кто-то пускается в лабиринты риска и терпит крушение. И кто теперь узнает, за кого точно играл и зачем вообще он играл.

Авигдор Эскин

Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 11 июля 2018 > № 2673251 Авигдор Эскин


США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО Столтенберг побеседовал с «Хюрриет»: вклад Турции незаменим

Ипек Ездани (İpek Yezdani), Hürriyet, Турция

Накануне саммита НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг в письменной форме ответил на вопросы «Хюрриет» (Hürriyet). Говоря о новых шагах, которые готовится сделать НАТО, Столтенберг отметил: «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас».

В преддверии саммита глав государств и правительств стран НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сделал важные заявления для «Хюрриет». По словам Столтенберга, в рамках решений, которые будут приняты на саммите, Североатлантический альянс создаст два новых командования, структура альянса пополнится персоналом численностью 1200 человек и силами в составе 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней, а также будет создана новая учебная миссия в Ираке. «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас», — отметил Столтенберг.

«Хюрриет»: Отмечалось, что Турция готовится принять большее участие в новой стратегии НАТО, которая будет определена на саммите альянса. Сообщалось, что в 2021 году Турция возьмет на себя командование Объединенной оперативной группой повышенной готовности (VJTF). Какую еще роль, кроме этого, будет играть Турция?

Столтенберг: На саммите мы создадим два новых командования, которые будут обеспечивать оперативное размещение войск НАТО в Атлантике и Европе. Кроме того, мы увеличим нашу командную структуру на 1200 человек и оживим командование. Более того, мы повысим оперативность сил НАТО, чтобы они могли находиться в нужном месте в нужное время. В рамках «Инициативы готовности НАТО», которую мы называем «4 по 30», мы к 2020 году сформируем 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней. На саммите мы также примем решение о создании новой учебной миссии НАТО в Ираке. Это будет служить поддержкой в войне против терроризма и препятствовать повторному появлению ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым. Турция в настоящее время играет большую роль в обеспечении нашей общей безопасности, включая содействие, которое она оказывает войне против ИГИЛ в рамках операций НАТО. Турция делает очень многое для нашего альянса, и эта поддержка чрезвычайно ценна.

— Каково значение VJTF, командование которыми Турция возьмет на себя в 2021 году?

— Передовые силы НАТО или иначе — VJTF являются одним из компонентов расширенных Сил быстрого реагирования НАТО, численность которых была увеличена до 40 тысяч человек. VJTF — многонациональная бригада, состоящая из пяти тысяч человек. В ее состав входят части сухопутной, воздушной, морской поддержки, а также силы специального назначения. Это будет военное соединение, готовое к развертыванию в течение нескольких дней. Командование ею поочередно возьмут на себя Турция, Франция, Германия, Италия, Польша, Испания и Великобритания. А это еще один пример ценного вклада Турции в обеспечение евроатлантической безопасности.

— Беспокоит ли НАТО тот факт, что Турция покупает системы противовоздушной обороны С-400 у России?

— Каждый союзник сам принимает решение о том, какое вооружение купить. Для НАТО важно, чтобы используемые союзниками вооружения были способны взаимодействовать. Для НАТО главное — совместимость наших военных сил при осуществлении наших операций и миссий. Покупка вооружений у стран-союзников, как правило, усиливает взаимодействие и безопасность. В этой связи я приветствую, что между Турцией и франко-итальянским консорциумом был подписан меморандум о взаимопонимании по совместному производству систем противовоздушной обороны.

— Существуют предположения, что Турция отдаляется от НАТО и западного альянса. Насколько это верно? Какое значение Турция имеет для НАТО?

— Турция долгие годы является чрезвычайно ценным союзником НАТО по многим причинам. Не только в силу ее стратегического географического положения близ России и Черного моря, но и в то же время ввиду того, что она граничит с Ираком и Сирией на юге, а также в связи с большим вкладом, который она вносит в нашу общую безопасность. Мы видим, что Турция переживает непростой период с точки зрения безопасности, и НАТО солидарна с Турцией. Гарантия безопасности, закрепленная в пятой статье нашего договора, лежит в основе нашего альянса, а это значит, один за всех и все за одного. Мы поддерживаем Турцию мерами безопасности, включая самолеты наблюдения AWACS, военно-морское патрулирование, учения. В этом году по просьбе Турции мы продлили еще на один год дислокацию систем противовоздушной и противоракетной обороны, которые мы разместили в 2013 году для защиты рубежей Турции от угроз, исходящих с территории Сирии. НАТО за многие годы вложила миллиарды с целью финансирования развития военной инфраструктуры Турции. Следовательно, НАТО важна для Турции, а Турция — для НАТО.

США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг


Казахстан. Турция. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662579

Казахстан договорился о привлечении 4,7 млрд долларов инвестиций

Казахстанские компании подписали 32 коммерческих документа на общую сумму 4,7 млрд долларов во время встречи по глобальным инвестициям в Астане, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Kazakhstan Global Investment Roundtable (KGIR-2018) собрал более 600 руководителей крупнейших мировых компаний и представителей отечественного бизнеса. В Астану для обсуждения инвестиционного развития Казахстана прибыли 60 инвесторов из Турции, 43 из США, 37 из Германии, 60 из Великобритании, 49 из КНР, 28 из Франции, 30 из Российской Федерации, 74 из ОАЭ.

Ряд меморандумов подписала компания Kazakh Invest. В том числе, соглашение с компанией West Hydrocarbons Commercial Investment (ОАЭ), в рамках которого будет построен современный нефтеперерабатывающий завод.

Турецкие компании выразили заинтересованность в строительстве завода по производству гофрокартонных упаковок, белой и коричневой бумаги, а также завода по производству пряжи и ткани, фабрики по производству бумажной продукции из камыша в Алматинской области. Кроме того, Kazakh Invest договорился об открытии завода по производству средств защиты растений, строительству тепличного комплекса на 200 га с созданием овощехранилища.

С французскими компаниями планируется создание производства фармацевтических препаратов и сети магазинов по реализации спортивной одежды и инвентаря с последующей локализацией производства. Проект оценивается в 300 млн долларов, создаст 4 800 рабочих мест.

Китайская компания Hangzhou Qiandaohu xinLong Sci-tech намерена включиться в разведение и переработку рыбы осетровых пород в объеме 12 тыс. т рыбы и 2 тыс. т икры.

Акимат Карагандинской области и компания Hebei Hua Tong Cable подписали дорожную карту по производству кабельной продукции. Акимат Атырауской области и сингапурская компания WestGasOil договорились совместно производить метанол и олефины.

Акимат Жамбылской области и турецкая компания Dal Holding подписали меморандум о строительстве горно-обогатительного комбината по производству баритового концентрата, мощностью 75 тыс. т в год.

Казахстан. Турция. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 3 июля 2018 > № 2662579


Турция > Недвижимость, строительство. Транспорт. Приватизация, инвестиции > prian.ru, 3 июля 2018 > № 2661884

«Сумасшедший» мегапроект может помочь рынку недвижимости Турции

45-километровый канал шириной 400 метров соединит Мраморное и Черное моря к 2023 году. «Сумасшедший проект» (именно так прозвали его местные) президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, который в июне 2018 года был избран на второй срок, предполагает максимально быстрое обновление Канала Стамбул.

Это уже третий мегапроект президента в городе после того, как в 2016 году был построен мост через континент, а к концу 2018 года будет завершен крупнейший в мире аэропорт. Однако по мере того, как в стране наступает экономический спад, избиратели все больше обеспокоены расходами в размере порядка $15 миллиардов на второй канал. Тем не менее, президент заявил, что этот проект хорошо повлияет на промышленный сектор и особенно заметно скажется на рынке недвижимости, сообщает Forbes.

Цены на недвижимость вдоль нового канала растут с момента объявления о старте мегапроекта в 2011 году: с 2010 по 2018 годы жилье здесь подорожало почти на 40%. В западной части Стамбула повышение цен связано не только с каналом, но и с новым аэропортом, который расположен недалеко от северной части предлагаемого прохода. По словам генерального директора TSKB Real Estate Appraisers Макбуле Йонель Майя, повышенный интерес инвесторов к региону в течение последних семи лет также привел к сильному увеличению стоимости собственности, и девелоперы быстро активизировались.

Самый сильный рост цен происходит в Арнавуткой, Северном районе Стамбула, расположенном возле канала и нового аэропорта. Там средние цены за квадратный метр за восемь лет выросли на целых 60%, сообщает TSKB.

Правительство рассчитывает, что в новые районы больше всего будут инвестировать иностранцы. По состоянию на январь 2017 года, Турция предоставляет гражданство любому иностранцу, который купил недвижимость на сумму более $1 млн. В этом году сумму предложено уменьшить до $300 000. Также государство снизило налог на оформление права собственности с 4% до 3%.

Кроме того, правительство отменит НДС в размере 18% для иностранцев, которые платят в родной валюте. Эти прямые иностранные инвестиции могут помочь замедлить обесценивание турецкой лиры, которая уже упала на 17% в этом году.

Турция > Недвижимость, строительство. Транспорт. Приватизация, инвестиции > prian.ru, 3 июля 2018 > № 2661884


Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский

Почему Россия и Турция превратились в «золотых жуков»

Их стремление вывести свои средства из госдолга США и вложить их в этот драгоценный металл может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

С декабря 2017 года Россия сократила объем своих активов, размещенных в американские ценные бумаги, более чем в два раза. Между тем она продолжает увеличивать долю золота в своих золотовалютных резервах. Это не только вполне закономерное поведение для страны, которой приходится иметь дело с непредсказуемой санкционной политикой США, но и проявление общей тенденции. Иностранные правительства и международные организации последовательно уменьшают объем своих вложений в американские ценные бумаги, а некоторые экономики в последние несколько лет агрессивно увеличивают долю золота в своих резервах.

С декабря 2017 года по апрель 2018 года Россия резко сократила объем своих вложений в американские ценные бумаги с 102,2 миллиарда долларов до 48,7 миллиарда долларов, хотя это и не стало серьезным ударом для США. По объему средств, размещенных в американские гособлигации, Россия уже давно уступает Китаю и Японии, а также Бразилии и некоторым европейским государствам. США, чей госдолг почти достиг 21,2 триллиона долларов, вполне могут позволить себе не обращать внимания на колебания в несколько десятков миллиардов долларов, вызванных действиями авторитарного государства, принимающего антикризисные меры и пытающегося избавиться от долларовой зависимости.

США могут и дальше утешать себя тем, что в абсолютном выражении объемы средств иностранных государств, вложенных в американские гособлигации, продолжают расти, и что доля доллара в официальных золотовалютных запасах стран снижается очень медленно. По данным Международного валютного фонда (МВФ), в четвертом квартале 2017 года доля американской валюты в этих запасах составила 62,7%, снизившись с 64,59% в 2014 году, но доля следующей сильнейшей валюты, евро, в этих запасах тоже уменьшилась с 21,57% до 20,15%. Это вряд ли можно назвать тектоническим сдвигом.

Тем не менее у США есть несколько причин испытывать волнение, когда речь заходит об их господстве в официальных золотовалютных запасах других стран. В относительном выражении правительства и центральные банки других стран демонстрируют все меньше заинтересованности в том, чтобы и дальше раздувать американский госдолг.

Очевидно, американский госдолг растет быстрее, нежели объемы глобальных золотовалютных резервов, и это отчасти объясняет ослабление роли иностранных государств в поддержании ликвидности американского госдолга.

С другой стороны, есть огромное множество гособлигаций, которые США готовы продать, но другие страны не торопятся увеличивать их долю в своих резервах. Доля ценных бумаг Казначейства США уменьшилась с 28,1% в 2008 году до 25,4% в настоящее время, в то время как доля золота, по данным Всемирного совета по золоту, за тот же период времени не изменилась и составляет примерно 11%. Так произошло отчасти благодаря усилиям нескольких эксцентричных авторитарных стран — так называемых золотых жуков. Кроме России, в этот список можно включить Белоруссию, Казахстан и с недавних пор Турцию, чей президент Реджеп Тайип Эрдоган считает, что Запад стремится наказать Турцию за ее политику, направленную на укрепление суверенитета.

За последние пять лет на долю России, Казахстана и Турции пришлось 50% объемов покупок золота центральными банками. Но крупные европейские экономики, которые долгое время держали большую часть своих запасов в золоте, в основном старались сохранить свои доли на прежнем уровне вместо того, чтобы вкладывать средства в долларовые активы. Еврозона, включая Европейский центробанк (ЕЦБ), держит 55% своих запасов в золоте — так же, как и в 2008 году.

В последнее время совокупный спрос на золото несколько снизился. В первом квартале 2018 года он снизился на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года из-за спада в частном инвестиционном спросе (за прошедший год цена на золото тоже снизилась). Однако за первые три месяца 2018 года центральные банки, в первую очередь центральные банки государств — золотых жуков, купили 116,5 тонны золота. Это самые большие объемы золота, купленные за первые кварталы начиная с 2014 года, и это на 42% больше по сравнению с первым кварталом 2017 года.

Что касается Турции и России, то их решение сократить доли западных валют в своих резервах, очевидно, носит стратегический характер. Как и Россия, Турция недавно резко сократила долю своих средств, вложенных в американский госдолг: с октября 2017 года она уменьшилась на 38% до 38,2 миллиарда долларов.

Причина, по которой другие страны не поступают так же, несмотря на свое беспокойство в связи с экономической политикой президента Дональда Трампа, его торговыми войнами, его изоляционистской риторикой и относительной слабостью доллара, заключается в том, что золото сейчас демонстрирует еще более слабые показатели, чем американская валюта. Как написал Брэдли Джоунс (Bradley Jones) в своем рабочем докладе для МВФ, управляющие золотовалютными резервами сейчас все чаще ведут себя как частные инвесторы, которые стремятся получить наибольшую выгоду.

Это значит, что идеологически или геополитически мотивированный переход на золото не будет рассматриваться большинством из них, пока золото не укрепит свои позиции — возможно, в ответ на рост инфляции, которому инвесторы традиционно препятствовали посредством покупки золота.

Пока управляющие золотовалютными резервами предпочитают вкладывать средства в недолларовые активы. С момента победы Трампа на президентских выборах в США доли всех резервных валют, за исключением доллара, в золотовалютных запасах выросли, хотя и незначительно. Пока это достаточно робкая тенденция, однако американским политикам не стоит заблуждаться. Господство США в международных золотовалютных резервах сохранялось в течение почти целого столетия (до доллара пальма первенства принадлежала фунту стерлингу, а еще раньше — французскому франку), однако в исторической перспективе это относительно короткий период времени.

Не стоит надеяться на то, что мир продолжит покупать американские гособлигации, независимо от политики США и от меняющегося восприятия политической и экономической мощи Америки. Тот факт, что Россия и Турция переключились на золото, может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter