Всего новостей: 2632613, выбрано 239 за 0.126 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Украина. Турция. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 октября 2018 > № 2765135 Максим Артемьев

Два века автокефалий. Чему учит РПЦ богатый опыт деления христианских церквей

Максим Артемьев

Вслед за Украиной спящие ныне церковные противоречия могут проснуться в Молдавии и Белоруссии. И вот здесь-то РПЦ все еще может сыграть на опережение. Поучительным примером в этом отношении является Англиканское сообщество. Некогда официальная церковь мировой империи, Церковь Англии смогла выстроить такую систему отношений с церквами своих бывших колоний и доминионов, в которой они, будучи полностью независимыми, тем не менее признают духовный авторитет архиепископа Кентерберийского, остающегося главой сообщества

Нынешний кризис в отношениях Московского и Константинопольского патриархата из-за судеб православия на Украине любят представлять как что-то исключительное – невиданный церковный раскол, аналогов которого не было со времен разделения христианства на католичество и православие в 1054 году. Однако в действительности в происходящем мало необычного – за последние 200 лет аналогичные кризисы неоднократно случались в самых разных концах православного мира.

Стремительные политические изменения в XIX–XX веках, рост национализма, появление новых государств радикально изменили ситуацию в православии, усложнив церковное устройство. Количество провозглашенных, признанных и непризнанных автокефальных церквей постоянно увеличивается уже два столетия, и случай Украины в этом ряду далеко не первый и, скорее всего, не последний.

200 лет раздельно

Долгое время Константинопольская патриархия объединяла большинство православных – подданных Османской империи, особенно среди этнических греков и на Балканском полуострове. Но появление в 1830 году независимой Греции резко изменило ситуацию – у получивших самостоятельность греков духовный владыка оставался на территории Турции, в Стамбуле, а не в Афинах. Баварский принц Оттон, ставший королем Греции, разделял популярные тогда секуляристские идеи о примате государственного над церковным и национального над религиозным. Поэтому в 1833 году была провозглашена автокефалия Элладской церкви, не подчинявшейся Константинополю. Естественно, константинопольский патриарх этой автокефалии не признал.

Греки оказались разделены между собой церковным расколом, и такая ситуация сохранялась 17 лет, до 1850 года, когда стороны смогли выработать компромисс. Константинопольскую патриархию стали считать «Матерью-Церковью», но по факту Элладская церковь полностью независима. И до сих пор на тех территориях Греции, которые были присоединены после 1850 года (северная часть, Крит и еще некоторые острова), православные храмы де-юре относятся к Константинопольскому патриархату, хотя де-факто управляются и подчиняются Элладской церкви. По мере расширения территории находящиеся на «новых землях» храмы, до того относившиеся к Константинополю, получали двойное подчинение. Так был мирно разрешен первый кризис идентичности – столкновения традиции и новой политической реальности.

Следующий кризис оказался сложнее и долговременнее. В нем была прямо задействована Россия и РПЦ. Еще до возникновения Болгарии как политической единицы в результате Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, в 1872 году в Стамбуле была провозглашена автокефалия Болгарской православной церкви, что отвечало как либерально-патриотическим настроениям в самой Болгарии и болгарской диаспоре, так и политическим интересам османского правительства, поддержавшего это начинание.

В ответ константинопольский патриарх отлучил от церкви самопровозглашенного в том же городе болгарского коллегу, обвинив новую церковь в филетизме, то есть принесении общецерковных интересов в жертву национальным, племенным, если переводить дословно. Филетизм был осужден как ересь, а схизма продлилась более 70 лет – до 1945 года, когда в Константинополе был издан томос о признании автокефалии Болгарской церкви.

РПЦ в этой схизме занимала двойственную позицию. На словах присоединилась к константинопольскому патриарху, но на практике поддерживала болгарских «раскольников», когда отношения России и Болгарии были хорошими, а когда обострялись – наоборот, всецело солидаризировалась с Константинополем.

В случае с западной соседкой Болгарии – Сербией автокефалия была получена почти без проблем в 1879 году, через год после признания полной независимости страны. Этому способствовало то, что на протяжении веков у сербов уже была собственная независимая церковь – до ликвидации ее турками в 1766 году. Однако оставалась автокефальная Карловацкая православная церковь на сербских землях, входивших в состав Австро-Венгрии, а также де-факто независимая церковь Черногории, ориентировавшаяся на Россию.

Императорские власти Австро-Венгрии поддерживали своих православных, чтобы укрепить лояльность Вене сербов Воеводины и Крайны, входивших тогда в двуединую монархию. Только в 1920 году, после создания Югославии, все три церкви были объединены в одну.

Сравнительно мирно прошла и другая неизбежность – признание независимости Румынской православной церкви. Переговоры с Фанаром длились 20 лет – с 1865 года (момента провозглашения автокефалии) по 1885-й. Румыния как единое государство была создана в 1859 году, так что уже через шесть лет встал вопрос о собственной национальной церкви.

Сама РПЦ, собственно говоря, прошла схожий путь, получив в несколько этапов в XV–XVI веках автокефалию, кульминацией чего стало избрание первого русского патриарха Иова в 1589 году. Это тоже был процесс политический. Возникла и укрепилась Московская Русь – возникла и потребность в национальной церкви.

Соответственно, отношения РПЦ с другими православными также зависели от политических пертурбаций, что хорошо видно на примере Грузинской православной церкви. Ставшая автокефальной более тысячи лет назад, она, после присоединения Грузии к России в начале XIX века, лишилась своего независимого статуса. Однако после распада Российской империи и кратковременного восстановления Грузинской республики в 1918 году церковь Грузии снова объявила о своей автокефалии, что и было признано РПЦ в 1943 году.

Более сложный путь был у Абхазского католикосата. До начала XIX века он тоже был автокефальной церковью, потом его независимость упразднили и восстановили только в 90-х годах ХХ века. Хотя она до сих пор остается не признанной другими православными церквами.

Следующие в очереди

Таким образом, то, что сегодня из Москвы кажется делом вселенского значения и приравнивается чуть ли не к расколу 1054 года, на самом деле – вполне заурядное событие в истории православия. В его основе лежит типичное для секулярного мировоззрения представление о том, что национальному государству должна соответствовать национальная церковь и что правительство (и общество) должно иметь рычаги воздействия на соответствующую конфессию, не допуская манипуляций ей извне.

Даже в Польше и Чехословакии, при сравнительно небольшом числе православных, в первой половине XX века возникли автокефальные церкви, признанные остальными православными сообществами. Сегодняшняя церковь Чешских земель и Словакии остается не разделенной между Чехией и Словакией в основном потому, что число ее прихожан ничтожно мало и не представляет интереса для общества и государства.

История с расколом после провозглашения украинской независимости в 1991 году была неизбежной. Его удалось отодвинуть почти на 30 лет только потому, что большинство прихожан были не готовы сразу признать этот факт. Но сегодня, когда на Украине сменилось целое поколение людей, выросших уже в условиях политической независимости и, что немаловажно, систематической антироссийской пропаганды, противиться автокефалии общество уже не станет. А из-за событий в Крыму и Донбассе Украинская православная церковь Московского патриархата оказалась в таком положении, что и у нее нет сил и возможностей сопротивляться. Иначе она будет восприниматься как прямой агент врага.

Сегодня, с высоты почти трех десятилетий постсоветской истории, думается, что наилучшим выходом для РПЦ было бы самой инициировать автокефалию на Украине еще в начале 90-х, сыграть на опережение и признать неизбежное. Это позволило бы сохранить невраждебные отношения между Москвой и Киевом. Но из-за того, что сепаратистские процессы появились в украинской церкви еще до 1991 года, подобная позиция РПЦ могла быть расценена как слабость. Да и независимость Украины тогда еще всерьез не воспринимали, происходящее казалось временным расхождением.

Скорее всего, через 5–10 лет большинство православных храмов на Украине окажутся в руках местной автокефальной церкви, куда перейдут и многие из сегодняшних священнослужителей РПЦ МП. Сама же РПЦ МП окажется на Украине в том же положении, в каком оказалась католическая церковь в Англии после Реформации – преследуемая церковь меньшинства, но исторически укорененная и потому неистребимая.

Можно обратиться и к примеру Македонии, где с 1967 года существует не признанная другими церквами православная церковь, которая, несмотря на это обстоятельство, является господствующей и поддерживаемой государством. А «законная» Охридская архиепископия (часть Сербской православной церкви) сталкивается со всевозможными препонами, вплоть до регулярных арестов своего владыки Иоанна. Поэтому, даже если бы не было томоса из Константинополя, это не сильно повлияло бы на дальнейшую судьбу РПЦ МП на Украине. Государство (в союзе с национально ориентированными политическими силами) продолжало бы на нее давить, преследуя мечту о «единой поместной церкви».

Не хотелось бы быть гонцом, приносящим дурные вести, но и спящие ныне церковные противоречия в Молдавии и Белоруссии в перспективе могут проснуться. Там начнутся процессы идентичные украинским. И вот здесь-то РПЦ все еще может сыграть на опережение.

Поучительным примером в этом отношении является Англиканское сообщество. Некогда официальная церковь мировой империи, Церковь Англии смогла выстроить такую систему отношений с церквами своих бывших колоний и доминионов, в которой они, будучи полностью независимыми, тем не менее признают духовный авторитет архиепископа Кентерберийского, остающегося главой сообщества.

Церковь Англии в XX веке не пыталась удержать в своем составе даже Церковь Уэльса, которая с 1920 года также стала «автокефальной», если говорить языком православия. Но между членами Англиканского сообщества сохраняется тесное взаимодействие, регулярно проводятся, например, Ламбетские конференции, на которых священнослужители обсуждают вопросы вероучения и церковного устройства.

Должности в Церкви Англии открыты для коллег из других церквей, например, прежний архиепископ Кентерберийский Уильямс Роуэн до назначения служил архиепископом Уэльса. А пост архиепископа Йоркского – второй по значению в Церкви Англии – занимает чернокожий угандиец Джон Сентаму. Если РПЦ проявит большую гибкость, то в перспективе она могла бы установить подобные отношения с православными церквами стран бывшего СССР, то есть стать центром притяжения для православных на постсоветском пространстве, без их формального подчинения.

Украина. Турция. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 октября 2018 > № 2765135 Максим Артемьев


Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец

Контрсанкции РПЦ. Куда приведет разрыв между Москвой и Константинополем

Александр Занемонец

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь. Но победила линия Кирилла

Вчера 15 октября состоявшийся в Минске Синод РПЦ постановил прервать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Это означает, что духовенство патриарха Кирилла пока не сможет служить вместе с духовенством патриарха Варфоломея, а миряне — причащаться, креститься или венчаться в греческих храмах на Западе, а также в Северной Греции и на Крите. Под минский запрет попал и Афон — монашеский полуостров на севере Греции, также относящийся к Константинопольскому – или Вселенскому, как он часто называется, – патриархату.

В перспективе это может коснуться и тех приходов на Украине, которые собираются примкнуть к Константинопольской церкви. Несомненно, что Украина тут в центре событий, и вокруг нее строятся – или скорее рушатся? – не только взаимоотношения России и Запада, но и поместных православных церквей.

Масштабы Русской православной церкви и церкви Константинопольской, от которой Киевская Русь тысячу лет назад приняла христианство, не очень-то сопоставимы. РПЦ – самая большая православная церковь в мире. Однако константинопольский патриарх еще с византийских времен почитается в православном мире первым среди остальных патриархов. И если у него сегодня нет тех рычагов давления, какие он имел в Византийской или Османской империях, то все равно он является своего рода «координационным центром» православного мира. Афон, как многонациональная монашеская община, также наглядный пример этого вселенского, всеобщего служения Константинопольской церкви.

Нередко критики называют патриарха Варфоломея «стамбульским патриархом». Однако в турецком Стамбуле сохранился лишь его «офис»: греческое население некогда самого большого греческого города мира последовательно изгонялось оттуда по ходу ХХ столетия. Остался только один греческий район — Фанар, к тому же не особо густонаселенный. Впрочем, к патриархату относится север Греции и ряд греческих островов (Крит, например) и, главное, вся греческая диаспора на Западе. Частично русская и украинская тоже.

В общей сложности паства Вселенского патриарха насчитывает сегодня около 5 млн человек. Это не самая большая из православных церквей, но и не самая маленькая. А сочетание древнего значения Константинополя как первой из православных патриарших кафедр с политическими и экономическими возможностями греческой диаспоры делает роль Вселенского патриархата весьма значительной.

Уже давно украинские церкви, не состоящие в общении ни с РПЦ, ни с другими православными церквами, – в первую очередь так называемый Киевский патриархат Филарета Денисенко – пытаются вернуться к церковному общению через Константинопольский патриархат. Примириться друг с другом украинским православным не удается никак, а вот получить признание от Константинополя «раскольники» пытаются давно.

В сентябре на Украину были отправлены личные послы патриарха Варфоломея, или экзархи. Ими стали два епископа Константинопольского патриархата украинского происхождения, кафедры которых находятся в Северной Америке. На Украине они должны были вести переговоры с двумя непризнанными церквами, изъявившими желание восстановить свое общение с полнотой Православной церкви. Реакция Московской патриархии была жесткой: заявили о приостановке сослужения друг с другом епископов РПЦ и Константинополя и вышли из православных епископских конференций в западных странах, которые всегда возглавляются и координируются архиереями Константинопольской церкви.

Поворотным моментом стал константинопольский Синод 11 октября, который признал утратившим силу свое давнишнее решение 1686 года о передаче Киевской митрополии на определенных условиях (практически «в аренду») в состав Московского патриархата, а также снял отлучение (анафему), наложенное в 90-х годах Московской патриархией на главу Киевского патриархата Филарета Денисенко и Макария Мелетича, главу непризнанной Украинской автокефальной православной церкви. Также они и их последователи были восстановлены в своем священническом или епископском достоинстве.

Многое в отношении их будущего пока остается неясным, а константинопольская церковная структура на Украине пока не существует, но уже сейчас открылась возможность возвращения «раскольников» в Церковь. Пусть через создание параллельной юрисдикции, а затем и автокефальной Украинской церкви. Длившийся четверть века конфликт миллионов украинских верующих с «мировым православием» начал подходить к своему завершению.

Решение РПЦ

Реакция Русской церкви, сформулированная на Синоде в Минске 15 октября, оказалась предельно жесткой: разрыв евхаристического общения с Константинополем, пока Вселенский патриарх не отзовет своего решения по Украине. Разрыв с Константинополем, но не с остальными поместными православными церквами.

Что, собственно, поменялось в Церкви после этих церковных «минских соглашений»? Да по большому счету ничего. Оттого что патриарх Кирилл запретил своим священникам служить на Афоне, а русским туристам крестить своих детей в греческой церкви на Крите, не изменилась ни мера духовной опытности афонских старцев, ни благодатность греческого крещения. На это запретившие и не претендуют. Этим запретом выражена крайняя степень обиды на старшего константинопольского брата.

Хуже от этого станет больше русским, чем грекам. Назло Варфоломею лишим себя поездок на Афон, а русских священников в Германии лишим возможности преподавать русским детям православие в немецких школах, а в Бельгии – получать зарплату от государства. Ведь там это делается через епископские ассамблеи, в которых русским теперь участвовать нельзя, так как их возглавляет константинопольский архиерей. И у Гроба Господня в Иерусалиме тоже русским теперь спокойно не послужить: среди греческих священников-паломников всегда есть духовенство Константинопольского патриархата. Неужели теперь русские будут опрашивать греков у Гроба Господня — конечно же по-русски и по-украински, – «кто из них Павлов, а кто Аполлосов»?

Как могли члены Синода принять столь неудобное для верующих русских людей решение? О ком и как они думали? Похоже, не о рядовых членах РПЦ, которые мечтают о паломничестве на Афон, поездке на Крит или об учебе в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже, который тоже, как и часть русского зарубежья, относится ко Вселенскому патриархату. Но это же все – рядовые. А у духовенства и так уже в последние месяцы возникали проблемы с получением греческих виз. Недавно визу для посещения Афона не дали даже петербургскому митрополиту, по совместительству возглавляющему хозяйственный отдел МП. Интересно, что некоторые из епископов Украинской церкви Московского патриархата в эти выходные успели напоследок съездить послужить на Афон, пока решение о запрете еще не было принято на Синоде. Значит, как «дисциплинарное» оно будет ими соблюдаться.

Теперь положение РПЦ в православном мире будет очень похоже на положение самой России под санкциями. Впрочем, если российское государство этих санкций не хотело, то РПЦ сама создала сложности для своих верующих заявлением о своей полуизоляции. Скорее всего, Вселенский патриарх на это даже никак не отреагирует, а другие поместные церкви, если и выразят поддержку Москве по украинскому вопросу, точно отношения с Константинополем не прервут. Впрочем, не будут торопиться прервать их и с Москвой.

А вот на Украине теперь у Вселенского патриарха и его сторонников руки будут развязаны. Если духовенство Московской патриархии и так с ними не служит и не сотрудничает, то создание там константинопольской церковной структуры может пойти куда быстрее. Минский Синод уже предупредил, что «переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение [вероятно, через возможные константинопольские структуры на Украине] является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения». Угроза вполне понятна. Но когда на Украине появится Константинопольская митрополия или целая автокефальная церковь, то переход из одной юрисдикции в другую уже не будет вызывать опасений.

Модель Кирилла vs модель Тихона

Патриарх Кирилл и его окружение настаивают на том, что не может быть «легализации раскола», а независимые церкви должны прийти и раствориться в официальной структуре.

Впрочем, у РПЦ есть другой опыт воссоединения с теми, кто десятилетиями не был с ней в общении: в 2007 году Русская зарубежная церковь воссоединилась с Русской церковью Московского патриархата. При этом от нее не требовалось ни покаяния, ни слияния своих епархий с епархиями МП, ни самоликвидации. Одним из авторов того удачного объединения был о. Тихон (Шевкунов), в настоящее время являющийся псковским митрополитом. Противником — митрополит Кирилл, нынешний патриарх.

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь.

Неудивительно, что победила линия Кирилла. И привела не к «ликвидации раскола», а к еще большему разделению. Так у одних в 2007 году все получилось, а другие из-за своей жесткости теряют Украину для Русской церкви и для своих же перекрывают пути на Афон и в греческий мир.

Как Российское государство, так и Русская церковь все еще пытаются выстроить свои отношения с Украиной по моделям Российской империи или Советского Союза. Обе уже очевидно не работают. Но, помимо собственного прошлого, можно еще посмотреть вокруг, где немало государств, народы которых еще недавно воспринимали себя как единое целое. Расходились и сходились, но уже по-новому. Великобритания и США. Австрия и Германия. Среди них и православные страны Греция и Кипр, трансграничному единству которых не мешает ни наличие двух правительств, ни двух независимых друг от друга автокефальных церквей, которые сумели выстроить друг с другом отношения на равных.

Впрочем, греческое население Греции и Кипра ощущает себя одним народом, хоть и живущим в разных политических нациях, поэтому и наличие разных церквей не разъединяет. Между Украиной и Россией ситуация сейчас обратная, и именно поэтому единство веры бессильно. В давние времена вера была больше государства, сейчас обе стороны конфликта, включая клириков, часто и охотно демонстрируют обратное: государство для них больше веры.

Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец


Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754253 Октай Асадов

Октай Асадов: Мы готовы изменить свое отношение к армянам

Специальный корреспондент ИА REGNUM передает с места событий

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии. Делегацию Азербайджана возглавляет председатель Милли Меджлиса Октай Асадов. И вот что он рассказал в интервью нашему агентству.

ИА REGNUM : Октай-мюалим, как вы оцениваете значимость таких форумов, как Совещание спикеров парламентов стран Евразии? Какие перспективы вы видите?

Безусловно, хорошо оцениваю и вижу перспективы. Мы только нащупываем новые формы сотрудничества, присматриваемся друг к другу. Конечно, сейчас мы переходим на обсуждение политических проблем, говорим об экономике и безопасности, все это нас затрагивает. В каждой из стран нашего континента это имеет свое законодательное оформление. Дело в унификации ряда законов, с этой инициативой выступила Россия и Южная Корея.

ИА REGNUM : Вы придерживаетесь различных позиций с армянской стороной по ряду проблем. И я не могу не спросить вас о нагорно-карабахском урегулировании. Что с ним?

Ну, мы с моим армянским коллегой повторили известные и ранее озвучивавшиеся тезисы. Азербайджан никогда не уступит свои земли, Карабах должен быть в составе нашей республики. Вместе с тем мы готовы предоставить народу Карабаха статус самой высокой автономии.

ИА REGNUM : Вы все же считаете возможным совместное проживание армян и азербайджанцев? Неужели вся проблема упирается только в землю?

Проблема земли есть. Однако если только мы принципиально определимся на определенных позициях, признании территориальной целостности Азербайджана, мы, конечно, изменим свое отношение к армянам, будем сотрудничать. Все-таки мы с ними исторически жили всегда мирно. У нас есть варианты возможного сотрудничества, но если только армянская сторона изменит свои позиции.

ИА REGNUM : Позвольте в заключение спросить вас о российско-азербайджанских отношениях. Как они?

Вы знаете, что мы сегодня встречались с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. Мы говорили как старые друзья. У нас нет споров и проблем. Тем более что сейчас отношения между нашими странами находятся на подъеме, резко растет товарооборот. И, вообще, скажу вам так: меня российская сторона не беспокоит, у нас присутствует позитивный тренд, позитивное развитие. Безусловно, мы будем поддерживать все инициативы Володина в деле расширения межпарламентского сотрудничества.

Анталья

Станислав Тарасов

Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754253 Октай Асадов


Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов

Эдуард Шармазанов: А почему в Турции не было делегации Нагорного Карабаха?

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии. С чем прибыла сюда армянская делегация? Об этом в интервью нашему агентству рассказывает вице-спикер Национального собрания Республики Армения Эдуард Шармазанов.

ИА REGNUM : Эдуард Овсепович, почему вы в ходе форума выступали на английском языке, в то время как парламентарии Узбекистана, Казахстана, Киргизии — на русском, а ваш коллега из Баку избрал азербайджанский?

Вы знаете, я выступал на английском, хотя мог бы говорить на армянском, потому что турецкая сторона представила нам своего переводчика с армянского, но он мог исказить мои слова.

ИА REGNUM : Каковы ваши впечатление от Совещания спикеров парламентов стран Евразии?

Меня удивило вот что. В нашем зале среди делегаций из свыше 40 стран сидели наряду и наравне со всеми депутаты Турецкой Республики Северный Кипр. Подчеркиваю, непризнанного государства! А почему тогда не пригласили, например, делегацию Республики Арцах (Нагорный Карабах)? Как вы могли слышать, я озвучивал во время своего выступления известную позицию о том, что народ Республики Арцах должен получить свободу, это было бы самым правильным, и только в условиях свободы и на условиях принципа самоопределения нации мы можем решить многие и многие конфликтные вопросы, которые существуют на таком огромном континенте, как Евразия. Но азербайджанская сторона меня, естественно, не поддержала, апеллируя к известным резолюциям Совета Безопасности ООН.

ИА REGNUM : В протокольных документах нет информации о том, были ли у вас переговоры с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. Но вы с ним все-таки виделись?

Да, конечно, вчера мы с ним встречались, переговорили. У нас сейчас, действительно, другой уровень отношений. И, кстати, я вам хочу сказать, что где-то 29−30 октября мы ждем делегацию Государственной думы России во главе с Володиным в Ереване.

ИА REGNUM : Я не могу не спросить вас о внутриполитической ситуации в Армении. Удается ли урегулировать кризис в отношениях между парламентом и премьер-министром Николом Пашиняном?

Вот что я вам хочу, Станислав, сказать. В личных беседах, а мы же друг друга давно знаем, давно работаем, заявляется, что все будет нормально. Мы все идем на выборы, эти выборы должны быть честными, пусть победит сильнейший. Но в принципе мы с новым кабинетом ориентированы на консолидацию страны и нации, решение проблем. А проблем в нашей республике, как вы понимаете, хватает.

Анталья

Станислав Тарасов

Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754251 Сергей Неверов

Сергей Неверов: межпарламентское сотрудничество – это инновация

Специальный корреспондент ИА REGNUM передает с места событий

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии, участие в котором принимает делегация Государственной думы России во главе с Вячеславом Володиным. В составе делегации — вице-спикер Госдумы, руководитель фракции «Единая Россия» Сергей Неверов. В интервью нашему агентству он прокомментировал ход межпарламентского сотрудничества.

ИА REGNUM : Сергей Иванович, как можно оценить значение такого форума, как Совещание спикеров парламентов стран Евразии?

Идут поиски новых переговорных площадок, принимаются инновационные решения, предпринимают попытки выйти на новые форматы. Даже если просто обратиться к простым цифрам, то видно следующее. В первом заседании Совещания спикеров парламентов стран Евразии в Москве принимало участие 19 стран, сегодня в Анталье мы видим делегации из более чем 40 стран. Нас объединяет прежде всего озабоченность и единое понимание проблем региональной и общей безопасности, вопросы экологии, борьбы с терроризмом и киберпреступностью. И сейчас есть желание расширить круг традиционных площадок, на которых встречаются представители государственной власти — того, что есть, уже просто недостаточно. При том, что исполнительная власть, как и законодательная, обладает значительными ресурсами. Мы ищем варианты, осуществляем колоссальные усилия для того, чтобы нащупать точку опоры, которая может объединить интересы не просто одного-двух государств, а нескольких десятков, множества, имеющих общие проблемы и испытывающих общие угрозы.

ИА REGNUM : Действительно, как мы видим здесь, в Анталье, депутаты выступают с новаторскими решениями. Эксперты говорят, что такого рода документы пишутся одновременно и очень просто, и очень сложно…

Новатором все же выступает наш президент Владимир Владимирович Путин. Именно он обозначил необходимость появления таких переговорных площадок, на которых могли бы обсуждаться и разбираться серьезные проблемы. Давайте возьмем вопрос, о котором говорил спикер Государственной думы Вячеслав Володин. В своем выступлении на пленарном заседании Совещания спикеров парламентов стран Евразии он напомнил, что ранее главами государств была подписана Каспийская декларация. То есть правовой статус Каспийского моря установлен, а теперь наступает время ратификации актов парламентами всех стран этого региона. Нужно унифицировать профильное законодательство, чтобы на юридическом уровне полноценно обеспечить сотрудничество, иначе все провисает. Или вот еще. Володин выступил с предложением созвать конференцию по кибербезопасности. Можете представить себе ситуацию, когда сорок с лишним парламентов принимают решение о разработке основ законодательства по кибербезопасности. Это же не только общий понятийный аппарат, это и определение угроз, потенциального развития отрасли и так далее. Здесь тоже можно многое унифицировать. То есть идет поиск площадок, на которых мы можем работать, и, конечно, такая работа будет продолжаться в дальнейшем.

Анталья

Станислав Тарасов

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754251 Сергей Неверов


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > mid.ru, 8 октября 2018 > № 2763009 Алексей Ерхов

Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Турции А.В.Ерхова изданию «Дюнья», 8 октября 2018 г.

Вопрос: В последнее время турецкие импортеры российского зерна всерьез обеспокоены тем, что Россия – может пойти на искусственное ограничение его экспорта в связи с сокращением производства из-за неблагоприятных погодных условий и ростом цен на внутреннем рынке. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Ответ: Действительно, есть прогнозы, что производство зерна в этом году может несколько сократиться. Что же касается возможности искусственного ограничения экспорта, то официальных заявлений российских властей по этому поводу не было. Наоборот, если мне не изменяет память, наш минсельхоз даже опровергал эту информацию, заявляя, что никакие ограничительные меры по экспорту в министерстве не обсуждаются.

С другой стороны, хотел бы обратить внимание на то, что двусторонние контакты по аграрной проблематике продолжаются. В частности, делегация во главе с министром сельского и лесного хозяйства Турции, в которую войдет значительное число бизнесменов, в ближайшие дни будет находиться в России. 9 -11 октября в Москве состоится заседание росийско-турецкого Исполкома по сельскому хозяйству и Деловой форум. Уверен, там турецкие аграрии смогут получить ответы на все имеющиеся вопросы.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о мерах поддержки в отношении турецких предпринимателей, инвестирующих в Россию. Что делает Вашу страну привлекательной для инвестиций?

Ответ: Россия – это крупнейшая в мире страна, обладающая значительными природными ресурсами, высококвалифицированной рабочей силой и обширным внутренним рынком сбыта продукции.

Руководство нашей страны придает приоритетное значение ее экономическому развитию. Реализуется взятый курс на расширение пространства свободы, дальнейшее снятие барьеров, либерализацию законодательства с тем, чтобы условия для ведения бизнеса, для работы в России соответствовали самым высоким стандартам.

В нашей стране действуют различные федеральные и региональные программы поддержки инвесторов на государственном уровне, функционируют территории со специальным юридическим статусом. Это особые экономические зоны (ОЭЗ), а также так называемые технопарки и территории опережающего социально-экономического развития.

Например, в России создано свыше 20 особых экономических зон. Каждая из них предоставляет инвесторам ряд налоговых льгот и таможенных преференций, а также гарантирует доступ к инженерной, транспортной и деловой инфраструктуре.

Вопрос: Какие сектора турецких инвестиций в России выходят на первый план? В какие еще отрасли, в дополнение к уже имеющимся, Вы могли бы предложить инвестировать бизнесменам?

Ответ: Турецкий бизнес представлен прежде всего в таких отраслях, как деревообработка, легкая промышленность, производство стекла, автокомпонентов и бытовой техники, а также в строительном, банковском и туристическом секторах.

На сегодняшний момент в России существует большое количество программ господдержки и субсидирования для разных отраслей экономики. В частности, масштабная государственная программа импортозамещения, принятая в связи с введенными в 2014 г. санкциями западных стран в отношении нашей страны. Приоритетное внимание в рамках данной программы уделяется сельскому хозяйству, машиностроению и сфере информационных технологий. Исходя из этого, представителям турецкого бизнеса можно было бы подумать об инвестициях в перечисленные отрасли.

Отдельно могу также отметить, что турецкие компании, реализуя проекты в России как российские резиденты, могут участвовать в различных программах поддержки экспорта, страхования кредитов, рассчитывать на поддержку Фонда развития промышленности и т.д. Призываю российские и турецкие компании развивать промышленную кооперацию в обеих странах, создавать совместные производства.

Вопрос: Как Вы могли бы в общем плане оценить развитие экономических отношений между Россией и Турцией? Что планируется сделать в ближайшей перспективе в плане дальнейшего развития этих связей?

Ответ: Наши торгово-экономические отношения с Турцией развиваются по нарастающей. Постоянный импульс им придают президенты двух стран, которые лично координируют работу основных ведомств и структур. Уверенно растет товарооборот: за первое полугодие текущего года он увеличился на 37 % и составил более 13 млрд. долл. Успешно реализуются крупные стратегические проекты: АЭС «Аккую» и газопровод «Турецкий поток». Кстати, построено уже 80% трубопровода.

В условиях наблюдаемого в последние дни серьезного подрыва доверия к доллару как базовой мировой резервной валюте на первый план все больше выходит проблематика использования национальных валют во взаимных расчетах между нашими странами. Эта тема уже давно обсуждается в ходе двусторонних переговоров, в том числе на уровне руководства России и Турции. Российская сторона неоднократно заявляла о возможности и целесообразности такого перехода.

Что касается дальнейшего развития торгово-экономического сотрудничества, то, как представляется, его наращиванию могло бы способствовать активное развитие межрегиональных связей, о которых я упоминал в начале интервью. Отрадно, что в последнее время заметно увеличилось количество деловых контактов представителей российских регионов с турецкими партнерами. Думаю, что такое взаимодействие надо поощрять.

Вопрос: В какой степени российская экономика зависит от энергетики (в контексте добычи и транспортировки нефти, природного газа)? Какие меры предпринимаются в России для снижения энергозависимости?

Ответ: Я уже начал говорить о реализующейся в России программе импортозамещения. Она также способствует и диверсификации экономики, снижению зависимости от нефтегазовых доходов. Года 3-4 назад их доля в бюджете страны превышала 50 %, сейчас же она опустилась на отметку ниже 40 %. Растет доля обрабатывающей промышленности – это автопром, фармацевтика, химический комплекс, пищевая промышленность, выпуск электрооборудования, увеличивается доля сельскохозяйственной продукции. В целом, наша экономика выходит из стагнации, ее оживление приобрело устойчивый характер.

Какие дальнейшие меры планируется реализовать? Это, прежде всего, увеличение производительности труда за счет модернизации производств и запуска новых промышленных объектов на базе самых современных технологий. Это улучшение инвестиционного климата, повышение качества профессионального образования, комплекс мер по стимулированию несырьевого экспорта и т.д.

Вопрос: Есть ли потенциал совместного инвестирования турецкими и российскими компаниями в России и Турции, а также в третьих странах? Если есть, как Вы считаете, в какие сферы могут быть эти совместные инвестиции направлены?

Ответ: Да, потенциал есть, и немалый. Кстати, работа на этом направлении – одно из важных средств масштабного расширения двустороннего торгово-экономического сотрудничества.

Как известно, Российский фонд прямых инвестиций и Турецкий суверенный фонд согласовали окончательные условия сотрудничества и создали совместный Российско-турецкий инвестиционный фонд. Каждая из сторон вкладывает в него по 500 млн. долл. Предполагается, что средства будут направлены на реализацию привлекательных инвестиционных проектов в таких секторах, как инфраструктурное строительство, здравоохранение и информационные технологии. В настоящее время ведется работа по определению конкретных проектов.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > mid.ru, 8 октября 2018 > № 2763009 Алексей Ерхов


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов

Оказывается, в Сирии все только начинается ...

Казалось бы, ну при чем тут ИГИЛ, Аль-Каеда и прочие?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Недавно в Вашингтоне состоялась одна очень примечательная конференция. На ней собравшиеся ученые мужи, представители госструктур, а также ранообразных военных ведомств США обсуждали последствия так называемой "арабской весны", которой минуло семь лет.А началась она, если вы помните, вроде как в Тунисе, а теперь, как решили собравшиеся, неплохо и подвести всего этого "демократического преобразования Ближнего Востока" промежуточные итоги.

Символично, что обсуждались на этом мероприятии в основном какие-то полностью оторванные от реалий аспекты этого самого "весеннего арабского наваждения" - где свергли какого диктатора, где женщины получили теперь больше прав, чем прежде, а где к власти вот-вот придут настоящие демократически настроенные силы, сотрудничать с которыми для Соединенных Штатов будет истинным удовольствием. И только про Сирию говорили в каком-то прошедшем времени. Словно и нет ее на свете больше, а все, что там творится, - так давно уже ни одному нормальному человеку не только не понять, но и перестало все это поддаваться какому-нибудь разумному осмыслению.

Зато мировая печать каждый божий день только и пестрит сообщениями о том кошмаре, который уже седьмой год продолжается именно в этой, некогда вполне себе процветавшей арабской стране. Причем сводки оттуда все чаще напоминают предверие чего-то поистине всемирно-катастрофического. Пахнущего уже не региональной, а настоящей мировой военной схваткой, в которой будут участвовать напрямую как минимум с десяток государств.

Причем чем ближе момент этой так называемой "сирийской развязки"(а к нему все идет семимильными шагами), тем больше ощущения чего-то непоправимого, с чем не смогли справиться ни многочисленные спецпосланники Генсека ООН, ни разного рода отставные и действующие политики, ни так называемое мировое сообщество. Которое, с одной стороны, вообще не представляет, что там на деле происходит. А с другой - и не может при всем желании ничего сделать, потому как там до самой Сирии никому из воюющих сторон нет никакого дела. И не было изначально, как бы печально подобное не звучало.

Одни говорят, что Сирия по-прежнему жива. А другие уверяют, что ее давно уж похоронили. Так кто же прав?

Поскольку сейчас сирийская эпопея входит в свою, пожалуй, самую опасную фазу, то неплохо было бы посмотреть на то, что же за все это время на территории страны произошло и что может произойти именно в Сирии и вокруг нее в самые ближайшие недели.

Прежде всего, никакой Сирии в том виде, какой она была до 2011 года, уже нет и никогда не будет. Сообщения о том, что сирийская армия, выступающая на стороне ее нынешнего президента, якобы контролирует все больше и больше территорий- натуральный блеф и пропагандистский миф. Даже если какие-то квадратные километры заняты сирийскими правительственными войсками под "крышей" российской авиации сегодня, завтра все может быть с точностью до наоборот. Сколько на сирийской территории так называемых джихадистов-исламистов да сторонников ИГИЛ, никому доподлинно неизвестно. Но, уверен, вполне достаточное количество, чтобы вести войну в Сирии годами, если не десятилетиями (если это кому-то действительно будет нужно).

Принципиально и то, что целый ряд районов сирийской территории по прошествии семи лет бесконечной войны всех против всех контролируют нынче уже не просто "ребята из ИГИЛ" или родственных ей организаций, а, по сути дела, кадровые воинские части армий США, Турции, Франции, Ирана и России. Все они там находятся потому, что так нужно их правительствам (война с ИГИЛ - это для интервью с журналистами). А кто пришел туда по просьбе "законного правительства в Дамаске", а кто - сам по себе - так какое это и для кого имеет значение?

С кем и кто воюет в Сирии на данном этапе - самый запутанный и неподдающийся осмыслению вопрос. Каждая из вышеперечисленных стран вроде бы воюет (как умеет, и с какими целями их послали туда правители- с такими и находятся) с таинственными силами мирового исламского радикализма и международного терроризма. Но, по сути дела, "гибридно" воюют они друг с другом. А Сирия- так это просто тренировочная площадка, на которой против любого противника можно применять любые средства и методы, пригодные для достижения конечной победы (правда, непонятно, над кем именно).

То, что сирийское правительство осталось пока у власти - не благотворительная миссия России и Ирана, а скорее жизненная необходимость для руководства обеих этих стран попытаться вытеснить из региона своих любимых и глубоко уважаемых "западных партнеров". Вот только "партнеры" эти никак из Сирии не "выдавливаются". Как раз напротив - они в Сирии намерены остаться надолго, если не насовсем. А самый активный участник так называемой "тройственной коалиции" вместе с Россией и Ираном - Турция - так и вовсе считает северные районы сирийской территории своими, и никак иначе.

Кто, где и какие конкретно районы страны контролирует - загадка даже для самых всезнающих спецслужб и спутников слежения. Дело в том, что на какую-то там Сирию и ее территорию вообще никто не обращает уже давно внимания. Каждый решает свои, сугубо "вопросы национальной безопасности". Под них захватываются новые районы, создаются так называемые "зоны разъединения", какие-то "районы карантина" для вывода боевиков вместе с их вооружением.

Про столь ранее популярную "высокую дипломатию" в этом вопросе вообще уже никто даже не вспоминает. А ведь шли сравнительно недавно бесплодные переговоры в Женеве. Не забылись еще ритуальные посиделки в Астане, где Анкара, Москва и Тегеран "на троих" что-то все время вроде как соображали. А в итоге интересы-то у них у всех настолько разные, что на местности, в той самой многострадальной Сирии, где они "случайно встретились", ни о каком взаимопонимании и речи ведь идти не может.

А ведь после Астаны минимум два десятка раз первые лица России, Ирана и Турции встречались в самых разных местах. Проводили они и двусторонние консультации, "сверяли часы", обещали добиться "полной де-экскалации" в Сирии (хотя никто толком-таки не может объяснить, что же это такое на понятном человеческом языке), а результата от этих всех заседаний-выступлений практически никакого.

Ведь как "откусывала" Турция кусочки (причем существенные вполне по размерам) от некогда сирийской единой территории - так и благополучно продолжает это делать. Как размещены были как минимум в трех районах бывшей единой Сирии американские спецподразделения, так они там и остаются - и никуда "без боя" уходить не собираются. Про российские войска даже и упоминать нет смысла: уже четырежды Москва официально объявляла о том, что боевая фаза пребывания российских подразделений в Сирии якобы "завершена". Но проходит неделя - и вновь то сбитый самолет (какая разница кем конкретно?), то вертолет, то обстрелы, то взрывы, и так - без конца и края.

Кто виноват во всем этом кошмаре, в принципе, понятно. А вот что дальше делать- неведомо никому

Когда только начиналась вся эта эпопея с так называемой "арабской весной", то ее ключевыми виновными дружно признавались радикальные исламские группировки, которые вознамерились и халифаты собственные на Ближнем Востоке и севере Африки посоздавать, и правя ими, распространить свою радикальную идеологию на другие регионы мира. Но как-то совсем иную причину всего этого до сих пор продолжающегося бардака никто особо не выпячивает. А зря, как мне кажется.

Дело здедсь ведь не только во всяческих "подпольных кознях" "американского империализма" и поддерживающих его других западных союзников. Да и исламисты-джихадисты ни с того ни с сего появиться нигде не могут. А главная причина взрывоопасных последствий продолжающегося на Большом Ближнем Востоке кризиса - в полной беспомощности тамошних правителей. Именно они несут, прежде всего, и самую главную ответственность за то, что там все повалилось-разрушилось вне зависимости от того, какова степень участия в этом ужасе различных посторонних сил.

Так вот, там, где руководство страны оказалось вполне вменяемым и дальнозорким (то же Марокко, Бахрейн, Иордания, Саудовская Аравия), "арабскую весну", а точнее, запрограммированный социальный бардак удалось предотвратить мирными и весьма эффективными средствами. А именно - выделением наиболее малоимущим группам населения адресной финансовой помощи, создание рабочих мест для безработной молодежи и наказание наиболее проворовавшихся чиновников на радость трудящимся массам.

Но вот там, где правители оказались совершенно неспособны разрешать кризисные ситуации в стране заранее, предчувствуя возможные последствия, то как в Сирии, Ливии или Йемене, все не просто обрушилось, а развалилось до основания. И теперь и в Сирии, и ряде других государств региона мира не только нет сейчас, его не будет не при каких правителях на обозримую перспективу.

А уж в том, что происходит уже семь лет в Сирии, повинен исключительно нынешний президент страны Башар Асад. Именно при его попустительстве и началась вся эта межсирийская война, и перешла она уже в фазу всемирного конфликта. Когда территорию, оставленную ему в правление отцом Хафезом Асадом, теперь делят между собой иностранные руководители. Причем каждый делает это только для своей выгоды, не принимая во внимание никаких именно сирийских интересов.

Да разве дело в Идлибе? Или разве только в нем?

Сейчас в центре внимания сирийской бойни все чаще упоминается город Идлиб, за который сирийской армии надо воевать с американцами, либо с ними должны будут воевать российские военные. Потому как иначе придется о едином государстве под началом Дамаска забыть навсегда. А про север Сирии так забыть и вовсе, потому как его к своим рукам (как и планировалось в Анкаре изначально) приберет Турция. Причем что символично: изменить здесь ничего нельзя - никакими переговорами и никакими призывами к всеобщему разуму.

Уже не первую неделю продолжаются тщетные попытки России и Ирана найти какое-то приемлемое решение с Турцией по поводу ее стремления фактически присоединить к себе бывшие теперь уже сирийские территории, где ранее проживали курды. А с Соединенными Штатами так и переговоров вести некому: Россия и Иран - в списках "оси зла" для Вашингтона, ну не с Б. Асадом же американцам обсуждать свое военное присутствие на территории этого государства!

Аналитики да политологи все никак не подсчитают, какое же количество "умеренных оппозиционеров", которых вооружали всю дорогу что американцы, что турки, скопилось именно в районе Идлиба. Кто называет цифру 30 тысяч, кто - 50. Но разве в этом дело? Факт в том, что для "зачистки" этой территории воевать той же сирийской армии и российской авиации придется с американцами. А вовсе не с джихадистами или "умеренными сирийскими оппозиционерами". Страшно? А что делать? Если страшно, то тогда надо расписаться в том, что Сирия теперь будет тем, что от нее осталось, а не тем, что было раньше.

Важно здесь то, что если из Ирака или Афганистана какие-то воинские части теми же американцами планировалось выводить, то из Сирии никто - а уж Турция и США особенно- больше никуда не уйдут. Иран также будет держать свои воинские части (не важно, как они конкретно называются и под каким "прикрытием" там находятся) в Сирии, потому как это единственный для него рычаг давления на Израиль (по крайней мере пока Б. Асад находится у власти). А вот что делать дальше России в этом "змеином котле" - вопрос на засыпку ее руководству, которое, как уже отмечалось, неоднократно объявляло об окончании сирийской военной кампании.

Между тем и сам Идлиб, и те, кто там по той или иной причине находится - большая увесистая дубинка и над головой Б. Асада, и тех, кто его поддерживает. Никакого мира, пока там будут находиться все те, кто напрямую заинтересован в продолжении бесконечной войны в регионе, быть просто не может. А следовательно обсуждать руководителям тех же России и Ирана надо не разгром так называемых боевиков и антиправительственных сил (это все зависит от того, кто и кого так будет дальше называть: к примеру, Б. Асада законным президентом Сирии признают только Россия и Иран, а вот США и Турция считают его международным преступником, достойным суда в Гааге), а совсем иное.

На сегодня существует лишь три варианта дальнейшего развития событий в Сирии. Первый - признать, что этого государства больше как такового нет (в его старых границах), и очерчивать (с помощью военных гарантий) границы новые. Вдоль которых официальный Дамаск при помощи России и Ирана сможет худо-бедно поддерживать свою власть.

Второй - все-таки воевать до победного конца, штурмовать Идлиб, уничтожать под корень (что 30 тысяч, что 50) оставшихся там боевиков, и заявлять о победе войск Б. Асада над мировым терроризмом и исламским радикализмом. Однако подобное- из области фантастики, потому как этого не допустят ни США, ни Турция (как бы они между собой публично не ругались). Есть еще, не забывайте, Израиль, который, пока сирийская армия пойдет на Идлиб, может "дать под дых" Дамаску совсем на ином направлении. И если в сирийском небе упадут еще российские самолеты, то мало никому не покажется.

И , наконец, третий вариант, который вообще никому не нужен. Оставить Сирию сирийцам - какие они есть, пусть такие там и живут. Без всяких Россий, Иранов, Турций и США. Ведь жили же они раньше, и при всех издержках "отсутствия демократии" западного образца никто и ни на что особо там не жаловался. Но кто же подобное допустит? Так что, скорее всего, именно раздел Сирии на анклавы, полугосударства и прочее- ее реальное будущее. Вот только, как мне видится, войну это и в Сирии, и вокруг нее не остановит. Потому что в этом никто не заинтересован, и потому что этого никто из "внешних участников конфликта" ни за что не допустит.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741113 Реджеп Тайип Эрдоган

Takvim (Турция): Историческое выступление Эрдогана на Генеральной Ассамблее ООН

Выступлению Эрдогана на ГА ООН аплодировали гораздо больше, чем выступлению Трампа. Он говорил о необходимости реформирования ООН, социально-экономических дисбалансах в мире, разрыве между развитыми и бедными странами. Не оставил он без внимания и сочинское соглашение, которое недавно подписали Турция и Россия, предотвратившее кровопролитие в Идлибе.

Takvim, Турция

Президент Реджеп Тайип Эрдоган выступил с речью на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи (ГА) Организации Объединенных Наций (ООН), состоявшейся в Нью-Йорке.

Приведем основные тезисы выступления президента Эрдогана.

Желаю, чтобы сессия Генеральной Ассамблеи этого года принесла благо всем народам мира. Эту встречу мы проводим в год 100-летия окончания Первой мировой войны. ООН за свою 73-летнюю историю добилась результатов, которые ни в коем случае не стоит недооценивать. Но со временем ООН стала далека от того, чтобы отвечать чаяниям человечества о мире и процветании.

Массовые убийства — в прошлом в Руанде, Сомали и до сих пор в Палестине — всегда происходили на глазах у СБ ООН. Даже если весь мир повернется спиной, мы, Турция, продолжим быть рядом с угнетаемыми палестинцами. Наше сердце не может мириться с тем, чтобы такая важная структура превратилась в институт, имя которого постоянно связывается с неудачами. Поэтому мы говорим, что структура ООН нуждается в комплексном реформировании. Мы говорим: «Мир больше пяти». Мир не тот, каким он был после Второй мировой войны. Почему не все 194 страны должны быть представлены в Совете Безопасности? В данный момент в совете пять постоянных мест, а остальные временные, которые вообще не имеют никакой инициативы.

Этому институту, который я считаю крайне важным для будущего мира, необходимо наращивать свою эффективность в сфере безопасности и социального равенства. Мы, Турция, видим, что есть очень важные дела, которые можно сделать посредством ООН. Спасение и счастье миру даст справедливость. Причина, по которой сегодня наш мир находится в тисках политической, социальной и экономической нестабильности, — отсутствие справедливости.

Если сегодня материальное состояние 62 самых богатых людей мира равно достатку половины всего мирового населения, значит есть проблема. Если 821 миллион человек каждый вечер засыпают голодными, а 621 миллиону человек ставится диагноз ожирение, значит есть проблема. Если 68 миллионов человек выселяются с насиженных мест, значит есть проблема. Справедливость, с точки зрения Мевляны, — это когда все стоит на своих местах. Давайте сделаем ООН рупором справедливости и поставим все на свои места. Давайте создадим глобальную форму управления, которая вселит надежду в будущие поколения. Опять же, согласно Мевляне, несправедлив тот, кто не выполняет задачи, которые на него ложатся.

Уважаемые делегаты, Турция, проводя глобальную гуманитарную дипломатию, делает все возможное для того, чтобы мир был справедливым. Мы принимаем четыре миллиона беженцев. Сумма, которую мы потратили только на сирийских беженцев, составила 32 миллиарда долларов. Кроме того, мы оказываем всевозможную гуманитарную помощь районам, которые мы взяли под свой контроль в Сирии. Беженцы могут пользоваться всеми услугами здравоохранения, которые мы предоставляем нашим гражданам, включая лекарственные препараты. От международных организаций мы получили в качестве поддержки 600 миллионов долларов, а от ЕС — 1,7 миллиарда евро. Обещание ЕС «3+3» миллиардов евро не выполняется в достаточной степени. Но мы каждый день продолжаем оказывать поддержку беженцам. Мы надеемся на более эффективную и гибкую помощь Турции, ведь благодаря нам мир не сталкивается с потоком беженцев. На сегодняшний день Турция по общему объему помощи в целях развития находится на шестом месте, по гуманитарной помощи — на первом месте.

Уважаемые делегаты, сегодня наш мир еще больше нуждается в коллективной ответственности во имя мира и равноправия. Под эгидой Исламской организации сотрудничества, в который мы до сих пор временно председательствуем, мы сделали очень серьезные шаги. Мы реализуем программу развития Сомали, где люди борются с голодом. Мы прилагали искренние усилия для решения кризиса в Персидском заливе. Мы содействуем всем сторонам в Ираке. В таких вопросах, как расизм, ксено-, исламофобия, мы тоже прилагаем усилия. Мы занимаем активную позицию относительно событий в Сирии. Как поддерживая женевский и астанинский процесс, так и присутствуя на поле боя, мы пытаемся обеспечить спокойствие в Сирии.

Благодаря сочинскому соглашению, которое мы недавно подписали с Россией, мы предотвратили кровавые атаки сирийского режима на Идлиб. Не допустив повторения в Идлибе ранее происходивших массовых убийств, мы сохранили открытым путь политического урегулирования в Сирии. Наша цель — очистить все сирийские земли от террористов. Мы хотим, чтобы против террористических организаций был выработан принципиальный подход. Те, кто снабжает террористические организации оружием, в будущем обязательно поплатятся за это.

Мы должны продемонстрировать более искренние усилия в отношении таких де-факто проблемных зон, как Сирия, Ирак, Йемен, Афганистан, Украина, Ливия, и потенциальных проблемных зон, таких как Балканы, Кавказ, Восточное Средиземноморье. Не все террористические организации черпают свою силу от терактов, некоторые из них используют более сложные, скрытые, обманчивые методы. Одна из таких организаций — террористическая организация Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen, FETÖ), которая убила наших граждан в ходе попытки госпереворота в ночь на 16 июля 2016 года. А где находится ее глава? Из Америки он экспортирует террор в 160 стран мира. Сначала он организовал попытку госпереворота, используя людей, которые проникли в наши органы безопасности, суды и вооруженные силы. Благодаря борьбе, которую мы ведем на протяжении последних пяти лет при поддержке нашего народа, мы во многом зачистили страну. Несмотря на это, многие государства, которых мы считали дружественными, упорно не желают передавать нам лиц, связанных с этой организацией. Те, кто до сих пор не осознал опасности, заплатят высокую цену за это. Посредством школ в 27 штатах США эта организация получает 763 миллиона долларов. Источник исходит отсюда. Поэтому я призываю все страны мира к активным действиям против FETÖ. С любой желающей страной мы готовы поделиться своим опытом в этом вопросе.

Торговые войны всегда приносили вред людям. Никто из нас не может молчать в ответ на использование экономических санкций в качестве оружия. Мы должны вместе противодействовать односторонним попыткам нарушить мировой торговый порядок. Создать хаос просто, а обеспечить порядок — крайне сложно. Сегодня некоторые страны настойчиво пытаются создать хаос. Нет большей опасности, чем миропорядок, надежда на который исчезла. Турция выступает за свободу как торговли, так и перемещения людей. Мы за то, чтобы решать наши проблемы путем конструктивного диалога. Мы активно сотрудничаем на таких платформах, как Всемирная торговая организация, G-20, Европейский Союз. Цель — взаимная выгода.

Давление и обвинения, обращенные против нашей страны, несправедливы. Мы верим, что сможем спасти мир от этого политического и экономического хаоса вместе со странами, которые разделяют наше видение. Мы предлагаем создать в рамках ООН организацию по делам молодежи с центром в Стамбуле. Во-вторых, 2019 год был объявлен международным годом пожилых людей. Третий Всемирный конгресс по проблемам старения состоится в Стамбуле. Всех желающих приглашаем принять в нем участие.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741113 Реджеп Тайип Эрдоган


Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 25 сентября 2018 > № 2740814 Гёкан Авджиоглу

«Москва удачно воплощает в жизнь идею мегаполиса для людей»

Гёкан Авджиоглу о развитии крупных агломераций, преобразовании Москвы и парке «Зарядье».

В Москве продолжается процесс создания новых объектов на территории ландшафтного парка «Зарядье». В этом году уже запущены «Ледяная пещера» и Концертный зал. На очереди – возведение гостиницы. О том, что собой будет представлять сооружение, в интервью «Московской перспективе» рассказал Гёкан Авджиоглу – глава архитектурного бюро GAD.

– Гёкан, спасибо, что согласились встретиться с нами. Расскажите, с какой целью вы приехали в Москву? Какие впечатления от города?

– Разрешите для начала немного рассказать о компании. Я являюсь основателем и главой архитектурного бюро GAD. Наш главный офис находится в Стамбуле, также наши филиалы расположены в крупнейших мировых столицах: Нью-Йорке, Лондоне, Дубаи и в Москве. Мы рады быть здесь, Москва – невероятно гостеприимный город!

– Чем вас привлекает Москва? Что особенного вы отметили для себя в архитектуре?

– Лично для меня Москва – один из самых зеленых городов, где много общественных пространств, в которых приятно гулять. Разумеется, здесь сумасшедший трафик, многие это критикуют. Но, несмотря ни на что, здесь очень много мест для общественного отдыха, прекрасные пешеходные маршруты, скверы и парки. Москва – фантастический город со множеством исторических зданий, церквей и храмов различных религий. Также очень интересно, как общественные городские пространства используются для проведения массовых мероприятий.

Я помню, как еще десять лет назад Москва была изолированной, а сегодня это город с открытым сознанием. Хорошее подтверждение тому – широкие международные мероприятия, например, Московский урбанистический форум или прошедший чемпионат мира по футболу. Хочется поздравить Москву с прекрасной организацией такого события на самом высоком уровне. Люди со всего мира убедились, как действительно нужно проводить подобные мероприятия. Для Москвы это важнейшее событие, представившее город как мегастолицу.

– Спасибо за высокую оценку. С какими бы крупными городами вы сравнили Москву? Что общего у нашей столицы, например, с Нью-Йорком, Парижем, Гонконгом или Стамбулом?

– Очень сложно сравнивать Москву с другими городами. Почему? Потому что все города очень разные. Когда ты живешь в небольшом городе, тебя более-менее все устраивает, но мегаполис – совсем другая среда, далеко не райское место. В мегаполисе тебя окружает много проблем. Например, если ты живешь на окраине, тебе необходимо постоянно пользоваться общественным или личным транспортом вместе с сотней тысяч людей. Сегодня мы наблюдаем динамику развития современных мегаполисов: они трансформируются в удобные города со множеством зеленых зон и пешей доступностью объектов инфраструктуры. Из большинства агломераций Москва наиболее удачно воплощает в жизнь идею мегаполиса для людей. Нью-Йорк тоже сегодня стремится к этой модели. Что касается Стамбула, то он пока отстает из-за множества преград – например, из-за зачаточного состояния инфраструктуры для людей с ограниченными возможностями, нехватки детских учреждений и трансформации городской среды. Москва более доступный город для людей, ее опыт будет полезен для многих мегаполисов. Ваша столица, несмотря на богатую многовековую историю, выглядит как современный город.

У Стамбула история в несколько тысяч лет, с особенным укладом жизни, непохожим на многие европейские мегаполисы. Сегодня мы поднимаем вопрос о сохранении территориального пространства городов с населением не более пяти миллионов человек. По нашим прогнозам, в ближайшие 15 лет более 300 млн человек будут жить в крупных городах и пригородах. Посмотрите на европейские примеры: мелкие города, находящиеся вблизи мегаполиса, пригородные территории – это все одна большая агломерация. Например, на юго-западе Турции существуют примеры развития технопарков вблизи крупных городов с собственной «закрытой» инфраструктурой, жильем и рабочими местами.

– Расскажите о своем проекте гостиницы в парке «Зарядье». Какие технологии вы используете?

– Наш проект еще в процессе. Главная идея – мы хотим создать комфортное пространство внутри потрясающего парка, реализовать новую концепцию гостеприимства: не только гостиничные номера, но и комбинирование жилого пространства с общественной территорией. Наш подход – это комплексное понимание прошлого в настоящем, мы стремимся привнести эти идеи и в наши московские проекты. Мы видим, что в Москве сохраняется интерес к техническим и инженерным аспектам городской сферы и архитектуры. Мы знаем, что зимой люди в Москве больше проводят времени в помещении, а летом на улице, поэтому хочется сочетать уровень комфорта повсеместно. Раньше существовали другие технологии и стандарты проектирования, в помещениях было очень темно, маленькие окна пропускали недостаточно солнечного света. Наша задача – использовать естественное освещение по максимуму, в том числе при проектировании общественных пространств объекта. Основные особенности проектов GAD – инновационные комбинации новых решений, технологий, форм, которые оказывают позитивное влияние на современную жизнь городов. В Москве всегда придавалось большое значение зеленым пространствам и паркам. Мы готовим свои проекты с учетом подобного экологического мышления.

– Какое ваше любимое место в Москве?

– Патриаршие пруды. Во-первых, это очень энергетически привлекательное место. Здесь очень много маленьких ресторанов, магазинчиков, здесь можно встретить интересных людей. Во-вторых, это историческое место Москвы, здесь жили многие выдающиеся личности. Патриаршие – такой же уникальный район, как Сохо в Нью-Йорке, Челси в Лондоне или Бебек в Стамбуле.

Алексей Горячев

МОСКОВСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 25 сентября 2018 > № 2740814 Гёкан Авджиоглу


Сирия. Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 сентября 2018 > № 2738347 Марианна Беленькая

Вместо битвы. О чем Путин и Эрдоган договорились по Идлибу

Марианна Беленькая

Широкомасштабная военная операция в зоне, которая находится под особой опекой Турции, неизбежно поссорила бы Москву и Анкару. В итоге Москва и Анкара сумели найти компромисс, хотя Путин и Эрдоган очень по-разному расставляют акценты в достигнутых соглашениях

В сирийском конфликте дошло до редкого события – соглашения, подписанные Россией и Турцией в Сочи, поддержали практически все заинтересованные стороны. Конечно, свои трактовки «Меморандума по стабилизации ситуации в зоне деэскалации Идлиб» есть у каждого участника конфликта, как и сомнения в успешной реализации договоренностей. Но на данный момент сочинский документ предотвратил широкомасштабную военную операцию в Идлибе, которая могла привести к тысячам жертв среди мирного населения. Также отложили вопрос о возвращении этой последней из четырех согласованных год назад зон деэскалации под контроль Дамаска.

В этом году президенты России и Турции встречались уже четыре раза. Перерыв между двумя последними встречами в Тегеране и Сочи был всего 10 дней. В иранской столице, где 7 сентября проходили переговоры в астанинском формате (Россия, Турция и Иран), не удалось решить судьбу зоны деэскалации Идлиб. Дело в том, что последние несколько месяцев сирийское руководство не скрывало планов вернуть этот район под свой контроль. Но широкомасштабная военная операция в зоне, которая находится под особой опекой Турции, неизбежно поссорила бы Москву и Анкару. Эрдоган тогда грозился выйти из астанинского формата, чего Москва не могла допустить, так как потеряла бы канал контактов со значительной частью сирийской вооруженной оппозиции.

В Большом Идлибе сконцентрировано около 80 тысяч бойцов оппозиции и, как отметил недавно спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура, 10 тысяч террористов. Речь в первую очередь идет об отрядах организаций «Джебхат ан-Нусра» и «Хизб ат-Туркестан аль-Ислами» (запрещены в РФ). Простой военный сценарий тут вряд ли был возможен, поэтому Москва решила попробовать договориться. Ее главным условием было размежевание оппозиции и террористов и прекращение провокаций вокруг российской авиабазы Хмеймим, куда из Идлиба запускались десятки беспилотников. Также размежевание должно было обеспечить безопасность населенных пунктов, примыкающих к зоне деэскалации.

Однако договоренностям мешали две вещи – желание Анкары оставить Идлиб под контролем вооруженной оппозиции вопреки позиции Дамаска, а также судьба иностранных бойцов радикальных группировок. Если в теории сирийцы, находившиеся в рядах «Ан-Нусры», могут присоединиться к вооруженной оппозиции (и такая договоренность есть), то иностранцам некуда бежать.

Демилитаризация плюс деэскалация

В итоге Россия и Турция нашли компромисс. Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган лично объявили суть достигнутых соглашений, а министры обороны двух стран в присутствии президентов подписали меморандум. Его текст, состоящий из десяти пунктов, официально не опубликован, но оказался в распоряжении СМИ. Содержание во многом соответствует тому, о чем уже говорили президенты в присутствии журналистов, а также последующим заявлениям официальных лиц.

Главной новостью меморандума стало объявление о создании к 15 октября на 15–20 км в глубь зоны деэскалации новой демилитаризованной зоны, которую должны покинуть радикальные террористические группировки. Как подчеркнул Владимир Путин, в том числе «Джебхат ан-Нусра». Он также добавил, что новая зона будет установлена вдоль линии соприкосновения вооруженной оппозиции с правительственными войсками. К 10 октября оттуда должно быть выведено все тяжелое вооружение: танки, реактивные системы залпового огня, орудия и минометы, принадлежащие всем сторонам конфликта.

Турецкие военные и российская военная полиция будут осуществлять координированный контроль вдоль границ демилитаризованной зоны, в том числе при помощи беспилотников. К концу года должно быть восстановлено транзитное сообщение по трассам Алеппо – Латакия (М4) и Алеппо – Хама (М5), часть маршрута которых проходит через Идлиб. В меморандуме также идет речь о расширении функций совместного ирано-российско-турецкого центра. Это показывает, что документ был согласован с Тегераном и это единая позиция астанинской тройки.

По словам Эрдогана, в случае реализации меморандума Москва и Анкара предотвратят «гуманитарную трагедию, к которой могли бы привести боевые действия». «Меморандум приведет к тому, что Турция не будет сталкиваться с еще более трудным положением, а также будет хорошим завоеванием для российской стороны», – заявил он. Эти заявления прозвучали столь размыто, что журналистам пришлось уточнять у российского министра обороны Сергея Шойгу, означают ли достигнутые договоренности, что в Идлибе не будет военной операции. «Да»,– ответил он. Однако к словам министра просится уточнение: «пока не будет».

Поэтому остается вопрос о судьбе террористов – куда их предполагается выводить? В меморандуме и словах Путина речь идет о выводе из демилитаризованной зоны. Означает ли это, что они могут оставаться внутри зоны деэскалации? Президент Эрдоган говорил более размыто – об отводе террористов из района, который контролирует сирийская оппозиция. Идет ли речь о размежевании, которое подставит террористов под точечные удары? Если же боевикам позволят покинуть Идлиб, то вопрос – куда они денутся или куда их отправят?

Пока разведывательные и военные ведомства Турции и России согласовывают списки, кого считать террористом, а кого нет. А часть руководства «Джебхат ан-Нусры» уже объявила, что никуда не собирается уходить, и призвала своих сторонников продолжить джихад. Тем самым они развязывают руки Турции (вместе с вооруженной оппозицией) и России для нанесения ударов по местам дислокации «несогласных» после 10 или 15 октября.

Разногласия союзников

Интересно, как по-разному два президента выделяли важное в достигнутых соглашениях.

Путин начал с исходящих из Идлиба угроз со стороны боевиков «провинции Алеппо, городу Алеппо и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим». Тем самым давая понять, что покончить с этими угрозами – главная цель России в достигнутых соглашениях. Если этого не произойдет, меморандум не будет реализован.

Эрдоган обещал, что совместные патрули положат конец провокациям со стороны третьих лиц. При этом отметил, что сирийская вооруженная оппозиция останется на тех территориях, которые контролировала до сих пор. Этот момент также выделил в своем твиттере официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын, как и еще два пункта меморандума. «Оппозиция останется в тех районах, где она уже есть. Россия и Турция будут проводить совместные патрули (хотя Эрдоган говорит о координации). Россия примет меры для предотвращения нападения на Идлиб», – написал он сразу после подписания документа.

Последний пункт в своем выступлении не упомянули ни президент России, ни президент Турции, но он есть в тексте меморандума. «Российская Федерация примет все необходимые меры для предотвращения военных операций и атак на Идлиб и сохранения статус-кво», – говорится в пункте номер два. Интересно, что об ответственности Турции в тексте ничего нет, хотя очевидно, что именно Анкара отвечает за действия вооруженной оппозиции в Идлибе.

Также президенты расставили разные акценты в своих заявлениях, когда говорили о будущем политического урегулирования в Сирии. «Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время», – сказал Путин. На что Эрдоган ответил: «Несомненно, было бы желательно осуществить конституционную реформу, а затем провести справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом». И здесь позиция Анкары ближе Вашингтону, чем Москве – будущее Сирии без нынешнего режима.

Открытым остается вопрос о будущем не только Сирии, но и самого Идлиба. Несмотря на то что Анкара гордится тем, что смогла пока оставить его в руках оппозиции, сами оппозиционеры испытывают сомнения, можно ли доверять Москве. Тем более в Дамаске трактуют договоренности в Сочи в свою пользу. «Нам самое главное, чтобы Идлиб вернулся под контроль сирийской власти. Достигнутая договоренность ускорит процесс возвращения», – сказала РИА «Новости» депутат народного совета Сирии Маха Шбиб. В таком же духе высказываются и многие официальные сирийские СМИ. Можно сказать, что Дамаск просто пытается сохранить лицо, но нельзя исключать, что Россия заверила сирийские власти в том, что по-прежнему привержена сохранению целостности Сирии и сосредоточению власти в одних руках. Впрочем, в Москве это никогда и не скрывали.

Примечательно, что с меморандумом согласились не только в Дамаске, но и в Тегеране. Накануне российско-турецкого саммита иранские власти заговорили о том, что Тегеран привержен мирному решению конфликта. «Тегеран убежден, что вопрос в отношении Идлиба должен быть решен таким образом, чтобы не нанести вреда мирному населению», – заявил официальный представитель МИД Ирана Бахрам Гасеми. И уже на следующий день после подписания меморандума иранский постпред в ООН Голям Али Хошру сказал, что правительство Ирана приветствует соглашение по Идлибу: «Это соглашение основано на выработанном в ходе встреч в Астане принципиальном подходе и нацелено на создание зоны деэскалации с тем, чтобы снизить возможность жертв среди гражданского населения в ходе борьбы с терроризмом».

То есть Иран дал добро на подписание соглашений в надежде, что борьба с террористами будет продолжена. До сих пор и Дамаск, и Тегеран к террористам относили и вооруженную оппозицию, которая отказывалась взаимодействовать с сирийским режимом.

Так что пока неизвестно, чем на самом деле обернутся достигнутые в Сочи соглашения. Но все стороны: и сами подписанты меморандума, и стороны конфликта, и все региональные игроки, от Ирана до США, – согласны, что масштабное кровопролитие удалось остановить. У всех появилась пауза, чтобы сосредоточиться не на военных сценариях, а на решении политических разногласий. По крайней мере, на месяц. А дальше в Сирии никто не заглядывает.

Сирия. Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 сентября 2018 > № 2738347 Марианна Беленькая


США. Иран. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2018 > № 2734997 Икбаль Дюрре

Икбаль Дюрре: Перспективы отказа от доллара пока туманны Мнение.

Заявление России, Ирана и Турции об отказе от доллара в торговых операциях между тремя странами уже стало определенным вызовом мировой экономике. Другой вопрос, насколько это реалистично и реализуемо в ближайшей перспективе в полном объеме. И тут ключевые слова – «в полном объеме».

Например, если мы возьмём за основу российско-турецкие экономические отношения, которые оцениваются примерно в $17-18 млрд в год (в лучшие времена было на $20 млрд больше), то около 80% из этой суммы составляет экспорт из России в Турцию.

Понятно, что России интересно производить взаиморасчеты в турецких лирах только в размере своего импорта из Турции, а самой Турции – наоборот. Эту же логику можно спроецировать на других участников договоренности. Получается, что подобная схема на данном этапе может эффективно работать только между равными.

И пока к договору о торговле в национальных валютах между Ираном, Россией и Турцией не подключатся Китай или европейские страны, он не даст, на мой взгляд, ожидаемого результата.

Для меня существует еще один вопрос: что будет с этим договором, когда хотя бы один участник помирится с Западом? Будет ли он так же настойчив в реализации подобного эксперимента?

Как видите, вопросов больше чем ответов.

Также хочу отметить, что подобный договор между Турцией и Россией уже несколько лет как существует. Но особого восторга мы не видим. Может быть я скептик, но считаю, что договор об отказе от доллара между тремя странами может стать хорошим началом, вернее продолжением, особенно с точки зрения доказательства их политического сближения, но в экономическом плане имеет туманные перспективы.

Несмотря на существующие и довольно серьезные противоречия между Турцией и США, Анкара все же уступит Штатам, потому что сегодняшнее тяжелое экономическое положение в стране вынудит Турцию пойти на послабления перед Америкой.

Но это не отразится на российско-турецких экономических договоренностях, в частности по трубопроводам и атомной станции. Некоторые эксперты в Турции считают, что иранские и азербайджанские углеводороды могут стать альтернативой российским. Однако, учитывая нестабильную политическую и экономическую ситуацию вокруг Ирана, которую инициируют западные силы, в первую очередь – США, и принимая во внимание факт, что запасы Азербайджана ограничены, такая точка зрения является как минимум несостоятельной. Надо понимать, что энергетические проекты с Россией помимо большого экономического значения для Турции еще и усиливают геополитическую позицию страны в регионе.

Примечание НиК: 7 сентября 2018 года в Тегеране состоялся трехсторонний саммит президентов России, Турции и Ирана по Сирии, в ходе которого обсуждался ряд экономических мер для отказа от использования американского доллара в торговле между странами.

М.Э. Икбаль Дюрре

Политолог, доцент кафедры Теории регионоведения МГЛУ

США. Иран. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2018 > № 2734997 Икбаль Дюрре


Россия. Украина. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2018 > № 2734282 Александр Занемонец

Автономия вместо автокефалии. Как можно разрешить украинский церковный кризис

Александр Занемонец

На Украине уже есть автономная церковь Московского патриархата. Скоро, вероятно, появится автономная церковь патриархата Константинопольского. Такая ситуация с середины 90-х годов сохраняется в маленькой Эстонии. Московский патриарх пригрозил разрывом с Константинополем в случае провозглашения украинской автокефалии. Можно предположить, что в случае провозглашения автономии разрыва не произойдет

О том, что разных православных церквей много, патриархов – тоже и отношения между ними складываются далеко не всегда так, как это хотелось бы московскому патриарху, многие услышали еще летом 2016 года, когда представители большинства православных церквей – во главе с константинопольским патриархом Варфоломеем – отправились на общий собор на греческом Крите. Но поскольку буквально за несколько дней до начала работы собора патриарх Кирилл решил на него не ехать, то и освещение его работы в российских СМИ, в том числе церковных, было минимальным.

Изначально одной из тем для обсуждения на Критском соборе была ситуация в православной церкви на Украине, где верующие разделены на три группы. Также обсуждали, как церковь может становиться автокефальной, то есть независимой от патриарха другой страны, от которого она зависела раньше. Возможно, именно это удержало патриарха Кирилла от того, чтобы ехать на Крит и выносить на общецерковное обсуждение то, что касается «нашего Киева».

История взаимоотношений церковной Москвы и церковного Киева во многом напоминает отношения самих стран. Если Киев, по словам первых древнерусских летописей, был «матерью городов русских», то киевский митрополит был главным из русских епископов. Еще более главным был Константинопольский патриарх, так как вся русская церковь была частью константинопольского патриархата до конца XVI века. И креститель Руси князь Владимир, и преподобный Сергий Радонежский, и преподобный Нил Сорский, и все другие русские средневековые святые были членами Константинопольского патриархата, а за литургией в русских храмах поминалось имя константинопольского (или вселенского, как он часто называется) патриарха.

Когда столица Руси переместилась из Киева на север, то и кафедра митрополита переехала вместе с ней. Постепенно киевский митрополит превратился в московского. Однако земли древней Киевской Руси были поделены между двумя государствами – Московским и Литовским. Митрополит принадлежащего Литве Киева тоже имел все основания считать себя преемником древних киевских митрополитов. И когда в 1589 году Московская церковь получила независимость от Константинополя, а ее митрополит стал именоваться патриархом, земли Литовской Руси вместе с Киевом в этот новый патриархат не вошли, оставшись в ведении константинопольского патриарха.

В XVII веке гражданский Киев соединился с Москвой, и Киевская митрополия оказалась отданной Константинополем Москве «в аренду»: московский патриарх получал право поставления киевского митрополита, но поминать в Киеве по-прежнему должны были вселенского патриарха. Неудивительно, что церковные границы на практике передвигаются вместе с границами государств. И, соответственно, не остаются неизменными.

Карта церковной Украины

В настоящее время православная карта Украины так же сложна, как украинская идентичность и даже язык. И она плавно меняется от востока страны к западу. От России к Польше. Одно можно сказать – по сравнению с Россией верующих, «практикующих верующих» на Украине значительно больше. И чем ближе к географическому западу, чем короче был в этих землях советский период, тем лучше сохранились традиционные структуры общества.

Православные верующие разделились на три группы, находящиеся друг с другом в непростых отношениях. Самая многочисленная церковь в сегодняшней Украине – это, несомненно, Украинская православная церковь. К ее названию часто добавляют еще два слова, впрочем, не значащиеся в официальном названии, – Украинская православная церковь Московского патриархата. Она полностью независима в своих внутренних, кадровых, финансовых решениях, но при этом является частью Русской православной церкви на правах широкой автономии. В ее составе числится около 12 тысяч приходов, при общем числе приходов в РПЦ – 36 тысяч. Это примерно треть всей РПЦ.

Следующей по масштабу после УПЦ МП украинской церковью является так называемый Киевский патриархат. Он чуть моложе современной украинской государственности. Его создателем и идеологом стал в начале 90-х годов еще советский киевский митрополит Филарет, которому не удалось в 1990 году стать московским патриархом. Более того, в 1992 году Московская патриархия официально отстранила его от управления Киевской митрополией, зная его идею, что у независимого государства должна быть независимая церковь.

Московских решений Филарет не признал, а тогдашний президент Украины Леонид Кравчук поддержал его курс на отсоединение и независимость. Будучи киевским митрополитом с 1966 года, Филарет без труда нашел возможность увести с собой множество духовенства и прихожан, когда в 1992 году провозгласил себя киевским патриархом, а свою церковь – независимым Киевским патриархатом. Наложенные на него Москвой в 1992 году «прещения», «анафемы» и даже лишение сана никак не сказались на его деятельности на Украине. Особенностью его «внутренней политики» стала украинизация богослужения и максимальная солидарность с новым независимым государством.

Единственной проблемой было то, что все остальные православные церкви не признали Киевский патриархат, сохраняя общение с УПЦ МП, – той церковью, которая осталась в составе РПЦ. Сегодня на Украине значится около пяти тысяч приходов Киевского патриархата.

Третьей православной общиной является Украинская автокефальная православная церковь. Она возникла после Февральской революции 1917 года, потом была запрещена в Советском Союзе и вновь легализовалась в начале 90-х, также не будучи признанной всей семьей православных церквей в мире. Сегодня в ее составе до тысячи приходов, в основном на Западной Украине.

Итак, непризнанные украинские церкви – КП и УАПЦ – сегодня имеют около шести тысяч приходов, а УПЦ МП – около 12 тысяч. Соотношение один к двум. В Московском патриархате справедливо говорят, что большинство верующих украинцев давно определились – они ходят в ту церковь, которая всеми на свете признается, то есть в каноническую. А раскольники могут принести покаяние и присоединиться. Наверное, так и было бы, если бы приходы этих раскольников не исчислялись тысячами, а идентичность их прихожан не была бы гораздо более «украинской» и куда менее «русской», так что о воссоединении с РПЦ – особенно в нынешней политической ситуации – говорить не приходится.

Кризис общения

Что такое каноническая церковь и кто такие раскольники? Православная церковь так устроена, что в ней не существует «ватикана», подчинение которому являлось бы гарантией правоверия. Различные православные церкви, так называемые поместные церкви, границы которых обычно совпадают с границами народов или стран, имеют одну и ту же веру и состоят друг с другом в «евхаристическом общении». Это означает, что их духовенство друг с другом служит и все верующие могут вместе причащаться.

Это единство в одной православной вере и вокруг одной чаши и является видимым единством всего православия. Церкви, в этом единстве состоящие, называются каноническими, то есть правильными. Если кто-то от этого единства отпадает, потому что изменил основы веры (или придумал новые), то это считается ересью. Если какая-то община отпадает от единства не по причинам веры, а по разным второстепенным соображениям, – будь то обрядовые различия (русские старообрядцы или греческие старостильники), конфликты епископов или разные политические обстоятельства, – то это считается расколом. И после раскола главное – восстановить «евхаристическое общение», договорившись по ходу о деталях.

Когда треть православных украинцев, приезжая на Святую землю, на Афон, да или просто в православные приходы в других странах, не может вместе с остальными служить и причащаться, это становится проблемой всей церкви, а не одной только Украины или патриарха Кирилла. За прошедшие четверть века ситуация не изменилась: раскольники не стали массово присоединяться к УПЦ МП, диалог не наладился, но при этом ситуация отделенности трети украинских верующих от всего мирового православия становится в современном открытом мире все более болезненной.

Неудивительно, что эти верующие и стали искать решение вопроса у константинопольского патриарха Варфоломея, который является первым из патриархов в православном мире (хотя и не всегда имеет рычаги влияния на другие поместные церкви). К тому же Киевская митрополия много веков была частью Константинопольского патриархата, который, следовательно, является для нее церковью-матерью.

Долгие годы жалобы раскольников оставались без ответа. На Критском соборе 2016 года общецерковного обсуждения не получилось, потому что патриарх Кирилл, а вместе с ним и киевский митрополит Онуфрий – глава УПЦ МП не приехали. И Константинополь решил действовать самостоятельно.

Первым делом вспомнили, что в XVII веке Киевская митрополия была сдана Москве разе что «в аренду», с обязательством поминать за богослужением вселенского патриарха: это условие, конечно же, было быстро забыто, хотя даже в XX веке константинопольские патриархи не раз напоминали, что по канонам Киевская митрополия в Московский патриархат не входит.

Эти воспоминания не могли иметь никакого практического смысла, когда Украина была в пределах Российской империи или Советского Союза. Но когда сегодня встает вопрос о восстановлении общения трети украинских верующих с церковью, напоминание об этом может привести к весьма ощутимым результатам. Константинополь официально напомнил об этом на своем Архиерейском соборе (Синаксисе) в Стамбуле в начале сентября. А если Украина и сегодня, пусть даже в теории, является зоной ответственности константинопольского патриарха, то он имеет право поучаствовать в судьбе тех православных, которые просят о его вмешательстве.

В качестве следующего практического шага Константинополь отправил на Украину в качестве экзархов двух своих епископов украинского происхождения (оба родились на Украине, один служит в украинских общинах Константинопольского патриархата в США, другой в Канаде). Экзарх – это личный представитель, легат патриарха. Что они будут делать на Украине в качестве посланников патриарха Варфоломея? Вероятно, вести переговоры с КП и УАПЦ, которые пока не состоят в общении с остальными православными церквами. Именно верующие и духовенство этих церквей могут составить ту митрополию Константинопольского патриархата на Украине, которая «по правилам» должна быть в этой стране.

Компромисс двух автономий

На Украине многие ждут автокефалии, то есть полностью независимой церкви, которая будет признана всеми. Ждет ее и президент Украины Петр Порошенко, лично приложивший немало усилий для переговоров с Константинополем. В Москве этого боятся и даже заявляют, что если Константинополем будет дан томос – документ, эту автокефалию провозглашающий, то Москва ее не признает и «прервет евхаристическое общение» с Константинопольским патриархатом. И это тоже объяснимо: две трети украинских верующих состоят в УПЦ МП и никакой автокефалии ни у кого не просят.

Вопрос предоставления автокефалии – полной церковной независимости – болезненный и сложный. У разных церквей на этот счет разные взгляды. Предоставить автокефалию лишь одной трети православных украинцев – нелогично. Получается, что большинство все равно останется с Московским патриархатом.

Интересно, что на Критском соборе 2016 года тему автокефалии обсудить не успели. Но вот предоставление автономии на нем было рассмотрено детально: «Каждая автокефальная церковь может предоставлять автономный статус только той церкви, которая находится в пределах ее канонического географического округа [о том, что Украина по-прежнему в пределах канонического географического округа Константинополя, уже объявлено].

В случае предоставления двумя автокефальными церквами автономного статуса в одной и той же географической церковной области и, как следствие, возникновения разногласий по поводу этих автономий участвующие стороны совместно или отдельно обращаются к вселенскому патриарху, чтобы тот изыскал каноническое решение вопроса согласно действующей всеправославной процедуре».

О чем здесь могла быть речь, как не об Украине? Там уже есть автономная церковь Московского патриархата. Скоро, вероятно, появится автономная церковь патриархата Константинопольского. Такая ситуация с середины 90-х годов сохраняется в маленькой Эстонии. Московский патриарх уже пригрозил разрывом с Константинополем в случае провозглашения украинской автокефалии. Можно предположить, что в случае провозглашения автономии разрыва не произойдет.

Что касается вопроса об автокефалии Украинской церкви, то пока никто не знает, каково «каноническое решение вопроса согласно действующей всеправославной процедуре». Вероятно, это и станет темой следующего Всеправославного собора, который будет созван уже после того, как на Украине появятся две автономные церкви двух совершенно законных, каноничных патриархатов.

Россия. Украина. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2018 > № 2734282 Александр Занемонец


Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров.

По завершении российско-турецких переговоров Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган сделали заявления для прессы.

В присутствии глав двух государств Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу и Министр национальной обороны Турецкой Республики Хулуси Акар обменялись подписанными экземплярами Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Только что мы с господином Президентом провели весьма содержательные и конструктивные переговоры. Это уже наша четвёртая встреча в текущем году. Как вы знаете, буквально десять дней назад мы вместе участвовали в российско-турецко-иранском саммите в Тегеране, посвящённом сирийскому урегулированию.

При обсуждении текущих вопросов российско-турецкого сотрудничества констатировали значительный рост двустороннего товарооборота. Его объём за семь месяцев этого года увеличился на 34 процента, превысив 15 миллиардов долларов, а за весь прошлый год – на 40 процентов, до 22 миллиардов.

Во многом это стало результатом реализации договорённостей, достигнутых в ходе проведённого в Анкаре в апреле VII заседания Совета сотрудничества высшего уровня, последовательной работы Межправительственной комиссии и профильных министерств и ведомств.

Как известно, Россия в соответствии с пожеланиями турецких партнёров сняла ограничения на поставки из Турции ряда сельхозпродуктов. В свою очередь рассчитываем на создание благоприятных условий для продвижения на рынок Турции российской продукции.

Развитию торговли должно способствовать последовательное увеличение доли национальных валют в двусторонних расчётах. По нашему с господином Эрдоганом мнению, это позволит минимизировать негативное воздействие внешней конъюнктуры.

Будем и далее продвигать ряд совместных стратегических проектов, в том числе в энергетике. Имею в виду атомную электростанцию «Аккую» и сооружение газопровода «Турецкий поток», который станет важнейшим элементом энергетической безопасности Турции и, надеюсь, всей Европы.

При обсуждении гуманитарной сферы двустороннего сотрудничества коснулись подготовки перекрёстных Годов культуры и туризма в наших странах в 2019 году.

В прошлом году Турцию посетило рекордное число россиян – 4,7 миллиона человек. Россия вышла на первое место по числу иностранцев, побывавших в Турции. В первом полугодии этого года количество российских туристов выросло ещё более чем на 40 процентов. Намерены и далее тесно взаимодействовать с нашими турецкими партнёрами в целях обеспечения максимально комфортных и безопасных условий для отдыха россиян в Турции.

Уважаемые коллеги! Мы, безусловно, сегодня достаточно много внимания уделили урегулированию ситуации в Сирии. Россия и Турция плотно работают над разрешением кризиса в этой стране. Работаем над укреплением режима прекращения боевых действий и улучшения гуманитарной ситуации.

Мы, в частности, сосредоточились на положении дел в провинции Идлиб с учётом наличия там крупных формирований боевиков и их инфраструктуры.

В ходе сегодняшних переговоров, сегодняшних консультаций нам удалось выйти на серьёзные решения, продвинуться в решении этой острой проблемы, выйти на согласованные решения.

Напомню, озабоченности российской стороны, а мы были одной из стран, которые создавали эту зону деэскалации, – на сегодняшний день наши озабоченности заключаются в том, что создаются угрозы со стороны боевиков, которые там сосредоточены, и провинции Алеппо, городу Алеппо, и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим.

На состоявшейся встрече мы рассмотрели подробно эту ситуацию и пришли к выводу, решили создать вдоль линии соприкосновения вооружённой оппозиции с правительственными войсками к 15 октября текущего года демилитаризированную зону глубиной 15–20 километров, с выводом оттуда радикально настроенных боевиков, в том числе «Джабхат ан-Нусра». К 10 октября 2018 года по предложению Президента Турции – осуществить вывод из этой зоны тяжёлого вооружения, танков, реактивных систем залпового огня, орудий и миномётов всех оппозиционных группировок. Контроль в демилитаризованной зоне организовать подвижными патрульными группами турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Восстановить транзитные сообщения по трассам Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама не позднее конца 2018 года – также по предложению турецкой стороны.

Россия и Турция подтвердили свою решимость бороться с терроризмом в Сирии во всех его формах и проявлениях. По нашему общему мнению практическая реализация спланированных шагов даст дополнительный импульс процессу политического урегулирования сирийского конфликта, позволит активизировать работу на Женевской платформе и будет способствовать возвращению мира на сирийскую землю.

В целом данный подход поддерживается руководством Сирийской Арабской Республики. В ближайшее время мы проведём с сирийским руководством дополнительные консультации.

Важно, что и Россия, и Турция намерены и далее всемерно использовать астанинский формат, возможности поиска долгосрочных политических развязок в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций.

Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время.

Хочу поблагодарить господина Президента, всех наших турецких коллег за сегодняшнюю совместную напряжённую, но конструктивную и результативную работу.

Благодарю вас за внимание.

Р.Эрдоган: Мой дорогой друг Путин! Дорогие члены делегаций! Уважаемые представители прессы!

Хочу всех вас приветствовать от всей души, сердечно.

Ещё раз хочу выразить удовлетворение тем, что нахожусь в России.

Хочу выразить благодарность в первую очередь господину Путину и всем нашим российским друзьям за гостеприимство.

С моим дорогим другом, как только что он сказал, мы уже в четвёртый раз встречаемся в текущем году. Вы также знаете, что мы часто проводим телефонные разговоры и таким образом обмениваемся мнениями.

Наше сотрудничество развивается и укрепляется на основе общей политической воли. В экономической сфере мы получаем хорошие, положительные результаты. Увеличивается наш торговый оборот: по сравнению с прошлым годом, когда торговый оборот вырос на 31 процент, в этом году торговый оборот увеличился на 33 процента.

Вместе с господином Путиным мы заложили основу атомной электростанции «Аккую», а также трубопровода природного газа «Турецкий поток».

В 2019 году в каждой из наших стран будет проведён перекрёстный Год культуры и туризма. Продолжается работа в этом направлении.

Как в прошлом году, так и в этом году российские туристы займут первое место по пребыванию в нашей стране среди иностранцев. В прошлом году рекорд составил 4,7 миллиона туристов. Наверное, в этом году эта цифра достигнет шести миллионов туристов.

С другой стороны мы также ожидаем либерализации визового режима относительно путешествий. Хочу отметить, что эти работы продолжаются на уровне министерств. Мы ожидаем, что результаты также будут положительные.

С господином Путиным мы также обсудили сирийский вопрос. В Тегеране в последний раз в ходе трёхстороннего саммита Турция выразила чётко и ясно свою позицию. На сегодняшней нашей встрече мы подумали о том, каким образом можно осуществить, претворить в жизнь наше соглашение, которого мы достигли в Тегеране.

В ходе наших двусторонних переговоров мы решили найти выход из ситуации, учитывая наши национальные интересы. В ходе переговоров с господином Путиным мы пришли к согласию, что необходимо решить идлибский вопрос в духе Астанинского процесса.

В ходе переговоров [решили, что] территорию, которая находится под контролем сирийской армии и оппозиции, необходимо демилитаризировать. Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там. Но вместе с тем совместно с Россией мы приложим все усилия, чтобы устранить все радикальные группы с этих территорий. Мы приложим все усилия, для того чтобы определить и предотвратить провокации со стороны третьих лиц. Благодаря совместным усилиям мы всё это предотвратим.

С этой целью Турция и Россия скоординированно будут проводить патрулирование этой территории. До тех пор Турция укрепит свои наблюдательные пункты в зоне деэскалации. В этом плане мы предотвратим гуманитарную трагедию, которая могла бы возникнуть в результате боевых действий.

С самого начала сирийского кризиса и по идлибскому вопросу Турция продолжает делать всё возможное. Этот Меморандум [о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб] приведёт к тому, что Турция не будет сталкиваться с ещё более трудным положением, а также [эта договорённость] будет хорошим завоеванием для российской стороны.

В ходе этой встречи мы также пришли к мнению, что территория, которая контролируется террористами, не ограничивается только Идлибской провинцией.

Организация, которая представляет угрозу нашей стране, – это прежде всего YPG, так называемый Отряд народной самообороны. Эта организация проводила этническую чистку. Касательно будущего Сирии, кроме Идлибской провинции, эта террористическая организация как раз является источником дестабилизации на востоке от Евфрата. В первую очередь необходимо полностью уничтожить эту террористическую организацию.

Как в ходе операции «Щит Евфрата», так и в ходе операции «Оливковая ветвь» мы осуществили очень важный шаг. Мы освободили территорию площадью четыре тысячи квадратных километров от ДАИШ и РПК, таким образом обеспечили возвращение наших сирийских братьев в эти регионы.

Также считаем, что имеет большое значение необходимость освободить территории от террористической организации PYD/YPG.

Считаем, что наше общее желание – Турции и России – заключается в том, чтобы было соблюдено решение Совбеза ООН №2254. Мы продолжим сотрудничество в этом направлении.

В рамках этого процесса странами – гарантами Астанинского процесса на прошлой неделе в Женеве была проведена встреча относительно конституционного комитета. Мы дали оценку этой встрече. Несомненно, желательно было бы, чтобы конституционная реформа была осуществлена, а затем были проведены справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом. Мы решили продолжить усилия для развития наших отношений.

Дорогие представители прессы!

Добрососедские отношения, общие интересы, а также взаимное уважение являются главными элементами, определяющими турецко-российские отношения. На этой основе мы до сих пор сделали много шагов, но этого недостаточно. Для того чтобы развить наше сотрудничество, нам необходимо продолжать двигаться в этом направлении.

Хочу выразить благодарность моему другу господину Путину за гостеприимство, оказанное мне лично и моей делегации. Большое спасибо. Надеюсь, что наши шаги, которые мы предприняли сегодня, пойдут на пользу народу Сирии.

Большое спасибо.

Турция. Сирия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2732989 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Турция. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2731652 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам российско-турецких переговоров.

По завершении российско-турецких переговоров Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган сделали заявления для прессы.

В присутствии глав двух государств Министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу и Министр национальной обороны Турецкой Республики Хулуси Акар обменялись подписанными экземплярами Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Уважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Только что мы с господином Президентом провели весьма содержательные и конструктивные переговоры. Это уже наша четвёртая встреча в текущем году. Как вы знаете, буквально десять дней назад мы вместе участвовали в российско-турецко-иранском саммите в Тегеране, посвящённом сирийскому урегулированию.

При обсуждении текущих вопросов российско-турецкого сотрудничества констатировали значительный рост двустороннего товарооборота. Его объём за семь месяцев этого года увеличился на 34 процента, превысив 15 миллиардов долларов, а за весь прошлый год – на 40 процентов, до 22 миллиардов.

Во многом это стало результатом реализации договорённостей, достигнутых в ходе проведённого в Анкаре в апреле VII заседания Совета сотрудничества высшего уровня, последовательной работы Межправительственной комиссии и профильных министерств и ведомств.

Как известно, Россия в соответствии с пожеланиями турецких партнёров сняла ограничения на поставки из Турции ряда сельхозпродуктов. В свою очередь рассчитываем на создание благоприятных условий для продвижения на рынок Турции российской продукции.

Развитию торговли должно способствовать последовательное увеличение доли национальных валют в двусторонних расчётах. По нашему с господином Эрдоганом мнению, это позволит минимизировать негативное воздействие внешней конъюнктуры.

Будем и далее продвигать ряд совместных стратегических проектов, в том числе в энергетике. Имею в виду атомную электростанцию «Аккую» и сооружение газопровода «Турецкий поток», который станет важнейшим элементом энергетической безопасности Турции и, надеюсь, всей Европы.

При обсуждении гуманитарной сферы двустороннего сотрудничества коснулись подготовки перекрёстных Годов культуры и туризма в наших странах в 2019 году.

В прошлом году Турцию посетило рекордное число россиян – 4,7 миллиона человек. Россия вышла на первое место по числу иностранцев, побывавших в Турции. В первом полугодии этого года количество российских туристов выросло ещё более чем на 40 процентов. Намерены и далее тесно взаимодействовать с нашими турецкими партнёрами в целях обеспечения максимально комфортных и безопасных условий для отдыха россиян в Турции.

Уважаемые коллеги! Мы, безусловно, сегодня достаточно много внимания уделили урегулированию ситуации в Сирии. Россия и Турция плотно работают над разрешением кризиса в этой стране. Работаем над укреплением режима прекращения боевых действий и улучшения гуманитарной ситуации.

Мы, в частности, сосредоточились на положении дел в провинции Идлиб с учётом наличия там крупных формирований боевиков и их инфраструктуры.

В ходе сегодняшних переговоров, сегодняшних консультаций нам удалось выйти на серьёзные решения, продвинуться в решении этой острой проблемы, выйти на согласованные решения.

Напомню, озабоченности российской стороны, а мы были одной из стран, которые создавали эту зону деэскалации, – на сегодняшний день наши озабоченности заключаются в том, что создаются угрозы со стороны боевиков, которые там сосредоточены, и провинции Алеппо, городу Алеппо, и нашим военным объектам на территории Сирии: это и Тартус, и Хмеймим.

На состоявшейся встрече мы рассмотрели подробно эту ситуацию и пришли к выводу, решили создать вдоль линии соприкосновения вооружённой оппозиции с правительственными войсками к 15 октября текущего года демилитаризированную зону глубиной 15–20 километров, с выводом оттуда радикально настроенных боевиков, в том числе «Джабхат ан-Нусра». К 10 октября 2018 года по предложению Президента Турции – осуществить вывод из этой зоны тяжёлого вооружения, танков, реактивных систем залпового огня, орудий и миномётов всех оппозиционных группировок. Контроль в демилитаризованной зоне организовать подвижными патрульными группами турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Восстановить транзитные сообщения по трассам Алеппо – Латакия и Алеппо – Хама не позднее конца 2018 года – также по предложению турецкой стороны.

Россия и Турция подтвердили свою решимость бороться с терроризмом в Сирии во всех его формах и проявлениях. По нашему общему мнению практическая реализация спланированных шагов даст дополнительный импульс процессу политического урегулирования сирийского конфликта, позволит активизировать работу на Женевской платформе и будет способствовать возвращению мира на сирийскую землю.

В целом данный подход поддерживается руководством Сирийской Арабской Республики. В ближайшее время мы проведём с сирийским руководством дополнительные консультации.

Важно, что и Россия, и Турция намерены и далее всемерно использовать астанинский формат, возможности поиска долгосрочных политических развязок в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций.

Продолжим работу по формированию конституционного комитета из числа представителей сирийского руководства, оппозиционных сил и гражданского общества. Задача – обеспечить запуск его работы в самое ближайшее время.

Хочу поблагодарить господина Президента, всех наших турецких коллег за сегодняшнюю совместную напряжённую, но конструктивную и результативную работу.

Благодарю вас за внимание.

Р.Эрдоган: Мой дорогой друг Путин! Дорогие члены делегаций, уважаемые представители прессы!

Хочу всех вас приветствовать от всей души, сердечно.

Ещё раз хочу выразить удовлетворение тем, что нахожусь в России.

Хочу выразить благодарность в первую очередь господину Путину и всем нашим российским друзьям за гостеприимство.

С моим дорогим другом, как только что он сказал, мы уже в четвёртый раз встречаемся в текущем году. Вы также знаете, что мы часто проводим телефонные разговоры и таким образом обмениваемся мнениями.

Наше сотрудничество развивается и укрепляется на основе общей политической воли. В экономической сфере мы получаем хорошие, положительные результаты. Увеличивается наш торговый оборот: по сравнению с прошлым годом, когда торговый оборот вырос на 31 процент, в этом году торговый оборот увеличился на 33 процента.

Вместе с господином Путиным мы положили основу атомной электростанции «Аккую», а также трубопровода природного газа «Турецкий поток».

В 2019 году в каждой из наших стран будет проведён перекрёстный Год культуры и туризма. Продолжается работа в этом направлении.

Как в прошлом году, так и в этом году российские туристы займут первое место по пребыванию в нашей стране среди иностранцев. В прошлом году рекорд составил 4,7 миллиона туристов. Наверное, в этом году эта цифра достигнет шести миллионов туристов.

С другой стороны мы также ожидаем либерализации визового режима относительно путешествий. Хочу отметить, что эти работы продолжаются на уровне министерств. Мы ожидаем, что результаты также будут положительные.

С господином Путиным мы также обсудили сирийский вопрос. В Тегеране в последний раз в ходе трёхстороннего саммита Турция выразила чётко и ясно свою позицию. На сегодняшней нашей встрече мы подумали о том, каким образом можно осуществить, претворить в жизнь наше соглашение, которого мы достигли в Тегеране.

В ходе наших двусторонних переговоров мы решили найти выход из ситуации, учитывая наши национальные интересы. В ходе переговоров с господином Путиным мы пришли к согласию, что необходимо решить идлибский вопрос в духе Астанинского процесса.

В ходе переговоров [решили, что] территорию, которая находится под контролем сирийской армии и оппозиции, необходимо демилитаризировать. Оппозиция, которая контролирует эти территории, продолжит оставаться там. Но вместе с тем совместно с Россией мы приложим все усилия, чтобы устранить все радикальные группы с этих территорий. Мы приложим все усилия для того, чтобы определить и предотвратить провокации со стороны третьих лиц. Благодаря совместным усилиям мы всё это предотвратим.

С этой целью Турция и Россия скоординированно будут проводить патрулирование этой территории. До тех пор Турция укрепит свои наблюдательные пункты в зоне деэскалации. В этом плане мы предотвратим гуманитарную трагедию, которая могла бы возникнуть в результате боевых действий.

С самого начала сирийского кризиса и по идлибскому вопросу Турция продолжает делать всё возможное. Этот Меморандум [о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб] приведёт к тому, что Турция не будет сталкиваться с ещё более трудным положением, а также [эта договорённость] будет хорошим завоеванием для российской стороны.

В ходе этой встречи мы также пришли к мнению, что территория, которая контролируется террористами, не ограничивается только Идлибской провинцией.

Организация, которая представляет угрозу нашей стране, – это прежде всего YPG, так называемый Отряд народной самообороны. Эта организация проводила этническую чистку. Касательно будущего Сирии, кроме Идлибской провинции, эта террористическая организация как раз является источником дестабилизации на востоке от Евфрата. В первую очередь необходимо полностью уничтожить эту террористическую организацию.

Как в ходе операции «Щит Евфрата», так и в ходе операции «Оливковая ветвь» мы осуществили очень важный шаг. Мы освободили территорию площадью четыре тысячи квадратных километров от ДАИШ и РПК, таким образом обеспечили возвращение наших сирийских братьев в эти регионы.

Также считаем, что имеет большое значение необходимость освободить территории от террористической организации PYD/YPG.

Считаем, что наше общее желание – Турции и России – заключается в том, чтобы было соблюдено решение Совбеза ООН №2254. Мы продолжим сотрудничество в этом направлении.

В рамках этого процесса странами-гарантами Астанинского процесса на прошлой неделе в Женеве была проведена встреча относительно Конституционного комитета. Мы дали оценку этой встрече. Несомненно, желательно было бы, чтобы конституционная реформа была осуществлена, а затем были проведены справедливые выборы, после чего сирийский народ уже будет управляться демократическим режимом. Мы решили продолжить усилия для развития наших отношений.

Дорогие представители прессы! Добрососедские отношения, общие интересы, а также взаимное уважение являются главными элементами, определяющими турецко-российские отношения. На этой основе мы до сих пор сделали много шагов, но этого недостаточно. Для того чтобы развить наше сотрудничество, нам необходимо продолжать двигаться в этом направлении.

Хочу выразить благодарность моему другу господину Путину за гостеприимство, оказанное мне лично и моей делегации. Большое спасибо. Надеюсь, что наши шаги, которые мы предприняли сегодня, пойдут на пользу народу Сирии.

Большое спасибо.

Турция. Сирия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 сентября 2018 > № 2731652 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 сентября 2018 > № 2763019 Алексей Ерхов

Интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Турции А.В.Ерхова изданию «Газетем», 11 сентября 2018 года

Вопрос: За 10 месяцев 2017 г. число прибывших в Турцию российских туристов увеличилось на 495%, достигнув 4,57 млн. человек. Это рекордный показатель. Каковы Ваши прогнозы по количеству ростуристов на 2018 г.?

Ответ: В 2017 году число посетивших Турцию российских туристов достигло рекордной цифры – 4,7 млн. человек. Таким образом наша страна вышла на первое место по количеству туристов, направленных в Турцию. В текущем году мы ожидаем продолжение роста показателей, может быть, не такими стремительными темпами, как в прошлом году, так как планка, от которой мы отталкиваемся, уже довольно высокая. Видимо, будут новые рекорды: по оценкам, по итогам 2018 г. эта цифра может достичь шести миллионов человек. Российским туристам очень нравится отдыхать в Турции. Здесь они находят солнце, море, богатое историческое и культурное наследие, достойный уровень обслуживания и комфорта. Надеюсь, знаменитое турецкое гостеприимство и впредь будет радовать россиян.

Вопрос: Как известно, по-прежнему турецкие граждане вынуждены получать визы для поездок в Россию. Планирует ли Россия предпринять какие-либо шаги в целях либерализации визового режима в отношении Турции?

Ответ: Консульско-визовые вопросы, как Вам известно, постоянно находятся в центре повестки дня российско-турецких контактов на всех уровнях. После того, как два года назад в силу некоторых обстоятельств действие Межправительственного соглашения 2010 г. о взаимных поездках граждан было прекращено, турецкая сторона действительно в одностороннем порядке пошла на послабление визового режима. Разумеется, можно только приветствовать такой шаг, предпринятый в интересах развития туристического сектора Турции, с целью поощрения притока в страну российских туристов. Российская сторона – по ряду весомых причин – пока не готова идти на полное восстановление действия соглашения. В то же время мы готовы обсуждать с турецкими коллегами возможности либерализации визового режима для отдельных категорий граждан, в частности, владельцев служебных и специальных паспортов, представителей деловых кругов, водителей-дальнобойщиков. Это, в частности, еще раз было подчеркнуто в ходе последних встреч министров иностранных дел наших стран, которые условились ускорить работу по этим вопросам.

Вопрос: Отмена ограничений и запретов в торговле между двумя странами оказывает положительное влияние на показатели. Каковы Ваши цели и ожидания в отношении внешнеторгового оборота между странами? Российско-турецкие отношения сегодня находятся на подъеме. Но достижение цели в 100 млрд. долл. представляется крайне отдаленной перспективой.

Ответ: За прошлый год рост российско-турецкого товарооборота составил 40,5 %. Если оперировать абсолютными цифрами, он превысил 22 млрд долл. США. Таким образом, Россия вышла на третье место по объему турецкого экспорта, тогда как Турция поднялась на 7-ое место в ряду основных внешнеэкономических партнеров России. Показатели первых месяцев текущего года свидетельствуют, что наши страны продолжают наращивать торговлю.

Конечно, заявленная нашими президентами цель в 100 млрд. долл. является впечатляющей и амбициозной, особенно сегодня, когда некоторые наши заокеанские партнеры в угоду продвижения любой ценой собственных коммерческих интересов игнорируют правила международной торговли и нормы ВТО, сплошь и рядом прибегают к экстерриториальному применению собственного законодательства, разного рода санкционным ограничениям. Такая недобросовестная конкуренция диктует необходимость расширения нашего с Турцией двустороннего сотрудничества, в т.ч., кстати, на те сферы, где мы могли бы координировать шаги по противодействию оказываемому на нас давлению.

Считаю, что такая ситуация обязывает нас всех, и хозяйствующие субъекты, и государственные структуры, работать с двойной отдачей, чтобы выполнить поставленную перед нами задачу. Большое значение в этой связи приобретает дальнейшая диверсификация торгово-экономических связей, расширение сфер взаимодействия, наращивание деловой активности, распространение ее на все новые и новые сферы. Отрадно, что на нынешнем этапе мы договариваемся сотрудничать в таких областях, о которых ранее даже и подумать не могли.

Важная миссия в этих процессах ложится на финансовый и банковский сектор – с учетом принципиальной важности вопроса о переходе на использование национальных валют в двусторонних расчетах. В общем, совместная работа по расширению торгово-экономических связей ведется, и стороны не свернут с этого пути. Как поется в известной песне, «как бы ни было трудно» - ‘zor olsa da…’

Вопрос: Разрабатываются ли Россией новые проекты с целью активизации в будущем межрегиональных связей?

Ответ: За текущий год Турцию посетили делегации Республики Татарстан, Рязанской, Ульяновской и Орловской областей. В плане на этот и начало следующего года – визиты Пензенской, Костромской, Нижегородской, Кемеровской, Свердловской областей, а также Республики Дагестан. Турецкий бизнес достаточно широко представлен в Москве, Казани, Санкт-Петербурге. Но в России значительно больше привлекательных для бизнеса мест. Призываю турецких предпринимателей обратить внимание и на другие регионы России.

Возьмем, к примеру, Республику Крым. Наличие довольно крупной мусульманской общины на полуострове делает ее одним из наиболее привлекательных регионов для турецких инвесторов. Тем более, что в последние несколько лет там наметилась устойчивая тенденция к росту экономики. Активно возводятся новые и реконструируются старые инфраструктурные объекты, введен в эксплуатацию для автомобильных перевозок мост через Керченский пролив, продолжается укладка автомагистрали «Таврида», которая соединит Крымский мост и г.Севастополь. Широкие возможности для инвесторов в Крыму создает Свободная экономическая зона, предполагающая льготный режим в сфере земельных отношений, строительства, особые условия предпринимательской деятельности.

Кстати, расширению торгово-экономического сотрудничества и росту взаимных инвестиций могло бы содействовать налаживание прямых связей между бизнес-ассоциациями, в т.ч. региональными, присутствие турецких предпринимателей на ведущих международных ярмарках, проводимых в России не только в столице. В этой связи хотел бы рекомендовать турецким бизнесменам более активно участвовать в Петербургском, Ялтинском, Восточном международных экономических форумах, в Международном инвестиционном форуме в Сочи, в международной промышленной выставке «Иннопром» в Екатеринбурге, где всегда есть возможность установить новые контакты, найти новых бизнес-партнеров, наладить взаимодействие с представителями российских властей.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 сентября 2018 > № 2763019 Алексей Ерхов


Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726855 Реджеп Тайип Эрдоган

WSJ (США): Мир должен остановить Асада

Президент Турции заявил, что захват сирийской провинции Идлиб обернется гуманитарной катастрофой. Эрдоган безуспешно призывает мировое сообщество прекратить огонь в Сирии, так как военные действия в этом регионе негативно сказываются не только на внутренней обстановке в Турции, но и в дальнейшем понесут разрушительные последствия для всего мира, сообщает The Wall Street Journal.

Если сирийский режим пойдет в наступление на Идлиб, возникнет гуманитарная и геополитическая катастрофа

Реджеп Тайип Эрдоган, The Wall Street Journal, США

На южной границе Турции преступный режим Башара Асада в течение семи лет ведет борьбу против сирийских граждан, подвергая их незаконным арестам, систематическим пыткам, устраивая казни без суда и следствия, сбрасывая на них бочковые бомбы и используя против них химическое и обычное оружие. В результате гражданской войны в Сирии, которую Совет ООН по правам человека назвал «самой страшной рукотворной катастрофой со времен Второй мировой войны», миллионы ни в чем не повинных людей стали беженцами или внутренне перемещенными лицами.

Турция предпринимает огромные усилия для облегчения страданий сирийского народа, размещая у себя 3,5 миллиона беженцев — больше, чем любая другая страна в мире. В то же время, мы стали мишенью для террористических организаций, действующих рядом с нашей страной, среди которых так называемое «Исламское государство» (запрещено в России — прим. перев.) и Курдская рабочая партия. Ни огромные расходы на гуманитарные усилия, ни обеспокоенность по поводу безопасности не ослабили нашу решимость.

Сталкиваясь с этими вызовами, Турция прилагает дипломатические усилия по поиску политического решения проблемы. Мы усадили сирийскую оппозицию за стол переговоров в Женеве и вместе с Россией и Ираном начали астанинский процесс. Впоследствии Турция в качестве посредника сумела добиться прекращения огня в ряде районов, создать зоны деэскалации и эвакуировать гражданское население с территорий, подвергшихся атакам режима.

Сегодня мы снова оказались в критической ситуации, поскольку режим Асада при помощи своих союзников готовится начать массированное наступление на Идлиб, где проживает примерно три миллиона человек. Это одно из немногих оставшихся в стране безопасных убежищ для внутренне перемещенных сирийцев. Пытаясь предотвратить это наступление, мое правительство содействовало созданию зоны деконфликтизации и установило 12 наблюдательных постов, чтобы фиксировать нарушения режима прекращения огня и сообщать о них миру.

Режим Асада пытается обосновать готовящееся наступление, утверждая, что оно является контртеррористической операцией. Но бесспорно то, что ни одна страна в мире не осознает необходимость борьбы с терроризмом лучше Турции, которая страдает от террористических атак с самого начала сирийского конфликта, подрывающего безопасность во всем регионе. Башар Асад принял неверное решение. Нельзя жертвовать жизнями невинных людей во имя борьбы с терроризмом. Это приведет лишь к тому, что будут возникать новые очаги терроризма и экстремизма. Усиление ИГИЛ стало следствием, а не причиной происходящего в Сирии. Международное сообщество обязано сдержать это насилие и не дать терроризму пустить корни.

В Идлибе мы сталкиваемся с аналогичными вызовами. Некоторые организации, отнесенные к разряду террористических, в том числе, «Хайат Тахрир аш-Шам», продолжают активные действия в этой провинции. Однако данные боевики составляют лишь ничтожно малую долю населения Идлиба. Чтобы ликвидировать террористов и экстремистов в Идлибе и призвать к ответу иностранных боевиков, необходима всеобъемлющая международная контртеррористическая операция. Умеренные повстанцы сыграли ключевую роль в борьбе Турции против террористов на севере Сирии. Их помощь и содействие также будут очень важны в Идлибе.

Действия по недопущению наступления в Идлибе не должны ослабить контртеррористические усилия. Турция успешно борется с террористическими группировками, в том числе, с ИГИЛ (запрещено в России — прим. перев.) и Курдской рабочей партией. При этом она не причиняет вреда гражданскому населению и не вынуждает его покидать места своего проживания. Ради восстановления стабильности в пострадавших районах десятки турецких военнослужащих отдали свои жизни. Турция сумела установить порядок на севере Сирии, и это выступает доказательством того, что ответственный подход к борьбе с террористами помогает завоевывать умы и сердца людей.

По мере приближения наступления на Идлиб все члены международного сообщества должны понять долю своей ответственности. Последствия бездействия будут колоссальные. Мы не можем отдать сирийский народ на милость Башара Асада. Цель его наступления на Идлиб — бессистемные и огульные удары с задачей уничтожения оппозиции, а не подлинная и эффективная кампания против терроризма. Своим наступлением режим также создаст серьезные гуманитарные риски и проблемы безопасности для Турции, для Европы и для других регионов.

США, которые все внимание сосредоточили на химических атаках, должны отказаться от этой весьма спорной иерархии смертей. От обычного оружия гибнет гораздо больше людей. Но ответственность за прекращение кровопролития несет не только Запад. Наши партнеры по астанинскому процессу Россия и Иран также обязаны остановить эту гуманитарную катастрофу.

Катастрофа в Идлибе приближается. Если международное сообщество, включая Европу и США, не предпримет незамедлительные действия, расплачиваться придется не только безвинным сирийцам, но и всему миру. Турция делает все возможное, чтобы не допустить кровопролития в соседней стране. Чтобы мы добились успеха в этих усилиях, остальной мир должен отказаться от своекорыстных интересов и поддержать политическое урегулирование.

Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 сентября 2018 > № 2726855 Реджеп Тайип Эрдоган


Иран. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 сентября 2018 > № 2724213 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган

Пресс-конференция по итогам встречи с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

По итогам Третьей трёхсторонней встречи глав государств – гарантов Астанинского процесса содействия сирийскому урегулированию Владимир Путин, Хасан Рухани и Реджеп Тайип Эрдоган дали совместную пресс-конференцию.

Х.Рухани (как переведено): Во имя Бога милостивого и милосердного!

Мы очень рады тому факту, что Третий саммит стран – гарантов Астанинского процесса в Тегеране сегодня состоялся. До этого саммита первый саммит провели в Сочи, второй – в Анкаре.

Сегодняшний саммит был очень эффективным и полезным. Я думаю, что на сегодняшнем саммите мы обсуждали разные вопросы, у нас была очень хорошая координация относительно недавних событий и сегодняшних вопросов в Сирии. Этот саммит проводится, в то время как американцы думают о том, чтобы обвинить сирийское правительство в химатаке, и под этим обвинением они хотят вмешаться, незаконно вмешаться в сирийскую территорию.

Сегодня мы на этом саммите поговорили о том, что вмешательство иностранных войск, таких как США, а также сионистский режим Израиля, не могут быть допустимы. Все мы согласны с тем, что иностранное вмешательство не должно случиться, и иностранное вмешательство может только усугубить ситуацию, может только осложнять процесс мира и стабильности. От этого сирийский народ только пострадает.

Следующий вопрос – Идлиб. Один из самых деликатных вопросов, который сегодня поднимается во всём мире. С одной стороны, несколько тысяч террористов, вооружённых боевиков из Джабхат ан-Нусра и даже из ИГИЛ и других террористических группировок сегодня присутствуют и активно работают в Идлибе, и они хотят подорвать безопасность Сирии. И могу сказать, что они только могут заниматься террористическими актами против населённых пунктов в этом регионе. А с другой стороны, чтобы уничтожить этих террористов, из-за того, что населённые пункты очень близки друг к другу, нас беспокоит тот факт, что мы должны так бороться с этими террористами, чтобы населённые пункты и гражданское население не пострадало от этого.

На этом саммите как во вступительной речи, так и после вступительных речей мы все были согласны в том, что мы в первую очередь должны призывать террористов, чтобы они сложили оружие, чтобы прекратили военную агрессию против народов, потому что их подход, их военный подход, может быть опасен для Идлиба.

Также на сегодняшнем саммите мы подчеркнули, что процесс создания конституции Сирии мы должны упростить и ускорить, чтобы окончательно была новая конституция, конечно же, с присутствием правительства Сирии, а также с присутствием представителей сирийских оппозиций. Это, конечно, определит будущее Сирии, а также вопрос беженцев и переселенцев в соседних странах, необходимо сделать так, чтобы они смогли вернуться на свои земли. Обмен задержанными и вопрос восстановления Сирийской Арабской Республики – мы все, страны-гаранты, подчеркнули эти важные моменты, которые приобретают очень большое значение для судьбы Сирии.

Мы очень рады, что спустя семь лет после того, как сирийский народ страдал от множества террористических действий, сегодня сирийский народ стал очень близок к успешному концу в борьбе с терроризмом. Нам удалось выдавить террористов из определённых территорий, и они сконцентрировались в одном определённом месте. Государство смогло взять под контроль большинство своих территорий. Я думаю, что в не очень далеком будущем безопасность может восторжествовать в Сирийской Арабской Республике, и это также очень важный момент, дело трёх стран, которые сегодня собрались в Тегеране.

Подчеркнули очень важный момент, что наше совместное взаимодействие должно продолжаться, этот процесс до конца и до искоренения террористов, до установления демократии в Сирии, до возвращения беженцев, до установления стабильности и мира, мы должны продолжить свои совместные взаимодействия. И, дай Бог, следующий саммит трёх стран-гарантов будут проводить в Российской Федерации.

Сегодня мы приняли декларацию, с которой были согласны три стороны. Там открыто и откровенно определён наш путь на дальнейшее взаимодействие, мы будем продолжать свои усилия для установления стабильности и безопасности не только в Сирии, а по всему региону будем продолжать свою работу.

Прошу Вас, господин Путин, Президент Российской Федерации.

В.Путин: Уважаемый господин Президент Рухани! Уважаемый господин Президент Эрдоган! Дамы и господа!

Переговоры в трёхстороннем формате прошли в конструктивной и деловой атмосфере. Обсудили с президентами Ирана и Турции ключевые аспекты нашего взаимодействия для урегулирования в Сирии, приняли по итогам Совместное заявление, в котором зафиксировали достигнутые договорённости.

Россия, Иран и Турция продолжат активные усилия по борьбе с терроризмом, продвижению межсирийского диалога и улучшению гуманитарной ситуации.

Для решения этих задач имеем в виду и впредь широко использовать возможности астанинского формата, который сохраняет востребованность как эффективный инструмент обеспечения реальной нормализации жизни в Сирии, проведения политических преобразований в интересах всех сирийцев без исключения.

Будет продолжена практика международных встреч на экспертном уровне с участием делегаций стран – гарантов, а также представителей сирийского правительства, оппозиции, наблюдателей Организации Объединённых Наций. Напомню при этом, что уже прошло десять раундов таких консультаций.

Наш общий безусловный приоритет – окончательная ликвидация терроризма в Сирии. Недавно при поддержке российских Воздушно-космических сил успешно освобождена юго-западная часть страны. Главная задача на данном этапе – изгнать боевиков из провинции Идлиб, где их присутствие несёт прямую угрозу безопасности сирийских граждан и жителей всего региона.

Обсудили конкретные меры по поэтапной стабилизации в идлибской зоне деэскалации, которые, среди прочего, предусматривают возможности замирения для тех, кто готов к диалогу. По предложению Президента Турции господина Эрдогана призвали все конфликтующие стороны к прекращению огня, прекращению насилия.

При этом считаем недопустимым, когда под предлогом защиты гражданского населения террористов хотят вывести из-под удара, а также нанести урон правительственным войскам Сирии. Как представляется, именно на это направлены и попытки инсценировать применение сирийскими властями отравляющих веществ. У нас имеются неопровержимые доказательства подготовки боевиков к таким операциям, к таким провокациям. Проинформировал в этой связи коллег о проводимой Россией работе в рамках Совета Безопасности ООН и Организации по запрещению химического оружия.

Отмечу, что к антитеррористическим усилиям присоединяются и отряды вооружённой оппозиции Сирии, что считаю чрезвычайно важным. Это, несомненно, способствует повышению уровня доверия между сирийскими сторонами, в целом вносит вклад в процесс политического урегулирования.

Рассмотрели с президентами Ирана и Турции ход реализации решений Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Особое внимание уделили задачам запуска Конституционного комитета, договорились вместе содействовать работе ООН по формированию его персонального состава из числа представителей сирийского правительства, оппозиции и гражданского общества. Комитету предстоит выработать такие параметры будущего устройства Сирии, которые обеспечили бы всем её гражданам мирную жизнь в рамках единого суверенного и территориально целостного государства.

Россия, Иран и Турция отводят важную роль скоординированным усилиям по улучшению гуманитарной ситуации в Сирии, восстановлению её экономики и инфраструктуры, решению острых социальных проблем. Исходим из того, что в перспективе удастся обеспечить массовое возвращение сирийских беженцев и внутренне перемещённых лиц.

При активном участии России конкретная работа уже ведётся. В Сирии созданы условия для размещения до миллиона беженцев. Правительствам даны твёрдые гарантии безопасности и недискриминации по отношению ко всем возвращающимся на родину гражданам, в том числе это касается и вопросов собственности.

Условились с иранскими и турецкими коллегами наращивать трёхстороннюю координацию по ключевым аспектам гуманитарного досье, оказывать помощь населению Сирии. Подчеркну, что всего в зону сирийского конфликта Россией поставлено более трёх тысяч тонн грузов для удовлетворения насущных потребностей местных жителей, разминировано около 6 тысяч гектаров территории и 1,5 тысячи километров дорог. Учитывая колоссальный масштаб разрушений, актуальной считаем инициативу о принятии международной комплексной программы возрождения Сирии.

И в заключение я хотел бы выразить признательность нашим иранским и турецким партнёрам за содержательные и продуктивные переговоры, а также поблагодарить господина Рухани за организацию нашей сегодняшней встречи. Уверен, что результаты саммита позволят приблизиться к достижению долгосрочного мира и стабильности в Сирии.

Благодарю вас за внимание.

Х.Рухани: Господин Эрдоган, прошу Вас, Вам слово.

Р.Эрдоган (как переведено): Дорогой брат, господин Президент Ирана Рухани! Дорогой друг, господин Президент Российской Федерации господин Путин! Дамы и господа!

Сердечно всех вас приветствую. Прежде всего хочу выразить благодарность господину Рухани лично и от имени своей делегации за гостеприимство.

Иранский поэт Саади Ширази так говорит: если ты не печалишься, не страдаешь от того, как другие люди страдают, то тебя нельзя называть человеком. И сегодня мы здесь находимся, чтобы найти решение трагедии, человеческой трагедии наших сирийских братьев. Сегодня мы провели третье совещание нашего трёхстороннего саммита в сочинском формате. И хочу отметить, что благодаря этим саммитам удалось преодолеть определённое расстояние. Нам удалось благодаря этим саммитам «сверить часы» и определить новые возможности в этом направлении.

Около восьми лет продолжается конфликт, и, несомненно, было бы неразумно ждать решения этого вопроса в один день. Но, с другой стороны, мы не как другие, не смотрим за этим пожаром, а ищем пути для тушения этого пожара, прилагаем все усилия для этого. Мы сосредотачиваем своё внимание не на наших различиях, а на наших общих чертах. Благодаря этому Сочи и Астана явились катализатором для нахождения политического решения в Женеве. Мы проходим через критические дни. И считаю, что имеет большое значение сохранение этих завоеваний. Поэтому мы сегодня подтвердили решительность продолжения нашего сотрудничества.

Вам всем известно, что в апреле мы провели второй саммит в Анкаре. Спустя несколько месяцев мы все являемся свидетелями того, что произошло много событий за это время. Мы всё это обсудили. В этом плане Турция выразила своё мнение о том, что если не сдержать режим в Сирии, это может привести к новым трагедиям. Особенно это касается нападений в регионе Идлиб, что может привести к усугублению ситуации и к разрушению инициатив по политическому решению вопроса.

Как известно, в Идлибе мы установили 12 наблюдательных пунктов. В этом плане на наших плечах лежит большая ответственность для обеспечения спокойствия. В этом плане имеет большое жизненное значение сохранение данного статуса в Идлибе, чтобы размежевать террористов и гражданское население, потому что мы считаем, что Идлиб словно является маленькой копией большой Сирии.

Ошибочные шаги, которые будут приняты здесь, будут негативно отражаться для всех сторон. Все шаги, которые будут игнорировать безопасность жизни гражданского населения, будут только радовать террористов. Турция с самого начала сирийского конфликта прилагает все усилия, чтобы остановить кровопролитие.

Мы всё время поддерживаем наших сирийских братьев. Как и вчера, так и сегодня мы желаем, чтобы ни один сирийский гражданин не страдал в этом процессе. Особенно это касается населения Идлиба, чтобы они не подвергались новым страданиям. Именно поэтому мы придаём значение данным саммитам.

Ситуация в Идлибе не должна привести к новым страданиям, к новым конфликтам. Мы должны быть привержены астанинскому духу и должны решить в этом процессе идлибский процесс. Сохранение принципов, которые были приняты в ходе астанинского процесса, считаю, имеет большое значение в этом плане.

С господином Рухани, господином Путиным мы провели встречи, и в эти встречах мы поделились своими мнениями. Особенно подчеркну, что мы не должны сталкиваться с теми свершившимися фактами, которые будут делаться под покровительством того, чтобы продолжилась борьба против терроризма. Мы должны вместе выступать против шагов, которые будут подрывать национальную безопасность соседних стран и территориальную целостность Сирии.

В последующие дни представители трёх стран-гарантов в Женеве проведут новую встречу со специальным представителем по Сирии Генерального Секретаря ООН. Они обсудят процесс по Конституционному комитету. Могу сказать, что мы уже достигли последнего этапа в этом процессе.

Астанинский процесс, против которого был поднят вопрос об образовании этого комитета, его функциональность, несомненно, придаст импульс этому решению.

Мы также обсудили вопрос о возвращении сирийских беженцев в свои родные края. Мы являемся той страной, которая приютила в своей стране более 3,5 миллиона сирийских беженцев. Позитивно относимся к тому вопросу, что эти сирийские беженцы должны на добровольной основе возвращаться в свои родные края на безопасной основе. Несомненно, это должно быть скоординировано с ООН, и должны быть созданы благоприятные условия для возвращения беженцев.

Наши желания заключаются в том, чтобы этот сирийский конфликт достиг своего решения в рамках тех параметров, которые нашли своё отражение в решении Совбеза ООН под номером 2254. Несомненно, эта ответственность лежит не только на плечах трёх стран-гарантов, эта ответственность лежит на всём международном сообществе. Считаю, что все заинтересованные стороны должны прилагать все усилия для решения этого вопроса. Турция в этом плане решительно продолжит свои усилия для решения этого вопроса. Желаю, чтобы наше совещание пошло на пользу.

Всем большое спасибо за внимание.

Вопрос (как переведено): Приветствую всех уважаемых гостей, а также своих коллег. Принимая во внимание твёрдую волю трёх стран, после того как Идлиб зачистят от террористов, а это последняя точка террористов, конечно же, Сирия вступит в другую эпоху, а возвращение будет совершенно нормальным развитием политической ситуации. Что случится после этого события?

Х.Рухани: Я могу сказать, что все шаги, которые мы сегодня делаем в Сирии, направлены на борьбу с терроризмом, а также возвращение спокойствия, достоинства центрального правительства и возвращения контроля над всей территорией.

Что касается Вашего вопроса, один из главных шагов – это и зачистка Идлиба от всех террористов. Вся Сирия должна быть зачищена от террористов. Это и есть очень важная задача, с которой все согласны, а также международное сообщество согласно с зачисткой этих городов от террористов.

Есть тут вопрос. Идлиб – очень деликатный регион, потому что террористы сделали живой щит из населения Идлиба. Они прятались среди граждан этого региона, для того чтобы продолжать свою грязную жизнь. Они сначала должны размежевать террористов от обычных жителей, сделать так, чтобы жители этого региона были в безопасности.

После Идлиба – вопрос восточного Евфрата, очень важный вопрос. Окончательный шаг – в восточном Евфрате. В основном там присутствуют американцы, их незаконные действия, к сожалению, там сконцентрированы очень большие силы. И мы должны сделать так, чтобы все иностранные войска ушли из Сирии. Следующий шаг – это конституционный комитет и восстановление Сирии.

Вопрос: Вопрос касается Идлиба. Не могли бы вы рассказать о том, о чём удалось договориться по Идлибу, какая судьба его ждёт? Вы рассказали уже о некоторых мерах. Как долго, к примеру, могут продлиться те самые попытки замирения, о которых вы сказали? И, на ваш взгляд, угрожает ли ситуация в Идлибе обстановке во всей Сирии? Спасибо.

В.Путин: Здесь уже было сказано, и все хорошо знают, в Идлибе большое количество гражданских лиц. И мы, безусловно, должны иметь это в виду. Это первое и самое главное.

Но в то же время мы видим, что там происходит. В своё время мы способствовали тому, чтобы радикальные элементы, в том числе представители чисто террористических организаций, которые признаны таковыми Организацией Объединённых Наций, вышли из различных территорий Сирии в Идлибскую зону, причём согласились даже с тем, чтобы они выходили со стрелковым оружием. Но в самой Идлибской зоне достаточно тяжёлых вооружений. Первое.

Второе. Боевикам различных группировок удаётся создавать там беспилотные летательные аппараты, и откуда-то у них появляются запасные части и всё, что нужно для того, чтобы изготавливать эти беспилотные летательные аппараты и использовать их в своих целях. Мы видим также, что происходят стычки и внутри Идлибской зоны. Всё это, конечно, нас не может не беспокоить, так же как и то обстоятельство, что террористы, как всегда они это делают, прикрываются гражданскими лицами. Повторяю: это происходит всегда и везде, в том числе неоднократно было и в Сирии.

В качестве одного из ярких примеров можно привести события в городе Ракка, который брали подконтрольные Соединённым Штатам вооружённые формирования при активной поддержке их авиации. Ну и мы тогда слышали, что виноваты в жертвах среди мирного населения террористы, которые прикрываются этим мирным населением.

Мы со своей стороны, я имею в виду российские Вооружённые Силы, и правительственная армия всегда, если вы обратили внимание, стремились к тому (и часто у нас это получалось), чтобы обеспечить выход гражданского населения.

Я, кстати говоря, хочу поблагодарить за это присутствующих здесь руководителей и Турции, и Ирана, потому что нам вряд ли удавалось бы решать проблемы именно таким образом, если бы наши специальные службы и наши вооружённые силы, представители вооружённых сил не работали между собой эффективно.

Но, конечно, мы исходим из того, что удастся договориться. Мы исходим из того, что наш призыв к примирению и в Идлибской зоне будет услышан. Но при этом мы имели в виду, что все наши договорённости по Сирии всегда исходили из того, что мы добиваемся и будем стремиться к примирению всех враждующих сторон, а террористические организации мы всегда выносили за скобки. Но будем надеяться, что и у представителей террористических организаций хватит здравого ума прекратить сопротивление и сложить оружие.

Вопрос (как переведено): После минимальной операции в районе Идлиба есть вероятность, что начнётся новая волна миграции. Был ли поднят вопрос об этом, обсуждали ли вы это? У стран-гарантов есть ли позиция в этом плане, если такое случится?

Р.Эрдоган: Прежде всего хочу отметить, что мы здесь, три страны-гаранта, находимся в рамках Астанинского процесса и прилагаем свои усилия.

Процесс, который был начат в Сочи, продолжался саммитом в Анкаре и продолжается сегодня саммитом в Тегеране. Хочу отметить касательно Идлиба, несомненно, здесь террористическая организация.

У нас есть общая граница протяжённостью 115 километров. И это может привести к тому, что волна мигрантов направится к этой границе. Самая протяжённая граница с Сирией – у Турции. И населению Идлиба будет куда мигрировать – в Турцию. Хочу отметить, что мы приютили в своей стране уже 3,5 миллиона беженцев, а население Идлиба – 3,5 миллиона. То есть у нас есть силы и возможности, чтобы мы приютили ещё 3,5 миллиона беженцев, поэтому наши шаги направлены на то, чтобы мы вместе, солидарно применяли шаги и предотвратили эту новую волну беженцев. Нужно иметь успех и в борьбе с террористами. И поэтому, особенно в ходе этого саммита, был поднят вопрос об обеспечении сложения оружия, и это послание направлено террористическим организациям, чтобы они знали, мы демонстрируем здесь решительность и нам необходимо достигнуть успешного результата. Новая волна беженцев имеет большое значение для нас.

Пожалуйста, припомните, только что господин Путин напомнил о Ракке, потом Даръа, там же тысячи людей погибли. И даже после этого мы приняли в своей стране сотни людей. В медицинском плане мы им оказали поддержку, это касается их лечения.

С другой стороны, подобная ситуация может сложиться и в Идлибе. Мы можем столкнуться с похожей проблемой, и это мы решили как в ходе наших двусторонних встреч, так и в ходе саммита обсудили этот вопрос.

Также хочу сказать, что 12 пунктов будет в нашей новой тегеранской декларации, там же находит своё отражение, я надеюсь, что нам необходимо найти пути для завершения этого процесса, потому что народ, население Сирии желает, чтобы были проведены справедливые выборы, была принята новая конституция.

Большое спасибо за внимание.

Х.Рухани: Спасибо всем большое.

Иран. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 сентября 2018 > № 2724213 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган

Полная версия — платный доступ ?


Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 31 августа 2018 > № 2721572

Кому и зачем нужна битва за сирийский Идлиб

Марианна Беленькая

Если Асад вернет Идлиб, под его контролем окажется почти вся страна, кроме нескольких районов, в основном под американской опекой. Поэтому возможная победа в Идлибе сделает сирийский режим еще менее сговорчивым в рамках Женевы и поставит на грань прямого противостояния с западной коалицией

Со дня на день может начаться военная операция в провинции Идлиб на севере Сирии – последней, еще не вернувшейся под контроль Дамаска зоне деэскалации из четырех согласованных в прошлом году Россией, Турцией и Ираном в формате Астаны. Эта битва, а вернее, расклад сил после ее завершения неизбежно станет переломным для сирийского конфликта и всех сил, участвующих в его урегулировании.

Если президент Сирии Башар Асад вернет Идлиб, под его контролем окажется практически вся страна за исключением районов, которые находятся в основном под американской опекой: на северо-востоке и юго-востоке страны, а также часть сирийской пустыни (тоже на востоке), где еще остаются боевики террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ). Учитывая желание сирийских властей не останавливаться до тех пор, пока власть Асада не будет восстановлена над всей территорией Сирии, конфликт может перерасти в противостояние Вашингтона и Дамаска.

Чем важен Идлиб

Провинция Идлиб находится у турецкой границы, через нее проходит самая короткая дорога из Латакии в Алеппо, а также международная трасса М5, соединяющая Турцию и Иорданию (через Алеппо и Дамаск).

Зона деэскалации Идлиб выходит за административные границы провинции и включает отдельные районы провинций Хама, Латакия и Алеппо. Она непосредственно примыкает к районам, над которыми Турция установила контроль в ходе двух военных операций: «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь».

В Идлибе сосредоточены основные силы террористической группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (более известной под своим старым названием «Джебхат ан-Нусра», запрещена в РФ). Как утверждают ряд СМИ, они контролируют около 60% провинции, включая сам город Идлиб. Численность этих отрядов, по разным оценкам, может составлять 50–60 тысяч, но тут нужно учитывать, что их отряды могут конфликтовать между собой.

Также в Идлибе действуют отряды сирийской вооруженной оппозиции, объединившиеся в начале августа в рамках Фронта национального освобождения. Их численность примерно 85–100 тысяч человек. Полтора десятка оппозиционных группировок объединились во многом под давлением Турции, которая рассчитывает, что в дальнейшем эти отряды получится интегрировать в Сирийскую национальную армию, созданную под турецкой опекой как альтернатива сирийским правительственным силам.

Анкара согласна с Москвой, что необходимо покончить с боевиками «Ан-Нусры», но для турок принципиальны два момента. Первый – ограничить территорию операции, чтобы в Турцию не хлынул новый поток беженцев. Как утверждают турецкие СМИ со ссылкой на данные разведки, он может составить 250 тысяч человек. А гуманитарные организации вообще говорят о миллионе. В ООН подчеркивают, что большинство населения Идлиба – около 3 млн человек – это женщины и дети.

Второе турецкое условие – неприкосновенность вооруженной оппозиции, под чьим контролем Анкара надеялась оставить Идлиб и таким образом укрепить зону своего влияния на севере Сирии. Но это противоречит позиции Дамаска. Еще в июле Асад дал понять, что не остановится, пока все районы Сирии не вернутся под контроль правительства, а Идлиб – его следующая цель. За последний месяц намерение «покончить с террористами» в Идлибе высказали практически все высшие сирийские чиновники, вдохновленные победами в других районах страны.

Если бы не Россия, то операция уже давно бы началась. Но Москва несколько недель сдерживает амбиции Дамаска. Основная причина – нежелание ссориться с Анкарой, союз с которой дает Москве сильные козыри в борьбе с Западом за то, как будет выглядеть будущее Сирии.

Кроме того, операция по возвращению Идлиба может затянуться и привести к многочисленным жертвам с обеих сторон, в первую очередь среди гражданских лиц. Россия, хоть и привыкла к обвинениям в убийстве мирного населения, не хотела бы получить еще одно кровавое побоище. Но у Москвы тоже есть условие – положить конец «Ан-Нусре» и вместе с ней несговорчивой части сирийской оппозиции.

Для России идеально было бы, если бы отряды оппозиции в Идлибе согласились на примирение с Дамаском, как это было на юге Сирии. Правда, оппозиция подчеркивает, что на юге она пошла на соглашение именно с российскими военными, а не с «режимом Асада», но так или иначе, взаимодействовать ей приходится именно с правительственными структурами, в том числе вместе проводить операции против боевиков ИГ. Союз этот хрупок, но Россию устроил, так как дал возможность говорить о зачистке юга Сирии от террористов. Другой вопрос, как поведут себя южные «примиренные» отряды оппозиции дальше.

В Идлибе расклад другой. На протяжении нескольких лет туда свозили самых непримиримых оппозиционеров со всей территории Сирии, и многим из них уже некуда отступать. Тем не менее Россия дала Анкаре время на то, чтобы завершить процесс «размежевания» между террористами и вооруженной оппозицией, то есть между «сговорчивыми» и «несговорчивыми».

Процесс этот явно затягивается, и еще в конце июля спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев предупредил, что терпение Москвы не будет вечным. В то же время российские дипломаты понимают, что Турции нелегко убеждать сирийских оппозиционеров – теперь формально это единый фронт, но позиции группировок все равно разнятся, и ни у кого из них нет уверенности в своем будущем.

Наконец, в Дамаске вряд ли захотят мириться с тем, что в Идлибе сохранится сильная вооруженная группировка оппозиции, так как это может повлиять на расклад переговоров о будущем Сирии.

Поэтому тут многое зависит от того, с чем выйдет оппозиция из битвы под Идлибом. И уцелеет ли астанинский формат. С одной стороны, президент Турции Эрдоган предупреждал, что если операция в Идлибе окажется слишком масштабной, то Анкара покинет тройку. С другой – при нынешнем обострении отношений с США Турция вряд ли захочет рвать связи еще и с Россией.

Месяц переговоров показывает, что стороны ищут компромисс, и в идеале решение должно быть найдено к очередному саммиту тройки, намеченному на 7 сентября. Если решения не будет, то стороны будут пытаться сохранить лицо. То есть ударят по Идлибу. Неслучайно появляется все больше сообщений о провокациях террористов в этом районе. Некоторые из них действительно имеют место (например, участившиеся полеты беспилотников в районе российской базы Хмеймим), другие вызывают серьезные сомнения.

Война провокаций

Во время этого тревожного ожидания Минобороны РФ заявило, что располагает информацией о подготовке провокации с использованием химического оружия в Идлибе. По словам Москвы, в деле замешана небезызвестная организация «Белые каски», которую Россия неоднократно обвиняла в публикации фальшивой информации о химатаках. Как утверждают российские военные, за организацией провокации стоят британские спецслужбы.

«Белые каски» обвинение отрицают и со своей стороны высказывают опасения, что химическую атаку готовит Асад. Это не первая подобная ситуация в Сирии. За годы конфликта в этой стране были десятки сообщений о применении химоружия, подлинность части из них установить не удалось, как и авторство подтвержденных атак.

В докладах международных экспертов есть обвинения как сирийского режима, так и оппозиции. Но особо выделяются две громкие истории с интервалом в год, когда за обвинениями против Дамаска в использовании химоружия последовали удары по Сирии со стороны США (2017) и США вместе с Великобританией и Францией (2018). При этом удары были нанесены до выводов международных экспертов, только на основании обвинений, выдвинутых против сирийского режима со стороны оппозиции.

В этот раз западная коалиция также предупредила: если появится информация о новых химатаках, за ней последует удар. И российское Минобороны утверждает, что к такому развитию событий у США все готово. В Пентагоне заявления российских военных опровергли, назвав сообщения о наращивании военной мощи США в восточной части Средиземноморья «пропагандой», правда, отметили, что готовы действовать, если президент США отдаст приказ об ударе.

Вопрос – что это может изменить? Два предыдущих удара никак не повлияли на расклад сил в Сирии. И у сирийской оппозиции популярно мнение, что Башар Асад пользуется этой безнаказанностью и проводит химатаки, чтобы получить преимущество на переговорах с теми, кто не хочет идти на уступки.

Но существует и другая версия. Последовательное убеждение общественного мнения в том, что Башар Асад виновен в химических атаках, может дать инструменты политического давления на режим, если США и их союзники все же решат его свергнуть. Пока они еще полагаются на процесс политического урегулирования в Женеве, который, в отличие от астанинского процесса, уже несколько лет не двигается с места. Возможная победа в Идлибе сделает сирийский режим еще менее сговорчивым в рамках Женевы и поставит на грань прямого противостояния с западной коалицией.

Обвинения в химатаках, даже если они не будут закреплены в резолюциях Совета Безопасности ООН из-за российского вето, могут стать основанием для создания в Сирии зон безопасности и беспилотных зон, как это было сделано в свое время в Ираке, где Иракский Курдистан существовал автономно от Багдада на протяжении 12 лет, пока не свергли Саддама Хусейна. Нечто подобное можно сделать и на сирийской территории, подконтрольной Силам демократической Сирии, в значительной степени состоящим из курдов. Серьезная помеха этому – диалог, который в последнее время активизировался между курдами и Дамаском. Правда, как сказал мне сопредседатель Совета демократической Сирии Рияд Дарар, пока переговоры далеки от того, чтобы выйти на обсуждение вопросов безопасности и политического будущего.

Тем не менее диалог возможен, если США это допустят или курды почувствуют, что Вашингтон готов уйти из Сирии, оставив их на произвол судьбы. Такие опасения были весной этого года, когда Трамп говорил, что нужно вывести американские войска из Сирии.

Но с тех пор ситуация изменилась. По мнению Рияда Дарара, Вашингтон теперь, напротив, наращивает свою активность в Сирии. Среди прочего это выражается сразу в двух назначениях в Госдепартаменте: бывшего посла США в Ираке и Турции Джеймса Джеффри назначили спецпредставителем госсекретаря по взаимодействию в Сирии, а старшего директора отдела по Ирану, Ираку и Сирии полковника Джоэла Рейберна – спецпосланником по Сирии. Оба выступали за то, что США должны оставаться в Сирии по крайней мере до тех пор, пока не будет достигнуто политическое урегулирование конфликта.

На этой неделе министр обороны США Джеймс Мэттис еще раз подчеркнул, что в будущем Сирии Башару Асаду места нет. Он назвал три условия, после выполнения которых США приступят к выводу войск: уничтожение ИГ, обучение местных вооруженных формирований и прогресс в процессе политического урегулирования в Сирии под эгидой ООН. «Наша цель – перевести сирийский конфликт в русло женевского процесса, чтобы сирийский народ сам смог выбрать новое правительство, не возглавляемое Башаром Асадом», – сказал он.

Сирийские выборы, если они пройдут по существующим планам, назначены на 2021 год. Если ситуация продолжит развиваться так, как сейчас, то все идет к тому, что голосование будет проходить под контролем нынешнего сирийского режима. У Запада осталось не так много возможностей, чтобы переломить ситуацию.

Сирия. Турция. США. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 31 августа 2018 > № 2721572


Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716778 Йошка Фишер

Project Syndicate (США): Возвращение больного человека Европы

Еще недавно Турцию называли успешной моделью «исламской демократии», пишет видный немецкий политик Йошка Фишер. Эта страна должна была двигаться в блестящее будущее XXI века, но она марширует назад в XIX век. Она связывает свою судьбу не с современным Западом, а с Ближним Востоком и вечными кризисами этого региона. Под властью Эрдогана Турция упустила свой шанс на интеграцию с Западом.

Йошка Фишер (Joschka Fischer), Project Syndicate, США

Берлин — Одной из великих геополитических проблем в Европе XIX века был так называемый «восточный вопрос». В Османской империи, которую тогда называли «больным человеком Европы», происходила быстрая дезинтеграция, и ещё предстояло увидеть, какая из европейских держав окажется её наследником. Когда, в конце концов, начался процесс самоуничтожения в виде Первой мировой войны, совершенно не случайным был тот факт, что эта война была спровоцирована на Балканах, регионе геополитического соперничества трёх империй — Османской, Австро-Венгерской и Российской.

После этой войны все три великие империи погибли. В ходе раздела союзниками Османской империи генерал Мустафа Кемаль Ататюрк и разгромленная турецкая армия отступили в Анатолию, где они успешно отразили греческую интервенцию, а затем отвергли условия Севрского договора. Ему на смену пришёл Лозаннский договор, открывший путь к созданию Турецкой республики.

Амбициозной целью Ататюрка было превращение Турции в современное, светское государство, которое было бы частью Европы и Запада, а не Ближнего Востока. Для достижения этой цели он установил авторитарное правление и создал гибридное государство, опирающееся де-факто на военную власть и многопартийную демократию. На протяжении XX века эта система приводила к регулярным кризисам, во время которых турецкая демократия неоднократно уступала место временным военным диктатурам.

После 1947 года на турецкую политику сильно повлияла холодная война. В 1952 году Турция вступила в НАТО, превратившись в одного из незаменимых союзников Запада. Десятилетиями она использовала своё стратегическое положение между восточным Средиземноморьем и Чёрным морем для защиты южного фланга альянса от советского вторжения.

Тем не менее Турция оставалась политически нестабильной страной. Постоянные колебания между демократией и военным режимом серьёзно затормозили её прогресс на пути к модернизации. С точки зрения турецких сторонников демократии, главные надежды страны были связаны с Европой. Формальное вступление в Евросоюз послужило бы сигналом завершения процесса модернизации. Если Османская империя столетие обладала гегемонией на Ближнем Востоке, то Турция стала бы полноправным членом Запада.

В 1995 году Турция вступила в таможенный союз с ЕС. К тому времени, когда в 2002 году к власти пришла исламистская «Партия справедливости и развития» (ПСР), эта страна, как казалось, окончательно сориентировалась на Европу. Действуя в партнёрстве с движением исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, правительство ПСР (во главе с занимавшим тогда пост премьер-министра Реджепом Тайпом Эрдоганом) проводило глубокие институциональные, экономические и судебные реформы, в том числе отменило смертную казнь, а это важнейшее предварительное условие для вступления в ЕС.

Кроме того, в первые годы премьерства Эрдогана в Турции происходила быстрая модернизация и наблюдался уверенный рост экономики, что ещё сильнее приближало её к ЕС. К 2011 году, когда началась Арабская весна, Турцию справедливо называли успешной моделью «исламской демократии», в которой свободные и справедливые выборы сочетались с верховенством закона и рыночной экономикой.

Спустя семь лет мы явно оказались в совершенном другом мире. Турция быстро возвращает себе титул «больного человека Европы». Учитывая её стратегическое положение, а также экономический и человеческий потенциал, эта страна должна была бы двигаться в блестящее будущее XXI века. А вместо этого она марширует назад в XIX век под знаменем национализма и переориентации на Восток. Она связывает свою судьбу не с современным Западом, а с Ближним Востоком и вечными кризисами этого региона.

Эрдоган, ставший президентом в 2014 году, руководил быстрой модернизацией Турции, а затем столь же быстрой её отменой. У него был шанс пойти по стопам Ататюрка и завершить выполнение задачи интеграции Турции с Западом, но он его упустил.

Чем объяснить эту трагедию? Один из вариантов: Эрдоган стал слишком самоуверен во время экономического бума, предшествовавшего финансовому кризису 2008 года. Другой вариант: он затаил обиду на Запад из-за унижения, связанного с приостановкой процесса вступления страны в ЕС, а также из-за своих авторитарных амбиций, которые он в итоге начал открыто демонстрировать после провала военного переворота летом 2016 года.

В любом случае Эрдоган упустил уникальную возможность для Турции и для мусульманского мира в целом. Его страна сейчас охвачена валютным кризисом, который он же сам и создал; и её может даже ожидать перспектива государственного дефолта. Поскольку Эрдоган всё больше делит свою лояльность между Востоком и Западом, он рискует ещё сильнее дестабилизировать Ближний Восток. Внутренние этнические конфликты в Турции, особенно с курдами, вновь забушевали в полную силу, хотя, как показывает опыт прошлого, их невозможно урегулировать военным путём. Благодаря Эрдогану, Турция стала частью проблемы в регионе, а не её решением.

Тем не менее, стратегическая важность Турции для Европы сохраняется. Миллионы граждан ЕС имеют турецкое происхождение, и эта страна будет и дальше служить мостом между Востоком и Западом, между Севером и Югом. Под властью режима Эрдогана Турция перестала быть перспективным кандидатом для вступления в ЕС. Однако Евросоюзу следует вместо прекращения процесса вступления сфокусироваться на стабилизации страны и спасении её демократии.

Дело в том, что последнее, что нужно Европе, — это дестабилизированная Турция. Вне зависимости от чьих-либо симпатий или антипатий по отношению к Эрдогану, собственная безопасность Европы серьёзно зависит от Турции, которая приняла миллионы мигрантов и беженцев, спасавшихся от конфликтов на Ближнем Востоке в последние годы. Ради европейской стабильности и турецкой демократии ЕС должен отнестись к кризису в Турции с терпением и прагматизмом, опираясь на свои демократические принципы.

Йошка Фишер, немецкий политик, занимал пост министра иностранных дел и вице-канцлера Германии в 1998 — 2005 годах. Сыграл ключевую роль в создании Партии зеленых, которую он возглавлял почти два десятилетия.

Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716778 Йошка Фишер


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2018 > № 2720280 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Турецкой Республики М.Чавушоглу, Москва, 24 августа 2018 года

Мы провели очень полезные предметные переговоры, которые стали продолжением наших недавних встреч – 14 августа я был приглашен на совещание послов и постоянных представителей Турции, и 2 августа в Сингапуре – «на полях» министерских мероприятий по линии АСЕАН. Такие регулярные контакты позволяют нам не только «сверять часы» по всему комплексу вопросов двусторонней и глобальной повестки дня, но и оперативно решать возникающие вопросы.

Констатировали сегодня обоюдную заинтересованность в дальнейшем углублении двусторонних связей. Постоянный импульс нашей работе придает насыщенный и доверительный диалог между Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и Президентом Турецкой Республики Р.Т.Эрдоганом. Только в 2017-2018 гг. они провели девять полномасштабных встреч. У нас плотные контакты по линии оборонных ведомств, о чем свидетельствует сегодняшний визит в Москву Министра национальной обороны Турецкой Республики, которой проходит параллельно с нашими переговорами.

Положительно оценили взаимодействие по парламентской и общественно-политической линии. На прошлой неделе Турцию посетил Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации В.В.Володин, принявший участие в шестом съезде Партии справедливости и развития по приглашению Президента Турции Р.Т.Эрдогана.

Анкара – один из наших ключевых торгово-экономических партнеров. Мы наблюдаем устойчивый рост товарооборота, который по итогам прошлого года увеличился на 40,5 %, превысив 22 млрд.долл.США.

У нас общая позитивная оценка реализации совместных инициатив, прежде всего в сфере энергетики. Имею в виду «Турецкий поток», который имеет стратегически важное значение как для наших стран, так и для энергобезопасности Европы в целом, а также начавшуюся реализацию проекта строительства первого реакторного блока АЭС «Аккую», сооружаемого в Турции российскими специалистами.

Отмечаем востребованность наращивания практической кооперации и в других областях, в том числе в металлургии, автомобилестроении, сельском хозяйстве, банковской сфере, военно-техническом сотрудничестве. Договорились энергично работать над устранением остающихся барьеров в двусторонней торговле.

Рассмотрели вопросы, связанные с подготовкой к проведению в 2019 г. «перекрестного» Года культуры и туризма России и Турции. Это станет значительным вкладом в укрепление нашего гуманитарного сотрудничества.

Растет поток российских туристов. В прошлом году Турцию посетили 4,7 млн. россиян, что превысило рекордные показатели 2014 года. В этом году планируется выход этой цифры за 5 млн. человек.

Со своей стороны, подтвердили готовность России к переговорам об упрощении на взаимной основе режима поездок для отдельных категорий турецких граждан. В самое ближайшее время будем этим заниматься. Договорились сформировать механизм для консультаций по выработке договоренностей на эту тему.

Обсудили международные проблемы. Главное внимание уделили ситуации в Сирии. Рассмотрели ход договоренностей, которые достигаются в рамках «астанинского формата» на высшем и высоком уровнях, на уровне экспертов. Рассмотрели ход выполнения решений Конгресса сирийского национального диалога, который состоялся в Сочи, в том, что касается скорейшего формирования Конституционного комитета. Эта работа идет. Сегодня мы обсудили задачи ее скорейшего завершения. Россия и Турция, безусловно, заинтересованы во взаимодействии в том, что касается создания условий для безопасного и достойного возвращения на родину сирийских граждан. Мы будем прилагать совместные усилия с тем, чтобы эти процессы помогали стабилизировать обстановку и решать вопросы, необходимые для начала политического процесса. В наших общих планах прилагать совместные усилия в целях окончательного искоренения террористов на сирийской земле, установления прочного мира и стабильности в Сирии.

Мы продолжим наши сегодняшние переговоры за рабочим завтраком. Обсудим другие международные темы, по которым также весьма тесно сотрудничаем с Турцией, имею в виду, Закавказье, Центральную Азию, Черноморский регион, Украину, а также Западные Балканы, где Россия и Турция могут вполне оказать позитивное стабилизирующее воздействие на развитие ситуации.

Я благодарю своего коллегу Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу за сотрудничество.

Вопрос: Когда можно будет увидеть конкретные договоренности по облегчению визового режима для граждан Турции, въезжающих в Россию?

С.В.Лавров: Мы работаем, но многие наши эксперты находятся в отпуске. Мы договорились, что сразу, после того, как закончатся каникулы, мы поручим им собраться и рассмотреть ближайшие шаги, по которым достаточно несложно достичь договоренности. Например, водители грузовиков, которые совершают международные перевозки, испытывают неудобства. Еще в 2017 г. мы предложили отказаться от визовых требований для этой категории наших граждан России и Турции на взаимной основе. Так что мы можем это очень быстро сделать.

Еще одна категория, которая интересует наших турецких друзей, это т.н. специальные паспорта. Наряду со служебными паспортами, которые есть в России и Турции, специальные паспорта – это особая категория, которая присутствует только в турецкой государственной системе. В прошлом месяце мы уведомили нотой наших коллег, что готовы рассматривать возможность отказа от визовых требований для обладателей служебных паспортов и специфической турецкой категории специальных паспортов. Я надеюсь, в ближайшее время вы услышите по этому поводу новости.

Вопрос: Как Вам видится ситуация в Идлибе? Какое там будет принято решение?

С.В.Лавров: Могу только подтвердить то, что мы уже сказали с моим другом М.Чавушоглу. Мы сейчас рассматриваем эту ситуацию. Конечно, она многогранная. Там есть много гражданских лиц, есть вооруженная оппозиция, которая заинтересована в участии в процессах урегулирования. Есть несколько десятков тысяч боевиков т.н. «Хейат Тахрир аш-Шам», бывшей «Джабхат ан-Нусры», которые пытаются контролировать всю эту территорию и препятствуют усилиям, в частности, предпринимаемым Турцией по размежеванию здоровой оппозиции от террористических структур. Эти вопросы обсуждаются между внешнеполитическими ведомствами. Мы сегодня уделили им немало времени. Они обсуждаются и между нашими военными (сейчас в Москве находится Министр национальной обороны Турции Х.Акар), а также по линии специальных служб. Сегодня мы еще не завершили эту работу. У нас состоятся дополнительные встречи с участием всех коллег, поэтому чуть попозже мы сможем дать какую-то информацию.

Вопрос: Насколько верна информация относительно наличия разногласий между Анкарой и Москвой по спискам оппозиции в Конституционной комиссии?

С.В.Лавров: Что касается слухов по поводу того, что при формировании Конституционной комиссии, чем занимается спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура, возникли разногласия между Москвой и Анкарой по поводу списков оппозиции, то это по определению неправда, потому что Россия не занималась формированием списков оппозиции. Эту работу координировала Турция. У нас не возникло никаких вопросов с тем списком, который оппозиция представила С.де Мистуре.

Вопрос: Есть ли конкретная дата предстоящего в Тегеране саммита Россия-Турция-Иран? Есть ли сейчас намерение расширить Астанинский формат с учетом того, что стоит уже не только задача деэскалации, но и восстановления Сирии?

С.В.Лавров: Дата встречи лидеров есть. Ее скоро объявят. Это прерогатива протокольной и пресс-службы президентов.

Что касается повестки дня, которая будет рассматриваться на очередной встрече в верхах президентов России, Турции и Ирана, то, наверняка, это будет весь комплекс вопросов. Проблемы деэскалации сейчас решаются, и мы комментировали ситуацию в Идлибе. Она действительно многослойная, очень непростая. Но когда создавалась зона деэскалации в Идлибе, никто не предлагал использовать ее для того, чтобы в ней террористы, прежде всего из «Джабхат ан-Нусры», прикрывались гражданским населением как живым щитом. Тем более что они не просто там отсиживаются. Оттуда постоянно осуществляются набеги, обстрелы позиций сирийской армии. Несколько десятков беспилотников (около 50), которые запускались из этой зоны с целью атаковать российскую военную базу в Хмеймиме, были сбиты. Мы сегодня очень подробно об этом говорили. Нужно делать все, чтобы это размежевание состоялось, и чтобы минимизировать какие-либо риски для мирных граждан. Уверен, что президенты будут подробно говорить на эту тему.

Что касается расширения Астанинского формата, не думаю, что это сейчас актуальная вещь. Есть множество возможностей сотрудничать без каких-либо формализованных изменений в том, что касается гибкого процесса Астаны, Сочи. Например, есть «малая группа» по Сирии, куда входят три западные, четыре арабские страны ближневосточного региона. Президент Франции Э.Макрон неоднократно предлагал налаживать контакты между Астанинским процессом и этой группой. Мы к этому готовы. Разумеется, нужно понимать, какие цели мы все преследуем. Если такие контакты будут осуществляться на базе принципов, одобренных СБ ООН в резолюции 2254, думаю, это будет очень полезный процесс. Не забудем, что есть еще международная группа поддержки Сирии, в которой участвуют около 30 стран (практически все, кто так или иначе может влиять на обстановку, участвовать в содействии восстановлению инфраструктуры, социальной сферы, экономики Сирии). Так что недостатка в форматах нет. Самое главное опираться на согласованные принципы сирийского урегулирования, которые заключены в резолюции 2254 СБ ООН. Тройка стран-гарантов действует именно таким образом. Думаю, поэтому у нас получается достигать результатов. Уверен, что так будет и дальше.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 24 августа 2018 > № 2720280 Сергей Лавров


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов

Турецкий кризис. Может ли падающая лира потянуть за собой Эрдогана

Тимур Ахметов

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Теперь эти времена закончились, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике

Турция ведет войну. Экономическую и обязательно победоносную. С таким заявлением обратился к народу президент Эрдоган на одном из своих многочисленных митингов в провинциальном городе Байбурте. Если верить Эрдогану, турецкая нация обречена на победу в противостоянии со своим давним союзником – США. Цена победы над американским давлением для каждого сознательного турецкого патриота на первый взляд не особенно велика: принести и обменять на турецкие лиры все свои накопления в золоте и долларах. Проправительственные газеты обращаются к примерам национальной истории: турки выстояли в борьбе с империалистами в войне 1923 года – выстоят и сегодня.

Громкие заявления турецких властей, вроде призыва бойкотировать американскую электронику, пользуются определенной популярностью - iPhone все равно слишком дорог для рядового турка. Немало граждан с энтузиазмом подключаются и к другим инициативам правительства: в новостях появляются кадры с очередями перед обменниками – кто-то готов разменять сто долларов, а кто-то и все пятьсот. Некоторые даже жгут долларовые купюры под камеру. Но хватает и тех, кто не верит, что такие действия могут повлиять на курс турецкой лиры, упавший за несколько дней с пяти до почти семь лир за доллар. Многие интересуются, обменяли ли свои доллары крупные компании, годами получавшие от властей налоговые преференции на строительство дорог, аэропортов и прочей инфраструктуры в рамках государственных тендеров.

Поиск предателей, и без того ставший в Турции почти национальным спортом, в последние дни получил еще большее распространение. Опять же необходимо слушать президента, он всегда может указать, кто есть кто. Слова Эрдогана предельно ясны: экономическая ситуация в Турции стабильная, стабильной она и останется, а те, кто распускает слухи о крахе банковской системы, – экономические террористы. В СМИ появилась информация о том, что Управление по борьбе с экономическими преступлениями начало отслеживать людей и организации, распространяющие ложные сведения о финансовой ситуации в стране.

Реакция властей понятна. Стоит панике распространиться, и турецкому правительству будет уже не до айфонов и соцсетей. Учитывая значительный внешний долг, Турция может очень быстро вернуться в подзабытые времена финансовых потрясений девяностых. Отсюда военная риторика, кампании патриотической мобилизации, и даже неизбежный рост цен уже объясняют предпраздничным ажиотажем перед Курбан-байрамом.

Проблемы внешние и внутренние

Старт острой фазе финансового кризиса дали санкции и дополнительные пошлины, которые США ввели против Турции за арест американского пастора Брансона. Поэтому Анкара держит каналы связи с Белым домом открытыми: 13 августа посол Турции в США Сердар Кылыч встретился с советником Трампа по нацбезопасности Джоном Болтоном, а на следующий день поверенный в делах США в Турции смог посетить пастора Брансона, находящегося под домашним арестом.

Но в целом Турция пока не демонстрирует готовности идти на серьезные уступки Вашингтону, а Эрдоган только повышает градус рупорной дипломатии. По мнению турецкого президента, такие действия союзника по НАТО – это удар в спину, а ультимативные требования освободить американского пастора адресованы не той стране: Турция – не банановая республика. Пока Брансон и еще несколько граждан США остаются под арестом, Вашингтон говорит о возможности введения новых антитурецких санкций.

Конфликт Анкары и Вашингтона, скорее всего, будет разгораться и дальше, потому что сейчас не только турецкие власти, но и турецкая оппозиция признают, что, даже если Турция выдаст США сотню пасторов, проблемы в экономике от этого не прекратятся. Шоковый эффект, который решения Трампа произвели на турецкие финансы, оказался возможным лишь потому, что это вывело наружу проблемы, которые давно копились в экономике Турции.

Многолетняя практика бесконтрольных заимствований частного сектора за рубежом при отрицательном торговом балансе делала Турцию все более уязвимой перед колебаниями на мировых рынках.

Ситуацию также усугубляли топорные подходы Эрдогана в вопросах управления экономикой. Так, в мае 2018 года, несмотря на ожидания инвесторов и рекомендации собственных экономических советников, турецкий президент в интервью Bloomberg заявил, что Центральный банк не должен самостоятельно принимать решения по процентной ставке. Уже тогда это заявление стоило лире 8% стоимости.

За эмоциональными речами Эрдогана по-прежнему не просматривается готовности Турции вернуться к более сдержанной и профессиональной экономической политике. Зять президента и по совместительству министр финансов Берат Албайрак в начале недели презентовал среднесрочный план правительства по экономическому развитию. Главные акценты: независимость Центрального банка при определении процентной ставки, решительная борьба с инфляцией, сокращение бюджетных расходов. Но отсутствие в программе конкретных предложений не дало успокоить инвесторов, после презентации министра лира потеряла еще несколько пунктов.

Остановить падение курса лиры мешает и то, что у турецкой экономики не так много источников поступления иностранной валюты. Помимо туристической индустрии, в стране вроде бы есть огромный экспортный сектор, но он сам слишком зависим от импорта. В среднем на производство условных $100 экспорта Турция импортирует сырья и комплектующих на $65. Экономике нужен качественный прорыв в повышении доли турецких компаний в добавленной стоимости экспортируемых товаров. Сейчас доля хай-тека в турецком экспорте составляет примерно 2%.

Тревоги добавляет кризис в сфере жилищного строительства, которое было локомотивом турецкой экономики. Особая любовь Эрдогана к низкой процентной ставке объясняется как раз тем, что при ней банки охотнее раздают кредиты населению. Кредиты, в свою очередь, конвертируются в более высокий уровень потребления, в голоса за власть на выборах и в бум на рынке жилищного строительства. Но теперь с падением лиры строительные компании лишились доступа к дешевому кредитованию, а население стало рассматривать доллары и золото как более привлекательные направления для инвестиций, чем недвижимость. Власти понимают всю опасность возможного краха строительной отрасли и обещают дешевые ипотечные кредиты, чтобы стимулировать людей снова вкладываться в недвижимость, но быстрые результаты тут вряд ли возможны.

Судьба Эрдогана

Главный политический вопрос нынешнего экономического кризиса в Турции – что теперь будет с Эрдоганом? Ведь это именно Эрдоган пользовался в последние два года абсолютной властью. С июля 2016 по апрель 2018 года, пока действовал режим ЧП, введенный после попытки военного переворота, полномочия президента были практически ничем не ограничены. С помощью президентских указов Эрдогану удалось зачистить бюрократию и вооруженные силы от всех, кто показался недостаточно лояльным, вплоть до того, что министром финансов стал президентский зять.

Многие годы популярность Эрдогана держалась на экономических успехах его правления. Люди реально чувствовали рост благосостояния, привыкали к относительной экономической стабильности после финансовых потрясений девяностых. В каждый дом по холодильнику – вот какой была формула успеха Эрдогана. Даже те турки, кому претит социальный консерватизм Эрдогана, часто отдавали ему голоса именно за его достижения в развитии турецкой экономики. Про обратную сторону экономического благополучия – растущие зарубежные долги компаний и банков – старались не вспоминать.

Теперь экономический подъем закончился, но готовы ли турки отвернуться от лидера, который успел стать для многих символом благополучия и процветания? Скорее наоборот, нарастающая неопределенность в экономике заставит турок стремиться сохранить определенность хотя бы там, где это еще возможно, то есть в политике. Экономический кризис, да еще и поданный как внешний заговор, только сплотит сторонников турецкого президента.

К тому же в Турции не осталось привлекательной оппозиции, которая могла бы предложить убедительную альтернативную программу экономического развития. Оппозиционные политики сейчас боятся особенно критиковать власть, за которой стоят миллионы оптимистично настроенных и наивных граждан. Им совсем не хочется заработать себе клеймо врага народа, которые сегодня так щедро раздают правительственные СМИ.

Острая фаза финансового кризиса не может длиться вечно. Ситуация так или иначе стабилизируется, а турецкое общество постепенно свыкнется с мыслью, что былых темпов роста благосостояния уже не будет. За 15 лет правления Эрдоган преодолел немало кризисов – вносил необходимые поправки в общий курс, но оставался у руля страны. Скорее всего, то же самое произойдет и сейчас. Турки настолько привыкли к своему лидеру, что уже не поверят, что кто-то, кроме Эрдогана, сможет вернуть в страну экономическую стабильность.

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > carnegie.ru, 17 августа 2018 > № 2705782 Тимур Ахметов


США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст

Клеменс Фюст: «Европа должна предотвратить падение»

Йенс Мюнхрат (Jens Münchrath), Handelsblatt, Германия

Клеменс Фюст сейчас находится в США. Но кризис в Турции обеспокоил президента мюнхенского исследовательского института, и он нашел время для интервью газете «Хандельсблатт» (Handelsblatt). Брексит, трансатлантический кризис и грядущая торговая война — политическая и экономическая дестабилизация Турции — именно этого сейчас еще не хватало Европе, отмечает экономист.

Хандельсблатт: Г-н Фюст, турецкая лира в пятницу потеряла почти четверть своей стоимости по отношению к доллару. Такое падение на фондовых рынках происходит редко. Должны ли мы обеспокоиться в отношении стабильности Турции?

Клеменс Фюст: Мы должны сильно обеспокоиться. Кризис Турции — это классический экономический и валютный кризис. Политика Эрдогана в последние годы направлена на то, чтобы экономика страны оказалась под давлением. Конфликты с ЕС и США вселяют неуверенность в инвесторов. Эрдоган отреагировал на это конъюнктурно-политическими мерами, прежде всего, в форме государственных кредитов и очень экспансивной денежной политики.

— Не было ли основной проблемой, что он оказал сильное давление на Центробанк для снижения процентных ставок?

— Да, он подорвал независимость Центробанка. В 2017 году это привело к значительному росту, но это был лишь кратковременный рост. Сейчас он закончился. Инфляция пошла стремительно вверх, доверие подорвано. Угрозы Дональда Трампа ввести санкции стали каплей, которая переполнила чашу.

— В последнее время поступали сигналы, что Центробанк может сохранить свою автономию. Давление рынков не образумит Эрдогана в плане экономики?

— Давление рынков приводит к смене политики, но эта смена происходит слишком поздно, чтобы можно было предотвратить кризис. Если доверие инвесторов и потребителей однажды разрушается, потребуется очень много времени для его восстановления. Эрдоган оказался в сложной ситуации, в которую завел себя сам. При помощи своей политики он оказал негативное воздействие на экономическое развитие и затем попытался компенсировать негативные последствия запуском печатного станка и государственных кредитных гарантий. Но даже если существуют проблемы в реальной экономике, при помощи денежной политики можно оказать лишь условное выравнивание. Нужно было менять курс намного раньше.

— Как выбраться из этой сложной ситуации?

— Эрдоган должен попытаться вернуть доверие. Турецкий министр финансов уже пообещал, что в будущем будет уважаться независимость Центробанка. Но насколько этому можно верить? Мы находимся в панической ситуации. У многих турецких компаний долги в евро и долларах. Инвесторы сейчас пытаются спасти их часть. Невероятно трудно сгладить такую панику.

— Но если Центробанк сейчас сильно поднимет процентные ставки, чтобы нивелировать бегство капитала и для борьбы с инфляцией, не последует ли тогда стремительный обвал экономики?

— Именно в этом заключается дилемма. Речь идет о классическом кризисе стабилизации. Нельзя стабилизировать валюту без значительного повышения процентных ставок. Сильные повышения процентных ставок приведут к тому, что турецкая экономика окажется в рецессии. Здесь нет простого выхода.

— Но в последнее время Турция показывала удивительно сильный рост?

— Да, но этим двигала экспансия государственных расходов и субсидированные кредиты, которые шли, прежде всего, в строительную отрасль. Это может иметь только краткосрочный эффект. Сложная геополитическая ситуация в Турции, конфликт с ЕС и США, растущее подавление оппозиции в стране, растущий внешний долг, эти проблемы не решить путем запуска печатного станка.

— Как объяснить это сильное падение валюты на более чем 20 %? Такое происходит на солидных валютных рынках не так часто…

— Мы находится в ситуации паники. Инвесторы пытаются как можно быстрее вывести свой капитал, потому что они знают, что другие инвесторы это тоже делают. Тот, кто может бежать, бежит. Никто не хочет быть последним, потому что того покусают собаки. В такой ситуации экономические фундаментальные показатели уже не играют роли.

— Что бы Вы сделали на месте Эрдогана?

— Простых решений в этой ситуации нет. Обесценивание валюты поможет, поскольку таким образом инвестиции в Турцию вновь становятся привлекательнее. Но обесценивание дорого стоит — оно ведет к банкротству компаний, у которых долги в иностранной валюте, а доходы генерируются в Турции. Кроме того, обесценивание валюты подстегивает инфляцию. В 2017 году инфляция уже составляла 11 %. В общем-то, Центробанку сейчас нужно убрать лиру с рынка. Но он не может этого сделать, потому что валютные резервы ограничены. То есть остается только повышение процентных ставок, которое, в свою очередь, может также привести к рецессии. В долгосрочной перспективе Турции может помочь только смена политики.

— Как, по вашему мнению, должны позиционировать себя европейцы в этом сложном кризисе?

— В интересах Европы предотвратить экономическое падение Турции. Турция — важный торговый партнер, и, несмотря на все конфликты, является членом НАТО и важным фактором политической стабильности на Ближнем Востоке. Европа вместе с тем должна дать понять, что поддержка при преодолении кризиса должна сопровождаться развитием сотрудничества и политическими изменениями в Турции, в том числе лучшим соблюдением демократических и правовых стандартов.

— Европа должна помочь кредитами?

— Турции следует запросить помощь в МВФ. Европейцам следует поддержать такой путь.

— Эрдоган вряд ли попросит помощи у МВФ, для него это стало бы ролью челобитчика перед Западом…

— Да, в этом заключается проблема. Но если давление будет достаточно высоким, то это может оказаться меньшим злом.

— США вызвали эскалацию кризиса при помощи своей санкционной политики по отношению к Турции и пошлин — и скорее всего не будут вступаться за кредиты МВФ. Что же могут сделать европейцы, если стабилизация Турции так важна?

— Теоретически европейские страны могут помочь Турции при помощи ссуд в евро и формулировки соответствующих условий. Но намного более удачный путь — программа МВФ. В связи с авторитарной политикой Эрдогана идея помочь ему в этом кризисе не будет популярной. Но нельзя упускать из виду то, что текущий кризис — это еще и шанс для вывода отношений между Турцией и странами ЕС на новую основу. Турция важна для Европы, а Турция — это больше, чем Эрдоган.

— Каковы экономические ставки Германии в этой игре?

— Немецкие банки в Турции присутствуют меньше, чем банки из Испании, Италии или Франции, у которых проблем сейчас больше. Немецкий экспорт в Турцию составляет 20 млрд. евро в год. Это большая сумма, но она составляет только 1,5 % от нашего общемирового экспорта. Турция — важный экономический партнер, но не входит в число важнейших партнеров. Поэтому я считаю, чтоб проблема обозрима.

— То есть, в настоящий момент опасности нет?

— Экономический вес Турции не так велик, чтобы экономический кризис в стране вызвал рецессию в Германии или Европе. В то же время к существующим глобальным экономическим негативным факторам следует отнести и такие моменты как Брексит и пошлины США. И в Европе вера в экономическое развитие также хрупкая. Стабилизация ситуации в Турции — в наших интересах.

— Насколько велика вероятность, что турецкая экономика может оказать такое большое давление, что Эрдоган все-таки вернется к разумной позиции?

— Этот кризис можно назвать, бесспорно, самым сложным за все время правление Эрдогана. Поэтому велико и давление на смену курса. Этот кризис может стоить Эрдогану своего поста. Для надежности позиций и популярности Эрдогана этот кризис — тяжелый удар.

— Эрдоган возлагает вину за кризис на другие страны, турки, кажется, ему в этом верят…

— Когда-то это перестанет работать. Когда люди переживают падение уровня жизни, это вызывает критику любого правительства, в том числе и того, которое пытается переложить вину за собственные ошибки на другие страны.

Фюст Клеменс, экономист. С апреля 2016 года 48-летний экономист является руководителем мюнхенского Института экономических исследований (Ifo). Ранее он возглавлял Центр европейских экономических исследований (ZEW) в Мангейме. Также преподает экономику в Мюнхенском университете, Кельне и Оксфорде. С 2007 по 2010 год — председатель научного совета федерального министерства финансов.

США. Евросоюз. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 августа 2018 > № 2702872 Клеменс Фюст


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 августа 2018 > № 2720286 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам совещания послов и постоянных представителей Турции при международных организациях, Анкара, 14 августа 2018 года

Уважаемый господин Министр, дорогой друг,

Дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить турецких друзей за предоставленную возможность выступить перед послами и постоянными представителями Турции за рубежом. Это – наглядный пример высокого уровня взаимного доверия. Наши отношения развиваются по возрастающей траектории. Постоянный импульс общим усилиям по их развитию на всех направлениях придают президенты двух стран. Они лично координируют совместную работу всех ведомств и структур, включая внешнеполитические ведомства. У нас уверенно растет товарооборот, в прошлом году он увеличился более чем на 40%. Успешно реализуются крупные проекты, включая «Турецкий поток» и строительство АЭС «Аккую» силами российских специалистов. Мы также отмечаем насыщенные гуманитарные связи, в следующем году состоится перекрестный год культуры и туризма России в Турции и Турции в России. На этом фоне мы с удовлетворением отмечаем рост турпотока из нашей страны на прекрасные турецкие курорты. В прошлом году мы опять вышли на первое место по количеству посещений россиянами Турции с целями рекреации — 5 млн. человек. В этом году, наверное, будет новый рекорд, об этом недавно сказал Президент Турции Р.Т.Эрдоган.

В сфере внешней политики Россия и Турция проводят независимый курс. Мы высоко ценим отказ партнеров присоединиться к антироссийским санкциям.

В ходе выступления перед турецкими послами и постоянными представителями поделился видением российского государства ключевых тенденций глобального развития, изложил наши принципиальные подходы к основным проблемам современности, ответил на многочисленные вопросы коллег. Разговор получился профессиональный, такой обмен мнениями абсолютно востребован сегодня, когда ситуация в мире остается тревожной. Мы находимся на переломном этапе, без преувеличения мировой истории, это этап перехода от биполярных и однополярных моделей и схем к построению полицентричного миропорядка, который формируется как объективная реальность. Мы сегодня много об этом говорили. Конечно, противодействие этим объективным тенденциям налицо — используются методы санкций, угроз, шантажа и диктата. В этих условиях ощущается, что некоторые наши западные партнеры утратили культуру дипломатии, но, надеюсь, объективная реальность все-таки заставит разум восторжествовать, и мы вернемся к тем основам, которые заложены в Уставе ООН и предполагают коллективную работу над решением глобальных проблем при уважении суверенного равенства государств и невмешательстве в их внутренние дела. Наша заинтересованность в решении многочисленных проблем опирается именно на такие принципы. Это проявляется в Сирии, где мы сегодня обсуждаем по разным каналам задачи преодоления сопротивления последних террористических групп, возвращения к мирной жизни вооруженной оппозиции, которая отвергает террористические методы, и реализации в полном объеме договоренностей по зонам деэскалации, включая зону деэскалации в Идлибе, во всем объеме этой договоренности. С аналогичных позиций поиска общих подходов и мирных решений сегодня рассмотрели и другие ситуации, в т.ч. в ближневосточном регионе, на севере Африки, в Ливии, Йемене, ситуацию на Балканах, украинское урегулирование, нагорно-карабахскую проблему и др.

Сегодня мы подтвердили выбор наших стран на наращивание стратегического партнерства по внешнеполитическим делам. Я думаю, что за рабочим завтраком мы подробнее обсудим конкретные аспекты нашего взаимодействия.

Еще раз хочу поблагодарить наших хозяев, лично М.Чавушоглу, за приглашение и прекрасное гостеприимство.

Вопрос: Есть ли у Москвы и Анкары какие-то договоренности по провинции Идлиб, учитывая, что Дамаск хочет вернуть её под свой контроль, а Анкара выступает против?

С.В.Лавров: Что касается зоны Идлиба, то в дополнение к тому, что я уже сказал во вступительном слове, замечу следующее: Идлибская зона деэскалации, как и все зоны деэскалации, создавалась на определенных условиях. Одним из непременных условий была договоренность о том, что на террористов режим прекращения огня не распространяется и что те вооруженные формирования, которые не хотят ассоциироваться с террористами, должны территориально от них отмежеваться для того, чтобы «непримиримые», прежде всего «Джабхат ан-Нусра», были уничтожены. Эта договоренность сохраняется и в Идлибе. Обстановка там сложнее, чем в других зонах. Она была с самого начала наиболее сложной, в том числе и из-за доминирования «Джабхат ан-Нусры». Там несколько десятков тысяч боевиков, в том числе по оценкам ООН. По мере развертывания в Идлибской зоне наблюдательных постов Турции, ситуация успокаивалась, но в последнее время мы ощущаем достаточно агрессивные действия прежде всего «Джабхат ан-Нусры»: обстрелы позиций сирийский войск, ежедневное направление дронов с целью обстрела российской авиационной базы Хмеймим и многие другие провокационные действия. Поэтому сирийская армия имеет полное право подавлять подобные проявления. Здесь не может быть и речи о том, что «позволит ли Россия что-то сирийской армии». Сирийская армия находится на своей земле, она воюет за свою независимость против террористов в полном соответствии с резолюцией СБ ООН 2254, а мы, в полном соответствии с международным правом, оказываем ей поддержку в этих действиях. Ключевым в рамках сирийского кризиса является хроническая неспособность, начинающаяся еще с Администрации Б.Обамы, отделить нормальные, патриотические отряды вооруженных оппозиционеров от террористов «Джабхат ан-Нусры», которые не проявляют никакой договороспособности и которые должны быть легитимной целью всех тех, кто борется с экстремизмом и терроризмом в Сирии. Сегодня мы будем об этом говорить с господином Министром. Об этом говорят и наши военные в рамках тех механизмов, которые были созданы в Астанинском формате.

Вопрос: Как Москва смотрит на политику ужесточения санкций США в отношении России, Ирана и Турции? Насколько сильно это повлияет на кризисы в регионе, особенно на координацию по сирийскому досье и стремление России найти решение по вопросу беженцев?

С.В.Лавров: Вы фактически перечислили страны-участницы Астанинского формата. Конечно, никакого прямого увязывания с сирийским кризисом мы не увидим в заявлениях, которые делает американская сторона, объявляя о санкциях против наших стран, но объективно мы ощущаем желание Запада, прежде всего, США, но не только, не позволять Астанинскому процессу достигать конкретных результатов и подавать его как не вполне успешный. Эти попытки предпринимались и раньше. Наверное, они продолжатся. То, что Россия, Турция и Иран, имеющие не всегда, а порой и далеко несовпадающие подходы к тому или иному аспекту сирийского кризиса, смогли найти в себе мудрость и готовность решать конкретные проблемы, я считаю, все это внесло коренной перелом в ситуацию в Сирии. Т.н. ИГИЛ практически разгромлен, остались отдельные разрозненные группки. Главной задачей, сейчас мы об этом уже упоминали, является «Джабхат ан-Нусра».

Не думаю, что США вводили санкции для того, чтобы каким-либо образом вывести из равновесия астанинскую «тройку», но в целом позиция Запада по ситуации с беженцами вызывает удивление - сдержанность в большинстве случаев. Была, правда, очень полезная акция с участием России и Франции по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту. Но мы говорим сейчас о гораздо более масштабных задачах. Огромные территории Сирии освобождены от террористов. На них не ведутся боевые действия. Там пора восстанавливать инфраструктуру, все системы жизнеобеспечения, чтобы беженцы из Турции, Ливана, Иордании, Европы начали возвращаться в свои дома, в том числе и из Ирака. Этот процесс уже идет. Мы считаем, его нужно всячески поощрять. На этом фоне было странно услышать заявление, если оно было правильно изложено, Верховного комиссара ООН по делам беженцев Ф.Гранди о том, что, по его мнению, возвращение беженцев в Сирию сейчас преждевременно, потому что там по-прежнему опасно. Если такое заявление действительно имело место, то это недостаточная информированность, если не нечто более серьезное.

Возвращаясь к вопросу о том, как мы смотрим на политику ужесточения санкций. Мы смотрим на нее как на нелегитимную, незаконную политику, продиктованную в решающей степени стремлением доминировать везде и во всем, «заказывать музыку» в мировых делах без согласования с кем бы то ни было ради того, чтобы достигать преимуществ на мировых рынках, односторонних выгод для своего бизнеса, прибегая к протекционизму, санкциям, недобросовестной конкуренции, в том числе наказывая и своих союзников, как Вам известно. Эта политика не может быть основой для нормального диалога. Мне кажется, что она не может долго продолжаться.

Вопрос: Европейские страны недавно осудили санкции США против Турции и Ирана. Как Россия оценивает эти санкции? Есть ли возможность использовать национальную валюту в международной торговле?

С.В.Лавров: Я про санкции уже сказал: они незаконны и подрывают все принципы мировой торговли и принципы, одобренные решениями ООН, в соответствии с которыми односторонние меры экономического принуждения нелегитимны.

На счет того, как преодолевать эти противоправные барьеры и ограничения, действительно, использование национальных валют во взаимной торговле является уже несколько лет одной из задач, которую президенты России и Турции поставили в наших отношениях с Ираном. Такие же процессы уже имели место не только с Турцией и Ираном, но и с КНР, с которой мы договариваемся и уже реализуем расчеты в национальных валютах во взаимной торговле.

Я уверен, что подобное грубейшее злоупотребление ролью американского доллара в качестве мировой резервной валюты приведет к тому, что роль его будет ослабевать и падать. Все больше стран, даже не затронутых американскими санкциями, будут на всякий случай уходить от доллара и полагаться на более надежных, более договороспособных партнеров с точки зрения использования их валюты.

Вопрос: США заявили о желании обсудить соответствие новых российских вооружений Договору СНВ-3. В этой связи интересно узнать позицию Москвы и понять, идёт ли речь исключительно о технических параметрах или же это начало дискуссии о возможном выходе Вашингтона из Договора?

С.В.Лавров: О чём идёт речь, мне судить трудно. Гадать, что произойдёт в Вашингтоне в ближайшие дни и даже часы – достаточно бесперспективное занятие. Слышал заявления многих экспертов, представителей Администрации США о том, что они заинтересованы в продлении действия Договора СНВ-3. Для этого, конечно, как сказал Президент России В.В.Путин, нужно уже сейчас начинать переговоры.

Как я понимаю, СНВ-3 в Вашингтоне в последнее время упоминался в Конгрессе, когда утверждался бюджет Пентагона. В законе идёт речь не о желании США обсуждать с нами эти вопросы, а о поручении Администрации США разобраться в том, о чём идёт речь, и задать нам определённые вопросы. Могу только в очередной раз напомнить, что в Хельсинки на встрече Президента России В.В.Путина с Президентом США Д.Трампом и на проходившей там же моей встрече с Госсекретарем М.Помпео, мы подтверждали нашу готовность возобновить полноценный диалог по всем вопросам стратегической стабильности. Если американская сторона хочет профессионально задать нам конкретные вопросы, это та самая площадка, где это необходимо делать.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 августа 2018 > № 2720286 Сергей Лавров


США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Санкции внутри НАТО. Извинится ли Эрдоган перед Трампом

Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Но в целом вопросы военной безопасности на Ближнем Востоке по-прежнему надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва

Хотя в США уже не раз высказывались опасения, что слишком активное применение санкций может подорвать их эффективность, пока не похоже, чтобы в Вашингтоне были готовы cнизить масштабы их использования в своей внешней политике. Наоборот, список попавших под санкции стран продолжает расти, и к его привычным фигурантам, типа России, Ирана, Китая, добавилcя один из главных союзников США по НАТО – Турция. В начале августа американский Минфин ввел персональные санкции против турецкого министра юстиции Абдулхамита Гюля и главы МВД Сулеймана Сойлу, обещая в будущем добавить к персональным санкциям экономические.

Несколько лет назад санкционное противостояние России и Турции из-за сбитого над Сирией российского бомбардировщика закончилось тем, что Эрдоган все-таки произнес «kusura bakmayın», что можно перевести как «извините», но без потери лица. Теперь турецкому лидеру предстоит дуэль с другим видным харизматиком – американским президентом Дональдом Трампом.

Многосторонний обмен заложниками

Санкции против двух турецких министров введены в рамках «глобального акта Магнитского». Он позволяет администрации США вводить санкции против государств и чиновников, заподозренных в нарушении прав человека. В последние годы нарастающий авторитаризм Эрдогана предоставляет массу возможностей покритиковать Анкару в этой области, но сейчас в центре скандала оказались не тысячи турок, арестованных за «подготовку военного переворота», а лишь один пастор-евангелист, американец Эндрю Брансон.

Впрочем, обвинения против него выдвинуты все те же – некие связи с исламистским движением Фетхуллаха Гюлена (напомним, он скрывается от турецких властей в США), а также шпионаж под видом миссионерской деятельности. В современной Турции это примерно как в средневековой Европе обвинить человека в том, что он продал душу дьяволу.

Власти США отрицают обвинения следствия против пастора. Процесс над ним, продолжающийся со дня ареста в октябре 2016 года, Трамп 18 июля назвал «полным позором». Разумеется, в твиттере, где американский лидер чаще всего выражает свои мысли. По словам американского президента, «замечательный христианский муж и отец» Брансон удерживается властями Турции в качестве «заложника». Такая формулировка намекала на возможность торга.

Неделей позднее – 26 июля – о пасторе заговорил и вице-президент США Майк Пенс. Во время конференции по вопросам свободы вероисповедания в мире Пенс впервые объявил планы руководства США ввести ограниченные санкции против Анкары.

После этого турецкие СМИ с энтузиазмом взялись разбираться в причинах столь пристального внимания Трампа к миссионеру. Многие указывали на приближающиеся промежуточные выборы в Конгресс США – они пройдут в ноябре. Эту кампанию можно расценивать как референдум о доверии политике действующего президента. Неудивительно, что Белый дом в попытках подстегнуть правый трамповский электорат сознательно идет на обострение конфликта с мусульманской Турцией, от которой он защищает христианского пастора-евангелиста родом из консервативной Северной Каролины.

Однако вряд ли дело здесь только в вере Эндрю Брансона. Введение санкций против Турции оказалось довольно неожиданным, потому что раньше Анкаре и Вашингтону всегда удавалось сдерживать свои разногласия в рамках дипломатических приличий, несмотря на многолетние трения по ряду вопросов, будь то давление Эрдогана на курдов или использование режима чрезвычайного положения для укрепления личной власти. Сейчас же США впервые после кипрского кризиса 1975 года применили санкционные меры против Турции, одного из важнейших союзников по НАТО.

Судьба пастора Брансона, судя по всему, решалась между Эрдоганом и Трампом в рамках более крупной политической сделки, удачный исход которой мог бы значительно улучшить отношения. Но многомесячные контакты между главами государства и дипломатами в определенный момент дали сбой.

Причины следует искать в прошлом, когда Белым домом еще руководил Барак Обама. Все началось с введенных администрацией Обамы санкций против банковского сектора Ирана из-за атомной программы исламской республики. Власти США заявили, что меры эти – экстерриториальные, то есть любое государство, помогающее иранскому режиму обойти ограничения, ждало наказание от Минфина США.

Турция, крупнейший импортер иранской нефти, официально приняла заявления американской стороны к сведению. Однако, как показали материалы, всплывшие в ходе антикоррупционных расследований против Эрдогана в декабре 2013 года и предоставленные американским властям сторонниками Гюлена, в 2012 году турецкое руководство разрешило государственному Halkbank участвовать в схеме по обходу санкций. Хитрый план предполагал обмен золота на нефть через посредников в ОАЭ. Главное нарушение заключалось в том, что сотрудники американских банков, включенных в цепочку, не были осведомлены о том, что средства направляются Тегерану.

В марте 2017 года власти США арестовали заместителя председателя Halkbank Хакана Атиллу – в мае этого года он получил срок 32 месяца. Такой механизм применения санкций и сам процесс вызвали возмущение турецких властей. Обвинительный вердикт суда вкупе с доказательством прямого участия членов турецкого правительства в схеме по обходу санкций не сулил Анкаре ничего хорошего. Из-за него Турции могут назначить штраф $49 млрд, что станет контрольным выстрелом для турецкой экономики, которая в последний год и так переживает далеко не лучшие времена. Не заплати Турция долг, все банки лишаться возможности финансировать долларовые операции по экспорту и импорту. Неудивительно, что Анкара сейчас активно продвигает идею перехода на национальную валюту во взаиморасчетах с Россией, Китаем и Ираном.

В таких условиях проходили интенсивные переговоры властей Турции и США. Вероятно, поэтому сначала Турция была достаточно сговорчива. Еще в сентябре 2017 года Эрдоган заявлял о возможности обменять пастора Брансона, но по хорошему «обменному курсу» – на самого «великого и ужасного» Фетхуллаха Гюлена.

Из-за растущих проблем в экономике в начале 2018 года руководство Турции снизило ставки и заговорило об обмене пастора на Хакана Атиллу и смягчение пока еще не определенного американским судом штрафа против банковской системы Турции. Последний пункт требований Анкары вызвал особое негодование у Белого дома, потому что его исполнение означало бы прямое нарушение принципа разделения властей.

Тогда Эрдоган предпринял новый маневр. На июльском саммите НАТО в Брюсселе турецкий лидер в приватной беседе с Трампом заговорил о другом «заложнике» – гражданке Турции Эбру Озкан, арестованной в Израиле по подозрению в поддержке движения ХАМАС. Очевидно, что Эрдоган посчитал личным долгом вызволить религиозную турецкую девушку из «сионистского плена».

По сообщениям СМИ, Трамп в качестве жеста доброй воли решил связаться с Тель-Авивом и поспособствовать освобождению Озкан. Уже 14 июля она была освобождена и смогла вернуться в Турцию. Вроде бы все оказались в выигрыше: Израиль лишний раз показал Вашингтону, что умеет быть благодарным за статус Иерусалима, а Эрдоган укрепил реноме защитника всех мусульман мира – от Сирии до Мьянмы. Но вопреки ожиданиям Белого дома 25 июля турецкий суд постановил перевести пастора под домашний арест, что и запустило череду событий, которые привели к взаимным санкциям.

Эскалация или примирение?

Санкционный кризис выявил несколько важных тенденций во внешней политике США и Турции. Хорошая новость тут в том, что американцы, судя по всему, по-прежнему склонны воспринимать Турцию как лояльного союзника, с которым можно договориться. Договоренности, однако, все чаще имеют транзакционный характер. Каждое требование США должно сопровождаться встречными уступками в вопросах, интересующих Анкару.

Плохая новость: под давлением внутриполитических процессов в США и личных качеств лидеров диалог между Анкарой и Вашингтоном приобретает неформальный характер. А значит, сотрудничество не подлежит оперативному вмешательству в критический момент: профессиональные дипломаты зачастую не знают о содержании договоренностей двух харизматиков и популистов.

История с судом над пастором показывает: США не воспринимают всерьез опасения турецких властей об угрозе Турции со стороны террористических и антигосударственных организаций. Иначе бы американские власти не стали игнорировать заявления Анкары о возможной причастности миссионера к нелегальным структурам. «А значит, они заодно с нашими врагами», – в ответ крепнет убежденность в Турции.

Закончим еще одной хорошей новостью, впрочем, только для Анкары и Москвы. Как показывает вполне сдержанная реакция турецких властей на санкции, Турция все увереннее чувствует себя в переговорах с США. В этом есть заслуга России, а еще Ирана, из-за которого и началась вся эпопея.

Намек из Тегерана, что они не бросят Турцию в беде, пришел оттуда же, откуда и угрозы Трампа – из твиттера. «Незаконные санкции США в отношении двух турецких министров, введенные страной-союзницей, не только демонстрируют политику давления и вымогательства вместо государственного управления со стороны американской администрации, но и то, что их пристрастие к санкциям не знает границ», – написал в твиттере иранский министр иностранных дел Джавад Зариф.

Причины усиления Турции на международной арене не сводятся к консолидации власти в руках Эрдогана после июньских выборов. «У Турции есть альтернативы», – сказал Ибрагим Калын, пресс-секретарь президента Турции в ответ на угрозы Конгресса запретить поставки самолетов F-35, если Анкара все-таки вооружится российскими РЗК С-400. Очевидно, что риторика Кремля о важной роли Анкары в Сирии, где турки находятся по разные стороны баррикад с американцами, укрепляет переговорные позиции Анкары в противостоянии с Вашингтоном.

Стоит ли ожидать эскалации конфликта или, наоборот, красивого примирительного письма и рукопожатия? Возможно, разрядка произойдет не очень скоро, но в целом ситуация не выглядит безнадежной. Характер заявлений, которыми власти США и Турции обмениваются последнее время, указывает на желание снизить напряженность. Президенты намерены продолжить диалог о дальнейшей судьбе американского пастора и других граждан, арестованных в Турции с 2016 года в рамках охоты на путчистов.

Каждая из сторон понимает, что затягивать кризис рискованно. Есть желание переждать бурю общественного негодования, не забывая использовать кризис в своих внутриполитических интересах. Для Трампа – укрепить образ непримиримого защитника интересов американского народа. Для Эрдогана – в очередной раз показать туркам, что только во главе с ним Турция способна выдержать дипломатическое давление.

Как и в предыдущие десятилетия, вопросы военной безопасности в регионе надежно удерживают отношения США и Турции от полного разрыва. Анкара пока не готова лишиться военной поддержки НАТО, а Вашингтон еще не нашел полноценную альтернативу для своих баз на Ближнем Востоке.

США. Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 августа 2018 > № 2698847 Тимур Ахметов, Кирилл Кривошеев


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692328 Ариф Асалыоглу

В Турции отменили режим чрезвычайного положения, хотя…

Временное приобретает силу постоянного

Режим чрезвычайного положения в Турции (OHAL), введенный 20 июля 2016 года спустя пять дней после неудачной попытки переворота, клубы тайны вокруг которого до сих пор не развеяны, продлевался семь раз в течение последних двух лет. За это же время в Турции дважды проводились выборы, несмотря на действующее чрезвычайное положение. На основании 36 законодательных декретов, изданных за последние два года в рамках действующего чрезвычайного положения, было уволено 170 тысяч госслужащих из органов безопасности, армии, судебной системы и вузов, были закрыты сотни организаций, 204 органа СМИ и десятки НПО, по искам в причастности к попытке переворота было арестовано 128 тысяч человек.

OHAL, породивший такое количество споров и повлекший столько трагедий, был отменен ночью 18 июля сего года. Однако, по мнению профессора Анкарского университета Селин Эсен, эксперта в области конституционного права, головоломка нового периода остается неразгаданной: «Нельзя постоянно вносить изменения в законы, принятые во время чрезвычайного положения, направленные на будущее, однако мы видим, что это применяется во многих законодательных декретах, принятых во время чрезвычайного положения. В Турции законы и практика их применения расходятся». По словам профессора Университета Мармара Османа Джана, законодательные декреты не отменятся сами по себе, поскольку они не являются временной сущностью, а так как Конституционный суд Турции не имеет полномочий по проверке законодательных декретов, изданных во время чрезвычайного положения, получается, что решение уравнения зашло в тупик. 30 июня КС отклонил запрос об отмене некоторых законодательных декретов, изданных при OHAL, с точки зрения их формы, которые парламент принял в качестве законов.

«Платформа права и справедливости» подготовила доклады на основании изучения судеб людей, пострадавших во время действия OHAL. На пресс-конференции в стамбульском отеле Taksim Hill Otel был презентован доклад под названием «Нарушения прав человека, произошедшие при чрезвычайном положении сразу после переворота 15 июля 2016 года, и их социальные масштабы». В нём отразились случаи тысяч пострадавших людей из 82 провинций Турции и 40 стран мира. Согласно докладу, OHAL вызвало серьезный раскол во взаимоотношениях между государством и обществом. В исследовании сообщается, что во всех слоях общества было утрачено доверие к правовым органам. Указывается, что нарушен механизм функционирования государственных учреждений. Исследователи отмечают, что появившееся в результате этой ситуации недоверие приведет к серьезным экономическим проблемам и проблемам со здоровьем. А также обращают внимание на долгосрочные последствия.

Спикер от «Платформы права и справедливости» Омер Фарук Гергерлиоглу, представивший доклад, отметил, что режим OHAL вышел за рамки своей цели и превратился в самую большую проблему в Турции. Он также обратил внимание на то, что условия, появившиеся вместе с OHAL, технически продлить невозможно, что в рамках этого власть превратила вопросы, не требующие срочного решения вне режима OHAL, в инструмент для собственного укрепления, что условия OHAL устраняют правовое государство как таковое. В рамках режима, применявшегося на протяжении двух лет, было очень много нарушений, было очень много экономических и общественных жертв. Такие нарушения социальных прав, как расторжение браков, самоубийства, ухудшение социальных взаимоотношений, болезни детей, вызванные страданиями, отмена выплат по инвалидности, а также судьба детей, чьи родители были помещены под арест, и эти семьи — всё это представляет собой драму, на которую общество закрывает глаза. Десятки тысяч пострадавших от нарушений прав и аннулирования паспортов людей попытались уехать в европейские страны через Эгейское море или реку Марицу. Некоторые пострадавшие от несправедливости люди обратились с заявлениями в КС Турции и ЕСПЧ. Однако не всегда можно получить ответ из этих инстанций, либо принятие решения данными судами занимает долгие годы.

Как известно, большое количество полномочий, появившихся с введением OHAL и вступлением в силу новой конституции, было передано президенту. Также известно, что законодательные декреты, изданные во время OHAL, не будут отменены и продолжат свое действие в новом периоде. Правительство утверждает, что OHAL отменен, хотя… Вот некоторые запланированные новшества: срок предварительного заключения продлен на срок до четырех дней, а четырехдневный может быть продлен до 12 дней с возможностью двукратного продления по причине «возникших затруднений или объема дела». Ограничено право на собрания и шествия. Увеличены полномочия губернаторов. Они смогут ограничивать въезд и выезд с определенных территорий своей провинции в случае возникновения серьезных случаев, которые могут привести к ухудшению общественного порядка или безопасности. Отставки, производившиеся при OHAL на основании издаваемых законодательных декретов, утверждаемые советом министров Турции, возглавляемым президентом, отныне будут утверждаться министрами. Иными словами, они будут продолжены в облегченном виде.

Согласно новому законопроекту, служащие турецких вооруженных сил могут быть освобождены от занимаемой должности по решению министра национальной обороны; сотрудники главного управления жандармерии, управления береговой охраны и главного управления безопасности могут быть уволены по решению министра внутренних дел; сотрудники университетов и институтов могут быть уволены по решению совета по высшему образованию. Согласно новому законопроекту, продолжит свое действие ограничение по паспортам сотрудников и членов их семей, уволенных на основании законодательных декретов. Действительно ли был снят режим OHAL, раз сложилась такая ситуация? Или же правительство Турции таким образом показывает ЕС и Западу свое отношение?

 Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 30 июля 2018 > № 2692328 Ариф Асалыоглу


Турция > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 29 июля 2018 > № 2688825 Ариф Асалыоглу

США требуют от Турции присоединиться к санкциям против Ирана

Новости Турции за 23–29 июля 2018 года

Как сообщает AktifHaber, в окрестностях Афин продолжаются спасательные работы на лесном пожаре, который унес жизни как минимум 83 человек. По меньшей мере 200 человек получили ранения. Министр обороны Греции Панос Камменос посетил район бедствия. Он сказал, что незаконное строительство в регионе привело к катастрофическому масштабу трагедии. Лесной пожар, которые не могли погасить в течение нескольких дней, произошел сразу в трех частях Греции. В то время как группы, присоединившиеся к спасательной операции, продолжали поиски в обуглившихся домах и сгоревших автомобилях, премьер-министр Греции Алексис Ципрас, экстренно прервавший свой визит в Боснию и Герцеговину, заявил: «Сегодня Греция в трауре. Страна столкнулся с трагедией, которую невозможно описать словами, и переживает один из самых трудных моментов». Европейский союз по просьбе Афин ввел механизм гражданской обороны, в то время как многие государства-члены НАТО и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг предложили свою помощь.

Эрдоган встретился с Путиным на саммите БРИКС

Согласно Sputnik Türkçe, двусторонние переговоры президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента России Владимира Путина в рамках саммита БРИКС длились 1 час 15 минут. «Росийско-турецкие отношения во всех сферах: политические, военные, экономические, культурные, коммерческие, действительно в настоящее время развиваются очень быстро», — заявил Эрдоган. Президент Турции напомнил, что два государства поставили перед собой цель в обороте в 100 миллиардов долларов: «Я верю, что мы сможем достичь этих показателей, потому что у нас есть уверенность в этом вопросе. Мы можем смело говорить об очень хорошем продвижении в сфере туризма. Я полагаю, что турецкую туристическую зону в этом году действительно посетят 6 миллионов туристов. Конечно, вместе со всем этим наша взаимная солидарность вызывает у некоторых чувство зависти». Путин также выразил признательность за налаживающиеся отношения между двумя странами. Он сказал: «Мы будем поддерживать отношения друг с другом, преодолев и оставив позади все различные кризисы. Наши экономические отношения также будут развиваться. В прошлом году объем совместной торговли увеличился на 40,5%, что составило 22 миллиарда долларов. Я очень рад нашей встрече и доволен нашей совместной работой».

Платная военная служба одобрена парламентом

Как сообщает AktifHaber, с наступлением военного призыва правительство Турции одобрило закон о платной военной службе для молодых людей, которые не пойдут в армию из-за учебы в университете или работы за пределами страны. Закон был одобрен в парламенте. Он может быть применен к 1 миллиону 334 тысячам молодых людей старше 25 лет. Заплатив примерно 3500 долларов для тех, кто проживает в Турции, и 2 тысячи евро для тех, кто живет за границей, и пройдя лишь 21-дневную базовую военную подготовку, призывник сможет получить «военный билет». С введением закона о платной военной службе Турция смогла заполучить новую дополнительную строку доходов размером около 5 миллиардов долларов.

Поставка F-35 в Турцию отменена

Согласно SamanyoluHaber, в то время, как президент США Дональд Трамп и вице-президент Майк Пенс спорят по поводу заявлений с угрозами о санкциях против Турции, законопроект об отмене поставок F-35 в Турцию был одобрен Палатой представителей США в рамках законопроекта о бюджете министерства обороны США на 2019 год. Ожидается, что законопроект будет проголосован в Сенате в августе этого года. Если он пройдет там, то далее будет представлен Трампу на подпись. «В связи с тем, что священник Брансон всё еще находится в заключении в Турции, мы будем применять широкомасштабные санкции против Анкары», — заявил Трамп. «Если священника не отпустят на свободу, Турцию ждут экономические санкции. Или вы отпустите Брансона сейчас, или готовьтесь к последствиям», — добавил Пенс.

США приняли решение о санкциях

По данным газеты Cumhuriyet, на заседании турецкого суда 18 июля, несмотря на все ожидания и попытки Вашингтона, в том числе на самом высоком уровне, не было вынесено решение об освобождении американского священика Брансона из-под стражи. Изменения были ровно до тех пор, пока Конгресс США не положил на стол свой козырь против Турции. Когда законодатели решил остановить все поставки оружия в Турцию, включая F-35, мнение турецкой стороны по поводу Брансона резко изменилось. Мера наказания священнику, которого в течение почти двух лет с показаний трех тайных свидетелей обвиняли в создании курдского государства и шпионаже, изменилась с тюремного заключения на домашний арест. Однако еще до суда американские сенаторы Линдси Грэм и Жанна Шахин на встрече с Эрдоганом ясно дали понять, что они ожидают освобождения Брансона. Трамп при каждом телефонном звонке также поднимал этот вопрос. Эксперты из Турции и США сели за стол переговоров и обсудили вопросы сотрудничества в судебно-консульском процессе. Президент США заявил о том, что в связи с арестом Брансона Анкару ожидают серьезные экономические санкции. Министерство иностранных дел Турции славится в мире своим авторитетом, всем известно, что турецкие дипломаты держат свое слово и не прибегают к шантажу, угрозам и грязным сделкам. Однако после 16 июля 2016 года Анкара стала ассоциироваться с «дипломатией заложников или шантажа». Министерству пришлось использовать этот метод, который, однако, они не могли продолжать. Результаты дипломатии заложников/шантажа стали заметны не только в Турции, но и во всем мире после освобождения турецко-немецкого гражданина — журналиста Дениза Юджеля. Его выпустили на свободу вскоре после того, как министр иностранных дел Германии заявил о том, что пока Юджель находится за решеткой, они не будут осуществлять экспорт вооружения в Турцию.

Турции будет сложно получить кредит

Председатель комитета по международным отношениям при Сенате США Боб Коркер и сенатор Боб Менендес заявили о том, что комитетом был принят двухпартийный законопроект, который значительно ограничит возможность Турции брать кредиты в международных организациях. Об этом сообщает газета Sözcü. «Мы бы никогда не пожелали бы вводить подобный законопроект, однако мы предупреждали турецкое правительство о том, что в случае, если они не прекратят несправедливо задерживать граждан США и сотрудников посольств, то им придется столкнуться с последствиями своих действий», — сказал Коркер.

«Турецкий поток» на побережье Фракии

По сообщению CNN Turk, проект «Турецкий поток», который будет доставлять российский природный газ напрямую в Турцию, выйдет на сушу на западе Турции в городе Кыйыкёй района Визе провинции Кыркларели. Стало известно, что работы по выходу трубопровода на берег Кыйыкёя начались на прошедшей неделе. В письменном заявлении говорится о том, что в рамках проекта морское дно будет раскопано на протяжении 2,4 километров. Для того, чтобы не повлиять на волновые движения и рыболовную деятельность, трубопровод будет размещаться по маршруту раскопок в течение 4−8 недель. Также отмечается, что крупнейший в мире строительный корабль Pioneering Spirit продолжает работы по прокладыванию второй линии, возобновленные 26 июня, а строительство наземного выхода трубопровода недалеко от Анапы на черноморском побережье России находится на завершающей стадии.

Европа возмущена

Согласно Aktif Haber, известие о том, что три недели назад бизнесмены Салих Зеки Йигит и журналист Юсуф Инан были незаконно похищены на Украине Национальной разведывательной организацией Турции, снова появилась на повестке дня. Европейский парламент выразил свою реакцию на похищение турецкой разведкой двух граждан Турции на Украине. Депутат Европарламента и эксперт по Турции от партии «Зеленых» Ребекка Хармс обратилась к президенту Украины Петру Порошенко, вице-премьер-министру по вопросам европейской интеграции Украины Иванне Климпуш-Цицнадзе и министру иностранных дел Украины Павлу Климкину.

Утечка умов из Турции

Как информирует SamanyoluHaber, самые успешные молодые люди в Турции уезжают за границу для того, чтобы получить высшее образование за пределами страны. Каждый год около 15 тысяч абитуриентов уезжают за рубеж, эта цифра с каждым годом увеличивается. Аслыхан Озенч, член совета Международной ассоциации образовательных консультантов, заявила следующее: «В последние годы культурные и технологические изменения еще больше сокращают расстояния в мире, а также различные внутренние проблемы в нашей стране становятся причиной растущего спроса на обучение за границей». Около 85 выпускников мужского лицея в Стамбуле в этом году будут поступать в университет в Германии. Главный помощник директора одного известного образовательного учреждения в Стамбуле Мина Акчен отметила, что около 35% абитуриентов намерены учиться за рубежом, и добавила, что за последние два года количество уехавших значительно увеличилось. Между тем повышение курса валют является еще одной причиной, по которой молодые люди предпочитают получить образование в других странах. Для изучения языка вместо Англии теперь выбирают Ирландию и Мальту, а для высшего образования — Канаду и Восточную Европу. Венгрия, Польша и Украина стали популярны в связи с ростом обменных курсов. США, напротив, не пользуется особым спросом из-за последних политических событий, негативного образа президента Трампа и высокой стоимостью доллара.

Германия оказывает «экономическое давление»

Как сообщает DW Türkçe и Немецкое новостное агентство (dpa), ссылаясь на источники в правительстве, немецкие власти приняли решение ограничить кредиты и инвестиционные гарантии для немецких фирм, осуществляющих свою деятельность в Турции. В первой половине 2017 года немецким компаниям, занимающимся бизнесом в Турции, были предоставлены гарантии Hermes лишь на 680 миллионов евро. По данным Ассоциации немецкой промышленности, в Турции сейчас насчитывается около 6800 немецких предприятий. Объем торговли между двумя странами составляет 37 миллиардов евро. Турция занимает 15-е место среди стран-экспортеров Германии.

Fitch объявил о возможном банкротстве

Согласно Ahvalnews, рейтинговое агентство Fitch объявило о том, что кредитный рейтинг Турции на прошедшей неделе снизился на одну позицию с «ВВ+» до «ВВ» и будет продолжать снижаться в дальнейшем, показав положение с негативной стороны. Агентство также подготовило отдельный рейтинг для турецких банков. В отчете было упомянуто о том, что ситуация с банками хуже, чем кажется, и речь может идти о банкротстве. Кредитный рейтинг 24 банков снизился, а у 12 из них даже не на одну позицию, как ожидалось ранее, а на две. Рейтинг пяти из них, в том числе Ziraat, İş Bankası и Akbank упал ниже общего рейтинга страны. В отчете Fitch также перечислены риски, которые являются причиной снижения рейтинга у почти всех турецких банков, в особенности трех крупнейших. Среди них наиболее интересным является риск суверенитета, который появился вместе с новым кабинетом министров Турции. Fitch отмечает, что турецкие банки сталкиваются не только с риском экономического кризиса, но и с возможной невыплатой правительством внешних долгов и риском ограничения потоков международного капитала. Возможный экономический кризис, непогашенный долг и запрет на движение капитала может дать толчок к риску суверенитета. Другие риски, которые называет кредитное рейтинговое агентство — это увеличение расходов турецких банков на поиск международных кредитов, снижение кредиторов и невыплаченные кредиты. Несмотря на то, что невыплаченные кредиты составляют 3%, в отчете подчеркивается, что 8% составляют кредиты, которые не были выплачены в течение 90 дней.

США оказывают давление на Анкару

Согласно DW Türkçe, США, отказавшись от ядерной сделки с Ираном, вынуждают Анкару ввести санкции против Тегерана. Американская делегация на переговорах в Анкаре запросила у Турции график реализации санкций. Делегация в составе членов министерства финансов и министерства иностранных дел США во время переговоров в министерстве иностранных дел Турции выразили свои ожидания от турецкой стороны. На встрече помимо дипломатов из турецкой делегации присутствовали представители казначейства и министерства финансов Турции. Американская сторона напомнила о том, что они разорвали ядерное соглашение с Ираном 8 мая, и что санкции против Ирана должны быть приняты Анкарой в рамках союзнических отношений. За дипломатическими кулисами стало обсуждаться, что от Турции потребовали «график реализации» вышеупомянутых санкций.

HRW предупреждает

«Хьюман Райтс Вотч» (HRW) предупредила о том, что законопроект, «в спешке проработанный» великим национальным собранием Турции, означает только то, что режим чрезвычайного положения фактически по-прежнему продолжит свое существование. Об этом пишет газета Cumhuriyet. Организация заявила, что под официально окончившимся 18 июля режимом чрезвычайного положения будут скрываться «должностные лица, способные к злоупотреблению полномочиями», которые известны президенту и исполнительной власти. «Завершение режима чрезвычайного положения в Турции должно было быть хорошим знаком для прав человека, однако новый законопроект ясно демонстрирует, что в планы правительства входило лишь убрать режим на словах», — заявил директор международной правозащитной организации HRW по странам Европы и Центральной Азии Хью Уильямсон. В заявлении HRW отмечается, что предлагаемое законодательство разрешает должностным лицам, подчиняющимся президенту, произвольно увольнять судей и всех других государственных служащих в течение трех лет. В отчете было также указано, что законопроект не предусматривает механизма судебного контроля уровня полномочий и адекватной компенсации в случае того, если эти полномочия будут использоваться с нарушением прав человека.

Национальная разведывательная организация продолжает незаконное похищение людей

Согласно материалу TR724, учителя, проживающего в Монголии в течение 25 лет, попытались похитить. Вейсел Акчай, один из немногих турок — обладателей медали Монгольской дружбы, является руководителем Школ эмпатии. Утром в пятницу представители разведывательного подразделения нанесли Акчаю удар по голове тяжелым предметом перед его домом в Улан-Баторе и попытались похитить. Генеральный директор школы EWE Empathy Worldwide Education в Германии Йозеф Функе сделал заявление по поводу попытки похищения Вейсела Акчая в Монголии. Функе отметил, что министерство иностранных дел Германии непосредственно займется расследованием этого вопроса, и призвал предотвратить отправление Акчая в Турцию. После демонстрации, проведенной многими педагогами и родителями в аэропорту «Чингисхан», некоторые компетентные лица немедленно приступили к расследованию дела. По последней информации, самолет Национальной разведывательной организации Турции, который ожидал в аэропорту, отправился обратно ни с чем. После того, как Акчай был доставлен в Главное управление безопасности Монголии, не сдавшись турецкой разведке, проправительственные СМИ удалили опубликованные ранее новости о похищениях людей.

«Союз турецких демократов Европы» под наблюдением Германии

По информации TR724, немецкая федеральная служба по защите конституции (БНД) сообщила, что ведет наблюдение за «Союзом турецких демократов Европы» (UETD) в Германии. UETD известен своими тесными связями с правящей турецкой Партией справедливости и развития (ПСР). Глава БНД Ханс-Георг Маасен, представляя доклад за 2017 год во время пресс-конференции, сделал критические заявления в адрес UETD. По словам Маасена, UETD рассматривается как «националистическая группа, несовместимая с конституционным строем, основанным на принципах свободы и демократии». На вопрос о том, следят ли немецкие спецслужбы за деятельностью UETD, Маасен ответил утвердительно. Германия, Нидерланды и многие другие страны взяли под наблюдение такие организации, как TİKA, AA, Yunus Emre, которые ведут свою деятельность от имени режима ПСР. Утверждается, что UETD, которая по своему уставу является некоммерческой неправительственной организацией, не имеющей никакой политической цели, на самом деле направлена на лоббирование интересов ПСР.

Коротко, но важно

Заседание Совета по денежно-кредитной политике ЦБ Турции в июле подошло к концу. По итогам заседания ЦБ Турции решил оставить процентную ставку прежней. В настоящее время она составляет 17,75%. После принятия решения доллар подорожал по отношению к лире с отметки в 4,75 до 4,91, приблизившись к 5.

В день празднования «Дня журналиста и прессы» была опубликована новая «президентская декларация», подписанная Эрдоганом. В соответствии с этими резолюциями были созданы министерство коммуникации под руководством президента и общественный канал TRT, выходящий в эфир вот уже 110 лет, стал «официально» привязан к президенту страны. Член правления RTÜK Исмет Демирдоген заявил о том, что «TRT теперь не сможет осуществлять общественное вещание».

Ариф Асалыоглу

Турция > Госбюджет, налоги, цены > regnum.ru, 29 июля 2018 > № 2688825 Ариф Асалыоглу


Турция > Образование, наука > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682715 Ариф Асалыоглу

Длинные руки турецкого фонда «Маариф»

«Неоосманизм», «высшая раса» и «исламский халифат»

Чем является фонд Маариф, созданный правящей турецкой Партией справедливости и развития (ПСР)? На ум приходят такие слова, как «неоосманизм», «высшая раса», «исламский халифат», которые в последнее время собираются ввести в турецкую внешнюю политику. Или это политическая организация, созданная с целью переноса партийной идеологии и политики партии во внешний мир в качестве инструмента политики ПСР?

Напомним, что первыми действиями фонда, учрежденного в 2016 году при поддержке министерства образования, стало давление на структуры движения «Хизмет» в некоторых странах как элемент репрессивной политики правительства против этой группы. Хотя в уставе фонда в качестве целей значатся: предоставление за пределами Турции образовательных услуг и развитие образовательных мероприятий; предоставление стипендий на всех этапах обучения — от дошкольного до высшего образования; открытие школ, образовательных учреждений и общежитий; подготовка педагогических кадров для их последующего направления в эти учреждения как внутри страны, так и за ее пределами; проведение научных исследований и научных разработок; публикация статей и разработка методик; осуществление иной образовательной деятельности в соответствии с законодательством страны пребывания.

Здесь сразу же возникает вопрос: как может Турция экспортировать образовательные услуги в другие страны, когда в учебной программе министерства образования имеются серьезные проблемы? Сможет ли турецкое правительство и дальше поддерживать функционирование этих школ? Согласно докладу Института статистики Турции, 12% населения Турции имеет высшее образование. В среднем один учащийся за год читает 2,7 книги. Но! По разным причинам было закрыто 123 000 школ, в особенности в южных провинциях страны, в том числе и в деревнях. После попытки государственного переворота 15 июля 2016 года было уволено около 70 тысяч преподавателей из государственных и частных школ. В настоящее время государственные школы Турции испытывают серьезную нехватку преподавателей.

Анализ стамбульского Бюро анкетирования и социальных исследований показывает, что 53% учащихся государственных школ курят сигареты. Процент употребляющих наркотики вырос до отметки 15%. В докладе Международной программы по оценке знаний учащихся (PISA) от 5 декабря 2016 года отмечается, что образовательная система Турции находится на 50-м месте в разрезе 72 стран. Согласно докладу, 47,2% учащихся государственных школ прогуливают занятия. Образованные, успешные, имеющие финансовые возможности родители в Турции отдают предпочтение не государственным, а частным школам. Сами деятели из ПСР обучают своих детей в частных школах.

Сможет ли фонд «Маариф», созданный не из добрых побуждений государством, которое само столкнулось с проблемами в сфере образования и обучения, предоставить обучение для учащихся из разных стран мира, опираясь на высокие нравственные стандарты? Каким образом сможет турецкое правительство предоставить качественное образование гражданам других стран, имея свои существенные пробелы в сфере образования? Допустим, что сможет, в этом случае как оно сможет обеспечить столько деревень, городов и стран школами и образованием… Почему стараются закрыть либо передать действующие школы?

Вопрос финансирования фонда является отдельной скандальной темой. Ввиду плохих экономических показателей в Турции обратились к помощи извне. Посредством эксплуатации религиозной тематики президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану удалось найти деньги в таких странах, как Саудовская Аравия и Катар. Несомненно, в обмен на вклад Эр-Рияда были и требования в адрес турецкого правительства. Согласно сообщениям в прессе, в некоторых странах, где осуществляет свою деятельность фонд «Маариф», отмечается рост экстремистской политической идеологии, кампаний в пользу турецкого правительства, есть факты сексуального насилия. Так, один из преподавателей фонда «Маариф» был арестован в Албании по обвинению в пропаганде ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Одновременно Анкара стала требовать от разных стран закрытия либо передачи ей турецких школ, принадлежащих «Хизмет». Еще в феврале 2015 года Эрдоган настойчиво потребовал от президента Мали Ибрагима Бубакара Кейты во время его официального визита в Турцию закрыть школы Collège Horizon, которые работают с 2002 года в государстве Мали. Но Кейта тогда отказал. 5 августа 2017 года на него вышла уже делегация фонда «Маариф» при сопровождении турецкого посольства. В местные издания просочилась информация о повторном предложении Эрдогана. Подобные действия, к сожалению, наблюдались и в таких странах, как Афганистан и Буркина-Фасо. По последним слухам, турецкое правительство просит у руководства стран Туркестана закрыть учреждения «Хизмета» в обмен на некоторые предложения и обещания.

Но Анкара не держит своих слов. Во время визита в Кабул два года назад Эрдоган пообещал президенту Афганистана Ашрафу Гани открыть в его государстве школу для девочек и университет для женщин «Мевляна». Однако ни по одному из этих проектов до сих пор не было предпринято никаких шагов. Кроме того, учрежденный турецким правительством в районе Акча северной афганской провинции Джаузджан «лицей для девочек Хабибе Кадири» столкнулся с серьезными проблемами. Ввиду того, что все предметы преподавались на турецком языке, и из-за того, что в школе не смогли внедрить афганский учебный план, школа потерпела неудачу.

Интересно, как сможет просивший деньги у арабских стран «Маариф» продолжить деятельность после передачи ему школ «Хизмета» в странах мира? В результате появления в указанных странах фанатизма «благодаря» финансированию из радикальных источников и в случае возникновения любых споров жертвами прекращения инвестиций в образование станут ученики и их родители. Работа фонда очень схожа с другими проектами, проводимыми турецким правительством в прошлом. Напомним, что МВД Германии уже заявило о запрете на любую деятельность связанной с Эрдоганом группировки «Османская Германия» (Osmanen Germania), которая «представляет серьезную угрозу для прав человека и общества». Израиль сообщил о введении ограничений в отношении Турецкого агентства по сотрудничеству и координации (TİKA), ведущего деятельность на территории сектора Газа. TİKA обвиняется в «размещении в своем офисе в секторе Газа членов движения «Исламский джихад» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также «в предоставлении финансовой помощи и информации для Хамас».

Фонд «Маариф» уже сейчас несет в себе определенные проблемы. Турецкое правительство думает о трудоустройстве людей, которых оно не может подготовить для работы в государственных учреждениях. Это люди с низкими профессиональными способностями, разделяющие политическую идеологию ПСР, не владеющие иностранным языком. К сожалению, большинство из них — преподаватели — приверженцы радикальной исламской идеологии, разделяющие менталитет ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), не имеющие опыта преподавания. В результате их радикальных салафитских убеждений в этих странах появится новая проблема. Будет посеяно зерно враждебных поколений, появится симпатия к ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Основной целью турецкой власти, не способной направить преподавателей в свои восточные и юго-восточные провинции, в части осуществления образовательной деятельности в различных странах мира посредством фонда «Маариф» является экспорт партийной идеологии и режима в другие страны. Известно, что ПСР имеет тесные связи с радикальными группировками на Ближнем Востоке. Более того, если брать в расчет страны, обеспечивающие финансирование фонда, то данные школы будут восприниматься в качестве будущей проблемы с точки зрения угрозы безопасности.

 Ариф Асалыоглу

Турция > Образование, наука > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682715 Ариф Асалыоглу


Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 17 июля 2018 > № 2737374 Гекханом Авджиоглу

Архбюро GAD: гостиница в «Зарядье» будет многофункциональным пространством с современным фасадом

Сегодня, 17 июля, в столичном парке «Зарядье» стартует Московский урбанистический форум «Мегаполис будущего. Новое пространство для жизни», который продлится до 22 июля. О том, как меняется Москва, как будет выглядеть будущая гостиница в парке «Зарядье» и какими будут архитектурные тренды в будущем в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Роману Кирьянову рассказал глава и основатель архитектурного бюро GAD Гекханом Авджиоглу.

- Москва, как и Стамбул - крупнейшие мегаполисы. Оба города, с одной стороны, исторические, с другой - пережившие бурный рост во второй половине XX века. Как вы считаете, что у этих городов общего, а в чем их принципиальное различие?

- Стамбул действительно имеет древнейшую историю и исторически был главным торговым, промышленным и культурным центром. Москва также имеет богатую историю, в течение многих веков была столицей крупного государства. Эти столицы действительно похожи, они сохранили многовековые слои истории, которые являются видимыми чертами современного города. Проблема гармоничного синтеза прошлого и настоящего - это наиболее актуальный вопрос архитектуры и урбанизма в таких городах.

В процессе планирования и проектирования городских пространств и объектов в современной городской жизни в Стамбуле и Москве необходимо чутко относиться к историческим объектам и даже в каких-то моментах изобретательно. К примеру, наше бюро, работая над созданием проекта Esma Sultan Event Space в Стамбуле, решило открыть историческую «ткань» старинного, полностью разрушенного изнутри особняка Эсма Султан и создать из «останков» этого здания своего рода монумент - очень заметную туристическую достопримечательность и в то же время современное технологичное пространство для мероприятий и торжеств. Мы не стали демонстративно выделять современную составляющую объекта, наоборот мы постарались ее скрыть, создав внутри сохранившегося фасада стеклянный куб из высокотехнологичной стали и стекла.

Сохранение исторических слоев города является центральной стратегией нашей архитектурной практики, гибким и тонким подходом к прошлому, раскрывающийся наиболее интригующим способом. Этот подход можно увидеть в проектах GAD, таких как многофункциональное выставочное пространство Borusan Music and Art Center и рыбный рынок Besiktas, где в каждом случае прошлое становится значимым слоем и особенностью архитектуры в современной космополитической жизни города.

- Стамбул в последние годы довольно активно развивается, там было много инновационных проектов: российские урбанисты освещали смену парадигмы массового жилого строительства, транспортные проекты, такие как, например, линия «метробуса», городу удалось создать одну из лучших в мире трамвайных сетей. В свою очередь, Москва последние шесть лет также реализует крупнейшие программы: реновация старого жилого фонда, благоустройство улиц, масштабное строительство метро, редевелопмент промзон. На ваш взгляд, возможен ли обмен опытом между городами, что из московского опыта пригодилось бы Стамбулу и другим крупным турецким городам и, соответственно, что из того, что было сделано в Стамбуле пригодилось бы Москве?

- Наш подход - понимание прошлого в настоящем, применяемый в практике бюро GAD в Стамбуле, мы стремимся привнести в наши проекты и в Москве. Мы видим, что в Москве сохраняется интерес к техническим и инженерным аспектам городской сферы и архитектуры. В архитектурном урбанизме Москвы с раннего модернистского периода до сегодняшнего дня преобладает высокое качество научного и инженерного мышления в области проектирования железнодорожных путей, мостов, коммунальных услуг, таких как электричество и водопроводная система и так далее. Подобный подход также является отличительной особенностью работы бюро GAD. К примеру, проект электростанции Enka в Адапазари, где мы разработали высокотехнический и конструктивный архитектурный язык. Наше убеждение в технически рациональном подходе в урбанизме в городах схоже на мой взгляд по духу с архитектурным урбанизмом Москвы за последние 100 лет.

Мы видим возможность развития и расширения данного подхода с большим акцентом на новые технологии, которые в настоящее время внедряются в архитектуру и строительство новых инфраструктурных и транспортных объектов, а также техно-экологическое мышление, которое подводит нас к следующий предмету - созданию гармоничных природных зон в городе.

В Москве всегда придавалось большое значение зеленым пространствам и паркам. Недавняя перестройка Парка Горького, например, свидетельствует о приверженности города к экологическому общественному пространству. На мой взгляд, в Стамбуле не хватает аналогичных больших зеленых пространств. Новые парки, такие как «Зарядье» в Москве, представляют собой важные парковые проекты, которые, как мы считаем, также важны для Стамбула. Мы разработали ряд проектов с учетом подобного экологического мышления. Мы спроектировали для Стамбула ряд общественных пространств, таких как TPKP в Топкапи, базирующихся на экологическом дизайне, создающим зеленые слои через транспортные и исторические слои города.

- Касательно ваших проектов в столице, как бы вы охарактеризовали философию, которая объединяет их?

- Основные отличительные особенности проектов GAD - это инновационные комбинации новых программных решений, форм и технологий, которые оказывают сильное влияние на современную городскую жизнь. Подобный подход мы применяем в наших проектах как в Турции, так и по всему миру, в том числе и в Москве. Например, в проекте гостиницы на ул. Варварка мы создали свободное многофункциональное пространство, облаченное в современную оболочку (фасад). Также мы можем упомянуть о новом проекте в районе Щелковский, который первоначально должен был стать обычным торговым центром в составе транспортного узла «Щелковский», но мы переосмыслили эту задачу и создали яркое, энергичное пространство многофункционального торгово-развлекательного комплекса с привязкой к транспортной системе, ориентированное на молодую аудиторию. Проект, помимо визуального динамического шопинга в инновационном пространстве с нестандартными формами и материалами, использовал дизайнерское видение, которое также учитывало, что объект должен стать значимым и притягательным городским центром на долгое время.

- На Московском урбанистическом форуме будут активно обсуждаться новые технологии строительства. Учитывая ваш опыт проектировщика и опыт работы в Москве, какие технологии наиболее востребованы сейчас в столице России? Какие московским девелоперам стоило бы внедрить?

- XXI век - это эпоха повсеместного цифрового производства. Сегодня развивается тип постиндустриального передового производства, характеризующийся информационными системами и интернет-сетями, которые используют производственные системы с роботами, станки с числовым программным управлением (CNC) и 3D-принтеры. Эти системы цифрового производства постоянно развиваются, становясь меньше, дешевле и проще в использовании, открывая потенциал технологий цифрового производства для более широкого сегмента общества и промышленности.

Сегодня, благодаря широкому распространению цифрового производства, существует реальная возможность внедрить передовые технологии производства в таких странах, как Россия и Турция. Этот процесс цифровизации производства в Турции уже начался, поскольку машины с числовым программным управлением, такие как лазерные фрезы, широко используются в ряде различных секторов. Аналогичное развитие может быть в архитектурной и строительной сфере и в России. Это тот капитал знаний, который необходимо обогащать. Область архитектуры - это не только вопрос технологических и инвестиционных решений, но и вопрос необходимости интеграции результатов новых исследований и процесса цифрового производства в проектировании и строительстве. Сегодня в Турции представлены все виды технологий: от древних ремесел и промышленности до цифровых технологий.

Я думаю, что в Москве, и в России задается тот же вопрос: как интегрировать широкий спектр методов производства, достигающих экономических целей с позиции внедрения новых технологий и методов строительства. Именно здесь объединение проектирования с технологией выходит на первый план - как движущая сила процесса инноваций. Сегодня для промышленности, проектирования и инжиниринга в таких странах, как Россия и Турция, речь идет не только о повышении производительности, но и создании долгосрочных, высокоэффективных процессов, которые оптимизируют реальную экономическую ситуацию, уникальную культуру и практический подход к промышленности в каждой стране. Нам нужно сосредоточиться на вопросе о роботизированной и цифровой обработке в строительной отрасли от концепции до проектирования и строительства.

Вопрос для нас заключается в том, что существует большое разнообразие технологий для девелоперов и конструкторов. На этом этапе мы считаем важным интегрировать цифровое проектирование и частичное производство, чтобы открыть путь для полной оцифровки процесса строительства, например, BIM. (Building Information Modeling - информационное моделирование в строительстве - прим. Агентства «Москва»).

- Какие технологии вы используете в своих проектах?

- На протяжении многих лет мы сфокусированы на цифровом дизайне. Наш офис был одним из пионеров в использовании компьютеров в дизайне, начиная с 1990-х гг. в Стамбуле, где мы организовали проект Virtual House с Питером Эйзенманом. Позднее, когда я переехал жить в Нью-Йорк, я стал плотнее работать с цифровыми технологиями, поскольку в этот период началось их активное развитие в архитектурной школе Колумбийского университета в Нью-Йорке с появлением таких архитекторов, как Бернар Чуми, Заха Хадид и Сулан Колатан.

Сегодня в нашей практике, благодаря работе фонда GAD Foundation, мы используем программное обеспечение, такое как Rhino, Grasshopper и Revit, для оцифровки процесса проектирования и строительства. Мы также используем 3D-печать на протяжении всего процесса проектирования, чтобы экспериментировать с формами и разрабатывать новые модели форм. Следующим шагом является интеграция небольших стационарных роботов в нашем офисе. Мы начали обучать наших молодых архитекторов на этих системах, работая с японским производителем роботов FANUC. Мы также работаем над созданием и эксплуатацией Лаборатории цифрового строительства в Стамбуле с Стамбульским техническим университетом и центральным правительством в Анкаре.

- Московские девелоперы сейчас активно осваивают BIM проектирование зданий. Ваше бюро уже давно использует этот метод. Вы накопили большой опыт работы с этой технологией. Какие плюсы он несет в среднесрочной перспективе для архитекторов и девелоперов?

- В нашей практике мы применяем BIM в ряде областей. Прежде всего, в структурной инженерии с нашими инженерными партнерами. Во-вторых, в нашей работе с различными специалистами по акустике, освещению и так далее. Мы разрабатываем общие программные решения и модели. И, наконец, мы стараемся максимально интегрировать данные, поступающие от наших клиентов-застройщиков.

- Какие новые московские проекты вы могли бы выделить? Построенные или только проектируемые? Есть ли что-то, что, возможно, вас вдохновило в России и вы хотели бы сделать нечто подобное в Турции? Какие из изменений, произошедших в Москве за последние годы, вам хотелось бы отметить?

- Бюро GAD расширило свою деятельность в Евразии, открыв московское представительство по развитию бизнеса в России и странах СНГ. Мы считаем, что видение власти и губернаторов в России станет важным катализатором для появления новых городских центров, экономических возможностей и общественной жизни в свете внедрения передовых технологий в контексте региональных культурных ценностей. В этом смысле создание общественных пространств, таких как парки в Москве, являются важным вектором развития, который мы хотели бы видеть в Стамбуле. В то же время развитие цифровых технологий в строительстве - это то, что мы хотели бы увидеть в Стамбуле и Москве. Но прежде всего нам необходимо заниматься развитием этих сфер.

- И, отвечая на один из вопросов повестки Московского урбанистического форума, из каких сфер, на ваш взгляд, - биологии, космоса, нейронаук - будут черпать вдохновение строители новых городов?

- Генетическая наука. Она основана на междисциплинарном методе, требующем прикладного участия генетики в архитектуре. Метод базируется на двух точках зрения: реальной, естественной и прямой работе с генетиками, а также метафорической, искусственной и цифровой с использованием технологий CAD-CAM (системы автоматизированного проектирования/системы автоматизированного производства, которые относятся к компьютерному программному обеспечению, которое используется для проектирования и производства изделий - прим. Агентства «Москва»).

Это новый взгляд на экологию и окружающую среду, внедряющий органические методы и поиск с использованием цифровых инструментов и биоцифровых синтезов в области архитектуры. В нем основное внимание уделяется актуальности новых цифровых примеров в процессе проектирования, цифровой архитектуре и наиболее открытой архитектуре исследования. Новые технологии приближают нас к новым процессам производства, которые создают нестандартную архитектуру, которая в большей степени схожа с процессом управления генами (вариация, мутация, гибридизация), а не фокусируются на промышленно развитой цепочке процессов. Эта линия открыла новое понимание архитектуры с новым кибернетико-цифровым и эколого-экологическим дизайном.

АГН МОСКВА

Турция. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroi.mos.ru, 17 июля 2018 > № 2737374 Гекханом Авджиоглу


Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июля 2018 > № 2677702 Ариф Асалыоглу

Турецкая разведка похитила людей на Украине и в Азербайджане

Главное о Турции за 9–15 июля 2018 года

Как передает CNN Türk, со вступлением в должность президента главы Партии справедливости и развития (ПСР) Реджепа Тайипа Эрдогана парламентская система прекратила свое существование. Отныне Турция президентская республика. Покинув парламент, где состоялась инаугурация, Эрдоган направился на церемонию в «Аныткабир», где расположен мавзолей основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. На церемонии инаугурации присутствовали катарский шейх Хамад бин Халифа аль Тани, президент Венесуэлы Николас Мадуро, член Президиума Боснии и Герцеговины Бакир Изетбегович, президент Болгарии Румен Радев, президент Пакистана Мамнун Хусейн, президент Сербии Александр Вучич, премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев, премьер-министр России Дмитрий Медведев и другие государственные деятели. Но основная часть прошла в Президентском дворце с участием местных и зарубежных гостей. Эрдоган пригласил всех на ужин, который посетили такие его особые гости и друзья, как бывший канцлер Германии Герхард Шредер и лидер тунисской Партии возрождения Рашид Аль-Ганнуши. Вечером того же дня в 22:30 президент назвал состав нового кабинета министров — от 26 министерств осталось 16, также принято решение о реструктуризации министерств.

Объявлен новый кабинет министров

Как сообщает TR724, министерство обороны возглавил бывший начальник Генерального штаба Турции Хулуси Акар. Мевлют Чавушоглу остался на посту министра иностранных дел, а министром экономики и финансов стал зять Эрдогана — Берат Албайрак. Министерство финансов и секретариат казначейства объединились, там самым вся экономика страны собралась под одной крышей. Несмотря на ожидания, некоторые имена из сферы экономики остались за пределами кабинета министров. Говорят, что они займут посты в комитетах для того, чтобы облегчить ситуацию на рынках… «Пока мы объявляем имя одного вице-президента. Второй вице-президент может быть назначен в том случае, если это мы сочтем это необходимым», — заявил Эрдоган. И добавил, что не видит необходимости в многочисленных титулах: «Так или иначе все они подчиняются мне».

Генеральный штаб будет связан с министерством обороны

Согласно CNN Türk, Генеральный штаб в Турции теперь будет привязан к министерству обороны. Об этом объявил президент. Отвечая на вопросы журналистов в самолете после окончания официального визита в Азербайджан и Турецкую Республику Северного Кипра, Эрдоган сказал следующее: «Теперь Генштаб может прикрепиться к министерству обороны. Никаких препятствий не осталось. Этот необходимо было сделать также и в соответствии с нормами Европейского союза, но до сегодняшнего дня мы не занимались вопросом вплотную, чтобы не вызвать какие-либо неприятности».

Саммит НАТО

Как сообщает канал NTV, Эрдоган, Чавушоглу и Акар отправились в Брюссель, чтобы принять участие в саммите НАТО. Кроме того, президент провел официальную церемонию открытия постоянного представительства Турции в новой штаб-квартире альянса. Она началась с вступительной речи генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга. Сразу после приветственного слова генерального секретаря в воздухе над площадкой, где располагались военные и флаги стран альянса, показались 20 вертолетов, принадлежащие 13 странам-союзникам, в том числе Турции. Турецкие ударные вертолеты «T129» впервые приняли участие в международном саммите.

Результаты саммита для Анкары

Газета BirGün пишет об итогах саммита НАТО. Цитируется следующее: «Союзники ведут единую и сплоченную борьбу с терроризмом… Мы вместе противостоим угрозам и вызовам, которые бросают нам противники». Утверждается, что альянс обеспокоен действиями Ирана на Ближнем Востоке, а также, что последние действия России приводят к снижению стабильности и безопасности: «Мы будем активизировать меры в отношении угроз против Турции. Мы сплотились в общей борьбе с терроризмом и усилим меры по противостоянию угрозам с южной границы». Столтенберг сказал, что 29 лидеров стран-членов организации официально пригласили Македонию вступить в НАТО. Он сделал заявление: «Мы согласились направить приглашение о начале переговоров по поводу вступления в Скопье». И добавил: «Ранее мы уже много раз проводили обсуждения в НАТО и выслушивали различные идеи, но самое главное — это умение преодолеть разногласия, с которыми мы сталкиваемся. Мы усилим борьбу с терроризмом и равномерно распределим обязанности по обеспечению безопасности».

Крушение поезда

Как информирует сайт SonDakika.com, в турецкой провинции Текирдаг перевернулся пассажирский поезд. В результате катастрофы, произошедшей в районе Сарылар между Чорлу и Муратлы, погибло 24 человека. Вице-премьер Реджеп Акдаг, министр здравоохранения Демирджан и министр транспорта, связи и морского сообщения Арслан провели экстренную пресс-конференцию на месте. Демирджан заявил, что число людей, находящихся под наблюдением в больницах, достигло 124 человек, и пожелал им скорейшего выздоровления. Арслан, отвечая на вопрос, стала ли халатность причиной аварии, заявил следующее: «Техническое обслуживание рельс было проведено в апреле. Из-за чрезмерного количества осадков появился зазор между рельсами. Так как этот зазор скрыт водой, машинисты не сразу могли его заметить. Из-за этого зазора и перевернулись пять вагонов. Мы проведем тщательнейшее расследование этого инцидента». Стало известно, что два машиниста и еще четыре человека взяты под стражу.

Германия нанесла серьезный удар по ПСР

Согласно Sözcü, министр внутренних дел Германии Хорст Зеехофер объявил, что вся деятельность группировки «Немецкие османы» (Osmanen Germania), подчиняющейся Эрдогану, отныне запрещена. В заявлении МВД подчеркнуто, что «Немецкие османы» представляют собой серьезную опасность для «прав человека и общественности. Этот запрет, конечно, распространяется на всех тех, кто совершает серьезные преступления, и на членов «Немецких османов», и на группы мотоциклистов. Те, кто игнорирует верховенство закона, не должны ждать от нас терпимости». Согласно записям телефонных разговоров и следственным документам, представленным в немецкой прессе, Метин Кюлюнк из ПСР по приказу Эрдогана предоставлял финансовую и другую подобную поддержку «Немецким османам». На эти деньги группировка приобрела оружие. В результате проведенного расследования были расшифрованы конкретные связи членов группировки с Эрдоганом и иерархические структуры внутри организации, а во многих городах в рамках операций были задержаны лидеры группировки.

Реакция на Фонд Maarif

TR724 рассказывает, что наряду с заявлением Берлина по поводу «Немецких осман» многие страны теперь демонстрируют свое отношение к базирующемуся в Стамбуле Фонду Maarif. Деятельность Фонда полностью направлена на то, чтобы продвинуть государственную образовательную систему Турции в другие страны и обеспечить лоббирование. Но при этом в турецкой системе образования имеются серьезные недостатки, а вопрос обучения является одним из самых спорных в стране, в связи с чем успех Maarif стоит под вопросом. Даже родители с хорошим образованием и финансовыми возможностями, более того, даже члены ПСР, предпочитают частные учреждения, а не государственные школы. Директор департамента образования Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Андреас Шлейхер говорит о том, что турецкая система образования не соответствует мировым стандартам, добавляя: «То, чему вы учите, уже никому не нужно». Согласно отчету ОЭСР, Турция по своему образовательному уровню осталась далеко позади. Фонд Maarif при помощи правительства Турции конфисковал образовательные учреждения движения «Хизмет» в Афганистане, Мали, Пакистане, а теперь оказывает давление на местные органы в странах Центральной Азии. Фонд имеет политические цели, установленные ПСР для пропаганды образа мышления и политики радикального халифата в развивающихся странах. Он используется турецким правительством в своих собственных целях, так же, как «Немецкие османы» в Германии и как еще одна версия Турецкого агентства по международному сотрудничеству и развитию (TİKA).

Израиль ограничил деятельность TİKA

Израиль ограничил деятельность TİKA в Газе, сообщает BirGün. Агентство обвиняется в «укрытии членов движения «Исламский джихад» в их офисе в Газе» и в «финансовой поддержке и предоставлении информации ХАМАС». Об этом заявил израильский телеканал Hadashot. Канал сообщил, что израильское высшее подразделение безопасности приняло возможные меры против TIKA, действующего на Западном берегу, в Иерусалиме и в секторе Газа и подчиняющегося кабинету премьер-министра. В соответствии с этим, вся деятельность агентства будет ограничена, а для каждого проекта ему необходимо будет получать разрешение.

18 тысяч человек уволены

Согласно Sözcü, в «Официальном вестнике» был опубликован указ №701 в рамках режима чрезвычайного положения, срок действия которого истек и не будет продлен. 18 632 государственных служащих, которые работали в различных учреждениях, были отстранены от занимаемых должностей, а 148 сотрудников восстановлены. 12 ассоциаций были закрыты. 324 служащих турецких вооруженных сил, 1167 работник Главного управления полиции и 35 сотрудников жандармерии, которые ранее были отстранены, в соответствии с указом №701 приняты обратно. 3077 служащих сухопутных войск, 1126 военно-морских сил и 1949 офицеров и унтер-офицеров военно-воздушных сил были уволены. Четыре помощника губернаторов и четыре губернатора были отстранены от занимаемых должностей. 8998 сотрудников Главного управления полиции уволены. Газеты Halkın Nabzı и Özgürlükçü Demokrasi, выходящие в Стамбуле, газета Welat в Диярбакыре, а также телеканал Avantaj TV (Avantaj Televizyon Yayın Hizmetleri AŞ) прекратили свое существование.

Председателем парламента стал Бинали Йылдырым

Как передает канал NTV, в Великом Национальном Собрании Турции прошли выборы нового председателя. В третьем туре голосования выиграл Бинали Йылдырым, получивший 335 голосов. Ранее он являлся премьер-министром Турецкой Республики. Бывший премьер, выступая на редакционной коллегии агентства «Анадолу», ответил на вопрос: «За время вашего правления на посту премьер-министра, был ли какой-нибудь проект, который дался вам очень тяжело, после которого вы сказали: «Эх, лучше бы я не влезал в это дело?». Ответ такой: «Проект, который мне не понравился, это 15 июля (попытка государственного переворота — А. А.).

Государственными театрами будет управлять один человек

Газета Cumhuriyet пишет: правительство нанесло еще один удар по искусству. Эрдоган стал единственным руководителем всех государственных театров. Президентским указом вся власть над государственными театрами перешла в руки одного человека, чему свидетельство поправки, внесенные указом №703 к Закону о государственных театрах. С отменой пункта о том, что «управление государственным театром находится в руках генерального директора» статьи 1 закона о государственных театрах №5441 все юридические и руководящие полномочия были переданы Эрдогану. Кроме того, положение о том, что «генеральному директору государственных театров должна предоставляться административная и представительская выплата в размере, который будет определен советом министров в дополнение к высшему вознаграждению артиста», были заменены на «административная и представительская выплата должна быть представлена в размере, который будет определен президентом».

Турецкая разведка похитила человека на Украине

Два человека были похищены Национальной разведывательной организацией Турции и доставлены в страну, об этом сообщает Shaber3. Как утверждается, разведка незаконным путем доставила Ису Оздемира из Азербайджана и Салиха Йигита из Украины в Стамбул на специальном самолете. По некоторым данным, оба молодых человека являются членами движения «Хизмет» и были объявлены в розыск турецкой стороной.

Пострадавшие обратились во Всемирный банк

Такие фирмы, как Ipek Holding и закрытая газета Zaman, чье имущество и активы были конфискованы после событий 15 июля, а на их место принудительено назначены попечители, обратились во Всемирный банк с жалобой на Партию справедливости и развития. Было заявлено, что правительство незаконным путем и несправедливо конфисковало компании. Подчеркивается, что бельгийская компания Cascade Investment NV, которая инвестировала в компанию İpek Holding от 5 до 6 миллиардов долларов и обеспечивала сервисное обслуживание газеты Zaman Gazetesi, потеряла более 65 миллионов евро. Заявки компаний, активы которых были незаконно конфискованы, будут рассматриваться в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (ICSID) в Вашингтоне, связанном со Всемирным банком. Стороны дела подчеркнули, что результатом действий правительства стали миллионы долларов убытка. Анкаре, возможно, придется выплатить компенсацию.

 Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 июля 2018 > № 2677702 Ариф Асалыоглу


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2699971 Мехмет Мехди Экер

Мехди Экер: россияне и турки едят рыбу из одного моря

Всеобщие выборы в Турции 24 июня закончились победой президента страны Тайипа Эрдогана и возглавляемой им правящей Партии справедливости и развития (ПСР), альянс которой с националистической Партией национального движения получил большинство в новом парламенте. После инаугурации Эрдогана 9 июля страна перешла на президентскую форму правления. Заместитель председателя ПСР по международным вопросам Мехди Экер рассказал в интервью РИА Новости, как будут после выборов развиваться отношения Турции с Россией, США, ЕС. В беседе с ним были также затронуты и внутренние проблемы Турции, связанные, в частности, с последствиями госпереворота в июле 2016 года.

— Каким будет влияние победы на всеобщих выборах 24 июня лидера вашей партии Тайипа Эрдогана и альянса с участием ПСР на развитие турецко-российских отношений, особенно крупных энергетических проектов, таких как газопровод "Турецкий поток" и АЭС "Аккую"?

— Россияне и турки — это два народа, которые едят рыбу из одного моря. Веками они разделяют общую историю и географию. Таким образом, две страны имеют общие интересы во многих региональных и глобальных вопросах. До выборов отношения между Турцией и Россией быстро развивались во многих областях, таких как политика, экономика, оборона. Точно так же в новый период мы будем продолжать развивать и углублять наши отношения с Россией во всех областях.

Две страны прилагают все усилия для строительства "энергетического Шелкового пути". В этой связи "Турецкий поток" и AЭС "Аккую" являются наиболее важными проектами энергетической инфраструктуры. В этих и подобных энергетических проектах Турция и Россия будут продолжать использовать общий разум и прилагать совместные усилия. Несмотря на некоторые негативные моменты, решение проблем в очень короткое время с общей политической мудростью, во имя стабильности долгосрочных совместных стратегических проектов является конструктивным примером для всех стран.

— Будет ли продолжаться сотрудничество между Россией и Турцией в Сирии?

— Что касается военного аспекта турецко-российских отношений, то Турция и Россия осознают свои общие обязанности по региональной безопасности. Сирийская проблема также непосредственно связана с ней. Несмотря на то, что порой не все вопросы могут быть согласованы, негативные моменты быстро устраняются общими политическими и дипломатическими усилиями. Обе страны осознают свою ответственность за безопасность и стабильность Сирии. Поэтому для ее создания Турция будет продолжать сотрудничество с Россией.

В борьбе с терроризмом, вызванной сирийским кризисом, мы добились серьезных достижений. На сегодняшний день мы очистили в Сирии площадь 4000 квадратных километров от террористических элементов, таких как ИГ*, РПК (запрещенная в Турции Рабочая партия Курдистана — ред.), PYD (cирийская курдская партия "Демократический союз" — ред.), YPG (силы самообороны сирийских курдов — ред.). Цель всех этих усилий заключается в создании постоянной среды безопасности и стабильности в регионе. Таким образом, сирийская политика Турции будет продолжать реализовываться как постоянно ориентированная на региональную безопасность и стабильность.

— США по-прежнему угрожают Турции санкциями в связи с покупкой Анкарой российских зенитных ракетных комплексов С-400, например, блокированием поставки истребителей F-35. Можно ли считать, что, несмотря на это, вопрос с поставками С-400 полностью закрыт? Каким может быть ответ Турции, если США попытаются ввести какие-либо санкции против нее?

— Турция и США могут принимать общие решения по некоторым региональным и глобальным вопросам. Наши отношения в связи с этим являются стратегическими, и угроза заморозить поставки F-35 вступает с этим в политическое противоречие. Такая реакция со стороны США на покупку у РФ ЗРК С-400 не способствует улучшению отношений двух стран. Мы уважаем предпочтения других стран в области обороны, поэтому ожидаем, что и другие страны будут уважать наши предпочтения. Церемония передачи Турции первых F-35 прошла 21 июня. Если в этом вопросе возникнет неблагоприятная ситуация, то Турция, конечно же, предпримет необходимые шаги.

— Как вы можете оценить отношения Турции и США после согласования дорожной карты по сирийскому Манбиджу? Считаете ли вы, что Вашингтон действительно сократит свою поддержку курдским формированиям, которые в Анкаре считают террористическими?

— В целях содействия нормализации отношений между Анкарой и Вашингтоном были созданы три рабочих группы для консультаций по многим вопросам, таким как Сирия, Ирак, ИГ*, РПК, FETO (организация оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена — ред.), в рамках которых были проведены встречи 8 марта в США и 25 мая в Анкаре. Манбидж — один из этих вопросов, это для нас очень деликатная тема, напрямую связанная с будущим и стабильностью Сирии. Создание новой региональной угрозы через Манбидж неприемлемо, поэтому важно, чтобы США проявили ответственное политическое поведение в отношении Манбиджа. На самом деле урегулирование в Манбидже очень важно для нормализации наших отношений с США и восстановления взаимного доверия. Отсутствие уважения к общим решениям, принятым в этой связи, а также проявление слабости в их реализации могут вновь подорвать основу взаимного политического доверия.

— Будет ли Турция продолжать стремиться к вступлению в ЕС, несмотря на то, что Брюссель заморозил переговоры об этом?

— Член Христианско-демократического союза Германии (ХДС) и депутат Европарламента Ренате Соммер высказалась за прекращение переговоров о вступлении Турции в ЕС в случае переизбрания президента Эрдогана на выборах 24 июня. Это пример политической безответственности и неосторожности. Отношения между Турцией и ЕС — это не те отношения, которые могут быть определены популистскими лозунгами. Эти отношения имеют довольно глубокие корни. Турция имеет сеть многоплановых связей с ЕС в таких областях, как экономика, торговля, финансы, культура, оборона, поэтому отношения между Турцией и ЕС не могут быть оценены популистскими и радикальными лозунгами, лишенными политической дальновидности.

— При каких условиях в Турции возможно возвращение к процессу курдского урегулирования, который был прерван в 2015 году?

— Нет курдского процесса, который был бы начат или остановлен. В Турции существует не курдская проблема, а проблема терроризма. Идет непрерывный процесс борьбы с ним. И Турция с большой решимостью стремится к тому, чтобы продолжить эту борьбу как внутри ее границ, так и за их пределами. С 2002 года (времени прихода к власти в Турции правящей партии) и до сих пор в рамках демократизации и гражданского общества идет процесс, который касается и наших курдских сограждан.

— Прошло два года после попытки переворота в Турции. Что изменилось в стране за этот период? Будет ли отменен режим ЧП с 18 июля? Можно ли сказать, что угроза со стороны FETO, которую турецкие власти обвиняют в организации попытки переворота, полностью устранена?

— 15 июля 2016 года демократия Турции, национальная воля и законное правительство, избранное этой национальной волей, попала под прицел предательской организации, которая, как раковая опухоль, в течение 40 лет пряталась под различными масками, таких как "параллельное государство". Мы сорвали планы предателей благодаря проявленной нашими гражданами решительности под руководством президента Тайипа Эрдогана. Но в ту ночь сотни наших граждан погибли, тысячи получили ранения. Наш парламент, который был воплощением воли народа, был подвергнут бомбардировке. Мятежники пытались убить избранного президента страны.

После 15 июля мы объявили о введении режима ЧП согласно решению парламента. Он был направлен на борьбу с террористической организацией FETO, стоящей за попыткой переворота, и другими террористическими структурами, нацеленными на нашу страну. Режим ЧП никак не отражался на повседневной жизни наших граждан, а имел целью получить более эффективные и быстрые результаты в борьбе с терроризмом. И в самом деле, режим ЧП помог добиться таких достижений. Уже были заявления президента (о возможности прекращения действия режима ЧП после 18 июля — ред.). После проведения оценок будет принято окончательное решение об этом.

Говорить о том, что угроза FETO полностью устранена, не будет правильным подходом. Кроме того, этот подход может привести к слабости в борьбе с предательской организацией. Мы говорим о структуре, которая проникла под разными масками вовнутрь государства и действует там в течение 40 лет. И мы постоянно сталкиваемся с ее структурами под различной маскировкой. Таким образом, эта борьба будет продолжаться до тех пор, пока не будут вырваны корни этой предательской организации.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 июля 2018 > № 2699971 Мехмет Мехди Экер


Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 11 июля 2018 > № 2673251 Авигдор Эскин

За кого играл исламский телевещатель Аднан Октар? Личное свидетельство

Эрдоган решил избавиться от некогда верной ему тоталитарной секты

В Стамбуле взят под стражу популярнейший исламский телепроповедник Аднан Октар. В России он был среди немногих современных исламских авторов, чьи работы беспрепятственно печатались и распространялись. Некоторые знают его под именем Харун Яхья.

Вместе с Октаром были арестованы в ходе ночного рейда около восьмидесяти членов его секты. В общей сложности было выписано 234 ордера на задержание. Телевизионный канал A9 брошенного в узилище проповедника продолжает вещать, показывая старые передачи из богатого телеархива.

Сообщают, что против лидера группы и его последователей будут выдвинуты обвинения в мошенничестве, развратных действиях и даже в военном шпионаже. Масштабы полицейской операции и решительность властей вызывают немало удивления. Свободные нравы внутри секты были предметом многократных журналистских расследований. При знакомстве с видеоматериалам самой группы мы обнаружим изобилие избыточно размалеванных девиц в одежде, приличествующей парижской улице Пигаль. Эти дамы играли важнейшую роль в привлечении людей к секте. Так чего вдруг такой ажиотаж возник? Ужель после выборов начались зачистки?

Неясно, что послужило причиной расправы. Группа Аднана Октара была известна поддержкой Эрдогана. Все действия координировались с властями.

Яркий красноуст, прогремевший протестами против светской власти в старые времена, и автор десятков книг против дарвинизма и в защиту умеренного ислама, Октар пытался последние десять лет быть для иноземцев «хорошим турком». Его выступления по телевидению изобиловали призывами к миру и толерантности.

Эта система работала слаженно. Реджеп Эрдоган обрушивается очередной раз на кого-то с руганью и проклятиями, а через какое-то время Аднан Октар приглашал представителей «обиженной» страны и показывал им Турцию и ислам «с человеческим лицом». Мягкая сила, улыбки повсеместно, и турецкие сладости на столе.

Именно так я оказался впервые в телестудии Аднана Октара шесть лет назад. Поскольку я проходил по линии «религиозный израильский», то для общения со мной были задействованы подтянутые мужчины средней молодости с видом младшего офицерского состава. Никаких девушек со вздутыми округлостями.

После согласования мужчины приехали ко мне в гостиницу в Стамбуле и обсуждали взаимоотношения Турции с Израилем и с Россией, а также деловые вопросы. В России некоторые члены секты Октара активно занимались строительством. Искали проекты и подряды в России, как часто водится у турецких бизнесменов.

Откровенное и неизрезанное интервью о положении на Ближнем Востоке было для меня уникальной возможностью диалога с мусульманской аудиторией. И с тех пор потянулось всегда приятное и всегда двойственное общение с представителями секты. Интересно было то, что они всегда были добронастроены, но всегда на стороне Эрдогана. А когда тот показывал свое свирепие, они снисходительно объясняли это его провинциализмом и непременно добавляли, что Аднан Октар делает все, чтобы турецкий лидер утих и присмирел. Особо интересно было, когда сквозь улыбку звучали предложения о виде на жительство в Турции, но после вхождения Израиля в Оттоманскую империю. Неизбывный реваншизм.

После того как турками был сбит российский военный самолет, люди Октара пытались активно зазывать российских политиков к себе, чтобы рассказать, как прекрасен турецкий эпос, и даже показать… Но все как-то не шло у них, а потом Москва сама замирилась с Анкарой.

Попытки умиротворения израильтян продолжались все эти годы, невзирая на категорически негативное отношение израильского министерства иностранных дел. Там вспоминали, как Октар приложил руку к разного рода юдофобским публикациям в начале девяностых. Впрочем, кто в мусульманском и в арабском мире не питал слабости к сему жанру?..

Раз в году Аднан Октар устраивал знатный прием в честь окончания поста Рамадан. Там бывали религиозные депутаты кнессета Израиля, представители арабских посольств, мусульманские проповедники, христианские священники. Было особо ощутимо присутствие масонов, которые обнаруживались и в среде христианского духовенства. Это не специальное расследование, а прямой результат интересных бесед с ними.

Хозяин торжества прохаживался от стола к столу и благословлял каждого из присутствующих.

Особо хорошо знакомых ему брал потом на телепередачу, в которой обсуждались проблемы мира и отношений с Турцией. Моложавые и крепкие люди из его окружения активно беседовали с теми, кого считали интересными каналами для передачи информации далее. Они всегда косвенно защищали Эрдогана, очень ругали Гюлена и активно интересовались, слышали ли в мире об успехах Аднана Октара. Несколько лет назад им удалось опубликовать его статью в интернет-издании, носящем имя популярнейшей когда-то советской газеты. Они очень гордились этим. Когда я раскрыл им тайну, что такую статью в таком издании могли прочитать от силы пару тысяч человек, не верили и продолжали улыбаться.

Приближенные работали всегда четко и слаженно, полностью соответствуя сектантским дисциплинарным лекалам. Большая часть работников несемейные и всецело преданные. Немногие женатые непременно бездетны. Члены секты не рожали детей. Про девушек Октара ходят видеоматериалы и рассказы по всему миру, но сам я всегда был опекаем исключительно лицами мужского пола. Так было из раза в раз: прилетаешь днем, а вечером телепередача с Октаром, после чего улетаешь обратно утром. Все время под опекой охраны.

Слаженность в словах и в действиях отличает членов любой секты. Люди Октара активно занимались политикой и стремились к участию в крупных международных миротворческих проектах. Они были связаны с местными спецслужбами и с правящими политическими кругами. Видимо, поэтому до выборов их не трогали. А сейчас решили устранить всех вместе.

Опасно пускаться в игрища с взвинченными деспотами. Не первый раз, когда кто-то пускается в лабиринты риска и терпит крушение. И кто теперь узнает, за кого точно играл и зачем вообще он играл.

Авигдор Эскин

Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > regnum.ru, 11 июля 2018 > № 2673251 Авигдор Эскин


США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг

Генсек НАТО Столтенберг побеседовал с «Хюрриет»: вклад Турции незаменим

Ипек Ездани (İpek Yezdani), Hürriyet, Турция

Накануне саммита НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг в письменной форме ответил на вопросы «Хюрриет» (Hürriyet). Говоря о новых шагах, которые готовится сделать НАТО, Столтенберг отметил: «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас».

В преддверии саммита глав государств и правительств стран НАТО, который состоится 11-12 июля в Брюсселе, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг сделал важные заявления для «Хюрриет». По словам Столтенберга, в рамках решений, которые будут приняты на саммите, Североатлантический альянс создаст два новых командования, структура альянса пополнится персоналом численностью 1200 человек и силами в составе 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней, а также будет создана новая учебная миссия в Ираке. «Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым для нас», — отметил Столтенберг.

«Хюрриет»: Отмечалось, что Турция готовится принять большее участие в новой стратегии НАТО, которая будет определена на саммите альянса. Сообщалось, что в 2021 году Турция возьмет на себя командование Объединенной оперативной группой повышенной готовности (VJTF). Какую еще роль, кроме этого, будет играть Турция?

Столтенберг: На саммите мы создадим два новых командования, которые будут обеспечивать оперативное размещение войск НАТО в Атлантике и Европе. Кроме того, мы увеличим нашу командную структуру на 1200 человек и оживим командование. Более того, мы повысим оперативность сил НАТО, чтобы они могли находиться в нужном месте в нужное время. В рамках «Инициативы готовности НАТО», которую мы называем «4 по 30», мы к 2020 году сформируем 30 механизированных батальонов, 30 авиаподразделений и 30 боевых кораблей, готовых к использованию при необходимости в течение 30 дней. На саммите мы также примем решение о создании новой учебной миссии НАТО в Ираке. Это будет служить поддержкой в войне против терроризма и препятствовать повторному появлению ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Во всех этих наших усилиях вклад Турции будет незаменимым. Турция в настоящее время играет большую роль в обеспечении нашей общей безопасности, включая содействие, которое она оказывает войне против ИГИЛ в рамках операций НАТО. Турция делает очень многое для нашего альянса, и эта поддержка чрезвычайно ценна.

— Каково значение VJTF, командование которыми Турция возьмет на себя в 2021 году?

— Передовые силы НАТО или иначе — VJTF являются одним из компонентов расширенных Сил быстрого реагирования НАТО, численность которых была увеличена до 40 тысяч человек. VJTF — многонациональная бригада, состоящая из пяти тысяч человек. В ее состав входят части сухопутной, воздушной, морской поддержки, а также силы специального назначения. Это будет военное соединение, готовое к развертыванию в течение нескольких дней. Командование ею поочередно возьмут на себя Турция, Франция, Германия, Италия, Польша, Испания и Великобритания. А это еще один пример ценного вклада Турции в обеспечение евроатлантической безопасности.

— Беспокоит ли НАТО тот факт, что Турция покупает системы противовоздушной обороны С-400 у России?

— Каждый союзник сам принимает решение о том, какое вооружение купить. Для НАТО важно, чтобы используемые союзниками вооружения были способны взаимодействовать. Для НАТО главное — совместимость наших военных сил при осуществлении наших операций и миссий. Покупка вооружений у стран-союзников, как правило, усиливает взаимодействие и безопасность. В этой связи я приветствую, что между Турцией и франко-итальянским консорциумом был подписан меморандум о взаимопонимании по совместному производству систем противовоздушной обороны.

— Существуют предположения, что Турция отдаляется от НАТО и западного альянса. Насколько это верно? Какое значение Турция имеет для НАТО?

— Турция долгие годы является чрезвычайно ценным союзником НАТО по многим причинам. Не только в силу ее стратегического географического положения близ России и Черного моря, но и в то же время ввиду того, что она граничит с Ираком и Сирией на юге, а также в связи с большим вкладом, который она вносит в нашу общую безопасность. Мы видим, что Турция переживает непростой период с точки зрения безопасности, и НАТО солидарна с Турцией. Гарантия безопасности, закрепленная в пятой статье нашего договора, лежит в основе нашего альянса, а это значит, один за всех и все за одного. Мы поддерживаем Турцию мерами безопасности, включая самолеты наблюдения AWACS, военно-морское патрулирование, учения. В этом году по просьбе Турции мы продлили еще на один год дислокацию систем противовоздушной и противоракетной обороны, которые мы разместили в 2013 году для защиты рубежей Турции от угроз, исходящих с территории Сирии. НАТО за многие годы вложила миллиарды с целью финансирования развития военной инфраструктуры Турции. Следовательно, НАТО важна для Турции, а Турция — для НАТО.

США. Турция. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 июля 2018 > № 2670473 Йенс Столтенберг


Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский

Почему Россия и Турция превратились в «золотых жуков»

Их стремление вывести свои средства из госдолга США и вложить их в этот драгоценный металл может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

С декабря 2017 года Россия сократила объем своих активов, размещенных в американские ценные бумаги, более чем в два раза. Между тем она продолжает увеличивать долю золота в своих золотовалютных резервах. Это не только вполне закономерное поведение для страны, которой приходится иметь дело с непредсказуемой санкционной политикой США, но и проявление общей тенденции. Иностранные правительства и международные организации последовательно уменьшают объем своих вложений в американские ценные бумаги, а некоторые экономики в последние несколько лет агрессивно увеличивают долю золота в своих резервах.

С декабря 2017 года по апрель 2018 года Россия резко сократила объем своих вложений в американские ценные бумаги с 102,2 миллиарда долларов до 48,7 миллиарда долларов, хотя это и не стало серьезным ударом для США. По объему средств, размещенных в американские гособлигации, Россия уже давно уступает Китаю и Японии, а также Бразилии и некоторым европейским государствам. США, чей госдолг почти достиг 21,2 триллиона долларов, вполне могут позволить себе не обращать внимания на колебания в несколько десятков миллиардов долларов, вызванных действиями авторитарного государства, принимающего антикризисные меры и пытающегося избавиться от долларовой зависимости.

США могут и дальше утешать себя тем, что в абсолютном выражении объемы средств иностранных государств, вложенных в американские гособлигации, продолжают расти, и что доля доллара в официальных золотовалютных запасах стран снижается очень медленно. По данным Международного валютного фонда (МВФ), в четвертом квартале 2017 года доля американской валюты в этих запасах составила 62,7%, снизившись с 64,59% в 2014 году, но доля следующей сильнейшей валюты, евро, в этих запасах тоже уменьшилась с 21,57% до 20,15%. Это вряд ли можно назвать тектоническим сдвигом.

Тем не менее у США есть несколько причин испытывать волнение, когда речь заходит об их господстве в официальных золотовалютных запасах других стран. В относительном выражении правительства и центральные банки других стран демонстрируют все меньше заинтересованности в том, чтобы и дальше раздувать американский госдолг.

Очевидно, американский госдолг растет быстрее, нежели объемы глобальных золотовалютных резервов, и это отчасти объясняет ослабление роли иностранных государств в поддержании ликвидности американского госдолга.

С другой стороны, есть огромное множество гособлигаций, которые США готовы продать, но другие страны не торопятся увеличивать их долю в своих резервах. Доля ценных бумаг Казначейства США уменьшилась с 28,1% в 2008 году до 25,4% в настоящее время, в то время как доля золота, по данным Всемирного совета по золоту, за тот же период времени не изменилась и составляет примерно 11%. Так произошло отчасти благодаря усилиям нескольких эксцентричных авторитарных стран — так называемых золотых жуков. Кроме России, в этот список можно включить Белоруссию, Казахстан и с недавних пор Турцию, чей президент Реджеп Тайип Эрдоган считает, что Запад стремится наказать Турцию за ее политику, направленную на укрепление суверенитета.

За последние пять лет на долю России, Казахстана и Турции пришлось 50% объемов покупок золота центральными банками. Но крупные европейские экономики, которые долгое время держали большую часть своих запасов в золоте, в основном старались сохранить свои доли на прежнем уровне вместо того, чтобы вкладывать средства в долларовые активы. Еврозона, включая Европейский центробанк (ЕЦБ), держит 55% своих запасов в золоте — так же, как и в 2008 году.

В последнее время совокупный спрос на золото несколько снизился. В первом квартале 2018 года он снизился на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года из-за спада в частном инвестиционном спросе (за прошедший год цена на золото тоже снизилась). Однако за первые три месяца 2018 года центральные банки, в первую очередь центральные банки государств — золотых жуков, купили 116,5 тонны золота. Это самые большие объемы золота, купленные за первые кварталы начиная с 2014 года, и это на 42% больше по сравнению с первым кварталом 2017 года.

Что касается Турции и России, то их решение сократить доли западных валют в своих резервах, очевидно, носит стратегический характер. Как и Россия, Турция недавно резко сократила долю своих средств, вложенных в американский госдолг: с октября 2017 года она уменьшилась на 38% до 38,2 миллиарда долларов.

Причина, по которой другие страны не поступают так же, несмотря на свое беспокойство в связи с экономической политикой президента Дональда Трампа, его торговыми войнами, его изоляционистской риторикой и относительной слабостью доллара, заключается в том, что золото сейчас демонстрирует еще более слабые показатели, чем американская валюта. Как написал Брэдли Джоунс (Bradley Jones) в своем рабочем докладе для МВФ, управляющие золотовалютными резервами сейчас все чаще ведут себя как частные инвесторы, которые стремятся получить наибольшую выгоду.

Это значит, что идеологически или геополитически мотивированный переход на золото не будет рассматриваться большинством из них, пока золото не укрепит свои позиции — возможно, в ответ на рост инфляции, которому инвесторы традиционно препятствовали посредством покупки золота.

Пока управляющие золотовалютными резервами предпочитают вкладывать средства в недолларовые активы. С момента победы Трампа на президентских выборах в США доли всех резервных валют, за исключением доллара, в золотовалютных запасах выросли, хотя и незначительно. Пока это достаточно робкая тенденция, однако американским политикам не стоит заблуждаться. Господство США в международных золотовалютных резервах сохранялось в течение почти целого столетия (до доллара пальма первенства принадлежала фунту стерлингу, а еще раньше — французскому франку), однако в исторической перспективе это относительно короткий период времени.

Не стоит надеяться на то, что мир продолжит покупать американские гособлигации, независимо от политики США и от меняющегося восприятия политической и экономической мощи Америки. Тот факт, что Россия и Турция переключились на золото, может стать предвестником более масштабного глобального сдвига.

Россия. Турция > Финансы, банки > inosmi.ru, 28 июня 2018 > № 2656766 Леонид Бершидский


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674314 Леонид Ивашов

КОЛОБОК

Эрдоган победил: что означают для России турецкие выборы?

Колобок - персонаж одноименной русской народной сказки — небольшой круглый хлебец. Этимологически название связано с исконно-русским словом коло, то есть «круг». Сюжет сказки прост: Колобок, испеченный старухой из последних запасов муки, убегает из дому, встречает на своем пути разных зверей: зайца, волка, медведя и лису, каждый из них хочет его съесть. Колобку удается убежать от всех, кроме лисы, которая оказалась хитрее Колобка и съела его.

Т. Н. Чернявская, К. С. Милославская, Е. Г. Ростова, О. Е. Фролова, В. И. Борисенко, Ю. А. Вьюнов, В. П. Чуднов. Россия. Большой лингвострановедческий словарь.

На досрочных президентских и парламентских выборах в Турции в воскресенье, 24 июня, в избирательные бюллетени были включены фамилии действующего президента страны Тайипа Эрдогана (от правящей Партии справедливости и развития), Мухаррема Индже (от основной оппозиционной Народно-республиканской партии), Селахаттина Демирташа (от прокурдской Партии демократии народов), Мераль Акшенер (от Хорошей партии), Темеля Карамоллаоглу (от Партии счастья) и Догу Перинчека (от партии "Родина").

Эрдоган побеждает на выборах главы государства с результатом 52,6% по данным обработки 99,2% бюллетеней, его основной соперник Индже набирает 30,7%, Демирташ — 8,4%, Акшенер — 7,3%, Карамоллаоглу — 0,9%, Перинчек — 0,2%.

На парламентских выборах побеждает правящая Партия справедливости и развития, которая набирает 42,5% по итогам обработки 99,6% бюллетеней, националистическая Партия национального движения набирает 11,1%. Таким образом, объединяющий их Народный альянс получает 53,6% голосов и 343 из 600 мест в парламенте.

Основная оппозиционная Народно-республиканская партия набирает 22,6%, Хорошая партия — 10,0%, Партия счастья — 1,4%, объединяющий их Национальный альянс — 34,0%. В парламент также проходит прокурдская Партия демократии народов — 11,7 % голосов.

Российский президент направил поздравительную телеграмму Эрдогану по случаю его переизбрания на пост президента Турции, а также победы Партии справедливости и развития на прошедших выборах. 25 июня, как сообщает РИА Новости, Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган в ходе телефонного разговора отметили приоритетный характер совместных проектов в энергетике — строительства АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток».

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Мне довелось беседовать с представителями политической элиты Турции накануне выборов. Политики, оппозиционные Эрдогану, уже говорили о том, что ему постараются в первом туре сделать небольшое большинство, чтобы избежать второго тура. Потому что во втором туре он мог бы проиграть, когда все оппозиционеры объединились бы и, естественно, поработали на поле недовольства. А недовольных в Турции много. И поэтому предрекали, что всё будет сделано, чтобы Эрдоган победил в первом туре. Так и случилось. Перевес, с одной стороны, вроде значимый: более чем на 20% голосов у Эрдогана больше, чем у представителя Народно-республиканской партии Индже. Но, тем не менее, политическая ситуация в Турции очень и очень неустойчивая. Во-первых, мы видим, что и в парламенте большинство у Эрдогана неустойчивое. Во-вторых, усилилась радикальная часть оппозиции. Если говорить о стабильности после этих выборов — я полагаю, что таковой не будет. И мы сможем увидеть, что в Турции будут более радикальные антиэрдогановские действия. Да, 24 июня многие голосовали за Эрдогана, но не соглашаясь с теми диктаторскими полномочиями, которые ему сейчас предопределены. Не все согласны и с его внешней политикой. На стороне оппозиции находится и радикальные курды, и значительная часть проамериканских избирателей. Поэтому Эрдогану будет непросто. Но в той ситуации, которая складывалась в Турции, особенно после попытки государственного переворота, наверное, эта твёрдая власть, опирающаяся на силу, сегодня Турции нужна.

Для России укрепление позиции Эрдогана пока выгодно, потому что он пытается проводить политику, независимую от Европы, в какой-то мере менее зависимую от США. Ну, и видим, что в геополитическом треугольнике Москва-Тегеран-Анкара он всё же играет некую положительную роль. Как долго он будет держать эту позицию, пока выгодную нам, сказать сложно.

А если говорить о политическом портрете Эрдогана, то диктаторские его полномочия могут сыграть отрицательную роль как для самой Турецкой республики, так и для её партнёров. Мы видели, что Эрдоган далеко не последователен во внешней политике, в отношениях с нами. Это и трагедии с самолётами, и провокационные действия в Сирийской Арабской республике против нашего союзника — собственно говоря, против нас. И вот это очень опасно. Наделение диктаторскими полномочиями опасно в такой ситуации, когда человек непоследователен. Сегодня одно делает, завтра — совершенно другое. Сегодня для нас главная угроза — это «Турецкий поток». Завтра американцы сработают, сыграют там достаточно мощно, оказав давление на Эрдогана, и он может изменить нынешнюю позицию. К тому же наделение диктаторскими полномочиями человека, который сегодня проводит одну политику, а завтра её меняют каким-либо образом, опасно следующим. Представим, что на высший пост в Турции приходит человек — противник Эрдогана. А американцы будут продвигать своего — и, конечно, не Гюлена, будут готовить кого-то из военных. И вот эта наделённость беспредельными полномочиями при отсутствии каких-то страховочных механизмов позволит другому человеку развернуть курс на 180 градусов. Или же на Эрдогана каким-то образом повоздействуют, и он может кардинально изменить позицию в отношении России, в отношении того сотрудничества, которое мы сегодня наращиваем и развиваем и в вопросах Сирии, и в вопросах отношений в треугольнике России-Иран-Турция, и в отношении вопросов военной безопасности, и в экономике. В этом, как мне кажется, есть большие пока не угрозы, а риски. Риски того, что президент Турции может поменять позицию и ни парламент, ни правительство (а он является сегодня и главой правительства) ничего изменить не смогут. Ну, и плюс нажимная политика Эрдогана в отношении оппозиции. Он сейчас, после избрания, будет наращивать свои силовые усилия, чтобы и курдское движение подавить, и политическую оппозицию. Это может привести к внутреннему взрыву в самой Турции. Нам это тоже совершенно не интересно, даже в какой-то мере опасно. Нужно учитывать, что Турция — это достаточно влиятельное государство в исламском мире, и от его поведения во многом будет зависеть стабильность на нашем Кавказе, в Средней Азии. Очень непредсказуемый политик.

Смущает то, что в парламент прошла крайне националистическая Партия национального движения. И Эрдоган с таким восторгом говорит о том, как они намерены работать в союзе с этой партией. Эта партия, её присутствие в парламенте и влияние на Эрдогана — это неизбежные осложнения в международном контексте по Крыму. Это неизбежная подпитка сепаратистских, пантюркитских настроениях в тюркоговорящих республиках Советского Союза и внутри самой РФ. Сегодня Турецкая республика является светским государством, но мы видим, что Эрдоган сделал серьёзные зигзаги в пользу формирования фундаменталистского исламского государства. Есть и попытки возглавить суннитский мир против Ирана. И мы видим, что националистическая группировка, прошедшая в парламент, несёт не просто национальный экстремизм, но несёт и исламский радикализм во внешнюю политику, желает экспансии. Ведь турецкие националисты не просто замыкаются внутри Турции, но и имеют активные связи в республиках Средней Азии, в меньшей степени в Казахстане и Таджикистане. Но в других республиках они активно работают, имеют своих сторонников.

Я интересуюсь Крымом, в том числе встречаюсь с представителями татарского населения. Для многих крымских мусульман экономическое развитие Турции привлекательно. Особенно для бизнеса. Потому что турецкое государство создаёт условия для успешного развития малого и среднего предпринимательства. У нас как раз условия создаются такие, чтобы всё подавить, подмять под крупные олигархические монополии. И симпатия к тому, что в Турции предпринимателю можно развиваться — условие для формирования, в том числе в Крыму, протурецкой оппозиции.

Эрдоган обнимается с нашим руководством, говорит порой правильные слова, но Крым по-прежнему не признаёт российским. И проводит соответственную политику по Крыму. Так что в крымском вопросе непросто будет нам с Эрдоганом. Он, с одной стороны, называет своим лучшим другом и великим человеком Путина — а, с другой стороны, те же самые слова адресует Чубарову и Джемилеву. И главное, что мы не реагируем на это. Мы как-то размениваем свою стабильность, размениваем национальные интересы на интересы того же «Газпрома». Уже скоро «Газпром» будет торговать нашим газом, а мы его будем содержать. «Турецкий поток» — это слишком рискованное мероприятие.

Есть такой щекотливый вопрос: Эрдоган и еврейское государство. Турки выступают против политики Израиля в регионе? Или на самом деле тихонько ведут одну политику с евреями? Мне представляется, что есть публичная риторика, где Эрдоган не может не осуждать какие-то действия Израиля. Это — условие совместной деятельности по ослаблению и разрушению Сирийской Арабской республики. В целом в отношениях с Израилем Эрдоган, по сути дела, действует на его стороне против палестинцев, против сирийцев и против арабов вообще. Турция с Израилем против арабов действуют согласовано. Президент Турции этого как бы не выпячивает, но чувствуется его скрытая, официально не афишируемая антиарабская политика. И это же может проявиться и по отношению к Ирану. Ну и естественно, по отношению даже и к нам. Хотя в связях с Израилем мы выплясываем почище Эрдогана. Так что мы видим согласованные турецкие действия на севере Сирии и удары Израиля по Дамаску и другим городам и военным объектам.

И я бы сказал о том, что те же Чубаров, Джемилев (вообще часть крымско-татарской элиты, которая сегодня кормится на Украине и в меньшей степени проявляется в Крыму) работают против славянского населения вместе с Израилем. Есть проект «Новая Большая Хазария» или «Новый Иерусалим». Туда включают 4 южные области и также Крым. Здесь незаконный татарский меджлис действует согласованно с сионистами. И для тех и для других очень выгодно сталкивать славянское население Украины и России, сталкивать славян внутри самой Украины, это же может проявиться и в Крыму.

Кого напоминает Эрдоган? Персонажа русской народной сказки «Колобок»: «Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл». Он так и катается между Россией и Америкой. То там истребители закупит, то у нас С-400, то строит трубопроводы, конкурирующие с российскими, тянет ветку из Азербайджана, то строит газовую трубу с нами. И так во всех областях — в сугубо политической, геополитической, геоэкономической, религиозной… Чей же Колобок?

Турция после развала Советского Союза долго искала и по сей день ищет свою геополитическую идею. Мы прекрасно помним: когда рухнул СССР, тут же появилась карта-проект Большого Турана. Мне довелось разговаривать на эту тему и с президентом Казахстана, и с президентом Узбекистана. Турция ещё до Эрдогана стала как бы собирать весь тюркский мир под себя. И проект Большого Турана был где-то привлекательным и для турков, и для ряда постсоветских стран. Затем наступило разочарование в самой Турции, потому что все советские республики оказались бедными, если не нищими. И Турция не могла справится с их обеспечением, тем более что там, как и в России, пришли к власти элиты, у которых не было других целей, кроме как набить карманы и куда-то рвануть. И в самой Турции в обществе наступило разочарование этим проектом, и в тюркоязычных бывших советских республиках. Президент Узбекистана И. А. Каримов говорил о том, что турки имели в виду не просто сотрудничество — обучение, например, военных. Ислам Абгуганиевич осознал, что в Турции готовят оппозицию против него, против правящего режима, с осуждением советского периода жизни. И у тюркских республик Советского Союза наступило некое охлаждение к Турции.

Не удалась попытка у турков пролезть и на русский север. Ведь они даже чукчей считали «своими», включали в «пан-проект». Я видел календарь, который раздавал начальник турецкого Генштаба, где наши малые народы севера уже включались в зону влияния Турции.

Попытка войти в ЕС, стать светским европейским государством (а как проламывали эту идею!) тоже не удалась. И вот сегодня Эрдоган мечется. С одной стороны, хочет, чтобы Турция стала лидером исламского мира, но силёнок не хватает. С другой стороны, происходил зондаж намерения вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества, стать лидером Евразийского пространства. Так что, наверное, Эрдогана можно понять. Он попытался играть самостоятельно вне Европы, играть без американцев, тем более, что он прекрасно понимает, кто организовывал государственный переворот против него, пытается играть в России… Это попытка создать условия для независимой внешней политики, но вряд ли в этом мире у него что-то получится. Тем более при таких диктаторских полномочиях очень велик соблазн — как у недругов Эрдогана внутри самой Турции, так у внешних оппонентов турецкой независимости — просто политически убрать Эрдогана и привести своего ставленника. Так что эпоха переворотов не закончилась. Разжигать внутренний конфликт, доводя его до ситуации гражданской войны, на Западе и в США особенно не разучились. Есть силы в исламском мире, которых можно натравить на турок, если те откажутся от американского патроната. Так что рисков достаточно много, поэтому Эрдоган и маневрирует, поэтому мечется. И здесь мы можем только сказать: дай Бог, чтобы он держал хотя бы частичную независимость, некую отстранённость от подконтрольности со стороны США и НАТО.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674314 Леонид Ивашов


Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 июня 2018 > № 2678324 Кирилл Кривошеев

Победа откуда не ждали. Кто подарил Эрдогану полный контроль над страной

Кирилл Кривошеев

Примкнувшие к Эрдогану консервативные националисты стали главной неожиданностью этих выборов: вопреки прогнозам они набрали не 5%, а целых 11%. Конечно, 11% не так уж и много, но именно они обеспечили президенту Турции полную победу и почти неограниченную власть. И теперь возникает вопрос, что националисты захотят взамен

Двойные выборы в Турции прошли как сериал с неожиданной концовкой – возможно, даже турецкий. Чтобы продемонстрировать прозрачность своей избирательной системы, власти превратили подсчет голосов в реалити-шоу, которое транслировали два государственных СМИ: телеканал TRT и агентство Anadolu. Это уже второй сезон – первый показали в апреле 2017 года во время конституционного референдума.

Появившиеся на экранах ровно в 18:45 воскресенья предварительные результаты развеяли сомнения – Реджеп Тайип Эрдоган набирал все 59%. Постепенно цифры снизились до 52,6%, но сути это не меняет – победа есть победа. Ближайший оппонент – кандидат от светской Республиканской народной партии Мухаррем Индже уже признал свое поражение, а значит, массовых протестов не ожидается.

Последствия выборов 24 июня – это не только вновь ставший президентом Эрдоган и парламентское большинство в лице лояльных ему политических сил: правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД). День выборов стал еще и днем вступления в силу новой президентской Конституции, которая наверняка будет грозным оружием в руках турецкого лидера, иначе зачем было это все затевать? Собственно, к тому, чтобы стать именно лидером, а не просто руководителем, Эрдоган шел все свои 15 лет у власти: сначала в качестве премьер-министра, а затем президента.

Не будем ступать на зыбкую почву рассуждений, реальная или мнимая угроза военной диктатуры нависла над Турцией в ночь на 16 июля 2016 года, но именно тогда из просто популярного политика Эрдоган превратился в мессию. Дальше новый образ надо было закрепить подписью и печатью – в апреле 2017 года Турция (и еще более миллиона турок из диаспоры) проголосовала за новую Конституцию. По ней президент сам формирует правительство, а парламенту, чтобы наложить вето, необходимо собрать голоса 301 из 600 депутатов – практически недостижимая для оппозиции планка.

И вот теперь Эрдоган сделал третий решительный шаг – он стал тем самым всесильным президентом, настоящим «реисом», как в восточных странах называют большого начальника.

Смелые идеи

Шансов, что Эрдоган проиграет президентские выборы, немного – даже если бы случился второй тур, у системы хватило бы сил, чтобы мобилизоваться и взять реванш. Но это не отменяет того, что Турция по-прежнему поделена на три части: светское и либеральное Средиземноморское побережье, проэрдогановская Анатолия (центральные регионы страны) и курдский восток – там стабильно голосуют только за своих. Стамбул и Анкара традиционно колеблются – слишком много там приезжих, которые привозят вместе с собой и политические взгляды.

Кандидат от Республиканской народной партии Мухаррем Индже уверенно победил на западе – в Измире за него проголосовали 54%, в Эдирне (на границе с Грецией) – 55%. Но в масштабах страны его поддержка составила 30,6% – что, конечно, тоже немало. Сторонников Индже волнует курс на авторитарные и исламистские замашки Эрдогана и его манера говорить с международной трибуны высокомерным тоном. «Турция говорит “хватит”», – пелось в его предвыборной песне, которую включали на оппозиционных митингах.

Вместе с условной союзницей – националисткой Мераль Акшенер (на парламентских выборах их партии были объединены в Национальный блок, но на президентских политики были конкурентами) – Индже обещал наладить отношения одновременно со странами Запада и – внезапно! – с президентом Сирии Башаром Асадом, которого Эрдоган называет «мясником», а Запад периодически бомбит.

Желание примириться и с теми и с другими турецкие оппозиционеры объясняли чисто прагматически. Зачем быть в ссоре с богатой Европой, когда в экономике дела идут неважно? Зачем мы приняли 3,5 млн сирийских беженцев, многие из которых даже не говорят по-турецки, если можно смириться с фигурой Асада и ускорить их возвращение домой? Некоторые сторонники оппозиции и вовсе не считают Асада злодеем. В Германии есть понятие Putinversteher (понимающий Путина), а в Турции есть понимающие Асада. В самом деле, это же не проасадовские вооруженные группы действуют в Турции, а протурецкие в Сирии.

Сирийских беженцев, которые не просят милостыню в переходах, а более или менее интегрированы в Турции, такие идеи, конечно, пугают – на родине многих из них и правда может ждать тюрьма. Поэтому те 30 тысяч сирийских беженцев, что уже успели получить турецкое гражданство, с большой вероятностью отдали голоса Эрдогану.

Обещания помириться с Дамаском могли бы вызвать у России симпатии к турецкой оппозиции, но в Москве к противникам Эрдогана отнеслись с недоверием – возможно, из-за отсутствия конкретики и подозрений в популизме. К тому же с Эрдоганом уже получилось построить эффективное взаимодействие на сирийском направлении. Без него совсем не так успешно прошел бы Конгресс национального диалога Сирии в Сочи и переговоры в Астане, а Мухаррем Индже с его прозападной риторикой еще неизвестно как поступил бы, став президентом.

А при президенте Эрдогане Анкара вместо Запада будет рассматривать в качестве своих основных партнеров мусульманские страны – об этом уже заявил глава МИД Мевлют Чавушоглу. Что касается США, то с ними продолжатся осторожные переговоры, которые иногда приводят к успеху, как в случае с совместным патрулированием сирийского Манбиджа.

Впрочем, сам факт существования в Турции такой сильной оппозиции много говорит о турецкой политической системе и настроениях в стране. Можете ли вы, например, представить, чтобы в России более 37% голосов (столько вместе набрали Индже и Акшенер) получил кандидат, выступающий за примирение с правительством Петра Порошенко? А ведь турецкая пропаганда за последние семь лет создала Башару Асаду имидж едва ли не худший, чем у украинского президента в России.

Мераль Акшенер стала едва ли не главным разочарованием оппозиции на этих президентских выборах. Вместо ожидаемых по опросам 10–15% она набрала всего 7,2%, сделав второй тур невозможным. Ее политическая сила – «Хорошая партия» – откололась от Партии националистического движения, когда та стала откровенным сателлитом правящей ПСР. Главный упор в своих речах Акшенер делала на экономике. В частности, на том, что крупные предприятия оказались в руках президентского окружения. В курдском вопросе, очень важном для турецких националистов, Акшенер скорее ястреб – опыт работы министром внутренних дел в 90-е дает о себе знать.

Однако в Турции вопреки ожиданиям оказалось больше других – более консервативных националистов. Их взгляды похожи на взгляды российских ура-патриотов. Борьбой с коррупцией должен заниматься президент – он лучше знает. Разговаривать с «нацистами», то есть с немцами и другими европейцами, нечего – пусть сначала научатся уважать наши интересы. А если в стране экономический кризис и за зарплату можно купить все меньше, то виноват, конечно, не президент, а внешние враги в Белом доме и на Уолл-стрит, которые только и думают, как насолить Турции. И вообще, лидер у нации должен быть такой, чтобы на него молились даже за рубежом. На него и молятся – даже в провинциальной мечети в Малайзии провели службу за победу Эрдогана. Ну и, конечно, защитить безопасность страны на дальних подступах – долг любого турка, а значит, операции в Сирии и Ираке должны продолжаться.

Такие националисты – это примкнувшая к правящей партии Партия националистического движения Девлета Бахчели. Выдвигаться в президенты Бахчели даже не стал – у 70-летнего политика, судя по всему, просто нет на это сил. На парламентских выборах 2011 года он еще был настоящим оппозиционером и открыто противостоял Эрдогану, но затем решил просто продлить свою политическую жизнь за его счет. И, как оказалось, стал для президента не балластом, а, наоборот, запасным двигателем. За что с высокой вероятностью может получить благодарность в виде какого-нибудь значимого поста.

Курты вместо курдов

Большие достижения никогда не даются без волнения. Понервничать пришлось и Эрдогану со сторонниками: если гарантии сохранить президентское кресло у него еще были, то с парламентскими выборами дела шли не так хорошо: рейтинг Партии справедливости и развития заметно просел вместе с национальной валютой (по отношению к доллару лира с начала 2018 года упала более чем на 20%) и едва превышал 40%. Так и получилось – результат правящей партии составил скромные 42,5%.

На выборы ПСР шла в блоке с Партией националистического движения, но им опросы давали всего 3–5%. Выходит, что шанс обойти оппозиционный блок был лишь один – за счет поражения курдов. По турецким законам любая партия, не набравшая 10% голосов, не только не проходит в парламент, но и дарит свой результат победителю, то есть правящей ПСР. Прокурдская Демократическая партия народов (ДПН) шла на выборы вне блоков, сама по себе, а ее рейтинг, будто специально, чтобы пощекотать нервы зрителя, колебался в районе 9–12%. Но победить только за счет проигрыша курдов было бы не к лицу реису. Это все равно что выиграть футбольный матч лишь за счет автогола противника.

К счастью для Эрдогана, дело обошлось без автогола. Прокурдская ДПН набрала 11,7% и прошла в парламент, но это не сможет помешать ПСР сформировать парламентское большинство – ее союзники-националисты из ПНД внезапно набрали не обещанные 5%, а целых 11% голосов.

В чем причина такого успеха националистов из ПНД, ответить непросто. Назвать турецкие выборы кристально чистыми будет слишком смело, но в целом даже недоверяющие Анкаре наблюдатели от ОБСЕ указывали не на прямые фальсификации, а лишь на «неравные возможности» участников гонки (в первую очередь в СМИ). Примерно в том же духе высказался проигравший Индже: «Украли ли они голоса? Да. Но украли ли они 10 миллионов голосов? Нет». Поэтому придется искать другую причину.

Прямо накануне выборов, в субботу (турецкие законы это разрешают) в Анкаре прошел митинг ПНД. Если прикинуть на глаз, он был примерно раза в четыре меньше, чем у Мухаррема Индже в пятницу. Но люди, которые пришли туда, дали понять, какая Турция им нужна. Они размахивали руками, показывая что-то похожее на рокерскую «козу», но с вытянутыми вперед средним, безымянным и большим пальцами – тогда это становится похоже на морду волка. Именно волк – по-турецки kurt – символ турецких националистов. Отсюда происходит другое их название – бозкурты, серые волки.

Когда стали известны результаты выборов, молодых людей с флагами ПНД (три полумесяца на красном фоне) и с пальцами, сложенными в форме волка, на улицах турецкой столицы было едва ли не больше, чем сторонников самой правящей партии. Своим шумным праздником они хотели показать, за счет чего Эрдогану удалось добиться полной победы. И они правы.

Готовы ли консервативные националисты слиться с правящей партией и стать послушными? Вряд ли. Они будут с теми, кто считает, что Эрдоган еще слишком мягкий, еще недостаточно Эрдоган. Это все равно что критиковать Владимира Путина за то, что российские танки не вошли в Киев, а спортсменов, поехавших на Олимпиаду под нейтральным флагом, не выгнали из сборной с позором. Только в случае с Турцией вопросы будут другие: кому поставлять оружие в Сирии, как эффективнее и быстрее сделать лояльными курдов на востоке.

Да, столь радикально настроенных людей в Турции далеко не большинство, а всего около 10%. Но именно они стали тем костылем, который обеспечил Эрдогану почти абсолютную власть, а значит, ему придется к ним прислушиваться.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 июня 2018 > № 2678324 Кирилл Кривошеев


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2018 > № 2653798 Роман Бессмертный

Что удерживает Эрдогана от «московской системы»

За 15 лет правления в статусе премьера и президента Эрдогану пришлось пережить не одни досрочные выборы.

Роман Бессмертный, Новое время страны, Украина

Эрдоган — яркий пример современного консерватизма. Для Турции — это серьезный идеологический рычаг. Сегодня, например, он объединяет страну в противостоянии внутреннему сепаратизму. И такой курс, очевидно, заказан обществом. Митинги лидера все еще собирают миллионы. И авторитарность взглядов Эрдогана хоть и недостаток, но одновременно дань традиции. В конце концов, Кемаль Ататюрк в переводе означает «Отец турок». То есть, определенный вождизм все же присущ этой мусульманской стране.

Следует помнить, что Турция политически очень активная страна, поэтому за 15 лет правления в статусе премьера и президента Эрдогану пришлось пережить не одни досрочные выборы. Он всегда действовал технологично. Предложенная им глубинная конституционная реформа должна трансформировать страну в президентскую республику. Чтобы изменения вступили в силу, надо было ждать очередных выборов. На то, что доверие к нему пошатнулось, Эрдоган ответил досрочными выборами. Фактически прыгнув на подножку уходящего поезда. Он победил. Но впервые за эти годы не будет полного контроля над парламентом, даже простого большинства. Поэтому ему придется договариваться с другими политическими силами, а это усложнит работу.

Кроме того, должность премьера отменяется. Правительство будет формировать единолично президент. А это еще один фактор, который рано или поздно приведет к политическим «дискуссиям». Если между Эрдоганом и парламентом сложатся непростые отношения и ему не удастся сформировать большинство, страна будет погружаться в бесконечный парламентский, а затем и общеполитический кризис.

В этой ситуации единственное, что удерживает Эрдогана от «московской системы» власти, это провозглашенный курс на Европу, которая последние пять лет без конца экзаменовала его. И надо отдать должное — он сдал эти экзамены. Мы также слышали эмоциональные заявления, мол, зачем мне эта Европа. И если бы не война на Украине, то на подножке именно турецкого поезда ехавшееего в Европу, мы могли бы таки попасть в ЕС. И об этом не надо забывать.

Важно понимать, что Турция — один из сверхважных союзников для Украины. Не только потому, что это территориально близкая страна Черноморского бассейна, контролирующая Босфор и Дарданеллы. Не только потому, что там фактически находится Вселенский Патриарх и Святая София. Вопрос Крыма и судьбы крымских татар в ближайшие годы Украине нужно будет отрабатывать вместе с Турцией. Несмотря на все внутренние дискуссии в крымскотатарской среде, надо всегда помнить, что Турция (с точки зрения Украины) — сверхмощная в военном и экономическом плане страна.

Турция имеет сегодня первую по мощности в Европе и одну из крупнейших армий в мире. Не надо забывать, что это член НАТО, и на ее территории находится один из командных пунктов системы ПВО, фактически прикрывающей весь Европейский Союз. То есть, нельзя пренебрегать, это очень серьезный и важный сосед. Надо быть достаточно сдержанными, но и инициативными. Необходимо следить за тем, что происходит в Турции, разрабатывать очень серьезные подходы в экономическом сотрудничестве и продумывать общие политические шаги. Понимая при этом, что эра Эрдогана потихоньку заканчивается.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2018 > № 2653798 Роман Бессмертный


Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июня 2018 > № 2652724 Кирилл Кривошеев

Султан или президент. Что решится на двойных выборах в Турции

Кирилл Кривошеев, Carnegie Moscow Center, Россия

Президентские и парламентские выборы в Турции, назначенные на 24 июня, — это двойное испытание для Реджепа Тайипа Эрдогана, к которому он в принципе готов, но вероятность, что что-то пойдет не так, все равно остается, причем заметная. Условия кажутся благоприятными — режим чрезвычайного положения, который продолжает действовать в стране, предоставляет хорошие возможности для давления на СМИ и оппозицию. Но результаты предыдущего голосования все равно настораживают: на конституционном референдуме в апреле 2017 года Эрдогану удалось победить с минимальным перевесом — 51% против 49%.

Принятое на том референдуме решение — а именно значительное расширение президентских полномочий — вступает в силу как раз после нынешних выборов. Поэтому их дату турецкий президент приближал, как мог. После переизбрания президент Эрдоган сможет назначить полностью подконтрольное себе правительство, на которое не может повлиять парламент, — раньше в Турции парламентарии формировали кабинет министров.

Турецкая оппозиция: лояльная и не очень

Популярность Эрдогана находится сейчас где-то в районе 50% (одни опросы дают ему 43% поддержки, другие — 55%). Люди, которые в апреле 2017 года голосовали за «evet» — то есть «да» усилению президентской власти, прекрасно понимали, кого они наделяют полномочиями «суперсултана», как порой называют турецкого президента. Те, что говорили «hayir» («нет»), напротив, пытались в последний момент дернуть стоп-кран и не дать турецкому парламентаризму упасть в пропасть.

Ту битву противники Эрдогана проиграли, но у них есть шанс отомстить, уйдя в партизаны, убежищем для которых станет ослабленный, но все еще влияющий на политическую жизнь парламент. А вот на президентских выборах шансов мало: даже если придется устраивать второй тур, в нем Эрдоган все равно победит.

Президентские выборы в Турции будут вроде бы похожи на российские, но на более высоком уровне сложности. Оппозиционные кандидаты выступят вполне реальные, вот только чисто математически шансов победить у них немного. Как если бы до выборов в России допустили всех-всех, включая Алексея Навального, то президентом все равно переизбрался бы Владимир Путин.

«Навальный» на турецких выборах будет, и он намного популярнее российского Навального. Это лидер прокурдской Демократической партии народов Селахаттин Демирташ, набравший на выборах 2014 года 9,7%. Он баллотируется прямо из тюрьмы — его уже признали виновным в «оскорблении нации» и продолжают судить по подозрению в связях с Рабочей партией Курдистана. Это как если бы у Алексея Навального нашли переписку с какими-нибудь чеченскими сепаратистами, но все равно разрешили участвовать в выборах.

Политики из прокурдской партии позволяют себе наиболее смелые вещи. «Турция — фашистское государство, где все ветви власти парализованы диктатурой Эрдогана», — могут заявить они. И, несмотря на это, оставаться в парламенте. Как и другие кандидаты, Демирташ имеет право на агитационные ролики по ТВ, но снимать их, скорее всего, будут в тюрьме, хотя партия просит, чтобы заключенному разрешили приезжать в студию телеканала TRT.

Что в России кажется немыслимым, в Турции — норма. Стоит напомнить, что и сам президент Эрдоган не так давно привлекался за «разжигание». В 1997 году, выступая на митинге, молодой политик прочитал стихи поэта Зии Гёкальпа: «Мечети — наши казармы, минареты — наши штыки, купола — наши шлемы, а верующие — наши солдаты». В этих строках следствие разглядело экстремизм, тянущий на 10 месяцев тюрьмы. Так что назвать Демирташа «судимым персонажем» и отмахнуться от него Эрдоган не мог.

Старейшую партию Турции — Республиканскую народную (РНП), наследников идей Ататюрка — будет представлять на выборах новое лицо — Мухаррем Индже. Раньше он не выдвигался, но с большой вероятностью именно он станет главным соперником Эрдогана, точно так же, как в России главную «конкуренцию» Путину всегда составляет кандидат от КПРФ.

Но в Турции, как уже сказано, все без кавычек. Мухаррем Индже — не Павел Грудинин, который появился из ниоткуда и после выборов уйдет в никуда. Базовый рейтинг самой РНП никак не меньше 15%. Примерно столько у этой партии лояльных сторонников, которые живут в основном на западном побережье — возле Средиземного и Эгейского морей.

Сам Индже тоже не пустышка и вполне способен прибавить к партийному рейтингу несколько процентов от себя — опросы дают ему 20-22%. Он депутат парламента с опытом, был лидером фракции, хороший оратор и смелый критик властей. Поэтому вполне логично, что от РНП выдвигается относительно молодой (54 года) Индже, а не 69-летний лидер партии Кемаль Кылычдароглу. Хотя Эрдоган и пытался сыграть на самолюбии Кылычдароглу, чтобы получить более слабого спарринг-партнера. «Господин Кемаль, не тратьте время. Зачем вы ищете кандидатов тут и там? Почему бы вам не стать кандидатом самому? Давайте посмотрим, сколько голосов нация отдаст вам», — провоцировал его Эрдоган, выступая перед камерами. С по-прежнему популярным в стране Ататюрком, кстати, Эрдоган все чаще сравнивает самого себя: портреты двух политиков уже вывешивают вместе, как Маркса и Энгельса.

Дальше — интереснее. Кроме очевидных кандидатов, есть и свежие лица, что не может не привлекать внимание избирателя. Единственная женщина-кандидат — Мераль Акшенер — идет от националистов. Консерватор-исламист Темель Карамоллаоглу возглавляет небольшую Партию счастья (можно перевести и как Партия благополучия — Saadet partisi). Самое важное в этих двух кандидатах то, что Эрдоган в последние годы строит свою риторику как раз на национализме и исламизме, а эти политики предлагают альтернативу: если вы националист (или исламист), но против нынешнего президента — голосуйте за нас.

Мераль Акшенер вполне перспективна — ее рейтинг оценивают на 17-19%. Впрочем, есть и серьезный минус — раньше она возглавляла МВД. Убедить голосовать за бывшего главу МВД сторонника демократических ценностей или тем более курда непросто: Акшенер считается инициатором серьезных репрессий против курдских активистов в 1990-е годы, когда позиция государства по этому вопросу была особенно жесткой. А курды составляют около 15% избирателей, и сбрасывать их со счетов не может ни один кандидат.

Политическая сила Акшенер, скромно названная Хорошей партией, откололась от Партии националистического движения (ПНД) после того, как та стала верным союзником властей. Когда лидер ПНД Девлет Бахчели поддержал Эрдогана на конституционном референдуме, движение разделилось, и политики, покинувшие его ряды, очень быстро стали популярнее их «материнской» партии — какой смысл поддерживать «оппозиционеров», которые просто транслируют идеи президента?

Рейтинг консерватора-исламиста Карамоллаоглу куда скромнее — от 1,7% до 3%, хотя именно он едва не перевернул предвыборный расклад с ног на голову. Вместо себя Карамоллаоглу, как настойчиво твердит турецкая пресса, собирался уговорить выдвинуться Абдуллу Гюля — президента Турции в 2007-2014 годах. Такой кандидат действительно мог бы стать компромиссным: он в меру консерватор, в меру националист, однако с Европой Анкара при нем дружила, а оппозиционеров автоматически не записывали в предатели и пособники террористов.

Но Акшенер изначально не поддержала кандидатуру Гюля, настояв на собственном выдвижении. «Кажется, этот проект (выдвижение Абдуллы Гюля в качестве единого кандидата) взорвался у них в руках», — злорадствовал над оппозиционерами правая рука Эрдогана премьер Бинали Йылдырым.

Тратить время на обсуждение шестого кандидата — Догу Перинчека от Партии Родины (Vatan partisi) не стоит — это политик уровня Сергея Бабурина, с 1990-х годов возглавлявший то одну, то другую левую партию, но ни разу не избравшийся даже в парламент.

Парламентские риски

Расклад, сложившийся перед парламентскими выборами, которые пройдут в тот же день, получился даже более интересный и интригующий. Чтобы понять его, придется вспомнить математику.

Поведение турецкой оппозиции перед парламентскими выборами могло бы стать хорошим уроком для оппозиции российской. Видя перед собой сильного оппонента, три достаточно разные партии — кемалисты (РНП), консерваторы-исламисты (Партия счастья) и националисты (Хорошая партия) создали объединенный избирательный блок, который назвали Национальным (Millet İttifakı).

Этому предшествовало еще одно весьма странное на первый взгляд решение: своих фактических конкурентов из Хорошей партии кемалисты из РНП буквально затащили на выборы на своей спине. Турецкие власти могли не допустить недавно созданную Хорошую партию до выборов за излишнюю молодость — от учредительного съезда до выдвижения на выборы по закону должно пройти полгода, а Хорошая партия проходила в эти рамки едва-едва.

Трюк, который провернули кемалисты, впечатляет: они попросили 15 своих депутатов перейти в Хорошую партию, чтобы ей хватило парламентских кресел для создания собственной фракции, а это, в свою очередь, дает право участвовать в выборах без дополнительных условий.

Такая взаимовыручка, конечно, была основана не на альтруизме, а на правильной оценке рисков — проходной порог в турецкий парламент не 5%, как в Госдуме, а целых 10%. Если партии идут блоком, то порог им по понятным причинам пройти легче, но полученные исходя из общих результатов мандаты придется делить между собой пропорционально.

Судя по опросам, РНП и Хорошая партия прошли бы и без блока: у первой рейтинг — около 20%, у второй — 15-17%. Однако тянуть за собой Партию счастья с рейтингом около 2-3% им нужно в прямом смысле для того, чтобы она не досталась врагу. По турецким законам все проценты, а следовательно, и мандаты, которые набрали партии, не прошедшие порог, достаются тому участнику выборов, кто набрал наибольший процент, а значит — правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Поэтому Партию счастья буквально посадили в коляску, у которой два колеса — Хорошая партия и РНП.

Партия Эрдогана тоже создала блок на двоих — вместе с лояльной ей Партией националистического движения. Детище назвали Народным блоком (Cumhur İttifakı). Он стал горькой необходимостью: позиции правящей ПСР слабее, чем у Эрдогана, — за нее готовы голосовать лишь около 40%. Это вполне понятная русскому человеку логика: царь (или султан) у нас хороший, а вот бояре из окружения — плохие.

Националисты из ПНД принесут в копилку блока еще 5%, но вряд ли больше. Итого 45% на двоих — парламентское большинство не набирается, а значит, Эрдогану надо готовиться к многочисленным палкам, которые такой оппозиционный парламент будет вставлять ему в колеса.

Оппозиционеры переживают за каждый процент, ведь, достанься он сторонникам власти, шансы ненавистной им Партии справедливости и развития сохранить полный контроль над страной возрастают. Поэтому и нужно было и так уверенным в себе кемалистам помогать с допуском на выборы Хорошей партии — с 20% претендовать на формирование большинства глупо, а с 40% уже имеет смысл попытаться.

Но есть еще три партии, которые идут сами, без блоков: прокурдская Демократическая партия народов, Партия Родины (ее, напомним, возглавляет турецкий Бабурин — Догу Перинчек) и партия курдских исламистов «Дело свободы» (Hüda Par). Последние две, желая того или нет, все равно сыграют в пользу Эрдогана — шансов набрать 10% у них нет совершенно, а все, что меньше, пойдет в копилку «Народного блока».

И тут мы добрались до главной интриги турецких выборов: что же будет с курдами? Их рейтинг как раз на границе фола — от 9% до 11%. Если получат больше 10%, то вместе с оппозиционным блоком они додавят блок проправительственный и будут блокировать решения президента. А вот если наберут меньше 10%, то пропадать и всем остальным: лишние 9% позволят Эрдогану получить не только расширенные президентские полномочия, но и совершенно ручной парламент.

Учитывая важность курдского вопроса для парламентских выборов, Демократическую партию народов в теории было бы логично тоже принять в оппозиционный Национальный блок. Но такое было бы возможно в идеальном мире, а в реальном это звучит как оксюморон. Национальный блок назван так именно потому, что он правый, националистический. С Хорошей партией все понятно сразу — она откололась от движения Девлета Бахчели. После того как в Иракском Курдистане прошел референдум о независимости, Бахчели обещал отправить пять тысяч бойцов защищать «наших братьев-тюрок» в иракском Киркуке. Иными словами, воевать с курдами, пусть и не в Турции, а в Ираке.

Кемалистская РНП по отношению к курдам не так радикальна (в партии есть разные крылья — и консерваторы, и сторонники мирного диалога), но наследие Мустафы Кемаля Ататюрка дает о себе знать. К курдам он относился примерно так же, как русские с имперским мышлением относятся к украинцам: такого народа на самом деле нет, правильно говорить не «курды», а «горные турки», а всякий, кто считает иначе — либо плохо учил историю, либо провокатор, стремящийся расколоть нацию. Учитывая огромную разницу между турецким языком и многочисленными курдскими, подобные заявления выглядят странно.

Разногласия прошлых лет помешали РНП и ДПН объединить усилия на референдуме в апреле 2017 года, хотя их взгляд на ситуацию был одинаков — «hayir», то есть «нет» поправкам в Конституцию. Из-за этого вместо единой сильной агитационной кампании каждая из партий вела свою. «С нами не хотят иметь дело, мы вроде как террористы», — поясняли в прокурдской ДПН.

Впрочем, робкие попытки сблизить позиции между кемалистами и курдами есть. Приняв во внимание негативный опыт референдума, президентский кандидат от РНП Мухаррем Индже навестил в тюрьме кандидата от курдов Селахаттина Демирташа.

Обычно по итогам переговоров политики выступают с совместным заявлением. Совместное заявление Индже и Демирташа, которое донеслось до избирателей из-за тюремной решетки, было очень коротким — буквально одно слово. Это слово — «tamam», то есть «довольно», «хватит». Флешмоб по распространению такого хештега в твиттере запустили Мухаррем Индже, Темель Карамоллаоглу, Мераль Акшенер и даже Селахаттин Демирташ — за него это сделал его адвокат. Произошло это, правда, не после их встречи, а накануне. Тем не менее в том, что и Индже, и Демирташ готовы сказать Эрдогану «tamam», сомневаться не приходится.

По сути, оппозиционеры поймали Эрдогана на слове. «Если в один из дней наша нация скажет „хватит", мы отступим», — говорил он в одном из выступлений. Впрочем, когда хештег действительно набрал популярность, власть устами зампреда правящей партии Махира Унала поспешила объявить, что в основном его распространяют боты или заграничные пользователи, причем «из стран, где сильны организация FETO (движение Фетхуллаха Гюлена) и Рабочая партия Курдистана».

Столь хрупкий контакт между курдской и националистической оппозицией, когда общий лозунг умещается лишь в одно слово, уже большое достижение для Турции, которое дает надежду, что оппозиционеры получат парламентское большинство. Сформировать правительство им это не позволит, но подорвать единоличное правление Эрдогана — вполне. Для этого достаточно всего лишь задействовать конституционные поправки. Например, чтобы продлить чрезвычайное положение, президент должен заручиться поддержкой парламента, а если больше 50% из них будут оппозиционерами, это станет невозможно.

Также у парламента сохраняется возможность преодолеть президентского вето — для этого законопроект должен поддержать 301 депутат. Допрашивать министров на парламентских слушаниях будет нельзя, однако три пятых (или 360) депутатов смогут инициировать расследование против президента. Учитывая влияние президента на силовиков и Верховный суд, довести дело до отставки им, скорее всего, не удастся, однако осложнить жизнь — вполне.

Необходимость досрочных выборов, которые вместо ноября 2019 года пройдут в июне 2018-го, Реджеп Тайип Эрдоган объяснял тем, что «на каждом шагу» власти приходится сталкиваться с несовершенствами «старой системы», которую давно пора отправить пылиться на полку истории. Но если у него не получится добиться лояльного парламента, то придется столкнуться со сложностями системы новой. Только обвинить ее в несовершенстве будет непросто: ее введения изо всех сил добивался он сам.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июня 2018 > № 2652724 Кирилл Кривошеев


Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 июня 2018 > № 2633476 Кирилл Кривошеев

Султан или президент. Что решится на двойных выборах в Турции

Кирилл Кривошеев

Необходимость досрочных выборов, которые вместо ноября 2019 года пройдут в июне 2018-го, Реджеп Тайип Эрдоган объяснял тем, что «на каждом шагу» власти приходится сталкиваться с несовершенствами «старой системы», которую давно пора отправить пылиться на полку истории. Но если у него не получится добиться лояльного парламента, то придется столкнуться со сложностями системы новой. Только обвинить ее в несовершенстве будет непросто: ее введения изо всех сил добивался он сам

Президентские и парламентские выборы в Турции, назначенные на 24 июня, – это двойное испытание для Реджепа Тайипа Эрдогана, к которому он в принципе готов, но вероятность, что что-то пойдет не так, все равно остается, причем заметная. Условия кажутся благоприятными – режим чрезвычайного положения, который продолжает действовать в стране, предоставляет хорошие возможности для давления на СМИ и оппозицию. Но результаты предыдущего голосования все равно настораживают: на конституционном референдуме в апреле 2017 года Эрдогану удалось победить с минимальным перевесом – 51% против 49%.

Принятое на том референдуме решение – а именно значительное расширение президентских полномочий – вступает в силу как раз после нынешних выборов. Поэтому их дату турецкий президент приближал, как мог. После переизбрания президент Эрдоган сможет назначить полностью подконтрольное себе правительство, на которое не может повлиять парламент, – раньше в Турции парламентарии формировали кабинет министров.

Турецкая оппозиция: лояльная и не очень

Популярность Эрдогана находится сейчас где-то в районе 50% (одни опросы дают ему 43% поддержки, другие – 55%). Люди, которые в апреле 2017 года голосовали за «evet» – то есть «да» усилению президентской власти, прекрасно понимали, кого они наделяют полномочиями «суперсултана», как порой называют турецкого президента. Те, что говорили «hayir» («нет»), напротив, пытались в последний момент дернуть стоп-кран и не дать турецкому парламентаризму упасть в пропасть.

Ту битву противники Эрдогана проиграли, но у них есть шанс отомстить, уйдя в партизаны, убежищем для которых станет ослабленный, но все еще влияющий на политическую жизнь парламент. А вот на президентских выборах шансов мало: даже если придется устраивать второй тур, в нем Эрдоган все равно победит.

Президентские выборы в Турции будут вроде бы похожи на российские, но на более высоком уровне сложности. Оппозиционные кандидаты выступят вполне реальные, вот только чисто математически шансов победить у них немного. Как если бы до выборов в России допустили всех-всех, включая Алексея Навального, то президентом все равно переизбрался бы Владимир Путин.

«Навальный» на турецких выборах будет, и он намного популярнее российского Навального. Это лидер прокурдской Демократической партии народов Селахаттин Демирташ, набравший на выборах 2014 года 9,7%. Он баллотируется прямо из тюрьмы – его уже признали виновным в «оскорблении нации» и продолжают судить по подозрению в связях с Рабочей партией Курдистана. Это как если бы у Алексея Навального нашли переписку с какими-нибудь чеченскими сепаратистами, но все равно разрешили участвовать в выборах.

Политики из прокурдской партии позволяют себе наиболее смелые вещи. «Турция – фашистское государство, где все ветви власти парализованы диктатурой Эрдогана», – могут заявить они. И, несмотря на это, оставаться в парламенте. Как и другие кандидаты, Демирташ имеет право на агитационные ролики по ТВ, но снимать их, скорее всего, будут в тюрьме, хотя партия просит, чтобы заключенному разрешили приезжать в студию телеканала TRT.

Что в России кажется немыслимым, в Турции – норма. Стоит напомнить, что и сам президент Эрдоган не так давно привлекался за «разжигание». В 1997 году, выступая на митинге, молодой политик прочитал стихи поэта Зии Гёкальпа: «Мечети – наши казармы, минареты – наши штыки, купола – наши шлемы, а верующие – наши солдаты». В этих строках следствие разглядело экстремизм, тянущий на 10 месяцев тюрьмы. Так что назвать Демирташа «судимым персонажем» и отмахнуться от него Эрдоган не мог.

Старейшую партию Турции – Республиканскую народную (РНП), наследников идей Ататюрка – будет представлять на выборах новое лицо – Мухаррем Индже. Раньше он не выдвигался, но с большой вероятностью именно он станет главным соперником Эрдогана, точно так же, как в России главную «конкуренцию» Путину всегда составляет кандидат от КПРФ.

Но в Турции, как уже сказано, все без кавычек. Мухаррем Индже – не Павел Грудинин, который появился из ниоткуда и после выборов уйдет в никуда. Базовый рейтинг самой РНП никак не меньше 15%. Примерно столько у этой партии лояльных сторонников, которые живут в основном на западном побережье – возле Средиземного и Эгейского морей.

Сам Индже тоже не пустышка и вполне способен прибавить к партийному рейтингу несколько процентов от себя – опросы дают ему 20–22%. Он депутат парламента с опытом, был лидером фракции, хороший оратор и смелый критик властей. Поэтому вполне логично, что от РНП выдвигается относительно молодой (54 года) Индже, а не 69-летний лидер партии Кемаль Кылычдароглу. Хотя Эрдоган и пытался сыграть на самолюбии Кылычдароглу, чтобы получить более слабого спарринг-партнера. «Господин Кемаль, не тратьте время. Зачем вы ищете кандидатов тут и там? Почему бы вам не стать кандидатом самому? Давайте посмотрим, сколько голосов нация отдаст вам», – провоцировал его Эрдоган, выступая перед камерами. С по-прежнему популярным в стране Ататюрком, кстати, Эрдоган все чаще сравнивает самого себя: портреты двух политиков уже вывешивают вместе, как Маркса и Энгельса.

Дальше – интереснее. Кроме очевидных кандидатов, есть и свежие лица, что не может не привлекать внимание избирателя. Единственная женщина-кандидат – Мераль Акшенер – идет от националистов. Консерватор-исламист Темель Карамоллаоглу возглавляет небольшую Партию счастья (можно перевести и как Партия благополучия – Saadet partisi). Самое важное в этих двух кандидатах то, что Эрдоган в последние годы строит свою риторику как раз на национализме и исламизме, а эти политики предлагают альтернативу: если вы националист (или исламист), но против нынешнего президента – голосуйте за нас.

Мераль Акшенер вполне перспективна – ее рейтинг оценивают на 17–19%. Впрочем, есть и серьезный минус – раньше она возглавляла МВД. Убедить голосовать за бывшего главу МВД сторонника демократических ценностей или тем более курда непросто: Акшенер считается инициатором серьезных репрессий против курдских активистов в 1990-е годы, когда позиция государства по этому вопросу была особенно жесткой. А курды составляют около 15% избирателей, и сбрасывать их со счетов не может ни один кандидат.

Политическая сила Акшенер, скромно названная Хорошей партией, откололась от Партии националистического движения (ПНД) после того, как та стала верным союзником властей. Когда лидер ПНД Девлет Бахчели поддержал Эрдогана на конституционном референдуме, движение разделилось, и политики, покинувшие его ряды, очень быстро стали популярнее их «материнской» партии – какой смысл поддерживать «оппозиционеров», которые просто транслируют идеи президента?

Рейтинг консерватора-исламиста Карамоллаоглу куда скромнее – от 1,7% до 3%, хотя именно он едва не перевернул предвыборный расклад с ног на голову. Вместо себя Карамоллаоглу, как настойчиво твердит турецкая пресса, собирался уговорить выдвинуться Абдуллу Гюля – президента Турции в 2007–2014 годах. Такой кандидат действительно мог бы стать компромиссным: он в меру консерватор, в меру националист, однако с Европой Анкара при нем дружила, а оппозиционеров автоматически не записывали в предатели и пособники террористов.

Но Акшенер изначально не поддержала кандидатуру Гюля, настояв на собственном выдвижении. «Кажется, этот проект (выдвижение Абдуллы Гюля в качестве единого кандидата) взорвался у них в руках», – злорадствовал над оппозиционерами правая рука Эрдогана премьер Бинали Йылдырым.

Тратить время на обсуждение шестого кандидата – Догу Перинчека от Партии Родины (Vatan partisi) не стоит – это политик уровня Сергея Бабурина, с 1990-х годов возглавлявший то одну, то другую левую партию, но ни разу не избравшийся даже в парламент.

Парламентские риски

Расклад, сложившийся перед парламентскими выборами, которые пройдут в тот же день, получился даже более интересный и интригующий. Чтобы понять его, придется вспомнить математику.

Поведение турецкой оппозиции перед парламентскими выборами могло бы стать хорошим уроком для оппозиции российской. Видя перед собой сильного оппонента, три достаточно разные партии – кемалисты (РНП), консерваторы-исламисты (Партия счастья) и националисты (Хорошая партия) создали объединенный избирательный блок, который назвали Национальным (Millet İttifakı).

Этому предшествовало еще одно весьма странное на первый взгляд решение: своих фактических конкурентов из Хорошей партии кемалисты из РНП буквально затащили на выборы на своей спине. Турецкие власти могли не допустить недавно созданную Хорошую партию до выборов за излишнюю молодость – от учредительного съезда до выдвижения на выборы по закону должно пройти полгода, а Хорошая партия проходила в эти рамки едва-едва.

Трюк, который провернули кемалисты, впечатляет: они попросили 15 своих депутатов перейти в Хорошую партию, чтобы ей хватило парламентских кресел для создания собственной фракции, а это, в свою очередь, дает право участвовать в выборах без дополнительных условий.

Такая взаимовыручка, конечно, была основана не на альтруизме, а на правильной оценке рисков – проходной порог в турецкий парламент не 5%, как в Госдуме, а целых 10%. Если партии идут блоком, то порог им по понятным причинам пройти легче, но полученные исходя из общих результатов мандаты придется делить между собой пропорционально.

Судя по опросам, РНП и Хорошая партия прошли бы и без блока: у первой рейтинг – около 20%, у второй – 15–17%. Однако тянуть за собой Партию счастья с рейтингом около 2–3% им нужно в прямом смысле для того, чтобы она не досталась врагу. По турецким законам все проценты, а следовательно, и мандаты, которые набрали партии, не прошедшие порог, достаются тому участнику выборов, кто набрал наибольший процент, а значит – правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Поэтому Партию счастья буквально посадили в коляску, у которой два колеса – Хорошая партия и РНП.

Партия Эрдогана тоже создала блок на двоих – вместе с лояльной ей Партией националистического движения. Детище назвали Народным блоком (Cumhur İttifakı). Он стал горькой необходимостью: позиции правящей ПСР слабее, чем у Эрдогана, – за нее готовы голосовать лишь около 40%. Это вполне понятная русскому человеку логика: царь (или султан) у нас хороший, а вот бояре из окружения – плохие.

Националисты из ПНД принесут в копилку блока еще 5%, но вряд ли больше. Итого 45% на двоих – парламентское большинство не набирается, а значит, Эрдогану надо готовиться к многочисленным палкам, которые такой оппозиционный парламент будет вставлять ему в колеса.

Оппозиционеры переживают за каждый процент, ведь, достанься он сторонникам власти, шансы ненавистной им Партии справедливости и развития сохранить полный контроль над страной возрастают. Поэтому и нужно было и так уверенным в себе кемалистам помогать с допуском на выборы Хорошей партии – с 20% претендовать на формирование большинства глупо, а с 40% уже имеет смысл попытаться.

Но есть еще три партии, которые идут сами, без блоков: прокурдская Демократическая партия народов, Партия Родины (ее, напомним, возглавляет турецкий Бабурин – Догу Перинчек) и партия курдских исламистов «Дело свободы» (Hüda Par). Последние две, желая того или нет, все равно сыграют в пользу Эрдогана – шансов набрать 10% у них нет совершенно, а все, что меньше, пойдет в копилку «Народного блока».

И тут мы добрались до главной интриги турецких выборов: что же будет с курдами? Их рейтинг как раз на границе фола – от 9% до 11%. Если получат больше 10%, то вместе с оппозиционным блоком они додавят блок проправительственный и будут блокировать решения президента. А вот если наберут меньше 10%, то пропадать и всем остальным: лишние 9% позволят Эрдогану получить не только расширенные президентские полномочия, но и совершенно ручной парламент.

Учитывая важность курдского вопроса для парламентских выборов, Демократическую партию народов в теории было бы логично тоже принять в оппозиционный Национальный блок. Но такое было бы возможно в идеальном мире, а в реальном это звучит как оксюморон. Национальный блок назван так именно потому, что он правый, националистический. С Хорошей партией все понятно сразу – она откололась от движения Девлета Бахчели. После того как в Иракском Курдистане прошел референдум о независимости, Бахчели обещал отправить пять тысяч бойцов защищать «наших братьев-тюрок» в иракском Киркуке. Иными словами, воевать с курдами, пусть и не в Турции, а в Ираке.

Кемалистская РНП по отношению к курдам не так радикальна (в партии есть разные крылья – и консерваторы, и сторонники мирного диалога), но наследие Мустафы Кемаля Ататюрка дает о себе знать. К курдам он относился примерно так же, как русские с имперским мышлением относятся к украинцам: такого народа на самом деле нет, правильно говорить не «курды», а «горные турки», а всякий, кто считает иначе – либо плохо учил историю, либо провокатор, стремящийся расколоть нацию. Учитывая огромную разницу между турецким языком и многочисленными курдскими, подобные заявления выглядят странно.

Разногласия прошлых лет помешали РНП и ДПН объединить усилия на референдуме в апреле 2017 года, хотя их взгляд на ситуацию был одинаков – «hayir», то есть «нет» поправкам в Конституцию. Из-за этого вместо единой сильной агитационной кампании каждая из партий вела свою. «С нами не хотят иметь дело, мы вроде как террористы», – поясняли в прокурдской ДПН.

Впрочем, робкие попытки сблизить позиции между кемалистами и курдами есть. Приняв во внимание негативный опыт референдума, президентский кандидат от РНП Мухаррем Индже навестил в тюрьме кандидата от курдов Селахаттина Демирташа.

Обычно по итогам переговоров политики выступают с совместным заявлением. Совместное заявление Индже и Демирташа, которое донеслось до избирателей из-за тюремной решетки, было очень коротким – буквально одно слово. Это слово – «tamam», то есть «довольно», «хватит». Флешмоб по распространению такого хештега в твиттере запустили Мухаррем Индже, Темель Карамоллаоглу, Мераль Акшенер и даже Селахаттин Демирташ – за него это сделал его адвокат. Произошло это, правда, не после их встречи, а накануне. Тем не менее в том, что и Индже, и Демирташ готовы сказать Эрдогану «tamam», сомневаться не приходится.

По сути, оппозиционеры поймали Эрдогана на слове. «Если в один из дней наша нация скажет “хватит”, мы отступим», – говорил он в одном из выступлений. Впрочем, когда хештег действительно набрал популярность, власть устами зампреда правящей партии Махира Унала поспешила объявить, что в основном его распространяют боты или заграничные пользователи, причем «из стран, где сильны организация FETO (движение Фетхуллаха Гюлена) и Рабочая партия Курдистана».

Столь хрупкий контакт между курдской и националистической оппозицией, когда общий лозунг умещается лишь в одно слово, уже большое достижение для Турции, которое дает надежду, что оппозиционеры получат парламентское большинство. Сформировать правительство им это не позволит, но подорвать единоличное правление Эрдогана – вполне. Для этого достаточно всего лишь задействовать конституционные поправки. Например, чтобы продлить чрезвычайное положение, президент должен заручиться поддержкой парламента, а если больше 50% из них будут оппозиционерами, это станет невозможно.

Также у парламента сохраняется возможность преодолеть президентского вето – для этого законопроект должен поддержать 301 депутат. Допрашивать министров на парламентских слушаниях будет нельзя, однако три пятых (или 360) депутатов смогут инициировать расследование против президента. Учитывая влияние президента на силовиков и Верховный суд, довести дело до отставки им, скорее всего, не удастся, однако осложнить жизнь – вполне.

Необходимость досрочных выборов, которые вместо ноября 2019 года пройдут в июне 2018-го, Реджеп Тайип Эрдоган объяснял тем, что «на каждом шагу» власти приходится сталкиваться с несовершенствами «старой системы», которую давно пора отправить пылиться на полку истории. Но если у него не получится добиться лояльного парламента, то придется столкнуться со сложностями системы новой. Только обвинить ее в несовершенстве будет непросто: ее введения изо всех сил добивался он сам.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 июня 2018 > № 2633476 Кирилл Кривошеев


Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588840 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Ирана М.Д.Зарифом и Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу, Москва, 28 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Наша сегодняшняя встреча проходила в ситуации, когда вокруг сирийского урегулирования наблюдается немало не всегда позитивных событий. Мы уже упоминали неправомерную атаку на Сирию 14 апреля, которую совершили США, Франция и Великобритания под совершенно надуманным предлогом, не дождавшись, когда эксперты ОЗХО начнут свою работу. Эта атака, конечно же, отбросила назад усилия по продвижению политического процесса.

Тем не менее, сегодня мы твердо высказались за то, чтобы продолжать эти усилия. Договорились о конкретных шагах, которые все три наши страны коллективно и индивидуально будут предпринимать для того, чтобы вернуть всех нас на траекторию устойчивого продвижения к целям резолюции 2254 СБ ООН.

При этом мы отметили, что будем противостоять попыткам подорвать нашу совместную работу. Подчеркнули, что «астанинский формат» прочно стоит на ногах. Мы продолжим решать принципиальные задачи, которые связаны с деэскалацией, снижением напряженности и конфликтного потенциала. Происходит нарушение режима прекращения боевых действий. У нас есть механизм мониторинга этих нарушений. Мы будем преодолевать эту ситуацию, а также стараться максимально укреплять доверие между сторонами «на земле».

В этом смысле наше трехстороннее взаимодействие носит уникальный характер. Благодаря этому взаимодействию какое-то время назад удалось переломить ситуацию на поле боя с террористами из ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и помочь сотням тысяч сирийцев избежать гуманитарной катастрофы.

Мы сегодня приняли Совместное заявление, которое будет распространено. В нем отражены основные итоги нашей встречи. В любом случае мы твердо привержены безальтернативности политико-дипломатического преодоления кризиса в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН и рекомендаций Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Напомню, Конгресс в Сочи официально от имени всех участвовавших в нем этнических, конфессиональных и политических групп Сирии закрепил 12 ключевых принципов урегулирования сирийского кризиса, которые в свое время были выдвинуты спецпосланником Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой. Уже одно это явилось прорывом в усилиях по преодолению сирийского кризиса, потому что до Сочи попытки одобрить эти 12 принципов в рамках усилий по реанимации женевского процесса результатов не дали. Напомню еще раз, что помимо этого достижения в Сочи мы все помогли сирийским участникам одобрить задачу создания Конституционного комитета, согласовать базовые принципы его формирования и дальнейшее функционирование при содействии спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры.

Сегодня, подтвердив эти задачи, также отметили абсолютную недопустимость попыток разделить Сирию по этно-конфессиональным линиям.

Обменялись мнениями относительно состоявшихся на прошлой неделе контактов, которые провел спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура в Тегеране, Анкаре и в Москве. Обсудили ход подготовки к девятой международной встрече по Сирии в Астане, которую мы проведем в середине мая. Там же, в увязке с этой встречей, по нашей договоренности состоится заседание Рабочей группы по освобождению задержанных/заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести.

В контексте усилий по реанимации женевской переговорной площадки мы считаем крайне деструктивными некоторые заявления, которые озвучиваются отдельными представителями внешней оппозиции, обуславливающие решение сирийского конфликта переходом к политическим переговорам с предварительными условиями, в качестве которых выдвигаются требования смены режима, предание руководителей Сирии суду как военных преступников. Такие подходы не только противоречат сути и букве резолюции 2254 СБ ООН, но и откровенно направлены на то, чтобы максимально осложнить работу по возобновлению переговорного процесса с учетом тех прорывных итогов, которые были достигнуты в ходе Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

Мы сегодня также подтвердили необходимость продолжать наращивать усилия в деле оказания гуманитарного содействия. Будем работать с тем, чтобы оно доставлялось максимально эффективно. Будем работать с Правительством Сирии, оппозиций и, конечно же, с нашими коллегами в ООН, Международном Комитете Красного Креста, Сирийском Арабском Красном Полумесяце и в других международных структурах. Важно, чтобы международное содействие, включая помощь в разминировании, оказывалось тем районам, которые возвращаются к мирной жизни в результате наших совместных усилий без какой-либо политизации и политических предварительных условий.

Я искренне признателен своим коллегам и друзьям за продолжение нашей совместной работы. Уверен, что сегодняшние переговоры, результаты которых отражены в Совместном заявлении, помогут консолидировать наши усилия по добросовестному и полному выполнению резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: Граждане Турции продолжают сталкиваться с проблемами визового режима. Обсуждали ли Вы сегодня с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу эту тему? Когда мы сможем увидеть конкретные шаги в этой сфере?

С.В.Лавров: Мы сегодня обсуждали вопросы, касающиеся дальнейшего облегчения визового режима. Некоторое время назад российская сторона предложила уже на этом этапе пару конкретных шагов. Во-первых, вернуть безвизовый режим для владельцев служебных паспортов и, во-вторых, обеспечить безвизовое пересечение границы для водителей-дальнобойщиков, работающих на международных автомобильных перевозках. Наши турецкие друзья обещали отреагировать. Это будет осязаемый шаг для целого ряда наших граждан. У нас в планах расширять категории, которые будут пользоваться безвизовым режимом. В целом мы заинтересованы в том, чтобы двигаться к этой цели, о чём не раз говорил Президент России В.В.Путин на встречах с Президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. Понятно, что сейчас мы все находимся под серьёзным прессингом террористической угрозы, особенно наши турецкие друзья, испытывающие на себе проблемы, которые «переливаются» из соседних с ними стран. В этой связи нашим компетентным службам необходимо наладить максимально чёткое конкретное взаимодействие в режиме реального времени по отслеживанию иностранных террористов-боевиков.

Мы договорились, что сегодня мы такую работу будем делать и будем регулярно в режиме реального времени обмениваться информацией по тем лицам, которых наши страны объявляют «невъездными» и им закрывается въезд в Турцию или Россию. Нам также очень важно заблаговременно получать информацию по тем лицам, которые экстрадируются из Турции. Мы будем отвечать взаимностью на основе Консульской конвенции, которая существует между нашими странами.

Вопрос: Недавно высказывались сомнения по поводу астанинского процесса, в том числе его успехов, функций. Хотел бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

Спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура недавно посетил страны-гаранты астанинского процесса – Иран, Россию и Турцию. Есть ли у вас план по сотрудничеству с ООН относительно Сирии?

С.В.Лавров (отвечает после министров иностранных дел Ирана и Турции): Присоединяюсь к тому, что сейчас сказали мои коллеги. Добавлю, что ООН с самого начала астанинского процесса была приглашена к участию в нём. На всех встречах в Астане присутствовал С.де Мистура либо его заместитель. Сейчас ООН может многое сделать, чтобы астанинский процесс по всем направлениям развивался эффективно. Там 4 основных направления.

Первое (фирменное изобретение астанинского процесса) – зоны деэскалации, в которых должен соблюдаться режим прекращения боевых действий, естественно, за исключением террористических группировок, которые пытаются спрятаться в этих зонах и спекулировать на их статусе. Эта борьба с террористами будет абсолютно бескомпромиссной, и те отряды вооружённой оппозиции, которые являются патриотически настроенными и хотят мира в своей стране, должны незамедлительно отмежеваться от террористов, изгнать их из этих зон деэскалации. Конечно, ООН, которая имеет контакты со всеми основными вооружёнными группами, политическими силами сирийской оппозиции и теми, кто поддерживает и направляет работу этих оппозиционеров, могла бы более отчётливо доносить мысль, что не надо «путаться» с террористами, создавать с ними некие союзы и альянсы, пусть даже ситуативные. Это очень важное направление нашего сотрудничества с ООН.

Вторая тема, являющаяся приоритетной на астанинских встречах, это гуманитарное содействие. Мы активно помогаем сирийцам возвращаться к мирной жизни. Россия делает немало, также как Иран и Турция. ООН, конечно, должна вполне осознать свою ответственность за организацию масштабной кампании по решению проблем тех людей, которые возвращаются к родным очагам, хотят вернуться к мирной жизни, наладить какие-то элементарные основы жизнедеятельности. Здесь мы тоже контактируем с гуманитарными структурами ООН, помогаем им достигать договорённостей с Правительством Сирийской Арабской Республики в соответствии с нормами международного гуманитарного права о том, каким способом, как конкретно реализовывать гуманитарные проекты в Сирии. Мы побуждаем наших сирийских коллег в Дамаске быть более гибкими, более конструктивно настроенными, хотя порой это непросто, учитывая те дискриминационные подходы, которые они наблюдают от некоторых западных партнёров. Тем не менее, мы это делаем. Одновременно призываем ООН, чтобы она избегала давления на себя с целью политизации гуманитарных поставок, гуманитарной помощи. ООН, конечно, не имеет права подыгрывать тем, кто заявляет, что помощь будет оказываться только тем районам, которые находятся под контролем оппозиции. ООН не то что не имеет права – она обязана возвышать свой голос против подобных подходов.

Третье направление, которое является принципиально важным для астанинского процесса, да и для всего сирийского урегулирования, это политический диалог, политические переговоры. Я уже упоминал, как и мои коллеги, что и на этом направлении астанинский процесс, особенно с кульминацией в рамках сочинского Конгресса, сделал больше, чем все другие попытки наладить какие-то устойчивые политические контакты. В сочинском Конгрессе были согласованы принципы сирийского урегулирования, предложенные, между прочим, ООН (это к вопросу о сотрудничестве с ООН), а также необходимость создать конституционный комитет опять-таки под эгидой ООН для того, чтобы в рамках полномочий Специального посланника Генерального секретаря ООН готовить новый основной закон для Сирии. Это, собственно говоря, самое большое подспорье для усилий С.де Мистуры. Поэтому, конечно, бывает странно, когда на него пытаются воздействовать, чтобы он выступал с критикой астанинского процесса и результатов сочинского Конгресса. Ещё раз повторю, что на сегодня сочинская декларация – главное подспорье, которое есть у С.де Мистуры для того, чтобы он успешно выполнил мандат, заложенный в резолюции 2254 СБ ООН.

В заключение хочу сказать, что Иран, Турция и Россия во всех своих действиях, при всех нюансах в наших подходах (мы их не скрываем), ориентируются на то, чтобы помочь найти конкретные пути урегулирования, помочь самим сирийцам договориться о национальном примирении, о том, как возвращать свою страну к мирной жизни и сделать это в рамках принципов, заложенных в Уставе ООН.

Те, кто критикует астанинский процесс и результаты сочинского Конгресса, наверное, всё-таки руководствуются другими целями. Если совсем упрощённо, то эти цели заключаются в том, чтобы попытаться доказать, что именно они сегодня решают все дела в нашем мире. К сожалению, а, может, к счастью (для них – точно к сожалению), это время давно прошло.

Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588840 Сергей Лавров


Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588820

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе переговоров с Министром иностранных дел Ирана М.Д.Зарифом и Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу, Москва, 28 апреля 2018 года

Уважаемые г-да Министры,

Дорогой Мевлют,

Дорогой Джават,

Коллеги, друзья,

Мы согласились провести эту внеочередную встречу на уровне министров иностранных дел астанинского процесса, чтобы обсудить весьма непростую ситуацию, которая складывается в Сирии и вокруг неё.

Мы считаем необходимым в срочном порядке согласовать коллективные меры в рамках созданного нами более года назад «астанинского формата» с целью продолжения в этих очень сложных условиях движения Сирии к миру и нормализации. Мы все движимы желанием помочь этому процессу. Рассчитываю сегодня обсудить ситуацию, которая сложилась в Сирии «на земле», а также новые дополнительные шаги, которые будут способствовать закреплению позитивных тенденций, в том числе, в контексте решений Второго Саммита президентов России, Ирана и Турции, который состоялся 4 апреля в Анкаре.

Астанинский процесс – это пример того, как при наличии политической воли можно решать, казалось бы, неразрешимые проблемы. За год с небольшим в Астане было проведено 8 международных встреч высокого уровня по Сирии, в которых наряду с тремя странами-гарантами – Россией, Ираном и Турцией - принимали участие представители Правительства Сирии, вооруженной оппозиции, наблюдатели от Иордании, США, спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура и его заместитель. Достигнутые в ходе этих мероприятий договоренности легли в основу мер, которые помогли снизить уровень насилия в стране, способствовали нормализации гуманитарной ситуации в стране, хотя в целом она ещё требует дополнительного внимания, созданию условий для начала возвращения домой беженцев и внутренне перемещенных лиц, началу восстановления экономики.

Появились реальные перспективы для активизации процесса межсирийского урегулирования. Особое значение для создания этих условий имели итоги Конгресса сирийского национального диалога, состоявшегося по инициативе президентов России, Ирана и Турции 30 января в Сочи.

Как показывают события последних недель, мир в Сирии не всем, наверное, нужен. Каждый раз, когда в сирийском урегулировании появляется надежда, по ней наносится удар. Мы вынуждены констатировать продолжающиеся попытки помешать налаживанию диалога между сирийцами, формированию конституционного комитета, решение о создании которого было принято делегатами Конгресса сирийского национального диалога и получило четкую поддержку со стороны Генерального секретаря ООН А.Гутерреша и его специального посланника по Сирии С.де Мистуры, который принимал непосредственное участие в Конгрессе.

Однако получается, что пока мы с вами вместе создаем и строим, некоторые наши коллеги пытаются разрушить результаты совместных и конструктивных усилий, не останавливаясь перед нарушениями международного права, какой и была американо-британо-французская акция против Сирии 14 апреля. Нанесенные тогда по суверенному сирийскому государству ракетные удары не только серьезно обострили обстановку в этой стране и на международной арене, но и нанесли существенный вред перспективам скорейшего продвижения по пути мирного урегулирования. По сути дела, инициаторы данной акции своими действиями подтвердили, что для них заявления в поддержку суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирии всего лишь слова, которые должны, судя по всему, прикрывать планы переформатирования Ближнего Востока и планы по разделу Сирии на части.

Уверен, что Россия, Иран и Турция, подтверждая нашу поддержку этим основополагающим принципам Устава ООН, искренне заинтересованы в том, чтобы Сирия оставалась единым государством, в котором все этнические и конфессиональные группы получают равные права и могут жить в мире между собой и со всеми своими соседями без какой-либо угрозы для международных границ в этом очень важном для судеб мира регионе.

Сегодня нам необходимо помочь сирийцам завершить зачистку страны от террористов, возвести мосты национального примирения и восстановить разрушенное. Все мы помогаем Правительству Сирии в том, чтобы это всё произошло как можно скорее.

Попытки вновь дестабилизировать обстановку, поощрить экстремистов на продолжение вооруженной борьбы, выдвигать предварительные условия для диалога, которые абсолютно не отвечают требованиям резолюции 2254 СБ ООН, наподобие тех, которые мы слышим из уст некоторых оппозиционеров, поддерживаемых нашими западными партнерами, абсолютно неприемлемы. Это будет означать приглашение к разделительным линиям внутри Сирии, против чего мы и выступаем.

Надеюсь, что сегодня мы сможем откровенно рассмотреть все эти вопросы, а по итогам наших переговоров согласовать общую позицию в развитие тех документов, которые принимались лидерами наших стран и на нашем уровне в ходе предыдущих встреч.

Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588820


Украина. Россия. Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583179 Ольга Четверикова

РАСКОЛ

Киев объявил о договорённости с Константинополем в создании поместной украинской церкви

Раскол - действие по глаголам расколоть, раскалывать, расколоться, раскалываться. По вопросу о членстве в партии произошел на II съезде РСДРП (в 1903 г.) раскол между большевиками-ленинцами и оппортунистами-меньшевиками. Религиозное движение в России в середине 17 века, закончившееся образованием ряда сект. Одним из вождей раскола и главным противником нововведений патриарха Никона был протопоп Аввакум. Вероучения этих сект, то же, что старообрядчество. Перейти в раскол. «Горсточку русских сослали в страшную глушь за раскол» (Некрасов).

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

Русская православная общественность встревожена. Стало известно, что уже больше недели назад, 9 апреля, Порошенко в Турции встречался не только со светскими властями, но и с патриархом Константинопольским Варфоломеем, который именуется Вселенским патриархом, а также членами синода Константинопольской Церкви. И переговоры с епископами шли целых семь часов — значит, было о чём поговорить.

А 17 апреля Порошенко выступил перед Радой и сообщил следующее: «У меня для вас радостная новость. На сегодняшний день Украина как никогда близка к появлению собственной автокефальной поместной церкви. Это засвидетельствованная позиция Вселенского Патриарха и членов синода. Я не могу вам сразу раскрыть все детали этой встречи, но есть абсолютно необходимые ключевые моменты, которые могут обеспечить этот процесс. Слава Украине! Христос воскрес!».

Буквально за час до встречи Порошенко с руководителями Рады украинские СМИ со ссылкой на источники в администрации президента сообщили, что договоренность Украины с Варфоломеем действительно достигнута.

Представитель Украинской Православной Церкви Московского патриархата (УПЦ МП) протоиерей Николай Данилевич считает, что инициатива Киева о единой поместной церкви закончится «большим пшиком».

Иллюстрация: Василий Перов, «Никита Пустосвят. Спор о вере».

Экспертные оценки

Ольга Четверикова

С точки зрения законов, уставов, традиций православной Церкви, то, что сказал Порошенко о поддержке Константинопольским патриархом скорого создания легитимной украинской автокефалии — совершенно невозможно. Но, с другой стороны, мы видим, как рухнули все казавшиеся незыблемыми политические международные установления, и стало возможно всё. Есть ли какие-то черты в личности патриарха Варфоломея, которые позволяют предположить вероятность нарушения им тысячелетних канонов? Например, говорят о том, что Варфоломей — масон.

Действительно, есть много утверждений, что он является членом масонской ложи, но нет открытых источников, безусловно подтверждающих это. Я, как учёный, всегда должна указать источник, на основе которого мы могли бы это утверждать. Есть признания людей, которые имели какое-то отношение к деятельности Варфоломея или как-то пересекались с ним. Так или иначе Константинопольский патриархат тесно переплетён и связан с американскими правящими структурами и с американскими теневыми структурами. Естественно, все их члены так или иначе состоят в каких-то закрытых организациях. К тому же Варфоломей изначально всегда отличался своей экуменической позицией. Более того, он является теоретиком «экологического православия». Мы знаем, что экология теснейшим образом связана с оккультным движением «Зелёное православие». Поэтому не случайно документы, разработанные Константинопольским патриархом, связанные с экологической перестройкой, один к одному пересекаются с экуменической энцикликой папы Римского, который фактически использует те понятия, которые приняты в оккультном движении «New Age». Так что тут речь идёт о том, что в основе мировоззрения и папы Римского, и Варфоломея лежит оккультное эзотерическое учение, гностическое учение. Так что — да, это люди одного психологического типа, это люди одного искажённого духовного строя, которые тесно завязаны на оккультную глобальную верхушку. А это факт.

Поэтому Варфоломей играет важную роль. Именно ему изначально, когда он пришёл к власти, уделяли такое большое значение, поскольку он должен был утвердить во всемирном православии положение о православном «папе», встать во главе всей православной Церкви и таким образом добиться реализации фактического союза между католицизмом и православием. Но, поскольку с приходом патриарха Кирилла и с началом реализации экуменической линии в Русской Православной Церкви процессы пошли намного быстрее, нежели, наверное, ожидалось, то значение Варфоломея стало падать. Это очень сильно проявилось в ходе подготовки к Критскому собору, на который должен был приехать патриарх Кирилл, но не приехал, потому что там должно был быть открыто заявлено первенство Константинопольского патриарха.

Но сегодня он снова востребован. Дело в том, что автокефалия УПЦ невозможно без утверждения этого на совместной встрече патриархов. Сделать это невозможно, потому что патриарх Кирилл, естественно, официально не может пойти на признание того, что часть русской Церкви должна отделиться. Поэтому это должен сделать Константинопольский патриарх, и тогда вся критика, все осуждения падут на него.

Хотя на самом деле это большая игра, за которой стоит Ватикан. И основное внимание надо уделять не Константинопольскому патриарху, а именно Ватикану — папе Римскому Франциску.

Мы видим, что начало союза, которое было положено на Гаванской встрече патриарха Московского и папы Римского, не только имеет свое продолжение — союз укрепляется. И ярким примером этого стал недавний телефонный разговор между папой Франциском и патриархом Кириллом, который стал беспрецедентным, потому что они говорили фактически как президенты. Так обычно рассказывают о телефонных разговорах между президентом США и президентом России. Всё это было сделано в связи с бомбёжками в Сирии. Мы прекрасно знаем, что никакие заявления, никакие инициативы папы Римского никоим образом не повлияли на изменение ситуации в Сирии, напротив — ситуация там только ухудшается, война обостряется. Сегодня там положение ещё более критическое, нежели было до того, как папа Римский начал говорить «о необходимости мира». Но для чего всё это делается? Это всё является поводом для осуществления экуменического единства. Давайте вспомним: в 2014 году, когда в Рим приехал Шимон Перес, впервые был поставлен вопрос о том, что ни ООН, ни другие международные политические организации не могут разрешить проблему борьбы с терроризмом, не могут решить проблему установления надёжного стабильного мира. Поэтому эту роль должен взять на себя папа Римский, который должен встать во главе Организации Объединённых Религий. Тогда эта идея прозвучала впервые. Папу Римского стали изображать как духовного главу мирового сообщества, как всемирного религиозного лидера. И эти же мотивы, как мы слышали, прозвучали в ходе телефонного разговора Франциска и Кирилла. Тоже говорилось о том, что ООН не в силах и не способна эти вещи решить — значит, это должны взять на себя религиозные лидеры. Только учитывая, что уже давно готовится признание первенства папы Римского первым в церкви, которую экуменисты называют «единой христианской церковью», то мы можем понять, как ситуация будет развиваться дальше.

Поэтому «православный» Варфоломей — это просто прикрытие. Будут валить все шишки на него, что он раскалывает, что он утверждает незаконную автокефалию — на самом деле за этим стоит Ватикан. И наше внимание не должно отвлекаться на тактические вещи, мы должны видеть стратегические планы. Поэтому сейчас нужно говорить о той разрушительной для Русской Православной Церкви политике, которую проводит Ватикан. Это ему необходимо для того, чтобы подвести под свою власть все церкви. Потому что Константинопольский патриарх уже давно находится под фактическим контролем папы Римского. Он признает папу в качестве главы; «реформаторам» необходимо, чтобы это теперь признали и другие поместные православные Церкви.

Мы живём в ситуации чудовищной клоунады, где и реальным миром, и миром в церковном смысле правят бешеные клоуны, которые на самом деле не имеют ни малейшего отношения к христианству, являются ставленниками, пропагандистами и последователями оккультных практик, а в политическом и финансовом плане завязаны на глобальных ростовщиков.

Религия сегодня используется как политический инструмент. И на примере Украине это особенно ясно видно. Военные действия против Донбасса не прекращаются 4 года. Сейчас началось новое, уже очень серьёзное наступление. Политическая, военная и религиозная составляющая всех этих событий запускаются одновременно. Что касается Ватикана, то надо сказать, что он несёт прямую ответственность за содействие развязыванию Майдана. Сначала для этого использовали греков-католиков — униатов. Потом стали утверждать, что униаты действовали сами по себе, что их деятельность мешает союзу между Ватиканом и Русской Православной Церковью. Хотя на самом деле униаты — это всего-навсего инструмент Ватикана, поэтому действовать самостоятельно они не могут. Теперь, после победы на Майдане, Ватикан установил тотальный контроль не только над Украиной, но и над теми областями, которые мы сегодня называем Донбассом — речь идёт о двух народных республиках. Два года назад начала реализовываться программа папы Франциска «гуманитарной помощи для Украины», в соответствии с которой в Донецк и Луганск стали посылать соответствующих агентов, деятелей, которые стали собирать всю информацию, касающуюся жизни наших людей на Донбассе. Под нашими я имею ввиду граждан Донбасса, русских людей. Дальше происходит очень интересная вещь. Католическая церковь начинает устанавливать свой контроль под видом реализации гуманитарной помощи и рассматривает территорию Донбасса как каноническую территорию католической Церкви. Более того: об этом у нас не говорят, но Ватикан не признал воссоединение Крыма и России, он рассматривает Крым как территорию Украины. Более того, в одной из передач директор католического радио «Мария» стал называть территорию Крыма оккупированной. Поэтому епископ, который сегодня находится в Симферополе, , канонически принадлежит территории Одесского католического епископства и юридически принадлежит к конференции епископов Украины. Всё, что происходит в том регионе, непосредственно касается Ватикана, который контролирует ситуацию. И поскольку речь идёт о том, что Папа Римский готовит признание себя в качестве главы «единой церкви», и это осуществляется через богословскую комиссию между РПЦ и Ватиканом, то понятно, что отделение православной Церкви на Украине от РПЦ необходимо для того, чтобы облегчить соединение православных и католиков на Украине. Поэтому нужно говорить о главном, нужно говорить об этой программе, а всё остальное — это механизмы реализации, не надо их рассматривать отдельно, сами по себе.

В принципе, сегодня уже ничему не надо удивляться, потому что так же, как очень быстро, без всякого обсуждения произошла встреча между папой Римским и патриархом Московским, точно так же — я хочу об этом предупредить — может произойти приезд Франциска в Россию. С точки зрения духовной это будет катастрофа, потому что мы знаем, что будет с той землёй, куда ступила нога папы Римского.

Как поступит руководство УПЦ МП, в принципе способное остановить раскол русской Церкви? Нужно понимать, что сейчас на Украине происходят страшные события. Там убивают за «неправильное» слово. Осуществляется сильнейшее политическое давление, сильнейший шантаж. Идёт перестройка сознания у людей. Когда мы здесь в более спокойной обстановке даём оценку событиям, то мы себе не можем представить, в какой ситуации сейчас находятся жители жители Малой Руси. Поэтому просто хочу ещё раз подчеркнуть: дело не в том, какую политику ведут рядовые или офицеры — дело в том, какой курс взяло руководство. Всё, что происходит сегодня с нашей Церковью, связано с нынешней политикой Московского патриархата, который взял курс на союз с Ватиканом. И пока не будет дана оценка этой основной линии, всё остальное не имеет никакого значения, потому что всё остальное — это проявление ключевой стратегической линии. Когда произошла Гаванская встреча, вы помните, как поднялось движение среди православных, направленное против реализации этой еретической линии. Но протест в итоге оказался подавлен. А результаты этой экуменической политики будут проявляться и давать о себе знать именно таким образом, как сегодня на Украине.

Поэтому можем сколько угодно осуждать епископат УПЦ МП, который, возможно, напишет письма-обращения к Варфоломею о признании поместной украинской церкви, но сейчас хочу подчеркнуть, что это проявление основной линии религиозного глобализма. Нам надо главное внимание уделять именно этому стратегическому курсу и показывать его гибельный для России характер.

Суммируя, можно сказать что судьба русского юго-западного православия, а значит и существование части русского этноса на территории, которая сейчас называется Украиной, всецело зависит не от Киева, Полтавы, Винницы, Львова и так далее, а зависит от Вашингтона — раз, Рима — два и Москвы — три. Мы прекрасно понимаем, что Порошенко является участником большой игры, в которой ему принадлежит далеко не главная роль. Мы видим это и по политическим событиям на Украине, в экономическом плане мы прекрасно понимаем, что Украина тотально зависит от западного капитала. И то же самое и в религиозной сфере. Киев — пешка большой игры, в которую превратили религиозную жизнь. Сегодня религия — это просто игрушка в руках сильных мира сего. Поэтому всё, что делается на Украине, есть проявление, результат решений, которые принимались не на той территории. Просто очень удобно выставлять «хохлов» в качестве козлов отпущения, потому что выгодно и удобно их критиковать. Но если мы занимаемся геополитикой, надо выходить в наших исследованиях на другой уровень — на уровень, где решения принимаются. Тогда картина будет совсем другой.

Украина. Россия. Турция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583179 Ольга Четверикова


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 апреля 2018 > № 2560659 Марианна Беленькая

Трое против одного. Что дал первый зарубежный визит нового срока Путина

Марианна Беленькая

Три союзника не в восторге от действий друг друга, но все же дали друг другу карт-бланш ради сохранения союза, без которого удержать сирийскую ситуацию под контролем не представляется возможным. Пока расклад остается старым: трое против США, а все остальные «в уме»

Свой первый визит за рубеж после переизбрания президент России Владимир Путин совершил не в Европу и не в Китай, а в Анкару, чтобы там вместе с президентами Турции и Ирана определить дальнейшую стратегию в Сирии. В тот же день в Вашингтоне президент США Дональд Трамп решал, оставить или вывести американские войска с сирийской территории. Он прозрачно намекал, что хотел бы разделить бремя ответственности и финансовые затраты на борьбу с терроризмом со своими региональными союзниками.

Об этом же, только другими словами, говорили и в Анкаре. Россия, Турция и Иран не в состоянии в одиночку финансировать восстановление Сирии, а также обеспечить продвижение политического урегулирования в этой стране. Тройка явно должна превратиться в другую фигуру. Но вот какой могла бы быть формула международного сотрудничества по Сирии, большой вопрос. У тройки, с одной стороны, и у Вашингтона с его союзниками – с другой, разные условия урегулирования.

Тяжкое бремя

Фактически единственный официальный итог саммита в Анкаре – договоренность о сотрудничестве трех стран в оказании гуманитарной и медицинской помощи сирийцам. Но стоило ли для этого собираться на президентском уровне? Под прицелом камер тройка лидеров в Анкаре всячески демонстрировала единство, особенно в контексте противодействия американским планам, о которых они еще точно не знали, но догадывались и старались оставить за скобками имеющиеся разногласия.

В ходе саммита часто звучали слова о сохранении территориальной целостности Сирии. В совместном заявлении президенты «отвергли все попытки создать новые реалии «на земле» под предлогом борьбы с терроризмом и выразили решимость противостоять сепаратистским планам, направленным на подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии». Учитывая, что Москва, Анкара и Тегеран потратили год на раздел сфер влияния в Сирии, это выглядело излишне демонстративно и в первую очередь было адресовано США, которые также установили контроль над частью Сирии, но не до конца согласовали правила игры с Москвой и Анкарой. С Тегераном Вашингтон диалог не ведет.

Также три лидера обратились к международному сообществу с призывом помочь экономическому восстановлению Сирии, посетовав, что пока там практически никто, «кроме Ирана, Турции и России», ничего не делает. «Мы очень рассчитываем, что после завершения политических процессов работа по восстановлению экономики Сирии приобретет широкий, масштабный характер», – заявил президент Путин на итоговой пресс-конференции в Анкаре.

Ранее западные государства, а также их арабские союзники не раз заявляли, что не будут участвовать в восстановлении сирийской экономики до тех пор, пока президент Сирии Башар Асад не покинет свой пост. Финансовые инвестиции возможны лишь в регионы, неподконтрольные Дамаску.

Тройка считает, что такая позиция ведет к расколу страны. Пока компромисс представляется возможным лишь в контексте сроков и условий ухода Асада. То есть остается ли он на переходный политический период и может ли выдвигать свою кандидатуру на новых президентских выборах.

Еще в начале года основная часть сирийской оппозиции, опекаемая Эр-Риядом, настаивала, что Асад должен уйти до начала переходного периода. Однако на днях наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман в одном из интервью американским СМИ сказал, что «Башар остается».

Сенсационное заявление было оговорено рядом условий. Прежде всего тем, сможет ли президент Сирии выйти из-под иранского влияния. «Я думаю, что в его интересах не позволить иранцам делать все, что заблагорассудится», – сказал принц. Также саудовский принц рассчитывает, что в Сирии в «среднесрочной перспективе, а может быть, и на длительный срок» останутся американские войска. Для Эр-Рияда это гарантия противовеса расширению иранского присутствия в регионе.

Слова бен Салмана последовали за заявлением президента США, что американские военные могут «очень скоро» уйти из Сирии. «Вы хотите, чтобы мы остались, может быть, вам придется заплатить», – ответил на это Трамп.

Несколько дней ситуация была в подвешенном состоянии, но пока США все же приняли решение оставить войска, хотя, как уверяют американские СМИ, терпение Трампа на исходе. Возможно, через полгода он вернется к этому вопросу, если расклад сил в регионе не изменится.

«Каждый день новое лицо, каждый день новые слова. Сначала говорили, что мы будем уходить из Сирии, а затем говорили, что им хотелось бы больше денег, и они требуют от других стран, чтобы им давали денег, чтобы остались дальше», – так прокомментировал решение США президент Ирана.

Но как союзники могут помочь США и кто именно из них должен помогать – большой вопрос. Вводить свои войска в Сирию никто из региональных держав не будет. Эр-Рияд мог бы возместить США часть финансовых расходов, впрочем, он уже и так пообещал удвоить инвестиции в американскую экономику, доведя их до $400 млрд. Но это ли имел в виду Трамп?

Кроме того, Саудовская Аравия ведет собственный, независимый от США диалог по Сирии с Москвой. До сих пор главным источником противоречий была судьба Асада. Теперь, судя по словам принца, появилось поле для компромиссов. Но в него опять не вписывается Тегеран. Но Москва не собирается отказываться от союза с Ираном. Поэтому пока расклад остается старым: трое против США, а все остальные «в уме».

После Гуты и Африна

За полтора года с начала работы тройственного формата Москве, Анкаре и Тегерану удалось переломить ход событий в Сирии в свою пользу и распределить зоны влияния. Итогом первых совместных консультаций на министерском и экспертном уровне в конце 2016 года стало возвращение Восточного Алеппо под контроль Дамаска и запуск переговоров в Астане между правительством Сирии и вооруженной оппозицией. Но главный результат работы – создание четырех зон деэскалации, который стал фактически разделом сфер влияния Сирии.

Первая встреча лидеров тройки прошла в ноябре 2017 года. Между двумя саммитами была решена судьба Восточной Гуты (район вокруг Дамаска) и Африна на севере Сирии. Пожалуй, прошедшие месяцы можно назвать самыми кровавыми по числу жертв в Сирии за семь лет конфликта. Бомбардировки российской авиации Восточной Гуты и провинции Идлиб, обстрел со стороны сирийской оппозиции Дамаска, турецкая операция против сирийской курдской партии Демократический союз и ее вооруженных отрядов народного сопротивления, борьба за влияние на Евфрате между сирийскими военными и курдами, которых опекают США.

Еще месяц назад саммит трех лидеров прошел бы на фоне серьезных боев. Но к апрелю большинство отрядов вооруженной оппозиции в результате переговоров с российскими военными покинули Восточную Гуту, район практически полностью вернулся под контроль Дамаска. Исключением стал город Дума, где группировка «Джейш аль-Ислам» никак не может решить, продолжить сопротивление или переговоры с Россией. В то же время Турция может похвастаться победой в Африне, одержанной с помощью вооруженной сирийской оппозиции. В том числе отрядов, которые когда-то были выведены из других районов Сирии.

Три союзника не в восторге от действий друг друга. Так, Турция весьма болезненно относилась к бомбардировкам в Восточной Гуте, Москва недовольна операцией против курдов, и вместе Москва и Тегеран хотели бы, чтобы Африн, как и другие районы на севере Сирии, оказались под контролем Дамаска, а не вооруженной оппозиции. Но все же они дали друг другу карт-бланш ради сохранения союза, без которого удержать сирийскую ситуацию под контролем не представляется возможным.

Хотя в заявлениях в Анкаре напряженность все же проскальзывала. Так, иранское телевидение процитировало слова Рухани, что размещение иностранного контингента в Африне может быть полезным, если это не нарушает территориальное единство Сирии. «Контроль над этим регионом должен быть передан сирийской армии», – сказал он.

Но на официальной пресс-конференции по итогам саммита президент Ирана от подобных заявлений воздержался. Так же как ни слова про Африн не сказал и президент России. Не удержался только Эрдоган, вскользь упомянувший, как невыносимо смотреть, как в Восточной Гуте гибнут дети. Правда, по чьей вине, он не уточнил.

Очевидно, что судьба Африна и Гуты была решена еще на первом саммите тройки. Тогда же Россия получила благословение союзников на проведение Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Тегеран и Анкара подписались под решениями конгресса, состоявшегося в конце января. Речь в первую очередь идет о работе конституционного комитета, о принципах формирования которого договорились в Сочи.

Но, как выяснилось, в Дамаске эту договоренность признавать отказываются и считают, что работа над будущей Конституцией Сирии должна проходить на сирийской территории. Три президента еще раз повторили для непонятливых: Россия, Иран и Турция поддерживают запуск работы комитета в ближайшее время в Женеве и нацелены на продолжение политического процесса, в том числе на принятие новое Конституции и проведение выборов под надзором ООН.

Но подвижек на этом направлении пока не предвидится, и, видимо, тройка будет все активнее решать вопросы политического урегулирования «на земле» в формате Астаны – переговорами и угрозами. Но рано или поздно им придется искать компромисс с США, которые контролируют территорию Сирии к востоку от Евфрата.

Турция уже пытается это сделать, договариваясь с Вашингтоном по переводу на подконтрольную ему территорию курдских отрядов. Но если тройка согласится с присутствием в Сирии США, то и Вашингтон должен будет признать присутствие остальных сил, в первую очередь Ирана в Сирии. Без этого равновесия не будет.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 апреля 2018 > № 2560659 Марианна Беленькая


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 4 апреля 2018 > № 2557444 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Хасан Рухани

Пресс-конференция по итогам встречи президентов России, Турции и Ирана.

По итогам Второй трёхсторонней встречи глав государств – гарантов Астанинского процесса содействия сирийскому урегулированию Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган и Хасан Рухани дали совместную пресс-конференцию.

Р.Эрдоган (как переведено): Дорогие друзья! Господин Президент Путин! Господин Президент Рухани! Дорогие члены делегаций! Сердечно приветствую всех присутствующих.

В присутствии всех наших друзей ещё раз приветствую дорогого моего друга господина Путина и уважаемого господина Рухани в нашей стране.

Хочу отметить, что сегодня мы приветствуем здесь наших гостей на саммите, который является именно выражением тех наших усилий в отношении установления безопасности, спокойствия и мира в Сирии.

В прошлом году, в ноябре, господин Путин приветствовал нас в Сочи по разрешению вопроса о Сирии в ходе первого саммита. Сегодня мы осуществили консультации, определили некоторые шаги, которые, мы верим, осветят путь в будущее в нашем регионе.

Турция тщательно выполняет свои обязательства относительно зон деэскалации. Недавно установив восьмой наблюдательный пункт в Идлибе, мы, таким образом, считаю, демонстрировали свою решительность.

Мы ожидаем, что весь мир обратит внимание на один вопрос в отношении Сирии. Считаем, что обеспечение территориальной безопасности и территориальной целостности Сирии зависит именно от того, одинаково ли мы будем относиться ко всем террористическим организациям.

С другой стороны, террористические организации, которые представляют угрозу не только для Сирии, но и в первую очередь Турции и других окружающих стран и региона, необходимо выводить из игры.

Турция в результате военной операции «Щит Евфрата» уничтожила около 3 тысяч террористов и таким образом продемонстрировала, что она больше всех борется против террористической организации ДАИШ.

С другой стороны, Турция также является именно той страной, которая пожертвовала многим в ходе нападений террористической организации ДАИШ.

Военная операция под названием «Оливковая ветвь» имела такое же значение. В результате этой операции, мы боролись против так называемых сил народной самообороны, YPG, которые представляли угрозу территориальной целостности Сирии, мы освободили от террористов около 4 тысяч квадратных километров. Таким образом, мы не только обеспечиваем безопасность этого региона, мы строим инфраструктуру на освобождённых территориях и возвращаем эти территории настоящим жителям, хозяевам Сирии.

Всем известно, что в Турции проживает более 3,5 миллиона сирийских беженцев. После освобождения этих территорий в Джераблусе и в Аль-Бабе вернулись на освобождённые территории 160 тысяч сирийских беженцев.

После того как мы завершим в Африне сапёрские работы по разминированию территорий, мы также построим инфраструктуру и ожидаем, что сотни тысяч сирийцев вернутся на свои территории. Также считаем, что вместе с нашими российскими друзьями и иранскими друзьями мы будем проводить совместную работу, и готовы провести, для того чтобы построить инфраструктуру.

Касательно, в первую очередь, региона Манбидж. Мы ещё раз хотим повторить, что, пока не освободим эти территории от YPG, то есть так называемых сил народной самообороны «Демократического союза», мы продолжим свои операции.

Борьба с YPG, борьба с этими террористическими организациями не препятствует борьбе с ДАИШ, наоборот, является дополнительной частью этой борьбы. Эти террористические организации, как ДАИШ, так и YPG и так называемый «Демократический союз», постоянно дополняют друг друга и препятствуют установлению мира и стабильности в регионе. Необходимо обратить на это внимание.

Сначала образуется такая террористическая организация, как ДАИШ, потом продолжается якобы борьба против этой террористической организации. YPG и так называемый «Демократический союз» начинают будто бы бороться с этой террористической организацией. Но дело в том, что именно те круги открывают дорогу ДАИШ, которые хотят, чтобы там оставался хаос. Там якобы продолжается борьба против ДАИШ, но образуется вторая террористическая организация. Дело в том, что у нас с сирийскими гражданами есть родственные отношения. Поэтому то, что происходит в Сирии, имеет особое значение для нас.

Во время продолжающихся операций в Сирии со стороны Турции мы всячески стараемся минимизировать любые потери гражданских лиц. Если сравнить борьбу и освобождение городов от террористических организаций с другими [операциями], то есть когда другие силы ведут такую борьбу, мы можем заметить, что мы действительно делаем всё, прилагаем все усилия, чтобы минимизировать потери гражданских лиц. На освобождённых территориях после этих операций сирийские жители живут в спокойствии, стабильности и в мире. А на территориях, подконтрольных террористическим организациям, продолжается хаос, кровопролитие, это очевидно. Страны-гаранты, нам необходимо обеспечить территориальную целостность Сирии, остановить кровопролитие. И мы, страны-гаранты, пришли к согласию в этом плане для нового будущего Сирии.

В результате этого кризиса и столкновений проигрывает народ Сирии и страны региона. А кто выигрывает – известно всем.

Впереди нас ждёт очень трудная дорога, но есть и успех, который мы можем видеть. Мы не можем оставить этот регион каким-то нескольким террористическим организациям, ни Сирию, ни данный регион. Мы в качестве стран-гарантов продолжаем свою решительную работу согласно общим нашим принципам. Мы не будем поддаваться провокациям, ловушкам. В этом плане международное сообщество также должно обратить на это внимание.

Я ещё раз призываю международное сообщество, чтобы они приложили свои усилия для обеспечения справедливости и политического разрешения вопросов.

В завершение своей речи я ещё раз хочу поприветствовать наших гостей в нашей стране. Считаю, что наши консультации и принятые меры и шаги пойдут на пользу угнетённому народу Сирии и всему региону.

Ещё раз выражаю благодарность дорогому моему другу Путину и моему дорогому брату Рухани.

Передаю слово господину Президенту Рухани. Пожалуйста.

Х.Рухани (как переведено): Во имя Бога милосердного!

Прежде всего должен поблагодарить господина Эрдогана, уважаемого турецкого Президента, турецкое правительство, а также турецкий народ за то, что приняли у себя, и за то оказанное гостеприимство мне и гостям, гостям из Ирана и из России. Сегодня и вчера вы принимали у себя и русских, и иранцев.

Наш регион в последние годы сталкивается с очень серьёзным кризисом, который называется терроризм. И, к сожалению, это террористы, которых поддерживают некоторые западные страны. Их финансируют определённые страны и вооружают их самым современным оружием. Это те самые террористы, которые могли добывать и продавать сирийскую нефть, разрушили музеи Сирии и, к сожалению, свободно продавали артефакты, которые нашли в этих музеях. И, к большому сожалению, некоторые супердержавы, в том числе и США, хотели использовать террористические группировки ДАИШ и «Фронт ан-Нусра» в этом регионе как инструмент в деле управления этим регионом.

Такие большие народы, как иракский народ и сирийский народ, с помощью дружественных им стран нейтрализовали этот сговор. Сегодня такой силы, как ДАИШ, не существует, но остатки есть, но уже не сила, не большая сила. Сегодня, после нескольких лет, надежды региональных народов в деле борьбы против терроризма больше, чем всегда.

Сегодня, по пути борьбы с терроризмом, 15 месяцев назад в Астане проводились заседания, и на тех заседаниях определили пути разрешения этого кризиса, который закончился прекращением огня и боевых действий и уменьшением напряжённости в четырёх зонах.

В продолжение этих решений Российская Федерация, Иран и Турция сыграли очень важную роль и помимо регулярных консультаций на экспертном уровне и на министерском уровне первый саммит глав государств-гарантов проводили в российском городе Сочи.

Я могу перечислить очень важные результаты этого саммита – это проведение Конгресса национального диалога между сирийскими представителями самых разных группировок, и в том числе представителей государства Сирии и представителей оппозиции Сирии. Это был самый позитивный шаг, который мы должны продвигать и продолжать. С того момента до сих пор произошли другие события, которые имеют очень большое значение. Некоторые из них позитивные, а некоторые, к сожалению, очень плохие. Но я очень рад тому, что сегодня в итоге надежда сирийского народа больше, чем вчера. Они надеются на то, что установится мир в их стране и они смогут вернуться в свои жилые дома, что в скором будущем их дома станут безопасными.

Я очень рад, что сегодня главы трёх государств в Анкаре провели второй саммит глав государств. Мы в течение этих заседаний обсуждали очень полезные вопросы, очень открыто разговаривали друг с другом и говорили о будущей Сирии. Самый радужный момент сегодня: три страны договорились о том, чтобы предоставлять гуманитарную и медицинскую помощь сирийскому народу. Сегодня мы как никогда договорились и готовы помогать сирийскому народу. Я очень надеюсь, что все эти договорённости будут воплощены в жизнь. Я надеюсь, что нам удастся всё-таки помогать сирийскому народу, который сегодня страдает, он нуждается в медикаментах и продуктах питания.

С точки зрения Исламской Республики Иран сирийский вопрос не имеет никакого военного решения, мы должны решить сирийский кризис только политическим путём. Мы все должны помогать, чтобы война закончилась в Сирии, мы должны продолжать мирные процессы, мы должны сделать так, чтобы беженцы смогли вернуться в свои дома. Гуманитарная ситуация сегодня в Сирии ужасная, я могу одним словом так сказать. Мы все должны помогать, чтобы сирийский народ чувствовал хоть маленькую безопасность для возвращения в свои дома.

Я ещё раз подчёркиваю, что территориальную целостность Сирийской Республики, суверенитет Сирийской Арабской Республики и единство этой страны, независимость Сирии как самые главные принципы мы должны уважать, мы все должны уважать эти принципы. Это то, чего хочет сирийский народ. С терроризмом нужно бороться и ликвидировать остатки терроризма в Сирии. То, чем сегодня мы должны заниматься, – это помогать в строительстве будущего Сирии. Ни одна страна не вправе принимать решения для будущего и судьбы Сирии.

Судьба Сирии в руках только сирийского народа. Именно сирийский народ, который в конце концов должен выбрать конституцию, должен голосовать за свою судьбу на демократических президентских выборах. Тройка, сегодняшняя тройка, в которой мы являемся гарантами Астанинского процесса, будет прилагать всяческие усилия. Я думаю, что самый большой праздник для нашего региона – это тот день, когда объявят об окончательном прекращении войны. Это тот день, когда террористы покинут Сирию, когда Сирия откроется своему народу в деле возвращения и деле проведения свободных и демократических выборов, чтобы сирийский народ смог выбрать свою судьбу.

И ещё раз я должен поблагодарить господина Эрдогана за то, что принимал у себя этот саммит, а также господина Владимира Путина, уважаемого российского Президента, за принятие участия в этом саммите и за то, что нам удалось договориться. Я благодарю за договорённости и надеюсь на то, что будем прилагать максимальные усилия в деле помощи сирийскому народу и установлению безопасности и мира в этом регионе. Дай Бог.

Спасибо.

Р.Эрдоган: Выражаю благодарность господину Рухани за его прекрасную речь и передаю слово господину Путину.

В.Путин: Уважаемый господин Президент Эрдоган! Уважаемый господин Президент Рухани! Дамы и господа!

Наши переговоры в трёхстороннем формате прошли в деловой и конструктивной обстановке. Мы обстоятельно рассмотрели основные аспекты ситуации в Сирии, обменялись мнениями по дальнейшим шагам в целях обеспечения долгосрочной нормализации в этой стране, достигли важных договорённостей, которые нашли отражение в принятом по итогам встречи Совместном заявлении.

Отмечу, что в этом документе подчёркнута твёрдая приверженность России, Ирана и Турции содействовать укреплению суверенитета, независимости и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики, о чём мои коллеги только что сказали.

Такая принципиальная позиция особенно значима сегодня на фоне нарастающих попыток усугубить межэтнические и межконфессиональные противоречия в сирийском обществе, тем самым раздробить страну на части, сохранив конфликтный потенциал в Ближневосточном регионе на многие годы вперёд.

Мы условились расширять весь комплекс трёхстороннего взаимодействия по Сирии, прежде всего в рамках Астанинского процесса, уже не раз доказавшего свою эффективность.

Именно благодаря тесному сотрудничеству стран-гарантов – России, Ирана и Турции – уровень насилия в Сирии кардинально снижен: разгромлены основные силы ИГИЛ, существенно подорваны боевые возможности других террористических группировок. В свои дома стали возвращаться беженцы и внутренне перемещённые лица, началось восстановление объектов социальной, экономической инфраструктуры.

Приоритетное внимание в рамках Астанинского процесса имеем в виду и впредь уделять задачам политического урегулирования сирийского кризиса, а именно продвижению инклюзивного межсирийского диалога в соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

Ключевое значение в этой связи придаём итогам Конгресса сирийского национального диалога, альтернативы которому, подчеркну, на сегодняшний день просто не существует.

Обсудили с иранским и турецким коллегами шаги по скорейшей реализации решений Сочинского форума, прежде всего формированию в Женеве под эгидой Организации Объединённых Наций Конституционного комитета, в рамках которого сирийцам предстоит самостоятельно определить основные параметры государственного устройства обновлённой Сирии.

Важное место в нашей дискуссии заняла гуманитарная проблематика. Была констатирована недопустимость политизации этой темы, необходимость чёткого выполнения резолюции 2401 Совбеза ООН, которая направлена на облегчение страданий мирного населения на всей территории Сирии.

Проинформировал коллег о предпринимаемых Россией усилиях на данном направлении. В частности, в Восточной Гуте проведена беспрецедентная по масштабам операция по спасению тысяч мирных жителей, по выводу из этой зоны боевиков, которые не желают складывать оружие. В зону боевых действий регулярно поставляется гуманитарная помощь, в том числе за счёт пожертвований граждан России. Так, в феврале на средства верующих в Сирию направлено 77 тонн продовольствия и товаров первой необходимости.

Россия, Иран и Турция будут плотнее координировать шаги по решению гуманитарных проблем в Сирии, о чём здесь тоже уже говорили. Конкретным практическим вкладом трёх стран стал запуск 15 марта в Астане рабочей группы по освобождению заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести. Сегодня Президент Эрдоган выступил с дополнительными инициативами на этом гуманитарном направлении.

Мы также договорились о консолидации усилий по постконфликтному восстановлению Сирии. Речь прежде всего идёт о сооружении социальных и инфраструктурных объектов. Российские компании уже активно участвуют в этой работе, причём ряд проектов реализуется в районах, где ещё совсем недавно орудовали боевики.

В качестве общей стратегической цели видим окончательный разгром террористов, которые не оставляют попыток дестабилизировать ситуацию «на земле», пытаются сорвать усилия по продвижению мирного процесса.

В ход идут любые средства. Нами получены, например, неопровержимые доказательства подготовки боевиками провокаций с использованием отравляющих веществ. Условились в этой связи наращивать трёхстороннюю координацию по всем аспектам антитеррора, наращивать обмен информацией.

В заключение хотел бы поблагодарить всех моих коллег, Президента Эрдогана и Президента Рухани, за содержательные и результативные переговоры. Уверен, по итогам саммита будут приняты необходимые практические меры, и итоги будут способствовать дальнейшей продуктивной работе в интересах окончательного установления мира и стабильности в Сирии.

Как вы знаете, уважаемые дамы и господа, я и делегация России находимся в Турции второй день. В первый день мы провели двусторонние переговоры в рамках официального визита. Официальный визит был очень успешным. Хочу поблагодарить наших турецких друзей, Президента Эрдогана за организацию работы в течение этих двух дней.

Спасибо большое за внимание.

Р.Эрдоган: Спасибо господину Путину за его речь.

Да, всем известно, что вчера в городе Мерсин мы заложили фундамент атомной электростанции «Аккую». Мы вместе участвовали в церемонии. И себестоимость этого проекта приблизительно достигнет 21 миллиарда долларов. Иншаллах, строительство завершится в 2023 году, к столетнему юбилею нашей республики. И в этом плане в этом проекте начали работу будущие кадры, продолжается учёба в России. Они постепенно будут возвращаться, со временем вернутся на родину и будут работать в этом проекте.

Мы провели трёхсторонний саммит, и мы все желаем, чтобы в скором времени в Сирии восторжествовал мир, спокойствие, чтобы мы увидели новую Сирию в благосостоянии. До настоящего времени вместе с неправительственными организациями мы вложили сюда 30 миллиардов долларов, и эти беженцы живут в лагерях, в контейнерах. И сейчас на север Сирии, в эти регионы, в Джераблус, в Аль-Баб (были освобождены 2 тысячи квадратных километров), на эти территории вернулись 160 тысяч беженцев. Мы построили там социальную инфраструктуру, и эти беженцы вернулись туда.

На данный момент Евросоюз обещал нам определённые финансы, но я вам скажу честно, к сожалению, – я не говорю, что мы не получили, они обещали от 3 миллиардов евро, – эти деньги не были получены. Если эти деньги мы получим или не получим, в любом случае мы продолжим наши инвестиции в этом регионе. Мы считаем, что мы обязаны проводить такую работу.

А сейчас, также в результате военной операции в Африне, в первую очередь солидарность выразили как Россия, так и Иран. Наши соответствующие органы, наши министры, наши главы генштабов, также главы разведок участвовали в этих работах и прилагали усилия. Я верю, что мы здесь положили инфраструктуру мира. Первое совещание было в Сочи, второе мы провели здесь, в Анкаре, и третье, иншаллах, мы осуществим в Тегеране. Пока что нет точной даты, но, наверное, вместе мы будем готовиться к саммиту в Тегеране.

Сейчас как с иранской стороны, так и с российской и с турецкой стороны, представители СМИ, по два вопроса, пожалуйста.

Вопрос: Много раз говорили о необходимости мирного процесса, политического процесса. Я хотел спросить про экономический процесс. Россия не так давно, в начале года, подписала «дорожную карту» по возведению строительства энергетической инфраструктуры. Я хотел уточнить, есть ли какие-то сейчас шаги и предпринимаются ли они всеми сторонами.

В.Путин: Ещё раз. Погромче, пожалуйста.

Вопрос: Я говорил о том, что в начале года была подписана «дорожная карта» по энергетическим вопросам в Сирии. Я хотел спросить, все ли участники сейчас предпринимают какие-либо шаги в данном вопросе. Спасибо.

В.Путин: Я так и не понял, что Вы спросили, честно говоря. Вы спросили про экономическое восстановление?

Реплика: Да.

В.Путин: Разумеется, это вопрос вопросов. Кроме политического урегулирования нужно, чтобы люди могли жить в нормальных условиях. И без капитальных, крупных вложений, со стороны в том числе, ничего не удастся сделать. Поэтому мы призываем все страны мира активнее принимать участие не на словах, а на деле.

Все говорят о необходимости включиться в гуманитарную помощь для начала, но никто практически ничего не делает, кроме Ирана, Турции и России. Мы видим небольшие поставки по линии Организации Объединённых Наций, но этого совершенно не достаточно. И уж точно совершенно, нужно будет включаться в общую работу по восстановлению экономики Сирии, по восстановлению инфраструктуры.

Мы очень рассчитываем на то, что после завершения политических процессов работа по восстановлению экономики Сирии приобретёт широкий, масштабный характер.

Вопрос: Я немножко не по теме сегодняшней встречи, тем не менее по международной повестке.

Вчера Вы уже отвечали на вопрос по делу Скрипалей. Вчера же Ваши представители, Владимир Владимирович, говорили о том, что теперь Англии придётся извиниться. А каких извинений мы ждём? Просто «извините, мы ошиблись» или какой-то официальной бумаги, восстановления сотрудничества в полном объёме? Спасибо.

В.Путин: Да мы ничего не ждём. Мы ждём, что здравый смысл в конце концов восторжествует и международным отношениям не будет наноситься такой ущерб, который мы наблюдаем в последнее время. Это касается не только этого дела, покушения на Скрипаля. Это касается и всех других аспектов международных отношений. Нужно вставать в рамки здоровых политических процессов, основанных на фундаментальных нормах международного права, и тогда обстановка в мире станет более стабильной и прогнозируемой.

Вопрос (как переведено): Уважаемый господин Президент Эрдоган! Я из Ирана.

Исламская Республика Иран, Россия и Турция в Сочи и Анкаре проводили два раунда саммита, они решают сирийский вопрос политическим путём. Хотел спросить. «Тройка» предлагает помощь в установлении мира, но Запад с корыстной стороны всё время мешает вам. Какие выводы вы сделали из того, что они мешают вам устроить и установить мир в Сирии? Какие вы приняли решения, сделали выводы?

Х.Рухани: То, что до сих пор мы видели, – американцы, израильтяне безуспешно мешали нам. Я могу сказать, что в последние годы они хотели, чтобы правительство в Дамаске пало. Они этого хотели. Они хотели помогать террористам, чтобы террористы управляли этим регионом, и хотели сделать так, чтобы опасность распространялась в интересах США и Израиля до сегодняшнего дня.

Они создали нам много проблем. Не только нам, но и сирийскому народу. Но до сих пор у них не было больших успехов. У Ирана с начала сирийских событий была только одна позиция: нужно бороться с терроризмом и нужно помогать тем правительствам, которые борются с терроризмом. Мы должны поддерживать законные правительства этих регионов. Тем более конфигурация, географическая конфигурация нашего региона не должна меняться, и нужно учитывать мнение каждого народа относительно судьбы своей страны. Сегодня это было как раз то, о чём мы договорились. Противники нашего региона планировали разорить Сирию, но им не удаётся, и мы этого не допустим. Я думаю, что они не смогут распространить терроризм по всему региону. Мы в скором времени будем свидетелями восстановления безопасности в регионе при помощи трёх стран – России, Ирана и Турции, при помощи этой тройки наш регион становится всё более безопасным.

Р.Эрдоган: Да, несомненно, территориальная целостность Сирии имеет большое значение для нас. Есть некоторые круги, которые между собой разделили эту территорию, это недействительно для нас, не проходит. Мы это не воспримем серьёзно. Народ Сирии заплатил за это очень дорого, но вместе с этим терроризм не должен использовать это в качестве орудия против нашей страны, мы никак не можем согласиться этим. Нет другой ещё страны, которую можно сравнить с нашей, у нас есть более 900 километров общей границы с Сирией. Поэтому все эти нападения были совершены против нашей страны. И они не остановились на этом. Было совершено более 100 ракетных ударов.

Но сколько можно терпеть? В конце концов, вы все знаете, мы начали операции против террористов. Сначала был Джераблус, а потом, это общеизвестно, «Оливковая ветвь». Мы осуществили эту операцию, и в настоящее время Джераблус, Аль-Баб, нужно отметить, освобождённая территория составляет 2 тысячи квадратных километров, туда вернулись 160 тысяч беженцев. Инфраструктуру мы там восстановили. Те, кто жил в лагерях, вернулись на свои родные территории. Схожая ситуация будет и с Африном. Те беженцы, афринцы, жители самого Африна, которые живут в качестве беженцев в нашей стране, иншаллах, они вернутся после восстановления инфраструктуры.

Но хочу, чтобы все знали ещё одну вещь. Мы осуществляем восстановительный процесс, все три страны-гаранта, процесс был начат, как вы знаете, в Сочи. Мы все вместе – Турция, Иран и Россия – будем продвигаться уверенными шагами. Мы никогда не говорили, что Астанинский процесс является альтернативой Женевскому процессу. Нет. Это было дополнительным элементом.

Если кто-то говорит, что Астанинский процесс реализуется в качестве альтернативы, – нет. Для нас имеет значение то, чтобы мы имели результат. Мы осуществим шаги, потому что мы обязаны, мы знаем, что есть ответственность, мы должны получить результат, потому что нужно предотвратить гибель людей.

Мы все знаем, мы были очевидцами, свидетелями того, что в Восточной Гуте гибнут дети, как безжалостно и беспощадно погибают там дети. Мы не можем это терпеть. Мы все – родители. Я являюсь Президентом Республики Турция. Невозможно терпеть такие вещи. Я думаю, что нужно быть человеком.

Большое спасибо.

Вопрос (как переведено): Я бы хотел поблагодарить трёх президентов: Ирана, России и Турции.

До проведения этого саммита некоторые американцы заявили о том, что американцы будут покидать Сирию в скором времени. Действительно, решение американцев может бросать тень на сирийские события и региональные события. Как вы смотрите на эти события? Будем очень рады услышать ваше мнение о том, как вы будете реагировать на подобные решения. Спасибо.

Х.Рухани: Американцы сегодня говорят одно, завтра говорят другое, сегодняшняя американская администрация. Человек не может рассчитывать ни на решения, ни на слова, заявления. Каждый день новое лицо, каждый день новые слова. Сначала говорили, что мы будем уходить из Сирии, а затем говорили, что им хотелось бы больше денег, и они требуют от других стран, чтобы им давали денег, чтобы остались дальше. Мы так понимаем, что они хотят «доить» некоторые страны, чтобы дальше остаться в этой стране. Это то, как выглядит вопрос снаружи.

Р.Эрдоган: Мой дорогой брат Рухани не говорит о сумме денег – 7 триллионов долларов. Представляете? В этот регион нужно вернуть эти деньги. Если эти деньги будут собраны, это облегчит процесс, несомненно.

Переходим к турецкой прессе. Пожалуйста.

Вопрос (как переведено): Вопрос господину Рухани. Уже долгое время Турция принимает у себя беженцев, с другой стороны, Евросоюз дал свои обещания, но не сдержал. Как Вы оцениваете то, что Евросоюз не выполняет свои обещания?

Господин Президент Эрдоган, господин Путин только что сказал, что есть какие-то новые предложения со стороны Турции. Какие это предложения?

В.Путин: Что касается выполнения или невыполнения кем-то из участников международной жизни своих обещаний, то вы лучше их спрашивайте. Мы всё, что обещаем, стараемся исполнять, а если не исполняем, объясняем, почему у нас что-то не получается и когда мы выполним в конечном итоге то, о чём договорились.

Турция действительно несёт очень большую нагрузку в связи с наплывом беженцев из Сирии. Но надо сказать, что это, конечно, уникальная ситуация. Есть и проблема, скажем, с беженцами из Палестины, многие страны тоже несут очень серьёзную нагрузку, Россия несёт серьёзную нагрузку в связи с беженцами, скажем, с Украины. Нужно лишь решать конфликты, тогда не будет беженцев.

Для решения этих вопросов мы и собрались сегодня в трёхстороннем формате, чтобы решить сирийскую проблему. Надеюсь, что в конечном итоге наша работа достигнет положительного результата.

Что касается предложений Президента Эрдогана, то они заключаются в том, чтобы усилить работу по гуманитарному направлению, в том числе объединить усилия в помощи тем людям, которые нуждаются в этой помощи и в зонах деэскалации, и в целом по стране использовать наши медицинские службы, военных медиков, там, где мы совместно уже работаем. Мы должны будем всё это рассмотреть в практическом ключе. Мне представляется, что это предложение очень своевременное, правильное, это поддерживает также и Президент Ирана господин Рухани. Мы проработаем и, точно совершенно, в этом направлении будем действовать.

Х.Рухани: Поддерживать беженцев и переселенцев из Сирии сегодня, я могу так сказать, – это самая важная обязанность, и не только для нас, мусульман, как исламская религиозная обязанность.

Я хочу поблагодарить все страны, которые принимали у себя беженцев и сирийских переселенцев, особенно турецкий народ и турецкое правительство, которые переживают действительно сложные времена в связи с беженцами. Да, действительно, мы в Иране прекрасно понимаем, как сложно принимать у себя беженцев. Почти 39 лет больше трёх миллионов афганских беженцев принимаем у себя, они живут у нас, в нашей стране, и прекрасно понимаем ситуацию с беженцами. В сегодняшнем году более 400 тысяч афганских детей учатся в иранских школах бесплатно, больше 20 тысяч афганских студентов в наших вузах учатся. Так что мы прекрасно понимаем, что это сложные времена, особенно времена ирако-кувейтской войны. В то время также принимали у себя иракских и кувейтских беженцев. Мы прекрасно понимаем, что такое принять у себя беженцев. Европейские страны должны помогать. Если они дали какие-то обещания, должны выполнять и держать своё слово.

Р.Эрдоган: Касательно тех предложений, которые были как со стороны господина Путина, так и господина Рухани. Я тоже могу дополнить.

Мы можем оказать помощь, как наши вооружённые силы, так и российские Вооружённые Силы могут, после постройки мобильной больницы мы можем оказать помощь раненым, которые поступают из Восточной Гуты. С другой стороны, можем оказать продовольственную помощь. Может быть, даже в этом регионе уже производится хлеб, мучные изделия для беженцев, и эту возможность мы предоставляем.

Но, с другой стороны, я хочу сделать акцент ещё на одной вещи, которую я предложил как господину Путину, так и господину Рухани. У меня есть такое предложение, раньше я для международного сообщества с таким предложением выступил.

Речь идёт о строительстве жилых помещений в безопасной зоне, как на севере Сирии, так и с нашей стороны. То есть мы можем обеспечить строительство, в результате чего беженцы могут покинуть лагеря и жить в нормальных, человеческих условиях в этих безопасных зонах, улучшить их жизненные условия в этих жилых помещениях на участке земли площадью 500 квадратных километров, придерживаясь местной архитектуры, мы можем предоставить такую возможность. Предприняв такой шаг, мы сможем восстановить нормальный, человеческий образ жизни для этих беженцев. Есть некоторые обещания некоторых стран в этом вопросе. Но дело в том, что этот шаг ещё не осуществили. Если нам удастся вместе предпринять и осуществить данный шаг, он будет хорошим и серьёзным, придаст импульс народу Сирии, и мы сможем оказать такую пользу народу Сирии.

Вопрос (как переведено): Каждый раз, господин Президент, Вы выражаете свою решительность, и здесь мы должны ожидать новые операции против террористических организаций. И в ходе саммита Вам удалось проконсультироваться относительно этих операций с господином Рухани, господином Путиным?

Р.Эрдоган: Дорогие друзья! Борьба с террористами, борьба с террористической организацией не придерживается каких-либо планов или графиков. Там, где мы видим террористов, мы должны их уничтожать. Если уничтожаются террористы, обеспечивается стабильность и спокойствие, то есть мы не должны там ждать какого-либо графика или плана. Но если есть терроризм, террористы, тогда в обязанности государства входит именно то, что государство должно вести борьбу против этой деятельности. Турция как внутри страны, так и за рубежом, за границей продолжает свою борьбу. Да, у государства есть такая борьба. И пока терроризм не завершится, эта борьба будет продолжаться.

Спасибо за внимание.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 4 апреля 2018 > № 2557444 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Хасан Рухани

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Китай. Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557402 Дейв Маджумдар

Опасный российский ЗРК С-400 отправлен в Китай (и может быть поставлен в Турцию)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия доставила в Китай первый полк зенитных ракетных систем С-400. Соглашение о продаже этого мощного оружия Китаю Москва подписала с Пекином в 2014 году.

«Два корабля, которые вышли из порта Усть-Луга в Ленинградской области, привезли в Китай первый полковой комплект С-400 в установленные контрактом сроки. Он включает командный пункт, радиолокационные станции, пусковые установки, генераторы и прочее имущество. Там нет оборудования, которое находилось на борту третьего судна, — сообщил информационному агентству ТАСС источник из российского военного ведомства. — Работа продолжается, и недостающее оборудование должно быть доставлено заказчику этим летом».

Третье судно, перевозившее вспомогательное оборудование, попало в шторм, и было вынуждено повернуть назад. По всей видимости, комплексы С-400 не смогут работать до тех пор, пока не будет поставлено недостающее оборудование.

Тем временем, Россия продолжает работу по поставке комплексов С-400 в Турцию к 2020 году. Анкара намерена закупить эти зенитно-ракетные системы российского производства, несмотря на мощное противодействие со стороны своего союзника по НАТО США.

«В военно-технической сфере приоритетом является реализация контракта на поставку в Турцию зенитно-ракетных систем С-400 „Триумф". Исходим из того, что в ходе предстоящего заседания профильной межправительственной комиссии будут предметно обсуждены перспективы дальнейших поставок в Турцию современной российской продукции военного назначения», — заявил недавно российский президент Владимир Путин, выступая на заседании Совета сотрудничества высшего уровня между Россией и Турцией.

Помощник российского президента Юрий Ушаков заявил агентству ТАСС, что Москва сделает все возможное для поставки к 2020 году С-400 в Турцию, которая уже внесла предоплату. «Турция поднимала этот вопрос. Насколько мне известно, будут предприняты шаги с учетом пожеланий турецкой стороны», — сказал Ушаков.

Турция твердо намерена закупить С-400, несмотря на американские угрозы ввести санкции.

«Соединенные Штаты понимают желание Турции усовершенствовать свою систему ПВО, — заявил изданию „Хурриет Дейли Ньюс" (Hürriyet Daily News) представитель администрации Трампа. — Но нас беспокоит возможное приобретение российских ракет С-400 — и мы уже высказывались на эту тему публично — потому что это будет иметь негативные последствия для оперативной совместимости НАТО и может привести к санкциям против Турции по причине нового закона о санкциях, который был недавно принят конгрессом».

Турция отмечает, что союзники по НАТО не оказывали давление на Грецию и не вынуждали ее отказаться от приобретения С-400, хотя эта сделка была заключена в другое время, когда в отношениях между Россией и Западом было гораздо меньше противоречий.

«Вы ничего не сказали Греции, но вы заявили, что не позволите Турции приобрести С-400, — сказал турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, о чем сообщило агентство ТАСС. — Вы утверждали, что контракт с Россией это ошибка. Вы также говорили, что можете ввести санкции. Мы не собираемся отчитываться перед вами. Мы без каких-либо уступок пойдем по правильному пути для достижения собственных целей».

Турция, как и многие другие страны, обеспокоена посягательством американского конгресса на ее суверенитет. Конгресс довольно часто принимает законы, в которых законодатели, имеющие хорошо образованных, но очень неопытных помощников, не учитывают последствия своих действий второго и третьего порядка.

Россия. Китай. Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557402 Дейв Маджумдар


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2018 > № 2555744 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Совместная пресс-конференция Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана.

По завершении первого дня рабочего визита главы Российского государства в Турецкую Республику состоялась пресс-конференция лидеров двух стран. Президенты России и Турции сделали заявления для прессы и ответили на вопросы журналистов.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): Дорогой друг господин Путин! Дорогие члены делегации! Уважаемая пресса!

Приветствую всех вас от всей души.

В первую очередь хочу ещё раз выразить удовлетворение тем, что мы приветствуем здесь, в нашей стране, господина Путина и сопровождающую его делегацию.

В Вашем присутствии ещё раз хочу поздравить господина Путина, моего друга, с победой на президентских выборах.

Первый зарубежный визит господина Путина после президентских выборов в нашу страну приобретает особое значение. Данный визит господина Путина прекрасно демонстрирует именно тот уровень, которого достигли отношения между Турцией и Российской Федерацией.

Хочу выразить соболезнования всему российскому народу в связи с трагедией, которая произошла в Кемерове. Особенно увеличивает горе то, что большинство погибших в ходе данной трагедии, в ходе пожара являются детьми.

Только что мы завершили седьмое совещание Совета сотрудничества на высшем уровне. В рамках совещания данного Совета, в ходе встречи в формате тет–а–тет, а также межделегационных встреч нам удалось «сверить часы». В ходе нашей встречи в формате «один на один» члены нашего Совета провели соответствующие встречи.

Необходимо отметить, что политический диалог положительно влияет на экономическую сферу. Как торговые отношения, так и экономические отношения, так и культурные отношения в таком масштабе продолжались с нашей встречи.

По сравнению с прошлым годом торговый оборот, по нашим расчётам, увеличился на 31 процент и превысил 22 миллиарда долларов. Несомненно, наши задачи более высокие. Наша поставленная задача – достичь торгового оборота между нашими странами в 100 миллиардов долларов.

С другой стороны, переговоры по услугам, а также по инвестиционным договорённостям необходимо скорее завершить, что может привести к приближению данной отметки, а именно к стомиллиардной отметке, между нашими странами.

Вы уже знаете, что сегодня мы заложили фундамент атомной электростанции «Аккую». Первый этап данного проекта «Аккую» мы желаем, чтобы завершился в 2023 году. Надеюсь, что этот процесс ещё более ускорится, и можно будет ещё раньше завершить этот процесс.

На данный момент намечается около 20 миллиардов долларов, которые будут вложены в этот проект, может быть, и превысят эту сумму. Несомненно, наряду с этим Турции в будущем благодаря осуществлению этого проекта удастся обеспечить 10 процентов всей энергетической потребности.

Вторая нитка «Турецкого потока» – эти работы продолжаются.

С другой стороны, наши гуманитарные отношения, наши социальные отношения. В этом плане в 2019 году как в России, так и в Турции будут осуществлены мероприятия, то есть взаимные годы культуры и туризма в обеих странах будут проведены. Общественный форум, культурный центр имени Юнуса Эмре, который был открыт в Москве, а также российский культурный центр в Анкаре, считаю, внесут особый серьёзный вклад для этого процесса.

В 2017 году число российских граждан, которые посетили нашу страну, достигло 4 миллионов 700 тысяч человек. Таким образом, россияне разместились на первом месте по посещаемости нашей страны среди туристов. Считаю, что в будущем году это число туристов достигнет шести миллионов. Мы желаем скорее возобновить либерализацию визового режима.

Дорогие друзья!

Наряду с двусторонними отношениями в первую очередь сирийский вопрос, а также другие региональные вопросы были в контексте наших переговоров. Как вы знаете, в результате Астанинского процесса нам удалось учредить зону деэскалации. Завтра с нашим иранским коллегой мы проведём трёхсторонний саммит и обменяемся опытом.

Считаю, что в ходе этого саммита мы отдельно сможем обсудить сирийский и другие вопросы. Мы будем обсуждать вопросы, направленные на решение сирийского конфликта. Пользуясь случаем, также хочу отметить, что с дорогим моим другом мы проконсультировались относительно военной операции «Оливковая ветвь».

Мне удалось лично передать Путину и проинформировать про операцию в Африне. Эта операция была направлена на обеспечение безопасности нашей страны, а также территориальной целостности и национального единства Сирии. Мы и впредь будем продолжать сотрудничать вместе с Россией для установления стабильности, спокойствия и безопасности в этом регионе.

Это касается и сирийского вопроса. Мы с нашими российскими друзьями продолжаем сотрудничать и обмениваться нашими озабоченностями.

Дорогие представители прессы!

За последние 15 лет добрососедские отношения, общие интересы и взаимное уважение демонстрировали большое развитие в российско-турецких отношениях.

Несомненно, этим воспользовались не только граждане нашей страны и весь регион, мы были проэкзаменованы в этом процессе. Некоторые круги, несомненно, хотели отравить наши, турецко-российские отношения. Слава Аллаху, нам удалось успешно сдать этот экзамен. Все эти провокационные действия оказались впустую и зря, и наши отношения укреплялись и закалялись как сталь.

В ходе сегодняшнего совещания Совета сотрудничества на высшем уровне, считаю, нам удалось укрепить наши отношения.

Хочу ещё раз приветствовать господина друга Путина и сопровождающую его делегацию в нашей стране и желаю, чтобы эти наши встречи пошли на пользу нашим странам и народам наших стран.

Большое спасибо.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Прежде всего хочу отметить, что программа сегодняшнего визита была весьма насыщенной и содержательной. Мы с господином Президентом на встрече в узком составе обсудили ключевые темы двусторонних отношений и ряд актуальных международных и региональных вопросов.

Затем на заседании Совета сотрудничества высшего уровня с участием ключевых министров и руководителей крупнейших компаний обстоятельно рассмотрели весь комплекс вопросов сотрудничества в политике, в области безопасности, в экономике, в культурно-гуманитарной сфере. Наметили конкретные ориентиры для дальнейшей совместной работы.

По итогам переговоров подписан пакет межведомственных соглашений и коммерческих документов. Также поручено профильным министерствам проработать ряд новых договорённостей.

Отмечу, что взаимодействие между Россией и Турцией поступательно развивается. Интенсивный характер носит политический диалог – только в прошлом году мы с Президентом Эрдоганом провели восемь полномасштабных встреч.

В тесном контакте находятся внешнеполитические и военные ведомства, в том числе в рамках Совместной группы стратегического планирования. Укрепляются связи между отраслевыми министерствами, а также по парламентской линии. Ведут плодотворное обсуждение совместных инициатив и наши деловые круги.

Добавлю, что сегодня самое пристальное внимание мы уделили именно торгово-экономическому, инвестиционному сотрудничеству. Важную координирующую роль в укреплении экономических связей играет смешанная межправительственная российско-турецкая комиссия.

Хочу с удовлетворением отметить, что в 2017 году российско-турецкий товарооборот вырос. Господин Президент назвал одни цифры, по нашим данным, это даже чуть больше – вырос на 40,5 процента и составил 22,1 миллиарда долларов.

Россия стала третьим по объёму экспортным рынком для турецкой продукции после Германии и КНР. А Турция, в свою очередь, поднялась на 7–е место в ряду основных внешнеэкономических партнёров нашей страны.

Имеется в виду и далее наращивать взаимные капиталовложения. Этому будет способствовать создание совместной инвестиционной платформы с участием Российского фонда прямых инвестиций и Турецкого суверенного фонда.

На уровень стратегического партнёрства вышло взаимное сотрудничество в области атомной энергетики. Сегодня мы вместе с господином Эрдоганом, как вы все видели, дали старт строительству реакторного блока первой в Турции АЭС «Аккую». Наша общая задача – обеспечить его запуск к 2023 году, к 100–летнему юбилею Турецкой Республики.

По графику идут работы по сооружению газопровода «Турецкий поток», ведётся прокладка двух веток его морского участка. Вскоре начнётся подготовка к реализации сухопутной части проекта. Это позволит насытить рынок газа как в Турции, так и в ряде других государств Юго–Восточной Европы, если, конечно, они этого захотят, а также в целом повысить энергобезопасность региона.

Хорошие перспективы для углубления кооперации видим в металлургической промышленности, автомобилестроении, производстве сельхозпродукции, сельхозтехники, в финансовой и инновационной областях, в сфере высоких технологий и научных исследований.

Конечно, обсудили состояние сотрудничества России и Турции в военно-технической сфере. В частности, ход реализации контракта на поставку в Турцию зенитно-ракетных систем С–400 «Триумф». Приняли решение ускорить срок поставки этих высокоэффективных российских оборонительных комплексов. Речь также шла и о других перспективных проектах в области ВТС.

Приоритетное значение придаём развитию культурно-гуманитарных контактов и связей по линии гражданского общества.

Весьма динамично развивается и растёт поток туристов из России в Турцию. Уже было сказано, что в прошлом году – это почти пять миллионов человек, 4,7 миллиона. Мы говорили, что в следующем году это может быть где–то в районе шести миллионов человек.

В этой связи мы обсуждаем вопросы либерализации визового режима, договариваемся по поводу того, по каким документам можно будет осуществлять безвизовые поездки. Заслушали сегодня соответствующие предложения руководителей профильных ведомств.

С учётом итогов состоявшегося в Сочи Конгресса сирийского национального диалога и недавних трёхсторонних контактов в Астанинском формате рассмотрели возможность совместных шагов по содействию урегулированию кризиса в Сирии, по укреплению режима прекращения боевых действий и созданию условий для межсирийского переговорного процесса. Господин Президент уже об этом сказал. Завтра дополнительно будем обсуждать эти вопросы на трёхсторонней встрече с участием Президента Ирана господина Рухани.

Мы провели обстоятельный обмен мнениями и по другим актуальным региональным и международным вопросам.

В завершение хочу поблагодарить нашего друга Президента Турции господина Эрдогана за содержательные переговоры и гостеприимство, которое было оказано нашей делегации.

Отмечу, что дальнейшее развитие российско-турецкого взаимодействия в полной мере отвечает интересам двух стран, идёт в русле обеспечения мира и стабильности как в нашем регионе, так и за его пределами.

Благодарю за внимание.

Вопрос: Вопрос к обоим лидерам. Основными драйверами развития двусторонних отношений вы сегодня назвали крупнейшие проекты: АЭС «Аккую», «Турецкий поток», крупные поставки С–400. Но на фоне общей негативной и даже конфронтационной повестки дня в отношениях России и ряда стран видите ли вы какие–либо факторы, которые могут негативно повлиять или даже сорвать реализацию этих планов?

В.Путин: Вы сказали о каких–то негативных, даже провокационных факторах в международных делах. У нас таких факторов с Турцией нет. У нас, наоборот, очень конструктивно развиваются двусторонние отношения. Это находит своё отражение в результатах торгово-экономической деятельности, это находит отражение в темпах реализации крупных проектов. Я только что об этом сказал.

Это касается и «Турецкого потока», и атомной энергетики. Что касается, допустим, наших поставок газа на турецкий рынок и крупного проекта «Турецкий поток», мы ведём уже много лет переговоры с нашими европейскими партнёрами по созданию второй очереди «Северного потока–2».

Надеюсь, это тоже завершится позитивным результатом, но, пока мы ведём переговоры на эту тему, с Турцией мы уже скоро закончим аналогичный проект такого же масштаба. Дело идёт уже практически к завершению.

В этом смысле так же, как и по другим направлениям, Турция для нас является приоритетным и очень надёжным партнёром. Это касается и соблюдения наших договорённостей по целому ряду крупных региональных проблем, с которыми мы сталкиваемся и в разрешении которых мы заинтересованы. Не вижу сегодня никаких проблем, которые бы мешали дальнейшему развитию отношений с Турецкой Республикой.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): В первую очередь хочу дорогому нашему товарищу сказать, что относительно ракет С–400, связанного с этим вопроса, это решение было принято самостоятельно именно Турцией. В этом вопросе наши дорогие друзья, Российская Федерация, положительно ответили на наше требование, и всё это привело к тому, что мы достигли соглашения между двумя странами относительно поставок С–400, и это дело завершено.

Сейчас продолжается процесс по производству этих ракет. Ещё нужно сказать, что российская сторона сократила срок поставки этих ракет в нашу страну.

Относительно другого вопроса, про АЭС «Аккую», могу даже сказать, что этот вопрос с опозданием осуществляется, потому что в результате эксплуатации этой АЭС нам удастся обеспечить 10 процентов электроэнергии, в результате осуществления этого проекта российская сторона осуществила тот шаг, который облегчил этот процесс.

Тем более я хочу сказать, что этот шаг также приводит к тому, что будут расти наши кадры. Всё это говорит о том, что это сотрудничество осуществилось, мы в этом плане удовлетворены. Сегодня была церемония по закладке фундамента. На международном уровне это приведёт к новому имиджу нашей страны.

Вопрос: У меня вопрос к российскому Президенту: обсуждалось ли на сегодняшней встрече с господином Эрдоганом так называемое дело Скрипаля и позиция, которую Великобритания заняла по этому вопросу? И в каком ключе велось обсуждение? И какова Ваша оценка этой ситуации с учётом последней поступающей из Великобритании информации?

В.Путин: Мы вскользь затронули эту тему. Господин Президент поставил вопросы на этот счёт, я изложил нашу позицию. Как вы знаете, я сам об этом инциденте узнал из средств массовой информации, уже неоднократно об этом говорил.

Хочу только добавить, что, по данным международных экспертов, примерно в двадцати странах мира могут производиться подобные нервно-паралитические вещества, в двадцати странах мира.

Скотланд–Ярд, как известно, официально заявил, что ему нужно не менее двух месяцев для полноценного расследования. Наконец, только что, как мне доложили, генеральный директор лаборатории в Портон-Дауне – это в восьми километрах от того места, где произошел инцидент, – сообщил в интервью «Скай–ньюс», что сотрудникам его лаборатории не удалось установить страну происхождения этого нервно-паралитического вещества. Они не могут идентифицировать страну происхождения, в том числе не могут сказать, что это вещество было произведено в Российской Федерации.

В этой связи, во–первых, вызывает удивление та скорость, с которой была раскручена антироссийская кампания, и хочу вас проинформировать, хотя мы уже говорили об этом: завтра мы созываем сессию исполкома Международной организации по запрещению химического оружия, для того чтобы разобрать эту ситуацию самым подробным образом.

Как минимум, мы поставили 20 вопросов для обсуждения, и надеюсь, что в ходе этой дискуссии будет поставлена окончательная точка в том, что произошло. Разумеется, мы заинтересованы в полноценном расследовании, хотим, чтобы нас допустили к этому расследованию, и рассчитываем на получение соответствующих материалов, поскольку речь идёт о гражданах Российской Федерации. Как вы знаете, Следственный комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело, оно, конечно, будет расследоваться.

Вопрос (как переведено): Первый вопрос господину Путину. Общеизвестно, что Турция провела операцию «Оливковая ветвь» и была в тесной координации с Россией. Как позиционирует Россия такие организации, как так называемый Демократический союз, в будущем в Сирии? И вопрос к господину Эрдогану: что Вы ожидаете от России в этом плане?

В.Путин: В борьбе с терроризмом мы ставим вопрос именно таким образом. Мы сотрудничаем с Сирией и некоторыми другими странами, заинтересованными в разрешении сирийского конфликта. Прежде всего для обеспечения территориальной целостности Сирии, обеспечения её суверенитета и уничтожения ростков терроризма на ее территории. В этом направлении мы сотрудничали и намерены дальше сотрудничать с Турцией.

Что касается будущего устройства, будущего и текущего политического диалога, то исходим из того, что курдский народ является частью многонационального народа Сирии и имеет право принимать участие во всех политических процессах, найти своё место в будущей Сирии. Но, разумеется, исходим из того, что любые процессы в этом плане должны проходить при максимальной координации всех заинтересованных сторон.

Если этого не будет, то не будет и конечного результата. А кто должен принимать участие в этом переговорном политическом процессе, какое место каждый народ должен занять в будущем Сирии, это должен определить сам сирийский народ.

Вопрос (как переведено): Господин Путин, Вы сказали, что было принято решение о переносе поставки С–400 на более ранний срок. Каково Ваше мнение относительно совместного производства С–400? Господина Эрдогана хочу спросить о том, были ли затронуты на переговорах другие вопросы, кроме С–400, по военному сотрудничеству.

В.Путин: Я уже как–то сказал по поводу того, что мы обсуждали разные вопросы, в том числе вопросы расширения нашего сотрудничества в области военно-технического взаимодействия. Что касается ускоренной по срокам поставки С–400, то это мы сделали по просьбе наших турецких партнёров и друзей. Мы ускорили производство и договорились по ценам, что чрезвычайно важно.

Вопрос по поводу совместного производства. Передача технологий для нас находится не в сфере доверия либо какого–то политического взаимодействия. Это исключительно коммерческие вопросы, которые решаются на уровне хозяйствующих субъектов. Каких бы то ни было военно-политических соображений на этот счёт для нас не существует, ограничений нет.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): Дорогие друзья, как сказал господин Путин, относительно вопроса по С–400 у нас есть соглашение в этом плане. В компании будут работать над этим производством, над ценой, и мы пришли к согласию, кстати. И никаких проблем относительно сокращения срока поставок. Там тоже есть согласие.

В этом плане, когда предпринимаются такие шаги, есть другие проекты относительно оборонной промышленности, такие варианты возможны. Российские компании, считаю, также открыты в этом плане. Соответствующие органы, оборонная промышленность, будут проводить и проводят соответствующие встречи. В этом плане мы, конечно, следим за развитием событий.

Большое спасибо.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2018 > № 2555744 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган

Полная версия — платный доступ ?


Турция. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 апреля 2018 > № 2557442 Александр Новак

Александр Новак: «По итогам января 2018 года торговый оборот между Россией и Турцией вырос к прошлому году ещё на 60%».

Интервью Министра энергетики России Александра Новака агентству «Анадолу».

Владимир Путин примет участие в работе российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня, который пройдет в ближайшие дни в Турции. Как сопредседатель российско-турецкой межправительственной комиссии, скажите, какова будет основная повестка дня этой встречи? Можно ли ожидать новых договоренностей между нашими странами?

Совет сотрудничества высшего уровня - это орган, который является важным с точки зрения принятия решений о развитии взаимодействия между двумя странами в области торгово-экономических отношений, по реализации крупных проектов. Планируется подведение итогов работы за 2017 год, будут определены основные направления на текущий год и среднесрочную перспективу. По итогам прошлого года можно отметить позитивную динамику по торгово-экономическому сотрудничеству. В частности, торговый оборот вырос на более чем 40%, и, хотя мы ещё не вышли на целевые показатели, которые обозначили лидеры наших стран, тем не менее, быстро двигаемся к этому. По итогам января 2018 года торговый оборот вырос к прошлому году ещё на 60%, это хороший показатель, потому что идёт снятие ограничений, либерализация торговли по всем направлениям, увеличивается экспорт, импорт товаров. Безусловно, важным является реализация таких крупных знаковых проектов как строительство атомной электростанции Аккую, строительство подводного газопровода по дну Чёрного моря в Турецкую республику и транзит этого газа. Мы уделяем особое внимание реализации именно этих крупных проектов.

Товарооборот между Турцией и Россией неуклонно растет с момента нормализации отношений между нашими странами. Однако все еще существуют некоторые барьеры, особенно в торговле помидорами. Расскажите, пожалуйста, что мы можем ожидать в этой области в ближайшем будущем? Снимет ли Россия все ограничения на турецкую продукцию?

У нас много сфер взаимоотношений-это и промышленность, и транспорт, и связь. Сельское хозяйство, безусловно, одно из ключевых направлений развития. По нему сняты практически все ограничения - осталось несколько позиций, которые все ещё требуют дополнительных решений. В частности, мы ожидаем принятия нашими турецкими партнёрами решения о разрешении поставок мяса говядины, птицы, баранины в Турецкую республику, два российских предприятия уже прошли соответствующую проверку, ожидаем принятия по ним решения. В свою очередь, 5 марта нами было принято решение о полной либерализации и снятии всех ограничений на поставку баклажанов, гранатов, тыквы и другой плодоовощной продукции.

Что касается объема поставок - из 50 тысяч тонн сейчас выбрано 11,5 тысяч тонн. По мере окончания проверок Россельхознадзора постепенно увеличивается количество предприятий, которые имеют право поставлять продукцию в Российскую Федерацию. Мы заинтересованы, чтобы это были очень качественные продукты, и эта работа идёт, в ближайшее время будет ещё ряд предприятий проверен.

Ожидается также, что наши президенты примут участие в церемонии закладки первого бетона для АЭС "Аккую". Также было объявлено, что некоторые турецкие партнеры проекта решили отказаться. Что вы можете сказать об этом решении и перспективах проекта в целом?

Строительство первой атомной электростанции в Турецкой республике - это знаковый проект, знаковые инвестиции. Будет возведено 4 блока по 1200 мегаватт, первый блок планируется сдать в эксплуатацию в 2023 году, к столетию со дня образования Турецкой республики. Конечно, это задает серьёзный темп строительства станции с учетом необходимости исполнения всех нормативов по безопасности, строительству и так далее.

Сейчас мы двигаемся в соответствии с графиком, мы благодарны турецким партнёрам, которые придали этому проекту статус «стратегических инвестиций», это решение было принято буквально на днях путём внесения изменений в законодательство Турецкой республики. Теперь наша компания ожидает получение разрешения на строительство, есть подтверждение, что такое разрешение будет получено, что даст возможность начать строительство и заливку первого фундамента, первого бетона для строительства станции. Надеемся, что это произойдет уже в ближайшее время. Ещё раз хочу подчеркнуть, что проект реализуется в соответствии с межправсоглашением, инвестор в лице российского Росатома имеет возможность продать до 49% акций этого проекта, то есть привлечь инвесторов, сейчас такая работа проводится. Мы заинтересованы, чтобы, в первую очередь, это были турецкие инвесторы, которые бы принимали участие в строительстве и последующем эксплуатации этой станции. Идут достаточно интенсивные переговоры с турецкими компаниями, и будем надеяться на положительный результат.

"Турецкий поток" - еще один мегапроект, который важен для отношений между Россией и Турцией. Проект продолжается полным ходом. Однако, для второй линии проекта, несколько гарантий необходимы от Европы. Есть ли какие-то подвижки в переговорах с Европой по проекту?

Это действительно очень важно для того, чтобы строилась вторая нитка сухопутного участка, и обеспечивался транзит газа в страны Юго-восточной Европы. Мы сегодня видим заинтересованность стран юго-восточной Европы в строительстве подобной инфраструктуры, рассматривается несколько маршрутов поставок газа через Италию, Грецию, а также Болгарию, Сербию, Венгрию, Австрию. Коммерческие переговоры с покупателями газа ведет Газпром, Министерство энергетики принимает в них участие. Мы также в контакте с Еврокомиссией, поэтому, думаю, что будет выбран наиболее эффективный вариант поставок газа.

С нашей точки зрения, идёт нормальный переговорный процесс, мы считаем, что необходимо действовать в рамках Европейского законодательства, в рамках тех законов и той нормативной базы, которые никоим образом не ущемляют интересы как производителей и поставщиков, так и потребителей.

Еще один важный вопрос - визовый режим для граждан Турции. Это была тема обсуждения между нашими министрами иностранных дел 2 недели назад. Когда мы увидим прогресс в отношении визового режима для турецких граждан?

Безусловно, мы поддерживаем постепенное снятие визовых ограничений в части служебных паспортов, выступаем за упрощение процедуры получения виз для предпринимателей, водителей большегрузных автомобилей, перевозящих грузы из Турции в Россию и из России в Турцию. Наши предложения были переданы турецким партнёрам, ожидаем решения.

Турция. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 апреля 2018 > № 2557442 Александр Новак


Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536597 Мевлют Чавушоглу

Мевлют Чавушоглу: «Турция — лучший союзник для безопасности Европы»

Министр иностранных дел Турции настаивает на участии его страны в борьбе с терроризмом и отмечает, что часть европейцев не хотят понимать проблемы с безопасностью его государства.

Мевлют Чавушоглу (Mevlüt Çavusoglu), Le Monde, Франция

Борьба с террористическими организациями вроде «Исламского государства» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.)и контроль над миграционными потоками представляют собой два главных вызова для европейских стран на настоящий момент. Турция по-прежнему играет важную роль в международных усилиях по решению этих проблем.

Именно Турция позволила Европейскому союзу справиться с потоком эмигрантов из Сирии. Она не только приняла на своей территории 3,5 миллиона сирийцев, но и спасла жизнь тысячам из них, так как уберегла их от опасного путешествия в Западную Европу через Эгейское море.

Турция была одной из первых стран, которые признали ИГ террористической организацией. Она входит в сформированную против него международную коалицию.

Именно Турция отказала во въезде на свою территорию более 4 000 подозрительных личностей, выдворила почти 6 000 террористов и задержала более 10 000 боевиков ИГ и «Аль-Каиды» (террористическая организация запрещена в РФ — прим.ред.), предприняла огромные усилия для того, чтобы обеспечить безопасность на 911 километрах своей границы с Сирией. При этом некоторые западные страны даже не смогли помешать террористам пройти через их аэропорты.

Необоснованные обвинения в адрес турецких властей

Одна лишь Турция задействовала с 2016 года свою сухопутную армию для борьбы с боевиками ИГ совместно со Свободной сирийской армией. Остальные члены коалиции ограничились символическим присутствием на территории Сирии. Освобождение Джераблуса, Аль-Баба и прилегающей территории турецкой армией в ходе операции «Щит Евфрата» является одним из немногих (если не единственным) достойных подражания примеров: она позволила сотням тысяч сирийцев спокойно вернуться в дома.

Но хорошо ли понимают эту Турцию, на которую фактически опирается безопасность Европы? Правильно ли описываются и оцениваются ее действия? К сожалению, нет.

Отмечаемая в настоящий момент на Западе антитурецкая риторика отчасти является отражением ксенофобии и ненависти к исламу, которые в свою очередь подпитываются попытками западных экстремистов воспользоваться миграционными потоками. Кроме того, ряд не отличающихся скрупулезностью политиков используют «политкорректное» несогласие со вступлением Турции в ЕС как прикрытие для собственной ксенофобской и антимусульманской риторики, которая должна принести им поддержку электората.

Кроме того, эти заявления уходят корнями и в нежелание некоторых принять во внимание всю серьезность угроз, с которыми Турции пришлось иметь дело за последние годы. Эти люди совершенно бездоказательно обвиняют турецкое руководство в авторитаризме и нарушении прав человека. Но какая другая европейская страна смогла бы защитить их лучше Турции, если бы прошла через выпавшие на ее долю угрозы и вызовы: агрессивные действия террористических групп вроде ИГ, Рабочей партии Курдистана (РПК), Демократического союза (ДС) и Отрядов народной самообороны (ОНС), которые взяли под контроль приграничные регионы; кровавая попытка государственного переворота 15 июля 2016 года, которую устроили Фетхуллах Гюлен и его последователи; экономический и социальный груз сирийских эмигрантов, которые размещены на средства турецких налогоплательщиков… На самом деле, ни одна другая страна не смогла бы лучше справиться с таким нагромождением трудностей самого разного рода.

Ликвидация террористов

Турция является членом Совета Европы с 1950 года и подписала Европейскую конвенцию по правам человека. Эта конвенция гарантирует соблюдение турецким правосудием прав всех граждан точно так же, как в других европейских странах. Таким образом, никто не может утверждать, что в Турции эти права защищены меньше, чем где-либо еще в Европе.

В настоящий момент благодаря собственной решимости Турции удается помешать террористическим организациям вроде ИГ или РПК-ДС-ОНС устроить теракт на ее территории. Достижения в борьбе с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена в скором времени позволят турецкому правительству отменить чрезвычайное положение, как это сделала Франция после 189 дней режима ЧП. В настоящий момент Турция демонстрирует полную политическую стабильность и самые высокие показатели экономического роста среди всех европейских стран. Кроме того, она является одним из самых безопасных в мире мест для отдыха туристов, ежегодное число которых приближается к 40 миллионам человек.

Параллельно с работой для достижения политического урегулирования в Сирии, для которого Турция прикладывает все возможные усилия, она ставит для себя приоритетной задачей полную ликвидацию присутствия террористов на границе с этой страной и напоминает тем, кто забыли об этом, что речь идет о границе Европы и НАТО с Ближним Востоком.

Операция «Оливковая ветвь» в Африне против РПК-ДС-ОНС и вынужденных союзников из ИГ будет продолжаться вплоть до окончательного достижения поставленной цели. Турция ни в коем случае не позволит этой террористической организации занять сирийскую территорию у ее границы и сделает все возможное, чтобы те ее союзники, у которых возникла обманчиво хорошая мысль использовать террористов РПК-ДС-ОНС в качестве наемников в предполагаемой борьбе с ИГ, поняли масштабы своего заблуждения.

Они осознают, что Турция была и останется их лучшим союзником для обеспечения безопасности Европы и региона.

Турция > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536597 Мевлют Чавушоглу


Россия. Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532420 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Исламской Республики Иран М.Д.Зарифом и Министром иностранных дел Турецкой Республики М.Чавушоглу по итогам встречи стран-гарантов Астанинского процесса, Астана, 16 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы только что завершили трехстороннюю встречу министров иностранных дел Российской Федерации, Турецкой Республики и Исламской Республики Иран как стран-гарантов соблюдения режима прекращения боевых действий в Сирии. Пользуясь случаем, хочу искренне поблагодарить руководство Республики Казахстан, лично Президента страны Н.А.Назарбаева, а также нашего коллегу и друга Министра иностранных дел Казахстана К.К.Абдрахманова за гостеприимство и оказываемую на протяжении всего года поддержку работе «астанинского формата».

Мы рассмотрели итоги работы, которая была проделана с начала функционирования астанинской площадки, старт которой был дан в столице Казахстана в январе 2017 г. С того момента наши высокие представители «тройки» стран-гарантов провели восемь раундов содержательных переговоров в Астане, в результате которых были приняты конкретные меры по снижению насилия «на земле», восстановлению доверия между конфликтующими сторонами, облегчению гуманитарной ситуации и приданию импульса усилиям по поиску политического решения. Важно также, что успех коллективных усилий позволил в значительной степени приблизить полную ликвидацию ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и других террористических организаций, определенных в качестве таковых СБ ООН. Сегодня едва ли кто-то может аргументированно спорить с тем, что «астанинский формат» и его достижения стали эффективным инструментом содействия миру и cтабильности в Сирии, доказавшим свою жизнеспособность и востребованность.

Я тут должен оговориться, что неаргументированные попытки принизить и даже обнулить значение Астанинского процесса предпринимались и предпринимаются. Мы это хорошо видим. Делают это те, кому не по душе сам факт партнерского взаимодействия России, Турции и Ирана, а также те, кто хотел бы не допустить сохранения Сирии в качестве целостного государства и превратить эту важнейшую страну в очередную территорию хаоса, где удобно заниматься геополитическими играми.

В противовес этой авантюрной линии три страны-гаранта твердо демонстрируют неизменную приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирии, то есть тем основополагающим принципам, которые закреплены в резолюциях СБ ООН, прежде всего в резолюции 2254 СБ ООН. Эти же важнейшие принципы были четко подтверждены представителями всех сегментов сирийского общества в ходе Конгресса сирийского национального диалога в Сочи в январе этого года, который был созван по инициативе президентов России, Турции и Ирана. Сегодня мы договорились продолжать оказывать содействие сирийцам в восстановлении единства страны и достижении политического урегулирования, в том числе путем создания, как это и было условлено на Конгрессе в Сочи, Конституционного комитета и запуска его работы в Женеве в ближайшее время. При этом, как и прежде, речь идет о нашей твердой поддержке такого политического процесса, который ведут и осуществляют сами сирийцы. Как постановил СБ ООН, сирийцы сами должны договариваться между собой без вмешательства извне. Именно сирийцам предстоит определить будущее своей страны.

Дальнейшая координация усилий России, Ирана и Турции как трех стран-гарантов особенно важна сегодня, когда обстановка в Сирии в таких районах как Восточная Гута, Ярмук, Фуа и Кефрая, Рукбан, Ракка, в провинциях Идлиб и Хама серьезно обострилась. Налицо однобокое прочтение ситуации вокруг Восточной Гуты, знакомое нам еще по истории с Восточным Алеппо. Видно стремление некоторых наших западных коллег вывести из-под удара и сохранить боевой потенциал террористов, прежде всего «Джабхат ан-Нусры», играющих роль провокаторов в сценариях западных геополитических режиссеров, которые руководствуются чем угодно, только не интересами сирийского народа.

Постоянные обстрелы Дамаска, в результате которых гибнут мирные жители, блокирование конвоев с гуманитарной помощью, несмотря на вводимые ежедневно с 27 февраля гуманитарные паузы, не только держат в страхе столицу Сирии, но и дают повод для надуманных обвинений сирийских властей, а также России, в недостаточных действиях по выполнению положений резолюции 2401 СБ ООН. Напоминаем, что любое использование силы в отношении Дамаска на основе надуманных предлогов недопустимо. Прозвучавшие недавние угрозы нанесения односторонних военных ударов США по Сирии, включая Дамаск, как это было в апреле прошлого года на основе голословных обвинений в применении Правительством Сирии химического оружия, неприемлемы и недопустимы. Об этом со всей четкостью было заявлено американским представителем по дипломатическим и военным каналам.

Несмотря на всю поднятую вокруг Восточной Гуты шумиху, мы продолжаем работу по содействию сирийским властям в деле вывода мирных граждан, обеспечения доступа гуманитарных конвоев, эвакуации больных и раненых, которая дает очевидные результаты. Только за вчерашний день из Восточной Гуты вышли свыше 12 тыс. человек, в г.Дума заведен конвой ООН и МККК, доставивший 137 тонн гуманитарного груза. Намерены продолжать усилия по строгому и неукоснительному выполнению всех положений резолюции 2401 СБ ООН в их совокупности с тем, чтобы помогать укреплять режим прекращения огня и улучшать гуманитарную ситуацию на всей территории Сирии при решительной борьбе с террористами, которых никакие резолюции не выводят из-под удара. Призываем все другие стороны руководствоваться такими же принципами.

Отдельно хочу отметить состоявшееся вчера в Астане первое заседание нового механизма «астанинского формата» – Рабочей группы по освобождению задержанных/заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, в котором помимо представителей наших трех стран, приняли участие представители ООН и МККК. Начало практической работы этой группы является важным вкладом в процесс восстановления доверия между сирийцами и нормализацию обстановки в Сирии в целом.

Рабочий документ, который вчера был согласован, определяет параметры дальнейшей работы и создает все необходимые условия для того, чтобы эта работа была эффективной.

В заключение хотел был подчеркнуть еще раз, что «астанинский формат» успешно развивается. Но еще важнее не останавливаться на достигнутом и преумножать накопленный потенциал. Сегодняшняя встреча является подтверждением нашего общего стремления продолжать совместную работу в интересах надежного и долгосрочного сирийского урегулирования. Наши оценки и планы на будущее отражены в согласованном Совместном заявлении трех министров, которое распространяется по итогам нашей встречи.

Мы также договорились о подготовке очередного запланированного на 4 апреля в Турции саммита лидеров «тройки», который приобретает особое значение на нынешнем этапе и призван еще больше укрепить нашу координацию во имя достижения справедливого мира в Сирии. Я убежден, что, когда эта цель будет достигнута, это в значительной степени поможет оказать позитивное воздействие на обстановку в регионе Ближнего Востока в целом.

Я признателен своим коллегам за очень тесное сотрудничество. Еще раз благодарим наших казахстанских хозяев. Я уверен, что это не последняя наша встреча на гостеприимной казахстанской земле.

Вопрос: Договорились ли вы сегодня о продлении срока действия зон деэскалации? Если да, то на какой срок? Это будут очередные 6 месяцев или какой-то другой срок? Обсуждали ли вы возможность расширения территориального охвата зон деэскалации, в частности, за счет района Африн? Небольшое уточнение к тому, что сказал Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу: правильно ли я понимаю, что речь идет о том, чтобы в Стамбуле и затем в Иране организовать конгресс, аналогичный сочинскому?

С.В.Лавров: Я хотел бы сразу начать с этого. Была неточность перевода, речь идет о том, что сочинский саммит президентов России, Ирана и Турции, который состоялся 22 ноября, не будет разовым событием. Следующий саммит трех президентов состоится 4 апреля в Турции. Затем мы, естественно, будем готовы рассмотреть приглашения наших иранских друзей. Речь не идет о конгрессе, как это прозвучало в переводе, поэтому просим вас не создавать двусмысленность в медийном пространстве.

Что касается Вашего первого вопроса. Зоны деэскалации действуют, они не являются постоянными, это было подчеркнуто при их создании. Один раз этот режим уже продлевался. Когда истечет ныне действующий срок, будет принято решение о том, как поступить дальше с этими зонами с учетом ситуации «на земле» и той реальной обстановки, которая будет складываться вокруг этих зон. Мы заинтересованы в том, чтобы как можно скорее прекратились нарушения режима прекращения огня, и, что немаловажно, чтобы налаживались контакты по вопросам жизнедеятельности и жизнеобеспечения населения между местными властями внутри зон деэскалации и сирийскими правительственными структурами. Это одна из ключевых частей концепции зон деэскалации. Расширение территориального охвата и создание новых зон мы не обсуждали.

Вопрос: Только за вчерашний день из Восточной Гуты были освобождены 12 тыс. человек благодаря усилиям российского Центра по примирению враждующих сторон. Почему, на Ваш взгляд, в этом процессе отсутствует роль ООН? Довольны ли Вы в целом ролью ООН в женевском процессе по формированию конституционной комиссии?

С.В.Лавров: Что касается Восточной Гуты, то я уже приводил цифры. Вы правы, из Восточной Гуты вышли более 12 тыс. мирных жителей, и выход продолжается. Мне как раз только что звонили из Москвы. Я прошу прощения, что был вынужден ответить на телефонный звонок. Звонок был как раз на эту тему, там есть серьезные проблемы – жители выходят, хотя боевики пытаются им препятствовать. Тем не менее, работа с полевыми командирами внутри Восточной Гуты постепенно дает свои результаты. Я надеюсь, что они сделают следующий важнейший шаг – отмежуются от «Джабхат ан-Нусры», которая верховодит на значительной территории Восточной Гуты. Внутрь этого анклава направляется гуманитарная помощь, прежде всего силами наших военных. Но, как я только что сказал во вступительном слове, ООН вместе Международным Комитетом Красного Креста (МККК) вчера направили значительный гуманитарный конвой весом около 140 тонн. Это произошло после действительно длительной паузы, когда ООН не очень активно занималась этими вопросами. Там были и соображения безопасности, безусловно. В принципе, конечно же, международное сообщество обязано быть более активным в оказании гуманитарной помощи.

Как я уже сказал, внутрь Восточной Гуты сейчас идет гуманитарная помощь и она увеличивается. Проблемы возникают с теми, кто выходит из Восточной Гуты, потому что их нужно где-то размещать, не хватает элементарных вещей – постельных принадлежностей, предметов первой необходимости. Мы призываем международное сообщество, которое печется о гуманитарной ситуации в этом районе Сирии, о судьбах мирных граждан, прежде всего, конечно, призываем ООН и другие гуманитарные организации незамедлительно помочь обустроить тех людей, которые спасаются от террористов и идут из Восточной Гуты на территории, контролируемые сирийским Правительством.

Что касается роли ООН в женевском процессе по формированию конституционной комиссии на основе решений сочинского Конгресса. Я бы не стал сейчас делать какие-то заключения или оценки. Прошло чуть больше месяца с сочинского Конгресса, там были достигнуты договорённости о том, как формировать конституционную комиссию. Понятно, что координирующую роль играет ООН, но ООН должна действовать на основе тех вкладов, которые будут делать три страны-гаранта. ООН должна будет добиться того, чтобы, опираясь на решения сочинского Конгресса, состав конституционного комитета был абсолютно инклюзивным, представительным, с точки зрения участия всех этнических, конфессиональных и политических групп сирийского общества.

Это не очень простая работа. Напомню, и мы сегодня как раз говорили об этом, что нашим саудовским друзьям, когда они проявили очень полезную и поддержанную всеми инициативу объединить в одну делегацию т.н. «эр-риядскую», «каирскую» и «московскую» группы, потребовалось точно больше полугода, чтобы завершить эту работу.

Я не хочу сказать, что формирование конституционной комиссии должно занять столько же времени, но я бы сейчас не выступал с какими-то оценками, потому что процесс идет. Он очень непростой. Наверное, это решающая фаза политического процесса. Как только комитет будет сформирован и принят всеми как полномочный орган, тогда уже можно будет заниматься конституционной реформой. Разумеется, при понимании что, как записано во всех решениях СБ ООН, любые договоренности могут быть только предметом общего согласия между Правительством и оппозиционерами. Навязать никто никому ничего не может.

Вопрос: Не можем обойти важную тему последних слов и действий Вашингтона и Лондона по отношению к России. Как бы Вы прокомментировали последнее заявление Госдепартамента США о планах введения новых санкций против России из-за скандала с отравлением С.Скрипаля, а также уже объявленные министерством финансов новые санкции по «списку Мюллера»?

Еще раз произнесу, не переводя с английского, слова, которые мы услышали от главного военного Великобритании: «Russia should go away and shut up». Можете ли Вы припомнить, когда в последний раз официальное лицо такого высокого ранга на таком языке разговаривал с Россией?

С.В.Лавров: It is highly impossible to remember. Я не припомню такого, конечно. Мы перестали обращать на это внимание, как по большему счету, уже особо не возбуждаемся (да, и раньше не возбуждались) по поводу объявления все новых и новых санкций. Была придумана некая история с вмешательством в выборы. Это тянется уже больше года. Проходит расследование, проходят слушания. Ни единого факта не удается предъявить общественности. Отсутствие фактов компенсируется все новыми и новыми волнами санкций за одно и то же, что, надо сказать, не вписывается в англо-саксонское право. Сейчас такое время, когда англо-саксонская система права и правосудия показывает себя с совершенно необычной стороны. Хотя за последние годы это случалось уже не раз. Можно было бы привыкнуть.

А происходит что? Смотрел сегодня новости «Би-би-си» и «Си-эн-эн». Там очень простая подача материала. Говорится, что Великобритания получила поддержку, солидарность Франции, Германии, США. Они потребовали, чтобы Россия объяснила, зачем отравила этого полковника. А Россия отрицает, что его отравила. Вот и все, вся подача материала. Не говорится о том, что еще идет расследование, которое не завершено, о том, что еще даже не передавались итоги этого расследования ни в какой суд, включая английский, о том, что англичане поставили этот вопрос в Организации по запрещению химического оружия, а раз так, то они обязаны выполнять свои обязательства по Конвенции о запрещении химического оружия, о том, что Россия абсолютно закономерно выдвинула просьбы предъявить доказательства обвинений, которые выдвигаются в наш адрес, и что мы опираемся на положения международно-правового документа, ратифицированного и Россией, и Великобританией, и всеми остальными государствами, которые сейчас сильно переживают по этому поводу. Нам было прямо сказано, что с нами разговаривать не будут. Это грубейшее нарушение Конвенции, в которой сказано, что прежде, чем что-либо делать, ты обязан напрямую обратиться к тому государству, с территории которого ты подозреваешь происходит то или иное отравляющее вещество. Нам высокомерно говорят, что не будут с нами разговаривать. Этого всего западному зрителю ваши профессиональные коллеги из «Би-би-си» и прочих СМИ не объясняют. Все говорится очень простенько, причем с такими многозначительными выражениями лиц. От России потребовали объяснить зачем она это сделала, а Россия отрицает, что это сделала. Конечно, обывателю это вбивается в голову достаточно плотно, и это, наверное, методы, которые применяет западная пропаганда. Надеюсь, мы никогда до таких не скатимся.

В принципе говорить про нынешнюю ситуацию уже как-то неловко. Мне кажется, мы все предъявили, абсолютно официально запросили со стороны Великобритании те действия, которые она обязана предпринять по Конвенции о запрещении химического оружия. Реакцию вы видите. Даже в британском парламенте, когда лидер оппозиции попросил ознакомить депутатов с тем, что же все-таки имеет на руках британское руководство, ему было в этом отказано. Но подчеркну еще раз, что абсолютно игнорируется наш вопрос о том, почему не дождаться когда (очень на это надеюсь) поправится потерпевший и его дочь, кстати, российская гражданка. Нам о ней тоже ничего не сообщают, хотя обязаны. Как не сообщили ничего о смерти Н.Глушкова, хотя обязаны сообщить. Почему не спросить у г-на С.Скрипаля, когда, я надеюсь, он поправится? Он, наверное, сможет пролить свет на многое из того, что произошло в тот день, когда случилась эта трагедия. Отсутствуют намеки на то, когда начнется судебный процесс.

В печально известном деле А.Литвиненко мы сначала тоже сотрудничали с британским правосудием. Потом, когда мы обратились с целым рядом конкретных вопросов в контексте расследования его смерти, британские коллеги прекратили сотрудничество, сделали процесс закрытым и приговор был вынесен на основе секретных материалов, которые никогда никому вовне судебного заседания не предъявлялись. При всей срежисированности этой истории, непонятной загадочности и таинственности там хотя бы прошел суд, после которого британское правительство стало делать некие рефлексии. А сейчас и суд не начинался.

Мне уже не хочется комментировать происходящее. Пусть остаётся на совести тех, кто затеял абсолютно беспардонную и ничем неоправданную игру на русофобском поле.

Насчет слов главного военного Великобритании, как Вы его назвали. Министр обороны Великобритании – симпатичный молодой человек, наверное, ему тоже хочется войти в историю какими-то громкими заявлениями. У Т.Мэй «highly possible» главный аргумент в отношении вины России, у него, значит, – «Russia should go away and shut up». Может образования не хватает, я не знаю.

Россия. Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532420 Сергей Лавров


Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 марта 2018 > № 2530034 Сергей Лавров

Сергей Лавров: Миллионы сирийцев наблюдают за переговорами в Астане

Министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил значимость Астанинского процесса для миллионов жителей Сирий, страдающих от военного конфликта, передает корреспондент МИА «Казинформ». 

«С началом Астанинского процесса Астана превратилась в важнейшую площадку, где принимаются решения по сирийскому регулированию - одному из наиболее острых вопросов международной повестки дня. Если говорить высоким слогом, когда в СМИ звучит название столицы Казахстана, миллионы сирийцев с надеждой смотрят в сторону Астаны», - сказал Сергей Лавров на встрече министров иностранных дел стран-гарантов Астанинского процесса по урегулированию ситуации в Сирии.

Он отметил, что созданный год назад Россией, Ираном и Турцией Астанинский формат доказал свою востребованность, «стал синонимом продвижения по пути нормализации обстановки в Сирии, содействия политико-дипломатическому урегулированию».

«Скажу, что на деле работают зоны деэскалации, выработаны принципы гуманитарного разминирования, сформирована рабочая группа по освобождению задержанных заложников, которая вчера провела здесь очень продуктивное заседание. И конечно же, мы в значительной степени облегчили доставку гуманитарной помощи своей работой и создали условия для возобновления полноценного политического процесса на основе резолюции 2254 под эгидой ООН. Это было очень четко закреплено в заключительном заявлении беспрецедентного совещания, которое мы собрали в Сочи - Конгресса сирийского национального диалога, где были представлены все основные этнические, конфессиональные группы сирийского общества», - подчеркнул Сергей Лавров.

Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 марта 2018 > № 2530034 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter