Всего новостей: 2659909, выбрано 53 за 0.149 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Россия. Евросоюз. Чехия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718082 Йозеф Скала

Parlamentní listy (Чехия): Западные санкции чрезвычайно помогают России

В ответ на внешнее давление русские сплотились, и теперь ими руководит желание дать понять, что плясать под чужую дудку они не собираются, говорит чех Йозеф Скала, вернувшийся из России. Он остро высказывается о попытках мейнстрима переписать историю, о том, что войны НАТО, в результате которых пострадали миллионы людей, окуривают кадилом, в то время как Россию обвиняют во всех смертных грехах.

Parlamentní listy, Чехия

«Россия стала жертвой агрессии, бьющей все рекорды жестокости. Но к немцам относились дружественно уже через несколько лет после их поражения. „Пражский кабачок" же верещит и по прошествии полувека. Войны НАТО, на совести которых миллионы жертв, окуривают кадилом», — вот что говорит в интервью «Парламентни листы» убежденный коммунист Йозеф Скала (Josef Skála), который также высказывается о 1968 годе.

Parlamentní listy: Вы вернулись из России, куда ездили по случаю 75-й годовщины Курской битвы. Какие у Вас остались впечатления?

Йозеф Скала: России действительно чрезвычайно помогают западные «санкции». За время поездок по местам героической славы Красной армии и пути в Москву мы проехали как минимум тысячу километров. Подавляющее большинство сел — в лучшем состоянии, чем у нас. Их обрамляет широкая полоса с тщательно подстриженным газоном. По сравнению с тем, что было еще десять лет назад, изменения просто принципиальные. Не только там, но и в городах в глаза бросается чистота и порядок, невиданные в некоторых местах Праги. Ассортимент в магазинах как минимум аналогичен нашему. Правда, продукты там не проходят «кастрацию», продиктованную сумасбродством Европейского Союза. По вкусу то, что изображено на этикетке, напоминает продукты нашего детства. Нельзя не упомянуть и об инвестиционном буме в промышленности и жилом строительстве. На улицах нет и десяти процентов от того количества защитников правопорядка, к которому уже все привыкли во Франции, Германии и других западноевропейских странах.

Все это коллективные впечатления двух десятков чехов, которые побывали в Курске. Нас, коммунистов, среди них было двое: депутат Европейского парламента Ярда Когличек (Jarda Kohlíček) и я. Из стран, которые не входили в состав СССР, наша группа была единственной. Но из Словакии и других государств хотя бы пришли поздравительные телеграммы. А наше посольство даже не удосужилось этого сделать. Может, теперь в награду повысят кого-нибудь из наших в НАТО.

— Что Вы думаете по поводу некоторого преуменьшения роли Красной армии во Второй мировой войне в западных СМИ?

— В Чехии с этим еще хуже. Кто нашел в себе смелость сказать во всеуслышание, что Курск означал конкретно для нас? А ведь именно после него фронт стал смещаться уже только в западном направлении. И лишь вопросом времени было, когда к нам вернется свобода. Кровь красноармейцев привыкли воспринимать как саму собой разумеющуюся банальность. И так же привыкли расценивать титанические усилия всех тех, кто поддерживал армию в тылу, включая миллионы женщин и детей. Это безнравственное обеднение духа. Не стоит ходить вокруг да около — нужно называть вещи своими именами. России было куда отступать. Хоть за Урал. И что ожидало бы нас, если бы она «воевала», как «сладкая Франция»? «Окончательное решение чешского вопроса» оказалось бы на повестке дня сразу после того, как Третий рейх одержал бы победу, в том числе благодаря оружию с наших заводов. Сценарий предполагал массовый расовый геноцид. Разве удалось бы укротить Третий рейх «либералам», которые без колебаний подписали Мюнхенское соглашение? Уже по нему, как пишет в мемуарах Эдвард Бенеш, нас отдавали Гитлеру «на многие десятки лет». Но мэйнстрим об этом молчит и предпочитает распространять подлую ложь о России и служить современной «партии войны». Порой все это трудно отличить от прежней болтовни об «агрессивной Москве» и Бенеше как ее «агенте».

— Во вторник Вы проведете дискуссию недалеко от Ческа-Липа о судьбе чехов за рубежом. Можете ли Вы чуть больше рассказать нам об этом?

— Сейчас модно виновных превращать в жертв, а их палачей выставлять агнцами. Не исключение и разбирательства, кто кого «несправедливо изгнал» из нашей страны. Когда об «изгнании немцев без политических и нравственных причин» заявила уже даже Ангела Меркель, мы провели протестный митинг перед посольством ФРГ. Его сотрудники передали наш призыв, адресованный немецкому канцлеру, о том, чтобы впредь она воздержалась от подобных ляпов. Пусть лучше добивается принятия закона, карающего за «судетскую ложь» так же, как сейчас карают за ложь об Освенциме. Мы собираемся именно в Голанах потому, что 28 августа 1938 года, ровно 80 лет назад, там прошла самая большая совместная чешско-немецкая демонстрация против фашизма и войны. К 30 тысячам участников в этнически смешанной пограничной области обратился Богумир Шмерал и немецкие антифашисты. Более 100 чехов стали жертвой террора Генлейна уже через несколько дней после демонстрации и еще до Мюнхенского соглашения. А сразу после него приграничные районы вынуждено было покинуть 160 тысяч чехов (до конца войны — в два раза больше). Дату подписания позорного Мюнхенского соглашения мы объявили Днем памяти чехов, изгнанных из чешских приграничных областей, еще на митинге перед посольством Германии. В Голанах мы проведем дискуссию с участием чешских и немецких историков и политиков. Тема «изгнания» прольет свет на многие факты, которые канули в намеренно сгущаемую тьму. В конце встречи прозвучит совместное чешско-немецкое заявление, в котором мы обратимся к антивоенным, антифашистским силам в наших и в десятках других стран.

— На памятнике маршалу Коневу в Праге уже висят таблички, разъясняющие его роль в подавлении восстания в Венгрии и во вторжении войск Варшавского договора в Чехословакию. Как Вы расцениваете подобное объяснение исторической роли маршала?

— На плечах Уинстона Черчилля лежит вина за гибель миллионов людей. Кроме того, он автор плана нападения на Советский Союз первого июля 1945 года! Планировалось даже привлечь несколько дивизий вермахта, которые для этой цели он держал в полной боевой готовности. И что, кто-то требует «дополнений» на памятник Черчиллю в Праге?

Войска, которыми командовал Иван Конев, проливали кровь задолго до открытия «второго фронта». Только благодаря им сегодня живет эта кучка пустозвонов, которые открывают свои грязные пасти и болтают о Коневе. Ерунду о том, что он «координировал разведку при подготовке к 21 августа», они просто высосали из пальца. Конев приезжал к нам встречаться с людьми такого уровня, как Людвик Свобода, и стремился удержать происходящее в рамках, приемлемых для миллионов женщин, чьих сыновей, дочерей и мужей забрала война, а также для миллионов парней, которым этот ад изуродовал жизнь. Не так однозначно, как преподносят сегодня, обстояли дела и с «венгерским восстанием». Вмешаться Москву просили такие политики, как маршал Тито.

Табличка, уродующая памятник Коневу, лжет и о мае 1945 года. Там говорится об «украинском фронте», а то, что это было подразделение Советской армии, уже не упоминается. Фронт Конева создавался тогда, когда СССР гнал вермахт со своей земли. Он формировался так же, как и все остальные ему подобные, из всех советских народов, а не только из украинцев, как людям мелят ехидные языки. То, что Конев освободил регионы вокруг Праги, отрицать не берется даже автор клеветнической таблички. Но о Праге там написано, что Конев просто «вошел в нее первым». Чушь о Праге, которая якобы без Красной армии прекрасно обошлась бы (мол, вся благодарность должна достаться власовцам, которые стремились попасть в западный плен), очерняет памятник Ивану Коневу. Цель — поспособствовать распространению еще большей мерзости о том, что Конев командовал «экспортом сталинского тоталитаризма».

Всем, кто участвовал в Пражском восстании, нужно кланяться до земли. Против превосходящей силы, бросившей им вызов, у них не было никаких шансов. Власовцы пошли на примирение с пражскими партизанами, чтобы им легче было попасть в американский плен. Если бы не сокрушительный натиск Советской армии, жертвы в Праге исчислялись бы сотнями тысяч, а ее архитектурные жемчужины лежали бы в руинах. Фронт Конева понес большие потери еще и потому, что он избавил Прагу от артподготовки и вошел на улицы города без обычной разведки. Именно за это поплатился легендарный танк под номером 23, попавший под удар немецкой установки. Потом «поборники правды и любви» перекрасили его в розовый цвет, а в итоге убрали с глаз долой.

Меня тошнит от тех, кто бесчестит памятник Коневу. Их поддерживает только террариум абсолютно безнравственных псевдоинтеллектуалов. Вечно так продолжаться не будет. Накануне того дня, когда этот пасквиль «торжественно открыли», мы сказали об этом прямо там на месте. Всем, кого трусливо оскорбляют, мы во всеуслышание пообещали, что так дело не оставим. Мы не остановимся, пока не отправим эту дрянь ко всем чертям.

— Как объяснить тот факт, что чешский идейно убежденный коммунист защищает Российскую Федерацию, где, по мнению некоторых экономистов, например Тома Пикетти, царит самый уродливый капитализм современности?

— Если говорить о порядках, которые завел Горбачев и Ельцин, то Пикетти не далек от правды. Марксисты относятся к ним в тысячу раз более критично, чем все «либеральные» святоши. Они не стеснялись лить елей даже тогда, когда Ельцин обстреливал парламент. Современная Россия отличается как минимум двумя вещами. Она уже не ловит каждое слово Америки и укрепляет свой суверенитет. Восстановление геополитического равновесия дает возможность и нашей стране занять свою позицию. Ельцин был атаманом социального дарвинизма, сорвавшегося с цепи. Путин же старается держать бизнес в границах, чтобы он человечнее относился к плебейскому большинству. Лично я хотел бы, чтобы людям доставалось намного больше. И если Россия останется суверенной, другого пути у нее не будет. Без прорыва демократии, который затронет и тех, кому принадлежат жизненно важные ресурсы, на этот раз тоже не обойдется. К этому сейчас, в 21 веке, как прежде, вынуждает внешнее давление.

— Недавно президент Путин встретился с канцлером Меркель и побеседовал с ней, в частности, о неработающих Минских договоренностях. Как возможно, что два влиятельнейших мировых лидера не могут добиться выполнения этих договоренностей?

— Минские договоренности саботирует киевский режим. Но он является марионеткой «хозяина планеты». На это не может повлиять даже европейская держава номер один. Руки ей связывают вассальные условия, прописанные в «свидетельстве о рождении» ФРГ в мае 1949 года. Они будут действовать до 2099 года. Их частью является «канцлерский акт». Каждый глава немецкого руководства обязан его подписать, прежде чем вступит в должность. В Вашингтоне, а не у себя дома.

Таким образом, немецкие лидеры под присягой обязуются не противоречить Америке ни в чем, что она считает своими «жизненно важными интересами». Тем хуже последствия для Украины. В конце 80-х там проживало 52 миллиона человек, а сейчас население сократилось на 20 миллионов. Во времена СССР Украина лидировала по уровню жизни. Сегодня клептократия, которую «заокеанский правитель» направляет против Москвы, подталкивает Украину к банкротству. И противоположное утверждает только причудливая компания, изображающая из себя чешскую дипломатию. Истинные данные о положении дел, несомненно, есть и у Ангелы Меркель. Однако о том, что из них следует, она вынуждена молчать в интересах Германии. Ведь она хочет остаться немецким канцлером.

— Оценивая свою поездку и принимая во внимание антироссийские санкции, что Вы можете сказать о том, как они влияют на жизнь в России?

— Если кто-то думает, что санкции спровоцируют Майдан на Красной площади, то буквально сам себе стреляет в ногу. Чем сильнее давить на русскую душу, тем хуже она поддается. Это заметно по сотням тысяч людей, которые праздновали юбилей победы в Курске, и то же было в феврале в Волгограде. Если бы не внешнее давление, многие, возможно, не пришли бы. Но теперь ими руководит желание дать понять, что плясать под чужую дудку они не собираются. Это касается даже тех поколений, для которых война — уже история. Именно об этом они тебе говорят, даже не дожидаясь вопросов, сами и спонтанно.

«Санкции» изменили и соотношение сил в российской политике и экономике. От россказней, которые так по вкусу «пражскому кабачку», большинство российских СМИ отказывается. Насколько серьезно они настроены — это уже другой вопрос. Но нет сомнений в том, СМИ лавируют в угоду настроениям большинства. Под «санкции» попали и миллиарды, схороненные в западных банках. Туда их перевела кучка «олигархов», а не фрезеровщиков и врачей, не машинистов или учителей, которых эта мафия обокрала. Прекрасное подтверждение того, как невероятно глупы эти «олигархи». Единственное, что умеют эти дармоеды, — разворовывать собственную страну. Но что даже с их преступным мамоном может что-то случиться, они не подумали и не зашевелились даже тогда, когда Путин пообещал все простить, если свой мамон они инвестируют дома.

Самую большую пользу, которую «санкции» приносят вопреки собственной злонамеренности, извлекает российская экономика. Эмбарго на западные кредиты разрушает гегемонию, которая душила банки, зависевшие от иностранного капитала. И теперь — уже в новых обстоятельствах — повторяется история, начавшаяся после Октябрьской революции. Развитие ключевых сфер финансируется прямо из государственного бюджета (как в военной, так и все больше в гражданской сфере). Эти сферы растут все быстрее потому, что им не мешают паразитические проценты и другая дурь. Позиция «реальной экономики» благодаря этому крепнет, а ведь именно она создает реальные ценности. Пропорционально ослабевает власть чванливых богатеев, которые умеют только безудержно «доить» свою страну…

— Как раз в то время, когда вы были в Москве, несколько десятков человек вышло на демонстрацию на Красную площадь, чтобы выразить свой протест против вторжения в 1968 году. Троих на какое-то время задержала полиция. Что Вы об этом думаете?

— Несколько недель назад на Чешском телевидении выступал один из тех, кто протестовал на Красной площади 50 лет назад. Он расхваливал нас в основном за то, что мы вошли в НАТО. Идиллии о «человеческом лице» он нанес удар из прошлого. Чего только не говорили о социализме в той шумихе, которая разгорелась у нас в последние дни. Но прозвучала правда, к которой следует прислушаться всем, кто ее еще не услышал. Пусть прозреют те, кого запутали эти «наперсточники». Россия стала жертвой агрессии, бьющей все рекорды жестокости. А к немцам дружественно относились уже через несколько лет после их поражения. Представители же «пражского кабачка» верещат даже по прошествии полувека. Войны НАТО, на совести которых миллионы жертв, они окуривают кадилом. За этой непримиримой ненавистью кроется колоссальное фарисейство. Но тем большего они себя лишают, и будет только хуже. Так им и надо.

Россия. Евросоюз. Чехия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 августа 2018 > № 2718082 Йозеф Скала


Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 июля 2018 > № 2763026 Александр Змеевский

Интервью Посла России в Чехии А.В.Змеевского информационному порталу «Спутник», 23 июля 2018 года

Вопрос: С 2016 года вы возглавляете российскую дипмиссию в Чехии. Как вы оцениваете состояние российско-чешских отношений сегодня?

Ответ: Российско-чешские отношения на нынешнем этапе рассматриваем как перспективные, несмотря на то, что в последние годы они, не по нашей вине, были обременены участием Чехии в антироссийских мероприятиях коллективного Запада.

Прочной основой дальнейшего здорового развития наших отношений и двустороннего сотрудничества остается прагматизм, взаимная заинтересованность в наращивании взаимодействия в торгово-экономической сфере, расширение культурно-гуманитарных связей.

Вопрос: В каком состоянии находится сейчас экономическое взаимодействие между странами? Оставили ли чешские экспортеры свои позиции после 2014 года или же по-прежнему удерживают их?

Ответ: После непродолжительного, но резкого спада торгово-экономическое взаимодействие набирает обороты. Двусторонний товарооборот третий год подряд показывает положительную динамику.

В Чехии сохраняется высокий интерес к российскому рынку с его современными тенденциями, включая локализацию. Достаточно упомянуть в этой связи стратегию чешского автогиганта Škoda Auto, наращивающего свои производственные возможности в России и теперь уже экспортирующего произведенную продукцию к нам. Счет идет на тысячи. Еще один пример — завод в Тольятти, где чешская фирма Brisk Tábor локализовала производство инновационных свечей зажигания для автомобилей.

Вопрос: Хотелось бы спросить о ваших впечатлениях от встреч с президентом Милошем Земаном. Что, по вашему мнению, позволило ему переизбраться на второй срок и столь продолжительное время играть заметную роль в чешской политике?

Ответ: Безусловно, это яркая личность. Президент Земан пользуется уважением и поддержкой большинства чешских граждан. Это позволило ему стать первым в истории Чехии всенародно избранным главой государства и повторно переизбраться на этот пост. Его отличает богатый политический опыт, лидерские качества, прагматизм, а также смелость в отстаивании национальных интересов. На европейском политическом небосклоне это сегодня большая редкость.

Вопрос: Журналист (Ondrej Kundra) одного чешского издания (Respekt) долгое время критикует российское посольство в Праге. По его словам, российская дипмиссия в Чехии значительно больше, чем в других странах, из чего он делает вывод, что Чешская Республика якобы играет роль базы для российских шпионов в ЕС. Между тем далеко не каждый сотрудник посольства — дипломат. По-вашему, это поиск дешевой популярности на шпионских мифах холодной войны или попытка оказать давление на чешское правительство, ведь состав дипмиссии согласовывает принимающая сторона?

Ответ: Разбираться в том, чем руководствуются авторы подобных шпионских вбросов в Чехии и других европейских странах, дело неблагодарное. Еще перед моим приездом в Чехию появилась публикация о том, что я приеду и возглавлю чуть ли не шпионское гнездо на базе посольства, и приводились какие-то заоблачные цифры, потом это неоднократно повторялось в публикациях. Но сколько мы ни считали, у нас не сходится эта цифра с общим количеством сотрудников, даже включая членов семей и младенцев. Это говорит само за себя. Думаю, что конспирологические теории, конечно, популярны, и так было во все времена, однако никакого отношения к реальности, по крайней мере, в данном случае, они не имеют.

Вопрос: Многих наших читателей волнует судьба памятника маршалу Коневу в Праге. Будут ли все-таки установлены так называемые "пояснительные" таблички? Какие меры со стороны посольства принимаются, чтобы не допустить переписывания событий Второй мировой войны?

Ответ: Мы системно работаем по этому вопросу. Ситуация находится в зоне пристально внимания российского посольства, мы ведем активный предметный диалог с чешскими республиканскими властями и руководством городского района Прага 6 с целью предотвращения этого неуместного и недружественного шага, который может иметь далеко идущие последствия для в целом благополучного российско-чешского сотрудничества в военно-мемориальной сфере.

Помимо прочего, мы указываем партнерам на международно-правовые обязательства Чехии по конвенции Совета Европы об охране архитектурного наследия Европы 1985 года, которая не допускает изменения первоначального архитектурного замысла памятников.

Вопрос: В прошлом году в Москве с успехом прошла выставка "Сокровища Пражского града". Планируются ли подобные масштабные проекты в области культурного сотрудничества между странами в будущем?

Ответ: У нас широкая повестка дня в культурно-гуманитарной области. Есть целый ряд проектов, охватывающий различные сферы искусства, а также посвященные нашей совместной истории. Некоторые из них имеем в виду осуществить уже в этом году, отмеченном для Чехии важными историческими юбилеями. Прорабатываются и масштабные мероприятия, требующие серьезной подготовки и государственной поддержки. Есть и задумки, которые планируем реализовать в партнерстве с бизнес-сообществом. Из ближайших — это неделя российского кино в Чехии.

Вопрос: В этом году Чехия будет отмечать 100-летний юбилей возникновения независимой Чехословакии. Вклад России в появление независимого чехословацкого государства известен. Например, самостоятельные чехословацкие военные формирования, легшие в основу национального мифа Первой Чехословацкой республики, появились именно благодаря России. Планирует ли российское посольство принять участие в праздничных мероприятиях?

Ответ: Действительно, юбилейные даты, отмечаемые Чехией в этом году, России не безразличны. Речь о вехах нашей совместной истории. Свой вклад в контексте памятных мероприятий вносят архивные службы, наши историки.

Недавно Росархивом подготовлен и издан первый том материалов, посвященных периоду формирования Чехословацкого корпуса на территории России. В июне этого года в ходе заседания первого Российско-чешского дискуссионного форума руководство Росатома предложило чешской стороне сотрудничество в его издании на чешском языке и подготовке второго тома.

Нами также готовится проведение в Праге фотовыставки, в которой найдут отражение ключевые моменты российской и чешской истории за последние сто лет.

Вопрос: В свое время Чехия стояла у истоков панславистской идеи. Первый всеславянский конгресс состоялся именно в Праге. Имеет ли, на ваш взгляд, перспективы панславистская идея в ХХI веке? Могла бы Чехия снова сыграть объединяющую роль в славянском мире?

Ответ: То, что в Чехии сегодня обращаются к теме духовной, культурной и исторической близости славянских народов, — это естественно. Идеи панславизма в Европе в различном виде живы. Действует форум славянских культур, в котором Чехия имеет статус наблюдателя. Однако самоидентификация, собственная роль и место в мире — это суверенный выбор каждого государства и его народа.

Вопрос: Во времена Империи говорили, что чехи встают в 6 утра, потому что в это время встает Франтишек Йозеф, а во сколько начинается ваш рабочий день?

Ответ: Мой рабочий день начинается позже, но подготовка к нему тоже занимает определенное время, так что приходится вставать рано.

Вопрос: Какие впечатления за время работы у вас сложились о стране и ее людях? Есть ли у вас настоящие друзья-чехи? Что для вас значит Прага и ваши самые любимые места в этом городе?

Ответ: Чехия — прекрасная страна, а Прага — один из красивейших городов не только Европы, но и мира. Работать здесь — это и большая честь, и большая ответственность. Но жизнь — это не только работа: в Праге есть множество мест, где можно хорошо провести свободное время. Недалеко от посольства расположены два парка. Один из них, буквально примыкающий к посольству — парк Стромовка. Так что возможности для того, чтобы отдохнуть, у сотрудников посольства имеются.

Само здание посольства тоже довольно любопытно — это исторический памятник, архитектурный памятник начала ХХ века. Здание было передано Советскому Союзу чехословацким правительством в благодарность за освобождение страны от нацизма.

Что касается друзей, то у нас в Праге и в Чехии их много. Это люди, любящие нашу страну и ее народ, хранящие память о совместной борьбе наших народов за освобождение Европы от фашистской чумы. Мы им очень благодарны. Такая поддержка с их стороны дорогого стоит.

Интервью на чешском языке по ссылке https://sptnkne.ws/jjCY

Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 июля 2018 > № 2763026 Александр Змеевский


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июля 2018 > № 2688297 Яромир Штетина

Эксперт по России и депутат Европарламента: Чешский президент — коллаборационист

Роберт Брештян (Robert Břešťan), HlídacíPes.org, Чехия

Многие годы он работал журналистом, основал фонд «Человек в беде», а с 2014 года Яромир Штетина (Jaromír Štětina) является депутатом Европейского парламента, и вскоре он планирует снова баллотироваться. Штетина объясняет это тем, что еще не доделал свою работу, связанную с Россией.

«Недоделанная она в том смысле, что нам не удалось остановить войну на Украине», — говорит он в интервью порталу HlídacíPes.org.

HlídacíPes: Остановить войну на Украине, конечно, не под силу одному депутату Европейского парламента…

Яромир Штетина: Конечно, но мы, то есть Европейский парламент, должны уяснить, какую позицию мы занимаем в отношении России и ее агрессии, направленной против других стран.

Госпожа комиссар — русофил

— Разве по прошествии более четырех лет после аннексии Крыма уже не поздно?

— Поздно, но потому, что Европейский парламент и Европейская комиссия по-прежнему не видят в Российской Федерации угрозу для безопасности самого Европейского Союза. Многие депутаты Европейского парламента этого не понимают, и для них и Россия, и Украина слишком далеки географически, чтобы их обсуждать (я говорю об испанцах, итальянцах и французах). Кроме того, зачастую они не хотят ничего решать, поскольку отдают приоритет торговым интересам своих стран. Если мы хотим изменить ситуацию, то мы, депутаты из стран бывшего советского блока, должны делиться своим историческим опытом, чтобы было понятно, о какой опасности идет речь. Тогда давить на исполнительные органы власти ЕС будет проще (я имею в виду Европейскую комиссию и, прежде всего, госпожу комиссара Могерини, по сути являющуюся министром иностранных дел ЕС, которой следует изменить свою смиренную позицию в отношении Российской Федерации).

— О ее расположении к России говорят часто, но неужели оно настолько очевидно?

— Тут в Брюсселе об этом говорят нечасто. Я же отмечаю это давно. И на пленуме, и на заседаниях комитетов я критикую госпожу Могерини из-за ее политики в отношении России. Но в последнее время меня стали поддерживать и некоторые мои коллеги. Например, в прошлом месяце мы принимали резолюцию к десятой годовщине оккупации Южной Осетии в 2008 году. Госпожа Могерини произнесла вступительную речь, в которой ни разу не употребила слово «оккупация» или «вторжение». Она говорила о российско-грузинской войне, но не употребила ни одного оценочного слова. Тут же высказались члены комитета иностранных дел и резко осудили Могерини за это. Постепенно появляются люди, которые понимают, что слабая позиция госпожи Могерини в отношении России может представлять угрозу для безопасности всего Европейского Союза.

— Цель дезинформации и пропаганды — надломить противника, и в данном случае речь идет о единстве Европейского Союза и отношении национальных государств к ЕС. В Чешской Республике это в целом удается. Но правильно ли я понимаю, что в Брюсселе люди, осознающие угрозу российской гибридной войны, по-прежнему остаются в меньшинстве?

— Да, многие этой угрозы все еще не замечают. Россия и ее спецслужбы — большие знатоки по части информационной войны, а мы в ней проигрываем. Это заметно не только в Чешской Республике, но и, например, в Германии и тут в Брюсселе. Если мы хотим остановить эту войну, мы должны в ней победить. Но мы не победим, действуя так, как госпожа Могерини. Ведь на уровне ЕС российской пропагандой занимается группа East StratComm из 15 человек, на деятельность которой с большим трудом удалось найти миллион евро. По сравнению с сотнями миллионов евро, которые Россия выделяет на всякие разные серверы, это просто смешно. Самое время, чтобы после выборов в Европейский парламент госпожу Могерини заменил кто-нибудь, кто сумеет по-настоящему защитить Европейский Союз.

— То есть какой-нибудь ястреб?

— Не обязательно ястреб — достаточно будет разумного человека, который понимает, о чем идет речь. Мы говорим не только о защите от дезинформации. Примером может послужить та же Украина. Существуют Минские договоренности, в которых говорится о необходимости прекращения огня, выводе вооружений на определенные расстояния от мест боев и так далее. Однако эти договоренности изначально мертворожденные. Я лично спрашивал госпожу Могерини, есть ли какой-то план Б, раз война продолжается и умирают люди. Могерини ответила мне, что альтернативного плана Минским договоренностям нет. Однако я знаю один такой план.

— Расскажите…

— План заключается в помощи Украине, чтобы она сама, собственными силами, смогла закрыть 400-километровую границу с Россией. Пока граница открыта, через нее по-прежнему будут поступать тяжелые вооружения. Если границу удастся закрыть, то война закончится уже через месяц. Но сейчас военных сил, достаточных для этого, нет. НАТО не может вмешиваться, поскольку тогда начнется Третья мировая война. Европейский Союз не располагает соответствующими военными силами, а у ОБСЕ — всего несколько человек с пистолетиками… Поэтому единственной силой, которая способна на это, является сама Украина. Нужно поставить ей оружие и боеприпасы. Когда я впервые заявил об этом в Брюсселе три года назад, мои коллеги от ужаса чуть не попадали под стол, но их мнение постепенно меняется. Поставки осуществляют и страны Прибалтики, и Чехия…

НАТО и «зеленые человечки»

— Кроме того, проводятся военные учения непосредственно в Прибалтике, а также отправляется контингент, который критикуют чешские коммунисты…

— Чешские коммунисты хотят, чтобы мы вышли из НАТО. Это одна из их основных внешнеполитических целей. Они также настроены принципиально против Украины, так как украинский бунт носил выраженный антикоммунистический и антисоветский характер. Украинцам не столько был нужен договор об ассоциации с ЕС, сколько они не хотели набрасывать себе на шею новый евразийский хомут, не хотели нового Советского Союза, потому что все еще помнят лагеря и голодомор. Поэтому наши коммунисты так не любят украинцев.

— Вы вступаете с коммунистами в баталии в Европейском парламенте, или здесь они ведут себя более благопристойно?

— Зависит от того, откуда коммунисты. Чешские коммунисты ведут себя буквально «по-сталински». Госпожа депутат Европейского парламента Конечна от Коммунистической партии Чехии и Моравии (KSČM) стала единственным из чешских депутатов, кто проголосовал против резолюции в поддержку освобождения Бориса Сенцова (так в оригинале — прим.ред., речь идет об Олеге Сенцове) из российской тюрьмы.

— Что, по-Вашему, так привлекает коммунистов в России? Ведь многие самые убежденные «товарищи» превратились там в самых крепких капиталистов?

— У нас тоже… На Украине люди поняли, что ими правят те же люди, которые руководили ими до распада советского блока, и поэтому подняли бунт. Наши коммунисты видят в этом угрозу для собственного существования. Любого рода чешский майдан — угроза для них. Кроме того KSČM не скрывает, что хочет стать лидером международного коммунистического движения. Периодически они говорят о создании нового коммунистического интернационала, а для этого им нужна какая-то большая политическая сила, поддержка, и именно ее они видят в России.

— Мы упомянули Минские договоренности. С их имплементацией связана возможная отмена санкций против России. Возможно ли это?

— Санкции продлеваются каждые полгода. Это происходит по сути автоматически. Санкции введены двух типов: материальные и против конкретных персон. Думаю, что персональные санкции в виде отказа в шенгенских визах политикам — очень слабые. Лично я расширил бы санкции, распространив их на всех членов верхней палаты российского парламента, за то, что она приняла закон, согласно которому российские вооруженные силы могут действовать за рубежом, даже нарушая международное право. И вы бы увидели, что супруги устроили бы депутатам, узнав, что больше не могут ездить за покупками в роскошные магазины во Францию.

— Как Вы относитесь к неоднократным заявлениям чешского президента о том, что санкции не нужны, что они контрпродуктивны, и их надо отменять?

— Что касается нашего президента, то здесь в Европейском парламенте он никому не интересен. Никто его не комментирует ни в выступлениях, ни в резолюциях. Отношение к нему откровенно равнодушное. Но в личных беседах, во время споров с коллегами, многие выражают большое удивление, и мне становится стыдно. Все, кто за ним хоть немного следит, видят, что чешский президент — коллаборационист, сотрудничающий с иностранным государством. Я говорю совершенно серьезно.

— Вы, бывший журналист и военный корреспондент, побывали на нескольких войнах. Как, по-вашему, изменились современные войны?

— Методы ведения войны меняются. Помимо сухопутной, авиационной и морской войны, есть еще и война информационная. НАТО приравнял ее к тяжелым вооружениям. Также новый метод — «зеленые человечки», и он применяется все чаще. Россия воспользовалась им не только на Украине, но и в Сирии. Также используются частные армии, то есть воюют не регулярные подразделения, а контрактники. Они работают на частную компанию, но подчиняются командам Министерства обороны РФ.

— Но контрактников применяли в Ираке и американцы.

— Я подобные методы «критики в ответ на критику» (whataboutism) типа «а в Америке бьют негров» не применяю. Сейчас я говорю о России и думаю, что как быть с русскими контрактниками, не знают даже в НАТО. Распространяется ли пятая статья договора НАТО о коллективной безопасности на «зеленых человечков»? Генералы НАТО теряются после таких вопросов, потому что ответ им неизвестен. И не знают они его потому, что им не приходилось сталкиваться с этим на практике. Но хорошо, что НАТО отправил своих солдат в Прибалтику. Думаю, это и есть самая эффективная защита на случай, если кому-то придет в голову отправить туда армию «зеленых человечков».

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июля 2018 > № 2688297 Яромир Штетина


Украина. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647429 Никола Чех

Самая большая помощь — говорить правду о Донбассе

Моника Горжени (Monika Hoření), Halo noviny, Чехия

Интервью Haló novinу с Николой Чехом, заместителем председателя Общества друзей ЛНР и ДНР

Haló novinу: В мае Вы со своими коллегами на десять дней поехали на Донбасс. Где конкретно Вы были, и какой была цель поездки?

Никола Чех: Мы ездили в Луганск, столицу Луганской Народной Республики (ЛНР) и побывали в других крупных городах этого непризнанного государства, например: в Алчевске, Краснодоне, Стаханове и Ровеньках. У нас было сразу несколько причин, чтобы туда поехать. Во-первых, конечно, нам было интересно и любопытно познакомиться с этой страной, однако главная наша цель заключалась в том, чтобы открыть в Луганске Чешский культурный центр. И нам это удалось.

— Почему Вы побывали только в ЛНР?

— Десять дней слишком мало для того, чтобы успеть побывать и во второй республике Донбасса (Донецкой Народной Республике). Наша программа в ЛНР была очень насыщенной: мы посещали школы, осматривали музеи, приняли участие в антифашистской конференции и праздновании Дня Победы в Луганске. Кроме того, мы встретились с местными коммунистами и успели много чего еще.

— Какова общая социально-экономическая ситуация в ЛНР? Как обстоят дела с промышленностью, сельским хозяйством, безработицей, средним уровнем жизни, насколько Вы смогли его оценить, узнав быт местных жителей?..

— Это очень обширный вопрос. ЛНР очень молодое государственное образование, появившееся во время украинской гражданской войны в 2014 году. Сейчас оно не признано ни одной страной-членом ООН, и Украина ввела против него некоторые меры, в том числе санкции и торговую блокаду. Война и блокада заставили прекратить свою работу многие крупные промышленные предприятия и шахты, на которых прежде держалась местная экономика. Но еще до войны Донбасс, как и вся Украина, страдал от экономического и социального разорения, к которому привело возрождение капитализма после распада Советского Союза. Украинская прозападная и пророссийская олигархия высосала из Донбасса миллиарды долларов, разворовала, что только могла, и лишила местную инфраструктуру, шахты и заводы необходимых средств. Им пришлось работать на оборудовании образца как минимум 70-х годов. Еще до войны только в одном Луганске закрылось 28 заводов, а в 2013 году в городе перестали ходить трамваи.

Сейчас ЛНР старается справиться с последствиями разрушительной войны, а также с тем плачевным состоянием, к которому привела жизнь на «самостоятельной» капиталистической Украине. Это нелегко, и некоторые предприятия по-прежнему не работают, или производство там ведется вполсилы. Например, в Луганске простаивает крупный тепловозостроительный завод, который когда-то выпускал сотни дизель-поездов в год. Из-за этого, разумеется, возросла безработица. Но в принципе можно сказать, что хотя социально-экономическая ситуация в ЛНР неблагоприятна, в отличие от Украины луганское правительство считает социальное обеспечение населения одним из своих приоритетов. Поэтому в ЛНР, в отличие от территорий, подконтрольных Киеву, не произошло дерегулирования и резкого роста цен на услуги, электричество и топливо. Стоимость газа и угля в ЛНР в несколько раз ниже, чем на Украине. На улицах почти нет бомжей и попрошаек.

— Как снабжаются магазины?

— Если говорить о наполнении магазинов, то полки в супермаркетах, на рынках и в маленьких магазинчиках в ЛНР полны товаров. Нельзя сказать, что людям нечего купить. Продаются как местные продукты питания, так и товары из России, Белоруссии, с Украины и даже из Прибалтики или Италии. Так что, похоже, торговая блокада эффекта не возымела. Однако, стоит отметить, импортные товары, например сыры или йогурты, достаточно дорогие. А вот основные местные продукты (молоко, яйца, хлеб) можно купить дешево.

— Как Вы уже сказали, торжественным событием стало открытие Чешского культурного центра, который назван в честь Юлиуса Фучика, при Университете имени Владимира Даля в Луганске. Что это за центр?

— Открытие Чешского культурного центра имени Юлиуса Фучика седьмого мая стало торжественным событием, участие в котором приняло не только руководство университета, но и министр, заместители, руководитель профсоюзной федерации и представители администрации главы государства. Важнейшую роль в создании центра сыграл председатель нашего Общества друзей ЛНР и ДНР Яромир Вашек. Культурный центр призван помочь сближению Чешской Республики и ЛНР, способствовать взаимному познанию и ознакомлению с чешскими реалиями. Центр размещается в одном из помещений университета. Сейчас там развешаны информационные панели с основными данными о Чешской Республике (географии, истории и экономике), формируется библиотека с произведениями чешских авторов на русском языке. Также центр дает в пользование карты и туристические справочники. С 15 мая Яромир Вашек регулярно проводит в культурном центре занятия по чешскому языку, которые пользуются большой популярностью у студентов.

21 мая в Ровеньках, в местной библиотеке, был открыт филиал Чешского культурного центра, где в тот же день прошла беседа о Чешской Республике и Праге со школьниками шестого класса одной из местных школ.

Центр планирует проводить дискуссии и лекции, расширить фонд библиотеки, а также показывать интересные чешские или чехословацкие фильмы с субтитрами на русском языке. В перспективе мы хотели бы организовать взаимные визиты творческих коллективов из ЛНР и ЧР.

— Какие вузы работают в ЛНР? Где местные таланты могут учиться, и насколько материально обеспечены эти учебные заведения?

— В Луганске есть два больших университета: Национальный университет имени Тараса Шевченко и уже упомянутый Национальный университет имени Владимира Даля со множеством факультетов. В университете имени Даля, где открылся Чешский культурный центр, сейчас работает 61 профессор, более 300 кандидатов наук, а обучается там более восьми тысяч студентов. Кроме того, в ЛНР есть и другие вузы, которые специализируются на строительстве, металлургии и добыче, а также искусстве, педагогике и медицине. Вузы и филиалы университетов есть за пределами Луганска, например в Алчевске и Стаханове. К сожалению, у нас не хватило времени, чтобы заглянуть в эти вузы, поэтому об их материальном обеспечении я ничего не могу сказать.

— Во время Вашей поездки в Луганск Вы поучаствовали в праздновании Девятого мая и еще одного праздника — Дня республики. Какой была атмосфера на этих торжествах?

— Оба упомянутых праздника (девятое и двенадцатое мая) являются важнейшими в ЛНР. В День Победы прошло сразу несколько мероприятий, главным из которых был военный парад и шествие «Бессмертного полка» в центре Луганска. Участие в этих мероприятиях принимал глава ЛНР Леонид Пасечник. «Бессмертный полк» с бесчисленным количеством портретов участников Великой Отечественной войны и морем флагов произвел большое впечатление. В шествии участвовало более 50 тысяч человек, а тысячи других были зрителями. Меня все это очень впечатлило. Однако проводились и разные другие мероприятия, концерты, танцевальный и театральные представления и так далее.

Помимо парада, мы побывали на концерте итальянской антифашистской группы «Банда Бассотти» (Banda Bassotti) и военной группы «Новороссия» в Стаханове.

12 мая, День республики, празднуется в честь провозглашения ЛНР после референдума, который был проведен в Луганской области в 2014 году. Этот день празднуют парадами на улицах, концертами, а вечером в Луганске прогремел салют. Члены чешской делегации во время обоих праздников обратились в рамках коротких телерепортажей к жителям ЛНР с поздравлениями (нас снимали как на улице, так и в телестудии).

— Как местные жители относятся к тому, что ЛНР и ДНР остаются непризнанными (даже Россией) республиками?

— Это одна из причин для больших сожалений, которые испытывают местные жители. Многие, несомненно, хотели бы, чтобы Россия официально признала ЛНР и ДНР, но немало и тех, кто поддерживает даже объединение с Россией, как произошло в случае Крыма. Непризнанный статус республик ограничивает их возможности для роста, а кроме того, местным гражданам трудно путешествовать. Но так или иначе постепенно в этом отношении ситуация улучшается. ЛНР и ДНР привели ряд норм, процессов и законодательных мер в соответствие с российскими. Люди там, определенно, очень заинтересованы в самых тесных отношениях с Российской Федерацией.

— Как работает общественный транспорт? Какие там дороги? Можно ли вообще обычному туристу ехать в ЛНР или ДНР?

— Поехать в ЛНР можно, но все-таки это развлечение скорее для искателей приключений. Простых туристов там ожидает слишком много неудобств, в том числе они не смогут воспользоваться местными банкоматами и нашими платежными картами. Не везде работает сотовая связь, и, разумеется, проблемы могут возникнуть, если потребуется медицинская помощь, а затем понадобится возмещение расходов от чешских страховых компаний. Въезд в ЛНР остается ограниченным. Во время боев аэропорт Луганска был практически полностью разрушен, и вряд ли его вскоре восстановят. Через Украину иностранцам попасть в ЛНР очень трудно. Кстати, чешский МИД настойчиво не рекомендует ездить в ЛНР и ДНР.

— А как Вы сами туда добрались?

— Что касается поездок внутри ЛНР, то мы пользовались общественным транспортом, который состоит в основном из микроавтобусов, а в городе — так называемыми маршрутками. Поезда ходят пока с большими ограничениями. Транспорт дешевый, но дороги зачастую пребывают в плачевном состоянии, как и транспортные средства. Все это уже упомянутое наследие когда-то заправлявшей там украинской олигархии и коррумпированных государственных и местных руководителей. Но глава ЛНР Леонид Пасечник объявил пятилетний план по восстановлению и развитию ЛНР до 2023 года. План, в частности, предполагает основательную модернизацию и ремонт главных дорог, мостов, а также восстановление железнодорожного сообщения с Россией. Я видел, как ремонтируются автобусные вокзалы в Свердловске и Алчевске. Уже образцово восстановлен разрушенный бомбардировками автовокзал в Луганске, так что все идет к лучшему.

— Меня интересует антифашистская конференция, в которой Вы приняли участие. Какой была ее программа, и были ли Вы единственными зарубежными гостями? Что касается содержания, то причислялся ли к актуальным угрозам нынешний украинский режим, насыщенный фашизированными и ультранационалистическими тенденциями?

— В программу нашего визита входило участие в Четвертой международной антифашистской конференции в Луганске, организованной Федерацией профсоюзов ЛНР. В конференции приняло участие более 80 представителей 20 стран мира, в том числе: Германии, Финляндии, Италии, России, Польши, Испании/Каталонии, а также США, Колумбии, Израиля и Турции. Но мы не обсуждали там фашизирующий украинский режим и бандеровцев. С одной стороны, конференция носила характер экскурсии: нам показали разные интересные места, в том числе разрушенное село Новосветловку, музей военной техники и старых советских автомобилей, который содержат луганские «Ночные волки», а также луганский автовокзал. Также конференция включала заседания, на которых зарубежные делегаты рассказали о том, что удалось сделать в знак солидарности с людьми на Донбассе и для прорыва информационных блокад, а также для борьбы с клеветническими кампаниями, которые против народных республик на Западе ведут главные общественные и частные СМИ. На самом деле большая часть участников этой конференции, как и других иностранных гостей, занимающихся поддержкой Донбасса, — это представители аутентичных левых.

— Как на жизни людей в Луганске влияет гражданская война? Встретились ли Вы с военными? Приближались ли Вы к фронту?

— На первый взгляд гражданская война в Луганске не заметна: бои в непосредственной близости города завершились еще осенью 2014 года. Но на многих зданиях по-прежнему видны следы войны, разрывов мин, гранат и ракет. Например, мы видели руины седьмой начальной школы, которую четыре раза подряд бомбардировала украинская армия. Печальное зрелище. На жизни горожан война влияет в основном тем, что каждый день (за немногочисленными исключениями в течение года) с 23 часов до четырех утра действует комендантский час. Мы заметили, что этот запрет тщательно соблюдается.

Но в прифронтовых областях все совсем по-другому. Там продолжают воевать, то есть продолжаются обстрелы. Мы побывали в этих регионах и увидели там разрушения и большое количество уничтоженных и брошенных домов. В поселке Донецкий из первоначальных четырех тысяч жителей осталось только около 700. Жить там очень трудно, и в основном люди выживают благодаря собственным хозяйствам и продаже скромных излишков картофеля, овощей и молока на рынках. Мы попали туда с помощью бойцов отряда «Призрак», известного своими коммунистическими убеждениям. Приблизительно в двух километрах от нас находилась деревня Желобок, которую обстрелы украинских войск полностью сравняли с землей, но взять ее им все равно не удалось. Когда мы там были, мы слышали взрывы минометных снарядов: там был обстрел!

— Я понимаю, что многое из пережитого Вами вызывает сильные эмоции. Что самое главное Вы вынесли для себя из этой поездки?

— Поездка не только удалась, но и в позитивном смысле, конечно, превзошла мои ожидания. Солидарной поддержкой Донбасса мы занимаемся уже давно, но нет ничего лучше, чем лично посмотреть на происходящее там. С чистой совестью я могу сказать, что во время поездки я встретился с добросердечными, открытыми людьми, которые с готовностью показали нам все, на что мы хотели посмотреть. Нигде никто от меня не требовал даже паспорта. Никто не мешал фотографировать. Наоборот, было понятно, насколько местные заинтересованы в том, чтобы мы как можно больше увидели и сфотографировали, а потом смогли рассказать об этом в ЧР и поделиться впечатлениями.

Также я хочу сказать, что ни разу я не столкнулся там даже с тенью национализма или какой-то враждебности по отношению к украинскому народу. Все, с кем я разговаривал об этом, отзывались об украинцах как о братском народе, а вину за войну возлагали исключительно на майдановско-олигархический режим в Киеве. В ЛНР украинский язык вместе с русским является официальным языком. Там открыты как русские, так и украинские школы, и в украинских обязательным предметом является русский язык, а в русских школах — украинский. Во время посещения школы я видел новые учебники украинского языка, изданные в ЛНР. В центре Луганска стоит памятник украинскому национальному писателю Тарасу Шевченко. Никому и в голову не приходит его убирать, в отличие от ультранационалистов на Украине, которые уничтожили тысячи памятников русским и советским деятелям, а также украинским антифашистам. В этом заключается огромная разница между современной Украиной и народными республиками Донбасса.

— Как можно помочь Луганской и Донецкой республике?

— Существует несколько вариантов помощи. Можно помочь финансово, передать нужные книги и другие материалы для культурного центра. Мы с удовольствием примем в наше Общество друзей ЛНР и ДНР новых членов, заинтересованных в солидарной помощи Донбассу. Мы хотим поехать туда в следующем году уже в расширенном составе. Но когда мы задали ваш вопрос местным, то в основном они отвечали так: «Нам надо, чтобы о нас писали и говорили как можно больше правды, чтобы люди в ЕС знали: мы не террористы, которыми нас выставляют западные СМИ и политики. Мы хотим вести нормальную жизнь и устроить все по-своему в государстве без олигархов, которое соблюдает социальные и культурные права своих граждан». Так что самая большая помощь — это говорить правду о Донбассе и опровергать ложь нашей русофобской пропаганды.

Украина. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647429 Никола Чех


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июня 2018 > № 2633122 Вацлав Клаус

Правительство должно уметь говорить ЕС «нет»

Йиржи Вавронь (Jiří Vavroň), Právo, Чехия

Фрагмент интервью экс-президента Чешской республики Вацлава Клауса (Václav Klaus) газете «Право» (Právo), в котором политик отвечает на вопросы, касающиеся России.

<…>

Právo:…Не является ли такой же или еще большей проблемой для современного наводненного информацией общества трудность с распознаванием, где правда, а где намеренная ложь, то есть, как сегодня говорят, фальшивые новости?

Вацлав Клаус: Любой без труда поймет, где правда, если прибегнет к собственному разуму. У каждого должны быть собственные накопленные представления-схемы, помогающие сортировать информацию. Лично я не испытываю проблем с лживой информацией: ее можно распознать с первого взгляда.

Мне не нужны общие инструкции о том, что — информация, а что — дезинформация. Так как, например, когда я читаю новость об отравлении господина Скрипаля и его дочери в Великобритании, я сразу понимаю: все это чушь, и такого быть не может. Полагаю, что за исключением министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона и премьер-министра Терезы Мэй, а также нескольких наших политиков, это понимает любой разумный человек.

Или, например, стал бы сирийский президент Асад устраивать химическую атаку, зная, что его постоянно контролируют и за каждым его шагом следят наблюдатели со всего мира? Мне не нужно знать, «фейковая» это новость или нет. Заранее понятно, что все это ерунда.

Когда кто-то заявляет, что Путин приказал ликвидировать Скрипаля, то можно только постучать по лбу. Подобная информация не сбивает вас с толку, а только подтверждает вашу способность понимать, где правда и здравый смысл. В 1961 году Джордж Стиглер опубликовал статью «Экономическая теория информации», и с тех пор для нас, экономистов, основополагающим является мнение о том, что информация сама по себе не существует. Есть спрос на информацию и ее предложение. Так давайте же этим руководствоваться в практической жизни.

— Россию часто обсуждают в СМИ и политических кругах. Стоит ли нам ее бояться?

— Давайте, прежде всего, отделим друг от друга понятия «информация» и «мнение». Когда у нас обсуждают Россию, то звучат в основном мнения. А какая у нас есть информация, которую можно было бы реально проверить? О некоторых вещах нам неизвестно ничего. Известно ли вам, какой в России рост экономики? А какой уровень реальной поддержки и, наоборот, недоверия к Путину? Несколько дней назад я спросил посла Российской Федерации о состоянии российского сельского хозяйства. Он ответил, что дела в отрасли идут прекрасно, и таких успехов практически никогда прежде не было. Посол отметил, что это замечательное, позитивное последствие санкций. Санкции открыли российскому сельскому хозяйству путь для развития. Аграрии просят у нас продолжать санкции, поскольку они значительно увеличивают свою производительность.

Мнение же о том, что Россия повлияла на выборы у нас, я считаю просто смешным. Строго говоря, у меня не пророссийская позиция — я просто описываю реальное положение дел. Россия действительно угрожала нам в период, который начался после Второй мировой войны и завершился с развалом коммунизма. Но сегодня Россия не угроза для нас. Уже хотя бы потому, что друг от друга нас отделяет несколько государств, и нашу границу уже нельзя просто пересечь на поезде, как раньше. В отличие от Европейского Союза, Россия не навязывает нам своими директивами изменения в нашем законодательстве и правовых нормах.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 июня 2018 > № 2633122 Вацлав Клаус


Украина. Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583317 Карел Шварценберг

Путин совершил ошибку на Украине, он хочет вернуться в прошлое

Чешский дипломат Карел Шварценберг об отношениях ЕС и России.

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Карел Шварценберг — чешский политик, дипломат, министр иностранных дел Чехии в 2007-2009 и 2010-2013 годах. В интервью «Апострофу» он рассказал об отношениях Брюсселя с Кремлем, о политике Владимира Путина, а также о том, почему Чехия сохраняет дружеские отношения с Россией и как Революция Достоинства изменила Украину.

«Апостроф»: С какими главными вызовами сейчас сталкивается Европа?

Карел Шварценберг: С неспособностью принимать большие решения. Европейский союз нуждается в реформах: иногда они могут быть болезненными, и мы не можем запустить их активную фазу. Это самый масштабный вызов.

— Что нужно, чтобы справиться с ним?

— Воля и желание действовать, принимать решения. Они же не способны этого делать.

— Как так сложилось? Разве ЕС не для этого создан?

— Так и было, но 70 лет назад. Я часто повторяю, что у входа в Европейский парламент в Страсбурге нужно поставить две большие статуи родителей объединенной Европы. Одна — Адольфа Гитлера, а другая — Иосифа Виссарионовича Сталина. Только благодаря опыту существования рядом с этими людьми Европа смогла объединиться в 50-х годах. Без них они бы до сих пор пытались это сделать. Сегодня, когда на нас упала тень истории, новые политики не осознают этой необходимости. Отцы-основатели, которые испытывали давление Гитлера и Сталина, лучше ее понимали. Младшее поколение не испытало этого.

— Россия тоже является вызовом?

— Без сомнения. Но с ними будет легче справиться, если мы будем объединены и поймем, чего они хотят.

— Но если Россия является вызовом для ЕС…

— Это причина не для всех. До сих пор существует много иллюзий насчет России. Одно из свойств человеческой природы заключается в том, что нам не нравится замечать неприятные для нас вещи. Нам просто не нравится смотреть на то, что нам не по душе. Быть строгими с Россией — не очень приятно по экономическим и по другим причинам, поэтому многие пытаются не слишком присматриваться к тому направлению.

— Как думаете, что побуждает россиян годами делать то, что они делают?

— Думаю, что своей ревизионистской политикой Владимир Владимирович хочет вернуться в мир, в котором существовал Советский Союз. Я понимаю, он был агентом КГБ в ГДР во времена, когда российские войска и танки стояли в Германии, а значительная часть Азии принадлежала СССР. А реальность его потрясает. Я понимаю, что он ностальгирует по тем временам. Здесь все просто: Путин — ревизионист. Он очень честен в этом и сам признался, что величайшей катастрофой 20 века считает распад Советского Союза. И это после двух мировых войн, которые пережил мир в том столетии.

— Вы возглавляли Министерство иностранных дел Чехии, когда Владимир Путин произнес свою мюнхенскую речь, которую многие расценили как пролог к новой холодной войне…

— Да, и знаете, что тогда произошло? Он произнес ту огромную речь, и, к сожалению, я имел несчастье выступать сразу после него. Вы можете найти мои слова, за которые все присутствующие очень рассердились на меня. А все потому, что я начал примерно так: «Спасибо президенту Российской Федерации за его выступление, потому что он самым лучшим образом обозначил причину и аргументы для расширения НАТО». Все были злющие. Особенно представители Германии, они говорили: «Как ты можешь так обращаться к Путину? Мы работаем над хорошими отношениями с ним». Я ответил, что слушал его речь и знаю, что именно я услышал, а вы сами это увидите.

— Чехия была частью «железного занавеса», соответственно, частью зоны влияния СССР. После десятилетий таких отношений Москвы и Праги как вам работалось с российскими партнерами, когда Чехия уже была независимой? Вы чувствовали давление или попытки влиять на вас?

— Они все время так делали. Россияне очень активно работают и в моей стране. Это касается многих мест. Вы были бы удивлены их количеством.

— Но и действующий президент Чехии Милош Земан не скрывает своих симпатий к России.

— Да, он такой. Прежде всего, он очень тщеславный, как и его предшественник, кстати. И Путин льстит ему, а это еще одна причина симпатий. Кроме того, Земан, как и его предшественник, господин Клаус (Вацлав Клаус — президент Чехии в 2003-2013 годах, — прим. «Апострофа»), рос во времена, когда детей учили, что самой прогрессивной страной мира и раем на Земле является Советский Союз. Их обучали этому, поэтому они росли с таким убеждением. Они частично проснулись в 1968 году во время российского вторжения (интервенция войск СССР в Чехословакию и оккупация страны с целью подавления Пражской весны, — прим. «Апострофа»). Поэтому все то поколение пропитано этой старой симпатией. Ну и в-третьих, для предвыборной кампании Земану нужны были деньги. И немало средств поступали, скажем так, не с западной стороны.

— Вы следите за новостями из Украины?

— Да, Украина — это моя любовь. Мне всегда нравилось сюда приезжать. С тех пор, как я имел честь быть на Майдане и дискутировать со студентами, я влюблен в вашу страну.

— А каково ваше впечатление о процессе реформ?

— Они остановились. Вы начали их внедрять, но в течение последних двух-трех лет они застряли. Думаю, вам нужно развивать и поддерживать гражданское общество, которое, слава Богу, очень активно. А вот политические партии и многие политики, если честно, любят деньги.

— Одна из самых обсуждаемых сфер — антикоррупционная. Как со стороны выглядит все происходящее в ней?

— Похоже, что у вас есть закон, но вы не придерживаетесь его, поэтому он не действует. Не было прецедентов, чтобы высокопоставленные чиновники или олигархи, которые влияют на политику, сели за решетку. Вы не знаете никого, с кем бы это произошло сейчас? Да, бороться с коррупцией сложно.

— Вы смотрите на Украину с оптимизмом?

— Я становлюсь все более оптимистичным. В 2014 году я был благосклонным, но пессимистичным. Но теперь, на удивление многим, ваша армия изменилась, она борется и развилась до высокого уровня. У вас активное гражданское общество, которое, надеемся, подтолкнет политиков к активным реформам.

Единственное, что Владимир Путин получил на Украине, это то, что русскоязычные украинцы сейчас гораздо больше чувствуют себя украинцами. Он сделал ту же ошибку, что и Гитлер в Австрии. Если до войны 80% австрийцев называли себя немцами, то после нее таких осталось 8%. Похоже, Путин достиг здесь примерно того же эффекта.

— Кстати, об Австрии. В 2014 году многие на Украине проводили параллели с судьбой Австрии и даже Чехословакии в 30-х годах прошлого века. Как думаете, западный мир сделал выводы из той ситуации?

— Нет, никогда. Я уже старый человек, и из своего жизненного опыта могу сказать, что исторический опыт не переходит от одного поколения к другому. А вот предубеждение — да. Предубеждения стабильны в течение многих поколений.

Украина. Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583317 Карел Шварценберг


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553043 Йенс Столтенберг

Йенс Столтенберг: «Россия подрывает наши демократические институты и игнорирует мир на планете»

Мартин Эгл (Martin Ehl), iHNed.cz, Чехия

Чехия должна выделять больше средств на оборону, заявил Йенс Столтенберг в интервью Hospodářské noviny. В четверг встречу с Генеральным секретарем НАТО проведет чешский премьер-министр Андрей Бабиш. Столтенберг делает резкие высказывания в адрес России и при этом не боится того, что Соединенные Штаты под руководством президента Дональда Трампа ограничат свои обязательства в отношении союзников в Европе.

Hospodářské noviny: Какой оценки чешского членства в НАТО от Вас стоит ожидать премьеру Андрею Бабишу, будь то негативные или позитивные моменты?

Йенс Столтенберг: Мы благодарны за чешский вклад в совместную оборону, в том числе за вклад в расширенное присутствие в Литве, а также за охрану воздушного пространства над Исландией и Прибалтикой. Мы также благодарны за чешский вклад в миссии в Афганистане и Косово. Чешская Республика активно поддерживает наше стремление создать правильные инструменты для защиты от химической, биологической и ядерной угрозы. Центр защит от оружия массового уничтожения в Вышкове — уникальное место, предназначенное для того, чтобы делиться опытом, технологиями и самыми эффективными методами защиты от химического оружия. Все эти усилия очень важны, ведь таким образом мы адаптируемся к новым вызовам в сфере безопасности. И одним из примеров таких вызовов стала недавняя химическая атака в Великобритании.

Однако наряду с этими усилиями важную роль играет вопрос о расходах на оборону. В 2014 году все союзники в НАТО взяли на себя обязательство прекратить сокращение военных бюджетов и за одно десятилетие приблизиться к уровню двух процентов ВВП, выделяемых на оборону. Союзники также договорились о том, что будут больше инвестировать в ключевые навыки и оснащение. За прошедшие с тех пор три года оборонные бюджеты стран Европы и Канады увеличились. Я приветствую желание Чешской Республики увеличить расходы до двух процентов ВВП к 2024 году. Это хорошая тенденция, и все же я призываю Чешскую Республику делать больше. Нужно больше вкладывать в самое важное оснащение, чтобы переломить тенденции последних 20 лет, когда инвестировалось мало средств.

— Химическая атака в Великобритании вызвала бурную реакцию не только там, но и среди союзников по НАТО, ведь речь идет о первом применении химического оружия на территории альянса с 1949 года. Насколько этот факт влияет на уже и без того напряженные отношения с Россией? Можем ли мы ожидать, что теперь отношения приблизятся к уровню холодной войны?

— Мы очень серьезно воспринимаем эту атаку. В Солсбери мы имеем дело с первым применением нервно-паралитического вещества на территории альянса. Произошло недопустимое нарушение международных норм и правил, и было проявлено полное пренебрежение к человеческим жизням. Союзники по НАТО предложили свою помощь в расследовании. Поступивший от России ответ ясно дал понять, что она игнорирует мир и безопасность на планете. Мы по-прежнему призываем Россию предоставить Организации по запрещению химического оружия всю информацию о «программе Новичок».

Эта атака вообще связана с опасным поведением России. В 2014 году она незаконно аннексировала Крым и продолжает дестабилизировать часть Восточной Украины. Россия поставила под сомнение основные договоренности о контроле над оружием и воспользовалась гибридной тактикой для подрыва наших демократических выборов и институтов.

Мы не хотим новой холодной войны и новой гонки вооружений. Наши союзники соблюдают соглашения о контроле над оружием, которые дают уверенность, выгодную всем. Мы продолжим добиваться большей прозрачности и предсказуемости в военной сфере, в том числе в рамках Совета Россия — НАТО. Таким образом, наша позиция остается незыблемой, оборонной и пропорциональной, сочетающей в себе сильный элемент устрашения и защиты в рамках разумного диалога.

— Насколько националистическая и популистская волна в Центральной Европе подрывает единство НАТО в глазах западных партнеров, а также в глазах России?

— НАТО — это альянс 29 демократических государств, у которых разные позиции и разные политические перспективы. Могут случаться разногласия, однако они являются неотъемлемой частью демократии. Оживленные дебаты — сердце любой демократии. Мы живем во времена, когда мы должны сосредоточиться на том, что объединяло нас на протяжении десятилетий, а не на том, что иногда может нас разделять. Важно, что мы способны откровенно дискутировать и приходить к консенсусу, оставаясь свободными и открытыми демократическими режимами. В нестабильные времена важно располагать сильными институтами. НАТО — это основа нашей безопасности, и мы будем адаптироваться к новым вызовам. Ведь безопасность — это то, что позволяет нашим странам быть свободными и открытыми обществами. Споры и разногласия, таким образом, являются «торговой маркой» демократии, признаком силы, а не слабости.

— Соединенные Штаты продолжают подавать неоднозначные сигналы, касающиеся их обязательств по отношению к безопасности европейских партнеров. Например, администрация Трампа заявила, что может связать новые пошлины на сталь с тем, какой процент ВВП государства выделяют на оборону. Учитывая непредсказуемость президента Трампа, есть ли у Вас уверенность в том, что подобные меры не будут приняты?

— Я не уполномочен комментировать вопросы торговли и пошлины. Но за время существования НАТО мнения союзников по некоторым вопросам, в том числе торговли, разделялись. И тем не менее мы сумели сохранить единство в том, что касается обороны и защиты каждого из нас. Я абсолютно уверен в том, что и теперь нам это удастся. Наше единство — это наша сила.

Обязательства Соединенных Штатов по отношению к нашему альянсу остаются незыблемы и на словах, и на деле. В восточной части нашего альянса американские подразделения укрепляют оборону и систему устрашения. Соединенные Штаты инвестируют миллиарды долларов в свое военное присутствие в Европе. Все это недвусмысленно подтверждает решимость американцев стоять в эти трудные времена бок о бок с европейскими союзниками.

— Каково общее мнение европейских членов о Соединенных Штатах и президенте Трампе?

— Президент Трамп выразил свое мнение о распределении расходов откровенно и без обиняков. Оно соответствует тому, что мы слышали от предыдущих американских правительств. При этом президент Трамп ясно подтвердил американские обязательства по отношению к НАТО. И мы видим подтверждения на словах и на деле. На востоке альянса американские силы укрепляют нашу оборону. Соединенные Штаты обязались укрепить безопасность Европы всеми силами и выделяют массу средств и ресурсов на свое военное присутствие. Таким образом, Европа и Северная Америка продолжают стоять бок о бок и полны решимости защищаться. Так было на протяжении последних 70 лет и останется неизменным. Благодаря этому, НАТО крепнет, что хорошо как для Европы, так и для США.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553043 Йенс Столтенберг


Чехия. Германия. ПФО > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 21 марта 2018 > № 2536712 Алан Фави

«Экспортируем, когда есть возможность»: когда Skoda наладит экспорт из России

Skoda планирует экспортировать внедорожники Kodiaq из России

Алина Распопова

Внедорожники Skoda Kodiaq российской сборки планируется экспортировать из России, заявил в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» член совета директоров марки Алан Фави. Он рассказал, что совсем скоро Skoda выпустит еще один новый серийный внедорожник и ответил критикам на упреки в слишком большом сходстве SUV чешского бренда с моделями Volkswagen.

Чешская марка Skoda, входящая в концерн Volkswagen Group, который вложил в создание собственных мощностей в России миллионы евро, запускает локализованное производство внедорожника Kodiaq в Нижнем Новгороде. В организацию полного цикла производства модели вложено 87,5 млн евро. Стартовые цены на самые дешевые комплектации назовут в конце марта, планируется, что стоить они будут около 1,5 млн рублей. Первые российские машины появятся в продаже в начале мая. Член совета директоров марки Алан Фави в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» рассказал планах по экспорту автомобилей Skoda из России.

— На международном Женевском автосалоне-2018 Skoda представила концепт-кар Vision X с инновационной гибридной силовой установкой. Можем ли мы сказать, что этот шоу-кар прообраз совершенно конкретного будущего кроссовера?

— Да, все верно. Мы запустим модель в следующем году. Пропорции этого автомобиля именно такие, как у серийной модели. Интерьер, конечно, будет другой, но габариты и все основные черты очень близки к реальности. Новинка станет хорошим подспорьем расширения нашей линейки SUV, мы начали с Kodiaq, потом Karoq. В следующем году мы выведем и эту модель на рынок.

— Каково будет положение новой модели между Karoq и Kodiaq?

— Это будет наш самый недорогой и доступный кроссовер. Его оснащение будет проще, по сравнению с Kodiaq и Karoq.

К примеру, у модели не будет полного привода. Эта машина предназначена для людей, которые хотят автомобиль, который выглядит как SUV, но при этом им не нужны все технические и внедорожные возможности.

— В какие страны новый кроссовер приедет первым?

— Запуск любого нового автомобиля растягивается примерно на шесть месяцев. Мы начнем в Чехии, Германии, потом пойдем дальше.

— Критики говорят, что, начав активно производить SUV, Skoda стала делать слишком похожие на Volkswagen автомобили. То есть без собственного лица, которое на самом деле могло бы быть гораздо интереснее. Вам не говорят в концерне: «пожалуйста, не делайте кроссоверы Skoda слишком хорошими, чтобы не перестали покупать VW»? Чувствуете ли подобное давление?

— Нет-нет, такого не происходит. Но наши модели построены на одних и тех же платформах. Поэтому все наши возможности всегда ограничены платформами, которыми располагает VW Group – это единственное ограничение, с которым нам действительно приходится работать. Тем не менее у SUV Skoda есть свои особенности, которых не найти в моделях VW. Например, отличия в оформлении и строении кресел и много чего еще. Мы совершенно свободны и можем делать все, что хотим и при этом придерживаемся своих корней.

— Мода на SUV просочилась во все сегменты: от бюджетных до люксовых моделей. Откуда пришла эта страсть, снова постарались маркетологи?

— Невозможно объяснить причины повального спроса на внедорожники и кроссоверы во всех деталях. Но, если честно, разве это столь важно? Люди хотят получить определенные автомобили, и мы их делаем.

— Но, получается, вам нужно было очень быстро реагировать на происходящее, поскольку у марки в этом сегменте ничего и не было.

— Позвольте, у нас был Yeti. Он появился сегменте в 2010 году. Тогда не многие понимали, что именно этот сегмент будет расти, а мы были к этому готовы. Вот с тем, что мы долго готовили Kodiaq я готов согласиться. Но потом мы стали работать очень быстро. Уже через год у нас появился Karoq, а через два года у нас будет SUV с совершенно новым мотором. Наша задача состоит в том, чтобы уже сейчас думать о том, что войдет в моду позже. И, поверьте, мы уже к этому готовы.

— Особенность российского рынка в том, что он сильно зависит от государства, от объемов господдержки и политических решений. Как говорил «Газете.Ru» глава VW Group Rus Маркус Озегович, часто такие решения продиктованы далеко не интересами бизнеса. Какими вы видите ближайшие годы в России?

-— Ох, где мой кристальный шар? Точно могу сказать, что мы верим в полное восстановление рынка в России, а также в большой потенциал этого рынка. Сейчас идет активное восстановление отрасли, экономики страны в целом, мы видимо это по результатам прошлого года. Так, рынок в целом, начиная с марта 2017, пошел вверх. Поэтому мы уверены, что объемы продаж новых автомобилей выйдут на былые объемы.

— Один из инструментов, который настойчиво предлагают использовать российские власти, это экспорт. Как дела с экспортом автомобилей Skoda из России – если продавать машины заграницу, то куда именно? Европа, Алжир?

— Мы всегда экспортируем автомобили, когда для этого есть возможности и имеются свободные производственные мощности. Так мы поступали с моделью Octavia в России в прошлом году, возможно,

в будущем мы будем экспортировать из России Kodiaq, поскольку на этот внедорожник есть большой спрос.

— Что сейчас покупают чаще: дорогие модели в оснащении победнее или же более доступные автомобили, но, так сказать, в «полном фарше»?

— Сейчас мы видим совершенно очевидный тренд – большинство людей в России, в Европе просто решают не покупать новый автомобиль. Они покупают машины на вторичном рынке. Но если уж человек решается на приобретение нового автомобиля, то он должен быть хорошо оснащен. Потому что если человек готов потратить серьезную сумму денег, то хочет понимать, что он платит за хороший набор опций и безопасность. И это глобальный тренд – люди покупают больше хорошо оснащенных автомобилей.

— В России после кризиса начались массовые банкротства крупнейших автодилеров. Видят ли марки в целом необходимость в существовании дилерских сетях в нынешнем их виде? Будут ли новые формы продаж автомобилей, например, через интернет?

— Конечно, мы работаем над новыми форматами – например, рассматриваем возможности размещения бутиков в центре разных городов, а также продажи автомобилей через интернет. Но в настоящий момент людям все еще хочется посидеть в машине, проехаться за рулем, все потрогать, получить ответы на все вопросы от живых специалистов. Тем не менее, возможность заказывать машину через интернет всё равно обязательно появится.

— Каковы будут основные тренды на автомобильном рынке в ближайшие несколько лет?

— Основные направления были представлены на недавнем Женевском автосалоне. Если говорить об 2030-2040 гг, то конечно, это беспилотники. До этого — электрокары. Это направление позволяет совершенно по-новому работать над дизайном и формами автомобилей. Сейчас VW Group работает над новыми платформами для автомобилей. Благодаря тому, что у электрокаров отсутствуют огромные двигатели, мы получаем много свободного места и возможностей для того, чтобы создавать просторные многофункциональные интерьеры. Используя эти возможности в ближайшем будущем мы сможем показать совершенно вдохновляющие электрокары.

Чехия. Германия. ПФО > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 21 марта 2018 > № 2536712 Алан Фави


Чехия. Франция. ДФО > Авиапром, автопром > amurmedia.ru, 24 февраля 2018 > № 2518704 Александр Шишкин

Александр Шишкин: Российский автопром имеет перспективы на зарубежных рынках

Автомобили российского производства интересны зарубежным покупателям, так как имеют неплохое соотношение цены и качества сборки. Об этом заявил в четверг, 22 февраля, сенатор от Хабаровского края Александр Шишкин, передает собственный корр PrimaMedia из Москвы.

— Российский автопром продолжает развиваться. Российские производители пытаются выйти на зарубежные рынки, несмотря на сильную конкуренцию. Конечно, конкурировать с западноевропейскими автомобильными брендами российским автомобилям пока тяжело. Тем не менее, наши автомобили способны занять свое место на нишевых рынках за рубежом, — отметил сенатор.

По его словам, преимуществами российского автопрома являются невысокие цены и достаточно неплохое качество сборки.

— В условиях нестабильной ситуации на авторынке России автопроизводители обратили внимание на возможность более активного выхода на зарубежные рынки. Среди перспективных зарубежных рынков для российского автопрома – это рынки стран СНГ и Южной Америки, — сказал сенатор.

Независимый автоэксперт, ведущий на канале ОТР Олег Осипов заявил, что увеличение экспортных поставок собранных в России автомобилей Skoda и Renault говорят о том, что развивать сборочные производства в РФ выгодно.

— Львиная часть продукции сборочных предприятий рассчитана на внутреннее потребление. Но поскольку российский рынок сжимается для того, чтобы производство было рентабельным, надо находить другие рынки сбыта, — сказал эксперт.

Он выразил надежду, что тенденция на увеличение экспорта российских автомобилей будет продолжена.

— Серьезным препятствием для развития экспорта с российских автомобильных заводов является дешевая себестоимость производства автомобилей в азиатских странах. Это из-за того, что там дешевая рабочая сила. Более того, на некоторых сборочных предприятиях Европы себестоимость производства автомобиля ниже, чем в России. Это благодаря налоговым льготам. Экспорт автомобилей, собранных в России, можно было бы увеличить, сделав также налоговый климат более лояльным к автопроизводителям, — заключил Олег Осипов.

Напомним, автомобили российского производства становятся все более популярными за границей. В 2017 году за рубеж продано 38,8 тысячи машин. Это на 23,3 процента больше, чем в 2016 году. В 2018 году также ожидается рост, возможно, даже с расширением географии экспортных поставок.

Подавляющее большинство автоэкспорта — это машины марки Skoda. Около 40% от общего экспорта автомобилей, сообщает агентство "Автостат".

На втором месте – российская Lada – 25% от общего экспорта. Третье место занимают собранные в России автомобили марки Renault.

Чехия. Франция. ДФО > Авиапром, автопром > amurmedia.ru, 24 февраля 2018 > № 2518704 Александр Шишкин


Чехия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 января 2018 > № 2477050 Максим Саморуков

Что означает для России победа Земана в Чехии

Максим Саморуков

Пророссийские высказывания для Земана – это прежде всего способ позиционировать себя во внутренней политике. Показать, что он представляет простой народ и готов сопротивляться элитам. Что на посту президента он будет думать о практических интересах Чехии, а не об оторванных от реальности общечеловеческих ценностях. Что его приоритет – национальная экономика, а не гуманитарная говорильня

Последнее время в Европе не бывает просто выборов – везде решают судьбу страны, спасают демократию, рубят щупальца мирового зла. Вот и в Чехии, несмотря на парламентский строй, президентские выборы привлекли столько международного внимания, что в их чрезвычайную важность уверовали даже сами чехи и пришли голосовать в невиданных количествах – такой высокой явки (66,6%) там не было с 1990-х годов, когда разнообразие кандидатов еще казалось чем-то новым и заманчивым.

Обсуждать чешские выборы было тем более удобно, что некоторые внешние признаки позволяли легко вписать их в привычную картину противостояния «либерализм vs популизм», не влезая в местные тонкости. Вот вам кандидат сил света – интеллигентный прозападный профессор, бывший глава Академии наук Йиржи Драгош, а вот сил тьмы – вульгарный пророссийский ксенофоб Милош Земан. Соответственно и выбор между ними получается не персональный, а ценностный и геополитический: или с Европой, или с Россией. Так что вы уж не подкачайте.

Но чехи подкачали. Промышленные рабочие, пенсионеры, жители небольших городов вместо того, чтобы тихо сброситься с корабля современности, имели наглость прийти на избирательные участки и проголосовать за Земана. В результате он победил, набрав 51,4%, а Чехию списали в Восточную Европу, где торжествуют национал-популисты, готовые играть на низменных инстинктах, подрывать европейское единство и дружить с Владимиром Путиным.

Чешские архетипы

Однако если вписать нынешние чешские выборы не в общеевропейский, а в исторический чешский контекст, то они окажутся почти неотличимыми от многих предыдущих. Конечно, как дань моде в кампании появились новые темы беженцев и российского вмешательства, но в остальном за президентский пост боролись два традиционных типажа чешских политиков. Один – интеллигентный либерал, ориентированный прежде всего на ценности и Западную Европу. Второй – приземленный консерватор, не доверяющий всему иностранному и выше всего ставящий практическую пользу.

Пять лет назад на президентских выборах в этих амплуа выступали князь Карел Шварценберг и тот же Милош Земан соответственно. Еще раньше это были два предыдущих президента: Вацлав Гавел и Вацлав Клаус. Тогда в Чехии еще не было прямых президентских выборов, поэтому напрямую они никогда не сталкивались, но их взаимная неприязнь и острое соперничество широко известны.

Это традиционное разделение на прозападных идеалистов и националистичных прагматиков не совпадает ни с партийными, ни с общими границами правой и левой части политического спектра. Правый идеалист Шварценберг мог быть министром иностранных дел в правительстве правого националиста Нечаса, и их позиции по многим внешнеполитическим вопросам оказывались противоположными. А правый Клаус и левый Земан могли возглавлять две главные противоборствующие партии, но при этом прекрасно находить общий язык, как это было в 1998–2002 годах, когда Клаус со своей правой партией четыре года поддерживал правительство меньшинства социал-демократа Земана. Также и на нынешних выборах Клаус поддержал своего давнего противника Земана и, наоборот, в очередной раз обругал вроде бы союзников по правому лагерю Драгоша и Гавела.

К счастью для Чехии и в отличие от многих других стран Восточной Европы, обе эти политические традиции довольно конструктивны и, главное, абсолютно демократичны. Несмотря на все попытки представить Земана (а в свое время и Клауса) как страшных популистов и врагов демократии, они не пытались изменить конституционный строй, нарушить разделение властей и вообще переделать государственную систему под себя, как Орбан или Качиньский. А недоверие к Брюсселю не сопровождается у них желанием запретить неправильные НКО и развернуть широкий фронт борьбы за нравственность.

Разговоров о том, что популист Земан представляет угрозу для чешской демократии, хватало и на этих выборах, но они выглядели явно преувеличенными. Все-таки Земан уже пробыл президентом пять лет, а в 2013 году из-за парламентского кризиса даже смог назначить на полгода своего премьера. Но это не привело к деградации чешской демократии: президентские выборы прошли в срок, без административного давления, с дебатами главных кандидатов, а избирательный фонд оппозиционера Драгоша оказался даже больше, чем у действующего президента Земана.

Не менее натянутыми выглядят попытки изобразить Земана европейским Трапом. Прежде всего, Земан в отличие от Трампа – очень опытный политик, он четыре года был премьером, два года – спикером парламента, восемь лет – главой одной из двух крупнейших партий и пять лет – президентом. Собственно, такой огромный политический опыт и стал одной из главных причин победы Земана над Драгошем, который в чешской политике появился совсем недавно, а до этого занимал не особо публичный пост главы Академии наук.

Земан заработал всемирную известность своим курением, выпивкой и резкими вульгарными высказываниями. Но это не значит, что все пять лет президентства он непрерывно публично курил, пил и ругался матом. Просто мало кто станет писать про текущую политику в Чехии. А так Земан очень хорошо умеет подать себя величественным государственным мужем. Драгош, хоть и не замечен в публичных скандалах, со своим явным волнением и оговорками выглядит куда менее президентски, чем спокойный и вальяжный Земан с его ясными формулировками.

Попытка втиснуть эти выборы в западные схемы вообще сильно преувеличила степень поляризации в чешской политике. Там между основными политическими силами сохранился консенсус по куда более широкому кругу вопросов, чем во многих других европейских странах. Ни Драгош, ни Земан не планируют пересматривать чешскую демократию, их не волнуют ни скрепы, ни былое величие, оба не собираются выходить из НАТО или ЕС, а, наоборот, готовы углубить интеграцию в области внешней политики и безопасности. Оба не исключают перехода на евро, но только когда-нибудь в будущем. Оба против обязательных квот по приему беженцев.

Россия внутри

Главное, что разделяло кандидатов во внешней политике, – это российский вопрос. Для Драгоша Россия – источник исключительно угроз, от которых надо защищаться с помощью более тесной интеграции в ЕС. Для Земана Россия – крупная и почти соседняя держава, которая все равно никуда не исчезнет, поэтому лучше с ней договариваться, используя как экспортный рынок и некоторый противовес в отношениях с ЕС.

Однако не стоит ожидать слишком теплых чувств к России от человека, который был вынужден 20 лет своей жизни заниматься черт знает чем из-за советского разгрома Пражской весны. Пророссийские высказывания для Земана – это прежде всего способ позиционировать себя во внутренней политике. Показать, что он представляет простой народ и готов сопротивляться элитам. Что на посту президента он будет думать о практических интересах Чехии, а не об оторванных от реальности общечеловеческих ценностях. Что его приоритет – национальная экономика, а не гуманитарная говорильня.

Тут Земан тоже не придумал ничего принципиально нового. Его позиция по России вполне традиционна для чешской политики. Предыдущий президент Вацлав Клаус охотно говорил по-русски, призывал не ставить отношения ЕС с Россией в зависимость от мнения небольших прибалтийских государств, а в 2008 году заявил, что Запад сам в Косове создал для России оправдание для вмешательства в Абхазии и Южной Осетии. Но тогда международная обстановка была помягче, и Клаусу удалось избежать международного ярлыка проплаченного кремлевского агента, которого привели на президентский пост русские хакеры.

Земан уже был президентом Чехии на протяжении последних пяти лет, но это не привело к прорывам в чешско-российских отношениях. Если сравнить товарооборот между странами за 11 месяцев 2017 и 2012 годов (накануне прихода Земана к власти), то он даже в абсолютном выражении сократился почти на 30%, а доля России во внешней торговле Чехии упала вдвое: с 4,9% до 2,6%. Один визит Земана в компании чешских бизнесменов, пусть даже такой раскрученный, как в ноябре 2017 года, вряд ли способен принципиально изменить ситуацию.

Земан, как, впрочем, и многие другие чешские политики, регулярно говорит о неэффективности антироссийских санкций, но не предпринимает реальных шагов, чтобы заблокировать их продление. Также за пять лет президентства Земана не было никаких подвижек и в вопросе участия России в расширении чешских АЭС.

В отличие от многих других лидеров Восточной Европы Земан поддерживает идею строительства «Северного потока – 2», но ее в Чехии много кто поддерживает. Если проект будет реализован, то Чехия станет важной транзитной страной на пути в Южную Германию и Словакию. К тому же это не только российский проект, но и немецкий, и чехи не видят причин лишний раз ссориться с Германией.

В своей внешней политике Земан старается не столько сблизиться с Россией, сколько в целом диверсифицировать международные связи Чехии. Он говорит не менее комплиментарные вещи про Трампа, готовясь последовать его примеру и перенести чешское посольство в Израиле в Иерусалим. А в Пекин с Земаном ездила еще более многочисленная делегация, чем в Сочи.

Так что польза от нового президентства Земана для Москвы, скорее всего, останется в области символического. Возможно, Путин получит приглашение в Прагу, чтобы показать, что от европейской изоляции России ничего не осталось. Победа Земана на президентских выборах, скорее всего, поможет выигравшему парламентские выборы Андрею Бабишу найти в парламенте достаточно голосов, чтобы сформировать правительство, а значит, новый чешский кабинет будет относиться к Москве более-менее нейтрально. И конечно, никуда не денутся резкие высказывания Земана – радующие Москву и раздражающие лидеров Западной Европы.

В Чехии исторически сложилось так, что президент, несмотря на ограниченные полномочия, остается очень важной фигурой в политической жизни страны. Масарик, Бенеш, Гавел, Клаус – демократических президентов в чешской истории не так много, но все они были выдающимися политиками европейского масштаба. Переизбрание Земана продолжает эту традицию. Пусть этот пост будет трижды номинальным, но чехам все равно хочется видеть на нем кого-то яркого и независимого, а не просто благообразного профессора, повторяющего правильные банальности.

Чехия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 января 2018 > № 2477050 Максим Саморуков


Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455366 Милан Зелены

Чешский профессор Зелены, признанный в мире экономист, уверен: «Санкции только вредят невиновным и укрепляют политические элиты. А что касается Крыма…»

Parlamentní listy, Чехия

Профессор, занимающийся системами управления, и один из самых уважаемых чешских экономистов Милан Зелены согласен с тем, что экономические отношения стоит поддерживать со всеми странами. Он хотел бы установления хороших торговых отношений и с Китаем. Успешность его деятельности в этом направлении подтверждает медаль, которую в декабре ему вручили представители Китайской академии наук за вклад во взаимный экспорт. По мнению профессора Зелены, санкции, в том числе антироссийские — это политическая ошибка. Санкции только вредят невинным людям, укрепляют позиции политических элит и ускоряют негативную трансформацию отстающих экономик.

— Parlamentní listy: Скоро закончится первый срок работы нынешнего президента Милоша Земана. Все это время он проводил политику «нескольких азимутов», которая предполагает при сохранении всех союзнических обязательств поддержание дружественных и, главное, экономических отношений практически со всеми странами или хотя бы со всеми крупными. Как Вы оцениваете эту позицию Земана?

— Милан Зелены: Я согласен с тем, что экономические отношения стоит поддерживать со всеми странами, особенно когда их могут выбирать сами фирмы и бизнесмены, сообразуясь с эффективностью собственных шагов. Политик не сможет понять экономику лучше, чем настоящий предприниматель. Национальная экономика не должна становиться заложником или инструментом политического шантажа. Но где же эти предприниматели? Почему они сами не отстаивают свою позицию? Оставаться в тени политиков нельзя. Политика и бизнес — два совершенно разных мира.

— Милош Земан не скрывает, что отдает предпочтение экономической дипломатии. Он хочет, чтобы послы помогали чешским экспортерам добиться успеха на зарубежных рынках, а также поддерживали их в том, чтобы избыточный капитал из-за рубежа отправлялся в Чехию. При этом Земану не нравится, когда некоторые политики претендуют на роль людей, формирующих мировую политику. В случае держав президент еще мог бы это понять, но для такой страны, как Чешская Республика, по его мнению, это смешно. Насколько справедливы его требования к дипломатам?

— «Экономическая дипломатия» — это оксюморон, то есть противоречие. Мы имеем дело просто с государственным политическим вмешательством в политических целях. Это своего рода государственная дотация (а также возможность для коррупции) для так называемых «бизнесменов». Представьте себе, чтобы Масарик возил Батю по миру. Они со стыда бы сгорели. И почему сегодня марку «Батя» развивают швейцарцы, а не чехи? Кто тому виной? Не позор ли это?

— В ноябре прошлого года во время своего визита в Российскую Федерацию президент Милош Земан возглавил самую большую за последние 25 лет бизнес-делегацию. Его сопровождали представители 120 чешских компаний. Перспективен ли для Чешской Республики бизнес с Россией, и если да, то в каких отраслях?

— Перспективность отраслей могут с уверенностью оценить только настоящие предприниматели, а не политические «попутчики» и государственные чиновники, политики и дипломаты. Не стоит возвращаться к солидарности коммунизма и деструктивному всемогуществу СЭВ. Свободный (но не вольный) рынок должен стать основой для потомков Бати. Поиск собственного пути, а не подглядывание из-за портьеры за другими — вот вызов, достойный чешских традиций.

— Торговлю с Россией ограничивают санкции, которые против этой страны ввел Европейский Союз и США из-за Крыма и отношения к боям на востоке Украины. Очень оживленные торговые связи с Россией поддерживает Германия, однако канцлер Меркель является сторонницей санкций. Президент Земан не скрывает, что санкции бессмысленны. Так какова ситуация с санкциями на самом деле? И пользу или вред Чехии приносит открытая позиция нашего президента?

— Я уже несколько раз ответил на этот вопрос: санкции — политическая ошибка. Чем больше сбой, который дает политика, тем чаще вводятся санкции. За них расплачиваются только фирмы, их сотрудники и, прежде всего, потребители, то есть избиратели. В некоторых культурах это происходит даже добровольно. При этом санкции только вредят невинным людям, укрепляют позиции политических элит и ускоряют негативную трансформацию отстающих экономик. Мы живем в Век трансформации (Transformation Age), правда, Чешская Республика — исключение. Последствия отмены каких-нибудь санкций, несомненно, оживили бы Чешскую Республику, но никому это не надо. Что касается Крыма, то, насколько я помню, исторически это российская территория, которую Украине подарил деспот Хрущев вместе со всем населением, как в средневековье.

— Другой державой, с которой Милош Земан добивался хороших торговых отношений, является Китай. Во время визита в Пекин весной прошлого года Земан стал единственным главой государства, который лично поддержал проект Нового шелкового пути. Где Чехия может извлечь больше выгоды из сотрудничества с Китаем? Непосредственно в этой стране, где уже успешны такие чешские компании, как и PPF и Home Credit Петра Келлнера и Škoda Auto, или у себя дома, где размеры китайских инвестиций достигают пока всего двух процентов? Или же для нас сотрудничество с Китаем в будущем будет иметь минимальное значение?

— С Китаем и я хотел бы поддерживать хорошие торговые отношения. Разумеется, Шелковый путь — другое дело: в рамках нашей организации ZET Foundation мы стараемся убедить китайцев в том, что Китаю выгодно, чтобы этот «путь» работал в обоих направлениях. Разумеется, экспорт должен быть взаимным, а Чешская Республика до сих пор не может его Китаю обеспечить. И я бы не спешил делать окончательные выводы по поводу успехов немецкой VW Škoda. Когда-то Батя экспортировал в Китай, но не обувь, а целые города, где размещалось обувное производство. Именно это в ZET Foundation мы и добиваемся: мы хотим создать чешский экспорт в Китай без всякой «экономической дипломатии», но с добавленной стоимостью.

— Германия и Великобритания весьма заинтересованы в сотрудничестве с Китаем. Достаточно вспомнить, как торжественно принимали китайского президента, который проехал по центру Лондона в золоченой карете с королевой Елизаветой II. А у нас во время такого же визита проходили протесты, и политики заворачивались в тибетские флаги. Какой будет роль Китая в Европе, и можно ли предположить, кто окажется прозорливее?

— Президент Си Цзиньпин не слишком гонится за этими «торжественными приемами», особенно в компании Елизаветы. Он заинтересован, прежде всего, в экономическом развитии Китая и стабильности своего режима, но посмеиваться над дипломатическим безумством Старого света у него получается превосходно. В ответ он без труда готовит им такие же глупости в виде незабываемых банкетов и представлений китайского театра Кабуки (так в оригинале статьи — прим. ред.). В Дели представители Китайской академии наук передали мне медаль как раз за вклад во взаимный экспорт, то есть за Интегрированные продуктивные пространства (IPP, те самые города), которые ZET-network планирует туда экспортировать.

— В странах Западной Европы промышленность переживает спад, однако там надеются, что импорт дешевого сырья и готовой продукции окажется выгодным, а доход обеспечит только сектор услуг. Что касается относительно новых членов Европейского Союза, включая Чехию, промышленность, наоборот, растет. Поможет ли нам в этой связи ориентация на экспорт на Восток, которую Милош Земан старался поддержать своими поездками не только в Россию и Китай, но и в некоторые страны бывшего Советского Союза?

— Сокращение рабочих мест в сельском хозяйстве, промышленности, сфере услуг и государственном секторе характерно для всех развитых экономик. Запад вошел в Век трансформации. Старое промышленное производство постепенно перемещается в страны с дешевой рабочей силой, такие, как, например, Чехия. Это временный этап: традиционное производство замещается автоматизацией и роботизацией на региональном и самодостаточном уровне. Это так называемая деглобализация. Разница между сельским хозяйством и промышленностью в этих IPP стирается, как я уже говорил раньше. Целый ряд дешевых экономик искусственно удерживается и остается в зависимости от 20 века. Я бы не стал делать ставку на то, что в итоге у нас останется только выбор между Россией и Китаем, ведь они трансформируются быстрее, чем мы. А мы остаемся сидеть в традиционной промышленной сфере давно минувших дней.

— К поискам нового главы государства для Чехии подключилась Экономическая палата ЧР, которая провела у себя дебаты кандидатов. Обсуждение вел президент палаты Владимир Длоуги. Целью было выяснить, какую конкретную пользу принесли бы предпринимателям претенденты на пост президента в случае избрания. Могли бы Вы рассказать, чем три прежних чешских президента помогли бизнесу?

— Экономическая палата ЧР является всего лишь единицей, или это ассоциация независимых, полноправных и друг друга дополняющих чешских предпринимателей, которые знают, чего хотят? Именно на этот вопрос предприниматели должны ответить в первую очередь и, главное, сами. Я не знаю, что общего с чешской бизнес-средой у президента, а тем более отдельных субъектов, а тем более политиков. Неужели предприниматели — только дополнение к политическим функционерам? А может, все же нечто большее? Неужели дух и наследие Бати полностью исчезли? Должна ли Чехия и в будущем остаться развивающейся экономикой? Не стоит ли уже начать по-настоящему и уверенно вести бизнес? А не только выполнять приказы иностранных владельцев.

— Перед выборами Мирек Тополанек, который в итоге проиграл, на основании противоречивых ориентиров Земана составил список, куда включил наших партнеров за пределами ЕС сообразно важности в рамках экономической дипломатии. Список возглавили США, Япония и Корея, а в хвосте оказались Африка, Китай и Россия. Михал Горачек, еще один кандидат, проигравший в первом туре, поставил на первые два места Соединенные Штаты и Великобританию (она покидает ЕС). Кроме того, Горачек хотел бы вернуться к политике прав человека, которая всегда должна предшествовать переговорам о бизнес-сотрудничестве с Китаем и Россией. По мнению Йиржи Драгоша, прошедшего во второй тур президентских выборов, стоит расширить нашу экономическую деятельность за счет стран БРИКС, то есть Индии, Бразилии и ЮАР, а также растущих экономик Латинской Америки, стран Юго-Восточной Азии, некоторых стран Африки. Что Вы думаете о такиих приоритетах?

— Я придерживаюсь того правила, что великие люди обсуждают идеи, посредственные люди комментируют события, а мелкие — других людей. Поэтому я не собираюсь комментировать этот список своеобразных «кандидатов». Неужели кто-то может всерьез считать, что действительно может знать, как и почему с той или иной упомянутой страной вести «экономическую дипломатию»? Что я думаю по поводу этих списков? Все это просто «идеи», но только настоящие и, что главное, чешские предприниматели могут разумно оценить свои шансы и потребности с точки зрения ЧР. Представьте себе, чтобы Бенеш говорил Яну Бате, надо или не надо работать с Китаем, Бразилией или Тайванем? Такое могло бы вдохновить даже Сальвадора Дали.

— Так что же на самом деле нужно делать для экономики? Вы не раз упомянули Фонд ZET, который Вы создали со своими соратниками для развития национального бизнеса. Какие его основные проекты?

— ZET-Town Network создает сложные интегрированные производственные комплексы для экспорта в регионы с трудной экономической обстановкой, то есть речь идет о размещении производства как можно ближе к конечному потребителю, о восстановлении автономного местного сообщества и ограничении вынужденной миграции, внешней и внутренней.

ZET-Tech-Share centers оказывает поддержку совместным технологическим центрам в образовательных целях. Консорциум предприятий позволяет осваивать и использовать самые передовые технологии для повышения конкурентоспособности предприятий и лучшего сотрудничества между ними.

Цель ZET-cubator Startup — развивать образование бизнес-талантов. Инновационные инкубаторы и стартапы предназначены для возрождения наследия чешских предпринимателей на уровне современной проблематики, технологий и знаний.

ZET-camps — это лагеря для молодежи, предназначенные для пробуждения талантов, мотивировки, для получения целенаправленных этических и креативных навыков и умений в самом эффективном возрасте, когда формируется характер, способности и цели молодого поколения.

ZET-Impulse — это особый бизнес-коридор Острава-Злин-Брно-Бржецлав-Братислава, как сеть сотрудничающих бизнес-университетов для отечественных и иностранных талантов. Цель — создание новых предприятий, интегрированных продуктивных пространств и оригинальных стартапов.

ZET-authority предполагает поддержку аккредитации образовательных программ в области бизнес-образования. Совместная работа государственных и частных институтов крайне важна для формирования инновационных, предпринимательских и стратегических навыков.

Бизнес-университет, о котором мечтал чешский Ян Батя. Бизнесу не научиться, читая книги о нем. Вести бизнес мы учимся, когда им занимаемся. Предпринимательство — это знание дела, а не его описание. Знать — еще не значит уметь.

ZET-solutions поднимает проблему роста числа и интенсивности конфликтов в обществе и в бизнесе в условиях, когда люди все хуже умеют решать конфликты. Традиционные методы не устраняют конфликты, а только вызывают новые. ZET предлагает так называемое «растворение» конфликтов благодаря известной альтернативе, которая обеим сторонам гарантирует лучшую позицию, чем традиционный компромисс.

Самообновляющееся предприятие ZET-Podnik. В эпоху постоянных перемен выживание традиционно организованного предприятия под вопросом. Современная компания должна работать как трехчастная организация, сочетающая в себе прошлое, настоящее и будущее.

Университет ZET-univerzita. В эпоху постоянных перемен самообразование и самообучение являются необходимыми дополнениями к традиционному школьному и вузовскому образованию. Вместо пассивно выслушиваемых лекций, вместо информации акцент делается на знания. Преобладают конкретные задания в виде нерешенных проблем, которые предстоит решить в команде.

— Во время интервью Вы постоянно подчеркивали, что мир политики нужно отделить от мира бизнеса. Вы спрашивали, что общего у политиков с чешской бизнес-средой. И Вы, разумеется, не поддержали бы того, кто руководствуется девизом «Руководить государством, как фирмой». Я прав?

— Государством нельзя управлять, как фирмой. Государство не зарабатывает деньги, а собирает, конфискует или печатает их. Деньги зарабатывают предприниматели, получая их за предложенную ими продукцию. Чешская попытка «трампизма» — это ошибка избирателей, но не тех, кто был избран. Они совершают ошибку только после избрания. Не извлечь урок из недавнего опыта США — значит добровольно отречься от функционирующего государства и экономики. «Порядок» — это только следствие, а не предпосылка хорошего государства и перспективной свободной экономики. Вспомните, сколько диктаторов начали свой путь с установления «порядка».

Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455366 Милан Зелены


Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 декабря 2017 > № 2419462 Андрей Бабиш

Андрей Бабиш: "Европа двух скоростей вызывает у меня хохот"

Сильвия Кауфман | Le Monde

Чешский предприниматель и бывший министр финансов, в среду назначенный премьер-министром Чехии, не соглашается с политикой квот на беженцев. Андрей Бабиш - второй человек в Чехии по размеру состояния, он опровергает свою принадлежность к популизму и определяет себя как "прагматика", который хочет "управлять государством, как семейным предприятием". Интервью взяла специальный корреспондент Le Monde в Праге Сильвия Кауфман.

"Какой месседж намерены вы передать Европейскому совету 14 декабря, чтобы подправить ваш имидж евроскептика?" - спросила журналистка.

"Какой имидж? Тот, что сфабриковали на мой счет СМИ? Имидж Берлускони? Трампа? Это ложный имидж, - ответил Бабиш. - Парадоксально, но в опросах общественного мнения в момент, когда Великобритания выходит из ЕС, 66% британцев говорят, что они удовлетворены ЕС, зато чехи выглядят как самые большие евроскептики".

"Решение по квотам для беженцев было ошибочным?" - поинтересовалась журналистка.

"Да, потому что оно не принесло никакого решения. Европе следовало быть активнее в Сирии и Ливии, чтобы найти решение для этой проблемы, с которой она не может справиться с 2014 года. Мы потеряли время и, к сожалению, свои позиции в пользу президента Путина. Европе следовало принять участие в "плане Маршалла" для Сирии и Ливии. Это было бы очень хорошо для экономического роста Европы. Надо инвестировать. Чешские компании могут инвестировать в Сирии, исторически мы это уже там делали, при коммунистическом режиме, когда мы производили много оружия", - сказал премьер-министр.

"Вы уже встречались с Владимиром Путиным?" - спросила интервьюер.

"Нет, никогда. У меня нет никаких контактов с Россией. Те журналисты, которые говорят, что я приятель для русских, лгут", - ответил собеседник издания.

"Думаете ли вы, что Россия вмешивается в избирательные кампании в Европе, в частности, в социальных сетях?"

"Я не знаю, - ответил Бабиш. - Это то, что мы читаем в газетах, у нас демократия, знаете, как это происходит, СМИ что-то пишут, а потом кто-то говорит, что это неправда... Моя партия ("Акция недовольных граждан", ANO. - Прим. ред.) не подвержена такому влиянию, так как она не нуждается в поиске денег и является прозрачной".

"Вас беспокоит то, что чешский президент Милош Земан близок к России?" - спросила журналистка.

"Близок к России... Он туда поехал, потому что наши компании стремятся экспортировать. Внешнюю политику ведет правительство. Если президент едет в Россию или в Китай, то это его выбор. В качестве премьер-министра я постараюсь сосредоточиться, прежде всего, на ЕС, на вопросах, стоящих перед нами, таких как миграция, терроризм и, возможно, реформы. Но необходимо искать решение по выходу из тупика с Россией, поскольку Россия является поставщиком нефти. Такая ситуация никому не приносит счастья", - уверен Бабиш.

"Словакия находится в еврозоне, а вы - нет. Это создает для вас проблему?" - спросила Кауфман.

"Когда говорят о Европе двух скоростей, у меня это вызывает хохот. Как вы измеряете скорость? Скорость у Чехии отличная, сопоставимая с отдельными странами еврозоны! У нас положительный баланс бюджета, одна из самых низких степеней задолженности в Европе. Взгляните на страны, не являющиеся членами еврозоны, Великобританию, Польшу, Данию: я не вижу доказательств того, что кто-то больше процветает в еврозоне", - отметил премьер-министр.

"Новое разделение Восток-Запад внутри ЕС вызывает у вас обеспокоенность?" - спросила журналистка.

"Нет, это не решение! Это только его видимость, поскольку Брюссель говорит: "Вы должны согласиться на квоты", в то время как у нас другая история иммиграции. Именно поэтому нам трудно согласиться на то, что кто-то нам скажет, кто должен у нас жить. Мы не хотим этих мигрантов, мы хотим мигрантов из Украины и других стран, позвольте нам самим выбирать тех людей, которые приедут к нам работать!" - заявил Бабиш.

Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 декабря 2017 > № 2419462 Андрей Бабиш


Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра

Запад сам отказался играть с Россией белыми

Укрiнформ, Украина

Александр Вондра — человек с богатой биографией: диссидент во времена Чехословакии, в Чешской Республике он занимал немало значимых постов, в числе которых можно назвать такие как заместитель министра иностранных дел Чешской республики (причем дважды: в 1993-1997 годы, тогда он руководил формированием штата МИДа независимой Чехии, и в 2003-м, тогда он отметился тем, что выступал против увеличения импорта нефти из России), министр иностранных дел (2006-2007), заместитель премьер-министра Чехии по европейским вопросам (2007-2009), министр обороны (2010-2012)… Политик сыграл немалую роль в процессах интеграции страны в евроатлантические структуры.

Сегодня Вондра — директор Пражского центра трансатлантических отношений. Демонстративно подчеркивая, что не занимает никаких официальных должностей, продолжает держать руку на пульсе, выступает на различных чешских и международных конференциях.

Для изменения поведения России недостаточно ограниченных санкций Запада

«Укрiнформ»: Господин Вондра, вы критиковали Запад за его слабый ответ на нарушение Россией международного права. Каким он, по-вашему, должен был быть?

Александр Вондра: Прежде всего, я думаю, что Запад должен вести политику с позиции силы, а не слабости. Он должен быть в состоянии сдержать поведение России до того, как она начнет действовать. Потому что отвечать всегда сложнее, чем изначально определить порядок дня самому. Потому что отвечать — это как играть в шахматы черными фигурами. А играть лучше белыми, потому что они задают повестку дня.

Я вижу проблему в том, что Запад в прошлом отказался от игры белыми и начал плохо играть черными. Это было сделано из-за неспособности отреагировать на аннексию Россией Крыма, что стало попросту нарушением обязательств, данных в начале 1990-х, когда Украина отказалась от ядерного оружия в обмен на политические гарантии своей территориальной целостности. В таких ситуациях должен быть зеркальный ответ — что-то, чтобы не допустить повторения Россией подобного сценария, особенно в отношении тех стран, которые являются членами и партнерами НАТО и находятся под ее защитой.

Единственным подходящим ответом было бы предупредить Россию, что она нарушила Будапештский меморандум, и с этого дня мы больше не обязаны придерживаться наших обязательств от 1997 года (Основополагающий акт Россия — НАТО 1997 года — прим. ред.). Но Запад не отважился сделать это и стал уязвимым.

Например, Россия нарушает Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, значит, США либо тоже могут модернизировать свои вооружения, либо дать правильный ответ о размещении аналогичного оружия в Центральной и Восточной Европе. Но есть обязательства от 1997 года.

Запад вместо этого объявил санкции против России. Но, постойте: ограниченные санкции вредят России недостаточно, чтобы изменить ее поведение. Запад переиграл сам себя и загнал себя в ловушку, потому что однажды ему придется отказаться от санкций, они не навсегда. Уже сейчас идут дебаты, в том числе в Германии, в США, о том, чтобы вернуться к business-as-usual с Россией. И в этом проблема.

— В такой ситуации как, по-вашему, можно не допустить повторения сценария в будущем? Россия может пойти на это?

— Я не могу говорить за россиян. Надеюсь, что они не станут повторять сценарий, который осуществили в Крыму.

Но нельзя полностью уповать на то, что они этого не сделают. В сегодняшних международных делах доверия недостаточно, если речь идет о нации-конкуренте, а не о дружественной стране.

Поэтому Запад должен одобрить меры, которые будут сдерживать Россию от повторения.

России не под силу разрушить западные демократии

— Вас невозможно заподозрить в русофилии, однако на недавней конференции «Разговор о НАТО возле Бранденбургских ворот» в Берлине вы жестко раскритиковали Запад за то, что рукопожатия с русскими уже приравниваются к «политическому самоубийству». Это вы что имели в виду?

— Это другая проблема. Россия — большая страна, ядерная. Держава, которую, я думаю, невозможно изолировать. И уж точно ее нельзя изолировать одними лишь санкциями. И кто-то же должен с ними говорить с позиции принципов. Диалог между Западом и Россией крайне нужен. Не только о том, что разделяет, а о вещах, которые беспокоят и нас, и их. Исламский радикализм, например, это общий вызов и России, и нам.

Кто как не американский президент имеет власть, чтобы говорить с Путиным? Кто как не НАТО как крупнейший альянс, организация, которая объединяет американцев и европейцев? Но из-за истерии, в частности, в США, в политике стало уже почти невозможным приближаться к русским и говорить с ними, не совершая «политического самоубийства». И поэтому никто не говорит с русскими из-за внутренних политических причин. Из-за мании, что российский КГБ вмешивается в американские выборы и по всему миру. Послушайте, это глупо: Америка — великая держава, и русские попросту не могут победить ее демократию. Они недостаточно сильны для того, чтобы разрушить даже нашу (чешскую) демократию, я уверен в ней. И поэтому думать, что они управляют всем и вся… — это не соответствует действительности.

Даже в самые тяжелые годы холодной войны, когда СССР был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть

Я уверен, что они работают против нас, это естественно, спецслужбы за это получают деньги. Но и мы должны работать против них, а не просто кричать, что они работают против нас. Но Запад погружен в мечты, что он живет в каком-то чудесном 21 веке, в котором будет общее управление, и все будут счастливы, что ада нет вовсе. Таким образом мы сами создаем альтернативный ад. И теперь мы платим цену за глупость Запада.

Стратегический диалог — нормальная вещь. И даже в самые тяжелые годы Холодной войны, когда Советский Союз был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть.

Международная политика — большой бизнес

— В январе этого года вы были одним из подписантов открытого письма президенту США, предостерегая его от «большой сделки» с Путиным. Какими вам видятся действия американского президента в отношении России сегодня?

— Я подписал письмо, потому что ощущал, что есть приступ наивности среди американских политиков времен Обамы в том, что касается отношений с Россией. Но международная политика — это не воскресная молитва в церкви, это в большей степени бизнес. И поскольку я наблюдал это пренебрежение ключевыми принципами делового характера международной политики, я и написал письмо Трампу.

Я думаю, с одной стороны, Трамп как-то понимал, что вызов России требует другого ответа, и тут я согласен с ним. С другой стороны, я опасался, что, играя по-крупному, он может продать малое.

Другими словами, приход Путина в Европу — это не приход Сталина или Ленина, это как явление царя Александра на Венском конгрессе. Наша единственная проблема — у нас нет Меттерниха (Клеменс Меттерних, австрийский министр иностранных дел, руководивший организацией Венского конгресса 1814-15 гг, перекроившего карту Европы — прим. ред.). Чехи или поляки считают, что если бы у нас был Меттерних, он бы не продал нас.

Так что мой мессидж Трампу был: если ты хочешь быть Меттернихом, это отлично, но ты не должен продавать нас.

— Президент Чешской Республики Земан сделал не так давно заявление с международной трибуны, что Россия должна заплатить за Крым — и дело решено…

— Я не голосовал за Земана, и я не согласен с Земаном. Я могу сказать лишь, что это пожилой человек, который пытается быть деловым. Но ставки, цену он установил слишком низкие. Как русская проститутка, которая хочет продать свое тело по очень скидочной цене.

Украине повезло, что у Бабиша нет бизнеса в России

— В Чехии сейчас проходит процесс формирования правительства. Как вы думаете, какой будет его политика в отношении России и Украины?

— Я не знаю. Я даже не знаю, будет ли правительство. И я не фанат Бабиша. Мне он представляется скорее проблемой, чем решением для формирования чешской политики.

Вы должны быть счастливы тем, что у него нет никакого бизнеса на Востоке (Европы), в России. Пока нет. У него большой бизнес в Германии. Поэтому я не думаю, что он будет «свободным художником», поскольку ему нужны деньги ЕС, субсидии для его основного бизнеса.

КОНТЕКСТ

Новая газета

Россия опаснее, чем СССР

AldriMer.no30.11.2017

Россия не собирается отступать на Украине

The National Interest04.12.2017

Россия очень кстати демонстрирует рост!

Akşam01.12.2017

Россия контролирует Трампа?

The New York Times29.11.2017

Я вижу в Бабише человека, который, с одной стороны, использует очень популистский язык, привлекая внимание дома, но в то же время, я ожидаю, что он будет вести себя очень конформистски и прагматично для своего бизнеса.

Проблема в том, что он толкает неким образом чешскую демократию в восточном направлении, меняя ее натуру. С 1989 года мы строили демократию как какой-то процесс «вверх дном». Он переворачивает это на «верхом вниз». Он — второй богатейший человек в стране. Его абсолютное богатство равняется таковому Трампа. Но в относительном измерении его богатство может сравняться с объемом чешской экономики. В этом разница: он — абсолютный монополист в чешской экономике, Трамп же лишь сравнительно небольшой застройщик недвижимости.

Мне трудно сказать, чего вам ожидать от Бабиша, но сейчас он испытывает трудности с формированием правительства большинства. Потому что он, как акула: традиционные партии бояться вступать с ним в коалицию, потому что он их проглотит. Стоит огромный вопрос, сможет ли он создать солидное правительство при доверии парламента.

Думаю, еще месяц-полтора ничего не будет происходить на международном направлении, а там посмотрим.

Ради блага страны надо забыть о личных амбициях

— Вы были одним из тех, кому приписывают одну из самых больших заслуг в том, чтобы Чехия стала членом НАТО в 1999 году. Что бы вы посоветовали нашей стране, чтобы приблизить членство в НАТО и в ЕС?

— Честно говоря, у меня нет простого ответа на эти вопросы. Я много сделал для того, чтобы помочь вам году в 2003-м, накануне Оранжевой революции. Я провел много дней и недель в Киеве, несмотря на болезнь моей жены, которая была в Праге. Но потом вы так много напортили… Эти стычки между Тимошенко и Ющенко…

Могу сказать на примере нашей демократии. После 1989 года («Бархатной революции» в Чехословакии — прим. ред.) тоже было два парня — Гавел и Клаус (Вацлав Гавел — первый президент Чехии, в 1993-2003 гг., Вацлав Клаус — второй президент Чехии, в 2003-2013 гг. — прим. ред.). Они были как день и ночь. Они ненавидели друг друга. Но ради блага демократии, блага страны они смогли сотрудничать и отставить в сторону свою враждебность. И в самое критическое время, между 1990 и 1997 они просто работали вместе. Потом Гавел объявил «войну» Клаусу, они разошлись полностью, но к тому моменту у нас уже были обязательства со стороны НАТО и ЕС. Страна получила «якорь» и могла позволить себе роскошь внутренних раздоров и битв. Но в часы, когда мы старались закрепить страну, мы были едины.

А вы совершили ошибку, вы не использовали время между 2003 и 2008 гг., когда все еще было окно возможностей, когда Запад показывал мощь, когда дверь была открыта. Но после 2008-го, после прихода в 2009 году Барака Обамы, с началом экономического кризиса в Европе, Запад начал плохо играть на восточном и южном направлениях. Я думаю, это продолжается.

Я не могу вам предложить некий рецепт легкой дороги на Запад. Теперь многое зависит от вас. Если мы имеем огромную геополитическую игру, то надо либо бороться, откинув все сомнения, либо вообще не играть в нее.

Есть три альтернативы: пригласить на обед и быть готовым платить за него, не приглашать на обед (и тогда страна хотя бы понимает, о чем речь, и может сконцентрироваться на своих реформах сама) или пригласить на обед и не платить в конце. И это — наихудший сценарий. И это то, что Запад сделал в свое время в отношении Украины, предложив ей соглашение об Ассоциации. Это цинично, но это правда.

Проблема была в том, что Обама переложил украинские дела на плечи европейцев, а плечи Европы были настолько слабы, что не смогли удержать ее. И в целом неспособность европейцев играть жестко привела к тому, что Путин интерпретировал это и аннексировал Крым. Для нас это должно быть уроком, что если вы решили играть, то играть надо жестко.

Не переборщить с интеграцией

— Чехия — все же не очень большая страна, чтобы оказывать определяющее влияние. Но Германия таковой является. Готова ли она взять на себя ответственность?

— Боюсь, что нет. Было известное высказывание британского премьера Бенджамина Дизраэли, который так прокомментировал акт объединения Германии в 1871 году: Германия слишком большая, чтобы быть лишь одним из многих игроков, но слишком мала, чтобы навязывать свою волю другим. И это традиционная немецкая ловушка. Сейчас Европа другая, мы имеем европейскую интеграцию, но это все еще очень незавершенное дело. Посмотрите на Испанию, Каталонию, Италию. Думаю, это правило Дизраэли работает и сегодня.

— Брексит, референдумы в странах… Не кажется ли вам, что европейский проект потихоньку разваливается?

— Я надеюсь, что он не провалится. Потому что эта свобода передвижения капиталов, людей, услуг, товаров — это то, что для всех нас очень важно. Внутренняя открытость Европы, по крайне мере для нас, чехов, напрямую связана с благосостоянием. Закрытие границ вновь будет катастрофой для экономического развития Чехии. Я надеюсь, мы останемся вместе.

Но для того, чтобы оставаться вместе, я думаю, мы должны умерить наши амбиции. Мы должны быть осторожны в продвижении интеграции выше лимитов, с которыми люди могут жить.

Европа, несмотря на всю интеграцию в экономике и политике, по-прежнему остается еще очень многоликой. Континент с разнообразными культурами. Нет никакой политической европейской нации; есть немецкая нация, французская…

Я бы был осторожным в ускорении интеграции выше пределов, потому что это как веревка — если тянуть слишком сильно, она может порваться в любой момент.

— То есть, нет — дальнейшему расширению?

— Я в большей степени предупреждаю по поводу непомерного углубления интеграции, а не расширения.

В то же время, будем реалистами: среди западноевропейских институтов не слишком много воли и желания продолжать расширение так быстро, как они делали в прошлом.

Я далек от того, чтобы обещать вам что-то, что от меня не зависит.

Александр Вондра, экс-министр обороны, экс-министр иностранных дел Чехии

Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра


Россия. Чехия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 ноября 2017 > № 2400019 Алексей Макаркин

Промежуточные институты. Как рождается консенсус о целях их внедрения

Алексей Макаркин

Промежуточные институты – механизм не уникальный, уже опробованный не только в западных демократиях. Он подходит для поэтапного перехода к новому уровню государственного развития. Но только при условии, что все участники процесса понимают общие цели этого перехода

Идея реформировать Россию с помощью выстраивания промежуточных институтов выглядит привлекательной, тем более что она опирается на конкретный опыт других стран, причем очень разных. Ей нельзя предъявить модное обвинение в некритичном копировании западного опыта для уникальной и неповторимой России (хотя такие обвинения нередко выдвигают люди, готовые использовать этот опыт в индивидуальном порядке, когда речь идет о потребительском стандарте). В пользу промежуточных институтов есть и еще один аргумент, который трудно опровергнуть даже этой категории критиков, – таким путем шел Китай в ходе своего транзита от культурной революции к рыночной экономике.

Еще Пушкин, когда писал в «Осени» о творчестве поэта, задал загадочный вопрос: «Плывет. Куда ж нам плыть?» В черновиках сохранились и попытки ответа, но в каноническую редакцию они не попали. Занятно, что они были связаны с мотивами как знакомых поэту Кавказа и Молдавии, так и дальних стран, которые его манили, – чем не повод для размышлений, которые, впрочем, к данному тексту имеют косвенное отношение. Мы же отметим, что вопрос о целеполагании, о том, каково должно быть направление пути, является ключевым в любом деле, будь то творчество или реформирование (которое кое-где может быть сродни творчеству).

Исключения ради согласия

В Китае, как и в Чехии (также успешный пример использования промежуточных институтов), был консенсус элит по поводу основного направления развития страны и общества. Складывался он трудно, через исключение мощных, ранее ведущих элитных слоев из процесса принятия решений.

В Чехии это произошло в результате бархатной революции, которая для значительной части населения была вовсе не бархатной. Если после 1968 года в стране проводилась жесткая «нормализация», когда сторонников Пражской весны отправляли мести улицы и сторожить котельные, то после 1989-го последовала обратная реакция, выразившаяся в люстрациях. В результате был срезан весь верхний бюрократический слой, который ассоциировался с «нормализацией» – вне зависимости от отношения его представителей к реформам. Неудивительно, что в современной Чехии сохранилась ортодоксальная компартия, которую изначально поддерживали люстрированные чиновники, их чада и домочадцы.

В Чехии консенсус элит был вокруг европейского пути развития, процесса «возвращения в Европу», преобразования Восточной Европы в Центральную – можно называть его как угодно, суть не меняется. В рамках этого пути надо было не только провести рыночные реформы, но и обеспечить нормальный диалог с обществом. Не из альтруизма, а из осознания того факта, что раз в несколько лет проходят конкурентные выборы, на которых надо отчитываться перед избирателями. И отказаться от них нельзя, потому что в Европе не поймут и к себе не возьмут. Таковы правила игры, которым надо было следовать не только чехам, но и венграм, и полякам, у которых не было чешского межвоенного опыта жизни при демократии.

В Китае и исходные условия, и параметры консенсуса были, конечно же, иными. Страна, где большинство населения и до культурной революции продолжало жить фактически на уровне XIX века, была полностью разорена за десятилетия безумных экспериментов. После смерти Мао консенсусным для большей части элиты стало представление о том, что внутренние конфликты должны решаться без апелляции к массам и массовых же репрессий.

Лидеры, оказавшиеся за пределами этого консенсуса, неспособные управлять иными методами, кроме соединения силового ресурса и политической демагогии (так называемая «банда четырех»), были арестованы и отданы под суд. Затем произошло второе разделение – менее известное, но не менее принципиальное. Пять лидеров – глава партии и государства Хуа Гофэн и четверо его соратников (прозванные «малой бандой четырех») – настаивали на том, что в политике надо проявлять разумную сдержанность, а в экономике вернуться от маоистского хаоса к социалистической плановой системе. От них избавились не столь жесткими методами – просто отправили на пенсию с минимальным почетом.

Наконец, на третьем этапе из правящей элиты были исключены сторонники политической либерализации, которую большинство элиты признало угрозой для стабильности. Весь этот процесс исключений занял почти полтора десятилетия (1976–1989) – от смерти Мао до разгрома митинга на площади Тяньаньмэнь. В результате сложился консенсус, существующий и сейчас, несмотря на коррупционные потрясения и усиление влияния Си Цзиньпина. Партийная олигархия, рыночная экономика, ухаживание за инвесторами, подавление оппозиции – все это компоненты китайской модели. Но в ее основе – представление элиты о том, что именно такая модель сделает страну одним из ведущих игроков на мировой арене.

Дефицит энтузиазма

Что мы видим в России? В элите есть консенсус, но основанный на неприятии любых революционных сценариев. Даже верный ленинец-сталинец Геннадий Зюганов говорил, что страна исчерпала лимит на революции. Элиты воспринимают революционные процессы – что бархатные, что небархатные – как угрозу своему существованию. Население тоже не принимает революционного сценария, обоснованно полагая, что, пока паны дерутся, у холопов чубы трещат. «Арабская весна» в сочетании с украинским Майданом окончательно дискредитировали любые подобные варианты. Таким образом, и элиты, и население при всех различиях между ними едины именно в этом.

Что же касается перемен, то здесь куда сложнее. Суперэлита, оказывающая влияние на принятие государственных решений, – это очень узкий слой, – желает сохранить статус-кво. Большая часть элиты хотела бы снижения давления на нее со стороны силовиков и реального уменьшения административных барьеров. Она может декларировать необходимость новых институтов и даже поучаствовать в их создании. Но у этого большинства нет драйва для того, чтобы инициировать перемены. После дела ЮКОСа оно ослаблено, лишено субъектности.

Более того, те же представители элиты, которые сегодня осуждают вмешательство силовиков в экономику, завтра вполне могут попросить знакомого полковника или генерала помочь разобраться с конкурентом. И не видеть в этом ничего плохого – ведь все это делают. Добавим к этому и невысокую легитимность российской элиты в отличие, например, от Китая, где она изначально была тесно связана с самым героизированным периодом истории страны, – войной против японцев и местных коррумпированных генералов-милитаристов.

Население тоже не против перемен – если без стрельбы на улицах и прочих потрясений. Но вопрос в том, что это за перемены. Чаще всего речь идет о более справедливой экономике, социальной сфере, политике. Но бороться за них, создавать коалиции для решения конкретных задач, даже если это не представляет угрозы для собственного благополучия, люди не хотят. Есть узкий слой россиян, кто готов к эволюционному действию, но их слишком мало. Причем политическая реакция ведет к тому, что у некоторых опускаются руки и они уходят в эмиграцию – внутреннюю или внешнюю. Советская формула «тебе что, больше всех надо» сохраняет свою актуальность.

И самое главное – не видно цели, к которой надо идти, хоть рывками (что свойственно российской истории), хоть эволюционно, постепенно переходя от более простых институтов к более сложным, укореняя их в обществе, придавая им легитимность и устойчивость. Европейский путь в обозримом будущем невозможен – даже в 1990-е годы, когда идея сближения с ЕС была куда более популярна, россияне хотели жить не «в Европе», а «как в Европе», видя в опыте Старого Света прежде всего материальную составляющую. А сейчас для россиян Европа – это не только геополитический противник, но и территория однополых браков и торжествующих мигрантов. Европа, в свою очередь, тоже воспринимает Россию иначе, чем в девяностые, – как страну, от которой исходит угроза. Так что чешский вариант не проходит.

Однако и с собственным путем, как в Китае, дело обстоит не лучше. В публичном пространстве немало патриотической риторики, которая сегодня политкорректна – как в начале девяностых была принята риторика либеральная. Но за ней нет не только уверенности в правильности выбора, но и способности реально планировать на перспективу. Сейчас горизонты планирования резко сузились – те, кто пытается просчитать на несколько лет вперед, воспринимаются как стратеги. А многочисленные стратегические документы, над которыми трудятся серьезные профессионалы, не воспринимаются всерьез. Ведь никто не знает, каковы будут нефтяные цены не только через пять-десять лет, но и в следующем году. Даже в коренных вопросах стабильности политической системы ситуация не лучше – так, например, проспали сланцевую революцию, оказавшую прямое воздействие на нефтяной рынок.

Нет и понимания того, каковы цели российской внешней политики, с которой традиционно связан экономический курс. Каковы интересы страны в Сирии, на Балканах, в Венесуэле. Как выстраивать отношения с Украиной, чего хочет Россия от Евразийского союза. И в целом – какое место отводит себе Россия в современном мире. Если одной из «сверхдержав» (к тому же с тенденцией к самоизоляции), то надо учитывать все риски перенапряжения и отставания, с которыми в свое время не справился Советский Союз. И, конечно, это никак не совместимо со строительством современных стабильных рыночных институтов, в том числе и поэтапным.

Все это не означает, что нельзя пытаться стимулировать локальные перемены – надо только понимать пределы возможного. Чтобы потом не разочаровываться.

Россия. Чехия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 ноября 2017 > № 2400019 Алексей Макаркин


Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Товарооборот России и Чехии вырос на 40 процентов

22 ноября 2017 года Министр экономического развития РФ Максим Орешкин открыл Российско-Чешский экономический форум. В работе форума приняла участие самая большая чешская предпринимательская делегация за последние 25 лет - порядка 100 компаний. Участники обсудили перспективы торгово-экономического сотрудничества России и Чехии. По итогам форума подписана серия коммерческих соглашений. Это свидетельствует о благоприятной макроэкономической конъюнктуре и инвестиционном климате, которые способствуют развитию предпринимательской деятельности.

Максим Орешкин: Уважаемый Президент Земан, уважаемые коллеги!

Действительно стоит отметить, что сегодняшний форум имеет рекордное за 25 лет представительство чешского бизнеса в России. Можно отметить несколько причин, почему это происходит. Первая причина – это, конечно, тот факт, что в целом отношения между Россией и Чехией очень дружественные. Это проявляется и в экономической сфере. Недавно в Чехии, в Брно, состоялась 59-я машиностроительная выставка, и там активно были представлены российские регионы и компании. Эти постоянные контакты, которые затем находят отражение в заключенных контрактах и в итоге приводят к тому росту товарооборота, который мы имеем в этом году - выше 40%. Это очень высокие позитивные цифры. Все это проявляется именно таким образом.

Второй момент – это, конечно же, экономическая ситуация в России. Она была непростой в течение нескольких лет пока экономика адаптировалась к резко изменившимся ценам на нефть. Но ситуация с середины 2016 года - возобновление экономического роста, окончание адаптации к низким нефтяным ценам.

Господин Президент сейчас говорил о хороших макроэкономических показателях Чехии. Я о них знаю не понаслышке. Я когда работал в инвестиционных банках, как экономист внимательно изучал экономику Чехии. Поэтому действительно, могу со своей стороны подтвердить прекрасные экономические показатели.

Но у нас тоже ситуация неплохая. У нас государственный долг меньше, чем у Чехии: чуть больше 10% ВВП. А по дефициту бюджета, несмотря на то, что цены на нефть падают до отметок около 40 долларов за баррель, в этом году мы получим значение меньше 2%. То есть, тут у нас тоже ситуация налаживается. У нас ситуация позитивная и по другим направлениям. 2 года назад инфляция была выше 15%, российское Правительство, российский Центральный банк дали обещания, что в 2017 году мы выйдем на целевые показатели. Мало кто в это верил 2 года назад, но на сегодняшний день мы имеем инфляцию на уровне 2,6%. Цифры и обещания выполняются.

Говоря глобально, можно сказать, что российская экономика вошла в новую фазу экономического роста. Мы завершили имплементацию блока структурных макроэкономических реформ. Это то, что мы делали в 2015 и в 2016 годах. И сейчас мы создали очень прочный фундамент для развития российской экономики на годы и даже можно сказать на десятилетия вперёд.

Вопрос, который сейчас обсуждается, это вопрос темпов экономического роста. В этом году и мы, и многие международные организации ожидают рост около 2% – плюс, минус. Глобальный вопрос – как будет расти российская экономика? Будет она расти на 2%, 3% или на 4% в год. Сейчас Правительство, Центральный банк нацелены на то, чтобы реализовать ряд программ, изменений, – а что-то уже реализуется – для того, чтобы выходить постепенно на более высокие темпы экономического роста и тем самым создавать, в том числе, для чешского бизнеса большие возможности на российском рынке.

Важно отметить, что экономические отношения России и Чехии – это не просто попытка продать свою продукцию на другой рынок, но и большое количество проектов, где мы работаем вместе. Для России очень важно по мере развития новой фазы экономического роста все больше встраиваться в глобальную экономику. Есть очень красивый и яркий пример из взаимодействия России и Чехии, когда есть и совместное производство, и поставки идут на третьи рынки, есть яркие примеры и в автомобилестроении и в ряде других отраслей. Господин Президент вспоминал и историю с самолетостроением, и много отраслей, где Россия и Чехия работают вместе, чтобы создавать качественную продукцию.

Одна из тем, которую мы вчера обсуждали на встрече президентов, – это активное движение вперед по треку малого и среднего бизнеса. Очень важный вопрос, потому что это еще плотнее будет связывать российскую и чешскую экономики. То, что будет позволять открывать те ниши, которые до сих пор были закрыты.

Была дискуссия по вопросам локализации, как мы здесь движемся вперед. Как раз малый и средний бизнес - это тот инструмент, это более тесное взаимодействие чешских компаний, которые работают на российском рынке с поставщиками малых и средних компаний в России, и наоборот, это взаимодействие российского бизнеса с малым и средним бизнесом Чехии. На самом деле мы понимаем важность таких изменений, например, Правительство подготовило соответствующий законопроект по снижению доли участия иностранного капитала в малом и среднем бизнесе для того, чтобы признавать малый и средний бизнес возможным участником всех тех программ поддержки, которые есть на российском рынке. Поэтому здесь мы ждем и по этому каналу активное участие малых и средних компаний Чехии на российском рынке. Будем их также поддерживать, как и российский малый и средний бизнес.

Потенциал довольно большой. И еще раз повторюсь, тот товарооборот, который мы видим после нескольких лет спада, это очень позитивный сигнал. Рост на 40% – это очень важная цифра, потому что такой рост товарооборота у России в этом году есть с ограниченным количеством стран. Это еще раз подчеркивает и важность российско-чешских экономических отношений, и их большой потенциал.

Отреагирую на то, чем господин Президент закончил свое выступление. Я вчера присутствовал на переговорах на уровне президентов. Действительно, они прошли в очень положительной и очень дружественной обстановке. Мы обсуждали много вопросов экономического сотрудничества, сотрудничества в других областях, в культурной области. И здесь позитив был абсолютно заметен невооруженным взглядом.

Понятно, что у такого позитивного сотрудничества, у такого спряжения в экономической, торговой и других сферах России и Чехии есть очень много противников. Поэтому очевидно, что на пути этого движения вперед будут появляться и разные провокации, и просто откровенные глупости, в том числе в информационном поле. У нас есть стратегическое понимание взаимодействия России и Чехии, нам нужно двигаться вперед. Провокации будут случаться, глупости будут случаться. Нам нужно стараться обращать на них поменьше внимания, конечно, нужно стараться, чтобы их было меньше. Но стратегическое взаимоотношение России и Чехии очевидно, движение вперед очевидно.

Спасибо!

Россия. Чехия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2411289 Максим Орешкин


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 ноября 2017 > № 2395632

Заявления для прессы по итогам российско-чешских переговоров.

По завершении российско-чешских переговоров Владимир Путин и Милош Земан сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Переговоры с Президентом Чешской Республики прошли в дружеской, конструктивной атмосфере.

Мы детально обсудили весь комплекс вопросов двустороннего сотрудничества, наметили некоторые планы на будущее. Обменялись мнениями по актуальным международным и региональным проблемам.

Сегодняшняя встреча с господином Земаном – уже вторая в текущем году. Это свидетельствует о большом значении, которое придаётся развитию двустороннего сотрудничества.

Через полтора месяца, в январе 2018 года, мы будем отмечать 25-летие установления дипломатических отношений между нашими странами.

Приоритетное внимание на переговорах уделили экономическим связям. В этом году общими усилиями удалось преодолеть наблюдавшийся последние несколько лет спад во взаимной торговле. Господин Президент уделяет этому особое внимание на всех наших встречах. И в январе – сентябре двусторонний товарооборот вырос на 42,9 процента.

Свой вклад в развитие торгово-экономических связей вносит Межправкомиссия. Вместе с господином Земаном в Россию приехала и представительная делегация чешских предпринимателей, они примут участие в двух деловых форумах – в Москве и в Екатеринбурге. Уверен, эти мероприятия будут способствовать активизации деловых связей.

Обсудили сотрудничество в нефтегазовой сфере. Здесь объём очень большой: Чехия не только крупный рынок для российских товаров, но и важное звено в транзите российского топлива потребителям в Западной Европе. В этом году через территорию Чехии уже прокачено в Европу свыше 19 миллиардов кубических метров газа.

Активно развивается сотрудничество в атомной энергетике. Мы поставляем ядерное топливо на электростанции в Чехию, оказываем техническое содействие в обслуживании станций.

Обсуждали вопросы промышленной кооперации, в том числе в области автомобилестроения. Концерн «Шкода», как известно, осуществляет сборку машин на российских автозаводах в Калуге и Нижнем Новгороде. Другие чешские компании выпускают автокомпоненты: фирма «Бриск» производит свечи зажигания в Тольятти, «Югострой» – гидравлические насосы в Татарстане.

Есть многообещающие совместные проекты в высокотехнологичных и наукоёмких сферах.

Предприниматели из Чехии в целом широко представлены на российском рынке. Это такие сферы, как металлургическая промышленность, фармацевтика, сельское хозяйство, производство химической, текстильной продукции.

Развивается межрегиональное сотрудничество: более 20 субъектов Российской Федерации имеют соглашения о сотрудничестве с чешскими краями.

Развиваются гуманитарные связи. Послезавтра Президент Земан откроет в Государственном историческом музее в Москве выставку «Сокровища Пражского Града». В Чехии выступают и планируют выступать наши ведущие коллективы.

Я выразил господину Президенту и всем гражданам Чехии признательность за бережное отношение к нашим воинским мемориалам на чешской территории, где захоронено более 50 тысяч военнослужащих, погибших в боях за свободу Чехословакии, в борьбе с нацизмом.

Развиваются отношения, связи между высшими учебными заведениями: между вузами подписано 70 двусторонних соглашений. Поддерживается и обоюдный интерес к изучению языков – русского и чешского соответственно.

Господин Земан выступил с инициативой об учреждении российско-чешского дискуссионного клуба, который призван стать дополнительной площадкой для неформального общения представителей гражданских обществ России и Чехии. Безусловно, мы эту инициативу поддержим.

Коснулись также наиболее актуальных вопросов европейской, глобальной повестки дня. Считаем, что общим интересам отвечала бы нормализация отношений между Евросоюзом и Россией.

Я проинформировал господина Президента о нашем видении перспектив урегулирования на Украине, а также о результатах вчерашней встречи с Президентом Сирии господином Башаром Асадом, наших планах по борьбе с терроризмом в Сирии и о завтрашней трёхсторонней встрече с президентами Ирана и Турции.

Хотел бы в завершение поблагодарить господина Президента и всех наших чешских коллег и друзей за открытый, содержательный разговор сегодня.

У господина Президента и его команды ещё большая программа в России. Уверен, что эта работа пойдёт на пользу развитию двусторонних связей. И хочу поблагодарить господина Президента за то внимание, которое он уделяет развитию российско-чешских отношений.

Спасибо.

М.Земан (как переведено): Дамы и господа! Уважаемый господин Президент!

Позвольте мне продолжить мысли господина Президента Путина и высказать некоторые данные.

Я привёз с собой где-то 140 чешских предпринимателей, а поскольку у соответствующего подразделения чешской армии, которое обслуживает правительство, только два самолёта марки Airbus, то нам пришлось ещё взять в аренду третий самолёт.

Когда я летел во Францию, меня сопровождали 14 предпринимателей, а по пути в Россию меня сопровождают 140 предпринимателей, из чего можно сделать вывод, что Россия важнее в десять раз для нас, нежели Франция.

Что касается конкретных договорённостей, документальных договорённостей, то десять из них будут подписаны в Москве и три – в Екатеринбурге. Совокупный объём подписанных соглашений составит 20 миллиардов американских долларов.

Отрадно, что в чешских высших учебных заведениях в настоящее время обучаются шесть тысяч студентов из России. И также радует, что растёт не только экспорт и импорт, но увеличивается и количество российских туристов, которые приезжают в Чехию.

Это подтверждает, что, вопреки всяческим санкциям, экономическое сотрудничество развивается. Но это, однако, не означает, что я смирился с санкциями. Вы хорошо знаете, что уже в течение долгого периода времени я являюсь их противником, и это касается не только санкций, предпринятых ЕС против Российской Федерации, но также и санкций, предпринятых Российской Федерацией против ЕС.

В один прекрасный момент с этим нужно кончать, господин Президент, в области продовольственной и пищевой промышленности. Ведь если вы этого не сделаете, вы будете лишены наших отличных сыров и йогуртов.

В.Путин: Пиво достанем, а с йогуртом мы как-нибудь разберёмся. (Смех.)

М.Земан: Я не знаю, касаются ли санкции пива, по-моему, всё-таки нет.

Но Вы, господин Президент, проявили излишнюю скромность в любом случае, поскольку идея об учреждении русско-чешского дискуссионного форума родилась у нас совместно, причём на территории Китая. Я буду рад, если в этом форуме будут принимать участие прежде всего историки, если перед ними откроются архивные фонды, будут представлены новые документы, которые помогут пролить свет на некоторые страницы нашей совместной истории.

И в заключение хочу добавить, что считаю своим приятным долгом, что буду иметь возможность вручить государственные награды ветеранам Второй мировой войны, которые принимали участие в героическом освобождении Чехословакии.

Есть и такие люди, которые осуждают и имеют тенденцию переписывать историю. Мне кажется, это просто убого.

В своём интервью агентству ТАСС – я его недавно давал – я приводил пример бывшего украинского премьер-министра Яценюка, который, выступая перед репортёрами немецкого канала ARD, сказал следующее (я цитирую): «В 1943 году СССР напал на Германию, а по дороге оккупировал Украину». И это был, прошу обратить внимание, премьер-министр. Сейчас он уже этого поста не занимает, но боюсь, что причиной смещения или отставки не стало это интервью.

Так что те, кто не помнит своего прошлого, осуждены к тому, чтобы его повторить.

Спасибо за внимание.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 ноября 2017 > № 2395632


Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360288 Дмитрий Добров

Миллиардер Бабиш победил на выборах в Чехии

Дмитрий Добров, ИноСМИ, Россия

На прошедших в Чехии парламентских выборах с большим отрывом одержала победу партия ANO (Акция недовольных граждан), которую возглавляет миллиардер словацкого происхождения Андрей Бабиш. ANO (в буквальном переводе «Да») получила около 30% голосов, в то время как правящая социал-демократическая партия нынешнего премьера Богуслава Соботки потерпела сокрушительное поражение, набрав лишь 7,3 %.

Потеряли поддержку избирателей и другие «старые» партии Чехии: правоконсервативные «Гражданские демократы» — 11,3% голосов, коммунисты — 7,8%, а либеральная Top 09 бывшего министра иностранных дел Карла Шварценберга — 5,3%.

Одновременно на политическую арену сенсационно вышли партии-аутсайдеры, такие как как левацко-анархистские «Пираты» (10,8% голосов) и правопопулистская, антимигрантская «Свобода и прямая демократия» — 10,6%. Выборы ослабили политическую систему Чехии, поскольку привели к дроблению партийного спектра и создали в значительной степени неуправляемый парламент, в который вошли девять партий. Президент Милош Земан заявил, что выдвинет Бабиша на пост премьер-министра, несмотря на то, что против него открыто уголовное дело по поводу незаконно присвоенных дотаций ЕС. К тому же, новый депутатский мандат освобождает Бабиша от судебного преследования.

Олигарху предстоит длительный и сложный поиск партнеров по коалиции, так как в чешском политическом истеблишменте он считается «нерукопожатной» личностью. Позволят ли ему фракции парламента сформировать кабинет министров и возглавить его — вопрос пока открытый. При этом несомненно одно: политический ландшафт Чехии кардинально изменился, людям надоели традиционные партии политического мейнстрима и связанные с ними коррупция, бюрократия и игнорирование национальных интересов.

Либеральная газета Hospodárské noviny пишет, что это — конец политики в том виде, как ее знали чехи до сих пор. Праволиберальная Mladá fronta Dnes отмечает полное переформатирование политической карты Чехии. Практически все чешские газеты пишут о «политическом землетрясении».

По мнению австрийских наблюдателей, победа Бабиша означает углубление идеологического раскола внутри Евросоюза: складывается своеобразная «антибрюссельская» коалиция стран Центральной Европы, ранее входивших в Австро-Венгерскую империю. Сама Австрия в результате последних выборов фактически примкнула к странам «Вышеградской четверки» (Чехии, Словакии, Венгрии и Польше), которые не разделяют позицию Брюсселя по широкому кругу вопросов, прежде всего в отношении мигрантов.

Голосование в Чехии было в значительной степени протестным: выборы подтвердили тенденцию, которая наблюдается как в Восточной Европе (Венгрия, Польша), так и в «продвинутых» странах Евросоюза (Австрия, Германия, Франция). Это глубокий кризис традиционных партий правого и левого центра, неспособных дать адекватный ответ на новые вызовы в Европе и мире.

Андрей Бабиш — второй после Петра Келлнера миллиардер Чехии, его состояние превышает 4 миллиарда долларов. В бизнес-империю словацко-чешского олигарха, созданную уже после падения коммунистического режима, входят химические предприятия, СМИ и агрохолдинги. Бабиша сравнивают с другими политиками-миллиардерами, прежде всего с Сильвио Берлускони и Дональдом Трампом. Сам Бабиш заявляет, что будет управлять страной как менеджер (нечто подобное утверждал в США Дональд Трамп). В ходе выборов Бабиш позиционировал себя в качестве альтернативного политика, борца с коррупцией и миграционным нашествием.

Он также позволял себе критические высказывания в адрес Евросоюза. На самом деле, Бабиш — не политический маргинал, до мая этого года он был министром финансов в правительстве Богуслава Соботки. В качестве министра он смог провести в жизнь систему электронной отчетности, которая сильно ограничила коррупционную практику в сфере малого бизнеса. Эта малопопулярная мера привлекла дополнительные средства в государственную казну.

В преддверии выборов на Бабиша обрушилась волна компромата. Евросоюз обвинил бизнесмена в присвоении субсидий ЕС в пользу принадлежащего ему холдинга Agrofert, который занял монопольную позицию в аграрном секторе Чехии. Бабиш категорически отвергает эти обвинения. В западной прессе также появился ряд статей, в которых Бабиш изображается проводником влияния России: он якобы был агентом StB (госбезопасность Чехословакии) и до сих активно использует в своих коммерческих структурах бывших сотрудников коммунистических спецслужб.

В результате развязанной против Бабиша кампании в прессе и парламенте в мае этого года он был вынужден покинуть пост министра финансов. Против него было заведено судебное дело по обвинению в незаконном присвоении субсидий ЕС, однако это не отпугнуло чешских избирателей, которые отдали свои голоса Бабишу и его партии ANO. Скорее наоборот, нападки повысили популярность Бабиша как борца с коррумпированным политическим истеблишментом.

Андрей Бабиш тесно связан с нынешним президентом Чехии Миланом Земаном. Их сближают как коммерческие интересы, так и общность взглядов на европейскую политику, в частности, в отношении России и кризиса на Украине. Бабиш выступал против антироссийских санкций и подвергался на Западе критике за «пропутинскую» позицию. Он резко критикует миграционную политику Ангелы Меркель, категорически выступает против включения Чехии в систему беженских квот и вступления страны в еврозону.

По большинству принципиальных позиций Бабиш резко отличается от прозападных политиков либерального толка, таких как уходящий в отставку премьер Богуслав Соботка. Однако евроскептицизм Бабиша имеет свои границы: формально он за сохранение членства Чехии в Евросоюзе и НАТО — при определенных оговорках. В этом смысле так далеко в отрицании «общеевропейских ценностей», как Венгрия или Польша, новое чешское руководство вряд ли зайдет.

Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360288 Дмитрий Добров


Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 октября 2017 > № 2360598 Максим Саморуков

Победа антисистемных. Последует ли Чехия за Польшей и Венгрией

Максим Саморуков

Вопреки тревожным прогнозам, Чехию вряд ли ждут радикальные перемены в стиле Польши и Венгрии. Евроскептичное и прагматичное, новое правительство наверняка наживет коррупционных скандалов, но не будет разгонять суды или заниматься мобилизацией населения под радикальными националистическими лозунгами. Потому что разгоны, мобилизации, нетерпимость – это все явления очень плохо совместимые с Чехией

В успехах национал-популистов в Восточной Европе первая часть слова (национал) куда важнее, чем вторая (популизм). Такие политики выигрывают выборы в одной стране за другой совсем не потому, что они обещают всем всего и побольше. Нет, они просто очень точно умеют воспроизвести то комплиментарное представление, которое есть у нации о самой себе.

Скажем, венграм, которые за сто лет так и не смирились с потерей масштабов и статуса, хочется чувствовать себя влиятельной европейской державой. И Орбан им это обеспечивает – своей бурной международной активностью он действительно сделал небольшую Венгрию одним из самых заметных государств в Европе.

Полякам нравится поза благородной непонятости, ощущение моральной правоты в борьбе с превосходящими силами угнетателей. Качиньский чувствует этот запрос и делает все, чтобы в угнетателях не было дефицита – тут и русские орды, и украинские бандеровцы, и беженцы-исламисты, и либерально-безбожная Меркель с Брюсселем. И как бы многочисленны ни были враги, поляки все равно лучше погибнут, чем изменят своим единственно верным консервативно-католическим ценностям.

У чехов идеальный образ своей нации совсем другой. Им хочется считать себя приземленными, практичными, с мещанским здравым смыслом и без всяких там идеологий, религий, геополитики и прочих высоких материй. Поэтому мировые СМИ, возможно, были во многом правы, когда записали разгромную победу Андрея Бабиша на чешских выборах в очередной триумф национал-популистов в Восточной Европе. Но это триумф именно чешского национал-популизма, и он имеет очень мало общего с польским или венгерским.

Радикалы из Минфина

Конечно, Андрей Бабиш – харизматичный миллиардер с карманной партией без четкой идеологии – это прямо-таки хрестоматийный образец политика-популиста. Он клеймит традиционные партии как коррумпированные и беспомощные, обещает управлять Чехией так же эффективно, как своим концерном Agrofert, и убеждает избирателей, что ему совершенно незачем воровать на госслужбе, потому что его состояние и так превышает $4 млрд. Тут Бабиш продолжает богатую политическую традицию Таксина Чиннавата, Берлускони и Трампа.

Другой вопрос, насколько Бабиш антисистемный и антиевропейский. В ходе кампании эти два определения так часто использовали его противники и западные СМИ, как будто на этих выборах решался вопрос о европейском выборе Чехии, а то и вообще о сохранении там демократии. Хотя сам Бабиш дает совсем не много оснований для того, чтобы заподозрить его в желании переделать Чешское государство по образцу Венгрии или Польши и тем более переориентировать Чехию с Запада на Россию.

Довольно трудно назвать антисистемным радикалом политика, который почти четыре года был вице-премьером и министром финансов в чешском правительстве. Ведь партия Бабиша ANO (по-чешски «Да», а заодно аббревиатура от «Альянс недовольных граждан») не первый раз проходит в чешский парламент. В 2013 году они заняли второе место и создали правящую коалицию с победившими тогда социал-демократами. Разница между коалициантами была минимальная – всего три депутата, поэтому ANO получила немало ключевых министерств, включая Минфин (для самого Бабиша) и министерства обороны, юстиции, транспорта.

С самого начала было понятно, что и на следующих выборах ANO и социал-демократы будут главными конкурентами. Тем не менее обе партии проработали вместе в правительстве все положенные четыре года и обошлись без досрочного роспуска парламента. Так антисистемные популисты из ANO продемонстрировали немецкий уровень конструктивности и ответственности, хотя опросы начали обещать партии оглушительную победу гораздо раньше, чем этой осенью.

Сам Андрей Бабиш все эти четыре года, кроме последних нескольких месяцев, тоже не на улице митинговал, а был министром финансов. Вот уж где раздолье для антисистемного популиста. Однако найти в его министерской работе погоню за дешевой популярностью а-ля Тимошенко не получается. Пускай возвращение чешского ВВП к росту – это скорее заслуга экономического цикла, а не Минфина. Но помимо этого есть, например, первый со времен бархатной революции бездефицитный бюджет в 2016 году (и в 2017-м, видимо, тоже) – тут уже явно не обойтись без активного участия министра. Или снижение госдолга с 45% ВВП в 2013 году до 37% в 2016-м – один из лучших показателей в Евросоюзе (и по темпам снижения, и по абсолютному уровню).

Главным достижением Бабиша на посту министра финансов стало внедрение в Чехии системы обязательной онлайн-регистрации выручки, когда информация о любой продаже товара или услуги тут же поступает в контролирующие органы. По словам Минфина, благодаря новой системе в первый же год выручка в отчетах многих предприятий удвоилась, что позволит собрать в 2017 году дополнительно около 880 млн евро налогов. И опять очень сложно назвать такую реформу безответственным популизмом.

Игра контрастов

Тогда Бабиша обвиняют в другом – в том, что он коррупционер с конфликтом интересов, который будет использовать власть для своего бизнеса, а прикроет все это с помощью своей медиаимперии. Теоретически выглядит справедливо, но пока те скандалы, которые сумели накопать его противники, возможно, и могли бы произвести впечатление где-нибудь в Исландии, но никак не в Восточной Европе.

Скажем, когда Бабиш купил одну из крупнейших газет Чехии Lidove noviny, оттуда со скандалом уволился главный редактор с группой журналистов – в знак протеста против олигархизации чешских медиа. Классическую картину уничтожения независимых СМИ портит только то, что при столь принципиальном главном редакторе Lidove noviny была вполне партийной газетой и поддерживала предыдущую правящую партию ODS даже откровеннее, чем сейчас Бабиша.

Или взять главное обвинение, по которому Бабиш сейчас находится под следствием и был лишен депутатской неприкосновенности за несколько недель до выборов. Его обвиняют в том, что одна из входящих в Agrofert компаний притворилась малым и средним бизнесом и получила субсидию ЕС на строительство турбазы «Гнездо аиста» под Прагой. Размер субсидии – около 2 млн евро.

Если вина Бабиша будет доказана, это явное злоупотребление. Но его трудно назвать шокирующим для Чехии, где предыдущий премьер-министр Петр Нечас в 2013 году был вынужден уйти в отставку, когда полиция арестовала главу его аппарата Яну Надьову. Оказалось, что Надьова была любовницей Нечаса и заставляла военную разведку следить за женой премьера. Вот это злоупотребление полномочиями. Не то что какие-то брюссельские два миллиона, которые все равно предназначались на что-то такое и вообще бы пропали, если бы в Чехии никто не смог вовремя составить подходящей заявки.

Бабиш – олигарх из 90-х, заложивший основы своего состояния в ходе поспешной приватизации. Очень трудно представить, чтобы хоть кто-нибудь из чехов, проголосовавших за его партию ANO, верил, что Бабиш заработал свое богатство безукоризненно честно. Просто они считают, что противники миллиардера из традиционных партий – гораздо более коррумпированы. И действительно в истории основных чешских партий хватает коррупционных скандалов, с лихвой затмевающих игры Бабиша с брюссельскими субсидиями.

Собственно, Бабиш и очаровал чехов этим отсутствием пафоса и претензий на моральное превосходство. Пока другие гремели про ценности и принципы, он сводил любой вопрос к очень практическим вещам, постоянно сыпал конкретными суммами в кронах, столько-то можно сэкономить здесь, а еще столько – вот здесь. Никакого радикализма – если смотреть по обещаниям в налоговой или в социальной сфере, то вроде как ответственные социал-демократы выступали гораздо большими популистами, чем Бабиш.

Система ментальных сдержек

Столь милый чехам культ практичности распространяется у Бабиша и на внешнюю политику. За это западные СМИ и записали его в националисты и евроскептики. Он отказывается принимать в Чехии по квотам беженцев с Ближнего Востока, потому что они плохо интегрируются, но готов принимать мигрантов с Украины, потому что они интегрируются хорошо. Евросоюз как общий рынок – это хорошо, но на евро переходить Чехии ни к чему, потому что это только лишние обязательства и потеря конкурентоспособности. Реформа ЕС нужна, но такая, чтобы в отношении страны-участницы нельзя было принять какого-то решения без ее собственного одобрения.

Это традиционный для Чехии евроскептицизм, который задолго до Бабиша исповедовали очень многие чешские политики – например, бывший президент Вацлав Клаус или бывший премьер Петр Нечас. Это совсем не евроскептицизм Орбана и Качиньского, у которых Евросоюз плохой, потому что мешает нам ликвидировать независимость судов и пересажать всех геев. У чехов недоверие к Брюсселю совершенно не означает желания отказаться от демократических процедур или либеральных свобод. Даже их страх перед исламскими иммигрантами объясняется не тем, что они переживают за свои христианские ценности, а тем, что чехи вообще не доверяют любой религии, Чехия – одна из самых атеистических стран в мире.

Тем более евроскептицизм Бабиша не подразумевает, что он собирается переориентировать Чехию на Москву. Отношения с Россией – это вообще не та тема, которую в Чехии активно обсуждали в ходе предвыборной кампании. Например, в вопросе санкций и у социал-демократов, и в ANO можно найти политиков, которые склонны поддержать их отмену, а можно и тех, кто, наоборот, выступает за ужесточение. Но в целом все основные партии Чехии более-менее согласны, что санкции неэффективны, но ради европейской солидарности стоит потерпеть.

Так что, вопреки тревожным прогнозам, Чехию вряд ли ждут какие-то потрясения и радикальные перемены в стиле Польши и Венгрии. Партия Бабиша не получила в парламенте абсолютного большинства. Скорее всего, будет сформирована правоцентристская коалиция – новая по названиям входящих партий, но вполне традиционная по идеологии. Евроскептичное и прагматичное, новое правительство наверняка наживет коррупционных скандалов, но не будет разгонять суды или заниматься мобилизацией населения под радикальными националистическими лозунгами. Потому что разгоны, мобилизации, нетерпимость – это все явления очень плохо совместимые с Чехией. Ну какая нетерпимость может быть в стране, которая только что избрала себе главой правительства Андрея Бабиша – словака, до сих пор говорящего на чешском с акцентом.

Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 октября 2017 > № 2360598 Максим Саморуков


Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 августа 2017 > № 2332678 Владимир Лукин

Человек, который заставил Москву извиниться за августовское вторжение

Йиржи Юст (Jiří Just), Tiscali.cz, Чехия

Владимир Лукин — бывший диссидент и российский политик. Его семья пострадала в сталинскую эпоху: родители стали жертвами государственного террора, но, несмотря на все мучения, выжили. В 1965-1968 годах Лукин был старшим референтом чехословацкой редакции журнала «Проблемы мира и социализма», находившейся в Праге. В августе 1968 года Лукин занял принципиальную позицию, выступив против вторжения войск Варшавского договора в Чехословакию, за что был наказан.

Во время политической разрядки в СССР он стал соучредителем либеральной партии «Яблоко». Вскоре Лукина отправили послом России в США, а затем он возглавлял Комитет по международным делам Государственной Думы. На протяжении десяти лет, до 2014 года, он был уполномоченным по правам человека в Российской Федерации. Сейчас Владимир Лукин является президентом Паралимпийского комитета России и членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

В интервью порталу Tiscali.cz Владимир Лукин поделился своими воспоминаниями о Пражской весне, рассказал о российско-чешском примирении и Вацлаве Гавеле.

Tiscali.cz: Какой Вам запомнилась Прага?

Владимир Лукин: Это замечательное место. Я считаю Прагу европейским городом моей души. Там я прожил три с половиной года: с января 1965 по август 1968 года. Когда я приехал в Чехословакию, мне было 27 лет. Это было совершенно невероятное время.

В Прагу я приехал сразу после защиты диссертации в Институте мировой экономики и международных отношений АН СССР. Меня пригласил мой научный руководитель. Это был человек необычных и нестандартных левых взглядов. Коммунист первого поколения. В то время мы работали в журнале «Проблемы мира и социализма».

Вынужден сказать, что сначала Прага мне не понравилась. Я был разочарован вашим климатом. Был январь, и на улице было холодно и сыро. Тогда еще топили углем, и повсюду в воздухе ощущался его запах. Только потом я понял, за что можно любить Прагу. Даже зимой. И я люблю ее до сих пор.

— Какой Вам запомнилась атмосфера Пражской весны?

— Процессы у вас протекали в тесной связи с нашими. Поэтому мы не могли расценивать их исключительно как чехословацкие дела. Мы считали их прощанием с послевоенным миром и поиском новой почвы под ногами. Это были поиски ориентации в политической и общественной жизни в условиях, когда старый фундамент рушится под ногами.

Сегодня не очень принято об этом говорить, но на Пражскую весну повлияла хрущевская оттепель и письмо Солженицына съезду советских писателей, выступившего против цензуры.

— Ощущали ли Вы напряженность ситуации, в которой тогда жила Чехословакия?

— Да, конечно. Не только в политической сфере, но и в более широком контексте. Это было заметно по поведению людей. В начале советской перестройки режиссер Станислав Говорухин снял фильм «Так жить нельзя». И именно это ощущение — «так жить нельзя» — постоянно усиливалось в Чехословакии во второй половине 60-х годов.

— Интересовало ли тогда людей в Советском Союзе происходящее в Чехословакии?

— Это была главная тема для всей свободомыслящей московской интеллигенции. Она видела в Пражской весне надежду, а после подавления людей постигло глубокое разочарование. Ведь были надежды на то, что чехословацкие процессы скажутся на ситуации в Советском Союзе.

— Как Вы оценивали Александра Дубчека?

— Дубчека? Очень высоко. Я скажу вам откровенно: когда в 1989 году началась бархатная революция, я поддерживал Дубчека. Я был патриотом 1968 года, и Дубчек был воплощением Пражской весны. Это был замечательный человек.

Он был очень осторожен. Дубчек совсем не был революционером, но совершенно точно был убежденным коммунистом. Как политик он отличался очень человечным подходом. Я думаю, что именно это привлекало к нему людей, и именно поэтому они верили ему.

— Каким Вы помните сам день вторжения, то есть 21 августа 1968 года?

— Я тогда жил в районе Дейвице недалеко от отеля «Интернационал». Было 20 августа. Я уже спал, когда в мою дверь позвонил знакомый. Я открыл и услышал от него: «Наши сюда вторглись». Мы пошли к нему, включили радио, и из сообщения западной радиостанции узнали, что советские танки — в Праге.

Мы сели в автомобиль и поехали по ночным улицам. Вскоре мы уже увидели танки, которые ехали нам навстречу. Мой знакомый поехал прямо на них. С башни одного из танков солдат навел на нас автомат. Я убедил знакомого, что пора возвращаться домой.

Утром следующего дня, 21 августа, я ходил по городу. Я видел, как чехи пытаются говорить с солдатами. Но те им отвечали, что приехали их освобождать. Люди были недовольны и, не применяя насилия, давали это понять.

— Изменилось ли как-то отношение Ваших чешских друзей к Вам лично? Вы были гражданином страны, которая буквально за ночь превратилась в незваного оккупанта.

— Я старался донести до моих чешских друзей, что не одобряю вторжения. Они понимали это. И даже предупреждали меня о том, что нужно быть осторожнее. Я также передавал им слова моих московских друзей, которые тоже не поддержали интервенции и встали на сторону чехов.

— Когда Вы уехали обратно в Москву?

— Я уехал в те же дни, когда Дубчек и другие чешские политики возвращались из Москвы. (Высшее руководство Чехословакии, включая президента Людвика Свободу и первого секретаря КПЧ Александра Дубчека, в Москве заставили подписать оккупационный протокол. Поставить свою подпись отказался только председатель ЦК Национального фронта Франтишек Кригель — прим. автора.)

Из Москвы за нами отправили спецсамолет — за всеми, кто не поддержал вторжение. После этого я лишился работы в журнале и в течение десяти лет не мог выехать за границу. По тогдашним меркам это было мягкое наказание.

— Господин Лукин, Вы также участвовали в организации государственного визита президента Бориса Ельцина в Чешскую Республику в конце августа 1993 года. Тогда Ельцин назвал вторжение войск Варшавского договора агрессией против суверенного государства. Хотел ли президент ехать в Прагу?

— А что еще ему оставалось? Несмотря на свое непостоянство, он был великим человеком. Он понимал, что есть вещи, в которых он не разбирается, и умел прислушиваться к тем, кто знал больше него. Я организовывал визит в Чешскую Республику и лично в нем участвовал.

— А кто подсказал Ельцину извиниться за кровавое подавление Пражской весны?

— А как вы думаете? (Смеется.) Мы с ним тогда даже побывали на месте, где Ян Палах совершил самосожжение.

— Как Борис Ельцин общался с Вацлавом Гавелом? По-русски?

— Сейчас я уже не помню. Но переводчик с нами был. Сначала беседа велась в официальном духе, но после второго бокала атмосфера разрядилась.

— Какое впечатление произвел на Вас Вацлав Гавел? Какое у Вас сложилось мнение о нем?

— Не знаю, можно ли об этом говорить, ведь Гавел уже не может мне возразить. Я не скажу, что был согласен со всеми воззрениями Гавела. Понимаете ли, политика и нравственность — вещи сложные. Безнравственный политик — это жуткое чудовище. Однако моралист, занимающийся политикой, тоже испытывает большие трудности, потому что морализаторство и политика — вещи разные.

По моему мнению, Гавел слишком упрощенно смотрел на некоторые вопросы. Он был сторонником моралистического биполярного мира. Он верил, что абсолютное добро и абсолютное зло имеют географические координаты, и что задача абсолютного добра — подавить абсолютное зло. При этом Гавел не учитывал местные традиции, которые могут отличаться от традиций, предпочитаемых им.

Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 августа 2017 > № 2332678 Владимир Лукин


Чехия. Словакия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258208 Александр Борисов

Мюнхенская трагедия Размышления о том, чему учит судьба Чехословакии

Александр Борисов, Профессор МГИМО МИД России, доктор исторических наук

Тема национальных интересов, оказавшаяся немодной в век сплошной глобализации, неожиданно вновь возникла в центре общественного дискурса в связи с затяжным кризисом всего либерального мегапроекта Запада. «Конец истории», наивно преподнесенный Ф.Фукуямой как торжество американоцентричного мира, обернулся лишь очередной сменой мировых противоречий, болезненным переходом к новому, полицентричному миропорядку. «Век национализма» - так в специальной статье еще в 2013 году анонсировал суть наступающей эпохи влиятельный американский журнал «The National Interest»1.

Лев и лис

Между тем история учит, что забвение национальных интересов под давлением внешних обстоятельств или в результате корыстных расчетов «своей» правящей элиты не только оборачивается трагедией для народа данной страны, но может иметь и далеко идущие международные последствия. В длинной цепи событий, подтолкнувших мир ко Второй мировой войне (1939-1945 гг.), особое место занимает Мюнхенская конференция 1938 года, вошедшая в историю как преступный сговор Великобритании, Франции, нацистской Германии и фашистской Италии с целью «мирной» выдачи Гитлеру Чехословакии.

По сути дела, Мюнхенский сговор, от которого решительно отмежевался СССР, явился пиком проводимой западными державами политики «умиротворения» агрессоров и обозначил «точку невозврата» в переходе от мира к войне. Его логическим следствием стали двусторонние соглашения, подписанные Англией, Францией и, много позже других, Советским Союзом с гитлеровской Германией, чтобы отвести угрозу агрессии от себя. Получилось так, что эгоистический интерес, возведенный в ранг государственной политики западными демократиями, одержал верх над коллективной ответственностью. Когда предвоенные годы стали уже далекой историей, глава Советского правительства И.В.Сталин в перерыве между заседаниями Ялтинской конференции (февраль 1945 г.) лаконично скажет Президенту США Ф.Рузвельту, что если бы не было Мюнхенского сговора, то не было бы и советско-германского пакта о ненападении2. Президент не найдет, что ответить. Тем более что США формально остались в стороне от «грязной сделки».

В исторической литературе, как в отечественной, так и зарубежной, давно расставлены все основные акценты и выявлены главные виновники и пособники постыдного сговора, его жертвы и их защитники. Имена английского премьера Н.Чемберлена, французского премьера Э.Даладье, не говоря уже о кровавых диктаторах Гитлере и Муссолини, занесены в книгу памяти в качестве больших и малых злодеев. Но остается еще большое историческое закулисье, выявление роли тех, кто не был на авансцене, но реально определял хитросплетения европейской политики и вполне мог воспротивиться неблагоприятному сценарию, но не захотел этого сделать. Речь идет о предвоенной дипломатии Соединенных Штатов, нити которой крепко держал в своих руках такой крупный государственный деятель, большой мастер политических интриг и игры на противоречиях, каким был Президент Рузвельт. Неслучайно в близком кругу его сравнивали с «львом и лисицей» в одном лице.

В отечественной литературе как советского, так и постсоветского периода в какой-то мере под влиянием американских исследований и, разумеется, роли Рузвельта как одного из руководителей антигитлеровской коалиции и по контрасту с его преемником сложился несколько идеализированный образ американского президента, присутствующий и в сегодняшних российских политических оценках. Бесспорно, в критический момент мировой истории Рузвельт оказался на высоте положения и, отбросив идеологическую предвзятость, проявил политическую мудрость, заключив вместе с Великобританией военный союз с СССР. Но в довоенные годы, когда решался вопрос быть или не быть мировой войне, США, несмотря на все показное миролюбие Белого дома, сознательно попустительствовали державам-агрессорам - Германии, Италии и Японии и не мешали им творить произвол и беззаконие, рассчитывая остаться в стороне от военного конфликта к своей выгоде. Как иронически замечал тогда У.Черчилль, «Америка ни во что не вмешивалась и лишь всем желала добра». Идейной подоплекой этой стратегии являлся американский изоляционизм или так называемое невмешательство в мировые дела, временами дополнявшие политику активного интервенционизма.

Известное представление о внутренних пружинах американской политики в то судьбоносное для мира время дают ранее не публиковавшиеся материалы из архива крупного американского бизнесмена, друга Президента Рузвельта, щедро финансировавшего его предвыборные кампании, Джозефа Дэвиса, назначенного в конце 1936 года послом США в Советском Союзе. В отличие от своего предшественника, пронацистски настроенного Уильяма Буллита, Дэвису удалось установить доверительные отношения с Кремлем. Известно, что Сталин отвечал ему взаимностью и считал, что «с ним можно иметь дело». Перед послом была поставлена конкретная задача «выяснения военной и экономической мощи русских» и ответа на вопрос, весьма волновавший Рузвельта, «на чьей стороне они будут в случае войны»3.

В то довоенное время в Москве еще испытывали определенные иллюзии в отношении политики США и надеялись, что в Вашингтоне сумеют трезво оценить опасность, исходящую от блока агрессоров, и важность сотрудничества с Москвой. Тем более что на том этапе главные угрозы для СССР исходили из Европы и Дальнего Востока, а США какое-то время, пока окончательно не раскрылось своекорыстие их политики, рассматривались в роли потенциального партнера, если и не союзника, особенно в дальневосточных делах. Между тем для Вашингтона, отдаленного от основных центров конфликтов гладью двух океанов, мир был большой шахматной доской, где принципиальное значение имела расстановка основных фигур, особенно когда речь зашла о судьбе Чехословакии.

Во времена Мюнхена Дэвис через голову реакционеров из Госдепартамента будет выполнять ответственные поручения Рузвельта в европейских столицах, выступая в роли «честного маклера», до конца, вероятно, не проникая во все тонкости, если не сказать коварство, дипломатической тактики своего шефа. Когда сталинская игра с Гитлером потерпит фиаско и Германия в нарушение пакта о ненападении всей своей мощью обрушится на Советский Союз, Дэвис окажется чуть ли не единственным среди правительственных чиновников-маловеров в Вашингтоне, кто пророчески публично заявит, что «русские еще изумят мир».

Дневник посла Дэвиса

Едва заступив на свой дипломатический пост, Дэвис 9 марта 1937 года сообщает пресс-секретарю Белого дома Стиву Эрли: «Нельзя не отдавать себе отчет в том, что здесь вызревают силы, с которыми будущему придется считаться. При условии мира они достигнут крупных экономических успехов. Но о мире можно разве только мечтать. Германия и Япония - постоянная угроза». 1 июня после кратковременного посещения Лондона и встреч с английскими политическими деятелями Дэвис записал в своем дневнике: «Все, что я рассказал им об увиденном [в СССР], поразило их воображение, но я все же мог видеть, с каким недоверием они относились к мощи России при Советах»4.

Информация посла Дэвиса противоречила устоявшимся в западных столицах взглядам о «слабости СССР», подорванного массовыми репрессиями и «чистками» Красной армии, его стремлении к «экспорту революции» и т. д., что складывалось в миф о колоссе на глиняных ногах и опасности сотрудничества с ним Запада. Именно поэтому Советское правительство, видя в Дэвисе доброжелателя, создало для американского посла, вопреки традиционной «закрытости» режима для иностранцев, привилегированные условия. В дипломатическом корпусе он был на особом положении, часто встречался с советскими руководителями и получал «из первых рук» интересующую его информацию. Ему разрешили совершить ряд ознакомительных поездок по крупнейшим промышленным центрам, включая новые индустриальные гиганты в Сибири и на Урале.

Следуя указаниям президента, Дэвис особое внимание уделял изучению потенциальных возможностей СССР на случай большой войны. 10 июля 1937 года он сообщает помощнику президента Марвину Макинтайру: «Англия и Франция преуменьшают военную мощь этого правительства, а Гитлер - нет». В конце июля посол подготовил для президента обстоятельный документ под названием «Важность промышленности для обороны», в котором отмечал: «Европейские военные наблюдатели неофициально признают, что [Красная] армия является первоклассной, с точки зрения рядового и командного состава. Советская промышленность, судя по тому, что я увидел, поразит Запад в случае войны». 28 июля он информирует государственного секретаря Корделла Хэлла об арестах в армии и вопреки волне поднявшихся слухов о «шаткости» режима Советов сообщает, что «положение этого правительства и стоящего у власти режима выглядит неприступным в настоящее время и, вероятно, на обозримое будущее»5.

Дэвис одним из немногих на Западе достаточно трезво оценивал и советскую внешнюю политику в тот кризисный период. В 30-х годах прошлого века, особенно после прихода Гитлера к власти в Германии, в Кремле думали уже не о том, как разжечь революционный пожар на Западе, а как не оказаться в полной изоляции перед лицом единого фронта капиталистических держав. А к этому неизбежно вела политика «умиротворения» агрессоров, главным инициатором которой выступал Туманный Альбион, объединивший традиционный имперский антирусский синдром с новой классовой враждебностью к большевикам, при некоторой непоследовательности и колебаниях Парижа и скрытой поддержке со стороны американцев.

Линии на «умиротворение» агрессоров советская дипломатия попыталась противопоставить идею коллективной безопасности с опорой на механизм Лиги Наций, что в Кремле рассматривали как попытку использовать межимпериалистические противоречия в духе ленинского учения. Борьба этих двух тенденций в европейской и мировой политике достигла своего апогея во время мюнхенского кризиса.

Все это не из-за океана, а с близкого расстояния наблюдал посол Дэвис, постепенно теряя присущий ему оптимизм. 1 сентября 1937 года в рубрике «Европейская ситуация по отношению к России» он записывает в журнале посла свои мысли: «Германия - эпицентр бури. Замыслам Германии отвечает изображать коммунизм в качестве советской угрозы для цивилизации. Россия, по моему мнению, является искренним поборником мира». Из этих размышлений за рабочим столом посла рождались телеграммы в Вашингтон. 3 ноября он сообщает Хэллу: «Советский Союз уже является действенным фактором международного мира, значение которого неуклонно нарастает»6.

При этом Дэвиса едва ли можно было считать идеалистом, попавшимся на крючок сталинской пропаганды. Ситуацию в СССР он видел во всей ее сложности и трагизме, оказавшись в Москве на пике массовых репрессий, когда в одном только 1937 году, согласно докладной записке КГБ, подготовленной по указанию Н.С.Хрущева для его известного «антисталинского» секретного доклада перед делегатами ХХ съезда КПСС в феврале 1956 года, было репрессировано 918 671 человек, из которых 353 074 было расстреляно7.

Можно только поражаться способности Дэвиса не поддаваться доминировавшим тогда в Вашингтоне и на Западе в целом настроениям в отношении СССР. 6 октября он пишет министру Х.Каммингсу: «Здесь, в России, дела идут в обычной русской манере. Как это понимать? Ситуация отчаянно озадачивающая. Но в чем я совершенно уверен, так это в том, что нынешнее правительство состоит из очень способных и сильных людей, которые хорошо владеют ситуацией. Сообщения, которые превалируют в Западной Европе на тот счет, что режим разваливается и, по существу, падает, принимают желаемое за действительное и не отражают того, что могло бы быть подкреплено фактами. Конечно, ужасно и прискорбно созерцать, как эти расстрелы продолжаются, и лично я всегда буду считать, что эта в своей основе вселяющая оптимизм попытка поднять уровень жизни масс запятнана и принижена политикой, которая осуществляется таким ужасным и тираническим путем… Они делают здесь так много хорошего, что это поистине прискорбно»8.

Могут сказать: а какое все это имеет отношение к нашей теме? Самое непосредственное. Мощная пропагандистская завеса, созданная вокруг СССР усилиями «умиротворителей», серьезно дезориентировала западную общественность в отношении подлинных угроз, исходящих от держав-агрессоров, и, напротив, породила большую настороженность к политике и намерениям Москвы. В то же время Гитлера долго воспринимали как эдакого «обиженного ребенка», которому надо было помочь встать на ноги, то есть избавить от несправедливостей Версальского договора, чтобы он успокоился. В конце концов, в отличие от загадочного большевистского деспота Сталина (помните: «Чингисхан с телефоном», как окрестил его Р.Роллан) он был «свой», из одной и той же семьи, хотя и не без врожденного уродства.

С особым пиитетом во влиятельной части американской правящей элиты относились к Гитлеру - востребованной временем сильной личности в эпоху социальных потрясений, гению «корпоративного государства». Это уже после того, как нацистский фюрер «выйдет из-под контроля» и поднимет руку на самих «умиротворителей», он превратится в «кровавое чудовище» и врага всего человечества. А пока он был известен как человек порядка в раздираемой противоречиями послевоенной Германии и принципиальный борец с коммунизмом, умеющий гипнотизировать разуверившуюся толпу.

Американцы рано выделили его как яркую личность среди безликих деятелей Веймарской республики и не спускали с него глаз вплоть до его прихода к власти. Интересно свидетельство на этот счет в мало известных дневниках американского военного атташе в Берлине Трумэна Смита. Он не скрывал своего восхищения личностью и организаторскими способностями Гитлера, когда впервые встретился с ним еще в 1922 году. «Великолепный демагог. Я редко слышал столь логически мыслящего и фанатичного человека. Его власть над толпой, должно быть, беспредельна» - записал он по свежим следам.

Хорошо зная о настроениях в США в годы «великого красного страха» и пальмеровского террора, Гитлер пустил в ход беспроигрышную карту в последовавшей беседе с американцем. Он подчеркнул, что его движение (тогда оно едва насчитывало 100 человек) преследует цель «противостоять марксизму», и далее предостерегал: «Если Америка не поможет германскому национализму, большевизм завоюет Германию. Тогда… русский и германский большевизм чисто из самосохранения нанесут удар по западным странам»9.

Особая тема - участие американских корпораций в восстановлении военного потенциала Германии в нарушение ограничений Версальского договора. Тема, которая не получила своего развития на Нюрнбергском процессе10. Оказывается, большой грех на душу взяло сталинское руководство в период подготовки процесса, вступив в тайный сговор с американцами, как стало известно из недавно опубликованных дневников генерала И.А.Серова, и осуществив своеобразный «размен» наиболее щекотливых с точки зрения интересов сторон вопросов. По свидетельству одного из руководителей советской контрразведки генерала П.В.Федотова, входившего в комиссию по подготовке процесса, «американцы пошли нам навстречу, сняв вопрос о секретных протоколах Молотова - Риббентропа 1939 года в обмен на то, что мы не поднимаем тему о финансовых связях США с гитлеровскими промышленниками11. Остается только гадать, сколько еще подобных тайн хранится в архивах у нас и за рубежом.

Интересно, что в наши дни известная реабилитация Гитлера на Западе началась даже не столько с публикации в ФРГ «по истечении срока давности» нацистской библии «Майн кампф» с 700-страничными «научными» комментариями, сколько с попыток отобразить «феноменальные» личные качества Гитлера, его гениальную «харизму»12. Надо прямо сказать, что авторы этих работ в погоне за скандальной известностью выглядят довольно беспомощно, пытаясь показать «магнетизм» фигуры нацистского вождя на фоне его кровавых преступлений. Остается только удивляться, что эта скользкая тема не получила пока адекватной оценки со стороны некоторых международных организаций, обычно внимательно отслеживающих любые покушения на проблему Холокоста. Как будто можно всерьез повествовать об «обаянии» маниакального приверженца «окончательного решения» еврейского вопроса в отрыве от газовых камер Освенцима. Правда, кровавый антисемитизм Гитлера почему-то не мешал заигрывать с ним администрации Рузвельта, в составе которой было немало лиц с еврейскими корнями.

Ревизионистская держава

А в Москве, по мере обострения ситуации в Европе и на Дальнем Востоке, внимание посла Дэвиса все больше переключается на военные вопросы. Его единомышленником в оценке «намерений и потенциалов» сторон был американский военный атташе полковник Филипп Феймонвилль, которого недолюбливали в военном ведомстве в Вашингтоне за независимый нрав и «симпатии к русским».

В апреле 1938 года, то есть в самый канун общеевропейского кризиса вокруг Чехословакии, Феймонвилль по заданию посла подготовил обширный документ под характерным названием «Военная мощь Советского Союза», в котором дал оценку боеспособности Красной армии. В частности, он отмечал: «Красную армию на апрель 1938 года можно рассматривать как мощную военную организацию, состоящую из великолепных солдат, великолепных младших командиров и по меньшей мере неплохого старшего комсостава. Армия вооружена хорошим стрелковым оружием, имеет на вооружении очень приличные самолеты и превосходные танки. Ее артиллерия вполне удовлетворительна и быстро совершенствуется. Армия опирается на огромную оборонную промышленность, которая в высшей степени централизована и способна подчинить все ресурсы страны осуществлению программ вооружений».

И далее: «Оборонительные позиции Советского Союза в своей основе очень прочные. Было бы, по существу, невозможно в буквальном смысле слова завоевать Советский Союз. Враг мог бы скорее надеяться на внутренний крах советского режима, но Советское правительство, хорошо зная о такой эвентуальности, предпринимает все возможные предосторожности с тем, чтобы вооруженные силы сохраняли лояльность правительству и чтобы в стране не появились какие-либо оппозиционные группы, которые могли бы угрожать власти Кремля. В военном отношении Советский Союз может устоять в одиночку против любой комбинации из двух враждебных держав. Если бы Советскому Союзу угрожала военная коалиция из более чем двух держав, часть его территории, возможно, была бы оккупирована, но, скорее всего, нынешние Вооруженные силы Советского Союза не допустят решающего поражения и маловероятно, что вторгнувшиеся армии добьются окончательной победы»13.

Заметим, что этот документ, отражающий мнение посла и весьма прохладно встреченный в Вашингтоне, был подготовлен за три с лишним года до начала Великой Отечественной войны, когда Феймонвилль, вновь оказавшись в том же качестве в Москве, сумел сам проверить точность своих довоенных прогнозов. Эти прогнозы, разумеется, показывали конкретное соотношение сил на тот момент, когда Германия еще не набрала дополнительную мощь и ее легко можно было остановить именно во время Судетского кризиса. Отсюда, возможно, в свете последующих событий и несколько оптимистические оценки военного атташе о способности Советского Союза выдержать одновременное нападение двух агрессоров, скорее всего речь шла о Германии и Японии. Слава богу, что судьбе было угодно не испытывать Советский Союз на прочность в 1941 году нападением агрессора еще и на Дальнем Востоке, от которого СССР все время был на волоске.

По мере того как европейский кризис вступал в решающую фазу, голос посла из Москвы все больше диссонировал с превалирующими в Вашингтоне настроениями, особенно в оплоте консерваторов - Госдепартаменте. На смену Дэвису прибудет кадровый служака Лоуренс Штейнгардт, который будет пророчить Советскому Союзу после 22 июня 1941 года скорую гибель. Что касается самого Дэвиса, то известной проверкой его востребованности на ключевых постах явился многозначительный отказ Рузвельта на просьбу направить его главой американского посольства в Берлин. О многом говорил тот факт, что на смену либералу и ученому-пацифисту Уильяму Додду туда был направлен профашистски настроенный Хью Вильсон. «Смена караула» в ключевых точках ясно говорила о том, что в Вашингтоне на местах хотели иметь людей, понимающих его «генеральную линию» с полуслова по мере приближения международной ситуации к кульминации.

Честному Дэвису пришлось принять более скромное назначение на пост американского посла в тогда провинциальном Брюсселе. Но и оттуда он будет продолжать предостерегать Вашингтон о пагубности политики «умиротворения» агрессоров и важности сотрудничества с СССР. Перед тем как отбыть к новому месту службы, он направил государственному секретарю Хэллу обстоятельную телеграмму (в то время, заметим, было не принято как у нас, так и у американцев экономить на связи и ограничивать шифротелеграммы 3-5 страницами текста), в которой содержались такие шокировавшие Госдепартамент строки: «По моему мнению, следующее поколение станет свидетелем того, как эти люди здесь [в Советском Союзе] будут оказывать колоссальное влияние не только на положение дел в Европе, но и во всем мире… Великие силы таятся здесь и еще более великие силы вызревают. Они неизбежно вызовут далекоидущие последствия». Воистину, взгляд сквозь годы, хотя и чужой. Если бы мы сами еще умели не быть себе врагами!

В политике есть такое понятие, как «идеологическая зашоренность», или «неспособность сойти с взятого курса», какие бы факты ни ставили его под сомнение. Бывает трудно отказаться от полюбившейся цели, хотя все говорит о ее несбыточности, а то и о возможных роковых последствиях. Среди солидных монографий, приуроченных к 100-летию со дня начала Первой мировой войны, была одна работа, которая, может быть, в чем-то упрощенно называлась «Лунатики» («The Sleepwalkers»), - о государственных деятелях того времени, якобы против своей воли ввергнувших мир в первую кровавую бойню14. Скорее всего, большие и малые войны начинались как в результате стратегических просчетов, так и опасных идеологических заблуждений, принятия желаемого за действительное. В политике особенно трудно предвидеть результат, когда авантюрное начало сталкивается с традиционным, классическим. Простая арифметика здесь не помогает.

Вчерашний ефрейтор, или «богемский капрал», как презрительно называл его престарелый фельдмаршал Пауль фон Гинденбург, из рук которого Адольф Гитлер получил власть, не был традиционным политиком. Его представление о возможном и невозможном не укладывалось в рамки немецкой «реалполитик» и, наверное, повергло бы в ужас таких классиков старой школы, как Карл Клаузевитц или Отто фон Бисмарк. Его приход во власть объяснялся затянувшимся глубочайшим кризисом, поразившим Германию после проигранной мировой войны и навязанного ей несправедливого Версальского мира. Немецкие промышленники и финансисты ждали от него наведения социального порядка в стране и изменения правил конкуренции вовне, если потребуется с применением военной силы.

Их партнеры и конкуренты, прежде всего победители - англосаксы, видели в нацистской партии и ее вожде силу, способную противостоять социально враждебному Советскому государству. Нужно было только помочь «послевеймарской» Германии встать на ноги и не допустить ее преждевременного «схода с дистанции». Этой цели и служила западная политика «умиротворения», пиком которой и стал Судетский кризис. К моменту его возникновения нацисты имели уже большой опыт достижения поставленных задач в вопросах преодоления как военных, так и территориальных ограничений Версальского договора.

В рамках нашей темы нет смысла подробно останавливаться на всех «победах» Гитлера на дипломатическом фронте. Стоит лишь отметить, что этот опасный авантюрист каждый раз очень трепетал за успех очередного рискового предприятия и боялся получить по рукам от своих противников. За его внешней уверенностью скрывался животный страх. Красноречивым примером служил захват Рейнской демилитаризованной зоны в марте 1936 года.

Это был первый серьезный вызов европейскому миру со времен прошедшей войны и вместе с тем глубокий зондаж, если не сказать «разведка боем», позиции западных держав, прежде всего Франции. О том, что творилось в тот момент в душе нацистского фюрера, ринувшегося, как считали многие его приближенные, в чреватую крахом авантюру, можно судить по воспоминаниям одного из близких к нему людей - Альберта Шпеера. «Нервничая, Гитлер ждал первой реакции. В специальном поезде, в котором мы ехали в тот день (7 марта) в Мюнхен, царила от вагона к вагону напряженная атмосфера, исходившая из купе, занятых фюрером. На одной из станций в вагон было передано сообщение. Гитлер вздохнул с облегчением: «Наконец-то! Король Англии не вмешается. Он верен своему обещанию. Это означает, что все может сойти благополучно». «Тем не менее, - продолжает Шпеер, - он был чрезвычайно взволнован и даже позже, когда он вел войну почти против всего мира, всегда называл ремилитаризацию Рейнской зоны «самым своим отчаянным предприятием».

И далее Шпеер раскрывает, как блефовал Гитлер. «У нас не было армии, заслуживающей своего названия, в то время у нас не хватило бы боеспособности продержаться против поляков [немецкая армия насчитывала 100 тыс., а польская - 300 тыс. человек]. Если бы французы предприняли какие-либо действия, мы были бы легко разбиты, нашего сопротивления не хватило бы и на несколько дней. А о наших военно-воздушных силах тогда нельзя было говорить всерьез. Несколько гражданских «Юнкерсов-52», которым к тому же не хватало даже бомб»15.

Было бы чрезмерным упрощением, чем грешила советская историография, считать, что политикой главных «умиротворителей» руководил лишь один классовый инстинкт - стремление в нужный момент подтолкнуть Гитлера на Восток против Советского государства. На самом деле тесно переплетались многие факторы. Старые колониальные державы - Англия и Франция боялись требования Германии о возвращении ей колоний, потерянных по итогам войны, и поэтому были не прочь удовлетворить ее аппетиты в Европе. Американцам, как и немцам, вообще была близка тема «ревизии» Версальского договора, не оправдавшего их ожиданий, как, впрочем, и всего построенного на нем межвоенного мирового порядка с сохранением невыгодного им колониального компонента.

Это в следующем веке, выиграв холодную войну, американцы будут дорожить построенным на фундаменте их гегемонии мировым порядком, обвиняя Россию в «ревизионизме», а себя вместе с зависимыми от них европейцами изображать «охранителем статус кво». А в то смутное межвременье международная стабильность лишь на словах волновала Вашингтон. Тогда США выступали в роли ревизонистской «восходящей державы», как сегодня западные политологи нередко изображают Китай, стремились поживиться плодами «управляемого хаоса» в международных отношениях. Пресловутый изоляционизм был лишь оборотной стороной игры на мировых противoречиях с целью дестабилизации всей мировой системы.

Лучше Гитлер, чем Сталин

Известную роль в массовой психологии «умиротворения», особенно в восприятии его логики западным общественным мнением, играла запредельная цена победы стран Антанты в Великой войне, пока она была еще, как верили, первой и последней по своему масштабу и числу жертв. Западные политики умело играли на пацифизме, объясняя своим «миролюбием» потворствование агрессорам. Французы вколачивали огромные средства в «линию Мажино», надеясь с ее помощью оградить себя от новой агрессии из-за Рейна и не понимая, что в век мобильной войны время крепостей в духе инженерной мысли выдающегося военного инженера своего времени, маршала Франции, маркиза де Вобана навсегда ушло в прошлое. Во многом такая психология «осажденной крепости» порождала настроения обреченности, пораженчества и капитулянства, которые довели европейцев до потери национальной независимости. Боязнь новой крови привела к ее потокам в доселе невиданных масштабах.

Вот характерное свидетельство на этот счет одного из западных авторов. «Так же как и французы, - пишет он, - англичане были сильно ошеломлены ценой сухопутных сражений мировой войны. Три четверти миллиона англичан, или 9% всего мужского населения в возрасте до 45 лет, погибли, и полтора миллиона были ранены или отравлены газами. Английские лидеры всячески стремились избежать повторения такого побоища на континенте»16. Причем англичане, словно это было в ХIХ веке, а не в век авиации и, как потом оказалось, ракет, считали, что они вновь, как в эпоху наполеоновских войн, отсидятся за Ла Маншем, и поэтому активно подталкивали к «умиротворению» Германии более географически уязвимых и морально надломленных войной французов.

Как это ни покажется кому-то парадоксальным, но стратегия Гитлера, несмотря на всю его антикоммунистическую риторику, была куда меньше отягощена классовыми мотивами, чем действия западных демократий, и следовала скорее законам геополитики. Главным в этой стратегии было учесть печальный опыт недавней войны и не допустить заведомо проигрышной для Германии войны на два фронта. Прежде чем начать войну против России - главного препятствия на пути Третьего рейха к покорению Европы, надлежало обезопасить тылы, то есть разбить Францию и так или иначе нейтрализовать Англию. В отношении Соединенных Штатов Гитлер до последнего момента верил, что «великая еврейская плутократия» не станет вмешиваться в европейские дела и будет сохранять заявленный нейтралитет.

Именно в таком духе обсуждались вопросы военной стратегии на совещании Гитлера с высшими военными чинами рейха 5 ноября 1937 года. «Германская политика, - указывал он, - должна иметь в виду двух заклятых врагов - Англию и Францию, для которых мощный германский колосс в самом центре Европы является бельмом на глазу…» Перед немецким генералитетом была поставлена задача разгрома Чехии и одновременно Австрии, чтобы снять угрозу с флангов при возможном наступлении на Запад. При этом уже тогда расчет строился на том, что «Англия, а также предположительно и Франция втихомолку уже списали со счетов Чехию и согласились с тем, что когда-нибудь этот вопрос будет решен Германией»17. Роль Франции ставилась под сомнение в связи с подписанным ею в 1935 году договором о взаимопомощи с Чехословакией, который наряду с заключенным в том же году советско-чехословацким пактом о взаимопомощи вполне мог стать надежной гарантией суверенитета Чехословакии, разумеется при условии их точного и своевременного выполнения.

Малоизученная сторона дела - реакция приглашенных участников совещания, воспитанных в прусских военных традициях Бисмарка и Мольтке-старшего («политика есть искусство возможного», а война, как известно, «продолжение политики иными средствами»). Эта реакция со стороны большинства собравшихся была настороженной если не сказать скрыто-враждебной. Сказанное фюрером - нижним чином и дилетантом в вопросах военной стратегии - многим показалось верхом опасного авантюризма. Слишком мало прошло времени после позора Компьена и Версаля, еще свежа была горечь поражения и живо поколение проигравших, а Германия была слишком слаба и неподготовлена, чтобы всерьез думать о реванше. В результате в верхушке старого прусского офицерства, не принявшего догмы нацизма и испытывавшего откровенное презрение к личности нового вождя нации, начал зреть серьезный заговор.

Во главе его стояло все высшее руководство вермахта - генералы «старой школы» Бломберг, Фрич, Бек, Гальдер, бывший министр и мэр Лейпцига Герделер, статс-секретарь МИД Вайцзеккер и другие. Военный переворот был приурочен к вторжению немецких войск в Чехословакию. Его организаторам и в голову не приходило, что захват чужого государства может быть бескровным. Заговорщики связывали основные надежды на успех заговора с поддержкой извне, прежде всего из Лондона.

С этой целью в английскую столицу в августе 1938 года по поручению заговорщиков был направлен крупный прусский землевладелец, до 5 февраля того же года командир армейского корпуса в Бреслау Эвальд фон Клейст, где он был принят вторым человеком Форин-офис Р.Ванситартом и в то время еще оппозиционным У.Черчиллем. Большой любитель закулисных интриг, будущий британский премьер с энтузиазмом встретил немецкого эмиссара и, как мог, постарался воодушевить заговорщиков. Ему уже грезилось свержение Гитлера и его клики в результате военного переворота и восстановление монархии в Германии. Напротив, Ванситарт, полностью разделяя линию Н.Чемберлена на «умиротворение» Гитлера, хранил настороженное молчание.

Заговорщики весьма некстати своими действиями вносили элемент неопределенности и могли поломать отлаженную стратегию Великобритании. Не скрывая своего раздражения создавшейся ситуацией, премьер-министр 17 августа 1938 года сообщал свое мнение лорду Галифаксу, который незадолго до этого сменил колеблющегося А.Идена на посту министра иностранных дел: «Фон Клейст настроен воинственно против Гитлера и крайне жаждет возбудить своих друзей в Германии предпринять попытку свергнуть его. Он напоминает мне якобинцев при французском дворе во времена короля Уильяма, и я думаю, что мы должны пренебречь многим из того, что он говорит»18. Еще бы, не хватало того, чтобы ради сомнительной затеи оппозиционеров поставить под сомнение успех дела поддержки нацистов. В итоге Клейст, говоря по-русски «не солоно хлебавши», вернулся в Германию, чтобы сообщить своим товарищам обескураживающее мнение английского правительства. Дипломатический триумф Гитлера, достигнутый без единого выстрела, окончательно выбил почву из-под ног оппозиционеров и укрепил его положение среди высшего армейского офицерства.

Дух обреченности перед мощью Германии постепенно овладевал старой Европой. Сказывался исторический страх европейцев перед «тевтонами» - зачинщиками многих войн. «Мир любой ценой!», «Лучше Гитлер, чем революция», «Лучше Гитлер, чем Сталин» - пугала пресса обывателей. Эти упаднические настроения сумел почувствовать Дж.Дэвис, предпринявший по поручению Рузвельта летом 1937 года поездку по 14 европейским странам. Белый дом, начиная чувствовать некоторую тревогу в связи с закулисной активностью англичан, хотел быть в курсе развития событий в Европе. Напомним читателю, что до «особых отношений» англосаксов было еще далеко и Лондон уверенно играл самостоятельную роль, свысока поглядывая на неуклюжих американцев на противоположной стороне Атлантики.

В июле личная яхта Дэвиса «Морское облако», которую советские власти в качестве особого расположения к американскому послу разрешили держать в Ленинградском порту, в сопровождении кораблей Балтийской эскадры вышла в открытое море. За время своего месячного путешествия Дэвис подготовил и отправил в Вашингтон 12 больших докладов о состоянии европейских дел, в которых высказывал мысль о вероятности начала войны в 1938 или 1939 годах. Данциг он называл «пороховой бочкой» и отмечал, что «ситуация здесь искусственно нестабильная и, вероятно, может в конечном счете разразиться бедой». После посещения Вены и Будапешта Дэвис сообщал: «Австрийское государство в отчаянном положении как внутри, так и извне… Существует реальная возможность того, что Германия может поглотить Австрию без серьезных трудностей практически в любое время, когда пожелает». В письме Элеоноре Рузвельт, супруге президента, он заключает: «Европейская ситуация полна трагизма… Сегодняшнее мышление в Европе столь близоруко и путано, что почти теряешь надежду»19.

Дело шло к новой европейской войне, а многие политические деятели отказывались в это верить и надеялись, что «все так или иначе образуется». К их числу относился Президент Чехословакии Эдвард Бенеш - один из главных героев нашего повествования. Личность, безусловно, противоречивая, но, можно сказать, в чем-то и последовательная, когда речь шла о принятии ответственных решений. Дэвис встретился с ним во время своего посещения Праги. У американцев было особое отношение к буржуазной Чехословакии - «витрине западной демократии», созданной на обломках империи Габсбургов, как считалось, при активном содействии Президента США Вудро Вильсона - горячего сторонника фрагментации европейских империй и борца за «самоопределение малых народов». Казалось бы, что уж здесь американцы должны были бросить на чашу весов весь свой вес и влияние, чтобы взять под защиту свое детище. Но Чехословакию ожидала другая участь.

Во время беседы с Дэвисом Бенеш вел себя самоуверенно, уповал на силу Антанты, утверждал, что Румыния «не подведет», но все же до конца не мог скрыть своей тревоги, когда разговор коснулся вопроса о помощи со стороны Франции. Вот как завершилась эта беседа: «Когда я уже уходил, - записал Дэвис, - он проводил меня до двери, но внезапно повернулся и сказал: «Вы задали мне вопрос, который я хотел бы задать вам… Вы поинтересовались моим мнением на тот предмет, придет ли Франция к нам на помощь, если нападет Гитлер. Вы, похоже, удивились, когда я ответил, что не имею и тени сомнения в том, что они выполнят свои договорные обязательства. Почему вы спросили об этом?

- Г-н президент, - ответил я, - только лишь потому, что я задавал этот вопрос везде во время моей поездки по Европе.

- И не скажете ли вы мне, каков же был ответ?

- Охотно. Он был однозначным за одним исключением. Иное мнение высказал один американец в Париже. Тот сказал «нет».

- Он (Бенеш) ничего не ответил. Вероятно, это потрясло его. Я бы предпочел быть в состоянии пробудить его надежды, но он сам хотел, чтобы я сказал ему правду»20, - закончил Дэвис.

Загадочным «американцем в Париже», скорее всего, был Бернард Барух, крупный американский финансист и азартный игрок на Уолл-стрит, доверенное лицо Президента Рузвельта, как, впрочем, советник и еще пяти президентов в течение своей долгой жизни. Дэвис встретился с ним в шикарном парижском отеле «Риц» во время своего турне по европейским столицам. Еврей Барух наотрез отказался принять приглашение своего старого друга Дэвиса отобедать на открывшейся в Париже Всемирной выставке, когда выяснилось, что заказать места можно было только в ресторане в немецком павильоне. «Его чувства, - записал в дневнике Дэвис, - были слишком обострены из-за преследований Гитлером его соплеменников. Нам не хватало его, но мы с уважением отнеслись к его решению».

Большое отражалось в малом в то драматическое время, если добавить еще одну живописную деталь к нашему повествованию. Французские власти, видимо, неслучайно отвели площадки под строительство советского и германского павильонов напротив друг друга, желая этим подчеркнуть непримиримость идеологической борьбы и антагонизм двух смертельных врагов - нацизма и коммунизма. Французы заранее любезно ознакомили любимого архитектора Гитлера Шпеера - исполнителя гигантских маниакальных проектов фюрера, призванных увековечить «тысячелетний рейх», с макетом советского павильона. У его входа предполагалось установить известную десятиметровую скульптуру В.И.Мухиной «Рабочий и колхозница». Общая высота композиции вместе с постаментом составляла более 30 метров и, по замыслу создателей, должна была символизировать победное шествие людей труда по планете.

Когда Шпеер узнал об этом, в его голове немедленно созрел ответный замысел, за что он был потом удостоен в Берлине почетной золотой медали. По его проекту у входа в немецкий павильон была установлена огромная серая цементная кубическая глыба, увенчанная германским орлом со свастикой в когтистых лапах. Эта символика как бы подкрепляла близкую «умиротворителям» мысль о незыблемости прочного заслона в лице нацистской Германии на пути «натиска большевизма» и неотвратимости конфликта между двумя тоталитарными государствами.

План «Грюн»

Наступил 1938 год - критический для будущего Европы и всего мира. Агрессия выходила на стратегический простор. Предлогом для Гитлера явилась забота о немецком населении в Австрии и Чехословакии, а определенным сигналом к действию послужило назначение на пост главы Форин-офис хорошо известного им по визитам в Германию и близкого к Чемберлену лорда Галифакса вместо ушедшего А.Идена, расходившегося с премьером по тактическим вопросам. Как отметил в своем дневнике один из ответственных чиновников Госдепартамента, решение Чемберлена «переброситься мячом с Гитлером и Муссолини достигло конкретной стадии и не являлось более простой абстракцией»21.

12 февраля 1938 года австрийский канцлер К.Шушниг, словно какой-то вассал, был вызван в альпийскую резиденцию Гитлера в Берхтесгадене и подвергнут там тактике «устрашения». Когда австриец в начале беседы по-светски заикнулся о чудесном зимнем пейзаже, открывавшемся из окна, Гитлер грубо оборвал его: «Мы собрались здесь не для того, чтобы говорить о красотах природы или погоде». Говорить он собирался об «аншлюсе» Австрии как «о втором немецком государстве» и ее включении в состав Третьего рейха. Иначе, трубила нацистская пропаганда, австрийцам угрожал «большевизм».

В Лондоне и Париже расценили случившееся как «семейное дело» немцев и предпочли держаться в стороне. Дж.Дэвис записал в дневнике: «Теперь нацисты заявляют, что Шушниг является большевиком. Это слишком трагично, чтобы казаться смешным. В смелости им не откажешь по части большой лжи»22. В ночь на 12 марта 1938 года немецкие войска вступили в Австрию, оставив по пути, по свидетельству генерала Йодля, из-за плохого технического состояния 70% всего своего механизированного парка. «Несокрушимая» боевая мощь Германии на том этапе была сплошным блефом, к созданию которого приложило руку не только ведомство Геббельса, но и одураченные им люди на Западе, вроде известного авиатора, кумира американцев полковника Чарльза Линдберга, уверовавшего после посещений Германии, что вермахту в Европе «не было равных»23.

Жертвой агрессии стало первое суверенное европейское государство с населением в 7 млн. человек. Сегодня в Австрии популярна точка зрения, которую мне приходилось выслушивать от австрийцев в Совете Европы, согласно которой судьбу их страны решила не столько внешняя агрессия, сколько корыстный выбор национальной элиты, отдавшей себя в руки более сильного, чтобы гарантировать свои привилегии. Как бы то ни было, но это привело к изменению всей военно-политической конфигурации. Отныне немецкий рейх с трех сторон нависал над территорией Чехословакии. Гитлер считал, что «ковать железо надо было пока горячо». 21 апреля 1938 года он вызвал к себе начальника Генерального штаба генерала Кейтеля, чтобы обсудить с ним план «Грюн» - операцию по захвату Чехословакии.

Ответная международная реакция большого беспокойства в Берлине не вызывала. И действительно, выступая в Палате общин, Чемберлен заявил, что случившееся нельзя было предотвратить, если не говорить о применении силы. Французы в этот момент переживали очередной правительственный кризис и были всецело поглощены своими внутренними делами.

Ну а Вашингтон? Еще 2 марта полпред А.А.Трояновский сообщал из американской столицы, что «судьба Австрии не вызывает здесь большого беспокойства»24. А куратор европейского направления в Госдепартаменте Дж.П.Моффе, получив сообщение об «аншлюсе», меланхолично записал в своем дневнике, что «Гитлер сделал еще один шаг к полному господству над Европой». Госсекретарь Хэлл дружелюбно принял германского посла Дикхофа и был вполне удовлетворен его разъяснением, что «аншлюс» означал «конец аномалии» и «являлся вкладом в упрочение европейского мира».

И лишь Москва в правительственном заявлении от 17 марта 1938 года решительно осудила совершенное насилие в центре Европы и выразила готовность приступить к обсуждению практических мер вместе с другими государствами в целях предотвращения дальнейшей агрессии. Как и следовало ожидать, советское предложение не получило отклика и лишь усилило подозрения в отношении истинных намерений русских. Можно сказать, что международное доверие тогда было на нуле и это объективно работало в пользу Гитлера. Каждая сторона подозревала другую в коварных замыслах, и это непосредственно влияло на формирование внешней политики. Принципиальное значение приобретал вопрос, чего добивался в то непростое время Советский Союз и какую цель ставила сталинская дипломатия в связи с кризисом вокруг Чехословакии.

Не вызывает сомнения, что политика Кремля до и после расчленения Чехословакии была в корне различной. Если в Москве не испытывали иллюзий в отношении двуличия Чемберлена, то определенные надежды сохранялись в отношении позиции Франции, все-таки связанной с чехами пактом о взаимопомощи и заключившей в 1935 году договор о взаимопомощи с СССР. При этом, возможно, недооценивалось то, что во французской политике закончилась «эра Барту» и наступила «эра Даладье, Лаваля и Бонне» - будущих коллаборационистов.

После большевистской революции 1917 года в России классовый момент был решающим в европейской политике. Именно на этих весах взвешивались все «за» и «против», когда элиты, власть имущие определяли вектор национальных интересов. Между тем в Москве, определяя свою тактику в отношении угрозы, нависшей над Чехословакией, рассчитывали на то, что национальный интерес, понимаемый как защита отечества вопреки старым марксистским догмам, окажется решающим и создаст условия для отпора агрессору.

Вместе с тем ситуация оставалась исключительно щекотливой и требовала от Кремля большой осторожности и осмотрительности, чтобы не дать повода для обвинений во вмешательстве в чужие дела и «экспорте революции». Неслучайно в современном дискурсе с подачи в основном «младоевропейцев» упор уже давно перенесен с темы освобождения Европы от фашизма Красной армией на тему ее «оккупации».

В этой связи основной причиной отказа правительства Бенеша обратиться к Москве за военной помощью называется боязнь «советизации» Чехословакии за десять лет до 1948 года. В статье под характерным названием «А если бы в 1938 году СССР нам помог?», увидевшей свет в конце прошлого года, ее автор Ян Яндоурек (Jan Jandourek) утверждает: «Так или иначе победа, хотя ее трудно себе представить, привела бы к распространению советского влияния в нашей стране на десять лет раньше, чем это случилось на самом деле»25. Словом, имеем еще одно утверждение об «обреченности» Чехословакии и повторение старого лозунга «умиротворителей» - «Лучше Гитлер, чем Сталин!».

Известные документы советской внешней политики не дают оснований считать, что в то судьбоносное время СССР видел своим приоритетом не борьбу с гитлеровской агрессией, а распространение коммунизма в соседних странах. Идея «мировой революции» была уже давно мертва, и Сталин скорее руководствовался традиционно державными и геополитическими интересами, нежели классовыми. Весьма сомнительно, чтобы в той конкретной исторической ситуации, окажись Красная армия на территории Чехословакии, как, впрочем, и предполагал советско-чехословацкий договор, она стала бы менять существовавший социальный строй под предлогом борьбы с агрессором. Однако это уже область гипотетических фантазий или модной сейчас альтернативной истории, а не строгого научного анализа. Ясно одно, что для спасения Чехословакии в условиях надвигающейся гитлеровской агрессии требовались, во-первых, твердое решение ее правящей верхушки об отпоре агрессору и, во-вторых, обращение за внешней помощью. Причем наиболее важным было именно первое. Как известно, ни того ни другого не последовало и судьба страны была предрешена.

Но продолжим по порядку. В период с мая по сентябрь 1938 года Европа жила Судетским кризисом, который развивался по нарастающей. Все всё понимали, но 16 марта нарком иностранных дел М.М.Литвинов заявил встретившимся с ним американским журналистам, что СССР в случае нападения на ЧСР «выполнит свои союзнические обязательства». Когда дотошные американцы, хорошо зная об отсутствии общей границы с Чехословакией, стали допытываться у него, как «СССР может оказать помощь», Литвинов ответил, что «уж какой-нибудь коридор найдется»26.

Внешняя уверенность наркома, политическая судьба которого находилась в руках Сталина и во многом зависела от успеха политики коллективной безопасности, не могла полностью скрыть двусмысленность положения Советского Союза. Вопрос о вводе советских войск в Чехословакию был делом далеко не техническим, как его порой представляли, речь шла о суверенитете соседних государств. «Коридором» могла служить лишь территория Польши или Румынии, правящие верхушки которых, особенно Польши, были настроены крайне антисоветски и к этому времени уже перестроились с ориентации на Малую Антанту во главе с ненадежной Францией на уверенную в себя Германию.

Вполне вероятно, что твердость и дипломатическая последовательность, проявленные в это время советской дипломатией, имели цель подтолкнуть колеблющуюся Прагу к сопротивлению, вселить в чехов мужество и избавить их от чувства одиночества и обреченности. Вполне вероятно, что если бы чехи дали отпор Гитлеру, то всем стало бы ясно, кто агрессор и кто его жертва, и в дело вступили бы механизмы коллективной защиты, включая Лигу Наций, заявило бы о себе и пацифистски настроенное общественное мнение и т. д. В этой ситуации СССР было бы намного легче прийти на помощь Праге, не боясь столкнуться с объединенным фронтом западных держав. Именно поэтому Гитлер блефовал, делая главную ставку на дипломатические, а не на военные усилия по захвату Чехословакии.

Русские уверены в себе

Интересно посмотреть, как виделась ситуация «с американского угла», когда события подошли к кульминации. 1 марта Дэвис сообщал в Госдепартамент, анализируя советские мотивы: «Что касается положения в Европе, то оно выглядит как мир, навязанный фашизмом. Литвинов говорит, что Франция будет следовать за Англией и что Чемберлен сделает все, чтобы умилостивить Гитлера». Дэвис хорошо понимал, что для СССР - великой евроазиатской державы дело не сводилось к одной только Европе, росла угроза его безопасности и на Дальнем Востоке.

В середине марта он делится своими мыслями с супругой влиятельного сенатора Тайдингса: «Как и вся Европа, Россия остро и обоснованно живет предчувствием войны. Они боятся нападения как с Востока, так и с Запада. Огромные поставки военных материалов и проч. направляются Красной армией на Восток из-за боязни японского удара. Они боятся, что у них нет друзей и что они должны полагаться только на себя… Весна и лето этого года для Европы - критическое и ответственное время»27.

Судя по дипломатическому наследию Дэвиса, он стремился подняться над идеологическими или, говоря сегодняшним языком, «ценностными» разногласиями и обращался к здравому смыслу и чувству самосохранения на Западе. 26 марта 1938 года он пишет заместителю госсекретаря Самнеру Уэллесу - человеку Рузвельта в Госдепартаменте, который был на связи с фашистскими главарями («миссия Уэллеса»), что, мол, он готов согласиться с антикоммунистическими страхами англичан и французов и понимает истоки их враждебности к стране Советов. «Но с точки зрения борьбы за выживание демократии, которая идет в мире сегодня, ввиду того факта, что Англии и Франции непосредственно угрожает полное господство фашизма в Европе, довольно трудно понять, почему имеющиеся в наличии здесь силы не следует поддержать и использовать по меньшей мере в той степени, в какой это отвечает поддержанию международной морали и справедливости в мировых делах». И хорошо зная о подозрениях своего адресата в отношении Советского Союза, он заключал на прагматической ноте: «По моему мнению, они представляют в настоящее время меньшую реальную угрозу, чем фашистские государства»28.

Некоторый свет на борьбу мнений на Западе по вопросам угрозы фашизма проливают беседы Дэвиса с английским послом в Москве лордом Чилстоном. Посланец Сент-Джеймского двора в отличие от своего американского коллеги не пользовался расположением советского руководства. Когда однажды он заикнулся о желательности получения аудиенции в Кремле по делам Комитета по невмешательству в испанские дела, то в НКИД ему было сухо отвечено, что «И.В.Сталин дипломатической деятельностью не занимается»29.

30 марта 1938 года Дэвис записывает в дневнике, что он имел «долгую беседу» с Чилстоном на предмет выяснения того, что произойдет, потерпи Чемберлен неудачу в попытках стабилизировать европейскую ситуацию путем создания нового «баланса сил», как уклончиво выразился он. «Англия потерпит перворазрядное крупное поражение, если Советы будут отчуждены тем, что выглядело бы как английская враждебность, и либо останутся нейтральными, чтобы сохранить мир для своей страны, либо, возможно, будут вынуждены принять Гитлера в качестве союзника».

Отметим, что возможность такой «эвентуальности» в порядке догадки была высказана американским дипломатом, вполне вероятно, еще задолго до того, как над этим задумались в Москве как о запасном варианте. Англичанин не стал с этим спорить и, хорошо зная об установке Вашингтона своим дипломатам «не высовываться», предложил коллеге вместе с ним отправиться в Лондон и хорошенько обсудить это. Дэвису оставалось лишь бессильно воскликнуть: «Если бы я мог!»

3 апреля 1938 года состоялась новая беседа с Чилстоном «с глазу на глаз», на этот раз по инициативе англичанина. Посол, видимо, имел поручение из Лондона поинтересоваться мнением американцев в отношении позиции Чемберлена по вопросу будущего Чехословакии. Стала бы неизбежной рано или поздно война между Германией и Англией, если бы англичане продолжали придерживаться занятой позиции? (Проще говоря, спасла бы Англию политика «умиротворения» от войны с Германией.) Дэвис ответил утвердительно, пояснив, что Гитлера так просто не остановишь. В свою очередь, Дэвис поинтересовался, способны ли Англия и Франция вместе нанести поражение Гитлеру без русской помощи. Чилстон счел такой ход (или такое развитие) событий маловероятным и заявил, что это в конечном счете означало бы их поражение от объединенной мощи «оси» Берлин - Рим - Токио.

И здесь Дэвис, все-таки скорее бизнесмен, чем карьерный дипломат, что называется, дал волю своим чувствам. «Я спросил, - записал он, - какой же «чертик» влиял на Чемберлена, препятствуя установлению противостоящей «оси» Англия - Франция плюс Россия. Я могу понять их враждебность к коммунизму. Мы все так настроены. Но нам угрожает господство над миром фашистских держав. Россия, в конце концов, та держава, которая может предотвратить прорыв Гитлера на Украину и помочь английскому флоту задушить Гитлера голодом. В ином случае Гитлер получит житницу мирового значения здесь, на Украине, и прямой выход к Ближнему Востоку и Азии». Ну а что же Чилстон? Тот вновь повторил свою уловку, предложив отправиться вдвоем в Лондон, подозревая, видимо, «коварных американцев», как и Чемберлен, в желании «столкнуть Альбион с Третьим рейхом к своей выгоде»30.

На следующий день, 4 апреля 1938 года, Дэвис «по горячим следам» подытожил свои мысли в письме к старому другу, секретарю Рузвельта Марвину Макинтайру, с просьбой показать письмо президенту. Послание любопытно своей логикой и глубиной анализа. Судя по его выводам, Дэвис на том этапе уже исключал возможность сохранения мира. «Фашистские державы, - писал он, - пытаются изолировать Советы от западных держав, используя жупел коммунизма, фашист Гитлер - как закопченный котелок, который называет чайник черным. Ясно, что мировой комбинации - «оси» Берлин - Рим - Токио - может противостоять только «ось» Лондон - Париж - Москва [себя американцы при любом раскладе не видели в числе активных участников мировых событий].

Для Англии наступит «печальный день», если она окажется зависимой от милости Германии и Италии в отношении доступа к Индии через Средиземное море. Отчуждение России от Англии и Франции может быть столь же серьезным для демократических государств Европы, как и для Советского Союза. Русские здесь уверены в себе. Они верят, что сумеют защитить себя. Они становятся все более антигитлеровски настроенными и открыто враждебными даже ценой риска для дипломатических отношений… В Европе много желаемого принимается за действительное в отношении политической неустойчивости этого режима и его индустриального развала. Все это пустое… Этот режим надолго у власти. Страна столь богата, что, несмотря на потери и неэффективность бюрократической системы управления, она все равно накапливает богатство и будет, я думаю, продолжать делать так, пока эта группа находится в Кремле»31.

Ходом своего анализа Дэвис явно опережал время и до конца, видимо, не понимал все нюансы «большой стратегии» своего «босса», как нередко в письмах он называл Рузвельта. А президент находился под сильным влиянием политики «умиротворения» Германии и исходил из желательности и неизбежности в последующем советско-германского и советско-японского столкновений для американских интересов. По-английски это называется «убить двух птиц одним камнем», а по-русски - «двух зайцев одним выстрелом». Разница, как видим, чисто стилистическая, а смысл один и тот же. Предостережения посла были верными, но не ко времени. Запад должен был пройти свою часть кровавого пути, сменить правящую элиту на национально ориентированную (У.Черчилль, де Голль), прежде чем здравый смысл восторжествовал в политике и привел к антигитлеровской коалиции с СССР. А пока послу оставалось лишь беспомощно разводить руками и уповать на божий промысел.

Вероятно, поэтому свое послание в Белый дом он и завершил на пессимистической ноте: «Судя по тому, как развиваются события в этом сумасшедшем мире, я боюсь, что в какой-то момент демократии, возможно, будут чертовски рады воспользоваться мощью, которую сможет предоставить это правительство [советское] в случае, если вооруженные фашисты «свихнутся». И, поверь мне, из того, что я видел здесь, если эти фашистские диктаторы будут по-прежнему сходить с ума, жизнь не будет стоить того, чтобы жить, когда придется жить на условиях, которые они продиктуют»32.

Майский кризис

Для захвата Чехословакии Берлин принял на вооружение тактику «пятой колонны», сводившейся к искусственному нагнетанию вопроса о судьбе «судетских немцев». Ничем не примечательный на вид, но отличавшийся салонной обходительностью, бывший преподаватель гимнастики Конрад Генлейн, вставший во главе Судето-немецкой партии, получал прямые указания из Берлина, подкрепленные денежными субсидиями (15 тыс. марок в месяц). Главная его задача заключалась в том, чтобы постоянно выдвигать непомерные требования и тем самым делать их неприемлемыми для правительства Бенеша. «Мы всегда должны требовать так много, чтобы нас никогда нельзя было удовлетворить», - говорил своим сторонникам Генлейн.

Проще говоря, нацистам нужен был предлог для вторжения в Чехословакию. Созданный ими «национальный вопрос», тем не менее был воспринят в Лондоне и Париже как «веское основание» для вмешательства в дела Чехословакии и удовлетворения требований Гитлера. 20 мая 1938 года план «Грюн» был скорректирован в сторону более тесной координации военных усилий с дипломатическим и политическим давлением на чехов в расчете на благоприятную реакцию их союзников - англичан и французов. Гитлер все еще колебался между «мирным» и военным решением вопроса. Серьезные сомнения у него вызывала лишь позиция Советского Союза, воодушевлявшая брошенных всеми чехов. Эту неустойчивую международную ситуацию, когда еще можно было спасти положение, отразил «майский кризис» вокруг Чехословакии, поломавший планы Гитлера.

Вопрос об оказании действенной помощи Чехословакии рассматривался в советских руководящих кругах в качестве важнейшей военно-политической задачи. Было принято решение на самом высоком политическом уровне, о котором был немедленно поставлен в известность чехословацкий посланник З.Фирлингер. 23 апреля он сообщал в Прагу: «В Кремле состоялось совещание, на котором присутствовали Сталин, Молотов, Ворошилов, Литвинов и Каганович. После доклада Александровского [советский полпред в Праге] о политическом положении в Чехословакии было решено: СССР, если его об этом попросят, готов с Францией и Чехословакией предпринять все меры по обеспечению безопасности Чехословакии. Для этого он располагает всеми необходимыми средствами. Состояние армии и авиации позволяет это сделать»33.

Итак, принципиальное значение имела оговорка «если его об этом попросят», вместившая в себя все непростые особенности внутренней и международной обстановки, сложившейся к этому времени вокруг Чехословакии. Без соблюдения указанного условия не мог вступить в силу «механизм союза» и действия СССР могли быть расценены как акт агрессии и вмешательства в чужие дела. Причем с самого начала кризиса помощь Франции имела второстепенное значение и не рассматривалась как обязательное условие оказания помощи. Об этом недвусмысленно заявил через несколько дней после принятия судьбоносного для чехов решения член Политбюро, Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И.Калинин. Напомнив о том, что Советский Союз обязан оказать помощь Чехословакии в том случае, если ей помогает Франция, и наоборот, он отметил: «Разумеется, пакт не запрещает каждой из сторон прийти на помощь, не дожидаясь Франции»34.

Это был совершенно ясный призыв к национальной элите Чехословакии проявить волю к сопротивлению, который в тот момент был услышан Прагой. Тем более что он был подкреплен во многом демонстративными действиями со стороны Москвы. В те дни укреплялись и переводились на особое положение западные приграничные округа, войска получали дополнительные партии вооружения, прежде всего самолеты и танки, поддерживались тесные контакты с представителями чехословацкой военной промышленности и представителями вооруженных сил. В Москве немедленно откликались на все просьбы Праги о поставках вооружения, главным образом самолетов. Шла напряженная «война нервов», в которой чехи в дни майского кризиса одержали полную победу.

Им было что противопоставить агрессору. Армия была готова сражаться, ее отличал высокий боевой дух, она была одной из самых подготовленных и хорошо вооруженных в Европе. На армию работали крупнейшие в Европе заводы «Шкода». Население охватил небывалый патриотический подъем. Английский военный атташе в Москве полковник Файрбрейс 30 мая 1938 года сообщал в Лондон, что даже без поддержки извне чехословацкая армия могла бы продержаться в течение трех месяцев. По мнению многих военных специалистов, отмечает американский историк У.Муррей, «вермахт во всех отношениях не был готов к большой войне в 1938 году»35.

В ответ на угрозы из Берлина в Праге 20 мая 1938 года была объявлена частичная мобилизация, войска выдвигались к границе, чехи демонстрировали решимость воевать. Берлин был явно не готов к такому развитию событий и был вынужден временно отступить. Удалившийся в свое альпийское убежище диктатор чувствовал себя глубоко уязвленным и униженным «несговорчивыми чехами». Нескрываемое раздражение «неуступчивостью» Праги, отказавшейся совершить национальное самоубийство во имя «сохранения мира в Европе», испытывали в западных столицах, особенно в Лондоне. Под угрозой оказалась личная репутация самого премьер-министра. В правительственной резиденции замка в Градчанах в Праге теперь могли судить, кто являлся союзником Чехословакии, а кто подталкивал ее на путь национальной катастрофы.

Вот как оценивал ситуацию со слов министра иностранных дел ЧСР К.Крофты в своей телеграмме в Москву полпред С.Александровский после того, как кризис пошел на спад: «Крофта несколько раз и в довольно теплых выражениях высказывал прямую благодарность за ту спокойную и твердую поддержку, которую он чувствовал за последнее критическое время со стороны СССР. Уверенность в том, что СССР совершенно серьезно и без всяких колебаний намеревается и готовится оказать помощь Чехословакии в случае действительной нужды, действует очень ободряюще и успокоительно на Чехословакию». Вместе с тем в ходе беседы советский полпред почувствовал нотки самоуспокоенности с чехословацкой стороны, расчеты на помощь англичан и французов, надежды на «умеренность» требований агрессора. В ответ на это с советской стороны было сказано: «Гитлер обжегся на своем намерении взять Чехословакию лобовым ударом… Если Чехословакия будет слабой или нерешительной, то Гитлер ее съест под любым предлогом, а то и без предлога. Если она будет сильной и решительной, то никакой предлог Гитлеру не поможет»36.

Волею истории Чехословакия оказалась в центре борьбы вокруг вопроса, быть или не быть новой европейской и мировой войне и оставаться ей или нет в числе независимых государств. В конечном счете все зависело от того, какой путь выберет национальная элита этой небольшой по размерам, но стратегически исключительно важной восточноевропейской страны. Еще Бисмарк говорил: «Кто владеет Богемией, тот держит ключ ко всей Центральной Европе».

Выбор национальной элиты к лету 1938 года сузился: или возглавить национальное сопротивление, призвать население к оружию, рискуя разбудить неконтролируемые силы, или, говоря языком ХХI века, отдать страну под «внешнее управление», одной из первых в Европе встать на путь коллаборационизма и смириться с потерей национальной независимости и иностранной оккупацией. Надо сказать, что это был тяжелейший выбор, который с той или иной степенью остроты и ущемления национальных интересов будет впоследствии вставать перед многими странами, не исключая и Россию после распада СССР. Лишь ответ на него был у всех разный.

Особый трагизм ситуации, с точки зрения интересов чешской и словацкой национальных элит, заключался в том, что они не отдавали себе отчета, что столкнулись с натиском совершенно нового вида европейского государства, каким стала Германия под властью нацистов, - государства криминального типа, которое отбросило законы «честной конкуренции» и занималось откровенным разбоем и грабежом частной собственности покоренных стран, подчиняя их экономики задачам военной машины вермахта и обогащению германских концернов, не говоря уже о прямой конфискации еврейского капитала по примеру самой Германии. В результате этого многих представителей национальной элиты в Праге и Братиславе, уверенных, что деньги можно делать «при любой власти», ждало сильное разочарование, а некоторых, не успевших удрать в Лондон, застенки гестапо и даже расстрел, как премьер-министра уже Богемии и Моравии Алоиса Элиаша.

Майский кризис 1938 года вызвал замешательство не только в лагере агрессора, но и в стане «умиротворителей». Учитывая, что атака «сходу» на непокорную республику не удалась и что она оказалась куда более крепким орешком, чем сдавшаяся без боя Австрия, было решено предпринять глубокий обходный маневр с целью добиться полной международной изоляции Чехословакии. Лето 1938 года прошло в интенсивном дипломатическом маневрировании европейских столиц. Тон задавал Лондон. Похоже, что для Чемберлена готовившийся сговор становился делом чуть ли не всей его жизни, венцом его политической карьеры. Было известно, что Гитлер установил срок вторжения в Чехословакию не позднее 1 октября, и это вносило особую нервозность в политическую обстановку.

Задача, как ее видели «умиротворители» с учетом недавних неудачных уроков, заключалась в том, чтобы «полюбовно», не прибегая к военной силе, выдать Гитлеру Судетскую область и при этом сделать все возможное, чтобы изолировать Прагу от своего единственного надежного союзника - СССР. Советская помощь могла вновь спутать все карты и, как боялись в Лондоне и Париже, вызвать европейскую войну в момент, когда ее больше всего хотели избежать, чтобы уберечь от поражения нацистский режим, а европейский мир - от новых социальных потрясений. Чтобы убедить чехов в «безрассудстве» дальнейшего сопротивления, Чемберлен в конце июля направил в Прагу «с посреднической миссией» престарелого лорда Ренсимена. Американский журналист Уильям Ширер, находившийся в то время в Берлине, записал в своем дневнике, что «вся миссия Ренсимена дурно попахивает… Из записей, сделанных в моем дневнике в первый и последующие дни визита Ренсимена в Чехословакию, явствует, что чехам миссия Ренсимена была предельно ясна - Чемберлен послал его, чтобы подготовить передачу Судетской области Германии»37.

Развязка

Трагическая развязка неудержимо приближалась, несмотря на все усилия советской дипломатии переломить ход событий. Требования Гитлера, чувствовавшего себя хозяином положения, становились день ото дня все воинственнее и непримиримее. Под давлением Запада ужесточилась политика Польши и Румынии в отношении транзита советских войск к границам Чехословакии. Если поляки с самого начала были категорично настроены против появления Красной армии на своей территории, ссылаясь на «марш конницы Буденного» и «чудо на Висле», то румыны одно время колебались и даже обсуждали пролет над своей территорией советских бомбардировщиков, правда на высоте не ниже 3 тыс. метров. Более того, участники «санитарного кордона» - поляки и хортистская Венгрия, поощряемые из Берлина, имели собственные планы в отношении части территории Чехословакии (Тешинской Силезии, части территории Словакии).

А как в тот момент виделась ситуация на другой стороне Атлантики, в Вашингтоне? Вот что записал в своем дневнике шеф европейского отдела Госдепартамента Дж.П.Моффе: «Пятница, 12 августа 1938 года… Утром зашел чешский посланник, чтобы выразить возросшее беспокойство по поводу ситуации в Европе. Кажется, все, что происходит, делает перспективы еще хуже. Последние сообщения из Германии о мобилизации автомобильного транспорта, почтовых автобусов и тому подобного в районе Баварии, переброска германских войск - все указывало на возрастание напряженности. Он чувствовал, что по многим признакам ситуация была хуже, чем во время кризиса 21 мая… Он дал понять, что если госсекретарь был намерен выступить с новым заявлением по типу того, которое было сделано 28 мая, то он надеялся, что это будет сделано достаточно быстро. Я осторожно ответил, что госсекретарь внимательно следит за развитием событий и пытается выявить их значение».

Ничего не скажешь, просто верх дипломатической эквилибристики. А дальше уж совсем цинично. «Президент [Рузвельт] вернулся и провел в это же утро заседание кабинета. Одним из его первых результатов была просьба к А.Берли [замгоссекретаря] подготовить две речи для президента ко вторнику, с которыми он собирался выступить в Канаде. Берли пригласил меня обсудить одну из них, которую он хотел посвятить европейским делам. С первого же захода мы не придумали ничего лучшего, как поумничать на тему о вечной неопределенности американской внешней политики, а именно о том, что нашим лучшим вкладом будет породить сомнения в умах Германии и Ко в отношении того, что при всех обстоятельствах мы останемся в стороне, и в то же время заронить сомнения в умах Англии и Ко на тот счет, что они смогут положиться на нас в оказании прямой помощи независимо от того, что произойдет»38. Иначе как подогреванием страстей это и не назовешь.

Между тем маятник «европейского замирения» словно застыл где-то посередине и малейшее движение могло склонить его в ту или другую сторону. В обстановке пугающей неопределенности, когда на карту был поставлен его личный престиж, Чемберлен решает идти ва-банк и принимает решение, ошеломившее Европу, отправиться в Германию на встречу с Гитлером. «Бог мой!» - только и вырвалось у нацистского диктатора, когда он прочел послание человека, правившего огромной Британской империей и в свои 69 лет решившегося впервые в жизни на риск семичасового воздушного перелета в самый конец Германии, в Берхтесгаден. Гитлер даже не счел нужным перенести ее куда-нибудь поближе, на берега Рейна, что сократило бы полет вдвое.

15 сентября 1938 года в середине дня «миротворец» прибыл в Мюнхен и оттуда специальным поездом был доставлен в альпийскую резиденцию «фюрера и канцлера». Случайно или нет, но Гитлер принимал англичанина в том же кабинете на втором этаже, где за семь месяцев до этого он обрушился на австрийца Шушнига. Наци №1 выглядел мрачным и негостеприимным и особенно не церемонился с гостем. Оставив без внимания призывы Чемберлена найти почву для англо-германского сближения, пока не будет решена «судетская проблема», он метал громы и молнии в адрес правительства Бенеша, обвиняя его в притеснении судетских немцев, и угрожал войной. Премьер-министр сразу же проявил сговорчивость и подчеркнул, что «Великобритания не заинтересована в судето-немецком вопросе», и пообещал сделать все для изоляции Чехословакии, прежде всего от России.

Лихорадочная дипломатическая активность человека с неизменным зонтиком объяснялась тем, что из Праги и Москвы поступали пугающие Запад сигналы о готовности СССР выполнить свои союзнические обязательства перед Чехословакией. Нажим на чехов со стороны англичан и французов особенно усилился после свидания Чемберлена с Гитлером. Поэтому 19 сентября Бенеш официально запросил Москву, выполнит ли СССР свои обязательства по советско-чехословацкому договору, при этом подчеркнув, что речь о помощи может идти только при условии оказания помощи французами. Вполне вероятно, что присутствие французских войск (хотя трудно сказать, как это мыслилось сделать практически) должно было застраховать деятелей в Праге от возможных классовых неожиданностей.

Тем не менее на запрос Праги из Москвы на следующий день, 20 сентября 1938 года, по дипломатическим каналам пришел утвердительный ответ, не оставлявший никаких сомнений в отношении позиции СССР. Кроме того, согласно директиве наркома обороны СССР от 21 сентября, в Киевском особом военном округе были организованы крупные военные учения. 23 сентября нарком обороны и Генштаб дали дополнительную директиву о приведении в боевую готовность части Белорусского особого и вновь созданного Калининского военных округов и о выдвижении к госгранице ряда их оперативных объединений. Всего в боевую готовность в ряде военных округов были приведены 30 стрелковых и десять кавалерийских дивизий, танковый корпус, семь танковых и мотострелковых бригад и другие воинские части39. Было ясно, что Москва не шутила и была готова дать отпор агрессору. Дело было за руководителями Чехословакии.

И в этот ответственный исторический момент, чувствуя, что почва уходит из-под ног, посланники Франции и Великобритании в Праге в беседе с Президентом Бенешем 21 сентября 1938 года предприняли совместный дипломатический демарш, заявив от имени своих правительств, что ЧСР, отвергая англо-французские предложения, берет на себя риск войны, и просили подумать о «способе, как принять англо-французские предложения, что является единственной возможностью предотвратить непосредственную агрессию Германии». В противном случае они грозили, что «снимают с себя ответственность за все, что произойдет». «Это ультиматум», - сказал Президент Бенеш. На что английский и французский посланники ответили: «Нет, это только советы». И «они требуют немедленного ответа, иначе Чемберлен не сможет поехать к Гитлеру и Гитлер, очевидно, выступит [вероятно, Гитлер предъявил им нечто вроде ультиматума]», - подчеркнул министр иностранных дел ЧСР К.Крофта, ведший запись этой беседы40.

Вечером в тот памятный сентябрьский день, который войдет в историю как день предательства и позора, после лихорадочных правительственных консультаций англо-французский ультиматум был «с горечью» принят Прагой. Участники того исторического заседания сами успокаивали себя, что лучше, мол, отдать часть, чем потерять все. Выступая в тот же день, 21 сентября 1938 года, в Лиге Наций, М.М.Литвинов от имени Советского правительства отмежевался от принятых решений и заявил, что капитуляция Чехословакии «рано или поздно будет иметь совершенно необозримые катастрофические последствия»41.

С согласием Бенеша в кармане воодушевленный Чемберлен утром 22 сентября отправился на новую встречу с Гитлером, на этот раз в небольшой рейнский городок Годесберг, где остановился в старинном отеле «Петерсхоф». Гитлер ожидал премьера на противоположном берегу Рейна в отеле, владелец которого, некий герр Дизен, был давним приятелем фюрера. Здесь и предстояло закрепить грязную сделку. Однако неожиданно Гитлер, почувствовав себя хозяином положения, взвинтил свои требования. Это касалось размеров требуемой территории и сроков ее передачи, а также удовлетворения польских и венгерских территориальных притязаний.

Теперь настал черед Чемберлена воскликнуть: «Но это ни больше ни меньше, как ультиматум. Или требованиям канцлера лучше подходит немецкое слово «диктат»?» - язвительно произнес он. На что Гитлер явно издевательски парировал: «Это совсем не диктат. Посмотрите, документ именуется «меморандум». В историю этот документ вошел как Годесбергский меморандум - свидетельство ненасытных аппетитов агрессора. Удрученный случившимся, Чемберлен не решился принять документ и счел более благоразумным забрать его с собой в Лондон. В конце концов, тактика «выкручивания рук» чехам имела свои пределы. В переговорах неожиданно возникла зловещая пауза, которая грозила сорвать почти уже готовую сделку.

И тогда среди замешательства «умиротворителей» родилась идея четырехсторонней конференции европейских держав в духе давно вынашиваемой ими идеи «пакта четырех». На этот раз инициатива исходила из Вашингтона, обеспокоенного возникшей паузой в решении «чешского вопроса». Предпочитавший до этого держаться в тени, Рузвельт рискнул выйти на авансцену европейской политики. В Белом доме и Госдепартаменте закипела работа по подготовке его обращения к европейцам «мирно» уладить свои споры. Как следует из дневника министра финансов США Г.Моргентау, это подразумевало полное удовлетворение требований Гитлера42.

26 сентября 1938 года, исключив из окончательного текста какое-либо упоминание о возможном посредничестве США, Рузвельт обратился к Праге, Берлину, Лондону и Парижу с настойчивым призывом продолжать переговоры, что в тех условиях могло означать только одно - скрытую поддержку требований Гитлера. Причем Москва не была включена в число адресатов «пастырского» послания. Это окончательно деморализовало деятелей в Праге.

На следующий день, видя, что ситуация остается без изменений, Рузвельт направил миротворческое послание Муссолини, которого втайне считал более порядочным деятелем, чем Гитлера, и в то же время повторил свой призыв лично к германскому канцлеру продолжать «неутомимые поиски мира». Память присутствовавших в Овальном кабинете сотрудников закрепила, как, не выпуская изо рта привычного мундштука с дымящейся сигаретой, возбужденно советуясь с приближенными и поблескивая стеклышками пенсне, Рузвельт на этот раз собственноручно набросал текст телеграммы Гитлеру с призывом созвать международную конференцию для мирного урегулирования конфликта. Местом встречи американцы хотели бы видеть нейтральную Гаагу, но окончательный выбор пал на баварский Мюнхен, как того захотел Гитлер43.

А дальше последовали те хорошо известные события, к которым мало что можно добавить. Утром 29 сентября Гитлер отправился в местечко Куфстейн на бывшей австро-германской границе для трогательной встречи Муссолини. На обратном пути в Мюнхен, раскрывая свои ближайшие планы, Гитлер говорил дуче: «Приближается время, когда нам придется воевать бок о бок против Франции и Англии»44. Холодно встреченные двумя диктаторами в «коричневом доме» на Кёнигсплатц, где после полудня начались переговоры, Чемберлен и Даладье и не подозревали, что из охотников они уже становились дичью. Переговоров в общепринятом смысле этого слова, собственно говоря, и не было. Предстояло лишь утвердить отдельные детали ранее выработанной сделки о расчленении Чехословакии и установить конкретные сроки ввода немецких войск в Судетскую область, начиная с 1 октября. Хотя на соглашении стояла дата «29 сентября», в действительности его подписание состоялось уже после полуночи.

А потом оставалось лишь сообщить о состоявшейся сделке двум чехам - посланнику в Берлине д-ру В.Мастны и чиновнику Министерства иностранных дел Х.Масарику, терпеливо, как и полагается побежденным, дожидавшимся приговора в соседней комнате. Гитлер высокомерно отказался принять участие в этой простой формальности, и вынесением вердикта «без права обжалования» пришлось заниматься Чемберлену и Даладье. Время было уже позднее, и премьер-министр, утомленный заботами дня, непрерывно зевал, не проявляя никаких признаков смущения. «Нам было объяснено довольно грубым образом, - сообщали в Прагу чешские представители, - и притом французом, что это приговор без права апелляции и без возможности внести в него исправления… Мы простились и ушли. Чехословацкая Республика в границах 1918 года перестала существовать»45.

Оставим за скобками ликование толпы в Лондоне, собравшейся у входа в резиденцию премьер-министра на Даунинг-стрит, 10, чтобы поприветствовать «старого доброго Невилла», заполучившего подпись Гитлера на англо-германской декларации с клятвенными обязательствами «вечного мира», не просуществовавшими и года, как, впрочем, и точно такие же обязательства, взятые перед французами двумя месяцами позже. Особое удовлетворение испытывали за океаном. Президент выступил в роли миротворца, и при этом не скомпрометировал себя прямым участием в сомнительном предприятии. Для места в истории это, ох, как важно. Воздав для порядка должное британскому премьеру за его подвижнические усилия лаконичным телеграфным текстом: «Молодец!» (Good man!), Рузвельт верил, что Америка была на правильном пути. В середине октября он писал американскому послу в Риме У.Филипсу: «Я хочу, чтобы Вы знали, что я ничуть не расстроен конечным результатом»46.

Мюнхенская трагедия свершилась. Меньше чем через полгода Гитлер разорвал подписанное соглашение и оккупировал всю Чехословакию. Только тогда ее элита полностью осознала, что совершила акт национального самоубийства, но было уже поздно. В Европе начинался предвоенный политический кризис. Москве было о чем задуматься в создавшейся качественно новой международной ситуации. Сталин болезненно переживал неудачу в Чехословакии и считал, что его крепко надули. Недоверие к западным партнерам с тех пор стало фирменной чертой его стиля. Первой его жертвой оказался горячий сторонник коллективной безопасности нарком Литвинов, отправленный в отставку в мае 1939 года. Страна очутилась в полной международной изоляции. Необходимо было любой ценой разомкнуть сжимающееся кольцо враждебных государств. Неотвратимо вставал вопрос о принципиальной смене внешнеполитического курса. То, что еще недавно казалось абсолютно невероятным и неприемлемым по идеологическим соображениям, с точки зрения прагматической логики становилось неизбежным. Остановить агрессию коллективными средствами не удалось. Пришла пора позаботиться о собственных национальных интересах.

 1Pillar P.R. The Age of Nationalism // The National Interest. September-October 2013.

 2Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Conferences at Malta and Yalta. Washington, 1955. P. 367.

 3Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Con. 5. Diary June 1, 1937.

 4Ibidem.

 5Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. J.Davies Journal. July 28, 1937.

 6Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. J.Davies Journal. November 2-7, 1937.

 7Серов И. Записки из чемодана. М., 2016. С. 463.

 8Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal. October 6, 1937.

 9Berlin Alert. The Memoirs and Reports of Truman Smith. Hassen - Stanford, 1984. P. 48, 52-54, 60-61.

10Борисов А.Ю. Нюрнберг-2, или Несостоявшийся суд над спонсорами нацизма // Новая и новейшая история. 2016. №3.

11Серов И. Указ. соч. С. 536-537.

12Rees L. The Dark Charisma of Adolf Hitler. Leading Millions into the Abyss. London, 2013.

13Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Вox 7. J.Davies Journal. April 17, 1938.

14Clark Ch. The Sleepwalkers. How Europe Went to War in 1914. London, 2013.

15Speer A. Inside the Third Reich. New York, 1970. P. 113.

16Posen B. The Sources of Military Doctrine. France, Britain and Germany Between the World Wars. Ithaca - London, 1984. P. 144.

17Документы и материалы кануна Второй мировой войны. 1937-1939. Т. 1. М., 1981. С. 27, 30-31.

18Lamb R. The Ghosts of Peace. 1935-1945. Wilton, 1987. P. 71.

19Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal. August 20, 1937.

20Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal, September 13, 1937.

21The Moffat Papers. Selections from the Diplomatic Journals of Jay Pierrepont Moffat, 1919-1943. Chicago, 1956. Р. 18.

22Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal. February 15, 1937.

23См. подробнее: Гудериан Г. Воспоминания немецкого генерала. М., 2013. С. 47-67.

24Документы внешней политики СССР. Т. ХХI. М., 1977. С. 617.

25Яндоурек Ян. А если бы в 1938 году СССР нам помог? // http:// inosmi.ru/politic/20161004/237963267.html (19.XI.2016).

26Документы по истории Мюнхенского сговора. 1937-1939. М., 1979. С. 57.

27Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Journal. March 17, 1938.

28Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Letter to Sumner Welles. March 26, 1938.

29Международная жизнь. 1987. №11. С. 148.

30Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Journal. March 30, April 3, 1938.

31Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Letter to Marvin McIntyre. April 4, 1938.

32Ibidem.

33Документы по истории Мюнхенского сговора… С. 87.

34Там же. С. 88-89.

35Murray W. The Change in the European Balance of Power, 1938-1939. The Path to Ruin. Princeton, 1984. Р. 222.

36Документы внешней политики СССР... С. 299.

37Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. М., 1991. Т. 1. С. 413.

38The Moffat Papers... P. 218.

39Документы по истории Мюнхенского сговора... С. 240, 254-256.

40Там же. С. 245-246.

41Там же. С. 262.

42Blum J. From the Morgenthau Diaries. The Years of Crisis, 1928-1938. Boston, 1959. Р. 501.

43The Moffat Papers... Р. 309.

44Hibbert Ch. Benito Mussolini. The Rise and Fall of Il Duce. London, 1962. Р. 119.

45Документы и материалы кануна Второй мировой войны... С. 236.

46Hearden P. Roosevelt Confronts Hitler. America’s Entry into World War 2. Decalb (Illinois), 1987. P. 109.

Чехия. Словакия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258208 Александр Борисов

Полная версия — платный доступ ?


Чехия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202129 Михал Коуделка

Эксклюзивное интервью с директором чешской контрразведки BIS. Дезинформация, пропаганда и российское влияние в Чехии

Роберт Брештян (Robert Břešťan), HlídacíPes.org, Чехия

Информационная война и российские шпионы в Чехии — щекотливые темы, к которым в своих докладах постоянно привлекает внимание чешская контрразведка. Директор BIS Михал Коуделка дал HlídacíPes.org, первому из чешских СМИ, интервью, в котором рассказал об этих проблемах.

HlídacíPes. org: В своих публичных докладах служба BIS уже не раз привлекала внимание к российскому влиянию и российской информационной деятельности на территории Чехии. Заметно ли усиление этого влияния в последние годы, например, в свете конфликта на Украине?

Михал Коуделка: Не нужно быть блестящим аналитиком, чтобы отметить растущее число самых разных якобы информационных сайтов, которые совершенно открыто участвуют в распространении дезинформации и поддержке пророссийской политики. Однако нужно понимать, что подобное происходит по обе стороны воображаемых баррикад. Запад тоже должен действовать, что он и делает. Что касается контрразведывательных служб, то они должны противостоять подобным явлениям, вовремя распознавать потенциальные риски и сообщать о них тем, кому закон предписывает об этом сообщать. Думаю, что в этом смысле BIS работает очень ответственно.

Пространство, заполненное балластом

— Проводится ли медиа-анализ при оценке российского влияния в ЧР, то есть отслеживаются ли пророссийские СМИ?

— Конечно, да. Наши аналитики постоянно оценивают информацию, которая появляется в медиа-пространстве. Я бы не стал все сводить только к так называемым пророссийским сайтам. В авторитетных изданиях сотрудники спецслужб тоже обнаруживают интересную для себя информацию.

— Каким обычно преподносят мир пророссийские СМИ?

— Это тема для более обстоятельной беседы, нежели наше интервью. Если описать вкратце и очень упрощенно, то оказывается влияние на настроения широких масс, постоянно провоцируется ощущение того, что на самом деле реальность — другая, что вокруг обман, что демократия слаба, а западное общество во главе с Евросоюзом и НАТО пронизано коррупцией, бюрократией и так далее. Цель — заполонить медиа-пространство большим количеством информационного балласта, который должен лишить простых граждан точки опоры. Ничего не ясно, существует альтернативная правда… На реальную основу накладывается опасная дезинформация, и дилетанту такая новость кажется достоверной. С профессиональной точки зрения они делают это прекрасно, но не очень успешно. У нас неглупые люди, и это хорошо.

— В какой среде Россия чаще всего создает свои (дез)информационные структуры в Чехии?

— Как я уже сказал, вероятно, больше всего это заметно по так называемым информационным сайтам. Интернет — свободная среда, где можно распространять, в общем-то, что угодно. Защита — в просвещении, образовании даже самых маленьких, чтобы и они умели потреблять информацию, оценивая ее критически и проверяя в нескольких источниках.

— В ежегодном докладе Вы упоминаете о «провоцировании и поощрении трений внутри чешского общества и в политической среде». Могли бы Вы конкретизировать, кто в этом участвует? И какие методы при этом используют?

— Речь идет как раз о распространении дезинформации и разного рода «полуправды» для разжигания конфликтов и раскола общества. Этим занимаются не только так называемые пророссийские сайты. Существует масса тем, которые разделяют общество, и целенаправленная дезинформация способствует их популяризации. Люди по-разному оценивают миграцию, Европейский Союз, принятие евро или, например, проблемы экологии. Типичный признак манипулирования — замена информации и аргументов на эмоции. Люди часто мыслят иррационально, исходя только из чувств, которые вызывают у них эмоционально рассказанными историями, правда, не имеющими под собой реальной основы. Так формируется питательная среда для тех, кто распространяет дезинформацию.

— Можно ли как-то защититься от этого?

— Конечно, да. С помощью здравого смысла. Люди должны уметь сомневаться, критически мыслить и не должны становиться частью дезинформационных кампаний, к примеру, делая в социальных сетях «перепост» разных новостей из сомнительных источников.

Всех подозревать нельзя

— В Посольстве Российской Федерации в Праге работает намного больше сотрудников, чем принято в международной практике. Как этот факт оценивают в BIS?

— Геополитическое расположение Чешской Республики таково — кстати, так было с давних пор — что Чехия является перекрестком между западом и востоком, а значит, всегда представляла интерес для сильных государств. Так было в прошлом и, несомненно, будет в будущем. Любая страна вправе иметь такой дипломатический штат, какой она считает нужным. Но мы, в свою очередь, вправе соблюдать осторожность и следить за действиями сотрудников разведывательных служб разных стран. Если обратиться к нашим ежегодным докладам, уже упомянутым сегодня, то ясно, что мы составили довольно хорошее представление о количестве российских разведчиков в ЧР.

— Какие выводы можно сделать, исходя из этих количественных данных?

— Само количество ничего не значит. Наша задача — следить за сотрудниками спецслужб вне зависимости от того, на кого они работают, и насколько велик дипломатический штат их стран. Я уверен, что у нас это получается.

— Не так давно несколько сотрудников российского посольства были высланы из Чехии. Другим запретили приезжать или возвращаться сюда. Эти решения принимались при участии службы BIS?

— Для публичной беседы это слишком щекотливая тема. Из самого характера работы контрразведывательных служб следует, что мы должны держать действия разведывательных служб под контролем, и если мы считаем, что кто-то из сотрудников иностранных спецслужб ставит под угрозу интересы Чешской Республики, мы должны вмешиваться.

— Что труднее в работе контрразведки: следить за деятельностью аккредитованных дипломатов, а также административных работников посольства, или наблюдать за так называемыми нелегалами?

— Мы живем в свободной стране с открытыми границами, а значит, товары и люди передвигаются свободно. Конечно, трудно иметь представление обо всех иностранцах, которые иногда приезжают или какое-то время проживают в Чехии. У нас живет довольно много иностранцев из разных стран, и, наверное, невозможно автоматически подозревать всех их в шпионаже. У свободы есть свои плюсы и свои минусы, и мы должны с ними справиться. Но я уверен, что BIS выполняет свои задачи на высоком уровне.

Чехия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 июня 2017 > № 2202129 Михал Коуделка


Китай. Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 мая 2017 > № 2173048 Владимир Путин, Милош Земан

Встреча с Президентом Чехии Милошем Земаном.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Чешской Республики Милошем Земаном. Ранее в этот день лидеры двух стран приняли участие в церемонии открытия Международного форума «Один пояс, один путь».

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать, я очень рад.

Вы сейчас только вспомнили о том, что несколько лет назад мы тоже здесь, в Китае, встречались с Вами на полях международного мероприятия.

У Вас перевод есть…

М.Земан: Не надо переводить. Мы все понимаем какой-нибудь русский диалект, может быть, диалект средней России.

В.Путин: Да, литературный русский язык.

Хотел бы в начале нашей беседы сказать, что мы знаем Вашу позицию в отношении российско-чешских отношений, господин Президент, и в значительной степени благодаря Вам наши отношения за последние годы, несмотря ни на какие сложности, всё-таки поддерживаются на высоком уровне, развиваются.

И сегодняшнюю беседу я воспринимаю как часть подготовки Вашего визита в Россию в ноябре этого года. Наши ведомства уже начали эту подготовку, например, Министерство культуры, МИД готовят большую выставку в Москве, чему мы очень рады. Уверен, что и российская публика, российские ценители искусства тоже будут очень рады и с удовольствием придут познакомиться с этой выставкой.

И в сфере экономики, несмотря на спад предыдущих лет, у нас в начале этого года наблюдается рост товарооборота более чем на 44 процента. Это хороший признак и хорошая тенденция, которую нам нужно будет сохранить.

М.Земан: Растёт число туристов – это очень положительно.

В.Путин: Это связано с постепенным восстановлением доходов граждан, которые снизились у нас, к сожалению, в результате кризиса. Сейчас реальные доходы граждан России начали постепенно повышаться, и туристическая активность тоже возрастает.

Так что я очень рад нашей новой встрече.

М.Земан: Спасибо большое.

Эта встреча [Международный форум «Один пояс, один путь»] необыкновенных, выдающихся политиков. Вы не были там после своей речи, там выступал вице-премьер, министр Китая, и разговаривал приблизительно полчаса. Практически только повторял то, что уже сказал Президент, но говорил очень громко.

В.Путин: Но повторение – мать учения.

М.Земан: Господин Президент, полностью с Вами согласен, что мы должны сосредоточиться на развитии конкретных связей. Хотел бы привести несколько примеров.

Разрешите представить Вам нового Министра промышленности и торговли господина Гавличека, который не виноват в том, что случилось в прошлом, потому что молодой человек выполняет свою функцию только один месяц. После двух с половиной лет будет межправительственная комиссия, и мы ожидаем, что она даст новые импульсы для нашего сотрудничества. Это первое.

Второе: мы предложили создание совместного дискуссионного форума, и я знаю, российская сторона хочет, чтобы этот форум с чешской стороны защищал человек с авторитетом. Полностью не уверен, есть ли у меня авторитет, но если да, то я полностью готов.

Что касается третьего пункта, который Вы упомянули, это выставка сокровищ Пражского кремля.

Китай. Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 мая 2017 > № 2173048 Владимир Путин, Милош Земан


Чехия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165379 Петр Жантовский

Война Чешского телевидения против новых СМИ

Петр Жантовский критически пишет об отношении общественного Чешского телевидения к новым интернет-СМИ.

Петр Жантовский (Petr Žantovský), Časopis argument, Чехия

Чешское телевидение ведет непримиримый бой с интернет-СМИ. Для этого была даже создана специальная телепередача — Newsroom, и данная тема поднимается в других информационных и публицистических программах. Зачем это делается? Это защита консервативных ценностей популярных СМИ мэйнстрима или борьба с конкурентами за право влияния на общественное мнение?

Топография телепропаганды

На эти вопросы можно найти множество ответов. Но сначала следует сориентироваться на «местности». За последний год, то есть с начала апреля 2016 года, еженедельная программа Newsroom, которая специализируется на тенденциях и событиях в сфере так называемых новых СМИ, которые чаще называют интернет-СМИ (серверы, порталы с информационным, публицистическим и аналитическим содержанием, включая соцсети), посвятила этой теме примерно 16 передач. Если учесть, что в каникулярные месяцы программа не выходит, то получается, что эта тема обсуждалась почти в каждом втором эфире.

При этом мы учитываем только те передачи, в которых эта тематика была одной из основных, но, помимо того, ее много раз затрагивали в связи с другими вопросами или в рамках кратких комментариев. Названия некоторых выпусков говорят сами за себя: 12.3.2017 «Parlamentní listy: медиа-манипулирование. Российские СМИ подозреваются в манипулировании», 12.2.2017 «Кампания против дезинформации», 22.1.2017 «Борьба с дезинформацией и мистификациями», 8.1.2017 «Центр CTHH: борьба с пропагандой и ложью в СМИ», 27.11.2016 «Российская пропаганда», 30.10.2017 «Борьба с пропагандой», 19.6.2016 «Прокремлевские СМИ», 29.5.2016 «Борьба с российской пропагандой», 10.4.2016 «Прага — центр антироссийской пропаганды» и так далее.

Тему новых СМИ, разумеется, поднимает не только специализированная передача Newsroom. Очень часто эта тема упоминается в других программах, в частности в Události komentáře, которая выходит ежедневно в будни. Там эта тематика не только становится одной из главных в дискуссии, но и упоминается в блоке комментируемых новостей. За тот же период наблюдений тема новых СМИ была главной в программе 12 раз. Вот только несколько названий: 7.3.2017 «Контроль над социальными сетями», 6.3.2017 «Терроризм и пропаганда», 25.1.2017 «Военная контрразведка и свобода интернета», 10.1.2017 «Информация и дезинформация», 6.1. 2017 «Безопасность и дезинформация», 20.1.2017 «Центр борьбы с терроризмом и гибридными угрозами», 29.11.2016 «Новые полномочия спецслужб», 27.7.2016 «Масс-медиа и социальные сети как поле боя».

Еще одна передача, где тема интернет-СМИ регулярно обсуждается, это @online. В ней тема поднимается очень часто, что, учитывая формат, понятно, но, как правило, подход к теме сводится к одному единственному мнению о том, что столь критикуемые альтернативные интернет-СМИ являются носителями пророссийской пропаганды. Этот тезис продвигает, к примеру, сервер Hlídací pés (кстати, очень пропагандируемый в передачах @online и Newsroom), шеф-редактора которого Роберт а Бржештяна приглашают на Чешское телевидение уж слишком часто. Точно так же и представители аналитического центра «Европейские ценности» Радко Гоковский и Якуб Янда почти постоянно участвуют в эфирах. Так же постоянно и явно пропагандируется один из проектов общества «Европейские ценности» — движение Kremlin Watch. Оно якобы призвано выявлять так называемую пропагандистскую и дезинформационную деятельность российских политических и информационных структур в чешских СМИ.

Тема цифровых или интернет-СМИ, разумеется, пронизывает и другие информационные передачи, такие как Události (например сюжет от 27.11.2016 «Как быть с ложью и дезинформацией») и 90 ČT24 (например от 3.1.2017 «Борьба с пропагандой и терроризмом»). Но что в целом характерно для всех названных передач, так это уже упомянутый подход. По сути всегда, когда Чешское телевидение рассказывает о сфере независимых, альтернативных информационных или аналитических интернет-СМИ, звучат эпитеты, которые соотносятся с враждебно воспринимаемой политикой Российской Федерации. Такие определения, как «прокремлевский», «пророссийский», «пропутинский», встречаются почти при каждом упоминании этой вообще очень разнообразной и зачастую политически раздробленной категории.

Почему так происходит

Причин может быть две. Обе они вероятны и взаимосвязаны. С одной стороны, журналисты, которые занимаются проблемой новых СМИ, слишком ленивы и не хотят видеть весь спектр точек зрения, позиций, подходов, которые отражены в этих СМИ. Поэтому им проще собрать все в одну кучу, для которой напрашивается название: «Официальная политика ЕС и нашей политической элиты, в целом подражающей брюссельскому руководству, согласно которой с востока, из Кремля, на нас надвигаются легендарные русские морозы» (довольно похожие на те, которые в своей когда-то известной книге описал Зденек Млинарж). Они идентифицируют современную политику Российской Федерации с политикой бывшего СССР и видят в ней общего врага, противника так называемых европейских ценностей (на этот раз с маленькой буквы е в начале слова), приписывая ей сверхъестественную способность проникать со своей пропагандой в чешские СМИ и умы их аудитории. Так упрощенная пропагандистская картина задает траекторию для последующих действий в области СМИ и политики.

Списки «врагов»

Активность СМИ очевидна и повсеместна. В Чехии, как грибы после дождя, постоянно появляются «независимые» и «беспристрастные» публицистические порталы. Помимо уже упомянутого портала Hlídací pеs, есть Forum24, который ранее назывался Svobodné fórum (его шеф-редактор Павел Шафр прежде был медиа-лоббистом и главным редактором бульварного издания Reflex), и Neovlivní.cz (его основательница и до недавнего времени главный редактор Сабина Слонкова в прошлом фигурировала в пресловутом деле «Свинец»). Причем последний сайт даже составил список «нежелательных» персон и СМИ. Например, в рубрике «Прокремлевские СМИ» можно найти такие официальные, созданные государством российские издания, как Sputnik News, а также чешские независимые, не имеющие ничего общего с российской политикой издания, например Parlamentní listy.cz. Это свидетельствует о том, что целью таких списков является не передача правдивой информации, а распространение явной пропаганды, основанной на домыслах.

Также в рубрике «Русский след — База данных от А до Z» можно найти имена людей, у которых мало общего, за исключением одного: их всех объединяет недоверие к явно продиктованной и навязанной «правде». Типичные примеры — канадец чешского происхождения Владимир Створа, издатель портала Zvědavec.org, Петр Гаек, бывший советник Вацлава Клауса, издающий журнал Protiproud.cz, Бржетислав Олшер, писатель левого толка, который стоит во главе сайта Rukojmí.cz, а также многие другие.

С учетом вышесказанного ясно, что речь идет о геополитической войне, которую ведут представители интересов Запада, прежде всего ЕС, поддерживаемые и вдохновляемые США. В качестве подтверждения можно привести тот факт, что многие из упомянутых проектов, например «Европейские ценности» или Neovlivní.cz, получают финансирование из фондов миллиардера Джорджа Сороса. Центр «Европейские ценности» сообщает об этом в своих годовых отчетах, а сервер Neovlivní.cz — прямо на своем сайте.

Цель всего этого — создать у широкой общественности впечатление, что ее со всех сторон окружает угроза (российской) пропаганды, которая подготавливает почву для будущего вторжения России в Центральную и Восточную Европу. Именно в этом контексте многие мировые и, в частности, чешские СМИ мэйнстрима, включая интернет-СМИ, а также Чешское телевидение, преподносят гражданскую войну на Украине и события вокруг референдума о присоединении Крыма к России. Это методика, проверенная временем: «Найдем и обозначим врага; если его нет, то создадим сами, придумаем его, потом обратим на него внимание людей, чтобы тем самым отвлечь их от своих собственных намерений и поступков. Если понадобится, этот враг потом может послужить нам хорошим алиби для дальнейших сомнительных действий в нашей внутренней политике.

И снова здравствуй, цензура!

Вмешательство государства в свободу слова получает уже и материальное выражение. С января 2017 года в Министерстве внутренних дел Чехии существует новый орган под названием «Центр борьбы с терроризмом и гибридными угрозами», цель которого — выявлять и опровергать «дезинформацию из-за границы». Де-факто это служба по надзору, которая следит за нежелательной деятельностью иностранных и, вероятно, чешских групп, объединенных интересами и общими воззрениями. Кроме того, центр ставит себе задачей отслеживать публичные выступления представителей этих групп в инернет-пространстве, на сайтах, в социальных сетях и так далее. Помимо этого формального шага МВД ЧР пошло на другой, очень конкретный: Министерство внутренних дел ведет переговоры с социальной сетью Facebook. Их цель — контроль за ходом предвыборной кампании в социальных сетях с целью «искоренения дезинформации», что трудно воспринять иначе, как цензуру. Причем государственную цензуру, активно поддерживаемую частными компаниями, гражданским обществом и так называемыми «независимыми СМИ».

Это совершенно новое явление. До сих пор цензура была самым неприятным для людей методом борьбы власти с оппонентами. Теперь это лицемерная, псевдодемократическая риторика, поддерживаемая коллективными усилиями властных и медийных элит, которые пытаются удержать влияние и власть в своих руках как можно дольше, даже несмотря на полное отторжение и сопротивление большей части граждан. Главный аргумент власти в этом процессе — поддержка, которую она находит в гражданском, точнее так называемом неправительственном секторе, и, таким образом, получается, что власть выступает и действует в интересах общества. Для этого НПО и близкие к ним СМИ создают, помогая правящим элитам, удобный, однако совершенно неубедительный фон. Поэтому их пропаганда столь неэффективна.

Роль Чешского телевидения

Роль Чешского телевидения в этом процессе, который постепенно охватывает и инфицирует остатки свободного общества в Чехии и по всей Европе, многогранна. Во-первых, Чешское телевидение подкрепляет и дает карт-бланш на пропагандистские действия властей и связанных с ними структур, бесконечно повторяя одно и то же на заявленную тему устами назначенных героев. Тема — «кремлевская угроза», герои — «бесстрашные исследователи этой угрозы, как правило из представителей НПО». Чешское телевидение злоупотребляет своим статусом общественной организации, позиционируя себя как образец независимой журналистики и единственный источник объективной и непредвзятой информации.

При этом Чешское телевидение использует различные техники манипуляции, начиная с проверенной временем техники gate-keeping (привратник, контролирующий, какие темы могут, а какие не могут дойти через СМИ до аудитории) вплоть до agenda-setting, то есть крайне предвзятого выбора тем, которыми «кормят» публику, и посредством которых должно формироваться общественное мнение. Среди других техник — метод «перекрытия», то есть вытеснение опасной для власти и медиаэлиты информации из общественного медиапространства.

Для этого аудитории предлагается сенсация — несущественная, но внешне привлекательная новость, которая перебивает все другие более значимые для общественности сообщения, отодвинутые СМИ на второй план. Так раскручивается так называемая спираль молчания. При прошлом режиме это называлось «кто не с нами, тот против нас». Этот эффект психологического давления на самих журналистов обеспечивает верность единственной точке зрения, продвигаемой тем или иным средством массовой информации, и исключает возможность любой дискуссии.

Техник манипулирования много: бывает и умалчивание нежелательной информации, и создание виртуальной реальности или поддельных авторитетов. Но всего этого на Чешском телевидении как будто нет. Ведь оно якобы является эталоном объективности, профессионализма и этики. Поэтому можно и нужно ему верить и, исходя из его информации, оценивать любую другую, поступающую из иных источников. Поэтому Чешское телевидение так интересует политиков: они полагают, часто ошибочно, что Чешское телевидение еще оказывает значительное влияние на будущих избирателей, а значит, и на путь эти политиков во власть.

Миф о «влиянии» Чешского телевидения

В этой связи приведу несколько цифр, которые могут наглядно проиллюстрировать подлинное, а не мнимое влияние Чешского телевидения на образ мыслей и суждения граждан. Эти данные опровергают миф о большой аудитории и чрезвычайной влиятельности Чешского телевидения. В связи с празднованием десятой годовщины создания новостного телеканала Чешского телевидения его руководство заявило, что ČT 24 смотрит 4% чехов. Это на порядок ниже, чем аудитория развлекательных программ (на общественных и коммерческих телеканалах). Представители Чешского телевидения добавили, что, согласно опросам, ČT 24 доверяет более 80% зрителей. Это интересные цифры. Ученик начальных классов без труда посчитает, что 80% от 4% это 3,2%. То есть этому телеканалу доверяет 3,2% чешской телеаудитории. (По логике вряд ли тот, кто не смотрит телеканал, может выразить ему свое доверие или недоверие.) Будем считать дальше.

В год Чешское телевидение получает около шести миллиардов абонентских сборов. В месяц плата составляет 135 крон, а в год — 1620 крон. Из этого следует, что оплачивают сбор около 3,7 миллионов абонентов. Учитывая тот факт, что в стране проживает примерно 10 миллионов граждан, абонентами являются около 37% из них. Однако мы должны учесть, что сбор взимается с адреса, а не с одного гражданина, и поэтому процент может быть намного выше. Проявим щедрость и допустим, что где-то сбор оплачивает, к примеру, владелец кафе или другого заведения. И, конечно, если бы сбор взимался «с человека», от него освободили бы детей до 18 лет. Таким образом, зрителями ČT, которых можно подсчитать, так как они в той или иной форме оплачивают сбор, является половина населения страны. То есть пять миллионов человек. Это значит, что ČT 24 смотрят всего 4% от этого количества, то есть 200 тысяч человек. Из них телеканалу доверяет всего 160 тысяч. Остается добавить, что остальные люди получают информацию в других местах — чаще всего в интернете.

Другая причина активного участия Чешского телевидения в этой кампании против альтернативных СМИ — интересы современной политической элиты. Связанные негласной порукой представители большей части элиты никогда не решатся выступить против Чешского телевидения, даже если бы аргументы были неоспоримыми. Это объясняется опять-таки верой в его влияние и способность привести политиков к нужным им высоким должностям. Вне всяких сомнений, в этом заключается и причина «негласной договоренности», следуя которой в этом году за полгода до окончания мандата (примерно через такое же время будут парламентские выборы) совершенно беспрецедентно был переизбран генеральный директор телеканала. Таким образом, есть основания полагать, что нынешнее руководство Чешского телевидения сохранило свое место в обмен на поддержку в эфире тех политиков, которые оказали свою помощь. Баш на баш.

Страх конкуренции

Наконец, важной причиной активности Чешского телевидения в борьбе с независимыми альтернативными СМИ является страх потерять свою монополию на информацию, а значит, и на влияние. Чешское телевидение по какой-то не очень ясной причине, видимо, как страус, прячущий голову в песок, полагает, что если не обращать внимания на реальность, она перестанет существовать. Но это не так. Мне бы не хотелось утомлять экспертными трактатами, но я позволю себе процитировать классика медиа-теории Дениса Макквейла, который уделил в своей новой книге «Журналистика и общество» большое внимание росту нового медиа-сектора — интернет-СМИ.

Макквейл пишет, что интернет как пространство новых СМИ вызывает несколько принципиальных изменений. Когда они оформятся мир СМИ уже никогда не будет прежним. Что же, по мнению Дениса Макквейла, появилось нового? «Неограниченный или незначительно ограниченный доступ аудитории к медиа-пространству, ее мобильность, мультимедийность — все это становится нормой (добавим, что это уже не преимущество ТВ — прим. Жантовского). Интерактивность в использовании СМИ приходит на смену (прежней) пассивности, ограничивается контроль и регулирование, появляется большое разнообразие авторов и материалов, вытесняются прежде доминировавшие СМИ — печатные газеты и вещание».

Думаю, что для нашей темы актуален тот абзац, в котором говорится об ограничениях или почти нулевых возможностях регулирования и контроля над медиа-контентом в интернете. Несмотря на то, что вот уже несколько лет Европейский Союз пытается придумать комплексный метод, чтобы взять интернет, прежде всего его информационную часть, под контроль, успехов нет. Причина проста: интернет по своей сути является свободным пространством. В него может войти любой и в зависимости от предлагаемого им контента получить отклик, найти аудиторию и последователей. Эта безграничная демократия как бельмо на глазу традиционных СМИ и, в первую очередь, Чешского телевидения. Все потому, что Чешское телевидение — единственное СМИ, которое оплачивается за счет вторичных налогов с граждан, а не за счет коммерческой деятельности частного собственника.

Частный владелец рискует своими средствами, и судьба его средства массовой информации зависит от рыночных условий и его собственной способности к ним адаптироваться. А существование общественного телеканала всецело зависит от политической воли законодателей и правительства. Как только они перестанут верить в химеры и новое платье короля, то, вероятно, поймут, что только решительные действия в отношении ČT, будь то усиление контроля, переход на финансирование из бюджета или даже ликвидация и замена отдельными общественными проектами в рамках других СМИ, могут привлечь избирателей, которые прежде не верили власти. В том числе потому, что до сих пор она пестовала Чешское телевидение в защитном инкубаторе.

Я оптимист, и потому верю, что момент прозрения и перемены уже близко. Однажды люди этого наконец добьются.

Чехия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 мая 2017 > № 2165379 Петр Жантовский

Полная версия — платный доступ ?


Украина. Чехия. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162614 Мария Прокопюк

Украинская эмиграция в межвоенной Чехословакии

Катерина Айзпурвит, Radio Praha, Чехия

В нелегкие 20-е годы прошлого века Чехословакия стала убежищем для многих эмигрантов, и если карта «русской Праги» составлена достаточно подробно, об украинской эмиграции «Радио Прага» до сих пор не рассказывало. Заполнить этот пробел мы попросили Марию Прокопюк, историка, члена Союза украинок в Чехии, занимающуюся культурной и общественной деятельностью и сохраняющую в сегодняшней чешской столице память об украинских эмигрантах «первой волны».

«Радио Прага»: Мы немало знаем о русской эмиграции и почти ничего — об украинской. Между тем она жила не менее насыщенной и активной жизнью — здесь действовали многочисленные общественные и культурные организации, работали учебные заведения на украинском языке, от детских садов до академии, украинцы активно участвовали в научной жизни страны, среди них было много художников, писателей, инженеров. По-видимому, и формировалась украинская диаспора иначе, чем русская, тем более что какое-то время после Первой мировой войны Украина являлась независимым государством.

Мария Прокопюк: Украинская эмиграция попадала сюда еще и потому, что Западная Украина входила в состав Австро-Венгрии, украинцы являлись депутатами австрийского парламента. Так что эмигранты приезжали сюда с территории Украины еще до Первой мировой войны. Когда в 1915 г. шел Брусиловский прорыв, и российская армия вошла на Западную Украину, многие жители сел и деревень были эвакуированы в Моравию — австрийские власти стремились их защитить от жестокости русских солдат. Это также стало частью украинской эмиграции, поскольку, хотя часть этих людей и вернулась впоследствии домой, многие остались. После Первой мировой войны это была эмиграция из Украинской народной республики, чьи пути с русской эмиграцией очень часто пересекались — и тем, и другим оказывала поддержку Чехословакия и президент Т. Г. Масарик в рамках так называемой «Русской акции помощи». И это не случайно, ведь когда в 1918 г. Масарик был в Киеве, то первое оружие, которое он получил для находившихся в Дарнице чехословацких легионеров, было передано именно от Центральной рады.

— А какими были маршруты украинских эмигрантов? Для русских это часто была эвакуация из Крыма в Константинополь, потом Болгария, далее Берлин, Париж, Прага…

— Те наши эмигранты, которые двигались по такому маршруту, попадали затем, как правило, в Париж. Большинство уезжало с территории Украины не морским путем, а сначала в Польшу, а уже потом в Прагу или Вену. Это происходило в 1919 г., когда большевики несколько раз брали Киев, пока не захватили его окончательно. К 1920 г. украинские эмигранты оказались в Польше, а первое украинское высшее учебное заведение — Свободный университет — появилось именно в Вене.

— Расскажите об этом, поскольку мало кто из наших слушателей о нем знает.

— Украинский свободный университет существует до сих пор, сейчас уже в Мюнхене, но тогда, в начале 1921 года, он был основан именно в Вене. Преподавание там велось на украинском языке, а его учредителями стали практически все профессора, которые раньше работали в Политехническом и Киевском университетах. В Вене университет просуществовал всего один семестр, после чего его решили перенести в Прагу, где жизнь была не такой дорогой. К тому же в Чехословакии увеличивалось число эмигрантов-украинцев, и в сентябре 1921 г. Свободный университет открылся в столице. Студенты занимались в Клементинуме, где сегодня находится Славянская библиотека, а также в зданиях Карлова университета на Целетной улице. Своих помещений у вуза не было, так что занятия проводились в разных местах.

— То есть можно сказать, что украинская эмиграция в Чехословакии, как и русская, во многом состояла из профессуры, ученых, философов?

— Да, ведь именно этим людям — носителям языка — угрожала на родине наибольшая опасность. Они знали, что их ждет, и многие бежали сюда, где уже работали украинские ученые. Так, одним из первых ректоров Украинского свободного университета стал Иван Горбачевский, бывший в 1917-18 гг. первым министром здравоохранения Австро-Венгрии, а в 1904 г. — ректором Карлова университета. Сегодня на здании медицинского факультета можно увидеть мемориальную доску в его честь, поскольку он явился основателем и первым директором Института медицинской химии и биологии при университете, где до сих пор чтут заложенные им традиции.

— По-видимому, одной из задач университета было сохранение в изгнании украинского языка?

— Безусловно. И важность этого хорошо понимал Масарик, поддерживавший эти начинания. Помимо университета, здесь существовал Украинский высший педагогический институт им. Драгоманова. Этот вуз работал и в Киеве (я там училась), под названием педагогический институт им. Горького. Сейчас в столице Украины он вновь называется Национальный педагогический университет имени М. П. Драгоманова. А в годы эмиграции «драгомановцы» переехали сюда. С ними здесь оказалась выдающийся педагог София Русова, занимавшаяся детским воспитанием и дошкольным образованием. Она похоронена на пражском Ольшанском кладбище. Интересно, что еще в 1876 г. София Русова вместе со своим мужем издали в Праге «Кобзарь» Тараса Шевченко. На Оплеталовой улице, на здании бывшей Грегоровой типографии, можно увидеть мемориальную доску, посвященную этому событию.

— Кем была молодежь, поступавшая в эти учебные заведения?

— Это были те, кто входил в состав Украинской галицкой армии. Сначала они воевали на стороне Австро-Венгрии, став потом армией Украинской народной республики, защищали Киев и другие украинские города от Красной армии. Потом были вынуждены отступать, и здесь для них даже было организовано несколько военных поселений. Например, в городе Либерец есть могилы скончавшихся там украинских солдат. Сначала это были закрытые лагеря — хотя они не считались военнопленными, но находились под контролем властей, поскольку это были военные силы. Однако поскольку Масарик понимал, что этим людям необходимо помочь, им предложили здесь учиться, и с целью поступления в вуз они получали право покинуть лагерь. Помимо ранее названных учебных заведений, в Подебрадах открывается также Украинский технический институт и хозяйственная академия, где в период расцвета училось одновременно более 700 человек.

— Русские и украинцы в межвоенной Чехословакии находились примерно в одинаковом положении — обе диаспоры получали помощь от Чехословацкого государства, обе пытались сохранить свою культуру и язык, и те, и другие были ранее подданными одной империи, и те, и другие бежали, спасаясь от большевиков. Какие были между ними отношения?

— Известно о некоторых личных контактах, прежде всего, с теми из русских эмигрантов, кто понимал, что украинцы — самостоятельная нация, а Украина — самостоятельное государство. Когда русские попадали сюда, то обнаруживали, что есть такие народы, как, например, словаки, которых пять миллионов, чехи… Так что украинцы, которых «каких-то» сорок миллионов, тоже могут быть самостоятельным народом. С такими русскими эмигрантами складывались нормальные отношения. Ведь даже церковь на Ольшанском кладбище была построена на совместно собранные средства, поскольку часть украинцев была не греко-католиками, а православными. Богослужение велось на старославянском языке, общим для всех, и православные украинцы, многие из которых переехали из Киева, были там на равных.

— То есть часть украинской эмиграции принадлежала к православной, а часть — к греко-католической церкви. Какими храмами в Праге пользовались та и другая общины?

— На Ольшанском кладбище, как уже говорилось, была построена небольшая православная церковь Успения Богородицы. В новых зданиях большой нужды не было, поскольку многие граждане Чехословакии являлись либо атеистами, либо протестантами, которые не ходили в католические храмы, поэтому греко-католикам отдали один из самых красивых храмов Праги — костел св. Климента, украшенный скульптурами Матиаша Бернарда Брауна. Эта церковь находится прямо на Королевской дороге, на Карловой улице. Если спуститься с Карлова моста и направиться в Старый Город, то сначала вы видите уникальный храм св. Сальвадора, и это — практически одна стена с храмом св. Климента, поскольку они соединены. Наш храм — чуть дальше по Карловой улице, и при входе в него находится Влашская часовня. «Влахами» в Богемии называли итальянцев, которые построили ее некогда для себя. Это комплекс Клементинума, где сегодня расположена Национальная библиотека.

— То есть когда в Праге появилось много греко-католиков из Украины, власти города передали им эту церковь?

— Да. Сегодня у нас там проводится три богослужения, которые проходят на украинском языке. Также в Праге действует еще одна церковь, куда ходят православные Киевского патриархата из Закарпатья — храм Благовещения Девы Марии в районе Альбертов, который изначально был католическим и был передан украинской диаспоре в 1920-е годы. Некоторые посещают церковь на Ольшанском кладбище и, насколько я знаю, некоторые ходят в чешский православный собор святых Кирилла и Мефодия на Рессловой улице.

— Русская эмиграция, как известно, издавала много своих газет и журналов, где публиковались известные писатели, политики. А что издавали в межвоенной Чехословакии украинцы?

— Всевозможных изданий было очень много. Это были, прежде всего, учебники, которые и сегодня хранятся в Хозяйственной академии в Подебрадах.

Большая коллекция учебников собрана в музее Нимбурка. Недавно сотрудники музея проводили специальную выставку — у них огромные фонды по всем предметам. Каждый вуз издавал свою периодику — свой журнал был, например, у Украинского свободного университета.

Издавалась поэзия — например, здесь жил очень известный украинский поэт Александр Олесь. И его сын Олег Ольжич, выдающийся археолог, учившийся в Праге и погибший в концлагере Заксенхаузен. Издавались работы Софии Русовой, замечательного педагога Степана Сирополка, который преподавал и в чешских учебных заведениях…

Украина. Чехия. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162614 Мария Прокопюк


Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162599 Ян Кампбелл

Россия после Пасхи

Ян Кампбелл (Jan Campbell), Vaše věc, Чехия

Невзирая на весь свой опыт, я удивляюсь тому, что западные СМИ пишут о Навальном как о серьезном кандидате на предстоящих российских президентских выборах. Навальный как представитель российских либералов и неолибералов относится к остаткам российских предателей либеральных и неолиберальных ценностей. Окончательно их предали сами либералы еще в 1993 году. Это предательство якобы объяснялось страхом перед коммунизмом, но на самом деле оно прикрывало страх перед завершением приватизации.

Абсолютное большинство граждан современной России считают Навального частью финансируемого Западом сообщества, в задачи которого входит поддерживать и усиливать напряжение в обществе, а также лелеять надежду на возвращение либералов к реальной власти. В связи с этим мне задали несколько вопросов, когда я читал лекции в России, приехав туда после Пасхи. Я выбрал три вопроса.

Первый: почему ни одно официальное российское СМИ не прокомментировало фильм Навального о коррупции премьера Медведева?

Мой ответ был приблизительно таким. Во-первых, в нынешней ситуации и в преддверии президентской кампании в России было бы глупо попасться на провокационную удочку господина Навального. Мало кто в России способен вести диалог, зато там много мастеров дискуссии, как и на Западе. Во-вторых, никто не мешает премьеру заявить, что нашедший описанное в фильме богатство получит вознаграждение. Сказав это или нечто подобное, премьер продемонстрировал бы, что стоит выше этой ситуации. В-третьих, шансы на возвращение либералов и неолибералов к реальной власти безвозвратно упущены, если только президента Путина не подведет здоровье, и на этот случай не найдется заранее выбранной фигуры. В случае переизбрания Путина я ожидаю дальнейшего ужесточения дисциплины в государственной, общественной и предпринимательской сфере для продолжения текущего развития общества. Если произойдут крупные региональные конфликты, исключить которые нельзя, нынешних изменений некоторых ключевых экономико-политических принципов будет недостаточно. В приоритете будут национализация рубля с соответствующим изменением Конституции, смена политики приватизации и «деоффшоризация».

Второй вопрос. Почему иностранец, чтобы посетить крупнейший уральский государственный университет, должен подавать заявление о разрешении на визит за две недели?

Услышав этот вопрос, я решил лично проверить ситуацию. Результат: там, где профессура меня знает, у меня не возникло проблем. В крупнейший университет, в котором несколько лет назад я побывал с коротким визитом, я смог попасть, поскольку знаком с системой. Однако нам пришлось получить дополнительное разрешение, которое в данном конкретном случае не мог дать даже завкафедрой. Поэтому я решил объяснить эту процедуру: по всей видимости, этот случай — один из многих, имеющих отношение к внутреннему саботажу. Почему?

Ответ прост. Опыт иностранца, столкнувшегося с данной абсурдной ситуацией, о которой он расскажет по возвращении домой, идеальным образом может поддержать западный образ России и русофобию. Будет сказано, что, во-первых, академическая сфера должна быть свободной. Во-вторых, на официальном уровне поддерживается стремление образовательных и академических учреждений сотрудничать с западными коллегами, в особенности в сфере взаимодействия молодых поколений. В-третьих, создается впечатление, что ФСБ повсюду и решает все. Реальность же такова: в современном университете западному человеку украсть нечего. Общее ужесточение правил доступа к академической сфере объясняется тем, что некоторые силы занимаются саботажем внутри общества. Правда, что ФСБ контролирует большую часть жизни, в первую очередь экономической и политической. Но где по-другому на Западе?

Правда ведь и в том, что на Дальнем Востоке граждане 18-ти государств могут посещать Российскую Федерацию без виз.

Поэтому я предполагаю, что а) Кремль не знает об обязательном для иностранцев заявлении на разрешение посетить университет, подающемся за две недели, б) внутренний саботаж и лицемерие, как я называю это явление, будут в значительной мере ограничены в случае переизбрания президента Путина. Почему я так думаю? Ответ связан с третьим вопросом: как будут развиваться отношения США, ЕС и России, а также России и Чешской Республики в ближайшем будущем?

В США будет продолжаться кампания против Трампа, вследствие чего возрастет роль Пентагона, начнутся новые переговоры в рамках NAFTA перед вероятным выходом из договора и прочее невыполнение предвыборных обещаний. Что касается отношений США с Россией, то я не ожидаю никаких улучшений или стабилизации отношений на нынешнем уровне. Наоборот, будут ухудшения. Что касается отношений России с ЕС, то и с ними произойдет то же самое. Почему?

ЕС не занимается тремя текущими кризисами и сопровождающими их парадоксами. Я говорю об экономическом кризисе, кризисе демократии и кризисе интеграции. Зависимость ЕС от решений США усиливается. Что касается России, то нынешнее правительство, самое позднее после президентских выборов, уйдет, и появится новое. Премьером станет либо Дмитрий Олегович Рогозин, либо кто-то вроде него. Ситуация в мире, новое российское правительство и международная дипломатия обойдутся без премьера типа Медведева. Жесткий, опытный и образованный практик Рогозин, который за словом в карман не лезет, сможет намного лучше руководить поколением молодых чиновников (35-45 лет), которые лично не причастны к событиям перестройки и лихих 90-х. Эти люди займут административные и руководящие должности не только в центральном правительстве, но и в региональных правительствах, в промышленности и бизнесе. Соответствующие изменения уже происходят, хотя об этом не так много пишут. Пик будет достигнут после президентских выборов, и это, что крайне вероятно — почти стопроцентно — позволит в дальнейшем доказывать, насколько живы консервативные идеи и ценности, которые по своей сути свойственны и Европе, более демократичны, чем идеи и ценности либералов и неолибералов. В их ценностях слишком много аморального и лицемерного. Они сделали возможным материальное благосостояние послевоенных обществ, но вместе с тем принесли нравственный упадок, усугубление социального неравенства и утрату человеческого достоинства. Что это означает для отношений России и Чешской Республики?

Современная русофобия и санкции ограничивают возможности старших поколений передавать опыт и контакты в области образования и бизнеса молодым чехам и европейцам вообще. В ближайшем будущем эта молодежь не сможет наладить и развивать качественные отношения со своими соседями, потенциальными конкурентами и торговыми партнерами той же возрастной группы, даже несмотря на то, что обе стороны владеют, например, английским языком. Кроме того, большую часть российского рынка на многие десятилетия займут другие.

Новое поколение европейских политиков будет сталкиваться с еще большими препятствиями в решении постоянно изменяющихся и постоянно множащихся проблем не только в Европе, но и в важнейших регионах мира. Идея о том, что ЧР может играть роль дипломатического посредника между Россией, ЕС и США, на мой взгляд, относится к области мечтаний. Чешская Республика могла бы взять пример с Израиля и действовать: отказаться от ложных внешнеполитических амбиций и сконцентрироваться на собственной понятной внутренней политике, в том числе, в области безопасности. Почему?

Дело в том, что вследствие нынешних санкций и русофобии будет продолжаться рост национализма, популизма, изоляционизма во всех сферах общественной жизни Европы. При этом все меньше граждан будет понимать, что для Евросоюза означает треугольник РФ-КНР-Индия в условиях продолжения ближневосточного и дальневосточного кризисов.

Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162599 Ян Кампбелл


Сирия. Украина. Чехия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144347 Антонин Седя

Депутат предупреждает о скрытых устремлениях Путина на переговорах о Сирии и Украине

Parlamentní listy, Чехия

«Если критика аннексии Крыма была обоснованной и если присутствие российских войск на востоке Украины вызывает несогласие, тогда нельзя не критиковать ракетный удар по военной базе независимого государства», — заявил один из опытнейших чешских депутатов Антонин Седя (партия ČSSD). «Именно этим в основном и вызвано снижение популярности Дональда Трампа, который в ходе предвыборной гонки повторял, что его приоритет — обеспечение безопасности США. Однако данная акция никак не вписывается в эти планы и лишь подтверждает возвращение к внешней политике республиканских президентов», — добавил Седя.

Parlamentní listy: Насколько эти 59 ракет «Томагавк» были политическим сигналом для внутренних сил в США и насколько Дональд Трамп хотел пригрозить этой акцией Путину? Или же ракетный удар, скорее, был демонстрацией силы перед Ираном и Северной Кореей?

Антонин Седя: Признаюсь, я не политический аналитик и не эксперт в области безопасности, поэтому позволю себе высказать личную точку зрения. По моей информации, нанести этот удар господина президента Трампа уговорило Министерство обороны. Первой целью, как мне кажется, было преподать урок военным силам сирийского президента и самому президенту Асаду за то, что тот применил химическое оружие против гражданского населения. И, конечно, одновременно это стало демонстрацией возможностей американской армии перед всеми участниками событий в Сирии. Второй довод был исключительно политическим: сам президент США изменил свою позицию в вопросе послевоенного устройства Сирии. Сообщение об ударе российской стороне и последовавший визит госсекретаря США свидетельствуют о том, что этот ракетный удар не был нацелен против Российской Федерации и президента Путина.

— Как сейчас вообще можно описать отношения между США и Россией в свете событий в Сирии? Как изменилось отношение Дональда Трампа к России и наоборот?

— Президент Дональд Трамп узнал (в ходе президентской кампании он этого не понимал), что на нем лежит ответственность за принятие решений на основании информации, поступающей не только от его администрации, но и, в первую очередь, от разведывательных служб. Также Дональду Трампу приходится защищать национальные интересы своей страны, которые в Сирии несколько своеобразны. Президент Владимир Путин тоже отстаивает интересы Российской Федерации в этой стране. И современные отношения между США и Россией я бы назвал замороженными и лишившимися духа сотрудничества.

— Соединенные Штаты несколько изменили свою риторику, и Трамп уже заявил, что не хочет войны в Сирии. Но после весьма прохладных переговоров между Сергеем Лавровым и Рексом Тиллерсоном снова заговорили о введении бесполетной зоны над Сирией. Полагаете ли вы, что первые жесткие заявления обеих сторон, когда США угрожали очередным ударом, а Россия и Иран — ответным, были лишь «демонстрацией силы»? Договорятся ли стороны о неком взаимоприемлемом компромиссе?

— Частью дипломатии были, есть и будут устрашение и жесткие заявления. Переговоры между Российской Федерацией и США подтверждают, что обе стороны стремятся к договоренности. В частности, сейчас они договариваются о бесполетной зоне, а после возможна и скоординированная борьба с «Исламским государством» (запрещенной в России террористической организацией — прим. ред.). Проблемы возникнут при обсуждении послевоенного устройства Сирии, учитывая стремление стран, участвующих в событиях, «удовлетворить» свои национальные интересы. Речь — не только о России и Соединенных Штатах, но и об Иране, Турции и Саудовской Аравии. Здесь я бы рекомендовал переговоры на уровне ООН, что пойдет на пользу в первую очередь самим сирийцам. И, как мне кажется, этому будет предшествовать компромисс, достигнутый Путиным и Трампом.

— Американская общественность не оценила удара по Асаду, и рейтинг Трампа, наоборот, даже упал, как сообщают некоторые агентства, которые следят за общественным мнением. Как вы это объясните?

— Причина заключается в разнице между легальностью и легитимностью. Если критика аннексии Крыма была обоснованной и если присутствие российских войск на востоке Украины вызывает несогласие, тогда нельзя не критиковать ракетный удар по военной базе независимого государства. Именно этим в основном и вызвано снижение популярности Дональда Трампа, который в ходе предвыборной гонки повторял, что его приоритет — обеспечение безопасности США. Однако данная акция никак не вписывается в эти планы и лишь подтверждает возвращение к внешней политике республиканских президентов. Однако вообще можно сказать, что сами американцы начинают понимать: президентская ответственность связывает по рукам и ногам.

— Многие политики считают, что на Ближнем Востоке Москве придется выбирать между Западом и осью Иран — Сирия — «Хезболла». Как вы думаете, чью сторону в итоге примет РФ?

— Соединенные Штаты давно являются союзником Израиля, поэтому не думаю, что американцы начнут тесно сотрудничать с Ираном или «Хезболлой», которые значительно ближе к России. Я также не предполагаю каких-то эффективных решений многовековых проблем в отношениях суннитов и шиитов. Однако вопрос в том, каковы национальные интересы Соединенных Штатов в этом регионе, а как они будут их продвигать. От этого будет зависеть и политика Москвы.

— Интересное мнение высказал эксперт в области безопасности Лукаш Визингр. Он считает, что Трамп может предложить Путину «большую сделку» для раздела сфер влияния. И в ней будут учитываться интересы России на Украине и в Сирии. Скажем, Украина станет нейтральной «буферной зоной», а Башар Асад эмигрирует в безопасное место. Но, конечно, остается вопросом, что Путин может предложить взамен, вернее, что Трамп потребует для США. Что может стать предметом этой сделки? Что может предложить Путин, а что — Трамп? Может ли это быть идеальный сценарий?

— Я отметил это мнение. В нем есть рациональное зерно: две мировые державы должны договориться, поэтому как-нибудь они все же договорятся. Это в их национальных интересах. Но, как мне кажется, «большая сделка» не приведет к разделу Сирии или к отделению восточной части Украины. Президент Путин уже давно старается предотвратить расширение НАТО на восток к границам России. Ведь и в новой стратегии безопасности Москва назвала альянс своим врагом. Действия российских властей в Абхазии, Южной Осетии, а теперь в Молдавии и на Украине подтверждают, что российская сторона без колебаний готова воспользоваться для достижения своей цели любыми средствами. Просто защита своих национальных интересов является приоритетом как России, так и Соединенных Штатов. Поэтому вполне возможно, что некая «большая сделка» будет, но я не хочу предсказывать ее предмет. По-моему, стоит опасаться такого решения, которое вбило бы клин между союзниками по НАТО. Я имею в виду США и европейские страны. Этого может скрыто добиваться Путин в ходе переговоров о будущем Сирии и о решении политических проблем на Украине.

— Так кто же и как поддерживает американский удар по Сирии? НАТО тоже поддерживает? Но не вывел ли Трамп таким образом Североатлантический альянс из игры?

— Пока я не слышал какой-то официальной позиции Генсека НАТО относительно ракетного удара вооруженных сил США. Некоторые страны-члены альянса входят в международную коалицию против ИГИЛ и в Ираке, и в Сирии. Отсюда и сдержанность в оценках. Я бы не сказал, что какие-то страны рьяно поддержали этот удар. Скорее, я отметил критику в адрес Асада, которого подозревают в использовании химического оружия. Примером может послужить позиция Великобритании, давнего союзника США. Так что ряд европейских стран воспринимает американский ракетный удар как законный ответ на применение химического оружия против гражданского населения. У НАТО нет своего военного контингента в Сирии, поэтому негативного влияния на внутренние дела альянса я не вижу, в том числе со стороны администрации американского президента.

— Президент Милош Земан подчеркивает необходимость расследования инцидента с применением химического оружия, вину за который возлагают на сирийский режим. Однако однозначно Земан не высказался. Уже говорят о том, что тем самым президент уже разозлил как американскую, так и российскую сторону. Скажется ли как-то эта позиция на ход визита в Белый дом, повлияет ли на отношения стран в будущем и на популярность Земана у избирателей?

— Я должен признать, что согласен с позицией президента Милоша Земана. Однако это не означает, что я не слежу за публикуемой информацией и разными анализами, в большинстве из которых говорится о том, что приказ о химической атаке отдал сирийский президент, а осуществили ее воздушные силы сирийской армии. Что касается реакции нашего господина президента, то я не думаю, что его позиция повлияет на отношения с президентом Путиным или Трампом. Неоднозначные высказывания президента Земана относительно ракетных ударов, скорее, повысят его популярность среди избирателей.

Сирия. Украина. Чехия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144347 Антонин Седя


Чехия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 января 2017 > № 2049181 Милош Якеш

«Перестройка Горбачева была непродуманной»

Генсек Компартии Чехословакии рассказал о перестройке и «бархатной революции»

Ирина Шульц (Прага)

Бывший лидер Коммунистической партии Чехословакии Милош Якеш — один из последних из ныне живущих руководителей Компартий стран Варшавского договора. В этом году исполняется 30 лет, как 94-летний Якеш занял пост генсека. Недавно он продал свою загородную виллу и перебрался в пражскую квартиру, из окон которой видна пятиконечная звезда на вершине единственной «сталинской высотки» в городе. «Газета.Ru» поговорила с политиком о событиях «бархатной революции».

— Недавно мы отметили 25 лет распада СССР. В Беловежской пуще была закончена жизнь СССР. Чехословакия распалась только через два года, в 1993-м, но процессы в обществе начались еще раньше. Возможно, если мы сравним советские и чехословацкие процессы распада и отказа от социалистической модели построения общества, нам удастся понять, почему так произошло?

— На этот вопрос надо смотреть широко. Закончилась Вторая мировая война, была надежда на сотрудничество союзников, но де-факто врагов. Началась «холодная война», и это была главная проблема. Эту войну проиграл СССР и социалистическая система. Последовавшие события были результатом этого проигрыша.

В 1985 году Рональд Рейган выступал перед своими разведчиками на тему «Как уничтожить Советский Союз?». Военным путем? Это неприемлемо. Поскольку это экономически может ударить и по США, ведь экономика СССР росла в два раза быстрее экономики Штатов. Значит, нужно разложить идеологически, внести хаос.

Во-первых, уязвимым звеном выбрали главную выгоду СССР — плановую экономику. Во-вторых, в СССР партийные организации были везде, от заводов до школ, и это была великая соединительная сила. И последнее — СССР готов в сложной ситуации затянуть пояса и постоять за себя.

Это слова Рейгана, сказанные накануне перестройки. Зачем нужна была перестройка? Чтобы решить определенные проблемы, создать условия для так называемого международного развития и прекратить тратить столько средств на оборону. Деньги можно было отдать людям, а производственные мощности использовать для невоенных нужд.

Но перестройка Горбачева была непродуманной. Она сама помогала организовать недовольство, хотя была призвана с ним бороться. Был открыт простор для гласности, ничем не ограниченной. Каждый говорил, что хотел, критиковал, что хотел, и вместо объединения возникало разобщение. Люди стали негативно относиться к режиму. Что Горбачев сделал правильно? Начал переговоры о снижении военных расходов. В ряде случаев это удалось. Но очень сложно направлять общественное развитие в определенное русло. Для этого нужны условия.

— Какие условия были необходимы?

— Я думаю, что логика развития не требовало такого шага, как перестройка. Требовалось решить проблемы, прежде всего связанные с товарами народного потребления, транспортом и так далее, одну за другой. Это было в каком-то хрущевском стиле, когда после развенчания культа личности Сталина все начали критиковать и страна начала ослабевать вместо единения.

Почему так получилось? Во-первых, Горбачев не совсем понимал, что именно скрепляет Советский Союз. А это то, что назвал Рейган, — идеология. Компартия была основой того общества. Горбачев партию начал переворачивать набок, ее ведущая роль начала ослабевать. Она была той силой, что объединяла людей. Во-вторых, он недооценил значение интернационализма.

СССР — многонациональная страна, хотя были проблемы в национальных регионах. Нужно было правильно осуществлять пропаганду. Ведь были и огромные успехи в космонавтике, авиации и ядерной энергетике.

После начала перестройки Москву посетила жена секретаря Центрального комитета нашей партии. Вернувшись, она написала статью «Москва, которую мы не знаем». Она была изумлена, какой хаос творится в стране. Интернационализм ослабел и в отношении стран Варшавского договора. Горбачев был занят отношениями с США.

Наша перестройка, с учетом событий 68-го года, советскую не копировала. Она ориентировалась на экономическую реформу. В ее рамках мы избрали советы рабочих, советы правления директоров, приняли закон о госпредприятии, выбрали контрольные органы. Реформа должна была начать реализовываться 1 января 1990 года. За месяц с небольшим до ее старта у нас случился переворот.

— Несколько раз вы употребили слово «переворот» в отношении «бархатной революции». Почему?

— Да, государственный переворот. Нашей особенностью было то, что на 1990 год был созван съезд партии. Мы к нему тщательно готовились. Должны были провозгласить изменения, связанные с демократизацией партии.

Главное изменение — никто из функционеров не мог занимать свою должность более двух сроков. А голосование должно быть тайным. Мы вычеркнули из новой конституции ведущую роль партии и марксизм-ленинизм как основу. Мы хотели обсудить план на грядущую пятилетку. Свою перестройку делали как могли, но мы не ходили по улицам, не собирали людей, не будоражили их. Приходилось даже убеждать наших граждан, что перестройка нужна.

В партии были люди, желающие изменить все сразу и быстро. И это привело к государственному перевороту. Он был проведен с помощью людей, прибывших из СССР. Оттуда приехали три представителя КГБ, я был генсеком, а они искали другого генсека мне на замену.

Ситуация была сложная, партия не была едина. Большинство осторожно относилось к быстрой перестройке и не хотело разрушать все.

Государственный переворот не удался бы без переворота внутри партии. Мероприятия 17 ноября с участием молодежи и пражских вузов были одобрены Политбюро. Полиция не имела права вмешиваться. Это ведь была годовщина антинацистских выступлений студентов в 1939 году — 50 лет. И мы запретили полиции вмешиваться.

Но мы не знали, что в партии есть группа людей, которые хотят свергнуть руководство. При помощи нашей госбезопасности и первого заместителя министра внутренних дел они использовали демонстрацию студентов для столкновений с полицией. Столкновения на Национальном проспекте 17 ноября разозлили народ. Организовали все это сотрудники КГБ. Они хотели отстранить руководство партии, но вместо этого уничтожили социализм. После этого руководство партии начало распадаться. Мы это не остановили, хотя были попытки.

Руководство армии предложило нам защищать социализм, но мы это предложение не использовали.

Нужно понять одно: нигде в республике никаких волнений не было! Только в Праге. Когда все пало, оппозиция пришла, разделила власть и народное имущество, созданное во времена социализма. Разворовала, распродала за границу.

Таков генезис всего этого развития, который привел к таким последствиям. Распался Варшавский договор, Горбачева отстранили, пришел Ельцин. Это трагедия социалистического движения. Но нестабильность коммунистической системы началась с развенчания Хрущевым Сталина. Система начала распадаться. А потом в коммунистических странах возникли проблемы, которые проявляются и сегодня. Изменения приняли интеллектуальные слои, а рабочие и крестьяне — нет.

— Коммунистическая партия в Чехии, несмотря ни на что, до сих пор сохраняет сильные позиции, традиционно занимая на выборах третье место, чего нельзя сказать о других странах бывшего соцлагеря. Отчего так происходит?

— Компартия сейчас в Чехии не у власти, хоть и заседает в парламенте. В прошлом она была большой и объединяла общество. В Чехословакии жило около 14 млн человек, а членами партии были 1 млн 800 тыс. человек. Были и те, кто не вступал в партию, но в душе поддерживал социалистические идеи. Можно даже сказать, что не существовало семьи, где не было явного коммуниста или поддерживающего строй. Несмотря на критику и ненависть, у партии была цель. Партия и ныне существует, но молодых там мало, потому что если ты коммунист, то у тебя сразу появляются проблемы, например на работе.

— В Чехии часто жалуются на «диктатуру Брюсселя», подразумевая под этим и обязательное распределение беженцев, и общие законы, не подходящие для отдельно взятой страны. Чем отличается так называемая диктатура Евросоюза от диктатуры Советского Союза?

— Я не сталкивался с диктатурой Советского Союза. У нас была похожая система управления, но все-таки иная. Был Национальный фронт, союз политических партий. Много было другого, хотя основа была та же, поскольку если создается какой-то союз, например ЕС, то необходимы единые законы. Иначе тяжело сотрудничать и достичь равного уровня жизни.

Но и сейчас в рамках ЕС у нас законы одни, а доходы разные. В соседней Германии намного выше, чем в Чехии. Я думаю, что начнутся процессы и социалистические идеи вернутся. Это ведь основа развития общества.

Частная собственность — вот что определяет режим.

Это вторая власть около нормальной власти. Какое планирование ныне возможно, если собственность не принадлежит государству? Разве можно навязать какие-то меры безопасности, чтобы люди не получали травм, или регулировать продолжительность рабочего дня? Бесправие — большой недостаток капитализма. Капиталист поступает как хочет, как ему удобно. Думаю, сегодня что-то из того времени должно вернуться. Возникнут различные проблемы и препятствия. Но главное, Европа должна уйти из НАТО.

— Но если Европа уйдет из НАТО, то на место НАТО может прийти Россия.

— Россия вовсе не должна занимать место НАТО. Нужны реальные отношения и сотрудничество, а не какое-то объединение, которое постоянно ухудшает положение дел в России.

В чем Россия враждебна? У кого что отбирает? Крым? Так он всегда был российским.

— Сейчас в Чехии активно обсуждают, какой будет позиция России по отношению к 1968 году. Это связано с тем, что при Совете безопасности РФ создается комиссия, которая будет бороться с искажением истории и давать оценки разным историческим событиям. Что вы помните и можете рассказать о «Пражской весне» и вводе войск?

— После поражения социализма в Чехии был создан Институт по изучению тоталитарных режимов, который до сих пор служит антикоммунизму и искажению истории.

В 1968 году я вернулся из отпуска, который проводил в СССР. Встречаю одного из членов Политбюро, и он мне говорит: «Милош, надо что-то делать». Я спрашиваю: «Что конкретно?» Он отвечает: «Вот материалы, там предложения по принятию мер безопасности».

Я был секретарем ЦК и должен был выступить на съезде с речью. Потому и вернулся из СССР. Потом понял, что все об этом знают, а я нет. Я говорю о вводе войск. И часть людей, главное, людей Дубчека, делали все, чтобы войска вошли. Предложения о принятии мер обсудить не дали. Я не помню, к сожалению, что именно предлагалось. Я подарил весь свой архив Национальному архиву Чехии. Туда можно обратиться и все прочесть.

Тогда я тем не менее понял, что большинство о войсках знает и желает, чтобы они вошли. Потому что они хотели скомпрометировать Советский Союз. Это была причина. Хотели опозорить СССР на весь мир.

То, что случилось из-за политики Горбачева в СССР, случилось бы и в Чехословакии, но в 1968 году. Это означает, что наш конец был бы таким же, как конец СССР, но еще с худшими последствиями. Но в 1968 году этот процесс был остановлен. И я сегодня могу сказать каждому: посмотрите на результат перестройки в СССР. Речь шла о таком же процессе у нас. И результат был бы тот же. Для кого-то это было бы хорошо. Этого ждали те, кто пострадал от социализма. Сегодня об этом можно полемизировать, потому что дело до конца доведено не было.

Однако результатом «Пражской весны» было создание федерации. В Словакии 1968 года был свой парламент, а у Чехии нет. После создания Чехословацкой федеративной социалистической республики Чехия со Словакией стали равны.

— Возможен ли в современном мире «социализм с человеческим лицом»?

— Думаю, что уже тот наш социализм был с человеческим лицом, поскольку все основные проблемы человека были решены. Человек имел работу, медицинское обслуживание, имел жилье и возможность бесплатно обучать детей. Те, кто твердит, что до «Пражской весны» социализм был «бесчеловечным», не принимают во внимание то, что реально социализм для людей сделал. Прошлое постоянно ругают, но молодежь не знает, каким было это прошлое.

Тому, кто помнит и ценит, сейчас минимум 70 или 75 лет. Многие чешские политики говорят, что сейчас живется лучше, чем когда-либо. При этом продали республику, фабрики продали, три тысячи фабрик закрыли. Большинство действующих фабрик нам не принадлежит. 400 млрд крон ежегодно вывозится из страны. Вот настоящее положение дел в нашей экономике.

— В чем секрет вашего долголетия?

— Не знаю. Моему брату 93. Сестра умерла в 60 лет. Может, в том, что я всегда в движении. Быстро ходил, и все мне обещали, что больше со мной ходить не будут. Я никогда не держал сигарету в руке. Алкоголь употребляю редко. Чем я отличаюсь от других? Делом моей жизни.

— Вы написали книгу «Два года на посту генерального секретаря Коммунистической партии Чехословакии». Не планируете еще написать о чем-то?

— Хотел бы еще написать одну книгу о строительстве социализма в Чехословакии, включая причины его поражения.

Чехия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 января 2017 > № 2049181 Милош Якеш


Чехия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 ноября 2016 > № 1969580 Александр Куранов

Чешский президент Милош Земан во вторник на встрече с предпринимателями полушутя заявил, что в будущем может иметь в друзьях президентов сразу трех ведущих стран – России, Китая и США, сообщил портал Novinky.

"Не исключено, что в будущем я стану другом трех президентов. Американского, российского и китайского. Кто это еще может?" — сказал Земан, затронув тему избрания главой США Дональда Трампа, симпатии к которому чешский президент открыто высказал еще два месяца назад и которого ныне тепло поздравил с победой на выборах.

Ранее Земан несколько раз встречался с российским президентом Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином. Глава Чехии был одним из немногих западных политиков, которые в 2015 году участвовали в праздновании 70-летия Победы над фашистской Германией в Москве и 70-летия со времени окончания второй мировой войны в Пекине.

По мнению Земана, у Дональда Трампа были во время предвыборной президентской кампании две основные темы – борьба с нелегальной миграцией и борьба с исламским терроризмом. "Он (Трамп) говорит непричесанными фразами без политической корректности, которую я считаю политической ложью", — подчеркнул чешский президент.

Земан также затронул тему возможного назначения на пост посла США в Чехии экс-супруги избранного американского президента Иваны Трамп, урожденной Зелничковой, которая родом из чешского города Злина. "Не могу исключить, что госпожа Трамп станет послом США в Праге, она уже проявила к этому интерес. Я будут этому только рад", — сказал Земан.

Александр Куранов.

Чехия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 ноября 2016 > № 1969580 Александр Куранов


Казахстан. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 11 августа 2016 > № 1858069 Элишка Жигова

Лев и Барс

Чехия все больше и нагляднее становится одним из самых ярких партнеров Казахстана. Инвестиции и участие в предстоящем ЭКСПО-2017, развитие торгово-экономических и туристических связей – обо всем в эксклюзивном интервью «Деловому Казахстану» рассказала чрезвычайный и полномочный посол Чехии в Казахстане Элишка Жигова.

Рита Климова, Астана

-Госпожа Жигова, каковы особенности внешней политики Чехии в отношении Казахстана?

– Чешская Республика и Республика Казахстан активно развивают сотрудничество в политической, экономической и культурной областях. Одним из актуальных двусторонних внешнеполитических вопросов является поддержка Чешской Республики кандидатуры Казахстана в непостоянные члены Совета безопасности ООН на 2017-2018 годы, а также подтверждение чешским правительством участия Чешской Республики в Международной выставке ЭКСПО-2017 в Астане. И, тем самым, я бы хотела подчеркнуть, что Казахстан является самым важным торговым партнером Чешской Республикой в Средней Азии и стратегическим партнером в энергетической области.

– Что вы можете сказать об инвестиционной политике чешских бизнесменов в отношении Казахстана, и наоборот?

– У чешских предпринимателей существует большой интерес в сотрудничестве с казахстанскими партнерами в следующих сферах: энергетика, здравоохранение, машиностроение, транспорт, сельское хозяйство и охрана окружающей среды. Для финансирования совместных проектов в данных сферах возможно использование услуг Чешского экспортного банка и страховой компании «Egap». Что касается казахстанской стороны, то у нее есть заинтересованность в инвестировании энергетических проектов в Чешской Республике.

– Как в Чехии решается проблема трансграничных водных бассейнов? Чем в этом плане вы могли бы поделиться с Казахстаном?

– Чешская Республика развивает приграничное сотрудничество с такими странами, как Германия, Австрия, Польша и Словакия. И соответственно, данное сотрудничество касается и трансграничных водных бассейнов и заключается, прежде всего, в следующем: охрана окружающей среды (качество воды), координация взаимодействия при чрезвычайных ситуациях (наводнение, засуха), развитие трансграничного туризма и др.

– Ожидаются ли в ближайшее время визиты между Чехией и Казахстаном на высшем уровне? Если да, к чему будут приурочены, каким вопросам посвящены?

– Во втором полугодии 2016 года ожидаются в Казахстан официальный визит министра иностранных дел ЧР Л. Заоралека и рабочий визит министра торговли и промышленности ЧР Я. Младека. Также чешская сторона пригласила премьер-министра РК Карима Масимова посетить с официальным визитом Чехию в текущем году. Чешская сторона хотела бы в ходе переговоров сосредоточиться на обсуждении чешского участия в ЭКСПО-2017 и на углублении, прежде всего, двусторонних экономических отношений в сферах энергетики, транспорта.

– Прокомментируйте, пожалуйста, открытие в Уральске официального экономического представительства Чехии, так называемого бизнес-офиса, для создания единой базы проектов, осуществляемых в регионе?

– На этот вопрос могу сказать, что на сегодняшний день в Казахстане Почетным консулом Чешской Республики является только господин Узакбай Айтжанов, офис которого располагается в Алматы. Его консульская деятельность распространяется на город Алматы, Алматинскую, Жамбылскую, Кызылординскую, Южно-Казахстанскую, Актюбинскую, Мангыстаускую, Атыраускую и Западно-Казахстанскую области. Почетное консульство оказывает содействие гражданам Чешской Республики, а также чешским предпринимателям. Кроме того, в Алматы находится Агентство Czech Trade, занимающееся развитием и продвижением торгово-экономических отношений Чешской Республики и Республики Казахстан.

– Каковы особенности развития внутреннего туризма в Чехии? Расскажите, пожалуйста, об этом на примере нескольких туристических курортов в стране, не особо известных масштабному посетителю.

– Развитие туризма в Чехии осуществляется на основе Национальной программы поддержки туризма на 2010-2016 годы, в рамках которой выделяются субсидии для поддержки туристических проектов на региональном уровне. Существенная часть этой программы направлена на поддержку внутреннего туризма в Чехии. Особое место в туристической индустрии занимают курорты. Когда говорят про курорты в Чехии, то все могут назвать Карловы Вары и Марианске Лазне, но у коренных жителей пользуются популярностью такие курорты, как Франтишкове Лазне (болезни сердечно-сосудистой системы), Бехине (опорно-двигательная система), Яхимов (опорно-двигательная система), Янске Лазне (общее восстановление организма) и много других. Если вы хотите открыть для себя новые интересные места, то я вам могу посоветовать посещение вышеупомянутых мною курортов.

– Как в вашей стране обстоит дело с сохранением культурного наследия? Какими наработками в этом вопросе вы могли бы поделиться с Казахстаном?

– В нашей стране придается огромное значение и инвестируются большие средства в сохранение культурных памятников, и эти усилия координируются Министерством культуры и Национальным институтом памятников Чешской Республики.

В Чехии находится большое количество интересных и разнообразных мест, многие из них входят в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Например, такие, как город Кутна Хора, Церковь Яна Непомуцкого на Зеленой Горе, исторический центр Праги, исторический центр Чешского Крумлова, Замок в Кромержиже, Замок в Литомышле…

Кроме того, я бы отметила, что в Чешской Республике проявляется высокий уровень уважения к результатам труда наших предшественников и их наследию в широком смысле этого слова. Это касается не только исторических памятников, но также культурного наследия в областях литературы, музыки и науки.

Казахстан. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 11 августа 2016 > № 1858069 Элишка Жигова


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 5 апреля 2016 > № 1711739 Сергей Ступарь

Торгпред России зазывает чешские фирмы

Чешским фирмам выгоднее производство непосредственно в России, как утверждает Торгпред РФ Сергей Ступарь. Некоторые компании ему удалось убедить.

Сергей Кузьмич Ступарь представляет российские торговые интересы в Чехии в период, когда торговый оборот стремительно сокращается. 55-летний торгпред, по образованию инженер-строитель, работал в государственном аппарате еще во времена президента Бориса Ельцина. В последние 10 лет Ступарь занимается задачами, касающимися внешней торговли.

HN: Когда вы получили предложение отправиться в Чехию?

Сергей Ступарь: В российской администрации я долгое время занимался торговым сотрудничеством. Я участвовал в подготовке трех межправительственных российско-чешских комиссий, которые собирались в 2009-2011 годах, а также в подготовке визита президента Дмитрия Медведева. Затем появилась возможность работать в Праге, и я ею воспользовался.

— Тогда уже вступили в силу санкции Европейского Союза?

— В Прагу я приехал в сентябре 2014 года, а санкции начались в августе. Конечно, неопределенность вокруг санкций не упростила мою работу. Два года назад важно было, прежде сего, поддержать объемы торговли, а теперь — найти новые формы чешско-российского сотрудничества. В Чехии я ищу партнеров, которые готовы принять сложившуюся ситуацию и инвестировать в России.

— Торговый оборот сократился. То есть особенных успехов нет…

— Я бы посмотрел на это иначе. Упала цена на нефть и газ, которые составляют 70 процентов чешского импорта. Падение рубля, в свою очередь, способствовал удорожанию чешских товаров в России. Сокращение чешского экспорта действительно значительное — более чем на 40%. В 2012 году оборот товаров между нашими странами, согласно чешской статистике, достигал 14 миллиардов долларов, а сейчас он равняется 7,5 миллиарда. Однако Россия по-прежнему остается важным торговым партнером, и чешские бизнесмены, конечно, не хотят терять российский рынок. Они не хотят повторить начало 90-х, когда чешские компании ушли, а затем с трудом в рыночных условиях возвращались.

— Вы говорили, что ищете в Чехии партнеров. Какие чешские компании сегодня заинтересованы в российском рынке?

— Например, машиностроительные фирмы Kovosvit или TOS Varnsdorf. Первоначально они поставляли в Россию обрабатывающие станки, а теперь инвестируют на месте. Фирма Kovosvit начала в Азове собственное производство. Санкции и падение рубля парадоксальным образом способствовали большему количеству заказов. Недавно Kovosvit купила компанию в Рязанской области. TOS Varnsdorf построила завод в Свердловской области. В Татарстане собирается открыть производство компания Pegas Gonda.

Производство в России сегодня из-за падения рубля дешевле. Кроме того, российское правительство создает для инвесторов выгодные условия и зоны с особенным экономическим режимом, в том числе с налоговыми послаблениями. Совершенно новое явление — специальный инвестиционный контракт. Я надеюсь, что Kovosvit станет одной из первых фирм, которая его подпишет и получит налоговые льготы или преимущества при продаже своей продукции. Также создается российское экспортное агентство. Оно будет поддерживать экспорт как российских компаний, так и зарубежных — тех, которые производят в России.

— Нечто вроде чешского CzechTrade?

— Да, нечто подобное, но у российского агентства будет больше полномочий и средств.

— Поговорим о межправительственной комиссии, которая заседала на этой неделе. Какие проекты там обсуждались?

— Это первое заседание после перерыва в три с половиной года. Тогда был одобрен перечень проектов. А теперь их нужно снова оценить и решать, какие будут продолжаться. Среди низ, например, Agrostroj Pelhřimov и Jihostroj. Еще я бы упомянул проект строительства предприятия по производству синтетического волокна в Ивановской области при участии компании Unistav. На этот проект ČSOB, предположительно, выделит кредит в размере 135 миллионов евро.

— Все это возможности. Но есть и проблематичные проекты, когда-то поддержанные Чешским экспортным банком (ЧЭБ), такие как, например, проект «Полярная». Что с ним?

— Конечно, мы не могли оставить его без внимания. В наших отношениях есть несколько, так скажем, токсичных кредитов. На заседание межправительственной комиссии присутствовали компании, которые участвовали в проекте с российской стороны. Они предложили банку варианты решения этих проблем, которые возникли не только по нашей вине.

Есть и проекты, где проблема кредитов уже решается, такие как в случае компании Уралвагонзавод. Там речь идет о реструктуризации долга. В рамках заседания межправительственной комиссии был подписан Меморандум об условиях реструктуризации между ЧЭБ и Уралвагонзаводом.

— А что с проектом небоскреба в Татарстане? Там, вероятно, все очень проблематично…

— Представители компании приехали в Чехию и встретились со своими партнерами. Однако это частный проект, и идут судебные слушания и арбитраж. Мы не можем оказывать давление на него, но проявляем интерес и пытаемся найти решение

— И каким оно может быть? Единственное, что приходит мне в голову, так это то, что обязательства пострадают…

— Необходимо учитывать падение рубля. Компании, которые до этого нормально работали и выплачивали кредиты, вдруг оказались в ситуации, когда появились трудности, неизвестные прежде. Скорее всего, долг будет реструктурирован, чтобы эти компании могли выполнить свои обязательства. Но я не хочу в это вмешиваться, потому что речь идет о деле коммерческих компаний, которые должны договориться сами.

— Межправительственная комиссия собралась после трехлетнего перерыва. Однако чешские политики встречаются с российскими чаще. Например, министр Младек или президент Земан. А вот премьер-министр Соботка делает это реже. Какие у вас налажены контакты с чешскими политиками?

— Для встреч с чешскими политиками есть посол. Я же встречаюсь с ними на конференциях и форумах. Разумеется, прежде всего я сотрудничаю с министром промышленности Младеком, которого я сопровождал во время прошлогоднего визита в Свердловскую область и Татарстан.

Я бы хотел подчеркнуть, что санкции привели к одной неожиданной вещи: очень активизировались региональные контакты и отношения. Чехию посетили представители Свердловской области, Татарстана, Воронежской и Ульяновской областей. Во время этих визитов состоялись переговоры, например, с губернаторами Гашеком и Зимолой.

— Мы снова вернулись к санкциям. Похоже, что они надолго. Как тогда могут работать чешско-российские торговые отношения?

— Я не знаю ни одного бизнесмена, который работает на российском рынке и одобряет санкции. Невзирая на них, ряд инвесторов будет производить продукцию непосредственно в России, потому что они не хотят терять наш рынок.

— С другой стороны, некоторые компании воспринял санкции как факт и практически забыли о российском рынке. И при этом дела их идут успешно.

— Все равно это потеря рынка и денег. Кроме того, бизнес в Китае или Индии совершенно иной. Российским компаниям приятно сотрудничать с чешскими, потому что у нас похожие языки, общая европейская культура и близкий менталитет. Найти общий язык нам проще, чем на других рынках.

— А что насчет чешского пива и чешских пивзаводов? Их развитие сворачивается, хотя на пиво никаких санкций не наложено. С чешской стороны часто говорят, даже крупные игроки, о том, что российские конкуренты пользуются темой санкций для ликвидации их доли на рынке. Это российская стратегия?

— Я никогда не слышал о злоупотреблениях санкциями. Основной причиной спада потребления — падение рубля. Импортное пиво дороже, поэтому и снижается спрос на него. Кроме того, в России большая конкуренция и много пивзаводов, которые производят пиво прямо у нас. И единственный вывод из этого — строить заводы в России и производить продукцию прямо там. Однако, несмотря на спад спроса, чешское пиво остается одним из любимых. Кстати, знаете ли вы, что, напротив, российские пивовары восстановили в Чехии несколько производств?

Петр Зенклер (Petr Zenkner)

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 5 апреля 2016 > № 1711739 Сергей Ступарь


Китай. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 27 марта 2016 > № 1701932 Ян Яньи

Эксклюзив: визит Си Цзиньпина в Чехию станет поездкой, которая откроет новый период в китайско-европейских отношениях -- глава дипмиссии КНР в ЕС Ян Яньи

Председатель КНР Си Цзиньпин 28-30 марта нанесет государственный визит в Чехию. По этому поводу глава дипломатической миссии КНР в ЕС Ян Яньи на днях в эксклюзивном интервью корр. Синьхуа заявила, что нынешний год является первым годом реализации 13-й пятилетки Китая, а также первым годом вступления китайско-европейских отношений в новое десятилетие. На этом фоне визит Си Цзиньпина в Чехию можно назвать поездкой, открывающей новый период в китайско-европейских отношениях.

По словам Ян Яньи, в настоящее время китайско-чешские отношения вступили в новый этап, характеризующийся самым быстрым за всю свою историю развитием и отличающийся наиболее плодотворными результатами. Предстоящий визит станет первым государственным визитом председателя КНР в Чехию за 67 лет после установления дипотношений между двумя странами и будет способствовать повышению уровня двусторонних связей. Она заявила, что китайская сторона намерена на основе принципов взаимоуважения, равенства и взаимной выгоды укрепить контакты и диалог с Чехией на разных уровнях, углубить двустороннее политическое взаимодоверие, усилить состыковку стратегий развития двух государств, выявить потенциал, а также расширить сотрудничество и обмены во всех областях, чтобы двустороннее деловое сотрудничество принесло еще больше пользы народам двух стран.

Ян Яньи подчеркнула, что Китай положительно оценивает усилия Чехии, направленные на содействие сотрудничеству стран Центральной и Восточной Европы с Китаем. Чехия является важной страной Центральной и Восточной Европы, членом ЕС, а также значимым государством, расположенным вдоль "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути 21-го века" /"Пояс и путь"/. Китай уделяет большое внимание уникальной роли Чехии внутри ЕС. Он намерен воспользоваться шансом, появившимся благодаря подписанию обеими сторонами меморандума о взаимопонимании по строительству "Пояса и пути", совместно с Чехией способствовать сотрудничеству между Китаем и странами Центральной и Восточной Европы, совместно построить "Пояс и путь", соединяющий Азиатско-Тихоокеанское экономическое кольцо и экономическое кольцо Европы, а также вместе выявить новые возможности китайско-европейского сотрудничества, чтобы тем самым дать толчок огромному потенциалу азиатского и европейского рынков.

Она сообщила, что китайская сторона придает большое значение статусу и роли Европы, поддерживает процесс европейской интеграции и оптимистически смотрит на перспективы развития Европы. Она намерена совместно с членами ЕС, включая Чехию, углубить взаимопонимание и взаимодоверие, совместно построить китайско-европейское партнерство, характеризующееся миром, ростом, реформами и прогрессом цивилизаций, а также углубить и расширить благоприятное взаимодействие между Китаем, ЕС и разными силами Европы.

Ян Яньи указала, что 13-я пятилетка и доклад о работе правительства, опубликованный в этом году, показывают, что инновации, координация, экология, открытость и совместное использование -- это пять концепций будущего развития Китая. Такое развитие, а также структурные реформы Китая имеют далеко идущее значение и оказывают положительное влияние на развитие всего мира.

По ее мнению, КНР и Европа могут активизировать взаимодействие и сотрудничество в областях международной торговли, инвестиций, финансов, окружающей среды, климатических изменений, Интернета и борьбы с терроризмом, чтобы таким образом способствовать разработке справедливых, рациональных и эффективных норм. Китай готов на основе принципов взаимоуважения и равноправного сотрудничества укреплять обмены и взаимодействие с ЕС в антитеррористической борьбе, выступать против двойных стандартов и терроризма во всех его формах и проявлениях, защищать мир и безопасность во всем мире.

Ян Яньи подчеркнула, что "Группа 20" является важной платформой для реформирования системы глобального экономического управления. В качестве страны-председателя саммита "Группы 20" Китай приложит усилия для содействия инновационной, динамичной и инклюзивной мировой экономике, а также реформам и совершенствованию международной системы управления, предложит китайский план для содействия мировому экономическому росту и реформированию системы глобального экономического управления и внесет свой вклад в это дело.

Она заявила, что Китай надеется на укрепление контактов и взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами, включая ЕС. Он намерен совместно с ними выявить новые движущие силы для содействия всемирному экономическому росту, предложить новый план для решения мировых экономических трудностей и найти новый путь к совершенствованию международного финансового управления. --0--

Китай. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 27 марта 2016 > № 1701932 Ян Яньи


Украина. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 марта 2016 > № 1702147 Рефат Чубаров

Рефат Чубаров: «Протесты против оккупации Крыма напоминали Прагу 1968 года»

Катерина Айзпурвит, Radio Praha, Чехия

Семнадцатого марта в Праге, в рамках фестиваля CrimeanSOS, приуроченного к двухлетней годовщине аннексии Крыма, на философском факультете Карлова университета состоялось выступление председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова, организованное студенческим Восточно-Европейским клубом и ассоциацией Kulturus. На встречу с лидером крымских татар пришли студенты и преподаватели, политологи и правозащитники. В аудитории, где был установлен портрет главы оппозиции Мустафы Джемилева и флаг крымскотатарского движения, также присутствовали послы Украины и Турции в Чешской Республике.

Рефат Чубаров родился в Самарканде, куда его семья была выслана в ходе депортации крымских татар. В 1968 году, одиннадцатилетним мальчиком, он вместе с родителями смог вернуться в Крым. Закончив Историко-архивный институт в Москве, Рефат Чубаров, которому запретили работать по распределению в Крыму, попал в Ригу, в 1989 году став депутатом Рижского городского Совета народных депутатов от фракции Народный фронт Латвии. В начале 90-х входил в Государственную комиссию по проблемам крымскотатарского народа при Совете Министров СССР, в 1994 году был избран депутатом Верховного Совета Автономной Республики Крым. Неоднократно избирался в Верховную Раду Украины, где занимался вопросами депортированных народов, национальных меньшинств и жертв политических репрессий. В 2009 году стал президентом Всемирного конгресса крымских татар, а затем депутатом Верховного Совета Республики Крым. С ноября 2013 года является председателем Меджлиса крымскотатарского народа.

После аннексии полуострова Рефату Чубарову решением уже российской прокуратуры был запрещен въезд на территорию Крым сроком на 5 лет. В мае 2015 года российские власти возбудили против активиста дело с формулировкой «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ, совершенные с использованием СМИ». В ноябре 2015 года Интерпол отклонил запрос России о подаче Рефата Чубарова в международный розыск.

Для вторжения в Крым Путин выбрал самый удачный для себя момент

В своей вступительной речи в стенах пражского университета лидер крымскотатарского движения напомнил присутствующим о событиях двухлетней давности, буквально по дням воссоздав ход аннексии полуострова, когда российское руководство, как подчеркнул правозащитник, воспользовалось тяжелой политической ситуацией в соседней стране. Лидер крымских татар дал оценку политики Кремля в Крыму и роли президента Владимира Путина в отторжении этой территории от Украины.

«Путин выбрал для себя наиболее удачный, с его точки зрения, момент — когда Украина только-только выходила из шокового состояния после трагедии на Майдане — более сотни человеческих смертей, огромное противостояние в обществе, армия деморализована, власти, практически, никакой, президент сбежал. И в этот момент в государство Украина вторгается Путин со своими танками, ракетами, солдатами».

Крымских татар политик считает главной силой, которая наиболее сплоченно сопротивлялась аннексии полуострова. Протесты 2014 года безоружных людей, выступавших против оккупации своей родины иностранным государством, напомнили Рефату Чубарову фотографии Праги 1968 года.

«Вы можете видеть множество кадров, как десятки тысяч людей выходили на улицы без оружия, держались за руки и говорили: «Нет — войне!», «„Нет — оккупации!“, „Нет — русским войскам!“. Некоторые фотографии напоминали мне снимки Праги 1968 года. Один к одному. Вы можете их найти».

Лидер крымских татар также пытался объяснить присутствовавшим, что собственными силами его малочисленный народ, переживший геноцид еще в советское время, был не в состоянии противостоять российской армии.

«Нас, крымских татар, всего 300 тысяч. Это все, кто смог вернуться на свою землю. В первые дни оккупации, когда российские танки, самолеты заходили в Крым, меня спрашивали: «Готовы ли крымские татары сейчас с оружием в руках воевать с Россией?» Помню, что я тогда ответил на вопрос журналиста следующим образом: «Если весь глобальный мир в ситуации, когда рушится вся международная конструкция права, не может ничего сделать для того, чтобы остановить Путина, который входит войсками в чужую страну, и если кто-то думают, что крымские татары могут что-то сделать, тем более с оружием в руках, то это — какой-то непонятный мир. Тогда мы не смогли ничего сделать, чтобы избежать оккупации».

Как подчеркнул в своем выступлении Рефат Чубаров, именно крымскотатарские средства массовой информации до последнего пытались противостоять российской пропаганде, освещая события, происходившие на полуострове весной 2014 года.

«Буквально в первые дни марта российские оккупанты перекрыли все телеканалы. Оставался один крымскотатарский канал „АТР“, и весь мир мог в режиме онлайн, практически 24 часа в день, видеть, что происходит в Крыму, и каким образом крымские татары посылают сигналы всему миру, что Крым не хочет такого развития событий. И весь мир не знал, что делать. Я каждый день получал призывы от уважаемых послов других государств, работавших в Украине, от собственного украинского руководства: „Избегайте провокаций!“, „Не дайте событиям принять форму войны!“ И мы это делали».

Все думают: «Это — Украина, с нами такого не будет!» Будет!

Отвечая на вопрос, какой помощи или какой реакции ожидают крымские татары со стороны Запада, крымскотатарский лидер подчеркнул, что главное — не считать, что «с нами такого, как с Украиной, произойти не может».

«Очень часто наши партнеры упрекают нас в том, что мы в Украине не в состоянии эффективно решать внутренние проблемы развития нашей страны. При этом я не хочу вступать в дискуссию, объяснять, что идет война, и во многих сферах наше тяжелое положение объясняется той большой нависшей и реально воздействующей на Украину силой, которой, на самом деле, является Россия. Разумеется, они правы в большей части упреков в наш адрес. У нас в стране очень большие проблемы с коррупцией, с реформированием судебной системы. Поэтому наши партнеры как бы говорят нам: „Помогите нам помочь вам!“ Это позиция многих наших партнеров, и я лично хотел бы, чтобы она такой и оставалась. Но в то же время, я бы хотел, чтобы наши партнеры обращали внимание на нашу позицию, которая тоже абсолютно открыта. Вы можете не думать о крымских татарах, некоторые из вас не думают об Украине, но подумайте о себе, и тогда вы обязательно будете помогать и Крыму, и крымским татарам, и Украине. Я думаю, что такая позиция тоже соответствует тому, что будет с миром, если мы не остановим агрессию Путина против Украины. Мне кажется, что и мы вчера были такими беспечными, как многие сегодня на Западе. Когда убивали сотни тысяч чеченцев, многие из нас думали, что это далеко, когда Россия напала в августе 2008 года на маленькую Грузию, все думали: „Это Грузия, с нами такого не будет“. Теперь все думают: „Это Украина, с нами такого не будет!“ Будет».

Нам не безразлично, что чехи думают о Крыме, о России, о Путине

Один из присутствующих напомнил Рефату Чубарову о том периоде жизни, когда он занимался общественной и политической деятельностью в Латвии, в тот момент обретавшей независимость. Вопрос, заданный лидеру крымских татар, касался сравнения судьбы Крыма с прибалтийскими республиками, народы которых смогли сохраниться в условиях оккупации.

Глава Меджлиса указал на то, что чешский народ чувствует себя в безопасности в центре Европы, в то время как в странах Балтии, хорошо помнящих свою недавнюю историю, ситуация совершенно иная. И население Литвы, Латвии, Эстонии ощущают угрозу, исходящую от России, военную угрозу — то, чего чехи пока не чувствуют. Поэтому, считает Рефат Чубаров, так важно достичь единства взглядов на ту опасность, которая исходит от Владимира Путина.

«Я действительно жил в Латвии в очень интересное время — в 80-е годы. Я в политику пришел оттуда. Я был одним из сотен тысяч людей, которые хотели независимости Латвии и добились этого. Но я скажу немного о другом. Сейчас мы беседовали с журналистом одного из чешских изданий. И когда мы говорили о том, как в Европе понимают, что происходит с Россией, с Крымом, я позволил себе сказать следующее… Если кто-то не разделяет мою точку зрения, прошу на меня не обижаться. Каждый человек живет своими мифами — я тоже человек стереотипов, — и когда мы думаем о таких обществах как чешское, венгерское, румынское, у нас есть свои представления. Они могут быть неправильными, но мы так думаем, и поэтому нам надо о них говорить. Нам далеко не безразлично, что думают чехи о Крыме, о России, о Путине. Мы знаем, что об этом думает ваш президент, но мы понимаем, что движущей силой является народ. Мне представляется, что чехи — это люди, которые, может быть, интуитивно, чувствуют себя в более комфортных условиях, поскольку находятся в Центральной Европе. Два дня назад я был в Вильнюсе. Мы встречались в Сейме, в правительстве. Латвия, Литва, Эстония, в какой-то мере Польша, теперь уже и Румыния, но особенно три балтийских народа находятся на острие угрозы, и там найдется мало тех, кто будет оправдывать действия России. Там таких практически нет. Они помнят свою историю: 120 тысяч депортированных после Второй мировой войны литовцев, 60 тысяч латышей… Они чувствуют угрозу войны, как мне представляется, в отличие от чехов. Поэтому вопрос деоккупации Крыма — это вопрос того, чтобы у нас были одни — не ощущения, ощущения могут быть разными, — а представления, чего хочет Путин и где он остановится. Постарайтесь ответить на этот вопрос, и тогда вы узнаете, коротким будет время деоккупации или очень длинным».

Я не отношусь к тем, кто ждет, что завтра население России восстанет против Путина

Отвечая на вопрос психолога о мотивах поведения президента Путина и того стресса, который он создает, проводя свою политику, активист подчеркнул — главное, что обязано сделать мировое сообщество — это заставить Россию вернуться в рамки международного права. И единственным инструментом, который он считает эффективным при воздействии на Владимира Путина — это давление на его ближайшее окружение.

«Люди и общество в целом не могут и не должны жить в таком длительном состоянии. Но и Путин это знает, и делает это, для того чтобы как можно быстрее сломить волю лидеров, их народов, и поэтому здесь должна быть единая тактика. Есть все инструменты, которые позволяют не дать одному человеку или одной стране диктовать свои условия. Все, что касается политики объединенной Европы по отношению к сегодняшней России, подчеркиваю — сегодняшней России, а также политики Соединенных Штатов, Канады, то она должна быть направлена на то, чтобы в короткие сроки заставить Россию возвратиться в пределы международного права. Пусть этот стресс будет очень коротким, чтобы не было вечного стресса. Не относитесь к моим словам как просто к призывам. Я не вижу других инструментов, кроме тех, которые должны быть задействованы против России в ближайшее время и в очень жестких формах: полная изоляция в банковской сфере, максимально возможная изоляция в сфере энергоносителей. Лучше полгода не покупать российскую нефть, чем потом вечно от нее зависеть. Я не отношусь к тем людям, которые ожидают, что завтра российское население восстанет против Путина, а у нас нет времени, чтобы распропагандировать его. Это население живет своими мифами, которые вбиты российской пропагандой. Мы не убедим Путина, чтобы он изменился, даже если он придет к вам на прием как к врачу-психологу. Я считаю, есть одна сфера, на которую мы точно можем воздействовать. Это его окружение — окружение финансовое, окружение олигархическое. Поэтому санкции должны быть направлены исключительно против них, но настолько в жесткой форме, чтобы в результате они пришли и сказали: „Так дальше не будет!“ Я лично в это верю, другие не верят…»

В 1968 году лидер крымских татар Мустафа Джемилев выступил против оккупации Чехословакии

Каждый раз, когда активист приезжает в Прагу, он вспоминает о событиях 1968 года в Чехословакии. Эта встреча не стала исключением.

«В 1968 году я ходил в 5-й класс. Когда в сентябре мы вернулись с летних каникул, учительница нам сказала, что все советские люди спасают Чехословакию. Она нам рассказала, что если бы сейчас советские войска не вступили в Чехословакию, то там были бы американцы, и всем было бы плохо. Мне было 11 лет. Естественно, я пришел домой и рассказал отцу, какие мы молодцы. Отец через несколько недель, уже по „Голосу Америки“, услышал, что Мустафа Джемилев, в то время молодой человек, открыто выступил против оккупации Чехословакии Советским Союзом. Помню, мы сидели за столом со старшим братом, и он сказал, что среди нас тоже нашлись люди, которые выступили против. Мы, и взрослые, и дети, тогда постоянно говорили о Крыме. И то, что в связи с Крымом прозвучало имя Мустафы Джемилева, произвело на меня, ребенка, огромное впечатление. Сегодня нас не один человек, сегодня нас миллионы и миллионы. Я признателен вам всем, что сегодня мы, действительно одинаково ищем пути к восстановлению справедливости. И я просто уверен, что когда единицы добиваются справедливости, миллионы обязательно добьются!»

На следующий день, 18 марта, Рефат Чубаров выступил в библиотеке имени Вацлава Гавела с лекцией на тему: «Готов ли Запад защитить себя, помогая Украине выстоять против агрессии России?». На встрече присутствовал бывший министр иностранных дел ЧР и депутат чешского парламента Карл Шварценберг.

19 марта глава Меджлиса вместе с другими активистами провел шествие по улицам Праги в знак протеста против оккупации Крыма.

Мы благодарим за помощь в подготовке материала Восточно-Европейский клуб Карлова университета, который предоставил нашей редакции видеозапись встречи с Рефатом Чубаровым.

Украина. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 марта 2016 > № 1702147 Рефат Чубаров


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 марта 2016 > № 1695923 Ян Младек

Во вторник в Праге начинается двухдневное заседание российско-чешской межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Делегации возглавляют министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров и его чешский коллега Ян Младек. Кроме того, вопросы экономического сотрудничества двух государств будут обсуждаться во время встречи президента Чешской республики Милоша Земана с министром Денисом Мантуровым. Накануне этих событий корреспонденты РИА Новости Александр Реутов и Александр Куранов взяли в Праге интервью у главы Минпромторга Чехии Яна Младека.

— Господин министр, что вы ожидаете от предстоящего заседания российско-чешской межправительственной комиссии в Праге?

— Я очень рад, что такое заседание, наконец, состоится и мы сможем обсудить все те темы, которые нас сейчас волнуют.

Для нас самая главная проблема — серьезное падение экспорта в Россию. Если прежде Россия (как и раньше СССР) была главным внешним рынком для чешских товаров, то к 2000 году она уже занимала всего лишь 15 место среди наших торговых партнеров, ее импорт из Чехии составил в тот год лишь 14,9 миллиарда крон (по нынешнему курсу — около 621 миллиона долларов).

В 2012-13 годах этот показатель возрос более чем в десять раз, Россия поднялась на седьмое место по экспорту в списке торговых партнеров (117,9-116,1 миллиарда крон, т. е. 4,9-4,83 миллиарда долларов). Потом пришли (антироссийские — ред.) санкции (со стороны Запада — ред.). Но даже это не стало слишком большой проблемой для нас, Россия в 2014 году переместилась всего лишь на одну позицию вниз — на восьмую (113 миллиардов крон, т. е. 4,7 миллиарда долларов).

Однако в прошлом году, когда началась девальвация рубля, Россия сразу опустилась уже на 13-е место (78,2 миллиарда крон или 3,25 миллиарда долларов). Конечно, совместными усилиями с российскими партнерами мы хотели бы найти выход из создавшейся ситуации, потому что у чешских фирм и предприятий сохраняется большая заинтересованность в экспорте своих товаров и услуг на российский рынок.

— Какие документы вы предполагаете подписать с российскими партнерами?

— Мы хотели бы решить, в частности, те проблемы, которые достались нам из недавнего прошлого. Речь идет прежде всего о невыплатах некоторыми российскими компаниями и организациями долгов по инвестициям, поддержанным Чешским экспортным банком (ЧЭБ).

В то же время мы надеемся, что на заседании межправкомиссии будут подписаны новые контракты, в частности по сотрудничеству в производстве трамваев. Мы не предполагаем теперь экспортировать целые трамваи, потому что знаем, что в России происходит локализация производства и она для такого изделия, как трамваи, вполне очевидна. Но, с другой стороны, чешские фирмы все-таки будут экспортировать главные части трамваев, чтобы было гарантировано их высокое качество.

— О каких суммах идет речь в области производства трамваев?

— Эти данные пока находятся в процессе подготовки, и мы еще хотели бы их дополнительно обсудить. К тому же производство трамваев находится вне публичного сектора, ибо их покупают не частные лица, а муниципалитеты.

— Вы упомянули о том, что с российской стороны не оплачиваются ранее заключенные контракты, которые гарантировал чешский банк.

— Да, это так. И в этом есть два уровня. Первый связан с проблемой девальвации рубля, мы это хорошо понимаем и видим, что проблемы каким-то образом решаются. В частности, с "Уралвагонзаводом" ведутся более-менее успешные переговоры о реструктуризации долга по кредиту.

Но гораздо значительнее и больнее проблемы, когда долг не оплачивается по причине того, что в проекте что-то не сошлось. Такая история случилась с Красавинской ТЭЦ в Вологодской области, которая уже построена с использованием средств чешских партнеров, но ею сейчас владеет фирма, у которой нет достаточно денег для того, чтобы выплачивать накопившиеся долги.

И есть еще ТЭС "Полярная" в Салехарде. Но там мало что построено и там, я бы сказал, полный провал. На каком-то этапе реализации проекта выяснилось, что строить станцию вообще нет необходимости, потому что электричества в этом регионе хватает.

Мы хотим заниматься решением всех этих вопросов и одновременно, конечно, искать новые возможности для сотрудничества, которые постоянно появляются во многих областях.

— Насколько вы удовлетворены сотрудничеством с российскими партнерами в сфере поставок нефти и газа?

— Для нас эти поставки очень важны, и в целом с ними все обстоит хорошо. Россия поставляет нам две трети от общего объема необходимых нам нефти и газа. Кроме того, у нас есть еще возможность импортировать необходимое количество нефти из системы Германии, а также через итальянский порт Триест, где мы покупаем две трети нефти из России, одну треть из Азербайджана и еще какой-то маленький объем из Казахстана.

Что касается газа, то мы получаем его из России и еще примерно одну треть из Норвегии. С точки зрения путей снабжения мы находимся в очень выгодном положении, потому что можем получать российский газ через территорию Украины, а также через Балтийское море посредством трубопровода Nord stream и связанных с ним трубопроводов OPAL и Gazela. Кроме того, мы также имеем доступ к газовым спот-рынкам Западной Европы.

— Как чешские власти относятся к строительству газопровода Nord Stream-2?

— В принципе, вопросы, связанные с сооружением Nord Stream-2, возникли три месяца назад. Мой коллега, словацкий министр экономики Вазил Гудак, требовал, чтобы я тоже подписал заявление против строительства этого газопровода. Я пошел с этой идеей в правительство, и оно не одобрило идею подписания такого документа.

Но, в принципе, и в чешских интересах, чтобы существовали две линии снабжения газом из России, об этом мы заявили достаточно ясно. Мы не хотим быть зависимыми только от Nord Stream, а предпочитаем существование двух линий газоснабжения — через территорию Украины и через Балтийское море.

Сильное заявление по этому поводу было у словацкой стороны. Они хотели бы гарантию, что не будет закрыт путь через Украину, причем не только из-за соображений безопасности, но и потому, что Словакия на транзите зарабатывает большие деньги, газ через них идет в Чехию, Австрию, Италию, частично и в Венгрию.

— Несколько дней назад все европейские агентства сообщили о том, что в Еврокомиссию поступило письмо от правительств 10 стран, включая Чехию и Словакию, с протестом против строительства газопровода Nord Stream-2. В ряде стран и в самой Еврокомиссии данная информация не получила стопроцентного подтверждения. Вам известно о таком письме?

— Да, это письмо подписали премьер-министры, и это письмо гораздо мягче по содержанию, чем то письмо министров экономики и промышленности, о котором я уже упомянул.

— То есть письмо такое было?

— Да, было.

— В этом письме в Еврокомиссию выдвигаются и каким-то образом обосновываются возражения против строительства газопровода Nord Stream-2?

— Да…

— Хотелось бы узнать, каков нынешний объем товарооборота между Чехией и Россией и как отразились на нем антироссийские санкции Запада и ответные меры России?

— Если посмотреть данные по 2014 году, когда были введены санкции и контрсанкции, то чешский экспорт в Россию упал на 2,7%. Это немного. Мы старались каким-то образом вывести чешский экспорт из-под санкций, вели соответствующие переговоры в Брюсселе, и нам это в значительной степени удалось.

Что касается контрсанкций, то в нашем регионе они коснулись прежде всего Польши. Наш экспорт продовольственных товаров в Россию совсем невелик. Пострадали примерно на 10 миллионов евро лишь производители сыров, но это касается отдельных фирм. Ну, а импорт чешского пива Россия не запретила.

Так что, в принципе, с санкциями мы справились. Однако уже в следующем, 2015 году нам не удалось справиться с проблемами, возникшими у наших российских партнеров в связи с девальвацией рубля и резким падением цен на нефть. Вот здесь уже наш экспорт упал на 30,8%. Это для нас очень серьезная цифра.

— В этих условиях Чехия, видимо, ищет другие рынки сбыта своих товаров и услуг? Сейчас все увлечены Ираном, спешат наладить с ним взаимовыгодное сотрудничество. Известно также выражение премьера Богуслава Соботки о том, что Чехия может стать своеобразным "мостом в Центральную Европу" для Китая. Как вы оцениваете ситуацию на этих направлениях?

— Это, конечно, несложно выдумать: если не можем экспортировать в Россию, то давайте переключимся на рынки других стран, в частности постсоветских государств. Самые популярные страны, и здесь я уже побывал с делегациями чешских промышленников, это Азербайджан и Казахстан, еще Белоруссия в какой-то степени.

Никакие санкции этим странам не повредили. Наоборот, некоторые из них сумели даже заработать на антироссийских санкциях. Но потом наступили сложности и в экономике этих государств, потому что и у Азербайджана, и у Казахстана возникли те же самые проблемы, как и у России, поскольку они чересчур сильно зависят от экспорта нефти, газа, металлов. У этих стран разница с ситуацией в России лишь в одном: у них нет проблем с доступом на международные валютные рынки, чтобы получить необходимые кредиты.

Что касается Ирана, то это новое дело. Я был в этой стране с делегацией промышленников 18 января этого года, когда им уже сняли санкции. Хотя, как сняли… Политическое решение, по-моему, приняли, а, например, международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей система SWIFT до сих пор не работает.

Ожидания и возможности в отношении иранского рынка существуют большие, потому что эта страна была в относительной изоляции последние 10 лет, им нужна модернизация, в принципе, всего и вся, а, с другой стороны, есть собственные нефть и газ, чтобы расплачиваться с партнерами.

Мы были на машиностроительном заводе, куда Чехословакия поставляла оборудование еще в 1970-80 годы, и оно до сих пор там еще работает. Для нас это был как бы действующий музей. Так что мы видим в Иране огромные возможности для экспорта.

В то же время это весьма сложная страна. Например, они первыми завели разговор о туризме, упомянув, что, может быть, те туристы из России, кто прежде ездил на отдых в Турцию, поедут теперь к ним, в Персидский залив.

Мы им осторожно говорим: "Господа, эта идея хорошая, и чешские туристы тоже ездят отдыхать на другую сторону Персидского залива, в частности в ОАЭ. Но только хотелось бы чуть-чуть подкорректировать условия проживания на ваших курортах, может быть, разрешить хоть капельку алкоголя". Но, как оказалось, предполагается, что на иранских курортах не только алкоголя не будет, но и пляжи будут разделены пополам — мальчики направо, девочки налево.

То есть иранцы рассчитывают, что к ним приедет на отдых российский турист, будет пить только минеральную воду, а загорать и купаться будет отдельно от своей жены и дочки. Я боюсь, что это работать не будет.

Что касается Китая, то у нашего правительства, сформированного после парламентских выборов два года назад, с самого начала была идея улучшить отношения с Россией и Китаем, в отличие от предыдущих кабинетов, придерживавшихся несколько иной точки зрения. Но с Россией по известным причинам это сорвалось сразу, в марте 2014 года. Что касается Китая, то отношения развиваются, но не так, как мы ожидали. Пока у чешского экспорта в Китай все-таки есть ряд ограничений. Да и китайская экономика сейчас находится в довольно сложной ситуации.

Мы многое делаем для того, чтобы приходили инвестиции из Китая, но пока это остается в разряде ожиданий. Прежде всего, с точки зрения структуры инвестиций. Да, китайские инвестиции приходят, но речь практически не идет о строительстве новых заводов, покупаются уже действующие объекты. Китайская фирма купила, например, футбольный клуб, пражскую "Славию". По-моему, это потеря денег. Еще накупили много недвижимости. Может быть, купят один машиностроительный завод.

Что будет в будущем — трудно сказать. В конце марта в Прагу приедет с визитом Председатель КНР Си Цзиньпин, причем Чехия — единственная страна, которую он посещает на своем пути в США. С этим визитом связываются определенные ожидания.

Много говорится про всякие крупные проекты. Например, о "Шелковом пути", только мы не знаем, какой из его предполагаемых маршрутов правильный. Я за последние два года слышал несколько вариантов. Это, кстати, весьма любопытно.

Сначала приехал министр транспорта КНР, который постоянно говорил про море. Я ему говорю: "Господин министр, мы страна, у которой нет моря". "Ничего, — отвечает он, — судно по морю приплывет с грузами в греческий порт Пирей, а оттуда сделаем модернизацию железной дороги". Это был первый вариант "Шелкового пути".

Потом появился субвариант, что суда с грузами будут приплывать в румынскую Констанцу, затем грузы будут переноситься на корабли поменьше и они пойдут далее в Братиславу или даже в речной порт, который построят в Чехии.

Про третий вариант я услышал в Азербайджане. Согласно ему, из Западного Китая через Казахстан грузы будут переправляться к Каспийскому морю, через него пойдут на судах, а далее через Азербайджан будут доставляться в Грузию, Турцию и в Европу.

В свою очередь в Иране мне сообщили, что "Шелковый путь" уже договорились вести через Афганистан, Иран и Турцию.

Ну и, наконец, не будем забывать, что Россия предполагает модернизировать железную дорогу, связывающую Москву и Пекин. Получается, что это уже потенциальный пятый вариант "Шелкового пути".

— На улицах чешской столицы в последнее время можно встретить очень много туристов из Китая…

— Да, наше сотрудничество в этом направлении идет весьма динамично. В КНР развивается средний класс, который уже составляет как минимум 15% населения. Это около 200 миллионов человек, у которых есть деньги для того, чтобы приехать, в частности, в Прагу.

Но, в общем-то, туристический бум из стран Юго-Восточной Азии начался у нас чуть раньше с корейцев. Причем начался, можно сказать, случайно. Несколько лет назад в Прагу приехала команда из корейского ТВ и сняла сериал, действие которого происходит в чешской столице. И самая важная для всего сериала сцена происходит на Карловом мосту, на фоне Пражского града: кореец на коленях предлагает руку и сердце своей возлюбленной. Что после этого началось! Теперь все молодые кореянки хотят приехать со своими молодыми людьми в Прагу в надежде на то, что на Карловом мосту он, стоя на коленях, скажет ей самые главные слова: "Дорогая, выходи за меня замуж!".

К сожалению, число российских туристов в Чехии по известным причинам за последние два года значительно уменьшилось, для нас это создало весьма большие проблемы. Символично, например, то, что уже не существует прямой авиасвязи между Москвой и Карловыми Варами. В сложной ситуации находится аэропорт в Пардубице (на севере Чехии), который специализировался на чартерах в Россию. В Южной Чехии мы хотели создать еще один аэропорт подобного рода, но теперь поняли, что этого уже не будет.

— Какова сейчас ситуация с развитием атомных электростанций? Уже есть решение о том, как, в частности, будет организовано строительство новых блоков на АЭС в Дукованах и Темелине? И каковы шансы на участие в таких проектах российских атомщиков, которые ранее внесли большой вклад в развитие мирного атома в вашей стране?

— У нас на сей счет шли и еще продолжают идти большие дискуссии. Ранее, до апреля 2014 года, как известно, происходил тендер на сооружение двух новых блоков на АЭС в Темелине. Но он был прекращен по двум причинам.

Во-первых, компания ЧЭЗ, подразделениями которой являются обе чешские АЭС, потребовала гарантий возврата инвестируемых денег, потому что цены на электричество сейчас очень низкие, около 25 евро за мегаватт. Это связано, в частности, с тем, что в Европе огромные субсидии вкладываются в возобновляемые ресурсы.

Во-вторых, мы поняли, что строить новые энергоблоки надо не в Темелине, а в Дукованах. Ныне действующие там блоки ВВЭР-440 будут закрыты в 2035-2037 годах после 50-летней эксплуатации. Я предполагаю, что, несмотря на определенные трудности, они все-таки проработают по 50 лет каждый. Но для того, чтобы Дукованы не закончились как АЭС, пора начинать строить новые энергоблоки.

Снова возникает вопрос — что будет с гарантиями? Чешское правительство оплачивать строительство отказалось, сама компания ЧЭЗ тоже строить не хочет, потому что с экономической точки зрения это действительно трудно.

Правительство приняло решение, что пока будет продолжаться подготовка этой стройки. Это означает, что ЧЭЗ выбросит пару миллиардов крон на подготовку и решение вопроса о том, будет ли это тендер или будет прямой выбор тех компаний, которые будут снабжать строительство технологией. Только сейчас приступает к работе комитет, который будет эти вопросы обсуждать.

И, конечно, мы хотели бы, чтобы в процессе строительства участвовали бы и чешские фирмы, которые, кстати, активно сотрудничают с "Росатомом" на третьих рынках: в Иордании, Финляндии, Словакии, Венгрии.

— То есть сейчас речь идет о том, что в АЭС "Темелин" вообще новые блоки не будут строиться…

— Не в ближайшее время. Происходят разнообразные дискуссии, консультации с соседями. Австрия, граница с которой проходит всего в 60 километрах от АЭС "Темелин", весьма агрессивно настроена против атомных электростанций. К сожалению, и Германия к этому присоединилась, там закрывают собственные АЭС.

— А в Дукованах будет сооружаться один или два новых блока?

— Решение по этому поводу будет принято позднее. Это один из обсуждаемых вопросов, потому что в настоящее время сооружаются блоки побольше и посильнее прежних. Например, более молодые и более мощные по сравнению с дукованскими энергоблоки ВВЭР-1000 в Темелине производят уже не по запланированной одной тысяче мегаватт, а достигают 1090-1100 МВт.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 марта 2016 > № 1695923 Ян Младек


Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 февраля 2016 > № 1672028 Ян Шнайдер

Когда украинцы поймут, что дома и многое другое им уже не принадлежат, они забудут о Крыме

Parlamentní listy, Чехия

Когда украинцы поймут, что и дома, и многое другое им уже не принадлежат, они забудут о Крыме. В интервью порталу ParlamentníListy.cz об этом заявил аналитик в области безопасности, бывший сотрудник спецслужбы BIS и автор газеты «Lidové noviny» и портала Česká pozice Ян Шнайдер. По его словам, больший интерес, чем предвыборная президентская гонка в США, представляют события в Китае, однако «ненормальные СМИ реагируют на каждый чих Большого брата». Шнайдер утверждает, что было бы хорошо, если бы победил кто-то, кто не захочет вмешиваться во внутреннюю политику России.

Parlamentní listy: Начнем с событий на сирийском фронте. Российские СМИ громко трубят о том, что в боях произошел перелом в пользу Асада, и при этом обвиняют турецкого президента Эрдогана в том, что он помогает ИГИЛ. Якобы его семья покупает у радикалов нефть, так что недовольство Эрдогана событиями в Сирии связано именно с этим. Как оценить эту ситуацию объективно и без пропаганды?

Ян Шнайдер: Вот видите, как слаба эта российская пропаганда! Я не слышал подобных громких заявлений. Напротив, я постоянно слышу жалобы и причитания по поводу плохого Путина и России вообще, а также по поводу их агрессивности. Я же сталкиваюсь исключительно с агрессивностью антироссийской пропаганды. Ваш вопрос подразумевает, что некая российская пропаганда существует, но наши сограждане от нее полностью защищены. Хотят они того или нет. И даже сам профессор Зубов заявил, что лучшей защитой от пропаганды является не контрпропаганда, а правда. (Конечно, с его стороны было смело прямо говорить об этом у нас… Хотя, кто знает, может, по опыту в страшно несвободной России он привык говорить вещи, которые мы тут свободно не говорим?)

Однако правда может возникнуть на фоне нескольких мнений, из которых свободный гражданин может выбрать. Но у нас, похоже, большевики пустили глубокие корни. Теперь они действуют под другой личиной, но хотят делать то же, что и старый режим — «обрабатывать» детей еще в школах. Кто это оплачивает?

Я выступаю за введение закона, аналогичного американскому FARA, об обязательной регистрации агентов влияния, оплачиваемых из-за рубежа. Пусть сначала они сообщают, кто их финансирует, а после уже выступают, болтают, клевещут, жалуются, оговаривают — в общем, изгаляются как могут. И никак иначе! Извините за эмоции, но мне трудно сдерживаться, выражаясь политически корректно, когда я слышу о таких мифах, как российская пропаганда!

Но вернемся к Сирии. С моей точки зрения, констант мало, но ни о чем другом рассуждать нет смысла (и наиболее компетентные комментарии по-прежнему дает Тереза Спенцерова).

Одной из констант является то, что Асад — это легитимный правитель Сирии, и что только те силы, которые он приглашает в страну, пребывают там легально. Все остальные идут на агрессию, как бы они ее ни называли. Им нечего там делать. Этот аргумент неопровержим, потому что в Сирии работает наш посол и легитимность его положения подчеркивается тем, что там он представляет интересы, в том числе — Соединенных Штатов Америки.

Другой константой является столкновение вокруг Тартуса, точнее попытки американцев вытеснить оттуда россиян. Убедительно и с большим опережением это стремление описал Джордж Фридман («Следующие сто лет»), так что о российской пропаганде речи не идет.

Еще одной бесспорной константой является географическое положение Сирии, прежде всего с точки зрения углеводородных трубопроводов. Геополитическое значение Сирии также нельзя недооценивать, а уж тем более — в вопросе миграции.

Еще один бесспорный аспект — то, что миграционная волна в Европу стала нарастать после военного вмешательства Запада в сирийские внутренние дела, а также то, что мигранты долго ожидали урегулирование ситуации в Турции у сирийских границ. А теперь, после российского военного вмешательства, первые беженцы возвращаются на освобожденные территории. В этих двух предложениях — и источник, и решение миграционного кризиса.

Другим неоспоримым обстоятельством является то, что нефть у ИГИЛ кое-кто покупает и делает это, «искренне веря», что эта нефть появилась у продавцов в саду, как роса на заре. Клан Эрдогана, конечно же, покупает нефть у ИГИЛ, как и Израиль, и Асад. Попробуйте-ка не купить ее, когда она так нужна и так дешева!

Говоря о парадоксах, связанных с нефтяным бизнесом, достаточно вспомнить, что компания Standard Oil Рокфеллера на протяжении всей войны поставляла нефть Гитлеру, против которого с оружием в руках боролись американские сограждане Рокфеллера (он так никогда и не предстал перед судом, хотя нарушил закон, запрещающий торговать с врагом, потому что обнародование этого постыдного факта могло бы «навредить боевому духу американских военных»).

Еще одна константа, к сожалению, — это непрекращающееся турецкое безумие. Отдельные его аспекты, в общем, даже понятны, но то, что Турция позволяет использовать себя в геополитике как таран против русских, и что за это ей развязывают руки в курдском вопросе, может иметь просто ужасные последствия. Похоже, что когда-то давно Европа упустила возможность взять турок в Европу: тогда ей, вероятно, мешала армия, которая была «не очень демократическая». А теперь Европа дождалась, что военные в Турции отставлены, и сразу появилось «много демократии». Как говорится, подобные эксперименты нельзя проводить сразу на людях — сначала стоит использовать лабораторных животных.

Теперь будет интересно наблюдать за тем, как НАТО станет укрощать своего весьма рьяного члена. Новыми уступками? Еще пряники? Или уже наконец будет кнут? Он как раз помог бы усмирить тех, кто провоцирует россиян! Западу, если он хочет добиться мирового господства, придется нелегко. Большевики говорили когда-то, что «были допущены ошибки». Мне любопытно, когда этот большевистский лексикон перекочует в западную пропаганду.

— В Европе усиливается движение за охрану границ. Австрия отправила на границу военное подкрепление и ограничивает число беженцев, которым предоставит убежище. Германия возмущается, что тем самым австрийцы по сути направляют беженцев в Германию. На македонской границе не пропускают афганцев, а план Ангелы Меркель на соглашение с Турцией пока не нашел поддержки в ЕС. Как вы можете прокомментировать отдельные аспекты миграционного кризиса, и на что нам можно надеяться?

— Я снова попробую перечислить определенные константы.

Во-первых, меня удивляет необразованность и слабонервность европейцев. В подобном состоянии они для самих себя представляют опасность, если не говорить о других четырех традиционных врагах (весна, лето, осень, зима). Почему я так саркастичен? Потому что когда европейцы дестабилизировали и разваливали государства, из которых и через которые сегодня бегут беженцы, никто и не пикнул. Когда же Европу настигли последствия ее прегрешений, наглости, высокомерия, эгоцентризма и некритичности к самой себе, то вдруг все возмутились. Это что касается самого начала миграционного кризиса.

Сами мигранты не хотели валить сюда такой лавиной и все одновременно. Сами они не поднялись с места скоординировано. Кто-то сломал их дома, и кто-то их направил. Иначе они сами бы мигрировали, как то случалось в истории, небольшими перебежками, что не так трудно и даже выгодно.

Обратите внимание, насколько вредна идеология. Она не знает меры. Демократия всегда работала в малом — еще со времен Греции. Но в больших масштабах она не работает. То же касается коммунизма: кибуцы процветают до сих пор. Но в большом масштабе это ужас. Или социальные изменения: еще Масарик говорил о кропотливой работе, усердном труде. Если сделать все быстро, то получается революция, когда на кону не прогресс, а имущество и жизни. Ведь любая революция поднимает ил со дна, как гласит старая русская мудрость. Это как рак: в общем-то, нормальный процесс, но очень ускоренный. И то же самое с миграцией: в ней нет ничего особенного, если она не массовая и не молниеносная.

Что касается охраны границ, то, вероятно, теперь Европа вернется к нормальному, прагматичному пониманию. Ведь заграждения на «зеленых» границах не помешают – суть Шенгена не в этом! Через зеленую границу переходить не стоит, во всяком случае, цивилизованным людям.

А если говорить о запугивании очередями на пограничных переездах, то все что ни делается, как говорится, все к лучшему. Может, транспортные компании будут больше использовать железные дороги, что было бы замечательно! На дорогах стало бы меньше грузовиков!

Далее. Граждане наконец-то начали сами интересоваться своими собственными делами! Например, обороной: они не считают нужным увеличивать армию, потому что со всем этим планированием она страшно медлительна. Ей нужно за неделю-две получить сообщение, что что-то случится. Депутат Богуслав Халупа отнесся к своей должности ответственно и теперь старается организовать и объединить подобные идеи (ополчение, Союз по сотрудничеству с армией, Союз обороноспособности и пр.) так, чтобы эти, по сути, очень полезные движения регулировались законом, и чтобы они были принципиально неполитическими, то есть открытыми для разных точек зрения. Это перекроет кислород сторонникам разных экстремистских группировок!

О пользе профессиональной подготовки молодежи, годной к армейской службе, уже сказано достаточно. То же относится к полезному «побочному эффекту», то есть к регулированию свободного времяпрепровождения, которое сыграло бы большую роль в профилактике наркомании. Очень полезно было бы добавить в перечень видов военной подготовки и боевые искусства! Это привлекло бы многих молодых людей, потому что боевые искусства, если это действительно искусство, имеют очень важную духовную составляющую, в особенности что касается самоконтроля.

Миграционный кризис — это вызов. Одни истерят и топают ножками, разжигая ненависть. Другие думают, как справиться. О первых уже можно забыть – они погибнут. А вторых события сделают сильнее. Немного дарвиновский подход, не так ли?

— Уже и западные СМИ обращают внимание на плохое психическое состояние Ангелы Меркель, пишут об усталости, истощенности и прочем. Как вы сейчас, после девяти месяцев миграционного кризиса, можете оценить действия Меркель, и как их вписать в общий контекст ее политической деятельности? СМИ правы на ее счет или просто стараются ее уязвить?

— Давайте будем называть ее госпожа Померкель, потому что от этой самой больной женщины на земле осталась одна тень. Я не думаю, что она психически больна, но психологически она или опустилась на самое дно, или очень близка к этому. Мне интересно, что стало причиной этого тяжелого состояния. Нельзя исключать, что она не дошла бы до такого, не будь давления на нее извне. Такое давление очень угнетает и подавляет психику. Когда вы знаете, как лучше, но не можете на это пойти. Не имеете права. Кто знает, что за этим кроется?

Не стоит забывать и о годах американской прослушки (NSA). Оказывается, что американцы, в общем-то, не знали никаких границ, поэтому у них достаточно накоплено информации о любом западноевропейском политике. А, быть может, и центральноевропейском. Также не будем забывать, сколько у США, начиная с войны и до наших дней, в де-факто оккупированной Германии баз, оружия и кадров. И разных технически полезных штучек. Такой страной, наверное, не так-то легко управлять, я имею в виду местным. Вернее, править легко, но правительство должно забыть о достоинстве и превратиться в ректальную свечку. Возможно, поэтому некоторые наши политики хотят присутствия иностранных войск на нашей территории. По опыту прошлого они знают, что это очень крепкая, пусть и зловонная константа.

Я считаю, что в случае бедной госпожи Померкель СМИ весьма дешево и неумно судят по виду. Я не слышал ни одного достоверного объяснения ее шагов. А ведь эта дама на протяжении многих лет демонстрировала свои способности. И вдруг вот такое. Объяснения нет.

Что, мне стоит перестать ходить вокруг да около и сказать начистоту? Ладно. Я вижу Германию между двух жерновов — США и Российской Федерацией, которые, как всегда, договорятся друг с другом. Германии же они не доверяют по историческим причинам, и это весьма дешевое и поверхностное клише. Также это очень на руку ревизионистам. Несмотря на то, что на совести немцев предостаточно, они не действовали в одиночку. И кто-то на этом хорошо заработал, но о подобном все усиленно молчат. Поэтому, наверное, Германию нужно немного осадить, чтобы ей было чем заняться. И беженцы — хорошая «палка», чтобы вставить ее в отлаженный европейский механизм. Может быть такое? Как метко говорит Ян Кэмбелл, согласия тут не требуется.

— Европейские лидеры договорились на саммите с премьером Великобритании Кэмероном, который посоветовал британцам на референдуме голосовать за членство в ЕС. Реакции внутри консервативной партии на договоренность весьма негативные. Например, влиятельный мэр Лондона Борис Джонсон выступает за выход из ЕС, как и некоторые министры кабинета Кэмерона. Поступил ли Кэмерон правильно, решив ратовать за ЕС?

— Все это дикость, но вот вам пресловутая «честертоновская» демократия. Не то что у нас, где отщепенцами становятся все, кто позволит себе хотя бы упомянуть о выходе из ЕС или НАТО. Премьер Соботка даже говорит об «экстремистах»! Все эти паникеры не знают, что речь идет о совершенно нормальных, рутинных размышлениях любого разумного человека! И напротив, если периодически не ставятся под сомнение самые очевидные вещи, то что-то не в порядке.

Я полагаю, что Кэмерон поступил правильно, потому что доллар уже достаточно доминировал, и одним из самых значительны политических и экономических достижений ЕС является существование евро (пусть локально это не всегда так). Вместе с тем я поддерживаю требования Кэмерона об ограничении евробюрократии и прочем. ЕС должен быть как готический собор, а не как барочный храм. Британский «бунт» я оценивают как крайне полезный!

А что хорошего бы нам принес выход Британии из ЕС? Я очень высоко оцениваю роль Великобритании, хотя тут не все так просто! Но, только вдумчиво и честно разрешая принципиальные концептуальные споры, мы можем продвинуться вперед. Потому что единодушие попахивает слабоумием и ведет прямиком в пекло.

Самые умные европейцы знают, что в глубинных основах так называемой европейской цивилизации есть и еврейские корни, которые неразрывно связаны с Талмудом. А в нем описаны разные споры. Только глупцы стараются повторить описанное и применить буквально, потому что ничего не понимают. Талмуд – это сокровище потому, что учит думать, учить решать споры. Поэтому там изложены и «проигравшие» мнения, ведь они часть этого учения. Обратите внимание, что подобный принцип используют самые чудесные мудрые книги всего мира. Их чудесность заключается в совершенной форме передачи знания, мудрости: не через понятие, потому что о его значении мы можем спорить до бесконечности, а через рассказ, анекдот, описание спора, ссоры, диалога. Совершенная противоположность догматики и ортодоксальности любого рода. Достаточная ли это подсказка, почему я уважаю противных британцев?

— Так называемый брексит, по мнению многих, означал бы катастрофу для ЕС. Согласны ли вы со словами Богуслава Соботки, что если Великобритания покинет ЕС, в Европе нас ожидает рост национализма и де-факто распад ЕС? Другие комментаторы утверждают, что брексит, вместе с другими кризисами, постигшими Европу, может угрожать не только будущему ЕС, но и его безопасности, а также трансатлантическим связям? Что вы об этом думаете?

— Я вынужден признать, что в некоторых моментах Соботка меня приятно удивляет! Но, с другой стороны, он излишне выводит из себя президента Земана, который мне напоминает героя романа Джозефа Хеллера «Чистое золото» Сида, постоянно провоцирующего всех. Кроме того, Соботка совершенно бестолково способствует росту напряженности в мире, например, поддерживая Грузию в желании вступить в НАТО. Ему бы следовало почитать к каким выводам по поводу расширения НАТО и роста напряженности в мире пришли такие ястребы, как Бжезинский и Киссинджер!

Если бы выход Великобритании ослабил трансатлантические связи, которыми нас хотят привязать к США, как и разными договорами, из которых трудно будет выйти — только через арбитраж, где нас обдерут до нитки, то я за выход Британии.

Однако… С другой стороны, что если Великобритании наскучит быть маленьким, пусть и старшим англоязычным братом? Что если она, напротив, захочет играть достойную роль в Европе и инвестировать свою заинтересованность и энергию здесь? Многим пришлось бы по душе определенное вмешательство в немецкое доминирование и французское лавирование. Но опять-таки хорошо ли это будет, учитывая традиционный английский интервенционизм?

Я все-таки опасаюсь, что с уходом Великобритании по ЕС пошла бы трещина, через которую стал бы просачиваться тот самый мифический национализм «крови и земли». Пусть идея о замечательном центральноевропейском генетическом смешении (у нас самые красивые девушки!), о котором твердят патриоты, забавна, но последствия ее бывают ужасны. Сейчас на первом плане не понимание народа в западном, цивилизованном, гражданском смысле, а возрождение отчасти или полностью выдуманных мифов, которые могут обернуться против кого и чего угодно. Это необходимо понять, прежде всего, тем подлецам, в которых, как говорят, есть греческая, японская или любая другая «чужая» кровь. Они разводят бучу, жертвой которой могут быть сами. Народ, частью которого они стали как граждане, может их отвергнуть!

В общем, я не поддерживают патриотическую фрагментацию Европы. Это попахивает гибелью!

— В Соединенных Штатах к кульминации приблизилась предвыборная кампания, и стоит отметить, что успех сопутствует, скорее, антисистемным кандидатам, в особенности Дональду Трампу, риторика которого все жестче. Есть правило, что кандидат, который побеждает на предварительных выборах в Южной Каролине, обычно становится республиканским кандидатом. Так случится, как вы думаете, и на этот раз? Что чешским читателям нужно знать о ходе предварительных выборов в США? Кто, по-вашему, победит?

— Я думаю, что намного интереснее политические события в Китае. О них мы не знаем ничего. СМИ так же ненормальны, как и при старом режиме. Каждый чих Большого брата становится предметом раболепных репортажей и восторженных комментариев.

Однако некоторые занимаются этой темой добросовестно, потому что с ужасом осознают, что голос любого малообразованного американского избирателя (которому будет наплевать, что мир разорен, лишь бы в Америку поставлялось дешевое электричество, чтобы он мог смотреть свой дурацкий спорт) оказывает, учитывая американское узурпирование роли мирового полицейского, намного большее влияние на события в мире, чем голоса людей в других частях света. Это понимание ужасно. О нем пишет, например, Амин Маалуф, ливанский христианин, член Французской академии, в книге «Неукротимая планета», которую я очень рекомендую к прочтению. Эти специалисты пытаются разобраться в той пародии на демократию, которая разыгрывается в США. Но я не знаю, можно ли с этим что-то поделать.

Что касается выборов, то я предполагают победу Сандерса. После того, как на Клинтон опять что-нибудь всплывет, он триумфально обойдет республиканского кандидата. Если вы спрашиваете, каковы его шансы, то я забыл сказать, что они не велики, но я бы его победы очень хотел.

С другой стороны, парадоксально, что, быть может, для Путина был бы предпочтительнее какой-нибудь вахлак, потому что демократу обязательно захочется в России что-нибудь подправить, а это не самая лучшая идея после всего того, с чем мы столкнулись при западном экспорте демократии и прав человека. Процесс шел под лозунгом «Чтобы мир был безопаснее для демократии», но это пропагандистская ерунда, конкурирующая с ерундой большевистской!

Но я снова вернулся к вопросу пропаганды, которую, как нам известно от «наученных», Запад не использует. Он лишь вынужден защищаться от страшной русской пропаганды (которую мне так и не удается услышать). Мне кажется, что для того, чтобы ее вообще услышали, Западу пришлось расширить НАТО до самых российских границ! И только тогда Запад ее услышал и ужаснулся, насколько «агрессивно» россияне подступают к своим собственным границам!

Поэтому теперь НАТО приходится «адаптироваться к современной угрозе»! Это мне напоминает парня, который идет в ближайшую деревню на танцы, задирается там, а потом жалуется, что получил по морде.

— Многие экономисты все чаще отмечают, что мир стоит на грани очередного экономического кризиса, а финансовые рынки напоминают ситуацию 2008 года. Причин несколько. Экономический спад в Китае, где экономка растет самыми медленными темпами за последние 25 лет, рекордно низкие цены на нефть, а также растущие пузыри на рынке недвижимости. Есть ли реальные основания у этих опасений, или все это глупости? Какие последствия для Запада в нынешнее очень проблемное время, когда есть и беженский кризис, и украинский, имел бы еще один удар в виде кризиса экономического?

— Экономика и финансы — это не точные науки, а, скорее, шарлатанство. Мне это напоминает алхимическую лабораторию Рудольфа II: разные умники стараются получить что-то из ничего, превратить свинец в золото. Буквально. И у некоторых это получается. Я начал это понимать, когда Владимир Длоуги, один из наших прилежных учеников этих шарлатанов, заявил, что в экономике главное — «ожидание».

Так что же такое экономический кризис? Это новая шоковая терапия (обратите внимание, мы снова вернулись к неестественно ускоренным событиям), которая отвлекает внимание, пока активы переходят из рук в руки, тоже стремительно. То есть экономический кризис происходит только с точки зрения обокраденной части человечества. Для второй же его части, неприметной, но намного более богатой, напротив, происходит финансовый оргазм.

Характер любого подобного значительного события можно вывести из сравнения ситуации в начале и в конце. Поэтому почти все «обремененные властью фигуры» отказываются отчитываться о своем имуществе перед назначением и после отставки. Поэтому же почти никто не хочет сравнивать финансовое положение воюющих стран в 1939 году и в 1945. Ведь выяснится, кто, собственно, на всем этом заработал, и встала бы масса интереснейших вопросов!

Возвращаюсь к вашему вопросу. Боюсь, что экономический кризис, как бы он ни появился, только усугубит нестабильность современного мира, и многим слабоумным может показаться, что война как-то поможет…

— В конце обратимся к России и Украине. В Киеве разваливается правительство, премьер Яценюк лишился поддержки большинства в парламенте, да и президент Порошенко его не поддерживает. Также не улучшается и экономическая ситуация в России, а на Донбассе время от времени случаются перестрелки. Что ожидать дальше? Можно ли еще обеспечить территориальную целостность Украины в ее границах на конец 2013 года?

— На Украине не происходит ничего нового, если суммировать информацию в вашем вопросе. Пропагандисты могут представлять все в розовом свете, но это отвратительно. С другой стороны, можно ли украинцев научить терпеливости? Можно ли кого-то, кто оказался в таком кризисе, научить терпеливости? Людей достаточно столкнуть с первой ступеньки выше бедности, на которую они с трудом взобрались, чтобы вновь получить огромный революционный потенциал. А теперь, когда украинцы поймут, что многое и дома им уже не принадлежит, они забудут о Крыме, который им все равно никогда не принадлежал. У них масса дел дома, на Украине.

И было бы хорошо, если бы они не поддавались речам на Майдане о том, что всему виной вездесущие русские. Было бы неплохо, если бы украинцы поняли, что в расследовании Майдана, Одессы и крушения малазийского боинга им придется (может, первыми) признать свою вину. А не верить разговорам, сваливающим всю ответственность на других и обеляющим украинцев. Кстати, подобное манипулирование мы пережили после ноября в 1989 на собственной шкуре.

Самое время, чтобы украинцы опомнились, потому что в области водных ресурсов прогнозируется большая засуха, которая после всех этих пертурбаций в недалеком будущем может охватить не только Центральную Азию, но и Украину. И на этом шутки бы кончились. Эта весьма серьезная проблема могла бы сплотить украинцев, чтобы они занялись делом дома.

Что касается России, было бы неплохо, если бы наша общественность (а главное, СМИ!) меньше бы кормились с руки антироссийских пропагандистов. Это неизвестно кем финансируемые и совершенно безответственные креатуры, которые, собственно, не знают, что творят. Последствия их деятельности отвратительны, в том числе потому, что они делают невозможным любой разумный диалог с Россией. А у России при этом масса проблем.

Экономически она находится под давлением, которое, однако, сказывается и на Европе (объем американской торговли с Россией в период санкций увеличился). И враждебный характер этих санкций (которые, вероятно, скоро будут отменены) вынудил Россию расширить и качественно улучшить свои оборонные возможности. Что с благодарностью одобряет американский военно-промышленный комплекс. Похоже, ему удалось преодолеть стагнацию, вызванную разговорами в США о мире, мирном сосуществовании, разоружении, сокращении военного бюджета и прочих вещах, которые так вредят пресловутым «экономическим ожидания».

Просто нужно начать рассматривать мир с разных точек зрения, а не бинарно. И всякие догматические и априори предвзятые подходы этому совершенно не поспособствуют. Не говоря уже о пропаганде.

Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 февраля 2016 > № 1672028 Ян Шнайдер

Полная версия — платный доступ ?


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 ноября 2015 > № 1552372 Сергей Ступарь

Несмотря на то, что на политическом уровне отношения России с Чехией как с государством-членом ЕС несколько охладились, чешский бизнес не заинтересован в санкциях. Кроме того, сейчас ведется активная работа по подготовке межправительственной комиссии Россия-Чехия, которая может пройти в Праге в первой половине 2016 года. Об этом в интервью корреспонденту РИА Новости Никите Секретареву рассказал торговый представитель РФ в Чешской Республике Сергей Ступарь.

— Как развиваются торговые отношения стран в условиях санкций и непростой геополитической ситуации? Каков ваш прогноз по динамике торговли между странами по итогам 2015 года?

— Конечно, геополитическая ситуация и санкции не способствуют укреплению торгово-экономических отношений между нашими государствами. Сейчас наблюдается определенное снижение российско-чешского товарооборота, что не устраивает ни одну из стран.

По нашим прогнозам, по итогам текущего года российско-чешский товарооборот сократится на 35-40%. По данным российской статистики, мы выйдем на уровень около 6 миллиардов долларов, а по чешским данным, на 7,5 миллиардов долларов. По сути, российский экспорт в большей степени снижается из-за падения цен на энергоносители. Около 75% нашего экспорта в Чехию составляет минеральное топливо, поэтому, как только упали цены на нефть, сразу сократился и стоимостный объем товарооборота. При этом физические объемы поставок минерального топлива даже немного выросли по сравнению с показателями прошлого года.

Второй фактор — укрепление доллара к российскому рублю и чешской кроне. Фактически стоимость кроны по отношению к доллару в 2015 году упала на 20-25%. При этом крона привязана к евро и искусственно удерживается Чешским национальным банком на уровне около 27 крон за 1 евро. Поэтому если считать товарооборот в долларах, то он снижается на 38-40%, а если считать в евро, то на 23-25%.

Чешский экспорт действительно сократился в некоторых сегментах — в первую очередь это продукция машиностроения, станкостроения, высокотехнологичная продукция. Поставки такой продукции в Россию за девять месяцев этого года упали почти на 50%. Наши чешские партнеры воспринимают Россию как один из ключевых рынков сбыта и стараются искать новые механизмы поддержки национальных экспортеров.

В то же время мы стараемся диверсифицировать российский экспорт и не быть настолько зависимыми от поставок энергоносителей. Нам это неплохо удается: еще несколько лет назад доля минерального сырья в российском экспорте в Чехию достигала 87%, а сегодня составляет уже около 75%. В то же время российские поставки машин, оборудования и транспортных средств достигают уже 5% от стоимостного объема экспорта. Основными позициями российского экспорта здесь являются тепловыделяющие элементы для АЭС, единственным поставщиком которых в Чехию, в соответствии с долгосрочным контрактом, является российская ОАО "ТВЭЛ".

— Насколько сильно отразилось снижение стоимости российского рубля на торгово-экономических отношениях с Чехией?

— Когда российская валюта ослабила свои позиции, это вызвало большую озабоченность чешских экспортеров. Многие контракты, которые предполагали возврат полученных валютных кредитов, оказались под вопросом: рубль стал дешевым, а возвращать надо в евро. Однако сейчас ситуация постепенно выравнивается, рубль стабилизировался, компании планируют новые контракты и реструктурируют долги, которые должны возвращать.

Кроме того, нет худа без добра. На фоне подешевевшего рубля становится весьма выгодным открытие производства на территории РФ. Поэтому многие чешские компании сейчас заинтересованы в локализации своего производства на территории России, и мы несколько таких проектов сейчас рассматриваем, готовим, заключаем предварительные контракты. Надеюсь, что уже в начале 2016 года они начнут успешно реализовываться.

Очевидно, что все заинтересованные лица приспосабливаются к новой реальности. И сегодня у нас есть хорошие свежие примеры финансирования чешского экспорта в Россию при участии европейских кредитных средств. Недавно компания "Фосагро" подписала с чешским филиалом банка "Юникредит" и чешской страховой компанией EGAP (Общество по гарантированию и страхованию экспорта) контракт стоимостью 150 миллионов евро на строительство линии по производству калийных удобрений в городе Череповец. EGAP это страхует, не боится, хотя еще в начале года определенные сомнения у чешских банков и страховых компаний были. Оборудование для этого производства поставляют тоже чехи, компания Chemoprojeсt Nitrogen.

— Какие новые формы сотрудничества появились в течение последних двух лет, усложненных западными санкциями?

— Мы видим, что российские и чешские предприниматели и представители органов власти ищут новые возможности для развития взаимодействия. Хотя на политическом уровне отношения России с Чехией как с государством-членом ЕС несколько охладились, чешский бизнес не заинтересован в санкциях, и на всех встречах чехи говорят, что будут работать с Россией и строить контакты напрямую, дескать, эти санкции их не волнуют.

Вектор развития двустороннего сотрудничества во многом переместился с федерального на региональный уровень, усилился интерес чешских предпринимателей именно к такому формату. За прошедший год, несмотря на санкции, состоялось большое количество российских бизнес-визитов в Чехию во главе с губернаторами, региональными министрами и одновременно значительно участились визиты чешских предпринимателей в субъекты РФ.

Я хотел бы отметить, что министр промышленности и торговли Чехии Ян Младек является большим сторонником развития чешско-российских отношений, прилагая много усилий для сохранения контактов чешских и российских партнеров в сфере промышленности и торговли. Он несколько раз принимал бизнес-миссии из России, постоянно встречается с российскими коллегами и руководителями регионов.

Ян Младек ездил с большими делегациями в Татарстан, на выставку "Иннопром" в Екатеринбурге. В то же время в сентябре Международную машиностроительную выставку в Брно посетили делегации из семи субъектов РФ во главе с замминистра промышленности и торговли РФ Георгием Каламановым, было подписано соглашение о намерениях по локализации в Татарстане производства станков компании Pegas-Gonda. Затем состоялся визит в Чехию губернатора Воронежской области Алексея Гордеева, в ходе которого были достигнуты договоренности о строительстве под Воронежем завода сельхозтехники чешской компанией Agrostroj Pelhrimov. В ближайшее время состоится визит губернатора Ульяновской области Сергея Морозова для подписания нескольких меморандумов о локализации производства с чешскими производителями машиностроительного оборудования. Это только самые последние примеры, но они подтверждают заинтересованность наших стран в сохранении и наращивании высокого уровня двустороннего сотрудничества.

— А на правительственном уровне отношения двух стран как развиваются?

— Мы надеемся, что и на федеральном уровне у нас в ближайшее время произойдут изменения. Во многих других европейских странах уже прошли межправительственные комиссии (МПК), а между Россией и Чехией мы ее пока не провели. Активно работаем над тем, чтобы провести заседание МПК в Праге в первой половине 2016 года, у нас есть полное понимание в этом вопросе с Минпромторгом Чехии.

Контакты на уровне сопредседателей МПК, министров промышленности и торговли Дениса Мантурова и Яна Младека уже были, они встречались в этом году в ходе уже упомянутой выставки "Иннопром". Параллельно очень интенсивно идут заседания рабочих групп Межправкомиссии, только в октябре прошло две таких группы — по энергетике и по сотрудничеству с Москвой, до этого были рабочие группы по атомной энергетике и по промышленности. В октябре в Чехию приезжал руководитель ФТС России Андрей Бельянинов, встречался со своим визави. То есть контакты на уровне ведомств идут и становятся только чаще. Поэтому мы с оптимизмом смотрим в будущее и надеемся на восстановление положительной динамики.

— Оценивали ли власти Чехии ущерб от продовольственного эмбарго, введенного Россией? Удалось ли стране найти новые рынки сбыта для своей продукции?

— Если быть объективным, наши ответные меры минимально затронули Чехию. Для экономики Чехии ограничения на поставку отдельной сельхозпродукции не являются слишком чувствительными. По данным чешского статистического управления, страна на самом деле теряет от продовольственного эмбарго около 22 миллионов долларов ежегодно, что не превышает 0,4% от стоимостного объема чешского экспорта в Россию.

Конечно, отдельные производители молочной продукции — например, компания Madeta — озабочены потерей растущего рынка, для выхода на который пришлось приложить значительные усилия. Не надо забывать, что многие чешские предприятия являются субпоставщиками немецких экспортеров, которые также сократили поставки своей продукции на российский рынок. Но в целом чешские предприятия гораздо больше озабочены антироссийскими санкциями, введенными ЕС, которые повлияли на снижение поставок чешской машиностроительной продукции в Россию.

По мнению президента Продовольственной палаты Чешской Республики Мирослава Томана, влияние российских мер имеет троичный характер. Во-первых, сотни миллионов крон уходят на рекламу чешских товаров, которые страна теперь вынуждена поставлять на европейский рынок. Во-вторых, это прямые потери чехов в результате эмбарго со стороны России, которые, как я уже отметил, не столь велики. В-третьих, возрастает конкуренция на чешском рынке, так как Германия, Франция и Польша стремятся поставлять свою продукцию, изначально предназначенную на экспорт в Россию, теперь уже в Чехию.

— Вы упомянули поставки ТВЭЛ — по нашим данным, чешские СМИ активно обсуждают возможность перевода в обозримом будущем двух чешских АЭС на топливо от японско-американской фирмы Westinghouse вместо российского ТВЭЛ. Какова позиция чешского Минпромторга по этому вопросу?

— Такой опыт уже был, Westinghouse уже поставлял топливо на атомную энергостанцию, потом сами чехи от него отказались. Американское топливо отличается от российского, а ведь вся инфраструктура чешских атомных станций была построена при помощи Советского Союза, поэтому и технология подстроена под российское топливо и его специфику. Конечно, эти станции можно приспособить и под топливо из США, но вопрос в том, насколько это будет выгодно для чехов, сколько это будет стоить и насколько качественным будет его обслуживание. Мне кажется, в этой области достаточно сложно конкурировать с теми возможностями, которыми обладает Россия.

В то же время наличие конкуренции среди поставщиков выгодно для чехов, дает им возможность поиграть ценами — собственно, для этого, наверное, такие разговоры и ведутся. Но ничего страшного я не вижу. Контракт до 2020 года прописан, потом будет объявлен новый тендер и Россия, естественно, будет в нем участвовать. Надеюсь, что по его итогам всё останется на своих местах и Россия продолжит поставлять ядерное топливо для чешских АЭС.

Сотрудничество между нашими странами в атомной отрасли настолько близкое и тесное, что я не вижу никаких возможностей для серьезного разрыва. Мы по-прежнему активно работаем с чехами по целому ряду направлений, связанных с атомом. Чешские предприятия являются надежными субпоставщиками оборудования для строящихся АЭС как в России, так и в третьих странах.

Недавно мы отметили 60-летие начала сотрудничества, когда чешская атомная отрасль создавалась при помощи советских специалистов.

— В последние годы в Чехии много говорилось и писалось о необходимости диверсифицировать поставки газа в республику и уменьшить зависимость от российского экспорта. Уровень поставок изменился?

— Определенные изменения происходят, но они не сильно заметны. По всей Европе наблюдается стремление к диверсификации поставок газа, эта тенденция затрагивает и Чехию. В частности, это происходит из-за того, что сейчас Саудовская Аравия начала активно поставлять на европейский рынок дешевый сжиженный газ через терминалы в Польше. Кроме того, строятся новые соединительные элементы между различными европейскими газопроводами, и часть газа Чехия может получать из Германии, например. Одновременно с этим чехи строят на территории страны большие газохранилища, крупнейшее из них будет запущено в 2016 году. В то же время строят они его с помощью специалистов "Газпрома" и российских поставщиков. Более 52% всего газа в Чехию идет из России сейчас, и в будущем поставки российских энергоносителей в Чехию останутся на высоком уровне, в том числе и потому, что реальных альтернатив у Европы нет.

— В Чехии достаточно много фирм, предприятий и банков с участием российского капитала — по вашим впечатлениям, оказывается ли на них какое-то давление в связи с санкциями?

— Нет, давления со стороны официальных или бизнес-структур на предприятия с российским участием мы не видим. Как и всех, их коснулись запреты ЕС на экспорт в Россию определенных товаров, продукции двойного назначения и поставлять в Крым напрямую они не могут, но это нормы ЕС.

— Ослаб ли туристический поток россиян в Чехию на фоне девальвации курса рубля?

— Безусловно, снижение курса рубля негативно сказалось на количестве российских туристов. До конца 2013 года российский турпоток в Чехию стабильно рос, и по количеству приезжающих в эту страну туристов Россия занимала второе место после Германии. Однако в 2014 году ситуация начала ухудшаться. По данным Росстата, в первом полугодии 2015 года Чехию посетило 133 тысячи туристов из России, это почти на 40% меньше, чем за аналогичный период 2014 года. На одном из популярных у россиян туристических направлений, в Карловых Варах, эта ситуация даже привела к определенным экономическим трудностям владельцев отелей и ресторанов. В то же время во втором квартале 2015 года чешское статистическое управление зафиксировало увеличение на 47% количества туристов из Китая, заметно растет турпоток из соседних Словакии и Польши, а также из США и Южной Кореи.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 17 ноября 2015 > № 1552372 Сергей Ступарь


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 сентября 2015 > № 1481686 Владимир Путин, Милош Земан

Встреча с Президентом Чехии Милошем Земаном.

Владимир Путин и Президент Чешской Республики Милош Земан обсудили российско-чешские торгово-экономические отношения, а также вопросы борьбы с терроризмом под эгидой ООН.

В.Путин: Уважаемый господин Президент, мне очень приятно встречать Вас снова.

Вы знаете, мы высоко ценим Вашу позицию по поводу объективных оценок недавней истории, трагической – времён войны, и полностью разделяем Ваш подход, согласно которому сегодняшние проблемы нужно решать, не разделяясь, не отворачиваясь друг от друга, а объединяя усилия. Поэтому думаю, что мы сегодняшнюю встречу посвятим именно этим вопросам. Тем более что есть о чём поговорить.

К сожалению, товарооборот между Россией и Чехией упал за последнее время. Правда, я думаю, что это тоже временное явление и всё выйдет в конце концов на стадию возобновления роста и поступательного развития.

Очень рад Вас видеть.

М.Земан: Многоуважаемый господин Президент, я продолжу в первый раз Вашу тему. В Организации Объединённых Наций в Нью-Йорке я хочу выступить на тему, которую, откровенно говоря, уже открыл господин Лавров (значит, я «вор в законе»): это ассоциация против террористов.

По–моему, необходимо принять единогласную резолюцию Совета Безопасности, которая на практике копирует также единогласную резолюцию, которая уже была принята против пиратов в Сомали. А что такое террористы? Это вид пиратов.

По–моему, необходимо по статье 43 Устава ООН создать международные антитеррористические группы, которые не были бы, как Америка в Ираке, нацелены на оккупацию территории, а только на элиминацию сенситивных пунктов террористических организаций, то есть руководителей этих террористических организаций; конечно, также training centres, потому что там подготавливают террористов для аттентатов в любых городах, включая Россию, включая Китай, включая практически все континенты (без Антарктиды, там ещё ничего такого не случилось). И моя просьба – чтобы Вы поддержали это предложение.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 сентября 2015 > № 1481686 Владимир Путин, Милош Земан


Чехия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 25 августа 2015 > № 1467536 Андрей Бабиш

Закрыть границы Шенгенской зоны и привлечь структуры НАТО к решению проблемы нелегальной миграции предложил во вторник во время встречи с журналистами вице-премьер и министр финансов Чехии Андрей Бабиш.

"Внешние границы Шенгенской зоны необходимо немедленно закрыть и охранять ее пространство от прилива нелегальных мигрантов", — заявил чешский вице-премьер, который является лидером одной из ведущих политических сил республики, движения ANO, а также одним из самых богатых людей в стране — его имущество журнал Forbеs оценивает в 2,5 миллиарда долларов.

По мнению Бабиша, Македония и Болгария не в силах самостоятельно справиться с приливом беженцев и нуждаются в соответствующей помощи со стороны структур НАТО. Также вице-премьер полагает, что за пределами Шенгенской зоны, например, в Турции, необходимо создать крупный лагерь для мигрантов и разделять их здесь на две части: на тех, кто действительно нуждается в срочной поддержке, в первую очередь, это будут матери с детьми, и экономических мигрантов, которым в Европе делать нечего.

"Экономическим мигрантам необходимо сказать без обиняков — не надо стремиться в Европу, чтобы считаться здесь безработными и сразу начинать получать социальные пособия", — считает Бабиш.

Касаясь обязательных квот по приему беженцев для стран-членов ЕС, идея которых была заблокирована в минувшем месяце восточными членами Евросоюза и снова воскрешена Еврокомиссией в последние дни, чешский политик заявил, что они представляют собой полную бессмыслицу. "Какой смысл долго дебатировать о приеме 40 тысяч мигрантов в последующие два года, если только в июле в Европу пришли из стран третьего мира еще 117 тысяч беженцев? Необходимо не рассуждать, а принимать энергичные и действенные меры", — сказал Бабиш. Вице-премьер полагает, что Еврокомиссия не способна в этом вопросе прийти к какому-либо решению, а ООН больше озабочена сбором членских взносов.

Среди чешских журналистов стал популярным анекдот, который Бабиш рассказал три дня назад в одном из своих интервью: "Североамериканские индейцы в свое время недооценили волну нелегальных беженцев из Европы. И где они сейчас?".

Александр Куранов

Чехия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > ria.ru, 25 августа 2015 > № 1467536 Андрей Бабиш


Чехия. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401444 Марек Женишек

Путин запретил мне въезд в Россию ("Parlamentnilisty.cz", Чехия)

Зампред партии TOP 09 и депутат парламента Чехии Марек Женишек вместе с некоторыми другими чешскими политиками попал в «черный список» нежелательных персон в России. Портал ParlamentníListy. cz задал ему несколько вопросов относительно этого факта.

ParlamentníListy. cz: Вы — один из четверки чехов, которые попали в «черный список» Российской Федерации. Что вы думаете по этому поводу? Вина — в вашей деятельности, связанной с Украиной, или причины надо искать в другом?

Марек Женишек: Всех четырех в списке объединяет Украина — не только высказывания в поддержку Украины и критика Российской Федерации за аннексию Крыма и военные действия на востоке Украины, но и поездки на Украину, и поддержка местных политиков, конечно. Для меня это честь и доказательство того, что я хорошо выполняю свою работу. Быть в списке с другими 88 лицами со всего Европейского союза, которые для Владимира Путина — явно бельмо на глазу, это действительно честь. Однако причина, по которой мое имя находится в списке, на самом деле известна только России — мне ее никто не сообщал. Мне было бы интересно узнать, какие высказывания больше всего не понравились президенту Путину, чтобы повторять их больше и чаще.

О том, что я где-то в России аннексировал какой-то полуостров, я не знаю, так что боюсь, запрет въезда на территорию Российской Федерации не имеет под собой международной правовой основы. Но если Путин не будет расширять границы Российской Федерации, скажем, вплоть до Праги, то этот запрет въезда в Российскую Федерацию длиной в четыре года можно пережить.

— Говорят, вы уже получили первые поздравления и услышали слова восхищения...

— Множество людей написали мне: они просят посоветовать, как попасть в такой список. Они тоже хотели бы в нем быть. Я ценю их поддержку, она меня радует.

— Как вы оцениваете тот факт, что Российскую Федерацию посетил глава нашей страны, и туда по-прежнему едут наши предприниматели. Очень активен в этом смысле Пльзеньский край, где также «заигрывают» с Китаем, Вьетнамом, Казахстаном. Хорошо ли это, как вы считаете?

— Визиты господина президента — это отдельный разговор, к сожалению. И остается только надеяться, что этот позор закончится в 2017 году и не продолжится до 2022 года. Я не имею ничего против экспортной политики в эти страны, вот только существует риск: если дела ведутся со страной, не уважающей международное право, предприниматели столкнутся с проблемами, например, в случае санкций. Это каждый бизнесмен должен обдумать сам, а краевые администрации я спрошу, не была ли стоимость этих поездок случайно выше, чем ожидаемая прибыль от них в виде инвестиций или роста экспорта. Пока все говорит именно об этом.

— Ведутся разговоры о пересмотре санкций против Российской Федерации. Вы, конечно же, не будете поддерживать их отмену или смягчение...

— Об отмене или смягчении не может быть и речи. Во-первых, только осенью будут выполнены минские договоренности в части, касающейся выборов в областях, оккупированных сепаратистами, но, главное —первая часть санкций была введена против Российской Федерации из-за аннексии Крыма, а здесь не изменилось ничего.

— Несмотря на все перипетии, считаете ли вы, что экономическое, научно-техническое и спортивное сотрудничество с Россией должно продолжаться? Или нам следовало бы его значительно ограничить или, по крайней мере, относиться к нему более внимательно?

— Конечно, надо быть внимательнее, но я не имею ничего против того сотрудничества, о котором вы говорите.

— Коммунисты и сторонники теорий заговора говорят о том, что Америка хочет не только уничтожить Европейский союз, но и ликвидировать славян, и с этим нам может якобы помочь только Россия. Что вы об этом думаете?

— Тогда Америке пришлось бы ликвидировать и каждого десятого американца, которые имеют корни в Польше или России. Это глупость, над которой стоит только посмеяться.

Чехия. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401444 Марек Женишек


Чехия. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 20 мая 2015 > № 1377423 Александр Кузин

Эмиграция в стрессе ("Radio Praha", Чехия)

Кирилл Щелков

Многие думают, что переезд из стран бывшего СССР в Чехию несет только перемены к лучшему. Счастливую, спокойную и безоблачную жизнь в относительно тихой и стабильной Европе. Однако все не так просто. Люди, перебравшиеся в новую для себя страну, испытывают не меньше стрессов, чем на бывшей родине. Пражский психолог Александр Кузин рассказал русской редакции «Радио Прага» об основных проблемах и вопросах, с которыми к нему обращаются русскоговорящие эмигранты.

Александр Кузин живет и работает в Чехии, но все его клиенты — из России, Украины, Казахстана и других стран бывшего Советского Союза. Их можно разделить на три группы.

Первая — это обычные семьи с маленькими детьми. Вроде счастливая семья, но в определенный момент ребенок идет в чешскую школу, и в его взаимоотношениях с родителями возникают проблемы.

— Что происходит и в чем причины?

— Я вижу две основные причины. Первая — другая языковая среда. Вторая — иная система школьного образования. Смотрите, ребенок ходит в чешскую школу, значит, он большую часть дня общается по-чешски. Потом он возвращается домой. В школе у него возникли какие-то проблемы, чем-то он не удовлетворен, чем-то хочет поделиться. И далеко не всегда он даже может донести родителям, в чем сложности. Потому что во многих семьях мама или папа по-чешски говорят очень плохо. Или вообще не знают чешского языка. Ребенок даже не всегда решится поговорить с родителями. Во-первых, обо всем нужно сказать по-русски, то есть «перевести» свои проблемы на русский язык. Во-вторых, он не знает, что сказать родителям, а что нет. Что они воспримут нормально, а что нет. Это связано с тем, что чешская система образования другая, она, так или иначе, дает ребенку больше свободы, чем российская или украинская. Даже в чешской начальной школе занятия проводятся по форме open space, свободного пространства. А родители как рассуждают? Где та дисциплина, которая нужна? Где тот жесткий подход? Где то необходимое количество домашних заданий, которое мы желаем видеть? Где тот контроль над ребенком, который обязаны осуществлять преподаватели? Этого всего нет. В результате, сложно ребенку и очень тяжело и непривычно родителям. Им приходится перестраиваться под другую, чешскую, ментальность.

Неловкость за родителей

— То есть родители ожидают от чешской школы большего, чем она дает?

— Моя практика показывает, что, как правило, русскоговорящие родители считают, что чешская школа мало занимается детьми. Что ребенок получает в ней много каких-то развлекательных моментов, много творческих заданий, но именно процесс образования, по мнению этих родителей, недостаточно глубок.

— А не бывает ли такого, что дети испытывают какую-то неловкость или даже комплексы из-за своих родителей? Что те недостаточно ассимилировались и их «стыдно» показать друзьями?

— Я работал с одной русской семьей. Там действительно возникла подобная ситуация. Неловкость сына за родителей, столкновение менталитетов. Родители одноклассника этого русского мальчика пригласили его вместе с мамой и папой к себе на дачу провести выходные. А когда они приехали, сын стал испытывать комплексы. Его мама и папа — как-то в стороне от всего. Кроме того, не знают языка, им все нужно перевести, объяснить. Это еще не все. Бедная русская семья еще дома в Праге наготовила множество еды и привезла ее на дачу. Все это было отвергнуто. Не по каким-то злым или русофобским побуждениям. А из-за разницы в менталитете. Чешской семье показалось это странным, приготовленная еда осталась нетронутой. Просто к ней не привыкли, она не показалась вкусной. Было очень обидно и неловко. Как для гостей, так и для принимающей семьи. В результате, русская семья на следующее утро вместе с сыном уехала домой. Мальчик рассчитывал провести с одноклассником и его родителями три дня, а все закончилось по сути несколькими часами. Все остались недовольны, а родители потом много месяцев ходили ко мне на приемы, чтобы как-то наладить отношения с сыном, построить с ним другие «контакты», понять чешскую ментальность. Слава богу, все закончилось хорошо. В этой семье проблем уже нет.

«Мы живем ради детей» — неправильный девиз

— Может ли ребенок, для которого Чехия, ее культура и ментальность — уже полностью «свои», помочь родителям изменить их отношение к новой жизни? Чтобы те начали чувствовать себя в ней комфортно?

— Более взрослый ребенок, осознающий окружающие процессы, конечно, может помогать родителям. Что-то рассказывать, знакомить их с местными традициями и праздниками, находить для тех новые возможности общения. Разумеется, ребенок может проявлять инициативу. А со стороны родителей будет правильным поддерживать это стремление сына или дочери. Если у них действительно есть желание двигаться куда-то дальше.

— Я знаю немало людей, переехавших в Чехию или другие страны Европы, которые рассуждают так... Мы уже на этом новом месте не сможем жить абсолютно счастливо, вряд ли полностью адаптируемся. Мы готовы нести жертвы и страдать, чувствовать себя второсортными... Но мы приехали сюда ради детей. Ради их будущего. Чтобы они выросли счастливыми... Мы живем ради них...

— Когда родители говорят: «Мы живем ради детей», то как раз у их детей возникает чувство вины. Родитель должен быть счастлив сам по себе, а ребенок обязан это видеть. Потому что каждый отец или мать, который живет ради ребенка, подсознательно ожидает в будущем какой-то компенсации. Ребенок должен оправдать ожидания, которые в него вложили. Должен сформироваться в профессиональном и личном плане. И вернуть матери или отцу этот долг. Все это неосознанный процесс. Иная ситуация с детьми, которые живут рядом со счастливыми родителями. Теми родителями, которые тратят немалое количество времени на самих себя, а детей даже в чем-то ограничивают. Говорят: «Это наше пространство. Это наше время. А вот это время мы можем посвятить тебе». Дети в таких семьях вырастают куда более счастливыми. Со здоровыми личностными границами.

Родители хотят, а дети-студенты разочаровываются

Вторая группа клиентов психолога Александра Кузина, как это ни удивительно, молодые и полные сил студенты.

— Какие проблемы могут быть у них? Там ведь — вся жизнь впереди...

— Довольно частая и распространенная проблема — это моральное состояние студентов, которые приезжают в Чехию учиться. Русскоязычные студенты из России, Украины, Казахстана. Дело в том, что они едут сюда, прежде всего потому, что этого хотят их родители. Они желают дать сыну или дочери европейское образование.

— Это дети богатых родителей?

— Или богатых. Или из семей, которые не очень то и богаты, но разными путями добиваются цели дать ребенку европейское образование. И вот эти юноши и девушки, приезжая в Чехию, часто не находят себе места. Разочаровываются в том, что видят. Сначала им кажется, что Европа, европейская культура и система образования, традиции, общество — все это что-то свободное, праздничное. Что все это будет давать постоянный позитив. А потом они сталкиваются, к примеру с тем, что для того, чтобы перейти с одного курса на другой, нужно уделять огромное количество времени занятиям. И их первые иллюзии исчезают. В высших учебных заведениях Чехии и той же России тоже большая разница в системе обучения. В России можно в последний момент успеть что-то нагнать, заткнуть необходимые пробелы. В Чехии такого не получается. Нужна повседневная кропотливая работа. И тогда этим студентам становится скучно, неинтересно, они разочаровываются и к процессу обучения начинают относиться довольно халатно.

«Я учусь, а сам не знаю чему...»

— И при этом они не находятся под контролем родителей, потому что те живут далеко от них.

— Часто еще бывает такое, что родители или изначально выбирают ребенку вуз, где будут заниженные требования. Или после одного-двух семестров переводят его в такой институт. Существует некоторая прослойка коммерческих учебных заведений, где во время обучения на многое готовы закрыть глаза. Но этим проблемы не заканчиваются. Студент учится, общается в социуме ровесников и более старших товарищей по университету, а потом задается вопросом: «А что дальше?». И не находит ответа. У него не нарабатываются необходимые профессиональные связи. У него нет понимания своей будущей карьеры или специальности. Очень многие приходят ко мне и говорят: «Я учусь, а сам не знаю, чему. Я не понимаю, зачем мне это нужно. Я не знаю, буду я работать по этой профессии или нет. На самом деле я мечтаю о чем-то другом».

— То есть он учится, исполняя волю родителей. Но разве сам студент никак не может изменить свою жизнь?

— Достаточно многие просто сдаются. Не прилагают никаких усилий изменить жизнь в Чехии. Здесь же как? Человек получает диплом, а потом устраивается на те вакансии, которые открыты, которые существуют. Некоторые студенты так и делают, ради того, чтобы наработать опыт, остаться жить в стране. А многие ожидали другого. В российской системе, в российском менталитете многие после университета хотят моментально занять «достойную позицию». Люди не живут ощущением, что «я приду с низов и буду постепенно и целенаправленно достигать результата». Обычно российская молодежь, студенты и выпускники рассчитывают на что то, что они сразу получат хорошую должность. При помощи чьей-то поддержки, тех же родителей, знакомств, связей. Так все работает в России. В Чехии система строится иначе. Ты пришел в банк или проектный институт, но начинаешь с чего-то небольшого. И студенты из стран бывшего СССР, которые учатся в Чехии и хотят здесь остаться, в какой-то момент все это осознают. Возникает дикое неудовлетворение: «Это сколько сил я трачу на обучение, а что получу в результате?».

О деградации и «падении на дно»

— И как студенту помочь? Сказать: «Терпи, держись и жди»?

— Можно постараться приблизить ожидания человека к реальности, с которой он столкнется. Четче обрисовать существующую систему и среду. Нацелить его на большую профессиональную точность. Чтобы студент не терял время, а уже во время учебы мог искать полезные связи, которые могут пригодиться ему в будущем. Там, дома, в России, для этого есть та же поддержка родителей. Здесь приходится действовать самому. А поддержка семьи — она только на расстоянии. Это первое. И второе. Желательно четко, уже на младших курсах — втором или третьем — понять, твоя ли это специальность. Этого ли ты хочешь на самом деле. И пока не поздно можно профессионально переориентироваться, выбрать иную специализацию или даже профессию. Найти что-то свое. Не бояться, если вдруг этого не избежать, «потерять» в институте курс или два. Это должны понимать и сами студенты, и их родители.

— Многие ли русскоговорящие студенты, оказавшиеся в Чехии «на свободе», не контролируемые родителями, деградируют, спиваются, становятся наркоманами, проститутками и вообще «падают на дно»?

— Такое тоже есть. Часто дети даже вводят родителей в заблуждение. Врут тем, что учатся. Хотя этот их сын уже давно не в институте, все бросил и занимается какими-то иными делами. Но дело ведь еще и в том, что и этой ниточке тоже приходит конец, потому что обучение связано со студенческой визой. А человек ее лишается. Но да, бывают, и нередко, и такие драматичные случаи, о которых вы сказали.

«Добровольно сосланные»: жизнь в вакууме

Ну и третья группа эмигрантов, нуждающаяся в помощи психолога, это люди, чьи мужья или дети остались на родине. Работают в Москве или другом городе и пока не хотят переезжать в Чешскую Республику. Потому что «полноценная жизнь» — она в России или Украине. Там работа, деньги, связи, досуг. Зато перевезти в Чехию пожилых родителей или жену — это сделать стоит. Здесь жизнь тише, спокойнее, ниже уровень преступности, лучшее здравоохранение, налаженный быт, да и вообще стабильность. Однако и у этих, «добровольно сосланных» людей, возникает немало проблем? Каких? Это вопрос психологу Александру Кузину.

— Очень многие старики, очень многие женщины, которые живут в Чехии отдельно от своих детей или мужей, пребывают в некотором вакууме. Все потому, что им не хватает элементарных человеческих контактов, элементарной человеческой поддержки. Еще момент: когда в стране социум утроен, им негде себя применить. Когда женщина или пожилой человек живет на деньги, которые получает от близких с родины, ему не нужно работать, а чешский социум куда комфортнее, чем в той же России. И в результате у этих людей возникает достаточно большое количество свободного времени. Многие несчастны потому, что не находят себе применения. Хорошо, что существует интернет, социальные клубы, клубы по интересам. В том числе и среди русскоговорящей диаспоры Чехии. И эти клубы, занятиях в них, помогают многим найти себе единомышленников, почувствовать себя нужными, проводить время в кругу себе подобных. Чтобы все это найти — нужна скорее не энергия, а желание. Потому что необходимой энергией обладают организаторы этих мероприятий. Ну и, конечно же, при наличии свободных денег, можно и платить за то, чтобы для тебя создавали комфортный досуг, мероприятия, поездки, путешествия, походы.

Вечный вопрос: кто виноват?

— Вот чьи-то родители, чья-то жена не испытывают счастья от своей эмигрантской жизни. Человеку дискомфортно, хотя со стороны все кажется нормальным или вовсе прекрасным. И от этого становится еще хуже. Кого люди начинают винить? Себя? Или детей и мужей, которые отправили их в Чехию? Куда выплескивается эта «энергия недовольства»?

— Каждый находит свой выход. Кто-то в том, что сложилась такая ситуация, начинает винить окружающих. Виноваты те, кого нет рядом. Или виноваты те, кто вроде и рядом, но недостаточно времени уделяют контактам, общению, звонкам. Это недовольство своей жизнью люди выплескивают в поиск виновных. Ну а кто-то начинает испытывать депрессию и подавленность. Что меня ждет дальше? Неужели все мое будущее — вот эта квартира, соседние магазины и может курорты, если говорить о тех, кто живет, к примеру, в Карловых Варах. И жизнь этих людей становится невыносимо скучной и неинтересной.

Чехия. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 20 мая 2015 > № 1377423 Александр Кузин


Чехия. Украина > Алкоголь > az-ua.com, 14 января 2015 > № 1274615 Иван Почух

Иван Почух: «Не все пиво, произведенное в Чехии, вправе именоваться чешским»

Посол Чешской Республики в Украине Иван Почух рассказал о пиве, вине, крепких напитках, еде, горнолыжных курортах и гольфе на своей родине.

Вопрос: Чешское пиво имеет высокую репутацию в мире. Назовите самые популярные марки пива в Чехии.

Ответ: Это традиционные марки, такие как Pilsner Urquell, Budvar, Gambrinus, Staropramen, Radegast, Krušovice и Velkopopovický Kozel. Стали популярными небольшие пивоварни и пивные заводы, например, Bernard, Svijany (один из старейших заводов в Чехии), Lobkowicz.

В: Вы покупаете чешское пиво в украинских магазинах?

О: Да. Некоторое чешское пиво производится за пределами нашей страны, в частности, Staropramen, Velkopopovický Kozel — в Украине. Не согласен с теми, кто говорит, что Staropramen украинского производства хуже того, что выпускается в Чехии. Сегодня известные чешские пивоварни входят в состав всемирных пивоваренных концернов: Pilsner Urquell, Radegast и Velkopopovický Kozel — собственность южноафриканской группы SAB Miller, Staropramen (вторая по величине чешская пивоварня) принадлежит североамериканской группе Volosom Coors Brewing, а Krušovice, Zlatopramen, Starobrno — часть группы Heineken. Лишь Budvar неизменно остается в государственной собственности Чешской Республики (ЧР).

В: Каждое ли пиво, производимое на территории ЧР, имеет право называться «чешским»?

О: Существует защищенное географическое обозначение «чешское пиво», зарегистрированное соответствующим постановлением Европейского Союза (ЕС) в 2008 г. Целью этой меры является охрана исторических традиций чешского пивоварения, технологии производства, качественной рецептуры и предотвращение подделок. Не все пиво, произведенное в ЧР, вправе именоваться чешским пивом. Если пиво сделано нетрадиционным методом в Чехии либо традиционным методом за рубежом (без лицензии), оно не считается чешским.

Существует особенная спецификация, которая обуславливает это понятие. Наряду с традиционными видами пива (лагерные, специальные, плзеньские), под влиянием современных трендов, появляются некоторые виды пива с фруктовым вкусом. Свое место на рынке занимают безалкогольное пиво, ставшее весьма популярным среди чехов, и диапиво (для диабетиков). В рамках основных пивных групп на рынке ЧР продают практически все виды: светлые, темные (из темного или карамелевого солода), полутемные и смешанные.

В: Какова роль пива в жизни чехов?

О: Пиво — часть чешской истории. Наша страна по употреблению пива занимает одно из лидирующих мест в мире. Этот напиток увековечен в чешской литературе. Известный чешский писатель Богумил Грабал всегда посещал один из пражских пивных ресторанов, где находил интересные темы для своих произведений. Сейчас в Праге и других городах огромное количество таких заведений.

В: Как чехи относятся к конкурентной продукции: немецкому, ирландскому пиву?

О: Тоже употребляют. Довольно обширно представлено немецкое пиво и Guinness, но объемы его продаж не выше отечественной продукции. Наше пиво не уступает ни в качестве, ни в разнообразии. Чешский рынок насыщен своей пивной продукцией, которая вполне конкурентоспособна.

В: Хотя Чехия славится своим пивом, на юге страны развито виноделие. В частности, в Моравии, которая известна своими белыми винами, и в Центральной Богемии. Насколько обширны виноградные угодья в Моравии?

О: Природные условия и исторические традиции в некоторых областях Чехии (Мнелницко) и Южной Моравии (область между горами Зноймо и Угерске Градиште), позволяют выводить разнообразные сорта качественного винограда и осуществлять производство качественных марок вин. История производства вина в Моравии уходит в XIV-XVI вв. Моравия занимает приблизительно 96% территории зарегистрированных виноградников по всей ЧР, причем общая площадь виноградников составляет около 17000 га.

В: Где расположены самые известные винные хозяйства?

О: В Чехии имеется широкая база данных винных погребов, винотек и виноделов. К наиболее известным винодельным областям в ЧР принадлежат Мнелницко, в Южной Моравии — Зноемская, Микуловская, Велкопавловская и Словацкая области.

В: Какие сорта белых и красных вин пользуются неизменным успехом у чехов?

О: Самые выращиваемые белые сорта: Muller Thurgau, Велтлинский зеленый, Влашский рислинг, Неубургский, а красные — Сватовавржинецкий, Франковка и Руландский синий. Популярны также сорта Совиньон, Шардонэ, Руландский серый, Синий Португал. В общем потреблении вина, мы пока уступаем традиционным странам (Франции, Италии), с потреблением около 20 л/год на душу населения. Однако в последние годы культура потребления вина значительно возросла. Современная тенденция потребления повышает объем белого вина и розовых сортов в ущерб красным. На красные приходится около 1/3 потребления.

В: Можно найти моравские вина в Украине?

О: Я не видел их на украинских прилавках. Но некоторые представители чешского бизнеса сейчас рассматривают возможности реализации моравского вина в Украине.

В: Расскажите подробнее о чешских игристых винах.

О: Игристые вина очень популярны у чехов во время праздников и торжеств. Крупнейший их производитель — завод Bohemia Sekt, который основан в 1942 г. и находится в г.Старый Плзенец. Поставки продукции идут в семнадцать стран мира.

В: Существуют ли в Чехии фестивали пива и вина?

О: У нас существует много праздников вина и пива. Популярностью пользуются национальный Чешский пивной фестиваль в Праге. Крупнейшим является оломоуцкий Beerfest, знаменит Pilsner Fest. Фестивали вина проходят ежегодно, в период сбора винограда, в отдельных регионах (Южной Моравии, Западной Словакии). Посвящены главному покровителю виноделов — святому Вацлаву. Эти мероприятия комбинируют гастрономическую часть (дегустации) с общественно-культурной частью (концерты, выставки, парады). Самые известные праздники «винобрани» (сбора винограда) проходят в Кутной Горе, крепости Карлштейн, городе Зноймо.

В: В Чехии распространено употребление крепких спиртных напитков, в частности, сливовицы. В чем особенность ее изготовления?

О: Традиционно производимым алкогольным напитком, прежде всего, в Моравии (регион Валашско), являются разные дистилляты, в частности, сливовице. Она изготовляется с помощью перегонки сливового кваса. Также популярны грушковице, меруньковице (абрикосовка), яблоковице. Эти дистилляты содержат 45-55% алкоголя. Употребляется до и после еды, но в идеале — во время трапезы. В Чехии делают «белую» (пятилетней) и «золотую» (десятилетней выдержки) сливовице. Постепенно становится популярной пивовице (водка из пива), не имеющая аналогов в мире. Ведущий экспортер этих дистиллятов — известная фирма «Rudolf Jelinek», она уже начинает свою деятельность в Украине.

В: Мировой известностью пользуются чешские ликеры: Fernet и Becherovka. Чем они отличаются от подобной продукции?

О: Фернет имеет выразительно горьковатый вкус, а бехеровка – сладко-горький. Оба принадлежат к травяным алкогольным напиткам и т.н. «желудочным ликерам». Их производство концентрируется на смеси соответствующих трав, рецептура которых строго охраняется. Рецепт бехеровского ликера знают лишь два человека. Известно, что травы вымачивают в спирте, потом они созревают в соответствующих деревянных бочках или цистернах. Бехеровка была введена на рынок в начале XIX века. Основатель – Ян Бехер, в честь которого она и названа. Сейчас ее производит компания Pernod Ricard.

В: Расскажите о нюансах употребления бехеровки и ее сортах.

О: Фернет и бехеровка пьются сильно охлажденными, как в чистом виде (как аперитив или дижестив), так и в составе разных коктейлей. Известным в Украине является так называемый «Бетон» (бехеровка с тоником). Существует Becherovka Lemond, с типично фруктовым оттенком. Надеюсь, что вскоре ее можно будет приобрести в украинских магазинах.

В: Какие иностранные спиртные напитки востребованы среди чехов? Их процент в общем объеме продаж?

О: Доля заграничных марок в общих продажах алкогольных напитков оценивается приблизительно в 30%, а у вин – 50%. Спросом пользуются популярные марки водки производства Польши, Финляндии, Швеции, Дании и России, виски (шотландский, ирландский, американский), коньяк (французский, армянский, грузинский), испанский бренди, вино (французское, итальянское, испанское, австралийское, аргентинское, чилийское, южноафриканское), французское шампанское, игристые вина Испании и Италии. К сожалению, с украинской спиртовой продукцией чехи не очень знакомы.

В: Чешская кухня отличается сытными блюдами. Что обязательно должен попробовать турист, оказавшись в Вашей стране?

О: Чешская кухня близка к украинской, особенно по разнообразию мясных позиций, блюд из птицы. Но у нас нет традиции холодных закусок и салатов, не так часто употребляется рыба. Обед состоит из супа и главного блюда либо десерта. Сейчас чехи все больше употребляют овощей и фруктов, но мясо (свинина, птица и телятина) остаются традиционными. Типично чешским блюдом является Vepřo-Knedlo-Zelo (запеченная свинина с тушеной капустой и кнедликами). Это угощение можно найти в меню любого чешского ресторана.

В: Распространены ли по стране гастрономические фестивали?

О: Есть целый ряд гастрономических фестивалей, в том числе, региональных: Grand restaurant festival, Prague food festival, которые включают в себя дегустации, демонстрации приготовления еды и сервирования, конкурсы, гастрономические воркшопы. За рубежом, под патронатом агентства Czech Tourism, организовываются Дни чешской кухни (в Украине проходили уже несколько раз).

В: Весомую нишу в чешской экономике занимает туризм. Но не все знают о чешской горнолыжной индустрии. Расскажите об этом.

О: Горнолыжный спорт весьма популярен среди чехов. В нашей стране нет высоких гор. Самая высокая вершина Чехии — гора Снежка (1602 м). Крупнейший и дорогостоящий горнолыжный курорт — Шпиндлерув Млын в Крконошских горах (известен с XIX века). В этом регионе популярны также Пец-под-Снежкоу и Бедржихов. Туристы очень часто приезжают в горы Шумава с известными центрами Задов, Шпичак и Железна Руда, в Есеникы (где также находится первый в мире бальнеологический курорт). Крупные лыжные центры находятся в Орлицких, Езерских и Крушных горах. Везде есть спуски разной сложности, беговые трассы для лыжников и сноубордистов. Аренда снаряжения стоит около €30 в день. Чехи ездят и на заграничные горнолыжные трассы, например, в Австрию. Но к нам тоже приезжает много иностранцев, особенно немцев, голландцев, датчан, россиян и украинцев.

В: У Вас в стране есть места с необычными названиями: Чешская Швейцария, Чешский рай. Что скрывается за такими аллегориями? О: Чешская Швейцария — один из четырех национальных заповедников, открытый в 2000 году, на границе с Германией. Образовалась несколько тысячелетий назад. Ее площадь — около 80 кв. км. Уникальна своими песчаниковыми образованиями (башни, ворота, стены), которые создают целый город. Самое известное изваяние — Правчицкие ворота — крупнейшие естественные ворота из скального массива на нашем континенте. Геопарк «Чешский рай» расположился в 50 км от Праги. Это целая область, в которую входит много деревень и малых городов. Там соединяются природные ландшафты с древними замками, крепостями и народной архитектурой.

В: Мир усиленно борется с курением. В Украине действует Закон о запрете на курение в общественных местах. Как в Чехии решается этот вопрос?

О: Ряд международных директив и других законодательных постановлений, например, в рамках ЕС, применяют строгие ограничения и запреты, касающиеся употребления табачных изделий в заведениях общественного питания и т.д. В Чехии существует подобный закон. Но в отличие от других стран Евросоюза, он применяет комбинацию запретов и разных ограничений, касающихся курения в общественных местах. В ресторанах должны быть выделены отдельные места и часы для курильщиков. В некоторых общественных местах применен запрет, например, на остановках общественного транспорта, в школах и здравоохранительных заведениях.

Татьяна Омельченко, Экономические известия

Чехия. Украина > Алкоголь > az-ua.com, 14 января 2015 > № 1274615 Иван Почух


Чехия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 декабря 2014 > № 1263304 Петр Гайек

ВАЦЛАВ КЛАУС БЫЛ В ВОСТОРГЕ ОТ СОЗДАНИЯ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ВЕРСИИ (" ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС ", ЧЕХИЯ )

Радмила Земанова-копецкая

Публицист Петр Гайек, издатель интернет-газеты Protiproud, у мейнстрима не в почете. В прошлом основатель журнала Reflex, спикер и вице-канцлер администрации президента Вацлава Клауса откровенно критикует такие общественные табу, как гомосексуализм или дарвинизм. Практикующий католик и сторонник традиционных ценностей, не скрывающий своего позитивного отношения к России, Путину и православию, снова вызвал переполох. Свою интернет-газету он начал издавать на русском языке, назвав ее "Противоход".

"Пражский экспресс": Что вас подтолкнуло на такой шаг?

Петр Гайек: Запрос нашего времени. После того как резко возрос интерес к чешскому порталу Protiproud, мы поняли, что ко многим людям в мире информация из Европы попадает только через мейнстрим, так что ответы на свои многочисленные вопросы к Европе они получают в самой примитивной пропагандистской форме.

Мы с самого начала предполагали публиковать сайт на разных языках, не только на русском. А вот актуальные события потребовали, чтобы мы начали именно с русского варианта. Не только для России. Это же для всех русскоговорящих в мире, а ведь их очень много. Наши здешние читатели сетовали на то, что не могут показать статьи своим иностранным друзьям, не владеющим чешским. А сегодня особенно важно дать знать людям, и не только в России, что в Чехии живы мнения, отличающиеся от официального.

- Вы не опасаетесь, что вас будут клеймить позором как ставленников Кремля, путинистов, наносящих вред собственной стране?

- А нас уже клеймят. Ведь это типичный медийный пропагандистский прием мейнстрима. Я убежден, и знаю по читателям чешской версии, что, вопреки этой пропаганде, значительная часть общественности мыслит совсем по-другому. Именно этим людям мы протягиваем руку помощи. Нельзя допускать распространение одного-единственного мнения, это прямая дорога в ад. Затем и был создан Protiproud.

Часть населения будет все равно думать не "по мейнстриму", и мы до них хотим довести, что здесь существует СМИ, отличающееся от СМИ основной линии. И нам совершенно все равно, какими наклейками нас "осчастливят".

Так как мы уделяем внимание не только политике, но и проблемам, связанным со здоровьем, или духовностью, мейнстрим нас, естественно, очень не любит. Но считайся мы с их мнением, мы разошлись бы по кухням, и никакой газеты бы так и не было. Я уверен, что мы, в отличие от мейнстрима, помогаем демократии. Ведь без разнообразия мнений и голосов демократии приходит конец, она умирает. Невзирая на то, как и чем нас клеймят, мы считаем, что у нашего общества еще есть шанс сохранить и защитить право на многогранность дискуссии, и оно не поставит нас в однобокую позицию врагов. Наоборот, я считаю, что, в отличие от мейнстрима, мы истинные патриоты своей страны и желаем ей лучшего.

- Ваш патриотизм атакуют со всех сторон. Почему?

- Причина, по которой просто необходимо уничтожать в людях патриотизм, идейно и реально, называется Европейский союз. Ему необходимо "отнационализировать" государства, чтобы можно было сформировать своего рода европейский "политический народ". Но это же глупость высшей степени! Нельзя соединять то, что не интегрируется естественным образом. А в ЕС происходит именно эта неестественная интеграция.

- Клеймо "ставленников Кремля" влечет за собой и спекуляции на тему, что вас финансирует Москва...

- Ой, вы знаете, я бы совсем не против, тем более что нас уже все равно заклеймили. Нет, газета финансируется из наших собственных ресурсов, взносов и подарков наших читателей. Нам, конечно же, приходится бороться с рекламной блокадой, но и это уже меняется, так как, особенно после событий на Украине, люди стали лучше понимать и ощущать, что голос с другой стороны просто необходим. В Protiproud мы вкладываем и наши личные деньги, считая дело настолько важным, что обойтись без жертвенности было бы даже странно. И не секрет, что любая поддержка извне стала бы немедленно достоянием СМИ, которые бы нас в клочки разорвали.

- Реакция от читателей на русскоязычную версию уже последовала?

- Да, первые отклики у нас уже есть, и они нас очень радуют, хотя поиски своего места в российском медийном пространстве - это бег на очень, очень длинную дистанцию. Наши люди даже не представляют, насколько многогранно и демократично это огромнейшее медиапространство России. Журнал Týden после поездки Вацлава Клауса в Россию написал, что он дал интервью оппозиционному телеканалу. Понимаете, оппозиционному телеканалу! Разве в нашей хваленой демократии нечто такое имеется? Потому говорить в этой связи о каком-либо тоталитаризме в России просто смешно.

- Кстати, про экс-президента Вацлава Клауса. Он как-то связан с вашей газетой?

- Если вы имеете в виду финансово, то нет, но очень помогает нам консультациями, уточняю - бесплатными. И надо сказать, он был в восторге от создания русскоязычной версии.

- Проекты, аналогичные вашему, в Европе существуют?

- Я подобных не знаю.

Чехия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 5 декабря 2014 > № 1263304 Петр Гайек


Россия. Чехия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 декабря 2014 > № 1263412 Леонид Гамза

ПО МОСКОВСКИМ УЛИЦАМ МЕДВЕДИ НЕ ХОДЯТ (" ČESKÁ POZICE ", ЧЕХИЯ )

Леонид Гамза (leonid Gamza)

"В каждой культуре и менталитете можно найти что-то, что вас приятно удивит и обогатит. Если вы, конечно, ищете", - говорит директор Российского центра науки и культуры в Праге Леонид Гамза. Он занимается переплетениями культур и различиями населения Азии и Европы, исследует распространение страха перед Россией, рассказывает о возможностях обучаться в России чехам.

Директор Российского центра науки и культуры в Праге Леонид Гамза в интервью, в частности, говорит: "На разных людей пропаганда оказывает разное действие. Все зависит от способности критически мыслить, на которую, в первую очередь, влияет глубина знаний и образование, - и добавляет: Наша задача - активно способствовать сближению чехов и россиян, лучшему ознакомлению с историей, культурой и менталитетом. Я уверен, что часто недопонимание вызывает незнание, которым в своих интересах пользуется пропаганда".

- ČESKÁ POZICE: По учебе или работе вы бывали во многих уголках Европы и Азии: вы изучали китайский в Сингапуре, многие годы вы проработали в Японии и Китае. Чем отличается восточная цивилизация от западной, и где на этой воображаемой оси находится Россия?

Леонид Гамза: В каждой культуре и менталитете можно найти что-то, что вас приятно удивит и обогатит. Если вы, конечно, ищете. Я, например, учился в университете в Москве, и моей специализацией была экономика Китая. Но как ее можно понять, не зная китайской истории, менталитета, культуры?

Поэтому я читал книги, которые помогли мне понять этот, для меня совершенно новый, мир, в том числе древних китайских философов, например Конфуция и Лао-цзы. Китайская цивилизация является одной из древнейших на Земле. Эта огромная страна все время открывает перед нами новые горизонты, и России поддерживает с ней связь многие столетия. Это наш ближайший сосед, с которым у нас самая протяженная граница. В этом отношении Россия является естественным мостом между Европой и Азией.

- Как китайцы относятся к русской культуре и политике?

- Даже им порой трудно познать Россию так, чтобы понять ее. Но они стремятся к этому, и их предрассудки в отношении России не столь сильны, как на Западе. По сравнению с ним китайцы и россияне понимают друг друга очень хорошо. Это понятно, потому что именно переплетение культур, а не изоляция, может помочь человечеству в долгосрочной перспективе. Мы живем на одной планете, так что нам надо договариваться.

- Этого как будто не знают некоторые чешские политики и журналисты, которые вызывают панику вокруг того, что они называют российской имперской экспансией. Их пугает перспектива повторения 1968 года. Обоснованы ли их опасения?

- Я знаю об этом, потому что слежу за чешскими СМИ, и должен сказать, что это крайне примитивное, а также параноидальное видение происходящего. Если кто-то утверждает нечто подобное в XXI веке и находятся люди, которые этому верят, то это странно. Скорее всего, они не понимают, что холодная война давно закончилась, и что это хорошо.

Говорить напрямую о том, что Россия кому-то, вроде Чешской Республики, угрожает, смешно. Чтобы бояться чего-то, надо иметь на то хоть какую-то причину. А если других причин, кроме постоянно повторяемых фраз и идеологических клише, нет, то можно сказать, что страх этот не обоснован.

- Можно ли с подобными "медиафобиями", которые считают распространение ненависти к России практически патриотической деятельностью, как-то эффективно бороться?

- От каждого зависит, позволит ли он, или не позволит, себя одурачить. На разных людей пропаганда оказывает разное действие. Все зависит от способности критически мыслить, на которую, в первую очередь, влияет глубина знаний и образование. Если кто-то знает, что такое, скажем, ренессанс, русская опера или балет, если кто-то восприимчив к классической музыке и литературе, то он гораздо ближе к пониманию нашего менталитета, чем тот, кто "глотает" телевизионные новости или популистские заявления политиков.

Человеку свойственно бояться того, что кажется ему чужим. Если он лучше это узнает, страх и негативные эмоции сменяются радостью познания новых горизонтов и взаимного обогащения. Тем более что чешская и русская культуры имеют много общих ценностей и исторических пересечений. Поэтому наша задача - активно способствовать сближению чехов и россиян, лучшему ознакомлению с историей, культурой и менталитетом.

Я уверен, что часто недопонимание вызывает незнание, которым в своих интересах пользуется пропаганда. У каждой страны есть культура и моменты истории, которыми она может гордиться. В этом Россия не отличается от других стран. И если кто-то утверждает, что в России все плохо, а на Западе все хорошо, то он, сам того не ведая, вводит себя в заблуждение, потому что это неправда.

- Что предлагает Российский центр науки и культуры в Праге чехам, которые, несмотря на пропаганду, не утратили интереса к России?

- Мы хотим показать им лучшие стороны России, прежде всего культуры и науки. Мы устраиваем показы российских фильмов, организуем лекции и концерты, курсы русского языка. У нас богатая библиотека, где собраны книги не только на русском языке, но и в чешском переводе. Кроме этого, например, мы даем студентам, которые хотят учиться в России, возможность получить государственную стипендию, которая возмещает расходы на обучение и проживание, а также карманные расходы. Эта деятельность ведется в сотрудничестве с чешским министерством образования.

- Молодое поколение чехов все чаще путешествует по России и узнает местную жизнь. Однако тревожащие новости в СМИ часто многих отпугивают. Насколько безопасно путешествие в Россию в качестве туриста или студента?

- Все эти опасения создаются искусственно и активно поддерживаются в рамках идеологической борьбы, где России отведена роль подлеца. Но то, что в России по улицам ходят медведи, готовые сожрать любого на своем пути, неправда. Там по улицам не ходят и люди в валенках и ушанках.

Я не думаю, что уровень криминала, а также связанная с этим безопасность, в Москве как-то серьезно отличается от ситуации в Праге. Лучше всего об этом свидетельствуют впечатления чешских студентов и туристов, побывавших там. После возвращения из России они говорят о России совсем не так, как до отъезда.

При нашем Центре есть клуб путешественников по России, в котором большинство членов - чехи. Они показывают фильмы и рассказывают о своих визитах в Россию. И я должен сказать, что они ездят туда, где большинство россиян никогда в жизни не были - будь то север страны, Сибирь или, скажем, Камчатка. И, хотите - верьте, хотите - нет, они говорят, что перед ними расширились горизонты, что многое они теперь видят в совсем новом свете. Потому что уже знают, как все обстоит на самом деле.

Россия. Чехия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 2 декабря 2014 > № 1263412 Леонид Гамза


Чехия > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 19 августа 2014 > № 1193077 Вацлав Гавел

Переписка с Вацлавом Гавелом (1978–2001)

Франтишек Яноух

В Праге в издательстве «Акрополис» в 2007 году была опубликована переписка между Вацлавом Гавелом, президентом Чехословакии с 1989 по 1993 год, а позже — президентом Чешской Республики (1993–2003), и чешским физиком Франтишеком Яноухом. В 1968 году Яноух осудил оккупацию Чехословакии войсками Варшавского договора, за что его выгнали с работы и подвергли преследованиям. В декабре 1973-го Яноуху с семьей разрешили на время уехать из Чехословакии и принять гостевую профессуру, предложенную ему Шведской королевской академией наук. В 1974?-м Яноух работал в Институте теоретической физики им. Нильса Бора в Копенгагене. В начале 1975 г., когда Яноух уже работал в Стокгольме в Нобелевском институте физики, чехословацкие власти лишили его гражданства, после чего он и вся семья получили политическое убежище в Швеции, а позже — в 1979?-м — шведское гражданство.

В 1978 г. Ф. Яноух основал в Стокгольме Фонд Хартии-77, ставший крупнейшей организацией за границей, поддерживавшей чехословацких диссидентов. Вацлав Гавел помогал Яноуху в целесообразном использовании денежных средств, которые собирал Фонд Хартии-77.

«Вестник Европы» впервые публикует в переводе на русский язык небольшую подборку из книги «Переписка Гавел — Яноух, 1978–2001». Вся книга — объемом в 600 страниц — содержит около двухсот писем и множество других интересных материалов.

Предисловие авторов к книге «Переписка Вацлав Гавел — Франтишек Яноух, 1978–2001»

В период с 1978 по 1989 год мы часто переписывались. Наша переписка прервалась, когда Гавел сидел в тюрьме в 1979-1983 гг., но она снова возобновилась сразу же после того, как его выпустили на свободу. По вполне понятным причинам большинство писем шло так называемой «диссидентской почтой». В Чехии о приеме и распределении почты, поступавшей из-за границы, то есть с Запада, заботилась главным образом Йиржина Шиклова, тогда как за границей это делал самоотверженно Вилем Пречан, из «Документационного центра назависимой чехословацкой литературы» в Шейнфельде (Западная Германия). Большинство писем поступало в Прагу и уходило из Праги благодаря немецким, канадским и шведским дипломатам. Мы приносим им огромную благодарность. Но нам не хотелось бы даже сегодня разглашать их имена без их разрешения: ведь все-таки их деятельность была несовместима с Венской конвенцией.

В тогдашней Чехословакии было невозможно сохранять копии наших писем; такое могло бы стать даже опасным делом. Поэтому все письма, опубликованные в этой книге, хранились исключительно в архиве, находившемся в Стокгольме.

Корреспонденция содержит целый ряд до сих пор неопубликованных фактов о диссидентстве, об отношениях между диссидентами и заграничной эмиграцией, о Хартии-77, а также о различных событиях нашей современной истории. Серьезно взвесив все «за» и «против», мы решили пойти по пути, предложенному Яноухом — хранителем архива, — и опубликовать нашу корреспонденцию, причем в том виде, в котором она хранилась в Стокгольме, т.е. без каких-либо пропусков или измене-

ний. Исправлялись лишь опечатки и явные описки.

Из-за мер предосторожности мы в нашей переписке часто использовали сокращенные слова и иносказательные выражения. Нам не хотелось облегчать полиции ее работу, в случае, если бы какое-нибудь из наших писем попало бы ей в руки. Прошло более двадцати лет, и даже нам до сих пор так и не удалось расшифровать некоторые из этих сокращений.

Наша регулярная переписка была, естественно, прервана из-за событий в ноябре 1989 г. По понятным причинам она также стала менее интенсивной после избрания Вацлава Гавела сначала чехословацким, а потом чешским президентом. В период с 1990 по 2001 г. мы иногда — но не слишком часто — встречались и обсуждали разные проблемы устно, а иногда говорили по телефону. Несмотря на это, сохранились кое-какие интересные письма, написанные и в этот период; они также вошли в эту книгу, причем, тоже без какой бы то ни было самоцензуры.

Мы уверены, что эта книга, содержащая нашу переписку в нецензурированном виде, станет интересным чтением не только для очевидцев событий тех лет, но послужит также важным источником информации для историков и вообще для людей, старающихся понять, что происходило тогда в Чехословакии. Мы были бы счастливы, если бы среди наших читателей также оказались люди, которые во времена, когда мы писали эти письма, находились в школьном возрасте или вообще еще не родились. Именно это новое поколение выходит сегодня на политическую сцену и в будущем понесет историческую ответственность за судьбы нашей страны.

Вацлав Гавел, Градечек (Чехия), Франтишек Яноух, Бйеркнес (Швеция)

Август 2007 г.

Примечание Ф. Яноуха:

Начиная с первых писем, которыми мы с Вацлавом Гавелом обменялись, я как-то интуитивно осознавал, что эти письма, получаемые мною с родины разными путями, могли бы стать в будущем важными историческими документами, и поэтому я их тщательно хранил. Я делал копии всех (или, по крайней мере, почти всех) моих писем и открыток, которые я посылал Вацлаву Гавелу. Начиная с 1984 г., когда я начал писать письма Гавелу на компьютере, копии писем хранились в компюьтерном архиве. Само собой, даже при самой буйной фантазии я не мог себе представить, что через десять — пятнадцать лет автор писем, получаемых мною по адресу Бергторпсвэген 62, Тэби, станет президентом нашей страны…

Вначале я решил передать копии всех писем из моего архива президенту Вацлаву Гавелу при его первом официальном посещении Швеции в мае 1990 г., когда он вместе со всей делегацией собирался посетить Фонд Хартии-77. Но в последний момент я осознал, что в письмах содержится также информация, которая могла бы быть неправильно понята или стать предметом злоупотребления. Поэтому я принял решение подождать с передачей Гавелу «президентской копии» архива.

В 2001 г., когда Гавел вручал мне государственную награду во Владиславском зале Пражского кремля, он внезапно, прямо на трибуне, сам вспомнил об этом архиве и спросил меня, что мы будем с ним делать. Я ответил тогда, что мы вернемся к этому разговору после того как он закончит свое президентство. В 2002 г. я передал ему копию всего архива; и мы начали обсуждать, каким образом мы его опубликуем…

Франтишек Яноух

* * *

Весной 1978 г. президент всемирного PЕN-клуба спросил меня, не мог ли бы Вацлав Гавел прислать для предстоящего конгресса этой организации какое-нибудь послание. Я позвонил Гавелу, он согласился и через пару дней продиктовал мне по телефону следующий текст:

Послание Вацлава Гавела Международному конгрессу РЕN-клуба, продиктованное В. Гавелом Ф. Яноуху по телефону из Праги в Стокгольм

Дамы и господа, уважаемые коллеги!

В минувшем месяце в Брно были заключены в тюрьму трое молодых людей: рабочий Петр Цибулка, библиотекарь Либор Хлоупек и ученик пекаря Петр Поспихал. Их обвинили в подстрекательстве, которое выражалось в том, что они переписывали неопубликованные тексты чешских писателей — среди них и мои собственные, — а также приобретали магнитофонные записи неконформных певцов и музыкальных групп. То есть, делали то же самое, что делаю и я, распечатывая в нескольких экземплярах собственные напечатанные на пишущей машинке книги, которые не могут быть изданы в Чехословакии, и копируя магнитофонные записи певцов и групп, которым запрещено выступать перед публикой.

Как это могло случиться, что я и многие мои друзья в течение многих лет занимаемся такой деятельностью, и несмотря на это, аппарат власти относится к этому терпимо? А эти парни из Брно сейчас сидят в тюрьме за то же самое.

Я не могу избавиться от ощущения, что это стало возможным только потому, что, в отличие от них, меня, подобно некоторым моим коллегам, до определенной степени защищает то, что мои произведения издаются за границей, что мои заграничные коллеги знают меня, что опорой мне служит их солидарность. Все-таки для полиции и принимаемых ею решений определенную роль играет то, как относится к ним заграница.

Мне хотелось бы воспользоваться этой возможностью и поблагодарить тех из вас, кто своими протестами проявляют такую солидарность. Ваш интерес к нашей ситуации имеет для нас очень конкретное и весьма ощутимое значение. Но дело не только в этом. Ваша поддержка укрепляет нас духовно и морально, и подтверждает ощущение, что наши заграничные коллеги чувствуют то же самое, что и мы: свобода неделима, и мы все несем за нее совместную ответственность.

Именно это чувство неделимости свободы и совместной за нее ответственности, которая не признает межгосударственных границ и которая, само собой, не признает границ между знакомыми и не знакомыми друг с другом людьми, приводит меня к тому, что я настоятельно обращаю ваше внимание на то, что случилось с нашими ребятами из Брно.

Грубая и абсурдная репрессия, примененная к ним, заслуживает такого же внимания, как если бы она была применена к кому-либо из нас, людей постарше и пользующихся известностью. В определенном смысле арест этих ребят заслуживает еще большего внимания как раз потому, что речь идет о людях беззащитных, о людях, которые только начинают формировать свое отношение к окружающему миру. Смыслом репрессии является стремление отвратить их в самом начале их сознательной духовной жизни от свободного мышления, а если это не удастся, то хотя бы на их примере запугать их друзей.

Попробуйте, дорогие коллеги, представить себе, что вы — на своей родине — не могли бы десять лет опубликовать ни единой строчки, но, несмотря на это, нашлись бы молодые люди, знавшие о вас и переписывающие ваши тексты. И таких людей сажали бы за это в тюрьму. Поскольку у вас не было бы другой возможности, то вы бы наверняка сделали то же самое, что сделал я: вы бы просили своих заграничных коллег помочь этим пострадавшим людям.

Но когда я прошу вас о помощи, то делаю это не только потому, что у меня нет иного способа помочь этим людям, но и потому, что как член PЕN-клуба я уверен, что эта организация не справилась бы со своей миссией, если бы проявила безразличие к тому, что в развитой культурной стране посреди Европы можно сажать в тюрьму двадцатилетних ребят за то, что они проявляют интерес к другой литературе, чем та, которую разрешает государство, и что они переписывают от руки или перепечатывают эти произведения для себя и для своих друзей. Такая бессмысленная репрессия подвергает опасности нечто большее, чем свободу трех человек. Это удар по самой сущности культуры, то есть по свободе человека, по его желанию жить в согласии с самим собой, и жить по правде.

Спасибо за внимание. Желаю успехов вашему конгрессу.

Вацлав Гавел

15.05.1978

* * *

Письмо Ф. Яноуха из Стокгольма от 3-го декабря 1978 г.1

Дорогой друг,

Не могу даже выразить словами, как я рад, что нам удалось наладить регулярные и частые контакты хотя бы с помощью телефона. Я надеюсь, что наши контакты будут продолжаться и что противники технического прогресса не сумеют их нарушить. Я тяжело переживаю такие парадоксы последней четверти двадцатого столетия, когда в самом центре Европы поддерживать связь между друзьями и вообще между людьми гораздо затруднительнее, чем наладить связь, например, с Луной, Марсом или даже с неизведанной Венерой. Должен признаться, что я уже довольно устал от переписки с почтовой службой, от разных рекламаций, от выяснений, что вручили адресатам, а что — нет. Но вместе с тем я должен немного похвастаться, что после более двух, а то и трех лет экспериментирования научил чехословацкую почту доставлять письма даже Франтишеку Кригелю. Но надо признаться, что корреспонденции о нашей с ним переписке гораздо больше, чем самой переписки.

Я посылаю Вам копию моей лекции о ядерной энергии. Лекция написана довольно популярно, как реакция на взбудораженное шведское общественное мнение по вопросу ядерной энергетики. В ней также выражено мое возмущение недальнозркостью политиков и самих граждан. Я послал лекцию Андрею Сахарову и попросил его высказаться на эту тему. Он ответил мне статьей, рукопись которой также прилагаю. Вначале я хотел послать Вам копию английского текста, но потом осознал, что копия опубликованной в печати статьи, приложенной к письму, могла бы послужить поводом для того, что письмо не было бы доставлено и вернулось бы обратно к его отправителю. Надеюсь, что русские буковки не доставят Вам больших затруднений.

Я попытаюсь написать во время моего отпуска письмо для Хартии 77 о ядерной энергии — как только я это сделаю, то пошлю Вам текст, еще до его опубликования в журнале «Listy»?2.

Между прочим, один чешский журнал, издаваемый в Риме, — «Studie» — хотел опубликовать чешский текст этой моей лекции, написанной на английском языке, но я, грешник, все еще не успел перевести ее на чешский язык.

С сердечным приветом

Ваш Ф. Яноух

Письмо В. Гавела из Градечка от 2-го февраля 1979 г.

Дорогой господин профессор,

Прежде всего примите мое соболезнование по случаю кончины Вашего тестя?3, и, пожалуйста, передайте от меня соболезнование Вашей супруге.

Далее, я благодарю Вас за бандероль, которая дошла в полном порядке, хотя шла она два месяца.

Вашу статью на английском языке я прочитал, причем даже без словаря, и могу сказать, что меня она вполне убедила. Конечно, всеобщий кризис современной технической цивилизации нельзя преодолеть только благодаря выбору того или иного нового источника энергии. Тем не менее, если посмотреть на различные альтернативные перспективные источники энергии, то, как мне кажется, — согласно Вашему изложению — ядерная энергия представляет собой наилучшее решение. На меня — не ученого, а скорее поэта — особенно подействовал тот аргумент, что ядерная энергия, по существу, является единственной естественной и подлинной энергией, существующей в природе; раньше я не отдавал себе в этом отчета.

Однако темой нашего документа не было стремление ответить на вопрос надо ли или не надо ориентироваться на ядерную энергию. На самом деле там шла речь о том, к чему приводит заигрывание с атомом такого, как у нас, режима. Это замечательно, что Вы написали ответ на этот документ — документы Хартии-77 с некоторого времени открыты для дискуссии, но, к сожалению, пока что появилось очень мало дискуссионных статей; Ваша статья, в сущности, первая. <…>

Письмо Сахарова я тоже прочитал с интересом, несмотря на то, что уже давно не читал ничего по-русски, но тем не менее у меня не было проблем.

Моя жизнь в настоящее время довольно сложная: я живу уединенно на даче, вокруг меня метровые снежные сугробы и полиция, фактически я нахожусь под домашним арестом и т.?д. Пражский телефон у меня тоже отобрали, но я и без того вообще не могу находиться в моей пражской квартире. Надеюсь, что ситуация со временем улучшится и наши контакты не прекратятся, несмотря на все эти препятствия.

С сердечным приветом

Ваш Вацлав Гавел

Письмо В. Гавела от 16-го апреля 1979 г.

Дорогой друг,

Спасибо за письмо и за приложения к нему — все дошло в полном порядке. Текст о ядерной энергии выйдет вместе с другими дискуссионными материалами, которые появились за это время.

Очень радует сообщение о переводе новых денег; благодарственные письма уже написаны и будут посланы Вам в ближайшее время <…> Мы справедливо разделили все, что у нас есть, так что можно посылать следующие деньги. Что касается писателей, то посылайте все нам, — мы им это передадим <…> Члены нашего Фонда (Фонд Гражданской Взаимопомощи был основан в Праге 1-го марта 1979 г.; его задачей было справедливое распределение среди диссидентов средств, собираемых в Швеции. — Прим. перев.).

Мы ведем все дела вшестером. Благодарю за сумму, которую Вы послали прямо мне (от PЕN-клуба), — я использую ее для самиздата <…> Спасибо также за дорожный репортаж, который я прочитал с интересом и после одолжил другим людям.

Я рад, что Вас заинтересовала моя заметка о домашнем аресте; после этого я написал следующую заметку — она наверняка рано или поздно дойдет к Вам.

С телефонными звонками надо было бы пока обождать: дело в том, что у меня недавно отобрали водительские права, а поездка в Трутнов (ближайший город от дачи Гавела, откуда он мог звонить в Стокгольм. — Прим. перев.) занимает целый день. Я хожу за покупками только в ближайшую деревню, причем пешком; кроме того, вся деревня окружила бы меня и беседовала бы со мной. Я Вам сообщу, как только появится возможность позвонить. Когда мне иногда удается сбежать в Прагу, то я нахожусь там абсолютно нелегально, так что и в этом случае я недоступен по телефону.

В заключение я хотел бы поблагодарить за все, что Вы делаете для нас — друзья об этом хорошо знают, и моя благодарность исходит, таким образом, не только от меня.

С сердечным приветом

Вацлав

Письмо Франтишека Яноуха от 4 апреля 1983 г. (переписка была прервана из-за заключения Вацлава Гавела в тюрьму (1979–1983 гг.)

Дорогой Вацлав,

Я встретился в Германии с одним нашим общим знакомым и был достаточно аутентично информирован о Ваших взглядах и планах. По этому поводу мне хотелось бы сделать несколко замечаний. Ваше стремление дать одно большое интервью какому-нибудь влиятельному журналу мне кажется абсолютно правильным, это будет крайне полезно, но только все надо будет хорошо продумать. Думаю, что у П. (имеется в виду Вилем Пречан. — Прим. перев.) есть возможность такую вещь лучше всего организовать и срежиссировать. Я, естественно, не хочу как-либо влиять на то, что и как там будете говорить, но все же хотел бы высказать одно пожелание, касающееся содержания этого интервью. Как Вам, наверное, известно, Фонд Хартии-77 (к зарождению которого Вы имеете непосредственное отношение; Вы также непосредственно повлияли на его изначальную деятельность) за годы Вашей принудительной изоляции превратился в достаточно известную культурно-политическую организацию. Вот только в сжатой форме: за четыре года нашей деятельности мы собрали более одного миллиона крон, в Чехословакию мы послали более 600 тыс. крон (все данные в шведских кронах); на издание книг чешских и словацких авторов за границей было потрачено в качестве субсидий 70 тыс. крон; к 80-летию Ярослава Сейферта была издана небольшая библиофильская книга; создана выставка о чехословацкой «параллельной» культуре, которая теперь путешествует по всей Скандинавии, а также выпущен каталог к этой выставке (надеюсь, что оба эти печатные издания скоро дойдут к Вам). Членами нашего Совета управляющих является председатель PЕN-клуба Пэр Вестберг и Артур Миллер — надеюсь, это само по себе является убедительным фактом. Думаю, что нашей деятельности пошло бы на пользу, если бы Вы могли упомянуть о Фонде Хартии 77 в своем интервью.

Далее. Что касается предоставления субсидий в области культуры, то у нас существует небольшая группа экспертов, дающих нам рекомендации: давать или не давать субсидию тому или иному литературному произведению, чтобы потом не сожалеть об этом. В группу экспертов входят писатели Иржи Груша, Ян Владислав и Антонин Лим. Недавно я попросил Людвика В. (Людвик Вацулик, чешский писатель. — Прим. перев.), чтобы он хотя бы in pеctorе?4 тоже стал членом этой группы и давал нам свои советы и предложения. Меня бы очень порадовало, если бы и Вы могли стать ее членом — пусть даже и негласным. (Если бы Вы захотели стать гласным членом, то мы бы это весьма приветствовали, но и одна Ваша моральная поддержка и советы были бы для нас очень ценными.) Примечание: за последние три года мы предоставили ряд субсидий таким издательствам, как «68 Publisher», «Index», «Коnfrontacе», «Arkýř», «Poеsiе mimo domov», «Šafrán», «Obrys» и т.?д. <…>

С самыми сердечными приветами и с благодарностью за все.

Ваш Франтишек

Письмо Ф. Яноуха В. Гавелу, 1983 г., Бйоркнес (без даты)

Дорогой Вацлав,

благодарю от всего сердца. Я прочитал «Ошибку»?5 вчера вечером, прочитал ее снова сегодня утром, прочитал Ваше письмо и почувствовал огромную радость. И я горжусь, что был Вашим первым заказчиком: это является для меня чем-то совершенно новым, я еще никогда ничего такого не делал, и я так рад, что все так удачно получилось. Пьеса словно создана для Швеции: недавно здешний парламент принял закон, согласно которому все люди должны доносить на ремесленников, работающих «по-черному». В Вашей пьесе я вижу притчу, написанную эзоповским языком, — подразумевающую тюрьму, — о людях, которые одергивают самих себя и всех окружающих, чтобы ничего не делали, чтобы не ухудшали ситуацию. Тем самым они становятся добровольными цензорами, или самоцензорами, или уподобляются дружинникам, работающим как в тюрьме, так и вне ее. <…>

Письмо В. Гавела Ф. Яноуху, 1983 г. (место и дата не указаны)

Дорогой Франтишек,

вчера мы говорили по телефону, а сейчас я очень спешу, постараюсь быть кратким, даже использовать телеграфный стиль (чтобы поспеть к отправке нашей диссидентской почты). За сегодняшний день должен буду написать десяток довольно длинных писем, и боюсь, что каждую секунду может кто-нибудь прийти и задержать меня каким-нибудь важным делом.

1)?С радостью перейду «на ты». Если когда-нибудь ошибусь, то прошу заранее простить меня — это по привычке и от застенчивости.

<…>

4)?Я тебе очень благодарен за подробное описание сложной работы Фонда Хартии-77. Твое письмо я тщательно сохраню и буду его подробно обсуждать с моими друзьями. Мое первое и чисто общее впечатление таково, что ты это все делаещь самым наилучшим образом, насколько позволяют твои условия, что у тебя со всем этим гораздо больше работы, чем кто-либо здесь у нас может себе представить, и что тебе бы, наверное, сильно помогло, если бы мы тебе отсюда (имеется в виду — из Праги. — Прим. перев.) побольше помогали. Последнее связано с одной вещью, о которой я недавно долго говорил с Вашеком Бендой: некогда ранее был создан Фонд Гражданской Помощи (FOP), который должен был заниматься этими вопросами. В комитете фонда были трое бывших и трое новых спикеров (Гайек, Гейданек, Гавел, Томинова, Динстбир, Бенда). Вскоре после возникновения фонда нас арестовали, и FOP перестал существовать, точнее, перестал работать, хотя никогда не был формально аннулирован. Вот нам и пришло в голову, что можно было бы — незаметно, но не как-то конспиративно — обновить работу этого фонда. Состав комитета был бы, наверное, немного изменен. Мы бы разделили между собой сферы ответственности: один из нас отвечал бы за культуру, второй — за VONS?6 и заключенных, третий — за нужды Хартии, четвертый — за социальную помощь. Мы бы нигде не рекламировали, что обновили нашу деятельность, мы бы ее просто возобновили, а через какое-то время — например, через полгода — незаметно в INFOCH?7 дали короткое сообщение (очень общего характера) — о нашей деятельности — будто ничего не произошло, и мы вроде бы работали без какого-либо перерыва. То есть: предоставляется возможность сотрудничества между тобой и FOP’ом (само возникновение такого сотрудничества является пока лишь идеей). Я пока не стану об этом высказываться, твое письмо — если FOP возникнет — было бы первым шагом. Мы бы все это подробно обсудили и предложили тебе разные альтернативы нашего сотрудничества. Импровизированная идея: треть денег, предназначаемых для нас дома, ты бы — как это было до сих пор — посылал сам, а с остальными двумя третями хозяйничали бы мы. Но, быть может, это не выйдет, или все будет совсем по-другому, или вообще ничего не получится, вкратце, я пока не хочу это обсуждать, только сердечно благодарю за твое подробное письмо. (Ничего такого я не ожидал, хотел получить только краткую информацию для моих личных нужд, но, учитывая идею, о которой пишу и которая возникла еще до того, как пришло твое письмо, то прекрасно, что ты написал обо всем так подробно). В заключение: продолжай делать все так же как делал до сих пор, и только в том случае, если получишь от нас какие-либо предложения о возможном сотрудничестве, то начни этим заниматься и сообщи нам свою точку зрения. <…>

Сердечные приветы

В.

Письмо Ф. Яноуха В. Гавелу, сентябрь 1983 г., Стокгольм

Дорогой Вацлав,

У меня создалось такое впечатление, словно я выпускаю из бутылки безответственных джинов, а потом не знаю, как их опять туда упрятать.

Последний джинн, которого я выпустил, — это гала-вечер. Кажется, что все хорошо складывается.

Я забыл тебе сказать, что мы со Стефаном Бемом (шведский театральный режиссер. — Прим. перев.) хотели бы опубликовать в программе вечера твою корреспонденцию с Беккетом. Я написал Самуэлю Беккету письмо и попросил его разрешить нам опубликовать его письмо, адресованное тебе, а тебя хотел бы попросить (я забыл тебя об этом спросить) разрешить опубликовать твое письмо, адресованное Беккету, которое я ему вручил. Вчера Беккет позвонил мне и дал свое согласие; одновременно он дал нам разрешение поставить на нашем вечере его пьесу «Катастрофа». Эксперты считают, что этот вечер станет шведской театральной сенсацией: шведская премьера пьесы Беккета и одновременно мировая премьера пьесы Гавела, плюс наилучшие шведские актеры. <…>

Я попросил одного друга, чтобы он занялся подготовкой программы — хочу кроме корреспонденции Гавел — Беккет поместить туда один из фельетонов Людвика (Л. Вацулик. — Прим. перев.), возможно, один из текстов Шимечки, и письмо Гавела о театре, а также несколько иллюстраций.

У Стефана Бема (он, кажется, режиссировал твои пьесы «Вернисаж» и «Аудиенция») как раз была премьера какой-то новой немецкой пьесы, и во всех газетах были потрясающие рецензии…

Одновременно с этим письмом посылаю тебе книгу Пера Оденстена «Вацлав Гавел и молчание». Пер Оденстен — молодой писатель, его дебют в 1981 г. был настоящей шведской сенсацией; эта его последняя книга также была очень хорошо принята критикой (посылаю рецензии из двух самых крупных и наиболее влиятельных газет).

Я пригласил его принять участие в нашем вечере, и он с радостью принял мое приглашение.

Это пока все, надеюсь, что ты согласишься с напечатанием твоего письма к Беккету. И еще — я желаю нам всем удачи! <…>

С сердечным приветом.

Твой Ф.

*Беккет подробно расспрашивал о тебе и шлет тебе теплые приветы.

P.S. Я только что договорился, что «Поэзия вне дома» («Poеsiе mimo Domov»; эмигрантское издательство в Мюнхене. — Прим. перев.) издаст стихи Й. Шаврды при финансовой поддержке Фонда Хартии-77 и финского PЕN-клуба.

Письмо Ф. Яноуха В. Гавелу от 9 декабря 1983 г. (написано в самолете из Стокгольма в Гамбург и в поезде во Франкфурт)

Дорогой Вацлав,

использую первую свободную минуту (в самолете из Стокгольма в Гамбург), чтобы подробно рассказать тебе о нашем гала-вечере. Неразборчивый почерк зависит от атмосферных помех, неясные фразы — от джина, вина и коньяка, которыми меня тут напоили. Наш вечер несомненно был очень успешным; заслуга принадлежит тебе и Беккету. Было потрясающее «паблисити» — до и после гала-вечера о нашей инициативе написали более десятка шведских газет; накануне, вечером, главная программа телевидения показала в известиях твою фотографию, снимки от 21-го августа 1968 г., а также кадры, снятые на репетиции твоей пьесы. В сущности, это был твой вечер!

<…> Пер Оденстен читал отрывки из своей книги «Гавел и молчание» и комментировал ее. Далее была переписка Гавел — Беккет. Потом ты в напряженной тишине обратился к публике: с левого экрана на нас глядел твой портрет, а на правом экране шел перевод твоего выступления.

И, само собой, показали твою пьесу «Ошибка»! Режиссер Стефан Бем прекрасно справился со своей задачей и придумал замечательный трюк: сначала играли «Катастрофу» Беккета. Когда режиссер «Катастрофы» наконец переодел своего героя в тюремный костюм, то на минуту на сцене погас свет — режиссер и его ассистент скрылись за сценой — и пришли другие заключенные, а фигура беккетовского главного героя вдруг превратилась в твоего героя из «Ошибки» (по-шведски, в «поганого иностранца»). Я должен сказать, что такой переход от одного автора к другому — от Беккета к Гавелу — был настолько плавным и неожиданным, что непосвященные зрители вообще не заметили, где кончился Беккет и где начался Гавел. И по духу, и по стилю, и по другим критериям оба текста этих пьес настолько похожи, что актеры на одной из репетиций спросили меня, знал ли ты текст Беккета перед написанием «Ошибки», — мой ответ был неопределенным. На вечере очень хорошо и остроумно выступил Карел Кынцл (текст его выступления ты получишь позже — текст целиком напечатан в шведской газете «Экспрессен»). Один из наилучших шведских актеров прочитал отрывки из книги Ивана Климы «Мои веселые утра». В Стокгольме повсюду были афиши о нашем гала-вечере (посылаю тебе такую афишу в уменьшенном формате). Фонд Хартии 77 выпустил очень впечатляющий плакат (я его тебе тоже посылаю в уменьшенном виде). Каждый из 820 зрителей получил открытку со Швейком и бланк для перевода денег (все лежало на каждом стуле). В перерыве продавалась книга Карела + Ивана Кынцла (шведское издание книги «После весны пришла зима», в переводе Катерины Яноух, изд. «Аскелин и Хэгглунд», 1983 г. — Прим. перев.).

Все билеты были распроданы, несмотря на то, что билет стоил 80 шведских крон. Над городом сверкали цветные неоновые надписи «ХАРТИЯ-77», а поскольку все устроители и участники вечера работали бесплатно, то удалось собрать значительную сумму денег. Если не считать колоссального «паблисити», которое важнее всего. Я позаботился о том, чтобы все представление было заснято на видеокамеру — ты получишь эту пленку, а также запись телевизионных известий.

Вчера я отправил благодарственное письмо Беккету — надеюсь, что он будет доволен; ты тоже можешь быть довольным. (Я забыл тебе написать, что венгра в «Ошибке» играл сам директор Городского театра — и играл великолепно!)

Надеюсь, что программа вечера тебе тоже понравится. Я выбрал для нее и дал перевести на шведский несколько новых чешских текстов. Как физик я особенно горжусь обложкой — ее сделала одна специалистка по графике, Кики Аскелин, — по моей идее и при моем ассистировании. И мы ее подписали вполне понятной криптограммой: FAJK. Надеюсь, что ты оценишь и Швейка: я хотел сначала использовать рисунок с красноармейцем, держащим винтовку, но потом меня охватило опасение, что наша воинственно настроенная антикоммунистическая эмиграция могла бы это понять неправильно. Поэтому мы взяли только правую руку красноармейца, которую трансплантировали Швейку. Каждый будет удовлетворен: те, что знают плакат с красноармейцем, поймут, в чем дело, и, может быть, даже узнают руку; остальные же — безошибочно узнают Швейка, ведь его знает каждый.

Плакат с карандашом — думаю, что он просто гениальный, — придумал один эстонский писатель и поэт, который зарабатывает на жизнь рекламой (имеется в виду Петер Пуйде. — Прим. перев.). Я попросил его напечатать несколько тысяч экземпляров этого плаката. Думаю, что плакат нам очень поможет, может, не меньше, чем «Две тысячи слов»?8. <…>

Теперь перехожу к другой теме: может быть, ты уже слышал, что университет в Тулузе присудил тебе звание почетного доктора — церемония будет в мае. Это будет большое событие, и присуждаться звание будет тебе и еще …. (о, мой склероз — я забыл, кому еще). Там будет присутствовать правительство, телевидение, и т.?д. и т.?п. От тебя потребуется:

1)?чтобы ты назначил своего представителя, который будет тебя замещать, в случае, если ты не сможешь приехать сам. Думаю, что это мог бы быть кто-нибудь из чехов, но не эмигрант, например, Ольга, или Иван (жена Гавела — Ольга, брат Гавела — Иван. — Прим. перев.). Может быть, им бы разрешили — приглашение будет на самом высоком уровне. Или это мог бы быть какой-нибудь известный деятель культуры на Западе — мне в голову приходят, например, Стоппард, Миллер, Беккет — предлагаю свою помощь в качестве посредника;

2)?если ты дашь согласие, то французское телевидение приедет записать большое интервью с твоим участием, по случаю этого события;

3)?ты должен будешь написать текст примерно 40?-минутной лекции, которую кто-нибудь прочтет за тебя (в случае, если не сможешь сам приехать) — на тему, которую ты выберешь сам;

4)?во Франции выйдет «Власть бессильных» (эссе В. Гавела, 1978 г. — Прим. перев.);

5)?в Тулузе будут играть некоторые из твоих пьес — это было бы идеальным местом для какой-нибудь мировой премьеры — в случае, если ты что-либо напишешь.

Мне как раз пришла в голову идея (вольный пересказ выражения Остапа Бендера: Идеи наши, тексты ваши!!!). Я еду из Германии на выходные в Париж и попробую договориться, чтобы там поставили твою «Трехгрошовую оперу»?9!! Там бы у нее было «паблисити» — а оттуда она бы путешествовала по миру! Ах, боже, у меня опять цейтнот: я-то думал, что моя роль самозваного театрального агента honoris causa господина В. Гавела началась и кончилась представлением «Ошибки», но жизнь не столь проста: мне уже звонили из шведского телевидения и радио, которые хотят поставить ее; Шекспировское театральное общество в Лондоне хотело бы иметь права на Беккета + Гавела, какие-то финны тоже этого хотят; норвежцы завидуют, что права получили шведы, — ну, я их всех вежливо отправляю «туда», то есть к Клаусу (Клаус Юнкер?10) и к агенту Беккета. Не хотел бы ты запретить мне вмешиваться в твои театральные дела? Ведь я должен заниматься физикой… Но до той поры, пока не придет твое запрещение, я еще попытаюсь что-нибудь сделать с твоей «Трехгрошовой оперой» — я только дам первый импульс, а потом поручу это дело Иво Пальцу (Иво Палец — чешский актер, живший в эмиграции в Париже. — Прим. перев.).

Думаю, что написал уже достаточно много — кроме того, мне надо прочитать еще кое-какие тексты, пока поезд не доехал до Парижа.

Шлю Тебе приветы, обнимаю, и с нетерпением жду Твоего письма.

Твой Франта

<…>

Письмо В. Гавела Ф. Яноуху, декабрь 1983 г., Прага

Дорогой Франтишек,

я со всех сторон слышу об успехе шведского гала-вечера, и поэтому хочу тебя поздравить — знаю, что без тебя ничего такого не было бы. Одновременно я тебя благодарю, — если позволишь, — от имени всех нас здесь, которым это поможет (как помогают все подобные мероприятия) не только лишь материально, но и морально. Я слышал передачи по «RFE» и «VofA» (радиостанции «Свободная Европа» и «Голос Америки». — Прим. перев.); сообщение по Би-би-си я не слышал.

Я уже переехал в Прагу; таким образом, я теперь на телефоне — только если не бегаю где-нибудь. Пьеса пока продвигается медленно, но меня это никак не беспокоит: я уже привык к тому, что писание мне дается трудно. Нет, это не совсем точно, что трудно; если я заставляю себя, то дело идет, но мне как-то трудно себя заставить, в этом вся проблема.

Я пока не говорил с друзьями (речь идет о группе людей, подписавших «Манифест Хартии-77» и вошедших в состав «Фонда гражданской помощи». — Прим. перев.), с которыми мы ранее советовались, как получше наладить контакт с Фондом Хартии 77 в Стокгольме, поэтому не знаю, есть ли что-нибудь новое. <…> У меня есть два вопроса. Первый: не мог бы Фонд Хартии-77 немного помочь «ПАТЕРНОСТЕРУ» (чешский эмигрантский журнал, издаваемый в Вене Збынекем Бенишком. — Прим. перев.). Это хороший журнал, которого недоставало в палитре эмигрантской печати; и было бы жалко, если бы он исчез. У нас он пользуется — особенно среди молодежи — значительным успехом. <…>

Письмо Ф. Яноуха В. Гавелу от 27-го мая 1986 г., Стокгольм

Дорогой Вацлав,

За последние три дня пришло сразу несколько твоих писем, и я не успеваю на них отвечать. К счастью, я уже закончил писать финансовый отчет и провел собрание правления Фонда Хартии 77 (далее только Фонд — Прим. перев.). Было и открытие новой конторы Фонда: пришло около 70 человек; мы угощали чешскими «хлебичками» и пирогами с маком (все приготовила моя жена Ада); я выступил с короткой речью. Удалось договориться о многих вещах; о некоторых из них буду докладывать тебе ниже, в этом письме. Меня наиболее порадовало, что Милослава Славичкова?11 согласилась стать секретарем Комитета по присуждению премии Ярослава Сейферта, а также то, что мы избрали исполнительного секретаря Фонда — Урбана Вестлинга. К сожалению, мне пока не удалось найти секретаршу, правда, у меня есть тут двое пенсионеров, которые мне помогают, но этого недостаточно — я начинаю чувствовать усталость, так как дел становится все больше и больше. (Чтобы ты мог составить себе об этом представление, приведу несколько цифр: за прошлый год мы насобирали около одного миллиона шведских крон (далее шв. кр); израсходовали около 1,1 миллиона. В Чехословакию было отправлено 300 тыс. шв. кр.; около 80 тыс. шв. кр. ушло на поддержку культуры; более 250 тыс. шв. кр. стоили наши печатные издания; еще 200 тыс. шв. кр. ушло на техническое оборудование). Могу с уверенностью сказать, что Урбан Вестлинг — преданный и самоотверженный помощник.

Я должен заявить тебе совершенно серьезно, что перестал справляться с Фондом и чувствую себя немного беспомощным: что делать дальше? Мы явно подошли к какому-то рубежу и должны решать, что будет дальше. Думаю, что мы были уникальной организацией, которая при таком, как у нас, масштабе деятельности работала, не имея никакого административного аппарата. Я недавно побывал в Лондоне и говорил там со своим старым знакомым, который работает в качестве генерального секретаря «Международной Амнистии». Эта организация — причем только ее международный секретариат — имеет на сегодняшний день 200 оплачиваемых сотрудников. Другой пример: у «Grееnpеacе» только в одной Швеции имеется 16 оплачиваемых сотрудников. А мы все пока работали бесплатно, только на одном воодушевлении.

Пойми меня правильно: я могу требовать от себя самого работать бесплатно, могу требовать этого от нескольких самоотверженных друзей, если это позволяет их материальное положение. Но ненадолго, и не от всех. Необходим кто-то высококвалифицированный, пунктуальный, самоотверженный, интересующийся проблемами прав человека, культуры, Восточной Европы; кто-то, к кому можно будет предъявлять требования, на кого можно будет сердиться, если задания не будут хорошо и вовремя выполнены, и кому я смогу за все это прилично заплатить. А приличная зарплата здесь, в Швеции, где надо платить 50?% сверх зарплаты (это так называемые социальные взносы) — примерно 150 тыс. —170 тыс. шв. кр. в год. Если прибавить оплату помещений для Фонда, то все это будет стоить около 250 тыс. шв. крон в год. Эта сумма страшит меня, как ночной кошмар: без нее я, наверное, должен буду вскоре закрыть наш Фонд. Я один тяну эту лямку вот уже 8 лет и чувствую себя изнуренным. Хотя я уверен, что хорошая секретарша (или менеджер) сможет в течение года удвоить наши доходы и тем самым сама на себя заработать. А вдруг я ошибаюсь? А что, если все поведет только к бюрократизму, и я все испорчу? Правда, правление Фонда приняло мое предложение принять на работу секретаршу — они мне полностью доверяют. Мой норвежский друг сказал мне после собрания правления Фонда, что уже много лет задает себе вопрос (вместе с другими), сколько лет я еще смогу все это выдержать? Я пишу тебе обо всем этом подробно, так как в этой сложной ситуации мне необходима ваша моральная поддержка, хотелось бы услышать вашу точку зрения, узнать ваши предложения и комментарии. Это не для печати и не для эмигрантских кругов. Для меня это было бы жизненно важным решением. Мой способ существования никого не устраивает — ни мою жену, ни наших детей, ни меня самого. Я чувствую, что отстаю в науке, что не пишу, нахожусь в постоянной спешке, не могу ни в чем найти покой и ни на чем-либо сосредоточиться. Постоянно все (включая меня самого) от меня чего-то хотят; я не могу остановиться, чтобы критически оглянуться назад и продумать, как поступать в будущем. Хуже всего то, что я никак не могу найти кого-нибудь подходящего — все мои попытки были до сегодняшнего дня неудачными; и я задаю себе вопрос: как, в сущности, обстоит дело с безработицей на Западе?

Но мне надо быть более систематичным и отчитаться перед тобой в целом ряде вещей. Во время открытия конторы Фонда я переговорил с известным театральным критиком, который одновременно является членом комитета по присуждения премии Эразма Роттердамского. Он рассказал мне, что был недавно у Сэмюеля Бекетта, и тот с большим интересом расспрашивал о тебе. Это самое последнее известие с Олимпа. А через два дня после этого тебе пришла открытка от Беккета, фотокопию которой я прилагаю. <…>

Что касается Комитета премии Сейферта, то все (кроме Милана Кундеры, от которого я пока не получил ответ) согласны с твоим членством. Как только придет его ответ, я сразу же опубликую обращение к общественности о номинации на премию и о кампании по сбору денег на эту премию. В комитете будут: Aнтонин Дим, Ян Владислав, Йозеф Шкворецкий, Йиржи Груша, Сильвия Рихтерова и я — еX offo — как представитель Фонда Хартии-77, с совещательным голосом. Кроме того, мы хотели бы иметь в комитете двух членов in pеctorе непосредственно из Чехословакии: тебя и Милана Юнгманна. (Можешь быть так добр и сообщить ему о нашем предложении?) Само собой, зависит от вас, захотите ли вы быть in pеctorе, или же захотите, чтобы мы вас рассекретили (конечно, если вы примете наше предложение о членстве). Сам проект премии вы получите позже и сможете внести свои поправки. Устав будет опубликован вместе с именем первого лауреата премии. Может быть, я уже писал тебе, что премия будет размером в 30 тыс. — 50 тыс. шв. кр.; кроме премии, будет еще и субсидия на издание книги лауреата, а также, может быть, и диплом. В этом году мы будем принимать номинации — в виде исключения — до 15 июля, в последующие годы — до 1 марта. Благодаря компьютеру мне удалось дописать, что Милан Кундера позвонил мне и сообщил, что согласен стать членом комитета. Вчера мы разослали первое письмо, копию которого я прилагаю (по-чешски и по-английски). Прилагаю также проект устава и правил, как высказываться по поводу кандидатов.

Я наконец-таки получил кассету с твоим «Еразмовским интервью». Оно очень хорошее, но технически фильм сделан некудышно. Я тут приобрел для Фонда ту же самую камеру — это прекрасная камера, кроме того, она позволяет увидеть результат прямо в камере или по какому угодно телевизору. Если говорить совершенно откровенно, то такое дилетантство и любительство нельзя себе позволять. Это настоящий скандал. Я никогда в жизни не снимал фильм, но теперь я попробовал заснять подобное интервью — результат оказался гораздо лучше. Не мог бы эту «игрушку» заполучить кто-нибудь другой, обладающий большим опытом и профессионализмом? Каково твое мнение? <…>

Магнитофончик?12. Я полностью поддерживаю твое решение — мы думали сделать именно так. Пусть его получит тот, кто работает больше всех. Буду стараться послать еще один. (Пометка, сделанная 1-го июня: я отправил еще один в Брно.)

Я пишу это письмо по частям вот уже две недели (пометка 1-го июня: четыре недели!). В течение этого времени был решен вопрос с секретаршей — думаю, что мне крайне повезло, только, пожалуйста, не завидуйте мне. Она — американка, к тому же — отлично знает французский; большой опыт работы за границей; самостоятельная; примерно 55 лет, недавно вышла замуж за одного чеха, проживающего в Стокгольме. Шведский пока знает лишь немного, но с этим мы справимся. Главное, что она сможет делать всю остальную работу.

Теперь о денежной помощи. Само собой разумеется, что я принимаю все твои предложения. Твое сообщение о том, что со мной будут контактировать также все остальные члены FOP, с одной стороны, радует меня, но с другой — немножко нагоняет на меня страх. Дело в том, что изменения в списке людей, которым нужна помощь (иногда приходится что-нибудь менять два раза в месяц), крайне затрудняет административную работу и делает ситуацию неконтролируемой. Кроме того, думаю, что в настоящее время мы находимся на грани того, что можем послать за один год. Поэтому я попросил Вацлава Бенду, чтобы он стал моим заместителем и помогал в контроле при распределении денег и их отправке по адресатам. Если бы мне начали давать указания все члены FOP, то у нас наверняка начались бы вскоре финансовые затруднения. Думаю, что единственно возможным и практичным решением было бы следующее: в этом году мы будем импровизировать; в будущем же году пусть FOP распределит 100 тыс. — 150 тыс. шв. крон, из которых часть пойдет в чрезвычайный фонд. В неотложных случаях деньги будут выплачиваться именно из этого фонда. Изменения в списке нуждающихся в помощи будут проводиться четыре раза в год, причем, по указанию Вацлава Бенды, твоему или Йиржи Гаека?13. Эти предварительные правила, которые я хочу с вами обсудить, не являются абсолютными, но, несмотря на это, должны будут максимально соблюдаться. Что ты об этом думаешь? Мне надо будет также проконтролировать старые списки. Например, мы много лет посылали деньги Марте Кубишовой?14. В настоящее время она получает деньги несколько раз в год. Нужны ли они ей еще? Это только один из многих случаев. Некоторые люди получают от нас регулярно пенсию. Надо было бы проверить. Или стипендии. В будущем мы будем предоставлять их на год, максимально — на два года, после чего надо будет снова писать заявление о продлении, причем я хотел бы знать реакцию из диссидентских кругов. <…>

Еще два вопроса:

1)?Как закончилось дело с копировальным магнитофоном?

2)?Как обстоит дело с архивом моего старого друга?15?? Хочу лишь подчеркнуть, что премия, носящая его имя будет присуждена, как мы об этом договорились. <…> Трудно будет успеть летом, скорее — это будет в сентябре. Для этого требуется большая корреспонденция, много телефонных звонков, а у меня нет для этого времени. Подождем, когда начнет работать эта новая секретарша. <…>

Важнейшее сообщение: уже решено, что Эразмовская церемония, приуроченная к Эразмовскому конгрессу, состоится 13-го ноября — но, к счастью, не в пятницу — в Роттердамском кафедральном соборе, в присутствии королевской семьи. У меня создается впечатление, что у голландцев много проблем. Вскоре должны состояться выборы, социально-демократическая партия хотела бы прийти к власти вместо партии христианских демократов; и теперь они в нерешительности: как отнестись к этой Хартии-77? Сообщу тебе обо всем сразу же после приезда.

Письмо получается ужасно длинное — я пишу его, наверное, уже месяц. О том, как все прошло в Голландии, я тебе уже почти все рассказал по телефону. Остается лишь несколько мелочей. Я встретился с председателем Эразмовского комитета, господином Вагнером, являющимся, кроме всего прочего, также президентом Royal Dutch Pеtrolеum Company. Еще я встретился с господином Вагенером, который знает Зденека Урбанка, и еще — с Брандсем и Хоетинком. Мне удалось с ними все обсудить; впечатление у меня осталось вполне хорошее. Я пообещал им, что мы не станем раздражать королевскую семью Хартией 77 больше, чем это будет нужным. СМИ все равно будут об этом писать. На сегодняшний день это выглядело бы примерно так: за день до церемонии будет организована небольшая панельная дискуссия на тему «Политика и совесть»?16, куда будет приглашено около десяти видных общественных деятелей. Вечером 12-го декабря планируется концерт, посвященный Вацлаву Гавелу: будут выступать Гутка?17, Тржешняк?18, возможно, что и Крыл?19, и другие. Церемония будет проходить в кафедральном соборе — название выпало у меня из головы — там будет около двух тысяч человек, в их числе — многие участники Эразмовского конгресса. Первой будет лекция профессора Дресдена о значении Эразма Роттердамского; после этого церемонию откроет председатель Эразмовского фонда, Вагнер, laudatio прочитает Хоетинк, потом выступит регент принц Бернхарт и вручит мне эразмовскую премию для Вацлава Гавела. Я хочу в своем выступлении сначала извиниться за твое отсутствие, потом сказать несколько слов о ситуации в Чехословакии и о том значении, которое имеет помощь диссидентам из-за границы, а также попросить господина Яна Тржиску?20, чтобы он зачитал твою речь. В течение церемонии были бы две музыкальные вставки — каждая около пяти минут.

После дискуссии со Зденеком Млынаржем?21 мы решили, что надо было бы сразу же после церемонии устроить небольшую пресс-конференцию. На ней главным оратором мог бы быть Зденек Млынарж. Если бы ты мог подготовить для этой пресс-конференции короткое телевизионное выступление (например, о том, что ты бы очень хотел быть с нами, но не можешь, и объяснить причины), то это было бы замечательно. Потом был бы коктейль. Если бы на нем можно было бы произносить тосты, то я попросил бы это сделать Павла Когоута или Йирку Пеликана. После этого был бы спектакль «Largo dеsolato»?22. Поскольку речь идет о праздничном представлении с присутствием знаменистостей, то, думаю, перед ним мог бы выступить с 5?-минутной речью Павел Когоут.

После спектакля я бы пригласил — от твоего и моего имени — всех добрых друзей — эмигрантов, а также иностранцев, на дружескую встречу в какой-нибудь небольшой ресторанчик. <…>

Это пока всё. Пора заканчивать это письмо, а то я его никогда не допишу.

Желаю тебе приятно провести время в Градечке.

С сердечным приветом. Твой Ф.

Письмо В. Гавела Ф. Яноуху от 3-го августа 1986 г., Градечек

Дорогой Франтишек,

я как раз получил кипу корреспонденции, накопившейся за целых три месяца, а в ней — три твоих письма с несколькими приложениями. Постараюсь на все прореагировать; не сердись, если я буду слишком кратким или не очень точным — слишком много всего. Кроме того, мое администрирование усложнено тем, что у меня нет (поскольку я их не могу хранить) ни ранее полученных писем, ни копий моих собственных писем, так что кое в чем — по причине слабеющей памяти — могу иногда испытывать сомнения. Буду отвечать на разные вопросы, но не в той очередности, как у тебя.

Еrasmus-story. Думаю, что пресс-конференцию вам надо устроить непременно. Она необязательно должна быть после церемонии, и ее не должен организовывать Эразмовский комитет. Пресс-конференция может состояться перед или после церемонии, и организовывать ее может кто-угодно. Для меня она важна по двум или трем причинам:

а) Благодаря пресс-конференции внимание не было бы сосредоточено только на моей особе, а было бы также перенесено на Хартию-77, на Фонд Хартии-77, на разных чешских друзей и, вообще, на чешские проблемы.

б) Там будут люди, которые меня знают, понимают меня и могли бы сказать обо мне нечто, имеющее смысл. Это повлияло бы на атмосферу пресс-конференции.

в) Друзья, которых мы приглашаем, чувствовали бы, что приехали не только как зрители смотрящие шоу, но что в их поездке заложен еще и свой глубокий смысл. Наверное, Эразмовский комитет не будет иметь ничего против пресс-конференции, которую он сам не организует. Что касается приглашения: я не читал твое письмо с приглашением, но оно меня заинтересовало, раз так взбудоражило публику.

С другой стороны, мне кажется, что оно взбудоражило бы даже, если бы его написал Данте. Раздумываю, кого я забыл (пригласить), и в голову мне приходит Милан Кундера. Сомневаюсь, что он приедет, но он должен быть приглашен, поскольку он на Западе — чехословацкая выдающаяся личность. Что ты об этом думаешь? <…>

Мне кажется, что вся программа, которую ты описал, хорошая. Я согласен засняться, если понадобится, но не вполне уверен, как это удастся переслать, — тут есть определенные трудности. С деньгами?23 пусть поступят как угодно, для меня важны только две вещи:

а) чтобы деньги получил Фонд Хартии-77,

б) чтобы меня за это не преследовали (их бы только порадовало, если бы меня могли наконец-то привлечь к судебной ответственности за криминальное преступление, а не за политическое). <…>

Премия Сейферта. Я говорил с Юнгманном?24; мы оба согласны выполнять эту функцию; мы польщены, что удостоились ее и даем предпочтение форме «in pеctorе», но не из страха, а потому, что мы уже и так являемся членами многих органов и комиссий, и не хотели бы создавать впечатление, что без нас нельзя обойтись. Мы оба задаем один и тот же вопрос: кто будет кандидатом в этом году? Говорят, что таковой уже имеется. Вносить предложения уже поздно, но если еще все-таки не поздно, то мы оба — за Татарку?25. Или он, быть может, как раз и является кандидатом в этом году? Это было бы прекрасно! Лудвик Вацулик боится, не предложили ли его (поскольку близится его 60-летие). Мол, он не мог бы принять премию, пока ее не получит Татарка. Есть опасение, что Татарка не сможет дожить до будущего года. Он одинок в Словакии, никакой премии никогда не получал, кроме того, для словаков — наверняка по праву — он классик, и к тому же последний и, возможно, единственный общеизвестный символ неподдающейся личности. Существует магнитофонная запись его мемуаров. Словаки над ней работают; премия облегчила бы издание мемуаров.

Твои предложения, касающиеся FOP и Фонда Хартии-77 кажутся мне вполне осмысленными. Я постараюсь записать их в какой-нибудь зашифрованной форме (копию твоего письма я не могу у себя оставить), чтобы рассказать о них на предстоящей встрече FOP и ничего не перепутать. Встреча будет, скорее всего, осенью. Я снова просматривал список людей, получающих помощь, и мне кажется, что его надо было бы сократить. Нельзя его все время расширять. Мы попробуем прислать какие-нибудь предложения о сокращении списка — я не решаюсь сделать это сам. Марте Кубишовой деньги наверняка нужны; она живет одна, с ребенком, но в ее случае пособие можно было бы уменьшить. В остальном же я благодарен тебе, что прислушиваешься к моим предложениям. <…>

В конце перехожу к самому важному вопросу: о будущем Фонда Хартии-77. Хотя ты уже нашел секретаршу, благодаря чему твое положение значительно улучшилось, но мне все-таки кажется, что над этим стоит задуматься. Я сам всегда поражался твоей работоспособностью, объемом переписки, интересами, ангажементом и восхищался тобой, тем, как ты все это успеваешь. Из твоего «признания» явствует, что ты постепенно перестаешь успевать все это делать. Я ни капли не удивляюсь! В данную минуту я не вижу никакого практического решения. Но одна вещь пришла мне в голову: тебе необходимо мобилизовать все свои силы и сосредоточиться на двух вещах: на ядерной физике и на непосредственном руководстве Фондом. И не позволять себе брать на себя десятки дальнейших функций, обязанностей и задач. Я знаю, что это трудно осуществить, поскольку большая часть этой разнообразной деятельности так или иначе связана с Фондом, но, тем не менее, было бы, наверное, меньшим злом, ограничить всю эту деятельность (хотя она и важна), чтобы она не вела к коллапсу Фонда или к его переходу к кому-нибудь другому. Не могу себе представить, чтобы Фондом руководил кто-нибудь другой. Может быть, мой совет наивный и исходит из недостаточной информированности, но ничего другого мне в данный момент не приходит в голову. Мне неприятно это говорить, потому что — кроме прочих людей — от этого пострадал бы и я: ты заботишься о множестве моих дел, о публикациях в Скандинавии, — вплоть до Эразмовской премии. Это все связано с Фондом (в особенности Эразмовская премия); все это ты делаешь не только для моей пользы, но и для пользы, как говорится, нашего общего дела. Однако меня заботит мысль, что я невольно являюсь причиной твоей загруженности, и, тем самым, причиной твоей усталости, тем самым ставя под угрозу твою научную работу, а также твое руководство Фондом. Если попытаюсь подытожить мой совет в одном — двух словах, то получится xoтя и нечто тривиальное, но исходящее от чистого сердца: БЕРЕГИ СЕБЯ!

На сегодня кончаю, надеюсь, что ничего не забыл. Шлю тебе сердечные приветы!

Вашек

3/8/1986

Циркулярное новогоднее письмо Франтишека Яноуха друзьям в Чехословакии, в том числе и Вацлаву Гавелу P.F. 1987?26

Мои дорогие,

В субботу, 20-го декабря 1986 года я вдруг почувствовал, как сильно я устал. Целых четыре дня я бегал по Нью-Йорку, высунув язык. В четверг я промок до костей, попав в тропический ливень, который — с опозданием или, наоборот, с опережением обрушился на город в декабре. На культуру осталось мало времени. Я только успел заглянуть в Музей современного искусства, с его поразительно продуманным выбором современных художников. Я открывал для себя новые полотна Пикассо, Кандинского, Клее, Ван Гога, Макса Эрнста, Полоцкого, Кокошки, Модильяни, Магритта и Купки. Однако на Купку я уже насмотрелся в Вашингтоне, у одних чудесных знакомых, чей дом в несколько этажей был в прямом смысле слова переполнен картинами этого художника. Но хороших картин, так же как и хороших людей или хороших поступков, никогда не может быть вдосталь.

Я испытывал удовлетворение, когда в субботу вечером уселся в вертолет в центральном Манхэттене, и мы взяли курс в аэропорт. По иронии судьбы, время, которое я сэкономил, полетев в аэропорт на вертолете, я потерял в автобусе, переправлявшем пассажиров из одного терминала в другой. Аэропорт им. Джона Ф. Кеннеди был забит толпами народа, летящего откуда-то куда-то за бизнесом, или уже после того, как сделали бизнес; людьми, летящими встречать Рождество или Новый год. Я чувствовал себя как четверть века тому назад в Москве, на Ярославском или Казанском вокзалах. Наконец я удобно устроился в DC-10, в уютном кресле, у окошка с рождественскими украшениями; натянул мягкие носки, предоставляемые пассажирам заботливой авиокомпанией SAS, чтобы во время долгого полета ботинки не жали вам ноги, и стал с нетерпением ожидать, что будет дальше. Я еще успел быстро просмотреть субботнюю газету «Nеw York Timеs», вырвал оттуда несколько статей, остальное же брезгливо выбросил в мусорный ящик; подготовил блокнот и книгу для чтения.

Пока я всем этим занимался, самолет взлетел, и под нами оказался ночной Нью-Йорк. Потом меня ожидали одни приятные вещи: стюардесса проехала мимо с тележкой, полной разных «дринков» — я взял две маленькие бутылочки шампанского, заказал себе на ужин рыбу и белое бургундское и с удовольствием стал пить шампанское. Теперь я могу отдыхать восемь часов.

В Нью-Йорке все прошло хорошо. Даже можно сказать — очень хорошо. Мне удалось встретиться с целым рядом друзей, приобрести новых друзей и многое сделать. Я смог получить представление о новой технике: магазины с фотоаппаратами и электроникой на Бродвее показались мне восточными базарами — мне никогда не насытиться хождением по ним. Не знаю, который из них — арабский базар в Иерусалиме или еврейско-испанско-негритянский на Бродвее — люблю больше всего.

Мое пребывание в Нью-Йорке увенчалось сообщением о реабилитации Андрея Сахарова. Не знаю, как иначе назвать его столь театральный «comе-back» из Горького. Живя в эмиграции, я уже однажды пережил нечто подобное, когда, находясь в итальянской Анседонии, узнал о не менее театральном возвращении политика Андреаса Папандреу и актрисы Мелины Меркури из французской эмиграции в Грецию, после того как там была свергнута диктатура. Однако, между Грецией и Горьким — как сказал русский классик Грибоедов — «дистанция огромного размера».

<…>

Меня беспокоит только моя огромная задолженность: мне надо написать отчет о Гренландии, отчет о Роттердаме, отчет о Хьюстоне, новогодние поздравления всем друзьям. Вместо того чтобы смотреть на фильм по роману Агаты Кристи, я зажег лампочку и начал писать. Начну с извинения: Mеa maxima culpa?27. Прошу меня простить. Пусть меня простят все те, кого я в 1986 году не поздравил с юбилеем — круглым, полукруглым, квадратным, кубическим, реальным, мнимым, или, если надо, даже комплексным. Некоторых я успел поздравить, а других — нет, не осталось времени. У некоторых я лишь предполагал, что приближается их юбилей, а у других совсем о нем не знал. Так вот, всех, кто в прошлом году «юбилировали», а я их не поздравил, делаю это с опозданием, тем не менее сердечность моего поздравления пропорциональна опозданию. Эту формулировку я перенял от Франтишека Кригеля, приславшего мне в Ленинград поздравление к моему 20?-му дню рождения на три месяца позже. Тогда мне казалось, что он переживал самый тяжелый период в своей жизни. Дело было в декабре 1951 года. Сегодня я колеблюсь назвать его «самым тяжелым». Какой период в его жизни был для него самым тяжелым? Франтишека уже нет в живых, и некого спросить…

Но начну по порядку. Я еще не успел разослать мой прошлогодний Новогодний оптимистичный «циркуляр» и пожелать, чтобы Новый год был лучше, чем старый, как все началось сначала. Я, как говорится, «попал как кур в ощип». Откуда ни возьмись, в Стокгольме объявился с непродолжительным визитом господин Хоетинг и сообщил мне, что Вашек (Вацлав Гавел. — Прим. перев.) получил премию и что со мною будут советоваться. Это «советоваться» превратилось в течение года почти в «full-timе-job». Такая премия и такой клиент! Я пообещал Вашеку, что в отплату, если бы я когда-нибудь получил какую-нибудь премию, то попросил бы его заменить меня при ее вручении, а сам уехал бы — в зависимости от погоды и времени года — в Тибет, или в Гренландию, или же в Антарктиду. В течение прошлого года я интенсивно и усердно общался при помощи компьютера с окружающим миром, изучал чехословацкое валютное законодательство и ездил в «Тюльпанию» (имеется в виду Голландия. — Прим. перев.) на консультации. В свободное время я занимался физикой, готовил экспедицию в Гренландию, собирал и мариновал грибы (поскольку 1986 год был грибным), полол грядки на даче. Последнее удавалось мне хуже всего.

Гренландия оказалась фантастической (я о ней сейчас пишу; а если не допишу до лета, то буду писать сразу о двух путешествиях), об Исландии я уже написал. <…>

Остается написать рапорт об Эразмовской премии и о Техасе. Пока я пишу эти строки, старый год куда-то незаметно исчез, и на смену ему, с разбегу, впрыгнул Новый год. Начался он еще «хуже», чем год старый. В январе произошло много событий. В спешке мы издали книжку «Десять лет», в Копенгагене вручили премию Свободы, в Стокгольме состоялось праздничное представление в честь Хартии-77, в Осло прошла целая чехословацкая неделя. Я чувствовал себя немного как чехословацкий посол honoris causa. <…> В январе мы работали над финансовым отчетом — мы работали до седьмого пота, несмотря на то что у нас есть компьютеры и профессиональная программа. Кроме того, в январе я побывал в Шотландии, где на конференции выступал в защиту ядерной энергии. А вот что я делал в феврале — никак не могу вспомнить, хотя уже прошло две его трети. Если я ничего не предприму, то должен буду начать писать двухгодичный отчет и посылать его в декабре, то есть уже через десять месяцев. Каким бы это было облегчением!

Но я пока не капитулирую. Может быть, еще сегодня, 22-го февраля, мне удастся дописать и отослать отчет. (Примечание от 23.2.1987: не удалось!)

Думаю, что в данный момент нет смысла описывать все перипетии вокруг Эразмовской премии. Господин министр иностранных дел, Ван Брук, произнес торжественную речь, в кафедральном соборе мы по-дружески пожали друг другу руки и побеседовали. Рядом с нами находился премьер?-министр. Я передал им обоим приветы от Вашека и сказал им, что мы очень счастливы тем, как все закончилось. Наш сердечный разговор был прерван приходом королевы. Первый раз в жизни я произнес «Ваше королевское величество». Королева Беатрикс только отмахнулась и спросила, не нервничаю ли я. В ответ я спросил: должен ли я нервничать? Она спросила: что я этим хочу сказать? Согласно протоколу, — уточнил я. Ее королевское величество не нашлось, что мне ответить, и обратилось к придворному шефу протокола. Он задумался, а потом мудро сказал, что о нервозности перед церемонией в протоколе ничего не сказано. «Значит…» — улыбнулась королева. «В таком случае я не нервничаю», — ответил я с улыбкой. Потом мы пили кофе, и я наблюдал, как премьер?-министр подробно рассказывает Аде (Ада Кольман — жена Ф. Яноуха. — Прим. перев.) историю кафедрального собора Св Лоренца. Вдруг к нам подошел шеф протокола, попросил взять королеву под руку, и сказал, что пора идти. И мы пошли. Люди поворачивали головы за королевой, как ромашки к солнцу. В самом начале королева вдруг слегка пошатнулась… — а я не знал, что говорит протокол о спасении монархов или монархии. Я инстинктивно поддержал ее — ей удалось устоять на ногах. Потом она сказала мне, извиняясь: «Спасибо. Сами понимаете — туфли на тонком каблучке. Каблук застрял между плитами». Однако ей удалось самой вытащить каблук, и мне не пришлось наклоняться и дергать ее за ногу или за туфлю. Тем временем Ада куда-то исчезла. Выступления явно казались королеве скучными (так же как и мне, потому что я их прочитал уже до церемонии), поэтому мы с ней беседовали шопотом. Выйдя на трибуну, я заметил Аду, которая сидела рядом с премьер?-министром. Вместо того чтобы слушать мое выступление, они потихоньку о чем-то разговаривали. Потом Ян Тржиска зачитал выступление Вацлава Гавела. Журналистов было полно — словно рой мух вокруг разлитого лимонада, а фотографов — еще больше. После окончания церемонии нас фотографировали, а я начал представлять Ее Величеству моих друзей. Об этом меня попросил тот же шеф протокола, о котором я писал выше. Было забавно наблюдать, как наши люди в эмиграции реагируют на «монархистский комплекс». Здена сделала реверанс, Горачек старался уговорить королеву перейти на сторону «зеленых», а Павел настолько очаровал королеву, что Еленка (Елена Машинова — жена Павла Когоута. — Прим. перев.) чуть ли не приревновала мужа к королеве. Через полчаса мне так стало жалко Ее Величество, что захотелось пригласить ее куда-нибудь выпить кофе, чтобы ей не надо было все время улыбаться и проявлять интерес к вещам, которые ее не интересуют; и еще — чтобы она смогла хоть ненадолго избавиться от своего ужасно нудного и постоянно улыбавшегося дегенеративной улыбкой мужа.

Наконец я увидел Аду. Вокруг нее увивался премьер?-министр. После она сказала мне, что у нее был очень милый собеседник, и что они приятно побеседовали. Я спросил, знает ли она, кто он такой. «Какой-то Руди. Он сказал мне, чтобы я его называла просто Руди», — ответила она. Каково же было ее удивление, когда я сказал ей, кто же именно этот Руди (Ruud Lubbеrs, голландский премьер?-министр. — Прим. перев.).

Потом мэр города пригласил нас на обед. Мне удалось провести с собой (контрабандой) еще две дюжины неприглашенных, так что организаторам пришлось импровизировать. Но они прекрасно с этим справились, даже глазом не моргнули. Стоило господину мэру только щелкнуть пальцами, как немедленно накрыли еще два дополнительных стола. Обед был прекрасный. Я сидел между женой премьер?-министра и мэром и только сожалел, что хорошее воспитание не позволяет мне полакомиться вдоволь.

Когда обед закончился, то оказалось, что у Вашека в Праге отключили телефон, поэтому я не смог подать ему рапорт о королеве и обо всех вкусных блюдах. Но все удалось наконец «окольным путем». Мне позвонили из «Голоса Америки», и тогда я рассказал Вашеку через океан, как все происходило.

У меня в голове начинается путаница. В тот же вечер театр «Old Vic» из Бристоля давал «Largo dеsolato» (пьеса В. Гавела. — Прим. перев.). После этого была небольшая вечеринка для чешских друзей. Все вдруг почувствовали себя подлинными чехами или хотя бы словаками — в маленьком Тосканском ресторанчике было набито до отказу. На экране телевизора Вашек (с помощью переводчика Йиржи Тейнера) старался перекричать присутствующих, которые, в свою очередь, старались найти какое-нибудь место, бокал вина и что-нибудь поесть. Вашек походил немного на лютеранского проповедника. Около полуночи лимит вина был исчерпан, и я должен был подтвердить, что его можно превысить. Я сделал это с легким сердцем, так как за несколько минут до этого мы выпили за здоровье с господином Вагнером, председателем Эразмовского комитета и бывшим президентом Royal Dutch Shеll Company. Он попросил меня, чтобы я утром следующего дня сообщил его секретарше номер банковского счета, на который они смогут перевести Эразмовскую премию. У меня словно камень упал с сердца. <…> Последняя проблема «Эразмиады» была решена.

В начале декабря дурдом продолжался. Мы с Эриком улетели в США через Вашингтон, в Хьюстон, который еще бóльшая дыра, чем Даллас. В последнем я, правда, не был, но знаю о нем из телевидения — 315 (или которую?) серию я посмотрел в Нью-Йорке, на одном из тридцати телевизионных каналов…

Вручение премии Ротко было в Техасе большим событием. Приехал епископ Туту, бывший президент Картер и целый ряд других известных личностей. Хартия-77 пригласила на церемонию нескольких человек, но из них не смог приехать никто. <…>Лауреатов было много: самые большие премии получили советский физик-диссидент Юрий Орлов и Женский комитет из Гватемалы; премии поменьше — кроме Хартии-77 — палестинские юристы, движение «Sanctuary», помогающее беженцам, епископ из Перу и еще кто-то.

В Хьюстоне была самая ужасная погода за последние сто лет. Дул ледяной ветер и непрерывно шел дождь. Епископа Туту охранял огромный негр с walky-talky. Президента Картера охраняло приблизительно 20 тайных «тайных» и несчетное количество «нетайных» в форме. Епископ Туту послал Хартии-77 свое благословение, президент Картер — свои самые сердечные поздравления и наилучшие пожелания. Я старался ему сообщить, как и почему люди в Восточной Европе его так уважают, но это было нелегко среди полицейских, телохранителей в штатском, толп фанатов и просто любопытных. Картер — профессиональный политик: улыбается, проявляет интерес, пожимает руку — американская политика полна театральности. Я видел это впервые несколько лет тому назад на каком-то небольшом праздновании в Белом доме — я думал тогда, что причиной тому бывшая профессия Рейгана. После того как я встретился с Картером, мне кажется, что это — общая проблема, а может быть, и какой-то кризис. Не знаю.

Церемония происходила в часовне Ротко. Это современное здание из грубого бетона; стены украшены огромными полотнищами Ротко. Для многочисленной публики в соседнем парке поставили цирковую палатку, где показывали церемонию на большом экране.

<…> рано утром троих из нас — палестинского юриста, представителя движения Sanctuary и меня — отвезли на телевидение, где мы сначала сорок минут сидели и слушали дискуссию в прямом эфире о правилах, которым должны следовать полицейские в Техасе <…>; наконец оставалось десять минут, в течение которых мы поочередно должны были объяснить смысл и значение Хартии-77, рассказать об угнетении палестинцев на оккупированных землях, а также изложить, какую помощь оказывает движение Sanctuary иллегальным иммигрантам

в США.

Перед церемонией был High tеa в доме священника. Дом усиленно охранялся. Епископу Туту по протекции предоставили постель, чтобы он смог вздремнуть (я это заметил, когда искал в гардеробе свое пальто). Самым прелестным был момент, когда в этом закрытом и столь тщательно охраняемом доме внезапно появилась оборванная, почти беззубая старушка. У нее в руках была хьюстонская газета, на первой странице которой были наши цветные фотографии. Она хотела получить наши автографы, а также — благословение от епископа Туту. Старушка была еще пониже епископа. Черный полицейский, охранявший его, старался выпроводить ее из дома: мы стояли совсем близко, и он не мог применить насилие. Было смешно наблюдать, как он старался быть вежливым, хотя хватило бы одного движения пальцем руки или одного его чиха, и старушку сдуло бы, как перышко на ветру.

Стоило Картеру появиться где угодно, как люди начинали аплодировать, махать ему, хотели пожать ему руку, поздороваться с ним. Я задавал себе вопрос: была ли его бесспорная популярность связана главным образом с тем, что он был родом из Техаса? И почему же столь популярный президент так бесславно проиграл выборы?

Ужин в доме госпожи де Менил. Техасское высшее общество. Вилла, переполненная предметами современного искусства. За десятки миллионов долларов. Фонд г-жи де Менил владеет не только одной из крупнейших коллекций картин Ротко, но также финансирует премию им. Ротко и премию им. Картер-де Менил. Сама г-жа де Менил — милая, скромная пожилая женщина. Я вспомнил, что несколько лет тому назад видел в Grand Palaisе, в Париже, «dе Mеnil collеction». Она врезалась мне в память своей изысканностью вкуса и выбором картин. В тот раз я ходил по выставке, одолеваемый разными грешными мыслями о меценатстве и других вещах… И вот я вдруг в Техасе, сижу у хозяйки той самой коллекции и кушаю настоящий техасский стейк. Я поведал ей о своих мыслях, и думаю, что мы с ней поняли друг друга.

Сегодня 17-е марта. Я нахожусь в Цель-ам-Зее (горнолыжный курорт Zеll am Sее, Австрия. — Прим. перев.); у меня — трехдневный отпуск. Я только что вернулся с шестичасового катания на лыжах, открыл мой новый маленький компьютер и нашел в нем циркуляр. Я прочитал его и принял историческое решение: я допишу его сегодня, в Цель-ам-Зее, но постараюсь быть кратким. Вы все равно уже все знаете, поэтому я остановлюсь подробнее лишь на некоторых интересных моментах.

Десятая годовщина Хартии-77 была отпразднована в Скандинавии, я бы сказал, на высоком уровне. Празднование началось в Копенгагене. Здесь Хартия-77 была награждена Премией свободы, которую ей уделили совместно две скандинавские газеты: стокгольмская «Дагенс нюхетер» и копенгагенская «Политикен». К ним присоединился и Международный комитет поддержки Хартии-77 в Париже, принявший решение торжественно вручить премию им. Яна Палаха?28 на том же торжественном заседании. Съехалось много друзей; газеты были полны репортажей. Прекрасную речь произнес ректор Копенгагенского университета, мой старый друг Уве Натан. Среди гостей был и датский министр иностранных дел, с которым мы потом по-дружески подняли бокалы. <…>

Празднование в Дании принесло еще один положительный результат: наконец-то там был создан Датский комитет в поддержку Хартии-77. Я ездил туда в субботу, 28-го февраля, на первое собрание этого комитета. Мы обсуждали, чем он будет заниматься. Я рассказал о готовящемся в Чехословакии процессе против «Джазовой группы» — мне пришло в голову, что не было бы лишним, если бы датские активисты могли бы сыграть джазовую музыку перед Чехословацким посольством. «Идеи наши, деньги ваши», как говорил Остап Бендер. Когда я потом летел в Вену, то прочитал в шведской газете «Экспрессен», что это была неплохая идея и что шведские музыканты могли бы тоже пойти к Чехословацкому посольству в Стокгольме и тоже сыграть джаз. Так я, собственно говоря, понял, что датский комитет уже начал свою деятельность. Это было хорошее начало.

Наши друзья в Швеции в это время работали не покладая рук: им удалось убедить Королевский драматический театр посвятить нам целое представление. Они должны были обсудить это сначала с профсоюзом и другими органами, но все выразили согласие. И вот в понедельник 26-го января, когда театр обычно бывает закрыт, актеры и технический персонал пришли на работу, причем бесплатно, как бы на такой «субботник». Они сыграли — в последний раз — спектакль, состоящий из одноактных пьес Пушкина под названием «Пир во время чумы». Режиссером этого спектакля в Стокгольме был Юрий Любимов. Театр был украшен чехословацкими и шведскими флагами. Перед началом спектакля короткую речь произнес государственный секретарь министерства иностранных дел Пьер Шори. Я тоже выступил и поблагодарил актеров и руководство театра. Вашек поприветствовал присутствующих с большого экрана, на котором показывали видеозапись. А потом публику «приветствовали» Пушкин с Любимовым, Биби Андерссон (известная шведская актриса. — Прим. перев.) и остальные участники спектакля. Среди зрителей был бывший председатель консервативной партии Йоста Боман и целый ряд других известных личностей. Все билеты были распроданы. Спектакль принес почти столько же, сколько Премия свободы: 52 тыс. шведских крон.

Через два дня чехословацкие дни продолжились в Осло. В среду вечером в норвежском PЕN-клубе выступал Павел Тигрид?29. В четверг состоялась пресс-конференция по случаю выхода книги чехословацких политических карикатур «Humor and thе silеnt scrеam»; во второй половине дня я прочитал лекцию о ядерной энергии на большом коллоквиуме в университете, а вечером в Национальном театре состоялось торжественное представление: была исполнена чешская музыка, читали стихи Сейферта, норвежская группа исполнила песни Хутки и Крыла, а также сыграли пьесу Гавела «Ошибка». Кроме того, выступили: новый председатель Норвежского комитета поддержки Хартии 77 профессор Торкел Опсал, министр иностранных дел Фриденлунд, председатель оппозиции Коре Вилох, и снова я (очевидно, это был самый «говорливый» январь в моей жизни). После представления был прием, на котором гостей приветствовал — на видеозаписи, по телевизору — другой министр иностранных дел Йиржи Гаек. Министров иностранных дел было несколько, и чехословацкие посольства в Скандинавии на это отреагировали: они протестовали и тем самым вызвали еще большее паб-

лисити. За что выражаем им благодарность…

В пятницу в Осло заседало руководство Фонда Хартии-77, которое одобрило годовой отчет, а также обсудило будущую деятельность Фонда. Во второй половине дня было открытие выставки чехословацких политических карикатур художников Кристофори, Тринкевича, Йелинка, Штейгера и Тауссига. Выставку открывал заместитель мэра Осло, господин Столтенбург, известный социально-демократический политик. Потом я долго беседовал с ним о Чехословакии, о Хартии-77 и о том, насколько поддержка Норвегии важна для нашего общего дела.

Тут мне нужно сделать небольшое отступление. Выступление министра Фриделунда было одним из его последних публичных выступлений. Примерно через две недели после этого у него в аэропорту случился мозговой удар, и он умер. Перед моим отъездом в Вену газета «Дагенс нюхетер» опубликовала на одной и той же странице две заметки: в первой сообщалось, что новым норвежским министром иностранных дел был назначен Столтенбург; вторая заметка касалась посещения Праги китайским министром иностранных дел. Ву Сюхуан был принят чехословацким президентом Гусаком. У меня было абсурдное чувство: в 1979 году, в Пекине, мне весьма тайно сообщили, что меня примет в ЦК Коммунистической партии Китая заместитель руководителя заграничного отдела. Разговор был долгим, мы обсудили целый ряд важных вопросов, попили чаю, а потом меня Ву Сюхуан пригласил — прямо в здании ЦК — на банкет. Это был праздничный банкет. Ву Сюхуан накладывал мне на тарелку китайскими палочками самые вкусные кусочки, мы поднимали бокалы за уход советских войск из Чехословакии и еще за многое другое. Не знаю, какие тосты произносились в Праге, в Чернинском дворце. Но меня бы это интересовало. Вырезку из «Дагенс нюхетер» я сохранил в своем архиве.

Мне пора кончать. Остается только рассказать, как я купил в Лондоне новый смокинг, но, несмотря на это, проиграл в дискуссии с шотландскими студентами.

Я летел из Осло в Глазго, через Лондон. Меня пригласили произнести вводную речь в дискуссии о ядерной энергии в известном универ-

ситетском клубе. Я должен был представить публике двух норвежских депутатов парламента и двух шотландских политиков, чьей задачей было убедить студентов о необходимости — или же о вредности — ядерной энергии. В Глазго я улетал из Лондона в понедельник вечером. Во второй половине дня я гулял по Оксфорд-Стрит и вдруг увидел в одной витрине объявление о распродаже смокингов. Не знаю, что мне пришло в голову: у меня никогда не было смокинга, но в этом магазине смокинг стоил так дешево (да и мой размер имелся, что случалось не так часто), что я решился и купил этот смокинг. В Глазго, в аэропорту, меня встретил ректор. Во время ужина (шотландский лосось!) он сообщил мне виноватым голосом, что организаторы забыли мне кое-что сообщить: в клубе участники дискуссии должны быть в формальной одежде. Я спросил его, подразумевает ли он смокинг. «I am afraid so», — ответил он («Думаю, что именно так». — Прим. перев.). С видом светского льва и с чувством превосходства я ответил, что смокинг, само собой, лежит у меня

в чемодане.

Мой смокинг оказался самым элегантным — однако в Шотландии в этом не было ничего трудного — у каждого был смокинг, по меньшей мере от прадедушки; а у ректора университета из Абердина, быть может, и от прабабушки: черные лакированные туфли с зелеными шнурками, шерстяные чулки-гольфы и прекрасная клетчатая юбка. От пояса вверх — смокинг. Несмотря на мой новенький элегантный смокинг и еще более элегантную лекцию, студенты со мной не согласились. Большинство проголосовали за то, что ядерная энергия — ненужное зло. Мне надо будет съездить в Шотландию еще раз. Если бы на мне были джинсы, то, может быть, мне удалось бы их убедить.

Сейчас действительно уже пора кончать. Письмо тянется бесконечно — во времени и на бумаге — и в нем нет никакой последовательности. Но я не стану ничего редактировать или переделывать. Надеюсь, что вы сумеете хоть немного составить себе представление о моей такой сумасшедшей жизни, о которой я — на сей раз — не сожалею?30: наверное, без такой жизни мне было бы скучно...

Ну, вот, теперь я наконец-то дописал это письмо, пригубил белое велтинское винo и задумался над тем, о чем, скорее всего, буду писать в следующем «годовом отчете за 1987 г.». О поездке в Прагу? Или хотя бы о поездке в Сибирь? Но позвольте сохранить это в секрете: ведь до конца года остается еще девять месяцев. А это очень долгое время, которое, к сожалению, промчится как одно короткое мгновение.

Шлю вам всем сердечные приветы и желаю всего наилучшего в Новом году и на Пасху!

Ваш Франта

(Письмо начато 20-го декабря 1986 г. в самолете, где-то над Северным Атлантическим океаном. Закончено в Цель-ам-Зее 17-го марта 1987 г.)

Примечания

1 Нeкоторыe письма публикуются с нeбольшими сокращeниями.

2 «Листы» — чехословацкий культурно-политический журнал; начал издаваться в Риме послe оккупации 1968 г.

3 Тeсть Франтишeка Яноуха, профeссор Эрнeст Кольман, скончался в Стокгольмe 22-го января 1979 г.

4 In pectore — тайным (lat.).

5 «Ошибка» — одноактная пьеса, написанная В. Гавелом по просьбе Ф. Яноуха для вечера солидарности в Городском театре в Стокгольме.

6 VONS — Комитeт защиты нeсправeдливо прeслeдуeмых.

7 INFOCH — информационный самиздатовский бюллeтeнь Хартии-77.

8 «Две тысячи слов» — манифест чехословацкой интеллигeнции, опубликованный в июне 1968 г. в поддержку «Пражской весны».

9 В. Гавeл написал свой вариант «Трeхгрошовой опeры» Б. Брeхта.

10 Клаус Юнкeр — литeратурный агeнт В. Гавeла в нeмeцком издатeльствe «Ровольт».

11 Милослава Славичкова (1933 г. рожд.) — лeктор богeмистики в унивeрситeтe в Лундe (Швeция), пeрeводчица швeдской литeратуры на чeшский язык.

12 Фонд Хартии-77 отправлял в Чeхословакию профeссиональныe магнитофоны фирмы Sony для записeй концeртов джазовой музыки.

13 Йиржи Гаек (1913–1993) — юрист, политик и дипломат; во время «Пражской весны» был министром иностранных дeл; один из основатeлeй движeния Хартии-77. Послe оккупации Чeхословакии — диссидeнт; подвeргался прeслeдованиям.

14 Марта Кубишова — популярная эстрадная пeвица, диссидeнтка, подвeргалась прeслeдованиям.

15 Старый друг — Франтишек Кригeль (1908–1979), по профeссии врач; чeхословацкий политик; в 1968 г. был члeном политбюро КПЧ, прeдсeдатeлeм Национального Фронта и дeпутатом парламeнта; eдинствeнный члeн чeхословацкой дeлeгации в Москвe, отказавшийся подписать «Московский протокол», и один из чeтырeх дeпутатов парламeнта, голосовавших осeнью 1968 г. против «Договора о врeмeнном прeбывании совeтских войск на тeрритории Чeхословакии».

16 «Политика и совeсть» — эссe Вацлава Гавeла, опубликованноe впeрвыe на Западe Фондом Хартии-77.

17 Ярослав Гутка (1947 г. рожд.) — чeшский бард, композитор.

18 Властимил Тржeшняк (1936 г. рожд.) — чeшский бард, писатeль, художник.

19 Карeл Крыл (1944–1994) — чeшский поэт и бард.

20 Ян Тржиска (1936 г. рожд.) — чeшский актeр, эмигрировавший в США послe оккупации Чeхословакии.

21 Здeнeк Млынарж (1930–1997) — юрист, бывший сeкрeтарь ЦК КПЧ, эмигрировал в 1977 г. в Австрию.

22 «Largo desolato» — пьeса Вацлава Гавeла.

23 Дeнeжная часть Эразмовской прeмии — 400 тыс. гульдeнов.

24 Милан Юнгманн (1922–2012) — чeшский писатeль и литeратурный критик; диссидeнт.

25 Доминик Татарка (1913–1989) — словацкий писатeль и диссидeнт.

26 P.F. (Pour feliciter) — «На счастьe!»

27 Я очeнь виноват (лат.).

28 Ян Палах (1948–1969) — студeнт философского факультeта Карлова унивeрситeта в Прагe; 16 января 1969 г. совeршил самосожжeниe на Вацлавской площади в Прагe в знак протeста против оккупации Чeхословакии войсками СССР и других стран Варшавского договора.

29 Павeл Тигрид (1917–2003) — чeшский политик и писатeль; жил с 1948 г. в эмиграции.

30Игра слов: eщe в 1981 г. я опубликовал в Швeции книгу «Нeт, я нe сожалeю». Она вышла такжe по-чeшски (1985 г.) и по-русски: сначала в журналe «Иностранная литeратура» (1990), а затeм в издатeльствe «Мeждународный Фонд дeмократии» (2008).

Чехия > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 19 августа 2014 > № 1193077 Вацлав Гавел

Полная версия — платный доступ ?


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ptel.cz, 22 июля 2014 > № 1129482 Милош Земан

Ранее Милош Земан уже неоднократно говорил о своей отрицательной позиции к санкциям в отношении России в связи с ситуацией в юго-восточных регионах Украины, сообщает портал www.ria.ru

От санкций в отношении того или иного государства никогда не было никакого толку, заявил в понедельник в Праге на пресс-конференции президент Чехии Милош Земан, отвечая на вопрос об усилении западных санкций в отношении России.

Если кто и страдал от санкций, указал президент Чехии, то это были рядовые граждане, но никак не «верхушка» (это слово Земан произнес по-русски) страны, «которая всегда найдет возможность изыскать для себя средства на икру и шампанское, как это мы видим на примере Северной Кореи».

«В отношении Кубы санкции действовали 40 лет, и все 40 лет Фидель Кастро оставался руководителем государства, — сказал чешский президент. — Я скорее верю в эффект того, что коммунисты когда-то называли «идеологической диверсией», то есть максимально возможный обмен туристами, студентами, предпринимателями и так далее, что могло бы способствовать постепенной смене системы изнутри демократическими и правовыми средствами».

Ранее Милош Земан уже неоднократно говорил о своей отрицательной позиции к санкциям в отношении России в связи с ситуацией в юго-восточных регионах Украины. В частности, в мае он заявил, что выступает за увеличение туристического обмена между Чехией и Россией, в том числе за взаимную отмену виз.

Как США и Евросоюз ввели санкции против россиян

США и ЕС не признают присоединения Крыма к России и обвиняют Москву во вмешательстве в дела Украины. Россия это отрицает и называет подобные обвинения неприемлемыми. Западные страны с марта уже несколько раз вводили санкции в отношении ряда российских политиков, бизнесменов и компаний и угрожали расширить ограничительные меры. Последним случаем применения подобной практики стали июльские санкции.

США 16 июля синхронизировали свой санкционный список с европейским, наложив визовые и финансовые ограничения на некоторых политиков из России, а также ввели секторальные экономические санкции в отношении российских оборонных и сырьевых компаний. В Вашингтоне и Брюсселе при этом готовы при необходимости расширить санкционные списки

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ptel.cz, 22 июля 2014 > № 1129482 Милош Земан


Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 мая 2014 > № 1088417 Вацлав Клаус

ВАЦЛАВ КЛАУС О ВЫБОРАХ В ЕС (" INSTITUT VÁCLAVA KLAUSE ", ЧЕХИЯ )

Давид Борек (David Borek)

Давид Борек: О европейских выборах не только в Чехии, но и во всем ЕС мы будем говорить теперь со вторым чешским президентом Вацлавом Клаусом. Здравствуйте.

Вацлав Клаус: Добрый вечер.

- Несколько недель назад Вы сказали, что выборы не дают шанса на большие революционные перемены в Европе, поэтому Вы несколько преуменьшали их значение. Вы были правы? Мы видим, что в некоторых странах тектонические сдвиги в принципе произошли.

- Не знаю, эта оценка шире, здесь есть много аспектов. Я считаю довольно странным для Европы (и не знаю, не намеренно ли это), что нигде нельзя ясно увидеть, как прошли европейские выборы. Хотя уже прошло более суток.

- Я не хочу сейчас рекламировать этот сайт, но на iDNES.cz все достаточно наглядно.

- Я думаю, не очень. Я должен начать с поздравлений в адрес настроенных критически к Евросоюзу партий, которые добились успеха. Будь то мой хороший друг Найджел Фарадж в Великобритании, или г-жа Ле Пен во Франции, с которой я не знаком, или Датская народная партия, выигравшая выборы с лозунгом: "Больше Дании - меньше Евросоюза". Таким образом, какой-то сдвиг в ЕС произошел (к сожалению, противоположный тому, что произошло здесь). Однако эта перемена слишком мала и маргинальна, она не приведет к радикальным изменениям. Здесь я никакого шанса не вижу. Сильные, так называемые проевропейские партии, если их правильно называть по-чешски - пробрюссельские партии, будут перевешивать евроскептиков в одном голосовании за другим.

- С другой стороны, что сейчас в таком случае должно произойти, чтобы какие-то следующие европейские выборы, на Ваш взгляд, стали этим потенциалом революции или принципиального ускорения или перераспределения политического спектра?

- Это хорошо, что Вы говорите о революции. Хорошо, что избиратели дали определенный сигнал. Мне становится смешно, когда некоторые аналитики здесь, и г-н премьер Соботка (Bohuslav Sobotka), говорят, что выборы выиграли пробрюссельские (он говорит проевропейские) силы или партии. Это просто бессмыслица. Его партия получила 14% голосов 18% избирателей. Кто хоть немного умеет считать, что 14 на 18 или 1,4 на 1,8 означает, что г-н Соботка и его социал-демократы (SSD), самая сильная партия в Чехии, получили 2,5% голосов всех имеющих право голосовать граждан.

Или так: выборы выиграли те, кто на них не пошел. У нас таким образом одержали победу 82% граждан, не пришедших на участки. Эти люди дали ясно понять, что Европейский Союз их не интересует, что они знают, что у Европейского Союза и демократии нет ничего общего, и поэтому Европарламент - игрушка, которая на самом деле не имеет вообще никакого значения. Так что результат выборов, по сути, для любой дальнейшей, будущей жизни в Европе не так важен. Думаю, это очень серьезный сигнал, и каждый, кто хотел, его услышал.

- С другой стороны, у Европы уже, кажется, седьмой непростой год. И здесь, и особенно к югу от Альп, сложная социальная ситуация. И все равно в некоторых странах действительно была перерисована политическая карта в том смысле, что главные партии потерпели неудачу. Вспомним Грецию, вспомним Францию, вспомним Великобританию. Но в остальных странах более или менее основные, главные партии сохранили свои передовые позиции. Что происходит, что случилось?

- Я не согласен. То, что они удержались, это одно. Но - по поводу отделения юга от остальной Европы - я думаю, что многие ждали, что критика ЕС усилится в обедневших из-за евро странах, как, например, в Греции. Этого можно было ожидать. Но тектонические сдвиги (вы использовали этот термин) произошли и на экономически успешном севере Европы. В таких странах, как Дания, Финляндия, Швеция и даже Великобритания, заметно усилились позиции еврокритических партий, что должно быть шоком для тех, в чьих руках находится власть в Брюсселе. Они ждали, что их будут критиковать Греция и Болгария (или им подобные), но не Швеция, Финляндия, Дания.

- А что Германия? Это, если можно так сказать, главный казначей европейской интеграции (я имею в виду немецких налогоплательщиков). Вас задело то, что там выборы не закончились каким-то принципиальным прорывом в смысле переписывания политической карты?

- Во-первых, я очень рад, что мой хороший знакомый г-н профессор Луке со своей "Альтернативой для Германии" добился успеха.

- Но это не были 20 - 30%.

- От нуля к 6,5% - это не такой плохой результат. Но главное, как Вы можете произносить слова "главный казначей Европейского союза"? Германия - это, наоборот, страна, которая на Европейском Союзе и особенно на существовании евро больше всего заработала и все еще продолжает прилично зарабатывать. Поэтому неслучайно выборы в Германии прошли так, как они прошли. Германия - главный победитель последнего десятилетия в Европе. Эти мелочи, которые Германия дает Греции, второстепенны по сравнению с общим эффектом.

- Я предложу историческую параллель. Итак, 100 - 200 лет назад. Венский парламент, Рейхсрат, значительная доля сил, выступавших за автономию и федерализацию. Тогда это имело несколько иное значение, чем сейчас. Это были силы, которые, скорее, хотели более свободной Австро-Венгрии. Они были способны достаточно часто координировать друг с другом свои действия. Поляки из Галича, младочехи, немецкие консерваторы. Нынешние еврокритики и евроскептики в состоянии создать что-то типа альянса автономий, альянса защитников национальных государств? Или они будут выступать друг против друга?

- Сначала давайте подождем и посмотрим, что они будут делать, когда придут в Брюссель. Может быть, они начнут говорить что-то другое, не то, что они утверждали до выборов, потому что представители этих партий не хотели заранее связывать себя с тем, что может произойти в той или иной стране. Я знаю, что Найджел Фарадж говорил о "ядовитых" основах партий г-жи Ле Пен и г-на Герта Вилдерса в Голландии. Но Фарадж говорил это до выборов и перед своим избирателям. Посмотрим, что будет, когда все встретятся в Брюсселе. Я не риску предположить, как они будут действовать вместе.

- А можете ли Вы очертить линию, за которой сопротивление федерализации Европы уже становится шовинистским, националистическим, антисемитским анахронизмом?

- Думаю, это как раз одна из тех мистификаций, которые сейчас появляются. Сегодня по электронной почте я получил статью главного редактора одного американского журнала. Я с этим человеком на прошлой неделе встретился в Нью-Йорке. Он в статье задает себе этот вопрос: должно ли мешать то, что эти экстремистские, иногда слишком самоуверенные (и политически некорректные) партии добились такого успеха. И он отвечает, что, если консервативные (или классически либеральные) политические партии перестают быть консервативными, они предают свои идеалы. Потом избиратели вынуждены "look elsewhere" - смотреть куда-то еще. И люди нашли другие партии.

- А Вы бы поддержали альянс г-на Фараджа, например, с венгерской партией "Йоббик"?

- Пусть это они решают сами. Но я бы советовал обращать внимание на то, что на самом деле представляют эти партии, а не только на то, что о них пишут основные СМИ, заранее настроенные против этих партий. Я был бы к ним более справедливым. Некоторые их представители не настолько безумны, как это может показаться после прочтения того, что о них пишут. Но я не могу сказать, договорятся они или нет. В любом случае я боюсь, что их настолько мало, что все равно господа социалисты Щульцы и так называемые христианские демократы Юнкеры (впрочем, большой разницы между ними я не вижу) пожмут друг другу руки и сметут со стола все, что будут предлагать евроскептики.

- Вы несколько недель назад сказали, что испытываете противоречивые чувства в связи с этими выборами. Потом Вы сказали, что Вам ничего не остается, кроме как, наконец, голосовать за Гражданско-демократическую партию (ODS). Я не хочу быть бестактным и спрашивать, за кого Вы голосовали. Но я спрошу иначе: что Вы думаете о результатах ODS? Что они значат для ODS, партии, которую Вы основали уже почти четверть века назад?

- Когда я думал, что для меня может быть главным сигналом этих выборов - я говорю о выборах в Чехии, - первый вывод, к которому я пришел, заключался в том, что с нашей политической сцены полностью исчезли правые. Два мандата ODS и один мандат Петра Маха (Petr Mach) - это фактически тотальное исчезновение правых. Для человека, который буквально вылепил правых после ноября 1989 года, это печальный результат.

Еще один вывод: произошла огромная фрагментация нашей политической сцены. Семь партий делят 21 мандат, в среднем - три на одного. Никто из них не одержал явной победы. Это огромная перемена, и я не могу этому радоваться. Возможно, я рад, что проиграла Партия зеленых. Когда я здесь минуту назад слушал г-на Лишку, я думал, что они уже навеки ушли в историю, что эта партия уже никогда ни на одних выборах не будет среди победителей.

- И все же - за кого Вы голосовали?

- Я, конечно, Вам этого не скажу, но я пытался поддержать тех, кто на Европейский Союз (не на Европу!) смотрит критическим взглядом и кто фанатично не соглашается со всем, что приходит из Брюсселя.

Интервью бывшего президента Чешской Республики Вацлава Клауса "Чешскому телевидению" от 26-го марта 2014 года.

Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 мая 2014 > № 1088417 Вацлав Клаус


Украина. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088656 Вацлав Клаус

ДАВАЙТЕ НЕ ДОПУСКАТЬ ВУЛЬГАРИЗАЦИИ ДИСКУССИИ ОБ УКРАИНЕ (" INSTITUT VÁCLAVA KLAUSE ", ЧЕХИЯ )

Вацлав Клаус (Václav Klaus), Иржи Вайгль (Jiří Weigl)

Тяжелое наследие прошлого

Современная Украина - печальное наследие сталинского смешения народов и границ, разрывания естественных исторических связей, попытки создать нового советского человека и превратить исторические народы в этнические пережитки прошлого. Это для нас является исходной точкой наших рассуждений, а также тем, что в значительной степени упускается из вида в сегодняшних политических и медийных дискуссиях.

В какофонии отзывов и комментариев развития ситуации на Украине теряется осознание того факта, что возникновению текущей драматической ситуации в первую очередь способствовал очевидный политический, экономический и общественный провал Украины как самостоятельного государства, основные причины которого мы видим в следующем:

1. У нынешней Украины полностью отсутствует историческая традиция собственной государственности, и за два десятилетия своего существования она не смогла создать такое государство, которое было бы готово принять все ее население. Она возникла не в результате усилий ее граждан и их борьбы за самоопределение и суверенитет, а, в сущности, всего лишь вследствие расформирования СССР его тогдашним политическим руководством и отделения созданных Москвой в советскую эпоху бывших искусственных союзных республик в их границах на тот момент.

2. Преимущественно пассивное население в результате катастрофических результатов горбачевской перестройки было сильно настроено против Москвы. Свою роль с украинской стороны сыграл и страх местной советской партийной номенклатуры перед ельцинской политикой ликвидации прежней системы.

3. Сначала Украиной руководила советская русскоязычная элита промышленного востока страны. Это было своего рода второе российское государство, составная часть постсоветского пространства с огромным "на бумаге" потенциалом: 52 миллиона человек (второй после России показатель); промышленная база (Донбасс и т.п.); самый большой сельскохозяйственный потенциал в Европе; главные черноморские порты, Крым; сравнительно образованная элита; непосредственное соседство с Центральной Европой.

4. Однако это государство возникло в результате обособления в принципе искусственного административного образования советского тоталитарного государства, которое хотело продемонстрировать решение национального вопроса на веки вечные и заменить нации "советским народом". Таким образом, в одно целое были искусственно объединены русские и русифицированные области востока и юга нынешней Украины (которые веками прочно входили в состав российского государства) и аннексированные Сталиным после войны изначально польская Галиция и Закарпатье, которое никогда не входило в какое-либо восточнославянское государство.

5. Самостоятельное украинское государство до 1991 года никогда не существовало, если не считать период Гражданской войны после Октябрьской революции 1917 года, когда безуспешные попытки добиться украинской самостоятельности были связаны со спорными фигурами гетмана Скоропадского и атаманов Петлюры и Махно, и период Второй мировой войны, связанный с именем Степана Бандеры. Их наследие и представляемые ими традиции очень противоречивы (антисемитизм, связь с немцами и нацистами и т.д.) и никем позитивно не принимаются за исключением националистической Западной Украины.

6. Глубокая историческая традиция скорее говорит в пользу прочных связей с Россией - эпоха Киевской Руси, принятие православного христианства или традиции запорожских казаков, сражавшихся с турками и поляками и присоединивших тогдашнюю Украину к царской России. Общий русско-украинский опыт советского времени и Вторая мировая война сформировали прочные русско-украинские межчеловеческие, общественные, экономические и политические связи, которые нельзя просто разорвать и быстро заменить чем-либо новым.

7. За 20 лет самостоятельности не удалось сформировать общее украинское самосознание и убедить жителей этой очень разнородной страны в том, что самостоятельная Украина - это именно то самое единое образование, которое позволит сбыться народным чаяниям. Такие амбиции есть, прежде всего, у этнических украинцев с запада страны (Галиция, Волынь и т.д.), которые подчеркивают трагический опыт советской эры (депортации, лагеря, голодомор), настроены явно антироссийски и хотят строить Украину как украинское национальное государство. Для них было и остается неприемлемым положение Украины как "второго" русского государства, имевшее место при президентах Кравчуке и Кучме. Неслучайно экономически отсталый и слабый запад Украины был движущей силой "оранжевой революции" в 2004 году и протестов на Майдане в 2014 году. Свергнув Януковича, националистический запад страны захватил всю полноту политической власти и стремится разорвать традиционные многолетние связи Украины с Россией и ориентироваться исключительно на Запад, на ЕС и США. Однако опыт показывает, что у украинского запада для реализации этих планов и амбиций нет сил: экономически доминирует восток страны, и до сих пор он всегда перевешивал.

8. Украинские русские - как представители большого культурного народа, ранее доминировавшего во всем регионе - не разделяют и не могут разделять националистические амбиции западных украинцев. Они не могут представить себе разрыв тесных связей с Россией, которая сегодня во всех отношениях богаче, успешнее и организованнее. Советскую эпоху они не воспринимают как иностранную оккупацию, себя считают победителями во Второй мировой войне, а не ее жертвами. Бандеровцы для них - предатели и фашисты. Для них неприемлемо государство, основанное на их наследии. Как русские они не доверяют Западу и не хотят входить в состав блоков, направленных против России. Ярая русофобия западно-украинских националистов оскорбляет их и угрожает им. Эта часть населения долгое время (в том числе и вследствие советской традиции) была индифферентна в национальном отношении. Однако текущее развитие ситуации обособляет и выкристаллизовывает эту группу в национальном плане.

9. После 20 лет независимости Украина разделена и стоит на пороге экономического банкротства. В ней живут два расходящихся друг с другом народа с различными и, как представляется, противоположными взглядами на будущее. Они оба связывают свои нереалистичные надежды с зарубежьем: один с Западом, другой - с Россией.

10. Украину в ее современном виде могли бы спасти только десятилетия спокойного развития при совершенно не амбициозной внешней политике, учитывающей предыдущий опыт и геополитическое положение страны, а также при постепенном улучшении экономической ситуации и повышении уровня жизни. Развития безо всякого иностранного вмешательства. Однако Украине этого не было отпущено. Попытки радикальных перемен представляют принципиальную угрозу для этой хрупкой и неоднородной страны в политически исключительно чувствительном регионе. К сожалению, именно это сейчас происходит на Украине и несет с собой всю опасность для нее, окружающей Европы и мира.

Часть 2: Украина не справляется с процессом трансформации

Как было показано выше, после падения коммунизма Украина возникла как новое, по своему существу не историческое государство (так же назвал и довоенную Чехословакию времен первой республики в своей недавней статье в газете "Право" от 3 апреля 2014 года В.Белоградский), которому досталась принципиальная проблема настоящего самосознания. (В начале 90-х к нам в Министерство финансов приехал с визитом бывший тогда председателем Национального банка Украины В.А.Ющенко. На нашу критику высокой инфляции и чрезмерной денежной эмиссии в стране он среди прочего отвечал в свою защиту, что даже он не знает, где Украина начинается и где кончается! Мы хорошо помним эту его фразу.) Это было и остается принципиальной проблемой, которая сохраняется до сегодняшнего дня и тормозит всякое развитие этой страны.

В Западной Европе и США политики полагают, что это не беда и достаточно "ввести демократию и правовое государство", чтобы все автоматически наладилось. До сих пор они не сделали никаких выводов из того, что неоднократный "экспорт революции" не работает, и что, например, в искусственно созданной после распада Югославии Боснии и Герцеговине за два десятилетия при масштабной поддержке Запада также не произошло ничего подобного. Об "арабской весне" лучше не говорить вовсе.

Еще одним побочным продуктом специфической украинской ситуации стало то, что Украина не провела последовательной посткоммунистической трансформации, которую так или иначе провели другие посткоммунистические страны. Не была проведена политическая трансформация. Не была создана стандартная система политических партий, а украинский парламент все еще не стал стандартным парламентом. Об этом красноречиво свидетельствуют кадры драк депутатов во время заседаний парламента (в последний раз это случилось в среду 9 апреля). "Оранжевая революция" (опять-таки не вполне отечественного производства) произошла почти двадцать лет после нашей "бархатной", но и эта несколько запоздалая революция не принесла никаких принципиальных перемен.

Не было и последовательной экономической трансформации, хотя они и отказались от системы, существовавшей при коммунизме. Как результат, экономику захватили кланы олигархов, пришла стагнация, разруха в промышленности, высокий уровень безработицы, сохраняется зависимость от России и т.д. Любопытно сравнить динамику роста ВВП на душу населения с сопоставимой во многом Белоруссией (во главе с абсолютно неприемлемым для многих из нас А.Г.Лукашенко). После падения коммунизма обе страны оказались в сравнимых условиях, но сейчас Белоруссия по ВВП на душу населения приблизительно в полтора раза опережает Украину. Это сравнение - практически "контролируемый эксперимент". Каждый из нас не мог не заметить того, что за последние два десятилетия Украину покинуло более 5 миллионов человек, что составляет более 10% общего числа ее жителей.

Непримиримая борьба В.А. Ющенко, Ю.В. Тимошенко и В.Ф. Януковича (если опустить прочих игроков) ни к чему не привела. Невероятное богатство политиков и олигархов (демонстрируемое в СМИ) остальная Восточная Европа, особенно Чешская Республика, не может себе вообще представить.

Общественность очень напряжена (чтобы это понять, не надо даже быть экспертами по Украине). В любом случае речь идет об исключительно хрупкой, ранимой, нестабильной стране, которую легко поставить под угрозу любым вмешательством извне. Необязательно иметь в виду военное вмешательство, достаточно и политического. Достаточно вызвать волнения и беспорядки, натравить одни группы населения на другие, популистски играть против всех местных авторитетов (о которых мы, впрочем, не особо высокого мнения), вызвать зависть и взаимные обвинения в коррупции и незаслуженном обогащении и, не в последнюю очередь, развязать национальные распри или откровенную ненависть.

Мы полагаем, что именно все это на Украине произошло и происходит.

Часть 3: Что произошло на Украине и вокруг Украины

Изложение споров о ситуации на Украине можно упростить и сделать более наглядным, если отказаться от балласта и перевести его в плоскость моделей, которые до определенной степени схематичны, но представляют собой основной костяк, без детализации:

Модель А: произошло настоящее народное восстание за демократию, независимость и принадлежность к Европе

Эта модель опирается на верный, вероятно, тезис о том, что украинцы глубоко и обоснованно разочарованы ситуацией в стране. Причину этого они видят в своей бездарной и коррумпированной политической власти (ее они, при этом, вновь и вновь поддерживают на выборах, при всех их проблемах обладающих основными демократическими чертами), которая вместо того, чтобы как можно скорее "привести страну в Европу (то есть ЕС)" и жестко вести переговоры с Россией о цене газа и прочем (умиляет, что одна из героинь этой истории несколько лет назад заключила с Россией весьма любопытный договор о цене газа), отказывается от уже было подписанного договора об ассоциации с ЕС. (На Украине этот договор переоценивают, но мы в Чехии знаем, что из него следует немногое и, главное, почти никакой настоящей, разумной помощи.)

Люди по-настоящему участвуют в массовых демонстрациях. Их не пугают недели и месяцы очень сильных холодов. Когда недостаточно мирных протестов, демонстрации стихийно ожесточаются (хотя правительство не предпринимает значительных контрмер, наоборот, уступает где это только можно и где нельзя). К демонстрантам присоединяются подготовленные и хорошо вооруженные лица или, скорее, целые организованные группы с Украины и из-за рубежа. Из Европы поддержать их приезжают истинные демократы, вроде наших господ Шварценберга, Коцаба и Штетины (попросту люди, всегда и везде исповедующие правду и любовь), какая-либо поддержка этого процесса со стороны России, наоборот, отсутствует. Однако все считают, что Россия рада этому процессу дестабилизации своего ключевого соседа или даже поддерживает его (хотя на майдане в Киеве этого не заметно).

После победы демонстрантов на улицах Киева, бегства легитимно избранного президента из страны и создания будто бы действительно народного правительства Россия начинает военное вмешательство и оккупирует Крым так же, как в 1939 году. Гитлер захватил Чехословакию (вернее, ее западную часть), а Брежнев в 1968 году - Чехословакию (на этот раз целиком). В 1939 году (или же уже в 1938 году при заключении Мюнхенского соглашения) и в 1968 году мировые демократы недостаточно протестовали, теперь же это необходимо сделать и довести дело до победного конца. Линия Гитлер - Брежнев - Путин совершенно очевидна, и сейчас ее не видят и не осознают лишь те, кто не понимал этого и ранее.

Модель Б: недовольство на Украине было использовано с целью вызвать новое противостояние Запада с Россией

Модель Б начинается также, как модель А. Украинцы глубоко и вполне оправданно не удовлетворены ситуацией в своей стране. И они дают это понять самыми различными способами. Речь, однако, идет о стране, которая:

- не совсем является Европой (хотя определить, что является или нет Европой очень сложно; Конрад Аденауэр заявлял в 50-х годах, что восточнее Берлина начинаются азиатские степи);

- граничит с Россией (граница не является настоящей);

- в течение многих десятилетий и веков входила в состав России или подконтрольного ей государства;

- в которой проживают миллионы русских (более трети всего населения) и которая постоянно должна искать и подтверждать некую форму мирного сосуществования с Россией.

Запад и все те, кто в силу каких-либо исторических обид - от Польши до Грузии - "не переваривают" Россию, решили использовать скрытый, тлеющий кризис на Украине как предлог и спровоцировать новое противостояние Запада и России. Эти люди хорошо понимали, что Россия не может допустить дестабилизации ситуации в столь важном (самом большом и густонаселенном) соседнем государстве и поэтому:

- все больше перенаправляли эту неудовлетворенность на Россию или пытались интерпретировать происходящее в этом ключе;

- подкрепляли аргументацию, звучащую из Западной Украины;

- провоцировали конфликт между Западной и Восточной частями Украины, что во многом равнозначно конфликту между украинцами и русскими;

- искаженно интерпретировали суть экономических отношений Украины и России;

- развивали образ России как экспансионистской державы, которая только и ждет подходящего момента для оккупации Украины.

Мы не являемся какими-то защитниками России и ее президента, рассматриваем их действия критично и знаем, что идеализировать долгосрочные интересы России было бы наивной бессмыслицей, но мы согласны с недавним заявлением Генри Киссинджера, что "демонизация Путина является не политикой, а созданием алиби в условиях ее отсутствия". Именно это происходит в США и Западной Европе, именно этим занимается немалая часть чешских политических представителей (хотя большинство "осторожничает" и выражается туманно), поступают так и основные чешские средства массовой информации.

На момент реализации киевского путча (для последователей законодательных теорем напоминаем, что он был неконституционным), после грубого, подвергающего опасности жизни людей насилия по отношению к каждому, кто имеет смелость высказывать иное мнение, после фактического изгнания легитимного президента (который не проявил достаточной смелости, чтобы жестко выступить против агрессивно ведущих себя демонстрантов) из страны, после роста опасений русской части украинского населения в самой специфической, географически ограниченной, формально автономной части Украины, в Крыму, был проведен (конечно, с согласия России и к ее тихой радости) референдум, в ходе которого при большом участии и с ошеломляющим результатом было заявлено, что жители Крыма не хотят оставаться в составе Украины (к которой, собственно, до вмешательства Хрущева в 1954 году они никогда не относились). Очевидно, что они не хотели оставаться в "подвешенном состоянии" и желали вернуться в Россию. Очевидно также, что Россия может испытывать радость по этому вопросу (хотя в краткосрочной перспективе ей это добавит забот), но последовательность событий существенно отличалась от преобладающей трактовки, в соответствии с которой Россия в одностороннем порядке аннексировала Украину. Полагаю, что Россия не испытывала необходимости в расширении своей территории за счет Крыма, и, учитывая возникшие у нее в этой связи проблемы, оно того не стоило. Несмотря на это, полагаем, что Россия де-факто была вынуждена предпринять такие шаги, чтобы не выглядеть абсолютно слабой.

Факт присоединения Крыма к России Запад в соответствии со своими интересами трактует как пример возрождения российского империализма. Когда нашу полемику с такой интерпретацией на прошлой неделе не принял один наш добрый друг, живущий с 1968 года в Германии, и раздражал демонстративным игнорированием наших аргументов, он привел один примечательный факт: с 1968 года он настолько ненавидит Россию (такие люди не реагируют на замечание, что им следовало бы ненавидеть коммунизм и Советский Союз), что не может даже читать русскую литературу XIX века. Мы считаем это знаком зашоренного и нерационального мышления. Однако мы опасаемся, что именно таким образом ситуация на Украине и действия России в основном интерпретируются в Чешской Республике, в Европе, и, наверное, в Америке. Для того мы и ведем эту нашу полемику, которая является не защитой России и ее президента, а попыткой способствовать предотвращению рискованных шагов, ведущих к новой холодной войне, главными жертвами которой неизбежно снова станем мы и наша свобода.

Это "модельное" описание двух альтернативных подходов к украинскому кризису, конечно же, можно развивать, дополнять или же корректировать, но мы убеждены, что оно в известной степени помогает сориентироваться. По крайней мере, добавим, что нас не удивляет тот факт, что большинство жителей Крыма (в населении которого преобладают русские) не хочет оставаться составной частью стоящего на пороге банкротства государства, которое все больше контролируется лицами и группировками с Западной, то есть нерусской Украины, людьми, основой политики которых является отрицание России и русских. Неудивительно и то, что жители Крыма хотят стать частью богатой и успешной России.

Стоит обратить внимание и на то, что украинская армия в Крыму не только не оказала никакого сопротивления и дала себя разоружить, но и в подавляющем большинстве перешла в ряды российской армии. Это еще она иллюстрация распада Украины как государства.

Часть 4: Законодательный фундаментализм и "real life"

В связи с нарастающим распадом Украины - отделением Крыма и присоединением его к России, провозглашением различных сепаратистских русских "республик" и требованием новых референдумов об отделении некоторых частей востока Украины - у нас и на западе встречается различная правовая аргументация, утверждающая, что такие шаги противоречат конституционным и правовым рамкам современной Украины и, следовательно, они незаконны и недопустимы. Мы не выступаем в качестве экспертов по украинскому конституционному праву - речь не о том - но необходимо и это показать в настоящем свете.

Эти по сути академические аргументы могут быть верны при констатации возможной нелегальности шагов некоторых сепаратистских кругов, но это лишь половина правды. Реальная жизнь всегда опережает право, которое затем ее нагоняет. С изменением порядков устанавливается новая законность, по сути вещей всегда неизбежно временная. Настоящая жизнь и ее потребности обычно пробивают себе дорогу, а проводимые изменения в законодательстве редко могут идти с ними в ногу.

Раздел государства, подготовленный и прошедший действительно в соответствии с конституцией и законом, имел в обозримом прошлом место, пожалуй, только у нас при подготовке раздела Чехословакии. Распад Югославии, а затем и Сербии, так же, как и СССР, проходил стихийно, зачастую с конфронтацией и насилием, методом свершившихся фактов. Нет нужды слишком долго на этом останавливаться. Точно так же большинство современных стран Европы и мира получило независимость в результате насильственной борьбы и в нарушение существовавшего правового устройства. Нельзя отказать людям в этом праве ссылками на незаконность сепаратизма. В противном случае мы бы отвергли законность возникновения таких государств, как США или нашего, которое также возникло не в соответствии с конституцией и законами Австро-Венгрии.

Таким образом, международное признание данного конкретного изменения границ - в первую очередь не правовой вопрос, а вопрос, зависящий от баланса сил в стране, регионе и мире. В этом отношении современная ситуация лишь незначительно отличается от истории. Если бы мы захотели последовательно придерживаться оценки перемен такого рода с точки зрения закона и международного права, то мы попали бы в непреодолимую ловушку двойных стандартов и противоречивой практики.

Очевидно, что бесправие, хаос и экономический кризис позволяют Западу и России вмешиваться в украинские дела. Опять-таки неудивительно, что большинство этнических русских, недовольных не вполне благоприятными условиями жизни на Украине и опасающихся за свое будущее, обращают свой взор к относительно богатой, стабильной и сильной России. Только очень предвзятых наблюдателей может удивить то, что у подавляющего большинства из них нет причин быть лояльными к Украине и на референдуме они массово высказываются за присоединение к России. Поэтому бессмысленно ставить под вопрос их логичную позицию, отрицая те или иные условия референдума.

Юридическими аргументами, конституцией и законами единство Украины не удержать. Ее нельзя удержать и демократическими процедурами самими по себе, например, парламентскими или президентскими выборами. То, что запад или восток Украины наберет больше голосов, не решит проблему, пусть у победителя и будет поддержка большинства и тем самым демократическая легитимность. Украину можно спасти только в случае победы широкого всеукраинского проекта, устраивающего обе стороны, вероятность чего все больше уменьшается в ходе нарастания напряженности и при столь сильном давлении извне.

Часть 5: Злоупотребление событиями на Украине для ускорения унификации Европы (и, следовательно, ослабления демократии в Европе)

Сегодняшние события на Украине и вокруг нее, несомненно, повлекут за собой ряд прямых и косвенных, краткосрочных и долгосрочных, политических и экономических следствий. В течение последних дней оба автора данного текста вместе говорили о ситуации на Украине с двумя послами значимых стран, гораздо больших, чем Чешская Республика. Один из них был посол европейской страны, другой был из Азии. Оба спрашивали, какое влияние окажет все происходящее вокруг Украины. Вероятно, для этого необходимо повторить хотя бы основную структуру нашего ответа.

Краткосрочные эффекты экономического характера для Чешской Республики очевидны - сокращение числа туристов из России и с Украины, снижение загрузки наших курортов на западе Чехии за счет гостей из этих стран, особенно из России, торможение торговой и инвестиционной активности в экономике, возможно, затрудненный доступ к энергетическим ресурсам, которые наша страна долгое время получает с востока. Это, конечно, неприятно, особенно для вполне конкретных чешских экономических субъектов, но для нашей страны как целого, скорее всего, это не будет чем-то фатальным. Рано или поздно подобная деятельность вернется на достигнутый в прошлом уровень. Повторим снова, что так на это не могут смотреть конкретные фирмы и предприятия, торгующие с Россией и Украиной. Они, несомненно, имеют в этой связи большие опасения (и мы не ожидаем, что государство как-либо будет компенсировать им это).

Более серьезными и по своим последствиям гораздо более опасными мы считаем неэкономические эффекты. Международная политика станет радикальнее, международная напряженность возрастет, конфронтация Запада и Востока усилится, а конфликт между Западной Европой, вместе с которой "достанется" и нам, и путинской России, в последнее десятилетие гораздо более уверенной в себе (чем это казалось в первое десятилетие после падения коммунизма), обострится. Рост напряженности в международной политике для Чешской Республики - маленькой страны, расположенной вблизи от исключительно условной границы между Востоком и Западом - в любом случае будет минусом и скажется на ней.

Основной европейской политический "мейнстрим", представленный брюссельской элитой, рассчитывает, что украинский кризис можно использовать для укрепления европейской централизации и унификации, особенно для так давно задуманного объединения европейской внешней политики (и подавления все еще различной внешней политики отдельных стран-членов ЕС), а также в целях давно запланированного создания европейской армии, против чего до сих пор выступало большинство входящих в Евросоюз стран. Это дальнейшее усиление европейской унификации и централизации, которую многие из нас уже сегодня считают совершенно неприемлемой, не соответствует действительным интересам Чешской Республики, хотя президент М.Земан и думает наоборот. Мы опасаемся ограничения гражданских прав, особенно свободы слова, свободы не соглашаться с официальной точкой зрения.

Значительная часть европейского политического "мейнстрима" (в гораздо меньшей степени Германия и ни в коем случае южное крыло ЕС) вместе с США пытается воссоздать образ России как "пугала" на Востоке, что является стратегическим интересом, особенно американским. Украина в этом отношении всего лишь инструмент. Это также не в наших интересах, и мы не можем на этом ничего заработать в каком бы то ни было отношении. Возможно, на этом заработает горстка наших чешских "неоконсерваторов", которые на запоздалой борьбе с коммунизмом и советским империализмом все еще строят свою карьеру, что возможно только вследствие того, что на это все еще отзывается часть наших сограждан. Конечно же, это суррогатная деятельность, которая свидетельствует об отсутствии какой-либо положительной политической программы у этих еще сильных в медийном отношении лиц.

Вацлав Клаус - бывший президент Чешской республики

Украина. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088656 Вацлав Клаус

Полная версия — платный доступ ?


Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > radio.cz, 16 апреля 2014 > № 1055867 Вацлав Клаус

Спустя десять лет после вступления Чехии в Европейский союз экс-президент Вацлав Клаус впервые публично признал, что он сам голосовал на референдуме против вступления страны в ЕС. Парадоксальным является тот факт, что именно Клаус, будучи премьер-министром, в 1996 году от имени страны отправил в Брюссель просьбу о включении Чехии в ЕС, а в 2004 году он же подписал договор о вступлении страны в ЕС. Клаус все же считает, что «у Чехии не было в 90-е годы другой альтернативы, чем вступление в ЕС. Это был единственный путь к тому стать «нормальной» европейской страной». В настоящее время Клаус считает, что Германия и Франция доминируют в Европе больше, чем когда-либо в XX веке. «Я могу ответственно заявить, что когда на заседании совета выступает представитель маленькой страны, представители так называемых европейских держав читают газеты, разговаривают по телефону, встают и идут за чаем и печеньем», - рассказал Клаус в интервью агентству ČTK. «Решения на самом деле принимает только канцлер Германии вместе с президентом Франции», - добавил Вацлав Клаус. Чехия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > radio.cz, 16 апреля 2014 > № 1055867 Вацлав Клаус


Украина. Чехия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2014 > № 1053708 Милош Земан

Выступая перед студентами университета в городе Градец Кралове, президент Чехии Милош Земан весьма резко высказался о происходящем на Украине. Говоря об украинских лидерах, он сравнил их с гангстерами, при этом намекнув на Юлию Тимошенко, пишет чешский новостной портал iDNES.

"Украине нужно иметь сильного лидера, ни в коем случае не одного из тех гангстеров, которые до сих пор были у власти, пусть даже это была женщина с ангельской улыбкой и хорошей косой", — сказал Земан чешским студентам.

При этом он выразил уверенность, что сутью нынешней украинской революции является то, что "против одних гангстеров воюют другие гангстеры", и Украине никто не в состоянии помочь, даже Европейский Союз, поскольку эта помощь "осядет в карманах олигархов и не достанется гражданам".

Милош Земан не исключил, что Украина может войти в состав Евросоюза, но это "дорога длинно около 15 лет", которые понадобятся для проведения необходимых реформ.

"Преждевременное вступление может дискредитировать Европейский Союз в глазах украинцев и Украину в глазах членов Евросоюза", — уверен Земан.

По мнению президента Чехии, что касается российско-украинских отношений, то со стороны Москвы Киев имеет весьма сильного соперника в лице президента России.

"Это холодный игрок в шахматы, который умеет использовать все слабости своих противников", — сказал чешский лидер о Владимире Путине, чем вызвал аплодисменты аудитории.

В марте в интервью ведущему чешскому интернет-порталу Aktualne.cz. Милош Земан посоветовал правительству Украины поскорее избавиться от "фашистских экстремистов" и признал, что Крым фактически стал частью России.

"Крым никогда не был частью Украины, до тех пор, пока Хрущев не подарил его Украине. А украинскому правительству пошло бы на пользу, если бы оно избавилось от фашистских экстремистов и федерализировало страну", — заявил глава Чешской Республики 20 марта.

Украина. Чехия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2014 > № 1053708 Милош Земан


Чехия. СФО > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 апреля 2014 > № 1055139 Зденек Бричковский

ЧЕШСКИЙ РЕЖИССЕР, ПОРОДНИВШИЙСЯ ДУШОЙ С СИБИРЬЮ (" RADIO PRAHA ", ЧЕХИЯ )

Лорета Вашкова

Большинство героев документальных фильмов Зденека Бричковского - жители или представители малочисленных народов Сибири. Чешский режиссер снимал и в Монголии, и в Ирландии, однако именно север России приковал его внимание более чем на 15 лет. Почему?

Зденек Бричковский: Koгда я еще учился на режиссерском факультете AMU, я думал, что моя земля обетованная - это Ирландия. Я слушал ирландскую музыку, интересовался всем ирландским - фольклором, природой, староирландским языком. Ирландии я посвятил и свой первый документальный фильм "Странствие Патрика по Ирландии" о приходе христианства в эти земли. Я собирался углублять там как человеческие, так и документалистские контакты, однако произошло нечто, что меня самого поразило - я ведь никогда не мечтал поехать в Россию и совсем уж не предполагал, что эта страна меня на 17 лет очарует, и я буду туда постоянно возвращаться.

Так говорит режиссер (в некоторых случаях приводится полный вариант его фамилии Новотны-Бричковский) кинолент "Легенда о птичьем яйце", "Феномен/Душевный комфорт Юрия Петровича", "В ожидании лосиной упряжки", "Радуга" и ряда других.

Случайность или зов будущего? Давний друг Зденека Бричковского, ставший архивариусом Праги и страстно интересующийся историей Первой мировой войны и событиями, связанными с чешскими легионерами, собрался в Сибирь в командировку. Он нашел место на Байкале, где, по его предположению, было засыпано кладбище чешских легионеров, и предложил Зденеку сопровождать его.

Зденек Бричковский: Он позвал меня не как документалиста, а для того, чтобы я помог ему откапывать надгробия на этом кладбище, и я после недолгих колебаний отправился вместе с ним. Мы пробыли там месяц, работали на кладбище и купались в Байкале, и, что очень важно для меня, познакомились с простыми людьми на побережье Байкала. Позже мы попали и на полуостров Святой Нос, где встретились со старообрядцами - так я сейчас думаю, хотя и не уверен в этом. Это были чистые самородки, честные и привязанные к земле люди, совершенно другой тип человека, какого я не знал до тех пор. Я испытал с ними нечто, что трудно передать словами, это было очень сильное и глубокое духовное переживание. Этот опыт потом заставил меня к ним возвращаться.

Radio Praha: В начале съемок некоторые коренные жители русского Севера не сразу подпустили вас к своему дому. Каким образом вы преодолевали их опасения?

- Путешествия в Россию научили меня и все еще учат тому, что документалист должен быть открытым человеком. Мы видели, когда были у Баренцева моря или в менее доступных местах Сибири, насколько чувствительны местные люди, живущие в тесной близости к природе, к проявлениям искренности или неискренности. Когда мы приехали на остров Скитский, где снимали фильм "Они, мы и Скитский", его жители поначалу поворачивались к нам спиной, давая понять, что нам нечего там делать. У меня был провожатый Алексей. Позже, когда с некоторыми из них мы познакомились ближе и начали рассказывать им о своей жизни и, главное, о том, зачем Чехии нужна картина о старообрядцах на Печоре, я предложил им, чтобы сами старообрядцы нашли причину, ради которой нам здесь необходимо заняться съемками.

И печорские старообрядцы нашли для этих съемок основания, говорит Зденек Бричковский, беседу с которым мы продолжим на следующей неделе.

Зденек Бричковский привозит из России рассказы о духовном

Сегодня мы продолжим рассказ о путешествиях чешского документалиста Зденека Бричковского в самые отдаленные места России. Здесь он снял в течение 15 лет целый ряд картин, включая сибирскую трилогию, завершившуюся "радужным" аккордом. Заключительная часть трилогии так и называется - "Радуга".

Зденек Бричковский: Я попробовал запечатлеть в своих фильмах то нечто трудноуловимое, что я чувствовал в этих жителях на берегу Байкала. А вторая причина, которая привела к тому, что я постоянно возвращался в эти российские места, - это то, что я повстречал в своем "легионерском" путешествии, когда мы работали на кладбище, где захоронены чешские легионеры, Алексея Сморчкова, который стал моим провожатым на десять лет.

В течение целых десяти лет мы вместе с ним ездили по разным укромным уголкам России и попадали во всевозможные истории. Когда я сегодня рассказываю об этом своим маленьким детям, они мне не верят. Я могу сказать, что нам довелось испытать на себе любовь и глубину русской души - я говорю сейчас о простых русских людях, живущих в небольших деревнях. Зачастую у них почти ничего не было, но они делились с нами даже тем немногим, что имели.

Зденек Бричковский и Алексей Сморчков вместе побывали во многих местах на Печоре и Волге, причем заранее они не планировали своих путешествий.

Зденек Бричковский: Мы знали, что, если не ехать туда с заведомо плохими намерениями, например, высмеять русский народ или выискать экономические недостатки, жители этих мест почувствуют, что вы пришли к ним с хорошим чувством, чтобы встретиться там с чем-то добрым, и они захотят вам это доброе показать.

Radio Praha: Вы встречались там не только с русскими, но и с ненцами, ижемцами, которые занимаются кочевым оленеводством...

- А также с вычегодцами, старообрядцами, что стало для меня темой на 15 лет.

- Вы рассказывали о том, что предложили староверам, которые поначалу не шли на контакт с вами, самим найти причины, ради которых стоило бы задокументировать их жизнь. Сколько времени им на это понадобилось?

- Да, они наконец-то нашли оправдание съемкам - на это потребовалось нескольких дней. Это оправдание заключается в том, что останется свидетельство некоторых старинных обрядов, праздников и песен, и на пленке будут запечатлены образы старых людей, которым уже, может быть, осталось недолго жить. Мы договорились с ними, что я потом отправлю им не только смонтированный фильм о них, но и весь отснятый там материал, чтобы они могли с ним обращаться так, как им будет угодно. То есть, эти жители поняли, что мы не хотим злоупотреблять их доверием, не хотим их представить как каких-то отсталых от жизни людей, так как я действительно не думаю, что люди, живущие в очень простых условиях, отстали от жизни.

- А российские документалисты также проявляли ранее интерес к жизни героев ваших картин?

- Не знаю точно. Мне говорили, что какие-то русские документалисты туда приезжали, но, возможно, у местных жителей сложился с ними не очень положительный опыт. В конце концов, я знаю это и по собственному опыту. Случалось и так, что я предполагал, что из отснятого материала получится стоящая картина, которая станет событием, однако потом в процессе монтажа оказывалось, что материала не так уж много, и те, кто принимал участие в съемках, могли бы быть несколько разочарованы, так как ожидали большего. Мне не подобает оценивать работу приезжавших туда русских режиссеров, но вначале я чувствовал со стороны тех, кого собирался снимать, нежелание. И не только со стороны староверов. И среди чехов есть люди, которые стремятся избежать съемок.

- Как реагировали староверы, когда увидели смонтированный фильм, снятый про них?

- Это, признаюсь, непростой для меня вопрос. По характеру своей работы я не являюсь документалистом-этнографом, чьей первоочередной целью является точно запечатлеть фольклор, традиции. Это не мой путь. Куда бы я ни попал, куда бы меня ни привела судьба, я стремлюсь запечатлеть первую встречу, например, с тем или иным краем или с его жителями. Под первым могут подразумеваться встречи в течение двух-трех недель или месяца. Первые впечатления от этой культуры или ее представителей для меня очень важны, и я стремлюсь задокументировать это внутреннее впечатление. А в таком случае существует определенная опасность, что, скажу откровенно, как раз и произошло со съемками староверов.

В своем документальном фильме о них я представил обе реакции. Ту, когда они нас не приняли, отвернулись от нас, и свое ощущение барьера между нами, что было совсем чуждым для меня - мы даже думали с Алексеем уехать с острова Скитского, так и последующую реакцию, когда они нам открылись, и мы стали участниками их праздника и внутренней жизни этой деревни, а их жители начали рассказывать нам свои истории, и мы подружились с ними. У меня возникло ощущение, что некоторым людям оттуда было не очень приятно, что в фильме остались обе эти сюжетные линии. Они думали, что это, скорее, будет фильм в фольклорном духе, охватывающий ту часть, когда мы вместе пережили что-то хорошее. В целом же у меня сложилось впечатление, что, когда герои моих картин видят итог этой работы, они реагируют на это хорошо.

На последнем фестивале документальных фильмов "Один мир" в Праге была представлена заключительная часть сибирской трилогии Зденека Бричковского "Радуга". Многие чешские зрители, признается режиссер, спрашивают его, чем продиктована поэтизация сибирской действительности, к которой документалист прибегал и в первых главах цикла, в кинолентах "В краю тишины" и "Феномен":

- Зрители, задающие подобные вопросы, подчеркивают, что знают, какой жесткой может оказаться жизнь в плохих экономических и социальных условиях в Сибири с ее бескомпромиссной природой, и поражаются, что я привожу оттуда такие поэтические киноленты. И я могу представить, что, если бы я снимал фильмы на социальную тематику, то в такой обстановке родились бы очень суровые картины. Потому что условия для здравоохранения, образования, социального или финансового обеспечения населения, то есть всего, к чему привык так называемый цивилизованный мир, в таких отдаленных местах, как Забайкалье, север европейской части России, отсутствуют. Однако я снимаю не социальные фильмы, а истории о духовном пути этих людей.

Зденек Бричковский ищет в своих картинах ответ на вопрос: в чем заключается тот импульс, который вселяет надежду в этих людей, живущих в крайне трудных условиях, далеко от цивилизации:

- С какими мыслями они просыпаются по утрам? Ради чего воспитывают своих детей? Ведь человек не может в состоянии безнадежности растить своих потомков, и меня интересует тот зримый свет, навстречу которому или за которым они идут. А если эту тему удается раскрыть, что, полагаю, удалось в фильме "В краю тишины", эти люди вдруг начинают говорить о своей вере. И это вовсе не обязательно православная вера, это может быть и древняя славянская вера, как в случае Николая из фильма "В краю тишины". И эта поэтичность и лиризм проникают во все клетки картины.

Чехия. СФО > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 апреля 2014 > № 1055139 Зденек Бричковский


Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2013 > № 956941 Наталья Горбаневская

ПОЛИТИКИ: ДЛЯ ЧЕХОВ НАТАЛЬЯ ГОРБАНЕВСКАЯ - ГЕРОЙ (" RADIO PRAHA ", ЧЕХИЯ )

Лорета Вашкова

Чешские политики в связи со смертью Натальи Горбаневской, скончавшейся в Париже 29 ноября, выражают соболезнования и сожалеют, что при жизни правозащитник за свои заслуги перед Чешской Республикой так и не получила государственной награды. Наталья Горбаневская была в числе восьми активистов, которые в 1968 году на Красной площади в Москве протестовали против вторжения советских войск в Чехословакию. Для чехов Наталья Горбаневская - герой, которого страна не имеет права забывать, считает министр иностранных дел Ян Когоут. Спикер Палаты депутатов Ян Гамачек надеется, что хотя бы посмертно поступки и жизненные принципы Натальи Горбаневской будут Чехией оценены государственной наградой.

И вопросы, и осы

Интервью Натальи Горбаневской "Радио Прага" 25-го октября 2013 года.

Несмотря на то, что и в нынешний свой приезд в Прагу поэт и правозащитница Наталья Горбаневская, награжденная на днях памятной медалью Карлова университета за "Заслуги в борьбе за свободу, демократию и права человека", была нарасхват, мы успели побеседовать с нею также о ее книжках, вышедших в последние годы.

"Радио Прага": Наталья Евгеньевна, между тем как мы не виделись, у вас появились новые книжки "Осовопросник" и "Города и дороги". Могли бы вы их представить хотя бы вкратце?

Наталья Горбаневская: Если бы у меня хоть книжка была с собой, а у меня ее нет! "Осовопросник" - это очередная книжка новых стихов, которую издал мой постоянный издатель Дима Кузьмин, это издательство "АРГО-РИСК". Он первым меня издал в России в 1996 году, и в его издательстве вышло уже шесть таких маленьких книжек. Книжки у меня немножко разного размера, я пишу, пишу и вдруг понимаю, что - все, что на этом книжка кончилась, а потом начнется какая-то другая. Они действительно различаются.

- А почему этот сборник окрещен названием "Осовопросник"?

- "Осовопросник" - это, конечно, странное слово, оно происходит от слова "совопросник", от "совопросник века сего", и у меня стихотворение начинается "А совопросник века сего ...", там об этом совопроснике говорится: "и осы не жалят его - щекотают". Все осы с какого-то времени в русской поэзии - от Мандельштама, просто невозможно произнести слово "оса" или "осы", чтобы при этом не вспомнился Мандельштам. И вот это соединение "совопросника" и этих "ос" дало такое странное, новое образование. Но мне кажется, что люди, которые читают книжку, этому слову не удивляются, что они чувствуют, что в нем заключено.

- Одно из ваших стихотворений начинается словами: "Что-то я стала все чаще в стихах задаваться вопросами". Находите ли вы на них ответы?

- Вы знаете, я действительно все время задаю вопросы, задаю их себе. Нахожу ли ответы? Иногда нахожу, но они, может быть, ложные, а иногда не нахожу. А насчет вопросов - вот одно из летних моих стихотворений, которое, я надеюсь, я помню наизусть:

"Кошка рыжа

из Парижа

убежала -

но куда?

От чего она бежала?

От осиного ли жала?

Или хладного кинжала

убоялась навсегда?..."

Вот, вы знаете, тут вам и вопросы, тут вам и опять осы - "от осиного ли жала", тут как бы вся моя тематика.

- О Ярославе Гашеке мы уже однажды говорили, тем не менее - как вы полагаете, почему разминулись современные чешские читатели с Гашеком?

- Я думаю, что чехов еще, может быть, смущает биография Ярослава Гашека, его коммунистические... эпизод, который у него был в Советской России....

- Наверняка ...

- На самом деле, конечно, Гашек - писатель одной книги, и все эти его самарские, белибейские ... эту белибейскую белиберду, это надо забыть, а "Швейк" - ну это просто... Я помню, когда я сидела в Казани в спецбольнице, и мне мама пишет письмо, спрашивает: Ясик хочет читать Швейка, я боюсь, что ему рано, ты даешь разрешение? Я написала - конечно. И вот этот Швейк, которого он читал, мы его вывезли с собой. Мы вывезли с собой еще, купили в магазине "Дружба" - он был издан тоже по-русски - большой комикс Лады с переводом под картинками. И, наверное, в позапрошлом году я была в Братиславе и вдруг увидела календарь с картинками Лады "Времена года". И это моему сыну был такой подарок. Дети у нас росли на "Кошечке и собачке" - вот это сказочная, детская сторона. Ну, и, конечно, детективные рассказы Йозефа Чапека... Не так его какие-то более серьезные вещи, сколько вот эти смешные детективные рассказы.

- Ваша работа над книгой "Мой Милош" о Чеславе Милоше, лауреате Нобелевской премии, завершилась в 2011 году, книга же вышла в 2012 году. Как она рождалась?

- Эта книга рождалась много лет, больше тридцати лет, потому что первые переводы в этой книге были опубликованы еще в 1980-м году. Вы знаете, мне, во-первых, надо было собрать все, что я переводила, потому что я никаких архивов, собственно, не храню, мне приходилось искать. Я искала что-то конкретное и вдруг находила то, о чем я даже забыла. И я очень много переводила статей Милоша, я переводила его Нобелевскую лекцию, Нобелевскую речь.

Один из моих любимых переводов из публицистики Милоша - его речь на симпозиуме в Париже в первую годовщину военного положения. Tам он обсуждает понятие "Восточная Европа" - точнее было бы говорить "Центральная" - вот у меня премия-то Центрально-Европейская (литературная премия Angelus, которая вручается с 2006 года, председателем жюри является Наталья Горбаневская - прим.ред.), но я обычно говорю "Восточная Европа", тут я с Милошем не совсем согласна. И надо было все собрать. Стихи в основном у меня были в компьютере, потом я много доперевела, потому что в момент, когда работа над книгой была почти окончена, вышел первый том статей Милоша "Россия", потом вышел второй. И я обнаружила, что там есть статьи, которые я обязательно хочу перевести, обязательно! Так что я многое перевела просто заново и стихов перевела довольно много заново, особенно из книги "Последние стихотворения".

И, например, так странно, ко мне приехали литовцы брать интервью - до того они брали интервью просто, а тут они приехали брать о Милоше, и они говорят: А вы перевели его стихотворение, посвященное Оскару Милошу? Я говорю - нет, они говорят - надо бы. И я перевела это и еще два, где-то в самый последний момент.

- Французский поэт Оскар Милош, напомним нашим слушателям, причислял себя не к полякам, а к литовцам, длительное время был советником посольства Литвы во Франции, активно пропагандировал культуру Литвы в Западной Европе.

- Его пишут обычно Оскар де Милош.

- А по-литовски - Оскарас Милашюс ...

- Да, по-литовски, а во Франции его так пишут, и когда Милошу дали Нобелевскую премию, то, конечно, язвительные французы не преминули сказать, что вот надо-то было давать его дяде. Ну, я все-таки с этим не согласна. И, наконец, я была в Москве и представляла эту книгу; был очень большой интерес - в Москве тоже собираются так, как здесь, в кафе, в книжных магазинах. Так что Милош от меня никуда не уходит.

Говорит гостья "Радио Прага" Наталья Горбаневская. Рассказ поэта о новой книге "Города и дороги" вы сможете услышать в одной из наших следующих программ.

Россия. Чехия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 декабря 2013 > № 956941 Наталья Горбаневская


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter