Всего новостей: 2657374, выбрано 46 за 0.169 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Швеция. Украина > Леспром > interfax.com.ua, 13 сентября 2018 > № 2731008 Стефан Вановербек

СЕО "ІКЕА Юго-Восточная Европа": Мы хотим развиваться в Украине очень быстро

Эксклюзивное интервью главного исполнительного директора компании "IKEA Юго-Восточная Европа" Стефана Вановербеке агентству "Интерфакс-Украина"

Хотел бы немного представиться. У меня бельгийское происхождение и уже почти 25 лет я работаю в IKEA. Если коротко: 12 лет – менеджер по продажам в магазинах сети, в последние 13 лет занимал пост СЕО IKEA в Польше, Франции, к настоящему времени – и в "ІКЕА Юго-Восточная Европа", что включает Словению, Хорватию, Сербию, Румунию и отныне – Украину. Женат, дочери 9 лет, сыну – 7.

- Очень рады вас приветствовать в Украине. Этого момента ждали многие жители нашей страны. Сегодня (интервью состоялось 12 сентября – ИФ) вы встречались с высшим руководством страны. Расскажите подробности встречи, какие вопросы обсуждались?

- Почему мы приняли решение выйти на рынок Украины? Это очень важная для нас страна в Европе, которая была без IKEA все это время. Мы верим, что это правильный момент для прихода в Украину, потому что мы видим рост в экономике. Наша концепция – создание лучшей повседневной жизни для людей. Украина – это 40 млн населения, и большая часть из них уже знает и, надеемся, любит бренд IKEA.

Сегодня мы встречались с президентом Петром Порошенко и мэром Виталием Кличко. Подготовительную работу по выходу в Украину мы уже провели, и органы власти предоставляли нам поддержку. Поэтому мы встретились, чтобы, в первую очередь, поблагодарить президента и мэра, а также сообщить, что для нас важно иметь дальнейшее качественное сотрудничество со всеми заинтересованными сторонами. Перед выходом на любой рынок мы обеспечиваем соответствие нашей деятельности и продукции всем юридическим стандартам и сотрудничество с госорганами помогает нам двигаться к тому, чего мы хотим – высоким стандартам ведения бизнеса.

- Возвращаясь к моменту, когда компания в очередной раз сделала попытку выйти на украинский рынок. Когда именно это произошло, с какой концепцией было принято решение в этот раз заходить на наш рынок?

- Кажется, первая попытка была еще в 2005-м. Сейчас мы уже в конце этого пути. Первый конкретный шаг – открыть магазин в Киеве. Мы очень счастливы и горды тем, что приходим в Киев с новой концепцией городского формата (city center store). Для этого есть две важные причины. Во-первых, мы видим – не только в Киеве, но во всем мире, что потребительские тренды меняются. Люди все больше и больше покупают онлайн и меньше имеют времени, чтобы передвигаться по городу, поскольку везде пробки. Думаю, в Киеве тоже есть этот тренд. Поэтому удобство и экономия времени становятся более важными, а также сюда присоединяется традиционный вопрос денег.

Благодаря новой концепции city center store мы намного ближе к потребителю. Как вы знаете, в традиционном магазине IKEA большие площади используются для логистики и самообслуживания, есть рестораны. В нашем магазине в Украине не будет cash & carry, но мы будем работать с доставкой на дом или самовывозом. Также мы оставляем площадь для очень важной части – шоу-рума. Этот формат для IKEA новый, и мы открываем первый магазин в Лондоне (Гринвич), работаем над магазином в Париже, Нью-Йорке, Шанхае, Варшаве, и теперь еще один – в Киеве.

Кроме того, этот формат означает, что для нас процесс пойдет намного быстрее. Традиционный метод выхода IKEA занимает намного больше времени. Например, в Сербии прошло 10 лет от решения до открытия. А новый формат позволит нам открыть магазин летом 2019 года, что означает, что мы войдем в Украину в рекордные для IKEA два года.

- В процессе выхода столкнулись ли вы с трудностями, возможно, с попытками коррупции?

- Мы очень прозрачная компания, коррупция для нас недопустима. Поэтому наша методология заключается в том, чтобы максимально эффективно обеспечивать сотрудничество с разными органами власти. Также мы привлекаем к этому сотрудничеству другие заинтересованные стороны. Это позволяет нам избегать коррупции, мы не сталкивались с ней. Когда мы выходим в страну, то самый большой вызов для нас – привести в соответствие с локальными требованиями продуктовые линейки, ІТ-системы. Мы должны обеспечить соответствие всей линейки товаров украинскому законодательству, а что касается ІТ-решений – необходимо учесть всю регуляторную политику, но это больше технические вопросы. Их мы решаем при выходе на любой рынок. Но мы получили от президента, офиса премьер-министра и Офиса по привлечению инвестиций Ukraineinvest, Инвестиционного совета заверения, что они будут максимально способствовать тому, чтобы мы не сталкивались с коррупцией.

- Как будет выглядеть первый магазин в ТРЦ Ocean Mall? Планируете ли вы параллельно с первым физическим магазином запускать онлайн-продажи?

- Магазин будет площадью около 6 тыс. кв. м, ассортимент будет включать мебель и аксессуары. Магазин будет разделен на локации, мы называем их room set – это подобие комнат, где мы показываем решения для дома. Также дополнительно будет концепция решений для небольших домохозяйств. Будут все компоненты, мы соберем максимальное количество продукции, чтобы обеспечить полный и лучший опыт для покупателя. Линейка будет включать ассортимент, который мы продаем в других странах. Также мы работаем над тем, чтобы как можно скорее внедрить онлайн-продажи. Мы хотим развиваться очень быстро, чтобы удовлетворять потребности потребителей не только в Киеве, но и в регионах.

Магазин – это место, где зарождается магия демократического дизайна и многообразия решений. Демократический дизайн – это принцип, по которому мы развиваем нашу продукцию. Он включает пять направлений: красивый внешний вид, функциональность, хорошее качество, экологичность, доступная цена.

Мы пытаемся как можно больше узнать о том, как живут люди в Украине, в частности, в Киеве. Мы анализируем информацию в офисе, а также навещаем людей дома, беседуем с ними, узнаем, что им нужно, о чем они мечтают, каковы их разочарования, и пытаемся находить решения, чтобы максимально обеспечить нужды людей.

К примеру, мы знаем, что украинцы часто живут в небольшом жилье – и у нас есть концепция "жилья третьей генерации". Дом должен быть приятным, где люди любят проводить время с друзьями, кроме того, большое значение имеют дети, и дом должен быть комфортным для них. Жилье должно быть стильным, давать вдохновения – в Украине есть тенденция к светлым цветам. Мы попытаемся учесть все эти элементы в нашем магазине в Киеве.

- Последние годы были достаточно сложными для Украины и политически, и экономически. Почему компания рискнула выйти на рынок? Правда ли то, что для вас важным было решение о выходе на украинский рынок H&M?

- Мы имели большую поддержку посольства Швеции – они первые, с кем мы контактируем, когда выходим в новую страну. Они дали нам много инсайта об экономико-политической ситуации в стране, что важно, когда хочешь понять местную ситуацию.

Мы не общались с H&M, поскольку начали работу в Украине три года назад, и H&M еще здесь не были. Но мы общались с другими иностранными ритейлерами, они имели позитивный опыт. Мы уверены, что момент выхода правильный, поскольку видим изменения, видим, что экономика растет, "бум" в IТ-секторе, видим, что было проделано много реформ. Конечно, еще больше нужно проделать. Но мы оптимистичны и уверены, что это правильный момент.

Мы также имеем социальную миссию – устойчивое развитие, то есть улучшать общество, в котором присутствуем. Мы верим, что можем создать ценность в разных сферах для украинского общества. Например, с помощью наших товаров мы можем поощрить людей использовать меньше воды, энергии и таким образом экономить деньги. Кроме того, мы предлагаем высокие зарплаты и хороший соцпакет в нашей компании, даем хорошие возможности. Мы имеем некоторые хорошие истории, которыми хотим поделиться, можем показать, как работать более по-шведски. Кроме того, мы боремся за гендерное равенство, и для нас очень важны равные права, возможности, равная оплата труда для женщин. Мы будем сотрудничать с организациями, чтобы сделать свой маленький взнос в улучшение жизни в Украине.

- Правда ли, что компания подбирала для работы в Украине украинцев с подразделений IKEA в других странах?

- Я могу даже сказать, что некоторые украинцы, которые работают в IKEA в других странах, когда услышали, что мы собираемся выходить в Украину, связались с нами.

Мы проводили собеседование с некоторыми из них. Процесс рекрутинга еще не завершился. Думаю, отличная возможность для украинцев, которые уже имеют опыт работы, вернуться сюда.

- Сколько инвестиций выделила компания на выход на ринок?

- Об этом пока рано говорить. Мы хотим на первом магазине изучить и понять рынок, а затем, когда почувствуем, что понимаем рынок, будем открывать магазины в Киеве и других городах.

- Сколько времени вам понадобится для изучения рынка?

- Идеально для изучения нужно год, чтобы получить полный цикл.

- Оценивали ли вы уровень теневого рынка товаров IKEA в Украине, который ввозится сюда из Европы?

- Это сложно оценить. Наше исследование показало, что люди здесь знают о бренде IKEA, многие уже имеют дома нашу мебель. И правда, очень многие перепродают товары. Но заходя сюда, мы увидели, что у IKEA есть позитивный имидж, даже несмотря на то, что нас здесь не было.

- Но все же остается вопрос незаконного использования торговой марки IKEA в Украине. Вы, возможно, даже замечали много вывесок с названием IКЕА по Киеву. Будете ли вы как-то реагировать на эти проявления?

- Такая ситуация не только в Украине, но и в других странах, где мы не присутствуем. Это, наверно, демонстрирует силу бренда. Но опыт показывает: как только мы официально открываемся в стране, это явление исчезает. Поскольку потребители получают в официальных магазинах позитивный клиентский опыт за более низкую цену.

- Какая будет ценовая политика компании в Украине?

- У нас есть бизнес-идея запустить максимально широкую линейку товаров по низким и доступным ценам, чтобы обеспечить возможность большому количеству людей покупать нашу продукцию. Доступность и низкие цены – это "сердце" IKEA, и вместе с высоким качеством это делает нас уникальными.

Да, цены на каждом рынке немного отличаются, поскольку на них влияют разные факторы - НДС, расходы на импорт. Но у нас есть амбиция быть настолько доступными, насколько возможно, поскольку это очень важно для украинского рынка. Наша политика – предложить самые низкие цены в сегменте среди аналогической продукции.

- Благодаря чему вы планируете достичь этого? Возможно, путем налаживания сотрудничества с локальными производителями?

Мы являемся франчайзи бренда IKEA от INGKA Group. За дизайн и закупки товаров у производителей отвечает другая компания – Inter IKEA. Второй важный момент: если мы закупаем продукцию в стране (а сегодня мы закупаем ее и в Украине), то делаем это не только для реализации в этой стране, но в других странах присутствия.

- Но ваш выход на украинский рынок может содействовать расширению сотрудничеству именно с украинскими производителями?

- Мы являемся ответственными за продажи. Но я знаю, что Inter IKEA ищет возможности выйти на новых поставщиков, которые смогут предоставлять необходимое качество по доступной цене. Немаловажным является и способность производителя к масштабированию своей деятельности. Как вам известно, общая сумма наших продаж за год составляет почти EUR40 млрд. Мы ищем профессионализм, навыки и знаем, что в Украине они есть, так же как и необходимая материально-сырьевая база. Поэтому я не исключаю, что именно данный вектор сотрудничества может расширяться.

- Очевидно, компания не намерена останавливаться на одном магазине. Стоит ли ожидать еще открытий в следующем году?

- Очень рано делать анонсы по поводу новых открытий, мы будем продолжать развитие здесь. Одним из основных факторов нашей деятельности в Украине будет обеспечение онлайн-продаж. Но, конечно, 40-миллионное население дает нам возможности и перспективы открывать еще больше точек реализации продукции.

- Боюсь, ваша первая торговая точка не выдержит нагрузки.

- Если это будет единственной проблемой, мы будем очень счастливы.

- За границей, к примеру, в Польше открываются не только "мини-Икеи", но и совсем небольшие пункты выдачи онлайн-заказов. Учитывая большую территорию нашей страны и ограниченное предложение качественных торговых площадей, рассматриваете ли вы такое решение для Украины, как развитие пуктов выдачи онлайн-заказов?

- В связи с тем, что мы будем запускать онлайн-продажи, одним из механизмов "добраться" до клиента будет служба доставки, второй вариант – "приедь и забери", то есть пункт выдачи товаров. Это позволит клиентам самостоятельно приехать за заказом - так и дешевле, и можно выбрать наиболее удобное время для приезда. Позже мы надеемся перейти к полному обслуживанию, а это будет включать такие опции: к примеру, вам нужна кухня, тогда наши специалисты приезжают, делают замеры, предлагают вам разные решения с точки зрения функциональности и стиля. И когда вы говорите "да", мы приезжаем к вам уже с готовой кухней и устанавливаем ее. Но это уже полный сервис и пока об этом еще рано говорить. Сейчас мы сосредотачиваем внимание на предоставлении услуги доставки по Киеву, а также на предоставлении возможности самостоятельно приехать и забрать товар.

- В следующем году запуск доставки в регионы планируется?

- Поскольку на момент открытия физического магазина у нас еще не будет электронной коммерции, то мы будем осуществлять доставку только по Киеву и области. А уже с выходом в e-commerce мы сможем поставлять продукцию в другие регионы. Мы хотим стать в этой сфере ведущей компанией, обеспечивающей многоканальность продаж. Стремимся стать ритейлером мирового класса, обеспечивающим многоканальный опыт общения с клиентом дома.

-Вы уже выбрали логистического оператора, возможно, их будет несколько?

- Мы находимся на последней стадии утверждения кандидата, поскольку переговоры пока проводятся с двумя компаниями. Когда выберем логистического партнера, об этом будет официально сообщено. Он будет предоставлять не только услуги доставки товаров на дом, но и доставку на склад.

- Планируете ли вы в перспективе открывать классические крупные торговые центры IKEA в Украине? Да, у компании сейчас новая стратегия развития на глобальном уровне, которая предусматривает открытие магазинов небольших форматов. И все же, на других рынках, у компании давно присутствуют большие объекты, куда потребители могут приехать погулять, отдохнуть и даже покушать фирменные фрикадельки. В украинского потребителя будет такой шанс?

- Хороший вопрос. Первый шаг – это открытие первого небольшого магазина. Дальше мы запускаем онлайн-продажи, затем, возможно, будем открывать дополнительные точки реализации. Да, действительно, у нас есть такая амбиция – выйти более широко на рынок. У нас была такая концепция, как магазин-флагман, где есть ресторан и пр., но вряд ли мы уже будем открывать такие огромные классические торговые центры, как это было раньше. Сейчас мы ищем несколько иные форматы, чтобы, с одной стороны, реализовывать продукцию, другой – предоставлять клиентский опыт. Мы здесь остаемся, будем работать и амбиция стать более доступными в Киеве есть. Но идея построить один большой торговый центр в одной части города уже не работает. К примеру, жителям Левого берега Киева, чтобы добраться до магазина на Правом придется потратить 1-2 часа, это не так уже доступно получается. Поэтому сначала это будет центр города, позже, возможно, добавим заведение питания, и далее, вероятно, будем развивать концепцию меньших торговых точек в менее доступных местах в районах.

Наши коллеги анализировали рынок больших торговых центров. И, действительно, в Украине по сравнению со странами Западной Европы есть возможности для увеличения площадей ІКЕА. Наши наработки с большими торговыми центрами более характерны для таких стран, как Китай. Но мы все еще это анализируем для Украины, посмотрим, как будет развиваться рынок.

Анализировали ли вы конкурентные условия на рынке Украины? К примеру, у нас есть локальный достаточно сильный игрок – компания "Эпицентр", с которой в некоторых сегментах вы пересекаетесь. Будете ли вы конкурировать?

У вас, действительно, достаточно интересный, динамичный, розничный рынок. Здесь есть и локальные игроки, и все активнее заходят глобальные игроки, но мы предоставим уникальное предложение. В наших планах – предложить то, чего на рынке еще не было. И, как правило, когда мы выходим в новую страну, то наблюдаем, что сам рынок домашней мебели и аксессуаров начинает расти. Люди начинают тратить больше денег на обустройство своего дома, чем на путешествия или что-то еще. Когда мы заходим на рынок, происходит рост, в том числе, конкуренции.

Швеция. Украина > Леспром > interfax.com.ua, 13 сентября 2018 > № 2731008 Стефан Вановербек


США. Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 июля 2018 > № 2670561 Петер Хультквист

Петер Хультквист: "Россия является источником долгосрочной нестабильности"

Аксель Жильден | L'Express

Накануне саммита НАТО 11 и 12 июля шведский министр обороны Петер Хультквист, автор доктрины, носящей его имя и направленной на восстановление военной мощи Швеции, дал интервью журналисту французского издания L'Express Акселю Жильдену.

"Российская агрессия против Украины и незаконная аннексия Крыма являются нарушением международного права. Порождаемая таким образом небезопасность остается общим для всех нас серьезнейшим вызовом. По сути, сейчас установлено, что российские руководители готовы мобилизовать свою военную мощь для достижения политических целей", - сказал Хультквист.

"Подобный пересмотр основ международной безопасности создает долгосрочную нестабильность, поскольку ситуация отныне становится непредсказуемой. Это справедливо не только для востока Украины, но и для района Балтийского моря, а также для остальной Европы", - считает министр обороны.

"В нашем ближайшем окружении, то есть на севере Европы, международная безопасность ухудшается. С одной стороны, российские руководители регулярно используют ядерную риторику. С другой - их армия проводит военные передислокации, как временные, так и постоянные", - продолжает он.

"Наконец, по мнению Москвы, дезинформация представляет собой законный элемент ее стратегии. Об этом черным по белому записано в ее военной доктрине, - отмечает министр обороны.

"Что намерена сделать Швеция для того, чтобы вновь обрести свою военную мощь, после того, как она ее резко снизила по окончании Второй мировой войны?" - спросил журналист.

"Оборонная политика на период 2016-2020 годов, инициированная нашим правительством (социал-демократическим), зиждется на трех принципах: это повышение нашей военной мощи, углубление нашего двустороннего и многостороннего сотрудничества, развитие "тотальной обороны" [основанной на двух опорах: армии и гражданской обороне], приспособленной к реалиям нынешнего мира", - поясняет автор военной доктрины.

"Мы совершаем глобальные усилия посредством пересмотра ранее принятых решений, базировавшихся на ошибочных суждениях и наивном и нереалистичном мировоззрении. Результатом таких действий стало повышение нашего обычного оборонного бюджета на 25%", - сообщает министр.

"Во что это выливается конкретно?" - поинтересовался журналист.

"Мы организовали самые большие военные учения за последние 23 года - "Аврора 17", - ответил Хультквист. - Было мобилизовано примерно 20 тыс. солдат сухопутных войск, морского флота и авиации, а также войска НАТО, в соответствии с нашими партнерскими соглашениями".

"Через два года, в 2020 году, мы организуем большие учения "тотальной обороны", при участии военнослужащих и гражданских лиц. Каждое подобное создание ложных объектов доказывает то, что мы берем на себя ответственность за обеспечение нашей безопасности и за стабильность нашего региона. Целью всего этого является снижение риска конфликтов", - утверждает министр обороны.

"Недавно мы восстановили обязательную военную службу, чтобы иметь в своем распоряжении более значительные воинские части", - говорится далее.

"Швеция не принадлежит ни к какому военному альянсу. Наше военное сотрудничество с США не предусматривает никакого соглашения о взаимной обороне. Таким образом, оно несопоставимо со статьей 5 Устава НАТО. В соответствии с нашей декларации о намерениях 2016 года, наше двустороннее сотрудничество касается оперативной совместимости, выучки, исследований, развития боевой техники, а также внешнего театра военных действий", - рассказал министр.

"Брошюра "Что делать в случае кризиса или войны", разосланная в 4,8 млн шведских домов, не вызывает беспокойство?" - поинтересовался интервьюер.

"Информирование государством населения о том, как следует себя вести в случае глобального кризиса или войны, не ново. В 1943 году правительство раздавало такую брошюру всем семьям. Впоследствии, вплоть до конца 1980-х годов, эта публикация была переиздана в различных редакциях. Быть надлежащим образом осведомленным и быстро реагировать становится необходимостью", - ответил собеседник издания.

"Глава шведской разведслужбы (Säpo) недавно выразил обеспокоенность по поводу российского шпионажа. Москва стремится оказать влияние на шведские парламентские выборы 9 сентября?" - спросил журналист.

"В настоящее время Россия занимается распространением сведений, приводящих в замешательство, или дезинформацией во многих странах. Шведское правительство прекрасно это знает. А значит, нам следует проявить бдительность", - сказал Хультквист.

"Если говорить конкретно, то мы внимательно наблюдаем за информационными потоками, содержащими ошибки, что, безусловно, очень важно в преддверии парламентских выборов 9 сентября. В целях противодействия такой дезинформации мы намерены создать специальную инстанцию, предназначенную для борьбы против психологической войны", - пояснил министр обороны.

США. Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 12 июля 2018 > № 2670561 Петер Хультквист


США. Евросоюз. Швеция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647435 Карл Бильдт

Карл Бильдт: Пока Америка Трампа сеет неразбериху, Европе нужны общие проекты

Рикард Хусу (Rikhard Husu), Yle, Финляндия

Сумятица вокруг внешней политики и политики безопасности США подталкивает Европу к объединению, считает Карл Бильдт (Carl Bildt), в прошлом премьер-министр и министр иностранных дел Швеции. На этой неделе он принял участие в политическом форуме в Култаранте, резиденции финского президента.

«Очень непривычно видеть, что с Канадой обращаются как с врагом, а с Северной Корей — как с другом. К сожалению, США сами создают вокруг себя неуверенность», — заявил Карл Бильдт (Carl Bildt).

«Юле»: Как вести себя в такой ситуации странам вроде Финляндии и Швеции? Стоит ли нам подстраиваться и менять тактику в зависимости от того, кто сейчас у власти в США?

Карл Бильдт: Мы должны пытаться поддерживать и развивать наши добрые отношения с США.

По мнению Бильдта, сотрудничество может быть углублено в сфере безопасности и в торговле.

«Но при этом надо понимать, что нам не следует впадать в зависимость от того, на что мы больше не можем полагаться так, как прежде. Поэтому скандинавские страны и остальная Европа должны сплотиться еще крепче. Взаимостраховка сейчас важна как никогда».

Больше общих дел

— Какие выводы из происходящего следует сделать Евросоюзу? Настало ли время для создания единой европейской обороны?

— Я полагаю, военное сотрудничество в Европе следует укреплять. И дело тут не только в ненадежности американской политики. В будущем Америке предстоит перенастроить свою армию, чтобы создать противовес Китаю. А значит, как бы им того не хотелось, придется пожертвовать частью ресурсов в Европе, которые нужны для сдерживания России.

Вывод такой, что Европе следует укреплять сотрудничество вне зависимости от того, кто сейчас президент — Трамп или нет.

Стать полностью независимыми от США мы не можем, но кое-что нам все же по силам.

— Вопрос в том, какую роль предстоит сыграть шведско-финскому военному сотрудничеству. Можно ли считать его альтернативой панъевропейской или трансатлантической обороне — или скорее дополнением к ней?

— Военное сотрудничество между Швецией и Финляндией хорошо налажено и будет развиваться дальше. Для нас это важный строительный блок. Однако я бы хотел расширить фокус до всей Скандинавии, посмотреть с другого ракурса на Норвегию и Данию и лишь потом рассматривать ситуацию в контексте всей Европы.

Прежняя геополитика вернулась

Перед началом дискуссий в Култаранте финский Институт внешней политики проанализировал политику безопасности четырех крупнейших игроков на международной арене: США, Китая, России и Евросоюза.

В своем отчете аналитики рисуют миропорядок, в котором на первый план выходит гонка вооружений.

По мнению Бильдта, возвращение к политике силы — свершившийся факт, с которым надо смириться.

— Мы вошли в стадию геополитической конкуренции, когда стороны все больше меряются силами. Россия хочет, чтобы все было по-другому, Китай хочет большего, а США на пути к переменам.

— Можно ли защититься от всего этого, и если да, то как?

— Я не думаю, что это вообще возможно. Всё так, как есть, и никак иначе. Влияние Китая растет, и это по-своему закономерно. Мы не можем знать, надолго ли в США воцарилась политика Трампа, но, к сожалению, приходится исходить из того, что скоро она не закончится. Кроме того, нет ни малейшего сомнения в том, что в России поднимаются реваншистские настроения. Поэтому Европа должна укрепить свое положение и усилить нынешнее сотрудничество, — заключает Бильдт.

«Нам нужна Европа, которая будет смелее выражать свое мнение и активнее защищать свои интересы по всему миру», — уверен он.

Недовольство граждан — важный сигнал

Но одного повышения голоса на мировой арене недостаточно, считает Бильдт.

Важно обратить внимание на растущее народное недовольство по всей Европе.

— В западных демократиях проявился ряд пугающих тенденций. Большие партии, некогда господствовавшие в своих странах, постепенно сходят со сцены. На их место приходят новые — картинка меняется, а ситуация усложняется.

— Что следует делать нынешним политикам?

— Во-первых, я считаю, что политик должен иметь лидерские качества. Надо объяснять людям, что у нас идет фантастическое развитие, и это всё благодаря тому, что мы придерживались определенных принципов в межгосударственных отношениях. Если мы от них откажемся, то сами подвергнем себя опасности.

США. Евросоюз. Швеция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2018 > № 2647435 Карл Бильдт


Россия. Швеция > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2622293 Сергей Эмдин

«Общение между машинами заместит общение между людьми»

Внутресетевой роуминг по стране отходит в прошлое. О том, почему Россия отстает в развитии сетей 5G и как новые технологии преобразят сферу телекома в интервью «Газете.Ru» рассказал гендиректор Tele2 Сергей Эмдин.

— В прошлом году выручка Tele2 показала рост более чем на 16%, при том, что отрасль стагнирует. Какой прогноз на этот год?

— В прошлом году мы, действительно, росли двузначными цифрами по выручке. И другие показатели рентабельности росли еще большими темпами. Важно, что данный рост не носит характер демпинга. Это качественный рост, который, прежде всего, происходит за счет того, что мы работаем с нашей текущей базой. Во многих регионах она растет, но этот рост довольно скромный: в абонентах он составляет менее 5%.

Но нам удается ускоренными темпами конвертировать наших традиционных пользователей голосовых услуг в пользователей digital-услуг. Мы переводим ускоренными темпами клиентов на пакетные тарифы. Те, кто уже на них, соответственно, переходят на более «тяжелые» пакетные тарифы.

— В апреле компания представила персонализированный тарифный конструктор. С чем связан интерес к таким тарифным моделям? Насколько они востребованы у российских абонентов, или они все-таки предпочитают, чтобы компания сделала выбор за них, предоставив готовый продукт?

— В том виде, в котором мы вывели данный продукт на рынок, мы считаем, что убиваем двух зайцев. С одной стороны, мы предлагаем клиентам на выбор несколько тарифов. С другой стороны, тем клиентам, у которых есть необходимость что-то поменять, мы даем эту возможность. Мы не сделали нашу тарифную линейку сложнее. Мы в ней оставили перенос остатков, конвертацию минут в мегабайты, и так далее. Но, при этом, мы дали абонентам возможность подгонять тариф под себя, не потеряв в рентабельности.

— Как происходит отмена внутрисетевого роуминга в стране? Можно ли ожидать полного выравнивания тарифов к концу 2018 года?

— Отмена внутрисетевого роуминга и выравнивание тарифов – это две разные темы. Про выравнивание тарифов пока речь не идет. Мы знаем, что в регионах Российской Федерации абсолютно разная рыночная ситуация, уровень тарифов разный. Прежде всего, он зависит от конкурентной борьбы в том или ином регионе, распределения долей между крупнейшими операторами. То есть, эта история управляется в основном рыночными механизмами.

Вопрос внутрисетевого роуминга был поднят Федеральной антимонопольной службой примерно год назад. При этом, мы должны сказать, что и без внешнего вмешательства отрасль в последние годы двигалась к тому, что, как минимум, на на «тяжелых» пакетных тарифах никаких доплат при передвижении по стране не было.

В частности, если мы говорим про тарифы Tele2, то наша новая линейка уже не имела никаких дополнительных плат за интернет. На «тяжелых» пакетных тарифах не было разницы по входящим звонкам. Единственное, разница была по исходящим звонкам, и то не на всех тарифах.

На сегодняшний день, все текущие открытые тарифы приведены в соответствие с требованиями Федеральной антимонопольной службы. То есть любой абонент, купивший или перешедший на новый тарифный план, не имеет никаких доплат при передвижении по стране. Естественно, остаются платы за межгород, поскольку есть себестоимость платы магистральным операторам за маршрутизацию звонка из одного региона в другой. Но каких-то доплат за то, что абонент перерегистрировался из своей домашней сети в сеть в другом регионе, уже нет. Нам потребуется еще определенное время, чтобы убрать эти тарифные особенности на архивных тарифах. Но я думаю, это тоже вопрос одного-двух месяцев.

— Что будет происходить с тарифами на международный роуминг?

— Я думаю, международный роуминг будет либерализовываться и дальше. На примере Tele2 могу сказать, что с каждым годом мы имеем возможность получать все более выгодные тарифы от наших зарубежных контрагентов. Естественно, мы находимся, в том числе, во власти макроэкономических параметров, зависим от курса рубля. Но, если давать прогноз, при стабильности курса рубля, мы думаем, цена на международном роуминге будет иметь тренд к понижению. За счет этого компания может предоставлять, к примеру, безлимитный интернет в десятках стран, за фиксированную плату в день.

— Какие успехи России в сфере развития сетей 5G по сравнению с Китаем и США?

— Я думаю, на сегодняшний день, мы отстаем от этих стран. Но 5G – это уже не какие-то виртуальные технологии будущего. Сейчас есть понимание, что первые сети могут быть запущены в мире уже в этом-следующем году. Поэтому, если мы не хотим отстать на очередном технологическом переломе нашей отрасли, необходимо в самое кратчайшее время принимать решения на уровне правительственного регулирования, как будет строиться сеть, какая будет архитектура сети пятого поколения. Проводить аукционы распределения частот, которые необходимы, очищать эти частоты. Потому что мы понимаем, что в большинстве случаев частоты, которые будут стандартизированы под 5G, они, на сегодняшний день, не чистые в России, они заняты другими пользователями, технологиями предыдущих поколений.

— Почему в России доля виртуальных мобильных операторов ничтожна мала по сравнению с той же Европой?

— Традиционно виртуальных мобильных операторов заинтересован развивать самый маленький игрок на рынке, который имеет амбиции к росту. В России сложившаяся структура отрасли подразумевает, что «большой тройке» это невыгодно. И фактически единственным оператором, который готов и поставил эту историю на поток, является оператор Tele2. За последний год мы выполнили задачу, которую ставили перед собой — стать фабрикой по производству MNVO. В этом году мы немножко меняем спектр задачи. Мы хотим дать возможность работать в данном сегменте не только крупным банкам, финансовым организациям и телеком-операторам, но вообще любым компаниям. Даже если они ничего не знают про биллинг и у них нет кол-центров. Доля виртуальных операторов, мы думаем, будет расти, в перспективе до 10%. В нашей сети уже мы имеем более миллиона активных абонентов, которые обслуживаются разными MNVO.

— Как вы считаете, какие нововведения ожидают сферу телекома в ближайшем будущем?

— Очень много изменится с точки зрения работы с большими данными, с искусственным интеллектом. Это уже стало повседневной жизнью компаний, которые работают с большим количеством клиентов. Эти технологии будут развиваться и дальше. Мы получим возможность более глубоко понимать потребности наших клиентов, соответственно, предлагать им таргетированные предложения телеком- и прочих услуг. А вторая большая история, которая, надеемся, должна взлететь в ближайшем будущем, это интернет вещей. В том числе, в разрезе сетей пятого поколения. То есть, интернет, в том виде, как мы его знаем сегодня, когда фактически это общение между людьми, оно во многом будет замещено общением между машинами.

Россия. Швеция > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 25 мая 2018 > № 2622293 Сергей Эмдин


Украина. Швеция > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 1 февраля 2018 > № 2482709 Мартин Хагстрем

Посол Швеции: Антикоррупционный суд мог бы укрепить доверие украинцев к государственным структурам

Эксклюзивное интервью посла Швеции в Украине Мартина Хагстрёма агентству "Интерфакс-Украина"

Конец 2017 года запомнился сложной ситуацией вокруг антикоррупционных органов. Каково Ваше мнение о сложившейся ситуации?

Главная задача посольства Швеции – поддержка реформ в Украине. Поэтому мы, конечно, пристально и с некоторым беспокойством следили за развитием событий. Создание независимых антикоррупционных органов, прежде всего, я имею в виду НАБУ, стало одним из главных достижений Революции достоинства на данном этапе. По моему мнению, такие органы играют очень важную роль и обладают большим потенциалом. Крайне важно поддерживать их независимость и продолжать развивать эти институты.

Кроме того, как вы знаете, между Украиной и ЕС существует безвизовый режим, поэтому подозрения в коррупции в таком важном госоргане, как Государственная миграционная служба, вызывают крайнее беспокойство. Понятно почему: если коррупция придет в органы, выдающие документы, это может напрямую отразиться на безопасности стран ЕС. Именно поэтому создание независимых антикоррупционных органов было частью плана действий по визовой либерализации.

По Вашему мнению, сложившаяся тогда ситуация может свидетельствовать о недостаточном желании украинской власти проводить борьбу с коррупцией?

В целом у нас нет оснований так думать. Мы видим, что борьба продолжается. Были сделаны такие важные шаги, как создание антикоррупционных институтов. Был осуществлен ряд законодательных и структурных изменений, которые противодействуют коррупции. Например, изменения на рынке газа, новая система закупок ProZorro, автоматическая система возвращения НДС, создание патрульной полиции, электронные декларации для политиков и чиновников. Мы не должны недооценивать эти шаги, их невозможно было себе представить всего несколько лет назад. Но мы также не должны недооценивать оставшиеся вызовы. Конечно, мы видим риски отката назад.

У нас нет иллюзий относительно того, что люди, вовлеченные в коррупцию, не в восторге от изменения системы и уменьшения чувства безнаказанности. Согласно опросам общественного мнения, на бытовом уровне многие украинцы воспринимают коррупцию как должное. В этом смысле также требуется серьезная работа. Безусловно, борьба с коррупцией, а это проблема не только Украины, но и всех стран, – это колоссальная задача, которая требует много времени и сил.

Сможет ли Антикоррупционный суд решить проблему с коррупцией?

Не существует единственного решения проблемы коррупции. По моему мнению, создание Антикоррупционного суда, согласно рекомендациям Венецианской комиссии Совета Европы, было бы ключевым шагом в борьбе с коррупцией, основанной на чувстве безнаказанности.

Одна вещь поражает меня – это очень низкий уровень доверия населения ко многим государственным институтам. Антикоррупционный суд, я думаю, мог бы укрепить это доверие, и коррупционеры бы понесли наказание.

Также я бы хотел отметить роль СМИ и гражданского общества в борьбе с коррупцией – она действительно велика. Поэтому важно создать для них самые благоприятные условия. Принятое в прошлом году законодательство, обязывающее представителей антикоррупционных некоммерческих организаций подавать электронные декларации наравне с госчиновниками, создает, к сожалению, новые препятствия для работы этих организаций.

Какие провалы и успехи Украины вы можете отметить в судебной реформе? Что еще необходимо сделать?

Если посмотреть на социологические опросы, именно суды в Украине занимают последние строчки в рейтинге доверия. Это совершенно ненормальная ситуация.

Здесь мы видим значительное пространство для осуществления реформ. Создан новый Верховный суд. Его создание сопровождалось бурным обсуждением, но в конечном итоге важно, как он будет работать – это будет своего рода лакмусовой бумажкой.

Важным показателем для нас будет реакция инвесторов: видят ли они, что система по защите их юридических интересов осуществляется на практике.

Понятно, что полное реформирование судебной системы требует времени. Но для нас, и не в последнюю очередь для инвесторов, важно видеть прогресс. Швеция с середины 1990-х годов вовлечена в поддержку реформ в Украине. Мы делаем это, потому что считаем, что сильная Украина – это хорошо для Европы. И, конечно, хорошо функционирующая судебная система является частью этого.

Украина предприняла определенные шаги в реформе государственного управления. Каково Ваше мнение о реформе?

В Швеции существует система, где собственно министерства небольшие. Они отвечают за разработку политики. Одновременно у нас есть большие агентства, отвечающие за реализацию этой политики. Такая система была учреждена еще в XVII веке. Поэтому многие идеи, осуществляемые сейчас в Украине, нам хорошо знакомы.

Что же касается реформы госуправления в Украине, то я считаю ее очень важной. Швеция поддерживает важные составляющие этой реформы, например, работу консультантов и специалистов в разных ведомствах.

Мы также сосредоточены на вопросах гендерного равенства. Я вижу, что Украина во многих сферах не использует потенциал женщин. Например, в парламенте женщины представлены очень мало, их около 12%, тогда как в Швеции с начала 1990-х годов процент представительства женщин в Риксдаге никогда не был меньше 40%.

Меня поражает, когда я прихожу на конференции, а в панельных дискуссиях нет ни одной женщины. В Швеции это было бы просто немыслимо, там многие бы покинули такую конференцию из принципа.

Хотя, конечно, в последнее время происходят и позитивные изменения. Правительство уделяет этому вопросу больше внимания. Например, появилась должность уполномоченного по гендерной политике, а также принято законодательство в сфере противодействия домашнему насилию.

Как Вы оцените конкурсный отбор в директораты?

Приведу пример. В шведском МИД меритократическая система. Это значит, что любой может подать свою кандидатуру на работу в министерстве. Я работал журналистом (не совсем типичный бэкграунд для дипломата – смеется), прежде чем подать заявление в МИД. Затем были несколько этапов отбора, включая тесты и письменные задания, а также собеседования. Такая система позволяет найти необходимых вам людей из совершенно неожиданных сфер.

Как много проектов было реализовано при поддержке правительства Швеции в украинских объединенных территориальных громадах?

Мы последовательно поддерживаем реформу децентрализации. У нас много проектов. Есть также большой проект Европейского Союза U-LEAD, который реализуется Швецией и Германией. Наша часть сосредоточена на создании Центров предоставления административных услуг, финансирование программы составляет 30 млн евро. Ожидается, что в рамках этого проекта будет оказана поддержка примерно 600 центрам до 2020 года. У меня была возможность посетить некоторые из уже открытых центров. Меня поразило, насколько эта реформа подтолкнула людей на местах к поиску собственных решений и инновациям. Конечно, есть и вызовы. Например, новые громады, которые получили дополнительные финансовые ресурсы, пока не всегда знают, как их освоить.

В Швеции очень сильные и автономные муниципалитеты. Большинство шведов платит подоходный налог только в местные бюджеты, а не в центральный. Муниципалитеты сами устанавливают размер этих налогов, поэтому в разных регионах разный размер налогов. Это способствует тому, что муниципалитеты проактивны в экономическом развитии региона и привлечении бизнеса.

В Украине у нас также есть проект, реализуемый Шведской ассоциацией местных органов власти и регионов (SALAR), который направлен на работу с местными громадами, в частности, в сфере образования. Кроме того, у нас есть проект, касающийся верховенства права в сфере предоставления услуг.

С процессами децентрализации многие также связывают риск развития коррупции на местах…

Безусловно, это один из рисков. Тут стоит отметить, что сильное гражданское общество до сих пор не везде существует, но его формирование необходимо. Поскольку если у вас на местах остается больше ресурсов, то требуется более пристальное внимание населения к тому, что происходит с этими ресурсами. То есть тут есть много возможностей для региональных СМИ, активистов, политической оппозиции разобраться, что же происходит.

Какой объем финансовой помощи был предоставлен Украине в 2017 году? Какие планы на 2018-й?

Общий объем шведского финансирования в рамках двустороннего партнерства с Украиной в прошлом году составил около 30 млн долларов. В этом году мы ожидаем, что цифра будет чуть выше. Сложно назвать точную цифру заранее, поскольку часть проектов реализуется на региональном уровне в рамках Восточного партнерства.

Мы стараемся быть активны в различных областях: развитие демократических институтов, СМИ и гражданского общества; программы в сфере экологии и энергосбережения, а также программы, направленные на улучшение бизнес-климата и экономическую интеграцию в ЕС. В рамках этих программ мы, конечно, также поддерживаем украинцев на востоке. Кроме того, Швеция продолжает предоставлять гуманитарную помощь через Международный комитет Красного Креста и УВКБ ООН.

Как много Швеция реализует проектов в сфере энергоэффективности в Украине?

В сфере энергоэффективности Украина уже демонстрирует определенный прогресс, однако многое предстоит сделать. В Украине многие производственные процессы потребляют в разы больше энергии, чем в ЕС.

Мы работаем через Европейский банк реконструкции и развития, наш проект направлен на ремонт муниципальных систем отопления.

Также наша помощь проходит через NEFCO, у них примерно 200 проектов в Украине. Они также работают с муниципалитетами, например в утеплении госучреждений или установлении более энергоэффективного освещения улиц. В прошлом году NEFCO подписала договор с правительством Украины о новом проекте по энергоэффективности ВУЗов, где Швеция выступила гарантом займа на 27 млн евро.

Какие барьеры видят инвесторы из Швеции в Украине? Как это можно решить?

У нас мало инвестиций в Украине, что, как мне кажется, неестественно, потому что Швеция является одним из крупнейших инвесторов в большинстве соседних с Украиной стран. В последнее десятилетие мы наблюдаем сокращение инвестиций, эту ситуацию мы бы хотели исправить. На украинском рынке сейчас работает около сотни шведских компаний.

Если говорить о проблемах для инвесторов в Украине, то, в моем восприятии, коррупция все еще остается большим препятствием.

Когда я встречаюсь с компаниями, которые думают о том, чтобы прийти на украинский рынок, их вопросы в основном касаются двух вещей: коррупции и функционирования судов, потому что если ты приходишь на рынок, ты хочешь знать, что твои инвестиции будут защищены.

Нужно понимать, что если компания приходит на рынок, который воспринимается как коррупционный, это автоматически означает определенный репутационный риск. Шведские потребители, например, с опаской воспринимают информацию о том, что шведские компании могут быть замешаны в коррупции. Поэтому инвесторы думают дважды, прежде чем осваивать новый рынок.

Не секрет, что для IKEA, которая сейчас планирует прийти на украинский рынок, одним из самых больших вопросов является ситуация с коррупцией. Я думаю, что тот факт, что IKEA решила прийти в Украину, является свидетельством того, что компания видит изменения и уверена, что сможет работать здесь исходя из своих принципов.

Опыт IKEA в Украине также будет важен для будущих инвестиций шведских компаний. Это будет ориентиром для них.

Думаете, что пример IKEA позволит другим шведским компаниям обратить внимание на украинский рынок?

Да, именно так. Они будут внимательно следить за опытом H&M – одной из крупнейших сетей розничной торговли в мире, которая также объявила о своем приходе на украинский рынок.

Украина. Швеция > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 1 февраля 2018 > № 2482709 Мартин Хагстрем


Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360417 Петер Хультквист

Кислый ответ Хультквиста российскому министру иностранных дел

Есть подозрения, что большие военные учения «Аврора-17» стали целью шпионажа, и это подтверждает министр обороны Петер Хультквист.

Филиппа Ругвалль (Filippa Rogvall), Expressen, Швеция

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров высмеял информацию о том, что Россия может повлиять на выборы в Швеции.

«Пусть он делает что хочет, этот Лавров», — сказал Хультквист Expressen.

Для министра обороны Петера Хультквиста (Peter Hultqvist) это лето было бурным, после IT-скандала с Департаментом транспорта ему грозил вотум недоверия.

Но ближе к осени внимание сконцентрировалось на «Авроре-17». Эти самые большие за 23 года военные учения в Швеции проходили в сентябре. Сейчас проводится их оценка.

Министр обороны Петер Хульткивст не хочет комментировать возможные недостатки обороны Швеции, прежде чем будет проведена оценка, но считает, что учения «Аврора» прошли «лучше всяких ожиданий».

«Одну вещь я определенно могу сказать: они позитивно отразились на оборонной мощи Швеции», — прокомментировал Петер Хультквист для Expressen.

Хультквист подтверждает подозрения о шпионаже

Недавно Dagens Nyheter сообщала о подозрениях по поводу шпионажа на военных учениях. Хультквист подтверждает: военные силы видели признаки того, что за «Авророй» следили.

«Та картина, которая у меня сложилась, очень четко указывает, что учения стали целью некоей формы мониторинга», — сказал он.

Петер Хультквист проводит параллели с напряженной ситуацией в мире во время холодной войны.

«Во время холодной войны большинство крупных учений становились объектами разведывательной деятельности того или иного рода. Постоянно шел масштабный шпионаж в разных формах. Я не удивлен, что к нам проявили внимание, и что было желание тем или иным способом приблизиться к нашим войскам и сфотографировать их».

Expressen: Каким образом сегодняшнюю ситуацию можно сравнить с холодной войной?

Петер Хультквист: Я лишь говорю, что это происходило тогда, и это же происходит сейчас. У нас есть историческая перспектива, так что не надо удивляться, когда возникают такие ситуации. Это входило, конечно, в наши расчеты еще до начала учений, мы знали, что к нам будут проявлять такое нежелательное внимание.

— Как это может отразиться на обороне?

— Мы не позволим этому влиять на наши действия. Мы должны увеличивать осведомленность о происходящем, привлекать к этому внимание. Хорошо, что общественность настороже и участники учений тоже.

Министр иностранных дел отрицает вмешательство России

В последнее время разоблачили множество российских «фабрик троллей», которых подозревают в том, что они с помощью социальных сетей вмешивались в предвыборные кампании в США и Европе. Премьер-министр Стефан Лёвен предостерегал, что это может случиться и в Швеции.

От российского государственного новостного агентства ТАСС поступила информация, что российский министр иностранных дел Сергей Лавров высмеял сведения о том, что страна может попытаться манипулировать шведской предвыборной агитацией в 2018 году.

Петер Хультквист же, напротив, считает, что распространение дезинформации необходимо воспринимать всерьез.

«Я могу лишь констатировать, что многие страны Европы и США уже считают это проблемой», — говорит Петер Хультквист.

— Но ведь Лавров высмеял эту информацию, а вы все равно воспринимаете ее всерьез?

— Пусть он делает что хочет, этот Лавров. Я лишь констатирую факт, что это происходит. Мы должны пересмотреть нашу деятельность и решить, что мы можем с этим сделать.

Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360417 Петер Хультквист


Евросоюз. Украина. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 октября 2017 > № 2357203 Ханс Бликс

«Россия должна заверить Европу, что не хочет захватить Прибалтику»

Экс-глава МАГАТЭ рассказал о будущем отношений России и Европы

Валентин Логинов

Европа вряд ли откажется от минских соглашений, поэтому Киеву все же придется провести конституционную реформу, без которой долгосрочное перемирие в Донбассе невозможно. Но Украина должна понять, что ей необходимо восстанавливать экономическое сотрудничество с Россией. Будет ли решена проблема Крыма и как создать зону разрядки в отношениях России и Запада, «Газете.Ru» рассказал шведский дипломат, экс-глава МАГАТЭ Ханс Бликс.

— Диалог между Москвой и европейскими столицами сейчас находится в достаточно замороженном состоянии. Как вы считаете, есть ли возможность преодолеть разногласия между Россией и странами Запада, возникшие вокруг ситуации на Украине?

— Конфликт вокруг Украины дал толчок к большому количеству разговоров. В том числе в этом же контексте стала обсуждаться даже проблема ядерной безопасности.

Но я считаю, что ответственным политическим и военным фигурам не стоит даже упоминать об этом — ни в России, ни в США. С моей точки зрения, жизненно необходимо постараться найти решение для украинской проблемы.

Я считаю вдохновляющим предложение российской стороны ввести миротворческие силы ООН в зону конфликта (Москва предлагала разместить контингент вдоль линии соприкосновения между Украиной и самопровозглашенными республиками Донбасса. — «Газета.Ru»). Но также высказывались предложения ввести миротворческий контингент по всей территории, занятой ополченцами. Я полагаю, что в Донбасс действительно могли просочиться российские силы, но идея размещения миротворческого контингента мне кажется интересным началом.

Украина как таковая запустила большое количество ответных реакций, не только в США, но и в Европе, и в моей родной стране — Швеции. Мне кажется, Крым стал очевидным примером нарушением устава ООН. Но с другой стороны, я не думаю, что кто-либо надеется на то, что ситуация повернется вспять. Такое положение, скорее всего, никогда не будет признана [международным сообществом].

— Ситуация с Крымом для России решена — об этом говорит и российское руководство. Но ведь и основная часть санкций, наложенных на Москву, не связана с Крымом.

— Да, по-настоящему насущной проблемой я считаю именно влияние на восточную Украину. Я не вижу возможности возвращения к долгосрочной разрядке [между Россией и Украиной] до тех пор, пока Киев не обретет полный суверенитет над этой территорией. При этом должны произойти какие-то изменения в конституции, как это было обозначено в минских соглашениях. Но я считаю, что территории должны быть очищены от ополченцев.

Другой линией интересов является достижение таких договоренностей между Европейским союзом и Украиной по вопросу экономической ассоциации, при которых экономические отношения и торговля между Россией и Украиной могут развиваться параллельно с движением Украины в сторону свободного европейского рынка.

Есть такие прецеденты, опыт, как это делается в мире. Это, скорее всего, сложно, но это экономика и международная торговля. Я понимаю, что у Украины с Россией богатая история экономического сотрудничества, и как-то этот вопрос может быть решен.

При этом в Западной Европе должны, как мне кажется, получить заверения, что у России нет планов в отношении стран Балтии, Польши, Чехии и Словакии, Румынии и т.д. Это должно быть услышано. Лично я не думаю, что такие планы существуют, но это должно быть сказано вслух.

— Но готовы ли страны Запада к конструктивному диалогу с Россией?

— Да, я думаю, они готовы. С увеличивающейся силой минский и нормандский процессы, спотыкаясь, но все же идут вперед. И даже если посмотреть на мою родную страну, раньше все было очень сильно заморожено, почти никаких взаимоотношений. И это мнение меняется. Теперь все чаще звучат голоса, что нет, у нас все же должен вестись диалог, мы должны разговаривать. В случае с США это все находится на еще более низком уровне, но, в целом, и здесь постепенно все возвращается.

Я считаю, что должно быть больше российских студентов на Западе. Больше иностранных молодых людей должны ездить в Россию учиться.

— А что относительно самой Швеции? Стокгольм традиционно придерживается достаточно сдержанной внешней политики, но и оттуда все чаще звучит много критики в адрес Москвы.

— С самого начала украинского кризиса обстановка серьезно накалилась. Я помню, российские самолеты довольно часто летали над Ла-Маншем, над Балтийским морем. Конечно же, много нероссийских самолетов летает в окрестностях Калининграда и над Балтикой в том числе. Российские самолеты даже на пару минут залетали в шведское воздушное пространство и выполняли учебные маневры. Я еще тогда шутил, что за каждую такую минуту поддержка присоединения Швеции к НАТО растет на один процент (Швеция не входит в Североатлантический альянс. — «Газета.Ru»).

Такие вещи, конечно же, очень любят подхватывать СМИ. Что мне нравится, что в последнее время стало меньше таких инцидентов, и вообще мы стали аккуратнее следить за тем, чтобы ни в коем случае не происходило никаких столкновений и эскалации. Пока остается напряженность, не стоит военному языку тела усложнять ситуацию.

Тут надо учитывать, что на общественное мнение в Швеции очень сильно влияет ситуация в балтийских странах. Поскольку они маленькие, они были частью Советского Союза, они уязвимы. Поэтому все, что исходит из Москвы и имеет непосредственное отношение к странам Балтии, имеет прямое влияние на шведское общественное мнение.

Кроме того, Россия и Швеция всегда были соседями, с самого начала. Викинги по Днепру добирались до Константинополя. И с Россией у нас были войны, но не в последние сотни лет.

Мой вывод такой — мы должны вернуться к усиленной торговле, усиленному экономическому взаимодействию. Со стороны Запада в России очень много шведских инвестиций, и я считаю, что это хорошо. Я думаю, что экономическая взаимозависимость — это хорошо, и мы должны возвращаться к этому.

Перед всеми странами мира сейчас стоит вызов перехода своих экономик на цифровые рельсы. А в России, вдобавок к этому, стоит вызов в адаптации экономики, которая в 1990-е годы прошла не столь удачно, по моему мнению. Конечно же, российская экономика сильно модернизировалась, но РФ также придется побороть коррупцию, и в России об этом знают.

— Но возвращению экономического взаимодействия, в основном, мешают санкции, а их снятие завязано на минских соглашениях. В то же время Киев часть договоренностей попросту игнорирует. Будет ли Запад продолжать поддерживать киевские власти даже с учетом пробуксовки Минска?

— Я думаю, что Европейский союз будет настаивать на выполнении минских соглашений. Причем не столько ЕС, сколько Франция и Германия.

Я не вижу ничего такого, что бы говорило о том, что [Париж и Берлин] изменят свою позицию относительно минских договоренностей. Поэтому я предполагаю, что на Украине все же должны быть произведены какие-то конституционные подвижки — до того, как будут сняты санкции с России параллельно с отводом войск от границ.

Отвод войск, конечно, важен, но на самом деле и конституционная реформа важна не меньше. Кроме того, Украине необходимо наладить экономические связи с Россией.

— Другая линия, по которой обострились отношения после начала украинского кризиса — это НАТО. Альянс усиливает присутствие на границах России, что естественно вызывает ответную реакцию со стороны Москвы. Видите ли вы возможность преодолеть эскалацию?

— Существует два подхода поддержания мира. Первый — проведение четкой «красной линии», и мы точно знаем, где она проходит. И как только кто-то пересекает эту линию, то «бах!». Это способ военных.

А есть более дипломатический способ, когда стороны договариваются о том, чтобы освободить какую-то зону друг между другом. Буфер — не очень хорошее слово, тем не менее, между [соперничающими сторонами] должна быть зона разрядки.

Например, у НАТО есть договоренность, что на территории бывших стран Варшавского договора не будет ядерного оружия.

При том что Балтика всегда была спокойным регионом, сейчас и Швеция совместно с НАТО проводила в регионе учения «Аврора-2017», так же как и Россия [совместно с Белоруссией] провела учения «Запад-2017». И в этом мы больше приближаемся к варианту с «красной линией».

Лично я больше склоняюсь к версии разоруженных зон. Конечно, вариант с «красной линией» необходим в некоторых местах, например, на Корейском полуострове. Но в случае Евросоюза, России и Украины, я думаю, стоит создавать зону разрядки.

Прекрасный пример в этом отношении — Финляндия. При том что Сталин вел войну с Финляндией, у Москвы и Хельсинки исторически хорошие, корректные отношения, очень много торговли. При этом Финляндия является частью Европейского союза, это хороший пример разоруженной зоны.

Я считаю, что Украине стоит обратить внимание на Финляндию как на хороший пример. Независимая страна, с безопасной границей с Россией, член Европейского союза, который может торговать в обоих направлениях, в том числе и с Москвой.

Беседа состоялась на полях 10-й конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, прошедшей 9-10 октября в Париже.

Евросоюз. Украина. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 октября 2017 > № 2357203 Ханс Бликс


Швеция. Великобритания > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 6 октября 2017 > № 2344186 Константин Мильчин

В защиту глобализации. Почему Нобелевскую премию дали Кадзуо Исигуро

Константин Мильчин

Исигуро – писатель, находящийся на стыке культур, и это очень важно для мира, где возможность соединения разных культур все больше начинает подвергаться сомнению. В какой-то степени нынешний выбор Нобелевской премии только кажется неполитизированным, а на самом деле политизирован до максимума. Культурный обмен возможен. Культурное взаимопроникновение возможно. И всем от этого будет только лучше

В этом году вручение Нобелевской премии по литературе обошлось без скандалов. Такое бывает не часто, но в выборе в качестве лауреата английского писателя японского происхождения Кадзуо Исигуро трудно найти какие-либо политические подтексты. С литературной точки зрения тоже никаких сенсаций – заслуженный автор, почему бы ему не дать премию. Тем не менее выбор нынешнего лауреата более чем актуален и важен.

Всю предшествовавшую неделю азартные граждане по традиции следили за рейтингами на сайтах букмекеров. Там публикуются списки возможных фаворитов с принимаемыми ставками. Букмекеры иногда бывают правы, чаще ошибаются, но следить за ними всегда интересно. Это хоть как-то сближает литературу со спортом.

В рейтингах традиционно лидировали японец Харуки Мураками и кениец Нгуги Ва Тхионго. Вручили бы Мураками – тут же бы посыпались обвинения, что наградили литературу уж слишком массовую, хотя все знают, что неписаная функция премий – помогать тем, кому помощь нужна, кто все-таки не так широко известен.

Вручили бы кенийцу – шведских академиков обвинили бы в детской болезни левизны. Африканскому автору премию могут дать только из политкорректности, это опять-таки всем известно. Особенно тем, кто не читал ни строчки Нгуги Ва Тхионго. Вручили бы китайцу Ян Лианьке – ну, это понятно, тут цель может быть только одна – сделать неприятное коммунистическому Китаю. Ведь Лианьке известен как диссидент. И так далее.

Кажется, любое решение неизбежно вызвало бы критику и подозрения в подводных мотивациях и тайных резонах. Но нет, Нобелевской премии в этом году удалось пройти по тонкой ниточке над адским котлом. Найти конспирологические подтексты во вручении премии Кадзуо Исигуро, конечно, можно, но это будет уж совсем неправдоподобно. Английский писатель японского происхождения, далекий от политики, осторожный в высказываниях. Идеальный победитель настолько, что скучно.

В России любят поругать Нобеля, но на этот раз соцсети и публикации в прессе полны восторгов. Возмущаются только переводчики и издатели тех, кто премию в этом году не получил. Но это предсказуемо. Коллеги по писательскому цеху дружно радуются за лауреата. Скажем, Нил Гейман в восторге, но сетует, что премиальная возня слишком надолго оторвет Исигуро от письменного стола. А Салман Рушди, которому тоже периодически прочат Нобелевскую премию, поздравляя своего «старого друга» на страницах The Guardian, напоминает, что Исигуро «играет на гитаре и пишет песни. Он переплюнул Боба Дилана!».

Если все довольны, то легко предположить, что вручение премии Исигуро было всего лишь компромиссом. Нобелевская премия устала от скандалов, обвинений в политизированности, в том, что вручают не литераторам, а непонятно кому, и решила отдохнуть, дать премию просто общепризнанно хорошему писателю. И вот уже кажется, что в Стокгольме просто положили в барабан шарики с фамилиями именитых, но не связанных с политикой авторов, и вытянули первого попавшегося. Никакой логики, именно поэтому букмекеры оказались посрамлены, ведь Исигуро не входил даже в топ-50 фаворитов.

Но, кажется, все сложнее, и выбор Исигуро для Нобелевской премии – это осознанное, логичное и актуальное. Шведские академики ищут тенденции, как в литературе, так и в современной жизни. Они могут находить актуальные жанры, актуальный тип литературы, актуальную тему или актуальный прием. Почему Исигуро актуален в 2017 году? Потому что он живое подтверждение тому, что мир меняется к лучшему и становится единым. Что писатель, родившийся в одной стране, может стать национальным достоянием в другой.

Исигуро родился в Японии, в возрасте шести лет переехал в Англию, где так проникся духом новой родины, что стал автором романов, которые кажутся очень и очень английскими. Как, например, самый известный роман нынешнего лауреата «Остаток дня», который вышел в 1989 году и тогда же получил Букеровскую премию. Что может быть более английским, чем грустная история жизни честного британского дворецкого?

Другое дело, что эта английскость или британскость в известной степени обманчива. Исигуро – это человек, который глубоко проник в культуру страны, в которой живет, понял, научился ее воспроизводить так, что невозможно отличить от подлинника. Но Исигуро собрал в своем творчестве многое от разных литератур. Психологизм, внимание к человеку и тоску от русской литературы. Сюжеты, язык, традиции и образы из английской. Умение изображать повседневность от современной японской.

Он человек, который находится на стыке культур, и это очень важно для мира, где возможность соединения разных культур все больше начинает подвергаться сомнению. В какой-то степени нынешний выбор Нобелевской премии, который кажется самым неполитизированным, на самом деле политизирован до максимума. Культурный обмен возможен. Культурное взаимопроникновение возможно. И всем от этого будет только лучше. Конечно, можно сказать, что сын японского ученого – это не сын афганского крестьянина. Но лет 150 назад и такое было невозможно.

Швеция. Великобритания > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 6 октября 2017 > № 2344186 Константин Мильчин


Швеция. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 29 июня 2017 > № 2243698 Андерш Лильенберг

Ректор Стокгольмской школы экономики в России: «Каждое утро мы просыпаемся глупее, чем накануне»

Яна Жиляева

ForbesLife Staff

Какие знания дает Стокгольмская школа экономики за курс в €48 000

Стокгольмская школа экономики (SSE) — единственное зарубежное образовательное учреждение, работающее на территории России и выдающее диплом европейского образца. Школа основана в 1909 году. Сейчас в школе шесть департаментов, восемь исследовательских институтов, четырнадцать исследовательских центров. Школа занимает первое место среди стран Северной Европы в рейтинге бизнес-образования Financial Times, а магистерская программа SSE «Финансы» — 12-ю позицию в мировом рейтинге Financial Times. Школа сотрудничает с 200 университетами и 200 компаниями в 38 странах. В экспертном комитете Нобелевской премии по экономике работают четверо выпускников SSE, один из которых — нобелевский лауреат.

Российское отделение SSE было открыто в 1997 году на средства Ханса Раусинга, семьи Аф Йокник и фонда принца Бертиля. Cейчас оно полностью самоокупаемо, оборот — 200 млн рублей. Двухлетний курс обучения на английском стоит €48 000, с синхронным переводом на русский — €55 000.

По результатам исследований Стокгольмской школы экономики 98% опрошенных, большинство из которых — топ-менеджеры крупнейших российских и зарубежных корпораций, а также владельцы бизнеса, считают кризис удачным временем для инвестиций в обучение. Четверть респондентов подтвердили, что на себе ощутили пользу бизнес-образования при поиске работы в кризис, а 68% согласились с тем, что помимо новых знаний бизнес-школа дает полезные знакомства, которые помогают находить вакансии. После окончания учебы 60% выпускников активно используют приобретенные знакомства в работе. Около 38% опрошенных признают значимость коллег по обучению.

В России школа проводит обучение по программам Executive MBA и программе для руководящих работников. Среди клиентов школы — «Газпром нефть», ММК, «Новартис», «Филип Моррис», РЖД, Сбербанк, ВТБ24.

На праздновании 20-летия российского отделения ректор Стокгольмской школы экономики в России, доктор наук, профессор маркетинга Андерш Лильенберг рассказал Forbes Life о том, почему мужчины не могут учиться без женщин, и о том, как тайное знание стало важнее точных наук.

— Андерш, как менялась методика школы за эти двадцать лет?

— Она менялась вместе с Россией. Преподавать экономику в России — серьезный вызов, нужно успевать за изменениями в стране и в мире, чтобы наши студенты получали актуальные знания. Двадцать лет тому назад, когда мы стали первой западной школой, открывшей свое отделение в России, достаточно быть быть грамотным специалистом. Люди ценили возможность получить знания из первых рук. Сейчас ситуация радикально изменилась. Наши студенты — люди хорошо образованные и информированные, они знают, что происходит в мире и в обществе, а к шведским экспертам относятся со здоровой долей скептицизма. Нам нужно соответствовать этим завышенным требованиям. Мне нравится. Чем сильнее вызов, тем интереснее работать, тем больше требуется личное участие и нестандартные решения.

Вначале среди наших студентов было много тех, кто приходил из чистого любопытства, а также тех, кому диплом нужен был для успешного резюме. Сейчас таких людей очень мало. Все, кто к нам приходит, точно знают, что хотят учиться именно у нас. Мы работаем над этим. Мы преподаем тем, кто готов измениться, открыть новые возможности и получить новый взгляд на себя и на мир вокруг. Необязательно идти к нам, если потребность в том, чтобы научиться бухучету. А вот получить новое мировосприятие — это к нам.

— Вы стремитесь предугадать, спрогнозировать ситуацию?

— Если доверять прогнозам, то есть шанс оказаться по ту сторону реальности. Поэтому важно и предугадывать, и фиксировать происходящее. Реакция аудитории хорошо помогает сориентироваться. Чем сильнее реакция, от любви до ненависти, чем сильнее споры, мнения, обсуждения, — тем очевиднее, что содержание образования соответствует уровню ожиданий. Слишком много предсказывать в нашем случае не полезно.

Мы следим за тем, как студенты оценивают наши программы, и стремимся добиться определенной атмосферы в группах.Как говорит наш лектор, консультант по стратегическому управлению, автор книги «Бизнес в стиле фанк» Кьелл Нордстрём, мозг современного человека подвергается в 3000 раз большему давлению информации, чем 30 лет назад. А поскольку информацию теперь производят машины, ее объем удваивается каждые два года, то есть каждое утро мы просыпаемся глупее, чем ложились спать. Именно поэтому невозможно оставаться экспертом, мастеров больше не существует, а на смену им приходят любители, которые ежедневно осваивают что-то новое. Чтобы достигать результатов, необходимо научиться сотрудничать.

Поэтому когда мы компонуем группы, пытаемся добиться максимального разнообразия. Очень важно, например, чтобы процент мужчин и женщин в группах был равный. Когда в группе большинство мужчин, там жесткая конкуренция, острые споры, небольшая способность к совместной работе. А в группах, где соблюден гендерный баланс, атмосфера более дружеская, лояльная. Мы делаем ставку не столько на получение навыков и знаний, но на создание атмосферы. В доброжелательной рабочей атмосфере люди знакомятся, образуют социальные связи, которые потом выгодно используют, учатся уважать друг друга даже в том случае, если у собеседника другая точка зрения. Часто в начале обучения диалоги студентов выглядят так: я так считаю, и вам меня не переубедить. В конце второго года обучения они уже готовы обсуждать и учитывать другие позиции, кроме своей, и спокойно к этому относятся. Если в начале обучения студент может жаловаться, что лекции скучные, преподаватели скучные, то постепенно студенты учатся оценивать по-другому: может быть, мне было скучно, потому что я упустил что-то на лекции, потерял нить рассуждения?

Мы считаем, что знания делятся на две категории: фундаментальные знания и tacit knowledge, тайные знания, которые позволяют человеку анализировать и находить решения, при этом группы сотрудников могут невербально обмениваться подобными знаниями, создавая особую творческую атмосферу. Именно поэтому появляются такие конгломераты, как Кремниевая долина, а компании, ранее приветствовавшие удаленную работу, возвращают сотрудников в офис, где становится возможным обмен «скрытыми знаниями».

— Сохранила ли экономика как наука свои способности давать ответ на глобальные мировые вызовы. Как вы объясняете глобальный терроризм, кризис беженцев?

— Да, и экономисты, и социологи ищут причины этих проблем. Как только появится понимание, будет возможность предугадать и предотвратить это явление.

— Это означает, что сейчас общество переживает глобальный кризис гуманитарных и социальных наук? Кризис образования?

— Научная среда могла бы лучше себя проявить в предотвращении, предсказании этих явлений. Сейчас мало кто хочет изучать и анализировать, все как будто стремятся обвинять. Так ученые могут потерять свой авторитет, превратившись в нигилистов, как Базаров. Не хотелось бы, чтобы вместо взвешенного анализа мы получили примитивные пропагандистские аргументы. Но давайте сравним две недавние выборные кампании: в США и во Франции. В Америке социологи не смогли предсказать результат, они демонстрировали свое видение ситуации, но не реальность, а во Франции по опросам социологи смогли предсказать результат практически до процента. Это значит, что они лучше проделали свою работу, они применили весь свой арсенал умений и навыков, чтобы понять, что происходит.

— Насколько важна интуиция и иррациональное в экономике?

— Я часто цитирую Луи Пастера, который как-то написал в дневнике, что удача приходит к тем, кто к ней готов. Ее нужно заслужить своим интересом и работой. А в экономике, конечно, есть традиционный подход, где все строго рационально. Но есть и альтернативные подходы. Израэль Кирцнер в своей книге «Конкуренция и предпринимательство» говорит о том, что предпринимательство — не всегда осмысленный поиск, это зачастую спонтанные озарения. Но для того, чтобы так происходило, нужно быть подготовленным, нужно идти по этой дороге. Когда ты открыт, то и возможности открываются. Я часто привожу такой пример. В детстве моим героем был хоккейный вратарь Владислав Третьяк, «красная машина», как его звали в Швеции. Третьяк как-то сказал в интервью: «Чем больше я тренируюсь, тем больше мне везет».

— Среди экспертного комитета по экономике Нобелевской премии четверо выпускников Стокгольмской школы экономики, один из которых — нобелевский лауреат. Когда будет российский лауреат Нобелевской премии по экономике?

— России осталось недолго ждать Нобелевской премии по экономике, те специалисты, с которыми я сталкивался, заслуживают этой награды.

Швеция. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 29 июня 2017 > № 2243698 Андерш Лильенберг


Швеция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187995 Джулиан Ассанж

«Мы — всегда плохие»

Михаэль Зонтхаймер (Michael Sontheimer), Йорг Шиндлер (Jörg Schindler), Der Spiegel, Германия

SPIEGEL: Господин Ассанж, после того, как сайт WikiLeaks в ходе предвыборной борьбы США в прошлом году опубликовал документы Демократической партии, Дональд Трамп сказал: «Я люблю WikiLeaks!» Теперь новый директор ЦРУ Майк Помпео (Mike Pompeo), объявил эту организацию «негосударственной, враждебной секретной службой». Усиливает ли администрация США преследование WikiLeaks?

Джулиан Ассанж: Люди любят WikiLeaks, когда он разоблачает коррупцию у их противников. И они против WikiLeaks, когда мы показываем опасные действия их самих. Мы разоблачили, как опасно некомпетентно ЦРУ обращается со своей гигантской хакерской программой. И мы раскрыли его хакерcкие группы в Генеральном консульстве США во Франкфурте. Теперь директор ЦРУ Помпео перешел в наступление.

— Он сказал: «Это — подразумевается WikiLeaks — «теперь прекратится». Звучит довольно серьезно.

— Мы очень серьезно относимся к тому, что Помпео решил сделать WikiLeaks центральной темой своей первой речи в качестве директора ЦРУ. Особенно потому, что и новый министр юстиции США заявил, что мой арест имеет первостепенное значение.

— Против кого еще из сотрудников WikiLeaks Верховный суд штата Вирджиния ведет расследование?

— Насколько мне известно, расследование ведется в отношении журналистов WikiLeaks Сары Харрисон (Sarah Harrison), Джозефа Фаррелла (Joseph Farrell) и Кристин Храфнсон (Kristinn Hrafnsson), а также против сторонника WikiLeaks Джейкоба Эпплбаума (Jacob Appelbaum). И недавно было сделано официальное заявление, согласно которому расследование будет вестись в отношении всех наших сотрудников, в том числе и против работающих у нас техников.

— Главный источник WikiLeaks, бывший солдат США Челси Мэннинг (Chelsea Manning) в среду была выпущена из военной тюрьмы. Барак Обама помиловал ее после семи лет. Высказывалась ли она по поводу сотрудничества с WikiLeaks?

— Во-первых, освобождение Челси Мэннинг является удивительным успехом, которого упорно добивался и WikiLeaks, и многие другие. Мы гордимся этим, даже если мы понимаем, что Мэннинг надо было не помиловать, а освободить и компенсировать ущерб. Я напомню о том, что тогдашний специальный уполномоченный ООН по обвинениям в пытках установил, что Мэннинг подвергалась жестокому, негуманному и унизительному обращению. Перед судом Мэннинг заявила, что она поддерживала связь с кем-то из организации WikiLeaks, но — в отличие от высказываний главы ЦРУ Помпео — не получала от нее никаких заданий.

— Сайт WikiLeaks в прошедшие месяцы постоянно обвиняли в том, что он служит российским пропагандистским целям и целенаправленной дезинформации.

— Вот это я как раз называю фальшивой информацией. После того, как Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) проиграла выборы, она стала искать виноватых в этом у бывшего директора ЦРУ Джеймса Коми (James Comey), в России и у нас.

— Однако достоверность WikiLeaks все же базируется на том. что она не относится ни к какой партии, не работает ни с каким-либо скрытым политическим планом.

— Наша достоверность зависит от того, насколько аккуратно мы работаем. За десять лет мы опубликовали свыше десяти миллионов документов. Все они были подлинными. Но, конечно, каждый источник, как и наши источники тоже, преследует свои собственные интересы. Это основной закон журналистики.

— Вы знаете Ваши источники?

— Обычно у нас достаточно хорошее представление о нашем материале, потому что мы его основательно проверяем. Порой мы тем самым получаем также информацию об этом источнике.

— Если бы администрация США смогла доказать, что документы ЦРУ, которые опубликовал WikiLeaks, передала российская сторона, не поставило бы это Вашу деятельность под сомнение?

— Это медийные фантазии. Обама на своей последней пресс-конференции в качестве президента сам сказал, что у администрации США нет никаких доказательств сотрудничества WikiLeaks с Россией. Между тем, власти США считают, что документы ЦРУ поступили не от какого-то государства, а от частной фирмы, которая работает на ЦРУ.

— Но Вы же не можете отрицать, что WikiLeaks утратила большую часть своей популярности после того, как были опубликованы документы, которые навредили Хиллари Клинтон.

— Что Вы хотите этим сказать? Что Клинтон выиграла бы, если бы мы не опубликовали тексты ее речей у банкиров Goldman-Sachs? Может быть, нам стоит цензурировать информацию, чтобы пощадить определенных кандидатов? Этого мы бы никогда не стали делать.

— Однако секретные службы, очевидно, пытаются все в большей степени влиять на выборы в других странах.

— Вполне возможно.

— Если эти секретные службы используют WikiLeaks в качестве полезного оружия, то Вы не можете просто так отмахнуться от этого и сказать «это возможно».

— Секретные службы ежедневно продвигают в СМИ материалы. И если WikiLeaks в состоянии опубликовать документы до выборов, то мы это сделаем и не будем ждать окончания выборов. Именно этого от нас ожидает общественность.

— И Вам безразлично, что Ваши публикации оказывают влияние на исход выборов?

— Команда WikiLeaks состоит из людей, у которых различные политические взгляды. Но это не должно приводить к тому, чтобы мы изменяли своим принципам.

— И эти принципы говорят, что все, что является подлинным, надо как можно скорее опубликовать, независимо от того, что кому-то это пойдет на пользу а кому-то во вред?

— Это наша практика на сегодняшний день, которая могла бы измениться лишь при самых экстремальных обстоятельствах.

— И какие же обстоятельства это могли бы быть?

— Если бы мы были на грани атомной войны, и одна публикация могла бы быть неверно понята, то было бы целесообразно ее отложить.

— Но публикацию документов Клинтон Вы не отложили.

— Мы не занимаемся сбором лайков. WikiLeaks публикует документы о влиятельных организациях. Для власть имущих мы всегда будем плохими.

— А что Вы скажете всем тем, кто считает WikiLeaks также ответственным за то, что Дональд Трамп стал президентом США?

— WikiLeaks разоблачил грязные предвыборные методы Клинтон. На некоторых избирателей это оказало определенное влияние. Это было их свободным решением. Их законное право. Это демократия.

— Клинтон выступала против WikiLeaks. Были ли Ваши публикации своего рода вендеттой, акцией мести?

— Это американская психологическая болтовня, популярная на восточном побережье: WikiLeaks публикует документы, потому что у этого человека есть проблемы. Нет! Но это уже ирония истории. Клинтон участвовала в том, чтобы посадить в тюрьму наш предполагаемый источник Челси Мэннинг. Это похоже на своего рода естественную справедливость.

— То есть поражение Клинтон было для Вас удовлетворением?

— …

— Вы улыбаетесь.

— Вполне возможно, что на личном уровне мы бы с ней вполне хорошо поняли друг друга. Она харизматична, она немного карьеристка, как и я. Немного странная, как и я. И все же где-то надо проводить черту. Она решила уничтожить ливийское государство. Тем самым она подогрела европейский кризис с беженцами. Мы опубликовали немало электронных сообщений на эту тему. Вывод о том, что она является военной преступницей, очевиден.

— Приближаемся ли мы к тем временам, когда выборы будет выигрывать та партия, у которой лучшие хакеры?

— Не обязательно. Посмотрите на Францию: информация по Макрону не имела никакого влияния на выборы, для этого она появилась слишком поздно. Между прочим в этих документах содержатся очень примечательные метаданные, которые указывают на одного партнера российской секретной службы ФСБ. Но почему России надо было показывать, что она стоит за этим? Это было бы довольно глупо.

— В программе WikiLeaks от 2006 года, года ее создания, говорилось: «Нашими приоритетными целями являются особенно репрессивные режимы в Китае, России и Центральной Азии». Однако про эти страны от Вас не узнаешь почти ничего.

— Это абсолютно неверно! У Вас такое впечатление, потому что Запад и американцы всегда заняты только собой. Когда мы публикуем документы не на английском языке, то на Западе это никого не интересует.

— Но Ваши крупные сенсации, документы о войнах в Афганистане и Ираке, дипломатические депеши, электронная переписка Клинтон или акты ЦРУ — все это было направлено против США.

— США — это империя с более чем 700 военными базами по всему миру. Когда открыто показывают власть Америки, то это интересует весь мир. Когда же мы опубликовали 2,3 миллиона сирийских документов, в том числе и электронную переписку Башара Асада, то никто на Западе не рассматривал это как сенсацию.

— После аннексии Крыма Россией Вы написала в Твиттере: «США аннексировали весь мир с помощью массовой слежки». Разумно ли, когда одно преступление оправдывают с помощью другого?

— Ах, бросьте, это типичное журналистское буквоедство. Я был очень критически настроен по отношению к действиям России на Украине. На стратегическом уровне это было бедствие и для Украины, и для России.

— Если бы Вы могли свергнуть Владимира Путина с помощью публикации документов, сделали бы Вы это?

— Если бы эти документы были подлинными, то мы бы их опубликовали. Но это не наша задача — свергать политиков. Мы не признаем цензуру. Мы считаем, что человеческой цивилизации необходима свобода информации, чтобы она могла существовать справедливо и разумно.

— Существуют ли для Вас границы прозрачности?

— Их должны проводить не мы, а общество. У каждой организации есть свои специальные задачи. Задача полиции состоит в том, чтобы остановить мафию.Задача СМИ — в том, чтобы рассказывать людям правду. Это наша задача. А не цензура.

— Не видите ли Вы опасности в том, что анонимные поставщики смогут злоупотреблять документами WikiLeaks?

— Журналисты из определенных СМИ утверждают это, чтобы оправдать свои неудачи. Однако тем временем многие СМИ подражают нашему методу, создавая возможности, чтобы на их страницах в сети появлялась анонимная информация. Мы публикуем жестче, чем другие. Источники приходят к нам, потому что мы выступаем за наши ценности и надежно защищаем наши источники.

— Как Вы оцениваете глобальную атаку вируса «WannaCry» на прошлой неделе?

— Американская национальная секретная служба АНБ в 2013 году потеряла свой гигантский арсенал кибероружия. Она предпочла не информировать Microsoft, Apple и другие фирмы о бреши в защите своих программ. Вместо этого АНБ сама создала орудия для нападения, чтобы пробиться в эти бреши. И вот результат.

— Вы рассчитываете на нечто худшее?

— Во-первых, возникают серьезные вопросы: содержали ли ЦРУ и АНБ факт утери контроля над большинством своих киберорудий в секрете, или они проинформировали президента Обаму? После разоблачений Сноудена администрация США пообещала, что секретные службы свои знания о брешах в защите не будут более замалчивать, а будут сообщать о них фирмам, которые это затрагивает. Очевидно, что это была ложь. Другой открытый вопрос состоит в том, кто ответит за миллионный ущерб от АНБ, которое было причиной атаки «WannaCry» во всем мире.

— Вы говорите обо всем мире, а сами заключены в двух небольших комнатах без солнечного света и в эквадорском посольстве в Лондоне. Не страдает ли Ваша политическая компетентность в этой ситуации?

— Это верно, я живу не в Лондоне, а в посольстве. Но мои посетители приходят со всего мира, я в высшей мере ультраглобалистская личность. Я очень много читаю. Мое восприятие мира может быть искаженным той информацией, которой я располагаю. Но Вы работаете в престижном немецком журнале, принадлежите к определенному классу — и Ваше восприятие мира тоже искажено.

— От Ленина Морено (Lenín Moreno), избранного в апреле левого президента Эквадора, зависит, можете ли Вы и дальше здесь читать и принимать посетителей. Ожидаете ли Вы, что он поддержит разрешение на убежище, которое его предшественник предоставил Вам в августе 2012 года?

— Он это сказал, но все же нельзя быть абсолютно уверенным. Нельзя забывать, что это посольство находится в Великобритании, и охрана у дверей надежна — с гражданскими полицейскими, камерами, со странными вещами, которые происходят в этом здании. На Эквадор оказывалось значительное давление, в том числе и экономическое, а также многочисленные хакерские атаки на посольство.

— А каково состояние расследования «факта изнасилования», которое шведская юстиция ведет против Вас семь лет?

— Я никогда не был обвинен в результате шведских обвинений, которые я отрицаю. Компетентный орган ООН установил, что приказ о моем аресте является противозаконным. Однако шведские прокуроры продолжают свою тактику проволочек.

— Как Вы справляетесь с этой сложной ситуацией?

— Понятия не имею. Возможно, она стала для меня уже привычной.

По новым данным, шведская прокуратура прекращает расследование против Джулиана Ассанжа.

После выхода этого номера журнала DER SPIEGEL шведская прокуратура сообщила, что она после семи лет прекращает расследование дела относительно основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа. Его обвиняли по «факту изнасилования».

Прокурор Марианн Ню (Marianne Ny) заявила в пятницу на пресс-конференции в Стокгольме, что она решилась на этот шаг, «потому что не видит никакой возможности продвинуть это расследование». При этом она не сделала никаких заявлений по поводу вины Ассанжа.

«Это великолепная и запоздавшая победа», — сказала Мелинда Тейлор (Melinda Taylor), одна из адвокатов Ассанжа журналу DER SPIEGEL. «Почти семь лет шведская прокуратура без существенных обвинений не отменяла приказ об аресте и лишила тем самым Джулиана Ассанжа свободы». Ее подзащитный, по словам Тейлор, был «наказан незаконно» и сидит на основании этого преследования с июня 2012 года в эквадорском посольстве в Лондоне. «Это позор, что его подвергли такой пытке».

Основатель WikiLeaks, несмотря на прекращение расследования, не сможет покинуть посольство в Лондоне. Британские власти заявили, что арестуют Ассанжа, если он покинет здание посольства. При этом речь идет о нарушении оснований, которые были предложены ему в 2012 году в случае его временного освобождения.

WikiLeaks предполагает, что в американском посольстве в Лондоне находится закрытое соглашение о взаимной выдаче преступников, которое американские дипломаты могут в любой момент передать британской администрации. В США идет еще один процесс против Ассанжа. Он в пятницу вечером написал в твиттере из посольства: «Семь лет я без предъявления обвинения содержался в заключении, в то время как мои дети выросли, а мое имя измазано грязью. Этого я не прощу и не забуду никогда».

Швеция > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 мая 2017 > № 2187995 Джулиан Ассанж


США. Швеция. Дания. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 22 мая 2017 > № 2512240 Николай Губенко, Анатолий Вишневский

ДЕМОГРАФИЮ ХОТЯТ ПОДСТЕГНУТЬ РУБЛЕМ

В России снова озаботились проблемой численности населения, и совершенствование демографической политики пытаются решить налоговым прессом для малодетных.

МАЛО ДЕТЕЙ – ПЛАТИ

9 мая президенту РФ был направлен проект концепции закона «О статусе многодетных семей», разработанный Институтом демографии, миграции и регионального развития.

Документ предусматривает разделение многодетных семей на малоимущие, зажиточные и состоятельные категории, что позволит сделать меры поддержки максимально адресными.

Также документ предлагает поощрять многодетные семьи ежемесячными пособиями и конкретными вещами и услугами, а деятельность родителей по воспитанию детей включить в общий трудовой стаж...

Среди этих заманчивых предложений, на которые еще надо будет найти деньги в бюджете, закралось одно странное - взимание платы... с семей с одним ребенком или с бездетных не по медицинским показателям.

Хотя размер так называемого налога на малодетность не определен и еще неясно, будет ли он вообще принят, инициатива уже вызвала шквал негодования в обществе. Неудивительно, ведь кто-то снова пытается вернуть страну назад в прошлое (налог на бездетность существовал в СССР с 1941 по 1992 год), а налог хочет ввести при отсутствии объекта налогообложения как такового.

Ряд министерств уже выступил против такого налога, и почти со стопроцентной уверенностью можно сказать, что президент налог на малодетность завернет, как это уже было в 2015 году.

Несмотря на явную антинародность налога, корни подобных инициатив продолжают прорастать в головах некоторых народных избранников. Так, на днях депутат Мосгордумы Николай Губенко предложил ввести налог на бездетность для москвичей, ведь это «будет способствовать реализации идеи сохранения, сбережения и умножения нации».

Умножится ли нация – большой вопрос. Многие страны пытались бороться за увеличение рождаемости при помощи социальных выплат, но попытки эти не увенчались успехом: финансовая мотивация помогала семьям заводить детей чуть раньше, чем планировалось супругами изначально, но никак не влияла на итоговое количество, а через несколько лет рождаемость и вовсе опускалась до уровней более низких, чем стартовые.

«В США, где самая высокая рождаемость, самые низкие затраты на семейную политику, - говорит директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский. - В Швеции, Дании, Финляндии затраты высокие, но по уровню рождаемости они мало отличаются от Великобритании или Нидерландов, где эти затраты намного ниже.

При этом в бедных странах рожают больше, чем в богатых, а внутри одной страны бедные слои населения часто рожают больше детей, чем состоятельные, так что низкий уровень жизни к уменьшению рождаемости не имеет никакого отношения. Я считаю, что социальные выплаты и увеличение пособий на ребенка - правильная и необходимая мера, но к повышению рождаемости привести не может. Какие бы планы ни положили на стол руководства чиновники, Россию ожидает очередной и неизбежный демографический спад».

Делая такой вывод, демограф опирался на объективные цифры: количество женщин репродуктивного возраста к 2025 г. уменьшится по сравнению с 2015 г. на 34%.

ДЕНЕЖНОЕ МЫШЛЕНИЕ

В 2016 г. в России родились 1,893 млн человек, а умерли 1,888 млн. Хотя уже четвертый год подряд рождаемость превышает смертность примерно на 5 тыс. человек, прирост населения, как ни крути, происходит в основном за счет миграции. Немалую роль сыграл и присоединенный к России в 2014 г. Крым.

Но даже два последних фактора не улучшают картину рождаемости. В 2016 году родились на 51 тыс. детей меньше, чем в 2015 г. Этот показатель стал самым низким за последние пять лет. В прошлом году россиян родилось даже меньше, чем в 2013-м, притом что тогда в статистику еще не входил «Крымнаш».

А тут еще мы вступаем в очередную демографическую яму - рожденные в середине 80-х женщины входят в возраст снижения рождаемости, а их сменяет малочисленное поколение 90-х. Все это не может не беспокоить руководство страны, которое и так и сяк из кожи вон лезло, чтобы увеличить рождаемость с помощью того же маткапитала, но в сухом остатке все равно получило по этим данным жирный минус. Неудивительно, что на днях Дмитрий Медведев поручил подчиненным подготовить пакет мер, направленных на повышение рождаемости.

К 1 июня те, кому был адресован призыв - Минтруд, Минздрав, Минфин и Минэкономразвития, - представят свои инициативы, и речь в них, к гадалке не ходи, вновь пойдет о материальных компенсациях, которые подтолкнут женщин рожать больше детей. Но станут ли панацеей такие меры?

Елена Хакимова

США. Швеция. Дания. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 22 мая 2017 > № 2512240 Николай Губенко, Анатолий Вишневский


Украина. США. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165244 Карл Бильдт

Карл Бильдт: Украина значит многое, Россия зависима от Запада, США непредсказуемы

Мария фон Крэмер (Maria von Kraemer), Yle, Финляндия

Украина — главный и трудно поддающийся решению вопрос, говорит бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт (Carl Bildt).

Бильдт приехал с визитом в Финляндию, во вновь открытый шведско-финский культурный центр Ханасаари. В интервью для Svenska Yle он рассказывает о своем взгляде на актуальные вопросы современного мира.

Svenska Yle: Какое значение сегодня имеет Украина?

Карл Бильдт: Она имеет определяющее значение для безопасного европейского миропорядка.

Русская агрессия против Украины, Крыма и то, что сейчас продолжается на востоке Украины, дестабилизировало Европу, а Минские договоренности не соблюдаются.

Центр тяжести европейской политики в отношении Москвы и европейского диалога с Москвой находится в Берлине.

— Минские договоренности, которые были предназначены для того, чтобы установить мир на востоке Украины, мертвы?

— Ну, возможно, не мертвы. Но в связи с ними происходит, конечно, немногое.

Моя теория состоит в том, что Путин не готов делать что-то, пока не справится с президентскими выборами в марте следующего года. Он не способен на какие-то компромиссы.

В Берлине, вероятно, имеют место еще более мрачные ожидания. Ведь видно, как он то раздувает, то усмиряет бои. Такого не может происходить без участия русских офицеров в командовании.

— Можно ли надеяться на сближение между Россией и Европой после встречи Меркель и Путина?

— Это зависит еще и от многого другого. Я думаю, что Минский процесс имеет очень большое значение в долгосрочной перспективе.

Можно сказать, что русская позиция отчасти изменилась. Сразу же после Украины и санкций Россия сказала: «Нам это все равно. У нас ведь есть Китай». Сейчас в Москве такого не говорят.

Появилось в некоторой степени реалистичное понимание, что отношений с Западом, возможно, не избежать. Россия в своем будущем экономическом развитии и модернизации зависима от Запада. И это привело к тому, что в Москве сейчас снизили тон.

— Вы считаете, санкции возымели какое-то действие?

— Они очень четко обозначают решительное противостояние Запада русской политике. Санкции, вероятно, будут еще продлены.

Я думаю, что в России удивлены, что все продолжается.

Санкции были важны для того, чтобы показать единство и решительность. Экономическое же их значение можно обсуждать.

— Есть ли у санкций негативные политические последствия?

— Нет, это вряд ли. Русские ответные санкции имели экономический эффект, в первую очередь, возможно, для Литвы и Польши. Но затронутые ими страны исходили из того, что это вероятно в случае, когда на карту поставлены такие важные вопросы.

Но санкции, конечно, негативно повлияли на часть русской экономики. Это влияние не такое масштабное, но оно отразилось на некоторых стратегически важных секторах.

— Весь мир следит за Киевом и музыкальным конкурсом «Евровидение». Может ли быть какое-то политическое значение у того, что случится после конкурса?

— Надеюсь, нет. И сейчас все сложилось так, что Россия не стала участвовать в Евровидении из-за того, что ее артистка выступала в Крыму неприемлемым с украинской точки зрения образом. Это прискорбно.

— Что вы думаете по поводу подозрений, что Россия вмешается в предвыборные кампании?

— Мы в Европе, возможно, не будем особенно удивлены, если Россия попытается вмешаться в предвыборную агитацию.

Если мы посмотрим на послевоенную историю Финляндии, то сможем найти несколько примеров этого.

Но сейчас используются другие методы. Есть социальные сети, и у пропаганды появились другие инструменты. Конечно, насколько те или иные из них эффективны или менее эффективны, можно обсуждать.

Мы, конечно, видим довольно существенную русскую пропаганду — и потоки дезинформации — с целью повлиять на европейские выборы. Но мы не знаем, насколько большое значение это имеет.

— Имеет ли это значение во Франции?

— Это зависит от ситуации. Если дезинформация очень грубая — что иногда случается — и она разоблачается, как, например, несколько раз было в Германии, то она становится скорее контрпродуктивной.

Проведены расследования, которые показывают, что во Франции ведется очень значительная деятельность. Но будет ли от нее какой-то эффект, этого мы пока не знаем.

— Какое значение будет иметь для Европы, если Марин Ле Пен победит на французских президентских выборах?

— Я подозреваю, что обрадуются и в Кремле, и в Белом доме.

Но у Европы будут существенные неприятности. У Ле Пен очень ретроспективная политика. Она говорит, что хочет, чтобы Франция вышла из еврозоны, но я не думаю, что это удастся, так как 70% французских граждан хотят оставить евро.

Марин Ле Пен очень негативно настроена по отношению к ЕС, и мы не знаем, к чему это может привести. Она ведет экономическую политику, которая может означать значительные экономические трудности для Франции.

Если она победит, это будет значить сложности для нас всех, в первую очередь, для Германии.

— Рухнет ли евро или ЕС?

— Нет, но многое изменится, в зависимости от того, какой станет французская политика. Но на Францию все это повлияет существенно.

— Как вы смотрите на второй избирательный тур во Франции?

— Нельзя недооценивать Марин Ле Пен. У нее мощное послание.

Она взяла очень осознанное направление, но она не старается выигрывать голоса. Она не сможет выиграть еще больше голосов, сейчас речь идет о том, чтобы воспрепятствовать пойти к избирательным урнам прочим избирателям.

Она хочет снизить явку на выборы и помешать мобилизации сторонников Эммануэля Макрона.

Она использует риторику, которая близка крайним левым.

— Как вы относитесь к французским выборам и тому популизму, который, как кажется, разрастается в Европе?

— Я не знаю, насколько популизм продвинул свои позиции в действительности. Возможно, во Франции — да, если оценивать более долгий период. В Голландии он не так уж продвинулся, во многих странах он продолжает топтаться на месте, а в Германии даже скорее отступил.

Примерно 20-25% избирателей в европейских странах принадлежат к той группе, чьи представители очень недовольны. Они направляют свое недовольство на собственную так называемую элиту, на так называемую элиту в Брюсселе, против иммигрантов и против ЕС.

— Как Трамп справился со своими первыми ста днями?

— Очевидно, спотыкаясь.

Он был вынужден корректировать свою политику в одной области за другой.

Остается выяснить, достаточно ли далеко эта корректировка зайдет.

Та риторика, которую он использовал во время избирательной кампании, и та риторика, которую он отчасти использовал в своей речи во время вступления в должность — ее в любом случае немного подправили, и уже за это можно быть благодарным.

— Что значит Трамп для США?

— Мы этого не знаем. Сто дней — это относительно короткий срок. Если воспринимать всерьез его слова, то должны произойти очень большие изменения в так называемом либеральном миропорядке и в вопросе о роли Америки в нем.

Есть также и другая линия в его собственной администрации. И мы посмотрим, как балансирование между ними отразится на отношении к разным странам.

Несколько месяцев назад были ожидания, что Трамп станет большим другом России и большим врагом Китаю. А сейчас это ровно наоборот.

Что произойдет через три месяца — я не знаю.

США стали более непредсказуемыми. И это — фактор ненадежности в ненадежном и без того мире.

— Что вы думаете по поводу Швеции и Финляндии?

— Эркки (Erkki Tuomioja — Эркки Туомиоя, бывший финский министр иностранных дел, член парламента) и я согласны в том, что ЕС имеет важнейшее значение как для безопасности Финляндии, так и для безопасности Швеции, а также для их развития в долгосрочной перспективе.

Ведь Швеция и Финляндия уже примерно в течение четверти века имели все основания идти рука об руку практически по всем крупным вопросам.

— Вы оптимист?

— Я оптимист, когда вижу прогресс науки и техники, и такие фантастические возможности, как компьютерная революция и развитие биомедицинских технологий.

В то же время, у меня вызывает беспокойство отставание геополитики.

Я беспокоюсь, когда вижу нарастание напряженности в разных частях мира и понимаю, к чему это может привести.

— Насколько все плохо в том, что касается терроризма?

— Плохо, но преувеличивать не надо. В более долгосрочной исторической перспективе мы видим отдельные периоды, когда в Европе было гораздо больше терроризма, чем сейчас.

Европейским службам безопасности, в основном, удалось предотвратить большие теракты. Сейчас речь идет об отдельных индивидах, как тот, кого мы, к несчастью, увидели недавно и в Стокгольме.

Украина. США. Швеция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 мая 2017 > № 2165244 Карл Бильдт


Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 12 апреля 2017 > № 2144777 Эндрю Шомахия

Гендиректор Ericsson Украина Эндрю Шомахия: Киевляне могут получить связь 4G уже в середине 2018 года

Эксклюзивное интервью генерального директора Ericsson Украина Эндрю Шомахии агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Как получилось, что вы получили работу в Киеве?

Ответ: До этой позиции я три года работал в штаб-квартире Ericsson в Швеции, возглавляя глобальное отделение технической поддержки клиентов во всем мире. Мой контракт подходил к концу, и я собирался возвращаться в Америку. Но как раз в это время Питер Лорин - бывший глава региона Северная Европа и Центральная Азия, сообщил мне об освобождающейся в Украине позиции. У меня очень теплое отношение к постсоветскому пространству, ведь я сам родом из Грузии, и живя 25 лет в США, продолжаю поддерживать тесные отношения с людьми из этого региона. Поэтому я согласился.

Вопрос: Каковы ваши первые впечатления об Украине?

Ответ: Удивительно, но я никогда раньше не был в этой стране! Первые впечатления от Украины были очень приятными. Пока за пределы Киева я не выезжал, но здесь мне нравится. Побывав во многих странах мира и большинстве столиц Европы, Азии и Америки, я могу сказать, что Киев им ничем не уступает. Очень красивый город.

Вопрос: Какие вызовы сейчас стоят перед Вами?

Ответ: Я бы хотел продолжить политику предыдущего генерального директора, который очень активно работал над выстраиванием взаимовыгодных отношений с клиентами. Мне хочется, конечно, что-то исправить, дополнить и улучшить, но в принципе, в этом направлении уже была проведена достаточно хорошая работа.

Вопрос: Какие вещи Вы хотели бы исправить?

Ответ: Я заметил, что наши клиенты-операторы очень сфокусированы на закупках, поэтому фактически мы соревнуемся только в плоскости цен. Однако такой подход справедлив только для базовых услуг. Если мы говорим о стандартных решениях, скорее всего, мы тоже можем подогнать цену под нужный клиенту уровень, но Ericsson может предложить намного больше, чем просто базовые услуги. Благодаря комплексному подходу мы можем экономить операционные затраты наших клиентов. Например, у нас есть решение Accelerated Network Build для ускоренного разворачивания мобильной сети. Таким образом, мы можем запускать в работу базовые станции, скажем, в течение 15-20 дней, когда обычно это занимает, примерно, 50 дней. Для нашего клиента очень выгодно сокращать время разворачивания сети, ведь это позволяет раньше начать предоставлять услуги абонентам и возвращать инвестиции. Я бы хотел сместить акцент в наших диалогах с клиентами, чтобы они понимали, что наше сотрудничество может быть намного более глубоким.

В этом году в рамках Всемирного мобильного конгресса в Барселоне мы встречались с представителями украинских мобильных операторов. И могу сказать, что я вижу позитивный тренд. Разговоры уже другие. Компании уже больше внимания уделяют своему развитию. Мы многому учимся на других рынках, например, в той же Америке, где Ericsson имеет долю рынка около 60%. Мы там научились очень многим вещам, и я бы очень хотел, чтобы их можно было внедрить в Украине. Мы можем работать более быстро и качественно.

Вопрос: Будут ли это настолько востребовано в Украине? Ведь в данный момент в Украине вопрос цены является одним из самых важных.

Ответ: Это зависит от того, как смотреть на вещи. Например, на рынке есть условное решение за $10 тыс., а мы предлагаем его за $12 тыс. На первый взгляд, это кажется невыгодным, по крайней мере, с точки зрения закупок. Именно поэтому я пытаюсь общаться с клиентами на уровне топ-менеджмента, который имеет более широкий взгляд на бизнес своей компании. Я хочу, чтобы они понимали, что, приняв решение о покупке немного более дорогого продукта, они получат возможность экономить свой операционный фонд. Это одна из ключевых задач для меня. В Украине очень жесткая конкуренция между мобильными операторами. Проникновение мобильной связи на этом рынке достигает 150%, то есть в среднем на каждого абонента в Украине приходится 1,5 сим-карты. Поэтому компании не могут позволить себе развиваться настолько быстро, насколько могли бы в других рыночных условиях. У них самих нет для необходимой прибыли для инвестиций в активное развитие.

Вопрос: Проблема небольшого ARPU (средний доход с одного абонента – ИФ)?

Ответ: Да, и мне кажется, что это проблема не только мобильных операторов, но и в принципе любой компании в Украине. Рано или поздно это, конечно же, урегулируется. Я очень надеюсь - и не только надеюсь, но и буду работать над тем, чтобы Украина экономически поднялась, а вместе с этим вырос бы и ARPU. Рабочая сила в Украине достаточно дешевая, а образование, особенно техническое, на очень высоком уровне. Поэтому компаниям выгодно наращивать штат в этой стране, чтобы сократить свои глобальные затраты. Например, в прошлом году мы завершили приобретение львовского подразделения польской компании Ericpol, в котором сейчас работают около 160 высококвалифицированных разработчиков. То же самое будут делать и другие компании. Я думаю, что это является существенным фактором для привлечения иностранных инвестиций. Уже сейчас я вижу позитивные сдвиги в этом направлении, и они усилятся, как только появится больше стабильности.

Вопрос: Если Ericsson это понимает, будет ли ваша компания расширяться в Украине?

Ответ: Пока я не могу сделать никаких конкретных заявлений. Эти решения принимаются на высоком уровне

Вопрос: Что лично Вы можете сделать, чтобы убедить высшее руководство инвестировать в Украину?

Ответ: Все решения подобного рода должны быть оправданы с точки зрения бизнеса. Поэтому лучшее, что я могу сделать со своей стороны, - это поднять прибыльность нашего бизнеса здесь. Когда мы продаем больше в каком-то конкретном регионе, руководство больше слышит нас и наш голос имеет большее влияние.

Вопрос: Вы уже вели переговоры с CEO украинских компаний?

Ответ: Мы уже общались с Бураком Эрсоем (CEO lifecell – ИФ), и мне кажется, что в lifecell меня слышат. Я не знаю, какие решения они будут принимать в дальнейшем, но у нас с ними очень близкая кооперация, и не только с точки зрению купли-продажи. Мы стараемся помогать им во многих аспектах. Для меня важно, чтобы наш клиент был успешным, ведь это позитивно отражается на всем рынке с точки зрения поддержания здоровой конкуренции. Чем больше конкуренции среди операторов, тем лучше конечным пользователям. Например, lifecell на данный момент является мобильным оператором с самым быстрым 3G.

Вопрос: Вы имеете ввиду 3G+? Он наиболее быстрый среди других операторов?

Ответ: С моей точки зрения, да. Даже по официальным данным.

Вопрос: Однако конкуренты lifecell отрицают это. А в прошлом году Антипонопольный комитет Украины начал расследование фактов возможной недобросовестной конкуренции со стороны lifecell относительно позиционирования их 3G как самого быстрого.

Ответ: Оборудование и технологии, которое использует lifecell, действительно позволяет им достигать максимальных пиковых скоростей. Мы измеряли, и не только мы. Измерения делали и независимые организации. Например, популярный сервис Speedtest от компании Ookla в конце 2016 года опубликовал ежегодный рейтинг скоростей мобильного интернета в Украине, по данным которого мобильный интернет от lifecell был признан наиболее быстрым в Украине.

Вопрос: Вы сейчас с lifecell наиболее плотно сотрудничаете?

Ответ: В настоящее время да. Но это не говорит о том, что мы сотрудничаем только с ними. У нас есть проект Digital Stack с Veon (Vimplecom) на создание единой ИТ-инфраструктуры компании в 11 странах, включая Украину. Это огромный и сложный проект, рассчитанный, минимум, на семь лет. Его стоимость во всех странах составляет около $1 млрд.

Вопрос: А с "Vodafone-Украина" вы работаете?

Ответ: В той или иной мере мы работаем со всеми мобильными операторами. С "Vodafone-Украина" у нас есть небольшие сервисные контракты, но мы не поставляем им оборудование.

Вопрос: С какими операторами фиксированной связи вы работаете?

Ответ: Среди наших клиентов - Vega Telecom Group, с которой мы работаем очень тесно. В прошлом году мы подписали с ними контракт на модернизацию сети с помощью наших транспортных решений. Проект рассчитан на два года и повысит надежность и скорость передачи данных в сетях нашего клиента.

Вопрос: Готов ли украинский рынок к внедрению 4G. Достаточна ли смартфонизация населения?

Ответ: По последним данным уровень проникновения смартфонов в Украине около 40%. Это не очень высокий показатель, но "смартфонизация" населения напрямую связана с доступными технологиями. Например, после запуска 3G наблюдался активный рост проникновения смартфонов. Конечно, для запуска технологии следующего поколения необходимо иметь достаточное количество ранних адаптеров – наиболее продвинутых пользователей, которые смогут начать использовать новый стандарт коммуникаций непосредственно после его запуска. По разным оценкам, можно ожидать, что к моменту проведения LTE-тендера, количество устройств, поддерживающих 4G достигнет 20%. Этого вполне достаточно для начала. Я думаю, что после внедрения 4G проникновение смартфонов увеличится, ведь, кроме более высокой скорости, появится много полезных сервисов и приложений. Спрос на телеком-услуги в Украине растет не менее быстро, чем в более развитых странах.

Вопрос: Какие приложения могут быть популярны в Украине?

Ответ: 4G даст возможность для развития приложений, которые было бы сложно реализовать в существующих 3G-сетях. С точки зрения пользователей, наверное, наиболее востребованными будут развлекательные применения: онлайн-игры, мобильные кинотеатры для просмотра потокового видео в высоком качестве, спортивные трансляции, и т.д. Лично я, часто смотрю видео в YouTube, и мне, привыкшему к скоростному мобильному интернету, немного не хватает скорости. Учитывая быстрорастущую популярность мобильного видео, нагрузка на сеть будет постоянно увеличиваться, а скорость 3G – снижаться, особенно в местах концентрации активных пользователей. Вот тут и понадобится 4G. Я вижу, что в Украине хорошо развиты публичные wi-fi сети, но в основном они достаточно медленные.

Важно понимать, что 4G – это не только более высокая скорость для абонентов, но еще и решения для индустрий и общества. На базе сетей LTE работают стандарты для IoT- устройств (Cat-M, NB IoT), что способствует массовому распространению "умных" проектов. Например, в Украине могут найти применение услуги удаленного мониторинга здоровья, сельского хозяйства, а также обеспечения общественной безопасности. Например, на базе LTE может быть организована оперативная передача данных с места происшествия в центры управления или реализовано видеонаблюдение в реальном времени. Думаю, что такие сервисы будут востребованы.

Вопрос: На рынке есть еще и такое мнение, что можно пропустить этап 4G и сразу в 2018-2019 году приступить к внедрению 5G. Насколько такой вариант возможен?

Ответ: Я не согласен с таким подходом. Для меня развитие сетей – это эволюционный процесс. Мы в Ericsson очень активно работаем над развитием стандарта 5G, как в техническом плане, так и в плане понимания его применений и бизнес-кейсов. Но, все же, 5G пока существует на уровне теории. В принципе, не только Украина, но и никто в мире еще не готов к полномасштабному разворачиванию этой технологии. Перед тем, как внедрять этот стандарт, нужно четко понимать, зачем будут нужны сети пятого поколения. Да, это быстрее. Но действительно ли нам нужно еще быстрее, чем 4G? В каких сферах и регионах сети нового поколения будут наиболее востребованы? Какие задачи будет решать эта сеть? Должна ли она быть всеобъемлющей или точечной? Например, мы можем использовать 5G в сельском хозяйстве, поставив комбайны на автопилот. Или запустить городские автобусы без водителей. Или мы можем удаленно управлять машинами в шахтах, не подвергая опасности шахтеров. Это разные кейсы, разные подходы к построению сети, разные инвестиции. Определение сфер применения 5G может занять достаточно длительное время, поэтому параллельно важно развивать существующие технологии, работать над базисом для пятого поколения. Продолжая сидеть на 3G, я не представляю, что мы сможем совершить скачок до 5G.

Вопрос: В декабре прошлого года был подписан меморандум о сотрудничестве по развитию мобильной связи пятого поколения (5G) в Украине между lifecell, Huawei и Ericsson. Над чем Вы сейчас работаете?

Ответ: Мы работаем как раз над тем, о чем я говорил выше, – над изучением возможных сфер применения этой технологии. Мы должны определить, что будет иметь смысл в нашей стране, расставить приоритеты. Я сейчас не могу сказать, как быстро этот процесс будет завершен.

Вопрос: Каждая из сторон работает сейчас отдельно?

Ответ: Естественно, мы взаимодействуем на эту тему с lifecell. Совместные активности с Huawei в рамках этого меморандума мы пока не рассматривали, они работают отдельно от нас.

Вопрос: Насколько реально будет для Украины стать площадкой для тестирования 5G одной из первых в мире?

Ответ: В Украине есть все, что нужно для создания тестовых площадок. Есть грамотные специалисты технических специальностей. Есть операторы, готовые этим заниматься. Поэтому глобально я не вижу препятствий. Мы работаем. Желание у нас есть. Если мы увидим, что работа в направлении 5G закончится для нас позитивным бизнес-кейсом, мы будем очень агрессивны в этом направлении.

Вопрос: Насколько быстро возможно внедрить 4G в Украине, учитывая, что проведение конкурса планируется осенью 2017 года.

Ответ: LTE – это проверенная и широко применяемая в мире технология, поэтому в Украине она может быть внедрена очень быстро. Думаю, что уже через полгода после завершения конкурса киевляне получат связь 4G.

Вопрос: 4G будет только в мегаполисах?

Ответ: Да, поскольку 4G – это в основном городские сервисы, обеспечивающие передачу больших объемов мобильных данных. А наибольшая концентрация трафика наблюдается именно в городах.

Вопрос: Насколько 4G будет дороже для украинских пользователей?

Ответ: Сложно сказать. По опыту других стран, более высокая скорость мобильного интернета сама по себе не обязательно предусматривает автоматическое повышение тарифов. Достаточно проблематично убедить пользователей платить больше исключительно за более высокую скорость. Операторам стоит думать над запуском дополнительных сервисов для абонентов, как это делали некоторые операторы в Америке. Вполне возможно, что при увеличении количества доступных услуг в тарифных планах, будет повышаться и их стоимость.

Вопрос: Как быть с тем, что операторы еще не "отбили" инвестиции в 3G?

Ответ: Наша компания всегда выступает за здоровую конкуренцию. Те операторы, которые смогут инвестировать в 4G и стать пионерами новой технологии, первыми получат выгоду от ее внедрения. Те, у кого нет ресурсов для инвестиций, не получат этого конкурентного преимущества. Я за то, чтобы рынок регулировал себя сам. Но безусловно, если операторы посчитают инвестирование в LTE неоправданным, их никто не заставит это сделать.

Вопрос: Увеличилась ли ваша доля рынка в Украине за последний год?

Ответ: За последний год наш бизнес сильно реструктуризировался, в некоторых направлениях объем бизнеса снизился, в то время как других, например, в направлении IT-решений, увеличился. Если говорить о нашем бизнесе в целом, то значительного роста за прошлый год не произошло.

Вопрос: Планирует ли компания какие-либо приобретения в ближайшее время?

Ответ: Пока таких планов нет.

Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 12 апреля 2017 > № 2144777 Эндрю Шомахия


Финляндия. Исландия. Швеция. Арктика. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Экология > oilcapital.ru, 21 марта 2017 > № 2685840 Дмитрий Журавлев

Арктика – новый космос.

29-30 марта в Архангельске состоится 1V Международный арктический форум «Арктика – территория диалога». О том, зачем России Арктика и какие наиболее острые темы могут обсуждаться в 2017 году, рассказал директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

В этом году данное мероприятие обещает стать весьма представительным, ожидается, что в нем примут участие более 1500 человек из России и зарубежных государств. В том числе президент России Владимир Путин, президенты Финляндии и Исландии, а также вице-премьер Китая, премьер-министр Швеции, главы МИД Норвегии и Дании.

Стоит отметить, что впервые форум «Арктика – территория диалога» состоялся в 2010 году и был посвящен современным проблемам арктического региона. Второй форум прошел в 2011 году и затронул вопросы формирования арктической транспортной системы, а в 2013 г. в числе основных тем мероприятия рассматривались вопросы экологической безопасности.

IV Международный арктический форум, по словам председателя госкомиссии по вопросам развития Арктики Дмитрия Рогозина, ставит перед собой амбициозные задачи: «Мы планируем продемонстрировать значительные результаты работы российской стороны в деле освоения Арктики. Даже в условиях текущей политической ситуации и международного давления, оказываемого на Россию», – цитирует Рогозина RNS. Предполагается, что главной темой форума станет «Человек в Арктике», будут обсуждаться вопросы транспортной инфраструктуры, электроэнергетики, международного сотрудничества в Арктическом регионе. Участники мероприятия собираются затронуть темы корпоративной экологической ответственности, развития транспортной инфраструктуры и привлечения инвестиций в промышленные проекты.

Напомним, что для России прошедший 2016 год ознаменовался рядом значимых событий, связанных с Арктикой. Во-первых, был построен и спущен на воду новый, самый мощный в мире атомный ледокол «Арктика», а во-вторых, наша страна подала заявку в ООН на расширение континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. Дмитрий Рогозин сообщил, что Россия уже к 2022 году планирует перевозить до 40 млн тонн грузов по Северному морскому пути.

«Если принять во внимание объемы добычи углеводородов во всех наших проектах, нефтяных и газовых, то к 2022 году мы рассчитываем, что выйдем на 40 млн тонн грузов, которые будут перевозиться по Северному морскому пути», – сказал он в интервью телеканалу «Россия 24».

Вместе с тем очевидно, что наиболее привлекательными в Арктике, помимо транспортных перспектив, являются вопросы разведки и добычи углеводородного сырья. Россия пока ключевая северная держава, которая ведет активные работы в Северном Ледовитом океане. При этом в мире и в нашей стране среди экспертов до сих пор ведутся дискуссии о том, а надо ли цивилизации вторгаться в полярные зоны.

О том, зачем России Арктика и какие наиболее острые темы могут обсуждаться в 2017 году на форуме «Арктика – территория диалога», в интервью «НиК» рассказал директор Института региональных проблем, автор докладов «Роль арктической нефтедобычи в развитии регионов России», «Арктика в фокусе геополитики», «Как отразился кризис на развитии газо- и нефтедобычи на арктическом шельфе и жизни регионов» Дмитрий Журавлев.

«НиК»: Насколько важно для России первой инициировать диалог по мирному использованию высоких широт?

– Поскольку этот диалог неизбежен, то это вопрос дипломатической тактики. Можно быть инициатором и получить одни преимущества, можно подождать, пока тебя позовут принять участие в дискуссии, и получить другие преимущества. Не будучи дипломатом, я не знаю, какой вариант сейчас наиболее полезен для России, но диалог по Арктике, бесспорно, нужно вести, поскольку уже настал момент, когда необходимо развивать хозяйственное использование данной территории. А для этого, во-первых, надо иметь очень четкое представление о том, что там твое, а что – чужое. Во-вторых, определиться с видами совместной хозяйственной деятельности. Например, суммарные данные измерительных станций вдоль Северного Ледовитого океана помогли бы всем заинтересованным странам лучше ориентироваться в ситуации. И таких точек соприкосновения существует много. И, наконец, в-третьих, диалог по Арктике снимет ту нервозность, которая существует сейчас вокруг военных программ в этом регионе.

Напомню, в настоящее время эта нервозность очень велика. Я не знаю, что собирается делать действующий президент США в высоких широтах, но при предыдущем главе Соединенных Штатов ситуация иногда доходила до истерических нот. А поскольку в России есть определенные люди, которые считают, что военное освоение Арктики является приоритетным, то в этой ситуации договориться, и не только с США, но и с другими арктическими странами, очень важно. Ведь для таких малых с военно-технической точки зрения государств, как, например, Дания или Норвегия, разъяснение наших позиций просто необходимо. Россия должна пояснить, что даже при наличии военных программ никто в Арктике воевать не собирается, потому что главный вопрос – это хозяйственное освоение региона всеми странами-участницами.

«НиК»: Ваш прогноз относительно того, какие темы могут вызвать наиболее острую дискуссию среди участников данного форума и всех последующих?

– Это в первую очередь территориальное деление высоких широт. Изначально Арктику, как огромную снежную пустыню, разделили по долготам – вот наш берег, и весь сегмент Арктики до полюса с этой долготой наш. С этой методикой долгое время все были согласны, пока не поняли, сколь высок экономический потенциал этого региона. Сейчас существуют различные методы разграничения арктических вод, чему есть логическое объяснение. Поскольку, например, Соединенные Штаты, у которых нет большого берегового пространства в Арктике, от долготного подхода сильно теряют.

Отмечу, что в настоящее время абсолютно все крупные мировые державы хотят поучаствовать в дележе арктических вод. Например, наши иностранные партнеры, в большей степени, конечно, Китай, всерьез ставят вопрос о том, что Северный морской путь не является национальной принадлежностью России и должен быть интернациональным. Хочу напомнить, что Китай – страна, которая имеет ледоколы. Казалось бы, зачем ей это? В России Северный морской путь не догружен и есть мнение, что он нам и не нужен. Однако Пекину возможность возить товары вдоль Арктики при современном уровне судостроения кажется очень заманчивой. Тем более что Севморпуть освободит Поднебесную от необходимости проводить суда через «горящий» Ближний Восток или длинным путем вокруг Африки. Поэтому транспортный ресурс этого региона будет только возрастать.

Напомню, что в свое время Советский Союз осваивал Арктику в основном за счет Севморпути, но тогда это был социально-политический проект. Сейчас логистические возможности Северного Ледовитого океана могут приносить большую прибыль, повысилось и геополитическое значение данной транспортной артерии.

«НиК»: На ваш взгляд, необходимо ли сейчас активно заниматься разведкой и добычей углеводородного сырья в Арктике? Как говорится, стоит ли овчинка выделки?

– Конечно, рентабельность добычи нефти в этом регионе высока. Особенно остро этот вопрос встает в период низких цен на сырье. Сейчас многие СМИ пишут, что в мире присутствует переизбыток нефти, сланцевая добыча давит на рынок, в США растут запасы и т.д. Но, на мой взгляд, работать над освоением Арктики надо. Во-первых, низкая цена – это всегда преддверие высокой. В этот период происходит выбрасывание из рентабельного круга всех объемов добычи, себестоимость которой выше этой цены. Таким образом, чем ниже стоит баррель, тем меньше доступные запасы нефти. В результате в какой-то точке на рынке возникает нехватка сырья и цены идут вверх. Хорошо было в XIX веке – дырку пробурил и качай. Сейчас, чтобы организовать добычу, необходимы годы подготовки. Нам нельзя оказаться в ситуации, когда этот маятник качнется в сторону роста цен на нефть, а мы только начнем задумываться, как нам осваивать арктические месторождения.

Кроме того, нефть – это не только энергетическое сырье. Перспективы нефтехимии и сейчас, больше чем через сто лет после Менделеева, огромные. То есть это и проблемы технологической готовности отрасли. Напомню, что пока Россия не блещет своей нефтехимией. Ну и наконец, освоение Арктики – это решение важной экономической задачи. Современный мир – это мир избытка капитала, а если деньги не приносят доходы выше инфляции, то они уменьшаются. Поэтому встает вопрос, куда можно много и эффективно вложить. Арктические зоны в обозримом будущем – то немногое, что еще осталось для крупных капиталовложений. Поэтому освоение нефтяных запасов высоких широт – это еще и экономическое закрепление России на территориях, которые надо развивать.

Все рассуждения о том, что освоение этих территории дорого и не несет пока прямой экономической выгоды, на самом деле блеф. По сути, они просто подталкивают политическую элиту страны к тому, чтобы отдать Арктику. И если Россия даст слабину и поддастся на эти уговоры, уже завтра, даже в условиях крайне неблагоприятной экономической конъюнктуры, американские и китайские компании займут все высокие широты. Ведь уже сейчас в мире нет лишней нефти. Крупные импортеры готовы платить любые деньги за реальное черное золото, и не надо его путать с биржевыми фьючерсами. При всех разговорах об огромных излишках запасов и т.д. углеводородные продукты разбираются полностью, не залеживаются.

Напомню, что еще в шестидесятые годы ХХ века, когда стал понятен глобальный характер мировой экономики, возникло два подхода к использованию мировых природных ресурсов, в том числе и углеводородов. Представители Римского клуба сформулировали и развили идею о том, что из-за конечности мировых запасов нефти и газа для сохранения современной цивилизации необходимо минимизировать расходы ресурсов. Германия, промышленность которой в тот момент активно развивалась, профинансировала другие экономические исследования, доказывающие, что для развития как раз нужно не экономить ресурсы, а наращивать технологии. Только за счет этого можно повысить КПД использования ресурсов. Кроме того, со временем полезным ресурсом становится то, что не было ресурсом вчера. Развитие нефтяной отрасли полностью отвечает данной парадигме. Добычу, в том числе и в Арктике, развивать нужно, а не занимать позицию «пусть оно там лежит, пока сырье дешево». Когда будет дорого, не факт, что мы успеем туда вписаться. Вся нефтедобыча в Арктике – это вложение в завтра.

«НиК»: Проблемы экологии Арктики и изменения климата на планете обязательно будут обсуждаться на форуме. Как Вы считаете, какую экологическую стратегию должны выбрать участники освоения этого региона?

– Это очень серьезная проблема. Мы с вами знаем, что арктическая экология очень ранима. Тут присутствует дилемма, описанная еще в прошлом веке экономистами Римского клуба и Германией, – осваивать или нет. Со своей стороны хочу заметить, что человек все равно присутствует в высоких широтах и воздействует на экологию региона, это без учета малочисленных народов, давно вписанных в природу Крайнего Севера. Поэтому главный способ борьбы с негативным экологическим воздействием – это повышение уровня технологий, а не отказ от хозяйственной деятельности. Все равно колея, которую оставил трактор в тундре, будет зарастать 40 лет, но машина на воздушной подушке не нанесет такой урон почве. На мой взгляд, освоение Арктики неизбежно, поэтому главный способ защиты окружающей среды – повышение технологического уровня хозяйственной деятельности. То есть мы возвращаемся к главной проблеме освоения Арктики – финансовой: на новые безопасные с экологической точки зрения технологии надо тратить деньги.

Сейчас же вся борьба за экологию, которая у большинства граждан ассоциируется с деятельность Greenpeace, – это борьба с нелюбимыми компаниями за перераспределение рынка. Причем, к сожалению, судя по последней аварии в Мексиканском заливе, транснациональные корпорации не склонны вкладывать большие деньги в создание экологически безопасных способов добычи нефти на шельфе, поэтому их работа в Арктике не гарантирует защиту региона от экологических катастроф.

Что же касается климатической темы, мне кажется, человечество несколько переоценило свое воздействие на изменение температуры на планете. Экологические конгрессы, на которых всерьез рассматривается проблема антропогенного воздействия человека и всемирного потепления, мне напоминают конгресс неандертальцев по защите ледника. А что доказывает, что глобальные изменения температуры в Арктике и Антарктиде связаны с человеческой деятельностью?

Например, даже российские ученые никак не могут договориться между собой о том, ждать ли нам потепления или малого ледникового периода. Климатический вектор европейской и азиатской части страны разный: в Европе теплеет, за Уралом холодает. Объясняется это просто. Таяние вечной мерзлоты приводит к тому, что вода с температурой около нуля стекает в океан. Естественно, айсбергов становится больше. Замечу, что малые ледниковые периоды – это результат именно потепления. Последние 100 тыс. лет размер ледников постоянно меняется, исследование причин этого явления продолжается.

«НиК»: Когда появятся новые технологии для освоения глубоководных арктических залежей нефти и газа?

– Когда появится платежеспособный спрос на эти технологии, но даже при этом они не могут возникнуть внезапно, требуется большой подготовительный этап. Например, мне кажется, что «Роснефть» по вопросу освоения Арктики занимает правильную позицию. Арктика, как в свое время космос, – великолепный заказчик новых технологий и даже гарант нового возрождения российской науки и промышленности.

«Роснефть», как богатая компания, просто самим фактом того, что она работает в Арктике, уже создает технологические заделы для освоения этого региона. Если вы работаете в высоких широтах, то хорошо понимаете, что даже для поддержания добычи на имеющихся месторождениях нужно применять кучу технологий и их количество будет только возрастать. Кстати, это касается всей хозяйственной деятельности в этом регионе, там ничего нельзя делать впрок. Если что-то построил, это обязательно нужно эксплуатировать, консервировать не получается. А значит, придется постоянно вкладываться и вкладываться в технологическое развитие. Я не знаю, сколько времени потребуется на создание новой технологии добычи нефти в высоких широтах – три года или тридцать, – но в том, что эта задача будет решена, не сомневаюсь.

Замечу, что работа нефтяных компаний в Арктике – это драйвер всего развития российского Крайнего Севера. Надо понимать, что у нас в стране к Арктике приравнена чуть ли не вся территория почти до китайской границы. И такой подход можно понять, так как освоение полюса холода Якутии отчасти сопоставимо по решению проблем с работами рядом с географическим полюсом.

«НиК»: Нужно ли России сейчас вкладываться в развитие смежных производств, например судостроения, для добычи углеводородов в Арктике?

– Разделение труда необходимо, без него не может существовать современная экономика, однако должны быть пределы этого разделения. России нужно налаживать собственное производство необходимой техники, поскольку очередной поворот политического колеса может оставить вас без импортного оборудования и технологий. Как, собственно, и произошло с введением последних антироссийских санкций. Политические отношения ухудшились, и мы оказались без нефтяных платформ, столь необходимых на арктическом шельфе. Наладить строительство этих промышленных объектов – задача очень сложная, но для нашей страны это вопрос принципиальный. Никто не даст нам стопроцентных гарантий, что и в будущем поставки подобной техники не будут прерваны по субъективным причинам.

Стоит отметить, что у России, в тот момент СССР, технологическое сотрудничество с США началось еще в 1960-х годах, а потом Вашингтон принял поправку Джексона-Вэника и отменил ее только в обмен на «закон Магнитского».

Поправка Джексона-Вэника, предложенная конгрессменами Генри Джексоном и Чарльзом Вэником, была принята в 1974 году к закону о торговле США. Она ограничивала торговлю со странами, препятствующими эмиграции, а также нарушающими другие права человека. 21 ноября 2013 г. действие поправки в отношении России было официально отменено конгрессом. В декабре 2013 г. президентом США Бараком Обамой был подписан закон Russia and Moldova Jackson-Vanik Repeal and Sergei Magnitsky Rule of Law Accountability Act of 2012, получивший известность как «закон Магнитского».

Европа на сегодняшний день во многом идет в фарватере США, поэтому и она не может гарантировать стабильность в отношениях с РФ. Поэтому хорошо, если есть надежный экономический партнер, но иметь собственное производство необходимо.

Развитие судостроения полностью отвечает этой парадигме. Это высокотехнологическое производство, требующее запуска массы смежных производств. В свое время автомобилестроение стало драйвером американской экономики. Оно позволило развивать в США огромное количество отраслей промышленности, в том числе химическую, нефтеперерабатывающую и т.д. Судостроение потребует от России решения еще больших технологических задач.

«НиК»: Тем не менее, на ваш взгляд, западные компании, обладающие высокотехнологическим оборудованием, вернутся к активному сотрудничеству с РФ в Арктике? Ведь им выгоднее работать в нашей стране сейчас, а не дожидаться, когда в РФ будет создано свое производство?

– У определенной части североатлантического истеблишмента есть иллюзия, что мы отстали навсегда. Они уверены, что надо ограничить подкрепление России своими технологиями. Но те, кто понимает, что отставание российской науки и промышленности – это явление временное, продолжают борьбу за технологический сегмент российского рынка. Данная ситуация напоминает отношение к СССР в 1940-е годы, когда считалось, что атомные технологии никуда не денутся. Другой вопрос, кто окажется сильнее – дураки или умные. Посмотрим.

«НиК»: Сейчас многие экономисты считают, что энергетика и нефтегазовая отрасль стали глобальными, поэтому будущее за транснациональными корпорациями. Кто будет осваивать Арктику?

– Мировая энергетика, бесспорно, глобальна, и освоение столь сложной территории, как Арктика, будут вести крупные концерны. Но почему они должны быть транснациональными, вот в чем вопрос. Крупный концерн вполне может быть национальным. Где написано, как говорил Бумбараш, что это запрещено? Это даже не мешает участвовать в мировом разделении труда. Например, «Роснефть» использует же для работы в Арктике американские платформы, оставаясь при этом национальной компанией. Поэтому, повторюсь, что осваивать Арктику могут только крупные компании, но они не обязаны быть транснациональными. Россия сама сможет работать на своем арктическом шельфе, хотя и приглашает к сотрудничеству международные концерны.

Финляндия. Исландия. Швеция. Арктика. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Экология > oilcapital.ru, 21 марта 2017 > № 2685840 Дмитрий Журавлев

Полная версия — платный доступ ?


Украина. Швеция > Агропром > interfax.com.ua, 9 марта 2017 > № 2144768 Игорь Червак

Гендиректор "Лантманнен Акса Украина": Для нас привлекательны рынки Юго-Восточной Европы и Ближнего Востока

Эксклюзивное интервью генерального директора компании "Лантманнен Акса Украина" Игоря Червака агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Игорь, расскажите, чем занимается ваша компания в мире, где находятся ее основные мощности?

Ответ: Lantmannen– это скандинавский холдинг со штаб-квартирой в Стокгольме, который имеет четыре бизнес-направления: это продукты питания, техника, зернотрейдинг и энергетическое подразделение, которое представлено производством биоэтанола и топливных пеллет. Если мы говорим о технике, то Lantmannen занимается продажей и обслуживанием сельскохозяйственной техники. Нам принадлежит сеть машинотракторных станций, где осуществляется ремонт и обслуживание агротехники. Сельхознаправление Lantmannen обеспечивает шведских фермеров семенами, удобрениями и средствами защиты растений, а потом выкупает у них зерно. Компания владеет собственным бизнесом по производству посевного материала. Основные производственные площадки Lantmannen сосредоточены в ЕС. У нас есть бизнесы в Швеции, Норвегии, Дании, Венгрии, Германии, Бельгии, Италии, США и других странах.

Вопрос: Какая форма собственности у международной компании?

Ответ: Собственниками компании являются фермеры. Фактически Lantmannen – экономический кооператив. Такая форма собственности не очень распространенная в мире, ее сейчас вытеснили акционерные общества. В нашей компании только фермеры могут владеть долями в уставном капитале. Когда они перестают быть фермерами, то перестают быть и собственниками.

Вопрос: В Украине компания представлена только в категории пищевых продуктов питания?

Ответ: Да, у нас есть производственная площадка в Борисполе, которую Lantmannen приобрела в 2000 году. Это был бизнес по производству готовых завтраков, он тогда назывался "Бориспольский завод продтоваров". На заводе мы производим каши в пакетиках для быстрого приготовления и сухие завтраки. Мощности завода по производству сухих завтраков составляют порядка 7 тыс. тонн в год.

Вопрос: У вас очень широкая линейка продуктов питания. Какую долю в общих продажах в Украине составляет импортная продукция?

Ответ: Менее 10%, все остальное производится в Украине.

Вопрос: Почему была выбрана производственная площадка в Борисполе?

Ответ: Мы приобретали готовый бизнес. Борисполь - логистически очень удобный город, плюс у нас очень хорошие отношения с местными властями. В целом с 2000 года мы инвестировали в модернизацию нашего предприятия $15 млн: приобрели линию по фасовке каш в пакетики, в 2014 году – новую упаковочную машину для фасовки в пакеты. Мало что осталось от старого завода. Мы поставили свою линию по производству хрустящих мюсли "АХА", линию для производства завтраков START.

Вопрос: Расширяться в Украине планируете?

Ответ: Украина – страна с большим потенциалом. Lantmannen очень много инвестирует в свое расширение. В 2015 году на новые приобретения в мире было израсходовано более EUR100 млн и Украине приходится конкурировать за инвестиции с другими, более успешными странами. К сожалению, пока наша страна не очень выгодно смотрится. И дело даже не в кризисе, а в проблемах с защитой прав инвестора, ограниченными возможностями с валютными операциями, выплатой дивидендов. Еще один комплекс проблем – это платежеспособность локального рынка. Инвестировать в бизнес для того, чтобы работать на экспорт у нас задача не стоит, ведь у нас много производств в других странах. Локальный рынок сейчас деградирует. Мы ожидали, что в четвертом квартале 2016 года будет какое-то улучшение, но пока по результатам года, рынок показывает отрицательную динамику.

Вопрос: Ваша компания выплачивала дивиденды за период работы в Украине?

Ответ: Нет, мы ни разу этого не делали.

Вопрос: Вы привлекаете заемные средства у банков для пополнения оборотного капитала или кредитуетесь за счет материнской компании?

Ответ: Мы привлекаем кредиты в Украине в SEB Банке под гарантии материнской компании.

Вопрос: Какую долю занимает ваша компания на рынке готовых завтраков и как сейчас ощущает себя это направление в Украине?

Ответ: На рынке готовых завтраков мы занимаем более 50% рынка. Но рынок сокращается, в прошлом году, по данным исследовательской компании Nielsen, сокращение составило 9%. Конкуренция на рынке повысилась, торговые сети начали продавать продукцию под private lable. В 2014 году с полок ушла российская продукция, но ее долю заняли поляки и турки, тем более что с каждым годом пошлины на продукцию из ЕС сокращаются после вступления в силу Соглашения об ассоциации. Если до Соглашения пошлины на готовые завтраки достигали 20%, то сейчас - 4-6%.

Вместе с тем рынок в Украине сужается, в том числе из-за сокращения населения в Украине. По официальным данным, украинцев осталось 42 млн, а по неофициальным – 39 млн человек.

На рынке овсяных хлопьев в коробках моментального приготовления мы очень маленькие и пока их импортируем.

Вопрос: Производство овсяных хлопьев не интересно для вашей компании, многие новички в прошлом году попробовали свои силы в этом направлении?

Ответ: Lantmannen в Дании имеет крупнейший в ЕС завод по производству овсяных хлопьев. Кроме него, в ЕС есть еще три наших крупных завода. Их мощности не загружены на 100%, поэтому думать что-то здесь нет смысла.

Вопрос: Насколько загружены мощности завода в Борисполе?

Ответ: У нас трехсменное производство, мы работаем круглосуточно, но есть пиковые периоды спроса, и в такие периоды мы работаем и в выходные дни: с середины февраля до середины апреля и сентябрь-октябрь. Весной – это пост перед Пасхой, когда спрос серьезно растет. Осенью дети идут в школу и мамы ищут удобный способ покормить их перед уроками.

Вопрос: Какую долю произведенной в Украине продукции вы экспортируете?

Ответ: В 2012-2013 гг. мы экспортировали 48% своей продукции, сейчас – несколько меньше 30%. Падение произошло за счет России, куда был основной экспорт. До 2013 года более 30% в общем объеме экспортных поставок занимала эта страна.

Вопрос: Как компания осуществляет поставки в страны СНГ и Средней Азии после ограничений Россией транзита через свою территорию?

Ответ: После того, как Россия перекрыла транзит, у нас упали продажи в Казахстан, Узбекистан, Киргизию, Таджикистан. Подорожала доставка в Грузию, Азербайджан и Армению, но не так сильно, как в вышеупомянутые страны. Сильно пострадали поставки в Казахстан, и мы думаем, как их реанимировать. Контейнер до Алматы стоит более $8 тыс. За эти деньги можно из Шанхая привезти восемь таких контейнеров, как из Украины. Едет сам груз из Украины более 60 дней, для продуктов питания, которые имеют срок хранения, это очень долго.

Относительно выхода на другие рынки, то там тоже все не так просто. У нас продукт легкий и везти его на дальние расстояния сложно. Затраты на логистику будут составлять достаточно большую долю в цене. Для нас привлекательные рынки Юго-Восточной Европы: Румыния, Болгария, Сербия, Словения, Хорватия, Эстония, плюс Ближний Восток: Турция, ОАЭ.

Вопрос: Подписание зоны свободной торговли с Турцией может упростить доступ украинских товаров на этот рынок?

Ответ: К сожалению, Турция не входит в ЕС, поэтому там существуют пошлины на украинские товары. Еще президент Виктор Ющенко подписал в 2005 году протокол о намереньях заключить соглашение о ЗСТ с Турцией, но это диалог тянется более 10 лет.

В ЕС продукция нашей компании конкурентная по цене, но с брендированным товаром туда заходить очень дорого. "Лантманнен Акса Украина" начала отгрузки в Румынию и в Данию через нашу собственную торговую организацию. Это выгодно, потому что ЕС отменил пошлины и наша продукция все равно дешевле. Пока мы не заходим в европейские сети под private lable, но если ситуация в Украине будет ухудшаться, то рассмотрим такую возможность.

Вопрос: Lantmannen – крупнейший производитель выпечки в Скандинавии, в Украине это направление не думали развивать?

Ответ: Действительно, в Дании мы производим слоеные булочки для кейтеринга, в США у нас есть бизнес по производству замороженных пирожных. Хлебный бизнес – наиболее интернациональный в компании, наши фабрики по производству свежего хлеба, булочек и круассанов есть в Бельгии, Англии, Польше, Венгрии, Германии, России. Возможно, это направление зайдет в Украину в среднесрочной перспективе, но украинский рынок хлеба заполитизирован. Мы смотрели здесь ранее несколько хлебных бизнесов, которые могли бы купить, но пока взяли паузу.

Вопрос: Производство биоэтанола в нашей стране ввиду высоких урожаев кукурузы не интересно?

Ответ: У нас в мире один завод по производству биоэтанола – в Швеции, его продукция реализуется в Германии. Там есть законодательные требования к определенному количеству биоэтанола в составе топлива. Направление биотоплива развивается только в тех государствах, где есть господдержка и госрегулирование. Когда нефть стоила $100, то этот бизнес приносит прибыль, а если $50 – то ее нет. В Швеции биоэтанол производится из пшеницы, а вы понимаете, что зерно так резко все-таки не подешевело, как нефть. В Украине об этом говорить пока рано.

Вопрос: Сырье для продуктов, производимых в Борисполе, закупаете за границей или используете продукцию украинских партнеров?

Ответ: В подавляющем большинстве сырье пытаемся покупать в Украине. Мы закупаем кукурузную и овсяную крупу, овсяные хлопья. Часть хлопьев все-таки приходится импортировать. Раньше мы покупали практически все в Украине, но наш поставщик – Agricom Group – потерял свои мощности в Луганской области. Кроме них, никто не производил хлопья того качества, которое нам было нужно. Сейчас эта компания строит завод в Черниговской области, я надеюсь, что осенью мы сможем вернуться к тому формату сотрудничества, который у нас был раньше. В результате сложившейся ситуации нам пришлось закупать хлопья за границей: в Латвии и Польше. Цельную пшеницу мы покупаем в Украине, рис импортируем. Смотрели на рис в Одесской области, но он не подходит нам по технологическим параметрам.

Вопрос: Не так давно ваша компания начала продавать в сетях и аптеках батончики "АХА". Насколько привлекательна эта категория для продаж в Украине?

Ответ: Категории, которые потребляются away from home, наиболее растущие вместе с кашами быстрого приготовления. Меняется стиль жизни, люди много путешествуют. Батончики "АХА" мы импортируем из Австрии.

Мы с кашами тоже начинали с импорта из Норвегии. Два года это делали, а потом поняли, что спрос есть и рынок готов нас принять, начали производить в Украине. С батончиками, по идее, должна быть та же схема, но там очень много видов сырья, которого сейчас в Украине просто нет, например определенных видов сахарных сиропов. Компании, которые занимались импортом ингредиентов, существенно сократили ассортимент в кризис. Никто не хочет завозить партию в 200 кг, потому что это не выгодно и дорого. Поэтому пока экономика по производству батончиков в Украине не складывается.

Вопрос: С каким количеством дистрибьюторов сотрудничает Lantmannen в Украине?

Ответ: У нас есть дистрибьюторы в каждой из областей, их около 30, в некоторых регионах по два, но они не пересекаются по каналам продаж. Кто-то продает в аптеки, кто-то в сети. С большинством сетей мы работаем по прямым контрактам.

Украина. Швеция > Агропром > interfax.com.ua, 9 марта 2017 > № 2144768 Игорь Червак


Казахстан. Швеция > СМИ, ИТ > kapital.kz, 7 марта 2017 > № 2120639 Вера Хлопова

Вера Хлопова: При слияниях и поглощениях 1+1 не всегда равно 2

HR-директор объединенной компании «Tele2 Казахстан» и Аltel о трудностях слияния

В ноябре 2015 года казахстанский телеком-рынок всколыхнула новость о создании совместного предприятия «Tele2 Казахстан» и Аltel. Процессы слияния компаний всегда сопровождаются ротацией, перестановками и увольнением части сотрудников. «Капитал.kz» выяснил у Веры Хлоповой, HR-директора объединенной компании «Tele2 Казахстан» и Аltel, с какими кадровыми проблемами они столкнулись при объединении, на каком уровне произошли наиболее серьезные кадровые изменения и какая философия стала основой корпоративной культуры объединенной компании.

— Что для вас стало самым сложным в процессе объединения компаний?

— Безусловно, трудными были все решения, связанные с дальнейшей судьбой людей: кто остается в объединенной компании, а кто уходит, кто из двух претендентов на одно место займет его.

Любая логика слияний и поглощений исходит из простой математики — 1+1 не равно 2. Наш кейс не был исключением, и в самом начале интеграции компаний Аltel и Tele2 были определены должности, которые предполагалось оптимизировать. В частности, управленческие позиции, которых по философии Tele2 не должно быть много.

Первой задачей, которую мы себе поставили, было упрощение структуры компании и избавление от чрезмерной иерархии. В современных условиях ведения бизнеса иметь многоуровневую иерархию в высококонкурентной среде уже невозможно. Если вопрос в нашей компании будет решаться неделю, застревая на каждой из утверждающих и согласующих ступенях, а у конкурентов аналогичный вопрос решается за день, то логично, что мы проиграем и винить в этом должны только себя. В Tele2 действует программа Challenger, где есть такой показатель, как speed to the market — быстрота реакции на изменения рынка. Поэтому мы и решились пойти на такую непопулярную меру, как упростить структуру, что в конечном итоге привело к упразднению ряда должностей.

— В нашу редакцию обращались читатели с утверждениями, что в регионах сокращались целые отделения Altel. И наверняка писали они не только нам, об этом говорил рынок. Не повлияло ли это на имидж компании?

— Стоит с самого начала прояснить, что наша оптимизация численности не проводилась в отношении конкретной компании Altel или Tele2. Мы провели открытую оценку персонала в обеих компаниях сразу, после того как было объявлено о сделке, использовали ее результаты для принятия последующих решений.

Что касается репутации, то мы учитывали риски, связанные с оптимизацией. Поэтому мы в первую очередь рассматривали возможность перепрофилирования сотрудников. Нам удалось это сделать для части сотрудников, переобучив их с тем, чтобы решить вопрос нехватки персонала в смежных структурных подразделениях. При этом в своих решениях во время интеграции компании мы ориентировались на то, какие знания и уровень профессионализма имеет сотрудник, чтобы занять место в объединенной компании, а не откуда сотрудник конкретно — из Altel или из Tele2. Таким образом, мы протестировали всех сотрудников обеих компаний и оставили в своей команде самых лучших.

Нам было важно, чтобы те сотрудники, с кем было принято решение расстаться, не испытывали финансовых затруднений в первые месяцы поиска новой работы. Поэтому с ними договоры расторгали по обоюдному соглашению, с выплатой компенсации и предоставлением льготы на медицинское страхование. Мы также взяли на себя обязательства по дальнейшему их трудоустройству и для этого заключили договоры с рекрутинговыми агентствами, которые работали с нашими бывшими сотрудниками.

— Сколько вообще человек пришлось сократить, сколько поменяли свои позиции?

— Численность персонала в обеих компаниях уменьшилась приблизительно на 30%.

— Один из самых болезненных вопросов в таких случаях — «место одно, а начальника два», что делать с «освободившимися» директорами?

— В Tele2 неизменен принцип — всегда обходиться меньшим количеством работников, чем наши конкуренты. Естественно, для того чтобы небольшая команда могла добиваться больших побед, она должна состоять из «звезд». Мы последовали этому принципу и убрали дублирующие позиции во всех бизнес-подразделениях. При этом вне зависимости от прежней должности там, где имелась свободная вакансия, она предлагалась в первую очередь сотрудникам внутри компании.

Со статусностью в нашей компании тоже нет проблем — некоторые бывшие директора сейчас работают заместителями либо перешли на менеджерские позиции. Двух начальников в одной команде быть не должно — это правило. Иначе не произойдет интеграции двух команд в одну Люди должны получать задачи от одного менеджера и отчитываться об их выполнении ему же.

— На каком кадровом уровне произошли наиболее серьезные кадровые изменения, они больше коснулись управляющего персонала среднего и высшего уровня или рядовых сотрудников?

— Перемены коснулись в первую очередь управленческого звена. Мы очень тщательно подошли к сохранению людей, которые драйвят бизнес — инженеры и продавцы. От них зависит стабильность нашего бизнеса, поэтому компромиссов в данном вопросе мы не допускали.

— Выросла ли после этого текучесть кадров или у вас показатели средние по рынку?

— В Tele2 по всему миру всегда было трудно попасть и всегда комфортно работать. Поэтому, традиционно, текучесть у нас намного ниже средней по рынку. Для нас это означает, что мы умеем удерживать наших «звезд».

Объединение двух бизнесов Tele2 и Аltel имело стратегическую цель — создать более сильного игрока на телеком-рынке Казахстана. Учитывая рост финансовых показателей совместного предприятия, абонентской базы, доли рынка, мы становимся более привлекательными на рынке труда. Ведь для многих соискателей критериями выбора потенциального работодателя служат стабильность компании и возможность профессионального развития. Изучив статистику открытых вакансий, мы можем сделать вывод, что заинтересованных соискателей стало больше. В среднем на одну вакансию инженера приходит около 300 откликов. Подобная картина и с юристами.

— Все-таки «Tele2 Казахстан» — компания с европейским стилем управления, в отличие от Altel. Какая философия стала основой корпоративной культуры, как вы объединяете людей, которые пришли из компаний с разными миссиями, стилем управления и организационной культурой?

— Думаю, что набор ценностей, аналогичных тем, что есть в Tele2, в одинаковой степени присущ любому бизнесу, и компания Altel не была исключением. В частности, в Tele2 ценят 6 основных качеств — открытость, решительность действий, бережливость (рачительность), забота о качестве, смелость бросить вызов и гибкость. Без этого набора ценностей редкий бизнес сможет противостоять конкуренции и выжить в турбулентные экономические времена. Как я уже упомянула выше, небольшие различия были, пожалуй, только в восприятии иерархии. Культура Tele2 основана на отсутствии статусности и максимальном упрощении всех процессов. Это заложено в ДНК компании еще ее основателем — Яном Стенбеком, шведским бизнесменом, сумевшим создать новую философию бизнеса, которая помогла сделать его успешным!

Вполне естественно, что такое отношение между сотрудниками и к сотрудникам нравится всем. Мы видим, что нам удалось создать единую команду. Сотрудники Altel и Tele2 хорошо интегрировались, объединенные едиными целями и задачами, и делают компанию все более и более успешной.

— На казахстанском телеком-рынке сейчас три игрока. Переманивали ли вы когда-нибудь специалистов из компаний-конкурентов? Считаете ли вы в принципе, что хантить кадры в рыночных условиях корректно?

— Мы всегда ведем себя по-джентельменски, в том числе и по отношению к конкурентам. Будущих сотрудников себе мы ищем через открытые ресурсы, чаще всего размещая объявления о вакансиях в hh.kz и на собственных сайтах. А также пользуемся услугами рекрутеров, которые, как правило, имеют собственные базы данных кандидатов, открытых к новым предложениям о работе.

Казахстан. Швеция > СМИ, ИТ > kapital.kz, 7 марта 2017 > № 2120639 Вера Хлопова


Швеция. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2025757 Майкл Мальмстен

«Русские водят агрессивно, но вежливо»

В 2017 году Volvo планирует продать на 20% автомобилей больше

Алина Распопова

Только в России вас могут подрезать, а потом поблагодарить «аварийкой», уверен президент Volvo Car Russia Майкл Мальмстен. Привычка россиян сидеть в телефоне за рулем ставит его в тупик, а московские пробки не перестают удивлять. В интервью «Газете.Ru» Мальмстен рассказал, что надеется в 2017 году продать на 20% больше автомобилей Volvo, отметил успех XC90 и признался, за что ему иногда хочется побить русских водителей.

— Давайте сразу о хорошем. Курс рубля заметно укрепился в конце 2016 года — что это означает для автопроизводителей? Позволит ли такое положение дел сдерживать цены?

— Если посмотреть на обменный курс, то рубль действительно стал немного сильнее. Но пока я не вижу в этом ничего революционного.

Пока я не верю в рубль и считаю, что в наступившем 2017 году нам по-прежнему будет непросто.

Конечно, не так, как раньше, но тем не менее. И если посмотреть на автопроизводителей и ту прибыль, которую они получают в России, — я говорю не за всех, но за подавляющее большинство, — то они, включая Volvo, продают огромное количество автомобилей в убыток. То, что рубль укрепляется, конечно, помогает. Но это не означает, что мы сможем снизить цены. К сожалению.

— Получается, к чему же нам готовиться в этом году? Если цены не будут снижаться, то, значит, будут расти?

— В целом по рынку мы увидим рост цен, но он будет не очень высоким благодаря укреплению рубля. То есть не 15–20%, а нормальным — на уровне 2–5%.

— В новогодние праздники дилеры обычно старались завлечь покупателей распродажами и скидками. Как обстоят дела в этот раз?

— В России новогодние праздники длятся очень долго! И большинство дилеров действительно раньше были готовы отказаться от маржи, дать огромные скидки. Российский авторынок прошел через несколько стадий: начиная со времен, когда дилеры чувствовали себя отлично и «заряжали» максимальную стоимость автомобилей, до другой крайности, когда все распродавалось с минимальной прибылью. Сейчас я бы назвал ситуацию в этом плане более спокойной.

— Раз уж речь зашла о дилерах — как чувствует себя ваша сеть?

— Она выжила. И в ближайшее время мы узнаем, кто сможет адаптироваться к тяжелым временам, а кто — нет. Потому что многие дилеры существовали на накопленные ранее средства или же получали доход от другой деятельности. Но сейчас они должны начать делать все возможное, чтобы сосредоточиться на автобизнесе и его развитии. К примеру, 80% подержанных автомобилей продается без участия автосалонов — от продавца к покупателю. Дилеры должны плотнее заняться этой нишей. Финансы, страхование, аксессуары — все эти направления тоже надо развивать.

Потому что прибыль от продажи новых автомобилей будет падать и падать. Времена будут более жесткими. Покупатели нашли способы приструнить дилеров.

Клиенты научились выбирать, они объезжают автосалоны, переписываются с ними, сравнивают варианты, заставляя дилеров бороться за себя и снижать цены. Поэтому если вы приедете под конец месяца, а дилеру нужно распродать пару оставшихся автомобилей, то есть шанс получить хороший вариант.

— Как сейчас меняется спрос на автомобили в целом — люди выбирают более простые модели?

— В структуре спроса на авторынке есть некий раскол. Так, премиальный, более дорогой сегмент чувствует себя неплохо и довольно стабильно. А вот те, кто продает недорогие автомобили, видят переключение спроса на более дешевые варианты. При этом в России 35% от общего числа автомобилей старше 15 лет — это старые, плохие автомобили.

Для автопроизводителей хорошо, что если у россиян есть деньги, они готовы менять свои даже новые автомобили на еще более современные гораздо быстрее, чем, к примеру, жители Европы.

— Российское правительство как может подталкивает автопроизводителей к тому, чтобы они локализовали здесь свое производство. Насколько это вам интересно и насколько для вас существенна та господдержка, которую чиновники предлагают автопроизводителям взамен?

— Да, в России 90% проданных автомобилей производятся в России. Но я дам вам очень политкорректный ответ на этот счет: мы внимательно следим за ситуацией. При этом посмотрите — на господдержку по различным программам сейчас могут рассчитывать автомобили в сегменте стоимостью до 800 тыс. руб. И мы не попадаем в эту нишу. Мы следим за тем, что будет со стоимостью импортируемых автомобилей, программой утилизации, конкурентами… Поэтому надо подумать. У нас есть заводы в Европе, в Китае, строится завод в США. Сегодня все автомобили в Россию поставляются из Швеции и Бельгии, но маловероятно, что в будущем эта ситуация останется неизменной. Мы точно знаем, что в перспективе Volvo S90 будет приходить из Китая, хотя финального решения, когда эти поставки начнутся, пока нет. Главное, что я могу сказать точно, — Volvo останется в России, и мы сделаем все, чтобы быть конкурентоспособными.

— 2016 год был тяжелым?

— Он оказался странным. Потому что я привык продавать автомобили. А мне приходилось бороться за то, чтобы просто привезти их в Россию. Потому что на наши новые автомобили сегодня очень большой спрос на других, более прибыльных рынках. Это было моей настоящей проблемой. Но в целом я доволен результатами, которые, к примеру, показала модель XC90. Рынок принял этот автомобиль.

Сначала у нас были некоторые сомнения относительно того, кто же будет его покупать и как на него отреагируют владельцы XC90 прошлых лет, ведь это совсем другой автомобиль.

Мы боялись, что они заявят: «Что вы сотворили с моим любимым XC90, вы испортили его и сделали таким дорогим!» Но все сработало. И я уверен, что такие же обсуждения нас будут ждать относительно моделей XС70 и V90 Cross Country. Но теперь-то я знаю, что все кончится хорошо.

— Когда дела в России на авторынке пойдут в гору?

— У меня есть два сценария на ближайшие 10 лет. Один реалистичный: продажи новых автомобилей в России будут медленно расти, и к 2026 году рынок достигнет объема 2,2 млн автомобилей. И оптимистичный: продажи в 2026 году превысят 3 млн единиц. Так что выбирайте, что вам нравится больше. На самом деле, все это будет зависеть от экономической, политической ситуации. Будет ли Россия по-прежнему продавать нефть или же найдет другие серьезные источники дохода.

— А ваши планы на 2017 год?

— Планы у нас есть всегда, но все зависит от того, сколько нам дадут автомобилей. Если мы получим столько автомобилей, сколько хотим, то мы сможем продать до 20% больше, чем в 2016 году. Что касается общего прогноза, то ситуация на российском авторынке будет чуть-чуть лучше, чем в 2016-м. По моей оценке, в этом году будет продано 1,35–1,4 млн новых автомобилей. Конечно, результат будет зависеть от объемов господдержки.

— Вы относительно недавно живете в Москве — уже привыкли к нашим платным парковкам, трафику?

— Ваша парковочная система очень современная, а принцип ее работы не отличается от того, что мы видим в других городах.

Пробки, конечно, ужасные. Я к такому не привык. Приходится учиться водить автомобиль заново, по-русски.

— И как же это?

— Это очень интересная смесь очень агрессивной манеры вождения и при этом вежливой. Так, если вы пропускаете кого-то, вас всегда поблагодарят.

К примеру, вы едете по дороге, шесть полос превращаются в одну, и вдруг какой-то негодяй влезает в полосу сбоку, расталкивая всех! Ты его пропускаешь и взамен получаешь сигнал «аварийкой» — благодарность.

В том месте, откуда я приехал, в такой ситуации водитель просто остановил бы эту машину, вытащил шофера из окна и задал бы ему как следует. Но есть вещи, которых я не понимаю. А самая главная проблема российских водителей в том, что они ведут автомобиль, сидя в телефонах. В других странах это запрещено! И вот так, отвлекшись, они попадают в аварию, но не убирают свои автомобили, что приводит к огромным пробкам.

— Людям с такой манерой езды явно не подходит очень умный XC90 с его навыками автономного вождения, который просто этого не потерпит.

— Я думал об этом очень много — о том, как же русским подать это самое автономное вождение.

А потом решил, что главное — это упор на системы безопасности. Они могут больше, чем водитель, реагируют быстрее, более аккуратно. Это сложная система может защитить вас от людей, которые пытаются въехать в вас из крайнего ряда.

Поэтому наши клиенты более спокойные, уравновешенные водители. Они не какие-то сумасшедшие, которые гоняют по улицам на тонированных автомобилях на высоких скоростях. И нам это подходит. Я уверен, что эти технологии будут работать в полную силу уже через пять лет. Люди привыкнут — можно сесть в автомобиль, нажать кнопку и заняться чем-то еще. Это же здорово!

Швеция. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2025757 Майкл Мальмстен


Швеция. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 октября 2016 > № 1954329 Александр Малков

Будет новое оборудование – появятся и квалифицированные кадры

Александр МАЛКОВ, Глава представительства «Альфа Лаваль» по Дальнему Востоку РФ

Кадровая проблема в рыбной отрасли не теряет актуальности уже много лет, но со временем она приобретает новые особенности. Так, сегодня все чаще приходится слышать о нехватке в море и на берегу технических специалистов, которые могли бы управляться с новым, современным оборудованием.

На тематическом семинаре, прошедшем в рамках международной выставки «Агропродмаш-2016», компании – поставщики перерабатывающей и судовой техники жаловались на низкий уровень подготовки кадров для рыбной отрасли, приводящий к тому, что высокопроизводительные и дорогостоящие линии попросту некому обслуживать.

Вместе с тем сегодня есть кому и кого учить, причем учить на практике и на самом современном оборудовании, но, к сожалению, не хватает спроса от бизнеса, который бы и рождал соответствующие предложения, рассказал в интервью «Fishnews Дайджест» глава представительства «Альфа Лаваль» по Дальнему Востоку РФ Александр Малков.

– Александр Николаевич, инженерам «Альфа Лаваль» и вам лично приходится бывать в разных уголках рыбного Дальнего Востока. Как вы можете оценить картину с техническим перевооружением на предприятиях отрасли?

– Из своего опыта могу сказать, что интерес к переоборудованию, модернизации своих производств у промышленников есть. Есть и компании, которые готовы переходить на современные технологии, экспериментировать. Но в подавляющем большинстве случаев этот интерес сопряжен с большой осторожностью и неуверенностью со стороны бизнеса. Все потому что руководители предприятия не видят гарантии в том, что серьезные вложения завтра окупятся в полной мере и принесут ожидаемый доход.

– Но добросовестный производитель оборудования такую гарантию, как правило, дает, в чем же проблема?

– К сожалению, даже самое современное оборудование, которое работает как часы, может даже не завестись из-за ошибки или неопытности технического персонала на производстве. Или из-за желания сэкономить там, где этого делать нельзя: например, на обслуживании высокотехнологичного оборудования, на комплектующих и запчастях к нему; на компонентах перерабатывающей линии, в которой устанавливается, по крайней мере, один новый и современный узел, и т.д.

– Что касается квалификации кадров – к сожалению, эта проблема имеет глобальные для отрасли масштабы, о ней часто говорят сами промышленники: нехватка технических специалистов остро ощущается на предприятиях отрасли.

– Я уверен, что в этом вопросе действуют те же правила, что и на рынке: спрос рождает предложение. Пока не будет реального спроса на квалифицированные кадры, подкрепленного действиями со стороны бизнеса, – эти кадры не появятся; пока не будет устанавливаться современное оборудование на производствах – никто не будет учить и учиться работе на нем.

Я считаю, что задача любого технического директора – снизить расходы на ремонт оборудования на своем предприятии с тем, чтобы сэкономить деньги своей компании. А для этого как минимум надо сделать так, чтобы персонал предприятия разбирался в принципах эксплуатации той техники, которая установлена конкретно у них в цехах и на судах.

Для этого, например, всегда при установке приобретенного у нас оборудования Alfa Laval наш инженер отправляется на предприятие заказчика для запуска техники и обучения персонала работе на ней.

– То есть вы готовы не только установить и запустить свое оборудование, но и дополнительно обучить работе на нем. Этого будет достаточно для правильной эксплуатации без поломок в дальнейшем?

– В ходе эксплуатации оборудования могут возникать какие-то вопросы, которые сразу не были оговорены, но всегда есть сервисный инженер «Альфа Лаваль», который приедет на объект, расскажет про оборудование, если надо, снова запустит его, еще раз объяснит принципы работы, все покажет на практике. Это очень эффективно, доступно и не требует дополнительных вложений на обучение персонала. Мы всегда предлагаем компаниям обращаться к нам за консультацией и всегда готовы помочь.

– Кстати, у вас же имеются свои сервисные центры на Дальнем Востоке, в Приморье и на Камчатке?

– Да, относительно недавно у нас появился сервисный партнер «Альфа Лаваль Поток» в Петропавловске-Камчатском – это компания «Дизель Центр». Очень грамотные, опытные специалисты, мы довольны их работой.

Стоит отметить, что мы способны достаточно быстро обеспечить компании необходимыми оригинальными запчастями и комплектующими: наш склад расположен в подмосковном Королеве, доставка в ДФО оттуда занимает 3-5 дней, столько же уйдет на доставку в порты Китая и Кореи, если это потребуется заказчику.

Но, повторю, мы готовы обучать персонал предприятий работе с оборудованием Alfa Laval, чтобы у клиентов не возникало жесткой привязки к нашему сервису и они могли самостоятельно решать основные вопросы в ходе повседневной эксплуатации оборудования.

Так что обращайтесь – научим!

– Насколько мне известно, у «Альфа Лаваль» также есть программа технической поддержки в портах – Harbor Support. Какие возможности она дает вашим клиентам?

– Действительно, у нас реализуется такая программа. В рамках нее мы оказываем содействие в инспекции состояния оборудования топливоподготовки, очистки масла на судне и т.д. Эта услуга у «Альфа Лаваль» предоставляется по всему миру, в Приморье, например, наш инженер готов посетить судно во Владивостоке, Славянке или Находке.

Зачем это нужно? К сожалению, зачастую та информация о состоянии судна, которая поступает в офис компании-судовладельца, отличается от реальной ситуации. Наши сервисные инженеры могут провести техническую инспекцию на борту и дать рекомендации, как наладить бесперебойную работу оборудования.

Важное дополнение: эту услугу «Альфа Лаваль» оказывает бесплатно, даже тем компаниям, которые пока не являются нашими клиентами. Но судовладельцам не стоит пренебрегают такими простыми для себя решениями, поскольку они позволяют избежать серьезных потерь в будущем.

– Если вернуться к кадровой проблеме для отрасли: как вы оцениваете эффективность подготовки и переподготовки (повышения квалификации) специалистов в тренировочных центрах, где люди имеют возможность попрактиковаться на образцах современного оборудования? Насколько, на ваш взгляд, оправдываются вложения в создание таких площадок?

– Я сталкивался с примерами подобных центров за рубежом, когда для обучения специалистов воссоздается, например, машинное отделение судна. Считаю, что это очень полезный опыт для технических специалистов, которые могут попрактиковаться на лучших образцах машиностроения. Для российской рыбной отрасли кадры с таким багажом практических знаний, конечно, очень нужны, поскольку опыта советской технической школы сегодня уже недостаточно.

К тому же молодежь очень интересуется техникой, электроникой, инновационными технологиями, и для них даже чем сложнее – тем интереснее. Знакомство с современными образцами судовой и рыбоперерабатывающей техники, думаю, могло бы заинтересовать ребят остаться на промысловом фоте и береговых предприятиях.

В этом плане мы с интересом следим за уже реализующимися программами и планами властей Сахалинской области. Полностью поддерживаем и идею губернатора Олега Кожемяко о создании центра повышения квалификации кадров и подготовки новых моряков и рыбаков на базе Сахалинского морского колледжа в Невельске. Мы уже направили в правительство области свои предложения, как еще эффективнее можно было бы реализовать этот проект.

Ведь, как я уже отмечал, в своей работе мы постоянно сталкиваемся со следствиями нехватки необходимого опыта и знаний у технического персонала предприятий рыбной и судоходной отраслей. К сожалению, в большинстве случаев это вынуждает рыбоперерабатывающие компании выбирать менее сложные процессы и технологии переработки. В результате качество, количество получаемого продукта оставляет желать лучшего и существенную прибыль и развитие не получает не только само предприятие, но и отрасль в целом.

Наталья СЫЧЕВА, « Fishnews Дайджест»

Швеция. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 31 октября 2016 > № 1954329 Александр Малков


Россия. Швеция > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2016 > № 1930453 Петер Хультквист

Министр обороны о российских ракетах: политика провокационных сигналов

Микаэль Хольмстрём (Mikael Holmström), Dagens Nyheter, Швеция

В пятницу российский корабль в сопровождении истребителей доставил ракетные комплексы «Искандер» в Калининград — анклав России в Прибалтике. По словам министра обороны Петера Хультквиста (Peter Hultqvist), Швеции было известно о намерении России разместить там «Искандеры», но, тем не менее, страна не может молчать.

«Это политика провокационных сигналов, и это нехорошо. Она окажет отрицательное воздействие на все страны Балтийского региона», — говорит Петер Хультквист, который уже давно предупреждает о том, что Россия вооружается, и ее учения становятся все более сложными и современными.

Кроме того, в России идет процесс милитаризации.

«В России идет процесс милитаризации. Все это — способ показать, что страна хочет укрепить свои военные позиции на Балтике», — считает министр обороны.

Он обращает внимание на то, что ракеты «Искандер» могут нести ядерные боезаряды.

«Потенциальное размещение ядерного оружия дает проблеме особое измерение. Это тревожный провокационный сигнал».

Дальность старых ракет, которые сейчас размещены в Калининграде, не позволяет им достичь территории Швеции. Но доставленные им на смену ракетные комплексы «Искандер» с высокой точностью поражают цели в радиусе 500 км. Другими словами, они угрожают большой части Швеции до самого Стокгольма.

Шведский институт оборонных исследований (FOI) подчеркивает, что у России уже имеются ракеты большой дальности, пуск которых осуществляется с бомбардировщиков, надводных кораблей или подводных лодок. Но «Искандеры» в Калининграде создают новое потенциальное направление удара. Расстояние не так велико, так что и после предупреждения об атаке у противника будет мало времени.

«Ракетная угроза постоянно растет. Самый кошмарный сценарий — это одновременный удар по Швеции с самолетов, из Калининграда, с кораблей в Баренцевом море и с подводной лодки в Северном море. Трудно защититься от ракет, летящих с разных сторон», — комментирует аналитик FOI Фредрик Вестерлунд (Fredrik Westerlund).

А министр обороны Петер Хультквист отказывается отвечать на вопрос, выросла ли угроза в адрес Швеции.

«Я не хочу рассуждать о картине угроз. Военный потенциал — это одно, а политическая воля — совсем другое».

— Противовоздушная оборона — большой пробел шведских вооруженных сил. У нас есть средства, чтобы остановить «Искандеры»?

«У нас есть противовоздушная оборона. Мы уже подчеркивали важность проведения более масштабных учений ПВО на Готланде, что и было сделано. Далее командование решило усилить ПВО. Теперь важно выполнить это решение во всех регионах».

Россия объяснила перемещение ракетных комплексов тем, что НАТО расширяет свою систему противоракетной обороны, а на саммите в июле было решено усилить защиту Польши и прибалтийских государств. Но министра обороны не удовлетворяет такое объяснение.

«Могу только утверждать, что те страны сами пожелали получить поддержку НАТО. Учения России и аннексия Крыма заставили их прийти к выводу, что им необходима помощь, чтобы повысить порог уязвимости», — говорит Петер Хультквист.

Калининград граничит с Польшей — страной-членом НАТО. Размещение там ракет стало «несоразмерным» ответом на активность НАТО в регионе, заявил польский министр иностранных дел Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski) на пресс-конференции в понедельник.

МИД Литвы тоже раскритиковал размещение ракет и заявил, что оно «повышает напряженность в регионе, подрывает доверие и оказывает негативное воздействие на безопасность».

Когда СМИ начали активно обсуждать происходящее, Россия подтвердила доставку ракет в Калининград. Она попыталась смягчить ситуацию и заверила, что речь идет об элементе обычных военных учений.

Россия. Швеция > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2016 > № 1930453 Петер Хультквист


Швеция. Украина > Агропром > interfax.com.ua, 24 июня 2016 > № 1802927 Уроша Кепица

Управляющий директор Tetra Pak: С закрытием завода мы из Украины не уходим, и будем развивать рынок вместе с партнерами

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" управляющего директора Tetra Pak в Украине, России, Беларуси и Центральной Азии Уроша Кепица

Вопрос: Вчера компания Tetra Pak сообщила о закрытии до конца этого года своего завода в Киеве, который проработал в Украине более 20 лет, будучи фактически одной из первых иностранных инвестиций. Какие тенденции, в том числе на рынках-потребителях, привели к такому решению?

Ответ: Решение о строительстве завода в Украине компания Tetra Pak приняла еще во времена Советского Союза (сам завод открыт уже в 1992 году). Тогда собственники решили открыть, наверное, единственный завод в то время, ожидая большого роста потребительского спроса на упакованную продукцию. Так оно и случилось.

Если смотреть на последние лет 7-8-9 лет, то наши продажи в странах Восточной Европы выросли на фоне доступности соков. Следует отметить, что продажи соков в этом регионе занимают большую долю, что нетипично для Tetra Pak, так как в целом по миру примерно 65% продаж связано с молоком.

Но после 2007-2008 гг. наблюдался спад потребительского спроса на соки, что было связано с кризисом. Молочный сегмент растет даже в кризис, хотя и медленно, а для завода в Киеве важно то, что он технически не оборудован для производства упаковки, которая будет способствовать наращиванию нашей доли на рынке. Это различные форматы с разными крышками, а завод этого делать не может, либо нужны постоянные вложения.

Понятно, что последний недавний кризис привел к спаду объемов в ближайшей географии, и в этой ситуации комбинация технических невозможностей завода и уже сделанных вложений в другие фабрики в сочетании с падающими объемами привела к тому, что утилизация фабрики упала на очень низкий уровень.

Tetra Pak по понятным причинам постоянно глобально пересматривает, как оптимизировать свой так называемый "футпринт", и это не первый случай в Европе. За последние пять лет, если не ошибаюсь, компания закрыла в Европе три завода. В данном случае глобальный менеджмент пришел к тому, что придется делать этот не очень популярный шаг.

Вопрос: Почти три четверти продукции завода поставлялось на экспорт, в основном в Россию, при этом доля экспорта росла, тогда как в Украине продажи были приблизительно стабильны – около 1 млрд упаковок.

Ответ: Теперь это еще меньше. В последний момент загрузка фабрики была меньше 50% от того, что мы видим на наших фабриках. В прошлом году в целом было выпущено около 1,2 млрд упаковок

Вопрос: В этой связи – повлияли ли на решение о закрытии завода сегодняшние отношения между Россией и Украиной? То есть ориентация в продажах на российский рынок.

Ответ: Нет, никоим образом. Только спад спроса плюс техническая невозможность. А вложения, которые надо было бы делать, они серьезные, большие и постоянные. И сегодня такие вложения уже сделаны в других странах, в том числе в России, а также в Венгрии, Германии, где более стабильный спрос и загрузка повыше.

Вопрос: В Украине же покупательная способность по понятным причинам падает…

Ответ: К сожалению, да. Но мы на украинский рынок смотрим позитивно, и знаем, что рост намечается. Даже сегодня, когда мы, с одной стороны, делаем очень нелюбимый шаг с точки зрения производства, мы оставляем здесь всех наших продавцов, технарей, всю структуру, которая поддерживает работу с клиентами. Потому что в 2016 году мы наблюдаем рост продаж в Украине и уверены, что этот рост будет продолжаться за счет собственного рынка и за счет того, что Украина сегодня в силу экономических причин имеет очень хороший потенциал для экспорта окончательной продукции. Украинские производители молока, соков уже экспортируют за рубеж, и могут только наращивать его. Это отличный украинский ресурс, который мы вместе с нашими партнерами продолжаем обсуждать.

Но все же, чтобы быть готовыми и для экспорта, опять же, форматы, которые будут востребованы, мы здесь произвести не сможем. Скажу, не называя имен, в структуре поставок одному из крупнейших украинских молочных предприятий последние два года упаковка с киевского завода занимает очень маленькую долю, возможно около 10%, а остальное производится на наших фабриках, в том числе в Германии, Италии, и - да – в России, но опять же не потому, что не хотим здесь производить, а потому, что технически не можем.

Да и в целом от продаваемой в Украине упаковки только 10-15%, максимум 20% мы поставляем с украинского завода, а заводы, которые географически близко, уже имеют техническую возможность обеспечить необходимые поставки.

Вопрос: То есть клиенты компании, которым поставлялась продукция с украинского завода, практически не пострадают?

Ответ: Пошаговое перенесение разных форматов на разные фабрики – это детальный план, который уже частично разработан, и дальше разрабатывается с конкретными клиентами, которые обеспечиваются с киевской фабрики. У нас в мире фабрик достаточно много, и даже имеем опыт, как переводить и делать такие вещи. Бывают же и технические поломки, и надо переводить, и мы понимаем как, но это требует времени, и с каждым клиентом и партнером надо обсудить, и это мы всегда делали успешно, поэтому не боимся.

Вопрос: Упаковка, которая будет поставляться в Украину с других заводов, может быть дороже украинской?

Ответ: Для этого не видим никаких причин. Условно это был маленький кусок, который теперь будем экспортировать. Но для партнеров просто будем обсуждать сам переход, способ перехода, откуда. Но, опять же, мы и сами должны быть конкурентоспособными, и работать с партнерами, которых в Украине около 20, чтобы и их продукция была качественной и конкурентоспособной.

Ведь мы здесь не только поставщик и производитель, мы вместе с партнерами развивали и их предприятия, и более того – развиваем отрасли и категории продукции, и непосредственно на этих предприятиях было создано много рабочих мест. И это одна из вещей, где мы имеем долгосрочную перспективу всегда – вместе с нашими партнерами строить категорию отрасли.

Ведь кто, например, раньше думал, что можно пить соки из картонной упаковки, 25 лет назад это были банки - дорогие, экологически неправильные...

Вопрос: А я помню появившиеся наряду с бутылками картонные упаковки молока "пирамидка" (тетраэдр), которые были сложены в металлические корзины в магазине и иногда вокруг них образовывались молочные лужицы…

Ответ: Это было одно из первых упаковочных решений, изначально оно было неспособно дисрибутироваться при комнатной температуре. Но сегодня оно, кстати, в Украине вернулось в других объемах, и продукты в таких пакетах-пирамидках можно найти в украинских магазинах…

Вопрос: Оборудование фабрики тоже будет перемещено на другие предприятия?

Ответ: На сегодня основной план – обеспечить плавный переход, а оборудование и технологии принадлежат нам, нашим хозяевам, оно останется с нами, и что конкретно будем делать – это вопрос дальнейшего обсуждения.

Вопрос: А сам завод как актив будет продан или есть другие наработки?

Ответ: Тут мы тоже будем искать варианты, ведь мы только объявили о принятом решении. Ситуация такова, что земля в аренде, а здания принадлежат нам. Будем искать лучшие варианты, потому что это тоже частично касается участников, которые до сегодня никак не могли говорить, что конкретно намечается. Поэтому это вопрос для дальнейшего обсуждения.

Вопрос: Работники уже поставлены в известность? Как они восприняли это? Какое выходное пособие им будет выплачено?

Ответ: Вчера они были поставлены в известность, что у нас есть намерение о закрытии завода поэтапно до конца года. И мы им объявили, как это будет выглядеть. Это соответствует украинским законам и практике Tetra Pak. Они сами сегодня лично не знают конкретику, поэтому не хотелось бы говорить конкретно, но выходное пособие зависит от стажа, возраста и даже корректного и конструктивного сотрудничества с нами до конца года, и качества их работы.

Кроме того, наш опыт показывает, что мы можем помогать сотрудникам в трудоустройстве в плане консультационных услуг, определенный опыт здесь накопился, на киевском предприятии получены международные призы - JIPM Excellence Award (2008г) и JIPM Consistency Award (2012г) – и украинский завод единственный, который когда-либо получил такую награду. Поэтому мы надеемся, что это поможет нашим сотрудникам найти работу, а мы очень хотим помочь.

Вопрос: Сколько сейчас сотрудников на заводе?

Ответ: Сегодняшнее объявление коснется 188 человек до конца года.

Вопрос: А какова средняя зарплата?

Ответ: Честно - не знаю.

Вопрос: Но, наверное, для Украины привлекательна?

Ответ: И стабильна... Сотрудники всегда говорили: главное - стабильно. Даже в тяжелые времена, когда работы было меньше, они все равно получали зарплату.

Вопрос: Можно ли сказать, что это решение они восприняли более или менее с пониманием?

Ответ: Это очень тяжелая информация для восприятия. Нужно сказать, что команда, которая этим проектом занимается, очень профессиональна. Первое впечатление, что люди воспринимают это очень профессионально, себя ведут грамотно и по-взрослому, и тоже понимают, что Tetra Pak компания, которая ведет себя адекватно в таких вопросах.

Вопрос: Закрытие завода в Украине связано ли в какой-то степени с возможными глобальными проблемами на рынках Tetra Pak? Есть излишек мощностей, сложные рыночные условия…

Ответ: У компании проблем нет, это просто постоянный процесс в поисках дальнейшей оптимизации. Он непрерывный, и это результат в определенной степени спада потребления, но самое главное, что мы утилизируем фабрики все больше и больше, конкретная фабрика крутится все быстрее и быстрее, и это реальный процесс улучшения оптимизации рабочих процессов, и в итоге остается мощность, которая нам не нужна. И продукция, которая поставлялась в Россию из Украины, также будет покрыта остальными фабриками, которые ближе и они нам помогут больше – в той же Сербии, Германии, ну и фабрика в Подмосковье.

Вопрос: А насколько загружено сегодня производство в Подмосковье? И планируется ли там расширение мощностей?

Ответ: Сейчас почти полностью загружено. И они также работают на экспорт. Но сегодня с объемами, которые есть – расширение не планируется. Могу сказать, что фабрика под Москвой была запущена в 2007 году, и физически она готова расширяться, но пока такого решения не принято

Вопрос: Компания Tetra Pak известна своими экологическими проектами, в том числе в Украине, где вы сотрудничаете с харьковской компанией АСС (в настоящее время "Кронекс") в плане переработки упаковки. Какова дальнейшая судьба этого сотрудничества?

Ответ: С компанией АСС ("Кронекс") мы сотрудничали больше в качестве консультанта. Отходы киевской фабрики также перерабатывались, но в целом сотрудничество нацелено на то, чтобы через разные структуры сбора потребительского мусора, который, надеюсь, также станет в Украине раздельным, они обеспечивались сырьем для переработки бумажных изделий, и, с другой стороны, полиалюминиевых изделий, которые можно перерабатывать в другие решения. Поэтому мы будем продолжать их консультировать, поддерживать, у нас есть мировая картина, и мы можем помогать и советом, и показать поставщиков оборудования. Короче, тема экологии никак не прервется. Наоборот, ее надо усиливать. Экология – это совесть потребителя.

Вопрос: Встречались ли вы уже с украинскими властями, и сообщили ли о своем решении?

Ответ: Мы во всем мире стараемся работать справедливо, в соответствии с законами и с большим респектом к местным властям. Но это решение чисто бизнесовое. Мы, естественно, их поставим в известность и не ожидаем никаких проблем, потому что сотрудничали хорошо, и, надеюсь, для нас самих и других международных предприятий создавали позитивную репутацию. Поэтому у нас никогда не было и, надеюсь, не будет проблем. Но заранее мы не сообщали, потому что это просто часть нашего подхода к оптимизации бизнеса.

Вопрос: Но для Украины это все равно потеря, и точно не позитив для инвестиционного климата…

Ответ: Наше присутствие на рынке Украины усиливается, и бизнес растет, и мы обсуждаем с партнерами не только инвестиции в упаковочный бизнес. У нас есть надежда, что мы, как компания с глобальным опытом, можем сделать для Украины гораздо больше, чем только с одного завода.

Мы знаем, что это яркий моментальный пример, но думаем, что надо смотреть с перспективой 25 лет и больше, и в этом плане нас ничто не затормозит. У нас остается офис продаж со всеми структурами маркетинга, технической поддержки, технических продаж, поставки запчастей. Работа с дизайном, поставка упаковочного материала – это около 50 человек, и мы помогаем партнерам финансировать оборудование, вкладывать деньги в маркетинг. И этого мы прекращать не собираемся с учетом перспектив Украины.

Плюс сегодня перспектива Украины на экспорт. Я пару лет проработал в Африке. Там население бурно растет, молоко любит и пьет, но его там нет, а это колоссальный рынок. Знаю, что украинские молочные предприятия уже экспортируют в Серверную Африку молоко в нашей упаковке. Поэтому, думаю, там надо усиливать, и там наш самый большой потенциал совместно с украинскими партнерами.

Вопрос: А как вы оцениваете конкуренцию в сегментах упаковки, в которых вы присутствуете, на украинском рынке?

Ответ: Скажу так - в Украине в разных сегментах наша доля сильна. Но есть куда двигаться: если взять, например, все белое молоко, то более 40% - это разливное молоко. А наших асептических ультрапастеризованных решений – менее 10%, тогда как в Испании наша доля 90%.

Вопрос: Сколько в целом Tetra Pak инвестировал в украинский завод?

Ответ: Тут нет конкретной цифры, это и невозможно - это инвестиции разноплановые и постоянные, и в технологии, и в завод – это десятки миллионов евро… Но уверен, что наши вложения в рынок, маркетинг, инвестирование в оборудование клиентов, развитие сотрудников – это точно больше, чем в завод. Это основные вложения, которые были, есть и будут. Завод – это только орудие, а то, что развиваем отрасль, – это гораздо больше, и это то, что остается с Украиной.

Для меня лично важно то, что мы продолжаем вкладывать в украинский рынок. Да, решение для нас тяжелое, но мы себя и сотрудников убеждаем, что никуда не уходим и будем развивать рынок вместе с партнерами. Это не делается одним днем.

Швеция. Украина > Агропром > interfax.com.ua, 24 июня 2016 > № 1802927 Уроша Кепица


Россия. Швеция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 28 апреля 2016 > № 1776266 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова шведской газете «Дагенс Нюхетер», Москва

Вопрос: Министр иностранных дел Швеции М.Вальстрём недавно сказала, что отношения между Россией и Швецией прохладнее, чем много лет назад. Что можно сделать для снижения напряжения в двусторонних отношениях и их улучшения?

С.В.Лавров: Думаю, нужно вернуться к своим коренным национальным интересам с обеих сторон. Мы никогда не отходили от этой позиции, всегда видели в Швеции доброго соседа, хорошего и перспективного партнера в самых разных областях – в экономике, гуманитарных делах, в Арктике, в международных процессах, где Швеция играет достаточно активную роль. Такой же настрой был на шведской стороне. Помню, с 2009 по 2011 гг. у нас был подъем контактов, сотрудничества, политического диалога, состоялся обмен визитами премьер-министров, визит Президента России Д.А.Медведева в 2009 г., которого я сопровождал. За этот период руководители парламентов и ведомств также ездили в гости друг к другу. Было подписано более 12 соглашений, многие из них межправительственные, в том числе о сотрудничестве в космосе, в рамках программы партнерства для модернизации, здравоохранения, многие другие. Все это было остановлено шведскими коллегами, мы не проявляли никакой инициативы. Со стороны Стокгольма было объявлено о заморозке контактов и присоединении, естественно, к санкциям ЕС после того, как Брюссель почему-то обиделся на нашу реакцию на государственный вооруженный переворот в Киеве, когда к власти пришли национал-радикалы, начавшие публично грозить уничтожением русских и русскоязычных на Украине, прежде всего, начиная с Крыма. Нашу реакцию Вы знаете, не буду на ней останавливаться. Почему-то Брюссель решил, что за это надо наказывать, хотя сам «приложил руку» к тому, чтобы деятели типа А.Парубия, О.Тягнибока, Д.Яроша и им подобных почувствовали безнаказанность. Тогда Стокгольм, присоединившись к санкциям, пошел еще дальше: заморозил контакты по линии парламентов, резко сократил взаимодействие между министерствами и ведомствами даже по текущим, повседневным вопросам. Как следствие, наш товарооборот упал, если не ошибаюсь, на 45%, хотя по-прежнему является достаточно внушительным. Однако ясно, что он далек от существующего между двумя странами потенциала.

Наша позиция очень проста: мы никогда не обижаемся в нашей внешнеполитической деятельности, с пониманием относимся к тем обстоятельствам, которые наши шведские коллеги сейчас приводят в качестве основания своей позиции. Если М.Вальстрём считает, что отношения самые прохладные, так надо форточку закрывать, чтобы не дуло со стороны тех центров, где генерируется русофобия.

Вопрос: В последние годы много говорят о российской активности в Балтийском регионе. Могли бы Вы прокомментировать тему о российской подводной лодке в территориальных водах Швеции?

С.В.Лавров: Не помню, чтобы в Швеции была информация о том, что подтвердилось нахождение в ваших водах нашей подлодки. Обычно там первые полосы газет занимает сенсация о том, что нашли российскую подводную лодку. Когда через несколько недель выясняется, что это совсем не российская и совсем не лодка, то об этом пишут уже не на первых страницах.

В целом, если говорить о военной деятельности в Европе, прежде всего в контексте отношений между Россией и НАТО и нейтрального статуса Швеции, то мы не заинтересованы в нагнетании какой-либо конфронтационной военной деятельности. У нас были давние договоренности с Альянсом, двусторонние военные проекты с нашими северными соседями, включая Швецию. В этой работе мы всегда исходили из важности мер доверия, транспарентности.

Принципиальное значение имеет понимание военных доктрин друг друга, диалог о которых велся в рамках Совета Россия-НАТО и был весьма полезен, поскольку было понятно кто что хочет. Мы всегда предупреждали, что проводя линию на бесконечное расширение Альянса на Восток (при том, что это право каждой страны выбирать себе форму обеспечения безопасности, будь то двусторонние или многосторонние союзы), нужно понимать, что если военная инфраструктура будет приближаться к российским границам, то мы, естественно, будем принимать необходимые военно-технические меры. Как говорится, «ничего личного – чистый бизнес». Еще О. фон Бисмарк сказал, что в военном деле намерения не играют никакой роли, главное – это потенциалы. Нам все время говорили, что никакого намерения принимать какие-то меры в ущерб безопасности России у НАТО нет. Однако, если нет намерений, а инфраструктура прямо «у нашего порога», то отталкиваться, наверное, придется не от намерений, а от того, что мы видим своими глазами.

Когда сейчас говорят, что Россия стала опасно действовать вблизи НАТО, я считаю, что это просто нечистоплотная попытка поставить все «с ног на голову». Получается, что, расширяясь все больше, Североатлантический альянс все плотнее приближается к нашим границам. Альянс уже нарушил Основополагающий акт 1997 г., где сказано, что не должно быть постоянного размещения существенных боевых сил на территории новых членов. При этом военная инфраструктура НАТО, вопреки данным обязательствам, приближается к нашим границам, а когда мы принимаем меры для того, чтобы быть уверенными в своей безопасности, нам говорят, что Россия опасно действует вблизи границ Альянса. Это границы НАТО к нам подползают. У нас есть такой афоризм: «Чтобы понять отношение к окружающим, надо сначала выяснить, зачем они тебя окружили». Сейчас мы этим и занимаемся. Последний инцидент в Балтийском море - эсминец США, оснащенный десятками крылатых ракет, подходит на расстояние нескольких десятков километров к российской военной базе в Балтийске, на российской территории.

Вопрос: Поэтому были полеты российских истребителей вблизи эсминца?

С.В.Лавров: Наши самолеты выполняли в том районе абсолютно легитимные учебные полеты в международном воздушном пространстве. Они увидели, что американский эсминец с мощным вооружением приближается к нашей военной базе и решили посмотреть, кто это. Как только они увидели, кто это, а это произошло на безопасном расстоянии, они отвернули и продолжили свой полет.

В 1972 г. у нас с США было заключено Соглашение о безопасности полетов. Впоследствии мы предложили заключить дополнительный протокол к этому соглашению, но американцы отказались. 20 апреля в Брюсселе прошло заседание Совета Россия-НАТО. Наш Постоянный представитель при Альянсе А.В.Грушко в ходе дискуссий напомнил им об этом. Американцы чувствовали себя неловко, поскольку этого даже не знали.

Речь не о том, что кто-то не хочет признавать НАТО в качестве существующей организации. Это реальность. Нам по-прежнему не нравится, как Альянс себя ведет. Мы видим, что после предпринятой попытки сохранить смысл существования НАТО в рамках операции в Афганистане, всем сейчас ясно, что эта страна стала гораздо опаснее, чем была до ввода войск Альянса. На данном этапе формируется еще одна миссия НАТО. В ходе последнего заседания Совета Россия-НАТО мы поинтересовались у коллег, что они считают важным в этой новой миссии и чего достигли в предыдущей, поскольку это слишком близко к нашим границам и непосредственно затрагивает наших соседей в Центральной Азии, наших союзников. Угрозы, которые продолжают множиться в Афганистане, включая появление там нескольких тысяч боевиков «Исламского государства», особенно на севере, напрямую проецируются на наши коренные интересы.

Еще раз подчеркну, НАТО – это реальность, мы готовы вести с Альянсом диалог. У нас была развернутая, многоплановая совместная Программа действий по многим вопросам, включая ключевую проблему современности – борьбу с терроризмом. Десятки мероприятий, совместные штабные учения «на земле», на море, в воздухе были запланированы для более эффективного совместного противодействия террористам и экстремистам. Все это закрыто исключительно по идеологическим соображениям, прекращены любые практические совместные проекты, в том числе подготовка кадров для сил безопасности Афганистана, включая оснащение афганской армии боевыми вертолетами, которые им нужны обязательно российского производства.

Говоря о том, на что мы вынуждены реагировать, приведу только два примера. Первое. В Основополагающем акте 1997 г. между Россией и Альянсом было условлено, что в Совете Россия-НАТО будет свято уважаться принцип неделимости безопасности и никто не будет укреплять свою безопасность за счет укрепления безопасности других. Иными словами, в формате Россия – НАТО было закреплено то, что уже провозглашалось на высшем уровне в ОБСЕ: должна быть равная и неделимая безопасность. И второе, я уже говорил об этом. Там было записано, что НАТО не будет размещать существенные боевые силы на постоянной основе на территории новых членов.

По первому пункту, о неделимости безопасности. Когда американцы начали разворачивать в Европе сегмент своей глобальной противоракетной обороны, мы им сказали, что это затрагивает нашу безопасность, поэтому мы хотим применить принцип, который провозглашен в Совете Россия – НАТО. Они нам ответили, что это не против нас. Мы сослались на известный афоризм о том, что в военном деле намерения не играют роли, а играют роль потенциалы, и показали на картах и фактах, как планы развертывания ПРО затронут нашу безопасность.

Потом, когда американцы настаивали на своем, мы предложили, если они считают этот политический принцип, касающийся неделимости безопасности, не вполне обязательным, разработать договор на эту тему, чтобы было понятно, какие процедуры применяются, когда кто-то считает, что его безопасность уязвлена или ущемлена. Они категорически отказались обсуждать этот договор. Знаете, что нам сказали? Они ответили, что в Совете Россия – НАТО они провозгласили политическую декларацию о том, что безопасность неделима, но юридические гарантии неделимости безопасности они дадут только тем, кто входит в Североатлантический альянс. На наш вопрос «как же так? мы в рамках ОБСЕ на всю Евроатлантику провозгласили этот принцип» никакого ответа не было.

Второе. Что касается тезиса о том, что не будут размещаться существенные боевые силы на территории новых членов на постоянной основе. Мы тоже начали привлекать внимание наших натовских коллег к тому, что они постепенно создают какие-то базы, в т.ч. базы противоракетной обороны в Польше, Чехии, затем планировалось в Румынии. Мы спросили, как это соотносится с их обязательством не размещать существенные боевые силы. Они ответили, что это не существенные силы, это непостоянно и будет ротироваться. Поскольку у нас было иное мнение, мы предложили заключить соглашение с НАТО, в котором до последних танка, артиллерийского орудия, батальона был бы расписан объем существенных боевых сил, который имеется в виду в данной договоренности. Они категорически отказались даже обсуждать этот вопрос. Что, конечно, наводит на простые и очень печальные мысли: НАТО, задолго до событий на Украине, хотело оставить себе свободными руки для того, чтобы двигаться вплотную к нашим границам. Рассчитывать на то, что мы будем этому аплодировать, думаю, не должен ни один вменяемый военный или политик. Отвечаем мы абсолютно адекватно и пропорционально. Это необходимость с точки зрения обеспечения нашей готовности к любому развитию ситуации, учитывая что сейчас русофобское меньшинство в НАТО после того, как Альянс попытался найти смысл своего существования в афганской кампании и не смог этого сделать, хочет помочь его объединить уже на сугубо антироссийской основе, представляя Россию угрозой всему и вся.

Вопрос: В этой перспективе беспокоит ли Москву благосклонное отношение Швеции к НАТО? Какова будет реакция России, и какие она предпримет ответные меры, если Швеция решит присоединиться к НАТО?

С.В.Лавров: Одно дело, когда у тебя на севере среди твоих соседей нейтральные государства, другое дело, когда они члены Североатлантического альянса, который, еще раз повторю, мы рассматриваем как реальность, но который в последний период однозначно провозглашает своей целью сдерживание России, называя ее «главной угрозой». Поэтому можно вступать в разные НАТО. Когда в прошлые годы у нас было партнерство, доверие и не было никаких попыток рассматривать друг друга как «угрозу», это одно НАТО. Очевидно, что сейчас НАТО другое, хотя у него идет, я бы сказал, такая «ломка»: они пытаются выглядеть респектабельно, но не у всех получается.

Что касается Швеции, мы подтверждаем право любого государства самостоятельно, исходя из своих национальных интересов, решать, какие формы обеспечения безопасности это государство хочет выбрать. Наверное, было бы правильно спросить у народа. В Черногории народ спрашивать не стали. Кстати, вот пример. Что Черногория может добавить безопасности НАТО? На этот вопрос ответа не существует. Многие серьезные политики прямо спрашивают, в чем такая уж острая необходимость. Ответ очень простой, хотя его стараются избегать и прикрываются какими-то общими фразами о том, что растет распространение пространства безопасности и демократии: освоить как можно больше геополитического пространства, «обложить» те страны, которые не во всем соглашаются с НАТО, такие, например, как Россия и Сербия.

Если Швеция решит вступить в НАТО, у нас не появится мыслей, что шведы решат на нас нападать. Это я могу сразу сказать. Но поскольку шведская военная инфраструктура в той ситуации будет уже подчиняться верховному главнокомандованию НАТО, то, конечно, мы на наших северных рубежах будем вынуждены принять необходимые военно-технические меры, исходя из того, что по ту сторону границы находится военно-политический блок, который считает Россию угрозой и хочет ее всячески сдерживать.

Вопрос: А какие конкретно меры?

С.В.Лавров: Это не моя работа, это работа наших военных – Министерства обороны и Генерального штаба России. Когда они видят какой-то потенциал по ту сторону наших рубежей – прямо у границы или чуть подальше от границы, то знают, что это за потенциал на самом деле, что можно от него ожидать в случае, если НАТО вдруг решит, что нас надо сдерживать «горячим» образом.

Вопрос: Раньше Москва выражала беспокойство относительно положения русского этнического меньшинства в прибалтийских странах. Насколько изменилась ситуация?

Понимает ли Россия, что страны Балтии боятся своего восточного соседа?

С.В.Лавров: Насчет того, что они «боятся своего большого соседа». Когда исчезал СССР, они провели свои референдумы и были «отпущены с миром», никто им не угрожал. Там были некоторые эксцессы, в том числе в Вильнюсе, в телецентре. До сих пор, к сожалению, людей преклонного возраста, которые ни на каких гражданских лиц не нападали, а просто защищали телецентр, выполняя приказ, таскают по литовским судам и пытаются обвинить во всех смертных грехах. Считаю, что это мелко и непорядочно. Благородно поступил Советский Союз. Никакой попытки удержать насильно Прибалтику никто не предпринимал, хотя в стране были самые разные эмоции на этот счет, я не буду их касаться. Ушли по-доброму, с сохранением контактов. Никакой благодарности за это никто не увидел и не услышал. Более того, тут же стали говорить, что СССР их «насиловал, использовал, эксплуатировал». До сих пор больные люди выставляют какие-то счета на 185 млрд.евро, не знаю за что. За то, что мы создали там промышленность, модернизировали их экономики, вкладывая в них на душу населения намного больше, нежели непосредственно в РСФСР? Считаю, что это люди с уже неисправимой психикой.

После того, как они стали свободными, как они считают, и независимыми, провозгласив все необходимые решения о своем суверенитете, подчеркну, в отсутствие какой-либо попытки со стороны Москвы затянуть их назад, тем более применив против них силу, они стали рваться в НАТО. Наши отношения с НАТО в 90-е гг. развивались достаточно конструктивно. Мы у наших натовских коллег спрашивали, зачем они хотят принимать Прибалтику. Нам отвечали, что у них (у прибалтийских стран) сохранились всякие фобии еще с советских времен и периода Первой мировой войны, когда все это начиналось. В Альянсе выражали понимание, что современная Россия для них (для прибалтийских стран) никакой угрозы не представляет, но у них, мол, психология такая: их примут в НАТО и они успокоятся, все будет мирно, конструктивно и только поможет развивать добрые отношения.

Их приняли в НАТО, но никакого успокоения не пришло, особенно к нашим литовским соседям. Более того, сейчас они являются самым агрессивным русофобским ядром, которое заставляет НАТО, используя принцип консенсуса, идти по устойчивому антироссийскому курсу. И это никак не связано с русскоязычным населением. Например, когда произошло обретение независимости этими странами, у нас были проблемы, которые мы решали исключительно дипломатическим путем, например, с Латвией и Эстонией, где огромная доля населения не получила права граждан. В Литве гражданство получили все. Поэтому к литовцам у нас вообще никаких вопросов не было. Мы планировали сотрудничать, активно прорабатывали планы, в том числе по транзиту в Калининград, по совместному освоению экономических проектов. Но Литва почему-то оказалась самой русофобской страной в Балтии. Не буду комментировать личные особенности ее руководителей.

Что касается Латвии и Эстонии, то мы действительно с самого начала требовали, чтобы русскоязычным людям дали гражданство не потому, что это была наша прихоть, а потому, что это требование международных инструментов – соответствующих конвенций, решений ООН, Совета Европы и ОБСЕ. Нам говорили, что они члены Конвенции «О защите национальных меньшинств», но беда в том, что она распространяется только на граждан, а русские в Латвии и Эстонии оказались в «изумительном» с точки зрения цинизма положении неграждан. Евросоюз терпит это безгражданство уже второе десятилетие XXI века.

Сколько процентов шведов живет в Финляндии? Около 6%? Но шведский там – государственный язык. В Эстонии неграждан также около 6% населения, а в Латвии - больше 12%. В Эстонии они имеют право голосовать на местных выборах, но, правда, их не могут избрать, на всякий случай. А в Латвии они не могут ни голосовать, ни быть избранными даже на местных выборах.

Кто-нибудь, скажем, португалец или швед приедут в Латвию или Эстонию, проживет там больше трех месяцев и сможет избирать и пользоваться этим правом, не будучи гражданином этих стран. А эти люди неграждане. Как нам говорят, их число сокращается. Есть какие-то программы натурализации. Диалог с этими соседями у нас все-таки какой- никакой идет. Они нам постоянно говорят, что у них все хорошо – число этих неграждан сокращается. Но по нашей статистике это количество сокращается за счет того, что люди умирают, кто-то из них отчаялся и попросил российское гражданство, кто-то просто уехал. Темпы предоставления гражданства очень низкие. Мы не против их пожелания, чтобы желающие получили гражданство и изучали язык соответствующего государства, но параллельно все европейские нормы требуют, чтобы язык меньшинства сохранялся в обществе, как это делают финны в отношении шведского языка. В Прибалтике закрывают русские школы, хотя на них есть огромный спрос в отдельных частях этих государств. Ссылки на то, что просто нет желающих, являются ложью. При всем при этом, что бы нам не говорили о том, что предпринимаются какие-то меры, и поэтому якобы Россия привередничает, мы требуем не каких-то надуманных вещей, а только того, что содержится в рекомендациях Совета Европы, ОБСЕ и Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации. Только этого и больше ничего.

Кстати, люди, которые не могут голосовать на выборах, исправно платят централизованные и муниципальные налоги. Более того, я скажу самую поразительную вещь. Нечистоплотное проявление подхода к этим людям заключается в следующем: когда проводились референдумы о выходе из Советского Союза, их голоса считали и их голоса были нужны. Мы знаем, что большинство из них проголосовали за выход из Советского союза, наверное, прежде всего потому, что экономически и социально это республики жили лучше многих. Когда их голоса были нужны, то их с удовольствием «прикарманили» и тут же сказали, что теперь они свою миссию выполнили и пусть мучаются в положении неграждан.

Вопрос: Канцлер Германии А.Меркель высказывала критику, связанную с российскими бомбардировками в Сирии. Это создало впечатление, что отношения между Россией и Германией ухудшились. Что требуется для их восстановления?

С.В.Лавров: Я что-то не припомню, чтобы Канцлер Германии А.Меркель специально касалась темы участия ВКС России в борьбе с терроризмом в Сирии по просьбе законного Правительства. Мы, кстати, единственное государство, которое занимается антитеррористической борьбой в Сирии на законных основаниях. Американская коалиция работает там нелегитимно. Хотя я многократно говорил нашим американским партнерам, что это большая ошибка. Также, как они получили согласие у Правительства Ирака, они должны были получить согласие в Дамаске или придти в СБ ООН. Если бы это произошло, у меня нет никаких сомнений, что мы выработали бы резолюцию СБ ООН, которая устраивала бы американскую коалицию и сирийское Правительство, потому что это наша общая беда. То, что они туда пошли нелегитимно, отражает, во-первых, высокомерное проявление позиции о том, что Президент САР Б.Асад возглавляет нелегитимный режим, а, во-вторых, по-моему, желание оставить себе руки развязанными и, стало быть, иметь возможность использовать эту коалицию не только для атаки на террористические позиции, но, возможно, для последующего нападения на силы режима с целью его смены, как это произошло в Ливии. Таких планов официально мы нигде не видели, но периодически они проскальзывают, и уже выдается желаемое за действительное. Надо быть настороже.

Наша позиция в отношении Сирии предельно ясна. Мы ценим, что удалось договориться создать Международную группу поддержки Сирии (МГПС), которая уникальна тем, что включает в себя всех основных внешних «игроков», в том числе за одним столом сидят Саудовская Аравия и Иран. Это уже о чем-то говорит, потому что два этих протагониста воспринимаются как образы противостояния внутри ислама – сунниты против шиитов. Углублять этот раскол – очень опасный путь.

В работе с нашими партнерами в Саудовской Аравии, Иране и в других странах региона мы постоянно продвигаем необходимость наладить какой-то диалог, скажем, в районе Персидского залива, чтобы арабские страны и Иран создали какой-то механизм укрепления доверия, шаг за шагом вырабатывали бы соответствующие меры. Пока это дается очень трудно. Но мы убеждены в необходимости решать не только конкретные проблемы, связанные с тем или иным кризисом и конфликтом, а иметь в виду необходимость в принципиальном и системном планах помогать арабским и другим исламским странам находить компромиссы, а не проповедовать священную войну одной части мусульман против другой.

Что касается наших отношений с Германией (как я понял, Вас именно они интересовали), то у нас прагматичные отношения, которые опираются на очень прочную несмотря ни на что экономическую базу, прежде всего потому, что сотни германских компаний работают со своими партнерами в России. Много российских компаний инвестировали в Германию. Бизнес совершенно не хочет, чтобы политика определяла пути дальнейшего развития российско-германских отношений в ущерб интересам экономики и бизнеса. Когда несколько лет назад началась истерика по поводу того, как Россия отреагировала на вооруженный антиконституционный переворот и захват в Киеве власти национал демократами, и когда впервые Канцлер Германии А.Меркель заявила, что по отношению к России в данной ситуации политика должна доминировать над экономикой, честно говоря, это было не по-немецки. Немцы обычно прагматичные люди, любят, чтобы все было понятно и логично. Повторю, произошло то, что произошло. Решать нашим европейским партнерам. Евросоюз, конечно, будет двигаться в том направлении, в котором захочет идти Германия.

Мы знаем, что далеко не все в восторге от того эффекта, который произвел введение санкций на наши отношения. Решать Евросоюзу, они сделали этот шаг, мы были вынуждены только ответить. Я знаю, что у них в Брюсселе предстоят какие-то дискуссии. Надеюсь, что здравый смысл возобладает. Если нет, то мы уже не будем просто полагаться на волю судьбы или на доброе к нам отношение, которое когда-то появится. Мы будем полагаться только на собственные силы. Если они уйдут от введенных нелегитимных ограничений, это будут дополнительные возможности для сотрудничества. Мы будем исходить из того, что сейчас в долгосрочном плане нашим партнерам, наверное, трудно верить, потому что их продекларированная публично готовность ставить экономику в зависимость от политизированных вкусовых решений, это, конечно, нечто, что необходимо учитывать в полной мере.

Вопрос: Пока нет надежды, что санкции будут отменены?

С.В.Лавров: Я как раз Вам хотел сказать, что мы надеемся теперь только на себя, у нас для этого все есть. Слава Богу, Господь и наши предки оставили страну, которая самодостаточна. Теперь будем работать так, чтобы при всех обстоятельствах не испытывать никакой потребности в том, что до недавнего времени мы закупали только за границей. Повторю, это наш стратегический курс. Это отнюдь не изоляция и не автаркия. Если и когда наши западные партнеры решат вернуться к нормальному поведению, то это будут дополнительные возможности для роста и развития сотрудничества. Но во всех базовых вещах теперь мы будем полагаться только на себя.

Вопрос: Как можно охарактеризовать принципиальные изменения в российской внешней политике за последние годы, например, после избрания В.В.Путина на очередной президентский срок?

С.В.Лавров: Вы знаете, я же сказал сейчас про то, что мы хотим быть самодостаточными в экономике. Это отнюдь не означает, что мы будем выгонять иностранные компании. Скажем, мебель, которую продает «ИКЕА», очень популярна в России. «ИКЕА» производит ее в России, на российских заводах, на российском сырье, создавая рабочие места для российских граждан. Мы считаем это неотъемлемой частью нашей собственной экономики, как и западные инвесторы, которые налаживают свое производство в Российской Федерации. Со шведами у нас развивается фармацевтика и многое другое.

Насчет того, что наша внешняя политика теперь будет другой, то она, конечно, будет другой, поскольку бизнес as usual абсолютно невозможен. Невозможен он потому, что этот бизнес «как обычно», как его понимали на Западе, в Евросоюзе и НАТО, означал только одно: что мы всем должны и должны, прежде всего, стать такими же, как они. Если на Западе отношение, например, к правам человека эволюционирует в сторону вселенского попустительства и вседозволенности, то их не интересует, что это противоречит фундаментальным основам нашей культуры, которая базируется на православной религии – на христианстве. Это только один пример и таких примеров много.

Поскольку так решено и мы так действуем, то любые отклонения России в сторону рассматривались как плохое поведение. Нас постоянно учили в Совете Россия-НАТО, в отношениях с Евросоюзом, что необходимо действовать так-то и так-то. Хотя, повторю, было очень много полезного и мы не хотим это терять. Мы больше не допустим такого способа ведения дел, когда те же экономические отношения становились жертвами идеологии, геополитических расчетов и планов. Я имею в виду хотя бы генезис украинского кризиса. Когда начали вести переговоры о соглашении об Ассоциации с Украиной, то мы в какой-то период сказали украинцам и Евросоюзу, что у Украины уже есть зона свободной торговли в рамках СНГ, большинство товарных позиций в рамках этой зоны свободной торговли перемещается при нулевом тарифе. Поэтому если Украина будет что-то похожее делать с Евросоюзом, то нужно учитывать, что у нас-то с Евросоюзом нет нулевого тарифа. Мы провели 18 лет в переговорах по вступлению в ВТО, в том числе для того, чтобы в контактах с Евросоюзом обеспечить защиту многих отраслей своей промышленности на определенные периоды, потому что мы были в тот момент неконкурентоспособными. Мы хотели выторговать и выторговали себе какие-то льготные годы для защиты банковской системы, сельского хозяйства, системы страхования, отдельных отраслей промышленности. У нас это взаимное обязательство с Европейским Союзом. Мы с Украиной имеем зону свободной торговли. Украина тоже была защищена своим соглашением, по которому она вступила в ВТО. Если вдруг она снимает все тарифы в отношениях с Евросоюзом, а у нас тоже нет тарифов в отношениях с Украиной, то через Украину к нам хлынет поток тех самых товаров из Европы, который мы хотели задержать до тех пор, пока не станем конкурентными. Все это было абсолютно законно и по обоюдному согласию записано при нашем вступлении в ВТО. Нас не захотели слушать. В.Ф.Янукович еще летом 2013 г. выразил свои сомнения Евросоюзу: он посмотрел на последствия для торговли Украины с Россией и предложил подождать. Знаете, что ему сказали? Это не публиковалось, но это факт. Ему сказали, что если он не подпишет, то подпишет уже другой президент. Собственно говоря, это было причиной, предлогом, которые были использованы для государственного переворота. Это такое экономическое высокомерие – как мы скажем, так и будет.

То же самое касается Восточного партнерства. Это, кстати, придумала Швеция вместе с Польшей. Вроде бы это правильная программа, которая нацелена на то, чтобы продвигать экономическое сотрудничество, выравнивать условия ведения бизнеса, гуманитарные связи. Нас приглашали, но мы спросили, на каких условиях. Ответ, конечно, был вежливый, но смысл его сводился к тому, что условия определяет Брюссель, а фокусные страны, если Россия хочет присоединиться, должны эти условия принять и ими руководствоваться. Мы предложили попробовать как-то по-другому. Может быть, взять не всю программу в целом, а отдельные проекты в отдельных странах и посмотреть, сможем ли мы там втроем работать – Евросоюз, Россия и страна-хозяйка. Нам пообещали предложить соответствующие проекты и ничего не предложили. Сейчас нас уверяют, что Восточное партнерство по-прежнему не будет использоваться как геополитический проект захвата территории и сокращения на этих территориях влияния России. На самом деле ничего не изменилось.

Мы, конечно, не будем сотрудничать в таком контексте и не будем сидеть «сложа руки». Я вам могу это сказать. В этом смысле бизнеса «как обычно» уже не будет. Мы будем разговаривать только как равные партнеры и не будем откликаться на предложение взять за данность любые идеи Евросоюза. Когда Евросоюз созреет к равноправному уважительному диалогу без ультиматумов, без каких-то мер принуждения, то мы будем только рады потому, что, я уверен, этот нынешний исторический период будет не очень продолжительным, так как мы обречены жить вместе. Если в Европе еще сохранились дальновидные политики, то они должны прекрасно понимать, что в нынешнем мире Евросоюз и Россия отдельно не могут быть полностью конкурентоспособными.

Сейчас Евросоюз бьется за свои интересы в рамках переговоров с США о Трансатлантическом партнерстве. Желаем вам успехов в Евросоюзе, потому что идут очень жестокие переговоры, и мы знаем, как расцениваются некоторые из разделов этого соглашения во многих странах – как, в общем-то, подрывающие целый ряд отраслей в Европе. Но это отдельная тема.

Мы все предпочли бы, чтобы у нас было глобальное торговое инвестиционное пространство в рамках ВТО и предпочли бы не видеть такие тенденции, какие мы сейчас наблюдаем в отношении Трансатлантического и Транстихоокеанского партнерств, когда формируются закрытые блоки. Сначала в них вырабатываются правила, которые устраивают эту группу стран, а уже потом остальным говорят, что есть критерии, на основе которых они могут присоединиться. Но это уже будет, естественно, не так равноправно.

Один аспект: вы как Европа конкурируете, в том числе со своим ближайшим союзником – США. В экономике и торговле есть очень сильная конкуренция. Другой аспект – это положение христианской цивилизации, которая родилась в Сирии, на Ближнем Востоке, которая дала свои мощные корни в Европе, а потом мощные побеги на Восток вплоть до Тихого океана и на Запад вплоть тоже до Тихого океана только уже через американский континент. Я не сомневаюсь, что в современном мире эта цивилизация будет подвергаться дополнительным испытаниям. Мы уже видим, как относится к христианам та сила, которая поднялась на Ближнем Востоке из-за безрассудного вмешательства в дела региона. ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и прочие террористические группировки проводят этнические чистки в отношении христиан. С этой точки зрения нам также было бы важно всем подумать над тем, что будет дальше, равно как и с точки зрения того, каковы тенденции в мировой экономике. Азиатско-тихоокеанский регион становится «локомотивом» и это надолго. Мощно действует Китай, мощно подступает Индия. Если мы будем так «разбазаривать» сравнительные преимущества, которые появляются в случае объединения усилий России и Европы, то ни Россия, ни Европа не добьется хороших позиций в новой глобальной экономической системе.

Вопрос: Что в следующие годы будут делать США?

С.В.Лавров: Это важно, что будут делать США.

Вопрос: На Ваш взгляд, какой из президентов будет лучше?

С.В.Лавров: Этого я не знаю. Важно, конечно, смотреть, что будет делать Америка, потому что по-прежнему США – это мощнейшая держава. Но можно просто смотреть и ждать, когда станет понятно, что США будут делать, а можно все-таки укреплять свои собственные позиции не против США, а ради самого себя. Ради самих себя Европе и России необходимо быть вместе. Это важно с той точки зрения, что сейчас очень перспективные процессы развиваются на евразийском континенте. Наш Евразийский союз небольшой, но уже есть планы развивать его в контексте торгово-экономического взаимодействия с ШОС – а это уже Китай, скоро там будут Индия, Пакистан, Иран. Это уже совсем другие рынки. У нас есть планы продвижения этих интеграционных процессов в ЕАЭС и ШОС в сотрудничество, во взаимодействие с АСЕАН. Это уже такая тенденция, которую очень трудно игнорировать, если ты хочешь думать о своих национальных интересах. Самое главное, в отличие от некоторых других региональных интеграционных проектов, этот проект отрытый. Он открыт для присоединения всех стран, которые разделяют принципы равноправия, взаимоуважения и учета интересов друг друга, чтобы действовать не подыгрывая кому-то одному, а на основе настоящего баланса интересов. В этом балансе у более сильных будут более продвинутые интересы, но интересы маленьких «игроков» тоже будут учтены.

Насчет того, кто будет президентом США, то это решать американскому народу. Мы знаем, что у них очень сложная система выборов: двуступенчатая, находящаяся в огромной зависимости от финансового капитала, с различными ухищрениями, которые позволяют в отдельных штатах голоса не делить, а забирать по принципу «победитель получает все». И, конечно, коллегия выборщиков, которая может проголосовать так, что президентом станет не тот, кто получил абсолютное большинство голосов населения, а другой человек. Но мы лишь исходим из того, что американский народ будет сам решать, кто будет американским президентом, насколько их устраивает и насколько демократична эта избирательная система.

Россия. Швеция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 28 апреля 2016 > № 1776266 Сергей Лавров

Полная версия — платный доступ ?


Украина. Швеция > Алкоголь > interfax.com.ua, 28 апреля 2016 > № 1746275 Анна Горкун

Гендиректор ТД "Инкерман": Украинским виноделам сложно конкурировать по цене с европейским импортом

Интервью генерального директора ТД "Инкерман" Анны Горкун агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Все мощности группы компаний Inkerman International были расположены в Крыму. Расскажите, с какими проблемами в правовом поле столкнулась ваша компания? Как проходил процесс перерегистрации в Украине?

Ответ: Да, до 2014 года все наши производственные мощности действительно находились только в Крыму. Но в 2014 году холдинг Inkerman International AB (Швеция) зарегистрировал дочернюю компанию ООО "Торговый дом "Инкерман" с головным офисом в Киеве и перенес розлив тихих вин в Херсонскую область. Игристые же вина, как разливались, так и продолжают разливаться в Одессе. Сложностей с регистрацией компании не было, вся ее деятельность ведется в рамках украинского законодательства. За 2015 год мы уплатили в украинский бюджет более 25 млн грн налогов. С появлением ООО "Торговый дом "Инкерман" холдинг разделился на две независимые бизнес единицы – крымскую и материковую. По законодательству Украины у нас нет возможности взаимодействовать с родным крымским активом, куда акционерами было вложено более EUR40 млн инвестиций. Более 2000 наших сотрудников также осталось в Крыму. Понятно, что мы в ответе и за свое детище, и инвестиции акционеров, и за рабочий коллектив. Поэтому завод в Крыму продолжает работать и реализовывает свою продукцию на полуострове, в России и Китае. Он не является ни контрагентом, ни собственностью компании в Украине и остается отдельной структурной единицей в холдинге.

Вопрос: На каких мощностях вы разливаете свои тихие вина с переносом их производства на материковую Украину? Почему были выбраны именно эти мощности?

Ответ: С августа 2014 года мы производим наши тихие вина на базе предприятия Дома марочных коньяков "Таврия" в Новой Каховке в Херсонской области. Эти мощности были выбраны по причине их месторасположения вблизи виноградных хозяйств, чей виноград мы используем для производства наших вин, а также уровня их технологических возможностей. Перед нами стояла достаточно сложная задача найти надежного партнера в ситуации, когда ты приходишь в чужой дом со своим самоваром. Обязательным требованием для нас была не только хорошая репутация и единое с нами виденье виноделия, но и их открытость для того, чтобы мы смогли 24 часа в сутки и семь дней в неделю находиться на предприятии и контролировать весь процесс производства. На такое условие идут далеко не все. Что касается игристых вин, то их розлив как был изначально, так и остается в Одессе на мощностях "Одессавинпрома".

Вопрос: Как вы контролируете качество своей продукции, ведь на этих заводах розлив продукции осуществляет не только ваша компания?

Ответ: В Новой Каховке у нас находится свой винодел-технолог, в Одессе – директор по качеству. Каждый из них постоянно посещает площадки друг друга, чтобы соблюдать свою зону ответственности во всем процессе – от приемки винограда до розлива вина в бутылку. А так как никто так хорошо не знает, каким должен быть продукт, как его создатели, наш винодел и директор по качеству переехали из Крыма. Стабильность не только качества, но и стиля наших вин мы обеспечиваем тем, что та команда, которая работала над созданием линеек TM INKERMAN на заводе в Крыму, занимается теперь этим для Торгового дома.

Сырье отбирается нашими специалистами и только потом согласовывается по параметрам качества специалистами площадки розлива. Какие-то нюансы по пробке, по бутылке у нас тоже свои. Все бутылки у нас уникальные и производятся специально под заказ.

Вопрос: Откуда компания берет сырье, и ощущался ли его дефицит в Украине в связи с невозможностью поставок сырья с Крыма?

Ответ: Да, дефицит ощущается. После того, как Крым был аннексирован, не сразу действовал запрет на перемещение товаров между Крымом и материковой частью Украины. До того часа, пока запрета не было, мы постарались максимально обеспечить себя крымским сырьем и завести его на производственные площадки на материке. Дефицит начал ощущаться в 2015 году, когда из 60 тыс. га виноградников Украины 30 тыс. га осталось в Крыму. Поэтому, если сравнить цены на украинское сырье в 2014-м, 2015-м и в 2016 гг., то они отличаются в два раза. Нам, как компании, которая дорожит своей репутацией, пришлось искать пути решения, чтобы политические турбулентности не повлияли на качество нашего продукта. В первую очередь мы покупаем виноград, выращенный на украинской земле руками украинских виноградарей в Одесской, Николаевской и Херсонской областях. Но когда нам не хватает хорошего сырья в Украине (а вы наверно знаете, что прошлый год был не очень урожайным), мы не идем на компромисс с качеством. Вино – продукт честный и не терпит каких-то уловок. Поэтому мы платим высокую цену и закупаем дефицитное сырье за границей. Мы работаем с Молдовой, ведем переговоры с Македонией. Именно эти факторы и объясняют периодический рост цен на нашу продукцию на полке.

Вопрос: Многие потребители до сих пор ассоциируют ТМ "INKERMAN" исключительно с Крымом. Как изменится стратегия позиционирования продукции на украинских полках в связи с тем, что для украинского рынка ваше вино производится из украинского сырья и на украинских мощностях?

Ответ: Да, вы правы. Многие до сих пор продолжают ассоциировать ТМ "INKERMAN" с Крымом, и мы этим гордимся. Значит, у нас получилось достичь цели и при всех ограничениях сохранить привычный и любимый для потребителя стиль нашего вина, аналогов которому на рынке нет. Мы гордимся тем, что Крым – часть нашей истории, которую мы будем все вместе писать еще много десятилетий, а то и столетий. Искусство виноделия не знает границ и политических красок. По стилю (органолептике) наше вино осталось таким, как и пять лет тому назад. И это вполне легко объясняется. Как я уже говорила, команда экспертов осталась прежней, вино по-прежнему продолжает производиться по классической технологии. Наши специалисты управляют процессом производства и контролем качества вина на каждом этапе – от виноградной лозы до розлива в бутылку. Если же говорить об информированности потребителя, то мы даем полную информацию о том, где произведен продукт, и какое сырье в нем используется, на контрэтикетке на каждой своей бутылке. Если Вы возьмете в руки любую бутылку нашего вина, то увидите, что там местом производства указана Новая Каховка или Одесса.

Вопрос: Сократилась ли доля компании на рынке Украины? Если да, с чем это связано?

Ответ: Если сравнивать 2013-й и 2015 год, то наша доля рынка в Украине увеличилась с 12,7% до 16%. Это связано с уходом крымского вина и с подорожанием импортных вин. Нам также удалось нарастить долю благодаря грамотной ассортиментной политике, поскольку в нашем портфеле присутствуют вина как среднего ценового сегмента, так и более высокого. Что показательно, в структуре наших продаж 48% припадает на ценовой сегмент 60-80 грн за бутылку, и еще 28% – на сегмент 40-50 грн. В 2015 году ООО "Торговый дом "Инкерман" реализовал на рынке Украины 864,5 тыс. дал тихих вин и 123,58 тыс. дал игристых. Увеличение продаж игристых вин составило 52% по сравнению с 2014 годом.

Вопрос: Планируете ли вы увеличение производства игристых вин на 2016 год?

Ответ: Да, мы планируем увеличить объемы производства игристых вин по сравнению с прошлым годом с 800 тыс. бутылок до 2,2 млн. Такие амбициозные цели считаем выполнимыми: спрос на нашу продукцию высокий. У нас четыре позиции игристого, и понятно, что при планах производства 2,2 млн бутылок нелегко было найти качественное сырье. Как мне кажется, мы скупили все качественное, что было в Украине, и докупили великолепные сорта в Молдавии, которые, к сожалению, на украинском рынке просто отсутствовали.

Вопрос: Какие новые рынки были открыты за последние два года для поставок?

Ответ: Если говорить в разрезе всего холдинга, то был открыт рынок Китая. Если говорить конкретно о Торговом доме "Инкерман", то производство в Херсонской и Одесской областях дало нам возможность рассматривать поставки вина на рынок Европы. Собственно, сделать из локальной торговой марки интернациональную – бизнес-стратегия, которую акционеры не меняют вопреки сложностям. Мы склонны расценивать события последних двух лет как обстоятельства, которые ускорили этот процесс. Появление ТД "Инкерман" на материковой Украине – лишь этап на пути достижения поставленной цели сделать нашу марку известной во многих странах. На сегодняшний день наша задача №1 – укрепить свою позицию лидера на украинском рынке. Мы видим для себя возможность для еще большего укрупнения. А когда нам через год-два станет тесно у себя дома, тогда мы начнем двигаться в Европу. И сделаем это красиво и эффектно, так, чтобы запомниться и полюбиться.

Вопрос: Вы рассматриваете возможность розлива продукции под своей торговой маркой не в Украине?

Ответ: Торговый дом "Инкерман" входит в группу компаний Inkerman International, которая основана в Швеции. Рынок, который мы завоевали в Украине, никогда не был самоцелью холдинга, как я говорила ранее. Мы изначально были ориентированы на развитие вширь по всему континенту. Торговый дом "Инкерман" – это отправная точка реализации европейских перспектив. Розлив в ЕС вполне вероятен с учетом того, что там виноделие ценят и по достоинству относятся к нему. Но прежде нужно обеспечить себе надежный тыл дома.

Вопрос: Что ожидает украинский рынок вина в связи с подписанием зоны свободной торговли с ЕС?

Ответ: Конечно же, это новые возможности, но в то же время и новые сложности и вызовы. Перспективы экспорта в Европу заставят задуматься многих крупных украинских производителей над вопросом качества своей продукции, чтобы быть конкурентными не только у себя дома, но и на европейских рынках, где история виноделия превосходит нашу. Но, как вы понимаете, у каждой медали всегда есть две стороны. Единственное, о чем хотелось бы прокричать так, чтобы услышали наши парламентарии, – поддерживайте в первую очередь отечественных производителей и не забывайте, что именно благодаря им генерируются рабочие места, уплачиваются налоги и развивается независимое государство.

Вопрос: Что вы подразумеваете, говоря о поддержке государства? Речь идет о возвращении виноградарям 1,5%-ного сбора?

Ответ: Полуторапроцентный сбор – это только один из элементов того необходимого, что надо сделать. Помимо этого, необходимо поддержать аграриев в развитии собственной сырьевой базы, ведь это довольно долгая инвестиция по своей отдаче, и без поддержки со стороны правительства является практически неподъемной задачей. Например, в Испании виноградари получают от государства 50% возврата инвестиций в посадку виноградников. На сегодняшний день в законопроектах и подзаконных актах Украины нет ничего, чтобы решить проблему, возникшую с потерей территории Крыма как сырьевой базы. Министерство агрополитики и Кабмин вообще никак не защитили винодельческую отрасль. К тому же на сегодняшний день по украинскому законодательству виноградник считается биологическим активом, а не объектом недвижимого имущества. Поэтому для банков он не интересен, и привлечь кредитные средства под него невозможно.

Когда органы власти говорят нам, что мы идем в Европу, мы целиком поддерживаем эту стратегию. Но мы хотим, чтобы за этим последовали правильные действия. Например, в европейском законодательстве нет запрета на рекламу вина, и миллионные бюджеты выделяются на поддержку отрасли. У нас же нет механизма продвижения отечественного вина на рынке. Налоговая политика Украины сейчас вообще никакой критике не подлежит. За последний год были повышены акцизы, налог на землю увеличили практически в 2,5 раза. В ЕС же вообще нет акциза на вино, и у них оно считается продуктом питания.

Поверх всего этого в Украине с каждым годом в рамках договора о зоне свободной торговли либерализируют импортную пошлину для вин из ЕС. Кроме того, импортная пошлина на ввоз готовой продукции ниже, чем пошлина на ввоз сырья. Таким образом, создаются преференции для ввоза готовой импортной продукции.

Что же получается? Мало того, что у нас нет своего сырья в достаточном объеме, так при полном отсутствии поддержки со стороны правительства мы способствуем открытию дверей для иностранных производителей. Нам сложно конкурировать в цене с европейским импортом - в Европе для производителей вина есть существенные государственные льготы, дотации и маркетинговые бюджеты, которые покрываются за счет государственных программ, направленных на поддержку отрасли. Украинский же производитель предоставлен полностью сам себе. Удерживать низкую цену при таких обстоятельствах невозможно. В итоге мы вынуждены поднимать цену и надеяться на то, что наш потребитель не только патриот, который будет отдавать предпочтение отечественному вину, но и понимает, что цена оправдывает качество. В таких условиях необходимо защитить внутренний рынок. Например, даже членство в ВТО дает возможность пользоваться механизмами поддержки отрасли в кризисные периоды, а значит, мы можем говорить о том, что хотя бы у импорта и внутреннего продукта должны быть равные возможности. Почему бы не предусмотреть в торговых точках обязательную представленность товаров в пропорции 50/50.

Вопрос: Ваша компания рассматривает возможность инвестировать в высадку новых виноградников?

Ответ: Я бы сказала, что при действующей политике государства в отношении отрасли это бессмысленно. Но учитывая, что мы свой бизнес делали более 55 лет и не собираемся его продавать, а хотим развивать, радовать своего потребителя качественным продуктом, и делать это во все больших масштабах, то, конечно, вопрос сырьевой площадки актуален для нас. Это не вопрос, хотим ли мы этого, а вопрос, когда мы это сделаем. А сделаем мы это тогда, когда государство повернется к нам лицом.

Вопрос: Как вы считаете, в среднесрочной перспективе в Украине малые виноделы смогут составить конкуренцию крупным?

Ответ: Я не считаю, что они могут составить конкуренцию, но думаю, что они могут создать очень благоприятную среду для украинского виноделия. Чем больше будет мелких производителей вина, тем лучше. Мы все отстаиваем интересы мелких виноделов. Без них нет рынка как такового. Не может быть рынок трех-пяти производителей, во Франции их тысячи. Мелким виноделам очень тяжело начинать сейчас работать в этой отрасли. Что им надо пройти, чтобы запустить производственную площадку, купить лицензию на оптовую торговлю в 500 тыс. грн? Это все увеличивает окупаемость инвестиций, которая и так на сегодняшний момент составляет пять-восемь лет.

Вопрос: Вы поддерживаете необходимость отмены лицензии на оптовую торговлю для крупных виноделов?

Ответ: Сейчас активно лоббируется идея об отмене лицензии на оптовую продажу. Торговый дом "Инкерман" за то, чтобы эту лицензию отменить, но против того, чтобы ее отменили по той редакции законопроекта, которая внесена в парламент. Согласно этому документу, отмена лицензии предусмотрена только для мелких производителей, которые производят свою продукцию из 100% собственного сырья. Во-первых, в Украине отсутствует процедура контроля, действительно ли ты производишь только из собственного сырья. Лицензия должна быть отменена для всех. И то, через что проходят мелкие предприятия, крупные тоже проходили, и им руку помощи никто не протягивал.

Вопрос: Сравните ставки акцизов на российском и украинском рынках? В какой законодательной системе проще работать?

Ответ: В каждой законодательной системе есть свои нюансы, поэтому однозначно здесь ответить нельзя. Дело в другом. Нашим кредо всегда было и остается развитие виноделия, которому на наших предприятиях посвятило жизнь не одно поколение виноградарей и виноделов. И никакие геополитические события не повлияют на наше стремление следовать своему кредо. Инкерманский завод марочных вин был создан еще в 1961 году. С тех пор многое менялось, и власть в том числе. Нашим государством же всегда оставался винодельческий рынок, нашим правительством – наши технологи и эксперты с различных уголков мира. Наш парламент – это наша международная команда менеджмента.

Если же вам интересно сравнить акцизы российского рынка с украинскими, то в России с 1 января по 31 декабря 2016 года включительно акциз на 1 литр тихого вина будет составлять 9 руб., на 1 литр игристого вина – 26 руб. В Украине в 2016 году эти цифры – 5 коп. и 7,29 грн на 1 литр соответственно.

Вопрос: Какие планы на 2016 год? Планируете запускать новые продукты? В каких категориях?

Ответ: New Product Development является центральной частью нашей стратегии. Исторически Inkerman всегда был маркет-ориентированной компанией. Конечно, нестабильная макросреда последних двух лет внесла корректировки в наши планы и заставила в значительной степени пересмотреть нашу портфельную стратегию и быть очень осторожными с изменениями. Но мы по-прежнему смотрим на рынок "глазами потребителя" и надеемся в ближайшее время приятно удивить не только лояльных потребителей нашей марки, но и любителей вина в целом.

Вопрос: Кто является акционером компании? Изменились ли их доля за последние два года?

Ответ: За последние два года ничего не менялось. Акционерами холдинга Inkerman International AB являются инвестиционный фонд HTT BWH Holding Ltd (Финляндия, 40%), EKSEN INVESTMENTS LIMITED (Кипр, 40%), пакетом акций которой управляет председатель совета директоров Валерий Шамотий, и LORIMER VENTURES LIMITED (Кипр, 20%), акциями которой управляет американский инвестиционный фонд Horizon Capital.

Украина. Швеция > Алкоголь > interfax.com.ua, 28 апреля 2016 > № 1746275 Анна Горкун


Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 19 февраля 2016 > № 1658047 Войцех Байда

Гендиректор "Эрикссон Украина" Войцех Байда: Благодаря 3G 2015 год был для нас замечательным годом

Эксклюзивное интервью генерального директора "Эрикссон Украина" Войцеха Байды агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: В ходе нашей беседы весной 2014 года вы прогнозировали долгожданное внедрение 3G в Украине. Вы оказались правы - это действительно произошло. Как вы можете оценить это событие относительно влияния на экономику страны и рынок телекоммуникаций, в частности?

Ответ: Уровень пользования 3G очень связан с уровнем проникновения смартфонов. Так как только используя нормальный смартфон пользователь может полностью насладиться всеми преимуществами мобильной связи третьего поколения. Первый эффект, который мы видим сейчас после запуска 3G – это повышение уровня проникновения смартфонов, который сейчас достигает где-то 30%. Мы предполагаем, что этот уровень продолжит рост и к концу 2016 года достигнет 40-45%. Соответственно, растет и потребление трафика: сейчас оно достигает в среднем порядка 1 Гб в месяц на пользователя. Это же подтверждают и операторы. Уже сейчас мы видим, что чем больше у оператора сеть, чем лучше возможности 3G-сети – тем больше это влияет на них в положительном аспекте.

И еще, почему важно покрытие. Потому что, если вы передвигаетесь с одного места на другое, вы все равно будете продолжать пользоваться теми же сервисами, к которым привыкли.

Вопрос: Когда операторы смогут ощутить положительное влияние 3G на свои доходы?

Ответ: Если посмотреть на опыт развитых стран, где уже есть и 3G, и 4G, то где-то 40% их дохода - это доход от передачи данных в этих сетях. Что касается Украины, то первые результаты мы сможем проследить в годовых отчетах мобильных операторов. Тогда же и станет понятно, как поменялся ARPU и доход в целом. Но даже по прошествии нескольких месяцев можно говорить о том, что инвестиции в сети и покрытие возвращаются операторам, поскольку чем лучше покрытие, тем больше абоненты используют сервисы и тем выше доход. При этом, когда разворачивались 3G-сети, было очень много скептиков, полагавших, что эта технология вряд ли будет здесь очень популярной, так как Украина традиционно считается страной WiFi. Но большинство WiFi-сетей в публичном пространстве у нас довольно медленные.

Вопрос: Как в целом повлияет на экономику страны запуск сетей третьего поколения?

Ответ: По опыту других стран мы видим, что это положительно влияет на экономику страны. Рост ВВП может достигать до 10% в зависимости от скорости и объемов разворачивания сети.

В Украине пока рано говорить о таком эффекте. К тому же результат во многих индустриях, на которые повлияет запуск 3G, мы увидим только в долгосрочной перспективе. Например, в медицине, образовании результат мы увидим еще нескоро. Многие сервисы только планируются к запуску в связи с разворачиванием 3G-сетей. Если пообщаться с представителями Business Sweden – организации, представляющей в мире шведские компании, то они говорят, что мобильные сети позитивно влияют на их бизнес, в частности, на работу торговых представителей.

Бизнес начинает понимать: мобильная связь может быть инструментом, дающим возможности. Аналогию можно провести с появлением электричества. До того как оно появилось многие были настроены скептически: да кто будет этим пользоваться? А сейчас это - базовая вещь, наравне с водой.

Со временем влияние мобильного широкополосного доступа на экономику будет все более очевидно, немаловажную роль в этом будет играть поддержка развития ИКТ со стороны правительства.

Вопрос: Вы упомянули о сервисах, в том числе в сфере здравоохранения и образования. Знаю, что компания Ericsson внедряла подобные сервисы в других странах. Ведутся ли уже какие-то переговоры с государственными ведомствами в Украине?

Ответ: К сожалению, в деталях я сейчас не могу рассказать. О каких-либо переговорах говорить не можем, но могу сказать: сейчас появляются интересные проекты в направлении "умный город", например. В целом переговоры ведутся постоянно, но для того чтобы что-либо было реализовано, нужна очень близкая кооперация между бизнесом, муниципальными и государственными властями, а также организациями, которые могут стать донорами проекта.

Вопрос: Давайте немного перейдем к вашей компании. Интересует ваша роль в развертывании сетей 3G в Украине. Вы сотрудничаете с "Киевстаром", "Астелитом", насколько я понимаю. Какие проекты для них реализовываете?

Ответ: Да, по 3G мы сотрудничаем с этими компаниями. Мы предлагаем все решения "под ключ" - от базовых станций до программного обеспечения.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что все новое, что у них появилось, произведено Ericsson?

Ответ: Да, в тех регионах, где операторы работают с Ericsson, – все-все было сделано "под ключ". У нас есть интересные данные отчета Advanced media communication, согласно которым около 40% инфраструктуры 3G производства нашей компании.

Вопрос: В прошлом интервью мы с вами упоминали о наличии у компании нескольких кейсов в других странах по обслуживанию сетей мобильных операторов. Ведутся ли сейчас какие-то переговоры по этому поводу с украинскими операторами?

Ответ: Да, действительно есть мировой тренд, что как только оператор достраивает свою сеть, они начинают ее аутсорсить. И более 40% доходов всего Ericsson поступает от различных сервисов, которые компания предоставляет операторам. Думаю, подобные процессы, скорее всего, произойдут в Украине. Думаю, уже в этом году операторы начнут обращаться к вендорам с вопросом, как они смогут аутсорсить свои сети, какую пользу им это может принести.

Вопрос: Вот у нас три основных мобильных игрока. Если они все три к вам обратятся?

Ответ: Это было бы отлично. В таком случае Ericsson бы открыл центр управления сетями для обслуживания всех трех операторов, тогда была бы дополнительная экономия даже благодаря объему.

Вопрос: Расскажите, как 3G повлияла на вашу компанию, имею ввиду непосредственно Ericsson Украина, на ваш доход, в том числе. Возможно, пришлось расширять штат?

Ответ: 2015-й был замечательным годом. Очень сложным для всей команды, но к 3G мы готовились семь лет. Уже за год до появления лицензий, когда мы предполагали, что конкурс может быть проведен, мы начали процесс внутренней подготовки, дополнительные тренинги для персонала. Да, мы расширяли штат, много сотрудников с соответствующей компетенцией были переведены сюда из других регионов. В то же время большинство привлеченных сотрудников – местные. Потому что мы уверенны: в Украине есть сильная техническая подготовка специалистов. Они хорошо образованы и амбициозны.

К сожалению, мы не раскрываем результаты местных компаний, но могу сказать, что это хороший финансовый год для нас. И это помогает нам развиваться и делать инвестиции в страну. Чем удачнее мы работаем здесь, тем больше возможность тут инвестировать. Украина для нашей компании интересна с технической точки зрения. Как ранее уже было заявлено, мы работаем над приобретением Ericpol.

Вопрос: Вот именно об этой компании хотелось больше узнать. Интересно, почему была выбрана именно она? Когда завершится сделка и каковы дальнейшие планы по этому активу?

Ответ: Ericpol – это разработчик ПО для сектора телекоммуникаций. Главный офис компании находится в Польше, где работает около 2 тыс. чел. В Украине (во Львове) у них работает около 170 чел. Они разрабатывали ПО для разных компаний, включая Ericsson. Поскольку компания показала очень хорошие результаты, мы решили, что будет хорошо, если она будет работать только на нас.

Процесс поглощения будет завершен в конце первого квартала 2016 года. И это решение очень хорошо соотносится с нашей стратегией развития в Украине. Мы промотируем Украину как страну, в которой у Ericsson должен быть создан свой центр разработки. Решение о покупке было немного простимулировано встречей замглавы администрации президента Дмитрия Шимкива с СЕО нашей компании в ходе Давосского экономического форума. В итоге было принято решение остановиться на этой компании. После завершения процедуры покупки Ericpol будет полностью интегрирована в Ericsson, станет частью нашей компании и сконцентрируется на разработке ПО для беспроводных технологий.

Вопрос: Какие задачи в дальнейшем будут они решать уже в рамках Ericsson? Будет ли расширяться после завершения сделки штат?

Ответ: В общем они будут продолжать заниматься тем же, что и раньше, – разработкой ПО для наших мобильных решений. Сейчас мы рассматриваем разные варианты, как еще можем использовать эту команду. Львовская часть компании останется во Львове и, по сути, это будет наш R&D-офис в этом городе. Штат расширять пока мы не планируем. Но мы рассматриваем возможности, как эта компания сможет сотрудничать с украинскими университетами, чтобы привлекать перспективных специалистов.

Вопрос: Подобные центры Ericsson может в будущем создать в других городах Украины? Возможно, через приобретение других активов в стране?

Ответ: Пока что компания намерена сконцентрироваться на завершении именно этой сделки. Потому что поглощение – это не просто купить компанию, это значит привести ее в соответствие с принципами нашей корпоративной культуры. Но стопроцентно сказать, что это последнее приобретение, я не могу.

Вопрос: В связи с этим вопрос: вы как глава "Ericsson Украина" на общих собраниях материнской компании отстаиваете идею о том, что шведская компания может расширить свое присутствие в нашей стране?

Ответ: Да, я делаю много для промотирования Украины. Я верю, что это подходящая страна для инвестиций. Я верю в высокий уровень технической компетенции здесь. Более того, сейчас для шведского бизнеса существует очень сильная поддержка в Украине.

Вопрос: Давайте поговорим о 4G. Как вы считаете, не затянется ли этот процесс, как это было с 3G? Имеют ли операторы возможность внедрять 4G сразу после третьего поколения?

Ответ: С технической точки зрения запустить 4G можно хоть завтра. Но мы прекрасно понимаем, что смысл запускать 4G в Украине есть только тогда, когда будет достаточное количество устройств для абонентов. К настоящему времени в Украине это около 5%. За последнее время 300 поставщиков оборудования предложили более 3 тыс. терминалов. Почему такой большой рост? Потому что за третий квартал 2015 года количество 4G-абонентов по всему миру достигло 850 млн и до 2020 года оно достигнет 4,5 млрд. И тут ситуация такова: чем больше покрытие, тем больше терминалов и чем больше терминалов, тем они дешевле. Например, покрытие 3G в мире достигло такого уровня, что 3G-терминалы стали доступны большому количеству людей.

Если говорить об Украине, то тут сейчас нужно продолжать развивать сеть 3G, делать доступными терминалы. Для того чтобы удачно развернуть 4G-сеть, нужно чтобы рынок был к этому готов и понимал все выгоды, которые принесет новое поколение сетей.

Вопрос: Насколько для операторов будет дороже или дешевле развертывание 4G-сетей?

Ответ: Скорее всего, инвестиций потребуется меньше, так как оборудование, которое для 3G сейчас поставляется, работает на мультистандартах и способно поддерживать и 4G. Но есть еще два аспекта, куда инвестировать еще более важно. 4G - это огромный объем данных и высокая скорость их передачи, поэтому при внедрении рекомендуется увеличивать емкость сети и инвестировать в это направление. Идеально, когда у оператора проложено оптоволокно между всеми базовыми станциями. Вот в это нужно будет инвестировать. И второе направление, которое потребует вложения средств, – это модернизация биллинговых систем.

Вопрос: А могли бы оценить, сколько должны составить инвестиции одного оператора при переходе с 3G на 4G?

Ответ: Это сложно оценить, так как неясно какую стратегию изберут операторы. Наиболее вероятная картина, что операторы начнут внедрять 4G-сети в местах с большей густотой населения. И скорее всего, что о "ковровом" покрытии речи идти не будет. Такой тренд мы видим и в Европе.

Вопрос: Что происходит с голосовым трафиком при развертывании 4G?

Ответ: Голосовой трафик продолжает оставаться в 2G-сети и поэтому эти сети будут доступны и дальше для использования клиентов. Но при этом мировой трафик данных в мобильных сетях превысил голосовой трафик еще в 2009 году. Согласно нашим измерениям в сетях по всему миру, сейчас существует стабильная тенденция роста трафика данных и почти отсутствует этот рост "у голоса". Так, если в третьем квартале прошлого года мобильный трафик данных вырос на 65% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, то голосовой трафик остается практически неизменным. Во многом это обусловлено популярностью различных мессенджеров и приложений для общения (Skype, WhatsApp и т. д.). Вместе с трафиком перетекают и доходы. Например, мировые потери сотовых операторов от мессенджеров в 2014 году, по данным Juniper Research, составили около $14 млрд. Поэтому операторам очень важно придумать, не только каким образом они будут тарифицировать такие сервисы, но и начать предлагать собственные решения, дающие возможность совершать голосовые звонки и видеовызовы в сети LTE. Таким решением может, например, стать VoLTE - технология передачи голосовых данных в сетях четвертого поколения. Использование VoLTE позволяет повысить качество связи и четкость передачи речи, сократить время соединения при совершении звонков, снизить энергопотребление подключенных мобильных устройств и совместить привычные голосовые услуги с мультимедийными сервисами. Пользователи VoLTE-смартфонов могут одновременно совершать голосовой вызов и одновременно пользоваться высокоскоростным мобильным интернетом.

Украина. Швеция > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 19 февраля 2016 > № 1658047 Войцех Байда


Казахстан. Швеция > Образование, наука > dknews.kz, 17 декабря 2015 > № 1584766 Христиан Камилл

Шведская модель лидерства

Выйдя на «наукоемкую стезю», Швеция смогла так стремительно эффективно перевести экономику на инновационные рельсы, что прочно закрепилась в числе мировых лидеров, и эти позиции не намерена никому уступать. Сегодня, развивая взаимовыгодное сотрудничество с Казахстаном, Швеция готова поделиться частью наработанных know-how. Об этом и рассказывает чрезвычайный и полномочный посол Швеции в Казахстане Христиан Камилл.

Ирина Лис

Швеция – пятая по величине страна на территории Европы, находится на одной географической широте с Аляской, но имеет достаточно мягкий и теплый климат. Название страна получила от скандинавского слова «svear», которое переводится как «государство свеев» – волевого народа– воина и опытного мореплавателя.

Мультикультурная Швеция, в которой все владеют английским, весьма привлекательна для туристов: снежные горные хребты хоть и пугают зимой «дыханием» арктического холода, но в то же время и манят полюбоваться незабываемым зрелищем северного сияния. А какие здесь леса…от хвойных на севере до лиственных на юге, утопающих в синеве тысяч живописных озер и стремнине бурлящих рек.

Тихое миролюбивое государство придерживается нейтралитета, поэтому в прошлом столетии его не коснулась ни одна мировая война. Для многих Швеция и сегодня остается моделью передового цивилизованного общества, которое в кратчайшие сроки совершило потрясающий путь от бедной нации крестьян до одной из самых сильных экономик мира.

– За последние 50 лет Швеция стала одной из самых богатых стран мира, – подтверждает чрезвычайный и полномочный посол Швеции в Казахстане Христиан Камилл. – ВВП на душу населения – 57 тыс. долларов США– один из самых высоких в мире. Несмотря на сравнительно небольшую численность населения – 9,2 млн человек, Швеция изобилует количеством всемирно известных компаний, среди них: автомобильная – Volvo; лидеры на рынках электротехники и электроники – Ericsson, ABB, и Electrolux; металлургическая – Sandvik; машиностроительная – SKF; деревообрабатывающие – Stora и Svenska. Некоторые из них, базирующиеся на шведских инновациях, уже много лет представлены в Республике Казахстан.

Да, Швеция обладает богатыми природными ресурсами – железной и медной рудой, поли- и драгоценными металлами, лесом, неисчерпаемыми гидроресурсами. В стране хорошо развиты машиностроение и металлообработка, деревообрабатывающая, целлюлозно-бумажная, химическая, металлургическая и пищевая отрасли. В сельском хозяйстве господствуют крупные предприятия, которые обеспечивают свыше 90 процентов потребностей страны в продовольствии.

Из отраслей сферы услуг важное значение имеют транспорт и связь. Протяженность автомобильных дорог – 210,7 тыс. км, железнодорожных путей – 12,8 тыс. км, внутренних водных путей – более 2000 км. Морской торговый флот насчитывает 167 судов.

– В условиях глобальной конкуренции самое трудное – не достичь статуса промышленно развитой страны, а удержать его, – констатирует христиан Камилл. – Именно поэтому в стране уделяется такое большое значение главному богатству – развитию человеческого капитала – талантливым инженерам, квалифицированным рабочим и уникальным ученым, превращающим креативные идеи в высокотехнологичную продукцию, востребованную на рынках всего мира.

Успеху способствует досконально выверенная и четко спланированная государственная программа поддержки инноваций.

На финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ

(НИОКР) Швеция расходует 3,4–3,6 процента ВВП в год. Помимо вузов, разработки ведутся и в научных центрах частных фирм, технопарках, научно-технологических инкубаторах. Активно развивается международное научно-техническое сотрудничество.

– Швеция стремится стать страной с самой конкурентоспособной экономикой, основанной на знаниях, – продолжает Христиан Камилл. – По данным Организации по экономическому сотрудничеству и развитию (OECD) за период с 1981 по 2014 год. Швеция переместилась с пятого на второе место в рейтинге стран, инвестирующих в исследовательскую деятельность и технологические разработки (R&D).

Именно поэтому современная Швеция постоянно выпускает на рынок высоколиквидную, высокотехнологичную и наукоемкую продукцию. Особо впечатляют успехи в области биомедицины и высоких технологий.

– Так «вливания» в сферу исследовательских разработок в кратчайшие сроки оборачиваются прибылью, – убежден христиан Камилл. – Правительство Швеции, 40 процентов национального дохода которой приносят экспортеры, это прекрасно понимает и активно поддерживает имидж страны, как мирового лидера в сфере инноваций. Все это вкупе усиливает: международную привлекательность государства для жизни и бизнеса; повышает глобальную конкурентоспособность; поддерживает функционирование социального государства; содействует достижению новой, не углеродной энергетики; проводит в жизнь новые принципы экономического развития, позволяющие достигать гармоничного взаимодействия с окружающей природной средой на основе концепции устойчивого развития.

Благодаря переходу на инновационный тип развития в стране созданы весьма благоприятные условия для бизнеса, что привлекает многие транснациональные компании для организации дочерних компаний, отделений и совместных предприятий, для осуществления портфельных и прямых инвестиций.

Использование научно-технологических факторов становится постоянным инструментом повышения конкурентоспособности экспортных товаров и услуг промышленных предприятий, улучшения качества жизни. Создание целостной научно-исследовательской системы позволяет замкнуть инновационный цикл, сжать временные параметры, ускорить практическое применение know-how минимум в два раза по сравнению с другими развитыми странами мира.

– Становится очевидной связь экономики с ее научно-технологической основой на политическом уровне, и отпадают сомнения в полезности науки, инноваций, образования для экономики, – подчеркивает христиан Камилл. – Важной особенностью современной инновационной стратегии Швеции является направленность на более полное использование местных ресурсов и региональных возможностей, что позволяет превращать ранее отстающие регионы в процветающие и создавать новые регионы динамичного, основанного на инновациях роста.

В результате инновационная политика, благодаря вовлечению в экономический оборот новых ресурсов: знания, региональных возможностей, силы синергии и меж секторальной интеграции, позволяет достичь нового качества экономической политики в целом, что ведет к налаживанию сложной сети специализации и кооперирования в научно-технической сфере, развивая эти процессы одновременно на местном, региональном, национальном и международном уровнях.

Переход на инновационный тип развития явился ответом шведской политической элиты на вызовы глобализации, который соответствует скандинавским традициям и особенностям менталитета, учитывающим исторический опыт страны.

Так, шведская компания Ericsson только треть рабочей силы нанимает внутри Швеции, а основную часть производства организует при помощи вывоза капитала за рубеж, где реализует большую часть производимой продукции. Но НИОКР она продолжает осуществлять внутри страны, где сосредоточены необходимые высококвалифицированные кадры, обеспеченные необходимым оборудованием.

– Усиление использования инновационных ресурсов становится фактически безальтернативной стратегией для Швеции и других промышленно развитых стран, экономика которых носит высокоспециализированный характер, – резюмирует Христиан Камилл. – Именно этим наработанным и проверенным на практике опытом Швеция и готова сегодня поделиться с Казахстаном.

Казахстан. Швеция > Образование, наука > dknews.kz, 17 декабря 2015 > № 1584766 Христиан Камилл


Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > sverigesradio.se, 30 ноября 2015 > № 1566795 Мартин Хагстрем

Восточное партнерство ЕС ради стабильных соседей

Актуальное состояние и будущее программы Восточного партнерства Европейского союза обсуждалось, разбиралось на прошлой неделе на семинаре во Внешнеполитическом институте Швеции. Говорилось о том, что Европа может в нынешней ситуации сделать для Грузии, Молдовы, Украины, Беларуси, Армении и Азербайджана, в русле этой программы по сближению этих стран с ЕС. Каковы ожидания от этой программы в вышеперечисленных государствах - партнерах.

Мы беседовали, на сей счет, со шведским послом по Восточному партнерству Евросоюза, Мартином Хагстрёмом/Martin Hagström.

Мартин Хагстрём занимает этот пост с июля 2013 года и первый вопрос к нему об основной стратегии программы партнерства со стороны ЕС.

"Политика основана на том, что существует интерес со стороны этих стран разными способами приблизиться к Евросоюзу. Это шесть очень разных государств, имеющих очень разные интересы. Три из них заявили, что хотят стать членами Евросоюза. У трех других, менее амбициозные планы. Но наша политика исходит из этого. На столе у них лежат разные предложения от нас: от заключения договора об ассоциации, или о заключении договора о свободной торговле. Речь может идти об отмене визового режима, или другого рода углубленном сотрудничестве с ЕС во множестве сфер.

В этом заключается политика, предлагать странам настолько близкие отношения, насколько они хотят и того, насколько они на это способны. Потому, что в ряде областей, существуют условия, это визовых свобод, например, касается. Они увязаны с рядом реформ".

Политика эта, по словам Мартина Хагстрёма, закреплена в огромном перечне документов, деклараций, последняя, была принята на Саммите в Риге, где четко были прописаны цели Восточного партнерства. о соглашениях, о максимально возможном углублении отношений, например, с такими странами как Армения, Азербайджан и Беларусь. Но все это, как подчеркивает господин Посол, во многом зависит от обоюдных интересов ЕС и стран программы Восточного партнерства.

А влияет ли нынешняя позиция России, на отношения Евросоюза со странами партнерами? Ведь мы видели то, как Россия отреагировала на желание Украины подписать соглашение об ассоциации с ЕС, к чему это в итоге привело.

"Когда программа Восточное партнерство ЕС была запущена, то ЕС уже вело переговоры с Россией о новом соглашении, которое должно было включать значительно больше свободной торговли, речь шла о сближении, гармонизации правил и нормативов, чтобы они были одинаково работающими в ЕС и России. Вообще, о куда более широких контактах с Россией, шла речь. На этом основании, в лучшем случае, можно было выстроить более широкую сферу, где и Россия, и страны Восточного партнерства, и страны ЕС могли бы интегрироваться. Так это выглядело на момент запуска нашей программы.

Потом, да, ситуация изменилась, Россия запустила Евро-Азиатский экономический союз, выстроила альтернативную модель экономического сотрудничества, которая в большей степени построена на протекционизме и импортозамещении. Со своими правилами, отличающимися, во многом, от правил ЕС. И в результате, то к чему стремились изначально, стало намного сложнее, только из-за этого.

Потом, разумеется, свою роль сыграли конфликты, в Украине, что еще больше осложнило сотрудничество. ЕС прервал переговоры по этому соглашению с Россией, ввел различные санкции, экономические в том числе. К тому же у ЕС были жалобы на то, что Россия не выполняет свои обязательства по ВТО.

Ведь когда пытаешься построить доверительные отношения, важно, чтобы такие соглашения другая сторона соблюдала. Но понято, что главный камень преткновения был в агрессии против Украины. Это то, что должно исчезнуть, прежде чем возможно будет выстраивать более близкие отношения".

На конференции во Внешнеполитическом институте в адрес Евросоюза звучали упреки, что он не разговаривает с Россией одним голосом. В частности, упоминалась различные позиции ЕС (Олланда и Меркель) по вопросу о том, когда могут быть отменены санкции: После выполнения Минских соглашений, в отношении Востока Украины, или когда Россия уйдет из Крыма.

Но можно ли от ЕС ожидать единой позиции во внешнеполитических вопросах?

"Проще всего ответить на этот вопрос - нет. ЕС это не единое государство. ЕС состоит из 28 разных стран. Важнее, что из этой совместной политики получается. До чего странам удается договориться. Что формулируется в качестве заключений или деклараций саммитов. В этом заключается совместная политика. И могу сказать, к счастью, не существует контроля за тем, что говорят руководители правительств или главы МИДов стран ЕС. Это сотрудничество независимых стран.

Существует тенденция сравнить ЕС с другими странами. Говорят, посмотрите, как у них все скоординировано, но какой хаос творится в ЕС, сколько позиций и мнений. Ну да, это так, но речь о межгосударственном образовании, где страны ведут переговоры. Но в этом, на мой взгляд, не слабость ЕС, а его сила. И потом, я считаю, что в конечном итоге ЕС выходит из этих разговоров с единой позицией. Нередко, многие этой позицией недовольны, но появляется такая единая позиция, за которой стоят 28 стран. И это куда сильнее, чем раздробленные 28 стран".

В отношении программы Восточного партнерства существует множество скептических голосов, но каковы, на Ваш взгляд, главные преимущества для страны, в таком партнерстве участвующей? И даже не столько для страны, как для обычных людей в ней живущих?

"Еще раз повторю, что речь, в данном случае, идет о предложениях разного уровня, со стороны ЕС. Например, как Молдавия, Грузия и Украина, которые хотят все, полный пакет. В других странах интересуют лишь меньшие части предложенного.

Но если взять эти три страны, решившие принять все предложенное, то это, своего рода дорожная карта реформ. Ради модернизации этих стран, чтобы они функционировали так же, как страны ЕС, по ряду областей. Чтобы велась борьба с коррупцией, что обычные люди должны заметить, в случае эффективной с ней борьбой. Чтобы там была работающая судебно-правовая система. От этого тоже, думаю, простые люди могут многое выиграть. Но и инвесторы, также. В отношении торговли, речь идёт о доступе на рынок Евросоюза. Ведь это самый крупный в мире интегрированный рынок. Для других стран такой грандиозный рынок был бы чрезвычайно важен. Чтобы производители в этих странах могли беспрепятственно экспортировать товары на рынки ЕС. Ну и для Европейских инвесторов это повод открывать, например, свои производства в Молдавии, чтобы потом оттуда экспортировать во все страны Евросоюза. Ну а, допустим, Молдавия уже приобрела свободный визовый режим с ЕС, что может быть для людей важным. И аналогичный процесс, в этом направлении, идет в Грузии и Украине. Когда это произойдет, мы, пока, не знаем. Это связано с теми реформами, которые Евросоюз хочет сначала увидеть. И эти реформы, как нам кажется, также могут быть важны простым людям. Например, когда речь об антидискриминационном законодательстве.

И подобная привязка между дискриминацией и визовыми свободой, очень важна для групп, дискриминации подвергающихся".

Преимущества понятны, но есть ведь в этом сближении и опасности и недостатки, о них может господин Посол говорить?

"Понятно, что часть тех реформ, о которых мы говорим, и которые могут привести к улучшениям, довольно скорым - они не бесплатны. То, что мы видели долгое время в Швеции, когда некоторые отрасли производства оказались неконкурентоспособными, у них появились проблемы, пришлось их перестраивать.

Подобное, разумеется, возможно. Но если человек не хочет жить в протекционистской стране, стране закрывшейся, хочет чтобы его страна общалась и торговала с миром, то необходимо принять и эту сторону.

Что некоторые отрасли могут подвергнуться большей конкуренции.

И многие этого боятся. Но шведский опыт показывает, что страна не может стать богатой, когда она отказывается меняться, в экономической сфере. Понятно, что неконкурентную сферу можно поддерживать субсидиями, 10, 20 лет, но под финал, это станет слишком дорого.

Для нас самих конкуренция крайне важна, желанна. Иначе наша промышленность ослабеет и не сможет конкурировать на международных рынках. Тоже касается и других стран. И даже если страна богата, например ресурсами, можно поддерживать какую-то отрасль, но в перспективе это бессмысленно и затратно".

Ну а что сам Евросоюз хочет или думает получить от этих стран участвующих в этих программах Восточного партнерства? Может быть рабочую силу, или какие-то специфические ноу-хау?

"Важнее всего, для нас было, когда эта программа представлялась, и для Швеции и для ЕС, было видеть демократические, хорошо функционирующие и благополучные страны.

Потому, что это идёт на пользу нашей собственной безопасности. И потому, если у нас есть хорошо себя чувствующие и богатые соседи, с ними можно торговать, инвестировать, получать инвестиции с их стороны. От таких стран мы не будем ожидать конфликтов или проблем. И если посмотреть на расширение ЕС, это как раз то, что и удалось приобрести. Когда Швеция и другие страны ЕС инвестировали политически и экономически в Польше, Прибалтийских странах, в других новых членах организации, мы и приобрели именно таких соседей: демократичных, стабильных, с которыми можно торговать и которые нам не угрожают".

Интервью и перевод: Максим Лапицкий

Швеция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > sverigesradio.se, 30 ноября 2015 > № 1566795 Мартин Хагстрем


Швеция. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 6 августа 2015 > № 1450791 Александр Перекин

Локальное производство – весомое преимущество в борьбе за рынок

Александр ПЕРЕКИН, Генеральный директор ОАО «Альфа Лаваль Поток»

«Альфа Лаваль» – одна из старейших иностранных фирм на российском рынке. В этом году исполняется 110 лет с момента открытия в 1905 году в Санкт-Петербурге первого представительства этой компании в нашей стране. В начале 1990-х годов концерн основывает собственное производство на базе Болшевского машиностроительного завода в городе Королеве Московской области, а в 1996 году коммерческое подразделение и завод объединяются в ОАО «Альфа Лаваль Поток», которое становится официальным представителем концерна Alfa Laval в Российской Федерации. О современной деятельности концерна в целом и его российского представительства в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал генеральный директор ОАО «Альфа Лаваль Поток» Александр Перекин.

– Александр Михайлович, сегодня «Альфа Лаваль» вписывает новые страницы в современную историю своей деятельности в России. Расскажите, какое значение в целом для концерна имеет российский рынок? И какие направления являются для вашей компании ключевыми на данном этапе?

– Для концерна «Альфа Лаваль» Россия всегда была и остается важным рынком, это очень большая страна, в которой много потенциально интересных областей для развития. О значении российского рынка говорит хотя бы тот факт, что уже в 1993 году концерн принял решение о покупке локального производства, а 26 октября 1995 года на заводе в Королеве был выпущен первый пластинчатый теплообменник.

Решение по производству именно пластинчатых теплообменников было обусловлено привлекательностью рынка теплоснабжения: износ сетей был огромным, а эффективность использования тепла крайне низкой. Несмотря на то что мы уже произвели порядка 75 тыс. теплообменников только для рынка теплоснабжения, да и наши конкуренты не сидят сложа руки, до сих пор потенциал этого бизнеса остается довольно высоким.

Не так давно в нашей стране были приняты законы федерального уровня, направленные на повышение энергоэффективности, энергосбережение, в том числе в системах теплоснабжения. Эта тема касается каждого из нас, все мы платим за теплоснабжение и хотим платить именно за то, что действительно получаем. Сейчас многие сталкиваются с тем, что в квартирах холодно или, наоборот, слишком жарко. Задача – добиться более эффективного расходования тепла и справедливых тарифов, которые бы не росли каждый год. Для этого необходима модернизация систем теплоснабжения в целом. В идеале в каждом доме должен находиться индивидуальный тепловой пункт (ИТП), чтобы люди могли устанавливать комфортную для себя температуру и регулировать потребление тепла так, как это принято в развитых странах. В перспективе это миллионы установок и соответственно огромный объем заказов для всех участников этого рынка.

ИТП – это уже более серьезный уровень, он представляет собой законченную систему, которая подходит под ту или иную модель дома. Мы сейчас активно занимаемся этим направлением и видим, что интерес рынка в большей степени связан с системными решениями, к которым относится ИТП, нежели с просто теплообменниками, которые потом надо встраивать в системы. И здесь мы вполне конкурентоспособны, поскольку обладаем компетенциями, позволяющими нам самим делать инжиниринг этих систем. На данный момент мы не производим их собственными силами, а используем наших партнеров, но если рынок оживится и начнутся большие проекты (а предпосылки к этому есть) и бизнес-план покажет, что это выгодно, мы, скорее всего, будем открывать производство ИТП на нашем заводе.

Первым проектом такого рода, абсолютно уникальным для России, стал небоскреб «Исеть» в Екатеринбурге. В нем все апартаменты имеют свой индивидуальный тепловой пункт. Это совершенно иная конструкция дома, хочется верить, конструкция будущего. Другой пример – в прошлом году был реализован очень интересный проект по организации теплоснабжения части зданий в Сколкове. Это инновационный центр, где принципиально по-новому решена задача по поддержанию климата в зданиях. Мы делали для него установки, создавая даже не тепловой пункт, а теплохолодильный, поскольку он отвечает и за тепло, и за холод. Это был первый опыт для нас, и мы надеемся, он получит продолжение.

– В 2011 году мы посещали ваш завод в Королеве. На тот момент помимо производства полного цикла, где собирались пластинчатые теплообменники, вы расширяли производственную базу, налаживая выпуск воздушных теплообменников для холодильных систем. За прошедшие годы насколько разросся этот сектор? Появились ли какие-то новые направления производства или планируются в ближайшем будущем?

– Действительно, в 2011 году мы запустили производство воздушных теплообменников, благодаря чему добились успехов на рынке холодильной техники, которая применяется в том числе и для хранения пищевых продуктов. Это так называемый «коммерческий холод», он нужен для логистических терминалов, промежуточных хранилищ, распределительных центров, складов. Кроме того, за счет наших охладителей поддерживается комфортный климат в торговых центрах, бизнес-центрах, гипермаркетах, где присутствует большое количество людей. И в этой сфере тоже есть перспективы роста.

Рынок колоссальный, и наличие локального производства обеспечивает нам преимущество перед конкурентами и помогает развиваться. В нашей стране нет ни одной компании, которая имела бы полный цикл производства как пластинчатых, так и воздушных теплообменников, кроме «Альфа Лаваль». Есть фирмы, которые собирают такое оборудование из комплектующих, как правило импортных. Но во-первых, в этом случае это потеря знаний и технологий, а во-вторых, сейчас это дорого, потому что любой импортный товар в переводе на рубли заметно подорожал.

В свою очередь мы используем в основном местное сырье и порядка 80% российских комплектующих. Ищем местных поставщиков, которые могут развиваться вместе с нами, что невозможно, если ограничиваться ролью сборщика. Мы постоянно проводим анализ рынка, смотрим, какие могут быть улучшения, организуем программы адаптации, чтобы наши продукты были действительно востребованы. Это непрерывный процесс, и вкупе с таким козырем, как локальное производство полного цикла, он дает нам чувство уверенности даже в не самой простой экономической ситуации.

– Какие еще направления являются для вашей компании ключевыми на данном этапе? В каких отраслях и на какое оборудование спрос наиболее активный или вы видите перспективы для их развития в дальнейшем?

– Помимо теплоснабжения и холодильного дела сейчас мы видим явный интерес к импортозамещению на рынке продовольствия. Причем это цепочка, которая в дальнейшем активизирует все каналы. Прежде всего, это развитие сельского хозяйства, затем строительство логистических баз хранения, первичная переработка продуктов, транспортировка, получение готовой продукции.

Вот уже больше года в области пищевой индустрии мы наблюдаем очень даже неплохие результаты. Если речь идет о комплектующих или компонентах, которые мы продаем через наши каналы и партнеров, то это в основном санитарно-гигиеническое оборудование, например специальные насосы, инсталляционные материалы, трубы, фитинги, всевозможные разъемы, клапаны для управления потоками, мешалки, системы очистки танков и т.д.

В области процессных технологий и готовых решений мы видим определенные изменения по сравнению с тем периодом, когда мы только запускали производство в России. Бизнес сместился в сторону более сложных продуктов. Теперь никого не удивишь, допустим, рафинированным подсолнечным маслом, а когда-то оно было в новинку. Но при производстве подсолнечного масла остается очень много отходов – жиросодержащего шрота. Сегодня предприятия испытывают проблемы с его хранением и утилизацией, а мы разработали линию, которая позволяет выделять из шрота белок и выпускать великолепный коммерческий продукт, на основе которого можно изготавливать корма и для рыбы, и для птицы, и для животных. Таким образом, мы не загрязняем окружающую среду и получаем дополнительную прибыль.

Еще более интересные варианты открываются в области биотехнологий. Возможно, за ними будущее нашей страны. Ведь Россия богата не только ископаемыми природными ресурсами, но и пахотными землями, пригодными для выращивания сельскохозяйственных культур. За последние десятилетия российские аграрии, применяя современные интенсивные методы и технику, сумели настолько повысить урожайность пшеницы и других зерновых культур, что из импортера зерна мы превратились в одного из ключевых экспортеров.

Более того, стали возникать излишки, которые нельзя продать и негде хранить. Выход – в более глубокой переработке. На сегодняшний день мы ведем уже второй крупный проект по производству крахмала из зерна. Это огромные заводы стоимостью в десятки миллионов долларов с очень сложной технологией, которая до этого в нашей стране не применялась. На этих установках задействованы все виды оборудования, которые мы производим: центробежное, теплообменное, потокопроводящее и т.д.

Но даже если не импортировать крахмал, рано или поздно будет достигнут предел насыщения рынка. И тогда нужно делать следующий шаг, переходя от крахмала к «живым бульонам» – органическим субстанциям, из которых можно будет получать материалы, что придут на смену нынешним пластикам, полиэтиленам и другим изделиям нефтехимической промышленности. Новые продукты будут обладать качественно иными свойствами, они будут экологически чистыми, легко утилизироваться или вовсе не требовать утилизации.

Опять же развитие новой отрасли даст мультипликативный эффект в виде импульса для сельского хозяйства, подготовки кадров, внедрения новой техники, создания научно-производственных баз и лабораторий, которые бы производили на основе «живых бульонов» требуемые продукты. В этом случае мы могли бы поставлять лабораторные установки-модули целиком, позволяя легко масштабировать результаты удачных экспериментов под реальные задачи производства.

Из других пищевых направлений можно отметить производство концентратов, которые наши заводы импортируют в огромном количестве, – томатных, ягодных, яблочных. У нас пока только начинают говорить о том, что неплохо бы производить их прямо на месте. Это не так просто, как кажется, но у нас уже есть решения, которые дают возможность делать, допустим, из местных яблок яблочный концентрат, который затем идет на производство соков и т.д. Схожие процессы с акцентом на более сложные продукты наблюдаются и у других пищевиков, например производителей сыра. Я уже не буду говорить о фармацевтике, косметике и других высокотехнологичных отраслях, для которых мы тоже можем собирать установки. Все это рынки перспективные, но пока еще совершенно неразвитые.

– Компания Alfa Laval всегда уделяла особое внимание морскому направлению, регулярно предлагая новинки, в том числе в сфере судовой техники, рыбопереработки и утилизации отходов. Возможно, на российский рынок планируется приход каких-то современных европейских технологий, которые прежде не были доступны нашим предприятиям?

– Морское направление занимает особое положение в нашей компании в силу своей специфики. Оно охватывает и судовладельцев, которые могут находиться, допустим, во Владивостоке или Петропавловске-Камчатском, и верфи, расположенные в любой точке мира – в России, Корее, Китае, Японии, Хорватии, Норвегии. Важнейшим регионом для нас, безусловно, является Дальний Восток, поскольку именно здесь сосредоточены основные флотилии – и торговые, и рыбные, и военные.

На сегодняшний день нам есть, что предложить рыбакам, особенно в плане экологии. Государство последовательно ужесточает требования к выбросам предприятий, в том числе к очистке сточных вод. Говорим ли мы о промышленных стоках или муниципальных, очевидно, что все эти годы в системы очистки мало кто инвестировал. Теперь рыбоперерабатывающие производства столкнулись с необходимостью внедрять современные методы очистки сточных вод. У «Альфа Лаваль» подготовлен обширный пакет предложений, который не ограничивается, как раньше, декантерной центрифугой и сгустителем или спиральным теплообменником – в него входят и мембраны, и всевозможные фильтрационные установки, и фильтропрессы, и другое оборудование.

Понятно, что рыбопереработчики, как и в других пищевых отраслях, прежде всего заинтересованы в том, чтобы получить на выходе качественный коммерческий продукт. Для утилизации отходов они, как правило, применяют рыбомучные установки, которые, будем честны, со своей задачей справляются далеко не всегда. Если речь идет о судовом производстве, проблема не столь критична, но для береговых предприятий – это довольно острая проблема. На Дальнем Востоке традиционно преобладает рыба с высоким содержанием жира – сельдевые, лососевые, и традиционные РМУ тут не помощники. Муку хорошего качества в них не сделать – она просто сжигается, но остатки все равно слишком жирные даже для закапывания или сброса.

Решение, которое мы предлагаем, более сложное и дорогое, но оно призвано решать все эти задачи. Прежде всего, клиент получает коммерческий продукт, за счет того что у нас правильно выстроена технология подготовки первичного сырья, которое затем подогревается и разделяется в нашем трикантере, позволяя после сушки выпускать муку превосходного качества – из жирных видов рыбы. Кроме того, уже на уровне выхода из трикантера в нашем распоряжении оказывается технический жир, который можно доработать до чистого рыбьего жира, пригодного, к примеру, для медицинских целей. Еще один побочный продукт – вода, которая по большому счету не нуждается в доочистке и может спокойно сливаться.

Мы верим в то, что наши установки будут востребованы на Дальнем Востоке как у рыбаков, так и среди тех, кто перерабатывает рыбу на берегу. Хочу сказать, что мы работаем со многими предприятиями на Камчатке, в Приморье и других регионах. К сожалению, в России строительство верфей пока не очень развито. С другой стороны, зачастую судовладельцы приобретают, модернизируют и ремонтируют суда на корейских и китайских заводах, а в этих странах есть представительства «Альфа Лаваль».

Мы поддерживаем тесные контакты с судовладельцами и судовыми операторами, которые выбирают нас в первую очередь за качественное оборудование и сервис. Мы умеем правильно выстраивать сервисные программы, включая потребление запасных частей, всевозможные ревизии и аудиты. И конечно, сеть сервисных центров, которая позволяет нашим клиентам получить немедленное и квалифицированное обслуживание во всех ключевых портах. В сентябре я планирую присутствовать на Восточном экономическом форуме, который пройдет во Владивостоке. Думаю, это хорошая возможность для всех заинтересованных лиц и компаний лично познакомиться с нами, побеседовать, обменяться контактами.

– Рынок не стоит на месте, и, к сожалению, происходящие перемены порой добавляют трудностей производственникам. Наиболее заметное влияние на все сферы промышленности сегодня оказывают экономические санкции, введенные в прошлом году. Насколько заметно отразилась изменившаяся рыночная ситуация на заказах российских клиентов «Альфа Лаваль»? И как, в свою очередь, концерн реагирует на подобные глобальные изменения состояния рынка?

– Разумеется, мы чувствуем некоторый спад и замедление активности на рынке, к примеру, оборудования для нефтегазового комплекса. Видимо, рынку нужно время, чтобы сбалансироваться, стабилизироваться, прежде чем дальше инвестировать. Этот спад связан в первую очередь со снижением цен на нефть. Как только цены пошли вниз, инвестиционные программы стали сдвигаться. Но это не может продолжаться бесконечно, потому что все равно придется разрабатывать новые месторождения, двигаться дальше в Восточную Сибирь, прокладывать трубопроводы в Китай, – все это будет требовать вложений.

Поэтому мы надеемся, что через какое-то время рынок адаптируется к ситуации. К сожалению, нефть и газ автоматически потянули за собой нефтепереработку и нефтехимическую промышленность, которые тоже заметно просели. Но опять же в обозримом будущем эти отрасли начнут восстанавливаться.

В свою очередь мы сосредоточились на том, чтобы правильно выстроить приоритеты и направлять наши усилия на потенциально более привлекательные отрасли. Там, где мы видим, что пока стоит подождать, будем переводить все ресурсы в те области, где видим высокий потенциал и которые будут нам давать результат. Поэтому сейчас мы работаем над эффективностью процессов, стараемся оптимизировать расходы и выбирать те направления движения, которые будут давать нам и лучшие объемы, и прибыльность.

Как я уже говорил, большим подспорьем для нас является собственное производство и сервисный центр. У нас огромная сервисная служба, очень много людей в регионах. Только в России, помимо Москвы, работает еще восемь региональных офисов, плюс отделения в Минске, Алма-Ате и Киеве. Это очень важно. Во всех областях сервис – это жизненно необходимая часть, без которой в сегодняшних условиях продукт никому не интересен. Всем интересно, как компания будет заботиться об этом продукте и делать так, чтобы полное владение им было более выгодным.

Когда ты считаешь не просто, во сколько обойдется то или иное оборудование и запасные части, но считаешь это в динамике: сколько за десять лет будет стоить правильное сервисное обслуживание, правильное потребление запасных частей плюс капитальные вложения, порой получается неожиданный результат. Это совершенно другая логика, которая сейчас все больше преобладает и в мире, и в России.

Анна ЛИМ, «Журнал Fishnews – Новости рыболовства»

Швеция. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 6 августа 2015 > № 1450791 Александр Перекин


Швеция. Россия > Армия, полиция > sverigesradio.se, 9 июня 2015 > № 1415421 Том Люндборг

Членство в НАТО угрожает безопасности Швеции

Швеции стоит держаться подальше от Североатлантического Альянса. Членство Швеции в НАТО только укрепит российское представление об экспансивном и неуважительном поведении НАТО, что может привести к еще большей агрессии со стороны России. Поэтому, мы рекомендуем Швеции не вступать в НАТО, написали в своей дискуссионной статье в газете Dagens Nyheter, двое ученых Шведской Военной академии

Линус Хогстрём/Linus Hogström, профессор политологии в вопросах безопасности и Том Люндборг/Tom Lundborg, исследователь в области безопасности и международных отношений, считают, что членство Швеции в НАТО не гарантирует ее безопасности, а вполне возможно и наоборот.

«Политики и эксперты по безопасности часто ставят членство Швеции в Североатлантическом Альянсе как единственно реальный и неизбежный политический шаг, дабы противостоять все более агрессивной России», пишут они в своей статье. И обращают внимание на то, что отчасти, агрессивная российская политика - это результат все более глубокого расширения НАТО, на те территории, которые Россия считает своей сферой влияния. Это в свою очередь негативно сказывается на самоидентичности России как сверхдержавы.

И чем серьезней Россия будет ощущать угрозу с запада, тем более отчаянно она будет действовать, чтобы защитить свой имидж сверхдержавы, считают политологи. А возможное членство Швеции в НАТО еще больше убедит Россию в экспансии и неуважении Североатлантического Альянса, что может привести к дополнительной агрессии с российской стороны. Исходя их этого анализа, эксперты рекомендуют Швеции не вступать в НАТО.

Так какое решение обеспечит Швеции безопасность? Вступать или нет в НАТО? Какие есть аргументы «за», и какие «против»?

На эти и другие вопросы мы попросили ответить одного из авторов дискуссии, Тома Люндборга.

- Вы предлагаете Швеции не вступать в НАТО. Не думаете ли вы, что такое решение шведской стороны будет означать, что российская внешняя политика оказала на него существенное влияние?

Том Люндборг: - Да конечно, это так. Было бы наивно думать иначе. Это международная политика, когда политические линии соседних стран, в той или иной мере влияют друг на друга. Особенно когда речь идет о больших и маленьких странах, - говорит Том Люндборг.

- Мне кажется, что в этом случае позиция Швеции созвучна линии российской политической пропаганды?

ТЛ: - Нет, я так не думаю. Мы пытаемся достаточно ясно дать понять, что мы, своими рекомендациями, не встаем на сторону России или на сторону российских политических решений, и тем более на сторону русской пропаганды, это абсолютно исключено. То, что мы пытаемся сделать, так это содействовать пониманию той политической ситуации, которая есть между нашими странами сегодня. Там есть много моментов, еще с окончания холодной войны, которые мы не можем игнорировать. И то что мы предлагаем, я могу назвать самым реалистичным решением, исходя из того как выглядит сегодня ситуация в непосредственной географической близости к Швеции.

- И как она выглядит?

ТЛ: - Появилось много тревожного вокруг нас. Особенно, принимая во внимание украинский кризис, мы видим все более агрессивную реакцию со стороны России. И тогда встает вопрос о том, как повлияет на ситуацию шведское членство в НАТО? Ухудшит это положение дел или нет? И мы думаем, что в нынешнем контексте это однозначно усугубит ситуацию.

- Каким образом? Есть какая-то реальная картина того, как будут развиваться события в этом случае?

ТЛ: - Наши аргументы базируются на теории политики безопасности и теории международных отношений. Есть разные теории, которые можно толковать по-разному. Мы исходили из трех аспектов – либерального, реалистичного и конструктивного. И как раз конструктивизм основан на самоидентичности стран, а политическое развитие в нашем регионе, за последние 20 лет, показывает как важно подтверждение самоидентичности для некоторых из них. И самый главный инструмент для подтверждения своей идентичности определить кто враги, а кто друзья. И тут может быть очень опасным создавать и усиливать картину возможной угрозы. И мы думаем, что членство Швеции в НАТО как раз усиливает эту картину вражды между Россией и Западом.

- Вы думаете, что Россия на самом деле может повести себя агрессивно по отношению к Швеции? Так же как это было с Украиной?

ТЛ: - Я думаю тут нужно разделять. Это два разных аспекта - «понимание» и «безопасность». Мы понимаем ситуацию и действуем исходя из этого понимания. Но мы, при этом, не можем сказать, что мы себя полностью обезопасили. Наше понимание и исходящие из него решения, не дают гарантии безопасности. И это тоже нужно понимать.

- Можно ли сказать, что ваши рекомендации базируются на политической теории рационального принятия решений?

ТЛ: - Скорее всего это основано на теории конструктивных отношений, исходя из того что мы имеем здесь и сейчас. Это больше то, как мы трактуем политические действия друг друга исходя их контекста, нежели рациональное и объективное поведение сторон. Обычно, в подобных ситуациях сложно сделать точный анализ или прогноз на будущее.

В завершение нашей беседы, Том Люндборг отметил, что главное, что они хотели донести в своей дискуссии, что в обоих случаях – будет Швеция в НАТО, или нет – проблемы в политике безопасности, которые есть у Швеции, никуда не исчезнут. В современной международной политике безопасности ни у кого нет никаких гарантий.

«Достичь абсолютной безопасности невозможно, это иллюзия», - констатирует ученый.

Интервью записала Нина Старцева

Швеция. Россия > Армия, полиция > sverigesradio.se, 9 июня 2015 > № 1415421 Том Люндборг


Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401513 Гуннар Хекмарк

Трансляции из Европы по-русски ("Sverigesradio", Швеция)

Максим Лапицкий

Как воспринял депутат Европарламента от Консервативной партии Гуннар Хекмарк (Gunnar Hökmark) известие о том, что он внесен в черный список европейских политиков и чиновников, которым запрещен въезд в Россию? Он намерен добиваться возобновления эфирного радиовещания из Швеции по-русски и открытия телевизионного вещания на русском языке.

— Это вызывает сожаление, по ряду причин. С одной стороны, я считаю важным посещать Россию и встречаться с российскими людьми. Но еще более печально это для российского общества, и не потому, что это затронуло меня, это выражение того, как власти Кремля закрывают пути к диалогу и контактам с окружающим миром. Я не часто бывал в России последнее время, но имел широкие контакты, как с российскими оппозиционерами, так и с официальными лицами.

— Но почему именно вы вошли в этот санкционный список?

— Трудно сказать. Хотелось бы, чтобы это разъяснили российские власти. Думаю, это связано с тем, что в прежние времена я активно поддерживал борьбу за независимость балтийских государств. Но наверняка и с тем, что я критиковал все более диктаторские методы путинского режима и военные действия на Украине. Ответственность за то, что Россия ведет войну на Украине, целиком лежит на режиме Путина, что я и критиковал.

— По заявлениям российского МИД, как, во всяком случае так говорила заместитель директора Департамента информации и печати МИД России Мария Захарова, этот санкционный список был известен уже год назад. А внесены в него люди были не из-за их враждебного отношения к России, а по случайному принципу, в качестве ответа на введенные Евросоюзом санкции против российских деятелей и чиновников. Вы в это верите?

— Нет, вряд ли. Понятно, что запрет на въезд они могли ввести уже давно, и он касается большего числа лиц, чем включены в список. Это, наверняка так. Но я думаю, этот список состоит из тех, кто не нравится режиму, И таким образом, говорить о какой-то произвольной выборке нельзя. Ведь почти все, кто в этом списке, работали в направлении демократии и открытости, в конфликте с режимом Путина. И это интересно, что те кто попал в этот список, во всяком случае, в том, что касается меня — друзья России. Я бы хотел видеть динамичную и открытую Россию. Я хочу, чтобы Санкт-Петербург был частью нашего балтийского региона, а не какой то отдаленной территорией. Хочется открытости. Но проблема в том, что Путину не нравятся те, кто выступают за подобную открытость. Так что «случайный» этот список вряд ли — скорее, он пристрастный, в том смысле, что касается взглядов людей. И, кстати, это раскрывает истинное лицо режима, который напуган взглядами и мнениями другого рода. И это, в какой-то мере, внушает надежду. Потому что режим, который напуган другими взглядами, понимает собственную слабость. На данном этапе развития чрезвычайно важны коммуникации с народом России напрямую

— Но как это возможно, когда в России все в большей степени доминирует государственная телевизионная пропаганда и оппозиционные, или, скажем так, объективные СМИ все в большей мере ограничиваются?

— Я думаю, стоит повернуть вопрос иначе. Следует ли сделать так, чтобы российские граждане могли выбирать те СМИ и информацию, которая есть в Европе? И хотелось бы, чтобы большие количества информации были доступны по-русски. Я бы хотел, чтобы и Шведское радио и Шведское телевидение вели передачи по-русски и передавали новости, давали аналитические программы и те знания, которые доводятся до шведской публики. Это было бы чрезвычайно важно для русскоговорящего населения стран Балтии, но и для российской публики.

— Но о каких каналах русскоязычных трансляций, например, из Швеции, вы можете говорить при том, что ранее использовавшиеся для этих целей короткие или средние волны перестали широко использоваться и явно потеряли аудиторию?

— Можно пробовать разные существующие платформы. Но, разумеется, важно, чтобы все это было в интернете: и радио, и телевизионные программы. Это важно для русской аудитории: в балтийских странах, в России. Разумеется на Украине и в Белоруссии. Но думаю, можно попробовать и другие формы трансляций: например, регулярные радиопередачи тем же способом, как делалось долгое время. Интерес к таким программам зависит от того, как часто они выходят в эфир. И я уверен, что многие русские люди ощущают, что отдаляются от окружающего мира, и они оценят, когда мир этот начнет приближаться.

Демократическое общество имеет преимущества перед диктаторским режимом. Потому что здесь СМИ вынуждено сталкиваются между собой и заняты взаимной критикой. Ведь критический анализ способен раскрыть ложь и неправду. И поэтому, без сомнения, для многих людей в России или в русскоговорящих регионах вблизи от нас, шведские, британские или немецкие медиа будут выглядеть более достоверно. Они — не орудие пропаганды. Они дают взгляд с разных сторон, но это не пропаганда. Я думаю, что российский народ во все большей мере чувствует, что российские СМИ возвращаются к тому, чем они были когда-то, придатком государства.

— Думаете, чувствует народ? Или уже увлекся имперской идеей и вполне сам участвует в ее развитии?

— Пропаганда, даже при том, что правда в ней опускается, может иметь сильный эффект. Изначально, но в долгой перспективе, если посмотреть на советские времена или другие диктатуры, то люди начинают понимать, чего стоят эти СМИ или сам режим. И я думаю, что многие люди в России действительно живут представлениями, что СМИ — это СМИ, а не рука государства. Но со временем, когда они видят все большие расхождения в том, что они получают от собственных СМИ и СМИ окружающего мира, тогда приходит понимание. И в этом контексте, нам крайне важно, облегчить этот процесс для русскоязычного населения Европы. Чтобы они могли воспринять то многообразие, которое существует в мире и Европе.

— Вы намерены конкретным образом работать с этими вопросами?

— Да я намерен продвигать этот вопрос. Намерен задать его Шведскому радио (SR) и Шведскому телевидению (SVT), высказать такое пожелание. Кроме того, я хочу поднять вопрос в Европейском парламенте, в контексте взаимоотношений с Россией. Выступить с таким предложением. Но не для того, чтобы СМИ Европы занялись пропагандой, потому что это не дело для демократических стран. Но сделать доступными для русской аудитории те трансляции, которые уже имеются.

Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2015 > № 1401513 Гуннар Хекмарк


Россия. Швеция > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 14 мая 2015 > № 1371491 Александр Катасов

Сможет ли Россия уйти от сырьевой направленности своего экспорта в Швецию и какие товары со знаком made in Russia могут быть востребованы в этой скандинавской стране в интервью РИА Новости рассказал торговый представитель РФ Александр Катасов.

История торговых отношений России и Швеции имеет давние корни — купцы в русском доме в Стокгольме торговали уже в начале 1617 года. А в 1918 году полномочным представителем Советской России в Швеции были подписаны первые торговые контракты, и уже в 1920 году Швеция становится на первое место среди поставщиков товаров в СССР.

Россия традиционно входит в число важнейших торговых партнеров Швеции, а продукция шведских компаний прочно закрепилась на рынке нашей страны. Сможет ли Россия уйти от сырьевой направленности своего экспорта в Швецию и какие товары со знаком made in Russia могут быть востребованы в этой скандинавской стране в интервью РИА Новости рассказал торговый представитель РФ Александр Катасов.

— Как можно сегодня охарактеризовать отношения компаний из двух стран?

— Продовольственные санкции России на рынок Швеции практически не повлияли, потому что только одна шведская фирма в небольшом объеме поставляла в нашу страну сыры. Но это никак не делает погоды в двусторонних торговых отношениях.

Сегодня отношение к России на официальном уровне сложное, хотя представители властей Швеции говорят, что на рабочем уровне контакты будут продолжаться. Темы для взаимодействия есть, и их нужно развивать. Это и есть одна из задач торгпредства.

Не скрою, что количество бизнес-миссий и делегаций из России, которые в этом году посетили Стокгольм, существенно меньше, чем в первом квартале прошлого года. Причина понятна — экономия средств. Но мы планируем сохранить наши ключевые мероприятия, которые ежегодно проходят в торгпредстве, например, в ноябре в пятый раз пройдет российско-шведский инвестиционный форум.

В 2014 году на такое мероприятие мы приглашали в Стокгольм президента ОАО &quotАвтоВАЗ&quot Бу Андерссона, и торгпредство на своей территории организовало выставку автомобилей &quotАвтоВАЗа&quot, перспективных для поставки в Швецию.

По моей информации, &quotАвтоВаз&quot и шведский партнер договорились о поставках пробной партии. Было бы интересно увидеть те автомобили, которые будут поставлены в Швецию и посидеть за рулем.

— Известно что-то о планах работы в России шведских гигантов IKEA, Volvo, Oriflame?

— IКЕА — компания изначально шведская, но теперь уже транснациональная. Основные инвестиции компании идут из других европейских стран, но шведский вектор здесь, безусловно, есть — и разработки, и дизайн.

Можно привести курьезную статистику трехлетней давности — инвестиции шведских компаний в Россию составили 2,3 миллиарда долларов в то время, когда IKEA инвестировала в Россию 3,5 миллиарда долларов — компания упоминается отдельной строкой. Это национальный бренд, он признан и востребован во всем мире.

У шведской компании Oriflame активно развивается производственно-логистический центр в Подмосковье около города Ногинска. Насколько мне известно, компания все российское производство планирует переместить туда.

Конечно, и Volvo, и Scania продолжают работу в России. Понятно, что конъюнктура серьезно влияет и на импорт в РФ готовых грузовых автомобилей, и на поставку комплектующих для сборки автомобилей и автобусов, но таковы экономические реалии.

Раз уж мы затронули тему автопрома, пока не буду называть компании, но мы хотим сделать интересный проект, в котором шведская фирма-инвестор в одной из особых экономических зон в России построит предприятие по производству изделий из алюминия для автопрома, для автокомпонентов.

Будет здорово, если в России появится новый завод с современными технологиями. Он станет производить автокомпоненты не только для шведских марок автомобилей. Предварительно предполагается сотрудничество с КАМАЗом, &quotАвтоВАЗом&quot и, возможно, с другими предприятиями. Пока круг будущих партнеров еще не очерчен.

— А какие российские товары востребованы в Швеции?

— Прежде всего, это нефть. По перспективам других товарных групп сейчас сложно дать какой-то конкретный прогноз, хотя мы занимаемся и этими направлениями. Не могу сказать, что здесь есть большие контракты, но есть подвижки, которые могут иметь продолжение.

Например, в Швеции есть интерес к российским продуктам питания. Наверное, будет неплохо, если удастся продвинуть в шведские торговые сети российские конфеты, которые мы с детства знаем.

Высокотехнологичное сотрудничество мы пробовали начать, даже есть паспорт проекта с концерном &quotАлмаз-Антей&quot по гражданской продукции — это медицина, метеолокация и другие интересные направления. Но, к сожалению, из-за санкций эту папку пришлось временно поставить на полку и закрыть ее стеклом, надеюсь, временно.

Были проработки по линии ГЛОНАСС, в прошлом году они приостановились из-за внутренних трансформаций в Роскосмосе, но мы хотим продолжить эту тему, в том числе на уровне межправительственной комиссии, где есть отдельная рабочая группа по космосу. Со шведскими партнерами буквально в апреле были встречи, и они готовы продолжать переговоры и искать интересные для обеих стран точки соприкосновения.

Много информации приходит от российских предприятий, видно, что компании и регионы знают о торговых представительствах как государственных центрах продвижения российских экономических интересов за рубежом.

Буквально в начале апреля была встреча, посвященная пятилетию компании St.PeterLine из Санкт-Петербурга. Это компания владеет грузопассажирскими паромами, один из них ходит в Хельсинки, другой в Стокгольм. Важно то, что и в условиях кризиса она продолжает работать и перевозить туристов и грузы. St.PeterLine — это первая питерская компания, которая в перспективе планирует выходить в плавание не под удобным флагом, а под российским флагом.

Работаем и над тем, чтобы искать и находить новые форматы развития торгового, технологического, инвестиционного и других направлений российско-шведского сотрудничества.

Россия. Швеция > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 14 мая 2015 > № 1371491 Александр Катасов


Швеция. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > sverigesradio.se, 11 мая 2015 > № 1367077 Ульф Сван

Российская нефтяная доминанта в Швеции

Ульф Сван: санкций в отношении России, по торговле нефтью или газом, на уровне ЕС или Швеции, не было.

11 миллионов литров нефти сырца импортировала Швеция из России в прошлом, 2014 году. Это примерно на 30% больше, чем годом ранее и составляет около половины всего импорта сырой нефти в Швецию. Газета Свенска Дагбладет писала в понедельник о том, что именно российская необработанная нефть, буквально за три года, почти с нулевого уровня стала доминирующей на шведском рынке топлива. Нам столь сенсационные данные не подтвердили, в отраслевой организации шведских нефтепереработчиков и дистрибьютеров, отметив, что авторы статьи не совсем правильно интерпретировали статистику.

Мы разговаривали об этом с директором Института петролеума и биогорючего Швеции Ульфом Сваном:

"Нам сложно понять, откуда появилось это утверждение. Импорт российской нефти сырца остается уже довольно давно, на примерно одном, стабильном уровне. Разница между показателями 2013 и 2014 годов связана с остановкой на ремонт в 2013 крупной нефтеперерабатывающей фабрики, тогда импорт снизился".

Говорит, в данном случае, Ульф Сван о реконструкции нефтеперерабатывающей фабрики компании Preem в Лусечиле, 60% сырья для которой приходит, как раз из России.

По словам Ульфа Свана, несмотря на то, что российская нефть более тяжелая и более насыщена соединениями серы, за счет того, что она дешевле и ближе её доставка в Швецию, эта нефть пользуется здесь повышенным спросом. Ведь после её перегонки в бензин и другое топливо, они по качествам не уступают аналогичным видам.

Шведским потребителям горючего довольно сложно ориентироваться в том, из какой именно нефти сделан бензин, который они заправляют в баки своих автомобилей, или солярка, которой они отапливают свои дома.

"Когда речь о горючем, то здесь отсутствуют требования об обязательной информации о стране производителе. И, например, когда бензиновые компании декларируют, что покупают горючее в Финляндии, на практике это может означать, что этот бензин произведен, скорее всего, из российского сырья" - говорит Ульф Сван.

Отметим, что лишь одна бензиновая компания в Швеции, это ST1, декларирует ныне страны происхождения, как горючего, так и сырья для него. Около 2% сырья этой фирмы из России, а львиная доля приходятся на Норвегию и Данию. А вот одна из самых широко распространенных в Швеции сетей бензоколонок Статойл, 22% своего горючего импортирует из Финляндии, читай выше, с большой вероятностью, сделано из российской нефти. Другая, тоже очень популярная в Швеции сеть заправок - OKQ8 покупает в Финляндии половину своего топлива.

Но отразились ли каким-то образом санкции ЕС, введенные против России на её торговле нефтью? Вот как отвечает на этот вопрос Ульф Сван:

"Нефть и нефтепродукты на сегодня самый широко торгуемый в мире товар. Самый ликвидный. Рынок свободный. Ну а каких либо санкций в отношении России по торговле нефтью или газом, на уровне ЕС или Швеции не было. И именно с этим, мы как отрасль, и живем. Этим правилам следуем. Появятся другие, будем исполнять".

Рост импорта российской нефти в Швецию связан, отчасти, и с падением добычи в бассейне Северного и Норвежского морей.

"Норвегия, Дания и Великобритания производители так называемой Североморской нефти. Там добыча падает уже довольно длительное время. И естественно, доля импорта в Швецию из этих стран падает. Самое заметное падение из Великобритании, которая вообще прекратила экспорт, резко сократила добычу Дании, ну и Норвегии тоже сократила, хотя и в меньшей степени".

Ульф Сван уточняет также, что объемы поставок российской нефти в Швецию держаться на более менее стабильном уровне в последнее десятилетие, а резкий подъем этого показателя пришелся разве на 2005 год, когда и была введена в эксплуатацию нефтеперерабатывающая станция Preem в Люсечиле.

Но возможны ли нефтяные санкции против России, в принципе, и к чему они приведут, даже если рассматривать это как чисто гипотетическое предположение?

"Россия добывает около 11 миллионов баррелей в сутки и если сравнить их с 94 миллионами производимыми глобально, ясно, что Россия имеет очень реальную долю рынка. Россия, Саудовская Аравия и США - три крупнейших производителя. И если один из них исчезнет с рынка, то проблема будет глобальной. Просто возникнет дефицит нефти. И этот дефицит будет сложно покрыть даже за счет запасов организации ОПЕК, которая имеет резерв в 3 млн. баррелей".

Мы надеемся в ближайшее время получить комментарий от политического руководства Швеции, о том, как оно относится к подобной, если и не зависимости Швеции от российской нефти, но явной проблематичности отказа от её импорта.

Ну а пока в Швеции все больше делается в направлении отказа от ископаемых источников энергии, в том числе от нефти. Производится и продается больше различных видов биотоплива. Так в транспортном секторе на биогорючем ныне ездят уже порядка 18% транспортных средств, с прошлого года рост составил 3%, - сообщает Энергетическое ведомство Швеции.

Материал Максима Лапицкого.

Швеция. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > sverigesradio.se, 11 мая 2015 > № 1367077 Ульф Сван


Швеция > Образование, наука > sverigesradio.se, 4 мая 2015 > № 1368004 Андреас Шлейхер

Шведская система школьного образования нуждается в радикальных изменениях. Об этом говорится в докладе OECD/ОЭСР, Организации экономического сотрудничества и развития, изучавшей проблемы школьной системы в Швеции, на базе сравнительного исследования Pisa.

Результаты исследования были представлены сегодня, на пресс-конференции. Анализ проводился совместно со шведскими учеными, экспертами в сфере педагогики и учителями.

Согласно данным последнего исследования Pisa, проведенного в декабре 2013 года, шведские школьники показали худший результат на всем европейском пространстве. Среди рекомендаций ОЭСР отмечается необходимость как «повышения компетенции учителей», так и необходимость более высоких требований к студентам, которые готовятся стать учителями.

Кроме того, нужно изменить отношение самих учеников к образовательному процессу. «Шведские ученики мало верят в себя и не ожидают высоких результатов в учебе. Они также часто не могут держать ситуацию под контролем и обвиняют других, если их знания оказались недостаточны», - говорит директор образовательного ректората ОЭСР и ответственный за исследование, Андреас Шлейхер/Andreas Schleicher.

Помочь в решении этой проблемы может создание нового национального института, задачей которого станет укрепление и повышение профессиональных навыков учителей.

Обучение профессии педагога в Швеции осуществляется в 28 регионах, что, по мнению ОЭСР, слишком много. Для сравнения, в Финляндии, получить диплом учителя можно только в 8 регионах.

- У вас 28 мест, где можно учиться на педагога. В основном все они организованы на безе университетов. Очень трудно построить школьную систему мирового класса, когда она так фрагментирована. Если посмотреть на высокопроизводительные школьные системы в странах такого же размера, как Швеция, то они, как правило, имеют национальный институт профессионального развития учителей и единый ректорский совет, - замечает Андреас Шлейхер.

Значительная роль отводится и Школьной инспекции, которая по рекомендациям ОЭСР, должна иметь более широкую ответственность за улучшение ситуации в шведских школах. Должны быть равные возможности при так называемом, свободном выборе школы, чтобы каждая семья могла сделать осознанный выбор, и не вынужденный. Швеции следует в большей степени контролировать свободу выбора, чтобы достичь равных возможностей для всех, заявил Андреас Шлейхер, во время пресс-конференции:

- Чем больше свободы выбора, тем сильнее должна быть система. То, что Швеции стоит сделать, это ввести более «контролируемый свободный выбор» школы. То есть, обеспечить родителям возможность выбора школы для своих детей, но в то же время следить за тем, что у школ есть ресурсы для организации учебного процесса на должном уровне. Таким образом, дети из социально уязвимых слоёв населения, получат доступ к хорошему образованию, - считает он.

Андреас Шлейхер констатирует, что раньше, он смотрел на шведские школы как на пример для подражания для других, и что падение успеваемости шведских учеников стало для него разочарованием.

«В начале 2000 годов, шведская школа потеряла свою душу, - продолжает он, - и это привело к печальным последствиям».

- Школы перестали конкурировать за то, чтобы предоставить ученикам первоклассное обучение. Вместо этого, они предлагают, шикарны школьные помещения, расположенные в новых торговых центрах. И хотя шведские преподаватели ставят своим ученикам все более высокие оценки каждый год, международное исследование выявило постоянное ухудшение результатов, - говорит Андреас Шлейхер.

Решение данной проблемы никак не связано с финансами, - говорит он, - Швеция уже сделала значительные инвестиции в развитие школьной системы:

- Исходя из того, во сколько обходится стоимость обучения одного ученика, можно твердо отметить, что с точки зрения производительности, осваивается только 20% этой суммы, - говорит Андреас Шлейхер.

Швеция > Образование, наука > sverigesradio.se, 4 мая 2015 > № 1368004 Андреас Шлейхер


Швеция > Медицина > sverigesradio.se, 29 апреля 2015 > № 1367986 Пер Когнер

Еще несколько десятилетий назад, Швеция была одним из мировых лидеров в лечении больных раком детей. Но, несмотря на вклад в различные исследования, направленные на поиск новых методов лечения, показатели выживания детей с онкологическими заболеваниями не улучшились за последние 15 лет.

На сегодняшний день, удается вылечить 8 из 10 детей. Но для детей с тяжелыми и редкими формами рака, прогноз до сих пор остается мрачным.

Пер Когнер/Per Kogner, профессор детской онкологии в Каролинском институте Стокгольма, отмечает, что необходимы дополнительные исследования, знания и новые медицинские препараты, для того, чтобы спасти одну пятую часть детей, которые имеют редкие формы рака и нуждаются в индивидуальном и адаптированном лечении. Отвечая на вопросы журналистов программы Р1, Шведского радио, он отметил, что достигнутый 40-45 лет назад в этой области медицины, прогресс - замедлился:

- Показатель выживания детей с онкологией, заметно вырос в 70-80 годы. Но с тех пор все стоит на месте. За последние 10-15 лет мы не видим никакого прогресса, в вопросе полного излечения детей. И это касается любого типа детской онкологии, - говорит Пер Когнер.

Пятилетний мальчик Монс/ Måns, за свою недолгую жизнь, уже прошёл семь химиотерапий в детской больнице имени Астрид Линдгрен в Стокгольме. Но когда он получил возможность участвовать в американском исследовании, дела его пошли на поправку, рассказала его мама Илона. Хотя, она хотела бы, чтобы Монс получил новое лекарство сразу же после того, как у него диагностировали рак:

- Если бы это было возможным, я конечно бы хотела, чтобы он стал принимать это лекарство с самого начала, поскольку я знаю, что оно помогло, - говорит мама Монса.

Многие другие дети в Швеции, также нуждаются в более эффективном лечении онкологии. А для этого, необходима четкая координация европейских педиатрических онкологических ресурсов. Для того чтобы исследователи по всей Европе могли делиться своими знаниями, а дети имели возможность наблюдаться у врачей с лучшим опытом в этой сфере и получать новейшее лечение.

К сожалению, сегодня Швеция не входит в исследовательскую организацию, которая испробует новые препараты для детей, больных раком. Таким образом, шведские дети с онкологией, не имеют доступа к новейшим, инновационным лекарствам, констатирует профессор Пер Когнер.

- У нас, в Швеции, нет даже собственного центра для проведения исследований и использования инновационных препаратов для детей, больных раком. Для этого требуется соответствие международным условиям, финансирование научных исследований и персонал, - говорит он.

В Швеции новые медицинские препараты сначала тестируются для лечения рака у взрослых. Поэтому около 20% детей с онкологией не получают эффективных лекарств вовремя.

Так означает ли это, что шведские дети, больные раком в меньшей степени имеют доступ к новым лекарственным препаратам? Пер Когнер соглашается, что в некоторых случаях ситуация выглядит именно так:

- Да, в какой-то степени так и есть. У нас не всегда есть возможность включить их в число участников исследований за пределами Швеции. Это означает, что для детей с рецидивами, мы не можем использовать последние достижения медицины. Может быть это и не значит, что мы вылечиваем меньше детей, но в некоторых случаях ситуация выглядит так, что мы должны либо послать ребенка за границу, либо делать что-то на месте, что не настолько эффективно и инновационно, - говорит Пер Когнер.

Швеция > Медицина > sverigesradio.se, 29 апреля 2015 > № 1367986 Пер Когнер


Швеция. Норвегия. РФ > Агропром > sverigesradio.se, 16 апреля 2015 > № 1367915 Мари Седерквист

Шведский экспорт продовольственных товаров уверенно растет и составил в прошлом году 70 миллиардов крон. Это на 7 миллиардов больше чем в 2013 году. Швеция экспортирует продукты питания в 162 страны мира. В шестерку крупнейших стран импортёров шведского продовольствия входят: Норвегия, Дания, Финляндия, США, Германия и Франция.

По словам директора Государственного ведомства по продуктам питания, Мари Сёдерквист/ Marie Söderqvist, в общих чертах можно сказать, что большую часть экспорта составляют продукты для завтраков, для перекуса и праздников.

- Молоко, кофе и хлеб самые популярные продукты для завтрака, которые мы экспортируем. Булочки, торты, сухари и печенье для того, чтобы перекусить. Среди «праздничной» категории продуктов, лидируют по экспорту напитки, от сидра до водки, - говорит Мари Сёдерквист.

Директор ведомства по продуктам питания, отмечает, что часть экспортируемых продуктов питания, это реэкспорт продовольствия. Например, норвежская рыба, которую Швеция закупает у Норвегии, упаковывает и продает в другие страны ЕС.

Норвегия, страна, в которую Швеция экспортирует больше всего продуктов питания. Особой популярностью у норвежцев пользуется шведский сосательный табак, снюс, он лидер экспорта в соседнюю страну. Кроме этого, Норвегия закупает шведский кофе, замороженный горох, шоколадные шарики, замороженные торты, конфеты, сидр, сухари и печенье.

«Жемчужиной экспорта» Мари Сёдерквист назвала водку. США занимают первую строчку в списке стран, экспортирующих шведскую алкогольную продукцию. Большая часть шведского экспорта идет в соседние страны, но Мари Сёдерквист считает, что есть много стран, на которые Швеции следует обратить свое внимание. Например, Китай представляется хорошим рынком сбыта для шведского продовольствия, считает она:

- Понятно, что сложно увидеть потенциал и возможности когда речь идет об экспорте гороха или мяса. Но в то же время, Швеция знает, что нужно делать, когда речь заходит об экспорте техники, автомобилей или самолетов, - говорит Мари Сёдерквист.

Так какие продукты являются по-настоящему шведскими, когда мы говорим об экспорте шведского продовольствия? Ведь, например шведский кофе, который занимает лидирующую позицию в экспорте из Швеции, не выращивается тут. Мари Сёдерквист поясняет:

- Индустрия продовольствия выглядит так: мы покупаем сырье, обрабатываем его, производим готовый продукт, упаковываем и продаем в другие страны, - говорит она, - например знаменитый швейцарский или бельгийский шоколад, который производят эти страны, не означает, что они выращивают какао, сырье закупается в Латинской Америке, это означает, что они хорошие производители шоколадной продукции, - отмечает Мари Сёдерквист.

На вопрос «Повлияла ли как-то программа прежнего правительства Швеции, которая называлась «Швеция новая страна продовольствия» на развития шведского экспорта, директор Государственного ведомства по продуктам питания, ответила:

- Я могу сказать, что прежний министр сельского хозяйства Эскил Эрландссон/Eskil Erlandsson, привлек внимание к инициативе сделать из Швеции страну-экспортера продуктов питания. Иначе, эта часть индустрии была забыта последние годы. И это та сфера, где Швеция может зарабатывать деньги, - говорит Мари Сёдерквист.

Она отмечает, что нельзя говорить о конкретном и моментальном эффекте программы на шведский экспорт. Но данная инициатива показала, что производство продуктов питания это возможная и успешная сфера для шведского экспорта.

«Мы знаем толк в качественной и вкусной еде», - добавляет она.

Какие продукты питания, и в каком объеме экспортирует Швеция в Россию? Или в Украину? Или в другие страны бывшего Советского Союза? На эти вопросы, директор шведского ведомства по продуктам питания затруднилась ответить в конкретных цифрах.

«Эти страны не входят в число крупнейших импортеров наших продуктов, их нет даже в первой двадцатке, поэтому трудно апеллировать какими-то цифрами», - признается Мари Сёдерквист.

- Экспорт продуктов питания из Швеции в Россию настолько незначительный, что данные не входят в наши ежегодные статистические отчеты, которые касаются тех стран, с которыми у нас стабильные торговые отношения. Конечно, какая-та малая часть экспортируется в Россию, но как я уже сказала, она очень мала, - говорит она.

- До того, как Россия ввела санкции на продовольственный экспорт для ряда стран ЕС, - продолжает наша собеседница, - Швеция экспортировала в Россию сырье для производства молочной продукции, но в небольших объемах. Теперь нет даже этого, - констатирует она.

Из всех стран постсоветского восточного блока, Мари Сёдерквист отмечает только Польшу, эта страна входит в десятку стран-экспортеров шведских продуктов питания.

Экспортирует Швеция не только готовые продукты, но и ингредиенты для производства продовольственных товаров, такие как, ароматизаторы, различные пищевые наполнители, красители, усилители вкуса, масла и жиры.

«Это та область, где шведская индустрия продуктов питания добилась особых успехов», - заключает Мари Сёдерквист.

Интервью записала Нина Старцева

Швеция. Норвегия. РФ > Агропром > sverigesradio.se, 16 апреля 2015 > № 1367915 Мари Седерквист


Швеция. Россия > Армия, полиция > sverigesradio.se, 15 апреля 2015 > № 1367904 Фредрик Вестерлунд

В новом докладе шведского Института оборонных исследований/FOI, отмечено, что модернизация вооружений идет в России полным ходом. Фредрик Вестерлунд/ Fredrik Westerlund, аналитик по политике безопасности Института оборонных исследований, говорит, что отчасти это объясняется необходимостью замены устаревшего оборудования.

- Когда речь идет о материальной базе, то это связано в первую очередь с модернизацией старого оборудования и инвестиции на это были выделены на длительный период. Но с другой стороны, это говорит о том, что Россия заинтересована сохранить всеобъемлющий, в том числе и ядерный, военный потенциал, - считает Фредрик Вестерлунд.

В докладе говорится, что в прошлом году Россия приобрела 250 новых военных самолетов и вертолетов. Кроме того, были усилены системы противовоздушной обороны вблизи Москвы, и в других стратегических точках, например у Калининграда на Балтийском побережье.

Согласно данным шведских военных экспертов, Россия модернизировала и свои передвижные ядерные ракетные комплексы. Ожидается, что Россия в этом году увеличит расходы на закупку вооружения на 50%.

Фредрик Вестерлунд считает, что опасность кроется не в количестве оружия:

- Тревогу вызывает не сам военный потенциал России, это понятно с точки зрения развития оборонного комплекса. Нас беспокоит готовность российского политического руководства использовать военную силу, как например мы наблюдаем это сейчас в Украине. А в 2008 в Грузии, - говорит аналитик шведского Института оборонных исследований, Фредрик Вестерлунд.

Швеция. Россия > Армия, полиция > sverigesradio.se, 15 апреля 2015 > № 1367904 Фредрик Вестерлунд


Швеция. ДФО > Транспорт > fishnews.ru, 24 марта 2015 > № 1326205 Александр Малков

Конъюнктура рынка не влияет на надежность техники

Александр МАЛКОВ, Региональный представитель «Альфа Лаваль» по ДФО

Условия и качество эксплуатации судов сказываются на их жизнеспособности гораздо сильнее времени. Это утверждение не вызывает сомнений у судовладельцев во всем мире. Поэтому, стремясь обеспечить бесперебойную и эффективную работу своего флота, они обращаются к проверенным брендам – за гарантией качества и долговечностью технологий. Более века лидирующие позиции на рынке оборудования для морских судов удерживает концерн «Альфа Лаваль», хорошо известный российским морякам. Отечественные рыбопромышленники также используют инженерные решения Alfa Laval для промыслового флота и береговых перерабатывающих производств. Подробнее о том, в каком русле компания развивает свое направление морского оборудования на российском рынке и какие новинки готова предложить клиентам в этом году, журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал региональный представитель «Альфа Лаваль» по Дальневосточному федеральному округу Александр Малков.

– Каким для вашей компании оказался минувший год, насколько заметно отразилась изменившаяся экономическая ситуация на заказах российских судовладельцев?

– В целом в прошлом году по направлению морское оборудование «Альфа Лаваль» было выполнено не меньше заказов, чем в 2013, при этом порядка 80% из них поступили с Дальневосточного бассейна. В 2015 году мы не планируем снижения продаж: судовладельцы продолжают модернизировать свои суда, а это означает, что спрос на оборудование по обработке тяжелого топлива, на сепараторы топлива и масла, бустерные модули, автоматические топливные и масляные фильтры сохранится.

Вместе с тем уже сейчас наблюдается тенденция увеличения числа заявок от компаний, которые раньше к нам не обращались, на восстановление и ремонт старого оборудования на возрастных судах. Т.е. если прежде от судовладельцев порой приходилось слышать, что нет смысла в установке, к примеру, сепараторов Alfa Laval на судне, которое уже морально устарело, так как «просто нужно новое судно», то сегодня ситуация поменялась. В непростых условиях кризисной экономики люди понимают – если ты сам «не накопил» на строительство или покупку нового флота, государство в ближайшие годы вряд ли проспонсирует эти вопросы, а значит, надо рассчитывать на те мощности, которые есть в распоряжении.

Но это и неплохо. Стоит вспомнить хотя бы про американский рыболовный флот, где нет новых корпусов, но между тем их суда считаются одними из самых эффективных в мире. Это доказывает, насколько важно насыщение судна. Зачем выбрасывать старое, если его можно модернизировать?

– Чаще всего от компаний, занятых ремонтом и модернизацией своих судов, вам поступают заявки на топливные и масляные сепараторы и фильтры. Судя по всему, у «Альфа Лаваль» накопился большой опыт работы с бункеровочным топливом?

– Необходимость снижения статьи расходов на топливо – известная проблема как для судоходных компаний, так и для рыболовных. Оптимальной альтернативой более легкому и дорогому дизельному топливу стал мазут – все БАТМы сегодня заправляются флотским мазутом (Ф-5). Вместе с тем переход на использование тяжелого топлива вызвал новые вопросы с его подготовкой перед подачей в двигатель. Связано это с современной технологией получения топлива методом вторичной переработки остаточных фракций так называемым крекингом. Этот процесс подразумевает разрыв химических связей с использованием катализаторов (оксида алюминия и диоксида кремния). Можно себе представить, что такое кремний – это по сути песок. Даже после фильтрации мельчайшие частички механических примесей все равно остаются в топливе и могут вызвать абразивные разрушения трущихся поверхностей, засорение сопловых отверстий и прочие проблемы, что в итоге многократно увеличивает скорость износа двигателя.

Нефтеперерабатывающие заводы обязаны соблюдать нормы по содержанию катализаторов в топливе, и поэтому готовый продукт проходит необходимую очистку. Но, к сожалению, по действующим ГОСТам требования к качеству топлива сильно отличаются от тех требований, которые необходимо соблюдать для нормальной работы судовых механизмов. При этом если у нас в стране содержание механических примесей еще как-то регламентируется, то в зарубежных стандартах на топливо таких нормативов просто нет.

Прибавьте к этому влияние условий транспортировки бункеровочного топлива (перепады температур, попадание морской воды в танки и т.д.), которые заметно отражаются на качестве мазута. Например, если воды в топливе содержится больше допустимого, то впоследствии это вызывает трудности при его сжигании. А образование отстойной воды в двигателе и вовсе приводит к его остановке.

– Какие решения проблемы очистки судового топлива предлагает «Альфа Лаваль»?

– Хочется отметить новые системы сепарации Alfa Laval, которые способны эффективно очищать современные виды топлива при минимальных потерях нефтепродуктов и накоплении шламов. Среди них – центробежный сепаратор MIB 303, который может работать как в качестве сепаратора дизельного топлива для судовых дизелей (GO), так и в качестве сепаратора гидравлического масла. Он является современным аналогом сепараторов типа СЦ 1,5.

Существуют и полноценные сепарационные системы типа S, которые обеспечивают требуемое качество сепарации, особенно в случае использования тяжелого топлива. В них автоматически поддерживается качество очистки нефтепродуктов с различной степенью загрязнения, плотности и вязкости.

И, конечно, самым распространенным решением вопросов очистки топлива и масла на российских рыболовецких судах является применение полнопоточных фильтров Alfa Laval для топлива и смазочного масла. Популярность этих фильтров связана с их экономичностью, надежностью и практически полным отсутствием необходимости в обслуживании.

Вместе с тем мы всегда обращаем внимание наших клиентов на то, что установка фильтров является важной частью полноценной системы очистки топлива и смазочных масел. Но не стоит ожидать, что использование одного лишь фильтра заменит на судне полный комплекс оборудования для топливоподготовки.

– Очевидно, что для новых судов такое оборудование просто незаменимо, а насколько эффективно оно способно работать на старых судах?

– Вся линейка оборудования для работы с топливом и маслами полностью подходит для установки на возрастных судах, при этом оно займет меньше места, чем старые агрегаты.

Кроме того, оборудование производства Alfa Laval уже достаточно интеллектуально, хотя многие технические специалисты боятся этого, ссылаясь на сложность в обслуживании и повседневной работе. Но на самом деле, когда мы с вами покупаем, к примеру, современный смартфон, мы же делаем это для удобства общения, работы, развлечения, а не для того, чтобы ежедневно разбирать его и ремонтировать. Так же и оборудование Alfa Laval: оно создано для эффективной работы, поэтому не требует практически никакого обслуживания, способно самостоятельно контролировать качество топлива и осуществлять самоочистку.

К тому же на современных сепараторах при «простреле» (очистке от скопившегося шлама) объем выброса нефтепродуктов в 10 раз меньше, чем на старых машинах. Прибавьте к этому сокращение убытков от постоянной замены запчастей, которые выходят из строя от использования низкокачественного топлива после каждого рейса, и вы получите очень быструю окупаемость нового оборудования и внушительную экономию расходов в дальнейшем.

– Какие новинки «Альфа Лаваль» готово предложить судовладельцам в этом году?

– С 2015 года на российском рынке появилось новое судовое оборудование от «Альфа Лаваль», которое, безусловно, способно заинтересовать и владельцев рыбопромыслового флота – это утиль-котлы (WHR) производства Alfa Laval Aalborg на главный двигатель и вспомогательные дизель-генераторы.

Стоит отметить, что в отличие от выхлопных газов от главного двигателя, который задействуется во время движения судна и работы в море, использование отходов тепла от вспомогательных дизель-генераторов прежде не рассматривалось. Между тем работа вспомогательного котла во время рейса или стоянки в порту связана со значительным расходом топлива. Утиль-котлы на вспомогательные дизель-генераторы Aalborg XS-TC7A преобразуют отработанные газы в пар для обогрева судна, работы рыбного цеха и т.д. Все это существенно экономит расход топлива для обеспечения жизнедеятельности судна и снижает выбросы от сжигания мазута.

Внешне Aalborg XS-TC7A – это компактная установка, которая будет специально адаптирована под характеристики судна заказчика и конструкцию двигателя. Принцип работы утиль-котла схож с теплообменником: отработанные газы высокой температуры он перекидывает на воду и превращает в пар, который затем используется для нужд судна. Кроме того, установка имеет оптимизированную конвективную часть, которая усиливает теплоотдачу и тем самым увеличивает выработку пара. При этом размеры и вес утиль-котла Aalborg XS-TC7A выгодно отличают его от других систем рекуперации тепла.

Сейчас все эти технологии стали доступнее и эффективнее. На российских судах пока нет примеров использования утиль-котлов Alfa Laval, однако многолетний опыт их эксплуатации за рубежом позволяет с уверенностью говорить об их надежности.

Что касается срока окупаемости, то для утиль-котлов он зависит от активности использования. Для Aalborg XS-TC7A эта характеристика варьируется от 12 до 18 месяцев в зависимости от параметров установки. Хотя в некоторых случаях она может окупиться и за более короткое время, в течение 6-8 месяцев – такие примеры в практике существуют.

– Понятно, что в нынешней экономической ситуации финансовые вопросы выступают на первый план. Как «Альфа Лаваль» реагирует на конъюнктуру рынка?

– Прежде всего хотелось бы отметить, что всегда, когда речь идет об «Альфа Лаваль», априори подразумевается применение передовых технологий, многие из которых являются уникальными. Десятки лет работы советского, а затем и российского флота на оборудовании Alfa Laval служат, наверно, лучшим доказательством того, что экономические трудности – это временное явление, которое никак не может влиять на надежность настоящей, качественной техники.

Мы стараемся работать напрямую с заказчиками, чтобы наше оборудование они получали без надбавок посредников. К тому же мы всегда готовы помочь в подборе необходимой техники и объяснить все тонкости ее установки и эксплуатации. Это важно прежде всего для того, чтобы оборудование могло показывать на практике свои максимальные характеристики. Ведь нарушение требований по установке и запуску, а также ошибки при совмещении Alfa Laval c более дешевой техникой других фирм могут привести к тому, что наше оборудование не сможет работать на полную мощность.

Кстати, именно в России компания «Альфа Лаваль» всегда старалась держать наиболее приемлемую цену в сравнении с другими зарубежными рынками, что, однако, никак не сказывается на качестве нашей продукции. Вместе с тем в планах – дополнительно проработать этот вопрос и рассмотреть возможности повышения доступности оборудования с использованием кредитных схем, лизинга и т.д. Все будет зависеть от конкретного проекта.

Светлана ВАСИЛЬЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Швеция. ДФО > Транспорт > fishnews.ru, 24 марта 2015 > № 1326205 Александр Малков


Швеция. Россия > Рыба > fishnews.ru, 16 декабря 2014 > № 1251038 Александр Негоица

Рыбные отходы в России и за рубежом – продукт один, подходы разные

Александр НЕГОИЦА, Менеджер по развитию бизнеса компании «Альфа Лаваль»

О проблеме переработки рыбных отходов говорится много и давно, в последние годы власти отдельных регионов начали заявлять о конкретных мерах, которые планируется принимать для ее решения. В Камчатском крае, к примеру, предлагают разработать отдельную программу по поддержке предприятий, которые переходят на безотходное производство. Одновременно звучат и более кардинальные предложения – лишать квот тех, у кого нет оборудования для утилизации отходов.

Необходимость строительства цехов по переработке отходов (ПРО) обсуждается в правительстве Сахалинской области. Архангельская область, Карелия, Калининградская область и Мурманск – везде, где существуют рыбоперерабатывающие производства, встают и вопросы утилизации отходов.

И все же определенные действия нашими рыбаками предпринимаются. Так, на специализированном семинаре во Владивостоке будущим специалистам рыбной отрасли и действующим технологам предприятий рассказали о современных решениях в сфере ПРО. Представители концерна «Альфа Лаваль» привели примеры того, как на российских производствах применяют передовые технологии для эффективного решения вопроса переработки рыбных отходов с выпуском из вторичного сырья качественной рыбной муки и жира.

Правда, возникает вопрос: почему же так неспешно у нас берутся за полноценное освоение того, что в других странах давно и активно перерабатывается и успешно продается? Из-за чего возникает такая разница в отношении к продукту? На эту тему корреспондент Fishnews побеседовал с менеджером по развитию бизнеса компании «Альфа Лаваль» Александром Негоица.

Кому отходы, а кому и прибыль

- Александр Сергеевич, вы не первый год работаете с рыбопромышленниками в России и за рубежом. Как в целом можете оценить отношение наших рыбаков к вторичному сырью? И есть ли разница в подходах к вопросу переработки рыбных отходов в зависимости от региона?

- Буквально пару месяцев назад мы побывали на Камчатке, где встречались с производственниками, обсуждали проблему обращения с рыбными отходами. Для регионов Дальнего Востока, особенно тех, которые живут, развиваются на тихоокеанском лососе, это весьма актуальный вопрос, но отношение к нему непростое. Особенно в труднодоступных районах, куда без вертолетов и не доберешься. Многие занимаются переработкой отходов лишь потому, что от них этого требует государство, т.е. без особой заинтересованности.

Поэтому, говоря о производстве рыбной муки в России, я часто привожу пример, что у наших рыбаков к этому продукту отношение, как к чемодану без ручки, который и нести тяжело, и бросить жалко. И никто не знает, что с этим «чемоданом» делать.

Но все же по регионам ситуация не однозначная. Например, на Курилах с отходами сегодня работают довольно эффективно, начали реализовываться крупные проекты на Камчатке. А если сравнивать отношение к ПРО по разным рыбохозяйственным бассейнам России, то положение вещей может отличаться кардинально.

Взять, к примеру, Черноморский регион, Калининградскую или Мурманскую области – там рыбопереработчики очень активны, «заточены» на то, чтобы развиваться в этом направлении, строить рыбомукомольные заводы. Хотя, с другой стороны, там и нет таких объемов отходов, как на Дальнем Востоке. В тот же Калининград, Мурманск улов приходит на судне уже обработанный, потрошеный. Остается только мелкая промысловая рыбка, которую наш потребитель практически перестал покупать, но в рыбную муку все это сгодится, и такое производство получается даже выгоднее. Грубо говоря, если с 5 кг мелкой рыбы, которая стоит порядка 10-15 рублей, ты получаешь 1 кг муки, который можешь продать уже за 100 рублей, то выгода очевидна. Даже с учетом производственных затрат мы имеем хорошую рентабельность (более 30%).

Сегодня нам поступают запросы из Черноморского, Каспийского бассейнов, из того же Калининграда – там готовы строить рыбомукомольные заводы, оснащенные оборудованием Alfa Laval, в том числе декантерами, выпарными установками. В качестве вспомогательного активно ставят турецкое оборудование, которое занимает срединную нишу между экспортным Китаем и Европой.

Но, повторюсь, там нет таких объемов и такой сложности сырья, как на Дальнем Востоке, который обеспечивает до 80% общероссийского вылова. Поэтому очевидно, какой регион должен быть точкой роста для этого направления, – именно Дальневосточный.

Закон и экономика – лучшие стимулы

- А как относятся к отходам рыбопереработки за рубежом? Почему там, даже в не самых «рыбных» странах, готовы вкладываться в установку современного и недешевого оборудования ПРО – это обязательство перед жестким законом, кардинально иное (в сравнении с Россией) отношение к сырью или серьезная выгода от продажи продукции на рынке?

- Если рассматривать иностранных переработчиков, с которыми я работал в Европе, Азии, то там производство муки и жира – это, в основном, бизнес. Люди просчитывают выгоду, вкладываются в производство, потому что без нормального оснащения не будет качественной продукции – люди на этом зарабатывают.

Взять для примера Китай. Вы удивитесь, но там мало используют собственное оборудование. Для своего производства китайцы приобретают лучшую технику. У нас в «Альфа Лаваль» основные объемы заказов, особенно по выпарным установкам (то, что касается получения дополнительного белка из бульона), приходятся на КНР. Китайцы считают деньги, они понимают, что окупаемость 2 года – это не срок для установки, которая может работать десятилетиями. И поэтому в первую очередь они обращаются к тем производителям оборудования, которые являются лидерами в своем сегменте. В целом китайцы очень трепетно относятся к качеству всего, что касается личного пользования.

- То есть в данном случае основной стимул – это развитие бизнеса?

- Это то, из чего реально можно получать деньги.

Возьмем другой пример – Индию, где я побывал этой осенью на запуске первого в штате Керала рыбомукомольного завода. С учетом густонаселенности Индии можно сказать, что там предприятие было построено практически в центре города. Заказчику требовалось, чтобы это было экологичное производство, сбрасывать стоки там попросту некуда, поэтому он выбрал высокотехнологичную выпарную установку Alfa Laval. В итоге был построен очень современный, довольно большой, но абсолютно безопасный завод прямо среди жилых домов. И наш заказчик получил возможность не просто выйти на рынок со своей продукцией, но предложить потребителям (в первую очередь, активно развивающемуся сектору аквакультуры) по-настоящему качественную рыбную муку, абсолютно конкурентоспособную в сравнении с поступающим в страну импортом.

А все потому, что он считает деньги и знает, что есть мировой стандарт – мука с 65-процентным содержанием протеина стоит порядка 1300 долларов за тонну. Каждый добавленный процент протеина повышает ее цену на 100 долларов. Т.е. при 72% протеина, которые он имеет на выходе, муку можно продавать уже по 2000 долларов. Это совершенно другая окупаемость, поэтому он и взялся сразу за хорошее оборудование.

- А как обстоят дела в Европе? Что там является стимулом для переработчиков?

- А в Европе есть и рынок, и довольно жесткие экологические стандарты. Там не надо запугивать производителя перспективой остаться без квот. Если ты хочешь заниматься бизнесом – занимайся, но соблюдай определенные правила. Если ты их соблюдаешь, не создаешь определенных проблем и решаешь экологические вопросы, то ты спокойно работаешь. Но как только ты не выполнил определенное требование, государство оштрафует тебя на такую сумму, что бизнес можно просто закрывать. Там бьют «рублем», вот и все. Главное – выполняй разумные требования государства, а уже какими инструментами ты будешь этого достигать – твое дело, там никто ничего не навязывает.

- Т.е. в Европе срабатывает и экономика, и закон?

- Да, и поэтому там есть и рыбоперерабатывающие заводы, и заводы, которые специализируются на переработке отходов. Они могут находиться даже на одной территории, разделенной забором, но это будет разный бизнес, потому что это выгодный бизнес. В результате каждый может сосредоточиться на своем деле.

Но в то же время есть и примеры кооперативного подхода к вопросу переработки отходов, как на Аляске или в Норвегии. Например, на речке, куда заходит лосось, стоит несколько маленьких предприятий, которые входят в один кооператив. Сообща они построили один завод по переработке отходов, который управляется каким-то третьим лицом, но в зависимости от вложенной в строительство доли каждый рыбак получает от этого доход. И такой завод может быть достаточно большим, очень быстро окупаемым, он будет заниматься своей логистикой, находить рынки сбыта.

У нас при схожести условий, к сожалению, такой организации нет, каждый сам за себя. Тогда, конечно, какое малое предприятие увидит выгоду в переработке своего небольшого объема отходов, полученных за пару месяцев работы на лососевой путине?

Было бы желание…

- Но можем ли мы вообще сравнивать российских и зарубежных рыбопереработчиков, если учитывать разницу в сырье, в экономических и рыночных условиях? Может быть, для России переработка рыбных отходов – это вообще неперспективное и невыгодное занятие?

- Сегодня есть решения для всех сложных технических вопросов, многие о них знают. Обычно производители оборудования приходят с готовыми схемами. Заказчикам нужно лишь определиться с объемами: или это будет маленький агрегат для собственного предприятия, как это принято у нас, или это будет целое производство, которое можно оснастить всем необходимым – и очистными, и выпарными, и даже озонированием воздуха. Разница лишь в том, что для маленького заводика (линии) многие современные решения будут стоить очень дорого, в то время как для большого предприятия это составит какие-то доли вложений и окупится гораздо быстрее.

Так что вопрос заключается, скорее, в желании вкладываться в такие вещи – в желании приделать к «чемодану» ручку. Выгодной переработку рыбных отходов может сделать правильный подход к делу.

Одновременно стоит «подстраховаться» и нормативами: если ты показываешь готовую продукцию, то будь добр, покажи и продукты переработки отходов производства. Если нет ни муки, ни жира, значит, отходы сливаются куда-то незаконно.

- А наши расстояния – как этот аспект сказывается на качестве продукции?

- Для нашей страны главное – это решить вопросы логистики, тогда, как говорится, и люди потянутся.

Что касается перевозки готовой продукции, то тут все понятно: если ты производишь рыбопродукцию, то ты уже проработал вопросы ее доставки из любого района, даже из труднодоступного. С тем же успехом можно вывозить с предприятий и муку, которая не требует сложных условий хранения, ей не нужен морозильник, главное обеспечить определенный процент влажности. Мука, кстати, может храниться и год (пусть рыба едет вперед), но добравшись до потребителя, она все равно будет стоить дешевле, чем импортная.

Аналогично обстоит дело и с рыбьим жиром: добавил антиоксидант и отправляй, куда угодно.

Что касается сырья, то и здесь есть свои решения. Например, в удаленных районах Аляски, Норвегии непереработанные отходы могут хранить и неделю. Как там поступают: на месте шкерят рыбу, отходы сразу измельчают, добавляют органические кислоты, которые понижают PH до 3,5, все это перемешивается и заливается в контейнеры. Хранится такое сырье в охлажденном виде при температуре 6-8 градусов. Когда накопится определенный объем, который может взять рыбомукомольный завод или подошедшее судно, отходы доставляются на переработку. В результате получают нормальный жир, муку, ни у кого ничего не пропадает – все довольны.

Тенденция со знаком «плюс»

- В заключение хотелось бы услышать ваши прогнозы по развитию направления ПРО в России.

- В нашей стране в связи с падением курса рубля развитие рыбомучного направления будет развиваться, потому что мы все-таки начнем больше внимания обращать на собственные возможности, внутренние ресурсы. Тенденция уже видна: в октябре отечественное промышленное производство выросло почти на 3% именно за счет предприятий, которые работают на российским сырье, не привлекают иностранные комплектующие и т.п. Все мы помним «бум начала 2000-х», когда российская промышленность росла из-за того, что страна «провалилась» с 7 до 30 рублей за доллар: несколько лет мы держались за счет собственных резервов. Это был серьезный толчок для внутреннего роста.

Так что все предпосылки для развития направления ПРО сегодня есть, цена на рынке стабильная, к тому же в долларах. Главное сейчас – разобраться с вопросами логистики.

Но могу отметить, что и сами рыбаки чувствуют тенденцию, с каждым годом запросов на оборудование по переработке отходов в «Альфа Лаваль» поступает все больше. Возможно, несколько тормозит процесс тот факт, что в бизнесе у нас все собственники и пока нам не хватает элементарно доверия друг к другу для кооперирования хотя бы в вопросах переработки отходов.

Наталья СЫЧЕВА, газета «Fishnews Дайджест»

Швеция. Россия > Рыба > fishnews.ru, 16 декабря 2014 > № 1251038 Александр Негоица


Швеция. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 15 сентября 2014 > № 1177177 Александр Негоица

Рынок задает вектор развития рыбопереработки

Александр НЕГОИЦА, Менеджер по развитию бизнеса компании «Альфа Лаваль»

В условиях ответных российских санкций государство осуществляет постоянный мониторинг продовольственного рынка и взаимодействие с отечественными поставщиками продукции. Все понимают, насколько сильно развитие ситуации зависит от умения производителей наладить работу в новых условиях, от готовности и возможностей закрыть освобождающиеся продуктовые ниши отечественным товаром.

По мнению производителей перерабатывающего оборудования, у отечественных рыбопромышленников сегодня есть все технические возможности, чтобы максимально удовлетворять потребности продуктового рынка. Но для этого важно осваивать новые направления производства и выходить на прежде незнакомые товарные ниши. Об этом в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал представитель компании «Альфа Лаваль» – менеджер по развитию бизнеса Александр Негоица.

– Начать нашу беседу стоит с вопроса номер один, который актуален для всех сфер промышленности - это экономические санкции в отношении России и ответные шаги со стороны нашей страны. Каким-то образом это затронуло деятельность компании «Альфа Лаваль»?

- Я уже столкнулся с подобными вопросами со стороны заказчиков и могу успокоить, что на оборудование Alfa Laval для сфер пищевой переработки данные меры не распространились. Но как бы ни развивался дальнейший сценарий, решения для бизнеса найдутся всегда. Можно вспомнить времена холодной войны, когда в отношении Советского Союза действовали серьезные санкции, - и тогда существовали так называемые оффшорные компании, которым позволялось завозить в страну любое оборудование и технологии из-за рубежа. К тому же производство Alfa Laval есть и в других, менее зависимых от американской политики странах, таких как Индия, Китай. Но я уверен, что до кардинальных мер дело не дойдет: акции нашего концерна высоко котируются на шведской бирже и бизнес не захочет терять такой значимый для страны сегмент рынка.

- С другой стороны, подобные санкции дают российским рыбопромышленникам дополнительный шанс для продвижения на внутреннем рынке своей продукции и развития переработки.

- Это то, о чем компания «Альфа Лаваль» говорила всегда: в стране нужно развивать собственную переработку, все возможности для этого сегодня существуют! Но Россия пока продолжает оставаться одним из основных мировых поставщиков сырья, в том числе водных биоресурсов.

Один из примеров такой недооцененной рыбопродукции - сурими. Растущий спрос на блюда из сурими среди россиян и современные технологии создают условия для развития данного направления глубокой переработки и в нашей стране. Сегодня есть решения, которые оптимизируют классическую многоступенчатую японскую технологию производства сурими. Сохранив принцип производства, компания «Альфа Лаваль» предложила рынку новую технологию: линия AlfaPlus отличается от классики большей производительностью и сверхкомпактностью. В основе установки – декантерная центрифуга Alfa Laval. Использование центробежной сепарации вместо барабанных сит и прессов дает существенное увеличение выхода продукта – до 70-75% вместо привычных 30-50%. Кроме того, производственный цикл сокращается всего до 15 минут. Потери белка при этом сводятся к минимуму, а получаемый на выходе фарш отличается высоким качеством. Такая установка может использоваться на берегу и на судне, самостоятельно или в качестве дополнения к линиям по филетированию.

- Повышенный спрос в ближайшем будущем, судя по всему, будет наблюдаться и на такие виды продукции из рыбного сырья, как рыбная мука и жир?

- Стоит понимать, что закрытие российского рынка для рыбы из стран Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии, в том числе свежей и охлажденной, ляжет дополнительной нагрузкой не только на рыбодобывающий комплекс нашей страны, но и на аквакультуру. Разведение товарной рыбы требует применения специализированных кормов, качество которых зависит от использованной в них рыбной муки. Кроме того, ограничивается ввоз и европейской продукции животноводства, птицеводства, что также должно привести к повышению спроса со стороны отечественных фермеров на высококачественную, высокопротеиновую рыбную муку, рыбий жир.

Это дает уникальный шанс нашим рыбопромышленникам, особенно дальневосточным, вкладываться в модернизацию своих производств для производства более качественной продукции из отходов рыбопереработки.

– Несколько успешных проектов по переработке рыбных отходов (ПРО) с использованием технологий от Alfa Laval уже было реализовано на камчатских предприятиях в последние годы.

– Да, в 2012 году наши дальневосточные партнеры, инженеры компании «Технологическое оборудование», впервые предложили рыбопромышленникам альтернативу распространенным прессово-сушильным рыбомучным установкам - линию по переработке рыбных отходов на основе оборудования Alfa Laval. Это комплекс секций, машин и аппаратов, объединенных в одну технологическую линию, в «сердце» которой – скребковый теплообменник CONTERM и трехфазный декантер производства Alfa Laval.

Проект был реализован на заводе компании «Корякморепродукт», которая стала своего рода опытной площадкой по обкатке и совершенствованию новой линии. Результаты оказались впечатляющими: при переработке отходов красной рыбы повышенной жирности на выходе была получена рыбная мука высокого качества и рыбий жир, который после дополнительной очистки отвечал требованиям к пищевой продукции!

В 2013 году подобный опыт был реализован на другом предприятии Камчатского края - ООО «Восточный берег». Несколько крупных проектов реализуются и сейчас.

- Намного реже сегодня приходится слышать о еще одном продукте из рыбного сырья, который, между тем, пользуется повышенным спросом в пищевой промышленности и имеет очень широкий спектр применения. Речь идет о белковом гидролизате. Расскажите немного подробнее - что это за продукт и, буквально, с чем его едят?

- При разделке белой или красной рыбы, особенно при филетировании, у нас остается условно пищевое сырье, которое мы также привыкли считать отходами – это головы, хребты, хрящи, чешуя и т.д. (не говорю про внутренности, которые не считаются пищевым сырьем). Из этого сырья также можно выделять легко усваиваемый белок, который используется в качестве вкусоароматических добавок для повышения белковой составляющей пищевых продуктов.

Такой белковый продукт идет в основном на производство продуктов питания, которые являются аналогами рыбопродукции, т.е. блюда «со вкусом рыбы», содержащие главным образом крупяные, мучные ингредиенты и т.п.

В зависимости от качества, степени очистки белковый гидролизат может использоваться и для производства пищевой продукции «бюджетного сегмента», и для более дорогих диетических продуктов, предназначенных для аллергиков, для детей и т.д. Рыбный белок, конечно, сам по себе очень полезен - это незаменимый компонент сбалансированного питания. Но зачастую в обычном виде его не могут употреблять люди, склонные к аллергиям - эта проблема сегодня особенно актуальна для жителей больших городов. Однако метод гидролиза позволяет расщепить белок до более усваиваемых структур, которые не будут вызывать аллергии, но сохранят свои полезные свойства.

– То есть от того, до какой степени очистки пожелает дойти производитель при изготовлении белкового гидролизата, зависит, на какой сегмент рынка он сможет претендовать. Но спрос, в принципе, есть на продукт любого качества, верно?

– Сегодня на рынке у нас весьма активно продвигаются продукты для домашних питомцев. Если вчитаться в состав, то даже там можно найти такой ингредиент, как гидролизат белка. Так что даже в этой продуктовой нише может найтись место для рыбопереоработчика. Тем более что до сих пор все подобные товары у нас в России импортировались. Сегодня же у отечественных производителей есть все шансы воспользоваться ситуацией на рынке. Единственное, для этого нам нужно немного поменять менталитет. Ведь, как у нас было принято: сначала мы сделаем какой-то продукт, а уже потом ищем, кому его продать. В Европе всегда был другой подход – отслеживать, какой спрос на рынке, что и какого качества требует покупатель. Исходя из потребностей заказчика и создаются технологии. Поэтому и российским товаропроизводителям сегодня нужно перестраиваться и отталкиваться от потребностей конечного потребителя.

- Какое оборудование предлагает «Альфа Лаваль» для производства белкового гидролизата?

- Отмечу сразу, что это направление относится к береговой переработке. Технологическая линия включает в себя гидролизеры – специальное емкостное оборудование с мешалками, куда закладывается условно пищевое измельченное сырье и добавляются специально подобранные протеолитические ферменты, расщепляющие белок. Процесс ферментативного гидролиза длится около 3-4 часов при температуре 50°C. Это позволяет не денатурировать белок, а именно расщепить, т.е. мы его не убиваем как живой организм.

Далее мы направляем продукт на дезактивацию ферментов (кратковременно нагреваем до температуры 90 °C) и переходим на следующую стадию, которая протекает в трехфазном декантере. Он позволяет отделить жир, компоненты, которые не растворились на предыдущей стадии (в основном это минеральные вещества или тяжелые белки, которые сами по себе трудно перевариваются), и получить расщепленные белки (пептоны). Полученный в результате бульон мы направляем на очистку на сепараторе: здесь мы уже получаем продукт, требуемой степени очистки.

На завершающей стадии бульон направляется на вакуум-выпарную установку, которая позволяет сконцентрировать эту субстанцию: в холодном виде она выглядит как плотное желе. Дальше этот концентрат можно упаковать и отправить потребителю прямо в таком виде либо дополнительно направить на распылительную сушилку и получить гидролизат белка уже в виде порошка.

Цвет конечного продукта будет зависеть от степени очистки и использованного сырья - это могут быть как традиционные объекты промысла: минтай, треска, лосось, мелкосельдевые виды рыб, так и моллюски и прочие недоиспользуемые объекты.

- А могут ли такие линии дополняться определенными сегментами, чтобы одновременно из части сырья, помимо гидролизата, получать полноценную рыбную муку и жир?

- На этапе обработки сырья на трехфазном декантере всегда остается побочный продукт в виде смеси белки-минералы, которые не расщепляются (примерно треть всех получаемых белков). Поэтому линию вполне можно дополнить компактным жиротопным модулем для получения дополнительно рыбьего жира хорошего качества. Белковую составляющую можно смешать с так называемым побочным продуктом с основной линии гидролизата и отправить на сушку для производства дополнительно рыбной муки.

Также рыбий жир получается и в основном процессе производства гидролизата - это высокоочищенный продукт самой высокой пищевой категории, полученный, по факту, из условно пищевого сырья.

- В линии по производству белкового гидролизата используются какие-то уникальные технические решения, ноу-хау от Alfa Laval?

- В системе высокой очистки гидролизата мы используем уникальные мембранные установки Alfa Laval. В отличие от аналогов они полностью санитарные, так как могут легко промываться и это позволяет получать высококачественные очищенные продукты.

Следующий тип уникального оборудования, которое использовано в установке, это компактные вакуум-выпарные установки AlfaVap. Они позволяют бережно упаривать сырье при низкой температуре, благодаря чему продукт не пригорает, приобретает хороший цвет и качество. Другая особенность этого оборудования заключается в том, что оно способно упаривать продукт с любым содержанием хлоридов – «Альфа Лаваль» единственная в мире компания, выпускающая вакуум-выпарные установки, в которых все поверхности, соприкасающиеся с продуктами, выполнены из титана.

Декантеры и сепараторы, которые также используются в линии по производству гидрализата белка, изготавливают и другие производители оборудования, но проверенное качество нашей техники уже хорошо знакомо российским рыбопереработчикам, оно используется в линиях ПРО на Камчатке, Сахалине и зарекомендовало себя с лучшей стороны.

И, конечно, каждый сегмент оборудования, каждая технология от Alfa Laval создаются для исключительно бережного отношения к сырью. Ведь сам по себе процесс биотехнологии - это работа с живым сырьем, к которому относится и белок. А деликатный подход к переработке белка - это залог высокого качества конечного продукта.

Мы рады, что сегодня в России все больше товаропроизводителей задумываются об углублении переработки, о более полном использовании сырья. В последнее время все больше рыбопромышленных компаний меняют свое отношение к работе с отходами переработки, потому что видят потребность рынка в рыбной муке, жире, готовы вкладываться в их качественное производство. Надеемся, что спектр такой продукции со временем будет расширяться, отвечая стремительно растущему спросу.

Наталья СЫЧЕВА, журнал «Fishnews - Новости рыболовства»

Швеция. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 15 сентября 2014 > № 1177177 Александр Негоица


Латвия. Швеция > Финансы, банки > telegraf.lv, 13 июля 2014 > № 1124980 Марис Манчинскис

Лето 2014 года, кризис позади, наступила стабилизация, Латвия демонстрирует самые высокие темпы прироста ВВП и уже полгода находится в еврозоне. Экономика последней проявляет признаки выздоровления. Однако и сегодня развитие кредитования вызывает много вопросов как у предпринимателей с жителями, так и у банков.,,

В начале июля состоялось заседание ПРЕСС-КЛУБ LV Издательского дома «Вести». На вопросы главного редактора «Бизнес & Балтия» Андрея Шведова, журналиста «Бизнес & Балтия» Марины Киртовской, главного редактора журнала «Люблю» Инны Авиной, журналиста «Вести Сегодня» Инны Ошкаи отвечал председатель правления Swedbank в Латвии Марис МАНЧИНСКИС.

Бизнес притормозил инвестиции

— Когда в Латвии можно ожидать прироста объемов банковского финансирования народного хозяйства?

— Этот вопрос каждый день мы задаем и себе: когда предприниматели начнут брать кредиты в банках?

— Что для этого нужно?

— Наверное, это камень в огород представителей бизнеса, которые довольно консервативно инвестируют. Вероятно, их недостаточная активность связана с настроениями на глобальных рынках. Мы в банке надеялись на значительный рост инвестиций в этом году. Но происходящее на Украине оказывает свое влияние. Причем на реальное положение дел в экономике нашей страны оно пока наложило небольшой отпечаток. Скорее «пострадали» планы предпринимателей на будущее. Сейчас все выглядит так, что влияние будет более локальным, чем ожидалось несколько месяцев назад. Но должно пройти какое-то время, чтобы латвийский бизнес снова стал вкладывать в свое развитие.

Надо сказать, что многие наши предприниматели активно продвигали свои проекты по сотрудничеству с партнерами на востоке. Еще год назад Россия воспринималась как стабильный партнер, никто и подумать не мог о такого рода событиях, как обсуждение санкций между РФ и ЕС.

Эхо санкций

— Но Swedbank ориентирован на обслуживание местного бизнеса. Как происходящее в несколько тысячах километров от Риги может влиять на желание инвестировать компаний, ориентированных на Латвию?

— Напрямую не влияет. Но наш рынок небольшой, и практически любое предприятие, которое развивается, рано или поздно выходит на внешние рынки. И одно из важных для латвийского бизнеса направлений — восточное. На нем было легче зарабатывать деньги, чем на западных рынках.

Вложения приносили большую отдачу, хотя и риски были выше. Сейчас они многократно подскочили, поэтому многие коммерсанты задумались о целесообразности дальнейших инвестиций для расширения своего присутствия на таком рынке.

«Ключевой вопрос» ипотеки

— Если обратиться к кредитованию физических лиц, то на прошлой неделе Сейм изъял из повестки дня проект поправок к Закону о неплатежеспособности. Банки выступают против этих изменений: введения принципа «отданных ключей» и сокращение срока неплатежеспособности. Основной аргумент: если поправки примут, кредиты станут менее доступны. Что означает «менее доступны»?

— Вопрос заключается в том, каких целей хотим достичь с помощью упомянутых поправок. В нынешнем варианте они ориентированы на решение проблем прошлого, уже неактуальных для сегодняшней реальности. Политики же настаивают, что кризис был настолько суровым, что многие семьи и сейчас неспособны справляться со взятыми в тучные годы обязательствами.

Но текущая ситуация уже не соответствует сказанному. Доля просрочек по кредитам находится сейчас на уровне докризисных лет — ниже 2%. Да, есть заемщики, у кого кредит больше, чем нынешняя рыночная стоимость их квартиры. Но так бывает. Если же посмотрим на их платежи по взятой ссуде, то они примерно равны сегодняшней стоимости аренды аналогичного жилья. Разумеется, если человек испытывает определенные трудности с погашением кредита, то он считает, что это проблема очень актуальна. Но с точки зрения экономики, она сходит с первоочередной повестки дня.

Однако политики настаивают на таких поправках и одновременно призывают банки быть более ответственными перед своими вкладчиками. Мы готовы быть ответственными, но введение принципа «оставленного ключа» означает для клиента повышение начального взноса по кредиту. Поясню: выделяя ссуду, банк смотрит на комбинацию факторов: платежеспособность клиента и стоимость залога. И чем слабее первое, тем выше требование ко второму. Иными словами, от состоятельного человека потребуют меньшее начальное софинансирование, поскольку известно, что регулярные доходы высокие. Бедный будет платить больше и по процентам.

Кредитная цена поправок

— Если введут поправки, до каких уровней может подняться первый взнос по жилищной ссуде, насколько повысится процент?

— Первый взнос с нынешних 15–20% может подняться до 30–40% от стоимости приобретения. Уровень ставки повысится на 0,5–1%. Сейчас для новых ипотечных кредитов она в среднем равна Euribor плюс 3%. Но и здесь многое зависит от платежеспособности клиента.

Отмечу, что введение поправок сильно ударит по регионам. Рынок жилья в провинции малоликвидный, и стоимость залога заметно ниже. Соответственно, возможностей реализовать его за нормальную цену меньше. В результате в Лиепае и Даугавпилсе планка первого взноса поднимется до 40–50%. В небольших городах банку станет вообще невыгодно выдавать кредит.

Еще один нюанс. Государство работает над программой поддержки молодой семьи, желающей приобрести свое первое жилье. В целом этот инструмент может работать, но поправки, в нынешнем виде, убили бы эту идею сразу. К счастью, политики проявили сообразительность и отложили рассмотрение изменений.

Главным препятствием к покупке жилья в кредит является отсутствие первого взноса. Средней молодой семье для этого потребуется копить семь лет. Если поправки введут, то размер взноса удваивается, соответственно придется копить уже 14 лет. Но все это время людям надо где-то жить, и они будут платить арендную плату за съемную квартиру. Одно плюс второе превращает мечты о собственном жилище в недосягаемые.

— Что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию, при которой собственное жилье для молодых семей остается малодоступным?

— В первую очередь совет политикам — не играть с Законом о неплатежеспособности. Пока это будет продолжаться, банки будут начеку, ожидая очередных изменений.

— А до тех пор, вы будете закладывать в добавленную ставку по жилищному кредиту цену риска, что политики примут какое-нибудь популистское решение?

— Мы сейчас не делаем наценки за этот риск, хотя теоретически должны были. В банках работают оптимисты: надеемся, что в конце концов сумеем с политиками прийти к нормальному решению. Хотелось бы закрыть тему «оставленных ключей». Она висит в воздухе уже несколько лет.

Евровый расклад

— Во сколько для Swedbank обошелся переход на евро?

— Прямые расходы были чуть выше 10 млн. евро. Их львиная доля была связана с настройкой ИТ-систем. Если говорить о недополученных доходах (в том числе от конвертации валюты), то они составят более 20 млн. евро в год. Но то, что мы потеряли, получила латвийская экономика. Компаниям и жителям теперь не нужно платить за конвертацию национальной валюты на евро. Естественно, банк не может сразу найти вариант, на чем заработать, чтобы компенсировать эти потери. Но мы постоянно работаем над повышением своей эффективности. Это одна из основных тем для банков сегодня.

— Вы планируете сокращение филиальной сети, числа банкоматов?

— Swedbank не закрывает филиалы из-за того, чтобы просто снизить расходы. Оцениваем реальный поток клиентов, как он меняется. Сегодня большинство людей уже перешли на электронные платежи, а операции с наличными деньгами осуществляют через банкомат. В результате на филиалы приходится только 2% от общего объема сделок с наличностью. В этом году по Латвии закрыли шесть филиалов, некоторые переделали для работы по принципу «кеш смарт». Данная концепция предусматривает, что для операций с наличкой установлены банкоматы, а специалисты банка работают с людьми.

Жизнь без налички?

— Мы когда-нибудь уйдем от наличных денег? Или это полнейшая утопия?

— Один из важнейших вопросов банковского сообщества: как в дальнейшем будут развиваться платежные системы? Сегодня мы все больше уходим от наличных денег и переходим на карточки. Появились возможности оплатить счета при помощи мобильника. Однако в этой сфере отсутствует единый стандарт, и большинство таких мобильных решений, может быть и прикольные, но пока по своему удобству не превзошли карточки. Что будет завтра? Сейчас об этом трудно говорить. Хотя рано или поздно в развитом мире безналичные деньги будут стандартом.

Как подступиться к «малышам»

— Предлагаю вернуться к ближайшей перспективе. Как июньские решения ЕЦБ о снижении ставок и проведении операций по долгосрочному рефинансированию коммерческих банков еврозоны скажутся на доступности кредитных ресурсов для народного хозяйства Латвии?

— Если честно, то никак не повлияют. В латвийской банковской системе денег хватает. И мы постоянно трудимся над тем, чтобы найти новых платежеспособных клиентов, готовых инвестировать. Другое дело, что имеется значительное количество предприятий, которые хотели бы, но не способны получить ссуду. В большинстве своем это компании, которые не отражают свои реальные финансовые потоки в отчетах. В результате они не могут рассчитывать на ссуду. Как правило, это представители сегмента малого и среднего бизнеса (МСБ).

Но уверен, что в секторе МСБ имеется большой потенциал. Сейчас банк работает над стандартизацией принятия решения о финансировании небольшого бизнеса. Нам еще предстоит поработать над автоматизацией процесса, чтобы минимизировать расходы на проведение всех необходимых процедур.

Проблема в том, что если поступает кредитная заявка на 10–30 тыс. евро, то сейчас нам невыгодно заниматься углубленным изучением такого бизнеса, чтобы оценить его текущие и будущие финансовые потоки. Поэтому мы требуем залоги. Но у части клиентов их нет. Построив автоматическую систему анализа показателей малых и средних предприятий, банк сможет активнее выдавать небольшие ссуды. Хочу дать совет коммерсантам, которые хотят развиваться: «Показывайте реальные финансы в официальных источниках информации».

Что касается кредитования крупного бизнеса, то сегодня он не испытывает нехватки средств. Скорее наоборот, банки готовы финансировать намного больше имеющегося спроса в этом сегменте.

Подготовила Марина Киртовская

Латвия. Швеция > Финансы, банки > telegraf.lv, 13 июля 2014 > № 1124980 Марис Манчинскис


Швеция. Украина > Внешэкономсвязи, политика > sverigesradio.se, 26 мая 2014 > № 1087120 Карл Бильдт

Пока в Украине шел подсчет голосов, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт/Carl Bildt направил личные поздравления Петру Порошенко.

В интервью шведскому информационному агентству ТТ глава внешнеполитического ведомства Швеции сказал:

- Я считаю очень хорошим результатом и для Украины и для Европы то, что столь очевидный исход проявился так рано.

Свою точку зрения Карл Бильдт пояснил, "случайно" оказавшись в эфире Р1, Первой программы Шведского радио:

- Очень хорошо, результаты выборов стали столь очевидны так рано. Второго тура выборов не будет. Явка на выборы была широкой и высокой. Идет подсчет голосов, пока за Порошенко 53,9% голосов. Украина получает ясное политическое руководство в трудное время. Это хорошо для Украины, это хорошо для Европы.

- Я знаю его (Порошенко. - РШ) относительно хорошо на протяжении ряда лет, - продолжал Карл Бильдт, - это человек, обладающий значительным опытом, у него есть опыт ведения переговоров с Москвой, он в своей политике очевидно ориентирован на Европейский Союз и на Запад. Он говорит, что намерен подписать договор с Европейским Союзом как можно скорее. В Москве он не безызвестен, и он знает Москву достаточно хорошо.

- Разделение на Украине сейчас меньше, чем раньше. Если посмотреть на предыдущие президентские выборы, то граница между востоком и западом явно проходила по Днепру. Мы видим, что Порошенко побеждает сейчас везде, кроме экстремально восточной части - Донецка и Луганска, где пророссийские сепаратисты вообще воспрепятствовали проведению выборов.

На вопрос, как Порошенко должен вести себя в отношении сепаратистов, Карл Бильдт ответил, что здесь перспективы довольны мрачные:

- Вчера (в воскресенье. - РШ), мы видели, туда прибыли из России чеченские подразделения, сегодня утром (в понедельник. -РШ) пришло известие. что они закрыли международный аэропорт в Донецке. Петр Порошенко протянул им руку, приглашая к переговорам и взаимопониманию, но непонятно, примут ли эту руку вооруженные формирования.

На вопрос о легитимности выборов министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт отвечал осторожно:

- Если подходить к делу формально, то отчет международных наблюдателей будет опубликован во второй половине этого понедельника, наблюдателей там было более тысячи, но всё пока указывает на то, что выборы были в высшей степени легитимны.

Швеция. Украина > Внешэкономсвязи, политика > sverigesradio.se, 26 мая 2014 > № 1087120 Карл Бильдт


Швеция. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 марта 2014 > № 1033842 Алексей Семкин

Высокое качество судового оборудования – требование времени

Алексей СЁМКИН, Директор подразделения морского и дизельного оборудования «Альфа Лаваль»

Техническое состояние рыбопромыслового флота – один из основных критериев оценки состояния всего рыбного хозяйства. Из года в год обсуждается проблема постройки новых судов, создания необходимых для этого условий, но ситуация не спешит меняться. Вместе с тем рыбакам необходимо выходить на промысел каждый день, и для того, чтобы сделать работу в море более эффективной и безопасной, важно поддерживать в хорошем состоянии тот флот, который есть в распоряжении сегодня.

В прошлом году широкое освещение получили несколько крупных проектов по модернизации рыбопромысловых судов, реализованных дальневосточными рыбаками. Их отличительной особенностью стало сотрудничество с ведущим мировым производителем судового оборудования – концерном «Альфа Лаваль». Надежное оборудование фирменного темно-синего цвета знакомо многим отечественным морякам со времен работы на судах советского флота. Но Alfa Laval – это не только история, это синоним современных технологий для моря и берега. О том, что способна предложить компания «Альфа Лаваль» российским владельцам рыбопромыслового флота сегодня, журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал директор подразделения морского и дизельного оборудования «Альфа Лаваль» Алексей Сёмкин.

- Алексей Владимирович, сколько проектов на российских рыбопромысловых судах реализовала компания «Альфа Лаваль» в 2013 году? Какое оборудование судовладельцы приобретали чаще всего?

- Минувший год для компании «Альфа Лаваль» был весьма насыщенным в плане проектов по модернизации судового оборудования. Только на рыбопромысловый флот в 2013 году было поставлено более 20 современных систем сепарации топлива/смазочного масла, более 20 автоматических фильтров, 5 бустерных модулей и 5 вакуумных опреснителей на сумму 2,2 млн. евро. К слову, этот результат оказался аналогичен 2012 году по стоимости реализованных проектов, что говорит о стабильном спросе на оборудование для модернизации судов.

Такой интерес к переоборудованию систем топливоподготовки и очистки масла вполне объясним. Современное тяжелое топливо ускоряет износ всех основных механизмов судна. Но если судовладелец производит замену или капитальный ремонт главного двигателя и дизель-генераторов, то, естественно, он постарается сохранить результат этих серьезных капиталовложений и позаботится о модернизации системы топливоподготовки на борту.

Что касается географии реализованных проектов, то надо отметить, что рыбопромышленные компании Западного и Северного регионов проводили массовую модернизацию своего флота 3-4 года назад. Сейчас большинство запросов поступает нам с Дальнего Востока: в 2013 году на этот регион пришлось 90% всех поставок оборудования от «Альфа Лаваль». Несомненно, таких результатов удалось достичь благодаря активной работе нашего регионального представительства по Дальнему Востоку.

Наибольшее количество проектов в прошлом году было реализовано с ОАО «Океанрыбфлот». Эта компания приобрела большое количество компонентов морского оборудования для своих судов: топливные и масляные сепараторы, самоочищающиеся фильтры; самые современные, компактные и производительные на сегодняшний день опреснительные установки Aqua, а также топливные модули и теплообменное оборудование: охладители, подогреватели, компоненты систем охлаждения и т.д. Решение о закупке нового судового оборудования руководство «Океанрыбфлота» приняло, опираясь на положительные результаты, полученные за последние 5 лет сотрудничества с «Альфа Лаваль».

- Где чаще всего производится установка нового фирменного оборудования, на российских судоремонтных заводах или за рубежом? И каким образом обеспечивается его дальнейшее обслуживание?

- Мы продаем оборудование во многие страны мира, но, если говорить про 2013 год, то большинство поставок было сделано в Южную Корею и КНР. Пусконаладку техники в Дальневосточном регионе и в указанных странах мы доверяем своему авторизованному сервисному партнеру – Дальневосточной судоремонтной компании «Плавающие ремонтные бригады» (ООО «ДСК ПРБ). Также при необходимости в Корее и Китае мы можем задействовать сервисных инженеров местных представительств Alfa Laval. Дальнейшее сервисное обслуживание, как правило, осуществляется силами экипажей.

Конечно, у «Альфа Лаваль» есть и собственная большая сервисная группа. Ее специалисты обслуживают суда всех типов в европейской части России.

В настоящее время компания «Альфа Лаваль» работает над тем, чтобы обеспечить клиентам недорогой, качественный сервис всего спектра нашего оборудования в период межрейсовых ремонтов, с проверкой настроек автоматики и поставкой оригинальных запасных частей. Такой сервис достаточно проводить раз в 1-1,5 года, чтобы обеспечить бесперебойную работу оборудования.

- Какое новое оборудование, услуги «Альфа Лаваль» сможет предложить судовладельцам в текущем году?

- В конце 2013 года компания «Альфа Лаваль» выпустила на рынок новые модификации таких популярных продуктов, как вакуумные опреснители и бустерные модули. Новые модификации имеют большую эффективность и расширенный объем стандартных опций, которые легко подбирать для индивидуального проекта.

Но по-настоящему новым предложением от компании «Альфа Лаваль» стала линейка оборудования под маркой Aalborg Industries. Два года назад концерн Alfa Laval купил это датское предприятие, которое является мировым лидером в производстве судовых котлов. Таким образом, сегодня мы можем предложить нашим клиентам широкий спектр паровых и термальных вспомогательных, утилизационных котлов, водоподогревателей и полный набор запасных частей и сервиса к ним.

В феврале этого года была завершена замена вспомогательного котла на РТМК-С «Борис Сыромятников», недавно приобретенном группой компаний «ФОР». Новая котельная установка типа UNEX CHB 6000 способна полностью обеспечить потребности судна в паре во всех режимах работы, включая производство рыбной муки. Компактные и производительные котлы Alfa Laval Aalborg обладают максимальным КПД – 85%, превосходя по характеристикам аналоги конкурентов. Что важно – достигается такая эффективность не за счет снижения металлоемкости (толщины металла), как это пытаются сделать некоторые производители, а за счет оптимизации процесса горения и точно рассчитанной геометрии топочной камеры. К тому же новые котлы Alfa Laval Aalborg существенно снижают потребление топлива в сравнении со старым котлоагрегатом.

Мы ожидаем, что и другие рыбопромысловые компании заинтересуются возможностью модернизировать подобное оборудование.

- Можете ли вы дать свою оценку активности российских рыбопромышленников в деле модернизации своего флота?

- Судя по имеющимся у нас данным об объемах поставок, активность по модернизации рыбопромышленного флота за последние пять лет особо не изменилась. Год от года меняются лишь регионы и названия компаний, решивших технически совершенствовать флот. Как правило, к нам приходят владельцы судов, на которых прежде уже было установлено оборудование Alfa Laval. Они понимают, что сохранившиеся с постройки судна сепараторы, пускай даже в нормальном состоянии, не способны полноценно поддерживать работу главного двигателя на современном топливе. Но есть и «первопроходцы», которые обращаются к нам впервые, руководствуясь положительными отзывами коллег и результатами более чем вековой работы концерна Alfa Laval на мировом рынке.

В ближайшие годы мы также не ожидаем какого-либо всплеска или падения активности в этом направлении. Первое невозможно потому, что финансирование решений по модернизации флота зависит от многих факторов, начиная от уровня технического управления в компании и заканчивая успехами на промысле. Однако и уменьшения количества проектов в ближайшие три года мы тоже не прогнозируем: новых промысловых судов почти нет, а выходить на промысел надо, поэтому потребность в новом оборудовании снижаться не будет.

- Не возникает ли проблем у экипажей судов с эксплуатацией нового оборудования из-за нехватки навыков?

- Все зависит от качества технического управления в каждой отдельно взятой компании. В обслуживании наше оборудование, конечно, проще, чем главный двигатель судна или дизель-генератор. Но если в копании или непосредственно на судне существует проблема с компетенцией судовых механиков, то сложности возникают.

Хочу отметить, что современное судовое оборудование разрабатывается с учетом тенденций на мировом флоте, среди последних – сокращение численности экипажей и катастрофическое снижение их технического уровня. Поэтому оборудование «Альфа Лаваль» рассчитано на безостановочную работу в течение 4-6 месяцев, до промежуточного обслуживания, которое можно провести в море или в порту, и основного планового обслуживания судна раз в 1-1,5 года. Со своей стороны мы всегда готовы предоставить техническую поддержку, от консультаций и обучения механиков или технического руководства, до проведения ремонтных работ на борту судна.

- Изменилось ли отношение судовладельцев к плановости ремонтных и модернизационных работ? Несколько лет назад вы отмечали, что, как правило, заявки на новое оборудование поступают без учета сроков изготовления, доставки и монтажа оборудования, буквально за пару недель до путины либо прямо во время промысла. Изменилась ли ситуация сегодня?

- Можно сказать, что ситуация меняется в лучшую сторону, особенно в тех компаниях, которые уже имеют опыт модернизации нашего оборудования на своих судах. С такими клиентами составляются предварительные планы, заранее обсуждаются условия поставок и платежей. Это экономит деньги судовладельцам на транспортировку оборудования и дает возможность получать льготные условия по платежам. Со своей стороны «Альфа Лаваль» может гарантировать надежность поставляемой техники и ее максимальную отдачу в работе. Вкупе с высоким уровнем сервиса, который сопровождает клиента на всех этапах производства, установки, запуска оборудования и в течение многих лет его эксплуатации, такой плановый подход является залогом стабильной работы любого заказчика.

Светлана ВАСИЛЬЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Швеция. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 20 марта 2014 > № 1033842 Алексей Семкин


Швеция > Транспорт > sverigesradio.se, 19 августа 2013 > № 878442 Маттиас Руст

Таяние полярных льдов дает возможность интенсивно развиваться судоходству по Северному морскому пути. И шведские судоходные компании активно его осваивают. Для гетеборгского концерна Marinvest выгоды очевидны. "Таким образом, мы можем сэкономить около 20 дней пути, а это соответственно экономит 600 тонн топлива. А в денежном выражении - это около полумиллиона долларов за один переход, по сравнению с традиционным маршрутом через Суэцкий канал", - говорит вице-председатель концерна Патрик Муссберг/Patrik Mossberg.

Компания специально закупила современные суда арктического класса и планирует продолжать "освоение" Северного морского пути. Напомним, что "Северо-восточный проход" (как тогда он назывался - в прямом переводе со шведского "Nordostpassagen") - впервые пройден с запада на восток в 1878-1879 гг. шведской экспедицией Адольфа Эрика Норденшельда. Его именем назван архипелаг, два залива и полуостров. Теперь же шведы планируют все активнее использовать этот путь для грузовых перевозок. "Мы провели исследование в 2010 году, чтоб проанализировать - каков риск судоходства в данном регионе и пришли к выводу, что он вполне контролируем, - говорит представитель шведского концерна Marinvest.

Для судовладельцев выгоды, безусловно, перевешивают - и путь короче, и топлива уходит меньше, и вероятность встречи с пиратами на протяжении Северного морского пути - практически исключена. Но есть и другой подход к данной проблеме. Интенсивное судоходство неизбежно способствует загрязнению моря и приводит к нарушению естественных экологических процессов.

"Для окружающей среды в Арктике - судоходство и влияние человека - непривычно. Для этой морской акватории это новое воздействие, которого никогда не было ранее, - говорит представитель шведского отделения Всемирного фонда природы Маттиас Руст/Mattias Rust. В отличие от всех других морских путей, которые освоены и используются с давних времен, в Арктике есть свои особенности, которые необходимо учитывать. Это, прежде всего, касается возможных утечек при перевозке нефти или других опасных веществ через Северный морской путь.

Маттиас перечисляет, какова угроза экологии этого региона. "Во-первых, животные Арктики не привыкли к нефти, во-вторых, нефть не растворяется при столь низких температурах близких к нулю. Это происходит невероятно медленно, тогда как в теплой воде этот процесс идет быстрее. В третьих, службы оказания помощи в экстренных случаях находятся очень далеко. Если что-то случается в шведских водах - помощь может прибыть в течение суток. При нахождении судна в водах Северного пути - на это может потребоваться несколько недель. И в четвертых, если много льда - собирать нефть чрезвычайно сложно. И любой разлив нефти в таких водах иметь гораздо более серьезные последствия, нежели подобная авария в другом, более теплом месте. Так что риск и последствия разлива нефти в арктических водах - значительно серьезнее, чем где бы то ни было", - утверждает представитель шведского отделения Всемирного фонда природы. Утверждение о "контролируемости риска" аварий на судах транспортного флота в данном регионе, по его мнению, вряд ли можно воспринимать всерьез. "Никакое судоходство не бывает без риска. Аварии той или иной сложности происходят все время. И разливы нефти и топлива случаются то и дело. Причем не только при судоходстве, но и при бурении скважин и добыче, транспортировке нефти и перекачке с нефтегазовых платформ на баржи, -

"Мы работаем в сотрудничестве с российским отделением "Всемирного фонда природы", а они само собой работают в контакте с властями. Как раз сейчас один шведский представитель находится в России, - говорит Маттиас Руст.

Вопрос в том, что можно предпринять, чтоб сохранить столь хрупкую экологию Арктики? Можно ли избежать аварий на нефтеналивных танкерах, которые все интенсивнее курсируют по Северному морскому пути. Ведь погоня за прибылью и аргументы в пользу экономической рентабельности - уже перевешивают доводы об экологической опасности для арктического региона.

Как сообщает сегодня газета "Свенска Дагбладет", в летнюю навигацию прошлого года было зарегистрировано рекордное число судовых переходов и рекордные объемы перевезенных грузов. В навигацию 2010 года всего четыре судна прошли Северным морским путем. В 2012 - их было уже 46. А в нынешнем году - подано около 300 заявок за проход судами торгового флота всего или части Северного морского пути. 43 судна уже проделали этот путь за первые несколько месяцев навигации. И при таком развитии - важно направить все усилия на обеспечение безопасности судоходства в данном регионе.

"Прежде всего - надежность самих судов, курсирующих в арктических морях. И для этого делается немало в последние годы. Далее - специфика судоходства по Северному морскому пути. Необходимо усовершенствовать способы навигации, позволяющие избегать, по возможности, непредвиденных ситуаций", - считает Маттиас Руст из шведского "Всемирного фонда природы".

Все актуальнее потребность в единых нормах и правилах судоходства в данном регионе. Потому сейчас Международная морская организация/IMO занимается разработкой "Полярного кодекса", который должен быть готов к навигации 2014 года.

С Маттиасом Рустом беседовала Елена Нордстрем

Швеция > Транспорт > sverigesradio.se, 19 августа 2013 > № 878442 Маттиас Руст


Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 12 марта 2013 > № 776506 Мартин Оберг

ШВЕДСКИЕ КОМПАНИИ НАМЕРЕНЫ РАСШИРЯТЬ БИЗНЕС В РФ, НЕСМОТРЯ НА КОРРУПЦИЮ

В 2012 году 65% шведских компаний сталкивались с коррупцией в России, 70% - с бюрократией. Несмотря на это, 4 из 5 компаний намерены расширять свой бизнес в России, говорит BFM.ru Мартин Оберг, полномочный министр посольства Швеции в Москве

В 2012 году 65% шведских компаний, работающих в России, сталкивались с проявлениями коррупции 70% - с проявлениями бюрократии. Это результаты исследования Business Climate Survey, проведенного Шведским торгово-инвестиционным советом. Кроме того, шведские компании не согласны с рядом решений российского правительства, которые могут, на их взгляд, ограничить конкуренцию. Однако компании готовы идти на эти риски: четыре из пяти компаний намерены расширять свой бизнес в России. Об этом BFM.ru рассказал Мартин Оберг, полномочный министр, глава отдела экономики посольства Швеции в Москве

- Швеция входит в десятку крупнейших иностранных инвесторов в российскую экономику. В России сейчас фиксируют отток инвестиций - в январе по сравнению с январем 2012 года они снизились почти на 78%, замедлился рост инвестиций в основной капитал в 2012 году. Это данные Росстата. Отток иностранных инвестиций с российского рынка фиксирует и Emerging Portfolio Fund Research. Швеция тоже в тренде? 

- Да, по предварительным итогам 2012 года снизились и объемы прямых инвестиций, и объемы торговли между Швецией и Россией (примерно на 10-15% год к году). Я думаю, что это общая тенденция. Но краткосрочная она или нет, пока сложно сказать. Так или иначе, Швеция, если не брать во внимание офшоры, по-прежнему входит в тройку крупнейших инвесторов в России, вместе с Нидерландами и Германией.

Шведские компании - стабильные инвесторы в России. И наши инвестиции в российскую экономику довольно хорошо отражают структуру шведской промышленности.

- Сейчас в Москве осваиваются новые территории в рамках расширения столицы. Шведские компании не намерены поучаствовать в этом деле с проектами умных городских технологий, которые развиты в Швеции?

- Мы сейчас довольно интенсивно работаем с концепцией SymbioСity, которая включает решение вопросов энергоэффективности, "умных" домов, в общем, зеленых технологий. В Швеции есть компании, которые эту концепцию реализуют. Им немного трудно на российском рынке. Мы уже встречались с московскими властями, показывали, что мы можем предложить для Новой Москвы и для ремонта старых домов, чтобы они стали энергоэффективными. Контакт есть, интерес есть. Но надо поговорить и с Мосводоканалом, и с тепловыми компаниями. С некоторыми встречались уже.

Швеция прекрасный пример для России - у нас похожий климат, и у нас эти решения работают. Но как вы знаете, от принятия решения до реализации проекта может уйти очень много времени.

- Вы сказали, что шведским компаниям сложно в России, а как им удается вообще выходить на российский рынок?

- В работе в России есть, конечно, и бюрократические проблемы, и налоговые, и прочие. Но я не считаю, что главная проблема здесь - зайти на рынок. По моему опыту, шведские компании либо говорят прямо с властями в регионах, либо доверяют этот диалог местным партнерам. Мой опыт подсказывает, что российские регионы часто сами пытаются выяснить, что нужно шведской компании, чтобы эффективно работать.

- Некоторые иностранцы считают, что решение вопросов получения допуска к проекту необходимо доверить российским партнерам, иначе шансы решить вопрос стремятся к нулю.

- Это, может быть, правильно, потому что здесь рынок работает по-другому. Здесь гораздо больше бюрократии и с властями, и между компаниями. Больше бумаг. Пробки. Здесь горизонт планирования относительно короткий. В России имеет место непредсказуемость жизни. В Швеции, к примеру, если мы договоримся о встрече через неделю, то встреча состоится. И не надо в день встречи перезванивать утром и уточнять, будет ли она.

- Компания IKEA в России несколько раз сталкивалась с проявлениями коррупции и бюрократией и даже планировала уйти с российского рынка, но отказалась от этого после общения с федеральными властями. Такие проблемы - это прецедент крупных иностранных компаний, работающих в России, или же они распространены повсеместно?

- Раз в два года Шведский торгово-инвестиционный совет проводит исследование среди шведских компаний, которые называются Business Climate Survey. В нем принимают участие около 100 компаний. Результаты 2012 года показывают, что 65% шведских компаний сталкивались с коррупцией в своей работе, а 70% пожаловались на бюрократию. По сравнению с предыдущим исследованием цифры практически не изменились. Но, несмотря на это, четыре из пяти хотели расширять свое дело в России. Так что, даже если трудности есть, по отзывам крупных шведских компаний, Россия остается интересным рынком. Хотя он не простой. Российский бизнес и экономическая жизнь так быстро развиваются. Здесь есть огромные возможности, но и большие риски. Не каждый это понимает, иногда шведы хотят контролировать свой бизнес из Швеции. И это не всегда получается.

- Каким образом шведские компании пытаются работать в российской среде? Находят российского партнера? Насколько распространена практика найма российских менеджеров в дочерние компании в России?

- Есть шведские компании, где большинство менеджеров является иностранцами. И есть такие, где директор и все остальные россияне. Я порекомендовал бы иметь шведов в управлении. Должен быть человек, который в России работает и сможет объяснить совету директоров, как правильно функционировать со шведской точки зрения. И объяснить главному офису, что происходит, почему надо поступать так, почему нельзя так быстро построить здание, почему нужно 400 документов подписать в день, почему нужно иметь трех-четырех водителей здесь, когда в Швеции только одного.

- Принимались ли российскими властями какие-то решения на государственном уровне, с которыми шведские бизнесмены не вполне согласны?

- Между странами сейчас хорошие отношения. Но, конечно, есть вопросы, с которыми мы не согласны. Например, утилизационный сбор на импортные автомобили. После снижения таможенных тарифов на машины, когда Россия вступила в ВТО, она одновременно ввела специальные платежи, чтобы защитить свое автомобильное производство, есть такие подозрения. Мы не уверены, что эти сборы позволены согласно правилам ВТО. Но это мы будем решать. Сначала через переговоры. Если они не дадут результата, то есть система решения спора в ВТО. Сигнал вступления в ВТО очень позитивный для России. Все-таки Россия входит сейчас в мировую систему, это должно привести к повышению предсказуемости российских торговых правил и тарифов и придать уверенности, что в России можно вкладывать деньги и вести бизнес.

Мы, шведы, считаем, что самое долговечное в международных отношениях - искренность. Мы не стесняемся поднимать наши трудные вопросы и входить в диалог, если российская сторона видит проблему, которую хочет решить.

- Складывается такое впечатление, что шведским бизнесменам в принципе удается находиться вдали от политики.

- В принципе, это так. У нас не так связаны бизнес и политическая сфера. Конечно, политические решения очень важны для шведской промышленности, но есть диалог. Были примеры, когда бизнесмены поддерживали политические кампании или партии, но это не главное финансирование. Большинство шведских партий финансируется через госфонды и членские взносы.

- Вы сами давно в России живете?

- До этого я работал в Стокгольме, а здесь я с 2008 года. Приехал в тот же день, когда рубль начал снижаться. Это я во всем виноват! А если серьезно, очень интересно было. Я сразу начал работать в кризис, очень интересно было предугадывать, как будут развиваться события, и работать в этих условиях. Иногда это удавалось, иногда - нет.

В Москве такая энергетика, которую я видел только в Нью-Йорке! Здесь есть желание развиваться, есть чувство, что все возможно. К сожалению, большая доля этой энергии уходит на преодолении бюрократии, пробок и прочего. Иногда шведские предприниматели, которые думают о начале бизнеса в России, спрашивают меня о местных рисках. Я спрашиваю, были ли они в Нью-Йорке 25 лет назад и недавно, и увидели ли они разницу? - "Ну, разница не очень большая", - отвечают. И тогда я спрашиваю: "А вы были в Москве 25 лет назад?" Я был, и я вижу огромную разницу. И изменения происходят вопреки всем этим рискам и проблемам. Потому что здесь есть эта энергия. И в каждом россиянине, я думаю, есть предприниматель. Это впечатляет.

Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 12 марта 2013 > № 776506 Мартин Оберг


Швеция > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 1 марта 2013 > № 770019 Андерс Борг

Министр-бунтарь не видит смысла в налоге на роскошь

Министр финансов Швеции Андерс Борг рассказал BFM.ru, о том, что будет со шведским раем для мигрантов, почему для улучшения инвестклимата не стоит вводить налог на роскошь и как Дэвид Кэмерон может подвести одну из самых сильных экономик Европы

Министр финансов Швеции Андерс Борг. Фото: ReutersМинистр финансов Швеции Андерс Борг, входящий в тройку самых эффективных министров Европы по версии Financial Times, совершил свой первый визит в Россию. В интервью BFM.ru он рассказал о планах страны относительно миграционной политики (среди желающих поселиться в Швеции растет число россиян), валютного регулирования и об успешных мерах по улучшению инвестклимата.

Андерс Борг стал министром финансов Швеции в 2006 году. Когда он со своими европейскими коллегами выстраивается для общей фотографии, сразу видно, кто здесь бунтарь, писал о нем Spectator в 2012 году, имея в виду его нестандартный для чиновника внешний вид. Борг носит длинные волосы, собранные в хвост, и серьгу в ухе.

Однако речь идет не только о внешности: во время кризиса в Европе он действовал по нестандартной для ЕС схеме: все расширяли список временных стимулирующих мер, а он — сокращал налоги. Критики называли эти меры налоговым безумием. Однако в итоге Швеция демонстрирует один из лучших финансовых результатов в ЕС. В 2011 году Financial Times поместила Борга на первое место в рейтинге лучших министров финансов Европы.

В 2012 году он оказался на втором месте. В ходе первого визита в Россию Борг без охраны прогулялся по Красной площади, пообщался со шведскими бизнесменами, работающими в России, встретился с Алексеем Кудриным, главой ЦБ Сергеем Игнатьевым и прочитал лекцию для студентов ВШЭ.

— Шведская крона укрепляется последние несколько месяцев. В 2012 году она выросла на 6,8% — это самый внушительный результат среди 10 основных валют, по подсчетам Bloomberg. Инвесторов привлекает прогноз роста экономики (1,2% в этом году), они ищут «тихую гавань» для своих средств. Какие риски для экономики страны вы видите в сильной валюте?

— Очевидно, что Швеция — это не Швейцария. Швейцария — это фармацевтика и банки. У нас немного другая ситуация. Мы — индустриальная страна с открытой торговлей и развитым сектором высоких технологий. У нас развит сектор hi-tech, много вложено в товары широкого потребления, в средства производства. Экономика Швеции — очень волатильная. Страна зависит от экспорта. На него приходится около 50% ВВП Швеции.

И у нас есть своя особая специфика, и мы нуждаемся в плавающем курсе валют, который мог бы компенсировать изменения в нашей экономике. Обычно шведская крона должна быть немного слабее. Но валютный курс определяется рынком. Мы очевидно не можем это контролировать. Пока усиление валюты никак не осложняет ситуацию, с моей точки зрения. И я думаю, что сейчас мы можем быть достаточно спокойны относительно валютного курса.

— На минувшей неделе экспортеры Швеции выражали недовольство по поводу усиления шведской кроны. Есть ли намерения или необходимость в ослаблении шведской кроны?

— Нет, у нас нет намерения это делать. Шведская экономика имеет более сильные или равнозначные позиции по сравнению с Германией, к примеру. Я думаю, что шведская промышленность держит ситуацию под контролем.

— Шведы ранее на референдуме проголосовали против введения евро в Швеции. А сейчас, согласно данным SCB Statistic Sweden, сокращается число тех, кто одобряет вступление страны в ЕС.

— Скептическое отношение к смене кроны на евро высказывают около 90% населения. И этот вопрос не стоит на повестке дня сейчас и к нему не будут возвращаться в течение какого-то времени. Еврозона находится в кризисе и будет продолжать испытывать глубокие проблемы в экономике. Таким образом, Швеция не войдет в еврозону. В то же время в Швеции существует достаточно сильная поддержка членства в ЕС. У нас сейчас у власти находится проевропейское правительство. Мы уверены в объединенной Европе и хотим быть ее частью. И мы не видим необходимости проводить референдум по вопросу о членстве в ЕС.

— Премьер Великобритании Дэвид Кэмерон ранее заявлял, что его страна может провести референдум о выходе из ЕС до 2017 года. Для Швеции и ЕС какие последствия будет иметь возможный выход Британии из Евросоюза?

— Для Швеции было бы проблематично, если бы Великобритания вышла из ЕС. На Швецию приходится один из крупнейших банковских секторов в Европе и развитый международный корпоративный сектор. Великобритания для нас основной торговый партнер. И она очень важна как финансовый хаб Европы. Это было бы очень затруднительно для частных корпораций и банков, если бы финансовый центр находился за пределами Евросоюза. И я бы настоятельно рекомендовал и советовал Великобритании остаться в ЕС.

— В Швеции сейчас ведется активная дискуссия по поводу необходимости оптимизации миграционной политики страны, которая известна своей либеральностью.

— У нас есть разные виды миграции. Один вид мигрантов — это беженцы. Сейчас у нас большой приток из Сирии. Там ситуация совершенно очевидна: они стреляют друг в друга, гражданское население страдает. Мы должны принимать у себя этих людей. Мы будем продолжать принимать людей из Африки, Афганистана, Сирии. Это наши моральные обязательства.

Другой вид мигрантов — трудовые мигранты — из ЕС и других стран. Сейчас наблюдается рост числа мигрантов из России, Китая и Индии. Это традиционно очень квалифицированные специалисты, инженеры, работающие в секторе высоких технологий. Безусловно, они приносят пользу Швеции. И мы уверены, что в отношении таких людей мы тоже будем придерживаться той же политики. Швеция открыта. У нас много мигрантов. Если точно, то примерно 100 тысяч в год. Швеция — одна из крупнейших стран Европы в плане занимаемой площади. Мы больше, чем Италия. В Италии проживает примерно 50 млн человек. У нас живет около 10 миллионов. И я думаю, что мы можем позволить себе принять еще людей в нашей стране.

— В России сейчас обсуждается введение налога на роскошь и его параметры. В Швеции ранее, напротив, сократили налог на недвижимость для обеспеченных людей, чтобы привлечь предпринимателей в страну. Как вы считаете, нужно ли отказываться от налога на роскошь, на сверхпотребление, чтобы построить благоприятный предпринимательский климат?

— Я могу говорить только с точки зрения Швеции. Мы упразднили налог на роскошь, налог на наследство, мы снизили налог на недвижимость. Я думаю, что это хорошо, поскольку нам нужны долгосрочные инвестиции и предпринимательские проекты. Часто действительно эффективные и сильные предприниматели — это так называемые серийные предприниматели. Как Никлас Зеннстрем, который является одним из создателей Skype. Сейчас он является создателем множества более мелких стартапов и, очевидно, реинвестирует в шведскую экономику.

— В России сейчас идет процесс приватизации госактивов. Тем не менее, ряд экономистов предлагают не ослаблять, а усиливать присутствие государства в экономике.

— Швеция, Норвегия, Польша и Россия имеют значительную долю в отдельных секторах экономики. В Швеции — это сектор электроэнергетики, где правительство владеет рядом компаний, которые мы не собираемся продавать. Думаю, в данном вопросе надо быть очень прагматичным. Госкомпании должны вести обоснованную политику, управляться профессионалами. У нас нет в управлении политиков, и у нас нет политического влияния на госкомпании. Здесь во главе угла стоят исключительно бизнес-решения. И это в высшей степени прибыльные компании.

— Во время визита в Россию вы встречались с экс-министром финансов Алексеем Кудриным. Что вы обсуждали и каковы ваши впечатления от встречи?

— Мы очень ценим наши отношения. Мы с Кудриным раньше имели возможность встречаться много раз, когда он был министром финансов. И у нас были достаточно схожие позиции в отношении ряда международных решений.

Швеция > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 1 марта 2013 > № 770019 Андерс Борг


Швеция. Россия > Миграция, виза, туризм > sverigesradio.se, 8 февраля 2012 > № 490228 Пер Хедквист

Шведский визовый центр откроется в Москве 17 февраля, сообщило посольство Швеции в Москве на своем сайте. Какие изменения означают это для граждан России, получающих шведскую визу, рассказывает начальник миграционного отдела посольства Пер Хедквист.

- На самом деле, не то, чтобы Швеция сама по себе открывает визовый центр... После того, как все страны-участницы Шенгенского пространства скоординировали свои законодательства в части выдачи виз, появилась возможность обратиться к сторонним предприятиям, специализирующихся на предоставлении определенных визовых услуг.

Большинство стран Шенгена уже пользуются такой возможностью, Швеция имеет такие визовые центры в ряде стран, уже работает шведский визовый центр в Санкт-Петербурге и сейчас мы открываем центр в Москве, - рассказывает Пер Хедквист.

В центре подаются документы на визу, в центре готовые визы и получают. За все это предприятие будет брать сервисный сбор - 26 евро и 75 центов, по сегодняшнему курсу около 1100 рублей. Дополнительно к визовому сбору в 35 евро. Грубо говоря, виза в Швецию и Шенген станет в два раза дороже.

Рассмотрение заявлений на визу и принятие решений остается по-прежнему за посольством.

- То, что мы надеемся на этом выиграть, это, частью, время, - визу можно будет получить в течение трех дней, а не пяти, как сейчас, частью - открыть через это предприятие аналогичные центры в других российских городах, чтобы их жителям не нужно было ехать за шведской визой в Москву или Петербург, или обращаться к дорогостоящим курьерам, - говорит Пер Хедквист.

Он надеется, что такие центры во многом облегчат дорогу в Швецию российским туристам, бизнесменам и родственникам жителей Швеции.

Предприятие, обслуживающее такие центры - индийская компания VSS действует уже глобально.

Каким образом срок ожидания визы сокращается на два дня?

- Нам не нужна будет масса персонала, которая сидит в окошках в консульстве и принимает заявления на визы. Мы сможем принимать уже рассортированные заявления и сконцентрироваться на принятии решений. К ним визовый центр отношения не имеет.

Некоторые визы по-прежнему будут оформляться в посольстве.

- Это национальные визы, то есть, не шенгенские визы, а визы срок действия которых больше 90 дней; визы представителям российских властей, посещающих Швецию с официальными визитами; визы лицам, которым в Швецию надо отправиться срочно, и, если не будет странностей, - замечает Пер Хедквист, - мы гарантируем принятие решения в течение 24 часов.

Правила при этом таковы: каждый, кто не хочет обращаться со своими заявлениями в визовый центр, может обратиться непосредственно в посольство. В приемные часы, все дни в неделю, кроме выходных. Только время надо заранее заказать.

- 26 евро и 75 центов это деньги, конечно, но виза обойдется во много дешевле людям, которые живут далеко от Москвы... Они сэкономят сотни евро на поездки в Москву или на отправку документов службами доставки.

Швеция в этом деле не пионер, Финляндия, Греция, Франция, оформляющие сотни тысяч, если не миллионы шенгенских виз в год, давно уже используют визовые центры.

Пер Хедквист не знает пока, в каких российских городах в каком порядке будут открываться такие центры, но они заработают весной-осенью этого года в Екатеринбурге, Новосибирске, Красноярске, Краснодаре, Владивостоке...

- Замысел такой, чтобы охватить возможно большую часть населения...

Визовые центры будут принимать только наличные...

- Банковские карты центры не принимают, - подчеркивает начальник миграционного отдела посольства Швеции в Москве Пер Хедквист. - Мы пытались, но система оказалась очень дорогостоящей, и никто не хочет платить за услуги при совершении этих финансовых операций. Банки, с которыми посольство было в контакте, не смогли предложить приемлемой стоимости услуг.

Пер Хедквист считает, однако, что было бы очень хорошо отказаться от приема наличных при совершении консульских операций.

Скажем, что в этом смысле посольству России в Стокгольме повезло с банками больше, там "взимание сборов за выполнение консульских действий осуществляется в безналичной форме до их совершения банковской карточкой в кассе консульского отдела или заблаговременно переводом на постжиро посольства".

Россия тоже открывает визовые центры, в Хельсинки, например, уже открыла, так и до Стокгольма дело постепенно дойдет, можно предполагать.

Как бы там ни было, по словам начальника миграционного отдела посольства Швеции в Москве Пера Хедквиста, "довольно легко шведу получить российскую визу, и довольно легко россиянину получить шведскую визу. Просьбы о предоставлении виз отклоняются очень редко".

Швеция. Россия > Миграция, виза, туризм > sverigesradio.se, 8 февраля 2012 > № 490228 Пер Хедквист


Швеция > СМИ, ИТ > mn.ru, 1 сентября 2011 > № 396202 Мони Нильсон-Брэнстрем

Мони Нильсон-Брэнстрем: «Власть литературы утрачена»

Наталия Бабинцева

Герои книг Мони НИЛЬСОН-БРЭНСТРЕМ — мальчик Цацики, Мамаша, Ловец Каракатиц — известны современным европейским подросткам не хуже, чем Малыш, Карлсон и Расмус-бродяга. Вслед за «Цацики идет в школу» издательство «Самокат» к началу учебного года выпустило продолжение истории — «Цацики и его семья». О том, как ей удалось создать коммерчески успешный проект, какие книги попадают в школьную программу и почему писатели перестали быть властителями умов, известная шведская писательница рассказала обозревателю «МН».

— В ваших книгах читатели сталкиваются с нетрадиционной моделью семьи. И она выглядит очень привлекательно. Как это воспринимается в Швеции?

— Идеальные семьи, которые описываются во многих книгах для детей, на самом деле вовсе не идеальны, если приглядеться. Это зависит от оптики: кто как видит. Когда книга про Цацики впервые появилась в Швеции, она мгновенно стала очень популярна. Не в последнюю очередь потому, что она описывала не стандартную мононуклеарную семью, а необычную. Потому что в реальности семьи очень разные: кто-то живет с мамой, кто-то с папой, кто-то с бабушкой, кто-то с двумя мамами, кто-то с двумя папами, кто-то с приемными родителями. Современный мир очень многообразен. Детская литература не должна врать ребенку и настраивать его на абстрактные идеальные отношения, тем паче что эти идеалы придуманы в позапрошлом веке. В России ведь тоже не все живут в традиционных семьях?

— В России те же самые проблемы, что и везде. Но наш средний класс отказывается признавать, что институт семьи переживает кризис. Во всяком случае родители считают, что детям необходим положительный пример и что традиционная — в «бабушкином» понимании — семья детям его дает. В ваших книгах тоже встречаются подобные взрослые. В первой части мама приводит Цацики в школу, где остальные родители, мягко говоря, несколько отличаются от нее.

— Естественно, в моих книжках описывается мир, где основная часть людей живет, как им кажется, «по правилам». Но в этом обществе есть место и Цацики, который живет с необычной мамой. А в одной из глав появляется девочка с тремя папами. Шведская детская литература очень чутко реагирует на изменения в обществе. К примеру, сейчас большой спрос на книжки, где родители одного пола. Такой вот социальный заказ (смеется).

— Есть ли в нынешней Швеции программы, которые помогают детским писателям держаться на плаву?

— И да и нет. Поддержка со стороны государства, конечно, ощущается: разнообразные гранты, стипендии. Существует отдельная программа, спонсирующая визиты писателей в школы. С другой стороны, недавно отменили требование, согласно которому школы обязаны были иметь библиотеки. Это очень плохо. Потому что в Швеции писатель получает денежную компенсацию за каждую взятую в библиотеке его книгу. Ну и вообще происходит оскудение господдержки — в связи с коммерциализацией общества.

— «Цацики» — коммерчески успешный проект?

— Это один из немногих успешных проектов.

— Как так получилось? Очевидно, что книга написана не по коммерческой схеме.

— Я думаю, мне просто повезло. «Цацики» появился в правильное время. И потом, мне кажется, это не самая неплохая книга (смеется).

— Что значит «правильное время»? А сейчас какое время — правильное или неправильное?

— «Цацики» появился в тот момент, когда существовало много произведений, описывающих старый порядок, — Астрид Линдгрен, тот же Ульф Старк. «Цацики» имел отношение к современности и этим выгодно отличался. Немаловажная деталь: эту книгу полюбили родители, потому что в ней они обнаружили правдоподобные и обаятельные образы взрослых. «Цацики» стал книгой для семейного чтения — это умножило аудиторию в два раза.

— Ваши книги населяют очень яркие и живые персонажи. В одном недавнем интервью вы признались, что очень ленивы и не любите далеко ходить. Ваши герои списаны с реальных людей?

— Я очень много ворую у окружающих (смеется). Поступки, привычки, характерные словечки, ужимки. Но о том, у кого взята та или иная черточка характера, знаю только я. Сами эти люди вряд ли догадываются, что стали прототипами моих книг.

— Книги про Цацики производят впечатление безграничной свободы: они остроумны, ироничны и по-хорошему легкомысленны. Кажется, что вас не заботят вопросы политкорректности и вы не боитесь описывать пикантные ситуации, непринятые в литературе для детей. А есть темы, которые вы принципиально отказываетесь трогать?

— Я считаю, что писать можно обо всем. Другое дело, что я никогда не стала бы касаться того, что не стало частью моего личного опыта. Скажем, я не смогла бы написать книгу об инцесте, потому что ничего об этом не знаю. Кроме того, я всегда имею в виду, что у детей мало жизненного опыта. Мы не имеем права оставлять их наедине с очень сильными переживаниями, которые им не по плечу. Это не значит, что детские книги надо приукрашивать, просто детей надо щадить.

— Есть ли шанс у «Цацики» попасть в школьную программу? Скажем, у нас в России эти программы законсервированы на века. Дети учатся по классике. И сами учителя литературы не в курсе того, что происходит в актуальной литературе.

— На самом деле в Швеции учителя сами решают, что будут читать их ученики. Нет государственных программ обязательного чтения. Кроме того, учителя литературы регулярно посещают семинары, где им рассказывают о новых книгах и писательских проектах. Но сейчас имеет место другая тенденция, негативная и опасная. Школы перестали управляться государством, они перешли в ведомство муниципалитетов, и финансирование теперь зависит от количества учеников. Стали возникать ситуации, когда книга, которую хотят читать дети и с которой умеют работать учителя, не нравится кому-то из родителей. Он может заявить: если вы не перестанете читать эту книгу, я заберу своего ребенка из вашей школы. Администрация боится потерять учеников и идет на то, что книгу изымают из программы чтения. Власть, которую литература имела над людьми, утрачена. Теперь люди управляют литературой.

Швеция > СМИ, ИТ > mn.ru, 1 сентября 2011 > № 396202 Мони Нильсон-Брэнстрем


Швеция > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 18 мая 2011 > № 328675 Джимми Акессон

Скажем мультикультурализму хватит. В ходе нашего исследования о «новых правых» в Европе и на волне ежегодных чтений, проведенных  в 2011 году фондом Великая хартия вольностей с докладом Герта Вилдерса, мы провели интервью с молодым лидером партии «Шведские Демократы» Джимми Акессоном. Он стоит во главе растущей партии националистического толка (критики дали им название «крайние правые») и объясняет, как меняются правые Северной Европы. На повестке дня стоят в основном два вопроса: конец мультикультурализма и безусловная защита государства социальной справедливости от «угрозы» иммигрантов.

- На выборах в сентябре прошлого года Шведские Демократы получили двадцать мест в парламенте. Это исторический результат. Но трудности, вероятно, начинаются сейчас. Каковы ваши краткосрочные цели?

- Да, в некотором смысле началась самая трудная часть, а последние шесть месяцев можно назвать стимулирующими, они нас многому научили. Наша краткосрочная задача в парламенте заключается в том, чтобы сохранять деликатное равновесие между попытками добиться наибольшего политического влияния и в то же время действовать ответственно, чтобы не создавать трудности для правительства меньшинства, которое в настоящее время стоит у руля.

- Политически сегодня Шведские Демократы представляют собой альтернативу блоку левых и Союза для Швеции. В будущем вы не собираетесь подумать о союзе с правыми или об изменении позиции особенно в области иммиграционной политики, которая мешает вам найти точку равновесия?

- Очень трудно сказать что–либо о том, что может произойти в будущем, так как это зависит почти исключительно от других партий. Шведские Демократы всегда были открыты союзам с другими образованиями, хотя наиболее вероятным представляется сотрудничество с Союзом для Швеции, а не с левыми партиями из–за их закрытости по отношению к нам.

- Выборная кампания Шведских Демократов прошла под лозунгами борьбы с иммиграцией и мультикультурализмом. Вы думаете, что иммигранты представляют угрозу для шведского общества? Почему?

- Иммигрантов как отдельных индивидуумов мы не рассматриваем в качестве угрозы. Наша критика обращена на идею мультикультурализма и на политику массовой иммиграции, которой придерживаются другие партии. Мы считаем, что мы можем гордиться государством социальной справедливости, созданным в основном в прошлом веке, и думаем, что на него надо ориентироваться и в будущем. Мы верим, что общество этого типа, основанное на общечеловеческих ценностях и на чувстве внутренней солидарности, нельзя ни создать, ни защитить без некоторой дозы коллективного и культурного единства между его гражданами.

- Если ничего не изменится, какой вы видите Швецию через двадцать лет?

- Если нам не удастся остановить массовую иммиграцию, то думаю, что через двадцать лет Швеция безусловно очень сильно изменится. Чтобы привести пример: не думаю, что мы будем в состоянии сохранить общественное здравоохранение и качественное школьное образование.

- А какой бы вы хотели видеть Швецию через двадцать лет?

- Если бы это зависело только от нас, то через двадцать лет Швеция снова превратилась бы в общество, которым можно гордиться. Это была бы нация, где никто не остается на задворках, и в процветание которой каждый рад внести свой вклад. Это было бы общество свободных индивидуумов, построенное на твердой основе западных и шведских ценностей.

- После вашего успеха на выборах много людей вышло на площади, чтобы заявить, что Швеция не является страной ксенофобов. Что вы ответите тем, кто считает вашу партию партией ксенофобов?

- Когда у людей нет убедительных аргументов, они, к сожалению, прибегают к оскорблениям. Мне искренне жаль тех, кто не может смириться с тем, что другие люди могут иметь точку зрения, отличную от их собственной.

- Шведские Демократы подвергают критике присутствие Швеции в Европейском Союзе. Вам не нравится, как идут дела  Брюсселе? Какие выгоды могла бы приобрести Швеция, если бы вышла из Европейского сообщества?

- Мы верим в свободные и независимые государства, поэтому мы против федеральной направленности Европейского Союза, которая отдаляет граждан от власти. Мы хотим, чтобы Швеция вышла из Евросоюза и установила двусторонние отношения в рамках свободного рынка и в других областях внутри Европы, именно так, как это делают сегодня Норвегия и Швейцария.

- Шведские Демократы в Стокгольме. Истинные Финны в Хельсинки. Датская Народная партия в Копенгагене. Как вы прокомментируете этот рост популярности правых партий? Что происходит в Скандинавии и в целом в Европе?

- Мы считаем, что политическая тенденция, которую мы наблюдаем на севере Европы, – это естественное продолжение громкого провала политики мультикультурализма. Остальная Европа уже провела этот эксперимент 5, 10 или 15 лет тому назад. Выработанная нами позиция против массовой иммиграции и мультикультурализма может считаться спорной на севере Европы, но она гораздо более приемлема в центральной и южной Европе. Антонио Скафати (Antonio Scafati), Difendiamo lo stato sociale e diciamo basta al multiculturalismo, L'Occidentale, Италия

Швеция > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 18 мая 2011 > № 328675 Джимми Акессон


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter