Всего новостей: 2556515, выбрано 39 за 0.119 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Эстония. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603230 Юри Луйк

Министр обороны Эстонии Юри Луйк в интервью финской «Хельсингин Саномат»: «Россия пытается выдавить корабли НАТО с Балтики»

Кая Куннас (Kaja Kunnas), Helsingin Sanomat, Финляндия

Военные учения Эстонии Siil (эст.«ёж») — крупнейшие в регионе. В них принимают участие 17 государств, в том числе и Финляндия.

В самом центре Таллина, в здании с серыми колоннами, которое находится за торговым центром Solaris, министр обороны Эстонии Юри Луйк (Jüri Luik) с беспокойством следит за действиями России, особенно на море.

«Очевидно, что российские военные корабли пытаются выдавить НАТО с Балтики», — говорит Луйк в интервью финскому изданию «Хельсингин Саномат».

По его словам, эти попытки выражаются в действиях по отношению к кораблям НАТО — например, в низких пролетах авиации над кораблями и следованием рядом с кораблями.

«Это происходит в международных водах. Это нарушение правил хорошего тона в мореходстве», — говорит Луйк.

По словам Луйка, прежде всего объектом давления становятся корабли США и других стран НАТО.

Луйк вернулся в политику в прошлом году с должности руководителя исследовательского центра. Он стал министром обороны страны уже в третий раз. В свое время он проводил с Москвой переговоры о выводе советских войск из Эстонии, и сейчас его обеспокоенность происходящим не исчезла.

«Россия разработала высококлассную систему перемещения войск. Это означает, что войска, которые находятся на границе с Украиной, завтра могут оказаться у границы со странами Прибалтики».

Луйк напоминает, что Россия укрепила свои позиции в регионе Балтийского моря.

«Осуществляется активное вооружение региона. Оно происходит абсолютно без причины, и это свидетельствует о росте агрессии в нашем регионе», — говорит Луйк.

Один из признаков изменений в ситуации безопасности — в том числе и то, что Эстония начала проводить одни из крупнейших военных учений в Балтийском регионе. Впервые учения Siil проводились в 2015 году.

В учениях, которые закончатся в конце этой недели, принимают участие более 15 тысяч солдат. Учения охватывают всю территорию Эстонии, а также север Латвии. Они масштабнее прошлогодних, и в других странах Прибалтики учения такого масштаба не проводятся.

В учениях задействованы преимущественно эстонские бойцы народного ополчения и солдаты, находящиеся на срочной военной службе. В общей сложности в учениях принимают участие военные 17 стран. Отрабатывается сотрудничество с полицейскими, пограничными и спасательными службами. Согласно инсценируемой ситуации, группировки, настроенные против Эстонии, устраивают беспорядки в различных частях страны, но война еще не началась.

Практически в то же время в Финляндии проводились менее масштабные учения, в которых принимали участие Швеция и США.

«Это совпадение, но не сюрприз», — говорит Луйк.

Луйк отмечает, что с удовлетворением следил за визитом министров обороны Финляндии и Швеции в Вашингтон, который состоялся на этой неделе.

«Все, что Финляндия и Швеция делают для сближения с США, кажется нам очень положительным».

Как известно, Эстония не всегда одобряет то, что Финляндия и Швеция, принимая участие во всех заседаниях НАТО, при этом не хотят присоединяться к альянсу.

Как министр обороны Эстонии Луйк относится к тому, что Финляндия и Швеция хотят сотрудничать с НАТО, но не хотят становиться членами организации?

«Пока Финляндия и Швеция не присоединились, мы относимся к тесному сотрудничеству стран с НАТО очень положительно», — говорит Луйк.

Различия между странами-членами и партнерами заметны в процедурах принятия решений. Однако близким партнерам альянса недоступна вся информация.

«У тех, кто не входит в альянс, доступа ко всей информации нет, — говорит Луйк. — Если страны хотят получать все данные постоянно, то самый легкий путь — присоединиться к альянсу».

Финляндия принимает участие в военных учениях Siil уже во второй раз и в большем составе, чем в прошлый раз.

Финляндии в учениях представляют 250 солдат преимущественно из международной группы реагирования бригады Пори. Финны принимают участие в учениях многонациональных подразделений саперных войск и частей снабжения на юге Эстонии.

Кроме того, около 30 финских добровольцев задействованы в учениях с представителями народного ополчения на севере Эстонии.

«Неважно, в каких организациях мы состоим. Важно, что два государства пробуют осуществлять союзнические действия. Безопасность обеих стран зависит от действий друг друга, и мы хотим это продемонстрировать. В этом и состоит цель участия в этих учениях», — говорит Луйк.

Эстония. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603230 Юри Луйк


Эстония > Госбюджет, налоги, цены > delfi.ee, 14 апреля 2018 > № 2569237 Кая Каллас

Кая Каллас: мы должны продолжить строительство сильной и умной самостоятельной Эстонии

Кандидат на пост председателя Партии реформ Кая Каллас заявила в своей речи соратникам по партии, что основной целью партии должно быть строительство умной и экономически самостоятельный Эстонии.

„Переда нами стоит четкий выбор: вернуться обратно в прошлое или стремиться к экономически самостоятельному будущему. Для меня здесь нет вопроса — мы должны продолжить строительство сильной и умной самостоятельной Эстонии”, — сказала кандидат на пост председателя партии Реформ Кая Каллас в своей речи.

Она подчеркнула, что основой экономики самостоятельного государства является частное предпринимательство, и у Эстонии имеются все предпосылки для того, чтобы создать для предпринимателей наилучшую среду. ”Мы должны создать условия, в которых частная инициатива будет в приоритете, что означает пересмотр правил, препятствующих предпринимательству, а также создание возможностей, ориентированных на будущее”, — отметила она. Она добавила, что государство не должно заниматься предпринимательством там, где этим могут заниматься предприниматели, и что оплата налогов должна стать проще и логичнее.

Так как вскоре начнутся выборы в Рийгикогу, Каллас обратилась к своим соратникам по партии, сказав, что для того чтобы заслужить доверие избирателей, надо много работать. ”Существует множество неизбежных изменений в обществе, которыми нам предстоит заняться: старение общества, недостаток ресурсов для выплат пенсий, финансирования научной и развивающей деятельности, а также финансирования высшего образования, если указать только несколько из них. От нас ждут ясных, а не популистских ответов”, — отметила Каллас. ”Высокие рейтинги партии на данный момент — это иллюзия, которую еще требуется наполнить содержанием”.

Полная речь Каи Каллас:

"Я стою здесь перед вами сегодня, как кандидат в председатели партии. Впереди ждут очень сложные времена, и я единственная, кто принял этот вызов. Я знаю, что для многих из вас я еще не являюсь лидером. Но, так как я стою перед вами здесь, как единственный кандидат на этот пост, то ваш выбор — или верить, что я справлюсь и меня в этом поддержать, или этого не делать. В первом случае можно надеяться, что на выборах, которые состоятся менее, чем через год, мы сможем победить, а в другом случае этой надежды нет. Я открыта к сотрудничеству со всеми, кто хочет внести свой вклад в нашу победу на выборах.

Я всегда гордилась Эстонией. Эстония — безопасное государство, где живут умные люди. Но все больше заставляют меня беспокоиться несколько вещей.

Во-первых, хотя мы недавно отмечали 100-летие независимости, все же кажется, что в обществе в приоритете уже не независимость, а зависимость. Мы находимся в удобной для нас зависимости от европейских пособий и помощи от других. Вместо того чтобы думать, как в будущем самим справляться, мы ищем возможности, как выжать последнее из помощи извне. Конечно, нет ничего плохого в том, что мы используем все выделенные нам средства. Но, с другой стороны, направив взгляд в будущее, в котором пособий уже не будет, я задаюсь вопросом, сможем ли мы все это содержать? Такая жизнь не может долго продолжаться.

К сожалению, все большая зависимость распространяется повсюду. Все больше мы становимся зависимыми от технологий. Мы вслепую верим тому, что нам преподносят социальные медиа, и мы даже не утруждаем себя мыслями о том, что стоит за этим. Мы привыкли потреблять услуги, не спрашивая, не платим ли мы из-за этого более высокую цену. Все большей зависимости от смартфонов сопутствует снижение критического мышления, и в результате мы становимся еще более уязвимыми перед будущим развитием. Если у нас нет достаточных знаний для создания новых технологий и экономических моделей, в будущем мы станем лишь их пассивными потребителями.

Во-вторых, так как нам все удобнее зависеть от других, то мне кажется, что предприимчивые люди и предприятия недостаточно ценятся в Эстонии. У нас есть вдохновляющие примеры в предпринимательстве, но их могло бы быть значительно больше. Очень часто конкурирующие в глобальном мире предприниматели не связывают свое будущее с Эстонией, несмотря на то что в нашем прогрессивном государстве имеются все условия для создания здесь лучшей среды для предпринимателей, ведь частное предпринимательство является основой экономики самостоятельного государства.

В-третьих, пошатнулось доверие людей к нашему государству. Во время восстановления независимости нам было ясно, что это государство ”наше” и ”свое”. Сейчас это уже не так. Как иначе объяснить то, что несколько тысяч человек в день рождения республики организуют поход с факелами в протест против того самого государства? Или как объяснить то, что люди устраивают в день рождения государства туры за покупками в соседнюю страну, чтобы не платить налог своей республике? Осознаем ли мы причины протестов и понимаем ли их?

Кроме доверия к государству, новые правила наносят урон доверию друг к другу. Если государство призывает в ходе налоговой реформы доносить на соседа, значит государство призывает не доверять друг другу. Создавая все новые правила, государство показывает, что не доверяет способности людей самим принимать решения. Недавно я услышала от двух предпринимателей, что они получили предписание за то, у них на предприятии отсутствовала инструкция по использованию лестницы! Кто-то создал такое правило, и кто-то получил свою заработную плату, вынося такое предписание. Зачем?

Когда государство все больше берет в свои руки предпринимательство, оно показывает, что не доверяет своему частному сектору, не верит, что тот справится с оказанием услуг. Но мы же видели плановую экономику, и она не принесла нам успеха.

В-четвертых, мне кажется, что все сложнее стало вести аргументированное обсуждение, которое не свелось бы к уравнению ”люблю–ненавижу”. Уже до начала обсуждения мы кричим друг на друга. Модели соцсетей довели нас до того, что мы сосредоточиваемся на заголовках и фотографиях, а с содержанием не знакомимся. Наш мозг запрограммирован на то, чтобы реагировать на негативное, поэтому для привлечения внимания мы постоянно сгущаем краски. Как в такой ситуации возможно принимать обдуманные решения, если кажется, что победит тот, кто громче кричит?

Уважаемые единомышленники,

Я говорила о том, что меня беспокоит в развитии Эстонии. Я не делала это для того, чтобы нарисовать черную картину, а для того, чтобы ясно высказать следующее: Эстония находится на пороге переломной эпохи, и перед нами стоит выбор: повернуть обратно в прошлое или стремиться дальше к экономически самостоятельному будущему. Для меня здесь вопроса нет: мы должны продолжать строить крепкое и самостоятельное эстонское государство. Исходя из этого, видение нашей партии должно основываться на трех основных понятиях: патриотизм, свобода и забота.

Начнем с патриотизма

Я считаю патриотизмом любовь к Эстонии, которую мы храним в своем сердце независимо от национальности, цвета кожи, вероисповедания, культурного происхождения и местонахождения в мире.

Когда я еще училась в университете, у нас был один преподаватель из США, который начинал лекцию с заявления, что каждое утро он говорит, смотря в зеркало: ”Я так счастлив, что я американец!” Я помню, как нам с однокурсниками это казалось тогда странным. Но сейчас у меня часто возникает мысль, что я счастлива и горжусь, что я эстонка! Находясь в Европе, особенно хорошо понимаешь, насколько это ценно, что у нас такой маленький народ со своим языком и культурой. Также отчетливо понимаешь, какое это чудо, что, несмотря на все тяжести, мы здесь и сейчас, и мы самостоятельны.

Я не согласна с тем, что патриотизм желают монополизировать оппортунисты, выступающие националистами. Мне кажется странным желание регулировать патриотизм, например, устанавливая ограничения пению эстонского гимна. Моему 6-летнему сыну очень нравится петь гимн Эстонии, и он гордится тем, что умеет его петь. Зачем его ограничивать? На самом деле, то же самое происходит с флагом Эстонии. У нас действует закон о флаге Эстонии, где указаны правила, когда можно водружать эстонский флаг. А почему? Почему я не могу водружать флаг, когда мне захочется? Если использование флага или гимна строго регулируется, у людей возникает чувство, что для патриотизма установлены определенные правила. Если я так себя не поведу, то меня накажут. Любовь к отчизне невозможно привить принуждением.

Разъезжая по Эстонии во время отмечания празднеств ЭР100, я видела, насколько крепка в нас любовь к Эстонии. Сердце согревалось при виде всех этих окрашенных в сине-черно-белый цвет снеговиков, а также людей с сине-черно-белыми флажками в руках. Люди были радостные и в приподнятом настроении. Нам есть, чем гордиться. Следовательно, у людей по-прежнему сохранилось чувство — ”Эстония — это я”.

Гордясь Эстонией, мы должны оставаться доступными. Все, кто хотят изучить наш язык и нашу культуру, должны получить эту возможность. Любовь к земле или языку невозможно никак навязать, но в то же время, мы не должны запрещать этого людям, которые дорожат этой землей и этим языком. Ведь каждый этнический эстонец еще не патриот, и каждый патриот автоматически не этнический эстонец. Защищая свой язык, мы должны думать о будущем — если искусственный интеллект и смартфоны не говорят на эстонском, то в будущем будет сложно этот язык сохранить.

Свобода

Житель Эстонии хочет гордиться своей работой, и мы должны дать ему свободу, чтобы он смог наслаждаться достигнутым. Мы также должны создать условия, чтобы частная инициатива была бы больше в почете. С одной стороны, это означает, что следует пересмотреть правила, регулирующие предпринимательство, а с другой стороны, следует создать направленные в будущее возможности. Для этого как можно больше данных должны быть доступны, так как в новой экономике именно частный сектор сумеет на их основании предложить решения общественных проблем. Государство не должно заниматься предпринимательством там, где предприниматели сами хотят и могут этим заниматься.

У нас маленькое и гибкое государство, и в этом заключается наша сила. Учитывая то, насколько изменился мир, мы должны тщательно пересмотреть налоговую систему, так как она больше не соответствует нашим потребностям. Нигде в мире не соответствует. Работа и зарабатывание денег изменились, а налоги и социальные гарантии по-прежнему исходят из традиций прошлого. Мы должны представить план, который не только исправит совершенные настоящим правительством ошибки, но и учтет более далекое будущее, исходя из логики: ”не облагай высоким налогом то, что хочешь, чтобы развивалось”. Наше маленькое государство может предложить новую модель налогообложения, которая может стать примером для других государств, а также учитывает новые виды зарабатывания, и сделает систему уплаты налогов более легкой и простой.

Государство не должно предписывать людям, как они должны пользоваться лестницей, водружать флаг, петь гимн. Если государство все предпишет, люди перестанут сами думать, они станут надеяться, что кто-то другой за них все решит.

Свобода означает также то, что люди должны иметь возможность ошибаться, без страха, что их за это накажут навечно. Ошибаться — это по-человечески. Если мы будем продолжать необдуманно наказывать своих людей или предприятия за малейшие ошибки, это будет препятствовать реформам в Эстонии. Счастливы и успешны те люди, организации, культуры и государства, которые способны признавать свои ошибки и учиться на них . Те, кто не учатся, завязнут в обвинениях других и в поисках врага.

Забота

Свобода — это также ответственность. Ответственность за свое государство и за нуждающихся в помощи. В хорошо налаженном обществе помощь нуждающимся считается делом чести. Но помощь должна быть направлена на то, чтобы все больше людей сами справлялись и становились самостоятельными.

Мы продвинутое э-государство, и благодаря этому нам легко определить нуждающихся в помощи. Технологические средства помогут нам лучше предложить нуждающимся именно то, что им надо. Но это вовсе не означает, что мы будем надеяться на то, что государство где-то само что-то сделает. Мы сами должны быть внимательными к окружающим нас людям. У нас довольно маленькая община, которая должна заботиться о входящих в нее людях.

Я понимаю, что пособия нельзя забирать у тех, кто имеет на них право, даже если потребность в этом отсутствует. Правительство хочет связать наказания с доходами людей, а на самом деле пособия могли бы зависеть от доходов. А если сделать отказ от пособий более приемлемым таким образом, чтобы человек смог отказаться в пользу кого-то конкретного, то, может быть, люди поступали бы так чаще? Задача государства должна состоять в создании возможностей для этого. Благодаря технологиям это на самом деле просто. И наш публичный сектор очень инновационный.

Наше общество стареет, поэтому пожилые люди имеют все больший удельный вес в обществе. Мы должны продумать, сможем ли мы обеспечить нашим пожилым людям достойное старение. Я чувствую постоянное чувство долга и благодарности перед старшим поколением, которое должно было так много пережить в советское время. Сейчас, как никогда раньше, наше общество нуждается в жизненном опыте пожилых людей.

К сожалению, я должна согласиться с теми, кто говорит, что пенсия в Эстонии слишком маленькая. Да, это на самом деле так. Но, к сожалению, правда и то, что с каждым годом со старением общества становится все меньше тех, с налогового дохода которых платят пенсии. Прогнозы показывают, что к середине века на рынке рабочей силы Эстонии будет на 100 000 человек меньше. Единственным выходом является развитие экономики, но это не утешает сегодняшних пенсионеров. Если мы хотим сразу значительно повысить пенсии, мы должны отменить какую-нибудь бесплатно распределяемую услугу — бесплатный транспорт, дотации транспорту, бесплатное образование и т.п. Мы должны построить систему, которая сама оплачивается. Но забота состоит не только в деньгах. Зачастую необходимо лишь умение выслушать и чувство, что пожилые люди являются ценной частью нашего общества.

Также мы должны заботиться об окружающей среде. Для этого нужна информация о том, в каком положении на самом деле наша окружающая среда находится и в какой защите нуждается. Мы отлично знаем, что наш чистый воздух, болота и вода являются ценностью. Как достичь равновесия между комфортом современного мира и первозданностью природы? Мы не можем принимать решения, только опираясь на мифы, нам нужны достоверные данные.

Дорогие коллеги!

Я говорила о видении того, на чем построить наше экономически самостоятельное будущее. Я верю, что создание сильной и умной Эстонии является нашей совместной целью. Для начала работы мы должны на следующих выборах в Рийгикогу получить от избирателей сильный мандат. Это непростая задача. Нам ничего не дано априори, мы должны заработать доверие избирателей. Для этого нам следует сначала посмотреть внутрь нашей партии. Нас оценивают не только по нашим словам, но и по нашим поступкам. Наша партия должна суметь принести в общество свежую струю.

При небольшом государстве важно, чтобы люди делились своим трудовым опытом во всем государстве. Нам нужны знания, освоенные политиками и чиновниками в частном секторе, и знания частного сектора в государственном. Успех государства обеспечивает то, когда каждый чиновник и политик умеет увидеть разные связи и возможности общества, а не только препятствия. Таким образом, необходима ротация среди членов Рийгикогу, чиновников и в частном секторе таким образом, чтобы никто не оставался на своем посту целую вечность. Катящиеся камни мхом не обрастают.

Дискуссии в обществе становятся все больше и больше популистскими. Для того, чтобы выступить с идеей, что на самом деле следует предпринять, нужна смелость. Даже если эти идеи не популярны. Несложно найти причины, почему надо противостоять каким-либо идеям, намного сложнее идеи дальше развивать. Хотя мы знаем, что существует большое количество неизбежных развитий общества, которыми нам придется заняться: старение общества, недостаток ресурсов для выплат пенсий, финансирования научной и развивающей деятельности, а также финансирования высшего образования, — если указать только несколько из них. От нас ждут ясных, а не популистских ответов на эти вопросы. В нашей партии много людей, которые смогут решить обе части уравнения, и предложить обоснованные и взвешенные идеи. Именно поэтому наша избирательная платформа должна основываться на проблемах, и в тоже время она должна быть достаточно конкретной.

Общество устало от тяжб внутри партий. Я искренне верю, что в нашей партии много умных людей. Мы все имеем свои сильные и слабые стороны, свои знания и умения. Мы друг друга дополняем. Но являемся ли мы командой, если боремся друг против друга? Если мы тратим время, споря, кто из нас лучше, кто хуже, будет ли от этого польза для Эстонии?

Вы услышите обзор отчета за хозяйственный год. В таких больших долгах партия никогда раньше не была, кроме того, нам нужны деньги для избирательной кампании. Для этого явно не хватит исчислений из государственного бюджета. Будем честными и признаем это. Я не могу свыкнуться с мыслью, что у нас долги. У нас было много спонсоров, особенно среди предпринимателей. Мы им благодарны. Надеемся, что наше мировоззрение найдет поддержку и в будущем.

Но я не хочу идти к кому-нибудь просить милостыню. Пожертвования заслуживают почет. Призываю сейчас всех — простых членов партии, членов Рийгикогу, учредителей партии, предпринимателей, всех, кто считает важными те же ценности и желает, чтобы выборы прошли для нас успешно, внести свой вклад в границах возможностей. Каждое пожертвование приветствуется. Пусть это будет 5, 10, 25 или 1000 евро. Члены партии, которые благодаря ее поддержке оказались избранными, могли бы, разумеется, пожертвовать больше. Все это пойдет на пользу общей цели. Начнем сразу сегодня здесь! Сегодня здесь по залу ходят юноши и девушки с платежными терминалами, вы сможете сразу сделать денежные переводы, в которых наша партия очень нуждается.

Дорогие соратники!

Мы должны открыто говорить о причинах, по которым мы сейчас в оппозиции. В противном случае мы можем остаться по-прежнему в оппозиции, несмотря на достижение отличных результатов на выборах, так как другие партии могут предпочесть создание коалиции с любой другой партией, кроме партии Реформ.

Наши высокие рейтинги в данный момент — иллюзия, которую еще требуется заполнить содержанием. На сегодняшний день все партии на выборах в Рийгикогу в 2019 году получили ровно 0 голосов. А если мы продолжим по-прежнему собою любоваться, то для обеспечения поддержки и реального сбора голосов времени уже не останется. Кроме конструктивной критики деятельности правительства от нас ждут представления позитивных идей со своей стороны. И наш избиратель ждет от нас, что мы представим обе части уравнения — также то, где взять деньги для осуществления этих идей. Впервые через много лет мы идем на выборы в оппозиции, поэтому мы должны сами применить вдвое больше сил. Все должны стараться. Не должно быть так, что от председателя и генерального секретаря ждут, что они все сделают. До выборов осталось меньше года.

Может сейчас вы ждете от меня, как от кандидата в председатели партии Реформ, что я в своей речи буду критиковать другие партии или их руководителей, сказав, что один глупый, а другой злой и т.д. Но я этого делать не буду. Я искренне надеюсь и верю, что все партии Эстонии желают своему государству всего самого лучшего, только понимание того, что лучше всего, у нас разное. Я уверена, что у партии Реформ лучшие идеи для лучшего будущего Эстонии, и я верю, что избиратели понимают это и без критики в сторону других партий. Это не означает, что мы не должны обсуждать их идеи. Я хотела бы провести деловое обсуждение вызовов, которые стоят перед нашим обществом, так, чтобы от этого выиграла вся Эстония. Я призываю председателей других партий также участвовать в обсуждениях, а не соревноваться в том, кто наберет балл за осуществление идеи.

Уважаемые соратники

Я понимаю важность ситуации и груз ответственности, которые я, являясь кандидатом на пост председателя партии, на себя принимаю. Ситуация, когда партия Реформ находится в оппозиции и не может сформировать будущее Эстонии, для меня невыносима. Я обещаю вам, что я сделаю все, чтобы это изменить. Я также понимаю, что просто невозможно взять всю эту ответственность только на свои плечи, для этого нужна команда. Партия сильна только настолько, насколько сильна связь, объединяющая ее членов. И руководитель силен только настолько, насколько сильна его команда. Я верю, что строительство сильной и умной самостоятельной Эстонии будущего является нашей совместной целью. Я верю, что если мы будем вместе работать во имя такой Эстонии, то от этого выиграют все. Я верю в членов партии Реформ! Я верю в Эстонию!"

Эстония > Госбюджет, налоги, цены > delfi.ee, 14 апреля 2018 > № 2569237 Кая Каллас


Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд

Искусственный интеллект, Россия и многое другое: как эстонский президент готовится к будущему

Эрик Ниилер (Eric Niiler), Wired Magazine, США

В свои 48 лет Керсти Кальюлайд является самым молодым президентом Эстонии и первым президентом-женщиной в этой стране. Эта любительница бега на марафонские дистанции имеет диплом генетика и степень магистра делового администрирования. Большую часть своей карьеры она провела на незаметных должностях, работая в основном аудитором в ЕС. В 2016 году эстонский парламент избрал ее на пост президента. Прошло два года, и она продолжает курс Эстонии на глобальную цифровую безопасность, одновременно отражая военные и кибернетические угрозы со стороны России, которая оккупировала эту страну на протяжении 50 лет вплоть до ее освобождения в 1991 году.

Эстония славится своим цифровым правительством, налоговой и медицинской системой. И эта страна планирует свое будущее. Программа «Электронный резидент», позволяющая гражданам других стран получать от государства удостоверение личности и удаленно создавать в Эстонии свои компании, с 2014 года привлекла 35 тысяч человек. Теперь правительство обсуждает предложение о предоставлении некоторых прав системам с искусственным интеллектом. Закон может облегчить процесс принятия решений автономными системами, роботами и автомашинами без водителей.

На этой неделе Кальюлайд посетила Белый дом вместе с руководителями Латвии и Литвы, где президент Дональд Трамп обсудил с ними ряд вопросов, включая тему безопасности на границе с Россией. Этот визит совпал с 100-й годовщиной независимости прибалтийских стран, которые получили ее после Первой мировой войны, и Трамп воспользовался этой возможностью, чтобы подтвердить решимость США защищать прибалтийские государства в соответствии с Североатлантическим договором. После американо-балтийского торгового саммита и возложения венков на Арлингтонском кладбище Кальюлайд дала интервью Эрику Ниилеру из издания «Вайред» (WIRED) в эстонском посольстве в Вашингтоне.

Эрик Ниилер: После многочисленных усилий, предпринятых в прошлом десятилетии, Эстония во многих отношениях превращается из традиционного государства в цифровое общество. Продолжаете ли вы эти усилия, и чего надеетесь достичь в предстоящие годы на посту президента?

Керсти Кальюлайд: Цифровое общество рождается тогда, когда люди отказываются пользоваться бумагой. Мы знаем, что в нашей стране люди отказываются пользоваться бумагой. Когда страна доходит до такого уровня в своем развитии, ей приходится постоянно обеспечивать безопасность цифрового государства. Если что-то идет не так, необходимо иметь несколько альтернатив. О безопасности нужно думать все время; это не очень-то отличается от бумажных архивов.

Наше общество уже испытало на себе цифровые сбои. Мы также видим, как меняется отношение людей к технологиям и к работе, и какие возможности может дать интернет карьерам нового типа. Например, людям для работы не нужны предприятия, поскольку они могут продавать свои навыки в онлайне самостоятельно.

В нашем случае правительство тоже находится в цифровой сфере. Мы понимаем, что надо думать о налоговой системе, когда люди одновременно работают в пяти разных компаниях из пяти разных стран. С этим надо разбираться. Одни мы с этим не справимся, проблему нужно решать глобально.

— Похоже, граждане Эстонии доверяют своему правительству, когда встает вопрос о предоставлении цифровой информации. Здесь, в США, мы до определенной степени доверяем «Фейсбуку» и «Амазону», но с правительством все наоборот. Как вы этого добились?

— Мы завоевали доверие, потому что наши люди в интернете не анонимны. Они всегда были защищены. Если человек пытается совершить с кем-то сделку или операцию в онлайне, через электронную почту он это делать не станет, да и расплачиваться кредитной картой тоже. Вместо этого он создает зашифрованный канал и подписывает контракт с проставлением даты. Эстонцы больше привыкли к интернет-банкингу, чем к онлайновым кредитным картам. Вы можете создать доверие, но вам придется создать инструменты и правовое пространство, которое обеспечит безопасность этих инструментов. Государство вынуждено обещать людям, что оно обеспечит им безопасность в интернете. Меня поражает то, что компании в глобальном масштабе работают в интернете. За ними успевают очень немногие правительства.

— А как насчет внешних угроз? Какие другие шаги могут понадобиться для предотвращения российской агрессии в таких местах как Украина, или для недопущения кибератак и хакерских взломов типа тех, что имели место в 2016 году на президентских выборах?

— Что касается обычной агрессии, то поскольку мы применили санкции, Россия в других регионах больше не осуществляет свои агрессивные акции. В киберпространстве мы не должны узко зацикливаться на одной только России. Кибератаки сыплются на нас дождем из многих мест. Необходимо обеспечить безопасность нашим системам, и научить людей такому понятию как кибергигиена. Если можно определить источник атак, надо открыто заявить об этом, как поступили Соединенные Штаты. Нам необходимо глобальное понимание того, как должны действовать международные правила в сфере интернета. Сейчас такое представление полностью отсутствует.

— Что вы имеете в виду под международными правилами?

— На эту тему есть немало научных работ, скажем «Таллинское руководство», первая и вторая часть. Например, мы не посягаем на суверенитет друг друга. Можно ли считать атакой нападение на какие-нибудь очень важные электронные системы? Какими правами обладает в таком случае обороняющаяся сторона? Какие у вас есть права, если вы подвергаетесь атаке со стороны страны, которую можете идентифицировать, но не со стороны ее правительства? И какие у вас права в том случае, если это правительство в силу своей слабости не может наказать атакующего?

— Коль речь зашла о правах, Эстония может стать, пожалуй, первой страной, которая предоставит законные права системам с искусственным интеллектом, скажем, полностью автономным роботам или транспортным средствам. Как это отразится на простых эстонцах?

— Здесь дискуссия сосредоточена на том, нужно ли создавать специальное юридическое лицо для таких автономных систем. Если вводить нормы и регулирующие правила для искусственного интеллекта, то их нужно вводить и для машинного обучения, и для самоуправляемых автономных систем. Мы хотим, чтобы наше государство в упреждающем порядке предлагало услуги населению. И надо внимательно подумать о том, как сделать это предложение безопасным для наших людей и для их персональных данных. Мы хотим безопасно развивать искусственный интеллект в Эстонии.

— К этому вас подтолкнуло изобретение самоуправляемых автомобилей без водителей?

— Нет, к этому нас подтолкнул эстонский народ и его требование к государству в упреждающем порядке предоставлять услуги. Например, если у пары есть ребенок, она имеет право на пособие на ребенка. Эстонцы считают, что они не должны в этом случае писать какие-то заявления, куда-то обращаться. Они говорят: «Мы родили ребенка, платите нам». Это называется упреждающим действием. Люди требуют эффективности от автоматизированной системы, которая принимает решения. А мы должны это регулировать. Когда ты оказался в киберпространстве, люди всегда будут подталкивать тебя к тому, чтобы ты совершенствовал работу по оказанию услуг.

— Недавно вы запустили новую программу генетического тестирования для 100 тысяч эстонских граждан. Это в дополнение к тем 52 тысячам, что уже протестированы. Как будет использоваться эта информация в интересах улучшения здоровья людей? И какие меры защиты будут приниматься во избежание возможной генетической дискриминации со стороны, скажем, работодателей?

— Эта информация принадлежит людям, чей геном был проанализирован. Эта информация не принадлежит геномному банку Эстонии или государству, и она не передается другим людям. Генетические данные человека существуют в анонимной форме. Цель этой программы состоит в том, чтобы люди знали, насколько велик у них риск заболевания диабетом, риск инфаркта. Они могут поделиться этой информацией со своим семейным врачом, но они не обязаны это делать. Они могут хранить ее для себя, но большинство наверняка поделятся ею со своим врачом.

— Есть ли на эстонском горизонте еще какие-то важные дела и события, которых нам следует ждать?

— Я бы вам не сказала, даже если бы знала. Геномный банк и цифровое общество — это те проекты, которые оказались очень успешными. Я уверена, есть другие проекты, у которых успехов меньше. Наш народ готов сотрудничать с государством в сфере новых технологий. Это уже превратилось в привычку: каждый эстонец видит в этом составную часть наших национальных особенностей. Мы понимаем, что это позволяет нам оказывать услуги людям лучше, чем это могли бы сделать деньги.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар

Как выглядела бы война между НАТО и Россией в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Вероятность вторжения России на территорию Латвии, Литвы и Эстонии кажется довольно незначительной. Даже корпорация RAND, которая придерживается весьма воинственных взглядов, утверждает, что вероятность атаки России на одного из членов НАТО является низкой, несмотря на дисбаланс сил внутри альянса. «Наш анализ показал, что сдерживающий потенциал НАТО против атаки России на одного из членов НАТО с применением обычных видов оружия является в настоящее время мощным, — говорится в докладе RAND. — Хотя мы полагаем, что атака России против НАТО в ближайшем будущем крайне маловероятна, вполне возможно, Россия воспользуется другими способами, чтобы продемонстрировать свое недовольство текущим процессом укрепления военных позиций США и НАТО».

Другие аналитики согласны с тем, что Россия не хочет вторгаться на территорию прибалтийских государств, которые прежде были частью Советского Союза и Российской империи до него. «По всей видимости, русские не строят планы по нападению на прибалтийские государства, — отметила Оля Оликер (Olya Oliker), старший советник и директор Программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований. — Но им известно, что США и многие другие члены НАТО убеждены, что они действительно планируют это сделать. Хотя русские изо всех сил стараются отрицать это, они усматривают определенное стратегическое преимущество в том, чтобы держать НАТО в напряжении, и они, несомненно, не гнушаются бряцания оружием, в том числе в Прибалтике».

Действительно, с точки зрения Кремля у России нет никаких причин вторгаться на территорию этих бывших советских республик. Хотя Россия начала строить планы на Прибалтику в далеком прошлом — эти территории были завоеваны при Петре Великом в ходе Северной войны (1700-1721) — чтобы обеспечить государство выходом к морю, нынешнее руководство Кремля надеется использовать для этих целей Санкт-Петербург.

«В течение последних 20 лет Россия инвестирует миллиарды долларов в строительство новых морских портов рядом с Санкт-Петербургом, поэтому в эстонских и латвийских портах больше не будет никакой необходимости, — отметил Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики. — А за исключением морских портов, которые были необходимы для экспорта российских сырьевых товаров, в этих странах никогда не было ничего по-настоящему важного для России».

Для Кремля уменьшение зависимости от портов в Балтийском море является важным приоритетом. «Замещение логистической базы прибалтийских государств собственной базой было важным приоритетом всего президентского срока Путина, — объяснил Кашин. — Нет никакого смысла завоевывать прибалтийские государства тогда, когда на альтернативу было потрачено очень много средств».

Более того, ресурсы Кремля, необходимые ему для нападения на Прибалтику, если он решит это сделать, тоже весьма ограничены. Большая часть обычных вооруженных сил России сконцентрирована в других регионах — потребуется много времени, чтобы собрать армию, способную отразить контратаку НАТО. Более того, у Кремля нет возможности эффективно оказывать влияние на многочисленные сообщества этнических русских в этих странах.

«Методы "гибридной войны" в стиле Крыма или Донбасса вряд ли можно будет применить там, где их больше всего боятся, а именно в Прибалтике и в Польше, — написал Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги в своей книге «Стоит ли нам бояться России?» (Should We Fear Russia?). — Если даже не принимать в расчет намерения Кремля, самоидентификация местного русского населения здесь очень отличается от самоидентификации жителей Крыма. Несмотря на то, что процесс вступления в гражданство в Латвии и Эстонии был существенно усложнен для русских, они не ждут от Москвы защиты и инструкций. Даугавпилс — это не Донецк, а Нарва — это не Луганск. Польша — это еще более неправдоподобный вариант. Модель Донбасса довольно трудно перенести, и ее применение на территории страны-члена НАТО было бы крайне нерациональным со стороны Кремля».

Это значит, что Москве придется прибегнуть к обычным военным средствам, чтобы вторгнуться на территорию Прибалтики, если она этого захочет. Но у России нет такой возможности. Кремлю придется наращивать свои войска в этом регионе, прежде чем переходить в наступление, и НАТО неизбежно заметит надвигающийся удар. «Наращивание сил ведется у границы Украины. Если мы захотим вторгнуться в Прибалтику, нужно будет перебрасывать туда наши войска, что станет предупреждением для нашего противника», — объяснил Кашин.

Действительно, как отмечает научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майк Кофман (Mike Kofman), российские войска, находящиеся у границ Прибалтики, далеки от идеальной формы. «В рамках процесса модернизации вооруженных сил и расширения их структуры Балтийский регион до недавнего времени обходили вниманием, — написал Кофман в Russia Matters. — Несмотря на провокационные действия в море и в воздухе, сконцентрированные в этом районе, российские войска, развернутые там, играют главным образом оборонительную роль, и им требуется обновление. Есть признаки, указывающие на то, что изменения в размерах и силе российских войск неизбежны, но это будет происходить постепенно и отчасти зависеть от того, какие именно войска НАТО решит развернуть в этом районе».

Как пишет Кофман, Москва может быстро переместить свои войска от украинской границы к границам прибалтийских государств, однако такое вторжение несет в себе немало опасностей для России. Согласно результатам исследования RAND, российская армия способна захватить все три прибалтийских государства с использованием обычных видов вооружений в течение всего 36 часов, однако в этом анализе есть свои недостатки. В нем рассматривается только первоначальный захват Прибалтики и не принимается в расчет контратака НАТО или ядерная эскалация.

«Двухлетние военные игры и анализ показывают, что, если бы Россия решила провести атаку в условиях кратковременного предупреждения против стран Балтии, ее войска могли бы подойти к окрестностям эстонской столицы Таллинна латвийской столицы Риги уже через 36 часов. В этом случае они опередят силы США и их союзников не только в расстояниях и по количеству оружия, но и по численности», — пишут Дэвид Шлапак (Shlapak) и Майкл Джонсон (Michael W. Johnson) из корпорации RAND.

Другие аналитики, такие как Джефф Эдмондс (Jeff Edmonds) из Центра военно-морского анализа, согласны, что Россия может захватить Прибалтику при помощи тех войск, которые есть в ее распоряжении. «У русских очевидное преимущество, и они могут быстро их захватить», — сказал Эдмондс.

Однако Кофман указывает на то, что для вторжения России придется собрать силы, которые смогут не только разгромить батальоны НАТО, находящиеся сейчас в Прибалтике, но и сразиться со всем альянсом и отразить его контратаку. Планировщики в Москве должны будут составить план на случай неизбежной контратаки со стороны США и их союзников, поэтому она не станет ограничиваться 27 штурмовыми батальонами, которые корпорация RAND рассматривала в своем исследовании. Кроме того, Кремль вряд ли станет ограничивать себя десятидневным сроком.

«Если бы Россия планировала полномасштабное вторжение в Прибалтику, ей также пришлось бы планировать войну с НАТО и оборону от контратаки альянса, — написал Кофман. — Сильные державы обычно не атакуют сверхдержавы при помощи наспех собранных войск, надеясь при этом на лучшее. Москва, вероятнее всего, пустит в ход силы, в несколько раз превышающие те силы, о которых шла речь в исследовании, и заранее продумает способы переброски дополнительных подразделений из других военных округов.

Мнения российских военных экспертов о размерах войска, которое Москва способна собрать в самые сжатые сроки, разойдутся, но я сомневаюсь, что речь пойдет о 27 батальонах, собранных наспех для участия в том, что потенциально может вылиться в третью мировую войну. Стоит мыслить гораздо масштабнее и не ограничивать себя 10-дневным сроком [из исследования RAND]».

Если Россия не намеревается вторгаться в Прибалтику, или если у нее нет достаточных сил, чтобы начать войну, что может спровоцировать конфликт в Латвии, Литве и Эстонии? По мнению Оликер, война может вспыхнуть вследствие непонимания.

«Вполне возможно, что бряцание оружием в сочетании с военными учениями могут привести страны НАТО к выводу о том, что Россия планирует провести в Прибалтике некую военную кампанию, — объяснила Оликер. — Если в результате этого НАТО предпримет ответные меры, призванные нейтрализовать российский военный потенциал в Калининграде, Москва может в свою очередь воспринять это как угрозу (вспомните, что большинство российский сценариев начинается с агрессивных действий НАТО) и принять меры для сглаживания этой угрозы. Особенно в отсутствие налаженных каналов коммуникации и в условиях высокой напряженности, вполне возможно, что эти действия могут обернуться спиралью эскалации или даже конфликтом».

Если в Прибалтике начнется война между Россией и НАТО, в конечном счете будет неважно, каков баланс обычных вооруженных сил в этом регионе. «Другой проблемой, связанной с сосредоточенностью на обычных средствах сдерживания в условиях войны в Прибалтике, является то, что, как и прежнее противостояние между НАТО и странами Варшавского договора, эта битва способна обернуться ядерной эскалацией, — написал Кофман. — Большинство из тех экспертов по России в военно-аналитическом сообществе, которых я знаю, включая российских экспертов, убеждены в том, что война с НАТО с применением обычных видов вооружений, вероятнее всего, будет оставаться таковой недолго».

Если войска НАТО вторгнутся на территорию России, это может спровоцировать ядерный ответ со стороны Москвы. «Существует вероятность того, что, если российские войска будут существенно ослаблены или разгромлены под Калининградом, Москва может нанести ядерный удар, — написал Кофман. — Ядерная эскалация маловероятна, но учитывая последствия такого поворота, возможно, лучшая стратегия — это принимать такие решения, которые оставляют наибольшее количество возможностей для управления динамикой конфликта. Это означает, что нужна будет такая расстановка сил, которая будет ориентирована на стратегическую гибкость, а не на укрепление занятых позиций». Такая война, скорее всего, перерастет в полномасштабную ядерную войну между двумя ядерными сверхдержавами планеты, а это значит, что проиграют все.

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар


Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар

НАТО против России: почему самая большая военная опасность для Европы сосредоточена в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

С 2014 года Североатлантический альянс осуществил множество изменений в своей военной доктрине и стратегии на восточном фланге с целью сдерживания России. Главная цель альянса по сути дела сводится к тому, чтобы изменить российское поведение. Но как такие изменения расценивает Москва? Исследовательский центр Rand недавно опубликовал новый доклад, в котором попытался проанализировать эти вопросы.

«Несмотря на общее военное превосходство, НАТО сталкивается с дисбалансом в силах и средствах в регионах, которые граничат с Россией, таких как Прибалтика, — говорится в этом докладе. — Для устранения такого локального дисбаланса аналитики и политические руководители выступают с предложениями, суть которых сводится к увеличению издержек России и снижению ее шансов на успех в случае начала наступления на одного или нескольких членов НАТО». При этом менять российское поведение они хотят таким образом, чтобы это было выгодно альянсу. Но НАТО необходимо действовать очень внимательно и осторожно, дабы не спровоцировать ненужную и ошибочную реакцию. По этой причине альянсу исключительно важно знать, насколько сильно он может давить на Россию.

«Какие бы изменения в доктрине и расстановке сил ни осуществляли Соединенные Штаты и НАТО, их цель состоит в том, чтобы изменить поведение России, — заявляет RAND. — Таким образом, характер ответных действий Москвы будет определять целесообразность и практическую ценность тех мер, которые примет НАТО».

Перечень возможных ответных действий России очень обширен. Она может ничего не делать, а может предпринять военные действия. Таким образом, правильная оценка реакции Кремля исключительно важна.

«Возможная реакция России охватывает весь диапазон действий — от молчаливого признания предпринимаемых США и НАТО шагов, и отказа от планов нападения на НАТО, до резкого увеличения приграничной группировки российских войск с целью создания противовеса США и НАТО, и мощной эскалации с последующим прямым конфликтом. В ответ на военные действия Америки и Североатлантического альянса Россия также может использовать невоенные уязвимости в США и других странах НАТО, отмечается в докладе.

На данный момент у НАТО достаточно сил и средств для сдерживания русских на востоке.

«Наш анализ указывает на то, что натовские силы сдерживания, предназначенные для противодействия России в случае ее нападения на члена альянса с применением неядерных средств, достаточно надежны», — отмечается в докладе.

«Реализация уже объявленных США и НАТО мер по совершенствованию организационно-штатной структуры и доктрины, скорее всего, еще больше снизит и без того незначительный риск российского нападения. Сегодня силы сдерживания НАТО обладают большими преимуществами в области неядерного потенциала, которые с 2014 года подкрепляются четкими сигналами, действиями и заявлениями о том, что НАТО и Соединенные Штаты Америки предпримут военные действия в ответ на любую агрессию против прибалтийских государств или других союзников по альянсу там, где эти меры реализуются. Таким образом, вполне вероятно, что с точки зрения России, любые агрессивные действия приведут к выполнению положений статьи 5 Североатлантического договора, результатом чего станет прямой военный конфликт сразу с несколькими ведущими членами НАТО».

Как отмечают авторы доклада, русские в ближайшей перспективе не намерены нападать ни на какого члена Североатлантического альянса.

«По нашей оценке, российское нападение на НАТО в ближайшей перспективе маловероятно. Но нельзя исключать, что Россия использует другие методы и средства для демонстрации своего недовольства теми мерами и шагами, которые предпринимают США и НАТО в вопросах военной доктрины и размещения сил и средств», — говорится далее в докладе.

«Россия уже объявила о своем намерении внести изменения в построение сил и средств внутри страны, чтобы свести на нет усиление натовского присутствия. В прошлом Москва использовала обширный набор механизмов, отвечая на действия США и НАТО, которые она воспринимала как угрозу. Среди таких механизмов — выход из многосторонних договоров о безопасности, отправка с провокационными целями войск в близкие к Америке районы, угроза разместить ракеты „Искандер" в Калининградской области и так далее».

Но скорее всего, в обозримом будущем НАТО и Россия ограничатся новой холодной войной.

«Российская элита, по всей видимости, сделала вывод о том, что долговременные цели США и НАТО несовместимы с интересами безопасности нынешнего режима в Москве», — отмечается в докладе.

«Российское руководство с обеспокоенностью говорит об устойчивом наращивании неядерных сил в Восточной Европе, в том числе, на территории бывших советских республик, о расширении систем противоракетной обороны и об изменениях в стратегической ориентации государств, которые, по мнению Москвы, входят в ее сферу влияния». Суть проблемы заключается в том, что хотя русские могут сдержать военное нападение альянса, Кремль считает, что НАТО и Вашингтон пытаются подорвать Россию изнутри.

«Угроза ответного ядерного удара с применением российских стратегических ядерных сил способна предотвратить прямое нападение на Россию. Однако США и НАТО считают необоснованными озабоченности России в сфере безопасности, связанные с политическими угрозами стабильности российского режима. Пока две страны не изменят свою точку зрения, они будут увеличивать опасность конфликта в Европе», — говорится в заключение в докладе RAND.

Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 16 октября 2017 > № 2356025 Керсти Кальюлайд

Президент Эстонии: шаги к примирению должна делать Россия

Страны Балтии оказались на передовой противостояния между Россией и Западом после аннексии Крыма. Альянс НАТО - пусть и символически - увеличил присутствие на восточных рубежах Европы. Эстония приняла батальон британских солдат.

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд в интервью Би-би-си рассказала, что надеется на улучшение отношений Запада с Россией, но считает, что первый шаг навстречу должен сделать Кремль. С президентом беседовал Олег Антоненко.

Би-би-си: Что изменилось после прибытия британских войск в Эстонию?

Керсти Кальюлайд: Они интегрированы в Первую пехотную бригаду Эстонии и в другие наши войска. Эстонская армия - это тоже НАТО. Поэтому одним батальоном больше, одним меньше - не проблема. В Эстонии ничего не изменилось, если вы посмотрите вокруг.

Би-би-си: Тогда почему они здесь?

К.К.: Но то, что четко видно - их присутствие - оно заметно. Они общаются с нашими людьми, ходят в школы, их видно на местах. И жители Эстонии приветствуют присутствие войск НАТО здесь, в нашей стране.

Би-би-си: Глава внешней разведки Эстонии Микк Марран недавно предупредил, что Россия может готовить провокации против британцев, чтобы дискредитировать солдат НАТО в Эстонии. Было ли уже что-нибудь подобное?

К.К.: Прежде всего я должна сказать, что ничего такого не было. У всех военных в Эстонии, включая наших, хорошие отношения с местным населением. Если кто-то где-то и подрался, если кого-то обидели, то какая разница, кто именно? Среди молодежи такие вещи случаются постоянно, и это никоим образом не вредит репутации войск НАТО в Эстонии.

Би-би-си: В своей недавней речи, произнесенной здесь, на военной базе Тапа, британский премьер-министр Тереза Мэй сказала:"Продолжающаяся агрессия со стороны России представляет растущую опасность для наших друзей в Эстонии". Вы согласны с этим заявлением? И если да, то какую именно растущую опасность со стороны России вы видите?

К.К.: Россия непредсказуема. Россия не признает международные соглашения, под которыми поставила свою подпись, например, Будапештский меморандум (о гарантиях безопасности для Украины в обмен на отказ от ядерного оружия). Я думаю именно об этом говорила британский премьер-министр.

Би-би-си: Почему, по вашему мнению, угроза растет, если говорить о действиях России?

К.К.: Разве Россия вывела свои войска из Украины? Разве оккупация Крыма завершилась? Или, может, Грузия смогла вернуть себе территории, которые потеряла в 2008 году? Все эти события укладываются в оценку рисков Терезы Мэй, с которой я и остальные члены НАТО согласны.

Би-би-си: Вы не раз говорили, что целью президента России Владимира Путина является уничтожение глобальной системы безопасности. Считаете ли вы Россию врагом, враждебным государством?

К.К.: Нет.

Би-би-си: Кто же для вас Россия?

К.К.: Россия - наш сосед. Я была бы очень рада, если бы у нас были хорошие отношения с Россией, которая развивается, идя по пути демократии. Я думаю, кстати, что Россия была бы более успешной в экономическом плане, если бы шла по пути демократии. Поскольку, если ты непредсказуем, инвестиции к тебе не придут.

Если ты непредсказуем, с тобой слишком рискованно торговать, даже если не будет новых санкций. И это печальная история. Я думаю, что в 2008 году мы увидели начало лавины, которая остановилась в Крыму на Украине.

Би-би-си: 2008 год, вы имеете в виду войну России с Грузией?

К.К.: Да, именно так. Это тот же самый процесс. Это отказ признать, что менее сильные страны имеют право на выбор. И когда произошли события в Грузии, реакция Запада была недостаточно жесткой. Западные страны не дали понять, что не потерпят подобного развития событий.

Сейчас западные правительства выучили урок. Поэтому когда случились события в Крыму, последовала жесткая ответная реакция. Были введены санкции, появилось понимание, что Минские договоренности должны быть претворены в жизнь, и Крым должен вернуться в состав Украины. Все это остается в силе.

Би-би-си: Однако, Минские договоренности не были реализованы, а Крым не был возвращен Украине. Ничего не изменилось после введения санкций.

К.К.: Ну и что, нам теперь сказать - извините, мы пересмотрим свою позицию? Нет, ровно наоборот, мы должны оставаться сильными и едиными. И именно это мы и делаем.

Би-би-си: Вы говорили, что вас не очень беспокоит проблема неграждан, поскольку это личный выбор людей, которые хотят ездить без виз и на запад, и на восток. И главное, что они едины в деле защиты родины и не хотят, чтобы Эстонию оккупировала Россия.

К.К.: Это даже не мои слова, я цитировала Яну Тоом, видного русскоязычного политика и депутата Европарламента от Эстонии. И она утверждает, что ни один русский в Эстонии не хочет завтра проснуться в Российской Федерации. У меня нет причин ей не верить.

И мое личное понимание после года разговоров с русскоязычными эстонцами - и там не только русские, но и люди других национальностей - они разделяют ценности либеральной демократии и любят свободу, которую им дал Европейский союз. И, конечно, им нравятся экономические преимущества, которые дает эстонская зарплата по сравнению с российской.

Но главное, что их привлекает в Эстонии и Евросоюзе - это свобода. Потому что, например, в Эстонии можно говорить, что Крым принадлежит России, и вам за это ничего не будет. И если спросить наших новобранцев - русскоязычных или эстоноязычных - они как один горят желанием защищать Эстонию. И те, и другие.

Би-би-си: Возможно, у них разные подходы, потому что, согласно опросу вашего министерства обороны, в марте около 90% эстонцев приветствовали усиление контингента НАТО, тогда как в русскоязычном сообществе картина противоположная: большинство - против; они считают, что гарантией безопасности должны быть хорошие отношения с Россией. Что вы скажете на это?

К.К.: Я не думаю, что они против войск НАТО в настоящее время. Люди говорят: если бы у нас были хорошие отношения с Россией, не было бы необходимости усиливать войска НАТО. Абсолютно точно. У нас не было никакого усиленного контингента в те годы, когда мы рассчитывали на развитие демократии в России. Оценки рисков меняются, механизмы сдерживания меняются. Такова реальность.

Я вижу, что эти люди сожалеют, что у нас не может быть хороших отношений с Россией. Но это не значит, что они не понимают, что в этом виновата сама Россия.

Би-би-си: Владимир Путин не собирается уходить в отставку, судя по всему, и нынешняя политическая система в России может просуществовать еще долгое время. Многие говорят о новой холодной войне. Ваша страна готова к долгосрочным недружественным отношениям с вашим крупнейшим соседом?

К.К.: Я очень надеюсь, что отношения между западными странами и Россией могли бы наладиться и стать нормальными. Чем раньше это произойдет, тем будет лучше. Но, к сожалению, первые шаги к примирению должна сделать Россия. А не западные страны, которые лишь напоминают России о ее международных обязательствах.

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 16 октября 2017 > № 2356025 Керсти Кальюлайд


Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > delfi.ee, 30 сентября 2017 > № 2367030 Юри Ратас

Ратас — о прошедшем саммите: стопроцентно и без вопросов — наше будущее является цифровым

По итогам Таллиннского цифрового саммита премьер-министра Юри Ратас сделал заявление в СМИ. Публикуем его в полном объеме.

Я рад сообщить, что я принял участие в самой вдохновляющей и крайне ценной дискуссии с вами и остальными нашими коллегами. На первом в истории цифровом саммите мы обсуждали будущее государственного управления, кибербезопасности, цифровой экономики, более оптимальное трансграничное использование данных, а также будущее рынка труда и потребность в развитых навыках работы в цифровой среде.

Мы все согласились с тем, что цифровая революция никуда не денется и что дигитализация меняет каждый аспект нашей жизни и нашего общества.

Во-первых, об электронном государственном управлении. Как главы своих правительств мы должны для начала убедиться, что предлагаемые нашими правительствами услуги полностью дигитализированы, чтобы наилучшим образом отвечать потребностям наших людей и бизнеса. Это также сделает наше государственное управление более эффективным, а наше общество — более ориентированным в будущее. Чтобы лучше функционировать, четыре основные свободы ЕС нуждаются в международных публичных услугах.

Но электронное государственное управление не будет работать, если люди не будут доверять электронным услугам и цифровым устройствам.

Поэтому во-вторых: мы должны усилить кибербезопасность. Нам нужны исследования, системы и устройства, которые являются безопасными, подходящие стандарты, финансирование и инфраструктура. Просвещенность и осведомленность населения имеют ключевое значение. Это то, чего мы можем достичь только в том случае, если обеспечим защиту европейского киберпространства как единого целого. Улучшение нашей кибербезопасности — это одна из самых важных вещей, которую мы можем сделать, чтобы обеспечить для наших граждан лучший доступ к их правам и свободам.

В-третьих, экономика. Я могу заверить вас, что все страны — члены ЕС прилагают все усилия, чтобы завершить создание единого цифрового рынка к концу 2018 года — функционирующий единый рынок — это основа всего, что мы делаем.

Но этого недостаточно. Нам нужны инвестиции в инфраструктуру, особенно в связь пятого поколения, в исследования, развитие и производство, в искусственный интеллект и суперкомпьютеры — поскольку все это завтра станет реальностью. Европа должна быть флагманом развития фундаментальных и означающих прорыв для наших общества, экономики, безопасности технологий. Мы должны сделать Европу самой привлекательной мировой платформой для экономики данных.

Еще одним необходимым элементом является современное и логичное рамочное законодательство для обращения с данными — этим ”сырьем” экономики данных. Это включает свободу передвижения данных — главную свободу цифровой эры.

И в-четвертых, мы должны быть готовы переосмыслить весь наш рынок труда и трудовые взаимоотношения, наше образования и системы подготовки и наши социальные системы в более широком плане. Мы должны включить в процесс всех, никто не должен остаться за бортом.

Я подведу итоги сегодняшних дискуссий и поделюсь ими со своими коллегами перед предстоящей через три недели встречей в Брюсселе в рамках регулярных встреч Европейского совета.

Кроме того, мы призываем министров, ответственных за вопросы дигитализации, которые соберутся на Телекоммуникационный совет всего через несколько недель, продолжить работу над заключениями нашего саммита.

Дорогие друзья, я надеюсь, что встреча в Таллинне станет началом пути, и что она подхлестнет наше желание в полной мере выиграть от потенциала, который таит в себе цифровое будущее. Если мы хотим, чтобы наша экономика и социальная сфера соответствовали рейтингу ААА, этому рейтингу должна соответствовать и наша цифровая сфера.

Потому что — стопроцентно и без вопросов — наше будущее является цифровым. Спасибо!

Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > delfi.ee, 30 сентября 2017 > № 2367030 Юри Ратас


Азербайджан. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 14 июня 2017 > № 2211285 Свен Миксер

Таллинн ждет прогресса в переговорах между Азербайджаном и ЕС по новому соглашению о сотрудничестве

Министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер в интервью информационному агентству "Интерфакс-Азербайджан" рассказал об итогах своего визита в Азербайджан и перспективах развития сотрудничества между Баку и Таллинном в различных сферах.

Как вы оцениваете итоги визита в Азербайджан?

Это был короткий визит, но очень плодотворный. Мы недавно провели раунд переговоров в рамках межправительственной комиссии, которые прошли в Баку. На них присутствовал министр государственного управления Михаил Корб. Эти переговоры выявили перечень сфер, для будущего сотрудничества. Мы обсуждаем эти вопросы. В частности Эстония накопила большой опыт в сфере IT. Мы делимся этим опытом с Азербайджаном, который на региональном уровне имеет развитые электронные и информационные услуги.

Мы также сотрудничаем в сфере образования. Что касается сотрудничества в сфере бизнеса, то его объем относительно низкий. Это означает, что мы должны развить возможности в таких секторах, как туризм, АПК, логистика, транзит и транспорт.

Кроме того, одной из причин данного визита является и тот факт, что Эстония с 1 июля будет председательствовать в Совете Европейского союза. Во время нашего председательства намечен ряд мероприятий, которые нацелены на наших "восточных партнеров". Мы ожидаем тесного участия Азербайджана в министерских встречах в разных сферах. Мы также надеемся, что наше председательство поможет сблизить деловые круги, гражданское общество, лидеров. Поэтому мы обсуждали не только двустороннее отношения между Баку и Таллинном, но и сотрудничество между Азербайджаном и ЕС.

Я очень доволен теплым приемом моего коллеги Эльмара Мамедъярова, а также премьер-министра и министра транспорта, связи и высоких технологий. Я надеюсь, что мы будем иметь больше возможностей для встреч, как в Баку, так и в Таллинне. В целом, мы видим интерес руководства Азербайджана к развитию отношений как с Эстонией, та и с ЕС.

Были ли достигнуты, какие либо договоренности в рамках визита и в каких сферах?

Мы обсудили возможность подписания соглашения в сфере транспорта. Мы надеемся, что это произойдет в сентябре, когда состоится соответствующая министерская встреча в Таллинне. Мы также обсудили соглашение в сфере ветеринарии и фитосанитарии, которые необходимы для сотрудничества в сфере сельского хозяйства. Мы получили предложения с азербайджанской стороны и наши эксперты их рассматривают. Я надеюсь, что в ближайшее время мы сможем организовать встречу на министерском уровне для того, чтобы подписать их.

Какие меры Азербайджан и Эстония должны предпринять для повышения уровня торгового оборота?

Для увеличения товарооборота важно улучшить договорную базу, организовывать встречи между деловыми кругами для того, чтобы они ближе знакомились друг с другом, с возможностями для бизнеса, бизнес-средой и системой регулирования в обеих странах. Это очень важно, так как ни Азербайджан, ни Эстония не являются большими странами, также не являются непосредственными соседями. Кроме того, Эстония является членом ЕС и мы должны учитывать этот момент при обсуждении вопросов обогащения нашей двусторонней повестки. Я также вижу новые возможности в подписании соглашении о стратегическом партнерстве между Азербайджаном и ЕС, которые стороны сейчас обсуждают. Я надеюсь, что мы достигнем значительного прогресса по соглашению до саммита Восточного партнерства, который состоится в ноябре текущего года в Брюсселе.

Каким вы видите будущее политического и экономического сотрудничества между двумя странами?

Если вы обратите внимание на объем товарооборота, он на самом деле, не существенный, и обе страны заинтересованы в том, чтобы увеличить эти объемы. И не только за счет сотрудничества между правительствами, но и путем сближения компаний.

Что же касается политического сотрудничества, то я считаю, что наше председательство в Совете Европейского союза создает уникальные возможности для установления политических контактов на высоком уровне. Эти контакты уже есть. Тому пример мой визит в Азербайджан, а также недавний визит М.Корба в Азербайджан. Но, председательство, которое будет сопровождаться многочисленными мероприятиями в Таллинне, создает возможности для визитов азербайджанских министров в Эстонию в течение следующих 6 месяцев. Мы будем рады их принять. Мы должны в полной мере воспользоваться этими возможностями.

Благодарим Вас за интервью.

Беседовал Фардин Исазаде

Азербайджан. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 14 июня 2017 > № 2211285 Свен Миксер


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков

Советское наследие и особенности национальной политики в государствах Балтии

Андрей Скачков, Начальник отдела Второго Европейского департамента МИД России, кандидат политических наук

Исторически момент развала СССР совпал с периодом активного поиска европейскими демократиями оптимальных форм мультикультурного развития, базирующихся на принципах этнической терпимости и предоставления широких прав национальным меньшинствам.

Однако далеко не все влившиеся в европейскую семью члены попытались изучить и тем более применить опыт мультикультурализма, избрав для себя диаметрально противоположный вектор государственного развития, нацеленный на этнический национализм. Сложилась, по сути, парадоксальная ситуация, при которой «в условиях единой Европы разные государства стремились к разной политике меньшинств и мультикультурности»1.

Одна из наиболее жестких этнократических форм государственного устройства и правления получила распространение в странах Балтии. Пришедшие после 1991 года к власти националистические группы, консолидированные по этническому принципу (латыши, эстонцы и литовцы), избрали в качестве стратегического ориентира национального развития не государственный национализм, предполагающий создание единой многонациональной общности (такой путь был отвергнут как пережиток советской национальной политики), а национализм этнический.

Сразу оговоримся, что ограничительное использование и, по сути, приватизация балтийскими правящими элитами дефиниции «коренной этнос или народ» в интересах исключительно неславянского населения Латвии, Литвы и Эстонии полагаем несправедливым с исторической точки зрения. Ведь русские проживают на территории нынешних балтийских государств с древнейших времен и в равной степени с балтийскими этносами завоевали себе право именоваться коренными жителями. Русские слободы возникли в раннем средневековье в Риге, Ревеле (Таллин) и других городах Ганзейского союза. С XVII века на территории Латвии (регион Латгалия) обосновалась одна из наиболее значимых общин старообрядцев, которые до сих пор компактно проживают здесь и бережно сохраняют свои традиции.

Однако в современных научных исследованиях, касающихся Балтии, к коренным жителям причислять принято почему-то исключительно латышей, литовцев и эстонцев. Русскоязычному населению отводится скромное место национального меньшинства. А приехавшие сюда в советский период трудовые мигранты вообще рассматриваются местной политэлитой не иначе как «иноземцы» или даже «оккупанты».

Советская доктрина «плавильного котла» при доминирующем влиянии русского языка была воспринята как серьезное препятствие пришедшими к власти нацэлитами в реализации стратегической задачи по переходу к этнократическому правлению. Ведь в наследство от советского правления прибалтам достались демографические особенности в виде многочисленного славянского населения, сильного влияния русского языка и культуры.

При этом, как верно подмечает, в частности, эстонский исследователь П.Ярве, советская практика предусматривала сохранение широких культурных и языковых прав для титульных народов. И несмотря на усилившееся влияние русского языка, языковая ситуация в балтийских странах не претерпела серьезных изменений в советский период. Эстонцы, латыши и литовцы не русифицировались, наоборот, сохранили свой язык и культуру, параллельно изучая русский2. Можно с известной условностью говорить лишь о «пассивной дискриминации» (определение П.Ярве) в советские годы, и то прежде всего применительно к утерянному прибалтами в 1940 году государственному суверенитету, а также политическим свободам. Однако указанные ограничения в тот период касались и жителей других республик СССР.

О динамичном и благополучном развитии балтийских этносов в советский период свидетельствуют данные повышения рождаемости, увеличения числа национальных школ, подъема национальной культуры (театр, кино, литература, живопись и т. д.). Так, население самой многочисленной прибалтийской республики - Литвы возросло в период с 1950 (2 млн. 573 тыс. человек) по 1990 год (3,7 млн. человек) более чем на миллион человек. За 25 лет независимости этой балтийской страны количество ее жителей, наоборот, сократилось практически на такую же цифру (на начало 2017 г. - 2,84 млн. человек3). За последние 20 лет из Литвы и Латвии эмигрировало до 1/3 трудоспособного населения, что является печальным антирекордом среди европейцев. Нынешний премьер Литвы С.Сквернялис охарактеризовал проблему массового отъезда своих сограждан за рубеж как наиболее серьезный на сегодня «вызов» для страны.

Схожая неблагоприятная тенденция наблюдается и у балтийских соседей Литвы. Во всех трех балтийских государствах отмечается резкое сокращение рождаемости и отток населения за рубеж, в системном кризисе пребывают литература, музыкальное и киноискусство, образование. Прибалты сталкиваются с проблемой старения населения и острой нехваткой профессиональных кадров в различных областях экономики, здравоохранении и образовании. Характерно, что эти негативные явления сохраняются при относительно неплохих экономических показателях. Так, по прогнозу ЕБРР по итогам 2016 года, темпы роста ВВП в Латвии и Литве превысят 2%, в Эстонии - 1,6%4

Таким образом, продвигаемый балтийскими элитами взгляд на советский период истории Латвии, Литвы и Эстонии как на «потерянные годы», затормозившие якобы развитие прибалтов и не позволившие им приблизиться к скандинавским странам, выглядит по меньшей мере спорным. По мнению ряда балтийских исследователей, в том числе депутата Сейма Латвии историка Н.Кабанова, период 60-80-х годов прошлого века, напротив, стал «золотым веком» латвийской истории. Это было связано, в частности, с тем, что центральные власти стремились сделать из Прибалтики «витрину социализма» и вкладывали в этот регион немалые материальные и трудовые ресурсы, нередко в ущерб другим республикам, в том числе и РСФСР5

За годы независимости страны Балтии так и не сумели приблизиться по социальным показателям к скандинавам и другим «старым европейцам». По мнению представителя Европейской комиссии в Вильнюсе М.Ващеги, а также ведущих литовских экономистов Р.Куодиса и Б.Гружевскиса, несмотря на удовлетворительные макроэкономические показатели Литвы (лучшие по «балтийской тройке»), состояние социального капитала в этой стране остается катастрофическим. Она по-прежнему сталкивается с риском нищеты и социальной разобщенности6

Понятно, что межэтнический мир создает наиболее комфортные условия для обеспечения социальной гармонии в обществе. При отсутствии таковых балтийскому истеблишменту с первых лет независимости для реализации своего этнократического курса потребовались другие идеологические ориентиры. На вооружение был взят тезис о «смертельной угрозе», которую «доминирующая» российская нация, русский язык и культура якобы несут малым народам.

Так, введение в Латвии жесткой моноэтнической государственной модели мотивировалось самым низким в Прибалтике процентом титульного населения - 52% в 1989 году (в Эстонии - 61,5%, в Литве - 79,6%)7. Бывший Президент В.Вике-Фрейберга предельно цинично высказалась по этому поводу, отметив, что «проблема русских в Латвии заключается в их количестве»8. Эта «проблема» должна была быть решена через вытеснение славянского меньшинства либо ассимиляцию тех русскоязычных жителей, которые отказывались добровольно покинуть Прибалтику.

Интересно, что подобные подходы нередко проповедовали бывшие советские выдвиженцы, в период перестройки и гласности поспешившие сменить свой политический имидж. Как отмечает российский исследователь Н.Межевич, «Центр не заметил того, что именно законно избранные органы власти еще советской Эстонии, как, впрочем, и Латвии, Литвы, прежде всего Верховный Совет, правительство, Коммунистическая партия Эстонии, а затем одна из двух КПЭ, сами начали движение к политико-правовому оформлению независимости»9.

Встав у руля самостоятельных балтийских государств, обновленные старые политики первым делом постарались откреститься от советского прошлого с его ценностными ориентирами на укрепление межнационального согласия. Выбор был сделан в пользу этнонационалистической альтернативы на фоне позиционирования своих стран в качестве жертв «советской оккупации» и русификации.

Наиболее характерным примером такого «чудесного» перевоплощения является патриарх и «серый кардинал» литовской политики В.Ландсбергис. В 1988 году он стоял у истоков создания народного фронта - «Саюдиса» (первоначальное название «Литовское движение за перестройку»), в 1989 году стал народным депутатом СССР, занимал высокие посты председателя Верховного Совета Литвы и Сейма Литовской Республики. В.Ландсбергис был создателем и лидером влиятельной партии «Союз Отечества - Консерваторы Литвы», занимающей в политическом истеблишменте страны наиболее жесткую позицию по отношению к России.

Другой пример балтийского перерожденца - А.Горбуновс (латвиец из русских старообрядцев), прошедший все ступеньки советской партийной иерархии от инструктора до секретаря ЦК КП Латвии по вопросам идеологии. Занимал пост Председателя Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, а в 1988 году поддержал «Народный фронт Латвии». В начале 1990-х, когда А.Горбуновс был главой государства и спикером Сейма, в Латвии были заложены основы дискриминационного законодательства в отношении национальных меньшинств.

Нужно подчеркнуть, что резкий поворот вправо изначально не был предопределен общественными настроениями в балтийских республиках. Как справедливо отмечают эстонский политолог Ю.Розенфельд, латвийский исследователь А.Буйвид и другие балтийские ученые, в период горбачевской перестройки и в первые годы независимости там были сильны левоцентристские симпатии. К примеру, в ходе прямых президентских выборов в Эстонии в сентябре 1992 года главу Верховного Совета Эстонии А.Рюйтеля поддержало на 12% больше избирателей, чем правонационалистического кандидата Л.Мери (41,7% против 29,5%)10. Однако в результате изменения электоральной процедуры и переноса избрания главы государства в парламент (где тогда уже доминировали правые) Президентом Эстонии, фактически вопреки воле народа, был все же избран Л.Мери.

Аналогичная ситуация сложилась в Эстонии в 2006 году, когда А.Рюйтель вновь мог получить наибольшую поддержку жителей. Поэтому правому большинству Рийгикогу опять пришлось в спешном порядке блокировать инициативу центристских сил о введении прямых выборов президента. Таким образом, и через 15 лет после обретения независимости значительная часть населения Эстонии сохранила левоцентристские предпочтения. В случае их реализации политический курс этой страны в отношении национальных меньшинств мог подвергнуться существенной корректировке. Однако история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

И в Латвии в первые годы независимости, когда правящая верхушка еще не успела встать на праворадикальные позиции, программные установки умеренных политиков предполагали более конструктивное, в духе европейских подходов, решение так называемого «русского вопроса» (вплоть до предоставления полноценного гражданства, а также права участвовать в выборах всем жителям по типу литовского «нулевого варианта»).

Можно предположить, что и сегодня в случае проведения прямого голосования успешно конкурировать с правыми националистами мог бы популярный лидер этнически смешанной левоцентристской партии «Согласие» (старое название «Центр согласия») Н.Ушаков, вот уже более семи лет бессменно возглавляющий самоуправление города Риги. Однако такая ситуация возможна лишь гипотетически, поскольку, как и в Эстонии, выборы латвийского президента проводятся кулуарно внутри Сейма, подконтрольного латышским националистическим партиям.

Наиболее сильными позиции левых сил оказались в постсоветской Литве. Под руководством видного советского партийного деятеля А.Бразаускаса Коммунистическая партия Литвы выступила в поддержку независимости страны и постепенно трансформировалась в партию социал-демократического типа.

Показательным моментом явилось то, что, когда А.Бразаускас в 1993 году был первый раз избран Президентом Литвы на пятилетний срок, за него проголосовало около 60% избирателей. В начале 2000-х этот политик принял активное участие в формировании левоцентристского блока в ЛР, который на выборах в Сейм в 2000 году получил большинство. С 2001 по 2006 год А.Бразаускас возглавлял левоцентристское правительство. В последующие годы Социал-демократическая партия Литвы (СДПЛ) продолжала сохранять лидирующие позиции в политической жизни Литвы в качестве одной из двух системообразующих партий (наряду с консерваторами).

Что касается Латвии и Эстонии, то на внутрипартийном поле этих государств изначально утвердилась система жесткого разделения по этническому принципу. Правонационалистическая идеология оказалась монополизирована латышскими и эстонскими националистическими партиями, а центристский фланг закрепился за пользующимися поддержкой русскоязычного избирателя латвийской партией «Согласие» и Центристской партией Эстонии (ЦПЭ).

При этом и в Латвии, и в Эстонии приход русских во власть долгое время блокировался националистическими партиями. Только в 2016 году центристы сумели сформировать собственное правительство в Эстонии (в 2005-2007 гг. они входили в правящую коалицию в качестве младшего партнера), а в Латвии возглавить муниципалитеты Риги и Резекне, войти в правление целого ряда местных самоуправлений. Важно при этом отметить, что, хотя власти позиционируют эти партии исключительно как русские, на самом деле это не соответствует действительности: и «Согласие», и ЦПЭ имеют смешанную этническую составляющую, стремясь расширить электорат за счет этнических латышей и эстонцев.

Как и в первые годы независимости, националистические элиты Латвии и Эстонии ощущают главную «угрозу» своему безраздельному господству от русскоязычных жителей. Чтобы нейтрализовать эту «проблему», изначально в ход были пущены различные политические манипуляции. При помощи законов о государственном языке в начале 1990-х из госаппарата Латвии и Эстонии были изгнаны большинство русскоязычных чиновников и специалистов. Балтийская правящая верхушка позаботилась о том, чтобы созданный ею в те годы языковый «стеклянный потолок» и в наши дни «надежно» предохранял высшие сферы управления экономикой и государством от «этнически неблагонадежных» жителей.

Ограничение языковых прав существенно усложнило повседневную жизнь русскоязычного меньшинства. Особенно трудно пришлось старшему поколению этнических русских. Им, в отличие от молодежи, оказалось не под силу в совершенстве овладеть балтийскими языками, на которых теперь требовалось вести переписку с государственными и муниципальными властями. Даже банальное обращение к врачу или покупка лекарств, инструкции которых печатаются только на балтийских языках, превращались в проблему, а иногда и человеческую трагедию.

И сегодня созданные в период националистического разгула в Балтии конца 1990-х языковые инспекции не сбавляют оборотов в работе. В марте 2017 года латвийский Центр государственного языка оштрафовал и. о. мэра города Вентспилса А.Лембергса за выступление на русском языке перед русскоязычной аудиторией в Доме культуры этого города. В Риге рассматривается вопрос о наложении санкций на мэра латвийской столицы Н.Ушакова за аналогичный «проступок»*(*В соответствии с латвийским законодательством депутаты всех уровней и высшие государственные чиновники обязаны говорить на официальных мероприятиях только на государственном (латышском) языке.).

Языковыми ограничениями прибалтийская правящая верхушка, разумеется, не ограничилась. Возникла идея (говорят, подсказанная скандинавами) более системно лимитировать гражданские и политические права небалтийского населения. В ее основу была положена концепция «восстановленного гражданства», которая и стала законодательным гарантом, а также главным инструментарием реализации практики этнического национализма. В соответствии с реституцией были приняты законы, разрешившие участие в выборах всех уровней только потомкам граждан довоенных балтийских государств. Советские же переселенцы объявлялись «колонистами» и «оккупантами», им было предложено пройти жесткую процедуру натурализации, включающую экзамены по государственному языку и истории.

Что касается Литвы, то в советские годы ее руководству удалось предотвратить массовый приезд трудовых мигрантов из других республик при помощи продуманной финансовой политики, когда получаемые из центра дотации целенаправленно направлялись для создания рабочих мест в небольшие литовские города. Таким образом, была заложена основа для сохранения существующих сегодня этнических пропорций в пользу коренного населения. Следует признать, что обозначенные меры позволили более или менее плавно и без политических издержек имплантировать нелитовское население в процесс государственного строительства постсоветской Литвы.

В Латвии и Эстонии же ситуация развивалась по неблагоприятному сценарию: за рамки электорального поля было выведено практически все славянское население, составлявшее на начало 1990-х треть постоянных жителей этих республик*( *На 1995 г. в Латвии проживало около 730 тыс. «неграждан», или 29% населения. В Эстонии также в этот период гражданства были лишены около трети постоянных жителей.). Нужно отметить, что эти люди исправно платили налоги в бюджет и вносили существенный вклад в развитие народного хозяйства своих стран. Кроме того, на рубеже 1980-х и 1990-х годов многие так называемые «балтийские русские» поддержали возрождение независимости своих республик. В конце августа 1989 года, взявшись за руки с эстонскими, латвийскими и литовскими соотечественниками, они стояли в «балтийской живой цепи». )

Буквально через несколько лет русских жителей сделали изгоями в собственных странах (эстонские власти, правда, под давлением европейских и международных институтов были вынуждены в середине 2000-х допустить «неграждан» к выборам на муниципальном уровне). Граждан «второго сорта» различными посылами и угрозами стали склонять к воссоединению с исторической родиной (печальную известность тогда получил лозунг латвийских националистов «Чемодан - вокзал - Россия»). В том числе и в политических целях в Латвии были закрыты такие крупные промышленные предприятия, как «ВЭФ» и «РАФ», на которых в основном трудились выходцы из других советских республик. Однако надежды, что, лишившись работы, эти люди уедут, не оправдались.

И в наши дни шовинистические призывы раздаются из уст балтийских политиков. Так, входящее в правящую коалицию Латвии крайне правое объединение «Все для Латвии!» - «Отечеству и свободе/Движение за национальную независимость Латвии» (ВЛ - ОС/ДННЛ) в декабре 2016 года призвало «способствовать выезду из страны русскоязычных жителей, для которых неприемлемо национальное государство»11.

Нельзя в данном контексте не бросить камень в огород старших европейских партнеров прибалтов, которые, по сути, поддержали их исторические трактовки о том, что появление в Латвии и Эстонии многочисленного русскоязычного населения стало следствием «советской оккупации». Признание «особенности» и «жертвенности» балтийской судьбы позволило этим странам добиться того, что Запад счел возможным проигнорировать проблему массового безгражданства, причем балтийские государства были допущены в европейский клуб вопреки общеевропейской мультикультурной практике.

После включения балтийских государств в 2004 году в состав евроатлантической корпорации было решено вообще прекратить процедуру мониторинга ситуации с правами нацменьшинств под предлогом того, что положение в этой области «стабилизировалось». Между тем и через 25 лет после обретения независимости ситуация не изменилась к лучшему: в Латвии и Эстонии проживает самое большое в Европе число лиц без гражданства - более 350 тысяч из примерно 700 тысяч - с перспективой сохранения этой проблемы на многие десятилетия. В Латвии на начало 2016 года зафиксировано около 252 тыс. «неграждан» (более 11% населения)12, в Эстонии - около 81,238 (6,1%)13

Пик получения гражданства пришелся на 2001-2006 годы, при этом он не был связан с интеграционной политикой властей - как раз в этот период в Латвии было ликвидировано министерство по делам общественной интеграции. Главная причина кроется в появившихся для местной молодежи стимулах безвизового передвижения в рамках ЕС и трудоустройства в богатых государствах Евросоюза. Можно отметить, что большая часть русскоязычных молодых людей, получивших латвийский и эстонский гражданские паспорта, была политически не согласна с унизительными условиями прохождения натурализации. Эти люди переехали в Западную Европу исключительно по экономическим соображениям. Однако в последующие годы темпы натурализации резко пошли на спад.

Сами латвийские и эстонские социологи признают, что значительное (с 1995 г.) сокращение числа «неграждан» произошло не в результате натурализации, а по причине ухода из жизни и эмиграции жителей этой категории. Так, гражданство Латвии в 2014 году получили всего 375 человек, что фактически свидетельствует об остановке процесса натурализации.

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что этнократический вектор развития был выбран балтийскими правящими элитами вопреки получившей распространение в большинстве европейских демократий практике мультикультурализма (которая затормозилась лишь в последние годы с возникновением угрозы исламизации Европы в результате неконтролируемой миграции). Кроме того, в начальный период независимости после развала СССР этот выбор не находил широкой социальной поддержки с учетом популярности левоцентристских идей.

Резкий разворот балтийских государств вправо не стал следствием объективных исторических обстоятельств. Наоборот, он представляется противоестественным и искусственно детерминированным новоявленными правителями балтийских государств, преследовавшими цели добиться исторического реванша при абсолютном этническом превосходстве в политике и экономике.

Такой сценарий был реализован в результате активной наступательной позиции правых сил в государствах Балтии при поддержке внешних праволиберальных кругов, прежде всего в США, обеспечивших себе тотальное господство на мировой арене после коллапса СССР и начавшегося кризиса левого движения.

От этого курса балтийский правящий класс упорно не желает отказываться и сегодня. Так, министр юстиции Эстонии У.Рейнсалу заявил недавно, что «если эстонцы хотят сохранить культуру и систему устоев, то им следует исходить из отрицания государственного мультикультурализма»14. Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни.

Между тем этнократическая форма государственного правления имела негативные последствия для социально-экономического развития балтийских стран на протяжении всего постсоветского периода. Отвергнув альтернативу построения межнационального мира в этнически неоднородных обществах, прибалты собственными руками затормозили процесс демократического строительства в своих странах. Латвийский историк А.Плаканс отмечает, что политика балтийских правящих элит, «направленная на достижение целей этнического и языкового доминирования одной национальной группы, стала напрасной тратой времени и ресурсов в тот период, когда национальные правительства должны были нацелить свои усилия на создание государства всеобщего благосостояния по образцу Скандинавских стран. Для создания таких благополучных социальных государств балтийским республикам имело смысл ориентироваться на мультикультурную модель государственного развития в интересах всех жителей, в том числе и тех, кто стремился сохранить лингвистические, культурные и исторические связи с исторической родиной»15.

В одном из последних докладов «Гибридные военные действия в Балтии. Угрозы и потенциальные ответы» влиятельный в высших сферах США исследовательский центр «RAND Corporation» также привлек внимание к проблеме этнического раскола в государствах Балтии. В документе содержится рекомендация властям «не бросать своих русских» на произвол судьбы, укреплять связи с русскоязычным меньшинством при помощи расширения их прав: гражданских, политических, языковых16. Понятно, что делается это отнюдь не из альтруистических соображений. Скорее всего, западные партнеры прибалтов обеспокоены опасностью межнационального конфликта в натовских странах, находящихся в непосредственной близости от России.

Интерес представляет и мнение ректора Видземской высшей школы (Латвия) Г.Круминьша. Он полагает, что в Латвию в ближайшие годы могут переселиться несколько сот тысяч мигрантов, преимущественно из числа жителей бывших советских республик. В этой связи ученый призывает свои власти быть более открытыми по отношению к предпринимателям из России, Беларуси и Украины, поскольку именно эти люди, по его мнению, могут оказать благоприятное влияние на экономику страны17.

Приведенные экспертные мнения свидетельствуют о том, что в последнее время национальная политика балтийских правящих кругов вызывает критические оценки не только у России (которую можно заподозрить в предвзятости), но и на Западе, а также среди объективно мыслящих балтийских исследователей. На фоне постепенного укрепления центристских сил в Латвии и Эстонии это позволяет надеяться на то, что со временем либерализация воззрений на этническую проблему в этих странах все же произойдет.

С уходом из политической практики восприятия «русского вопроса» исключительно как рудимента периода «оккупации» и своего рода постимперского синдрома линия на реальную общественную интеграцию в государствах Балтии должна возобладать. Это откроет перед национальными меньшинствами возможность наконец ощутить себя не сторонними наблюдателями, а полноценными участниками политического процесса в странах своего рождения и постоянного проживания.

 1Тишков В.Степанов В. Европейские меньшинства и политизированные мифы в балтийском контексте // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 10.

 2Ярве П. Советское наследие и современная этнополитика стран Балтии // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 39.

 3Сайт Статистического управления при Правительстве Литвы // www.https://osp.stat.gov.lt/en/statistiniu-rodikliu-analize (дата обращения: 14.03.2017). 

 4Обзор ЕБРР «Региональные экономические перспективы» (Regional Economic Prospects). Ноябрь 2016 г.

 5«Золотой век» в истории Латвии был в позднем СССР // http//www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoria/mnenie-zolotoy (дата обращения: 17.03.2017).

 6Неравенство доходов тормозит основной двигатель экономики (20 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lt/news/live/neravenstvo-dohodov-tormozit-osnovnoj-dvigatel-ekonomiki.d?id=74097024 (дата обращения: 20.03.2017).

 7http://www.ru.wikipedia.org/wiki/naselenie Latvia, Litva, Estonia (дата обращения: 20.02.2017).

 8Интервью Президента Латвии В.Вике-Фрейберги газете «Известия». 29 февраля 2004 г.

 9Межевич Н. Государства Прибалтики: Четверть века «вторых республик». М.: Русская книга, 2016. С. 89.

10Розенфельд И. Эстония до и после «бронзовой ночи». Тарту - СПб.: Крипта, 2009. С. 94.

11Нацобъединение призвало способствовать выезду «нелояльных» русскоязычных из Латвии (11 декабря 2016 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/nacobedinenie-prizvalo-sposobstvovat-vyezdu-neloyalnyh-russkoyazychnyh-iz-latvii.d?id=48285731 (дата обращения: 17.03.2017).

12The Office of Citizenship and Migration Affairs is a state institution under the supervision of the Ministry of Interior of Republic of Latvia // http://www.pmlp.gov.lv/en/home/about-ocma/. 15.01.2017.

13Citizenship // https://estonia.ee//. 15.01.2017.

14Рейнсалу - Кальюлайд: если мы хотим сохранить устои, то не должны идти по пути мультикультурализма (6 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.ee/daily/estonia/rejnsalu-kalyulajd-esli-my-hotim-sohranit-ustoi-to-ne-dolzhny-idti-po-puti-multikulturalizma?id=77453028 (дата обращения: 25.03.2017).

15Плаканс А. Краткая история стран Балтии. М.: Весь мир, 2016. С. 432.

16Американские аналитики не понимают проблемы русских Прибалтики (1 марта 2017 г.) // http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/01032017-problemy-russkikh-pribaltiki/ (дата обращения: 20.03.2017).

17Историк: в течение десяти лет в Латвию переселятся около двухсот тысяч мигрантов (22 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/istorik-v-techenie-10-let-v-la… (дата обращения: 22.03.2017). 

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 марта 2017 > № 2116227 Керсти Кальюлайд

"Россия представляет собой угрозу": Эстония в тревоге из-за соседа

Лэлли Веймут | The Washington Post

Эстонию убедили уверения вице-президента США Майка Пенса в том, что Америка привержена НАТО, несмотря на скептицизм в отношении альянса президента Трампа. Об этом президент страны Керсти Кальюлайд заявила в интервью The Washington Post. Как отмечает журналистка Лэлли Веймут, недавно в Эстонию прибыл батальон НАТО, благодаря которому "эта маленькое и уязвимое балтийское государство должно почувствовать себя в большей безопасности от России - своего могущественного соседа, который исторически двойственно относится к независимости" эстонцев.

"Россия представляет собой угрозу. Речь идет не о физической угрозе какой-либо из стран НАТО, но об [угрозе] архитектуре международной безопасности", - сказала президент Эстонии. Кальюлайд напомнила: когда в 2008 году Россия "двинулась на Грузию", "это стало первым знаком". По словам президента, тогда "все быстро затихло, европейские страны вернулись к своим делам, и жизнь продолжилась". "Это, конечно, стало уроком для Путина - он понял, что может продвинуться чуть дальше".

"Сейчас я опасаюсь, - продолжила политик, - что решимость западных стран может не выдержать проверку на прочность в случае с Украиной. Мы должны очень твердо противостоять тому, чтобы вновь дать посыл Путину: все затихнет". Кальюлайд уверена, что невозможно построить новую архитектуру безопасности, за которую выступают некоторые политики, на "шаткой почве".

Президент Эстонии считает "абсолютно" необходимым сохранение европейских санкции против России в связи с Украиной, передает издание.

"Мы должны признать, что есть желание и есть воля разрушить западную модель безопасности", - отметила президент, имея в виду Москву. "Россия продемонстрировала, что она не считается с миром, построенным на ценностях, где не применяется сила против меньших стран только потому, что есть такая возможность. Это повод для беспокойства", - сказала она.

Однако Кальюлайд заявила, что под защитой НАТО не опасается действий России в Эстонии. На фоне дислокации сил Североатлантического альянса в странах Балтии и Польше "мы чувствуем себя в большей безопасности", "по нашему ощущению, если в России будут происходить новые события, система сдерживания НАТО - на соответствующем уровне".

Президент Эстонии отметила, что войска НАТО на территории ее страны - это только "ограниченный контингент". А хотела бы госпожа президент, чтобы в стране было размещено больше военных и оружия? Кальюлайд ответила, что "прежде всего, нам надо убедиться в том, что командная структура НАТО знает, как она будет реагировать" на гипотетические действия России. "Они должны договорится о том, как доставить сюда подкрепление. Именно это делает нашу систему сдерживания убедительной", - пояснила политик.

Кальюлайд подчеркнула, что, по ее мнению, "не существует физической опасности для какой-либо страны-члена НАТО. Опасность может скорее материализоваться в виде атаки на средства связи, возможно, будет отрезана часть энергосистемы". Эстония соединена с российской электросетью, и для дополнительной безопасности было бы лучше подключиться к европейской сети, считает президент.

Отвечая на вопрос по поводу угрозы существования "прокремлевских радикалов" среди русскоговорящего меньшинства в Эстонии, собеседница издания сказала: "Некоторые пропутинские радикалы очень хорошо говорят по-эстонски. Мы не должны принимать чей-либо язык за руководство к их образу мыслей". Кальюлайд говорит, что российские кампании по дезинформации ведутся везде. "Если мы видим ложные новости, к примеру о солдатах, напавших на молодую девушку в Литве, что потом оказывается вымыслом, спрашивается, в чьих интересах распространять подобную историю? Есть только один потенциальный выгодоприобретатель: это Россия".

Президент Эстонии также отметила, что у России есть интерес к европейским выборам, потому что "ЕС - это прибежище ненавистных ей либеральных ценностей". Кальюлайд полагает, что Москва "была бы очень рада", если бы Европа "развалилась".

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 марта 2017 > № 2116227 Керсти Кальюлайд


Азербайджан. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 14 февраля 2017 > № 2074247 Индрек Киверик

Таллинну в сотрудничестве с Баку будет легче установить контакты с Тегераном - временно поверенный Эстонии

Агентство «Интерфакс-Азербайджан» и ресторан Анадолу начинают совместный проект «Завтрак с дипломатом». В рамках этого проекта разговор с представителями иностранного дипкорпуса, работающих в Азербайджане будет вестись в неформальной обстановке. Первым гостем проекта является временный поверенный в делах Эстонии в Азербайджане Индрек Киверик

О себе

Господин Киверик, благодарны Вам за то, что приняли наше предложение позавтракать с нами. Для начала, расскажите немного о себе. Как давно вы находитесь в Азербайджане? Где работали до Азербайджана и какую должность занимали?

Родился в Карелии, учился в русской и эстонской школе, высшее образование - историк и германист. Работал в крупном эстонском издательстве Авита редактором учебников по истории. Затем в пресс-службе МИДа Эстонии. С 2010 по 2013 гг. был пресс-атташе посольства Эстонии в Москве. Затем заведовал регионом закавказья и вопросами восточного партнерства в МИДе Эстонии. С августа 2015 г. временно поверенный посольства Эстонии в Азербайджане.

Мнение об Азербайджане

Что больше всего Вам нравится в Азербайджане?

Прежде всего, город. Баку прекрасная столица, прекрасные люди. Очень нравится вся эта атмосфера, которая царит здесь. К сожалению, очень мало эстонцев знают о Баку и Азербайджане. Делегации и мои личные гости, которые приезжают сюда удивляются тому, что они до сих пор об этом ничего не знали, не видели. Азербайджану надо больше работать над рекламой собственной страны.

Посещали ли Вы регионы Азербайджана?

Да. Я был на празднике граната в Гёйчае, на линии карабахского фронта, в Гяндже. В Нахичевань, к сожалению, не летал. Но, очень хочется. Знаю, что в Азербайджане различные климатически регионы. У вас очень интересная страна.

Скажите, прослеживаете ли в Азербайджане что-то такое, что можно было бы сказать, что роднит с вашей Родиной?

Спокойный характер населения.

Считаете у азербайджанцев спокойный характер?

Да. Спокойная натура, и очень корректные, вежливые люди.

А что сильно отличает?

Сложно сказать. Скорее больше общего, нежели радикально отличающего. У нас и географическое расположение похожее, и люди по характеру схожи. Не могу сказать, что отличает.

Об азербайджано-эстонских отношениях

Представительство Эстонии уже более двух лет осуществляет деятельность в Азербайджане. Как вы оцениваете итоги этой деятельности?

В Баку отсутствует полномасштабное посольство Эстонии. Мы работаем как филиал посольства в Анкаре. Поэтому говорить о конкретных итогах преждевременно. Но за эти два года, что наше представительство существует в Азербайджане, кое-какой прогресс наблюдается.

За эти два года нам удалось свести представителей разных областей сотрудничества. Это и образование, и здравоохранение, и предприниматели, в том числе в свере логистики и транспорта. Все это дает надежду на то, что будет взаимовыгодная, если не торговля, то сотрудничество в каких-то конкретных направлениях. Регулярно проходят политические консультации между министерствами иноcтранных дел, а также межправкомиссии наших стран.

Xорошо налажено сотрудничество в IT сфере. Наши предприятия, задействованные в сфере IT, не только помогали Азербайджану строить электронное государство и продвигать электронные услуги. Например, одна из наших компаний разрабатывает систему для азербайджанской морской академии и сотрудничает с ними в области систем морской навигации. Подобных конкретных проектов у нас достаточное количество и их можно назвать показателем нашего сотрудничества. Это то, что конкретно работает.

Какие вы видите перспективы сотрудничества? В каких областях мы можем начать сотрудничество?

Я уже отметил про возможности в области транспорта, логистики, международной торговли. Немного скептически отношусь к возможностям двусторонней торговли. Географически мы далеко находимся друг от друга. Может этот фактор и является тем камнем преткновения, который мешает вывести взаимную торговлю на тот уровень, каким мы хотели бы видеть. Но и Азербайджан и Эстония находятся в выгодном географическом расположении. Азербайджан на перепутье «Шелкового пути» и транспортного коридора «Север-Юг». В свою очередь, Эстония – это Прибалтика, Скандинавия и Россия. То есть мы транзитные государства, которые должны использовать эту ситуацию. И, по-моему, у нас не плохо получается. Во всяком случае, мы знаем, какие возможности это дает нам.

Азербайджан позиционирует себя как международный транспортный хаб на «Шелковом пути», на транзитном пути «Север-Юг», а нам интересен Иран, и через него Ближной Восток, Индия.. Насколько я знаю, Азербайджану интересна Скандинавия. Есть хорошие возможности, чтобы на взаимовыгодной основе наладить вот такие контакты.

В плане сотрудничества в этой сфере, какие маршруты могут связать Эстонию и Азербайджан, в первую очередь? «Север-Юг», насколько я понимаю?

Это был бы самый интересный маршрут. И для наших портов, и для наших компаний, которые занимаются международными перевозками. Мы заинтересованы в использовании Баку как транзитного хаба или перевалочного пункта для наших компаний. В свою очередь, мы предлагаем Азербайджану Таллинн как перевалочный пункт или звено, связывающее со скандинавским, североевропейским регионом. Это еще один добавочный выход, помимо Латвии и Литвы.

«Север-Юг» берет начало в Индии и протянется до Финляндии, охватывая на пути несколько государств. На данном этапе Эстонии в этом маршруте нет. Насколько вероятно участие Эстонии в этом проекте?

Пока нет. Но первые контакты, первые визиты уже состоялись. Наши компании заинтересованы в участии в этом проекте. Представители портов и соответствующих структур занимаются этим вопросом и были в Баку с визитом прошлой осенью. Мы ждем ответные визиты в начале нынешнего года, в ходе которых будут проведены переговоры по конкретным вопросам и предложениям в рамках этого проекта. Мы серьезно заинтересованы.

То есть визиты предполагают переговоры по участию в проекте?

В том числе, по проекту «Север-Юг». Как только Иран открылся (после снятия санкций – прим. Ф.И.), у нас довольно-таки скоро состоялся визит министра иностранных дел вместе с бизнес-делегацией в Иран. Азербайджан выстраивает отношения с Ираном, которые могут заинтересовать и наших предпринимателей. Предполагаю, что в сотрудничестве с Баку будет легче установить контакты с Тегераном.

Вы отметили, что должны состояться визиты деловых кругов. По каким направлениям?

Это порты. И наши, и ваши. Компании каргоперевозок. В этом есть взаимный интерес. Есть интерес в области таможни. Мы предлагаем Азербайджану обмен опытом. К примеру, у нас очень хорошо работает проект электронной регистрации пересечения границы. Чтобы не стоять в очереди, можно регистрироваться изначально. Тут и статистика появляется, и то, что транспортируется, и не надо ждать в очереди. Пилотный проект намечается на границе Нахичевани с Турцией. Опять-таки, IT-технологии. Правда сегодня Азербайджан далеко ушел в этом направлении и уже имеет свои разработки. Эстония считалась лидером в этой области, а сейчас Азербайджан уже продвигается самостоятельно. Например, такие центры, как ASAN IMZA (Государственное агентство гражданских услуг и социальных инноваций при президенте Азербайджана), у нас таких нет. Но и тут наши предприятия вносят свой вклад.

Избрание нового президента осенью прошлого года может повлиять на взаимоотношения Эстонии и Азербайджана? Какие предпосылки для этого есть?

Внешняя политика Эстонии довольно-таки устоявшаяся. У нас не только новый президент, но и правительство. У нас впервые за много лет правительство сформировано партией, находившейся долгое время в оппозиции.

Это те, за которых голосовала русскоязычная часть населения?

Да. Но никаких кардинальных изменений в госполитике не будет. То есть это настолько сформировавшаяся линия, что если говорить о конкретных двусторонних отношениях, то, никаких кардинальных поворотов во внешней политике не будет.

А стоит ли ожидать открытия посольства в Баку в ближайшие годы?

В нынешних условиях бюджетной экономии, мы очень строго отталкиваемся от наших приоритетов. Сегодня для нас самое главное - председательство Эстонии в ЕС. Сейчас все силы направлены на ЕС и Восточных партнеров. Поскольку «Восточное партнерство» для нас приоритет, да и Азербайджан в него входит, пусть даже не столько активен в этой программе, насколько хотелось бы, но Баку для нас одно из приоритетных направлений.

Что интересно Эстонии на азербайджанском рынке?

Я уже говорил про IT-технологии, логистику, международную торговлю, где можно взаимно поискать общих партнеров и работать, сельское хозяйство, безусловно туризм. Пока, в основном, эти направления.

Нефтехимия, энергетика не интересны?

Конечно, интересны. Сотрудничество в области любых технологий для нас было бы эффективным. И в химической индустрии, в том числе. У нас в Эстонии очень развита сланцевая индустрия, сланцевая химия. С этим связана химическая технология, которую мы продаем и в Иорданию, и в США.

У нас есть формат межправительственной комиссии. В последний раз мы заседали осенью 2014 года в Таллинне, и в протоколах, которые были приняты по ее итогам, отмечено сотрудничество в области химической индустрии.

Следующее заседание мы планируем провести в этом году в Баку.

А какие вопросы будут стоять на повестке?

Это мы как раз сейчас обсуждаем. Разные министерства и ведомства согласовывают повестку.

Каков потенциал сотрудничества в сфере туризма между нашими странами? Сколько эстонцев, по вашему мнению, могут посещать Азербайджан ежегодно?

Туризм должен быть одним из приоритетных направлений нашего двустороннего сотрудничества. В этом есть большой потенциал. У нас в Эстонии большая азербайджанская община. Поэтому азербайджанцы посещают Эстонию, больше, чем эстонцы Азербайджан. У них там родственники и друзья. Но у Азербайджанa большой потенциал для туризма, надеюсь наши люди это со временем откроют для себя.

Сколько азербайджанцев получают эстонскую визу?

Приблизительно 30 в месяц.

В месяц?

Да

То есть, получается, по одной визе в день?

В Эстонию же еще можно ехать по Шенгенской визе. Многие азербайджанцы имеют вид на жительство, разрешение на работу и ведут собственный бизнес. Община азербайджанская большая и движение азербайджанцев в Эстонию также имеет место.

А сколько азербайджанцев живет в Эстонии?

Порядка 3 тыс. человек.

А сколько эстонцев в Азербайджане?

Единицы.

Это, наверное, представители международных компаний?

Да. Здесь еще недавно работали сотрудники международных организаций. Это менеджеры по продажам в отелях, по системе мобильной связи или специалисты в области недвижимости.

Вернемся к туризму…

Азербайджан в рамках диверсификации экономики одним из приоритетов ставит развитие туризма. Интерес и потенциал есть с обеих сторон. Надеюсь, сотрудничество в этой сфере будет развиваться.

Что можно сказать по инвестициям? Какие Эстония может предложить сферы для вложения капитала азербайджанским предпринимателям?

Азербайджанские предприниматели довольно-таки активно инвестируют в течении последнего года в самые разные сферы экономики Эстонии. В основном, это связано с логистикой и IT-технологиями. В сентябре Азербайджан посещали представители здравоохранения. В ходе переговоров в Баку возникли идеи налаживания совместного производства.

Я уже отметил, что скептически отношусь к взаимному обмену товарами и торговлей. Да, может у нас не так все и получится, как бы мы хотели, но в сфере совместного производства есть большие перспективы, и вот тут как раз нужны инвестиции. Есть разные варианты сотрудничества. Скажем в сфере молочной промышленности, медицины, где у нас есть интерес, чтобы раскрутить совместное производство в Азербайджане или в Эстонии.

Именно в Азербайджане?

Да, почему нет? Для выхода на рынок Ирана, средней Азии. Так что больше всего вижу потенциал в совместном производстве для выхода на более широкий рынок. Совместное производство - это именно тот формат сотрудничества, который конкретно может принести выгоду.

В нашем регионе очень хорошо развито производство молочной продукции. Да и в Иране развита сфера сельского хозяйства и молочной промышленности. Насколько конкурентоспособным может быть подобное сотрудничество между Баку и Таллинном?

Это пример, где можем сотрудничать. Есть компании, которые заинтересованы в этом. Раз присутствует интерес, значит, есть перспектива.

Согласен, что и Россия, и Иран - это большой потребительский рынок…

Интерес и потенциал для общих инвестиций и выхода в другие рынки большой.

А есть ли какие-либо совместные проекты в Эстонии? Или, может, планируются?

Азербайджанские инвестиции в Эстонии есть. Немало азербайджанских граждан оформляют у нас электронное гражданство. В основном это люди, которые имеют конкретный бизнес-интерес, уже порядка 50 человек. Это создает им возможности выхода на рынок ЕС.

Имеются ли у вас на руках цифры экономического сотрудничества?

Факт тот, что растут инвестиции Азербайджана в Эстонию, быстрее, чем эстонские в Азербайджан. Данные товарооборота не высоки. Но как я уже говорил, товарооборот не единственный показатель двустороннего сторудничества.

Какие товары Азербайджан поставляет в Эстонию?

В основном, это сельхозпродукция: соки, продукция из граната. К нам со всего мира завозится сельхозпродукция, логистикa очень хорошо налажена. И ваша продукция в магазинах на весьма видном месте.

Kак вы оцениваете политические отношения между Азербайджаном и Эстонией?

У нас регулярно проходят политические консультации, заседания межправкомиссии и другие контакты. Никакого недопонимания между нами нет. Мы поддерживаем территориальную целостность Азербайджана, наладили хорошее сотрудничество в рамках международных организаций.

Стоит отметить, что Азербайджан является очень хорошим партнером в рамках НАТО, активно участвует в международных миссиях альянса. Мы высоко ценим подобный подход Баку.

Отрадно, что в течение последнего года у Азербайджана налаживаются отношения с ЕС. Надеемся, что Баку будет более активно участвовать в проектах ЕС, особенно в рамках «Восточного партнерства».

Кстати, о стратегическом партнерстве. В ноябре 2016 года Совет ЕС утвердил предоставление Европейской комиссии и высокому представителю Евросоюза по внешней политике и политике безопасности мандат на ведение переговоров по новому соглашению с Азербайджаном.

Скажем так - рамки сотрудничества с Азербайджаном уже имеются. Программ, кстати, очень много, участие в них зависит от желания Баку. Можно упомянуть twining проекты. Например, Эстония вместе с Финляндией проводят в Азербайджане перевод высшего образования в болонскую систему. Мы всегда заинтересованы в обмене опытом, сотрудничестве и обмене экспертами с Баку.

Господин посол, ожидаются ли в ближайшее время взаимные визиты официальных лиц?

Как я уже говорил, скоро состоится заседание межправкомиссии. Эстонскую делегацию будет возглавлять один из министров. Вот кто будет, пока еще не определились.

Есть контакты на уровне парламента. Совсем недавно в Баку была делегация транспортников. В планах есть различные визиты, сегодня они прорабатываются.

Весной намечаем визит министра иностранных дел Эстонии.

Вы были свидетелем апрельских боестолкновений 2016 года на линии карабахского конфликта. После этих событий стороны конфликта на самом высшем уровне сели за стол переговоров. Уже начало 2017 года, но каких-либо продвижений в урегулировании этой проблемы все еще не наблюдается. Каким вы видите урегулирование этого конфликта? Мне интересно ваше личное мнение, как дипломата.

Этим занимается целая структура ОБСЕ. Большие державы стараются помочь Армении и Азербайджану разрулить этот конфликт. Однозначно могу сказать, что мы поддерживаем территориальную целостность Азербайджана. Нам бы очень не хотелось видеть эскалацию военного конфликта. Это не выгодно ни нам, ни вам. Понятно, что конфликт затяжной и неприлично тупиковый. Несмотря на это военное разрешение – не решение. Новая эскалация, новые столкновения - это новые потери, новая кровь. Выход из этой ситуации находится за столом переговоров.

О взаимоотношениях с Россией

Время от времени наблюдается напряженность в отношениях между Эстонией и Россией. Как на сегодняшний день можно оценить взаимоотношения Таллинна и Москвы?

Конфликтные моменты с Россией у нас больше связаны с вопросом Крыма, Восточной Украины и Сирии. Тут у нас есть определенные сложности.

В двусторонних отношениях у нас на повестке пограничный договор, мы ведем диалог. Я бы не сказал, что у нас помимо того, что мы участвуем в санкционной политике ЕС в отношении России, связанной с Украиной, есть другие недопонимания. И не могу сказать, что у нас очень напряженные отношения. Мы ничем в этом плане не отличаемся от наших соседей по ЕС.

Что касается якобы имеющихся проблем с русскоязычным населением Эстонии. Это разговоры, рассчитанные на публику посредством масс-медиа. С другой стороны, у нас же ничего не изменилось. Как у нас было русскоязычное образование, так оно и сейчас есть. Тот факт, что мы приняли несколько лет назад решение о переводе части гимназийского образования на эстонский язык, сделано не для ущемления кого-то, а наоборот, увеличения шансов русскоязычного населения для того, чтобы они могли выходить дальше на рабочий рынок, иметь доступ к высшему образованию. Если это не делать в гимназии, то где и когда?

Кроме того, Эстония поддерживает русский культурный центр, русские общественные организации, и финансируются это все государством. Конфликта и проблем с русскоязычным населением больше было в советское время, чем сейчас.

Между русскими и эстонцами?

Да, в советское время. И что еще хочу сказать по поводу дискриминации и ущемления. Такой явно сегрегации, как было в советское время, мало где еще было. Это ситуация, когда существовала система двух параллельных систем образования на двух языках, и толком ни там, ни там не учили. В результате к 1991 году у нас возникли два параллельных общества, которые вообще не общались и не знали друг друга, это был чистый вид сегрегации. Поэтому та политика, которая сегодня ведется, которую некоторые называют ущемлением, это политика интеграции. Никто не хочет жить в гетто, нужно интегрироваться. Обиды советских времен прошли. Стало снова популярно изучение русского языка на добровольной основе. Все понимают, что Россия крупный сосед, что русский язык - это важный язык. Ничего против изучения этого языка нет. Как сказал наш экс-президент, покойный Леннарт Мери, после того как нас перестали давить языком Пушкина, мы снова заинтересовались языком Пушкина.

Как обстоят дела с обладателями так называемых серых паспортов?

У них привилегированное положение. Они могут передвигаться и по России и по странам ЕС свободно… Каждый человек сам решает, какое ему гражданство оформлять – формализовать российское, либо взять эстонское. Те жители, которые родились на территории Эстонии после 1991 года, они имеют право на автоматическое гражданство. У нас в этом плане толерантная и мягкая политика.

А вы не думаете об отмене этих паспортов?

Постоянный житель Эстонии имеет право сам выбирать. Мы не можем отменить, если человек не хочет этого. Это люди с не определившимся гражданством. Их осталось всего 70 тыс. человек.

А что можете сказать о возможных угрозах со стороны России, в том числе против стран Прибалтики, в целом?

Сейчас явных угроз со стороны России не видим. Та политика, которая ведется в отношении Украины, вынуждает нас иметь определенную страховку. Ясно что, в том числе при поддержке наших союзников, мы только укрепляем собственную оборону, в сотрудничестве со странами НАТО, которые нас в этой ситуации поддерживают. У нас конкретно никто не ждет и не боится, что будет агрессия со стороны России. Но просто сидеть и просто ждать, что где-то что-то не изменится, как в Украине, мы не можем. Мы, как и любая страна, занимаемся своей обороной. Я не вижу в этом ничего особого, тем более в отношении России. Это чисто оборонная политика, оборонный альянс, который не занимается агрессией и защищает своих членов.

Можно ли назвать открытие новых баз НАТО в бывших странах Варшавского договора угрозой для России?

Если учесть, что мы уже 12 лет члены НАТО, то и наши военные базы, это базы североатлантического альянса. То, что прилагаются силы альянса к этому на нынешнем этапе, это чисто символично. Это не такая военная махина, которая движется на восток. Все чисто символично и оборонительно.

А несут ли в себе угрозу появление время от времени в небе над Прибалтикой российских ВВС?

Да, российские ВВС слишком часто нарушают наше воздушное пространство. Срезают свой путь или провоцируют. В связи с конфликтом в Украине участились такие провокационные моменты, что нам не нравится. Мы каждый раз беседуем с российскими коллегами на эту тему, чтобы понять, зачем это делается.

У меня, пожалуй, вопросов не осталось. Может у Вас есть какие-либо пожелания?

Пожелания – мирной жизни азербайджанскому народу. Желаю, чтобы был мир, стабильность в вашей стране, улучшалась экономическая ситуация и Азербайджан процветал.

Вижу большой потенциал в этой стране и народе и очень хочу, чтобы мы больше друг о друге знали и общались теснее.

Еще раз благодарим Вас за принятое приглашение позавтракать с нами и, конечно же, за интересную беседу.

Беседовали:

Фардин Исазаде и Гамид Гамидов

Азербайджан. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 14 февраля 2017 > № 2074247 Индрек Киверик


Украина. Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 февраля 2017 > № 2074240 Свен Миксер

Свен Миксер: Россия не выполняет Минские договоренности, ЕС должен продлить санкции

Эстония считает, что Европейский союз должен усилить санкции против России в случае, если ситуация на востоке Украины будет ухудшаться. Чем вызвана такая позиция балтийского государства, корреспонденту «Интерфакса» Аркадию Присяжному рассказал министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер (Sven Mikser).

Господин министр, на встрече министров иностранных дел государств Европейского союза вы высказались за ужесточение санкций против России, если ситуация на Востоке Украины будет ухудшаться. Однако из мест, охваченных новым кризисом, доносятся разные оценки, кто виноват в ухудшении положения?

Всем понятно, что в ситуации, когда идут боевые действия, ведется обмен огнем, положение все время меняется. Но это ни в коем случае не должно затенять общую картину, мы должны постоянно помнить, почему были установлены санкции в отношении России.

Есть разные санкционные пакеты. Один из них касается аннексии Крыма, которая, с точки зрения международного права и при ясном понимании Эстонии, нелегальна. И чтобы появилась реальная причина для пересмотра или отмены этого пакета санкций, следовало бы устранить данную несправедливость, то есть восстановить территориальную целостность Украины. В связи с отмечаемой в марте третьей годовщиной незаконной аннексии Крыма необходимо поддерживать эту тематику в повестке дня Европейского союза.

Второй пакет связан с деятельностью России на Востоке Украины. Как известно, Россия вела себя там как государство, поддерживающее очень разными способами так называемых сепаратистов . Чтобы продвигаться вперед в этой части, или пересмотреть режим этих санкций, Россия должна выполнить взятые на себя обязательства. Но Россия взятые на себя обязательства не выполнила.

Санкции, установленные против агрессора, их отмена, зависят от того, возместил ли агрессор нанесенный ущерб, выполнил ли он взятые на себя обязательства. Это позиция Эстонии, она неизменна. Когда мы не видим готовности Москвы выполнять Минские договоренности и даже наоборот, видим движение в противоположном направлении, то этого нельзя недооценивать. Ситуация очень серьезная, заслуживает международного осуждения. Международная общественность должна быть готова отреагировать. Мы уверены, что у санкций есть учитываемое влияние в обуздании амбиций России, так что это влияние нельзя недооценивать.

А выполняет ли, на ваш взгляд, Минские договоренности украинская сторона?

Когда поднимают вопрос, сделала ли все необходимое со своей стороны и Украина, выполнила ли она взятые на себя обязательства по Минским договоренностям, то нужно учитывать, что мы, с одной стороны, говорим об агрессоре, а с другой стороны - о жертве.

До тех пор, пока военная деятельность на востоке не прекратится, реализация реформ в Киеве будет затруднена, особенно если мы говорим о реформах, связанных с Минскими договоренностями.

В Брюсселе, на встрече глав МИД, отмечалось, что, несмотря на тяжелое положение, Украина добилась успехов в области реформирования государства, в экономическом, финансовом, энергетическом секторах. Правда, ей важно быстро провести необходимые изменения в судебной системе, в борьбе с коррупцией и создании лучшего бизнес-климата. Эстония продолжит оказывать ей помощь в проведении реформ.

Предложение ужесточить санкции в случае ухудшения ситуации - это инициатива только Эстонии, или она была согласована с ближайшими соседями, например, с Латвией и Литвой?

Позиции Эстонии и наших балтийских соседей никогда не были далеки друг от друга. Что касается Украины,, то мы всегда поддерживали Украину. Мы всегда считали, что пока Россия не выполнит взятые на себя обязательства, международному сообществу следует оказывать давление на Россию, чтобы она выполняла свои обязательства. И мы все выступаем за поддержание Украины в проведении реформ и в решении сложных социально-экономических вещей. Так что у нас нет различий во взглядах. Я высказываю позицию Эстонии, все 28 министров государств Евросоюза консультируются между собой, но не говорим от имени друг друга.

А как быть с США? Президент Дональд Трамп в недавнем интервью Fox News сказал, что ему не все понятно, что происходит в Украине. А если он разберется и вдруг смягчит позицию США, Эстония учтет это изменение или ее позиция останется по-прежнему жесткой?

Позиция Эстонии и ЕС была и есть принципиальной и основополагающей. До сих пор администрация США разделяла ее, ЕС и США вели себя в отношении Украине одинаково. И если посмотреть, что говорит новый посол США в ООН, что говорит лидер республиканского большинства в сенате, то можно сделать вывод, отношение США драматически не изменится. Я бы не стал здесь спекулировать на вещах, которые еще не произошли, и которые на сегодня еще не предполагаются.

Сейчас можно услышать, что все активнее говорят, что Минские соглашения не действуют и нужно активнее продвигаться вперед в т.н. Нормандском формате. Вы с этим согласны?

Вопрос не столько в форматах, сколько в готовности выполнять ранее принятые обязательства. Позиция Евросоюза заключается в том, что для предотвращения эскалации необходимо обеспечить доступ миссии ОБСЕ к неконтролируемым центральной властью Украины территориям. Более широкие полномочия должна получить миссия Евросоюза. И если мы видим, что сепаратистские группировки не желают сотрудничать с международными организациями, а готовность российской стороны повлиять на них очень невелика, то мы должны не обвинять согласованные форматы, а посмотреть на людей, которые хотят или не хотят выполнять договоренности.

Можно услышать подчас, и что вопрос по Украине можно было бы решить в увязке с решением других проблем…

Нельзя увязывать с другими проблемами. Какие это проблемы? Раздавались высказывания, что можно было бы увязать вопрос по Украине с участием России в борьбе с международным терроризмом, или, например, с ядерной тематикой. Позиция Эстонии и ЕС ясна: украинский вопрос – это отдельный вопрос. Территориальная целостность и суверенитет Украины – это темы, по которым нельзя отступать ни на шаг назад, отходить от уже обговоренного сотрудничества.

Украина. Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 8 февраля 2017 > № 2074240 Свен Миксер


Эстония. Латвия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 30 сентября 2016 > № 1917886 Владислав Воротников

О том, что мешает диалогу между Россией и странами Балтийского региона, в интервью «Росбалту» рассуждает научный сотрудник Центра североевропейских и балтийских исследований Института международных исследований (МГИМО) Владислав Воротников.

— Когда заходит речь об отношениях России со странами Прибалтики, как правило, мы сталкиваемся с информацией исключительно о конфронтации. Создается впечатление, что сотрудничество практически свернуто. Насколько это соответствует действительности?

— Я бы внес поправку: почти свернуто политическое сотрудничество. Официальные контакты действительно находятся на крайне низком, по сути только техническом уровне. Отношения практически заморожены. Хотя следует сказать, что последние изменения в составе латвийской части латвийско-российской межправительственной комиссии и недавняя поездка заместителя председателя правительства России Аркадия Дворковича в Латвию дают основания полагать, что потенциал для восстановления диалога есть.

Больше двух с половиной лет ожидает ратификации российско-эстонский договор о границе и разграничении морских пространств, подписанный, кстати, в феврале 2014 года, то есть уже после начала «украинского кризиса». Если в конце концов он будет ратифицирован, то это станет, безусловно, положительным моментом и для российско-европейских отношений в целом.

Если говорить о других сферах, то тренды в основном также скорее негативные. Товарооборот снизился за предыдущий год на 30-40%. Особенно пострадали транспортно-логистический сектор, производители продовольственных товаров. Заметно снижается и число российских туристов в Прибалтике. Тем не менее, если, например, посмотреть на статистику по поездкам жителей Эстонии в Россию, то, несмотря на кризис, количество деловых, гуманитарных и образовательных виз в 2015 по сравнению с 2014 годом увеличилось, что, конечно, хороший знак.

— То есть все-таки есть направления, по которым совместная работа продолжается?

— В целом, культурное, гуманитарное сотрудничество сохраняет довольно активный характер. Но, пожалуй, единственная стабильно работающая сфера — это приграничное сотрудничество. Его в самом ЕС даже называют «последним плацдармом» отношений с Россией. И отказываться от него, соответственно, не собираются. Уже подписаны программы приграничного сотрудничества с Эстонией и Латвией на 2014—2020 годы. Программа сотрудничества с Литвой согласована и ожидает одобрения в Брюсселе. Это наилучший показатель того, что, несмотря на большую политику, в практическом взаимодействии заинтересованы все стороны.

— В Балтийском регионе сейчас идет усиление интеграции. Каковы шансы России быть вовлеченной в эти процессы?

— Откровенно говоря, не очень значительные. Если мы посмотрим на «балтийскую» стратегию ЕС 2009 года, то еще тогда, в докризисный период, участие России предполагалось по сути только техническое, по крайне ограниченному числу сюжетов. Хотя очевидно, что наша страна — ключевой игрок в регионе, в основном она была исключена из практического взаимодействия.

Вообще, регион Балтийского моря совершенно особенный с точки зрения механизмов интеграции, сетевого взаимодействия, которое пока еще не очень привычно для России. Поэтому нам, конечно, участие в этих форматах было бы полезно. Однако если посмотреть на объемы финансирования, доступные российским организациям для реализации проектов в Балтийском регионе, то они незначительные. Только 4 миллиона евро в сравнении с общими 278,8 миллионами, выделенными ЕС на программу Interreg Baltic Sea Region. То есть уже который год встает вопрос: а насколько вообще европейские партнеры заинтересованы в нашем участии?

Или взять, к примеру, тему, в общем-то выходящую, конечно, за пределы региональной интеграции, — недавнее российское предложение провести консультации по вопросам безопасности в регионе Балтийского моря. Само по себе очень положительное предложение. Тем не менее, оно по непонятным причинам наталкивается на неприятие и крайнюю идеологизацию со стороны западных партнеров.

— А какие вообще Россия должна ставить цели в отношениях со странами Прибалтики на ближне- и среднесрочную перспективу с учетом сложившихся обстоятельств?

— Цели — это все-таки чересчур конкретный для сегодняшнего нестабильного положения вопрос. Да, есть сюжеты, где российская позиция неизменна. В частности, это ситуация с «негражданами». В Эстонии, например, в начале 2015 года были приняты поправки в закон о гражданстве, смягчающие действующий в отношении них правовой режим. Если бы в Латвии решили воспользоваться эстонским опытом, это, конечно, было бы воспринято положительно.

В целом же общее ощущение таково, что принимаемые решения носят в основном реактивный характер. Проактивного, стратегического видения нет не то что в отношении будущего диалога России и стран Балтии, но и России и Европейского союза. Поэтому в сложившейся ситуации речь должна идти о сохранении рабочих контактов, всех институциональных механизмов, которые действуют. Нужно работать с информационной средой. Наконец, необходимо просто более активное сотрудничество в гуманитарной сфере. В странах Прибалтики много тех, кто нацелен на позитивное развитие наших отношений. Это представители бизнеса, науки и культуры, часть политического истеблишмента. К сожалению, не очень хорошо, что, принимая практические решения, прибалтийские политики исходят часто не из соображений экономического прагматизма и здравого смысла, а руководствуются конфронтационной, ценностно-идеологической логикой.

Однако думаю, что и с их стороны должно быть понимание того, что если — и когда — санкции будут по крайней мере смягчены, нужно будет восстанавливать отношения. И от того, насколько сейчас удастся сохранить существующие связи, будет зависеть успешность бизнеса той или иной страны в условиях вновь возникшей конкуренции за ниши на российском рынке.

— Чего можно ожидать от развития отношений между Россией и Прибалтикой?

— На мой взгляд, сложно говорить о каких-то прорывах не только в кратко- и среднесрочной, но, вероятно, и в долгосрочной перспективе. Главное, чтобы стороны понимали логику действий друг друга. И потом, политика и вопросы безопасности — это одно дело, а бизнес, деловые интересы — совсем другое. Ведь экономическая значимость стран Балтии для России и России для стран Балтии объективно неравнозначна. Да и обычные люди как ездили, так и будут ездить.

Беседовала Татьяна Хрулева

Эстония. Латвия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 30 сентября 2016 > № 1917886 Владислав Воротников


Эстония > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 августа 2016 > № 1853005 Вадим Штепа

«Э-государство»: почему Эстония победила в рейтинге посткоммунистических демократий

Вадим Штепа

философ, главный редактор журнала «Иначе»

В ежегодном докладе неправительственной правозащитной организации Freedom House, опубликованном в конце июля, сопоставлялось состояние демократии в 29 посткоммунистических странах бывшего СССР и восточной Европы. Эксперты сравнивали различные страны по нескольким критериям: демократическое руководство, выборы, гражданское общество, независимость СМИ, демократия в местных самоуправлениях, правовые нормы и допустимость коррупции.

Уровень демократии оценивался по шкале, в которой 1 – наилучшая ситуация, 7 – наихудшая. В этом рейтинге первое место заняла Эстония (1,93 балла), за ней следуют Словения (2 балла) и Латвия (2,07 балла). Список закрывают Россия (6,5), Таджикистан (6,54), Туркмения (6,93) и Узбекистан (6,93). Украина была названа страной с переходным режимом (4,68 балла).

Каким же образом этой маленькой стране с населением 1,3 миллиона человек (меньше одного района Москвы) удалось добиться столь высокого результата?

По оценке Центра политических исследований Praxis, это произошло потому, что эстонское государство использует «лучшие практики либеральной демократии». Аналитик этого Центра Рауно Винни замечает: «Оценка, которую получила Эстония, мало изменилась по сравнению с прошлым периодом, но она немного улучшилась благодаря хорошо организованному процессу выборов. У нас были гарантированы гражданские свободы и права, система электронных выборов функционировала, в парламент прошли новые партии. Это, согласно отчету, подтверждает, что у нас работает многопартийная система, а выборы являются стабильно демократическими».

Картину того, как проходят выборы в Эстонии, можно наблюдать прямо сегодня. 29 августа в стране состоятся выборы президента, и в эти дни на различных телеканалах и популярных сайтах между кандидатами идут дебаты. Основных кандидатов от разных партий пока определилось по меньшей мере пять, но эта цифра еще может измениться. Однако до сих пор никто из политологов не возьмется с точностью предсказать, кто станет следующим президентом страны. Эта здоровая непредсказуемость как раз и вызывает интерес к выборам и свидетельствует о реальной демократии.

Впрочем, президентские выборы в Эстонии не столь значимы, как парламентские. Эстония – парламентская республика, президент которой является скорее представительской фигурой, и его самого избирает парламент. А вот в парламенте не существует какой-то одной доминирующей партии – поэтому все решения принимаются путем создания коалиций и поиска компромиссов. С российской Госдумой, которую еще прошлый спикер назвал «не местом для дискуссий», это сравнить очень трудно.

Весьма примечательно, что на парламентских выборах с 2007 года граждане Эстонии могут голосовать за своих кандидатов через интернет. На местных выборах эта система была введена еще в 2005 году.

На парламентских выборах 2015 года уже 30% избирателей проголосовали не на традиционных избирательных участках, а в интернете. Технически это осуществляется с помощью ID-карты с электронным чипом, которая есть у каждого гражданина Эстонии и позволяет удостоверять все транзакции уникальной электронной подписью.

По сочетанию демократии и информационных технологий Эстония уже давно опережает не только посткоммунистические, но и многие западноевропейские страны. Еще с начала нулевых годов в стране развернута программа построения «дигитального государства» или «Э-государства». По закону 2000 года цифровая подпись приравнена к обычной, что открыло возможность пользоваться государственными услугами без всяких очередей в кабинеты чиновников. Например, налоговые декларации в Эстонии теперь подаются почти исключительно в интернете. Вообще, все более распространяется «безбумажный» документооборот.

Эстония фактически первой шагнула в «цифровое будущее». Выглядит интересным контрастом, что на средневековых улочках старого Таллинна можно легко поймать бесплатный WiFi (а в каждом кафе он есть обязательно). К пользованию электронными сервисами привыкают с детства. Например, в системе eKool хранятся все школьные оценки, домашние задания и сведения о посещаемости. Не забыто также и старшее поколение, для которого проводятся бесплатные курсы компьютерной грамотности.

На портале «Э-здоровье» каждый гражданин может видеть свои медицинские показатели и пройти предварительную консультацию. Билеты на транспорт, культурные и спортивные мероприятия также приобретаются не в очередях в кассу, а на портале www.pilet.ee.

С 2014 года введено электронное резидентство. Это не аналог реального гражданства, но с тех пор любой иностранец, желающий вести бизнес в Эстонии, может получить digi-ID, а затем через интернет зарегистрировать новую компанию, открыть счет в эстонском банке и пользоваться другими государственными услугами как «э-резидент». В планах министерства экономики и коммуникаций Эстонии, которое курирует программу e-residency, привлечь до 2025 года до 10 миллионов виртуальных резидентов – то есть в 7 раз больше, чем население страны.

О причине успехов Эстонии в построении электронной демократии один из разработчиков Skype Линнар Виик говорит так: «Да, по сравнению с Францией нам было проще, потому что у нас не было старой инфраструктуры».

Многие СМИ в постсоветской Эстонии возникли также «с нуля», причем значительная часть из них – сразу в электронном варианте. По словам Ханса Луйка, президента медиа-концерна Ekspress Grupp, который выпускает в странах Балтии сеть новостных порталов DELFI, он не припомнит случаев того, что эстонские чиновники как-то ограничивали бы свободу прессы. Единственнное, о чем он сожалеет – что Рийгикогу (парламент) принял закон, который позволяет удалять записи прошлых дискуссий. На его взгляд, для демократии важно знать всю историю аргументов, которыми пользуются депутаты. По ним можно установить – находились ли они в то или иное время под влиянием различных лоббистских групп. Луйк считает, что только в этом случае избиратель может сделать осознанный выбор

В России, напротив, принято упрекать страны Балтии, и Эстонию в частности, в «недемократичности» – по причине «дискриминации русскоязычного населения» и наличия института «неграждан». Однако пропагандисты слишком увлеклись старой песней – за последние годы в этой сфере произошли существенные изменения.

Например, осенью 2015 года в Эстонии был открыт государственный русскоязычный телеканал ETV+, который сегодня составляет конкуренцию российским, хотя и они транслируются совершенно свободно. Плюсом этого телеканала является привлечение внимания зрителей к специфике своей страны, развитие ее культурного многообразия, что контрастирует с антиевропейской пропагандой многих российских телепрограмм.

Что же касается эстонского гражданства, то его с 1 января текущего года автоматически получают все дети «неграждан». Да и самих «неграждан» осталось к настоящему времени всего 6% населения, причем в большинстве случаев они сами предпочитают сохранять этот статус. Он по-своему уникален – позволяет без виз путешествовать и в ЕС, и в РФ, тогда как гражданам Эстонии в Россию нужна виза. А в сфере медицинского страхования, пенсионного обеспечения и т.д. «неграждане» ничем не отличаются от граждан. Они не могут лишь голосовать на общенациональных выборах, но имеют полное право участвовать в местных.

Евген Цыбуленко, профессор международного права Таллиннского технического университета, который в 2009 году получил эстонское гражданство за особые заслуги, полагает, что Эстония заняла 1 место в рейтинге Freedom House совершенно заслуженно. Он сам принимает активное участие в политической жизни Эстонии, является членом Свободной партии Эстонии и баллотировался от нее в Рийгикогу на выборах 2015 года.

Некоторые критики указывают, что препятствием для демократии в Эстонии является жесткая языковая политика. Цыбуленко категорически не согласен с этим: «Аналогичные требования существуют практически во всех странах мира, в том числе и в РФ, которая постоянно Эстонию критикует. В большинстве государств этот вопрос даже не возникает. Что вы будете делать в Германии без немецкого или во Франции без французского? Должен признать, что мой эстонский оставляет желать лучшего. Тем не менее, я никогда не сталкивался с каким-то негативным к себе отношением из-за этого. И я прекрасно отдаю себе отчет в том, что это исключительно моя проблема, а не проблема Эстонского государства».

Публицист Андрей Пионтковский однажды высказал мнение о неустойчивости Эстонской государственности, нарисовав виртуальную картину высадки «зеленых человечков» в русскоязычной Нарве. Однако эта картина выглядит очень маловероятной по экономическим причинам. Сегодня пенсии в Нарве выше, чем средний уровень зарплат в соседнем российском Ивангороде. Местное население под влиянием российского ТВ, конечно, может симпатизировать российской политике, но вряд ли пожелает реального присоединения к России.

Конечно, образ Эстонии как «самой демократической страны» разделяют не все ее жители, у некоторых он вызывает скептические оценки. Однако и эти оценки свободно публикуются на популярных порталах, что само по себе – показатель демократии. Но наверное, вообще нет такой страны, которую ее жители бы не критиковали.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 августа 2016 > № 1853005 Вадим Штепа


Россия. Эстония. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 18 июня 2016 > № 1804137 Ханнес Хансо

«Когда Россия изменится, мы скажем НАТО «гуд бай»

Министр обороны Эстонии Ханнес Хансо об отношениях с Россией и коллегами по НАТО

Отношения между Россией и тремя Прибалтийскими республиками остаются напряженными. Руководство этих государств всерьез опасается военного столкновения с российской армией, а потому укрепляет свои вооруженные силы и уже добилось присутствия на своей территории военных из других стран НАТО. О том, как будет выглядеть этот процесс, какова его цель и какие проблемы существуют в отношениях между странами, «Газете.Ru» рассказал министр обороны Эстонии Ханнес Хансо.

На территории Эстонии проходят военные учения стран НАТО Saber Strike. Это крупнейшие маневры НАТО в странах Прибалтики за последнее время. В них принимают участие эстонские военнослужащие, а также боевые подразделения Литвы, Латвии, Дании, Финляндии, Люксембурга, Франции, Норвегии, Польши, Словении, Великобритании и США. Только Соединенные Штаты прислали для учений 1,5 тыс. военных, а сколько всего солдат и офицеров из стран Североатлантического альянса прибыло на эстонскую территорию, не сообщается. Ранее Эстонская Республика так или иначе участвовала в военных мероприятиях, затрагивающих прямо или косвенно интересы России.

В 2014 году она оказывала помощь Украине в борьбе с пророссийскими сепаратистами. Она также вошла в программу альянса Сил быстрого развертывания, которые создавались в первую очередь для отражения возможных с точки зрения руководства НАТО агрессивных российских действий. Наконец, Таллин стал одним из инициаторов развертывания в Польше и Прибалтике четырех межнациональных батальонов НАТО.

При этом, как показывают различные соцопросы, сами эстонцы не очень-то верят в возможное столкновение с Россией, тем более военное.

Так, весной этого года по заказу евродепутата Яны Тоом было проведено исследование общественного мнения Эстонии. В его рамках респондентам предлагалось ответить на следующий вопрос: «События в Крыму и на Украине заставили многих граждан страны задуматься о безопасности Эстонии. Как вы считаете, есть ли сейчас риск прямого военного столкновения между Эстонской Республикой и Россией?»

Из всех опрошенных только 5,4% ответили на этот вопрос «да, конечно». Из них большую часть составили эстонцы (7,5%) и только 1,1% — представители иных национальностей, проживающих в Эстонии. Еще 17,2% ответили «вероятно, да». 41,3% респондентов ответили «скорее нет, чем да». Из них 42,7% — эстонцы и 28,9% — представители других этносов, проживающих на эстонской территории. Категорически «нет» ответили 31,7% опрошенных. Всего в исследовании приняли участие 619 человек. Тем не менее власти Эстонии, похоже, считают угрозу со стороны России реальной. Так, в прошлом году по легенде учений, в которых принимали участие даже эстонские резервисты, войска отрабатывали действия при возможном появлении на территории страны «вежливых человечков», что явно отсылало к событиям в Крыму весной 2014 года.

О том, почему Эстония так сильно обеспокоена возможной войной с Россией, о проходящих в стране учениях и о некоторых проблемах в отношениях между странами, «Газете.Ru» рассказал министр обороны этой прибалтийской республики Ханнес Хансо.

— Скажите, пожалуйста, какова цель учений Saber Strike («Удар сабли»), что входит в программу маневров и какие вооружения будут использованы в них?

— У нас проходит много разных учений, но для эстонской армии цель всегда остается одинаковой: это проверка боеспособности наших вооруженных сил, а также боевое слаживание наших военных с союзниками по НАТО. В ходе нынешних маневров бойцы нашей 1-й пехотной бригады и военные из 2-го кавалерийского полка сухопутных войск США отработают захват тех или иных объектов потенциального противника, а также взаимодействие между сухопутными и воздушными силами. На втором этапе пройдет тренировочная стрельба с использованием боевых боеприпасов. В этом примут участие как штурмовые самолеты и вертолеты, так и ракетный комплекс HIMARS и пушки M777 калибра 155 мм.

— Почему вы считаете, что для НАТО сегодня так важно защищать именно Прибалтийские государства и Эстонию в частности?

— Мы — члены НАТО, эта организация создана для защиты ее членов. Мы должны защищать наших союзников по альянсу, где бы они ни находились. Почему именно Прибалтику? По-моему, это фундаментальный и философский вопрос. Мы — демократическая страна, мы разделяем принципы, которые сами называем западными и европейскими. Помимо этого,

Прибалтийские республики имеют важное геостратегическое положение — возможно, более важное, чем некоторые другие страны блока.

Прямо сейчас именно в нашем регионе происходят определенные события, поэтому Североатлантический альянс на них и реагирует.

— Согласно плану, уже к 2017 году в Прибалтике и Польше появятся четыре межнациональных батальона НАТО. Военнослужащие каких стран примут участие в их формировании?

— Окончательное решение на этот счет будет принято и объявлено после саммита в Варшаве 8–9 июля. Могу только сказать, что основу этих подразделений составят военнослужащие США, Великобритании и ФРГ. По поводу еще одной страны сейчас идет дискуссия. Также мы пока еще не решили, в какой республике какие военнослужащие будут размещены.

— Как вы думаете, размещение иностранных военных в Эстонии — это всерьез и надолго или когда-нибудь они будут выведены оттуда?

— Знаете,

возможно, положение вещей в России когда-нибудь изменится. Может, это произойдет через пять лет, может, через десять, может, через пятнадцать. И тогда мы скажем нашим союзникам «cпасибо» и «гуд бай»,

и они покинут нашу страну, так как будут нужны в каком-то другом месте. Но пока проблемы именно в нашем регионе, наши союзники будут у нас.

— Эстония до сих пор не ратифицировала соглашение с Россией о государственной границе. Как вы думаете, может быть, после размещения в стране батальона НАТО вопрос о ратификации сам собой отпадет?

— Я не думаю, что эти вопросы как-то связаны. Мы знаем, где находится граница, знаем, что мы хотим защищать. Ратификация — это абсолютно иной процесс, он не остановился, когда мы вошли в НАТО, он не прекратится и когда наши союзники придут на нашу территорию. Мы по-прежнему заинтересованы в договоре с Россией о границе.

Владимир Ващенко (Брюссель - Москва)

Россия. Эстония. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 18 июня 2016 > № 1804137 Ханнес Хансо


Эстония. Латвия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 мая 2016 > № 1752829 Александр Проханов

Прибалты против Изборского клуба

Александр Проханов

Хочу оповестить всех читателей, всех посетителей наших ресурсов о, на мой взгляд, чудовищном событии, которое произошло сегодня, в канун годовщины Великой Победы.

Изборский клуб собирался отправиться в Изборск, к Священному Холму, куда на протяжении многих лет ссыпаются земли со всех священных мест России, с полей великих русских сражений.

Мы ждали представителей русских общин прибалтийских республик, которые хотели учредить у себя отделения Изборского клуба. Они хотели привезти землю с Балтики, совершить обряд землеприношения, соединить в Холме земли с мест наших победоносных и жертвенных деяний с русской землёй, и таким образом символически соединить оторванных русских братьев и коренную Россию.

Но власти и спецслужбы Эстонии, Литвы и Латвии запретили нашим активистам поездку к изборянам. Не просто запретили, но взяли подписку о невыезде, обвинили в государственной измене. Власти считают, например, что русские активисты, критикуя появление натовских танков в Прибалтике, подрывают безопасность балтийских государств. Телефонные переговоры наших товарищей прослушивались, все они находятся на контроле, и власти прибалтийских республик синхронно воспротивились приезду наших братьев в Россию.

Это вопиющий акт русофобии, когда в русских людях желающих взаимодействовать с Россией, видят врагов, клеймят их за принадлежность к великому русскому разделённому народу. Им всем грозит уголовное преследование, быть может, застенки и тюрьма.

Я хочу оповестить об этом всех читателей «Завтра», а также органы российской власти с тем, чтобы на неадекватные действия властей Эстонии, Латвии и Литвы было оказано давление, и позорное, дискриминационное и абсолютно фашистское решение было отменено.

Эстония. Латвия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 мая 2016 > № 1752829 Александр Проханов


Эстония. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 25 февраля 2016 > № 1667870 Оксана Антоненко

Эстонские «Солдаты Одина» на марше — против мигрантов, но за русских

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

Таллин — День независимости Эстонии стал поводом для целого парада радикальных и консервативных политических и околополитических сил, включая нашумевшее антииммигрантское движение Soldiers of Odin Estonia («Солдаты Одина Эстонии»). Всех отличала нелюбовь к иммигрантам, почти всех — симпатия к русским.

Эстонские «Солдаты Одина» наделали немало шума, причем не только в своей стране, но и за ее пределами: всего за несколько недель сообщество Soldiers of Odin Estonia на «Фейсбуке» набрало более 5 тысяч «лайков», а сама организация, по словам ее основателя Индрека Ольма, уже насчитывает около 300 членов. По образцу финского оригинала Soldiers of Odin, эстонцы обещали «бороться с бесчинствами иммигрантов» вообще и беженцев в частности. Тот факт, что в Эстонии иммигрантов практически нет, активистов не смутил. Вслед за эстонской веткой «Солдат Одина» в «Фейсбуке» появился и латвийский аналог. Там, кстати, иммигрантов тоже почти нет, а по европейской программе перераспределения в страну приехали шесть беженцев.

Когда «Солдат Одина» уже начали принимать за интернет-фейк, активисты пообещали выйти в свет и даже провести факельное шествие. Дату выбрали максимально значимую — 24 февраля, День независимости Эстонии. Однако вместо обещанного факельного шествия получилось дневное собрание и марш без факелов. Организаторами того и другого выступали далеко не «Солдаты Одина», которые, по словам Ольма, только проходят официальную регистрацию организации. Вместо них на «Марш народной инициативы против принудительной миграции» приглашали Таллинский клуб националистов и Партия народного единства.

Брутальность обманчива?

«Солдаты Одина» действительно появились перед публикой. Правда, не совсем ясно, кого в парке Таммсааре было больше — «солдат» или публики. Общее количество собравшихся, судя по всему, не превышало сотню. По словам одного из лидеров Soldiers of Odin Estonia Михкеля Макарова, представителей его организации было около 50. Правда, людей с характерными нашивками на спинах оказалось всего пятеро-семеро. «С этим есть определенные проблемы, потому что нашивки пока получили не все, некоторые до сих пор пребывают в процессе аттестации», — заявил Русской службе BBC Михкель Макаров. Помимо тех, кто, очевидно, принадлежал к движению Soldiers of Odin Estonia, здесь было немало молодых и не совсем молодых людей, внешний вид которых вполне соотносится с определенными околополитичесскими субкультурами, причем не всегда миролюбивыми. Однако, по словам Михкеля Макарова, брутальная внешность — не более чем стиль.

Кстати, случайно завернувший на антииммигрантское собрание афроэстонец не только не пострадал, но и успел дать интервью. А о том, что происходит вокруг, он узнал от журналистов. «Аа! Ну я тогда пойду», — сказал студент, стремительно удаляясь. Среди собравшихся были и пожилые люди, и дети в колясках, и семьи, и собаководы со своими питомцами. После публичных выступлений участники акции выстроились в колонну и довольно-таки бесстрастно прошли шествием по Старому городу, где остановились у здания парламента, а затем вернулись к месту начала движения. Некоторые несли плакаты с требованием выхода Эстонии из состава ЕС.

«У нас есть русские»

«Многие здесь говорят, что мы расисты, если не хуже. Но на самом деле среди нас много русских, я тоже русский, хоть и родной язык у меня эстонский. Если мы живем под одной крышей, то должны дружить», — считает Михкель Макаров.

К русским у «Солдат Одина» действительно нет никаких претензий, по крайней мере, об этом никому ничего не известно. «Если русскоязычные являются патриотами Эстонии, считают ее своей родиной, то никто ничего против них не имеет, добро пожаловать. А вот беженцы такими не станут. Я около 15 лет живу в Финляндии, я видел все волны иммигрантов. Они не будут работать. В Финляндии уже вторая волна иммигрантов из Сомали, почти никто не работает», — рассказал основатель Soldiers of Odin Estonia Индрек Ольм.

Антииммигрантская риторика объединила русских и эстонцев не только в рамках «Солдат Одина», но и за пределами организации. «Я родилась в Санкт-Петербурге, но переехала сюда из Финляндии около года назад — именно потому, что я хотела жить спокойно. У нас с мужем был хороший бизнес в Хельсинки. Знаете, в один день я проснулась и поняла, что живу в Могадишо, и отсюда надо бежать. Я счастлива, что тут, в Эстонии, я могу не закрывать свой дом и свою машину, а в Финляндии даже лопату в огороде нельзя оставить», — утверждала одна из участниц митинга Юля.

«Мы все — эстонцы, мы все хотим, чтобы наша страна была процветающей. У меня дети учатся в эстонской школе, они по-русски не говорят. Я русский, да. Ну и что? Для русской идентичности есть большая страна Россия, вот там они пускай идентифицируются. А мы живем в Эстонии. Иммигранты не стали шведами в Швеции, не стали норвежцами в Норвегии. У нас разные мировоззрения, разные религии. Зачем они нам здесь, если своим людям работы мало? Давайте лучше скинемся и отправим их туда назад, прекратим войну», — заявил еще один участник собрания по имени Владимир.

«Общая угроза»

Отношение к русскоязычным жителям Эстонии, судя по всему, изменили и формальные организаторы акции. Еще четыре года назад Таллинский клуб националистов проводил в эстонской столице пикет против присвоения русскому языку статуса государственного в Латвии — там как раз проходил референдум по соответствующей инициативе. «Сделать русский язык государственным требуют незваные гости — те, кого доставили и в Латвию, и в Эстонию при попустительстве и по приказу советских властей, вопреки желанию коренных жителей; те, кто не может и не хочет считаться с нуждами коренного населения», — цитировали СМИ воззвание эстонских националистов. А сегодня таллинские националисты уже распространяют в социальных сетях приглашение на свое собрание на русском языке: «Настало время выступить за сохранение государственности Эстонии и нашего культурного наследия… Эстонии необходим референдум для остановки принудительной иммиграции».

Партия народного единства — второй организатор антииммигрантского митинга — также пытается привлечь к себе русскоговорящих жителей. Ее председатель Кристина Оюланд считает, что слова «националисты» или «радикалы» в отношении членов партии никак не подходят. Скорее, консерваторы. «Среди иммигрантов много боевиков «Исламского государства». Они не собираются здесь интегрироваться и становиться эстонцами, их цель — исламизация Европы. Эстонский народ очень маленький, нас около миллиона человек. И если представить, что здесь будет другая религия, другие традиции и большие, быстро растущие семьи, то да, это несет угрозу эстонскому народу», — заявила Оюланд.

При этом со стороны эстонских русских Оюланд угрозы не видит: «Конечно, сейчас существует общая угроза — и для русских, и для эстонских девушек. Мы видим, что происходит в Финляндии и Швеции». «В Партии народного единства около 20% русских. С самого начала у нас была цель — сплотить людей разных национальностей, каждый человек важен и нужен для Эстонии», — пояснила Кристина Оюланд. Во время выступления лидера Партии народного единства произошел единственный инцидент, когда неизвестная девушка попыталась прервать речь Оюланд, выдернув шнур микрофона. Девушку передали полиции, которая ее впоследствии отпустила.

Иммигранты и независимость

Куда более многочисленное факельное шествие проходило в Таллине вечером. Его организатором выступило молодежное движение «Синее пробуждение», связанное с Эстонской консервативной народной партией. «Это уже третье мероприятие подобного рода, три года назад мы собрали 100 человек, сегодня их около тысячи. Это — марш эстонского народа, это не протест. Это мероприятие никак не связано с иммигрантами. Оно полностью посвящено Дню независимости», — утверждал консервативный политик Яак Мадисон, руководитель «Синего пробуждения».

Правда, некоторые участники шествия считают, что сегодня защищать независимость и защищаться от иммиграции — это примерно одно и то же. Те же слова можно было слышать с импровизированной сцены во время торжественной части мероприятия, последовавшей за факельным шествием: о новой угрозе, об ущемлении традиционных ценностей, о чуждом менталитете и даже о «посланных Россией иммигрантах».

Эстония. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 25 февраля 2016 > № 1667870 Оксана Антоненко


Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 декабря 2015 > № 1618158 Марина Кальюранд

«Со стороны России реальной угрозы не вижу»

Министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд ответила на вопросы «Газеты.Ru»

Елизавета Маетная (Брюссель)

Министр иностранных дел Эстонии Марина Кальюранд рассказала «Газете.Ru», почему, не дождавшись ратификации договора о границе, там ставят пограничные столбы, боится ли она угроз со стороны России, о которых последние несколько дней в Брюсселе много говорили дипломаты стран — членов НАТО, и какие у нее отношения с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

— После терактов в Париже раздается много критики в адрес спецслужб, чья работа оказалась не очень эффективной. Вы согласны с такой оценкой?

— Я бы не хотела давать такую категоричную оценку насчет эффективности этой работы. Да, действительно, были трагические случаи терроризма и в Европе, и в других государствах. У нас есть информация о том, что какое-то число терактов не состоялось и не состоится в будущем, так как мы способны их предотвратить. Мы на саммите (встреча министров стран — членов НАТО, проходившая в Брюсселе. — «Газета.Ru») как раз обсуждали проблемы терроризма. Борьба с терроризмом может быть эффективной только тогда, когда государства сотрудничают. Сотрудничают — это значит, что идет обмен информацией и есть координация, только тогда можно бороться с терроризмом эффективно. Мое государство Эстония является членом антиигиловской коалиции, куда входит больше 60 государств, и через эту коалицию мы, конечно, координируем свои действия.

— Что вы думаете насчет предложения России о совместной операции в Сирии?

— Необходимо сотрудничество, нужен обмен информацией и координация усилий, чтобы борьба с терроризмом была эффективной. И в этом смысле обмен информацией, как предлагает Франция, или обмен данными между Россией и США действительно необходимы, и очень хорошо, что они есть.

— Нужны ли какие-то новые форматы сотрудничества между странами?

— Я считаю, что на данном этапе эти форматы и так есть.

Международная коалиция в Сирии работает. Хочет ли Россия в нее вступить и как это сделать — на эту тему надо хорошенько подумать.

— Есть ли, по вашим данным, опасность проникновения экстремистских группировок на территорию Эстонии?

— Конечно, есть! Но это не значит, что нужно впадать в панику, ведь именно такой реакции добиваются террористы.

Они хотят, чтобы был страх, паника, ненависть к беженцам или к тем, кто выглядит по-другому, чем мы с вами. Мы не должны этому поддаваться.

Мы должны бороться с терроризмом. Должны быть бдительными. Должны быть готовы отреагировать на угрозы, обмениваться информацией и координировать борьбу с террористами. Но мы не можем позволить им мешать нашей жизни. Да, угроза, что террористы могут проникнуть в Европу и конкретно в Эстонию, есть: одни едут как беженцы, другие под видом туристов, третьи по фальшивым паспортам. Но важно понимать этот риск и сделать все, чтобы он был минимальным. Полностью его исключить, вероятно, невозможно, но сделать его минимальным, думаю, мы можем.

— Эстония как член НАТО должна принять беженцев с юга, но отношение в обществе к этому неоднозначное. Как вы убеждаете своих граждан, что им нужно помочь?

— Для нас это прежде всего вопрос солидарности. Сегодняшний кризис в Европе, думаю, самый большой после Второй мировой войны — настолько много людей сейчас стали беженцами и покидают свои дома и государства. Они не делают это добровольно, их к этому принуждают те же самые террористы и военные конфликты. И мы должны им помочь, действуя все вместе. И в этой части мое государство делает свою часть, мы принимаем 500 беженцев, мы обязались сделать это в течение двух лет и сейчас к этому серьезно готовимся.

Да, действительно, в нашем обществе, как и во всех других, есть разное понимание этой проблемы, по-моему, надо серьезно отнестись к их опасениям. Это люди из другой культуры, другой религии, и многих все это напрягает.

Значит, мы как правительство должны еще больше, еще лучше объяснять своим гражданам, что мы должны принять беженцев, научить нашему языку, культуре, чтобы они как можно быстрее стали членами нашего общества. Чтобы их дети учились в наших школах, а сами родители работали, чтобы им хорошо и комфортно было в Эстонии. Наше счастье, что мы можем этому учиться, исходя из опыта Швеции или Германии, которые уже десятки лет принимают беженцев. Мы до сих пор принимали мало беженцев, до 100 человек в год.

— Но в Эстонии, наоборот, говорят о необходимости ужесточения миграционного законодательства...

— Я против ужесточения. Потому что наше законодательство основано на принципах Евросоюза. Да, мы можем в одностороннем порядке, например, изменить размер выплачиваемых беженцам пособий, но что касается общего регулирования — того же принятия беженцев, выдачи им статуса, — то здесь действуют общеевропейские нормы, которые мы сейчас выполняем, и менять их нельзя.

— В Брюсселе на саммите много говорили о «зеленых человечках» и угрозах со стороны России. Вы тоже боитесь «зеленых человечков»?

— Во-первых, я очень надеюсь, что Россия на сегодняшний день не является для нас угрозой.

Конечно, мы видим, что сегодня действия России агрессивные, провокационные и тяжело предсказуемые. Это факты, с которыми мы в последнее время сталкиваемся.

События в Крыму, военные действия на востоке Украины или односторонние бомбежки России в Сирии — мы все это прекрасно видим и, конечно, учитываем.

Но есть ли угроза Эстонии со стороны России как отдельной стране или как члену НАТО? Я бы хотела сказать, что ее нет. И я отвечаю, что ее нет.

Как на этот же вопрос ответила бы Россия, я не знаю. Могут ли быть провокации? Этого нельзя исключать и к этому надо готовиться. Мы выполняем обязательства, взятые натовскими государствами, отдавать 2% ВВП на военные расходы, и на нас, естественно, распространяется и предусмотренная договорами коллективная защита, что тоже для нас очень важно. Учитывая все это, со стороны Эстонии сделано очень много для защиты нашей независимости и безопасности. И я сегодня со стороны России реальной угрозы не вижу.

— Если такой угрозы нет, то зачем Эстония начала устанавливать пограничные столбы на своей территории, хотя договор о границе с Россией еще не ратифицирован?

— Мы восстанавливаем границу, которая на сегодня является контрольной между нашими государствами. Мы не ставим столбы там, где будет граница после ратификации этих договоров. Ею будет заниматься демаркационная комиссия, когда соглашения вступят в силу, и это дело будущего.

— Со стороны балтийских стран уже были жалобы на нарушение воздушного пространства российскими самолетами...

— Да, такие случаи были. И на каждый случай, когда российские самолеты нарушали нашу воздушную границу, мы реагировали по дипломатическим каналам. Что же касается Турции и сбитого ею российского самолета, то Турция имела полное право так поступить для защиты своих интересов и своих граждан. И в этом смысле мы выражаем полную солидарность с тем, что Турция сделала, сбив самолет. Конечно, мы этому не радуемся — этому никто не может радоваться. Таких инцидентов не должно быть, их надо исключать, чтобы в будущем их не было. Но государства имеют право защищать свою территорию.

— Вы были послом Эстонии в России, когда после переноса памятника Бронзовому солдату из центра Таллина в обеих странах кипели нешуточные страсти, а вас активно тогда пытались достать «нашисты». Как бы вы охарактеризовали нынешние отношения между нашими странами?

— Обсуждать отношения между нашими странами надо в контексте отношений России с Евросоюзом. А эти отношения сейчас не самые хорошие и могли бы быть намного лучше. Но это все зависит от агрессивного поведения России, от оккупации Крыма и действий на востоке Украины. Все, что произошло там, — это нарушение международного права и общей безопасности в Европе, о которой государства договорились после Второй мировой войны. Изменения государственных границ без согласия государств военными силами или военными угрозами недопустимы. Естественно, это влияет на наши отношения и будет на них влиять. (Россия категорически отвергает подобную трактовку событий, настаивая, что присоединение Крыма произошло на основе всенародного волеизъявления жителей полуострова на фоне государственного переворота в Киеве. — «Газета.Ru».)

Эстония, как и весь Евросоюз, поддерживает введение санкций до тех пор, пока Россия не будет выполнять свои международные обязательства в отношении Крыма и минских соглашений.

Но на этом фоне мы стараемся найти вопросы, по которым могли бы сотрудничать. Как, например, тот же договор о границе. Он необходим обоим государствам, и мы готовы его заключить. Неделю назад прошли консультации на уровне политических директоров МИДа по ряду двусторонних вопросов. В сентябре я встретилась с господином Лавровым в Нью-Йорке, у нас была с ним очень спокойная, прагматичная и конструктивная встреча. Мы тоже просмотрели все двусторонние вопросы и обсудили, где можно сотрудничать. То есть отношения могли бы быть намного лучше, и я очень надеюсь, что они будут намного лучше, но это зависит не от нас. А до тех пор мы можем рассматривать важные для наших стран вопросы. Я могу сказать, что с моим коллегой Сергеем Лавровым у нас конструктивные отношения, мы с ним говорим на все темы, не по всем темам договариваемся, но имеем полное понимание. Главное, что мы говорим.

Эстония. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 4 декабря 2015 > № 1618158 Марина Кальюранд


Латвия. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 ноября 2015 > № 1550095 Роберт Персон

6 причин не бояться российского вторжения в Прибалтику ("The Washington Post", США)

Роберт Персон (Robert Person)

В начале ноября Politico сообщила, что, как опасаются американские военные, Прибалтика может оказаться следующим объектом российской агрессии — либо в форме гибридной войны украинского типа, либо в форме молниеносного удара, опережающего реакцию НАТО.

Страхи перед этим «катастрофическим сценарием» не новы. Не успели высохнуть чернила, которыми Владимир Путин 18 марта 2014 года подписал указ об аннексии Крыма, как по обе стороны Атлантики забили тревогу. Точно так же, как Путин вторгся в Крым (а позднее на восток Украины), чтобы «защитить» этнических русских, он может вторгнуться в Эстонию, Латвию и Литву, писали журналисты.

С тех пор эта перспектива не раз обсуждалась в прессе. Такие опасения выражали представители прибалтийских республик, европейские чиновники и официальные лица из США и структур НАТО.

Почему эксперты опасаются, что Россия вторгнется в Прибалтику?

Боязнь российской интервенции в Прибалтику основана на двух удобных, но ошибочных аналогиях с конфликтом на Украине.

Во-первых, в Прибалтике, как и на Украине, есть многочисленное русское нацменьшинство. В Латвии русские составляют примерно 26% населения, в Эстонии — 24%, в Литве — 6%. Более того, у русских Прибалтики сохраняются давние обиды на политические решения в сфере языка, культуры и гражданства, отстранившие их от политической и экономической жизни после обретения прибалтийскими республиками независимости в 1991 году.

Во-вторых, аннексия Крыма гарантировала России доступ к базе ее Черноморского флота, расположенной в крымском Севастополе, и теперь Путин может захотеть повторить этот успех с калининградским эксклавом. Калининградская область входит в состав России, но отгорожена от основной российской территории Латвией, Литвой и Белоруссией. Что еще важнее, в Калининграде располагается штаб российского Балтийского флота. Многие боятся, что Путин попробует обеспечить себе транзитный коридор к Калининграду через Польшу или Литву при поддержке своего белорусского союзника Александра Лукашенко.

Однако беспокоиться не стоит — и вот почему

Может ли Прибалтика оказаться следующей? Я так не думаю по следующим шести причинам:

1. Владимир Путин не может выгнать прибалтов из НАТО и ЕС

Специалист по международным отношениям Джон Миршаймер (John Mearsheimer) высказывал неоднозначную мысль о том, что российское вторжение на Украину было вызвано расширением НАТО в 1990-х и 2000-х годах. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но Прибалтика в любом случае была принята в альянс раньше, чем у России появились возможности этому помешать. Некоторые эксперты отмечали, что Россия в 2008 году спровоцировала конфликт в Грузии, а в 2014 году — на Украине в том числе для того, чтобы наложить фактическое вето на их вступление в НАТО, которая не любит принимать в свои ряды страны с неурегулированными территориальными спорами.

Вторжения к соседям, возможно, помогают не пускать их в НАТО и Евросоюз, однако смысла вторгаться тем, кто уже вступил туда, нет — это только спровоцирует катастрофу в виде войны с Североатлантическим альянсом.

2. Россию никогда не пустят в прибалтийскую политику

Как я писал в своей предыдущей статье, главной стратегической задачей Путина на Украине было посадить в Киеве правительство, которое позволит Москве влиять на внешнюю и внутреннюю политику соседней страны.

В Прибалтике это невозможно. В принципе. Слишком велик исторический антагонизм. Заинтересовавшись проблемами национальной идентичности в прибалтийских республиках, я обнаружил, что тема советской оккупации Прибалтики продолжает занимать в этом регионе центральное место в национальной памяти. Россия воспринимается как империалистический «другой», отталкиваясь от которого, прибалты определяют в себя. Именно поэтому ей никогда не позволят вмешиваться во внутреннюю политику Эстонии, Латвии и Литвы.

Более того, в Киеве Путин пока тоже не достиг своей стратегической цели. Даже если российский президент рассчитывал, что у него может получиться привести к власти на Украине покладистое пророссийское правительство, вряд ли у него теперь есть основания надеяться в Прибалтике на больший успех.

3. Прибалтика уступает Украине и Крыму по символической значимости

Украина имеет для России огромное символическое значение. Жители обеих стран считают Киевскую Русь (и сам Киев) колыбелью восточнославянской цивилизации. Именно киевский князь Владимир Святой принес в 988 году своим подданным православное христианство. Именно на фундаменте, заложенном в этот золотой век славянства, были позднее созданы Московия и Российская Империя. Недаром в Москве, рядом с Кремлем, сейчас воздвигают князю Владимиру большой памятник. Часть территории современной Украины входила в состав России с 16 века. Крым Россия присоединила в 1783 году.

Из-за этих давних исторических связей России всегда было трудно смириться с независимостью Украины.

Вспомним, как Путин однажды сказал Джорджу Бушу: «Ты же понимаешь, Джордж, что Украина — это даже не государство!» И в течение большей части российской истории это, действительно, так и было. Украина получила собственную государственность в 1991 году, а до этого веками оставалась сначала российским, а потом советским пограничьем.

Тот факт, что, уходя, она унесла с собой Крым, лишь усугублял ситуацию. Дело в том, что полуостров был «подарен» Украинской Советской Социалистической Республике Никитой Хрущевым только в 1954 году, и многие в России считали это незаконным еще до распада СССР.

Украина для России многое значит, но с Прибалтикой другая история. В свое время я изучал вопрос о территориальных приобретениях России на Балтийском море. Хотя Прибалтика стала частью Российской Империи в 18 веке благодаря разделам Польши (так в тексте, — прим. пер.), цари предоставляли ей значительную автономию, что способствовало процветанию в регионе сильных национальных идентичностей, противившихся российскому господству.

Более того, между мировыми войнами прибалтийские республики были независимыми. Когда в 1940 году Советский Союз насильственно присоединил их к себе, прибалты восприняли это как незаконную иностранную оккупацию, которой они продолжали сопротивляться в течение 51 года. Когда Горбачев в последние дни СССР пытался спасти умирающий союз, он понимал, что Прибалтики в нем не будет, и поэтому даже не стал включать ее в свой проект нового соглашения.

Как показывают опросы и интервью, которые я проводил в России и Латвии, русские давно признали, что Прибалтика культурно и исторически отличается от России. Трудно сказать, была ли культурная и историческая важность Украины причиной действий Путина или только их оправданием, однако, как бы то ни было, прибалтийские страны для русских такой важности явно не имеют. Это делает их менее вероятными мишенями.

4. Доступ к Калининграду (пока) не находится под угрозой

В постсоветские времена украинские лидеры не раз использовали российскую военно-морскую базу в Севастополе как козырь на переговорах с Россией. После Оранжевой революции 2004-2005 годов прозападный президент Виктор Ющенко заявил, что Украина не продлит России аренду после 2017 года. Его злополучный преемник Виктор Янукович отказался от этой идеи, однако многие продолжают считать, что одной из главных стратегических целей российского вторжения в Крым было надежно гарантировать сохранение базы. Аннексия полуострова раз и навсегда решила стратегическую проблему базирования Черноморского флота.

Напротив ни одна из прибалтийских или западных стран никогда всерьез не пыталась блокировать России доступ к Калининградской области. Единственное, что было — это заявление литовского министра о теоретической возможности это сделать. Однако любые реальные попытки пресечь железнодорожное или автомобильное сообщение либо поставки энергии в Калининград неминуемо вызвали бы опасную эскалацию обстановки с возможными ядерными последствиями. Поэтому никто даже и не пытается.

Разумеется, обстановка в Калининграде все равно может накалиться, особенно, если Россия будет использовать его как опорную точку для агрессивной стратегии преграждения доступа/ блокирования зоны. Базирующиеся в Калининграде российские ракеты могут помешать сухопутным и морским силам НАТО достигнуть Прибалтики в случае российского нападения, изолировав в критический момент три страны от остальной части альянса. Однако пока литовцы не блокируют Калининградскую область, война из-за Калининграда маловероятна.

5. Прибалтийские русские не похожи на крымских, донбасских и российских русских

Когда речь идет о вероятности российского вторжения в Латвию, часто упоминают латвийских русских. Как писала из Риги корреспондент Los Angeles Times, «если Путин считал, что наличие на Украине 17% этнических русских и 24% русскоговорящих оправдывает его действия, якобы находящееся под угрозой русское меньшинство Латвии может предоставить ему удобный предлог».

Она также процитировала латвийского активиста, предупреждавшего о том, чего так боятся многие аналитики: «Военная агрессия в старом стиле — с идущими через границу танками — маловероятна... Но так называемые гибридные операции — провокации, медиа-войны — я бы не исключал. От этого очень трудно защищаться».

Гибридная война сочетает в себе традиционные и нетрадиционные элементы и переносит борьбу на новые поля сражений. Как пишет полковник в отставке Джон Маккьюн (John McCuen), «в современных гибридных войнах решающие битвы происходят не на обычных полях, а на ассиметричных, затрагивающих население конфликтной зоны, население собственной страны и население международного сообщества».

В связи с этим многие предполагали, что русские меньшинства Прибалтики могут послужить России плацдармом для гибридного вторжения. Недаром в ходе своих украинских операций она использовала как прикрытие сепаратистские движения Крыма и Восточной Украины.

Однако, по-моему, это вряд ли возможно. Я недавно писал в Moscow Times, что прибалтийские русские не слишком расположены к участию в российских гибридных войнах. У них сохраняется немало обид на политику в сфере языка, культуры и гражданства, но эти обиды не перерастают в сепаратизм.

Все больше и больше этнических русских принимают гражданство прибалтийских государств. Все больше становится и тех, кто разделяет взгляды Нила Ушакова, этнически русского мэра латвийской столицы: «Я здесь родился... Я — гражданин Латвии. Я — русскоязычный латвиец и патриот своей страны». Именно такой подход преобладает среди младших поколений прибалтийских русских, которые считают себя европейцами и активно пользуются преимуществами жизни в Европейском Союзе.

Впрочем, даже старшее поколение, по-прежнему ощущающее прочную связь с Россией, видит разницу в стандартах жизни между Россией и Прибалтикой. Катри Райк (Katri Raik), директор ориентированного на русское население Эстонии Нарвского колледжа, заметила, сравнивая эстонскую Нарву с расположенным на другом берегу реки российским Ивангородом:

«Что будет, если в Нарве провести референдум? Где захотят жить горожане — в Эстонии или в путинской России? Все здравомыслящие люди явно предпочтут Эстонию. Жизнь здесь лучше, стабильнее, пенсии выше и у нас есть социальное обеспечение. Жители Нарвы знают, что они бы выбрали — они часто бывают в Ивангороде».

Исследование, проведенное политологом Аммонном Ческиным (Ammon Cheskin), это подтверждает. Хотя прибалтийские русские сохраняют сильную культурную тягу к России, политически и экономически Россия для них не слишком притягательна.

Москва неоднократно пыталась эксплуатировать эту культурную тягу с помощью самых разных стратегий. Она поддерживала пророссийские партии, вела агрессивную пропаганду в своих масс-медиа, в аудиторию которых входят большинство прибалтийских русских, стремилась пробудить в массах сепаратистские настроения. Однако все ее усилия почти не давали плодов. Тем не менее, Эстония недавно запустила русскоязычный телеканал, чтобы способствовать интеграции своего русского меньшинства и противодействовать влиянию Москвы.

6. Гибридное нападение не получится долго сохранять в секрете

Гибридная война по определению сочетает конвенциональные и неконвенциональные методы. Даже если Владимир Путин решит проигнорировать все пять вышеприведенных причин, по которым не стоит развязывать гибридную войну в Прибалтике, гибридная стратегия все равно рано или поздно потребует начать использовать регулярные вооруженные силы.

В итоге мир, в конце концов, получит доказательства того, что «зеленые человечки» в форме без знаков различия служат в российской армии, — а это будет означать, что произошла прямая военная агрессия против одной из стран НАТО. Заметим, что убедительные доказательства присутствия российских военных на Украине хоть и не сразу, но все-таки появились.

Если учесть, что в Прибалтике находятся солдаты США и НАТО, российская интервенция будет выявлена намного быстрее.

В таком случае, НАТО окажется перед выбором: выполнить задачу, для которой она была создана, или смириться и отказаться от всякой значимости в 21 веке. Соединенные Штаты и Европа по-прежнему называют НАТО «краеугольным камнем глобальной безопасности». Это дает основания считать, что альянс все же вступит в бой.

Между тем Владимир Путин не может себе позволить воевать с НАТО. Если многие — включая профессора Стивена Уолта (Stephen Walt) — не зря считают его хорошим стратегом, он должен понимать невероятную цену такого шага.

Но расслабляться все же не стоит

Я перечислил шесть причин, по которым Россия вряд ли в ближайшее время вторгнется в Прибалтику. Однако «вряд ли» не означает, что это невозможно. История неоднократно преподносила нам еще не такие сюрпризы.

В долгосрочной перспективе агрессия в Прибалтике, несомненно, стала бы для Москвы стратегической катастрофой. Однако в среднесрочной и краткосрочной перспективе Москва, безусловно, продолжит мутить воду в прибалтийских республиках и других странах НАТО, используя пропаганду и вызывающие военные учения, чтобы выводить соседей из равновесия. Тем не менее, как бы неприятно ни выглядели подобные меры, их не следует путать с открытой фазой российского вторжения.

Роберт Персон — доцент кафедры международных отношений и сравнительной политологии Военной академии США в Вест-Пойнте. Он специализируется на внешней и внутренней политике России и других постсоветских государств.

Латвия. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 ноября 2015 > № 1550095 Роберт Персон


Эстония. Казахстан. РФ > Транспорт > regnum.ru, 23 октября 2015 > № 1528403 Яан Рейнхольд

На этой неделе дипломаты и представители зарубежных СМИ посетили объекты Специальной экономической зоны «Хоргос — Восточные ворота» и Международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос» в Казахстане. В мероприятии приняли участие более 50 иностранных послов и генеральных консулов. В Хоргосе, на границе с Китаем, казахстанские власти активно воплощают в жизнь масштабный проект нового транспортно-логистического хаба, созданного на основе межгосударственных соглашений Астаны и Пекина. Чрезвычайный и полномочный посол Эстонии в Казахстане Яан Рейнхольд рассказал в блиц-интервью корреспонденту ИА REGNUM о значении проекта «Нового Шёлкового пути» для Эстонии.

ИА REGNUM: Господин посол, означает ли ваше присутствие сегодня здесь, в Хоргосе, что Эстония заинтересована в данном проекте Казахстана? Как ваша страна планирует сотрудничать с Казахстаном в транспортно-логистической сфере?

Логистика — это один из самых важных проектов нашего двустороннего бизнеса с Казахстаном. Казахстан высоко оценил потенциал проекта «Нового Шёлкового пути», выдвинутого китайским лидером (Си Цзиньпином — прим. ИА REGNUM ). Это мы видим здесь, в Хоргосе. Мы также видим наши балтийские порты частью проекта «Шёлкового пути». Наши морские гавани — совершенно новые, с модернизированной инфраструктурой. Наши услуги абсолютно прозрачные — уже сегодня эстонский бизнес может сказать, сколько стоит транспортировка одной тонны груза от Хоргоса до порта Таллин или до порта Силламяэ. Кроме того, мы находимся на границе Евразийского экономического союза. Порт Силламяэ — самый новый порт Эстонии — расположен всего 25 км от границы ЕС с Россией. Мы видим, что это выгодно и для Казахстана, и для ЕАЭС, и для Эстонии. Мы можем предлагать не только перелив грузов, но и индустриальные парки, где можно перерабатывать сырье. В Эстонии есть такой парк недалеко от границы с Россией.

ИА REGNUM: Мы сейчас говорим о сырьевых грузах, но все-таки тот же Хоргос ориентирован на контейнерный грузопоток. Достаточно ли в эстонских портах контейнерных мощностей?

У нас есть новый контейнерный терминал в порту Таллин. Сейчас, я вам честно говорю, что объёмы [перевалки грузов] не очень большие. Они сильно упали. Но мы готовы работать с нашими казахскими партнёрами, чтобы восстановить эти объёмы.

ИА REGNUM: Ваш сосед по региону — Литва — уже активно сотрудничает с Казахстаном в части работы с китайскими грузами. Как вы считаете, почему казахстанские партнёры пока что выбирают Литву, а не вас?

Здесь есть и исторический момент тоже. Железнодорожные проекты между этими странами уже работали, осуществлялись контейнерные перевозки. Поэтому понятно, почему казахстанские компании инвестировали в Клайпеду (литовский порт — прим. ИА REGNUM ). Но я думаю, что грузов хватит для всех: и для Клайпеды, и для Риги, и для Таллина.

Мы очень заинтересованы в сотрудничестве с казахстанской стороной. На недавней выставке «ТрансКазахстан» в Алма-Ате присутствовала очень большая эстонская делегация. Наши бизнесмены интересуются казахстанскими проектами, они готовы в любой момент вернуться сюда, чтобы договариваться по всем вопросам. Конечно, казахские друзья неоднократно были и у нас. Отмечу, что мы хотим уделять больше внимания взаимодействию в сфере логистики и со стороны посольства.

ИА REGNUM: Готов ли эстонский бизнес создавать условия для работы с казахстанским компаниями? Например, инвестировать в расширение контейнерных мощностей?

Не только. Мы предлагали нашим казахстанским партнёрам следующий вариант: в Таллинском порту есть земля, есть причалы, почти все готово — инвестируйте, арендуйте там на 99 лет то, что вы хотите. И наоборот: наши бизнесмены готовы вкладывать собственные средства, чтобы иметь гарантированный грузопоток. То есть мы очень гибкие в этом плане. ЕАЭС имеет свои преимущества, это справедливо для Казахстана и для всех членов этого союза. Мы также со своей стороны видим, что есть одинаковый тариф на все эти товары, на контейнеры, которые идут отсюда (из Хоргоса — прим. ИА REGNUM ) в порты внутри ЕАЭС. Но есть бизнес-логика, тут ничего не связано с политикой. Если более выгодно везти через нас или через другие порты, то надо выбирать такую возможность.

Для справки:

В сентябре 2015 года грузооборот портов Эстонии составил 2,63 млн тонн грузов, что на 25% меньше по сравнению с сентябрем прошлого года. В целом объёмы перевалки в эстонских портах за девять месяцев 2015 составили 26,2 млн тонн. Общий грузооборот портов Эстонии за последние 10 лет сократился на 7,4% — с 47,1 млн тонн в 2005 году до 43,6 млн тонн в 2014 году.

В госпредприятие ГАО «Таллинский порт» входят пять портов: в Таллине, в Мууга, Палдиски, Пальясааре и на Сааремаа. 100% акций предприятия принадлежат государству.

Порт Силламяэ — крупнейший эстонский частный порт. Владельцы — петербургские предприниматели Андрей Катков, Евгений Малов и бывший премьер Эстонии Тийт Вяхи. Два терминала порта на 100% — российские. Это ВСТ (Baltic Chemical Terminal), который принадлежит концерну «Акрон», и «Танкхем», владельцем которого является крупнейший российский производитель минеральных удобрений ОАО МХК «ЕвроХим». Кроме того, терминалы Silsteve, которые занимаются контейнерами, генеральными грузами, перевалкой новых автомобилей и грузов ро-ро, на 50% принадлежат российским владельцам. Грузооборот порта Силламяэ в 2014 году вырос на 10,6% и составил 7,46 млн тонн.

Алёна Зеленина

Эстония. Казахстан. РФ > Транспорт > regnum.ru, 23 октября 2015 > № 1528403 Яан Рейнхольд


Латвия. Эстония. РФ > Транспорт > telegraf.lv, 14 августа 2015 > № 1457254 Мартин Гаусс

Мартин Гаусс: на "Новой волне" airBaltic зарабатывал миллион евро

На уходе из Юрмалы фестиваля "Новая волна" латвийский национальный перевозчик airBaltic потерял около миллиона евро и примерно 5 тысяч пассажиров. "Резкий уход гостей культурных мероприятий создает эффект несчастья. Да, это несчастливое событие", — говорит в интервью "Бизнес-ВЕСТЯМ" исполнительный директор airBaltic Мартин Гаусс. Утраченных россиян авиакомпания пытается заменить эстонцами и литовцами.

Два скептичных эстонских журналиста ("а не миф ли ваша экспансия в Эстонию? не разрушение ли эстонского авиарынка?") приехали на интервью в офис airBaltic одновременно с "Бизнес-ВЕСТЯМИ". Было это всего за пару дней до открытия пятого регулярного маршрута Таллин — Амстердам латвийской авиакомпании. В течение пяти лет планируется еще ряд маршрутов, включая Таллин — Москва и Таллин — Киев.

Эстонцы и "Новая волна"

— Что вы задумали сделать в Эстонии?

— Эстонцы не совсем понимают политику airBaltic, нацеленную на развитие авиатранспортного сообщения в Балтии, — рассказывает М.Гаусс. — Регион мы рассматриваем как свой домашний рынок. В перспективе у нас будет 11 регулярных маршрутов из Таллина. Мы прогнозируем обслужить своими прямыми рейсами примерно 600 тысяч пассажиров из аэропортов Таллина и Вильнюса.

— Наверное, российское направление сейчас уже не столь идеализируется?

— Мы потеряли из оборота около миллиона евро из-за ухода в этом году фестиваля "Новая волна", это примерно минус 5 тысяч пассажиров. Сколько в зале "Дзинтари" мест? Около двух тысяч? Но с теми, кто летел в Латвию на концерты, прибывали друзья, семьи. Плюс пассажиры, которые прилетали на переговоры. Нет сейчас многих индивидуальных путешественников, которые брали такси и яхты напрокат, покупали мороженое, сидели в ресторанах на протяжении двух недель как раз в это время.

Резкий уход гостей культурных мероприятий создает эффект несчастья. Да, это несчастливое событие.

Керосин нынче дорог

Как airBaltic стал доминирующей авиакомпанией в регионе? Государственные авиаперевозчики в Литве и Эстонии слишком малы и слабы — в данном случае это синонимы, к сожалению. Так, литовский национальный перевозчик Air Lituanica, обанкротившийся в мае с.г., имел всего три самолета в аренде. У Estonian Air — семь Embraer и Bombardier, и компания, перевезя 51% авиапассажиров в Таллине в 2014 году, показала финансовые убытки. В свою очередь, airBaltic отказался от мегаломанских докризисных планов на 15 млн. пассажиров ежегодно и идей регулярных прямых трансатлантических перелетов. Но эксплуатация маленьких турбовинтовых двухмоторных самолетов позволяет втрое по сравнению с Boeing 737–300 и 736–500, снизить расходы на топливо, а в расходной части авиаперевозчика оно занимает 30%. Хотя на боинге в Брюссель лететь на 20 минут меньше, снижение расходов стало абсолютным приоритетом среднесрочного развития авиакомпании.

— Как валютные колебания влияют на бизнес предприятия?

— Укрепление доллара для нас не очень хорошо, мы платим за топливо в этой валюте. Впрочем, рост американской валюты во многом компенсируется снижением расходов в связи со спадом цен на нефть.

Что дальше? Если доллар вырастет, картина будет одна, упадет — совсем иная. Никто не знает, каким будет этот мир.

Оппортунизм против протекционизма

— Вас не пугает защита рынка стран-соседей в регионе Балтии, в первую очередь Эстонии?

— Когда я показал эстонцам наш план, они были недовольны. Но мы хотим быть прибыльными. Что такое для нас Балтия? Сравнительно маленький регион с 6-миллионным населением, но здесь мы видим свободный рынок и возможности прибыльного бизнеса.

Это оппортунистический план — мы инвестируем в будущие продукты, учитывая, что цены на авиабилеты будут только падать. Это тренд. Я 23 года в этой отрасли — и кто бы мог подумать в начале девяностых, что билет в Лондон может стоить 29 евро?! Я бы сам сказал, что это невозможно, потому что противоречит самой логике бизнеса. Однако выяснилось, что возможно все.

Андрей ТАТАРЧУК

Латвия. Эстония. РФ > Транспорт > telegraf.lv, 14 августа 2015 > № 1457254 Мартин Гаусс


Латвия. Эстония > Финансы, банки > telegraf.lv, 10 июня 2015 > № 1402220 Марис Вайновскис

Для успешного развития народного хозяйства большое значение имеют как доступность кредитных ресурсов, так и стратегический, разумный подход к разным экономическим ситуациям. Поэтому для Латвии столь важно, чтобы инвесторы ощущали себя комфортно в нашей судебно-правовой системе.

Для этого ее функционирование должно быть ожидаемым, а инвестор должен быть уверен, что его права защищены.

Об основных областях, над развитием которых в Латвии еще стоит поработать, чтобы повысить ее конкурентоспособность в борьбе за инвестора, в беседе с «Банками &Финансами» рассказал Марис Вайновскис, старший партнер международной юридической компании Eversheds Bitāns и руководитель рабочей группы Совета иностранных инвесторов в Латвии по защите и безопасности инвестиций.

Повышение конкурентоспособности

— Как Латвия выглядит на фоне стран Балтии?

— Несмотря на определенную работу, проделанную страной по улучшению бизнес-среды, Латвия по-прежнему отстает от Литвы и Эстонии по оценкам предпринимательской среды. В сообщении Всемирного экономического форума о конкурентоспособности государств в 2014–2015 годах наша страна расположилась только на 116-м месте по эффективности нормативного регулирования в области решения споров. Литва в этом рейтинге заняла 84-е, а Эстония — 39-е места.

Всемирный банк в конце прошлого года опубликовал ежегодное исследование DoingBusiness. Эстония продолжала уверенно лидировать в Балтии — она была помещена на 17-ю позицию. Латвии тоже наконец-то удалось опередить Литву. Мы заняли 23-е место, а наши южные соседи — 24-е. Однако Латвии надо постоянно думать о стратегических аргументах в пользу того, почему инвесторам следует выбирать нашу страну для работы и инвестиций. И в этом плане необходимо принимать разумные и взвешенные решения.

— Как представитель Совета иностранных инвесторов в Латвии в каких направлениях вы рекомендуете Латвии «поработать»?

— Это и эффективность судебной системы, и процессуальные вопросы, а также сфера коммерческого права. Например, наша рабочая группа внесла предложение по изменениям в Коммерческом законе, связанным с регулированием деятельности обществ с ограниченной ответственностью (ООО). Цель поправок — усовершенствовать и модернизировать возможности такой формы коммерческой деятельности в холдинговом режиме. Изменения в регулировании ООО поможет и в привлечении инвестиций для проектов в Латвии.

Улучшение холдинговой среды

— В чем суть ваших предложений?

— В Латвии очень консервативная система регулирования обществ с ограниченной ответственностью. Но такая форма коммерческой деятельности наиболее распространена в нашей стране. Она определяет, что капитал состоит из равных долей, стоимость которых выражена в целых евро. Доли неделимы, равнозначны и наделены одним и тем же правом голоса. Дивиденды выплачиваются только пропорционально долям капитала.

Право голоса разной стоимости. В Эстонии доля капитала в одном и том же предприятии может стоить 0,1 евро и целый евро. Это уравнивает владельцев таких долей в праве голоса. Подобный вариант может быть привлекателен для кредитора компании, который заинтересован в том, чтобы владелец предприятия тоже участвовал в финансировании ООО. В этом примере собственник предприятия инвестирует свои материальные ресурсы в ООО, оплачивая доли капитала большей стоимости. При этом он существенно не увеличивает числа своих долей, соответственно не приобретает и больших прав голоса.

Привилегированные доли. В Латвии доли капитала имеют одно и то же значение, а в Литве они могут быть разных категорий: простые, привилегированные, а также специальные, предназначенные только для персонала компании с целью заинтересовать их в успешной деятельности предприятия.

Привилегированные доли дают право на преимущества при распределении прибыли. Финансовых инвесторов может очень заинтересовать возможностью обладать такими долями капитала. Таким образом, кредитор, который не только предоставил заем предприятию, но и вложился в его капитал, может рассчитывать не только на своевременный расчет по кредиту, но и на первоочередное получение дивидендов. Если полученной прибыли недостаточно для распределения среди всех обладателей долей капитала, то вначале она выплачивается обладателям привилегированных долей.

Дивидендный пряник. Если в Латвии дивиденды выплачиваются пропорционально долям капитала, то в других странах Балтии имеется возможность варьировать их распределение. В Литве в уставе ООО можно прописать, что конкретный процент прибыли начисляется на конкретную категорию акций. Это позволяет эластично учитывать интересы определенных инвесторов. Они могут выбрать уже опробованные на зарубежном опыте удачные модели и использовать наиболее подходящее для них решения. Соответственно крупные финансовые инвесторы хотят увидеть то же самое и в Латвии, найти такие же возможности и у нас.

Было бы неправильно утверждать, что только из-за неэластичного регулирования обществ с ограниченной ответственностью Латвия упускает возможность привлечь серьезных инвесторов. Однако этот фактор способен оказаться той «мелочью», которая позволит зарубежным инвесторам сделать выбор в пользу нашей экономики, а нашей стране —привлечь финансирование в проекты, в развитие предприятий.

Найти свою изюминку

— Чем объяснить столь разные подходы к регулированию ООО в странах Балтии?

— Латвийское законодательство в сфере предпринимательства в значительной мере было перенято у Германии, а она в этом плане довольно консервативное государство. Однако эта страна способна привлечь инвесторов другими преимуществами: ее экономика — одна из самых больших в Европе. Латвии же важно найти свои способы привлечь внимание инвесторов. Сделав регулирование обществ с ограниченной ответственностью эластичнее, мы сможем предложить зарубежным инвесторам варианты, как удобно структурировать проекты, как их финансировать.

К тому же кроме Литвы и Эстонии в Европе есть другие примеры эластичного подхода к регулированию обществ с ограниченной ответственностью. Например, такие успешные холдинговые юрисдикции, как Нидерланды, Великобритания.

Джентльменское соглашение

— Вы рассказали только об одной группе предложений. Что еще находится в вашем пакете «Коммерческого права»?

— Когда в капитале предприятия участвуют несколько лиц или имеются несколько владельцев акций компании, существует большой риск, что между ними может возникнуть конфликтная ситуация. В результате страдает не только само предприятие, его владельцы, но и финансисты с кредиторами, вложившие средства в данный проект. Возникает также риск рейдерского захвата.

Что же способствует четким и ясным отношениям между владельцами? Договоры и взаимные обязательства. И сейчас в компаниях часто существует еще один основной документ (кроме устава и решения об учреждении) — договор между акционерами (АО) или участниками в капитале (ООО). Он заметно упрощает решение конфликтных ситуаций. Такой договор дает понимание, с чем надо будет считаться совладельцам, если возникнут неблагоприятные ситуации. Он также способствует большей устойчивости предприятия и делает его привлекательнее для кредиторов и финансовых инвесторов.

По нашему мнению, если бы в Латвии такой договор был бы предусмотрен Коммерческим законом как третий важный документ для корпоративного управления, это дало бы нашей стране конкурентное преимущество в борьбе за привлечение инвесторов. Для латвийской судебной системы и самих владельцев это поставило бы данный документ на один уровень с уставом.

Беседовала Марина КИРТОВСКАЯ

Латвия. Эстония > Финансы, банки > telegraf.lv, 10 июня 2015 > № 1402220 Марис Вайновскис


Латвия. Эстония > Нефть, газ, уголь > telegraf.lv, 20 апреля 2015 > № 1374691 Анвар Самост

Журналист Анвар Самост считает, что если правительство реализует план по повышению акциза на топливо, то это может означать, что жители Южной Эстонии будут покупать автомобильное топливо в Латвии, передает Postimees.

«Хорошо, что план покрытия расходов был обнародован и его можно обсуждать, но плохо, что все доведено до истерики, как будто произойдет конец света, если цены на топливо повысятся», — сказал член Рийгикогу Калле Муули (IRL) в передаче «Муули и Самост» на радио Kuku.

Анвар Самос в свою очередь отметил, что речь идет все-таки о существенном повышении цен: «Уже сейчас сложилась такая ситуация, что дизель стоит в Латвии дешевле, чем в Эстонии, примерно на три цента за литр, и если повышение акциза произойдет, то вся Южная Эстония отправится покупать автомобильное топливо в Латвии».

«В чем проблема, почему эта тема сейчас так актуальна? Преимущественно потому, что во время предвыборной кампании партии даже не заикнулись о том, что планируют повысить акциз на топливо на 50 процентов, что у них есть план залезть в не облагаемый налогом доход людей», — добавил Самост.

Напомним, что Анвар Самост баллотировался на последних выборах в Рийгикогу по списку IRL в Ида-Вирумаа. Он набрал 761 голос и в парламент не прошел. В марте мужчина вышел из партии и теперь руководит BNS Group OÜ.

Латвия. Эстония > Нефть, газ, уголь > telegraf.lv, 20 апреля 2015 > № 1374691 Анвар Самост


Россия. Эстония > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 30 декабря 2014 > № 1263651 Артемий Троицкий

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АНАЛИТИКА (" DELFI.EE ", ЭСТОНИЯ )

Артемий Троицкий

Мой предыдущий текст, "Русские в Эстонии - каков расклад?", вызвал некоторый резонанс: его комментировали в прессе, обсуждали по радио и, говорят, даже по телевизору цитировали. Мерси! Не осталась совсем в стороне и российская политическая наука: некий "аналитический портал" опубликовал статью с критическим разбором моего блога. Кто является адресатом этого материала, да и самого портала, я не знаю (подозреваю, что начальство и бухгалтерия), но, раз уж так получилось, что читателем оказался и я - спасибо Google, пересылают мне автоматом публикации про меня - то захотелось ответить.

Для начала замечу, что слова "быдло" (домашний скот), "ватник" (предмет верхней одежды), "портянка" (аксессуар), "совок" (маленькая лопатка) я никогда в отношении человеческих существ не употреблял, равно как и не делил никогда русских в Эстонии на "правильных" и "неправильных". Проверьте, если не лень.

А теперь по сути - но первым делом сделаю одну очень важную оговорку. Представьте себе, что некий эстонский журналист приехал работать, скажем, в Англию. И, прожив там несколько месяцев, принялся критиковать тамошнее государственное устройство и давать советы направо и налево: да как это вы можете жить без Конституции?!

А ваша Палата лордов - это же чистый анахронизм! Как может современное государство тратить огромные деньги на содержание нелепого пережитка - Королевской семьи? Ну и так далее. Естественно, такого пришельца англичане сочли бы наглым, бестактным, а может быть, и не совсем здоровым. И мне бы крайне не хотелось такому типу уподобляться - поэтому я не считаю себя вправе разбирать детали эстонского государственного механизма и нюансы истории. Все мои умозаключения основаны исключительно на коротком личном опыте и наблюдениях за простейшей повседневной жизнью; плюс чуть-чуть здравого смысла.

Итак, о "негражданах". Возможно, я общаюсь с какими-то совсем "неправильными" (по выражению российского аналитика) русскими, но все известные лично мне обладатели "серых паспортов" делятся на две примерно равные группы: 1) граждане РФ и Беларуси, использующие паспорт "эстонского пришельца" для свободного передвижения по Европе (хотя, это, вроде, нелегально); 2) люди, постоянно живущие в Эстонии и хорошо говорящие на эстонском; им "серый паспорт" удобен потому, что дает возможность без виз ездить в Россию и страны СНГ.

И те, и другие на документ не жалуются. Подчеркну, что знакомые из второй группы могли бы легко получить эстонское гражданство, но не делают этого сознательно - для одних "серый" статус имеет чисто прагматические, для других - возможно, и моральные преимущества. Я уже не говорю о тех, кто спокойно живет в Эстонии по российскому паспорту - а таких даже больше, чем "неграждан".

Конечно, есть и такие, кто хотел бы взамен серого документа получить полновесный эстонский паспорт: все, что для этого требуется - это сдать экзамены по языку и Конституции Эстонии. Неужели это чрезмерные ("фашистские", "издевательские") требования и проявление "этнократии"?

Могу напомнить, что в России недавно принят закон, обязывающий всех желающих просто поработать в стране (а это куда менее пафосно, чем получить гражданство или даже вид на жительство) сдавать тесты по русскому языку, знанию истории России и основам российского законодательства. Кстати, одна из немногих относительно разумных инициатив нашей бредовой Думы; неясно, правда, как быть французским поварам, американским менеджерам и тайским массажисткам…

Теперь КаПо и "черные списки" прогрессивной русскоязычной общественности. Скажу честно: раньше никогда о таких не слышал. Не сомневаюсь, однако, что списки подобные действительно существуют - как существуют они в силовых службах практически всех стран мира, от Исландии до Новой Зеландии, где имеются свои радикалы, анти-системщики и прочие подозрительные и потенциально деструктивные типы. Лично мне это не симпатично - но такова мировая практика! И замечу при этом, что в Эстонии, в отличие от одной из соседних стран, плакаты с призывами к расправе над "пятой колонной" не вывешиваются на улице, а самих этих оппозиционеров не сажают в тюрьму или под домашний арест по явно сфабрикованным обвинениям. Или я не прав?

Далее: Keeleinspektsioon. Пока что с этой инспекцией не сталкивался и с механизмом работы не знаком, но отзывы слышал - преимущественно ироничные или негативные. Легко допускаю, что этот институт неэффективен или даже контрпродуктивен - в этом случае имело бы смысл, наверное, обсудить тему в парламенте и правительстве. Скажем, с тем, чтобы привести спорный орган в соответствие с реальностью, оптимизировать или даже упразднить… И тут мы подходим к главной теме: выборы!

Мой тезис о том, что русские люди в Эстонии могли бы создавать свои партии, выдвигать кандидатов, бороться и побеждать на выборах "аналитический портал" подверг осмеянию, ссылаясь на "институт негражданства". И вот это уже не обычная агит-демагогия, а прямая подтасовка.

"Неграждан" в Эстонии - порядка 85 тысяч, а граждан - этнических русских - 140 тысяч, и большинство из них не рассеяно по республике, а проживает компактно - в Таллинне и на Северо-Востоке. Более того (если кто вдруг не знает): на выборах в местные органы власти и "неграждане", и даже граждане РФ, получившие вид на жительство, имеют полное право голоса. Спасибо, господин "аналитик": за вранье - "удовлетворительно", по арифметике - двойка!

Похоже, кому-то очень выгодно, чтобы русские в Эстонии считали себя безнадежно бесправными… Интересно, кому?

Россия. Эстония > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 30 декабря 2014 > № 1263651 Артемий Троицкий


Азербайджан. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 2 декабря 2014 > № 1251817 Яапу Ора

Эстония заинтересована в надежном партнерстве с Азербайджаном - дипломат

Вопросы информационного агентства «Интерфакс-Азербайджан» поверенному в делах Эстонии в Азербайджане Яапу Ора.

- Господин Ора, Вы первый дипломат, представляющий Эстонию в Азербайджане. Какие цели поставлены перед Вами в Азербайджане?

Я первый эстонский дипломат, который находится в Баку. Это открывает много возможностей для расширения отношений между Эстонией и Азербайджаном, и я наслаждаюсь этой работой. На повестке несколько вопросов. Для начала я хотел бы, чтобы страны обладали большей информацией друг о друге. Один аспект – расширение знаний народа одной страны о другой, о ее культуре, политике и т.д. Другой аспект связан с предоставлением информации об Азербайджане моим коллегам, работающим в МИД Эстонии, в международных организациях и посольствах. Еще одной важной задачей является изучение возможностей для расширения торговли и инвестиций между нашими странами. Для этого я начал создавать сеть контактов с людьми, которые заинтересованы в сотрудничестве с Эстонией. Еще одной из моих задач является оказание консульских услуг гражданам Эстонии, если им нужно обновить паспорта, требуются какие-то документы и все в подобном роде. Я также надеюсь увидеть расширение культурного и туристического обмена между нашими странами.

- Чем является Азербайджан для Эстонии?

Азербайджан давний партнер Эстонии. У нас имеются хорошие двусторонние отношения. Мы также вместе работаем для углубления отношений между Азербайджаном и ЕС через программу «Восточное партнерство». Мы сотрудничаем и в других международных форумах, в том числе в программу НАТО «Партнерство во имя мира». У нас имеется общий исторический опыт. Здесь когда-то была довольно активная эстонская община, особенно в начале прошлого века, когда некоторые эстонцы способствовали рождавшейся нефтяной индустрии, другие же были активными в бизнесе и других секторах экономики. Азербайджанцы ездили в Эстонию, обучались в эстонских университетах, находили работу или обзаводились семьями. Сегодня в Эстонии имеется активная азербайджанская община, которая вносит свой вклад во все сферы жизни и в наши отношения. Я хотел бы представить Азербайджан своим соотечественникам как динамичную страну с ее бурлящей жизнью столицей, восхитительной природой, захватывающей культурой и традициями.

- Что Вы можете сказать о широкомасштабных проектах, осуществляемых на Южном Кавказе по инициативе Азербайджана? Какой интерес проявляет Эстония к ним?

Думаю, вы имеете в виду два важных проекта: один в сфере энергетики – Южный газовый коридор (ЮГК), другой - в сфере транспорта – железная дорога Баку-Тбилиси-Карс (БТК).

ЮГК внесет важный вклад в обеспечение европейской энергетической безопасности. Если он заработает в полную мощь, он будет поставлять газ не только из Азербайджана, но и из других стран региона, таких как Туркменистан. Я поясню роль Азербайджана в энергетической безопасности Европы чуть позже.

БТК – это проект, который еще более усилит роль Азербайджана в качестве моста между Европой и Азией. Этот проект является хорошим примером того, какое правительство Азербайджана уделяет внимание развитию транспортной инфраструктуры.

- Как оцениваете уровень товарооборота между нашими странами?

Объем товарооборота между нашими странами составляет 8 млн. евро, большая часть из которых приходится на долю эстонского экспорта в Азербайджан. В основном это машиностроительное и механическое оборудование, металлопродукция и рыба. Продуктивной сферой сотрудничества является область ИКТ. Система электронного правительства Азербайджана была разработана на основе эстонской системы с привлечением органа информационной системы Эстонии, эстонских компаний в области программного обеспечения «Cybernetica» и «Aktors», а также азербайджанской «B.ESТ Solutions», которая очень активна в сотрудничестве в сфере ИКТ.

Одна из моих основных задач - продвигать дальнейшую торговлю. Для этого очень важно, чтобы эстонские компании, имели информацию о функционировании рынка в Азербайджане, дабы продвигать здесь эстонские товары и услуги.

Правительство Азербайджана и бизнес круги заинтересованы в применении в своей деятельности передовых технологий. Они заинтересованы в сотрудничестве с Эстонией, чтобы приобрести эти технологии и знания. Мы имеем большой потенциал сотрудничества в сфере ИКТ, и в более широком смысле, в области исследований и развития.

Мы также работаем для продвижения пищевой продукции Эстонии в Азербайджане, в частности, для увеличения ее импорта в вашу страну. Эстония предлагает продукты питания высшего качества по конкурентоспособным ценам в своем сегменте, которые могут представлять большой интерес для азербайджанских потребителей.

- Каким Таллинн видит перспективы развития двусторонних отношений в областях энергетики, туризма?

Для развития сотрудничества в сфере туризма есть необходимость в более целенаправленной работе, в частности, в продвижении наших стран, как туристических направлений, а также организация ознакомительных визитов для представителей туристических компаний.

Эстония может многое предложить азербайджанским туристам. Столица Таллинн – это очаровательная смесь истории и модерна с хорошо сохранившимся старым городом. Таллинн привлекает много туристов на Рождество и Новый год, а также летом. У нас имеются отличные СПА и санатории с высокими стандартами обслуживания. Таллинн может быть использован в качестве базы для осуществления краткосрочных поездок в Хельсинки, Стокгольм, Ригу и Санкт-Петербург. Если вы устали от города, вы можете посетить наши заповедники или идиллические острова со своеобразной культурой.

Также есть очень многое, что эстонские туристы могут открыть для себя в Азербайджане. Я поражен уровнем гостеприимства по отношению к приезжим в любой части вашей страны. Баку очень динамичный город. Ваша страна имеет необыкновенную природу и очень богатую культуру. Я с нетерпением жду Европейские игры, которые состоятся в следующем году в Баку. Эти игры привлекут внимание эстонских медиа и привезут сюда эстонских спортсменов и туристов. Как результат, люди будут узнавать о вашей стране гораздо больше, чем раньше.

В области энергетики, в первую очередь, мы заинтересованы в продолжении диалога об энергетической безопасности Европы и роли Азербайджана в обеспечении диверсификации поставок в Европу.

В промышленной сфере имеется потенциал для сотрудничества в обеспечении технологических, химических решений, проектировочного оборудования для нефтяной промышленности.

- Как Вы оцениваете роль Азербайджана в обеспечении энергетической безопасности Европы?

Мы высоко оцениваем роль Азербайджана в качестве надежного поставщика энергоресурсов в ряд европейских стран. Это служит в целом обеспечению энергетической безопасности Европы. Путем диверсификации поставок Европа может уменьшить риски использования энергетики в качестве политического рычага давления. Диверсификацией поставок также снижается потенциальный риск срыва поставок. Европа и Азербайджан должны работать вместе для дальнейшего укрепления стабильности на Южном Кавказе. Партнерство с Европой укрепляет политико-экономическую стабильность Азербайджана.

- Азербайджан ведет организационные работы по созданию технологических парков высоких технологий. Предлагалась ли эстонским компаниям в деятельности в этих парках? Обсуждался ли этот вопрос в ходе визита в Вашу страну министра связи и высоких технологий Азербайджана Али Аббасова?

Азербайджан в настоящее время уделяет большое внимание созданию технологических парков и любой деятельности, нацеленной на продвижение технологических инноваций. Этот пункт был также одним из главных на повестке нашей межправительственной комиссии, где мы обсудили, как мы можем иметь взаимную выгоду от деятельности технопарков, а также от сотрудничества в промышленно-технологической сфере. Как конкретное достижение, было подписано соглашение о сотрудничестве между парком Высоких технологий Азербайджана и эстонской «LampSerc INC».

- Существует ли между странами сотрудничество в области образования? Есть ли намерение сторон расширить это сотрудничество?

Имеется большой потенциал для дальнейшего развития отношений в сфере образования. В последние годы контакты интенсифицировались, были осуществлены взаимные визиты, участие в совместных проектах и расширение студенческого обмена. В 2013-2014 академическом учебном году шесть азербайджанских студентов обучались в эстонских университетах. Мы заинтересованы в расширении студенческого обмена, и хотели бы видеть большее число талантливых студентов из Азербайджана, обучающихся в наших вузах. В качестве хорошего примера можно назвать Университет Тарту, который заключил соглашение в 2013 году с БГУ с целью расширения студенческой мобильности, особенно в приглашении в Эстонию докторантов. Технический университет Таллинна эффективно сотрудничает с несколькими университетами, а также с Академией наук Азербайджана.

«Госпрограмма по обучению азербайджанской молодежи за рубежом на 2007-2015 годы» предоставляет хорошую поддержку вашим студентам, но они также могут обратиться по стипендиальной программе эстонского правительства. Эстонская школа дипломатии ежегодно предоставляет стипендиальные программы для студентов из Азербайджана. Имеется также много возможностей для обучения в Азербайджане эстонских студентов. Я недавно узнал об интересе Азербайджана по использованию опыта Эстонии в организации обучения в области ИКТ.

- Как известно, в Эстонии развито электронное правительство. Планируют Баку и Таллинн сотрудничество в этой сфере?

Как я уже отметил, система электронного правительства Азербайджана, была разработана на основе эстонского опыта. Эстония развивала электронное правительство более десяти лет. Цель заключалась в развитии электронных услуг настолько широко, насколько это возможно как в правительстве, так и в частном секторе, и зачастую при сотрудничестве обоих секторов. В этом случае услуги становятся легкодоступными, а деятельность правительства – абсолютно прозрачной. Не менее важным моментом является экономический эффект, достигнутый за счет повышения эффективности и развития высокотехнологичных комплексных решений. Например, 99,6% банковских трансакций в Эстонии сегодня осуществляются электронным путем. 95% налоговых деклараций заполняются в электронном виде. Люди могут ознакомиться со своими медицинскими записями в режиме онлайн, таким же путем могут получать цифровые рецепты, родители могут следить за успеваемостью детей в школе и т.д. Все важные регистрации (земли, населения и т.д.) - в электронном виде. Водителям не нужно носить водительское удостоверение или страховые бумаги, так как все можно проверить в режиме онлайн.

Развитие электронного правительства является постоянным процессом. Поэтому я верю, что имеются возможности для дальнейшего развития сотрудничества с Азербайджаном в этой сфере. Неслучайно, что двусторонняя межправкомиссия фокусирует свою деятельность на сфере ИКТ, и возглавляет ее с азербайджанской стороны министр связи и высоких технологий Али Аббасов.

- Ожидаются ли в ближайшей перспективе взаимные визиты из Эстонии в Азербайджан и наоборот, в том числе, визиты на уровне глав государств и правительства?

Мы обсуждаем этот вопрос с коллегами. Цель – увеличение числа визитов в обе страны. 29-30 сентября состоялась очень успешная встреча межправкомиссии в Таллинне во главе с министрами Пало и Аббасовым. Предыдущее заседание было в Баку в 2012 году. Пик наших двусторонних визитов пришелся на 2009-2010 годы, когда президенты Илвес и Алиев совершили взаимные визиты. В течение последних лет состоялось несколько встреч представителей высокого уровня наших стран на полях международных мероприятий. В обеих наших странах в следующем году пройдут парламентские выборы, что повлияет на выбор нашими политиками времени для совершения зарубежных визитов. Я ожидал бы визиты в тех сферах, в которых наше сотрудничество наиболее тесное или в которых мы имеем находящиеся в развитии проекты: внешняя политика, ИКТ, торговля, сельское хозяйство и т.д. Помимо межправительственного сотрудничества, имеются хорошие отношения между парламентами наших стран. Спикер парламента Эстонии был в Азербайджане два года назад, и мы ожидаем ответного визита.

- Как Вы знаете, Азербайджан более 20 лет находится в состоянии «ни войны, ни мира» с соседней Арменией. Хотелось бы узнать официальную позицию Вашей страны по данному вопросу. Какова она? Каким Вы видите пути урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта?

Мы придерживаемся ясной и твердой позиции по Нагорному Карабаху. Эстония поддерживает суверенитет и территориальную целостность Азербайджана. Мы призываем наших граждан и компании, избегать прямых контактов и не иметь дел в Нагорном Карабахе без согласия властей Азербайджана. Мы считаем, что конфликт нуждается в большем внимании международного сообщества. МГ ОБСЕ является признанным на международном уровне механизмом для решения этого конфликта и работы в направлении его мирного решения. Мы призываем вовлеченные в этот вопрос стороны проявить добрую волю, дух компромисса и ответственность с их стороны в для решения конфликта.

Нагорно-карабахский конфликт в настоящее время тормозит развитие региона. Он не позволяет полностью использовать экономический, социальный потенциал Азербайджана и Армении. Он представляет большую угрозу безопасности и стабильности непосредственнo региона, а также всей Европы.

Я хотел бы также выделить гуманитарный аспект конфликта. Я знаю, что 1 млн. граждан Азербайджана не могут вернуться в свои дома. Это трагедия для всех них, для каждого, кто потерял своего любимого человека или свой дом. Ясно, что конфликт занимает центральное место и умы людей в Азербайджане. Мы хотели бы видеть, как конфликту будет положен конец. Нахождение мирного пути урегулирования и возможность двигаться вперед очень важны.

Беседовал Фардин Исазаде

Азербайджан. Эстония > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 2 декабря 2014 > № 1251817 Яапу Ора


Эстония > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 ноября 2014 > № 1215732 Евгений Осиновский

Эстонский министр: Я не знаю жителя Эстонии, который хотел бы жить в России

Грозит ли Эстонии сепаратизм как на Украине? Что нужно для интеграции русскоязычного меньшинства? На вопросы DW ответил министр образования и науки Эстонии Евгений Осиновский.

Министр образования и науки Эстонии Евгений Осиновский - самый молодой член правительства страны, он родился в 1986 году. Кроме того, он - единственный русскоязычный министр в правительстве. Правда, сам Осиновский считает себя "эстонцем русского происхождения". А родных языков у него два: русский и эстонский. В интервью DW министр объяснил, что нужно для интеграции русскоязычного меньшинства в Эстонии, и дал оценку отношениям с Россией.

DW: Российские самолеты нарушают воздушное пространство Эстонии. В штаб-квартире НАТО считают, что если Москва решит испытать альянс на готовность защищать своих членов союза, то начнет агрессию с вашей страны. Насколько плохи отношения между Россией и Эстонией?

Евгений Осиновский: Нарушения воздушного пространства происходят годами, вполне регулярно. Это нарушение международных законов, и мы об этом сожалеем. Но ничего нового для нас в этом нет. Мы знаем, как на это реагировать. Что касается общей безопасности, то благодаря союзникам по Евросоюзу и НАТО мы чувствуем себя защищенными. Но ситуация вызывает беспокойство, и не только для Эстонии, но и для всего мира, особенно для Европы.

События последнего года беспокоят всех в мире, но особенно остро ощущаются здесь, на границе с Россией. Но я бы не сказал, что угроза направлена исключительно против Эстонии, это угроза для всей европейской системы безопасности. Мы, со своей стороны, сделали все возможное для охраны наших границ, укрепления нашей обороноспособности. Но обстановка напряженная.

- В Эстонии довольно большой русское меньшинство - около 25 процентов. Реагирует ли это меньшинство на политический кризис на Украине и если да, то как?

- Вне всякого сомнения, развитие событий на Украине оказало сильное влияние на политическую дискуссию в Эстонии. Для представителей всех этнических групп на первый план вышел вопрос безопасности. Конечно, есть различия в том, как рассматривает этот вопрос эстонское и русскоязычное население. Но я совершенно не согласен со сравнениями, которые иногда проводят с положением на северо-востоке Эстонии и некоторыми частями Украины. Я не знаю ни одного жителя Эстонии, который предпочел бы жить в России.

В общем и целом каждый, кто живет в Эстонии, чувствует, что это его дом. И мы пытаемся улучшить жизнь в этом доме. Не обходится и без проблем с интеграцией. Но мы делаем все возможное, чтобы и русскоязычное меньшинство чувствовало себя дома. Конечно, как и в любой стране, у нас идут споры о том, как лучше этого добиться. Но мы движемся в верном направлении.

- Я полагаю, вы имеете в виду лиц без гражданства, людей с "серыми паспортами", это без малого 100 тысяч человек. Что надо сделать, чтобы они захотели стать гражданами Эстонии?

- Начнем с того, что многие из тех, у кого "серые паспорта" или даже российское гражданство - это абсолютно лояльные интегрированные люди в эстонском обществе. Гражданство - это, с одной стороны, символический, а с другой - прагматический выбор. Например, российские граждане и лица без гражданства могут свободно ездить как в Россию, так и в страны Шенгена. Это для многих облегчает жизнь.

Однако число лиц без гражданства нас беспокоит. Новое правительство уже приняло поправки в закон о гражданстве. Теперь их должен утвердить парламент. Эти поправки автоматически предоставляют эстонское гражданство детям родителей, у которых нет гражданства. Мы облегчим получение гражданства и для людей старше 65 лет. Им не надо будет сдавать письменный экзамен по эстонскому языку.

- Насколько толерантно общество в Эстонии? Вы лично подверглись недавно нападкам со стороны одного из министров из-за вашей этнической принадлежности.

- Он говорит, что имел в виду не этническую принадлежность, а происхождение. Можно поспорить, где здесь разница. Но дело не в личностях. Для меня важнее более широкая дискуссия о толерантности. И речь идет о равном отношении не только к людям различного этнического происхождения, но и к людям с ограниченными возможностями, людям различной сексуальной ориентации. К сожалению, приходится признать, что ситуация в эстонском обществе хуже, чем хотелось бы.

Понимаете, за последние 20 лет перемены в Эстонии шли чрезвычайно быстро. Все общество изменилось. Во многих областях мы - одна из самых развитых стран мира, например, что касается электронного правительства и других нововведений. Но вот система ценностей, к сожалению, меняется гораздо медленнее.

Мы много спорим об этом. В частности, был принят закон "О сожительстве" (согласно закону, однополые пары теперь смогут официально регистрировать партнерство. - Ред.). И в интеграции русскоязычного меньшинства нам еще предстоит долгий путь.

- Языковая инспекция при вашем министерстве недавно решила убрать двуязычные таблички с названиями улиц там, где они сохранились. Вписывается ли это в ваше понимание толерантности?

- Ничего нового в этом нет. Инспекция действует на основании закона. Ничего противозаконного тут нет. В то же время, можно спросить, а что плохого, если эстонские названия написаны и кириллицей? Лично я уверен, что когда речь идет об интеграции, надо действовать не запретами и наказаниями, лучше использовать положительные методы, повышать заинтересованность людей. Но это давние споры. Я только хочу сказать в заключение: на фоне того, что происходит в Европе, задача интеграции русскоязычного меньшинства остается для Эстонии первоочередной.

Автор Беседовал Кристиан Триппе

Эстония > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 ноября 2014 > № 1215732 Евгений Осиновский


Эстония > Внешэкономсвязи, политика > delfi.ee, 25 августа 2014 > № 1159023 Таави Рыйвас

Интервью с премьер-министром: я был бы рад увидеть больше русских в парламенте и правительстве

В интервью с корреспондентом Eesti Päevaleht премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас рассказал о том, как государство может помочь фермерам в связи с санкциями России, о своих взглядах на ряд резонансных законов и желании видеть в эстонской политике больше русскоязычных людей. Беседа приведена в сокращении.

В то время как Россия по сути ввела санкции против самой себя, пострадали и мы. Доля экспорта в Россию в эстонской экономике невелика — около 10%, однако более 80% экспорта эстонских производителей молока приходится на эту страну. Насколько Эстония готова проявить солидарность, чтобы фермеры не почувствовали, что эту ношу они должны нести единолично?

Если говорить об ожидании общества, то Европейский союз должен устанавливать ясные ограничения, четко и заметно говорить о своих ценностях.

Мы договорились, что откроем доступ к средствам, запланированным на следующий бюджетный период ЕС, так скоро, насколько это возможно. Мы можем не дождаться всех согласований с Европой. У нас имеется возможность использовать часть средств на свой страх и риск. При помощи этих средств мы можем инвестировать в увеличение потенциала производителей, что поможет увеличить производство масла, молочного порошка и продуктов с большим сроком хранения.

Другая сторона действий государства связана с поддержкой, направленной на поиск новых рынков сбыта. Это не так просто, но мы занялись этим на уровне правительства — Анне Суллинг (министр внешней торговли и предпринимательства. — Прим. Delfi) лично обходит потенциальных клиентов. Я надеюсь, что некоторые встречи завершатся реальными сделками.

Еще одна сфера, которая внушает страх людям и о которой также предупреждают высокопоставленные чиновники НАТО, — ползучее вторжение в борьбе за умы и сердца людей. Русскоязычный человек, может быть, не чувствует, что это его государство. Когда-то у них был свой министр — министр народонаселения. Может, стоит возродить пост так называемого министра по интеграции?

Ведь работа над интеграцией за это время никуда не девалась, меньше ее не стало. Я сам работал руководителем бюро министра народонаселения и хорошо помню, что многие дела передавались другим министерствам, у которых были более реальные возможности и рычаги, чем у министра без портфеля.

Все же у нас уже есть в правительстве русский по национальности. Мне бы понравилось, если бы в эстонской политике как на уровне парламента, так и правительства, было значительно больше русских или людей, чьим родным языком является русский.

Вы уже достаточно долго в должности, во время работы возглавляемого вами правительства было принято или вступило в силу несколько резонансных законов. К примеру, Закон об охране порядка.

Сам закон был одобрен еще в 2011 году. По прошествии времени можно сказать, что тогда не было достаточного количества общественных дискуссий относительно самого спорного пункта. Несомненно, в принятом в то время законе нигде не было написано, что можно будет пить везде в неограниченных количествах. Наоборот.

Лично я, скорее, увидел негативную сторону публичного распития алкоголя, мне кажется, что она не соответствует тому, что имели в виду законодатели три года назад. Результатом должна стать лучшая просветительская работа, или же мы должны сделать шаг назад и признать, что эстонское общество еще не готово к этому положению. Это покажет время.

Еще один пролежавший несколько лет на полке законопроект, с которым вы выступили: закон, позволяющий однополым парам регистрировать партнерство. Складывается впечатление, что это самый острый вопрос последнего времени. Что вы думаете, пройдет ли этот законопроект на фоне мощной кампании по запугиванию?

Я согласен с мыслью, произнесенной президентом в речи 20 августа, что в мире множество серьезных проблем, мы не должны искать повода для ненависти друг к другу. Думаю, что точнее высказаться на эту тему невозможно.

Как вам удается самоутверждаться в партии? Если посмотреть на настроения в обществе, то кажется, что люди, отошедшие от дел после Сильвергейта, опять возвращаются и Партия реформ ничему на своих ошибках не научилась.

Я не чувствую, что у меня есть особенная потребность в самоутверждении в партии. Удивительным образом Партии реформ удавалось избегать появления огромных лагерей противников. Я не помню, чтобы Сийм Каллас и Андрус Ансип должны были бы беспокоиться о том, что имеется какая-то большая оппозиция.

Вы не ощущаете беспокойства по поводу того, что скандал с финансированием партии привел к тому, что почти у половины населения нет партийных предпочтений?

Я не стал бы раскручивать старые темы. Для меня важным показателем является и то, что эстонский избиратель придет на выборы. Я всерьез горжусь тем, что, согласно последним данным Евробарометра, по степени доверия к правительству мы находимся на четвертом месте в Европе среди стран с традиционно высокими показателями доверия к кабинету министров. Прошло много времени с тех пор, как показатель доверия к правительству превышал 50%. В мае же он достиг отметки в 52%.

Эстония > Внешэкономсвязи, политика > delfi.ee, 25 августа 2014 > № 1159023 Таави Рыйвас


Эстония. Россия > Агропром > delfi.ee, 14 августа 2014 > № 1154354 Ивар Падар

Судьба сделала Ивара Падара кризисным министром. В первый раз министром сельского хозяйства он стал во время предыдущего кризиса в России. Он был министром финансов во время экономического спада. При нынешнем российском кризисе министр сельского хозяйства Падар обзванивает руководителей банков и выслушивает проблемы производителей продуктов питания.

Он дал интервью газете Maaleht.

Насколько неожиданным было для вас нынешнее решение России о санкциях?

Ну, оно было неожиданным, но не очень большим сюрпризом. С Россией и прежде были проблемы, и на Эстонию большой сосед оказывал немало давления. До вступления в Евросоюз были двойные таможенные пошлины, после ссоры из-за Бронзового солдата эстонские молокозаводы прикидывались в России финнами. Для Эстонии экспорт в Россию был важен, но все же это не вопрос жизни и смерти.

Много говорится о влиянии санкций на производителей. А что они принесут потребителям?

Ясно, что рынок Евросоюза будет перенасыщен товарами, последствия этого непредсказуемы. Но цены снизятся. Те товары, которые до сих пор искали внешних рынков, конечно, будут проданы на внутреннем рынке ЕС.

В Эстонии эта тема касается в основном молока и мяса?

…и рыбы. Но и овощей и прочего.

Теперь и в финнов играть в России смысла нет.

Нет. Я всегда уважал финнов, которые в общении с Россией старались придерживаться прагматической линии. Но сейчас это не поможет. То, что происходит сейчас, это большой конфликт ценностей. Старый конфликт между ценностями Востока и Запада, который теперь принял такую форму, выплеснулся в Восточной Украине и Крыму, в межгосударственных санкциях.

Должна ли Европа сожалеть о вмешательстве в дела Украины?

Конечно, нет. Если Европа отступит от своих ценностей, ценность Евросоюза будет равна нулю. Важно, чтобы Европейский союз смог в сложившейся ситуации действовать сообща и не преклонил бы перед Россией колени. Кроме этого, есть вещи, которые мы можем сделать и внутри своего государства.

Каковы основные возможности?

Самое разумное — закупка или пособия для складирования, что применялось в Евросоюзе прежде. В том или ином виде закупка продукции для складирования необходима, чтобы удерживать цены на известном уровне. Нынешние закупочные цены ЕС очень низки и не устраивают производителей. С другой стороны, понятно, что в бюджете Евросоюза на такие большие расходы деньги не запланированы. Настиг ли сельскохозяйственное производство и производство продуктов питания форс-мажор?

Весьма вероятно, что это перерастет в форс-мажор, и для облечения ситуации надо иметь разумные меры. Например, в Эстонии разработана молочная стратегия, но в ней нет положения о действиях в кризисной ситуации. Кризис принесет более низкую цену на молоко, но я убежден, что в Эстонии не будет такого, что его придется сливать в канавы и забивать коров. Как найти новые рынки?

В Китае мы проделали много работы и присутствуем там с нашей рыбой. К сожалению, не с молоком. Понятно, что выход на тамошний рынок связан с политикой. Надо взвесить, стоит ли разменивать демократические ценности на колбасу.

Приятный сюрприз — в Малайзию поставляем сывороточный порошок. Идут разговоры об Африке и Индонезии… Но будем честны, новые рынки ищут и все другие государства-члены ЕС. Печально, что экспорт завязан на продуктах, у которых более высокая добавленная стоимость: на сырах, йогуртах, кефире… Россия ввела санкции на год. Что можно сказать о переговорах с нею?

Я не вижу здесь много тем для переговоров. Мой основной посыл — "Руки прочь от Украины!". Кто до сей поры был слеп, да откроет глаза и посмотрит, как далеко могут зайти амбиции одного государства. Моя личная позиция — пусть эта ситуация будет какой угодно сложной, но известными ценностями не торгуют.

Эстония. Россия > Агропром > delfi.ee, 14 августа 2014 > № 1154354 Ивар Падар


Эстония > Госбюджет, налоги, цены > delfi.ee, 16 июня 2014 > № 1106465 Юрген Лиги

На прошлой неделе президент Банка Эстонии Ардо Ханссон сказал, что бюджетная политика Эстонии ослабла. Газета Eesti Päevaleht поинтересовалась у министра финансов Юргена Лиги, соответствует ли это действительности и что он думает по поводу других важных тем.

Не устарела ли налоговая система Эстонии?

Почему же она устарела? Мы движемся в правильном направлении. Быть может, у нас имеются некоторые пробелы и какая-то политическая блокада, но в общих чертах мы идем к налогообложению потребления, и уменьшение налогообложения труда и инвестиций было единственно верным и опережало время.

В апреле Министерство финансов прогнозировало, что экономика вырастет в этом году примерно на 2%. Вышло, что в первом квартале ВВП снизился у нас на 1,4%, а Банк Эстонии предсказал, что экономика подрастет, очевидно, на 0,7%. Не созовете ли вы вскоре "крокодилову" комиссию?

Этого сейчас точно не видно. "Крокодилова" комиссия должна заниматься структурными проблемами, каковых в финансовой системе нашего государства нет. Номинальные проблемы связаны с экономическим циклом. На плохую экономическую ситуацию нельзя реагировать превращением ее еще в более неблагоприятную. Совсем в другой обстановке мы были в 2008–2009 годах, когда у нас были структурные проблемы: ралли зарплат и кредитов, потребительский бум, глубокий структурный дефицит, инфляция. Это было кормом для крокодилов, а не ситуация, когда экономический рост немного меньше.

Президент Банка Эстонии сказал на прошлой неделе, что бюджетная политика нового правительства ослабла. Юрген Лиги стал мягче?

Хороший вопрос. Обо мне говорят, что я все больше настроен на борьбу. Во-первых, решение о том, что мы не в состоянии поддерживать такой большой буфер, приняло прежнее правительство. Но т.н. пол, ниже которого падать нельзя, закон закрепил теперь. Банк Эстонии не учел предпринятые меры. Они не учли того, что законы изменили и налоги поступают.

О реформе трудоспособности говорят, что в ближайшие годы прямые и косвенные расходы на нее достигнут почти 500 млн евро. Это будут, по-вашему, грамотно потраченные деньги?

Я бы не осмелился подтвердить эти цифры, но думаю, что это благородно израсходованные деньги. По сравнению с ныне действующей системой это в любом случае окупится. Нынешняя система провалилась, так как пособия по инвалидности платят, чтобы человек не работал - по существу, ему платят за сидение дома. То, что у нас получателей таких пособий - 100 000, не имеет будущего. С другой стороны, самое большое благородство этого - все же не экономия, а то, что мы возвращаем людей к жизни, стараемся увеличить их трудоспособность.

Это вас тоже радует, что госаппарат увеличится еще на 500 чиновников?

Если каждый из этих чиновников вернет каких-то людей на рынок труда, то это будет победой для общества и победой для гуманности. 500 человек - это не такой значительный процент госаппарата. Конечно, было бы лучше, если бы помощь и консультирование осуществляли бы роботы, но людям должны помогать, их должны консультировать и реабилитировать все же люди.

В правительстве у вас по этому поводу были разногласия.

У нас новый партнер по коалиции, у нас новые министры без какого-либо опыта. Я понимаю их опасения, но не соглашусь с тем, что деструктивные популисты получают по этой теме такое большое право голоса.

Кого вы имеете в виду?

А вы посмотрите, кто формирует заголовки в прессе. Людей, которые на самом деле стараются делать хорошие вещи, просто обливают грязью. Идет корыстная эксплуатация инвалидов. Я очень рад, что мы проговорили все это в правительстве.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены > delfi.ee, 16 июня 2014 > № 1106465 Юрген Лиги


Эстония. Литва > Транспорт > delfi.ee, 29 января 2014 > № 998145 Дайнюс Будрис

Европейская железнодорожная колея Rail Baltica невозможна без Вильнюса, утверждает в интервью ru.DELFI.lt директор учрежденного предприятия Rail Baltica statyba Дайнюс Будрис. Неожиданно занявший такой высокий пост бывший член Сейма Литвы говорит, что не понимает, почему возмущаются коллеги из Эстонии, и утверждает, что Литва в этом проекте на пять шагов впереди соседей.

Литва стремится из европейских средств финансировать не только железнодорожную колею от границы Польши до Таллинна через Каунас и Ригу, но и включить Вильнюс. Такое предложение критикует Эстония.

– Как происходят переговоры с Латвией и Эстонией об учреждении совместного осуществляющего проект предприятия? Договор акционеров должен был быть подписан до Нового года, но это сделать не удалось.

– Литва уже учредила предприятие, которое будет управлять акциями совместного предприятия. Как известно, в Латвии у нас есть проблемы, так как там долго не было правительства. Они уже ранее говорили, что будут опаздывать из-за того, что правительство ушло в отставку. Это был один из аргументов.

Думаю, что разногласия удастся решить, и в апреле должно быть зарегистрированное в Риге совместное предприятие.

– Как вы рассчитываете убедить Эстонию включит Вильнюс в Rail Baltica?

– Наверное, вам известно, что в прошлом году в Сейме была принята резолюция, в которой содержится просьба оценить возможность включения Вильнюса. Насколько я знаю, проведенное ранее исследование Aecom никогда не оценивало такой возможности, а это странно. Без столицы мне выглядит странно Rail Baltica.

Что поляки делают с маршрутом Варшава-Берлин? Ничего. Посмотрите, какая там скорость? Точно не 240 км/ч. Кто убедит поляков строить европейскую скоростную колею от Варшавы до Литвы? Почему поляки не участвуют в совместном предприятии? Я не знаю.

– Почему тогда эстонцы критикуют литовцев, а не поляков?

– Существует много версий, почему эстонцы так торопятся. Возможно, на них давит комиссар ЕС Сиим Каллас, который, как известно, является эстонцем.

Rail Baltica — очень серьезный, достойный внимания проект. Но тогда возникает вопрос — может, не стоит делать пассажирский поезд таким быстрым — 240 км/ч? Может, возможно найти общую возможность для пассажиров и грузов.

Речь идет о технологической разнице. Для грузового поезда не нужна скорость, он может ехать и со скоростью 100 км/ч.

Также в странах Балтии нет специалистов, которые прокладывали бы колею с такой скоростью, и вообще, европейскую колею. Только технологи могут ответить, какие могут быть технологические причины, которые могут позволить или не позволить ездить по одной колее и грузам, и пассажирам.

Насколько мне известно, по колеям скорых пассажирских поездов грузы не перевозятся, так как они намного тяжелее, и пассажирская инфраструктура становится не такой безопасной.

– Планируется оборудовать двойную колею по одному маршруту?

– Здесь уже речь идет о технологических решениях, на которые должно ответить исследование. Его планируется провести как можно скорее.

Сейчас от границы с Польшей до Каунаса у нас уже есть европейская колея. Можно на пассажирском поезде ехать от Каунаса до Варшавы без пересадки. Только скорость не будет большая, и в дороге вы проведете 9-10 часов.

– Как в таком случае может меняться финансирование проекта?

– Если мы немного ограничим скорость, я думаю, что смета проекта будет меньше, а возможности больше.

– Эстонские политики опасаются, что, если будет включен Вильнюс, проект может затянуться, и до 2016 года можно не успеть подать заявку на европейские средства.

– Мы планируем провести исследование до конца нынешнего года. Думаю, что эстонцы зря беспокоятся. Мы подготовлены, и идем на пять шагов впереди, по сравнению с эстонцами и латышами, так как мы учредили предприятие, предусмотрели на проект в бюджете €650 000.

– Но эстонцы все равно называют литовцев глупцами.

– Сейчас они извиняются. Наверное, такой эстонский юмор.

– Экономист Раймондас Куодис утверждает, что этот проект необоснован экономически, а перевозка пассажиров вообще убыточна. Подготовлена ли экономическая оценка Rail Baltica?

– Планируемое исследование ответит на это. Не надо сбрасывать все в один мешок, который потрясем и посмотрим, что выпадет. Мы говорим о пассажирском и грузовом транспорте. Если говорить о перевозке пассажиров, он будет убыточным.

Если говорить о перевозке грузов, Литва находится в очень выгодном геополитическом положении: перегружая в Каунасе российские, белорусские грузы, мы могли бы возить их в Европу, и наоборот.

Это может реально начаться в 2016 г. С поляками у нас есть колея. Она не скорая, но для перевозки грузов это неважно.

Также хочу подчеркнуть, что Европейский Союз выделяет дотации на те инфраструктурные проекты, которые экономически неэффективны. Поэтому нам обязательно получить гарантированное финансирование ЕС, чтобы развить проект. Наш национальный интерес — получить финансирование не 20% или 40%, а около 85%.

– Некоторые аналитики утверждают, что за конфликтом между эстонцами и литовцами стоят ”Литовские железные дороги”, которым не выгодно развитие колеи в Эстонию и Латвию, так как они конкурировали бы с Литвой за те же грузы. Что вы можете сказать об этом?

– Не знаю. Это большая политика, в которую я не хочу вмешиваться. Проект развивается, почему эстонцы хотят его быстро, я не знаю. Возможно, есть политическое желание повесить себе медаль. Но у них не хватает аргументов, они злятся, но сами не знают, почему.

– Не могут ли дискуссии и разногласия между сторонами потопить проект?

– Я думаю, что во многих случаях, когда сталкиваются интересы сторон, проект бывает успешным, когда интересы всех сторон сходятся в одной точке. Когда начинается такое, что одна сторона пытается тянуть одеяло на себя, возникают вопросы.

Эстония. Литва > Транспорт > delfi.ee, 29 января 2014 > № 998145 Дайнюс Будрис


Эстония. Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 декабря 2013 > № 975028 Александр Кузнецов

Вице-губернатор Ленинградской области Александр Кузнецов: "Наш трансграничный регион - оживленный перекресток международного сотрудничества"

Недавно в Выборге торжественно открыта после реставрации городская библиотека, построенная в прошлом веке по проекту финского архитектора Алвара Аалто. Ее реконструкция стала примером успешного сотрудничества российских и финляндских специалистов, средства были выделены из федерального бюджета России. О трансграничных и приграничных проектах, в которых участвует 47-й регион, корреспондент ИА REGNUM поговорил с вице-губернатором Ленинградской области по внешним связям Александром Кузнецовым.

- Александр Валентинович, в каких программах приграничного сотрудничества участвует Ленинградская область?

- Наш регион участвует в двух таких программах на 2007-2013 годы: "Юго-Восточная Финляндия-Россия" и "Эстония-Латвия-Россия". Готовимся принять участие в аналогичных программах, рассчитанных до 2020 года.

Они стали знаковыми в нашем многолетнем опыте приграничного сотрудничества. Дело в том, что впервые в их финансировании и разработке приняли участие федеральные органы власти - соответственно, программы перешли на качественно иной уровень: появилась возможность осуществления крупномасштабных инфраструктурных проектов, имеющих долгосрочный социально-экономический эффект.

- Какие конкретно проекты реализуются в рамках приграничного сотрудничества?

- Сейчас реализуются 43 проекта с общим бюджетом около 50 миллионов евро. Они направлены на содействие развитию экономики, малого и среднего бизнеса, на повышение энергоэффективности, развитие транспортно-логистического комплекса, системы социальной защиты и здравоохранения, гуманитарных связей.

Четыре проекта - особенно масштабные, их суммарный бюджет составляет около 32 миллионов евро. Две программы реализуются в сотрудничестве с Финляндией, две - с Эстонией. Проект комитета по дорожному хозяйству Ленинградской области - завершение реконструкции моста через реку Сторожевая (автодорога Выборг-Светогорск) и проект комплексной реконструкции пограничного пункта пропуска Светогорск-Иматра с участием администрации Светогорска. С Эстонией мы также осуществляем проект комплексной реконструкции автомобильных и пешеходных пунктов пропуска Ивангород-Нарва и развиваем уникальный ансамбль Ивангородской крепости и Нарвского замка как единого культурно-туристического объекта. Я считаю последний проект своеобразной "визитной карточкой" программы Эстония-Латвия-Россия.

- Расскажите, пожалуйста, поподробнее о проекте реконструкции погранперехода в Ивангороде?

- Это масштабный проект с общим бюджетом 8,2 миллиона евро. Партнерами здесь выступают Федеральное агентство по обустройству государственной границы России и Министерство внутренних дел Эстонии.

Пропускная способность пунктов пересечения границы Ивангород-Нарва не равномерна. И сейчас обе стороны предметно занялись решением этой проблемы. Определенные улучшения станут возможны именно в рамках совместного проекта. Реконструировать будут как пешеходный переход Ивангород-Нарва ("Парусинка"), так и автомобильный - по мосту Дружбы. Проект предполагает строительство здания пункта пропуска с организацией погранично-таможенной инфраструктуры, его обустройство и оснащение.

Реконструкция автомобильного пункта пропуска включает расширение территории, увеличение полос движения для грузового автотранспорта за счет реконструкции режимной зоны пункта пропуска, а также приращение прилегающих площадей. Проект реконструкции уже прошел несколько этапов согласований, и обе стороны приступили к консультациям по организационным моментам.

- А как реализуется проект комплексного развития Иваногородской крепости и Нарвского замка?

- Я напомню, что уже 5 лет назад власти приграничных территорий пришли к пониманию необходимости развивать туризм совместно. Проводился анализ туристической сферы в Ивангороде и Нарве, туристических маршрутов и законодательства о пересечении границ. Исследования учитывали мнение и турфирм, и посетителей - проведена большая подготовительная работа.

Теперь за достаточно короткий период времени - 30 месяцев - этот уникальный средневековый ансамбль должен стать по-настоящему привлекательным для туристов. К совместной работе уже приступили областное государственное учреждение культуры "Музейное агентство" и департамент развития и экономики администрации Нарвы.

По расчетам специалистов, после завершения проекта крепостной ансамбль будут посещать более 170 тысяч человек в год. Это откроет новые возможности для туристических фирм: будут разработаны маршруты, куда войдет посещение обеих крепостей. Для этого возведут общую инфраструктуру. Бюджет проекта - 6,8 миллиона евро. Важно, что средства поступают и от европейских партнеров, и с российской стороны.

Проект включает строительство подъездных путей к Ивангородской крепости и реконструкцию сквера Нарвского замка. Будут оборудованы подъезд и пешеходный проход к крепости (участок длиной 500 метров), спуск на улицу, ведущую к крепости, лестничный подъем к воротам, две стоянки для автотранспорта.

Планируется отреставрировать Малый Пороховой амбар в Ивангородской крепости и каменную кладку стен "Четвероугольной крепости 1492 года". Реставрация начнется в 2014 году, после проведения конкурсных процедур. В Нарве реконструкция коснется бастиона Виктория - самого высокого и мощного бастиона замка. Сейчас, как отмечают эстонские власти, он разрушен, и находиться рядом с ним опасно. После реставрации объект будет восстановлен в аутентичном виде.

Внутри обеих крепостей планируется открыть гостевые центры, экспозиции, сувенирные лавки, информационные пункты. Также будет благоустроена близлежащая территория, построены подходные пути и организовано уличное освещение, установлены скамейки.

- Совместное финансирование проектов является нормой или оговаривается в каждом конкретном случае?

- Софинанирование - одна из основ программ приграничного сотрудничества. Например, общий бюджет программы сотрудничества "Эстония-Латвия-Россия: 2007-2013" составляет около 75 миллионов евро и софинансируется Европейским Союзом (47 млн евро), Российской Федерацией (15,9 млн евро), а также из бюджетов Латвии и Эстонии.

Общий бюджет программы "Восточная Финляндия-Россия" составляет 72,36 миллионов евро. В софинансировании программы участвуют Российская Федерация, ЕС и Финляндия.

- Какие новые международные проекты планируются к реализации в наступающем 2014-м году? 

- В планах - проекты по модернизации и развитию приграничной, транспортной, туристической инфраструктуры, интеграции транспортных систем, снижению нагрузки на окружающую среду, сохранению общего культурного наследия и развитию связей между людьми.

Ленинградская область старается активно использовать все инструменты международного сотрудничества, например, партнерство Северного измерения. Мы заинтересованы и в появлении новых трансграничных инструментов межгосударственного сотрудничества, которые позволяли бы решать общие для макрорегиона задачи - такие, как программа сотрудничества в регионе Балтийского моря.

Эстония. Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 31 декабря 2013 > № 975028 Александр Кузнецов


Эстония > Госбюджет, налоги, цены > delfi.ee, 4 декабря 2013 > № 958237 Катрин Кендра

Хотя бюджет столицы составляет 500 млн евро, большинство расходов строго определено. На инвестиции и выполнение предвыборных обещаний отводится всего 5% бюджета.

В последние годы столичный кошелек весьма интересует общественность. Беспокойство вызывают то расходы городского подразделения по связям с общественностью, то недостаточные средства, выделяемые на ремонт дорог. Финансовый директор столицы Катрин Кендра согласилась в интервью Eesti Päevaleht приподнять над составлением бюджета завесу тайны.

Бюджет Таллинна на 2014 год — 500 млн евро. Это большая сумма, но говорят, что две трети ее составляют уже определенные расходы. Так что особо что-то планировать и не получится?

Я бы сказала, что процент предопределенных расходов еще выше — примерно 95%. Приблизительно 5% — это свободно используемый ресурс, по всему прочему необходимо было бы поменять решения горсобрания. Многие бюджетные расходы вытекают из заключенных договоров и из принятых горсобранием правовых актов. Пока они действуют, с ними приходится считаться. У города — 279 учреждений, и каждое означает расходы на персонал и текущие хозяйственные расходы: отопление, вода, электричество и зарплата вместе с налогами. Кроме того, обслуживание зданий.

Каковы основные инвестиционные объекты будущего года?

Наиболее крупные сумма распределяются между улицами-дорогами, на втором месте — образование, на третьем — спорт.

Какова ваша роль? Можете вы сказать, что тот или иной объект мы не в состоянии себе позволить?

Сводную картину мы постоянно держим в поле зрения. Таких "нет" при составлении бюджета обычно не бывает, ведь реальное положение дел известно, иной вопрос — уже в процессе бюджетного года, когда возникают мысли о возведении какого-нибудь нового объекта или инициировании нового проекта. Именно тогда зачастую и возникают ситуации, когда после соответствующего анализа мы говорим, что это неразумно и не по силам. Передаем свое мнение мэру, и несколько раз случалось, что предложение так и оставалось в стадии проекта.

Если взглянуть на бюджет будущего года, то можно заметить ряд повышений зарплаты: зарплата педагогов детских садов с 1 сентября вырастет на 10%, работников социальной сферы и сферы культуры — на 4%, зарплата горсобрания повысится на 7%.

Решение о повышении зарплаты педагогам детсадов приняла мэрия. У части работников сферы культуры и социальной сферы зарплата повысилась на 4% уже в этом году, у остальных это произойдет в будущем. Повышение компенсаций в горсобрании связано со средней зарплатой, компенсация увеличивается автоматически.

В бюджете присутствуют и неожиданные изменения. Например, бюджет МуПо сократится с 3,1 млн до 2,6 млн, а ожидаемая от МуПо сумма штрафов снизится с нынешних 57 000 евро до 25 000. Означает ли это ликвидацию билетного контроля и то, что за невалидированную карточку штрафовать больше не будут?

Новое руководство МуПо реструктурировало департамент и добилось того, что он стал работать эффективнее. Штраф по своей природе — наказание, а не доход. Надо ли стремиться планировать как можно большую сумму в бюджет только ради ее получения или штраф мог бы стать последним средством, которое применяется? Сейчас мы хотим, скорее, того, чтобы люди не нарушали правил.

Вы отметили, что улицы и дороги — первые в списке инвестиций. На это предусмотрено 16,9 млн евро. Это максимум, который в состоянии вынести бюджет Таллинна? Ведь состояние дорог довольно плачевное.

К этой сумме добавлены еще 8,1 млн евро на текущий ремонт.

В совокупности — 25 миллионов, как и пообещал мэр на теледебатах. А больше нельзя было?

Во время кризиса снизили ставку подоходного налога, в то же время налог с оборота повысился. А еще — открытие рынка электроэнергии и давление на зарплаты, по причине которого у многих работников городских учреждений их повысили. Если мы посмотрим на рост доходов по сравнению с ростом расходов, то увидим, что с начала экономического спада, когда доходы снизились, не было ситуации, когда был бы излишек дохода.

Каковы перспективы горбюджета на ближайшие годы?

Если честно, я не вижу, чтобы впереди ждало что-то большое и красивое. Главным источником наших доходов является подоходный налог, а отток населения — наша самая большая головная боль. Более 50% наших бюджетных расходов составляют сфера образования и общественный транспорт. Это области, которые не отменить, но которые постоянно требуют "добавки". Каждое внешнее повышение цен (на отопление, воду, электричество или повышение акцизов и налогов) серьезно влияет на все городские учреждения.

Что помогло бы? Возможность установить больше налогов, большее поступление подоходного налога?

Закон о местных налогах был принят в 1993 году. Он позволяет налог с увеселительных заведений, с моторных транспортных средств и налог на содержание животных. Это смешно. Налог на моторные транспортные средства был бы сейчас, возможно, разумным, но он должен быть общегосударственным, который, как и земельный налог, поступал бы в бюджеты местных самоуправлений. В одном отдельном самоуправлении автоналог не имеет смысла. Опыт Таллинна показывает: когда он действовал в столице, люди выписывались вместе с автомобилями, так что подоходного налога мы потеряли больше, чем получили автоналога.

Спрашивают, справедливо ли это, что бесплатными услугами могут пользоваться только жители города? Это же странный вопрос. Повсюду в мире стараются дать какие-то льготы своему налогоплательщику. Если я здесь живу и плачу налоги, то я вправе ждать и услуг.

Как вы чувствуете себя в качестве финансового директора в обстановке, когда некоторые бюджетные решения Таллинна — Таллиннское телевидение, связи с общественностью — так жестко критикуют, однако у вас нет возможности участвовать в политических решениях?

Совершенно спокойно. Бюджет — это всегда вопрос выбора. Был выбор правильным или нет, можно оценить, когда бюджетный год позади. Однако я убеждена, что городская организация должна быть самокритичнее и периодически пересматривать свою деятельность.

Как формируют бюджет

Бюджетный процесс начинается с составления бюджетной стратегии. Это делается весной, горсобрание утверждает стратегию в июне. В стратегии намечаются прогнозы по расходам и доходам и возможные объемы инвестиций, там записываются самые крупные реализуемые проекты. На основе стратегии финансовые службы разрабатывают предельную сумму расходов каждого учреждения, которую мэр своим приказом утверждает в июне. К 1 сентября учреждения должны представить проекты бюджетов подведомственной сферы.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены > delfi.ee, 4 декабря 2013 > № 958237 Катрин Кендра


Эстония. Россия > Транспорт > delfi.ee, 2 декабря 2013 > № 958254 Юхан Партс

"Почему нельзя существенно освежить железнодорожные маршруты между Таллинном, Петербургом и Москвой? Этого почему-то не делают. Мне неудобно перед российскими коллегами. Здесь можно действовать предпринимателям. Потенциал безумный. Я только что из Петербурга. Интерес к Эстонии там вырос, имидж Эстонии положительный, экономика и наука развиваются, народу шесть миллионов", — рассуждает министр экономики и коммуникаций Юхан Партс в интервью газете Eesti Päevaleht.

Я - последний человек, который хочет содержать железнодорожное сообщение с Петербургом и Москвой на государственные деньги. Но если мы посмотрим сегодня на потенциал своей экономики и сообщение со значимыми метрополиями, то это качество не годится. Со мною разговаривали руководители железных дорог России - о том, что и они тоже хотели бы вывести качество сообщения Москвы и Петербурга с Таллинном на новый уровень. Нам нет смысла мечтать об уровне Хельсинки-Петербург, но как-то надо бы решить проблему новых поездов. Компания Go Rail должна инвестировать в них или прийти к государству и к Российским железным дорогам с предложением, как повысить качество. Если этого не сделают, Эстонским и Российским железным дорогам надо сесть и обсудить, как вывести сообщение на нормальный уровень.

Я сказал людям из Edelaraudtee - сделайте эти два проекта. Инвестируйте, рискните как предприниматели. Энн Пант сделал это в 1990-е (с Tallink. - Ред.), есть ли у нас причина упрекнуть его в чем-то? Посмотрите, как работает линия Хельсинки-Таллинн. Почему нельзя существенно освежить железнодорожные маршруты между Таллинном, Петербургом и Москвой? Мы могли бы много выиграть, но для этого нужно хорошее сообщение. Государство хочет исправить пересечение границы, чтобы оно занимало меньше времени. Тот же разговор был и в 2007. Я пришел в этот дом и спросил: долго еще будет ездить этот металлолом? Долго мы еще будем платить такие дотации? Что это за предпринимательство? Это безумные деньги, которые мы вкладываем в то, чтобы поддерживать железнодорожное сообщение в районе Эстонии. Осмелится ли какой-нибудь предприниматель рискнуть или весь риск идет за счет налогоплательщика?

Предприниматели слишком ленивы и трусливы?

Истинный предприниматель Эстонии не таков. Он совершенно другой. Он никогда не говорит государству - дайте больше дотаций! Дайте договор, по которому правительство вынуждено из госбюджета увеличить ему видимый налоговый доход на 90% . С такими предпринимателями мы эстонскую экономику, к сожалению, не построим. Это ясно. В противном случае наша экономика будет чахнуть. Говорят о госкапитализме - это смешно, вы не должны бы публиковать в своей газете такой чуши.

Почему же тогда предприниматели жалуются, говорят о ползучем госкапитализме, о начале эпохи госкапитализма?

Я даже не знаю, что это слово означает. Если будем говорить на примере общественного транспорта, то он основывается на массивных дотациях государства. Наш истинный бизнес идет сегодня на других рынках. Все зависит от того, насколько смело и самоувeренно мы сможем стать международными. Предпринимателей надо освободить от того, что их бизнес зависит каким-то образом от дотаций. Это сложно назвать бизнесом.

Вы отправили в Таллиннский порт спецконтроль, полиция начала уголовное расследование. И все это из-за спонсорства в размере 250 000 евро, которое сидящий сразу на двух стульях Нейнар Сели хотел выторговать у порта. Дело стоит того?

Скажу еще раз: в Таллиннском порту - конфликт интересов. Речь идет о неправомерных решениях. Я уже давно обращал внимание на то, что трудно быть одновременно спонсируемым и тем, кто осуществляет спонсорство. Я, конечно, не согласен с тем, что эту тему политизируют. Партийной политики здесь нет ни на секундочку. Полная чушь! Таких вещей, как просто госпредприятия, не существует. Все они - коммерческие объединения, у которых свои интересы.

То есть разговор о том, что целью приличного госпредприятия и должна быть поддержка местного спорта, это ерунда?

Это не только ерунда, но проистекает, по моему мнению, совершенно из колхозного времени, как какой-то оброк.

А спонсирование Estonian Air чемпионата мира по хоккею было в экономических интересах предприятия?

Это были рекламные расходы. Для Estonian Air нет разницы, выставит оно баннер на Delfi или поищет прочие, более эффективные рекламные возможности. Проблема Estonian Air заключалась в хромающей стратегии.

Так были эти расходы оправданы или нет? Мы до сих пор не знаем, сколько денег на это потратили.

Я знаю, премьер-министр отвечал на это и в Рийгикогу.

Каковы же были эти расходы?

Более 100 000 евро.

Эстония. Россия > Транспорт > delfi.ee, 2 декабря 2013 > № 958254 Юхан Партс


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2013 > № 884012 Игорь Грязин

ГРЯЗНОЕ ЭТО ДЕЛО - ВОЕВАТЬ С МЕРТВЫМИ (" ERR.NOVOSTI ", ЭСТОНИЯ )

Ирина КИРЕЕВА

Вопиющая несправедливость по отношению к первому президенту РФ, который сыграл в Эстонии такую роль, как мало кто из эстонцев, устранена, поскольку в порядке гражданской инициативы в Таллине появился барельеф Ельцина, сказал парламентарий от Партии реформ, один из инициаторов этой идеи Игорь Грязин в интервью порталу ERR.Novosti. Следующим шагом гражданской инициативы мог бы стать памятник Сергею Довлатову.

- Почему Вы занимались продвижением идеи установления в Таллине памятника Борису Ельцину?

- Я один из тех, кто работал вместе с Борисом Николаевичем Ельциным, причем мы начали сотрудничать, когда он еще был в опале, а закончили, когда он с триумфом шел через Красную площадь. У меня лично перед ним было чувство вины и невыполненного долга. Кому мы только всяких медалей не давали. Всем орденов хватало. Борису Николаевичу при жизни не хватило ничего. Это была столь вопиющая несправедливость! Так что появление барельефа в Таллинне - это чисто гражданская инициатива людей, чьи пути так или иначе пересекались с Борисом Николаевичем, и у которых осталась память или обязательства перед этим великим человеком, который сыграл в истории Эстонии такую роль, как мало кто из эстонцев. Ведь если тогда не было бы Ельцина, то неизвестно, чем бы это все обернулось.

- Есть ли среди современных российских политиков фигуры, достойные того, чтобы в их честь был установлен памятник?

- Среди современных политиков России таких нет. Ельцин - это весовая категория сама по себе. И если ему сейчас дать посмертно самый высший орден Эстонии - этого было бы мало. Хотя история полна неизвестных деятелей, героев, кому мы все должны быть благодарны.

- Не опасаетесь ли вы актов вандализма по отношению к барельефу Бориса Ельцина?

- Дураков не сеют, они сами растут. Думаю, что в Таллине вполне можно отыскать с десяток дураков, которые попытаются что-то сделать здесь. Причем с обеих сторон: с одной стороны эстонские националисты, с другой - современные путинцы, которым в России Ельцин стоит как кость поперек горла. Так что, в принципе, мы знаем, что такие люди в Таллине физически существуют, и я думаю, что на первых порах памятник будет достойно охраняться. Хотя, на мой взгляд, грязное это дело - с мертвыми бороться.

- Есть ли еще какие-то идеи, которые можно было бы реализовать в рамках гражданской инициативы?

- Пока нет, но по секрету скажу, что у нас уже давным-давно крутится мысль - этакая эстонско-русско-американская идея - установить в Таллине памятник Сергею Довлатову. Причем мысль это не нова. Она появилась лет десять тому назад, да так и не воплотилась в жизнь. И я знаю, что из 39 человек, которые поддержали идею создания барельефа Ельцину, я найду семерых-восьмерых единомышленников, должны помочь и москвичи. Я думаю, это очень хорошая идея. Довлатов - это Ельцин в литературе.

- Где бы мог находиться памятник Довлатову в Таллине?

- До этого мы пока не дошли. Мы много говорили на эту тему с Еленой Скульской. Сейчас мы придумываем образ, то есть как должен был бы выглядеть памятник. Может быть, это будет довлатовский "Чемодан". Возможно, его место у Дома печати на Пярнуском шоссе, где раньше находилась редакция газеты "Советская Эстония", в которой работал Довлатов. Пока неизвестно. Это событие тоже масштабное, но из другой области.

Напомним, что в четверг в начале улицы Нунне был открыт барельеф Бориса Ельцина в память о его вкладе в процесс мирного восстановления независимости Эстонии в 1990-1991-х годах. Барельеф был создан на добровольные пожертвования жителей Эстонии.

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2013 > № 884012 Игорь Грязин


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 августа 2013 > № 883864 Станислав Шушкевич

РУССКИХ В ЭСТОНИИ НАДО БЫЛО ПОСТАВИТЬ НА МЕСТО, ТАК КАК РУСИФИКАЦИЯ ЗАШЛА СЛИШКОМ ДАЛЕКО (" DELFI.EE ", ЭСТОНИЯ )

Маргарита Корнышева

"В Эстонии навязывался советский образ мыслей, советское поведение, тьму-тьмущую народа отсюда сослали в Сибирь. Надо было выразить надежду, что эта нация не позволит себе проявить себя таким же образом по отношению к русскоязычным, когда она станет здесь главенствующей. Но, наверно, на определенном этапе нужно было проявить, потому что слишком далеко зашел процесс принудительной русификации и принудительного навязывания советских порядков", - сказал в интервью Delfi первый президент Белоруссии Станислав Шушкевич, прибывший в Таллинн на церемонию открытия барельефа Бориса Ельцина.

- 8 декабря 1991 года вы были в числе шести человек (от России - Борис Ельцин, Геннадий Бурбулис, от Украины - Леонид Кравчук, Витольд Фокин, от Белоруссии - Станислав Шушкевич, Вячеслав Кебич. - прим. ред.) , которые подписали знаменитое Беловежское соглашение - документ о прекращении существования государства под названием СССР и создании Содружества независимых государств. Если бы повторилось нечто подобное, вы сделали бы все, как тогда, или по-другому?

- Ответ на ваш вопрос, как ни странно, дал Карл Бильдт, министр иностранных дел Швеции. Он попросил парламент разрешения опубликовать материалы, которые обычно публикуют через 50 лет, он попросил через 20. Это дипломатическая переписка. И там настолько высокая оценка шведскими дипломатами того, что было сделано в Беловежской пуще, и там настолько велика обеспокоенность тем, что происходило на территории бывшего Советского Союза (фактически грозила гражданская война - бедные на богатых, одни нации на другие, одни религии на другие), что, по-моему, мы сделали то, что можно было сделать в то время. И классные юристы, проанализировав Беловежское соглашение, которое было составлено за ночь (!), простите за нескромность, назвали его шедевром легитимной дипломатии конца второго тысячелетия. Простите, лучше сделать я бы сегодня не смог.

- Как все происходило, как вы все съехались в Беловежскую пущу?

- Мы в Белоруссии - правительство, Верховный Совет - очень хотели пригласить Ельцина к нам, чтобы уговорить его помочь нам с энергоносителями. И все время я искал момент, как его позвать. А говорили, что он охотник и прочее-прочее, и я уловил однажды момент в Ново-Огарево, когда мы остались с ним вдвоем, и пригласил в Беловежскую пущу. Договорились, что дату визита согласуем. А когда начали готовиться, пришли к выводу, что целесообразно пригласить еще и представителей Украины на высоком уровне, потому что создавать нездоровую конкуренцию, то есть брать ту нефть, которая, может быть, предложена Украине, не совсем по совести. Мы решили действовать по совести.

- То есть речь шла о нефтяном соглашении?

- Нефть и газ - больше ничего нас не интересовало. Я лично был горячим сторонником рыночных реформ, того, что проповедовал и обосновывал Гайдар. Но здесь мы фактически хотели попросить - воздержитесь на чуть-чуть, нам никто не даст кредит, мы не можем у вас купить нефть и газ по рыночной цене, нам нужны поставки по-советски, по-старому, не рыночным образом. И мы подумали, что Ельцин нас поймет и, раз в июне 1991 года был избран президентом России, найдет способ помочь нам. Пригласили и Кравчука. Собрались очень мощные делегации. В 30 км от Беловежской пущи есть военно-воздушная база в Пружанах, места там хватало, потому что это была резиденция ЦК КПСС и там можно было собрать кого угодно и сколько угодно. Так оно и произошло.

- И что, дальше переговоры пошли немножко "не в ту степь"?

- А дальше мы подумали так: а что мы можем сделать? Каковы наши права, если мы будем соблюдать Конституцию СССР? Мы можем только просить Горбачева, чтобы он помог нам с энергоносителями, но Горбачев уже не имел власти... И здесь главную роль сыграл Геннадий Бурбулис. Я сам физик и никогда не любил философов советских. И когда он открыл рот, я подумал - ну, сейчас что-нибудь марксистско-ленинское скажет. А он вдруг произносит: "А не согласитесь ли вы подписать такую фразу, господа: СССР как геополитическая реальность и субъект международного права прекращает свое существование".

- Это было - как обухом по голове?

- При моем презрительном отношении к философам такое его заявление у меня просто зависть вызвало, потому что он блестяще сформулировал то, что нагорело, что нужно было сделать. Я сразу сказал, что подпишу. Кравчук немного подумал, но, в конце концов, подписали все. И с той поры я исключительно уважительно отношусь к Бурбулису и считаю, что философы -хорошие люди.

- Значительная часть русского и русскоязычного населения Эстонии считает Бориса Ельцина предателем, "сдавшим" их без боя, не вытребовавшим у Эстонии гарантий соблюдения прав этих людей и позволившим Эстонии сформировать институт безгражданства. Как вы это прокомментируете?

- Почему-то советское русскоязычное население, которое здесь утверждалось, считало, что оно должно иметь чуть ли не преимущество по сравнению с коренным населением. А ведь так оно и было.

- При Советском Союзе (вы, может быть, не знаете) здесь была великолепная эстонская школа. Я сама преподавала в одной такой.

- Но какой процент здесь был таких школ?

- Очень значительный процент.

- Мое мнение, хотя я наблюдатель со стороны, что явно был перекос.

- Но разве после событий начала 90-х русские в Эстонии не имели и не имеют права требовать просто равных прав?

- Пока не преодолена такая точка, что русскоязычных, допустим, в Латвии, больше, чем говорящих по-латышски, будет губление этими же самыми русскоязычными того права латвийского этноса, которое тот имеет.

- То есть нелатышам и неэстонцам надо дать немного меньше прав, чем представителям титульной нации?

- Вы имеете в виду политические права?

- Конечно, и политические. И права человека в самом широком смысле.

- Я думаю, что если нашествие привело к большинству русскоязычного населения, то должен быть какой-то период, чтобы сбалансировать эту ситуацию. Думаю, что в дальнейшем эта ситуация выравняется. Вряд ли кто-нибудь будет отбирать политические права у русскоязычного населения здесь. Я знаю очень многих русскоязычных и белорусскоязычных, кстати, которые тоже здесь есть, которые восхищены порядками в Эстонии и довольны тем, как тут происходит процесс демократизации. Но думаю, что русскоязычные должны бороться за свои права. В конце концов, эти права, думаю, будут абсолютно восстановлены, но когда будет преодолен тот рубеж, что русский язык побеждает здесь эстонский. В историческом плане это может быть очень короткий период времени, в физическом - достаточно долго. Эстонцы имеют право на восстановление своей этнической гордости и национальной государственности.

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 августа 2013 > № 883864 Станислав Шушкевич


Эстония. ЮФО > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 13 июня 2013 > № 842027 Сурен Газарян

БЫТЬ ПОЛИТЭМИГРАНТОМ - НЕ ПРИВИЛЕГИЯ (" DEUTSCHE WELLE ", ГЕРМАНИЯ )

Михаил Бушуев

Российский эколог Сурен Газарян получил статус политического беженца в Эстонии. В интервью DW он сказал, что о не жалеет о том, что занимался "дачами" президента Путина и губернатора Ткачева.

Эколог Сурен Газарян говорит, что "так все равно" спокойнее. "Так" - это в Эстонии, куда Сурен эмигрировал и где во вторник, 11 июня, ему дали вид на жительство как лицу, нуждающемуся в защите. Газарян стал известен благодаря своей борьбе против вырубки лесов на так называемых "даче Ткачева" и "дворце Путина" на Черноморском побережье. Речь идет об участке, частично принадлежащем губернатору Краснодарской области Александру Ткачеву, по его собственному признанию, а также участке, которым официально владеет российский бизнесмен Александр Пономаренко. Однако, как утверждает предприниматель из Санкт-Петербурга Сергей Колесников, фактическим владельцем здания и участка является президент России Владимир Путин. В Кремле какое-либо отношение президента к этому участку отрицают.

Газарян, уже осужденный на три года условно в связи с делом о "даче Ткачева", узнав о начале против него нового уголовного дела, теперь уже по делу о "дворце Путина", решил уехать. В интервью DWГазарян, член совета организации "Экологическая вахта Северного Кавказа", утверждает, что ничего противозаконного не делал.

- Вы сами теперь живете в Эстонии. Семья осталась в России?

- В общем-то, моя семья не нужна никому особо, поэтому, когда я уехал, то попытки давления были, но потом они прекратились. Так что они достаточно спокойно живут. Так все равно спокойнее, чем если бы я там оставался.

- Семью с тех пор видели?

- Дети приезжали ко мне в гости на зимние каникулы.

- А ваши коллеги по экологической работе. Как они?

- Проблемы у них возникли, но не столько из-за моего отъезда, сколько из-за закона "об иностранных агентах". "Экологическую вахту" проверяли, и по-моему, проверка так и не закончилась. Но работа по многим направлениям остановилась, потому что давление очень сильное оказывается и в Сочи, и в Краснодаре. И сам Рудомаха (Андрей Рудомаха - координатор "Экологической вахты по Северному Кавказу" - Ред.) под давлением - то одно, то другое дело возникает против него. Но остальные более или менее продолжают работать. С некоторыми я обсуждал свой отъезд, и они были за то, чтобы я уехал.

- А как давно перед вами возникла дилемма: уехать или сесть в тюрьму?

- Еще когда первое дело против меня возбудили с забором дачи Ткачева. И следователь, и прокурор не скрывал, что звонят из Краснодара и постоянно требуют, мол, давай, поскорее заканчивай это дело. Было и тогда понятно, что действия против таких дач будут жестко пресекаться. Но у меня еще были силы и просто и желание бороться. Но когда я прошел через первый суд, я понял, что судебная система полностью контролируется. Черное все равно назовут там белым. Еще тогда я понял, что своей личной свободой я не готов жертвовать. Это никому ничего не доказало бы, но близким и друзьям будет тяжело.

- Некоторые называют ваши акции радикальными. Вы сами по прошествии времени о них не жалеете?

- Мы не делали ничего, что законом запрещено. У нас было письмо от госорганов, что никакого забора не существует и что неизвестно кто установил его на ничьей земле, в лесу в нарушение закона. Когда мы отогнули одну секцию забора и написали там что-то, то вдруг нашелся хозяин, которому мы якобы нанесли большой ущерб. Ситуация абсурдная, потому что должны были наказать тех, кто там поставил незаконно этот забор, вырубив деревья. Но суд отказался исследовать вопрос о законности забора и о том, кому он на самом деле принадлежит. В нашей ситуации мог бы оказаться любой гражданин. Лес общий, и если мы убрали там забор, то мы принесли пользу, но нас показательно наказали. И конечно, ни о чем я не жалею.

- Вы продолжите принимать участие в Координационном совете (КС) российской оппозиции?

- Статус беженца никак меня не ограничивает. Это просто вид на жительство, а статус дает международную защиту. Я буду продолжать свою деятельность. Я бы не сказал, что она откровенно политическая. Я и большинство из тех, с кем я работал, никогда политических требований не выдвигали. Были конкретные проблемы, которые власти не хотели решать. Если бы они эти проблемы решали, то конфликта бы и не возникло. Постепенно он перешел в политическое русло, но это никогда не было для меня главным.

Я не знаю, что будет с КС. В нем многих нет, идет суд над Навальным (член КС, политик Алексей Навальный - прим. ред.), Гаскаров (активист антифашистского движения, член КС Алексей Гаскаров - прим. ред.) сидит. В следующий состав, если такой будет, я не планирую избираться. КС занимается координацией публичных акций. Чтобы этим заниматься, по идее, надо в России быть, надо иметь какое-то моральное право этим заниматься. А в "Экологической вахте" буду продолжать то, что и делал.

- Какие планы на будущее в Эстонии? Работу ищете?

- Пока смотрю, как и что делать. У меня до сих пор не было права работать. Вообще-то я зоолог, я занимался наукой в достаточно узкой области, изучал летучих мышей. У меня есть определенные планы, но я не скажу, что это будет легко. Может, придется работать в какой-то другой области. С голоду, я думаю, не помру.

- Для российского правосудия вы тот, кто от него скрывается, для Эстонии - политический беженец. Вы себя политэмигрантом чувствуете?

- Я себя называю, как и раньше, Сурен. Конечно, я уехал, потому что были политические причины, хотя конфликт был не политический, а экологический. Я не представляю, что я слышу про себя: вот Сурен, политический эмигрант. Большого почета от этого не будет в любом случае. Европа полна такими эмигрантами. От этого статуса лучше не становится, это не привилегия.

Эстония. ЮФО > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 13 июня 2013 > № 842027 Сурен Газарян


Эстония. Россия > Транспорт > inosmi.ru, 10 июня 2013 > № 841955 Владимир Якунин

ЯКУНИН: ПОЛИТИКА ЭСТОНСКИХ ВЛАСТЕЙ НАПРАВЛЕНА НА ОСЛОЖНЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ С РОССИЕЙ (" DELFI.EE ", ЭСТОНИЯ )

Юлия Томберг

Строящийся в Усть-Луге порт уже оказывает влияние на движение грузопотоков, а когда он будет готов - это радикально изменит логистику всего региона, сказал президент ОАО "Российские железные дороги", председатель Международного союза железных дорог, доктор политических наук, завкафедрой государственной политики факультета политологии МГУ Владимир Якунин в своем откровенном интервью газете Eesti Päevaleht и порталу Delfi.

- После достижения договоренности о новом бюджете ЕС у Эстонии появилась реальная надежда начать строительство Rail Baltica. Как вы относитесь к этому проекту? Насколько это целесообразно с вашей точки зрения?

- Вообще говоря, это вопрос скорее к общественности и политикам прибалтийских государств. Я иногда со смехом говорю, что если мне дадут деньги, я могу дорогу построить через океан. Стоит ли - это другой вопрос. Эффективно-неэффективно - пускай считают те, кто этот проект ведет. С моей точки зрения, [ожидать] выгоды от строительства Rail Baltica вместо развития инфраструктуры пространства 1520 нелогично. Говорят, что вот тогда мы обеспечим связь столиц прибалтийских государств с европейскими столицами. Но этого можно достичь и другим способом. Например, мы покупаем поезда Talgo, которые способны ходить по инфраструктуре 1520 и 1430. Это скоростные поезда.

Вопросы исключительно политически мотивированные, и я не собираюсь давать оценку ни западным политикам, я имею ввиду, политикам Евросоюза, ни политикам прибалтийских государств, это не относится к моей компетенции. С точки зрения экспертно-профессиональной я могу сказать, что это лишняя трата денег.

- Может ли строительство Rail Baltic как-то отразиться на грузопотоках между Эстонией и Россией?

- Если это будет выделенная линия, которая проходит через столицы и уходит за рубеж - то по этой линии никогда не возили грузы и возить не будут. Никак не отразится. Точно не добавит грузопотока.

- Обсуждали ли вы тему Rail Baltica с ярым сторонником этого проекта еврокомиссаром Сиймом Калласом?

- Да, с господином Калласом мы несколько раз встречались, это профессиональный европейский политик, и несмотря на то, что мы с ним расходимся в некоторых оценках - и ситуации, и профессиональных оценках - я с уважением отношусь к его мнению. И я ему пытался доказывать, что моя позиция по отношению к Rail Baltica продиктована не каким-то шовинизмом русским. Я являюсь председателем Союза железных дорог пространства 1520, туда же входят и железные дороги прибалтийских государств: Эстонии, Латвии, Литвы. Я одинаково отношусь к вопросам планирования и развития инфраструктуры этого пространства. С другой стороны, я являюсь сегодня президентом Международного союза железный дорог - UIC, это 160 железных дорог, пять континентов. И я смотрю на проблему развития железных дорог через призму глобализации экономики.

Я считаю, что нужно делать все для того, чтобы повышать эффективность и укреплять связи, а не наоборот. Rail Baltica не решает ни одной из этих проблем. Чем она продиктована - ну, я могу только предполагать, но заявления о том, что это укрепит связи внутри Евросоюза, что это создаст какие-то дополнительные возможности... Это создаст две системы. Эстония же не собирается отказаться от колеи 1520. Вообще если она откажется от колеи 1520, она просто-напросто откажется от грузовой базы, которая идет из России. Тогда возникает две системы, для того чтобы обслуживать эти две системы, нужно две системы стандартов, нужно две системы депо, нужно две системы работы на инфраструктуры. То есть где-то в два раза или больше увеличиваются затраты на содержание инфраструктуры обеспечения движения. Я не вижу никакой экономической целесообразности.

- Если говорить о железной дороге эстонской и российской, имеются ли какие-либо перспективы более тесного сотрудничества в плане пассажирских перевозок и грузоперевозок, есть ли какие-то предпосылки для этого?

- Вы знаете, ведь железнодорожные связи являются только частью политических связей, международных связей двух стран или многонационального содружества. И с этой точки зрения - вот у меня есть две возможности: у меня есть две страны, с которыми у меня есть возможность развивать сотрудничество, в одной стране меня обзывают оккупантом и нежелательной персоной, а в другой мне говорят: Владимир Иванович, приди, возьми железную дорогу и сделай, чтобы она была эффективной. Риторический вопрос: как вы думаете, куда я пойду?

То же самое и здесь. Я никогда не соглашусь на уравнивание ветеранов эсэсовских дивизий, и ветеранов советских дивизий, что бы там ни говорили о тоталитаризме и всем остальном. Фашизм есть фашизм, он осужден в Нюрнберге. И я как пацифист, как человек, который делает все для того, чтобы развивались нормальные отношения - а Эстония для меня не чужая страна, я там четырнадцать лет жил, я там вырос из люльки до 14-летнего парня, я не могу к этой земле относиться иначе - я никогда не соглашусь с этими практиками, и это всегда будет сидеть занозой у меня в сердце.

- То, о чем вы только что сказали, а также высказывания некоторых наших политиков, в частности, заявление премьер-министра о том, что те, кто будет с вами встречаться, вызовет подозрение - влияет ли это на ваше отношение к Эстонии, частоту ваших визитов?

- Вы знаете, я езжу в различные страны, горжусь тем, что я встречаюсь с главами государств, главами правительств, министрами, и ни разу в своей жизни никого не подвел. И я дорожу этими отношениями, многие из них становятся дружественными отношениями. Когда сказать нечего, начинают искать опасность в виде России, чем больше об этом кричат, тем, глядишь, больше денег дадут на выживание. Это мне напоминает песню нищего на паперти, но он, по крайней мере, призывает к Богу, а эти призывают к конфронтации. Я очень негативно к этому отношусь.

А что касается моих поездок, у меня в Эстонии полно друзей, мы сотрудничаем с Эстонскими железными дорогами (Eesti Raudtee - прим. ред.) , руководитель Эстонских железных дорог (Ахти Асманн - прим. ред.) входит в Союз железных дорог стран СНГ и Балтии. У нас прекрасные отношения, и я в очень хороших отношениях с его предшественником (Кайдо Симмерманн - прим. ред.) и, честно говоря, так немножко переживал, когда предшествующего начальника дороги решили заменить. Но приехал человек, совершенно нормальный, хорошо говорящий по-русски, с хорошими экономическими знаниями. Приняло решение, в конце концов, правительство поменять одного менеджера на другого - ну, у меня нет никаких оснований говорить: о, какие плохие! Это не тот вопрос. Будем сотрудничать, будем развивать.

Что касается там разговоров и наветов, то в демократических традициях я бы, во-первых, поинтересовался, почему информация, как я читал, - я ведь много читал, что там обо мне пишут, - которая являлась секретной, была выпущена в прессу. Либо она не была такой, либо тогда тех, кто эту информацию в прессу отдал, нужно было в наручниках сажать в тюрьму. В любой стране так. Значит, скорее, я думаю, что там никакой информации не было, нужно было создать какой-то фон очередной.

Что касается строительства храма - я очень долго сопротивлялся, это большие деньги. Помощь в этих инвестициях снимала деньги с каких-то других важных направлений: помощь детям, помощь обездоленным у нас в стране. А потом меня попросил об этом человек, которого я считаю своим другом. Сначала меня просил об этом только митрополит Корнилий, и я как-то увиливал от всего этого. А потом меня попросил человек, которого я считал своим другом. Я с ним познакомился, когда первый раз после более чем сорокалетнего отсутствия я приехал в Эстонию. Это был мой первый визит после того, как мы из Эстонии уехали. И этот человек провел со мной в машине весь день: мы поехали в Пярну, который я рассматриваю как свою вторую родину, мы очень много разговаривали и возникло чувство расположения. Тогда этот человек был министром экономического развития, звали его Эдгар Сависаар.

Сейчас он является мэром города Таллинна, и у меня отношение к нему как к товарищу, как к политику, который, на мой взгляд, проводит вполне взвешенную линию, хотя мы с ним часто спорим. С точки зрения калибра человека, с точки зрения взаимоотношений - он мне нравится. И когда он пришел и сказал: мы выделили землю, там живет русское население, для него будет чрезвычайно важно, если там будет построен храм, я говорю: а тебе как политику это зачем? Он говорит: ну, это демонстрация того, что я веду взвешенную политику, русские это должны заметить. Я говорю: ну, это твои проблемы, а с точки зрения храма я тогда с владыкой переговорю. Переговорил. Владыка меня очень просил помочь.

Есть еще одна история, очень сентиментальная. Дело в том, что я много лет назад начал ездить на Афон. И в одну из своих поездок я посетил маленький греческий монастырь Дохиар. И там увидел икону Божией Матери "Скоропослушницы", это чудотворная икона, вся увешена цепочками, орденами. И она очень мне понравилась. Я начал помогать финансировать, заниматься этим проектом по линии Фонда Андрея Первозванного, попросил некоторых бизнесменов мне помогать в этом тоже - откуда я возьму деньги? - и если вы помните февраль позапрошлого года, минус 27, солнце и обряд воздвижения креста. Тогда приехал Корнилий, тогда приехал Сависаар. И я вдруг из проповеди Корнилия услышал, что храм, который я помогаю воздвигать, воздвигается в честь иконы Божией Матери "Скоропослушницы".

- Это совпадение?

- Я не верю в совпадения.

- Планируете ли вы приехать в Эстонию сейчас, когда в июне будут освящать верхний храм?

- Да, планирую, безусловно. Предполагается большое чиноосвящение храма, приедет Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, этот вопрос согласован. Я просто как гражданское лицо, конечно, приеду.

- Намечены ли у вас какие-либо официальные встречи?

- Никаких официальных встреч не планирую. Наверняка встречусь с господином Сависааром, если у него время будет на меня. Он приезжал к нам, он читал лекцию в университете. Вы знаете, что я - завкафедрой государственной политики в Московском университете на факультете политологии, у нас есть научные общие интересы, поэтому я надеюсь, что у него время выдастся, чтобы как-то пересечься.

- Вернемся к вопросам транспорта. Какое влияние, по вашему мнению, может оказать строительство порта Усть-Луга на грузопоток в эстонские порты?

- Порт уже оказывает очень серьезное влияние, я уже об этом говорил эстонским коллегам. Я помню, когда только первый теплоход был загружен в порту, я получил поздравления от владельцев порта Мууга. Я для себя сделал такую отметку: ребята точно знают, что это изменит всю географию транспортных потоков. Ведь никто же не верил, что порт будет сделан. Мы его сделали. И это будет крупнейший порт Европы. Он уже сегодня переваливает огромное количество грузов, а перспектива у него - 130 миллионов тонн. И он хорошо расположен, там логистика хорошая, и это безусловно будет влиять на всю логистику этого региона. А если учесть то, что Россия сейчас затеяла еще строительство нового порта в Мурманске, то это позволит все грузопотоки, которые идут на северо-запад, практически заводить в эти два порта. Пока что объема недостаточно, но в принципе это может радикально сказаться на той грузовой базе, которая сегодня идет в другие страны.

- А как насчет договора о границе? Окажет ли он какое-то влияние?

- Вопрос не ко мне. Мне договор или отсутствие договора никак не мешают работать, потому что в рамках Совета по железнодорожному транспорту мы работаем единой системой, мы работали единым парком вагонов - сейчас у нас вагонов нет, поэтому у нас просто приватные вагоны появились, - и с этой точки зрения железнодорожное сотрудничество всегда осуществлялось на очень высоком уровне.

- Если говорить о границе, есть ли у вас какие-либо идеи о том, что можно и нужно было бы сделать с Нарвским мостом, у которого очень низкая пропускная способность?

- Тот объем грузопотоков, который сегодня есть, он обслуживается теми возможностями, которые есть. Создание дополнительных возможностей будет продиктовано только наличием грузовой базы.

- А так как ее, скорее всего, как вы считаете, будет становиться меньше, то просто нет смысла?

- Я пока в этом смысла не вижу.

- Как вы в общем расцениваете отношения Эстонии и России, как политолог?

- Если вы спрашиваете меня как политолога, то я считаю, что политика, проводимая нынешними властями Эстонии, направлена на то, чтобы максимально осложнить эти отношения. При этом все равно и бизнесмены, и некоторые люди около политики регулярно ездят в Россию, пытаются найти контакты и в администрации президента, и в правительстве, и среди бизнес-сообществ российских, потому что здравомыслящие люди понимают, что для эстонской экономики, например, возможность обслуживать транзитные грузы России и Казахстана - это выгода, это экономика. Развитие пассажирского сообщения, развитие туризма.

В советские времена Таллинн был самым желанным городом для туриста из Центральной России. Всегда так было. Прекрасная архитектура, отличные соборы, звучание, культура - все хорошо было. Сейчас это резко сократилось, дело дошло до того, что русскому языку там вообще перестали учиться, а сейчас все изменилось: сейчас, если вы заходите в гостиницу, если заходите в магазин, вы везде найдете человека, который говорит на русском языке. Поэтому у детей русских семей появились конкурентные преимущества, потому что они вынуждены были выучить непростой эстонский язык и у них еще родной русский, да плюс еще какой-нибудь английский или французский. А те, кто считал, что достаточно эстонского языка, для того чтобы быть конкурентоспособным в этом мире, далеко не продвинулись.

- Что могла бы сделать для улучшения эстонско-российских отношений Эстония и что - Россия?

- Вы знаете, что я русский, я ничего плохого для Эстонии не сделал. Что я еще могу сделать, чтобы улучшились отношения? Я приезжаю в Эстонию, я помогаю строить храмы, я взаимодействую со своими товарищами, которые у меня там есть, рассматриваю возможности грузовых потоков. Я никогда не изменю своего отношения к фашистам. Я всегда буду оставаться на этой позиции.

Что касается эстонцев, националистические элементы в Эстонии были всегда. Я человек уже зрелый, они были и во времена Советского Союза. И в Эстонии, и в Литве - в Литве особенно, я помню это время, я был достаточно осознанным молодым человеком. Это результат и исторических событий, это и результат репрессий, которые имели место. Только не будем забывать, что, как правило, репрессии в национальных государствах осуществляли этнические представители этого общества. Так всегда действительно было. Об этом почему-то забывают.

Это была дикая борьба идеологий, и в этой борьбе происходили несправедливости и трагедии. Время прошло, очень много времени прошло. Чего нельзя забыть, так это геноцид. Вот фашизм - это геноцид народов, этого никогда нельзя простить. Это движение, это идеология, заклеймленная Нюрнбергским процессом. Те страны, которые хотят переступить через какие-то предубеждения и хотят развивать отношения, они это делают. Я пока таких шагов со стороны эстонских руководителей не видел. А постоянное обвинение России в несуществующем стремлении слопать маленькую Эстонию - для меня как для политолога, в данном случае, это выглядит такой глупостью, что я даже обсуждать ее не хочу. Нам бы со своими проблемами разобраться.

- Ежегодно на Родосе - в этом году в одиннадцатый раз - проходит международный форум "Диалог цивилизаций", президентом-основателем которого вы являетесь. В чем идея этого проекта, что подвигло вас на это начинание? Считаете ли вы, что в существовавших доселе международных организациях подобную дискуссию организовать не было возможно?

- Во-первых, трудно сказать, что МОФ "Диалог цивилизаций" - это единственный, кто способен был решить эту проблему, но зато цель, платформа МОФ "Диалог цивилизаций" - она уникальна. Во-первых, "Диалог цивилизаций" объединяет негосударственные, неполитические структуры. С этой точки зрения все, кто приезжает на форум, вне зависимости от своего ранга, от своего должностного положения, они не представляют государство, они свободны в своем волеизлиянии, в своих высказываниях. Такой платформы я не знаю в мире. Во всяком случае участники, которые по разным форумам ездят, участвуют, они говорят, что главное достижение - это свобода. У нас неангажированная повестка дня, у нас неангажированные спикеры, мы задаем тему, и мы набираем тех модераторов, которых считаем наиболее достойными и которые зарекомендовали себя в работе МОФ "Диалог цивилизаций". Ничего другого подобного я, честно говоря, не знаю, может быть, я ограничен в своих знаниях.

Например, "Альянс цивилизаций", который созвучен и который в общем-то должен преследовать те же цели, его ограниченностью является то, что это альянс государств. На его конференцию приезжают представители государств, представители церквей. Представители государств приезжают для того, чтобы озвучить позицию своего государства. Представьте себе, 160 государств приехало, каждое считает необходимым озвучить свою позицию. Это не диалог, это декларация или монолог. У нас это выглядит совершенно иначе. Мы наверное были последователями той попытки, которая была осуществлена президентом Хатами (Мохаммад Хатами, президент Исламской республики Иран с 1997 по 2005 год - прим. ред.) тогда, он первым представил конференцию "диалог цивилизаций", первая конференция прошла в Литве, так я познакомился с президентом Адамкусом в свое время. И мы просто-напросто смогли сделать эту программу практической, мы ее реализуем.

Мы будем сейчас создавать исследовательский центр, который будет заниматься проблемами диалога и межцивилизационными отношениями. Мы считаем, что это платформа, которая показывает реальный выход из того конфронтационного состояния в мире, которое поддерживается, несмотря на усилия многих организаций, направленных на развитие программ мирного сотрудничества, международного сотрудничества, но такой всеобъемлющей программы, как платформа "Диалог цивилизаций", я просто, честно говоря, не знаю.

Интервью было взято во время Международного железнодорожного бизнес-форума "Стратегическое партнерство 1520", проходившего в Красной Поляне.

Поездка журналистов в Красную Поляну профинансирована ОАО "Российские железные дороги" в рамках пресс-тура на бизнес-форум.

Эстония. Россия > Транспорт > inosmi.ru, 10 июня 2013 > № 841955 Владимир Якунин


Эстония. ЦФО > Транспорт > forbes.ru, 15 марта 2012 > № 513457 Максим Ликсутов

Почему на борьбу с пробками ?Собянин призвал миллиардера Ликсутова

Игорь Попов Игорь Терентьев

Как Максим Ликсутов сделал капитал $500 млн и какие у него бизнес-интересы в транспортном хозяйстве Москвы

Декабрьским утром 2005 года к дому Стенбока в Таллине — резиденции правительства и госканцелярии Эстонии — мягко подкатил черный Bentley в сопровождении огромного американского внедорожника. Из первого автомобиля вышли трое мужчин в синих костюмах с иголочки и вошли в парадный подъезд. Премьер-министр Андрус Ансип, увидев гостей в похожих костюмах и голубых сорочках, иронично спросил у помощника: «У русских что, теперь форма такая?» Визитерами в «униформе» от Brioni были совладельцы крупной транспортной компании «Трансгрупп» Андрей Бокарев, Сергей Глинка и Максим Ликсутов.

Русские познакомили премьера Эстонии с новыми проектами «Трансгрупп» в республике и поблагодарили за предоставление гражданства самому младшему из партнеров, Ликсутову, — «за вклад в развитие местной экономики». Главе правительства преподнесли сувенир — стеклянную сферу с куском кузбасского угля внутри и символическим ключом, а он пригласил гостей на балкон резиденции и дал им возможность насладиться видом эстонской столицы. Спустя час троица отмечала событие в аргентинском ресторане в центре Таллина.

В 2011 году 35-летний Максим Ликсутов, участник рейтинга богатейших бизнесменов Forbes ($500 млн, 189-е место), сначала стал советником по транспорту мэра Москвы Сергея Собянина, а потом возглавил транспортный департамент московского правительства. В феврале 2012 года правительство Эстонии должно было рассмотреть ходатайство Ликсутова о лишении его гражданства. Основная задача департамента — решить самую тяжелую для города проблему — избавить его от пробок. Почему выбор пал именно на Ликсутова?

Чиновник из бизнеса

Второго февраля 2012 года, по данным сервиса «Яндекс.Пробки», общая длина пробок в Москве составила 3600 км, что сопоставимо с протяженностью улично-дорожной сети столицы. Город встал. «Ушел пешком», «Ищу молодую и красивую жену», «Верните Лужка, ироды!» — интернет наводнен ежедневными постами застрявших в пробках водителей. Сейчас средняя скорость передвижения по Москве составляет порядка 18 км/ч. По прогнозу научного руководителя НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаила Блинкина, в ближайшие три-четыре года скорость снизится до 12–14 км/ч. «Это город, который уже не едет», — резюмирует он.

По данным столичного ГИБДД, в 2011 году парк автомобилей, зарегистрированных в Москве, достиг 4 млн единиц (в 2000-м — 2,6 млн). Почти сразу после назначения, в октябре 2010 года, Собянин, выступая перед городской Думой, охарактеризовал кризис транспортной системы как «самый видимый дисбаланс в развитии Москвы» и пообещал быстрое развитие общественного транспорта. Спустя три недели московские власти опубликовали план первоочередных мероприятий по решению транспортных проблем: создание парковочных мест, организация выделенных полос для общественного транспорта, введение платных парковок и т. д.

Вскоре начались изменения в руководстве транспортным комплексом Москвы. Руководитель департамента транспорта и связи Василий Кичеджи ушел с поста, а заместителем мэра по вопросам транспорта и дорожного строительства стал Николай Лямов, ранее работавший заместителем министра транспорта России. Спустя два месяца департамент транспорта и связи был реорганизован в департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры, его руководителем стал заместитель мэра. «Не было времени на раздумья, чтобы не останавливать работу департамента, пришлось брать управление процессом на себя», — поясняет Лямов.

Но перестановки в транспортном комплексе на этом не закончились. Весной 2011 года советником Собянина стал Максим Ликсутов. Лямов в интервью Forbes рассказывает, что назначение Ликсутова состоялось по его инициативе: «Я говорил мэру, что нам нужно подбирать советника, так как с железной дорогой много проблем». Немалую роль в назначении сыграл положительный опыт «Аэроэкспресса»: Ликсутов — один из акционеров компании, организовавшей движение электропоездов между московскими вокзалами и аэропортами.

К тому же Ликсутов соответствует критерию, который Собянин озвучил в интервью «Ведомостям»: «Если человек неуспешен в бизнесе, ему и на госслужбе делать нечего». Спустя полгода Ликсутов занял место Лямова во главе департамента транспорта Москвы, сам Лямов сохранил пост заместителя мэра. «Если специалист имеет большой и весьма положительный опыт работы в одной из крупных транспортных компаний, то ему вполне можно доверить руководство департаментом», — поясняет Лямов. «Мне все равно, богат он или беден, — сказал в правительстве Москвы по поводу назначения Ликсутова Сергей Собянин. — Главное, что он эффективный менеджер». Где же Ликсутов проявил себя в этом качестве?

Гражданство за вклад

Родившийся в 1976 году в эстонском городке Локса Ликсутов первый раз неудачно пытался получить гражданство Эстонии в 2004 году. Второе ходатайство было подано министром юстиции, праворадикальным политиком Рейном Лангом (сейчас министр культуры Эстонии). Прошение было удовлетворено. Зачем молодой человек упорно добивался эстонского гражданства? «Насколько я понимаю, он в будущем рассчитывал стать крупным чиновником, например министром экономики, он очень амбициозный человек», — говорит Анна-Мария Галоян, работавшая с 2003-го по 2005 год политическим консультантом и директором по развитию «Трансгрупп». Это она готовила документы на получение Ликсутовым гражданства Эстонии.

Вносить свой вклад в экономику Эстонии Ликсутов начал еще в юности. «В начале 1990-х, когда он появился на нашем угольном причале, он был еще совсем молодой», — рассказывает бывший главный диспетчер порта Таллина Владимир Волохонский. С выходом из состава СССР Эстония лишилась советского угля, который занимал значительную долю в перевалке порта. Впрочем, об экспорте тогда даже не помышляли — угля не хватало даже для отопления. И тут знакомый Волохонского Сергей Глинка (будущий партнер Ликсутова) предложил решить проблему. Бывший моряк и работник рыболовецкого совхоза отправился в Кузбасс искать уголь для замерзающей республики.

Через четыре месяца в порт вошел первый состав с кузбасским углем. «В 1990-е все шахты Кузбасса контролировали местные криминальные группировки, чтобы договориться с ними, Глинке нужно было иметь особые таланты или соответствующие связи», — говорит управленец одной из железнодорожных компаний, работавший в то время в Кузбассе. Сам Глинка от интервью для этой статьи отказался.

Довольно скоро кузбасского угля стало хватать не только на нужды Эстонии. Вновь появилась возможность экспорта, но возникли проблемы с качеством продукции — никогда самостоятельно не работавшие на экспорт бывшие советские шахты загружали уголь в вагоны вместе с породой, без очистки от пыли и шлама. Глинка, едва успевавший с организацией поставок, позвал своего соседа по дому и приятеля Ликсутова заняться очисткой и перевалкой угля в порту. Тот, хотя и был на 10 лет младше Глинки, отличался исполнительностью и умением быстро обучаться. «Ликсутов сразу проявил себя — сумел договориться в порту с людьми, которые по 20 лет из кресла не вставали, нашел оборудование, наладил все процессы по очистке и перевалке», — рассказывает Волохонский. Он сам помог предпринимателям со сбытом угля внутри Эстонии и с экспортом.

Затем их партнером стал Рустам Аксененко, сын всесильного министра путей сообщения России Николая Аксененко, которого прочили даже в преемники президента Бориса Ельцина. Первым совместным проектом с Рустамом Аксененко была компания по реализации грузов, владельцы которых не смогли заплатить МПС за их доставку в Таллинский порт. В ноябре 1999 года Ликсутов возглавил экспедиторскую фирму «Юнитранс», которой МПС предоставляла большие скидки на железнодорожные тарифы по перевозке грузов. В 2000 году оборот компании превысил $280 млн — большие по тем временам деньги. В «Юнитрансе» Ликсутов сменил Сергея Тугаринова, который перешел в МПС, а сейчас возглавляет департамент в Министерстве транспорта России. «Рустам Аксененко к «Юнитрансу» отношения не имел, по крайней мере когда я там работал», — заверил Тугаринов Forbes. Связаться с Аксененко, проживающим в Швейцарии, не удалось.

В октябре 2001 года Николая Аксененко вызвали в Генеральную прокуратуру и предъявили ему обвинение в превышении должностных полномочий и нецелевом использовании прибыли железнодорожных предприятий. По оценке следователей, Аксененко-старший нанес ущерб государству на 11 млрд рублей. В январе 2002 года министр путей сообщения был освобожден от занимаемой должности. В 2005 году он скончался от лейкемии. К этому времени у русских предпринимателей из Эстонии уже были новые партнеры с не меньшими возможностями.

По вагонам

В конце 1990-х Искандер Махмудов (12-е место в списке Forbes, $9,9 млрд), основной владелец Уральской горно-металлургический компании, с младшим партнером Андреем Бокаревым (120-е место, $800 млн) начали скупать акции «Кузбассразрезугля» (КРУ). Это крупнейший в России производитель высококачественного угля открытым способом. К 2000 году компания полностью оказалась под их контролем. К тому времени Глинка и Ликсутов уже почти 10 лет занимались экспортом угля КРУ через Эстонию. Новые хозяева предприятия не стали ломать налаженный канал сбыта, а создали с Глинкой и Ликсутовым совместный бизнес — транспортное предприятие «Трансгрупп АС» (сейчас у Махмудова — 33%, Бокарева — 17%, Ликсутова и Глинки — по 25%).

«Трансгрупп АС» — российская компания с намеком на эстонское происхождение (Aktsiaselts, AS — акционерное общество с ограниченной ответственностью) — была уже не просто экспедитором, а грузовым железнодорожным оператором с собственным парком. В 2002 году компании принадлежало несколько десятков вагонов, но даже это количество давало ей преимущество перед конкурентами — ведь собственных вагонов почти ни у кого из перевозчиков не было, а вагоны МПС были в большом дефиците. (Это обстоятельство, кстати, партнеры учтут позже, при создании «Трансмашхолдинга».)

В 2003 году бизнес независимых от МПС операторов получил дополнительную возможность для маневра — железнодорожники ввели так называемую вагонную составляющую: владельцы вагонов получали 15% скидки от действующего тарифа и в этих рамках изменяли цены за перевозку. И к 2005 году среди клиентов «Трансгрупп АС» были «Русский алюминий», «Евразхолдинг», «Сибур» и, конечно, УГМК и «Кузбассразрезуголь». За 10 лет небольшая экспедиторская фирма превратилась в гигантскую транспортную компанию с выручкой $900 млн (за 2010 год) и парком более 10 000 вагонов.

Как распределялись роли партнеров в «Трансгрупп АС»? Махмудов и Глинка определяли стратегию развития бизнеса, а Ликсутов был успешным исполнителем, именно он отвечал за оперативное управление. По словам знакомого с партнерами предпринимателя, старший партнер Махмудов крайне редко лично общается с Ликсутовым, все указания спускаются через Глинку. «Ликсутов сам ничего не решал, но из этой команды он лучше всех подходил на роль публичного человека», — говорит один из конкурентов.

В ночь с 26 на 27 апреля 2007 года эстонские власти демонтировали в центре Таллина памятник погибшим советским солдатам и перенесли его на Военное кладбище. В городе прошли массовые акции протеста и погромы. 28 апреля Ликсутов заявил газете Aripaev, что переводит головную контору свой фирмы из Эстонии.

На самом деле к тому времени весь бизнес Ликсутова уже давно переместился в Россию. В Эстонии остался лишь простаивающий терминал да небольшой ресторан в Таллине.

Локомотив роста

Двадцать восьмое марта 2011 года стало звездным днем для Ликсутова. Проект, которому молодой управленец отдал более пяти лет, оценил российский премьер-министр Владимир Путин. От аэропорта Шереметьево до Белорусского вокзала аэроэкспресс доставил премьера за полчаса, в то время как на автомобиле по пробкам этот путь может занять несколько часов. Всю дорогу Путин просидел у окна, слушая рассказ главы РЖД Владимира Якунина о планах и перспективах по развитию аэроэкспрессов. По довольной улыбке премьера сопровождавший делегацию председатель совета директоров компании «Аэроэкспресс» Максим Ликсутов мог убедиться, что проект ему понравился.

Нереализованную идею запуска комфортабельных междугородних электропоездов в Эстонии Ликсутов сумел воплотить в России.

Компанию «Аэроэкспресс» совладельцы «Трансгрупп» создали на паритетной основе с аэропортом Шереметьево в 2005 году (в 2008-м 50% «Аэроэкспресса» купило ОАО «РЖД»). Компания запустила фирменные электрички от Белорусского вокзала до Шереметьево (сначала экспрессы ходили от Савеловского вокзала до станции Лобня, затем с Белорусского проложили железнодорожную ветку до аэропорта, где был построен современный пассажирский терминал). У пассажиров впервые появилась возможность доехать до московского аэропорта в комфорте за гарантированные полчаса. Идея получила продолжение — позже были запущены аналогичные поезда от Павелецкого вокзала до Домодедово и от Киевского вокзала до Внуково. В 2010 году прибыль «Аэроэкспресса» составила 287 млн рублей при выручке 2,6 млрд рублей.

«Аэроэкспресс» — далеко не единственный совместный проект совладельцев «Трансгрупп» с РЖД. «Я думаю, что все дело в особых отношениях «Трансгрупп» и руководства ОАО «РЖД», — говорит генеральный директор компании «Балтранссервис» Владимир Прокофьев. Бывший военный переводчик Искандер Махмудов, как уверены конкуренты, отлично ладит с бывшим разведчиком Владимиром Якуниным. Связаться с Махмудовым не удалось. А Якунин на вопрос Forbes о проектах с «Трансгрупп» ответил дежурной фразой: «Мы работаем со всеми эффективными бизнесами».

Партнерство совладельцев «Трансгрупп» с РЖД действительно очень эффективно и год от года только крепнет. Даже поезд «Аэроэкспресса», на котором Путин прокатился до Шереметьево, построило совместное предприятие РЖД и компаньонов.

В начале 2000-х совладельцы «Трансгрупп» начали скупку заводов, производящих локомотивы, вагоны и поезда метро. И уже в 2002 году была сформирована одна из крупнейших машиностроительных групп в России — «Трансмашхолдинг», объединяющая более 10 предприятий. Почти все производители подвижного состава оказались в руках партнеров. А в конце 2007 года блокирующий пакет акций «Трансмашхолдинга» был продан ОАО «РЖД» (позже еще 25% продали французскому концерну Alstom). Основной заказчик «Трансмашхолдинга» — «РЖД». Выручка компании в 2010 году составила 91 млрд рублей.

У «Трансгрупп» есть еще несколько совместных проектов с РЖД. В 2007 году была создана компания по перевозке автомобилей по железной дороге «РейлТрансАвто» (у «Трансгрупп» — 49% акций, у РЖД — 51%). Сейчас компания перевозит 300 000 автомобилей в год и занимает 9% рынка перевозок автомобилей всеми видами транспорта (выручка в 2010 году 2,6 млрд рублей). В 2009 году образована «Московско-Тверская пригородная пассажирская компания» — пассажирские перевозки железнодорожным транспортом на линии Москва — Тверь. И здесь все происходит в рамках частно-государственного партнерства: у совладельцев «Трансгрупп» — 25% акций, у РЖД — 50%. Выручка за 2010 год — 1,6 млрд рублей.

Похоже, именно на пригородные электрички предприниматели в последнее время делают особую ставку. В сентябре 2011 года стало известно, что структуры «Трансгрупп» купили у правительства Москвы блокирующий пакет (25% + 1 акция) Центральной пригородной пассажирской компании (ЦППК), обслуживающей движение электропоездов по всем направлениям Московской железной дороги (кроме линии Москва — Тверь, где «Трансгрупп» уже присутствует). РЖД сохранила в компании пакет 50% минус 2 акции. В 2010 году выручка ЦППК составила 15 млрд рублей.

Совпадение интересов

На своей первой пресс-конференции 19 января 2012 года Ликсутов заметно нервничал. Пока его непосредственный начальник Лямов рассказывал о результатах работы транспортного комплекса за год, Ликсутов что-то непрерывно чертил на листах бумаги. Он оживился, когда речь зашла о ключевом проекте программы по улучшению транспортной инфраструктуры — запуске пассажирского движения по Малому кольцу московской железной дороги.

За четыре года на базе слабо загруженной грузовой железной дороги Малого кольца планируется создать скоростное пассажирское движение, интегрированное с транспортными системами города. «Мне проект очень нравится , — говорит Блинкин из НИИ транспорта. — Использование рельсовых путей в городе — это общеевропейский тренд на интеграцию железных дорог с метро и трамваем».

Денег на интеграцию не жалеют: стоимость проекта оценивается в 440 млрд рублей (правда, смета пока не утверждена). Это пятая часть бюджета всей программы «Развитие транспортной системы города Москвы на 2012–2016 годы». К реализации грандиозного проекта московские власти уже приступили. Летом 2011 года был создан оператор проекта — совместная компания правительства Москвы и РЖД «Московская кольцевая железная дорога» (МКЖД) с уставным капиталом 5 млрд рублей. Деньги, выделенные московским железнодорожникам, пойдут на реконструкцию полотна, закупку подвижного состава, строительство станций и почти 4 млн кв. м коммерческой недвижимости.

Кто же будет реализовывать этот грандиозный проект? Хорошие знакомые Ликсутова уже нашли себе здесь применение. Например, бывший руководитель «Трансмашхолдинга» Михаил Хромов летом 2011-го возглавил МКЖД. Ликсутов через пресс-секретаря передал, что это назначение состоялось до его прихода в департамент транспорта. Он стал советником мэра в мае 2011-го, а главой департамента — в декабре.

Разработкой проекта организации пассажирского движения по железнодорожному кольцу занимается компания «Интегрированные транспортные системы». Эта фирма на 75% принадлежит Михаилу Онофрийчуку, бывшему топ-менеджеру и члену совету директоров «Трансмашхолдинга». Известно, что для проекта потребуется 50 составов (350 вагонов). «Трансмашхолдинг» в декабре 2011 года уже объявил, что после получения соответствующего запроса от МКЖД готов предоставить два-три варианта электричек на тендер по закупке электропоездов для Малого кольца. Испытания одного из них уже идут полным ходом в подмосковной Щербинке.

Есть ли альтернатива партнерам «Трансмашхолдинга»? «Уральские локомотивы», недавно созданное СП Siemens и группы «Синара», начнет выпускать первые электропоезда только в конце 2013 года. Электропоезда способен производить Торжокский вагоностроительный завод (ТВЗ), но в 2010 году выпуск электричек на нем был остановлен. По словам заместителя гендиректора ТВЗ Михаила Завгороднего, завод способен производить по 250 электричек в год и готов принять участие в конкурсах и тендерах МКЖД. Но то, что департаментом транспорта столицы руководит совладелец «Трансмашхолдинга», вызывает у него опасения. «Этим назначением конкуренция убивается полностью, — считает Завгородний. — На этой должности должен быть независимый человек, способный обеспечить всем равные условия». Ликсутов через пресс-секретаря передал, что департамент ожидает участия в конкурсе на поставку электропоездов «Трансмашхолдинга», Siemens, CAF, Bombardier.

А кто будет управлять пассажирскими перевозками на железнодорожном кольце? Независимых от «Трансгрупп» перевозчиков в столичном регионе просто не осталось. Новое Малое кольцо будет перевозить ежегодно более 250 млн пассажиров, что принесет перевозчику примерно 10 млрд рублей выручки. Не слишком ли много пересечений бизнеса «Трансгрупп» с программами Москвы и РЖД?

«Я говорил бы не о конфликте интересов, а скорее о совпадении интересов. Об этом проекте так долго говорят, что если Ликсутову удастся его реализовать, то ему нужно будет сказать спасибо», — дипломатично говорит Михаил Блинкин. Не видит конфликта интересов и Сергей Тугаринов из Минтранса: «Все решения принимает координационный совет по развитию транспортной системы Москвы и Московской области во главе с министром транспорта Игорем Левитиным». Сам Ликсутов отказался разговаривать о своем бизнесе, отметив, что в соответствии с законом о госслужбе передал свои акции в управление.

Ликсутов в феврале заявил, что в 2012 году будет заменено почти 400 вагонов московского метро. Такие вагоны в России производят только предприятия «Трансмашхолдинга» и питерский «Вагонмаш», но доля последнего всего 16%. Какое решение примет координационный совет? Компаньоны по «Трансгрупп» не оставили ему выбора.

Эстония. ЦФО > Транспорт > forbes.ru, 15 марта 2012 > № 513457 Максим Ликсутов


Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2011 > № 374018 Маарика Туус

Эстония постепенно выходит из зоны влияния России

Эксперт по СМИ и информационным войнам Рауль Ребане (Raul Rebane) не видит никакой трагедии в том, что Первый Балтийский канал (ПБК, адаптированный к Эстонии российский Первый телевизионный канал – прим. перевод.) был в июне  более популярным, чем Эстонское телевидение (ЭТВ). Социологическая фирма EMOR сообщила, что впервые в истории число телезрителей ЭТВ (10,6 процента) было ниже, чем у ПБК, который считают рупором Кремля (11,3 процента). Тут же возникли разговоры о падении ЭТВ. Депутат парламента Маарика Туус (Maarika Tuus) даже заявила, что ПБК «более содержательный и взвешенный» канал, чем ЭТВ.

Рауль Ребане смотрит на эти волнения со стоическим спокойствием. «Если водку убрать из винного магазина, то ведь ясно, что продажи упадут. ЭТВ прекратила ведущие программы в конце мая, убрав все собственные общественные и политические передачи. Число телезрителей летом так или иначе падает на 30 процентов. Ничего не происходит в политике, не случаются катастрофы, не проводится чемпионат мира по футболу и прочие крупные мероприятия».

- Что следует из роста «смотрибельности» ПБК?

- Эстонские каналы отвоевали зрителей у телевидения Финляндии. У телеканалов России отвоевана публика из числа молодых эстонцев. В то же время все каналы теряют молодежь, предпочитающую компьютеры и записи. Русские смотрят ПБК. Вот такое распределение.

- Вы считаете его нормальным?

- В широком плане, да.  За два десятка лет в Эстонии благодаря изменениям на медийном направлении исчезли два языка – финский и русский – и приобретен один – английский. Молодое поколение уже практически двуязычное.

Нас отличает от других бывших советских республики очень высокая степень доверия к полиции и общественно-правовым СМИ. Это означает, что летом внимание телезрителей может быть приковано к другим каналам, но в целом влияние ЭТВ очень велико.

- ЭТВ2 должен был стать информационным каналом русскоговорящего населения. Эта иллюзия окончательно рухнула?

- В демократическом государстве люди смотрят каналы, которые им нравятся. Я бы больше внимания обращал на прозвучавшие в последнее время невероятно глупые политические взгляды на СМИ. Например, Игорь Грязин (депутат парламента от ведущей правящей партии Реформ – прим.перевод.) сообщил, что ЭТВ должно сконцентрироваться на лете и учиться у Alo TV.

- Устами младенца?

- Если бы Грязин предложил выращивать апельсины в Кырвемаа (заповедник в Северной Эчтонии – прим.перевод.) и продавать их в Марокко, то и на самом деле можно было бы посчитать что это просто устами младенца. Но гораздо хуже выступать с такой глупой позицией в отношении общественно-правового телевидения.

Я в касках представляю себе, как Маарика Туус после тяжелого рабочего дня в парламенте приходит домой и нажимает на пульте телека номер один, под которым кроется ПБК и начинает смотреть эту «интересную и взвешенную» программу.

Идеология ЭТВ и ПБК, их финансовые возможности и цели совершенно различные. Один из них малый канал национальной культуры, другой крупный центр, направляющий программы по всему миру. И то, что нужно, и нам сюда.

- В чем заключается феномен ПБК в Эстонии?

- ПБК отвечает чаяниям большой части русскоговорящего населения. Но можно предположить, что жизнь вносит в популярность каналов свои коррективы.

Эстония входит в Европейский союз, НАТО, у нас в ходу евро. Переход на евро был крайне важным политическим решением, так как окончательно исчезла иллюзия возврата Советского союза.

Все это начинает уменьшать популярность каналов типа ПБК среди эстонских русских, родившихся после 1985 года.

- Что должно делать ЭТВ для удержания русскоговорящего населения?

- Российские развлекательные каналы отвечают ожиданиям русских.  ЭТВ2 как русский канал, по моему мнению, нереалистичен.

Но реалистично, что ЭТВ может помочь созданию идентитета эстонских русских. Следовало бы, например, создать развлекательную передачу, касающуюся деятельности русских людей в Эстонии. Но это требует значительных средств и терпения. А политик смотрит: глянь-ка, уже несколько месяцев в эфире, и все еще безуспешно.

Одной из крупнейших проблем СМИ Эстонии является крайне низкий уровень медийного знания у политической элиты.

В 2006-2007 году мы опрашивали для одного исследования политиков на тему ПБК. Никто не смотрел этого канала, но оценки давал. Наши политики и перед выборами ничего не слышали о промопередаче по ПБК «Прозвище «Носорог», рассказывающей о Сависааре (Эдгар Сависаар, мэр Таллина, председатель крупнейшей оппозиционной партии Центра, за которую голосует большинство русскоговорящих избирателей – прим.перевод.). Я поражаюсь, что за такими вещами не следят.

Я не встречал в Эстонии политика, который бы перед выборами следил за программой ПБК. А это следовало бы делать.

- Чего достиг ПБК в Эстонии?

- Он эффективно держал часть населения в информационном пространстве России.  Эстонцы не смотрят российские каналы, а русские не смотрят эстонские каналы. Поэтому и тем для разговоров между собой у них  маловато.

Но у Эстонии имеется чрезвычайно мощный щит в виде своего языка против внешнего воздействия. Некоторые бывшие союзные республики в гораздо более сложном положении, чем мы. Там многие представители коренного населения следят за развлекательными передачами   на русском языке. Большая ошибка - снисходительно относиться к развлекательным передачам. Каждое независимое государство должно инвестировать в национальную развлекательную сферу. Мне искренне жаль, что из-за недостатка денег прекратили подготовку передач «Песенная битва», которая с учетом особенностей Эстонии была высшим уровнем развлекательных передач.

Не должно быть так, чтобы ЭТВ занималось только «серьезными темами». Развлечения – не только возможность человека бежать от реальности, но они помогают и структурировать картину мира.

- Может ли ЭТВ стать и пропагандистским каналом?

- Нет. ЭТВ является частью нашей информационной системы, базирующейся на наших договорных ценностях. М уже одержали победу над ПБК, так как эстонцы не смотрят ПБК, за исключением Маарики Туус.

- Так что мы уже в определенном смысле вышли из сферы влияния Москвы?

- На Балтийском вокзале и сейчас еще продаются ужасно грубые книги, но они предназначены скорее для коллекционеров.

Но в смысле медиа, да, мы в основном вышли из сферы влияния Москвы.  В Кандагарской пустыне нет смысла распространять листовки, так как там не умеют читать. Точно так же в России могут делать для нас великолепные телепередачи, но никто из эстонцев их не смотрит, да и у местной русской молодежи уже скорее иные интересы.

В место этого сейчас в интернете можно найти очерняющие Эстонию материалы на очень хорошем английском языке.

В них Эстония изображается как фашистское и враждебно настроенное к евреям государство. Они очень сильны при формировании мифа, особенно в кругу самих русских. Тойво Тянавсуу (Toivo Tänavsuu). Перевод Хейно Сарап, Raul Rebane: Eesti väljub tasapisi Venemaa mõjusfäärist, Eesti Ekspress, Эстония

Эстония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июля 2011 > № 374018 Маарика Туус


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter