Всего новостей: 2550783, выбрано 255 за 0.136 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674325 Александр Маслов

И «да», и «нет»

Что показал приезд в Минск "первой четвёрки" руководства РФ

Александр Маслов

19 июня в Минске прошло очередное ежегодное заседание Высшего Государственного Совета Союзного государства России и Беларуси.

В белорусскую столицу для участия в этом мероприятии отправились не только президент Владимир Путин, но также премьер-министр Дмитрий Медведев, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель Государственной Думы Вячеслав Володин. Беспрецедентность данного факта специально отметил президент Республики Беларусь Александр Лукашенко в ходе совместного заявления для прессы по итогам прошедшего заседания: "Знаете, это дорогого стоит — наверное, нигде, ни в какую страну всё высшее руководство России вот так не приезжает, как в Беларусь". И это действительно так: одновременный приезд в Минск всей "первой четвёрки" руководителей российского государства лишний раз подчёркивает, что Белоруссия в Москве не рассматривается как иностранное государство.

Следует отметить, что, начиная с 2014 года, российско-белорусские отношения переживали далеко не лучшие времена. Прежде всего, эти сложности были обусловлены расширением интеграционных процессов на постсоветском пространстве под эгидой России. Насколько это важно для официального Минска, продемонстрировала следующая фраза Александра Лукашенко: "В последнее время решение актуальных вопросов зачастую переводится из одного интеграционного формата в другой — например, на площадку Евразийского экономического союза. Думаю, что нам не следует делать этого впредь… Для нахождения консенсуса незачем обсуждать отдельные вопросы со странами, которые в них не задействованы".

Вторым важным фактором стал "евромайданный" государственный переворот на Украине в феврале 2014 года и его последствия в виде воссоединения Крыма с Россией, гражданской войны в Донбассе, антироссийских санкций со стороны США и их союзников, контрсанкций РФ и т.д. Всё это фундаментально изменило статус Республики Беларусь: как политический, так и экономический. "Коллективный Запад" начал активно обхаживать "батьку" Лукашенко, а глобальные СМИ, словно по команде, перестали называть его "последним диктатором Европы" — этот "почётный титул" западной пропаганды на долгое время перешёл к российскому президенту. Минск оказался главной переговорной площадкой для урегулирования украинского политического кризиса (Минские соглашения), а белорусская территория — важной "перевалочной базой" для поставок в Россию товаров, произведённых в странах, попавших под российские контрсанкции. При этом белорусский президент нередко высказывался в пользу антироссийского киевского режима и явно смягчил, согласно просьбам-требованиям Запада, политику в отношении белорусских националистов, что привело к взрывному росту антироссийской пропаганды и настроений на территории республики, одновременно остро реагируя на любое противодействие, словом или делом, со стороны Москвы.

В итоге в двусторонних отношениях Минска и Москвы возник достаточно серьёзный конфликтный потенциал, обнулить или значительно снизить который и был призван нынешний путинский визит. Удалось ли достичь этой цели? Ответ на поставленный выше вопрос, скорее всего, нужно сформулировать так: и да, и нет.

Да — потому что, как показал опыт почти двадцати лет, лидеры двух государств хорошо изучили друг друга и прекрасно взаимодействуют между собой. Видимо, поэтому российский президент и прибыл в Минск со столь представительной делегацией — её присутствие позволило проработать конкретные решения по всем конфликтным позициям, что специально отметили оба лидера в своих выступлениях.

Путин подчеркнул, что пуск двух блоков Островецкой АЭС, первый из которых должен дать ток уже в конце следующего года, позволит Беларуси избавиться от необходимости закупать необходимые для её экономики киловатты на Украине, — Россия вложила в это строительство около 10 млрд долл. Также будет модернизирована нефтегазотранспортная система Беларуси (ещё 3,5 млрд долл.). Анонсирован также ряд других проектов общей стоимостью в 400 млн долл. То есть Россия проинвестирует белорусскую экономику почти на 14 млрд долл. — в 3,5 раза больше, чем накопленный объём нынешних российских инвестиций (3,9 млрд долл.).

Нет — потому что, как уже отмечалось выше, Беларусь по-прежнему не намерена участвовать в интеграционных процессах с Россией на основе только общих многосторонних соглашений. Но, видимо, предложенная в ходе заседания Высшего Госсовета Союзного Государства российской стороной программа была настолько привлекательной для Беларуси и настолько жёсткой, что после этого Александр Лукашенко заявил о возможности включения республики "в состав другого государства". И, скорее всего, одним из требований РФ была обязательная координация внешней политики Минска и Москвы, что следует из весьма корректной по форме, но жёсткой по существу формулировке Путина: "Ключевым направлением деятельности Союзного Государства считаем выработку и продвижение общих подходов к актуальным проблемам международной повестки дня". Иными словами внешняя политика Беларуси отныне должна согласовываться с Россией. "Активизацию" этого момента, зафиксированного в тексте Союзного договора 1999 года, но доселе "спавшего", видимо, и следует считать главным итогом нынешнего визита президента РФ в белорусскую столицу.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 27 июня 2018 > № 2674325 Александр Маслов


Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 21 июня 2018 > № 2654533 Валерий Бельский

Валерий Бельский: Надежных альтернатив российскому рынку для Беларуси и белорусскому молоку для России нет.

Корреспондент «Евразия.Эксперт» побеседовала с директором Института экономики НАН Беларуси, кандидатом экономических наук Валерием Бельским о том, как функционирует единый рынок сельскохозяйственных товаров ЕАЭС, об ограничениях в отношении белорусских производителей молочной продукции и о том, как можно усовершенствовать регулирование рынка сельхозпродукции в ЕАЭС.

- Валерий Иванович, в начале апреля Министерство сельского хозяйства Беларуси выдвинуло предложение создать единый продовольственный рынок Союзного государства для координации сил по защите общего рынка. Как вы считаете, насколько это реально?

- В соответствии с Договором о Евразийском экономическом Союзе обеспечивается свобода движения товаров и проведение скоординированной, согласованной или единой политики в большинстве сфер и отраслей экономики. Это необходимые и достаточные условия функционирования единого рынка. Не по всем направлениям он получил развитие, к примеру, единый рынок нефти и газа будет создан только с 1 января 2025 г. В отношении сельскохозяйственных товаров не предусматривается таких отсрочек, поэтому как минимум с 1 января 2015 г. – даты начала функционирования ЕАЭС – единый рынок должен существовать. Если этого нет, следует рассмотреть причины невыполнения базовых договоренностей или их недостаточной действенности.

Что касается Союзного государства, то еще в конце 2010 г. на совместном заседании коллегий Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь и Министерства сельского хозяйства Российской Федерации была одобрена Концепция единой аграрной политики, поводом для разработки и принятия которой послужили также претензии к Беларуси в связи с поставками на российский рынок большого объема молочной продукции на фоне высокой государственной поддержки отрасли.

В данной связи в правовом и практическом аспектах уместно говорить скорее не о формировании единого рынка, а об усилении единой сельскохозяйственной политики на территории Союзного государства и ЕАЭС.

Договор о Евразийском экономическом союзе и Концепция согласованной (скоординированной) агропромышленной политики этого интеграционного сообщества дают простор для углубления сотрудничества, было бы только стремление у сторон и понимание, что для достижения общей выгоды следует идти на некоторые уступки.

- Какие препятствия могут помешать реализации данных соглашений?

Говоря о препятствиях, стоит, прежде всего, рассмотреть предпосылки введения ограничений одной из стран Союзного государства по отношению к другой.

В свое время основная претензия к Беларуси состояла в более высоком уровне господдержки сельского хозяйства в сравнении с Российской Федерацией. В результате наша страна взяла на себя обязательства по ее сокращению и неукоснительно выполняет договоренности. Сейчас поддержка ограничена 10% валовой стоимости сельскохозяйственных товаров.

В расчете на гектар сельскохозяйственных земель в долларовом исчислении преференции сократились почти в 2 раза. Что касается молочной отрасли, которая сегодня является своеобразным камнем преткновения, специфические субсидии оцениваются еще меньше – порядка 3–5%, и такой уровень не может существенно влиять на конкуренцию.

Вместе с тем в России существует достаточно сильное отраслевое лобби, которое периодически пытается «влиять» на правительство и профильное министерство, обвиняя в недостаточной динамике национального молочного производства поставщиков из Беларуси.

- Каков на сегодняшний день объем поставок белорусской молочной продукции на российский рынок?

- Безусловно, наша страна является крупнейшим поставщиком молока на российский рынок. Ее доля в условиях антироссийских санкций и ответных мер возросла примерно до 65%. Так сложилось не только исторически, вследствие благоприятных естественных условий производства, но и особенностей агропромышленной политики Беларуси. В нашей стране сделана ставка на крупнотоварное производство. Это один из важнейших факторов эффективности животноводства, что предопределяет конкурентоспособность не только на внутреннем, но и внешнем рынке.

Несмотря на меры по диверсификации поставок, российский рынок молока был и остается для Беларуси наиболее интересным: он рядом, потребители знакомы с белорусской продукцией и доверяют ее качеству; отсутствуют, либо должны отсутствовать, барьеры торговли.

И главное, пока не насыщен – для удовлетворения потребности недостает порядка 7 млн т сырья. Поэтому надежных альтернатив российскому рынку для Беларуси, а также белорусскому молоку для России пока нет.

- Насколько для России выгодно импортировать именно белорусскую продукцию? Какие факторы здесь являются причинами для разногласий?

- По большому счету, в нынешних условиях для России выгодны поставки из Беларуси. Это дополнительная конкурентная база, восполнение недостатка в условиях торговых ограничений в отношении других крупных поставщиков. Наконец, Беларусь стабильно находится на верхних строчках рейтинга импортеров российских товаров. И нам, чтобы что-то покупать, необходимо продавать товары российским потребителям. Евразийский союз создавался для обеспечения преференциального взаимодействия его участников в экономической сфере.

Фактором разногласий служит, к сожалению, и недостаточная скоординированность, и транспарентность позиции по импорту продукции из стран, в отношении которых Россия ввела торговые ограничения в ответ на экономические санкции.

Мы можем слышать прямые или завуалированные упреки в том, что на белорусском участке внешней границы ЕАЭС сформировалась брешь, через которую в Россию попадают запрещенные к ввозу товары. Но это не так. И таможенная служба Беларуси, и правоохранительные органы ведут работу по пресечению такой деятельности. Данные о ее результатах достаточно освещаются средствами массовой информации. Вместе с тем, отдельные случаи неправомерного ввоза санкционных товаров, безусловно, возможны.

Однако молочная продукция, по объективным критериям, – в числе последних, которые могут использоваться для таких целей.

Молокоперерабатывающие предприятия уж точно нельзя упрекнуть в нарушении санкций, но именно они попадают под удар. И если это повод, хотя ни одно официальное лицо, безусловно, не признает такой подоплеки претензий к белорусским поставщикам сельскохозяйственных товаров, то «наказание» непричастных – не лучшая практика.

На этом фоне белорусские предприятия отказываются от многих выгодных импортных контрактов с компаниями Евросоюза, предпочитая не провоцировать повышенное внимание к своим товарам, поставляемым на российский рынок.

Вопрос о ввозе зарубежного сырья, которое используется в производственном цикле получения белорусской продукции, выпускаемой для свободного обращения на территории Союза, неоднократно заострялся. И всегда указывалось, что стороны рассматривают такую практику как не противоречащую принятым в ЕАЭС решениям при выполнении условий достаточной переработки. Но в реальности вводятся ограничения. Например, под пресс в свое время попадало ОАО «Савушкин продукт» – предприятие с высочайшей культурой производства.

- Что вы можете сказать об ограничениях, которые применялись против белорусских производителей? Насколько они были законны? Что здесь можно улучшить?

- Теперь непосредственно об ограничениях. В их применении усматривается нарушение договорной и нормативной правовой базы Союза. Об этом много раз заявлял Министр по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии С.С. Сидорский. Противоречия характерны для порядка организации ветеринарно-санитарного контроля – он должен проводиться в месте выпуска продукции; масштаба вводимых ограничений – нельзя необоснованно «закрыть» страновые поставки, если нет угрозы ветеринарно-санитарному благополучию; ограничения должны вводиться национальными контрольными службами и т.д. Добавить что-то к сказанному Министром сложно, все нарушения системно рассмотрены ЕЭК, даны соответствующие рекомендации Коллегии российской стороне. Сложившаяся ситуация со всей очевидностью обнажила и недостатки правовой базы ЕАЭС. На это также указывает Сергей Сергеевич.

Необходима система «технического арбитража» выявленных отклонений от нормативов безопасности продукции – для этого должны быть созданы так называемые референтные лаборатории, которые бы действовали независимо от сторон.

Важно унифицировать и узаконить методическую базу лабораторных исследований. Например, в настоящее время Россия применяет методику определения сухого молока в продукции, которая не признана в других странах ЕАЭС.

Требуют пересмотра нормативы допустимого содержания контролируемых веществ в сельскохозяйственных товарах. Они должны быть научно обоснованы и соответствовать технико-технологическому уровню сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности. Для всех веществ, которые используются в технологическом цикле и могут соприкасаться с сырьем или готовым товаром, попадать в организм животного с кормом, следует установить нормативы предельно допустимой концентрации (ПДК). При нынешних методах контроля и чувствительности приборов требование «не допускается» практически не должно употребляться.

Нелишним было бы разработать основные протоколы лечения сельскохозяйственных животных с целью надежного исключения превышения допустимых концентраций веществ лекарственных препаратов в продукции, тех же антибиотиков. Пока же создается впечатление, что творческий и научный потенциал наших партнеров в Российской Федерации работает на то, чтобы обосновать новые возможности введения ограничений в отношении белорусской «молочки».

Отдельные недостатки договорной и нормативной правовой базы Евразийского экономического союза в сфере ветеринарно-санитарного регулирования и контроля были очевидны уже на этапе подготовки проекта Договора о Евразийском экономическом союзе. В частности, по несбалансированности полномочий ЕЭК и ответственных органов сторон. Сотрудники Департамента агропромышленной политики Евразийской экономической комиссии неоднократно обращали на это внимание. Однако представители государств были в состоянии некой «эйфории интеграционного романтизма». Тогда многим казалось, что «торговые войны» больше никогда не будут инструментом экономического давления. Но не прошло и полугода после подписания Договора, как все возобновилось.

- Как можно усовершенствовать регулирование рынка сельскохозяйственной продукции в ЕАЭС?

- В качестве основы для такого совершенствования может быть принята концепция ветеринарного контроля в Европейском союзе (ограничения при обнаружении превышения установленных контрольных параметров безопасности продукции вводятся лишь на партии товара, в отношении которых выявлено нарушение), при установлении значений ПДК целесообразно опираться на параметры, содержащиеся в документах Комиссии Кодекс Алиментариус, которые считаются для мирового сообщества референтными, что в том числе отражено в соглашениях ВТО.

Кстати, в качестве примера: допустимые остаточные количества антибиотиков тетрациклиновой группы (по этому параметру белорусская продукция достаточно часто подвергается обструкции) в соответствии с требованиями Евросоюза и Комиссии Кодекс Алиментариус выше минимум в 10 раз, чем в ЕАЭС. Возникает вопрос, почему в наших странах так ужесточили данный параметр. Это особая забота о потребителях? Хорошо бы, но почему тогда допустимые параметры бактериальной обсемененности и наличия соматических клеток в молоке также не установить более жесткими. Не можем, так как не обеспечим. Причем во многом в связи с тем, что даже при показаниях ветеринарные врачи воздерживаются от интенсивного лечения заболевших животных с использованием препаратов, остаточное количество которых жестко контролируется. Как результат – высокая выбраковка поголовья и прямые экономические потери.

Если бы российская сторона была последовательной в своих требованиях «безопасности и качества», то ей не поднимался бы вопрос об отмене запрета на использование в пищевых целях молока от коров, болеющих лейкозом, который предусмотрен Техническим регламентом ЕАЭС «О безопасности пищевой продукции».

Ученые и эксперты считают употребление такого молока недопустимым, так как вирус, вызывающий заболевание коров, может мутировать и быть опасным для человека. По оценкам, представленным в СМИ, порядка 30% поголовья коров в России заражены, в отдельных регионах – до 50%.

Поэтому очевидно, что «принципиальные» действия Россельхознадзора направлены на ограничение попадания конкурентной белорусской продукции на рынок России с целью благоприятствовать местным производителям. Как минимум.

Доходит иногда до абсурда. К примеру, известное ОАО «Витебская бройлерная птицефабрика» на международной выставке «Продэкспо– 2017» в Москве получила почетный приз Россельхознадзора «Лучшее предприятие –2017» за высокое качество выпускаемой продукции, при этом в данный период (в итоге полтора года) его продукция не допускалась на рынок России «за нарушение показателей безопасности».

Негативные последствия запретов не ограничиваются ущербом для конкретных предприятий. Они гораздо шире и глубже. Подрывается вера в действенность достигнутых договоренностей и перспективы развития интеграционного сотрудничества. Помимо этого, ситуация, мягко говоря, не способствует продвижению нашей продукции на рынки третьих стран, так как систематические негативные «вбросы» отталкивают потенциальных покупателей.

Это, безусловно, не значит, что в белорусском сельском хозяйстве и перерабатывающей промышленности АПК нет «слабых звеньев» и напрочь отсутствуют проблемы. В том числе и с качеством. Их необходимо решать. Работа в этом направлении никогда не прекращалась. Однако и в других государствах ЕАЭС, в том числе в России, также есть запрос на повышение эффективности отраслей агропромышленного комплекса. Наши страны вполне могут работать вместе по согласованному развитию производственного и рыночного потенциала, повышению безопасности и качества продовольствия.

- Минск и Москва обсуждают возможность создания «единой компании-трейдера, которая будет осуществлять все поставки из Республики Беларусь и контроль за качеством и ценой продукции». Какова позиция Беларуси по данному вопросу и насколько взаимовыгодным может стать подобный ход?

- Чтобы обеспечить возможность компромисса в торговле сельскохозяйственными товарами с Российской Федерацией, наша страна соглашается на различные предложения. Молоко не алюминий, длительному хранению не подлежит. Однако с точки зрения текущих договоренностей ЕАЭС создание такой компании некорректно. Ее деятельность подпадет под ограничения, предусмотренные для монополистов на трансграничных рынках. Руководством ФАС России уже сделано соответствующее заявление.

Во-вторых, сложно представить, как может быть административно организована ее транспарентная работа в отсутствие границ. В белорусской истории был период противодействия «неорганизованным поставкам продовольственных товаров» на начальном этапе формирования рыночной экономики в конце прошлого века, когда отсутствовали базовые условия для рыночного саморегулирования, наблюдался дефицит продовольствия. В условиях рыночной экономики, единого рынка ЕАЭС это нонсенс.

Тем не менее необходимо понимать, что в Беларуси, как и других странах ЕАЭС, будет происходить эволюционное укрупнение продовольственных компаний для повышения их общей эффективности. Но этот процесс не имеет ничего общего с созданием мегапосредника.

Помимо этого, сомневаюсь, что торговля через единого трейдера обеспечит снятие ограничений. Скорее наоборот, это чревато новыми противоречиями на почве нарушения антимонопольного законодательства.

- Министр Евразийской экономической комиссии С. Сидорский в качестве основного препятствия для торговли молоком выделяет закупку Россией молочного сырья из-за пределов ЕАЭС. «Откажись Россия от импорта из-за пределов союза, все споры будут урегулированы» – считает С. Сидорский. Насколько данное требование выполнимо?

- Стоит отметить, что это закупки не Российской Федерации, а коммерческих компаний. Запрещать им покупать сырье неправомерно. Но подход должен быть конкурентным. Нельзя выбивать из рынка своих партнеров. В отношении продукции, поставляемой из-за пределов ЕАЭС, действуют таможенные пошлины, что и обеспечивает преференциальность внутренней торговли. Правда, не такие большие.

В настоящее время импортные таможенные пошлины в отношении молочной продукции составляют в среднем порядка 15%. Для сравнения: по отдельным молочным товарам в ЕС пошлины в адвалорном эквиваленте доходят до 100 и более процентов. «Савушкин продукт» получил разрешение на экспорт своей продукции в Европейский Союз, но таможенная защита настолько высока, что отсутствует экономический смысл в экспорте.

Такие разрешения чаще всего получаются компаниями как свидетельства о высоком качестве своей продукции, которое принимают во внимание многие страны, например, Китай.

- Возможно, существует резонность в повышении пошлин на ввоз товаров в ЕАЭС для его защиты?

- Проблема в том, что Единый таможенный тариф ЕАЭС в соответствии с международным договором о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 г. базируется на тарифных обязательствах России, принятых в процессе вступления в ВТО. Верхняя граница обозначена. Снижать можно, повышать – в исключительных случаях только для защиты национального рынка, что в рамках таможенного союза не имеет большого смысла. Более того, указанные обязательства предусматривают постепенное снижение тарифов. Ежегодно Евразийская экономическая комиссия обновляет ЕТТ.

Отмечу, что Беларусь в этом плане многое положила на алтарь создания ЕАЭС и вступления России в ВТО, так как по многим важным для страны позициям тарифная защита существенно снизилась. К примеру, пошлины на зерноуборочные комбайнеры уменьшились в 3 раза, что является основной причиной падения маржинальности их производства и объемов сбыта.

Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 21 июня 2018 > № 2654533 Валерий Бельский


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июня 2018 > № 2655930 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе заседания Высшего Государственного Совета Союзного государства России и Белоруссии, Минск, 19 июня 2018 года

Коллеги,

Тесная внешнеполитическая координации в рамках Союзного государства имеет возрастающее значение в условиях сохраняющейся в мире крайне напряженной ситуации. США и их союзники не останавливаются перед вмешательством во внутренние дела суверенных государств вплоть до применения военной силы. Большую озабоченность вызывает развертывание глобальной системы американской противоракетной обороны при одновременном закреплении в доктринальных документах США положений, снижающих порог применения ядерного оружия. Особого внимания требует наращивание военной инфраструктуры и активности НАТО непосредственно у границ России и Республики Беларусь. Односторонний выход из договоренностей по иранской ядерной программе говорит о пренебрежительном отношении американской Администрации к своим международно-правовым обязательствам, не говоря уже о политических декларациях и обещаниях.

В этих непростых условиях наши внешнеполитические ведомства находятся в постоянном и тесном контакте, вырабатывают совместные практические шаги. Высоко ценим солидарное с нами голосование белорусских друзей против провокационных резолюций по Крыму на 72-й сессии ГА ООН и сессии Исполсовета ЮНЕСКО, а также грузинского проекта резолюции, в которой предпринималась попытка спекулировать на проблеме беженцев из Абхазии и Южной Осетии. Белорусские друзья вместе с нами недвусмысленно и твердо осудили ракетные удары, нанесенные США, Великобританией и Францией по сирийской территории в апреле этого года. Далеко не у всех среди членов мирового сообщества хватило самостоятельности, чтобы принципиально отреагировать на это грубейшее нарушение международного права.

Новая программа согласованных действий на 2018-2019 гг. сохраняет преемственность на ключевых направлениях. Это, прежде всего, углубление взаимодействия в ОДКБ и интеграционных структурах, проведение единой линии в ООН, ОБСЕ, ОЗХО, других международных объединениях, совместная работа по тематике европейской безопасности, включая отношения с НАТО и ЕС, по вопросам противостояния новым вызовам и угрозам, многостороннего сотрудничества в гуманитарной и правозащитной сферах. Наш общий приоритет- дипломатическое сопровождение деятельности ЕАЭС, повышение его международного авторитета, формирование большого евразийского партнерства с участием членов ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, а в перспективе надеемся, что и Евросоюза.

По инициативе наших министерств иностранных дел были разработаны коллективные директивы главам дипломатических миссий стран-членов ЕАЭС за рубежом в целях координации информационно-разъяснительной работы по вопросам интеграции на нашем общем пространстве. Просим Высший Госсовет утвердить Программу согласованных действий в области внешней политики на предстоящий двухлетний период.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 июня 2018 > № 2655930 Сергей Лавров


Белоруссия. Россия > Агропром > oilworld.ru, 19 июня 2018 > № 2654493 Олег Давыденко

Беларусь может и должна выйти на полное самообеспечение соевым белком.

В 2017 г. в Беларуси на фоне увеличения перерабатывающих мощностей импорт соевых бобов возрос более чем на 67%. При этом ввиду высокой потребности животноводческой отрасли в кормовой базе объемы импорта соевого шрота также показали значительный прирост (+26%).

Учитывая огромный спрос на протеиновую продукцию, урожай белорусской сои остается крайне низким и не имеет четкой тенденции роста.

Об особенностях производства соевых бобов в Беларуси, основных трудностях, а также возможных драйверах развития соевого комплекса АПК-Информ рассказал член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, доктор биологических наук, профессор, руководитель селекционных программ ООО «Соя-Север Ко» Олег Давыденко.

- Олег Георгиевич, расскажите, пожалуйста, о своем предприятии, и какое место в нем занимает соевый комплекс? Как давно Вы занимаетесь селекцией сои, и каких успехов удалось достичь за это время?

- Официально ООО «Компания «Соя-Север» (теперь ООО «Соя-Север Ко») зарегистрирована в июне 1992 г. Ее учредителями являлись Институт генетики и цитологии НАН Беларуси и группа энтузиастов, проводивших исследования в свободное от основной работы и учебы время по генетике и селекции сои с 1980 г. В 2007 г. по инициативе Института генетики и цитологии НАН Беларуси это учреждение было выведено из состава участников, и, таким образом, «Соя-Север» превратилась в единственную частную селекционную организацию на территории Беларуси. Само название «Соя-Север» говорит о главной стратегической цели предприятия – продвижении сои на более северные территории. Во всех книгах о сое, выпущенных до 80-х годов, говорилось о том, что ее выращивание на широте выше 52 градусов северной широты экономически нецелесообразно. Эта широта проходит по южной границе Беларуси. Чтобы продвинуть сою до северных границ Беларуси, необходимо было создать сорта, вызревающие в условиях длинного летнего дня и низкой суммы активных температур. Уже в 1988 г. на государственное сортоиспытание был передан наш первый сорт Вилия. Он испытывался в течение 3 лет на шести сортоучастках. В связи с тем, что не было сортов, устойчиво вызревающих в Беларуси, в качестве стандарта использовался один из сортов люпина желтого. К счастью, средний урожай сои сорта Вилия превысил урожай люпина, и первый сорт сои в Беларуси был зарегистрирован. Впоследствии этот сорт стал стандартом, а затем появились и новые – более скороспелые, более урожайные, более высокобелковые и более пригодные для механизированной уборки. Этот процесс не прекращается и по настоящее время. Всего компанией было зарегистрировано 14 сортов сои не только в Беларуси, но и в России, Украине, Великобритании, Польше, Кыргызстане, что свидетельствует о высокой конкурентоспособности наших сортов. Кроме селекции сои, нашей компании пришлось заниматься и технологией переработки масличной на кормовые и пищевые цели.

- В последние годы стремительно растет объем импорта сои в Беларуси. На Ваш взгляд, возможно ли увеличение собственного производства соевых бобов в РБ, и есть ли для этого подходящие сорта и прочие условия, в том числе погодные?

- Ничего удивительного: Беларусь – страна с развитым животноводством. Чтобы повысить его эффективность, необходимо сбалансированное по белку и аминокислотам кормление сельскохозяйственных животных. Одним из самых дешевых и эффективных балансеров кормов как раз и выступает соя, вернее, соевый жмых или шрот. Если кормить одним зерном, то для производства 1 кг мяса потребуется в среднем 10 кг зерна. Если делать кормосмеси из сои и зерновых, то гораздо меньше. Например, при производстве бройлерного мяса лучшие птицефабрики достигли показателей 1,6-1,7 кг корма на 1 кг мяса. Нашим руководителям сельского хозяйства кажется, что экономически целесообразно вырастить свое зерно, а сою купить. Если считать физические объемы, то это так. Например, для того же бройлера в среднем нужно до 30% сои и 60% зерна. Однако по стоимости 30% сои стоят 120 долларов, а 60% зерна – только 60 долларов. Если добавить другие импортируемые компоненты (аминокислоты, растительное масло, антибиотики и др.), то окажется, что не менее 70% стоимости комбикорма состоит из импортных компонентов. Можно ли успешно конкурировать на внешних рынках, имея такую долю импорта в кормах? Последствия очевидны: себестоимость производства мяса и другой продукции животноводства превысит рыночную стоимость.

В сложившейся ситуации Беларусь не только может, но и должна выйти на полное самообеспечение соевым белком, производить его с избытком, увеличивая экспорт животноводческой и растениеводческой продукции. Для этого уже созданы все необходимые предпосылки. Есть сорта, устойчиво вызревающие практически на всей территории Беларуси, разработана базовая технология выращивания, позволяющая получать на данных сортах урожайность до 30-35 ц/га, есть перерабатывающая промышленость, способная превратить соевое зерно в шрот и масло, и есть развитая комбикормовая промышленность, способная превратить продукты переработки сои в полноценные комбикорма для всех видов животных.

- Чем, по Вашему мнению, обусловлено нежелание белорусских аграриев выращивать сою? С какими трудностями сталкиваются сельхозпроизводители, которые занимаются производством данной культуры?

- Белорусское сельское хозяйство – это хозяйство социалистического типа. Основная часть сельхозпроизводителей – ОАО со 100% долей государства. Руководители хозяйств назначаются и снимаются администрацией района. Кому, чего и сколько сеять, планируется также администрацией. Все эти хозяйства, районы и области ведут борьбу между собой за больший вклад в запланированные 10 млн. тонн зерна. Причем этот вклад измеряется не рублями, а тоннами. Если, к примеру, какой-то руководитель посеял 300 га сои и получил урожай 2 т/га и одновременно посеял 300 га пшеницы, получив урожай 5 т/га, то это означает, что он снизил плановые показатели своего хозяйства, а, следовательно, района и области. Организационные меры последуют незамедлительно. Однако, если посмотреть на эти результаты с экономической точки зрения, то примерно при одинаковых финансовых затратах с соевого поля он снял 240 тыс. долл. со 100% рентабельностью, а с пшеничного – 150 тыс. долл. с 40% рентабельностью. Поэтому самые передовые хозяйства Беларуси, получающие урожайностьзерновых до 100 ц/га и способные со своей передовой технологией получать 3-3,5 т/га сои, никогда не занимались и не будут заниматься выращиванием этой культуры. Хотя есть и исключения из этого правила. Например, ОАО «Парахонское» Пинского района выращивает сою с 1989 г. Максимальная урожайность, которой они достигали, составляет 3,5 т/га. В последние годы площади под масличной составляют 500-600 га из 18 тыс. га пашни. В хозяйстве есть собственная переработка сои, и продукты переработки используются для повышения производства молока. Что касается бедных и убыточных хозяйств, то их трудности заключаются в недостатке финансовых средств на приобретение необходимых семян, удобрений, средств защиты, без которых получение экономически оправданного урожая трудно достижимо.

Вероятно, есть и коррупционная составляющая – кому-то очень выгодно ввозить сою из-за рубежа.

- Учитывая Ваш опыт и знания, какие регионы наиболее пригодны для выращивания бобовой в стране, и каковы средние качественные показатели сырья, в частности протеина?

- Бобовые культуры, в том числе и современные, районированные сорта сои можно выращивать по всей стране. Более раннеспелые по сравнению с соей люпин и горох выращиваются повсеместно, однако в очень малых масштабах. Еще в меньших масштабах – бобы. Что касается сои, то товарную сою можно получить в любом регионе, включая Витебскую область. Выращивать же сою на семена лучше в южной части республики. Это гарантирует их более высокие посевные качества.

По типу почв практически все, кроме кислых (а таких в Беларуси немного), подходят для возделывания сои. В связи с тем, что селекция направлена не только на увеличение урожая, но и повышение содержания белка, у белорусских сортов сои хорошие показатели по белку и содержанию масла, соответствующие лучшим мировым стандартам. Например, у сорта Припять среднее многолетнее по белку составляет 43%, а масла – 20%. Однако содержание белка зависит не только от сорта сои, но и правильной агротехники, в частности от правильно организованного минерального питания растений, позволяющего сорту реализовать свой потенциал урожайности и белка.

- Существует ли госпрограмма по развитию соевого сегмента в Беларуси, как, к примеру, по рапсу? Есть ли потребность в такой программе и почему?

- К сожалению, такой программы не существует. Рапс на полях Беларуси прижился именно благодаря госпрограмме и поддержке переработчиков. Была программа «Белок», основная цель которой – повысить содержание полноценного белка в кормах, но она предусматривала лишь увеличение объема закупок импортных соевого и подсолнечного шротов. Потребность в специальной программе по выращиванию сои, конечно, есть. С моей точки зрения, это единственный способ повышения эффективности всего нашего сельского хозяйства. Сегодня мы тратим более 500 млн. долл. на покупку шротов из-за рубежа. Если бы только 10% этой суммы потратить на централизованную закупку семян, средств защиты и бактериальных удобрений, то можно было бы посеять 380 тыс. га в стране и собрать урожай сои не менее 600 тыс. тонн, что закрыло бы все наши потребности в кормовом белке и позволило бы экспортировать излишки на внешние рынки. Естественно, сою надо сеять не вместо рапса или других бобовых культур, а вместо неэффективных зерновых. Большое количество сои в севообороте позволит увеличить урожайность зерновых за счет фиксации этой культурой атмосферного азота, так что общий вал зерновых может снизиться не столь значительно.

Сегодня, тратя огромные деньги на покупку шротов, мы, по сути, оставляем за рубежом добавленную стоимость, налоги, растительное масло и другие ценные продукты переработки сои. По сути, кормим зарубежных фермеров, переработчиков, посредников. А надо бы дать заработать своим.

- Какие факторы могут способствовать росту посевных площадей под данной культурой? И что, на Ваш взгляд, может больше помочь развитию данного сегмента – поддержка государственная или частных компаний, прежде всего переработчиков сои?

- Если говорить только о Беларуси, то есть два варианта:

1) сменить систему хозяйствования и во главу угла поставить прибыль, а не вал. В этом случае соя сама пробьет себе дорогу как высокорентабельная культура. Так происходит в России и Украине – площади под соей и урожайность неуклонно растут.

2) создать специальную государственную программу по соеводству, авансировать хозяйства средствами защиты, бактериальными удобрениями и семенами, поощрять руководителей хозяйств и агрономов, добившихся лучших результатов по урожаю и белку у сои. Целенаправленно (только тех, кто может) финансировать селекционно-генетическую работу по сое.

- Ваше мнение относительно дальнейшего развития соевого комплекса в Беларуси.

- Развитие соеводства в Беларуси – экономическая необходимость. Что касается переработки сои и комбикормовой промышленности, то они у нас уже существуют в достаточных мощностях, дело только за возделыванием сои. Рано или поздно руководство страны придет к пониманию важности производства собственного высококачественного кормового белка. Уже более 30 лет надеюсь, что это произойдет в ближайшем будущем, и уверен в том, что так и будет.

Беседовала Светлана Киричок

Справка

ООО «Соя-Север Ко» было образовано в Беларуси в 1992 г. Основными направлениями деятельности компании являются селекция и семеноводство сои и подсолнечника, переработка растительного сырья на жмых и масло, разработка и внедрение технологий выращивания.

В 2005 г. компанией введен в эксплуатацию участок по производству растительного масла способом глубокого отжима в г. Марьина Горка. Современное оборудование позволяет перерабатывать все виды масличных культур – сою, подсолнечник, рапс, лен и др. С 2014 г. компанией «Соя-Север» организована новая точка селекции в Воронежской области.

Белоруссия. Россия > Агропром > oilworld.ru, 19 июня 2018 > № 2654493 Олег Давыденко


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 июня 2018 > № 2648173 Владимир Путин, Александр Лукашенко

Заявления для прессы по итогам заседания Высшего Госсовета Союзного государства.

Владимир Путин и Александр Лукашенко сделали заявления для прессы по итогам заседания Высшего Государственного Совета Союзного государства России и Белоруссии.

А.Лукашенко: Уважаемые товарищи!

Прежде всего ещё раз позвольте тепло приветствовать Президента России, руководство Российской Федерации на белорусской земле. Вы знаете, это дорогого стоит – наверное, нигде, ни в какую страну всё высшее руководство России вот так не приезжает, как в Беларусь. Мы это ценим, Владимир Владимирович.

На сегодняшнем заседании Высшего Государственного Совета мы рассмотрели вопросы дальнейшего расширения двустороннего сотрудничества, развития интеграционных процессов и наращивания взаимодействия в экономической сфере. Наш проект является устойчивой платформой для укрепления белорусско-российских отношений.

Главная цель остаётся неизменной – ускорение темпов социально-экономического развития двух государств и улучшение жизни наших народов. В прошлом году и в начале текущего года мы вышли на стабильную траекторию роста взаимного товарооборота.

Нам необходимо обеспечить дальнейшее наращивание торговых отношений между двумя странами, в том числе за счёт создания равной конкурентной среды, и мы этой теме сегодня посвятили основное наше время.

Важным элементом сегодняшних переговоров стало рассмотрение приоритетных направлений развития Союзного государства на предстоящую пятилетку. Одним из ключевых инструментов достижения зафиксированных в этом документе целей является повышение системного взаимодействия профильных организаций наших стран. Эта задача возложена на Постоянный комитет Союзного государства.

Пристальное внимание уделено межрегиональному сотрудничеству как важнейшему компоненту двусторонних связей. Сегодня 80 субъектов России поддерживают торгово-экономические отношения с Беларусью. На уровне регионов, муниципальных образований заключено 300 договоров о сотрудничестве.

В октябре в Могилёве состоится V Форум регионов Белоруссии и России. Как я уже говорил, я пригласил Президента Владимира Владимировича посетить это значимое для развития двусторонних отношений мероприятие.

Мы также говорили о важности координации работы внешнеполитических ведомств. Наши страны придерживаются единых позиций по основным мировым проблемам и поддерживают друг друга в международных организациях. Так будет всегда!

Сохраняет свою важность реализация программы согласованных действий в области внешней политики на 2018–2019 годы. Мы и далее будем координировать подходы к проблемам региональной, общеевропейской безопасности, совместному противодействию новым вызовам и угрозам.

Спорные вопросы, которые иногда возникают в белорусско-российских отношениях, традиционно будут решаться в духе взаимопонимания и компромисса, что уже в принципе наши ведомства делают. Это ещё раз подтверждено и на моей встрече с Владимиром Владимировичем непосредственно в ходе прошедшего заседания Высшего Государственного Совета.

Мы намерены продолжать конструктивный диалог по всем направлениям сотрудничества. Для устойчивого развития наших стран и повышения уровня благосостояния народов будет задействован весь потенциал Союзного государства.

Убеждён, что нам сегодня удалось придать заметный импульс дальнейшему укреплению братского партнёрства Белоруссии и России.

Благодарю Вас.

Владимир Владимирович, пожалуйста.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Начну с двусторонней встречи с Президентом Белоруссии. Она была весьма полезной, содержательной: в традиционно дружеской и конструктивной атмосфере мы обсудили весь комплекс актуальных вопросов российско-белорусского сотрудничества. И конечно, затрагивалась тематика международного сотрудничества.

В свою очередь, на заседании Высшего Государственного Совета подведены итоги деятельности Союзного государства и намечены новые задачи его развития. В только что подписанном совместном заявлении подтверждён общий настрой на укрепление и расширение стратегического партнёрства между Россией и Белоруссией.

Особое внимание сегодня мы уделили, разумеется, экономическому сотрудничеству. В рамках Союзного государства это приносит хорошие результаты. В первую очередь имею в виду динамичный рост показателей взаимной торговли и инвестиций. В 2017 году российско-белорусский товарооборот увеличился на 23,5 процента и составил 32,4 миллиарда долларов. Взаимные поставки выросли по всей номенклатуре: от аграрной продукции до товаров высокой добавленной стоимости.

Российские инвесторы занимают первое место по объёму капиталовложений в белорусскую экономику. На конец прошлого года в Белоруссию поступило свыше 3,9 миллиарда долларов российских инвестиций. Из Белоруссии в Россию – 620 миллионов долларов.

Принят перечень приоритетных направлений дальнейшего развития Союзного государства на четырёхлетний период – с 2018 до 2022 года. В числе первоочередных поставлены задачи по усовершенствованию делового климата, устранению остающихся барьеров и ограничений на пути свободного передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, гармонизации нормативно-правовой базы. Россия и Белоруссия намерены проводить согласованную макроэкономическую политику, денежно-кредитную, валютную, ценовую, налоговую политику.

Одним из важнейших направлений российско-белорусского сотрудничества была и остаётся энергетика. Россия надёжно снабжает Белоруссию энергоресурсами – в первом квартале этого года поставлено 4,5 миллиона тонн нефти и шесть миллиардов кубических метров газа, – участвует в программе модернизации газотранспортной системы страны. Строит белорусскую атомную электростанцию, которая позволит полностью обеспечить растущие потребности республики в электроэнергии.

Условились с белорусскими партнёрами активизировать кооперацию в промышленной сфере, расширять выпуск наукоёмкой продукции. К финансированию высокотехнологичных проектов будут активно привлекаться средства российских и белорусских банков, а также заинтересованные частные инвесторы.

Учреждённая сегодня премия Союзного государства в области науки и техники будет поощрять учёных и специалистов, отличившихся в разработке и коммерциализации новых технологий.

И в ходе двусторонних переговоров на заседании Высшего Госсовета с удовлетворением отмечали успехи взаимодействия России и Белоруссии в гуманитарной сфере. Реализуется программа сотрудничества между министерствами культуры. Осенью в Белоруссии откроются «Российские дни», пройдёт ежегодный международный фестиваль Юрия Башмета. За достижения в области литературы и искусства ряд видных деятелей культуры и творческие коллективы двух стран награждены премиями Союзного государства.

Обменялись с Президентом Белоруссии мнениями о текущей ситуации в мировых, региональных делах. Подняты вопросы укрепления сотрудничества в сфере внешней политики, обеспечения обороноспособности и безопасности Союзного государства. Утверждена программа согласованных действий на международной арене на период с 2018 по 2019 год.

И в заключение традиционно хотел бы поблагодарить Президента Белоруссии за организацию сегодняшней работы и ту атмосферу, которая была создана для достижения имеющихся договорённостей.

Спасибо большое.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 июня 2018 > № 2648173 Владимир Путин, Александр Лукашенко


Белоруссия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 июня 2018 > № 2648172 Владимир Путин, Александр Лукашенко

Заседание Высшего Госсовета Союзного государства.

Владимир Путин принял участие в заседании Высшего Государственного Совета Союзного государства России и Белоруссии.

«Ключевым направлением деятельности Союзного государства является выработка и продвижение общих подходов к актуальным проблемам международной повестки дня», – подчеркнул в своём выступлении глава Российского государства.

Владимир Путин отметил, что Россия и Белоруссия поддерживают самое тесное взаимодействие в рамках международных организаций и региональных объединений, таких как ООН,  Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ),  Содружество Независимых Государств (СНГ), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и других.

По итогам заседания Высшего Госсовета Союзного государства лидеры двух стран приняли совместное заявление, в котором подтвердили общий настрой на укрепление и расширение стратегического партнёрства между Россией и Белоруссией.

Кроме того, Российская Федерация и Республика Беларусь утвердили программу согласованных действий в области внешней политики на 2018–2019 годы; принят также ряд других документов.

Завершив консультации, Владимир Путин и Александр Лукашенко сделали заявления для прессы.

* * *

Начало заседания Высшего Государственного Совета Союзного государства

А.Лукашенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Ещё раз рад приветствовать всех в столице Беларуси. Состоявшееся почти год назад заседание Высшего Государственного Совета было весьма продуктивным, а достигнутые на нём договорённости активизировали двустороннее сотрудничество во многих сферах.

В 2017 году мы преодолели процесс снижения взаимного товарооборота и вышли на его рост. Сегодня весьма важно закрепить положительные тенденции и обеспечить дальнейшее наращивание торговых отношений между нашими странами, в том числе за счёт устранения взаимных барьеров, изъятия, а также создания равной конкурентной среды.

В последнее время решение актуальных вопросов зачастую переводится из одного интеграционного формата в другой, например на площадку Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Думаю, что нам не следует делать этого впредь, потому что мы в нашем Союзе в состоянии решать те вопросы, которые существуют. Если какие-то проблемы мешают нашим отношениям, думаю, что нам их надо решать здесь и сейчас.

Для нахождения консенсуса незачем обсуждать отдельные вопросы со странами, которые в них не задействованы. Поэтому ещё раз хочу обратить внимание на координирующую роль Постоянного комитета Союзного государства – ему надо обеспечить системное и регулярное сотрудничество профильных министерств и ведомств Беларуси и России.

Просил бы Григория Алексеевича [Рапоту] максимально глубоко вникать в суть и чётко видеть баланс интересов сторон по вопросам, обсуждаемым на площадке посткома.

Неделю назад я отдал распоряжение правительству, чтобы ни одни переговоры не проходили без участия руководителя нашего Аппарата Григория Алексеевича Рапоты. Они должны быть в теме, в курсе дела, и наши спорные вопросы, думаю, Владимир Владимирович, неплохо будет, если они будут переноситься и на уровень Постоянного комитета, там обсуждаться со специалистами.

Наше внешнеполитическое сотрудничество носит системный и многоплановый характер. Беларусь и Россия выступают с единых или близких позиций по основным проблемам современного мира, поддерживают друг друга в международных организациях. Министерства иностранных дел двух государств, реализуя согласованные программы, взаимодействуют весьма конструктивно.

Особая тема в союзном строительстве – защита интересов наших граждан. Для них уже в полной мере обеспечен надлежащий уровень различных прав и свобод. По крайней мере мы продвинулись в Союзе Беларуси и России дальше любого интеграционного проекта.

Возникают отдельные вопросы, к примеру, по порядку пересечения белорусско-российской границы. Мы договорились, что в ближайшее время мы разберёмся с этими проблемами. Кстати, хороший пример – в условиях необходимости обеспечения безопасности проходящего в России чемпионата мира по футболу мы с пониманием относимся к позиции россиян о применении элементов пограничного контроля, но ожидаем, что все оставшиеся вопросы по пересечению белорусско-российской границы нам надо урегулировать.

Залогом успеха нашей интеграции остаются межрегиональные связи. Торгово-экономические отношения с Беларусью имеют 80 субъектов России. На уровне регионов, муниципальных образований заключено 300 договоров о сотрудничестве. С 2014 года проводятся совместные форумы регионов Беларуси и России, и очередной форум – в октябре этого года в Могилёве.

Владимир Владимирович, я направил Вам приглашение. Мы всегда с Вами бывали на этих форумах. Это рядом с Россией – Могилёвская область. Думаю, мы с Вами побудем на этом форуме, нас там очень ждут наши восточные друзья.

Уважаемые коллеги! Жизнь не стоит на месте и требует от нас постоянного движения вперёд. Одним из ключевых пунктов сегодняшней повестки является утверждение приоритетных направлений и первоочередных задач развития Союзного государства на предстоящие пять лет.

В реализации приоритетных направлений должны быть задействованы все органы управления Союзного государства. Убеждён, только совместными усилиями мы сможем преодолеть вызовы, которые диктует нам международная ситуация. Именно такой подход соответствует принципам нашего интеграционного проекта.

Благодарю вас.

Позвольте мне передать слово Владимиру Владимировичу для вступительного слова.

В.Путин: Уважаемый Александр Григорьевич! Коллеги!

Хотел бы вновь подчеркнуть заинтересованность России в дальнейшем развитии Союзного государства и наращивании политической и экономической интеграции с Белоруссией.

В следующем году наши страны отмечают 20-летие подписания Договора о создании Союза. За прошедший период удалось многого добиться: нарастить торгово-инвестиционные, научно-технологические, культурные, гуманитарные связи, укрепить договорно-правовую базу во всех областях сотрудничества.

На этом заседании, как уже было сказано только что, нам предстоит утвердить перечень приоритетных направлений и первоочередных задач развития Союзного государства. Этот основополагающий документ определит ключевые ориентиры совместной работы на ближайшие пять лет.

Дальнейшего расширения и диверсификации требует внутрисоюзная торговля. В прошлом году товарооборот увеличился почти на четверть (плюс 23,5 процента) и достиг 32,5 миллиарда долларов (32,4). В январе – апреле текущего года прибавил ещё 18,5 процента.

При сохранении такой позитивной динамики нам вполне по силам вывести взаимную торговлю на уровень в 50 миллиардов долларов. Объём накопленных российских капиталовложений в белорусскую экономику превышает 3,9 миллиарда долларов. В свою очередь, белорусские предприятия инвестировали в Россию порядка 620 миллионов долларов.

Считаем важным последовательно улучшать деловой и инвестиционный климат, проводить согласованную финансовую, денежно-кредитную, налоговую политику, продолжить гармонизацию нормативного регулирования. Готовы предпринять дополнительные шаги в плане наращивания промышленной кооперации. Уже есть перспективные совместные проекты.

Упомяну, в частности, о том, что российские компании сооружают в Белоруссии завод по производству технического углерода, используемого в автомобильной и химической промышленности, возводят фабрику строительных материалов, предприятия по переработке зерновых культур (это самое известное, что на поверхности) – это около 400 миллионов долларов сегодня.

Хорошие возможности для углубления сотрудничества России и Белоруссии имеются в сфере энергетики. В конце следующего года состоится запуск первого энергоблока белорусской атомной электростанции, а в 2020 году – второго. Объём российских капиталовложений в строительство станции составит 10 миллиардов долларов.

Наши страны реализуют совместные проекты по модернизации газотранспортной системы Белоруссии. Россия до 2020 года инвестирует около 2,5 миллиарда долларов в обновление белорусского участка газопровода «Ямал – Европа» и свыше одного миллиарда долларов в возведение дополнительных подземных хранилищ газа.

Имея в виду техническое состояние других маршрутов экспорта российских углеводородов, в частности газа в Европу, их, прямо скажем, неудовлетворительное состояние, белорусский маршрут приобретает большее значение.

Как представляется, следовало бы вместе поспособствовать увеличению выпуска предприятиями наших стран наукоёмкой продукции. Важно стимулировать российский и белорусский бизнес к более энергичному внедрению инноваций в реальный сектор экономики, поощрять учёных и специалистов к разработке новых технологий. Именно для этого учреждается премия Союзного государства в области науки и техники.

Значительную отдачу приносит многоплановое межрегиональное сотрудничество, Александр Григорьевич только что сказал об этом. Более 80 субъектов Российской Федерации поддерживают тесные торгово-экономические связи с Белоруссией. На региональном уровне заключено более 320 договоров и соглашений.

Ожидаем, что новые и перспективные инициативы будут запущены по итогам V Форума регионов России и Белоруссии. Как Александр Григорьевич сказал, мы традиционно там бываем. Надеюсь, в этом году тоже примем участие.

Большого внимания в рамках Союзного государства требуют вопросы развития социально-гуманитарной сферы. Важно сообща действовать и активизировать российский и белорусский культурный, образовательный и молодёжный обмен. В этом контексте поддерживаем подготовленный к заседанию проект постановления Высшего Государственного Совета Союзного государства о присуждении премии в области литературы и искусства. В числе награждаемых видные деятели культуры и творческие коллективы, внёсшие действительно большой вклад в укрепление братских связей между народами России и Белоруссии.

Ключевым направлением деятельности Союзного государства считаем выработку и продвижение общих подходов к актуальным проблемам международной повестки дня. По итогам нынешнего заседания будет утверждена программа в области внешней политики на очередной двухлетний период.

С удовлетворением отмечаем, что наши страны поддерживают самое тесное взаимодействие в рамках международных организаций и региональных объединений. Мы вместе работаем в ООН, ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и других организациях.

И в заключение хочу поблагодарить Александра Григорьевича, всех наших друзей за то, что мы смогли собраться сегодня в белорусской столице.

Спасибо большое.

Белоруссия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 19 июня 2018 > № 2648172 Владимир Путин, Александр Лукашенко


Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 июня 2018 > № 2640357 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заседание Совета Министров Союзного государства.

Д.Медведев: «Наши торгово-экономические отношения находятся на подъёме. За прошлый год товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов. Почти на четверть (на 24% с лишним) выросла и торговля услугами. В этом году мы не снижаем темпов. Рост взаимной торговли за четыре месяца – порядка 17%».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Уважаемый Андрей Владимирович!

Приветствую вас в Москве на заседании Совета Министров Союзного государства.

Для российско-белорусских отношений июнь получился весьма интенсивным. В начале месяца мы беседовали с Андреем Владимировичем (Кобяковым) в Душанбе. На прошлой неделе коллеги провели заседание Группы высокого уровня. Ещё через неделю в Минске запланирован Высший Государственный совет. Такая плотность контактов подтверждает высокий уровень интеграции в масштабах Союзного государства.

Есть вопросы, которые сегодня требуют нашего внимания. Это прежде всего торгово-экономическое сотрудничество, развитие инфраструктурных проектов, транспортной системы, вопросы бюджета, прогнозных балансов, исполнения ранее принятых решений.

Наши торгово-экономические отношения находятся в целом на подъёме. На прошлом заседании Совмина в декабре 2017 года мы анализировали предварительные данные по итогам прошлого года. И уже тогда выходили на приличные результаты. Сегодня у нас есть окончательная статистика. За прошлый год товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов. Почти на четверть (на 24% с лишним) выросла и торговля услугами.

В этом году мы не снижаем темпов. Рост взаимной торговли за четыре месяца – порядка 17%. Речь идёт об увеличении поставок. Если говорить о России, это оборудование, металлы, продовольствие, химия; если говорить о Белоруссии, то это продовольствие, сельхозтовары, транспортные средства, текстиль, некоторые другие позиции.

Есть и другие значимые результаты. Скажем, четыре из пяти платежей при взаимных расчётах (в цифрах это порядка 83%) в прошлом году были проведены в российских рублях, что само по себе неплохо. Это, во-первых, говорит об определённом доверии к российской национальной валюте и, во-вторых, снижает нашу зависимость, что самое главное, конечно, от внешней конъюнктуры.

Расширяется инвестиционное сотрудничество. Крупные проекты, которые мы реализуем, подтверждают, что мы готовы и открыты к такому взаимодействию. Речь идёт прежде всего о возведении Белорусской атомной станции мощностью 2400 МВт. В 2020 году будет введён в эксплуатацию первый блок. Это также некоторые другие проекты: строительство завода по производству технического углерода, предприятий по производству сухих смесей, переработке сои.

Наши связи имеют традиционный и довольно значительный региональный охват. Почти каждый российский регион (точнее, 80 из 85) развивает прямые торговые отношения с Белоруссией, что даёт нам дополнительные возможности для кооперации, и, конечно, это нужно обязательно использовать.

Есть и то, чем следует заниматься, над чем работать.

Нам нужно и дальше двигаться в сторону устранения препятствий для доступа товаров и услуг, создавать равные правила для ведения бизнеса. Соответствующее решение мы сегодня закрепим в постановлении Совета Министров.

Одна из наших главных целей – увеличение доли наукоёмкой продукции с высокой степенью переработки. Нужно создавать на территории России и Белоруссии условия для производства экспортно ориентированных товаров. Важно последовательно работать над этим вместе с бизнесом, слушать и слышать пожелания предпринимателей.

Год назад мы создали Комиссию по формированию единого научно-технологического пространства. Она занялась координацией совместных исследований и разработок и выработкой приоритетов в этой сфере.

Современное развитие невозможно без технологий и инноваций. Сегодня в числе прочих вопросов мы рассмотрим вопрос об учреждении премии Союзного государства в области науки и техники. Надеюсь, эта премия послужит ещё одним стимулом для успешного продвижения высокотехнологичных проектов.

У нас в повестке дня – вопрос о развитии объединённой транспортной системы Союзного государства. Мы завершаем трёхлетний план мероприятий в этой сфере. Проведены работы на отдельных участках международных трасс, по модернизации железнодорожной, транспортной инфраструктуры, по развитию скоростного движения пассажирских поездов.

Мы должны также утвердить новый трёхлетний документ. Предстоит решить целый ряд задач в сфере транспортной безопасности и разрешительной системы перевозок грузов. Эти вопросы непосредственно интересуют предпринимателей наших стран.

Вот что вкратце мне хотелось бы сказать при открытии заседания союзного Совмина.

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета Министров Союзного государства, уважаемые участники заседания!

Сегодня у нас первое заседание Совета Министров Союзного государства после выборов Президента Российской Федерации и формирования нового состава Правительства России.

Убеждён, что нам удастся не только сохранить достигнутый уровень межправительственных отношений, но и поднять его на новую высоту, отвечающую современным требованиям и вызовам.

Наше заседание имеет особое значение, поскольку его итоги станут предметом рассмотрения на предстоящем заседании Высшего Госсовета Союзного государства.

Поэтому предлагаю провести сегодня обзор наших двусторонних отношений не только в контексте констатации проблем, но и с позиций определения конкретных подходов к дальнейшим действиям.

Основой сотрудничества была и остаётся экономическая сфера. Закреплённый в 2017 году позитивный тренд к восстановлению экономического роста в наших странах нашёл отражение в итогах двусторонней торговли.

Дмитрий Анатольевич уже упоминал, что за прошлый год взаимный товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов США. Причём взаимный товарооборот на 8% с лишним обеспечен платежами в национальных валютах, прежде всего в российских рублях.

Хотел бы ещё добавить, что хорошо было бы, если бы весь наш взаимный товарооборот и в области ценообразования тоже формировался исключительно в национальных валютах – в российских рублях и белорусских рублях.

Сейчас важно приложить максимум усилий для закрепления тенденции роста взаимного товарооборота. В качестве стратегической задачи предлагаю закрепить выход на ранее существовавший уровень товарооборота в объёме свыше 40 млрд долларов США. Мы это имели совсем недавно, в 2012–2013 годах.

Инструментами решения указанной задачи должны стать построение общего рынка, создание равных условий хозяйствования, сохранение потенциала машиностроительного комплекса и сотрудничество в сфере агропромышленного комплекса, устранение действующих барьеров и ограничений и, наконец, создание союзного продукта и его совместное продвижение на рынки третьих стран. Весь этот комплекс вопросов прорабатывался в преддверии нашего заседания в рамках созданных межведомственных отраслевых рабочих групп, однако практические итоги проведённой работы остаются пока достаточно скромными и процесс решения проблемных вопросов движется не так быстро, как хотелось бы. Собственно говоря, по этому поводу мы в том числе сегодня и собрались. В поле зрения остаются вопросы поставок на российский рынок белорусской сельскохозяйственной продукции, а также участия белорусских предприятий, осуществляющих производство и сборку техники в Российской Федерации, в госзакупках и программах субсидирования.

По определённым причинам есть различия в подходах к решению данных вопросов со стороны отраслевых ведомств. Поэтому наша общая задача – найти взаимовыгодный компромисс для обеспечения справедливой и равной конкуренции. Хочу выразить надежду, что предлагаемые сегодня решения будут предельно конкретными и конструктивными.

Кроме того, представляется важным наполнение нашей повестки дня темами, имеющими высокую перспективную значимость для экономик двух стран и для дальнейшего поступательного развития Союзного государства. Одна из таких тем – деятельность Комиссии по формированию единого научно-технологического пространства Союзного государства, о чём также уже упоминал Дмитрий Анатольевич. Отмечу, что пока, на наш взгляд, подготовленные решения больше напоминают дежурные формулировки, со штатным посылом продолжить работу. А вместе с тем стратегии и приоритеты инвестиционного и научно-технического развития наших стран занимают центральное и определяющее место в совместном будущем экономическом развитии. Ситуация вокруг подталкивает нас к интенсивной работе по модернизации и переводу национальных экономик на инновационный путь развития, на новый технологический уклад, который позволит нам обеспечить не только экономическую, но и политическую безопасность на обозримое будущее. В связи с этим необходимо активизировать разработку и принятие консолидированных мер по обеспечению перехода к этапу формирования и функционирования полномасштабного единого научно-технологического пространства. В рамках этой работы следует обеспечить максимально высокую степень интеграции возможностей, научно-технических и инновационных потенциалов Белоруссии и России. Причём делать это нужно как на межгосударственном, так и на межотраслевом уровне.

В развитие этой темы сегодня мы принимаем постановление союзного правительства по новой редакции порядка разработки и реализации союзных программ. Мы поддерживаем это решение и предлагаем на практике идти ещё дальше. По таким перспективным темам, как единое научно-технологическое пространство, станкостроение, микроэлектронные технологии, развитие машиностроительных комплексов, и другим ввести в практику принятие решений в рабочем порядке, не теряя времени и не дожидаясь очередного заседания союзного Совмина. Конечно, в строгом соответствии с установленным нами сегодня порядком.

Другим приоритетным направлением должно стать формирование и реализация в рамках Союзного государства цифровой повестки. Правительства Белоруссии и России уделяют большое внимание вопросу развития цифровой экономики как одного из ключевых факторов глобальной конкурентоспособности и национальной безопасности двух стран.

Как вы знаете, цифровая повестка рассматривается и в Евразийском экономическом союзе. Представляется важным проведение согласованных действий Белоруссии и России по формированию и реализации цифровой повестки в формате Союзного государства. При этом взаимодействие сторон на площадке Союзного государства будет не дублировать, а дополнять работу, проводимую в рамках ЕАЭС. Ведь область применения цифровизации выходит за пределы компетенции договора о Евразийском экономическом союзе и предполагает максимально широкий охват сфер жизнедеятельности: трудовые, социальные, правовые, гуманитарные и прочие отношения.

Заинтересованные государственные органы белорусской стороны уже ведут работу по включению вопросов цифровой повестки и развития сотрудничества в сфере высоких технологий и инноваций в повестку высших органов Союзного государства. И это наша общая задача, поэтому прошу наших партнёров, может быть, более заинтересованно подключиться к этой работе.

При приоритете вопросов экономики мы не должны обходить вниманием и гуманитарную составляющую.

Наиболее важные темы в этой сфере обозначены в последних решениях Высшего Госсовета. Это реализация проектов по созданию музея-усадьбы Фёдора Михайловича Достоевского в Брестской области, реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», созданию Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Уважаемые коллеги! Повестка сегодняшнего заседания предусматривает рассмотрение ряда других достаточно важных вопросов. В частности, это прогнозные балансы спроса и предложения по важнейшим видам продукции, индикативные балансы топливно-энергетических ресурсов, деятельность ТРО Союзного государства и другие.

Желаю всем плодотворной работы.

<…>

В ходе заседания были приняты и подписаны следующие документы:

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и Российской Федерации за 2017 год»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об отчёте об исполнении бюджета Союзного государства за 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О прогнозных балансах спроса и предложения по важнейшим видам продукции Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства по углю и электрической энергии на 2018 год»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения в 2017 году Плана мероприятий по формированию и функционированию объединённой транспортной системы Союзного государства на 2016–2018 годы»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе работы Комиссии по формированию единого научно-технологического пространства Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе реализации программы Союзного государства "Совершенствование системы защиты общих информационных ресурсов Беларуси и России на основе высоких технологий"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О совершенствовании бюджетного процесса Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Порядке составления и утверждения смет расходов на функционирование Парламентского Собрания Союза Беларуси и России (Парламента Союзного государства) и Постоянного Комитета Союзного государства и смет доходов и расходов на содержание Государственного учреждения "Телерадиовещательная организация Союзного государства"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об итогах деятельности Государственного учреждения "Телерадиовещательная организация Союзного государства" в 2017 году»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О внесении изменений и дополнений в Порядок разработки и реализации программ Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об учреждении Премии Союзного государства в области науки и техники»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Высшего Государственного Совета Союзного государства от 30 июня 2017 года»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Совета Министров Союзного государства».

Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 июня 2018 > № 2640357 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Украина. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634783 Григорий Иоффе

Две «не России»

Попытка сопоставления Белоруссии и Украины

Григорий Иоффе – профессор Рэдфордского университета (Вирджиния, США).

Резюме В Белоруссии успех инклюзивного гражданского национализма обязан поражению национализма этнического, не нашедшего поддержки в обществе, но ее опыт может быть востребован на Украине. Cамоотторжение последней от России было слишком резким и искусственным и потребует оздоровительной коррекции. А элементы гражданского национализма важны для установления мира и согласия на Украине.

На фоне трагических событий на Украине опыт Белоруссии, долго служившей чуть ли не главным пугалом Восточной Европы, выглядит практически историей успеха. В стране укрепляется национальная идентичность, наличие которой было под сомнением в момент обретения независимости, а также создано дееспособное государство, умудряющееся успешно лавировать между интересами соседей-гигантов и использовать любую возможность для своей выгоды. Может ли Белоруссия если и не послужить Украине примером, то хотя бы дать пищу для размышлений о том, как развиваться, когда и если нынешний кризис будет преодолен?

Сходства

Белоруссия и Украина обладают набором сходств. Белорусы и украинцы – восточные славяне. Оба языка, белорусский и украинский, промежуточны между русским и польским – двоюродными братьями, каждый из которых ближе к белорусскому и украинскому, чем друг к другу. По количеству совпадающих морфем белорусский и украинский – самые близкие друг другу языки. Как белорусы, так и украинцы по большей части православные христиане.

Обе страны находятся в географическом промежутке между Россией и Евросоюзом или между условным Брюсселем и безусловной Москвой как центрами силы и фокусами притяжения. Поэтому и Белоруссия, и Украина служили и служат объектами влияния обеих сторон. И не только влияния, но и посягательств, столь же неизбежных, сколь неизбежно движение воздуха из области высокого давления в область с низким.

На протяжении нескольких веков как протобелорусы, так и протоукраинцы осциллировали между Польшей и Россией. Применительно к украинцам об этом выразительно написал Эндрю Уилсон, согласно которому эта осцилляция продолжалась шесть веков, и только на рубеже XIX и XX столетий притяжение к России наконец взяло верх. В отношении Белоруссии о том же еще выразительнее написала Нина Мечковская: «Принципиальной проблемой белорусской истории всегда была проблема культурного и политического выживания... в тени России и Польши. Это незавидная геополитическая судьба – быть объектом польской и русской ассимиляции и двух мощных и враждебных друг другу экспансий». И еще: не далее как в конце XIX и даже в начале XX века «все, что приподнималось над неграмотным крестьянским бытием, будь то церковь, школа или власть предержащая, автоматически становилось или “русским” (и православным), или “польским” (и католическим)».

Оборотная сторона такого разнонаправленного тяготения к центрам силы, причем в едином славянском массиве, состоит в том, что как в Белоруссии, так и на Украине «национальное пробуждение» припозднилось, по крайней мере по сравнению с русскими и поляками. Как белорусы, так и украинцы веками отвечали понятию demotic ethnie. Именно так Энтони Дэвид Смит называл этнические группы без верхних социальных слоев, ибо последние ощущали свою принадлежность к внешним фокусам притяжения: или к России, или к Польше. Учитывая, что в номинально белорусских и украинских городах и местечках имелось еще и значительное еврейское население, до начала массовой урбанизации как украинцы, так и белорусы были городскими меньшинствами.

В 1920-е гг. на Украине и в меньшей степени в Белоруссии индустриализация вызвала массовое перемещение сельского населения в города. Одновременно была предпринята попытка «коренизации». По инициативе Москвы началось массированное внедрение украинского и белорусского языков во властные структуры, науку, печать, среднее и отчасти высшее образование. Но когда на основе языковой коренизации сформировались воззрения на историю, подрывающие идею триединого русского народа, московская власть свернула кампанию. Согласно указанным идеям, как Украина, так и Белоруссия считались теперь продолжателями «европейских» традиций Киевской Руси и Великого Княжества Литовского, в то время как Россия оказывалась прямой наследницей азиатских деспотий и к тому же узурпировала обще-восточнославянский этноним «русские». Вне зависимости от степени исторической адекватности, эти взгляды способствовали психологическому отмежеванию от России. Во время Второй мировой войны и на Украине, и в Белоруссии часть национальной интеллигенции сотрудничала с нацистами.

Важно, однако, понимать, что возникшие исторические теории служили инструментом, а не причиной отмежевания от России. Причина состояла в долговременном политико-экономическом и общекультурном доминировании России, приведшем к тому, что значительная часть белорусов и украинцев стала себя с нею отождествлять. А раз так, то и отстранение от России стало способом национального самоопределения и для украинцев, и для белорусов. Вопрос лишь во внешней конъюнктуре и методах этого отстранения, соответственно, в целесообразности такого его прочтения, которое не вызывало бы негодования и обвинений в черной неблагодарности. Когда в свое время сама Москва инициировала коренизацию, надежным идеологическим основанием ей служила ленинская оценка великорусского шовинизма, запечатленная в знаменитой статье «О национальной гордости великороссов». Трудно себе представить аналогичное подспорье в контексте дня сегодняшнего.

Различия

Совокупность различий между Украиной и Белоруссией почти так же значительна, как и набор общих черт. Украина вчетверо больше Белоруссии по населению и почти втрое по территории. Украина ресурсно богаче, естественное плодородие ее почв выше и запасы рудного сырья обильнее.

Из двух припозднившихся национализмов украинский укоренился в массовом сознании все же раньше белорусского. Если на Украине зрелые националистические организации вроде Революционной украинской партии Михновского существовали уже в самом начале ХХ века, в Белоруссии даже единое самоназвание утвердилось лишь в конце 1920-х гг. на востоке и не раньше 1940-х гг. на западе. В книге «Записки западного белоруса» врач-терапевт Иван Данилов, родившийся в 1924 г. и выросший в Брестской области, признает, что даже в конце 1930-х гг. большая часть сельских жителей продолжала называть себя тутейшими (местными). Это самоназвание, как и способность протобелорусов менять свою идентичность в зависимости от того, кто контролирует территорию их проживания, едко высмеял Янка Купала в трагикомедии «Тутэйшыя», написанной в 1922 г. и угодившей под запрет Советской власти.

Во время Второй мировой масштабы коллаборационизма на Украине были несравненно большими, чем в Белоруссии, где число военизированных пособников нацистов не превышало ста тысяч. Да и самим оккупантам Украина представлялась этнической общностью, тогда как в существование белорусов оккупационная администрация поверила лишь к 1943 г., когда разрешила деятельность Центральной рады во главе с Радославом Островским.

В послевоенные годы в СССР диссидентство на ниве украинского национализма было объектом неизменного внимания органов безопасности. Белорусский же вклад в диссидентское движение, как написал Александр Мотыль в своей книге 1987 г. 
с характерным названием «Взбунтуются ли нерусские?», был практически неизвестен. К концу существования СССР Белоруссия подошла более русифицированной, чем любая другая советская республика. Столь же сильно восточнославянская Украина в этом отношении отстала от Белоруссии. Даже на левобережной Украине языком общения в малых городах и деревнях был русско-украинский суржик, а в правобережной Украине, особенно в Галиции, близкий к литературной норме украинский был в ходу повсеместно. В Белоруссии аналогом суржика, трасянкой, тоже пользовалась большая часть мелкогородского и сельского населения. Но уже к концу советского периода трасянку потеснил литературный русский язык с вкраплением лишь полутора десятков белорусских слов. От белорусского в трасянке осталась по сути только фонетика.

Если вечно живой суржик породил такой поп-культурный шедевр, как Верка Сердючка, то белорусская трасянка до сих пор порицается сторонниками как «грамотной» русской, так и «грамотной» белорусской речи. Как и сама Сердючка, суржик – явление Восточной Украины, тогда как Украина в целом – страна в культурно-языковом отношении поляризованная. Более того, у Харьковской, Луганской и Донецкой областей в этом отношении больше сходства с Белгородской и Ростовской областями и с Краснодарским краем, чем с областями Западной Украины. В Белоруссии такой поляризации нет. Конечно, Западная Белоруссия была и остается более ухоженной, чем Восточная. Костелы и католические кладбища, а также элементы дворцовой и садово-парковой архитектуры, совсем не характерные для российской провинции, в западной части Белоруссии органически встроены в культурный ландшафт. Но при этом в Белоруссии нет ни аналога Галиции, ни аналога Крыма. «Галициеобразной» в принципе могла бы стать Гродненская область с ее высокой долей католиков (194 прихода на 174 православных) и людей с польской идентичностью (21,5%). Однако и на Гродненщине преобладает вполне литературный русский язык, в том числе и среди поляков. Абсолютно доминирует он и в Минске, где, однако, существует небольшая прослойка интеллигентов, перешедших на белорусский в сознательном возрасте.

О том, насколько коммуникация на белорусском популярна и востребована, можно судить по недавнему (январь 2018 г.) фейсбучному посту Змицера (Дмитрия) Лукашука, белорусскоязычного корреспондента Еврорадио. На минской улице к нему подошел мужчина среднего возраста. «Не подскажешь ли, где тут такой-то номер дома?» – спросил прохожий. «Пройдеце да таго перакрыжавання, – услышал он в ответ. – Там направа і метраў праз семдзесят будзе па левым баку». «С каждым моим словом, – отметил Лукашук, – мужик все более недоуменно сводил брови. Потом изумленно-подозрительно спросил: ты что, не русский?»

– Не-а! – ответил Лукашук.

– А кто?

– Белорус!

– Подожди – я ж тоже белорус!

Ну, тогда можешь расслабиться – и ты не русский. Спокойно можешь говорить нормально.

Как сообщает далее Лукашук, «мужик завис, а я, указав в сторону нужного ему перекрестка, пошел дальше. Это Белоруссия, ну...».

В сфере национального сознания или, как теперь принято говорить, идентичности ситуация в Белоруссии тоже специфична. Впечатления сторонних наблюдателей здесь не только не излишни – они отвечают сути самоидентификации перед лицом значимого другого. «Вспоминается история, рассказанная... польской коллегой после посещения Минска», – пишет Юрий Дракохруст, журналист белорусской службы Радио «Свобода». «В переходе метро, где продавали компакт-диски с музыкой, она увидела бирки “Зарубежные исполнители”, “Российские исполнители”, “Белорусские исполнители”. И впала в ступор. Она даже спросила продавца: “А вот если российские исполнители отдельно от зарубежных, так, значит, Россия – не зарубеж?” – “Нет, конечно, это же Россия”», – ответил продавец. «Понятно. Так, значит, Белоруссия – это Россия?» – донимала моя коллега продавца. «Да нет же, Белоруссия – это Белоруссия, Россия – это Россия», – следовал ответ. Полька искренне не видела решения проблемы там, где белорус не видел [самой] проблемы».

«В [минском] аэропорту я прошу у какого-то мужчины зажигалку, – пишет российская журналистка Юлия Вишневецкая. – Он, не расслышав, переспрашивает. Я повторяю вопрос по-английски – мужик очень похож на иностранца: очки, серьга в ухе, на вид лет сорок.

– Да нет, я русский, – говорит он и тут же хлопает себя по лбу. – Ой, что я говорю? Я же белорус!»

Заметим, что Минск – самый белорусский город Белоруссии, в том смысле что только здесь есть прослойка белорусскоговорящих, практически отсутствующая в других областных центрах: Могилёве, Витебске, Гомеле, Гродно и Бресте.

Если аналога Галиции в Белоруссии точно нет и не предвидится, с аналогами Крыма или, если угодно, Луганска дело обстоит и проще, и сложнее. Проще потому, что в условиях сплошной русификации вся Белоруссия могла бы претендовать на роль такого аналога. Сложнее, потому что в политическом смысле дружба с Россией монополизирована Александром Лукашенко. Это означает, что вся легально существующая политическая оппозиция ориентирована на Запад. Пророссийской же оппозиции нет как явления, хотя попытки создать что-то вроде русского национального движения имели место, но были пресечены на корню. Поэтому в реалиях сегодняшнего дня русскоязычность белорусов, на которую никто не покушается, не означает стремления присоединиться к России, хотя такое стремление и существовало в 1990-е годы. Более того, в начале 1990-х гг. оно даже было преобладающим, но стало убывать с началом (в 1996 г.) экономического роста. Согласно опросам, переломным оказался 2002 г., когда Владимир Путин предложил Белоруссии вступить в Российскую Федерацию шестью областями. Это подействовало отрезвляюще как на самого Лукашенко, так и на многих его сторонников. Частое посещение белорусами сопредельных областей России, где элементарного порядка и социальной защищенности меньше, чем в Белоруссии, также подталкивало и направляло этот тренд.

Стиль управления

Тут мы подходим к отличительной черте Белоруссии, каковой является не только специфика ее политического режима, но и качество государственного управления, в основе которого лежит ответственность и национально-государственный интерес работников этой сферы. «Президенту Лукашенко удалось, творчески используя фактор западного давления, вырастить в Белоруссии национально ориентированную элиту, что для постсоветского пространства результат, пожалуй, уникальный», – считает Кирилл Коктыш. По его мнению, становлению белорусской правящей элиты помогли более чем десятилетние западные санкции, когда попадание в санкционные списки становилось подтверждением важности и незаменимости того либо иного чиновника.

Шкурный интерес у белорусских чиновников тоже присутствует, но в масштабах более скромных по сравнению с их коллегами в двух братских восточнославянских странах. Даже политизированная Transparency International (TI) стала это отражать, правда, с большим опозданием. В 2016 г., например, Белоруссии был присвоен не слишком высокий ранг коррумпированности: 79-я страна в мире, тогда как Россия и Украина поделили 131-е место. Долгое время, однако, сказывалась предвзятая оптика, сквозь которую на Белоруссию смотрят на Западе. Скажем, в 2005 г. страна числилась по коррумпированности аж 105-й в мире. Теперь, когда от Белоруссии отстали с демократией, поскольку с 2014 г. геополитика стала восприниматься как нечто более важное, это сказалось и на индексе восприятия коррупции. Между тем еще в 2009 г. Балаш Ярабик, словацкий политолог, отмечал, что «как ни прискорбно это звучит, Лукашенко отличается большей национальной ответственностью и порядочностью, чем вся оранжевая элита Украины». То, что Ярабик долгое время был одним из ведущих «оперативников» в деле распространения демократии, придало его оценке особое правдоподобие.  

В 2012 г. украинка Лина Клименко с соавтором статистическими методами подтвердила, что в основе положительного отношения белорусов к «режиму» Лукашенко лежит экономический успех. Другой аспект этого успеха, социальную защищенность, по-журналистски выразила уже цитированная Юлия Вишневецкая. Она «отправилась в эту страну с целью понять загадочную белорусскую душу, а в результате стала лучше понимать свою собственную». «А вы вообще что тут делаете? – спросил ее водитель на минском автовокзале.

– Да вот пытаюсь понять, чем Белоруссия отличается от России.

– Так вы на мою машину посмотрите! Видите, что тут написано? Airbag. Знаете, это что? Подушка безопасности. Вот этим и отличается.

От него я узнаю то, что мне потом здесь не раз еще скажут: жить в Белоруссии не хуже, чем в Европе, и уж точно лучше, чем в России, на Украине и даже в Прибалтике. Дороги здесь глаже, улицы чище, Лукашенко молодец, крутится, старается, только вот коммерсантов малость прижимает». Сегодня, впрочем, уже и не прижимает. Cпециально на этот счет в 2017 г. был подписан важный декрет № 7 от 23 ноября.

Еще один аспект белорусского порядка – эстетика землепользования, бросающаяся в глаза после пересечения российско-белорусской и украинско-белорусской границы. «Чтобы россиянину попробовать понять Белоруссию, первое знакомство надо начать именно с автомобильного путешествия», – пишет Мария Кучерова, российский эксперт в области образования. «Я очень рада, что границу между нашими странами впервые пересекла именно на машине... Большие белые аисты на длинных красных ногах, важно разгуливающие вдоль дорог. Просторы полей, где засеян каждый кусочек, и полное отсутствие борщевика. Ухоженные обочины, чистые и прямые дороги, на которых... водители соблюдают правила дорожного движения. Выбеленные коровники и стада довольных коров. В какой-то момент я вдруг поняла, что и лес тоже другой, он прозрачный. Белорусы говорят “звенящий”. И все это вместе взятое прямо или косвенно можно назвать рукотворным чудом, включая очищенный от бурелома лес. Оказывается, лес тоже можно прореживать».

Сделаем промежуточные выводы. Между Украиной и Белоруссией существуют два фундаментальных сходства и два не менее фундаментальных различия. Первое сходство состоит в их взаимной культурной близости и исключительной близости обеих к России, которая на протяжении нескольких веков задавала стандарты и нормы высокой и популярной культуры. Второе сходство вытекает из первого. Для самоопределения и Украине, и Белоруссии необходимо отмежеваться от России, причем тем более решительно, чем более глубоко и массово ощущение родства с нею. Разрыв с близким родственником всегда более драматичен, чем завершение шапочного знакомства.

Фундаментальное различие между Белоруссией и Украиной состоит в том, что в Белоруссии этнический национализм, то есть ценностное отмежевание от России на основе апелляции к культурно-историческому западничеству, якобы Россией растоптанному, не въелся в массовое сознание, тогда как на Украине национализм этнического типа был воспринят и ассимилирован примерно половиной населения, а в Галиции, до самого 1939 г. не входившей ни в какую русскоцентричную юрисдикцию, – преобладающей частью населения. Второе фундаментальное различие состоит в политическом режиме. В ноябре 2017 г. белорусский социолог Олег Манаев сообщил на американской конференции славистов, что в то время как в России место во властной вертикали служит средством обогащения, на Украине, наоборот, материальное богатство определяет положение во власти, и только в Белоруссии взаимосвязь власти и материального благополучия не детерминирована так жестко, как в двух соседних странах. Если исходить из общинно-коллективистских традиций восточного славянства в целом и устойчивого отождествления индивидуального предпринимательства с инородным лихоимством, можно предположить, что из трех политических режимов именно белорусский конгруэнтен традиционной культурной матрице. Неслучайно рейтинг Лукашенко превышает 60% не только на Украине, где своего популярного национального лидера просто нет, но и в России, где таковой имеется.

Контраст сегодняшнего положения вещей на Украине и в Белоруссии – следствие указанных различий. Во-первых, еще до начала полномасштабного кризиса на Украине белорусский ВНП на душу населения превосходил украинский в 2,3 раза, тогда как в 1990 г., накануне распада Советского Союза, всего на 25%. В 2011 г. совместно с Вячеславом Ярошевичем автор этой статьи пришел к выводу, что в постсоветский период Белоруссия превзошла и Украину, и даже Россию по росту ВНП, душевому производству и потреблению сельхозпродукции, душевым расходам на образование и здравоохранение, средней продолжительности жизни и младенческой смертности. Белоруссия обогнала Украину, хотя и уступила России в таких категориях, как валовой доход на душу населения, зарплаты, пенсии и производительность труда.

Обособление – разные пути

Не вдаваясь в перипетии внутриукраинского конфликта, отметим, что на Украине возобладало стремление не просто обособиться от России, но сделать это самым радикальным образом. Достаточно сказать, что в 2016 г. на торговлю с Россией приходилось всего 13,5% внешнеторгового оборота Украины, тогда как еще в 2010 г. на нее приходилось почти 32%. То обстоятельство, что и межличностные связи, и трудоустройство украинцев в России никуда не делись и, например, в 2017 г. только за девять месяцев Россию посетило 5,7 млн граждан Украины, говорит о резкости и неестественности разрыва межгосударственных связей. Интересно, что в самый разгар украинского кризиса (2014 г.) авторитетный специалист по геополитике Роберт Каплан написал в журнале Time, что «хотя демократические идеалы и близки многим на Украине, диктаты географии делают почти невозможной полную переориентацию этой страны в сторону Запада». Естественно, последовал шквал критики со стороны либерально-прогрессистского лагеря. Приземленная география, подминающая под себя сакральное и заповедное стремление к демократии – анафема «прогрессивного человечества». Проблема, однако, в том, что в основе стремления отбыть в самостийное плавание, которому противостоит география, лежит потребность в национальном самоопределении, а вовсе не в демократии.

«В России существуют две популярных и в действительности взаимоисключающих точки зрения на отношения России и Украины, русских и украинцев. Первая – Россия во многом сама виновата в “отколе” Украины от своего исторического ядра и выпадении Украины из русского цивилизационного поля, так как после распада Советского Союза Россия отпустила все постсоветские государства в “вольное плавание”, игнорировала возможности собственной “мягкой силы”, в результате чего это поле на Украине оказалось полностью захвачено евроатлантистами. Вторая точка зрения – украинцы с самого зарождения украинского национализма, еще в XIX веке, стремились к “освобождению” от русских: в этом смысле антирусские настроения, постепенно нараставшие в постсоветское время, были естественным продолжением, развитием тех тенденций, которые в силу исторических причин не могли столь явно проявиться ранее. На ваш взгляд, какая из этих позиций ближе к истине?» Этот вопрос недавно задали киевскому политологу Михаилу Погребинскому. Учитывая геополитические пристрастия Погребинского, я ожидал другого ответа. «Мне ближе вторая точка зрения, – сказал он. – Хотя и первая сыграла свою роль. Украинский проект изначально ориентировался на отталкивание от России, что неудивительно – языки близки, религия большинства – общая. Выбор – невелик. Либо отталкивание от близкого и более сильного (культурно и тому подобное), либо, рано или поздно – ассимиляция, как произошло с украинцами в России, в частности – на Кубани, где большинство населения – этнические украинцы».

Погребинский попал в самую точку. Отмежевание от России было неизбежным, хотя конкретные его формы и не были предопределены. «Но это не означает, – продолжал он, – что Россия не имела возможности влиять на украинские события последние 25 лет. Просто она этого не делала, исходя из мнения: мол, никуда не денутся. В итоге Россия проиграла Украину – пока не ясно лишь, проиграна битва или война. Важную роль в этом поражении сыграла неготовность признать существование украинского независимого государства де факто». И тут тоже Погребинский прав.

По логике вещей такое же отмежевание от России должно происходить и в Белоруссии. Такие издания, как Regnum и Eurasia Daily, уже давно неистовствуют, обвиняя Минск в лицемерии, двурушничестве, мягкой белорусизации (подумать только, в Белоруссии!), не говоря уже о паразитизме на российском добродетельном легковерии. Действительно, Белоруссия сохранила Россию в качестве донора и торгового партнера, но в то же время стремится наладить отношения с Западом. В Минске даже позволили себе подвергнуть судебному преследованию белорусских авторов ультрапатриотических российских изданий, усомнившихся в естественности белорусского языка и белорусской государственности. Более того, Минск извлек выгоды из кризиса на Украине, он повысил свою узнаваемость на международной арене, предложив себя в качестве переговорной площадки, и теперь рекомендует себя мировому сообществу в качестве донора стабильности и устроителя Хельсинки-2. Минск извлек выгоды и из страха Запада перед Россией. Теперь в глазах западных стратегов помогать Белоруссии крепить независимость важнее, чем бороться за демократию в этой стране. Поэтому в Белоруссию направился пусть небольшой, но устойчивый поток средств Евросоюза: на инфраструктуру и обучение бюрократии. А еще на Западе поняли, что управляемость восточноевропейской страны ничуть не менее важна, чем политическая ориентация правящего режима.

Последний вывод проистек напрямую из сравнений Белоруссии с Украиной. Тот же Балаш Ярабик, например, отмечает, что с Минском трудно договориться, но если уж договоришься, можно рассчитывать на его приверженность букве и духу договора. С Киевом же, напротив, договориться легко, но ни о каком следовании договоренностям с его стороны не может быть и речи. А все, оказывается, потому, что в Белоруссии есть государство, а на Украине его нет.

Не менее важно и другое. Отмежевание от России может следовать в фарватере традиционного для Восточной Европы этнического национализма, проникнутого русофобией, иногда переходящей в зоологическую. Но то же самое отмежевание принимает форму гражданского национализма, когда мирное сосуществование разных образов будущего, элементов национальной памяти и даже разных языков коммуникации становится нормой. Именно по такому, гражданскому, пути, пусть пока еще робко и несмело, и продвигается национальное строительство в Белоруссии. Да, место белорусского языка в публичном дискурсе может и возрасти, но русский в нем останется. Да, роль Великого княжества Литовского в становлении белорусов как нации будет признана, но и роль Российской империи и ее советской инкарнации, а также роль Великой Отечественной войны останется определяющей. Да, Белорусская Народная Республика, возникшая сто лет назад и просуществовавшая около девяти месяцев, да так, что ее мало кто заметил, будет считаться первой попыткой государственного строительства. Но не меньшее значение будет придаваться VI Конференции организаций РКП(б) Западной области, провозгласившей Белорусскую Советскую Республику, из которой потом возникла независимая Белоруссия.

Гражданский национализм по-мински

Хотя в Белоруссии возможное торжество инклюзивного гражданского национализма обязано поражению национализма этнического, не нашедшего поддержки в обществе, ее опыт вполне может быть востребован на Украине. Во-первых, потому, что самоотторжение последней от России было слишком резким и искусственным и в силу этого потребует оздоровительной коррекции. Во-вторых, элементы гражданского национализма важны для установления мира и согласия на Украине. Маловероятно, что к этому когда-либо приведут нормативы национальной памяти, внедряемые Владимиром Вятровичем. Даже после «изъятия» Крыма, Донецка и Луганска на Украине остается достаточно людей, для которых Степан Бандера – чужой, тогда как Владимир Высоцкий, Виктор Цой и Михаил Булгаков, которых Вятрович назвал щупальцами русского мира, вполне свои.

Характерно, что в Белоруссии никто на эти щупальца не покушается, как и на русский язык. Более того, Лукашенко – единственный кроме Путина постсоветский национальный лидер, который поздравляет проживающих в России ветеранов советского искусства и шлет соболезнования в связи с их кончиной. Эта его привычка отвечает чаяниям простых белорусов.

На тему возможной востребованности белорусского опыта на Украине емко высказался Михаил Минаков, профессор Киево-Могилянской академии в интервью белорусской редакции Радио «Свобода» летом 2017 года. «У белорусов есть определенная историческая вина перед всей Восточной Европой и соседними обществами. Это вина за создание довольно привлекательной авторитарной модели. Но нужно понимать, что, когда во второй половине девяностых режим Лукашенко только устанавливался, он совсем не был привлекательным. А вот 25 лет спустя мы смотрим и понимаем, что так и не достигли позднесоветского уровня ВНП в фиксированных ценах, а белорусы его почти удвоили. И эта социально-экономическая цена свободы и несвободы впечатляет... Из всех шести членов “Восточного партнерства”... только одна Белоруссия контролирует всю свою территорию... Мы дважды пытались изменить правила игры. Революционные циклы между 1991 и 2004 и между 2005 и 2014 гг. протекали приблизительно так: обещание демократии, свободы и достатка; олигархизация; попытка установления авторитарного режима; восстание и новое обещание демократии. Этот цикл мы прошли дважды и уже сделали третий заход».

Вкупе с нищетой и коррупцией колебательный контур новейшей украинской истории привел к массовому бегству населения. Сегодня трудно оценить его реальный масштаб, ибо миллионы украинцев уже отбыли в Россию, Польшу и другие страны включая Белоруссию. Все это позволяет прогнозировать, что геополитический маятник рано или поздно качнется в восточную сторону – не потому, что спасение именно там, а по той же инверсионной логике, которой подчинены революционные циклы. Время плавно перетекает в пространство и наоборот. Да и многовековая история осцилляции между Востоком и Западом едва ли выпала из генетического кода. Когда же качнется маятник, тогда и окажется востребованным на Украине опыт белорусского государственного строительства и белорусского гражданского национализма.

Но для того чтобы это произошло, ему нужно дать возможность свободно развиваться на родной почве. Для этого надо приструнить великодержавных российских «политологов», бьющихся в истерике от каждого проявления белорусской инаковости и использующих синдром оставленной жены для теоретического окормления своих воззрений на Белоруссию. Полезно прислушаться к предостережению Погребинского и признать: Белоруссия – близкое, но все же другое государство. Забвение этого предостережения чревато не только невостребованностью белорусского опыта на Украине, но и потерей самой Белоруссии.

Украина. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634783 Григорий Иоффе


Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 мая 2018 > № 2627179 Светлана Алексиевич

Светлана Алексиевич: уже началась битва за маленькую Белоруссию

Сергей Шапран, Белорусские новости, Белоруссия

Почему лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич отказалась возглавить Конституционный суд? Как так случилось, что Нобелевская премия принесла ей порабощение? Чем, по ее мнению, закончится битва за Белоруссию? Про свой путь и свое время писательница откровенно рассказывает в новом интервью.

31 мая — день рождения первого белорусского лауреата Нобелевской премии Светланы Алексиевич. Юбилей, 70 лет… Светлана Алексиевич родилась 31 мая 1948 года в Станиславе (сейчас — Ивано-Франковск, Украина). Отец — белорус, мать — украинка. Позже семья переехала в Беоруссию. Работала воспитателем, учителем истории и немецкого языка в школах Мозырского района, журналистом в газете «Припятская правда» в Наровле. В 1972 году окончила факультет журналистики БГУ и начала работу в березовской районке «Маяк коммунизма». В 1973-1976 годах работала в «Сельской газете», в 1976-1984 годах руководила отделом публицистики журнала «Неман». В 1983 году стала членом Союза писателей СССР. С начала 2000-х годов жила в Италии, Франции, Германии. С 2013 года постоянно живет в Белоруссии.

8 октября 2015 года стала лауреатом Нобелевской премии по литературе. Премия вручена за «многоголосое звучание ее прозы и увековечение страданий и мужества». Алексиевич номинировалась на Нобелевскую премию по литературе с 2002 года по рекомендации шведского ПЕН-центра за цикл произведений «Голоса Утопии» — это шесть книг: «У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Зачарованные смертью», «Последние свидетели», «Чернобыльская молитва» и «Время секонд-хенд».

Я люблю слушать Светлану Александровну. От самого начала, от первой встречи мартовским днем 1991 года: тогда только начинал заниматься журналистикой, и одними из первых были во многом определяющие знакомства с нею и Василием Быковым… Впрочем, мы давно уже не беседовали «под запись», ведь после Нобелевской премии жизнь писательницы — в бесчисленных вандраваннях по всему миру. Тем не менее, вернувшись в мае домой на короткое время, она нашла время для интервью…

«Белорусские новости»: Светлана Александровна, вы как-то сказали в одном давнем интервью: «Все-таки я думаю, что нас делает время. Если бы не Горбачев, не перестройка, лежала бы книга у меня в столе. А тогда был удивительный время. Я помню, как поменялись лица людей, даже пластика толпы была другая. И сколько было новых имен, слов и чувств! Другое дело, что до нового времени нужно быть готовым. Я оказалась нужным человеком в нужное время. Это было мое время». В этой связи вопрос: верите ли вы в роковую неизбежность предопределенного нам судьбой?

Светлана Алексиевич: Я, конечно, фаталист, но не в таком смысле. И на никакое мессианство не претендую. Просто считаю, что так уж совпало, что я смогла сделать эту работу.

— Вы еще признавались, что однажды думали уехать из страны — после истории с ГКЧП, когда случился судебный скандал вокруг «Цинковых мальчиков», потому что, как сказали, было понятно, что ждет вас…

— Я никогда не хотела уехать навсегда — только временно. И совсем по другой причине. Тогда еще проходили демонстрации, во время которых милиционерам разбивали головы. И, помню, я зашла в Союз писателей, где были Зенон Позняк и несколько наших писателей, один из которых сказал восхищенно: «Светлана, ты знаешь, как текла кровь у этих милиционеров!..»

Я была в ужасе. В ужасе от того, что писатели могут радоваться при виде крови. «Это даже хуже, чем у Демьяна Бедного!» — подумала я. И понятно, что баррикада — это очень опасное место для художника: ты видишь только мишень, а живого человека — нет. И, чтобы сохранить нормальное взгляд на мир, решила на какое-то время выйти из этого круга… Никто здесь с автоматом Калашникова за мной не бегал, хотя звонили и угрожали. Но это все пережили не я одна… Поэтому я уехала, чтобы просто остаться писателем.

— А что именно за угрозы были?

— Говорили, например, что может прибить какой-то «афганец»-сумасшедший…

— Вам не было страшно в то время?

— Конечно, было. И советовали, чтобы я все время ходила с друзьями, как с охраной. Но здесь я как раз была фаталистом и говорила: «Сколько раз мы были свидетелями, что люди ходили с охраной, и их все равно убивали!..» Это моя профессия, и доля риска заложена в этой профессии. К тому же, что касается афганского движения, имейте в виду, что там было много различных течений: кто-то принимал мои книги, кто-то не принимал и считал: «Мы — герои, а она сделала из нас преступников!» Я просто оказалась на острие…

Помню, когда шел суд над моей книгой, пришел священник отец Виталий. Он сказал матерям, которые кричали и оскорбляли меня: «Матери, успокойтесь! Она же имеет право, она хочет сказать, что и те матери тоже плачут!» И женщины бросились на него и стали срывать крест, а потом дошли до Филарета и говорили, какой он предатель, этот отец Виталий. А мне сказали, что поставили свечу и заломили ее… Такое тоже было…

Но вы знаете, я все-таки воспитана русской литературой — воспитана в том духе, что свой путь надо пройти до конца и нужно честно делать свое дело… И когда была на войне в Афганистане… Я же не суперменша… (Улыбается.) И не делала никогда из себя ни суперменшу, ни жертву. И мне было трудно и страшно видеть, как ложкой собирают то, что осталось от людей, чтобы хотя ДНК матери послать. Я там даже один раз потеряла сознание… А потом надо было приехать и еще писать об этом. И нужно было несколько раз прослушать кассеты — я же записи сама делала, ведь когда люди возбуждены, они говорят так отрывисто, что ни одна машинистка не поймет… Но это тоже была моя работа.

— Вы обычно говорите, что если бы не было книги «Я из огненной деревни…» Алеся Адамовича, Янки Брыля и Владимира Колесника, вряд ли вы состоялись бы как писатель. И, говоря, что вам повезло с учителями, каждый раз называете Адамовича и Быкова. Вам их не хватает, ваших учителей? И чье вообще отсутствие для вас еще чувствительно?

— Ну, конечно, этих людей не хватает, но не только мне, но и, по-моему, всем нам… А чье еще исчезновение для меня ощутимое?.. Тогда, во время перестройки, много было таких людей — это и Юрий Афанасьев, и Дмитрий Лихачев, но я скорее говорила бы не персонифицирована, а о какой-то образ того нового времени в лицах.

— Кстати, в различных публикациях упоминаются разные имена, поэтому хотел бы уточнить: кто именно помог тогда, кто одолжил деньги, чтобы вы могли работать над первой книгой? Понятно, что Быков и Адамович…

— Еще Эдзя Огнецвет и Виктор Коваленко.

— Вы сами к ним обращались и ваша просьба не вызвала удивления?

— Не, они очень хорошо, по-дружески реагировали. А просила сама, поскольку это было сложно по тем временам: аудиокассет было не достать, диктофоны же стоили очень дорого, и, конечно, денег на это у меня не было. Однако я потом все, конечно, вернула. Я все-таки воспитана русской литературой — воспитана в том духе, что свой путь надо пройти до конца и нужно честно делать свое дело…

— Теперь же вы сами нередко помогаете и обычным людям, которые оказались в беде, и литераторам, причем абсолютно бескорыстно и редко когда афишируя это (да и то обычно под натиском журналистов). Помогли, например, Андрею Горвату. Его книга «Радзіва "Прудок"» в прошлом году стала, без преувеличения, литературной сенсацией, которую даже трудно, невозможно с чем-то сравнить. Но как вы узнали о Горвате?

— Мы с Машей (Марией Войтешонок, писательницей и подругой Светланы Алексиевич. — С. Ш.) читали его в интернете, это было очень интересно. И было очевидно, что ему трудно жить, поэтому я больше года ему помогала.

— Вы же незнакомы, и со стороны Горвата не было предложения познакомиться? Это, видно, потому что он интроверт…

— Ну да, он, наверное, такой… Может, когда-нибудь мы и познакомимся, но, понимаете, меня это не интересует — я считала нужным помочь ему и помогла.

— Однако хотели бы познакомиться?

— Да, с удовольствием бы… Думаю, когда-нибудь это случится.

— В последнее время в интервью вы выделяете два имени в современной белорусской литературы — Виктора Мартиновича и Ольгерда Бахаревича. И сразу само собой встает вопрос: почему только их?

— Это не значит, что остальные хуже. Я просто говорю, что эти два имени — открытие для меня последних лет.

— Но вы же, наверное, понимаете, что если нобелевский лауреат-то кого-то выделяет, к этому писателю сразу повышается внимание.

— Не думаю. (Смеется.) Я же тоже просто читатель. И вот эти два человека мне, как читателю, интересны. А другие… Может, потому, что это люди из моего поколения, и я приблизительно знаю круг их идей, поэтому и не реагирую так остро. А вот это уже новое поколение с новыми идеями и представлениями о мире и об искусстве. Новое поколение, которое пытается найти новые ответы. Поэтому это мне и интересно.

— А Алесь Рязанов?

— Он из моего поколения. Кроме этого, я в свое время увлекалась Владимиром Дубовкой. А в 1920-е годы русская литература осуществила настоящий европейский прорыв, но потом все было уничтожено НКВД. И вот поскольку я читала авторов 1920-х, для меня не было таким уж откровением то, что было в литературе позднее.

— А вы помогли Анне Северинец в издании ее книги «Владимир Дубовка. Он и о нем» из-за Дубовки или из-за Северинец, которая сама обратилась к вам с просьбой о помощи?

— Из-за Дубовки, поскольку он еще в студенческие годы очень впечатлил меня. Я вообще считаю, что литературный путь и вообще путь искусства — это всегда путь одиночки. Я не верю в тусовочный ход истории.

— И финансово обеспечили в прошлом году и в этом году литературную премию имени Алеся Адамовича Белорусского ПЕН-центра опять же из-за имени Адамовича?

— Да, ведь это мой учитель. А во-вторых, премию дают за честность в литературе и за моральную величину, а эти понятия для сегодняшней литературы по-прежнему важны.

— В общем, есть ли у вас ощущение преемственности литературных поколений? Или возникало когда-нибудь ощущение, про которое однажды Пимен Панченко говорил Григорию Бородулину: «Если мы пойдем, вы сразу почувствуете, как постарели»?

— Да нет, у меня такого ощущения никогда не было.

— То есть у вас не было взаимосвязи со старшим поколением?

— Не сказала бы. Я была уже из другого поколения, и меня интересовали немного другие вещи — глаза: куда человек уходит, в чем смысл смерти? как человек не сходит с ума, убивая другого человека?.. Понимаете, идея уже не довлела надо мной, как над тем поколением, и не потому, что я такая вот, а потому что просто была из другого времени…

И у меня никогда не было ощущения, что вот этот человек — мой старший товарищ. Нет, у меня всегда было чувство близости с людьми, которым близки и интересны те вещи, которые близки и интересны мне. Но просто он знает больше. Только так.

— Очень мне по душе это ваше определение — «сосед по времени».

— Так-так. Но это не мое — это Трифонов. Оно немножко иначе у него звучит, однако смысл такой.

— Но и в своем литературном поколении вы…

— Одиночка. Я вообще считаю, что литературный путь и вообще путь искусства — это всегда путь одиночки. Я не верю в тусовочный ход истории. Все равно если будем говорить о определенное время, мы назовем только отдельные имена, а все эти тусовки — это какой-то фон эпохи, не более того… Так что нет, мне никогда не хотелось быть в какой-то тусовке. Тем более что те вещи, которыми занимаешься (при условии, конечно, что занимаешься серьезно), надо продумывать медленно, тихо, в одиночестве. Серьезная работа всегда проходит в одиночестве.

— И в этом случае, по-видимому, можно говорить в том числе про внутреннюю свободу. Но каким будет лично ваше ее определение?

— Если ты способен задумываться о главном, серьезных вещях и сам способен находить ответы. И когда над тобой ничего не висит и ничто не преобладает. Однако недостаточно одного только генетического чувства свободы — нет, это, конечно, важно, это основа, но хорошо еще, если и время вам тоже помогает. В этом смысле мне, безусловно, 1990-е годы помогли.

— Вы когда-то сказали, что 1990-е годы — самое прекрасное время вашей жизни. Но разве не 1980-е, когда вы и входили в литературу?

— Я не сказала бы, что это лично мое время — это, скорее всего, время моего поколения.

— По-видимому, более правильно говорить о рубеже 1980-1990-х годов?

— Да, это был самый интересное время, когда казалось, что сейчас мы войдем в мир и будем как все, что нас ждет другая жизнь.

— Между тем, известно, какую роль сыграл в вашей судьбе заведующий отделом пропаганды и агитации ЦК КПБ Савелий Павлов. Но я вот подумал: поскольку у вас есть пересечения во времени и в литературе с Василем Быковым и Алесем Адамовичем, возможно, печально известные цэковские работники Владимир Севрук и Иван Антонович сыграли негативную роль не только в их жизни, но и в вашей?

— С Сеўруком я не встречалась. У него было противостояние с Адамовичем. Что касается Антоновича — тоже. Он, как какой-то гоголевский персонаж, хотя где-то и мелькал, но я с ним не сталкивалась. А вот с Павловым у меня действительно связана история…

Была у меня такая книга — «Я уехал из деревни…», первая попытка сделать что-то в этом жанре. Это было еще до знакомства с Адамовичем. Меня уже тогда тянуло записывать людей. И у меня здесь готовился к печати очерк, но его сняли с журнала, и я отправила его в «Новый мир». Однако каким-то образом об этом узнали в нашем ЦК — это вообще загадочно, как работала та система! И меня вызвал Павлов.

Когда я вошла, он даже привстал — видно, думал, что появится такая дородная антисоветчица (смеется), а пришло молодое существо совсем небольшого роста! И хотя сначала он был настроен агрессивно, но стал говорить довольно миролюбиво, словно поучая меня: мол, я не так понимаю, не так пишу, что ремаркизм не пройдет — весь набор советских штампов. А закончилось все тем, что он сказал: «Забираешь свой очерк и через два месяца приходишь с новым вариантом».

И вот я встаю и говорю: «Как вы себе это представляете? Я всю жизнь шла к тому, чтобы написать именно так, как написала. И вы хотите, чтобы за два месяца я стала другим человеком?» Павлов ответил: «Иди и подумай». Я и пошла. И, конечно, ничего не переписала. Закончилась же эта история тем, что я ушла из «Немана».

— Помню, как вы рассказывали, что тщетно пытались тогда найти поддержку в Союзе писателей.

— Так, я вдруг увидела трусливое поколение. Это была ошеломляющая трусость… Никто по-настоящему не вникал в суть моего дела, они словно между прочим разговаривали со мной… Это была непробиваемая советская система.

— Между прочим, мне понравилась реакция Михаила Горбачева, который искренне удивился, впервые увидев вас: «Это ты, такая маленькая, такие-то книги написала?!»

— А, так-так-так! (Смеется.) Это было поразительно! Горбачев, кстати, вел себя очень по-дружески. Но ведь тогда он уже не был генеральным секретарем.

— И о чем вы говорили?

— Это была его лекция в Сорбонне на тему экологии. Я пришла послушать и задала вопрос, связанный с Чернобылем. Горбачев сказал: «Ты думаешь, что я не читал твои книги? Да я читал!..» Однако, полагаю, он также принадлежал к типу политиков-неинтелектуалов, хотя и с хорошим политическим чутьем.

— А правда ли, что Станислав Шушкевич предлагал вам должность председателя Конституционного суда?

— Правда. Но я ответила, что время самодеятельности прошло, и нужно или становиться политиком, или оставаться писателем. Я считаю, что я — писатель, поэтому про какую самодеятельность могла идти речь? Политика — дело серьезное в этом мире. Вы же видите: и без того нами посредственности правят!..

— Но если еще вернуться к предыдущей беседе — были ли вы знакомы с Владимиром Короткевичем?

— Нет, все-таки это был другой мир. Я же была травмирована темой войны и мира. Поэтому Адамович и Быков были мне ближе. Александр Михайлович был близок, прежде всего, благодаря своей европейской ширины. Очень интересно было слушать, что он говорил про Толстого, Достоевского… Я не раз уже повторяла эту мысль Куприна: есть люди — талантливые из-за своего ума, и есть люди — умные из-за своего таланта. Адамович принадлежал ко второму типу.

— Вы же Адамовичу показывали первый, рабочий вариант книги «У войны не женское лицо»?

— Нет, никакого рабочего варианта не было — был только один вариант. Я руководствовалась вдохновением и не могла ни с кем советоваться. Понимаете, как этот жанр работает: сначала появляются отдельные кусочки, и о чем вы будете советоваться? Книга возникает тогда, когда все уже сделано. И когда я показала ее Адамовичу, его реакция была интересная — он сказал: «Как хорошо, что это сделала женщина, а не я, мужчина. Мне в голову не пришло бы про многие вещи спросить!»

Помню еще, что когда книга вышла, у нас с Адамовичем состоялся серьезный разговор. Дело в том, что в то время как раз случились военные события на острове Даманский. Тогда и выяснилось, что первый перевод книги был сделан на китайский язык, и те, кто воевал на Даманском, читали мою книгу — это была такая пропагандистская работа, ведь там воевали женские батальоны. Помню, я позвонила Адамовичу и сказала, что нужно встретиться. «Это ужасно, — говорила я. — Получается, что написанное тобой против войны словно служит войне!» Но Адамович ответил: «Это нам уже не принадлежит».

— «Нам не дано предугадать…»

— Да. Он еще говорил про другое: «Мне нравится, как у вас детали работают. Человек шире любой идеи, а детали человеческой жизни важнее идей. И вы сами свободны от идеи». Политика — дело серьезное в этом мире. Вы же видите: и без того нами посредственности правят!..

— Чтобы подвести здесь какую-то черту, хочу задать еще один вопрос, хотя вы, по сути, косвенно ответили на него. У Владимира Некляева есть цикл «Знаки препинания», где одна из моих любимых записей такая: актриса Раневская звонит утром Ахматовой и говорит, что ей приснился Пушкин. «Сейчас же еду», — отвечает Анна Андреевна. «Если грезит какую-то сообщество, бредит каким-то (поэтическим над бытовым) уровнем отношений, то этаким», — так завершает Некляев свою запись. А вы когда-нибудь мечтали о таком уровне писательских и вообще человеческих отношений?

— Это такая поэтическая метафора… Знаете, мне совсем не близок этот романтизм Некляева. Вот если говорить, с кем бы из людей прошлого мне хотелось бы поговорить… Я занимаюсь «разговорным» жанром и поэтому хорошо представляю, какая это была бы интеллектуальное блаженство прочитать, например, запись разговоров Пушкина с друзьями!.. Или Шкловского… или Олеши… Причем беседы именно писательские, а не о Сталине — как мы о Лукашенко без конца говорим!..

А с кем бы мне самой хотелось пообщаться? Со многими… Если назвать тех, кто повлиял на меня (это было еще до книги «Я из огненной деревни…», которая и стала толчком для меня), то, конечно, «Былое и думы» Герцена, вот эта книга, прежде всего, на меня повлияла. Потом еще Федорченко с ее «Народом на войне»… в общем, многие вещи вели меня… Скажем, я очень много читала и читаю философскую литературу. Потому как собеседники меня даже больше интересуют философы.

— Между тем, вспоминается, что когда вскоре после присуждения Нобелевской премии вас чествовали во Дворце Республики, вы сказали Владимиру Орлову, что вспоминаете ваши разговоры за бокалом вина и скучаете по тем временам…

— Дело в том, что исчезает дух моего равенства с моими друзьями. Я осознаю, что теперь всегда буду стоять особняком.

— Это значит, оказались на пьедестале без своего желания?

— Так, без моего желания. И досада в том, что теперь я никогда не смогу быть свободной. И остались в прошлом те времена, когда мы пили вино, хохотали и разговаривали обо всем на свете.

— После Нобеля так все кардинально изменилось?

— Сейчас более сложно быть незаметной.

— Можно ли сказать, что это период ваших «медных труб»?

— Да нет, Сережа, не нужно этих слов… Хотя это, конечно, испытание, потому что я человек одиночества и не люблю публичность, она мне не интересна.

— Тем не менее вынуждена ездить по миру и выступать.

— Да, но, в конце концов, мир же интересный…

— Во время работы над каждой книгой вы собираете множество рассказов, но, как понимаю, большинство из них не попадает на страницы ваших произведений. На вас за это не обижаются?

— Обиды бывают, но есть законы искусства, они довольно жесткие. Например, с точки зрения искусства, одинаково интересные и жертва, и Сталин. И с точки зрения искусства, нужно сделать определенный выбор, чтобы книга стала поистине произведением искусства, а не просто кучей материала. Этот хаос нужно видоизменить точно так же, как Роден из куска мрамора создавал свои образы… Так что обиды я понимаю, но есть определенные правила. Да и в противном случае у меня было бы не пять томов, а сто пять! И какой был бы смысл в этом?

И досада в том, что теперь я никогда не смогу быть свободной. И остались в прошлом те времена, когда мы пили вино, хохотали и разговаривали обо всем на свете.

— И в результате этого выбора и возникает та самая литература, в которой вам иногда отказывают, называя свою работу всего лишь журналистикой…

— Сегодня настолько меняются музыка и живопись, что удивительно, почему литературе отказывают в сдвигании жанров? Почему это не может быть литературой? Это просто говорит о том, что русская и белорусская литературы живут в закрытых системах и по-прежнему не открыты миру.

— Однако в этом смысле вас больше критиковали не здесь, а…

— В Москве. В Москве больше…

— Но вот, например, безмерно уважаемый мной Александр Николаевич Сокуров, выступая в вашем «Интеллектуальном клубе», назвал вас великой писательницей. К тому же он как-то сказал, что великие писатели нужны всегда, ведь только они могут нас спасти, именно они создают ковчеги. Сейчас же ситуация очень тяжелая, потому что произошла смена времен, и вот этих людей попросту нет. Более того, их не просто нет — масштабные личности обществом вообще не востребованы. То же, по сути, утверждаете и вы, когда говорите, что мы живем в эпоху диктатуры маленького человека. Однако каков ваш прогноз…

— Сережа, я сразу скажу, что давать прогнозы сегодня нет смысла, ведь ни один прогноз уже лет двадцать не сбывается. Мы не в состоянии, исходя из нашего времени, предвидеть даже ближайшее будущее — настолько изменились скорости и формы связи человека и техники, такой произошел большой отрыв от старой культуры и выход к культуре новой и нам совершенно неизвестной… Так что прогнозировать — это как минимум наивно.

— В таком случае другие «астрологические» вопросы опущу…

— (Улыбается.) Конечно, ведь нет смысла.

— За исключением одного. Тот же Александр Сокуров, выступая в вашем «Интеллектуальном клубе», не сомневался, что будущее Белоруссии — в Евросоюзе, причем произойдет это, по его словам, очень быстро…

— Да, я тоже в это верю. Я верю, что Белоруссия будет в Евросоюзе. И понятно почему — в мире идет противостояние с Россией, которая пошла, как сейчас образно говорят, назад к Средневековью. И, конечно, это напугало весь мир. Поэтому сейчас и начнется, уже началась битва за маленькую Белоруссию. Эта битва — пока подковерная — уже идет. А чем она закончится — неизвестно. Это будет зависеть и от политической воли руководителей, и, может быть, от какой-то случайности. Но главное, чтобы не было крови. Так что такой вариант — если Белоруссия будет в Евросоюзе — возможен. И, с моей точки зрения, был бы желателен.

— Но вы связываете какие-то надежды с новой белорусской оппозицией, теми молодыми ребятами, которых после празднования 100-летия БНР иногда называют «менеджерами от оппозиции»?

— Я думаю, ситуацию изменят именно они. С ними связано будущее, с этими новыми людьми с уже новым мышлением… Все наши прежние баррикадные представления оказались ловушкой для старой оппозиции. Это все те же идеи…

— И тот же набор имен.

— Хотя это и достойные люди, которые много пострадали.

— И примеров стоицизма здесь также предостаточно.

— Да, но ход истории — вещь очень жесткая. Пришло новое время новых людей. С ними, думаю, и связано будущее.

— Но вот все тот же Сокуров, конечно, прав, когда говорит, что власть разговаривает не на гуманитарном языке, а на привычном для нее языке насилия. И единственное надежда — это когда появится кто-то, у кого будет влияние на первых лиц государства, и эти люди смогут убедить, заставить руководителей страны поменять стиль поведения. На ваш взгляд, действительно ли это единственный вариант не то что изменить — хотя бы попытаться на что-то повлиять?

— Но главное, чтобы не было крови. Я считаю, что это романтизм чистой воды. Когда-то один человек тоже убеждал меня, что я должна встретиться с Лукашенко, что на него нужно влиять…

— И ход истории пойдет иначе!

— Так-так… (Улыбается.) Но я не такая наивная. Я думаю, что движение истории зависит от множества совпадений миллионов воль. Как говорил Толстой, сначала происходит накопление невидимой нам энергии, и только потом идут изменения.

— Впрочем, нужно заметить, что и Александр Николаевич сам себе возражал, так далее говорил о проблеме другого рода. Он рассказывал, что Ельцин не единожды предлагал ему руководящие должности, однако Сокуров отвечал: «Я не буду подчиняться вам. Я не буду встречать вас в аэропорту, я не буду смахивать пыль с вас. Это просто невозможно: стать частью чиновничьего механизма в том виде, в котором это существует в современной России». И добавлял: «Я думаю, что многие люди, которые могли бы стать во главе нашего общества и работать на славу, на пользу, не могут допустить такого морального унижения». И действительно, кто из гуманитариев, интеллектуалов смог бы быть с ними вместе? Вот и вы, Светлана Александровна, конечно, не согласились бы.

— Нет, дело в том, что политика сам по себе мне никогда не была интересна. Вещи мне интересны на другом уровне — иррациональном, экзистенциальном. Ведь жизнь — это удивительная и загадочная вещь, не понятная нам полностью: что такое человек? кто мы? зачем мы здесь и каким образом? и зачем эти страдания?.. Это все такие глубокие вопросы, и вы можете представить рядом с ними политические лозунги? Это совершенно разные языки! И, конечно, мне гораздо ближе гуманитарный язык.

— А если поставить вопрос шире, то, видимо, стоит вспомнить, что вы еще тридцать лет назад подписали свою книгу Алеся Адамовича следующим образом: «Иногда кажется, что искусство совершенно бяссільнае». Не буду спрашивать, что вы сейчас думаете об этом…

— Я то же самое думаю — иногда кажется, что слово бессильно, особенно сегодня. Нет новых идей, какое-то электричество ушла со слов. Во всяком случае у меня такое ощущение. И когда говорят: «Нас не читают», обвиняя в этом кого угодно, кроме себя, я думаю, что в первую очередь мы сами виноваты — что-то нам не удается сказать, поймать, ухватить в этом времени.

Поэтому… поэтому надо спокойно делать свое дело. А вдруг удастся отыскать эти слова?.. Хорошая писательская работа тоже необходима. Может, она послужит основанием, фундаментом для людей будущего, которые смогут сделать больше, чем мы.

Я вообще считаю, что не нужно преувеличивать собственное значение. Нужно всегда спокойно относится к себе и не думать, что ты так уже много сделал. Тем более что и время нам достался такой… Мы живем словно на обломках, и сделать что-то цельное из всего этого пока что никому из нас не удается — ни политикам, ни писателям. Я говорю сейчас о всех нас, а не о себе — я не болею на собственное величие.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 31 мая 2018 > № 2627179 Светлана Алексиевич


Белоруссия. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 мая 2018 > № 2624335 Артем Шрайбман

В погоне за нишей. Почему Минск сделал миротворчество основой внешней политики

Артем Шрайбман

Миротворческое амплуа дает Лукашенко возможность совмещать ранее несовместимое – признание Запада и авторитаризм, участие в нескольких союзах с Россией и отдельную от нее позицию во внешней политике. Лавирование Минска, которое раньше вызывало раздражение всех вокруг, теперь все больше становится ожидаемой от него линией поведения

На прошлой неделе Александр Лукашенко выступал на необычной для себя площадке – негосударственной экспертной конференции «Минский диалог». Белорусский президент пришел на мероприятие, проспонсированное западными фондами, которые он еще 10–15 лет назад выгонял из страны и обвинял в организации революции против себя. Пришел, чтобы снова предложить Западу и Востоку успокоиться и где-нибудь сесть поговорить в формате Хельсинки-2, например в белорусской столице – уже насиженной переговорной площадке.

Помирим всех

Эта идея не спонтанный экспромт. Уже несколько лет Минск предлагает региону и миру свои миротворческие услуги по любому удобному поводу.

Все началось, разумеется, с минских встреч контактной группы по Украине в 2014 году. Затем были Минские соглашения февраля 2015-го, миротворческий прорыв Лукашенко, усадившего президентов России и Украины за стол, где они хоть что-то подписали. Да еще и вместе с лидерами Франции и Германии, которые и не подумали бы приехать в «последнюю диктатуру Европы» по любому другому поводу.

Сразу после того саммита белорусский МИД выступил с неожиданным заявлением, что готов дать площадку в Минске еще и под переговоры по Нагорному Карабаху. Группа по урегулированию этого конфликта еще с начала 90-х называется минской, и в Белоруссии попробовали сделать реальной свою символическую связь с этим форматом. Но мирный процесс между Баку и Ереваном оказался слишком трудным для реализации белорусских амбиций.

Попутно Лукашенко несколько раз предлагал отправить белорусских миротворцев в Донбасс. В последние месяцы речь шла о тысячах человек, притом что у Минска профессиональных миротворцев лишь несколько сотен. В Киеве прохладно встретили эту идею – речь все же идет о военных из союзной России армии.

Когда в начале 2018 года Нурсултан Назарбаев на встрече с Дональдом Трампом предложил перенести переговоры по Украине из Минска в Астану, чтобы придать им новый импульс, белорусский ответ был резким. Глава МИДа Владимир Макей сказал, что их можно перенести «хоть в Антарктиду», лишь бы от них была польза. Спустя месяц Лукашенко заявил, что у кого-то «руки чешутся получить Нобелевскую премию». Белорусский президент даже намекнул, что Назарбаев приврал, что обсуждал эту тему с Трампом.

Ревность ревностью, но доля истины в словах президента Казахстана была – минские переговоры по Украине выдыхаются. Причина, конечно, не в месте, но факт остается фактом – веры в минские переговоры по Донбассу почти ни у кого не осталось, а вместе с ними могут оказаться забытыми и миротворческие успехи белорусского руководства.

Понимая это, в Минске решили замахнуться на новую высоту. С середины прошлого года Лукашенко и другие представители белорусской власти начали регулярно, буквально на каждом международном форуме предлагать свою следующую идею – «Хельсинки-2».

И рано, и мимо

Задумка простая и на первый взгляд логически стройная. Старый ялтинский миропорядок и правила игры, принятые в Хельсинки в 1975 году, разрушены – нужны новые. Выработать их сегодня могут только крупнейшие державы – США, ЕС, Россия и Китай. Где им собраться? А почему бы не в Минске.

План не учитывает сразу нескольких важных проблем. Запад не признает ни равновеликость ему России, ни легитимность ее притязаний – влиять на соседей в той степени, в которой Москве комфортно. А Россия не готова от этих амбиций отказаться. Внутренняя динамика как в России, так и в западных странах навязывает лидерам такую систему координат, где их патриотизм измеряется способностью дать врагу отпор, а не найти с ним общий язык.

В этой атмосфере сложно не то что сесть совместно переустраивать мир, но даже прекратить эскалацию и начать восстанавливать давно забытое, если вообще когда-то существовавшее доверие. Пока у гипотетических глобальных переговоров нет даже повестки.

Наконец, Минск как площадка может быть хорош для встреч по Украине: всем близко лететь, родная языковая среда, лидеров самопровозглашенных республик Донбасса впустят и не арестуют. Но за пределами региона, особенно в США, Белоруссия по-прежнему воспринимается как не слишком отличимый от России союзник, несмотря на последние годы балансирования. На планете достаточно альтернативных точек, в чьей нейтральности ни у кого не будет сомнений, если понадобится провести важнейший за полвека саммит.

На словах идею Минска о новом хельсинкском процессе поддержали лидеры ОБСЕ. Но кроме этой структуры, вся легитимность которой зависит от способности усаживать Россию и остальную Европу за один стол, ответом на призывы Лукашенко была тишина.

В самом Минске тоже понимают всю нереальность идеи и тем не менее не сбавляют усилий, не боятся выглядеть комично, пытаясь прыгнуть явно выше головы. Зачем? Дело не только в природном белорусском пацифизме и желании всех везде помирить.

Золотая ниша

Минск объясняет свою активность не то чтобы голым альтруизмом, но вполне гуманитарными соображениями. Белоруссия, говорят ее власти, как страна между Западом и Востоком первая попадает под перекрестный огонь, когда они ссорятся. Исторически это всегда было так: армии, ходившие через белорусскую территорию туда-сюда, попутно опустошали страну.

Сейчас же, добавляют солидарные с белорусским МИДом аналитики, при обострении конфликта растет давление на Минск, с тем чтобы он выбрал себе сторону. Можно какое-то время сидеть на двух стульях, но сидеть в двух окопах сложнее. Вывод: нужно работать на сближение сторон, пока тебя не разорвали на части.

Это объяснение не оторвано от реальности, но им причины белорусской инициативности не исчерпываются. Минск не хочет выпускать из рук политический актив, который дает ему ранее недоступную свободу для маневра.

Статус регионального миротворца повышает значимость страны, которую не хочется терять лишь потому, что кто-то другой не способен договориться на твоей площадке. Этот имидж уже помог Минску разморозить связи с Брюсселем и Вашингтоном, несмотря на то что домашний авторитаризм никуда не делся.

Белорусский президент всегда с долей зависти смотрел на коллег из Казахстана или Азербайджана, которых Запад не пинал санкциями и нравоучениями, несмотря на еще более деспотичные порядки, чем в Белоруссии. У них есть нефть и газ, а значит – ресурс регионального влияния, который работает как заслон от внешнего давления. Ситуативный нейтралитет и миротворчество по Украине как раз и стали тем активом, которого Минску не хватало для приглушения правозащитной критики, его билетом в мир двойных стандартов.

К тому же Александр Лукашенко с речами о мире и согласии смотрится в выгодном свете на фоне Владимира Путина с посланиями о новых ракетах и анимацией про их полет во Флориду. Один вроде как создает проблемы, другой пытается помочь их решить. Сама разница в тональности и содержании повестки добавляет Минску субъектности. Специалисты по региону, слыша это разноголосие союзников, все меньше воспринимают Лукашенко как послушного вассала Москвы.

На чуть более глубоком уровне миротворческая риторика открывает не только двери на Запад, но и помогает разговаривать с Москвой. Эта взятая на себя во многом гипотетическая роль позволяет Лукашенко, оставаясь формальным союзником России, не только идти отдельным курсом, но и легитимизирует его в глазах Кремля.

Теперь периодический выход из союзного с Москвой строя – это не предательство и геополитический шпагат, а заход на благородную миссию. Разве можно упрекать посредника в нелояльности? Он на то и посредник, чтобы быть между сторонами в словах и делах. Минск как бы намекает, что если бы он безоговорочно поддержал Москву по всем вопросам, это не принесло бы особой пользы международным позициям России, а так появляется дополнительный канал связи. И с этим доводом Москве сложно поспорить, если она вдруг решила бы указать союзнику на место.

Благодаря такому подходу Белоруссия может позволить себе гораздо больше. На упомянутой конференции в Минске бывший генсек ОДКБ обвиняет в эскалации НАТО, высокий натовский чиновник – Россию, а сидящий между Лукашенко, президент страны – участницы ОДКБ, говорит, что и тот и другой по-своему правы. И никто не замечает логической нестыковки.

Миротворческое амплуа дает Лукашенко возможность совмещать ранее несовместимое – признание Запада и авторитаризм, участие в нескольких союзах с Россией и отдельную от нее позицию во внешней политике. Лавирование Минска, которое раньше вызывало раздражение всех вокруг, теперь все больше становится ожидаемой от него линией поведения.

За эту удачно пойманную нишу белорусская власть будет держаться так долго и крепко, как только сможет. Не стоит исключать, что этот образ Минска, его новая международная идентичность станет постоянным, как маска, которая иногда прирастает к лицу.

Белоруссия. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 мая 2018 > № 2624335 Артем Шрайбман


Казахстан. Узбекистан. Белоруссия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 26 апреля 2018 > № 2584881 Евгений Ган

"Посыпать голову мукой: Казахстану объявили торговую войну", "Караван".

Казахстану объявили войну. И она в разгаре уже семь лет. Проигравшая сторона – перерабатывающая промышленность нашей страны. Все эти годы отрасль несет потери. На пике развития работало 350 мукомольных предприятий, сейчас, в 2018 году, – около 100. Остальные 250 крупных и малых мельниц и комбинатов – это жертвы тарифной политики соседей. В живой силе это более 30 тысяч человек. Две дивизии полного состава.

В этом году экспорт муки из Казахстана сократится на 300–500 тысяч тонн.

Потери нашей экономики могут составить 9 миллиардов тенге. Работы лишатся около тысячи человек. Закроется примерно 20 мельниц. Они теперь не нужны.

Еще около 10 тысяч казахстанцев, работающих в инфраструктурных отраслях, пострадают, так как работы для них будет меньше.

– Мы прямым текстом говорим, что мукомольной отрасли плохо. В этом году она потеряет четверть нашего экспорта. Если это случится, то предприятия станут банкротами, – рассказал “КАРАВАНУ” президент Союза зернопереработчиков Казахстана Евгений ГАН.

Мукомолов активно вытесняют с их традиционных рынков: Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Причем вытесняют строго по графику. Бьют по самому больному месту – по ценам.

Для казахстанских экспортеров установлен НДС в 18 процентов плюс акциз 5 процентов. Также применяются разные железнодорожные тарифы на провоз. Для муки больше, для зерна – меньше.

Так, Ташкент подталкивает бизнес ввозить в страну не готовый продукт, а сырье.

– Основным нашим покупателем всегда был Узбекистан, – рассказал генеральный директор мукомольного комбината “Мутлу” Досмукасан ТАУКЕБАЕВ. – Но затем правительство этой страны поменяло политику ведения бизнеса. Там поставили очень много мельниц. Переработчики покупают наше зерно и продают муку у себя. Они полностью освобождены от уплаты налогов. Более того, если мельница продает свою муку за рубеж, то для нее применяется толлинговая схема: она заявляет о покупке импортного зерна и обязуется полученный продукт экспортировать. После вывоза компания получает весь НДС обратно.

Примерно так же действует и Таджикистан. Душанбе просто установил разный НДС: на муку – 18 процентов, на зерно – 10 процентов.

Справка “КАРАВАНА”

Страны Центральной Азии последовательно уменьшают импорт муки и переходят на закуп зерна. В 2012-м Узбекистан брал 1,2 миллиона тонн муки и в два раза меньше зерна. В прошлом году – всего 627 тысяч тонн муки, но 1,6 миллиона тонн зерна. Таджикистан в 2010 году купил 463 тысячи тонн муки и 367 тысяч тонн зерна. В прошлом году всего 53 тысячи тонн муки, но больше 1 миллиона тонн зерна. То есть этот рынок мы уже потеряли.

Для обеих стран хлеб из Казахстана – товар стратегический. Например, в Таджикистане это более половины всего каравая. Для Узбекистана – четверть. Страны зависят от импорта. Своего зерна им не хватает. Наше положение на этих рынках всегда было твердым. Мука из казахстанской пшеницы – бренд, который мы теряем. Но его подхватывают местные мукомолы.

Во время своего выступления на форуме “Хлебопродукты-2018” в Алматы Евгений Ган показал фото мешков муки узбекского производства, на которых без ложной скромности было написано “Kazakhstan” и “Произведено из казахстанской пшеницы”.

Ситуация с экспортом постепенно усугуб­ляется. В ближайшие годы наши комбинаты могут потерять и афганский рынок. В прошлом году мы поставили в эту страну 1,5 миллиона тонн муки. Теперь это наш единственный крупный рынок сбыта. Но соседи поджимают нас уже и оттуда.

– За транзит тонны муки Узбекские железные дороги берут 65 долларов. У своих мукомолов просят на 22 доллара меньше. Для них действует внутренний тариф. Эти 22 доллара играют очень большую роль. Особенно на таком рынке, как Афганистан. Если мы поставляем условно 1 000 тонн, то 500 тонн поставляют уже узбеки, – рассказал директор “Мутлу” Досмукасан Таукебаев.

– Фактически то, что происходит с мукомольной промышленностью сегодня, – это тренировка, как будут встречать другие казахстанские экспортные товары в будущем, – уверен Евгений Ган. – Так получилось, что мы опередили в развитии другие отрасли. Их будут точно так же ограничивать, пытаться выдавить.

У всех стран есть заинтересованность в покупке сырья и организации производства из него своего продукта. Поэтому мы должны строить свою экспортную политику так, чтобы нашим парт­нерам было интересно покупать не сырье, а продукт.

Ответные меры могут быть зеркальными – снизить тарифы на экспорт муки, поднять на зерно. Или использовать опыт Китая. НДС в Поднебесной составляет 13–17 процентов. При экспорте сельхозпродукции возврат НДС составляет 0 процентов, при вывозе переработанной продукции – 100 процентов. Никто не заинтересован вывозить сырье.

Справка “КАРАВАНА”

Торговые конфликты – нормальная и обычная ситуация. Даже в рамках Таможенного союза. Например, в феврале Россия запретила ввоз из Беларуси 500 видов молочной продукции. Киев и Москва начали антидемпинговое расследование в отношении Минска, который активно поставлял ржаную муку на рынки соседей. Тем не менее Беларусь и Россия остаются ближайшими партнерами и союзниками.

Мы должны приходить к этому же. Тем более у Казахстана уже есть опыт по защите своих интересов в отношениях и с Узбекистаном, и с Киргизией.

Но лучше должны быть системные меры, направленные на развитие экспортного потенциала в целом, а не только муки. Мука – это только пазл в системе, уверен глава ассоциации. Однако минсельхоз и министерство нац­экономики работают не от продажи товара, а от производства. Поэтому они не понимают таких проблем.

– Наша задача сегодня – изучение товарных рынков и изменчивость на перспективу. Что будут есть китайцы через 3–5 лет? Откуда они это будут брать? Как будут меняться потребительские привычки в Узбекистане? Может быть, они “уйдут” в макароны и будут меньше есть хлеба? Это главное, – считает Евгений Ган. – В 2010 году я был на конференции во Франции. И первая презентация была об изменении потребительских привычек населения.

Что будет востребовано через десять лет: французская булка с хрустящей коркой или английская с мягкой? Я сначала смотрел на них широко раскрытыми глазами, сомневался в их адекватности. А потом до меня дошло: они говорят о рынках! Что будут покупать и к чему надо готовиться.

Два дня была конференция. Два дня я не выходил из зала. Мне было интересно всё! Например, развитие сети французских кофеен в Японии. Какие они должны использовать цветовые гаммы. Какой высоты должны быть стулья. Это на две головы выше наших проблем. У нас всё по-другому.

У нас вся информация – коммерческая тайна. Делиться знаниями никто не хочет.

Поэтому я думаю, что у МСХ должна быть крупная аналитическая служба, которая должна понимать, как будут формироваться потребительские предпочтения на перспективу. Исходя из этого, рекомендовать, сколько надо засеять пшеницы, сколько кукурузы и сколько гречихи.

Справка “КАРАВАНА”

Идеал такой системы – минсельхоз в Штатах. Его прогнозами пользуются все производители продуктов питания в мире. Вне страны работает Иностранная сельскохозяйственная служба. Глобальная сеть охватывает 171 государство. В их офисах работают сельскохозяйственные атташе. На основе своих прогнозов МСХ США рекомендует, что и сколько надо вырастить фермерам. Система выстроена так, что тех, кто выращивает лишнее, накажут, а тем, кто работает согласованно с минсельхозом, помогают субсидиями. Мы до этого не доросли.

Для этого надо выстраивать экспортную политику от целей и задач правительства до работы отдельного фермера. И расписать функционал игроков в системе, чтобы каждый занимался своим делом: кому выращивать хлеб, кому его перерабатывать, кому продавать, а кому следить, чтобы все получали прибыль.

Но прежде всего – определить один государственный орган, который мог бы курировать отрасль. В идеале это должно быть самостоятельное агентство, отвечающее за экспорт казахстанской продукции.

– Две недели назад меня пригласили на выставку турецкого мукомольного оборудования, – рассказал Евгений Ган. – И говорят: мол, мы вас пригласили, оплатили проживание в гостинице, поэтому настоятельно вам рекомендуем лететь турецкими авиалиниями. Где мукомолы и где самолеты?! В билете читаю, что мне можно провезти самолетом не 10, а 30 килограммов. Понятно, что это 20 килограммов тех товаров, что я куплю в Турции и вывезу в Казахстан! Вот это и есть цельная национальная стратегия плюс элементарный патриотизм.

Казахстан. Узбекистан. Белоруссия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 26 апреля 2018 > № 2584881 Евгений Ган


Белоруссия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564115 Алексей Александров

НАТО рассматривает белорусскую армию как часть российской

Алексей Александров, Белорусские новости, Белоруссия

Тесная кооперация белорусской и российской армий не позволяет странам Запада рассматривать войска Белоруссии как отдельное формирование. Такое мнение высказал в интервью белорусским журналистам экс-министр обороны Польши, советник Министерства национальной обороны Януш Онышкевич.

«Что меня все время интересует — это как белорусские военные и политики смогут совмещать записанное в Конституции страны стремление к нейтралитету и то, что сейчас фактически нет белорусской автономной противовоздушной обороны, — сказал эксперт. — По последним договорам Белоруссии с Россией, есть гарантия со стороны Белоруссии: если Россия придет к выводу, что есть какая-то угроза для ее военных объектов на территории вашей страны, она может ввести войска, чтобы как-то обеспечить их безопасность. Это просто сводит Белоруссию к статусу страны, которая не вполне независима. Это очень странно. И для нас в этом есть проблема. Для нас с чисто военной точки зрения белорусская армия считается просто частью российской милитарной структуры».

При этом Онышкевич подчеркнул: в ЕС и, в частности в Польше, ценят то, что Белоруссия заняла «очень сдержанную позицию по вопросу Крыма». «Это было очень важно. Роль, которую Белоруссия играет при организации минских переговоров, также велика. Я бы не сказал, что Белоруссия — это фактор, который во всех аспектах абсолютно независим от России. Но это и не то же самое», — заключил он.

Отвечая на вопрос БелаПАН о перспективах потепления, которое началось в отношениях между Белоруссией и ЕС в 2015 году, Онышкевич предположил, что дальнейшее сближение может привести к постепенной эволюции белорусского правящего режима.

«Удержать независимость Белоруссии — это очень важно не только для вас. Чем больше этой независимости, тем лучше и для нас, — заявил эксперт. — Польша — соседка Белоруссии. Последние изменения в отношениях наших стран можно приветствовать, но не следует забывать, что мы все время должны координировать свою политику с политикой ЕС. Но при этом можем и сами тоже влиять на эту политику, ведь ЕС — это не какая-то внешняя структура, это все мы». «Я надеюсь, что власти Белоруссии не сделают ничего такого, что свернет контакты с Европой. И эти контакты, этот нынешний диалог, может быть, поможет в какой-то эволюции белорусского режима», — добавил экс-министр.

Онышкевич напомнил о польском опыте, когда в 1980 году под давлением общественности в отставку был отправлен первый секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии Эдвард Герек.

«Герек был вынужден идти на послабления внутренней политики, все это было медленным процессом, но при этом было и дополнительным фактором развития оппозиции в Польше. И этот процесс в конце концов привел к изменению политического строя в стране», — заключил он.

Белоруссия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564115 Алексей Александров


Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 7 апреля 2018 > № 2562590 Алексей Красильников

Прощай, бульба: сможем ли мы прожить без белорусской картошки?

Белорусская картошка в России оказалась под угрозой. В марте Россельхознадзор ограничил поставки египетского картофеля в РФ, а затем обнаружил его под видом картофеля, импортируемого из Беларуси. Если подобное повторится, под запрет попадет весь продовольственный картофель, который идет в сопровождении белорусских фитосанитарных сертификатов, пригрозил российский регулятор. Если запрет введут, как это отразится на ценах? Исполнительный директор Картофельного союза России Алексей Красильников рассказал в интервью ПРОВЭД о ситуации на картофельном рынке.

– Какой объем картофеля идет к нам из Беларуси?

– Если посмотреть статистику ФТС за последние 4-5 лет, то данные по импорту картофеля столового в РФ варьировались от 20 до 50 тысяч тонн в год, за исключением 2017 года. Во втором полугодии 2017 года, без декабря, официальные цифры статистики выросли до 250 тысяч тонн. Россельхознадзор объясняет это ужесточением условий прохождения грузов: часть нелегальных операторов вышла в белую зону.

По нашим подсчетам, в Россию ежегодно поставлялось из Белоруссии около 500, а может быть, даже 600 тысяч тонн картофеля. В декабре-январе 2018 года и официальные поставки уже были достаточно высокими.

– Что происходит с отечественным картофелем?

– Урожай 2017 года, несмотря на снижение площадей и снижение качества продукта, по объемам был неплохой. Но очень много претензий к качеству. Белорусский картофель существенно лучше по качеству, и отпускная цена на него на 2-3 рубля дороже.

Однако операторы рынка отмечают, что вместе с белорусским продуктом осуществлялись поставки и польского картофеля этим же транзитным путем.

– Будут ли введены ограничения? Как они отразятся на ценах?

– Честно говоря, я с некоторым недоверием отношусь к возможности введения запрета. Но в принципе Россельхознадзор может пойти на ограничения.

В течение последней недели на рынке, в частности, на подмосковном рынке, сформировалась цена в районе 17 рублей за килограмм. Несмотря на опасения по поводу резкого роста цен, мы пока этого не видим. Если сравнивать цены первой недели апреля в этом году и в 2017 году, то можно увидеть, что в прошлом году в этот период стоимость килограмма была на рубль больше.

Рынок спасает то, что есть достаточный объем картофеля из Египта и есть запасы отечественного картофеля, этого хватает для поставок на внутренний рынок. Ограничения на ввоз из Белоруссии могут спровоцировать рост цен на картофель старого урожая, про новый урожай я не говорю. Но пока скачка цен нет.

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 7 апреля 2018 > № 2562590 Алексей Красильников


Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 апреля 2018 > № 2562622 Александр Ткачев

Александр Ткачев предложил Белоруссии искать новые рынки сбыта молока.

Последние несколько лет Россия предпринимает меры для роста производства молока, а также пытается защитить рынок от некачественного импорта. Длящиеся уже несколько лет «молочные войны» между Россией и Белоруссией даже стали предметом обсуждения глав государств — Россию не устраивает качество поставляемого из Белоруссии молока. Как обстоят дела в молочной отрасли, что необходимо сделать, чтобы на полках российских магазинов перестали продавать «сыроподобный продукт» и как этому поможет электронная сертификация, рассказал в интервью РИА Новости министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

— Александр Николаевич, в этом году впервые за пять лет не произошло традиционного зимнего повышения цен на молоко российских производителей. Почему? Отечественного молока стало так много, что производители стали снижать цены?

— Отечественного молока, действительно, производится больше с каждым годом. Мы активно тесним иностранных конкурентов на своем собственном рынке. За период с 2013 по 2017 год отечественные производители увеличили производство товарного молока на 2,2 миллиона тонн, а импорт молочной продукции сократился на 2,8 миллиона тонн.

Наши сельхозпроизводители готовы и дальше теснить импортную продукцию на внутреннем рынке. Анализ, который провели наши эксперты, показывает: мы можем увеличивать объемы производства молока ежегодно на 500 тысяч тонн. Наша ближайшая цель, которая определена доктриной продовольственной безопасности, — обеспечить рынок молока на 90% отечественными продуктами. Уверен, что мы не только достигнем этой цифры, но сможем пойти дальше, вплоть до полного замещения импорта.

— Какие у нас планы на этот год?

— По расчетам наших экспертов в текущем году ожидается дальнейший рост объемов производства сырого молока ежемесячно на уровне 2,5-3%. И данные первых месяцев работы эти расчеты подтверждают.

За первые два месяца надои выросли на 3%. Те решения, которые были приняты на государственном уровне по поддержке молочного животноводства, оказались эффективными и дают свои результаты. Но при этом мы отмечаем другую тенденцию: спрос на сырое молоко у отечественных переработчиков падает. Производители молочных продуктов не закупают сырое молоко, предпочитая использовать другое — более дешевое и не всегда качественное сырье.

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 апреля 2018 > № 2562622 Александр Ткачев


Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 марта 2018 > № 2545591 Артем Шрайбман

Запрос на свое. Как Лукашенко борется с оппозицией за историю

Артем Шрайбман

Белорусский президент, несмотря на свою советскую ментальность, все яснее осознает, что независимой стране нужен более прочный исторический фундамент, чем БССР. При Лукашенко пересмотр белорусской официальной идентичности будет неспешным. Он не близок ни самому президенту, ни значительной части элит. К тому же у них есть опасения, что резкий крен к национализму разозлит Россию. Но лояльность белорусских властей к досоветской и, как следствие – отдельной от России истории будет с годами только расширяться

25 марта оппоненты белорусской власти традиционно отмечают непризнанный официально праздник – День воли, годовщину провозглашения Белорусской народной республики в 1918 году. Год назад День воли совпал с пиком социальных протестов по всей стране. Акцию в белорусской столице тогда жестко разогнали с сотнями задержанных.

В этом году власть удивила многих тем, что после переговоров с оппозицией разрешила митинг-концерт к столетию БНР на одной из лучших площадок в центре Минска. Оценки числа пришедших разнятся, за шесть часов, по усредненным данным СМИ, на концерте побывало от семи до пятнадцати тысяч человек, организаторы заявили о 40–50 тысячах. В любом случае таких массовых Дней воли в Минске не было с конца 1990-х.

До недавнего времени белорусская власть периодически меняла свой внутриполитический курс только в тех случаях, когда хотела понравиться Западу. Сейчас перемены уже не настолько конъюнктурны. Расширяя границы своей лояльности к национальной повестке вплоть до попыток ее перехватить, администрация Александра Лукашенко делает шаги навстречу не своим оппонентам, а тем идеям, на которые у белорусской оппозиции всегда была монополия.

Выход за советские рамки

Годовщины попыток создать свои государства на обломках Российской империи в 1917–1918 годах на официальном уровне отмечают почти все постсоветские страны: от Литвы и Украины до Армении и Казахстана. Даже Россия, унаследовавшая от СССР ядерный чемоданчик и мавзолей Ленина, вышла в официальном историческом дискурсе на некий симбиоз советской и имперской идентичностей.

Белоруссия выпадала из этого ряда, потому что ее власть до недавнего времени строила свою историческую легитимность лишь как правопреемница БССР. И речь не только об отказе от рыночных и демократических реформ. Даже белорусские флаг и герб с приходом Лукашенко к власти в середине 90-х вернулись к советским образцам. Днем независимости был объявлен день освобождения Минска от немцев в 1944-м, а годовщина Октябрьской революции снова стала государственным праздником.

Отказавшись от национального, несоветского нарратива, власть отдала его своим противникам. С самого начала правления Лукашенко бело-красно-белый флаг и герб «Погоня», которые были символом БНР, органично стали символом оппозиции.

Власть и ее противники жили бы и дальше в своих привычных дискурсах и эстетике, но с советской идентичностью есть одна проблема. Она – слабая подпорка для независимости страны. Если у белорусов до СССР не было своих устремлений к независимости, то получается, что сегодняшняя Республика Беларусь – побочный продукт распада Советского Союза. В Минске особенно остро прочувствовали эту дыру в фундаменте, когда увидели, как легко работается вежливым людям в самых советских и русскоязычных регионах Украины в 2014 году.

Тогда белорусская власть стала дополнять политическое отдаление от Москвы мягкой белорусизацией внутри страны. Процесс шел неспешно и оставался на уровне популяризации вышиванок и первой за много лет речи Лукашенко на белорусском языке. Трех пророссийских публицистов больше года держали в СИЗО за грубость в адрес белорусской нации и языка. Де-факто легализовали до сих пор оппозиционный символ «Погоня», продукцию с ней теперь можно купить даже в государственной торговой сети.

Частью этого процесса не мог не стать пересмотр официальной версии белорусской истории. Столетие событий 1917–1918 годов дало самый подходящий повод. Тогда после Октябрьской революции в Минске прошел Всебелорусский съезд, но его разогнали испугавшиеся сепаратизма большевики. Съезд собрался снова подпольно, избрал из своего состава Раду, та выбрала исполком из 10 человек.

В начале 1918 года большевики эвакуировались из Минска, его заняла немецкая армия. Под оккупацией Рада провозгласила независимость БНР. Кайзер Вильгельм, несмотря на просьбы от белорусского правительства о поддержке, БНР не признал, полноценное государство на оккупированных территориях построить не удалось. К концу года после поражения Германии территорию современной Белоруссии поделили между собой Польша и большевистская Россия.

Во времена Лукашенко БНР стала олицетворением всего, что было чуждо белорусской власти, – оппозиционных символов, антисоветскости и унизительных просьб о помощи у западных оккупантов. Поэтому с приближением круглой даты выяснилось, что включить ее в официальный дискурс без потери лица не так легко. Особенно учитывая прошлогодний шлейф и планы оппозиции проводить традиционные протесты в День воли.

Балансировка ответа

Поведение власти перед 25 марта в зависимости от угла зрения выглядело либо как попытка усидеть сразу на нескольких стульях, либо как изощренный план раскола оппозиции, либо как отсутствие согласованной между разными госорганами линии поведения. Кажется, там были элементы всего перечисленного.

Для начала об исторической роли БНР и необходимости всем вместе без конфликтов отметить ее годовщину начали говорить высшие госчиновники – от главы президентской администрации до министров информации и внутренних дел.

С конца прошлого года администрация президента начала вести непубличные переговоры с одним из лидеров оппозиции Григорием Костусевым. Власти пообещали установить в Минске несколько памятных знаков, помочь организовать конференции и выставки к столетию БНР, а также дать оппозиции провести свой митинг-концерт. Чтобы подтолкнуть к отказу от ежегодного шествия, оппозиционерам предложили даже помочь с аппаратурой и не брать деньги за присутствие на акции милиции и медиков (обычно эти расходы ложатся на плечи заявителей акций).

Казалось, что власть подобрела и дала оппозиции карт-бланш. Но за несколько дней до 25 марта силовики начали превентивно задерживать активистов, которые готовили несанкционированное шествие до места проведения концерта. Одному из крупных спонсоров разрешенной акции посоветовали передумать. В госучреждениях с людей начали брать подписи, что они не пойдут на оппозиционный концерт.

В день акции десятки человек, решивших все-таки пойти на шествие, задержали на месте сбора. Людей, выходящих с площадки разрешенного праздника, просили прятать бело-красно-белые флаги, а если те не слушались – тоже задерживали. На самом месте проведения концерта глушили мобильную связь и интернет и даже специальной аппаратурой перехватывали и угоняли дроны журналистов.

А затем силовики снова подобрели и вечером выпустили почти всех задержанных как до 25 марта, так и по ходу дня, не дав некоторым даже досидеть свои сроки ареста.

Все выглядело так, как будто власть хотела одновременно показать выросшую лояльность к теме БНР, но при этом не создать впечатление, что оппозиции теперь все можно. Правда, прессовали оппозиционеров в этот раз без прошлогодней жесткости, чтобы зря не расстраивать как Запад, так и уже немалое число белорусов, для которых 25 марта стало праздником.

Контуры будущего

Отсутствие однозначной линии поведения власти накануне столетия БНР обнажило редкие для белорусской системной политики противоречия.

Так, абсолютно провластные белорусские коммунисты открыто осудили поблажки оппозиции, на которые пошло государство. Такую же позицию заняли некоторые пророссийские, но при этом лояльные белорусской власти комментаторы в госСМИ. С другой стороны, среди провластных депутатов парламента нашлись те, кто сами дали интервью оппозиционным СМИ с призывами к единству и словами, что без БНР не было бы сегодняшней независимости.

Глава белорусских католиков, которые в основном живут на западе страны, Тадеуш Кондрусевич 25 марта прочитал молитву за БНР. Уроженец России, православный митрополит Павел сделать то же самое отказался. Зато на митинг-концерт пришел пресс-секретарь белорусской православной церкви, закончивший свою речь лозунгом «Жыве Беларусь», который обычно использует оппозиция.

Такой же двоякой, как и поведение властей в связи со столетием БНР, была и риторика Александра Лукашенко. За несколько дней до Дня воли он сказал, что поручил подчиненным «не вмешиваться» в проведение акции в этом году. Президент заявил, что не стоит гордиться событиями столетней давности из-за того, что основатели БНР обратились за поддержкой к оккупантам-немцам. А затем предложил не судить тех политиков строго, но меньше говорить о той «печальной странице» в истории.

И вот здесь прозвучала, пожалуй, самая главная фраза по этой теме: «Подставляться нельзя, как это сделала Украина. Ну зачем было костылять русских, русский язык. Если вы хотите, чтобы все говорили на украинском, читай – на белорусском языке, это надо делать аккуратно… Спокойно это будем делать. Сейчас [националисты] заявляют, что Лукашенко делает то, что мы говорили. Вы только и делали, что говорили и настраивали русских и украинцев против себя. А Лукашенко это делал без гвалта. Я тоже сторонник суверенитета и независимости, больше, чем они все, потому что это моя работа».

Белорусский президент, несмотря на свое советское историческое образование и советскую ментальность, кажется, все яснее осознает, что независимой стране нужен более прочный исторический фундамент, чем БССР. При Лукашенко пересмотр белорусской официальной идентичности будет, насколько это возможно, неспешным. Он не близок как самому президенту, так и значительной части элит. К тому же у них всех есть опасение, что резкий крен к национализму разозлит Россию.

Но лояльность белорусских властей к досоветской и, как следствие – отдельной от России истории будет с годами только расширяться. Смена поколений как в обществе, так и во власти берет свое. Белорусы привыкают к жизни в своем государстве, из этого вырастает запрос на свою, отдельную от всех историю.

Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 марта 2018 > № 2545591 Артем Шрайбман


Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 16 марта 2018 > № 2534591 Марина Петрова

Мнение. Мы зависим от белорусского молока.

В России производят недостаточно молока, заявил зампредседателя правительства РФ Аркадий Дворкович. Дефицит составляет 25%. Генеральный директор Petrova Five Consulting Марина Петрова рассказала в интервью ПРОВЭД, как эту проблему можно исправить и сколько времени на это уйдет.

– Действительно ли мы производим лишь три четверти нужной продукции?

– Да, действительно недостаток молока-сырья является одной из важнейших проблем, тормозящих развитие российской молочной отрасли. По данным Росстата, в 2017 году было произведено 31,1 млн тонн молока, но эти цифры включают молоко из личных подсобных хозяйств, которые не идут в последующую переработку. Поэтому правильнее говорить о производимых объемах товарного молока.

В России доля товарного молока составляет 57%, и по итогам прошлого года было произведено 18 млн тонн, а для самообеспечения требуется порядка 50 млн тонн товарного молока (это соответствует объему производимого в РСФСР молока в 1990 году). Эту цифру подтверждает и расчет медицинской нормы потребления молока и молочной продукции – сегодня россияне потребляют на 40% меньше молока и молочной продукции, чем предполагает медицинская норма.

Сейчас недостаток молока-сырья компенсируется импортом как сухого молока, которое идет в последующую переработку, так и готовой продукции – сыра и сливочного масла.

– Насколько достижимы планы довести производство молока до нужного уровня за год? Что для этого нужно?

– Безусловно, за один год невозможно нарастить объемы производства молока до нужного уровня. Даже до 40 млн тонн, о которых говорил Дворкович.

Это связано с тем, что после строительства и закупки скота должно пройти 2 года до первой дойки, а значит – даже если сейчас увеличить объемы государственной поддержки, «рывок» мы получим только через 3 года. Кроме того, необходимо коров обеспечить достаточным объемом кормов, а это значит – ввести земли в оборот, а это также занимает порядка 3 лет.

Молочная отрасль тем и сложна, что вырубить коров от недостатка финансирования быстро, а для того, чтобы восстановить хозяйство и получить снова новое молоко, потребуется значительное время. При текущем уровне государственной поддержки и сохранении эмбарго Россия сможет наращивать объемы производства сырого молока темпами 2-3% в год.

Изменение ситуации возможно только в случае кратного увеличения объемов государственной поддержки, снижения процентной ставки для всех производителей молока, исключения лимитирования объемов льготного кредитования и развития инфраструктуры села. Кроме того, важным моментом является зависимость России от зарубежного скота, оборудования (включая сельхозтехнику, доильное оборудование, оборудование для переработки, упаковочное и лабораторное, даже тесты на антибиотики), премиксы, ветеринарные препараты, моющие средства.

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 16 марта 2018 > № 2534591 Марина Петрова


Литва. Белоруссия. СЗФО. ЦФО > Транспорт. Авиапром, автопром > gudok.ru, 12 марта 2018 > № 2527371 Алексей Шило

Одним «пилотом» не ограничатся

Как прошла тестовая отправка поезда из Калининграда в Москву через Литву и Белоруссию и о перспективах развития комбинированных перевозок, «Гудку» рассказал директор по коммерческой деятельности – начальник Центра фирменного транспортного обслуживания ОАО «РЖД» Алексей Шило.

– Алексей Николаевич, почему именно на развитии контрейлерных перевозок ОАО «РЖД» делает акцент и с этой целью подготовило отдельный проект? Как он реализуется и что в результате должно получиться?

– Это совершенно новый транспортно-логистический продукт, прорабатываемый холдингом. Речь идет о перевозке на контрейлерных платформах автомобилей, автопоездов, полуприцепов, съемных автомобильных кузовов по наиболее востребованным автомобилистами массовым направлениям.

Регулярные контрейлерные перевозки в международном и внутреннем сообщениях, по нашему мнению, позволят привлечь на железнодорожный транспорт дополнительные объемы грузов, расширить масштабы перевозочной деятельности компании, оптимизировать загрузку железнодорожной и терминально-складской инфраструктуры, увеличить степень маршрутизации грузовых потоков и получить дополнительные доходы.

И в мировой практике контрейлерные технологии широко распространены, так как они позволяют сочетать в себе качества различных видов транспорта, в частности, маневренность, оперативность и скорость автомобилей с производительностью, всепогодностью и безопасностью поездов.

Для реализации проекта нам необходимо решить комплекс технико-технологических, информационных и коммерческо-правовых задач. С этой целью в РЖД создана специальная рабочая группа, в которую вошли не только специалисты причастных подразделений компании, дочерних и зависимых обществ, но также и потенциальные пользователи данного продукта.

– Как далеко продвинулись в работе и есть ли сложности?

– ОАО «РЖД» совместно с Федеральной антимонопольной службой (ФАС) еще в 2016 году обсуждали стоимость контрейлерных перевозок. Она установлена на уровне тарифов на перевозки универсальных крупнотоннажных контейнеров.

Однако приступить к практической реализации проекта до недавнего времени мы не могли из-за того, что не был утвержден специальный «габарит» для этого вида перевозок. В конце 2017 года приказом Минтранса утверждены «Технические условия размещения и крепления автомобилей, автопоездов, автоприцепов, съемных кузовов при перевозке в грузовых вагонах», которые позволяют использовать в контрейлерном сообщении более низкие – на 200 мм ниже, чем универсальные, – платформы с высотой пола 1100 мм. Кроме того, не применять повышающий коэффициент к тарифу, что делает контрейлерные перевозки более привлекательными, а также упрощает технологию их реализации.

Очевидно, что для практической реализации проекта нужен специализированный подвижной состав. И в настоящее время АО «Федеральная грузовая компания» вместе с конструкторскими бюро изучает возможность производства универсального вагона-платформы, предназначенного в том числе для перевозок контрейлерных грузовых единиц, а также вспомогательной погрузочной площадки с размещением на фитинговых упорах для погрузки полуприцепов вертикальным способом при помощи ричстакера.

Выпуск установочной партии – 300 платформ – планируется к концу 2018 года.

– На каких направлениях планируете использовать технологию?

– Мы проводим мониторинг потенциальной грузовой базы и при проработке интересных маршрутов руководствуемся предпочтениями наших потенциальных клиентов. Определены такие приоритетные направления, как из Москвы в Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Забайкальск и обратно, а также из Калининграда в Москву транзитом через территорию Литвы и Белоруссии. Каждое из них отработаем на опытной отправке с участием потенциальных клиентов. Пилотные перевозки позволяют получить практический опыт организации контрейлерного сервиса, отработать технологию погрузки и выгрузки, утвердить местные технические условия крепления автотранспортных средств, а также выявить основные преимущества и недостатки, устранение которых в дальнейшем позволит нам сделать продукт более совершенным и привлекательным.

И сейчас уже можно говорить об определенных результатах. В конце 2016 года РЖД вместе с ООО «Глобалтрак Лоджистик» организовали перевозку по маршруту Москва – Новосибирск – Москва, а 9 февраля c ГК «Дело» – из Калининграда в Москву. Для этого пилотного проекта грузоотправитель разработал проект Местных технических условий размещения и крепления автомобильных полуприцепов на специализированной платформе модели 13-9938. Региональное подразделение Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом обеспечило погрузку полуприцепа терминальным тягачом методом осаживания через торцевую эстакаду, была произведена оцентровка полуприцепа, который закрепили на платформе с помощью вилочного погрузчика.

Чтобы обеспечить безопасность перевозки, Калининградская железная дорога, ЦФТО и грузоотправитель провели испытания на соударения по проверке способа размещения и крепления автомобильного полуприцепа в порожнем состоянии. Груз проследовал со станции Калининград-Сортировочный через три погранперехода (Чернышевское – Кибартай, Кяна – Гудогай и Осиновка) по территории Литвы, Белоруссии и России и 13 февраля прибыл на станцию Кунцево Московской железной дороги. В этом и уникальность перевозки, что она проходила транзитом через две страны.

– Как договорились работать с Литвой и Белоруссией?

– Были решены вопросы таможенного оформления, неизбежно возникающие при прохождении границ. При налаженном взаимодействии с контролирующими органами можно будет говорить о конкурентных преимуществах по срокам доставки полуприцепов контрейлерным способом.

Кроме того, с ЛЖД и БЖД договорились о предоставлении специальных оптимизированных ставок на перевозку вагона с груженым прицепом, которые будут действовать в течение всего года. Скидка к базовым тарифам от ЛЖД составила 40%, от БЖД – 45% на груженый контрейлер и 60% на порожний контрейлер.

– Чем интересен Белоруссии и Литве российский транзит, тем более со скидкой?

– В первую очередь переключением и привлечением дополнительного объема перевозок, расширением масштабов перевозочной деятельности. Это также позволит странам-транзитерам снизить нагрузки на экологию, на автодорожную сеть на территории своих государств.

Недавно я встречался с руководством «Литовских железных дорог», и мы обсудили дальнейшее сотрудничество, учитывая планы Литвы по производству специализированного подвижного состава и его использованию в сообщении с РЖД и Белорусской железной дорогой.

Что касается самого направления Калининград – Москва – Калининград, то оно определенно представляет коммерческий интерес как для холдинга «РЖД», так и для наших клиентов. Правление компании поставило задачу организовать до конца года еще одну опытную перевозку, но уже в терминально-логистический центр «Белый Раст» в Дмитровском районе Московской области. В настоящее время здесь строится контейнерно-контрейлерный терминал.

– Что еще необходимо сделать для организации регулярных перевозок?

– Нужно сделать продукт максимально удобным и коммерчески привлекательным. До того момента, как ФГК выпустит парк специализированного подвижного состава, будем отрабатывать технологию на маршруте Екатеринбург – Новосибирск, используя имеющиеся две платформы компании, чтобы сформировать комплексную услугу контрейлерных перевозок.

Также необходимо доработать программное обеспечение АС ЭТРАН для информационного сопровождения отправок. Кроме того, сейчас рассматриваются различные варианты оптимизации тарифных условий, в этом вопросе нужно определиться. С заинтересованными клиентами анализируем потенциальные объемы перевозок, определяем новые маршруты и исследуем коммерческую эффективность применения на них контрейлерных технологий. Уверен, что запланированные мероприятия позволят организовать сервис на регулярной основе и он будет привлекателен для всех участников перевозочного процесса.

Елена Кудрявцева

Литва. Белоруссия. СЗФО. ЦФО > Транспорт. Авиапром, автопром > gudok.ru, 12 марта 2018 > № 2527371 Алексей Шило


Белоруссия. Россия > Леспром > bumprom.ru, 1 марта 2018 > № 2526470 Юрий Назаров

Юрий Назаров: Российский рынок всегда был и будет интересным и экономически выгодным «Беллесбумпрому»

Российский рынок всегда был и будет интересным и экономически выгодным Белорусскому производственно-торговому концерну лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, заявил председатель концерна «Беллесбумпром» Юрий Назаров.

«Нашей задачей на 2018 год стоит увеличение поставок мебели в Европейский союз. Однако основные объемы мебели мы продолжаем экспортировать на российский рынок, доля которого составила в 2017 году более 60% от общего экспорта. Мы, безусловно, не собираемся уходить оттуда, он останется для нас основным. По нескольким простым причинам: у нас одинаковый менталитет, вкус, подходы к производству и приобретению мебели», – отметил председатель концерна.

Юрий Назаров, также подчеркнул, что сегодня «Беллесбумпром» производит и расширяет ассортимент целлюлозно-бумажной продукции с учетом собственной целлюлозы. И в данной сфере российский рынок тоже является основным для Беларуси, потому как слишком большую роль играет целлюлозно-бумажная логистика.

«Мы стараемся и в Польшу экспортировать продукцию, но российский рынок всегда был и остается для нас основным. Мы очень плотно работаем с Россией на уровне целлюлозно-бумажных предприятий. Учимся и набираемся опыта друг у друга. А в дальнейшем, согласовываем нашу политику, в том числе и по продажам целлюлозно-бумажной продукции, с российской «Лигой переработчиков макулатуры». Мы очень активно с ними работаем, потому что понимаем, что одна из наших общих задач – наведение порядка с использованием вторичного сырья, в том числе макулатуры», – сообщил он.

Выступавший также уточнил, что предприятия концерна являются самыми крупными переработчики макулатуры в стране.

«И если по производству целлюлозы белорусские специалисты учатся на существующих и действующих предприятиях в России, то переработчики макулатуры из РФ приезжают к нам и смотрят, как у нас наводят порядок с упорядоченным использованием этих вторичных ресурсов. В общем, по макулатуре мы имеем определенный опыт: как ее заготавливать, перерабатывать», – дополнил Юрий Назаров.

Председатель рассказал, что существует такой показатель – индекс промышленного производства. И в 2017 году по целлюлозно-бумажной продукции, не считая Светлогорска и Добруша, объем производства увеличился почти на 120%.

«При этом понимаем, что макулатура для этих целлюлозно-бумажных предприятий является единственным отечественным сырьем для переработки. То есть для нас макулатура – это стратегический товар, для переработки которого мы модернизировали все наши мощности. Например, в прошлом году мы закупили и переработали порядка 230 тыс. тонн макулатуры. Часть ее мы привозили из России. Тут имеется в виду, что мы завозим высококачественную макулатуру, где имеется достаточное количество первичного сырья», – сказал Юрий Назаров

В заключение своего выступления председатель концерна «Беллесбумпром» отметил, что сегодня с получением собственной целлюлозы, ассортимент продуктов, который получают в Беларуси на целлюлозно-бумажных предприятиях, значительно расширяется.

Справка Бумпром.ру:

«Беллесбумпром» - белорусский производственно-торговый концерн лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности. Занимается лесозаготовкой древесины, деревообработкой, производством мебели, выпуском картонно-бумажной продукции. Председатель концерна Юрий Назаров. В концерне трудится более 53 тыс. человек.

Концерн объединяет 60 организаций, на которых сосредоточено 70% переработки древесины в Белоруссии и более 50% от общего объема производства мебели. В «Беллесбумпром» входят ЗАО Холдинговая компания Пинскдрев, ОАО Бумажная фабрика «Красная Звезда», ОАО Добрушская бумажная фабрика «Герой труда», ОАО Мозырьдрев, ОАО Борисовдрев и др. Основные рынки сбыта — Беларусь, Россия, Украина, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан, Армения, Кыргыстан, Молдова, Таджикистан, Туркмения и др.

Белоруссия. Россия > Леспром > bumprom.ru, 1 марта 2018 > № 2526470 Юрий Назаров


Белоруссия. Китай > Приватизация, инвестиции > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495843 Кирилл Коротеев

Более 20 резидентов, ввод инфраструктуры и переезд из Минска в пригород: итоги 2017 года в парке "Великий камень"

Кирилл Коротеев Первый заместитель генерального директора СЗАО "Компания по развитию индустриального парка"

-Прошлый год в "Великом камне" был насыщен событиями: то и дело проходили подписания договоров с новыми резидентами, закладывались камни в основания производств, а управляющая компания и вовсе стала новоселом - переехала в административное здание, построенное на территории парка. Об этих и других итогах работы в 2017 году, а также планах на год текущий корреспонденту БЕЛТА рассказал первый заместитель генерального директора СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" Кирилл Коротеев.

- Кирилл Юрьевич, 2017 год был насыщен событиями, касающимися парка "Великий камень". Назовите те из них, которые, по вашему мнению, были наиболее значимыми.

- В прошлом году мы официально ввели в эксплуатацию инфраструктуру. Обустроены дороги и инженерные сети на семи улицах стартовой зоны парка протяженностью 13 км. Вдоль улиц выполнены инженерные сети электрической и телефонной канализации, наружного освещения с установкой мачт и светильников, водопровода, канализации, газоснабжения. Завершены работы по организации дорожного движения, устройству велодорожек и тротуаров, благоустройству и озеленению всех улиц. В рамках контракта генерального подряда с компанией САМСЕ выполнено работ на сумму более $113 млн, в том числе в 2017 году - на $29,2 млн.

Ввод инфраструктуры считаю самым важным событием, потому что до этого мы показывали и говорили, но не могли дать резиденту, например, электроэнергию. Первые резиденты строились на дизелях, а сейчас те, кто приходят на площадки, цивилизованно подключают строительные городки, бытовки к электричеству. Кстати, услуги по электроснабжению оказывает управляющая компания. Мы закупаем у "Минскэнерго" определенное количество электроэнергии и распределяем по территории".

Всю инфраструктуру эксплуатирует управляющая компания. Это дополнительные расходы, которые мы не имеем права положить на резидентов. Мировой опыт другой: все-таки инфраструктура общего пользования должна обслуживаться за счет налогов государством. Будем думать, как это будет в будущем, но пока эксплуатируем мы.

Услуги связи на территории парка оказывает ООО "Чайна Телеком БЛР". Нареканий к качеству нет. И "Белтелекому" найдется работа: планируется, что государственный оператор будет оказывать услуги связи населению, когда будет идти речь о вводе жилого района и социальных объектов.

Еще одно, на мой взгляд, знаковое событие - формирование минимально необходимого пула резидентов. По состоянию на 1 января 2018 года в парке было зарегистрировано 23 резидента. Хотя можно сказать, что и три резидента, подписанные после нового года, - это работа, сделанная в прошлом году.

Важно, что среди резидентов есть компании, объекты которых находятся в высокой степени готовности. Сейчас нам есть что показать не только на макетах. Например, ЗАО "Чайна Мерчантс СиЭйчЭн-БиЭлАр Коммерческая и Логистическая компания" завершаются работы по строительству объектов современного логистического центра. Уже построены и введены в эксплуатацию три склада общей площадью более 47 тыс. кв.м, контейнерный терминал, бизнес-центр с гостиницей, выставочный центр. Общий объем освоенных инвестиций составляет около $121,5 млн.

Хочу отметить и принятие указа №166, направленного на совершенствование специального правового режима "Великого камня". Документ напрямую повлиял и на количество резидентов, и на темпы строительства, и в целом на привлекательность парка.

- Документ определил сразу несколько серьезных новаций.

- Указом предусмотрено обслуживание субъектов хозяйствования по принципу "одна станция", то есть все услуги будут оказываться в одном месте. Инвестору не нужно будет ходить по различным министерствам и комитетам - достаточно прийти к нам и выразить желание сотрудничать. Органы госуправления по запросу будут обязаны направлять своих сотрудников в парк для выполнения административных процедур.

Документом вводится мораторий на проведение без согласования с администрацией парка проверок в отношении резидентов и управляющей компании.

Также скорректированы требования для регистрации компаний в качестве резидентов парка - основные направления деятельности расширились за счет информатики, фармацевтики, электронной коммерции, деятельности, связанной с хранением и обработкой больших объемов данных, социально-культурной деятельности.

Еще одно важное изменение - возможность снижения объема инвестиций до $500 тыс., но при условии такого инвестирования в трехлетний срок. Напомню, что ранее резидентом парка можно было стать с минимальным объемом инвестиций в $5 млн без ограничения по сроку.

Начало исчисления срока применения резидентами парка льготы по освобождению от налога на прибыль на дату объявления прибыли, освобождение от налога на недвижимость и земельного налога отнесено на весь срок действия особого порядка налогового регулирования.

Также на 10 лет вводится так называемая стабилизационная оговорка. Она предусматривает нераспространение на резидентов, совместную компанию и ее дочерних юрлиц действия нормативных правовых актов, ухудшающих условия ведения деятельности в парке.

- В прошлом году СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" в полном составе переехало в новое административное здание, расположенное на территории "Великого камня". Наверняка решение не из простых - все в Минск, а вы из Минска...

- Это чрезвычайно важное для нас событие. С точки зрения обывательской - это, конечно, неудобства. Но с точки зрения продвижения парка - это стратегически правильное решение. Мы говорим, что мы уже здесь, а значит, и вы можете быть здесь. Кстати, не успели мы переехать, как переехало представительство "Чайна Мерчантс" - из гостиницы "Пекин" в Минске в свой бизнес-центр, построенный в парке.

Ближе к лету к нам должна переехать Администрация парка "Великий камень". После этого будем организовывать работу по принципу "одна станция", который предусматривает оказание всех необходимых инвестору услуг, что называется, не выходя из здания. Также несколько банков выразили желание открыть здесь отделения, страховые организации планируют работать. И, конечно, офисы резидентов - все помещения уже зарезервированы. Например, "УайТиОу Технолоджи БиЭлЭр" целый этаж выкупили.

- Какие еще резиденты помимо "Чайна Мерчантс" начали строить производства?

- ООО "Чэнду Синьджу Шелковый Путь Развитие" завершает строительство научно-исследовательского и производственного центра суперконденсаторов, в настоящее время ведется подключение к инженерным сетям и коммуникациям.

Еще один наш резидент ООО "Рухтех" на земельном участке площадью 3,56 га строит производство оптомеханических компонентов, электронных узлов и лазерного оборудования на их базе. Заявленный объем инвестиций - $30 млн.

Производственное унитарное предприятие "Зумлион Бел-Рус" огородило свой участок площадью 13 га, разместило строительный городок. На зимний период строительство поставили на паузу, но уже весной планируют активно заняться возведением объекта.

Весной же на площадке рядом ООО "Рухтех" мы как управляющая компания планируем начать строительство инновационного центра. Он будет возводиться на средства техпомощи Китайской Народной Республики. Уже подготовлена площадка, проектная документация. Ждем подписание документа с китайской стороны. Предположительно это произойдет в марте. Проект рассчитан на сумму около $20 млн.

Также надо отметить, что управляющая компания завершила строительство первого производственного корпуса общей площадью около 8 тыс. кв.м со встроенными помещениями телекоммуникационного центра (АТС). Сейчас два резидента - ООО "Ассомедика" (реализация проекта по созданию производства замкнутого цикла медицинской техники и изделий медицинского назначения) и ООО "Флюенс Интернэшнл Технолоджи" (проект "Технологии теплоотвода в светодиодной продукции") - ремонтируют помещения, что называется, под себя. Больше этот корпус вместить не сможет, поэтому начали строить второй. В марте планируем начать возводить третий. На стадии проектирования находится четвертый производственный корпус.

Конечно, нам бы хотелось, чтобы в 2018 году как можно больше резидентов приступили к строительству объектов. И пока есть все предпосылки для того, чтобы так и было.

Например, в этом году планирует строить завод по производству радиаторов из литого алюминия и радиаторов из стали и алюминия ООО "САС Индастриал". Объем инвестиций на первом этапе составит $6 млн, на втором - $10 млн. После выхода на проектную мощность планируется производить 8 млн единиц радиаторов, при этом 100% продукции будет поставляться на экспорт.

Также планирует строиться ООО "Грейтдекор". Это проект концерна "Кроноспан" по производству материалов (покрытий) для деревообрабатывающей и мебельной промышленности. Общий объем инвестиций превысит 25 млн евро.

- Вы упомянули инновационный центр, строительство которого будет осуществляться за счет китайской технической помощи. И это не единственный проект на средства техпомощи КНР…

- Да, не единственный. Мы предполагаем, что техническая помощь КНР также будет направлена на строительство первого жилого дома. Если все пойдет по плану, то строить начнем уже весной. Это будет на территории, расположенной ближе к деревне Быкачино. Согласно проекту, речь идет о доме на 156 квартир, которые планируются как арендное жилье.

Мы рассматриваем строительство жилья как дополнительный элемент привлечения инвесторов. Уже сейчас многие спрашивают, есть ли на территории парка здания, где можно было бы поселить сотрудников.

Что касается проекта дома, то его особенностью будет размещение на первом этаже банковского и почтового отделений, ЖЭУ или управляющей компании, опорного пункта милиции. Все это необходимо, чтобы жильцы могли чувствовать себя комфортно и защищенно.

Если говорить о перспективах жилищного строительства, то мы планируем построить квартиры для 7-8 тыс. человек. Это будет малоэтажная застройка, 7 этажей максимум, но в основном 4-5 этажей, чтобы не нарушать архитектурный облик всего парка. При строительстве рассчитываем применять новые технологии, в том числе системы отопления геотермальными источниками.

Также за счет технической помощи из Китая будем строить автостанцию в Смолевичах с приобретением восьми автобусов. Скорее всего, это будут электробусы. Часть из них будет ходить из Смолевичей, часть дополнит маршруты из Минска.

Важным проектом является и реконструкция реки Уша, которая, по сути, уже началась. При первом приближении вроде бы работы не первостепенной важности, но это не так. Ведь стоки со всего парка, аэропорта нужно не просто перерабатывать - нужно выводить. Сейчас состояние реки ужасное. Это маленький ручеек, который тянется приблизительно на 15 км. Мы же проведем расширение и углубление канала, благоустроим территорию. После завершения работ это будет полноценная рекреационная зона.

- Ранее озвучивались планы по строительству поликлиники на территории парка.

- От этих планов мы не отказываемся. Сейчас поликлиника находится на стадии проектирования. Предполагается, что она будет построена также с привлечением технико-экономической помощи КНР. Но пока нет никакого смысла начинать реализацию проекта, поскольку даже строительство первого дома еще не начато. Когда необходимость в таком объекте появится, тогда и начнется его возведение.

А вот пожарное депо, которое строится за бюджетный счет, будет введено уже в этом году.

- Давайте поговорим о планах на нынешний год. Какие из них вы можете назвать первоочередными?

- Одну из задачей я уже назвал - чтобы как можно больше резидентов приступили к строительству своих производств.

Еще одна задача, связанная с резидентами, - это увеличить их количество минимум до 40 к концу года. В высокой степени готовности находятся проекты по созданию производства рефрижераторных медицинских и лабораторных центрифуг, завода для локализации производства препаратов из плазмы крови человека, производства солнечных батарей, беспилотных летательных аппаратов AVIC. В пуле наших перспективных резидентов как компании из Китая, так и европейские предприятия. Также активно включаются в работу белорусские организации.

- На каком этапе находится проект по вхождению в состав акционеров СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" немецкой компании Duisburger Hafen AG?

- Идет переговорный процесс. В самое ближайшее время мы планируем снять все разногласия, сблизить позиции по договорам купли-продажи, акционерному соглашению. Да, может быть, все идет не так быстро, как нам хотелось бы, но, тем не менее, процесс идет. Наши партнеры подходят ко всему предельно скрупулезно, оценивают риски, перестраховываются. Мы даем разъяснения, где-то соглашаемся с опасениями, где-то говорим, что они излишние.

Одно понятно наверняка: итог стоит того, чтобы прикладывать максимум усилий. "Порт Дуйсбург" - конечная точка возрождаемого Шелкового пути, того самого сухопутного маршрута, где задействована Беларусь. Уже сейчас составы идут из Дуйсбурга через Беларусь в Урумчи и дальше и обратно. Логично связать путь с двух концов.

Беларуси такое сотрудничество интересно сразу в нескольких аспектах. В частности, немецкие партнеры обладают ключевыми компетенциями в организации производственной логистики. Причем речь идет не просто о хранении и перевозке товаров, а еще и выполнении операций, которые логично делать в пункте распределения. Кроме того, планируется создание совместного железнодорожного хаба на территории "Великого камня". Также большая ставка в сотрудничестве с Duisburger Hafen AG делается на доступ к клиентской базе немецких партнеров.

- Какие еще ставите задачи помимо активизации строительства производств резидентов и вовлечения новых участников в строительство индустриального парка?

- Задача №2 - это строительство инфраструктуры на следующем этапе освоения территории. Если посмотреть на карту стартовой зоны, то можно увидеть, что практически вся земля роздана или зарезервирована под какие-то конкретные проекты. Остаются небольшие участки, которых на крупные проекты, что в будущем придут в парк, уже не хватит. Поэтому мы переходим к освоению следующего этапа. В этом году начинаем разрабатывать проект детального планирования. Мы решили, что этой работой должна заняться одна из известных мировых студий. Надеемся, нам предложат оригинальное видение, которое всех устроит. Сейчас мы ведем переговоры сразу с несколькими брендами, узнаем, готовы ли они взяться. А дальше будем смотреть, кто что предложит. Хотелось бы определиться уже в этом году, чтобы в 2019-2020 годах оперативно приступить к созданию инфраструктуры.

Ну а третья важнейшая задача - это решение социальных вопросов, о которых мы говорили выше и без которых невозможно освоение территории парка в том объеме, в котором запланировано.

- К слову о социальных вопросах. Некоторые экологи полагают, что строительство такого крупного производственного проекта, как индустриальный парк "Великий камень", негативно скажется на состоянии окружающей среды. Проводили ли вы исследования влияния будущих производств на экологию?

- Не буду долго и пространно рассуждать на тему экологии. Скажу только, что парк "Великий камень" первым в Беларуси получил сертификат Eco-Management and Audit Scheme (EMAS) Европейского союза как свидетельство образцовой экологической направленности. Эта сертификация считается наиболее передовой в мире системой менеджмента в соответствии с принципами устойчивого развития. Цель EMAS - улучшить и сделать более эффективной работу по защите окружающей среды, способствовать постоянному улучшению экологических характеристик деятельности организаций.

Процесс получения свидетельства добровольный. И мы пошли на это осознанно, потому что не меньше других заинтересованы в том, чтобы сохранить все, что нам дано природой, а в некоторых случаях, как, например, с рекой Уша, и улучшить нынешнее положение дел.

Юлия ДЫЛЕНОК, БЕЛТА.

Белоруссия. Китай > Приватизация, инвестиции > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495843 Кирилл Коротеев


Белоруссия. Литва > Транспорт > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472024 Сергей Богдан

Как сужающийся доступ к морю подрывает белорусский суверенитет

Сергей Богдан,  Заутра тваей краiны, Белоруссия

18 января Литва объявила, что Клайпедский порт зафиксировал самый высокий за свою историю годовой объем грузов. Это произошло благодаря растущему использованию белорусскими компаниями порта Клайпеды, даже несмотря на давление Москвы, которая склоняет Белоруссию к бойкоту портов балтийских государств.

Официально белорусское правительство и бизнес сообщают, что они уже начинают экспортировать нефтепродукты через российские порты. Тем не менее, говоря то, что Москва хотела бы услышать, Минск продолжает работать в обычном режиме.

Минск уступает Москве?

20 декабря заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко высказал прогноз, что в 2018 году Белоруссия экспортирует до одного миллиона тонн нефтепродуктов через российские порты. Этот экспорт будет перенаправлен из портов Балтийских стран.

Действительно, 8 декабря глава белорусской государственной компании «Белнефтехим» Игорь Ляшенко объявил, что компания начинает экспортировать нефтепродукты через российские порты. Первая сделка на 72 тысячи тонн должна быть завершена в декабре-январе. Официальный характер его заявления был подчеркнут тем фактом, что оно было сделано на заседании Совета министров Союзного государства Белоруссии и России.

Однако объем этой сделки ничтожен, и даже планы по экспорту одного миллиона тонн в год через Россию не впечатляют. Для сравнения, в прошлом году — даже после того, как экспорт сократился примерно на 15%, Белоруссия ежемесячно экспортировала почти миллион тонн нефтепродуктов. Есть еще одна интересная деталь: у России нет технических возможностей для перенаправления даже половины этих объемов экспорта. Директор по коммерческим вопросам Российских железных дорог Алексей Шило 19 октября сообщил информационному агентству ТАСС, что компания может перевозить около пяти миллионов тонн белорусских нефтепродуктов в год.

Кампания Кремля по навязыванию блокады Балтийских портов застопорилась. В прошлом августе президент Путин лично потребовал, чтобы транзит белорусских нефтепродуктов был перенаправлен из Прибалтики в российские порты. Он предположил, что это можно сделать, навязывая логистические требования Минску через контракты на поставку российской нефти в Белоруссию. Ранее, начиная с 2016 года, Москва пыталась достичь той же цели, предлагая Белоруссии все большие скидки на перевозку грузов по железным дорогам. Однако эти усилия потерпели неудачу.

Заместитель премьер-министра Белоруссии Владимир Семашко сообщил СМИ, что Минск подписал все нефтяные контракты с Россией на период до 2025 года и они не могут быть изменены.

Однако в конце сентября исполняющий обязанности директора Белорусской нефтяной компании Сергей Гриб заявил, что Белоруссия готова была бы поставлять свои нефтепродукты иностранным клиентам через российские порты, если бы в этом присутствовала экономическая целесообразность. Как сообщал портал TUT.by, операция по перевалке одной тонны нефтепродуктов через порты прибалтийских стран стоит от шести до восьми долларов США, а использование российских портов, предложенных Кремлем, будет стоить 12 — 18 долларов.

Никакого бизнеса, только политика

У Минска могут быть свои причины отправить часть грузов через Россию — например, чтобы сделать намек балтийским соседями. Газета «Белорусы и рынок» отметила, что решение Минска о экспорте некоторых грузов через российские порты может иметь не только экономические, но и политические причины — ведь Литва борется против проекта строительства белорусской АЭС и всеми способами пробует оказать давление на Минск.

Белорусское присутствие в Клайпедском порту Литвы предоставляет Минску некоторое влияние на Вильнюс. Несмотря на то, что в течение нескольких лет Россия сокращала объем грузов, перевозимых через страны Балтии, Клайпеда процветает. В основном благодаря белорусскому экспорту калия и нефтепродуктов в 2016 году, порт достиг рекордного уровня перевалки грузов — 40,14 миллиона тонн, а в 2017 году он снова побил этот рекорд за счет перевозки более 43 миллиона тонн.

Официальная доля белорусских грузов в Клайпедском порту, по словам посла Белоруссии в Вильнюсе Александра Короля, за последние пять лет постоянно превышала 30 процентов. По другим оценкам, в частности, опубликованным российским информационным агентством Regnum, доля грузов, связанных с белорусскими компаниями и отправленного через Клайпеду, может достигать 70 процентов.

Однако такое интенсивное использование Клайпеды делает Минск более уязвимым. В интервью газете «Литовский курьер» 13 декабря посол Король пожаловался: «Мы с сожалением замечаем заявления литовских политиков и чиновников о нежелательности сотрудничества с Беларусью, а также их рекомендации [литовским фирмам ] относительно более тщательного выбора деловых партнеров и поставщиков».

Белорусы приходят, когда россияне уходят

5 ноября, анализируя попытки Москвы выманить белорусские фирмы из портов Прибалтики, белорусский независимый интернет-портал TUT.by интерпретировал эти шаги в рамках более широкой реакции Кремля на растущее присутствие Беларуси в литовских и латышских портах.

Оно началось с покупки национальной калийной компанией «Беларуськалий» 30-процентной доли терминала Клайпедского порта в 2013 году. Компания сохранила эту долю собственности и делала дальнейшие инвестиции. В сентябре прошлого года директор «Беларуськалия» Иван Головатый объявил, что «Беларуськалий» может теперь экспортировать всю продукцию через собственный Клайпедский терминал.

Еще одну попытку улучшить доступ к морю для белорусского бизнеса можно увидеть в решении Белорусской нефтяной компании работать с латвийским портом в Риге. В 2016 году белорусский нефтеперерабатывающий завод «Нафтан» подписал контракт с БНК на экспорт в 2018-2022 годах по меньшей мере одного миллиона тонн нефтяных дистиллятов через объекты латвийского WT OIL Terminal. Как белорусские, так и латвийские фирмы, участвовавшие в сделке, умолчали об этом, но информация была опубликована в одном из ежегодных отчетов Нафтана.

Минск пересматривает планы по украинским и польским портам

Усилия Минска найти альтернативные варианты доступа к морю через Украину и Польшу застопорились, хотя причины остаются неясными. 4 января белорусское правительство приняло решение закрыть свое консульство в Одессе. Открытие консульства в марте 2011 года совпало с попытками Минска найти альтернативные источники импорта нефти и уменьшить зависимость от России. Именно по дороге на встречу со своим украинским коллегой Павлом Климкиным в Одессе в августе 2015 года белорусский министр иностранных дел Владимир Макей объявил о заинтересованности Минска в увеличении транспорта белорусских грузов через украинские порты.

18 января Макей озвучил планы Минска закрыть консульство в польском портовом городе Гданьск. В последние годы белорусское правительство изучало возможности использования порта Гданьск, а также разрабатывало международный речной маршрут между Черным и Балтийским морями.

Следовательно, не имеющая выхода к морю Беларусь борется не только с планами Кремля довести региональных противников России до банкротства. В отношениях Белоруссии со странами региона есть проблемы, которые не имеют никакого отношения к России. В результате этого, на нынешнем этапе Минск откладывает свои планы относительно украинских и польских портов, а его сотрудничество с Латвией и Литвой в вопросе доступа к морю характеризуется нестабильностью. Без стабильного регионального сотрудничества белорусский суверенитет остается под угрозой. Только диверсифицированная торговля и коммуникации могут изменить политическую экономию белорусского государства и сбалансировать зависимости Минска от России. Это будет возможно в том случае, если Белоруссия сможет обеспечить доступ к морю через различные страны.

Белоруссия. Литва > Транспорт > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472024 Сергей Богдан


Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал об основных трендах евразийской интеграции, цифровой повестке, рынках энергоресурсов и о готовящихся изменениях в Договор о Евразийском экономическом союзе.

- Тигран Суренович, как бы вы кратко охарактеризовали уходящий год для евразийской интеграции. Это был успешный год или какие-то ожидания не сбылись? -

В этом году мы вышли на траекторию роста. Во всех странах Евразийского экономического союза по итогам года зафиксирован прирост ВВП, промышленного производства, увеличение объемов торговли - как внутри союза, так и с внешними торговыми партнерами. К примеру, рост взаимной торговли составил 27% за десять месяцев этого года. Такие темпы мы давно не наблюдали.

Положительная динамика стала результатом действия трех составляющих: восстановления мировой экономики, национальных реформ и действия интеграционного потенциала нашего объединения. По оценке экспертов, интеграционные процессы в формате ЕАЭС в последние годы обеспечили как минимум до 1 процентного пункта прироста ВВП для ряда наших стран.

Важно, чтобы этот позитивный тренд стал устойчивым, и мы максимально реализовали свои возможности. Поэтому задача, которая стоит перед нами, - обеспечить углубление интеграционных процессов и создать условия для ускоренной модернизации и развития экономик ЕАЭС.

Очевидно, что дальнейшее снятие барьеров, ограничений, изъятий, которые еще существуют в нашем союзе, будет стимулировать экономическую активность.

- В уходящем году были и громкие дискуссии между странами ЕАЭС. К примеру, Беларусь и Россия вели полемику насчет поставок белорусской молочной и мясной продукции, Казахстан и Кыргызстан - по поводу перемещения грузов через свою границу. Такие разногласия - недостатки Договора о ЕАЭС или это, скорее, частности?

- Подобные дискуссии были не только в прошлом году, они были и раньше, будут и в будущем. Когда реализуется такая масштабная задача, как формирование общего рынка и единого экономического пространства, постепенно должно происходить сближение по нескольким фундаментальным направлениям. Во-первых, это гармонизация законодательства. Второе - это осуществление согласованных политик в различных сферах экономической деятельности. В-третьих - создание реально функционирующих рынков без изъятий и ограничений. Четвертое - это равные конкурентные условия без демпинга и так далее. И самое главное - это сближение уровней социально-экономического развития наших стран, потому что очевидно: если эти уровни существенно отличаются, то и задачи, и приоритеты у стран разные, а это тоже одна из причин таких дисбалансов и конфликтов интересов. Все это означает, что мы должны пройти большой путь развития нашего союза и углубления интеграции, чтобы сблизиться по всем этим параметрам.

Но в тоже время благодаря таким дискуссиям и спорам мы выявляем первоочередные задачи, разрабатываем планы сближения позиций стран, решаем, как будем преодолевать существующие противоречия. В этом и есть логика нашего движения вперед.

- На ваш взгляд, назрели ли уже какие-то изменения в Договор о ЕАЭС или пока рано об этом говорить?

- Я считаю, что назрели. Опыт трех лет существования ЕАЭС уже выявил узкие места, показал плюсы и минусы применения норм документов, которые составляют правовую базу ЕАЭС. Кроме того, на мой взгляд, мы должны все время совершенствовать союзный договор. Мы с вами живем в быстро меняющемся мире, и те изменения, которые происходят вокруг нас, которые меняют экономическую доктрину, парадигму современной экономики, не должны оставаться незамеченными. Мы обязаны отвечать на эти вызовы, глобальные в том числе. Это значит, что мы должны все время возвращаться к нашему союзному договору и совершенствовать его.

В ЕЭК работает специальная группа, которая совместно со странами уже подготовила и согласовала со всеми участниками ряд предложений по изменению договора. Думаю, в следующем году мы предложим первый перечень изменений, которые необходимы союзу.

В качестве примера я могу напомнить, что в союзном договоре ничего не говорится о цифровой экономике, цифровой трансформации, в то время как это - самый важный глобальный тренд, который меняет нашу жизнь, экономику, социальную сферу - буквально все. И очевидно, что нам необходимо вместе реализовывать общую цифровую повестку. Иначе на общем рынке могут появиться новые препятствия и барьеры. Тем более, что современные рынки быстро проходят процедуру оцифровки, они все работают в логике цифры, в логике межотраслевых цифровых платформ. Нам также необходимо быстро меняться и развиваться, чтобы наш союз соответствовал тем темпам трансформации, которые мы видим в других странах, был бы конкурентоспособным на глобальных рынках. Иначе наши партнеры, бизнес и граждане уйдут на другие цифровые платформы.

- ЕЭК нуждается в каких-то дополнительных полномочиях?

- Да, и чем раньше мы это сделаем, тем эффективнее будет функционировать наш союз. Очевидно, что необходимо расширить полномочия Коллегии ЕЭК, что, конечно же, означает и повышение ее ответственности.Кроме того, Совету ЕЭК необходимо рассматривать концептуальные вопросы, потому что это очень дорогой ресурс. Когда мы ежемесячно собираем наших вице-премьеров, они должны обсуждать стратегические вопросы, а не технические. Сейчас порядка 50% из них Совет ЕЭК принимает без обсуждения, потому что это те пункты повестки, которые урегулированы со странами на уровне Коллегии. И мне кажется, загружать ими Совет нет необходимости. Такая перезагрузка и перераспределение полномочий - созревший вопрос.

Второй аргумент за расширение полномочий - чрезмерная забюрократизированность нашего союза. Иногда, чтобы принять простые решения, мы тратим шесть месяцев, потому что должны проходить очень сложные процедуры согласования позиций.

Кроме того, необходимо создать рычаги, в том числе финансовые, которые бы стимулировали интеграцию. Это и формирование финансовых фондов, и более активная работа с Евразийским банком развития. Важно, чтобы мы были подключены к реализации проектов, которые мотивируют интеграцию хозяйствующих субъектов, создание совместных предприятий, совместных брендов, совместных инфраструктурных и цифровых платформ. Сейчас таких инструментов, с помощью которых мы бы могли стимулировать хозяйствующие субъекты, у нас, к сожалению, нет.

- Я могу заблуждаться, но мне кажется, что граждане наших пяти стран - Беларуси, Армении, Казахстана, Кыргызстана и России - не чувствуют, что живут в едином союзе. Что нужно сделать, чтобы они на себе ощутили преимущества ЕАЭС?

- Я бы сформулировал несколько по-другому: наши граждане, наоборот, ощущают, что они живут в общем пространстве, но их огорчает, что в нем пока существует множество препятствий. На мой взгляд, нас объединяет общее прошлое, культурологический аспект, мы ко многим событиям и явлениям относимся одинаково, у нас схожая шкала ценностей, нас сближает русский язык. То есть оснований для того, чтобы чувствовать себя в общем пространстве, - на самом деле много. Но вот когда существуют проблемы, это огорчает, и их нужно решать как можно быстрее.

Серьезным шагом вперед стало решение проблемы трудовой миграции для жителей пяти стран: теперь можно устраиваться на работу без дополнительных разрешительных процедур. С 1 января 2017 года в России начало работать обязательное медицинское страхование для граждан союза, и все трудовые мигранты могут пользоваться этой страховкой, получать необходимую медицинскую помощь. Еще один важный аспект - признание дипломов, что также способствует тому, что люди могут находить работу. Конечно, есть еще много вопросов, над которыми надо продолжать работать, чтобы граждане наших стран чувствовали себя более комфортно. Это и вопросы, связанные с водительскими удостоверениями, и пенсионные вопросы, и ряд других тем. Мы ведем серьезную работу в этом направлении, и в следующем году, уверен, будут приняты решения, которые положительно скажутся на жизни граждан.

- Но разве нет ситуаций, когда принимаются решения на уровне ЕАЭС, в том числе названные вами по облегчению трудоустройства, по социальному страхованию, а в странах - участницах союза какими-то подзаконными актами это все нивелируется?

- Такая болезнь есть. Поэтому мы создали и опубликовали "Белую книгу" - доклад "Барьеры, изъятия и ограничения в ЕАЭС". В ней удалось согласовать со сторонами 60 требующих устранения препятствий, но их на самом деле гораздо больше. У нас около 140 вопросов, являющихся предметом дискуссий между странами, которые ограничивают равные условия для граждан и бизнеса. Мы видим, что национальные правительства вынуждены по ряду объективных или субъективных причин защищать своих производителей, граждан, и часто они принимают решения, которые входят в противоречие с нашим союзным договором. Все это должно преодолеваться совместными усилиями путем реализации дорожных карт по устранению уже выявленных препятствий.

-Вы уже затронули тему, о которой много говорят, - цифровую повестку. Первым проектом, который, как объявлено, будет реализован в ЕАЭС в соответствии с этой повесткой, станет создание системы прослеживаемости товаров. Вопрос, наверняка, актуальный, но он, как мне кажется, больше важен с точки зрения чиновников, бюрократии. А для бизнеса, для граждан что даст цифровая повестка?

- К нам по этому вопросу больше обращается бизнес, нежели чиновники. Система прослеживаемости, которую мы создаем, включает очень много элементов, обеспечивающих защиту прав и свобод бизнеса. Ведь если мы говорим об общем рынке, то все наши предприятия должны иметь свободный доступ на этот рынок. Система позволяет бизнесу открыто, транспарентно пользоваться общим рынком, перемещать товар через внешнюю границу в соответствии с едиными правилами, и все участники рынка будут иметь возможность следить за движением товара. Особенно это важно в ситуации, когда есть санкции против одной из стран союза и ответные ограничительные меры. Ведь в этих условиях необходима классификация товаров по стране происхождения, прозрачность всех процедур и возможность отслеживать перемещение товарных потоков. Иначе мы будем сталкиваться с проблемами, когда санкционные товары, экспортируемые в одну из стран союза, могут оказаться на рынке другой страны. Соответственно, в условиях отсутствия общей для всех стран системы нередко появляются препятствия для того, чтобы какой-то товар пересек границу. В результате от таких решений могут пострадать и добросовестные производители.

Кроме того, значительно повысится эффективность администрирования. Это поможет резко сократить теневой оборот и увеличить объемы поступлений в бюджеты наших стран.

Можно сказать, что стремление к повышению прозрачности товарных потоков и взаимное информирование - одна из причин тех сложных переговоров, которые шли между Кыргызстаном и Казахстаном. Стороны решали непростую задачу: как обеспечить транспарентность того, какие товары попадают на общий рынок.

- На ваш взгляд, реализация цифровой повестки в целом как изменит наши страны?

- Есть разные оценки эффективности применения цифровых технологий. Существуют расчеты экспертов, которые показывают, что оцифровка процессов логистики и перевозки товаров по железной дороге повышает производительность в этом сегменте экономики на 40%. Также сокращаются сроки доставки товаров. То есть, казалось бы, решение несложной задачи позволяет достичь огромного эффекта. А применение искусственного интеллекта быстро "убирает" очень многих ненужных посредников. Особенно если мы будем пользоваться цифровыми межотраслевыми платформами, которые оптимизируют решение многих задач. Эксперты считают, что цифровые торговые площадки и межотраслевые платформы меняют в целом концепцию международного разделения труда, повышая эффективность. Для меня очевидно, что если мы не будем совместно реализовывать цифровую повестку, то это приведет к появлению новых барьеров и препятствий на наших общих рынках.

Поэтому надо уже сегодня проводить согласованную политику в этой сфере. Президенты всех пяти стран ЕАЭС нас поддержали и утвердили основные направления цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 года. Таким образом, было принято важное политическое решение, а премьер-министры утвердили механизм, как мы совместно будем реализовывать инициативы. Это основной и фундаментальный результат 2017 года.

- Есть мнение, что, как в свое время Европейский союз вырос из Союза угля и стали, так и ЕАЭС обретет прочный фундамент с созданием общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. Как продвигается создание этих рынков, какие возникают сложности и уложимся ли мы в сроки, которые изначально были определены?

- Концепции формирования общего рынка электроэнергии, общего рынка нефти и нефтепродуктов и общего рынка газа уже утверждены президентами стран ЕАЭС. Перед нами стоит задача разработать программы по реализации этих концепций. Мы утвердили программу по электроэнергии, согласовали программу по рынку нефти и нефтепродуктов. Дискуссия по программе формирования рынка газа у нас будет развернута в следующем году.

Конечно, формирование этих рынков имеет очень важное значение для того, чтобы были созданы равные условия для предприятий наших стран, чтобы был равный доступ к этим ресурсам, не было дискриминации.

- Вопрос по международной повестке. У ЕАЭС успешно складывается сотрудничество с Китаем, другими азиатскими странами, государствами Ближнего Востока и Латинской Америки и практически отсутствует диалог с Европейским союзом, хотя предложения на этот счет со стороны ЕЭК звучат регулярно. Для чего нам все-таки важен европейский трек, почему мы так стремимся наладить взаимодействие с ЕС?

- В 2017 году произошло фундаментальное изменение тренда в сторону азиатских стран: впервые объем импорта в ЕАЭС из Европейского союза уступил объему импорта азиатских партнеров. Конечно, в какой-то степени этому способствовали и санкционные меры, но глобально - это мировой тренд, который не мог не повлиять на нас. В азиатских странах фиксируются высокие показатели экономического роста, именно туда переместилось производство многих товаров. Там же взрывными темпами идет рост потребительского спроса. Поэтому регион привлекает особое внимание нашего бизнеса. Предприниматели из стран ЕАЭС ищут возможности для вхождения на эти рынки. Кто-то импортирует из этого региона качественные и недорогие товары. Есть примеры того, как там находят ниши для своих товаров или реализуют стартапы.

Несмотря даже на этот объективный тренд, наш бизнес, конечно, не хочет терять европейского рынка. С другой стороны, европейский бизнес видит огромные возможности стран ЕАЭС, где около 180 млн потребителей, а также стремится, используя нашу транспортно-логистическую инфраструктуру, дотянуться до Азии.

Я убежден, что искусственные ограничения не могут длиться долго, бизнес все равно найдет пути для сотрудничества.

Наше стремление наладить диалог с ЕС обусловлено прежде всего потребностями экономики, бизнеса. Кроме того, мы получаем очень много запросов со стороны европейских ассоциаций, которые защищают интересы своего бизнеса. Европейский бизнес присутствует на нашем рынке и тоже не хочет его терять.

В этом контексте 2017 год стал важным этапом, когда мы увидели со стороны Европейского союза готовность к сотрудничеству. На мой взгляд, можно говорить о том, что лед тронулся и начался технический диалог с Европейской комиссией. В рамках моего визита в Вену на заседание Постоянного совета ОБСЕ мы услышали официальное заявление об этом от представительства Европейской комиссии. Специалисты Европейского союза и наши специалисты уже работают по очень многим вопросам, которые представляют взаимный интерес. Прежде всего это вопросы технического регулирования, технических регламентов, стандартов, правоприменительная практика, вопросы торговли, антидемпинговые расследования. Я уверен, что по мере становления ЕАЭС, по мере углубления нашей интеграции этот диалог будет более всеобъемлющим.

Эдуард ПИВОВАР, БЕЛТА.

Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян


Белоруссия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435890 Артем Шрайбман

Сингапур Лукашенко. Сможет ли Белоруссия перейти на биткоины и английское право

Артем Шрайбман

Белорусские технократы осознают, что им не под силу исправить все авторитарно-советские аспекты ментальности белорусского государства и его лидера. Вместо этого они пытаются строить новое вокруг старого, как бы обтекая его. Государство вроде бы ничего не выпускает из рук, просто в экономике рядом со старыми игроками появляются новые. Рядом, но пока не вместо. Даже слово «реформы» исчезло из лексикона правительственных реформаторов

В ноябре и декабре Александр Лукашенко подписал два декрета, которые должны значительно ускорить либерализацию белорусской экономики и сделать ее более открытой для внешнего мира.

Первый – о раскрепощении деловой инициативы – упраздняет множество бюрократических препятствий для ведения бизнеса. В прошлое отправляются рудименты вроде обязательных печатей и ассортиментных перечней в магазинах. Вводится мораторий на новые налоги до 2020 года, урезаются полномочия контролеров, пожарных и санитарных инспекций. Многие виды бизнеса больше не требуют лицензий и регистраций. Параллельно парламент снижает административные санкции за нарушения в коммерческой сфере, готовится аналогичное смягчение уголовного кодекса.

Второй декрет – о развитии цифровой экономики – выглядит еще более амбициозным. Чтобы понять его важность в белорусском контексте, нужно немного предыстории.

Еще в середине 2000-х в Белоруссии создали особую экономическую зону для IT-компаний – Парк высоких технологий. Государство сделало лучшее, что могло, для этого бизнеса – перестало трогать его руками и снизило налоги. За десять лет термин «айтишник» стал общеупотребительным, синонимом белорусской мечты – доходы в этой сфере почти в пять раз превышают средние по стране. Сам Парк генерирует около миллиарда долларов выручки в год.

Новый президентский декрет призван развить успех. В Парк пускают новые компании, IT-бизнесу еще больше снижают налоги, продлевают льготный режим еще на тридцать лет, вводят институты английского права, упрощают перемещение капитала и наем иностранцев, для которых вводят безвизовый въезд.

Также планируется в несколько раз увеличить число выпускаемых вузами программистов. И в довершение Белоруссия становится первой страной в мире, где государство будет признавать и регулировать расчеты в криптовалютах, освобождая их от налогов. Последнюю меру считают опрометчивой даже некоторые либеральные белорусские экономисты.

Эта предновогодняя активность власти снова ставит вопрос о векторе эволюции белорусского авторитаризма. Появляется ли в Восточной Европе новый Сингапур?

Советский багаж

По внешним признакам среди постсоветских стран Белоруссия одна из самых подходящих для авторитарной модернизации. Небольшое европейское государство, зависящее от внешней торговли, с относительно эффективной бюрократией, невысокой коррупцией, европейскими дорогами и отсутствием этнорелигиозных конфликтов.

Но в белорусской экономике все еще доминирует доставшийся в наследство от СССР промышленный госсектор. Именно многолетняя череда его кризисов привела во власть в 2014–2015 годах когорту более прогрессивных чиновников. Ориентированные на общую либерализацию и открытие страны технократы возглавили экономический блок правительства, Нацбанк и МИД.

Ценой напряженных отношений с Москвой Минск ввел пятидневный безвизовый въезд для граждан восьмидесяти стран, включая ЕС и США. В следующем году планируется увеличить его до десяти дней. Власть перешла на жесткую монетарную политику, перестала печатать деньги для повышения зарплат под выборы, пошла на плавный рост коммунальных тарифов. Лукашенко даже согласился на пару волн сокращения госаппарата.

Пакет предновогодних и готовящихся мер не просто продолжение тренда. Это, пожалуй, первый в современной белорусской истории явный и масштабный результат совместного лоббизма двух сил – правительственных технократов и активной части бизнеса. Этот негласный альянс стал возможен не только благодаря общности мировоззрения его участников, но и потому, что за последние три года рыночники заняли относительно надежные позиции во власти и научились эффективно продвигать свои идеи.

Для успешного лоббизма либеральных мер в Белоруссии нужно аккуратно обходить красные флажки, которые расставляют антирыночные, охранительно-левые взгляды президента. Даже между заседаниями по двум бизнес-декретам Лукашенко проводил совещания, где ставил задачи по средним доходам по стране, скорости уборки урожая и снижению зарплат банкирам, потому что они «жирные коты». Действует табу на распродажу даже убыточных государственных промышленных гигантов и на шаги, влекущие, по мнению президента, потерю контроля власти над частным бизнесом.

Поэтому либерализация экономики при Лукашенко не выльется в необходимые для «сингапуризации» страны неприкосновенность частной собственности, верховенство права над решениями исполнительной вертикали и лично президента, независимость судов и так далее. Такие реформы стали бы покушением на сегодняшнее отсутствие сдержек в белорусской политике. За это Лукашенко будет стоять еще упрямее, чем за монопольный контроль над экономикой.

Окружение новизной

Технократы во власти осознают, что им не под силу исправить все авторитарно-советские аспекты ментальности белорусского государства и его лидера. Вместо этого они пытаются все больше строить новое вокруг старого, как бы обтекая его.

Не можем починить белорусское право – дадим IT-компаниям возможность работать по английскому, чтобы вернуть их из офшоров. Не можем убедить Лукашенко начать реструктуризацию убыточных заводов, пусть умирают своей смертью. А сами будем параллельно выращивать частный бизнес, который абсорбирует высвобождающуюся рабочую силу, когда кончатся деньги на поддержание госсектора на плаву.

Реформы делаются в тех областях и с таким темпом, чтобы президент не увидел в них угрозы своей власти. Государство как бы ничего не выпускает из рук, просто на поле появляются новые экономические игроки. Рядом со старыми, но пока не вместо них. Даже слово «реформы» исчезло из лексикона правительственных реформаторов – оно слишком идеологически заряжено в глазах Лукашенко. Теперь технократы говорят об «оптимизации», «развитии» или «оздоровлении».

У такого креативного пути трансформации системы есть свои плюсы и минусы. С одной стороны, белорусский бизнес рождается не из стихийного передела госсобственности, как в олигархической модели девяностых России и Украины. Этот бизнес выглядит здоровее для будущей устойчивости реформ, он распылен, не сконцентрирован в руках условной «семибанкирщины», людей, которые скорее хотят закрепить сферы влияния, чем добиваться равных правил для всех. Плавность преобразований также может помочь избежать очередного разочарования людей в плодах реформ, как это было в девяностые.

С другой стороны, этот процесс окружения старой экономики новой не может быть быстрым или несбивчивым. Власть будет продлевать жизнь ветхого госсектора всевозможными льготами, перекладывая налоговые и другие издержки на растущий частный бизнес.

Приток западного капитала будет сдерживаться и политико-имиджевыми проблемами Белоруссии. Уменьшение государственного пирога нервирует силовиков, побуждает их к полюбившимся в последние годы посадкам бизнесменов, чтобы вынудить их покупать себе свободу через «возмещение ущерба государству». Это отпугивает инвесторов. Периодически из-за новых кризисов будут просыпаться протесты. Они будут толкать власть на репрессии, которые, в свою очередь, мешают раз и навсегда сменить заголовки в мировых СМИ с «последней диктатуры Европы» на «стабильную IT-гавань».

Но, пожалуй, самый серьезный стратегический риск построения новой экономики по соседству с увядающей старой – неравенство. Растет разрыв между динамичным бизнес-классом Минска и миллионами людей в депрессивной провинции, которые живут на 200 долларов в месяц и держатся за рабочее место на еле живом госпредприятии или в колхозе. Если такое расслоение законсервировать, это создаст плодородную почву для успеха нового популиста после Лукашенко.

А если бедность и недовольство богатеющей столицей сконцентрируется, допустим, в восточных регионах страны, то включается риск, что однажды Россия захочет поиграть в условный «белорусский Донбасс». По мере выхода Минска из изоляции на западном фронте оснований для ссор с Москвой будет все больше.

Но сегодня важно зафиксировать новое качество внутренней эволюции белорусской элиты. Ее прогрессивная часть не в силах запустить трансформацию здесь и сейчас, по факту она занялась отложенной либерализацией.

Негласно и, вероятно, не до конца осознанно рыночники в правительстве пробуют создать новую конфигурацию экономических сил в стране. Такую, чтобы на момент транзита новая власть не смогла проигнорировать выросший и влиятельный частный сектор с его естественными запросами на цивилизованные, равные и предсказуемые правила игры. Сегодняшняя паллиативная либерализация – это выращивание будущего модернизационного лобби, прививка от того, что второй белорусский президент рискнет развернуть страну к советским практикам первого.

Белоруссия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435890 Артем Шрайбман


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419866 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заседание Совета Министров Союзного государства.

Д.Медведев: «Мы продолжаем фиксировать положительную динамику – за девять месяцев этого года взаимный товарооборот увеличился почти на четверть по сравнению с тем же периодом прошлого года. Вырос и российский, и белорусский экспорт».

Встреча Дмитрия Медведева с Премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым.

Из стенограммы:

А.Кобяков: Уважаемые коллеги, мы рады вас приветствовать в Гомеле. Интенсивность нашего общения, как вы обратили внимание, на всех уровнях заметно возросла в последнее время. Есть определённые результаты, в том числе в торгово-экономической деятельности. Поэтому мы сегодня собрались прежде всего в таком составе, до союзного Совмина, с тем чтобы расшить ещё имеющиеся узкие места, что нам позволит заметным образом решить возникающие проблемы двустороннего сотрудничества и двигаться дальше по тем направлениям, которые мы считаем важными.

Поэтому рады вас приветствовать. Я надеюсь, что работа наша на Гомельщине будет положительно оценена бизнесом, субъектами хозяйствования, руководством соответствующих органов управления и нашими гражданами, которые должны почувствовать результаты нашей деятельности. Поэтому есть предложение, Дмитрий Анатольевич, если не возражаете, приступить.

Д.Медведев: Андрей Владимирович, уважаемые коллеги, хочу вас поблагодарить за приглашение посетить Гомель, провести здесь двусторонние консультации, а также заседание нашего союзного Совета Министров.

Интересно посмотреть один из крупнейших регионов Республики Беларусь.

Мы с вами увидели очень хороший пример нашего взаимодействия в рамках Союзного государства, причём абсолютно человеческий пример, – центр, где оказываются медицинские услуги по теме радиологии. Это важно, особенно с учётом того, что территории наших стран – и Гомельская область, и прилежащие области Российской Федерации пострадали от событий, связанных с аварией на Чернобыльской станции. К сожалению, до сих пор проявляются эти проблемы.

Там оказываются квалифицированные медицинские услуги. Это я считаю действительно важным для развития отношений между двумя нашими странами.

А сейчас мы обменяемся мнениями по основным направлениям нашего двустороннего сотрудничества, что потом плавно перетечёт в заседание союзного Совмина.

<…>

Заседание Совета Министров Союзного государства

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович! Уважаемые коллеги! В рамках существующих процедур хочу открыть наше заседание Совета Министров Союзного государства. Это всегда хорошая возможность обсудить актуальные вопросы взаимодействия России и Республики Беларусь в различных областях, оценить результаты совместной работы, наметить планы на будущее.

Хочу, конечно, отдельно поблагодарить Андрея Владимировича и других белорусских коллег за организацию нашего мероприятия в Гомеле. Вообще, стало хорошей традицией проводить заседания Совмина Союзного государства в разных местах – как на территории России, так и на территории Белоруссии. Мне кажется, это позволяет лучше чувствовать пульс, или нерв, развития наших стран и, соответственно, Союзного государства, которое нас объединяет. Кстати, сегодня, 8 декабря, одна из важных годовщин в жизни нашего Союзного государства – именно в этот день был подписан союзный договор в 1999 году. Так что в этом есть определённая символика.

Мы сейчас только что провели консультации и в узком составе, и в более расширенном составе, с участием части присутствующих коллег, поэтому моё выступление базируется уже и на определённых результатах рассмотрения ряда вопросов.

Хочу констатировать, что с нашей июньской встречи работа была проделана достаточно значительная. Тем не менее есть вопросы, входящие в повестку дня, их более 20. Можно подвести некоторые предварительные итоги торгово-экономического сотрудничества в этом году. Хорошо, что мы продолжаем фиксировать положительную динамику – за девять месяцев этого года взаимный товарооборот увеличился почти на четверть (чуть меньше, по нашей статистике, – около 23%) по сравнению с тем же периодом прошлого года. Вырос и российский, и белорусский экспорт, что само по себе хорошо, и прибавку даёт торговля услугами. В целом это даёт основания полагать, что общие показатели будут достаточно приличными.

Ещё один позитивный момент: мы активно снижаем зависимость от иностранных валют. Это цель, которую мы ставили перед собой. В настоящее время значительная часть расчётов между нашими странами в двусторонней торговле производится в рублях, а значит, наши торговые отношения в меньшей степени зависят от внешней конъюнктуры. Такая задача действительно важна.

Сегодня мы поговорим о дальнейшей работе, в частности о приоритетах, которые стоят перед Союзным государством в предстоящие пять лет. Это касается и выработки единой промышленной политики, и формирования единого научно-технологического пространства. Частично мы эти вопросы только что рассмотрели.

На этом этапе для нас важно находить новые точки роста – это касается и машиностроения, и агропромышленного комплекса, и импортозамещения. И конечно, двигаться по линии крупных инвестиционных проектов, включая атомную станцию. Нужно увеличивать и долю наукоёмкой продукции с высокой степенью переработки.

В проекте бюджета Союзного государства на будущий год, который мы также рассмотрим, заложено финансирование ряда перспективных программ. Это сфера биотехнологий, микроэлектроники, безопасности. Но, конечно, ведущую роль в этом процессе должен играть сам бизнес. Чем более комфортная для него среда будет создана в Союзном государстве, тем лучше будут реализовываться инициативы и в итоге тем больший вклад получат наши экономики.

Не менее важным направлением в следующие пять лет должна стать унификация законодательства в социальной сфере, предстоит обеспечить равные права россиян и белорусов на трудоустройство, получение образования. Мы сегодня говорили о возможности выравнивания условий по медицинским услугам и дополнительным возможностям получать такие медицинские услуги, соответственно, или на территории Республики Беларусь, или территории Российской Федерации. Для этого надо проработать все финансовые моменты. Пенсионное и социальное обеспечение, страхование – также в повестке дня. Это должно принести нашим людям практическую пользу.

Одним из значимых итогов стало принятие в июне плана по формированию единого миграционного пространства. В ближайшем будущем мы рассчитываем на то, что нам удастся договориться о взаимном признании виз и урегулировать другие вопросы въезда на территорию Союзного государства иностранных граждан и лиц без гражданства. Это важно было бы обкатать и в контексте предстоящих международных событий в нашей стране, например чемпионата мира по футболу.

В повестке дня – ряд гуманитарных вопросов, которые также являются исключительно важными. Мы сегодняшнее мероприятие начали с посещения Гомельского центра радиационной медицины и экологии человека, он получает в том числе поддержку из бюджета Союзного государства, как и ряд центров на территории России. Задачей его является смягчение последствий чернобыльской аварии, оказание всесторонней высококвалифицированной помощи людям. Это хороший центр и хороший проект. Уверен, что его деятельность будет полезна для жителей нашего Союзного государства.

Есть целый ряд других вопросов, включая присуждение премий Союзного государства в области литературы и искусства и некоторые другие. Передаю слово Андрею Владимировичу Кобякову.

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета Министров Союзного государства! Уважаемые участники заседания!

Прежде чем начать обсуждение вопросов повестки дня, хочу ещё раз искренне поприветствовать вас в Гомеле. Как видите, мы продолжаем добрую традицию, о чём сегодня уже сказал Дмитрий Анатольевич, проводим заседание Союзного правительства в регионах Белоруссии. Рассчитываем, что и в Российской Федерации сумеем побывать не только в Санкт-Петербурге и Москве. Я думаю, что мы с коллегами эту тему дополнительно ещё обсудим.

Наше сегодняшнее заседание проходит в историческом месте – Дворце Румянцевых и Паскевичей Гомельского дворцово-паркового ансамбля. Мы надеемся, что у вас будет время для того, чтобы ознакомиться с этим интересным местом. В этом году мы проводим уже второе заседание Совета Министров, в июне мы встречались в Санкт-Петербурге. Заседания Совета Министров всегда являются насыщенными мероприятиями, в ходе которых рассматриваются и находят решение наиболее актуальные вопросы союзного строительства.

Как уже сказал коллега, повестка насчитывает более 20 вопросов, хочу лишь только напомнить в части касательно торгово-экономического сотрудничества, что для Белоруссии Российская Федерация является ключевым торговым партнёром. В свою очередь для Российской Федерации относительно небольшая Беларусь по товарообороту в этом и прошлом году занимает 4-е место среди всех стран мира (а это после Китая, Германии и Нидерландов) и 1-е место в СНГ.

Да, у нас хорошая динамика в этом году по росту товарооборота, вместе с тем хочу отметить, что к концу нынешнего года мы в лучшем случае достигнем показателей 2010 года – 28 млрд долларов, которые выдающимися назвать сложно, особенно если учесть, что в лучшие времена наш товарооборот достигал более 40 млрд. В этой связи нам надо продолжить прилагать максимум усилий для закрепления наметившихся положительных тенденций. В целях развития торгово-экономического сотрудничества мы продолжим выработку совместных мер по дальнейшему снятию препятствий во взаимной торговле, либерализации условий экономической деятельности субъектов хозяйствования.

Эти подходы нашли отражение в приоритетных направлениях и первоочередных задачах дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу, на 2018–2022 годы. Этот документ должен стать обновлённой стратегией развития интеграционных процессов Союзного государства, его реализация позволит максимальным образом направить внутренние резервы двух стран на укрепление союзных отношений.

Также мы примем решение по другим значимым вопросам, в частности, о ходе выполнения решения Высшего Госсовета Союзного государства о среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018–2019 годы, а также об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2018 год и некоторые другие.

Рассмотрим также вопросы формирования и исполнения бюджета Союзного государства. Вернее, мы уже рассмотрели эти вопросы и выработали предложения по эффективному и полному исполнению бюджета. Прежде всего это касается реализуемых союзных программ. В этой связи представляется оправданным усовершенствовать механизм отбора проектов, а также, на наш взгляд, назрела необходимость корректировки порядка разработки и реализации программ Союзного государства.

Сегодня мы рассматриваем результаты выполнения плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства. Нам предлагается признать план в целом реализованным. Вместе с тем проектом решения предусмотрено дать поручение продолжить на двусторонней основе взаимодействие в области промышленности и обеспечить регулярное проведение заседаний межведомственной рабочей группы по импортозамещению и промышленности.

Также, как сказал Дмитрий Анатольевич (мы договорились в узком составе), будет обсуждён сегодня на расширенном заседании ход работы по формированию единого миграционного пространства на территории государств – участников Договора о создании Союзного государства. Думаю, все согласятся, что свобода перемещений в Союзном государстве – одно из важнейших достижений союзной интеграции. В этом году был утверждён новый план по формированию единого миграционного пространства на 2017–2020 годы. Совместно с российскими коллегами мы в ближайшее время завершим работу над проектом соглашения о взаимном признании виз.

Безопасность Союзного государства является одним из важнейших приоритетов нашего взаимодействия. Документы, которые мы сегодня утвердим, позволят заинтересованным государственным органам Беларуси и России продолжить эффективное взаимодействие по вопросам безопасности и обороноспособности нашего интеграционного объединения. Это и план совместных мероприятий по противодействию терроризму на территории Союзного государства в 2018 году, и программа в сфере совершенствования пограничной безопасности до 2021 года, и план совместных мероприятий по обеспечению функционирования региональной группировки войск Республики Беларусь и Российской Федерации в 2018 году.

Согласен, что важнейшее место в союзном строительстве занимает гуманитарная составляющая. За счёт средств Союзного государства планируется к реализации проект реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость – герой» и создание Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Находясь в Гомеле, нельзя не отметить тему защиты населения и реабилитации территорий, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы. Как мы уже вас проинформировали, сегодня мы с Председателем Правительства России посетили Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, который является, по нашей оценке, одной из лучших специализированных клиник в Европе.

В повестке дня сегодня итоги выполнения программы совместной деятельности по преодолению последствий чернобыльской катастрофы в рамках Союзного государства.

Уважаемые коллеги, безусловно, есть и другие вопросы, которые требуют нашего внимания и рассмотрения. Все темы, которые рассматриваются на заседаниях союзного правительства, в равной степени важны для наших стран, и я уверен, что общими усилиями мы успешно достигнем целей, которые ставим перед собой в ходе нашего взаимодействия.

<…>

В ходе заседания были приняты и подписаны следующие документы:

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и Российской Федерации за I полугодие 2017 г.»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О внесении изменений и дополнений в Декрет Высшего Государственного Совета Союзного государства «О бюджете Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О проекте Декрета Высшего Государственного Совета Союзного государства «О бюджете Союзного государства на 2018 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О выполнении Приоритетных направлений и первоочередных задач дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу (2014 - 2017 годы) и дальнейшем развитии Союзного государства на 2018 - 2022 годы»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018 - 2019 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О прогнозных балансах спроса и предложения по важнейшим видам продукции Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2018 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Порядке возмещения за счет средств бюджета Союзного государства части расходов

по уплате процентов по кредитам, полученным в российских и белорусских кредитных организациях в рамках финансирования программ и проектов Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О результатах выполнения Плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе работы по формированию единого миграционного пространства на территориях государств - участников Договора о создании Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Плане совместных мероприятий по противодействию терроризму на территории Союзного государства в 2018 году»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах выполнения Программы совместной деятельности по преодолению последствий чернобыльской катастрофы в рамках Союзного государства на период до 2016 года»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Программе Союзного государства «Совершенствование пограничной безопасности Союзного государства» на период 2017 - 2021 годов»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О научно-технической Программе Союзного государства «Разработка инновационных энергосберегающих технологий и оборудования для производства и эффективного использования биобезопасных комбикормов

для ценных пород рыб, пушных зверей и отдельных видов животных» («Комбикорм-СГ»);

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об итогах деятельности Государственного учреждения «Телерадиовещательная организация Союзного государства» в 2016 году»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О присуждении премий Союзного государства в области литературы и искусства за 2017 - 2018 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О внесении изменений и дополнений в Положение о Спартакиаде Союзного государства для детей и юношества»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О проекте Союзного государства «Капитальный ремонт, реставрация и музеефикация сооружений Брестской крепости в мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Высшего Государственного Совета Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Совета Министров Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об Основных вопросах к заседаниям Совета Министров Союзного государства на 2018 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об Основных вопросах к заседаниям Высшего Государственного Совета Союзного государства на 2018 год»;

Протокол между Министерством внутренних дел Российской Федерации и Министерством внутренних дел Республики Беларусь о порядке обмена сведениями о гражданах Российской Федерации и Республики Беларусь, в отношении которых действуют ограничения на выезд.

Заявления Дмитрия Медведева и Андрея Кобякова для прессы по завершении заседания

Из стенограммы:

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые представители средств массовой информации!

Только что завершилось очередное заседание Совета Министров Союзного государства. Повестка была очень насыщенной и включала более 20 вопросов. До начала заседания мы с Дмитрием Анатольевичем (в узком составе) содержательно обсудили весь спектр вопросов белорусско-российского взаимодействия – от регионального сотрудничества до макроэкономики.

Что касается непосредственно заседания Союзного правительства.

Об итогах торгово-экономического сотрудничества. Наметившиеся в текущем году позитивные тенденции к восстановлению экономического роста в наших странах нашли отражение и в итогах двусторонней торговли. За 10 месяцев 2017 года взаимный товарооборот увеличился на 22,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 26 млрд долларов. Это больше, чем за весь 2016 год. Это, конечно, хорошо, но мы отметили, что если посмотреть на ситуацию объективно, то данный уровень товарооборота – это фактически показатель 2010 года, притом что в лучшие времена мы имели товарооборот более 40 млрд. Поэтому мы приложим максимум усилий и наработали меры для того, чтобы закрепить сложившуюся тенденцию увеличения товарооборота, чтобы обеспечить дальнейшее развитие нашего торгово-экономического сотрудничества.

Сегодня мы приняли постановление Совета Министров Союзного государства о приоритетных направлениях и первоочередных задачах дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу, на 2018–2022 годы. В данном документе в качестве первоочередных задач определены следующие направления: проведение согласованной макроэкономической, промышленной, бюджетной политики, углубление торгово-экономических отношений. Предусматривается выработка совместных мер по дальнейшему сокращению барьеров, изъятий и ограничений во взаимной торговле, либерализация условий экономической деятельности субъектов хозяйствования.

Заслушаны и приняты решения по ряду важных вопросов. В первую очередь о среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018–2019 годы.

Проанализирован ход реализации плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства. В целом мероприятия плана можно считать реализованными, однако, принимая во внимание важность этого вопроса, мы поручили профильным министерствам продолжить на двусторонней основе взаимодействие в области промышленности и регулярно проводить заседания межведомственной рабочей группы по импортозамещению и промышленности.

Сегодня мы обсудили ход работы по формированию единого миграционного пространства на территориях государств – участников Договора о создании Союзного государства. В рамках реализации нового плана по формированию единого миграционного пространства на очередной трёхлетний период осуществляется подготовка к подписанию протокола между МВД Белоруссии и МВД России о порядке обмена сведениями о гражданах наших стран, в отношении которых действует ограничение на выезд, а также межправительственного соглашения об информационном взаимодействии и обмене информацией. Близка к завершению кропотливая работа над проектом соглашения о взаимном признании виз.

В целях обеспечения безопасности и обороноспособности Союзного государства сегодня утверждено несколько документов, направленных на противодействие терроризму, совершенствование пограничной безопасности, а также функционирования региональной группировки войск.

Серьёзное место в повестке заняло гуманитарное направление. За счёт средств Союзного государства планируется реализация проектов по реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость – герой» и создание Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Сегодня мы с Дмитрием Анатольевичем посетили Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, участие в создании которого принимала и российская сторона. Это одна из лучших клиник, и не только в Европе, в которой специализированная медицинская помощь оказывается по 19 врачебным специальностям и ежегодно в стационаре проходят лечение порядка 14 тысяч пациентов.

Уважаемые коллеги, как видите, спектр обсуждённых вопросов весьма широк, решения по ним приняты. Убеждён, что достигнутые в ходе заседания договорённости будут способствовать развитию наших стран, а также укреплению союзного строительства.

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович! Уважаемые представители СМИ!

Вообще-то Андрей Владимирович всё сказал, поэтому я мог бы просто поблагодарить белорусских друзей за гостеприимство и на этом откланяться, но всё-таки с учётом того, что вы здесь собрались и ждёте каких-то слов и от меня, четыре позиции обозначу.

Первое. Мы одобрили бюджет, что само по себе всегда очень важно. Ни одно государство не может жить без бюджета, в том числе и наше Союзное государство. Его доходная часть составляет почти 7 млрд российских рублей, а расходная – порядка 5 млрд. Эти деньги будут направлены на фундаментальные исследования, на НИОКР, на развитие промышленности, энергетики, строительства – на всё, что подчёркивал мой коллега. Но на что надо обратить дополнительное внимание – тот профицит, который существует, неизрасходованная часть этого бюджета должна расходоваться лучше, в этом нет никаких сомнений. В том числе и на достижение тех целей, которые носят первоочередное значение для граждан Союзного государства, то есть для жителей Российской Федерации и Республики Беларусь, включая и медицинские технологии, которые мы сегодня смотрели. Поручение об этом дано.

Второе. Мы обсудили исполнение ключевого документа нашего Союзного государства, то есть приоритетных направлений, и одобрили аналогичный план работы на последующий период. Он охватывает много направлений. Сейчас самое главное, чтобы за этими направлениями стояла реальная работа. Это в силах и нашего союзного органа, я имею в виду постоянный комитет, и, конечно, здесь ему помощь и поддержку будут оказывать национальные правительства наших стран.

Третье – торгово-экономическое сотрудничество. Невозможно не согласиться с тем, что, с одной стороны, рост – это хорошо. И действительно, рост почти на четверть – это весьма убедительная цифра. Но если сопоставлять общую картину с тем, что мы имели до кризиса 2008 года, то есть до тех неблагоприятных моментов, которые начались в мировой экономике и затронули потом и наши экономики, то нам есть к чему стремиться.

Для наших стран взаимная торговля носит первостепенное значение – для Республики Беларусь Россия является важнейшим партнёром, для нашей страны Республика Беларусь также является одним из самых важных партнёров, потому что входит в четвёрку основных торговых партнёров нашего государства. Поэтому надо развивать торговое сотрудничество, развивать инвестиции, вернуться к целому ряду проектов, которые в настоящий период ещё не реализованы. Надо заниматься решением важнейших задач по снятию административных барьеров, потому что их всё-таки достаточно и в нашей стране, и у наших коллег.

В-четвёртых, мы обсудили миграционную тематику, на чём тоже хочу акцентировать внимание. Это действительно важно, поскольку готовится межправительственное соглашение о взаимном признании виз. Это касается вопросов въезда и выезда иностранных граждан, лиц без гражданства, связано с целым рядом решений, которые принимались и у нас в стране, и в Республике Беларусь. Наши эксперты сейчас ведут интенсивные переговоры. Мы договорились, что такого рода работа должна быть завершена в кратчайшие сроки, потому что она затрагивает интересы большого количества людей.

Ещё раз хочу поблагодарить Андрея Владимировича, наших белорусских друзей за прекрасную организацию работы и возможность посетить город Гомель.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419866 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419865 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заявления Дмитрия Медведева и Андрея Кобякова для прессы по завершении заседания Совета Министров Союзного государства.

Из стенограммы:

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые представители средств массовой информации!

Только что завершилось очередное заседание Совета Министров Союзного государства. Повестка была очень насыщенной и включала более 20 вопросов. До начала заседания мы с Дмитрием Анатольевичем (в узком составе) содержательно обсудили весь спектр вопросов белорусско-российского взаимодействия – от регионального сотрудничества до макроэкономики.

Что касается непосредственно заседания Союзного правительства.

Об итогах торгово-экономического сотрудничества. Наметившиеся в текущем году позитивные тенденции к восстановлению экономического роста в наших странах нашли отражение и в итогах двусторонней торговли. За 10 месяцев 2017 года взаимный товарооборот увеличился на 22,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 26 млрд долларов. Это больше, чем за весь 2016 год. Это, конечно, хорошо, но мы отметили, что если посмотреть на ситуацию объективно, то данный уровень товарооборота – это фактически показатель 2010 года, притом что в лучшие времена мы имели товарооборот более 40 млрд. Поэтому мы приложим максимум усилий и наработали меры для того, чтобы закрепить сложившуюся тенденцию увеличения товарооборота, чтобы обеспечить дальнейшее развитие нашего торгово-экономического сотрудничества.

Сегодня мы приняли постановление Совета Министров Союзного государства о приоритетных направлениях и первоочередных задачах дальнейшего развития Союзного государства на среднесрочную перспективу, на 2018–2022 годы. В данном документе в качестве первоочередных задач определены следующие направления: проведение согласованной макроэкономической, промышленной, бюджетной политики, углубление торгово-экономических отношений. Предусматривается выработка совместных мер по дальнейшему сокращению барьеров, изъятий и ограничений во взаимной торговле, либерализация условий экономической деятельности субъектов хозяйствования.

Заслушаны и приняты решения по ряду важных вопросов. В первую очередь о среднесрочном прогнозе развития экономик Российской Федерации и Республики Беларусь на 2017 год и параметрах прогноза на 2018–2019 годы.

Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2018 год. Это пять балансов – по нефтяному сырью, бензину автомобильному, дизельному топливу, мазуту, топочному газу.

О проекте Декрета Высшего Государственного Совета Союзного государства «О бюджете Союзного государства на 2018 год», а также о реализации ряда программ Союзного государства.

Проанализирован ход реализации плана мероприятий по формированию и реализации единой структурной промышленной политики в рамках Союзного государства. В целом мероприятия плана можно считать реализованными, однако, принимая во внимание важность этого вопроса, мы поручили профильным министерствам продолжить на двусторонней основе взаимодействие в области промышленности и регулярно проводить заседания межведомственной рабочей группы по импортозамещению и промышленности.

Сегодня мы обсудили ход работы по формированию единого миграционного пространства на территориях государств – участников Договора о создании Союзного государства. В рамках реализации нового плана по формированию единого миграционного пространства на очередной трёхлетний период осуществляется подготовка к подписанию протокола между МВД Белоруссии и МВД России о порядке обмена сведениями о гражданах наших стран, в отношении которых действует ограничение на выезд, а также межправительственного соглашения об информационном взаимодействии и обмене информацией. Близка к завершению кропотливая работа над проектом соглашения о взаимном признании виз.

В целях обеспечения безопасности и обороноспособности Союзного государства сегодня утверждено несколько документов, направленных на противодействие терроризму, совершенствование пограничной безопасности, а также функционирования региональной группировки войск.

Серьёзное место в повестке заняло гуманитарное направление. За счёт средств Союзного государства планируется реализация проектов по реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость – герой» и создание Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Сегодня мы с Дмитрием Анатольевичем посетили Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека, участие в создании которого принимала и российская сторона. Это одна из лучших клиник, и не только в Европе, в которой специализированная медицинская помощь оказывается по 19 врачебным специальностям и ежегодно в стационаре проходят лечение порядка 14 тысяч пациентов.

Уважаемые коллеги, как видите, спектр обсуждённых вопросов весьма широк, решения по ним приняты. Убеждён, что достигнутые в ходе заседания договорённости будут способствовать развитию наших стран, а также укреплению союзного строительства.

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович! Уважаемые представители СМИ!

Вообще-то Андрей Владимирович всё сказал, поэтому я мог бы просто поблагодарить белорусских друзей за гостеприимство и на этом откланяться, но всё-таки с учётом того, что вы здесь собрались и ждёте каких-то слов и от меня, четыре позиции обозначу.

Первое. Мы одобрили бюджет, что само по себе всегда очень важно. Ни одно государство не может жить без бюджета, в том числе и наше Союзное государство. Его доходная часть составляет почти 7 млрд российских рублей, а расходная – порядка 5 млрд. Эти деньги будут направлены на фундаментальные исследования, на НИОКР, на развитие промышленности, энергетики, строительства – на всё, что подчёркивал мой коллега. Но на что надо обратить дополнительное внимание – тот профицит, который существует, неизрасходованная часть этого бюджета должна расходоваться лучше, в этом нет никаких сомнений. В том числе и на достижение тех целей, которые носят первоочередное значение для граждан Союзного государства, то есть для жителей Российской Федерации и Республики Беларусь, включая и медицинские технологии, которые мы сегодня смотрели. Поручение об этом дано.

Второе. Мы обсудили исполнение ключевого документа нашего Союзного государства, то есть приоритетных направлений, и одобрили аналогичный план работы на последующий период. Он охватывает много направлений. Сейчас самое главное, чтобы за этими направлениями стояла реальная работа. Это в силах и нашего союзного органа, я имею в виду постоянный комитет, и, конечно, здесь ему помощь и поддержку будут оказывать национальные правительства наших стран.

Третье – торгово-экономическое сотрудничество. Невозможно не согласиться с тем, что, с одной стороны, рост – это хорошо. И действительно, рост почти на четверть – это весьма убедительная цифра. Но если сопоставлять общую картину с тем, что мы имели до кризиса 2008 года, то есть до тех неблагоприятных моментов, которые начались в мировой экономике и затронули потом и наши экономики, то нам есть к чему стремиться.

Для наших стран взаимная торговля носит первостепенное значение – для Республики Беларусь Россия является важнейшим партнёром, для нашей страны Республика Беларусь также является одним из самых важных партнёров, потому что входит в четвёрку основных торговых партнёров нашего государства. Поэтому надо развивать торговое сотрудничество, развивать инвестиции, вернуться к целому ряду проектов, которые в настоящий период ещё не реализованы. Надо заниматься решением важнейших задач по снятию административных барьеров, потому что их всё-таки достаточно и в нашей стране, и у наших коллег.

В-четвёртых, мы обсудили миграционную тематику, на чём тоже хочу акцентировать внимание. Это действительно важно, поскольку готовится межправительственное соглашение о взаимном признании виз. Это касается вопросов въезда и выезда иностранных граждан, лиц без гражданства, связано с целым рядом решений, которые принимались и у нас в стране, и в Республике Беларусь. Наши эксперты сейчас ведут интенсивные переговоры. Мы договорились, что такого рода работа должна быть завершена в кратчайшие сроки, потому что она затрагивает интересы большого количества людей.

Ещё раз хочу поблагодарить Андрея Владимировича, наших белорусских друзей за прекрасную организацию работы и возможность посетить город Гомель.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 8 декабря 2017 > № 2419865 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Белоруссия. Турция > Легпром > belta.by, 7 декабря 2017 > № 2467877

Ефимчик о новых тканях "Камволя", сотрудничестве с Zen Led и оптимальной доле экспорта белорусского текстиля

Прошло не так много времени, чтобы успеть забыть, в каком состоянии было ОАО "Камволь" еще пять лет назад, до принятия решения о возрождении производства: серая плачущая крыша, пронизывающий холод в цехах, станки послевоенных времен. Теперь это предприятие с самым современным в Европе оборудованием, профессионалами высочайшего класса и впервые за долгое время безубыточной работой. О перспективах изготовления и продаж камвольных и не только тканей корреспондент БЕЛТА поинтересовалась у председателя концерна "Беллегпром" Николая Ефимчика.

- Николай Васильевич, выход на безубыточную работу - это, безусловно, отличные новости для предприятия. Чем еще может похвастаться обновленный "Камволь"?

- Если говорить о финансовых показателях, то они действительно обнадеживают. По итогу января-октября предприятие вышло на рентабельность реализованной продукции чуть более 6%. Примерна такая же ситуация была по результатам сентября. Если этот темп удастся удержать в ноябре и декабре, то ОАО "Камволь" по итогу 2017 года выйдет на чистую прибыль. И это притом, что в 2016 году рентабельность была минус 68%. Дела стали идти на лад еще в процессе модернизации: в 2016 году предприятие производило около 30 тыс. погонных метров ткани в месяц, сейчас - 200-250 тыс. погонных метров при том же численном составе работников.

- Какие точки роста у предприятия?

- По сути, как и у всех: сокращение издержек, освоение оборудования, увеличение объемов производства, разработка нового ассортимента, изменение стратегии реализации готовой продукции.

Считаю, что мы правильно сделали, заключив партнерский контракт с турецкой компанией Zen Led. Их специалисты совместно с работниками "Камволя" создали новую коллекцию тканей - всего 119 артикулов. Это и 100-процентная шерсть, в том числе премиум-сегмента, и ткани из нескольких составляющих, например, шерсть, полиамид и лайкра. Хочу особо подчеркнуть: за ткань не стыдно, это продукт высочайшего качества по конкурентоспособной цене. Подтверждение тому - первая поставка в адрес компании Zen Led. Контейнер, а это около 20 тыс. погонных метров, уже отгружен, предоплата получена. До конца года планируем поставить около 300 тыс. погонных метров ткани.

Турецкий партнер помогает нам пробиться на рынки европейских и азиатских стран, на российский рынок в премиум-сегмент. Ведь раньше "Камволь" выпускал в основном ткани специального назначения, на мировом рынке известен не был. Более того, никогда не позиционировал себя как предприятие, выпускающее элитные ткани. Теперь это именно так. Но чтобы занять нишу, нам нужен партнер, который на этом рынке уже долгое время, причем на ведущих позициях. С Zen Led у нас контракт на поставку как минимум 4 млн погонных метров ткани "Камволя".

- А продвигать они будут именно бренд "Камволь" или нашу ткань, но под своим именем?

- Именно бренд "Камволь". У нас договор не на давальческие услуги, а на партнерские отношения. Следующий контракт будет дилерский, если нас это устроит. Но если мы наработаем себе партнеров, которые будут покупать нашу ткань без посредников, тем лучше. Мы Zen Led ничем не обязаны. Пока нас ведут именно они, и нас это устраивает. Знаю одно: без них мы бы вряд ли попали на мировой рынок, особенно учитывая тот факт, что последние несколько лет идет падение в ассортименте натуральных тканей.

- Сколько ткани планируется произвести на "Камволе" в 2018 году?

- Стоит задача произвести не менее 4,5 млн погонных метров ткани. Этого должно хватить, чтобы обеспечить и заявки турецких партнеров, и внутренний рынок. В Беларуси планируем реализовать около 800-900 тыс. погонных метров. Уходить с рынка низкого и среднего сегмента нам никак нельзя, ведь его кто-то займет.

В 2020 году выйдем на полную мощность - 6 млн погонных метров ткани в год. Но главное, это не только произвести, но и продать. Кстати, уже сейчас "Камволь" продает столько, сколько производит. Есть, конечно, запасы на складах, но в основном это наработки 2012-2014 годов, которые, уверен, мы потихоньку куда-то пристроим.

- Является ли стоимость новых камвольных тканей конкурентоспособной на мировом рынке?

- Если турецкий партнер уже купил партию, значит, является. В среднем стоимость погонного метра шерстяной ткани колеблется около $12.

- Представлены ли новые артикулы в торговых объектах?

- Пока ткань из новой коллекции можно купить в магазине при "Камволе". И, если честно, продажа ткани в кусках в западной Европе, России, Беларуси уже неактуальна - частная практика семейного пошива канула в Лету. К тому же главной движущей силой предприятия должна быть экономика: если приехал турецкий партнер и предложил прямо сейчас купить ткань по $15 за погонный метр, то почему нужно беречь ее для поставки в универмаг, где она будет пылиться на полке пару лет?

- А как белорусские швейные предприятия реагируют на новую ткань "Камволя"? Проявляют интерес или крутят носом?

- Сейчас уже носом крутить перестали. Но стереотип остался: мол, и так хорошо, зачем нужно что-то менять? Уверен, что такая позиция - это недальновидность руководителей. Откажутся сейчас, потом будут закупать за границей. Если будет поддержана идея создать объединенную структуру с "Белкредо", то "Камволь" начнет выпускать собственные готовые изделия.

- Что это даст?

- Во-первых, это позволит более активно изучать и оперативно реагировать на потребности рынка. Во-вторых, увеличит добавленную стоимость. Сейчас мы продаем ткань, условно, за $12. На костюм нужно метра три, но за готовое изделие меньше $100 никак не получим. Вот и считайте. По всем канонам увеличение выручки при реализации готового изделия - в четыре раза, доходность выше раза в два. И вообще это общемировая практика ведущих фирм, которые занимаются производством шерстяных изделий. Например, итальянская копания Marzotto, с которыми мы всегда стараемся поддерживать контакты, имеют позиции, начиная с выращивания овец: они в Австралии купили фермы, чтобы полностью контролировать процесс. Но для этого, конечно, нужны сумасшедшие оборотные средства. Нам это пока не по карману. Но иметь швейное производство, которое будет работать с тканями "Камволя", можно.

- Кстати, о сырье. Где "Камволь" покупает шерсть для своего производства?

- Сейчас в основном в Австралии. Из Индонезии могут быть поставки, из Уругвая. Сейчас рассматриваем возможности закупки в Англии.

У нас уже есть разрешение главы государства на покупку сырья из одного источника. Суть в том, что если речь идет о фьючерсной сделке, например, на год, то цена будет значительно ниже - до 20%, потому что продавец заранее знает, что у него есть покупатель. Если же спотовая сделка - сегодня на сегодня - то цена выше, так как продавец берет на себя дополнительные риски, а также включает расходы на складирование, хранение и т. д. Если еще и посредника имеет, то это опять-таки плюс к конечной стоимости. Поэтому спотовые сделки, к сожалению, неэффективны.

Если мы хотим закрепиться на рынке, нужно иметь четкую схему работы. В концерне создана специальная группа, которая занимается мониторингом рынка не только шерсти, но и всех видов сырья, чтобы подсказывать предприятиям, где и как лучше действовать. Исходя из этого, ищем партнеров, которые по цене и качеству наиболее приемлемы.

- Если "Камволь" выйдет на производство 6 млн погонных метров ткани в год, сколько для этого объема необходимо сырья?

- Около 2 тыс. т. Но это в целом, потому что чисто шерсти в этом составе порядка 70% - в зависимости от структуры ассортимента.

- Но ведь камвольные ткани - это не только шерсть…

- Да, это в том числе смеси: и с вискозой, и со льном, и с полиэфиром. Вообще, если взять текстиль, то натуральные волокна в чистом виде теряют долю на мировом рынке. За последние пять лет и хлопок, и шерсть показали почти 20-процентное падение объемов продаж. Потому что натуральное стоит дорого. К тому же оно не настолько функционально, как хотелось бы. Особенно если речь идет о молодежном ассортименте. Поэтому тенденции таковы, что нужно максимально задействовать синтетические, искусственные волокна, а также натуральные, но другого вида.

Интересно, что сейчас смесь шерсти и льна в Европе котируется очень высоко. И мы работаем над таким ассортиментом. Думаю, на выходе у нас получится неплохой продукт.

- Сколько сырья для производства льняной ткани мы закупаем?

- Сейчас обеспеченность Оршанского льнокомбината отечественным сырьем составляет около 55%. Но вообще у нас есть все возможности, чтобы свести импорт к минимуму. Надо просто порядок навести. Исторически в Беларуси всегда выращивали много льна. И номера были выше, чем сейчас.

- Может быть, производителям это невыгодно?

- Я бы так не сказал. Например, в Брестской области выращиванием льна занимаются два предприятия: в Ляховичах и Пружанах. В Пружанах всегда высокая рентабельность. И тут же, на расстоянии 200 км, результаты неутешительные, хотя поставлено новое оборудование. Надеюсь, со временем положение дел поправится.

- Химические волокна для смешанных тканей мы тоже импортируем?

- Нет, вот с этим у нас все в порядке. Нормально работает "Светлогорскхимволокно", "Могилевхимволокно" ведет техперевооружение, у нас есть точки соприкосновения. Особенно последние годы неплохо сотрудничаем. Они нас слышат, идут навстречу. Появился новый ассортимент тканей, в том числе со специальными эффектами. Светлогорск сделал даже синтетические хлопкоподобные волокна. Причем достаточно высокого качества - если поставить рядом, отличить практически невозможно. То есть на наших предприятиях работают специалисты, которые знают, что делать, и умеют это делать.

- Некоторое время назад звучали нарекания индивидуальных предпринимателей, малого бизнеса на то, что белорусские предприятия, производящие ткани, не хотят сотрудничать - отказываются отрезать небольшие объемы. Ситуация поменялась?

- Сейчас любой частник может приехать на любое из наших предприятий и получить желаемое количество метров ткани, имеющихся в наличии. Другое дело, если он захочет что-то особо специфическое - за это нужно будет заплатить. А вдруг у него такой эксклюзив, что никому больше не нужен? Производить и класть на склад никто не будет. У нас отрегулированы вопросы мелкого опта, методология отпуска по метражу есть на всех предприятиях. Конечно, человеческий фактор еще никто не отменял, но все решаемо.

- Каким должен быть минимальный заказ для производства?

- Просчитано, что производить менее 500 метров - это неэффективно. Мы можем и сто выпустить, но себестоимость этих ста будет в три-четыре раза дороже, чем пятисот.

- А обязательно ли "Камволю" оставлять за собой все сегменты - и низкий, и средний, и высокий? Не проще ли сосредоточиться только на премиум-классе с высокой маржинальностью?

- Нельзя класть яйца в одну корзину - это закон. Любой бизнес должен понимать, что сегодня крен сюда, завтра - туда. Сегодня идет падение по чисто шерстяным тканям, но увеличивается по смесовым. Если мы нижним ассортиментом не будем заниматься, мы разучимся с ним работать. А вернуться потом будет сложно.

- Сколько человек сейчас работает на "Камволе"?

- Чуть более 700.

- Это оптимальная численность?

- Пока многовато, но это с учетом нынешней загрузки. Когда выйдем на 6 млн погонных метров в год, будет близко к оптимальному. Понимаете, ведь для того, чтобы "родить" текстильщика, нужно минимум пять лет. И это после колледжа, института. Если мы сейчас разгоним коллектив, то когда выйдем на проектную мощность, где его найдем?

Текстильное производство - одно из самых сложных. Чтобы изготовить ткань до конца, нужно произвести от 65 до 80 операций. И на каждой из них можно запороть все, что было сделано до этого. Поэтому квалификация и ответственность должны быть абсолютными.

- Удержать специалиста можно прежде всего зарплатой…

- Текстильщики у нас имеют зарплату выше средней по концерну. Если по году выйдем на Br680, то они по Br1 тыс. имеют.

- Говоря о "Камволе", нельзя не сказать об очень близком к камвольному производству - суконном. Какой вы видите дальнейшую судьбу ОАО "Сукно"?

- Сейчас на ОАО "Сукно" производится 30 тыс. погонных метров ткани. Задача производить 700-800 тыс. погонных метров. Ассортимент - сугубо специальные суконные ткани, от пледов тоже не нужно отказываться. По большому счету, это объем цеха, для которого на "Камволе" есть площадка. Причем у "Камволя" образуется как раз столько отходов, сколько нужно для производства этих самых 700-800 тыс. погонных метров на "Сукне". Получается, что все решить можно при минимальных затратах.

Проект указа уже готов, но нужно услышать принципиальную позицию. Наше предложение пока не везде и не всегда поддерживается, хотя мы пытаемся доказать, что экономически оно оправданно. Сегодня "Сукно" занимает 43 тыс. кв.м. Но зачем, если они спокойно уместятся на 8,5 тыс.? За счет аренды они не выживут.

Сейчас идет процедура предсанации ОАО "Сукно", готовятся документы. Будет ли санация, станет ясно в конце года.

- А не было ли предложений от инвесторов купить "Сукно"?

- Много инвесторов приезжает. Но никто не хочет вкладывать деньги, чтобы создавать себе конкурентов. Например, существует российская мануфактура. Они приехали и говорят: давайте возьмем. Но плана развития предприятия нет, а значит, в итоге его закроют. Если сами не сделаем, никто особо рваться не будет. Ведь легкая промышленность - это не нефть, она не является мгновенно высокорентабельной. Надо инвестировать деньги, и если через пять-шесть лет проект окупится - это здорово.

- Если говорить в целом по текстильным тканям, какие белорусские предприятия их производят?

- Помимо "Камволя" и "Сукна" это Оршанский льнокомбинат, Барановичское хлопчатобумажное объединение, "Магатэкс", "Ручайка", "Речицкий текстиль". В целом в 2016 году мы произвели 200 млн погонных метров. Доля экспорта составила около 70%, а на некоторых предприятиях, например, на Оршанском льнокомбинате и выше - порядка 80%. "Камволь" уже половину вывозит.

- А закупаем ли мы готовый текстиль?

- Мы закупаем только то, чего не можем сами произвести, например, шелк.

- Планируете ли увеличивать долю экспорта тканей?

- Доля экспорта должна меняться, исходя из потенциальных возможностей переработки. То есть нужно четко понимать, что в год мы в состоянии изготовить около 11 млн комплектов одежды, на что пойдет примерно 20 млн погонных метров ткани. Если мы производим 200 млн, а перерабатывать можем 20 (плюс-минус), вместе с частными - 40 млн, все остальное нужно вывозить. Поэтому при любом раскладе экспорт в пределах 75% по текстилю, думаю, это нормальная цифра, чтобы мы работали эффективно.

Юлия ДЫЛЕНОК

Белоруссия. Турция > Легпром > belta.by, 7 декабря 2017 > № 2467877


Россия. Белоруссия. СНГ. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 декабря 2017 > № 2408686 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова белорусскому телеканалу «СТВ», 2 декабря 2017 года

Вопрос: Сергей Викторович, раз уж военно-политическая тема привела нас сегодня в Минск, давайте с этого начнем. Как Вы считаете, стала ли ОДКБ, которая отмечает свой уже немаленький юбилей, альтернативой и противовесом НАТО на постсоветском пространстве?

С.В.Лавров: Во-первых, я не думаю, что ОДКБ – только военно-политическая тема. Это еще и просто большая политика интеграции, по большому счету обеспечение безопасности на нашем общем пространстве во всех ее смыслах и измерениях – антитеррористической, антинаркотической, антипреступной.

Юбилей действительно важный – 25 лет Договору о коллективной безопасности и 15 лет Организации того самого Договора, которая сейчас, я считаю, достигла этапа своей зрелости. В подавляющем большинстве направлений, которые были обозначены главами государств, у нас есть зримый, значимый и очень существенный прогресс.

Что касается сравнений с другими военно-политическими блоками и структурами, то я не вижу необходимости гнаться за какой-то репутацией по сравнению конкретно с НАТО. У нас несколько иные задачи. По большому счету НАТО существует уже искусственно. После того, как исчезли Советский Союз и Варшавский договор, Альянс утратил смысл своего существования. Прежде всего, наши заокеанские коллеги поддерживали военно-политический блок Североатлантического альянса в стремлении не утратить рычаги влияния на Европу. Это очевидная истина. Любой политолог это знает и давно уже усвоил.

«Подвернулась» тема Афганистана, на которой натовцы практически десятилетия сохраняли смысл своего единения, а когда объединяющая их тема исчезла, нужно было придумать что-то еще. Затем «подвернулась» Российская Федерация как страна, которая отстаивает свои интересы в тесном взаимодействии со своими союзниками на пространстве, которое нам всем исторически принадлежит. Это вызвало недовольство, прежде всего тем, что мы не согласились с грубейшим нарушением натовцами договоренностей, которые были достигнуты в 90-е годы: безопасность неделима, НАТО не будет расширяться на Восток, а впоследствии в качестве компромисса было условлено, что расширение НАТО на Восток не будет сопровождаться размещением существенных боевых сил в новых странах-членах. Все эти договоренности были грубейшим образом попраны натовцами, и они уже пытались ставить всех наших соседей перед выбором – либо они с Россией, либо с Западом. К чему это все привело, мы видели в Грузии, на Украине.

Я очень надеюсь, что ОДКБ не будет идти по этому пути. Мы никого не шантажируем и никому не предъявляем ультиматумы. Мы озабочены своей собственной безопасностью на территории стран-членов ОДКБ. У нас своих забот достаточно, и мы не стремимся играть в геополитические игры.

Вопрос: Судя по реакции на последние российско-белорусские учения, Запад встревожен таким тесным сотрудничеством России и Белоруссии в военной сфере. Переживает или встревожена ли Россия участием Белоруссии в «Восточном партнерстве»?

С.В.Лавров: Про учения скажу, что не столько Запад встревожен, сколько он опять-таки пытался использовать проведение нами учений как повод для того, чтобы опять нагнетать истерию. Белоруссия и Россия заблаговременно проинформировали страны, участвующие в Венском документе о мерах укрепления доверия и безопасности, принятом по линии ОБСЕ. Как и положено, уведомления были направлены, все наблюдатели приглашены, причем приглашения выходили за рамки необходимого. Все, кто хотел, побывали на этих учениях и подтвердили, что все было транспарентно. Но «под шумок», когда нагнеталась истерия, нашим американским коллегам вместе с натовцами удалось разместить на территориях Прибалтики, Польши дополнительные военные контингенты и военную технику. Повод был использован, опасения совсем не оправдались, но, как говорится, дело уже закрыто.

Что касается «Восточного партнерства», то мы никогда никого не учим жизни. У нас с ЕС есть Соглашение о партнёрстве, которое, к сожалению, заморожено не по нашей вине. Мы никогда не испытывали сомнений по поводу того, что все наши соседи и друзья хотят иметь хорошие отношения со всеми своими партнерами на Западе, Востоке, Севере и Юге.

Видим желание некоторых стран, входящих в Евросоюз, использовать «Восточное партнерство» в антироссийских целях. Их не большинство, но они достаточно агрессивно себя ведут. Это проявилось, в том числе и в выступлении Премьер-министра Великобритании Т.Мэй на саммите «Восточного партнерства», состоявшемся в Брюсселе несколько дней назад. Подавляющее большинство стран ЕС понимает, что это будет очередная попытка с негодными средствами и что внедрять антироссийский запал в любые контакты со странами-членами СНГ – это контрпродуктивно и бесперспективно. Мы очень оценили твердую позицию Белоруссии вместе с рядом других участников «Восточного партнерства» против подобных попыток. В том, что в итоговой декларации, несмотря на желание некоторых участников саммита, не содержится потусторонних вещей, не касающихся непосредственно отношений фокусных государств с ЕС, мы видим большую роль, в том числе Белоруссии, которая не позволила сделать этот процесс политизированным, идеологизированным и которая видит в нем свой коренной интерес развивать нормальные отношения с западными европейцами. Мне кажется, здесь у нас не проглядывалось никаких разночтений.

Вопрос: Нет никакой червоточинки?

С.В.Лавров: У нас нет никаких сомнений и подозрений в отношении Белоруссии, Армении и Азербайджана. Мы, конечно же, видим, как ведут себя наши украинские, молдавские и грузинские коллеги. Но повторю еще раз, им не удается и, уверен, что не удастся перевести всю схему «Восточного партнерства» в антироссийское русло.

Вопрос: Как оценивает политическая верхушка России усилия Белоруссии по урегулированию ситуации на Украине? Насколько неожиданной была инициатива Белоруссии? Согласовывалось ли это с Россией или это был экспромт?

С.В.Лавров: Когда Президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко предложил Минск в качестве площадки для диалога «нормандской четверки», которая была сформирована в июне 2014 г., мы сразу это поддержали. Наверное, здесь сейчас даже нет смысла говорить, было ли это согласовано или нет. Это было предложение от чистого сердца, сразу поддержанное нами, украинской стороной, Германией и Францией. Я помню эти семнадцать часов без сна и отдыха в феврале 2015 г., которые дали результат в виде «Комплекса мер» по урегулированию украинского кризиса. Он был тут же единогласно одобрен СБ ООН и до сих пор остается абсолютно безальтернативным документом, позволяющим урегулировать этот кризис. Другое дело, что не все из того, что было записано, выполняется. Но я думаю, что мы будем продолжать усилия, в том числе используя Минск, который по-прежнему предоставляет свои возможности для переговоров Контактной группы и которые в скором времени возобновятся по линии помощников глав государств «нормандской четверки».

Вопрос: Тревожная новость недели – КНДР запустила очередную межконтинентальную баллистическую ракету, которая способна нести ядерный заряд, донести его до берегов Японии, США, Южной Кореи и России. США, Япония и Южная Корея всполошились, потребовали созвать СБ ООН. В этой ситуации как должны поступать Россия и ОДКБ? Должна ли ОДКБ озаботиться ситуацией на Корейском полуострове?

С.В.Лавров: ОДКБ в принципе имеет единую позицию по этому вопросу. Мы не приемлем претензий КНДР на обладание ядерным оружием. Все страны ОДКБ поддерживают резолюции СБ ООН. Мы соблюдаем введенные санкции. Одновременно все страны Организации выступают за то, чтобы отойти от риторики, угроз, оскорблений и нащупать возможности для возобновления переговоров.

В связи с последним испытанием ракеты, которую запустила КНДР, отмечу, что северокорейский лидер не предпринимал никаких авантюр более двух месяцев. Параллельно в сентябре наши американские коллеги дали нам понять, что следующие крупные военные учения вокруг Корейского полуострова планируются только на весну следующего года. Был намек, что в этой ситуации, если бы пауза, которая возникает естественным образом в процессе американо-южнокорейских учений, была использована Пхеньяном чтобы тоже не нарушать спокойствия, можно было бы создать условия для начала какого-то диалога. Мы сказали, что ценим такой подход. Работали с Пхеньяном. Вдруг через две недели после того, как американцы послали нам сигнал, они объявляют о внеочередных учениях, то есть не весной, а в октябре, потом в ноябре. Сейчас объявили об очередных учениях в декабре. Есть ощущение, что они специально провоцировали Ким Чен Ына, чтобы он не выдерживал паузу, а сорвался на их провокации. Осуждая ракетно-ядерные авантюры Пхеньяна, мы не можем не осуждать провокационное поведение наших американских коллег. К огромному сожалению, они пытаются утащить в ту же сторону японцев и южнокорейцев, которые, как Вы абсолютно правильно сказали, станут первыми жертвами в случае развязывания войны на Корейском полуострове.

Вопрос: После таких комментариев многие могут испугаться и не приехать на Олимпиаду в Южную Корею. Как считаете, она состоится?

С.В.Лавров: Мне кажется, что американцы об этом вообще не думают. То, что Сеул всерьез озабочен перспективой неудачных Олимпийских игр, это факт. Они об этом открыто говорят в связи с тем, что происходит на Корейском полуострове и в отношении провокаций против российских спортсменов.

Вопрос: Вы как любитель футбола, наверное, отслеживаете все события, связанные с Чемпионатом мира в 2018 г. Кто станет чемпионом?

С.В.Лавров: Сильнейший. Я буду болеть за красивую игру.

Россия. Белоруссия. СНГ. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 декабря 2017 > № 2408686 Сергей Лавров


Германия. Белоруссия. СЗФО > Электроэнергетика. Образование, наука. Химпром > ecolife.ru, 30 ноября 2017 > № 2445417 Екатерина Скорб

Найден новый "чудо-материал" для солнечных ячеек

Ученые из Университета ИТМО, Института имени Макса Планка и Белорусского государственного университета обнаружили новый материал для солнечных ячеек, дающих необычно большой для подобных систем «выход» (квантовую эффективность преобразования). При попадании одной частицы света этот показатель составил 2500% (при обычных максимально возможных 100%).

О причинах такого эффекта и о его возможном применении в энергетике сообщается на страницах журнала Advanced Materials. Исследования поддержаны грантом Российского научного фонда (РНФ).

В основе солнечной энергетики лежит преобразование солнечного света в электричество. При попадании солнечного луча на фотоэлементы батареи, их поверхность бомбардируется фотонами (квантами света). Фотоны выбивают избыточные электроны, в результате чего возникает электрический ток. Это становится возможным благодаря особому покрытию солнечных батарей, где искусственным образом создается дефицит электронов на одном уровне и избыток — на другом. С разными материалами этот процесс протекает с различной эффективностью, что вынуждает ученых опытным путем искать покрытия с максимальным «выходом».

«Наше новое исследование связано с энергетикой, а именно с превращением энергии света в электричество на солнечных элементах. Для такой конверсии используется множество полупроводниковых систем с различными параметрами. Действуя методом проб и ошибок, мы испытываем различные материалы. Наша задача — найти фотокатализатор, активируемый видимым светом, чтобы его можно было использовать в биологических системах. Кроме того, изготавливаться это вещество должно простым и дешевым методом», — рассказала соавтор статьи Екатерина Скорб, кандидат химических наук, профессор кафедры химии и молекулярной биологии Университета ИТМО.

Ученые работали с одним из таких перспективных материалов — наноструктурированным оксисульфидом висмута. Так как слоистые пленки из этого вещества не меняют свойств при использовании на поверхностях с большой площадью (в отличие от многих аналогичных материалов), их можно использовать на массивных панелях. Кроме того, эти пленки отличаются низкой токсичностью, низкой ценой, их можно «выращивать» на различных веществах. Когда ученые измерили выход энергии с этого вещества стандартными фотоэлектрохимическими методами, они увидели большие показатели: квантовая эффективность преобразования – количество носителей заряда, которое произведет один фотон, – составила до 2500%.

Падающий на солнечный преобразователь фотон должен вызвать рождение экситона — квазичастицы, состоящей из электрона и электронной «дырки», то есть отсутствия данной частицы. Затем, в зависимости от конструкции системы, либо электроны, либо «дырки» создают выходной ток (ток, который создается в результате кажущегося движения «дырки», называется «дырочным»). Так как один фотон может вызвать рождение более одной электронно-дырочной пары, то квантовая эффективность может превышать 100%, при этом не нарушая закон сохранения энергии.

Согласно гипотезе ученых, гигантская эффективность определяется уменьшением сопротивления пленки оксисульфида висмута при освещении, что позволяет носителям заряда из внешней цепи участвовать в окислительно-восстановительных реакциях в растворе. Аномально высокая фотоэлектрохимическая активность, то есть интенсивность преобразования солнечной энергии в химическую и электрическую энергию, а также ширина запрещенной зоны, подходящая для преобразования солнечного света, говорят о том, что фотоэлектроды из оксисульфида висмута перспективны для нового поколения «солнечных ячеек». Ширина запрещенной зоны, то есть диапазон недоступных для электронов энергий в твердом теле, зависит от состава вещества. Фотон с энергией меньше этой ширины не сможет породить экситон. В исследуемом веществе ширина составляет 1,38 эВ, а энергия фотонов видимого света — 2–3 эВ, что позволяет пленкам из оксисульфида висмута эффективно поглощать свет видимого диапазона и преобразовывать его в электрический ток.

«Сейчас мы работаем над тем, как можно использовать такой гигантский выход. Сам эффект настолько интересный, что редакция журнала Advanced Materials поместила изображение из статьи на обложку номера. Мы надеемся, что наше открытие привлечет внимание многих ученых. По значимости оно, возможно, сопоставимо с перовскитными ячейками», — отметила Екатерина Скорб.

Германия. Белоруссия. СЗФО > Электроэнергетика. Образование, наука. Химпром > ecolife.ru, 30 ноября 2017 > № 2445417 Екатерина Скорб


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 ноября 2017 > № 2390552 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных Белоруссии В.В.Макеем, Москва, 15 ноября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очередные переговоры с моим белорусским коллегой В.В.Макеем. В этом году у нас далеко не первая встреча – мы встречались в Москве, Минске и в других столицах.

Сегодня мы констатировали, что работа наших внешнеполитических ведомств вносит значительный вклад в углубление сотрудничества в рамках Союзного государства России и Белоруссии.

Мы подписали очередную двухлетнюю Программу согласованных действий в области внешней политики государств-участников Договора о создании Союзного государства на 2018-2019 гг., а также План межмидовских консультаций на 2018 г. Из всех наших партнеров в двусторонних контактах это самый насыщенный план консультаций между министерствами иностранных дел.

Особое внимание уделили некоторым аспектам практического развития сотрудничества в рамках Союзного государства, в частности, формированию единого миграционного пространства. Наши министерства совместно с другими соответствующими ведомствами России и Белоруссии продолжают разработку проекта соглашения о взаимном признании виз и по иным вопросам, связанным с въездом иностранных граждан на территорию Союзного государства. Исходим из того, что заключение такого соглашения решит ряд проблем пересечения гражданами третьих стран российско-белорусской границы. Договорились сегодня последовательно проводить эту работу и довести ее до результата.

Говорили о взаимодействии в рамках различных интеграционных структур, в первую очередь по линии Евразийского экономического союза, в котором в 2018 г. функции председателя будет осуществлять Российская Федерация. Договорились и далее прилагать необходимые усилия с тем, чтобы помогать внешнеполитическим сопровождением развитию евразийской интеграции и наращиванию связей ЕАЭС с зарубежными партнерами.

Подробно говорили о ситуации в Евро-Атлантике. Особенно в преддверии предстоящего 7-8 декабря в Вене СМИД ОБСЕ. Согласовали наши подходы к основным вопросам повестки дня этого министерского заседания. Наши коллеги и друзья проинформировали нас о ходе подготовки к предстоящему 24 ноября в Брюсселе саммиту Восточного партнерства.

Отметили значительный потенциал взаимодействия между ЕАЭС и Евросоюзом, который, к сожалению, пока остается невостребованным. По-прежнему исходим из того, что необходимо налаживать устойчивые контакты между этими двумя интеграционными объединениями в интересах формирования на нашем общем континенте Евразии пространства мира, стабильности, широкого сотрудничества с опорой на принцип равной и неделимой безопасности.

Обсудили сложившуюся между нашими странами и НАТО ситуацию, в частности, выразили озабоченность попытками «демонизировать» российско-белорусское военное сотрудничество, в том числе в контексте состоявшихся в сентябре учений «Запад-2017», и использовать эту пропагандистскую кампанию для обоснования дополнительного развертывания военных сил Североатлантического альянса на восточном фланге.

Говорили также о сотрудничестве наших стран с Советом Европы. Республика Беларусь взаимодействует с этой организацией, не являясь ее членом. Мы всячески помогаем развитию таких контактов. Приветствуем и активное участие Белоруссии в качестве наблюдателя в ШОС. Выступаем за то, чтобы наши соседи подключились к дополнительным направлениям сотрудничества в рамках ШОС.

Это основные моменты, о которых хотелось сегодня сказать. Договорились продолжать тесное взаимодействие между нашими ведомствами и всеми соответствующими подразделениями министерств иностранных дел.

Вопрос: В настоящий момент обсуждается возможность ввода миссии миротворцев ООН в Донбассе, ее мандат и потенциальный состав. Как Россия отнеслась бы к участию Белоруссии в составе такой миссии?

С.В.Лавров (отвечает после В.В.Макея): Последняя фраза В.В.Макея отражает нашу позицию. Эта позиция зафиксирована в проекте резолюции, которая уже пару месяцев лежит на столе СБ ООН. Ее обсуждение саботирует прежде всего Украина, которая хочет не обеспечить безопасность наблюдателей ОБСЕ, выполняющих функции по контролю за соблюдением Минских договоренностей, а ввести оккупационные войска, перерезать все контакты Донбасса с внешним миром, а затем установить там свои порядки, полностью игнорируя Минские договоренности. Это, конечно, позиция, не имеющая никаких перспектив.

Мы услышали заявления из других столиц, где этим урегулированием занимаются более ответственные люди, в том числе из Парижа и Берлина, о том, что надо работать над российским предложением. Аналогичные заявления недавно сделал Специальный представитель Госдепартамента США по украинскому урегулированию К.Волкер, который на днях в очередной раз встречался с В.Ю.Сурковым. Работа над этой темой продолжается. В нашем проекте резолюции обозначены абсолютно необходимые критерии миротворческой операции, которые установлены в ООН. Один из них, являющийся хрестоматийным, это согласие конфликтующих сторон на национальный состав контингентов, которые включаются в миротворческую операцию, что означает как согласие Киева, так и в не меньшей степени Донецка и Луганска.

Мы будем готовы, чтобы этот проект резолюции обсуждался максимально быстро, но при полном понимании, что его окончательная формулировка должна быть приемлема провозглашенным республикам. Наверное, в этой связи будет необходимо провести с ними прямые переговоры.

Вопрос: Только что было озвучено, что соглашение о взаимном признании виз планируется подписать до конца года. Не могли бы Вы рассказать о его конкретных положениях?

С.В.Лавров (отвечает после В.В.Макея): Мы тоже рассчитываем, что будут найдены формулировки по тем аспектам документа, которые пока еще обсуждаются. В детали вдаваться не очень правильно. По сути речь идет о том, чтобы иностранец, въезжающий в одну из наших стран по визе, выданной этой самой страной, мог с этой визой переместиться в другую страну. Соответственно, чтобы те, кому визу не выдают по соображениям безопасности или иным причинам, так же не были приняты в соседнем государстве.

Мы также предлагаем использовать опыт, зафиксированный в Шенгенском соглашении, который уже доказал свою высокую эффективность. Это будет обсуждаться.

Вопрос: В конце ноября состоится саммит Восточного партнерства в Брюсселе. Решено ли уже, кто будет представлять Белоруссию на нем?

С.В.Лавров (отвечает после В.В.Макея): Если можно, я бы хотел выразить признательность Владимиру Владимировичу (Макею), нашим белорусским друзьям за то, что они прекрасно различают замыслы тех стран в Евросоюзе, которые весь смысл своего существования видят в русофобии и науськивании соседей России против Москвы. Ценим такую позицию Белоруссии.

Вопрос: Учитывая последнее развитие ситуации «на земле» в Сирии и позитивные итоги борьбы с терроризмом, видите ли Вы возможность и необходимость созыва многосторонней встречи (возможно, на уровне глав МИД) по Сирии? Какие вопросы могли бы быть на повестке дня такой встречи?

С.В.Лавров: Контакты не прекращаются. Как Вы знаете, совсем недавно (13 ноября) в Сочи встречались президенты России и Турции. Из внешнеполитических тем основное внимание они посвятили дальнейшей координации в содействии сирийскому урегулированию. С участием России, Турции и Ирана как по линии военных, так и дипломатических ведомств работает «астанинский формат». Получаем реальную пользу от этих контактов. Все это позволяет создавать условия для того, чтобы продвигаться по пути к выполнению тех задач, которые поставлены в резолюции СБ ООН 2254. В ближайшее время продолжим эти контакты с турецкими и арабскими коллегами, в т.ч. по линии министров иностранных дел.

Вопрос: Министерство обороны и Министерство иностранных дел Испании обвинили «Раша Тудэй» и «Спутник» во вмешательстве в каталонский кризис. Какова будет реакция МИД России? Сегодня в Минфине подписывается соглашение о реструктуризации венесуэльского долга. Продолжит ли Россия помогать Венесуэле после этого?

С.В.Лавров: Второй вопрос я не очень понял. Что значит «продолжит ли Россия оказывать содействие Венесуэле»? Мы с Венесуэлой, как и с другими странами, развиваем взаимовыгодные отношения так же, как и другие государства, в т.ч. европейские. Страна, которую представляет Ваше агентство, имеет разветвленные контакты с очень многими партнерами в самых разных частях света. Мне кажется, что эти отношения, их развитие и продолжение, зависят от того, насколько это приносит пользу обеим сторонам.

Что касается очередных обвинений в адрес России, «Раша Тудэй» (на этот раз со стороны Министерства иностранных дел и Министерства обороны Испании, как Вы сказали) во вмешательстве в каталонский кризис, то, знаете, мы уже привыкли к тому, что, по некоторым наблюдениям, нашим партнерам в Европе да и за океаном больше нечем заняться, кроме как обвинять наши СМИ, объявлять их иностранными агентами. Наверное, это объясняется еще и тем, что в соответствующих столицах, откуда звучат такие обвинения, будь то Мадрид или Лондон, как правило, полно нерешенных внутренних проблем. Наверное, такую «жареную» сенсационную истерику устраивают для того, чтобы отвлечь внимание своих избирателей от неспособности решить эти внутренние проблемы.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 ноября 2017 > № 2390552 Сергей Лавров


Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий

Лебединая песня наркокартеля.

Сотрудники ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь перекрыли канал поставки крупных партий опасного наркотического вещества – гашиша – из Евросоюза через территорию Беларуси в Россию. По этому наркотрафику в период с 2010 по 2015 год было перевезено не менее тонны зелья. В международную преступную организацию входили 16 человек – граждане России, Беларуси, Литвы, Украины, Молдовы, Польши и Испании. Недавно суд Борисовского района Минской области пятерых из них приговорил к лишению свободы сроком от 11 до 18 лет. Остальные в большинстве своём также осуждены и отбывают наказание на территориях других государств. Организатор наркосиндиката задержан в Польше и сейчас находится под следствием.

О том, каким образом удалось вычислить и привлечь к ответственности причастных к контрабанде гашиша лиц, а также установить механизм движения наркотика через Беларусь, рассказывает начальник отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь полковник милиции Александр Высоцкий.

– Александр Евгеньевич, когда Вы узнали, что злоумышленники используют территорию Беларуси в качестве транзита для перевозки крупных партий гашиша?

– Осенью 2014 года. Именно тогда к нам поступила оперативная информация о существовании международной преступной организации, которая занимается контрабандой наркотиков через нашу страну. Стало известно, что в международный наркотрафик вовлечены граждане нескольких государств, в том числе Беларуси. К тому времени преступная организация уже являлась частью европейского наркобизнеса, ориентированного на поставки «товара» в государства – члены ЕАЭС. Оперативная разработка её участников заняла у нас чуть меньше года. Всё это время вместе со старшим оперуполномоченным по особо важным делам отдела подполковником милиции Вадимом Волчком, в производстве которого находилось дело оперативного учёта, мы по крупицам собирали информацию о членах преступной организации. К проведению наиболее сложных оперативно-разыскных мероприятий привлекали сотрудников всего отдела.

– Что вам удалось узнать?

– Во-первых, мы установили маршрут движения наркотика и способы его сокрытия. Крупные партии гашиша (как правило, около ста килограммов) следовали из Марокко через Испанию, Польшу, Украину и Беларусь в Россию – в Москву и Санкт-Петербург. Наркотик перевозился на внедорожниках в профессионально оборудованных тайниках. Обнаружить контрабанду в ходе обычного таможенного досмотра не представлялось возможным: тайники и швы замазывались, обрабатывались специальными химическими веществами, конструкция автомобиля при этом не нарушалась. В некоторых случаях, например, чтобы достать перевозимый груз, необходимо было снять двигатель.

Во-вторых, вышли на руководителя преступной организации и членов двух подчинённых ему групп (они находились на территории Беларуси и России, их возглавляли граждане Беларуси). Сделать это было не так просто. Действия трафикеров были чётко продуманы и организованы, распределены их роли и функции. В пути не раз происходила смена автомобилей, соблюдалась строгая конспирация (курьеры даже не были знакомы). За малейшие нарушения графика – штраф. Били рублём не только за опоздание к месту назначения, но и, скажем, за звонок с мобильного семье.

В организации был практически постоянный состав участников (из неё редко кто уходил, а за новичка нёс финансовую ответственность тот, кто привёл). Но лидера знали и с ним общались только несколько приближённых лиц, которые возглавляли структурные подразделения преступной организации и составляли её костяк. А для остальных это был фактически мифический персонаж по имени «Вася» (и неважно, как его зовут на самом деле), по отношению к которому культивировался страх, потому что он может в любой момент наказать (даже в том случае, если человек уже на него не работает). И все говорили: «Вася сказал», «Вася передал», «Вася приказал, что нам нужно сделать то-то».

К слову, это насаждалось умышленно. Организатор и его доверенные лица отлично разбирались в психологии, что позволяло им манипулировать людьми, управляя ими в своих корыстных интересах.

– Откуда появился «Вася»? И почему он стал заниматься именно контрабандой гашиша, когда существует множество других видов наркотиков?

– «Вася» – белорус, уроженец Гродно. В детстве он, как и многие сверстники, занимался спортом, в том числе увлекался борьбой. Здесь и познакомился с будущими друзьями. Вместе ходили на тренировки, участвовали в соревнованиях. Естественно, общие интересы сплотили. «Вася» стал лидером…

Прошли годы, и в один из дней 2010-го «Вася» решил заняться контрабандой наркотиков, предложил поучаствовать в этом двоим друзьям детства. В принципе, ему было неважно – наркотики это или что-то другое. В первую очередь, думал, где можно купить подешевле и продать подороже.

А наркотики выбрал, потому что они давали самую большую и быструю прибыль. Кстати, он занимался не только контрабандой гашиша (хотя основная деятельность преступной организации строилась именно на нём). Бывал и кокаин… Почему всё-таки гашиш? Здесь сыграли свою роль цена и спрос.

– Каким образом организатору преступного синдиката удалось выйти на международный уровень?

– Это произошло вполне естественно. Когда человек занимается куплей-продажей или поставкой какого-нибудь товара, у него формируется в бизнесе круг знакомых. Сначала «Вася» перегонял машины в нашу страну из Европы, США, а также ремонтировал автомобили (у него была СТО в Минске). А потом появились элементы криминального автобизнеса, затем – криминальные связи. И в конечном итоге он пришёл к наркотрафику.

«Вася», если так можно выразиться, – «человек мира». Беларусь была местом его постоянного проживания. Получил польское гражданство, а также вид на жительство в Испании и Чехии. Владеет несколькими языками. Имеет два высших образования, одно из которых – юридическое. Когда раскрутился на наркотиках и создал совместное белорусско-польское предприятие, стал позиционировать себя в качестве благонадёжного бизнесмена (чуть ли не инвестора). Кроме того, занимался металлопрокатом, строительством, изготовлением кухонь... То есть криминальные деньги старался вложить в легальный бизнес.

– Как часто осуществлялись поставки наркотиков через Беларусь?

– Разумеется, график перевозок существовал, но он был плавающим. Доставка гашиша могла происходить примерно таким образом: одна машина едет из Испании в сторону Беларуси и России для разгрузки-перегрузки наркотика, а вторая – уже возвращается под загрузку.

– Фактически это был конвейер…

– Совершенно верно. С 2013 года злоумышленники уже перешли к наиболее активным формам преступной организации, работа велась интенсивно. Только один раз наркодельцам пришлось лечь на дно. В сентябре 2014 года на белорусско-польской границе было изъято 163 килограмма гашиша. Наркотик (180 брикетов) обнаружили в двух тайниках в скрытых полостях кузова (в днище и моторном отсеке) автомобиля Kia Sorento, на котором через ПП «Брузги» въезжал из Польши в Беларусь 41-летний житель Гродно. Изъятая партия гашиша стала крупнейшей за последние десять лет.

Выявленное тогда преступление – результат взаимодействия нескольких силовых структур в ходе спецоперации «Канал-Долина»: отдела борьбы с контрабандой Гродненской региональной таможни, сотрудников УКГБ по Гродненской области, УНиПТЛ УВД Гродненщины и ОНиПТЛ Гродненского РОВД, войсковой части 2141 (пограничный отряд). Впоследствии уголовное дело, возбуждённое в отношении курьера, прошло через суд, был вынесен обвинительный приговор. Как только стало известно, что перевозчика осудили, «Вася» успокоился и вместе с пособниками принялся за старое.

– Какое количество гашиша могли перевозить за раз?

– Одним рейсом могли доставить более ста килограммов. В целом по уголовному делу доказано, что за время существования преступной организации (с 2010 по 2015 год) было перевезено не менее тонны гашиша. То есть это только те факты и цифры, которые мы смогли установить в ходе оперативно-разыскных мероприятий. На самом деле речь идёт о тоннах наркотика. Полученная прибыль исчислялась миллионами долларов. Кстати, в Россию ездил специальный человек – «инкассатор», который получал «зелёные» за доставленный гашиш и привозил их «Васе». Тот выдавал определённые денежные суммы своим приближенным – руководителям двух преступных групп, а те, в свою очередь, распределяли их ниже, по цепочке, подчинённым.

– Сколько машин обычно участвовало в процессе?

– На территории Беларуси мы изъяли четыре автомобиля, три из которых были оборудованы тайниками.

– Расскажите, пожалуйста, как проводилась спецоперация по задержанию трафикеров.

– Когда мы собрали достаточное количество доказательств преступной деятельности членов организации и её руководителя, чтобы привлечь их к ответственности, приняли решение задержать курьера с поличным.

В апреле 2015 года белорусско-украинскую границу пересёк белый внедорожник Mazda, за рулём которого сидел гражданин Украины. Правда, сначала мы не знали – с товаром он или без, но, скажем так, предполагали наличие в машине гашиша. Обычно груз прятали так, что нужно было разобрать пол-автомобиля, чтобы добраться до наркотика.

Водитель прежде уже не раз выполнял работу перевозчика, поэтому дорогу знал. Известен был маршрут движения «объекта» и нам. Под Минском, в поселке Марьяливо, находилась так называемая «перевалочная база», куда курьер должен был пригнать машину с товаром. Злоумышленники арендовали здесь коттедж с двумя гаражами за три тысячи долларов США в месяц. В доме жил человек, который должен был встретить курьера, достать из иномарки гашиш и переложить его в другой автомобиль, а затем отправить груз с очередным перевозчиком.

Разумеется, время от времени в целях конспирации «база» менялась. Однако, как правило, она находилась хоть и вблизи Минска, но подальше от людских глаз.

В место назначения Mazda приехала под утро. Перегрузка товара заняла буквально пару часов – не больше. Дело в том, что тайник для поставки гашиша в Россию был оборудован несколько иначе, чем для доставки в Беларусь: в связи с открытостью белорусско-российской границы тщательной маскировки не требовалось. Но так тоже было не всегда, а только в последнее время.

Однако в том, что схема работает (а именно – что произошла перегрузка наркотика), мы удостоверились лишь тогда, когда из арендованного гаража выехал уже другой автомобиль – Hyundai – и направился в сторону Российской Федерации. Когда машина, вырулив на скоростную трассу, проезжала неподалёку от Борисова, мы приняли меры к задержанию курьера. В тот же день арестовали и гражданина Украины, который привёз гашиш в нашу страну.

В спецоперации участвовали сотрудники отдела по противодействию межгосударственному наркотрафику ГУНиПТЛ КМ МВД, в частности, старший оперуполномоченный по особо важным делам подполковник милиции Вадим Волчок, а также оперативники ОНиПТЛ Борисовского РУВД под руководством подполковника милиции Игоря Райкевича. Также мы привлекли бойцов СПБТ «Алмаз».

Наш «улов» составил 116 килограммов гашиша. При осмотре Hyundai в багажнике машины обнаружили двойное дно. Сверху, как обычно, лежала запаска, а под ней, когда вскрыли обшивку, оказался небольшой люк. Там был спрятан гашиш, расфасованный в брикеты.

– Куда следовал товар?

– Машина с «начинкой» следовала на «перевалочную базу» в Подмосковье.

– Беларусь оказалась всего лишь страной, по территории которой транзитом перевозился наркотик…

– Да, но это нисколько не умаляет значимость перекрытия международного канала поставки гашиша. Дело в том, что данный наркотик всё равно вернулся бы к нам. Как показывает жизнь, белорусским мелкооптовым наркоторговцам невыгодно ехать за «товаром» в Европу, в Испанию. Им проще съездить в Москву или Санкт-Петербург и там приобрести тот же «товар» (который недавно прошёл через нашу страну), пусть и с наценкой, только небольшими партиями. Для Беларуси 100–200 килограммов гашиша – это чересчур много, достаточно 3–5 килограммов, чтобы с лихвой удовлетворить здешний потребительский спрос.

Когда, допустим, в Казахстане или Киргизии задерживают 10–20 килограммов афганского героина, это благо и для Беларуси. Потому что рано или поздно это зелье пришло бы и к нам. Понятно, как важно не допустить транзита наркотиков через территорию нашей республики.

– Где находился «Вася», когда задерживали курьеров?

– Обычно он жил в Беларуси – в коттедже под Минском. Также имел квартиру в белорусской столице, где находилась его семья. Но на момент перевозки особо крупных партий наркотика мог отсиживаться где угодно – в Испании, Чехии или Польше, где у него тоже была часть бизнеса. «Вася» никогда не приближался к товару, как говорится, даже на километр, не общался с людьми, которые перевозили наркотик, кроме доверенных лиц. Но при этом держал всё под контролем.

На сей раз «Вася» был на территории Польши. Он фактически сразу узнал, что произошло задержание курьеров, что товар изъят. Поэтому нам пришлось тут же подключить польских коллег. Задержать лидера преступной организации удалось практически сразу.

– Где организатор предстанет перед судом?

– В Польше, так как он гражданин этой страны. Его будут судить за преступления, совершённые членами его наркосиндиката на территории Беларуси. Мы уже предоставили все доказательства его вины, причём есть среди них и свидетельствующие о совершении аналогичного преступления (организация контрабанды наркотиков) на территории Республики Польша.

– Если говорить об общем количестве участников преступной организации…

– … то будем считать только тех, кто проходит или проходил по уголовным делам в Беларуси, России и Польше (в том числе с учётом тех, кто был вовлечён в преступную деятельность организации, но, допустим, не был осведомлён, что преступает закон, и сейчас является свидетелем). Это 16 фигурантов. Конечно, злоумышленников было значительно больше. Некоторые члены преступной организации до сих пор находятся в розыске.

В ноябре 2016 года уголовное дело, возбуждённое в отношении пятерых обвиняемых, было передано прокурору для направления в суд. Судебное разбирательство проходило по месту задержания курьера с гашишем – в суде Борисовского района Минской области. В конце мая нынешнего года был вынесен приговор, согласно которому обвиняемые получили различные сроки – от 11 до 18 лет лишения свободы.

– Эта преступная организация носила интернациональный характер. Что Вы скажете о взаимодействии подразделения с зарубежными правоохранителями?

– Хочу отметить, что в борьбе с наркотиками у нас – полное взаимопонимание с коллегами из всех стран мира. В рамках расследования уголовных дел, возбуждённых в отношении членов этой международной преступной организации, в Беларусь приезжали правоохранители из Польши – представители Центрального следственного бюро и сотрудники криминальной полиции. В свою очередь, вместе с оперативниками отдела ГУНиПТЛ КМ МВД Республики Беларусь мы были в командировке в России, осуществляли взаимодействие и с коллегами из Литвы.

По нашим запросам были установлены и задержаны в странах ближнего зарубежья некоторые обвиняемые и впоследствии экстрадированы. Например, в феврале 2017 года 44-летний гражданин Литвы был экстрадирован из России в Беларусь, ему было предъявлено обвинение по нескольким статьям Уголовного кодекса: участие в преступной организации, а также в её составе – незаконный оборот наркотиков в крупном размере, контрабанда, покушение на их незаконное перемещение через государственную границу Республики Беларусь.

Также российские коллеги задержали лиц, причастных к созданию преступной группы на территории Российской Федерации, – граждан Беларуси и Молдовы, изъяли у них наркотики и деньги. Злоумышленники уже осуждены, отбывают наказание в местах лишения свободы.

– Чем, на Ваш взгляд, отличается данное уголовное дело от других?

– Во-первых, за всю историю существования нашего подразделения в уголовном деле впервые фигурируют такие объёмы гашиша (сотни килограммов, в сумме – не менее тонны). Во-вторых, никогда ранее не шла речь о таком большом количестве иностранных граждан, которых международная группировка вовлекла в свой преступный бизнес. И, в-третьих, удалось задержать и предъявить обвинение не только членам преступного синдиката, но и организатору, а это вообще большая редкость.

Елена Боярович

Белоруссия. Евросоюз. Литва. РФ > Армия, полиция > mvd.ru, 25 октября 2017 > № 2369326 Александр Высоцкий


Россия. Белоруссия. Китай > Химпром > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335666 Михаил Гуцериев

Удобренная почва. Михаил Гуцериев будет добывать калий в Белоруссии для Китая

Александр Левинский, Мария Абакумова

Глава богатейшей семьи России был частым гостем в Белоруссии и у президента страны с 2000 года

В середине июля 2017 года неподалеку от городка Любань в 150 км от Минска через отверстие в бетонной плите началось бурение расположенных по кругу 86 скважин глубиной 156 м, куда позже закачают «рассол» хлористого кальция, который охлаждает грунт до –35 градусов по Цельсию. Через восемь месяцев возникнет мерзлота, не пропускающая грунтовые воды внутрь этой окружности диаметром несколько десятков метров. К этому времени на площадке появятся изготовленные в Германии стволопроходческие машины, которые начнут бурить 32-метровыми бурами две шахты глубиной почти 800 м. «Такие применяли пока только в Канаде на калийном месторождении BHP Billiton, — рассказывает в интервью Forbes миллиардер Михаил Гуцериев (№20 в списке Forbes, состояние — $6,3 млрд). — Я там был, спускался на самое дно, и по сравнению с буровзрывным методом, который применяют до сих пор в России, это XXI век — три метра проходки в день вместо полутора».

Проект ведет принадлежащая Гуцериеву зарегистрированная в Белоруссии компания «Славкалий». Новый Нежинский ГОК будет разрабатывать восточный участок Старобинского калийного месторождения, разведанные запасы — 3 млрд т руды, будущая мощность предприятия — 2 млн т, объем инвестиций — $2 млрд. Таковы условия подписанного в 2011 году инвестиционного соглашения между компанией Гуцериева и правительством Белоруссии. Калий для Белоруссии — ключевой экспортный товар, как для России нефть. «Славкалий» станет вторым после «Беларуськалия» производителем удобрений в стране.

Гигантский проект вряд ли состоялся бы, если бы не произошло множество на первый взгляд не связанных между собой событий за тысячи километров от маленькой Любани: поспешный отъезд Михаила Гуцериева в Лондон в 2007 году (в России ему угрожал арест), российско-белорусские калийные войны 2013 года, введение антироссийских санкций. С 2009 по 2016 год цены на калий упали с $653 за тонну до $261. Зачем главе богатейшего клана России, имеющему крупные активы в нефтяной и финансовой отраслях, недвижимости и ретейле, выходить на сложный олигополистический калийный рынок?

Дорогой гость

В 2002 году, уволившись с поста гендиректора государственной компании «Славнефть», Михаил Гуцериев создал собственную «Русснефть», и уже через три года эта компания вошла в десятку крупнейших в отрасли. Летом 2007 года бизнесмену предъявили обвинения в неуплате налогов и в незаконном предпринимательстве. Не дожидаясь ареста, Гуцериев спешно продал «Русснефть» Олегу Дерипаске за $3,5 млрд и скрылся в Лондоне. «Я уходил через Беларусь, просто сел ночью в машину, вызвал самолет в Минск и улетел», — рассказывает он.

Весной 2010 года обвинения с Гуцериева были полностью сняты за отсутствием состава преступления, а ранее, в январе, он выкупил «Русснефть». Но возвращаться в Россию не спешил. К тому времени он уже начал переговоры в Белоруссии о создании калийной компании, ставшей впоследствии «Славкалием». «Осадок остался, и у меня не было желания инвестировать в Россию, — вспоминает Гуцериев. — Я подумал, что идти надо туда, где я могу достучаться до небес, до правды, где надежды больше и где безопаснее». Почему Белоруссия?

Аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Александр Автушко-Сикорский рассказывает, что крупные инвестпроекты регулируются в Белоруссии на самом верху и под них зачастую специально пишутся президентские указы. Гуцериев, по мнению Автушко-Сикорского, зарекомендовал себя как бизнесмен, которому можно доверять. «Хорошее отношение белорусского президента Гуцериев заслужил своей надежностью, — сказано в письменных ответах пресс-секретаря Александра Лукашенко Натальи Эйсмонт на вопросы Forbes. — Это человек, которому президент Беларуси неукоснительно доверяет. Приведу лишь один пример, когда Гуцериеву была поставлена задача модернизировать Мозырский нефтеперерабатывающий завод. Задача была выполнена, как, впрочем, и все, что обещает Михаил Сафарбекович».

Гуцериев стал частым гостем в Белоруссии и у президента страны с 2000 года. Тогда его, вице-спикера Госдумы от ЛДПР, назначили президентом компании «Славнефть», в капитале которой 74,95% принадлежало России, а 10,83% — Белоруссии. Белорусские компании добывали нефть в России, а перерабатывали ее дома — на Мозырском НПЗ (42,5% принадлежало «Славнефти»).

«Я начал со строительства в Белоруссии автозаправок и нефтебаз, модернизации НПЗ, — вспоминает Гуцериев. — Инвестиции в страну стали резко расти, что стало основой наших с Александром Григорьевичем хороших отношений». В модернизацию Мозырского НПЗ при Гуцериеве было вложено более $100 млн, глубина переработки нефти выросла с 66% до 82%.

В 2002 году, несмотря на возражения Лукашенко, Гуцериева отстранили от должности в «Славнефти», одной из причин недовольства российских властей стала публичная поддержка им Лукашенко на выборах. К удивлению Гуцериева, отношение к нему Лукашенко после отставки осталось прежним. «Он никогда не меряет человека по должности, — говорит Гуцериев. — Даже если вы потеряли должность, но вели себя честно и порядочно, ничего не изменится, вы будете с ним в добрых отношениях».

На доброе отношение Гуцериев отвечал взаимностью. Не без выгоды для себя. В 2002 году, когда в России был дефицит экспортных нефтяных трубопроводных мощностей, Гуцериев одновременно с созданием «Русснефти» начал строить железнодорожный нефтеналивной терминал у границы с Белоруссией в Брянской области. Инвестиции в терминал составили $90 млн. Через два года «Транснефть» увеличила проходимость экспортной трубы, и загрузка терминала Гуцериева упала. И тогда Гуцериев подарил 25% терминала компании «Белоруснефть» и создал с ней СП по доставке сырья на Мозырский НПЗ. В 2006 году на трубопроводах «Транснефти» в Брянской области произошло две аварии с разливом нефти, и загрузка железнодорожного терминала вновь выросла.

Калийные войны

У президента Белоруссии были и другие причины заручиться поддержкой участника российского списка Forbes. К концу 2010 года миллиардер Сулейман Керимов и его партнеры купили контрольные пакеты крупнейших производителей калийных удобрений в России «Уралкалия» и «Сильвинита» и объединили компании на базе «Уралкалия». Получился мощный игрок с годовым объемом производства более 10 млн т. Еще с 2005 года «Уралкалий» и государственный «Беларуськалий» (объем производства 8 млн т) состояли в картеле, экспортируя продукцию через принадлежащую им в равных долях «Белорусскую калийную компанию» (БКК). Это был гигантский мировой трейдер. Доля БКК на мировом рынке достигала 43%. Казалось, Александр Лукашенко мог бы радоваться: положение БКК на рынке укрепилось. Но вышло иначе.

Уже в апреле 2011 года на встрече с новым руководством «Уралкалия» президент Белоруссии обвинил БКК в том, что трейдер не имеет своей железнодорожной и портовой инфраструктуры, а позже — что «не научились торговать». Лукашенко был нужен больший объем экспорта, «Уралкалий» предпочитал удерживать цены.

Когда в октябре 2011 года Белоруссия подписывала инвестконтракт со «Славкалием», в его условиях оговорили, что весь калий будет экспортироваться через БКК при согласии самой компании. Выход «Славкалия» на проектную мощность ожидался не ранее 2017 года, к тому же ее объем производства в несколько раз меньше, чем у больших игроков. Поэтому российским конкурентам компания была малоинтересна. Керимов нацелился тогда на более лакомый кусок, он хотел купить «Беларуськалий». В октябре 2011-го возмущенный Лукашенко рассказывал на пресс-конференции, что некие российские инвесторы предлагали ему продать компанию за $15 млрд, при этом $10 млрд пошли бы в бюджет Белоруссии, а $5 млрд — «мне, куда я скажу». Предложение якобы передал ему «друг Миша». Лукашенко рассказывал: «Я сказал своему другу: «Миша, ты знаешь, что происходит с теми, кто приходит с такими предложениями?» Он ответил: «Наручники надеваете». Президент республики считал, что «Беларуськалий» стоит $30 млрд. Белорусские СМИ высказывали предположение, что «другом» был Гуцериев, но тот не стал комментировать эту пресс-конференцию.

Ситуация накалялась. В декабре Лукашенко подписал указ, который разрешил «Беларуськалию» экспортировать продукцию в обход БКК. Руководство «Уралкалия» пыталось договариваться с белорусами, была создана согласительная комиссия, но все напрасно. В июле 2013 года совет директоров и топ-менеджмент «Уралкалия» во главе с Владиславом Баумгертнером нанесли ответный удар: компания официально заявила о выходе из картеля и отказе от поддержки цены в обмен на долю рынка. Капитализация крупнейших калийных компаний в тот день упала на $20 млрд. Баумгертнер прогнозировал, что к концу года цена на калий упадет втрое, до $300. «Дальше мы ждем тотального пересмотра greenfield-проектов, — говорил в интервью «Ведомостям» Баумгертнер. — Людям понадобится время осознать, что это не шутка, не временная ссора между «Уралкалием» и «Беларуськалием». Большинство обладателей проектов greenfield еще раз пересчитают их экономику и будут вынуждены эти проекты закрывать, списывая то, что было инвестировано». «Славкалий» был на тот момент как раз таким greenfield-проектом. В августе 2013-го приехавший на переговоры с премьер-министром Белоруссии Баумгертнер был арестован и помещен в СИЗО. Его обвинили в превышении должностных полномочий.

Так что ситуация коренным образом изменилась. Теперь уже Керимов начал искать покупателя на «Уралкалий». Лукашенко давал понять, что его устроил бы в этом качестве Михаил Гуцериев. Гуцериев, по словам источника Forbes, обратился за кредитом в Сбербанк, но его якобы отговорил от сделки Герман Греф, пообещав предоставить финансирование «Славкалию». В результате контрольный пакет «Уралкалия» (при оценке всей компании в $20 млрд) у Керимова выкупили миллиардеры Михаил Прохоров и Дмитрий Мазепин, позже долю Прохорова купил близкий к Мазепину бизнесмен Дмитрий Лобяк. Тандем «Уралкалия» и «Беларуськалия» не восстановился до сих пор.

Главный инвестор Белоруссии

«Ты один из немногих, кто получил белорусские недра», — сказал Гуцериеву Александр Лукашенко, подписав указ о подготовке инвестиционного договора «Славкалия» с Белоруссией. Проект продвигается непросто. Сбербанк в итоге отказался финансировать проект Гуцериева. В банке отметили, что отношения с клиентами не комментируют. Гуцериев же рассказал, что Сбербанк не смог профинансировать проект из-за падения цены на калий, в новых условиях представленная ему финансовая модель не работала.

По инвестдоговору 2011 года Гуцериев обязался не только вложиться в разработку калийного месторождения, но и потратить $250 млн на инфраструктурные проекты в стране. Пока в Любани шли подготовительные работы, он построил в Минске гостиницу «Ренессанс» на 260 номеров, терминал для бизнес-авиации в столичном аэропорту, бизнес-центр, перестроил базу отдыха управления делами президента «Красносельское» в усадьбу с домом приемов. Все это обошлось ему в $180 млн. На очереди объекты еще почти на $100 млн, рассказывает миллиардер: школа за $12 млн, 40-квартирный дом в Любани, церковь.

Лукашенко освободил «Славкалий» от обязательных налоговых выплат и продлил срок договора, ведь ГОК не успели построить. «Мы вкладываем больше $850 млн средств, — рассказывает Гуцериев. — Из них $600 млн — это инвестиции в проект «Славкалия». В местной прессе его называют «главным инвестором Беларуси».

Основным кредитором проекта стал Госбанк развития Китая. В подробности переговоров с китайцами Гуцериев не вдается. «Девушку уговорить выйти замуж и то нелегко, — отшучивается он, — а заставить государственный банк $1,5 млрд вложить в другую страну — это как 100 000 девушек уговорить замуж». В подготовке переговоров помогло белорусское правительство, Минфин и посол Белоруссии в Китае. По словам Гуцериева, сам он полгода регулярно летал туда на переговоры. «Рейсовым самолетом летал, потому что на своем далеко, дорого, — рассказывает бизнесмен. — И еще с больным коленом. Как вспомню, аж плохо».

В мае 2015 года переговоры увенчались успехом, а в июне 2016-го Госбанк развития Китая и Беларусбанк, через который пойдут деньги под гарантии белорусского правительства, подписали кредитное соглашение. На строительство комплекса «Славкалия» выделяется $1,4 млрд под 4% годовых. Возврат предусмотрен в течение 14 лет с пятилетним льготным периодом. Одновременно «Славкалий» подписал контракт о 25-летних поставках в Китай всей будущей продукции — до 2 млн т в год. После этого стройка вошла в активную стадию.

О будущей цене поставок продукции «Славкалия» по китайскому контракту Гуцериев говорит только, что свою экономическую модель они рассчитывали из сегодняшних цен $240–250 за тонну. По словам гендиректора «Славкалия» Игоря Кожича, на предприятии будет использоваться особый способ обогащения руды, который позволяет повысить содержание полезного компонента в удобрении до 99,5–99,7%. Гуцериев утверждает, что себестоимость продукции у «Славкалия» будет ниже, чем у конкурентов.

Россия. Белоруссия. Китай > Химпром > forbes.ru, 3 октября 2017 > № 2335666 Михаил Гуцериев


Латвия. Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328653 Иван Тимофеев

«Оборонительная логика» Москвы

Гиртс Викманис (Ģirts Vikmanis), Latvijas Avize, Латвия

Российский совет по международным делам (РСМД) был создан в 2011 году по распоряжению тогдашнего президента Дмитрия Медведева, среди его учредителей МИД России, а также Российская академия наук. Президентом совета является бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов, а в его президиум входят, в частности, такие персоны, как банкир Петр Авен и пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Недавно в Ригу на дискуссию об отношениях Запада и России приезжал программный директор РСМД Иван Тимофеев, и можно сказать, что его аргументация в большой мере отражает официальную позицию России, с которой она выступает на международной арене.

LA: Каково, на ваш взгляд, нынешнее состояние отношений государств Балтии и России?

Иван Тимофеев: По различным причинам отношения сейчас не самые лучшие, они существенно ухудшились после украинского кризиса. Государства Балтии институционально зависят от ЕС и НАТО, подстраиваются под их мнение. Однако температура сложности отношений выше, чем в отношениях стран Западной Европы и России. С Францией, Германией, Италией у нас двусторонние отношения легче, чем с Латвией, Литвой, Эстонией, Польшей. У нас разные точки зрения по оценке советского прошлого, национальной политике, о символах, памятниках. Государства Балтии формируют национальную политику, выступая против России. Так это видят из Москвы. Но я считаю, что в российских средствах массовой информации преувеличиваются враждебность и агрессивность стран Балтии. В России в определенных кругах в какое-то время сложился взгляд, что наши отношения обречены, что они всегда будут сложными, но это не так.

— Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы отношения улучшились? Россия часто свои внутриполитические проблемы разыгрывает во внешней политике.

— Так происходит во всех странах. Если вы спросите у жителей России: характерна ли для вас оборонительная позиция, то получите ответ: да, она является такой. Нам не нравится расширение НАТО, появление ее инфраструктуры у наших границ, то, что в отношениях между государствами большую роль играет НАТО, в которой Россия не участвует, а не ОБСЕ. У нас своя оборонительная логика. В России могут также сказать, что антироссийская риторика используется для объединения общества на Украине, в странах Балтии и Польше. Таков дух эпохи, потому что это характерно также для США — там споры между Трампом и правящими кругами и истерия о так называемом вмешательстве России в президентские выборы. Но это уже внутренняя политика США.

— У США имеются обоснованные подозрения…

— Я не видел доказательств. Разве есть какие-то результаты, разве они опубликованы?

— К делу о вмешательстве России в президентские выборы подключился специальный прокурор США, а это уже не шутка…

— Серьезность понимаю, я сам широко изучал вопросы США. Например, бывший директор Федерального бюро расследований Джеймс Коми свидетельствовал Конгрессу, что «вмешательство России» было. Мы со своей стороны призываем посмотреть, что конкретно произошло, и провести совместное расследование. Если утверждается, что «вмешательство» было, то где доказательства? Россия готова это обсудить.

Современная беда в том, что много слов, но мало дел, и происходящее не рассматривается по существу. Кричат о том, что Россия реализует гибридную войну, и тому подобное. Но тут мало деталей, которые мне как исследователю кажутся важными. Разве то, что инвесторы из США открывают предприятия в России, сразу является «вмешательством»? Российские предприятия работают в США, российский телеканал RT работает в США, и американцы подняли шумиху, что он реализует гибридную войну. Разве RT вмешивается во внутренние дела США? Что вы?

— RT распространяет российские посылы и пропаганду.

— Но в таком случае CNN — проамериканский канал.

— Нет.

— Возьмем для примера канал Rai Uno, который финансирует правительство Италии. Никто не говорит, что это какой-то ужасный канал.

— Есть достаточно много исследований, которые подтверждают, что RT используется в политических интересах России.

— Меня как исследователя это не убеждает. Я сам часто выступаю на арабской и английской версиях RT. Внимательно слежу за СМИ, у меня много вопросов об использовании источников информации, и это относится, в том числе к российским СМИ. Это потому, что много так называемых юристов, политиков, экспертов, которые регулярно выступают на телевидении, и возникают вопросы по поводу их профессионализма и доверия к ним. Это наблюдается и в российских СМИ, и на западных каналах, таких, как, к примеру, CNN и ВВС. Посмотрите на войну президента США Дональда Трампа с CNN. Проблема заключается в том, что мы живем в эпоху постправды, когда падает доверие к СМИ и профессии журналиста. Мы видим тенденцию, что на Западе вину пытаются взвалить только на RT. Будем искренними — у нас те же проблемы, что и у западных СМИ.

— Недавно у границ стран Балтии прошли крупномасштабные российско-белорусские военные учения «Запад-2017». Почему России они необходимы?

— Опасения стран Балтии мы воспринимаем с пониманием. Россия — большое государство, отношения у нас не хорошие, и любые военные учения привлекают усиленное внимание. И внимание России приковано к любым военным учениям в Балтии, Швеции, Финляндии. Но мы должны сохранять здравомыслие и спокойствие. Россия озабочена тем, что происходят учения НАТО. Судить сейчас, кто разместил больше батальонов и больше вооружился, неуместно, если наши отношения не хорошие.

«Запад-2017» — это совместные учения вооруженных сил России и Белоруссии. Посмотрим на них не с политической точки зрения, а оценим, как они выглядят в свете международного права. Оно определяет, что и НАТО, и Россия, и Белоруссия имеют право проводить свои военные учения. В отношении маневров «Запад» российской стороной были организованы брифинги, приглашались иностранные военные атташе. Нельзя говорить, что Россия провела эти учения тайно, что они недостаточно прозрачны.

— Почему Россия воспринимает как проблему НАТО, которая является оборонительным альянсом?

— Сравните военный потенциал НАТО и России. Военный бюджет НАТО — более триллиона долларов США, а у нас 60 миллиардов. Почему вы думаете, что в России не будет опасений?

— Какой смысл НАТО нападать на Россию?

— Но разве Россия — это наступательная сила?

— Что же тогда произошло на Украине?

— А что в свое время произошло в Югославии?.. Проблемы в наших отношениях намного глубже: вы боитесь учений «Запад», мы — ваших учений, но это не причины, а симптомы наших отношений. Вопрос: почему в наших отношениях есть линии раскола? Проблема глубже, чем кризис на Украине. В 1997 году Россия и НАТО приняли основополагающий акт, в котором определено, что каждое государство имеет суверенное право выбирать альянсы, к чему Россия отнеслась спокойно. Когда Латвия, Литва и Эстония вступили в НАТО, у России не было возражений.

— Не будем забывать о российском вторжении в Грузию, которое вызвало недоверие к России.

— Это другой случай, грузинские войска напали на миротворческие силы, у которых был мандат ООН.

— Но абхазские сепаратисты осуществляли провокации против грузинских сил, были обстрелы…

— Провокации были с обеих сторон. Грузинские силы напали на российских миротворцев, которые действовали на основании мандата ООН. Россия ответила. И так следует оценивать случившееся — конкретно, профессионально.

— Абхазия — это территория Грузии.

— Это никто не отрицал. Но случившееся нужно оценивать здраво и смотреть на глубокие причины. Кризис на Украине продемонстрировал, что у России и Запада нет общих механизмов по урегулированию таких проблем. На Украине каждая из сторон проявляла себя по-своему: одни кормили участников Майдана печеньем, а бывший президент Украины Виктор Янукович уехал в Россию. Общих действий по урегулированию кризиса не было.

— И тогда Россия в этот кризис вмешалась военным путем, имеется много доказательств этого…

— Доказательств действительно много. Роль России никто не собирается и не хочет скрывать. Россия так же, как и Запад, — активный участник процесса на Украине. Но мы должны говорить о позитивных и прагматических вещах.

— Какова ваша позитивная программа?

— Мы не должны надевать «розовые очки» и говорить, что все в порядке, но мы можем решить это общими силами, если существует стабильная политика сдерживания. Если у нас есть учения — предупреждаем друг друга. Если наращиваем военные силы — не будем делать это резко. Если у нас проблемы с кибербезопасностью — садимся за стол и обсуждаем. Мы можем обсуждать свои проблемные вопросы спокойно и конструктивно, можем не соглашаться друг с другом, это нормально. Пока я вижу, что по обе стороны происходит радикализация мнений.

— На Западе после украинских событий царит недоверие по отношению к России…

— В России тоже есть недоверие по отношению к Западу, это относится к гибели самолета малайзийских авиалиний, расследование которой не завершено.

— Активисты из исследовательского общества Bellingcat собрали очевидные доказательства. Что вы скажете по поводу них?

— Меня интересуют результаты официального расследования голландцев. Их следователи понимают, что в Bellingcat сделали себе хороший пиар, и в собственных глазах они молодцы. Мы хотим идти официальным путем, сотрудничаем с голландским расследованием, предоставляем данные, которые нам доступны. Мы должны узнать, кто виновен в трагедии, и виновный должен ответить. Этим и должен закончиться процесс.

— В завершении беседы вернемся к вопросу: как можно уменьшить напряженность в отношениях Запада и России?

— Нам необходима постоянная коммуникация на официальном и неофициальном уровне. Не нужно прятаться, ограничивать, не нужны «черные списки». Чем больше будем говорить между собой, тем лучше.

Латвия. Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328653 Иван Тимофеев


Литва. Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319176 Марюс Ивашкявичюс

Литовцы задаются вопросом: «Будет ли война?»

Россия все еще по-прежнему хочет снова присоединить бывшие советские республики. Когда Москва разворачивает свою армию, как сейчас, в Белоруссии и Литве растет страх. Путевые заметки.

Марюс Ивашкявичюс (Marius Ivaškevičius), Neue Zürcher Zeitung, Швейцария

На протяжении четырех лет я путешествую по территории бывшего СССР, той развалившейся антиутопичной империи, в которой я родился и вырос: от Москвы до Владивостока и Владикавказа в России, от Киева до Харькова и Одессы на Украине, от Батуми до Тбилиси в Грузии, от Баку до Еревана. И каждый раз, когда после возвращения домой в Вильнюс я рассказываю об этом друзьям и знакомым, они смотрят на меня так, как будто я рассказываю о полете в космос. К тому же, вся эта территория кажется им опасной. А кроме того, еще и большей частью враждебной. И даже соседняя с Литвой Белоруссия, которая исторически и географически нам очень близка, уже относится к тому, другому миру — к мрачному постсоветскому Востоку, от которого мы смогли освободиться четверть века назад и, таким образом, стали постсоветским Западом.

И в августе этого года я получаю приглашение и в Белоруссию. На литературный форум в белорусской деревне, расположенной в непосредственной близи от границы с Литвой. Я решаю ехать на машине — оптимальный вариант из Вильнюса. В кругу моих литовских знакомых это вызывает дополнительное беспокойство: «Ты едешь на машине в Белоруссию? Один?» Это страх перед другим миром, потому что у моей машины литовские номера, которые там окажутся неместными. Другими словами я буду там отчетливо «заметным» и не смогу на время смешаться с местными. Но потом я узнаю, что Андрей, белорусский поэт, с которым я дружу, сейчас как раз находится в Литве и с удовольствием поехал бы со мной. Это обстоятельство несколько успокаивает мое литовское окружение.

Война между двумя Литвами

Итак, мы вдвоем отправляемся в путь из Вильнюса. До белорусской границы всего 30 километров. Мы давно не виделись, поэтому нам есть много чего рассказать друг другу: о наших семьях, детях и общих знакомых. Внезапно Андрей вспоминает о нашем общем друге Александре, украинском писателе. Андрей спрашивает, знаю ли я, что он описал нас в своем новом романе. Я слышу об этом в первый раз, мы с Александром уже давно не переписывались. Где? В каком романе? «В своем новом романе, — смеется Андрей. — Он вышел несколько месяцев назад». Я спрашиваю, что в этом такого смешного. «Это антиутопия. Далекое будущее, в котором Украина — мирная и богатая страна, в то время как на севере от нее уже долгие годы идет кровопролитная война, между Литвой и Великолитвой, бывшей Белоруссией. И в этом романе ты — литовский президент, а я — президент Великолитвы. Он использовал наши имена и фамилии».

Мы оба громко смеемся. Мы дурачимся и обращаемся друг другу «Ваше превосходительство». Но антиутопия Александра на самом деле не просто фантазия. В Белоруссии уже многие годы непримиримо противостоят друг другу две исторические идентичности. Часть белорусов ощущают себя в широком смысле связанными с русским миром, а другая — с великим княжеством Литовским, к которому в течение пяти столетий относилась сегодняшняя Белоруссия. Эта вторая группа белорусов не без причины считает себя «литвинами» — наследниками того оставшегося историей княжества. А литовские и белорусские историки ведут между собой горячие дискуссии о том, какой из двух народов истинно литовский.

Присоединение к России одобрено

В Литве уже даже слышны беспокойные голоса, согласно которым в будущем на месте Белоруссии могла бы появиться Великолитва, которая необязательно будет дружелюбно к нам настроена и может заявить претензии на наши символы, наших общих правителей и, возможно, даже на Вильнюс — нашу бывшую общую столицу. Но проведенные недавно в Белоруссии опросы показали, что 70% белорусов были бы за присоединение их страны к России или вообще не имеют своего мнения по этому вопросу. Итак, пожалуй, Великолитва останется только в антиутопии Александра. Антиутопичные президенты которой с громким хохотом приближаются к литовско-белорусской границе.

Здесь две очереди. Одна — для машин с белорусскими номерами (она продвигается заметно медленнее), а вторая — для автомобилей с литовскими номерными знаками. Я встаю во вторую и вскоре осознаю, что совершил ошибку. «В этот раз я вас пропущу, — говорит литовский пограничник. — Но если вы в следующий раз возьмете с собой белоруса, тогда вы должны стоять в другой очереди». Я хотел пошутить и сказать, что я взял с собой не белоруса, а великолитовца, но строгое лицо пограничника охладило мое чрезмерное веселье. «Прошу прощения, — сказал я. — В следующий раз буду знать. С белорусом — в другую очередь».

На белорусской стороне ситуация прямо противоположная. Автомобили с литовскими номерами стоят в более длинной очереди. Пока я заполняю уйму форм и деклараций, сотрудница таможенной службы просит Андрея выйти. «Второй водитель, — обращается она к нему, хотя Андрей еще ни разу в жизни не управлял никаким транспортным средством, — откройте багажник». Вскоре возвращается пограничник с нашими паспортами. «Восемь семь восемь?» — обращается она ко мне. «Это я», — дисциплинированно отвечаю я, потому что это цифры номера моего автомобиля. С «Вашими превосходительствами» покончено, граница показывает нам наши места и возвращает нас назад в реальность. Я даю Андрею карту: «Второй водитель, посмотри на наш дальнейший маршрут». «Слушаюсь, восемь семь восемь», — отвечает Андрей.

Деревни граничат с деревнями

Так мы пересекаем границу. Притихшие и подавленные. Это новая Великая Постсоветская стена, которая простирается от Нарвы до Мариуполя, от Финского залива до Азовского моря, вдоль которой после развала империи одни обратились в сторону западной демократии, в то время как другие, которым это не удалось, погрузились в советскую ностальгию, которая поддерживается и поощряется новыми коррумпированными диктаторами.

Местами эта стена раскаляется и демонстрирует свой кровавый облик. Я имею в виду Украину. В других местах она тоже раскалена, но пока стабильна. Я вспоминаю, как несколько лет назад я стоял у этой стены в Нарве и мне показывали западных туристов, которые осматривали ее с уверенностью, что именно на этом месте начнется Третья мировая война. Там Эстонию от России отделяет лишь маленькая речка Нарва, по обоим берегам которой стоят средневековые крепости. Прямо друг напротив друга на противоположных берегах. Кажется, как будто история намеренно поставила их на этом месте, глаза в глаза, как метафору, призванную так точно воплотить лишь мыслимую противоположность нашего времени — постсоветский тектонический разлом между людьми.

Но там, где мы с Андреем проезжаем эту стену, эту границу, подобных символов нет. На литовской стороне мы видели только деревни, и на белорусской стороне теперь почти такие же деревни. Вдоль дороги в полной тишине пасутся коровы и лошади, людей практически не видно. Трудно поверить, что скоро, в середине сентября, здесь состоятся масштабные военные учения. Тысячи российских и белорусских солдат будут разыгрывать здесь войну против Запада — против нас. И на нашей, литовской, стороне есть очень серьезный страх перед тем, что они не удовлетворятся игрой и могут начаться реальные военные действия.

В Вильнюсе я постоянно слышу дискуссии о том, начнется ли в сентябре война. И такая жизнь в постоянном страхе, в ожидании войны, невероятно утомительна. Она изматывает людей, и это дестабилизирует общество. Человек, который задумывается о том, что он через неделю, если начнется война, может отправить семью подальше, на запад, достать себе пулемет и вступить в бой, больше уже не тот же человек. У него все меньше поводов для веселья, он все более восприимчив к нюансам и полутонам — вся территория и все люди по ту сторону Великой стены постепенно становятся для него однозначным, безликим врагом. И если ты попытаешься ему объяснить, что люди за стеной и даже их авторитарные лидеры точно так же боятся этой войны, потому что понимают ее катастрофические последствия, то он возразит, что ты думаешь рационально и логично, и что там, за стеной, царит другая логика, если она вообще там есть.

Настоящая угроза

Мы едем по проселочной дороге, и я осторожно спрашиваю Андрея: «Что ты думаешь, будет война?» «Какая война?!» Он смеется. «Ты же не веришь в антиутопию Александра?»

Я в нее не верю. Возможно, я — последний, кто поверит во что-то подобное. Я знаю, что во мне говорит мой врожденный оптимизм, который нередко вводит меня в заблуждение, но другого сенсора для того, чтобы заглянуть в будущее, у меня просто нет. Поэтому я непрестанно утверждаю, что этой войны не будет. Ни через неделю, ни когда-либо еще. У меня одно желание, чтобы исчезли и все ее предпосылки, мысли об этой войне, которые отравляют нашу жизнь уже многие годы. И не только нашу, но и других людей по ту сторону стены.

Настоящую угрозу, перед лицом которой умолкает даже мой врожденный оптимизм, мы с Андреем видим в 20 километрах от границы. Это две огромные башни — реакторы будущей атомной электростанции Островец. Атомная электростанция, которая строится всего в 50 километрах от литовской столицы Вильнюса с целой серией строительных ошибок и аварий, в то время как в допуске независимым инспекторам отказывается, и белорусский режим жестко подавляет протесты экологов, инженеров и активистов. Ядерный монстр, который в очень вероятном случае аварии мог бы смести Вильнюс и, пожалуй, и всю Литву с ее двумя с половиной миллионами жителей, и окончить ее существование.

И в то время, как в военном и политическом плане Литва ощущает поддержку и солидарность Европы, перед лицом этой угрозы мы чувствуем себя оставленными в полном одиночестве. ЕС, который в качестве условия вступления требовал от нас закрытия наших АЭС, что мы послушно выполнили, сегодня не намерен даже слушать наши крики о помощи. Но это другая, большая тема: это наш истинный страх, который превышает страх перед войной. И поэтому наше чувство одиночества в Европе постоянно растет.

Марюс Ивашкявичюс, родился в 1973 году, один из самых выдающихся писателей Литвы. Он работает журналистом, прозаиком и сценаристом, драматургом и режиссером.

Литва. Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319176 Марюс Ивашкявичюс


Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317576 Александр Гольц

«Запад-2017»: Минск и Москва поссорились?

Никакой российско-белорусской региональной группировки войск не существует в природе. Стороны даже не считают нужным оперативно договариваться о сценарии боевых действий.

Александр Гольц, Новое время страны, Украина

Военные маневры «Запад-2017», которые так взволновали российских соседей на Западе — не только страны Балтии и Польшу, но еще недавно принципиально нейтральные Швецию и Финляндию, — близки к завершению. Войска Союзного государства героически разгромили условного противника. Владимир Путин уже понаблюдал за победным наступлением на Лужском полигоне под Санкт-Петербургом. Видимо, 19 или 20 сентября Александр Лукашенко будет приветствовать войска где-нибудь в Белоруссии. Те, кто опасался, что под прикрытием маневров Москва концентрирует силы для удара по Прибалтике или Украине, могут выдохнуть с облегчением: никакой концентрации войск не происходит. Более того, похоже, не подтвердятся и более «скромные» опасения тех, кто предполагал, что Москва воспользуется маневрами, чтобы разместить склады тяжелого вооружения в Белоруссии. Пока единственными пострадавшими являются те зрители, которых случайно обстреляли вертолеты во время тренировки на Лужском полигоне.

Кажется, что Минобороны РФ в последние дни всячески пытается притушить возникшее беспокойство. Начальник российского Генштаба Валерий Герасимов около часа беседовал с председателем Комитета начальников штабов Джозефом Данфордом, а до этого общался в Баку с председателем Военного комитета НАТО Петром Павлом. С одной стороны, это хорошо. В условиях, когда Москва откровенно манипулирует цифрами, занижая количество участников маневров, Россия все-таки считает нужным дать разъяснения, пусть на уровне личного общения военачальников. С другой — все это зависит от доброй воли России: хотим даем разъяснения, хотим — не удостаиваем Запад вниманием, хотим — приглашаем наблюдателей, хотим — нет. И говорит о глубочайшем кризисе, в котором находится система обеспечения безопасности на Европейском континенте.

Второй вывод, который следует из учений «Запад-2017», заключается в том, что никакой объединенной российско-белорусской региональной группировки войск не существует в природе. Стороны даже не считают нужным оперативно договариваться о сценарии боевых действий, который они отрабатывают. Москва в последний момент решила не дразнить НАТО, не заявлять в открытую, что войска отрабатывают войну с альянсом. Посему в качестве сценария было предложено нечто идиотическое: некие «боевики» мелкими группами просочились через границу, а потом объединились в несколько крупных отрядов численностью до 500 человек каждый. По легенде, бандиты захватили большое число легкомоторных самолетов и беспилотников, поэтому в учениях принимали участие средства ПВО. Помнится, несколько лет назад, чтобы оправдать пуски тактических ракет, в сценарий учений вписали, что злокозненные боевики располагают ракетными установками…

Дальше — больше: «террористов» уничтожали при огневой поддержке артиллерии и бронетехники (в том числе танков Т-90, им помогала новейшая боевая машина поддержки танков «Терминатор»), бомбовыми ударами фронтовых бомбардировщиков Су-24 и истребителей-бомбардировщиков Су-34, неуправляемыми авиационными ракетами с ударных вертолетов Ми-24, Ми-28 и Ка-52. В результате скоординированной атаки с земли и воздуха на террористов был также выброшен тактический и оперативный десант — «бандиты» были блокированы, а затем уничтожены. Совершенно очевидно, что это была никакая не антитеррористическая, а общевойсковая операция. Надо сказать, что к таким же уловкам Россия прибегала и четыре года назад в ходе маневров «Запад-2013».

Интересно, что белорусские военные то ли не знали, что Москва спешно поменяла сценарий учений, то ли не посчитали нужным вносить коррективы. «Штабам любого уровня предстоит отработать широкий спектр задач, связанных с управлением войсками при отражении наступления сухопутных группировок противника», — сообщил журналистам пресс-секретарь Министерства обороны Белоруссии Владимир Макаров. Более того, из скупых официальных сообщений о маневрах следует: Россия и Белоруссия не создали единых органов военного управления. Военачальники лишь периодически наносят визиты в штабы «товарищей по оружию», отмечая всякий раз возросший уровень координации действий. Отсутствие единого командования операции означает, что войска воюют рядом друг с другом, но никак не вместе.

Наконец, вопреки традиции, лидеры двух государств не встретились на этих маневрах. В белорусской печати выдвигаются разные версии причин демарша Лукашенко, отказавшегося приехать в Россию. В частности, одни говорят, что Россия не предупредила Минск о выдвижении соединений 1-й танковой армии в сторону белорусской границы, другие утверждают, что присутствие Лукашенко на военных маневрах вместе с Путиным может повредить имиджу Батьки в глазах западных лидеров.

Я считаю, что Александр Лукашенко вполне заслужил упоминания в любом учебнике дипломатии. В течение многих лет он ловко играл на комплексах российского руководства, никак не желающего смириться с отсутствием реальных военных союзников. Он умудрялся получать многомиллиардные экономические бонусы в обмен на словесные заверения о готовности воевать плечом к плечу с россиянами. Но вот после аннексии Крыма и секретной войны на Донбассе натовские батальоны развернулись в странах Балтии и Польше. Военное противостояние России и Североатлантического альянса стало реальностью. И белорусский лидер мгновенно понял: в этом случае военные объекты на территории его страны превращаются в цели первого удара. И немедленно отказался от своих обещаний. Он до бесконечности уточняет положение о Единой системе ПВО, отвергает любую возможность развертывания российской авиабазы в Белоруссии. Так что нельзя исключать, что «Запад-2017» станет началом размежевания двух стран в военной сфере.

Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317576 Александр Гольц


Польша. Белоруссия. Китай. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Рыба > mirnov.ru, 18 сентября 2017 > № 2501454 Максим Орешкин

ПОЧЕМУ АГРОПРОМ ТОРМОЗИТ?

После запрета, наложенного властями на импорт сельхозпродукции, ожидалось, что отечественные аграрии совершат революционный прорыв и добьются устойчивого роста производства. Однако оптимистов ждало горькое разочарование.

Эксперты утверждают, что рост сельского хозяйства имел место лишь в течение четырех осенних и зимних месяцев прошлого года. Потом он замер, а с июня 2017 г. пополз вниз. Глава Министерства экономического развития России Максим Орешкин объяснил спад производства холодной погодой.

«У нас июльский показатель сельского хозяйства примерно на 3% ниже прошлого года. В целом это связано со смещением уборки урожая», - отметил министр.

В качестве еще одной причины, затормозившей рост сельхозпроизводства, некоторые эксперты назвали уменьшение размера господдержки, однако министр сельского хозяйства Александр Ткачев с ними не согласился, заявив, что за три последних года поддержка отрасли из федерального бюджета выросла почти на треть - со 190 млрд рублей в 2014 г. до 242 млрд рублей в 2017-м.

Получается, другой причины регресса, кроме скверной погоды, у отечественного агропрома в наличии не имеется. Что ж, в этом нет ничего нового. Еще в советские времена родилась горькая шутка: мол, нашему крестьянину мешают хорошо трудиться четыре причины - зима, весна, лето и осень.

С тех пор у нас сменился строй, но причины, не дающие агропрому удивить страну и мир высокими показателями, остаются все теми же. Однако, перефразируя известную поговорку, на погоду надейся, но и сам не плошай. Между тем плошать продолжаем.

Почему, например, до сих пор не сумели наладить доставку и хранение выращенного урожая? В результате бедствием в равной степени являются как плохой урожай, так и хороший, в гигантских количествах остающийся гнить на полях.

Почему яблочное изобилие из Орловской или Тамбовской областей не попадает в Москву и другие крупные города? Зато туда исправно попадают польские яблоки. Раньше вагоны с ними шли напрямую, теперь, после импортного табу, идут через Белоруссию.

Почему до сих пор мы не в состоянии организовать доставку в центр страны дальневосточной рыбы, а китайцы своей - могут?

Ответы на все эти вопросы должен дать Минсельхоз, правительство в целом, однако ничего, кроме жалоб на погоду, мы от чиновников добиться не можем. Не заметно, чтобы у них была стратегия действий, да и с прогнозами дело обстоит не ахти - то они низкие, то вдруг начинают лезть в гору.

Тут вспоминается библейская притча о египетском фараоне, увидевшем сон про семь тучных коров, которых съели семь тощих коров. Потом он увидел сон, в котором семь полных и хороших колосьев были поглощены колосьями, иссушенными ветром.

Египетские мудрецы, в отличие от молодого еврейского коллеги, истолковать сны не сумели. Иосиф же поведал фараону про семь тучных и семь голодных лет. Пророчество Иосифа сбылось. Потом он еще дал владыке Египта советы, скажем так, из области управления. Они тоже пошли на пользу делу.

Вот бы и нам такого мудреца, который смог бы точно прогнозировать урожаи, а заодно разрабатывать стратегии и выстраивать иерархию приоритетов. Тогда, глядишь, и сезонный фактор не смог бы помешать нашему агропрому получать высокие урожаи.

Максим Грегоров

Польша. Белоруссия. Китай. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром. Рыба > mirnov.ru, 18 сентября 2017 > № 2501454 Максим Орешкин


Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 сентября 2017 > № 2314399 Майкл Кофман

Наращивание российского военного потенциала на Западе: факты и вымысел

Майкл Кофман (Michael Kofman), Russia Matters, США

По мере приближения ежегодных стратегических учений России «Запад-2017» многие западные СМИ и чиновники стали все чаще говорить о том, что Москва занимается наращиваем своего военного потенциала вдоль границ НАТО, выражая особое беспокойство по поводу безопасности стран Балтии. По иронии до недавнего времени процесс модернизации и расширения организационной структуры вооруженных сил России не затрагивал Балтийский регион. Несмотря на провокационные действия ВМС и ВВС России в этом регионе, находящиеся там российские силы выполняют в первую очередь оборонительную функцию и являются устаревшими. Существуют признаки, указывающие на то, что изменения в размерах и мощи российских войск неизбежны, но эти изменения будут постепенными, и они отчасти будут обусловлены тем, какие именно войска НАТО решит развернуть в этом регионе.

В последнее время Москва в первую очередь занималась развертыванием крупных формирований вдоль украинской границы, расширением своего военного присутствия в Крыму и усовершенствованием военного оборудования, распределяемого между пятью российскими военными округами. Добившись некоторых успехов в результате реализации предыдущей государственной программы вооружения, Генштаб ВС России сейчас переключает свое внимание на Прибалтику, медленно, но уверенно модернизируя базирующиеся там силы и рассматривая возможность расширить свое военное присутствие там.

Постепенная трансформация российских вооруженных сил началась в 2008 году и была призвана нивелировать негативные последствия недостатка финансирования и упадка, возникшего после распада СССР в 1991 году. Этот процесс включал в себя военные реформы, начавшиеся в конце 2008 года, и реализацию программы модернизации, стартовавшую в 2011 году (в скором времени будет объявлено о начале реализации новой программы на 2018-2025 год). Организационная структура и состав ВС России продолжают эволюционировать и расширяться, и армия постепенно приобретает модернизированное или новое военное оборудование и оружие. Изменения превратились в константу — новые формирования и лавина объявлений и планов, из которых только небольшая часть в конечном итоге воплощается в жизнь.

В рамках программы модернизации, инициированной в 2011 году, инвестиции направлялись в первую очередь на обновление военно-воздушных сил, военно-морского флота и стратегических ядерных сил — в ущерб интересам пехоты. До 2014 года Россия не претендовала на статус мощной евразийской военной державы и поэтому сокращала число воинских соединений на границах с Украиной и странами НАТО, чтобы развернуть свои войска в других регионах. Война с Украиной перевернула все планы России с ног на голову и впоследствии оказалась одной из важнейших движущих сил, стоящих за изменениями в дислокации российских войск. (Тем не менее, сегодня Южный военный округ, который включает в себя Северный Кавказ, демонстрирует более высокую боевую готовность, чем силы, развернуты на границе с НАТО.)

Конфликт с Украиной показал российскому руководству, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе существует вероятность начала полномасштабной войны на западном фронте. Чтобы справиться с постоянной ротацией войск на Украине и сохранить превосходство над украинской армией, Россия перенаправила свою энергию к украинской границе или, как говорит российское руководство, в «юго-западном стратегическом направлении». Генштаб России начал возвращать обратно все те формирования, которые были отведены от украинской границы в первые годы реформ. В их число помимо прочих формирований вошла 20-я армия. Следующим шагом стало развертывание 1-й гвардейской танковой армии к западу от Москвы и создание штаба 8-й общевойсковой армии в Южном военном округе.

Создавая дугу от границы с Белоруссией до Ростова-на-Дону на юге, Россия создает три новых дивизии, каждая из которых формально будет состоять из шести полков и численность личного состава которых должна достигать 10 тысяч человек (хотя, вероятнее всего, они будут оставаться недоукомплектованными еще много лет). Поддержку этих дивизий будут обеспечивать несколько бригад и боевая авиация. 8-я армия, развернутая там, должна стать главной угрозой для украинских вооруженных сил, и, возможно, она будет заниматься координированием ротации военнослужащих, обеспечивающих поддержку сепаратистов в Донбассе, в том случае, если конфликт продлится еще несколько лет.

В рамках текущей волны модернизации приоритетом пользуются формирования, развернутые у границы с Украиной, особенно в Крыму, где Россия существенно увеличила свое военное присутствие после того, как Москва его аннексировала и поглотила значительную часть того, что прежде было украинскими войсками на полуострове. В своих действиях Россия руководствуется стратегией, призванной заставить Украину смириться с тем, что она не сможет вернуть Донбасс в ближайшие 5-10 лет. По сути, Россия стремится удерживать Украину в тисках, развернув свои войска вдоль ее границ с севера на юг. Российские войска могут даже полностью покинуть территорию Украины, как только развертывание гораздо более мощных сил вдоль границы будет завершено.

Между тем Россия не уделяла почти никакого внимания Прибалтике, где сейчас находится сравнительно немного российских военных, чья боеготовность оставляет желать лучшего, и относительно старое военное оборудование. Летом прошлого года весь командный состав Балтийского флота и наземных войск был отправлен в отставку — на первый взгляд, по вполне уважительным причинам.

Мало что указывает на то, что Россия особенно встревожена ситуацией в Балтийском регионе, если сравнивать с ситуацией к югу. Несмотря на резкую риторику касательно агрессии НАТО, враждебности и так далее, российское военное руководство не считает Прибалтику приоритетным регионом — в сравнении с другими регионами. Стоит отметить, что гораздо больше внимания и энергии сейчас тратится на создание дорогостоящей военной инфраструктуры в Арктике, ценность и рентабельность которой весьма сомнительна — в противовес, казалось бы, экзистенциальной борьбе между Россией и Западом, ее противником эпохи холодной войны.

В 2017 году фокус модернизации вооруженных сил России постепенно перемещается с формирований, развернутых вокруг Украины, на формирования в Прибалтике и далее на север. Новые истребители, ракетные полки, системы ПВО и боевая авиация либо уже находятся в процессе развертывания, либо будут развернуты там в ближайшие несколько лет. Между тем организационная структура и состав ВС продолжают расширяться: к примеру, к военно-воздушной дивизии в Псковской области планируется добавить два танковых батальона, может вырасти численность 11-го армейского корпуса в Калининграде, а также 14-го армейского корпуса Северного флота. Хотя Россия уделяет особое внимание наращиванию сил вокруг Украины, она все же старается сочетать это с необходимостью укомплектовать другие подразделения. Государственная программа вооружения составлена таким образом, чтобы даже низкоприоритетные районы со временем обязательно получили более современные средства.

Что касается противостояния военной мощи США, то Россия делает ставку не столько на наземные силы, сколько на комплексные системы ПВО в сочетании с неядерными ракетами большой дальности и ядерным оружием. В данном случае вместо наращивания серьезного военного потенциала на границе с НАТО Россия работает над усовершенствованием своего арсенала крылатых ракет и неядерных средств, способных наносить удар, находясь вне зоны досягаемости противника. Москва понимает, что США обладают невероятным технологическим преимуществом в области военно-воздушных средств нападения, поэтому ее приоритетами являются системы ПВО, средства ведения электронной борьбы и другие средства, способные в значительной степени нивелировать преимущества НАТО в воздухе.

Формирования, развернутые у границы Украины, разумеется, при необходимости могут переместиться к Белоруссии и в Прибалтику, и в ходе предстоящих учений они как раз будут демонстрировать эти способности, в частности способность переместиться в Белоруссию в рамках спланированной операции. Логистика и ресурсы, задействованные в реализации планов такого масштаба, действительно требуют времени, подготовки и практики. В реальности эти формирования в случае внезапного возникновения такой необходимости смогут продемонстрировать только часть своих возможностей, особенно если маневренные силы будут состоять из контрактников.

Если говорить о расположении сил и средств в Прибалтике, Москва действует не торопясь: она совершает такие шаги, которые выглядят угрожающими и вызываю шумиху в СМИ, в то время как на самом деле ее военное присутствие там носит в основном оборонительный характер. В ближайшие годы это тоже изменится. Россия либо уже начала разворачивать, либо к 2020 году развернет в Прибалтике дополнительные системы С-400, «Искандеры-М», более современные танки, тактическую авиацию, части тылового обеспечения и все то, что предусмотрено ее государственной программой вооружения.

План России заключается не столько в наращивании, сколько в постепенной перегруппировке и усовершенствовании вооруженных сил. Вполне возможно, НАТО сейчас занимается тем же самым у своих восточных границ. Характерной чертой этого процесса является постепенность, и, если этот процесс тщательно не спланировать, нам не нужно будет удивляться, если через несколько лет Балтийский регион станет местом противоборства двух мощных сил.

Майкл Кофман — старший научный сотрудник американского правительственного Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) и научный сотрудник Института Кеннана Международного центра Вудро Вильсона.

Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 сентября 2017 > № 2314399 Майкл Кофман


Белоруссия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 сентября 2017 > № 2297452 Артем Шрайбман

«Запад-2017». Кто выиграет от российско-белорусских учений

Артем Шрайбман

Несмотря на все репутационные риски, Минск попробует извлечь максимум дипломатической выгоды из учений. Белорусские военные смогут, с одной стороны, показать западным наблюдателям, что гарантиям Минска можно было верить. А с другой – убедить Москву, что страна не «идет по пути Украины», потому что не боится, вопреки беспокойству Запада, проводить у себя крупные учения с российскими войсками

Уже восемь лет раз в два года Белоруссия и Россия проводят совместные учения «Запад». Через раз – в 2009, 2013 и 2017 годах – на белорусских полигонах. В учениях в Белоруссии традиционно участвуют до 13 тысяч военных, из которых 2,5–3 тысячи – из России. Плюс к этому, частью маневров традиционно становятся учения войск Западного военного округа Российской армии на своей территории на широкой полосе от Ленинградской области до Черноморского побережья.

Новостной фон таких мероприятий обычно не выходил за пределы сводок информагентств и бравых, но типовых репортажей военных изданий. Лишь Литва и Польша несколько раз заявляли, что озабочены разными аспектами сценария прошлых учений: сотни «террористов», прорвавшихся в Белоруссию с Запада, использование наступательной военной техники, в первую очередь – танков и тяжелой авиации, для их подавления, синхронная высадка десанта в Калининградской области – все это было расценено как подготовка к захвату Сувалкского коридора – узкого перешейка польско-литовской границы между Белоруссией и российским эксклавом.

Но теперь от прошлого спокойствия мало что осталось. Градус тревоги в заявлениях перед «Западом-2017» уже на голову превышает все сказанное по поводу предыдущих учений.

Концентрация фобий

О рисках «Запада-2017» высказались едва ли не все лидеры, главы МИД и военные министры стран Балтии, Польши, Украины и некоторые генералы США и НАТО в Европе. В разное время только за текущий год звучали опасения, что Россия введет в Белоруссию больше солдат, чем планируемые 3 тысячи, что военные двух стран отработают нападение на соседей, что Москва использует учения как прикрытие для начала военных провокаций или агрессии против соседей, что российские войска не уйдут, под шумок оккупируют Белоруссию или оставят на ее территории военную технику для будущей агрессии.

Минск и Москва, разумеется, отвергают все подобные подозрения. Базовая причина этих фобий на поверхности. Это критический уровень недоверия к посткрымской России после трех с лишним лет ее конфронтации с коллективным Западом. Дело даже не только и не столько в самом конфликте, сколько в постоянной политической маскировке, к которой прибегает Россия на каждом новом круге эскалации. Это крымская самооборона, а не наши спецназовцы. Это донбасские шахтеры и трактористы, а не наши контрактники. Танки и «Буки» они взяли не у нас, а на складах ВСУ. Это Асад пригласил нас ему помочь, а не мы захотели поставить свой палец на ближневосточные весы. Хакеры тоже не наши, а непонятно чьи.

Это недоверие делает даже из рутинных учений повод для подозрений, которые в другие времена звучали бы параноидально. В прошлом году, к примеру, в Польше прошли учения НАТО «Анаконда» с численностью участников в 2,5 раза больше, чем на «Западе-2017». И никто, в общем-то, сильно не возмущался.

Но сегодня оказывается непросто что-то возразить, например, главе МИД Латвии Эдгарсу Ринкевичсу, который в интервью автору этих строк заметил, что Российская армия проводила учения как летом 2008 года у грузинской границы, так и весной 2014 года в Ростовской области.

Поскольку Кремль сегодня имеет репутацию непредсказуемого и склонного к тайным операциям реставратора империи, риторика политиков, особенно из Восточной Европы, в его адрес ничем не ограничена. Никто внутри их стран не рискнет одернуть министра обороны или иностранных дел в этом вопросе. Попытки указать, что Москва может быть занята чем-то, кроме планирования провокаций, – прямой путь в список агентов российского влияния.

Фоновым катализатором этой риторики становится конкуренция за внимание Вашингтона, которое особенно ценно во времена американского самоустранения из европейских дел. И запугивание работает: на время учений США дислоцируют в Литве вдвое больше истребителей, чем обычно, новые контингенты НАТО к российско-белорусским учениям примет Эстония.

Странности фобий

Даже для Владимира Путина, с его любимой тактикой создания неожиданных проблем оппонентам, использовать для военных провокаций учения «Запад-2017» – один из самых странных ходов по нескольким причинам.

В последние годы Кремль прибегает к военной силе, только если, во-первых, очевидна цель такого шага, а во-вторых – риски этого решения в восприятии российской элиты меньше, чем риски отказа от военного пути.

Какую цель России поможет достичь нарушение заявленного сценария учений в Белоруссии? Приблизить свои войска к границам НАТО? И что дальше? Напасть на Польшу или Литву с востока или на Украину с севера? Какова угроза позициям России в этом регионе, ради нивелирования которой стоит так рисковать? Ответа на все эти вопросы нет.

Разберемся со вторым аспектом – рисками. Любые военные провокации на учениях «Запад-2017» или сразу после них Россия не сможет оправдать или списать на какую-то локальную динамику, вроде ущемления русского населения Восточной Польши или Северной Украины. Никаких подобных точек общественного противостояния в прилегающих к Белоруссии регионах соседних стран просто нет.

Все будет слишком очевидно: войска РФ вошли в Белоруссию, начались проблемы, ясно, кто должен за них отвечать. Операцию будет невозможно провести в полюбившейся России гибридной стилистике, особенно когда к российским войскам будут прикованы все иностранные глаза и спутники.

Подобные дерзости со странами НАТО могли бы потенциально быть в инструментарии Кремля, если бы были обоснованные сомнения в решимости Вашингтона «воевать за Нарву». Но президент Трамп – не тот политик, на трусость или чрезмерную осторожность которого в Москве могут положиться.

Рисковать развязыванием третьей мировой войны или по меньшей мере введением санкций, несравнимых с теми, что были до сих пор, Путин вряд ли станет. Особенно без ясных целей, начавшейся заранее пропагандистской подготовки собственного населения к конфликту и имея необходимость спокойно переизбраться в 2018 году.

Если мы представим, что цель «готовящейся агрессии» не соседи Белоруссии, а она сама, то и с этой версией есть проблемы. Прежде всего, в отношениях Минска и Москвы просто нет того политического конфликта, который надо решать военными средствами. Даже если бы он был, то, учитывая тотальную энергозависимость Белоруссии, нефтяной или газовый рычаги подошли бы России лучше, как менее рискованные, но не менее эффективные.

Для оккупации средней по размеру европейской страны с боеспособной 65-тысячной армией нужно явно не три тысячи солдат, а в десятки раз больше. Особенно учитывая отсутствие гарантий, что белорусы поведут себя так же гостеприимно по отношению к «вежливым людям», как крымчане. Тихо и незаметно ввести в страну такую группировку под предлогом учений невозможно. А будь желание делать это не тихо, в чем смысл привязываться к каким-то учениям?

Наконец, одно из наименее одиозных предположений – Россия про запас «забудет» в Белоруссии своих военных или технику. Не до конца понятны мотивы и такого шага, но допустим, что они у Москвы есть.Очевидно, что невозможно сделать это втайне от белорусских властей. В свою очередь, без их активного содействия не получится скрыть это и от западных наблюдателей и разведки.

Шансы, что Александр Лукашенко согласится на такую уступку, практически нулевые. Дело даже не только в склонности белорусского президента к безраздельной власти в своей стране, а в том, что он потеряет, если таким образом подорвет зарождающееся на Западе доверие к Минску.

С трудом заработанный статус миротворца в конфликте на Украине и вымученное потепление отношений с ЕС и США – это следствие дистанцирования от России, более нейтральной позиции по конфликтам Москвы с остальным миром, чем этот мир от Белоруссии ожидал. Именно поэтому Лукашенко ранее отказался формально признать переход Крыма в состав РФ и пустить в Белоруссию российскую авиабазу.

Размещение российских войск или техники на своей территории, вопреки обещаниям, похоронит этот новый образ Минска и лишит его всех сопутствующих бонусов. Сложно представить себе пряники, которые Россия готова дать Белоруссии взамен.

Попробовать оставить в Белоруссии свои войска вопреки воле белорусской власти, продавить это решение – слишком рискованно. Лукашенко, как и Трамп, не имеет репутации самого предсказуемого партнера, чтобы загонять его в угол, из которого у него два выхода – военное столкновение или потеря политического лица и имиджа суверена.

Чужой окоп

За последние три года в Минске успели привыкнуть к тому, что испорченные отношения России и Запада дают Белоруссии комфортное поле для маневрирования между ними. Учения «Запад-2017» напомнили, что плохой имидж союзника может рикошетом ударить по самому тебе. А не только быть удобным фоном для самопрезентации.

Первым болезненным моментом для Белоруссии во всей этой многомесячной череде встревоженных заявлений соседей стало то, что Минску отказывают в субъектности. Три года белорусские власти пытаются доказать, что они уже не сателлит России. Но выясняется, что в проговариваемых европейских фобиях Белоруссия вообще не существует как самостоятельная сторона. Ее территорию в этих сценариях просто используют без спроса – как плацдарм для агрессии, куда можно ввести любое число войск или оставить там военную технику.

Для суверенного государства это обидно. Не случайно, после первых месяцев критики от соседей, Александр Лукашенко на эмоциях заявил: «То, что будут войска сюда введены, то ровненько они отсюда и уйдут... Войска высадят где-то возле полигона, разобьют лагерь, там будет мизер боевых припасов — только чтобы отстрелять по мишеням, остальное — холостые боеприпасы. Все под контролем».

Тремя неделями позже эту же мысль высказал белорусский министр обороны Андрей Равков. Он заявил, что замысел, районы проведения учений, численность российских войск согласовываются с Минском. «Все передвижения войск также контролируются нами», – добавил министр.

Недоверие соседей настолько обеспокоило Минск, что белорусская власть начала всерьез убеждать их в полном контроле за российскими войсками на своей территории. Не особо задумываясь, что такие заявления звучат как косвенное согласие с тем, что солдаты союзника – угроза, за которой надо присматривать.

Вместе с тем эмоциональные выпады вроде того, что «само нахождение Белоруссии и России в этом регионе – угроза для стран Балтии» (так сказала президент Литвы Даля Грибаускайте), провоцируют Минск на дипломатическую пикировку, вызовы послов в МИД и резкие ответные заявления. Это снова-таки портит нейтральный имидж, пусть и на уровне риторики, но заталкивает Белоруссию обратно в российский окоп, из которого она последние три года пробует потихоньку выползать.

Лукашенко нравятся постоянные упоминания Белоруссии в мировых СМИ как площадки каких-нибудь очередных переговоров, но не как стартового полигона для потенциальной кремлевской агрессии. Однако он не может отказаться от учений с Россией, как он отказался от размещения российской авиабазы пару лет назад. Во-первых, нельзя сказать, что Минск относится к учениям лишь как к имиджевой обузе. Для белорусской армии это редкий шанс потренировать пятую часть своего личного состава.

Во-вторых, попытка отменить учения выглядела бы слишком явным прогибом под интересы балансирования в ущерб интересам союзничества с Россией. Учения давно запланированы, это не спонтанная инициатива Москвы, которая вроде как открыта для обсуждения.

Чтобы минимизировать репутационные риски, Лукашенко сразу после первых заявлений об угрозе учений пригласил на них наблюдателей НАТО. Сделано это было нетипично рано – в марте 2017 года, за полгода до учений. Белорусский МИД вторил президенту: хоть Венский документ ОБСЕ 2011 года не обязывает приглашать наблюдателей на учения такого масштаба, как «Запад-2017», мы, ответственные белорусы, это добровольно делаем. Упор на прозрачность и предсказуемость стал главным тезисом Минска в следующие месяцы. В числе приглашенных – наблюдатели от Украины. Этот факт некоторые российские СМИ посчитали достойным отдельного заголовка.

Со стороны Минска это не только игра на публику. Весьма вероятно, что белорусская власть или отдельные группы в ней хотят видеть в стране как можно больше западных военных наблюдателей еще и потому, что с ними чуть спокойнее, чем без них. Не то чтобы в Минске многие всерьез считают провокации вероятными, но береженого бог бережет. Кризис доверия к Москве затронул и ее союзников.

В последние месяцы риторика по крайней мере двух соседей Белоруссии изменилась: ее и Россию стали разделять, чтобы не слишком отчуждать Минск некомфортными обобщениями. Так, например, посол Украины в Минске Игорь Кизим несколько раз повторил, что по поводу «Запада-2017» он «доверяет Беларуси, но не доверяет России». Глава МИД Латвии Эдгарс Ринкевичс после недавней встречи с белорусским коллегой Владимиром Макеем заявил, что у Риги больше нет вопросов к Минску по учениям. А Петр Порошенко 1 сентября заявил, что хоть в «Западе-2017» есть угроза Украине, у него нет оснований не верить гарантиям Александра Лукашенко.

Действительно ли Киев и Ригу убеждают обещания Минска? Если они принимают перманентный риск российской агрессии за данность и живут с такой картиной мира, то едва ли. Но и их заявления нельзя назвать ложью, это скорее грамотная дипломатия, сознательное озвучивание высокой планки ожиданий, которая должна сработать как стимул для Белоруссии.

Даже если смотреть на ситуацию в логике высокой вероятности российских провокаций, их будет сложнее провести, если белорусская власть выступит против. Если же априори и почти ежедневно записывать Минск в ранг безвольных плацдармов Москвы, то в час икс Александру Лукашенко будет даже некого разочаровывать. Для кого стараться быть ответственным партнером, если, что бы ты ни делал, тебя запихивают в российский окоп?

Если остальные западные правительства хотят снизить риск провокаций на белорусской территории во время учений, им стоит занять схожую позицию. Минск сегодня, как никогда, хочет отмежеваться от таких элементов имиджа Москвы, как враждебность Западу, непредсказуемость и непрозрачность. Чем чаще и громче влиятельные региональные игроки будут говорить что-то вроде: «Мы доверяем вам, Александр Григорьевич, не подведите», – тем больше аргументов будет лежать у Лукашенко на этой чаше весов.

А если после учений, которые пройдут без неожиданностей, еще и наградить Минск какими-то бонусами (пусть и символическими, вроде визита западных чиновников высокого уровня), то это только усилит эффект на будущее.

Убить двух зайцев

Несмотря на все репутационные риски, Минск попробует извлечь максимум дипломатической выгоды из учений, если они пройдут по запланированному сценарию.

Белорусские военные смогут показать западным наблюдателям, что гарантиям Минска можно было верить. Если к тому же Москва будет менее открыта к международному наблюдению за той частью «Запада-2017», которая пройдет на российской территории (что вполне вероятно), то белорусская гостеприимность на этом фоне будет и вовсе выгодно смотреться. Со слов генсека НАТО Столтенберга, Белоруссия пригласила наблюдателей альянса на все пять дней учений, а Россия – на один, и то для обзора показательной части маневров, а не для полноценного наблюдения.

Во-вторых, с более прикладной точки зрения, масштабные учения – хорошая возможность протестировать на практике заключенные в последние годы соглашения о военном сотрудничестве с США и с Латвией, а также работу недавно аккредитованного в Минске американского военного атташе.

Но для Лукашенко сегодня не менее важен месседж, который Минск шлет этими учениями на Восток. Белорусскому президенту периодически нужны веские аргументы, чтобы успокаивать те голоса в России, которые в последние годы стали говорить о развороте Минска к Евросоюзу. Сложно придумать аргумент сильнее: страна, которая «идет по пути Украины», не проводит у себя крупные учения с российскими войсками, которые этот Евросоюз так сильно напрягают. А так – учения пройдут, хорошие впечатления россиян останутся, и, пока новая доза успокоительного действует, можно неспешно продолжать ту внешнюю политику, которая полюбилась Минску в последние годы.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Европейская безопасность», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Великобритания).

Белоруссия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 сентября 2017 > № 2297452 Артем Шрайбман


Белоруссия. Евросоюз. США. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 августа 2017 > № 2282401 Кирилл Коктыш

Кирилл Коктыш: «Беларусь должна продвигать свой интерес в ЕАЭС, чтобы поезд не ушел без нее»

Подходит второй год участия Беларуси в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). За это время союз пережил не только крупнейшее падение цен на товарных и сырьевых рынках, но и западные санкции, введенные против крупнейшей экономики ЕАЭС - России. Сумеет ли Беларусь раскрыть свой потенциал теперь, когда антироссийские санкции фактически превратили ЕАЭС в закрытую протекционистскую структуру? Есть ли у Минска необходимость вступать в ВТО и как следует выстраивать российско-белорусские экономические отношения? И какая идеология ЕАЭС выгодна Беларуси? На эти и другие вопросы в интервью «Евразия.Эксперт» отвечает специалист по Восточной Европе, кандидат политических наук, доцент МГИМО Кирилл Коктыш (Россия).

– Кирилл Евгеньевич, что дало Беларуси членство в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС)?

– На сегодняшний день все преимущества исключительно спящие, другой вопрос, что и недостатки тоже убаюканы. Изначально Евразийский союз создавался на уровне конструкций как калька с Евросоюза. То есть это четыре свободы – свобода перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. И если бы он в таком виде реализовался, то, я думаю, не принес бы особого добра ни одной из стран-участниц по той причине, что вряд ли в Беларуси есть хоть одна корпорация, которая могла бы претендовать на то, чтобы стать глобальной. В России такими могли бы быть энергетические компании, и на этом, пожалуй, все – остальной рынок с учетом членства России в ВТО стал бы добычей больших транснациональных корпораций.

Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Санкционная реальность превратила ЕАЭС в де-факто закрытую протекционистскую структуру. И эти четыре свободы, которые положены в ее основание, теперь, по идее, должны быть дополнены и уравновешены принципами, которые бы закрепляли возможности евразийских государств быть брокерами на своем внутреннем рынке и определять правила его функционирования. Проблема в том, что этих принципов сегодня нет не то что на уровне законов, но даже и на уровне содержательной экспертной дискуссии.

В отношении позиций Беларуси в ЕАЭС, таким образом, можно говорить, что на сегодня у нее есть потенциальное преимущество, когда вынужденный изоляционизм ЕАЭС может стать локомотивом ее промышленного роста.

Однако это преимущество никак не зафиксировано ни на уровне нормативов ЕАЭС, ни даже на уровне общественного мнения. Это нельзя пускать на самотек, нужно выходить на достаточно широкое обсуждение вопроса о ценностях ЕАЭС, некую идеологическую составляющую – чтобы идея о том, что сохранившая свой индустриальный потенциал Беларусь именно по этой причине является ключевым участником Евразийского союза, была как минимум знакома гражданам остальных евразийских стран, и воспринималась ими как естественная. И тогда и переговоры в коридорах власти о продвижении белорусских интересов, имея опору в виде общественной поддержки, будут куда эффективнее.

Этой работы за Беларусь не проделает никто – ни Россия, ни Евразийская экономическая комиссия. Потому что если брать Евразийскую комиссию, то она по поводу евразийских ценностей обычно заявляет, что в рамках своего мандата она занимается экономикой и ничем больше. Но это очень сегментарное видение – не задавшись вопросом об остальных частях системы, ты не понимаешь, соберется это воедино или нет. Как, к примеру, автомобиль можно собрать исключительно из автодеталей, но в него сложно будет вставить детали от лодки или самолета.

Один из моих лучших студентов в этом году защитил диплом, в котором проанализировал возможность наличия ценностных конфликтов между странами-участницами Евразийского союза практически по всему спектру актуальных вопросов, от местной законодательной традиции и исторической политики до установок и убеждений ключевых элитных групп. «На выходе» получилось, что ситуация отнюдь не фатальная, конфликтов и противостояний можно избежать, а интересы можно гармонизировать. Но, отметим, странно, что этим вопросом задается студент, пусть и ведущего вуза, но не ЕЭК, и не государства-учредители.

В этом плане Беларусь должна продвигать свой интерес в отношении ценностной конструкции ЕАЭС, чтобы этот поезд не ушел без нее. И интерес этот простой – как минимум, Беларусь заинтересована, чтобы идеология ЕАЭС предполагала индустриализм в качестве залога самостоятельности и успешности общего союза.

Ведь идеология в самом простом функциональном виде – это контракт между государством и обществом о хорошем, плохом и правилах игры, соблюдая которые индивид и может построить свою жизнь успешной. И в этом плане говорить об идеологии ЕАЭС, вслух рассуждать о общих ценностях и о том, какими они должны быть, чтобы устраивать всех, безусловно, надо. Все, в конце концов, начинается со слова.

– Россия состоит в ВТО, и сейчас ЕАЭС проводит переговоры с целым рядом стран о создании зон свободной торговли с рядом стран – с Индией, Египтом, Израилем и т.д. В то же время Беларусь только стремится попасть в ВТО...

– Зоны свободной торговли выстраиваются между ЕАЭС и целым рядом иных стран, ВТО к ним отношения не имеет. При этом вообще создается впечатление, что ВТО ее же создатели довольно быстро превращают в организацию вчерашнего дня, все менее влияющую на решение реальных вопросов.

Так, с одной стороны, санкции против России были введены в прямое нарушение Устава ВТО, что автоматически сняло и с России обязанность следовать ее правилам. С другой, президент Обама нанес по авторитету ВТО два сильнейших удара, инициировав – опять же, в нарушение принципов ВТО – два партнерства, Транстихоокеанское и Трансатлантическое. Понятно, что президент Трамп ликвидировал уже одно из них, и наверняка торпедирует и второе – однако авторитет ВТО вряд ли восстановится.

Похоже, что ВТО прошла свой полный цикл жизни – от привилегированного клуба условно продвинутых стран, гарантирующего своим членам бонусы, до массовой организации, куда вступают, чтобы уже не столько извлечь бонусы, сколько чтобы не подвергнуться дискриминации, и до организации, превратившейся уже в чистую издержку, не способную защитить свои же собственные декларируемые принципы.

В этом плане я совершенно не вижу смысла вступления Беларуси в ВТО сколько-нибудь дорогой ценой. Поскольку аргумент «вступать» по большому счету будет уже один – «неприлично» не вступать, когда все соседи вступили. Прагматического смысла нет, только символический – но за него вовсе не надо переплачивать. А вот в отстаивании своих прав учредителя в ЕАЭС насущной прагматики куда больше.

– Но что будет с Беларусью, если Россия вдруг закроет для части белорусской продукции свой рынок, как это уже случалось с отдельными категориями товаров?

– Россия не может закрыть свои рынки для товаров государства-члена ЕАЭС. Ограничения, которые периодически вводятся, касаются в первую очередь товаров третьих стран – в этих случаях Россия настаивает, что Беларусь экспортирует не свою продукцию, а чужую, в отношении которой в России введены ограничения, и в ряде случаев приводит на самом деле весомые аргументы.

Борьба вокруг «спорных» товаров периодически активизируется с переменным успехом, поскольку у каждой из сторон тут есть своя правда. И, как мы видим, эти ситуации так или иначе разрешаются, не приводя к безвыходным тупикам. Но сам факт такого рода конфронтаций приводит к существенным потерям по тем пунктам, которые спорными в принципе быть не должны.

Так, например, в рамках российских программ импортозамещения стратегическими, т.е. теми, которые должны производиться исключительно на территории России, оказалось довольно много товаров, которые традиционно поставлялись Беларусью, начиная с камвольных тканей и заканчивая многим другим. Причина понятна – каждый товарный конфликт наносит удар по взаимному доверию, его уровень снижается, и пропорционально же упрощается и товарный обмен. А чем проще товар, тем ниже и доля добавленной прибыли.

Поэтому выгодный путь – это повышать взаимное доверие, и на его основании выходить на высокотехнологичный экспорт, имеющий высокую стоимость и приносящий вполне ощутимую прибыль.

И для этого, как мы уже говорили, у Беларуси должна появиться своя стратегия в отношении Евразийского союза, которая могла бы сочетать и политический, и информационный, и экономический инструментарий.

– Можно ли Беларусь назвать медиатором между Россией и Западом?

– Нет, конечно, медиатор необходим при отсутствии диалога, а такой диалог есть, и весьма интенсивный. И проблема не в том, чтобы его создать или развить, а в том, чтобы его сохранить.

Сегодня в роли своеобразного «медиатора», играющего на понижение, вопреки желанию и ЕС, и России, пытаются выступить Соединенные Штаты. Ставки понятны: США хотят переориентировать российский товарооборот с Евросоюзом на себя, претендуя на замену российского газа в Европе своим (который будет минимум на 30% дороже). И до сих пор США вполне удавалось продвигаться на этом направлении, поскольку, кроме прочего, у них есть и решающий «аргумент королей» – огромное количество своих военнослужащих, размещенных на постоянной основе в Европе.

Действительно, если в той же Германии находится несколько десятков тысяч американских военных, то всегда можно быть уверенным, что канцлер Германии будет принимать все решения с учетом этого жизненно важного момента. Схожая картина и по остальным странам Европы.

Тем не менее, мы видим, что когда речь заходит не просто о деньгах, а об очень больших деньгах, то даже такой ресурс давления, как у США, начинает сбоить. Тем более что в конкуренции за Европу, вернее, за европейский рынок, давно и уверенно участвует и Китай. Поэтому говорить о какой-то предопределенности в любом случае рано.

В этой битве гигантов Беларусь, как мы видим, в принципе не может сыграть весомой роли в качестве еще одного независимого игрока. Что, впрочем, отнюдь не исключает возможности успехов в качестве игрока командного. Членство, как мы знаем, Беларусь оформила себе в евразийской команде.

– В чем сегодня для России заключается главная проблема в отношениях с Евросоюзом?

– Такой проблемы нет. Вернее, она формулируется как нехватка субъектности Евросоюза, Вашингтон последние пару лет слишком настойчиво демонстрирует, что вопросы, связанные с ЕС, нужно решать с ним.

– Но санкции ведь есть. Как Россия будет взаимодействовать с ЕС, учитывая новые реалии (международную террористическую угрозу, вопрос беженцев)?

– Проблемы есть между Россией и США, между Китаем и США, между Ираном и США... А между Россией и ЕС их по большому счету нет, по той причине, что Евросоюз пока не является полноценным субъектом, и поэтому его о его же интересах особо и не спрашивают.

Возможно, Европейский союз рано или поздно обретет свое мнение, но в этом не заинтересованы Штаты, которым куда выгоднее аморфная Европа, да и сама Европа, которая резонно боится, что в этом случае она будет смотреть на мир немецкими глазами и иметь по большому счету немецкое мнение.

Немецкий проект дважды складывался в Европе с самыми разрушительными для нее последствиями, и третий раз никто этого не хочет.

– Владимир Путин подписал концепцию новой внешней политики России. Каковы, на ваш взгляд, современные приоритеты России во внешней политике?

– По большому счету мир сейчас пытается возвратиться к старому понятному реализму: это и брекзит, и избрание Трампа. Это невозможно не учитывать и в собственной концепции: разговаривать и договариваться надо на том языке, на котором тебя поймут, а не на котором тебе хотелось бы. Реализм, кроме прочего, означает рост удельного веса силового ресурса, в его рамках главный деятель – это государство, а не корпорация. Что, скорее всего, будет означать рост фактора «двух чемоданов». Базируется он на простой презумпции: любой инцидент с ядерным потенциалом России или США чреват планетарной катастрофой, чего нельзя сказать о ядерном потенциале любой третьей страны.

Это дает мандат хозяевам двух ядерных чемоданов решать проблемы глобальной безопасности, в том числе и с хозяевами маленьких чемоданчиков. Так было во времена биполярного противостояния, к тому же движется ситуация и сейчас, поскольку на поверку биполярная система оказывается более стабильной.

Это накладывается и на особенности бюджетного процесса в рамках протестантской культуры: дело в том, что легитимным образом получить и потратить деньги в США легче всего вы можете на безопасность, другой легитимной цели по большому счету нет. И задача политика, таким образом – не достигать, не приведи господи, результата, а поставить на рельсы процесс. Причем желательно, чтобы последний был бесконечным и самодостаточным.

В этой логике и требования США в отношении той же НАТО, которая, к слову, вовсе не является бесплатной организацией и стоит не очень дешево, примерно 2% от ВВП страны-члена, которые вы можете потратить на закупку продукции американского ВПК. По большому счету НАТО – это бизнес, это продажа военной гарантии. И претензии еще кандидата Трампа к НАТО носили вполне предметный характер. Так, Трамп даже пригрозил закрыть НАТО, если европейские партнеры, сумевшие избежать оплаты счетов при Обаме, вздумают и дальше экономить на оплате своей безопасности. Из этого разряда и счет на 400 млрд евро, якобы выставленный Трампом Меркель.

Но это, опять же – реализм. Где главное не победа, а поддержание баланса сил. В том числе и финансовым образом.

– Китай был и остается еще одним ключевым партнером для Беларуси. Вместе с тем динамика развивающихся белорусско-китайских отношений не может не учитывать возможность возникновения новой зависимости (как минимум, в сфере экономики) страны от Китая. Как в данном вопросе обеспечить баланс отношений Беларуси между Востоком и Западом?

– Новый Шелковый путь идет по нескольким векторам, включая и Северный морской путь. И надо понимать, что весь этот путь с точки зрения голой экономики заведомо неэффективен: он раза в два дороже существующего морского пути. Однако с политической точки зрения путь очень осмыслен: в случае, если США смогут перекрыть морской путь, у Китая будет наготове сухопутная альтернатива. И косвенным результатом развития проекта Шелкового пути является развитие евразийского пространства – и это, мне кажется, очень хорошо.

Столь завидная возможность получить инвестиции под развитие собственной инфраструктуры возникает крайне редко. И пользоваться ей нужно по полной программе. Тем более что проект ШП не ставит перед странами-реципиентами никаких идеологических условий и обязательств, кроме одного: развивайтесь!

При этом нужно понимать, что десятимиллионная Беларусь как рынок, конечно, мало интересна полуторамиллиардному Китаю. Но в качестве ворот на рынок ЕАЭС Беларусь, напротив, крайне важна. Поэтому проект ШП – это завидная возможность получить от Китая технологии и инвестиции и для промышленного расцвета, и для занятия своих высокотехнологичных ниш на рынке ЕАЭС.

Тем более что Беларусь, имея и индустриальный потенциал, и Парк высоких технологий, и являясь учредителем ЕАЭС, имеет как минимум три слагаемых сегодняшней инновационной экономики, когда реиндустриализация должна сопровождаться оцифровыванием целого ряда производственных процессов. Осознание своих сильных сторон является базовой предпосылкой для их практической реализации – и хотелось бы верить, что к этим трем компонентам добавится и политическая воля, без которой практическое прорастание идей попросту невозможно.

Беседовала Диана Шибковская

Источник – Евразия.Эксперт

Белоруссия. Евросоюз. США. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 августа 2017 > № 2282401 Кирилл Коктыш


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 10 августа 2017 > № 2482342 Александр Ольшевский

Славянский союз

создана единая общественная палата России и Белоруссии

Дионис Каптарь

В гостях у "Завтра" член Общественной палаты Союзного государства России и Белоруссии, председатель совета директоров российско-белорусской группы компаний "Евразийское Агентство Международного Сотрудничества" Александр Сергеевич Ольшевский.

"ЗАВТРА". Александр Сергеевич, насколько мы понимаем, Общественная палата Союзного государства — это орган, который призван дать отпор информационной войне, которая ведётся против нашего Союзного государства, и одновременно способствовать нашим интеграционным процессам. Так ли это?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Всё верно. 19 июля произошло историческое событие: в Минске на первом съезде была сформирована Общественная палата Союзного государства. Минск при этом был выбран не случайно, он достаточно давно стал переговорной площадкой по самым серьёзным международным вопросам. Идея эта не новая, так как союзная Общественная палата уже существовала в конце 90-х — в начале 2000-х, только в форме Международного союза общественных объединений. Существовали и общественные комитеты содействия Союзу Белоруссии и России. Сейчас мы, фактически, к этой идее вернулись и сформировали орган, где предусмотрено двести человек, по сто с каждой из сторон. Это известные деятели культуры, науки, здравоохранения, образования, депутатский корпус, экономисты, историки, журналисты, политологи.

"ЗАВТРА". Каковы конкретные направления работы палаты?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Здесь сфера исключительно узкая, в отличие от Общественной палаты России, которая решает массу внутренних вопросов. Мы рассматриваем только острые актуальные вопросы российско-белорусских отношений. Фактически Общественная палата берётся делать часть работы исполнительных органов, ускоряя, таким образом, решение целого ряда вопросов. Ведь заметим: силами просто исполнительных органов в Союзном государстве за двадцать лет до сих пор не утверждено даже символики Союзного государства, не говоря уже о более серьёзных вопросах.

Работа палаты предусматривает проведение по этим вопросам слушаний в оперативном режиме, выработку общих позиций и точек соприкосновения. А проблемы есть. Вспомнить хотя бы ситуацию с продовольственными разногласиями в последний год, когда силами чиновников-исполнителей она буквально вошла к тупик и привела к серьёзному конфликту двух ближайших союзников.

"ЗАВТРА". А сейчас решились как-то эти вопросы?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Конечно, на последней встрече глав государств были достигнуты определённые договорённости, хотя экспертного взаимодействия всё же пока не хватает. Фактически на уровне ведомств Россельхознадзор делает свою работу: выявляет, протоколирует нарушения, останавливает поставки предприятий-нарушителей. А белорусский производитель в меру своих сил отстаивает свои права. Получается, что в частных случаях ситуация ещё не разрешилась, продолжаются приостановки поставок белорусских предприятий, продолжаются остановки партий продуктов. И продолжается недопонимание на уровне ведомств.

"ЗАВТРА". Чем это всё-таки вызвано: объективными причинами или недобросовестной конкуренцией?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. На самом деле причин здесь много. Это естественный живой рынок, а не учебник экономики. Конечно, белорусская продукция не идеальна, впрочем, как и российская. Хотя известно, что любой контролирующий орган в работе любого предприятия или любой партии продуктов в рамках одной проверки при желании может найти минимум десять нарушений. И потом, зачастую инспектор обычного контролирующего органа в ведомстве Минсельхоза берёт на себя слишком много: начинает определять внешнюю политику страны и делать очень серьёзные обобщающие заявления. Это опасная тенденция, тем более если учитывать, что и на российской, и на белорусской стороне, как, наверное, в любом государстве сегодня, на госслужбе есть люди, выражающие интересы не своей страны, а третьих стран. Так называемые прозападные силы. И, к сожалению, коррупционный фактор был, есть и будет, ни в одной стране мира его искоренить не получилось.

"ЗАВТРА". К сожалению, в нашем случае это приводит к глобальным последствиям, когда подрывается единство двух самых близких стратегических союзников. Кроме Белоруссии у нас нет друзей. Вы назвали серьёзную проблему. Что же Общественная палата здесь может решить?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Палата в данном случае — это как раз недостающее звено диалога. Ни Парламентское собрание, ни Постоянный комитет Союзного государства не обладают организационными ресурсами, чтобы находить какие-то решения в подобных двухсторонних накладках. Этими ресурсами теперь обладает Палата, которая может собирать для обсуждения и решения актуальных проблем высокопрофессиональных экспертов и лидеров общественности. Общественная палата играет роль той самой площадки и фокус-группы для отработки решений.

"ЗАВТРА". Но любые решения, как бы они правильно ни были сформулированы, если они не имеют каналов распространения информации — до масс не дойдут. Это реальность XXI века. Есть ли какие-то СМИ у вашей организации?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Главная и первая суть Общественной палаты Союзного государства состоит в том, чтобы донести свои предложения до глав государств. И потом с помощью лидеров мнений популяризировать те идеи, которые сформировались. Естественно, будет свой интернет-портал. Также в палату входит ряд видных деятелей СМИ, как российских, так и белорусских.

"ЗАВТРА". Одно время говорилось, что белорусская экономика и её модель — это альтернатива тому сложившемуся порядку вещей, который был в России. Насколько Белоруссия является примером в этой области?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Сегодня даже в рамках Союзного государства, даже самые ярые сторонники активной интеграции уже не лелеют мечту о полном объединении Белоруссии и России, о соединении экономической и политической моделей.

"ЗАВТРА". То есть вы хотите сказать, что противникам интеграции удалось добиться своего?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Нет. Всё-таки это именно союз двух государств, очень сильное интеграционное объединение, которое сохраняет при этом государственный суверенитет участников. Наши модели настолько разные, что они уже не объединимы в рамках одного унитарного пространства. В этом объединении не заинтересована ни та, ни другая сторона.

"ЗАВТРА". Почему не заинтересованы?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Потому что они будут вступать во внутренний конфликт. Да, в Белоруссии очень высокий уровень социальных расходов, качественная и бесплатная медицина, очень хорошее инженерное высшее образование. Но есть и обратная сторона медали. Это, например, некоторая малоподвижность белорусских предприятий. Неполное погружение в тот же самый российский рынок. Российский поставщик за это время уже давно бы сориентировался, принял меры, перестроил свою систему работы и подстроился… Поэтому вряд ли можно говорить о том, что белорусское построение экономки является примером для возможного построения экономики даже в каком-то российском регионе. Просто надо учитывать позитивный опыт, который можно перенимать. Это сфера контроля качества продукции, организация крупных производств, некоторые технологии, подходы. С другой стороны, точно так же при создании частных белорусских компаний опыт перенимается у России.

"ЗАВТРА". Перейдём к теме политико-гуманитарной. Сейчас особенно актуальны разговоры о гражданстве. Как обстоят дела с возможностью для белорусов получать российские паспорта, возможностью для россиян брать белорусские паспорта?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. На самом деле, это не очень актуальный вопрос, так как граждане Белоруссии и России уравнены в возможности свободно перемещаться, трудоустраиваться и жить в стране союзника. Хотя, конечно, есть люди, которые меняют гражданство.

"ЗАВТРА". Двойное гражданство невозможно?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Двойное гражданство законодательством не предусмотрено в случае с Белоруссией. В странах СНГ в подавляющем большинстве существует такая позиция. Конечно, всё время обсуждается вопрос о введении единых паспортов Союзного государства, обсуждаются вопросы о введении единых виз Союзного государства, которые действовали бы и с той, и с другой стороны. Есть проблема и в части полного уравнивания граждан соседней страны в правах. Например, посещая Белоруссию, граждане России могут заметить, что цены на те же медицинские услуги для россиянина примерно в три раза выше, чем для гражданина Белоруссии. С другой стороны, белорусы пеняют на то, что Россия не предоставляет равных внутренних цен на энергоносители. Поэтому, естественно, речь о формировании неких единых подходов к единому союзному рынку весьма своевременна.

"ЗАВТРА". Как Общественная палата будет работать? Это будут съезды или постоянная работа на местах?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Это, в первую очередь, работа в комиссиях. В палате восемнадцать профильных комиссий. Причём где-то треть из них касается вопросов экономической интеграции, то есть той самой практики деловых взаимоотношений и аспектов торгово-экономического сотрудничества, законодательной базы в этой сфере. Часть касается вопросов гуманитарного сотрудничества, культуры, гражданско-патриотических вопросов. Часть касается науки, инноваций, то есть всех основных точек взаимодействия.

"ЗАВТРА". Где территориально она будет находиться?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. Одно подразделение будет находиться в Москве, другое в Минске. Имеется в виду точка — небольшая приёмная, основная работа идёт на общественных началах — в форме заседаний. Тем более что каждый член общественной палаты — это известная авторитетная фигура, он самодостаточен. Мы сознательно отказались от бюрократической концепции построения организации, поскольку все участники настроены что-то дать Союзному государству, а не брать у него на своё устроение.

"ЗАВТРА". Что ж, это замечательно! Лукашенко неоднократно говорил, что Белоруссия — это в какой-то степени передний край обороны России. Оборонная политика как-то затрагивается в работе Общественной палаты?

Александр ОЛЬШЕВСКИЙ. У нас в составе палаты есть комиссия по сотрудничеству в сфере безопасности, куда включается, в том числе, и оборонная политика. Достаточно широко представлен генералитет. Порядка двенадцати генералов различных ведомств участвуют в составе палаты. Естественно, это момент обязательный.

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 10 августа 2017 > № 2482342 Александр Ольшевский


Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267929 Светлана Алексиевич

Светлана Алексиевич: Сдвинуть с места вопрос Куропат может только Якубович

Змитер Панковец, Наша Нiва, Белоруссия

Нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич в беседе с «Нашей Нивой» поразмышляла о том, почему в Куропатах все еще не появился государственный памятник, а также сравнила Россию и Белоруссию.

«Наша Нива»: Светлана Александровна, в апреле вам предлагали возглавить комиссию по мемориализации Куропат (лесное урочище на северо-восточной границе Минска, где были обнаружены массовые захоронения расстрелянных в конце 1930 — начале 1940-х годов, — прим. ред.). Может быть, было не лучшее время, вы отказались. Однако дело не продвигается, нужен человек, который был бы двигателем этого процесса. Не изменились ли ваши планы?

Светлана Алексиевич: У меня нет влияния на сегодняшнюю власть, поэтому очевидно, что я была бы бессильна. Если бы кто-то и мог это сдвинуть с места, то только Павел Якубович [главный редактор газеты «Советская Белоруссия», приближенный Александра Лукашенко].

Контакта с властью нет, а надо было бы обращаться на самый верх. Иметь возможность обратиться к народу, специалистам, такой свободы у меня не будет. А оказаться марионеткой в руках власти мне просто неудобно. Я думала про это все, но я беспомощна, как и любой свободный человек в такой ситуации.

Это же всенародное дело, но у него нет фундамента. Ведь сначала надо осудить сталинские репрессии, отрефлексировать их. У нас, конечно, чуть-чуть про это сказали, потому что некуда отступать, люди жизнь положили, чтобы Куропаты стали Куропатами. А этого фундамента нет, свободы в обществе нет. О Сталине разговоры, про все… Наоборот, сейчас время Сталина. Слава Богу, что только в России. Но я думаю, что в умах некоторых наших людей это тоже есть.

С моей стороны наивно полагать, что в одиночку что-то можно сделать, быть таким дон Кихотом. Даже с группой энтузиастов трудно! Никто сегодня не слушает и не слышит свободных людей. Дело даже не во мне, хотела бы я или не хотела. Дело в том, что такие люди, как я, власти не нужны.

— Как вы считаете, почему эта инициатива заглохла?

— Это была личная инициатива Якубовича. Знаете, он очень сложный человек. В нем много Якубовичей — темный, светлый… Тут ему почему-то показалось, что он что-то может решить, но даже ему не удалось. Несколько лет назад Лукашенко выражал желание посетить Куропаты, но все еще не сделал этого.

— Да. С чего должны начинаться такие мероприятия?

— Президент должен посетить Куропаты. Должен стать на колени, как некогда сделал немецкий президент Рихард фон Вайцзеккер, произнести покаянные слова перед своим народом, перед миром. Что значит памятник без движения и новых идей, мыслей, рефлексий на прошлое? Что значит памятник? Что-то формальное. Он может быть использован авторитарной властью в своих целях. Я не вижу, как к такому памятнику может прийти народ. Пока это просто мысль энтузиастов. Народ и власть спокойно на это реагируют, власть даже раздражается.

— Верите ли вы, что власти могут пойти на осуждение сталинских репрессий?

— Думаю, что нет. Мы очень тесно связаны с Россией, и хотя у нас нет многих вещей, которые пугают нас в России, у нас хватает своего. У нас, к счастью, не ставятся памятники Сталину, Ивану Грозному, Муравьеву-вешателю. И слава Богу, что никакие православные не стоят у «Беларусьфильма» и не протестуют против какого-то кино про царя. Таких вещей не происходит. Но это тесная связка. Интересно, как будут дальше развиваться отношения с Россией, ведь Белоруссия — очень важная страна для России. Мы сами пока не знаем, что нас ждет, какая судьба.

Но в отдельный процесс очищения, демократичности не очень верится. Такого кошмара, как в России у нас, конечно, нет. Близость к Польше, Литве создает другой микроклимат в стране. Мы же не присоединились к этой антиукраинской ярости. Я недавно была в очереди к врачу. Начался разговор об Украине. И я заметила, что за Россию были только русские люди, белорусы или молчали, или отрицательно относились. Чтобы это произошло, должен быть очень сильный лидер, направленный на демократизацию, обновление общества. Это должен быть или молодой лидер, или человек не уставший от власти.

— Все равно хотелось бы, чтобы какой-то памятник от государства возник в Куропатах.

— Я только за. Но думаю, это будет очень долго продолжаться.

Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 7 августа 2017 > № 2267929 Светлана Алексиевич


Китай. Белоруссия. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 5 августа 2017 > № 2265545 Ли Синь

Китай – «палочка-выручалочка» для Евразийского союза? Мнение китайского аналитика

Китай как локомотив мировой экономики обращает на себя взгляды многих стран Евразии: в условиях санкций на Восток обратился взор России; китайские инвестиции помогают Армении и Таджикистану, а отношения КНР и Беларуси носят все более политически близкий характер, хотя на уровне инвестиций и торговли эффект пока не так заметен. Выльется ли сотрудничество между Китаем и странами-партнерами в нечто большее, чем взаимное развитие торговли? Ждать ли сопряжения ЕАЭС с Экономическим поясом Шелкового пути и каковы планы Евросоюза на Центральную Азию? На эти и другие вопросы в интервью «Евразия.Эксперт» отвечает профессор Ли Синь, директор Центра изучения стран Центральной Азии и России Шанхайской академии международных исследований, подчиняющейся МИД КНР.

- Господин Синь, недавно Россию посетил председатель КНР Си Цзиньпин. На Ваш взгляд, происходит ли сегодня реальный поворот России в Азию?

- Недавний официальный визит главы КНР Си Цзиньпина в Россию еще раз свидетельствует о достижении самого высокого в истории уровня отношений между двумя странами. Он дает импульс дальнейшему развитию взаимодействия между Китаем и Россией не только в политической области и на международной арене, но и в торгово-экономической сфере.

Многие считают, что в двусторонних отношениях политический аспект во взаимодействии опережает экономический. Это действительно так. Согласно теории марксизма, без экономической базы политическое сотрудничество не будет стабильным и устойчивым. Поэтому руководители двух стран уделяют большое внимание разрешению этой проблемы, особенно в контексте санкций Запада в отношении России. Китай и Россия в последние годы заключили множество соглашений по совместным крупным проектам.

В России есть немало экспертов, которые считают, что поворот России на Восток, на Китай, в условиях санкций не принес ожидаемого результата: китайцы не увеличили объем инвестиций, уровень торговли снизился. На самом же деле это не так.

В 2014 г. Китай принял участие в проекте «Ямал СПГ» стоимостью $20 млрд. При заключении же сделки по природному газу китайская сторона сразу заплатила российской стороне аванс в размере $25 млрд. А в 2016 г. Фонд Шелкового пути участвовал в проекте «Ямал СПГ» стоимостью $990 млн. В мае 2015 г. в ходе официального визита председателя КНР Си Цзиньпина в Россию две стороны подписали 32 документа о сотрудничестве стоимостью $25 млрд. А в июле 2017 г. – 18 документов стоимостью свыше $10 млрд.

Что же касается снижения объемов двустороннего товарооборота, то можно сказать, что такой факт имеет место. Но при этом стоит подчеркнуть, что это просто стоимостное выражение. Всем известно, что в последние два года сильное падение цен на нефть, газ и природное сырье вызвало резкую девальвацию российской валюты на фоне западных санкций. Все это привело к снижению внешнего товарооборота России в стоимостном выражении. Однако физический объем торговли между Китаем и Россией не снизился, а наоборот, намного вырос.

- Китай и Беларусь разделяют тысячи километров, но, несмотря на географическую удаленность, Минск и Пекин нашли общие интересы, и сегодня китайско-белорусские развивают. Чем вы можете это объяснить? Почему Китай так заинтересован в сотрудничестве с Беларусью?

- Ясно то, что Китай и весь Азиатско-Тихоокеанский регион стали локомотивом развития мировой экономики, и многие страны, включая и Беларусь, желают перенять у Китая опыт экономического развития. Далее, экономика многих развивающихся стран пострадала от мирового экономического кризиса и показала тенденцию к замедлению экономического роста. А китайская инициатива «Один пояс - один путь» приглашает все заинтересованные страны и регионы, включая и Беларусь, к интенсивному экономическому сотрудничеству во благо развития и процветания стран.

При этом Китай не претендует ни на ведущую роль в регионе, ни на зону влияния, ни на вмешательство во внутренние дела других стран.

Руководство Республики Беларусь уделяет большое внимание участию в китайском проекте «Экономический пояс Шелкового пути». Успешное совместное создание китайско-белорусского индустриального парка в качестве важнейшего звена Экономического пояса Шелкового пути свидетельствует о тесной связи между Китаем и Беларусью.

- Беларусь и Китай изучают возможность взаимного введения безвизового режима на срок до 30 дней. С чем связана подобная инициатива и насколько реалистична отмена виз между Беларусью и Китаем?

- Об отмене визы между Китаем и Беларусью можно сказать, что, если данная инициатива будет принята, это послужит сильным импульсом к развитию двусторонних отношений. В последние годы Китай и Россия упростили визовый режим. Между Китаем и странами бывшего Советского Союза – Грузией, Арменией, Туркменистаном и Азербайджаном – был введен безвизовый режим. Надо отметить, что сложный визовый режим Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана в отношении китайских граждан очень сильно препятствует развитию как культурного, так и экономического сотрудничества между Китаем и этими странами.

- В ходе переговоров с председателем КНР Си Цзиньпином президент Беларуси Александр Лукашенко заявил о создании совместной рабочей группы по борьбе с цветными революциями, международным терроризмом и религиозным экстремизмом. Чем это вызвано и какого эффекта можно ожидать?

- В области борьбы с цветными революциями, международным терроризмом и религиозным экстремизмом Китай сегодня тесно сотрудничает как с Россией и странами Центральной Азии, так и с другими государствами.

Всем известно, какую цену пришлось заплатить Украине, Египту, Алжиру, Сирии и другим странам за цветные революции. В итоге все это вызвало подъем терроризма и экстремизма, что унесло много жизней мирных людей во всем мире, породило проблему беженцев.

В последние годы от терроризма и экстремизма страдает и Китай. Уже в 2001 г. в рамках ШОС подписано соглашение о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Сотрудничество в этой области было так успешно, что за эти годы в регионе не было случаев масштабных беспорядков, что, в свою очередь, препятствовало и проникновению ИГИЛ (запрещенная террористическая организация - ЕЭ) в регион.

- Недавно Китай запустил в Беларусь первый товарный поезд по новой железной дороге, которая должна стать одним из важных транспортных коридоров между КНР и Европой. Каковы перспективы развития железнодорожных транспортных перевозок в рамках стратегии «Один пояс - один путь»? Насколько это рентабельно?

- Как я отметил выше, Беларусь – это важнейшее звено и жемчужина экономического пояса Шелкового пути. Через территорию Беларуси каждый месяц проезжают десятки товарных поездов из Китая в Европу. Транспортный коридор Китай – Казахстан – Россия – Беларусь – Европа, или Транссиб – это одна из важнейших ветвей инициативы «Один пояс, один путь». Так что не только Беларусь, но и Россия, и Казахстан также являются важнейшими звеньями в этой программе.

Железнодорожные перевозки по данному коридору из Китая в Европу только начали работать. Но из-за особенностей инфраструктуры на границах и пропускных пунктах вагоны из Европы возвращаются пустыми, в связи с чем ожидаются определенные убытки.

Однако по мере улучшения инфраструктуры, упрощения процедур торговли и транспорта, а также загрузки вагонов, в будущем рентабельность железнодорожных транспортных перевозок будет сравнима с этим показателем для южных морских перевозок.

- Такие страны Центральной Азии как Казахстан и Кыргызстан участвуют в китайском проекте «Экономического пояса Шелкового пути» и являются членами Евразийского экономического союза одновременно. Каковы перспективы сопряжения данных инициатив? Готов ли Китай к взаимодействию с ЕАЭС в целом, а не с отдельными странами?

- В мае 2015 г. главы Китая и России подписали Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути, и потом его подтвердила Евразийская экономическая комиссия. К этому моменту на данную тему были проведены 3 раунда переговоров между Китаем и Евразийской экономической комиссией. Члены-страны ЕАЭС активно участвуют в этих переговорах. К тому же при сотрудничестве между КНР и РФ активно развивается и сотрудничество между регионами Дальнего Востока РФ и Северо-Востока Китая, между российскими регионами Приволжского федерального округа и китайскими провинциями верхнего и среднего течения реки Янцзы.

- В июне 2017 г. Евросоюз заявил, что до конца 2019 г. представит новую стратегию по Центральной Азии. Как меняется политика Брюсселя в отношении региона и какие последствия это несет для стран Центральной Азии?

- Всем известно, что в мае 2009 г. Евросоюз принял программу «Восточное партнерство», включившую в себя страны бывшего Советского Союза – Украину, Молдову, Грузию, Азербайджан, Армению и Беларусь. А Россия считает, что с помощью данной программы эти страны уходят в Евросоюз, и дальше – в НАТО. При таком повороте событий исчезнет и буфер между Россией и НАТО, что стало бы угрозой государственной безопасности РФ.

И в 2010 г. Россия решила защитить свою традиционную зону влияния созданием Евразийского экономического союза (имеется в виду запуск единого таможенного пространства, послуживший основой для развития ЕАЭС в дальнейшем - прим. ЕЭ). Так началась борьба между Западом и Россией за страны бывшего Советского Союза. Эта борьба закончилась тем, что Азербайджан не вступил ни в какие интеграционные объединения, Армения и Беларусь более тесно сотрудничают с Россией, а Украина и Грузия стали жертвой этой борьбы.

Что касается новой стратегии Евросоюза по Центральной Азии, пока никакой информации об этом нет, но ясно одно:

Запад не смирился с провалом программы «Восточное партнерство» и пытается еще раз перетянуть на свою сторону страны Центральной Азии.

Для центральноазиатских стран новая стратегия – это дополнительная возможность проведения внешней политики балансирования. Но для России это серьезная стратегическая угроза государственной безопасности. Я очень надеюсь, что украинский майдан не повторится в Центральной Азии, ведь это даст свободу процветанию терроризма, хаоса. И это прямая угроза безопасности западных провинций Китая.

- В последнее время активно обсуждается рост активности ИГИЛ («Исламского государства») в Афганистане. Какие вызовы это создает для стран Центральной Азии, что делается для купирования рисков?

- Рост активности ИГИЛ в Афганистане серьезно угрожает безопасности и стабильности в Центральной Азии, особенно учитывая тот факт, что в операциях ИГИЛ участвует немало уроженцев центральноазиатских стран. И когда они вернутся на родину, возможно, они принесут в этот регион беспорядки. Поэтому все затронутые страны должны сотрудничать друг с другом в борьбе с терроризмом.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия Эксперт

Китай. Белоруссия. Евросоюз. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 5 августа 2017 > № 2265545 Ли Синь


Белоруссия. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 июля 2017 > № 2260480 Дмитрий Комиссаров

Белорусское IT-чудо под санкциями. Возможен ли российский аналог

Дмитрий Комиссаров

основатель, акционер и генеральный директор компании «Новые облачные технологии»

Способна ли Россия кардинально увеличить интеллектуальную составляющую в экономике? Пока сырьевой сектор неохотно сдает позиции: доля сегмента добычи и обработки полезных ископаемых за четыре года снизилась всего на 4%. Ситуацию могут изменить «санкционные войны»

Новые санкции со стороны США, которые в самом ближайшем будущем приобретут статус закона, значительно увеличивают давление на российскую экономику, особенно на самую чувствительную ее часть — экспорт энергоресурсов. После принятия беспрецедентного законопроекта возникнут существенные трудности в реализации «Северного потока-2», да и другие нефтегазовые проекты окажутся под угрозой.

Можно долго рассуждать о том, каким будет ответ России, коснется ли он интересов транснациональных корпораций США, например, в сфере ИТ, что обеспечило бы привлекательные перспективы для отечественных разработчиков ПО… Но совершенно очевидно одно: под внешним давлением российская экономика вынуждена трансформироваться, и за годы жизни под санкциями уже есть реальный эффект этой трансформации, взять хотя бы довольно успешное импортозамещение в сельском хозяйстве. Стоит ли ждать впечатляющих результатов и в интеллектуальных отраслях, возможно ли «ИТ-чудо» на почве санкций?

Размышления на эту тему будут особенно интересны, если посмотреть на успехи нашего соседа — Республики Беларусь, которая с 2006 года подвергается давлению со стороны «западных партнеров», в первую очередь США, по причине недостаточной приверженности принципам демократии. Справедливости ради надо сказать, что санкции в отношении Белоруссии не сравнимы по масштабу с антироссийскими. Ограничения коснулись конкретных политических деятелей и всего нескольких белорусских компаний, да и то после уступок со стороны Александра Лукашенко часть санкций была снята. Однако именно в условиях, мягко говоря, недоверия со стороны международного сообщества Республике Беларусь удалось сформировать себе реноме ИТ-державы и наладить продажу своих информационных технологий за рубеж.

Экспорт ПО и услуг по его разработке из Белоруссии составляет примерно $1 млрд, из России — около $7,5 млрд. Население наших стран — 9,5 млн и 146,8 млн человек соответственно. В Белоруссии трудятся около 35 тысяч программистов (меньше 0,4% населения), в России — примерно 900 тысяч (0,6% населения). Произведя нехитрый расчет, получаем сюрприз: каждый белорусский ИТ-разработчик в среднем приносит более $28 500 в общую копилку экспорта ПО своей страны, а его коллега-россиянин недотягивает даже до $8400. Наш собрат по союзному государству входит в мировой ТОП-10 по экспорту компьютерных услуг на душу населения с показателем $105, а в России этот показатель в два раза меньше.

Секрет белорусского «ИТ-чуда» прост — это хорошие условия для предпринимателей. В 2005 году в Белоруссии был создан Парк высоких технологий, призванный облегчить ведение бизнеса для ИТ-компаний и создать благоприятные условия для разработки ПО. Резидентам Парка даны налоговые льготы — освобождение от всех корпоративных налогов плюс пониженный подоходный налог для сотрудников. Интересно, что правовой режим Парка высоких технологий действует на всей территории страны, то есть резидентам необязательно иметь офис в самом Парке. На данный момент около 77% ИТ-специалистов Белоруссии, занятых в сфере разработки, работают в составе Парка высоких технологий, где зарегистрировано 165 компаний. В 2016 году доля резидентов ПВТ в экспорте ПО из Белоруссии составила 86% ($820,6 млн).

Подтверждением правильности белорусской стратегии по развитию ИТ можно считать не только рост отрасли в 20 раз за 10 лет, но и впечатляющие истории успеха. Например, EPAM — крупнейший разработчик заказного ПО и один из ведущих игроков в области консалтинга в Центральной и Восточной Европе с капитализацией свыше $4 млрд. А вот пример другого плана — недавний стартап Masquerade Technologies, разработчик приложения MSQRD для изменения внешности пользователей в режиме реального времени с записью видео или фото. Приложение было скачано 25 млн раз всего за четыре месяца, в итоге компанию купил Facebook. Наиболее широко известен (конечно, за счет специфики своей деятельности) Wargaming — разработчик игры World of Tanks, занимающей шестое место в мире по популярности. Bloomberg оценил бизнес компании в $1,5 млрд.

Влияние государства

Несмотря на такие успехи, некоторые игроки ИТ-рынка Белоруссии заявляли, что налоговых льгот для полноценного развития ИТ недостаточно, нужна масштабная государственная программа. Эта точка зрения, видимо, была не чужда и власти. В апреле нынешнего года Александр Лукашенко поручил такую программу разработать, а в своем послании парламенту и народу заявил: «Искусственный интеллект, беспилотные автомобили, цифровые валюты… Перечислять можно долго. Наша задача — предоставить такие условия, чтобы мировые лидеры в этих сферах открывали в Беларуси свои представительства, центры разработок и создавали востребованный в мире продукт с высокой добавленной стоимостью».

Значение господдержки неоспоримо, рассуждать об этом не буду и лишь приведу пример из нашей общей с белорусами истории. Помните, как гордо звучало слово «инженер» в СССР, какой престижной была эта профессия? Но ведь не на пустом месте и не просто так возникло такое почитание. Страной был взят курс на индустриализацию, который предполагал открытие инженерно-технических вузов, высокую востребованность выпускников, а также мощную социальную поддержку специалистов. Вот так приоритетное внимание со стороны государства способствовало повышению престижа инженеров и формированию мощного профессионального сообщества, работа которого была залогом развития всех отраслей производства.

Проведенный нами небольшой опрос среди белорусских ИТ-предпринимателей дал такой результат: профессия программиста — единственный массово доступный социальный лифт для выпускника. Да и студенты из 12 стран несколько лет подряд называют самым привлекательным вариантом трудоустройства Google (данные Universum). В России молодые ИТ-специалисты тоже отдают предпочтение этой корпорации, но в целом работа в сфере информационных технологий у нас еще очень далека от престижности.

Самыми привлекательными работодателями для россиян остаются компании из сырьевого сектора, что в очередной раз подтвердило исследование международного HR-холдинга Randstad и кадрового агентства АНКОР. По данным Росстата, в нефтегазовом комплексе самые высокие зарплаты на рынке, а ведь именно доход является определяющим фактором при выборе работы для большинства наших соотечественников — согласно упомянутому мной исследованию, 72% респондентов считают величину заработка приоритетной при оценке работодателей. Ясно, что России сфера ИТ пока не является социальным лифтом для молодых специалистов, и потому они по-прежнему стремятся покинуть родину в поисках более высокооплачиваемых и перспективных рабочих мест либо сотрудничать с зарубежными заказчиками на условиях фриланса.

Конец нефтяного века

В современных условиях и под давлением санкций нефть уже не может быть драйвером роста экономики. Новым драйвером вполне могут стать информационные технологии. Вроде бы у нас всем это ясно, но на практике пока все остается как прежде вопреки здравому смыслу. Сырьевое благополучие прошлых лет исчерпало себя, однако нефтегазовый сектор по инерции сохраняет и лидерство в экономическом плане, и непоколебимый престиж в глазах народа. Интересный факт: в 2016 году первую пятерку лидеров по капитализации в США полностью «оккупировали» ИТ-корпорации (Apple, Alphabet, Google и Microsoft),вытеснив из этого списка нефтегазовые компании. У нас ситуация противоположная: в ТОП-5 по капитализации нет ни одного представителя сферы информационных технологий, лидерство удерживает НК «Роснефть», далее следует Сбербанк, а за ним еще три нефтегазовых гиганта — «Газпром», «Лукойл» и «НОВАТЭК».

Похоже, санкционное безумие при всем своем негативном влиянии способно активизировать переход России от сырьевой экономики к интеллектуальной. До сих пор ИТ-бизнес просил власть «просто не мешать», стараясь своими силами обеспечить себе развитие. Но если вести речь не только о росте ИТ-индустрии в денежном выражении, а о переходе к новой экономической модели или хотя бы о качественном изменении структуры экономики — безусловно, начинать надо с государственной поддержки. Для роста ИТ-составляющей нужны конкретные шаги: ощутимое снижение налоговой нагрузки, упрощение организации бизнеса и (в идеале) переход к модели свободного рынка, повышение доступности кредитных средств, серьезные меры по наращиванию кадрового потенциала и развитию профильного образования.

В последнее время российские власти активно взялись если уж не за дело, то хотя бы за размышления по поводу развития информационных технологий и их внедрения во все отрасли экономики. Предполагается, что основой для качественных изменений в сфере ИТ должен послужить в первую очередь благоприятный правовой режим для развития ИТ-бизнеса. В Минкомсвязи также заявляют, что информационная инфраструктура, которая обеспечит возможности для оказания ИТ-услуг на внутреннем и внешнем рынках, будет создаваться с приоритетом использования отечественных технологий. Разрабатываются и меры по поддержке вузов, производственных объединений и научных организаций для стимулирования исследований и разработок в сфере ИТ. Пока все это смотрится утопично, особенно с учетом наших реалий и былых масштабных госпроектов, бесславно канувших в Лету. И все же неугасающий интерес властей к теме развития информационных технологий, повышения кибербезопасности и необходимости обеспечить технологическую независимость страны внушает надежду, что ИТ-отрасль получит необходимую поддержку.

Да, наши школьники и студенты по-прежнему хотят работать в нефтегазовом секторе, но на практике его уже нельзя считать социальным лифтом. В этой сфере крайне мало успешных стартапов, а все крупные компании давно работают на рынке, имеют устоявшуюся структуру и распределенную собственность, и «конкурс» на одно рабочее место слишком велик. Настало время популяризировать работу в ИТ. На этом рынке традиционно много возможностей для развития талантливых специалистов, и, надеюсь, скоро их станет еще больше.

А я не сомневаюсь в одном: информационные технологии сейчас являются самой выгодной инвестицией, и они сохранят за собой это преимущество на многие десятилетия. Как скоро российская экономика станет использовать весь потенциал ИТ и поспособствуют ли этому санкции — вопрос по-прежнему открытый.

Белоруссия. РФ > СМИ, ИТ > forbes.ru, 31 июля 2017 > № 2260480 Дмитрий Комиссаров


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258206 Александр Дюков

К вопросу о численности расстрелянных органами НКВД в Куропатах

Александр Дюков, Директор фонда «Историческая память», член попечительского совета Ассоциации историков «Союзная инициатива памяти и согласия»

Массовые репрессии 1937-1938 годов до сих пор остаются одной из наиболее болезненных страниц отечественной истории ХХ века. Хотя со времени трагических событий «Большого террора» минуло уже 80 лет, память о них до сих пор жива. Этой осенью в Москве будет установлен монумент жертвам политических репрессий «Стена скорби». Свой мемориал появится и в Белоруссии, в урочище Куропаты. «Там будет мемориал. Это будет общее место поклонения людям, которые там погибли», - сказал в марте 2017 года Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, подчеркнув, что установка мемориала - способ уйти от политизации трагического прошлого1.

С подобным подходом невозможно не согласиться, тем более что захоронения жертв советских репрессий в Куропатах окутаны плотным туманом мифов и домыслов, используемых белорусской «оппозицией» в неблаговидных политических целях. В первую очередь это касается численности людей, похороненных в лесном урочище на северо-восточной окраине Минска. Белорусские «оппозиционеры» утверждают, что в Куропатах лежит до четверти миллиона расстрелянных НКВД. Но так ли это на самом деле? Попробуем разобраться.

О массовых захоронениях в Куропатах стало известно 3 июня 1988 года. В этот день в белорусской газете «Лiтаратура i мастацва» была опубликована статья «Куропаты: дорога смерти», написанная инженером Е.Шмыгалевым и археологом З.Позняком. Авторы рассказывали, что к северу от минского микрорайона «Зеленый луг» обнаружены массовые захоронения жертв сталинских политических репрессий. Основываясь на показаниях опрошенных ими местных жителей, авторы статьи утверждали, что расстрелы в Куропатах осуществлялись органами НКВД практически ежедневно с 1937 по 1941 год2. Статья произвела эффект разорвавшейся бомбы; тема Куропат была немедленно политически инструментализирована белорусскими националистами3.

Для националистической мобилизации использовалось место, в котором действительно покоились тела расстрелянных органами НКВД. Проведенное в 1988-1989 годах прокуратурой Белорусской ССР расследование установило, что расстрелы в Куропатах проводились органами НКВД со второй половины 1930-х годов до начала войны4. В дальнейшем эти выводы были подтверждены Генеральной прокуратурой Республики Беларусь - в 1995 и 2001 годах5. К настоящему времени в белорусском обществе в целом установился консенсус относительно вопроса, кем были расстреляны похороненные в Куропатах6.

К сожалению, точное число покоящихся в безымянных могилах в Куропатах до сих пор скрыто туманом необоснованных предположений и прямой лжи. Не имея доступа к документам архива КГБ7, работавшие по делу в 1988-1989 годах следователи могли ориентироваться лишь на данные раскопок. При этом из 510 предполагаемых захоронений вскрыто и исследовано было лишь восемь; полученные данные экстраполировались на все захоронения Куропат.

По заданию следствия раскопки летом 1988 года проводила группа археологов Института истории АН БССР во главе с З.Позняком. Было вскрыто восемь предполагаемых захоронений, в двух из них (захоронения №4 и №7) никаких останков обнаружено не было. В остальных шести были обнаружены останки не менее 356 человек, в том числе в захоронении №1 - не менее 55 человек, в захоронении №2 - не менее 69, в захоронении №3 - не менее 37, в захоронении №5 - не менее 107, в захоронении №6 - не менее 36, в захоронении №8 - не менее 52 человек. Вычислив среднее число останков на одно захоронение (59 человек), следователи экстраполировали эти данные на общее число предполагаемых захоронений в Куропатах. Было объявлено, что в захоронениях на территории Куропат покоится «не менее 30 тыс. граждан»8.

Однако проводившие раскопки археологи под руководством З.Позняка были не согласны с этой цифрой. Позняк сформулировал предположение о том, что захоронения уже вскрывались и часть трупов изъята властями. Несмотря на то, что это предположение было отвергнуто специалистами (в том числе руководителем отдела археологии Института истории АН БССР9), группа Позняка решила считать не только реально обнаруженные в захоронениях останки, но и останки, якобы изъятые оттуда. Таким образом, число найденных останков было произвольно увеличено в три раза: средняя численность останков на одну могилу была определена в 200 человек. Экстраполяция этих данных на общее число предполагаемых захоронений дало число в 102 тыс. захороненных в Куропатах. Однако даже это число, по мнению Позняка и его коллег, было слишком незначительным. «Настоящая цифра захороненных должна быть в 2-2,5 раза больше и достигать примерно 220-250 тысяч» - говорилось в итоговом отчете группы Позняка10. Впоследствии З.Позняк неоднократно заявлял, что в Куропатах захоронено около 250 тыс. человек11, не упоминая о том, что эта цифра основывается на шаткой пирамиде не выдерживающих элементарной критики предположений.

На фоне построений Позняка цифра, названная следствием (30 тыс. захороненных) смотрится правдоподобно. Однако на самом деле она также не соответствует действительности. Это наглядно было продемонстрировано в ходе раскопок, произведенных в 1997-1998 годах (в рамках проводившегося Генпрокуратурой РБ дополнительного расследования). Тогда были произведены раскопки 23 предполагаемых захоронений в Куропатах, только в девяти были обнаружены человеческие останки, остальные впадины захоронениями не являлись12.

Следует отметить, что метод экстраполяции применительно к советским расстрельным полигонам не работает вообще. Это, в частности, показали раскопки на другом месте захоронений жертв советских репрессий - Бутовском полигоне под Москвой. Специалисты-археологи, проводившие раскопки на полигоне в августе 1997 года, так же как и их коллеги, работавшие в Куропатах, прибегли к методу экстраполяции и оценили общее число захороненных в 70 тыс. человек13. Однако число приговоренных к расстрелу в 1937-1938 годах Московским УНКВД (именно в ведении этого подразделения находился Бутовский полигон14) известно абсолютно точно: в начале 1990-х годов в архиве управления Министерства безопасности РФ по Москве и Московской области обнаружено 18 томов дел с предписаниями и актами о приведении в исполнение высшей меры наказания (ВМН) в отношении 20 765 осужденных15. Число приговоренных к ВМН в последующие годы было невелико, так что реально на Бутовском полигоне захоронено не 70 тыс. расстрелянных, а гораздо меньше - 21-22 тысячи.

К сожалению, белорусские историки, в отличие от своих российских коллег, не получили шанса поработать с документами архива КГБ Белоруссии и установить точное число приговоренных к расстрелу в Минске в 1937-1941 годах. Однако опубликованные к настоящему времени данные статистики репрессивной деятельности НКВД все же позволяют понять, какого порядка это число.

Прежде чем перейти к рассмотрению данных статистики НКВД о репрессиях в Белоруссии, позволим себе небольшое отступление. Оперативно-статистическая отчетность органов НКВД активно используется современными историками. Но можно ли ей доверять? Не носит ли эта отчетность сфальсифицированный и/или заведомо неполный характер?

Отвечая на этот вопрос, историки из общества «Мемориал» высказываются совершенно определенно. «Полагаем, что да. Подлинность самих документов сомнений не вызывает - и внешний вид, и атрибутика убеждают в том, что они составлены именно в 1939-1941 годах. А разумного обоснования, зачем надо было фальсифицировать данные в ту эпоху, мы не находим. Союзные статсводки были предназначены лишь для крайне узкого круга лиц в НКВД - наркома, его заместителей и начальников двух-трех основных отделов, а также для высших руководителей Политбюро и СНК; все эти лица имели свои дополнительные источники информации - лгать им в цифровых показателях арестов было просто бессмысленно. Сводки к тому же являлись базовым документом, на основании которого НКВД испрашивал у СНК бюджетные средства на проведение операции (которая, безусловно, стоила очень дорого - командировочные и другие сопутствующие расходы, увеличение штатов оперативников и тюремных работников и т. д.), на содержание и перевозку арестованных. Странно было бы для НКВД в этой ситуации сознательно преуменьшать масштабы своей деятельности. Наконец, многие отдельные цифры из представленных в сводках мы встречали (с небольшими отклонениями в ту или иную сторону) в различных документах независимого происхождения - в справках по отдельным линиям работы НКВД, в отчетных материалах судебных органов и т. д.»16.

Разумеется, статистика репрессивной деятельности НКВД не свободна от погрешностей17, однако эти погрешности не носят масштабного характера и могут быть выявлены исследователями.

В отличие от других бывших советских республик (России, Украины, Грузии, Молдавии), в Белоруссии оперативно-статистическая отчетность о репрессивной деятельности органов госбезопасности, к сожалению, до сих пор остается недоступной для исследователей. Тем не менее в начале 1990-х годов некоторые белорусские историки получили возможность ознакомиться с документами органов госбезопасности. Опубликованные ими статистические данные о репрессиях могут быть проверены и дополнены данными, введенными в оборот историками России и других стран. В итоге мы имеем возможность получить вполне достоверное (хотя и требующее дальнейшей детализации) представление о масштабах советских репрессий в Белоруссии в целом и в годы «Большого террора» 1937-1938 годов в частности.

Первым историком, получившим доступ к закрытым документам КГБ Белорусской ССР, стал начальник отдела Комитета по архивам и делопроизводству при Совете министров Республики Беларусь В.И.Адамушко. В 1994 году он опубликовал книгу, посвященную сталинским политическим репрессиям в Белоруссии, впервые введя в научный оборот данные о численности осужденных по политическим статьям, в том числе приговоренных к высшей мере наказания, а также о динамике репрессий.

«По официальным данным, начиная с ноября 1917 и по апрель 1953 года судебными и внесудебными органами в республике было рассмотрено свыше 170 тыс. дел в отношении 250 тыс. человек, которые привлекались к ответственности по политическим мотивам. Из этого количества 10 тыс. человек были репрессированы в 1917-1929 годах, 46 тыс. - в 1929-1934 годах, 55 тыс. - в 1941-1945 годах, 50 тыс. - в 1946-1953 годах. Пик репрессий пришелся на 1935-1940 годы. Свыше 85 тыс. наших соотечественников пострадали от политических репрессий в этот период. Более 28 тыс. были расстреляны. Всего же в 1920-1950-х годах за «контрреволюционные преступления» было приговорено к высшей мере наказания свыше 35 тыс. человек. Таким образом, судебными и внесудебными органами в республике по политическим причинам было привлечено к ответственности свыше 250 тыс. граждан. Все эти дела полностью сохранились и находятся в архивах Комитета государственной безопасности республики»18.

Речь шла лишь об осужденных по политическим мотивам; люди, высланные в отдаленные районы страны в административном порядке, в приведенной В.И.Адамушко статистике органов госбезопасности не учитывались, и историку пришлось реконструировать численность этой категории репрессированных19.

В подготовленной позднее для «Белорусской энциклопедии» статье о сталинских репрессиях В.И.Адамушко привел те же цифры, но уже с точностью до человека: «250 499 человек осуждены судами или наказаны решениями внесудебных органов… В 1935-1940 годах… пострадали 86 168 жителей Беларуси, из них 28 425 расстреляны... Всего в ноябре 1917 - апреле 1953 года за контрреволюционные преступления к смертной казни приговорено 35 868 человек»20.

Давайте посмотрим, насколько приведенные В.И.Адамушко данные согласуются с документами, введенными в научный оборот российскими историками. Для начала проведем выборочную проверку данных об общем количестве арестованных. По данным В.И.Адамушко, в период с 1935 по 1940 год было репрессировано в общей сложности 86 168 человек. Обратимся к данным сводной статистики репрессивной деятельности органов госбезопасности, опубликованной историком О.Б.Мозохиным. В 1935 году НКВД БССР было арестовано 7309 человек, в 1936-м - 4602, в 1937-м - 39 049, в 1938-м - 19 918, в 1939-м - 10 196 (в том числе 8818 человек - в Западной Белоруссии), в 1940 году - 1094 человека21.

Суммировав эти данные, мы получаем 82 168 арестованных за период с 1935 по 1940 год. Полученная цифра несколько меньше, чем приводимая В.И.Адамушко, однако этому есть рациональное объяснение: дело в том, что В.И.Адамушко пишет не об арестованных, а о «пострадавших от репрессий». Между тем далеко не все, привлеченные органами НКВД к уголовной ответственности, арестовывались. Так, например, в 1935 году по делам органов НКВД БССР были привлечены 9221 человек, из них арестованы 7309 человек22. В 1936 году республиканскими органами госбезопасности были привлечены 5155 человек, из них арестованы 4602 человека23. В 1937-1938 годах привлечение без ареста органами НКВД не практиковалось, а за 1939-1940 годы в опубликованной статистике данные отсутствуют. Тем не менее, учтя данные о привлеченных без ареста в 1935-1936 годах, мы получаем 84 633 пострадавших от репрессий - цифру, практически не отличающуюся от данных В.И.Адамушко. Таким образом, данные В.И.Адамушко прекрасно соотносятся с данными общесоюзной репрессивной статистики.

Теперь перейдем к вопросу о численности приговоренных к высшей мере наказания. По данным В.И.Адамушко, всего за 1917-1953 годы в БССР было вынесено 35 868 расстрельных приговоров, из них 28 425 - в период с 1935 по 1940 год24. Проверка этих данных оказывается немного сложнее, чем данных о численности репрессированных в 1935-1940 годах. Дело в том, что в опубликованной сводной отчетности репрессивной деятельности органов госбезопасности данные о расстрельных приговорах приводятся, как правило, без разбивки по территориальным и структурным органам НКВД. Такая разбивка есть лишь за период с 1927 по 1933 год, причем имеющиеся данные касаются лишь осужденных местными «тройками». Между тем приговоры по делам белорусских органов госбезопасности также выносились судами.

Согласно опубликованной О.Б.Мозохиным статистике, в 1927 году «тройкой» при белорусском полпредстве ОГПУ были приговорены к ВМН 94 человека, в 1928-м - 81, в 1929-м - 54, в 1930-м - 997, в 1931-м - 124, в 1932 году - 28 человек25. Таким образом, по данным общесоюзной статистики, общее число приговоренных к расстрелу в БССР в период с 1927 по 1932 год составило 1378 человек. Данные общесоюзной статистики по вынесенным в 1933 году расстрельным приговорам дефектны, что убедительно продемонстрировано А.Г.Тепляковым26. Поэтому нам приходится ориентироваться на имеющиеся фрагментарные данные. Известно, что к началу мая 1933 года в БССР органами госбезопасности были осуждены 13 414 человек, в том числе 2158 - к расстрелу27. Нет никаких сомнений, что вынесение смертных приговоров продолжалось и во второй половине 1933 года (хотя, как показывают исследователи, интенсивность вынесения приговоров заметно снизилась28); по всей видимости, общее число расстрелянных в этом году составило не менее 3500 человек - рекордное для республики число.

Таким образом, нам известно, что в 1927-1933 годах в Белоруссии было вынесено не менее 5 тыс. расстрельных приговоров. Эти цифры не противоречат приводимым В.И.Адамушко данным, однако и прямым подтверждением их не являются.

К счастью, гораздо лучше документированы репрессивные кампании периода 1935-1940 годов. По данным В.И.Адамушко, за эти годы в БССР было вынесено 28 425 расстрельных приговоров. Из опубликованной общесоюзной статистики мы знаем, что в 1935-1936 и 1939-1940 годах число выносимых по делам органов госбезопасности смертных приговоров было невелико. В 1935 году по всему Советскому Союзу к ВМН были приговорены 1229 человек, в 1936-м - 1118, в 1939-м - 2601, в 1940 году - 1863 человека29. Общее число расстрелянных за эти годы в Белоруссии едва ли в общей сложности превышает 400-500 человек; основная масса расстрельных приговоров, таким образом, приходится на 1937-1938 годы.

Общесоюзная статистика «Большого террора» 1937-1938 годов хорошо известна. За два года было вынесено рекордное для всей советской истории количество смертных приговоров - в отношении 681 692 человек30. Подавляющее большинство этих приговоров было вынесено внесудебными органами в рамках так называемых «массовых операций» НКВД - операции по приказу №00447 (так называемой «кулацкой», хотя в ее рамках репрессировались далеко не только кулаки) и «национальных» операций («польской», «немецкой», «латышской» и т. д.). В рамках «кулацкой» операции было осуждено к ВМН 386 798 человек31, в рамках «национальных» операций - 247 157 человек32. Таким образом, репрессированные по «массовым операциям» составляют 93% от общего числа репрессированных в 1937-1938 годах.

По данным ГУГБ НКВД СССР, к 1 марта 1938 года по приказу №00447 в БССР было арестовано 24 209 человек, из них по первой категории (расстрел) было осуждено 6869 человек (в том числе 3943 «бывших кулака, 996 уголовников и 1930 «других контрреволюционных элементов»)33. К 1 июля 1938 года численность арестованных по «кулацкой» операции в БССР увеличилась незначительно, достигнув 25 414 человек34; как и во всем СССР, «кулацкая» операция была фактически завершена. Впрочем, 17 июля 1938 года НКВД БССР направил на дополнительные лимиты: 
5 тыс. человек, в том числе 2 тыс. по первой категории. Были ли эти лимиты утверждены центром, остается неизвестным, но скорее всего - нет; современные исследователи не учитывают этот лимит в общей статистике «кулацкой» операции35.

Данные о результатах «национальных» операций в Белоруссии мы находим в датируемой декабрем 1938 года справке НКВД БССР «Об итогах операций по польской, немецкой и латвийской агентуре в БССР». Согласно этому документу, с августа 1937 по конец октября 1938 года по «национальным» операциям было арестовано 23 439 человек, в том числе по «польской» операции - 21 407 человек, по «немецкой» операции - 563 человека и по «латышской» операции - 1459 человек. По состоянию на 1 июня 1938 года, из этого числа было осуждено 22 517 человек, в том числе к ВМН - 18 687 человек36. Разумеется, эти цифры неполны: приговоры по первой категории выносились и после 1 июня 1938 года, хотя и с меньшей интенсивностью.

По данным «Мемориала», базирующимся на сводной оперативно-статистической отчетности НКВД, в БССР по «польской» операции за август 1937 - ноябрь 1938 года было осуждено 20 772 человека, в том числе к расстрелу - 18 530 человек37. По «немецкой» операции в БССР было в общей сложности осуждено 355 человек, 243 из них - к расстрелу38. Данные о расстрельных приговорах по «латышской» операции отсутствуют, однако известно, что в среднем по Советскому Союзу в рамках «латышской» операции 74% выносимых приговоров были приговорами к ВМН39. Экстраполяция этих данных на число арестованных по «латышской» операции в СССР дает нам около 1100 смертных приговоров. Таким образом, общее число осужденных к ВМН по «национальным» операциям в республике можно определить в районе 20 тыс. человек.

Соответственно, общее число приговоренных к ВМН по «кулацкой» и «национальным» операциям в БССР - около 27 тыс. человек, что составляет 96% от названного В.И.Адамушко числа расстрелянных в годы «Большого террора». Этот процент немного выше, чем в целом по Советскому Союзу (92%), однако с учетом того, что основная часть приговоров вне «массовых операций» выносилась в Москве, ничего подозрительного в этом нет.

Мы продемонстрировали, что приведенные В.И.Адамушко данные о масштабах репрессий в 1935-1940 годах подтверждаются независимыми источниками. Таким образом, мы можем с уверенностью утверждать, что в 1935-1940 годах в БССР по делам органов НКВД было расстреляно 28 425 человек40.

Из этого, однако, следует, что оценка проводившегося в 1988-1989 годах следствием общего числа захороненных в Куропатах («более 30 тыс. человек») является ошибочной. Куропаты представляют собой типовую «спецзону», созданную местным НКВД для захоронения расстрелянных. Подобные «спецзоны» начали создаваться после начала «массовых операций» 1937-1938 годов по достаточно простой причине: число расстрельных приговоров было столь высоко, что традиционная схема тайного захоронения расстрелянных на обычных кладбищах перестала работать. Историкам известны распоряжения о создании «спецзон»; так, например, начальник УНКВД по Западно-Сибирскому краю С.Н.Миронов-Король летом 1937 года инструктировал своих подчиненных: «Чем должен быть занят начальник оперсектора, когда он приедет на место? Найти место, где будут приводиться приговоры в исполнение, и место, где закапывать трупы. Если это будет в лесу, нужно, чтобы заранее был срезан дерн и потом этим дерном покрыть это место, с тем чтобы всячески конспировать место, где приведен приговор в исполнение - потому что все эти места могут стать для контриков, для церковников местом религиозного фанатизма»41. «Спецзоны» создавались не только при УНКВД, но и при подчиненных им оперсекторах. Наиболее известные «спецзоны» в Москве (Бутовский полигон и полигон «Коммунарка»42), Ленинграде (Левашовская пустошь43), Киеве (Быковня44). В Белоруссии, по недавнему признанию первого заместителя председателя КГБ РБ генерал-майора И.П.Сергеенко, существовало 11 мест захоронений - в Минске, Бобруйске, Борисове, Витебске, Гомеле, Могилеве, Мозыре, Орше, Полоцке, Слуцке, Червене45.

Понятно, что при таких условиях в Куропатах не могло быть захоронено «более 30 тыс. человек» - реальное число расстрелянных в республике в период функционирования этой «спецзоны» составляет 28,5 тыс. человек. И похоронены они не в одном месте, а на 11 разных «спецзонах». Но сколько же тогда тел в действительности захоронено в лесном урочище под Минском? До открытия доступа к фондам Центрального архива КГБ РБ точного ответа мы не узнаем. Однако обоснованное предположение сделать все-таки можно.

В 2010 году начальник Центрального архива КГБ РБ В.Дорошевич обнародовал данные о численности хранящихся в архивах белорусской госбезопасности архивно-уголовных дел сталинского периода. При этом были также обнародованы данные о числе лиц, в отношении которых заводились эти уголовные дела, с разбивкой по областям. Общее число архивно-уголовных дел (235 552 человека) немного меньше, чем общее число репрессированных по делам органов госбезопасности, названное в свое время В.И.Адамушко (250 499 человек). Это объясняется тем, что часть дел в советское время могла передаваться в архивы КГБ других республик, а также в Центр. Тем не менее, благодаря данным, обнародованным В.Дорошевичем, мы получили возможность узнать, какой процент дел хранится в архиве КГБ в Минске. Оказывается, в Минске хранятся дела на 64 022 репрессированных, что составляет 27% от общего числа имеющихся в наличии дел46.

Получается, что в Минске велись дела 27% репрессированных. Если число расстрельных приговоров составляло примерно такой же процент, то в 1937-1938 годах в Минске к ВМН было приговорено около 7,5 тыс. человек. Интересно, что в 1998 году генеральный прокурор РБ О.Бажелко, основываясь на результатах дополнительных раскопок в Куропатах, назвал схожую цифру - до 7 тыс. человек47.

Как бы того ни хотелось лицам, в политических целях инструментализирующим трагедию Куропат, в лесном урочище под Минском лежат не сотни и даже не десятки тысяч расстрелянных. Однако из этого не следует, что память жертв сталинских репрессий не заслуживает увековечения. Недавнее заявление Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко о планируемой установке в Куропатах мемориала - наглядное свидетельство того, что в Беларуси помнят о трагедии 1937-1938 годов и ее многочисленных жертвах. Помнят о них и в России.

 1Лукашенко: в ближайшее время в Куропатах создадут мемориальный комплекс //URL: http://www.belta.by/president/view/lukashenko-v-blizhajshee-vremja-v-kuropatah-sozdadut-memorialnyj-kompleks-239198-2017/ (дата обращения: 06.06.2017).

 2Пазьняк З.Шмыгалеў Я.Крывальцэвіч М.Іоў А. Курапаты. Мiнск, 1994 //URL: http://knihi.com/Zianon_Pazniak/Kurapaty.html (дата обращения: 06.06.2017).

 3Ушакин С. В поисках места между Сталиным и Гитлером: О постколониальных историях социализма // Ab Imperio. 2011. №1.

 4По итогам следствия была опубликована книга: Тарновский Г.С.Соболев В.В.Горелик Е.Г. Куропаты: следствие продолжается… М., 1990.

 5Кондратьев В. Куропаты: прокуратура еще раз подтверждает // Свабода. 1996. 21 июня; Прокуратура признала Куропаты местом захоронения жертв сталинских репрессий // Интернет-сайт «Хартия-97». 2001. 14 декабря // URL: http://katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=287 (дата обращения: 06.06.2017).

 6См., напр., материалы «круглого стола» «Куропаты - мемориал памяти и скорби», проведенного редакцией газеты «Советская Беларусь» в феврале 2017 г.: История должна нас объединять //URL: https://www.sb.by/articles/istoriya-dolzhna-nas-obedinyat.html (дата обращения: 06.06.2017).

 7Тарновский Г.С.Соболев В.В.Горелик Е.Г. Указ. соч. С. 44.

 8Там же. С. 196.

 9Там же. С. 194-195.

10Справаздача аб археалягічных раскопках (эксгумацыі) пахаваньняў ва ўрочышчы Курапаты (Брод) Менскага раену Бараўлянскага сельсавету // Пазьняк З.Шмыгалеў Я.Крывальцэвіч М.Іоў А. Курапаты. Мiнск, 1994 //URL: http://knihi.com/Zianon_Pazniak/Kurapaty.html (дата обращения: 06.06.2017).

11Зянон Пазьняк: Слова на Дзяды 2015 года //URL: https://pieramoha.org/artykuly/zianon-pazniak-slova-na-dziady-2015-hoda (дата обращения: 12.01.2017).

12Пресс-релиз Белорусского Хельсинкского комитета №19 от 27.10.1998 // URL: http://www.hrights.ru/text/belorus/b6/Chapter16.htm (дата обращения: 12.01.2017).

13Каледа К.Алексеев С.Разумов А.Головкова Л. Исследования последних лет на Бутовском полигоне // Бутовский полигон, 1937-1938. Книга памяти жертв политических репрессий. М., 1999. Вып. 3. С. 15.

14Расстрельные списки: Москва, 1935-1953. Донское кладбище (Донской крематорий). Книга памяти жертв политических репрессий / Под ред. Л.С.Ереминой, А.Б.Рогинского. М., 2005. С. 568.

15Рогинский А.Б. Послесловие // Расстрельные списки: Москва, 1935-1953. Донское кладбище (Донской крематорий). С. 565-566; Каледа К. Опыт создания общественно-церковного мемориального комплекса памяти жертв террора ХХ столетия на примере Бутовского полигона и феномен возникновения христианских музеев в России // Историческая экспертиза. 2015. №4. С. 167-168. См. также: Данные о числе расстрелянных на полигоне Бутово по дням в период с августа 1937 года по октябрь 1938 года // Бутовский полигон, 1937-1938. Книга памяти жертв политических репрессий. М., 1999. Вып. 3. С. 342-343.

16Горланов О.А.Рогинский А.Б. Об арестах в западных областях Белоруссии и Украины в 1939-1941 гг. // Репрессии против поляков и польских граждан. М., 1997 //URL: http://www.memo.ru/history/POLAcy/GORROG_C.htm (дата обращения: 25.07.2011).

17См., напр.: Тепляков А.Г. Динамика государственного террора в СССР в 1933 году: новые данные // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: История, филология. 2013. №1. С. 50-54.

18Адамушка У.I. Палiтычныя рэпрэсii 20-50-ых гадоў на Беларусi. Мiнск, 1994. С. 9.

19Там же. С. 9-10. К слову сказать, эта реконструкция оказалась ошибочной: В.И.Адамушко серьезно завысил численность «кулацкой ссылки» начала 1930-х гг. из БССР. Подробный разбор проблемы см.: Каралеў Ю. Аб рэальных маштабах сталінскіх рэпрэсій у Беларусі // ARCHE. 2014. №5.

20Адамушка У.I. Рэпрэсii палiтычныя рэпрэсii ў СССР // Беларуская энцыклапедыя. Мiнск, 2002. Т. 14. С. 21.

21Мозохин О.Б. Статистические сведения о деятельности органов ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ (1918-1953 гг.): Статистический справочник. М., 2016. С. 153, 159, 164, 168, 173, 180.

22Там же. С. 153.

23Там же. С. 159.

24Адамушка У.I. Op. cit.

25Мозохин О.Б. Указ. соч. С. 82, 93, 107, 114, 122, 129. Стоит отметить, что данные о численности расстрелянных в 1932 г. подтверждаются независимыми источниками. См.: Тепляков А.Г. Динамика государственного террора… С. 52, сноска 8.

26Тепляков А.Г. Динамика государственного террора… С. 50-54.

27Там же. С. 52. Эта же цифра приводится белорусской исследовательницей Т.С.Протько, в начале 1990-х гг. работавшей в Центральном архиве Министерства безопасности РФ (ныне - ЦА ФСБ России). См.: Протько Т.С. Становление советской тоталитарной системы в Беларуси (1917-1941 гг.). Минск, 2002. С. 549.

28Протько Т.С. Указ. соч. С. 189.

29Мозохин О.Б. Указ. соч. 151, 158, 172, 179.

30Там же. С. 14.

31Юнге М.Бордюгов Г.Биннер Р. Вертикаль большого террора. История операции по приказу НКВД №00447. М., 2008. С. 598.

32Петров Н.В.Рогинский А.Б. «Польская операция» НКВД 1937-1938 гг. // Репрессии против поляков и польских граждан. М., 1997 //URL: http://old.memo.ru/history/POLAcy/00485ART.htm (дата обращения: 14.06.2017).

33Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание, 1927-1939: Документы и материалы. М., 2006. Т. 5. Кн. 2. С. 57.

34Там же. С. 161.

35Юнге М.Бордюгов Г.Биннер Р. Указ. соч. С. 522, 600.

36Адамушка У.I. Op. cit. С. 55-57.

37Петров Н.В.Рогинский А.Б. указ. соч. //URL: http://old.memo.ru/history/POLAcy/00485-2.htm (дата обращения: 14.06.2017).

38Охотин Н.Рогинский А. Из истории «немецкой операции» НКВД 1937-1938 гг. // Наказанный народ. Репрессии против российских немцев. М., 1999 //URL: http://old.memo.ru/history/nem/Chapter2.htm (дата обращения: 14.06.2017).

39Охотин Н.Рогинский А. «Латышская операция» 1937-1938 гг.: Архивный комментарий // Даугава. 2000. №4. С. 124-129.

40Стоит отметить, что в оперативно-статистическую отчетность о репрессивной деятельности органов госбезопасности не были включены данные о Катынском расстреле (см., напр.: Мозохин О.Б. Указ. соч. С. 14). Однако у нас нет оснований не доверять высшим должностным лицам Белоруссии, неоднократно заявлявшим, что никаких данных о расстрелах польских граждан по т. н. «белорусскому катынскому списку» в архивах республики не выявлено.

41Тепляков А.Г. Процедура: исполнение смертных приговоров в 1920-1930-х годах. М., 2007. С. 53.

42Расстрельные списки…

43Иофе В. Проблема Левашовского могильника //URL: http://www.gulagmuseum.org/getFile.do?object=521653053&language=1 (дата обращения: 06.06.2017).

44Історична довідка. Національний історико-меморіальний заповідник «Биківнянські могили» // URL: http://ua.bykivnya.org/page/storichniy_oglyad (дата обращения: 06.06.2017).

45История должна нас объединять //URL: https://www.sb.by/articles/istoriya-dolzhna-nas-obedinyat.html (дата обращения: 06.06.2017).

46Волков В. История без секретов // Рэспублiка. 2010. №85 (12 мая). С. 6.

47Пресс-релиз Белорусского Хельсинкского комитета…

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258206 Александр Дюков


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 июля 2017 > № 2258164 Светлана Алексиевич

Светлана Алексиевич: «После коммунизма мы считали, что все будет хорошо. Но люди не понимают свободы»

Шон Уокер (Shaun Walker), The Guardian, Великобритания

Когда беседуешь со Светланой Алексиевич, сразу же понимаешь, что ей гораздо комфортнее слушать, чем говорить. Это и неудивительно: белорусская писательница провела долгие десятилетия, слушая. Алексиевич, которой сейчас 69 лет, записала тысячи часов разговоров на диктофон с жителями бывшего Советского Союза, собирая и сопоставляя истории жизни обычных людей. Она вплела эти рассказы в элегантные книги, обладающие такой мощью и силой прозрения, что в 2015 году стала лауреатом Нобелевской премии по литературе.

В сегодняшней России творчество Алексиевич — как тест Роршаха на политические взгляды: среди притесняемой либеральной оппозиции она считается совестью нации, уникально проницательным комментатором, объясняющим разочарования и сложности постсоветской жизни. Более широкая общественность считает ее перебежчицей, которая в своих книгах наносит вред репутации России и россиян.

Когда мы встретились с ней в ее родном городе Минске в уютном подвальчике кафе, вход в которое примостился в барельефах внушительных домов конца советской эпохи, Алексиевич только что вернулась из тура по Южной Корее и собиралась отправиться в Москву. «Очень утомляет, когда ты оказываешься в центре внимания; я хочу уединиться и снова начать полноценно писать», — говорит она, заметно утомившись от путешествия и усиленного внимания. Алексиевич нехотя согласилась рассказать о книге, которую написала более трех десятков лет назад, «У войны — не женское лицо», переизданной в новом английском переводе в июле этого года. Книга была написана в начале 1980-х годов, в течение длительного времени писательница не могла найти для нее издателя, но во время переоценки ценностей позднесоветского периода, «перестройки», она стала созвучна духу времени, рефлексии и критическому переосмыслению прошлого и была напечатана тиражом 2 миллиона экземпляров, принеся Алексиевич широкую известность. В дальнейшем безжалостный свет, который пролила Алексиевич на советский военный опыт, перестал приветствоваться в России. С самого вручения писательнице Нобелевской премии ее творчество обрело новую международную аудиторию, дав Алексиевич еще одну порцию славы спустя 30 лет после первого ее проблеска.

Изначально на написание этой книги Алексиевич натолкнула статья, которую она читала в местной минской газете в 1970-е годы, о том как на местном заводе праздновали выхода на пенсию бухгалтера, снайпера-ветерана, убившей 75 немцев во время Великой Отечественной войны. После того первого интервью она приступила к поискам других женщин-ветеранов по всему Советскому Союзу. Миллион советских женщин служили на фронте, но не попали в официальную военную историю. «До этой книги единственными героинями в нашей военной литературе были медсестры, спасшие жизнь какого-нибудь героического лейтенанта, — говорит она. — Но эти женщины погрузились в грязь войны столь же глубоко, как и мужчины».

Алексиевич признается, что было непросто разговорить этих женщин, чтобы они перестали на один лад повторять заученные банальности о войне. Многие стеснялись реальности своих военных воспоминаний. «Они говорили: "Ладно, мы вам расскажем, но вы должны написать это потом по-другому, в более героическом ключе"». После одного откровенного интервью с женщиной, работавшей военным фельдшером в танковом батальоне, рассказывает Алексиевич, она, как и обещала, отправила той расшифровку разговора по почте, и получила в ответ посылку, полную вырезок из газет о военных подвигах, а большая часть интервью была просто зачеркнута ручкой.

«Потом я еще не раз сталкивалась с тем, как две эти правды уживаются в одном и том же человеке, — рассказывает Алексиевич. — Чья-то личная правда, загнанная куда-то в подземелье, и правда общепринятая, наполненная духом времени».

Книга Алексиевич затрагивает темы, считавшиеся в советское время табу и вновь вырезанные сегодня из истории путинской России: пакт Молотова-Риббентропа, в котором Сталин и Гитлер делили между собой Европу, истязания дезертиров, психологические последствия войны, растянувшиеся на долгие-долгие годы. Ее сюжеты напоминают кошмары, от которых люди просыпаются в холодном поту, они заставляют содрогаться, вспоминая, как им не хватало терпения, как они не могли видеть леса, не думая о брошенных в неглубоких могилах телах.

В современной России Путин превратил победу в Великой Отечественной войне в национальную основу едва ли не религиозной важности, поэтому любые вопросы к черно-белой версии истории славной победы приравниваются к ереси. Тем важнее сегодня становятся свидетельства женщин в книгах Алексиевич, большинство из которых уже умерли. В книге хватает героизма; подвиги, храбрость и тяжелейшая ноша, которая легла на плечи этих женщин, сквозят на каждой странице. Но и кошмаров войны она не стирает из этой истории. В результате книга становится гораздо более внушительным свидетельством невероятной цены, которую советскому народу пришлось заплатить, чтобы одержать победу над нацистской Германией, чем вид межконтинентальных ракет, демонстрируемых на Красной площади в День Победы 9 мая, или бесконечные блокбастеры о войне, транслируемые на российском телевидении.

После книги «У войны не женское лицо» Алексиевич писала книги, где говорилось о ядерной катастрофе в Чернобыле и советском вторжении в Афганистан,о двух трагедиях, ставших предсмертными муками Советского Союза, они обе одновременно послужили и причинами, и симптомами надвигающегося краха этой империи.

Совсем недавно Алексиевич опубликовала огромную книгу «Время секонд хэнд», реквием по советскому времени. В ней представлена хроника шокирующей экзистенциальной пустоты, ставшей характерной чертой 1990-х годов после распада Советского Союза, она помогает понять привлекательность путинских обещаний восстановить былую гордость раненой постимперской нации.

«Никто не считал, что Советский Союз рухнет, для всех это было шоком», — говорит Алексиевич. Всем пришлось адаптироваться к новой болезненной реальности, а правила, коды поведения и повседневный язык советского опыта исчез едва ли не за одну ночь. Все вместе книги Алексиевич остаются, вероятно, единственным наиболее внушительным документом эпохи окончания Советского Союза и последствий его краха. Алексиевич стала жестким критиком Александра Лукашенко, авторитарного президента получившей независимость Белоруссии. Писательница покинула страну «в знак протеста», проведя 11 лет в изгнании в разных европейских странах и вернулась на родину всего несколько лет назад. «Когда стоишь на баррикадах, все, что ты видишь, превращается в цель, ты перестаешь видеть человека, и писатель должен это понимать. С точки зрения искусства мясник и жертва равны между собой, потому что они люди. Нужно видеть именно людей», — сказала она.

Лукашенко уже давал понять, что не является поклонником творчества Алексиевич, и хотя Нобелевская премия обеспечила ей определенную безопасность, ее книги не публиковались в Белоруссии. Она фактически лишена права на общественные выступления. Как писательница с украинским и белорусским наследием, но пишущая в основном о постсоветском пространстве в целом, Алексиевич не уверена в своем отношении к современной России. Она не знает, причислять ли себя к россиянам или говорить о них в третьем лице. Гораздо четче она определяет свое отношение к Путину и сложившемуся на данный момент политическому климату. «Мы считали, что оставим коммунизм в прошлом, и все будет хорошо. Но оказывается, нельзя забыть о нем и просто стать свободным, потому что эти люди не понимают, что такое свобода», — говорит она.

Алексиевич не раз выступала с критикой против аннексии Крыма Россией и ее вмешательства на восток Украины, что привело к разрыву со многими ее российскими друзьями, говорит она. Она никогда не знает, как сложится ее разговор, когда она приезжает в Москву. Она вспоминает, как недавно пришла в гости старой приятельницы: «Я едва вошла и сняла пальто, как она усадила меня и говорит: "Светочка, давай сразу поставим точки над i, Крым — не наш". Это своего рода пароль! Я ответила ей: "Слава богу"».

Во время своей поездки в Москву она выступает в Гоголь-центре, авангардном театральном пространстве, известном благодаря своему резкому в высказываниях режиссеру и противоречивым постановкам. Лекция развивается на самые разные темы, порой едва связанные между собой, однако аудитория принимает ее, бурно аплодируя, проявляя таким образом свой либерализм и презрение к путинскому милитаризму. Эти вопросы, поднятые в ее работах, вызывают наибольший резонанс.

Вскоре после этого она дает интервью российскому новостному агентству. На этот раз вопросы грубы и провокационны, взволнованная Алексиевич высказывает предположение, что теперь она понимает мотивы убийства пророссийского журналиста в Киеве, ей явно неловко, она держится неуверенно. Русскоязычный интернет взрывается бурными дискуссиями в связи с этим скандалом.

Писательница сейчас работает над двумя проектами, которые она хочет закончить: один о любви, здесь она посмотрит на 100 отношений с точки зрения участвующих в них мужчины и женщины, а вторая книга — о процессе старения. Это ее размышления в преддверии 70-го дня рождения.

«В молодости мы почти об этом не думаем, и вдруг неожиданно возникают эти вопросы», — говорит она. Немногим более часа после начала нашего разговора ее и без того тихий голос становится почти неслышным, кажется, что она устала и стала рассеянна. «В чем смысл жизни, почему же это все произошло?» — задается вопросом она.

Не желая злоупотреблять ее доброжелательностью, я выключаю свой диктофон, благодарю писательницу за интервью, полагая, что она немедленно устремится к выходу. «Отлично, — говорит она, и ее лицо немедленно расцветает. — Может быть, пообедаем?» Я с удивлением остаюсь, и мы разговариваем еще час. Теперь вопросы в основном задает она: что я думаю о России, о Дональде Трампе, о европейских крайне правых и королевке. Как только Алексиевич становится слушателем, ей гораздо легче задавать вопросы, чем отвечать на них.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 июля 2017 > № 2258164 Светлана Алексиевич


Грузия. Белоруссия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254454 Владимир Огрызко

Грузия и Белоруссия. Что подписал Порошенко

Каким должно быть сотрудничество между Киевом, Минском и Тбилиси.

Владимир Огрызко, Новое время страны, Украина

Украина и Грузия подписали декларацию о стратегическом партнерстве во время визита президента Украины Петра Порошенко в Тбилиси.

У обеих стран точно совпадают внешнеполитические приоритеты. Как Грузия, так и Украина поставили своей целью присоединение к НАТО и ЕС. А это ключевые направления, которые определяют собственно весь ход реформ, которые происходят на Западе. План действий, который надо выполнить для двух государств, практически одинаков. Безусловно, учитывая национальные особенности и степень готовности, это дает возможность не только сотрудничать, но и синхронизировать усилия двух стран. Особенно во внешней политике. Поэтому я вижу очевидный резон в том, что наши страны зафиксировали этот высокий уровень возможных отношений. Единственное, чтобы это не было просто лозунгом, нужно его ежедневно наполнять определенным содержанием и тогда это даст положительный синергетический эффект и результат.

Чтобы достичь результата, должны просто посмотреть на направления этого взаимодействия в различных сферах деятельности. В политической части это должна быть очень активная внутренняя работа, как в украинском, так и грузинском обществах. Мы должны достичь тех критериев членства, которыми сегодня оперируют НАТО и ЕС, а здесь у нас максимум возможных тем для взаимодействия, начиная с борьбы с коррупцией и заканчивая модернизацией политической системы. Если мы откроем текст соглашения об ассоциации в политической части, то увидим насколько там много вещей, которые мы совместно должны решить.

Если брать экономические вещи, то работы полно. Если только вспомнить, что мы можем сделать совместно с Грузией в Черноморском регионе, этого будет уже достаточно. Мы наконец должны соединить Украину с Грузией таким транспортным мостом, который позволит обеим странам максимально зарабатывать на этом. Но этот мост должен быть построен на основе свободной рыночной экономики, отсутствия дискриминации и работать по стандартам европейского союза.

Я уже не говорю о военной сфере, где у нас просто есть неисчерпаемое поле возможностей, потому что армии двух стран должны стать адаптированными к стандартам альянса, а следовательно, должны использовать возможности друг друга, чтобы наши военные получили такой стандарт.

Любая отрасль сотрудничества с Грузией предусматривает чрезвычайное количество конкретных вещей, которые нам нужно выполнять.

С другой стороны в ближайшие два дня на Украине будет находиться президент Белоруссии Александр Лукашенко. И здесь надо исходить из одной понятной истины: страна должна иметь со всеми своими соседями лучшие отношения. Нам не повезло иметь страну-агрессора — Российскую Федерацию — с какой нормальные отношения не складываются из-за ее цивилизационной дикости. Это уже не наша проблема. А когда Россия вернется к цивилизации, не знает видимо никто. Поэтому здесь мы должны сделать исключение.

Но относительно других стран, мы должны прийти к выводу, что можем и должны иметь нормальные отношения. В случае с Беларусью, это должно безусловный приоритет, хотя мы должны понимать, что самостоятельной роли, к сожалению, Белоруссия сегодня играть не может. Но это не значит, что мы не должны иметь с этой страной контакты и диалог, не говоря уже о довольно понятных экономических интересах. В частности, речь идет об известном транспортном коридоре Балтийское-Черное море, которым можно очень серьезно оживить взаимовыгодные двусторонние торговые отношения и получать от этого прибыль. Здесь я вижу в основном экономическое измерение. Потому что в политических или военно-политических вопросах из-за позиции Москвы Минск сделать собственноручно ничего не сможет и не сделает.

Грузия. Белоруссия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 июля 2017 > № 2254454 Владимир Огрызко


Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница

«В России почти никто не борется», — говорит кинорежиссер Сергей Лозница

Збынек Власак (Zbyněk Vlasák), NOVINKY.CZ, Чехия

В этом году режиссер Сергей Лозница — уроженец Белоруссии, проживающий в Германии — представил в Каннах свой фильм «Кроткая». Он снят по мотивам творчества Достоевского и повествует о судьбе женщины, которая безуспешно пытается встретиться с мужем, который сидит в тюрьме. На фестиваль в Карловых Варах Лозница привез другую свою ленту — документальный фильм «Аустерлиц», в котором режиссер, казалось бы, безучастно наблюдает за туристами в бывшем концлагере Заксенхаузен.

— Novinky.cz: Ваш фильм «Кроткая» в начале августа будет демонстрироваться в Вашем присутствии в Летней киношколе в Угерске-Градиште. Что он рассказывает об отношениях российского государства и его граждан?

— Сергей Лозница: Собственно, ничего нового! Прежде всего потому, что в этом смысле на территории бывшей российской империи ничего особенно не меняется со времен Ивана Грозного. И неважно, как мы сейчас называем это государство — тоталитарное или демократическое. Суть остается неизменной. Но я бы говорил не об отношениях государства и граждан, а, скорее, о государстве и его жителях. Чтобы быть гражданином, нужно что-то для этого сделать. Автоматически им не становятся: быть гражданином — привилегия. Сегодня в России очень мало граждан.

— Так какие отношения сегодня в России между государством и его жителями?

— Речь идет о специфическом виде рабства. Официально в России его отменили в 1861 году, но если власть что-то задумает, ее по-прежнему, как и раньше, никто даже не попытается остановить. В России никогда не было гражданского общества, которое должно защищать народ от вмешательства власти. Возможно, оно появилось ненадолго в начале 20 века, но нам всем известно, чем это кончилось. Все это, конечно, связано с постоянной утратой интеллектуальных элит, которые в лучшем случае бегут из России до того, как лишатся жизни. Сейчас не вспомню, кто из французов сказал, что если бы его страну покинули триста интеллектуалов, французы превратились бы в народ идиотов. Русские же сами перебили массу своих интеллектуалов. Поэтому сегодня у Путина нет никакой настоящей оппозиции. Кстати, сам он сейчас нацелился на Российскую академию наук.

Это интересовало меня и в «Кроткой»: какие идеалы мы, восточноевропейцы, носим в душе, если снова и снова они подталкивают нас к этому самоубийству? Достоевский описал их в своих книгах, на мой взгляд, гениально, и он оказался пророком.

— И даже распад СССР не дал шанса выбраться?

— В то время действительно появилось огромное движение людей, которые больше не хотели жить в государстве вроде Советского Союза. Но это движение возникло только потому, что власть его позволила. И, главное, элиты не сумели предложить нового видения демократического государства, некий жизнеспособный проект. Этой альтернативы у нас нет до сих пор. Иногда я встречаюсь с русскими эмигрантами, которые в начале 90-х были свидетелями тех событий, и многие из них мечтают вернуться на родину и фантазируют, что встанут во главе оппозиции против Путина. Но, будучи интеллектуалами, они предлагают только разные утопии без шансов на реализацию.

— То есть Вы не видите для России светлого будущего?

— За светлое будущее надо бороться, а в России почти никто не борется. Для этого нужна идея, социальная фантазия и определенная модель из прошлого, но сейчас всего этого в России нет. В отличие от деструктивного воображения, которым в России обладают все во всех слоях общества — от президента до последнего рабочего. Неслучайно, что сегодня никто не вспоминает о Февральской революции 1917 года, которая по-настоящему изменила страну. Как освобождение прославляется другая, Октябрьская, после которой все новое, недавно возникшее, было уничтожено немногочисленной бандой. Когда читаешь мемуары о том времени, понимаешь, что иначе дело и не могло закончиться. Ведь в России всегда так было: побеждает тот, кто наглее всех рвется к власти.

— В условиях современного кризиса на Западе кажется, что и мы теряем те идеи, которые нас определяют.

— Когда ведешь благополучную жизнь, забываешь, что все окружающие блага — не само собой разумеющееся, что за свою свободу и за все то, за что твои предки отдавали жизнь, ты должен бороться каждый день. Поэтому иногда должны случаться кризисы, чтобы напоминать нам об этом. Сегодня мы видим, как в Соединенных Штатах крепнет сопротивление попыткам ограничить свободу. Студенты, журналисты и даже политики выступают против Трампа. Они борются и знают, за что должны бороться. В России нечто подобное невообразимо.

Проблема западных обществ — в том, что они выстроены на научных основах, то есть на прагматизме, который зачастую плохо сочетается с нравственностью. Поэтому современность так напоминает нам 30-е годы. Чемберлен и Даладье решили пожертвовать территорией Судет, где мы сейчас по стечению обстоятельств находимся, и отдать их Гитлеру из прагматических соображений. Они верили, что это остановит его экспансивную политику, или что им даже удастся повернуть его против Советского Союза. Впоследствии стало понятно, что им стоило предпочесть нравственность. То же самое я советую западным государственным деятелям, например, в том, что касается украинской войны — ведь европейские политики отказываются хотя бы допустить ее существование.

— В «Кроткой» ясно прослеживаются линия тюремных историй, а они неразрывно связаны с русской культурой…

— Речь не только об историях, шутках или сентиментальных песнях — в современный русский язык глубоко врезался тюремный сленг, зародившийся в 50-е годы. На Западе этого не понимают, но тут есть своя логика: при Сталине в Советском Союзе не было такой семьи, у которой никто бы не сидел. И если этим людям везло, и они возвращались из заключения, они несли с собой и тюремный язык, и модели поведения в тюрьме. Со временем и то, и другое распространилось во всем обществе.

— Вы считаете, что это оказывает какое-то влияние на русский менталитет?

— Разумеется, но влияние оказывается в обоих направлениях. Если бы не было русского менталитета, то тюремный сленг так хорошо не закрепился бы. Любой начальник в русской истории хотел завладеть языком. В особенности в 50-е годы язык резко упростился, как и жизнь, что, несомненно, повлияло на русское мышление. Путин и его окружение тоже пытаются закрепить в языке определенные лозунги и фразы. При этом язык продолжает упрощаться — достаточно немного послушать российского президента. Я даже не хочу себе представлять, что бы на это сказали Набоков или Ахматова.

Я помню, что когда жил в России, каждый день следил за собой, чтобы ко мне это не пристало. Я начал использовать некоторые слова только потому, что они были распространены в моем окружении. Мой язык менялся, и из-за этого менялся я сам.

— Речи Трампа тоже не отличаются особенной изощренностью.

— Да, но Трамп в США — не единственный центр власти. И с американцами, которые испытывают острую необходимость в личной собственности, достоинстве и держат дома оружие, всегда будет очень непросто договориться. Американская гражданская война была войной против рабства. Русские же вели гражданскую войну за то, чтобы стать рабами. И в этом — разница.

— На фестивале в Карловых Варах был показан другой Ваш фильм — документальный фильм-наблюдение «Аустерлиц», снятый по мотивам книги В. Г. Зебальда. Что Вас в ней заинтересовало?

— В Зебальде мне нравится то, что он заставляет нас задуматься. Он смотрит вокруг себя и затрагивает разные темы, он открыт всему, что сейчас происходит. В его книгах реальность переплетается с размышлениями. Я точно так же воспринимаю кинематографию и искусство вообще. Для Зебальда характерна и определенная амбивалентность. В конце он приходит к ясным выводам, но до того его аргументы «за» и «против» сливаются. Я хочу, чтобы именно такими были и мои фильмы.

— Эта амбивалентность для Вас важна и в «Кроткой», не так ли?

— Да. В конце «Кроткая» превращается в хоррор, который, однако, весьма вероятно, разворачивается только в фантазии героини. Но все может быть и наоборот, и все, что мы видели до тех пор, было только в ее воображении. Стремясь попасть к своему мужу в тюрьму, она встречается с множеством опасных людей, которые, однако, с ней очень любезны и говорят ей: «Уходите, пожалуйста, мы опасны, и с Вами может что-нибудь случиться». Эта амбивалентность там все время присутствует. Разумеется, с определенной долей извращенности. Потому что произведение Достоевского — пусть в фильме от него почти ничего и не осталось — это извращенный гротеск.

— В фильме «Аустерлиц» на длинных статичных кадрах мы наблюдаем за посетителями бывшего концлагеря Заксенхаузен…

— Мы снимали в семи памятных местах. Но на кадрах из Заксенхаузена лучше всего было видно то, что мы хотели показать — а именно отношение посетителей, которые туда приходят, к рождению и смерти. Потому что — чего уж там скрывать — туристы сегодня приезжают в концентрационные лагеря, прежде всего, из-за своей зачарованности смертью.

Кроме того, Заксенхаузен находится недалеко от Берлина, поэтому турагентства особенно активно за него принялись, и туда приезжает особенно много людей. В Берген-Бельзене такие толпы не увидишь, а Заксенхаузен опять превратился в фабрику, но уже не смерти, как при нацистах, а денег. И в этом заключается ирония. Там наша память продается, как привлекательно упакованный продукт. Я не утверждаю, что это хорошо или плохо. Это просто факт. И меня, как киноантрополога, этот факт заинтересовал.

— Действие «Аустерлица» разворачивается в лагере, где не было систематических убийств евреев. Изменился бы фильм, если бы съемки проводились в Освенциме? Там ведь сегодня тоже полно туристов.

— Я не знаю. Но было бы интересно попробовать поснимать и там. Поведение большинства людей, вероятно, было бы таким же, однако в Освенцим ездит больше евреев, для которых все это, конечно, имеет более глубокий смысл. Что касается состава туристов, то в Заксенхаузене он разнообразнее. Как сказал мне один зритель в Карловых Варах, там одно из немногих мест, где люди, относящиеся к европейской цивилизации, образуют толпу. Хотя при других обстоятельствах ее не получается, ведь нас разделяют национальные и политические различия.

— На что Ваш фильм может спровоцировать зрителей?

— Мне было бы интересно, если бы кто-нибудь решил поглубже исследовать одержимость людей «селфи», когда они массово фотографируются на фоне надписи Arbeit macht frei. Почему они хотят оказаться рядом с этой циничной и лицемерной фразой? Эта надпись тоже стала продуктом, и тот, кто ее придумал (уж не знаю — Геббельс или кто другой), в сущности, победил. Он привлек наше внимание. Сегодня люди хвастают тем, что пришли посмотреть на огромный крематорий, и с восторгом сообщают об этом своим друзьям, семье, соседям. И это тоже извращение!

Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница


Белоруссия. Польша. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241136 Владимир Макей

Владимир Макей: «Мы против развертывания вооружений НАТО в Польше и Прибалтике»

Министр иностранных дел заявил, что Белоруссия готовит «новые идеи», чтобы активизировать мирный процесс на Украине

Пилар Бонет (Pilar Bonet), Пилар Бонет (Pilar Bonet), El Pais, Испания

«Когда двое братьев дерутся, третий должен помирить их», — считает министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей, имея в виду Россию и Украину — две соседние славянские страны, между которыми возник конфликт из-за желающих отделиться от Украины Донецкой и Луганской областей и присоединения Крыма. «Мы не могли оставаться в стороне»,- заявил Макей в интервью El País в Минске, добавив, что Белоруссия готовит «новые идеи» чтобы сдвинуть с мертвой точки минский процесс, в котором под эгидой ОБСЕ участвуют Германия, Россия, Франция и Украина, а также представители мятежных республик.

«Мы крайне заинтересованы в том, чтобы мирный процесс на Украине динамично развивался. Раздувание конфликта, помимо экономических убытков, создает также военную опасность», — предупреждает Макей, который с 2008 по 2012 год возглавлял администрацию президента Александра Лукашенко. «У нас с Украиной более тысячи километров общей границы, что создает угрозу контрабанды оружия и нелегальной миграции. Президент Белоруссии выступил с рядом инициатив, но не все получили поддержку», — поясняет министр. «На некоторые конфиденциальные предложения не было получено ответа»,-уточняет Макей, имея в виду те, которые Лукашенко передал в Евросоюз через Дональда Туска, когда тот был премьером Польши.

Лукашенко хотел сыграть более активную посредническую роль в конфликте при помощи «более решительной позиции», но в то время «роль Белоруссии была неприемлема для наших западных партнеров ввиду санкций и его негативного образа»,- подчеркнул Макей. Впоследствии Лукашенко предложил, чтобы Белоруссия взяла на себя главную ответственность за «строгий контроль» на российско-украинской границе. «Эту идею не приняла ни одна из сторон»,- говорит министр, по мнению которого белорусская пограничная миссия могла бы быть претворена в жизнь при «помощи наших сил или с участием других».

Когда 12 февраля 2015 года были подписаны Минские соглашения, они казались «приемлемыми для всех, но потом, когда их участники разъехались по домам», начались разногласия, и «сейчас трудно сказать, кто прав. Необходим объективный механизм, который позволил бы точно контролировать степень совместного выполнения достигнутых соглашений или тех, которые могут быть достигнуты в будущем, и, в случае возникновения проблемной ситуации, предпринять меры по ее урегулированию. С этой целью необходимо созвать еще одну встречу, неважно где, возможно, с участием других игроков, таких как Евросоюз и США, в ходе которой обязать стороны прийти к конкретному соглашению и выполнять его»,- сказал министр, не вдаваясь в подробности и добавив, что урегулирование украинского кризиса вскоре будут обсуждать в Киеве Лукашенко со своим украинским коллегой Петром Порошенко.

После президентских выборов 2015 года в Белоруссии, прошедших без применения насилия, отношения между этой страной и Евросоюзом улучшились. Брюссель отменил санкции в отношении 170 граждан Белоруссии, включая самого президента, был возобновлен диалог о правах человека с Минском. Начиная с весны, граждане Евросоюза могут совершать безвизовые поездки в Белоруссию длительностью до пяти дней. Сейчас рассматривается возможность увеличения этого срока.

«У западной общественности меняется представление о Белоруссии»,- уверен Макей. Страна сейчас «находится в качественно иной ситуации». Во внешнеполитическом плане эта ситуация характеризуется «ухудшением отношений и противоречиями между двумя наиболее близкими нам славянскими народами». Во внутриполитическом — «положительными изменениями, которые позволили нам выйти на более высокий уровень отношений с Евросоюзом. Наша независимость укрепилась в результате наших усилий по развитию торговых и гуманитарных отношений с европейскими и американскими партнерами», — говорит он. С 7 по 9 июля в Минске проходило заседание парламентской ассамблеи ОБСЕ, на котором были приняты резолюции с осуждением российской политики на Украине.

У Белоруссии много визитных карточек: она член Союзного государства; вместе с Россией, Казахстаном, Арменией и Киргизией входит в ЕврАзЭС; участвует с НАТО в программе «Партнерство во имя мира» и с Евросоюзом в «Восточном партнерстве». Совместно с Россией и другими бывшими республиками СССР является членом ОДКБ и одновременно состоит в Движении неприсоединения. По словам министра, «Восточное партнерство» и ЕврАзЭС «совместимы, и, более того, мы хотели бы, чтобы между ЕврАзЭС и Евросоюзом установились более тесные отношения». Как считает Макей, сближение «необходимо и рано или поздно оно произойдет». «Если сейчас оно не происходит, то это из-за кризиса на Украине, уровень недоверия между Востоком и Западом огромный».

«Мы не стремимся вступить в Евросоюз, но хотим более активно работать в интеграционных структурах, возникших на постсоветском пространстве, такими как ЕврАзЭС, и одновременно развивать более тесное экономическое сотрудничество с Евросоюзом, поскольку оно усиливает нашу экономику, что в свою очередь позволит укрепить наш суверенитет и политическую независимость», — отметил глава дипломатического ведомства. «У нас нет намерения наносить ущерб отношениям с Россией, поскольку это наш союзник и главный партнер, но мы хотели бы, чтобы наша экономика была более диверсифицирована»,- подчеркнул Макей. На долю России приходится почти 52% всего торгового оборота Белоруссии. На втором месте находится Евросоюз, на долю которого приходится 22,5% белорусской торговли.

Россия имеет в Белоруссии два военных объекта, унаследованных от СССР (РЛС в Ганцевичах и центр морской связи недалеко от Вилейки). В 2016 году Москва хотела развернуть также свою группировку ВВС, но Лукашенко этого не разрешил. «Развертывание новых военных контингентов не способствовало бы укреплению стабильности и безопасности в этом регионе, поэтому мы категорически против развертывания натовских вооружений в Прибалтике и Польше. Ведь это вынуждает другую сторону принимать ответные меры и вызывает увеличение количества вооружений, как во времена холодной войны». С другой стороны, «еще одна иностранная военная база в Белоруссии не имеет смысла, поскольку современное оружие позволяет России столь же оперативно реагировать на ситуацию со своей территории. Мы не хотим быть еще одним фактором напряженности в нашем регионе».

Запад обеспокоен совместными военными учениями, которые Белоруссия и Россия намерены провести в сентябре. «Это военные учение, которые проходят каждые два года. Нужно дождаться их окончания, чтобы все убедились в абсурдности предъявляемых обвинений. Наши соседи могут быть спокойны, поскольку на территории Белоруссии никогда не возникнет война или угроза войны, а учения будут прозрачными, и мы пригласим наблюдателей из соседних стран, представителей ОБСЕ и аккредитованных здесь работников дипломатических миссий», — подчеркнул министр.

В то время как санкции и контрсанкции отягощают отношения между Россией и Западом, Белоруссия приглашает европейский бизнес к себе, чтобы таким образом получить доступ к евразийскому рынку. Россия не разрешает реэкспорт санкционных товаров через Белоруссию, но готова закупать товары, произведенные в Белоруссии. «Мы хотим создать совместное производство товаров, которые уже будут считаться белорусскими и смогут экспортироваться в другие страны ЕврАзЭС», — сказал в заключение министр. В июне Макей совершил первый визит главы белорусской дипломатии в Испанию. «Некоторые испанские компании уже развивают у нас активную деятельность», — отметил он.

Белоруссия. Польша. Украина. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241136 Владимир Макей


Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 июня 2017 > № 2226771 Владимир Путин, Александр Лукашенко

IV Форум регионов России и Белоруссии.

Владимир Путин и Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко приняли участие в работе Четвёртого форума регионов России и Беларуси. В этом году он посвящён развитию межрегиональной кооперации в сфере высоких технологий, инноваций и информационного общества.

На пленарном заседании также присутствовали Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Валентина Матвиенко, Председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Михаил Мясникович, Губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, Председатель Витебского областного исполнительного комитета Николай Шерстнёв.

Форум проходит в Москве 29–30 июня под эгидой Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь. Форум организуется с целью содействия расширению прямых контактов между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, в том числе по линии законодательной и исполнительной ветвей власти, деловых кругов двух стран, а также выработки рекомендаций по совершенствованию нормативной правовой базы для ускоренного развития экономики двух государств. I Форум состоялся в 2014 году в Минске, II Форум – в 2015 году в Сочи, III Форум – в 2016 году в Минске.

Позже сегодня В.Путин и А.Лукашенко проведут заседание Высшего Государственного Совета Союзного государства.

* * *

Выступления на IV Форуме регионов России и Белоруссии.

В.Путин: Уважаемый Александр Григорьевич! Валентина Ивановна! Уважаемые коллеги, друзья!

Очень рад приветствовать вас на Четвёртом форуме регионов России и Белоруссии. Наши страны действительно стратегические партнёры – в полном смысле этого слова – и самые близкие союзники. На прочном фундаменте дружбы и добрососедства поступательно развиваем двусторонние отношения практически по всем направлениям, и межрегиональные связи являются их важнейшей составляющей. Наш пример стимулирует работу с коллегами в рамках СНГ, евразийского экономического сотрудничества и ОДКБ.

Сегодня подавляющее большинство российских регионов тесно взаимодействует со своими друзьями в Белоруссии, в том числе на основе двусторонних соглашений о сотрудничестве, реализуют проекты как на межрегиональном уровне, так и по линии торгово-промышленных палат, научных центров, отдельных предприятий, о чём сейчас губернаторы и докладывали. Считаю, нам вместе удалось выстроить эффективную структуру кооперации, что создаёт надёжную базу для наращивания деловой активности, притока капиталов в экономики обоих государств.

Так, в 2016 году объём инвестиций из России в Белоруссию достиг 4 миллиардов долларов, причём основная их доля приходится на прямые капиталовложения – это 3,5 миллиарда долларов. Российский бизнес вкладывается в белорусский транспорт, обрабатывающую промышленность. В свою очередь, Белоруссия инвестировала в российское сельское хозяйство, в розничную торговлю, фармацевтику более 600 миллионов долларов.

Отмечу, что наиболее активно с белорусскими партнёрами работают в Московской области, Псковской, Смоленской, Свердловской, Тюменской областях, Башкортостане, Татарстане, а также в Москве и Санкт-Петербурге.

Набирает обороты взаимодействие Белоруссии и с российским Дальним Востоком. Один из примеров – совместное создание в Сахалинской области современного агрогородка. Рассчитываем, что число таких взаимовыгодных проектов будет только расти, в том числе за счёт возможностей, которые открываются для бизнеса и в новых регионах Российской Федерации.

Уважаемые коллеги!

Нынешний форум посвящён расширению сотрудничества регионов России и Белоруссии в сфере высоких технологий, инноваций, информационного общества. Об этом уже здесь только что говорили.

Сегодня буквально на глазах формируется новый промышленный уклад, основанный на активном внедрении цифровых технологий, инновационных материалов, роботизации, «зелёной» энергетике. И от того, как мы с вами сможем ответить на эти технологические вызовы, будет зависеть долгосрочная конкурентоспособность наших стран, их позиции в глобальном разделении труда. Позволю себе даже больше сказать: от того, как мы решим эту задачу, будет зависеть – в значительной степени – наша судьба.

Поэтому нужно наращивать наши усилия по созданию совместных высокотехнологичных промышленных кластеров, инжиниринговых центров, выстраивать гибкие кооперационные цепочки для производства наукоёмкой продукции, отвечающей самым высоким мировым стандартам.

Словом, объединяя наши производственные, научные, кадровые потенциалы, добиваться мощной практической отдачи. Для этого у нас, безусловно, есть всё, все условия для этого созданы.

Совсем недавно на заседании союзного Совмина было принято постановление «Об основных направлениях формирования единого научно-технологического пространства Союзного государства».

Хорошим инструментом координации усилий учёных и конструкторов наших стран стали совместные научно-технические программы «Новопол», «Компомат», в рамках которых создаются технологии для производства современных полимерных и композитных материалов.

Другим важным направлением совместной деятельности является инновационная медицина. Уже реализована программа разработки передовых методов и технологий восстановительной терапии с использованием стволовых клеток, на очереди – программа лечения детей с врождёнными повреждениями позвоночника.

Неотъемлемой частью экономики будущего должна стать мощная транспортная инфраструктура. Мы намерены и дальше развивать скоростное пассажирское сообщение на территории Союзного государства, совершенствовать сеть панъевропейских транспортных коридоров, проходящих через территории наших стран.

Большие перспективы открывает создание в Островце Белорусской АЭС. Уверен, что в недалёком будущем этот город станет таким же всемирно известным наукоградом, как российский Обнинск, где была сооружена первая в мире атомная электростанция.

Не раз говорил и хочу повторить: наши страны располагают значительными кадровыми, интеллектуальными и образовательными ресурсами. Ведущим российским и белорусским компаниям и университетам по силам разрабатывать уникальные технологические и программные продукты, которые могли бы конкурировать на мировых рынках.

Подчеркну: Россия готова к самому тесному сотрудничеству с партнёрами из Белоруссии для обеспечения устойчивого, долгосрочного роста наших экономик. Готовы вместе выстраивать промышленную и технологическую политику, развивать инфраструктуру, способствовать формированию комфортной деловой среды.

На это нацелена и работа Форума регионов России и Белоруссии. Рассчитываем, что состоявшиеся в эти дни содержательные дискуссии, подписанные соглашения и утверждённые совместные программы станут весомым вкладом в укрепление нашего Союзного государства и в целом в углубление интеграции на большом, огромном евразийском пространстве.

Благодарю Вас за внимание.

А.Лукашенко: Уважаемые Владимир Владимирович, Валентина Ивановна, Михаил Владимирович!

Уважаемые друзья, коллеги! Уважаемые участники нашего форума!

В нынешнем году мы отметили 20-летие Союза Беларуси и России. Эта дата символизирует выбор основного вектора развития – обоюдное стремление к интеграции и глубокому взаимодействию в социальной, экономической, гуманитарной и иных сферах. За два десятилетия сделано немало. По крайней мере сделано столько, сколько не сделало ни одно из государств планеты в плане интеграции. Разговоров было много, дел – не совсем. Поэтому здесь, можно сказать, мы хорошо поработали.

Производственная кооперация и реализуемая Союзная программа свидетельствуют об эффективности объединения материальных и интеллектуальных возможностей наших государств. В результате значительные выгоды получает экономика и Беларуси, и России. Важное место в этом процессе принадлежит межрегиональному сотрудничеству.

За прошедшее время форумы регионов Беларуси и России стали открытой площадкой для доверительного разговора о насущных проблемах. Не лести ради хочу поблагодарить руководителей двух верхних палат наших парламентов. Это не только их детище, можно сказать, они являются моторами этого хорошего интеграционного движения. И мне очень нравится их сотрудничество в этом плане, они просто болеют за то, чтобы наши мероприятия в рамках форума постоянно развивались. Они ищут новые формы и предлагают новые формы этого сотрудничества. Это хороший вклад в строительство Союзного государства.

Ежегодное проведение таких мероприятий позволяет поддерживать постоянные связи между представителями высших, местных органов власти наших стран. Посмотрите, сегодня на форуме, мне сообщали, около 80 регионов Российской Федерации и все регионы Беларуси. Конечно, важно, что мы показываем на этом форуме, чего мы достигли, даже тематические форумы проводим. А это не так просто – вычленить из всего объёма сотрудничества какое-то направление, причём Валентина Ивановна, Михаил Владимирович предложили (Владимир Владимирович об этом сказал) очень сложное направление, от которого, правильно, зависит судьба не только наших государств, а наших народов. Стоит вопрос: сможем ли мы выжить в перспективе? Если мы отстанем по этой теме, по которой мы сегодня ведём диалог, мы обречены плестись в хвосте, никто нас не спасёт, никто. Ни потенциалы, ни углеводороды, ничто. Потому что вы видите, в каком направлении и какими темпами развивается мир. Поэтому взяли такое узкое, очень перспективное направление, и есть о чём говорить. Больше 700 человек – специалистов, руководителей – присутствует на этом форуме. Это дорогого стоит.

К настоящему моменту у нас действует 70 соглашений на уровне Правительства Беларуси и администраций субъектов Российской Федерации. Каждое из них сопровождается конкретной программой мероприятий на 3–4-летний период. На предыдущих форумах обсуждались вопросы сельского хозяйства, промышленности, социальной политики. Сегодня, как я уже сказал, мы взялись за новый технологический уклад. Сотрудничество в сферах высоких технологий, информационного общества сейчас особенно актуально. В Беларуси мы уделяем этому вопросу серьёзнейшее внимание.

Одним из основных приоритетов в белорусской экономике является развитие промышленности – сектора, в котором создаётся четверть валового внутреннего продукта страны. При этом структура ВВП более чем на треть состоит из высокотехнологичных и наукоёмких отраслей. Достаточно сказать, что три года назад на общебелорусском народном собрании мы поставили перед собой, и, наверное, вовремя, амбициозную задачу по инновационному развитию Беларуси. И, как сейчас мы видим, мы угадали. Но, когда мы изучили мировой опыт, прослезились – мы отстали. Мы уже отстаём, передовые государства ушли вперёд в плане развития, инновационных форм развития и так далее. Мы отстаём, и нам надо успеть, для того чтобы сделать свою судьбу, как сказал здесь только что Президент России.

В январе этого года утверждена госпрограмма инновационного развития до 2020 года, в которую включено 75 проектов по созданию новых производств. Её целью является обеспечение качественного роста и конкурентоспособности национальной экономики с концентрацией ресурсов на формирование высокотехнологичных секторов. Думаю, что авторитетные научные школы и центры России всегда смогут найти в ней привлекательные для развития, сотрудничества с белорусскими коллегами направления, о чём уже губернаторы также говорили.

Убеждён, что нашим странам, обладающим уникальными возможностями и опытом взаимодействия, вместе будет проще сделать уверенный шаг в будущее, чтобы достойно конкурировать на мировом рынке. На современном этапе развития главным ресурсом является информация. Несколько перефразированный тезис «Кто владеет информацией, тот владеет миром!» отражает сегодняшние реалии в глобальной политике, экономике, да и во всех иных сферах жизнедеятельности человечества.

Сотрудничество наших стран в области информационных технологий становится одной из фундаментальных основ нашего стратегического партнёрства. Здесь можно выделить следующие направления. Во-первых, развитие человеческого потенциала. Во-вторых, повышение эффективности госуправления в экономике и социальной сфере. В-третьих, формирование цифровой экономики. В-четвёртых, обеспечение безопасности граждан и государства.

Отмечу, что динамичнее могли бы развиваться контакты в области информационных технологий на уже показавших свою эффективность площадках, например на базе широко известного парка высоких технологий в Минске. Мобильными приложениями компаний-резидентов парка сегодня пользуются более миллиарда человек в 193 странах мира. Свыше 90 процентов производимого в парке программного обеспечения идёт на экспорт в Россию, СНГ, страны Западной Европы, и особенно этим интересуются Соединённые Штаты Америки.

Мы перед собой поставили амбициозную задачу – превратить Беларусь в IT-страну. В ближайшее время мы примем правовые основы для подобного развития ситуации в Беларуси. И надо сказать, Владимир Владимирович, что эти правовые документы были подготовлены белорусами и россиянами и представлены на рассмотрение в высшие органы власти Беларуси. Уверен, что это будет наш с вами общий проект, и он внесёт достойный вклад в развитие самых современных направлений нашего общества и экономики.

Особый правовой режим для создания комфортных условий ведения бизнеса представлен китайско-белорусскому индустриальному парку «Великий камень», который находится в сплетении Великого шёлкового пути, о котором недавно говорили в Пекине, и на этом мероприятии мы с Президентом России присутствовали, выступали, высказывали свои мнения и серьёзные предложения. И хотел бы, пользуясь случаем, пригласить россиян, которые сегодня занимаются современными технологиями в разных сферах, работать в этом парке. Там беспрецедентные условия созданы для работы. Одно условие – чтобы это была продукция, которую будут выпускать предприятия в парке, пятого, шестого и прочих укладов, то есть продукция завтрашнего дня. Потому что, если создавать продукцию сегодняшнего дня, то мы её уже завтра не продадим. И сегодня, после этого мероприятия, «Шёлкового пути», очень активно пошли резиденты в парк. Мы договорились с Си Цзиньпином, что это будут не только китайские компании. Все желающие, и очень много из Западной Европы пришло компаний. И я полагаю, что за год-полтора мы полностью отстроим этот парк. Как-то ни шатко ни валко начинали, но сейчас темпы развили приличные. Очень бы хотелось, чтобы российские компании там работали, а лучше совместные – белорусско-российские компании. Нам есть что там создавать.

Залогом успешного преодоления глобальных вызовов в будущем является глубокая кооперация, ориентированная на выпуск высокотехнологичной, наукоёмкой продукции. Непременное требование к такой продукции – скорейшее внедрение в серийное производство в Белоруссии и России. Это особенно важно с учётом возрастающей конкуренции на мировом рынке. При этом формирование и проведение согласованной экономической политики Белоруссии и России будет в значительной степени стимулировать такое производство, способствовать повышению его экспортного потенциала, эффективному решению задач импортозамещения. Президент очень часто об этом говорил: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Всякие санкции и прочее нас подтолкнули, вас и нас, потому что у нас всё-таки кооперация мощнейшая, мы вообще единый экономический комплекс. Он не развалился после распада Советского Союза, мы просто добавили к тому, что было, что-то в России, что-то в Белоруссии, что-то вместе, но он функционирует. И ваше движение по импортозамещению, мы к этому подходили раза три на моей памяти, перед нами этот вопрос встал раньше, чем у вас, под санкциями мы находимся давным-давно. И вот это «несчастье», как я в кавычки беру, это не несчастье, оно подтолкнуло Россию в очередной раз к сильнейшему движению по импортозамещению. И мы оказались в тренде. Мы где-то подстроились под эти темпы, под это направление, и вместе с россиянами нам сегодня проще работать по импортозамещению. И в этом направлении мы должны двигаться, создавая совместные производства в Беларуси и в России.

Ключевым фактором остаётся кадровый потенциал науки. Мы не только его сохранили, но и из года в год преумножаем. Научными исследованиями и разработками в Беларуси сегодня занимаются почти 26 тысяч человек и более 0,5 тысячи организаций. В 2016 году в республике численность обучающихся аспирантов превысила 5 тысяч человек, в докторантуре обучались свыше 500 человек, докторами стали 50, кандидатами – 0,5 тысячи.

Здесь нужно отметить сотрудничество в подготовке молодых учёных. Обращаюсь к научному сообществу наших стран с предложением активизировать работу в этой сфере. Молодые учёные должны иметь все возможности для тесных контактов со своими коллегами. Необходимо усилить взаимодействие научных школ по самым перспективным направлениям. В пример можно привести сотрудничество Белорусского государственного университета с Московским государственным университетом. Основным локомотивом совместной научно-исследовательской деятельности традиционно выступают академии наук Беларуси и России. В Национальной академии наук Беларуси созданы и успешно действуют семь совместных белорусско-российских центров и лабораторий. В стадии формирования ещё три – с Курчатовским институтом в Москве, Институтом биологии гена Российской академии наук и Кузбасским государственным техническим университетом.

Примером успешной научной кооперации является совместный центр науки, инновационной деятельности Академии наук Беларуси и Сибирского отделения Российской академии наук. Это давнее сотрудничество, очень плодотворное. В его составе находится Научно-исследовательский центр нефти и лесохимических технологий, совместная лаборатория инновационных биоинженерных технологий и российско-белорусская лаборатория системной биологии. И работают успешно.

Убеждён, что высоким научным критериям в полной мере должны соответствовать и программы, которые мы финансируем в рамках Союзного государства. Нами уже реализовано более 40 союзных научно-технических программ в рамках разных отраслей. Это позволило объединить интеллектуальный, технический, производственный, финансовый потенциалы двух стран, укрепить национальную безопасность.

Безусловно в сотрудничестве с субъектами Российской Федерации мы делаем акцент на взаимодополнение наших возможностей в совместном участии в реализации проектов федеральных и региональных программ. Вы знаете, не бывает визита в Беларусь губернатора, с которым бы я ни встретился. Один, два, три раза – это практика моей работы и в принципе моей жизни.

И я очень рад, здесь Владимир Владимирович напомнил о нашем совместном проекте на Сахалине. Интересный проект. Я очень давно и дружен, и знаком с Кожемяко. Он работал в Амурской области, мы очень активно сотрудничали, поддерживали, помогали и наукой, и министры наши там много что сделали. И тут он уезжает на Сахалин. Приехал: «Александр Григорьевич, надо на Сахалине разворачиваться!» У меня понятие – что такое Сахалин? Ну, какие-то там скалистые горы, вулканы и прочее. Ни разу, к сожалению, там не был. Говорит: «Да нет, там и земли хорошие, и прочее. Но нам нужна наука, специалисты и так далее». Наш Министр сельского хозяйства, наверное, по совместительству там уже три года работает министром сельского хозяйства. И до Владимира Владимировича уже дошла информация, что мы, действительно, там создали не просто агрогородок, мы там создали образцово-показательное сельхозпредприятие и промышленность сельского хозяйства, для того чтобы можно было копировать, тиражировать и развивать на Сахалине. И мы с Кожемяко договорились, что дело нашей чести, чтобы Сахалин никогда не покупал никакую сельскохозяйственную продукцию, а возделывал и выращивал её там. И мы отвезли туда всё, наши специалисты, технику, семена, и недавно отправили туда высокопроизводительный скот, для того чтобы наши там развивать производства. И это на Сахалине. Что уже говорить о соседних областях?

Точно так и россияне сегодня работают в Беларуси. Мы просто наверху даже мало знаем этих примеров, но все вы шевелитесь в хорошем смысле слова, как муравьи, если это всё представить. И я вам за это очень благодарен. Вы просто молодцы, надо в этом темпе нам двигаться, создавая наше общее пространство и демонстрировать всем, что никакие санкции, никакое давление нам не помеха, мы преодолеем всё.

Уважаемые товарищи!

Благодаря братским отношениям наших народов у нас есть огромные возможности и ресурсы для дальнейшего наращивания взаимовыгодного сотрудничества Белоруссии и России во всех сферах. И в этом исключительно важную роль играют, как я уже сказал, регионы. Подчеркну, независимо от географической удалённости все российские регионы для нас, белорусов, близки. Мы надеемся, что и к белорусам в России будут относиться точно так, как здесь вот говорил витебский губернатор, везде. Пока мы проблем в этом отношении не имеем, мы друг друга не пугаем, мы едем друг к другу как братья, как родные. И это на уровне людей, а не только наших разговоров с высоких трибун, будь то вопросы социальных гарантий, прав граждан, поставок белорусской техники, сельскохозяйственной продукции, научных разработок, услуг. Именно такой подход позволит нам не только достичь современного уровня технологического развития, но и, самое главное, сохранить наше единство и уверенность в завтрашнем дне.

Благодарю вас за внимание.

Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 июня 2017 > № 2226771 Владимир Путин, Александр Лукашенко


Белоруссия. Россия > Миграция, виза, туризм. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 июня 2017 > № 2223374 Артем Шрайбман

Рубеж дружбы. Почему Россия и Белоруссия стали спорить о границе

Артем Шрайбман

Споры вокруг контроля на российско-белорусской границе показывают, что в Москве больше не рассматривают Минск как полностью надежного союзника в вопросах безопасности. Россия обижена, что Минск использует ее ссору с Западом в своих целях: позиционирует себя как более предсказуемого партнера и зарабатывает на всевозможных санкционных барьерах, которые Россия выстраивает вокруг себя

Москва и Минск давно привыкли спорить о газе, нефти, кредитах, продуктах – от молока до креветок, но теперь они нащупали новую грань разногласий. Отсутствие реальной границы между двумя странами работало гладко, пока их визово-миграционные двери наружу были открыты в равной степени. Но в последние годы Россия окапывает свою осажденную крепость, а Белоруссия, наоборот, робко приоткрывается наружу, не особо спрашивая старшего брата. Отсюда новый источник напряженности.

Безвиз и террористы

В начале января Александр Лукашенко подписал давно лежавший на его столе указ об отмене виз для въезда в Белоруссию на пять дней для граждан 80 государств, включая США и страны Евросоюза. По меркам других постсоветских стран, это была запоздалая и очень скромная мера. Более щедрые въездные преференции Западу еще 10 лет назад дали Украина и Грузия, а в последние годы – Казахстан, Армения и Киргизия.

Но ни у кого из них нет открытой границы с Россией, а у Белоруссии есть. Первого февраля в России опубликовали приказ директора ФСБ Бортникова о введении на границе с Белоруссией пограничной зоны. В мае белорусские рейсы перевели из внутренних терминалов в международные.

Если первый шаг Москвы лишь дал российским пограничникам правовую базу для выборочных проверок паспортов, но не привел к реальному восстановлению контроля на границе, то вторая мера оказалась чувствительнее. Теперь пассажиры рейсов из Минска, включая белорусских граждан, должны стоять в общих очередях на паспортный контроль.

Это ударило по белорусскому госмонополисту «Белавиа», которая немалую часть выручки зарабатывала на удобном транзите через Минск (почти 50% всех пассажиров). Теперь такому туристу нужно проходить паспортный контроль дважды – в Белоруссии и в России, потому что белорусские власти по-прежнему отправляют российские рейсы во внутренний терминал. Эти неудобства снижают привлекательность Минска как места для пересадки.

Официально Москва объясняет свои шаги тем, что Белоруссия ввела безвиз тогда, когда в России растет террористическая угроза. Эту аргументацию недавно изложил российский посол в Минске Александр Суриков, объяснивший, что безвизовый режим в минском аэропорту может быть использован боевиками ИГИЛ (запрещено в РФ).

Версия благородная, но слабая. Во-первых, для потенциального террориста с европейским паспортом задача попасть в Россию не стала проще или сложнее после отмены Минском виз. У Белоруссии и России уже пару лет действует общая база невъездных. Там около 1,7 млн имен, около 90% из них – российская часть. Если иностранец в этом списке, то белорусские пограничники как не пропускали его до отмены виз, так и не пропустят сегодня. Если же он не в списке, он спокойно попадал и попадает на территорию Союзного государства. Все, что изменилось в этом году, – отпала нужда получить белорусскую визу в минском аэропорту. Потенциальный террорист теперь лишь экономит 20 минут и 60–100 долларов.

Во-вторых, российские ответные меры никак не мешают нашему условному террористу прилететь в Минск, сесть на ночной поезд или автобус и добраться до Москвы без всяких дополнительных проверок. На российско-белорусской границе по-прежнему нет никаких проверок в поездах, а в большинстве случаев и на автодорогах, несмотря на введенную погранзону.

Наконец, в-третьих, банально не совпадают даты. Приказ о погранзоне был опубликован в феврале 2017 года, но подписан директором ФСБ в декабре 2016-го, то есть до того, как Минск объявил о безвизовом режиме.

Выборочные проверки паспортов на границе – как в аэропортах Москвы, так и на автотрассах – начались еще осенью 2016-го. И уже тогда российские пограничники на трассах стали разворачивать отдельные автобусы с западными туристами, мотивируя это тем, что на границах с Белоруссией нет международных пунктов пропуска, через которые в Россию должны попадать иностранцы. Белорусские турфирмы несли репутационные и финансовые потери, и спор уже в ноябре 2016 года стал темой разговора двух министров иностранных дел.

Решение Минска о безвизе стало для Москвы лишь удобным поводом, чтобы объяснить введение погранзоны и перевод белорусских рейсов в международные терминалы. Эти меры задним числом окончательно легализовали действия российских пограничников, которые до этого Минск не без оснований считал противоречащими договорной базе Союзного государства.

Шенген на двоих

Реальные причины ужесточения пограничных подходов Москвы публично не проговариваются, но следуют из логики ее действий. Во-первых, это растущая тревога по формуле «мы осажденная крепость в кольце врагов». Такое состояние умов элит и значительной части общества побуждает к новым, в буквальном смысле этого слова охранительным мерам, затыканию всех возможных щелей, даже если из них и не течет.

Во-вторых, чувствуется, что Россия в этот ответственный исторический момент не готова доверить свое спокойствие на одном из фронтов белорусским пограничникам. Это, кстати, обижает Александра Лукашенко лично: он сам служил в Пограничных войсках и после прихода к власти всегда с особым энтузиазмом поддерживал их в должной форме.

Действия Москвы демонстрируют, что российские силовые структуры больше не рассматривают Минск как полностью надежного союзника в вопросах безопасности. Еще одним примером этого же тренда стала начавшаяся в 2016 году переброска войск к белорусской границе для воссоздания 144-й мотострелковой дивизии Западного военного округа Российской армии в Смоленской и Брянской областях. «Белорусский щит» на западе России понадобилось подкрепить своим эшелоном.

Здесь интересен еще и стиль полемики, который, как говорил Померанц, порой важнее ее предмета. Во-первых, по словам белорусских дипломатов, которые никто не опроверг, Минск не уведомили о готовящемся введении погранзоны, хотя, по договоренностям об охране госграницы, должны были.

А во-вторых, погранзону на своей территории Россия определила специфически: с привязкой к местности точными координатами. МИД Белоруссии заметил, что единственный другой участок российской границы, где используется такая же степень детализации, находится у Курил и Сахалина. То есть Россия подошла к определению погранзоны с Белоруссией так же, как с Японией, с которой даже не подписан мирный договор.

Судя по всему, эти дипломатические колкости – отражение более общей обиды на Минск за то, что он налаживает отношения с Западом, пока Россия с ним ссорится. К тому же Минск использует эту ссору в своих целях: позиционирует себя как более предсказуемого и цивилизованного регионального игрока и зарабатывает на всех возможных санкционных барьерах, которые Россия выстраивает вокруг себя, – будь то транзит авиапассажиров с Украины или яблок из Польши.

Российский рецепт решения проблемы – ввести единую визу Союзного государства, свой Шенген на двоих. Это предложение звучало на уровне главы российского правительства еще в 2015 году. Вероятно, именно тогда у российского руководства на волне Сирии и Украины обострились переживания о неприкосновенности своих границ.

Но Белоруссии такой вариант не подходит. Во-первых, потому, что у Минска и Москвы разные визовые режимы с третьими странами, особенно после введения белорусского безвиза. И понятно, кому придется под кого подстраиваться. Во-вторых, потому, что собственная визовая политика – вопрос полноты суверенитета, к которой особенно чутки молодые независимые соседи России.

В итоге Минск, судя по всему, смог убедить Москву пойти на более мягкий вариант визового сближения. Сейчас дипломаты, чиновники из миграционных и пограничных служб двух стран ведут переговоры о новом соглашении о взаимном признании виз для целей транзита. По задумке виза одного из двух государств даст право иностранцу транзитом проехать по территории другого.

Такой договор существовал на уровне СНГ, но 15 лет назад Россия из него вышла. Проработка двустороннего соглашения только началась, но белорусы, очевидно, будут продавливать одним из его пунктов облегчение судьбы транзитных пассажиров, на которых в Минске неплохо зарабатывают. В идеале – признание за белорусскими пограничниками права проверять наличие у этих туристов в паспорте российской визы, чтобы спокойно сажать их в Минске на самолеты в Россию. Задача максимум – вернуть белорусские рейсы во внутренние терминалы российских аэропортов.

Скорее всего, стороны постараются избавить визово-пограничный спор от политического налета и придут к какому-то компромиссному бюрократическому решению. Проблема не фатальная, а вполне техническая и даже не измеряется в сотнях миллионов долларов, как обычно бывает в белорусско-российских отношениях.

Этот спор стал лишь еще одним ярким примером разных векторов, по которым движутся два союзных авторитарных режима, несмотря на сближение внутренних практик. Российский сделал ставку на консолидацию через окапывание от внешнего мира, автаркию как в экономике, так и в сфере безопасности. Белорусская власть, отчасти из-за российского выбора, решила искать новые точки опоры и более открытые формы общения с развитым миром. И чем дальше по своему новому пути идет Россия, тем более удобным фоном она становится для белорусских маневров.

Белоруссия. Россия > Миграция, виза, туризм. Таможня. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 июня 2017 > № 2223374 Артем Шрайбман


Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 июня 2017 > № 2230839 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова белорусским СМИ по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, Москва, 23 июня 2017 года

С.В.Лавров: Рад вас приветствовать. Поздравляю с наступающей через два дня годовщиной – 25-летием установления дипломатических отношений.

Вопрос: Сергей Викторович, благодарим Вас, что согласились ответить на наши вопросы в канун 25-летия установления дипломатических отношений между нашими странами. Для большинства граждан России и Белоруссии это достаточно протокольная цифра, потому что отношения между нашими странами и народами гораздо глубже и дольше, чем четверть века. В то же время для журналистов и экспертов 25 лет – это знаковый период, насыщенный двусторонним взаимодействием, порой не совсем простым, но, безусловно, важным. Хотелось бы услышать Вашу объективную оценку того, что можно отнести к наиболее ярким успехам и достижениям нашего сотрудничества за четверть века.

С.В.Лавров: Вы, безусловно, правы. 25 лет - это, конечно, миг, песчинка в потоке истории наших отношений, которая действительно уходит корнями вглубь веков. Многие столетия мы вместе жили и отстаивали независимость наших земель, народов, духовную и культурную близость. Переплетение судеб людей в прямом смысле, российско-белорусские семьи и дети, – все это создает особую атмосферу и фундамент в наших отношениях, который очень прочный и, я считаю, очень надежный на далекое будущее.

Что касается того периода, который мы прожили как независимые государства после того, как перестал существовать Советский Союз, то, я думаю, что белорусы и россияне первыми поняли пагубность развала тех отношений, которые сформировались за предыдущий период и которые отвечали коренным интересам народов наших теперь уже независимых стран. Именно этим и было стимулировано движение к интеграции, которое затем, в общем-то, было подхвачено и в более широком географическом плане другими странами на пространстве Содружества независимых государств (СНГ). Договор о создании Союзного государства 1999 г. и Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о равных правах граждан 1998 г. были реальными кирпичиками в «здании» нашего Союзного государства, которые позволяют извлекать из наших продвинутых интеграционных планов и решений, большую выгоду. Поэтому Союзное государство как таковое, конечно, наше главное завоевание, хотя целый ряд планов, которые были обозначены в Договоре о создании Союзного государства, еще предстоит завершить. В любом случае какую-то инвентаризацию нужно провести, и мы это предложили нашим белорусским друзьям. Важно, что это сотрудничество опирается не только на взаимоотношения между Москвой и Минском. Практически все российские регионы (а их 80 с небольшим – т.е. практически все) так или иначе участвуют в связях с партнерами в Белоруссии, регулярно происходят обмены визитами не только на уровне правительств России и Республики Беларусь, но и между регионами. Взаимный поток не иссякает. Это позволяет поддерживать очень плотную «ткань» повседневного сотрудничества и союзничества.

У нас общие оборонные задачи. У нас есть объединенная группировка войск, которая надежно обеспечивает безопасность наших стран, нашего Союзного государства в дополнение к союзничеству в рамках ОДКБ, членами которой являются Российская Федерация и Республика Беларусь и где они наиболее активно продвигают дальнейшую гармонизацию наших союзнических действий.

Не могу не упомянуть гуманитарно-культурную сферу. В России и Белоруссии постоянно проводятся фестивали, где коллективы двух стран, общественные движения активно общаются друг с другом и укрепляют те самые человеческие контакты, которые столь важны в современном мире.

Если говорить о наших внешнеполитических делах, то самые плотные координация и взаимодействие у нас развиваются в контексте Программы совместных согласованных действий в области внешней политики, принимаемой на каждые два года, реализуются в полном объеме и позволяют нам буквально в повседневном режиме сверять все наши действия.

Это далеко не все, что характеризует наши отношения за последние 25 лет, но, наверное, основные блоки я постарался выделить.

Вопрос: Что Вы имели в виду под необходимостью провести инвентаризацию?

С.В.Лавров: Необходимо прочитать Договор о создании Союзного государства и будет понятно, что уже выполнено, а что нет. Не буду сейчас вдаваться в эти делали. Думаю, что все в состоянии это сделать самостоятельно.

Вопрос: Главная идея Союзного государства – это равные возможности для граждан России и Белоруссии. Спустя два десятилетия, как видим, еще остались сферы для усиления совместной работы в этом направлении. В каких отраслях в ближайшее время следует ожидать взаимную унификацию прав?

С.В.Лавров: Договор между Российской Федерацией и Республикой Беларусь о равных правах граждан 1998 г. предусматривает унификацию прав во всех областях. Понятно, что этих областей так много, что все за один присест сделать было трудно. Хотя прошло немногим более 10 лет, но сделано много и в сфере трудовой и хозяйственной деятельности, и в сфере тех методов, которые реализуют права на труд и отдых, в образовательной сфере и в области медицинского обслуживания. Если не на 100 процентов, то в очень большой степени сделаны шаги по выравниванию всех прав, включая, как я уже сказал, различные аспекты трудовой деятельности, выход на пенсию, обучение, получение стипендий. Поскольку жизнь не стоит на месте, у нас, например, был введен ЕГЭ. В Белоруссии есть похожие требования, которые отличаются несколько методологически. Сейчас есть решение гармонизировать эти два инструмента с тем, чтобы вообще не было никаких неудобств. В любом случае сейчас белорусы, которые заканчивают среднюю образовательную школу по своей методике, имеют полное право поступать без каких-либо ограничений в российские вузы и наоборот. Это очень важно.

Осталось сделать не так много. Необходимо уточнить кое-какие нюансы по медицине. Сейчас идет процесс расширения категории граждан, которые будут автоматически получать бесплатную медицинскую помощь в обеих странах. Есть вопрос, который связан с несовпадением законодательства о праве собственности на недвижимость, есть различия в том, что касается взимания платы за санаторное лечение и пребывание в гостиницах. Мы ставим эти вопросы перед нашими белорусскими друзьями. Есть соответствующие экспертные контакты. Думаю, что это все уже мелкие вопросы.

Иногда возникают вещи, которые требуют незамедлительного решения, как это произошло с вопросом о признании водительских удостоверений для тех, кто занимается индивидуальной или иной предпринимательской длительностью. 16 июня, через две недели после того, как этот вопрос стал вызывать опасения, в Санкт-Петербурге было принято Постановление Союзного кабинета министров. Этот вопрос уже полностью снят. Думаю, что любые другие нюансы, которые могут возникать (потому что законодательства при всей нашей скоординированности развиваются достаточно индивидуально), будут решаться оперативно без какого-либо неудобства для наших граждан.

Вопрос: Вы уже сказали о том, что Россия и Белоруссия согласовывают свои действия в области внешней политики. В этом году были отменены санкции Евросоюза в отношении Белоруссии, и можно наблюдать некоторое потепление отношений. В то же время у России нет потепления с Западом, скорее похолодание. Как Москва реагирует на такие действия союзника?

С.В.Лавров: Как я понимаю, не все санкции, которые были введены в отношении Республики Беларусь, были отменены, а лишь частично.

Что касается процесса сближения между Белоруссией и Европейским союзом, у нас к этому нет никакой аллергии, ощущения ревности. Это естественное стремление любой страны, в том числе и Российской Федерации искать взаимовыгодные связи со всеми своими соседями.

Отмечу, что с нашей стороны не было какого-либо охлаждения к Европейскому союзу. Мы по-прежнему убеждены в том, что Россия и Европейский Союз, как и Белоруссия и Европейский Союз и другие наши с вами соседи с ЕС должны сотрудничать транспарентно, равноправно и откровенно.

Мы никогда не ставили перед нашими партнерами на постсоветском пространстве вопрос о том, что они должны выбирать, с кем хотят быть – с Россией или с Западом. Такой вопрос неоднократно ставили перед странами постсоветского пространства наши западные коллеги. Чего стоит первый «майдан» на Украине 2004 г., когда министры иностранных дел стран Евросоюза публично требовали от Киева сделать выбор, с кем он хочет быть – с Россией или с Европой. Считаю, что это безобразная, подрывная политика, которая до сих пор аукается и украинскому народу, да и многим другим – она применялась и проводилась не только там.

В нашей Концепции внешней политики сказано, что мы выступаем за равноправное, продвинутое, стратегическое партнерство с Европейским союзом. Этот принцип остается в наших доктринальных установках. Как только Евросоюз будет готов изменить свою нынешнюю абсолютно тупиковую линию (а такие признаки уже проявляются), мы будем готовы вернуться на путь поступательного развития в интересах наших граждан и граждан стран Евросоюза.

Повторю, что есть целый ряд указаний на то, что осознание абсолютной бесперспективности нынешней линии приходит ко многим членам Европейского союза, которым уже давно не нравится, что политику в отношении России формирует русофобское меньшинство, злоупотребляющее тем самым принципом солидарности, который есть в ЕС, требующее всех солидаризироваться с их экстремистскими, категорически антироссийскими подходами. С подходами тех, кто выступает за разумные отношения с Россией, они не хотят солидаризироваться, не хотят искать ничего посередине.

Мы говорили нашим партнерам на постсоветском пространстве, в том числе нашим партерам из Республики Беларусь, и коллегам из Евросоюза в ходе контактов с ними, что мы не хотели бы, чтобы известная программа «Восточное партнерство» использовалась для того, чтобы ставить так называемые фокусные страны перед ложным выбором. С самого начала мы были готовы сотрудничать с этим проектом, предлагали Брюсселю поискать проекты, которые в рамках этой программы будут объединять страны ЕС, страны, являющиеся фокусными в рамках программы «Восточного партнерства» и которые также включали бы в себя участие Российской Федерации. К сожалению, с тех пор мало, что получилось. Но мы не делаем из этого трагедии. Хотя мы знаем, как кое-кто хочет этот процесс, нацеленный на достижение полезных результатов, опять превратить в некую антироссийскую затею.

Еще раз подчеркну, у нас не вызывает никакого отторжения стремление какой-либо страны сотрудничать с кем бы то ни было в сферах социально-экономического, гуманитарного и культурного развития. Это также закреплено в наших документах, и в нашей внешней политике это называется «принцип многовекторности». Исходя из своего географического положения Россия не может иначе подходить к выстраиванию своей внешней политики, равно как и Беларусь, учитывая её географическое и геополитическое положение, имеет полное право и, уверен, даже должна добиваться хороших отношений со всеми своими соседями.

То, что к соседям приходит озарение и они начинают отказываться от своей санкционной принудительной позиции в отношениях с Республикой Беларусь, можно только поприветствовать. Надеюсь, что они делают это не для того, чтобы опять попытаться оторвать Белоруссию от России, а просто потому, что убедились, что любые санкции – это путь в никуда, и ничего хорошего они никогда не приносят, в том числе и тем, кто их заказывает и осуществляет.

Вопрос: Соседи из Восточной Европы, не оглядываясь на приближение инфраструктуры НАТО к границам Союзного государства, часто достаточно нервно реагируют на любые плановые совместные военные учения России и Белоруссии. Недавно Президент Литвы Д.Грибаускайте назвала опасностью для Прибалтики соседство Белоруссии с Литвой. На Ваш взгляд, как мы должны реагировать на подобные заявления? Готовы ли мы к дальнейшему усилению позиций НАТО на нашем западном направлении?

С.В.Лавров: Во-первых, стенания и причитания по поводу наших учений с Республикой Беларусь наблюдаются уже не первый год. В настоящее время у нас готовятся учения «Запад – 2017». Пару лет назад были учения «Щит Союза – 2015». Раздавались те же самые крики, что сейчас российские войска якобы для проведения учений войдут, а потом останутся там навеки и оккупируют Республику Беларусь. Больший бред, наверное, трудно себе представить. Тем более, если речь идет о политиках, которые претендуют на какую-то респектабельность в Европейском Союзе.

Слухи о том, что мы якобы готовимся к введению войск в Белоруссию под видом учений и сохранению их там на веки вечные, были многократно опровергнуты как с российской стороны, так и со стороны руководства Республики Беларусь.

Наши коллеги из Североатлантического альянса прекрасно знают, что у них есть приглашение на эти учения, которые проводятся транспарентно, как и все предыдущие совместные военные учения Российской Федерации и Республики Беларусь. В Совете Россия-НАТО неоднократно проходили презентации по поводу тех учений, которые проводятся с участием Российской Федерации и её союзников и партнёров.

Всё, что необходимо делать для поддержания нормальной атмосферы в Европе, для укрепления доверия, недопущения обострения ситуации, недопущения нагнетания каких-либо конфронтационных тенденций, мы стараемся делать. Мы неоднократно убеждались в том, что все эти приготовления, которые сейчас реализуются на практике, когда инфраструктура НАТО приближается к нашим общим границам, когда новые подразделения направляются туда же, причем под лозунгом постоянной ротации, что означает постоянное развертывание во всех практических смыслах, что все эти предлоги, которые используются для оправдания подобного рода действий, надуманы. Не было бы государственного переворота на Украине, после которого мы были вынуждены прийти на защиту тех людей, которые отказались подчиняться путчистам неонацистского толка, было бы придумано что-то другое. Натовские планы никогда не менялись и с разной степенью интенсивности были нацелены на то, чтобы жадно осваивать то геополитическое пространство, которое, как они считали, оказалось «бесхозным» после распада Советского Союза.

Эта стратегия, к огромному сожалению, возобладала над теми, кто предлагал после распада Советского Союза идти не по пути укрепления Североатлантического альянса, его бесконечного расширения во все стороны, и прежде всего на Восток, не по пути углубления разделительных линий в Европе, а по пути выработки общего подхода, может быть, «под крышей» ОБСЕ, либо под какой-либо иной универсальной «крышей», который опирался бы на обеспечение равной неделимой безопасности для всех стран Североатлантического региона.

Когда Россия несколько лет назад предложила заключить соответствующий договор, чтобы уже в юридически обязывающей форме закрепить то, что торжественно произносили лидеры западного мира о необходимости избегать попыток укрепления собственной безопасности за счет безопасности других, нам сказали, что пусть этот политический лозунг остается политическим лозунгом, а юридические гарантии безопасности получат от Запада только те страны, которые вступят в НАТО.

Это откровенно провокационная политика, которая до сих пор сохраняется и отражает некую натоцентричность в мышлении. Это плохо и не помогает налаживать добрососедство, укреплять доверие, снимать озабоченность. Хотя мы по-прежнему делаем всё, что от нас зависит, даже в этих условиях.

Год назад Президент России В.В.Путин поддержал предложение Президента Финляндии С.Нийнистё о том, чтобы разработать дополнительные меры безопасности в воздушном пространстве Балтийского региона, включая решение вопроса о т.н. транспондерах. Предполагалось, чтобы все самолеты, включая военные, пролетали с включенными транспондерами. В июле прошлого года мы внесли соответствующее предложение в Совет Россия-НАТО, касающееся не только транспондеров, но и других мер доверия и транспарентности. Натовцы, которые постоянно призывали нас быть более предсказуемыми, уже скоро год думают над тем, как отреагировать на эти наши предложения. Как говорится, это проверка практическими делами тех позиций, которые излагаются публично.

Что касается наращивания контингентов и инфраструктуры прежде всего в Прибалтике и Польше на бывших модернизируемых советских базах и на вновь создаваемых базах, переброски контингентов стран НАТО, в т.ч. ведущих западных государств на границы с Российской Федерацией. Я высокого мнения о качестве военной мысли и подготовки в США, ФРГ, Великобритании и других странах Североатлантического альянса. Я не могу допустить, чтобы у них было хоть малейшее допущение возможности нападения России на НАТО. Все, что происходит, отражает линию, которая возникла в конце 80-х – начале 90-х гг., на освоение геополитического пространства, которое оказалось как бы «свободным». Разумеется, все это идет в нарушение заверений, которые давались руководству СССР о том, что не только НАТО не будет расширяться на Восток, но и на востоке Германии не будет никаких объектов натовской инфраструктуры. Я не предлагаю в этой связи вдаваться в какую-то панику, нагнетать конфронтацию, поддаваться на провокации, которые нацелены на то, чтобы втянуть нас в непомерную гонку вооружений. У нас есть достаточно уверенности в том, что Россия и Республика Беларусь в рамках объединенной группы войск обладает всем необходимым, чтобы никакие провокации не подорвали нашу безопасность.

Вопрос: Как и любые партнеры, Россия и Белоруссия в чем-то имеют схожие позиции, а где-то придерживаются разных точек зрения. Есть ли в отношениях между нашими странами какие-то проблемные вопросы и серьезные разногласия, или это все рабочие моменты, которые последовательно разрешаются?

С.В.Лавров: Нет ни одной пары государств, между которыми на сто процентов все было бы абсолютно согласовано раз и навсегда. Во-первых, страны обладают суверенитетом. Во-вторых, в любом интеграционном механизме ключом является нахождение баланса между экономическими интересами. Однажды найденный баланс никогда не остается навсегда, потому что жизнь идет, экономика развивается, появляются новые технологии, меняется конъюнктура, которая влияет на экономику каждого участника международной торговли и международного инвестиционного сотрудничества.

Так происходит и в наших отношениях в рамках Союзного Государства. Отмечу, что белорусские переговорщики (в особенности из экономического блока) очень настойчивые и аргументированные. Наши коллеги стараются им в этом не уступать. Когда в последнее время возникли разногласия по поводу отдельных аспектов энергетического сотрудничества, эксперты потратили немало усилий и времени, но в итоге подготовили к апрельской встрече президентов почву для того, чтобы Президент России В.В.Путин и Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко достигли договоренности, которая сняла вопросы и шероховатости, возникшие на данном этапе нашего интеграционного взаимодействия. Я уверен, что и в будущем будут возникать вопросы, требующие дополнительного вмешательства, и я не менее уверен, что их будут регулировать таким же союзническим и товарищеским способом с тем, чтобы обеспечить взаимовыгодное решение каждого из них.

Вопрос: Сейчас готовится межправительственное соглашение о взаимном признании виз. В какие сроки планируется его подписание? Можем ли мы говорить о том, что у наших стран общий союзный взгляд на весь спектр вопросов миграционной политики?

С.В.Лавров: Общий взгляд вырабатывается. На заседании Союзного Правительства 16 июня в Санкт-Петербурге была одобрена Программа совместных действий по формированию общего миграционного пространства до 2020 г. Главным инструментом работы на этом направлении будет созданная уже достаточно давно межведомственная группа по согласованию миграционной политики. Она возглавляется первыми заместителями министров внутренних дел, которые встречались в апреле и в значительной степени подготовили предложения, которые были одобрены премьерами в рамках Программы формирования общего миграционного пространства. Это уже важный шаг в создании единых подходов в этом непростом вопросе, учитывая, что у нас пока нет полного совпадения по перечню стран, с которыми мы имеем тот или иной режим –безвизовый или визовый облегченный.

У нас в планах соглашение о едином визовом пространстве. Первым шагом на этом пути является договоренность о взаимном признании виз, которую мы хотим согласовать. Это будет требовать профессиональных, технических и экспертных консультаций. Мы их сейчас начинаем. По достижению договоренности мы очень серьезно продвинемся и в формировании не только единого миграционного, но и единого визового пространства.

Вопрос: Вы уже сказали о невведении российских войск в Белоруссию. Хотелось бы уточнить несколько деталей по схожей проблематике. Одно время обсуждалось создание в Белоруссии российской военной авиабазы. Этот вопрос больше не поднимается и не обсуждается? Поднимается ли вопрос о каком-либо военном присутствии России в Белоруссии?

С.В.Лавров: Я не слышал, чтобы вопрос о военной базе поднимался в последнее время. Мы приняли к сведению решение Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко, который принял это решение в рамках своих полномочий и компетенции. Мы относимся к нему с полным уважением.

О каком-то присутствии российских войск на территории Белоруссии за пределами согласия белорусского руководства никто и не помышляет. Еще раз подчеркну, что военные учения, которые регулярно проводятся на территории Белоруссии с участием контингентов ВС Российской Федерации, являются результатом согласованных решений, принятых главами государств, которые осуществляются на транспарентной основе и в полном соответствии с обязательствами в рамках Союзного Государства.

Вопрос: В настоящий момент Россия и Белоруссия активно включились в работу над проектом «Экономического пояса Нового Шелкового пути». Однако есть скептики, которые видят в этом угрозу мягкого захвата наших рынков. В чем перспективность этого проекта, что он может дать Белоруссии, России и ЕАЭС в целом?

С.В.Лавров: Современная ситуация в мировой экономике не очень устойчива и предсказуема, как принято говорить, волатильна. Все большее количество стран понимают, что нужно искать устойчивость прежде всего через наращивание интеграционных процессов. Создание ЕАЭС при активной инициативной роли наших стран является отражением этих тенденций. Упомяну в скобках, что и в рамках СНГ есть интеграционные процессы, в частности, там функционирует зона свободной торговли для товаров. Сейчас идут экспертные консультации с тем, чтобы распространить эту зону свободной торговли на сферу услуг. Так что эти процессы на нашем общем пространстве развиваются не только в ЕАЭС, но и в более широком географическом формате.

Одновременно, как вы помните, при создании ЕАЭС главами государств был декларирован его открытый характер и готовность к сотрудничеству в самых разных общеприемлемых формах с другими странами. Замечу, что сейчас около 50 стран проявляют интерес к установлению тех или иных отношений с Евразийским экономическим союзом. Многие из них хотели бы договариваться о создании зоны свободной торговли. Первый договор о создании такой зоны был заключен с Вьетнамом. Идут переговоры с целым рядом других стран Юго-Восточной Азии, начинаются консультации и с организацией АСЕАН, о чем говорилось в мае 2016 г., когда в Сочи состоялся саммит Российской Федерации и стран Ассоциации Юго-Восточной Азии.

Открытость общей позиции стран-членов ЕАЭС предполагает установление связей с соседями нашего интеграционного объединения, крупнейшим из которых является Китайская Народная Республика, которая примерно в те же годы, когда начинались переговоры о ЕАЭС, стала продвигать инициативы о создании «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути», которые в итоге оформились в концепцию «Один пояс – один путь». В мае этого года в Пекине состоялся очень представительный, с участием порядка 50 руководителей различных стран и организаций форум, где обсуждались возможности развития этой концепции. Она действительно предполагает продвижение транспортных, логистических маршрутов, экономического взаимодействия на огромном пространстве всего Евразийского континента. Не думаю, что этого следует опасаться.

Что касается наших действий в рамках ЕАЭС, то, во-первых, уже пару лет назад руководство ЕАЭС, главы государств одобрили линию на то, чтобы мы старались гармонизировать свои интеграционные планы и планы, которые продвигает в рамках упомянутой концепции КНР. Во-вторых, наши руководители и руководитель Китая согласились работать над тем, что условно называется «Большой Евразийский проект», который включал бы в себя ЕАЭС, КНР, ШОС, которая с вступлением в нее Индии и Пакистана обрела мощный дополнительный экономический вес. Помимо этих перечисленных мной организаций еще и страны АСЕАН высказали свою заинтересованность. Если мы посмотрим на географические параметры этого вырисовывающегося взаимодействия, то станет ясно, что сам Бог велел посмотреть и на Запад, где развиваются интеграционные процессы в ЕС, который сейчас переживает непростой период – например, «брекзит», высказывается и ряд других скептических настроений. Мы были бы очень заинтересованы в том, чтобы эти сложности были преодолены. Евросоюз, несмотря на резкое сокращение нашего товарооборота, по-прежнему остается нашим главным внешнеэкономическим партнером. Кстати, Республика Беларусь – наш первый партнер по товарообороту в СНГ и четвертый, если брать весь спектр наших торговых партнеров во всем мире.

Я убежден, что, учитывая достаточно активную работу на пространстве к Востоку от ЕС по продвижению интеграционных процессов, в Европейском союзе не могут не понимать, что они только выиграют от нахождения взаимовыгодных путей подключения к этой работе. Когда (надеюсь, именно «когда», а не «если») это произойдет, будет воплощаться в жизнь то самое видение, которое еще Ш. де Голль сформулировал, говоря о единой Европе от Атлантики до Урала. Сейчас мы уже говорим об общем экономическом и гуманитарном пространстве с опорой на равную и неделимую безопасность от Лиссабона до Владивостока. Опасаться этого не следует. Никто, по крайней мере, в рамках структур, в которых мы работаем – ЕАЭС, ШОС, диалог с Китаем и АСЕАН – не собирается никому ничего навязывать, все решения будут приниматься на основе баланса интересов. Белоруссия как страна, которая находится на стыке процессов, развивающихся между ЕАЭС и его восточными соседями, и тех процессов, которые происходят в ЕС, обладает очень хорошими возможностями органично вписаться в современные тенденции.

Вопрос: В последнее время активизировались разговоры о том, что Минские договоренности себя исчерпали и необходимо переходить к другому формату, в том числе с участием США. Каково Ваше мнение по этому поводу?

С.В.Лавров: Я не слышал серьезных разговоров о том, что Минские договоренности себя исчерпали. Несерьезных – много, в основном они слышатся из Киева. Практически с момента подписания договоренностей украинские руководители стали искать предлоги для их невыполнения. То вбрасывалась и очень долго муссировалась идея обращения в ООН, тем самым внося сумятицу в схему, предполагающую опору на ОБСЕ. Потом стали говорить о необходимости вооруженных полицейских со стороны ЕС, о необходимости вооруженной миротворческой миссии по линии ООН и т.д. Тем не менее, сейчас из уст Президента Украины П.А.Порошенко мы слышали, что Минские договоренности должны полностью выполняться. Но это лишь фраза, потом в разных форматах и по разным каналам украинские коллеги расшифровывают это. Расшифровка выглядит так: Минские договоренности должны выполняться, но не в той последовательности, которая там записана. В Киеве считают, что сначала украинская власть должна получить полный контроль над всем Донбассом, а потом выполнять свои обязательства по проведению выборов и отражению какого-то статуса этого региона в конституции. Это противоправно, потому что Минские договоренности были утверждены СБ ООН и предполагают решение всех вопросов политических реформ (амнистию, закон об особом статусе Донбасса, на постоянной основе закрепленный в конституции, проведение выборов под контролем ОБСЕ) прежде, чем Киев установит полный контроль над этим регионом. Без этих политических реформ невозможно гарантировать безопасность людей, которые сейчас руководят отдельными районами Донецкой и Луганской областей, и которые возглавили протест против незаконного госпереворота, осуществленного, прежде всего с помощью неонацистских элементов. То, что произошло и происходит с противниками присутствия и доминирования в действиях киевских властей радикалов, имею в виду инцидент в Одессе и многие другие, которые до сих пор не расследованы, заставляет всерьез усомниться в том, что киевские власти будут способны обеспечить безопасность этих людей. Гарантии в виде особого статуса, амнистии, выборов, которые должны отражать волю проживающих на этих территориях людей, абсолютно неизбежны и неотъемлемы. Именно они закреплены в Минских договоренностях как условие восстановления полного контроля киевских властей над всем этим регионом.

Вопрос: Нужен ли здесь какой-то другой формат или нужно выполнять исключительно Минские договоренности?

С.В.Лавров: Еще на стадии администрации Б.Обамы, когда нам задавали эти вопросы, мы отвечали, что если наши европейские партнеры, которые вместе с нами помогают продвигать «нормандский формат» как средство внешнего содействия выполнению Минских договоренностей на это готовы, то мы будем не против подключения американских коллег. Но тогда было сочтено целесообразным сотрудничать с американцами в дополнение к «нормандскому формату», а не внутри этого механизма. Как вы знаете, был двусторонний канал США–Россия на уровне представителей Госдепартамента и Администрации Президента Российской Федерации. Такие же двусторонние каналы существовали у Вашингтона с Берлином, Парижем, Киевом. Когда в Москве в апреле был Госсекретарь США Р.Тиллерсон, когда я был в Вашингтоне и встречался с Президентом США Д.Трампом и Госсекретарем Р.Тиллерсоном в мае этого года, при обсуждении украинского кризиса мы подтвердили готовность возобновить двусторонний канал, если Администрация Д.Трампа сочтет это целесообразным. Мы считали, что это было бы полезным, но пока конкретных откликов на эту нашу заинтересованность мы не получили.

?

Россия. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 июня 2017 > № 2230839 Сергей Лавров


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июня 2017 > № 2214545 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заседание Совета Министров Союзного государства.

Беседа Дмитрия Медведева с Премьер-министром Белоруссии Андреем Кобяковым

Из стенограммы начала беседы:

Д.Медведев: Всех сердечно приветствую – Вас, Андрей Владимирович (обращаясь к А.Кобякову), и других наших белорусских коллег, друзей. У нас сегодня запланировано проведение двусторонних мероприятий и заседание союзного Совета Министров. Надеюсь, что сделаем всё оперативно и качественно.

А.Кобяков: Спасибо за гостеприимство, за основательную подготовку нашей встречи. Рассчитываем на хороший результат.

<…>

Заседание Совета Министров Союзного государства России и Белоруссии.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Андрей Владимирович (обращаясь к А.Кобякову)! Уважаемые коллеги! Я всех сердечно приветствую на заседании Совета Министров Союзного государства.

У нас есть договорённость организовывать наши встречи не только в столицах. Мы этой договорённости следуем. Сегодняшнее заседание проводим в Санкт-Петербурге, следующее будем проводить в Гомеле. Кстати, и Петербург, и Гомель очень продуктивно развивают межрегиональное сотрудничество.

Несколько слов по текущей ситуации, которая сложилась в экономике Союзного государства.

По итогам I квартала в двустороннем торгово-экономическом сотрудничестве наблюдается позитивная динамика. Мы это уже отмечали, ещё раз хочу сказать об этом. Хотя до этого, если смотреть цифры по году, мы отмечали некоторое снижение. Заметное влияние оказывает укрепление российского и белорусского рубля, которое наблюдается в последние полгода.

За три первых месяца товарооборот увеличился более чем на четверть по сравнению с тем же периодом прошлого года и составил около 9,5 млрд долларов. Мы прибавили в физических объёмах экспорта и импорта и, что особенно важно, увеличили в структуре торговли удельный вес продукции машиностроения, химической промышленности, изделий из металлов, продовольственных товаров, сельскохозяйственного сырья. В целом это неплохой результат. С учётом того, что в минувшем году нам пришлось немало дискутировать по условиям сотрудничества в энергетической сфере, это результат удовлетворительный.

Для дальнейшего развития торговых связей, бизнеса важно поощрять промышленную кооперацию, стимулировать приток инвестиций, снимать остающиеся барьеры и ограничения, создавать условия для равного доступа компаний на рынки двух стран. То есть, по сути, твёрдо следовать намеченным планам совместной работы в рамках Союзного государства и Евразийского союза.

Цель понятна – выйти на производство высокотехнологичной, инновационной продукции на основе разработок и программ Союзного государства – продукции, которая производилась бы из комплектующих и материалов, подготовленных у нас, и в готовом виде могла бы конкурировать на мировом рынке.

Сегодня мы рассмотрим несколько решений, которые дополнительно, надеюсь, подтолкнут эту работу.

Повестка дня включает два десятка вопросов – от экономики и научно-технического взаимодействия до миграционной политики и безопасности. Часть этих вопросов уже абсолютно согласована, часть мы продолжали обсуждать на переговорах в узком и расширенном составе. Часть вопросов будет доложена для того, чтобы у всех присутствующих было лучшее представление.

Наиболее актуальные темы мы уже прошли. По проблематике, которая важна, мне кажется, вот на что нужно было бы обратить особое внимание.

Во-первых, это усиление практического взаимодействия в машиностроении. Кооперацией в этом секторе промышленности в целом мы довольны. В прошлом году доля машин, оборудования и транспортных средств составила пятую часть нашего товарооборота, что, конечно, очень важно для экономик наших стран. Здесь сложились устойчивые связи между предприятиями. Разработаны и применяются уникальные технические решения, которые проверены годами.

Вместе с тем есть и проблемы с доступом продукции на рынок. На практике пока не применяются единые критерии признания промышленной продукции. Остающиеся ограничения нужно снимать и таким образом обеспечивать производителям бóльшую свободу.

Во-вторых, крайне важным является более тесное сотрудничество в сфере агропромышленного комплекса. Тем более что в последние годы на территории соседних стран участились вспышки особо опасных заболеваний животных и птиц. И у нас есть проблемы. Мы способны минимизировать и устранять эти риски, если будем последовательно увеличивать производство собственной племенной продукции птицеводства, животноводства, применять новейшие биотехнологии и, конечно, активнее бороться с серыми поставками на продовольственный рынок Союзного государства.

В-третьих, это создание единого миграционного пространства.

Мы уже достаточно серьёзно сблизили наше законодательство в этой сфере. Между миграционными службами налажен обмен данными, но нужно всё равно выходить на более высокие формы взаимодействия. Проводятся, конечно, и совместные оперативные мероприятия. Но есть и проблема, которую мы сегодня обсуждали и по которой коллеги работали в рамках моего поручения в России. В Белоруссии тоже работали. Это лица из третьих стран – процедуры их въезда и пребывания требуют, конечно, иной степени контроля, что и предстоит дополнительно проработать, о чём мы сегодня договорились.

И нам нужно подумать, как вообще согласовать дальнейшие планы по координации миграционной политики в Союзном государстве.

Это не исчерпывает всего того, чем мы занимались и сейчас будем заниматься, но, на мой взгляд, это важные вещи.

Андрей Владимирович, передаю Вам слово.

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета Министров Союзного государства! Уважаемые участники заседания!

Прежде всего позвольте поблагодарить наших уважаемых российских коллег за такой радушный приём, за прекрасные условия, которые созданы для проведения нашего союзного мероприятия.

Наше сегодняшнее заседание проходит в преддверии наступления значимой даты – 25-летия с момента установления дипломатических отношений между Республикой Беларусь и Российской Федерацией. За эти годы нам удалось достичь серьёзных результатов, напрямую влияющих на жизнь граждан наших государств. Самыми основными завоеваниями в этом плане считаю сохранение и развитие кооперационных связей в экономической сфере и обеспечение равных прав граждан на территории наших государств.

Российская Федерация продолжает оставаться ключевым торговым партнёром Белоруссии. Хочу для сравнения сказать, что среди внешнеторговых партнёров России Беларусь занимает по товарообороту и в этом году, и в прошлом году занимала четвёртое место среди всех стран мира после таких стран, как Китай, Германия и Нидерланды, и первое место – среди стран СНГ. Совместными усилиями нам удалось переломить кризисные тенденции, и за четыре месяца 2017 года мы имеем существенное увеличение нашего товарооборота более чем на четверть по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Вопросы сохранения и углубления кооперационных связей, обеспечения равных прав граждан были и остаются основными элементами повестки дня белорусско-российских отношений. Не исключение и сегодняшнее заседание, на котором нам предстоит в конструктивном ключе рассмотреть возникающие вопросы и выработать взаимоприемлемые решения. По поднятым в повестке дня вопросам проведена серьёзная подготовительная работа.

По линии промышленности удалось нащупать определённые развязки по снятию взаимных ограничений во взаимных поставках продукции машиностроения. Убеждён, что выработка взаимоприемлемого решения по данному вопросу является одним из кирпичиков того фундамента, который позволит нам сохранить потенциал машиностроительного комплекса и создать условия для производства высокотехнологичной продукции на нашем союзном рынке.

По линии взаимодействия в сельскохозяйственной сфере двух стран мы пока ещё в начале пути. Считаю, что здесь мы могли бы работать более эффективно и быстрее решать возникающие вопросы. В этой связи мы возлагаем определённые надежды на работу группы «Лабораторный контроль» для оперативной проработки вопросов по выявлению несоответствия санитарным нормам продукции животного происхождения, поступающей из Белоруссии в Россию. Налажен обмен оперативной информацией по линии санитарных служб. Считаю, что в этой сфере мы можем и должны взаимодействовать эффективнее, тем более что у нас достаточно положительных примеров такого взаимодействия. Мы смогли урегулировать проблемные вопросы в сфере обращения лекарственных средств, отменить административные и иные ограничения по допуску российских и белорусских предприятий на строительный рынок наших государств и многое другое.

Отдельно хотел бы остановиться на таком вопросе нашего взаимодействия, как защита прав граждан Белоруссии и России. Нами намечены конкретные меры по техническому решению задач, которые позволят обеспечить свободное перемещение граждан Российской Федерации и Республики Беларусь через российские воздушные пункты пропуска.

Также, я уверен, будет найдено решение о признании национальных водительских удостоверений на территории Союзного государства.

В концептуальном плане на ближайшую перспективу представляется целесообразным обратить особое внимание на разработку документа о приоритетных направлениях и первоочередных задачах развития Союзного государства на 2018–2022 годы. Считаю, что этот документ должен иметь конкретный, прикладной характер и отвечать насущным, стоящим перед нами задачам.

Повесткой сегодняшнего заседания предусмотрено также рассмотрение ряда других важных вопросов. Это реализация союзных программ, прогнозные балансы спроса и предложения по важнейшим видам продукции, индикативные балансы топливно-энергетических ресурсов, формирование единого научно-технологического пространства, функционирование объединённой транспортной системы, развитие малого и среднего предпринимательства. Эти вопросы предварительно согласованы, по ним предлагается принять соответствующие решения.

Уважаемые коллеги! В завершение хочу отметить, что вопросы, которые мы сегодня рассмотрим, и решения, которые мы примем, будут в дальнейшем вынесены на заседание Высшего Государственного Совета Союзного государства, которое состоится в ближайшее время – 30 июня. Я уверен, что сегодняшнее заседание послужит хорошим подспорьем для принятия главами государств решений по важнейшим вопросам нашего взаимодействия, направленного на развитие Союзного государства во всех сферах.

<…>

В ходе заседания были приняты и подписаны следующие документы:

Постановление Совета Министров Союзного государства «О сохранении потенциала машиностроительного комплекса Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О сотрудничестве в сфере агропромышленного комплекса Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и Российской Федерации за январь – март 2017 года»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об отчёте об исполнении бюджета Союзного государства за 2016 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О прогнозных балансах спроса и предложения по важнейшим видам продукции Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства на 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об основных направлениях формирования единого научно-технологического пространства Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О Примерном перечне приоритетных научно-технологических и инновационных программ и проектов Союзного государства для их дальнейшей разработки, утверждения и реализации»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения Плана мероприятий по формированию и функционированию объединённой транспортной системы Союзного государства на 2016–2018 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О развитии малого и среднего предпринимательства в Союзном государстве»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Плане мероприятий по формированию единого миграционного пространства на территориях государств – участников Договора о создании Союзного государства на 2017–2020 годы»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе реализации научно-технической программы Союзного государства "Современные технологии и оборудование для производства новых полимерных и композиционных материалов, химических волокон и нитей на 2008–2011 годы"», шифр «Композит»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе выполнения научно-технической программы Союзного государства "Разработка и освоение серий интегральных микросхем и полупроводниковых приборов для аппаратуры специального назначения и двойного применения"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе выполнения научно-технической программы Союзного государства "Разработка унифицированного мобильного многофункционального комплекса внешнетраекторных измерений двойного назначения на базе специальных оптоэлектронных систем и сверхвысокочастотных элементов" (шифр – "Траектория")»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах выполнения Программы первоочередного развития таможенной инфраструктуры пограничных пунктов таможенного оформления (пунктов пропуска) на территории Республики Беларусь на период 2002–2007 годов»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах выполнения программы Союзного государства "Совершенствование системы защиты общих информационных ресурсов Беларуси и России на основе высоких технологий" на 2011–2015 годы»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Концепции научно-технической программы Союзного государства "Разработка инновационных энергосберегающих технологий и оборудования для производства и эффективного использования биобезопасных комбикормов для ценных пород рыб, пушных зверей и отдельных видов животных" ("Комбикорм-СГ")»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Концепции программы Союзного государства "Совершенствование пограничной безопасности Союзного государства" на период 2017–2021 годов»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О научно-технической программе Союзного государства "Разработка инновационных геногеографических и геномных технологий идентификации личности и индивидуальных особенностей человека на основе изучения генофондов регионов Союзного государства" ("ДНК-идентификация")»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О председателе Пограничного комитета Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Положении о проведении мероприятия "Туристский слёт учащихся Союзного государства"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе работы по урегулированию вопросов выполнения чартерных рейсов для граждан Российской Федерации и Республики Беларусь в аэропорты Российской Федерации, не имеющие международных пунктов пропуска»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О признании национальных водительских удостоверений на территории Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Совета Министров Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об Основных вопросах к заседаниям Совета Министров Союзного государства на 2017 год».

Список участников заседания Совета Министров Союзного государства, 16 июня 2017 года: http://government.ru/media/files/sT0gj8hcG8kFzhTgu53cH7F9zY9FiJMT.pdf

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 16 июня 2017 > № 2214545 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter