Всего новостей: 2555324, выбрано 16 за 0.129 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Бельгии: Минеев Александр (9)
Бельгия. Россия. БРИКС > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > customs.ru, 5 июля 2018 > № 2668250 Руслан Давыдов

Интервью первого заместителя руководителя ФТС России Руслана Давыдова ИА "ТАСС" по итогам заседаний Политической комиссии и Совета Всемирной таможенной организации.

Первый замглавы ФТС: Россия предложила создать модель таможни будущего.

Первый заместитель руководителя Федеральной таможенной службы (ФТС) Руслан Давыдов рассказал в интервью ТАСС по итогам заседаний Политической комиссии и Совета Всемирной таможенной организации (ВТамО) какой должна стать таможня будущего, как Россия предлагает регулировать трансграничную интернет-торговлю, в чем недостатки рейтинга Всемирного банка Doing business и как страны БРИКС взаимодействуют в таможенной сфере.

– В Брюсселе в последнюю неделю июня прошла сессия Политической комиссии, а затем Совета Всемирной таможенной организации (ВТамО), включая выборы генсека организации. Каковы результаты их работы, кто возглавил эту структуру?

– Главный итог выборов для России – это то, что мы еще на год сохранили за собой пост вице-председателя Совета ВТамО – председателя Европейского региона, крупнейшего в структуре организации, состоящего из 51 государства.

А выборы генерального секретаря закончились победой действующего генсека Всемирной таможенной организации. Представитель Японии Кунио Микурия выбран на третий срок подряд. Во ВТамО нет ограничений по количеству сроков пребывания на этом посту.

Соперником японца была единый кандидат от Евросоюза, глава таможни Испании испанка Пилар Хурадо. Хотя она и проиграла, но уровень ее поддержки со стороны всех регионов ВТамО и реакция зала на ее выступление позволяют сделать вывод, что призыв к переменам в этой организации поддерживается многими ее членами. Во-первых, Пилар Хурадо призвала к транспарентности и повышению эффективности управления ВТамО. К этому же призывает Россия все последние годы – к более широкой вовлеченности членов организации в ее работу.

Был у кандидата от Испании и тезис, о котором также часто говорит российская сторона. В последние годы ВТамО теряет инициативу во многих вопросах, в том числе по чисто таможенным темам, по которым она должна играть лидирующую роль. Пример – Балийское соглашение, которое было заключено в рамках ВТО. По сути, оно на 90% является соглашением об упрощении процедур международной торговли. И это полностью компетенция ВТамО. А мы, получается, играем здесь вторым номером после ВТО.

Также речь шла о взаимодействии таможенных и налоговых служб – это еще один приоритет ВТамО, внесенный по инициативе России. Мы уверены, что необходимо наладить информационный обмен между этими службами. Как только появляется информация в электронном виде, сразу появляется возможность ее обрабатывать, анализировать, принимать решения в рамках системы управления рисками, определять объекты контроля делать выводы. Когда информации нет – работа ведется в ручном режиме – медленно и неэффективно.

Кстати, любопытно, что решения по всем приоритетным вопросам, которые обозначались Россией во ВТамО на протяжении последних нескольких лет, сейчас приняты. И организация уже работает по ним как по приоритетам ее стратегического плана.

– В России сейчас активно обсуждается возможность введения таможенной пошлины для покупок в зарубежных интернет-магазинах. Как это соотносится с международной практикой? На какой стадии сейчас обсуждение этого предложения?

– На сегодня в таможенных нормах для интернет-торговли существуют так называемые пороги беспошлинного ввоза товаров для личного пользования. Во всех странах они разные. В России по состоянию на июнь 2018 года – это €1000 в месяц. Даже у наших партнеров по Евразийскому союзу такие пороги различаются: у Армении – €400, у Белоруссии – €22. Во всех странах ЕС "отсечка" также на €22 в месяц.

Многие такие нормы существуют уже много лет, но они принимались для ситуации, когда люди сами пересекали границу, что-то покупали и провозили эти предметы с собой. По аналогии этот порог ввоза стал использоваться и для посылок различных экспресс-перевозчиков. Но за последние семь-восемь лет – буквально на наших глазах – в России объем доставок из-за рубежа ежегодно удваивался.

Наше предложение как раз и состоит в необходимости признания продаж в интернете новым видом торговли

Заниматься онлайн-шопингом – технологично, легко и просто: хоть интернет-магазин и находится за рубежом, сам человек никуда не выезжает, но товар при этом физически пересекает границу. Такая схема рождает неравные конкурентные условия для российских компаний, которые ведут интернет-торговлю на территории России. Ведь они-то завозят товары из-за рубежа консолидированными партиями, которые, как коммерческий товар, облагаются таможенной пошлиной, НДС и акцизами. Соответственно компании, которые действуют по закону, несут накладные расходы. Здесь и возникает неравенство.

Наше предложение как раз и состоит в необходимости признания продаж в интернете новым видом торговли. Сейчас он нигде в мире единообразно, удобно и справедливо пока не отрегулирован. Каждая страна или региональное объединение вводит свои нормы.

Во ВТамО мы сходимся в одном: этот новый вид торговли должен быть отрегулирован в особом режиме, то есть товар не обязательно должен облагаться пошлиной и НДС. Это может быть некий фиксированный таможенный платеж, но он должен быть определен экономистами, чтоб обеспечить равные условия игры для отечественных и зарубежных интернет-магазинов. Важно не забыть про отечественную промышленность, которая производит аналогичные зарубежным товары, за которые она платит налоги на прибыль, соцотчисления и так далее.

В прошлом году на заседании политической комиссии ВТамО в Луксоре мы согласовали восемь принципов регулирования интернет-торговли. Сейчас мы утвердили проект рамочных стандартов, который расписывает что, кто и как должен делать. В частности, Россия предлагает ввести институт уполномоченного оператора интернет-торговли. Он должен контактировать с площадкой, где осуществляется торговля, должен быть связан с логистикой, поскольку ее нельзя оторвать от ценообразования, и он должен быть связан с таможенными системами. Мы считаем, что "таможенный оператор" должен иметь право заплатить пошлину или сбор за физическое лицо.

Пример: товар физически принадлежит продавцу, находящемуся в Китае, он размещает свое коммерческое предложение на электронной площадке. Туда заходит покупатель и, если он из другой страны (мы говорим не только о России, а об общей концепции регулирования), и в этой стране установлены отчисления для трансграничных перевозок товаров интернет-торговли, то у покупателя появляется всплывающее окошечко с надписью: "Вы из Швеции (Греции, России) – у вас пошлина такая-то, вы согласны ее заплатить?" И эти платежи дальше администрирует уполномоченный оператор, который может быть и логистической компанией, и оператором экспресс-доставки. Они и будут от имени покупателя вести расчеты с таможней.

Мы считаем, что "таможенный оператор" должен иметь право заплатить пошлину или сбор за физическое лицо

Тогда таможне не придется работать с каждым физическим лицом в отдельности и каждому покупателю не нужно будет иметь дело с таможней. Она будет работать условно с несколькими десятками уполномоченных операторов, между которыми должна быть конкуренция за предоставление лучшего пакета услуг. А взаимодействие "таможенного оператора" с торговыми площадками даст ему точную информацию о сумме покупки, которой оперирует сам интернет-магазин. Наличие точной информации о товаре, в том числе и о его цене, исключает возможность контрабанды или занижения таможенной стоимости.

Эта концепция поддается информатизации, она технологична и управляема.

– На сколько может подорожать условный смартфон из Китая?

– Определяет размер сборов не таможня, а Министерство финансов. Таможня предлагает только процедуру их сбора, чтобы покупатель, оплачивая услугу по перевозке и пересылке, на той же площадке сразу совершил бы необходимый платеж. Чтобы покупателю было удобно, экономике хорошо, а продавцам были созданы равные условия.

– Россия внесла во ВТамО предложение заняться разработкой принципов "таможни будущего". Какой она будет?

– Мы много занимаемся текущей работой, а в мире происходят серьезные изменения. Зачастую ВТамО "тонет" в рутине мероприятий, конференций, совещаний – в бюрократии. Есть у организации, конечно, стратегические цели. Это упрощение процедур международной торговли, сбор соответствующих налогов и пошлин, обеспечение безопасности, скоординированное управление границами. Но во всем мире условия работы и роль таможенных служб быстро меняются. Поэтому мы предложили заняться работой по созданию модели "таможни будущего". Эта инициатива получила широкую поддержку.

Мне, как практикующему таможеннику, хотелось бы выработать набор руководящих принципов и рамочных стандартов. В них должны быть отражены аспекты "умной" таможни, обмена данными, внедрения "облачных" баз – не только таможенных данных, а по всем цепочкам поставок, которые бы позволили отслеживать эти поставки на всех этапах. Необходимо продумать, какими "таможня будущего" должна обладать полномочиями и функциями, каким оснащением. Все это должно быть расписано в рекомендациях и стандартах.

Очень важно, чтобы ни одна из четырех основных функций таможни не была забыта или ослаблена. То есть эти рекомендации должны определять базовый стандартный функционал таможни, которым таможенные службы государств – членов ВТамО должны соответствовать.

В мире существует широкое разнообразие и различие между формами таможенных служб. Так, в США они объединены с пограничной службой, то есть акцент сделан больше на безопасности. Во многих государствах, особенно странах Евросоюза, идет сдвиг в сторону фискальных функций, при этом уходит на второй план все остальное.

На Кубе таможня подчиняется президенту, где-то работает, как в России, в ведении Минфина, где-то в виде самостоятельной службы. В Китае функции таможни расширяются: ей, в частности, передали ветеринарный и фитосанитарный надзор.

За десять последних лет в российской таможне мы прошли гигантский путь – от пачек бумаги к автоматическому онлайн-декларированию и цифровой работе. И сейчас необходим "взгляд в будущее": секретариат ВТамО должен сформулировать конкретные предложения, а страны-члены должны изучить их и высказать свои. По всей вероятности, эти предложения будут рассылаться в конце августа этого года.

– Как идет работа ВТамО и ее взаимодействие со Всемирным банком при составлении рейтинга Doing Business и создании ВТамО собственной системы оценки деятельности таможенных органов?

– Генеральный секретарь ВТамО запустил по этой теме работу со Всемирным банком и распорядился оказать ему консультативную помощь – включая приглашение представителей Всемирного банка в нашу организацию для доклада о работе по рейтингу Doing Business. Многие страны ВТамО не удовлетворены этим рейтингом, считают его методику некорректной, и одним из наиболее активных спикеров по этой проблеме является российская сторона.

Дело в том, что этот рейтинг узкосекторальный: рассматривает только один товар на импорт и на экспорт, и оценка делается на основании мнения респондентов, а не по точным данным – очкам, голам, секундам. Составители рейтинга сами выбирают респондентов, и ими становятся не обязательно специалисты по внешней торговле. Это могут быть консультанты, юристы… Но теоретически это могут быть и лоббисты, которые могут сказать: "По нашему мнению, время на прохождение контрольных операций в [российском] порту составляет 72 часа".

А в нашей стране, например, на Магнитогорском металлургическом комбинате 40% деклараций на экспорт выпускается в автоматическом режиме и этот процесс занимает пять-шесть минут. Есть разница: 72 часа и пять-шесть минут?

Конечно, рейтинг учитывает еще и портовые процедуры – по ним мы выяснили интересный момент. Был приказ Минтранса, согласно которому контейнер, который идет на экспорт, должен быть доставлен в порт за 48 часов до начала погрузки. И составители рейтинга эти часы "автоматом" добавляли к процедуре. Мы это выяснили, причем не сразу, поскольку составители рейтинга о своей внутренней кухне не рассказывают. Мы проинформировали об этом Минтранс, который приказ отменил. Мы передали эту информацию во Всемирный банк в Вашингтон. Теперь ожидаем, что они эти 48 часов снимут.

В итоге на прошедшей сессии все страны ВТамО – без единого голоса против – поддержали российское предложение создать специальную рабочую группу по разработке отдельного инструмента ВТамО по оценке деятельности таможенных администраций. Оценивать такую работу должны профессионалы, и оценка должна быть основана на реальных данных таможенного оформления.

Должна собраться рабочая группа, должно быть по две-три страны от каждого региона ВТамО, – и Россия готова и будет участвовать. Далее мяч на стороне секретариата и генсека организации, чтобы они провели процедуры создания этой структуры как можно быстрее. Мы со своей стороны будем активно продвигать этот проект.

– Как видят таможенники угрозу торговых войн и общий рост протекционистских мер в мировой торговле в последние месяцы, включая введение США таможенных пошлин на сталь и алюминий?

– Вопросы протекционизма и уровней таможенной защиты относятся к ведению Всемирной торговой организации. Наше дело – обеспечить все процедуры: чтобы те товары, которые имеют право пересекать границы, делали это быстро. И по товарам, за которые необходимо оплатить пошлину, также все процедуры осуществлялись корректно и в кратчайшие сроки. У нас есть такая формула – "полный, справедливый и своевременный сбор всех платежей".

Как видите, у нас есть понимание о структуре этой работы. Но размер пошлин – это, в первую очередь, вопрос экономической политики государства.

– На полях сессий состоялась отдельная встреча государств БРИКС. Каковы ее итоги?

– Да, здесь была встреча представителей таможенных администраций стран БРИКС. И, хотя мы не выступали с единой официальной позицией от этой организации, тем не менее позиции делегатов от стран БРИКС были скоординированы.

На этой встрече мы, в частности, подписали коммюнике, договорились о совместном задействовании аккредитованных учебных центров ВТамО, которые есть у Китая и России. Китайская сторона предложила использовать свой центр для обучения таможенников всех государств БРИКС. Поскольку наша академия РТА имеет статус аккредитованного центра экспертизы и обучения ВТамО, мы поддержали инициативу и предложили использовать в этом качестве и нашу академию.

Получило также поддержку предложение Индии о проведении совместных операций, но оно требует дополнительной проработки. То есть формат БРИКС в очередной раз подтвердил свою востребованность.

Беседовал Денис Дубровин

Бельгия. Россия. БРИКС > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > customs.ru, 5 июля 2018 > № 2668250 Руслан Давыдов


Россия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2018 > № 2554407 Александр Токовинин

Интервью российского посла в Бельгии

Арно Рюиссан (Arnaud Ruyssen) принимает посла России Александра Токовинина на программе «О чем спорят». Его главные темы — дело Скрипаля и выдворение российских дипломатов. Показательный пример атлантистской пропаганды.

Филипп Юисман (Philippe Huysmans), AgoraVox, Франция

Этим вечером на первом плане стоит следующий вопрос: как далеко зайдет эскалация в холодной войне России и Запада? Из Европы и США были выдворены более 100 российских дипломатов. Сегодня днем в НАТО также сообщили, что отменят аккредитацию или откажут в ней десяти дипломатам. Бельгия в настоящий момент тоже рассматривает возможность санкций или высылки. Этим вечером мы даем слово голосу Кремля здесь, в Брюсселе. Наш гость — посол России в Брюсселе Александр Токовинин.

(Далее идет максимально полная и подробная расшифровка передачи. Я также буду добавлять в скобках мои собственные комментарии)

— Добрый вечер, Александр.

— Добрый вечер.

— Как, по-вашему, уместно ли понятие «холодная война» с учетом всего того, что произошло за последние дни и недели в отношениях Европы и России, в частности после ситуации со шпионом Сергеем Скрипалем, который был отравлен в Великобритании?

— Мне не нравится выражение «холодная война», поскольку холодная война — это другой период истории. Мне хотелось бы отметить, что Россия сделала гораздо больше любой другой страны, чтобы преодолеть этот период, создать в Европе атмосферу сотрудничества. Очень жаль, что сейчас мы вновь видим период конфронтации.

— Но ведь эта конфронтация связана с целым рядом чрезвычайно напряженных тем в отношениях России и Европы за последние месяцы, в частности делом Скрипаля. Напомним о произошедшем. 4 марта двойной агент и его дочь были отравлены нейротоксином типа «Новичок-3», если быть точным. Британские власти считают, что за отравлением стоит Россия, и против вашей страны был принят ряд мер за последние несколько дней. Вы не согласны с британской теорией отравления Сергея Скрипаля?

(Что еще за «Новичок-3»? Никто не в состоянии доказать, что такое вещество вообще было произведено, и, насколько мне известно, Великобритания на данный момент не предоставила образец ни ОЗХО, ни России)

— Разумеется. Россия не имеет никакого отношения к делу Скрипаля. Не было представлено ни одного доказательства причастности России к этому преступлению. Не были показаны ни материалы, ни образцы этого химического вещества. По правде говоря, в России вообще не существует химических веществ под названием «Новичок». То есть, это очень странное дело, и я должен сказать, что… Мне говорят, что с большой вероятностью виновна Россия. Но где презумпция невиновности? Где дипломатические нормы? Мне это непонятно.

— Как бы то ни было, в самом начале Тереза Мэй заявила, что у нее имеются серьезные основания подозревать причастность России. Она призвала Россию к ответу и дала ей 24 часа, заявив: «Докажите, что это не вы. Предоставьте объяснения и доказательства того, что вы не стоите за этим». Реакции со стороны Кремля не последовало, после чего и были приняты санкции. Почему вы никак не отреагировали, если уверены, что Россия не стоит за отравлением?

(Другими словами, они выдвигают обвинения и ставят ультиматум, а если Кремль не реагирует, то принимают санкции… Потому что виноваты русские)

— С суверенной страной нельзя говорить на языке ультиматумов! К тому же, существует конкретная процедура, прописанная в Конвенции о запрещении химического оружия. По ней Великобритания должна была предложить России консультации, что та была полностью готова сделать.

— Но почему в тот момент не было никакой реакции? Почему бы хотя бы не предложить общее расследование или что-то подобное? Здесь же складывается впечатление, что ответом была полная тишина со стороны Кремля, что и породило эту спираль, эскалацию напряженности.

(Странно, мне кажется, посол только что сказал, что Россия была готова сотрудничать в рамках ОЗХО)

— Вовсе нет! Не было никакого молчания! Россия сразу же заявила, что готова участвовать в расследовании, анализировать образцы вещества, которое, по словам британцев, было применено против Скрипаля. Но нам так и не отправили образец… И заявили лишь что-то вроде: «Хорошо, мы будем считать, что это вы, потому что вы сами должны представить доказательства вашей невиновности!»

— Россия не хотела возвращаться в эту игру?

— Конечно же, нет! Нельзя говорить таким тоном с суверенной страной. Это недопустимо и неприемлемо.

— Как известно, другие россияне, бывшие шпионы или бизнесмены, скончались за последние годы на территории Великобритании при крайне подозрительных обстоятельствах. Если за этим стоит не Россия и не российская власть, то кто?

(Понятное дело, даже если Россия и российская «власть» не виновны, они все равно должны знать, кто за этим стоит!)

— Есть и другие предатели, другие двойные агенты, только вот они почему-то не умирают. Нигде, кроме британской земли… Они спокойно себе живут в США и других странах, и с ними, как по волшебству, что-то происходит только в Великобритании.

— Что это значит? Что вы хотите этим сказать?

(Выражение «что это значит» в данном случае следует понимать как «мне не понравился ваш ответ, так что дайте мне поскорее ответ получше!» Этот метод не раз используется на протяжение интервью)

— Я не знаю… (прерван журналистом, прим.ред.)

— Что есть заговор? Что все сфабриковано?

— Я не знаю… (снова прерван журналистом)

— Вы вините Великобританию?

(Грубо перебить собеседника, по возможности, даже несколько раз, чтобы вывести его из равновесия. Самый что ни на есть беспардонный подход, которым еще не раз воспользуется журналист)

— Не знаю, но Россия не принимает участия в подобного рода преступлениях. Это ясно, как божий день.

— То есть, по-вашему, Россия не имеет ничего общего с тем, что случилось со Скрипалем?

— Абсолютно.

— Ни с предыдущими случаями, например с Литвиненко?

— Именно так.

— Как известно, в настоящий момент бельгийское правительство собралось на закрытое заседание, чтобы обсудить возможные санкции против России и потенциальную высылку дипломатов. Вот, что сказал по этому поводу Дидье Рейндерс (Didier Reynders) перед началом заседания некоторое время назад.

Дидье Рейндерс (министр иностранных дел): По согласованию со всеми партнерами в НАТО было принято решение о выдворении семи российских дипломатов при НАТО, отказе в аккредитации трем другим и сокращении российского представительства в НАТО до 20 дипломатов вместо прежних 30. Реализация этих решений ложится на Бельгию, как принимающую страну. Это первый этап. Помимо этого, мы рассмотрим возможность принятия двусторонних мер. В этой связи я представлю коллегам ряд вариантов.

— Вот, что сказал Дидье Рейндерс перед началом закрытого правительственного заседания. Кроме того, сейчас нам поступили сведения о том, что Бельгия решила выслать одного российского дипломата сверх семи дипломатов при НАТО, которые находятся на территории страны. Что вы думаете об этом решении бельгийского правительства как посол России в Брюсселе?

— Если таково решение бельгийского правительства, мы можем лишь сожалеть о нем. Россия же, безусловно, отреагирует на этот шаг.

— Что значит «отреагирует на этот шаг»? В чем может заключаться реакция Москвы на выдворение более 120 дипломатов, в том числе одного из Бельгии, как решили сегодня вечером власти?

(Опять «что это значит» (он недоволен). Журналист выражает свое неодобрение… Как будто Кремль должен был поинтересоваться его мнением?)

— Все просто, мы будем руководствоваться принципом взаимности.

— То есть, стоит ждать выдворения дипломатов?

— Вероятно, да.

— Означает ли это, что все может дойти до разрыва дипломатических отношений между Россией и Европой, Россией и рядом европейских стран, Россией и США? Как далеко все может зайти? В данном случае о разрыве дипломатических отношений речь еще не идет?

(Еще один момент: Россию нужно представить непредсказуемой и воинственной, способной дойти до разрыва дипломатических отношений, хотя никто пока даже не поднимал этот вопрос, а Россия всегда придерживалась принципа взаимности)

— Послушайте, эта эскалация и конфронтация — не наш выбор. Все это начала не Россия. Все это очень печально, потому что мы в результате теряем возможности, шансы на сотрудничество и общее развитие. Ни Россия, ни ЕС завтра не улетят на Луну, и поэтому мы вынуждены жить вместе на европейском континенте, выстраивать отношения. Следовательно, то, чем мы занимаемся сейчас, — это потеря времени.

— Мы теряем время в соседских отношениях. Представители бельгийского руководства говорили, что Россия — наш сосед, и что с ней нужно держать открытым канал для диалога. Это подчеркивал бельгийский премьер Шарль Мишель во время поездки в Москву. Этот канал для диалога закрывается сегодня вечером после того, как Бельгия поддержала санкции вслед за союзниками?

(Получается, Бельгия ввела санкции против России из-за одного лишь стадного чувства, а затем невинно спрашивает ее посла, остается ли открытым канал диалога. Великолепная подмена понятий, представляющая Бельгию в качестве жертвы)

— Думаю, диалог возможен всегда. Повторюсь, Россия отреагирует на этот шаг, но мне кажется, что сохранить диалог всегда мудрее, чем идти по пути конфронтации.

— То есть, Россия отреагирует симметричным образом, как вы и говорили, но не станет выходить на новый уровень. Вы это хотите сказать? Вы хотите сохранить диалог, и Россия не пойдет дальше, чем это сделали Европа и Великобритания за последнее время?

(На новый уровень? Чего бы сразу не начать ядерную войну, раз до этого дошло? Мы видим попытку представить (предсказуемую) симметричную реакцию России как «эскалацию», тогда как выдворение Западом российских дипломатов представляет собой «просто санкцию»)

— В настоящий момент я не могу сказать, каким будет решение российского руководства. Я лишь хочу подчеркнуть, что все это было начато не Россией, и что она всегда открыта для возобновления диалога и сотрудничества.

— Вы говорите, что «все это начала не Россия». Как бы то ни было, дело Скрипаля является частью более широкого контекста достаточно острой напряженности между Европой и Россией за последние годы. Был случай Украины с аннексией Крыма и происходящее в Сирии, к чему мы вернемся чуть позже. Говорилось о российском вмешательстве в американские и европейские выборы, в выборы президента США и референдум по Брекситу. Знаете, тот факт, что из России поступил целый ряд сообщений с целью повлиять на избирательную кампанию в Европе и, следовательно, нарушить ход европейских демократических выборов, кажется европейцам серьезной проблемой. Все это способствовало нынешней напряженности.

(Дошло и до этого: рассуждения о злых «рюсских», которые «аннексировали» Крым и обгадили великолепный план «демократизации» Сирии. Это не говоря уже о вмешательстве в демократические выборы, которое становится вишенкой на торте)

— Знаете, я рад, что вы не упомянули проблемы климата или гибели коралловых рифов в теплых морях. Сейчас явно прослеживается тенденция винить Россию во всех бедах мира.

— Хорошо, вы иронизируете в ответ, но что вы можете сказать по существу? Как нам известно, источником тому была Россия. Специалисты по интернету говорят о работе троллей, об отправленных оттуда сообщениях, о купленных в «Фейсбуке» объявлениях. Все это было частью вмешательства в избирательный процесс в Европе и США. Вы это отрицаете?

(Подумать только, этому, с позволения сказать, «журналисту» пришелся не по душе юмор. Хотя он — лучший ответ на столь нелепый вопрос…)

— Повторю еще раз. Упомянутые вами проблемы создала не Россия. Не Россия бомбила Сербию в 1999 году. Не Россия устроила в феврале 2014 года государственный переворот на Украине, который позволил захватить власть националистическим и ксенофобским партиям и силам. Не Россия напала на Ирак и Ливию, положив начало событиям, которые привели к общему обострению ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

— Что это значит? Представленное вами восприятие ряда событий, в том числе на Украине, объясняет то, почему Россия решила вмешаться в избирательные процессы в Европе?

(Третье по счету «что это значит». Да как этот варвар смеет тыкать нас носом в то, о чем мы хотели бы забыть? И кто вообще тут задает вопросы? Какая наглость!)

— Говорить о российском вмешательстве в европейские и американские выборы просто смешно. Мы этим не занимаемся.

— Как же тогда объяснить, что все исходит от России?

— Все не так. Как раз-таки наоборот, это американское правительство регулярно вмешивается во внутренние дела других стран и выборы. Везде, в том числе в России. Мы этим не занимаемся. Поэтому такие заявления несправедливы и неверны.

— Мне хотелось бы дать вам послушать то, о чем недавно говорил в эфире нашей программы бельгийский депутат Жорж Дальмань (Georges Dallemagne) по поводу Сирии, ситуации в Сирии и роли России, которая, как известно, поддерживает режим Башара Асада. Он посчитал, что позиция российского руководства по-настоящему опасна. Вот, что он сказал.

Жорж Дальмань: Сегодня существуют опасные люди… наверное, это Россия… Путин… Я хочу сказать, что Путин, наверное, сегодня самый опасный человек в мире. Он выступил против десяти резолюций Совета безопасности по Сирии. Он дестабилизировал Европу. Возникает вопрос, не играет ли Путину на руку дестабилизация Европы этим затяжным и кровавым конфликтом у ее границ? Не поддерживает ли он этот очаг напряженности, потому что он вредит европейскому проекту, интересам и безопасности Европы? Мы не можем не замечать подъема терроризма в Европе. Помимо последствий для Европы, конфликт, разумеется, представляет собой огромную трагедию для этого народа, который был брошен и уничтожен, для страны, которая теперь практически стерта с карты мира.

— Таковы серьезные обвинения со стороны Жоржа Дальманя. По его словам, Владимир Путин сегодня — самый опасный человек в мире. Он считает, что тот поддерживает очаг нестабильности в Сирии, чтобы ослабить Европу сохранением напряженности у ее границ. Касается это и возникающего в результате терроризма. Что вы можете на это ответить?

(Серьезные обвинения? Скорее, кто-то серьезно налегает на «травку». Россия хочет дестабилизировать Европу? О да, разумеется. Сирия у границ Европы? Наверное, по соседству с Северной Кореей? Как мне кажется, слабоватый аргумент для оправдания вмешательства. Что касается «стертой с карты мира» страны, думаю, данный персонаж путает мечты Пентагона с действительностью)

— Такая позиция кажется мне очень странной. Вы хотите сказать, что это Россия дестабилизировала ситуацию в Сирии? Это просто смешно! На самом деле ее вывели из равновесия экстремистские группы, которых поддерживали многие из наших западных партнеров. Когда Россия начала вмешательство в Сирии, существовала реальная угроза того, что «Исламское государство» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) может дойти до столицы, Дамаска. Поэтому если бы не Россия, Дамаск мог бы сейчас находиться в руках ИГ.

— С таким же успехом он мог бы… находиться в руках… сирийской оппозиции, которая по большей части была, э-э-э… уничтожена в результате обстрелов, унесших в том числе жизни мирного населения. Мой последний вопрос заключается в следующем. Считает ли Россия, что Башар Асад сегодня — лучшее решение для Сирии? Нужно ли сохранить власть Башара Асада?

(Я намеренно оставил запинания и «э-э-э», поскольку этот «журналист» явно стремился создать впечатление, что ему тяжело об этом говорить)

— Повторю еще раз: во время вмешательства России в Сирии там не было настоящих сил умеренной оппозиции. Существовали только две крупные силы: правительство и ИГ. Все. Другие же… (перебит журналистом)

— Все аналитики утверждают совершенно обратное.

— Прекрасно. Сирийцы же должны сами принять решение о том, как будет выглядеть руководство их страны. Нужно продолжать политический процесс, чтобы прийти к соглашению между политическими силами, организовать будущее страны.

— По-вашему, Башар Асад должен быть подключен к переговорам в этом процессе?

— Разумеется! Ведь он возглавляет правительство, которое пользуется поддержкой многих сирийцев. Я сам знаю… (перебит журналистом)

— Несмотря на применение химического оружия против населения? Несмотря на обстрелы мирных жителей? Он все равно остается партнером?

(Действительно, мы же чуть не забыли про «химическое оружие»ТМ кровавого тирана, который уничтожает собственный народ)

— До сих пор нет никаких доказательств того, что сирийская власть использовала химическое оружие. Лично я могу сказать, что сам работал в Дамаске, и у меня много сирийских друзей. Я знаю, что большинство сирийских христиан считают, что защитить их может только власть, президент Асад. Никто другой в мире не может их защитить.

— Благодарю вас за то, что пришли этим вечером в нашу студию. Мы поняли, что восприятие Россией целого ряда геополитических событий очень серьезно отличается от взглядов Европы и Запада. Нам было очень интересно выслушать ваше мнение сегодня вечером. Спасибо за то, что пришли к нам.

Россия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2018 > № 2554407 Александр Токовинин


Россия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 февраля 2018 > № 2500245 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д.Рейндерсом, Москва, 13 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные переговоры с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных и европейских дел Бельгии Д.Рейндерсом.

Мы встречались не так давно, летом прошлого года в Брюсселе. Я поблагодарил моего коллегу за гостеприимство и рад возможности принять его в Москве по случаю проведения завтра заседания Смешанной комиссии по экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Бельгийско-Люксембургским Экономическим Союзом, сопредседателем которой с бельгийской стороны является Д.Рейндерс, а с нашей стороны – заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Д.О.Рогозин.

Мы отметили давнюю и добрую историю отношений между нашими странами. Как вам известно, в апреле исполняется 165 лет с момента установления дипломатических отношений. Договорились отметить предстоящий юбилей на достойном уровне.

Ценим, и подтвердили это сегодня, настрой руководства Бельгии на развитие диалога с Россией. Приветствуем усилия бельгийских партнеров по оздоровлению ситуации в отношениях между Россией и Евросоюзом и в целом в Европе.

Мы подробно обсудили состояние и перспективы нашего двустороннего сотрудничества, прежде всего с учетом результатов недавнего визита в Москву Премьер-министра Бельгии Ш.Мишеля, его переговоров с Президентом России В.В.Путиным и Председателем Правительства Российской Федерации Д.А.Медведевым. Условились энергично работать над тем, чтобы все договоренности, о которых шла речь в ходе переговоров на высшем уровне, были выполнены.

Констатировали хорошую динамику товарооборота. По итогам прошлого года он возрос на 20,1% и составил 8,9 млрд. долл.США. Исходим из того, что завтрашнее заседание Смешанной комиссии по экономическому сотрудничеству будет способствовать закреплению этой тенденции.

Уделяем большое внимание поощрению прямых связей между деловыми кругами. Мы выразили удовлетворение, что бельгийские представители посетили в прошлом году (как это было и в предыдущие годы) Санкт-Петербургский международный экономический форум. Также в прошлом году бельгийские предприниматели приняли участие в относительно новом формате – в Восточном экономическом форуме, который третий год проводится во Владивостоке. Рассчитываем, что и дальнейшие мероприятия в Санкт-Петербурге, во Владивостоке и в других российских регионах будут представлять интерес для бельгийского бизнеса.

Приветствуем устойчивые парламентские обмены. Традиционно большой интерес у наших граждан вызывают гуманитарные связи. В прошлом году в Бельгии гастролировал ансамбль народного танца имени И.Моисеева, оркестр Мариинского театра под управлением В.А.Гергиева, молодые солисты «Большого театра». В Санкт-Петербурге в Государственном Эрмитаже большой интерес вызвала выставка современного бельгийского художника Я.Фабра.

Отметили также очень важную, по-моему, полезную и перспективную тенденцию развития прямых связей между высшими учебными заведениями. В России в прошлом году побывали делегации Свободного университета Брюсселя, Гентского университета, которые провели контакты с вузами Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Волгограда, Петрозаводска. Такую тенденцию мы будем поощрять. Это очень важно, чтобы развивать контакты между студентами и в целом между людьми.

Достаточно подробно обсудили ситуацию в Евроатлантике, включая отношения между Россией и Евросоюзом и Россией и НАТО. Мы ценим последовательный настрой Брюсселя на преодоление нынешних проблем в отношениях между Россией и Западом, на восстановление, укрепление доверия и развития конструктивного диалога, потому что в любом случае у нас общие угрозы и вызовы.

Из конкретных кризисных ситуаций обсудили украинскую. Подтвердили безальтернативность полного и последовательного выполнения Минского «Комплекса мер». Мы рассказали о том, как работает российская сторона в Контактной группе и «нормандском формате», добиваясь решений самых острых гуманитарных проблем, прекращения противоречащим Минским договоренностям экономической блокады территорий Донецкой и Луганской областей, а также полного выполнения политического пакета «Минска-2» наряду, конечно же, со срочными шагами по укреплению безопасности и прекращению любых нарушений режима прекращения огня.

Мы выразили серьезную озабоченность линией киевских властей, которые продвигают в Верховной Раде закон о «реинтеграции» Донбасса, который идет не просто вразрез с Минскими договоренностями, а полностью их перечеркивает. Также вызывает озабоченность усиление на Украине позиций радикалов, в том числе, с откровенно неонацистским уклоном. Мы будем добиваться того, чтобы все эти тенденции были пресечены, чтобы Минские договоренности и обязательства Украины по международным конвенциям в СЕ, ОБСЕ строго выполнялись.

В частности, привлекли внимание наших коллег к тому, чтобы справедливые замечания Венецианской комиссии к закону «Об образовании», который был принят, вступил в силу на Украине и содержит дискриминационные положения в отношении всех языков меньшинств, были учтены. Пока готовности учесть замечания Венецианской комиссии со стороны Киева мы не наблюдаем.

Говоря о европейской безопасности, мы хотим продвигать конструктивную повестку дня в ОБСЕ. В Астане в 2010 г. состоялся саммит, на котором была выдвинута цель – продвигаться к созданию сообщества равной неделимой безопасности в Евроатлантике и Евразии. Сейчас, после нескольких лет застоя в ОБСЕ возрождается интерес к тому, чтобы наладить равноправный и взаимоуважительный диалог по военно-политическим проблемам. Есть такая форма работы, как структурированный диалог по проблемам безопасности. Мы приветствуем, что во главе этого диалога условились назначить бельгийского дипломата, Постоянного представителя Бельгии при ОБСЕ. Рассчитываем на то, что в своей работе он будет руководствоваться общими интересами, Хельсинкским Заключительным актом и принципом консенсуса.

У нас общие озабоченности в отношении кризисов на Ближнем Востоке и Севере Африки. Россия и Бельгия заинтересованы в поисках политического урегулирования кризисов в Сирии, Ливии, Йемене, преодолении проблем, которые сохраняются в Ираке. Конечно, все это приобретает особую значимость в контексте угроз распространения террористических боевиков за пределами этого региона, что уже происходит. Это угроза для всех нас общая.

Мы проинформировали наших коллег об итогах состоявшегося в Сочи Конгресса сирийского национального диалога, одним из главных достижений которого стало принятие Заключительного заявления, содержащего 12 принципов государственного обустройства обновленной Сирии, а также призыв создать конституционную комиссию. Считаем это очень важным подспорьем для деятельности специального посланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры по выполнению резолюции 2254 СБ ООН, которая требует налаживания инклюзивного межсирийского диалога с участием Правительства и всего спектра оппозиции и согласования всех вопросов по преодолению кризиса на основе обоюдных договоренностей между Правительством и оппозицией.

У нас есть еще целый ряд других тем, которые мы сегодня обсуждали. Они все помогают лучше понять друг друга. Повестка дня нашего диалога очень насыщенная. Я считаю регулярные контакты на уровне министров иностранных дел весьма полезными.

Вопрос: Вы встречались с некоторыми Вашими европейскими коллегами. Заметили ли Вы изменение их отношения касательно санкций, которые принял ЕС в связи с украинским вопросом?

С.В.Лавров: Мы как-то никогда не интересуемся отношением наших коллег из Евросоюза, вообще из тех стран, которые ввели против нас санкции, что они думают на эту тему. Читаем оценки, которые, в общем-то, все как одна говорят о том, что санкции наносят ущерб нашим двусторонним отношениям. Есть оценки авторитетных исследовательских структур о том, что те, кто вводит санкции, страдают от этого больше. Но, как мы уже не раз говорили, не будем никого упрашивать менять эту политику. Рассчитываем, как неоднократно подчёркивал Президент России В.В.Путин, что здравый смысл возьмёт верх. Политика, преследующая идеологизированные цели, которые ставят политический, геополитический расчёт выше экономических интересов, никуда нас не приведёт. Приветствуем понимание тупиковости этой линии.

Тем временем, пока эта линия ещё не остановилась, мы, конечно, занимаемся своей экономикой, развитием своих возможностей быть независимыми от подобного рода эксцессов, потому что в западном стане есть небольшое, но агрессивное меньшинство, пытающееся не позволить нормализовать отношения с Российской Федерацией. Очень часто у этого меньшинства идут на поводу. До сих пор мы это наблюдаем. Но всегда готовы к тому, что возобновить равноправный взаимоуважительный взаимовыгодный диалог без ультиматумов, требований покаяться, извиниться. Мы все свои действия открыто объяснили на основе международно-правовых норм. Все те, кто хочет нас услышать, услышали.

Мы сегодня говорили, конечно же, про Украину, Крым. Всё больше западных политиков, включая парламентариев Бельгии и других стран Евросоюза, посещают Республику Крым и Севастополь - субъекты Российской Федерации.

Все те, кто хочет действительно понять, что там происходит, могут это сделать напрямую, поехать туда и своими глазами посмотреть, что и как, а не критиковать дистанционно. Сейчас вообще модно решать вопросы дистанционно, особенно когда касается обвинений тех или иных государств, которые не по нраву нашим западных коллегам. Такая «дистанционность» применяется и в отношении суждений о Крыме со стороны тех, кто критикует происходящее, считает произошедшее аннексией вопреки объективным фактам, заключающимся в свободном волеизъявлении крымчан. Дистанционно выносятся и вердикты по поводу того, кто применил химическое оружие в Сирии. Это вообще стало такой тенденцией. Лучше и гораздо честнее всё увидеть своими глазами и выезжать на место, о котором идёт речь. Если речь о применении химического оружия в Сирии, надо ехать на место инцидента, а не полагаться на какие-то фейковые видеосюжеты. Если речь идёт о том, нарушаются ли права в Крыму, надо ехать в Крым, а не слушать измышления, которыми занимаются некоторые государства, включая, конечно, украинское руководство.

Ответ, по-моему, понятен. Я несколько расширил сферу своего анализа, но, надеюсь, это было небесполезно.

Вопрос: Как Вы оцениваете планы Пентагона выделить 550 млн. долл. на подготовку т.н. «Сирийских демократических сил» и организацию приграничных сил безопасности? Как это отразится на политическом урегулировании в условиях существующего напряжения?

С.В.Лавров: У нас в целом, и особенно за последнее время, накопилось немало вопросов к действиям США в Сирии. Они осуществляются без приглашения, как, собственно говоря, и действия не только США, но всей возглавляемой американцами коалиции. Тем не менее, в интересах борьбы с терроризмом, как вы знаете, мы пошли на договорённости с американскими военными. Представители ВКС России имеют канал связи с ними, который позволяет прежде всего избегать непреднамеренных инцидентов, а также согласовывать действия, которые важны для нанесения поражений террористическим группировкам. На такое сотрудничество мы пошли исходя из того, что нам официально на самом высоком уровне американские коллеги, включая Госсекретаря США Р.Тиллерсона, неоднократно говорили, что единственной целью пребывания Вооружённых сил США в Сирии является нанесение поражения ИГИЛ.

Теперь уже ясно, что ИГИЛ как проект халифата не состоялся, прежде всего благодаря действиям сирийской армии при поддержке ВКС России. Но мы не отрицаем и определенный вклад американской коалиции в это достижение. Тем не менее, разгромив концепцию халифата и его зачатки, которые были созданы на сирийской земле, мы, конечно, пока не справились до конца и не уничтожили разрозненные отряды, которые растеклись по Сирии и пытаются «переползти» в соседние страны. Это важная часть работы.

Но от наших американских коллег мы теперь уже слышим другие объяснения своего присутствия в Сирии. Они говорят, что его необходимо сохранить до тех пор, пока не будут решены не только военные задачи, но и пока не завяжется устойчивый политический процесс, который должен будет завершиться устойчивым, приемлемым для всех (читай, для США) переходом власти, то есть сменой режима. А в целом по некоторым другим признакам, о которых я сейчас скажу, у нас такое подозрение, что США хотят там остаться надолго, если не навсегда.

Вы упомянули о факте создания приграничных сил безопасности, выделении крупных средств на подготовку «Сирийских демократических сил» (СДС), в основе которых курдское ополчение. Это ведь предпринималось в ситуации, когда много вопросов возникало по поводу этих планов у Турции, особенно когда было провозглашено создание зон безопасности на всем протяжении границы между Сирией и Ираком. Все мы знаем о том, как Турция относится к тем или иным подразделениям курдского ополчения. Можно по-разному оценивать эту турецкую позицию, но она является реальностью. Действовать, полностью игнорируя эту позицию, как минимум недальновидно. Результаты такой недальновидности мы сейчас наблюдаем в том числе в районе Африна. Хочу сразу подчеркнуть, что Россия с самого начала была и остается сторонницей непосредственного участия курдов во всех усилиях по сирийскому урегулированию. Курды - неотъемлемая часть сирийского общества. Резолюция 2254 СБ ООН исходит из этого, требуя наладить процесс урегулирования с участием Правительства и всего спектра оппозиции и сирийского общества. Без участия курдов мы не сможем окончательно и устойчиво урегулировать сирийский кризис. Но продвигаться к цели такого инклюзивного, с участием курдов урегулирования, нужно через формирование общего согласия, как всех сирийских игроков внутри, так и всех внешних участников процессов, которые разворачиваются в Сирии и вокруг нее.

Американцы, на мой взгляд, действуют не путем кропотливого формирования общего согласия, а через опасные односторонние шаги. Эти шаги выглядят все больше как часть линии на создание некого квазигосударства на крупной части сирийской территории на восточном берегу Евфрата вплоть до иракской границы. Это все больше напоминает линию на подрыв территориальной целостности Сирии. На этой территории создаются самостоятельные, независимые от Дамаска местные органы власти. Туда направляются финансовые средства, чтобы эти органы власти функционировали и оснащались вооружением, при поддержке американцев там возникают правоохранительные органы. Мы эти вопросы задавали не раз, но внятные ответы на них не получаем за исключением общего лозунга, чтобы мы не волновались и что они за территориальную целостность Сирии. Но на деле все выглядит иначе.

Очень рассчитываю, что ООН, которая отвечает за выполнение резолюции 2254 СБ ООН, за налаживание инклюзивного сирийского диалога, теперь, после мощного импульса, который был придан состоявшимся 30 января в Сочи Конгрессом сирийского национального диалога, в своих действиях будет в полной мере учитывать необходимость пресекать любые шаги внешних игроков, ведущих к подрыву принципов урегулирования, закрепленных в резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: Вы много говорили о Сирии. Хотел бы спросить, как можно сопрягать Конгресс, прошедший в Сочи, с женевской конференцией? Это параллельные, конкурирующие мероприятия или они имеют общую цель?

Как Вы собираетесь подключить всех международных игроков, чтобы достигнуть успеха в переговорном процессе? Какую роль может играть в этом ЕС, в особенности Бельгия? Есть ли конкретные предложения к бельгийской стороне, чтобы подключить их к этому политическому переговорному процессу?

С.В.Лавров: На первый вопрос очень легко получить ответ, ознакомившись с итоговым заявлением Конгресса национального сирийского диалога в Сочи. Любому, даже не «погруженному» в эти усилия, станет ясно, какова связь между сочинским Конгрессом и женевскими переговорами. Прямо сказано, что участники сочинского Конгресса, все сирийцы просят Генерального секретаря ООН поручить С.де Мистуре оказать содействие в дальнейшей организации работы по подготовке конституционной реформы, окончательно согласовать состав конституционной комиссии, ее полномочия и порядок работы. Я думал, вы все уже ознакомились с итогами Конгресса, они размещены на сайте МИД. Не буду на этом долго останавливаться. Надеюсь, Вы после пресс-конференции поближе ознакомитесь с этим документом. Он давно уже в доступе.

Что касается подключения международных игроков, то на Конгресс мы пригласили целый ряд наблюдателей по следующим принципам. Всех постоянных членов СБ ООН по понятным причинам, всех соседей Сирии – Ирак, Иорданию и Ливан, Египет как страну, где в свое время была сформирована «каирская» группа оппозиции. Еще одна группа была сформирована в Эр-Рияде, поэтому мы также пригласили Саудовскую Аравию. Третья группа, которая упомянута в резолюции 2254 СБ ООН, это «московская». Россия, естественно, в Сочи была представлена. Также мы пригласили Казахстан как страну-хозяйку астанинского процесса.

Все приглашенные направили высоких представителей в качестве наблюдателей, кроме наших западных коллег. США, Франция и Великобритания, которые заявляли, что не присутствовали ни в каком качестве в Сочи, несколько лукавили. Все три страны направили в Сочи дипломатов своих посольств, хотя и сказали, что они не будут находиться там в качестве наблюдателей, просто будут работать в кулуарах. Но, тем не менее, такой, по-моему, достаточно логичный круг внешних игроков в Сочи присутствовал. Что будет дальше - все в руках С.де Мистуры.

Есть созданный еще давно механизм сопровождения - т.н. Международная группа поддержки Сирии под председательством России и США. Сама группа давно не собиралась на министерском уровне, но созданные ею две целевые подгруппы по соблюдению прекращения огня и по гуманитарным вопросам регулярно, еженедельно заседают в Женеве. Там присутствуют представители европейской внешнеполитической службы, целого ряда стран-членов ЕС. Я исхожу из того, что Бельгия как один их ключевых членов Европейского Союза регулярно получает информацию о том, как ваши коллеги по ЕС оценивают ситуацию в рамках этих форматов.

Безусловно, когда начнется конституционный процесс, мы будем исходить из того, что наши ооновские коллеги обеспечат его транспарентность, будут держать в курсе всех заинтересованных членов международного сообщества.

Россия в свою очередь продолжит поддерживать эти усилия, через участие вместе с Турцией и Ираном в астанинском процессе, который в конце 2016 г. позволил вывести из расслабленного состояния усилия ооновских коллег. Весь 2016 г. за исключением первых двух месяцев ооновская площадка пустовала. Но как только было объявлено о формировании астанинской площадки, ооновцы стали сразу проявлять инициативу. Я рад, что мы их простимулировали. Точно также как сейчас сочинский Конгресс простимулировал наших коллег. Мы признательны С.де Мистуре за это. Он лично участвовал в сочинском Конгрессе и получил полезный импульс для своих дальнейших усилий.

Россия. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 февраля 2018 > № 2500245 Сергей Лавров


Бельгия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 января 2018 > № 2485548 Шарль Мишель

Встреча с Премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем.

Владимир Путин принял в загородной резиденции Ново-Огарёво Премьер-министра Бельгии Шарля Мишеля.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги! Очень рад вас приветствовать. Добрый день!

В прошлом году мы отмечали 300-летие посещения Петром I Бельгии. В этом году исполняется 165 лет со дня установления дипломатических отношений. Это произошло при первом короле Бельгии Леопольде I, который, как известно, был приближённым российского императора Александра I и с раннего детства был зачислен на русскую военную службу. Так что у нас очень хорошие, добрые, глубокие связи.

Знаю, что у Вас очень насыщенная программа пребывания в России. Только что Председатель Правительства России Дмитрий Медведев рассказывал мне о Ваших вчерашних контактах и переговорах. У нас работает смешанная российско-бельгийско-люксембургская комиссия по экономическому сотрудничеству. И в ближайшее время должна состояться очередная встреча.

Уверен, что Ваш визит, уважаемый господин Премьер-министр, пойдёт на пользу нашим странам, нашим экономикам. Мы очень рады Вас видеть. Добро пожаловать!

Ш.Мишель (как переведено): Большое спасибо, господин Президент, за тёплый приём, который Вы нам оказываете.

Рад, что Вы принимаете меня здесь, этому диалогу. Я уже встречался с вашим Министром иностранных дел в Брюсселе и вашим премьер-министром.

В этом году отмечается 165 лет с момента установления дипломатических отношений между Россией и Бельгией. Убеждён, что есть большое количество тем, которые мы могли бы обсудить, чтобы лучше понимать друг друга. В духе этого диалога я рад, что можно обсудить большое количество вопросов, касающихся безопасности, борьбы с терроризмом, южных границ Европы.

История знала хорошие и менее хорошие моменты в отношениях Европы и России, но, учитывая, что мы соседи, мы всегда будем работать вместе.

Рад, что у меня есть возможность обсудить не только те моменты, которые, может быть, нас разделяют, в которых, может быть, мы ещё не понимаем друг друга, но и другие моменты, в которых мы можем прогрессировать. И я рад, что вчера я уже начал обсуждать экономические моменты с господином Медведевым.

Спасибо.

Бельгия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 31 января 2018 > № 2485548 Шарль Мишель


Бельгия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 января 2018 > № 2477782 Дмитрий Медведев, Шарль Мишель

Пресс-конференция Дмитрия Медведева и Шарля Мишеля по завершении российско-бельгийских переговоров.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые дамы и господа! Уважаемые представители средств массовой информации! Господин Премьер-министр!

Только что мы завершили переговоры с моим коллегой, Премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем. Это для господина Премьер-министра первый визит в нашу страну. Надеемся, что этот визит оправдает ожидания и Вы увезёте домой не только хорошие впечатления о зимней Москве, но и определённые результаты. Помимо только что подписанного протокола эти результаты выражаются в наших переговорах, в обсуждении наиболее важных, актуальных тем для Российской Федерации и Королевства Бельгии, для Европейского союза и Российской Федерации, целого ряда международных проблем.

У нас давние традиции дружбы и взаимопонимания. В этом году дипломатическим отношениям между нашими странами исполняется 165 лет. А в прошлом году отмечалось 300-летие посещения Петром I бельгийских земель, то есть в этом смысле у нас действительно очень хороший бэкграунд.

Если говорить о торговле, она в целом за последнее время стала восстанавливаться. За 11 месяцев прошлого года товарооборот вырос на 20%, причём позитивная динамика есть как со стороны Российской Федерации, так и со стороны Бельгии, и эту динамику нужно было бы сохранить.

Несмотря на известные обстоятельства, связанные с санкционной политикой, инвестиционное сотрудничество тоже не замерло. Объём накопленных инвестиций составляет со стороны Бельгии 1,2 млрд долларов (по состоянию на середину прошлого года). С российской стороны – приблизительно 0,5 млрд долларов.

Многие бельгийские компании успешно работают в России. Мы только что с господином Премьер-министром говорили о перспективах, проектах, которые реализованы, и трудностях, которые обычно возникают в ходе реализации проектов. Без этого не обходится, но очень важно, чтобы эти проблемы оперативно снимались. Есть неплохие перспективы для развития бизнеса. Это касается и металлургии, и новых проектов, которые были запущены совсем недавно в Липецке, – я имею в виду компанию «Бекарт», которая планирует дополнительные инвестиции. Мы это только приветствуем.

Ещё одно направление сотрудничества, о котором мы только что говорили, – это медицинские технологии. Для лечения онкологических заболеваний бельгийская компания IBA запускает так называемую систему протонной терапии в Ульяновской области. Это важное направление.

Мы говорили о том, что неплохо было бы посмотреть и на фармакологический сектор. Хочу сказать (не успел сказать это во время нашего общения с господином Премьер-министром): у нас фармацевтический сектор растёт огромными темпами – в среднем 20–25% в год. И в этом смысле на нашем рынке вполне есть место для бельгийских компаний, для создания совместных производств. Тем более это и есть высокие технологии, на которые мы все в настоящий момент уповаем.

Есть большие проекты в области энергетики, в аэрокосмической области, в химической промышленности, собственно, в узком смысле – в высоких технологиях. Видим заинтересованность бизнес-сообщества. Надеюсь, что предприниматели будут вести себя активнее. Мы об этом тоже говорили. И только что подписан дополнительный протокол к Конвенции об избежании двойного налогообложения. Важно завершить ратификационные процедуры.

В феврале пройдёт заседание межправкомиссии, для того чтобы выработать конкретные предложения о будущих совместных проектах. Оно намечено в Сочи.

Развиваются гуманитарные связи. Это действительно очень важно, особенно в тот период, когда между странами существуют те или иные проблемы. Когда существует проблема доверия, взаимопонимания, очень важно сохранить гуманитарную составляющую. Развиваются контакты в области образования, молодёжные обмены. С прошлого года в Антверпене работает Центр языкового тестирования, где можно получить официальный документ о владении русским языком и использовать его при устройстве на работу в России или при поступлении в российские вузы.

Есть ряд других важных направлений, о которых мы сегодня тоже сумели переговорить.

Хочу ещё раз искренне поблагодарить господина Мишеля за содержательные переговоры. Уверен, что, несмотря на достаточно сложную ситуацию в международной обстановке и в наших текущих отношениях с Европейским союзом, сотрудничество между Россией и Бельгией будет развиваться в самых разных сферах.

Ш.Мишель (как переведено): Во-первых, хотел бы поблагодарить Премьер-министра за то, как меня приняли, как приняли мою делегацию.

Мы очень рады, что смогли провести интенсивные дебаты и обмен мнениями. Мы говорили о двусторонних отношениях между Российской Федерацией и Королевством Бельгии, обсудили определённые вопросы, в том числе в экономической сфере. Мы определили секторы, где уже есть давнее сотрудничество между нашими странами, которое очень хорошо развито. Допустим, в области металлургии и сталелитейной промышленности, где у нас действительно исторические отношения. Это отрасль, в рамках которой российские экономические игроки играют очень важную роль. В частности, речь идёт о компании НЛМК, которая разрабатывает разного рода проекты.

Учитывая, что у нас слишком много производится стали в мире, мы, конечно, также говорили о других отраслях, об алмазах. В Антверпене российские компании уже давно работают.

Мы обсудили ключевой, важнейший вопрос для Бельгии – энергетический вопрос. Вы знаете, что в Бельгии и ЕС мы разрабатываем стратегию для энергетического сектора. Во-первых, мы обсудили энергетический вопрос. В частности, проект «Северный поток – 2», который разрабатывается на европейском уровне в рамках партнёрства с Российской Федерацией, а также другие проекты в области СПГ – сжиженного природного газа, в рамках которых мы приняли решение организовать более технический визит, для того чтобы углубить наше сотрудничество. И также для нас очень важно, что бельгийская компания Fluxys активно сотрудничает с российскими партнёрами, а порт Зебрюгге является главным, ключевым инфраструктурным местом, через которое можно сотрудничать в экономической сфере.

Премьер-министр об этом уже говорил, есть и другая отрасль, в которой можно развить сотрудничество и углубить его, – это сектор здравоохранения, сектор фармацевтики, который является очень важным для Бельгии, очень развит в Бельгии: допустим, компания IBA очень хорошо работает в этой отрасли. У нас делается большое количество инвестиций, инноваций в фармацевтику. И государственная политика здравоохранения также может предусмотреть определённое количество партнёрств и сотрудничество в этих рамках, после нашей встречи, встречи на этом уровне.

Мы также обсудили другой вопрос, который очень важен для Бельгии, – он касается производства фруктов, сельского хозяйства. Это груши и яблоки, садоводческий сектор. Конечно же, мы без каких-либо табу, очень искренне и прямо говорили на эту тему.

Мне очень понравилось, что мы могли открыто и прямо говорить с господином Премьер-министром. Я ему также заявил, что в Евросоюзе мы много говорим о России, но не разговариваем с ней, не общаемся с ней, с Россией. Я как Премьер-министр, человек, который постоянно был в авангарде европейской политики, своего рода первопроходцем, убеждён, что в будущем было бы полезно расширить диалог между Россией и Евросоюзом, сделать его более структурным.

Конечно, у нас есть определённые разногласия. Мы отличаемся друг от друга. Особенно, когда говорим, допустим, о территориальной целостности Украины, вопросах Крыма, Донбасса. У нас есть разногласия, и мы не можем закрывать на это глаза. Но мы можем разговаривать на эти темы, можем обмениваться мнениями. Мне кажется, это нам помогает лучше понимать наши позиции. И это является условием для доверия и прогресса.

Также я абсолютно согласен с господином Премьер-министром, когда он говорит, что в будущем мы должны развивать стратегический политический диалог. И необходимо обращать внимание в этих рамках на другие вопросы, особенно на юге. Мы обсудили ситуацию в Ливии. Обменялись мнениями на эту тему и подумали о разных решениях, которые можно принять для того, чтобы стабилизировать данный регион. Мы также говорили о Ближнем Востоке и декларации администрации Дональда Трампа, которая вызвала реакцию в Евросоюзе, в Бельгии.

Мы обсудили вопрос Сирии, который является очень комплексным. Мне кажется, что необходимо иметь более определённую стратегию в этих рамках.

Несмотря на все наши различия, я думаю, что мы хотим сотрудничать в борьбе против терроризма. На территории Евросоюза и Российской Федерации мы должны бороться с этой проблемой, и, может быть, стоит сотрудничать более тесно против радикального исламизма.

Вот некоторые элементы, о которых хотелось бы вас оповестить.

Хочу поблагодарить господина Премьер-министра за тёплый приём. В рамках нашей первой встречи я увидел качество и интенсивность нашего обмена мнениями. Мы очень прямо говорили друг с другом, были очень открытыми.

Мы говорили об истории. Международная история, конечно, влияет на то, что происходит сегодня. Я думаю, мы ответственны, когда учимся на уроках истории и вдохновляемся этими уроками для того, чтобы сделать наш мир более стабильным, более мирным. Я думаю, мы должны следовать этому вместе.

Спасибо большое, господин Премьер-министр, за Ваш тёплый приём и за то, что мы смогли обменяться мнениями.

Вопрос: Здравствуйте. У меня вопрос к Дмитрию Анатольевичу. Сегодня в США был опубликован так называемый кремлёвский список, в который попали сотрудники Администрации Президента, практически весь состав кабинета министров, в том числе представители крупного бизнеса. Как бы Вы прокомментировали появление этого списка и попадание в него названных людей?

Если можно, хотелось бы услышать мнение об этом списке и Премьер-министра Бельгии.

Д.Медведев: Давайте я несколько слов скажу на эту тему. Я думаю, это та ситуация, когда непопадание в этот список – это повод уволиться. Но мы, конечно, так поступать не будем.

Очевидно абсолютно, что в рамках этого списка фигурирует практически вся команда органов власти, существующая в нашей стране. Та команда, которая была в определённый период собрана Президентом Путиным, дополненная также представителями крупнейшего российского бизнеса, который, по сути, покрывает всю российскую экономику.

Каково значение этого списка? Я бы сказал, что значение этого списка – зеро, оно стремится к нулю.

Почему? Потому что, если бы мы представили себе обратную ситуацию: мы, допустим, взяли и подготовили список, в который включили Администрацию Президента Трампа целиком, Палату представителей, Сенат, Верховный суд, офис генерального прокурора, – что произойдёт после этого в Америке? Ничего. То же самое произойдёт и в нашей стране, то есть ничего не произойдёт. Тем не менее мы прекрасно понимаем, что даже при наличии всякого рода списков для контактов никаких других людей нет. Других писателей для Соединённых Штатов Америки, с которыми бы власти США могли общаться, у нас не существует. Точно так же, как и у них не существует других должностных лиц. Именно поэтому я считаю, что значение подобного рода списков, если говорить об официальной части, если говорить о должностных лицах, стремится к нулю.

Тем не менее это реализация того закона, который был принят, который носит абсолютно дискриминационный характер в отношении нашей страны, который, безусловно, будет отравлять наши контакты, наши отношения на протяжении достаточно длительного времени. И это само по себе плохо.

Если же говорить об иных последствиях, то, безусловно, все власти в нашей стране – исполнительная власть, законодательная власть и, конечно, Президент – будут отслеживать другие формы реализации этого закона. Если они состоятся, то на эти действия последует реакция. Какая? Она будет адекватной тому, что будет происходить.

В конечном счёте публикация подобных списков, безусловно, отравляет наши отношения. И очевидно, что в нашей стране будет больше людей, которые будут не любить Америку, а в Америке будут укрепляться антироссийские настроения. Очевидно, что и то и другое в конечном счёте уводит нас от конструктивного диалога: и антиамериканские настроения в нашей стране, и антироссийские настроения в Соединённых Штатах Америки. Такие списки, к сожалению, эти тенденции закрепляют.

Ш.Мишель (как переведено): Я не собираюсь комментировать двустороннюю ситуацию между Соединёнными Штатами Америки и Российской Федерацией. И опять же тот же посыл у меня, как в Москве, так и в Брюсселе: санкции не являются целью как таковой, конечной целью. Диалог очень важен, для того чтобы лучше понимать тот путь, который мы должны пройти, чтобы построить более стратегические, плодотворные отношения между ЕС и Российской Федерацией.

В рамках нашего разговора мы говорили о Минских соглашениях, которые являются для нас центральным вопросом. Реализация Минских соглашений это то, что необходимо сделать. Хотелось бы подчеркнуть, что Европейский союз принял решение не поддерживать усиление санкций. Как я уже говорил во вступительном слове, необходимо активизировать наши отношения, да, у нас есть определённое количество разногласий, это правда, но нужно и открыть диалог. Потому что диалог является единственным путём для того, чтобы управлять какими-то разногласиями, и для того, чтобы лучше понимать разные процессы для принятия решений. Чтобы было больше стабильности, чтобы лучше предвидеть вопросы.

Я уже говорил о том, что необходимо говорить не только о вопросах, которые возникают на восточных границах Евросоюза, но также о том, что происходит на южных границах Евросоюза. Российская Федерация и ЕС, мы заплатим высокую цену, если не будем гарантами стабильности. Я уже говорил о ситуации в Ливии, которая повлияла, конечно, на ситуацию всего Сахельского региона. И завтра эта ситуация может дестабилизировать определённое количество стран, что может стать просто трагическим для наших граждан.

Вопрос: Бельгийское телевидение. Премьер Бельгии хочет нового, более постоянного диалога между Россией и Европейским союзом. Возможно ли это, если санкции остаются? И как Вы видите роль Бельгии? Бельгия для вас – это страна хорошего шоколада или что-то большее?

Д.Медведев: Вне всякого сомнения, Бельгия для нас – это что-то большее, потому что наши отношения с Королевством насчитывают уже 300 лет, дипотношения – 165 лет. Мы ценим наших партнёров, друзей в Бельгии. Кстати, визит господина Премьер-министра как раз свидетельство того, что Бельгия хочет и готова играть более активную роль в восстановлении нормальных, полноценных отношений между Российской Федерацией и Европейским союзом. Это правильная и прагматичная позиция. Ещё раз хочу за эту позицию господина Премьер-министра поблагодарить. Потому что всё, что мы сейчас обсуждаем, всякие санкции, ответные меры, какие-то списки, – пройдёт несколько десятилетий, и это будет только мелким шрифтом изложено в учебниках истории. А наши страны, наши отношения останутся. И мы всё равно будем соседями и, уверен, деловыми партнёрами с Европейским союзом. И вот это главное. Поэтому желание восстановить полноценный диалог, в конечном счёте – восстановить доверие я не могу не приветствовать.

Возможен ли диалог в период действия санкций, ответных мер? Возможен, конечно. Мы неоднократно об этом говорили. Мы живём при этих санкциях. И кстати, в советский период жили многие годы. Ничего особенного из-за этого не происходит. В ряде случаев (мы тоже об этом неоднократно говорили) санкции даже полезны для развития внутренней экономики. Хотя они сказываются на наших отношениях с нашими партнёрами. Диалог возможен. Но желательно и санкционный период преодолеть. И чем быстрее мы это сделаем, тем лучше будет для всех – для государств, для бизнеса наших стран и для граждан наших государств.

Вопрос: «Интерфакс». Вопрос обоим премьер-министрам в продолжение вопроса бельгийского коллеги и с акцентом на двусторонних торгово-экономических отношениях. На ваш взгляд, насколько сильно санкции и действующие контрсанкции Российской Федерации мешают двустороннему инвестиционному и торговому сотрудничеству?

Ш.Мишель (как переведено): Как я уже говорил, санкции не являются целью как таковой. Мы, когда продлевали санкции, думали о том, что необходимо просто сделать так, чтобы эти санкции активизировали диалог с Российской Федерацией. В последние годы мы видим, что не было реального диалога на самом высоком уровне по вопросу Восточной Европы и по поводу того, какую роль может играть Россия на юге Европы. Поэтому, учитывая, что мы, бельгийцы, очень активно работаем на европейском уровне, мы должны со своей стороны всё равно, несмотря на санкции, наращивать двустороннее сотрудничество и, может быть, делиться некоторым геополитическим анализом ситуации.

Россия и Евросоюз всегда будут соседями. И если мы соседи, мы должны прагматично понимать, каким образом мы будем развиваться, учитывая наши стратегические интересы. Мы не согласны по определённому количеству вопросов. У нас разная история, разные реалии, разные трудности. И только через диалог мы можем обмениваться аргументами и прогрессировать, понимать, какая озабоченность у нас и у вас. И у нас есть определённое количество сфер, в которых мы можем развивать это, – борьба с терроризмом и так далее.

Санкционный вопрос не помешал нам иметь очень интенсивный диалог. Мы внимательно работали над разными вопросами с господином Премьер-министром.

Мы говорили о чемпионате мира по футболу. Говорили, кстати, о перспективах бельгийской команды. Большое спасибо, что Вы побеспокоились о нашей команде, господин Премьер-министр.

Д.Медведев: Честно говоря, даже не знаю, чьи перспективы на чемпионате мира по футболу выглядят более радужно. Про нашу сборную ничего говорить не будем, посмотрим, как она сыграет. А сборной Бельгии я пожелал успехов.

Что же касается продолжения этой темы по санкциям, я в принципе согласен с тем, что сказал мой коллега. В период самых жёстких санкций всё равно необходимо сохранять диалог, продолжать сотрудничество. Ещё раз напомню, что я говорил неоднократно: в отношении СССР санкции вводились 10 раз. Ни разу за период введения санкций это никаким образом не поменяло политику Советского Союза. Я, кстати, сейчас не говорю о том, какая это была политика, это вопрос оценки, вопрос историков, – я просто говорю про эффективность санкций.

Эффективность санкций, как правило, не достигает даже трети того, на что рассчитывают те, кто их вводит. Санкции бьют по экономике, бьют по бизнесу, и само по себе это плохо. Санкции, с другой стороны, порождают необходимость заниматься собственными экономическими проблемами, решать их самостоятельно, что иногда весьма и весьма полезно. Вы знаете, что за последние годы из-за введения этих санкций и ответных российских мер мы довольно серьёзным образом нарастили потенциал нашего сельского хозяйства, оно кардинально отличается от того, что мы имели 15–20 лет назад.

Но даже в период санкций необходимо сохранять сотрудничество, о чём господин Премьер-министр сказал. Это касается не только вопросов делового климата, не только вопросов сотрудничества между бизнес-комьюнити. Это касается и консультаций, сотрудничества по наиболее актуальным международным вопросам, а также по основным вызовам и угрозам, с которыми сталкиваются наши страны. И Россия, и Бельгия страдают от терроризма, и поэтому нам необходимо обязательно сохранять консультации, причём на всех уровнях. Не закрывать двери, а сохранять консультации, причём по самым чувствительным вопросам. Если таких консультаций нет – радуются только террористы. Вот об этом нужно помнить всем, кто голосует за введение тех или иных санкций.

Вопрос (как переведено): Добрый день! RTL Info. Господин Премьер-министр, Дмитрий Анатольевич, учитывая, что мы заново начали диалог между Бельгией и Россией, можно ли гарантировать восстановление импорта груш из Бельгии в краткосрочной, среднесрочной, долгосрочной перспективе?

Д.Медведев: Не думал, что груши станут такой важной темой нашего сегодняшнего диалога, но, видимо, это важная экспортная статья. Я сказал моему коллеге господину Премьер-министру: в принципе у нас вообще холодно. Но не везде так холодно, как в Москве, Петербурге или Мурманске. У нас тоже груши растут. Растут на Кавказе, в Ростовской области, на Ставрополье, растут, наконец, в Крыму. Но это не значит, что мы закрываем возможности для поставок плодоовощной продукции, в том числе груш, яблок, других видов фруктов, и из других стран. Тем более, есть уникальные сорта. Но для того, чтобы это произошло, нам нужно отказаться от ограничений, которые мы ввели. И здесь возможен только симметричный подход. Если есть санкции, есть ответные меры. Если санкции схлопываются или мы намечаем какую-то карту ухода от этих санкций, естественно, мы намечаем и каким образом будем восстанавливать торговлю товарами, которые попали под ограничения. Если мы будем идти таким путём, тогда всё это состоится.

Ш.Мишель (как переведено): Можно мне добавить кое-что? Я отвечу на вопрос, который задавали не мне. Мы говорили о погоде, которая необходима для выращивания груш, также мы говорили о фитосанитарных нормах, о том, что необходимо наладить сотрудничество в этом плане. В феврале будет заседание смешанной экономической комиссии между Бельгией и Россией, и, конечно, необходимо будет продолжить работу и над вопросом по фруктам и овощам.

Бельгия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 января 2018 > № 2477782 Дмитрий Медведев, Шарль Мишель


Бельгия. ДФО > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 29 декабря 2016 > № 2038781 Александр Сидоренко

Самый амбициозный проект по строительству 55-этажного небоскреба в центре краевой столицы прославит Хабаровск на всю страну, убеждают авторы проекта. Почему этот проект называют прорывным, что ждет горожан и как изменится облик Хабаровска, сообщил в интервью корр. ИА AmurMedia руководитель проекта Александр Сидоренко, известный в крае как владелец ЗАО "Смена Трейдинг" и председатель ассоциации "Дальлесэкспорт".

— Александр Николаевич, ваш проект претерпел ряд изменений с момента его презентации. Теперь в здании насчитывается не 52 этажа, а 55. Говорят, есть и другие изменения. Так что же изменилось и как это повлияло на сроки окончания строительства и его стоимость? Они поменялись?

— Нет, сроки и цена остались теми же: июль 2018 года и $200 млн. Для нас это принципиально важно: у нас расписан и согласован каждый день и каждый доллар. За минимизацией наших финансовых рисков, к слову сказать, внимательно следят в хедж-фондах.

Теперь о том, что собственно изменилось. В здании действительно стало 55 этажей, потому что в проект зашла международная гостиничная компания Carlson Residor, и понадобилось увеличить этажность. Общая площадь выросла до 120 тысяч кв. метров, а высота здания — до 210 метров.

Изменен проект и в подземной части, специально, чтобы оптимизировать дорожное движение. Есть такое понятие математическая модель движения транспортных средств. Так вот эта модель показала, что ту организацию движения транспортных средств на перекрестке, которую мы планировали, — а мы планировали первоначально автомобильный тоннель на минус втором этаже — можно улучшить. Поэтому тоннель выделен в отдельную конструкцию, не связанную с паркингом, и перемещен на минус шестой уровень. А въезды и выезды в паркинги за счёт рельефа (улица Ленина – это один из холмов Хабаровска) организованы с поверхности дороги и дальше первоначальных отметок: начинаются по улице Калинина чуть выше Уссурийского бульвара и заканчиваются далеко за "Детским миром". Длина тоннеля выросла до 620 метров. Фактически Хабаровск получает не просто тоннель, разгружающий один из напряженных перекрёстков города, а по-настоящему скоростной и современный. Подчеркну, это будет первый в стране скоростной тоннель, построенный на деньги частного инвестора.

— Как сейчас выглядит подземная инфраструктура?

— Напомню, надземная часть – это всего 45% конструкции, а 55% — это подземная инфраструктура. Мы хотим так организовать подземное пространство, чтобы оно соответствовало трем принципам: удобно, безопасно, цивилизованно. Чтобы каждый чувствовал себя под землей максимально комфортно. Поэтому в центральной части минус первого этажа мы разместили фуд-корт, магазины, различные бутики и другие сервисы. Сюда сверху можно спуститься по эскалаторам и на лифтах.

На минус втором этаже, как подсказали нам математические расчеты, лучше всего разместить мощный пассажирский терминал с двумя полосами движения, куда, учитывая выпуклый рельеф на этом участке, можно будет легко заехать прямо с поверхности земли. Пассажирский терминал — это не тоннель, это просто место для въезда и выезда прибывающих в здание людей. Здесь разместятся три автобусных остановки на три автобуса, а люди будут ожидать транспорт не на улице, а в теплом холле центра. Следить за движением транспорта они будут через стеклянные стены и двери и при появлении нужного транспорта просто выйдут на улицу. Думаю, хабаровчане особенно оценят это зимой, в 30-градусный мороз, или летом, к примеру, во время ливня.

Здесь же на минус втором этаже расположены 20 парковочных мест для такси, так называемые taxi stand. Обычно в стандартных центрах такси располагаются прямо возле входа, загораживая обзор и движение, у нас — на расстоянии, в специальных терминалах, как в аэропорту. Будет стоять швейцар, который подскажет, куда надо человеку пройти, чтобы сесть в машину. Все рассчитано так, чтобы в такси могли одновременно сесть 50 человек.

Минус третий, минус четвёртый и минус пятый этажи отданы под паркинг. Это 1855 парковочных мест и самая большая парковка не только на Дальнем Востоке, но и во всей Российской Федерации. При этом мы постарались сделать все, чтобы даже начинающий водитель, с минимальными навыками вождения мог, просто положившись на интуицию, разобраться, куда ему надо двигаться и где парковаться. Никаких сложных зигзагов, ничего заумного, все просто и понятно. Рампы есть, но только на тот случай, если кто-то ошибся этажом и хочет переместиться.

— Как люди будут передвигаться между подземными этажами?

— Учитывая, что на минус первом и минус втором этажах много будет сервисов, магазинов, аптек, супермаркетов, с минус первого до минус пятого этажа сделаны траволаторы, наклонные эскалаторные дорожки, на которые совершенно спокойно может встать человек с тележкой или в инвалидном кресле. Также траволаторам помогают 20 лифтов. Мы уделяем особое внимание самочувствию инвалидов в нашем будущем центре. И не потому что, нас кто-то заставляют строить безбарьерную среду, а потому, что это в первую очередь уважение к человеку.

— Звучит, признаться, как-то пафосно, как лозунг.

— Пусть пафосно, но, поймите, невозможно сделать стоящий проект, если мы будем думать только о деньгах, о площадях, о том, как бы с метра еще получить. Вот траволатор на подземных этажах кого угодно убедит в том, что мы о людях заботимся, особенно когда на улице 30 градусов мороза или 30 градусов жары. Или ливень, дождь — а у нас женщина с прической, на каблучках, в легкой одежде! Она приехала, припарковалась, поднялась наверх на эскалаторе, на лифте, купила все, что захотела, отдохнула, может, встретилась с подругами, сходила в кино — там потом будет шесть кинотеатров — и вернулась в чудесном настроении!

— То есть вы ориентируетесь на женщину за рулем как на своего главного клиента?

— К такому выводу пришли международные аудиторы, которые приезжали в Хабаровск и делали отчет по этому проекту. Они особое внимание уделили тому, во что обуты хабаровчанки. Вот в Москве, по их исследованиям, женщины предпочитают обувь практичную, ближе к спортивной, а в Хабаровске у женщин на ногах обувь fashion, на каблучке. Я, когда услышал, скажу честно, удивился и спросил, мы деньги платили, за то, чтобы вы на ноги женские смотрели? А мне ответили, что обувь многое объясняет. В Москве женщины в большинстве своем ездят в метро, а в Хабаровске — на машинах. А оказывается, 75-80% потока в таких местах, как наш центр, генерируют женщины, и если женщина не сможет спокойно подъехать к нашему зданию, не сможет без проблем припарковаться, то считайте, это здание мертвое. И именно по этой причине столько внимания уделяется качеству строительства и удобству размещения в подземной части.

— То есть маркетологи учитывали особенности женской психологии?

— Не просто женской психологии, а поведения именно женщин города Хабаровска! И обувь — это один небольшой пример, который показывает насколько тщательно велась подготовка, как проект привязывался именно к этому месту, к этому городу, к этим людям, которые здесь проживают. В исследовании есть и описание психотипов, и нюансы в поведении, как должны быть расположены эскалаторы, траволаторы, с какой стороны устанавливать лифты, и какой ширины делать двери. То есть абсолютно все прописано исходя из поведения человека.

— Ваш центр — торгово-развлекательный, чем вы планируете привлечь хабаровчан?

— Помимо уже упомянутых магазинов и кинотеатров там будут смотровые площадки, большое число ресторанов и кафе, 9 банкетных залов, где будут представлены около 35 кухонь мира, и конференц-холл — одним словом, мощнейшая инфраструктура, отвечающая всем запросам жителя большого города, распределенная на 35 этажах. Оставшиеся 20 этажей уйдут под офисы.

— Ваш проект, таким образом, укладывается в концепцию комфортного потребления, которую придумали и успешно претворили на Западе: человек уходит в такой центр и может там пробыть чуть ли не целый день.

— Не забывайте, что при этом ему не придется тратить столько денег, сколько с него запросят в другом месте. Он может спокойно подняться на 55 этаж, сесть возле окна, и никто его выгонять не будет. Ну, может, придется заплатить за чашечку чая или кофе в ресторане.

— А обойдется эта чашечка, случайно, не в зарплату за месяц?

— Послушайте, сейчас дураков нет, и никто не пойдет пить слишком дорогой чай. Невозможно, говоря проще, продать чай, который будет не по карману. Все будет в пределах рынка. И тома сделанных отчетов напоминают, что здесь рынок такой, и надо уложиться в него по себестоимости.

— Поэтому у вас и парковка бесплатная? Маркетологи разъяснили?

— Да. Я тоже сначала не верил, но мне сказали: "Ты пойми, если парковка будет платная, то все будут парковаться где угодно, но не у вас". Поэтому парковка должна быть бесплатная.

— Бесплатная парковка будет генерировать постоянный поток людей, которые, глядишь, и захотят зайти и посмотреть, зайти и посидеть в кафе, а потом просто не захотят оттуда уйти?

— Это называется "не толкать человека, а накрыть перед ним скатерть-самобранку", чтобы он сам выбирал. И мы накроем так, что он выберет то, что ему нужно.

— Ваши конкуренты опасаются, что весь город соберется в вашей башне. Они не зря волнуются?

— Конкуренция, на мой взгляд, всегда идет во благо, потому что позволяет предложить людям лучшее, а наш центр — повышенного качества, поэтому горожане будут к нам ездить на выходные, чтобы полноценно отдохнуть. Или, к примеру, чтобы отметить 50-летний юбилей на 50-ом этаже. Но, думаю, что весь город мы не соберем. Для удовлетворения своих повседневных потребностей люди будут пользоваться услугами близлежащей инфраструктуры.

— Какие всемирно известные бренды хотите собрать под крышей вашего небоскреба?

— Гостиничный бренд Carlson Residor, который уже прописан в нашем здании с 32 по 50 этаж. Есть и другие бренды, но раскрывать их я пока не могу.

— На какой поток посетителей вы рассчитываете и какова пропускная способность подземного тоннеля?

— О потоке покупателей, думаю, говорить пока рано, а вот пропускная способность тоннеля — 1000 машин в час.

— Это реальные цифры?

— Абсолютно. Мы убрали пешеходов, предоставив им роскошное, легкодоступное подземное пространство, и разгрузили этот участок, увеличив пропускную способность в три раза. А объемы выхлопных газов в связи с сокращением времени ожидания на светофоре вообще снижаются до 16 раз зимой и до 8 раз летом.

— То есть помимо всего прочего это еще и "зеленый" проект?

— Я бы сказал, это в первую очередь "зеленый" проект, потому что в современном мире у уважающих себя проектировщиков к проекту обязательно должен быть приложен сертификат по международному стандарту. Сертификат гарантирует соответствующий нормам уровень воздействия на окружающую среду, на близлежащие здания и качество жизни жильцов в этих зданиях. Он свидетельствует о высоком качестве проектирования строительства и качестве жизни, и делается не в последнюю очередь для того, чтобы привлечь крупных инвесторов. Мы не называем имена, но нашим проектом заинтересовались крупные международные банки, которые никогда не войдут в проект, если здание не будет сертифицировано. То есть так мы подтверждаем готовность заботиться о людях, и у нас есть целая команда, которая за это отвечает и за этим следит.

— А вас не смущает, что жильцы в это время на вас жалуются, отказываясь жить по соседству с небоскребом?

— Это нормально.

— Вы думаете, что победите со временем их недоверие и скепсис?

— "Победить" — слово не совсем уместное в этом случае, это же не сражение. Мы думаем, что они со временем изменят свое мнение. Когда мы строили фитнес-клуб "Глобал", все жители близлежащих домов просто ревом ревели, так им не нравилась наша стройка. Но когда они увидели, что взят высокий темп, стройка идет, они все успокоились и замолчали, и закончили мы просто изумительно, а у них квартиры на 30% подорожали.

— То есть и такой поворот вы тоже учли?

— Конечно. Жилье в этом районе возрастет в цене, потому что это место станет престижным.

— Как вы относитесь к тому, что о вашем проекте говорят, что он нерентабельный, а злые языки даже окрестили его Нью-Васюки?

— Что я могу сказать? На вкус и цвет товарища нет, а на каждый роток не накинешь платок. Есть частное мнение, а есть компетентное мнение международных специалистов, которое высоко ценится в мировом сообществе. Давайте мы построим центр, а потом вы сами скажете, что это: обман или реальный проект, который прославит Хабаровск на всю страну.

— Есть проекты в нашей стране или за рубежом, сопоставимые с вашим детищем?

— Довольно сложно их назвать, потому что у нас в единую конструктивную схему включены само здание, тоннель, подземный паркинг на 1855 машиномест, подземный пешеходный переход, городские магистральные сети, которые также инсталлированы в структуру подземной части. И все это выполнено на высокотехнологичном уровне, так что в целом наш проект — вызов мировой инженерной мысли, что, на мой взгляд, особенно важно для Хабаровска.

— А почему это должно быть так важно для Хабаровска?

— Не только из соображений престижа, но еще, наверное, и потому, что согласно докладу ООН к 2025 году 80% населения Земли будет жить в городах. Хотим мы того или не хотим, но количество людей, проживающих в сельской местности, с ростом производительности сельскохозяйственных машин будет сокращаться. И они пойдут, конечно, в города. Так вот те города, которые подготовятся к этому моменту, которые научатся этим вызовам отвечать, и будут истинными столицами. И это в полной мере касается и Дальневосточного федерального округа. Мы, может, немного опережаем события, но задаем очень высокую планку качества жизни — жизни в ближайшем будущем.

Бельгия. ДФО > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 29 декабря 2016 > № 2038781 Александр Сидоренко


Бельгия. Россия. Весь мир > Таможня > customs.ru, 26 октября 2016 > № 1950714 Кунио Микурия

Интервью Генерального секретаря Всемирной таможенной организации Кунио Микурии "Генсек ВТамО: Российская таможня вносит заметный вклад в успех Всемирной таможенной организации" «Евразийскому коммуникационному центру».

25 октября, в День таможенника Российской Федерации в Москве открывается XVII Международная выставка «Таможенная служба – 2016», имеющая статус официального мероприятия Таможенного союза ЕАЭС и Всемирной таможенной организации. Для участия в форуме в столицу России прибыли более 30 делегаций таможенных служб зарубежных стран. Накануне этого события эксклюзивное интервью «Евразийскому коммуникационному центру» дал Генеральный секретарь ВТамО Кунио Микурия.

Господин Микурия, Вы много лет являетесь Генеральным секретарем Всемирной таможенной организации. Насколько влиятельна эта организация в современном мире? Что она сегодня может сделать для прогресса торговли и сотрудничества между странами?

С 1952 года ВТамО неустанно стремится к улучшению результативности и эффективности работы таможенных администраций по всему миру. Это единственная межправительственная организация, специализирующаяся в сфере таможенного дела. Она объединяет 180 стран в качестве глобального центра таможенной экспертизы и выступает голосом международного таможенного сообщества.

ВТамО обладает широким пулом технически грамотных сотрудников, работающих в рамках различных комитетов, подкомитетов и других рабочих групп организации. ВТамО стремится постоянно развивать, поддерживать и продвигать широкий и полный спектр международных документов и инструментов, которые оказывают поддержку регулированию и развитию таможенных органов в области повышения безопасности процедур и процессов таможенного контроля на границе, а также укрепления рабочего потенциала по соблюдению и упрощению процедур торговли.

180 стран — членов ВТамО географически расположены в шести регионах мира, и на их долю приходится 98% международной торговли.

Принимая во внимание вклад стран — членов ВТамО в развитие таможенного дела, ВТамО проводит реформы и осуществляет непрерывную модернизацию таможенного дела по всему миру, выступая в качестве площадки для диалога. Мы призываем к обмену передовым опытом и его распространению в качестве мотивационной составляющей для таможенных администраций и для поддержки друг друга в реализации реформ.

Миссия ВТамО значительно отличается от задач других международных организаций, имеющих менее выраженную техническую компетенцию. Мы оказываем содействие странам в упрощении и унификации таможенных формальностей, в поиске конкретных ответов для укрепления правоохранительной деятельности таможенных органов, а также в укреплении сотрудничества между таможенными администрациями. Инструменты и механизмы, разработанные ВТамО, успешно реализуются совместно с индивидуальными программами по институциональному развитию и способствуют повышению конкурентоспособности и экономическому росту всех стран — членов организации в трех основных направлениях: упрощение процедур торговли, сбор налогов и социальная защита.

Говоря об упрощении процедур торговли, нельзя отрицать, что упрощенные таможенные процедуры создают более эффективный механизм по снижению торговых издержек для бизнеса. Повышение результативности деятельности пограничных ведомств неизменно приводит к справедливым и эффективным сборам, необходимым для финансирования деятельности государственного сектора и, следовательно, обеспечении экономической эффективности и конкурентоспособности. В целях достижения указанных целей одним из ключевых звеньев являются таможенные органы, выполняя свои функции по защите общества, борьбе с терроризмом и пресечению незаконного оборота товаров, в том числе и контрафактной продукции.

В настоящее время существует ряд международных конвенций и рекомендаций, регулирующих Гармонизированную систему, информационные технологии, таможенные процедуры и таможенную правоохранительную деятельность, а также резолюции и декларации, которые предлагают государствам обратить внимание на конкретные проблемные вопросы. Модели, компендиумы, руководства и инструменты были разработаны для того, чтобы помочь членам ВТамО применять стандарты организации и выносить соответствующие решения.

ВТамО играет важную роль в качестве динамичного лидера, который поощряет модернизацию таможенных органов и повышает их взаимосвязь. Организация оказывает положительное влияние среди правительств, международных организаций и специалистов по вопросам торговли.

Россия является активным участником международного таможенного сотрудничества. Российская таможенная служба имеет 20 представительств за рубежом. В этом году представитель России Руслан Давыдов возглавил Совет Всемирной таможенного организации. Как Вы оцениваете роль России в жизни международного таможенного сообщества?

Секретариат Всемирной таможенной организации и ФТС России постоянно укрепляют свое сотрудничество в стратегических областях, особенно в области институционального развития, региональной подготовки кадров и обмена передовым опытом.

ФТС России регулярно проводит встречи на высоком уровне, что в значительной мере способствует развитию всего региона. Например, в январе 2011 года в ФТС России состоялось заседание Аналитического цента по институциональному развитию для Европейского региона ВТамО, цель которого заключалась в создании долгосрочной европейской стратегии по институциональному развитию. Совсем недавно, в 2015 году ФТС России организовала 21-е заседание Глав правоохранительных подразделений таможенных служб Европейского региона ВТамО, а также 1-й Региональный форум по электронной коммерции и развитию малого и среднего бизнеса, а также многочисленные семинары и мастер-классы. ФТС России также проводила Научную конференцию PICARD и Кинологический форум.

С точки зрения институционального развития и обмена передовым опытом особого упоминания заслуживает Санкт-Петербургский имени Б.В. Бобкова филиал Российской таможенной академии. С июня 2010 года филиал принимает активное участие в расширении практики обмена знаниями по внедрению и обеспечению работы неинтрузивного досмотрового оборудования. Недавно Академия провела 1-е заседание Технической экспертной группы ВТамО по неинтрузивному досмотровому оборудованию, которая была создана для разработки стандартов по обеспечению технического взаимодействия различных комплексов ИДК, поставляемого разными производителями, обмену изображениями как внутри таможенного ведомства, так и между таможенными администрациями, а также для содействия в подготовке анализа получаемых снимков. Создание Регионального центра передового опыта ВТамО для подготовки специалистов по современным технологиям, используемым в таможенных органах, в рамках существующего Регионального учебного центра ВТамО в Москве наглядно показывает желание ФТС России поддерживать инициативу в этих вопросах.

Кроме того, ФТС России принимает участие в ряде проектов, таких как проект "Почтовый железнодорожный транспорт", в рамках которого испытываются перевозки почтовых отправлений железнодорожным транспортом между Китаем и Европой. Конечно, я приветствую такое активное участие России в проектах организации и ее инициативы по институциональному развитию. В конце концов, не Секретариат ВТамО делает эту международную организацию успешной, ее успех зависит от ее членов.

Вы посетили немало стран и познакомились с работой их таможенных служб. Как Вы оцениваете уровень развития информационных технологий и качество таможенного администрирования в России? Какой позитивный опыт России Вы бы рекомендовали таможенниками других стран для изучения?

Важно отметить, что таможенные администрации должны четно определять, какие именно таможенные технологии необходимы для осуществления их основных функций, и осуществлять соответствующую подготовку. Использование современных технологий является ключевым фактором успешного функционирования таможенного органа. Данный факт гарантирует, что таможня находится в устойчивой позиции, чтобы отвечать на внешние вызовы и использовать возможности, представленные условиями ведения торговли и ограничениями XXI века.

Мы рекомендуем внедрять и реализовывать передовые методы по высокоскоростному проведению анализа в целях обеспечения целостности контроля за перемещением товаров, надзора и мониторинга при морских и воздушных контейнерных перевозках, а также использования оборудования для обнаружения и радиационного контроля. С точки зрения руководящих принципов, мы разработали специальные руководства по закупке и внедрению в использование инспекционно-досмотровых комплексов.

В то время, как ВТамО призывает страны — члены делиться своим опытом по данной тематике в рамках работы в различных профильных комитетах, а также в ходе мероприятий, связанных с Конференцией по информационным технологиям (проводится раз в год), данная деятельность не придерживается какие-либо конкретные (унифицированных) практик. В ходе таких мероприятий рассматриваются новейшие идеи, разработки и последние тенденции, которые демонстрируются и обсуждаются ведущими экспертами, поставщиками технологий и представителями таможенных ведомств.

Я знаю, что ФТС России также ежегодно проводит международную выставку и конференцию по использованию информационных технологий, на которой я имел личное удовольствие присутствовать, и я поздравляю ФТС России в принятии подобной инициативы.

Какую роль играют региональные таможенные центры Всемирной таможенной организации, которые действуют в России — правоохранительные, образовательные, экспертные, кинологические?

Региональный учебный центр в Москве играет центральную роль в разработке соответствующей подготовки для региона и для поддержания пула специалистов-тренеров для поддержки учебной деятельности ВТамО.

В 2013 году Региональный кинологический центр ВТамО был открыт в Москве. Он выступает в качестве инфраструктуры, укрепляющей сеть кинологов и дрессировщиков служебных собак в регионе.

В этой связи московский региональный узел связи ВТамО (РИЛО-Москва) также играет решающую роль в качестве информационного центра по координации деятельности в регионе СНГ. С момента своего создания в 2001 году РИЛО-Москва был вовлечен в ряд проектов и мероприятий.

Региональные узлы также играют важную роль в использовании неинтрузивного досмотрового оборудования, тем самым понижая возможность проведения формального осмотра грузов, как уже отмечалось ранее.

У России вместе с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Киргизией единое таможенное пространство, но разные таможенные службы. На Ваш взгляд, упрощается или, напротив, усложняется работа таможенников в странах, входящий в таможенные союзы?

В рамках Таможенного союза таможенные органы каждой из сторон несут ответственность за применение общего таможенного законодательства и единого руководства для таможенных процедур. В целях надлежащего функционирования Таможенного союза необходимо наладить активное сотрудничество между таможенными органами в рамках объединения. Данное сотрудничество не ограничивается правовыми аспектами, связанными с использованием «основных» таможенных догм, например, по регулированию импортных и экспортных формальностей или установлении единого тарифа.

Эффективный Таможенный союз также должен предоставлять содействие таможенным органам по вопросам сотрудничества в правоохранительной сфере в целях обеспечения безопасности, а также эффективной и результативной борьбы с преступностью.

Я предполагаю, что интеграция положительных сторон разных культур объединенных стран в рамках различных служб, а также укрепление доверия является наиболее сложным аспектом любого интеграционного объединения.

Ваши пожелания российским таможенникам накануне их праздника — Дня таможенника Российской Федерации 25 октября.

Подобный праздник — это возможность оглянуться назад и гордо взглянуть на достижения, которые были коллективно достигнуты, и стремиться к дальнейшему укреплению существующих результатов.

Я желаю российским таможенникам успехов в работе и хочу выразить свое восхищение этим мужчинам и женщинам, которые неустанно трудились и трудятся, чтобы защищать наши народы.

Бельгия. Россия. Весь мир > Таможня > customs.ru, 26 октября 2016 > № 1950714 Кунио Микурия


Бельгия. Казахстан. Весь мир > Армия, полиция > inform.kz, 25 августа 2016 > № 1872985 Том Сауэр

О своем отношении к антиядерной миссии Казахстана, поднятой в Манифесте «Мир. XXI век», а также возможности применения террористами оружия массового уничтожения в интервью МИА «Казинформ» рассказал профессор Университета Антверпена, автор ряда книг на тему ядерного разоружения и нераспространения оружия массового уничтожения (ОМУ) Том Сауэр.

- В этом году Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с Манифестом «Мир. XXI век», в котором вновь выдвинул ряд инициатив в области ядерного разоружения и нераспространения ОМУ. Как вы оцениваете антиядерные усилия Казахстана?

- Ведущая роль Казахстана в области нераспространения давно призвана и заслуживает всяческого уважения. Казахстан закрыл Семипалатинский испытательный полигон и добровольно отказался от обладания четвертым в мире потенциалом атомного оружия, в то время как в некоторых странах до сих пор это не сделано. Так что, если все страны мира сделают то же самое, то мир освободится от зловещего наследия гонки вооружений - ядерного оружия.

На территории Казахстана под эгидой МАГАТЭ также создан Банк низкообогащенного ядерного топлива, предназначенного для государств, планирующих развивать атомную энергетику.

Хотелось бы отметить, что Казахстан является частью Центрально-азиатской зоны без ядерного оружия. Это еще один пример и призыв для других регионов поступить точно также. Мы до сих пор не имеем аналогичной зоны в Европе, поскольку Великобритания и Франция все еще обладают ядерными арсеналами, тогда как американское ядерное оружие до сих пор находится в европейских странах, в том числе и Бельгии.

И, наконец, в прошлом году Нурсултан Назарбаев в рамках Генеральной ассамблеи ООН предложил Всеобщую декларацию о построении мира, свободного от ядерного оружия, которая призывает к полной ликвидации ядерного оружия как единственной абсолютной гарантии против его применения или угрозы применения.

Со своей стороны, я могу только приветствовать такой политический курс и всячески поддерживаю эти и другие подобные антиядерные инициативы Казахстана.

- Президент Назарбаев также считает, что важно адаптировать к новым историческим условиям международный процесс разоружения. В этой связи необходимо обновить стратегию деятельности Конференции ООН по разоружению. Какое ваше мнение на этот счет?

- Прежде всего необходимо сказать, что режим ядерного разоружения и нераспространения ОМУ переживают кризис. Существует достаточно государств, обладающих ядерным оружием, в то время как обзорная конференция участников Договора о нераспространении ядерного оружия, прошедшая в прошлом году, провалилась, и государствам не удалось достичь какого-либо реального прогресса. Конференция по разоружению ООН также находится в тупике уже более 15 лет. Все государства, обладающие атомным оружием, модернизируют свои ядерные арсеналы на миллиарды долларов.

Таким образом, риск возникновения ядерных инцидентов значительно повысился. Особенно между Россией и Западной Европой, а также между Индией и Пакистаном, и не следует забывать о Северной Корее. В этих условиях казахстанские антиядерные усилия являются положительным примером для остального мира.

Тем не менее в одиночку Казахстану будет сложно решить эту задачу и поэтому для реализации этой инициативы требуется участие большего числа стран. Это идеалистическое предложение, однако, я все-таки убежден в ее реалистичности.

- После недавних терактов в Париже, Брюсселе и Ницце ряд политиков и экспертов высказались о возможности применения террористами оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Как Вы оцениваете реальность ядерного терроризма в Европе?

- Худшим сценарием, конечно, является сочетание идеологии и технологии. Это будет означать, что террористам удалось получить в свои руки оружие массового поражения: биологического, химического или ядерного. Сегодня это не просто фантазии. Мир вошел в эпоху, когда террористы реально могут использовать подобного рода оружие.

Конечно, маловероятно, что террористические группировки обладают ядерными боеприпасами, однако вполне допускается возможность использования т.н. «грязной бомбы», в которой используются обычные радиоактивные материалы, которые можно найти даже в больницах. Результатом использования «грязной бомбы» может стать ущерб здоровью людей и экологии на определенном участке в течение длительного периода.

Теперь и в Бельгии появились проблемы, связанные с ядерным терроризмом. К примеру, в 2014 году в Сирии погиб гражданин Бельгии, воевавший на стороне террористической группировки «ДАИШ». До своего отъезда на войну в 2012 году он работал на АЭС «Дул» на севере страны. На этой атомной станции спустя 2 года произошел до сих пор не раскрытый акт саботажа, который вывел из строя один из энергоблоков станции, что привело к многомиллионным убыткам компании-оператора. До настоящего времени общественности не говорят, кто сделал это.

Другой пример, в прошлом году бельгийская полиция во время одного из рейдов в рамках расследования терактов 13 ноября в Париже обнаружила видеозапись. Видео было отснято скрытой камерой, которая была направлена на входную дверь квартиры директора ядерной научно-исследовательской программы Бельгии в регионе Фландрия. Камеру установили террористы, которые вероятно намеревались заполучить радиоактивные материалы.

И, наконец, в этом году был застрелен охранник бельгийской АЭС «Тианж», у которого нападавшие похитили служебный бейдж.

Таким образом, в стране за сравнительно короткий промежуток времени произошли 4 случая подряд. В связи с этим нетрудно догадаться, что в будущем мы вероятно столкнемся с феноменом ядерного терроризма в Бельгии.

- Спасибо за интервью.

Бельгия. Казахстан. Весь мир > Армия, полиция > inform.kz, 25 августа 2016 > № 1872985 Том Сауэр


Бельгия. Евросоюз. ПФО > Транспорт. Армия, полиция > gudok.ru, 29 марта 2016 > № 1716904 Михаил Кондратьев

«После теракта в Брюсселе проверяем пассажиров вручную»

О том, как и когда российские региональные аэропорты отреагировали на сообщения о теракте в Брюсселе, какие сделали выводы из трагедии и как работает служба безопасности аэропорта, директор по авиационной и транспортной безопасности ОАО "Международный аэропорт Казань» Михаил Кондратьев рассказал в эксклюзивном интервью Gudok.ru.

- Следите ли Вы за событиями в Брюсселе? Как вы оцениваете усилия ваших коллег в Европе в сфере обеспечения безопасности?

- Мы в обязательном порядке следим за всеми актами незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации. Если оценивать усилия коллег в Европе, то могу отметить, что проверку входящих в терминалы там не практикуют. То есть сплошной входной досмотр пассажиров европейским законодательством не предусмотрен.

У нас же действует практика досмотра пассажиров не только перед входом в стерильную зону аэропорта, но и в сам аэропорт. Так что если сравнивать с нашей практикой, то я думаю, европейские нормы безопасности на объектах авиационной инфраструктуры можно оценить как недостаточные. По крайней мере, в той обстановке, которая сейчас сложилась в Европе с беженцами. Кстати, писали, что в Брюсселе на входных группах аэропорта нет досмотра. Поэтому туда и можно было пронести, что угодно.

- А как оборудован казанский аэропорт?

- Каждый вход международного аэропорта «Казань» оборудован техническими средствами досмотра посетителей. В распоряжении службы транспортной безопасности – рамки металлоискателей, сканеры. Что касается систем безопасности и досмотра внутри терминалов, в том числе перед стерильной зоной, то в распоряжении службы авиационной безопасности 47 интроскопов и 4 сканера.

Система видеонаблюдения в Международном аэропорту Казань контролирует не только периметр в 13 километров, но и привокзальную площадь, территорию парковки аэропорта. Все эти зоны хорошо просматриваются.

Есть и автоматические средства контроля. Например, работает сенсорная линия, представляющая собой кабель с датчиками, реагирующими на определенную вибрацию. Стоит отметить, что с момента установки системы периметровой сигнализации T-Rex в 2013 году не произошло ни одного случая несанкционированного проникновения на территорию аэропорта. Заезд транспортных средств контролирует и фиксирует система опознавания номерных знаков автомобилей.

- Сразу после теракта в Брюсселе глава Минтранса Максим Соколов заявил о необходимости оценки российских аэропортов с точки зрения соблюдения требований безопасности. Вы готовы к проверке?

- Начнем с того, что оценка уязвимости аэропортов завершена в России стопроцентно. И мы, конечно, готовы к новой. Оценку уязвимости аэропорт прошел в 2013 году перед Универсиадой. Да, мы ее прошли не сразу, были вопросы. Росавиация утвердила специальный план транспортной безопасности аэропорта. К универсиаде 2013 года мы этот план выполнили и с тех пор по всем требованиям международный аэропорт Казань готов к оценке уязвимости в любой момент. Особенно учитывая то, что нас и так регулярно проверяют. За последние два с половиной месяца только транспортная прокуратура проверяла нас раз пять, наверное. В течение года нас проверяют десятки раз.

- А насколько оперативно и каким образом международный аэропорт Казань отреагировал на новости из Бельгии о произошедшем теракте в аэропорту Брюсселя?

- В тот же день, после поступления информации из СМИ. Отреагировали еще до того, как появились официальные ведомственные сообщения – сразу усилили меры безопасности.

- А что фактически означает эта формулировка? Запуск каких процессов она подразумевает?

- Служба безопасности и на входных группах в аэропорт, и на предполетном контроле переходит в режим тактильного метода досмотра пассажиров. То есть, начинаем проверять посетителей и пассажиров не только с помощью технических средств, но и вручную. Если выявляем что-либо подозрительное у кого-либо, то производим проверку в комнате личного досмотра.

По всем подразделениям, которые обеспечивают безопасность на территории международного аэропорта Казань, проходит циркуляр, предписывающий усилить досмотровые мероприятия при въезде, проходе в контролируемую зону аэропорта.

Помимо того, что мы переходим на тактильный досмотр пассажиров, усиливаем наблюдение за состоянием периметра, увеличиваем частоту его объездов. То есть, также добавляем к отслеживанию периметра с помощью технических средств визуальное наблюдение сотрудниками аэропорта.

- Какие в принципе у аэропортов есть резервы для усиления защиты пассажиров и встречающих?

- Из трехсот с лишним аэропортов в России, возможно, лишь полтора-два десятка имеют такой же оборудованный техническими средствами охраны периметр, как в Казани, Москве или Санкт-Петербурге. Остальные 280 аэропортов не имеют современного оборудования, чтобы обеспечить безопасность, кроме простой колючки или сетчатого ограждения.

Поэтому первое, что необходимо сделать для повышения безопасности аэропортов, хотя это и очень затратно – это обеспечить их техническими системами охраны периметров. И, конечно, необходимо оборудовать их в достаточном количестве техническими средствами досмотров в терминалах. К сожалению, не все аэропорты имеют такое количество технических средств как, казанский.

Еще одна общая проблема: нехватка компактных, современных средств обнаружения взрывчатых веществ. Есть только «Пилот» и еще два-три аналогичных прибора. То есть, отсутствуют системы, которые могли бы быстро и качественно определить взрывчатые вещества. Хотелось бы, чтобы разработка прибора, который пусть не на 100%, а хотя бы на 90%, но без ложных срабатываний выявлял бы взрывчатые вещества, стала бы важной задачей для наших ученых и производителей. Разновидностей взрывчатых веществ очень много и такой прибор необходим.

- Есть ли у аэропортов возможности снижать скопления людей у входных групп в аэропорт?

- Только с помощью количества входов, выходов. По-другому вы никак не отрегулируете поток людей. У нас, например, все входы оборудованы техническими средствами досмотра, и если количество посетителей возрастает, просто увеличиваем количество работающих входов.

Если в аэропорту нет достаточного количества входных групп и оборудования, от очередей на входе мы никак не уйдем. Если объемы перевозок будут увеличиваться, а своевременная реконструкция аэропорта происходить не будет, то неизбежно и мы придем к тому, что на входах образуются очереди. Пример – московский аэропорт Шереметьево. Когда "Аэроэкспресс" привозит очередную группу пассажиров, в аэропорту на входе всегда образуется большая толпа, ждать очереди на вход приходится минут 15-20. Потому что, несмотря на несколько входов в Шереметьево, они не справляются с 300-400 пассажирами, которых разом привозит электричка.

- Какие методики и оборудование, которые Вы встречали в своей практике, Вас особенно впечатляют?

- Всем известно, что идеальной на сегодняшний день системой охраны транспортных объектов обладает только Израиль, находящийся в центре сложной геополитической обстановки. Если конкретизировать, службы безопасности начинают работать с клиентом еще за 20 километров до аэропорта. Это трехуровневая система контроля: первый этап на шоссе, второй на подъездах и третий уже на входе в терминал. А затем начинают работать люди из транспортной безопасности, которые владеют методами профайлинга – то есть, делают психологическую оценку и прогноз поведения человека.

То есть, здесь все поставлено для того, чтобы обеспечить максимум защиты: и разделение контроля на несколько кордонов, и более ранее начало оформления пассажиров - не за час, а за два, три.

- Аэропорт Казани признан одним из самых современных и удобных в России. Как соотносится комфортное обслуживание пассажиров с вынужденными неудобствами, причиняемыми контролем за безопасностью? Какие есть способы минимизировать эти неудобства?

- Чем больше технических средств, тем меньше мы задерживаем пассажиров в зонах досмотра. Но, конечно, при усилении режима безопасности процесс досмотра становится более длительным и определенные неудобства мы доставляем каждому входящему. Но я хочу отметить, что после теракта в Домодедово население России стало относиться к усилению транспортной безопасности по-другому. То есть, у нас несколько поменялось мировоззрение. Раньше на входе бывало: «Какое вы имеете право?» или «Да на каком основании?» Сейчас таких вопросов уже не задают. Зная о количестве терактов, люди понимают, что все меры введены для их же безопасности.

Но при этом важно помнить, как нас учили, и как, наверное, я учу своих подчиненных: какие бы технические средства и методики не применялись, каким бы современным не был аэропорт, безопасности достаточно никогда не бывает. Ее всегда можно и нужно усовершенствовать.

Константин Пукемов

Бельгия. Евросоюз. ПФО > Транспорт. Армия, полиция > gudok.ru, 29 марта 2016 > № 1716904 Михаил Кондратьев


Бельгия. Россия > Армия, полиция > snob.ru, 29 марта 2016 > № 1704309 Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин: Не спасать Европу

Я установил сам себе запрет на просмотр телевизионных новостей и ток-шоу. Я попытался настроить себе ленты в социальных сетях так, чтобы не видеть всеобщей истерики по поводу бельгийских терактов. Но выкрики про то, как нам защитить Европу от захлестывающей ее волны террористических атак, долетают даже до меня. Рецепты спасения Европы предлагают все на свете от националистов до либералов. И иногда мне кажется, будто я единственный человек, который совершенно не собирается ни от кого защищать Европу.

Для спасения Европы я не собираюсь ничего делать. У меня нет ни одного соображения про то, как надо наладить в Европе жизнь. И не потому, что мне не жалко брюссельцев или парижан. Мне их жалко. Я могу им посочувствовать и даже предложить из вежливости беспомощную свою помощь. Но на самом деле я, будучи россиянином, никак толком не могу европейцам помочь.

Все несчастья, которые обрушились в последнее время на европейцев, обрушивались уже и на меня, и я не сомневаюсь, что обрушатся еще.

У них взорвали аэропорт? Но и у меня тоже взрывали аэропорт, так что нельзя считать мою страну экспертом по безопасности аэропортов. У них взорвали метро? Но ведь и у меня в стране взрывали метро, так что нельзя считать мою страну экспертом по безопасности метрополитенов. У них взорвали концертный зал? Но и у меня в стране захватывали театр…

А еще у меня в стране взорвали школу, несколько самолетов, несколько жилых домов, электричку, рынок… И сумасшедшая фанатичка ходила у меня в стране по улице с отрезанной головой ребенка в руках.

И все это происходило не давно, а продолжает происходить с трагической периодичностью, несмотря на бесконечные запреты всего на свете и несмотря на такие параноидальные меры безопасности, что скоро даже в уборную мы будем ходить сквозь рамку металлоискателя.

Все, буквально все несчастья, которые случились в Европе, случались уже в моей стране. А еще в моей стране случилось множество несчастий, которых в Европе отродясь не было. И я, следовательно, могу посочувствовать бельгийцам, вздохнуть скорбно, что, дескать, я знаю, каково это, когда взрывают метро. Но ни малейшего права я не имею рассуждать об их безопасности, потому что чья бы корова мычала про безопасность, а моей-то корове следует хранить молчание про безопасность еще тысячу лет.

Я всерьез думаю, что до тех пор, пока не попросят, никогда, буквально никогда не следует налаживать жизнь соседей. Будь то в быту или в политике. Соседке по лестничной клетке не следует говорить, что она напрасно позволяет ребенку гулять без шапки в холодную погоду, а если соседка ребенка, наоборот, слишком кутает, то все равно не следует ей про это говорить. И даже если соседкин ребенок простынет оттого, что гулял без шапки, или, наоборот, оттого, что взмок в слишком теплой одежде, все равно никогда не следует произносить никаких фраз, начинающихся со слов «я же говорил…», «а это потому что…», «я давно предлагал…», «теперь-то ты убедилась?..»

Потому что надо заниматься собой. Воспитывать своих детей. Налаживать свою безопасность. Убирать свою грязь. Делать свою работу.

Если все это будет хорошо получаться, если соседям понравятся наши дети, наша безопасность, наша чистота и наша работа, то рано или поздно они сами придут и спросят совета.

Мне даже странно, что я пишу такие банальные вещи. Как бы и меня тоже не поразила эта наша всеобщая болезнь — синдром бревна и соломинки, привычка лезть, когда не просят, с дурацкими поучениями про то, чего сам не умеешь.

Бельгия. Россия > Армия, полиция > snob.ru, 29 марта 2016 > № 1704309 Валерий Панюшкин


Бельгия. Евросоюз. Африка > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 28 марта 2016 > № 1701629 Владимир Швейцер

Мигранты в странах Бенилюкса

"Вестник Кавказа" совместно с "Вести FM" реализует проект "Национальный вопрос", пытаясь понять, как решают в разных странах разные народы, разные правительства в разные времена проблемы, возникающие между разными национальностями. Сегодня в гостях у ведущих Владимира Аверина и Гии Саралидзе заведующий отделом социальных и политических исследований Института Европы РАН, доктор исторических наук Владимир Швейцер. После терактов в Брюсселе он рассказывает о том, как в последние десятилетия решались национальные вопросы в странах Бенилюкса.

Швейцер: Политики, собственно говоря, никогда и не было, потому что считалось, что все идет своим путем. В Бельгии селились выходцы из Африки, в частности, из Конго. Это была большая африканская колония с запасами урановой руды, которая стала потом причиной сложных отношений между Советским Союзом и Западом. Борьба шла за уран, за рудники, за источники ядерной энергии. Выходцы из Африки трудились в Бельгии на черных работах, но они жили лучше, чем в Африке.

Но в Бельгии был стык двух национальных вопросов. С одной стороны – переселенцы из Африки, католики, говорившие по-французски, с другой Фландрия, власти которой поставили вопрос о том, что работать и жить во Фландрии могут те, кто владеет их языком. А фламандский язык для африканцев, которые приехали с французским языком, совсем нелегок. Фландрия сейчас самая экономически развитая часть – там и нефтеперегонные заводы, и вся электроника. Фламандские националисты считали, что там рабочие места для фламандцев.

Бельгия разделена не только по языковому, этнолингвистическому принципу, но и по социальному. Фландрия – преуспевающая часть, вполне обеспеченная и дающая большую часть ВВП в бюджет Бельгии. Раньше от фламандцев требовали знания французского, сейчас фламандцы требуют знания фламандского. Все развернулось в обратную сторону.

Брюссель, кстати, тоже находится во Фландрии, но там все говорят по-французски, и именно там сконцентрировалось очень большое количество людей с темным цветом кожи. При этом, если ехавшие из «черной» Африки, из Конго, были католиками, то сейчас в Бельгию приезжают люди из Марокко и Алжира, исповедующие ислам. В Брюсселе есть районы, тот же Моленбек, где люди ходят в исламских одеждах, где можно услышать муэдзина, это совсем другой мир. Те кто там живет, становятся объектами интереса террористических организаций.

Есть и третий уровень проблем - Брюссель это город, в котором разместились примерно 150 тысяч европейских чиновников и людей, работающих в европейских фирмах. Это уже не Бельгия, это уже некая интернациональная часть Европы. Проблемы возникли во многом из отторжения многими людьми, живущими в Брюсселе, раздвоенности города на чиновничью, процветающую часть, и на менее процветающие, которые смотрят на первых с некой завистью. Думаю, мигранты на себе это и ощутили. В итоге террористы взрывают бомбы в самом центре Брюсселя, рядом со зданиями, в которых находится Европейский парламент и Европейская комиссия, и масса банков.

Аверин: Считается, что в Бенилюксе многие аспекты жизни синхронизированы. Можно ли говорить о том, что в Бельгии, Нидерландах и Люксембурге синхронизирована и национальная эта политика, или в каждой из стран есть свои особенности?

Швейцер: Решение о создании Бенилюкс было принято еще в период Второй мировой войны в 1943 году договорились. Потом это было развито все на уровень создания европейского сообщества. У них длительно время очень много было общего, сейчас стало меньше, но одно время даже можно было, например, с бельгийскими франками спокойно ехать в Люксембург - у них была почти одна валюта. Но с точки зрения вопроса об иммиграции и национального вопроса в целом надо иметь в виду следующее, что Нидерланды - страна, которая имела очень большие колониальные владения. Сегодня в Амстердаме вы увидите массу людей вполне европейского типа, но угадывают черты Юго-восточной Азии. Они говорят: "Наши деды, наши прадеды были чиновниками, ездили туда, и там заводили семьи". Поэтому Нидерланды были толерантны к людям, которые приезжали, даже жили там. У них кальвинизм, это ветвь протестантства, которая предполагает братство, радушие, близость. Воспитанные в таком духе люди воспринимали приезжих не как чужаков, а с состраданием и гуманностью. Это у них было, пока начался сильный приток в Нидерланды именно людей из Марокко, из Алжира. Они говорят по-французски, но недавно были приняты определенные дополнения к иммигрантскому законодательству, который требуют от всех мигрантов – из Сирии, из Афганистана – учить язык.

Саралидзе: В свое время для Нидерландов стало шоком убийство режиссера Теодора Ван Гога, который снял 10-минутный фильм о том, как угнетаются женщины в мусульманских странах "Покорность".

Швейцер: да, но многие забывают, что было еще другое убийство - лидера нидерландских националистов Пима Фортёйна. Убил его не мусульманин, а представитель партии "Зеленых", которого возмутило высказанное Фортёйном мысль о возможности умерщвления каких-то лисиц. (Активист радикальной экологической группы Ван дер Граф заявил вскоре после ареста, что отомстил Фортёйну за его слова о позволительности ношения шуб из натурального меха, - прим. ред.). Фортёйн ходил без охраны, у них та принято, двери раньше никто не закрывал на замки, они жили довольно открыто. В этих убийствах есть элемент агрессии и элемент обособления, характерный для мусульманской части. Они стали не попадать в канву голландской экономики, которая основана на высоких технологиях, и чтобы работать в этой сфере необходимо

Говорить о мультикультурализме можно, когда все живут вперемешку, как у нас было в Советском Союзе. У нас были отдельные районы, где жили те или иные народы, но если брать Москву или Ленинград, там все жили вперемешку. Там не было армянского квартала, или еврейского квартала. Жили все вместе и как-то люди притирались. Имели, конечно, определенные национальные особенности, никто их никогда не скрывал, но это была общность. Это то, что создалось в нашей сложной, противоречивой стране, а в Европе этого нет.

Аверин: Практически во всех европейских странах есть проблемы национального характера, которые не связаны ни с мигрантами, ни с приезжими с Северной Африки или черной Африки или Юго-Восточной Азии, а проблемы давние, исторические. Довольно сильны традиции национализма, если говорить о Франции. Когда валлоны разбираются с фламандцами или наоборот, они достаточно жестко это делают. В противостоянии Каталонии с Мадридом, басков с Мадридом, шотландцев в Великобритании идет мужской разговор с применением соответствующей лексики, риторики. В у националистов Бельгии, Франции этого нет.

Швейцер: Явление, о котором вы говорите, это не национализм, а региональный сепаратизм. В Каталонии всегда говорили, что их насильно присоединили к Испании. Сейчас я вижу угрозу для Европы как раз в том, что активизируются силы, стремящиеся расколоть ее. Идет раздрай между Западом и Востоком. Оживление ИГИЛ совпало по времени с ситуации вокруг Украины. Как только увидели, что есть такая зона, где начинают цепляться Запад и Восток, радикалы активизировались.

Но и когда мы говорим о Европе и о сепаратизме шотландцев, фламандцев, которые не хотят единого государства, можно говорить о Каталонии, можно говорить о Севере Италии, о Корсике, но, разумеется, в меньшей степени, очевидно, что все это разрушает Европу. Они думают уже не о Европе как о целом, а о своем. Они уверены, что они будут жить хорошо, будучи отдельным государством. Но распад СССР всем показал - учитесь на наших ошибках, у нас случилась эта беда, эта беда ухудшила жизнь большинства людей. Зато появилась элита, которая шикарно живет. Никто в СССР никакого Абрамовича или Березовского на пушечный выстрел не пустил бы… Яхты, футбольные клубы - совершенно другой уровень. Это отрицательно влияет на психологию большинства людей. Они чувствуют свою ничтожность.

Если бы европейцы поучились, они бы поняли что не надо уничтожать собственное государство. Нужно добиваться улучшения в языковой сфере, в экономической, в социальной, повышать качество жизни в каждом регионе, но не выходя из государства. Сохраните государство! Оттого и ЕС сейчас сыпется, что оказался колоссом на глиняных ногах. Эти ноги сейчас подпилены исламскими террористами, которые обрушают ЕС. И как из этого выходить, никто не знает.

Аверин: То есть, общая беда не будет объединять Европу?

Швейцер: Это сложно. Люди сейчас запуганы - немцы, голландцы, чехи, поляки боятся повторения терактов уже в своих странах. Сейчас можно очень грамотно поставить вопрос о восстановлении единства Европы, о выработке определенных принципов, причем, даже не европейских, а международных - нерушимость границ, сохранение территорий, недопустимость сепаратизма, борьба с любыми отклонениями от этих норм общими усилиями. Создайте миротворческие силы и введите их туда, где опасно. Это необходимо сделать, причем, в масштабе всей Европы.

Саралидзе: Почему в Европе, в частности, в Германии, идет усиление правых партий?

Швейцер: Германия гордилась, что у нее навечно прививка от фашизма, навечно прививка от тех элементов нацизма, которые имели место в прошлом. Но как только ослабла политика Берлина, и той же Меркель, появились люди, которые говорят - никакой указки из Брюсселя, будем жить по нашим немецким законам. И это при том, что у них экономически все нормально.

Поэтому сейчас речь идет о том, чтобы найти какой-то общий знаменатель. Его надо искать на путях сотрудничества европейцев по хотя бы тем вопросам, в которых они не расходятся. При том, что есть безусловные вещи, которые сложно соединить - та же история с этими санкциями. Хайнц Фишер, который еще месяц будет президентом Австрии, сказал очень правильную вещь: «Мы против санкций. Но мы против того, что породило эти санкции». Если подумать над этой мыслью, можно понять, что надо искать мирные пути решения вопросов, региональных, национальных, не делать резких шагов. Любой резкий шаг ведет, к сожалению, к тому, что мы видим сейчас в том же самом Брюсселе. Ответом на удары по Сирии стали удары по Европе, по европейской цивилизации. Это очень важный момент, который надо учитывать. И Россия, и Бельгия, и Германия - единая европейская цивилизация. Не надо говорить о том, что вы особые, вы хуже, мы лучше. Искать надо общее.

Бельгия. Евросоюз. Африка > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 28 марта 2016 > № 1701629 Владимир Швейцер


Бельгия. Евросоюз > Армия, полиция > snob.ru, 25 марта 2016 > № 1701402 Владислав Иноземцев

Владислав Иноземцев: Миграционный ящик Пандоры

Как европейские принципы цивилизованности привели к терактам в Брюсселе

Очередная страшная трагедия, потрясшая Европу, вызвала в России полярные реакции — от искренних шока и грусти до ехидного злорадства. Но, как бы кто ни относился к случившемуся, не возникает сомнений в том, что повторяющиеся теракты в европейских городах указывают на реальные проблемы, имеющиеся в Старом Свете, и требуют определенных шагов, направленных на недопущение вакханалии насилия.

Мне кажется, что пришла пора без излишней политкорректности указать на несколько важных обстоятельств.

С одной стороны, не связывая напрямую недавнюю волну терактов с миграцией из Сирии, Ирака и прилегающих территорий сотен тысяч человек, многие из которых подвержены влиянию экстремистской идеологии, стоит признать, что террор в Европе — следствие провала миграционной политики в ряде стран ЕС. И не только самой политики допуска иностранцев в европейские государства, но и политики ассимиляции.

Во-первых, в ЕС наметилось несколько «очагов», где опасность достигла максимального уровня: Франция, Бельгия, Голландия, Германия, скандинавские страны. Эти страны проводят крайне благоприятную в отношении мигрантов социальную политику, по сути — будем откровенны — давая тысячам людей право существовать, не работая. В отличие от США, где из прибывающих мигрантов в течение первого года после приезда безработными (официально) оказываются 4-7%, в Бельгии и Франции показатель достигает 35-50%. Эти люди могут даже быть довольными своим положением, но у них подрастают дети, имеющие на руках европейские паспорта, а в мозгах — ощущение отчаянной несправедливости, так как они не вспоминают бытие своих родителей в Пакистане или Судане, а больше смотрят вокруг, на то, как живут преуспевающие европейцы. Данная ситуация создает глубокое основание для недовольства и протеста.

Во-вторых, европейские власти, принимая мигрантов, часто строят им недорогое жилье на окраинах крупных городов. Это формирует те закрытые сообщества, которые внутри себя воспроизводят бедность и неустроенность, позволяя людям существовать, доказывая свою «крутизну» себе подобным, а не достигая трудом и талантами положения в обществе. Между тем социологи давно заметили, что радикальные течения в исламе возникают даже не там, где эта религия особенно распространена, а там, где последователи ислама «оказываются вблизи, если так можно сказать, культурных разломов, таких, например, которые наблюдаются в зоне палестино-израильского конфликта» (или западного вмешательства в Ираке, Сирии и Ливии), либо же «оторваны от своих корней, живя в других странах»; здесь возникает «детерриториализованный ислам» — самая питательная почвая для джихадизма (см. Fukuyama, Francis. America at the Crossroads. Democracy, Power, and the Neoconservative Legacy, New Haven (Ct.), London: Yale Univ. Press, 2006, pр. 7174). Собственно говоря, Моленбек — классический пример такого гетто, и проблем можно было ожидать уже давно.

В-третьих, Европа наиболее подвержена исламскому радикализму еще по двум причинам. С одной стороны, она по-прежнему остается сообществом национальных, исторически сложившихся государств, в которых массовый приток мигрантов раздражает представителей титульной нации, и спасением кажется только «политкорректность» (вряд ли являющаяся действенным средством). Если бы Европа сначала стала настоящей Европой, забыв о своей множественной идентичности, ей было бы легче — как сейчас Америке проще интегрировать мигрантов. Но не судьба. С другой стороны, Европа сегодня показательно антиклерикальна, и это тоже вызывает отторжение у приезжих, которые порой даже при всем желании не могут смириться с таким подходом из-за своей культурной традиции (опять-таки Америка тут также выглядит предпочтительнее, так как она остается более религиозной, а религиозные люди легче поймут друг друга, чем верующий и атеист).

В-четвертых, европейцы придают очевидно излишнее внимание «гуманитарным» аспектам миграции. Можно понять, когда убежища ищет человек, преследуемый по идеологическим соображениям, как можно понять, что приезд гастарбайтера является единственным спасением для десятков его родственников дома, которым он будет посылать деньги. Но куда сложнее понять, почему более трети приезжих в ту же Францию и почти половина — в Бельгию прибывают по причинам regroupement familiale, что означает воссоединение с родными. В этом случае европейцы создают условия для того, чтобы беженцы (а в классификации ООН они обычно называются «временно перемещенными лицами» — я ставлю акцент на слово «временно») остались в принявших их странах навсегда. И хотя я согласен с тем, что по канонам гуманизма нужно помочь страждущим, я не понимаю, зачем создавать условия для их невозвращения.

Теракты в европейских городах указали на вопиющие провалы в организации системы обеспечения безопасности в Европе. Следует признать, что за десятилетия спокойной жизни европейцы расслабились. Последний раз терроризм угрожал Европе в 1970-е годы, а количество убийств на душу населения в начале 2010-х в Германии, Франции, Испании и Швеции было в 3,84 раза меньше, чем, например, в США. И сегодня им сложно возвращаться от «государства всеобщего благосостояния» к «государству всеобщей безопасности». Однако сделать это, видимо, придется, и тут наиболее очевидными являются следующие меры:

— Европейцам нужно научиться пресекать вовлечение людей в исламистские организации на самых ранних стадиях. В Италии, например (где пока не было ни одного теракта и откуда и в Париж, и в Брюссель приходили упреждающие сообщения о готовящихся акциях), спецслужбы имеют на контроле 200 300 человек, подозреваемых в экстремизме, и внимательно отслеживают внешние контакты данной группы. Как только в поле внимания появляется новый человек, его тут же вызывают и пытаются объяснить последствия его потенциальной деятельности. Если это не помогает, ему, как говорят местные правоохранители, «начинают пачками приходить штрафы за неправильную парковку велосипеда», то есть жизнь такого человека всячески осложняется. В большинстве случаев этого достаточно, чтобы убедить мигранта не обольщаться исламизмом. Во Франции и Бельгии круг активных радикалов стал намного большим, и потому усилия полиции вряд ли могли быть эффективными.

— Европейцам, особенно в тех странах, где ситуация выходит или вышла из-под контроля, следует активизировать контакты со спецслужбами государств, откуда прибывают исламисты. Как правило, в этих странах их не любят даже больше, чем в Европе, причем такая нелюбовь проявляется в намного более явной форме. Достаточно посадить несколько десятков подозреваемых в симпатиях к терроризму в самолет и предупредить власти Марокко, Алжира, Египта или Пакистана о том, кто к ним следует, — и можно быть уверенным, что эти люди навсегда исчезнут «с радаров» европейских спецслужб (а многие их подельники резко пересмотрят свои увлечения радикальным исламом). Это требует пересмотра европейского законодательства о невыдаче подозреваемых в страны, где они могут подвергнуться пыткам или смертной казни; я понимаю, что тут могут нарушаться принципы гуманизма, но данная мера не должна касаться прибывающих в Европу и еще не натурализовавшихся граждан других стран.

— Европейцам ни в коем случае не нужно искусственно расширять «пространство проблемности», как они пытаются сделать, принимая решение о квотах на распределение мигрантов по странам ЕС. Если, например, в Польше общество и власти не готовы принимать новых беженцев, навязывать такие решения нельзя. Основная работа должна быть сосредоточена на локализации проблемы, а не «размазывании» ее равномерно по всем странам-членам Европейского союза. К этому же примыкает и другая тема: европейцам следует начать разрабатывать реалистичную программу борьбы с негативными последствиями неинтегрированности значительного числа мигрантов в общество; на мой взгляд, это должно стать важнейшим пунктом предвыборной агитации всех, скажем так, «разумно правых» партий (см. Inozemtsev, Vladislav. The right, migration and the EU) и сделаться водоразделом между ними и националистами. Нельзя допустить, чтобы регулирование миграции и борьба с экстремизмом стали восприниматься исключительно как лозунг неофашистов, потому что в этом случае можно получить только иной тип экстремизма, но не нормально функционирующее общество.

— Наконец, нужно провести беспристрастный экономический анализ вопроса и самой необходимости иммиграции в европейские страны. Свобода передвижения должна признаваться основополагающим правом человека, но из нее не вытекает необходимость той или иной стране принимать граждан других государств и обеспечивать их всем необходимым. На мой взгляд, фундаментальной основой для миграции должна быть только экономическая нужда в мигрантах, соответственно, вопросы приема, размещения и прекращения пребывания должны быть организованы исходя из данного императива (см. Иноземцев, Владислав. «Рабочие и люди»). Если же речь идет об обеспечении безопасности беженцев, то ее надо добиваться скорее на чужой территории (для Европы было бы во всех отношениях правильнее организовать и оплатить лагеря беженцев в северных районах Сирии и Ирака, в Турции или Иордании, чем торговаться с Анкарой о приеме беженцев в Европе). В конечном счете, позволяя относительно (и в большинстве своем) нормальным и образованным людям покидать свои страны, европейцы оказывают этим народам «медвежью услугу», позволяя диктаторам, радикалам и экстремистам с большей жестокостью и уверенностью в будущем управлять этими государствами и лишая их шансов на перемены.

То, что произошло в Брюсселе, наверняка повторится в ближайшем будущем где-то еще. Европа находится в начале многолетней войны с террором, которая будет вестись на ее территории. Эта война будет в конечном счете выиграна, как выигрывались войны с левацким терроризмом, с коммунистической угрозой, да и с нацизмом. Весьма вероятно, что европейцам понадобится помощь других развитых стран. Но не нужно забывать, что в основе причин нынешних проблем лежит не агрессивная политика европейцев на Ближнем Востоке и не неприемлемость европейских ценностей для той части человечества, которая живет только религиозными предрассудками. Причины проблем кроются в стремлении европейцев применить выработанные ими принципы цивилизованности к тем, кто их отвергает. И именно на этом нужно делать акцент в нынешней ситуации.

Бельгия. Евросоюз > Армия, полиция > snob.ru, 25 марта 2016 > № 1701402 Владислав Иноземцев


Бельгия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 марта 2016 > № 1702106 Константин Эггерт

Теракты в Брюсселе — так им и надо?

За редким исключением, политический класс России увидел в брюссельских терактах повод для злорадства.

Константин Эггерт, Deutsche Welle, Германия

«Хоровод обреченных». Такую подпись поставил советник министра обороны России и видный единорос Андрей Ильницкий под фотографией, запечатлевшей взявшихся за руки людей, пришедших выразить солидарность с бельгийцами в одной из европейских столиц. Поставил и выложил в свой Twitter. После того, как журналист «Коммерсанта» Иван Сафронов призвал Сергея Шойгу уволить советника, Ильницкий быстро стер запись. Но его случай — не исключение, а, скорее, правило.

Схожим образом отреагировали на теракты в Брюсселе, пожалуй, большинство российских официальных лиц (кроме президента Владимира Путина, направившего королю Филиппу безукоризненную по тону телеграмму). Высказывания варьировались в диапазоне от «сочувствуем, но осуждаем ваши двойные стандарты» (представитель МИД Мария Захарова) до откровенного злорадства (Владимир Жириновский, заявивший, что теракты выгодны России, так как подталкивают Европу к сотрудничеству с Москвой). Социальные сети полны рассказов о парикмахерах и таксистах, у которых сообщения о взрывах в бельгийской столице вызвали лишь одну реакцию: «Так им и надо!»

Разумеется, были те, кто принес к посольству королевства цветы. Но очевидно, что в целом российское общественное мнение сочувствует жертвам террористов меньше, чем после 11 сентября 2001 года. Я не социолог, но ожесточение людей, их готовность принять в публичной сфере как норму то, что в своей повседневной жизни они сочли бы оскорбительным и неприемлемым, очевидно.

Выученные уроки эпохи гласности

Мне не раз приходилось писать, что государственные СМИ России сознательно культивируют цинизм и безверие. В этом их принципиальное отличие от советских газет, ТВ и радио. Те доказывали гражданам, что жизнь в СССР прекрасна (несмотря на «отдельные недостатки»), а на Западе — ужасна. В 70-80-е годы советский человек смотрел вокруг и понимал — в Европе и Америке, может быть, и ужасно, но у нас точно не так, как рассказывает телевидение. Этот, как сказали бы сегодня, «разрыв шаблона» и стал одной из причин того, что в эпоху перестройки и гласности с виду мощная государственная пропагандистская машина развалилась за какие-то два-три года. Люди не верили ТВ, радио и газетам и любое альтернативное мнение воспринимали как истину в последней инстанции.

В Кремле выучили уроки горбачевского времени. Никто не доказывает современным россиянам, что их жизнь великолепна. Наоборот, им каждый день показывают, что все плохо. Везде. И на Западе, с его демократией и свободой слова, жизнь ничуть не лучше. И люди верят.

Во-первых, потому что не более четверти граждан России бывали за границей, еще меньше — в Соединенных Штатах или Европейском Союзе. Во-вторых, потому что бессилие и бесправие в повседневной жизни компенсируется простым и понятным «все так живут!». Последние четыре года, когда противостояние Западу было возведено Кремлем в ранг главной национальной идеи, даже элементарное, казалось бы, сострадание вытеснилось злорадством. Этому даже есть объяснение: «Да, мы режем правду-матку, невзирая на лица, в отличе от Запада, который всегда лицемерит».

Триумф цинизма

Реакция на брюссельскую трагедию вновь показала, что для правящего класса России показной аморализм — форма существования и самый эффективный политический инструмент. Причем не только дома. В Москве считают, что призыв министра иностранных дел Лаврова к европейцам «перед лицом терроризма отложить геополитические игры» (перевод: забыть о российской политике в отношении Украины и Сирии в обмен на сотрудничество в борьбе с исламистами) будет услышан.

Следует заметить, что надежды эти не беспочвенны. В 2001 году Москве удалось конвертировать солидарность с Вашингтоном после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне в молчаливое одобрение войны в Чечне. Минувшей осенью таким же образом удалось заставить администрацию Барака Обамы начать диалог по Сирии. Вполне вероятно, что после переговоров Сергея Лаврова с коллегами из ФРГ и США Москве улыбнется удача и, в обмен на контртеррористическое сотрудничество, будут ослаблены, а в какой-то момент и вовсе отменены санкции.

И тогда депутаты Пушков и Яровая, телеведущие Соловьев и Киселев, публицисты Михеев и Куликов смогут вновь сказать: «А что мы вам, дорогие сограждане, говорили? Нет никаких идеалов и моральных основ, а есть лишь голый интерес!» История России последних лет — это история триумфа цинизма, возведенного в главный принцип государственной политики и общественной жизни.

Бельгия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 марта 2016 > № 1702106 Константин Эггерт


Бельгия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 марта 2016 > № 1697232 Саймон Дженкинс

Наш ответ на взрывы в Брюсселе требует терпения и сдержанности

Огульное освещение в СМИ и призывы к мести лишь подливают масла в огонь насилия. Взрывы в брюссельском аэропорту и метро со множеством жертв.

Саймон Дженкинс (Simon Jenkins), The Guardian, Великобритания

Цель террористов — убить или уничтожить. Они также добиваются своих политических целей благодаря той широкой огласке, которую получают ужасные инциденты. Сегодняшние взрывы в Брюсселе, очевидно связанные с прошлогодними парижскими терактами и задержанием в пятницу Салаха Абдеслама, были нацелены именно на это. Просто убить прохожих — в этом не может быть никакой цели военного характера. Взрывная сила возникает из нашей реакции на теракты, из прикованного к ним внимания общества, а также из ответных действий политиков. Огласка и реакция — это «полезные идиоты» на службе у террористов.

Ни одно общество не может полностью обезопасить себя от террористических нападений. Поскольку они случайны и бессистемны, никакие меры защиты от них не спасут. Теракты невозможно предотвратить никакими масштабными действиями полиции, никакой слежкой, армиями, флотами, ракетами и ядерным оружием. Разведка и слежка имеют ограниченный эффект, но убийцы и террористы с бомбами найдут лазейку в любом заборе.

Политический террор так же стар, как и война. Запугивание гражданского населения всегда было стандартным оружием политического террора, начиная с римских легионов и кончая бомбардировочными командованиями. «Борьба с терроризмом» столь же бессмысленна, как и «борьба с оружием».

Но смысл имеет другое. Не усугублять, не провоцировать и не усиливать ту ярость и злость, которая дает толчок терактам, а затем уменьшать действенность самого инцидента. Чтобы обеспечить первое, нужна более мудрая внешняя политика, чем та, которую большинство западных стран проводит по отношению к мусульманскому миру в последнее десятилетие. Добиться второго еще труднее. Здесь нужны терпение и сдержанность при освещении террористических актов и при реагировании на них.

Огульное освещение в СМИ гарантирует опрометчивые акты насилия. СМИ должны «освещать», а не сходить с ума и не упиваться насилием, как они делают, сообщая о зверствах «Исламского государства». Цель террориста явно заключается в ослаблении западного общества. Он хочет показать, что либеральная демократия это обман, хочет спровоцировать преследование мусульман. И тем не менее, система безопасности всегда реагирует на эти случаи одинаково. Убежденная в своем могуществе, эта система не осмеливается признать, что есть вещи, от которых она не в силах нас защитить. Поэтому, когда происходят теракты, она действует инстинктивно и начинает требовать еще больше денег и еще больше власти. Но давать ей это нельзя.

Бельгия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 марта 2016 > № 1697232 Саймон Дженкинс


Бельгия. ПФО > Химпром > kremlin.ru, 19 сентября 2014 > № 1179451 Владимир Путин

 Выступление на церемонии запуска производства ПВХ на заводе «РусВинил».

В.ПУТИН: Добрый день, дорогие друзья!

Я вас сердечно поздравляю с приятным событием. Ваша компания вместе с европейскими партнёрами запускает очередное крупное современное производство. Аббревиатура ПВХ – поливинилхлорид – может быть, немного что говорит широкой публике. Но если сказать, что этот продукт используется в очень многих отраслях производства: начиная медициной и заканчивая строительными материалами, автомобильной промышленностью и так далее,– станет понятно, насколько это важно для российской экономики.

Одно из крупнейших предприятий подобного рода в мире, крупнейшее в Европе, самое крупное, разумеется, в России – это ещё один шаг в развитии газохимии нашей страны. Очередная крупная инвестиция, вложенная в реальное производство. И для Нижегородской области это новые рабочие места с приличной заработной платой и хорошие перспективы развития местных бюджетов.

Хочу поблагодарить вас всех, кто принимал участие в этой совместной работе, – наших иностранных партнёров, инженеров, строителей, техников – и пожелать вам успехов. Спасибо вам большое!

Бельгия. ПФО > Химпром > kremlin.ru, 19 сентября 2014 > № 1179451 Владимир Путин


Азербайджан. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 20 декабря 2012 > № 718273 Люк Троен

Посол Бельгии: мы должны приложить больше дипломатических усилий для разрешения нагорно-карабахского конфликта.

ЕС готов активизировать взаимодействие в этой области, в частности, в рамках деятельности представительств ЕС на Южном Кавказе.

Как сообщает AZE.az, АПА публикует интервью с послом Бельгии в Азербайджане Люком Троеном.

– Господин Посол, не так давно Азербайджан и Бельгия отметили 20-летие дипломатических отношений. Как вы оцениваете результат совместного взаимодействия за эти годы?

– Азербайджан и Бельгия достаточно плодотворно сотрудничают. Поскольку Бельгия это маленькая, но в сфере торговли важная страна, я хотел бы сфокусировать внимание на наших экономических связях. Думаю, историческая справка будет вполне интересна. Так как Бельгия это самая старая на Европейском континенте индустриальная страна, экономические связи между Азербайджаном и Бельгией были развиты еще до периода Советского Союза, этому сотрудничеству уже сто лет.

Бельгия была самым большим инвестором в царской империи, и в Азербайджане наше присутствие было очевидным. В действительности, на Кавказе Бельгия была самой большой индустриальной страной того времени и находилась в тройке самых крупных иностранных инвесторов.

После восстановления независимости наши экономические отношения снова возобновились. Азербайджан стал известен в мире благодаря своему быстрому экономическому росту. Азербайджан искал качественные товары и качественные компании для реализации своих целей. Бельгия как страна с высокой производительностью в индустриальной сфере могла предложить свой опыт для того, чтобы внести свою лепту в дальнейшее экономическое развитие Азербайджана.

Приведу в пример ощутимую динамику в строительном секторе. В этом секторе бельгийские компании внесли вклад в реализацию ряда самых престижных проектов. На данный момент, бельгийская компания «Besix» ответственна за постройку новых штаб-квартир SOFAZ.

Тот факт, что Азербайджан и Бельгия могут хорошо работать вместе, неслучаен. Наши страны одинаковы по размеру. И обе традиционно открыты для других. Это является результатом того, что мы живем на перекрестке различных культур и подвержены влиянию с разных сторон. Бельгия находится на перекрестке немецкой, англо-саксонской и латинской культур. В истории Азербайджана присутствует смешение тюркских, русских и персидских элементов. Таким образом, мы в состоянии понять внешний мир, и легко с ним контактируем.

– Как активный член ЕС, как вы охарактеризуете отношения Азербайджана и ЕС в рамках программы Восточного партнерства?

– В самом деле, Бельгия - активный член ЕС. Мы один из шести учредителей Европейского сообщества. Бельгия всегда видела преимущества Европейской интеграции. Сближая координацию по управлению в некоторых экономических аспектах, что было нашей главной целью, мы стали замечать, что интеграция в других сферах (визовая политика, валютные аспекты и иностранная политика) принесла большие преимущества.

Возьмем пример свободного передвижения людей в ЕС. Это дает возможность бесплатно путешествовать по ЕС без паспортного контроля и с общими таможенными документами, евро и др. Это намного упрощает торговлю с нашими партнерами. Все это является важным моментом для тех, кто находится среди открытых для мира стран. Эта открытость нашей экономики дает нам преимущества в ЕС, позволяя вести переговоры во Всемирной Торговой Организации. Процесс вступления в ВТО для Азербайджана является ключевым фактором в плане активизации отношений ЕС-Азербайджан, как это предусмотрено в рамках Восточного партнерства.

ЕС сильнее, чем одна Бельгия. Мы также видели потенциал укрепления политического сотрудничества в сфере иностранной политики, и сейчас у нас достаточно возможностей, чтобы бороться с европейским кризисом. Это только некоторые преимущества, которые мы приобрели благодаря ЕС. Бельгия видит преимущества ЕС, в то же время Бельгия является большим сторонником ЕС. Таким образом, Азербайджан может получить свою пользу от ЕС. Чем ближе страны, тем легче контакты между ними.

Программа Восточного партнерства фактически является политикой ЕС, она разработана для того, чтобы сблизить соседей ЕС, а также страны ЕС друг с другом. Это выходит за рамки сотрудничества, и идет прямо к постепенной экономической интеграции и углублению политического сотрудничества. Чем ближе страны, тем легче контакты, когда продукты и стандарты одинаковы, торговля становится легче.

Или, когда меры по безопасности в странах одинаковые, то легче путешествовать. Поэтому я счастлив, что Азербайджан и ЕС нашли друг друга. Это сотрудничество основано на разных соглашениях и программах.

Партнерство Азербайджан-ЕС и соглашения по сотрудничеству способствует уважению к демократии, законам и правам человека, также как к рыночной экономике, либерализации торговли, и сотрудничеству в ряде других сфер. Европейская политика соседства предлагает более тесные отношения с ЕС, включая значительную степень экономической интеграции и углубления политического сотрудничества в рамках подхода, основанного на партнерстве, совместной собственности и дифференциации. Работа в ЕС с каждой страной является индивидуальной, в соответствии с ее интересами и возможностями. Вы верно упомянули именно Европейское сотрудничество.

На самом деле в мае 2009 года был сделан следующий шаг с участием Азербайджана в рамках программы Восточного партнерства. Эта программа стремится привлечь наших партнеров в ЕС и содействовать стабильности, эффективному управлению и экономическому развитию. Ключевым элементом нашего партнерства с Азербайджаном в рамках Восточного партнерства являются основные свободы. Важно видеть прогресс в области демократических реформ, защиты прав человека и основных свобод.

Эта инициатива основывается на общих ценностях, таких как демократия, верховенство закона, уважение прав человека и основных свобод, рыночной экономики и устойчивого развития. Восточное партнерство предлагает принять участие в новых договорных отношениях, в конечном счете направленных на создание Соглашения об ассоциации с ЕС.

Это партнерство будет способствовать дальнейшей интеграции в экономику ЕС, что в конечном итоге приведет к созданию углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли. Другая цель заключается в облегчении поездок в ЕС, в перспективе - полной либерализации визового режима. Этот подход также включает в себя сотрудничество в области энергетической безопасности путем более тесной взаимосвязи и тесной интеграции энергетических рынков. Восточное партнерство предлагает новый форум, чтобы представить законодательства и стандарты ЕС. Как видите, сотрудничество между Азербайджаном и ЕС тщательно изучено, и сейчас для всех важно, чтобы развивать это сотрудничество как можно лучше.

– Каким вам представляется дальнейшее сотрудничество в области энергетики?

– ЕС и Азербайджан стратегические партнеры в области энергетики. Мы оба видим преимущество работы друг с другом. ЕС ищет стабильного поставщика нефти и газа. Азербайджан ищет стабильных и надежных клиентов для своих ресурсов. Азербайджан знает, что ЕС готов и в состоянии заплатить хорошую цену.

Это беспроигрышная ситуация. Мы надеемся, что эта ситуация будет развиваться и дальше. Новые трубопроводы должны быть разработаны. Я уверен, что в этих проектах многие партнеры из государственного и частного сектора могут найти взаимовыгодные решения для того, что нас ожидает, а именно по вопросу газопровода в ЕС, Транскаспийскому газопроводу и т.д.

– ЕС принимает активное участие в решении нагорно-карабахского конфликта. Как вы прокомментируете отсутствие результатов в решении проблемы в этом году?

– Мы внимательно следим за ситуацией по Нагорному Карабаху. Это трагическая история, и после того как я здесь нахожусь уже в течение почти двух лет, я вижу, что прогресса добиться нелегко. Это не значит, что мы должны терять надежду и уменьшить наши усилия. Наоборот, мы должны приложить больше дипломатических усилий. Альтернативное решение - насилие, это то, чего необходимо избегать.

Я счастлив, что не только Минская Группа, но и ЕС настроены очень серьезно для того, чтобы найти решение. ЕС готов активизировать взаимодействие в этой области, в частности, в рамках деятельности представительств ЕС на Южном Кавказе. Посол Ф. Лефорт также предпринимает шаги, способствующие мирному урегулированию конфликта, в поддержку и взаимодополняемость с Минской группой. И я уверен, что решение будет найдено.

– В каких сферах у Азербайджана и Бельгии имеются перспективы углубления отношений?

– Наши отношения с обеих сторон могут и далее укрепляться. Мы должны продолжать работу. Я вижу два направления: во-первых, это наше участие в программах ЕС. ЕС развивает множество программ для сближения с Азербайджаном. Бельгия является партнером в этих программах. Вторая сфера усиление экономического сотрудничества. Это, безусловно, одна из сильных сторон моей страны. Тот факт, что на самом высоком уровне наши люди находятся в контакте друг с другом, доказывает потенциал этого.

Я приведу несколько сфер, где Азербайджан и Бельгия могут быть вместе, исследовать новые возможности и дальнейшее развитие связей. Я уже упоминал сектор строительства и развития инфраструктуры. Бельгия имеет огромное ноу-хау в большом объеме строительных работ на воде.

В бельгийском порте Антверпен сконцентрирована наибольшая часть нефтехимической промышленности Европы. Кроме того, обе наши страны очень хорошо известны благодаря огородничеству. Моя страна очень заинтересована в изучении рынка, и я уверен, что у Азербайджана и Бельгии есть действительно большие перспективы для углубления сотрудничества.

– Какие шаги должен предпринять Азербайджан, чтобы больше интегрироваться в ЕС?

– «Должен» можно заменить словом «может»: «Какие шаги Азербайджан может предпринять» - звучит лучше. В действительности, ЕС не обязывает страны интегрироваться в свою структуру. Каждая страна имеет право выбирать сама, насколько она хочет интегрироваться. Как только та или другая страна будет иметь четкую цель, и это будет отражено в контрактах, у ЕС появится надежда, что эти контракты реализуются.

Тем не менее, суверенитет Азербайджана в определении своих целей априори важен. В рамках фактического соглашения, ЕС и Азербайджан ведут диалог, который предусматривает, например, переговоры по Соглашению об ассоциации и упрощению визового режима. Переговоры по Соглашению об ассоциации активизировалась в последние месяцы, хотя мы хотели бы в будущем еще ускорить темп.

Так как Азербайджан не является членом Всемирной торговой организации, переговоры по углубленному и всеобъемлющему торговому соглашению не могут быть запущены. ЕС надеется, что подобные переговоры начнутся. В конечном счете, это должно помогать нашим отношениям, еще больше сближать наши народы.

Азербайджан. Бельгия > Внешэкономсвязи, политика > aze.az, 20 декабря 2012 > № 718273 Люк Троен


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter