Всего новостей: 2658436, выбрано 617 за 0.148 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 ноября 2018 > № 2793031 Ричард Ширрефф

Dziennik Gazeta Prawna (Польша): на силу следует отвечать силой

Британский генерал Ричард Ширрефф написал книгу «2017 год. Война с Россией». Война не началась, но опасность не миновала, и НАТО не стоит питать иллюзий, уверен генерал. Используя надоевшие уже клише об «агрессивной России» он объясняет в интервью польскому изданию, какой должна быть оборонная стратегия НАТО, ведь сейчас альянс не способен незамедлительно среагировать на кризисную ситуацию.

Мачей Милош (Maciej Miłosz), Dziennik Gazeta Prawna, Польша

Интервью с британским генералом Ричардом Ширреффом (Richard Shirreff)

Dziennik Gazeta Prawna: Вы написали книгу «2017 год. Война с Россией». Война до сих пор не разразилась. Опасность миновала?

Ричард Ширрефф: Нет, определенно нет. Угроза того, что кто-то неверно оценит ситуацию, совершит ошибку, которая спровоцирует войну, остается. Я хотел предостеречь читателей, сделав так, чтобы это предостережение бросалось в глаза, а поэтому дал книге такое название. Не стоит питать иллюзий, что все в порядке. Это не так. Достаточно взглянуть, что делала Россия в последние несколько месяцев. В моей стране, Великобритании, на улицах города было использовано опасное химическое оружие, в Голландии наблюдается активность ГРУ, активизируются военные действия (в том числе в воздушном пространстве) у границ стран Балтии, в Румынии, в регионе Черного моря.

Москва продолжает демонстрировать, что может действовать вразрез всем международным договорам. Это, мягко говоря, довольно странная позиция для члена Совбеза ООН. Россия придала бисмарковскому принципу «железом и кровью» современную форму, так что нам следует сохранять бдительность и заниматься укреплением потенциала сдерживания, хотя не стоит забывать и о диалоге.

— В своей книге Вы писали о ядерной угрозе со стороны России, а США недавно заявили о намерении выйти из договора о РСМД, то есть соглашения о ликвидации ядерных ракет средней дальности. Какую цель они преследуют?

— Не забывайте, что Россия уже довольно давно нарушает этот договор. Последние события напоминают нам, что ядерное оружие существует. Запад, НАТО навлекли на себя опасность тем, что после окончания холодной войны убрали это оружие в ящик, ящик закрыли на ключ, а ключ спрятали. Россияне этого не сделали, ядерные вооружения остались для них неотъемлемым элементом оборонной стратегии. Нам следует это осознать. Альянсу пора задуматься, как должно выглядеть ядерное сдерживание в XXI веке.

— Значит, необходимость в обсуждении договора о РСМД назрела?

— Америке и ее союзникам стоит выработать методы защиты от ядерного шантажа Москвы. Здесь нам может помочь опыт времен холодной войны. Когда Советский Союз перевел свои ракетные комплексы РСД-10 «Пионер» в Восточную Германию, Альянс в ответ разместил ракеты «Першинг» в Великобритании и Западной Германии. Это был четкий сигнал, что на силу мы ответим силой.

— В книге Вы критиковали НАТО за нерешительность. Возможно, это совершенно естественное свойство союза, в который входит 29 демократических государств, чьи интересы могут расходиться?

— Я уже не работаю в натовских структурах, так что я не знаю, что в этом плане изменилось за последнее время. В Североатлантическом совете действительно заседают представители 29 государств, но им приходится договариваться. Стремительно развивающийся кризис станет для нас серьезной проблемой. Альянсу нужно выработать методику, которая позволит незамедлительно реагировать на кризисные ситуации в соответствии с 5-й статьей Вашингтонского договора. Я не уверен, что сейчас он на это способен.

Не стоит недооценивать двусторонние решения. Перед лицом кризиса США, лидер НАТО, и другие самые крупные члены Альянса могли бы быстро принять решение о применении силы. Конечно, нельзя также забывать о военном присутствии союзников на восточном фланге, которое стало благом для НАТО. Если возникнет кризис, придется быстро решать вопросы, которых, когда я писал свою книгу, не существовало.

— Насколько большой свободой в принятии решений должны обладать военные, дислоцирующиеся на восточном фланге?

— Я считаю, что за приведение в боевую готовность резерва и размещение войск, в первую очередь, объединенной оперативной группы повышенной готовности (это несколько тысяч военных), должен отвечать главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе. В годы холодной войны функционировал аналогичный принцип. Это бы в значительной мере позволило преодолеть сложности с принятием решений в Альянсе.

— То есть главнокомандующий объединенными вооруженными силами мог бы принять решение о переводе группы повышенной готовности на территорию того или иного члена НАТО?

— Да.

— А кто должен отдать приказ вступить в бой?

— Принципы действий и методы обороны следует, разумеется, выработать заблаговременно. Американский исследовательский центр «РЭНД» (RAND) прогнозирует, что россияне могли бы занять территорию стран Балтии за 60 часов. Если передовые бригады НАТО будут добираться на место пять дней, по пути им придется столкнуться со взрывами на польско-литовской или польско-немецкой границе и другими логистическими проблемами. Мы видим, что здесь что-то нужно менять, НАТО следует к этому соответствующим образом подготовиться. Все сводится к сдерживанию, возможности показать, что Альянс готов вступить в бой. Главные элементы — это потенциал, надежность и налаженные каналы коммуникации. Мы должны послать россиянам четкий сигнал: «Даже и не думайте, что мы не готовы!»

— Вы говорили о двусторонних контактах между США и ключевыми союзниками. Польша предпринимает активные шаги к тому, чтобы на ее территории появилась база американских сил — «Форт Трамп». Некоторые члены НАТО критикуют эту идею. Какого мнения придерживаетесь Вы?

— Американцы показали, что они хотят внести вклад в европейскую оборону. Я не знаю, что в этой идее может не нравиться. Разумеется, эту инициативу следует вписать в оборонные планы Альянса. По поводу названия у меня есть сомнения, но саму американскую активность в Европе я всецело поддерживаю. Почему некоторые относятся к этому скептически, я не понимаю.

— Вы британец. Как повлияет Брексит на взаимодействие Великобритании и членов ЕС в сфере обороны?

— Он как минимум не улучшит ситуацию. Брексит стал для европейской безопасности плохой новостью. В европейских спорах на тему обороны Великобритания всегда занимала прагматичную позицию и блокировала планы по созданию в Европе крупной военной структуры, не подчиняющейся НАТО. В этой игре когда выигрывает один, проигрывает другой: отправляя военных в европейскую штаб-квартиру, мы забираем их у Альянса. Такой шаг ослабил бы его, и это меня беспокоит.

В XXI веке оборона требует не прежнего прямолинейного, а комплексного подхода: следует думать о дезинформации, гражданском обществе, киберпространстве а также, как отмечал недавно генерал Ходжес (Benjamin Hodges) в контексте военной мобильности, о бюрократических процедурах и инфраструктуре. Я думаю, в области обороны проиграет не только Великобритания, но также ЕС и НАТО.

— Что Вы думаете о программе Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны ЕС, нацеленной на интеграцию европейских стран в оборонной сфере?

— Я много лет работаю в этой области, и могу сказать так: желание европейских стран взаимодействовать похвально. Я бы, однако, предпочитал, чтобы эти деньги попали в национальные оборонные бюджеты стран, настроенных на сотрудничество в рамках НАТО. Боюсь, что упомянутая программа может оказаться предлогом, который позволит членам ЕС отказаться от выполнения своих обязательств в отношении Альянса.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 ноября 2018 > № 2793031 Ричард Ширрефф


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 14 ноября 2018 > № 2790385 Джайлз Мартин

Джайлз Мартин: "Белый альбом" Beatles хлесток, как пощечина

Марк Сэведж

Музыкальный обозреватель Би-би-си

В Британии выпущено юбилейное издание так называемого "Белого альбома" группы "Битлз". Оно приурочено к 50-летней годовщине появления на свет этого легендарного альбома и проливает свет на мучительный процесс его создания.

Джайлз Мартин, под руководством которого готовилось юбилейное издание, раскрывает в интервью Би-би-си некоторые тайны и сюрпризы этого классического альбома и его юбилейного переиздания.

С момента выхода в свет в ноябре 1968 года девятый альбом "Битлз" вызывал восторги и недоумение. Среди поклонников группы по его поводу до сих пор нет единого мнения.

Для одних это шедевр: брызжущий идеями творческий прорыв группы, больше не скованной форматными, жанровыми или стилистическими ограничениями.

Для других это непомерно раздутый, хаотично собранный набор разрозненных песен, в котором несомненные удачи перемежаются со столь же несомненными провалами.

"Вы его либо полюбите, либо отвергнете", - писал в рецензии на альбом в 1968 году журнал Rolling Stone.

Официально альбом назывался просто The Beatles - имя группы было вытеснено белыми буквами на девственно белой обложке двойного винилового альбома. Контраст с калейдоскопической красочностью предыдущего "Сержанта Пеппера" был нарочитым и вызывающим.

"Оркестр Сержанта Пеппера остался играть на залитых солнцем Елисейских полях, а мы без карты и компаса отправились в новое странствие", - говорит о "Белом альбоме" в предисловии к юбилейному изданию Пол Маккартни.

Напряженная насыщенность "Белого альбома" во многом вызвана политической напряженностью времени его создания: война во Вьетнаме, студенческие и расовые протесты в Европе и Америке, серия политических убийств - все это положило конец столь радужно провозглашенному всего лишь годом ранее идеализму "Лета любви".

"В этой музыке есть красота, ужас, удивление, хаос, порядок. Таков и наш мир, таким его видят и "Битлз", - писал в своей рецензии после выхода альбома критик газеты Sunday Times.

В студии, однако, ощущалось и присутствие темных сил: казавшиеся еще недавно нерасторжимыми дружба и единство внутри группы постепенно рушились.

"Белый альбом" - альбом напряжения, - говорил Маккартни в 1987 году. - Никогда ни до, ни после мы не работали так, что ночевать приходилось прямо в студии. Туда же к нам приходили люди, там же проходили деловые и прочие встречи".

Леннон признавал, что как творчески, так и на человеческом уровне музыканты группы были практически на ножах друг с другом.

"Каждая песня - плод индивидуального творчества, - говорил он в интервью журналу Rolling Stone в 1970 году. - Там нет музыки "Битлз", есть Джон с группой, Пол с группой, Джордж с группой".

Но не публиковавшиеся ранее и появившиеся впервые на юбилейном издании записи развеивают этот миф.

На демо записях в доме Харрисона в Эшере царит вполне дружелюбная, полная юмора и шуток атмосфера. А неожиданно медленная, психоделическая 13-минутная версия Helter Skelter из Sessions - самый настоящий групповой джем.

"Они с огромным удовольствием играли вместе, и в записях это явственно ощутимо", - говорит работавший над переизданием сын продюсера оригинального альбома Джорджа Мартина Джайлз Мартин.

"Это по-настоящему групповая работа, и в этом для меня самая большая неожиданность, потому что вслед за расхожим мнением я считал его набором индивидуальных номеров", - признается он.

В студии Abbey Road продюсер Джайлз Мартин рассказывает о процессе записи самого длинного, самого искрометного альбома великой группы.

Би-би-си: На записи "Белого альбома" музыканты "Битлз" провели в студии необычно много времени. Почему? Что там происходило?

Джайлз Мартин: Мне кажется, главная причина состояла в том, что им просто нравилось играть друг с другом. Ведь за год до выпуска "Сержанта" они перестали давать концерты, и студия осталась единственным местом, где они могли играть вместе.

Для них все было просто: "Мы в Abbey Road. Это наш дом. Чем сегодня займемся?" Именно из такого отношения и появилось такое множество дублей практически всех песен.

Би-би-си: Что нового для себя вы узнали, исследуя эти записи?

Д.М.: Главное открытие состояло в том, что я, как и многие другие, считал "Белый альбом" нерадостным, раздробленным сборником, составленным четырьмя работавшими практически независимо друг от друга участниками группы. На самом деле это совершенно не так. Если вслушаться в треки, не вошедшие в оригинальный альбом, становится очевидно, насколько это продукт коллективного творчества.

Би-би-си: И все же Джордж Харрисон, Ринго Старр и ваш отец неоднократно в отчаянии покидали студию? В чем была причина постоянного напряжения?

Д.М.: Sgt. Pepper был настолько ладно скроен, настолько компактен и выразителен - поистине великое достижение. А тут отцу показалось, что все эти достижения отброшены в сторону и забыты. Ему хотелось продолжения, развития достигнутого - больше звуковых коллажей, более богатая и разнообразная звуковая палитра, более концептуальный подход. Ну а "Белый" в этом смысле, жаловался он, получился куда проще: песня, еще песня, еще песня.

Би-би-си: Ваш папа к тому же в товремя впервые стал отцом...

Д.М.: Да, моя сестра родилась в 1967 году, так что дома у него был новорожденный ребенок, а группа работала без всякого режима. Известна история о том, как они среди ночи взламывали холодильник, чтобы достать молоко - в студии на ночь все запиралось.

Так что нередко мой отец и другие звукорежиссеры просто уже умоляли музыкантов: "Ребята, полпятого утра, а мы все еще слушаем 70 дублей Sexy Sadie. Может, мы все же пойдем домой?"

Би-би-си: Для вас должна быть сильным эмоциональным впечатлением возможность слышать его голос на этих записях?

Д.М.: Да, это и волнующе, и странно. Но я уже к этому привык. Мы живем в деревне, и могила его прямо рядом с домом. Мы приходим на могилу, и мы с ним. Так что в этих посещениях для меня даже больше волнения и эмоций, чем в звуке его голоса на пленке.

Би-би-си: В чем состояла самая большая сложность в пересведении альбома?

Д.М.: Работу над пересведением мы начали еще в декабре прошлого года, и где-то в январе, прослушав, что получилось, я сказал: "Звучит ужасно. Слишком чисто".

"Белый альбом" звучит нарочито грязновато. В нем есть нутряная, грубая, животная сила. Он хлесток, как пощечина. А мы поначалу сделали его так, будто это Steely Dan или Dire Straits. Поэтому я вернулся к началу и попытался сохранить этот первозданный звук.

Би-би-си: На одном из демодублей While My Guitar Gently Weeps слышно, как Джордж Харрисон просит принести ему сэндвич с сыром и мармайтом (популярная в Британии пищевая паста). Вы себе такой не заказывали в столовой Abbey Road ради соблюдения исторической достоверности?

Д.М.: Нет, не заказывал. Любопытно, что в многочисленных студийных разговорах, которые вошли в наше издание, Джордж трижды упоминает мармайт, прямо как бренд раскручивает.

Би-би-си:Эти студийные разговоры придают альбому невероятную живость.

Д.М.: Да, мне они тоже очень нравятся. While My Guitar Gently Weeps обычно воспринимается как некая потусторонняя, сверхчеловеческая вещь, а тут Джордж просит принести ему сэндвич с мармайтом буквально за несколько секунд до того, как начинает петь.

В наше время, время программы X Factor, нас пытаются убедить, что певцом может стать каждый, но на самом деле это, конечно же, не так. Нужен талант от Бога, и мне это кажется очень правильным.

Би-би-си: У "Битлз" он был в избытке...

Д.М.: Именно так. В "Белом альбоме" 30 песен, но в это же время они сделали Across The Universe, Hey Bulldog, Lady Madonna, Hey Jude... Остановить их было невозможно. И в этом, собственно, и состояла главная сложность работы с ними в студии. Работать с "Битлз", соответствовать их требованиям, их творческой отдаче было очень трудно.

Би-би-си: А почему, как вы думаете, Джордж Харрисон, оказался несколько отодвинут в сторону? Кажется полным безумием, что такая песня как Not Guilty была отвергнута ради, ну скажем, Ob-La-Di, Ob-La-Da.

Д.М.: Да, отец говорил об этом и не боялся признавать, что он не уделял Джорджу достаточно времени. Точно так же и Джон и Пол также никак не могли преодолеть сложившееся у них еще в ранней юности, если не в детстве, снисходительно-пренебрежительное отношение к Джорджу. Каждый из них имел в качестве партнера другого, а Джордж был в изоляции, практически в вакууме.

Именно поэтому, мне кажется, он и пригласил на запись While My Guitar Gently Weeps Эрика Клэптона. Это на самом деле великолепная песня, но он знал, что если играть в ней будет лучший в мире гитарист, Джон и Пол вынуждены будут к ней прислушаться.

Би-би-си: Если бы у вас была возможность заменить какую-нибудь песню в "Белом альбоме" альтернативным ее дублем или и вовсе другой песней, что бы вы выбрали?

Д.М.: На этот вопрос невозможно ответить. История, как известно, не имеет сослагательного наклонения.

Традиционно моей самой нелюбимой песней в альбоме была Wild Honey Pie, но потом у меня стал срабатывать своеобразный стокгольмский синдром: во время сведения нам приходилось все время давить пальцами на магнитофон, время от времени прижимая пленку для создания такого "вау-вау-вау" вибрирующего эффекта. В итоге самым неожиданным образом я эту песню полюбил.

Би-би-си: То есть вам приходилось заново воспроизводить эффекты, которые были на оригинальной записи?

Д.М.: Да, именно так. С пленки многие эти эффекты взять невозможно. На Glass Onion, например, есть определенные вокальные звучания и некоторые искажения, без которых песня будет звучать скучновато.

Би-би-си: Правда ли, что вы по-новому, с нуля перезаписали гитарную партию фламенко из вступления в The Continuing Story of Bungalow Bill?

Д.М.: На самом деле и в оригинале этот фрагмент был сыгран на меллотроне - если кто не знает, то это сэмплер аналоговой эры. Я вспомнил, что тот самый меллотрон так до сих и стоит где-то у Пола, просто я позвонил ему, и его звукорежиссер перезаписал этот фрагмент более качественно.

Кто-то может сказать: "Но это же святотатство! Как вы могли на такое пойти?!" Но ведь это тот же инструмент, записанный на такой же пленке. Если есть возможность получить более качественную версию, то почему бы это не сделать?

Все время, пока я работаю, мне кажется, что "Битлз" и мой отец здесь, рядом со мной в студии. И если я могу сделать звук гитары на Dear Prudence таким же переливчатым с помощью тех же приемов, которыми пользовались и они, то, думается мне, Джон был бы только доволен.

Я все время работаю с духами. И если бы у меня была возможность вызвать их, то я бы ею непременно воспользовался.

В юбилейное изданиена семи дисках вошли:

  • два диска со сделанным Джайлзом Мартином новым стерео-миксом оригинального релиза 1968 года
  • диск с акустическими демо-записями (Esher Demos), сделанными сразу после возвращения из Индии в мае 1968 года в доме Джорджа Харрисона в предместье Лондона Эшере. Записи включают в себя не только большинство вошедших в альбом песен, но и несколько оставшихся за его бортом жемчужин: Child of Nature Леннона, Not Guilty Харрисона и других
  • три диска под общим названием Sessions с не вошедшими в оригинальный альбом студийными версиями из сессий в студии Abbey Road
  • Blu-Ray диск со стерео-миксом в формате высокого разрешения PCM, аудио 5.1 версией и оригинальным моно-миксом

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 14 ноября 2018 > № 2790385 Джайлз Мартин


Великобритания. США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2018 > № 2787193

От Брексита до выборов в США: книги, показывающие, как Россия влияет на мир (Guardian, Великобритания)

Британский бизнесмен Аррон Бэнкс не может объяснить, где он взял деньги на финансирование организации, которая поддерживала Брексит. Великобритания, естественно, подозревает Россию. Доказательств, как обычно, нет, и корреспондент «Гардиан», не найдя ничего лучше, приводит в качестве примера художественные книги о российском вмешательстве.

Люк Хардинг (Luke Harding), The Guardian, Великобритания

Британия выписывает кренделя, приближаясь к Брекситу, и в этой ситуации возникает один интересный вопрос, на который нет удовлетворительного ответа. Откуда Аррон Бэнкс взял восемь миллионов фунтов стерлингов, которые он передал движению Leave.EU? Банки настаивают на том, что это его деньги. Однако Национальное агентство по борьбе с преступностью начало уголовное расследование, а Бэнкс в «Шоу Эндрю Марра» так и не смог объяснить эту загадку.

Кое-кто подозревает, что эти деньги поступили из Москвы (Бэнкс это отрицает). В годы холодной войны Кремль пытался воздействовать на западную политику, поддерживая коммунистические партии. В наши дни Владимир Путин поддерживает деструктивных кандидатов от крайне правых и крайне левых партий. Иногда российские деньги поступают открыто, иногда тайно. А еще есть боты, хакеры и шпионы.

Избрание Дональда Трампа в 2016 году вдохновило литераторов на написание многочисленных книг о российском вмешательстве. Одну из лучших написал Тимоти Снайдер (Timothy Snyder), озаглавив ее The Road to Unfreedom («Дорога к несвободе»). Это проницательное и концептуально убедительное повествование об отступлении демократии в начале 21 века и о головокружительном подъеме авторитаризма.

По словам Снайдера, Путин является ведущим в мире экспортером «политики вечности». Россия (или Америка) — это вечная жертва. Все политики лгут, идея прогресса — это иллюзия, а правда не имеет никакого значения. Трамп, согласно этой концепции, является добровольным и прилежным учеником Путина, будучи проводником мифической, основанной на обидах и недовольствах политики и наполненного эмоциями национализма.

Другим ценным исследованием российского влияния стала книга ныне покойной писательницы Карен Давиши (Karen Dawisha) Putin's Kleptocracy (Путинская клептократия). Давиша объясняет, как из криминального Санкт-Петербурга 90-х годов возник Путин со своим окружением. Эти люди накопили миллиарды, на которые можно покупать яхты или осуществлять политические проекты, скажем, вмешательство в зарубежные выборы или создание фабрики троллей.

Оливер Буллоу (Оliver Bullough) в своей книге Moneyland (Земля денег) ярко и язвительно пишет о том, какую роль сыграл Запад в пособничестве глобальной коррупции. Российские олигархи обычно используют Лондон для отмывания своей репутации. Они перевоплощаются в меценатов, нанимают дорогостоящие пиар-фирмы и отпугивают репортеров, прибегая к услугам адвокатов, обвиняющих СМИ в клевете. В результате этого страдает и разрушается демократия.

Между тем, в Британии всегда были люди, поддерживающие и одобряющие Москву. Пол Брода (Paul Broda) в своей книге Scientist Spies: A Memoir of My Three Parents and the Atom Bomb (Шпионы-ученые. Мемуары троих моих родителей и атомная бомба) объясняет, почему коммунизм так привлекал поколение идеалистов, сформировавшееся в 1930-е годы в ходе борьбы против фашизма. Это чудесный сплав личных впечатлений и политики, а в основу книги легли семейные письма и рассекреченные документы МИ6.

Британский отчим Броды Алан Нанн Мэй (Alan Nunn May) был талантливым ученым. Его австрийский отец Берти Брода (Berti Broda) был коммунистическим активистом и подпольщиком. Оба работали в Британии в рамках исследовательской атомной программы и передавали секретные сведения Советам. Нанн отказывался от денег КГБ. У него были идеологические и, пожалуй, благородные мотивы: обеспечить Советскому Союзу ядерный паритет в послевоенную эпоху.

Бен Макинтайр (Ben Macintyre) в своей книге The Spy and the Traitor (Шпион и предатель) рассказывает удивительную историю сотрудника КГБ и тайного агента МИ6 Олега Гордиевского. Работая в резидентуре КГБ в Лондоне, Гордиевский получил задание проникнуть в британский истэблишмент. Цель заключалась в получении информации от людей, формирующих общественное мнение: политиков, журналистов и занимающих высокие посты руководителей. У КГБ была весьма скромная сеть связников и информаторов. Большинству из них было невдомек, что угощавшие их в ресторанах советские дипломаты являются шпионами КГБ. Попытки Гордиевского добыть настоящие разведывательные сведения были настолько безуспешны, что МИ6 была вынуждена помочь ему. Она стала давать ему «мелочевку» — правдивую, но не очень полезную информацию, которую Гордиевский отсылал в Москву.

Как пишет Макинтайр, умиравший Советский Союз был не в состоянии вербовать по-настоящему ценных и важных агентов в Британии, однако современные разведывательные ведомства Путина по-прежнему пользуются старыми методами. Осенью 2015 года российский дипломат Александр Удод пригласил Бэнкса на встречу с российским послом в Лондоне. Впоследствии британские власти выслали Удода за шпионаж, когда было заведено дело об отравлении Скрипалей «Новичком».

Люк Хардинг (Luke Harding) — автор книги Collusion: How Russia Helped Trump Win the White House (Сговор: как Россия помогла Дональду Трампу стать главой Белого дома.

Великобритания. США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2018 > № 2787193


Великобритания. Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 9 ноября 2018 > № 2790516 Денис Волков

Отравили – ну и что? Верят ли в России, что Москва ни во что не вмешивалась

Денис Волков

Публично большинство россиян не готовы признать вмешательство России в дела других государств. Но в менее официальных разговорах такое вмешательство допускают гораздо большее число людей, чем показывают опросы. Большинство россиян осознанно воспроизводят официальные версии из госпропаганды, даже если сами не верят в их подлинность, потому что они чувствуют себя не сторонними наблюдателями, а участниками информационного противостояния России и Запада

Эксперты давно спорят о том, насколько эффективна российская пропаганда, особенно в вопросах внешней политики. Могут ли государственные СМИ навязать большинству российского общества удобную Кремлю версию событий, заставить игнорировать нестыковки и не вписывающиеся в нее факты?

Социологические исследования, на первый взгляд, дают неутешительный ответ на этот вопрос. Например, в октябрьском опросе Левада-центра лишь 3% респондентов были готовы обвинить в отравлении Скрипалей российские спецслужбы. Опрос проводился уже после того, как британские власти опубликовали кадры с Петровым и Бошировым в Солсбери, а Маргарита Симоньян взяла у них нашумевшее интервью. Но все это практически никак не повлияло на российское общественное мнение.

Лишь небольшая часть опрошенных, читающая независимые СМИ и сконцентрированная в крупных городах, действительно заговорила о провале российских спецслужб. А для большинства было достаточно прозвучавших объяснений. «Петров и Боширов опровергли слухи» о своей причастности к отравлению, говорили наши респонденты, описывая произошедшее.

Однако показательно, что англичан в произошедшем винит лишь меньшинство опрошенных – около четверти. А большинство уклонились от прямого ответа, выбрав подсказку «это мог быть кто угодно». И такое уклонение является модельной реакцией большинства россиян на любые истории, которые ставят вопрос о возможном вмешательстве России в дела других стран.

Оценки личные и публичные

Похожим образом четыре с половиной года назад на вопрос, кем являются пресловутые «вежливые люди» в военной форме без опознавательных знаков в Крыму, большинство респондентов отвечали «это мог быть кто угодно». Участие России в конфликте с Украиной, присутствие на территории соседнего государства российских войск и вмешательство в американские выборы большинством и вовсе отвергалось.

Однако десятки групповых дискуссий, которые мы с коллегами проводили последние несколько лет, позволяют уточнить эти данные. Среди людей, которые скрывают свое мнение или публично отвергают вмешательство России в дела других стран, много тех, кто на самом деле такое вмешательство допускает.

На фокус-группах участники поначалу тоже отвечают неохотно. На вопрос об отравлении люди говорили: «Мне вообще это неинтересно», «Это настолько далеко от меня», «Мне все это параллельно». В разговорах о том, есть ли на Украине российские войска, большинство участников групповых дискуссий дословно отвечали: войск «официально нет» и войны между Россией и Украиной тоже нет. Ни в чьи выборы мы не вмешивались.

Но более настойчивые расспросы о том, как обстоят дела «неофициально» и «на самом деле», обнаруживают значительное число людей, которые допускают вмешательство России в дела других стран, хотя и не готовы говорить об этом публично. Если модератору удавалось раскрутить людей на откровенный разговор на фокус-группах, люди говорили о возможной причастности российских спецслужб к отравлению Скрипалей, о присутствии российских войск в Крыму (задолго до признания этого факта Кремлем) и на востоке Украины, о вмешательстве в выборы в Америке.

Все эти примеры показывают, что реальная и публичная точка зрения российских обывателей на эти события заметно расходятся. И это расхождение вряд ли можно объяснить только тем, что люди скрывают свое мнение, потому что боятся наказания сверху.

Отравили – ну и что?

На групповых дискуссиях, если удается преодолеть внутренний барьер, который поначалу не дает респондентам свободно выражать свое мнение, люди начинают высказываться довольно откровенно. При этом раскаяние или сожаление по поводу отравлений, тайной отправки в другую страну или вмешательства в чужие выборы люди выказывают редко.

Гораздо чаще в ответах звучит равнодушие, бравада или даже заведомая готовность оправдать любые действия российской стороны: «Наши войска – ну и что?», «Отравили – ну и что?», «Так и надо было», «Все правильно сделали». Плохо не то, что мы вмешиваемся, а то, что иной раз нас на этом ловят. «Вы говорите, что Америка вмешивается в наши дела. А мы вмешиваемся?» – «Конечно!» – «А нужно?» – «Конечно, нужно! Только аккуратно».

Все эти разговоры нередко сопровождаются смешками. Иными словами, значительное число россиян хоть и не желают публично признавать ответственность России за вмешательство в дела других государств, но не сомневаются в том, что такое вмешательство действительно было, и не видят в нем проблемы.

Так происходит в том числе потому, что все большее число людей сегодня уверены, что Россия снова стала «великой державой». А великодержавный статус требует периодического подтверждения, потому что «положение обязывает» и потому что «на фоне других игроков Россия иной раз смотрится бледно». Как неоднократно говорили участники групповых дискуссий разных политических убеждений, России нужно быть жесткой, потому что они – на Западе – «по-другому не понимают» и в противном случае «будут продолжать к нам лезть». Кроме того, нарушая международные нормы, наша страна, по мнению значительного числа людей, ничем не отличается от других великих держав: «Все так делают».

Как только речь заходит о давлении на Россию извне, на сторону российских властей встают даже те россияне, которые в ином контексте скептически относятся к российскому руководству или выступают против активного вовлечения России в международные дела. С точки зрения большинства, внешнему давлению нельзя уступать ни при каких обстоятельствах, следует «держать удар».

Составной частью такого давления, по мнению девяти из десяти респондентов, является информационная война, которую Запад ведет против нашей страны. А в этих условиях зарубежным СМИ верить нельзя по определению. Российские СМИ в контексте информационного противостояния, напротив, в глазах людей наделяются правом отрицать любые факты, которые могут представлять нашу страну в невыгодном свете. Такого мнения придерживается как минимум треть россиян. Становится неважным, были ли на самом деле отравления, отправка войск или вмешательство в выборы. Публично отрицать эти факты – правильная тактика.

В итоге получается довольно причудливая картина. Публично большинство россиян не готовы признать вмешательство своей страны в дела других государств. Формально они разделяют позицию, которую озвучивает государственная пропаганда. Но в более подробных и менее официальных разговорах такое вмешательство допускают гораздо большее число людей, чем показывают опросы.

Однако это еще не означает, что они согласы с западными оценками этих событий и просто боятся заявить об этом публично. Большинство россиян осознанно воспроизводят официальные версии из госпропаганды, даже если сами не верят в их подлинность, потому что они чувствуют себя не сторонними наблюдателями, а участниками информационного противостояния России и Запада.

Великобритания. Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 9 ноября 2018 > № 2790516 Денис Волков


Россия. Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 9 ноября 2018 > № 2786030 Карен Гиллан

Шотландская актриса Карен Гиллан запомнилась миллионам поклонников в качестве Эми Понд, обаятельной спутницы Доктора из британского сериала "Доктор Кто", а также фантастической инопланетянки Небулы в "Стражах Галактики". В Москву она приехала в другом качестве: представить свой дебютный полнометражный фильм "Вечеринка только начинается" на фестивале "Новое британское кино". В интервью РИА Новости Гиллан призналась в том, что с детства мечтала стать режиссером, рассказала о самом сложном моменте на съемках и поделилась мнением о первой женщине-Докторе в истории телешоу. Беседовала Валерия Высокосова.

— Вы впервые в Москве?

— Да, я вообще в России впервые. Я с нетерпением ждала возможности приехать сюда и все посмотреть. Москва такой красивый город! Я влюбилась. Мы гуляли по городу: сперва я была на Красной площади, потом видела Храм Христа Спасителя. Архитектура здесь потрясающая.

— Вы привезли в Москву свой дебютный фильм "Вечеринка только начинается". Как вы решили попробовать себя в качестве режиссера?

— Думаю, я всегда мечтала стать режиссером, просто раньше не понимала этого с такой ясностью. В юности я больше всего любила камеру — постоянно снимала коротенькие фильмы у себя дома, заставляла родителей проходить кастинг. Так что мне показалось вполне естественным попробовать себя в этом качестве после того, как я приобрела актерский опыт. И на самом деле мало что изменилось по сравнению с тем временем, когда я снимала своих домочадцев. Разве что размах другой.

— А у вас сохранились какие-то из ранних, так скажем, работ?

— Да, но я никак их не могу найти. Я должна это сделать, потому что есть среди них один хоррор, который я бы хотела всем показать.

— История, которую мы видим в фильме "Вечеринка только начинается", выглядит довольно личной…

— Она, конечно, снята не по мотивам моей жизни, но это действительно очень личный проект, который полностью меня захватил.

— Почему вы решили написать именно такой сценарий?

— Я прочитала исследование, согласно которому уровень самоубийств среди молодых людей в северо-западной части Шотландии, где я выросла, гораздо выше, чем в остальных частях страны. Меня начал мучить вопрос — почему? Это прекрасные пейзажи, и люди постоянно говорят, что это чуть ли не лучшее место на Земле, но факт остается фактом. Я стала изучать вопрос и поняла, что, вероятно, это зависит не от данной конкретной территории. В мире полно других мест, где может происходить то же самое.

— Ваша героиня потеряла друга. Да, ее это сломало, но она продолжает бороться с реальностью, хоть и весьма специфичными способами. Как вы думаете, сможет ли ваша картина помочь тем людям, которые сейчас переживают нечто подобное?

— Я надеюсь, что если те люди, которые посмотрят фильм, сейчас чувствуют себя одиноко и закрываются от мира, найдут в себе силы вновь начать разговаривать с окружающими, потому что коммуникация — лучший способ преодолеть те страдания, которые мы видим в картине. Я надеюсь, что они смогут по крайней мере позвонить близким и поговорить с ними.

— Фильм строится на контрастах — например, темнота улиц сменяется яркими огнями супермаркета. Что вдохновило вас на такое визуальное решение? Может, работы каких-либо режиссеров?

— Мои любимые режиссеры — Стэнли Кубрик, Майкл Ханеке и Линн Рэмси. Линн Рэмси шотландский режиссер, и мне кажется, что она удивительно точно передает атмосферу Шотландии. Но не уверена, что в своем фильме я специально выстраивала визуальную метафору. Я просто хотела, чтобы получилось круто. История в нем довольно мрачная, тяжелая, поэтому я пыталась сделать так, чтобы в ней было что-то приятное — и посмотреть, и послушать.

— Что для вас было самым сложным — писать сценарий, играть главную роль или снимать картину?

— Наверное, то, что делать все это пришлось почти одновременно. Снимать и играть — это жесткая мультизадачность, приходится бегать туда-сюда, следить за всем. Зато не пришлось договариваться с ведущей актрисой, потому что это была я сама.

— Не могу не задать вам этот вопрос — новым Доктором в сериале "Доктор Кто" стала женщина, Джоди Уиттакер, впервые в истории этого шоу. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне кажется, абсолютно неважно, кто играет эту роль — женщина или мужчина. Но это прекрасно, что Доктором стала женщина. Пол неважен еще и потому, что этот персонаж — инопланетянин. Главное, что нужно, это особая энергия, и у Джоди она есть.

— Вы когда-нибудь мечтали сами сыграть эту роль?

— Ох, не знаю. Я обожаю Эми Понд, свою героиню, и время, проведенное на съемках с Мэттом Смитом (Одиннадцатый Доктор — ред.). Я никогда не думала о том, что могу сыграть эту роль, потому что я была и так очень счастлива.

— Мне кажется, что все ваши героини имеют нечто общее — они сильные личности с хорошим чувством юмора, могут постоять за себя, и есть в них немного злости. Есть ли у вас что-то общее с ними?

— Думаю, да. Но я вовсе не злая. Я привношу что-то свое в каждую из них, это неизбежно, потому что хочу, чтобы они были настоящими. Но после завершения съемок они от меня уходят.

— Какой самый ценный урок преподали вам ваши герои?

— Они научили меня смотреть в лицо своим страхам. Я постоянно играю героев, которые оказываются в опасных ситуациях, особенно в фантастических фильмах — там постоянный баланс на грани жизни и смерти. По-моему, это хороший урок: если чего-то боишься, то сделай это, не мешай самому себе.

— Вы хотите снять еще один фильм?

— Да, я хочу снять много фильмов. У меня есть короткометражка, которая называется Conventional. Я собираюсь снять полный метр.

Валерия Высокосова.

Россия. Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 9 ноября 2018 > № 2786030 Карен Гиллан


Великобритания. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780874

В Лондоне по делу Замиры Хаджиевой изъяли украшения на сотни тысяч

Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании (NCA) арестовало ювелирные изделия на сумму более чем 400 тысяч фунтов в рамках расследования источников богатства женщины, предположительно потратившей 16 миллионов фунтов (20,7 млн долларов) в одном только универмаге Harrods.

Речь идет о Замире Хаджиевой - жены бывшего азербайджанского банкира, которая сейчас проживает в Лондоне. Власти Британии требуют, чтобы она объяснила, где взяла деньги на приобретение в Лондоне недвижимости общей стоимостью в 22 млн фунтов (28,5 млн долларов).

Изъятые в рамках дела драгоценности проходили оценку в аукционном доме Chrisitie's. Как сообщает газета Daily Telegraph, их собирались выставить на аукцион.

Хаджиева привлекла внимание правоохранительных органов необъяснимо роскошным образом жизни. Супруга бывшего главы Международного банка Азербайджана приобрела недвижимость на 22 млн фунтов и потратила в одном лишь лондонском универмаге Harrods около 16 млн фунтов на предметы роскоши и прочие вещи.

Хаджиева, пишет газета, владеет гольф-клубом в Аскоте стоимостью около 10 млн фунтов (13 млн долларов).

Замира Хаджиева - супруга бывшего руководителя Международного банка Азербайджана Джахангира Хаджиева, который в 2016 году был заочно приговорен судом в Баку к 15 годам лишения свободы по обвинениям растрате и мошенничестве.

Джахангир Хаджиев отверг все обвинения в свой адрес. На слушаниях в Высоком суде Лондона, которые начались в июле, супруги назвали эти обвинения несправедливыми.

В начале 2018 года британские власти получили право направлять запросы об имуществе неустановленного происхождения иностранцам, владеющим активами стоимостью от 50 тысяч фунтов (65 тысяч долларов).

Речь в первую очередь идет о подозреваемых в преступной деятельности, а также о влиятельных политических фигурах из стран, не входящих в Европейскую экономическую зону.

Ожерелье за 120 тысяч фунтов

Сама Хаджиева настаивает на том, что все средства получила законным путем, и обратилась в суд с просьбой остановить расследование NCA.

Но на этой неделе стало известно, что NCA арестовало около 50 дорогих ювелирных изделий, которые проходили предпродажную оценку в Chrisitie's.

Среди прочего речь идет об ожерелье из сапфиров и рубинов Boucheron стоимостью до 120 тысяч фунтов стерлингов (156 тысяч долларов).

Перламутровое ожерелье Van Cleef & Arpels, оцененное в 20 тысяч фунтов (26 тысяч долларов), по некоторым сведениям, было куплено Джахангиром Хаджиевом в 2008 году в Сен-Морице. Драгоценности проходили оценку по просьбе дочери Хаджиевой - Лейлы Махмудовой.

NCA заявляет, что временно конфисковала эти ювелирные изделия, так как считает необходимым расследовать, откуда взялись деньги на их покупку.

Вестминстерский городской суд постановил, что в рамках расследования происхождения денег NCA может хранить драгоценности у себя в течение полугода.

Что такое запрос об имуществе неустановленного происхождения?

Закон, позволяющий делать подобные запросы, был принят для борьбы с коррумпированными иностранными чиновниками и отмыванием денег в Великобритании.

По оценке Национального агентства по борьбе с преступностью, за последние десятилетия в недвижимость в Великобритании инвестированы миллиарды грязных денег иностранного происхождения.

Однако до сих пор было чрезвычайно сложно предъявлять обвинения подобным людям или конфисковывать их имущество из-за отсутствия улик. Теперь же новый закон позволяет обязать подозреваемых самостоятельно объяснить происхождение денег.

Если же они не смогут подробно и убедительно доказать законное происхождение капиталов, Национальное агентство по борьбе с преступностью может теперь обратиться в Высокий суд с ходатайством о конфискации имущества.

Великобритания. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780874


Великобритания > СМИ, ИТ. Медицина > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780873

Британец Росс Эджли стал первым в истории человеком, вплавь обогнувшим Великобританию

33-летний британец Росс Эджли стал первым в истории человеком, вплавь обогнувшим Великобританию, преодолев расстояние в 2879 километров.

В воскресенье в 9 часов по местному времени он финишировал в городе Маргейт, откуда и стартовал 1 июня.

Последние полтора километра он проплыл в компании 300 других пловцов, присоединившихся к нему, чтобы сделать финиш более зрелищным и триумфальным.

Росс Эджли хорошо известен во всем мире своей любовью к экстриму. На его счету несколько необычных рекордов. Свое новое приключение он назвал Великим британским заплывом.

Он провел на воде 157 дней, ни разу не сойдя на берег. Это самый продолжительный в мире организованный морской заплыв. Ожидается, что вскоре этот рекорд будет признан WOWSA (Международной ассоциацией плаванья на открытой воде).

Ранее смельчаки уже плавали вдоль различных отрезков британского побережья, но никто прежде не решался обогнуть остров полностью.

Со скоростью дельфина

Ежедневно Эджли проплывал примерно по 12 километров. Самый длинный единовременный заплыв составил 33,4 километра. Это расстояние было преодолено за 5 часов 25 минут.

Эджли плыл в гидрокостюме, без ласт и лопаток для плавания. Его сопровождал на своем катамаране профессиональный моряк Мэттью Найт.

По словам Найта, приливы иногда помогали Эджли плыть со скоростью 8,7 узлов. Это чуть более 16 километров в час.

"Это крейсерская скорость дельфина", - говорит Найт.

Всего пловец сжёг порядка 505 тысяч калорий. Программа питания была разработана для Эджли специалистами. Очень важную роль в рационе играли бананы, которых он съел более 500.

Ему пришлось преодолевать холодные течения и даже несколько штормов, но самым неприятным препятствием, по его собственному признанию, были укусы медуз.

Кроме того, когда Росс огибал мыс Лендс-Энд на юго-западе Великобритании, от долгого пребывания в соленой воде у него распух язык, и заплыв оказался под угрозой срыва.

Экстремал со стажем

Ступив на землю, Эджли сказал, что, несмотря на то, что ему придется вспоминать, как ходить по твердой поверхности, он не устал от плавания и вскоре придумает себе новое испытание.

"Мало где на свете люди вдруг просят тебя расписаться на банане", - шутит рекордсмен.

Имя Росса Эджли уже зарегистрировано в Книге рекордов Гиннесса: в апреле 2016 года он за 19 часов забрался по веревке на высоту равную высоте Эвереста.

За два месяца до этого он пробежал марафон, таща за собой автомобиль.

В 2017 году он затеял проплыть 40 километров между островами Мартиника и Сент-Люсия, волоча за собой бревно весом в 45 килограммов, но та попытка окончилась неудачей.

Великобритания > СМИ, ИТ. Медицина > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780873


Китай. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 3 ноября 2018 > № 2780956

Взгляды всего мира сосредоточены на выставке “Импорт Экспо”, министр международной торговли Англии: это новая возможность для “золотой эры”

Будучи одним из главных гостей на первой международной выставке Китая “Импорт Экспо”, Англия придает большое внимание участию в выставке, она направила в Китай делегацию высшего уровня, состоящую из членов королевской семьи, правительственных чиновников и лидеров предприятий. Министр международной торговли Англии Фокс в интервью журналисту центрального телевидения сказал, что “Импорт Экспо” принесет новые возможности для “золотой эры” в отношениях между Китаем и Англией.

Главной темой станут инновации, выставка соберет множество знаменитых английских предприятий

В этот раз на выставке “Импорт Экспо” государственная выставка Англии будет посвящена теме инноваций, Англия продемонстрирует товары и услуги в различных сферах, включая медицину и науки о жизни, финансовое и профессиональное обслуживание, образование, инновационные отрасли, искусcтвенный разум и большие данные. Кроме того, многие знаменитые английские предприятия также установят свои стенды на “Импорт Экспо”, включая Британскую корпорацию воздушного сообщения, Стандард Чартед Банк, Гонконгско-шанхайскую банковскую корпорацию, марки автомобилей Ягуар и Ленд Ровер, компанию биофармацевтики AstraZeneca.

Министр международной торговли Англии Лиам Фокс говорит, что Англия продемонстрирует свои достижения в областях космической науки и техники, авиации, продуктов питания, сельского хозяйства и научных технологий, “Импорт Экспо” предоставит Англии шанс представить продукцию, которую она может поставлять для китайских клиентов и потребителей. Он надеется, что благодаря этому английские экспортные компании смогут установить связи с китайскими клиентами, и сформировать партнерские соглашения между английскими и китайскими компаниями.

Ожидается, что “Импорт Экспо” стимулирует развитие англо-китайской торговли

В последние годы экономические контакты между Китаем и Англией становятся все более тесными. В ноябре 2015 года Китай и Англия опубликовали “Совместную декларацию Китая и Англии о совместном строительстве всесторонних глобальных отношений партнерского сотрудничества в 21 веке”, началась длительная, открытая, взаимовыгодная “золотая эра” китайско-английских отношений. Фокс подчеркнул, что в рамках “золотой эры” китайско-английских отношений двусторонняя торговля поддерживает хорошую тенденцию роста, ожидается, что эта “Импорт Экспо” стимулирует дальнейшее развитие англо-китайской торговли.

Фокс говорит, что необходимо рассматривать данную выставку “Импорт Экспо” с точки зрения “золотой эры” англо-китайских отношений, включая при этом торговлю между обеими странами. В прошлом году рост двусторонней торговли составил 15%, рост экспорта Англии в Китай составил 28%, это очень здоровая тенденция роста, Англия надеется опираться на нее и в дальнейшем. Будучи одним из главных гостей “Импорт Экспо”, Англия может лучше стимулировать здоровый рост двусторонней торговли.

Китай. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 3 ноября 2018 > № 2780956


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775756 Татьяна Андреева

Приоритеты и способы обеспечения безопасности Великобритании в связи с брекзитом

Татьяна Андреева, Старший научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М.Примакова РАН, кандидат исторических наук

В отличие от европейской, в британской островной политической традиции проблемы обеспечения безопасности и обороны страны всегда лежали в разных плоскостях. Для снижения рисков появления реальных военных угроз британцы делали акцент на укреплении своей безопасности благодаря осуществлению военно-политического влияния на политические процессы в ключевых, значимых частях мира и на участии в урегулировании разнообразных международных конфликтов. Так, в течение продолжительного времени (в том числе и вследствие проведения государственной колониальной политики) решались проблемы сохранения Британской империи и поддержания британского влияния в европоцентричной системе международных отношений (МО).

Военная угроза как таковая перестала существовать для Великобритании после окончания Второй мировой войны. С развалом биполярной системы МО изменилось качество угроз и на первый план вышли невоенные угрозы, а вместе с ними вопросы обеспечения безопасности страны стали окончательно превалировать над вопросами обеспечения обороны.

Приоритетную роль в обеспечении безопасности и обороны Соединенного Королевства традиционно играет НАТО, оставшаяся после развала биполярной системы МО ключевым институтом евроатлантической безопасности глобального миропорядка. Достижению той же цели служат британо-американские «особые отношения», членство в СБ ООН и наличие британского ядерного средства сдерживания. По мере развития наиболее чувствительных для британского суверенитета направлений европейской интеграции (шенгенской зоны, общей внешней политики и Европейской политики безопасности и обороны ЕС) большое значение для поддержания статуса страны в мире и обеспечения ее безопасности приобрело ее участие в работе создаваемых в этой связи структур Евросоюза.

Победа линии на брекзит на общегосударственном референдуме (июнь 2016 г.) в Великобритании открыла Евросоюзу путь к развитию военно-политической интеграции ЕС и к «европейской армии». Однако выход из Союза одного из основных доноров и сильнейшего в военном плане европейского государства приводил к финансовым проблемам, снижал влияние и статус организации в мире [1]. Американские требования обеспечения безопасности Европы преимущественно силами самих европейцев грозили ЕС дополнительными финансово-экономическими проблемами.

Брекзит наносил ущерб также безопасности Соединенного Королевства; создавал финансовые и военно-технические препоны для британского участия в решении глобальных проблем; угрожал полной утратой интереса США к Великобритании как к верному союзнику в военных кампаниях по установлению желаемого США миропорядка и проводнику американских интересов в Европе.

В статье исследуются приоритетные направления и способы обеспечения национальной безопасности Великобритании, содействующие определению ее места в системе МО после выхода из ЕС.

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЧЕРЕЗ ГЛОБАЛЬНУЮ

В феврале 2017 года Министерство обороны Великобритании опубликовало Стратегию международного участия Соединенного Королевства в сфере обороны [16]. Проблема безопасности Британии ставилась в зависимость от ее возможностей обеспечить глобальную безопасность благодаря реализации долгосрочной поступательной задействованности страны в международных делах, таких как предотвращение появления военных конфликтов и гуманитарных кризисов, поддержание международной стабильности и усиление британского влияния в мире.

Британская вовлеченность в оборонной сфере должна была реализовываться с помощью «мягкой силы», подкрепленной ресурсами «жесткой силы» Министерства обороны Великобритании, его работой совместно с британским дипломатическим ведомством и Министерством международного развития, а также сотрудничеством с союзниками и партнерами. Фактически ставились задачи превращения Великобритании из значимой региональной державы (влияние которой в мире поддерживалось наличием британо-американских «особых отношений», обладанием ядерным оружием и членством в многочисленных влиятельных международных организациях) в один из центров силы глобального мира, обеспечивающих собственную и глобальную безопасность наравне с США [5].

Среди ключевых угроз для безопасности страны назывались транснациональные, невоенные угрозы, такие как терроризм, экстремизм, нестабильность; киберугрозы; ослабление международного порядка, основанного на соблюдении норм международного права; возрастающие трудности на пути достижения необходимого для противодействия угрозам консенсуса стран Запада. Россия причислялась к основным внешнеполитическим оппонентам Запада и Британии.

Особое значение для обеспечения безопасности страны придавалось стратегическим двусторонним отношениям с США, Францией, Германией, Японией и Австралией. Отношения с США как с самым влиятельным в мире союзником признавались Великобританией ключевыми. Британцы стремились всячески укреплять их как на двусторонней основе, так и в рамках НАТО, «Большой семерки», «Большой двадцатки» и в ООН.

Для сохранения интереса США к Великобритании как к самому надежному союзнику в Европе и мире Британия стремилась играть лидирующую роль в НАТО. Она рассматривала альянс как центр британского международного сотрудничества в области безопасности, прежде всего в деле противодействия так называемой «российской угрозе», и выделяла 2% ВВП в год на его нужды. С июня 2018 года в британском Парламенте началось обсуждение увеличения военных расходов страны в соответствии с многочисленными требованиями Президента США Д.Трампа к союзникам по НАТО [4]. Британия финансировала переоснащение своих вооруженных сил в соответствии со стандартами альянса. Она возглавила Объединенные силы наивысшей готовности НАТО, предоставив для их функционирования 3 тыс. военнослужащих. Благодаря продвижению Британией инициативы по укреплению восточного и южного флангов НАТО перед лицом надуманной российской военной угрозы в страны Балтии, Польшу, а также в отдельные страны Западных Балкан, в 2017 году были введены контингенты и военная техника стран НАТО (в том числе и Британии). С 2018 года началось дополнительное размещение британской техники на Западных Балканах.

Из-за отсутствия угроз, для противодействия которым требовалось ядерное оружие, обладание таким видом вооружений давно стало для Великобритании статусным моментом, важным для сохранения членства в Группе ядерного планирования НАТО наравне с США. В июле 2016 года после долгих дебатов британский Парламент принял решение о модернизации независимых ядерных сил сдерживания «про запас» - как залог обеспечения национальной и международной безопасности [2]. Такой подход оправдал себя уже в 2017 году, когда Великобритания дважды сделала заявку на роль центра силы глобального миропорядка. Воспользовавшись отказом Президента США Д.Трампа возобновить американские гарантии европейским странам - членам НАТО, Великобритания как ядерная держава, в соответствии со статьей 5 Североатлантического договора, на случай российской военной агрессии в январе 2017 года дала такие гарантии Эстонии и Латвии. В следующий раз во время эскалации северокорейского кризиса весной 2017 года, стремясь совместно с США добиться от Северной Кореи сворачивания ядерной программы, Британия пригрозила нанести по ней превентивный ядерный удар.

Немаловажным инструментом для обеспечения международной безопасности и поддержания статуса Великобритании в мире должно было стать ее участие в операциях ООН, главным образом в миротворческих миссиях. Великобритания также продолжала выделять по линии ООН 0,7% валового национального дохода (ВНД) на помощь бедным странам мира и их развитие.

Целям обеспечения безопасности страны также отвечало участие Великобритании в работе ОБСЕ и Содружества. Большое значение для обеспечения европейской и британской безопасности отводилось сотрудничеству по линии разведок «Пять глаз» (Австралии, Великобритании, Канады, Новой Зеландии и США). Такое сотрудничество помогало Великобритании вносить самый значительный вклад в криминальную базу данных, способствуя эффективной работе Европола ЕС (Europol).

В целях нейтрализации потенциальных угроз и поддержания своего статуса в мире Британия участвовала в деятельности различных военных формирований и приготовлений - от объединенных экспедиционных сил со странами Балтии, Северной Европы и с Нидерландами до работы в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива. Для реализации глобального участия в обеспечении международной безопасности Великобритания объявила о размещении военных штабов в трех районах мира: в Персидском заливе, Западной Африке и в Тихоокеанском регионе.

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЧЕРЕЗ ЕВРОПЕЙСКУЮ

Для увеличения веса в международных делах и возвращения американского интереса Британия стремилась установить с ЕС отношения «глубокого и особого» партнерства после брекзита в области обеспечения европейской безопасности и обороны [11]. Документ британского правительства «Внешняя политика, оборона и безопасность» (от 12 сентября 2017 г.) стал первым с начала переговоров по брекзиту, показавшим готовность Британии после выхода продолжать такое тесное сотрудничество с ЕС, какого нет у Союза с третьими странами [7]. Общие угрозы, а также общность европейских ценностей и образа жизни назывались главными причинами для продолжения такого сотрудничества.

В области обеспечения безопасности и обороны Европы Британия планировала осуществлять оперативное, институциональное и промышленное сотрудничество. Она была готова участвовать в операциях Общей политики безопасности и обороны ЕС (ОПБО) и в оперативном планировании в соответствии с размером британского вклада. Высказывалась она и за продвижение сотрудничества между НАТО и ЕС. Являясь ведущим игроком в сфере европейских разработок в военной области, Британия хотела участвовать в проектах Европейского оборонного агентства и Европейского оборонного фонда (главным образом в разработках в области космоса и кибербезопасности). В будущем она собиралась участвовать в работе Постоянного структурированного сотрудничества по вопросам безопасности и обороны ЕС (Permanent Structured Cooperation, PESCO) [8].

Инструментом британского влияния на дела ЕС извне и обеспечения международной и национальной безопасности становилось двустороннее военно-политическое сотрудничество с Францией [15], Польшей [12] и Нидерландами [3]. Для достижения тех же целей, подписав 25 июня 2018 года письмо девяти европейских стран о намерении создать Европейские силы быстрого реагирования, Великобритания поддержала первую инициативу по обеспечению безопасности Европы силами европейцев (без помощи НАТО и США), включавшую Британию вне ЕС [13]. Маловероятно, что в случае необходимости в рамках этой инициативы Великобритания пошлет своих солдат для поддержания безопасности в Европе или Африке. Она традиционно активно участвовала в военных операциях США, но уклонялась от участия в миротворческих операциях ООН и миссиях ЕС. В январе 2018 года по просьбе Франции она согласилась предоставить для операции в Мали только вертолеты с обслуживающим персоналом.

Статистика совершенных боевиками ИГ (4) и раскрытых (9) в Великобритании за 2017 год терактов (включая покушение на британского премьера в январе 2017 г.) показала, что угроза исламского терроризма гораздо серьезнее так называемой «российской угрозы». Она способна подорвать страну изнутри. Мусульманская община в Британии хорошо консолидирована и многочисленна. Нет никакой гарантии, что власти знают ее подлинные настроения. Британские имамы повсеместно категорически высказываются против легализации и введения в обиход на британских островах однополых браков. Мусульмане Британии предпочитают обращаться в суды шариата, а не в британские суды. ИГ легко влияет на умы мусульман и имеет тенденцию растекаться по всему миру. Это уже внетерриториальное образование. Поэтому британцы уделяли большое внимание вопросам обеспечения внутренней британской и европейской безопасности, защите граждан от террористических угроз, организованной трансграничной преступности и нелегальной миграции.

В целях успешного противодействия комплексным транснациональным угрозам после выхода из ЕС Лондон высказал заинтересованность в продолжении участия в политике ЕС в области свободы, безопасности и правопорядка. Планировалось продолжать сотрудничество в рамках Шенгенской информационной системы II и базы данных отпечатков пальцев «Евродак» (Eurodac) с полицейской службой ЕС Европол (Europol) и агентством ЕС Евроюст (Eurojust), а также запрашивать информацию у офицеров правопорядка ЕС и использовать Европейский ордер на арест (EAW)[14].

Для противодействия нелегальной миграции британская сторона была готова помогать ЕС, участвуя в операциях «София» по спасению нелегальных мигрантов в Средиземном море, оказывая содействие ливийскому правительству для сдерживания массовой миграции в Европу. Для снижения потоков мигрантов из Северной Африки и Южной Сахары британцы помогали в создании здесь приемлемых для жизни населения условий, рабочих мест, развития малого и среднего бизнеса. Великобритания намеревалась участвовать как в операциях по линии НАТО и ОБСЕ, так и по линии Общей внешней политики и политики безопасности (ОВПБ) ЕС в Боснии, Мали и Сомали.

В условиях сохранения так называемой «российской угрозы», множащихся кибератак и терактов, а также нагнетания международной ситуации вокруг северокорейской ядерной угрозы британская сторона называла одной из наиболее важных сфер будущего партнерства с ЕС и США обеспечение кибербезопасности. Для противодействия новым угрозам международной стабильности Британия объявила о создании Национального центра кибербезопасности и выделении на разработку новых наступательных и оборонительных кибертехнологий 1,9 млрд. ф. ст. [6]. В конце сентября 2017 года британский премьер заявила о готовности организовать совместно с ЕС партнерство для обеспечения безопасности Европы в целях создания кибервозможностей ЕС для противодействия разного рода кибератакам [10].

Великобритания рассматривала Россию как стратегическую угрозу для Запада, обвиняя ее в подрыве существующей системы МО (основанной на соблюдении норм международного права) путем ведения «гибридных войн» (в том числе и в восточной части Украины), вмешательства в демократические процессы в США, Черногории и других странах, осуществления кибератак на серверы различных иностранных компаний и т. д. Такой подход помогал британцам укреплять роль альянса как главной военно-политической силы по обеспечению коллективной безопасности в Европе. Пользовалась она так называемой «российской угрозой» и для привлечения американского внимания к европейским делам. Постоянная жесткая критика внешнеполитических шагов России и оказания ею помощи враждебным для Запада режимам в Сирии и Иране, а также продвижение антироссийских санкций ЕС использовались Британией и для укрепления ее влияния в Европе, и для демонстрации ее незаменимости в деле обеспечения европейской безопасности, чтобы смягчить условия брекзита [9]. Организация Британией в марте 2018 года высылки из 28 стран Запада (включая США) 153 российских дипломатов в связи с попыткой якобы России отравить нервнопаралитическим веществом бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь, а также расширение по инициативе Британии полномочий Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) также способствовали укреплению британского влияния в мире.

Эффективное обеспечение национальной безопасности Великобритании во многом оказалось в «заложниках» у брекзита. Неблагоприятный для Великобритании исход переговоров с ЕС снижал ее возможности для успешного противодействия комплексным угрозам международной безопасности. Могли оказаться окончательно подорванными основы британо-американских «особых отношений», значительно снизиться британское влияние в НАТО и авторитет страны в ООН и Содружестве, пострадать деловая активность и экономическое развитие страны. Выстраивание в современных условиях отношений с миром по вопросам обеспечения безопасности по лекалам доктрины времен имперского владычества, гласящей, что «протекающие без британского контроля международные процессы несут угрозу для безопасности страны и ее влияния в мире», не гарантирует простой путь получения Британией места одного из центров силы в системе МО. Ситуация осложняется возможностью получения Британией крайне невыгодных для нее условий выхода из ЕС - «жесткого брекзита» и его долгосрочных, негативных последствий для британской экономики.

Список литературы

1. Аксенов П. Ослабит ли «брексит» обороноспособность Европы? 29.06.2016 // http://www.bbc.com/russian/features-36650484

2. Британский Парламент проголосовал за модернизацию ядерного потенциала. 18.07.2016 // https://www.bbc.com/russian/news-36829147

3. Defence Secretary agrees stronger partnership with Netherlands. June 17, 2017 // https://www.gov.uk/government/news/defence-secretary-agrees-stronger-partnership-with-netherland

4. Defence spending rise needed to keep influence, say MPs. 26.06.2018 // https://www.bbc.com/news/uk-politics-44609494

5. Fallon M. Britain’s Global Role: Stepping up. July 21, 2016 // https://www.gov.uk/government/speeches/britains-global-role-stepping-up

6. Fallon M. International Security Conference - 27 March. March 27, 2017 // https://www.gov.uk/government/speeches/international-security-conference-27-march

7. Foreign policy, defence and development - a future partnership paper. September 12, 2017 // https://www.gov.uk/government/publications/foreign-policy-defence-and-development-a-future-partnership-paper

8. Johnson B. Foreign Secretary attends November 2017 EU Foreign Affairs Council meeting. November 13, 2017 // https://www.gov.uk/government/news/foreign-secretary-attends-november-2017-eu-foreign-affairs-council-meeting

9. May T. PM speech to the Lord Mayor’s Banquet 2017. November 13, 2017 // https://www.gov.uk/government/speeches/pm-speech-to-the-lord-mayors-banquet-2017

10. May T. PM: Britain is unconditionally committed to the defence and security of Europe. September 28, 2017 // https://www.gov.uk/govdernment/news/pm-britain-is-unconditionally-committed-to-the-defence-and-security-of-europe

11. May T., the UK prime minister. The government`s negotiating objectives for exiting the EU: PM speech. January 17, 2017 // https://www.gov.uk/government/speeches/the-governments-negotiating-objectives-for-exiting-the-eu-pm-speech

12. PM announces landmark new package of defence and security cooperation with Poland. December 21, 2017 // https://www.gov.uk/government/news/pm-announces-landmark-new-package-of-defence-and-security-cooperation-with-poland

13. Samuel H. Nine EU states to launch joint military force as Paris pushed for post-Brexit crisis defence group // The Daily Telegraph. June 25, 2018.

14. Security, law enforcement and criminal justice. A Future Partnership Paper. September 18, 2017 // https://www.gov.uk/government/publications/security-law-enforcement-and-criminal-justice-a-future-partnership-paper

15. UK and France commit to new defence cooperation. January 18, 2018 // http://www.gov.uk/government/news/uk-and-france-commit-to-new-defence-cooperation

16. UK’s International Defence Engagement Strategy. The Ministry of Defence, UK. 2017 // https://www.gov.uk/government/publications/international-defence-engagement-strategy-2017

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775756 Татьяна Андреева

Полная версия — платный доступ ?


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777758 Вернер Херцог, Андре Сингер

Московская премьера фильма "Знакомьтесь, Горбачев" состоится 8 ноября. Создатели документальной ленты — немецкий писатель и режиссер Вернер Херцог и британский режиссер и продюсер Андре Сингер. В кинокартине единственный президент СССР предельно откровенно рассказал о последних днях у власти, о детстве и своих впечатлениях от современных политических катаклизмов. Сам же Сингер и продюсер возглавляемой им компании Spring Films Cветлана Палмер поделились со старшим корреспондентом РИА Новости в Лондоне Марией Табак своими надеждами относительно фильма и планами на ближайшие годы, а также рассказали, что их поразило в словах Горбачева и в нем самом.

— Андре, Светлана, знаю, насколько у вас плотный график, спасибо, что нашли время поговорить. Андре, вы, помимо того, что являетесь кинорежиссером и продюсером, еще и антрополог. Скажите, с какой точки зрения вас в первую очередь интересовал Горбачев: как политический деятель или как человек в период глобальных перемен?

— Сингер (смеется): На самом деле все было куда проще. Несколько лет назад я снял фильм о Холокосте "Наступит ночь", он оказался очень успешным. Германское правительство выделило средства на производство фильмов об успешных людях прошлого. И тогда немецкий телеканал MDR обратился ко мне и спросил, какой фильм мы могли бы сделать. У нас было несколько вариантов, мы предложили несколько идей, обсудили и потом пришли к выводу, что никто не делал ничего основательного про Михаила Горбачева. Мы сошлись на том, что если получится договориться с ним, то надо сделать такой фильм. Потом подключилась Светлана, начали уговаривать людей из Фонда Михаила Горбачева. Они вначале с подозрением отнеслись к идее, но потом согласились встретиться. Мы решили пригласить Вернера, не только потому, что нас с ним связывают давние профессиональные отношения, но и потому, что мы хотели подчеркнуть германские моменты в фильме. Я с Херцогом работал над 14 картинами и обычно больше занимаюсь продюсированием. Но в данной ситуации предложение было сделано мне, а я позвал его. Я понимал, что вариант, при котором Вернер просто берет интервью у Горбачева, не сработает, так что я стал сорежиссером и мы вместе сделали фильм.

— Трудно ли было уговорить фонд? Сколько времени продолжались переговоры?

— Палмер: Самое трудное было уговорить людей из фонда, что мы — правильные люди для того, чтобы снять такой фильм. Переговоры длились несколько месяцев. Мы начали где-то в мае 2017 года. Мы сказали, что можем сделать все быстро и не затягивать, как это бывает, и со временем они согласились.

— Были ли вам поставлены какие-то ограничения: какие вопросы не задавать, каких тем не касаться?

— Сингер: Нет. Они были очень милы с нами. Я никогда раньше не делал интервью с политическими фигурами его масштаба, не получая просьб заранее показать список вопросов, обсудить его. Они же не просили ничего. Мы просто приходили и говорили, и это во многом помогло определить структуру фильма. Мы не планировали формальное интервью, мы хотели построить фильм как беседу двух интересных людей: писателя, режиссера Вернера Херцога и политика Михаила Горбачева, и чтобы они обсуждали вещи, интересующие их обоих. За кулисами Светлана и я следили, чтобы обсуждались еще и темы, интересные более широкой аудитории, чтобы это не стало просто приятной беседой двух пожилых людей (смеется).

— Палмер: Понятно, что Горбачеву сейчас 87 лет, что он болен, что для интервью ему требуется много сил. Изначально мы договорились на одно интервью, но потом отношения развивались, он согласился поговорить еще, мы пришли еще, ну и — бог ведь троицу любит — еще раз. В итоге в течение шести месяцев мы провели три интервью, но, разумеется, общались еще и в процессе. Горбачев ложился в больницу и выходил из нее, в фильме можно увидеть торчащую из руки трубку для инъекций. Михаилу Сергеевичу очень понравилось, что его не собираются допрашивать, что это будет просто беседа двух людей, что есть человеческая связь. Думаю, ему понравилось говорить с нами, ему понравились вопросы, разговор в целом.

— Сингер: У него проблемы с кровью, диабет, он пожилой человек. Он не может долго говорить. К концу первого интервью он очень устал и сказал: "Давайте еще в другой раз поговорим". Он нам доверял, понимал, что мы не собираемся играть в политические игры, что мы интересуемся им как человеком, его наследием, событиями прошлого. Отношения сложились очень хорошие.

— Как бы вы буквально в нескольких фразах описали Михаила Горбачева? Чем он вас больше всего поразил, удивил?

— Сингер: Что меня больше всего поразило, так это то, что он оказался мягким, добродушным, озорным даже. Я ожидал увидеть гораздо более официального, строгого человека. Он улыбался, живо на все реагировал. Я понимаю, что это ценная черта для политического деятеля — располагать к себе людей, но я видел самых разных политиков, совсем других. Во время вопросов он не просто говорил, он продумывал каждый ответ. Он делал иногда большие паузы, и уже казалось, что на вопрос он отвечать не будет, но он отвечал и его ответы были умные, четкие и продуманные. Я не шел к нему с мыслью о том, что этот человек мне должен понравиться или не понравиться, но в итоге я стал им восхищаться — как политическим деятелем, как человеком. У него есть харизма, ум. Не мне судить о его политических ошибках или успехах, но он очень искренний. Можно было почувствовать страсть в том, что он делал.

— Палмер: Меня поразили искренность и глубина его волнения за Россию, за ее прошлое, настоящее и будущее, ее место в мире, отношения с остальным миром. Он глубоко опечален тем, что он считает новой холодной войной, и искренне верит, что был период, когда все было гораздо лучше, чем сейчас, когда можно было что-то создать. Он верил в общеевропейский дом, разоружение, верил в это. А сейчас…

— Что вас удивило больше всего из того, что он сказал?

— Сингер: Я был удивлен отсутствием ожесточенности. Он не хотел распада СССР, это не его вина, хотя это случилось во время его правления. Он хотел сохранить СССР, он никогда не терял социалистических верований и не менял свою позицию. Отсутствие ожесточенности у него поражает, хотя сожалений у него очень много — например, относительно реформ, к которым он так и не подобрался. И вы знаете, я ощущаю трагедию в том, что этого человека не любят в России, считают, что он допустил распад страны. А при этом он ощущает себя русским и при этом изгоем.

— Как вы думаете, как фильм воспримут в России с учетом отношения к Горбачеву?

— Сингер: Мне казалось, что в России как раз таким фильмом не очень заинтересуются, поскольку, как я уже отметил, отношение к Горбачеву в целом плохое. Но потом я стал надеяться, что, может быть, людям будет интересно узнать что-то новое, узнать о прошлом, о котором новое поколение мало что знает.

— Палмер: Я надеюсь, что люди удивятся и перестанут видеть только белое и черное, поймут человека, узнают, как все выглядит его глазами. И будет очевидна его искренняя любовь к стране. Вернер, например, очень хорошо акцентировал происхождение Горбачева, то, что он родился в бедной крестьянской семье. Он долгое время больше всего беспокоился о том, как накормить страну, его приоритетом было сельское хозяйство. Для людей его поколения, голодавших во время войны, выживание после войны было самой большой проблемой.

— Сингер: Вы помните, какими были старые советские лидеры? А потом пришел этот динамичный молодой человек. Вы поймите, для своего времени он был героической фигурой, эдаким Кеннеди. Люди наполнились энергией благодаря переменам, производимым этим человеком. А потом все это не сработало, он был выброшен за борт. Людям нужно напомнить, как это все было.

— Палмер: Люди забывают этот воздух свободы, люди забывают, что он открыл страну. То, что мы сейчас туда-сюда ездим, этим мы обязаны ему! Это началось тогда, и это наследие продолжает жить.

— Светлана, а вы тоже думали, что фильм российскую аудиторию не заинтересует?

— Палмер: Да, думала, но потом изменила мнение.

— Не думаете ли вы, что на фоне нынешних политических событий фильм может приобрести новое звучание? В одной из рецензий на ваш фильм я читала сравнение распада СССР с нынешним положением дел в ЕС…

— Сингер: Интересная параллель. Ну ЕС никогда не был настолько интегрирован, как СССР, в Европе страны все равно остались независимыми, тогда как в СССР они были единой страной, контролируемой из Москвы. И я думаю, что вся эта нынешняя история с Brexit — чтобы с ЕС не случилось то же, что случилось с СССР. Но эта тема никак, даже косвенно, в фильме не появляется.

Для меня важней другая отсылка к современности: если говорить глобально, в конце холодной войны у мировых лидеров была способность устанавливать отношения. Горбачев умел строить отношения с людьми самого разного толка: с Маргарет Тэтчер и с Рональдом Рейганом. Вдруг они подружились, и это позволило изменить мир. Сейчас у меня ощущение, что мир движется в противоположном направлении. Сам Горбачев считает главным своим достижением договор о контроле за ядерными вооружениями с перспективой будущего разоружения, а теперь Трамп объявил, по сути, о наращивании вооружений.

— Главный, наверное, вопрос. Видел ли Горбачев фильм?

— Палмер: Нет, люди из его фонда посмотрели и решили, что пусть это будет сюрприз. 8 ноября состоится премьера в Москве, и он на нее придет. Он сказал, что даже если ему ради этого придется выйти из больницы, он все равно придет. Фонд пригласил большое количество народа, порядка 200 человек, в том числе глав телеканалов, главных редакторов газет, радиостанций, многих послов других стран, будет делегация из Японии, поскольку Горбачев до сих пор чрезвычайно популярен в Японии…

— Сингер (смеясь): Более популярен, чем в России.

— Выйдет ли фильм в прокат?

— Сингер: Пока речь идет только о разовом показе, а там посмотрим.

— Вы сами едете в Москву?

— Сингер: О да, посмотрим, что Горбачев скажет!

— Вы уже показали фильм на многих фестивалях, довольны реакцией?

— Сингер: Прием пока очень хороший, фестиваль в Торонто был успешным, например. Еще несколько месяцев мы будем показывать фильм на фестивалях: порядка 25 еще предстоит — в Германии, в Чехии, в Италии и так далее. Следующий раунд — показ в кинотеатрах тех стран, в которых показывают документальные фильмы, — начнется в апреле и продлится где-то полгода. Параллельно будут заключаться договора на телепоказы. Дистрибьюторы уже говорят с телеканалами. Все вместе это продлится порядка двух лет.

— Не могу обойти традиционный вопрос — о творческих планах. Кто станет вашим следующим героем?

— Сингер: Ближайшие два года мне нужно представлять фильм "Знакомьтесь, Горбачев", потому что Вернер уедет снимать другой фильм. Но да, у нас есть несколько проектов, которые мы рассматриваем.

— В современном мире, со смартфонами, с YouTube, каждый в некоторой степени режиссер-документалист. С вашей точки зрения, Андре, меняется ли как-то из-за этих обстоятельств жанр документального кино?

— Сингер: Я не думаю, что сам жанр изменился. Изменились возможности — теперь можно охватить миллионы людей. Это имеет и плюсы, и минусы. С одной стороны, документальное кино становится более доступным, сейчас можно показать его огромной аудитории. С другой стороны — режиссеры-документалисты все больше ищут сюжеты, интересные широкой международной аудитории, потом что деньги зарабатываются там. А более узкая, национальная история теперь перестает быть приоритетом, потом что не приносит денег. Я преподаю документальное кино студентам, они тоже интересуются теперь сюжетами более широкого охвата, а не личными, персональными. Очень жаль, но эти сюжеты исчезают. Однако теперь столько людей делают кино, что показ документальных фильмов в кинотеатрах — это больше не экзотика. Это здорово.

Мария Табак.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 29 октября 2018 > № 2777758 Вернер Херцог, Андре Сингер


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 27 октября 2018 > № 2772787

Гитарист Queen выпустил увлекательнейшую книгу. Но она не о музыке

Стивен Даулинг

BBC Future

Брайан Мэй, гитарист легендарной рок-группы Queen, с детства был увлечен двумя вещами - покорением космоса и стереофотографией. Его новая, только что вышедшая книга показывает нам полет на Луну в 3D-изображении.

С тех пор, как "Аполлон" впервые доставил астронавтов на Луну, прошло почти полвека.

50 лет назад об этом были написаны тысячи статей, сотни книг, миллионы слов. Это была золотая эра исследований космоса. Портреты астронавтов и космонавтов, сделавших звездное пространство таким близким для всех нас, были тогда чуть ли не в каждом доме. Мы знали их всех в лицо.

Однако у энтузиастов, жадно разглядывавших фотографии, сделанные на орбите и на безжизненной поверхности Луны, была одна проблема - снимки передавали красоту космоса только в двух измерениях. Полной иллюзии присутствия они, конечно, не создавали.

Впрочем, есть способ с помощью программного обеспечения типа "Фотошопа" превратить двухмерное изображение в 3D. Но это очень кропотливый труд - спросите хотя бы Брайана Мэя, гитариста одной из самых великих рок-групп мира и автора бессмертного хита We Will Rock You.

Возможно, он вам больше известен как музыкант, деливший в свое время сцену с Фредди Меркьюри, но у Мэя, кроме того, научная степень по астрофизике, и он всю жизнь увлекался стереофотографией - процессом создания трехмерных изображений из фотоотпечатков или цифровых фото.

В новой книге, написанной в соавторстве с Дэвидом Айкером, Мэй соединил две своих старых страсти, что позволяет нам теперь проследить за ходом советско-американской космической гонки во всей ее стереоскопической красе.

Корреспондент BBC Future побывал в гостях у Мэя - в офисе его издательства, London Stereoscopic Company (LSC), который расположен в 30 минутах езды на запад от Лондона.

71-летний гитарист собрал здесь огромную коллекцию стереофотографий, начиная с викторианских времен, а также фотокамер и средств просмотра снимков в 3D (позволяющих видеть снятую сцену объемной за счет бинокулярного зрения. - Прим. переводчика).

Это своего рода персональный музей трехмерной фотографии, любовь к которой началась у Мэя в детстве, со счастливого случая.

Когда ему было семь, он нашел в упаковке хлопьев карточку, на которой были напечатаны две одинаковых фотографии - рядом друг с другом.

За несколько пенни Мэй купил приспособление для просмотра стереоснимков, и открывающий огромную пасть гиппопотам на карточке вдруг предстал перед ним как живой. Такого Мэй никогда не видел!

Мэй до сих пор хранит ту карточку - и даже конверт, в котором она была. Купив свою первую, очень дешевую фотокамеру, он быстро научился создавать стереоизображения.

Он показал нам свою первую стереофотографию - изображение отца, занятого ремонтом кухни (примерно 60 лет назад).

С тех пор его детское увлечение успело превратиться в настоящую страсть, и хобби, если судить по новой книге, стало вполне профессиональным занятием.

Издательство LSC уже опубликовало несколько книг по 3D-фотографии, но, по словам Мэя, последняя - самый его масштабный проект.

"Книга Mission Moon ("Полет на Луну") состоялась, потому что мы все в восторге от снимков Луны - для нас, стариков, это случилось как будто вчера. Хотя на самом деле - 50 лет назад. С ума сойти", - рассказывает Мэй.

"Никто никогда не выпускал книгу 3D-изображений исторической миссии "Аполлона", и мы подумали: можем ли мы это сделать? Хватит ли для этого материала?"

"И мой хороший друг Клаудиа Манзони, которая всю жизнь роется в архивах НАСА, постепенно набрала фотографий, которые выглядели пригодными для нашего проекта".

В то время существовали специальные фотокамеры для съемки трехмерных изображений. На вид они отличались от обычных: впереди у них были три линзы - одна для видоискателя и еще две для съемки, которая происходила с небольшой паузой между снимками.

С приходом цифровой фотографии и компьютерной графики эти приборы вышли из моды, но Мэй пользовался ими так долго, что подробно и с явным удовольствием рассказывает о принципе их действия. (В оригинале этой статьи на английском языке можно посмотреть видео, где Брайан Мэй рассказывает, как создаются стереоизображения.)

"Получение 3D-изображения сводится к взгляду на предмет съемки с двух точек. У нас два глаза, и причина того, что мы видим мир в таком прекрасном трехмерном изображении, состоит в том, что наш мозг совмещает эти два чуть-чуть разных взгляда на окружающее и создает своего рода глубину видения. В этом есть что-то загадочное, необъяснимое - но это происходит у нас в мозгу ежесекундно".

"В трехмерной фотографии вы пытаетесь воспроизвести это, для чего делаете снимок с одной точки и еще один - с другой. В итоге первый снимок видит один ваш глаз, второй - другой глаз".

У астронавтов не было с собой стереокамер, но их обучили азам стереофотографии, чтобы потом обычные снимки можно было превратить в 3D-изображения.

"Чаще всего они были так заняты, что просто забывали делать это, - рассказывает Мэй. - Но их научили делать те самые двойные снимки, и в итоге из них получились трехмерные изображения. Если вам повезет, вы сможете их найти [в архивах]".

"Кроме того, был еще такой человек, как Майкл Коллинз [член экипажа миссии "Аполлон-11", наряду с Нилом Армстронгом и Баззом Олдрином]. Пока его товарищи ходили по Луне, он с завидным присутствием духа делал снимки кратеров".

Недавно мы разговаривали с ним и спросили, делал ли он это сознательно, и он ответил: "Вообще-то нет". Да, он сознательно снимал Луну, но совершенно не знал о том, что его фотографии могут пригодиться для стереоизображения".

Итак, после того, как фотографии были подобраны, Мэю и его команде надо было обработать их так, чтобы они заработали в 3D.

"Для меня это увлечение всей жизни, я в этом смысле абсолютный гик - настолько, что когда мы концертировали с Queen, я возвращался в три часа утра в отель и складывал фотографии, которые присылала Клаудиа, пытаясь сделать из них 3D. Результат вы видите в этой книге".

"Я не первый, кто создает трехмерные изображения таким способом, но, я думаю, мы были в этом наиболее упорны… у нас в книге примерно 200 стереофотографий, и все они работают".

Помимо всего прочего, чего Мэй достиг в этой жизни, он еще и изобретатель. К каждому экземпляру книги прикреплено его патентованное устройство для просмотра стереоизображений - "Сова" (Owl), пара пластиковых линз, создающих стереоэффект.

"Сова" - результат коллекционирования Мэем подобных устройств с первых дней существования группы Queen, выбора их самых удачных элементов и объединения в одно устройство.

"Когда вы будете рассматривать любую пару изображений в книге, дайте своим глазам приспособиться и расслабиться… и - ух ты! Вы видите перед собой трехмерное изображение. В некоторых случаях нам удалось использовать кадры из фильмов. Например, из видео, снятого Алексеем Леоновым, первым человеком, вышедшим в открытый космос. У него не было с собой стереокамеры как таковой, но была видеокамера, и он вращался, снимая".

В результате в книге есть эффектное изображение Леонова, парящего над советским "Восходом-2" (1965 г.), с кириллической надписью "СССР" на шлеме.

"Для меня здесь объединились два увлечения, - говорит Мэй. - Это и работа по созданию стереофотографий, и астрофизика с астронавтами. Когда все это вместе - это замечательно. Я делал это не один, у нас отличный коллектив. Дэвид Айкер написал текст - он отличный журналист и главный редактор журнала "Астрономия".

"Я очень горжусь этой книгой. Думаю, она одна из самых прекрасных среди всего того, что мы выпустили (это, кажется, уже шестая наша стереокнига). В некоторых из них мы рассказывали о классической стереофотографии, например, викторианских времен. И эта ["Полет на Луну"] как бы переносит викторианскую 3D-технологию в XXI век".

"Человек, написавший послесловие, Джим Ловелл [член экипажа "Аполлон-13"], сказал, что книга максимально приближает нас к тем ощущениям, которые испытываешь, когда находишься в космосе".

Мэй - и это неудивительно - отлично помнит то место, где его застала новость о высадке людей на Луну.

"Этого я никогда не забуду. Я отлично помню, где мы были тогда - в Корнуолле с Роджем, нашим барабанщиком. Это были самые первый дни существования Queen… Мы сидели в доме его матери перед крохотным телеэкраном и смотрели на это. Нам тогда казалось, что видим самую невероятную вещь в своей жизни. Это по-прежнему свежо в моей памяти, столь же ново и потрясающе. Вот только я стал старше на 50 лет".

Большинство из нас знает Армстронга (умершего в 2012 году) только по его безжизненному голосу в эфире, когда он впервые ступил на поверхность Луны, да по фотографиям. Но у Мэя есть более личные воспоминания.

"Мне повезло провести некоторое время с Нилом Армстронгом, и теперь я сожалею, что не до конца использовал ту драгоценную возможность", - говорит он.

"Я оставался с ним наедине во время завтрака у кальдеры на острове Пальма [на Канарских островах], мы говорили о мировых проблемах… И мы не говорили слишком подробно о том, что он делал на Луне. Мне тогда казалось, что все и так слишком много говорят с ним об этом. Если бы я знал тогда все то, что я знаю сейчас, я бы задал ему куда более интересные вопросы".

---

Книга Mission Moon 3D Дэвида Дж. Айкера и Брайана Мэя вышла в издательстве London Stereoscopic Company 23 октября. Вы можете посетить посвященный ей интернет-сайт.

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 27 октября 2018 > № 2772787


США. Великобритания > СМИ, ИТ > dw.de, 25 октября 2018 > № 2770477

Управление комиссара по информации Великобритании (ICO) наложило на компанию Facebook Inc. максимально возможный штраф за серьезное нарушение законов страны о защите данных. Об этом в четверг, 25 октября, сообщается на сайте регулятора.

Согласно сообщению, компания оштрафована на 500 млн фунтов стерлингов (565 млн евро. - Ред.) за скандал, связанный с несанкционированной передачей третьим лицам частных данных пользователей социальной сети. Как отмечается в документе, с 2007 по 2014 год Facebook недобросовестно обрабатывал персональные данные пользователей, передавая их разработчикам мобильных приложений, а также не беспокоясь о получении "достаточно ясного информированного согласия" тех, чьи данные они собирали. Причем разработчики приложений получали доступ не только к данным тех пользователей Facebook, кто скачал их программу, но и к тем, кто был у них в друзьях.

В результате беспечности руководства Facebook компания GSR получила доступ к данным 87 млн пользователей, среди которых было и немалое число граждан Великобритании. "Часть этих данных позже было передано другим организациям, включая SCL Group, материнскую компанию Cambridge Analytica, которая участвовала в политической кампании в США", - отмечается в сообщении.

Основатель Facebook Марк Цукерберг в апреле в Конгрессе США и в мае в Европарламенте признал ошибку соцсети и принес извинения за утечку данных.

Виталий Кропман

США. Великобритания > СМИ, ИТ > dw.de, 25 октября 2018 > № 2770477


Казахстан. Великобритания. Франция > Финансы, банки. Электроэнергетика. Экология > kapital.kz, 18 октября 2018 > № 2764150

ЕБРР профинансирует строительство электростанции на юге Казахстана

Банк вложит 35 млн долларов

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) частично профинансирует проект строительства солнечной электростанции «Номад» в Кызылординской области Казахстана, сообщает Интерфакс-Казахстан.

По информации пресс-службы, в рамках форума «Азия-Европа» 18 октября в Брюсселе было подписано соглашение между министерством энергетики Казахстана, ЕБРР и ТОО «Номад Солар» о сотрудничестве и поддержке проекта «Строительство СЭС мощностью 28 МВт в Жалагашском районе Кызылординской области». Общая стоимость проекта 46,7 млн долларов. В рамках данного соглашения ЕБРР предоставит кредит в тенге на строительство СЭС в размере до $35 млн сроком до 13 лет.

«СЭС будет построена компаниями Total EREN SA (Франция) и Access Power Limited (ОАЭ). Ожидается, что реализация данного проекта приведет к сокращению выбросов CO2 как минимум на 47,8 тысяч тонн в год, что соответствует объему выбросов при эксплуатации около 10 МВт мощности местных угольных ТЭЦ», — уточняется в сообщении.

Ранее сообщалось, что в Кызылординской области Казахстана планируется построить две солнечные электростанции — «Номад» в Жалагашском районе и «Байконур» мощностью до 50 МВт в 130 км от космодрома Байконур. Второй проект СЭС софинансируют на общую сумму почти $52 млн ЕБРР, Азиатский банк развития (АБР) и Фонд чистых технологий (Clean Technology Fund, CTF), учрежден Всемирным банком). Получателем займа по СЭС «Байконур» является ТОО «Байконур Солар», 100%-ная дочерняя компания частного инвестиционного холдинга United Green, зарегистрированного в Великобритании и работающего в сфере возобновляемой энергии. Заказчиком СЭС «Номад» выступает ТОО «Номад Солар».

ТОО «Номад Солар» действует с 2014 года, основное направление деятельности — выработка и распределение электроэнергии.

Европейский банк реконструкции и развития является международной финансовой организацией, которая финансирует проекты в 35 странах от Центральной Европы до Центральной Азии, а также в странах Южного и Восточного Средиземноморья. На сегодняшний день ЕБРР инвестировал в экономику Казахстана в рамках 246 проектов свыше 7,5 млрд евро. В 2017 году ЕБРР утвердил свою новую страновую стратегию для Казахстана и подписал трехлетнее рамочное соглашение о расширенном партнерстве со страной, направленное на модернизацию и диверсификацию национальной экономики.

Казахстан. Великобритания. Франция > Финансы, банки. Электроэнергетика. Экология > kapital.kz, 18 октября 2018 > № 2764150


Россия. Великобритания. СЗФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762122 Владимир Литвиненко

«Госрегулирование вузов должно быть рыночным»

А политика Рособрнадзора — внятной

На протяжении всего лета высшую школу России сотрясали скандалы, связанные с существующими оценками качества образования. Например, руководители 50-ти крупнейших российских университетов обратились к президенту РФ Владимиру Путину с предложением упразднить действующую систему госаккредитации как «устаревшую». После начала учебного года дискуссия обострилась. Дело дошло до того, что некоторые вузы начали планировать полный отказ от традиционных лекций и замену их онлайн-курсами. 10 октября состоялось первое заседание рабочей группы по разработке новой системы госаккредитации и лицензирования высших учебных заведений. С этими вопросами журналисты обратились к ректору Санкт-Петербургского Горного университета Владимиру Литвиненко (вуз под его руководством занял 16-е, самое высокое в стране место в предметном рейтинге агентства Quacquarelli Symonds (QS, Великобритания)).

Сегодня практически каждый день политики или учёные высказываются о необходимости усовершенствовать процедуру аккредитации высших учебных заведений России, особенно технических. Это действительно позволит отечественной высшей школе выйти на новый уровень или станет очередным популистским шагом, который ничего не изменит, по крайней мере, в лучшую сторону?

Для повышения качества высшего инженерного образования в стране сегодня, как никогда требуется совершенствование государственного регулирования процесса подготовки кадров. Наша экономика развивается, прежде всего, за счет разработки и внедрения наукоемких технологий, что требует радикального повышения уровня выпускников. Они должны не просто владеть знаниями, позволяющими решать сложные инженерные задачи, но и обладать комплексом дополнительных компетенций и навыков.

Публичные компании ведущих стран мира активно переходят на следующую кадровую систему: бакалавры после окончания вуза работают на предприятии 3 года в качестве стажера, а магистры и специалисты — 2 года. Далее следует процедура аттестации тех и других экспертами профессионального сообщества на звание «Профессиональный инженер». Активно меняется и система предоставления права заниматься проектированием, экспертизой, выполнением других работ по всей технологической цепочке производства. Усиливается персональная ответственность исполнителей. Право на ведение этих работ и персональная ответственность возлагается на физических лиц, имеющих профессиональный статус «Привилегированный инженер», который также присваивается экспертами профессионального сообщества.

Главная задача технических университетов — обеспечить выпускника комплексом знаний и навыков в рамках государственных образовательных стандартов. А задача профессиональных сообществ — получение выпускниками университета практических навыков в период работы на производстве в качестве специалистов-стажеров и дальнейшая сдача ими экзамена для аккредитации на звание «Профессиональный инженер» экспертному совету при профессиональном сообществе производителей.

Проблемы быстрой адаптации инженера — выпускника университета к требованиям рынка не могут быть решены без совершенствования государственного регулирования процесса высшего образования.

У представителей высшей школы довольно много претензий к Рособрнадзору. Он вообще нужен?

Сегодня Министерство науки и высшего образования и Рособрнадзор — две самостоятельные федеральные структуры. Если Рособрнадзор будет заниматься только аккредитацией образовательных программ, то это — одна ситуация. Но если он будет наделен комплексом других обязанностей, связанных с регулированием деятельности университетов, и контролировать исполнение ими своих обязательств, то проблема аккредитации будет явно не главной.

Его работа должна быть построена на иных принципах, это ясно из опыта ведущих стран мира. Требования к образовательным программам, то есть образовательные стандарты по специальностям должны быть гибкими и отвечать минимальным пороговым показателям. Существующие профессиональные образовательные стандарты требуют серьёзного пересмотра, а ведь многие направления их вообще не имеют. Ещё раз — минимальные стандарт — это и есть минимальный порог требований, который должен соблюдать университет любой категории.

Сама аккредитация должна быть организована так, чтобы человеческий фактор был минимизирован, а требования к университету имели четко прописанные цифровые индикаторы. В вопросах качества учебных программ вектор персональной ответственности должен быть смещён в сторону вузов. Целесообразно создать при федеральной структуре (скорее всего, Минобрнауки) государственный совет, где обсуждались бы стандарты образовательных программ. В него могли бы войти представители вузовской общественности и работодателей. Основная функция этих экспертов, знающих и образовательную систему, и производство, — оценка стандартов, разработанных профессиональным сообществом, их оперативная коррекция и контроль соблюдения. И было бы хорошо, чтобы эта работа проходила без излишнего широкомасштабного «пиара».

Вузы страны могут быть разделены по качеству образовательных услуг на три группы внутри профессионального сообщества университетов, имеющих одинаковый профиль подготовки: ведущие, первого и второго уровней. Университеты второго уровня могут вести подготовку по образовательным программам, отвечающим установленным государством минимальным пороговым требованиям. Вузы первого уровня, и, тем более, ведущие (особенно те, которые признаны лидерами на основании оценки международных рейтинговых агентств) должны разрабатывать образовательные программы, качество которых выше минимальных пороговых требований. Создавать условия для реализации унифицированных учебных планов, программ подготовки и повышения квалификации инженеров, как на государственном, так и на межгосударственном уровне. Образовательный цикл подготовки специалистов ведущих университетов должен отвечать современным вызовам и тенденциям отрасли.

Существует мнение, что аккредитация образовательных программ сегодня проводится слишком формально…

Мы сегодня не можем оценить качество выпускника в связи с отсутствием конкретных индикаторов. И одна из причин такого положения дел — значительная формализация требований при аккредитационной экспертизе образовательных программ. Негативное влияние оказывают и существующий подход к экспертизе, когда проверяется процесс подготовки выпускника без оценки конечного результата, и отсутствие единых требований к информационно-образовательной среде вуза.

Образовательные программы, как я уже говорил, должны включать такой раздел как обязательные минимальные пороговые требования. Процедура аккредитации должна практически исключать человеческий фактор и проводиться на основе цифровых индикаторов в рамках системного контроля деятельности университета со стороны Министерства науки и высшего образования или Рособрнадзора, которые используют полномочия, предусмотренные законом «Об образовании».

Сегодня всё больше и больше экспертов критикуют так называемый Болонский процесс, то есть переход на двухуровневую систему подготовки специалистов — бакалавриат и магистратуру. Вопросы по поводу её эффективности появились даже у профессоров из Европы. Они говорят о том, что она хороша для гуманитариев, но совершенно не подходит для технических вузов, которые должны готовить квалифицированных инженеров. Необходимо ли сделать одним из обязательных условий грядущих реформ отечественной высшей школы восстановление специалитета?

Это одна из первоочередных проблем, требующих решения на уровне правительства и Минобрнауки. Действительно, ведущие высшие школы мира сегодня высказываются за переход технических университетов с двухуровневой системы подготовки обратно на специалитет, а классических — на гибкую двухуровневую. Мы — государство, экономика которого существенно отличается от моделей, построенных в странах с постиндустриальной экономикой. Нашим компаниям необходимы инженеры, которые владеют не только теоретическими знаниями и практическими навыками по своей специальности, но и экономикой всей технологической цепочки производства.

А пока возвращения специалитета не произошло, необходимо изменить закон «Об образовании» в части соблюдения профильности подготовки при поступлении в магистратуру после окончания бакалавриата. Отсутствие данного условия позволяет поступать на технические направления лицам, закончившим бакалавриат гуманитарного и естественно-научного профиля.

У высшей школы в любой стране мира всегда есть проблемы. И понятно, что её реформирование носит перманентный характер. Но невозможно решить всё сразу. Какие ещё задачи с Вашей точки зрения сегодня должны составлять оперативную повестку дня для Министерства образования?

Например, финансирование научно-исследовательских работ в вузах. Оно, безусловно, требует совершенствования, поскольку существующее положение дел не позволяет использовать все потенциальные возможности университетов. Инженерное образование без научного обеспечения учебного процесса невозможно! Но использование дорогостоящих лабораторий двойного назначения и в учебном, и научном процессе требует привлечения квалифицированных специалистов. А деньги на эти цели сократились до того, что и прибористов не прокормить.

Есть и другие проблемы. Например, Минобрнауки России перестало требовать от высших учебных заведений обоснования заявляемых цифр приема в вузы и учитывать при их формировании такие показатели, как статус университета, уровень его материальной базы, качественный состав профессорско-преподавательского состава и другие факторы. Тот же объём поступивших в вузы заявок от компаний с государственным участием, субъектов федерации, муниципальных органов.

Далее — аспирантура. Обучение там должно завершаться не выпускной квалификационной работой, а защитой диссертации. Действующий в настоящее время порядок — защита выпускной квалификационной работы, а не кандидатской диссертации, резко сократил подготовку кадров высшей квалификации — кандидатов наук. Материальное положение аспиранта должно быть на уровне не ниже средней зарплаты по региону. Это ведь лучший выпускник, надежда науки и будущий преподаватель университета.

И последнее. Согласно профессиональному стандарту, утвержденному приказом Министерства труда и социальной защиты РФ (приказ от 08.09.2015 № 608н, вводимый в действие с 01.01.2019 года — прим. ред.), профессор в части учебной работы может выполнять только руководство аспирантами. У него отсутствуют такие функции, как чтение лекций для подготовки бакалавров, специалистов, магистров, руководство выпускными квалификационными работами и другие. Для ассистентов (кандидатов наук) не предусмотрено ведение практических занятий для подготовки специалистов (разрешено — только для подготовки бакалавров). Возникает вопрос: какой в этом смысл?

Целый ряд замечаний есть к требованиям по образованию, опыту и стажу практической работы.

Вы сказали о том, что все высшие учебные заведения страны могут быть поделены на три группы. Не станет ли подобная схема приговором для вузов из третьей «корзины»?

Университеты России на государственном и межгосударственном уровне контрастно отличаются по качеству подготовки кадров. В связи с этим давно требуется их государственное ранжирование. Но оно должно проводиться в два этапа. На первом необходимо из вузов, имеющий одинаковый профиль, сформировать консорциумы профильных высших учебных заведений. Их будет порядка двадцати. На втором — ранжировать университеты на основе цифровых индикаторов их деятельности.

Эти индикаторы, разработкой которых надлежит заниматься Министерству совместно с университетским сообществом, должны учитывать показатели международных рейтингов, образовательную деятельность, кадровый потенциал преподавателей, научный потенциал, международную активность, уровень материальной базы, финансовые показатели. Такие стандарты используют многие страны мира при определении перечня ведущих вузов своих стран.

Индикаторы, если они профессионально подготовлены и четко определены цифровыми показателями по каждой категории университетов, — это рыночный государственный механизм. Такой подход — путь к развитию конкуренции, росту качества, выходу на международный уровень. Мы должны создавать современную среду в университете для учебной и научной деятельности. Такой подход, по моему мнению, может превратить каждое высшее учебное заведение в реальный центр интеграции школьного, довузовского и вузовского образования!

Мы должны понимать, что эффективность и действенность государственного механизма регулирования деятельности университета в значительной степени влияет на качество подготовки инженерных кадров. Регулирование должно быть рыночным, основанным на законах, нормативных документах и цифровых индикаторах.

И в заключение. Не хотел бы, чтобы у читателей создалось превратное мнение о необходимости революционных изменений. В целом состояние высшего образования в России ничуть не хуже, чем в других странах. Мы сами себя ругаем, но на самом деле оно требует не хирургического, а терапевтического вмешательства. То есть коррекции, а не коренной перестройки.

Интервью ректора Санкт-Петербургского Горного университета Владимира Литвиненко подготовлено сетевым изданием «Форпост».

Владимир Литвиненко

Россия. Великобритания. СЗФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 октября 2018 > № 2762122 Владимир Литвиненко


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762101

В спорах об условиях упорядоченного выхода Великобритании из Евросоюза ("Брекзита") ЕС выразил готовность пойти на уступки Лондону. Глава делегации ЕС Мишель Барнье предложил продлить на один год срок переходного периода после "Брекзита", в течение которого для граждан и предприятий не произойдет никаких изменений, сообщила в среду, 17 октября, британская газета The Financial Times. Взамен Брюссель ожидает, что премьер-министр Великобритании Тереза Мэй пойдет на уступки в вопросе об ирландской границе.

До сих пор Евросоюз настаивал на завершении переходного периода к концу 2020 года. Глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн также высказался за продление переходного периода после "Брекзита". "Если будет добавлен еще один год, это не повредит Европе, как, надеюсь, и Великобритании", - сказал он в интервью немецкой радиостанции Deutschlandfunk 17 октября.

В преддверии открывающегося вечером 17 октября в Брюсселе саммита Евросоюза Ассельборн исключил возможность быстрого прорыва. "Я исключаю даже чудо", - сказал он, хотя и выразил уверенность в том, что к декабрю стороны договорятся о будущих отношениях. Жан Ассельборн предупредил, что если этого не случится, то будут потеряны десятки тысяч рабочих мест.

В настоящее время переговоры об условиях "Брекзита" находятся в тупике. Главы государств и правительств стран ЕС надеются, что нынешний саммит придаст этому диалогу новый импульс. Наблюдатели не исключают, что предложение Барнье может привести к прорыву на переговорах.

Сергей Ромашенко

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762101


Великобритания. Ирландия > СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762100

Лауреатом Букеровской премии (Man Booker Prize) за 2018 год стала 56-летняя писательница Анна Бернс из Северной Ирландии. Этой литературной награды она была удостоена вечером во вторник, 16 октября, в Лондоне за роман "Milkman" ("Молочник").

Жюри отметило "необыкновенную оригинальность" романа, написанного от лица 18-летней девушки, которая стала жертвой сексуального принуждения, межконфессиональных конфликтов и социальных лишений в годы гражданской войны в Ольстере.

Бернс, судя по всему, не ожидала, что лауреатом Букеровской премии станет именно она. Свое лаконичное заявление с благодарностью в адрес агентов, издателей и друзей писательница завершила словами "О, боже мой, я лучше закончу", после чего покинула сцену в состоянии глубокого волнения.

Первый лауреат премии из Ольстера

Букеровская премия - самая престижная литературная награда в Великобритании. Ее сумма составляет 50 тысяч долларов. Этой премии удостаиваются авторы, пишущие на английском языке, чьи книги публикуются в Соединенном Королевстве. Премию вручает супруга наследника британского престола принца Чарльза - герцогиня Камилла.

Анна Бернс - первый автор из Северной Ирландии, получивший Букера. "Молочник" - ее четвертый роман. В 2017 году Букеровскую премию присудили американцу Джорджу Сондерсу за роман "Линкольн в Бардо". В прошлом ее лауреатами становились в числе прочих Маргарет Этвуд и Салман Рушди.

Сергей Ромашенко

Великобритания. Ирландия > СМИ, ИТ > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762100


Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759144 Уильям Хейг

The Telegraph (Великобритания): «Нам не удается остановить гибельный процесс постепенной русификации Европы»

Путинский режим полон решимости саботировать европейские границы и сеять хаос! Нам не удается остановить гибельный процесс постепенной русификации Европы! — статья бывшего министра иностранных дел Великобритании в одной из самых многотиражных британских газет производит впечатление истерики. Бездоказательные обвинения и искажение объективных фактов — видимо, по-другому они уже не могут.

Уильям Хейг (William Hague), бывший министр иностранных дел Великобритании и бывший лидер Консервативной партии

The Telegraph UK, Великобритания

Раскрытая на минувшей неделе благодаря совместным усилиям британских, голландских и американских спецслужб информация о деятельности российских агентов, занимающихся подготовкой кибератак на страны, компании и международные организации, стала для Москвы провалом и поставила ее в крайне неловкое положение. Внезапно всем стал очевиден размах этой деятельности и лицемерность бесконечных опровержений.

Эти разоблачения открыли, наконец, правительствам и широкой общественности глаза на то, что происходит на самом деле. Между тем равнозначной, если не более серьезной, проблемой является характер и степень вмешательства России в дела все большего числа стран Южной и Восточной Европы. В то время как Запад с головой ушел в свои проблемы и разногласия, президент Путин у всех на виду методично подрывает его будущую стабильность.

Самым ярким примером здесь остаются события 2014 года на Украине. Россия аннексировала часть ее территории — Крым — а потом запустила целую кампанию по ослаблению и дестабилизации Украины, чтобы та не могла функционировать как нормальная страна. За этим последовали годы трагедий и смертей, в том числе крушение малайзийского авиалайнера, ответственность за которое Москва решительно отказывается на себя брать, тогда как имеющиеся доказательства не оставляют сомнений в том, что самолет был сбит российской ракетой.

Однако российская стратегия, нацеленная на то, чтобы не позволить странам добровольно устанавливать у себя демократический режим в рамках западного альянса, особенно заметна в отношении менее крупных государств. В 2016 году была сорвана попытка государственного переворота в Черногории — это была попытка воспрепятствовать присоединению этой крошечной страны к НАТО, и среди участников заговора были граждане России.

Россия также использовала свой опыт влияния на избирательные мероприятия за рубежом для подавления явки в стране, которая по-прежнему носит официальное название «Бывшая югославская Республика Македония». Прошедший на минувшей неделе референдум по новому названию страны — «Северная Македония», которое было согласовано с Грецией и открывало путь к подаче заявки на членство в ЕС и НАТО, продемонстрировал явку, не достаточную для того, чтобы его результаты могли быть признаны действительными. С целью отвадить избирателей и усилить трения между ними использовались многочисленные фальшивые аккаунты в соцсетях и «поддельные новости».

Со всей справедливостью можно предположить, что некоторые из этих методов применялись для воздействия на национальные выборы, прошедшие на днях в двух странах. В Латвии на всеобщих выборах пророссийская партия получила достаточное количество голосов, чтобы войти в состав правительства и оказывать влияние на западные институты изнутри.

А избрание в Президиум Боснии и Герцеговины союзника Москвы Милорада Додика (Milorad Dodik) серьезно усложнит этой стране, которая является одним из гарантов мира на Балканах, путь к преодолению ее глубоких внутренних разногласий или постепенного вступления в НАТО.

Чтобы соединить все эти точки, нам необходимо связать их с переговорами между двумя другими балканскими странами, Сербией и Косово, об инициативе по «исправлению» их границы. Хотя конкретные предложения еще не сделаны, по сути этот процесс подразумевает перемещение некоторых муниципалитетов с преимущественно сербским населением в Сербию, а с албанским большинством, по всей вероятности, в Косово.

Многим эта тема совершенно не знакома и может показаться несущественной. Многие западные правительства ею не интересуются. Официальные лица в Брюсселе и Вашингтоне заявляют о своем потенциальном согласии в том случае, если эти меры ни на что не повлияют. Но проблема как раз в этом и заключается: таких последствий будет много.

Россия активно поддерживает изменение границы. Великобритания настроена скептически. И только Германия пока выступает решительно против. Как сказал министр иностранных дел Германии: «Это может потревожить слишком много старых ран».

Еще в 2010 году, выполняя обязанности министра иностранных дел, я многократно проводил на Балканах рабочие встречи и каждый раз пытался убедить всех заинтересованных лиц в том, что «сегодняшний вариант карты окончательный», и что у них не должно возникать даже мысли о том, чтобы ее исправить. Западу следовало бы присоединиться к мнению Берлина. Как только станет возможным «скорректировать» одну границу, появится оправдание для изменения многих других.

Для некоторых боснийских сербов мысль о том, что границы в регионе можно подвергнуть изменениям, является стимулом к попытке завершить расчленение страны по этническому признаку, предпринятое в 1990-е годы и повлекшее за собой человеческие жертвы. Что касается России, то у нее наготове целый список границ, которые следует «исправить».

Может быть, в состав России официально войдут Абхазия и Южная Осетия, оторванные ею от Грузии десять лет назад? А может, стоит обострить назревающий между Венгрией и Украиной спор, выдвинув предположение о том, что этническим венграм, вероятно, тоже понадобится «исправить» свою границу? А как насчет стран Балтии, где проживает большое количество этнических русских — ведь и им можно подкинуть идею с «поправками»?

Россия без колебаний будет всячески способствовать тому, чтобы этот ящик Пандоры открылся, поскольку, вероятнее всего, это приведет к ухудшению отношений между странами, которые в противном случае могли бы выстраивать более стабильное и процветающее будущее в рамках обширной западной структуры. Для Москвы это достаточно веская причина, чтобы мобилизовать свои ресурсы и скоординировать стратегию.

Британцы, в настоящий момент обеспокоенные политикой Брексита, могут спросить, почему это важно для нас. И я назову три причины. Во-первых, потому, что, если мы не займем твердую позицию по такого рода вопросам, мы тем самым дадим миллионам жителей легко уязвимых европейских стран повод думать, что они навсегда застряли в нейтральной полосе стагнации, а их лидеры получают вознаграждение за то, что подливают масла в огонь давних раздоров вместо того, чтобы находить новые пути совместной работы.

Во-вторых, предпринятое Россией систематическое ослабление Западной Европы — наряду с поддержкой разрушительных националистических партий по всему континенту — начинает затрагивать и сам альянс НАТО, который уже 70 лет служит основой нашей безопасности. Наконец, слабость перед лицом такой деятельности приведет к еще более серьезной конфронтации в будущем: на чьей границе и в какой стране — мы пока не можем предсказать.

Следует отдать должное проницательности Терезы Мэй (Theresa May) и Джереми Ханта (Jeremy Hunt), проявленной в их выступлениях касательно России, а также британским спецслужбам, которые первыми разоблачили эти жестокие и неприемлемые действия. Великобритания старается, как и прежде, активно содействовать будущей стабильности на Балканах и обеспечению безопасности союзных стран Балтии.

Но теперь к этому важно добавить четкое представление о происходящем, объединенные усилия по борьбе с этой угрозой и категорическое неприятие попыток перекраивать залитую кровью карту Восточной Европы.

Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759144 Уильям Хейг


Великобритания. Россия. Весь мир > Рыба. Экология > fishnews.ru, 5 октября 2018 > № 2759405 Руперт Хоус

MSC в России продолжит расширяться

Около десяти лет назад в России началась работа в рамках сертификации промыслов по программе Морского попечительского совета (MSC). За это время MSC-сертификация получила известность и признание среди российских рыбаков. Генеральный директор Морского попечительского совета Руперт ХОУС (Rupert Howes) в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» оценил результаты первого десятилетия MSC в России, рассказал о тенденциях и сделал прогноз на будущее.

– Г-н Хоус, как вы оцениваете итоги десяти лет работы MSC в России?

– Первый сертификат MSC в России был выдан промыслу лосося (компания «Гидрострой») на острове Итуруп в 2009 году. С того времени сертификацию по стандартам Морского попечительского совета прошли 19 российских рыболовных промыслов. В 2017 году общий улов в РФ оценивался в 4 800 000 тонн, а улов MSC-сертифицированной рыбы составил около 1 680 000 тонн. Это означает, что приблизительно 30% от общего объема вылова промысловой рыбы в России теперь сертифицировано по стандартам MSC.

Российская рыболовная отрасль демонстрирует заинтересованность в программе MSC, что свидетельствует о качественном управлении промыслами, о намерении компаний соответствовать высоким экологическим стандартам и достичь целей, согласованных на международном уровне, таких как цели ООН в области устойчивого развития (ЦУР).

ЦУР 14 («Сохранение морских экосистем») предусматривает достижение десяти показателей, включая восстановление запасов до уровней, способных обеспечивать максимальный устойчивый вылов, к 2020 году и искоренение незаконного, несообщаемого и нерегулируемого (ННН) промысла. Для получения сертификата MSC необходимо, чтобы вылов рыбы осуществлялся из достаточных по объему рационально управляемых запасов, обеспечивающих максимально устойчивый вылов или приближающихся к этому уровню. Контролируется также наличие надлежащих механизмов мониторинга и надзора и соблюдение действующих норм, направленных на предотвращение ННН-промысла.

Следует также отметить, что в течение этого десятилетия значительно возросла осведомленность российских рыболовных компаний о международных принципах сохранения окружающей среды. Я считаю, что одним из многих факторов, способствовавших этому, стала работа рыболовных промыслов по подготовке к сертификации MSC.

19 сертифицированных рыбных промыслов России – от добычи минтая в Охотском море до вылова атлантической трески – выполнили 27 условий, поставленных в ходе сертификации MSC. В частности, они касались внедрения управленческих, научных и производственных улучшений в практику рыболовства.

Например, Ассоциацией добытчиков минтая (АДМ) были получены научные данные, необходимые для снижения влияния промысла минтая на популяцию сивуча в Охотском море. При сертификации в 2013 году все еще оставались вопросы в отношении возможного негативного влияния промысла на исчезающие, находящиеся под угрозой исчезновения и охраняемые виды, к которым относится сивуч. Для того чтобы получить сертификат MSC, ассоциация согласилась принять меры для решения этих проблем.

Специально подготовленные научные наблюдатели из КамчатНИРО выходили в море на рыболовных судах компаний – членов АДМ с целью исследования влияния промысловой деятельности на исчезающие, находящиеся под угрозой исчезновения и охраняемые виды. В 2017 году наблюдатели не обнаружили негативного воздействия промысла на эти виды.

Такие проекты важны. Они позволяют собрать данные и проанализировать характер влияния деятельности крупных рыбопромысловых компаний на окружающую среду, что, в свою очередь, повышает осведомленность руководителей и сотрудников рыбохозяйственных предприятий об экологических последствиях их промысла и дает им возможность при необходимости принимать меры для уменьшения этих последствий. Наличие такой информации также позволяет рыболовным промыслам уверенно заявить, опираясь на убедительные доказательства, что их деятельность не имеет значительных последствий для окружающей среды.

Несмотря на впечатляющий охват России сертификацией MSC, около 70% вылова в стране по-прежнему не соответствует стандартам Морского попечительского совета. Мы хотим убедить российские рыболовные компании в пользе сертификации и надеемся, что в течение следующего десятилетия программа MSC в России будет расширяться и охватит новые промыслы. В сочетании с требованиями, предъявляемыми при сертификации, это поможет обеспечить устойчивое развитие российского рыболовного сектора в долгосрочной перспективе. Морской попечительский совет готов оказывать российским промыслам поддержку в этой работе.

ЧТО ЖДЕТ MSC В РОССИИ

– MSC-сертификация в России по-прежнему в основном прерогатива крупных компаний. Есть ли перспектива сертификации у среднего и малого бизнеса?

– Крупные промышленные рыбопромысловые предприятия стали первыми компаниями, которые приняли участие в сертификации MSC в России. Они воспользовались возможностями, которые появились на международных рынках, где они работают. В последние годы к программе MSC присоединяются средние и малые предприятия. В 2016 году были сертифицированы промыслы окуня на Ириклинском и Братском водохранилищах, и ряд лососевых промыслов среднего размера также получили сертификат MSC или начали процедуру оценки.

– Можете ли вы сделать прогноз относительно темпов роста популярности MSC-сертификации в России?

– Продукция всех сертифицированных MSC российских компаний, добывающих минтай, треску, пикшу, лосось и камчатского краба, пользуется постоянно возрастающим спросом в Европе, Америке и Юго-Восточной Азии. Поэтому мы ожидаем, что в ближайшие годы программа сертификации MSC в России продолжит расширяться.

Разумеется, мы надеемся, что российские потребители и организации, закупающие рыбную продукцию, также начнут выбирать товар с учетом его соответствия требованиям экологичности. Это принесло бы пользу MSC-промыслам и населению в целом и стимулировало бы переход к экологически ответственному производству и потреблению в будущем десятилетии.

– Заметна ли в России конкуренция других систем добровольной сертификации в области рыболовства и аквакультуры?

– В первые 10 лет работы нашей организации в мире MSC-сертификация была практически единственным вариантом независимой и надежной проверки экологической ответственности предприятий, занимающихся производством морепродуктов. Следует сказать, что за последнее десятилетие на рынках появилось множество других программ по обеспечению экологичности, большая часть которых не соответствует принципам добровольной, прозрачной и надежной проверки, как у MSC. Существуют некоторые системы добровольной сертификации, которые предлагают альтернативу стандартам MSC, но их требования ниже, чем у Морского попечительского совета. Эти системы еще не представлены в России.

Реальность заключается в том, что установление и поддержание экологического стандарта в соответствии с Руководящими принципами ФАО (Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН) по экомаркировке продукции морских рыбопромысловых предприятий – это сложная задача, связанная с большими затратами. В течение первых десяти лет существования MSC на разработку и поддержание стандартов и доведение программы сертификации до рабочего уровня были затрачены десятки миллионов фунтов стерлингов. Сегодня MSC является источником надежных стандартов, обеспечивает качественную работу системы проверки и предлагает компаниям средства коммуникации для информирования общественности о сертификатах. В результате сертификация MSC становится все более востребованной на мировом рынке морепродуктов.

Сегодня MSC является источником надежных стандартов, обеспечивает качественную работу системы проверки и предлагает компаниям средства коммуникации для информирования общественности о сертификатах. В результате сертификация MSC становится все более востребованной на мировом рынке морепродуктов.

Очевидно, что оценка MSC, как и любая другая сравнимая оценка, требует от рыболовной компании значительных инвестиций. Однако выгоды для промыслов превосходят затраты, и сертификация MSC может стать ценным вложением, которое окупит себя.

Стоит отметить, что наша организация не получает плату за проведение сертификации: оценка осуществляется независимыми аудиторами, которые проверяют промысел на соответствие стандартам MSC.

– MSC недавно сертифицировал промысел краба в Баренцевом море. Что вы можете сказать, изучив ситуацию вокруг этого биоресурса?

– Прежде всего надо отметить, что это первый в мире промысел камчатского краба, который получил сертификацию MSC. Сертифицирующая организация признала, что ННН-промысел камчатского краба в Баренцевом море, включая браконьерство, был практически ликвидирован. Это стало возможным в результате эффективных мер контроля в порту, которые позволили предотвратить незаконный вылов крабов в исключительной экономической зоне России. Маломасштабное браконьерство в радиусе 12 миль также было в значительной степени устранено благодаря совершенствованию работы государственной пограничной службы.

МИРОВЫЕ ТРЕНДЫ

– В России принят закон «Об органической продукции». Он регламентирует выпуск органически чистой продукции и маркировку такой продукции в торговых сетях. Схожие законы существуют более чем в 80 странах мира. Есть ли у MSC опыт работы с подобными документами в других странах? Как вы вообще относитесь к принятию такого закона в России?

– Промысловая рыба не сертифицируется как органическая, поэтому во многих странах сертификация MSC рассматривается как эквивалент органической сертификации. Так, в большинстве европейских стран государственные закупки продуктов питания (например, для школ и университетов, министерств, военных структур) производятся с учетом норм экологической ответственности. Это означает, что значительная часть продуктов, используемых для приготовления пищи в этих учреждениях, должна поступать от независимо сертифицированных производителей, а для промысловой рыбы и морепродуктов требуется сертификация MSC. Один из примеров – Нидерланды, где в законе о государственных закупках сертификат MSC признан эквивалентом органического сертификата.

– Можете ли вы назвать основные общемировые тенденции MSC-сертификации?

– Прежде всего, MSC продолжит прилагать все усилия для поддержания доверия к нашим стандартам и процессам аудита. Это с самого начала было основой нашей деятельности. Каждый год появляются новые научные знания о более эффективных методах управления рыболовным промыслом, о влиянии промыслов на окружающую среду, и MSC должен обеспечивать внедрение такой передовой практики. Мы пересматриваем стандарты MSC каждые пять лет – это предписано руководящими принципами ФАО. В 2019 году вступят в силу обновленные стандарты MSC по цепям поставок (СоС), и вскоре мы начнем новый пересмотр стандарта MSC, определяющего экологически ответственное рыболовство.

Мы также надеемся оптимизировать процесс оценки, сохранив при этом его надежность и расширив возможности для участия заинтересованных сторон. Это должно привести к снижению стоимости и повышению удобства оценки, а также к улучшению взаимодействия с заинтересованными сторонами.

MSC будет активнее разрабатывать онлайн-системы для поддержки аудиторов и партнеров. Это должно повысить качество, скорость аудита и упростить доступ к необходимой информации для сертифицированных компаний.

Морской попечительский совет продолжает расширяться. В первые два десятилетия существования MSC показал свою эффективность в работе с рыболовной отраслью. Мы продемонстрировали коммерческую жизнеспособность системы сертификации рыбных промыслов и вместе с рыболовными, перерабатывающими и розничными предприятиями сформировали рынок экологически ответственных морепродуктов. Благодаря требованиям, которые предъявляются до и после сертификации, мы также доказали позитивное влияние сертификации MSC на состояние окружающей среды. Однако в мировом масштабе в программе MSC участвует лишь 14% промыслов. Поэтому, чтобы распространить ее позитивное воздействие на улучшение состояния Мирового океана и на управление рыбным промыслом во всем мире, мы планируем применять наши знания, связи и способности для освоения новых территорий.

Наконец, мы продолжим уделять внимание экомаркировке MSC. Совместно с партнерами мы будем работать над дальнейшим повышением ее узнаваемости и ценности на рынке. Это означает, что мы будем уделять больше внимания работе с потребителем и повышению статуса MSC на ключевых рынках сертифицированных экологически ответственных морепродуктов.

В целом наш стратегический план заключается в том, чтобы к 2020 году доля мировых рыболовных промыслов, с которыми мы работаем, составила 20%, а к 2030 году – 30%. И мы надеемся, что Россия и в дальнейшем будет укреплять свои позиции в экологически ответственном рыболовстве.

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Великобритания. Россия. Весь мир > Рыба. Экология > fishnews.ru, 5 октября 2018 > № 2759405 Руперт Хоус


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2018 > № 2752453

Daily Mail (Великобритания): «Мой круг защиты в ГУЛАГе»

Отравленный в Солсбери Сергей Скрипаль рассказывает, как он выживал в печально известном тюремном лагере и в сталинских камерах пыток до драматического «обмена шпионами», благодаря которому он оказался на свободе.

Марк Урбан (Mark Urban), Daily Mail, Великобритания

— Скрипаль был двойным агентом и важным источником информации для МИ6

— Он рассказывает, как его схватили прямо на улице и бросили в сталинские камеры пыток

— Скрипаль думал, что ему все сойдет с рук, однако западня захлопнулось, о чем повествуется в новой книге об этом человеке

Сергея Скрипаля схватили, заковали в наручники и надели на голову мешок головорезы из российской службы безопасности. Его затолкали в машину и повезли в страшную московскую тюрьму в Лефортово. Оказавшись там, ты попадаешь в потусторонний мир.

Самых известных узников этой тюрьмы с царских времен неизменно обвиняли в инакомыслии, шпионаже и измене. При Сталине тюремные корпуса Лефортова стали ключевой составляющей процесса пыток, поставленного на промышленный поток, выбивания признаний и ликвидаций.

В 1996 году тюрьма попала в подчинение к новой полиции мысли — ФСБ.

После ареста в конце 2004 года полковник в отставке Скрипаль был низведен до положения обычного зека и делил камеру с двумя другими арестантами. А раньше он был человеком заслуженным, прошедшим солидную армейскую службу, важным начальником в ГРУ, как называют разведку российских вооруженных сил.

Когда я в прошлом году брал у него интервью, он рассказал мне, что один его сокамерник был «настоящим московским бандитом, убившим троих полицейских и обвиненным не в каком-нибудь рядовом преступлении, а в терроризме». На теле у него были нацистские татуировки.

Второй был меньше ростом и спокойнее, а поэтому Скрипаль сразу понял, что он стукач. Крепкий Скрипаль, вспомнив десантную подготовку, хорошенько отмутузил съежившегося от страха сокамерника своими мощными кулаками, и этого человека из камеры убрали.

Распорядок дня Лефортовской тюрьмы четко регламентировал каждый час жизни Скрипаля в первую мрачную зиму заключения. Тюремный день начинался в шесть утра подъемом и заканчивался в десять часов вечера отбоем, когда выключали свет.

Но условия содержания там были на удивление сносными для арестантов, находившихся под следствием и в ожидании суда. Трехразовое питание и пачка сигарет в день. Постельное белье меняли раз в неделю и даже пускали посетителей.

Раз в месяц приезжала его жена Людмила, привозя домашнюю еду. Ей также удалось передать мужу телевизор и маленький холодильник.

Но если не считать этих маленьких удобств, жизнь в тюрьме была очень тяжелой из-за бесконечных допросов. Дважды в день его выводили из камеры на четырехчасовой допрос, который проходил в отдельном помещении. Вопросы отупляли, поскольку всегда были одни и те же: о персональных данных, о службе, о привычках, о контактах с иностранными разведслужбами.

За два неполных года пребывания в Лефортово он насчитал 17 следователей, которые его допрашивали. Все они добивались от него признания, обещая за это менее суровый приговор. Других заключенных били, Скрипаля же ни разу не тронули.

«Против меня никогда не применяли физическую силу», — сказал он мне. Эти люди понимали, что пройдя суровую военную подготовку, он в состоянии переносить боль. Но всегда присутствовал страх, что с ним могут просто разделаться.

Его не могли расстрелять, так как в России действует мораторий на смертную казнь, даже за государственную измену и шпионаж.

Но он мог просто исчезнуть. Как исчез другой агент ГРУ, работавший на западную разведку. Позднее его обнаружили задушенным и с отрубленными пальцами.

В присутствии следователей Скрипаль старался сохранять спокойствие и самообладание. Во время допросов он пытался понять, когда за ним начали следить: во время командировок на Мальту, в Италию, Испанию, где он тайно встречался с британскими агентами? Может, он находился под наблюдением гораздо дольше, чем ему казалось?

Однако Скрипаль упрямо придерживался своих объяснений. Записи невидимыми чернилами, которые контрразведчики обнаружили у него в квартире? Будучи офицером-разведчиком, он должен был показывать своим агентам, как можно переписываться.

Да, на его банковский счет поступали крупные суммы денег, но уйдя из ГРУ, он стал бизнесменом. А что касается пары зарубежных поездок, то если его действительно засекли во время встреч с британскими агентами, пусть представят доказательства.

Ему стало ясно, что следствие не может установить связь между ним и каким-то конкретным человеком из МИ6, как не может доказать, что он передавал разведывательные сведения британцам. Скрипаль пришел к выводу, что кто-то наверняка выдал его ФСБ, однако этого доносчика необходимо защищать, и поэтому он не даст против него показаний в суде.

Допросы продолжались, и он говорил себе, что если будет стоять на своем, отказываясь признаваться, им придется его отпустить, и все будет хорошо. Но эти надежды были напрасны. В октябре 2006 года закрытый военный суд рассмотрел дело против Скрипаля и приговорил его к 13 годам лишения свободы.

В России об этом процессе немало писали и говорили средства массовой информации. Были опубликованы фотографии Скрипаля в спортивном костюме за решеткой в зале суда, когда судья зачитывал приговор. Потом СМИ стали очернять его имя, говоря о моральном разложении, об алчности и эгоцентризме тех, кто шпионит в интересах Запада.

Звучали утверждения, что МИ6 заплатила Скрипалю за шпионскую деятельность 100 тысяч долларов, хотя, по моим расчетам, эта цифра намного скромнее — 70 тысяч.

Российские СМИ в своих репортажах также пытались подорвать веру МИ6 в Скрипаля, делая намеки на то, что он во всем сознался, дал письменные показания и попытался заключить сделку со следствием о смягчении приговора.

Скрипаль это отрицает. Он рассказал мне, что в случае признания ему обещали сократить срок до пяти-шести лет, однако он ответил отказом. В любом случае, результат был бы такой же. Скрипаля осудили, и теперь он направлялся в российский ГУЛАГ.

В России у каждой исправительной колонии есть свой номер и предназначение. ИК-5 находится в лесной глуши в Мордовии, в 800 километрах к востоку от Москвы. Это колония для «людей в погонах», с оттенком сухой иронии поведал мне Скрипаль. Всего там 1,2 тысяч осужденных, многие — бывшие полицейские и армейские офицеры. Там даже есть несколько обесчестивших себя людей из ФСБ.

Будучи новым зеком, Скрипаль должен был быстро найти союзников. Он начал сближаться с группой осужденных, которые, как и он, служили в ВДВ.

«Они создали мой первый круг защиты в колонии», — сказал Скрипаль.

Никто из зеков в здравом уме не осмелился бы давить на человека из группы десантников. Довольно скоро Скрипаль благодаря своему опыту, возрасту, физической силе и званию полковника стал вожаком этой стаи.

Но условия содержания в ИК-5 могли сломить даже самого закаленного зека. Зимой снег лежал по четыре-пять месяцев, а температура порой опускалась ниже 30 градусов Цельсия.

ФСБ опустошила банковские счета Скрипаля в Москве (правда, те деньги, которые ему заплатила МИ6, были надежно спрятаны за границей). Однако Людмила продала кое-что из вещей и передала мужу деньги, чтобы он мог подкупать надзирателей. Скрипаль даже добился, чтобы в его блоке установили новые душевые и унитазы.

Он старался держать себя в форме как физически, так и душевно, долгими часами упражняясь с гантелями, прыгая со скакалкой и боксируя с тенью. Еда в колонии была отвратительная, но преданная жена Людмила каждый месяц присылала ему посылки с продуктами, чтобы он мог готовить на плите в своей камере.

Оставшейся в Москве семье Скрипаля было очень непросто. От них отвернулись друзья, а соседи говорили гадости о его измене. Людмиле было трудно выносить такую атмосферу неодобрения, особенно когда она заболела раком и была вынуждена лечиться в одиночку без поддержки мужа.

Остальные члены семьи тоже ощущали стыд после его провала. Сын Саша впал в отчаяние и запил, а дочери Юлии приходилось выслушивать презрительные замечания сокурсников в университете, где она училась.

Как-то раз, когда ей надоели издевки, девушка даже попыталась сменить фамилию. Но передумала и просто отказалась говорить о тюремном сроке своего отца.

Скрипаль подал апелляцию на вынесенный ему приговор, однако суд ее отклонил. Время в ИК-5 тянулось медленно, а сидеть Скрипалю предстояло еще очень долго. Но он сказал себе, что через восемь лет сможет получить условно-досрочное освобождение. Мечта уехать из России и начать новую жизнь за рубежом придавала ему силы.

Но шансов на то, что это произойдет быстро, было очень мало.

А в мире шпионажа жизнь шла своим чередом, и колеса вертелись в заведенном порядке. Эффектная рыжеволосая русская шпионка Анна Чапман (она сохранила фамилию британского мужа, с которым разошлась) приходила в интернет-кафе, садилась за стол и отправляла доклады в Москву с ноутбука, принадлежавшего российским разведчикам, которые сидели неподалеку.

Но с передачей информации возникали проблемы, и ей пришлось говорить с человеком, которого она приняла за своего куратора. На самом деле это был действовавший под прикрытием агент ФБР. Он дал ей поддельный паспорт, позже ставший уликой против шпионки.

Чапман попалась в западню.

После одной из самых долгих и изощренных контрразведывательных операций ФБР сумело выследить целую группу глубоко законсервированных шпионов, известных как «нелегалы». Эти люди на протяжении нескольких лет внедрялись в американское общество, создавая себе легенду.

Перед ними стояла задача проникнуть в «правящие круги» США, и они старались налаживать отношения с учеными, аналитиками из мозговых трестов и людьми из мира финансов в надежде заманить в свои сети высокопоставленных госслужащих, сотрудников ЦРУ и банкиров.

Их работу обеспечивали агенты типа Чапман, которые передавали деньги и оказывали содействие. Сама Чапман не была «нелегалом». Американская разведка называет таких людей «НОП» (неофициальное прикрытие), потому что они живут под своими настоящими именами.

«Крот» в российской разведке передал соответствующую информацию ФБР, и оно выявило четыре семейные пары, работавшие в Нью-Йорке, Бостоне и Вашингтоне. Настал момент для их ареста.

В июне 2010 года группы агентов ФБР провели скоординированную операцию по задержанию «нелегалов», ворвавшись к ним в дома.

Когда в Москву пришли новости об обысках, в российской Службе внешней разведки СВР возникла паника. Вся ее шпионская сеть в Америке оказалась в ловушке. Теперь в СВР были вынуждены исходить в своей работе из того, что и вся международная сеть тоже вскрыта. Российские разведчики понятия не имели, что с этим делать.

4 июля в штаб-квартире СВР раздался телефонный звонок. Звонил директор ЦРУ Леон Панетта (Leon Panetta), который хотел поговорить со своим российским коллегой, боссом СВР Михаилом Фрадковым.

Панетта проинформировал Фрадкова, что его люди пойманы. Он предложил русским обмен. Русские согласились. Стороны стали готовить обмен шпионами.

Но перед ЦРУ встал непростой вопрос. Если они отправят российских нелегалов обратно, то чего им просить взамен?

Спустя два дня после разговора Панетты с Фрадковым в жилой блок ИК-5, где находился Скрипаль, пришел надзиратель. «Собирай вещи и через 10 минут будь в здании штаба», — приказал он.

«Что случилось?» — спросил Скрипаль. «Может, тебя переводят в другую колонию», — предположил надзиратель. Скрипаль быстро собрался и раздал друзьям-десантникам (которых он называл своей тюремной семьей) еду, одежду и прочие вещи.

В администрации колонии Скрипалю без каких-либо объяснений сказали, что его отправляют в Москву. После этого экс-полковника затолкали в черную машину ФСБ.

Они ехали более шести часов, и за это время никто не сказал ему ни слова. Когда Скрипаль увидел, что Москва близко, настроение у него улучшилось. Его определенно не переводили в другую колонию.

Чуть позже машина заехала во двор Лефортовской тюрьмы, где он «прекрасно поужинал и лег спать».

Пока Скрипаль спал, Вашингтон заканчивал последние приготовления к сделке по обмену. Там без проблем решили, кого хотят вернуть домой — двоих агентов, томившихся в российских тюрьмах. Но больше никого не было. Тогда американцы спросили британцев, не хотят ли они кого-нибудь освободить? Естественно, МИ6 сразу подумала об агенте «Немедленном». Это был оперативный псевдоним Сергея Скрипаля.

На следующее утро Скрипаля отвели в кабинет на верхнем этаже, где внушительный руководитель резидентуры ЦРУ в Москве Дэниел Хоффман (Daniel Hoffman) сообщил ему радостную новость об обмене.

Он сказал, что если Скрипаль захочет, он может уехать из России. Решать ему.

Скрипаль читал в газетах об аресте «нелегалов» в США, и ему была понятна подоплека этого обмена. Но он хотел знать больше подробностей о том, как он будет производиться.

Хоффман сказал, что прежде всего ему надо подписать документ с просьбой к российскому президенту о помиловании.

Скрипаль заупрямился. Такая подпись была равноценна признанию вины. Даже проведя шесть лет в заключении, он не собирался доставлять такое удовольствие этим ублюдкам из ФСБ. Упрямство было в его характере. Оно помогло Скрипалю выжить в ГУЛАГе, но теперь создавало угрозу его освобождению.

Хоффман сказал, что русские настаивают на подписании такого документа, потому что задержанные в США российские шпионы тоже были вынуждены признаться в том, что они — иностранные агенты, действующие в США нелегально.

ФСБ хотела получить ответное признание от Скрипаля. И если она его не получит, велика вероятность, что вся эта сделка не состоится.

Сначала мягко, а потом все более настойчиво Хоффман объяснял Скрипалю, что эти условия не подлежат обсуждению. Скрипаль попросил дать ему время подумать, но потом все-таки взял ручку и поставил свою подпись.

Проведя последнюю ночь в камере Лефортовской тюрьмы, он вышел в тюремный двор, где его посадили в машину вместе с тремя другими подготовленными к обмену людьми.

Их отвезли в аэропорт, где проходил предполетную подготовку российский государственный авиалайнер Ту. Они заняли места в салоне. Возникла заметная напряженность, когда в момент закрытия дверей на борт торопливо поднялся Хоффман и прошел в переднюю часть салона.

Скрипаль и остальные люди, проведя годы в российской тюрьме, привыкли к тому, что надежды вспыхивают и гаснут. Не отменят ли их освобождение в последний момент?

Но самолет медленно покатил по рулежке, затем зарычали двигатели, и он взмыл в небо. Они были свободны. Теперь по-настоящему.

Хоффман вернулся и объяснил, что они летят в Вену, где состоится обмен. Оттуда двое из них отправятся в Америку, а еще двое — в Британию.

Сидя в самолете в своей темно-серой тюремной одежде, Сергей Скрипаль волновался, думая о том, что будет с его семьей. Он знал, что прежде КГБ много лет не давал родственникам разрешения на выезд.

«А что будет с моей женой? Когда она сможет приехать ко мне?» — спросил он. «Не волнуйтесь, — ответил Хоффман. — Все согласовано с российскими властями».

Когда самолет сел в Австрии, четверых россиян отвезли на автобусе к стоявшему неподалеку «Боингу». На нем из США прибыли российские нелегалы, ожидавшие в отдельном терминале посадки на свой самолет, чтобы улететь домой. Этих людей Скрипаль так и не увидел.

На борту американского самолета в Вене освобожденные россияне открыли выданные им сумки и обнаружили там спортивные костюмы, белье, туалетные принадлежности и по бутылке шотландского виски. Они подняли стаканы и выпили за освобождение.

Самолет совершил посадку на базе Королевских ВВС Брайз-Нортон в Оксфордшире, где высадили Скрипаля и еще одного человека. Остальные полетели в США.

Их отвезли на вертолете в Форт-Монктон, где находится учебный центр МИ6. Там их несколько недель опрашивали. Но сначала, как говорит Скрипаль, их привели в комнату, «где было полно очень хорошей одежды и обуви».

«Нам сказали выбирать все, что хочется. Что все это — для нас».

Кураторы быстро привели их в божеский вид и сфотографировали на новые паспорта. Это было важно с психологической точки зрения, дабы подчеркнуть их новую принадлежность.

Потом Скрипаля спросили, где он хочет жить. Хочет ли он остаться в Англии или желает уехать в Испанию? Им было известно, что он иногда говорил о том, как будет жить под испанским солнцем. Но, поразмыслив, Скрипаль сказал, что предпочел бы остаться в Британии. Поэтому кураторы сказали, что займутся поиском жилья.

Между тем Россия праздновала возвращение «нелегалов» из Америки. Их всячески чествовали и превозносили, называя высочайшими профессионалами. В частности, Чапман стала чем-то вроде знаменитости и начала вести собственную программу на телевидении.

Нахваливая своих шпионов, Путин не мог промолчать по поводу тех, кого на них обменяли.

«Предатели всегда плохо кончают», — заявил он.

Репортер начал задавать наводящие вопросы, спрашивая, будут ли наказаны живущие за границей предатели. Путин ответил обтекаемо, но с угрозой в голосе: «У разведслужб — свой собственный кодекс поведения, и все сотрудники ему следуют».

Опрос Скрипаля в Форт-Монктоне прошел хорошо, но он очень сильно волновался, пока не поговорил с женой Людмилой и матерью Еленой.

«Поговорив с ними, я успокоился», — сказал он мне.

По условиям обмена с русскими Людмила могла приехать к нему в Британию. Как и его мать. Но матери было уже за 80, и она не хотела сниматься с насиженного места.

Он пытался успокоить ее по телефону, говоря какие-то обнадеживающие слова. Может, когда-нибудь ему позволят вернуться в Москву, и они снова будут вместе.

«Даже не думай о возвращении в Россию, — твердо сказала ему мать. — Здесь ты всегда будешь в опасности».

Эти женщины всегда занимали центральное место в жизни Скрипаля, помогая ему переживать все превратности судьбы. Но теперь постаревшая мать стала для него недосягаема.

Образовавшуюся брешь заполнила дочь Юлия. Она повзрослела и превратилась в уверенную в себе молодую женщину. Владея иностранными языками, она быстро получила работу в Москве в фирме «Найк» (Nike). Юлия отправилась в Британию, чтобы найти жилье для своих родителей.

Решение она приняла быстро. Дом, который она выбрала, был в тихом и непритязательном городке под названием Солсбери. Безусловно, там родители будут в безопасности.

Дом в Солсбери, купленный для Сергея Скрипаля и его жены Людмилы после его приезда в Британию, стоил 260 тысяч фунтов стерлингов. У него был небольшой запас денег, накопленных в Испании, да и британское правительство время от времени должно было выплачивать ему какие-то суммы. Но Скрипаля нельзя было считать богатым человеком.

Во время моего первого визита к нему домой я понял, что там живут отнюдь не богатеи. Гостиная была довольно обшарпанная, но в ней поддерживался пусть не идеальный, но практически полный порядок, как обычно бывает в домах бывших военных.

Он показал мне вещи, привезенные из его старой московской квартиры. С особой гордостью он взял в руки макет английского загородного коттеджа, подаренный ему много лет назад в Мадриде агентом МИ6 Ричардом Бэгноллом (Richard Bagnall), который его завербовал.

Это был обычный сувенир, но он явно многое значил для Скрипаля. Настолько многое, что он привез его из Испании в Москву, а потом попросил доставить его в новый дом в Солсбери.

В конце 2010 года в Солсбери приехала Людмила, и Скрипали жили счастливо. Но состояние здоровья у женщины ухудшалось. Пока муж находился в ГУЛАГе, у нее диагностировали рак матки. Теперь он проявился вновь и стал давать метастазы. Людмила умерла в 2012 году в возрасте 59 лет.

Смерть жены стала для Скрипаля мощнейшим ударом. «Она была сильная женщина, — отметил один их знакомый. — Он одновременно восхищался ею, обожал и боялся ее».

Когда умерла Людмила, Сергей переключил все свое внимание на детей. Юлия много времени проводила в Англии, где ей легко было найти работу. Но свое будущее она видела в России, и в 2014 году начала искать работу там.

Юлия по-прежнему приезжала к отцу, но хотела жить собственной жизнью.

У сына все было намного сложнее. Саше было 43 года, он развелся с женой и какое-то время злоупотреблял алкоголем.

Скрипаль сказал мне: «Если он снова начнет пить, это убьет его. Но я знаю, что он пьет тайком. Отца не обманешь».

Но основания для надежды все же были. У Саши в России появилась новая подруга, и в июле 2017 года он улетел обратно в Москву. Юлия встретила его в аэропорту. Он явно был пьян. Вскоре Саша скончался в больнице от печеночной недостаточности.

Когда я позвонил Сергею, чтобы выразить ему свои соболезнования, он заявил, что решение сына снова начать пить было «своего рода самоубийством».

Новый удар постиг Скрипаля, когда его мать Елена на 90-м году жизни сломала бедро, из-за чего ее здоровье серьезно ухудшилось.

Сергей очень сильно страдал от того, что не может лично ухаживать за матерью. Поэтому кураторы из Уайтхолла предложили перевезти ее в Британию и купить ему дом побольше, чтобы они могли жить вместе.

Он был явно опечален тем, что не может жить вместе с родственниками, но выхода из этой ситуации не видел. Когда я спросил его, считает ли он, что сможет когда-нибудь вернуться в Россию, Сергей ответил, что этого наверняка никогда не случится.

Он вспомнил слова матери, наказавшей ему не возвращаться в Россию, потому что там он всегда будет в опасности.

К моменту нашей встречи Скрипаль прибавил в весе, а волосы у него поредели. Но было бы ошибкой недооценивать его умственное состояние и физическую закалку.

Жизнь била его не раз, принося горести и несчастья, но он все равно намеревался прожить ее до конца и сполна.

Ближе всех к нему были люди, которых он называл своей «командой». Это были сотрудники МИ5 и МИ6, следившие за его благополучием. Он тепло о них отзывался и показывал мне специальный мобильный телефон для прямой связи с их дежурным.

Он уведомил этих людей о моем визите, что было вполне разумно, так как приглашение любого человека к себе домой несло в себе определенный элемент риска. Естественно, он понимал, что ему следует думать о собственной безопасности, но это не превращалось у него в навязчивую идею.

В конце концов президент его помиловал, и он отбыл значительную часть своего тюремного срока. Так что у него были все основания полагать, что если он не станет выступать с политическими заявлениями и давать много интервью, его жизнь будет протекать спокойно, пусть порой и монотонно.

Мне Скрипаль показался домоседом и человеком привычек. Он любил готовить для себя, любил спокойно выпить. У него дома я увидел немало признаков того, что Скрипаль привык убивать время. Там была стопка паззлов для взрослых, выполненная в масштабе модель военного парусника, которую он собрал сам, кропотливо закрепив мачты при помощи ваты.

Иногда он на день выезжал в Лондон, и время от времени МИ6 прибегала к его услугам. Насколько я понял, он время от времени выступал перед военной аудиторией, возможно, перед новыми курсантами, и перед дружественными разведслужбами.

В этом смысле он действовал как консультант, рассказывая о том, как ГРУ может подойти к решению той или иной проблемы, а также делясь своими мыслями о проведенных этим ведомством операциях.

Поддерживал ли он отношения с иностранными разведслужбами, как утверждалось после покушения на него?

Собрав воедино информацию о поездках Скрипаля, я выяснил, что в 2011 году он ездил в США, в 2012 году побывал в Чехии, а также пару раз посещал Эстонию.

Летом 2017 года наши интервью были прерваны из-за его недельной поездки в Швейцарию, где он провел несколько бесед с сотрудниками федеральных спецслужб этой страны.

Я также слышал, что он беседовал с сотрудниками Службы безопасности Украины, однако мне такие слухи кажутся безосновательными, если вспомнить, с каким презрением он рассказывал мне об украинцах. Он назвал их баранами, которые нуждаются в России в качестве пастуха.

Мне было сказано, что эти слухи не соответствуют действительности. Тем не менее здесь могло быть нечто такое, что спровоцировало заговор с целью его убийства.

Некоторые его поездки, особенно в страны бывшего советского блока, могли быть расценены как возвращение Скрипаля на разведывательную сцену, особенно если докладывавший в Москву человек преувеличил его роль.

Если бы я мог задавать ему вопросы после отравления, прежде всего я расспросил бы его об этих зарубежных поездках. Но, несмотря на мои многочисленные попытки возобновить беседы со Скрипалем после его отравления «Новичком», он решил не разговаривать со мной.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2018 > № 2752453

Полная версия — платный доступ ?


Казахстан. Великобритания > Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750399

Глава МВД рассказал, как полицейские освободились из «плена» старой статистики

Министр внутренних дел РК Калмуханбет Касымов рассказал, как казахстанская полиция освободилась из «плена» старой статистики, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«И вправду, полиция Казахстана раньше находилась в «плену» старой статистики. Раньше нас оценивали по доле раскрытия зарегистированных преступлений. В связи с этим, было время, когда некоторые сотрудники на месте закрывали дело и работали, опираясь на статистику. Конечно, благодаря политическому духу Елбасы в 2011 году совместо с Генеральной прокуратурой была введена электронная регистрация и сделан акцент на работе с населением», - сказал министр на международной конференции «Будущее уголовного правосудия в Казахстане: от гуманизации к управлению переменами».

Калмуханбет Касымов отметил, что благодаря квалифицированным экспертам, открылся проектный офис МВД. По его словам, в проектном офисе работают лучшие сотрудники МВД.

«Важно иметь в виду, что при создании проектного офиса принимали участие полицейские европейских стран. Особенно неимоверную помощь оказала служба пробации Великобритании. Проектный офис подготовил 24 проекта по линии МВД. Трое из них прошли пилотный режим и сейчас вводятся в деятельность министерства. Еще три проекта в данный момент работают в пилотном режиме. Мы хотели донести то, что создание службы пробации и принятие соответствующего закона, а также введение в нашей стране его четырех ступеней говорит о большой проделанной работе», - сказал Калмуханбет Касымов.

Казахстан. Великобритания > Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750399


Казахстан. Великобритания. США > Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750394

КазНУ стал лучшим из вузов Центральной Азии в рейтинге ТНЕ

По результатам исследования Британского агентства «Times Higher Education» (THE), КазНУ им. аль-Фараби первым и единственным среди университетов Центральной Азии вошел в группу 1000 лучших вузов мира «THE World University Rankings-2019». Всего в список данного рейтинга вошли 1250 университетов из 86 стран мира, сообщила пресс-служба вуза.

ТНЕ является одним из наиболее влиятельных глобальных рейтингов университетов, который разработан в 2010 году «Times Higher Education» совместно с «Thomson Reuters» в рамках глобального проекта «Global Institutional Profiles Project».

«Отличительная особенность рейтинга ТНЕ заключается в том, что значительная доля критериев оценки приходится на научно-исследовательскую и инновационную составляющие деятельности вузов. Для обеспечения наиболее полного и сбалансированного сравнения используются 13 индикаторов по пяти направлениям: исследовательская и образовательная деятельность, трансферт знаний и вклад в инновации, интернационализация, цитируемость научных публикаций ученых, международное взаимодействие»,- говорится в сообщении.

Традиционно рейтинг ТНЕ возглавляют университеты США и Великобритании.

«КазНУ динамично продвигается в международных рейтингах, этому способствует успешная трансформация университета в исследовательский вуз мирового уровня. Новые достижения ведущего вуза страны свидетельствует о высокой конкурентоспособности университета и системы высшего образования Казахстана в глобальном научно-образовательном пространстве»,- сообщили в вузе.

Как отмечается, КаЗНУ им. аль-Фараби занимает 220 место в международном рейтинге «QS World University Ranking» входит в топ-50 самых технологически развитых университетов мира по версии международной организации «Great Value Colleges» и в топ-200 «зеленых» университетов мира в рейтинге «UI Green Metric Ranking of World Universities.

Казахстан. Великобритания. США > Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750394


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747151

Шесть месяцев до Брексита: Многим в Великобритании кажется, что «все выглядит весьма пугающе» (NYT, США)

Был ли Брексит, как сказал бы Борис Джонсон, актом освобождения, который вдохнет жизнь некогда гордую имперскую державу? Или он был, как настаивают его оппоненты, проявлением ярости населения, подстрекаемого фальшивыми обещаниями политиков? В течение этих двух лет, которые прошли с голосования в 2016 году, британцы перебирали аргументы за и против выхода из ЕС и «Нью Йорк Таймс» решил вновь обсудить их.

Эллен Барри (Ellen Barry), Стивен Касл (Stephen Castle), The New York Times, США

Лондон - Когда Тереза Мэй появится на сцене во время ежегодного собрания Консервативной партии, которое состоится на этой неделе, ей придется применить всю свою решительность, чтобы заглушить тиканье невидимых часов.

До неконтролируемого выхода Великобритании из Европейского Союза осталось 180 дней. Затем их будет 179, 178…

После двух лет переговоров, Великобритания начала важный процесс, известный под названием Брексит. Ограждающий слой времени, который защищает страну от потенциально неудачного развода с Евросоюзом, становится все тоньше. Скоро он совсем исчезнет, и вокруг страны сомкнутся новые масштабные торговые ограничения.

Что это может означать для рядовых британцев, иногда просачивается в газеты, порой, например, в связи с утечками информации из секретных правительственных докладов: Северную Ирландию с остальной сушей связывает лишь один энергетический канал, поэтому невыгодный Брексит может привести к веерному отключению электроэнергии и скачку цен, энергетическая система может не выдержать, вынудив военных переместить генераторы из Афганистана в Ирландское море.

Имея в виду дедлайн, назначенный на 29 марта, правительство выбрало министра, который должен гарантировать поставки продуктов питания. Фармацевтические компании планируют обзавестись шестинедельным запасом жизненно важных медикаментов вроде инсулина и обсуждают возможности авиапоставок лекарств в страну на то время, пока импорт вновь не наладится. Это если самолеты все еще смогут приземляться в Великобритании — что внезапно оказалось под сомнением, после того как правительство признало, что авиаперелеты теоретически могут быть приостановлены в результате внезапного выхода страны из ЕС.

Во многих отношениях страна остается в том же самом положении, что и была утром на следующий день после референдума 2016 года: без какого-либо четкого плана.

Британские лидеры погрязли в борьбе и продолжают представлять противоречащие друг другу идеи по схеме выхода, в то время как обратный отсчет Брексита вступил в свою финальную фазу. Те, кто поддерживают так называемый «мягкий» Брексит, стремятся, чтобы Великобритания оставалась тесно связанной с европейскими экономическими правилами и стандартами, чтобы свести к минимуму ущерб для торговли. Сторонники «жесткого» Брексита хотят ровно противоположного: распрощаться с Европейским таможенным союзом и единым рынком и развязать Великобритании руки, чтобы та могла разработать собственные торговые правила.

В пятницу Борис Джонсон (Boris Johnson), бывший министр иностранных дел и предводитель лагеря сторонников жесткого Брексита, призвал перезапустить переговоры в более суровой манере, намекнув, что в ближайшие недели он может попытаться свергнуть Терезу Мэй.

Джереми Корбин (Jeremy Corbyn), лидер оппозиционной партии лейбористов, на прошлой неделе собрал свои войска в Ливерпуле и можно сказать пообещал, что, какую бы сделку ни предложила Тереза Мэй, парламент ее провалит.

В то же время царит странное спокойствие, словно страна замерла и ждет, обрушится ли шторм на сушу. В Твиттере романист Роберт Харрис (Robert Harris) недавно сравнил царящую атмосферу с месяцами незадолго до вступления Великобритании в Первую мировую войну, когда власти беспомощно смотрели, как водоворот событий затягивает их в глобальный конфликт.

«Мы просто катимся к обрыву, и никто нас не остановит», — сказал Билл Уолси (Bill Wolsey), которому принадлежит сеть отелей, пабов и ресторанов в Белфасте, Северная Ирландия.

Резкий Брексит увеличит цены на поставку продуктов и электричество в Северной Ирландии на 20% и может сократить поток туристов из Европы, на которых главным образом ориентируется его бизнес.

«Странные времена, — говорит он. — Сколько уже раз в истории мы слышали о том, что все уладится — а потом ничего так и не улаживалось? Лично я думаю, что ничего не уладится».

«Еще труднее»

В течение этих двух лет, которые прошли с голосования в 2016 году, британцы перебирали аргументы за и против выхода из Европейского союза.

Был ли Брексит, как сказал бы Борис Джонсон, актом освобождения, который вдохнет жизнь некогда гордую имперскую державу? Или он был, как настаивают его оппоненты, проявлением ярости населения, ощущающего себя отставшим от глобального капитализма и подстрекаемого фальшивыми обещаниями политиков и таблоидами, раздувающими ксенофобию?

Раскол в кабинете Терезы Мэй был так глубок, что ей потребовалось два года, чтобы выработать предложение, названное «План Чекерс» в честь ее загородной резиденции, где оно и было сформулировано. Согласно этому плану некоторые из тесных экономических связей Великобритании с Союзом будут сохранены.

Тереза Мэй говорит, что ее план позволит обойтись без проверок на границе между Северной Ирландией, которая является частью Великобритании, и Ирландией, которая останется в Европейском Союзе. Но этот план был разнесен в клочки во время саммита в австрийском Зальцбурге, поскольку европейские лидеры решили, что он слишком уж похож на похвальбу Бориса Джонсона о том, что благодаря Брекситу, Великобритания сможет и рыбку съесть, и косточкой не подавиться.

«Все, кто говорит, что мы спокойно проживем и без Евросоюза, что все будет хорошо, и будет много денег, — лжецы, — заявил президент Франции Эммануэль Макрон. — Это тем более верно, что на следующий же день они ретировались, чтобы не заниматься этим».

По прибытии домой премьер-министру не стало легче — сторонники Брексита в ее собственной партии начали громко выражать свое мнение.

«Тереза Мэй начала трудный путь, — сказал на прошлой неделе парламентарий от Консервативной партии Эндрю Бриджен (Andrew Bridgen) незадолго до начала конференции тори. — Она нахлестывает свою лошадь по имени Чекерс. А это все равно, что нахлестывать мертвую лошадь. И я вообще не уверен, что это не последняя лошадь, на которой ей доведется проехать».

До запланированного Брексита осталось шесть месяцев, а Великобритания зависла в пустоте, не способная ни продвинуться вперед, ни пересмотреть сам Брексит, не рискуя при этом получить отрицательную реакцию от голосовавших за выход.

Сторонники Терезы Мэй в частном порядке говорят, что затягивание — хорошая переговорная тактика, и что Мэй будет использовать все больше рычагов влияние по мере приближения к краю пропасти. В этом есть доля правды. Другие европейские страны могут экономически пострадать от неконтролируемого Брексита. А ее критики в парламенте, где у нее нет реального большинства, могут пойти на любое ее предложение, если единственной альтернативой будет неизбежный хаос.

Ее команда не считает опасности серьезными, по крайней мере, пока.

«Конечно, есть риск кратковременной дестабилизации», — сказал министр по Брекситу Доминик Рааб (Dominic Raab)в последнем интервью для международных СМИ.

«С некоторыми из этих опасностей мы сможем справиться, других способны избежать», — сказал он, хотя и признал, что это не полностью в его власти, и что для того, чтобы избежать дестабилизации, потребуется «добрая воля обеих сторон».

Даже если Терезе Мэй удастся протащить и согласовать какой-то план — а многие считают, что это ей удастся — этот спектакль с парализованной на два года Брекситом страной в главной роли еще долго будет отражаться на том, как Великобританию воспринимают в мире, сказал Клифф Капчан (Cliff Kupchan), председатель консалтинговой фирмы «Евразия Груп» (Eurasia Group).

«Из-за этого Великобритания выглядит расколотым и раздробленным государством, каким она и является, — сказал он. — Это страна, которая сосредоточена на себе, с бесконечно неустойчивой политикой, и у которой, очень вероятно, и в будущем будут проблемы с тем, чтобы находить решения по многим вопросам. Это нехорошо. Это забуксовавшая политическая система с глубокими внутренними проблемами. Шестеренки стачиваются все больше, и этот процесс продолжится».

«Очевидного выхода нет»

Если Терезе Мэй удастся достигнуть соглашения с Европейским союзом, а затем провести его через парламент, это запустит 20-месячный период, во время которого мало что сможет измениться до тех пор, пока не будут разработаны детали будущей торговли. А пока что многие бизнесмены готовятся к худшему.

Чарльз Оуэн (Charles Owen), владелец баров и ресторанов для британских туристов в Альпах, принял «очень болезненное» решение продать два из своих четырех заведений. Но ситуация все равно остается «пугающей», говорит он, поскольку некоторые из его сотрудников, среди которых много британцев, могут потерять разрешение на работу в Евросоюзе после 29 марта.

«Я понятия не имею, что станет со статусом тех людей, которые сейчас работают в моих барах и ресторанах, в последние четыре недели этого горнолыжного сезона, — говорит он. — Очень страшно».

В отчете «Барклайс Банка» (Barclays Bank) предполагается, что резкий выход из Европейского Союза обойдется пищевой и алкогольной индустрии в 9,3 миллиарда фунтов или примерно 12 миллиардов долларов дополнительных пошлин, с новой усредненной пошлиной в 27 %.

«Это выглядит очень пугающе, — сказал Ян Райт (Ian Wright), председатель правления директоров Федерации производителей продуктов питания и напитков, представляющей большую часть этого сектора. — И никакого очевидного выхода нет».

Фармацевтическая компания «АстраЗенека» (AstraZeneca) сообщает, что потратила 40 миллионов фунтов или примерно 52 миллиона долларов на дублирование некоторых из своих объектов на континенте, чтобы следующей весной не было перебоев в поставках.

Этим летом один из ведущих регламентирующих органов Великобритании в сфере здравоохранения напугал диабетиков, предупредив их в интервью для «Фармацевтического журнала» (The Pharmaceutical Journal), что поставки инсулина могут прекратиться. Британские производители обеспечивают лишь небольшое количество необходимого гражданам страны инсулина.

«Мы должны гарантировать, что этого не случится, — сказал Майкл Роулинс (Michael Rawlins), председатель Государственной службы по лекарственным средствам. — Это может стать реальностью, если мы не будем действовать сообща. Мы не может вот так вдруг начать производить инсулин — но это надо обязательно уладить, без вариантов».

47-семилетний журналист Джим Мур (Jim Moore), которые четыре раза в день колет себе инсулин, написал о том, что испытает беспокойство насчет поставок инсулина, несмотря на заверения, полученные от чиновников.

«Все равно есть ощущение, что они просто не допускают, что такое может произойти, — сказал он в одном интервью. — Царит какое-то ложное спокойствие. Как будто мы просто стоим и ждем, как на вокзале, говоря: "Да ладно, в конце концов это все уладится". И мне это не дает покоя, потому как, а что, если нет?»

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747151


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 сентября 2018 > № 2775460 Мария Вилкова

Брекзит и пространство свободы, безопасности и правосудия

Мария Вилкова, Первый секретарь Генерального секретариата МИД России, аспирант кафедры «Международное право. Европейское право» Дипломатической академии МИД России

Как известно, в настоящее время Великобритания осуществляет процесс выхода из состава Европейского союза. Решение о выходе принято на референдуме, который состоялся 23 июня 2016 года.

Каковы же причины Брекзита?

Решение Великобритании выйти из ЕС явилось результатом, с одной стороны, кризиса внутри ЕС, с другой стороны, стремлением Великобритании показать свою исключительность среди остальных государств-членов. В частности, такого мнения придерживаются М.Н.Марченко и Е.М.Дерябина1.

Намерение Великобритании, а также высказывания других государств-членов о возможном выходе из состава ЕС являются доказательством того, что тенденция эта вовсе не случайна, она имеет объективные основания.

Во-первых, активная политика расширения ЕС в 2004, 2007 и 2013 годах привела к тому, что в результате присоединения экономически менее сильных государств Центральной и Восточной Европы его состав стал очень неоднороден. Это вызвало отрицательные финансовые последствия внутри ЕС.

Во-вторых, в этот же период усилилась политика централизации. Подготовлен и подписан Договор о введении Конституции для Европы*. (*Treaty establishing a Constitution for Europe (пер. Четвериков А.О.))

В десяти государствах из 25 решение о ратификации данного договора было вынесено на референдум, но в связи с тем, что по результатам референдумов во Франции и Нидерландах договор ратифицирован не был, он в силу не вступил.

Неудавшаяся попытка введения Конституции свидетельствует об опасении простых жителей государств в составе ЕС передать слишком много полномочий Евросоюзу, а также увеличить финансовую нагрузку на государства по содержанию этих институтов. Тем не менее на тот момент выход был найден: на саммите ЕС 22-23 июня 2007 года главы государств договорились о разработке некоего договора о реформе ЕС вместо общеевропейской Конституции, впоследствии ставшего известным как Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества** (**Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community), получивший такое название по месту его подписания. По сути это был тот же текст Конституции, за исключением положений о государственной символике ЕС.

В-третьих, усилению евроскептицизма способствовала растущая бюрократизация ЕС и одновременная неспособность его институциональных органов решать возникающие проблемы. Это привело к потере доверия со стороны государств-членов. Ярким примером тому явилась миграционная политика ЕС.

У Великобритании складывались непростые отношения как с ЕС в целом, так и с государствами в отдельности. К примеру, Великобритания выступила против инициативы Франции и Германии по созданию вооруженных сил ЕС, поскольку, по ее мнению, это могло бы создать конкуренцию НАТО. Для Великобритании, в отличие от других крупных государств ЕС, первостепенное значение имеют национальные интересы, этим объясняется ее стремление занимать особое положение в Евросоюзе.

Следует вспомнить, что проведению референдума предшествовало выдвижение требований к альянсу2 по проведению реформ. В частности, это касалось четырех сфер: экономического управления, конкуренции, суверенитета и иммиграции. 

В сфере экономического управления Великобритания - с целью защиты интересов государств-членов, не входящих в зону евро, - предложила перечень принципов для их дальнейшего закрепления юридически обязывающим актом:

- функционирование более одной валюты в ЕС;

- недопустимость дискриминации компаний, опирающихся на национальную валюту своей страны;

- защита целостности единого рынка;

- добровольность решений стран Еврозоны, таких как создание банковского союза для стран, не входящих в зону евро;

- недопустимость участия налогоплательщиков из стран, не входящих в зону евро, в операциях по поддержки евро как валюты;

- точно так же, как такие институты, как Европейский центральный банк, определяют финансовую стабильность и осуществляют контроль в странах Еврозоны, так и национальные институты, подобные Банку Англии, должны играть ключевую роль в аналогичных вопросах в государствах, не входящих в зону евро;

- обсуждение общих вопросов и принятие решений по ним всеми государствами-членами.

В сфере конкуренции Великобритания высказала идею о том, что ЕС следует делать больше в целях выполнения своих обязательств по свободному перемещению капитала, товаров и услуг, и предложила объединить различные инициативы, обещания и соглашения о едином рынке, торговле и сокращении регулирования в долгосрочное обязательство по повышению конкурентоспособности и производительности ЕС, стимулированию роста и созданию рабочих мест для всех.

Что касается вопроса о суверенитете, Великобритания выдвинула три предложения:

1) прекращение своего обязательства по установлению «более тесного союза»; при этом прекращение такого обязательства должно быть зафиксировано юридически;

2) усиление роли национальных парламентов, когда группы таких парламентов, действуя совместно, могут отклонять нежелательные законопроекты Европейского парламента;

3) установление принципа «Европа, где необходимо, национальное, где возможно».

Кроме того, вопросы национальной безопасности должны относиться к исключительной компетенции государств-членов, признавая при этом преимущества совместной работы по вопросам, которые влияют на безопасность всех государств-членов.

В сфере иммиграции Великобритания предложила следующие меры:

1) применять правило свободы передвижения к новым государствам-членам только после того, как их экономика станет более тесно связанной с экономикой других государств-членов;

2) ограничить злоупотребление свободой передвижения (запрет на въезд мошенникам и людям, намеревающимся вступить в фиктивные браки, депортация преступников и запрет на их повторный въезд);

3) установить четырехлетний период проживания и работы на территории Великобритании гражданам, прибывающим из других стран ЕС, для получения  социальных выплат и жилья;

4) прекращение практики направления пособий детям за границей.

Все вышеперечисленные требования по своей сути являлись средством давления на ЕС. Правительство Великобритании не преследовало цели выхода из ЕС, поскольку такой выход опасен последствиями как для ЕС, так и для самой Великобритании в различных сферах, и прежде всего в экономической и социальной. Другой вопрос - проведение политики было непоследовательным, а порой и необдуманным. Результатом явилось то, что народ Великобритании проголосовал за выход.

Пространство свободы, безопасности и правосудия

ЕС - свобода движения товаров, лиц, услуг и капиталов. С этой экономической составляющей тесно связан такой важный компонент внутренней политики и деятельности ЕС, как пространство свободы, безопасности и правосудия. Данному вопросу посвящен раздел V части Договора о функционировании Европейского союза (ДФЕС), в соответствии с которым пространство свободы, безопасности и правосудия предусматривает следующее:

- отсутствие контроля на внутренних границах;

- общая политика в отношении  контроля внешних границ, в том числе интегрированная система контроля;

- общая политика по вопросам иммиграции и предоставления убежища;

- обеспечение безопасности при помощи мер, направленных на предотвращение преступности, расизма, ксенофобии;

- координация и сотрудничество полицейских, судебных и других компетентных органов;

- доступ к правосудию, в частности, с помощью принципа взаимного признания судебных и внесудебных решений по гражданским делам;

- компетенция Европейского совета в определении стратегических ориентиров в данной сфере.

Каков же порядок выхода из состава ЕС, который должен применяться в отношении любого государства-члена, принявшего такое решение, и что предстоит Великобритании?

Согласно статьи 50 (2) Договора о Европейском союзе (ДЕС), после направления Великобританией уведомления о выходе из ЕС в свете ориентиров, установленных Европейским советом* (*Европейский совет - высший политический орган Европейского союза, состоящий из глав государств и правительств государств - членов ЕС. Членами Европейского совета являются также его председатель, избираемый на 2,5 года, и председатель Еврокомиссии.), ЕС проводит переговоры и заключает с данным государством соглашение о порядке его выхода, принимая во внимание основы будущих взаимоотношений с ЕС. Соглашение от имени ЕС заключает Совет ЕС. Решение принимается квалифицированным большинством после одобрения Европейским парламентом. Квалифицированное большинство определяется как не менее 72% членов Совета ЕС, представляющих участвующие государства-члены, в которых сосредоточено не менее 65% населения этих государств (ст. 238 (3) (b) ДФЕС). При этом члены Европейского совета и Совета ЕС, которые представляют выходящее государство, не могут участвовать в обсуждении и принятии относящихся к нему решений Европейского совета и Совета ЕС.

Уведомление о намерении Великобритании выйти из состава ЕС премьер-министр Великобритании Тереза Мэй направила председателю Европейского совета Дональду Туску 29 марта 2017 года. С этого числа отсчитывается предусмотренный статьей 50 ДЕС двухлетний период для заключения соглашения между ЕС и Великобританией о выходе последней. Если в течение данного периода соглашение заключено не будет, учредительные договоры ЕС прекращают свое действие по отношению к Великобритании. Продлить срок для заключения соглашения может только Европейский совет, решение принимается единогласно и при согласии выходящего государства.

Некоторые авторы называют данный двухлетний период переходным периодом, что, на мой взгляд, не совсем верно. Переходный период будет установлен в соглашении о выходе. Предусмотренные же статьей 50 два года - это время для проведения переговоров, выработки и заключения соглашения.

Возникает минимальный перечень вопросов, которые должны быть решены в соглашении:

1) правила передвижения граждан ЕС в Великобританию и граждан Великобритании в ЕС;

2) статус граждан Великобритании, проживающих в ЕС, и права граждан ЕС, проживающих в Великобритании;

3) решение вопроса финансовых обязательств Великобритании перед ЕС;

4) правила торговли;

5) компетенция Суда ЕС.

Проект соглашения о выходе

Несмотря на сложность поставленной задачи, определенный прогресс в выработке проекта соглашения о выходе существует. Подготовлен проект соглашения о выходе Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии из Европейского союза и Европейского сообщества по атомной энергии. Согласно проекту, соглашение довольно объемное: по количеству статей оно в три раза превышает Договор о Европейском союзе.

Проект соглашения состоит из преамбулы, основной части и двух протоколов. Основная часть делится на шесть составляющих:

Часть 1. Общие положения

Часть 2. Права граждан

Часть 3. Положения, касающиеся разделения

Часть 4. Переходный период

Часть 5. Финансовые положения

Часть 6. Институциональные и заключительные положения.

Структура документа достаточно неоднородна. Части делятся на разделы, главы и статьи, некоторые на главы и статьи, другие состоят только из статей.

Придерживаясь темы данной работы, не будем анализировать весь проект и остановимся лишь на вопросах, относящихся к содержанию статьи.

Прежде всего рассмотрим общие моменты, которые применяются ко всему тексту, но неразрывно связаны с рассматриваемым вопросом.

1. Проект вводит следующие категории:

а) гражданин ЕС - любое лицо, имеющее гражданство государства-члена;

б) гражданин Соединенного Королевства - гражданин Соединенного Королевства согласно Новой Декларации Правительства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии  от 31 декабря 1982 года;

в) члены семьи гражданина Соединенного Королевства или гражданина ЕС;

г) приграничные работники - граждане Соединенного Королевства или граждане ЕС, осуществляющие экономическую или иную деятельность в соответствии со статьями 48 и 49 ДФЕС в одном или нескольких государствах-членах, но не проживающие в них.

2. В целях данного соглашения под принимающим государством понимается:

- в отношении граждан ЕС - Великобритания, если они проживали там в соответствии с законодательством ЕС до окончания переходного периода и продолжают проживать после его окончания;

- в отношении граждан Великобритании - государство - член ЕС (причем имеются в виду 27 остающихся государств, перечисленных в статье 2), если они проживали там до окончания переходного периода и продолжают проживать после его окончания.

Аналогичная норма установлена и относительно такого понятия, как государство, в котором они работают.

3. Проектом установлены сроки переходного периода - с даты вступления соглашения в силу до 31 декабря 2020 года. (статья 121).

4. Проект содержит положения, касающиеся рассматриваемой сферы, -  пространства свободы, безопасности и правосудия. 

Во-первых, это касается такой важной составляющей, как контроль, осуществляемый при пересечении границ людьми. Так, согласно статье 13, граждане ЕС, граждане Великобритании, члены их семей, а также другие лица, проживающие на этой территории, в соответствии с разделом II соглашения могут покидать принимающее государство и обратно въезжать в него на основании действующего паспорта или национального удостоверения личности для граждан ЕС и Великобритании, на основании действующего паспорта для членов их семей, не являющихся соответственно гражданами ЕС или Великобритании.

Спустя пять лет после окончания переходного периода принимающее государство вправе принять решение не принимать национальные удостоверения личности, если они не содержат чип с биометрической идентификацией, требуемый стандартами Международной организации гражданской авиации.

Не требуется виза или любое другое официальное разрешение для владельцев действующих документов, выданных в соответствии со статьями 17 или 24 соглашения.

Когда принимающее государство требует от членов семей граждан ЕС или Великобритании, ставших таковыми после окончания переходного периода, наличие въездной визы, такое государство гарантирует легкость в ее получении. Такая виза бесплатная и выдается в возможно короткий срок.

В соответствии со статьей 22 (3) соглашения приграничные работники, трудящиеся по найму, имеют право въезда в государство и выезда из него, где они работают, по правилам, установленным статьей 13.

Аналогичная отсылочная норма содержится и в статье 23 (3) относительно приграничных работников, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. В ней говорится, что к таким работникам применяются положения статьи 22 (3) без ущерба статье 32, касающейся объема прав. По всем вышеперечисленным положениям проекта соглашения стороны достигли  договоренности.

Во-вторых, в сфере общей политики по вопросам предоставления убежища и иммиграции соглашением стороны решили затронуть одну область - глава 6 «Целевые фонды и объекты для беженцев в Турции», состоящая из одной статьи 148 «Обязательства относительно целевых фондов и объектов для беженцев в Турции». По сути, в ней говорится об обязательствах Великобритании по данному вопросу: Соединенное Королевство будет соблюдать обязательства, принятые до вступления в силу соглашения, относительно Европейского фонда финансовой стабильности для устранения коренных причин незаконной миграции и перемещения лиц в Африке, основанного решением Европейской комиссии от 20 октября 2015 года, любого другого целевого фонда ЕС, созданного до вступления в силу соглашения, и объектов для беженцев в Турции, созданных решением Европейской комиссии от 24 ноября 2015 года. Этому обязательству корреспондирует право Великобритании участвовать в соответствующих органах, связанных с объектами для беженцев в соответствии с правилами, установленными для стран-доноров. По данным вопросам сторонами также достигнута договоренность.

В-третьих, раздел V соглашения посвящен взаимодействию полицейских и судебных органов по уголовным делам. ЕС сформулировал положения в данной сфере, однако Великобритания пока не согласилась с ними.

Данный раздел состоит из четырех статей. В одной перечисляются документы, которые должны применяться в Соединенном Королевстве, а также в государстве-члене в ситуациях, связанных с Великобританией:

- Конвенция и Протокол о взаимной помощи по уголовным делам между государствами - членами ЕС, принятые Советом ЕС в соответствии со статьей 34 ДЕС, - в отношении запросов о взаимной правовой помощи, полученных центральными или судебными властями в соответствующем порядке до окончания переходного периода;

- Рамочное решение Совета ЕС 2002/584/ПВД*( *ПВД - правосудие и внутренние дела (франц.: JAI, англ.: JHA, нем.: JI). С аббревиатурой  ПВД издаются правовые акты, принимаемые в сфере сотрудничества полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере.) от 13 июня 2002 года о Европейском ордере на арест - при решении вопроса о том, оставлять под стражей или предварительно освобождать лицо, арестованное в соответствии с таким ордером до окончания переходного периода;

- Рамочное решение Совета ЕС 2003/577/ПВД от 22 июля 2003 года об исполнении в Европейском союзе решений о замораживании имущества или доказательств - в отношении решений, полученных до окончания переходного периода центральными властями, компетентным судебным органом для исполнения или судебным органом в исполняющем государстве, не обладающем юрисдикцией для признания или исполнения такого решения, который передает его ex officio компетентному судебному органу для исполнения;

- Рамочное решение Совета ЕС 2005/214/ПВД от 24 февраля 2005 года о применении принципа взаимного признания финансовых санкций - в отношении решений, полученных до окончания переходного периода центральными властями, или компетентными властями в исполняющем государстве, или властями в исполняющем государстве, не имеющими полномочий признавать или исполнять решение, которые передают его ex officio компетентным властям для исполнения;

- Рамочное решение Совета ЕС 2006/783/ПВД от 6 октября 2006 года о применении принципа взаимного признания постановлений о конфискации - в отношении постановлений о конфискации, полученных до окончания переходного периода центральными властями, или компетентными властями в исполняющем государстве, или властями в исполняющем государстве, не имеющими полномочий признавать или исполнять постановление о конфискации, которые передают его ex officio компетентным властям для исполнения;

- Рамочное решение Совета ЕС 2008/909/ПВД от 27 ноября 2008 года о применении принципа взаимного признания судебных решений по уголовным делам о наказании и мерах, связанных с лишением свободы, для целей его исполнения в Европейском союзе - в отношении судебных решений, полученных до окончания переходного периода компетентными властями исполняющего государства или властями исполняющего государства, не имеющими полномочий признавать или приводить в исполнение судебное решение, которые передают его  ex officio компетентным властям для исполнения;

- Рамочное решение Совета ЕС 2008/675/ПВД от 24 июля 2008 года о принятии во внимание приговора государства - члена ЕС в ходе нового уголовного преследования - в отношении нового уголовного преследования, определяемого в соответствии со статьей 3 этого решения, возбужденного до окончания переходного периода;

- Рамочное решение Совета ЕС 2009/315/ПВД от 26 февраля 2009 года об организации и содержании обмена информацией из уголовных досье между государствами - членами ЕС - в отношении запросов на информацию по приговорам, полученным до окончания переходного периода центральными властями; однако ответы на такие запросы не могут быть переданы через Европейскую информационную систему уголовных досье после окончания переходного периода;

- Рамочное решение Совета ЕС 2009/829/ПВД от 23 октября 2009 года по применению между государствами - членами ЕС принципа взаимного признания решений, касающихся мер надзора в качестве альтернативы предварительному заключению - в отношении решений, касающихся мер надзора, полученных до окончания переходного периода центральными властями, или компетентными властями в исполняющем государстве, или властями исполняющего государства, не имеющими полномочий признавать решение, которые передают его ex officio компетентным властям для исполнения;

- Директива Европейского парламента и Совета ЕС 2011/99/ЕС от 13 декабря 2011 года о европейском ордере на защиту - в отношении европейских ордеров на защиту, полученных до окончания переходного периода центральными властями, или компетентными властями исполняющего государства, или властями исполняющего государства, не имеющими полномочий признавать европейский ордер на защиту, которые передают его ex officio компетентным властям для исполнения;

- Директива Европейского парламента и Совета ЕС 2014/41/ЕС от 3 апреля 2014 года о Европейском следственном ордере - в отношении европейских следственных ордеров, полученных до окончания переходного периода центральными властями, или исполняющими властями, или властями в исполняющем государстве, не имеющими полномочий признавать или исполнять Европейский следственный ордер, которые передают его ex officio соответствующим властям на исполнение.

Для Великобритании, в свою очередь, предусматривается возможность участия ее компетентных органов в совместных следственных группах, сформированных до окончания переходного периода.

Европейским союзом также сформулированы положения, касающиеся сотрудничества правоохранительных органов, полиции и обмена информацией. Речь идет о применении в Великобритании, а также в государствах-членах в ситуациях, связанных с Великобританией, следующих положений:

1) статей 39 и 40 Конвенции о применении Шенгенского соглашения от 14 июня 1985 года совместно со статьями 42 и 43 этой конвенции в отношении:

- запросов в соответствии со статьей 39, полученных до окончания переходного периода центральным органом, ответственным в Договаривающейся стороне за международное сотрудничество полиции, или компетентными органами стороны, которой направлен запрос,  или органами стороны, которым направлен запрос, но не имеющим полномочий его рассматривать, для передачи компетентным органам;

- запросов о помощи в трансграничном наблюдении в соответствии со статьей 40 (1) Конвенции о применении Шенгенского соглашения, полученных до окончания переходного периода органом, назначенным Договаривающейся стороной;

- трансграничного наблюдения в соответствии со статьей 40 (2) Конвенции о применении Шенгенского соглашения, осуществляемого без предварительного разрешения, начатого до окончания переходного периода;

2) Конвенции о взаимной помощи и взаимодействии между таможенными службами в отношении:

- запросов об информации, полученных соответствующими властями до окончания переходного периода;

- запросов о наблюдении, полученных соответствующими властями до окончания переходного периода;

- запросов об уведомлении, полученных соответствующими властями до окончания переходного периода;

- запросов о санкционировании трансграничного наблюдения или поручения наблюдения должностным лицам государства-члена, на территории которого осуществляется наблюдение, полученных властями, назначенными запрашиваемым государством, уполномоченными дать такое разрешение или передать запрос;

- трансграничного наблюдения, осуществляемого без предварительного санкционирования, начатого до окончания переходного периода;

- запросов на осуществление контролируемой поставки, полученных до окончания переходного периода;

- запросов о санкционировании  тайных расследований, полученных до окончания переходного периода;

- специальных совместных следственных групп, сформированных в соответствии со статьей 24 конвенции до окончания переходного периода;

3) Решения Совета ЕС 2000/642/ПВД от 17 октября 2000 года о договоренностях по взаимодействию между подразделениями финансовой разведки государств-членов относительно обмена информацией - в отношении запросов, полученных Подразделением финансовой разведки  до окончания переходного периода;

4) Рамочного решения Совета ЕС 2006/960/ПВД от 18 декабря 2006 года по упрощению обмена информацией и разведданными между правоохранительными органами государств - членов ЕС - в отношении запросов, полученных до окончания переходного периода;

5) Решения Совета ЕС 2007/533/ПВД от 12 июня 2007 года об установлении, функционировании и использовании второго поколения Шенгенской информационной системы - в отношении обмена дополнительной информацией, когда тревожный сигнал этой системы получен до окончания переходного периода;

6) Решения Совета ЕС 2007/845/ПВД от 6 декабря 2007 года о взаимодействии между управлениями по возвращению активов в государствах-членах в области отслеживания и идентификации имущества, связанного с преступностью - в отношении запросов, полученных Управлением до окончания переходного периода;

7) Директивы Европейского парламента и Совета ЕС 2016/681 от 27 апреля 2016 года об использовании базы данных «именной записи о пассажирах» для предотвращения, выявления, расследования терроризма и других тяжких преступлений - в отношении запросов, полученных до окончания переходного периода отделом по работе с информацией о пассажирах.

Кроме того, предусматривается, что выдающий или запрашивающий компетентные органы могут запросить подтверждение о получении судебного решения или запроса в определенных случаях (отсылочная норма к пунктам статей 58 и 59, о которых говорилось выше) в течение десяти дней после окончания переходного периода, если существуют сомнения в том, были ли получены такой запрос или решение исполняющими или запрошенными органами до окончания переходного периода. Аналогичное положение предусмотрено и в отношении человека, арестованного в соответствии с Европейским ордером на арест. В указанных случаях исполняющие или запрашиваемые органы отвечают в течение десяти дней с даты получения запроса. В отличие от ранее рассмотренных статей 58 и 59, по формулировке данных норм сторонами договоренность достигнута.

В-четвертых, раздел VI проекта соглашения посвящен взаимодействию судебных органов по гражданским и коммерческим спорам. В рамках данной статьи предлагаю выделить два блока вопросов:

- вопросы, по которым достигнута договоренность;

- вопросы, формулировка по которым со стороны ЕС предложена, но Великобритания пока согласия не выразила.

К первой группе относятся: право, применяемое в договорных и внедоговорных спорах; применяемые процедуры сотрудничества судебных органов; иные применяемые положения.

Согласно статье 62, Соединенное Королевство будет применять следующие акты:

а) Регламент 593/2008 Европейского парламента и Совета ЕС от 17 июня 2008 года о праве, применяемом в отношении договорных обязательств - в случаях, когда контракты заключены до окончания переходного периода;

б) Регламент 864/2007 Европейского парламента и Совета ЕС от 11 июля 2007 года о праве, применяемом в отношении внедоговорных обязательств - в случаях нанесения ущерба, которые произошли до окончания переходного периода.

О применяемых процедурах сотрудничества судебных органов говорится в статье 64. В Соединенном Королевстве, а также в государстве-члене в ситуациях, связанных с Соединенным Королевством, будут применяться следующие акты:

а) Регламент 1393/2007 Европейского парламента и Совета ЕС от 13 ноября 2007 года о передаче судебных и внесудебных документов по гражданским и коммерческим спорам (сервис по документам) и об отмене Регламента Совета ЕС 1348/2000 - в отношении судебных и внесудебных документов, полученных в целях такой передачи до окончания переходного периода одним из следующих органов:

- получающим органом;

- центральным органом государства-члена, где такая передача должна осуществиться;

- дипломатическими или консульскими агентами, почтовыми службами или сотрудниками судебных органов, чиновниками или другими компетентными лицами государства-адресата;

б) Регламент Совета ЕС 1206/2001 от 28 мая 2001 года о сотрудничестве судов государств-членов при получении доказательств по гражданским и коммерческим делам - в отношении запросов, полученных до окончания переходного периода одним из следующих органов:

- запрашиваемым судом;

- центральным органом государства, где получение доказательств запрашивается;

- центральным органом или компетентными властями, указанными в статье 17 (1) Регламента;

в) Решение Совета ЕС 2001/470/ЕС от 28 мая 2001 года о создании Европейской сети судебной взаимопомощи по гражданским и коммерческим делам - в отношении запросов, полученных до окончания переходного периода; предусмотрена возможность в течение семи дней после окончания переходного периода направить запрос на подтверждение того, был ли получен такой запрос в установленный срок.

Статьей 63 предусмотрены иные акты, применяемые в Соединенном Королевстве, а также в государствах-членах в случаях, связанных с Соединенным Королевством:

а) Директива Совета ЕС 2003/8/ ЕС от 27 января 2003 года по улучшению доступа к правосудию в трансграничных спорах установлением минимальных общих правил относительно правовой помощи в таких спорах - в случаях, когда ходатайства об оказании такой помощи получены до окончания переходного периода; предусмотрен также семидневный период после окончания переходного периода, аналогичный рассмотренному выше случаю;

б) Директива 2008/52/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 21 мая 2008 года о некоторых аспектах посредничества в гражданских и коммерческих спорах - в случаях, когда до окончания переходного периода:

- стороны договорились о применении посредничества по возникшим спорам,

- судом вынесено решение о посредничестве;

- суд предложил сторонам использовать посредничество;

в) Директива Совета 2004/80/ЕС от 29 апреля 2004 года относительно компенсаций жертвам преступлений - в отношении заявлений, полученных соответствующими органами до окончания переходного периода.

Ко второй группе вопросов относятся: юрисдикция, признание и принудительное исполнение судебных решений, а также связанное с этим сотрудничество центральных властей.

Положения, касающиеся юрисдикции, признания и принудительного исполнения судебных решений, содержатся в статье 63. Согласно данной статьи, в Соединенном Королевстве, а также в государстве-члене в случаях, затрагивающих Соединенное Королевство, следующие акты и положения будут применяться относительно судебных разбирательств, начатых до окончания переходного периода:

а) положения о сфере действия Регламента №1215/2012 Европейского парламента и Совета ЕС от 12 декабря 2012 года о юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и коммерческим спорам;

б) положения о сфере действия Регламента №2017/1001 Европейского парламента и Совета ЕС от 14 июня 2017 года о торговом знаке Европейского союза (кодификация), Регламента Совета ЕС №6//2002 от 12 декабря 2001 года о промышленных образцах Европейского  сообщества, Регламента Совета ЕС №2100/94 от 27 июля 1994 года о правах на селекционные достижения в Европейском сообществе, Регламента №2016/679 Европейского парламента и Совета ЕС от 27 апреля 2016 года о защите физических лиц при обработке персональных данных и о свободном обращении таких данных, а также об отмене Директивы 95/46/ЕС (Общий регламент о защите персональных данных), Директивы 96/71/ЕС Европейского парламента и Совета ЕС от 16 декабря 1996 года об откомандировании работников, производимом в рамках предоставления услуг;

в) положения о сфере действия Регламента Совета ЕС №2201/2003 от 27 ноября 2003 года о юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по семейным делам и делам об обязанностях родителей и об отмене Регламента №1347/2000;

г) положения о сфере действия Регламента Совета ЕС №4/2009 от 18 декабря 2008 года о юрисдикции, применимом праве, признании и приведении в исполнение судебных решений и сотрудничестве по вопросам, касающимся обязательств по уплате алиментов.

Также предусматривается, что в Соединенном Королевстве и государстве-члене в случаях, затрагивающих Соединенное Королевство, будут применяться статья 25 Регламента №1215/2012 и статья 4 Регламента №4/2009 относительно оценки юридической силы соглашений о подсудности или соглашений относительно выбора суда, заключенных до окончания переходного периода.

В Соединенном Королевстве, а также в государстве-члене в случаях, затрагивающих Соединенное Королевство, будут применяться Регламент №1215/2009, положения Регламента №2201/2003, положения Регламента №4/2009 относительно признания и /или принудительного исполнения судебных решений, решений, аутентичных документов, судебных урегулирований и мировых соглашений.

Кроме того, в таких случаях планируется применение Регламента Европейского парламента и Совета ЕС №805/2004 от 21 апреля 2004 года о введении Европейского исполнительного листа по неоспариваемым искам.

Заключение

Итак, проект соглашения о выходе Великобритании подготовлен. Плодотворная работа по достижению договоренностей ведется обеими сторонами. Анализ проекта показал, что большинство его положений рассчитано на применение в течение переходного периода. В рассматриваемой сфере стороны достигли договоренности по формулировкам относительно пересечения границ, некоторым аспектам миграционной политики, сотрудничества судебных органов по гражданским и коммерческим спорам, тем не менее еще предстоит обсудить положения, касающиеся сотрудничества полицейских и судебных органов по уголовным делам.

Сложность также состоит в том, что у Великобритании много особенностей относительно ее членства в ЕС, выходящих за пределы общеустановленных норм для других государств-членов. Эти особенности регулируются отдельными протоколами. Кроме того, выход Великобритании из состава ЕС меняет границы Евросоюза: например, соседняя Ирландия остается в составе ЕС, и взаимоотношения между Великобританией и Ирландией после выхода сохраняют также свою актуальность.

 1Марченко М.Н., Дерябина Е.М. Европейский союз: настоящее и будущее: сравнительное теоретико-правовое исследование. М.: Проспект, 2017. С. 517-521.

 2https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/475679/Donald_Tusk_letter.pdf (дата обращения: 24.05.2018).

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 сентября 2018 > № 2775460 Мария Вилкова

Полная версия — платный доступ ?


Китай. Великобритания. Сингапур. Азия > Образование, наука > russian.china.org.cn, 30 сентября 2018 > № 2746761

Рейтинг лучших университетов мира по версии Times Higher Education: университет Цинхуа впервые обошел Пекинский университет и стал лучшим вузом Азии

26 сентября веб-сайт британского журнала Times Higher Education разместил статью на тему «Результаты обнародованы: рейтинг мировых университетов 2019 года». В статье сообщается, что китайский университет Цинхуа обошел Национальный университет Сингапура и стал лучшим вузом Азии в рейтинге мировых вузов 2019 года. Он поднялся на 8 позиций и сегодня занимает 22-е место, став университетом, совершившим наибольший скачок среди первых 30 вузов рейтинга. Национальный университет Сингапура опустился с 22-й позиции на 23-ю.

Как сообщает статья, такой выход вперед означает, что в мировом рейтинге Университет Цинхуа впервые обогнал своего соседа – Пекинский университет. В рейтинге вузов Times Higher Education Университет Цинхуа постоянно повышает свою репутацию и позицию.

В статье подчеркивается, что, начиная с 2011 года, в соответствии с методикой ранжирования мировых университетов, китайский вуз впервые занял первую позицию среди высших школ Азии. Национальный университет Сингапура с 2016 по 2018 гг. постоянно лидировал в Азии, а Токийский университет был первым с 2011 по 2015 гг.

Статья сообщает, что за прошедший год Университет Цинхуа повысил индекс цитирования статей, увеличил доходы институтов и расширил международный кругозор, количество иностранных преподавателей, студентов и публикаций совместных работ также выросло.

В общем, в рейтинг вошли 72 китайских вуза, в прошлом году в нем числилось 63 вуза. По этому показателю Китай занял четвертое место в мире. Рост Китая в большой степени зависит от повышения импакт-фактора статей.

Профессор Оксфордского университета по высшему образованию, директор Центра глобального высшего образования Саймон Маргинсон отметил: «Мы видим, что Китай обошел все азиатские страны и приближается к США». Он также добавил: «Дело не в том, что китайские вузы получают средства или вынуждены лучше проявлять себя под “политическим давлением”». Он сказал: «В Китае вузы проводят широкое сотрудничество. Это огромная сеть и с учетом международных контактов Китай создал высокоэффективную масштабную среду. Это напоминает ситуацию, сложившуюся в США в 1950-1980 гг., когда американские вузы испытывали подъем».

Маргинсон также заметил, что повышение индекса цитирования журналов и статей в таких сферах как промышленность, строительное дело, космические исследования и большие данные является важным фактором роста показателей исследований и репутации ведущих вузов Китая.

Он сказал, что еще одна ключевая причина достижений Китая заключается в том, что китайские вузы «продвигаются сверху вниз и снизу вверх».

Китай. Великобритания. Сингапур. Азия > Образование, наука > russian.china.org.cn, 30 сентября 2018 > № 2746761


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 28 сентября 2018 > № 2753590

Герой России и всем известный отравитель

Эммануэль Гриншпан | Le Temps

Сайт международной коллективной исследовательской организации Bellingcat и его российский партнер издание The Insider в среду представили очень подробные данные, срывающие маску с одного из двух мужчин, которых Лондон считает виновными в отравлении Сергея Скрипаля, совершенном в марте в Солсбери, пишет корреспондент швейцарской газеты Le Temps в Москве Эммануэль Гриншпан.

Отравитель Сергея Скрипаля оказался Героем России, персонально награжденным Владимиром Путиным в 2014 году, разоблачают сайт Bellingcat и издание The Insider.

Анатолий Чепига - вот кто выступал под псевдонимом Руслан Боширов, чье лицо было выставлено напоказ Скотланд-Ярдом в начале сентября, вместе с его сообщником Александром Петровым. Оба они подозреваются в покушении на убийство посредством нервно-паралитического яда "Новичок", разработанного российской армией, говорится в статье.

Неделю спустя российский президент Владимир Путин утверждал, что двое мужчин, обвиненных в том, что они убийцы из ГРУ, на самом деле "гражданские лица" и что в их деятельности "ничего особенного и криминального нет", передает автор статьи.

Bellingcat и The Insider раскрывают ложь российского президента. В их расследовании подробно описана биография Анатолия Чепиги. Он с отличием окончил Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище, служил в элитной 14-й бригаде спецназа ГРУ в Хабаровске. За время своей службы он получил более 20 военных наград, продвинувшись до звания полковника, что является редкостью для его возраста, отмечает корреспондент. В 2014 году Анатолий Чепига получил из рук Владимира Путина высшую военную награду - звание Героя России, присваиваемое "за заслуги перед государством и народом, связанные с совершением геройского подвига".

По мнению сайта Bellingcat, раскрытые фальсификации "подтверждают обвинения британских властей, согласно которым этот человек являлся сообщником при отравлении Скрипаля и действовал по приказу российского правительственного органа власти высокого уровня".

Перед лицом этих аргументированных обвинений Москва и прокремлевские СМИ не сдвинулись с места и продолжают категорически отрицать всякую причастность к делу Скрипаля. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова вчера на своей страничке в Facebook предположила, что "новый вброс по Петрову и Боширову был осуществлен сразу же после выступления Терезы Мэй в Совбезе ООН на тему оружия массового уничтожения, в ходе которого она вновь озвучила обвинения в адрес России".

"Типичная конспирология", - считает член оборонного комитета Совета Федерации Франц Клинцевич, известный своими связями с армией и антизападной позицией. "Причем создается впечатление, что британские СМИ в этом деле работают в одной связке с властями. А это уже совсем грустно", - сказал он в четверг российскому государственному информационному агентству "РИА Новости".

Однако, отказываясь предоставить данные, которые позволили бы опровергнуть разоблачения Bellingcat, Москва продолжает нести репутационные потери. Дело Скрипаля более чем когда-либо являет собой полный провал как для российской разведки, так и для имиджа страны, комментирует Гриншпан.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 28 сентября 2018 > № 2753590


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 сентября 2018 > № 2753608

Предполагаемый "профессиональный убийца", покушавшийся на Скрипаля, разоблачен: это полковник ГРУ, которого Путин удостоил высочайшей награды для военных

Хейли Диксон и Роберт Мендик | The Telegraph 

"Один из обученных профессиональных убийц, разыскиваемых за отравление Сергея Скрипаля, - полковник российской военной разведки, имеющий знаки отличия и получивший от Владимира Путина высочайшую награду своей страны", - утверждают журналисты The Telegraph Хейли Диксон и Роберт Мендик. "Настоящее имя одного из мужчин, разыскиваемых за атаку с применением нервно-паралитического вещества (контртеррористическая полиция назвала его Русланом Бошировым), можно раскрыть: это полковник Анатолий Владимирович Чепига. Этот 39-летний мужчина, служивший на войнах в Чечне и на Украине, в 2014 году указом президента, на церемонии, окутанной завесой секретности, получил звание Героя России", - говорится в статье.

"Эта информация, вскрытая расследовательской журналистской организацией Bellingcat при взаимодействии с The Telegraph, разоблачает лживость утверждений Путина, что несостоявшиеся убийцы Скрипалей - безвинные "гражданские", - пишет газета.

"Подлинное имя его сообщника Александра Петрова остается неясным, но The Telegraph установила, что он путешествовал под своим подлинным личным именем и лишь свою фамилию заменил на псевдоним. По некоторым сведениям, контртеррористическая полиция и спецслужбы [Великобритании] знают его подлинное имя", - говорится в статье.

Неназванный "бывший высокопоставленный офицер российских вооруженных сил сказал, что высокий ранг и опыт полковника Чепиги наводят на убедительные предположения, что "приказ выполнить эту работу был отдан на высшем уровне". Источник утверждал, что менее важное покушение на убийство было бы совершено офицером более низкого ранга", пересказывает газета.

Издание переходит к подробностям: "Теперь можно раскрыть информацию, что полковник Чепига 17 лет воюет в рядах элитного подразделения сил особого назначения - Спецназа - и не менее 9 лет работает под прикрытием. Он удостоен более 20 знаков отличия и медали Героя Российской Федерации, хотя, в отличие от большинства других награжденных, публичной информации о полковнике Чепиге мало".

"Bellingcat и Insider Russia раскопали досье от 2003 года, в котором полковник Чепига подает заявление на паспорт от своего подлинного имени, где в качестве его адреса указана военная часть в Хабаровске. Военный - он женат, у него есть сын-подросток - позднее переехал в Москву, где его в следующий раз удалось отследить в 2012 году. Эксперты полагают, исходя из его ранга полковника - такого же, как у Скрипаля - и характера его работы, что он, возможно, учился в Военно-дипломатической академии (ныне - Военная академия Министерства обороны Российской Федерации. - Прим. ред.), также известной как "Консерватория ГРУ", после своего переезда в Москву. Документы, касающиеся паспортов, демонстрируют, что псевдоним "Руслан Боширов" ему дали, самое позднее, в 2009 году", - пишет издание.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 сентября 2018 > № 2753608


Великобритания. ООН > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742775 Тереза Мэй

GOV.UK (Великобритания): Речь премьер-министра Великобритании на заседании Генеральной Ассамблеи ООН

Официальный сайт правительства Великобритании опубликовал текст речи премьер-министра Терезы Мэй на заседании Генассамблеи ООН. В ней — вполне ожидаемо — много слов о приверженности Британии благородным поступкам, в отличие — конечно же! — от России. Тереза Мэй повторила весь набор обвинений в адрес нашей страны, в очередной раз не утруждая себя доказательствами.

GOV.UK, Великобритания

От имени Соединенного Королевства позвольте мне начать с выражения соболезнований в связи с кончиной этим летом выдающегося руководителя Организации Объединенных Наций. Кофи Аннан был одним из великих Генеральных Секретарей, неустанным борцом за мир и прогресс, отстаивавшим права человека и человеческое достоинство. Его влияние мир будет ощущать еще долгие годы.

За свою жизнь он стал свидетелем выдающихся успехов, которых мы как сообщество наций добились с момента создания этой организации. Эти успехи только в 21 веке позволили в два с лишним раза уменьшить количество людей, живущих в условиях крайней бедности. Эти успехи всего за три десятилетия позволили на три четверти сократить количество людей, гибнущих в конфликтах. Эти успехи позволили миллионам наших граждан жить дольше и вести более здоровую жизнь благодаря достижениям человеческих познаний в медицине, науке и технике. Эти успехи дают нам колоссальные возможности на предстоящие годы.

Но сегодня очень многие обеспокоены, не зная, будут ли продолжены эти успехи, и опасаясь того, что нас ждет в будущем. Дело в том, что окончание холодной войны не привело, как надеялись многие, к неизбежному господству открытой экономики и либеральной демократии, которые взаимодействуют на мировой сцене ради общего блага. Вместо этого мы сегодня сталкиваемся с утратой доверия к тем самым системам, которые обеспечили нам такие большие успехи.

Веру в свободные рынки подорвал финансовый кризис 2008 года, страхи тех, кого оставила за бортом глобализация, тревога по поводу темпов и масштабов технологических перемен и их последствий для занятости, а также беспрецедентные по своей массовости перемещения людей через границы со всеми сопутствующими этому нагрузками.

После военного интервенционизма начала века люди сомневаются в целесообразности и даже в законности применения силы и участия в чужих кризисах и конфликтах. И в то же время у них вызывает отвращение массовая бойня в Сирии и наша неспособность остановить ее.

Эти сомнения вполне понятны. Но в равной мере понятна потребность в лидерстве. Поэтому те из нас, кто верит в общество равных возможностей и в открытую экономику, обязаны реагировать и давать ответы: изучать уроки прошлого, отвечать на озабоченность людей практическими действиями, а не заманчивыми иллюзиями, а также крепить нашу веру в идеи и ценности, которые долгое время дают огромные преимущества и выгоды многим.

Ибо не должно быть никаких сомнений в том, что если не хватит твердости нам, дело возьмут в свои руки другие.

В прошлом веке, когда усиливался фашизм и распространял свое влияние коммунизм, мы видели, как крайне правые и крайне левые силы пользовались людскими страхами, разжигали нетерпимость и расизм, изолировали экономики и общества и уничтожали мир во всем мире. Сегодня мы снова наблюдаем тревожные тенденции, отражением которых стало усиление таких движений в Европе и за ее пределами.

Мы видели, что происходит, когда страны скатываются к авторитаризму, когда они медленно подавляют основные свободы и права своих граждан. Мы видели, что происходит, когда коррумпированные олигархии лишают народы богатств, ресурсов и человеческого капитала, которые так важны для создания более светлого будущего для граждан этих стран. Мы видели, что происходит, когда естественный патриотизм, являющийся основой здорового общества, искажается и превращается в агрессивный национализм, который, эксплуатируя страхи и неопределенность, проводит внутри страны политику, основанную на этнической, религиозной, языковой принадлежности, а за ее пределами следует курсом враждебной конфронтации, нарушая правила и подрывая существующие институты.

Мы видим это, когда такие государства, как Россия, грубо попирают международные нормы, захватывая территорию суверенных государств и бездумно применяя химическое оружие на улицах Британии с привлечением агентов российского ГРУ.

Мы должны показать, что есть лучший способ снять опасения наших народов. Он заключается в глобальном сотрудничестве сильных и ответственных государств, основу которых составляет открытая экономика и общество равных возможностей. В этих условиях сильные государства формируют такие узы, которые объединяют граждан, и делают власть подотчетной тем, кому она должна служить. В этих условиях крепнут свободные рынки, и появляется доверие к реформам, требующим совместной работы. И в этих условиях становится ясно, что мы можем выполнять обязательства перед своими гражданами без ущерба для глобального сотрудничества, всеобщих ценностей, правил и идеалов, которые лежат в основе всего.

На самом деле, сотрудничество и соперничество не являются взаимоисключающими понятиями.

Только основанное на наборе согласованных правил глобальное сотрудничество может обеспечить справедливую конкуренцию, которая не становится жертвой протекционизма, но решает проблемы потери рабочих мест и международной конфронтации.

И только глобальное сотрудничество позволяет обуздать вполне законные своекорыстные интересы и направить их на достижение общих целей, приводя к соглашениям по таким глобальным вызовам как климатические изменения, распространение оружия массового уничтожения и обеспечение всеобщего экономического роста.

Мы стали свидетелями такого сотрудничества здесь, в ООН. Мы также были свидетелями такого сотрудничества на встрече глав правительств Содружества.

Находясь сегодня здесь в качестве действующего председателя Содружества, я делаю ясное заявление от имени глав правительств 53 равных и независимых стран-членов этого объединения. Мы подтверждаем наше общее стремление к совместной работе в рамках основанной на правилах международной системы ради решения общих глобальных проблем и создания условий для более справедливого, безопасного, устойчивого и процветающего будущего. В этом стремлении мы принимаем во внимание особые потребности наименее развитых стран, маленьких и уязвимых экономик, а также намерены действовать на благо всех наших граждан и мира в целом.

Но нам недостаточно просто выдвигать доводы в пользу такого сотрудничества. Нам нужны действия, как у себя дома, так и в сообществе наций, чтобы показать, как наши идеи и ценности могут приносить практическую пользу и преимущества всем нашим народам во всех частях света.

Мы должны признать законность и обоснованность людских чаяний и строить глобальную экономику, работающую на всех. Мы должны продолжать терпеливую работу по созданию открытых обществ, где каждый заинтересован в будущем. И мы должны отстаивать основанную на правилах международную систему, выступая за наши ценности и защищая тех, кто может пострадать, когда такие правила нарушаются.

Позвольте остановиться на каждом моменте по очереди.

Во-первых, мы должны отвечать тем, кто чувствует, что глобальная экономика не работает на них.

Из-за стремительных темпов глобализации слишком многие народы отстают. Существует страх, что у наших детей и внуков не будет того образования и профессиональных навыков, которые обеспечат им работу будущего. Существует риск того, что технологические изменения могут стать источником неравенства и раскола, а не величайших в истории возможностей.

У себя в Британии мы вкладываем инвестиции в отрасли будущего, чтобы создавать новые рабочие места — начиная с низкоуглеродных технологий и кончая искусственным интеллектом. Мы вкладываем инвестиции в образование и профессиональные навыки, чтобы работники могли по максимуму воспользоваться теми возможностями, которые появятся в будущем. И мы делаем так, чтобы люди играли по правилам — чтобы бизнес и инновации прославляли за создание рабочих мест, а не демонизировали из-за недовольства тем, что они не платят налоги и не соблюдают права.

Но в глобализованной экономике недостаточно сделать так, чтобы люди играли по правилам у себя в стране. Нам необходимо глобальное сотрудничество, чтобы устанавливать и обеспечивать соблюдение справедливых правил, касающихся торговли, налогов и обмена данными. И эти правила не должны отставать от изменений в торговле и технологиях.

Поэтому мы должны предоставить Всемирной торговой организации обширный, амбициозный и неотложный мандат для проведения реформ. Это относится к тем областям, где она работает неэффективно. Этот мандат должен решить те проблемы, которые сегодня не решаются. Этот мандат должен сохранить доверие к системе, что крайне важно для недопущения движения вспять — к несостоятельному протекционизму прошлого.

Справедливые правила, которые соблюдают все, жизненно важны для процветания бизнеса и обеспечения роста. Но современная история показывает, что это невыполнимо без более глубокого партнерства между государствами, бизнесом, международными финансовыми институтами и гражданским обществом, которые делают так, чтобы рост приносил выгоду всем.

Вот почему я недавно посетила Африку вместе с представителями британского бизнеса, чтобы поддержать торговлю и инвестиции и содействовать появлению новых партнерств, основанных на принципах общего процветания и общей безопасности.

Вот почему на этой Генеральной Ассамблее я вместе с премьер-министром Трюдо, премьер-министром Кагаме и президентом Акуфо Аддо провела мероприятие в поддержку инвестиций и создания рабочих мест для африканской молодежи.

Вот почему Соединенное Королевство не отказывается от своего обязательства тратить 0,7 процента ВВП на официальные программы помощи в развитии. Свой бюджет на нужды развития мы поставим в центр нашей международной повестки и будем делать больше в целях создания рабочих мест, совершенствования профессиональных навыков и увеличения инвестиций в развивающиеся экономики, действуя как в своих интересах, так и в интересах этих стран.

Ибо лучший способ борьбы с протекционизмом — сделать так, чтобы определяющей чертой этого столетия стали открытые рынки, которые по-настоящему приносят пользу всем нашим народам.

Во-вторых, мы должны строить не только экономики, но и страны, которые работают на благо всех. Речь идет об обществе равных возможностей и равного участия, в котором каждый гражданин заинтересован в будущем.

Этот тот твердый фундамент, на котором стоят сильные и ответственные страны. История неизменно учит нас тому, что если человек вносит вклад в общество, в котором живет, это лучший способ обеспечить стабильность, безопасность и экономический рост.

Нет какого-то единого способа добиться всего этого. Каждая страна должна выбирать свой собственный путь. Но основные принципы являются общими для всего мира.

Это прозрачная и подотчетная власть. Это независимая судебная система, обеспечивающая верховенство права. Это свободные и честные выборы, а также свободные и открытые СМИ. Это свобода выражения, право на компенсацию и надежно защищенные имущественные права. Это также равенство, свобода мысли, вероисповедания и совести. Все это можно найти во Всеобщей декларации прав человека Организации Объединенных Наций, которая была подписана 70 лет назад.

Те из нас, кто верит в эти принципы, должны подавать пример, защищая и отстаивая их у себя дома и за рубежом. По этой причине мы должны выявлять и осуждать ненавистнические высказывания, антисемитизм, исламофобию, а также любые формы предрассудков и дискриминации меньшинств, где бы мы их ни находили.

Я подозреваю, что мне, как и многим другим лидерам, не всегда нравится читать то, что пишут обо мне СМИ в моей стране. Но я буду защищать их право говорить это — ибо независимость наших средств массовой информации является одним из величайших достижений моей страны. И это незыблемая основа нашей демократии.

Но я также буду защищать объективность и беспристрастность перед лицом тех, кто обращается с правдой, как с обычной точкой зрения, которой можно манипулировать.

С появлением и развитием социальных сетей и онлайновой информации эта проблема приобрела более сложный характер. Вот почему на июньском саммите «Большой семерки» мы договорились активизировать усилия по противодействию дезинформации. По этой же причине мы вместе с партнерами и компаниями информационных технологий возглавили усилия по освобождению интернета от террористов и всех тех, кто хочет причинить нам вред.

Мы должны не только выступать за ценности, которым следуем, но и поддерживать те страны и тех лидеров, которые предпринимают порой непростые шаги по созданию более инклюзивного общества. Соединенное Королевство будет использовать все имеющиеся у него средства для достижения этой цели. Используя наш бюджет помощи и твердо придерживаясь целей устойчивого развития, мы будем не только защищать самых уязвимых, но и поддерживать страны, подвергающиеся опасности, и помогать остальным отстаивать свой прогресс.

Проводя глобальные кампании, мы будем помогать странам бороться с такими бедствиями как современное рабство и сексуальное насилие во время конфликта. Мы будем добиваться обширной поддержки своим усилиям, действуя через альянсы и многосторонние организации, причем не только через ООН, но и через международные финансовые институты, «семерку», «двадцатку» и НАТО.

Как не существует единого рецепта инклюзивного общества, так нет и единой модели для создания баланса между демократическими требованиями людей и потребностями в международном сотрудничестве.

Голосование британского народа за выход из Евросоюза не является отторжением принципа многосторонних отношений и международного сотрудничества. Это была явная потребность в том, чтобы решения принимались в стране, и подотчетность тоже была ближе к дому.

Я считаю, что роль лидера в таких обстоятельствах понятна. Он должен отвечать демократическим пожеланиям своего народа и потребностям международного сотрудничества, работая с союзниками и партнерами на благо наших общих ценностей.

В-третьих, у нас должна быть воля и уверенность в себе, чтобы действовать, когда нарушаются основополагающие правила, по которым мы живем.

Речь идет не о повторении ошибок прошлого, а о стремлении навязать демократию другим странам посредством смены режима.

Но мы не должны допускать, чтобы эти ошибки мешали нам защищать людей, которые сталкиваются с грубейшими нарушениями прав человека и оскорблением человеческого достоинства. Мы не должны допускать, чтобы эти ошибки парализовали волю мирового сообщества, когда нарушаются его устоявшиеся нормы. И мы не должны позволять, чтобы наша неспособность предотвратить самые страшные сегодняшние конфликты мешала нам предпринимать все возможные усилия для их недопущения в будущем.

Дело в том, что если мы проявим пассивность, мир снова расколется на сферы влияния, в которых сильные будут помыкать слабыми, а вполне законные обиды и недовольства останутся без внимания.

Это не только нравственный императив. Это также вопрос личной заинтересованности, ибо когда варварские действия и акты агрессии остаются без ответа, диктаторы и террористы смелеют и наглеют.

Поэтому нам нужна уверенность в себе, чтобы действовать.

Когда сирийский режим в апреле применил химическое оружие против собственного народа, Британия вместе с Францией и Америкой осуществила военные действия с целью уничтожения арсеналов такого оружия и предотвращения его дальнейшего использования.

Когда Россия в этом году применила отравляющее вещество нервно-паралитического действия в ходе омерзительной атаки на улицах Солсбери, Британия вместе с НАТО, ЕС и другими союзниками предприняла ответные действия, выдворив более 150 сотрудников российской разведки. Это было самое масштабное коллективное выдворение за всю историю.

После того, как миссия ООН по установлению фактов подготовила изобличительный доклад по Бирме, мы должны с такой же твердостью и уверенность призвать к ответу тех, кто несет ответственность за отвратительные кровавые преступления, которые бирманские военные с 2011 года совершают против народностей рохинья, шан и качин.

Точно так же мы должны собрать доказательства преступлений ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.) во всем мире, чтобы обеспечить восстановление справедливости для его жертв и удержать тех, кто может совершить такие преступления в будущем.

Но одного привлечения к ответственности недостаточно. Мы должны активнее действовать совместно, чтобы, во-первых, предотвратить эти зверства в будущем, а во-вторых, чтобы устранить причины нестабильности, порождающей эти гнусные преступления.

И здесь важнейшую роль должна сыграть Организация Объединенных Наций. Для этого у нее есть множество рычагов воздействия, начиная с санкций (которые показали лидерам Ирана и Северной Кореи, что их действия не останутся без последствий) и кончая миротворческими миссиями типа той, что проводится в Южном Судане, потому что они помогают предотвратить страдания людей и крах закона и порядка.

Но чтобы эффективно использовать эти рычаги, Совет Безопасности должен найти в себе политическую волю и начать действовать в коллективных интересах. Агентства ООН должны осуществить реформы, начатые Генеральным Секретарем, чтобы стать более мобильными, более прозрачными и лучше наладить взаимодействие на местах. Чтобы поддержать эти реформы, нам надо сделать так, чтобы необходимое финансирование получали именно те ведомства ООН, которые дают результаты.

70 лет назад Генеральная Ассамблея приняла Всеобщую декларацию прав человека. Сегодня мы должны возродить те идеалы и ценности, на которых она основана.

Поступая таким образом, мы должны усвоить уроки прошлого и своими действиями показать, что сотрудничество сильных и ответственных государств с открытыми экономиками и инклюзивными обществами наилучшим образом обеспечивает безопасность и процветание всем нашим народам.

В начале своего второго срока в должности Генерального Секретаря Кофи Аннан сказал: «Я стараюсь безбоязненно смотреть на неудачи нашего недавнего прошлого, чтобы лучше понимать, что надо делать для достижения успехов в будущем».

Давайте же действовать в этом духе, давайте проявим твердую решимость, чтобы возродить надежды на свободу, новые возможности и справедливость.

Надежды, которые принесли успех большему количеству людей и в большем количестве стран, чем когда бы то ни было за всю историю.

И давайте сделаем так, чтобы эти надежды можно было реализовать в интересах наших детей и внуков, в интересах всех грядущих поколений.

Спасибо.

Великобритания. ООН > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742775 Тереза Мэй


Великобритания. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753616

Отравление в Солсбери и подозреваемые: российские спецслужбы ищут "утечки" после серии ляпов разведки

Оливер Кэрролл | Independent

Три недели назад Великобритания объявила имена подозреваемых в отравлении Скрипалей в Солсбери. Проекты Bellingcat и The Insider - "работающие с открытыми источниками сыщики", по выражению корреспондента Independent Оливера Кэрролла, путем своих расследований "докопались, что засекреченные паспортные данные этих двоих мужчин ведут напрямую к военной разведслужбе страны (ГРУ)", говорится в статье.

"Однако во вторник ФСБ, как представляется, запоздало попыталась смягчить негативные последствия. По утверждению информагентства "Росбалт", ее сотрудники начали срочно проводить обыски в МВД, которое, по их предположениям, было источником информации, попавшей в Bellingcat", - пишет газета.

Основатель Bellingcat Элиот Хиггинс сказал в интервью Independent, что эта реакция "свидетельствует о подлинности материала", опубликованного его проектом. "Российские чиновники публично пытаются нападать на работы Bellingcat, но за закрытыми дверями, похоже, относятся к ним намного серьезнее", - добавил Хиггинс.

"Очевидно, они обеспокоены целой серией репутационных и организационных упущений, - сказал о российских спецслужбах профессор МГИМО Валерий Соловей. - Ошибки, которые они совершили, говорят о том, что система деградирует, хотя это было ясно уже 10 лет назад, когда убили Литвиненко".

Оппозиционный политик Геннадий Гудков, экс-сотрудник КГБ, сказал в интервью газете, что не припоминает настолько масштабных промахов разведки в прошлом.

"По его словам, проблема не столько в недостатке профессионализма, сколько в "морально-этическом разложении", которое проникло в российские спецслужбы с 90-х годов ХХ века", - сообщает газета.

"Теперь кажется, что военная разведка упивается все более безумными операциями - и делает это, исходя из понимания, что заручилась одобрением людей с самого верха", - сказал Гудков. "Гудков заявил, что ему все еще трудно понять, как Владимир Путин мог дать добро на проведение этой конкретной операции. Но все же существуют аргументы обвинения, на которые надо отвечать", - пишет издание.

Великобритания. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753616


Россия. Великобритания. США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 24 сентября 2018 > № 2770357 Дмитрий Третьяков

Рецепт эффективного симметричного ответа России на дело Скрипалей

Почему кто-то верит в странные истории, рассказанные западной пропагандой? Почему Запад не верит странным историям, которые рассказывает российская пропаганда? Просто мы не умеем их правильно готовить!

С началом нового обострения в отношениях России и США в повседневность вернулась привычная для разгара холодной войны шпиономания. Русские шпионы везде, они «вмешиваются в выборы», отравляют подданных королевы Елизаветы II, покушаются на жизнь и достоинство журналистов, сбежавших в соседнюю страну. Я не знаю точно, но подозреваю, что СВР действительно не только цветочки на клумбе у Белого дома фотографирует, однако поверить в правдивость публично предъявленных обвинений тоже крайне сложно.

Мне сложно, хочу я сказать. Судя по западной и нашей либеральной прессе, кому-то совсем и несложно. И первое время меня это удивляло. Ну скажите на милость, что это за «вмешательство» в выборы в стране с трехсотмиллионным населением, если численность созданных для этого групп в Facebook не превышала нескольких сотен тысяч? Или вот сотрудники секретной организации, через email (не через игру/телеграм или даже VK, а через систему с максимальным количеством электронных следов), без какого-либо шифра обсуждающие свои текущие задачи. А еще вот есть отравители, которые ездят за границу по русским паспортам, прилетают прямо из Москвы, два раза приезжают на место будущего преступления, даже не потрудившись как-то замаскироваться, и оставляют флакон из-под яда прямо в номере отеля (в который накануне приводят проституток, если уж совсем всему верить). Самое интересное во всех этих событиях — это тотальная неуспешность агентов. В выборы вмешивались, но не повлияли, предателя травили, а убили кошку, да и отличить мертвого журналиста от живого не смогли.

Я не могу поверить в эти события. Точнее, не могу поверить в те истории, которые рассказаны вокруг каких-то, вероятно, вполне реальных событий. Однако очевидно, что верить в это должен кто-то другой: эти сказки сказывают не мне, а кому-то еще. И действительно, в это многие верят. С той или иной степенью оговорок, но в целом официальные версии западных спецслужб обсуждаются обществом и приобретают политический и юридический вес. Как такое может быть? Наглая пропаганда? Слепая доверчивость публики? Да, наверное, но откуда же берется такая доверчивость? Вот эта вот версия про яд, намазанный на ручку двери в плохую погоду… как у нее получается быть убедительной?

Всякая пропаганда не может существовать вне общего информационного поля. Точнее говоря, пропаганда — это попытка это поле пополнить какой-то новой для публики идеей или её крупицей. И в этом пропаганда подобна «до степени смешения» образованию — в тактическом смысле у них общие задачи. А если что-то выглядит, как образование, ходит, как образование, и крякает, как образование, то, может быть, и законы на него действуют те же, что и на образование? Скажем, есть такая штука, как «зона ближайшего развития», — это информация или навыки, которыми обучающийся может оперировать только в присутствии обучающего, но не освоил их настолько, чтобы мочь применять непосредственно. Согласно некоторым образовательным теориям, обучить кого-то чему-либо можно, лишь подкидывая информацию в эту самую «зону ближайшего развития».

Это значит, что следует различать три случая:

Человек совсем ничего не знает о предмете и потому не готов об этом рассуждать, он осознанно и не стесняясь может сказать, что чего-то не понимает. (В наше гуманитарное время нет ничего зазорного в том, чтобы не понимать, например, что такое синхрофазотрон или темная материя).

Человек что-то знает о предмете, но эти знания не актуализированы, т. е. не используются им быту, работе или личной жизни. Обычно в такой ситуации мы не можем самостоятельно прийти к верным выводам, потому что не обладаем достаточной полнотой информации. В большинстве случаев то новое, что мы сами извлечем из своих рассуждений о предмете, не будет качественно отличаться от уже имеющихся у нас знаний. Т. е., рассуждая на тему, о которой мы знаем недостаточно, чаще всего мы попадаем в ситуацию «те же яйца только сбоку».

Человек достаточно хорошо изучил предмет и может самостоятельно рассуждать и делать выводы, которые дополняют, а не копируют его знания.

Однако, люди организованы так, что не всегда способны различать то, что следует различать. Особенно, когда дело касается их самих. И если признаться в полном незнании чего-то самому себе ещё иногда у нас получается, то надежно различить знание и частичное знание совсем не так просто. Чаще, сталкиваясь с чем-то, в чем мы не так уж хорошо разбираемся, мы приписываем себе недостающее знание и «забываем» о том, что наши выводы в этой области не так уж и точны. Именно этим эффектом и пользуются манипуляторы и пропагандисты всех мастей — они подкидывают нужный им вывод в мутную воду предрассудков и недодумок.

Рецепт успешного «внедрения» таков:

а) рассказывайте историю, скелетом которой является набор стереотипов, который, как вы знаете, разделят ваша аудитория;

б) наполните историю деталями, на 80−90% близкими и понятными аудитории, чем-то, что они могут пощупать, примерить на себя;

в) зерна внедряемой идеи аккуратно размещайте в оставшихся 10−20% деталей, при этом говорить об идее вслух — дурной тон, ведь вам нужно добиться, чтобы слушатели «сами» дошли до правильного вывода;

г) повторите все пункты вплоть до полного усвоения.

Сложность тут только одна — нужно очень точно знать содержание этих самых предрассудков. Чтобы убедить «цивилизованного человека» в том, что Россия — новый агрессор и источник биотерроризма, нужно обратиться к правильным образам, иначе предполагаемый вывод будет отвергнут аудиторией. Именно поэтому мне так сложно поверить во все эти истории — мой набор предрассудков о деятельности разведслужб разительно отличается от того, на который направлен этот конкретный пропагандистский удар.

Так каков же этот набор?

Он достаточно хорошо известен и начал формироваться в 50-е годы во времена закладки фундамента еще первой холодной войны. Это образ русского шпиона, военного и вообще русского врага как такового. Таковой враг: глуп, злобен, мотивирован чем-то сравнительно простым типа мести или секса, часто склонен к насилию, выполняет приказы, не задумываясь, физически крепок и силен, однако, любит строить сложные заговоры, которые ввиду вышеозначенной глупости (и героизма сил добра) не в состоянии довести до конца, за спиной врага чаще всего стоит сложная, непонятная, но большая и мощная организация, обеспечивающая его ресурсами (на грани или за гранью фантастики). Русских такого типа можно обнаружить в десятках, если не тысячах художественных произведений, что, впрочем, не исключает и иные типажи. Вопрос только в том, актуален ли этот, казалось бы, старый и заезженный стереотип?

Актуален, как можно видеть. Отравление Скрипалей в Солсбери и последующее «разоблачение Бошарова и Петрова» выглядит как черновик типового сценария про русских шпионов-неумех и доблестных следователей из Скотленд-Ярда, которым помогают находчивые журналисты. Не секрет, что в условиях современных медиавойн не так уж важно что, где, когда и как произошло «на самом деле», но очень важно, как событие подано. И то, что в данном случае (как и некоторых смежных историях) машина пропаганды успешно обрабатывает именно этот образ врага, само по себе говорит о том, что он более чем «в тренде», а значит, его будут использовать снова и снова, чтобы подбросить западной публике еще какие-то замечательные выводы.

Загадочным для меня остается лишь поведение наших бойцов пропагандистского фронта, не просто упорно «играющих в защите», но и с успехом подтверждающих одну историю за другой, так точно вписываясь в предлагаемый стереотип, что невольно задумываешься — а кто же им самим пишет сценарии?! Так, достопамятное интервью «Бошарова и Петрова», данное RT, не просто не противоречит общей канве повествования, но как будто специально продолжает её. Кто тут кому подыгрывает и зачем? Ну да не важно.

Важно другое. СССР проиграл в войне в сфере международной пропаганды, и теперь, словно в наследство, Россия проигрывает современную медиавойну на всех возможных фронтах. А между тем играть в такие игры может больше одного игрока. Кстати, обратите внимание на элегантное китайское решение — они прямо и косвенно влияют на Голливуд, скупая киностудии и подкупая прокатчиков невероятным, растущим как на дрожжах рынком. Давно ли вы видели плохих китайцев в кино? Или слышали что-то про китайскую злобную разведку? Кажется, и китайские застенки уже не так ужасны, как были несколько лет назад. Но вернемся к России, последний заметный международный успех — это «сокрытие Сноудена от лап тоталитарного американского правосудия», но случился этот успех ох как давно и частично уже отыгран другой стороной (отсюда и растут ноги «злых русских хакеров»).

Однако, что-то да делать надо? Например, разработать и внедрить «симметричный ответ» на дело Скрипалей. Такой ответ, от которого не сможет увернуться западная пресса так же просто, как она игнорирует сообщения о подготовке химических атак сирийскими повстанцами. Для этого нужно определиться с ударным стереотипом — носителем идеи и, дождавшись (или организовав) подходящую оказию, рассказать правильную историю. Важно понимать, что стереотип должен быть распространен среди целевой аудитории, т. е. в (в случае медиавойн) в среде западного среднего класса с гуманитарным образованием и либеральными взглядами на природу вещей — именно эти люди образуют современные влиятельные медиа с обеих сторон: одни пишут, снимают и говорят, другие читают, смотрят и слушают.

И если уж говорить о шпионах, то почему бы не воспользоваться образом работников западных армий/спецслужб, не менее распространенным, чем описанный выше образ русского врага. Таковой работник умен, худ, агрессивен, немолод и высокопоставлен, его мотивация выражена в риторике о том, что он стоит на стене, отделяющей Запад от восточных орд варваров, однако в её истинной глубине лежит порочное желание личной политической или финансовой выгоды, он совершенно аморален — ради достижения своих целей способен воспользоваться чем и кем угодно, в том числе принести в жертву любое количество человеческих судеб, такой супостат обычно располагает только теми ресурсами, до которых может дотянуться лично, однако ввиду означенной высокопоставленности ресурсов у него немало.

Используя такой богатый материал, да еще и живя в очевидном всему миру гнезде порока, ничего не стоит построить убедительный для нужных людей сюжет, и даже не один. Как насчет разоблачить какого-нибудь американского шпиона или генерала в связях с международной контрабандой органов/детей/наркотиков/женщин, для организации которой он использует свои официальные каналы? Задержать его с поличным во время визита в Москву, где он ведет переговоры со злобными бородатыми афганскими поставщиками? Или вот (может, такое даже и лучше) посол какой-нибудь заметной страны, который настолько любит деньги, что взятками организует в России коридор для пропуска через таможню террористов прямо в сердце своей родины и, может, заодно оружием приторговывает?

Звучит как бред? Но раз люди верят в «Бошарова и Петрова», они поверят и в блюдо по этому рецепту. Важно — правильно приготовить, но важнее — правильно подать.

Дмитрий Третьяков

Россия. Великобритания. США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 24 сентября 2018 > № 2770357 Дмитрий Третьяков


Великобритания. Эстония. Дания. РФ > Финансы, банки > inosmi.ru, 23 сентября 2018 > № 2748447

The Guardian (Великобритания): Британия позволяет Путину безнаказанно переводить свои «темные деньги». Это должно прекратиться

Глобальное влияние Путина неразделимо связано с его владением «темными деньгами», которые он тайно переводит со счета на счет, чтобы купить активы и влияние. Все знают, что это происходит, потому что эффект очевиден: агония на Украине, скандалы в США. Но точные механизмы разоблачить гораздо труднее. Благодаря новостям о колоссальном отмывании денег, из-за которых глава Датского банка ушел в отставку, можно предположить, как много средств утекло с постсоветского пространства включительно с теми, которыми завладели элиты Кремля. И все это происходило потому, что Великобритания отказывалась помочь остановить этот поток, пишет обозреватель «Гардиан».

Скандал с отмыванием денег Датским банком стал возможен только благодаря непрозрачным корпоративным законам Великобритании

Оливер Буллоу (Oliver Bullough), The Guardian, Великобритания

Общая сумма, которая прошла через эстонскую ветку Датского банка (Danske Bank) за 8 лет до 2015-го шокирует, ведь речь идет о 200 миллиардах евро. Однако, это лишь часть тех денег, которые покинули постсоветское пространство и были переведены на Запад. Следователи подозревают, что на эту конкретную аферу приходится лишь 5% от всего, что лежит на счетах «нерезидентов» в банках стран Балтии. Если потоки через другие банки пропорциональны к тому, что прошло через Danske Bank, то речь может идти о 4 триллионах евро, которые прошли через финансовую систему трех балтийских стран. Этого хватит, чтобы погасить национальный долг Великобритании, купить компанию Эппл, провести Олимпийские игры и Чемпионат мира по футболу. И даже после всего этого еще останутся деньги, чтобы быть самым богатым человеком в мире.

Danske Bank вполне оправдано обескуражен суровыми проверками происхождения денег, которые хранятся на счетах «нерезидентов». Ведь банк может столкнуться с юридическими проблемами в США. Однако, Великобритании тоже нужно взять на себя часть работы. С ее помощью владельцам этих грязных денег из бывшего СССР будет труднее спрятаться. Владельцы подозрительных счетов часто прячут свою истинную идентичность за обществами с ограниченной ответственностью — корпоративными структурами, которые появились в британском законодательстве два десятилетия назад.

Информатор, который узнал о том, что происходит в Эстонии, написал датскому банку еще в 2013 году о том, что преступники, связанные с Владимиром Путиным, перечисляют деньги через его систему. А британские ООО стали «идеальным инструментом для клиентов-нерезидентов». Это объясняет, почему в 2013 году больше четверти таких клиентов Danske Bank были номинально британцами, а еще десятая часть — с британских Виргинских островов. На самом деле это были не британцы, которые проводят банковские операции в Эстонии, а корпоративные структуры, которые выводили миллиарды долларов из России и Азербайджана, помогая элитам коррумпированных автократий спрятать богатство.

Один за другим британские правительства хвастались лидерством в международных усилиях, нацеленных остановить злоупотребление возможностями глобализированной финансовой системой со стороны состоятельных и могущественных людей которые избегали уплаты налогов и прятали ворованные деньги. Регистрационная палата Великобритании, данные которой можно свободно просматривать и которая требует от компаний указывать своего настоящего владельца, выставлялась как модель для подражания. Но если тщательнее присмотреться к британской Регистрационной палате, брать с нее пример хочется все меньше. Российские мошенники до сих пор могут злоупотреблять британскими ООО так же, как они делали это 10 лет назад.

До сих пор можно зарегистрировать ООО, которой будут владеть две фальшивые компании в офшорах, а потом соврать, чтобы скрыть истинного владельца. И все это стоит лишь 20 фунтов стерлингов. Поэтому общество не может сказать, что информация Регистрационной палаты Великобритании правдива, потому что ведомство ее не проверяет. Врать в корпоративных документах противозаконно, но наказания за это не предусмотрено. Только один раз кого-то судили за это — британского бизнесмена, который умышленно создал компании на имена политиков, чтобы привлечь внимание к риску возможного мошенничества. Но вместо того, чтобы обратить внимание на проблему и решить ее, Регистрационная палата подала на бизнесмена в суд и оштрафовала его.

Danske Bank купил свое эстонское подразделение в 2007 году и изначально собирался обновить все программное обеспечение к стандартам родительской компании, что привело бы к разоблачению мошенничества, которое происходило полным ходом. Но потом начался финансовый кризис. И Датский банк отбросил эти планы, считая их слишком дорогими. Поэтому менеджеры в Копенгагене понятия не имели, чем занимаются их коллеги в Эстонии.

Это смешно, но правительство Великобритании по той же причине отвергло предложенную лейбористами поправку, которая требовала от Регистрационной палаты проверять информацию о владельцах компаний до обнародования. Министр финансов Джон Глен сказал, что введение такого требования может вылиться британской экономике в сотни миллионов фунтов стерлингов ежегодно. Поэтому Лондон не может себе позволить такие предохранители от отмывания денег.

Сохранение Регистрационной палаты в таком состоянии, чтобы она была дешевой и открытой для денег клептократов, «разумно на копейку, но глупо на фунт». Все в Лондоне хорошо знают о злых намерениях Путина, так же как и о желании постсоветских олигархов приобретать влияние в Британии так же легко, как они покупают недвижимость. Они хотят делать это тайно и дорого. Все знают, что россияне используют британские корпоративные структуры для своих целей. И именно поэтому Британия должна остановить их как можно быстрее.

Великобритания. Эстония. Дания. РФ > Финансы, банки > inosmi.ru, 23 сентября 2018 > № 2748447


Великобритания. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734196

New York Times (США): Трагедия? Фарс? Путаница? Что скрывается за интервью с русскими отравителями

Когда два россиянина, обвиняемые в проникновении в Англию и в отравлении шпиона-перебежчика, появились на телевидении и заявили о своей невиновности, отклики на их выступление были не самые добрые. Но когда иностранцы закатывают глаза и брезгливо отмахиваются от этого интервью, называя его неправдоподобным, они упускают один важный момент, считает газета «Нью-Йорк таймс».

Эндрю Хиггинс (Andrew Higgins), The New York Times, США

Москва — Когда два россиянина, обвиняемые в проникновении в Англию и в отравлении шпиона-перебежчика, появились на телевидении и заявили о своей невиновности, отклики на их выступление были не самые добрые. Эти люди рассказали, что они специалисты по спортивному питанию, а в Англию приехали на выходные, чтобы посмотреть город с кафедральным собором.

«Один из крупнейших конфузов в информационной войне», — сказал об этом интервью дипломатический редактор Би-Би-Си. Другие назвали интервью на российском государственном телевидении пародией, достойной комиков из группы «Монти Пайтон». Британское правительство назвало его «оскорблением человеческого разума».

Но когда иностранцы закатывают глаза и брезгливо отмахиваются от этого интервью, называя его неправдоподобным, они упускают один важный момент. Для России мерилом успеха этого интервью была не его правдоподобность и убедительность.

«Это пощечина Западу», — сказал Петр Померанцев (Peter Pomerantsev), работающий научным сотрудником в Лондонской школе экономики и написавший книгу «Правды нет, и все возможно» (Nothing Is True and Everything Is Possible), в которой он вспоминает, как работал в Москве телевизионным продюсером. Россия, заявил Померанцев, «уже давно отказалась от попыток убедить кого-нибудь в правдивости своих заявлений».

Но Кремль упорно и настойчиво вносит путаницу и отвлекает внимание, стараясь убедить всех, как в России, так и за рубежом, что президент Владимир Путин очень силен, и поэтому он может излагать свою собственную правду, пусть даже верится в нее с большим трудом.

С точки зрения Москвы, интервью телеканала RT (прежде он назывался Russia Today), который финансируется Кремлем, было шедевром и образцом демонстративного пренебрежения. Оно вторит величайшим хитам российской пропаганды времен Путина.

За 25 минут интервьюеру удалось извлечь на поверхность излюбленные штампы пропагандистской машины Кремля. Запад всегда обвиняет Россию в преступлениях, которые она не совершала. Российский народ испытывает тягу к европейским храмам и традиционной культуре, но ему надменно ставят препятствия. В данном случае, препятствием стала английская непогода.

Эпизодическую роль в этом шоу сыграла старая кремлевская заготовка — гомофобия. Зазвучали прозрачные намеки на то, что обвиняемые Британией мужчины, Александр Петров и Руслан Боширов, вполне могут быть геями, а поэтому они никак не могли стать офицерами российской военной разведки и заниматься, как утверждает Британия, заказными убийствами, что является чисто мужской работой.

Политический обозреватель Константин фон Эггерт, ранее работавший ведущим ток-шоу на независимом телевидении, сказал, что интервью Петрова и Боширова вовсе не предназначалось для того, чтобы убедить кого-то в непричастности России к атаке в Солсбери. Задача здесь была другая: показать иностранным критикам и внутренним врагам, что их слова и действия ничего не изменят.

По словам Эггерта, Кремль как бы заявляет Западу: «Да, мы это сделали, мы допустили массу ошибок, но если захотим, то все повторим».

То, что это интервью было организовано с подачи Путина, не вызывает сомнений. За день до того, как его показали в эфире, российский руководитель объявил Петрова и Боширова невиновными в совершении каких-либо преступлений, и на экономической конференции во Владивостоке призвал их открыто выступить и рассказать свою историю. Что они и сделали, причем молниеносно.

К концу того же дня они связались с главным редактором RT Маргаритой Симоньян и сели перед камерами, чтобы ответить на несколько простых и безобидных вопросов. Но там не прозвучал самый главный вопрос: как так получилось, что в номере лондонской гостиницы, где они останавливались, обнаружили следы нервно-паралитического вещества «Новичок», которое было использовано против бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля?

Скрипаль выжил, а заявление Путина вызвало предположения о том, что он приказал военному командованию отправить Петрова и Боширова на телеинтервью, дабы наказать их таким способом за неумелые действия в Солсбери.

Но Путин никогда публично не наказывал и уж тем более не унижал так называемых силовиков из вооруженных сил и спецслужб, которые преобладают в его администрации, какими бы некомпетентными и коррумпированными они ни были.

«Новичок» не убил Скрипаля и его дочь Юлию, но они оказались в госпитале вместе с проживающим в Солсбери британским полицейским. А Москву обвинили в государственном террористическом акте с применением биологического оружия.

Затем, как говорят британские следователи, Петров и Боширов избавились от емкости с «Новичком», причем сделали это настолько небрежно, что спустя несколько месяцев умерла британка, которой ее друг подарил найденный флакон с отравляющим веществом, думая, что это духи.

Во время интервью Петров и Боширов настаивали на том, что они очень сильно интересуются средневековой церковной архитектурой и просто горели желанием увидеть кафедральный собор в Солсбери. Поэтому они отправились на выходные в Британию и дважды посетили этот город, проведя две ночи в грязном лондонском отеле. Они напрочь отрицали какую-либо связь с российской военной разведкой, которая прежде называлась ГРУ, а сейчас ГУ.

В интервью они рассказали про талый снег по колено и про «транспортный коллапс», из-за которого им пришлось прервать первый визит в Солсбери 3 марта и сделать вторую попытку 4 марта — в тот день, когда было применено отравляющее вещество. Этот рассказ показался британцам настолько нелепым, что один обозреватель из «Гардиан» заявил: «Комедия сегодня стала дипломатией, но с другими средствами».

Да, в то время в Солсбери выпало немного снега, но не было никаких погодных катаклизмов, о которых рассказал Петров. Не было ничего, что могло бы помешать двум крепким и привыкшим к суровой зиме россиянам пройти несколько сотен метров от железнодорожной станции до собора. И если они так сильно хотели посмотреть собор, то почему пошли в противоположном от станции направлении и забрели в район в другом конце города, где жил Скрипаль?

«Вся эта ситуация — просто набор необычайных совпадений, больше ничего, — заявил Петров. — В чем наша вина?»

Их рассказ никоим образом не убедил британцев и других людей. Он также не помог улучшить имидж России.

Из-за этого интервью многие россияне, даже из числа сторонников Кремля, недоверчиво закачали головами. Оно было настолько странным, что телекритик Арина Бородина заявила, что Симоньян на самом деле даже не встречалась с этими людьми. По ее словам, запись вопросов Симоньян смонтировали с записью ответов Петрова и Боширова, которая была сделана в тайном месте под строгим надзором.

Якуб Каленский (Jakub Kalensky), возглавляющий работу по борьбе с дезинформацией в аналитическом подразделении Евросоюза в Брюсселе, которое специализируется на российской дезинформации, заявил, что в рассказ этих людей очень трудно поверить. По его мнению, поданный Россией сигнал предельно прост: «Нам наплевать, насколько правдоподобно или неправдоподобно звучат эти заявления».

Но этим людям удалось создать высокую, хотя и не очень правдоподобную, стену опровержений. По словам бывшего телепродюсера Померанцева, им также «удалось превратить трагедию Солсбери в фарс».

Но в субботу российские утверждения о невиновности Петрова и Боширова, которые якобы являются гражданскими любителями путешествий, получили новый удар, когда оппозиционное российское издание «Новая газета» сообщила, что указанный в официальных документах Петрова московский номер телефона принадлежит Министерству обороны.

Проводящий расследования сайт Bellingcat выяснил, что в официальной базе данных по прописке и паспортной информации нет сведений о Петрове и Боширове до 2009 года, когда им были выданы российские паспорта на те фамилии, которыми они сегодня пользуются. Это говорит о том, что ранее они использовали другие фамилии, и что их нынешние имена являются оперативными псевдонимами одной из российских спецслужб. Вебсайт отмечает, что официальные документы Петрова имеют пометку «Совершенно секретно».

Главный посыл интервью RT, равно как и реакции России на иностранные обвинения в свой адрес, состоит в том, что ни в чем не повинные россияне снова пали жертвами западной лжи и предрассудков. Россия, почти постоянно возмущенная западными обвинениями в свой адрес, на любую критику неизменно отвечает осуждением критиков.

На этой неделе в российский МИД вызвали послов Швейцарии и Нидерландов, где им было объявлено, что их страны разрушают отношения с Россией, потому что Голландия выдворила двоих русских шпионов, обвиненных в подготовке кибердиверсий против швейцарской военной лаборатории, которая исследует примененный в Солсбери «Новичок».

В своем интервью Петров и Боширов говорили так же обиженно и печально, как это делает Путин и его подчиненные, когда в адрес России звучат обвинения. А таких обвинений немало: российской ракетой в июле 2014 года в небе над восточной Украиной был сбит авиалайнер; российские войска поддержали кровавый сепаратистский мятеж на востоке Украины; российские хакеры вмешивались в 2016 году в президентские выборы в США и так далее.

«Мы просто хотим, чтобы нас оставили в покое», — сказал Боширов и потребовал от Британии извинений за все те беды и огорчения, которые она причинила ему и Петрову.

Великобритания. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734196


США. Великобритания. Евросоюз. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734277 Антон Именнов, Сергей Гландин

Олигархи в сетях. Как сведения из интернета подводят русский бизнес под санкции

Антон Именнов, Сергей Гландин

Интернет как источник информации для санкционных решений не просто равен традиционным СМИ, а превосходит их. Всякая открытая информация, не опровергнутая по твоей инициативе в международно уважаемом суде, работает против тебя. Старомодный лоббизм с целью сокрытия той или иной информации в такой коммуникативной среде не работает или работает против

Последние дни продолжили санкционную традицию, начатую в далеком уже 2014 году Соединенными Штатами, и после крымской весны наступила долгая санкционная зима. Двенадцатого сентября президент США Дональд Трамп подписал исполнительный указ, позволяющий вводить санкции за вмешательство в американские выборы. Так, санкционная спираль закрутила свой очередной виток в виде нового санкционного списка. Теперь односторонние санкции будут применяться не только против физических и юридических лиц, но и целых стран.

Буквально через день суд ЕС отклонил иски семи российских банков и компаний о необоснованности этих самых санкций, оставив в силе экономические ограничения против них. А в ноябре планируется очередное серьезное расширение санкционного списка США.

При этом не все до сих пор до конца понимают, что же такое эти самые санкции и как они появляются в жизни того или иного персонажа.

Начнем с определений. Если перевести с юридического на человеческий, санкции – это специальные ограничительные или запретительные меры, которые адресно вводятся в ответ на чрезвычайную ситуацию, специфическую угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов, ее экономике или гражданам, источник которой целиком или в значительной степени находится за пределами США. А тот феномен, что все большее количество государств последнее время начинают добровольно исполнять требования санкционных режимов США, называется экстерриториальностью. Или не начинают, и тогда действие фактически осуществляется через голову и помимо властей страны, на территории которой само действие совершается. Иными словами, США предлагают всем некий аналог сверхправа, демонстрируя, кто у нас сверхдержава («кто у нас начальник и где его плеть»).

Оснований для включения в санкционный список четыре:

Существуют нормативные основания для включения в санкционный список.

Установлены и задокументированы фактические обстоятельства, которые позволяют административному органу США применить делегированные ему полномочия, вытекающие из санкционных нормативно-правовых актов.

Соответствующий административный орган США установил соответствие определенного лица, его поведения или действий соответствующему санкционному нормативно-правовому акту США, а установленная деятельность, поведение или лицо не попадают ни под одно из исключений.

Министр финансов США подписал представленное ему подчиненными сотрудниками решение о включении определенного лица в санкционный список.

Если хотя бы одно из первых трех условий не соблюдается, лицо не включается в санкционный список США. При этом ключевым элементом всего является «угроза», которую потенциальный фигурант представляет охраняемым санкционными актами общественным отношениям.

Работает санкционный орган так. Существует Управление по контролю за зарубежными активами (OFAC) – это подразделение внутри департамента контртеррористической и финансовой разведки Министерства финансов США. Деятельность его курирует «целый» OFAC – важнейший орган международного влияния США; его бывший директор Адам Шубин наряду с Дэниелом Фридом был одним из ключевых идеологов президента Барака Обамы. В задачи OFAC входит ведение санкционных списков и контроль за соблюдением американскими резидентами санкционных режимов, а также контроль за воздержанием последних от вступления в отношения с попавшими под санкции юридическими или физическими лицами. Само управление не является правоохранительным органом, в его обязанности не входит реагирование на формальное нарушение требований санкционных актов или установление фактов нарушения санкционного законодательства по запросу заинтересованных лиц. Также OFAC внимательно следит за попытками обхода санкций либо содействия бедолагам, в эти санкции попавшим.

Информация в него поступает из трех основных источников:

а) сведения от материнского департамента обо всех банковских переводах в валюте США, проходящие через американские банки или иные финансовые институты под американской юрисдикцией или контролем;

б) обязательное сообщение американских и международных компаний в отношении попавших под санкции лиц в соответствии c частью 501.601 из 31-й главы Cвода федеральных законоположений;

в) самостоятельно обнаруженная информация в открытых источниках.

Трудно поверить, но последняя категория – это основной источник получения информации о новых санкциях, включая интернет и даже слухи.

Кстати, пример Романа Абрамовича в статье одного из авторов про ордеры на имущество неустановленного происхождения (Unexplained Wealth Orders) оказался в какой-то степени пророческим, потому что совсем не исключил возможность того, что одним из основных источников информации для британских правоохранителей также является наш любимый поисковик Google.

В этот раз не будем трогать счастливо репатриировавшегося из Лондона на Святую землю Абрамовича и проведем эксперимент над другим потерпевшим от санкций. Возьмем, к примеру, другого отечественного олигарха, который попал в санкционный список США 6 апреля этого года. Зовут его Олег Дерипаска.

Итак. При включении его имени в OFAC привели следующую идентифицирующую информацию: «Дерипаска Олег Владимирович, Москва, Россия; дом 64, Северная улица, хутор Октябрьский, Усть-Лабинский район, Краснодарский край, 352332, Россия; 5, Белгрейв-сквер, Белгрейвиа, Лондон SW1X 8PH, Соединенное Королевство; дата рождения: 02 января 1968; место рождения: Дзержинск, Нижегородская область, Россия; гражданин России; гражданин Кипра; пол — мужской (физическое лицо) [UKRAINE-EO13661] [UKRAINE-EO13662]».

Необходимость его включения была обоснована так: «Олег Дерипаска вносится [в санкционный список] в силу исполнительного указа 13661 за то, что он прямо или косвенно действовал от имени или в интересах высокопоставленного должностного лица правительства Российской Федерации, а также в соответствии с указом 13662 в связи с работой в энергетическом секторе российской экономики. Дерипаска сказал, что он не отделяет себя от российского государства. Он также признал наличие дипломатического паспорта и, по собственным утверждениям, представлял российское правительство в других государствах. Дерипаска был фигурантом расследования по фактам отмывания денег, обвинялся в угрозах убийством своим конкурентам, незаконном прослушивании правительственного чиновника; соучастии в вымогательстве и рэкете. Есть сведения, что Дерипаска подкупил правительственного чиновника, заказал убийство одного бизнесмена и был связан в России с организованной преступной группой».

В тексте обоснования в глаза бросается фраза, что бизнесмен не отделяет себя от государства. Запрос этой фразы в Google на английском языке вместе с транслитерированным именем «Олег Дерипаска» выдал – внимание! – 8090 результатов, среди которых есть ряд статей, указывающих на первоисточник этого заявления и множество перепечаток этого материала, в том числе переведенных на русский язык. Материал журналистки Кэтрин Белтон в разделе «Анализ» Financial Times повествует о становлении Олега Дерипаски как алюминиевого магната, упоминает его связь с лидером измайловской преступной группировки Антоном Малевским, родстве с экс-президентом Борисом Ельциным и споре с Михаилом Черным в Высоком суде Англии и Уэльса. Поисковой запрос фразы «Высокий суд Дерипаска Черной» выдаст ссылки на несколько судебных актов, пятый параграф одного из которых содержит указание на вышеуказанный лондонский адрес Дерипаски.

Поисковая система по умолчанию выдает результаты на сегодняшнюю дату в соответствии с текущим местом нахождения пользователя, однако позволяет изменить настройки выдачи в расширенном поиске.

Продолжим наш эксперимент и рассмотрим, какую же конкретно информацию получит управление в Google при запросе «Oleg Deripaska». Для этого изменим место на Вашингтон, США; дата интересующих результатов выдачи — на период до апреля 2018 года; а язык — на английский. На первых страницах выдачи последуют статьи американских СМИ, из которых сотрудник управления узнает примерно следующее:

– Пол Манафорт, бывший глава избирательного штаба Дональда Трампа, в электронном письме предлагал Дерипаске в 2016 году краткие сводки из штаба избирательной кампании, что стало главной уликой в расследовании о предполагаемом вмешательстве властей России в американские выборы;

– агентство Associated Press со ссылкой на дипломатические каналы 2006 года описывает Дерипаску как ближайшего к Путину олигарха, а также одного из двух-трех олигархов, с кем Владимир Путин встречается на регулярной основе;

– в 2006 году Дерипаске было отказано во въездной визе в США, после чего министр иностранных дел России Сергей Лавров неоднократно просил различных государственных секретарей США о выдаче визы Дерипаске. Последняя такая просьба датирована 2016 годом. Также, со ссылкой на Le Figaro, материал приводит публичное возмущение Владимира Путина практикой безосновательного отказа Дерипаске во въездной визе в США.

– за период с 2011 по 2014 год Дерипаска восемь раз побывал на территории США по дипломатическому паспорту. Это стало известно из свидетельского заявления алюминиевого магната в качестве ответчика в суде Манхэттена по иску Александра Гликлада.

А означает все это следующее. Определенный сотрудник управления получил задание найти доказательства связи Дерипаски с государством Российская Федерация. Родной язык этого сотрудника – английский, поскольку по вероятному запросу «Oleg Deripaska Russia state ties» одним из первых в выдаче последовал материал газеты Financial Times одиннадцатилетней давности. Дальнейший сбор информации привел этого сотрудника к находящимся в открытом доступе материалам о разбирательстве в Высоком суде Лондона по иску Михаила Черного; доказательствам связи бизнесмена с государством, Владимиром Путиным и к обсуждению роли Дерипаски в предположительном вмешательстве России в американские выборы 2016 года. В своем комментарии к апрельскому расширению санкционного списка США министр финансов США Стивен Мнучин заявил: «Российское правительство несоразмерно содействует выгоде олигархов и правительственных элит. <…> Российские элиты и олигархи, кто получает выгоду от этой коррумпированной системы, больше не будут изолированы от последствий дестабилизирующей деятельности своего правительства».

Однако вышеприведенные ссылки не упоминают каких-либо фактов, которые можно отнести к фразе «Дерипаска подкупил правительственного чиновника». Соответствующий запрос выдает множество ссылок на англоязычные СМИ, описывающие фильм-расследование Алексея Навального о Насте Рыбке об отдыхе высшего должностного лица правительства РФ – Сергея Приходько на яхте Дерипаски у побережья Норвегии, что может быть истолковано как форма коррупционного правонарушения: получение услуг в нематериальной форме.

В результате собранная сотрудником управления информация подтверждает соответствие Олега Дерипаски всем трем указанным критериям для включения в санкционный список. Но что самое интересное – результат такой работы подтверждает тезис, что главным инструментом в работе OFAC является интернет, а все, что в нем есть, может быть использовано против лица.

Выводы

1. Мы живем в (сверх)новой коммуникативной среде, где известный принцип «нет у вас на Костю Сапрыкина методов» уже катастрофически не работает. Всякая открытая информация, не опровергнутая по твоей инициативе в суде, причем в международно уважаемом (а не условно Басманном) суде, работает против тебя. Интернет по своей информационной ценности не просто равен традиционным СМИ, а превосходит их. Старомодный лоббизм с целью сокрытия той или иной информации в такой коммуникативной среде не работает или работает против.

2. За все в жизни надо платить. Как говорил один известный бизнесмен-мыслитель, «жизнь – супермаркет; бери все, что хочешь, но касса – впереди». Вы сделали состояние на особых отношениях с российской властью и поддерживаете политику не как гражданин, а как активный ее участник? Что ж, исход очевиден. Если у вас есть «искандеры», можете применить их как средство последней надежды. Дай бог, чтобы это не случилось.

3. Олег Дерипаска – один из многих. Один из первых, но не последний. Можем составить список следующих вероятных жертв, соответствующих тем же критериям, что ОВД. Личные отношения с американскими и/или иными политиками никого не спасут. В современном мире при наличии прозрачных унифицированных правил игры такие связи уже не работают. Работает только право, и то не у всех, а только у тех, кто умеет с ним работать, а это штучный и редкий товар.

США. Великобритания. Евросоюз. РФ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2018 > № 2734277 Антон Именнов, Сергей Гландин


Великобритания. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 сентября 2018 > № 2734274 Александр Баунов

Ваш шпиль, прелестный шпиль. Трудности холодной войны в открытом мире

Александр Баунов

На то, что Запад считает глобальным вызовом со стороны России, он отвечает – среди прочего – вербовочной активностью, близкой к уровню холодной войны. В этих условиях, выбирая между задачей не навредить в случае неудачи имиджу России и задачей не проиграть в вербовочной войне, российские спецслужбы вполне могли приоритизировать вторую в ущерб первой

Интервью двух подозреваемых в покушении на Скрипаля и невольном убийстве британки Дон Стерджесс не выглядит убедительным не из-за сбивчивости их речи и не потому, что по соборам такие не ездят и геи такими не бывают (элементарное знакомство с жизнью сразу подсказывает, что ездят и бывают и не такие), а по той же причине, по какой рассыпаются конспирологические версии событий (все было не так) и новые исторические хронологии (все было не тогда).

Подтверждением истинности событий является не то, насколько они правдоподобны сами по себе, а насколько они погружены в бесконечные сети связей, которые невозможно подменить даже в прошлом, не то что в настоящем. По текстам античных историков видно, что Ливий знал Цицерона, но не Тацита, а тот знал обоих, и каждый из них имел в виду имена и события для себя прошлые и настоящие, но не будущие. Многообразное знание нарастает лавиной, и поток перекрестных ссылок не оставляет ни малейшей лазейки для существенного изменения той большой исторической картины, какая у нас есть.

Так же и с современными событиями: невозможно сказать, что всё подменили, не взрывали, а смонтировали, что погибших было не сто, а тысяча, просто спрятали тела, – потому что у людей есть родственники, друзья, коллеги, соседи, домашние животные и любимые места. Постановочные события, если есть на то желание, довольно быстро оказываются разоблаченными.

Не так важно, насколько подозреваемые похожи или не похожи на бизнесменов, умеют или не умеют оправдаться, убедительно или неубедительно излагают. Важно полное отсутствие подтверждающей существование личности вовлеченности в простейшие общественные отношения. Вакуум повседневности. Пустыня быта. Cogito ergo sum – мыслю, следовательно, существую; это верно изнутри человеческого субъекта, а снаружи notus ergo sum – со мной знакомы, следовательно, я существую.

Именно потому, что эту простейшую повседневность так трудно подделать или создать из ничего, даже из малого, Штирлиц всю жизнь был вынужден провести в Германии, а не ездить иногда посмотреть на Кельнский собор.А в 2009 году из США выслали десять спящих агентов, запомнившихся больше всего Анной Чапман, которые просто жили в США годами и даже десятилетиями под видом обычных американцев и ничего особенного не делали.

В этом важнейшем смысле экзистенциальное алиби подозреваемых в отравлении Скрипаля доказать не удалось. Этих людей нет в обыденности, и это подозрительнее блуждания по незнакомому городу под камерами, что само по себе, если они агенты, является прискорбной небрежностью, как и флакон, выброшенный вместо мусорного бака в корзину с вещами для бедных.

Впрочем, это не единственная небрежность. Сюда же следует отнести загранпаспорта с почти одинаковыми номерами, отличающимися на одну конечную цифру. Или новые обстоятельства, которые вроде бы выяснились за выходные, – практически пустые папки с данными для выдачи внутренних паспортов в УФМС, зато с разными засекречивающими пометками, и один из телефонов Минобороны в личных данных. Если все подтвердится, это среди прочего покажет, что даже секретные военные агенты по части оформления документов должны хотя бы минимально следовать гражданской процедуре, что для государства в целом не так уж плохо: по крайней мере Миноборны не выдает собственных паспортов.

Да и сама схема краткосрочного выезда двух мужчин-агентов с заданием, похожая на парную работу дипкурьеров и без вариаций повторяющаяся из раза в раз, тоже не выглядит верхом изобретательности.

Именно полноценная, спонтанно выявляемая сеть социальных связей была бы для подозреваемых более надежным алиби, чем шумная оргия в дешевом лондонском отеле накануне попытки отравления или существующие пока нестыковки у английской стороны, прежде всего по части различия между теоретическим описанием «Новичка» и реальной картиной отравления.

Бывшая элита

По всем этим поводам приходилось встречать горестные реплики, что уж если элита общества спецслужбы, если армия в лице своей внешней разведки настолько кустарны, как же работает все остальное. И многие, даже самые современные читатели склонны с этой логикой соглашаться, по умолчанию принимая, что спецслужбы действительно лучшее, что у нас есть.

На самом деле это давно не так, и горестные реплики исходят из совершенно ложного и устаревшего посыла для общества нашего типа. Военные и родственные им жесткие иерархические организации, связанные с безопасностью государства, действительно бывают главным модернизационным сословием отставших и догоняющих обществ во времена, когда война является общепринятым, одобряемым или во всяком случае допустимым способом межгосударственной конкуренции. На ранних этапах догоняющего развития они оказываются первым и некоторое время единственным модернизаторским сословием. Премьеры всего лучшего и высокотехнологичного происходят в армии, там же оказываются выходцы из самых высокопоставленных и образованных семей, военные школы – первые настоящие вузы. Если гражданскую жизнь правительства отстающих стран решаются осовременить не всегда или не сразу, то от модернизации армии и ее действий на поле боя напрямую зависит их выживание.

В новой и новейшей истории военные были элитой в Турции, арабских странах, Латинской Америке, Восточной и Юго-Восточной Азии. Аналогичные для России времена Петра, Екатерины и Александра, когда армия в России единственный европеец, давно прошли, так же как и эпоха преувеличенной значимости всех служб, имеющих дело с заграницей в закрытом от мира СССР. Сегодня модернизаторскими сословиями являются другие, и лучшие кадры и практики концентрируются там. IT-компании, серьезные банки, юридические фирмы, строители, работники космической сферы, химики и нефтяники собирают более перспективные кадры и вырабатывают более современные решения, чем спецслужбы. Мерить по разведчикам качество работы всей страны сейчас не имеет смысла.

Спецслужбы – по-прежнему серьезные организации, однако вряд ли могут считаться элитой в том смысле, в каком они были элитой в советское время, когда любой, даже законспирированный выезд за границу и возможность жить и отовариваться там были лучшей из привилегий.

В открытой и капиталистической России не всегда ясно, чем компенсировать те неудобства и ограничения, которые связаны с такого рода службой. В случае, если причастность подозреваемых будет доказана (ибо лучшей из версий для нас является та, которая доказана в состязательном суде), это может быть одной из причин провала.

Имидж или лояльность

Во всем этом деле с самого начала поражает полное отсутствие политической целесообразности убийства Скрипаля для России. В момент, когда к ней прикованы критические взгляды всего мира, перед переизбранием Путина, легитимность которого ставится под сомнение из-за слабой конкуренции, в разгар санкций и противостояния практически со всем политическим классом США, по сути в ситуации новой холодной войны – зачем убивать обменянного клятвопреступника, который давно уже рассказал все, что мог, еще в период работы двойным агентом и заново после отъезда.

Однако эта подзабытая уже, в том числе и спецслужбами, степень противостояния вместе с новой холодной войной как раз и могут быть объяснением.

Политической целесообразности в убийстве Скрипаля, с точки зрения общественных связей и имиджа российского государства, действительно нет. Но это если приоритеты международных отношений ставить выше безопасности государственных секретов.

Цель политического режима России – выживание под внешним давлением в ситуации давно забытого уровня конфронтации. Это давление выражается, в частности, в числе и напоре так называемых вербовочных подходов к сотрудникам государственных органов, работающих с секретной информацией, которая у нас имеется более-менее везде.

Вербовка и разведка – стандартные занятия государств по отношению друг к другу. Но их интенсивность очень зависит от международной ситуации: одно дело, если это просто трудные партнеры, между которыми есть противоречия, другое – глобальные противники.

Те, кто общается с госчиновниками, знают об этом из частных разговоров, но и в официальных заявлениях теперь регулярно прорываются удивление и негодование. «Вербовочные подходы, сопровождаемые шантажом и угрозами, не редкость и в других странах – не только в Соединенных Штатах», – говорит глава МИД России Сергей Лавров в одном из недавних интервью.

На пресс-конференции по итогам 2016 года Лавров подробно рассказывал о попытках вербовать дипломатов высокого уровня (вплоть до советника-посланника – второго человека в посольстве в США) в самых разных ситуациях (когда человек вышел за лекарством; в машину подкинули деньги). В декабре прошлого года пресс-секретарь МИД Мария Захарова жаловалась на брифинге на попытки жесткой вербовки представителей российских СМИ и дипломатов. Даже помощь в идентификации Петрова и Баширова в западных газетах приписали завербованному российскому дипломату в Италии (Марии Захаровой пришлось это опровергать). Судя по количеству выступлений, эта тема всерьез волнует российские власти.

На то, что Запад считает глобальным вызовом со стороны России, он отвечает – среди прочего – вербовочной активностью, близкой к уровню холодной войны. В этих условиях, выбирая между задачей не навредить в случае неудачи имиджу России и задачей не проиграть в вербовочной войне, российские спецслужбы вполне могли приоритизировать вторую в ущерб первой.

Во враждебном окружении главное не потерять контроль над информацией и ее обладателями, не уступить в этом противнику. Страна является открытой – неясно, какие бонусы, кроме повышения по службе, соцпакета и приличных, но скромных по сравнению с большим бизнесом зарплат, могут получать чиновники гражданских и даже военных и специальных ведомств, чтобы руководство было уверено в их лояльности.

В советское время государство было тотальным, сейчас, поработав на государственной службе, можно перейти в частную экономику. Страна находится в открытом информационном пространстве, ее границы тоже открыты. Выезд за рубеж, заграничные звонок и письмо, тем более контакт с иностранцем в СССР были штучными событиями, известными наперечет, – хотя и там, помноженные на число граждан, исчислялись миллионами. Сейчас они просто не поддаются и уже не поддадутся никакому учету. Такой цели даже не ставится.

Тем не менее те, кто пошел на государственную, тем более секретную службу, должны понимать, что условия уговора в высшей степени, как говорится – смертельно, серьезны.

Подобно тому, как генерал Золотов жалуется, что перед ним поставлена задача, исполнение которой он не может вполне гарантировать, пока не пресечены разлагающие личный состав нападки Навального (а судя по заявлению Золотова, для него они – часть внешнего давления на Россию), и, поскольку государство не справляется с ситуацией и даже не обращает на нее внимания, ему приходится вмешиваться самому, так и спецслужбы могли руководствоваться логикой поставленной перед ними целью, ставя ее выше государственной репутации. Тем более что провал не был предрешен, да и судебного вердикта пока нет.

Политическая целесообразность существует не сама по себе, а внутри некоторой сверхзадачи. И эта задача сейчас не в том, чтобы показаться в мире хорошими и невинными. Это для Владимира Путина и российских спецслужб так же недостижимо, как для Бориса Годунова («Кто ни умрет, я всех убийца тайный: / Я ускорил Феодора кончину, / Я отравил свою сестру царицу» и т.д.).

Их сверхзадача сейчас – выстоять в весьма жестком противостоянии с финансово и технологически более обеспеченным, а значит, соблазнительным противником (хотя 10 тысяч долларов в машину советника-посланника это все-таки обидно было), и она предполагает четкое осознание всеми неминуемых последствий нарушения договоренностей. То, что последствиями могут стать еще и более жесткие санкции, ухудшающие позиции России в том самом противостоянии с Западом, которое она опасается проиграть, не всегда берется в расчет.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 сентября 2018 > № 2734274 Александр Баунов


Великобритания. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 14 сентября 2018 > № 2775784 Игорь Ковалев

Стратегия только по названию

Куда ведет Брекзит?

Игорь Ковалев – доктор исторических наук, профессор, первый заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Резюме Когда-то барон Бивербрук сказал о премьере Ллойд Джордже: «Ему все равно куда ехать, при условии, что он сидит за рулем». Тереза Мэй тоже управляет автомобилем, который мчится по тоннелю с односторонним движением, меняя правила и не имея понимания, что ее ожидает в конце пути.

Прошло уже два года с исторического референдума, на котором британцы большинством почти в 4% приняли решение о выходе страны из ЕС. Итоги плебисцита стали поворотным моментом в истории Европы, поскольку нанесли серьезный удар по интеграционному проекту, считавшемуся долгое время эталонным и наиболее эффективным. Шокированные результатами волеизъявления подданных Ее Величества политики и эксперты с удвоенной энергией возобновили дискуссии о пределах интеграции и необходимости серьезных институциональных реформ, активизировались споры о том, стоит ли стремиться к увеличению гибкости внутри Союза или же делать ставку на максимальную консолидацию государств-членов. Многие специалисты говорили о возможности цепной реакции и эффекта домино, опасаясь, что примеру Соединенного Королевства могут последовать страдающие от долгового кризиса Греция, Франция и Италия, в которых евроскептические настроения получают все большую поддержку рядовых граждан.

Референдум о Брекзите заставил обратить внимание и на целый ряд фундаментальных вопросов. Прежде всего он продемонстрировал очевидный запрос на обновление политических элит и растущую поддержку популистских идей. Как известно, за выход из ЕС проголосовали в основном избиратели среднего или старшего возраста из небольших или средних городов, которые до этого не отличались особой политической активностью и считали, что интеграционные процессы и глобализация для них скорее зло, нежели польза. Симптоматично, что спустя несколько месяцев данная ситуация повторится и на президентских выборах в США, приведя в Белый дом Дональда Трампа.

Наконец, итоги плебисцита заставили задуматься о том, насколько допустимо решать вопросы, связанные с серьезными экономическими и политическими последствиями, при помощи механизмов и инструментов прямой демократии в стране, которая считается образцом и эталоном представительной демократии. Могут ли рядовые избиратели, не обладающие необходимыми знаниями, делать столь важный исторический выбор? Не лучше ли доверить это профессионалам, имеющим соответствующую подготовку и квалификацию, а также мандат граждан на принятие таких решений?

Со времени оглашения итогов референдума проведено множество исследований о том, каких масштабов достигнут финансово-экономические, конституционно-правовые, гуманитарные и прочие последствия Брекзита. Хотя и Лондон, и Брюссель неоднократно подтверждали, что Соединенное Королевство покидает европейский интеграционный проект, до сих пор отдельные политики и часть экспертного сообщества лелеют надежду о применении кнопки «обновить», рассуждают либо о повторном плебисците, либо о максимально возможном сохранении прежних взаимоотношений.

Такое развитие событий, учитывая уже состоявшиеся переговоры и законодательное закрепление даты выхода Великобритании из Евросоюза, представляется маловероятным, а вот понимание стратегических целей и тактических маневров обеих сторон этого процесса чрезвычайно важны. Именно выработка хорошо продуманных и сбалансированных путей, средств и механизмов достижения желаемых целей, четкое понимание сильных и слабых сторон партнеров по переговорам, а также наличие лидеров, способных вести борьбу и отстаивать свои интересы, являются залогом успеха в таких процессах.

Начало пути

Для британской политической элиты начальный этап формирования стратегии по Брекзиту, как это ни странно, был в большей степени благоприятным. Шок от итогов референдума о членстве в ЕС оказался непродолжительным и не перерос в полноценный политический кризис. Ошибочное и отчасти вынужденное решение о плебисците поставило крест на политической карьере Дэвида Кэмерона, но консерваторы, несмотря на очевидный раскол на евроскептиков и еврооптимистов, сохранили власть и не допустили прихода к руководству партией радикальных сторонников разрыва отношений с единой Европой. Новым лидером и премьер-министром стала Тереза Мэй – опытный политик с большим стажем работы в кабинете, призванный обеспечить единство различных фракций тори в столь сложное время. В ходе агитационной кампании перед референдумом она дисциплинированно, но крайне осторожно высказывалась вслед за Кэмероном в пользу сохранения членства в ЕС. Зато уже в качестве главы правительства первым делом заявила, что «Брекзит означает Брекзит». Избирателям и европейским партнерам, таким образом, был послан четкий сигнал о том, что никакого пересмотра воли народа не будет.

В составе нового кабинета сформировали два новых ведомства, призванных стать своеобразным штабом для разработки стратегии Брекзита – Министерство по выходу из Евросоюза во главе с Дэвидом Дэвисом и Министерство международной торговли под руководством Лиама Фокса. Ключевая должность государственного секретаря по иностранным делам и делам Содружества досталась одному из ярых торийских евроскептиков и сопернику Мэй в борьбе за лидерство в партии – Борису Джонсону. Вместе с тем новый премьер не спешила инициировать 50-ю статью Лиссабонского договора, написанную, по иронии судьбы, британским дипломатом лордом Кинлохрадским. Во время первого зарубежного визита в Берлин и переговоров с Ангелой Меркель Мэй объяснила это желанием выработать «разумные и упорядоченные условия выхода из ЕС». Единственное, что пообещала премьер-министр, это подать соответствующее уведомление до конца марта 2017 года.

Существовал и целый ряд других факторов, оправдывавших такую осторожную линию. В Палате общин значительная часть депутатов были сторонниками дальнейшего участия в европейской интеграции. Большинство избирателей в Шотландии и Северной Ирландии на референдуме проголосовали за то, чтобы остаться в Евросоюзе, поэтому в первой провинции националисты заявили о стремлении провести повторный референдум о независимости, а во второй – серьезную озабоченность вызвала перспектива закрытия границы с Ирландской республикой. Наконец, группа общественников в Верховном суде смогла добиться вердикта, в соответствии с которым правительству необходимо получить согласие парламента на направление в Брюссель уведомления о выходе из Евросоюза. Кабинету пришлось готовить законопроект, который с большим трудом, преодолевая жесткое сопротивление обеих палат, удалось провести лишь к середине марта 2017 года. В целом же действия лидеров консерваторов в тот период представлялись вполне разумными. Они не торопили события, осознавая сложность выработки плана дальнейших действий, понимая, насколько расколото общество, да и сама партия тори.

Столкновение дорожных карт

Первый вариант правительственной стратегии по выходу из Евросоюза был представлен 2 февраля 2017 г., т.е. формально еще до принятия закона, позволяющего запустить сам процесс. В белой книге «Выход Соединенного Королевства из ЕС и новое партнерство с ним» зафиксированы 12 приоритетов, впервые озвученные Мэй в ее программной речи месяцем ранее. Ключевыми из них стали: выход из единого рынка и таможенного союза, введение новой системы миграционного контроля, а также выход из-под юрисдикции Европейского суда. Вслед за этим, 29 марта, в Брюссель отправлено официальное письмо, в котором говорилось о запуске 50-й статьи Лиссабонского договора и отмечалось, что, если не будет заключено новое соглашение о торговле между Великобританией и Евросоюзом, она будет вестись по правилам Всемирной торговой организации.

Многочисленные эксперты и политические оппоненты Мэй констатировали, что глава кабинета вступила на путь жесткого противостояния с Брюсселем, который напоминал курс ее знаменитой предшественницы Маргарет Тэтчер, категорической противницы политической интеграции. Вместе с тем, если внимательно изучить содержание белой книги, станет очевидно, что все ее положения лишены конкретики и крайне расплывчаты, кроме того, в ней не указаны ни очередность заключения новых соглашений, ни инструменты и механизмы их реализации. Кроме того, британская сторона намеревалась вести параллельно переговоры как по условиям выхода из европейского интеграционного проекта, так и по принципам новых взаимоотношений с ЕС.

Ответная стратегия Евросоюза, сформулированная и единогласно утвержденная всего за 15 минут лидерами стран-членов на саммите 29 апреля 2017 г., также предсказуемо оказалась достаточно жесткой. Брюссель, во-первых, четко определил стадии и порядок рассмотрения вопросов в рамках переговорного процесса, что лишало Лондон возможности маневра, например, добиваться заключения нового торгового соглашения между сторонами до окончания Брекзита. Фактически это означало утверждение принципа «ничего не согласовано, пока не согласовано все». Отдельно подчеркивалась недопустимость ведения сепаратных переговоров. Во-вторых, сформулированы ключевые пункты, предлагавшиеся к обсуждению на первой стадии – требование выплатить 60 млрд евро в счет выполнения финансовых обязательств Соединенного Королевства по отношению к ЕС, гарантировать права граждан Евросоюза и членов их семей, проживающих в Великобритании, а также сохранить действующий пограничный режим с Ирландией.

Вариант жесткого изначального противостояния в стратегиях обеих сторон не вызывал особого удивления. Все понимали, что в условиях предстоящих двухлетних переговоров по широкому спектру болезненных вопросов необходимо поле для маневров, позволяющих жертвовать чем-то менее принципиальным, чтобы в итоге достичь желаемого компромисса. Кроме того, ЕС стремился если не наказать покидающую его Британию, то продемонстрировать прочное единство остающихся членов, а также защитить интересы их граждан, свести к минимуму неизбежные финансовые, экономические, имиджевые и прочие потери.

С британской стороны ставка на радикальное противостояние с Брюсселем, помимо всего прочего, объяснялась и изменившимся балансом в расстановке политических сил. Во-первых, к этому времени, после достаточно длительного периода усиления роли малых и третьих партий, наметилась тенденция к возрождению классической двухпартийности, что нашло отражение как в росте числа членов Консервативной и Лейбористской партий, так и в расширении их электоральной поддержки. Во-вторых, опросы общественного мнения зимой и весной 2017 г. демонстрировали существенно большее доверие избирателей к правящей партии по сравнению с оппозицией. В-третьих, Мэй стала премьер-министром без «народного мандата», поскольку не приводила свою партию к победе на всеобщих выборах. Как следствие, дополнительная легитимация в сложных условиях Брекзита для нее была важна. Учитывая, что ее рейтинг в апреле 2017 г. составлял 50% против 14% у лидера лейбористов Джереми Корбина, премьер-министр после некоторых колебаний все же решилась на проведение досрочных парламентских выборов 8 июня 2017 года.

Она явно рассчитывала увеличить парламентское большинство тори перед началом бракоразводного процесса с ЕС. Доминирование в парламенте должно было обеспечить беспрепятственное прохождение всех правительственных инициатив в рамках стратегии жесткого Брекзита и блокировать любые попытки оппозиции и противников разрыва отношений с Европой помешать реализации выработанного курса.

Однако итоги всеобщих выборов спутали все карты. С одной стороны, многие третьи и малые партии вообще лишились представительства в Палате общин. Представительство наиболее последовательных противников выхода из ЕС – шотландских националистов сократилось с 56 до 35 мандатов. С другой стороны, консерваторы не только не увеличили свою фракцию в нижней палате, но и потеряли абсолютное большинство. Мэй в условиях «подвешенного парламента» смогла сохранить премьерское кресло только благодаря коалиции с небольшой североирландской Демократической юнионистской партией. Задача обеспечить прочное правительственное большинство и получить возможность игнорировать мнения противников стратегии жесткого Брекзита оказалась проваленной.

В этих условиях в Великобритании все настойчивее и громче стали звучать голоса сторонников более мягкого варианта выхода из Евросоюза и даже его отмены путем проведения повторного референдума, к чему призывали, например, политический ветеран Тони Блэр и бывший вице-премьер Ник Клегг. Кроме того, по данным консервативной газеты The Telegraph, в новом составе Палаты общин стратегию жесткого Брекзита поддерживали 297 парламентариев (292 консерватора и пять лейбористов). С другой стороны, приверженцами политики более конструктивного и менее радикального диалога с Брюсселем были 342 депутата, включая 10 представителей от Демократической юнионистской партии, благодаря голосам которых кабинет Мэй остался у власти. Масла в огонь подлили и лидеры ЕС, которые на фоне этих событий и в преддверии старта переговорного процесса несколько раз заявляли, что двери их союза остаются для Соединенного Королевства открытыми, в том случае если оно передумает.

Помимо очевидного раскола в обществе, после парламентских выборов усилились разногласия о Брекзите внутри Консервативной партии и в правительстве. В частности, канцлер Казначейства Филип Хэммонд неоднократно выступал с идеей более мягкого варианта и призывал коллег по кабинету пересмотреть прежнее решение о проведении полностью независимой политики в торговле. Эту точку зрения поддерживали такие тяжеловесы в партийной элите тори, как глава аппарата кабинета Дэмиан Грин и министр внутренних дел Эмбер Радд. Весьма примечательна и метаморфоза, произошедшая с одним из наиболее убежденных и непримиримых евроскептиков в рядах тори Майклом Гоувом, который после проигранной битвы за лидерство в партии все же получил министерский портфель. В июне 2017 г. он неожиданно для многих заявил, что правительство «должно искать максимально возможный консенсус по Брекзиту».

Несмотря на это, на первой же встрече официальных представителей Великобритании и ЕС 19 июня 2017 г. Дэвис сказал, что его страна будет осуществлять жесткий вариант Брекзита, предусматривающий выход из единого рынка и «возврат контроля над законодательством и границами». Однако британский министр вынужден был согласиться как с предложенным Брюсселем форматом переговоров (две последовательные стадии), так и с основными вопросами. Фактически инициатива оказалась в руках опытного французского дипломата Мишеля Барнье, который непреклонно следовал выработанной лидерами ЕС стратегии, выдвигая четко сформулированные и конкретные предложения.

Битва за промежуточный финиш

На первом этапе, в ходе которого предстояло договориться об условиях выхода Великобритании из ЕС, с июня по ноябрь 2017 г. состоялось пять раундов переговоров. Однако, по мнению Брюсселя, «значительного прогресса» на них не достигнуто, поскольку британская сторона предлагала размытые, абсолютно декларативные формулировки и упорно не желала давать четкие обязательства и гарантии. Данное обстоятельство не позволяло перейти к следующей стадии, предусматривающей выработку новых принципов взаимоотношений.

Явная пробуксовка переговорного процесса существенно осложняла и без того не очень прочное положение правительства Мэй, а также ставила под сомнение правильность избранной стратегии. Министр финансов Хэммонд в октябре 2017 г. даже допустил возможность выхода из Евросоюза без заключенного соглашения. Такой сценарий вызвал негодование лидера Лейбористской партии. «Тори, бесспорно, проваливают переговоры. Они разделены и ведут переговоры друг с другом, вместо того чтобы вести их с Евросоюзом. С каждым днем они приближают нас к тому, что выход из ЕС состоится без соглашения», – констатировал Корбин. Дважды, в октябре и в ноябре, консервативные депутаты-заднескамеечники выдвигали предложение об отставке Мэй, причем во втором случае им не хватило всего восьми голосов для формального запуска процедуры перевыборов лидера партии. Премьер-министр в этой ситуации демонстрировала уверенность в своих силах и заявляла, что не покинет капитанский мостик, следуя логике своей предшественницы Тэтчер, которая в свое время сказала: «Я останусь до тех пор, пока не устану. А пока Британия во мне нуждается, я никогда не устану». Наконец, надо было учитывать и то обстоятельство, что в Палате общин уже обсуждался Законопроект о Брекзите, в котором устанавливалась точная дата выхода Великобритании из Евросоюза – 29 марта 2019 г., что делало невозможным продление ведущихся переговоров.

Первым свидетельством того, что правительственная стратегия может быть изменена, стала программная речь Мэй во Флоренции, в которой она предложила ввести двухлетний переходный период после официального выхода Соединенного Королевства из ЕС, в течение которого оно будет соблюдать прежние правила и постепенно внедрять новые принципы взаимоотношений. Кроме этого, в декабре 2017 г. Великобритания пошла на уступки по всем вопросам, обсуждавшимся в рамках первой стадии переговоров. Наиболее показательным в этом плане стал итог дискуссии о финансовых обязательствах. Первоначально представители ЕС назвали сумму в 60 млрд евро, затем под давлением Франции и Германии она увеличилась до 100 миллиардов. В Лондоне цифры посчитали завышенными и даже высказывалась точка зрения о том, что следует вовсе отказаться от каких-либо выплат. Однако в сентябре 2017 г. Мэй заявила, что ее страна полностью выполнит все подобные обязательства перед Евросоюзом, правда, не назвав конкретную сумму. По сути, европейские переговорщики, сыграв на повышение, смогли добиться желаемого результата.

Ключевым моментом, подводящим итог первой стадии переговоров, стала встреча Мэй с главой Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером в начале декабря 2017 года. Премьер-министр предприняла отчаянную попытку настоять на своем видении соглашения, но столкнулась с не менее твердой позицией оппонента, который заявил: «Тереза Мэй энергично и настойчиво защищала английские интересы, я делал то же в отношении общеевропейских». В итоге после семи месяцев переговорного марафона Великобритания вынуждена была уступить по всем трем приоритетным вопросам для того, чтобы получить возможность перейти ко второму этапу и выработке соглашений о новых принципах взаимоотношений с ЕС в сфере торговли, безопасности, обороны и внешней политики.

Курс на Брино?

Проиграв первую битву, Мэй начала задумываться о смене стратегии. Первым свидетельством этого стали начавшиеся в январе 2018 г. перестановки в правительстве, когда премьер-министр планомерно меняла сторонников жесткой линии в переговорах с ЕС на преданных ей соратников и представителей «нового поколения талантов». В итоге более 70% министров и их заместителей впервые заняли должности в структурах исполнительной власти.

Во-вторых, глава кабинета вынуждена была учитывать и растущее сопротивление курсу на радикальный разрыв с Брюсселем в парламенте. Во время обсуждения Билля о выходе из Европейского союза правительству пришлось согласиться на внесение в документ нескольких существенных изменений, включая такое важное, как обещание предоставить парламенту право принятия окончательного решения по Соглашению о выходе Великобритании из ЕС. Но даже несмотря на это, в Палате лордов кабинет потерпел 14 поражений при голосованиях по поправкам, предложенным пэрами. Примечательно, что суть большинства этих поправок была во многом созвучна требованиям переговорщиков со стороны Евросоюза – гарантии прав граждан ЕС, решение проблемы границы с Ирландской республикой.

В-третьих, скепсис в отношении жесткого Брекзита нарастал и в британском обществе. Многочисленные опросы зимой-весной 2018 г. показывали неуклонный рост числа граждан, сомневающихся в способности правительства отстоять национальные интересы в переговорах с Брюсселем. Сокращался и рейтинг доверия премьер-министру. Все попытки властей переключить внимание британцев на другие темы – свадьба принца Гарри, дело Скрипалей и т.д. – не дали желаемого результата.

В итоге 6 июля Мэй решилась на смену курса. Она выступила за сохранение зоны свободной торговли с ЕС, согласилась следовать общеевропейским стандартам и мерам регулирования в сфере торговли товарами и сельхозпродукцией и с возможностью беспрепятственных поездок на работу и учебу для граждан ЕС и Соединенного Королевства. Однако такой поворот привел к острому внутриполитическому кризису. Новая стратегия была воспринята в штыки сторонниками жесткого Брекзита, а два ключевых члена кабинета – Джонсон и Дэвис – демонстративно подали в отставку. Премьер-министра обвинили в игнорировании воли народа, высказанной на референдуме, и стремлении превратить Великобританию в «колонию ЕС». В политический лексикон вошел новый неологизм – «Брино» (Brino – сокращение от Brexit in name only – Брекзит только по названию). Над Мэй нависла вполне реальная угроза смещения с поста лидера партии.

Продолжает расти число британцев, отрицательно оценивающих политику правительства по подготовке выхода из ЕС. Согласно опросу, проведенному 30 июля 2018 г. Sky News, таковых уже 78%, а недовольных работой премьер-министра – 74%. Налицо и факт глубокого раскола в политической элите по вопросу о Брекзите. Причем он очевиден как на межпартийном, так и на внутрипартийном уровнях. Кроме того, можно говорить и о противостоянии относительно выхода из ЕС между разными ветвями власти, а также между Лондоном и Эдинбургом. Все настойчивее требования о проведении референдума по условиям сделки с Брюсселем. Политики, выпустившие в свое время из бутылки «джинна прямой демократии», теперь пытаются загнать его обратно, отказывая в проведении новых региональных и национальных плебисцитов.

Но самым важным стало то, что отказ от прежней стратегии и заявление премьер-министра о том, что она лично возглавит британскую сторону в переговорном процессе, не привели к существенным прорывам. Лондон и Брюссель по-прежнему периодически говорят об отсутствии значимого прогресса в диалоге, вновь прибегают к политике взаимных обвинений и угроз, допускают возможность выхода Соединенного Королевства из ЕС без заключенной сделки. Между тем до 29 марта 2019 г. – даты, когда процесс выхода Великобритании должен официально завершиться, – остается все меньше времени.

Туманные перспективы

От формата взаимоотношений между Соединенным Королевством и Евросоюзом после развода зависит очень многое. Декларации нынешних британских политиков о том, что после Брекзита страна вновь обретет роль не только региональной, но и глобальной державы и сможет продвигать свои интересы, не оглядываясь на указания и директивы из Брюсселя, представляются малореальными. За почти 45 лет участия в общеевропейском интеграционном проекте британская экономика настолько масштабно и глубоко встроилась в единый внутренний рынок, что говорить о быстрой и безболезненной переориентации на других партнеров просто не приходится. Не случайно большая часть предпринимательского сообщества, включая Конфедерацию британской промышленности, были и остаются последовательными сторонниками «курса Брино».

Стоит также учитывать, что длительное время Соединенное Королевство в торговых отношениях с другими странами руководствовалось соглашениями, заключенными европейскими чиновниками в рамках ЕС. Многие специалисты считают, что после выхода из Союза британцы вряд ли смогут быстро и эффективно наладить переговорный процесс о новых условиях торговли, а также указывают на очевидный дефицит квалифицированных кадров, способных выполнить эту задачу. Большинство экспертов также прогнозируют ослабление роли лондонского Сити в качестве одного из мировых финансовых центров. Утрата возможности использовать «паспорт» ЕС для оказания финансовых услуг, без сомнения, заставит часть банкиров переориентироваться на альтернативные площадки в Париже, Франкфурте, Милане, Люксембурге или Дублине.

Серьезной проблемой остается вопрос о дальнейшем сотрудничестве в сфере безопасности и борьбы с терроризмом. Великобритания, которая, как известно, является одной из главных целей атак различного рода экстремистских организаций, рискует лишиться чрезвычайно важной поддержки партнеров из континентальной Европы. Какими катастрофическими последствиями это чревато, нетрудно догадаться.

Между тем политика правительства Мэй по вопросу о выходе из ЕС остается примером неудачного стратегического мышления. В первоначальной стратегии жесткого Брекзита не были сформулированы ясные и понятные приоритетные вопросы, призванные нивелировать или минимизировать политические, административные и экономические последствия предстоящего расставания с Европой. Единственная четкая позиция заключается в том, что выход из общеевропейского проекта состоится в любом случае, но сбалансированного сочетания ключевых целей и задач с путями и средствами, при помощи которых их можно достичь, не было. Отсутствовала и взвешенная, адекватная оценка возможностей и вероятного поведения противостоящей стороны.

В результате брюссельская бюрократия на первом этапе переговоров явно переиграла британскую. Последовавший затем переход к стратегии мягкого Брекзита не только не привел к прорывам в трудном диалоге, но и стал причиной острого внутриполитического кризиса, продемонстрировал, что правящий кабинет не имеет прочной опоры и поддержки внутри страны. В свое время барон Бивербрук, оценивая политику Дэвида Ллойд Джорджа, сказал: «Ему все равно куда ехать, при условии, что он сидит за рулем». Похоже, что и Тереза Мэй пока управляет автомобилем, который мчится по тоннелю с односторонним движением, постоянно меняя правила и, судя по всему, не имеет четкого понимания, что ее ожидает в конце пути.

Великобритания. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 14 сентября 2018 > № 2775784 Игорь Ковалев

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Великобритания > Армия, полиция. СМИ, ИТ > snob.ru, 14 сентября 2018 > № 2733286 Константин Эггерт

Могут повторить

Константин Эггерт

Какие сигналы подает Кремль Западу посредством скандального интервью с Петровым и Бошировым

Хохотать тут, конечно, можно. И над вымученной игрой в «геев», и над «Солсберецким собором», и над снежной бурей, которой не было. Можно пофантазировать, что этот дикий телеспектакль — изощренное публичное наказание от начальства «Петрову» и «Боширову» за провал операции. Своего рода наряд вне очереди. Мол, помучайтесь, парни, перед телекамерами, изображая однополую пару, то-то ребята «на работе» посмеются!

Можно также заметить, что смех тут, если вдуматься, неуместен. Ведь речь идет о предполагаемом покушении на убийство двух человек (Сергея и Юлии Скрипаль) и смерти не причастной ни к чему британской подданной Дон Стерджес.

На самом деле, все тут совершенно органично и правильно, по крайней мере, с точки зрения организаторов этого интервью года. Особенно после того, как несколько дней назад не кто иной, как сам президент Путин объявил о том, что «Петров» и «Боширов» найдены. Инициатива, таким образом, исходила от Кремля. Люди, готовившие действо на RT, прекрасно понимали, что делают, и догадывались, как именно будут его комментировать оппозиционные СМИ, критически настроенная интеллигенция и наивные западные люди.

Тем не менее они — очевидно, по указанию свыше — устроили этот спектакль. Значит, что именно такого результата организаторы и желали. 25-минутное интервью становится абсолютно логичным, если предположить, что его задача — не замести следы, не узнать, что еще удалось выяснить британским следователям, даже не оправдаться перед западным общественным мнением (кто поверит таким оправданиям?). Цель этой пропагандистской операции очень простая — троллинг: Терезы Мэй, Ми-5 и Ми-6 плюс американской администрации, которая инициировала первую серию санкций против российских интересов в связи с делом Скрипаля в августе и теперь введет в действие значительно более жесткие ограничения в ноябре. По крайней мере, я для себя другого объяснения не нахожу.

Не стоит забывать: российские следственные органы открыли в марте дело об отравлении двух граждан России. И коли уж их «нашли», как сообщили нам из Кремля, то «бизнесменам» прямая дорога не в студию Маргариты Симоньян, а на допрос в Следственный комитет, хотя бы в качестве свидетелей.

Нет, никакая это не попытка оправдаться перед Западом и даже не шоу для телезрителей Первого канала и ВГТРК про то, как коварная «англичанка» вновь «гадит» России. Это, скорее, побочная, не главная задача интервью. Это четкий сигнал Лондону и его вашингтонским союзникам: «Мы это сделали, а вас и ваших санкций не боимся». Собственным силовикам: «Мы своих не сдаем, даже если они провалили задание». И всему миру, включая оппозиционную российскую общественность: «Вы — никто».

Удивившую многих скованность и раздражение обычно бойкой на язык Маргариты Симоньян в этом контексте можно легко понять. Одно дело — транслируемые ее каналом байки про «мировое правительство» и масонов да задушевные беседы со Славоем Жижеком и лидерами «Хезболлы». Совершенно другое — участие в пропагандистской акции российских спецслужб с целью публичного унижения премьер-министра Великобритании, администрации Дональда Трампа, конгресса США и подотчетных им контрразведчиков. Тут уж не до смеха над игривыми намеками на «фитнес-индустрию». Ведь кто знает, как там дальше будут обстоять дела с выдачей шенгенских и других виз?

Интервью двух «специалистов по фитнес-индустрии» — декларация намерения Кремля ничего не менять в русской политике — ни за границей, ни, что еще важнее, дома, в России. Никому не уступать, наказывать тех, кто считается предателями или особо опасными врагами, и никогда не демонстрировать слабость. Это демонстрация убежденности, что все разговоры про «доверие как главную ценность дипломатии» ничего не значит, что миром правят сильные, а удел слабых — выпускать пресс-релизы и пищать про «верховенство права».

Зловещий троллинг на RT — послание не только Даунинг-стрит или Пенсильвания-авеню, но и сторонникам Навального. Борцам с мусорными свалками. Каким-нибудь местным депутатам-коммунистам, которые в результате последних региональных выборов вдруг могут решить, что они действительно власть. Европейским дипломатам, которые все еще надеются на освобождение Сенцова, как (видимо, ошибочно) надеялся и я. Короче, всем-всем-всем: «Можем повторить!»

Если потребуется — повторят, не сомневайтесь.

Россия. Великобритания > Армия, полиция. СМИ, ИТ > snob.ru, 14 сентября 2018 > № 2733286 Константин Эггерт


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 сентября 2018 > № 2726059 Леонид Бершидский

Bloomberg (США): Дело Скрипалей доказывает, что слежка далеко не всесильна

Повсеместная слежка в Британии позволила установить личность подозреваемых. Но, как в случае с Россией, произошло это слишком поздно, чтобы арестовать преступников. Так стоит ли устраивать слежку за миллионами граждан, подвергая их риску ложного срабатывания, существующего даже при современных технологиях распознавания лица? Таким вопросом задается колумнист издания Bloomberg.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Вездесущие камеры слежения не очень-то помогают в борьбе с преступностью, даже если случай действительно резонансный.

Натыканные повсюду камеры слежения, безусловно, помогли раскрыть роль российской военной разведки в попытке покушения на бывшего агента, случившегося в Солсбери в марте этого года. Благодаря видеонаблюдению, маршрут двоих российских подозреваемых был восстановлен в малейших подробностях. Но вместе с этим кажущаяся удача обнажила главную проблему повсеместной слежки: следить за всеми подряд — значит не следить ни за кем в особенности. И камеры могут пригодиться уже постфактум, когда задержать уже опознанных преступников становится все труднее.

По разным оценкам, в Лондоне установлено до полумиллиона камер видеонаблюдения, то есть по одной на 16 жителей. К слову, такими камерами, несмотря на все протесты поборников приватности, нафаршированы и американские города. Они-то и позволили британской полиции и разведке опознать преступников как Александра Петрова и Руслана Боширова (впрочем, это наверняка псевдонимы). На записях видно, как они идут по аэропорту, спускаются в лондонскую подземку, вселяются в обшарпанный отель и едут в городок, где, предположительно, измазали ручку двери бывшего полковника Сергея Скрипаля ядом военной разработки. Бывший шпион и его дочь выжили, однако женщина, соприкоснувшаяся с ядом случайно, умерла.

Расследование заняло несколько месяцев. Еще бы, следователям пришлось перелопатить гору видеоматериалов, а кроме специальных распознающих лица программ над делом трудились живые «сверхопознаватели» — сотрудники с выдающейся памятью на лица. По-другому и быть не могло: единого стандарта среди камер видеонаблюдения не существует. Согласно свежему отчету британского сайта Ifsec Global, посвященного индустрии безопасности, лишь 16% установленных в стране камер видеонаблюдения имеют искусственный интеллект для анализа поступающих данных. Кроме того, оказалось, что 74% всех систем безопасности вообще используют аналоговые камеры. Наконец, четверть всех систем была установлена по меньшей мере шесть лет назад — или даже того раньше.

Фундаментальные научные изыскания эффективности камер видеонаблюдения доказывают, что они способны снизить число имущественных преступлений — вроде грабежей и мелких краж — но не преступлений против личности, сопровождающихся насилием. Эффективнее всего камеры работают, когда за ними есть постоянный догляд, а полиция оперативно реагирует на любые сигналы тревоги. Однако, как бы то ни было, камеры слежения оказались бессильны против волны тяжких преступлений, захлестнувших Лондон в последние месяцы — таких, как перестрелки, ножевые атаки и изнасилования. Что касается мелких преступлений, то камеры рассчитаны скорее на психологический эффект. Однако преступники поменьше тоже читают газеты, а там наперебой обсуждают новую политику Лондонской полиции: если ущерб не превышает 50 фунтов (65 долларов), то дело возбуждаться не будет. Кроме того, полиция не будет разыскивать магазинных воришек или мелких хулиганов, если ради этого требуется отсмотреть более 20 минут видеоматериала.

В Берлине камер слежения на порядок меньше, чем в Лондоне. В 2016 году в городе было 14 765 штук — то есть по одной на 325 жителей. Вероятно, их количество все же возросло: преступнику, совершившему теракт на рождественском рынке, удалось улизнуть прямо из-под носа полиции. Видеозаписей при этом не нашлось, и федеральное правительство призвало усилить видеонаблюдение. Однако немцы на нововведения смотрят с недоверием, памятуя о своем недавнем прошлом. Урок двух полицейских государств дает о себе знать, и видеонаблюдение принимают в штыки. Руководящие Берлином левые партии в прошлогоднем соглашении обещали, что расширять видеонаблюдение не собираются.

Но несмотря на сопротивление общественности в этом вопросе, Берлин гораздо безопаснее Лондона. Например, за финансовый год 2017-2018 (закончившийся в марте) в Лондоне произошло 32 869 ограблений или 402 на 100 000 жителей. В Берлине же эта цифра составила 4 242 ограбления — или 115 на 100 000 жителей.

Конечно, это еще ничего не доказывает. Разница в уровне преступности обуславливается не только тем, насколько широко в том или ином городе применяется видеонаблюдение — есть и другие факторы. Но этот разрыв не только не уменьшается, но и ширится — в Лондоне преступность растет, а в Берлине падает — и это доказывает, что повсеместность камер слежения еще не решает проблемы преступности.

Постоянная слежка по-своему даже успокаивает. Полиция подключится только в том случае, если дело по-настоящему серьезное — например, химическая атака извне. Люди попадают в поле зрение камеры и тут же исчезают, не теряя своей анонимности — впрочем, это по усмотрению наблюдателей. Всеобъемлющую систему видеонаблюдения выстраивает Китай. Предполагается, что к 2020 году она покроет все ключевые общественные места страны. В Китае уже имеется 170 миллионов камер видеонаблюдения (причем большинство из них гораздо современнее английских), а скоро появится еще 400 миллионов. И делается это отнюдь не для того, чтобы остановить мелких воришек, а чтобы следить и собирать данные обо всех граждан без исключения.

Да, повсеместная слежка в Великобритании позволила полиции установить личность подозреваемых, но, как это часто бывает в отношении России, произошло это слишком поздно, чтобы вмешаться и арестовать преступников. А теперь их в Великобританию и калачом не заманишь.

Неужели этот исход стоит того, чтобы устраивать слежку за миллионами невинных граждан, подвергая их однопроцентному риску ложного срабатывания, существующего даже при современных технологиях распознавания лица? И перевешивает ли он риск хакерской атаки, которая прямо-таки напрашивается? Что-то я сомневаюсь.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 сентября 2018 > № 2726059 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 сентября 2018 > № 2725042 Марк Галеотти

Foreign policy (США): Российская военная разведка далеко не глупа

Наконец начала появляться информация о предполагаемых убийцах бывшего двойного агента из России Сергея Скрипаля. По данным британской прокуратуры, двое подозреваемых являются сотрудниками российской службы военной разведки ГРУ — того самого ведомства, где служил Скрипаль в свою бытность британским шпионом. Марк Галеотти считает, что чрезмерное внимание к этой службе весьма опасно.

Не дайте себя одурачить сообщениями о подозреваемых в покушении на Скрипалей: Москва добилась того, чего хотела

Марк Галеотти (Mark Galeotti), Foreign Policy, США

Прошло шесть месяцев с момента покушения на бывшего двойного агента из России Сергея Скрипаля, и вот наконец начала появляться информация о предполагаемых убийцах. По данным британской прокуратуры, двое подозреваемых являются сотрудниками российской службы военной разведки ГРУ — того самого ведомства, где служил Скрипаль в свою бытность британским шпионом. С одной стороны такая предполагаемая связь свидетельствует об агрессивных устремлениях ГРУ, которых следует опасаться странам Запада. А с другой, чрезмерное внимание к этой службе, а также разговоры о ее мнимой топорности и неуклюжести весьма опасны.

Первые подробности о возможных убийцах появились 5 сентября, когда заместитель начальника лондонской полиции Нил Басу (Neil Basu) назвал в качестве главных подозреваемых двоих россиян, которые приехали в Лондон под именами Александр Петров и Руслан Боширов. Масштабное расследование, в ходе которого 250 детективов провели более 1 400 допросов и проанализировали 11 000 часов видеосъемки с камер наблюдения, позволило полиции выследить двоих мужчин, которые находились в Британии три дня. Полиция заявляет, что они прибыли рейсом из Москвы в пятницу 2 марта во второй половине дня. Следующий день они провели в номере лондонского отеля, где якобы готовили отравляющее вещество нервно-паралитического действия «Новичок», которое было использовано для отравления. В воскресенье они приехали к дому Скрипаля в город Солсбери. Пробыв там полтора часа и намазав за это время дверную ручку в доме «Новичком», а потом выбросив в близлежащем парке флакон с отравляющим веществом, подозреваемые сели в поезд до аэропорта и улетели обратно в Москву.

Выступая после брифинга Басу в парламенте, премьер-министр Тереза Мэй заявила, что эти двое являются сотрудниками ГРУ, назвав это ведомство «очень дисциплинированной организацией с устоявшейся системой подчинения». Мэй не стала упоминать российского президента Владимира Путина, однако дала понять, что он наверняка знал о планах Петрова и Боширова. «Это нельзя назвать самовольной операцией, — сказала она. — Ее наверняка утверждали за пределами ГРУ на самом высоком уровне в российском государстве».

В этом она несомненно права. Хотя различным спецслужбам (и прочим инструментам геополитической борьбы с Западом) в России предоставлена значительная оперативная самостоятельность, на проведение крупных операций с потенциально серьезными международными последствиями надо получать разрешение в Кремле. Кроме того, не было никаких обычных примет (таинственные отставки, скандальные утечки информации из надежных источников), указывающих на то, что какой-то человек или ведомство переступили грань дозволенного. Инициировал Путин это покушение или просто одобрил его — оно наверняка было государственной операцией.

Возможная причастность Путина привела к тому, что в СМИ появилось множество материалов и сообщений про ГРУ: как это управление действует, зачем существует, и почему его схватили за руку. Такое внимание вполне понятно, но здесь есть немало проблем. С 2010 года это ведомство официально называют Главным управлением Генерального Штаба (ГУ ГШ), но оно повсеместно известно под своей прежней аббревиатурой ГРУ. Это управление упоминалось в расследовании российского вмешательства в американские выборы, его обвиняли в попытке государственного переворота в Черногории в 2016 году и даже подозревают в уничтожении гражданского авиалайнера в небе над Украиной в 2014 году. Последнее утверждение весьма спорно. ГРУ несомненно помогало начать восстание в Донбассе, вооружало боевые отряды и давало указания их командирам. Но нет никаких улик, указывающих на то, что оно приняло решение сбить самолет. Тем не менее, это управление чрезвычайно активно действует по всему миру.

ГРУ также известно своей готовностью идти на риск в тех случаях, когда другие службы на это не решаются. Этому управлению подчиняется российский спецназ, а офицеры-разведчики гордятся тем, что выполняют поставленные задачи, несмотря ни на что.

Но ГРУ действует не в одиночку. Другая группа, либо из СВР (российский аналог ЦРУ), либо из ФСБ (служба внутренней безопасности, проявляющая все большую активность за рубежом) тоже занималась взломом серверов Демократической партии. СВР осуществляла скандально известную «программу нелегалов», которые вели разведывательную работу в США и были разоблачены ФБР в 2010 году. Сотрудники ФСБ, которых называют ближайшими союзниками Путина, причастны к глобальной кампании троллинга и дезинформации. Эта служба в 2014 году даже похитила сотрудника эстонских спецслужб, проникнув через границу с этой страной.

В ответ на попытку убийства Скрипаля Британия пообещала усилить свою кампанию против ГРУ и пригрозила «демонтировать его сети», а также осуществить кибероперацию против линий связи этого ведомства. Все это прекрасно, и именно так контрразведка должна реагировать на попытку любой организации осуществить атаку в чужой стране. Но опасность заключается в том, что зациклившись на ГРУ, мы прекратим обращать внимание на другие угрозы. И ФСБ, и СВР имеют лицензию на убийство и пользуются ею. Они активно работают в Британии, Европе и Северной Америке. Исключительное внимание к одному только ГРУ сродни охоте на Петрова и Боширова. Это война, цель которой — уничтожить нескольких рядовых. Приказы отдает Кремль, а ГРУ — это лишь один из многих инструментов в его распоряжении.

Еще большую тревогу такое узконаправленное и ограниченное внимание к ГРУ вызывает в силу того, что его оперативных сотрудников представляют в виде кучки кровожадных идиотов. Британский министр безопасности Бен Уоллес (Ben Wallace), например, проводит параллели с комедийной пародией на шпионов, заявляя: «Скорее, это была операция в стиле Джонни Инглиша, а не Джеймса Бонда». В качестве подтверждения некомпетентности ГРУ приводят тот факт, что Скрипали выжили, что убийц якобы опознали, и что от выброшенного в урну «Новичка» пострадали ни в чем не повинные люди.

Верить этому было бы серьезной ошибкой. Прежде всего, Скрипаль и его дочь Юлия действительно пережили это нападение, но только по счастливой случайности и благодаря тому, что недалеко от Солсбери находится специальная военная лаборатория химического оружия. Но все могло пойти совсем по-другому.

Россия. Великобритания > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 сентября 2018 > № 2725042 Марк Галеотти


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2713254 Евгений Кутовой

Пятиться в будущее. Из хронологии российско-британских отношений

Евгений Кутовой, Доктор исторических наук, профессор

Внешняя политика великого народа слагается
не произвольно или случайно, а веками,
в силу нужд и пользы этого народа
С.С.Татищев

Как доктора исторических наук и профессора, интересующегося историей российско-британских отношений и английской литературой начиная с шекспировских времен, меня серьезно озаботил вопрос, как нынешний глубокий кризис в этих отношениях соотносится с многовековой историей общения наших стран, а главное - как он отразится на взаимоотношениях представителей нынешнего и подрастающего поколений россиян и британцев? Отдавая себе отчет в трудностях воспроизведения столетий русско-английских отношений, автор стремился сфокусировать внимание на наиболее значимых для обеих стран этапах, каждый из которых характеризовался существенными особенностями и переменами как в мировой и европейской политике, так и во внутриполитической обстановке России и Британии.

Министр иностранных дел Российской империи Сергей Сазонов писал, что история «наших отношений с Англией… представляется в виде бесконечной цепи политических недоразумений, взаимного подозрения тайных и явных враждебных действий». Министр справедливо сослался на «недолговечность периодов времени», когда «взаимное недоверие уступало место более спокойному и разумному чувству общности многих политических и экономических интересов»1.

Первые отношения между нашей страной и Англией зародились тысячу лет назад, когда в ХI веке между семьями князей Киевской Руси и английских королей завязались первые династические браки. На века они были прерваны татаро-монгольским нашествием. И только в 1525 году русские во главе с князем Иваном Засекиным, направленные царем в Мадрид, совершили по пути первый в истории наших государств дипломатический визит в Англию.

Открытие англичанами России пришлось на 1553 год, когда британский парусник под командованием Хью Уиллоби и Ричарда Ченслера в поисках северного маршрута в далекую Азию смог дойти только до Белого моря, к устью Северной Двины. Год спустя Ченслер посетил Москву, где его принял царь Иван IV. А в 1555 году он вновь побывал в Московском государстве для установления постоянных русско-британских торговых связей. В Англии была учреждена «Московская компания», которая позднее получила название «Русская компания». В Москве для нее создали благоприятные торговые условия. В первой же грамоте короля Филиппа II и королевы Марии, врученной Ченслером царю Ивану IV, как подтверждается в документе, хранящемся в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), тот был именован «императором всея Руси»2.

С возвращавшимся в Англию Ченслером отправился российский посол Осип Непея. Однако в результате кораблекрушения у берегов Шотландии Ченслер погиб. Осип Непея спасся и добрался до Лондона, где был торжественно принят. Он содействовал тому, чтобы в 1557 году в Россию из Англии отправили четыре корабля, груженные товарами, пушками и оборудованием для изготовления пушек. В Москву начали приезжать английские военные специалисты, мастера горных дел, врачи, архитекторы, инженеры, аптекари. Царь Иван IV предпринимал настойчивые попытки заключить с Англией военно-дипломатический союз. По инициативе царя обсуждался вопрос о заключении соглашения с королевой, по которому каждый из двух монархов имел бы возможность при необходимости покинуть свою страну и переехать в другую. В полученной от королевы Елизаветы грамоте русскому царю было обещано предоставить такую возможность в Англии, если он будет «вынужден покинуть Русь». Царь добивался у королевы согласия на его сватовство к племяннице королевы Марии Гастингс. При том, что у Ивана IV не получилось создать военно-политический союз с Англией, связать себя с королевской династией узами Гименея, этот этап в русско-английских отношениях в целом характеризовался обоюдной заинтересованностью во взаимном общении. Ни с той ни с другой стороны не предпринимались попытки «насолить» партнеру…

Российско-английские торговые и культурные отношения получили развитие при Борисе Годунове, когда английским купцам были выданы жалованные грамоты на право свободной и беспошлинной торговли, дано разрешение иметь в Москве собственные дома. В 1602 году в Англию на обучение направили первую группу в составе четырех молодых людей.

В Смутное время связи с Англией заметно ослабли, но при первых Романовых английскому купечеству было подтверждено право на беспошлинную торговлю. Однако в годы английской революции произошло свертывание двусторонних отношений, а торговую деятельность английских купцов ограничили Архангельском. Это, однако, не мешало принимать на военную службу английских, шотландских и ирландских офицеров.

Весьма активно русско-английские отношения развивались при Петре I, который лично побывал не только в Лондоне, но и в Портсмуте, Оксфорде и некоторых других городах страны, осмотрел судоверфи, посетил парламент, монетный двор, обсерваторию. На службу в России он активно привлекал английских математиков, корабельных мастеров, специалистов по строительству каналов и шлюзов. В Москве в 1701 году была учреждена Навигацкая школа, готовившая русских «навигаторов». В 1706 году в ней обучалось свыше 400 слушателей3.

После победы под Полтавой Россия приобретает солидное международное влияние в европейских делах. Но у Лондона не было интереса, чтобы на Балтике вместо Швеции закрепилась другая военно-морская держава. Политический курс Лондона начал ориентироваться на то, чтобы Россия и Швеция продолжали и дальше вести войну между собой. Еще в ходе войны русские послы в Лондоне А.А.Матвеев и Б.И.Куракин предупреждали Петра I о враждебных происках английской дипломатии4. По донесению Б.И.Куракина из Лондона, под прикрытием «дипломатической благопристойности Англия вредила России везде, где только могла»5. Победы русской армии и флота в Северной войне привели к существенному осложнению дипломатических отношений российской державы с Англией, а к 1720 году - к их непродолжительному разрыву.

Но экономические и культурные связи между Россией и Англией сохранились. Английские торговые суда имели право заходить во все русские порты на Балтике. После смерти Петра I был заключен в 1734 году англо-русский торговый договор, который впоследствии не раз возобновлялся.

В ХVIII столетии Россия черпала из Англии необходимые ей технические и научные знания. Документы РГАДА свидетельствуют о процессе культурного и экономического сближения и углубления связей России и Англии. Екатерининский канцлер Н.И.Панин в
1766 году заявлял, что Англия самая старая и самая естественная союзница России… и мы должны все делать, чтобы поддерживать узы, нас соединяющие6. Еще более определенно высказывалась в отношении Англии великая княгиня Екатерина: «Я считаю английский народ наиболее существенным и полезным России союзником»7.

С началом войны Североамериканских колоний Англии за свою независимость король Георг III в 1776-1779 годах трижды обращался к Петербургу с просьбами направить свой экспедиционный корпус для участия в совместном подавлении восстания колонистов, но каждый раз получал отказ. Крупным успехом дипломатии Екатерины II стало выдвижение Декларации о вооруженном морском нейтралитете, призванной содействовать плаванию торговых судов нейтральных государств. Если нейтральные страны пошли на заключение с Россией конвенций о вооруженном морском нейтралитете, то Англия так и не признала эту декларацию.

Политические отношения между Англией и Россией в начале ХIХ века были достаточно дружественными. Между ними не возникало сколько-нибудь серьезных конфликтов. С воцарением на престоле Александра I заметно активизировались дипломатические отношения Российской империи с Англией, что импонировало интересам российского дворянства и купечества, заинтересованных в торговле на Балтии. Этим целям отвечало заключение в июне 1801 года русско-английской морской конвенции (Петербургская конвенция).

В 1805 году в Лондоне была подписана Англо-русская союзная конвенция о мерах к установлению мира в Европе, целью которой было блокировать наполеоновскую агрессию против европейских государств. К участию в англо-российском союзе присоединились Австрия, Швеция и Неаполитанское королевство. Но заключенный Александром I с Наполеоном в 1807 году непростой для России Тильзитский мирный договор негативно сказался на российско-английских отношениях. Самым тяжелым для России обязательством стало участие в континентальной торговой блокаде Англии - по традиции главного ее торгового партнера8.

В преддверии вторжения Наполеона в нашу страну деятельность русской дипломатии была направлена на то, чтобы блокировать попытки Франции сколотить враждебное окружение вокруг России. Петербург заключает в том числе и с Англией договор о сотрудничестве. Поражение французской армии в России ускорило формирование в Европе мощной антинаполеоновской коалиции. В феврале 1814 года Россия, Англия, Австрия и Пруссия подписали в Шомоне так называемый Четверной контракт, укрепивший антифранцузскую коалицию и обеспечивший его участникам ведущую роль в политике послевоенной Европы. На Венском конгрессе, где был подписан заключительный акт, Россия столкнулась с коварной политикой ее союзников, в частности создавших антироссийский союз в составе Австрии, Англии и Франции. Он был оформлен в формате секретного договора, целью которого было ослабить лидирующую роль России в Европе. Но Александр I считал важным сохранить антинаполеоновский союз, и Россия не пошла на разрыв дипломатических отношений с союзниками.

В первой половине ХIХ столетия Восточный вопрос становится источником серьезного обострения русско-английских отношений. Подписанное в апреле 1826 года англо-русское соглашение по урегулированию греческого вопроса допускало возможность вооруженных акций против Османской империи как Англии, так и России «сообща или единолично». Император Николай I ориентировал свой политический курс на сближение с Англией. Международный статус Черноморских проливов был определен Лондонской конвенцией 1841 года. В Петербурге рассчитывали, что это будет способствовать сближению русских и английских позиций в Восточном вопросе. В ходе визита в Лондон в июне 1844 года Николай I поделился с английскими политиками соображениями об ожидаемом распаде Османской империи и важности достижения в этой связи англо-русской договоренности о разделе ее территорий. Но с приходом в Лондоне к власти в 1846 году Партии вигов отношения с Англией вновь осложнились.

В 1853 году разразилась Крымская война, в подготовке и развязывании которой ключевую роль сыграл британский премьер-министр Генри Джон Палмерстон. Война, в которой России противостояли в первую очередь Англия и Франция, завершилась поражением николаевской империи. Ее дипломатии пришлось пойти на заключение невыгодного для России Парижского договора 1856 года. Самой трудной для России статьей этого договора было провозглашение нейтрализации Черного моря. Страна лишалась права иметь на Черном море флот и военно-морские порты. Но российским дипломатам удалось не допустить реализации коварных планов Палмерстона, стремившегося отторгнуть от России ряд ее территорий, в том числе Крым, Кавказ, Финляндию, Прибалтику и т. д.

Заключение Парижского договора не устранило сложностей в отношениях России с Англией. Лондон поощрял кавказских горцев к продолжению изнурительной Кавказской войны, осуждал политику России в Польше.

Поражение Франции во Франко-прусской войне 1870-1871 годов было умело использовано министром иностранных дел А.М.Горчаковым, заявившим, что Россия больше не считает себя связанной обязательствами по Парижскому договору, ограничивающими ее суверенные права на Черном море. Ответную реакцию Англии Горчаков квалифицировал как позицию «недоброжелательства и бесплодного порицания», хотя Лондон отклонил предложение Австро-Венгрии о войне против России.

Победа России в войне с Турцией в 1877-1878 годах и подписание Сан-Стефанского мирного договора, предоставившего независимость ряду Балканских стран и открывшего возможности для их национального и культурного развития, вызвали резкую реакцию со стороны Лондона. На Берлинском конгрессе в 1878 году, столкнувшись с англо-австрийским блоком и негативной позицией Пруссии, России пришлось пойти на пересмотр ряда важных для нее положений Сан-Стефанского договора. По англо-турецкой конвенции 1878 года Лондон получил право на установление контроля над Кипром, где вплоть до наших дней находятся две британские военные базы.

Серьезную озабоченность в последнюю четверть ХIХ века у Лондона с его растущими колонизаторскими устремлениями на Среднем Востоке вызывала российская политика в Средней Азии. Англичане опасались, что это отразится на ее интересах в Индии и соседних странах. В ноябре 1878 года Англия напала на Афганистан, в то время как Россия выступила против агрессивных притязаний Англии в Афганистане, видя в них угрозу своим среднеазиатским территориям. Она добивалась, чтобы Афганистан оставался целостным, сильным и независимым государством. Но в 1879 году Лондон навязал Афганистану договор, превративший эту страну в британский протекторат.

Весьма сложными были отношения России с Англией и на Дальнем Востоке, где у берегов Кореи Лондон попытался создать военно-морскую базу, а также спровоцировать столкновение между Китаем и Россией. Заключенный Японией договор о союзе с Англией в 1902 году стал для японской стороны политико-дипломатической основой подготовки к войне с Россией. Война с Японией, в ходе которой Россия потерпела ряд поражений, вынудила правительство Николая II пойти на заключение в 1905 году невыгодного для российской стороны Портсмутского мирного договора.

Отношения с Англией начали постепенно стабилизироваться в первые годы ХХ века. В результате проведенных в 1906-1907 годах переговоров министра иностранных дел А.П.Извольского с британским правительством заключается Англо-русская конвенция. С Лондоном достигается также договоренность о разграничении сфер интересов обеих держав в среднеазиатском районе. В Персии определяются три зоны: русская, английская и нейтральная. Совершая сложное внешнеполитическое маневрирование, Россия постепенно отходит от сотрудничества с Германской империей и присоединяется к Франции и Англии в рамках Тройственного согласия - известного как Антанта. Министр Сазонов усматривал в структуре Тройственного согласия не только гарантию сохранения мира, но и средство укрепления международных позиций его участников.

Россия добилась для себя от Англии уступок на Среднем Востоке, укрепила свои собственные позиции, в первую очередь в Персии. В переговорах морских ведомств обеих стран имперские амбиции не позволили сформировать устойчивую базу для эффективного сотрудничества двух флотов в будущей мировой войне. По ходу Первой мировой войны внешнеполитические ведомства России, Англии и Франции проводили активное обсуждение путей достижения своих политических целей. В ходе секретных переговоров достигались договоренности и заключались соглашения, касавшиеся раздела между ними территории Османской империи после войны.

В отличие от эпохи Ивана IV, которому королева Елизавета согласилась предоставить в случае необходимости убежище в Англии, расчеты Николая II после отречения от престола на получение возможности переехать с семьей в Англию не оправдались. Его кузен Георг V, клявшийся в вечной дружбе и верности, не предоставил царю такой возможности. А британский премьер-министр Ллойд Джордж считал «верхом безумия» принимать царя с семьей в Великобритании.

Отречение Николая II от престола в феврале 1917 года побудило российский МИД добиваться от союзников по Антанте признания пришедшего к власти Временного правительства законным преемником Российской империи, а также получения от них письменного подтверждения обязательности «всех ранее заключенных с Россией соглашений». Именно Англия сначала попыталась уклониться от этого, и только после повторных настойчивых обращений российской стороны министр А.Бальфур передал русскому посольству в Лондоне необходимый документ.

С победой Октябрьской революции и принятием Декрета о мире РСФСР пришлось взять курс на подписание в Бресте 3 марта 1918 года мирного договора с Германией и выйти из войны. Но уже 6 марта 1918 года Англия высадила свои войска в Мурманске, а через неделю в Лондоне была проведена конференция премьер-министров и министров иностранных дел Англии, Франции и Италии, в ходе которой сочли целесообразным проведение «союзной интервенции в Восточной России» с привлечением к ней Японии9. В апреле-ноябре 1919 года англо-французская эскадра вошла в Новороссийск, а затем в Одессу и Севастополь. С октября 1918 по октябрь 1919 года Англия поставила Белому движению во главе с Колчаком более 600 тыс. винтовок, около 7 тыс. пулеметов, 1200 орудий, а также танки, самолеты, боеприпасы10.

VI Всероссийский съезд Советов в ноябре 1918 года обратился к правительствам стран Антанты и Японии с предложением о заключении мирного договора. Но только в марте 1921 года удалось подписать первое торговое соглашение с Англией, согласно которому советское правительство было признано де-факто. Однако на Лозаннской конференции (1922-1923 гг.) английская дипломатия перешла в наступление против СССР. По инициативе лорда Керзона Советской республике был предъявлен меморандум, известный как «ультиматум Керзона», цели которого заключались в том, чтобы подорвать престиж СССР в странах Востока. Но британские консерваторы, которые, по выражению Исполкома Компартии Англии, «спустили всех собак европейской реакции, чтобы спровоцировать войну с Россией», не достигли своей цели. Не удалось им подорвать авторитет нашей страны в глазах народов Востока.

С приходом к власти в 1924 году лейбористского правительства обмен нотами привел к признанию Англией СССР де-юре. Но уже через год, с приходом к власти правительства консерваторов, англо-советские отношения вновь серьезно осложнились. Тем не менее, как свидетельствуют заявления постпреда СССР в Англии Л.Б.Красина, советское правительство придавало величайшее значение установлению более нормальных отношений с Великобританией и он лично получил инструкцию искать пути для «установления действительно дружеских и искренних отношений между обеими странами»11.

Однако на конференции Консервативной партии в октябре 1926 года была принята резолюция, в которой содержалось требование о немедленном разрыве советско-английского торгового соглашения. Инициатором этого шага был У.Черчилль. На следующий год английское правительство разорвало дипломатические отношения с СССР и аннулировало торговое соглашение.

На состоявшихся очередных выборах в английский Парламент в мае 1929 года победили лейбористы и либералы, решительно выступившие за восстановление дипотношений с СССР. В октябре того же года в результате переговоров был подписан протокол о немедленном возобновлении дипломатических отношений между СССР и Англией. Советский Союз стремился к улучшению отношений с Британией, имея в виду привлечь Лондон к реализации концепции коллективной безопасности в Европе. В апреле 1939 года нарком М.Литвинов выступил с предложением заключить соглашение о взаимопомощи между СССР, Великобританией и Францией, но его расчеты на позитивное отношение к этому предложению двух западных держав не подтвердились. При попустительстве Англии и Франции в 1938 году гитлеровская Германия осуществила аншлюс Австрии, а в результате Мюнхенского сговора с участием этих двух держав в том же году Германия отторгла Судетскую область у Чехословакии, а вслед за этим осуществила расчленение и оккупацию этой страны.

Нашей страной был продолжен курс на заключение с Англией и Францией «эффективного пакта о взаимопомощи против агрессии» и обеспечение тремя державами безопасности государств Центральной и Восточной Европы. Но ведя переговоры с нашей страной, правящие круги Англии не были заинтересованы в достижении взаимоприемлемой договоренности. «Наша главная цель в переговорах с СССР, - признавал министр иностранных дел Великобритании Э.Галифакс, - заключается в том, чтобы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией»12

Весьма объективно оценил политику британского правительства Ллойд Джордж: Чемберлен считает «самой важной задачей соглашение с Германией и Италией, ради которого он готов пожертвовать Испанией, Австрией, Чехословакией и многим другим»13. Это подтверждается, кстати, и директивами, полученными английской военной миссией перед ее отъездом в Москву на переговоры: «Британскому правительству представляется нежелательным брать на себя какое-либо определенное обязательство, могущее связать нам руки при любых обстоятельствах».

Вероломное нападение гитлеровской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года сразу же сказалось на советско-британских отношениях. Опасения в Лондоне, что Великобритания может стать следующим объектом германского нападения, стимулировали заинтересованность британских правящих кругов в оказании поддержки Восточному фронту. В выступлении премьер-министра У.Черчилля вечером 22 июня прозвучало обещание оказать «России и русскому народу всю помощь, какую только сможем». 12 июля было заключено Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии, содержавшее, помимо обязательства «оказывать друг другу помощь и поддержку», конкретный пункт - не вести сепаратные переговоры с противником и не заключать с ним сепаратный мир14.

В Личном послании Сталина Черчиллю от 18 июля советской стороной был поставлен вопрос перед Англией о «создании фронта против Гитлера на Западе (Северная Франция) и на Севере (Арктика). Об актуальности открытия Второго фронта Сталин неоднократно писал Черчиллю в своих последующих посланиях, но это состоялось только в 1944 году.

Годы войны характеризовались высокой интенсивностью отношений между СССР и Англией, их взаимодействием по нейтрализации фашистского влияния в Иране и Афганистане. Важную роль играл обмен секретными посланиями между Сталиным и Черчиллем по широкому кругу вопросов взаимодействия обеих держав. По инициативе советского правительства первая конференция представителей СССР, Англии и США состоялась в Москве 29 сентября - 1 октября 1941 года. На конференции были приняты решения по ряду вопросов военно-политического взаимодействия трех союзных государств.

Значение имел визит в Москву министра иностранных дел Англии Э.Идена в декабре 1941 года и его беседы с И.Сталиным и В.Молотовым, в ходе которых обсуждались вопросы ведения войны с Германией вплоть до полного ее разгрома, принятия мер, которые сделали бы повторение германской агрессии в будущем невозможным. Пребывание министра в нашей стране совпало с первым контрнаступлением советских войск под Москвой. Иден захотел побывать на линии фронта и в освобожденном Клину. Командующий 30-й армией Западного фронта Д.Лелюшенко писал о пребывании Идена: «Англичане увидели тысячи трупов, подбитые танки, исковерканные орудия, бронемашины со штабным имуществом, а также пленных немцев». По возвращении в Лондон министр, делясь на пресс-конференции впечатлениями о своей поездке, сказал: «Я был счастлив увидеть некоторые из подвигов русских армий, подвигов поистине великолепных»15.

В мае 1942 года во время визита В.Молотова в Англию был заключен советско-английский договор о союзе в войне против гитлеровской Германии, о сотрудничестве и взаимной помощи после войны. Для согласования позиций по актуальным вопросам войны и будущего мира значение имели переговоры Черчилля в Москве в августе 1942-го и в октябре 1944 года и достигнутые им договоренности с советскими руководителями. Арктические конвои, перевозившие в Советский Союз по северному маршруту важные грузы в Мурманск, стали яркими примерами серьезных союзнических отношений между Британией и СССР в годы Второй мировой войны. Важное значение для выработки договоренностей по принципиальным вопросам ведения войны против гитлеровской Германии и ее союзников, а также согласования основных параметров послевоенного мира имели встречи руководителей СССР, Англии и США в Тегеране, Ялте и Потсдаме.

Обозрение основных этапов российско-британских отношений за последние пять столетий свидетельствует, что наиболее тесные связи нашей страны с Великобританией приходились на этапы, когда Россия и Англия выступали союзниками против общего противника в двух мировых войнах или борьбе против наполеоновской агрессии в начале ХIХ столетия. Вместе с тем на том или ином этапе у каждой стороны формировался конкретный расклад сил и национальных интересов, определялись внешнеполитические цели и расчеты, которые порой неадекватно оценивались и вели к непредсказуемым последствиям.

Cложности в отношениях Советского Союза с Великобританией в послевоенный период во многом определялись той активной поддержкой, которую представители британских консервативных кругов оказывали милитаристскому курсу Вашингтона. Об этом свидетельствовали воинствующие высказывания самого Уинстона Черчилля, прозвучавшие в его речи в  Фултоне (США) в 1946 году. По его поручению в мае 1945 года Объединенный штаб планирования военного кабинета Великобритании подготовил план операции «Немыслимое», в котором были изложены британские «потенциальные возможности оказания давления на Россию путем угрозы или применения силы»16

При всех трудностях взаимодействия с Великобританией в послевоенный период советская дипломатия считала необходимым поддерживать взаимоприемлемые политические, торгово-экономические, культурные и научные контакты и связи с Англией. На британском направлении трудились такие видные дипломаты нашей страны, как А.А.Громыко, Я.А.Малик, А.А.Солдатов, М.Н.Смирновский, которые внесли большой вклад в развитие советско-британских отношений, содействовали включению Великобритании в процесс общеевропейского сотрудничества. Вместе с тем послевоенные отношения нашего государства с Британией и ее внешнюю политику не следует воспринимать как беспроблемные. Они были насыщены и взлетами, и падениями, и дипломатическими успехами, и определенными трудностями.

Нельзя не вспомнить, например, роль Англии в создании в 1949 году Совета Европы и ее вступление в том же году в НАТО, или участие Лондона в тройственной агрессии (Англия, Франция, Израиль) против Египта в 1956 году, которую СССР решительно осудил, или антисоветские акции британского МИД по сокращению в 1971 году дипломатического персонала нашего посольства в Лондоне, или развернувшуюся враждебную антироссийскую кампанию английского правительства в связи с «делом Литвиненко». В результате именно этой кампании были ограничены контакты с Британией по официальной линии, введены ограничительные меры визового характера в отношении российских официальных лиц.

Некоторые российские историки склонны объяснять подобные негативные действия Лондона процветающей в стране русофобией. Но более убедительной представляется автору трактовка подобных действий министром С.Д.Сазоновым, который объяснял отрицательное отношение Англии к нашей стране позицией той группы «великобританских государственных людей, которые всегда считали началом всякой политической мудрости непримиримую вражду к России». Давая объективную оценку складывавшимся столетие тому назад отношениям между Россией и Англией, постоянно враждовавшими между собой, когда ни той ни другой стороне долгое время не приходило в голову хладнокровно разобраться в причинах этой вражды, С.Д.Сазонов предлагает «удостовериться, есть ли для нее достаточные поводы и попытаться принять меры к их устранению»17.

Весьма показательным является высказывание экс-главы британского внешнеполитического ведомства Бориса Джонсона, заявившего накануне его рабочего визита в Москву 22 декабря 2017 года, что он ни на секунду не верит в то, что можно перезагрузить отношения с Россией18. Но международная обстановка настойчиво требует проведения продуманной дальновидной политики обеспечения более эффективного взаимодействия России и Великобритании на международной арене.

Возникает законный вопрос: не назрело ли время, чтобы внешнюю политику Британии, базирующуюся на взаимном недоверии, бесконечной цепи политических недоразумений, подозрений, тайных и явных враждебных действий, вывести в русло более спокойного и разумного учета политических и экономических интересов друг друга и тем самым активнее поработать в пользу мира и безопасности обоих государств?

Это должно настраивать трезвомыслящих россиян и британцев на то, что на смену затянувшемуся похолоданию в их отношениях должно прийти потепление, которое будет способствовать взаимодействию народов обеих стран по формированию зрелых отношений и взаимного уважения. Российских дипломатов на этот путь ориентируют выдвинутые Президентом В.Путиным задачи в области внешней политики: «Мы выступаем за равноправное и взаимовыгодное сотрудничество со всеми государствами в интересах мира и стабильности на нашей планете»19. По всей очевидности, потребуются совместные поиски взаимоприемлемых решений по некоторым острым международным проблемам и направлениям, по углублению двусторонних российско-британских отношений.

Ядерная эпоха требует от нас контактов, невзирая на глубокие различия. Нам и впредь нелегко будет решать возникающие между нашими государствами вопросы. Мы слишком часто идем лицом к прошлому и пятимся в будущее. У наших стран - разные мировоззрения, политические системы и интересы. Наши основные ценности, системы и интересы будут продолжать существовать и при растущей необходимости работать вместе. Мы должны реально смотреть на разделяющие нас реалии, будь это неприязни, избегать крайностей. Об этом мы должны говорить друг с другом со всей откровенностью, подходить к вещам прагматично и по-деловому. Мы должны признать то обстоятельство, что открытый подход к идеям, контактам и разногласиям является ключом к успеху в будущем.

 1Сазонов С.Д. Воспоминания. М.: Международные отношения, 1991. С. 24.

 2Россия и Британия XVI-XIX века. М., 2007. С. XIV.

 3Там же. С. ХII.

 4Молчанов Н.Н. Дипломатия Петра Первого. М.: Международные отношения, 1986. С. 262.

 5Там же. C. 263.

 6Россия и Британия XVI-XIX века...

 7Там же. С. ХVI.

 8Очерки истории Министерства иностранных дел России. Том первый 860-1917 гг. М., 2002. С. 251-254.

 9История человечества. Том VIII. Россия / Под общей ред. А.Н.Сахарова. UNESCO, 2003. C. 577.

10Там же. C. 580.

11Там же. C. 239.

12Очерки истории Министерства иностранных дел России. Том второй 1917- 2002 гг. М., 2002. C. 249.

13История внешней политики СССР. 1917-1945. Том первый. М. 1976. C. 333.

14Там же. С. 435.

15Лелюшенко Д.Д. Москва - Сталинград - Берлин - Прага. Записки командарма. М. 1971. C. 114-115.

16Из заключения начальников штабов Великобритании о плане войны против СССР (операция «Немыслимое»). 8 июня 1945 г. // Мировые войны ХХ века. Книга 4. Вторая мировая война. Документы и материалы. М., 2005 г. С. 514-615.

17Сазонов С.Д. Указ. соч. С. 24-27.

18https://ria.ru/radio_brief/20171220/1511364345.html?utm_source=infox.sg

19https://kremlin.ru/events/president/news/57416 c. 4

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2713254 Евгений Кутовой

Полная версия — платный доступ ?


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bbc.com, 11 августа 2018 > № 2698116 Мария Алехина

Мария Алехина: "Вернусь в Россию сразу после гастролей"

Юри Вендик

Би-би-си

Участница группы Pussy Riot Мария Алехина, несмотря на запрет погранслужбы, выехала из России и в пятницу приняла участие в первом представлении по ее книге на театральном фестивале в Эдинбурге.

На вопрос, как ей удалось выехать, Алехина отвечает: "На пони", и заверяет, что обязательно вернется.

Русская служба Би-би-си поговорила с известной участницей российского протестного движения о постановке Riot days на фестивале "Фриндж" в столице Шотландии, о восприятии британской публики, о судьбе украинского режиссера Олега Сенцова, голодающего в российской тюрьме, и об эффективности протестных акций.

Би-би-си: Вас не пустили на рейс в московском аэропорту - из-за того, что вы не исполняете наказание за протестные акции. Право ответить или не ответить за вами, но - каким образом вам все-таки удалось выбраться из России?

Мария Алехина: Я не ухожу от ответа: на пони!

Би-би-си: Хорошо. "На пони". И что теперь, если поехать обратно - будут какие-то новые неприятности?

М.А.: Неприятности, если это можно так назвать, могут грозить вам в любом случае, и я считаю, что это достаточно бесполезно: думать о том, какие неприятности от государства могут тебя ждать. Потому что в этом случае ты будешь думать о них, а не о себе. А нужно думать о том, что мы можем сделать - и, собственно, делать это.

И, конечно, я с удивлением прочла какое-то количество заголовков о том, что я якобы покинула Россию - это не так, я сюда приехала для того, чтобы выступать со спектаклем Riot Days, который основан на моей книжке, и собираюсь вернуться сразу же после гастролей. Вот и все.

Би-би-си: Понятно, что спектакль - по книжке, но представление - это, наверное, нечто совсем другое? О чем оно? Или, точнее: что это представление призвано сообщить британской публике?

М.А.: Правду. А если точнее, то - это моя история. История, которая началась с первой акции Pussy Riot, в которой я приняла участие, на Красной площади, а заканчивается она здесь последним днем, который я провела в исправительной колонии.

Но это не документальный театр, это не мемуарная книжка. Это, скорее, манифест, это сделано для того, чтобы люди, которые это увидят и услышат, поняли, что они в принципе могут делать что-то сами.

Когда я писала книжку - это был достаточно долгий и не самый простой процесс - я прежде всего делала акцент на тех ситуациях, в которых я делала выбор.

Этих ситуаций было достаточно много. То есть, это не только выбор, идти или не идти на акцию, или уезжать или не уезжать из России после того, как ты открываешь интернет и видишь, что на вас возбуждено уголовное дело, но и множество других ситуаций.

То есть, ко мне приходили оперативники, когда я была в ИВС на Петровке, и достаточно жесткими методами, с помощью шантажа, связанного с моим ребенком, пытались уговорить меня написать "явку с повинной".

Таких ситуаций было достаточно много, и вот эти ситуации выбора, если они происходят за решеткой, они впоследствии становятся, наверное, одними из самых важных ситуаций в жизни.

На воле достаточно много всего происходит, и мы принимаем какое-то, может быть, неправильное решение, но наступает следующий день, и все забывается. Но там, в условиях изоляции, не может забыться вообще ничто, поэтому каждый твой выбор становится ключевым решением, которое может определить - и в моем случае определило - ход дальнейшей жизни.

Би-би-си: В какой степени публика за пределами России и в Британии в частности способна понять всю эту атмосферу, в которой принимаются такие решения?

Мария Алехина: Я думаю, может понять. В принципе, если говорить о Великобритании, то последние события, связанные с отравлениями, они дают достаточно чёткую картину того, какими способами, методами действуют российские спецслужбы.

Это раз. Во-вторых, я знаю достаточно много студентов из Великобритании, потому что в первый раз мы приехали сюда в 2016 году, с белорусским "Свободным театром", мы делали спектакль про сопротивление, сопротивление художника государству.

Это про три истории: мою, Пети Павленского и Олега Сенцова, и это, собственно, является частью кампании по его, Сенцова, освобождению, и в принципе привлечения внимания к его делу.

То есть, за это время я пообщалась с достаточно большим количеством людей здесь, и я увидела, как такие события как "брексит" могут кардинально изменить отношение молодых людей к политике, то есть […] наступило понимание, что ты не можешь быть вне политики, что твоя политическая апатия - это в принципе политическая позиция, которая дает людям противоположных взглядов возможность просто забирать власть.

Би-би-си: О Сенцове. Последнюю акцию в его поддержку вы проводили в феврале. Что еще собираетесь делать?

М.А.: Я обычно не склонна говорить о том, что я собираюсь сделать. Но я хотела бы, если это возможно, призвать политиков здесь сделать как можно более громкое заявление по поводу Сенцова, потому что это реально вопрос жизни и смерти.

Человек - на грани жизни и смерти. Он голодает 89 дней [на момент беседы с Марией Алехиной 10 августа - Би-би-си], человек невиновный, политический заключенный. Человек, который является гражданином другой страны, Украины, у которого украинский паспорт, у которого отсутствует российский паспорт Человек, который объявил эту голодовку не за себя, а за всех тех, кого незаконно арестовали и удерживают в российских тюрьмах.

На мой взгляд, это ключевое политическое дело. В судьбе этого человека, режиссера Олега Сенцова, мы можем увидеть очень большую часть той трагедии, которая произошла после весны 2014 года, после аннексии Крыма.

Би-би-си: В какой степени ваши акции, заявления британских или любых других политиков ему помогают?

М.А.: Ну, я могу опираться на его слова, слова его сестры. То есть, и он через своего адвоката Дмитрия Динзе, и Наташа Каплан выражали очень большую благодарность.

Но этого недостаточно, и я верю, что чем больше людей сделают свои акции, выскажутся, окажут давление, тем больше шансов на то, что он по крайней мере останется жив.

Би-би-си: Тот же вопрос о ваших других акциях - например, о вашей последней акции против пыток в колониях. В какой мере они меняют ситуацию? Или так: если вы надеетесь, что они меняют ситуацию, или когда-нибудь изменят, то на чем эта надежда основана?

М.А.: Эта надежда основана на фактах.

Каждая акция, общественный разговор, дискуссия, публичность - это для заключенных, например, чаще всего вопрос их безопасности и спасения их жизни.

Когда мы с Надей (Толоконниковой) вышли из колонии и когда мы начинали "Медиазону", которая сейчас является одним из самых популярных интернет-СМИ в России, хотя, как вы знаете, это специализированное СМИ, оно делает фокус на полицейском насилии, насилии в тюрьмах и на онлайнах с политических судов - так вот поначалу мы встречали очень много критики. Все говорили, что, мол, все знают, что в российской тюрьме - ад, и никому не интересно про это читать. Все хотят позитива и развлечений.

Но несмотря на это, мы продолжали это делать, и за четыре года этот проект изменил ситуацию в очень и очень многих случаях. Потому что если тот или иной случай пыток, избиений предается огласке - начинается реакция.

В это сложно поверить, потому что часто смотрят на картину в целом. Но "картины в целом" не существует! Ее нет! То есть, не существует какой-то финальной, абсолютной перемены. Это небольшие шаги, которые каждый из нас делает к этим изменениям. И благодаря публикациям, благодаря тому, что мы предоставляли адвокатов - в совершенно разных случаях, не только политическим заключенным - люди выходили на свободу. Или оставались в живых.

Или тех или иных сотрудников полиции, сотрудников ФСИН увольняли, сажали за решетку.

Например, начальник регионального отделения ФСИН по Пермскому краю, который был начальником в то время, когда я сидела, поехал в колонию на пять лет.

[В июле 2016 года бывшего начальника ГУФСИН по Пермскому краю Александра Соколова и его заместителя Олега Бабенко приговорили к пяти годам лишения свободы за мошенничество - Би-би-си].

Половина сотрудников моей первой колонии в Березниках были уволены. То есть, перемены, они есть. И я считаю, что это важно.

Би-би-си: Да, но в то же время мы протестуем против пыток, возмущаемся - и получаем очередные свидетельства и видеозаписи новых пыток в российской полиции или колониях. Вы говорите, общей картины нет - но она есть, в восприятии есть, и она…

М.А.: Но это ваше восприятие. А в тот момент, когда вы добиваетесь, чтобы конкретный человек, который кого-то пытал, сел за решетку, для вас вот это - цельная картина.

И это важно! Важно концентрироваться не только на поражениях, но и на победах тоже. Иначе вы просто перестанете что-либо делать.

Би-би-си: Об одной более веселой штуке - о той акции на чемпионате мира по футболу (члены Pussy Riot выбежали на поле во время финала - Би-би-си). Как вы к ней относитесь?

М.А.: Ну, я замечательно к ней отношусь. Я считаю, что ребята - просто супермолодцы, это классная акция. Это очень важная акция именно в общем контексте чемпионата мира, который был представлен и в медиа, и оффлайн как такое большое развлечение, большой праздник, но за декорациями этого праздника, как вы видите, происходят страшные вещи. Люди умирают. Люди садятся за решетку за посты в "Фейсбуке". Люди массово покидают страну. И так далее.

Почему об этом молчит такое большое количество людей, мне лично непонятно. Вот, собственно, поэтому акция Pussy Riot - это круто.

Би-би-си: А она, вы думаете, помогла донести до какого-то большого количества людей вот этот самый месседж?

М.А.: Ну этот месседж заложен в самой акции. Непосредственно после нее было выложено видео с заявлением, с объяснением этого протеста. Конечно, это важно.

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bbc.com, 11 августа 2018 > № 2698116 Мария Алехина


Великобритания. Монако > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698723

Лондон, гудбай: почему один из богатейших жителей Великобритании переезжает в Монако

Анастасия Ляликова

Руководитель отдела новостей Forbes.ru

Сам бизнесмен активно агитировал соотечественников поддержать Brexit, но, не дождавшись завершения отделения королевства от ЕС, решил эмигрировать

Миллиардеру Джеймсу Рэтклиффу удалось добиться многого — он стал вторым самым богатым человеком в Великобритании по версии Forbes (№78 в глобальном рейтинге, состояние $16,4 млрд), основанная им Ineos является одной из крупнейших в мире нефтехимических компаний. В июне этого года его достижения были оценены по достоинству — королева Великобритании пожертвовала ему рыцарский титул «за заслуги в области инвестиций и бизнеса».

Впрочем, сам бизнесмен широкий жест, судя по время, не оценил — накануне стало известно, что он покидает Соединенное Королевство и переезжает в Монако. По данным The Telegraph, еще два топ-менеджера Ineos, Энди Карри и Джон Рис, также решили эмигрировать в княжество. При этом штаб-квартира компании останется в Лондоне.

Мотивы миллиардеры официально не известны, но эксперты сходятся во мнении, что главная причина — благоприятная налоговая среда. «С точки зрения налогообложения главным козырем Монако является отсутствие подоходного налога для иностранцев, официально проживающих в стране на основании вида на жительство», — рассуждает управляющий партнер Chetcuti Cauchi Advocates Жан-Филипп Кеткути. По его словам, значимым фактором является и то, что в княжестве легко открыть банковский счет и инвестировать в недвижимость.

Партнер компании Henley & Partners Switzerland AG Питер Крумменахер указывает на то, что в Монако также нет дохода на роскошь, ежегодного налога на имущество и муниципальных налогов. При этом в Великобритании налогообложению подлежит общемировой доход налоговых резидентов, имеющих домицилий в стране. Ставка налога на доходы от прироста капитала плавающая и зависит от итоговой суммы прироста капитала и дохода. В отношении доходов физических лиц действует прогрессивная шкала налогообложения. Доход свыше 150 000 фунтов в год облагается налогом по ставке 45%. В Великобритании действуют также муниципальные налоги (council tax).

«Однако не следует забывать, что сам по себе переезд в Монако совсем не обязательно снимет все налоговые обязательства перед Великобританией с г-на Рэтклиффа, ведь налоговым резидентом Великобритании можно оставаться, и не проводя в стране 183 дня в году. Для определения налогового статуса существуют специальные тесты, которые учитывают не только географическое место жительства, но и наличие связей со страной, месторасположение так называемого «центра жизненных и экономических интересов»», — продолжает Крумменахер.

Примечательно, что Монако не взимает налоги с прироста капитала, поэтому, если сэр Джим намерен распоряжаться активами, отсутствие такого налога обеспечит ему очень значительную экономию.

Налог на прирост капитала в Великобритании распространяется также на проданные с прибылью активы, напоминает солиситор практики Private Wealth Роберт Хаучил. «Например, иногда при продаже приобретенных за 500 000 фунтов стерлингов акций за 1 млн фунтов стерлингов на налоги может уйти половина прибыли. В качестве налогоплательщика с дополнительной ставкой налога за счет дохода 150 000 фунтов стерлингов сэр Джим обязан уплачивать налог в размере 28% от прибыли от продажи жилой недвижимости и 20% от прибыли от других активов, которые подлежат налогу на прирост капитала», — поясняет он.

Имущество в Британии у сэра-миллиардера есть: ему принадлежит особняк недалеко от Больё в Хэмпшире и две суперъяхты под названиями «Хэмпшир» и «Хэмпшир II». Впрочем, будет ли он продавать их или нет, неизвестно.

Эксперты также отмечают, что Монако привлекает потенциальных резидентов высоким уровнем жизни, а также тем, что ВНЖ королевства дает возможность для безвизового передвижения по странам Шенгенской зоны. Согласно данным Института статистики и экономических исследований Монако, в период с 2008 по 2016 год количество новых резидентов Монако, указавших в качестве предыдущей страны проживания Великобританию, составляет немногим больше 900 человек.

«Недостатки от такого переезда на первый взгляд несущественны. Штаб-квартиры компании сэра Джима останутся в Лондоне, что может потребовать частых перемещений. Но, возможно, наибольший вред будет нанесен его репутации — несколько иронично, что человек, пропагандирующий Brexit, покидает корабль незадолго до выхода Великобритании из ЕС», — резюмирует Хаучил.

Рэтклифф родился в семье столяра и офис-менеджера и вырос в Манчестере. В 1992 году он заложил свой дом, чтобы выкупить химический бизнес у BP, а шесть лет спустя создал Ineos. Сегодня это конгломерат, производящий все, от синтетических масел и пластмасс до растворителей, используемых для производства инсулина и антибиотиков. В Ineos работают 18 500 человек, ее прибыль за прошлый год составила больше 2,2 млрд фунтов. Рэтклиффу до сих пор принадлежит 60% компании.

Великобритания. Монако > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698723


Великобритания > Экология > ecoindustry.ru, 7 августа 2018 > № 2714606

БРИТАНЦЫ ПОЛУЧАТ 50-ПРОЦЕНТНУЮ СКИДКУ НА АТТРАКЦИОНЫ В ОБМЕН НА ПЛАСТИКОВЫЕ БУТЫЛКИ

Производитель напитков Coca-Cola установит автоматы по приему пустых пластиковых бутылок из-под напитков в четырех самых популярных локациях Merlin Entertainments (компания управляет 127 достопримечательностями, 19 гостиницами и 7 курортными зонами в 27 странах) в Великобритании. За отправленную на переработку бутылку можно будет получить 50-процентную скидку на посещение одного из 30 британских парков развлечений Merlin, среди которых Alton Towers Resort, Thorpe Park, Chessington World of Adventures и тематический парк Леголенд. Акция действует до 19 октября. Об этом сообщается на портале Sustainable Brands.

"Вступив в партнерство с Merlin Entertainments, мы надеемся напомнить людям, насколько ценны их пустые пластиковые бутылки, - рассказал вице-президент и генеральный директор Coca-Cola European Partners Линдерт ден Холландер. - Все наши бутылки могут быть переработаны. И мы намерены получать их как можно больше, чтобы они превращались не в мусор, а в новую тару".

Инициативе предшествовало исследование Coca-Cola, которое показало, что 64% британцев сдавали бы больше тары, если бы их за это вознаграждали.

По словам генерального менеджера Coca-Cola в Великобритании Йона Вудса, объем бутылки в автомате уменьшается на 90%, поэтому в него вмещается больше отходов. К тому же в аппарате тара не загрязняется другими отходами, поэтому после ее проще перерабатывать.

Как сообщает издание The Environmental Leader, схожую систему компания уже опробовала в США. Coca-Cola установила два автомата в Сиэтле в преддверии Специальной Олимпиады США (спортивные состязания для детей и взрослых с ограниченными интеллектуальными возможностями). Машины принимают ПЭТ-бутылки и алюминиевые банки. Каждые вырученные 5 центов жертвуются в пользу мероприятия.

В прошлом году Coca-Cola запустила новую устойчивую стратегию в области упаковки в Великобритании. Компания планирует к 2020 году повысить долю переработанного пластика в составе бутылок, продаваемых в Соединенном Королевстве, с 25% до 50% Одна из самых масштабных целей Coca-Cola до 2030 года - ежегодно перерабатывать столько же бутылок и банок, сколько производит в мире.

Великобритания > Экология > ecoindustry.ru, 7 августа 2018 > № 2714606


Россия. Великобритания. ЦФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2780602 Сара Перри

Британская писательница Сара Перри мечтала о литературном поприще едва ли не с детства. Ее первый роман "После меня хоть потоп" издатели отвергали долгое время, но в 2014 году случился настоящий прорыв — критики с восторгом приняли дебютантку и с нетерпением ждали выхода второй книги. Викторианский антураж "Змея в Эссексе" покорил англоязычных читателей, и в 2017 году роман появился на русском языке в издательстве "Фантом Пресс". Перри приехала в Россию, чтобы принять участие в семинаре "Британская литература сегодня", который прошел в музее-усадьбе "Ясная Поляна". В интервью РИА Новости автор рассказала о том, почему литературная критика необходима молодым писателям, как "Один день Ивана Денисовича" стал ее любимым произведением Солженицына, и чего она боялась, приступая к написанию третьего романа. Беседовала Валерия Высокосова.

— Сара, вы впервые в Москве? Успели осмотреться?

— Да, мне здесь очень нравится. Я люблю оказываться в таких городах, о которых я много читала, увидеть все воочию, понаблюдать за людьми — как они одеваются, где обедают, улыбаются ли друг другу… В Москве мне все улыбаются!

— На русский язык пока переведен только один ваш роман — "Змей в Эссексе". Главная героиня, Кора Сиборн, — очень сильная женщина, которая пытается найти свой собственный путь в этом мире. Разумеется, у нее есть и свои слабости, но она справляется. Как вы создавали этот персонаж?

— В Викторианскую эпоху женщины были очень независимыми, умными, трудолюбивыми, они интересовались политикой, медициной, искусством, но проблема в том, что их такими не изображают. В романах того времени они вечно лежат в полуобмороке на диване или вынашивают детей. Я решила написать других викторианских женщин, но не хотела, чтобы Кора получилась почти святой. Она эгоистична, временами глупая, она доставляет окружающим множество проблем и причиняет им боль… Чаще всего мне интересно исследовать какую-то эпоху, я создаю мир, а потом в нем появляются персонажи.

— А что вы думаете о ней сейчас, спустя два года после публикации романа?

— Все это время я пишу другую книгу, поэтому образ Коры постепенно растворяется. Сейчас я думаю о ней как о старом друге, которого не видела уже очень давно. Мне очень приятно, когда люди говорят о Коре, причем говорят с теплотой, но для меня она уже далека. Надеюсь, "Змей в Эссексе" в скором времени превратиться в сериал, и Кора оживет на экране. Интересно, какие эмоции это во мне вызовет.

— Когда планируется премьера?

— Ох, не знаю, это очень долгий процесс. Сейчас идет работа над сценарием. Мне присылают эпизоды, я их читаю. На телевидении все иначе, героям нужно давать больше пространства. Например, в романе есть фрагменты, где Кора сидит и размышляет — я могу описать ее мысли, но смотреть на задумчиво сидящего человека в фильме не очень-то интересно. При этом сценаристка старается сохранить дух книги.

— На самом деле, все женские персонажи в вашем романе — сильные женщины, не только Кора Сиборн, но и Марта, которая стремится помочь беднякам, и Стелла, которая сражается со своей болезнью. С кем из них вы чувствуете особую связь?

— Кажется, со всеми! Конечно, это прозвучит эгоистично, но в каждом герое есть что-то от автора, я чувствую эту связь не только с женскими, но и с мужскими персонажами.

— Мне кажется, сейчас в литературе господствует большой многостраничный роман. Писатели стараются создать мир, в котором читатели проживают с героями целую жизнь. Вам же удалось уместить законченную и очень интересную историю в четыреста страниц. Как вы с этим справились?

— Просто я ненавижу длинные романы, серьезно. Я отказываюсь их читать. Я очень нетерпеливая, всегда стремлюсь поскорее узнать, что же там дальше. Когда я закончила роман и передала его агенту, она заметила, что стоило бы сделать его чуточку длиннее. А мне кажется, что читатель прекрасно понимает, что я хотела ему донести, и не нуждается в дополнительных подробностях. Но такой уж я человек: быстро думаю, быстро говорю, не могу усидеть на месте, расписывая пейзаж на пятьдесят страниц. Моя следующая книга будет еще короче.

— Вы говорите, что не любите длинные романы. А как же Диккенс, например?

— Я люблю Диккенса, но только его короткие книги. Моя самая любимая — "Тяжелые времена". Она очень забавная, но при этом печальная. И события, которые в ней описываются, в целом смахивают на то, что сейчас происходит в Великобритании с бизнесом. Конечно, "Холодный дом" мне тоже нравится. Это лучший роман Диккенса.

— Кстати, во всех ваших автобиографических справках упоминается, что вы выросли в окружении классической литературы. Какая из книг произвела на вас наибольшее впечатление?

— Больше всего на меня повлияла "Джейн Эйр", которую я прочитала в восемь лет. Я выросла в очень религиозной семье, у нас дома не было телевизора, мы не ходили в кино и постоянно читали Библию. К трем годам я уже прекрасно читала. Я нашла эту книгу у одной из своих сестер. На обложке была девушка, внутри тоже нашлись картинки — дом в огне и другие… Я подумала, что это детская книжка. Разумеется, проза Шарлотты Бронте местами сложная, поэтому я поняла не все, но мне очень понравилось. Кажется, мне всегда хотелось писать, но после этого романа я была уверена, что на свете нет другого занятия, которое наполнит мою жизнь смыслом. А в десять лет я прочитала "Тэсс из рода Д'Эрбервиллей" — и плакала, плакала, плакала. Когда тебе так мало лет, ты представить себе не можешь, что существует несчастливый финал.

— После вы перечитывали эти книги?

— Да, "Джейн Эйр" я читала еще раз пять. Думаю, любимые романы вырастают вместе с читателем. У Бронте есть очень сюрреалистичные моменты, странные. Например, когда Джейн сбегает от Рочестера, узнав правду о его жене, она слышит его голос. Это натолкнуло меня на мысль о том, каким дерзким автором была Шарлотта Бронте. Она писала в довольно реалистичной манере — о бедности и других несправедливостях, но разбавила повествование сверхъестественными элементами.

— "Невероятный дебют", "талантливая драматическая история" — так критики описывали ваш первый роман "After me comes the flood" ("После меня хоть потоп"). Вы удивились, узнав об этом? Что вы почувствовали?

— Для своего первого романа я никак не могла найти издателя, мне постоянно отказывали. Никому не нужна была такая проза — странная, несколько старомодная, я писала о грехе, покаянии и милосердии… Книга увидела свет лишь потому, что мой агент сама решила стать издателем. Я всю жизнь мечтала стать писателем, и вот, я написала роман, до которого никому не было дела. В день публикации я открыла интернет и увидела огромную статью в газете "Гардиан", которая пестрела всеми этими замечательными эпитетами. После этого появилось множество рецензий, о романе написали даже в Китае и Новой Зеландии! "Змея в Эссексе" тоже приняли тепло. Теперь я волнуюсь, что третий роман провалится, потому что я исчерпала всю свою удачу (смеется).

— Некоторые из рецензентов увидели в вашем творчестве отсылки к Чехову, например. Действительно ли они там есть?

— Да, они часто пишут "Чехов, Кафка, Диккенс". Эти авторы очень разные. Так происходит, мне кажется, потому, что я читаю много разной литературы, и именно этот совет я даю молодым писателям. Сейчас я, например, читаю "Воскресение" Льва Толстого. С этой книгой мало кто знаком, а ведь это потрясающая история.

— Вы же сами публикуете литературные обзоры в разных изданиях. Бытует мнение, что литературная критика сейчас никому не нужна. Что вы думаете по этому поводу?

— Нет, с этим я категорически не согласна. И яркий тому пример — мой первый роман. Я думаю, что критики могут очень сильно повлиять на мнение аудитории. Люди, конечно, любят говорить, что критика — это всего лишь мнение, которое может высказать любой человек. Но читателям нужны критики, которые могут объяснить, в какой традиции работает автор, что он пытается донести аудитории. Лично я зачастую даже не говорю, понравилось ли мне произведение, я объясняю то, как написан роман. Академическая критика — очень важная дисциплина.

— Вы, конечно, знаете, что в этом году Нобелевский комитет по литературе принял решение не вручать премию в своей категории из-за кризиса внутри академии. Правильное ли это решение, на ваш взгляд?

— Думаю, им было необходимо сделать что-то. Академия ведь довольно тесная структура, и поведение мужчины, который имеет к ней отношение, было ужасным, и продолжалось это довольно долго. Членам комитета пришлось решать, что является более важным — моральный долг, который подразумевает, что люди не могут вести себя так и при этом избежать наказания, или привлечение внимания к литературе. По-моему, они сделали правильно. У них появилась возможность сделать передышку, осознать, что что-то пошло не так, не только с этим человеком, но и вообще внутри академии. Конечно, это непросто: мы привыкли видеть, как награду получают Дорис Лессинг или Светлана Алексиевич, но есть вещи гораздо важнее.

— При этом в Швеции учредили новую награду, как альтернативу Нобелевской премии. Есть ли у нее шанс стать столь же почитаемой?

— Вполне. Новые награды появляются постоянно. Это просто возможность привлечь внимание к авторам, поддержать их финансово — обычно молодым писателям не хватает денег. К тому же, людям очень нравится узнавать из новостей, что кто-то получил награду.

— Вы уже упоминали, что читаете Толстого. А кто еще из русских авторов вам нравится?

— Самым важным русским автором для меня является Александр Солженицын. У нас его мало кто читает сейчас. Когда мне было 15 лет, я выиграла в школе приз, и мне предложили выбрать книгу любого писателя, которую я хочу получить в подарок. Не знаю, откуда я услышала о повести "Один день Ивана Денисовича", но попросила ее. Это печальная, но, вместе с тем, очень жизнеутверждающая повесть. Одна из моих любимых книг — "Раковый корпус", поскольку Солженицыну удалось показать, что семейные узы, любовь, внимание друг к другу могут возникнуть в любых обстоятельствах. Еще мне очень нравится поэзия Анны Ахматовой. Современных российских писателей я, к сожалению, почти не знаю, поскольку их довольно сложно найти в английском переводе. Русский роман — символ того, каких высот может достичь литература.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Есть один давно забытый готический роман "Мельмот Скиталец", который написал Чарльз Метьюрин. Вы читали его? Конечно, нет, никто не читал. Я познакомилась с этим произведением около десяти лет назад — и оно очень страшное. Мне всегда хотелось создать монстра, вроде Франкенштейна или Дракулы, но женского пола. Так вот, в моей книге будет Мельмот Свидетель. Идея в том, что по свету две тысячи лет блуждает женщина, которая следит за всеми, знает все ваши пороки. Она невероятно одинока и ищет столь же отчаявшихся людей. Героиня романа, несчастная женщина, узнает эту легенду, и ей начинает казаться, что кто-то ее преследует. Книга выйдет в октябре.

— Вам было страшно писать этот роман?

— Очень. Не все время, конечно, но бывало. Помню, я мучилась от бессонницы, и в полумраке мне показалось, что кресло в углу комнаты — Мельмот. Пришлось мужу отпаивать меня чаем.

Валерия Высокосова.

Россия. Великобритания. ЦФО > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2780602 Сара Перри


Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2696081 Сара Перри

Сара Перри: русский роман показал, каких высот может достичь литература

Британская писательница Сара Перри мечтала о литературном поприще едва ли не с детства. Ее первый роман "После меня хоть потоп" издатели отвергали долгое время, но в 2014 году случился настоящий прорыв — критики с восторгом приняли дебютантку и с нетерпением ждали выхода второй книги. Викторианский антураж "Змея в Эссексе" покорил англоязычных читателей, и в 2017 году роман появился на русском языке в издательстве "Фантом Пресс". Перри приехала в Россию, чтобы принять участие в семинаре "Британская литература сегодня", который прошел в музее-усадьбе "Ясная Поляна". В интервью РИА Новости автор рассказала о том, почему литературная критика необходима молодым писателям, как "Один день Ивана Денисовича" стал ее любимым произведением Солженицына, и чего она боялась, приступая к написанию третьего романа. Беседовала Валерия Высокосова.

— Сара, вы впервые в Москве? Успели осмотреться?

— Да, мне здесь очень нравится. Я люблю оказываться в таких городах, о которых я много читала, увидеть все воочию, понаблюдать за людьми — как они одеваются, где обедают, улыбаются ли друг другу… В Москве мне все улыбаются!

— На русский язык пока переведен только один ваш роман — "Змей в Эссексе". Главная героиня, Кора Сиборн, — очень сильная женщина, которая пытается найти свой собственный путь в этом мире. Разумеется, у нее есть и свои слабости, но она справляется. Как вы создавали этот персонаж?

— В Викторианскую эпоху женщины были очень независимыми, умными, трудолюбивыми, они интересовались политикой, медициной, искусством, но проблема в том, что их такими не изображают. В романах того времени они вечно лежат в полуобмороке на диване или вынашивают детей. Я решила написать других викторианских женщин, но не хотела, чтобы Кора получилась почти святой. Она эгоистична, временами глупая, она доставляет окружающим множество проблем и причиняет им боль… Чаще всего мне интересно исследовать какую-то эпоху, я создаю мир, а потом в нем появляются персонажи.

— А что вы думаете о ней сейчас, спустя два года после публикации романа?

— Все это время я пишу другую книгу, поэтому образ Коры постепенно растворяется. Сейчас я думаю о ней как о старом друге, которого не видела уже очень давно. Мне очень приятно, когда люди говорят о Коре, причем говорят с теплотой, но для меня она уже далека. Надеюсь, "Змей в Эссексе" в скором времени превратиться в сериал, и Кора оживет на экране. Интересно, какие эмоции это во мне вызовет.

— Когда планируется премьера?

— Ох, не знаю, это очень долгий процесс. Сейчас идет работа над сценарием. Мне присылают эпизоды, я их читаю. На телевидении все иначе, героям нужно давать больше пространства. Например, в романе есть фрагменты, где Кора сидит и размышляет — я могу описать ее мысли, но смотреть на задумчиво сидящего человека в фильме не очень-то интересно. При этом сценаристка старается сохранить дух книги.

— На самом деле, все женские персонажи в вашем романе — сильные женщины, не только Кора Сиборн, но и Марта, которая стремится помочь беднякам, и Стелла, которая сражается со своей болезнью. С кем из них вы чувствуете особую связь?

— Кажется, со всеми! Конечно, это прозвучит эгоистично, но в каждом герое есть что-то от автора, я чувствую эту связь не только с женскими, но и с мужскими персонажами.

— Мне кажется, сейчас в литературе господствует большой многостраничный роман. Писатели стараются создать мир, в котором читатели проживают с героями целую жизнь. Вам же удалось уместить законченную и очень интересную историю в четыреста страниц. Как вы с этим справились?

— Просто я ненавижу длинные романы, серьезно. Я отказываюсь их читать. Я очень нетерпеливая, всегда стремлюсь поскорее узнать, что же там дальше. Когда я закончила роман и передала его агенту, она заметила, что стоило бы сделать его чуточку длиннее. А мне кажется, что читатель прекрасно понимает, что я хотела ему донести, и не нуждается в дополнительных подробностях. Но такой уж я человек: быстро думаю, быстро говорю, не могу усидеть на месте, расписывая пейзаж на пятьдесят страниц. Моя следующая книга будет еще короче.

— Вы говорите, что не любите длинные романы. А как же Диккенс, например?

— Я люблю Диккенса, но только его короткие книги. Моя самая любимая — "Тяжелые времена". Она очень забавная, но при этом печальная. И события, которые в ней описываются, в целом смахивают на то, что сейчас происходит в Великобритании с бизнесом. Конечно, "Холодный дом" мне тоже нравится. Это лучший роман Диккенса.

— Кстати, во всех ваших автобиографических справках упоминается, что вы выросли в окружении классической литературы. Какая из книг произвела на вас наибольшее впечатление?

— Больше всего на меня повлияла "Джейн Эйр", которую я прочитала в восемь лет. Я выросла в очень религиозной семье, у нас дома не было телевизора, мы не ходили в кино и постоянно читали Библию. К трем годам я уже прекрасно читала. Я нашла эту книгу у одной из своих сестер. На обложке была девушка, внутри тоже нашлись картинки — дом в огне и другие… Я подумала, что это детская книжка. Разумеется, проза Шарлотты Бронте местами сложная, поэтому я поняла не все, но мне очень понравилось. Кажется, мне всегда хотелось писать, но после этого романа я была уверена, что на свете нет другого занятия, которое наполнит мою жизнь смыслом. А в десять лет я прочитала "Тэсс из рода Д'Эрбервиллей" — и плакала, плакала, плакала. Когда тебе так мало лет, ты представить себе не можешь, что существует несчастливый финал.

— После вы перечитывали эти книги?

— Да, "Джейн Эйр" я читала еще раз пять. Думаю, любимые романы вырастают вместе с читателем. У Бронте есть очень сюрреалистичные моменты, странные. Например, когда Джейн сбегает от Рочестера, узнав правду о его жене, она слышит его голос. Это натолкнуло меня на мысль о том, каким дерзким автором была Шарлотта Бронте. Она писала в довольно реалистичной манере — о бедности и других несправедливостях, но разбавила повествование сверхъестественными элементами.

— "Невероятный дебют", "талантливая драматическая история" — так критики описывали ваш первый роман "After me comes the flood" ("После меня хоть потоп"). Вы удивились, узнав об этом? Что вы почувствовали?

— Для своего первого романа я никак не могла найти издателя, мне постоянно отказывали. Никому не нужна была такая проза — странная, несколько старомодная, я писала о грехе, покаянии и милосердии… Книга увидела свет лишь потому, что мой агент сама решила стать издателем. Я всю жизнь мечтала стать писателем, и вот, я написала роман, до которого никому не было дела. В день публикации я открыла интернет и увидела огромную статью в газете "Гардиан", которая пестрела всеми этими замечательными эпитетами. После этого появилось множество рецензий, о романе написали даже в Китае и Новой Зеландии! "Змея в Эссексе" тоже приняли тепло. Теперь я волнуюсь, что третий роман провалится, потому что я исчерпала всю свою удачу (смеется).

— Некоторые из рецензентов увидели в вашем творчестве отсылки к Чехову, например. Действительно ли они там есть?

— Да, они часто пишут "Чехов, Кафка, Диккенс". Эти авторы очень разные. Так происходит, мне кажется, потому, что я читаю много разной литературы, и именно этот совет я даю молодым писателям. Сейчас я, например, читаю "Воскресение" Льва Толстого. С этой книгой мало кто знаком, а ведь это потрясающая история.

— Вы же сами публикуете литературные обзоры в разных изданиях. Бытует мнение, что литературная критика сейчас никому не нужна. Что вы думаете по этому поводу?

— Нет, с этим я категорически не согласна. И яркий тому пример — мой первый роман. Я думаю, что критики могут очень сильно повлиять на мнение аудитории. Люди, конечно, любят говорить, что критика — это всего лишь мнение, которое может высказать любой человек. Но читателям нужны критики, которые могут объяснить, в какой традиции работает автор, что он пытается донести аудитории. Лично я зачастую даже не говорю, понравилось ли мне произведение, я объясняю то, как написан роман. Академическая критика — очень важная дисциплина.

— Вы, конечно, знаете, что в этом году Нобелевский комитет по литературе принял решение не вручать премию в своей категории из-за кризиса внутри академии. Правильное ли это решение, на ваш взгляд?

— Думаю, им было необходимо сделать что-то. Академия ведь довольно тесная структура, и поведение мужчины, который имеет к ней отношение, было ужасным, и продолжалось это довольно долго. Членам комитета пришлось решать, что является более важным — моральный долг, который подразумевает, что люди не могут вести себя так и при этом избежать наказания, или привлечение внимания к литературе. По-моему, они сделали правильно. У них появилась возможность сделать передышку, осознать, что что-то пошло не так, не только с этим человеком, но и вообще внутри академии. Конечно, это непросто: мы привыкли видеть, как награду получают Дорис Лессинг или Светлана Алексиевич, но есть вещи гораздо важнее.

— При этом в Швеции учредили новую награду, как альтернативу Нобелевской премии. Есть ли у нее шанс стать столь же почитаемой?

— Вполне. Новые награды появляются постоянно. Это просто возможность привлечь внимание к авторам, поддержать их финансово — обычно молодым писателям не хватает денег. К тому же, людям очень нравится узнавать из новостей, что кто-то получил награду.

— Вы уже упоминали, что читаете Толстого. А кто еще из русских авторов вам нравится?

— Самым важным русским автором для меня является Александр Солженицын. У нас его мало кто читает сейчас. Когда мне было 15 лет, я выиграла в школе приз, и мне предложили выбрать книгу любого писателя, которую я хочу получить в подарок. Не знаю, откуда я услышала о повести "Один день Ивана Денисовича", но попросила ее. Это печальная, но, вместе с тем, очень жизнеутверждающая повесть. Одна из моих любимых книг — "Раковый корпус", поскольку Солженицыну удалось показать, что семейные узы, любовь, внимание друг к другу могут возникнуть в любых обстоятельствах. Еще мне очень нравится поэзия Анны Ахматовой. Современных российских писателей я, к сожалению, почти не знаю, поскольку их довольно сложно найти в английском переводе. Русский роман — символ того, каких высот может достичь литература.

— Над чем вы работаете сейчас?

— Есть один давно забытый готический роман "Мельмот Скиталец", который написал Чарльз Метьюрин. Вы читали его? Конечно, нет, никто не читал. Я познакомилась с этим произведением около десяти лет назад — и оно очень страшное. Мне всегда хотелось создать монстра, вроде Франкенштейна или Дракулы, но женского пола. Так вот, в моей книге будет Мельмот Свидетель. Идея в том, что по свету две тысячи лет блуждает женщина, которая следит за всеми, знает все ваши пороки. Она невероятно одинока и ищет столь же отчаявшихся людей. Героиня романа, несчастная женщина, узнает эту легенду, и ей начинает казаться, что кто-то ее преследует. Книга выйдет в октябре.

— Вам было страшно писать этот роман?

— Очень. Не все время, конечно, но бывало. Помню, я мучилась от бессонницы, и в полумраке мне показалось, что кресло в углу комнаты — Мельмот. Пришлось мужу отпаивать меня чаем.

Валерия Высокосова

Великобритания > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 августа 2018 > № 2696081 Сара Перри


США. Португалия. Великобритания. Весь мир. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > oilcapital.ru, 1 августа 2018 > № 2690866

Россия выиграла у США и Португалии право проведения Всемирного энергетического конгресса.

Конгресс проходит с 1924 года и объединяет более 90 стран.

Россия получила право на проведение 25-го – юбилейного – Всемирного энергетического конгресса – 2022, который пройдет в Санкт-Петербурге с 11 по 15 июня 2022 года, сообщил организатор форума – Мировой энергетический совет (МИРЭС). Заявки на право проведения конгресса подавали также Национальные комитеты США и Португалии, однако безуспешно. Глава Минэнерго Александр Новак поблагодарил организаторов форума за выбор в пользу России и подчеркнул важность «неполитического диалога в таком важном секторе, как энергетика».

Конгресс проходит раз в три года с 1924 года и объединяет более 90 стран. Постоянным местом расположения центрального офиса МИРЭС является Лондон. В ноябре 2016 года председателем РНК МИРЭС был избран министр энергетики России Александр Новак.

Предыдущий конгресс прошел в Стамбуле в 2016 году, следующий состоится в Абу-Даби в 2019 году. В форуме принимают участие лидеры нефтегазовой индустрии мира, министры стран-производителей, эксперты и представители медиа. Всего форум собирает более 4 тыс. участников.

Конгресс МИРЭС обрел свое современное название в 1968 году на Мировой энергетической конференции в Москве. «С момента памятной конференции в Москве прошло уже больше 50 лет. За это время изменилась география мировой энергетики, произошли подвижки в топливном балансе, отрасли энергетики столкнулись с новыми экономическими и технологическими вызовами. Изменилась и Россия: сегодня у нас другая экономика, другие цели и задачи энергетической политики. Но и сегодня, как и 50 лет назад, наша страна является одним из лидеров мировой энергетики, обеспечивает энергоресурсами миллионы людей на всех континентах, активно участвует в разработке современных энергетических технологий, организует и успешно проводит дискуссионные площадки по вопросам энергетики в рамках международных форумов», – приводятся слова Новака в пресс-релизе Минэнерго.

США. Португалия. Великобритания. Весь мир. СЗФО > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > oilcapital.ru, 1 августа 2018 > № 2690866


Великобритания. США > СМИ, ИТ > bbc.com, 29 июля 2018 > № 2688474

Дезинформация в соцсетях вытесняет реальные новости. Британский доклад

Объем дезинформации, распространяемой через интернет, растет так быстро, что фейковые новости начинают вытеснять реальные.

Об этом заявил председатель комитета Палаты общин британского парламента по культуре, прессе и спорту Дэмиан Коллинз. По его словам, люди с трудом отличают фейковые новости от реальных.

В докладе комитета говорится, что эта проблема представляет серьезную угрозу демократии. В нем также содержится призыв принять более жесткие меры регулирования социальных сетей.

Ранее британское правительство заявило о намерении ввести цифровую идентификацию всех предвыборных объявлений в СМИ.

Это означает, что все политические тексты, публикуемые в интернете, должны будут иметь зарегистрированных авторов, которые несут за них ответственность.

Доклад британских парламентариев был подготовлен по следам скандала с фирмой Cambridge Analytica в начале этого года.

Эту лондонскую компанию, занимающуюся продвижением направленной политической рекламы, обвиняют в использовании личных данных десятков миллионов пользователей "Фейсбука" для того, чтобы повлиять на исход президентских выборов в США в 2016 году и на результаты голосования на референдуме по "брекситу".

Члены комитета рассмотрели данные по разным странам мира, в которых отмечались попытки повлиять на исход выборов с помощью соцсетей. Им были предоставлены сведения о том, как российские спецслужбы пытались повлиять на настроения избирателей путем размещения рекламных объявлений в "Фейсбуке".

"Если эти инструменты вмешательства настолько сильны, что могут проникать в сознание миллионов людей по всем миру путем нажатия кнопки, если ими можно пользоваться для распространения дезинформации без раскрытия ее источника, то мы имеем дело с серьезной угрозой нашей демократии", - заявил Дэмиан Коллинз.

Комитет не раз приглашал к даче показаний главу Facebook Марка Цукерберга, но пока безуспешно.

Особое внимание комитета привлекла роль британского предпринимателя Аррона Бэнкса, который сделал самое крупное в британской истории пожертвование в фонд сторонников "брексита" в размере 8,4 млн фунтов.

В докладе комитета отмечается, что остается неясным, откуда у Бэнкса появились такие деньги, а также что он не сумел доказать их связь с его активами в Британии.

"Аррон Бэнкс, видимо, стремится скрыть масштаб своих связей с Россией, которые включали обсуждение потенциальных сделок в области добычи золота и алмазов, а его представитель Энди Уигмор известен своей лживостью", - отмечается в докладе комитета.

"Если бы выяснилось, что Бэнкс получал прибыль от отношений с российскими гражданами, с которыми он встречался и обсуждал деловые планы, а затем использовал эту прибыль для пожертвований в фонд сторонников "брексита", это стало бы серьезным делом", - отметил Дэмиан Коллинз.

На заседания комитета были вызваны для дачи показаний бывший глава фирмы Cambridge Analytica Александр Никс, а также ее бывший сотрудник Кристофер Уайли, который первым поднял тревогу в связи со сбором персональных данных.

Выводы доклада

В докладе отмечается, что всё чаще люди узнают о происходящем в стране не с помощью традиционных средств информации - телевидения, газет и радио, - а с помощью публикаций в соцсетях.

Люди склонны верить такой информации, потому что доверяют друзьям и родственникам, которые ее распространяют.

Фейковые новости появляются в самых разнообразных формах, от сатиры и пародий до сфабрикованных изображений и откровенной пропаганды, отмечается в докладе.

Главная рекомендация авторов доклада - изменить избирательные законы, которые учли бы появление нового фактора в медийной сфере и его влияние на социальные и политические процессы.

Великобритания. США > СМИ, ИТ > bbc.com, 29 июля 2018 > № 2688474


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 29 июля 2018 > № 2688473 Сара Перри

Автор "Змея в Эссексе" Сара Перри: викторианство совсем не такое, каким его изображают

Елизавета Подшивалова

Би-би-си

Бестселлер "Змей в Эссексе", который стал популярным как в Британии, так и в России, вызвал, тем не менее, совершенно разную реакцию. Если для российских читателей книга выглядела симпатичным неовикторианским романом, то в Британии она вызвала множество споров из-за неожиданного изображения эпохи.

На семинаре "Британская литература сегодня" в Ясной Поляне автор романа Сара Перри рассказала, что только благодаря уговорам редактора главная героиня в ее книге не пользуется фотоаппаратом "Кодак" и не забегает за покупками в Sainsbury's - одну из крупнейших современных сетей супермаркетов в Британии.

Все это уже существовало во время действия романа, однако издатели сочли, что к такому образу викторианства в Британии все-таки еще не готовы.

Русской службе Би-би-си Сара Перри рассказала, почему ей захотелось перевернуть представление о викторианской эпохе и как даже в готическом любовном романе можно раскритиковать современную политическую ситуацию.

Би-би-си: Как у вас появилась идея книги? Легенда об огромном змее, живущем в Эссексе, действительно существует?

Сара Перри: Я ехала на машине со своим мужем. Мы проехали указатель, и муж сказал: "О, это место, где видели эссекского змея". Я никогда об этом не слышала, но после его рассказа сразу подумала - а что если бы змей вернулся в конце XIX века, когда уже был Дарвин и все интересовались естествознанием? Мне захотелось посмотреть на это с точки зрения конфликта веры, суеверий и разума.

К тому времени, когда мы вернулись домой, основной сюжет книги уже сложился у меня в голове. Хорошо бы со всеми книгами было так.

Би-би-си: Почему вы решили показать в книге "новых викторианцев" - гораздо более современных, чем мы привыкли?

С.П.: Я не историк, я не прочитала огромного количества исторических книг, но я знаю, что метро ходило уже в 1860-х годах, Лондон освещался электричеством к 1870-м годам, женщины ходили на работу, участвовали в политической жизни, вам могли вырвать зуб под анестезией, роды стали гораздо безопаснее из-за изобретения антисептиков.

При этом я постоянно наблюдала, как викторианскую эпоху представляют так, словно все это было тысячу лет назад - беспризорники на улицах, мужчины в цилиндрах и женщины, которые едва осмеливались говорить. Меня это раздражало, я хотела показать викторианство, в котором много жизни, эмоций - такой эта эпоха на самом деле и была.

Я выбирала персонажей под свои интересы. Меня интересовала медицина, поэтому я сделала одного из героев врачом. Я хотела написать о современных подходах к лечению болезней (говоря "современных", я имею в виду XIX век), и одна из героинь болеет туберкулезом. Мне интересна религия, и один из героев - священник.

Я просто все время старалась радовать себя. Многие говорят мне, что в моей книге не происходит ничего плохого, - и я думаю: люди умирают, получают увечья, страдают от разбитого сердца, совершают попытки самоубийства - то есть происходит много всего плохого. Просто я не смакую это, я всегда - а в особенности в этой книге - пытаюсь показать надежду и возможность найти любовь и дружбу.

Сара Перри - автор трех романов ("После меня хоть потоп", "Змей в Эссексе" и пока еще не изданный"Мельмот). Первые две книги получили широкую известность и признание в Британии. Она выросла в очень религиозной семье и долгое время практически не имела доступа к современной культуре. Она получила степень PhD в Университете Роял Холлоуэй, специализируясь в основном на готической традиции в литературе. Одновременно Перри стала сочинять собственные произведения, в которых также заметно сильное влияние готических романов XIX века. У Перри диагностирована болезнь Грейвса - аутоимунное заболевание, при котором выделяется избыточное количество тиреоидных гормонов щитовидной железы. Сама Сара шутит, что это очень подходящая болезнь для готического писателя (Graves в переводе с англ. - могилы)

Би-би-си: Почему же все, с вашей точки зрения, получили неверное представление о викторианской эпохе?

С.П.: Я думаю, это связано с тем, что в 1920-30-е годы люди очень хотели чувствовать себя продвинутыми и современными, ощущать свободу в сексуальной сфере, в политике. И им помогало представлять викторианцев как ужасно скучных, отсталых, зажатых людей, потому что тогда их собственная жизнь выглядела еще более увлекательной и волнующей.

То есть это именно английская идея - что викторианцы просто все время пытались упасть в обморок.

В этом есть и политическая сторона. Так много учреждений, существующих доныне, были придуманы викторианцами - социальное жилье, бесплатная медицина, крупные лечебные учреждения, трудовые нормы. Викторианская эпоха - эпоха филантропов. Люди зарабатывали деньги после промышленной революции и они использовали эти деньги, например, чтобы построить дома для бедных.

Би-би-си: А в "Змее в Эссексе" есть политика?

С. П.: Безусловно. Мне отвратительно наше правительство. В своей книге я хотела предложить людям подумать, так ли уж Британия изменилась с XIX века. Например, сейчас распространяется представление о бедных людях как не о тех, кому не хватает денег, а о тех, кому не хватает нравственных качеств.

То есть якобы единственная причина, по которой они бедны, в том, что они глупы, ленивы, слишком много пьют, слишком много рожают.

И если тебе нужна помощь государства - тебя считают недостойным человеком, и государство не хочет предоставлять тебе помощь, потому что ты вообще не должен был попасть в такое положение.

Я хотела написать о проекте социального жилья и показать людям, что мы вообще-то не особо продвинулись с той поры. В вопросе отношения к бедности британское общество как будто вернулось на сотню лет назад. Мне это кажется совершенно ужасающим.

Кроме того, я думаю, образ викторианской эпохи намеренно создавался таким патриархальным. Чем больше вы верите в то, что женщины еще недавно с удовольствием сидели дома с 19-ю детьми, тем более пригодной для существования начинает казаться нынешняя система.

Би-би-си: Ваша книга была очень популярна в Британии, но после ее выхода вы решили уйти из литературы. Почему так вышло?

С.П.: Я написала две книги, и после выхода "Змея в Эссексе" мне показалось, что мир просто разваливается.

Би-би-си: Почему?

С.П.:"Брексит", Трамп, Путин, убийство в Орландо, гибель сирийских беженцев, преступления ИГ - множество вещей. И я решила, что мне нужно заняться чем-то более разумным, найти нормальную работу и как-то помогать людям - и я вернулась в юридическую сферу.

Однако потом я поняла, что могу помогать людям с помощью искусства: можно писать романы, которые раскрывают мир, разоблачают репрессивный режим. Я могу дальше писать книги, если напоминаю себе, что они имеют значение. Я должна верить, что литература может быть политической, и я могу что-то донести и через роман.

Моя новая книга "Мельмот" основана на забытом готическом романе Чарльза Мэтьюрина "Мельмот Скиталец".

В моем романе Мельмот - легенда о высокой женщине в черном, которая никогда не закрывает глаза. Она всегда наблюдает за вами, и знает все, что вы сделали, ваши грехи, вашу ложь - знает все. Она совершенно одинока.

И если ты сделал что-то очень плохое, она протягивает тебе руку и говорит: "Возьми меня за руку, мне так одиноко". А поскольку она знает о тебе все, ты не можешь оправдаться и просто идешь с ней.

В романе англичанка, которая совершила нечто очень плохое, живет в современной Праге. Она узнает об этой легенде и ей начинает казаться, что Мельмот следит за ней...

Третий роман Сары Перри выйдет на английском в октябре 2018 года.

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 29 июля 2018 > № 2688473 Сара Перри


Великобритания. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 25 июля 2018 > № 2726355 Филипп Роуд

Филипп Роуд: легковых автомобилей на улицах мегаполисов должно быть меньше

Филипп Роуд – исполнительный директор научно-исследовательского центра LSE Cities и научный сотрудник программы Urban Age-London School of Economics and Political Science. С 2003 года он руководит междисциплинарными проектами городского управления, транспорта, городского планирования и проектирования в LSE. На Московском урбанфоруме, прошедшем в парке «Зарядье», он рассказал порталу Стройкомплекса о том, как избежать транспортного коллапса.

– Москва сильно изменилась за последние 10 лет. Изменения включают развитие транспортной инфраструктуры, создание общественных пространств и многое другое. Как Вы оцениваете эти перемены?

– Последний раз я был в Москве в 2009 году. Многое тогда только начиналось. Изменения очень заметны, когда вы приезжаете в город. Речь не только о парке, в котором мы сейчас находимся. Если посмотреть на Москву, можно увидеть новые скверы, меньше машин в центре, организованный паркинг. Прекрасно вновь оказаться здесь и увидеть, что город стал гораздо дружелюбнее.

– Расскажите о развитии транспорта. Как избежать транспортного коллапса и обеспечить баланс между различными средствами передвижения в Москве?

– Эксперты по городскому транспорту единогласны в том, что должно произойти. Во всех городах, в которых мы работаем, количество автомобилей все еще слишком высокое. Во многом это связано с инвестициями, которые вкладывались в автомобильную промышленность на протяжении длительного периода, иногда в течение 50-60-70 лет, чтобы гарантировать людям возможность путешествовать на личном транспорте.

Существовала целая парадигма о городе, подстраивающемся под автомобили, так сказать, «заточенном» под личные легковые машины.

Сейчас, 30-40 лет спустя, мы понимаем, что такой город нам не нужен. Он не способен обеспечить качественную жизнь, он очень дорого обходится с социальной, экономической и экологической точек зрения. Многие политики понимают это и пытаются создать более компактный и многофункциональный город. В то же время у некоторых представителей власти существует огромное желание и заинтересованность в том, чтобы покупалось как можно больше машин.

- И какой же выход может быть?

- Мне кажется, направление, в котором нам нужно идти, очевидно: необходимо убедиться в том, что количество автомобилей в городе сокращено до абсолютного минимума. Иногда машина необходима, и не только в чрезвычайных ситуациях – нам нужно успеть на деловую встречу, перевезти вещи, но это должно стать исключением, а не правилом.

Москва, в ряду других мегаполисов, за несколько лет уже реализовала целый ряд проектов по ограничению пользования личным автомобилем, повышению комфорта и разнообразия общественного транспорта, улучшения городской среды. Но останавливаться на этом нельзя. Тем более что информационные технологии, новая энергетика, беспилотники, каршеринг, новая мобильность – все это уже сегодня становится реальностью.

Екатерина Борисова

Великобритания. ЦФО > Транспорт > stroi.mos.ru, 25 июля 2018 > № 2726355 Филипп Роуд


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2696055 Чарльз Тэннок

Чарльз Тэннок: если Британия ошиблась с выводами по Солсбери, она извинится

Высказывания некоторых сторонников Brexit заставляют стыдиться своей страны, выход из ЕС может обернуться для Великобритании кризисом, а инцидент в Солсбери сильно добавил проблем британскому правительству. О перспективах заключения соглашения с ЕС по Brexit, о шансах проведения нового референдума, о том, как относятся к Терезе Мэй в Брюсселе, о том, что делать, если обвинения в адрес РФ в отравлении Скрипалей были несправедливыми, в интервью старшему корреспонденту РИА Новости в Лондоне Марии Табак рассказал член международного комитета Европарламента, евродепутат от Лондона Чарльз Тэннок.

— Господин Тэннок, я знаю, что вы живете между Брюсселем и Лондоном, так что спасибо большое, что нашли время на это интервью. Вы называете себя "довольно рассерженным проевропейским тори", а в одном из интервью признались, что во многом вам стыдно быть британцем. Если первый тезис вполне понятен, то второй нуждается в пояснении. Почему вам стыдно быть британцем?

— В ирландской газете я говорил о том, что стыжусь того, как стали у нас относиться к живущим здесь европейским гражданам. Я горжусь тем, что я британец, но когда Лиам Фокс (министр торговли Великобритании — ред.) заявил, что европейские граждане являются лучшим активом британцев на переговорах, разменной монетой, я счел это оскорблением по отношению к трем миллионам человек, включая мою жену, которые поселились в Британии. Мне было стыдно за это, стыдно за этот триумфализм, за национализм, который вдруг появился у некоторых из тех, кто был окрылен результатами референдума. Британия традиционно относилась гостеприимно к иностранцам, которые много трудились и которые стали частью этой страны. А после референдума был всплеск враждебности. Сейчас это немного изменилось, правительство осознало ошибки и проявленное дурновкусие. Но мне до сих пор стыдно из-за того, как ведут себя некоторые сторонники Brexit, английские националисты, я бы сказал.

— А откуда родом ваша жена?

— Из Восточной Европы.

— У вас, помимо британского, есть ирландский паспорт. И вы его получили после референдума. Какими мотивами вы руководствовались?

— Я всегда имел право на ирландский паспорт, потому что Ирландия выдает паспорта тем, у кого есть ирландские корни. Моя бабушка уехала из Ирландии девочкой, так что по крови я имел право на паспорт. И я очень горжусь этим паспортом и ценю его, потому что благодаря ему я останусь гражданином Евросоюза после Brexit, я смогу работать, учиться, выходить на пенсию где пожелаю. Но миллионы британских граждан, в том числе те, кто хотел остаться в ЕС, потеряют это право. И это очень жаль. Ведь раньше у них была свобода ездить, учиться и работать — такая же, как у меня, когда я был молодым.

— Правительство Великобритании опубликовало "белую книгу" — свои предложения касательно отношений с ЕС после Brexit. Как вам эти предложения и есть ли у них шанс получить одобрение ЕС?

— Скажу так: я осторожно приветствую "белую книгу", это важный шаг вперед в правильном направлении. Я называю то, что предлагается, мягким жестким Brexit. Это все равно жесткий Brexit, потому что страна выходит из единого рынка, таможенного союза, из-под действия Европейского суда, свобода передвижения прекращается, никакого вклада в бюджет ЕС Британия вносить не будет. То есть все ключевые обещания, которые Тереза Мэй озвучила в своей речи в Ланкастер-хаус в январе 2017 года, соблюдены. Но "белая книга" позволяет Британии сохранить близость с ЕС, не нарушая этих установок. Я подозреваю, что ЕС легко эти предложения не примет. Нужно очень доверять Великобритании, чтобы позволить ей сбор таможенных пошлин от лица ЕС при том, что она не будет подчиняться юрисдикции Европейского суда. В Брюсселе сейчас с интересом обсуждают предложения. Свободное передвижение товаров очень поможет бизнесу, крупным компаниям типа Airbus, у которых сложные цепочки доставки и которые не хотят проволочек на границах. Сити Лондона, который я представляю как европарламентарий от Лондона, не удовлетворен: они хотят взаимного признания документов, чтобы свободное движение распространялось и на услуги. Они этого хотят, но вряд ли получат. Я был бы очень рад, если бы ЕС согласился. Я хотел бы, чтобы стороны достигли соглашения, это лучше, чем отсутствие соглашения. Я всегда, с самого начала, поддерживал сохранение членства в едином рынке через членство в едином экономическом пространстве по примеру Норвегии и в таможенном союзе с помощью соглашения, подобного соглашению с Турцией. Это моя модель, но британское правительство против этого, оно заявляет, что Brexit это Brexit и для них это означает выход из единого рынка и таможенного союза. При этом правительство хочет смягчить это.

— Насколько реален вариант, при котором соглашения не будет?

— Есть опасность отсутствия соглашения. Британскому правительству некуда особенно двигаться. У них, с одной стороны, сторонники самого жесткого варианта Brexit, а с другой — сторонники максимального сохранения связей с ЕС. Я не вижу пространства для маневра. План, предложенный в "белой книге", достаточно жесткий, и если правительству ответят "нет", то результатом будет отсутствие соглашения. В октябре у нас тогда не будет соглашения.

Есть реальная проблема с ирландской границей, в договоре должно быть то, что устроит и ЕС, и Британию, и Ирландию. Если ЕС не примет предложений "белой книги", то Британии тогда быстро-быстро придется придумывать что-то еще, а между тем сейчас в парламенте проходит законопроект, согласно которому не может быть отдельной договоренности по таможне для какой-либо из частей Соединенного Королевства. Тогда правительство не сможет допустить особые условия для Северной Ирландии и у него руки окажутся полностью связаны.

— И что случится, если не будет соглашения?

— Может быть все что угодно: раскол, вотум о недоверии премьеру, новый референдум, новые выборы… Это все выяснится в октябре. Времени очень мало, сейчас начинаются парламентские каникулы, ничего не будет делаться до сентября, так что окно очень узкое.

— А как вы оцениваете шансы на проведение нового референдума?

— Есть небольшой шанс, если даже люди типа Джона Мэйджора (экс-премьер Британии — ред.) это говорят. Доминик Грив (глава комитета по разведке палаты общин британского парламента — ред.) не исключает, лейбористы не исключают, бывший министр Джастин Грининг. Есть такая возможность, не очень большая, правда. Опросы говорят, что с небольшим отрывом в этот раз победят сторонники сохранения членства. Они будут более мотивированы проголосовать, а сторонники Brexit, наоборот, могут воздерживаться, потому что чувствуют себя обманутыми правительством.

— Представим такую ситуацию, что соглашения нет, и вот наступает 30 апреля 2019 года. Британия просыпается и..?

— Ну, с 95% вероятностью Британия перестанет быть членом ЕС, а я — членом Европейского парламента. Может возникнуть кризис, если Британия выйдет без соглашения, произойдет возврат к тарифам ВТО, возникнут проблемы с транспортом, авиаперелетами, поставками продовольствия, медикаментами. Правительство готовит план действий на этот случай, правительство Ирландии — тоже.

— А что в Европарламенте, в Еврокомиссии думают о Терезе Мэй?

— О ней думают как об искреннем, честном, трудолюбивом премьере, у которого непосильная задача, учитывая, что она загнала себя в угол столькими ограничениями. В то же время она не хочет быть премьером, разрушившим британскую экономику. Она стремится осуществить Brexit, слегка поменяла позицию за пару лет: начала с агрессии, чрезмерной самоуверенности, сейчас она более прагматична. Но ей трудно продать собственный план собственной партии, потому что там много людей с жесткими позициями.

— Мог бы кто-то справиться с задачей лучше, чем она?

— Не могу ответить на этот вопрос, я не являюсь членом национального парламента. Я знаю, кого бы я не поддержал. Я бы не поддержал, например, Джейкоба Риз-Могга (глава парламентской группы европейских исследований — ред.), мне бы было трудно оставаться в Консервативной партии, если бы у руля встал кто-то из сторонников самого жесткого варианта Brexit.

— Как вы оцениваете недавнее назначение Доминика Рааба на пост министра по делам Brexit, а Джереми Ханта — на пост главы МИД?

— Я не сторонник Рааба, он выступает за жесткий Brexit, не моего типа политик. Ему c его взглядами придется трудно, потому что премьер хочет другого. Мне гораздо больше нравится Хант, он сдержанный, умеренный, сторонник сохранения членства в ЕС, он будет серьезней в своем подходе как министр. У него есть достоинство, международный опыт, у него жена из Китая, он мыслит глобально, умен, я очень рад этому назначению.

— Ваши впечатления от недавнего саммита НАТО?

— Дональд Трамп — очень неоднозначная фигура. Он не проявил полного доверия к НАТО и выступил со смехотворным предложением о необходимости платить 4 процента ВВП. В мирное время, когда многим странам трудно выплачивать и два. Но люди, подобные Трампу или Найджелу Фараджу (экс-лидер британской Партии независимости), просто не верят в международные организации.

— У вас хороший русский язык…

— Нет, он не свободный. Я говорю на нескольких языках, но на русском — нет. Последние десять лет я учу другой славянский язык и, конечно, я все забыл (произносит последнюю часть предложения на русском языке).

— Говоря о нынешних британо-российских отношениях, невозможно не затронуть вопрос об инциденте с отравлением Скрипалей. Что, с вашей точки зрения, произошло в Солсбери и Эймсбери?

— Я знаю не больше вашего. Я не работаю в спецслужбах. В отличие от Трампа, который сказал, что он знает, что говорят спецслужбы, но у него нет оснований не верить Путину (правда, потом он поменял смысл своих слов на противоположный), я полностью доверяю британским спецслужбам и их выводам. "Новичок" — нервно-паралитическое вещество, синтезированное в 1970-х годах в одном месте в России. Никто больше его не производил. ОЗХО не оспорила это, Россия не предоставила удовлетворительного объяснения происхождения "Новичка". Очевидно, что Сергею и Юлии повезло, что они выжили, сейчас возникло дополнительное осложнение в виде смерти Дон Стерджесс, по факту которой ведется расследование убийства. Как у нее и у Чарли Роули оказалось вещество, я не знаю, может, выяснится. Но у меня нет оснований оспаривать версию правительства.

— То есть вы считаете, что Британия привела достаточные доказательства виновности России, раз сумела убедить столько стран выслать российских дипломатов?

— Если такие страны, как Германия, как Франция, как США, приняли объяснения, то, наверное, да. Инцидент вызвал много гнева со стороны властей Британии, он пришелся на очень тяжелый момент для премьера. Очевидно, что с Brexit Британия ослабнет с точки зрения безопасности, если только не обеспечит глубоких особых отношений с ЕС. У Британии сложные отношения с ЕС, с США и с Россией. НАТО тоже дестабилизирована из-за США и Турции. Мы живем в очень дестабилизированном мире, и Британия после Brexit может остаться в одиночестве.

— Главная странность с "Новичком", что Скотланд-Ярд, который ведет расследование, заявляет, что до сих пор не установил происхождение вещества, а Тереза Мэй объявила, что виновата Россия, когда расследование только началось.

— Россия не дала официальных удовлетворительных объяснений происхождения "Новичка". Нам приходится довольствоваться объяснениями британской стороны. Если полиция предложит другое объяснение, что это не имеет отношения к российским спецслужбам…

— И что будет тогда?

— Тогда нужно будет серьезно извиниться. На Западе, если мы ошибаемся, мы извиняемся. Я бы хотел напомнить, что международная следственная группа провела расследование крушения самолета MH17 и доказала, что он был сбит ракетой из "Бука", принадлежавшего ВС РФ, из района, удерживавшегося поддерживаемыми Россией сепаратистами на востоке Украины. Россия не приняла этих выводов и так и не извинилась за гибель 298 пассажиров и членов экипажа. Если правда о Солсбери будет противоречить официальной версии и Скотланд-Ярд предложит другое объяснение, я буду первым, кто признает, что мы были неправы.

— Какого подхода, с вашей точки зрения, должны придерживаться Великобритания и ЕС в отношениях с Россией?

— Россия — сильная страна, ее экономика, правда, не в лучшем состоянии. Но это сильная, очень большая страна, постоянный член Совбеза ООН, а потому мы должны многое делать вместе с РФ, в первую очередь бороться с международной преступностью и терроризмом, особенно с джихадизмом. Мы должны оставить каналы связи, это реальность современного мира. Иногда нужно сотрудничать в определенных сферах даже со странами, правительства которых ты не одобряешь. Я всегда был поклонником русской культуры, литературы, истории, но также я большой друг Украины, и для меня проблема — это российская экспансия за пределы международно признанных границ, аннексия Крыма, вмешательство в дела Западных Балкан. Для нас проблема, что Россия всегда поддерживает Асада, даже если речь идет о химатаках. Но я признаю, что есть вопросы — Афганистан, Ближний Восток, стабильность на Северном Кавказе, — в которых наши интересы совпадают. Мы хотим нормальных отношений с членом Совбеза, большой страной с природными ресурсами. И мы все еще сохраняем полные дипломатические отношения с Россией, диалог постоянно ведется, правда, на более низком уровне.

— Вы считаете правильным дипломатический бойкот чемпионата мира по футболу в России?

— Да, я поддерживал это. Должна была быть какая-то демонстрация протеста после Солсбери, это чисто символическая вещь, вместо этого поехали много болельщиков.

— Каковы ваши впечатления от саммита Дональда Трампа и Владимира Путина?

— Очевидно, что Трамп расстроил даже самых верных своих сторонников. Даже Ньют Гингрич его критиковал, хотя теперь Трамп поменял смысл своих слов о вмешательстве России в выборы на противоположный. Путин явно вел встречу, а Трамп охотней становился на сторону Путина, чем на сторону собственных спецслужб. Это была победа Путина. Позицию Трампа не очень хорошо восприняли как в США, так и в Европе. Даже мне было неудобно за него, а я не американец.

— Как вы оцениваете вклад России в Сирии?

— Я еще пять лет назад писал, что с Асадом надо заключить сделку. Я призывал семь лет назад, в самом начале конфликта, к созданию бесполетной зоны, чтобы не дать Асаду стать слишком сильным, предлагал привлечь его за стол переговоров, предложить соглашение, чтобы он ушел в отставку и тем самым была бы обеспечена стабильность в Сирии. Но Запад не был готов к этому, Обама позволил перейти черту с использованием химоружия, а потом Россия спасла Асада. Я не хочу Сирию, управляемую джихадистами, ИГИЛ* и "Аль-Каидой"*. Но бомбить мирных жителей также нельзя. Когда появились доказательства применения химоружия, я приветствовал точечные авиаудары, нанесенные западными странами. Сирия — международная трагедия, как и Йемен, сотни тысяч людей погибли в этой сумасшедшей войне. Если бы Россия могла помочь найти подходящее мирное решение, мы бы приветствовали это. Но это не равняется безоговорочной поддержке Асаду. Россия должна оказывать давление на Асада, чтобы договориться о перемирии, провести выборы. Сирия — это абсолютная трагедия, кровь на руках у всех.

— Еще одна больная тема — Украина…

— Я поддерживаю минские соглашения, но сейчас тупиковая ситуация. Стороны должны соблюдать минские соглашения, Киев должен получить контроль за границами, должны быть региональные выборы, я выступаю за децентрализацию. Я даже выступаю за предоставление русскому языку статуса второго государственного в районах, где большинство говорит на нем. Но это не позиция Киева. В следующем году выборы, Порошенко, возможно, проиграет, посмотрим, кто станет президентом и как он будет действовать. Об Украине сейчас подзабыли. Мы думали, что что-то про это прозвучит на саммите Путина и Трампа, но нет.

* Запрещенные в РФ террористические организации

Мария Табак

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 июля 2018 > № 2696055 Чарльз Тэннок


Греция. Великобритания. Португалия. Весь мир > Миграция, виза, туризм > grekomania.ru, 19 июля 2018 > № 2707286

Парос признан лучшим островом Европы

Журнал о путешествиях Travel & Leisure назвал лауреатов премии World's Best Awards, основанной на мнениях путешественников со всего мира.

Согласно результатам опроса шесть из десяти лучших островов Европы - греческие, причём возглавил список кикладский остров Парос.

Каждый год журнал T + L просит читателей оценить свой опыт путешествий и поделиться своими взглядами на лучшие города, острова, круизные суда, курорты, авиакомпании и мн. др. В категории островов читатели оценивали достопримечательности, досуг, пляжи, питание, дружелюбие и общую стоимость.

Первая десятка лучших европейских островов в 2018 г. выглядит следующим образом:

Парос, Греция (88.76 баллов из 100 возможных)

Оркнейские острова, Шотландия (88.50)

Азорские острова, Португалия (88.37)

Санторини, Греция (87.94)

Крит, Греция (87.57)

Милос, Греция (87.43)

Скай и Гебридские острова, Шотландия (87.37)

Сицилия, Италия (86.44)

Миконос, Греция (86.31)

Корфу и Ионические острова (Эптаниса), Греция (86,11)

Что касается лучших греческих отелей в 2018 г., ими стали, по версии читателей американского журнала, Katikies (94.67), Canaves Oia (94.17) (оба - Санторини) и Blue Palace, a Luxury Collection Resort & Spa (90.11), Крит.

Греция. Великобритания. Португалия. Весь мир > Миграция, виза, туризм > grekomania.ru, 19 июля 2018 > № 2707286


Великобритания. Россия. Весь мир > Медицина. Алкоголь > bbc.com, 18 июля 2018 > № 2688485

Два бокала в неделю - максимум? Ученые рассказали, сколько можно пить

Николай Воронин

Корреспондент по вопросам науки и технологий

Расхожее мнение о пользе употребления алкоголя в умеренных дозах - не более чем миф. Более того, даже принятые в большинстве стран и рекомендуемые врачами "безвредные нормативы" выпивки завышены в несколько раз.

Таковы основные выводы последнего и самого масштабного исследования, когда-либо проведенного в этой области: ученые проанализировали данные почти 600 тысяч людей, периодически употребляющих алкоголь.

Результат их работы звучит безапелляционно: даже в малых дозах алкоголь не несёт никакой пользы, а его вредное воздействие начинает проявляться уже с 50 граммов спирта в неделю - это около двух небольших бокалов вина или двух банок пива.

Сколько мы пьём на самом деле?

Людям, употребляющим спиртное не очень часто и не очень помногу, приятно думать, что таким образом они только укрепляют свой организм. Бокал вина за ужином - особенно красного - принято считать полезным не только для пищеварения, но и для сердечно-сосудистой системы.

В большинстве стран существуют рекомендуемые минздравом нормативы "безопасного потребления" алкоголя - они, впрочем, сильно разнятся в разных культурах.

В Британии, например, врачи рекомендуют выпивать в неделю не более полутора бутылок вина (или пяти пинт пива), не делая при этом различий между мужчинами и женщинами. А вот в Испании этот лимит в 2,5 раза больше для мужчин и в 1,5 раза - для женщин.

Российские нормативы ещё выше. В прошлом году минздрав выпустил обновлённые рекомендации и теперь советует мужчинам выпивать не более 4,5 л пива в неделю (или рюмку водки два раза в день), оставаясь при этом "в зоне низкого риска для здоровья". Впрочем, многие критикуют любые подобные нормативы, утверждая, что всё сугубо индивидуально.

Но многие ли следуют подобным рекомендациям? Посмотрим на статистику.

Согласно прошлогоднему отчету ВЦИОМ, алкоголь вообще не употребляют более трети россиян - 39%. Однако эти данные основаны на опросах - а потому неудивительно, что они не слишком согласуются с официальной статистикой продажи спиртных напитков.

В том же 2017 году средний россиянин выпивал 10 литров чистого спирта в год. Это среднедушевой показатель, которых включает всех жителей страны - мужчин и женщин, от грудных младенцев до немощных стариков. И не включает продажи незаконного и самодельного алкоголя (не говоря уже про "Боярышник" и прочие алкогольные суррогаты).

Таким образом, чтобы получить реальную картину среднестатистического выпивающего россиянина - совершеннолетнего, не запойного алкоголика, но и не совсем уж трезвенника - официальный среднедушевой показатель нужно умножить в полтора-два раза.

В пересчете на еженедельное потребление это даст нам около 330 мл спирта в неделю. То есть более полутора бутылок водки (200 мл чистого алкоголя), или три с лишним бутылки вина (105 мл), или 13 банок пива.

И для такого "среднепьющего" россиянина у учёных очень плохие новости.

Спастись от инфаркта и умереть от инсульта?

Результаты исследования, опубликованные в журнале Lancet, являются результатом подробнейшего анализа 83 независимых научных работ, ставивших своей целью изучить влияние алкоголя на организм (и наше здоровье в целом) в долгосрочной перспективе.

В общей сложности были проанализированы данные 599 тысяч 912 людей, не имеющих признаков сердечно-сосудистых заболеваний, из 19 стран с относительно высоким средним уровнем дохода.

В зависимости от количества еженедельно выпиваемого спиртного участников разделили на восемь групп. В расчет были приняты и другие факторы риска - такие как курение или наличие диабета.

За каждым испытуемым велось долгосрочное наблюдение - от полутора до 13 лет. За эти годы более 40 тысяч участников разного возраста умерли, у более чем 39 тысяч было диагностировано то или иное заболевание сердечно-сосудистой системы.

Вне зависимости от конкретной причины, вероятность летального исхода показывает очевидную - хоть и нелинейную - зависимость от количества выпиваемого алкоголя. Причем продолжительность жизни начинает сокращаться уже на минимальном уровне - меньше 100 мл в неделю (в бутылке сухого вина больше 100 мл спирта).

Вероятность инсульта, развития ишемической болезни, сердечной недостаточности, гипертонии или аневризмы аорты со смертельным исходом и вовсе показала прямую линейную зависимость от объёмов выпивки.

Единственное исключение - вероятность инфаркта, которая действительно несколько снижалась по мере роста дозы регулярно потребляемого спиртного. Однако это снижение с лихвой компенсировалось другими заболеваниями.

В целом к 40 годам все участники исследования, употреблявшие алкоголь, показали снижение ожидаемой продолжительности жизни - от полугода у самых малопьющих до пяти лет у тех, кто регулярно употреблял более 350 мл чистого спирта в неделю.

В последнюю группу, напомню, почти попадает вышеупомянутый среднестатистический россиянин.

Великобритания. Россия. Весь мир > Медицина. Алкоголь > bbc.com, 18 июля 2018 > № 2688485


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter