Всего новостей: 2660777, выбрано 892 за 0.135 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 ноября 2018 > № 2787210 Герхард Шредер

Герхард Шрёдер в интервью на тему европейских выборов: «Должно появиться настоящее правительство ЕС» (Aachener Nachrichten, ФРГ)

Бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер остановился в интервью газете «Аахенер нахрихтен» на ряде вопросов европейской политики. Он высказался за создание «настоящего правительства ЕС», отметив, что альтернативы позиции «больше Европы» не существует. Касаясь вопроса о присоединении Крыма к России, Герхард Шрёдер подчеркнул, что это реальность, которую «однажды придется признать».

Михаэль Брёкнер (Michael Bröckner), Томас Телен (Thomas Thelen), Aachener Nachrichten, Германия

Для 74-летнего Герхарда Шрёдера Европа и сегодня представляет все еще один большой проект мира. И все же, и в этом у человека, правившего Германией с 1998 по 2005 годы, нет сомнений: Европа видела и лучшие времена. Лоск сошел, если сформулировать грубо. Но Шрёдер не был бы Шрёдером, если бы у него не было предложений о том, как это можно изменить. В интервью с Михаэлем Брёкнером и Томасом Теленом он говорит о европейских судьбоносных выборах, России как партнере, посте министра финансов ЕС и шагах, которые необходимо сделать СДПГ, чтобы выбраться из пике.

Аахенер нахрихтен: Выборы в парламент ЕС в 2019 году станут судьбоносными для Европы?

Герхард Шрёдер: Думаю, да. Я хотел бы, чтобы в Европарламенте сохранили доминирующую роль демократические партии.

— В Европе наблюдается скорее тенденция отхода от традиционных народных партий?

— Да, к сожалению. Это опасное развитие, потому что крайне левые и правые партии ставят под угрозу стабильность европейского проекта. Это касается непосредственно Германии. Я часто разговариваю со старыми политическими противниками. Мы всегда едины во мнении, что раньше мы боролись друг против друга, потому что хотели держать противника в узде, но мы никогда не хотели разбить противника. Эта опасность присутствует сегодня. От этого выигрывают крайние спектры. И если в ФРГ не обеспечена политическая стабильность с проевропейским фокусом, то этой стабильности нет и в ЕС. Поэтому это судьбоносные выборы.

— Чего не хватает? Европе нужно больше страсти или больше рациональности?

— И того, и другого. Европа продолжает оставаться большим проектом мира.

— Это еще привлекает?

— Конечно. И молодое поколение ценит свободу путешествий, безграничные обмены в мирное время. Непосредственного опыта войны у этого поколения, слава Богу, нет. Поэтому нужно постоянно делать осязаемыми преимущества мирной и свободной Европы. Образовательная программа «Эразмус» (Erasmus) до сегодняшнего дня — образцовый проект. В публичной дискуссии это недооценивается. Сделать Европу осязаемой — важная задача политики, а также и СМИ.

— А рациональность?

— Если мы, европейцы, в глобальной конкуренции с США и Китаем не сумеем долговременно играть собственную экономическую роль, ЕС распадется.

— Наш континент слишком старый, слишком медленный, слишком рассорившийся?

— Это приведет к негативным последствиям, если Европа не сумеет сделать прогресс и благосостояние осязаемым для людей. Это получится только в том случае, если удастся сделать «больше Европы». Возвращение к национальной независимости было бы большим заблуждением. Тогда мы будем разрываться между экономической и политической супердержавой США и динамичной и растущей сверхдержавой Китаем. Европа должна обрести собственную роль, сохранять свои интересы как континент. Я думаю, что ЕС должен сплотить свои силы и сильнее сотрудничать в политическом плане. И он должен заключать равноправные партнерства. Нам нужен тесный экономический обмен с Китаем, ключевое слово здесь — «Новый шелковый путь». Нам нельзя разрывать связи с Турцией, даже если внутриполитическая ситуация там непростая. И мы должны оживить партнерство с Россией. Будущее Европы может быть только при более тесном сотрудничестве. Брекситом больше или меньше.

— Равноудаленность от старого трансатлантического партнера США и России?

— Ценности, которые мы выделяем в трансатлантическом союзе, ставятся в США под сомнение. Президент США действует по принципу «Америка прежде всего» и хочет указывать нам, с кем мы должны вести торговлю. Поэтому мы должны определить наши собственные интересы, если мы еще хотим играть роль в мировой политике в следующие 10-15 лет. А для этого нам нужны партнеры, к которым относится и Россия, несмотря на текущие противоречия.

— А партнерство с Вашим другом Владимиром Путиным спасет Европу?

— Речь не о господине Путине. Речь о стратегических интересах Германии в области энергетической и экономической политики, мире и стабильности во всей Европе. У США другие интересы в отношении России. Они хотят держать Россию в узде, потому что они не хотят иметь второго конкурента в мировой политике, помимо Китая. Это я могу понять. Но это не должно касаться Европы. Между Европой и Россией нет Атлантики, страна является нашим непосредственным соседом. И Россия им останется — с президентом Путиным или без него. Эта зацикленность на господине Путине не поможет. Без России невозможен длительный мир на нашем континенте. Понимание этого было основой политики всех канцлеров.

— Немцы просто хотят видеть надежных партнеров, которые разделяют наши ценности.

— Тогда мы сможем вести переговоры и торговлю лишь с некоторыми странами мира. Мы не можем экспортировать нашу общественную модель. Поскольку нам самим потребовалось много времени, чтобы научиться демократии, и нам это стоило миллионы жизней. Нашей республике только 70 лет. Притязания на внешнюю политику, основанную на ценностях, это прекрасно, но нам нужна и внешняя политика, основанная на интересах. Она может заключать в себе ценности, но интересы играют более решающую роль, когда мы говорим об отношениях с другими странами, прежде всего, когда мы хотим сохранить мир.

— В наших интересах, чтобы ни одна страна в Европе не нападала на другую и не совершала аннексию вопреки нормам международного права.

— Если вы имеете в виду Крым, вы действительно считаете, что какой-либо российский президент в будущем аннулирует это решение? Эту реальность однажды придется признать. Кстати, Крым, который раньше принадлежал России, в 1954 году стал подарком советского лидера Хрущева Украине, которая тогда была в составе СССР. Он думал, что советский коммунизм достигнет такого же возраста, как католическая церковь. К счастью, этого не произошло.

— Нельзя вот так просто отнимать подарки.

— Если бы вот так просто все было в международной политике.

— На востоке Украины продолжается война, за которую ответственность несут и пророссийские силы.

— Я считаю, что Минские соглашения могут стать хорошей основой для мирного решения. Обе стороны должны их придерживаться. Однако, что касается политики в отношении России, нужно думать более масштабно. Нам нужен новый договор между ЕС и Россией, например, соглашение об ассоциации с Россией. Это облегчит и политическое решение конфликта на Украине. Об этом должно задуматься министерство иностранных дел.

— Что конкретно Вы имеете в виду под концепцией «больше Европы»?

— Например, пакет реформ для укрепления еврозоны, над которым работает министр финансов Шольц. Общеевропейская страховка от безработицы — разумное предложение, которое можно было бы реализовать вместе с Францией. При помощи общего фонда страхования от безработицы можно обезопасить кризисные страны, чтобы не произошло урезания социальных услуг. Это не трансфертный союз, поскольку эти кредиты связаны с обязательствами по обратным выплатам, это реальная европейская солидарность. Это похоже на то, что Германия сделала в национальном масштабе во время финансового кризиса в 2008 году, введя частичное пособие безработным. Это защитный механизм для трудных экономических времен. Надо делать чудеса своими руками. Сейчас нужно набраться мужества и действовать.

— Идею о министре финансов ЕС в Германии вряд ли бы поддержали?

— Здесь я не уверен. Это логичный шаг, когда еврозона получает больше веса в политическом плане, например, получая собственный бюджет и того, кто за него отвечает. Правильным шагом является и расширение общего банковского союза.

— Еврозона как ядро Европы?

— Да, верно. Там экономические связи сильнее всего. Это ядро Европы должно быть открытым для тех новых членов, которые хотят этого и могут это сделать. Долгосрочной целью должно стать настоящее правительство ЕС, которое будет контролироваться парламентом. Это было уже в Гейдельбергской программе СДПГ в 1925 году. Еврокомиссия еще слишком сильно воспринимается как технократичный орган.

— Одна из стран-основательниц, Италия, своим долговым курсом все же отворачивается от ЕС?

— Этот странный союз из «Лиги Севера» и «Движении пяти звезд» — это не то правительство, которое я поддерживал бы. Но конфликт с Италией ничего не принесет. В Италии еще до введения Маастрихтских критериев была слишком большая долговая квота. И все же Гельмут Коль и Тео Вайгель хотели, чтобы Италия была с ними при основании еврозоны. Ничего не свидетельствует против того, чтобы дать странам больше времени на сокращение долга, если они в ответ реализуют внутриполитические реформы. Так, Германия сделала в рамках программы реформ «Агенда». Франция получила больше времени. И Греция получила больше времени и с большими мучениями реализовала реформы. Зачем сейчас давать другим урок на примере Италии? Это только укрепит позиции популистов.

— Руководство ЕС хорошо подготовлено к этому?

— После европейских выборов 2019 года нам необходима сильная Комиссия. Мне нравится Маргрет Вестагер, которая, будучи комиссаром по вопросам конкуренции, делает хорошую работу и также занимается вопросами крупных американских цифровых концернов. Почему бы ей не взять на себя больше ответственности в Европе?

— А что может предложить новый главный кандидат от СДПГ, госпожа Барли?

— Человек с европейским резюме. Это очень хорошее решение СДПГ.

— Ее мягко подтолкнули к этому.

— Ну, да. Сегодня практически нет таких политиков, которые сильно рвутся и говорят, что хотят туда попасть. Скорее есть те, кто рвется и говорит, что хочет уйти оттуда.

— В Европе крупные партии массово теряют избирателей. Почему?

— Старые связи больше не действуют, общество стало более разрозненным, а интересы более многообразными, сформировалась позиция против традиционных партий. Кроме того, правительственные партии потеряли много доверия из-за миграционного вопроса. В результате блок является только средней, а СДПГ — скорее, малой народной партией. Я очень сожалею об этом.

— Как СДПГ может снова достичь былых высот?

— Мы не можем стремиться быть более зелеными, чем Зеленые, и более левыми, чем Левые. Если мы хотим быть сильнее, то должны делать упор и на таких темах, как внутренняя безопасность, порядок и верховенство права, как делали это в «красно-зеленой» коалиции с министром внутренних дел Отто Шили. Речь здесь идет не о полицейской статистике, а о неуверенности людей. На это народная партия должна реагировать.

— Лидер партии Андреа Налес рассматривает инициированные однажды СДПГ реформы как проблему. Она хочет новую модель социального государства и выйти из «абстрактной тюрьмы Агенды».

— О Боже. Я с удовольствием возьму на себя всю вину, если это поможет партии. Но я не понимаю этих дискуссий. Решение о реформах я принимал не в одиночку. Тогда проводился специальный съезд СДПГ, на котором программу реформ «Агенда» поддержали 90 %. На этом фоне мы лидировали в 2005 году в ходе предвыборной кампании в бундестаг и получили 34,2 % голосов. Это результат, о котором СДПГ сегодня может только мечтать. Решение о реформах было принято в 2003 году. Прошло 15 лет, 11 из которых СДПГ входила в правящую коалицию. Избиратели это замечают. Когда СДПГ, наконец, начнет смотреть вперед?

Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 ноября 2018 > № 2787210 Герхард Шредер


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 ноября 2018 > № 2790515 Станислав Климович

Бремя зеленых. Почему экологическая партия стала второй по популярности в Германии

Станислав Климович

Внезапный рост популярности Зеленых связан прежде всего с благоприятной конъюнктурой. Если социал-демократы возьмутся за ум, переместятся влево и восстановят свою репутацию сильной прогрессивной народной партии, то места Зеленым останется совсем немного – все те же 10-15% голосов

Пока мир обсуждал, как успехи ультраправой «Альтернативы для Германии» перевернут немецкую политику, угроза для старой партийной системы зашла с другой стороны. Последние опросы показали, что за партию «Союз 90/Зеленые» готовы проголосовать 24% немцев – это в три раза больше, чем было у Зеленых на парламентских выборах год назад (8,4%), и всего на три пункта меньше уровня поддержки правящей ХДС канцлера Меркель (27%).

Может показаться, что Зеленые сегодня всерьез претендуют на звание новой большой народной партии в Германии взамен переживающих закат социал-демократов. Но поспешных выводов делать не стоит – у нынешнего взлета популярности Зеленых есть два серьезных ограничения. Внешнее зависит от социал-демократов, их способности выйти из кризиса и предложить избирателям обновленную и привлекательную левоцентристскую повестку. А внутреннее – от того, сумеет ли малая и нишевая партия Зеленых, прыгнув выше головы, структурно адаптироваться к новым условиям и сохранить внезапно обретенное доверие широких слоев немецкого общества.

Зеленая волна

Зеленые – главное открытие политической осени в Германии. Недавние выборы в региональные парламенты завершились для партии настоящим триумфом. В традиционно консервативной Баварии Зеленые получили почти 18% голосов и сформировали вторую по величине фракцию в ландтаге, став главной оппозиционной силой.

На выборах в западной земле Гессен, после которых Ангела Меркель заявила о скором уходе с поста председателя ХДС, Зеленые увеличили свою поддержку на 8,7%, разделив второе место с СДПГ. В результате «Союз 90/Зеленые» получили возможность продолжить работу в правительственной коалиции с ХДС на существенно лучших условиях – теперь они могут рассчитывать на большее количество министерских портфелей и лучшую представленность своих интересов в коалиционном соглашении.

Сейчас в половине федеральных земель Германии Зеленые входят в состав земельных правительств в качестве младшего партнера. Они работают в самых разных коалициях – от классической красно-зеленой (с СДПГ) в Гамбурге и Бремене до «Кении» (в цветах флага этой страны – ХДС, СДПГ и Зеленые) в восточной Саксонии-Ангальт.

Еще в одной земле, экономически мощном Баден-Вюртемберге, Зеленые формируют сильнейшую фракцию в ландтаге и сами выбирают себе младших партнеров по коалиции. Их премьер Винфрид Кречман сначала отдал предпочтение союзу с СДПГ, а по итогам выборов 2016 года – с ХДС. За последние годы партия накопила немало успешного опыта совместной работы в региональных правительствах со всеми основными немецкими партиями.

В 2017 году после выборов в Бундестаг у Зеленых впервые со времен канцлера Шредера появился реальный шанс войти в состав федерального правительства. Хотя их партия оказалась на последнем месте, набрав менее 9% голосов, они провели несколько раундов переговоров с ХДС Меркель и либералами из Свободной демократической партии.

Тогда демократы отказались войти в правительство, ссылаясь на слишком левую повестку будущего кабинета, которую Меркель проталкивала при поддержке Зеленых. А после этого Зеленые начали превращаться во всенародных любимцев: вина за несбывшуюся мечту о новом правительстве, которое могло сменить надоевшую большую коалицию ХДС и СДПГ, легла на лидера либералов Линднера и канцлера Меркель. А яркие, прогрессивные, открытые миру Зеленые оказались в роли жертвы, и рейтинги партии поползли вверх.

Все уже было

Нынешние успехи Зеленых в Германии вызывают удивление, особенно на фоне сложностей у левых и левоцентристских партий в Европе в целом. Откуда тогда у них такая поддержка? Рост популярности немецких Зеленых – это лишь в небольшой степени результат их собственной работы по наращиванию электоральной базы или масштабных перемен в политических предпочтениях немцев. Скорее это реакция партии и ее потенциальных избирателей на внешние обстоятельства, ситуативный успех и чужие провалы. И ключевой вопрос тут в том, способны ли Зеленые конвертировать сегодняшие рейтинги в нечто продолжительное.

В недавнем прошлом Зеленые уже были на гребне волны. Тогда в пиковые недели их уровень поддержки по стране достигал 27–28%. Речь идет об апреле – мае 2011 года, когда после аварии на АЭС в Фукусиме экологические темы вышли на первый план и у немецких избирателей резко выросли симпатии к Зеленым, выступавшим против атомной энергетики.

Сразу после аварии – в конце марта – прошли выборы в ландтаг Баден-Вюртемберга, по итогам которых Зеленые сумели впервые в истории Германии назначить своего представителя премьер-министром земли. Помимо Фукусимы, региональный успех партии на тех выборах объяснялся ее отрицательным отношением к строительству нового главного вокзала в столице Вюртемберга Штутгарте (проект «Штутгарт-21»), которое привело к массовым протестам экологов из-за вырубки деревьев в центре города.

Осенью того же года Зеленые сумели пройти в ландтаг северо-восточной земли Мекленбург – Передняя Померания и, таким образом, впервые были представлены во всех региональных парламентах страны.

Впрочем, надолго Зеленых не хватило. Уже к декабрю 2011 года общий уровень поддержки партии вернулся к нормальным значениям 10–15%, в пределах которых партия и пребывала вплоть до последнего времени. Экологические темы ушли с первых полос новостей, а вместе с ними сократилось и влияние партии, отвечающей за экологию.

Социал-демократы с подсолнухами

Сегодня благоприятные внешние обстоятельства, которые вновь заставили взлететь рейтинги Зеленых, – это фактическая самоликвидация СДПГ. Социал-демократы с осени прошлого года находятся в кадровом и программном кризисе. В глазах избирателей они перестали быть главными защитниками социальной справедливости и большего перераспределения.

СДПГ уже пятый год обеспечивает поддержку центристским решениям Ангелы Меркель и попросту сливается с повесткой канцлера. Это слияние стало еще плотнее во время правительственного кризиса, когда министр внутренних дел Хорст Зеехофер (ХСС) предложил затруднить пересечение границы для беженцев и ускорить процесс высылки тех, кому отказано в предоставлении убежища.

После долгих переговоров правительство при практически безмолвном согласии социал-демократов остановилось на полумерах, чуть более строго регулирующих миграцию, чтобы успокоить консервативный лагерь. Но символически СДПГ сдала свои позиции, отошла от традиционных левых установок на помощь всем нуждающимся. Тем, кто недоволен поведением социал-демократов, политикой широкого центра и просто устал от вечного правления большой коалиции, пришлось искать другие варианты. И для Зеленых снова открылось окно возможностей.

Их программа – прогрессивный ответ правым радикалам; Зеленые последовательно выступают за политику открытых границ. Теперь левые избиратели видят в этой партии умеренную, но дееспособную оппозицию действующему правительству с фокусом на социальную политику и более справедливый рынок. Прогрессивные центристы – более удачного партнера для ХДС (и, возможно, СвДП) по правящей коалции, которая будет активнее развивать темы равноправия и многообразия в обществе, ускорит цифровизацию страны, сохранив при этом в приоритетах защиту частной жизни. Экологи по-прежнему находят в Зеленых, которые выступают за закрытие грязных производств, отказ от дизеля, сокращение промышленных и бытовых отходов, главного защитника окружающей среды.

Зеленые быстро превратились из типичной нишевой партии для озабоченных экологией интеллигентов в партию для всех, где каждый может найти что-то свое и при этом никто до конца не понимает, за что, собственно, она выступает. Все это происходит под красивой вывеской защиты природы, с которой в принципе мало кто будет спорить. Плюс подчеркнутая демократичность и эгалитарность внутрипартийных процессов, а также прогрессивность и молодежность руководства. Пока пребывающая в недоумении СДПГ медленно увядает, Зеленые цветут в полную силу, как подсолнух на их партийной эмблеме.

Цена зеленого центризма

Однако есть основания полагать, что бремя общенародной партии для Зеленых окажется слишком тяжелым. Народные партии ХДС и СДПГ, которые традиционно объединяют в себе разные течения и обеспечивают представительство всех слоев общества, уже дорого заплатили за попытку угодить медианному избирателю и затянувшийся междусобойчик в политическом центре. Их партийные и идеологические профили оказались размытыми, избиратель начал от них отворачиваться.

В своем стремлении понравиться всем и стать новым центром Зеленые рискуют потерять поддержку и доверие ядерного электората, экологов и леваков. В партии традиционно сосуществуют два лагеря – реалисты и левые (ранее – экофундаменталисты). Это связано с расколом в 1980–1990-е годы на тех, кто готов был заниматься «реальной политикой» и вступать в правительственные коалиции разных уровней, и тех, кто отрицал возможность подобных компромиссов. Наряду с неизменным равноправием полов на руководящих постах у Зеленых соблюдалось и представительство обоих политических течений.

Однако тяга к новому центризму привела к доминированию реалистов. В 2017 году на выборах в Бундестаг обоими главными кандидатами от партии впервые стали реалисты Катрин Геринг-Экхард и Джем Эздемир. Затем, в начале 2018 года посты сопредседателей партии тоже отошли к представителям реалистов – Анналене Бэрбок и Роберту Хабеку.

Левый лагерь внутри партии оказался ущемлен и сулит серьезные конфликты в будущем. Тем более что поводы для них активно создают сами зеленые, работающие в региональных правительствах. Так, в Северном Рейне-Вестфалии Зеленые поддержали решение о вырубке части Хамбахского леса ради расширения добычи бурого угля, а в Гессене не предотвратили строительство нового терминала франкфуртского аэропорта, как обещали на выборах.

Устойчивость зеленого пути

Внезапный рост популярности Зеленых связан прежде всего с благоприятной конъюнктурой. Маловероятно, что партия сумеет надолго удержать свалившуюся на нее народную любовь. Для этого нужны серьезные внутренние структурные изменения. С одной стороны, сейчас ведется активная работа над созданием новой основополагающей партийной программы, которая должна окончательно разместить Зеленых в новом центре. С другой – нечувствительность к экологической тематике на практике, при работе в региональных правительствах, а также внутрипартийное доминирование реалистов над леваками – явно не тот сигнал, которого ждет их ядерный электорат. А это чревато партийным расколом.

Успешность переезда партии Зеленых из левой части политического спектра в центр также сильно зависит от дальнейшего развития СДПГ. Если социал-демократы возьмутся за ум, переместятся влево и восстановят свою репутацию сильной прогрессивной народной партии в противовес ХДС, которая скоро должна двинуться в сторону более консервативной повестки, то перепрофилировавшиеся в центристов Зеленые окажутся зажатыми между двух мощных и обозленных последними событиями партий. Сегодня в это трудно поверить, но случись ренессанс народных партий, места между ними будет совсем немного – все те же 10–15% голосов. И тогда Зеленым придется забыть о нынешних 24% поддержки.

В альтернативном сценарии, если упадок СДПГ продолжится, Зеленые действительно обладают потенциалом заменить ее, при условии, что они справятся с описанный выше болезнью роста.

Что касается российско-германских отношений, то тут ни один из возможных сценариев развития партии Зеленых не поспособствует нормализации. Зеленые сегодня – единственная партия в Германии, которая безоговорочно осуждает агрессивные действия российского правительства как на международной арене, так и в области прав человека внутри страны. При этом речь идет не о контекстных предпочтениях, а о реализации двух базовых ценностей, на которых «Союз 90/Зеленые» строится с момента объединения Германии – правах человека (от правозащитников из бывшей ГДР) и миролюбии (от классических экологов из ФРГ). Ни при более левых Зеленых, ни при Зеленых-центристах эти ценности не будут пересмотрены.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 ноября 2018 > № 2790515 Станислав Климович


Украина. Германия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 6 ноября 2018 > № 2782700 Йозеф Граф

Директор "Порше Украина" Й.Граф: В следующем году мы ожидаем прирост рынка новых легковых авто на 18-25%

Блиц-интервью генерального директора ООО "Порше Украина" Йозефа Графа агентству "Интерфакс-Украина"

Для начала проанализируйте, пожалуйста, рынок новых легковых и легких коммерческих авто текущего года и свои позиции на нем. Многие эксперты ожидали его прироста в этом году, аналогичного прошлогоднему – примерно 20%, но по факту за 9 месяцев он значительно меньше. Каковы позиции ваших брендов?

Наше присутствие на рынке в этом году можно оценить как достаточно позитивное. За январь – сентябрь компания нарастила продажи легковых автомобилей почти на 12% по сравнению с таким же периодом 2017 года – до 7,364 тыс. Показательно, что компании удалось нарастить долю на рынке легковых авто – с 11,6% в прошлом году до 12,4% в 2018-м.

Коммерческих автомобилей Volkswagen за три квартала реализовано 811 ед., или 10,9% рынка коммерческих авто. Основными покупателями коммерческой техники являются юрлица и частные предприниматели (70% продаж этих авто).

Мы ожидаем по итогам года, как минимум, сохранить свои доли на рынке. В целом рынок легковых авто в этом году растет не очень быстро – сейчас около 5%, и к концу года продажи в целом могут составить 80–85 тыс. ед. (в 2017 году они превысили 80 тыс.), т.е. все-таки надеемся на небольшой прирост.

Большим нашим преимуществом является широкая линейка автомобилей, рассчитанная на любого покупателя.

Вы импортируете три достаточно мощных бренда. Как бы вы охарактеризовали ключевые отличия в их продвижении на отечественном рынке (между собой, а также в сравнении с продвижением на других рынках)?

Украинский рынок имеет свою специфику, поэтому продвижению брендов присущи индивидуальные особенности. Audi – это премиум-бренд, основные аспекты работы с ним – это премиальность во всем: в качестве продукции, уровне обслуживания, сервисе и индивидуальном подходе к клиенту. Массовый ("народный") бренд Volkswagen имеет очень широкую линейку для любой аудитории: от хэтчбека Volkswagen Polo до флагманского внедорожника Touareg. Бренд SEAT фокусируется на более молодом и социально активном сегменте покупателей, т.е. это более узкая аудитория. Но сейчас данный бренд ориентируется на внедорожники, а в Украине автомобили SUV–сегмента пользуются достаточно высоким спросом – у нас люди любят большие авто.

Кроме того, мы делаем ставку на сотрудничество с корпоративными клиентами.

Были ли крупные корпоративные клиенты в последнее время?

Основная доля корпоративных продаж – коммерческие автомобили Volkswagen.

Как известно, корпоративные контракты – это некий индикатор экономической ситуации в стране: когда экономика в стране идет вверх – растет покупательная способность юрлиц, этот спрос сказывается на коммерческих продажах, мы можем спрогнозировать динамику продаж следующего года. Если говорить о последних крупных контрактах – это поставка 92 автомобилей SEAT Ibiza компании Coca-Cola.

Считаете ли вы сегодняшние показатели продаж достаточными? Насколько перспективен отечественный рынок для иностранных автоконцернов? Насколько может вырасти рынок в следующем году?

Сложный вопрос. Если посмотреть долгосрочную перспективу, то мы видим высокий потенциал рынка. Оценка потенциала – это сравнение уровня моторизации (автомобилизации) в различных странах. Например, в Германии – это около 550 автомобилей на 1000 человек населения, а в Украине – только 200 автомобилей, т.е. это по-прежнему большая страна с высоким потенциалом.

На самом деле худшая ситуация с продажами была после кризиса в 2014 году (понятно почему), когда было зафиксировано практически двукратное падение (цифры разнятся в зависимости от конкретных сегментов). Но начиная с 2015 года, рынок постепенно растет – медленно, но уверенно. Если наш прогноз на этот год около 80–85 тыс. новых легковых автомобилей, то в следующем году ожидаем 100 тыс. авто.

В секторе коммерческих автомобилей ситуация схожая – с 2016 года рынок медленно растет. Считаем, что в 2018 году в Украине будет зарегистрировано около 11 тыс. машин, а в 2019-м – 12 тыс.

Ситуация в Украине улучшается, отмечается рост доходов и покупательной способности, именно поэтому мы прогнозируем положительную динамику.

Расскажите о том, как компания смогла допустить ошибки в сертификации партии автомобилей Volkswagen Golf Sportwagen (Variant)? Почему хорошая идея – поставить украинским потребителям по доступной цене автомобили, изготовленные для американского рынка – обернулась проблемами для собственников транспортных средств? Что сегодня предпринимает "Порше Украина" для того, чтобы разрешить проблему и минимизировать моральные и материальные убытки клиентов?

Действительно, произошла такая ситуация – в середине апреля стало известно, что в процессе оформления сертификата на 2800 автомобилей Volkswagen Golf Sportwagen (Variant) были обнаружены несоответствия. Мы эту проблему анализировали и в первую очередь думали о том, как избежать затруднений для владельцев этих автомобилей. Но важно сказать, что после выявления проблемы мы сами уведомили об этом владельцев данных авто, вышли на открытый диалог с ними и сообщили об этом в СМИ. И сегодня продолжаем придерживаться данной стратегии.

Решение состоит из двух этапов. Первый – проведение индивидуальной сертификации, после чего необходима регистрация автомобиля. Индивидуальная сертификация началась 15 августа, и почти 80% авто уже сертифицированы.

Сейчас мы работаем над вторым этапом – регистрацией этих автомобилей. Эту процедуру мы также начали, первые пилотные авто зарегистрированы. Все наши усилия направлены на то, что после того, как этот этап протестируют, будет проведена регистрация общего количества авто.

Наша компания с помощью дилерской сети сопровождает каждого клиента на каждом этапе и покрывает все расходы, возникающие на прохождении этих этапов. После прохождения всех этапов клиент получает сертификат от нас, своего рода компенсацию моральных неудобств – это ваучер на 6 тыс. грн.

И уже есть клиенты, которые получили такой ваучер? Они удовлетворены суммой?

Да, есть. И мне не известны случаи возражений. В процессе диалога, конечно, возникали вопросы о самом процессе, которые мы должны разъяснять, но мы стараемся максимально оградить клиента от возможных неудобств во время прохождения этих процессов.

То есть можно сказать, что репутационные риски были сглажены?

Мы делаем все, чтобы вести открытый диалог и таким образом нивелировать репутационные риски. Открытый диалог с клиентами и СМИ позволяет это осуществить, но в то же время, это неприятная ситуация, побывать в которой не пожелаешь никому. Однако мы стараемся и должны ее решить.

Насколько, по вашему мнению, может коснуться Украины европейская тенденция сокращения и постепенного отказа от дизельных двигателей?

Я не вижу здесь большой проблемы, потому что автопроизводители ориентируются на потребительский спрос. В Украине есть спрос на авто с дизельным типом двигателя, и у нас большой выбор таких авто.

Думаю, что в перспективе Украина будет следовать европейским тенденциям, и мы уже наблюдаем интерес к альтернативным типам – постепенно спрос на авто с ДВС и дизелями будет падать.

По оценке экспертов, основные факторы, тормозящие рост рынка новых авто, – это ввоз подержанных автомобилей по льготным ставкам акциза и засилье "евроблях" с учетом пока так и не разрешенной на законодательном уровне проблемы. Как вы оцениваете влияние этих факторов, в том числе на продажи ваших брендов?

Что касается так называемых "евроблях", мы здесь не видим большой проблемы для рынка новых авто и не стали бы смешивать эти два рынка – это разные целевые аудитории и, скорее, количество "евроблях" влияет на рынок подержанных авто, где есть соприкосновение интересов.

А вот что действительно влияет – это импорт подержанных авто по сниженным ставкам акциза. Мы наблюдаем и ощущаем его влияние – наши продажи немного проседают. И если на 2019 год льготные ставки не продлят, рассчитываем на рост продаж за счет этого фактора.

Что мы еще стараемся делать для удержания позиций – это следовать тенденциям рынка. Например, электромобили во всем мире являются трендовым сегментом. Украина не исключение, чему в немалой степени способствовали законодательные преференции, относительно быстрое развитие соответствующей инфраструктуры, рост цен на традиционные виды топлива, а также растущая экологическая сознательность украинцев.

"Порше Украина" не может оставаться в стороне от перспективной тенденции, и в 2019 году мы планируем презентовать в Украине первый полностью электрический автомобиль Audi e-tron. Конечно, мы не ожидаем, что в 2019 году будет большой объем продаж таких авто, но это своего рода заявление от имени бренда.

Но на этом рынке в Украине бума пока не наблюдается, несмотря на отмену для электромобилей ввозной пошлины, акциза и НДС. Как вы считаете, это из-за дороговизны авто, отсутствия достаточной зарядной инфраструктуры?

Здесь вы правы – тормозят и дороговизна, и отсутствие инфраструктуры. Но это не только в Украине, так во всем мире. Хорошие условия для развития рынка электромобилей будут там, где это регулируется властями – примером может служить Скандинавия.

Мы зависим от стратегии Концерна по производству и выводу автомобилей на рынок. Недавно был представлен полностью электрический автомобиль Audi e-tron, именно этот автомобиль выводится и на украинский рынок. У Volkswagen уже есть модель электромобиля – e-Golf, но в Украине мы его не представляли из-за отсутствия инфраструктуры. Согласно концепции бренда планируется замена линейки электромобилями серии ID, которые также будут представлены в Украине.

"Порше Украина" планирует в нашей стране инвестировать в собственную зарядную инфраструктуру?

Не планируем, но будем предлагать свое решение для подзарядки – например, это будет небольшая подстанция, которую можно поставить дома и заряжать авто.

Не могу не спросить о новинках, которые будут представлены на рынке в 2019 году

Мы представим сразу несколько новинок. В линейке Volkswagen – это компактные кроссоверы T-Roc, T-Cross, обновление текущей генерации Passat и абсолютно новый Golf. Также мы планируем расширить еще больше наше предложение на рынке Украины по бренду SEAT: модельный ряд пополнится семиместным A+ SUV представителем – Tarraco. Что же касается Audi, то 2019 будет годом новинок и передовых технологий: помимо полностью электрического Audi e-tron будет представлено новое поколение модели А6, новое поколение Q3, а также ряд спортивных новинок. В общей сложности бренд Audi порадует украинских автолюбителей восьмью новинками.

Оптимальна ли сегодня дилерская сеть компании, планируется ли ее количественное расширение либо качественная перестройка?

С учетом тех продаж, которые есть, сеть полностью соответствует спросу по количеству и качеству. Сегодня у Volkswagen – 26 дилерских предприятий плюс 4 сервисных партнера, у Audi – 9 дилеров плюс 2 сервисных партнера, у SEAT – 8 дилерских центров плюс 17 сервисных партнеров. А о расширении можно говорить только при росте продаж. Но мы постоянно инвестируем в качество сети. Хотя тут есть разница между брендами, например, есть потенциал развития дилерской сети у бренда SEAT.

У вас есть собственная финансовая компания – "Porsche Finance Group Ukraine". Насколько активно ее инструментами пользуются украинцы, проявляют ли больше интереса к лизингу, популярность которого по-прежнему невысока?

Не могу говорить от имени компании Porsche Finance Group Ukraine, которой не управляю. Нам очень повезло, что в рамках группы есть структура, инструменты которой мы можем предлагать. Если не ошибаюсь, общее количество авто, которые покупают посредством финансирования, – около 20%. И сильная сторона Porsche Finance Group Ukraine – это как раз лизинговые предложения, компания хороший игрок на этом рынке. Но, конечно, если взять общий финрынок, то лизинг играет совсем маленькую роль – по сравнению с европейскими рынками Украина все еще на начальном этапе.

В Европе лизинг – обычный инструмент даже для физлиц, а в Украине на него больше нацелены юрлица.

Мы говорили о значительном влиянии на продажи импорта подержанных авто, тем более что самым популярным б/у авто остается Volkswagen. А ваша компания как-то присутствует на вторичном рынке?

Мы уже три года работаем на вторичном рынке. "Порше Украина" – единственный импортер на рынке, который развивает программу продажи и обслуживания автомобилей с пробегом (всех наших брендов) в соответствии со стандартами концерна Volkswagen (DasWeltAuto). Ее преимущество в том, что клиент приобретает подержанное авто с гарантией, т.е. может не бояться, что авто выйдет из эксплуатации в следующем году.

Сегодня эту программу предлагают 14 наших дилерских предприятий. Дилеры, которые по ней работают, должны соответствовать определенным критериям.

Вторичный рынок в Украине очень большой, в основном, это операции купли-продажи между частными лицами, т.е. без всяких гарантий.

И последний вопрос – каковы финансовые показатели "Порше Украина?

К сожалению, не могу давать такие данные. Но можно сказать, что прибыльность, в общем, достаточно хорошая, хотя в этом году немного снизилась из-за ситуации с автомобилями Golf Sportwagen, из-за наших инвестиций в ее решение.

Украина. Германия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 6 ноября 2018 > № 2782700 Йозеф Граф


Россия. Германия > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 ноября 2018 > № 2780060 Тилль Линдеманн

Фронтмен группы Rammstein Тилль Линдеманн в начале декабря выступит в пяти российских городах с камерным концертом, посвященным выходу книги его стихов Messer. В преддверии выступлений музыкант рассказал корреспонденту РИА Новости Анне Горбашовой о разочаровании в любви, об отношении к смерти, семейной и гастрольной жизни.

— Ваше камерное выступление посвящено выходу книги ранних стихов, что увидят и услышат российские зрители?

— Я представляю свою книгу Messer в пяти городах, я подумал, что традиционный формат автограф-сессии — это скучно. Мы придумали литературно-музыкальное шоу. В первой части два артиста прочитают мои стихи, имена сейчас раскрывать не буду, но один из них русский. Во второй части я и мой старый друг и коллега Петер Тэгтрен исполним песни группы Lindemann.

— В вашем сборнике много мрачных стихов о смерти, боитесь ее?

— Это нормально — думать о смерти, когда она настанет и как это случится. Я становлюсь старше, в разговорах со своими друзьями каждый начал бояться не только смерти, но и самих мучений — тяжелых болезней, рака. Когда ты молодой, ты думаешь, что жизнь долгая, а с возрастом понимаешь, что конец уже близок.

— А любовная лирика претерпела с возрастом изменения?

— Я со временем разочаровался в любви, она приносит радость и одновременно всегда — разочарование. Люди, которые ищут любовь, — глупцы. Любовь сама найдет каждого, хочет он этого или нет. Но самые прекрасные стихотворения посвящены страданиям от неразделенной любви.

— Что вам сейчас ближе: гастроли, шумные выступления на стадионах или литературное творчество в одиночестве где-нибудь в сельской тиши?

— С возрастом мне больше хочется движения. Скучная семейная жизнь не для меня. Я не хочу сказать, что семейная жизнь — это что-то плохое, просто я очень рано стал отцом, у меня две дочери, я не смог насладиться своей юностью в полной мере. Сейчас мне, как тинейджеру, хочется движухи — скакать, прыгать. Дети выросли, все устроилось — дом, собака…

— За 25 лет существования Rammstein вы не устали друг от друга?

— Для выживания группы очень важно то, что у нас нет такого понятия, как эгоизм — я, я и я, и это держит нас на плаву. У нас очень партнерские отношения в коллективе, каждый может высказать критику, свое мнение. Усталость? Нет, пожалуй, работа такая, как и любая другая, не думаешь о том, что устал, нужно выходить на сцену и быть форме.

— Вы учились в ГДР, наверное, знакомы с русской литературой, может быть, есть любимый поэт или писатель?

— В школе заставляли читать из-под палки. Когда что-то заставляют делать, этого не хочется — прочитал и забыл. Мне понадобилось достаточно долгое время, чтобы переосмыслить мое отношение к русской классике и открыть ее для себя заново, у меня произошел ренессанс узнавания. Мне нравится проза Булгакова, из поэтов — Высоцкий, он очень мощный.

— Вы часто приезжаете в Москву, есть любимые места в столице?

— Баня "Сандуны", там даже моя фотография на стене висит. Москва для меня — это прежде всего люди, мои друзья, в том числе и музыканты — басист "Арии" Виталий Дубинин. Я сюда приехал уже в десятый раз, и каждый раз я пропускаю свой обратный рейс. Один раз дошло до того, что я пять раз звонил в авиакомпанию и просил перенести рейс на следующий день. На пятый день они сами мне позвонили и спросили, не перенести ли еще на день. Может быть, в этот раз удастся попасть на рейс…

Анна Горбашова.

Россия. Германия > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 ноября 2018 > № 2780060 Тилль Линдеманн


Сирия. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 октября 2018 > № 2776035

Ash-Shark Al-Awsat (Саудовская Аравия): ковёр сирийского урегулирования

Российская нить, конечно, будет самой заметной в ковре сирийского урегулирования, но ее одной недостаточно, считает главный редактор панарабского издания «Аш-Шарк Аль-Авсат» Гассан Шарбель. Должна быть и американская нить – недавно США решили усилить давление на востоке Сирии. И европейская нить – среди участников последней встречи по урегулированию были Франция и Германия.

Гассан Шарбель (Ghassan Charbel), Asharq Al-Awsat, Саудовская Аравия

Чтобы соткать ковёр политического решения в Сирии, требуется приложение энергичных и творческих усилий, а чтобы они были успешны, необходимо все равно что чудо. Это также требует жестких переговоров, огромного давления и сложных компромиссов. Вовлечённость противоборствующих игроков, наличие старых и новых препятствий свидетельствует о том, что мы сталкиваемся с одним из самых сложных кризисов, которые видел мир в последнюю эпоху.

Картина, конечно, была бы иной, если бы одна из сторон могла объявить победу, совершив один лишь удар, и разрешить ситуацию, навязав всем своё решение. Если российскую сторону и можно назвать главным игроком на этом сложном этапе, ее никак нельзя рассматривать в качестве единственного игрока. У неё есть партнеры на местах, интересы которых должны быть приняты во внимание, а сирийская проблема является лишь одним из многих досье на повестке ее отношений с Западом, особенно с Соединенными Штатами. Сирия — важная веха в процессе борьбы России во главе с Владимиром Путиным против мира, где господствует единственная сверхдержава. Тем не менее, слишком рано полагать, что Кремль заинтересован в полной победе в Сирии, даже если это не нанесёт ущерб его отношениям с Израилем, Турцией и Западом. Расчеты Путина сложнее и выходят за границы сирийской территории.

Нет сомнений в том, что российская нить станет самой заметной нитью в ковре сирийского решения. Москва является обязательным пунктом для пропуска любого долгосрочного решения по Сирии. Это, безусловно, известно советнику президента США по национальной безопасности Джону Болтону и спецпосланнику ООН Стефану де Мистуре, который собирается покинуть сирийский театр действий. Тем не менее, российской нити недостаточно, поскольку Москва не в состоянии нести бремя ответственности за восстановление Сирии. Трудно поверить, что западные страны готовы участвовать в реконструкции Сирии, если их роль будет ограничиваться приукрашиванием победы России и нормализацией ситуации в Сирии, живущей под российским зонтиком и не сдерживающей влияние Ирана, который вместе со своими ополчениями препятствовал свержению сирийского режима.

Российская нить должна быть, но наряду с ней должна быть и американская нить. Америка в военном отношении присутствует в восточной Сирии и недавно решила усилить давление, чтобы вытеснить иранских боевиков из Сирии. В первую неделю следующего месяца предполагается, что Соединенные Штаты перейдут на новый уровень в оказании давления и вернутся к введению самых жёстких санкций против Тегерана, который больше не скрывает масштабов трудностей, с которыми сталкивается его экономика.

Сирийскому ковру политическому решения также нужна европейская, турецкая, иранская, арабская и израильская нити, по крайней мере, с точки зрения мер безопасности.

Возможно, именно в поиске этих нитей был проведён четырехсторонний саммит в Стамбуле, в котором участвовали лидеры России, Франции, Германии, а также президент принимающей страны. Саммит призвал к формированию комитета для составления текста сирийской конституции к концу года.

Участники подчеркнули необходимость создания на всей территории Сирии условий для безопасного и добровольного возвращения беженцев, содействия доступа гуманитарной помощи в страну, окончательного прекращения огня и продолжения борьбы с боевиками. Нет сомнений в том, что саммит продемонстрировал необходимость в партнерах, пусть и с разной степенью развития связей. Путину нужно европейское партнерство, чтобы обеспечить некое прикрытие для решения по Сирии, поскольку именно оно может стать отправной точкой для участия Америки в этом процессе. Турция также нуждается в европейских партнерах, чтобы укрепить свою роль и балансировать против Ирана, с одной стороны, и сбалансировать роль России, с другой. Франция и Германия также хотят принять участие, чтобы показать, что Европа не утратила своё влияние в результате решения Великобритании выйти из Европейского союза и предупредить Италию и другие страны о последствиях восстания против духа и контроля Союза.

Короткой встречи в Стамбуле недостаточно, чтобы устранить различия в расчетах стран. Пресс-конференция, последовавшая за саммитом, выявила эти разногласия. Ангела Меркель подчеркнула, что военного решения сирийского кризиса не существует. «В конце этого политического процесса должны быть проведены свободные выборы с участием всех сирийцев, в том числе живущих за рубежом», — отметила она. Президент Эммануэль Макрон поспешил поддержать заявление германского канцлера и призвал Россию оказать действенное давление на сирийский режим. Со своей стороны Путин акцентировал внимание на борьбе с терроризмом и выразил надежду, что Турция скоро завершит создание демилитаризованной зоны в Идлибе. Что касается президента Реджепа Тайипа Эрдогана, то он сказал, что сирийский народ внутри страны и за рубежом определит судьбу президента Башара Асада, сделав акцент на борьбе с «террористами» в северной Сирии, имея в виду курдские организации.

Предполагается, что итоги стамбульского саммита сейчас включены в повестку встречи «малой группы» в Лондоне. В группу входят Америка, Франция, Великобритания, Германия, Саудовская Аравия, Иордания и Египет. Также, разумеется, в ней принимает участие де Мистура. Попытка создать условия для сосуществования необходимых нитей также будет предпринята на других встречах, включая будущий саммит Владимира Путина и Дональда Трампа в кулуарах празднования годовщины окончания Первой мировой войны во Франции. Сирийский вопрос, вероятно, займет важное место в ходе переговоров, если учитывать итоги визита Болтона в Москву. Продолжается российско-американский диалог, что подтверждает приглашение Трампа, адресованное Путину, с предложением посетить Вашингтон, даже если кажется, что в этом призыве присутствует китайское измерение. Тот же вопрос будет включён в повестку, когда 19 ноября де Мистура представит Совету Безопасности ООН свой последний отчёт о результатах своих усилий по разрешению политического кризиса и неспособности убедить Дамаск в содействии формированию Конституционного комитета.

Соткать сирийское решение будет непросто. Недостаточно создать условия для сосуществования сочинского и женевского переговорных треков. Сирийский режим не шел на уступки, когда был слабым, так как этого добиться сегодня, когда ситуация на местах изменилась в его пользу? Как насчет позиции Ирана, который готовится к новому этапу давления со стороны Соединенных Штатов. Может ли Путин добиться от Ирана того, что оправдает использование американских и европейских нитей для ковра урегулирования?

Мы столкнулись с очень сложным кризисом, если учитывать его внутренние, региональные и международные аспекты. Решение требует давления и терпения, подготовки «козырей» и заключения крупных договоренностей, что практически означает необходимость в чуде.

Сирия. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 октября 2018 > № 2776035


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 октября 2018 > № 2776006

The New York Times (США): кто придет на смену Меркель? Наиболее вероятные кандидаты

Берлинский корреспондент американской газеты, которая освещает деятельность Ангелы Меркель с момента вступления той в должность канцлера в 2005 году, со знанием дела и реалий германской политики перечисляет и дает характеристики политическим деятелям ФРГ, которые могут заменить ее в должности председателя Христианско-демократического союза. А затем — и на посту канцлера.

Мелисса Эдди (Melissa Eddy), The New York Times, США

Берлин — Федеральный канцлер Ангела Меркель правит, будучи ведущей политической фигурой Германии — и часто Европы, — вот уже на протяжении 13 лет. В понедельник она объявила, что в этом году подаст в отставку как лидер своей консервативной партии, и уже через несколько часов фокус общественного внимания сместился в сторону тех людей, которые могут ее заменить.

По словам г-жи Меркель, она не будет выставлять свою кандидатуру в декабре, когда христианские демократы будут выбирать своего лидера, и не будет претендовать на тот пост, который она занимает с 2000 года. Вместе с тем г-жа Меркель панирует доработать до 2021 года, до конца своего четвертого срока, в качестве федерального канцлера, однако в свете напряженных отношений внутри ее партии, а также с партнерами по коалиции, многие даже внутри самой Христианско-демократической партии (ХДС) полагают, что она вряд ли сможет так долго оставаться у власти.

Любой человек, который будет избран в качестве лидера ХДС, будет находиться в хорошей позиции для того, чтобы, в конечно итоге, занять ее место, и поэтому ставки декабрьских выборов значительно возрастают. Борьба за власть внутри партии ХДС уже началась, и можно уже назвать некоторых потенциальных кандидатов на место ее председателя.

Аннегрет Крамп-Карренбауэр или «Мини-Меркель»

Одним из возможных преемников является 56-летняя Аннегрет Крамп-Карренбауэр (Annegret Kramp-Karrenbauer) — она больше всего напоминает саму г-жу Меркель в том, что касается свойственного ей прагматизма, сдержанного стиля управления, и поэтому она получила прозвище «Мини-Меркель».

Ранее в этом году христианские демократы избрали г-жу Крамп-Карренбауэр генеральным секретарем партии, — именно этот пост г-жа Меркель использовала в свое время в качестве трамплина для восхождения на вершину партийной иерархии. А задача перед г-жой Крамп-Карренбауэр поставлена такая — омоложение партии. Судя по всему, в декабре она будет кандидатом на пост главы партии ХДС.

Ранее г-жа Крамп-Карренбауэр была премьер-министром очень небольшой федеральной земли Саар, а сегодня, по мнению многих, она считается наиболее предпочтительным для г-жи Меркель преемником, и эти двое уже успели показать, что они могут сотрудничать, сохраняя при этом свой собственный политический профиль.

Г-жа Крамп-Карренбауэр, громоздкую фамилию которой часто сокращают до ее инициалов — А.К.К., — пользуется поддержкой консервативных членов ХДС, восторгающихся ее семейными римско-католическими ценностями, а также центристы.

Йенс Шпан — АнтиМеркель

Йенс Шпан (Jens Spahn), министр здравоохранения в возглавляемом г-жой Меркель правительстве, считается наиболее активным критиком проводимой с 2015 года политики в отношении беженцев нынешнего федерального канцлера, и, кроме того, он очень популярен среди консерваторов ХДС. Ему 38 лет, и в этом смысле он отвечает требованиям многих членов партии, рассчитывающих на то, что молодой лидер сможет вдохнуть новую жизнь в немецких христианских демократов, — как это сделал у себя в стране 32-летний австрийский канцлер Себастьян Курц (Sebastian Kurz).

В 2002 году г-н Шпан получил место в парламенте, став самым молодым его членом, а затем получил еще и место в руководстве этой консервативной партии. Он сделал себе имя за счет своей критики г-жи Меркель по поводу законов, разрешающих иметь двойное гражданство, а также по поводу англоговорящего персонала, работающего в кафе немецкой столицы. Став министром, он сосредоточил внимание на более серьезных вопросах, в том числе на заботе о больных и нуждающихся в помощи людей.

В течение последнего года г-н Шпан подружился с послом Соединенных Штатов в Германии Ричардом Гренеллом (Richard Grenell), который ранее в этом году помог ему организовать встречу в Белом доме с Джоном Болтоном, помощником президента Трампа по национальной безопасности.

Армин Лашет — голос разума

Будучи близким союзником федерального канцлера, Армин Лашет (Armin Laschet), предупреждает об опасности слишком большого сдвига вправо партии ХДС и таким образом позиционирует себя как голос разума на фоне постоянных раздоров внутри беспокойной коалиции г-жи Меркель с социал-демократами и баварскими консерваторами.

57-летний г-н Лашет уже является заместителем лидера партии, а в прошлом году он был избран лидером самой большой по количеству жителей земли Северный Рейн-Вестфалии, отстранив там от власти представителей Социал-демократической партии Германии (СДПГ).

Фридрих Мерц — изгнанный бывший соперник

Когда-то Фридрих Мерц (Friedrich Merz) был соперником г-жи Меркель, и его влияние возрастало вместе с укреплением позиций г-жи Меркель в тот момент, когда старая группа лидеров были свергнута в результате нарушений в финансировании избирательной кампании.

Однако г-н Мерц полностью ушел из политики после того, как г-жа Меркель заставила его в 2002 году сложить с себя полномочия руководителя фракции консерваторов в парламенте.

Г-н Мерц, которому сегодня 62 года, после того конфликта возглавил немецкую компанию «Блэкрок» (BlackRock), которая считается крупнейшей частным инвестиционным фондом, а также стал старшим советником расположенного в Дюссельдорфе филиала международной юридической фирмы «Майер Браун» (Mayer Brown).

Немецкие консерваторы вернули его в политику в 2014 году для работы в международной комиссии по укреплению гражданского общества. В прошлом году г-н Лашет назначил его на неоплачиваемую должность уполномоченного по Брекситу федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия.

Земля Северный Рейн-Вестфалия пытается стать магнитом для тех компаний, которые покинут Британию после ее выхода из Европейского союза.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 октября 2018 > № 2776006


Германия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775757 Федор Басов, Виктор Васильев, Александр Кокеев, Мария Хорольская

Немецкое представление о безопасности

Федор Басов, Старший научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М.Примакова РАН, кандидат политических наук

Виктор Васильев, Ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М.Примакова РАН, доктор политических наук

Александр Кокеев, Ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М.Примакова РАН, кандидат исторических наук

Мария Хорольская, Младший научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М.Примакова РАН

Представления Берлина о новых угрозах и соответствующей корректировке политики безопасности Германии отражены в «Белой книге бундесвера», опубликованной в июле 2016 года и являющейся важнейшим документом, определяющим основные направления военно-политической стратегии ФРГ на ближайшие годы. В 1970-х годах этот документ перерабатывался почти каждый год, но после 2006 года он не переиздавался ни разу. «За 10 лет ситуация в сфере безопасности значительно изменилась, - заявила министр обороны ФРГ У. фон дер Ляйен, объясняя потребность в новом издании, - но и Германия изменилась»1.

Как отмечали эксперты, Германия внесла определяющий вклад в разработку Глобальной стратегии ЕС по внешней политике и политике безопасности (ГСБ), опубликованной Брюсселем двумя неделями раньше, чем «Белая книга». Поэтому неудивительно, что приведенные в ГСБ оценки новых вызовов и предлагаемые способы их преодоления в значительной степени совпадают с представлениями Берлина. В обоих документах отмечается, что отношения в сфере безопасности стали сложнее, уязвимее, более динамичными и менее предсказуемыми, а наряду с сохраняющимися угрозами возникли угрозы нового типа. В Берлине к наиболее значимым переменам относят присоединение Россией Крыма и украинский конфликт, появление ИГИЛ и международный терроризм, гибридные угрозы и риски для киберпространства.

Среди основных вызовов безопасности ФРГ в «Белой книге», помимо упомянутых выше, названы развал государственности и гражданские войны в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, неконтролируемая миграция, национализм, потепление климата, эпидемии. В числе этих вызовов в новом документе впервые названа Россия, о которой говорится, что своими действиями в Крыму и на Востоке Украины она «ставит под вопрос европейский миропорядок». В Берлине считают, что это может иметь ощутимые последствия для безопасности Германии и ее партнеров по ЕС. Однако, вопреки утверждениям некоторых СМИ, в «Белой книге» Россия не названа ни противником, ни врагом Германии. О России сказано, что если она существенно не изменит взятый курс, то «в обозримом будущем будет представлять вызов для безопасности на нашем континенте»2.

В то же время в документе отмечается, что «устойчивую безопасность и процветание в Европе и для Европы нельзя обеспечить без надежной кооперации с Россией». Исходя из этого, политику Берлина в отношении Москвы предлагается выстраивать на основе сбалансированного сочетания обороны и сдерживания, с одной стороны, и предложений к сотрудничеству - с другой3.

Что же касается самой Германии, если раньше неизменно подчеркивалось ее стремление быть надежным партнером в ЕС и НАТО, то в новой «Белой книге» наряду с этим постулатом указано, что Германия во все большей мере позиционируется как центральное действующее лицо в Европе. Соответственно, говорится о ее готовности брать на себя больше ответственности в урегулировании и предотвращении конфликтов.

Сформированное в начале 2018 года новое правительство А.Меркель придерживается курса на переориентацию с национальных мер по обеспечению безопасности на коллективные оборонные усилия ЕС с установкой на создание (в отдаленной перспективе) «Европейского союза безопасности и обороны». Считается, что только сплоченный и сильный, в том числе и в военном плане, Евросоюз способен обеспечить соблюдение интересов и безопасность входящих в него стран. Обращает на себя внимание и то, что, по мнению Берлина, европейские члены НАТО должны взять на себя больше обязательств, в том числе и финансовых, с целью повышения значимости европейского оборонного потенциала в рамках Североатлантического альянса.

Усилия Германии, направленные на активизацию процесса военной интеграции и укрепление обороноспособности ЕС, свидетельствуют о наметившихся важных изменениях в этой сфере. Ра-зумеется, никто из ответственных политиков ФРГ не считает, что в обозримом будущем Европа сможет обеспечивать собственную безопасность в одиночку. Заявленное руководством Германии стремление к усилению ее политического влияния и обретению большей самостоятельности в сфере обеспечения безопасности сегодня представляется в Берлине только в тесном сотрудничестве с НАТО как единственной военно-политической организацией Запада, способной справиться с актуальными внешними угрозами.

Во всех официальных заявлениях канцлера, министров иностранных дел и обороны неизменно подчеркивается, что в обозримый период действия ЕС по укреплению собственного оборонного потенциала должны служить дополнением к усилиям НАТО. Для Германии атлантизм остается важнейшей основой обеспечения безопасности, среди прочего и из-за предоставляемых США ядерных гарантий, и отсутствия у ЕС общей оборонной политики. Несмотря на то что в самое последнее время, в связи с известными высказываниями Д.Трампа, США перестали рассматриваться Берлином как самый надежный партнер, они все еще остаются для Германии самым важным партнером, особенно в области обеспечения безопасности.

Вместе с тем не следует преуменьшать значение того факта, что уже на протяжении нескольких лет и в немецком обществе, и в подавляющей части правящей элиты нарастают требования пересмотра отношений с США с целью достижения Германией (в рамках ЕС) большей самостоятельности в вопросах обеспечения безопасности. Помимо «фактора Трампа», на активизацию усилий Берлина по укреплению европейской составляющей оборонной стратегии ФРГ, безусловно, повлияли брекзит, а также приход к власти во Франции Э.Макрона, поддерживающего евроинтеграционные устремления Германии в сфере безопасности.

Важнейшими приоритетами обеспечения безопасности ФРГ являются: защита граждан страны, защита союзников и обеспечение бесперебойности мировой торговли4. Особое значение в решении этих задач в Берлине придают сотрудничеству с международными организациями и объединениями и принятию решений не только на государственном, но и на международном уровнях.

В «Белой книге» ФРГ названы три новые проблемы обеспечения внешней безопасности: кибертерроризм, ведение гибридных войн и проблема раннего распознавания кризисов. Как полагают многие немецкие эксперты по безопасности, эти проблемы в значительной мере связаны с действиями России.

Для борьбы с угрозой кибертерроризма в Германии с апреля 2017 года начал свою работу командный центр немецких кибервойск (CIR), расположенный в Бонне (предположительная численность руководства 260 человек и 13 500 военнослужащих и гражданских сотрудников в подчинении). К настоящему моменту кибервойска в ФРГ окончательно выделены в отдельный вид войск наряду с сухопутными, военно-воздушными и морскими силами.

В немецких экспертных публикациях указывается, что Германии не угрожают гибридные войны, поскольку для дестабилизации необходимы внутренние условия, которых в ФРГ нет. Однако составная часть угрозы ведения гибридной войны - пропаганда - считается опасной, а деятельность ряда российских СМИ - представляющей потенциальную угрозу.

Руководство ФРГ с пониманием относится к просьбам восточноевропейских союзников об усилении военного присутствия Германии в регионе. В связи с этим возникает немало проблем. В последние годы сфера действий бундесвера заметно расширилась. В настоящее время немецкие солдаты участвуют в 16 зарубежных миссиях. Предполагается, что до конца 2018 года в военных маневрах НАТО примут участие около 12 тыс. немецких солдат, что втрое больше, чем в предыдущем году. В 2019 году к ФРГ перейдет командование силами быстрого реагирования НАТО «острие копья», в которых примут участие около 10 000 военнослужащих бундесвера5.

Между тем проводившиеся Германией все 1990-е годы политика снижения военных расходов, а также сокращение численности бундесвера в результате отмены призыва (с 500 тыс. военнослужащих до 180 тыс.) породили серьезные проблемы с техническим оснащением и боеготовностью немецкой армии, призванной соответствовать возрастающей роли Германии в обеспечении европейской безопасности.

Германия имеет четкую систему приоритетов в международных отношениях. Важнейшими союзниками для Берлина являются страны ЕС и США в качестве лидера НАТО. В немецких официальных документах есть также понятие «дружественные страны», к которым, помимо ЕС и НАТО, относятся Австралия, Новая Зеландия, Япония и Южная Корея. Россия, как и другие страны постсоветского пространства, не входит в этот список. Для Германии сотрудничество с Россией возможно только в той мере, в какой оно не вредит отношениям с союзниками и друзьями.

Главной угрозой внутренней безопасности своих граждан ФРГ считает международный терроризм. По данным Федеральной службы защиты Конституции за 2017 год, в Германии насчитывается примерно 25 810 исламистов, которые могут представлять потенциальную опасность (отсутствуют данные о численности сторонников ИГИЛ, «Аль-Каиды», Исламистского центра в Гамбурге, в связи с этим численность может быть больше)6. Большое опасение вызывает постоянный рост численности салафитов: если в 2015 году их насчитывалось 8 350 человек, то в 2016-м - 9 700, а в 2017 году - 10 800 человек7. По данным 2016 года, 890 человек из Германии отправились на Ближний Восток воевать на стороне ИГИЛ. Около трети из них вернулись в ФРГ8.

Некоторые из вернувшихся в Германию могли стать еще опаснее, получив практический опыт вооруженной борьбы. За лицами, представляющими наибольшую угрозу, ведется постоянное наблюдение. Однако в осуществлении надзора имеются существенные недоработки, что специалисты объясняют нехваткой кадров и средств. Сложность также представляет новая форма терроризма - так называемый индивидуальный джихад: террорист действует один, использует доступные материалы, что затрудняет выявление теракта на стадии подготовки.

Федеральная служба защиты Конституции также выделяет в качестве угрозы для Германии деятельность левых и правых радикалов. В 2017 году отмечается резкое увеличение политически мотивированных преступлений со стороны левых радикалов. При этом представляется, что данный всплеск был вызван проходившей в Гамбурге встречей G-20 и в дальнейшем пойдет на спад. После роста в 2015-2016 годах численность преступлений на почве правого экстремизма стала снижаться9. В то же время беспорядки, устроенные правыми радикалами в городе Хемниц (Саксония) в августе 2018 года, свидетельствуют о том, что экстремистские националистические движения по-прежнему могут являться фактором дестабилизации и представлять опасность для населения.

На территории Германии также действуют экстремистские организации турецкого происхождения: 18 050 представителей левых объединений, из которых наиболее крупным является Рабочая партия Курдистана, и 11 тыс. правых, наибольшую угрозу из которых представляют так называемые «Серые волки»10. Данные организации в первую очередь базируются в Германии и не считают подрыв ее политического строя своей целью. Однако их деятельность, а также борьба друг с другом могут представлять угрозу общественному порядку и безопасности в стране.

Для борьбы с терроризмом в последние годы существенно расширили полномочия Федерального ведомства уголовной полиции. В 2015 году был продлен срок хранения данных, разрешена конфискация внутреннего паспорта. В 2016 году были расширены возможности немецких служб безопасности обмениваться данными с иностранными спецслужбами11.

Руководящую роль в борьбе с терроризмом играет Совместный антитеррористический центр (GTAZ) в Берлине, где ежедневно заседают представители 40 органов безопасности федерального и земельного уровней. Среди них сотрудники земельных служб по охране Конституции, Федеральной разведывательной службы и Службы военной контрразведки Германии. 

После терактов в ФРГ начались дискуссии о возможности использования бундесвера внутри страны. По Основному закону это возможно только в двух случаях: помощь при катастрофах и чрезвычайная ситуация. Основания для объявления внутренней чрезвычайной ситуации должны быть очень серьезными, поэтому данное развитие событий маловероятно. Что касается катастрофы, то под это определение может подойти террористический акт, повлекший более 100 жертв. Однако и в этом случае решение об использовании бундесвера должно приниматься всем федеральным правительством, а не только министром обороны12. Войска могут быть задействованы только для помощи в решении мирных проблем: регистрации беженцев, медицинской помощи, строительства убежищ. Изменения в Основном законе, облегчающие привлечение бундесвера к обеспечению безопасности внутри страны, пока маловероятны среди прочего и потому, что против этого резко выступают партии - Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), «Союз 90/Зеленые» и Левая партия (ЛП).

Германия с 2015 года участвует в действиях международной антитеррористической коалиции в сирийском конфликте. При этом Берлин воздерживается от участия бундесвера в боевых действиях, ограничиваясь его вспомогательными и разведывательными функциями.

Что касается проблем, связанных с притоком беженцев, то в последнее время острота миграционного кризиса в Германии снижается. Если в 2015 году в страну въехали 890 тыс. беженцев, то в 2016 году - 280 тысяч, а в 2017 году 186 644 человек13. Этому способствовали как внешнеполитические изменения (соглашение с Турцией, закрытие «балканского маршрута»), так и внутриполитические реформы. В 2016 году было ужесточено миграционное законодательство: ограничено право воссоединения семей для беженцев с ограниченным защитным статусом (разрешение на воссоединение вновь вступило в силу 1 августа 2018 г.), облегчены условия депортации, расширен список безопасных стран.

Однако миграционная проблематика по-прежнему оказывает влияние на внешнеполитическую позицию Германии (отношения с Турцией, дискуссии о европейском миграционном законодательстве) и политическую ситуацию внутри страны. В частности, проблема беженцев стала причиной кризиса в консервативном блоке Христианско-демократический союз/Христианско-социальный союз (ХДС/ХСС). Председатель ХСС и министр внутренних дел Х.Зеехофер в июне 2018 года призвал ограничить прием мигрантов, не пропускать через немецкую границу беженцев, ранее зарегистрировавшихся в другой стране ЕС. Против этого выступила А.Меркель, так как данная мера противоречит нормам предоставления убежища. В июле 2018 года стороны нашли компромисс: мигранты, зарегистрированные в других странах ЕС, высылаются в соответствующую страну, если у Германии есть с ней соглашение. В противном случае нелегалов размещают на короткий срок в транзитных центрах и не пускают в ФРГ. В настоящий момент Германия заключила соглашения о приеме и депортации мигрантов с Испанией и Грецией.

С большой вероятностью можно предположить, что в этом легислатурном периоде в Германии возрастут расходы на внутреннюю безопасность. Этой теме уделялось повышенное внимание в предвыборных программах партий большой коалиции ХДС/ХСС и СДПГ, а также оппозиционной Свободной демократической партии (СвДП). Партии обещают увеличить численность полицейских, внедрить новую технику (камеры с распознаванием лиц), реформировать службы безопасности.

В отношении новых вызовов и приоритетов безопасности в ФРГ в целом существует широкий межпартийный консенсус. Однако в оценке необходимых для ее обеспечения мер и конкретных действий наблюдаются различия, иногда довольно существенные.

В консервативном блоке ХДС/ХСС рассматривают внутреннюю и внешнюю безопасность в единой системе. Внутренняя безопасность является базовой предпосылкой для обеспечения развития демократии и гражданских свобод. Внешняя политика консерваторов нацелена на укрепление международной и прежде всего европейской безопасности, разделение Германией вместе с партнерами по НАТО и ЕС «геостратегической ответственности» за сохранение мира и преодоление конфликтов. Хотя консерваторы подчеркивают приверженность ФРГ НАТО и заявляют о готовности к постепенному повышению затрат на оборону до 2% от ВВП, они активно выступают за усиление европейской составляющей альянса и создание европейского оборонительного союза. Однако для Германии США, как и прежде, остаются самым важным партнером. Критикуя политику Трампа, консерваторы тем не менее заинтересованы в сильных и надежных США в плане обеспечения безопасности в Европе.

СДПГ также рассматривает обеспечение безопасности в Европе и мире через призму совместных усилий и общую ответственность Берлина со своими партнерами. СДПГ выступает за всеобъемлющее разоружение в сферах ядерного, химического и биологического оружия на договорной основе. В эту логику вписываются заявления руководства партии о нежелательности повышения расходов на оборону до 2% от ВВП. Социал-демократы решительно отвергают идеи создания европейской ядерной державы и категорически возражают против оснащения германских вооруженных сил атомным оружием.

К константе политики безопасности СДПГ относится ее линия на критический диалог с Москвой, которая, по мнению партии, должна предпринять реальные усилия по реализации Минских договоренностей. СДПГ, осуждая действия Москвы в Крыму и Донбассе, одно-временно заявляет о важности непременного участия РФ в решении глобальных и региональных конфликтов. Партии «большой коалиции» - ХДС/ХСС и СДПГ - поддерживают углубление европейской интеграции в военной сфере и реализацию Соглашения о постоянном стратегическом сотрудничестве. СДПГ в рамках Европарламента активно продвигает идеи о консолидации усилий стран ЕС по формированию европейского союза безопасности и обороны, акцентируя тезисы о более самостоятельном курсе Брюсселя в этой сфере.

Руководство СвДП при разработке и реализации политики безопасности исходит из приоритетности трансатлантического партнерства. Констатируя возникшие проблемы с избранием Д.Трампа Президентом США, германские либералы предупреждают о недопустимости превращения оправданной критики в адрес США в «антиамериканизм». Как и другие крупнейшие партии, СвДП выступает за укрепление позиций (в том числе и оборонных) Евросоюза, разобщенность в котором также рассматривается как один из рисков для безопасности Европы. Либералы предлагают инвестировать 3% от ВВП в обеспечение международной безопасности, которые должны покрывать расходы в сферах внешней политики, обороны, развития. С их точки зрения, создание европейского оборонительного союза напрямую связано с формированием европейской армии, что СвДП активно поддерживает. Позиции свободных демократов применительно к украинскому кризису соответствуют общей для большинства демократических партий линии14. Призывы председателя партии К.Линднера оставить за скобками «крымский узел» и продолжать диалог с Москвой вызвали резкую критику и обвинения в тактических предвыборных маневрах.

Партия «Союз 90/Зеленые» увязывает проблемы безопасности прежде всего с обеспечением гражданских свобод. К важнейшим угрозам «Зеленые» относят исламский терроризм, правый экстремизм, расизм, нападения на граждан и т. д. Партия видит эффективность работы полиции не в тотальной слежке за гражданами, а в «точечном» видеонаблюдении. В качестве преобладающего принципа обеспечения внутренней безопасности «Зеленые» выдвигают профилактические меры, как, например, ужесточение права на ношение оружия.

Во внешнеполитической сфере партия обеспокоена «агрессивной великодержавной политикой Путина, изоляционистским и националистическим характером политики Трампа, множеством кризисов на Ближнем Востоке и в Северной Африке»15. Выделяя целесообразность конкретных шагов по усилению сотрудничества и интеграции вооруженных сил в рамках ЕС, партия отвергает требования о повышении расходов на оборону до 2% от ВВП. Для партии Минские договоренности - ключевой механизм преодоления украинского кризиса, который может быть решен исключительно политико-дипломатическими методами. Она поддерживает продление санкций против РФ, считая их эффективным инструментарием внешней политики16.

Левая партия позиционирует себя как партия мира и безопасности, продвигая лозунги за последовательное разоружение, запрет экспорта германского оружия и участия бундесвера в операциях за рубежом. Партия осуждает «опасный курс правительства ФРГ на милитаризацию немецкой и европейской политики». ЛП требует закрыть все иностранные военные базы на территории Германии, расторгнуть соответствующие соглашения с США и НАТО, вывести американское ядерное оружие с немецкой территории. Левые выступают за снятие санкций и дружбу с РФ. Вместе с тем партия неоднозначно оценивает, например, применение силы Россией в Сирии и роль РФ в украинском кризисе17.

С точки зрения правопопулистской партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), сохранение НАТО отвечает внешнеполитическим интересам ФРГ, но альянс должен быть трансформирован в сугубо оборонительный союз, а ядерное оружие и все иностранные войска - выведены с территории ФРГ. АдГ считает необходимым возврат страны к всеобщей воинской повинности. АдГ, как и ЛП, отвергает идеи создания «европейского оборонительного союза» и евроармии. Партия выступает за отмену антироссийских санкций, признание Крыма частью РФ и развитие конструктивных отношений с Москвой. Однако открыто националистические (вплоть до призывов одного из руководителей АдГ А.Гауланда не забывать о храбрости немецких солдат в двух мировых войнах), ксенофобские установки АдГ, на наш взгляд, сужают возможности диалога Москвы с этой партией.

В спорах экспертов о безопасности ФРГ и ЕС заметное место занимают проблемы создания евроармии. Данное направление дискурса закреплено в основополагающей программе СДПГ 2007 года и нашло свое отражение в 2013 году в Коалиционном договоре (КД) правительства ФРГ с участием ХДС, ХСС и СДПГ, наконец, в КД этих же партий в 2018 году с формулировкой об «Армии европейцев»18. Тем самым перспектива формирования евроармии у немцев носит официальный характер, интерпретация которого может меняться в зависимости от состояния дел в ЕС и обстановки в мире. «Временно» изымая из публичного пространства термин «евроармия»,  истеблишмент отдает предпочтение терминам «стратегическая автономия», «общеевропейский оборонный потенциал», что, вероятно, связано с результатами соцопросов - только 50% немцев выступают за создание европейской армии19.

Ряд военных экспертов полагает, что создание европейского союза безопасности и обороны с «армией европейцев» является непременным шагом к дееспособному Евросоюзу с амбициями и ответственностью глобального игрока. С учетом «фактора Трампа» Евросоюзу предлагается в сфере безопасности перейти к культуре самоутверждения, а Германии - снижать уровень зависимости от защиты со стороны США. Оппоненты евроармии рекомендуют сконцентрировать усилия на совершенствовании общего боевого потенциала ЕС, а не формировать европейскую армию с мотивацией на образ врага20.

Если часть экспертов рассуждают о евроармии как об утопии, то выразители иной точки зрения не исключают появление в стремительно меняющемся мире нового реального силового фактора ЕС. Военная вертикаль управления ЕС может оказаться более эффективной на фоне внутренних разломов в Европейском союзе и внешних угроз. Спорным представляется ключевой вопрос о сроках реализации идеи о евроармии: для одних экспертов - десять лет, другие исходят из нескольких десятилетий, даже световых лет. Вспомним, как долго и мучительно шла Европа к единой валюте - евро.

Эксперты отвергают идеи о возможном оснащении бундесвера атомным оружием, считая саму постановку вопроса вредной и даже опасной для безопасности Германии, Европы. Характерно, что суждения подавляющего большинства немецких экспертов применительно к безопасности сводятся к повышению роли ответственности Германии в Европе и мире, а также важности дальнейшего взаимодействия с США. Аналитики полагают, что в обозримом будущем обе страны будут и дальше играть важную роль в обеспечении европейской безопасности21. Такие предположения подтверждаются, например, заявлением министра обороны ФРГ от 7 сентября 2018 года поддержать намерения Вашингтона о переброске дополнительных 1 тыс. 500 военнослужащих США на территорию Германии. У. фон дер Ляйен приветствует наращивание военного присутствия США в ФРГ как зримый знак жизнеспособности трансатлантических отношений.

Интересно, учитывает ли министр обороны настроения немцев, отношение различных партий к пребыванию американских во-оруженных сил в ФРГ. По опросам в июле 2018 года, 42% респондентов выступают за вывод размещенных в ФРГ военнослужащих США, 38% артикулируют противоположное мнение. В германском партийном сегменте за вывод американских войск с территории ФРГ высказываются 67% избирателей Левой партии, 55% - АдГ, 48% - «Зеленых»; не желают военного присутствия США в ФРГ 42% сторонников СДПГ, 37 % - СвДП, 35% - блока ХДС/ХСС22

В российско-германских отношениях обеспечение безопасности остается приоритетным направлением, тем более что, несмотря на критику политики Москвы, в официальных документах правительства, партий, экспертных оценках красной нитью проходит мысль о том, что без участия России невозможно решить ни один международный конфликт.

В целях урегулирования украинского кризиса РФ и ФРГ взаимодействуют в рамках «нормандского формата», подчеркивают безальтернативность реализации Минских соглашений, хотя по-разному интерпретируют причины возникновения конфликта и отсутствия прогресса в его преодолении.

ФРГ является последовательным противником оказания военной помощи Украине. Это связано с тем, что Германия очень щепетильно относится к экспорту своего оружия, и с тем, что А.Меркель еще в 2012 году заняла жесткую позицию о недопустимости расширения НАТО на постсоветское пространство.

Руководство Германии поддержало инициативу введения миротворцев в Донбасс. Но обсуждения или инициирования переговоров по этому поводу со стороны Берлина пока не последовало из-за истечения сроков полномочий Бундестага. Тем не менее это обсуждается в экспертном сообществе. Среди немецких экспертов много тех, кто критически относится к этой инициативе23. По их мнению, этот шаг привел бы к замораживанию конфликта.

Россия и Германия уделяют большое внимание другой повестке - урегулированию сирийского конфликта, прежде всего через гуманитарную помощь сирийскому народу, восстановлению в стране мира. Для многих политиков и экспертов неожиданным оказался формат встречи С.Лаврова и начальника Генерального штаба ВС РФ В.Герасимова с канцлером А.Меркель при участии министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса, которая состоялась в Берлине в июле 2018 года. Согласно официальным сообщениям, в ходе беседы обсуждалась ситуация вокруг сирийского урегулирования, включая задачи, связанные с подготовкой условий для возвращения беженцев и продвижением политического процесса. Разумеется, были рассмотрены вопросы по реализации Минских договоренностей. Новый формат свидетельствует о желании Москвы и Берлина в практическом плане использовать имеющиеся ресурсы для урегулирования конфликтов как в Европе, так и за пределами континента.  

Москва и Берлин прилагают совместные усилия по обеспечению европейской энергетической безопасности. Как у России, так и у Германии существуют константы энергетической политики. Среди них для немцев важным является принцип: чем больше углеводородов импортируется в Евросоюз из разных нефтегазовых регионов, тем лучше, поскольку количество углеводородов на рынке находится в обратной зависимости от их цены. Поэтому Германия традиционно поддерживает строительство трубопроводов, а также иной нефтегазовой инфраструктуры. При этом трубопроводы в Берлине всегда считались более надежным и рентабельным средством доставки углеводородов, чем танкеры. В условиях выхода ФРГ из атомной энергетики и постепенного отказа от использования угля нефтегазовая инфраструктура приобретает особую значимость.

В начале 2018 года было объявлено, что новое правительство ХДС/ХСС и СДПГ дало разрешение на реализацию проекта «Северный поток-2». Официальная позиция ФРГ заключается в том, что он является исключительно коммерческим проектом. После встречи с украинским Президентом П.Порошенко в начале апреля 2018 года канцлер А.Меркель признала тот факт, что проект «Северный поток-2» имеет и политическое измерение. В ходе встречи с российским лидером В.Путиным в мае 2018 года в Сочи она озвучила ему требование сохранения транзита газа через украинскую ГТС и после запуска нового трубопровода. В ходе следующей встречи Меркель и Путина в августе 2018 года в Мезеберге российский президент подтвердил готовность сохранить традиционный для Москвы транзит газа через территорию Украины с оговоркой, чтобы транзит соответствовал экономическим требованиям. Вопрос об объемах транзита на настоящий момент остается открытым.

Противником проекта являются США. Негативная реакция администрации Д.Трампа на «Северный поток-2» была воспринята немецким руководством как желание обеспечить выгодные условия для экспорта американского сжиженного природного газа (СПГ) в Европу. По информации СМИ, в ходе встреч канцлера А.Меркель и министра экономики и энергетики П.Альтмайера с американским руководством были улажены вопросы о том, чтобы угрозы Д.Трампа о введении санкций США против немецких компаний, участвующих в проекте, не были реализованы24. Не исключено также, что одним из условий согласия американской администрации с проектом «Северный поток-2» было решение немецкого правительства о строительстве первого в Германии терминала СПГ в городе Брунсбюттель25. Он создаст условия для импорта в ФРГ американского СПГ и улучшит положение американских компаний на европейском рынке. Часть экспертов считает, что открытие терминала СПГ также соответствует немецким интересам, так как способствует диверсификации поставок газа и увеличению его количества на рынке, а соответственно, будет одной из причин снижения цены на газ.

Строительство «Северного потока-2» не увеличивает зависимость ФРГ от российских углеводородов, поскольку остаются задействованными и другие трубопроводы. Германия также успешно диверсифицирует свой энергобаланс, в котором, по мнению ряда аналитиков, доля российских углеводородов не возрастает. Тем временем РФ наращивает поставки газа в Германию: по официальным данным, в 2017 году «Газпром» поставил в ФРГ рекордный объем газа - 53,4 млрд. куб. метров, что почти на 3,6 млрд. куб. метров (или 7,25%) больше по сравнению с также рекордным 
2016 годом26. В 2018 году потребление российского газа в ФРГ возросло на 13%, в целом РФ покрывает более 30% немецкого рынка. Россия намерена и далее оставаться надежным партнером ФРГ, обеспечивать бесперебойное энергоснабжение, содействовать вместе с Берлином и Брюсселем сохранению энергетической безопасности в Европе.

Желательно, чтобы официальные Москва и Берлин в формировании своих подходов к обеспечению европейской безопасности, стратегической стабильности учитывали нюансы, которые выявляют эксперты РФ - ФРГ в том числе по линии «Петербургского диалога» или других форматов гражданского общества. Нельзя игнорировать опросы общественного мнения. Так, согласно данным специализированного исследовательского центра бундесвера в 2017 году, 38% немцев обеспокоены возможностью новой холодной войны между РФ и Западом. Как констатируется, угрозой безопасности Германии 34% опрошенных считают военные действия РФ на Украине (так написано), 35% - в Сирии. В то же время 25% респондентов высказываются за большее понимание позиций Москвы, а 47% выступают против сокращения экономических связей РФ - ФРГ. О многом говорят результаты опросов в рамках трансатлантической солидарности - 34% респондентов высказались за усиление присутствия НАТО в странах Восточной Европы, 29% - за военную поддержку со стороны Германии балтийских государств для защиты от РФ. По опросам, 73% немцев констатируют возросшую ответственность Германии на международной арене, почти 80% респондентов считают германские вооруженные силы важным государственным институтом.  

Как непостоянный член Совета Безопасности ООН на ближайшие два года, а также как член ОБСЕ, Совета Европы, ЕС, НАТО, других важных международных институций Германия намерена во все большей мере позиционировать себя как центральная европейская держава с возросшей ролью и ответственностью при решении актуальных проблем безопасности. При этом Берлин руководствуется обозначенными в основополагающих документах ФРГ, ЕС, НАТО приоритетами в сфере безопасности и обороны, оценками новых вызовов и намерен использовать предлагаемые способы их преодоления. Расхождения Берлина и Москвы в причинах рисков, угроз, конфликтов не должны быть препятствием в нахождении разумных компромиссов при решении этих проблем. Выражаемая в заявлениях руководителей РФ и ФРГ готовность к диалогу по этой чувствительной проблематике должна конвертироваться в договоренности о конкретных мерах по обеспечению внутренней и внешней безопасности двух стран. Совместные усилия Москвы и Берлина с участием Евросоюза по обеспечению энергобезопасности Европы являют собой убедительный пример плодотворной кооперации, когда учитываются обоюдные интересы, взаимная выгода, обеспокоенности партнеров.

Актуальным представляется возможное возобновление полноформатных заседаний российско-германской межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности (РГВУ). Созданный в 2003 году формат доказал полезность координации подходов Москвы и Берлина к ключевым направлениям обеспечения международной стабильности, включая важную для Москвы, Берлина и Брюсселя проблематику общеевропейской безопасности. Замороженная по инициативе Берлина площадка, сейчас, как никогда, востребована, поскольку представители соответствующих ведомств РФ и ФРГ могли бы комплексно обсудить международные конфликты, постараться найти взаимопонимание в вопросах способов реагирования на риски, угрозы, новые вызовы. Возможная полноценная «разморозка» формата очевидна, например, по причине обвинений со стороны Германии России в хакерской атаке на германские ведомства. Сдержанная, выжидательная позиция Берлина на предложение Москвы провести двусторонние консультации экспертов по проблемам кибербезопасности непонятна, вызывает недоумение и вопросы.

Как бы там ни было, насыщенные переговоры лидеров двух стран в 2018 году, активность контактов по различным направлениям, перезагрузка прежних форматов, в том числе РГВУ, не могут не внушать осторожный оптимизм применительно к возможной нормализации отношений РФ - ФРГ.

 1«Белая книга» ФРГ: новое не только о России // DW. 13.07.2016 // http://www.dw.com/ru/a-19398017

 2Weissbuch. Zur Sicherheitspolitik und zurZukunft der Bundeswehr. 2016 // https://m.bundesregierung.de/Content/Infomaterial/BMVg/Weissbuch_zur_Sicherheitspolitik_2016.pdf;jsessionid=57D7023593DC316928828B7C0AE59625.s1t1?__blob=publicationFile&v=4

 3Ibid.

 4Ibid.

 5Bundeswehr schickt Tausende Soldaten zu Nato-Übungen // Spiegel. 19.02.2018 // http://www.spiegel.de/politik/deutschland/nato-12-000-bundeswehrsoldaten-bei-uebungen-zur-russland-abschreckung-a-1194261.html

 6Verfassungsschutzbericht 2016, Fakten und Tendenzen (Kurzzusammenfassung). 2016. S. 22 // https://www.verfassungsschutz.de/de/oeffentlichkeitsarbeit/publikationen/verfassungsschutzberichte/vsbericht-2016-kurzzusammenfassung ; Verfassungsschutzbericht 2017, Fakten und Tendenzen (Kurzzusammenfassung). S. 25-26 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2017-kurzzusammenfassung.pdf

 7Verfassungsschutzbericht 2017, Fakten und Tendenzen (Kurzzusammenfassung). S. 26 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2017-kurzzusammenfassung.pdf

 8Verfassungsschutzbericht 2016. S. 169-171 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2016.pdf

 9Verfassungsschutzbericht 2017… S. 7 // https://www.verfassungsschutz.de/embed/vsbericht-2017-kurzzusammenfassung.pdf

10Ibid. S. 31.

11Im Namen der Sicherheit // Tagesschau. 11.08.2016 // https://www.tagesschau.de/inland/sicherheitsgesetze108.html

12Tagesschau. Darf die Bundeswehr im Innern helfen? // Tagesschau. 28.07.2016 // https://www.tagesschau.de/ausland/faq-bundeswehr-im-innern-101.html

13Bundesamt für Migration und Flüchtlinge. Das Bundesamt in Zahlen 2017. Asyl. S. 7 // http://www.bamf.de/SharedDocs/Anlagen/DE/Publikationen/Broschueren/bundesamt-in-zahlen-2017-asyl.pdf?__blob=publicationFile

14Denken wir neu. Das Programm der Freien Demokraten zur Bundestagwahl 2017: "Schauen wir nicht länger zu"// https://www.fdp.de/sites/default/files/uploads/2017/08/07/20170807-wahlprogramm-wp-2017-v16.pdf

15Zukunft wird aus Mut gemacht. Bundestagswahlprogramm 2017 // https://www.gruene.de/fileadmin/user_upload/Dokumente/BUENDNIS_90_DIE_GRUENEN_Bundestagswahlprogramm_2017_barrierefrei.pdf

16Ibid.

17Nein zum Krieg. Für eine demokratische und gerechte Welt //https: //www.die-linke.de/wahlen/wahlprogramm/xv-nein-zum-krieg-fuer-eine-demokratische-und-gerechte-welt/

18Ein neuer Aufbruch für Europa. Eine neue Dynamik für Deutschland. Ein neuer Zusammenhalt für unser Land Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und SPD. 19. Legislaturperiode // https://www.bundesregierung.de/Content/DE/_Anlagen/2018/03/2018-03-14-koalitionsvertrag.pdf?__blob=publicationFile&v=6

19Bartels H.-P., Kellner A.-M., Optenhögel U. Strategische Autonomie und die Verteidigung Europas. Auf dem Weg zur Europäischen Armee? Bonn: Verlag DIETZ, 2017. S. 30.

20Glück auf, Europa! // Europa-Union Deutschland. 18.07.2018 // https://www.europa-union.de/eud/news/glueck-auf-europa/

21Denison A.B. Amerika, Deutschland und die Zukunft der transatlantischen Beziehungen // Aus Politik und Zeitgeschichte. 2017. №671 (18). S. 35-38.

22Ungeliebte Truppe: Viele Deutsche für den Abzug von US-Soldaten // https://www.n-tv.de/politik/Viele-Deutsche-fuer-Abzug-von-US-Soldaten-article20524180.html

23Baumann M. Allheilmittel Friedenssicherung? // Ukraine-Analysen. 2018. №162. S. 4; Meister S. Perspektiven des bewaffneten Konflikts in der Ostukraine - wenig Aussichten auf Veränderung // Ukraine-Analysen. 2018. №162. S. 7.

24USA wollen Nord Stream 2 von Sanktionen ausschließen // Spiegel. 29.06.2018 // http://www.spiegel.de/wirtschaft/soziales/usa-wollen-nord-stream-2-von-sanktionen-ausschliessen-a-1215817.html

25Stratmann K. Warum Deutschlands erstes Flüssiggas-Terminal ein Befreiungsschlag wäre // Handelsblatt. 22.07.2018 // https://www.handelsblatt.com/politik/international/verfluessigtes-erdgas-lng-warum-deutschlands-erstes-fluessiggas-terminal-ein-befreiungsschlag-waere/22822816.html

26Алексей Миллер и посол Германии Рюдигер фон Фрич рассмотрели вопросы сотрудничества в газовой сфере // Газпром. 20.06.2018 // http://www.gazprom.ru/press/news/2018/june/article436748

Германия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 октября 2018 > № 2775757 Федор Басов, Виктор Васильев, Александр Кокеев, Мария Хорольская

Полная версия — платный доступ ?


Турция. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 октября 2018 > № 2774074 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон

Пресс-конференция по итогам встречи лидеров России, Турции, Германии и Франции

По окончании переговоров Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон дали совместную пресс-конференцию.

Р.Т.Эрдоган (как переведено): Уважаемый господин Президент Владимир Путин! Господин Президент Эммануэль Макрон! Канцлер ФРГ Ангела Меркель! Специальный представитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура!

Всех присутствующих здесь представителей СМИ приветствую от всей души.

Хочу сказать, что нам приятно, что мы принимаем гостей здесь, в Стамбуле, по этому случаю. Хочу также выразить благодарность господину Путину, господину Макрону, а также госпоже Меркель, что они присутствуют здесь, на этом совещании. Желаю, чтобы решения, которые были приняты здесь, в Стамбуле, пошли на пользу нашим сирийским братьям. В рамках этого процесса главным приоритетом наших встреч были остановка кровопролития, а также установление перемирия.

С другой стороны, мы также желаем, чтобы согласно требованиям сирийского народа, легальным требованиям сирийского народа, политическое урегулирование в вопросах в Сирии было достигнуто.

Хочу также подчеркнуть одну очень важную вещь: дело в том, что сирийский конфликт превратился в глобальную проблему именно по той причине, что международное сообщество не считало эту проблему своей проблемой. К сожалению, на протяжении долгого периода тяжесть сирийского конфликта легла на плечи соседних стран и граждан Сирии. Многие страны поняли значение кризиса только тогда, когда этот кризис, эти проблемы достигли границ этих стран. Но нужно сказать, что необходимо покончить с этим равнодушием. Если мы не берём на себя гуманитарную, политическую и дипломатическую инициативу, трагедия в Сирии ещё будет усугубляться. Именно поэтому мы сегодня проводили встречу в Стамбуле.

Сотрудничество, которое было проведено в астанинском формате, стало образцом для международного сообщества.

Сегодня с присоединением Франции и Германии нам удалось увидеть, что возможно усовершенствовать сотрудничество в астанинском формате. Чем больше стран будет присоединено к этому процессу, тем быстрее можно достичь решения этого вопроса.

Уважаемые представители СМИ!

Сегодня мы провели продуктивные и искренние встречи. Мы остались приверженцами территориальной целостности Сирии и политического единства Сирии, а также, с другой стороны, мы пришли к выводу, что военного решения конфликта нет. Прочное решение конфликта возможно только посредством решения сирийского народа, а также под руководством ООН, под мониторинговой работой ООН.

Относительно идлибского вопроса. Благодаря усилиям господина Путина нам удалось ускорить процесс совершенствования в результате подписания меморандума относительно Идлиба. Соблюдение меморандума приведёт к сохранению перемирия, а также к предотвращению нового гуманитарного кризиса. Мы опять-таки подтвердили, подчеркнули, что в Идлибе после того, как был подписан меморандум, можно достичь также политического урегулирования. В этих рамках мы призываем, чтобы до конца этого года была завершена работа по образованию конституционного комитета.

Уважаемые товарищи! Другой вопрос, который мы обсуждали на нашей встрече, – это террористическая угроза, представляемая сирийскими террористами. В этом плане наши четыре страны пришли к выводу, что международное сообщество должно увеличивать сотрудничество.

Турция имеет общую границу с Сирией протяжённостью 911 километров, и Турция страдает от террористических угроз. С другой стороны, в результате террористических нападений, которые были совершены со стороны ДАИШ и так называемого Отряда самообороны, многие наши военные погибли и было много раненых. В результате операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» нам удалось на месте уничтожить источник террористической организации. В общем количестве нам удалось уничтожить 7500 членов ДАИШ, а также так называемых отрядов самообороны. С другой стороны, нам удалось освободить от террористов территорию общей площадью 4 тысячи квадратных километров. Сегодня нашей стране удалось освободить такие города, как Африн, Джераблус, Айн-эль-Араб, и на этих территориях господствует спокойствие, безопасность и мир. Даже нужно отметить, что более 260 тысяч сирийцев уже вернулись в свои родные края. Считаем, что со временем это число увеличится. Турция не допустит, чтобы у её границ или же в любом участке любой территории Сирии были развиты террористические организации. Мы также не согласимся со свершившимися фактами так называемыми.

Также хочу отметить, что на востоке Евфрата мы продолжим свои операции, чтобы устранить угрозу нашей национальной безопасности.

Относительно сирийского конфликта мы также коснулись и гуманитарной точки. Мы считаем, что необходимо продолжить гуманитарную помощь сирийскому народу.

Сегодня также коснулись вопроса о возвращении сирийских беженцев на свою родину. Этот процесс – процесс возвращения беженцев – должен соответствовать международному праву, на добровольной основе и на безопасной основе, и этот процесс должен работать скоординированно с ООН.

Турция приютила у себя 3,5 миллиона сирийских беженцев. Несомненно, наша страна является в этом плане передовой страной. Наша страна потратила на нужды сирийских беженцев 33 миллиарда долларов. Это показывает, насколько мы жертвуем в этом плане. В этом плане Евросоюз должен выполнить свои обещания относительно финансовой помощи. С другой стороны, если подумать о суровых зимних условиях, призываю страны увеличить в этом плане финансовую помощь.

Уважаемые друзья! Когда мы видим погибших детей на берегу морей, это нам показывает очевидную драму, трагедию, которая продолжается в Сирии последние семь с половиной лет. В этом плане хочу отметить, что все должны сотрудничать и бороться с этой проблемой. Считаю, что к окончанию нашего саммита нам удалось передать международному сообществу необходимый месседж. Верю, что наша работа приведёт к улучшению деятельности. С другой стороны, призываю также увеличить усилия всех стран. Турция в этом плане продолжит свою работу как на астанинской платформе, так и на других платформах.

Также хочу отметить, что Иран как участник астанинского процесса тоже будет уведомлен о наших результатах этих встреч. Хочу отметить, что это необходимо сделать, чтобы положительное развитие событий продолжалось, это необходимо для солидарности с сирийским народом. Это необходимо, потому что это наш долг перед сирийским народом.

Завершая свою речь, хочу также выразить благодарность моим дорогим гостям, которые присутствуют здесь. Считаю, что наши встречи приведут к тому, что процесс урегулирования сирийского конфликта ускорится.

Большое спасибо.

В.Путин: Большое спасибо.

Уважаемые коллеги! Уважаемые дамы и господа!

Переговоры в четырёхстороннем формате прошли в деловой атмосфере. Хотел бы поддержать мнение наших коллег и поблагодарить руководство Турции за организацию этой совместной работы.

Мы обсудили ситуацию в Сирии и провели серьёзную работу по согласованию подходов по принципиальным вопросам сирийского урегулирования.

Принятое совместное заявление отражает настрой России, Турции, Федеративной Республики Германия и Франции на дальнейшее расширение взаимодействия в интересах нормализации обстановки в Сирийской Арабской Республике, запуска эффективного межсирийского диалога и проведения необходимых государственных реформ и преобразований.

Благоприятные условия для этого созданы в результате работы в астанинском формате при активной работе России, Турции и Ирана.

От террористов освобождена большая часть территории Сирии, страна постепенно переходит к мирному строительству.

Все участники встречи согласны в главном: добиться долгосрочной стабильности в Сирии можно исключительно политико-дипломатическими средствами, в полном соответствии с резолюцией 2254 Совета Безопасности ООН и при строгом соблюдении принципов единства, суверенитета и территориальной целостности Арабской республики. При этом сами сирийцы должны определять будущее своей страны.

Именно в таком контексте обсудили перспективы объединения усилий в рамках астанинского формата и так называемой малой группы. Это, на наш взгляд, способствовало бы началу реального политического процесса в Сирии, привлекло бы к нему всё большее число заинтересованных и конструктивно настроенных представителей сирийского общества.

В первую очередь необходимо обеспечить запуск деятельности конституционного комитета в Женеве, который призван рассмотреть основополагающие вопросы будущего государственного устройства Сирии. При этом должны учитываться решения, принятые на сочинском Конгрессе сирийского национального диалога.

Такой комитет, бесспорно, должен быть признан легитимным всеми сирийскими сторонами и пользоваться их уважением. Только в этом случае эта структура будет дееспособной и эффективной, сможет подготовить и осуществить назревшую конституционную реформу, которая будет укреплять сирийскую государственность и объединит сирийское общество. А значит, работа по формированию комитета предстоит серьёзная, кропотливая, и делать её нужно качественно. Россия как гарант астанинского процесса будет в ней активно участвовать.

Несмотря на то, что уровень насилия в Сирии существенно снижен, немаловажной задачей остаётся ликвидация всех скопившихся там радикальных элементов. Нельзя допустить, чтобы получившие боевой опыт бандиты продолжали преступную деятельность, создавали в наших странах «спящие ячейки», вербовали сторонников, проповедовали экстремистскую идеологию и террор.

В этой связи вместе с господином Эрдоганом подробно проинформировали наших европейских коллег о достигнутом прогрессе выполнения российско-турецких договорённостей по Идлибу. Исходим из того, что создание демилитаризованной зоны, равно как и самой зоны деэскалации в Идлибе, является временной мерой. Рассчитываем, что турецкая сторона в ближайшее время обеспечит завершение отвода оппозиции из демилитаризованной зоны, тяжёлого вооружения и военных формирований. Мы видим, что наши турецкие партнёры делают для этого всё возможное.

В случае если радикальные элементы будут препятствовать решению этой задачи, будут совершать вооружённые провокации из идлибской зоны, Россия оставляет за собой право оказать действенную поддержку решительным действиям сирийского правительства по ликвидации этого очага террористической угрозы.

Большое внимание сегодня было уделено вопросам оказания гуманитарной помощи населению Сирии, содействию возвращению в страну беженцев. Россия многое делает в этом направлении, но, чтобы радикально улучшить ситуацию в стране, снять острые социальные проблемы, восстановить экономику, нужны коллективные усилия всего мирового сообщества. Кстати, позитивный опыт таких совместных действий имеется: напомню, в июле успешно проведена российско-французская операция по доставке гуманитарной помощи в Восточную Гуту.

Мы сегодня много об этом говорили, пришли к выводу, что нужно расширить само понятие «гуманитарная помощь» и иметь в виду при этом поставку медицинского оборудования, лекарств, восстановление инфраструктуры, водоснабжение.

Предложили партнёрам поддержать российскую инициативу созыва международной конференции по сирийским беженцам. Мы понимаем всё, что с этим связано, понимаем проблемы, но если мы не будем работать совместно, то и результата не добьёмся.

В Сирийской Арабской Республике созданы условия для размещения до 1,5 миллиона человек, и правительством Сирии даны твёрдые гарантии безопасности и недискриминационного отношения ко всем тем, кто желает вернуться к родным очагам.

Уважаемые коллеги! В рамках сегодняшнего саммита у нас состоялись отдельные весьма полезные встречи с Президентом Турецкой Республики и с канцлером Федеративной Республики Германия, предстоит ещё разговор с Президентом Франции.

В заключение хотел бы выразить признательность партнёрам за содержательные и продуктивные переговоры.

И в завершение хотел бы поблагодарить господина де Мистуру за проделанную работу на этом направлении. Это была сложная, кропотливая и высокопрофессиональная работа, требующая значительных усилий со стороны участников этого процесса и лично господина де Мистуры. Большое Вам спасибо.

Позвольте также поздравить турецкий народ с приближающимся национальным праздником – с Днём Турецкой Республики. Послезавтра – 95 лет образования Турецкой Республики. Я искренне поздравляю Президента и весь турецкий народ с этим праздником, желаю счастья и благополучия.

Спасибо вам большое за внимание.

Э.Макрон (как переведено): Спасибо. Господин Президент Эрдоган, господин Президент Путин, госпожа канцлер Меркель! Господин специальный представитель ООН! Дамы и господа!

Прежде всего хочу поблагодарить господина Президента Эрдогана за сегодняшний приём в Стамбуле, который позволил продвинуться в решении важных вопросов, о которых вы знаете, а также поблагодарить Президента Путина.

Позвольте начать мою речь со слов солидарности с американским народом, с теми, кто погиб в Питтсбурге в результате произошедшей только что там стрельбы в синагоге. Я хочу выразить соболезнования и поддержку американскому народу.

Наш сегодняшний саммит коснулся сирийского конфликта. Несомненно, ещё раз было подчёркнуто, что имеется несколько форматов: это малая группа, это астанинский процесс. Нужно объединить эти усилия. Несколько месяцев назад мы уже говорили о том, что нужно эти усилия приблизить. Эти интересы совпадают. Я уже об этом говорил в рамках того, что нужно поддерживать работу ООН, и в Петербурге об этом в мае я говорил. Может быть, этот саммит является другим подобным шагом. Несомненно, члены астанинского формата (Соединённые Штаты, другие члены «малой группы», а также арабские страны) действуют скоординированно. Нашим приоритетом сегодня является борьба с терроризмом. Эта борьба продолжается.

Никогда в Сирии военное решение не является приоритетом, но, с другой стороны, есть борьба с террористическими группами. В наших странах эти террористические группы совершили ужасные нападения. И, продолжая борьбу с террористическими группами, необходимо отметить, что сегодня, если мы будем проводить военное решение этого конфликта, также [необходимо оказывать] гуманитарную помощь. Этот вопрос приближает нас к идлибскому решению. Несомненно, военное нападение или военная операция со стороны Сирии будет неприемлемой относительно решения идлибского вопроса, потому что здесь решается вопрос стабильности Турции, Евросоюза. Это приведёт к новой волне беженцев и к тому, что эти террористы разбегутся в другие страны.

Несколько недель назад был подписан меморандум между Россией и Турцией. Сегодня в ходе этой встречи и в итоговом заявлении также будет говориться, что идлибский меморандум будет соблюдён, что приведёт к прочному перемирию между сторонами. Это будет устойчивым меморандумом. Президент Турции проинформировал нас также относительно гуманитарной помощи. Также мы надеемся, что будет оказано давление на сирийский режим.

Пользуясь случаем, хочу отметить, что как в этом регионе, так и в других регионах мира применение химического оружия неприемлемо.

Относительно сирийского вопроса, оба президента коснулись этого вопроса, этого политического процесса, никогда не нужно забывать, что в Сирии продолжаются две войны. Вместе мы можем сказать, что это борьба с террористами, все продолжают борьбу против террористических групп в Сирии, и это сирийский режим, который против своей оппозиции продолжает военные решения. В результате этих войн Сирию покинули миллионы беженцев, и необходимо решить этот вопрос.

Политическое урегулирование этого вопроса имеет большое значение, чтобы эти беженцы сумели вернуться в свои родные края. Это масштабное решение вопроса. А с другой стороны, конструктивный подход со стороны режима имеет большое значение. Мы знаем, что сегодня сирийский режим считает, что эта военная интервенция может привести к решению вопроса. Нет, в ходе сочинского саммита, точнее спустя десять месяцев, конституционный комитет ещё не провёл своё совещание. Здесь мы сказали, что до конца года мы призываем утвердить список. Это, конечно, не зависит от нас, присутствующих здесь глав четырёх государств. Несомненно, наша воля в этом плане прочная, но для масштабного решения вопроса необходимо осуществить это решение, потому что народ Сирии должен принять решение относительно своего будущего. Это должны быть прозрачные выборы под международным мониторингом.

На данном этапе, к сожалению, нет какого-либо конкретного результата, конкретного шага. Поэтому относительно этого вопроса мы делаем всё возможное, чтобы привлечь международное сообщество. Имеет жизненное значение, чтобы до конца этого года конституционный комитет был учреждён и провёл своё первое совещание. В этом плане желания глав государств совпадают, потому что мы должны помочь народу Сирии, мы обязаны спасти беженцев, которые покинули свои родные края под натиском сирийского режима.

Другой вопрос, которого мы коснулись в итоговом заявлении, – это гуманитарная помощь. Господин Путин также затронул этот вопрос. Это была наша общая, совместная операция по оказанию гуманитарной помощи. Нам необходимо работать вместе с Россией и Турцией.

С другой стороны, с канцлером Германии мы также подняли этот вопрос, чтобы гражданское общество имело здесь свою роль. Все стороны заинтересованы, чтобы гуманитарные колонны достигли своей цели. В этом плане имеет также большое значение сотрудничество с гражданским обществом. Мы видим, что они подвергаются блокаде. Это неприемлемо. Гуманитарная колонна должна достичь совей цели. Мы должны вместе работать в этом вопросе.

Другой вопрос, которого мы коснулись в итоговом заявлении, – это возвращение беженцев в свои родные края. Относительно этого вопроса мы с удовлетворением воспринимаем усилия Турции, Иордании, Ливана. На протяжении долгих лет эти страны выполняют свои обязательства, это очень важно, потому что большое число беженцев нашли приют в этих странах. Они принимают беженцев в своих странах. Нужно откровенно говорить, для этих беженцев мы должны быть убедительными, что они должны вернуться в свои страны. Если не будет политического решения, эти беженцы не вернутся. Почему? Потому что они подвергались угнетению со стороны режима и покинули свои территории. В начале этого года мы уже замечаем, что появляется новая волна беженцев.

Также и относительно Идлиба, если мы не будем поступать так же, как и с идлибским вопросом, будет новая волна беженцев, и мы не сможем предотвратить этот процесс. Поэтому сегодня Высший совет по вопросам беженцев согласен с этими условиями, то есть на безопасной, на добровольной основе скоординированно с ООН должен начаться процесс возвращения беженцев. Но, с другой стороны, нужно подготовить необходимую почву для их возвращения, это должно соответствовать нормальным стандартам. Я считаю, что необходимо создавать инфраструктуру, имеется в виду электроснабжение и тому подобное. Это имеет большое значение. Считаю, что сегодняшний саммит имеет очень продуктивное значение.

Хочу выразить благодарность господину Президенту Эрдогану. Сегодняшняя встреча, сегодняшние наши консультационные встречи имели большое значение. Это также приводит к тому, что нас вовлекают в этот процесс и у нас тоже появляются свои обязанности и ответственности. Этот вопрос, эта проблема интересует весь регион, поэтому хочу отметить, что в рамках нашей сегодняшней встречи мы провели продуктивный разговор. И это навязывает нам новые обязанности на последующий период.

Большое спасибо.

А.Меркель (как переведено): Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Хочу выразить благодарность за приглашение для участия в стамбульском саммите. Считаю, что это была действительно продуктивная встреча. Даже если у нас были разные подходы, итоговое заявление, совместное заявление показывает, что у нас общие интересы. Два члена из «малой группы», два члена из астанинского формата представлены здесь, на этом саммите. В этом плане хочу отметить, что для итогового решения, для окончательного решения, конечно, этого недостаточно, но мы продвигаемся. Считаю, что это, с одной стороны, борьба с терроризмом, с другой стороны, угнетение своих же граждан со стороны сирийского режима. Здесь не только военная точка имеет большое значение, необходимо найти политическое решение вопроса, причём в рамках принципов ООН, потому что в Сирии мы стали свидетелями большой человеческой трагедии. Больше половины населения стали либо внутренними беженцами, либо они вынуждены были покинуть свои родные края и искать приют либо в Турции, либо в других европейских странах.

С другой стороны, необходимо также сказать, что это человеческая трагедия, причём очень большая человеческая трагедия. Нам необходимо предпринять всё, чтобы предотвратить последующие человеческие трагедии. В сентябре по идлибскому вопросу между Россией и Турцией был подписан меморандум о прекращении кровопролития, но нам также необходимо сделать всё возможное по разоружению Идлибского региона. В этом плане необходимо отметить большой успех.

Несомненно, неприемлемо применение химического оружия. В этом плане мы ещё раз хотим подчеркнуть свою решительность, потому что необходимо политическое решение этого вопроса. Хочу выразить большую благодарность господину де Мистуре. Вслед за соглашением об учреждении конституционного комитета де Мистура прилагал очень много усилий, но, к сожалению, этот комитет не провёл своё совещание. Образование этого комитета необходимо, все группы населения Сирии должны быть представлены, должна быть подготовлена новая конституция. Вслед за конституцией будут проведены выборы. Мы будем прилагать все усилия для учреждения конституционного комитета. Считаю, что до конца этого года встреча членов конституционного комитета имеет большое значение, и мы должны содействовать этому процессу. Военного решения этой проблемы нет, мы верим в это.

Другой вопрос, который мы также обсуждали, – возвращение беженцев, это имеет большое значение. Конечно, здесь [необходимо работать] вместе с ООН. Имеется Высший совет по вопросам беженцев, нужно тесно сотрудничать согласно этим принципам. Беженцы не должны подвергаться вновь каким-либо преследованиям, согласно человеческим, нормальным стандартам эти беженцы должны возвращаться. Только после политического урегулирования этого вопроса возможно возвращение беженцев, когда их родной край будет безопасным для этих граждан.

В непривычном формате мы сегодня провели свои встречи. Это было наше общее решение. В скором времени нужно решить этот вопрос, потому что это интересует все наши страны. Это необходимость. В этом плане политический процесс, особенно в этот период, имеет большое значение. Мы должны продолжить свои усилия в рамках мирного урегулирования процесса без каких-либо человеческих трагедий.

Вопрос (как переведено): Мой вопрос будет такой. Вслед за визитом господина де Мистуры в Дамаск господин Министр иностранных дел выступил с заявлением, причём с суровым заявлением. Какой манёвр здесь можно изложить, господин Путин? Что Вы можете сказать по этому поводу? Как Вы будете убеждать Башара Асада относительно учреждения конституционного комитета, причём до конца этого года? Каким образом Вы думаете убедить?

В.Путин: Если я вам сейчас назову все методы и средства убеждения правительства Сирии, то, наверное, это будет контрпродуктивно. Для того чтобы эта работа шла успешно, она должна идти спокойно, в уважительном режиме к законному правительству Сирийской Арабской Республики.

Кстати говоря, все употребляют выражение «сирийский режим», а, между прочим, в резолюции Совета Безопасности ООН сказано «правительство Сирийской Арабской Республики». Исходя из этих соображений, проявляя уважение к сирийским законным властям с одной стороны, но имея в виду необходимость наладить действенный диалог с оппозицией (а мы всё время призываем сирийские власти к этому конструктивному диалогу), опираясь в том числе и на декларацию сегодняшнего дня, которую мы с коллегами согласовали в ходе дискуссии, мы рассчитываем, что до конца текущего года при наличии соответствующих условий будет согласован полностью и начнёт свою работу конституционный комитет.

Я хочу напомнить, что именно в Сочи на Конгрессе сирийского народа было принято решение о созыве такого комитета и о его формировании. После этого нам удалось договориться и с оппозицией, и с Президентом Асадом, чтобы были сформированы две его части: от оппозиции и от правительства Сирии. Теперь нужно согласовать третью часть – с участием общественных организаций и представителей различных общественных структур. Непростая работа, потому что каждая из сторон будет стремиться к тому, чтобы насытить эту часть теми людьми, которым они доверяют.

Но если доверия к этой структуре не будет, то она не сможет работать результативно. Мы, безусловно, должны провести полноценные консультации и с правительством Сирии, и с нашим партнёрами в Иране, потому что без Ирана, который, как известно, является страной – гарантом мирного процесса и прекращения огня, создания демилитаризованных зон, без Ирана эта проблема тоже эффективно решаться не будет.

Вопрос (как переведено): Господин Эрдоган, обсуждалось ли в ходе сегодняшней встречи расследование убийства журналиста из Саудовской Аравии?

И вопрос госпоже Меркель. Обсуждали ли Вы с господином Макроном разногласия относительно продажи оборонной продукции в Саудовскую Аравию? Есть ли в этом плане какое-либо решение?

Информированы ли Вы о том, что в Стамбуле осуждён гражданин ФРГ? Говорили ли Вы об этом с господином Эрдоганом?

Р.Эрдоган: Что касается журналиста Джамаля Хашогги, в ходе нашей двусторонней встречи мы коснулись этого вопроса, необходимую информацию я передал.

Разведывательными органами проведена работа. Они также проинформировали необходимые органы. Мы подробно детализировали эту информацию в ходе наших двусторонних встреч.

Хочу чётко ещё раз выразить. На данный момент международная пресса находится здесь, поэтому я считаю, что должен выступить с таким заявлением.

Во-первых, есть 18 арестованных. Они, как известно, появились в нашей стране до убийства. Шесть – сначала, потом плюс девять, а потом ещё три прибыли в нашу страну, в общей сложности 18 человек. Кто их отправил в нашу страну? Несомненно, органы Саудовской Аравии должны ответить на этот вопрос. Как вы знаете, потом поступило заявление от уполномоченного лица Саудовской Аравии. Это лицо сказало, что с местными сотрудниками мы передали тело погибшего.

Было пособничество. Тогда кто же этот местный пособник? Это лицо или же лица, которые выступили с этим заявлением, должны сказать, кто же этот пособник или местные пособники. С другой стороны, они также заявили, что эти лица будут сурово наказаны.

Дело в том, что преступление было совершено в Стамбуле, поэтому, если они не будут этот судебный процесс продолжать, турецкая судебная система готова этот судебный процесс начать. Посредством Министерства юстиции Турции мы направили письменный запрос в Саудовскую Аравию и будем ждать ответа от Саудовской Аравии.

Генеральный прокурор Саудовской Аравии прибывает в нашу страну завтра и со стамбульским Главным прокурором вместе со своей делегацией проведёт встречи. Конечно, мы тоже придаём большое значение результатам этой встречи. И в рамках этого процесса наши органы безопасности, а также органы разведывательных служб, судебные инстанции ведут очень интенсивную, насыщенную работу, продолжают проводить тщательно, щепетильно.

Относительно арестованного гражданина Германии. Как вы знаете, суд уже вынес вердикт, и есть кассационное продолжение этого процесса. Поэтому необходимо всем уважать окончательное решение кассационного суда.

А.Меркель: Господин Президент Эрдоган только что сказал, что мы обсудили расследование убийства журналиста Джамаля Хашогги.

Что касается судебного процесса в Турции над немецким гражданином, мы считаем, что необходимо оказать консульскую помощь, и мы рассчитываем на справедливый, честный подход к делу.

С Президентом Макроном в ходе двусторонней встречи мы также говорили об убийстве саудовского журналиста.

Кроме того, коалиционное правительство Германии, с учётом войны в Йемене, приняло решение о прекращении поставок вооружений в Саудовскую Аравию. В связи с тем, что расследование ещё не завершено, могу сказать, что сейчас поставок оружия в Саудовскую Аравию нет. Но мы также договорились, что по завершении расследования, когда будет выяснено, кто является преступником, по этому вопросу может быть принято коллективное решение на уровне Евросоюза.

Р.Эрдоган: Я также хочу подтвердить, это ужасное преступление было предметом нашей двусторонней встречи. Мы осуждаем это убийство, есть обмен информацией по линии разведывательных спецслужб. С другой стороны, Турция уже проделала очень большую работу в этом плане. Есть некоторая информация, но расследование должно быть проведено до конца, чтобы выявить преступников. Относительно этих вопросов необходимо принимать санкции. И эти санкции должны соответствовать этому расследованию, и санкции должны быть пропорциональными после выявления преступников. Мы с Евросоюзом всё время скоординировано действуем в подобных вопросах.

Вопрос: У меня вопрос, наверное, ко всем лидерам: к госпоже Меркель и к господам президентам. В каком ключе вы обсуждали будущее политическое устройство Сирии? Затрагивалось ли каким-то образом участие или неучастие в этом будущем политическом устройстве господина Асада?

Если можно ещё, Владимир Владимирович, Вас попросить уточнить. Вы говорили про Идлиб. Довольны ли Вы тем, как выполняется меморандум в Идлибе, подписанный Вами и Вашим коллегой Эрдоганом, и насколько всё-таки существует вероятность опасности, при которой необходим будет тот самый силовой вариант решения проблемы, если с террористами не удастся справиться другими методами?

И, если можно, последний вопрос к господину Эрдогану. Вы в начале своего выступления говорили, что приветствовали бы расширение этого формата. За счёт каких стран возможно это расширение? За счёт США, которые де-факто являются важным игроком в этом регионе, или каких-либо ещё стран? Насколько постоянно вы будете в нём встречаться? Спасибо.

В.Путин: Если позволите, я начну.

Наша принципиальная позиция заключается в том, что судьбу своей собственной страны, в том числе и определение персоналий на политической сцене, должен определять сам сирийский народ.

Для этого должны быть созданы определённые условия, одним из которых является запуск политического процесса по формированию Конституционного комитета и начало его работы. Вот именно этим мы сегодня занимались. Никаких персоналий мы, естественно, не обсуждали, Это контрпродуктивно, если мы хотим добиться положительного результата в конце нашего пути.

А по Идлибу я всё сказал. Я сказал, что Россия оставляет за собой право поддержать сирийское правительство, если из Идлибской зоны террористы будут осуществлять провокации. Совсем недавно – я проинформировал об этом коллег – был осуществлён артиллерийский обстрел из этой Идлибской зоны в направлении Алеппо. За последние полтора-два месяца наши силы ПВО сбили возле нашей базы в Хмеймиме 50 летательных аппаратов. Но всё, что мы делаем с нашими турецкими партнёрами, друзьями по этому направлению, соответствует целям, которые мы перед собой поставили.

Мы хотим обеспечить демилитаризацию Идлибской зоны на 15–20 километров, с тем чтобы она была свободна от тяжёлого вооружения и от различных радикальных группировок. Эта работа идёт, турецкие партнёры свои обязательства выполняют, хотя не всё ещё сделано в полном объёме. Но мы видим, что это сложная работа, и мы намерены дальше сотрудничать с Турцией по этому направлению.

Р.Т.Эрдоган: В первую очередь относительно будущего Асада, что будет с ним. Воля, которая будет определять будущее Асада, – это воля народа Сирии. Весь народ, который представлен сейчас вне сирийской территории или же в Сирии, они вместе определят это будущее.

Асад – это тот человек, в результате действий которого погибли, были убиты миллионы жителей. Поэтому в этом плане мы считаем, что в этом плане он не действительное лицо.

Но мы все являемся свидетелями этой трагедии, которая до сих пор продолжается. И наша надежда заключается в том, чтобы этот процесс уже был завершён.

Как вы знаете, в Идлибе проживают 3,5 миллиона жителей. Откуда они появились, из каких регионов? Они из Алеппо туда приехали в результате применённых бомб. А в последний период и в Идлибе им уже угрожала смерть. И куда они должны были бежать? Они должны были бежать в Турцию, нет у них другого больше места. А мы и так приютили 3,5 миллиона беженцев и ещё новую волну количеством 3,5 миллиона – сколько ещё их мы должны были приютить?

Спасибо господину Путину, мы предприняли шаги, и в результате этого был подписан меморандум, и в этом меморандуме 10 пунктов, и этот меморандум придал импульс новому началу. И мы считаем, надеемся, что это перемирие мы уже обеспечили. Так или иначе, прочное, устойчивое сохранение этого перемирия, несомненно, успокоило жителей этого региона.

Но, с другой стороны, разрушены здания, мы же все это видели. Люди, которые остались под этими зданиями, – вы представляете себе? И когда мы видим, мы, политики, главы государств, главы правительств, когда мы всё это видим – как мы заплатим, какая цена за это?

На севере Сирии, и с севера Сирии есть поток беженцев, и мы предприняли шаги в этом плане. Все знают, какую поддержку мы оказали этим беженцам. Несомненно, необходимо оказать гуманитарную помощь. Да, в ходе наших этих встреч мы сегодня также обсудили аспекты гуманитарной помощи. Это касается здравоохранения, это касается образования и других деталей. Нам удалось всё это обсудить, мы предприняли шаги. Надеюсь и верю, что в этом плане также нам удастся преодолеть расстояние.

Можно ли расширить этот формат, Вы спросили. Это зависит от нашего общего решения. Несомненно, можно расширить, но если мы совместно решим это. Как и в ходе астанинского процесса, здесь также можно предпринять такой шаг.

А.Меркель: В нашем итоговом заявлении мы открыто сказали об этом: будущая политическая система Сирии будет зависеть от свободных выборов, которые будут проводиться под международным мониторингом. Несомненно, беженцы также должны участвовать в этом процессе. Народ Сирии сам определит своё будущее.

В результате действий сирийского режима было убито много людей. Несомненно, в этом плане мы делаем акцент на политическое решение. Но, с другой стороны, международный процесс тоже должен интересоваться этим вопросом. После сочинского соглашения в сентябре мне приятно услышать, что нам удалось сделать, чтобы этот процесс также продолжился. Мы поддерживаем этот процесс, потому что миллионы людей не подвергаются уже новой волне опасности. Считаем, что это будет устойчиво.

Несомненно, это нелегко. Но последние недели нам показывают, что можно успешно продвигать этот процесс.

Э.Макрон: Я также в начале своего выступления свой подход уже обозначил.

Присоединяюсь к словам Президента Эрдогана относительно политического строя Сирии. Это не наше решение, сам народ Сирии определит своё будущее. Но для этого нужно создать условия, и мы можем содействовать этому процессу. Асад останется во власти или же не останется – это не наше решение, конечно.

В Сочи было принято решение. И в этом плане решение об учреждении конституционного комитета также является частью этого процесса. Несомненно, мы уважаем суверенное правительство, необходимо уважать суверенное правительство. Но, с другой стороны, над этим есть ещё одна вещь – давление международного сообщества. У международного сообщества есть своё слово. И относительно решений, которые были приняты в Сочи, у международного сообщества тоже есть право сказать что-то. Мы будем уважать суверенное право сирийского народа, это во-первых.

С другой стороны, нам необходимо сказать, что сирийский режим представляет не весь народ Сирии, потому что миллионы граждан Сирии покинули свою страну. Они нашли приют во Франции, Германии, Иордании. Поэтому в рамках конституционного процесса нам нужно создать условия, чтобы все сирийцы участвовали в этом процессе. И когда мы будем осуществлять этот процесс, у нас есть одно требование: народ должен свободно выразить своё мнение. Мы должны это обеспечить.

Вопрос (как переведено): Относительно беспилотников: осуществляется ли совместное российское и турецкое патрулирование?

Уже десять месяцев продолжается процесс об учреждении конституционного комитета. Был какой-то список претендентов на пост главы этого комитета?

Сегодня де Мистура в своём выступлении сообщил, что в ноябре он покинет свой пост. Когда, вы считаете, ваша «четвёрка» опять встретится, проведёт свою следующую встречу? Большое спасибо.

В.Путин: Что касается встречи, то в этом формате мы пока об этом не договаривались. Всё возможно.

Я считаю, что расширение возможностей, расширение количества участников, принимающих участие в процессе урегулирования, идёт на пользу. По сути, изначально это было предложение Президента Франции, объединить усилия «малой группы», я сказал уже об этом, и астанинского процесса. Турецкий Президент, господин Эрдоган, это активно поддержал, выступил инициатором нашей сегодняшней встречи. Я считаю, что она пошла на пользу.

Теперь по поводу того, как это всё будет происходить. Вы сказали, что девять месяцев после решения в Сочи мы не добились конкретного результата. Я хочу напомнить, что до начала астанинского процесса стороны вообще не собирались в течение года. Этот процесс просто забуксовал. Это очень сложный процесс, вообще ничего не происходило.

Потом мы инициировали астанинский процесс вместе с Президентом Турции и Президентом Ирана, и колесо завертелось, закрутилось, пошли предложения.

Это была очень непростая история, провести Конгресс сирийского народа в Сочи, шла большая подготовительная работа. Да, достигнутые договорённости осуществляются не так уж и быстро, как бы нам хотелось, но всё-таки движение вперёд есть. Мы всё-таки убедили правительство Сирии представить свою часть списка для формирования конституционного комитета. Затем поработали наши коллеги, прежде всего, конечно, Президент Турции. Появилась составная часть от оппозиции. Теперь нужно сформировать третью часть.

Да, это непростой процесс, да, там должны быть люди, которые пользуются доверием у всех сторон, вовлечённых в конфликт. Но нужно набраться терпения, с уважением относиться ко всем участникам этого процесса. Только на этом пути нас ждёт успех.

Р.Т.Эрдоган: Я тоже хочу выразить благодарность, особенно в вопросе по Идлибу. Действительно, в этом меморандуме, в котором указаны 10 пунктов, вы найдёте много ответов.

В первую очередь относительно 12 наблюдательных пунктов. С Российской Федерацией мы в солидарности продолжаем свою работу. Кроме этих 12 наблюдательных пунктов Российская Федерация, как известно, имеет ещё 10 наблюдательных пунктов. Это всё обеспечивает безопасность региона, это всё направлено на обеспечение безопасности.

Но в меморандуме по Идлибу привлекает внимание, можно сделать акцент в том, что касается радикальных групп. Российская Федерация контролирует территорию глубиной 15–20 километров. Весь этот вопрос заключается в том, чтобы вся тяжёлая техника была отодвинута из центра Идлиба, чтобы они не представляли угрозу жителям Идлиба и наряду с этим чтобы также в результате вооружённых нападений была совместная реакция Турции и Российской Федерации. Наши органы продолжают свою работу. Это касается оборонных, разведывательных органов, они своё сотрудничество продолжают.

Главная задача в этом плане – обеспечение стабильности и спокойствия района. Около 60 тысяч человек уже вернулись в Идлиб. Это нам демонстрирует, что процесс успешно продолжается и развивается. Хочу выразить благодарность господину Путину, а также всем, кто оказывает содействие этому процессу.

Большое спасибо. Будьте здоровы.

Турция. Германия. Франция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 27 октября 2018 > № 2774074 Владимир Путин, Реджеп Тайип Эрдоган, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон

Полная версия — платный доступ ?


Россия. США. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2018 > № 2765719 Филип Мерфи

Handelsblatt (Германия): «Пока Россия легко отделывалась» — бывший посол США считает возможными новые санкции

Филип Мёрфи, бывший посол США в Берлине, в интервью немецкой «Хандельсблатт» говорит об отношениях с Россией и о наивности Трампа. Комментируя беспокойство немецкого бизнеса по поводу новых санкций против России, готовящихся сейчас в Конгрессе, в том числе и против немецко-российского газопровода «Северный поток — 2», он заявляет, что до сих пор Россия легко отделывалась.

Мориц Кох (Moritz Koch), Handelsblatt, Германия

Филип Мёрфи (Philip Murphy), бывший посол в Берлине, а теперь губернатор штата Нью- Джерси, ищет инвесторов в Германии. Но президент Трамп как бы не оставляет его в покое ни на минуту. Везде демократа Мёрфи спрашивают о политике республиканца в Белом доме, создающей все больше экономических рисков для Федеративной республики.

«Хандельсблатт»: Господин Мерфи, санкционная политика правительства Трампа очень беспокоит немецких предпринимателей. Вы можете обещать представителям нашей экономики, что ситуация разрядится, если демократы выиграют выборы в конгресс через три недели?

Ф.Мёрфи: В целом, да, но пока нет еще полной ясности относительно каждого отдельного санкционного раздела. Наша политическая система находится сейчас в возбужденном состоянии, это нехорошо для отношений между Германией и США. Если демократы получат большинство хотя бы в одной палате конгресса, ситуация несколько успокоится.

— Потому что пространство действия Трампа уменьшится, и вновь заработают сдержки и противовесы?

— Верно. Вред, принесенный Трампом, он никогда не смог бы причинить в одиночку. Республиканцы в конгрессе активно ему помогали.

— Самое большое беспокойство немецкой экономики вызывают новые санкции против России, готовящиеся сейчас в конгрессе. Эти штрафные меры одобрены и демократами.

— Это так. В нашей партии многие считают, что Россия до сих пор легко отделывалась. Поэтому мы и принимаем меры. К ним относятся как дипломатические инициативы, так и, конечно, санкции.

— В том числе и против немецко-российского газопровода «Северный поток — 2»?

— Тут я могу сказать только следующее: будучи послом, я все время напоминал своим немецким партнерам по переговорам, что и в интересах безопасности необходимо диверсифицировать импорт энергоносителей. С другой стороны, я не могу упрекать федерального министра иностранных дел Хайко Мааса (Heiko Maas) за то, что тот в ООН невольно рассмеялся, когда Трамп предупредил Германии, что та попадет «в полную зависимость» от Москвы. Это было весьма наивным взглядом на проблему со стороны нашего президента.

— Будут ли демократы готовы более тщательно согласовывать санкции с партнерами США в Европе?

— Мы доказали, что являемся мультилатералистской партией, и что мы придаем большое значение международным дружественным связям. Долгое время в этой сфере царил межпартийный консенсус — как я считал по крайней мере. Но теперь, к сожалению, это не так.

— Вы агитируете сейчас предпринимателей в Германии вкладывать деньги в Нью-Джерси, это не так просто, учитывая, что из Вашингтона дует встречный ветер. Лишь 30% немцев имеют сегодня позитивное представление о США.

— Эти сведения не лгут, но показывают не всю картину. Я потрясен тем, с каким радушием меня встречают в Германии. Я уверен, что это время пройдет, и европейцы и американцы вновь установят нормальные отношения. Мы все преодолеем. К счастью, инвесторы думают долгосрочными категориями.

— Но некоторые посылают определенные сигналы: так, производящая строительное оборудование компания Würth не желает инвестировать в США, пока Трамп остается у власти.

— Я об этом слышал и в определенной степени могу понять это решение. Но подобные решения не очень распространены. Соединенные Штаты как самый большой рынок мира всегда интересны. Я веду переговоры с таким концернами как Bayer und BASF о том, как им увеличить свои и без того значительные инвестиции в Нью-Джерси.

— Хайко Маас, реагируя на бесцеремонную политику Трампа, хочет усилить стратегическую автономию Европы.

— Маас очень по-деловому изложил свои мысли. Я понимаю его точку зрения, но не разделю её. Я глубоко убежден в том, что лучшее решение для Европы и США — это держаться вместе. Согласен, сейчас это не просто. Но нужно набрать терпения.

— Новый посол США Ричард Гренелл (Richard Grenell) поставил перед собой задачу подорвать политику федерального правительства в отно-шении таких важных стран как Иран и Россия. Как Вы к этому относитесь?

— Выражусь дипломатически: как дипломат я научился тому, что различия успешнее всего устраняются, когда отношения поддерживают, а не усложняют. И что разные точки зрения лучше всего обсуждать за закрытыми дверями.

— Накануне выборов в конгресс рейтинг одобрения Трампа вырос. Демократам опять грозит поражение?

— Это будет жестокая борьба. Бесспорно, конфликт вокруг судьи Верховного суда Бретта Кавано (Brett Kavanaugh) усилил позиции президента в некоторых частях стран. Прежде всего, консервативно настроенные белые мужчины сейчас мотивированы сильнее. Но мы должны приложить все усилия, чтобы побудить наших избирателей прийти на избирательные участки, и прежде всего женщин, которые совершенно справедливо возмущены президентом и его партией.

— Чем Вы объясняете, что Трамп продолжает пользоваться популярностью у многих избирателей?

— К сожалению, Дональд Трамп великолепно умеет использовать в своих интересах неуверенность многих американцев в будущем, в первую очередь их ощущение экономического спада. Наша задача не осуждать этих избирателей, а показать им лучший путь преодоления проблем. Хорошая новость, что рейтинг одобрения Трампа составляет 40%, а, как правило, нужно иметь 50%, чтобы выиграть выборы.

Мишель Обама выдвинула в 2016 году лозунг, согласно которому вульгарности Трампа людям следует противопоставить собственное приличное поведение. Теперь же Ваш товарищ по партии, бывший генеральный прокурор Эрик Холдер (Eric Holder) говорит: «Когда они будут валяться в грязи, мы дадим им пинок под зад». Теперь и демократы не могут позволить себе приличное поведение?

— Если республиканцы заходят слишком далеко, разрушают наши ценности, ведут себя не по-американски, мы должны на это как-то реагировать. Но этого недостаточно. Возьмите решение отнимать у иммигрантов детей. Это ужасно, это неправильно. Но мы должны понять, что для нас значит быть нацией иммигрантов, что нам нужно сделать лучше.

— Господин Мёрфи, большое спасибо за интервью.

Россия. США. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2018 > № 2765719 Филип Мерфи


Индия. Германия. Япония. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 19 октября 2018 > № 2765153 Юрий Сигов

Совбез подкрался незаметно...

Почему "четверка недовольных" продолжает

бороться за то, что по нынешней жизни ей совершенно незачем?

Юрий Сигов, Вашингтон

Недавно в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН завершила свою работу 73-я сессия Генеральной ассамблеи. Событие это в последние годы стало настолько рядовым и обыденным, что никто (кроме, разумеется, его непосредственных участников) на него особого внимания не обращает. Речи, произносимые президентами да премьерами, давно уже не производят никакого "звучного эффекта" на окружающий остров Манхеттен, где расположен ооновский небоскреб, мир. Да и сами "гастролирующие политики", прибывающие на берега реки Гудзон каждую осень, от всего этого большого мирового надувания щек, по крайней мере внешне, тоже как-то явно подустали.

Конечно же, для небольших и не очень заметных в мировых делах стран каждая подобная поездка на ооновскую Генассамблею - единственный за год, по сути дела, шанс напомнить миру и о своем личном существовании, и о названии своего независимого, но мало на что влияющего государства. А вот "большие и сильные" и так чуть ли не каждый день по всему свету то окриками, то военными марш-бросками друг другу напоминают и без встреч в Нью-Йорке и о себе, и о своих так называемых "национальных интересах".

И все же об одной вновь поднятой и так же, как и прежде, успешно спущенной на тормозах теме, которую обсуждали в Нью-Йорке, хотелось бы поговорить. Дело в том, что сама ее постановка в нынешние времена - да еще при том раскладе "мировых сил", который имеет место быть, на мой взгляд, просто пустая трата и времени, и сил, и немалых средств. Но "затихнуть и забыться" - значит обмануть надежды, прежде всего собственной внутренней аудитории. А на это правители так называемой "четверки недовольных" пойти никак не могут. Поэтому об их "неудовольствии" мир вновь узнал, вместе с ними в очередной раз поохал - и "снова замерло все до рассвета"...

Совет Безопасности - это такая организация, где кто сильный- тот и начальник. Как и сама ООН

Как известно, уже не первый день четыре крупных и вроде бы не самых незаметных в мировых делах стран мира каждый божий год напоминают международному сообществу о том, что вся система этих отношений - явно несправедливая. Устроена-налажена она была по результатам Второй мировой войны, которой вот уже как более 70 лет с момента окончания. А соответственно, и новые структуры, которые по идее это самое международное сообщество должно создавать, непременно должны включать в себя и новые, более чем современные реалии.

К таковым относится и состав так называемого Совета Безопасности ООН своего рода "клуба победителей", которые в 1945 году не только создали ООН и своим статусом намекнули всему остальному миру: решать в нем будем все только мы, остальных обещаем о содеянном оповещать. Но в наш "кружок умелых и влиятельных" просим не напрашиваться, потому как пропуска туда никому мы выдавать не намерены.

Но ведь то было в 1945 году! Просто в другой жизни, при других мировых правителях и еще более непохожих на прошлые реалиях. Теперь же четыре эти самые крупные и очень недовольные державы требуют, чтобы и число постоянных членов Совбеза ООН было увеличено (а таковых пока пять), и непостоянных числом десять явно для "построения более справедливого мира" на нашей планете вроде тоже не хватает.

Тут вот о чем хотелось бы сразу же сказать. Со всеми доводами "четырех недовольных" никто не только не спорит, но и не видит в этом смысла. В конце концов, сколько раз приходится по жизни сталкиваться с явным несоответствием реальной жизни и тех законов, согласно которым живет человечество. И что? Каждый раз по этому поводу стреляться-вешаться, или устраивать революцию? Да нет ни у кого таких планов. Но ведь как подумаешь, что и сколько всего предлагается менять- так сразу же "желание к переменам" как-то само по себе тут же устаканивается.

Ну кто не понимает, что Индия, Бразилия, Германия и Япония- важные и влиятельные нынче в мировых делах государства! Их что, таковыми кто-то не считает, или им никак неймется стать еще более "важными и влиятельными"? Хотя насчет экономики свои права можно "поднять статусом повыше" именно в экономических международных структурах. А вот насчет чисто политического и особенно влиятельного в военном плане Совбеза ООН двум странам лучше все-таки было бы не особенно высовываться. И потому, какую они роль во Второй мировой войне сыграли, и потому, что до сих пор остаются, по сути дела, оккупированными вооруженными силами США, а уж никак не самостоятельными мировыми военно-политическими величинами.

Еще одна любопытная деталь. Все эти четыре страны требуют предоставить им места в числе постоянных членов Совбеза ООН. И каждая из этих стран еще поддерживает на подобное кресло кандидатуру "союзной тройки". Зато в ООН сформировалась на этом фоне и иная, не менее влиятельная группа, которая получила в Нью- Йорке даже ироническое название "кофейный клуб". В него входят, к примеру, Пакистан и Италия, которые сами хотели бы войти постоянными членами в Совбез. Но считают, что пускать туда, к примеру, Индию или Германию - полный абсурд.

Эта группа государств, которая именует себя официально "Объединение в пользу единогласия", осуждает попытки "четырех недовольных" представить себя мировому сообществу какими-то "сверхважными и продвинутыми" государствами в ущерб интересам не менее "важных" и "продвинутых", но пока "помалкивающих в тряпочку" других государств. А лидерам стран "G-4", которые столь активно рвутся в постоянные члены Совбеза ООН, рекомендовано "остыть" и заняться в мировом масштабе чем-то более полезным и достойным внимания.

Но нет же: собравшиеся в кулуарах Генассамблеи ООН министры иностранных дел "четверки недовольных" по-прежнему "добивались активизации процесса обсуждения темы увеличения числа как постоянных, так и непостоянных членов" Совета Безопасности ООН. Что, по их мнению, сделает эту организацию еще более эффективной и справедливой. А их непосредственное участие в решении мировых проблем якобы будет "важным сигналом всему мировому сообществу", которое еще больше станет уважать решения, принимаемые высшим органом ООН.

Хотя, спрашивается, а с какой стати Бразилия в этом списке будет "важнее", чем та же Аргентина или Мексика? Или почему это Япония в Совбез прямо рвется, а Индонезия, в которой в два раза больше населения, сидит себе в сторонке и не высовывается? Или Индия - чем она так уж "важнее и влиятельнее", чем ее непримиримый "стратегический сосед" Пакистан? А про Африку чего это забыли? Давайте и пару ее государств в постоянные члены Совбеза запишем!

Над всей этой "возней по степени важности" тихонько посмеиваются такие страны, как Швейцария, скандинавы, Австрия или княжество Монако. Это чем такая уж важная Индия с Японией, если все миллионеры, скрывающиеся от налогов, пристраиваются под паспорт Монако? А в Швейцарии что важные, что не совсем, что "богатые и здоровые" как держали свои "непосильным трудом нажитые" денежки, так и держат. И ни в Бразилию, ни в Германию переводить их ну никак, понимаешь, не стремятся!

Совет Безопасности? А чьей конкретно?

И здесь, как мне видится, стоило бы внимательно оценить два ключевых момента всей этой подковерной борьбы нанайских мальчиков, которая ведется уже не первый год что за места постоянных, что непостоянных членов Совета Безопасности ООН. Благо, что членство в самой этой структуре имеется у любого официально признанного независимого государства - если это, конечно, не Тайвань и не Южная Осетия с Нагорно-Карабахской республикой.

Первое - а что дает государствам это самое членство именно в практическом плане, чтобы ради этого устраивать весь этот сыр-бор не пойми с каким конечным результатом и не пойми для удовлетворения чьих личных амбиций? И второе - этим самым "недовольным" собственным якобы "второстепенным" местом в мире - им что, больше заняться по жизни нечем, как меряться размерами своих дипломатических нот, требований, петиций и прочей бюрократической атрибутики?

Так вот, проанализировав деятельность Совета Безопасности на протяжении всех десятилетий его существования, можно сделать один, но предельно циничный и прагматический вывод. А именно - ровным счетом ни на что Совет Безопасности как не влиял при принятии важнейших мировых решений, так и не влияет до сих пор. Захочет сегодня любая из "первой пятерки" постоянных членов Совбеза страна что-то в мире "замутить" - и сделает так, как посчитает нужным. Никакой Совбез им не указ. И даже кто-то там из Нью -Йорка по поводу чего-то запротестует - да ради бога!

Да, эти самые "пятеро важных", когда дело касается сугубо их личных национальных интересов (так, как они их, естественно, понимают, а не какое-то отвлеченное от реалий жизни мировое сообщество), стремятся чисто для "проформы" протащить интересующее их решение через голосование Совбеза ООН. Но практически всегда подобное - именно хорошо разыгранный "политический спектакль", финишная часть которого имеет абсолютно предсказуемые последствия и кризисное разрешение.

Посчитайте на досуге, сколько войн, братоубийственных конфликтов и натуральных агрессий со стороны одного государства против другого совершалось за все годы существования ООН. И что? Никогда и ни во что, за исключением одного случая, ООН именно существенное не вмешивалась. А решения Совета Безопасности носили всегда и при всех генсеках на деле лишь рекомендательный характер. И те, у кого была сила, плевать на все эти рекомендации хотели. А всегда поступали исключительно по-своему, и так, как им подсказывали именно национальные, а не иные интересы.

Тот самый единственный случай, когда под "крышу войск ООН" Совету Безопасности удалось собрать интернациональную силу, произошел на Корейском полуострове. Но тогда подобному использованию международной организации для ведения войны в интересах исключительно одной страны - США - содействовал фактически именно СССР. Который не стал использовать своего права вето, а просто самоустранился от подобного решения Совбеза ООН. За что потом вынужден был расплачиваться посылкой своих "добровольцев" в корейское небо, чтобы сражаться с американскими истребителями и бомбардировщиками.

Да, мир нынешний ох как несправедлив. Но кто в этом повинен? Не те ли самые политики, которые все время пытаются его "под себя" реформировать?

В этой связи хотелось бы обратить внимание на тот факт, что все больше государств мира выражают свое частичное или полное несогласие с тем миропорядком, который был установлен по окончании Второй мировой войны. И соответственно, регулярно требуют (хотя скорее просят, потому как сил навязать свое желание ведущим державам мира у них не хватает) этот самый миропорядок поменять. С учетом интересов тех, кто за прошедшие десятилетия "поднялся с колен" и быть на "международно-дипломатических задворках" больше не согласен.

Чаще всего, конечно, обвинять принято ООН и состав ее Совета Безопасности. Но точно так же десятки стран (а государства БРИКС - так в первую очередь) недовольны тем, что "не ими" в свое время были созданы Всемирный банк и МВФ, а также с десяток других "международных банков", которые на деле таковыми не являются. А рулят там именно те, кто их придумал, а, естественно, не те, кто самим данным фактом регулярно выражают свое неудовольствие.

Что также примечательно: сравнительно недавно Китай при поддержке России стал создавать свои, "без западных советников" организации, где они же сами и управляют "стратегическими партнерами". Это и ШОС, и БРИКС, и многое другое (только под проект "Один пояс-один путь" Китай создал с десяток различных финансовых учреждений). Но заметьте: ни США, ни их ведущие западные союзники по данному поводу вселенского скандала не поднимают. Не приглашают нас туда- да и пусть сами "между собой" решают, кто из них там главнее. Нам-то какое до этого дело?

В том же, что касается такой структуры, как Совет Безопасности ООН, то большая часть шума по поводу членства в ней сосредоточена вокруг якобы престижности этого ооновского органа. К примеру, практически все постсоветские республики уже болезнью под названием "участие в работе Совета Безопасности в качестве непостоянного члена", по-моему, переболели (сейчас, кстати, там заседает Казахстан).

На моей памяти только Азербайджан пытался использовать двухлетний срок членства в Совбезе ООН для разрешения проблемы Нагорного Карабаха. А когда убедился, что Совету Безопасности до большой лампочки эта проблема, да плюс у него нет никаких законных полномочий кому-то там что-то приказывать, официальный Баку о своем совбезовском членстве потихоньку позабыл. Да, за время пребывания в этом руководящем органе ООН можно и речью яркой стране от своего там представителя "засветиться", и где-то проголосовать не так, как того захотят "большие и сильные". Но что, по сути дела, это изменит именно для этих республик, а не самой ООН? Да ровным счетом ничего.

Я уже не говорю о том, сколько это постсоветским кандидатам "стоило", чтобы за тебя проголосовали другие страны, которым подобное удовольствие заседать два года в непостоянных членах Совбеза ни к чему. Зато это уже узаконенная практика, которая существует в ООН с момента ее создания. Хочешь на какое-то место претендовать в "мировом масштабе"- а что ты нам за поддержку голосованием можешь предложить? Так что надо либо чем-то финансовом "делиться", либо оказывать поддержку где-то в другом месте или при раздаче других должностей, которые твоей стране не особо важны, а вот другой- нужны позарез.

Насчет же численности членов Совета Безопасности - тоже проблема не стоит даже одной странички бумажки, на которой свои петиции пишут не пойми кому те самые "четверо недовольных". Ну, какая разница, будет там 5, 10 или 15 стран заседать? И кому право вето давать, кого им обделить, а против кого и санкции можно ввести, если он там не за то, что остальным надо, проголосует? Ведь в любом случае правят сейчас пятеро, и подпускать кого-то к себе туда "на дипломатическую подмогу" - они что, самоубийцы?

Ведь, по сути дела, у той же России членство в Совете Безопасности с правом вето (хотя на него те же американцы десятки раз плевать хотели - и ничего, и Ливию, и много чего еще убрали с дороги и без всяких там рассусоливаний с ооновскими резолюциями) - это единственный ее бонус по окончании той самой Второй мировой войны. Или Франция - она вообще "под шумок" парадов Победы подписалась в непонятно кого "победителя Второй мировой войны" (хотя таковым никогда и нигде не являлась). Так что ей теперь предлагать отдать право вето в Совбезе ООН только потому, что это, по мнению некоторых стран, "несправедливо"?

Индия. Германия. Япония. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 19 октября 2018 > № 2765153 Юрий Сигов


Германия. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762107

Правительство ФРГ до конца текущего предоставит 100 миллионов евро на восстановление Сирии и Ирака. Эти средства будут направлены на стабилизацию областей, отвоеванных у террористической группировки "Исламское государство" (ИГ), сообщили в среду, 17 октября, министерства иностранных дел и экономического сотрудничества и развития ФРГ в Берлине.

90 миллионов евро из этой суммы получит Ирак, 10 миллионов - сирийские провинции Ракка и Дейр-эз-Зор, не находящиеся под контролем правительства в Дамаске.

С помощью этих денег планируется восстановить базовую инфраструктуру в пострадавших регионах, в частности, системы водоснабжения и канализации, а также дороги и мосты, указывается в заявлении. Наличие основных коммуникаций является предпосылкой для восстановления городов в долгосрочной перспективе, отметили немецкие ведомства.

Ольга Демидова

Германия. Сирия. Ирак > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 17 октября 2018 > № 2762107


Россия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 15 октября 2018 > № 2790759 Ирина Прохорова

DW: В исторической серии "Что такое Россия" вашего издательства "Новое литературное обозрение" вышла книга о Ливонской войне. Серия эта - популярная, рассчитанная на широкий круг. Почему вы думаете, что современному читателю будет интересна война, которая шла почти 500 лет назад?

Ирина Прохорова: Потому что мы изучаем историю для того, чтобы понять нас, сегодняшних. И я эту серию популярной истории, книги для которой пишут лучшие историки, считаю важнейшим нашим проектом. Ведь в той ситуации, когда прошлое, в том числе и далекое опять становится в России полем битвы, когда опять начинается гламуризация милитаристской истории, очень важно показать ключевые моменты исторического развития под другим углом зрения. Автор "Ливонской войны" Александр Филюшкин, занимающийся ранним периодом новой истории, показывает, как складывалась российская государственность в конце XV - начале XVI веков. Он много пишет о так называемой Ливонской войне, в которую включается Иван Грозный. "Так называемой" - потому что это был конфликт с участием нескольких стран Балтии, не только России и Ливонии, но также Швеции, Польши, Великого княжества Литовского, Дании, Священной Римской империи и Пруссии.

Для современного читателя книга, на мой взгляд, интересна, прежде всего, двумя аспектами. Во-первых, там идет речь о том, как складывалась конфигурация государств, какие у них были амбиции, кто на что претендовал. И из этого видно, что серия масштабных конфликтов, которую мы называем Ливонской войной, затевалась правителями, как и вообще войны, вовсе не для достижения каких-то серьезных экономических целей. Для монархов всех эпох, особенно для начала нового времени, справедлива поговорка "Война - это спорт королей". Потому что могущество и влияние монархов определялось тем, сколько войн он вел. Чем воинственнее - тем статус этого монарха выше.

- Это актуально и сейчас?

- Скажем так: те лидеры, которые эту логику продолжают сегодня, живут в архаической системе координат. К сожалению, эта модель страшно привлекательна для многих людей, стоящих во главе государства. Это большой соблазн: придумать повод, чтобы повоевать и доказать свою мощь и эффективность. Хотя мы понимаем, что войны никогда не бывают эффективными. Это всегда большой удар по экономике страны, ее культурной жизни. Так вот: Ливонская война, как хорошо показывает Филюшкин, была войной амбиций, участники которой, в том числе и Россия, старались показать, кто круче. На самом деле никаких реальных поводов для России вступать в эту войну не было.

- А как же выход к Балтийскому морю?

- Знаете, это типичная отговорка. Всегда говорят, что нужны какие-то выходы куда-то. Но ведь такие вещи могут решаться дипломатическими договоренностями, торговыми соглашениями, прочими мирными способами. Нет, Ливонская война, которая была разорительна для России, диктовалась идеями престижа. И не она одна. Александр Филюшкин показывает, что это был фактически первый выход России, скажем так, на европейскую международную арену. Россия впервые пыталась претендовать на какое-то особое серьезное место, стать одним из главных политических игроков в кругу европейских держав и даже диктовать свои условия.

Ливонская война длилась долго, она оказалась очень разорительной и не очень успешной для России. И вот что еще важно: именно в это время складываются международный имидж держав и имидж России. И не случайно автор назвал свою книгу так: "Первое противостояние России и Европы". Потому что события того времени стали началом почти перманентного противостояния России и Европы, и именно тогда родились - при активном участии пропаганды - мифы и стереотипы, во многом определившие на века характер взаимоотношений между Россией и Европой.

Впервые начинает формироваться имидж России как варварской страны - медведя, который угрожает европейской цивилизации. А со стороны России начинают складываться негативные имиджи других стран. И мы продолжаем сегодня жить в этой мифологии. И как только возникают какие-то конфликты, вся эта система международных предрассудков тут же оживает.

- И с той, и с другой стороны?

- С обеих сторон. То, что кажется далеким прошлым, на самом деле - как корневая система, во многом определяющая политические решения, экономические и культурные представления, наше будущее.

- Получается довольно печальная картина...

- Вы знаете, я бы не сказала, что печальная. Оптимистический запал этой серии состоит в том, чтобы показать, что многие проблемы создавались вполне конкретными людьми во вполне конкретное время и при конкретных обстоятельствах. Интересно посмотреть, как складывается конфигурация сил и противостояний, понять, как и почему все произошло. Это поможет разорвать порочный круг. Есть целый ряд исторических прецедентов, ложных, вредных, которые продолжают работать, потому что не осмыслены и не выговорены.

Серия "Что такое Россия" пытается показать, что та довольно редуцированная милитаристская история, в которой мы существуем, мало что говорит о прошлом страны, а ведь наше настоящее базируется на всей этой мифологии. В этой серии показана история, в которой действует большое количество людей, очень разнообразная, неоднозначная. И это позволяет нам лучше понять, как создаются разные системы координат, рождается исторический опыт, совершаются ошибки... И, таким образом, мы можем отделить наше настоящее от этого прошлого. Не надо бездумно пользоваться стереотипами, возникшими 300, 400, 500 лет назад. Но если мы продолжаем опираться на всю эту мифологию и мыслить стереотипами, то мы ничего о себе не понимаем и изменить многие вещи не сможем.

Вот, скажем, есть еще одна книга, вышедшая сейчас в нашем издательстве - "Россия - Грузия после империи". Это сборник эссе, исследований ученых из разных стран. Там тоже идет речь, в частности, о мифологии и предрассудках. Как с ними обходиться? Это сложный и болезненный момент, потому что политическая история и культурная история вовсе не идут параллельно, так сказать, в обнимку друг с другом. С распадом СССР и образованием независимых государств, что я очень приветствую, разорвалось общее мощное культурное поле. Ситуация разрыва неоднозначна и драматична. Рецептов общего переосмысления постимперской, или, я бы сказала, постколониальной эпохи нет. Нет однозначных ответов, но задавать эти вопросы - уже большое дело. Распад или полураспад империй - тема, которую очень любили обсуждать советские идеологи в отношении Африки, например, или Британской империи, но никогда не переносили это на свою страну, на Россию. И вот сейчас эта тема, наконец, выходит на поверхность. Но опять-таки: без публичного ее обсуждения мы никогда не избавимся от напластования разных стереотипов, которые очень мешают осмыслению российского развития. Это клубок проблем, которые можно и нужно решать, и другая оптика видения здесь необходима.

Ефим Шуман, Франкфурт-на-Майне

Россия. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 15 октября 2018 > № 2790759 Ирина Прохорова


Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 октября 2018 > № 2751210

В немецкой оппозиционной партии "Альтернатива для Германии" (АдГ) учреждено общефедеральное объединение "Евреи в АдГ" (JAfD). Об этом было объявлено на состоявшейся в воскресенье, 7 октября, пресс-конференции в Висбадене.

Председателем правления JAfD выбрана Вера Косова (Vera Kosova). Она врач, ей 35 лет, она приехала в Германию 20 лет назад из Узбекистана как контингентный беженец, в АдГ с марта 2016 года, в 2017 году была кандидатом в депутаты бундестага.

На вопрос корреспондента DW, насколько широко в JAfD представлены евреи из России и других постсоветских государств, Вера Косова ответила, что "выходцы из Советского Союза играют большую роль в еврейской общине Германии. Четыре члена правления свободно говорят по-русски. Это облегчит нам общение с еврейскими общинами". Всего в правлении 7 человек.

Вольфганг Фуль (Wolfgang Fuhl), бывший член правления Центрального совета евреев в Германии, сообщил, что в настоящий момент членами JAfD являются 24 человека.

Во Франкфурте-на-Майне прошла демонстрация против возникновения объединения. "Партия, которая вновь хочет изгнать из Германии основу еврейской жизни, ни при каких обстоятельствах не может считаться дружелюбной", - заявила Далиа Гринфельд (Dalia Grinfeld), возглавляющая Союз еврейских студентов Германии, который и призвал выйти на акцию. По словам полиции, в мероприятии приняли участие 250 человек.

Вице-председатель фракции блока ХДС/ХСС в бундестаге Штефан Харбарт (Stephan Harbarth) считает действия "АдГ" "лицемерием". Представители правопопулистской партии "систематически мало говорят о насильственных преступлениях национал-социалистов", заявил Харбарт еженедельнику Bild am Sonntag. Кроме того, 17 еврейских организаций, в числе которых - Центральный совет евреев в Германии, назвали "АдГ" расистской и антисемитской партией.

Андрей Гурков, Павел Мыльников

Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 октября 2018 > № 2751210


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 октября 2018 > № 2752430 Рональд Пофалла

Der Tagespiegel (Германия): Санкции против России по-прежнему правомерны

Клаудиа фон Зальцен (Claudia von Salzen), Der Tagesspiegel, Германия

Тагесшпигель (Tagesspiegel): В это воскресенье немцы и русские встретятся в Москве во время форума «Петербургский диалог». Каково в настоящее время настроение в российско-германских отношениях?

Рональд Пофалла: Основные конфликты, определяющие ситуацию последних лет, к сожалению, сохраняются. Поэтому в Москве нам придется говорить об этих проблемах: начиная с аннексии Крыма и ситуации на востоке Украины и кончая тяжелым положением гражданского общества в России.

— Вы взяли на себя руководство форумом в 2015 году, когда отношения между нашими странами серьезно осложнились после интервенции Москвы на Украине. Что-нибудь изменилось в германо-российском диалоге за прошедшее время?

— Мы добились того, что судебные процессы против некоторых организаций гражданского общества в России были прекращены. Мы четко заявили российской стороне: «Петербургский диалог» — это форум организаций гражданских обществ, а плюрализм мнений в гражданском обществе есть нечто весьма ценное, как, например, соль в супе. Поэтому мы настойчиво агитировали за то, чтобы российская сторона отказалась от подобных судебных процессов.

— В «Петербургском диалоге» за столом переговоров с российской стороны годами сидят почти исключительно люди, принципиально поддерживающие курс Кремля. Для критических голосов из России в этих переговорах практически нет места. Предпринимаются ли попытки что-то изменить в этом положении?

— Конечно, с российской стороны, как и с немецкой, есть представители, считающие позицию своего правительства правильной. Но и с российской стороны есть участники переговоров, которые критически настроены по отношению к своему правительству. Например, руководитель российского представительства Greenpeace, который еще пару лет назад находился под арестом, возглавляет у нас рабочую группу по экологической модернизации.

— В последние годы в России сфера деятельности для общественных организаций сужается. Организации, получающие поддержку из-за рубежа, должны регистрироваться как «иностранные агенты». Как вы относитесь к подобному явлению?

— Я считаю этот закон и все, что последовало на его основе, неправильным. Гражданское общество должно быть многогранным. Мы агитируем русских за то, чтобы и в России плюрализм имел право на существование.

— В марте «Европейская платформа за демократические выборы» (EPDE) — организация, поддерживающая независимых наблюдателей на выборах — была объявлена российским правительством «нежелательной». Председатель EPDE Штефани Шиффер (Stefanie Schiffer) — член правления «Петербургского диалога». Что означает это решение российского правительства для вашего общественного форума?

— Я считаю это решение неправильным и указывал российской стороне в различных беседах, что мы не можем с этим мириться. EPDE работала в России с наблюдателями из организации «Голос». То, что при этом делались и критические замечания, мы считаем совершенно нормальным. Я и впредь буду прилагать усилия для того, чтобы EPDE была удалена из реестра «нежелательных организаций». Об этом случае я буду открыто говорить в Москве.

— Имеет ли смысл такая форма германо-российского диалога, если на практическом уровне сотрудничество общественных организаций все больше затрудняется?

— Если мы из этого сделаем вывод, что «Петербургский диалог» следует закрыть, то это будет капитуляцией. Не может быть альтернативой полное прекращение диалога друг с другом. Альтернативой может быть только продолжение работы «Петербургского диалога» и постоянное обсуждение этой темы, чтобы стало ясно, что мы подобную форму реакции считаем неправильной. Мы должны показать, что в этом деле мы будем действовать энергично и настойчиво.

— Как реагируют ваши российские партнеры по переговорам, когда вы действуете энергично?

— Их реакцию нельзя предсказать заранее. С тех пор, как я стал председателем «Петербургского диалога», российской стороне пришлось научиться открыто говорить на такие темы.

— Что должно произойти, чтобы вновь началось движение в германо-российских отношениях?

— Сохранять санкции против России сейчас правомерно. Они основываются на аннексии Крыма и ситуации на востоке Украины. Если там в течение нескольких месяцев не будут стрелять, что-то может измениться. Но пока на востоке Украины каждую неделю от военных действий погибают люди. Мы не будем закрывать на это глаза.

— А санкции оказывают какое-то воздействие?

— С моей точки зрения, да, хотя российская сторона утверждает обратное. Самый сильный элемент санкций в том, что России отказано в доступе к международным финансовым рынкам. Это приводит к тому, что рефинансирование для России становится очень дорогим. Поэтому страна не может продолжать осуществление определенных проектов — они стали с финансовой точки зрения неподъемными. Думаю, в конце концов санкции подействуют.

—… и приведут к изменению курса Кремля?

— Перед президентом Путиным открыто много дверей, в которые он может войти. Но сейчас ему нужно войти хотя бы в одну. Я имею в виду перемирие на востоке Украины или миссию голубых касок. Замечу: Россия во время чемпионата мира по футболу показала себя как исключительно хорошая и открытая миру страна-хозяйка. Если Путин продолжит эту традицию, то это могло бы заметно изменить имидж его страны в мире.

— Отношения между Россией и Западом усложнились также в результате дела Скрипалей. Великобритания возлагает ответственность за нападение с применением нервно-паралитического яда на российскую военную спецслужбу. Как общаться с представителями государства, которое прибегает к таким средствам?

— Говоря с ними об этом, мы должны четко заявить, что такие механизмы поведения не совместимы с принципами международного права. Все это напоминает времена холодной войны.

В то же время эти события доказывают, что санкции против России были и остаются правомерными. Но мы должны поддерживать консультации с российской стороной, чтобы критиковать эти пункты в каждом разговоре, который мы ведем.

— Что должно произойти во время «Петербургского диалога» в Москве, чтобы вы возвратились домой с ощущением, что эта встреча была успешной?

— Если мы сможем открыто обсудить спорные вопросы, и у нас возникнет впечатление, что российская сторона честно старается найти выход из создавшихся проблем, это и будет успехом. И это даст нам возможность частично или полностью снять санкции.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 октября 2018 > № 2752430 Рональд Пофалла


Россия. Германия. ПФО > Электроэнергетика > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749645

Siemens в рамках 100%-ной локализации хочет перевести в Россию производство ключевых элементов газовых турбин большой мощности, ведет переговоры в том числе с входящей в "Ростех" Объединенной двигателестроительной корпорацией (ОДК), сообщил РИА Новости директор департамента "Производство энергии и газ" Siemens Олег Титов в кулуарах Российской энергетической недели.

"Мы готовы дойти до 100% локализации. Это не значит, что мы будем производить все 100% оборудования, Siemens. Существует некая экосистема, в рамках которой будет существовать, надеемся, наше совместное предприятие (с "Силовыми машинами" — ред.). Это предприятие будет работать и закупать части, необходимые для производства наших больших газовых турбин, речь идет о турбине 2000Е, в РФ, включая горячую часть… Мы хотим эту технологию перевести в РФ для турбины 2000Е. Здесь мы рассматриваем партнеров, смотрим, с кем будем работать", — сообщил Титов на одной из сессий Российской энергетической недели.

"Есть несколько предприятий: КМПО (Казанское моторостроительное производственное объединение — ред.) "Газэнергосервис", ОДК. Мы со всеми будем разговаривать", — ответил Титов РИА Новости на вопрос о том, с кем ведутся переговоры о возможном сотрудничестве.

Так называемая горячая часть — это камеры сгорания топлива и лопатки газовых турбин. Это ключевая технология при производстве турбин для ТЭС, которую производители крайне редко передают новым партнерам или в другие страны. По словам Титова, для Siemens литье лопаток осуществляют только шесть предприятий в Англии, Германии и США. В России большие газовые турбины для ТЭС не производятся и ключевая проблема, по словам энергомашиностроителей, — отсутствие технологий литья, которые позволят оборудованию работать при высоких температурах.

По словам Титова, Siemens намерен перенести в РФ именно литье.

"Да, конечно, именно это и хотим. Будем работать. Только единственное — заказы нужны, без заказов никак. Там надо порядка 100 миллионов долларов минимум инвестировать, чтобы новую печь купить, технологию запустить. Плюс при выходе готового оборудования 70-80% брака — это нормально. Лопатки — это же специальное литье, там внутри канавки есть, которые обеспечивают доступ воздуха для охлаждения, это очень сложный процесс", — прокомментировал Титов РИА Новости.

Россия. Германия. ПФО > Электроэнергетика > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749645


Россия. Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 5 октября 2018 > № 2749629

Вслед за рядом других стран Германия также обвинила Главное управление Генштаба Минобороны России, больше известное по старому названию ГРУ, в причастности к масштабным кибератакам. Правительство ФРГ "с вероятностью, граничащей с уверенностью, исходит из того, что за хакерской группой APT28 стоит российская спецслужба ГРУ", заявил представитель правительства Германии Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) в Берлине в пятницу, 5 октября.

По словам Зайберта, эта оценка основывается на "совокупности очень хорошей собственной системы источников и собранных фактов". Кроме того, Берлин "полностью доверяет" сведениям британских и нидерландских ведомств, продолжил представитель правительства. Германия "резко осуждает подобные атаки на международные организации и учреждения своих союзников" и призывает Россию "признать свою ответственность и прекратить такие действия".

Обвинения в адрес российских хакеров

Накануне глава МИД Великобритании Джереми Хант заявил, что российская военная разведка неоднократно устраивала "бессистемные и безрассудные" кибератаки на политические институты, компании, СМИ и спортивные организации по всему миру. В частности, по данным британского Национального центра по кибербезопасности (NCSC), ГРУ "почти наверняка" причастно к деятельности хакерских группировокAPT 28, Sofacy, Sednit, Sandworm, "Киберхалифат", "Киберберкут" и ряду других.

После этого Нидерланды сообщили о предотвращении компьютерной атаки российских шпионов на серверы Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). В свою очередь США обвинили в кибератаках семь предполагаемых сотрудников ГРУ, четверо из которых ранее были высланы из Нидерландов, а еще трое - уже обвинялись в атаках на Демократическую партию США.

Позднее с аналогичными обвинениями выступила Канада. По данным МИД этой страны, в число целей сотрудников российских спецслужб входили Канадский центр по этике в спорте и базирующееся в Монреале Всемирное антидопинговое агентство (WADA). В ответ МИД России заявил о "шпиономании", но обещал разобраться в претензиях, которые предъявляют Нидерланды.

Россия. Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 5 октября 2018 > № 2749629


Казахстан. Франция. Германия > Агропром > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750416

Свекловоды Жамбылской области ожидают хороший урожай

Несмотря на сложные погодные условия нынешнего вегетационного периода аграрии Жамбылской области надеются на хороший урожай сахарной свеклы, под которую в этом году засеяли площадей больше запланированного, передает корреспондент МИА «Казинформ».

По словам руководителя управления сельского хозяйства акимата Жамбылкой области Берика Нигмашева, в нынешнюю весенне-полевую кампанию сахарную свеклу планировалось разместить на площади в 6 500 гектаров. Тем не менее, было посеяно 8 324 гектара «сладкого корня» - 128% от плана.

«Уборку планируется провести с конца сентября до конца ноября,- отметил он. - Потому что в нынешнем году погодные условия были сложные, весна затяжная, посев производился в очень длинные сроки. Поэтому пришлось поволноваться. Сначала всходы были слабые. Но, благодаря принятым мерам, ситуация выровнялась, и урожай сахарной свеклы должен быть неплохой».

По данным областного управления сельского хозяйства, в этом году крестьянские хозяйства Жамбылской области обеспечены в полном объеме необходимыми семенами сахарной свеклы. Общая потребность составляет 15,4 тысячи посевной единицы семян, из них 9,4 тысячи доставлены из Франции, а 4 тысячи из Германии.

«Технология выращивания сахарной свеклы из импортированных семян отличается от отечественной технологии. Французский и германский сорта этой одной из приоритетных в жамбылском регионе сельскохозяйственных культур очень влаголюбивые. При достаточном орошении они дают хороший урожай, и наши аграрии об этом позаботились. На стадии договоренности с Центром агрокомпетенций НПП РК «Атамекен» серия семинаров для свекловодов о новейших технологиях выращивания этой культуры», - пояснил руководитель облсельхоза.

В минувшем году жамбылские хозяйства собрали более 120 тысяч тонн корнеплодов, средняя урожайность составила 228 центнеров на круг. Наиболее обширные площади под сахарную свеклу отведены в Кордайском районе, в хозяйствах которого в прошлом году зафиксирована рекордная урожайность, благодаря широкому применению влагосберегающих технологий и современной техники.

«Мы планируем довести объем сдачи на переработку сахарной свеклы до 150 тысяч тонн корнеплодов», - отметил спикер.

Напомним, с 30-х годов прошлого века в Жамбылской области сахарную свеклу возделывали на площади более 42 тыс. га, урожайность в среднем доходила до 300 ц/га, но были и передовики, как знаменитая свекловичница Дарига Жантохова, которая давала по 900 ц/га. В 90-е годы с ликвидацией крупных агроформирований свекловоды региона теряли опытные кадры, технику и технологии выращивания этой трудоемкой культуры. В результате к 2009 году посевы сахарной свеклы в хозяйствах региона составили менее 1,7 тыс. га. Сегодня Жамбылская область, давшая стране более 60-ти Героев Социалистического труда - свекловодов, активно возрождает эту ценную культуру. В 1967 году область была награждена орденом Ленина за рекордный урожай сахарной свеклы в 1 250 000 тонн.

Казахстан. Франция. Германия > Агропром > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750416


Казахстан. Германия > Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750374

Бакытжан Сагинтаев провел встречу с немецкими экспертами по дуальному образованию

Сегодня в Үкімет үйі Премьер-Министр РК Бакытжан Сагинтаев провел встречу с экспертами из Германии: сопредседатель рабочей группы Совета иностранных инвесторов, директор по маркетингу и сбыту компании «КНАУФ» в республиках Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан Д. Пропп, глава представительства Германской экономики в Центральной Азии, председатель Союза Германской экономики в РК Р. Брайтнер, передает primeminister.kz.

В ходе встречи обсуждены вопросы развития технического и профессионального образования в Казахстане путем дальнейшего совершенствования высокоэффективной конкурентоспособной системы подготовки и переподготовки кадров, практического внедрения дуального образования, повышения квалификации наставников на производстве и в целом модернизации системы профессионального обучения РК.

Иностранные эксперты поделились опытом профессионального образования в Германии. В частности, научный сотрудник Федерального института профессионального образования и обучения г. Бонн Х. Л. Кресс рассказала о преимуществах дуального образования, механизмах внедрения и вкладе в национальную экономику страны.

Казахстанские участники в лице министров образования и науки Е. Сагадиева, труда и социальной защиты населения М. Абылкасымовой, по инвестициям и развитию Ж. Касымбека, первого вице-министра национальной экономики Р. Даленова и заместителя председателя правления НПП РК «Атамекен» О. Ордабаева рассказали о текущей ситуации по внедрению дуального образования в Казахстане, отметив при этом важность и актуальность перехода к вопросу модернизации профессионального образования и нового уровня подготовки высококвалифицированных кадров.

Дуальное обучение в РК внедряется с 2012 года. В настоящее время система внедрена в 460 колледжах (70%) (2013 г. - 176 колледжей, 2014 г. - 280, 2015 г. - 348, 2016 г. - 421) с участием 3055 предприятий с охватом 31 607 студентов по 80 специальностям и 165 квалификациям.

Казахстан. Германия > Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750374


Германия. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 3 октября 2018 > № 2747095 Марио Мерен

Handelsblatt (ФРГ): «Газпром — наш важнейший партнер»

Будущий шеф новой компании «Винтерсхалл Дэа» Марио Мерен хочет сосредоточить деятельность на ключевых регионах. Важнейшим партнером компании останется Россия. В интервью газете «Хандельсблатт» он заявил, что новая компания займется, помимо прочего, «Северным потоком — 1» и финансированием «Северного потока — 2». Он убежден, что что «Северный поток — 2» необходим Европе.

Юрген Флаугер (Jürgen Flauger), Катрин Вич (Kathrin Witsch), Handelsblatt, Германия

Главе компании «Винтерсхалл» (Wintershall) Марио Мерену (Mario Mehren) пришлось объяснять многое. В ночь на пятницу материнский концерн BASF сообщил о слиянии компании «Винтерсхалл» с конкурентом «Дэа» (Dea). На следующее утро во время аналитической конференции концерна BASF в Людвигсхафене Мерен, который возглавит объединенную компанию, ответил на вопросы экспертов. Во второй половине дня после возвращения в Кассель ему предстоит разъяснить сотрудникам суть миллиардной сделки. А пока он рассказал в интервью газете «Хандельсблатт» (Handelsblatt), какую роль будущий немецкий нефтегазовый концерн может и хочет играть.

«Хандельсблатт»: Господин Мерен, согласно сообщению, компании «Винтерсхалл» и Dea образуют ведущую независимую нефтегазовую компанию Европы. Звучит хорошо. Но на самом деле новое предприятие по сравнению с нефтяными мультинациональными концернами, такими как BP, — всего лишь нишевый игрок.

Марио Мерен: Конечно, мы меньше, чем нефтяные гиганты. Но среди независимых нефтегазовых предприятий Европы Wintershall Dea станет номером один. У нас нет акционеров, которых можно было бы причислить к какому-нибудь государству, а также мы не являемся полностью интегрированным предприятием, которое занимается еще и нефтепереработкой, и эксплуатацией автозаправочных станций. Но объем нашего производства внушает уважение. Вместе мы производим сегодня газ и нефть в объеме 575 тысяч баррелей нефтяного эквивалента в день. Совместными усилиями мы намереваемся в ближайшие три-пять лет довести дневную добычу до 800 тысяч баррелей. В пересчете это более 120 миллионов литров.

— Разве величина компании не имеет решающего значения на нефтяном рынке?

— Мы хотим быть скорее умными, чем просто большими. Величина, конечно, тоже дает преимущества — важно быть на виду. Но не менее важно быть активным, гибким и способным к плодотворному партнерству. Это мы доказали в прошлом, в том числе в России. Там мы добились преимуществ, работая вместе с Газпромом. Поэтому я думаю, что величина, которую мы обретем в будущем, идеальна. Мы достаточно велики, чтобы быть значимыми, но и достаточно активны, гибки и решительны и одновременно опытны, чтобы решать комплексные задачи. В соревновании с крупнейшими концернами мы действуем на равных.

— Какую же роль хочет играть Wintershall Dea на нефтегазовом рынке?

— Мы сосредоточим внимание на ключевых регионах и займем там сильные позиции. Мы станем самым крупным независимым производителем в северо-западной Европе, в Аргентине и в России. В Северной Африке мы входим в пятерку крупнейших компаний. Там, где мы работаем, наша компания среди первых, а во многих случаях мы — лидеры. Но ради этого мы и не стремимся присутствовать везде в мире, так нас нет ни в Австралии, ни в Китае. Разумное расходование средств и забота о росте будут и впредь иметь для нас приоритетное значение.

— Важно ли для Германии иметь свой собственный нефтегазовый концерн?

— Бесспорно! Мы способствуем укреплению мощи и независимости Германии и всей Европы. Европа — политически и экономически весьма значимый регион и в силу этого один из самых больших энергетических рынков мира. Мы обеспечиваем его энергией, потому что работаем там, где находятся ресурсы будущего для Европы. Большая нефтегазовая компания может навести мосты в странах, с которыми в других областях мы имеем мало дел или отношения с которыми затруднены. В нашем случае это прежде всего Россия, но подумайте о Ливии или Египте. Если компания активно действует в таких регионах, то там развиваются более интенсивные торговые связи. Иногда это облегчает работу политиков.

— Какими средствами располагает новое предприятие? Сколько вы сможете инвестировать в год?

— Обе компании стремятся к росту. В последние десять лет они обе значительно увеличили производство. «Винтерсхалл» его удвоил, Dea почти удвоил. Один только «Винтерсхалл» собирается в период с 2018 до 2022 годы инвестировать 3,5 миллиарда евро. Для Wintershall Dea нам еще предстоит выработать совместный план. Но, наверняка, сумма будет не меньше.

— «Винтерсхалл» как никакая другая немецкая компания активно работает в России. Какую роль будет играть бизнес там в будущем?

— Бизнес в России — главная составная часть портфолио компании «Винтерсхалл». Так оно будет и впредь.

— Ваша деятельность в России вызывает немало споров. Высказывается критическое мнение, что запланированное строительство балтийского газопровода «Северный поток — 2» сделает Европу слишком зависимой от русского газа. Wintershall Dea сохранит свои позиции в данном проекте?

— Разумеется. Новая компания займется, помимо прочего, и «Северным потоком — 1», и финансированием «Северного потока — 2». Мы по-прежнему убеждены в том, что «Северный поток — 2» необходим для снабжения газом Европы, и наша транзакция ничего в этой позиции не изменит. Нам нужен этот газопровод, чтобы малыми средствами покрыть растущую потребность в импортном газе в Европе. Мы правильно поступаем, используя для этого любую доступную инфраструктуру. Это может быть как газопровод, так и новый терминал для сжиженного газа, который собирается строить Германия.

— Нефть и газ не назовешь бизнесом будущего. Как вписывается создание новой нефтегазовой компании в концепцию перевода энергетики на возобновляемые источники?

— Нас занимают сейчас две важные темы: изменение климата и невероятно возросшая по всему миру потребность в энергии. На Земле живет 1,3 миллиарда человек, не имеющих надежного доступа к энергии. Потребность в нефти и газе пока еще сохраняется. Мы хотим вносить свой вклад в то, чтобы надежно покрывать потребность в энергии эффективными средствами, а также в снижение выбросов СО2 в атмосферу.

— Что вы сказали? Wintershall Dea станет бороться с изменением климата?

— Население Земли растет. И соответственно растет его потребность в энергии. В то же время изменение климата — один из самых серьезных вызовов человечеству. Мы убеждены, что только тогда сможем создать лучший мир для сегодняшних и будущих поколений, если посвятим себя решению этих двух амбициозных задач. Газ может стать частью решения проблем. Газ намного более экологичен, чем уголь. Во всяком случае, переход на возобновляемые источники энергии в Германии пока не может служить хорошим примером успешной борьбы с изменениями климата.

— В каком смысле?

— Германия активно поощряла использование возобновляемых источников энергии, но в то же время допускала, чтобы уголь, доля которого среди прочих энергоресурсов составляет 40%, и дальше оставался самым важным энергоносителем. Это означает, что выбросы СО2 в атмосферу с 2009 года не уменьшились. В нашей стране в год в атмосферу все еще выбрасывается 750 миллионов тонн СО2. Если при электроснабжении, отоплении и в транспорте мы предпримем срочные меры для замены угля и тяжелых масел на газ, то мы без проблем достигнем наших целей в деле охраны климата. И это огромный шанс для Wintershall Dea.

— «Винтерсхалл» давно подумывал о приобретении Dea — в последний раз, когда RWE в 2014 году продавал Dea. Не стоило ли вам уже тогда действовать более настойчиво?

— Мы же сейчас объединились. Для меня это имеет решающее значение.

— Не удалось ли бы вам четыре года назад заполучить Dea дешевле?

— Тогда речь шла о покупке, сегодня — о слиянии. Мы объединяем две компании, и поэтому в данном случае один ничего не платит другому. Мы честно оценили обе компании и соответственно распределили доли.

— В какой мере ваш российский партнер Газпром участвовал в сделке?

— Газпром — наш важнейший партнер, с ним мы поддерживаем постоянный диалог. Газпром быстро понял, что BASF продолжает испытывать большой интерес к партнерству. Кроме того, в интересах Газпрома, чтобы Wintershall Dea обрел в Германии и в Европе еще больший вес. То есть Газпром очень позитивно отнесся к тому, что мы стали для него еще большим партнером. Существует хорошая русская поговорка: большому кораблю — большое плаванье.

— Насколько независимо новое предприятие в действительности? Теперь ведь у вас не только один акционер, BASF, но и второй — Letter One.

— Решающее значение для нас имеет финансовая независимость. Акционеры договорились о солидном финансировании. У нас будет достаточно финансовых средств для осуществления курса на рост. С выходом на биржу у нас откроются и другие возможности.

— Для BASF это стало переломным моментом. Концерн более 50 лет активно работал в области переработки ископаемого сырья. В Wintershall Dea он станет лишь одним из акционеров?

— BASF больше не будет полностью консолидировать «Винтерсхалл» после закрытия сделки. В связи с этим BASF несколько отойдет от нефтегазового бизнеса. Но концерн в то же время заинтересован в том, чтобы наш бизнес продолжал успешно развиваться, а это лучше всего получится при наличии определенной свободы.

— В лице Letter One вы обрели неудобного акционера, за которым стоит российский олигарх Михаил Фридман. Как вы собираетесь с ним сотрудничать?

— Как показывает опыт, который мы успели приобрести в этом процессе, там действуют очень профессионально. Это тоже предприниматели, которые хотят повысить стоимость своего предприятия. Посмотрите на Dea: с момента приобретения предприятие выросло. С моей точки зрения нет никаких причин для беспокойства. Мы будем сотрудничать как профессионалы.

— Когда Wintershall Dea выходит на биржу?

— Если все будет хорошо, тогда во втором полугодии 2020 года. Это спортивные темпы. Завершение слияния запланировано на первое полугодие 2019 года.

— Однако слиянием равных это не будет. На первом этапе BASF получит 67% основных акций и станет таким образом мажоритарным акционером. Каким образом вы все же обираетесь убедить сотрудников Dea в привлекательности проекта?

— Сотрудники Dea, как и сотрудники Winterhall, убеждены в привлекательности проекта. Ведь деловая логика убедительна. У нас много общих дел и сфер компетенций. Конечно, присутствует и некоторая неуверенность, ведь отдельные функции в администрациях в Касселе и Гамбурге дублируют друг друга, то же самое наблюдается и в оперативных подразделениях в Германии и Норвегии. Тут мы будем действовать очень прозрачно, открыто и честно найдем хорошие решения с представителями персонала. И в Касселе, и в Гамбурге царит позитивное настроение, связанное с ожиданием перемен.

— Вы упомянули дублирование функций персоналом. Означает ли это, что грядет сокращение рабочих мест?

— То, что у нас имеет место совмещение и дублирование функций, очевидно. Частично мы имеем долю в одних и тех же нефтяных и газовых месторождениях. Тут нужно что-то предпринимать. Об этом мы открыто заявили и еще задолго до подписания соглашения начали обмен мнениями с представителями персонала. Но точные цифры я смогу называть вам лишь после конца слияния.

Германия. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 3 октября 2018 > № 2747095 Марио Мерен


Германия. СНГ. Весь мир. РФ > Образование, наука > dw.de, 1 октября 2018 > № 2747857

Бесплатно съездить в Германию за опытом и знаниями можно не только студентам. Институт международных отношений (Institut für Auslandsbeziehungen, ifa), расположенный в Штутгарте, предлагает стипендии для участия в межкультурной программе - CrossCulture Programme. Она покрывает все расходы, а участвовать в ней можно до 40 лет. Набор на программу начинается осенью, обычно в ноябре. О сроках проведения нового конкурса будет объявлено на сайте программы.

У молодых специалистов из разных стран есть возможность приехать в Германию и поработать в местной организации, схожей по профилю с той, в которой они работают в своей стране. К участию приглашаются сотрудники организаций, занимающихся гражданским образованием, защитой прав человека, вопросами миграции или представляющих сферы медиа и культуры.

Кто может участвовать

Участие в программе открыто для 35 стран - в их числе страны Центральной Азии, Россия, Украина, Беларусь, Молдова, Азербайджан, Армения, Грузия (полный список можно посмотреть на сайте). Ежегодно отбирают по два-три человека от каждой страны. Так как программа способствует диалогу культур, то участие в ней могут принять и специалисты из Германии - на сей раз немецкие участники отправятся на два месяца в Россию (Владивосток) и Индонезию.

Основные требования к кандидатам:

23-40 лет,

2 года работы или волонтерства в выбранной сфере,

Свободное владение английским языком

Желательно знание немецкого языка

Первый рабочий день в Германии: что важно знать?

Будь то работа или стажировка в немецкой компании, первый день в новом коллективе - это всегда испытание. Советы консультантов по карьере помогут избежать фатальных ошибок.

Кандидату нужно заполнить заявку на сайте, написать мотивационное письмо и предоставить рекомендательное письмо от организации, в которой он работает в данный момент, и ее согласие на его участие в программе и отсутствие на работе в течение двух месяцев. Важно отметить, что конкретную организацию и город, в котором будете работать, вы сможете выбрать уже после прохождения собеседования и утверждения вашей кандидатуры. Исходя из собственных предпочтений и целей, можно предложить сразу несколько принимающих организаций и потом выбрать из тех, кому понравится ваше резюме.

Диана Чобанян из Армении проходит стажировку в Бонне в Федеральном центре политического образования (Bundeszentrale für politische Bildung, BPB). Она - соосновательница армянской организации "Эколаб", проводящей тренинги для молодежи из регионов Армении. В Германии она работает в отделе, занимающимся организацией мероприятий, помогает проводить конференции и семинары: "Например, недавно я помогала организовывать поездку в Марсель, на мероприятие Восточно-Европейской сети по гражданскому образованию". По словам Дианы, основной плюс этой программы обмена - в том, что здесь стараются найти организацию, которая будет идеально соответствовать навыкам и целям участника.

"Моя организация в Ереване тесно работает с Федеральным центром политического образования, так что поездка сюда позволила нам укрепить уже имеющиеся связи и наладить новые контакты. Поэтому я уверена, что полученный здесь опыт пригодится мне в будущем", - говорит Диана Чобанян.

Межкультурное общение

Стажировка длится от 8 до 12 недель и начинается, самое ранее, в июне. Один раз за время практики всех стажеров собирают на межкультурный семинар в Штутгарте, где они могут пообщаться и завязать полезные знакомства. "В рамках программы CrossCulture можно обогатиться культурно, физически не посетив ни одной страны кроме Германии, - говорит Мадина Бижанова из Казахстана. - Вместе с другими стипендиатами из разных уголков мира вы проводите интенсивную неделю в Штутгарте, а после поддерживается связь, но уже в качестве выпускников программы. Удивительно, насколько разными и одновременно похожими мы все можем быть".

Участники межкультурной программы на семинаре в Штутгарте

Мадина проходит трехмесячную практику в качестве ассистента в Институте по изучению вопросов мира и безопасности при Гамбургском университете (Institut für Friedensforschung und Sicherheitspolitik). Со стажировкой обмен не заканчивается - после нее можно стать амбассадором программы в своей стране, принимать участие в регулярных встречах выпускников, конференциях и семинарах, представляя и на них программу и свою организацию.

Что оплачивает стипендия

Программой покрываются практически все расходы - билеты из вашей страны в Германию, транспортные расходы в Германии, проживание, визовые расходы и страховка. Ежемесячно выплачивается стипендия в размере 550 евро. Помимо стажировки для участников возможна организация сторонних мероприятий - участия в образовательных семинарах и встречах в других организациях, поездку в которые может оплатить ifa.

Германия. СНГ. Весь мир. РФ > Образование, наука > dw.de, 1 октября 2018 > № 2747857


Германия. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 1 октября 2018 > № 2745227

Цифровая трансформация ТЭК: результаты и планы

Ольга Мельник

Международный саммит ТЭК, организованный SAP CIS, в третий раз прошел в Москве. Обсуждалась практика цифровой трансформации нефтегазовых и энергетических компаний, в том числе BP, E.ON, ПАО "Лукойл". Переход к облачным моделям развертывания приложений, гибкие методологии вместо "водопада", управление качеством данных и оптимизация бизнес-процессов были в центре внимания.

Генеральный директор SAP CIS Наталья Парменова сообщила, что у вендора в России более 1500 клиентов и каждый год прибавляется еще 50-70 компаний. Комментируя недавно принятое правительством РФ распоряжение о национальной программе "Цифровая экономика", она высказала мнение, что этот документ - не драйвер изменений, а скорее подтверждение серьезности намерений государства в области автоматизации, широкого применения ИТ-инструментов.

Как подчеркнула Наталья Парменова, последние два-три года интерес клиентов вендора к цифровой трансформации вырос, в том числе со стороны функциональных менеджеров. Она отметила, что несмотря на все политические встряски основной экономической силой остается бизнес. "Компании не должны переставать общаться, совместно работать, обмениваться опытом, а политики "подтянутся", - заключила Наталья Парменова.

Опыт BP в области цифровой трансформации был изложен в докладе Андреаса Скубски, главного функционального архитектора BP. Выступающий рассказал, в чем конкретно заключается цифровая трансформация, происходящая в компании, которую он представляет. Это прежде всего перенос в облако SAP всех модулей ERP-системы и другого ПО этого вендора, а множества других приложений - в Azure. "Миграция проходила практически безболезненно, стала очевидна возросшая зрелость решений", -отметил Андреас Скубски. При попытках наладить взаимодействие приложений из двух облаков проблемы уже возникали, хотя и не были фатальными.

Другая грань трансформации, подчеркнул Андреас Скубски, связана с перенесением акцента с данных на пользователя. Впервые в BP Upstream решили спросить пользователей о том, что им нужно, как им удобней работать, чего не хватает. Были пересмотрены многие рабочие процедуры, процессы, внесены соответствующие изменения в ПО. Для этого применялся пакет SAP Fiori, который Андреас Скубски назвал лучшей инновацией SAP за последние годы. Новые подходы к организации работы позволили сократить длительность некоторых процедур в разы: с трех месяцев до недели сократилось время обработки жалоб на ремонтные работы. Agile - еще одно проявление трансформации. Начинали в BP с небольших проектов, но теперь по такой методологии делаются проекты на сотни миллионов долларов, и проходят они за несколько недель.

Вице-президент по ИТ-архитектуре и оптимизации энергетической компании Uniper Стефан ван Аакен отметил, что цена трансформации очень важна, поскольку доходность энергетического бизнеса снижается. Он подробно рассказал об организационной стороне работы, поиске подходящих решений в рабочих группах, составленных из представителей ИТ-департамента и бизнес-подразделений. Рассчитывается экономическая эффективность каждого предложения, составляется единая дорожная карта, учитывается кросс-отраслевой опыт. Заметный эффект уже в течение первого года дали усилия по сокращению ручного ввода данных, уход от ручки и бумаги. Аналитические отчеты не заказываются в ИТ-отделе, а готовятся пользователями самостоятельно, для этого им предоставлены необходимые инструменты.

Agile применяют и здесь, причем Стефан ван Аакен особо отметил роль этого подхода в преодолении неуверенности, сомнений, сопровождающих любые изменения. Даже если новые подходы поддерживает главный инженер, сопротивление остальных все равно приходится преодолевать, сотрудникам требуется обучение и поддержка.

Начальник Центра службы заказчика департамента информационно-технического обеспечения ПАО "Лукойл" Александр Пружинин рассказал о стратегии цифровизации компании. Здесь были отмечен переход к Agile (пока на уровне небольших проектов), стремление к гибкости, совместный с бизнесом поиск перспективных направлений, стремление оптимизировать процессы в целом, а не фрагментарно, как делалось раньше. Предварительные оценки, по словам Александра Пружинина, говорят о возможности поднять добычу на 2-3% за счет применения новых подходов, что было бы очень заметным достижением. Затраты на ремонты, возможно, удастся снизить на 15-20% в отдельных областях. Окончательные решения о финансировании конкретных направлений будут приняты в "Лукойле" до конца текущего года.

Отдельный круглый стол был посвящен проблеме взаимодействия нефтяников и металлургов. В нем приняла участие ассоциация "Русская сталь", ФРТП, АО "ВМЗ", ПАО "Трубная металлургическая компания", ЧТПЗ. По общему мнению, до четверти труб в стране продаются по поддельным сертификатам. Развилась целая индустрия реставрации труб, около 200 предприятий заняты этим. Бывшие в употреблении трубы продаются как новые, что может быть очень опасно: эксплуатация в нефтепроводах неминуемо приводит к изменению прочностных характеристик. Крайне актуален вопрос маркировки труб так, чтобы не были нарушены их свойства, а маркировка при окислении и последующих процедурах реставрации, в том числе пескоструйной обработке, не исчезала. Специалисты "Сургутнефтегаза" уже провели серию экспериментов по иглоударной маркировке и окрашиванию труб флюоресцентной краской и уверены в том, что этот метод надежен и достаточен. Не все эксперты были с ними согласны. Если бы вопрос маркировки был решен, развертывание основанных на ней ИТ-систем не несло бы принципиальных сложностей, таким было общее мнение.

Директор по ИТ ПАО "Сургутнефтегаз" Ринат Гимранов подчеркнул, что именно сейчас необходимо выработать, возможно на государственном уровне, требования к маркировке и связанные с этим стандарты, потому что иначе каждая компания-производитель пойдет своим путем и взаимодействие будет затруднено.

Германия. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 1 октября 2018 > № 2745227


Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > dw.de, 28 сентября 2018 > № 2747867

Немецкий концерн BASF и компания LetterOne, принадлежащая группе российских бизнесменов во главе с Михаилом Фридманом, договорились объединить свои нефтегазовые активы. Соглашение, о котором обе компании сообщили в четверг, 27 сентября, предусматривает создание совместного предприятия, в которое войдут их дочерние компании Wintershall и DEA.

Ожидается, что сделка завершится в первой половине 2019 года. Новая компания получит название Wintershall DEA. Концерну BASF в ней будет принадлежать доля в 67 процентов, а зарегистрированной в Люксембурге LetterOne - 33 процента. После объединения Wintershall DEA планируют в среднесрочной перспективе вывести на биржу.

Если суммировать объемы добычи Wintershall и DEA в 2017 году, копании добывали в совокупности 575 тысяч баррелей нефтяного эквивалента в день. DEA со штаб-квартирой в Гамбурге специализируется на разведке и добыче нефти и природного газа, имеет доли в месторождениях в Германии, Норвегии, Дании, Египте, Алжире и Мексике. В компании заняты 1150 человек. LetterOne купила DEA у немецкого энергетического концерна RWE в 2015 году.

В Wintershall, штаб-квартира которой расположена в Касселе, работает около 2000 сотрудников. Компания участвует в добыче нефти и газа в Европе, России, Южной Америке, Северной Африке и на Ближнем Востоке. В России Wintershall принадлежат 35 процентов в Южно-Русском газовом месторождении на Ямале и 25 процентов в блоках 4 и 5 ачимовских залежей Уренгойского газоконденсатного месторождения в Западной Сибири. Немецкая компания также на паритетных началах с "Газпромом" владеет компанией "Ачимгаз" и является партнером российской газовой монополии по проектам "Северный поток" и "Северный поток-2".

Германия. Россия > Нефть, газ, уголь > dw.de, 28 сентября 2018 > № 2747867


Германия. Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742128

Мюнхен ликует: «Наконец-то россияне вернулись!»

Мюнхенская розничная торговля с облегчением выдохнула: русские клиенты, образующие наряду с китайцами и арабами тройку важнейших шопинг-туристов, вновь появились на торговых улицах баварской столицы.

«После Крымского кризиса и антироссийских санкций нашу розничную торговлю поразила депрессия. Но сейчас она успешно преодолевается, – говорит президент Торгового союза Баварии (HBE) Эрнст Лаугер (Ernst Lauger). – И всё благодаря гостям из России, которые очень любят делать покупки именно в Мюнхене. Российские туристы придали нашей розничной торговле дополнительный импульс». Лаугеру вторит управделами HBE Бернд Ольман (Bernd Ohlmann): «Россияне вернулись, наконец-то! Мы, правда, по ним скучали!»

С 2014 года число туристов из России упало вдвое, хотя ещё за год до этого оно достигло рекордной цифры – 200 тыс. человек. В 2017 году в столицу Баварии приехало уже 146 560 русских гостей, и их число с тех пор постоянно растёт. По словам Лаугера, «средняя продолжительность пребывания россиян в Мюнхене составляет 6,7 дня. При том, что в день каждый делает покупок в среднем на 201 евро, за время своего пребывания он оставляет здесь 1346,7 евро. Всего же в прошлом году наша розничная торговля только с россиян получила доход на общую сумму более 197,4 млн евро. Гости с Дальнего Востока тратят у нас по 513 евро в день, но они задерживаются в Мюнхене в среднем всего на 2,6 дня. Так что их траты за время пребывания составляют 1334 евро. Неоспоримые шопинг-короли – это арабские гости. Они приезжают в среднем на 12,5 дня и тратят в среднем по 4587 евро. В целом же эта „великолепная тройка“ (glorreichen Drei) в 2017 году сделала покупок более чем на 1,1 млрд евро! Это треть всего товарооборота розничной торговли Мюнхена, составившего 3,17 млрд. И выиграли от шопинг-туризма не только роскошные бутики вокруг Maximilianstraße. Вопреки популярным стереотипам, 86% российских клиентов оставляют свои деньги не в люксовом сегменте торговли, а в магазинах со средними ценами. В первую очередь, ими востребованы одежда и обувь».

«Русские, арабы и китайцы – для нас важная целевая группа, – говорит директор по маркетингу KaDeWe-Gruppe Петра Фладенхофер (Petra Fladenhofer), отвечающая и за стратегию в мюнхенском торговом доме Oberpollinger. – Мюнхенская розничная торговля должна решать непростую задачу: с одной стороны, сохранить свою самобытность и остаться как бы баварской, а с другой – не отстать от таких мировых центров шопинга, как Милан, Лондон и Париж. Шопинг стал сейчас одним из поводов для путешествий. Весь мир превратился в гигантский универсальный магазин. И Мюнхен – одна из точек притяжения».

В 2015 году маркетологи аналитической компании BBE Handelsberatung провели по заданию HBE исследование покупательского поведения шопинг-туристов из арабских стран, в 2016 году – приезжающих в Мюнхен китайцев, а теперь – российских покупателей. Как выяснилось, у русских туристов Мюнхен – любимейшее место для покупок, оставившее далеко позади Берлин, Франкфурт-на-Майне и Дюссельдорф. Популярны также Дрезден в предрождественское время и Баден-Баден – из-за исторических связей Великого герцогства Баден и Российского Императорского дома.

«Мюнхен имеет преимущество перед другими крупными городами – он сам представляет собой гигантский шопинг-центр, – говорит управляющий BBE Йоахим Штумпф (Joachim Stumpf). – Русские туристы посещают во время их в среднем недельных визитов 7 магазинов. Задача торговцев состоит в том, чтобы попасть в число этих семи. Или девяти посещаемых арабами, или четырёх, куда приходят китайцы. В этом потенциале заключён большой шанс для стационарной розничной торговли, чтобы в дальнейшем не проигрывать в соревновании с онлайн-торговлей».

По данным исследования ВВЕ, русские, часто совмещающие шопинг-поездки в Германию с посещением членов семьи или друзей, особенно прислушиваются к их советам, куда лучше пойти за покупками. Распространённое мнение о том, что некоторые туристы во время шопинга безоглядно тратят деньги, больше не относится к туристам, в том числе и к богатым русским. Исследования, проведённые среди приезжающих в Мюнхен россиян, показали, что только 4% из них делают покупки в люксовом сегменте торговли. Также не соответствует действительности утверждение, что различным целевым группам следует предлагать определённые товары – дорогие меха для одних, крупные драгоценные камни для других. Благодаря глобализации вкусы унифицировались.

И в завершение – примечательный штрих. Основатель и бессменный президент мюнхенского Центра русской культуры «МИР» Татьяна Лукина, у которой в баварской столице множество знакомых ей выходцев из бывших республик СССР, доподлинно знает, почему россияне так любят делать покупки именно здесь: «Для россиян цены в Германии, особенно в период летних распродаж, невероятно низкие, – говорит Татьяна Евгеньевна. – Но их интересуют не одни лишь магазины. Наибольшая часть иностранцев, посещающих мюнхенскую Пинакотеку, родом из России», – цитирует Лукину газета Münchner Merkur.

Сергей Дебрер

Германия. Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742128


Германия > Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742127

Организм как склад запчастей

Примерно треть жителей Германии имеет удостоверение донора органов. Правительство планирует заметно увеличить эту цифру, внося серьёзные изменения в практику донорства, что сделает потенциальным донором каждого, кто этому не возразил.

Министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан (Jens Spahn) утверждает, что свыше 80 процентов немцев не против того, чтобы стать донором органов, при этом официальным удостоверением донора располагают только 36 процентов жителей страны (это данные опроса, проведённого по заказу Федерального центра просвещения в области вопросов здоровья (Bundeszentrale für gesundheitliche Aufklärung, BZgA) в текущем году). При этом медицинская статистика за прошлый год говорит, что количество случаев донорства органов в нашей стране достигло минимального показателя: в 2017 году в Германии были пожертвованы 2594 органа, а число доноров снизилось до 797 человек. Это значительно меньше, чем в Польше, Швейцарии, Австрии, Франции, США, Испании.

Пять лет назад Федеральная врачебная палата (Bundesärztekammer) выявила серьёзные нарушения в ряде немецких центров по трансплантации печени, носившие систематический характер: нарушения касались распределения донорских органов. Контролёры проверили 1200 историй болезни, убедившись, что нередко имели место фальсификации: ложная информация из поддельных историй болезни заносилась в европейский банк данных органов для трансплантации Eurotransplant, в результате чего определённые пациенты продвигались вперёд в очереди за донорскими органами. Манипуляции произошли в университетских клиниках Гёттингена, Лейпцига, Мюнхена и Мюнстера, где и проводились пересадки внутренних органов. Судебные процессы широко освещались, социологические исследования показывали, что потенциальные доноры весьма скептически относятся к трансплантаторам и совсем не уверены, что пожертвованные органы достанутся наиболее остро нуждающимся в пересадке.

В результате разразившегося в своё время скандала готовность немцев становиться донорами за последние пять лет стала совсем низкой, только с 2017 по 2018 годы наметился относительный рост. Немецкое законодательство в плане донорства заметно отличается от других европейских стран. С 2012 года каждый житель ФРГ, имеющий медицинскую страховку, по достижении 16-летнего возраста самостоятельно решает вопрос, хочет ли он стать донором органов. Выразившие готовность получают специальный документ – удостоверение донора, но согласие может быть оформлено и в виде документа свободной форме. При этом, если при жизни человек не высказался против, то после смерти близкие родственники могут дать согласие на трансплантацию его органов – но такой запрос не происходит автоматически. В Великобритании, Греции, Дании, Литве, Румынии и Швейцарии запрос родственникам, если при жизни человек не оставил распоряжений, поступает в любом случае. В Бельгии, Литве, Норвегии, Финляндии, Эстонии родственники умершего могут возразить против донорства органов. В 16 государствах Европы (Австрия, Болгария, Венгрия, Ирландия, Италия, Испания, Кипр, Латвия, Лихтенштейн, Люксембург, Польша, Португалия, Словакия, Словения, Франция, Чехия) донором органов становится каждый, кто при жизни однозначно не заявил о том, что выступает против трансплантации, и не был внесён в соответствующий регистр отказников. Дальше других пошли Нидерланды: здесь с начала 2018 года действует правило, согласно которому каждый совершеннолетний является потенциальным донором органов.

Йенс Шпан предлагает Германии пойти путём большинства европейских стран, сделав по умолчанию потенциальным донором органом каждого, кто не выразил однозначное несогласие при жизни – или же оно не поступило от близких родственников после смерти. Донорских органов в Германии, как и готовности стать донором, стабильно недостаёт, медики называют ситуацию драматической: ежегодно около тысячи человек умирают, не дождавшись операции, хотя трансплантация органов, вероятно, могла бы спасти этих больных. Нередко отчаявшиеся пациенты пытаются найти доноров органов за рубежом, что часто происходит нелегально и почти всегда связано с риском для здоровья пациента.

Подготовка соответствующего законопроекта в министерстве здравоохранения пока не ведётся: по словам Шпана, Минздрав хочет прислушаться к общественной дискуссии. Она оказалась довольно эмоциональной, в ходе дебатов выяснилось, что у идеи донорства по умолчанию немало противников. Многих беспокоит морально-этическая сторона вопроса, против выступает церковь, никуда не делся скепсис тех, кто не уверен, что донорская печень или почка не попадут в руки мошенников. Три четверти участников опроса BZgA в своё время заявили, что основной побудительный мотив донора – альтруизм. А по принуждению со стороны государства альтруизма уже не бывает.

Максим Смирнов

Германия > Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742127


Германия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742124

Болезни от работы

За последние девять лет число рабочих дней, пропущенных трудящимися Федеративной Республики по болезни, увеличилось на 60 процентов.

В связи с заболеваниями наёмных работников и госслужащих немецкая экономика теряет миллиарды евро. Продолжительность нетрудоспособности сотрудников из-за болезней за девять лет – с 2008 по 2016 годы, статистики за 2017 пока нет – увеличилась на 60 процентов: число рабочих дней, пропущенных трудящимися в связи с временной нетрудоспособностью, в 2016 году достигло почти 560 миллионов. Это следует из ответа федерального правительства на парламентский запрос депутатов «Левой» партии. По правительственным оценкам вызванный больничными ущерб, нанесённый экономике Германии, вырос за тот же период ещё больше – на 75 процентов, составив в 2016 году 75 миллиардов евро. Эта цифра не учитывает рост цен: с учётом инфляции экономический ущерб из-за болезней работников вырос за последние 20 лет на 30 процентов, указывают эксперты министерства здравоохранения. Медицинские страховые кассы также отмечали стабильный рост числа трудодней, пропущенных по больничному листу – однако только до 2015 года включительно, в последующие годы рост приостановился.

Стала ли Германия чаще и дольше болеть? К примеру, весной текущего года в ФРГ был зафиксирован самый высокий за последнее десятилетие уровень заболеваемости гриппом. Но рост длительности и частоты больничных – не исключительно негативный статистический показатель. Правительственные эксперты в этой связи напоминают о стабильном и масштабном росте занятости с 2008 года: когда число трудящихся в стране заметно увеличивается, естественным образом растёт и количество заболевших и оформленных врачами больничных. Кроме того, длительность нетрудоспособности серьёзно зависит от возраста. Среди работающих жителей Германии непропорционально сильно выросла доля занятых на пятом, шестом и седьмом десятке, а в среднем у сотрудника в солидном возрасте больничный длится вдвое дольше, чем у того, кому нет сорока. При этом данные Минздрава вызывают особую озабоченность из-за непропорционально высокого роста психических заболеваний, которыми страдает работающая Германия: продолжительность больничных листов, оформленных психологами, психиатрами и психотерапевтами, за девять лет возросла на 125 процентов.

Несмотря на «всегерманский» рост продолжительности больничных листов, нельзя не отметить, что обратиться к врачу и пропустить при необходимости рабочие дни – роскошь, которую позволяют себе в основном сотрудники с бессрочными трудовыми договорами. Работающие по ограниченному сроками контракту, а также нанятые через фирмы по сдаче в аренду персоналу гораздо реже позволяют себе брать больничный. Специалисты Института исследований рынка труда и квалификаций при Университете Дуйсбурга-Эссена (Institut Arbeit und Qualifikation der Universität Duisburg-Essen), сравнив статистику медицинских страховых касс, отмечают, что в среднем в течение 2016 года брали больничный около 50 процентов работников с бессрочным договором и только 4,5% временных контрактников и 5 процентов нашедших занятость через фирму-посредника.

Значит ли это, что постоянные работники в большинстве случаев симулируют свои недомогания? Отчасти, конечно, да, бывает, что симулируют, но не в таких масштабах. Основная причина в другом: чем менее гарантировано рабочее место – тем выше готовность наёмного работника трудиться будучи больным и, вероятно, тем самым вредить здоровью – своему и окружающих.

Максим Смирнов

Германия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742124


Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742123

Золото в шкафу

Устояв перед искушением присвоить найденный клад, житель Бремена получил награду – пусть и не великую, но зато спит спокойно. Иначе в такой же ситуации поступила французская пара – теперь они могут стать бездомными.

Есть такой анекдот: мальчик нашёл клад – миллион долларов, и сдал их в милицию. Рыдающая мать уверяла журналистов, что гордится сыном.

Я не провожу параллелей между этим анекдотом и недавними событиями в Бремене. Но там местный житель тоже нашёл клад – три золотых слитка. И не где-нибудь нашёл, а в собственном кухонном шкафу. И тоже сдал их – в городскую службу находок (Fundamt).

Пару месяцев назад некий бременец приобрёл на распродаже старый шкаф для посуды. Покупку он привёз домой, поставил в кухне и перед тем, как загрузить утварью, стал протирать наружные и внутренние поверхности шкафа. Когда же он извлёк один из выдвижных ящиков, то увидел, что между двойной перегородкой его задней стенки находится конверт из плотной бумаги с адресом Бременского земельного банка (Bremer Landesbank). Вот только почтовый индекс банка был не современный, 4-значный, а тот, что действовал до объединения Германии в 1990 году – 3-значный с буквенной литерой. Когда конверт был вскрыт, в нём оказались три золотых слитка – два весом по 1 кг и один 500-граммовый. Все они имели клеймо и регистрационные номера.

В отличие от рыдавшей матери мальчика из анекдота, бременец, видать, сразу смекнул, что присвоение им этой находки чревато непредсказуемыми последствиями: легально продать золото не получится – ведь сертификатов на номерные слитки у него нет, а сбывать «по-чёрному» может оказаться себе дороже. Вот он и заявил о найденном кладе в Fundamt, а затем и привёз туда слитки. Их стоимость оценили в 83,5 тыс. евро, из которых 2,5 тыс. ему выплатят в виде вознаграждения.

Но тем история не кончилась. По заданию бременского Сената городская полиция установила прежнего владельца шкафа. Им оказался умерший в марте 2017 года богатый пенсионер, чей дом и имущество после его смерти было распродано назначенным судом администратором, а выручка передана наследнице – двоюродной сестре покойного. Так же поступят и с золотом. По словам представителя мэрии, сейчас слитки помещены в хранилище Сената (Landeshauptkasse), а позже их стоимость за вычетом премии за находку будет переведена наследнице.

Сергей Дебрер

Германия > Внешэкономсвязи, политика > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742123


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2742753 Зигмар Габриэль

Der Spiegel (Германия): «Вы на протяжении 70 лет воспитывали из нас борцов за мир, а теперь удивляетесь» — бывший министр иностранных дел Зигмар Габриэль

Матьё фон Рор (Mathieu von Rohr), Der Spiegel, Германия

Бывший министр иностранных дел Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) говорит о том, что Германия должна взять на себя больше ответственности за судьбы мира и проявлять меньше моральной твердолобости во внешней политике. Также он задумывается о своей собственной позиции в отношении кризиса с беженцами.

«Шпигель»: Господин Габриэль, вы бы хотели вновь стать министром иностранных дел? Из вашей недавно опубликованной книги явствует, что у вас есть планы, которые вы не смогли осуществить.

Зигмар Габриэль: Я политик и не могу притворяться, что политика меня больше не интересует, потому что я уже не занимаю никакой должности. Мир меняется драматическим образом. Боюсь, что мы, немцы, недооцениваем последствия этого процесса.

— Что вы имеете в виду?

— Главный вопрос о месте Германии в мире остается без ответа. И я считаю, что это безответственно. Я часто спрашивал себя: смогут ли мои три дочери рассчитывать в будущем на такую же высокую степень свободы и самоопределения, как теперь? Будут ли они жить в мире? Скорее эти вопросы побудили меня написать книгу, чем неисполненные желания бывшего министра иностранных дел.

— Вы в драматических выражениях описали сегодняшнюю ситуацию в мире, сравниваете ее с 1989 и даже 1945 годами.

— Да, потому что старый Запад распался при нынешнем президенте США. Произошла решительная перемена по сравнению с последними 70 годами, когда мы могли положиться на США как на ведущую нацию. Мы наблюдаем сейчас борьбу за суверенитет Европы в совершенно изменившемся мире. Я вырос недалеко от бывшей границы между зонами (ФРГ и ГДР — прим. перев.). Союз с США был для меня чем-то само собой разумеющимся, так же как и уверенность в том, что тут мы в безопасности. Теперь этому пришел конец.

— Был ли в вашу бытность министром иностранных дел момент, когда вы подумали: США больше не являются надежным партнером?

— Были моменты, когда я думал: боже ты мой, что же происходит? Возьмем кризис между Саудовской Аравией и Катаром. Когда я разговаривал с тогдашним госсекретарем США Рексом Тиллерсоном (Rex Tillerson), то у меня было впечатление, что он видит ситуацию так же, как и мы, и пытается урегулировать ее. Но тут появляется Дональд Трамп, который говорит: «Мой госсекретарь не разделяет моего мнения, что нам надо усилить саудитов. Они заключили с нами миллиардные контракты по поставку вооружения».

— А когда Тиллерсон на саммите G7 заявил европейцам, что Украина — это их проблема, это не было еще одним таким моментом?

— Я был совершенно поражен. Сказал ему: ты же это не всерьез. Он ответил: я хотел только подготовить тебя к тому, что думает мой президент, он Украиной не интересуется. Но нечто положительное в этом все-таки есть: мы, европейцы, будем вынуждены взять ответственность за свою судьбу в собственные руки.

— Вы пишете, что опасность, исходящая сегодня от Германии, заключается не в доминировании в военной сфере, а в ничегонеделании. А вы к этому руку разве не приложили?

— Как активный политик ты всегда несешь какую-то долю ответственности. За прошедшие десятилетия мы привыкли к тому, что США отвечают за все неприятные вещи в мире. Сегодня Трамп критикует нас за то, что мы тратим слишком мало денег на военные нужды. Но правда заключается в том, что США сами хотели этого долгое время. Они опасались, что излишний рост военных возможностей Германии может привести к следующей мировой войне. Я как-то сказал Тиллерсону: не знаю, на что ты сейчас жалуешься. Вы же на протяжении 70 лет воспитывали из нас борцов за мир, а когда мы ими стали, то вы удивляетесь. Он рассмеялся.

— Но большинство немцев не хотят, чтобы Германия стала активнее на международной арене.

— Некоторые хотят, чтобы Германия стала чем-то вроде большой Швейцарии, но мы слишком велики и больше не может оставаться в стороне. Из-за бомбардировок режима Асада в Сирии вдруг у нашего порога появился миллион беженцев. Необходимы не только военные операции, но и меры по предотвращению кризисов, дипломатия, экономическое развитие. Германии нельзя из международного абстинента превращаться в великого геостратега. Я хотел бы, чтобы мы вновь вели стратегические дебаты — все равно, с каким результатом. Это важно для подготовки общественности к тому, что мир изменился.

— Какие дебаты вы имеете в виду?

— Прежде всего мы должны понять, что моральная твердолобость может быть такой же пагубной, как и аморальность. Политолог Герфрид Мюнклер говорит, что мы, немцы, довольствуемся тем, что удерживаем свою мораль на высоком уровне. Но было бы лучше признать, что у нас есть и интересы.

— То есть меньше морали, больше реальной политики?

— Не меньше морали. Но мы должны взвешивать интересы и ценности, а потом решать. Есть пример, где нам это удалось. Когда ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации, — прим. перев.) напало на езидов в горном районе Синджар, мы вопреки существующему законодательству решили поставить оружие курдской пешмерге, иначе езиды были бы истреблены. Вера в то, что с моральной точки зрения правильно не вмешиваться в мировую политику, может оказаться такой же ложной, как и слишком интенсивное вмешательство в нее. Всегда можно оказаться виноватым.

— Для этого Германии нужен хорошо функционирующий бундесвер. Почему вы не хотите подписываться под требованием НАТО, согласно которому Германия должна тратить на военные нужды 2% ВВП?

— Мы были бы рады, если бы бундесвер хотя бы нынешние средства расходовал разумно. Я понимаю, что США не хотят нести 70% расходов в НАТО. Но было бы неправильным решением каждый год тратить на бундесвер 80 миллиардов евро. Мы должны его лучше оснастить, я не против, если на это будет тратиться 1,5% ВВП, а оставшиеся 0,5% пойдут на европейские структуры.

— Главное требование, которое вы выдвигаете в своей книге, — это общеевропейская внешняя политика. Как она должна работать?

— Конечно, в долгосрочной перспективе внешнеполитические решения в ЕС должны приниматься на основе принципа большинства. Но пока мы от этого далеки. Сегодня речь идет не о том, чтобы менять структуры, а о практических делах. Это будет функционировать только в том случае, если главы государств и правительств важнейших стран Европы договорятся между собой. Нам понадобится фаза сильной межправительственной Европы.

— Эммануэль Макрон хочет основать европейскую интервенционную армию.

— Я бы его поддержал. Если, например, когда-нибудь в Ливии вновь удастся сформировать государственные структуры, то вооруженные боевики, которые сегодня содержат пыточные лагеря, добровольно не уйдут. Тут и понадобятся совместные действия европейцев.

— Вы критикуете Германию за то, что она во время кризиса с беженцами приняла много несогласованных решений, в том числе и сфере возобновляемой энергетики.

— В прошедшие годы Германия часто довольствовалась в Европе тем, что считала себя правой, например, во время кризиса евро. Мы не заметили, что наши соседи воспринимают нас как страну, верящую в свою благородную миссию, но не понимающую других вокруг себя и даже смотрящую на них сверху вниз. Пример тому — наша истерика по поводу соглашения о свободной торговле, которое хотели все, кроме немцев. Наш моральный импульс в политике по отношению к беженцам тоже был понят нашими соседями совершенно по-другому.

— Бывший премьер-министр Франции Мануэль Вальс (Manuel Valls) сказал вам в 2015 году: вы, немцы, хотите теперь руководить и нашей моралью?

— Да. Это меня удивило. Не то, что он не был согласен с нашей политикой, а то, с какой жесткостью он об этом заявил. Ему надоело морально оправдываться перед немцами за свою скорее ограничительную политику.

— Правительство, в которое вы входили, действовало неправильно?

— До сих пор я считаю моральный принцип, которым руководствовалась Ангела Меркель, не дав закрыть границы, правильным. И сейчас, по прошествии некоторого времени, я считаю, что альтернативы этому не было. Нам что, нужно было послать бундесвер на границу с Австрией? Конечно, нет. Тем не менее сегодня я спрашиваю себя, не должен ли я был тогда более критично подойти к этому вопросу, в достаточной ли мере мы согласовали все с другими европейскими странами. Тут мы сделали ошибку. Кроме того, мы недооценили все последствия массовой миграции в нашу страну.

— Вы описываете в своей книге, как в 2015 году однажды ночью вы с Ангелой Меркель вышли из здания ведомства федерального канцлера и она взяла с вас обещание.

— Она сказала мне дословно следующее: «Обещайте мне, господин Габриэль, что мы оба не будем строить заборов». Незадолго до этого мы прослушали доклады министра внутренних дел де Мезьера и шефа федеральной полиции Романа о том, как быстро все можно огородить. Помню, как она слушала эти доклады и качала головой. Тогда я подумал, что ее позиция не поверхностная, а идет из глубины души.

— Она была глубоко убеждена в своей правоте?

— Да. Я до сих пор высоко ценю ее за слова, сказанные той ночью. С моей точки зрения, они заслуживают высочайшего уважения. Хотя сейчас я знаю, что потом у нас возникли большие трудности. Честно говоря, позднее другие все же построили заборы и тем самым спасли нас, немцев, от еще большего наплыва беженцев. Сегодня моя душа испытывает весьма противоречивые чувства.

— Одна из важных тем вашей книги — отношения с Россией. Вы подчеркиваете, что к этой стране вы относитесь «позитивно предвзято». Что это значит?

— На долю украинцев, белорусов и русских выпали невероятные страдания во время Второй мировой войны. Мы перед ними в ответе. Но я знаю также, что было время, когда мы, немцы, дружили с Россией в ущерб Польше. Поэтому я считаю, что не должно быть особого немецкого пути в отношениях с Россией.

— Тогда нам придется поговорить и о «Северном потоке — 2». По нему, несмотря на сопротивление многих восточноевропейских стран и США, из России будет доставляться газ в Германию.

— Если это какое-то особое решение, то почему его не запрещает Европейская комиссия? Ответ прост. Потому что все происходит в соответствии с европейским правом. С моей точки зрения, нельзя нарушать право, чтобы наказать Россию, и, пока она придерживается европейских правил, немецкая экономика должна сама решать, у кого ей покупать газ.

© страница Nord Stream 2 Corp. в Twitter

Погрузка труб для строительства трубопровода "Северный поток-2"

— Не все, что легально, разумно с политической токи зрения. Многие восточные европейцы и американцы видят в этом газопроводе геополитический инструмент Кремля.

— Подумайте еще раз над тем, что вы только что сказали. Если критерием для наших действий будет «разумность», а не право, то так нам недалеко и до произвола. Договоры — вещь обязывающая. Мы упрекаем Владимира Путина в том, что его законы меняются в зависимости от политических потребностей. Нам так поступать нельзя.

— Будучи министром иностранных дел, вы сделали предложение, не согласованное с канцлером, — о постепенном ослаблении санкций против России после введения миротворческих сил ООН на восток Украины.

— Я еще тогда подчеркивал, что это мое личное представление, не имеющее отношения к официальной позиции правительства. Но я готов поспорить, что так оно и произойдет. Если Россия согласится на отвод тяжелого вооружения и на ввод миссии голубых касок, то логическим следствием этого будет снятие санкций.

— А разве снятие санкций не должно быть связано с восстановлением территориальной целостности Украины?

— Это должно быть нашей целью, но тот, кто хочет всего сразу, потерпит поражение.

— Но с вводом миссии голубых касок конфликт лишь заморозится.

— Но уже и это будет прогрессом, тогда хотя бы прекратиться стрельба, и можно будет начать восстановление региона. Разве будет лучше, если вместо этого мы будем говорить: «Мы хотим, чтобы ты приполз к нам на коленях и признался в том, что все делал не так»? Это как раз и будет той моральной твердолобостью, которую я имею в виду. Тогда вы сможете похлопать друг друга по плечу: показали, мол, свою силу. Но на Украине будут и дальше стрелять.

— Какую роль должна сыграть Германия в украинском конфликте?

— Если уж у Германии нет постоянного места в Совете безопасности ООН, то нашей задачей должно стать получение мандата на миссию голубых касок. Предложения об этом уже поступили от украинского президента Петра Порошенко и Путина. Что их различает, так это условия. И будет правильным вести о них переговоры

— Какого мнения вы о вашем преемнике Хайко Маасе (Heiko Maas) и его жестких словах в отношении России?

— Некорректно комментировать своего преемника. Я считал и считаю Хайко Мааса блестящим социал-демократическим политиком.

— Вы разделяете возмущение многих ваших однопартийцев по поводу того, что дело Маассена* было решено за счет СДПГ?

— Да, конечно. Самое драматичное состоит в том, что у населения создалось впечатление, будто в политике все крутится вокруг нее самой. Можно только пожелать, чтобы коалиция нашла в себе силы для нового старта.

— Оглядываясь назад, можно сказать, что создание Большой коалиции было ошибкой?

— Как тогда, так и сегодня главное — это стабильное правительство в Германии. Мы — самая большая экономика Европы. Если мы зашатаемся, то толчки пойдут по всему континенту. Если Большая коалиция не сумеет добиться того, чего от нее ожидают люди, а именно стабильности и дееспособности, то она потеряет право на существование. Ответ на этот вопрос должен быть получен в ближайшие недели.

— Господин Габриэль, благодарим вас за беседу.

*Ганс-Георг Маассен (Hans-Georg Maassen), глава Федеральной службы защиты конституции Германии, был смещен с занимаемой должности за сочувствие к представителям правых сил, устроивших недавно антимигрантские беспорядки в Хемнице. Маассен перейдет в министерство внутренних дел на пост статс-секретаря. Таким образом он не будет удален из системы государственной службы.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2742753 Зигмар Габриэль


Германия. Россия > СМИ, ИТ > dw.de, 25 сентября 2018 > № 2790770 Дмитрий Глуховский

Deutsche Welle: Не считая биографических и публицистических вещей, "Текст" - твой первый роман о настоящем, о сегодняшней жизни в России. Что побудило взяться за него?

Дмитрий Глуховский: У меня со временем сложилось впечатление, что в какие бы фантазии я ни пускался по поводу будущего России и какие бы утопические метафоры ни использовал для описания российской реальности, реальность все равно фантастичней, отчаянней и абсурднее, чем самые удивительные мои фантазии. Столько написано у нас и про прошлое, нередко с желанием обелить его, и про будущее - чаще всего со страхом перед завтрашним днем! А вот про день сегодняшний каких-то ультрасовременных вещей, которые были бы про нас, про разговоры в троллейбусе, про газетные заголовки и про главные проблемы сегодняшнего дня, к сожалению, почти совсем нет. И я решил, что надо высказаться.

- Одна из немецких газет, рецензируя "Текст", написала, что автор разделывается, расправляется с политической системой Путина. Насколько сильна политическая составляющая в романе?

- На самом деле, как ни парадоксально, эта книга - наименее политизированная из всех моих книг. Я раньше очень активно использовал футуристическую метафорику для того, чтобы говорить о политической составляющей сегодняшнего дня. Например, в "Метро 2033" у меня люди никак не хотели двадцать лет спустя после Третьей мировой войны покидать бункер, в котором они сидели, все еще отказываясь верить в то, что война кончилась. Это, конечно, имело прямое отношение к ситуации в обществе вследствие присоединения Крыма, к уязвимости российского общества для милитаристической пропаганды, которая снова использовала язык холодной войны. Сейчас - как результат пропаганды - общество очень политизировано и политизировано в специфическом ключе, то есть для него создана какая-то совершенно иллюзорная картина мира, на которую оно должно отвлекаться от текущих, повседневных, бытовых, экономических проблем.

В "Тексте" политика идет фоном. Но в гораздо большей степени роман - об обществе, о людях, о том, в каком положении они сегодня оказались. Причем, даже не об отсутствии свободы, потому что, с моей точки зрения, определенные личные свободы у людей в России есть, отсутствуют только свободы политические.

Главная проблема сегодняшнего российского общества в другом. Это пренебрежение тех, кто относится к властной касте (здесь мы говорим и о политиках, и о чиновниках, и о силовиках, и о представителях провластной прессы, и о церкви провластной), ко всем остальным людям, совершенное их нежелание подчиняться законам морали. Люди, принадлежащие к этой правящей касте, настолько безнаказанны, настолько привилегированны, что не хотят вообще признавать наличие каких-либо сдерживающих факторов, отказываются верить в то, что есть добро и зло, истина и фальшь. Любой человек, который смотрит в России телевизор, читает газеты, видит и без моей помощи, что власть имущие лгут, что они воруют, что, будучи пойманы за руку, никогда даже не смущаются, что они готовы и убийство оправдать, если цель, по их мнению, оправдывает его.

А другая каста, вторая, низшая каста - это обычные, простые люди. Они совершенно бесправны. Гарантий каких-либо прав у них нет, даже права на жизнь, не говоря уже о праве на имущество. В любой момент по решению любой инстанции или по произволу конкретного чиновника, силовика у них могут отобрать всё. Человек может лишиться свободы и в некоторых, крайних, случаях даже жизни. И потом никто ничего не сможет доказать. А этим обычным людям циники навязывают представления о справедливости-несправедливости, добре и зле, о какой-то высшей миссии России. Это, наверное, и есть главная политическая составляющая книги, которая находит отражение в сюжете. По сюжету, напомню, парень из простой семьи, студент филфака, вступает в ночном клубе в конфликт с человеком, который работает в наркополиции. И оказывается наказан тем, что ему подбрасывают наркотики и отправляют на семь лет на зону - без возможности оправдаться.

- Какую роль в этом кастовом, социальном антагонизме играет Москва, точнее, противопоставление Москвы и всей остальной России? Москва выглядит как своеобразный антигерой или антигероиня романа...

- Москва - мой любимый город. Любить ее несложно. Москва - это самый богатый, самый жирный город России, самый ухоженный, самый обласканный, подкупаемый властью. Ведь революции, как известно, происходят в столицах, и, чтобы эти революции упредить, необходимо всячески задабривать жителей столицы. А остальная страна (разве что за исключением городов-миллионников, которые с некоторым опозданием тянутся за Москвой) застряла где-то в середине девяностых годов. Это страна бедная. Люди вынуждены брать кредиты под грабительские проценты, чтобы купить нужные вещи или просто протянуть от зарплаты до зарплаты, каких-то особенных перспектив они в жизни не видят. Я сам-то из Москвы, но моя мать - из-под Костромы, и у меня есть там немало родственников, которые являют собой наглядный пример того, как живут люди за пределами столицы.

- Значительная часть действия романа происходит в смартфоне. Это просто признак времени или что-то большее?

- Это прежде всего признак времени. Если писать о настоящем, то без смартфона никак нельзя было обойтись. Но есть еще одна важная вещь. Смартфон дает великолепную возможность для перевоплощения. Так центральный персонаж романа, завладев смартфоном человека, которого убил, постепенно занимает его место, становится им.

- А социальные сети? В одном из недавних немецких интервью ты сказал, что Facebook - это интеллигентская кухня 1970-80-х годов.

- Так оно и есть. Тут, правда, надо заметить, что социальные сети очень разные. Они очень расслоились. Если, скажем, "ВКонтакте" - это среда неформального общения, связанного с досугом, то Facebook действительно забронировал место интеллигентской кухни брежневских времен, где люди собираются, обсуждают политические, общественные, экономические проблемы... Именно там ведутся самые жаркие дискуссии. И большей частью за пределы Facebook они не выплескиваются, как не выплескивались и за пределы диссидентских, фрондерских кухонь сорок лет назад. Facebook остается, несмотря на политических провокаторов, троллей и так далее, островком свободы.

- Как воспринимают роман "Текст" российские читатели и зрители (по роману поставлен спектакль в Театре Ермоловой)?

- Из всех реакций, которые мне доводилось услышать, для меня наиболее лестной была оценка романа как совершенно реалистического. То, что там описано, воспринимается как абсолютно возможное. Нет ничего фантастического в том, что парень, который не может откупиться от милиции, следователей и прокуратуры, попадает по ложному обвинению за решетку, нет ничего невозможного в том, что он сидит в лагере семь лет, нет ничего невозможного в конфликте случайного человека с правоохранительной системой - и даже не с самой системой, а с какими-то ее случайными представителями. Мне было важно, чтобы все это было совершенно достоверно - и психологически, и фактологически. Это самое важное: никто не сомневается в реальности происходящего. Многие считают, что эта история случилась на самом деле.

Ефим Шуман

Германия. Россия > СМИ, ИТ > dw.de, 25 сентября 2018 > № 2790770 Дмитрий Глуховский


Украина. Германия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734189 Владимир Гройсман

Владимир Гройсман: Трубопровод «Северный поток — 2» означает полную зависимость от России (Frankfurter Allgemeine, Германия)

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман рассуждает о войне с Россией, о проблеме с трубопроводом «Северный поток — 2», а также о своих еврейских родителях

Герхард Гнаук (Gerhard Gnauck), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

«Франкфуртер альгемайне»: Господин премьер-министр, в Азовском море, к востоку от полуострова Крым, Россия препятствует судоходству. Нервозность в этом регионе повышается. К чему все это может привести?

Владимир Гройсман: Это еще один элемент гибридной войны, которую Россия ведет не только против Украины, но и против всего демократического мира. Блокирование иностранных торговых судов, заходящих в наши порты, — это, по моему мнению, бандитизм. Это серьезный сигнал для всего мира, и миру следует дать на него серьезный ответ. Мы реагируем на это дипломатическими и правовыми методами, а также усилением нашей обороноспособности.

— Киев хочет прекратить действие российско-украинского основополагающего договора, заключенного в 1997 году.

— Да, он не будет продлен, а срок его действия заканчивается весной 2019 года. Чего стоит этот договор о «дружбе и сотрудничестве» после того, как Россия направила танки на нашу территорию? Я ничего не имею против русского народа. Я имею кое-что против российских генералов и российских убийц. Мы ведь не хотим разрушить Россию или сменить там режим. Мы лишь говорим: восстановите границы и позвольте нам жить в мире.

— Вы опасаетесь того, что запланированный газопровод «Северный поток — 2» исключит Украину из транзита природного газа. Поэтому Берлин хочет обязать российскую сторону сохранить и в будущем транзит природного газа через территорию Украины. Это реалистичный план?

— Что касается транзита через Украину, нет никаких гарантий того, что Россия выполнит свои обещания. Поэтому, на мой взгляд, Россия будет обманывать, чтобы реализовать свой проект. Мы очень признательны федеральному правительству и госпоже Меркель за их поддержку, за их твердую позицию в отношении той войны, которую Российская Федерация развязала против нас. Однако реализация проекта «Северный поток — 2» будет означать полную зависимость от России. В качестве альтернативы мы предлагаем нашим европейским партнерам совместно управлять нашими транзитными трубопроводами. Они надежны, а наши большие хранилища газа уникальны.

— Многие украинцы страдают от повышения цен. Международный валютный фонд (МВФ) как кредитор требует теперь от Киева повысить цены на газ. Разве это не порочный круг: МВФ требует, настроенное на проведение реформ правительство выполняет требование, а затем вы проигрываете на выборах?

— Ради сохранения стабильности нужно принимать и непопулярные решения. Что касается повышения цены на газ, то мы хотим решить этот вопрос до конца сентября. В 2005 году рост экономики на Украине составлял 12%, а государственный долг находился примерно на уровне 12 миллиардов долларов. Когда наша команда пришла к власти в 2014 году, мы обнаружили долг в размере 70 миллиардов. Нам нужно его обслуживать. Многие возможности проведения реформ были упущены. Теперь наша стратегия состоит в том, чтобы к 2020 году сократить соотношение долга к ВВП с 65% до 48%.

— А люди все еще поддерживают проведение болезненных реформ?

— Мы проводим реформы в условиях войны. Полная перезагрузка: децентрализация, реформа общества, образования, приватизации, энергетического сектора, армии и полиции, налоговой системы. А старая система продолжает оказывать сопротивление. Естественно, это не самое легкое время в нашей жизни. Однако во второй половине года рост экономики составил 3,6%. Инфляция сократилась до 8,9%. Инвестиции растут.

— Однако борьба с коррупцией ведется сегодня не так активно.

— Пока еще люди не почувствовали успехов при проведении реформ. Борьба с коррупцией — важное дело. Она создает свободное пространство для нашей экономики. Когда был подготовлен антикоррупционный суд, я ясно сказал: либо это решение будет принято, либо я ухожу в отставку. Нужен честный суд для того, чтобы правил закон. И это действует. То есть, мы еще не устали от реформ.

— Но ведь никто из высокопоставленных чиновников не был осужден.

— Независимые суды еще не осудили ни одного высокопоставленного чиновника и не назначили справедливое — я подчеркиваю, справедливое — наказание.

— Еще одна спорная тема с Россией: Украина с благословения православного Константинопольского патриарха хочет основать собственную православную церковь без нынешнего московского влияния.

— Это для нас как для народа и как для государства очень важно. Иметь собственную, независимую церковь — историческое решение для нашего народа, для 45 миллионов человек. И развитие идет в правильном направлении.

— Ваши отец и мать были евреями.

— И я тоже. Вы знаете эту шутку? Один человек говорит другому: «Вы, случайно, не еврей?» На что тот отвечает: «Да, я еврей. Но не случайно».

— Что вы чувствуете, когда за границей говорят, что ваше правительство пришло к власти в 2014 году в результате «фашистского путча»?

— Так говорят люди, которые имеют неправильное восприятие действительности.

— Вы на Украине сталкивались с антисемитизмом?

— Никогда. Украина — моя родина. Мои предки жили здесь с 1732 года. Здесь они воевали и трудились, здесь они родили и воспитали нас.

— А ваши родители сталкивались в советское время с антисемитизмом?

— Они мне рассказывали, что существовали ограничения на доступ к определенным рабочим местам. Но когда мне сегодня говорят, что украинцы — антисемиты, это просто смешно. Украинцы — добросердечные и отзывчивые люди. Мы такие. И поскольку многие наши поколения здесь жили, то это нас объединяет. Пара сумасшедших, желающих разделить людей по признаку расы, цвета или веры, есть везде, однако у нас их не больше, чем в любой другой европейской стране.

— Недавно были случаи нападений правых экстремистов на цыган.

— Совершившие это люди — преступники. К сожалению, нападения такого рода происходят сегодня во многих европейских странах. Преступники должны сидеть в тюрьме.

— В одном из самых известных фотодокументов, относящихся к Холокосту, запечатлен расстрел, а подпись такая: «Последний еврей Винницы». Вы родились в этом городе и до 2014 года были его мэром. Что пережила ваша семья до 1945 года?

— Моя семья пережила Голодомор и Холокост. От Голодомора (устроенный государством голод в южных частях Советского Союза — примечание редакции газеты «Франкфуртер альгемайне») пострадали мои родственники и родственники моей жены, у которых польские и украинские корни. Кроме того, мои родственники сидели в советских лагерях. Что касается Холокоста: мой прадед ушел на фронт в 1941 году. Когда он вернулся, он узнал, что его жена и трое детей расстреляны. А бабушку должны были расстрелять на краю ямы, где лежали уже многие убитые. В нее и еще в нескольких людей пули не попали, однако все они упали в эту яму. Ночью простые украинцы вытащили их оттуда и спрятали. Так она выжила.

— В Киеве в 1941 году произошло массовое убийство в Бабьем Яру. Как сегодня следует поминать его жертв?

— Я считаю очень важным помнить о всех этих трагедиях и быть бдительными — ради будущего. Киевские городские власти создали общественный совет, который на негосударственные средства создаст в Бабьем Яру мемориал. У нас в Киеве уже несколько лет существует мемориал в память о Голодоморе. В 2017 году я присутствовал на церемонии, посвященной началу работы по возведению второй части этого мемориала, которая должна быть готова в конце 2019 года. Речь идет о миллионах жертв, о миллионах детей. Организаторы этого голода хотели убить украинцев.

— Прежде всего в Польше и в Израиле очень критично реагируют на то, что националистические партизаны из УПА (организация, запрещенная в России, — прим. ред.), совершавшие преступления в отношении польского гражданского населения, сегодня провозглашены героями на Украине.

— У каждого государства — свои герои. Что касается этой темы, то было бы неправильно действовать с помощью запретов. Тогда были очень сложные времена. Однако жить нужно только для будущего — и не подчеркивать то, что разделяет. Свои решения я буду всегда основывать на следующих трех основных ценностях: сближение, взаимопонимание и — если что-то раньше произошло — взаимное прощение.

— Кстати о прощении — когда это произойдет в отношениях между Россией и Украиной?

— Политика должна искать решения на дипломатических путях. Но за столом переговоров должны сидеть люди, которые этого хотят. Если бы с российской стороны было желание закончить войну, это могло бы произойти в течение пяти минут.

— Как вы оцениваете миграционный кризис в Европе?

— Люди стали более мобильными. Они ищут те места, где они могут лучше жить. Поляки поехали в Великобританию. Украинцы — в Польшу. Наша задача состоит в том, чтобы вернуть украинцев назад. Кстати, заработная плата у нас уже растет. Другие страны многое испытали в прошлом, а у нас еще многое впереди. Наш президент недавно внес законопроект, на основании которого вступление в Евросоюз и НАТО будут закреплены в Конституции как стратегические цели.

Украина. Германия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 сентября 2018 > № 2734189 Владимир Гройсман


Сирия. Турция. Германия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 сентября 2018 > № 2748365

Deutschlandfunk (ФРГ): Нужно вести переговоры вместе с Россией

Депутат турецкой правящей Партии справедливости и развития Мустафа Йенероглу в интервью немецкой радиостанции «Дойчландфунк» заявил о необходимости отговорить Россию от поддержки сирийского режима в ходе атаки на миллионы гражданских лиц в Идлибе. По его словам, целью должно стать политическое решение конфликта в рамках ООН. А президенту Сирии Башару Асаду придется уйти.

Кристиане Кэсс (Christiane Kaess), Deutschlandfunk, Германия

Дойчландфунк: Сегодня мы поговорим с Мустафой Йенероглу, депутатом турецкой правящей Партии справедливости и развития, членом турецкого парламента. Доброе утро!

Мустафа Йенероглу: Доброе утро!

— Господин Йенероглу, саммит Турции, России и Ирана, прошедший неделю назад, не принес результатов. Что ожидается от сегодняшней встречи Эрдогана и Путина?

— Да, с точки зрения Турции, необходимо использовать все еще имеющиеся возможности, чтобы отговорить российское правительство от поддержки сирийского режима в ходе атаки на три миллиона гражданских лиц в Идлибе. Потому что без бомбардировок россиян продвижение войск невозможно. Необходимо вести переговоры вместе с россиянами, чтобы предотвратить более масштабную гуманитарную катастрофу. Есть конкретные планы Турции, чтобы также предоставить гарантии безопасности российским военным базам, по которым все должно осуществляться должным образом.

— Давайте поподробнее поговорим о планах. Я бы хотела услышать от вас оценку того, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сказал в Берлине. Он сказал, что масштабное наступление в Идлибе не планируется. Вы ему верите?

— Я считаю, что факты говорят об обратном. Уже были бомбардировки, при которых погибло большое количество людей. Свыше 10 тысяч человек вынуждены были бежать. Идлиб является провинцией, граничащей с Турцией. Поэтому, конечно, люди бегут в сторону Турции, поскольку Идлиб является последней зоной деэскалации. Нужно исходить из того, что в сторону Турции отправится около миллиона человек, и это будет следующей большой катастрофой.

«Избежать волны беженцев»

— Вернемся к планам, которые вы затронули. Турция пытается выступить в роли переговорщика. Видите ли вы признаки того, что мятежники готовы сдаться или отступить?

— Должен быть запущен механизм. Сейчас все стороны должны предпринять усилия, чтобы совместно прекратить бомбардировки, остановить движение войск. Затем нужно избежать волны беженцев со стороны иранских военизированных формирований и предотвратить действия сирийского режима с его войсками. А затем нужно работать над политическим решением, в рамках которого Асад должен будет уйти. Поэтому Турция предлагает вначале обеспечить гарантии безопасности для российских военных баз, потому что это было изначально аргументом России в поддержке передвижений войск при помощи авианалетов. А затем в рамках переговоров нужно обсуждать еще более жесткий совместный контроль над этими территориями. Турция предлагает создать механизм, который, в конечном счете, должен привести к разоружению группировок, таких как Тахрир аль-Шам (организация, запрещенная в РФ, — прим. ред.), и мы совместно должны работать над политическим решением. Только так это может работать.

— Но во всем, о чем вы сейчас говорите, очень важную роль играют повстанцы, и с ними Турция может вести переговоры. В этой связи мой вопрос — видите ли вы какие-то признаки сотрудничества? Для повстанцев это будет означать поражение.

— Ситуация следующая: пока стороны — сейчас это россияне — будут поддерживать Асада в получении полного контроля над территорией, конечно, это вряд ли возможно. Но в тот момент, когда необходимо защищать человеческие жизни, нужно рассматривать каждую возможность, как бы трудно ни было. Но еще хуже более масштабная катастрофа, поскольку аргументы о том, что идет борьба с террористами, в этом контексте не могут быть состоятельными, так как менее одного процента жителей провинции Идлиб являются боевиками. А о том, что Асад назвал диссидентов и вообще все население террористами, знают все стороны. Поэтому нам нужно вместе работать над политическим решением.

«Идлиб — последняя зона деэскалации»

— Еще раз, чтобы прояснить: ваша позиция заключается в том, что в ходе переговоров подвижки должна сделать российская сторона, а затем и сирийская.

Потому что без российской стороны сирийская сторона делать подвижки не может. Сирийская сторона, по нашему мнению, не является настоящим игроком. Без россиян сирийская сторона не смогла бы предпринять шагов. Кроме того, мы знаем, что согласие сирийского режима предоставить амнистию диссидентам и прочим в случае Алеппо в 2016 году и в случае Гуты весной 2018 году было только предлогом, чтобы, в конце концов, исчезли десятки тысяч людей.

— Это также является причиной, почему Турция до сих пор не сумела добиться того, чтобы джихадисты сложили оружие?

— Вы знаете, джихадисты, это только крохотная часть тех, кто в Идлибе представляет оппозицию.

— Да, но они играют там очень большую роль, прежде всего, с точки зрения сирийского режима.

— Конечно! Поэтому Турция предлагает совместно разработать механизм, чтобы разоружить так называемые радикальные группировки, джихадистов или как-то иначе их назвать, а затем совместно с западными странами запустить механизм, чтобы иностранные боевики смогли вернуться в свои страны.

— Это мы поняли. Но я задам вопрос еще раз по-другому. Вы видите какие-то подвижки со стороны повстанцев или даже джихадистов?

— Я скажу «да». Идлиб — последняя зона деэскалации. Нет больше возможности уйти в другую провинцию. Поэтому это для них единственная возможность вообще остаться в живых.

— Анкара сожалеет о том, что стала стороной в этой войне и поддержала сирийскую оппозицию?

— В этой войне поддержали не сирийскую оппозицию, а сирийский народ. Тогда было так, что сначала в 2011, затем в 2012 и 2013 годах сирийский режим поборол все оппозиционные группировки, вынудил бежать сотни тысяч людей, которые, конечно, бежали в первую очередь в Турцию. Так что с точки зрения Турции, не было другого варианта, как заняться этой темой и делать предложения Асаду, которые затем им отклонялись — потому что Турция пыталась поддержать демократические силы в Сирии.

«Турецкие войска в зонах безопасности»

— Турция откроет границу, если из Сирии последует еще больше беженцев?

— Турция предлагает создать зону безопасности внутри Сирии, в которой смогут разместиться несколько сотен тысяч беженцев. Это возможно, конечно, только при помощи россиян, но также, в первую очередь, и при помощи западных стран.

— То есть граница открыта не будет? Кто должен там защищать людей?

— Турция! Я сказал, что Турция предлагает, чтобы турецкие войска в зонах безопасности, которые сейчас частично контролируются и турецкой армией, и ее союзниками… чтобы там были созданы такие зоны безопасности, и люди смогли найти там убежище.

— Почему же не рассматривается вариант открытия границы, и почему вы уже сейчас никого не впускаете?

— Как и прежде, сейчас в Турции могут найти убежище люди, семьи с детьми. Но при этом Турция уже приняла свыше трех миллионов беженцев, больших возможностей для приема у нас, к сожалению, нет, но это и не является решением. В конечном счете, мы должны искать решение в Сирии, а это может получиться, когда все стороны, но также и западные страны окажут больше давления на российскую сторону, на иранцев и покажут, что кроме политического решения другого решения быть не может.

«Тогда все будет зависеть от России и Турции»

— Но может ли быть решением создание лагерей для беженцев внутри Сирии, на территории, где вообще отсутствует безопасность для людей?

— Нет! Это не так. Пока что это работало.

— Но мы говорим о том, если сейчас в Идлибе продолжится эскалация.

— Если в Идлибе продолжится эскалация, тогда все будет зависеть от России и Турции. Если Россия будет принимать участие, то это станет возможным, потому что сам сирийский режим не обладает силами осуществлять атаки при помощи наземных войск, если русские не будут их поддерживать.

— Господин Йенероглу, скажите, в завершении нашей беседы: какие ожидания в этом конфликте вокруг Идлиба есть у вас и у других европейских стран?

— Что давление не Россию возрастет, что будут разработаны предложения, например, вопрос о том, что есть иностранные боевики, и как это нужно решать; что западные страны также будут готовы принять обратно своих граждан, и что они совместно будут работать над политическим решением в рамках ООН, и, в конечном счете, Асад уйдет. Эти аспекты могут быть реализованы только тогда, когда все вместе не только окажут давление на эти три стороны — Россию, Иран и Сирию, но и на тех, кто оказывает поддержку.

Сирия. Турция. Германия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 сентября 2018 > № 2748365


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 сентября 2018 > № 2752684 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Германо-Российском форуме, Берлин, 14 сентября 2018 года

Уважаемый господин М.Платцек,

Дамы и господа, коллеги,

Я признателен за приглашение выступить перед столь авторитетной аудиторией. Высоко ценим конструктивное взаимодействие с Германо-Российским форумом, деятельность которого вносит значительный вклад в развитие двустороннего сотрудничества, в укрепление атмосферы дружбы, доверия, добрососедства между нашими народами.

Наш диалог с представителями германских общественно-политических, деловых кругов стал доброй традицией. В июле прошлого года встречались в Фонде им.Кербера. В феврале нынешнего года – на «полях» Мюнхенской конференции по вопросам политики и безопасности – с «капитанами» бизнеса России и Германии. В сегодняшней ситуации в европейских, да и в мировых делах такие дискуссии, ориентированные на укрепление взаимопонимания между россиянами и немцами, особенно востребованы. Они свидетельствуют об обоюдной заинтересованности в совместной конструктивной работе по поиску оптимальных решений накопившихся вопросов – как в двусторонней, так и в международной повестке дня.

Убежден, что сегодняшняя встреча не станет исключением. Ее тема, как только что сказал М.Платцек, – интеграционные процессы в Большой Евразии, перспективы построения общего экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока. Актуальность этих вопросов трудно переоценить. Перспективы сопряжения потенциалов всех без исключения государств нашего континента во имя его мирного развития и процветания занимали умы многих выдающихся европейских политиков. В свое время, как вам известно, Президент Франции Ш.де Голль выдвинул идею Европы от Атлантики до Урала. Важность широкого партнерства с Россией в интересах формирования общеевропейской архитектуры безопасности и экономического сотрудничества неоднократно подчеркивали такие «еврогранды», как канцлеры Г.Коль и Г.Шредер, Президент Ж.Ширак. Хотел бы также напомнить, что о естественности такого общеконтинентального взаимодействия писали еще в 20-30-е гг. прошлого века первые идеологи евразийской интеграции – российские философы, географы и историки Н.С.Трубецкой, П.Н.Савицкий, Г.В.Вернадский. Они определяли потенциальную кооперацию на нашем общем огромном материке как «природный синтез» начал Востока и Запада, соединения их «цивилизационных кодов».

По окончании «холодной войны» исчезли все препятствия на пути взаимного сближения России и Евросоюза – двух ключевых экономических и геополитических игроков на континенте – во имя построения Большой Европы без разделительных линий. Мы, со своей стороны, делали максимум для того, чтобы российско-есовское партнерство стало действительно стратегическим. На решение этой задачи были нацелены наши многочисленные инициативы – от снятия барьеров для контактов между людьми до создания в перспективе единого энергетического комплекса. В 2008 г. выступили с предложением заключить Договор о европейской безопасности, который юридически кодифицировал бы соответствующие политические обязательства каждого государства о неукреплении своей безопасности за счет других. Последовательное осуществление этих идей могло бы стать важным подспорьем в деле создания общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана.

Символично, что здесь, в берлинской гостинице «Адлон», Президент России В.В.Путин, выступая в ноябре 2010 г. на четвертом ежегодном экономическом форуме руководителей и топ-менеджеров ведущих германских компаний, выразил убеждение в неизбежности сближения России и Европы, если все мы хотим сохраниться как цивилизация, быть успешными и конкурентоспособными. Этот тезис, на наш взгляд, не только сохраняет свою силу, но буквально с каждым днем становится все более актуальным.

К сожалению, не все в Европе поддерживают настрой на расширение взаимодействия с нашей страной. Понимаем, что здесь существуют различные точки зрения, и не всегда прагматизм берет верх. Иногда срабатывают не изжитые исторические фобии. Россию представляют как некую угрозу европейской безмятежности и образу жизни. Но угрозой она, конечно же, не является. Нередко сталкиваемся с попытками учить нас тому, как обустроить собственный дом: как будто непонятно, что менторский тон в любом диалоге, а, тем более, с Россией, идеологизация отношений – бессмысленны и контрпродуктивны.

Говорю о сегодняшней ситуации в нашем большом европейском доме с искренним сожалением. Убежден, что на базовом, содержательном уровне России и Евросоюзу предопределено сотрудничать друг с другом. Последнее десятилетие стало во многом временем упущенных возможностей. Приведу лишь несколько примеров. Мы могли бы, как только что сказал М.Платцек, отменить визовые формальности, но тема была искусственно «замотана» по политическим мотивам брюссельской бюрократией. Мы могли бы радикально укрепить торгово-экономические связи, но Брюссель начал возводить препятствия на пути основных товаров российского экспорта. В числе таких препятствий – «Третий энергопакет», направленный, будем называть вещи своими именами, на создание проблем для ПАО «Газпром» на европейском энергетическом рынке. И это несмотря на то, что наша страна всегда была надежным поставщиком углеводородов в Европу.

В рамках программы «Восточное партнерство» была затеяна игра даже не с «нулевой», а с «отрицательной суммой» в виде попыток поставить государства постсоветского пространства перед ложным выбором «либо с нами, либо против нас». Кульминацией курса на сдерживание России стал поддержанный рядом западных государств антиконституционный переворот на Украине. К власти там пришли национал-радикалы, которые разорвали Соглашение об урегулировании кризиса, подписанное в феврале 2014 г. и гарантами которого от имени ЕС выступили Германия, Франция и Польша. При этом ни Берлин, ни Варшава, ни Париж даже не пытались что-то сказать по поводу такого отношения путчистов к европейскому посредничеству.

Также удивило, с какой поспешностью в Евросоюзе – по прямой указке Вашингтона – решились обрушить проверенное временем сотрудничество с Россией, добровольно согласились нести многомиллиардные убытки из-за санкций. Парадокс, но американцы потерь не несли и не несут.

А ведь украинский кризис можно было предотвратить. Напомню, ЕС стремился втянуть Украину в свою орбиту путем заключения с ней Соглашения об ассоциации, которое неизбежно вело бы к выходу Украины из зоны свободной торговли СНГ и как результат – к разрыву кооперационных связей Киева с Москвой. Вместо того, чтобы упорно двигаться по этому деструктивному сценарию, мы предлагали договориться об устраивающих все три стороны – Евросоюз, Украину и Россию – параметрах гармонизации интеграционных процессов, которые бы учитывали как нормы ЕС, так и уже существовавшие обязательства Киева в рамках СНГ и двусторонних отношений с Москвой. Однако все наши предложения российской стороны о трехсторонних переговорах в 2013 г. и начале 2014 г. безапелляционно отклонялись Брюсселем. И если выражение «извлекать опыт из ошибок прошлого» имеет какой-то смысл, то это, на наш взгляд, как раз тот случай, когда всем нам не помешало бы оглянуться назад и сделать выводы на будущее, в том числе в контексте обсуждения тех вопросов, которые вынесены на повестку дня сегодняшней встречи.

Кстати, в этом плане стоит поторопиться, ведь мировой геополитический ландшафт продолжает стремительно меняться и становится все более конкурентным. Наращивают свой потенциал новые центры экономической мощи, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Становление полицентричного мироустройства делает не работающими старые схемы, основанные на принципе «ведущий – ведомый». Востребованы нестандартные, новаторские идеи.

Если взглянуть на вещи беспристрастно, то, по-моему, Евросоюзу стоило бы серьезно оценить то, какие плюсы его собственным интересам могло бы принести создание принципиально новой модели экономического сотрудничества в Евразии, основанной на взаимодополняемости национальных стратегий роста и сложении потенциалов многосторонних экономических проектов.

Со своей стороны, мы приступили к формированию условий для движения в этом направлении. Совместно с партнерами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС), который действует на принципах ВТО, мы создали единые рынки товаров и услуг, обеспечиваем условия для свободного движения капитала и рабочей силы, укрепляем внешние контакты ЕАЭС. В частности, действует зона свободной торговли с Вьетнамом, ведутся переговоры о заключении аналогичных соглашений с Израилем, Сербией, Сингапуром, другими странами АСЕАН. В скором времени они начнутся с Египтом и Индией. Подписано временное соглашение с Ираном. Всего от различных стран и объединений поступило около 50 предложений об установлении партнерских отношений с Союзом.

Особое значение имеет начавшаяся работа по сопряжению интеграции в рамках ЕАЭС с китайской инициативой «Один пояс, один путь» (ОПОП). В мае подписано соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. В планах – «стыковка» инфраструктурных проектов в рамках ЕАЭС и ОПОП с Северным морским путем. Все это создает предпосылки для продвижения по пути реализации инициативы Президента России В.В.Путина по строительству Большого евразийского партнерства – максимально свободного пространства широкой экономической кооперации с участием стран ЕАЭС, ШОС, АСЕАН.

Рассчитываем на подключение к этим усилиям и Европейского союза – тогда идеи единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока обретут практическое воплощение.

Мы ценим, что многие германские политики проявляют интерес к такой совместной работе. М.Платцек только что упомянул, что вопросы создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока включены в коалиционный договор нынешнего Правительства ФРГ. Данная тематика регулярно обсуждается в ходе различных российско-германских контактов, в том числе на высшем уровне. Главное, чтобы намерения трансформировались в конкретные шаги.

Разумеется, осуществление масштабных планов невозможно без общего оздоровления российско-есовских отношений, которые во многом остаются заложником украинского кризиса, а сам кризис остается таковым в решающей степени из-за линии нынешних киевских властей, которые тормозят выполнение Минских договоренностей, которые являются безальтернативным решением нынешней ситуации в соседней с нами стране. Мы знаем, что в Европе растет число тех, кто осознает контрпродуктивность конфронтационного курса в отношении России, кто стремится проводить прагматичную политику и не желает, чтобы ими манипулировали в ущерб их же собственным законным интересам.

Думаю, надо сделать правильные выводы и начать работу по ремонту общеевропейского дома, по созданию общего пространства мира, безопасности и экономического сотрудничества, где учитывались бы интересы всех стран – как входящих, так и не входящих в различные интеграционные объединения. Очень многое здесь будет зависеть от состояния отношений между Россией и Германией – двух крупнейших европейских держав. История знает немало примеров, когда конструктивное российско-германское взаимодействие оказывало благотворное влияние на общую ситуацию в Европе.

В этой связи показательно, что даже в нынешних условиях сотрудничество между нашими государствами продолжает развиваться в различных областях – от экономики до культуры. Наглядное свидетельство – мой визит в Берлин по приглашению Министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса, приуроченное к церемонии закрытия «перекрестного» Года региональных и муниципальных партнерств. Вижу в этом хорошее подспорье для постепенного восстановления взаимного доверия, столь необходимого для Европы, мира в целом.

На этом хотел бы остановиться. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Вы только что сказали, что «ремонт» общеевропейского дома стоит на повестке дня. Каковы Ваши существенные предложения? Как можно взяться за этот «капитальный ремонт»? Что нужно ещё помимо того, что уже делается сегодня? Чего нам недостает?

С.В.Лавров: Откровенно говоря, я не знаю, что «уже делается сегодня». Для того, чтобы браться за «ремонт» общеевропейского дома, надо начать разговаривать. У нас оборваны практически все каналы диалога между Россией и Европейским союзом, между Россией и НАТО. Всё практическое сотрудничество с Североатлантическим альянсом закрыто по его инициативе. Из более чем 20 отраслевых диалогов с Европейским союзом не работает ни один. Нет, я, наверное, погорячился – есть контакты по линии миграционного диалога, который столь важен для Германии и Европейского Союза. По-моему, функционирует ещё один или два. Энергодиалог не возобновлён в том формате, в котором он существовал. Есть спорадические контакты между заместителем Председателя Комиссии ЕС М.Шефчовичем и Министром энергетики Российской Федерации А.В.Новаком. Иногда они встречаются вдвоем, иногда втроем с Министром энергетики Украины И.С.Насаликом, если обсуждение касается вопросов, связанных с ролью Украины в энергетическом сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейским союзом.

Я уже не помню, когда мы с Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини проводили Постоянный совет партнерства, который, в соответствии с до сих пор действующим соглашением «О партнерстве и сотрудничестве между Россией и Европейским союзом», призван делать обзор всех без исключения направлений взаимодействия между Россией и ЕС. С Ф.Могерини мы встречаемся спорадически на полях международных форумов, и ее интересуют исключительно международные вопросы, прежде всего Сирия и Украина. Пожалуй, больше каких-то серьезных дискуссий у нас не было. А вот сесть и разобраться, где находятся наши отношения с Евросоюзом в целом, у нас пока не получается. Саммиты не проводятся уже с 2013 г., не функционирует уже упомянутый мной Постоянный совет партнерства, подавляющее большинство отраслевых диалогов также заморожено.

Если мы не начнем нормально сотрудничать через встречи, обсуждения любых вопросов и озабоченностей, которые у есть сторон, то, я думаю, что мы не сдвинемся с нынешнего места. Один пример, который является очень показательным: мы до сих пор не можем обмениваться информацией, касающейся передвижения по всему миру, в том числе по нашему общему пространству, т.н. иностранных террористов-боевиков, потому что Евросоюз не проявляет заинтересованности или активности в том, чтобы довести до конца работу по заключению соглашений между Российской Федерацией и Европолом, а также между Россией и Евроюстом. Без таких соглашений нельзя обмениваться персональными данными в соответствии с законами Российской Федерации и ЕС. Вот пример, когда острейшая проблема, вызов, угроза, общая для всех нас, не является предметом нашего специального внимания. Так что надо садиться и начинать разговаривать. Мы к этому готовы.

Вопрос: Есть ли в этой связи особые ожидания в отношении Правительства ФРГ?

С.В.Лавров: Мы знаем о той роли, которую Германия играет в ЕС, Европе, в мировой политике. Наверное, от позиции ФРГ зависит немало. Будем только приветствовать, если Берлин проявит инициативу в том, чтобы без каких-либо предварительных условий, но и особых ожиданий на данном этапе, просто начать предметный разговор по всем вопросам, отягощающим российско-европейскую повестку дня.

Вопрос: У нас были причины и проблемы, а также их нерешение, обусловленное недоверием, которое на лицо в Западной Европе и Германии по отношению к России. Мы действительно не знаем, относится ли Россия к нам хорошо. Гибридная война, киберистории и те моменты, о которых еще говорят. Что там вообще происходит? Про Крым я вообще говорить не хочу. Я считаю, что нам необходимы меры, которые сформировали бы доверие. Каким образом могли бы выглядеть такие меры?

С.В.Лавров: Напрасно Вы не хотите говорить про Крым, потому что, по-моему, это заслуживает обсуждения. Мы готовы отвечать на все ваши вопросы. То, что Вы сказали об отсутствии возможности знать, что происходит в России, – наверное, результат отсутствия между нами нормального диалога, который не обуславливался бы требованием, чтобы сначала Россия призналась во всех смертных грехах, причем без наличия каких-либо конкретных фактов нашей противоправной деятельности, а потом уже можно будет с Россией разговаривать.

Вы упомянули кибербезопасность, вмешательство в выборы. Мы внимательно следим за тем, как нашу политику и действия оценивают за рубежом. Видим ту вакханалию, которая сейчас наблюдается в США по поводу того, что якобы все беды американской политической системы связаны с российским вмешательством. Спецпрокурор Р.Мюллер работает уже больше года. Сотни людей были опрошены в рамках слушаний в Конгрессе США, ФБР проводит свои расследования. При таком количестве опрошенных подозреваемых и свидетелей очень трудно что-нибудь утаить. Американская система славится тем, что утечки в ней случаются мгновенно. Не приводится ни единого конкретного факта. Просто голословные обвинения в том, что некто из Санкт-Петербурга взломал сайт того или иного государственного учреждения США.

Был скандал вокруг П.Манафорта, который работал в избирательном штабе Президента США Д.Трампа. Его обвиняли в том, что он является чуть ли не ключевым человеком, обеспечивавшим заговор между Д.Трампом и Российской Федерацией. Далее начался судебный процесс, все обвинения, кроме одного или двух, были отброшены. Ни одно из них не было связано с Россией. Кстати, главное обвинение о том, чтобы он выполнял функции иностранного агента, не зарегистрировавшись таковым, связано с его работой на украинское Правительство. Об этом никто не говорит. В СМИ может «проскользнуло» одно упоминание, и все.

Мы предлагаем американской стороне все-таки возобновить работу двусторонней группы по кибербезопасности. Такая группа существовала в 2013 году. После того, как американцы вслед за государственным переворотом на Украине, который они поддержали, разорвали многие каналы общения, она не функционировала. В прошлом году мы постарались возобновить этот процесс. В марте этого года в Женеве должна была состояться соответствующая солидная встреча с участием с обеих сторон межведомственных делегаций, представителей дипломатических ведомств, служб безопасности и разведки. Наша делегация прибыла в Женеву, где эта встреча была согласована, только для того, чтобы на аэродроме услышать новость об отказе американцев ее проводить. Опять кто-то где-то сказал, что появился вирус «Нот Петя», они взяли, развернулись и уехали. Летом этого года на соответствующих мероприятиях ОБСЕ американские эксперты подходили к нам, говорили, что давайте возобновлять контакты. Мы согласились, но пока таких контактов не происходит.

На встрече Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента США Д.Трампа в Хельсинки мы вновь эту тему заострили. Президент США Д.Трамп сказал, что это правильный подход. Такой же разговор был за год до этого «на полях» саммита «Большой двадцатки», где мы тоже договорились возобновить работу по кибербезопасности. Но в Администрации Д.Трампа и соответствующих ведомствах, которые отвечают за данное направление, эта инициатива поддержки не нашла. В Конгрессе США Президента Д.Трампа даже обвинили в том, что он готов согласиться разговаривать с русскими по вопросу, который является доказательством вредоносного вмешательства России в американские дела. Если подходить таким образом, то далеко не уедешь.

Здесь у нас возникает такая же тема. Кибербезопасность стоит на повестке дня наших отношений с Германией, и на март этого года была намечена первая встреча Рабочей группы по кибербезопасности, которая была отложена по просьбе германской стороны.

Вы сказали, что причина отсутствия нормального диалога – это недоверие к России. Но без диалога Вы не развеете свои сомнения и недоверие не сможет быть устранено. Я упоминал сегодня про государственный переворот на Украине в феврале 2014 г., когда в результате посредничества ЕС было заключено соглашение между тогдашним Президентом Украины В.Ф.Януковичем и оппозицией, в том числе той, которая сейчас представлена в руководстве Украины. Соглашение было засвидетельствовано Германией, Францией и Польшей, которые выступили гарантами его исполнения. На утро, после его подписания оно было разорвано, произошел государственный переворот, и вместо создания правительства народного единства, как гласил п.1 этого Соглашения, путчисты объявили о создании Правительства победителей. Это немного другая психология. Я не думаю, что русскоязычное население Украины обрадовалось первому акту этого нового руководства в Киеве. Этим первым актом была отмена закона, который гарантировал права русского языка и языков других меньшинств. Через день после этого путча один из лидеров-радикалов, Д.А.Ярош, возглавлявший экстремистскую неонацистскую организацию «Правый сектор», публично пригрозил всем русским в Крыму, что он их оттуда будет выгонять, потому что русский никогда не будет понимать украинца, чтить украинских героев (он имел в виду Р.И.Шухевича, С.А.Бандеру и прочих приспешников-нацистов). Поэтому русский должен быть изгнан из Крыма. Я думаю, что этот сигнал, полученный жителями Крыма, сыграл немалую роль в тех действиях, которые они потом предприняли, проведя референдум. К тому же, что за этими его угрозами последовали направление боевиков на т.н. «поездах дружбы» в Крым, попытка захвата Верховного совета Крыма.

Говоря про доверие, мы, естественно, обратились к нашим германским и французским коллегам с тем, чтобы поинтересоваться, как они относятся к тому, что их посредничество, зафиксированное на бумаге, просто было проигнорировано. Более того, оппозиция поступила ровно наоборот по сравнению с тем, под чем она подписалась. Ни в Берлине, ни в Париже никто нам ничего ответить не смог. Кстати, в пользу заключения того Соглашения в феврале 2014 г. выступал президент США Б.Обама, он специально звонил Президенту Российской Федерации В.В.Путину и просил его не настраивать президента Украины В.Ф.Януковича против подписания такого документа. Мы не настраивали. Сказали, что, если есть договоренность между властью и оппозицией, то, конечно, мы будем только приветствовать ее подписание. Президент США Б.Обама после того, что произошло, даже не пытался как-то объяснить, почему США, которые так настойчиво поддерживали подписание Соглашения, не просто смирились с его разрывом, а активнейшим образом поддерживали власти, которые пришли в Киев путем вооруженного государственного переворота. Поскольку все это связано с Крымом, давайте думать, как не упираться в те или иные оценки событий, а разбираться, почему так произошло. Опять же, делать это не для того, чтобы выставлять друг другу какие-то претензии, а чтобы на этих ошибках учиться и делать выводы. Мы только «за».

Насчет гибридных войн. То, что происходит на Западе, где формируется политика в отношении России, это абсолютно подходит под понятие «гибридная война». Есть прямые военные действия, когда на наших границах, вопреки всем дававшимся заверениям, растет военное присутствие инфраструктуры НАТО, развертываются новые боевые подразделения, ударные вооружения. В прессе идет шельмование России по любому поводу и неправительственные организации, которые функционируют в Российской Федерации и других странах, активнейшим образом используются для вмешательства в наши внутренние дела. Есть десятки неправительственных организаций, которые работают в России и получают гранты из-за границы. Мы не запрещаем их работу, но просим тех, кто функционирует на зарубежные деньги, сообщать об этом и регистрироваться в качестве иностранных агентов. Это ровно то, что делают американцы.

Например, насчет вмешательства во внутренние дела и гибридные войны. Летом 2015 г. США был принят закон «О поддержке стабильности и демократии на Украине», частью которого является обязательство Государственного департамента работать на продвижение демократии в России как напрямую, так и используя неправительственные организации. На эти цели выделяется 20 млн.долл.США в год. Это записано в законе, который не является секретным документом. Я хочу себе представить, если бы что-то похожее в отношении американских общественных организаций было принято в российском Парламенте, то какая была бы реакция и истерика за океаном.

Давайте все сопоставлять и не будем претендовать на то, что именно свой образ жизни и подход к международным делам является единственно верным. Только компромиссы помогут находить решение всех самых злободневных проблем, но для этого нужен диалог. Я рад, что сегодня мы стараемся его завязать.

Вопрос: Вы использовали хорошее понятие, чтобы вернуться к теме Украины и неразрешённого конфликте на Донбассе. Там тоже наблюдается большая гуманитарная проблема. Её решение было зафиксировано на бумаге, однако оно не реализуется, и это всё усложняет. Вы сказали об упущениях Украины в этой связи. Имеете ли Вы представление о российском подходе, чтобы обеспечить мир в этой стране, регионе?

С.В.Лавров: Имею представление о подходе, но он не новый и называется «Минские договорённости» – документ, который явился результатом 17-часовых (без перерыва) переговоров с участием президентов России, Франции, Украины, канцлера Германии и одобрен единогласно резолюцией СБ ООН. В нём действительно много внимания уделяется вопросам, от которых зависит состояние населения, решение гуманитарных проблем, в частности, записано обязательство киевских властей обеспечивать восстановление экономических связей, возобновление банковских услуг, от которых были отрезаны жители Донбассы. Однако вместо этого, как вы знаете (надеюсь, вы следите за украинской тематикой), Киевом уже достаточно давно была объявлена полная экономическая, торговая, транспортная блокада этих территорий. Пропускной режим в большинстве случаев по сути запретительный. Пенсии выплачиваются, как у нас говорят, «с грехом пополам». Что касается банковских услуг, то в рамках «нормандского формата» руководители Германии и Франции обязались наладить мобильные банковские услуги, но у них этого так пока и не получилось.

Уже много лет украинское правительство не сотрудничает ни с Берлином, ни с Парижем с тем, чтобы решались проблемы простых людей, оказавшихся в зоне конфликта. Там, как вы знаете, проходит операция объединённых сил, причём её на своей территории проводят Вооружённые силы Украины. До этого была антитеррористическая операция. Людей, которые отказались признать государственный переворот, назвали террористами. Но если вы просто освежите в памяти факты, то поймёте, что эти люди ни на кого не нападали. Когда произошёл путч, когда они увидели политические и философские установки новой власти, прежде всего антироссийские – против русского языка, культуры, Церкви, они попросили оставить их в покое, сказав, что хотят понять, что происходит в Киеве, а пока будут жить сами по себе. Они же ни на кого не нападали. Напали на них, объявив их террористами.

Это маленькая часть того, что можно вспоминать и обсуждать касательно генезиса украинского кризиса. Однако самое главное – Минские договорённости. Их нужно выполнять при полном уважении ключевых пунктов: во многих параметрах этого небольшого документа прямо говорится о необходимости Киеву не только консультироваться с Донецком и Луганском, но и согласовывать с ними все ключевые вопросы, включая конституционную реформу, особый статус Донбасса, амнистию, проведение выборов. Ничего из этого Киев делать не собирается. Он постоянно создаёт искусственное напряжение на линии соприкосновения, обманывает своих партнёров по «нормандскому формату» хотя бы в том, что не соглашается на разведение сил и средств в одном из населённых пунктов (в уже всем известной Станице Луганская), а в два других пункта, где состоялось такое разведение, украинские военные вернулись «тихой сапой». Об этом знает мониторинговая миссия ОБСЕ, об этом говорится в её докладах. Это, конечно, вопиющий пример нежелания Киева под всякими искусственными предлогами зафиксировать на бумаге т.н. «формулу Ф.–В.Штайнмайера» – вашего уважаемого Президента, моего коллеги, когда он работал Министром иностранных дел.

Ещё в октябре 2015 г. в Париже, когда руководителями стран «нормандской четвёрки» рассматривался вопрос о том, как проводить выборы, потому что в Минских договорённостях было записано, что сначала должен быть принят и введён в действие закон об особом статусе этих территорий (а закон готов, его содержание согласовано, только он не вступает в силу), Президент П.А.Порошенко спросил, как он может ввести закон об особом статусе, если не знает, кого изберут на этих выборах. Подтекст был такой: если изберут тех, кто подходит, тогда, может быть, и особый статус будет не нужен. Поэтому, сказал он, сначала выборы, потом статус. Тогда Ф.–В.Штайнмайер, будучи Министром иностранных дел, предложил компромисс: закон вступает в действие в предварительном плане в день выборов после закрытия избирательных участков, а в полную силу и на постоянной основе он вступает в действие в день, когда ОБСЕ распространит свой итоговый доклад по наблюдению за выборами. Обычно это занимает пару месяцев. Все согласились, и это стало называться «формулой Ф.-В.Штайнмайера». Когда через год в октябре 2016 г. нормандские лидеры собрались уже здесь, в Берлине, Президент России В.В.Путин напомнил своим коллегам, что договорённость в Париже была достигнута, но эксперты и министры иностранных дел ни в «нормандском формате» , ни в Контактной группе не смогли положить её на бумагу, закрепить и двигаться дальше, потому что этому противится украинское правительство. Президент П.А.Порошенко сказал, что «формула Ф.–В.Штайнмайера» предполагает, что закон вступает в силу на постоянной основе в день выхода итогового доклада ОБСЕ по наблюдению за выборами, но что если вдруг в этом докладе будет сказано, что выборы были нечестными и несправедливыми? Потребовался год, чтобы приготовить такой аргумент. Президент России В.В.Путин тут же ответил, что это и имелось в виду, и предложил так и записать: что закон вступает в силу на постоянной основе в день выхода доклада ОБСЕ, если в этом докладе выборы будут признаны свободными и справедливыми.

Это был октябрь 2016 г., Берлин, скоро исполнится вторая годовщина этой договорённости. Украинское правительство категорически не хочет класть на бумагу этот документ. Позавчера была очередная телефонная беседа представителей лидеров «нормандской четвёрки» (помощники общались по телефону), новая попытка французского и германского представителей всё-таки согласовать фиксацию «формулы Ф.-В.Штайнмайера» на бумаге натолкнулась на сопротивление украинского представителя. Могу долго говорить на эту тему, поэтому давайте перейдём к чему-нибудь другому.

Кстати, что касается Крыма, я не ухожу от этой темы. В большинстве стран Евросоюза, включая Германию, действует дискриминационное правило, в соответствии с которым шенгенские визы не ставятся в паспорта тех людей, которые получили их в Крыму после марта 2014 г. Если посмотреть все конвенции о правах человеках, обязательства касательно свободы передвижения, принятые в ОБСЕ, СЕ, то это прямое нарушение гуманитарных обязательств теми, кто вводит такую дискриминацию.

Я был при одном разговоре, где вопрос был очень интересно поставлен: если принять, что референдум в Крыму действительно отразил реальное волеизъявление населения, тогда, значит, что, не выдавая визы крымчанам, их наказывают за политические убеждения. Если же, с другой стороны, взять за основу вариант, который продвигают наши западные коллеги, что это была «аннексия», то и здесь получается, что те, кто живёт в Крыму, гражданские люди, совсем ни при чём. Их «аннексировал» снаружи «агрессор», «напав» на них. А люди-то почему страдают? Какую логику ни возьми, здесь нет объяснений позиции европейцев, которые не выдают визы обладателям выданных в Крыму паспортов. Это если мы заботимся о гуманитарных вещах.

Вопрос: Ваша страна интенсивно работает по военной линии в Сирии. В Европе и ФРГ наблюдается миграция в связи с событиями в этой стране. Что делает Россия, ваша дипломатия для того, чтобы предотвратить обострение в Идлибе, где ожидается использование химического оружия? Там находится один миллион детей, три миллиона человек, среди которых боевики и те люди, которых мы называем террористами. Изгнание трёх миллионов человек не может быть ценой борьбы с ними.

Мы слышим предложения России по восстановлению Сирии, в котором могла бы участвовать Германия. Нас радует, что Россия готова работать в этом регионе. Как конкретно Вы себе представляете восстановление Сирии с европейским участием по завершении политического процесса?

С.В.Лавров: Давайте по порядку. Мы помогаем сирийскому Правительству силами наших ВКС. У нас есть контингент советников «на земле», который помогает сирийской армии группироваться более эффективно для борьбы с терроризмом. Успехи в этом направлении очевидны. Подавляющая часть сирийской территории очищена от ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и тех, кто к ним примкнул.

Не мы одни находимся в Сирии со своими вооружёнными силами, военизированными подразделениями, военными советниками и спецназом. Там есть страны, которые в отличие от нас не были приглашены в САР её законным Правительством и поэтому их присутствие там противоправно. Однако, будучи не идеологически мотивированными, а прагматиками, мы понимаем, что это реальность и она должна побудить всех внешних игроков, которые присутствуют в Сирии договариваться в интересах сирийского народа, устранения всех угроз сирийскому государству и строгого выполнения резолюции 2254 СБ ООН, согласно которой только сам сирийский народ может определить будущее своей страны через разработку Конституции и проведения на её основе выборов под надзором ООН.

Мы, Россия, Турция и Иран, работаем в «астанинском формате». Совсем недавно был саммит. Работаем также по двусторонним каналам с иорданцами, израильтянами и американцами. Между военными есть линии связи, которые помогают избегать непреднамеренных инцидентов и могут быть использованы, когда необходимо решить сущностные вопросы, а не только рассматривать деконфликтинг.

Миграция – серьёзная проблема. Нас она затронула в самой малой степени, в несравнимом масштабе. Мы понимаем, насколько это серьёзно для многих стран ЕС в социально-экономическом и мировоззренческом плане. Полагаемся на мудрость Европы. Уверен, что усилия по поиску общеприемлемых решений будут продолжаться.

Напомню, что главный миграционный штормовой вал был поднят агрессией против Ливии, когда натовские страны бомбили в нарушение резолюции СБ ООН Ливийскую Арабскую Джамахирию и помогали тем, кто устроил охоту за лидером страны М.Каддафи. В итоге помогли зверски его уничтожить под восторженные возгласы наблюдателей, которые смотрели это всё в режиме онлайн по телевизору в Белом доме в Вашингтоне. Именно тогда поднялась волна миграции. Ливия превратилась в чёрную дыру, через которую в Африку южнее Сахары пошли потоки террористов, экстремистов и оружия. Обратно на север, в Европу через неё же потекли миллионы беженцев.

Вспоминаю случай, когда вскоре после того, как Ливию привели в то состояние, в котором она остаётся до сих пор, и никто не знает, как из него выходить, во второй половине 2011 г. бывший министр иностранных дел Франции Л.Фабиус обратился ко мне и попросил поддержать Францию в СБ ООН по вопросу пресечения тех угроз, которые хлынули в Республику Мали. Там был французский контингент, и они хотели получить добро СБ ООН для использования этого контингента в целях пресечения вылазок террористов, которые пришли из Ливии. Я ответил, что борьба с террором – предмет, который даже не стоит обсуждать, и мы поддержим любые решения, которые будут способствовать этой борьбе. Однако я напомнил коллеге, что те террористы, с которыми они собрались бороться в Мали – те же самые люди, которых они вооружали в Ливии, чтобы свергнуть режим М.Каддафи. Причём вооружали вопреки резолюции СБ ООН, которая вводила полное эмбарго на поставки вооружения в Ливию. Французские военные публично говорили, что помогают оппозиции, несущей Ливии демократию.

Что касается ситуации в Идлибе, то это единственный оставшийся значимый очаг террористов, которые используют свою излюбленную тактику, выставляя гражданских лиц в качестве живого щита. Они подмяли под себя большинство вооружённой оппозиции и регулярно пытаются наносить удары по подразделениям сирийской армии и нашей авиабазе Хмеймим, используя, в том числе, беспилотники. Десятки беспилотников взлетают из района Идлиба (один раз беспилотник даже смог сбросить взрывчатые вещества). С тех пор все беспилотники подавляются, уничтожаются – мы знаем, как с ними бороться. Поэтому, неправда, что в Идлибе люди просто засели, как в крепости и хотят перемирия. Они оттуда активно осуществляют боевые действия и используют ту подпитку, которую получают каким-то образом из-за рубежа.

Мы говорим с нашими турецкими коллегами, которые знают, что их территория порой используется нехорошими людьми для того, чтобы осложнять ситуации в Сирию. Они обеспечивают дополнительные меры контроля на границе. В том же Идлибе по договорённости, которой мы достигли, действует двенадцать наблюдательных пунктов, установленных Турцией. Это немного успокаивает ситуацию. Турция взяла на себя обязательства добиваться размежевания той вооружённой оппозиции, которая готова к диалогу с Правительством, от террористов, с тем, чтобы последние не подминали под себя вооружённые группы, не являющиеся экстремистскими, террористическими.

Необходимо иметь ввиду, что Идлиб – одна из четырёх зон деэскалации, которые были созданы в Сирии по решению стран астанинской «тройки». Одна из этих зон, на юге, была согласована Россией с США и Иорданией, а её параметры устраивали Израиль (это было очень важно, потому что Израиль опасался присутствия экстремистов на своих границах, недалеко от Голанских высот). Все три предыдущие зоны сейчас закрыты. Они были политически ликвидированы, потому что там удалось договориться о выходе боевиков и о том, чтобы оппозиционеры отмежевались от террористов. Эти оппозиционеры заключили локальные соглашения о перемирии с Правительством. Сейчас в этом районе всё спокойно, хотя там остаётся совершенно непонятна, созданная американцами в одностороннем порядке в районе Ат-Танфа, территория в 55 км радиусом, которую они взяли под свой контроль и на которой остаются игиловцы и другие террористы, чувствуя себя там вольготно и периодически совершая оттуда вылазки, в том числе, в район Пальмиры и Алеппо.

Идлиб. Надо понимать, о чём договаривались во всех случаях создания зон деэскалации. Там объявляется перемирие, которое (это чётко выделено) не распространяется на террористов. Оппозиционные группировки призываются к тому, чтобы отмежеваться от террористов и вступать в контакт с правительственными силами при нашем посредничестве, при посредничестве Турции или Ирана и договариваться о локальных примирениях. Безусловно, мы будем делать всё, что мы делаем и сейчас, в полной мере учитывая проблемы гражданского населения.

Помимо усилий по организации локальных договорённостей с теми или иными группами, которые находятся в идлибской зоне, создаётся гуманитарный коридор для тех, кто желает оттуда выйти, как мы делали в зоне на юге, в провинции Хомс, Восточной Гуте. Буквально на следующей неделе, в понедельник, состоится очередная встреча Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана. 7 сентября в Тегеране они обсуждали, как решать проблемы зоны Идлиба, чтобы минимизировать риски для гражданского населения. Сейчас между нами и турками идёт диалог по линии дипломатов и военных. В следующий понедельник президенты будут рассматривать эту ситуацию.

То, что сейчас выдаётся за начало наступления сирийских войск при российской поддержке, является недобросовестным представлением фактов. И сирийские войска, и мы реагируем только на вылазки из зоны Идлиба. Я уже упоминал, что порядка 50 беспилотников запускались в район нашей базы. Их очень трудно засекать обычными средствами противовоздушной обороны, многих из них сделаны из дерева и не видны на радарах, но у нас есть разведывательная информация о том, в каких районах зоны Идлиба собирают эти беспилотники из компонентов, которые проникают туда контрабандным путём. Как только мы получаем такую информацию, мы подавляем подобные подпольные фабрики, изготавливающие смертоносное оружие. Заверяю вас, что мы будем максимально аккуратно подходить к этим вопросам, создавать гуманитарные коридоры, поощрять т.н. локальные замирения, делать всё, чтобы не пострадало гражданское население. Мы не будем действовать так, как действовала коалиция в иракском Мосуле, сирийской Ракке, когда не велось никаких разговоров о локальных перемириях с вооружённой оппозицией, не создавалось никаких гуманитарных коридоров (Ракка – примерно сопоставимый по размеру с Идлибом город), сравнивалась с землёй, там месяцами не могли убрать труппы. Мы ждём от ООН информации о том, как сейчас эволюционирует ситуация в Ракке, насколько там активно создаются условия для возвращения населения. Для информации: в Восточный Алеппо (перед его освобождением тоже было много таких достаточно эмоциональных восклицаний) и Восточную Гуту (откуда население уходило перед освобождением этих районов от террористов) уже сотнями тысяч возвращаются сирийцы.

Насчёт химического оружия мы уже всё сказали. Мы ежедневно представляем факты, доказывающие, что готовится очередная провокация, которую скорее всего будут осуществлять руками т.н. «Белых касок» – НПО, которую наши западные партнёры выставляют в качестве образца гуманитарной деятельности, но почему-то эта организация действует исключительно на территориях, которую контролируют экстремисты в отличие, скажем, от того же Международного комитета Красного Креста, работающего по всей территории Сирии, причём деполитизированно.

Когда заявляют, что сирийским правительством вот-вот будет применено оружие и уж тогда Франция, Великобритания и США нанесут сокрушительный удар по «режиму», как они его называют, это, по сути дела, приглашение экстремистам создать очередную постановку, как они это сделали в Восточной Гуте, и тогда будет вызван удар на сирийское правительство. Это тоже провокация в своём смысле. Ни единого факта относительно того, что правительство готовится к чему-то подобному нам не дают, а на те факты, которые наши военные ежедневно выкладывают для всеобщей информации о том, как это готовится, сколько завезли бочонков с хлором, какие взрывчатки задействуют, какие населённые пункты используются – никто никак не реагирует.

Надо опираться на прочную основу фактов, как и в любом другом деле. Будь то история в Солсбери, химическая проблема в Восточной Гуте, где западная «тройка» ударила в тот момент, когда всех взбудоражило видео, на котором «Белые каски» из шланга поливают мальчика. Мы потом нашли этого мальчика с его отцом, привезли его в Гаагу, где он рассказал, что просто находился в этом помещении и вдруг туда ворвались какие-то люди в белых касках и стали его поливать водой из шланга. Мы (не Запад) настояли на том, чтобы туда поехали эксперты ОЗХО. Когда они были в нескольких часах езды от Восточной Гуты, США, Франция и Великобритания нанесли удар по этому месту. ОЗХО по нашему требованию должна была представить доклад о том, что же там увидели эксперты. До сих пор этого доклада нет, а на наши вопросы Технический секретариат этой организации отвечает, что они вот-вот закончат. Всё это выглядит очень плохо с точки зрения открытости и того, что мы все должны бороться с химическим оружием и террористами, а не пытаться использовать и то, и другое в геополитических играх.

Что касается вопроса о том, как мы видим восстановление инфраструктуры. Мы хотим, чтобы Сирия возвращалась к мирной жизни и чтобы там решались гуманитарные проблемы, возвращались беженцы, в том числе из Европы. Из Ливана они уже начинают возвращаться тысячами, ливанское правительство активно сотрудничает при нашей поддержке с организациями, которые помогают им вернуться. Наши военные провели вместе с сирийским правительством инвентаризацию населённых пунктов, в которых условия уже позволяют возвращаться и начинать обустраивать свои дома: там есть вода, канализация, элементарные медицинские услуги. Мы эту информацию распространили по всем странам, которые принимают на своей территории сирийских беженцев, в том числе Германии, с просьбой посмотреть, есть ли среди тех беженцев, которые находятся на вашей территории, жители тех самых сёл, городов, где возможности для жизни уже существуют, чтобы они получили такую информацию. Мы работаем в этом направлении и с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев.

Что можно сделать дополнительно? Наверное, включиться в эту работу и не делить сирийскую территорию на «хорошую» и «плохую». Сейчас наши западные коллеги, например, ЕС, США, говорят, что они будут предоставлять только гуманитарную помощь (и то не хотят слишком много передавать правительству), а что касается восстановления инфраструктуры, экономики, то это только после того, как начнётся т.н. политический переход и когда они убедятся, что этот переход идёт в «правильном» направлении. А вот на территории, которую сейчас незаконно занимают США вместе с подконтрольными им отрядами оппозиции, прежде всего курдами, на Восточном берегу Евфрата, вкладывают миллионы и десятки миллионов долларов в то, чтобы делать ровно то, от чего Запад отказывается на другой части сирийской территории. Иными словами, там создаются более благоприятные условия для населения и, судя по всему, это замысел, который в корне противоречит клятвенным заверениям наших западных коллег, что они будут уважать территориальную целостность САР.

Безусловно, на состояние страны, в том числе на усилия по созданию условий для возвращения беженцев, влияют и односторонние санкции, которые ЕС и США ввели против сирийского правительства, резко сократив его возможности предоставлять медицинские услуги и многое другое, что необходимо для нормальной жизни людей. Тут есть целый ряд моментов, о которых можно подумать на Западе по вопросу того, что можно сделать.

Вопрос: Вы сказали, что на лицо дефицит форумов для панъевропейского диалога. Совет Европы – это организация, которая в принципе охватывает весь регион, который Вы описали. Какой вклад готова сделать Российская Федерация, чтобы вернуться за стол Парламентской ассамблеи Совета Европы?

С.В.Лавров: Вы серьезно? Вы знаете, то, что происходит сейчас в Парламентской ассамблее Совета Европы лишь усугубляет проблему дефицита форумов. Агрессивное русофобское меньшинство делает все, чтобы этот форум перестал быть общеевропейским, заставить всех остальных идти у них на поводу и наказывать Российскую Федерацию. Когда это русофобское меньшинство, мы знаем о каких конкретно депутатах Парламентской ассамблеи идет речь, провело противозаконные решения о лишении нашей делегации права голоса, мы проявили добрую волю. Предлагали договориться о том, чтобы все делегации в Совете Европы были равноправными, как записано в Уставе Совета Европе, где описываются полномочия Парламентской ассамблеи. Лишение права голоса любой делегации является грубейшим нарушением основополагающего принципа функционирования Парламентской ассамблеи Совета Европы. Когда это произошло, мы несколько раз ездили на специально созданный механизм для переговоров с руководством Парламентской ассамблеи, с Генеральным секретарем Совета Европы Т.Ягландом. Эти встречи ни к чему не привели, хотя Т.Ягланд и Председатель Парламентской Ассамблеи Совета Европы М.Николетти искреннее делали все возможное, чтобы этот кризис преодолеть. Причем мы где-то полтора года после того, как нашу делегацию лишили голоса, продолжали платить свои взносы в Совет Европы, но честно всех предупреждали, что вечно так продолжаться не может, потому что был нарушен принцип равноправия, который является базовым для всех органов Совета Европы, будь то Комитет министров, Комитет местных региональных властей или Парламентской ассамблея. Когда, наконец, терпению пришел конец, потому что все усилия Т.Ягланда и М.Николетти не приводили к результату, мы сказали, что с определенного момента не можем платить наши взносы, поскольку к тому времени уже больше половины судей Европейского суда по правам человека были избраны Парламентской ассамблеей без участия российской делегации. Затем, в Парламентской ассамблее Совета Европы состоялось избрание Верховного комиссара Совета Европы по правам человека Д.Миятович, которая была опять избрана без участия российской делегации. В будущем году будут выборы Генерального секретаря Совета Европы. Если к тому моменту этот вопрос не будет решен, то легитимность всех этих структур Совета Европы для нас будет очень сомнительной.

Летом этого года, в ответ на критику о том, что мы не платим взносы и за это надо исключать из Совета Европы, мы заявили, что как только все вернуться к основам Устава Совета Европы, когда наша парламентская делегация будет восстановлена в своих правах без всяких изъятий, так тут же мы заплатим все, что мы должны Совету Европы. Эта позиция остается в силе. Насколько конструктивно будут вести себя парламентарии зависит от парламентариев. Если те кто хочет наказывать Россию за все и вся, мы знаем примерно какие это страны, будут манипулировать всей Парламентской ассамблеей, то наверное это не будет делать чести депутатам из других стран, которые заинтересованы в диалоге, пусть даже по самым сложным вопросам. Крым, кризис на Украине, миграционные проблемы и многое другое могут обсуждаться. Если сказать откровенно, когда страна, которая добровольно покидает Евросоюз, при этом определяет политику ЕС по отношению к России, то это не делает чести Евросоюзу.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 сентября 2018 > № 2752684 Сергей Лавров

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 сентября 2018 > № 2752683

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на церемонии вручения ордена Дружбы Председателю правления Германо-Российского форума М.Платцеку, Берлин, 14 сентября 2018 года

Дорогие друзья,

Можем начать нашу не очень продолжительную, но очень важную церемонию.

Уважаемый господин Платцек,

Дорогой Маттиас,

Для меня честь и удовольствие выполнить почетное поручение Президента Российской Федерации В.В.Путина и вручить Вам орден Дружбы.

Вы один из тех наших партнеров, друзей, кто искренне верит в будущее российско-германских отношений, кто стоял у истоков многих начинаний по линии гражданских обществ и кто ни в какие времена, включая непростые нынешние, не сворачивал с этого стратегического курса.

Только что, благодаря Вашему любезному приглашению, я выступал перед членами Германо-Российского форума и смог убедиться насколько популярна эта структура и как много известных, влиятельных политиков она привлекает.

Желаю Вам успехов. Уверен, что их будет еще больше у Вас в качестве Председателя правления Германо-Российского форума. Ваша деятельность этим не ограничивается. Вы также являетесь членом правления «Петербургского диалога», в последнее время продвигаете многие многообещающие проекты, имею в виду «Потсдамские встречи», где партнером выступает учрежденный МИД России Фонд поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова.

Есть множество граждан России и Германии, которые не только вместе работают по правительственной линии, по линии парламентов и структур гражданского общества, но и которые, помимо деловых связей, испытывают чувства личной дружбы и симпатии друг к другу. Вы, безусловно, один из ярких представителей таких деятелей.

Практически любой лауреат ордена Дружбы (из наших германских коллег) носят его во всех измерениях, не только в официальных, общественных, межгосударственных, но и в личном.

С Вашего разрешения я приступлю к церемонии.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 сентября 2018 > № 2752683


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 сентября 2018 > № 2752682 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, Берлин, 14 сентября 2018 года

Уважаемый господин Министр, дорогой Хайко,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить за приглашение посетить Берлин.

Наш диалог традиционно носит регулярный и насыщенный характер. Я бы подчеркнул его доверительность. На этот раз мой визит приурочен к церемонии закрытия российско-германского «перекрестного» Года регионально-муниципальных партнерств. Мы с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом солидарны в том, что эта совместная инициатива была весьма успешной, помогла укрепить атмосферу взаимопонимания и добрососедства, а также продвижению практической кооперации на уровне контактов между городами, регионами и гражданскими обществами.

Мы не ставим точку в традиции проведения «перекрестных» годов. Как сказал мой коллега, в ближайшее время состоится запуск еще одной инициативы – Года научно-образовательных партнерств. Договорились приложить необходимые усилия для того, чтобы и это начинание было полезным для наших граждан и соответствующих научных и образовательных учреждений.

Германия – наш важный партнер в Европе, мире в целом. У нас обоюдная заинтересованность в конструктивной совместной работе по всем, включая сложные, вопросам двусторонней и международной повестки дня.

Констатируем позитивную динамику торгово-экономического сотрудничества. Договорились энергично поддерживать эти процессы и закреплять эту важную тенденцию. Дали положительную оценку работе российско-германской межведомственной Рабочей группы высокого уровня по стратегическому сотрудничеству в области экономики и финансов.

Предметно обсудили комплекс вопросов, связанных с нашим энергетическим взаимодействием. Подтвердили поддержку проекта «Северный поток-2», который носит коммерческий характер и осуществление которого реально укрепит энергобезопасность европейского континента.

В сфере гуманитарного сотрудничества главным событием в будущем году будут «Русские сезоны», которые открываются в январе в Берлине. Надеемся, что они с интересом будут восприняты нашими немецкими друзьями.

Приветствовали развитие сотрудничества между гражданскими обществами. Это не только «перекрестные» годы, но еще и деятельность таких структур, как «Петербургский диалог», «Потсдамские встречи», а также Германо-Российский форум, на заседании которого сегодня состоялось мое выступление перед политическими и деловыми кругами ФРГ.

Со своей стороны подчеркнули заинтересованность в скорейшем возобновлении деятельности еще одной структуры – российско-германской межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности. Она не собиралась с 2012 г. Сейчас наши эксперты готовят возобновление ее деятельности. Надеюсь, что до конца этого года в Берлине может состояться очередное заседание. Это полезно, поскольку сегодня такие совместные усилия приобретают особое значение на фоне общих для нас масштабных вызовов и угроз, прежде всего, терроризма, наркотрафика, организованной преступности, распространения оружия массового уничтожения.

Что касается наших отношений с Евросоюзом, они далеко не в лучшей форме, как, собственно говоря, и наши контакты с НАТО, которые заморожены по всем практическим направлениям. Мы выразили озабоченность, которая хорошо известна, в связи с курсом Альянса по нагнетанию напряженности и наращиванию военной инфраструктуры вблизи российских границ.

Как сказал мой коллега, мы подробно рассмотрели ситуацию на Украине. Едины в том, что Минским договоренностям альтернативы нет. О том, как двигаться к их практической реализации сейчас идет конкретный разговор на уровне помощников лидеров стран «нормандского формата». Надеюсь, что в ближайшее время в этом формате, а также в «Контактной группе» смогут быть позитивные подвижки. Хотел бы решительно предостеречь тех, кто вынашивает силовой сценарий. Это будет катастрофой для украинского народа, потому что может реально подорвать государственность Украины. Нельзя воевать со своими гражданами.

В фокусе нашего внимания была и ситуация в Сирии. Обстановка в этой стране имеет тенденцию к улучшению. Практически вся территория Сирии освобождена от террористов. Последний очаг остался в провинции Идлиб. Сегодня подробно говорили о том, как необходимо действовать в этом регионе с учетом требований резолюции 2254 СБ ООН и договоренностей о принципах деэскалации в этом, как и в других, районе Сирии. Задача, прежде всего, состоит в том, чтобы бескомпромиссно продолжать борьбу с террористами, добиваться отмежевания вменяемой умеренной оппозиции от «Джабхат ан-Нусры» и ей подобных, делать все, чтобы минимизировать любые риски для гражданского населения.

Мы проинформировали наших германских коллег о том, как эти вопросы сугубо предметно обсуждались не недавнем саммите лидеров астанинской тройки в Тегеране и как мы готовимся к очередному контакту Президента России В.В.Путина с Президентом Турецкой Республики Р.Эрдоганом на следующей неделе, где это тема будет одной из главных.

Подчеркнули также, что сейчас на первый план выходят задачи создания условий для возвращения беженцев, восстановления разрушенной инфраструктуры и экономики страны, социальной сферы. Мы проинформировали о тех шагах, которые Российская Федерация в сотрудничестве с сирийскими властями, предпринимает для того, чтобы эти условия были максимально конкретными и понятными для беженцев, которые хотят вернуться. Все это, конечно же, будет способствовать возобновлению устойчивого политического процесса с учетом тех результатов, которые были достигнуты в рамках астанинской «тройки» в поддержку резолюции 2254 СБ ООН и роли ООН в политическом урегулировании, а также с учетом результатов Конгресса сирийского национального диалога, который состоялся в январе этого года в Сочи. В его рамках была достигнута договоренность о формировании Конституционного комитета при содействии спецпосланника Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистуры, с которым Россия, Иран и Турция в качестве астанинских стран-гарантов находятся в постоянном контакте (последний из которых состоялся чуть ранее на этой неделе).

Мы, безусловно, внимательно следим за ситуацией, которая складывается вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы после того, как США в одностороннем порядке вышли из этой договоренности.

У нас схожие опасения в том, что полный развал этой договоренности чреват непредсказуемыми последствиями, в том числе для стабильности на ближневосточном пространстве и для режима нераспространения оружия массового уничтожения. Поэтому мы вместе с нашими германскими коллегами, другими европейскими участниками этой договорённости, с КНР и Ираном будем делать все, чтобы сохранить важнейшую многостороннюю договоренность.

В начале сессии Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке состоится встреча министров иностранных дел стран-участниц этой сделки, на которой мы посмотрим, какие шаги предпринимаются для ее сохранения.

Сегодня вечером мы продолжим обсуждение других международных вопросов.

Я еще раз признателен Министру иностранных дел ФРГ Х.Маасу за приглашение посетить сегодня Берлин с визитом.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову): Как Вы видите решение проблемы О.Г.Сенцова, чтобы не произошло самое худшее, и режиссёр не умер?

Вопрос (адресован Х.Маасу): ФРГ очень нерешительно выступали в «деле А.Литвиненко». В случае «дела Скрипалей» у вас с британским Правительством якобы есть какие-то доказательства того, что за этим стоит Россия?

С.В.Лавров: По вопросу о «деле О.Сенцова», который осуждён за подготовку террористического акта и взрывов в Крыму, что не отрицается украинским руководством, мы неоднократно публично информировали общественность, в том числе о состоянии его здоровья. Он находится под постоянным наблюдением врачей. Этот вопрос касается сугубо гуманитарной сферы. В России есть законодательные процедуры, которые применимы в данном случае. Все, кто беспокоится о его судьбе, об этом осведомлены. Об этом шла, в частности, речь на недавней встрече в Мезеберге между Президентом России В.В.Путиным и Канцлером Германии А.Меркель.

Поскольку Ваш вопрос Министру иностранных дел ФРГ Х.Маасу касается обвинения в адрес России, то я тоже должен сказать несколько слов. Не только в «деле А.Литвиненко» и «деле Скрипалей», но и в случаях с гибелью в Лондоне других российских граждан, включая Н.Глушкова совсем недавно, нет каких-либо фактов, которые можно было бы вразумительно рассматривать и обсуждать. Принцип «хайли лайкли» не годится, хотя наши британские коллеги пользуются им исключительно с целью ошельмовать Россию и восстановить против нас всех своих европейских партнёров. Делается это в процессе «брекзита», и поэтому интенсивность подобных усилий Лондона возрастает.

Хочу ещё раз подчеркнуть, мы с самого начала и в случае с А.Литвиненко, и в случае со Скрипалями просили по официальным каналам задействовать процедуры, которые существуют в рамках нашей двусторонней конвенции с Великобританией, конвенции Совета Европы и, в случае со Скрипалями, также в рамках Конвенции о запрещении химического оружия. На все наши официальные обращения были даны отписки, если не устные ответы, которые сводились к тому, что мы виноваты и единственное, что от нас требуют – объяснить, как мы это сделали: по приказу или недоразумению. Вести серьёзный разговор на таком уровне бессмысленно.

Сегодня мы подтвердили нашим немецким партнёрам, что каких-либо доказательств мы не видели, и я очень сильно сомневаюсь, что своим союзникам по НАТО и ЕС англичане предъявили что-то, выходящее за рамки того, чем они публично пользуются для голословных обвинений.

Мы по прежнему готовы к серьёзному разговору на основе международного права, а не принципа «хайли лайкли», который уже стал притчей во языцех.

Вопрос: Как Вы расцениваете заявления ряда европейских официальных лиц, приравнивающих готовящуюся операцию в Идлибе при участии сирийской армии и поддержке российских ВКС, к военному преступлению?

С.В.Лавров: Я об этом не слышал, хотя допускаю, что это возможно, учитывая риторический напор, который мы сейчас наблюдаем вокруг ситуации в Идлибе. Что-то похожее, но гораздо меньшего накала было при освобождении Восточного Алеппо и Восточной Гуты. Там не произошло каких-либо гуманитарных катастроф, хотя, конечно, были жертвы среди гражданского населения, что, к сожалению, происходит всегда. Сотни тысяч людей, которые покинули Восточный Алеппо и Восточную Гуту во время операции, уже возвращаются обратно. Надеюсь, что они там будут обустраиваться при поддержке международного сообщества, в чём есть конкретная, прямая необходимость, в том числе для того, чтобы беженцы стали возвращаться из Европы к своим очагам.

Касательно военных преступлений, то есть процедуры, которые установлены международным гуманитарным правом, и их нужно соблюдать. Мы всегда руководствуемся нормами международного гуманитарного права, когда ведём операции связанные с боевыми действиями. Напомню, что Российская Федерация находится в Сирии, стране-члене ООН, по просьбе её законного Правительства, которому в резолюциях СБ ООН многократно подтверждалось уважение суверенитета и территориальной целостности САР.

Мы готовы обсуждать любые ситуации, но хотим делать это конкретно и предметно, а не на уровне риторики и «хайли лайкли», чтобы набрать каких-то аргументов последующего оправдания неправомерных действий, как это было в июле, когда, не дав инспекторам ОЗХО доехать до Восточной Гуты, её разбомбили под предлогом провокации, которую все видели на видеороликах с поливанием детей из шланга и прочей постановочной мишурой.

Так что мы готовы разговаривать конкретно. Если у кого-то есть серьёзные вопросы для решения, нужно садиться и их обсуждать, а не выбегать сразу в публичное пространство с новыми угрозами, которые только нагнетают конфронтацию и не помогают делу.

Вопрос: Сегодня многие западные издания вышли с заголовком «В Нидерландах задержаны два российских шпиона». Сообщается о двух наших гражданах, которых задержали, но почему-то не взяли под стражу, а сразу же выслали обратно в Россию. Причем, судя по тому, что написано, случилось это еще весной, чуть ли не в марте, но это было напечатано только сегодня, сразу после интервью А.Петрова и Р.Боширова. Как Вы можете прокомментировать такую реакцию на интервью двух наших граждан? Известно ли Вам что-либо об этом? Может быть, поступала какая-то информация по дипломатическим каналам еще весной? Как Вы можете оценить вчерашнюю острую британскую реакцию на то же самое интервью?

С.В.Лавров: Мне трудно давать какие-либо оценки тем действиям, которые мы видим со стороны Лондона в последнее время. Это не поддается логическому восприятию, потому что страна, которая кичится своей законопослушностью, предъявляет себя как эталон правовой системы, ведет себя абсолютно вне правового поля и пытается заниматься тем, чем вредно заниматься, я имею в виду мегафонную дипломатию. Ни единого факта нам по официальным каналам в соответствии с международно-правовыми документами передано не было - сплошные голословные обвинения с требованием признать свою вину. Угрозы, что против Российской Федерации будет поднят весь цивилизованный мир, несерьезны.

Вы сказали про сообщение, что где-то в Нидерландах при помощи еще швейцарцев и британцев какие-то два шпиона были арестованы и высланы в Россию. Я даже не могу предположить, чтобы такое событие, в котором участвовали специалисты трех западных стран, могло бы остаться вне поля зрения средств массовой информации. Если какие-то факты будут нам предъявлены, я думаю, тогда мы сможем их более вразумительно комментировать.

На днях появилась еще одна новость, что где-то в апреле в Риме был завербован некий дипломатический сотрудник российского посольства, которому британская спецслужба МИ-6 присвоила кличку «Аполлон», видимо, с учетом той роли, которую ему отводили в действиях МИ-6. Официальный представитель МИД это вчера уже комментировала. Никаких сотрудников, которые работают в Риме, мы не смогли не досчитаться. Никто из них никуда не пропадал. Не можем и не будем рассматривать всерьез такие вбросы в средства массовой информации, стремление сделать СМИ инструментом своей неприглядной политики.

Что касается А.Петрова и Р.Боширова, они ведь тоже были установлены англичанами еще в апреле, как стало известно. Поэтому к британцам надо обращаться с вопросом почему все это проводится таким несуразным методом, почему никаких фактов не предъявляется, кроме записей с камер видеонаблюдения. Еще раз подчеркну, что наше предложение о том, чтобы задействовать механизмы, существующие между Москвой и Лондоном в рамках оказания правой помощи по уголовным делам, остаются в силе. Если на эти предложения нет отклика, то у нас есть все основания полагать, что нет и преступлений, которые приписывают нашим гражданам эти леди и джентльмены.

Вопрос: На Западе существует озабоченность, что будет очень большое количество гражданских жертв перед предстоящим наступлением в Идлибе. Может ли российская сторона представить себе, что будут установлены защитные зоны для беженцев в Идлибе? Возможно под руководством Турции?

С.В.Лавров: Мы активно работаем с нашими турецкими партнерами над тем, чтобы разрешить ситуацию в Идлибе в полном соответствии с теми договоренностями, которые были заключены, когда там создавалась зона деэскалации. Договоренности предусматривают объявление режима прекращения огня за одним, но очень важным, исключением - в отношении террористов никакое перемирие, никакой режим прекращения огня не действует. Это закреплено в договоренностях о создании данной зоны деэскалации, такой же подход закреплен в резолюциях Совета безопасности ООН, и их надо выполнять.

Параллельно, как я уже подчеркнул, мы вместе с нашими турецкими партнерами, которые очень конструктивно сотрудничают в этом вопросе, способствуем локальным договоренностям между отрядами умеренной оппозиции и правительственными войсками, как это делалось и в других зонах деэскалации, когда они существовали. Способствуем созданию гуманитарных коридоров и безопасных зон для мирного населения. Напомню, что мы так же поступали при освобождении Восточного Алеппо, помогая сирийской армии, и при освобождении Восточной Гуты. Не хочу проводить каких-либо сравнений, но для того, чтобы картина была полной, напомню, что ни локальных замирений, ни коридоров безопасности, ни гуманитарных коридоров никто даже не пытался создать, когда военно-воздушные силы американской коалиции бомбили Ракку и Мосул. То, что происходило и продолжает происходить в Ракке, является гуманитарной катастрофой. Об этом (по непонятным мне причинам) не принято говорить, наверное, это не политкорректно. Касательно Идлиба, еще раз подчеркну, что все эти меры предпринимаются. Есть поручения Президента России В.Путина и Президента Турции Р.Эрдогана, которые будут встречаться на следующей неделе и рассматривать эту ситуацию во всех ее деталях.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 сентября 2018 > № 2752682 Сергей Лавров


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 сентября 2018 > № 2752686 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова германскому информационному агентству «ДПА», Москва, 13 сентября 2018 года

Вопрос: Какую роль в свете напряженных отношений между Россией и Германией может играть регионально-муниципальное партнерство и другие формы гражданской дипломатии?

С.В.Лавров: Общеизвестно, что в непростые периоды в международных делах, подобные тому, который мы переживаем сегодня, общественной дипломатии, сотрудничеству по линии регионов принадлежит особая роль в деле укрепления фундамента межгосударственных связей, поддержания доверия и взаимопонимания между народами. Но мне не хотелось бы характеризовать отношения между Россией и Германией как напряженные. Да, у нас имеются политические расхождения, привносящие некоторые осложняющие моменты в структуру двусторонних связей. Но все же общая история, культурное и общественное взаимопроникновение, экономика и, если хотите, человеческая мудрость – все это составляет тот базис, который позволяет народам наших стран верить в доброе и предсказуемое будущее и вместе строить его, преодолевая проблемы, носящие, я уверен, тактический характер.

Яркое подтверждение – «перекрестный» российско-германский Год регионально-муниципальных партнерств, церемония официального закрытия которого состоится 14 сентября в Берлине. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что Год выдался успешным. Реализация его насыщенной программы уже внесла полезный вклад в поддержание атмосферы взаимопонимания и добрососедства между гражданами наших государств.

Придан дополнительный импульс побратимскому движению. В ближайшие дни будут подписаны Соглашения о партнерстве между тремя парами российских и немецких городов: Выборг-Грайфсвальд, Туапсе-Шведт и Звенигород-Лар. Убежден, что процесс «муниципального сближения» продолжится. И уже на следующей, 15-й Конференции городов-партнеров России и Германии, запланированной в 2019 г. в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, в городе Дюрене, мы узнаем об очередных «парных» договоренностях.

Удалось укрепить диалог по линии молодежи – в частности, уже через две недели в Гамбурге состоится второй Молодежный форум городов – партнеров «Развитие городов через молодежные обмены».

Попутно отмечу, что тематические «перекрестные» Года стали доброй традицией, своего рода «визитной карточкой» в российско-германских отношениях. Сейчас на повестке дня – запуск нового проекта: Года научно-образовательных партнерств, который также должен пройти под нашим с Министром иностранных дел Германии X.Маасом патронатом.

С удовлетворением констатирую, что продолжаются контакты и по линии структур гражданского общества. Ключевое значение в этой связи придаем деятельности Форума «Петербургский диалог» и диалоговой площадки «Потсдамские встречи».

Вопрос: Между Германией и Россией с момента начала кризиса на Украине царит атмосфера недоверия. Что может сделать Россия, чтобы восстановить доверие?

С.В.Лавров: Международные отношения – это «улица с двусторонним движением». Поэтому усилия по восстановлению доверия должны предприниматься, как минимум, всеми сторонами. Тем более, что взаимопонимание между нашими государствами было подорвано не по вине России. За последние четверть века мы делали максимум возможного, чтобы межгосударственное общение в Европе развивалось на принципах равноправия и добрососедства. Выдвигали различные инициативы на этот счет, включая проект Договора о европейской безопасности.

К сожалению, западные государства не поддержали такой настрой. Предпочли линию на военно-политическое сдерживание России. Ее кульминацией стал внутриполитический кризис на Украине в феврале 2014 г. Нелишне напомнить, что три европейских государства, включая Германию, выступили гарантами достигнутого соглашения между Президентом В.Ф.Януковичем и оппозицией. Затем они отказались от своих гарантий, по сути, санкционировав государственный переворот. А когда пришедшие к власти в Киеве ультранационалисты развязали кровавый террор против собственных граждан, то во всех проблемах обвинили Россию, ввели против нас односторонние санкции.

В этой связи определенный оптимизм вызывает то, что даже в нынешних условиях взаимодействие между Россией и Германией продолжает развиваться, в том числе в торгово-экономической, гуманитарной, межобщественной сферах. Поддерживается диалог по ключевым проблемам современности. Это – хорошее подспорье для постепенного восстановления взаимного доверия, возврата к полноформатному сотрудничеству. Со своей стороны, мы к такой работе готовы.

Вопрос: Если бы Вы могли повернуть время вспять, какое событие Вы бы хотели отменить, чтобы облегчить отношения между Россией и Западом?

С.В.Лавров: Частично я уже ответил на этот вопрос. Проблема – не в отдельных событиях, а во внешнеполитической философии ряда государств Запада.

Мы в России думали, что безболезненное окончание «холодной войны» станет нашим общим достижением. Однако США и их западные союзники решили иначе – провозгласили себя победителями и отказались от взаимодействия по созданию архитектуры равной и неделимой безопасности в Евро-Атлантике. Сделали выбор в пользу переноса разделительных линий к нашим границам, прежде всего через экспансию НАТО на Восток – и это несмотря на данные еще советскому руководству заверения о нерасширении Североатлантического альянса. Антироссийский заряд был изначально заложен и в есовскую программу «Восточное партнерство». Прямым следствием такого курса стали известные события на Украине, которые привели к беспрецедентному кризису в Европе.

Напряженность в отношениях между Россией и государствами Запада дорого обходится для международной безопасности и стабильности. Но еще не поздно обратить эту негативную тенденцию вспять. Для этого необходимо отказаться от логики игр с «нулевой суммой» и выстраивать общение исключительно на принципах честности, взаимного уважения и учета интересов друг друга. Иными словами, неукоснительно руководствоваться зафиксированными в Уставе ООН принципами. Такими, например, как суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, мирное, дипломатическое урегулирование споров.

Вопрос: Президент США Д.Трамп во время своей поездки в Европу назвал ЕС противником США. Кого видит Россия в Европейском союзе? И кого она видит в США?

С.В.Лавров: Российская дипломатия не мыслит в таких категориях. Мы не рассматриваем двусторонние отношения через призму «свой-чужой».

Для нас Евросоюз не противник, а важный сосед и партнер. Обширные российско-есовские связи в различных областях, общая энергетическая и транспортная инфраструктура предопределяют взаимодополняемость и позитивную взаимозависимость наших экономик и, как следствие, взаимовыгодный характер нашего диалога. Стоящие перед нами реальные, а не мнимые угрозы безопасности во многом общие. Эффективно противостоять им можно, лишь объединившись. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы Евросоюз был единым, сильным и самостоятельным в принятии стратегических решений игроком.

К сожалению, в настоящее время российско-есовские отношения не в лучшей форме. Русофобские силы внутри ЕС, вдохновляемые подсказками из-за океана, продолжают энергично навязывать восприятие нашей страны как источника «стратегических вызовов». Сожалеем, что Брюсселю не хватило самостоятельности, и там взялись раскручивать антироссийскую санкционную спираль по указке из Вашингтона. Нас немало удивило, с какой поспешностью в Евросоюзе добровольно согласились терпеть многомиллиардные убытки. А американцы потерь не несли и не несут. Насколько это нужно европейцам, решать им самим.

Со своей стороны, рассчитываем, что в итоге здравый смысл возьмет верх и нам удастся вернуться на путь взаимоуважительного диалога. В этой связи не может не радовать, что в Европе растет число тех, кто осознает пагубность конфронтационного курса в отношении России.

Что касается российско-американских отношений, то наша позиция предельно четкая. Мы серьезно воспринимаем заявления Д.Трампа о желании наладить нормальный диалог между нашими странами, готовы пройти свою часть пути для выведения двусторонних связей из тупика. Однако судить о реальной заинтересованности партнеров в конструктивном сотрудничестве можно только по практическим шагам. А вот их как раз нет. Ситуация продолжает последовательно деградировать именно из-за действий Вашингтона. Если от американского лидера и исходят какие-то позитивные импульсы, то они полностью нивелируются зашкаливающей русофобией в американском истеблишменте, который рассматривает нашу страну как угрозу геополитическому доминированию США, выступает за «системное сдерживание» России с использованием односторонних санкций и других инструментов давления. Тем временем взаимодействие по важным международным темам пробуксовывает. Это негативно сказывается на обстановке в мире, где накопилось слишком много вопросов, которые попросту невозможно решать без сотрудничества между двумя государствами.

Со своей стороны, будем и впредь действовать прагматично, реагируя на все недружественные шаги. Вместе с тем убеждены, что интересам и России, и США отвечало бы оздоровление отношений на принципах суверенитета, взаимного уважения интересов, невмешательства во внутренние дела друг друга. Чем быстрее в Вашингтоне избавятся от иллюзий, что нас можно заставить изменить принципиальную позицию, задавив экономическими ограничениями или демонстрацией военного потенциала, тем лучше будет для всех.

Вопрос: На какое участие Германии в урегулировании сирийского конфликта рассчитывает Россия?

С.В.Лавров: Мы готовы к взаимодействию с любыми партнерами, заинтересованными в скорейшем достижении урегулирования в Сирии, облегчении страданий сирийского народа, который столкнулся с беспрецедентной по своим масштабам атакой международного терроризма и грубым внешним вмешательством.

Сегодня ликвидация очага террористов на сирийской земле завершается. Страна разворачивается к миру и политическому урегулированию. На повестке дня – восстановление разрушенной инфраструктуры, налаживание экономической активности, возвращение на родину миллионов беженцев и внутренне перемещенных лиц.

По нашему мнению, содействие сирийцам в решении этих вопросов могло бы стать важным направлением международного сотрудничества. Ведь речь идет прежде всего о помощи людям и одновременно – о создании благоприятных условий для политического процесса, который позволил бы гражданам Сирии самим определять будущее страны.

К сожалению, пока что наладить такое взаимодействие с Германией не получается. Позиция ФРГ в данном вопросе не выходит за рамки общеесовских подходов, обусловливающих возможность реального содействия Сирии и сирийцам на подконтрольных Правительству САР территориях – а это сейчас четыре пятых страны – «заслуживающим доверия политпроцессом». При этом каких-либо характеристик данного «заслуживающего доверия политпроцесса» не приводится. В силе остаются жесткие финансово-экономические санкции, препятствующие налаживанию нормальной экономической активности в Сирии, созданию благоприятных условий для постепенного добровольного и достойного возвращения граждан страны, покинувших родные места из-за боевых действий и тяжелого экономического положения и гуманитарной ситуации.

Россия вместе с основными партнерами по Астанинскому формату и спецпосланником Генсекретаря ООН С.де Мистурой энергично работает над формированием межсирийского Конституционного комитета в Женеве, призванного подготовить конституционную реформу в САР в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН и итогами Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Мы готовы к поиску взаимопонимания и взаимодействия между Астанинским форматом и так называемой «малой группой» по Сирии, в которую входит Германия. Но делать это надо на основе международного права и уже принятых решений, предусматривающих уважение единства, независимости, суверенитета и территориальной целостности САР.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 сентября 2018 > № 2752686 Сергей Лавров


Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 7 сентября 2018 > № 2725070 Хорст Зеехофер

Rheinische Post (ФРГ): «Вопрос миграции — мать всех проблем»

«Вопрос миграции — мать всех проблем», — сказал министр внутренних дел ФРГ Хорст Зеехофер в интервью газете Rheinische Post. Он объяснил также, почему выступает против выборочного признания статуса беженца за мигрантами, получившими в Германии работу. Зеехофер призвал к бескомпромиссным действиям против правого экстремизма и объяснил, почему он хотел бы остаться шефом ХСС.

Михаль Брёкер (Michael Bröcker), Ева Квадбек (Eva Quadbeck), Rheinische Post, Германия

Райнише Пост: Жестокое кровавое преступление беженца, возмущение правых, потом возмущение левых. Должны ли мы теперь привыкать к этим картинам?

Хорст Зеехофер: Все это надо тщательно отделять друг от друга. На первом месте находится жестокое убийство, что не дает мне покоя. Поэтому прежде всего нужно говорить об осуждении этого преступления и о сочувствии. Во-вторых, население возбуждено и возмущено этим убийством, к чему я отношусь с пониманием. Я, если бы не был министром, также вышел бы на улицу как гражданин этого государства, конечно же, не вместе с радикалами. И, в-третьих, нельзя относиться толерантно к тем силам, которые используют эти события для того, чтобы призывать к насилию или даже применять насилие, в том числе по отношению к полиции. Это абсолютно неприемлемо, здесь нет никаких нюансов.

— Есть ли на Востоке проблема с правыми радикалами?

— Нельзя бичевать целые регионы. Каждое правонарушение преследуется по закону. И мы должны заниматься этим повсюду в Германии.

— Таким образом, преследуются люди, которые демонстрируют гитлеровское приветствие?

— Да, это преследуется по закону. Полицейский должен подумать при таком скоплении людей, когда происходят такого рода преступления или провокации, всегда с учетом опасности, должен ли он выхватить человека из толпы и тем самым накалить ситуацию. Поэтому государство это не покрывает. Следует взвешенно оценивать возможность преследования за нарушение правопорядка и опасность эскалации ситуации.

— Должна ли борьба против правового экстремизма вестись более жестко?

— Преследование правовым государством правового экстремизма должно вестись бескомпромиссно. Этих людей не усмирить дискуссиями. У нас нет слепоты на правый глаз.

— Можете ли вы это сказать для федерального криминального ведомства и служб ведомства по охране конституции?

— Да, конечно.

—- Следует ли более внимательно следить за АдГ, функционеры которой ведь тоже присутствовали в Хемнице?

— Мы внимательно смотрим. Не только теперь, но и всегда. Если службы ведомства по охране конституции считают, что оценка деятельности АдГ изменилась, тогда они будут наблюдать за АдГ. Это решают ведомства в каждой земле по конкретной ситуации на основании правовых норм.

— Одним из предполагаемых преступников в Хемнице был беженец, которому было отказано в предоставлении разрешения на проживание. Можно ли было предотвратить это преступление?

— К сожалению, одному из предполагаемых преступников вообще нельзя было разрешать въезд. Если бы у нас был такой порядок, за который меняя резко критиковали в начале лета, то подозреваемый иракец вообще не попал бы в страну. В 2016 году он уже подал заявление в Болгарии на предоставление убежища и его могли бы не пропустить через границу. Это был апогей кризиса с беженцами. Срок его возвращении был упущен, его паспорта были поддельными. Это те случаи, из-за которых мы теряем доверие граждан. Центр временного пребывания, которые теперь существуют, предотвратил бы этот случай, поскольку этот человек остался бы там до его выдворения. Между тем в Саксонии существует центр временного пребывания.

— В Северном Рейне-Вестфалии министр по вопросам интеграции Йоахим Штамп даже производит высылку, хотя административный суд запрещает это.

— Решение суда можно критиковать. Но его нужно уважать и следовать ему. Северный Рейн-Вестфалия и Бохум ведь не получили на момент высылки приговор.

— Ведь государственные службы позаботились о том, чтобы суд знал как можно меньше.

— Этот срок был определен не министром внутренних дел ФРГ.

— Господа Лашет и Штамп выступают с критикой, что министерство внутренних дел ФРГ могло бы раньше получить согласие от Туниса на то, что Сами А. не будут пытать.

— В эту игру в «Черного Петера» я не играю. За оперативное осуществление высылки отвечают земли. Министерство иностранных дел обратилось с дипломатической нотой к тунисскому правительству и попросило заверить, что Сами А. не будут пытать в Тунисе. Я беседовал по этому поводу с тунисским министром внутренних дел по телефону, он обещал вскоре ответить.

— Стороны крайне поляризированы, каждый случай используется ими. Большая коалиция согласно коалиционному договору хотела засыпать разделительные рвы и отказаться от поляризации. Потом возник спор о мигрантах между ХДС и ХСС. Это было нужно?

— Это верно, публичные споры люди не любят. Нам нужно было избежать этого в начале лета. Однако я по-прежнему придерживаюсь мнения, что эта цель была правильной, чтобы преодолеть именно этот раскол. Моя задача заключается в том, чтобы упорядочить миграцию и управлять ей. Для этого я представил миграционный план из 63 пунктов. В том числе и тот пункт, в котором я выступаю за то, чтобы те претенденты на убежище, кому запрещен въезд, действительно не смогли бы въехать. И что те претенденты на убежище, которые уже подавали заявление на предоставление убежища в другой стране, должны быть туда высланы.

— Последнего не хотела канцлер, поскольку она сказала, что нельзя закрыть границу. По ее словам, национальное решение является неправильным.

— Отказ этой группе лиц на германо-австрийской границе мог бы привести к эффекту домино до внешних границ стран ЕС. Тем самым был бы дан сигнал.

— Теперь это должно быть достигнуто путем европейского решения.

—- Однако этого решения трудно достичь. Возьмем в качестве примера договор с Италией: за каждого беженца, которого мы возвращаем в страну, мы должны принять другого. Это игра с нулевым результатом, хотя она и создает порядок, но не ведет к ограничению. Это сложные переговоры. Что нам непременно нужно, так это общеевропейское решение миграционной проблемы.

— А за ХДС/ХСС проголосовали бы около 27%. Почему?

— У нас впервые есть партия правее ХДС/ХСС, которая между тем смогла зарекомендовать себя, расколотая страна и недостаточная поддержка обществом народных партий. Не думаете ли вы, что все это не имеет ничего общего с миграционной политикой?

— Не только.

— Конечно, не только. Но миграционный вопрос является матерью всех политических проблем в этой стране. Я говорю об этом уже три года. И это подтверждается многими опросами общественного мнения, я вижу это также и во время моих выступлений. Многие люди связывают теперь свои социальные заботы с миграционным вопросом. Если мы не сможем изменить курс и сделать порядок и гуманность равноправными, мы будем продолжать терять доверие. Уже теперь в Саксонии вряд ли можно больше создать правительство без АдГ или Левых. Но это неприемлемое положение. Мы не хотим видеть эти силы ни в одном правительстве.

— Поэтому господин Гюнтер хочет сделать возможной кооперацию с Левыми.

— Кто?

— Даниэль Гюнтер, премьер-министр Шлезвиг- Гольштейна. Друг партии ХДС.

— На этот счет я сейчас лучше ничего не скажу.

— Единая миграционная политика в коалиции, на земельном уровне, в Европе была бы рецептом против экстремистов, так ли это?

— Это верно, за это я и выступаю. Но большинство в Европе хочет порядка, управления и ограничения. В Италии, Австрии, Швеции, а вскоре и в Испании.

— СДПГ хочет теперь оставить в стране также тех беженцев, которым, собственно говоря, не разрешается въезд, однако они интегрировались на рынке труда. Лозунг: изменить направление. Вы также за это?

— Изменения направления не будет. Тот, кто запросил убежища и может оставаться в стране, имеет право на работу. Тот, кто запросил убежище и получил отказ, обязан покинуть страну. Этот принцип мы не хотим изменить. Если мы предоставим право на убежище тем, кто получил работу, то мы можем вообще отказать от порядка оформления убежища.

— Речь идет о том, имеют ли право те люди, которые полезны для нашей экономики, остаться здесь.

— Имеются случаи, когда кто-то и получил отказ, но есть причины, по которым его нельзя выслать. В этих случаях лучше дать людям работу, чем оставить их без нее. Также возможно, чтобы прибывший без сопровождения несовершеннолетний стал проходить обучение. Он имеет право закончить свою профессиональную подготовку и работать на предприятии еще два года — это правило «три — плюс-два». Я всегда выступал за это, поскольку это выгодно для всех участвующих сторон, когда молодой человек получает профессиональное образование.

— Должны ли те, кто сегодня уже интегрированы на рынке труда, получить, согласно выборочному регулированию, право оставаться в стране?

— Мы не можем сейчас создать выборочное урегулирование, поскольку мы еще не решили тему миграции. До тех пор, пока мы не решим тему миграции и не примем выборочное урегулирование, мы создадим фактор притяжения. Мы привлечем еще больше людей, которые не получили в Германии право на проживание.

— Вы могли бы учитывать выборочное регулирование задним числом.

— Это не отвечает повседневной жизни. Никто с этим не согласится. Вы не можете сказать, что тот, кто прибыл 1-го января, имеет право оставаться в стране, а тот, кто прибыл на день позже, должен покинуть страну. Выборочное урегулирование создает амнистию за весь прошлый период.

— Если миграционный вопрос является матерью всех проблем, однако канцлер не хочет руководствоваться вашими представлениями по этому вопросу, не должны ли вы, собственно говоря, подать в отставку?

— Вы не заставите меня выступать против кого-либо. Я обрисовал мою политику и буду каждый день бороться за то, чтобы успешно осуществлять план миграции.

— Останетесь ли вы после земельных выборов главой ХСС?

— За прошедшие недели я вновь научился одному. Тот, кто хочет в Берлине отстоять существенные интересы ХСС, тот должен быть председателем партии. Посмотрите на верхнюю границу в 200 000 мигрантов, которую мы многие годы как ХСС требовали вопреки ожесточенному сопротивлению. Сегодня это зафиксировано в коалиционном договоре, и никто больше не возмущается.

Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 7 сентября 2018 > № 2725070 Хорст Зеехофер


Германия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > prian.ru, 7 сентября 2018 > № 2724256 Ольга Мюллер

Есть мнение: «Почему иностранцам не запретят покупать в Берлине»

Мэр Берлина сказал, что не прочь ввести ограничения на покупку недвижимости иностранцами. Он не шутил. Но, по мнению нашего эксперта, его слова звучат не слишком серьезно.

Ольга Мюллер, эксперт Prian.ru, дипломированный юрист-экономист, член королевской академии RICS профессионалов недвижимости, доцент европейской академии оценщиков недвижимости ESA, независимый оценщик недвижимости, управляющий партнёр IIG Real Estate GmbH и MSI R.E.S. GmbH.

- Чтобы понять, почему Михаэль Мюллер выступил со столь серьезным заявлением, давайте поймем, какая ситуация сложилась на рынке недвижимости Берлина сейчас. Всего несколько цифр:

Самая дорогая квартира в Берлине в прошлом году была продана за €18 200 за кв.м, её цена - примерно €8,5 млн.

Самый дорогой кв. м земли под строительство виллы стоит €2 200, под строительство жилого дома – €7 000.

Средняя стоимость квартиры в Берлине - €3 630 за кв. м.

Средняя стоимость жилого дома - €5 млн.

В трех крупнейших городах Германии (Берлине, Гамбурге и Мюнхене) оборот от продаж жилой недвижимости составил в 2017 году €6,73 млрд, это примерно 50% от общего оборота по стране.

Берлин является самым важным рынком для новостроек в Германии. В столице в 2017 году были проданы 5 608 квартир в новостройках (+7,7% к 2016 году).

И все равно темпы жилищного строительства низкие, они приводят к снижению доли вакантных площадей, увеличению арендной платы и - при продаже жилья - к увеличению цен.

Арендные ставки в Берлине тоже растут значительными темпами. Рост этот зафиксирован и в 2017 году - он составил 8,8%. Сейчас средний показатель составляет €9,8 за кв. м, но, разумеется, зависит от района: в центральных Фридрихсхайн-Кройцберге, Митте и Шарлоттенбурге-Вильмерсдорфе он достигает более €11 за кв. м.

Прибавьте к этому низкую покупательную способность значительной части населения Берлина - по сравнению с другими городами. Около 55% домохозяйств столицы имеют низкие доходы и зависят от социальных дотаций. Затраты на квартиру в заработке среднего берлинца составляют 29%, а показатель выше 30% уже критичен, и во многих районах города он преодолён.

В столице практически невозможно снять квартиру эконом-класса. Сотни потенциальных арендаторов ходят по улицам в поисках жилья. На просмотр может прийти до 50 соискателей. В нашу управляющую компанию за год поступило лишь 2 (два!) заявления о расторжении договора аренды на квартиру, раньше столько же приходило в месяц.

Власти Берлина думают, как изменить ситуацию. Закон об ограничении повышения арендной платы не работает из-за невозможности контролировать процесс. Сейчас хотят ввести принудительное уведомление нового арендатора о размере предыдущей ставки. То есть проблему пытаются решить, но попытки эти не очень масштабные, а точечные. И абстрактное ограничение покупки для иностранцев никак не сможет повлиять на ситуацию в целом.

Хотя я очень сомневаюсь, что и его введут. Во-первых, в Германии с большой осторожностью относятся к различным ограничениям для иностранцев. Во-вторых, у Германии со многими странами есть соглашения по защите прав инвесторов, которое гарантирует, что к ним будут относиться также, как к местным жителям. Кстати, с Россией такое соглашение тоже есть. То есть на русских инвесторов ограничения распространиться не могут.

Но главное, ситуация на рынке возникла не из-за частных, а из-за институциональных инвесторов, которые покупают пакетами и делают основной оборот на рынке. И чтобы заработать хоть что-то, они вынуждены по максимуму поднимать цены на аренду. А как можно в рамках корпорации ограничить покупку иностранцам? Никак! В большинстве компаний среди учредителей наверняка найдутся граждане не из Германии. Поэтому назовем это просто идеей моего тезки Мюллера, которая вряд ли осуществима. Но ему ведь надо показывать, что он ищет меры. Вот он и показывает.

Ольга Мюллер, эксперт Prian.ru

Германия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > prian.ru, 7 сентября 2018 > № 2724256 Ольга Мюллер


Германия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 сентября 2018 > № 2744517

L'Indro (Италия): Бунт Германии (и не только) против гегемонии США

Россия стала камнем преткновения в отношениях между рядом стран Европы и США. Германия и Россия больше других отличались удивительным взаимным притяжением и отторжением. Европа с настороженностью относится к перспективе полного разрыва отношений со своим восточным соседом, и эта острая тема — в центре бурных политических дебатов внутри стран ЕС.

Франко Сольян (Franco Soglian), L'Indro, Италия

Странную пару представляют собой две крупнейшие страны Старого света, даже если не считать огромную азиатскую часть более густонаселенного государства из них. Игравшие столь существенную роль для судеб половины человечества в ходе своей долгой истории многообразные отношения между Россией и Германией всегда отличались удивительным взаимным притяжением и/или отторжением, а, следовательно — в ходе бесконечных фаз чередований — и превалирующей и хронической двойственностью, которая наблюдается в последние несколько лет.

Это уже подчеркивалось весной, после трудоемкого обновления правительства «большой коалиции» в Берлине. Трудоемкого, и об этом стоит немедленно напомнить, в том числе и потому, что две крупнейшие национальные партии, старые соперники, часто при этом выступающие в роли союзников ради обоюдного удобства, едва не были наказаны на последних выборах, проиграв голоса, главным образом, молодому правому образованию, «Альтернатива для Германии», популистскому, выступающему против Европейского союза и решительно симпатизирующему России Владимира Путина, как и другие подобные в Старом Свете.

Особенно тяжелые потери понесла СДПГ, социал-демократическая партия Германии, которой, несмотря на это, вновь доверили министерство иностранных дел, а также вице-канцлерство, в то время как президентский пост ФРГ предстояло занять, разумеется, ее влиятельному представителю Франку-Вальтеру Штайнмайеру (Frank-Walter Steinmeier), до этого занимавшему пост министра иностранных дел, где его сменил коллега по социал-демократической партии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel).

Обоих политиков отличала более мирная позиция в отношении России по сравнению с линией, проводимой Ангелой Меркель (Angela Merkel), хотя канцлер, представительница христианско-демократической партии, никогда не выходила за рамки в своей строгости к Москве и никогда не отказывалась от стремления к конструктивному диалогу с Кремлем, пусть и — на данный момент — в рамках западной солидарности. В остальном и в ее партии, ХДС, а еще больше в последнее время в ее баварском «филиале», ХСС, строгая проатлантическая политика никогда не поддерживалась единогласно и бесспорно.

Поэтому неудивительно, что журнал «Шпигель» (Der Spiegel) в мае заговорил даже об «особых отношениях» с Россией, практически сравнивая их (но это было бы явным преувеличением) с традиционными отношениями между Великобританией и Соединенными Штатами. Гамбургский еженедельник задавался, однако, вопросом, не наблюдаем ли мы их закат как раз накануне возобновления большой коалиции, когда канцлер отправилась в Сочи, чтобы в очередной раз попытаться, пусть и явно с несущественным успехом, смягчить расхождения и ослабить напряжение в отношениях с «новым царем».

В ходе своего первого выступления новый министр иностранных дел Германии социал-демократ Хайко Маас (Heiko Maas) осудил «все более враждебную» Россию и исключил любую возможность отзыва западных санкций, о которой, однако, говорил его предшественник. Объяснимое, помимо прочего, распространением на Германию российских кибернетических вмешательств, осуществленных по указанию правительства или без оного, подобное начало вызвало, однако, удивление и замешательство не только в Берлине.

В действительности, если перемена направления уже назревала, то в течение ближайших нескольких месяцев, она должна была проявиться намного заметнее и с противоположным знаком к тому, который был намечен или которого опасались. Это направление определилось и стало все более явственным, пусть и не для всех желанным, после знаменитых яростных нападок Дональда Трампа (Donald Trump) на НАТО, Европейский союз и саму Германию, когда он обвинил их в ряде нарушений в отношении Америки, словно стремясь любой ценой разрушить западный альянс, чтобы облегчить свою самую последнюю попытку прийти к соглашению с Путиным.

Эта попытка до сих пор не дала сколько-нибудь ощутимых результатов, несмотря на то, что происходило на саммите в Хельсинки в июле, исход которого в лучшем случае можно было бы назвать промежуточным, и за этой встречей должны последовать дальнейшие прямые переговоры двух президентов. Если, конечно, постоянно усиливающиеся протесты против американского президента в его стране не ослабят окончательно его позиции и не лишат его в результате свободы действий или не спровоцируют его свержение, невзирая на набравшую полные обороты экономику.

В то же время (и, разумеется, нельзя сказать, что зато) операция, инсценированная Белым домом, вызвала беспрецедентную реакцию со стороны традиционных союзников США и, в частности, того, который играет в целом самую важную роль не только в Старом Свете. Речь идет именно о Германии, являющейся основной опорой частично интегрированной Европы и об излишней, по некоторым оценкам, гегемонии Берлина, по другим оценкам, управляемого с недостаточным усердием, авторитетом и беспристрастностью.

Обвинениям, обрушившимся со стороны Вашингтона на ФРГ, нет числа. Самое старое и, в целом, наименее необоснованное, состоит в том, что Германия слишком мало тратит на оборону, доверяя свою внешнюю безопасность американской военной защите. Берлин также — не без ультиматумов — упрекают в том, что он рискует безопасностью из-за излишней энергетической зависимости от России, что в последнее время усугубляется строительством второго газопровода через Балтийское море.

И это вместо того, чтобы заменить, хотя бы отчасти, российский газ за счет импорта сжиженного газа, который США предлагают понемногу всем европейским странам, и некоторые из них — в отличие от прочих — предпочитают его российскому по политическим причинам, несмотря на его более высокую стоимость. И это, следует добавить, не учитывая, что зависимость импортеров от России уравновешивается зависимостью России от ее клиентов, по меньшей мере, столь же тяжкой по причине постоянного отсутствия адекватных альтернатив в сфере экспорта.

Трамп, недовольно утверждающий, помимо прочего, вопреки всем очевидным фактам, что бывшее Европейское сообщество, а ныне Европейский союз появился на свет 60 лет назад, чтобы вредить американским интересам, до сих пор обвиняет ЕС в систематическом и бесстыдном ущемлении Америки при помощи коварной конкуренции с продукцией США и финансово-экономической практики, которая идет в ущерб платежному балансу США. Отсюда и значительные пошлины, которые недавно были наложены (без каких-либо согласований в ВТО, организации, регулирующей или обязанной регулировать мировую торговлю) на различный экспорт из Европы в Америку, в том числе на популярные и люксовые немецкие автомобили.

На экономическую проблематику накладывается, наконец, выход Америки в мае этого года из многостороннего соглашения 2015 года по предотвращению ядерного вооружения Ирана, которое, как следует из обвинений Вашингтона, Тегеран не соблюдает. И США наказывают его, налагая санкции и угрожая распространить их в том числе и на предприятия других стран, нарушающих их условия и продолжающих вести торговлю с исламской республикой.

Интересы Германии здесь являются одними из наиболее приоритетных (как, впрочем, и интересы Италии), главным образом, в экономическом, но также и в политическом отношении. И, разумеется, их разделяет Россия, друг и до сих пор союзник Ирана на сирийском фронте, где мирное разрешение длительного и разрушительного конфликта, еще окончательно не угасшего, желательно для всех, как и начало масштабной и дорогостоящей реконструкции.

Берлин поэтому не намерен уступать под натиском и обвинениями Вашингтона и даже в этом вопросе стремится к альянсу и к конкретному сотрудничеству с Москвой, а также хочет согласовать с ней без дальнейших промедлений начало строительства второго балтийского газопровода, в котором принимают участие в том числе и другие европейские предприятия, включая итальянскую компанию ENI.

На повестке тесного диалога с Москвой, который Меркель и ее сотрудники завязали в последние несколько месяцев со своими российскими коллегами при косвенном давлении резких действий и решений США, остается еще множество других вопросов. Прежде всего, это конфликт на Украине, в связи с которым у Берлина есть хорошие основания как верить в успех проходящего между Москвой и Вашингтоном диалога, так и в то же время опасаться его.

Решение может быть достигнуто за счет интересов киевских властей и в ущерб некоторым западным соседям Украины и нарушить допустимые пределы, связанные с принципами международного права и самоопределения народов, которые Запад до сих пор призывает противостоять действиям России и требовать как можно более объективных перемен. Очевидно занимающая менее жесткую, чем США, позицию по этому вопросу, до 27 августа, Германия может оказаться вынуждена в какой-то мере подстроиться под вероятное опережение со стороны Америки, но попробует, вполне возможно, спасти то, что еще можно спасти в своих собственных интересах и в интересах своих европейских партнеров, особенно, при условии достаточной поддержки сильнейших участников этой тесной команды.

Если можно, таким образом, говорить о вероятном исходе соперничества между Берлином и Вашингтоном, которое не касается исключительно Украины, на данный момент следует отметить, что по конкретным вопросам позиции той и другой стороны остаются, в сущности, близкими. Как и безудержный Трамп, несмотря на свое заискивание (презираемое многими в Америке как таковое) перед Путиным, кажется, почти ничего не получил в ответ в Хельсинки, безмятежная Меркель, похоже, тоже немного получила от «нового царя», помимо скорого согласия на приглашение встретиться с ней в Берлине 18 августа.

После короткой, но важной остановки в Вене (которая, должно быть, не пришлась по душе канцлеру Германии), сделанной ради посещения свадьбы министра иностранных дел Австрии, где президент России даже танцевал с невестой, членом популистского, пророссийского правительства, Путин, как представляется, не дал Меркель никаких обещаний, кроме того, чтобы не отрезать окончательно Украину от транзита газовых поставок в Центральную и Западную Европу. Это обещание, вероятно, не очень дорого стоит и в целом остается неопределенным.

Обоснованно ли будет предположить, что в Кремле хотят лучше понять, в диалоге с каким собеседником можно получить большую выгоду и пойти при этом на меньшие уступки, и в целом, какой выбор предпочтительнее, учитывая также эволюцию отношений между двумя противостоящими сторонами? Вероятно, да, в том числе и потому, что никто не знает, какая судьба ждет Трампа и его внешнюю политику, находящуюся на кону на внутреннем фронте.

С другой стороны, уже давно происходит целый ряд контактов на самых разных уровнях, это значительный, но неявный кропотливый дипломатический труд, сопровождающийся нормальными схватками, исход которых, а также и процесс, остаются неизвестными. Меркель, к примеру, в июле еще раз встретилась с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, но принимала также и генерала Валерия Герасимова, начальника генерального штаба российской армии, с которым могла затронуть не одну тему: от неизменно шаткого режима перемирия на Донбассе до предложенной отправки на эту территорию голубых касок ООН, от повторяющихся и вызывающих беспокойство военных учений России и Атлантического альянса на территории Европы до сложных военно-политических вопросов в Сирии.

Не говоря уже о том, что касается вызывающего наибольшие опасения вооружения, вопрос о котором поднимается, пусть и не в открытой форме, возможно, в самом впечатляющем событии года, по крайней мере, для Германии — новом выступлении Хайко Мааса (Heiko Maas) спустя несколько дней после берлинской встречи Меркель и Путина. В статье, опубликованной экономическим ежедневным изданием «Хандельсблатт» (Handelsblatt) министр иностранных дел вышел далеко за пределы, очерченные его предшественниками из социал-демократов, практически возвещая о переосмыслении, если не о разрушении, уже устаревших связей с Соединенными Штатами.

Он сделал это, обвиняя без обиняков действующую американскую администрацию в том, что она презирает солидарность с европейскими союзниками и нарушает их интересы, заставляя их самостоятельно заботиться в том числе и об их собственной безопасности. То есть, в сущности, вынуждает их обзаводиться адекватным военным аппаратом, а также создавать автономную финансовую систему, независимую от той, которой они пользовались до этого времени совместно с США и от которой стремятся отказаться также Россия, Китай и другие крупные государства. Все это вписывается в картину нового многополярного мирового порядка, который уже устанавливается в международной реальности.

Одним словом, это предложение полной независимости от гегемонии, пусть даже только в западном поле, сохраняющейся мировой сверхдержавы, которая уже ведет себя, впрочем, далеко не на уровне для подобной роли, в чем Маас жестко упрекает Трампа и его эгоистичную программу «Америка первым делом». Остается, однако, понять, идет ли речь только о предложении или о практическом направлении со всей его революционностью для всего немецкого правительства и поддерживающих его политических сил.

В Берлине и его окрестностях уже говорят о новой стратегии, явно преуменьшая непосредственную отстраненность Ангелы Меркель, которая, как представляется, не одобряет тон, избранный ее коллегой. Сама канцлер, в конце концов, увенчала в последние несколько месяцев свою полноценную критику в адрес Трампа обращенным к европейцам призывом взять, наконец, свою судьбу в свои руки.

В поддержку выступления Мааса, на всякий случай, не замедлили ответить из Парижа президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) и министр финансов Брюно Ле Мэр (Bruno Le Maire), сделавшие в своем послании особое ударение: последний не забыл громогласно заявить, что Старый свет не может смириться с ролью вассала. А новый глава международного ведомства Германии вернулся к своим обязанностям, прежде чем отправиться в Турцию на переговоры с другим раскаявшимся вассалом Америки, выступая на этот раз за отзыв санкций, направленных против России. Реакцию последней все теперь будут ждать с большим интересом.

Германия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 сентября 2018 > № 2744517


Германия > Недвижимость, строительство > prian.ru, 30 августа 2018 > № 2718183

Власти Гамбурга объединились с девелоперами для преодоления жилищного кризиса

Чиновники, занимающиеся городским планированием, придумали модель кооперации с застройщиками, чтобы обеспечить постоянное пополнение жилищного фонда. Она может послужить примером для других немецких мегаполисов.

Как пишет Handelsblatt Global https://global.handelsblatt.com/finance/hamburg-fights-housing-crunch-with-cooperation-957936 , городское планирование жилья – не самая простая задача. Но главный ответственный за нее в Гамбурге человек – Франц-Йозеф Хёинг, придумал принцип, который обязывает девелоперов поставлять на рынок определенные виды объектов в равных долях.

Когда было объявлено о проекте создания нового жилого квартала Oberbillweder в районе Bergedorf, застройщиков обязали спроектировать объекты недвижимости таким образом, чтобы они включали в себя в равных долях частное жилье, арендные квартиры и социальные (субсидируемые) апартаменты. Эта политика уже получила название «Одна треть».

«Гамбург – самый прогрессивный город Германии, когда речь идет о жилищной политике», - считает представитель девелопера Bonava Норберт Шумахер. Еще в 2016 году городские власти поставили цель – ежегодное строительство 10 000 новых квартир и домов. Разрешения на строительство обещали предоставлять сразу, как только застройщики гарантируют обеспечение принципа «одной трети». «Многие города Германии теперь копируют модель, принятую в Гамбурге», - признается Норберт Шумахер.

Квартал Oberbillweder – это свежий эксперимент властей Гамбурга по преодолению жилищного кризиса. В 2022 году начнется строительство 7000 новых квартир на площади всего в 1 кв. км. Они должны будут вместить в себя 16 000 жителей и создать 7000 новых рабочих мест. Компактный квартал будет включать в себя совсем немного улиц, многие из которых будут полностью пешеходными, а некоторые – предназначенными только для езды на велосипеде.

Долгие годы Гамбург был одним из городов Германии с самыми быстрорастущими ценами на покупку и аренду жилья https://prian.ru/news/36412.html . И это повлияло на облик мегаполиса. В городе продолжают появляться частные односемейные дома, но в основном на окраинах. Теперь больше признания получают проекты смешанного предназначения, которые сочетают в себе арендное жилье, частные квартиры и социальные апартаменты.

Prian.ru

Германия > Недвижимость, строительство > prian.ru, 30 августа 2018 > № 2718183


Грузия. Германия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716782 Гела Васадзе

Лрагир (Армения): Если понадобится, Грузию примут в НАТО по ускоренной схеме

Главный редактор грузинского агентства Black Sea Press Гела Васадзе в интервью армянскому изданию «Лрагир» прокомментировал итоги визита канцлера Германии Ангелы Меркель в Грузию, а также, ссылаясь на опыт Румынии и Болгарии, высказал предположение, что его страну могут принять в НАТО по ускоренной схеме.

Интервью с главным редактором грузинского агенства Black Sea Press Гелой Васадзе.

Сирануш Папян, Lragir, Армения

«Лрагир»: Господин Васадзе, завершился визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Грузию. Меркель выразила безоговорочную поддержку территориальной целостности Грузии. Как вы оцениваете ее визит, и какие важные месседжи она направила?

Гела Васадзе: Ничего нового Меркель не сказала. Поддержка территориальной целостности — это позиция, которая была, есть и будет неизменной. Ровно так же, как Меркель открыто заявила, что Абхазия и так называемая Южная Осетия являются оккупированными территориями. Гораздо более важными были месседжи о квотах по рабочим местам в Германии и строительстве первого в Грузии газохранилища, на которые Германия выделила 150 миллионов евро. И главное — интеграция Грузии в ЕС и НАТО будут продолжены. Это не вопрос, когда, потому что это сейчас. Это конкретные программы, которые помогают Грузии развиваться.

— Как вы вообще оцениваете ее региональный визит?

— Как запоздавший, потому что руководитель такой страны, как Германия, должен посещать такой регион, как Южный Кавказ, чаще. Пока рано говорить об оценках, в Грузии Меркель была у союзников, то есть это самая простая часть визита. Посмотрим на итоги ее визита в Армению и Азербайджан.

— Она сказала, что Германия всегда будет поддерживать европейские устремления Грузии. При этом канцлер Германии промолчала про вероятные сроки вступления Грузии в НАТО и ЕС. Почему она, по-вашему, не указала сроков?

— Потому что этого никто не может знать, ни Меркель, никто другой. Во-первых, Грузия должна быть готова к вступлению в Евросоюз. Именно поэтому важны те программы развития и сотрудничества, которые осуществляет в Грузии Евросоюз. Они не просто готовят Грузию к вступлению в ЕС, это конкретные мероприятия, направленные на повышение конкурентоспособности страны, развития отраслей экономики и повышению уровня жизни. Это гораздо важнее любых деклараций о сроках.

— Как вы считаете, будет ли Меркель и Баку столь же однозначно говорить о территориальной целостности, как сделала это в Тбилиси?

— То, что Германия поддерживает территориальную целостность Азербайджана, факт несомненный. Другое дело, что у Грузии с ЕС договор об ассоциации, Грузия страна-аспирант НАТО, Грузию с ЕС и НАТО связывает институциональное сотрудничество. Поэтому руководитель страны, входящей и в ЕС, и в НАТО, просто не может постоянно об этом не говорить. Более того, канцлер обещала поддержать Грузию по вопросу о санкциях против России по списку Отхозория-Татунашвили. То есть у Грузии с Германией просто иной уровень политического сотрудничества, нежели с Азербайджаном.

— Меркель сказала, что Германия поддерживает процесс интеграции Грузии в НАТО, «но хочу быть откровенной — на данном этапе ФРГ не может говорить о скором вступлении Грузии в альянс», указав на наличие проблемы Абхазии и так называемой Южной Осетии. По части же вступления Грузии в ЕС она отметила, что процесс интеграции Грузии в Евросоюз не завершится за пять лет. Вы согласны с ее мнением?

— Нужно хорошо понимать, что вопрос о сроках членства в НАТО Грузии решается не в Берлине, и даже не в Вашингтоне или в Брюсселе. Это вопрос политической целесообразности и необходимости. Так было с Румынией и Болгарией, странами, которым отказывали в членстве в НАТО и которых приняли по ускоренной программе в связи с военным конфликтом на Балканах. То же самое относится и к Грузии, когда понадобится — примут.

Что касается оккупации Абхазии и т.н. Южной Осетии, это не является проблемой. Во-первых, подобное было уже в истории, кстати, на родине самой Меркель ГДР-ФРГ, а также территориальные споры между Турцией и Грецией. Ну, и главное, близкий к президенту Трампу фонд HeritageFon. в лице Люка Кофи уже предложил схему решения проблемы — на время оккупации действие пятого пункта не распространяется на оккупированные территории.

Грузия. Германия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 августа 2018 > № 2716782 Гела Васадзе


США. Германия. РФ > Приватизация, инвестиции. Легпром > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716467

Сто одежек: как кластеры помогают частным ателье бороться с крупными ретейлерами

Эмилия Фридман-Вишневская

Основатель бренда EMIVI, дизайнер

Мелкие производственники в сфере легкой промышленности не способны в одиночку конкурировать с крупными компаниями уровня Zara. Но есть выход — зайти в фешен-кластер

Популярное мнение — победу в модной индустрии одержит лишь тот, кто ориентирован на массовость. Индивидуальным производителям, действительно, всегда сложнее: несколько малых предприятий по пошиву одежды никогда не смогут тягаться с такими гигантами, как Zara. А вот десятки и сотни — вполне. Одним из решений этой задачи могут стать фешен-кластеры.

От Нью-Йорка до Люксембурга

Определение кластера многозначно. В первую очередь это географическая концентрации взаимосвязанных учреждений, отраслей и организаций, важных для конкуренции. Исторически сложилось, что кластеры возникали стихийно и там, где у производителей было конкурентное преимущество. Один из первых — «Чатал-Гуюк», который появился в VIII тысячелетии до н. э. на территории современной Турции и специализировался на производстве простейших ручных инструментов (мотыги, рубила, молотки). Во второй половине XX века отношение к кластерам стало более системным, а «кластерный подход» — полноценным способом экономического развития. Так, в 1950-х губернатор штата Северная Каролина в США повлиял на создание «исследовательского треугольника», The Triangle, который на сегодняшний день выступает одним из важнейших мировых научных кластеров.

Фешен-кластеры стали возникать по тому же принципу в Европе. Это пространства, которые в современном мире соединяют начинающих дизайнеров и устоявшиеся модные бренды, желающие укрепить положение на рынке и гарантировать конкурентное преимущество благодаря местоположению. Современные центры модной индустрии выросли из облюбовавших их творческих общин и малых предпринимателей. Примером может служить известный район Сохо в Нью-Йорке или стремительно разрастающиеся модные районы в Лондоне, как Hackney Walk. Здесь живут и работают сотни дизайнеров, которые, помимо этого, организуют публичные воркшопы и показы.

На Западе практика создания единого фешен-пространства весьма распространена. В Дрездене известен Kraftwerk Mitte — одно из крупнейших креативных пространств в Германии, предлагающих льготные ставки для арендаторов. Льготы позволяют привлечь к себе больше дизайнеров и авторов, которые, облюбовав место и создав вокруг него дружелюбную и узнаваемую атмосферу, делают возможным проведение мультимедийных шоу, вечеринок с DJ-сетами и различных масштабных мероприятий, которые компенсируют все издержки.

Среди известных кластеров также выделяются Luxembourg Creative Industries Cluster в Люксембурге и The Metropolitan Fashion Cluster в канадском Монреале. Последний включает в себя 225 компаний и финансируется на треть за счет пожертвований и бизнес-инвестиций. Власти Дубая также выделяют значительные средства на развитие Digital Design District — кластера, который должен изменить подход к дизайну, переведя его в «цифру».

Во многих случаях внедрение «кластерного подхода» при развитии моды демонстрирует эффективность. Отчасти благодаря ориентиру на нужды молодых дизайнеров и их поддержку удалось достичь прорыва в развитии моды в Нью-Йорке. Сегодня в городе работают более 40% всех дизайнеров США более чем из 900 компаний. Многие — резиденты фешен-кластеров, приносящих ежегодно более $2 млрд налогов в казну.

В Италии, например, давно поняли: невозможно поддерживать сильный бренд, если не диверсифицировать продуктовую линейку за счет мелких производителей. Дом Gucci опирается на сотни маленьких фирм, работающих внутри фешен-кластеров. В Милане индустрия ежегодно приносить доход на сумму более чем $13 млрд, а в городе работают более 13 тысяч организаций категории SME ( small and medium-sized enterprises).

Итальянцы также научились умело экспортировать работу своих фешен-кластеров. Созданные в 1998-м фирмы по производству изделий из кожи Caravel и Bluetonic при фешен-кластере Santa Croce sull’Arno в итоге стали поставщиками французской Louis Vitton в дополнение к контрактам с Gucci, который также расположился во Флоренции.

Подвалы вместо кластеров

Во времена СССР промышленное многообразие подавлялось монокультурной производственной практикой и плановой экономикой. Впрочем, нельзя сказать, что «кластерный подход» в Союзе не существовал. Скорее он реализовался в формате многочисленных «научно-производственных комплексов», как минимум четверть из которых была ориентирована на военно-промышленный комплекс. Советские модные кластеры, по сути, существовали вне закона. Самые известные — подвалы, где в 1980-х варили джинсы.

В современных российских реалиях, когда предложение на рынке коммерческой недвижимости превышает спрос, а стоимость производства низкая, фешен-кластеры становятся конкурентоспособной моделью развития отрасли. Во-первых, это отличное решение проекта по импортозамещению. Москва занимает место в тройке лидеров после Лондона и Парижа по присутствию основных международных фешен-брендов и считается большим рынком сбыта, который оценивается примерно в 591 млрд рублей в год. Весь же рынок моды в России составляет примерно 2,5 трлн рублей, но развивается не быстро.

В течение этого года не раз сообщали о планах по созданию фешен-хаба в Москве как части единого инновационно-производственного кластера, состоящего из 400 компаний с совокупной выручкой свыше 48 млрд рублей. Во период ПМЭФ-2017 также заговорили о готовящемся открытии модного кластера в Санкт-Петербурге, а в январе этого года состоялась защита проекта «Санкт-Петербург — центр индустрии моды». Бюджет на 2018 год равен 100 млн рублей, а общий бюджет до 2020 года должен составить 14,4 млрд рублей.

Из уже функционирующих проектов известно о работе дизайн-завода «Флакон» и Artplay в Москве, центра современного искусства «Хлебозавод» во Владивостоке и арт-пространства «Искра» в Санкт-Петербурге. Но все они лишь частично напоминают классические фешен-кластеры. Хотя тот же итальянский «кластерный подход» мог бы сработать в России. Потенциал для этого есть. Конечно, российский рынок моды не восстановился после падения на 9% в 2015 году, однако последние два года он снова растет (на 0,2-0,7%).

Главными причинами медленного развития фешен-кластеров служат административные барьеры, развивающийся статус местной индустрии моды и общая слабость мелкого серийного производства в легпроме. Основные игроки — это небольшие и малоизвестные, порой кустарные, фешен-пространства, которые всеми силами борются за выживание. Ситуацию может исправить отход от повсеместного гигантизма и поощрение «кластерного подхода» на уровне малого и среднего предпринимательства. В перспективе можно достичь среднемирового показателя роста на уровне 4,5%.

Преимущества объединения

Коворкинговая модель — одно из ключевых преимуществ фешен-кластеров, ведь она позволяет одновременно получать консультацию от коллег, обмениваться опытом. Работая по такой модели, резиденты учатся действовать и самостоятельно: отлаживают производство, совершенствуют знания в области маркетинга, приобретают ключевые навыки для ведения бизнеса.

При этом у дизайнеров есть возможность обмениваться опытом друг с другом и почувствовать поддержку, например кластерная маркетинговая стратегия комплексно работает на привлечение клиентов для всех сразу. К примеру, на базе питерского кластера Modul Fashion Design Loft работает проект Rebel Eyes, который помогает продавать дизайнерские товары онлайн и офлайн.

В фешен-кластерах также можно настроить обмен навыками по реализации продукции и поиску доступных производственных мощностей. К примеру, благодаря подобной практике в кластере EMIVI был реализован проект Amova Jewelry, который совмещает в себе российский и европейский подход к ювелирным изделиям, а также Bazarov Group, которая реализовала совместные проекты при поддержке Министерства спорта РФ.

Бизнес в кластерах не проседает и по части управления, документооборота — этими вопросами занимаются компетентные специалисты, которые работают с подобными задачами постоянно. К примеру, в дрезденском Kraftwerk Mitte работает специальная команда, зарплату которой платит сам арендодатель. Коммунальные платежи, охрана, обслуживание кластера также по умолчанию входят в обязанности организаторов.

При необходимости и с согласия резидентов кластера владелец может взять на себя бухгалтерию. По опыту скажу: когда в ателье работает несколько человек, ведение бухгалтерии даже по упрощенной схеме становится весьма сложным. Часто бухгалтерия работает на аутсорсе. Помимо всего прочего кластерная модель позволяет экономить на организации офлайн-мероприятий: показов и презентаций. К примеру, последний показ коллекции EMIVI и работ резидентов привлек более 600 гостей, а общий бюджет мероприятия составил около 750 тысяч рублей, что не так уж дорого. Также известно о работе шоурум Must Have при том же питерском фешен-кластере Modul, который регулярно проводит что-то подобное.

Одним из основных уроков работы кластера EMIVI стал опыт набора резидентов. Выяснилось, что дизайнеры, которые трудятся в одном и том же направлении, например создают джемперы, воспринимают друг друга в качестве конкурентов. Подобное негативно влияет на внутреннюю атмосферу, делает ее менее пригодной для кооперации. Стало понятно, что в фешен-кластерах должны работать представители одной индустрии, но не из даже отдаленно конкурирующих производств.

США. Германия. РФ > Приватизация, инвестиции. Легпром > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716467


США. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 28 августа 2018 > № 2716506 Вольфганг Ишингер

Анти-Трамп

Вольфганг Ишингер | Süddeutsche Zeitung

С кончиной республиканца Джона Маккейна образовалась большая пустота - и не только внутри его партии. Но после своей смерти он оставил призыв к Европе не списывать со счетов партнерство с США, пишет в своей статье, опубликованной на сайте Sueddeutsche Zeitung, председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер.

"Всю свою жизнь Маккейн был неутомимым апологетом трансатлантического партнерства: он верил в идею, стоящую в основе западного мира, в центральное значение тесного сотрудничества либеральных демократий на благо мира. Это стало одной из причин того, почему он в течение не одного десятилетия каждый год участвовал в Мюнхенской конференции по безопасности", - пишет автор публикации.

"Возможно, с уходом Джона Маккейна подойдет к концу и трансатлантическая эра, - предполагает Ишингер. - Маккейн считал, что трансатлантические отношения - это нечто большее, чем случайный результат истории, основанный на общих интересах союз или временный альянс. Они были для него либеральным мироустройством как таковым, основанным на убеждении, что демократия и права человека являются истинными ценностями, за соблюдение и распространение которых мы несем ответственность", - полагает Вольфганг Ишингер.

"Европейцам были близки не все идеи Маккейна", - продолжает автор. "Возможно, Джон Маккейн не думал, что все проблемы можно решить военным путем. Но он был убежден в том, что военная сила может быть использована во имя добра во всем мире. В этом отношении он был миссионером". При этом европейцы всегда были склонны просчитывать риски и побочные эффекты. Но при всех разногласиях и противоречиях Маккейну всегда было ясно, что Америка и Европа стоят на одной стороне.

"Похоже, часть Республиканской партии утратила сегодня моральный компас, которым руководствовался Маккейн. Маккейн в отличие от других республиканских кандидатов перед праймериз в 2008 году настаивал на том, что [в случае победы] не будет сохранять все пыточные методики, поскольку Америка, за которую он ратует, не использует пытки. В результате этих заявлений его рейтинг резко упал (...). И тем не менее - или именно поэтому - он был номинирован республиканцами", - говорится в статье.

Он критиковал европейцев за то, что они вкладывают недостаточно средств в общий оборонный бюджет. "Однако (в отличие от Трампа) он никогда не ставил под сомнение тот факт, что в случае необходимости Америка выступит гарантом безопасности своих союзников", - замечает автор материала.

Со временем Маккейн стал одним из самых непримиримых критиков президента Трампа. "В какой-то мере Маккейн стал Анти-Трампом: сторонником ориентированного на общие ценности Запада, защитником демократии и прав человека, поклонником цивилизованных дебатов и надпартийного сотрудничества; настоящим героем, который не считает сам себя пупом земли. Именно поэтому он стал мишенью для нападок Трампа и его соратников. Тот факт, что верный республиканской идеологии Маккейн в последнее время пользовался большей популярностью у избирателей, традиционно голосующих за демократов, чем у тех, кто поддерживает республиканцев, многое может сказать о ситуации в сегодняшней Америке. Для кого-то его смерть может символизировать завершение целой эры - прощание с той Америкой, которой, похоже, больше не будет".

На прошлогодней Мюнхенской конференции по безопасности, пишет в заключение Ишингер, Маккейн призывал европейцев не совершать ошибку и не списывать Америку со счетов. "Европе и всему миру остается только надеяться, что Маккейн был прав и кризис Запада приведет в перспективе к обновлению и приливу новой энергии. Ответственность за это лежит не только на нас, но и на нас тоже", - резюмирует автор.

США. Германия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 28 августа 2018 > № 2716506 Вольфганг Ишингер


Германия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714097 Герфрид Мюнклер

Тридцатилетняя война – вечная война

Ее уроки актуальны и сегодня

Герфрид Мюнклер – профессор политологии в Берлинском университете имени Гумбольдта и автор многочисленных книг по истории Германии. Его последняя по времени книга – «Тридцатилетняя война. Европейская катастрофа, немецкая травма 1618–1648» (Издательство Rowolt Berlin, октябрь 2017 г.).

Резюме Эра Вестфальского миропорядка прошла. Но связанная с ее окончанием надежда на то, что и война исчезнет, так как больше не является допустимым инструментом политики, была ошибочной. Столкновения, которые мы наблюдаем сегодня в Сирии, Йемене или Ливии, выглядят возвращением к Тридцатилетней войне.

Тридцатилетняя война поблекла в коллективной памяти немецкого народа. Это легко объяснимо. Во-первых, после ее окончания прошло уже четыре столетия, и следы, которые она оставила, давно загладило время. Во-вторых, по масштабу разрушений, изгнаний и жертв среди мирного населения Вторая мировая война не уступала Тридцатилетней и поэтому смогла «заглушить» воспоминания о ней. Речь, конечно, идет не столько о личных или семейных воспоминаниях, сколько о памяти, которая сформирована исторической политикой, подпитываемой уроками прошлого. Урок Второй мировой, по крайней мере в Германии, гласит, что немецкая земля никогда больше не станет источником военной агрессии. И если сегодня какой-нибудь публицист желает привлечь больше внимания к своим предупреждениям, он напоминает о Второй мировой или говорит о надвигающейся Третьей мировой войне.

В XIX и даже еще в начале XX века подобным образом расценивалась и Тридцатилетняя война, только выводы из ее опыта делали совершенно другие. Так, первый урок гласил: сделать все, чтобы такая война никогда больше не велась на немецкой земле. Второй урок вытекал из первого: конфессиональные споры должны регулироваться так, чтобы в междоусобной борьбе ни протестанты, ни католики не были вынужденны обращаться за поддержкой к иностранным державам. Фактически Вестфальский мир, согласованный в Мюнстере и Оснабрюке, положил конец религиозному противостоянию в государстве. Войны, которые впоследствии велись на немецкой земле, в основном касались власти и политических интересов, но не вопросов вероисповедания.

На основании всего этого историки XIX века, симпатизировавшие Пруссии, пришли к выводу, что в политической структуре Западной и Центральной Европы Германия должна стать военным оплотом для того, чтобы предотвратить межгосударственные конфликты в геополитической сердцевине Старого Света. Под влиянием Наполеоновских войн воспоминания о Тридцатилетней войне обрели новый смысл и обострили запрос на объединение Германии под эгидой Пруссии. Этот урок, извлеченный из войны, предопределил будущие военные конфликты.

Изучение Тридцатилетней войны так познавательно именно потому, что на ее примере хорошо видно: из «уроков истории» (так звучит старая формула политической риторики) не всегда извлекается то, что затем оказывается целесообразным и правильным. Во всяком случае, проект сильного в военном отношении центра, мотивированный осмыслением Тридцатилетней войны, в долгосрочной перспективе вверг Германию и Европу в катастрофу. И если конфессиональное умиротворение, обеспеченное Вестфальским механизмом, положительно повлияло на обстановку в государстве, тема «сильного центра» явно обусловила рост агрессивности с вытекающими последствиями. Опыт познания Тридцатилетней войны в Германии в высшей степени амбивалентен. Выявление этой двойственности есть задача политической и исторической науки в ее диспуте с внушениями политики исторической памяти, которая управляет «уроками истории».

Может быть, пора оставить историю в покое и озаботиться поиском другого советника для ответов на современные вопросы? Тогда историческая память заняла бы подобающее ей музейное место, превратившись, наконец, из упражнения жанра политпросвета в тему для разговора о высших материях. Впрочем, такое пробовали делать не раз, но всегда с более чем переменным успехом. Возвращение к истории в качестве политического ориентира происходит снова и снова, особенно во времена кризисов: Великая депрессия, период, предшествующий Первой мировой войне, успокоение западных демократий в отношении гитлеровской угрозы, холодная война – очевидно, мы не можем разобраться в дебрях политики без консультации с историей. Речь идет не о том, чтобы отказаться от такого способа «перестраховки», а о том, чтобы повысить качество его применения.

Особенно это относится к Тридцатилетней войне. Сложности исторической категоризации начинаются с ключевого вопроса, о чем она была на самом деле: об отстаивании прав сословий перед лицом суверена, которое было в центре внимания во время богемского восстания? Или о позиционировании и признании конфессий, что подстрекало к войне кальвинистов и католиков, в то время как лютеране скорее воздерживались, поскольку их полностью устраивал статус-кво Аугсбургского религиозного мира? Или же на кону стояло перераспределение сил между европейскими государствами, открытые притязания которых, прежде всего Испании и Франции, но также и Нидерландов, Дании и Швеции, позволили им вмешаться в войну?

Долгое время исследования и связанные с ними споры исходили из того, что одна из причин войны должна рассматриваться как решающая. Между тем в основном все сходились в одном: невозможно установить, велась ли эта война преимущественно из-за религии или власти, потому что оба аспекта переплелись и подхлестывали друг друга. Поэтому нельзя классифицировать отдельные компоненты как «важные» и «менее важные». Эта война состояла из многих войн, различных типов боевых действий, несовпадающих мотивов, что в совокупности и определяло ее сложную динамику.

Именно слияние разных типов войн и поначалу географически разрозненных кампаний делает Тридцатилетнюю войну почти парадигмальной для некоторых больших военных конфликтов нашего времени – и дает повод опасаться, что войны будущего будут ближе к этому примеру, нежели к вооруженным конфликтам, случившимся между 1648 г. и XX веком. Поэтому сегодня так полезно анализировать Тридцатилетнюю войну.

Дело не в отдельных аспектах войны и даже не в ее начале, ставшем следствием плохо скоординированных действий дворянского восстания в Праге. Они были структурными признаками, которые сделали ее наглядным пособием для настоящих и будущих войн: смешение религиозно-конфессиональных конфликтов с битвами за господство, синхронное протекание «больших», перманентных кампаний и мелких местных усобиц, ударяющих по мирному населению, а также взаимосвязь социально-революционных элементов и столкновения государств, в ходе которых речь шла о об изменении границ и территориальных аннексиях. Тридцатилетняя война была очень похожа на ту, которая на рубеже XXI века разворачивается в Африке к югу от Сахары в районе Великих озер, или которая свирепствует в районе между Сирией и Йеменом, между Месопотамией и Ливией.

Тот факт, что разные мотивы и причины конфликта соединяются со всеми возможными формами борьбы, заставляет эти войны длиться так долго и делает их окончание столь сложным. В свою очередь, длительность приводит к чудовищному опустошению целых регионов, а число жертв доходит до уровня демографической катастрофы. Непомерно высокий уровень смертности от таких войн возникает не на полях сражений, не в противостоянии войск и даже не от применения оружия, а от голода и последующих волн эпидемий. В результате Тридцатилетней войны на территории Священной Римской империи германская нация сократилась примерно на четверть, исчезли целые деревни, и процветавшие прежде города пришли в упадок. Территории, охваченные подобными бедами, отбрасываются в развитии на десятилетия, и не только в экономическом и демографическом отношениях, но и в плане культуры и научно-технического прогресса. Войны, аналогичные Тридцатилетней, приводят к задержкам в развитии, которые трудно наверстать десятилетиями.

По этой причине Тридцатилетняя война стала немецкой травмой. С одной стороны, она вызвала безутешную скорбь и породила настроения тщетности бытия в барочной литературе. С другой стороны, привела к затаенной обиде и глубочайшей враждебности в отношении тех, кого посчитали виновными в катастрофе. Неустойчивая предпосылка для установления долговечного миропорядка. Мюнстерский и Оснабрюкский мир, заключенный после более чем четырех лет переговоров, такого порядка не создал. Хотя в преамбулах и сопутствующих декларациях говорится о прочном мире, баталии продолжались. Сразу же возобновилась война между Францией и Испанией (конечно, уже не на немецкой земле), а вскоре сражения вспыхнули между Швецией, Польшей и Россией в Восточной части Центральной Европы. Война испанцев, венецианцев и их союзников против Османской империи, приостановившаяся во время Тридцатилетней войны, разгорелась с новой силой. Мир на юго-восточной границе в первую очередь позволил императору в Вене задействовать все ресурсы в пределах империи. Если бы турки теснили его на Балканах, как они делали это в прошлые десятилетия, он не смог бы проводить внутренние операции. Бывает, что мир на одном направлении провоцирует войну на другом.

Однако продолжительность и интенсивность Тридцатилетней войны обусловлена тем, что в ней по сути сконцентрировались все конфликты, существовавшие на тот момент в Европе, и они переместились на территорию рейха. Как только эта война была окончена, вновь вспыхнули окраины континента.

Во многих отношениях возобновление боевых действий за пределами государства было, конечно, удачей для опустошенной Германии, так как десятки тысяч наемников, которые не знали ничего кроме насилия, покинули страну. Останься они в Германии, внутреннее умиротворение оказалось бы еще более мучительным. По крайней мере через два года после заключения мира в 1648 г. многие по-прежнему сомневались, что перемирие сохранится, потому что не могли вообразить, каким образом удастся расформировать армии, вознаградить солдат и интегрировать их в мирную жизнь. Только в день проведения Нюрнбергского конгресса в 1650 г. возобладала уверенность в том, что мир установился.

Все это поучительно для понимания сложности мирного урегулирования на территориях, где сегодня бушует новая «Тридцатилетняя война». В отличие от классического межгосударственного конфликта, задача здесь не ограничивается просто прекращением боевых действий. Скорее, необходимо разработать и пошагово реализовывать долгосрочный план восстановления мирного порядка. Интегрирование воинов в этот порядок – обязательное условие для его стабильности. Вот почему путь к выходу из таких войн настолько долгий и тернистый: вследствие этого заключение мира станет процессом, растянувшимся на многие годы, который будет очень хрупким и может легко сорваться в новое противостояние.

Если посмотреть на результаты Вестфальского мира 1648 г. с точки зрения здравого смысла политической теории, то в основном они состоят из трех пунктов:

незамедлительное перемирие, которое обеспечили бесчисленные гонцы, поспешившие разнести весть о нем по всей стране;

стабильное прекращение конфессиональных конфликтов путем предоставления реформаторам гарантий свободы вероисповедания и приостановления действия правила большинства голосов для принятия решений в Рейхстаге по религиозно-конфессиональным вопросам, зафиксированного конституционно;

заключенный мир регулировал будущие войны таким образом, чтобы больше не могло случиться смешения разных их типов. Межгосударственные и гражданские войны были четко разделены. Политическое требование Вестфальского порядка гласило, что межгосударственные войны допустимы, но гражданские необходимо предотвращать при любых обстоятельствах. Более того, «малая война», которая стала тактическим инструментом «большой войны» (регулярные войска – особенно во второй половине Тридцатилетней войны – действовали как наемники-мародеры, что привело к разрушительным последствиям для сельского населения), не должна выходить из-под контроля. За «малой войной» впоследствии закрепилось испанское название Guerilla, которое стало общеупотребительным.

Предпосылкой всему этому была строгая национализация военного противостояния. Это означало, что в случае конфликта формирование постоянных армий происходит путем призыва на военную службу мирного населения. Времена военных предпринимателей, тех, кого именовали кондотьерами, а сегодня называют «военными баронами», подошли к концу. Эрнст фон Мансфельд, Альбрехт фон Валленштейн и Бернхард из Саксен-Веймара были последними в своем роде: они организовывали военную рабочую силу, чтобы предоставлять ее властителям за соответствующее вознаграждение. Эта форма военного дела в основном и способствовала интенсификации насилия и продлению боевых действий, поскольку наемники не знали, где территория, которую им нужно защищать, и считали всех фермеров и горожан потенциальными жертвами, из которых следует выжимать средства для продолжения войны. Те, кто привязан к войне как к бизнес-модели, не были заинтересованы в прочном мире. В постоянных армиях ситуация была другой, жалованье выплачивалось и в мирное время.

Вестфальский мирный порядок, построенный по окончании Тридцатилетней войны, становился в последующие десятилетия все более стабильным. Но это был не порядок мира, а одно из правил ведения войны. Он снова сделал войну инструментом политики, что позволяло использовать ее в качестве альтернативы дипломатии. В войне политика меняет перо на меч, написал когда-то прусский генерал и военный теоретик Карл фон Клаузевиц. Такая аллегория использовалась в начале Тридцатилетней войны, но со временем военную силу стали изображать в памфлетах и стихах как чудище, разрушающее и уничтожающее все на своем пути. Сорвавшийся с цепи хищник больше не подчинялся политической узде, он рассвирепел и творил все, что хотел. Беллону, мифическое воплощение дикого и неукротимого духа войны, пришлось усмирять политическими и юридическими средствами, чтобы военная сила снова служила интересам политики. В современных торжествах, посвященных заключению Вестфальского мира, об этом, как правило, забывают. Кстати, такая возможность была доступна только потому, что война и мир были четко разделены между собой как разные агрегатные состояния, в которых может находиться государство.

Неконтролируемые войны типа Тридцатилетней не знают точного разделения этих состояний. Фактически многочисленные игроки выводили армии на поля сражений, никогда открыто не объявляя о войне. Так было не только в случае с кондотьерами, это относилось и к конфликтам между государствами, как Франция при Ришелье или Швеция во времена Оксеншерна. И так как война внутри империй была оправдана либо как подавление мятежа, либо как законное сопротивление тираническому правлению, не существовало оснований для формальных объяснений. А заключение мира должно было принимать форму наказания или помилования агрессора, которое исходило от императора. В результате ни один из договоров не привел к долговечному миру, речь шла только о промежуточных фазах относительного спокойствия до следующего возобновления боевых действий. Изменения принес только Вестфальский порядок, который отделил войну от мира и превратил ее в кровавый конфликт, который государства ведут между собой посредством регулярных армий.

Эра Вестфальского миропорядка миновала. Но не оправдалась надежда, связанная с ее окончанием: война, мол, исчезнет, так как больше не является инструментом политики, допустимым согласно международному праву. Войны, которые мы наблюдаем сегодня в Сирии, Йемене или Ливии, во многом выглядят возвращением к Тридцатилетней войне.

Сходства начинаются с появления «военных баронов» и варьируются от различных форм массового насилия и зверств до огромных потоков беженцев. Из-за своего религиозно-конфессионального компонента Тридцатилетняя война стала причиной движения переселенцев в масштабах, невообразимых и по сей день. По оценкам, после подавления восстания в Богемии и начала принудительного обращения в католичество страну покинула десятая часть населения. Если прежние войны сопровождались изгнанием элит проигравшего государства, теперь это привело к массовой миграции, в которой богемские беженцы были только началом. Катастрофические экономические последствия войны в некоторых частях империи также обусловила массовая миграция: она дезорганизовала распределение населения. В то время как в некоторых областях было безлюдно, в других теснились толпы, лишенные пропитания. Это также способствовало возникновению голода и распространению эпидемий.

Одно из структурных сходств между нынешними войнами на Ближнем Востоке и Тридцатилетней состоит в том, что конфликты, поначалу распределенные по разным территориям, сливаются в единую войну. Между 1618 и 1648 гг. восстание в Богемии переплелось с войной за независимость Нидерландов против Испании. Соперничество за гегемонию в Балтийском регионе стало еще одним звеном цепи в борьбе дома Габсбургов за императорскую корону. Конфликт между правящими в Гейдельберге и в Мюнхене Виттельсбахами по поводу избрания своего ставленника курфюрстом соединился с проектом по отходу от католицизма, который вновь ощутил уверенность в своих силах и захотел восстановить верховную власть над секуляризированным к тому времени имуществом церкви.

Переплетением всех этих конфликтов объясняется длительность противостояния. Оно стало самовоспроизводящимся, даже если первоначальные мотивы были исчерпаны. То же самое можно сказать о многих военных конфликтах нашего времени.

Чем поучительна Тридцатилетняя война в контексте современных междоусобиц в Сирии, Йемене и Ливии, где религиозно-конфессиональные конфликты также сочетаются с гегемонистскими устремлениями, а всплеск повстанческого движения накладывается на межгосударственное соперничество? Нужно настроиться на то, что они должны быть решены не просто мирными соглашениями, а сложными процессами мирного урегулирования. И нужно сделать все возможное, чтобы они не превратились в единый военный конфликт, который подожжет весь Ближний Восток. Однако это тем вероятнее, чем дольше длятся эти войны. Если не удастся их локализовать и быстро закончить, региону угрожает судьба, постигшая Европу в XVII веке.

Статья была напечатана в газете Die Zeit и публикуется на русском языке с любезного разрешения автора.

Германия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > globalaffairs.ru, 27 августа 2018 > № 2714097 Герфрид Мюнклер


Германия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение. Экология > oilcapital.ru, 23 августа 2018 > № 2710443

Спущен на воду первый в мире круизный лайнер на СПГ.

Строительный док на верфи в германском Папенбурге покинул первый круизный лайнер, работающий на СПГ.

Лайнер AID Anova длиной 337 метров, на котором свыше 2,6 тыс. кают, отправится в первый рейс 2 декабря из Гамбурга, сообщает Deutsche Welle. Оператор круизных судов Aida заказал строительство трех судов, которые будут использовать в качестве топлива СПГ. Стоимость проекта превышает 3 млрд евро.СПГ считается менее вредным для окружающей среды, чем дизельное топливо.

Немецкая природоохранная неправительственная организация Nabu постоянно высказывает возмущение тем, что в 2018 году на рынке по-прежнему представлены корабли, рассчитанные на "тяжелое" топливо и не использующие эффективные технологии в решении проблемы выхлопных газов. В частности, многие суда не оборудованы фильтрами сажевых частиц. В результате, отмечает Nabu, развитие туризма приводит к "большим страданиям населения крупных портовых городов Европы из-за чрезмерного загрязнения воздуха". Союз призывает запретить вход "грязных судов" в европейские порты.

Германия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Судостроение, машиностроение. Экология > oilcapital.ru, 23 августа 2018 > № 2710443


Россия. Германия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708502 Дмитрий Орешкин

Новое время (Украина): Плохая ситуация. Что Путин привез из Германии?

Российский политолог Дмитрий Орешкин, комментируя переговоры Владимира Путина и Ангелы Меркель для украинского издания «Новое время», высказал мнение, что лидерам двух стран не удалось договориться по ключевым вопросам, которые обсуждалисьв ходе встечи во время визита российского президента в Германию: Сирия, Украина, «Северный поток — 2».

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Путин вряд ли поехал бы к Меркель, не рассчитывай он договориться. Иначе, зачем тратить время и в результате получить негативный имидж?

Ведь среди россиян принято считать, что Путин везунчик, ему удается все, поэтому «он поднимает Россию с колен». А тут путешествие не удалось: съездил на свадьбу, поговорил с Меркель, произнес тост и вернулся назад. В России, конечно, никто на этом внимание не заостряет, но совершенно очевидно — миссия завершилась неудачей. А вот почему — это более интересный вопрос.

Не знаю, в каком порядке, но темы, которые должны были обсуждаться и обсуждались, известны: Сирия, Украина, «Северный поток — 2». И надо отметить, что у Путина и Меркель существуют объективные общие интересы: Германия, например, хочет получить дополнительный газопровод. Меркель пытается бороться с монополией поставщика, поэтому ей выгодно иметь «Северный поток — 2». Да, Меркель выдвигает условие, что какая-то часть газа все равно должна прокачиваться через Украину, но общеизвестно, что гарантии Путина недорого стоят. Однако дело не в этом.

Немцам нужен еще один источник конкурирующих энергоресурсов. Ведь если нет «Северного потока — 2», то сильно укрепляются позиции Трампа, который с удовольствием будет снабжать Германию сжиженным газом из США — на пользу американским корпорациям и своему геополитическому влиянию. Меркель это не нравится. Путин это хорошо понимает. От того и общая заинтересованность: во-первых, в снабжении Европы газом, во-вторых — в сохранении большей независимости от мягкого диктата США.

Так вот даже несмотря на эту очевидную взаимную заинтересованность, договориться не получилось. А значит, незаинтересованности оказались актуальнее, чем экономически доброкачественное и понятное желание Меркель иметь гарантированные доставки газа. А самое интересное — это значит, что и по Сирии, и по Украине, и по всем остальным параметрам разговора расхождения были так далеки, что перевесили вполне понятную заинтересованность в соглашении по газу.

Конечно, это нельзя считать пакетным соглашением. Тем не менее, одно с другим связано. Для Путина это очень плохая ситуация, поскольку означает, что он перешел красную черту. И хотя это было доказано уже многократно, переговоры с Меркель стали еще одним тому доказательством.

Путин везде перешел черту. На Украине, со Скрипалями в Великобритании, во вмешательстве в выборные технологии в США и Германии, в попытках разрушить ЕС с помощью поддержки той же тетеньки из австрийского МИД или венгров. Много всего накопилось. И весь этот багаж, который российский президент сейчас за собой тащит, перетягивает даже то, за что в его представлении ему должны все простить и списать — дешевые энергоресурсы.

Произошел какой-то перелом в отношении к Путину и в понимании его как политика со своими приоритетами. Хотя и это тянется уже давно — на Крым Европа может глаза и закрыла бы, но не на сбитый малайзийский лайнер. На этом фоне даже газ и нефть теряют значение. Как оказалось, идея Путина о том, что никто от него никуда не денется, проглотят, да еще и благодарить будут, не работает. Точнее, работает только до определенного рубежа, и он уже пересечен.

Это не значит, что теперь Путин пойдет на уступки. Он может и хотел бы, но ему нельзя проявлять слабость. Ведь основная угроза для него в стране — и это не либералы или демократы, а более суровые ребята-военнослужащие и силовики. Им как раз и нравится то, что делает Путин, поскольку это, во-первых, повышает их самооценку, а во-вторых, делает первыми в очереди на дотации Кремля на оборону, производство танков, а также — генеральские и полковничьи звезды. В общем, они чувствуют себя в родной тарелке — война как мать родная. И военнослужащие хотели бы продолжения банкета.

Если Путин попытается примириться с Западом, то потеряет часть поддержки в глазах своего электората. Ведь российский народ очень любит быть крутым, особенно когда это бесплатно — можно кого-то обидеть, но ничего за это не получить. А вот если начинают давать сдачи, то это вызывает непонимание и раздражение, в частности, в адрес Путина. Мол, ты же поднял страну с колен? Вот и дай всем западникам по морде, чтобы заткнулись. А они не затыкаются. Более того — Путин еще и вынужден кланяться.

Но кланяться он не пойдет. Вместо того, чтобы проявлять гибкость, он предпочитает жесткость.

Меркель была первой, кто сказал, что у Путина что-то не так с крышей и что он живет в каком-то своем параллельном мире. Хотя я не думаю, что это его личная особенность — это особенность советской системы, которую он пытается восстановить. Путин не может улучшить условия жизни в своей стране, но может ухудшить — у соседей. Над этим он и работает. Угроза «будет по-моему или будет хуже» и есть основной инструмент его политики.

Он делает хуже на Украине, в Грузии, ЕС. На это у него ресурсы есть. Он может и хотел бы улучшить условия в России, если бы это было бесплатно, но главная задача сейчас — оттоптать всем хвост, заставить с собой считаться. Чтобы все поняли, какой он крутой.

Думаю, что Кремль входит в стадию нарастающего остервенения. Это не значит, что грядет эскалация — у Путина синдром самосохранения очень хорошо развит. Он просто не может пойти в атаку на Украину: нет ресурсов, и это будет связано с невероятным количеством издержек. Но он будет делать вид: блистать глазами, играть кулаками, напрягать мускулатуру, ездить верхом на медведе — что еще остается в такой ситуации?

Но все это произойдет в сужающемся пространстве. Путин любит и вынужден все больше изображать из себя медведя. Последний хоть и не совсем плюшевый, но в значительной степени, скорее, нарисованный пропагандой.

Поэтому никаких решений. Я уже давно говорил, что ЛДНР — это надолго. Та же гнилая ситуация, как и с Приднестровьем, и крайне жаль людей, которые попали в эту идиотскую ловушку с бесплатным сыром советского величия. Ведь Путин точно так же — за популярностью и тем же сыром — полез в Крымскую эпопею. Это определенно было глупостью с самого начала, хоть и не все хотели это понимать.

Выхода нет. Путин отдать не может, проглотить тоже — вот и получается непереваренная субстанция.

Россия. Германия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 августа 2018 > № 2708502 Дмитрий Орешкин


Германия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 августа 2018 > № 2706637 Владимир Путин, Ангела Меркель

Российско-германские переговоры.

В резиденции Мезеберг состоялись российско-германские переговоры с участием Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

Перед началом переговоров Владимир Путин и Федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель сделали заявления для прессы.

По пути в Германию Президент России совершил частный визит в Австрию, где присутствовал на свадьбе Министра иностранных дел республики Карин Кнайсль и Вольфганга Майлингера.

* * *

Заявления для прессы перед началом российско-германских переговоров.

А.Меркель (как переведено): Уважаемые дамы и господа!

Я приветствую российского Президента Владимира Путина очень сердечно здесь у нас во дворце Мезеберг.

Тем самым у нас есть возможность продолжить наши разговоры, которые мы вели в Сочи. И я думаю, что ввиду того факта, что у нас так много серьёзных конфликтов в мире, это подчёркивает возможность найти решения.

У нас есть ответственность – Германия, но прежде всего Россия, потому что Россия является постоянным членом Совета Безопасности ООН, – поэтому мы должны работать над тем, чтобы найти решение.

Это касается, во-первых, вопроса Украины. Мы над этим уже довольно долго работаем, основа есть и остаётся – это Минские договорённости. Хотя надо констатировать, что у нас пока нет стабильного перемирия. Надеюсь к началу нового учебного года сделать новую попытку обеспечить перемирие.

И мы сегодня поговорим о возможности учреждения миссии ООН, которая смогла бы играть свою роль в мирном процессе, Германия готова здесь нести ответственность.

В контексте Украины мы поговорим о газовом транзите. Я считаю, что даже после запуска «Северного потока-2» Украина должна играть свою роль в газовом транзите в Европу. Я очень довольна, что нам удалось начать переговорный процесс по этой тематике вместе с Европейским союзом.

Важная тема, конечно, Сирия. Нам, конечно, надо в первую очередь избежать гуманитарной катастрофы вокруг и в этой стране. Мы наблюдаем уменьшение боевых действий, но это пока ещё не означает, что там есть мирный порядок.

И поэтому Германия, как член так называемой малой группы, делает особую ставку на то, чтобы сейчас продвинуть вопрос возможных выборов. И мы, конечно, поддерживаем работу спецпосланника ООН господина де Мистуры.

Мы, конечно, поговорим об Иране. Мы хотим сохранить соглашение СВПД, но мы с озабоченностью следим за деятельностью Ирана, будь это ракетная программа, региональная политика.

Ситуация в Сирии, и здесь мы тоже продолжим те беседы, которые уже вели с Министром иностранных дел Лавровым летом этого года и в Сочи.

Конечно, мы поговорим и по актуальным вопросам прав человека, и о наших двусторонних отношениях. У нас есть перекрёстные годы, сейчас у нас Год регионально-муниципальных партнёрств. Это очень хорошая возможность лучше познакомиться друг с другом.

В октябре у нас состоится очередное заседание «Петербургского диалога». И я очень надеюсь, что там получится хороший обмен между нашими гражданскими обществами. Считаю, что и спорные вопросы можно решить путём диалога, и поэтому я очень рада, что могу приветствовать господина Путина здесь, у нас в гостях.

В.Путин: Прежде всего хочу поблагодарить госпожу Федерального канцлера за приглашение и возможность провести эту рабочую встречу. Мы готовы обсудить как проблематику российско-германских отношений, так и актуальные международные вопросы.

Отмечу, что Россия придаёт большое значение развитию взаимовыгодного сотрудничества с Германией в политической, экономической да и в других сферах. Исхожу из того, что мы обсудим состояние и перспективы торгово-экономических связей.

Германия – один из ведущих партнёров нашей страны в этой сфере. В прошлом году взаимный товарооборот вырос на 22 процента и достиг 50 миллиардов долларов, а в январе–июне этого года прибавил ещё 25 процентов. Объём накопленных германских инвестиций в российской экономике превышает 18 миллиардов долларов.

В России представлено около пяти тысяч компаний из Федеративной Республики с суммарным оборотом более 50 миллиардов долларов и общим числом занятых порядка 270 тысяч человек. В свою очередь в ФРГ работает около полутора тысяч предприятий с российским участием, вложивших в различные сегменты немецкой экономики более восьми миллиардов долларов.

Одним из приоритетных направлений является энергетика, это хорошо известно. Германия – крупнейший покупатель российских энергоресурсов. В 2017 году только газа мы поставили 53,8 миллиарда кубических метров, что покрывает более 30 процентов немецкого рынка, причём потребление российского газа постоянно растёт и в этом году увеличилось на 13 процентов.

Германия – это не только большой рынок для нас, для российских углеводородов, но и важное звено в их транзите в европейские страны. Кстати, в июне исполнилось 50 лет с начала поставок газа из Советского Союза в Западную Европу. На протяжении всего этого периода времени наша страна надёжно обеспечивала бесперебойное энергоснабжение, вносила и вносит весомый вклад в энергетическую безопасность всего европейского континента.

Вместе с германскими партнёрами работаем над проектом нового магистрального газопровода «Северный поток-2». Его реализация позволит усовершенствовать европейскую газотранспортную систему, диверсифицировать маршруты поставок и минимизировать транзитные риски, а главное, удовлетворить растущий спрос экономики Европы на энергоресурсы.

Хочу в этой связи отметить и ещё раз подчеркнуть: «Северный поток-2» – это исключительно экономический проект, он не закрывает возможности продолжения транзитных поставок российского газа через территорию Украины. Я знаю по этому поводу позицию Федерального канцлера, которая постоянно эту тему поднимает.

Хочу отметить, что главное, чтобы этот украинский транзит, он традиционный для нас, соответствовал экономическим требованиям, был экономическим во всех смыслах этого слова.

Имеются неплохие перспективы для расширения сотрудничества на других направлениях. Это касается российско-германской промышленной кооперации, локализации в России немецких высокотехнологичных производств. Соответствующие проекты обсуждались на Петербургском международном экономическом форуме.

Развивается сотрудничество в культурно-гуманитарной сфере. Проводятся многочисленные мероприятия в рамках Года регионально-муниципальных партнёрств двух стран. Осенью эстафету принимает перекрёстный Год научно-образовательных партнёрств. На 2019 год в Германии запланирована масштабная концертная программа, которая называется «Русские сезоны».

Восстанавливаются контакты по линии парламентов двух стран. В июне в Москву приезжала представительная делегация из Бундестага ФРГ. Прорабатываются инициативы создания большой межпарламентской комиссии с участием руководства Государственной Думы России и Бундестага. Осуществляется взаимодействие по линии гражданских обществ в рамках «Петербургского диалога», «Потсдамских встреч», Германо-российского форума.

Что касается международной повестки дня, то госпожа Федеральный канцлер только что сказала. Конечно, мы поговорим по всем интересующим нас вопросам. Будем обсуждать ситуацию вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной программы. Безусловно, без этого не обойдётся.

Крайне важно сохранить одобренную Советом Безопасности ООН многостороннюю договорённость, направленную на укрепление региональной и глобальной безопасности и режима ядерного нераспространения.

Обсудим, конечно, ситуацию на Ближнем Востоке, прежде всего применительно к Сирии. Важно наращивать и гуманитарную составляющую сирийского конфликта, имея в виду прежде всего оказание гуманитарной помощи сирийскому народу и помогать тем районам, куда могут вернуться беженцы, находящиеся за границей.

Я, конечно, не имею в виду в данном случае европейские страны, хотя и из Европы, наверное, некоторые могли бы вернуться. Но напомню, что в Иордании миллион беженцев, в Ливане миллион беженцев, в Турции три миллиона беженцев. Это потенциально огромная нагрузка на Европу, поэтому лучше сделать всё для того, чтобы эти люди могли вернуться домой.

А что для этого нужно делать? Элементарные вещи: надо помочь восстановить водоснабжение, канализацию, восстановить медицину. Самые элементарные вещи. И думаю, что в этом заинтересованы все, в том числе и Европа.

Мы, конечно, будем говорить об Украине, как сказала госпожа Федеральный канцлер, в контексте урегулирования украинского кризиса, который, к сожалению, никак не продвигается, имея в виду подчеркнуть безальтернативность реализации Минских соглашений, отметить нашу заинтересованность в работе в рамках «нормандского формата» и Контактной группы, готовность и далее оказывать содействие специальной мониторинговой миссии ООН. Надеюсь, что нам удастся всё-таки продвинуться по этому направлению.

В общем, у нас есть о чём поговорить, вопросов много. Ещё раз хочу сказать, что благодарен госпоже Федеральному канцлеру за возможность, которая сегодня для этого предоставлена.

Благодарю вас за внимание!

Вопрос: Владимир Владимирович, извините, пожалуйста, а можно рассказать про Вашу поездку в Австрию?

В.Путин: Она была хорошей поездкой, очень доброй. Это был частный визит.

Спасибо.

Германия. Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 августа 2018 > № 2706637 Владимир Путин, Ангела Меркель


Германия > Образование, наука > prian.ru, 2 августа 2018 > № 2691376

Аналитики подсчитали, сколько стоят детские сады в Германии

Уровень оплаты в стране на данный вид услуг прежде всего определяет место жительства. Согласно анализу фонда Bertelsmann, самые высокие расценки – в пригороде Киля, Шлезвиг-Гольштейне, где ясли обходятся порядка €400 в месяц.

В Шлезвиг-Гольштейне в среднем 9% семейного дохода уходит на детский сад. Примерно в 100 км, в Гамбурге, ситуация совсем иная: здесь родители с августа 2014 года могут бесплатно оставлять ребенка в детском саду на 5 часов в день. Если нужно больше времени, родители должны платить, но не более €200 в месяц за восьмичасовой день. В среднем семья в Гамбурге тратит на детский сад лишь 4,4% своих доходов, сообщает Spiegel.

Меньше всего родители платят за детский сад в Берлине – около 1,8% чистого дохода на семью. Начиная с лета 2018 года, уход за ребенком предоставляется бесплатно – требуется плата только за питание. Ситуация в этом секторе в Берлине гораздо приятнее, чем с жильём: арендаторов выселяют из-за повышения арендной платы.

В Германии уровень взносов за детский сад определяют местные власти, потому общенационального обзора на эту тему нет. Исследование основывается на двух опросах, в которых участвовали около 10 000 родителей.

Расходы на детский сад в различных регионах Германии (доля от среднего дохода на семью):

   1.Шлезвиг-Гольштейн – 9%;

   2.Мекленбург-Передняя Померания – 8,2%;

   3.Саар – 7,5%;

   4.Тюрингия – 7,2%;

   5.Бранденбург – 7%;

   6.Саксония-Ангальт – 6,9%;

   7.Гессен – 6,9%;

   8.Баден-Вюртемберг – 6,7%;

   9.Нижняя Саксония – 6,6%;

   10.Северный Рейн-Вестфалия – 6,4%;

   11.Саксония – 6,3%;

   12.Бавария – 6,1%;

   13.Бремен – 5,9%;

   14.Гамбург – 4,4%;

   15.Рейнланд-Пфальц – 2,4%;

   16.Берлин – 1,8%.

Германия > Образование, наука > prian.ru, 2 августа 2018 > № 2691376


Германия > Армия, полиция > dw.de, 29 июля 2018 > № 2688795

Около 300 тысяч человек находятся в Германии в списке разыскиваемых лиц. Как сообщило в воскресенье, 29 июля, издание Welt am Sonntag, среди них - более 126 тысяч иностранцев, которыедолжны покинуть страну. При этом часть разыскиваемых уже могла выехать из Германии, не уведомив об этом немецкие ведомства, считают в немецком МВД.

Как отмечает издание, в стране зафиксировано увеличение числа политически мотивированных преступлений. Количество разыскиваемых по подобным статьям людей выросло в сравнении с 2017 годом более чем втрое - до 4411. По ним в основном разыскивают исламистов. Более 3100 ордеров на арест касаются преступлений, относящихся к категории "религиозная идеология".

Армин Шустер (Armin Schuster), председатель комитета по внутренним делам бундестага, потребовал прикладывать все усилия, чтобы иностранцы, которым предписано покинуть страну, также были найдены. "Если мы хотим задержать скрывающихся нарушителей и лиц, подлежащих депортации, мы должны усилить давление по поиску этих людей", - заметил Шустер. В 2015 году полиция Германии сумела найти и арестовать 135 человек, на арест которых ранее были выписаны ордера.

Германия > Армия, полиция > dw.de, 29 июля 2018 > № 2688795


Панама. Германия > Миграция, виза, туризм. Образование, наука. СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 28 июля 2018 > № 2689802

Самый большой плавучий книжный магазин в мире Logos Hope посетит Панаму с 1 по 26 августа, что позволит наслаждаться театральными постановками и разнообразными культурными мероприятиями.

По данным местных СМИ, корабль впервые причалит в столичном порту Родман, построенном одним из крупнейших в мире операторов портов PSA International.

Согласно источнику, в программу входит продажа пяти тысяч книг по доступным ценам с целью расширения образования людей, заинтересованных в его приобретении, помимо конференций, концертов и семинаров.

Проект состоит из около 400 добровольцев из 65 стран, посетивших до сегодняшнего дня более 150 стран, где приняли около 48 миллионов человек.

Было также известно, что на борту судна будут проходить несколько культурных мероприятий и презентация театральных работ, а экипаж посетит общины с особыми потребностями, чтобы помочь "людям и подать надежду".

Среди предложений, которые посетители смогут оценить, - "Лев, колдунья и платяной шкаф" на основе работы С. С. Льюиса и полностью интерпретируются на испанском языке международным экипажем.

Следует отметить, что этот фантастический детский роман, опубликованный в 1950 году, является самым известным серии из семи книг под названием "Хроники Нарнии".

"Наше предложение отличается в каждом порту", сказал сотрудник СМИ на борту корабля Павел Мартинес, который начал путешествие по всему миру в 2009 году в качестве книжного магазина.

В 2004 году книжный магазин Logos Hope был приобретен компанией OM Ships International, организацией в Германии, которая управляет лодками с 1970 года, развивая культурный обмен, общественное обслуживание и плавучие книжные магазины.

Латиноамериканское турне, которое началось 30 января в Картахене, Колумбия, включает четыре мексиканских порта и другие в Гватемале, Сальвадоре и Никарагуа, а также в Панаме.

Панама. Германия > Миграция, виза, туризм. Образование, наука. СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 28 июля 2018 > № 2689802


Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2018 > № 2687515

Германию по-прежнему неотступно преследуют призраки "Штази"

Натали Штайвер | Le Figaro

Выставка архивных материалов тайной полиции напоминает об огромной структуре наблюдения, существовавшей при коммунистическом режиме в ГДР, пишет журналистка Натали Штайвер в Le Figaro.

Этим летом в музее "Штази" в Берлине открыта постоянная выставка "Взгляд в суть секрета", говорится в статье. "Наша задача - показать памятные материалы о надзоре и злоупотреблении данными", - комментирует Ролан Жан, немецкий федеральный комиссар по архивам "Штази".

Во время 40-летнего правления коммунистического режима в Восточной Германии миллионы немцев находились под надзором министерства государственной безопасности. Созданная в 1950 году для защиты экономики ГДР от "шпионов-диверсантов" и прочих "саботажников" тайная полиция "Штази" за несколько десятилетий стала государством в государстве, указывает автор статьи.

В 1988 году, за год до падения Берлинской стены, в "Штази" еще насчитывалось более 91 тыс. служащих с полной занятостью - и это всего на 16 млн жителей. Вдобавок имелось 189 тыс. "неофициальных" сотрудников: эти добровольные или вынужденные стукачи по запросу следили за своими коллегами, соседями, а порой и за друзьями, сообщает журналистка.

17 июля этого года немецкое правительство подтвердило, что для оцифровки документов "Штази" будет выделено 253 млн евро, говорится в статье.

Два миллиона человек попросили о доступе к своим досье после выхода закона, открывшего архивы "Штази" в декабре 1991 года. "Мы позволяем им вернуть себе часть их украденной биографии", - утверждает Ролан Жан, который сам был оппозиционером в ГДР.

Сюрпризы редко бывают приятными. Томас Хайзе, режиссер из Восточной Германии, узнал, что за ним и его братом годами шпионил один из их закадычных друзей, Миша, с которым они 20 лет бессонными ночами в клубах табачного дыма обсуждали на кухне, как переделать мир, передает автор статьи.

Зато Жильбер Фуриан облегченно вздохнул, удостоверившись в том, что никто из его друзей не доложил в "Штази" о подробностях его личной жизни. По его мнению, "единственной его провинностью было то, что он влюбился в активистку-правозащитницу".

Тем не менее, Фуриан провел два года и два месяца в исправительной тюрьме за то, что опубликовал на Западе брошюру о панк-движении на Востоке, передает журналистка. Главный обвинительный пункт, о котором он узнает, прочитав свое досье 15 лет спустя: изготовление "документов, способных нанести вред интересам ГДР".

"В наши дни в техническом смысле контроль может осуществляться аналогично, однако есть большая разница между систематическими политическими репрессиями при ГДР и предотвращением терроризма сегодня", - поясняет нюансы Кристиан Хирте, государственный секретарь по Восточной Германии. "Наша демократия ведет дебаты по вопросам надзора в открытой манере, совсем иначе обстояло дело в ГДР", - продолжает он.

Все же государство по-прежнему проявляет некую латентную подозрительность в отношении Восточной Германии, пишет автор статьи. Вот и канцлер Ангела Меркель дала поручение Хирте повнимательней отслеживать ситуацию на Востоке, где крайне правые, популисты и противники режима добились неожиданно высоких результатов на последних выборах.

Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 27 июля 2018 > № 2687515


Германия > Авиапром, автопром. Экология > inosmi.ru, 26 июля 2018 > № 2687627

Сговор

Франк Домен (Frank Dohmen), Дитмар Хавранек (Dietmar Hawranek)? Der Spiegel, Германия

Встреча состоялась в Вольфсбурге. Приехали представители концернов «Даймлер» (Daimler), «БМВ» (BMW), «Ауди» (Audi) и «Порше» (Porsche). Так с коллегами из «Фольксвагена» (Volkswagen) встретились руководители отделов двигателей, то есть менеджеры, отвечающие за использование всех двигателей на своих предприятиях. В принципе все они — конкуренты, особенно, если речь идет о стремлении к превосходству в технике. Ну, где производитель автомобилей может показать себя лучше, чем в двигателе, сердце машины?

Однако их рабочее сообщество по двигателям представляет собой одну из тех картельных группок, в которых немецкие производители автомобилей десятилетиями отключали конкуренцию — как минимум в некоторых сферах. Это сообщество было частью теневого мира, внутри которого концерны тайно сговаривались друг с другом, в то время как их боссы в лучах софитов превозносили благотворное влияние конкуренции. «Шпигель» разоблачил этот картель год назад (SPIEGEL 30/2017). Европейская комиссия и Федеральное антикартельное ведомство провели расследование на предмет нарушения данными предприятиями конкурентного права. До сих пор речь шла о том, что автомобильные концерны договорились между собой об очистке выхлопных газов на автомашинах с дизельными моторами, конкретно о размере баков AdBlue, важных для минимизации оксидов азота.

Теперь стражи конкуренции натолкнулись на еще один скандал в области охраны окружающей среды, показывающий немецких производителей автомобилей в неприглядном свете. Речь вновь идет о возможном сговоре, в результате которого «Даймлер», «БМВ», «Порше», «Ауди» и «Фольксваген» подвергали здоровье миллионов людей лишнему риску. Но на этот раз в центре внимания оказался не дизельный мотор. Теперь речь шла о бензиновых моторах и о тонкой пыли, которую они выбрасывают в атмосферу.

Этот случай убедительно доказывает: афера с дизелями не была случайностью. Организованная общими усилиями борьба с экологическими нормами является, судя по всему, частью производственной культуры автоконцернов.

Тонкая пыль — в Европе одна из главных опасностей для здоровья, вызываемых загрязнением окружающей среды. Она приводит к раздражениям слизистых оболочек, воспалениям дыхательных путей, повышению риска возникновения тромбозов, заболеваниям сердца и легких, к раку легких. Тонкую пыль «производят», прежде всего, отопительные системы, промышленность и автомобили. Согласно одному из исследований Федерального ведомства по охране окружающей среды, в 2015 году 41,5 тысяч человек в Германии умерли преждевременно, потому что подвергались интенсивному воздействию тонкой пыли, находящейся в воздухе.

В автомобилях пылеулавливающие фильтры могут сократить выброс тонкой пыли. Дизельные модели уже с начала этого тысячелетия снабжаются такими фильтрами. С 2014 года они являются стандартным оборудованием дизельных автомашин. Но их использование на автомобилях с бензиновыми двигателями концерны «Даймлер», «БМВ», «Порше», «Ауди» и «Фольксваген» хотели предотвратить на многие годы. Об этом менеджеры концернов сговорились во время многочисленных встреч их рабочего сообщества.

Впервые этот сговор руководители отделов двигателей зафиксировали на совещании 18 мая 2009 году в Вольфсбурге. Согласно протоколу совещания, эксперты пяти автоконцернов приняли «следующие решения»: «Использования пылеулавливающего фильтра в бензиновых моторах следует обязательно избегать». И далее: «Руководители отделов двигателей поддерживают совместный подход в этом вопросе».

Менеджеры концернов следовали простой стратегии: они хотели максимально оттянуть принятие строгих норм для бензиновых моторов и с минимальными усилиями соблюдать либеральные нормы, допускающие для бензиновых моторов выброс тонкой пыли, в десять раз превышающий выброс дизельных двигателей.

Является ли сговор о неприменении пылеулавливающих фильтров нарушением конкурентного права или иных норм, предстоит выяснить соответствующим службам. Но в любом случае это был заговор против защиты окружающей среды и здоровья людей.

Снабдив несколько лет назад бензиновые двигатели пылеулавливающими фильтрами, автоконцерны уже давно могли бы значительно уменьшить выбросы вредной для здоровья тонкой пыли. Если бы они действительно придавали значение своим заявленным целям, то они были просто обязаны это сделать.

Так как в словесных заверениях в приверженности принципам охраны окружающей среды у автобоссов недостатка нет, в архивах можно найти сколько угодно цитат, подтверждающих это. Многолетний шеф «БМВ» Норберт Райтхофер (Norbert Reithofer) обещал: «В отношении экологичности мы хотим занять передовые позиции». Тогдашний босс «Фольксвагена» Мартин Винтеркорн (Martin Winterkorn) сказал: «В 2018 году мы хотим стать самым экологичным автопроизводителем». Босс концерна «Даймлер» Дитер Цетше (Dieter Zetsche) заявлял: «Наши автомобили должны стать чемпионами мира в экологической езде».

Передовые позиции? Чемпионы мира? На практике автоконцерны явно стремятся к совершенно противоположному. Они противодействуют защите окружающей среды и здоровья людей как минимум в том, что касается борьбы с тонкой пылью. Менеджеры пяти ведущих немецких брендов договорились совместно бойкотировать новую экологичную технику так долго, насколько это возможно. Этим самым они, вероятно, хотели предотвратить ситуацию, когда один из них одумается, решит использовать меры по охране окружающей среды как конкурентное преимущество, снабдит свои модели пылеулавливающими фильтрами и этим самым привлечет покупателей.

Подобным поведением пять автомобильных концернов, возможно, нарушают конкурентное право. Но не менее предосудительным является и то, что сговор в отношении пылеулавливающих фильтров еще больше подрывает доверие к немецким автопроизводителям.

В настоящее время Европейская комиссия проверяет протоколы многочисленных совещаний, огромное количество электронных писем и документов пяти концернов-заговорщиков в отношении пылеулавливающего фильтра. «Шпигель» получил возможность заглянуть в документы, на основании которых ему удалось реконструировать секретную борьбы концернов с фильтром.

Дебаты о применении пылеулавливающего фильтра начались в 2001 году. Тогда концерн «Пежо» (Peugeot) запустил в серийное производство первые дизельные автомобили с пылеулавливающими фильтрами. Французы использовали это обстоятельство в рекламе своих моделей. Политики потребовали ужесточения предельных норм для выброса тонкой пыли, коль скоро появились технические возможности этот выброс уменьшить. 20 июня 2007 года ЕС принял план мероприятий по снижению выброса выхлопных газов и тонкой пыли, в котором нормы для дизельных и бензиновых двигателей были разделены. В дизельных моделях выбросы тонкой пыли с 2009 года должны были уменьшаться быстрее. Но уже тогда было предписано, что и бензиновые модели должны будут чуть позднее соблюдать те же предельно допустимые нормы для тонкой пыли.

Федеральное ведомство по охране окружающей среды установило в одном из своих исследований, что пыль из современных бензиновых двигателей не менее опасна, чем пыль из дизельных моделей: «Нет причин устанавливать для двигателей с прямым впрыском более высокие предельные нормы, чем для дизельных двигателей».

Дискуссия об этом велась и в узком кругу пяти немецких автоконцернов — однако, под иным углом зрения. Концерны хотели предотвратить установку фильтров на бензиновых моделях. Трудовые и финансовые затраты не соответствуют пользе от фильтров — таков был их аргумент. При этом подобные фильтры, согласно данным некоторых транспортных клубов, например VCD, стоят всего лишь от 40 до 140 евро.

После того как руководителей отделов двигателей концернов «Даймлер», «БМВ», «Порше», «Ауди» и «Фольксваген» в мае 2009 года пришли к соглашению, находящиеся в иерархии выше них руководители отделов развития данных концернов подтвердили стратегию бойкота. На своей встрече 25 мая 2009 года они постановили: «Руководители отделов развития подтверждают, что необходимо избегать такой высокозатратной меры, как установка пылеулавливающих фильтров».

Далее концерны сделали еще один шаг в этом направлении. Автоменеджеры договорились использовать методику, которая уже не раз оправдала себя при угрозе ужесточения экологических норм: они решили оказать давление на политические решения. Чтобы не быть обязанными устанавливать фильтры, необходимо было добиться, чтобы предельно допустимые нормы для бензиновых моторов как можно дольше не были бы приведены в соответствие с более строгими нормами для дизельных моторов. Поэтому руководители отделов развития концернов постановили: «Заняться… политическим лоббированием в Брюсселе».

Протокол этого заседания автомобильной пятерки иллюстрирует принципиальный подход принимавших участие в заседании менеджеров: лоббирование вместо охраны окружающей среды.

Общественная дискуссия об опасностях тонкой пыли усиливалась, прежде всего, потому, что бензиновые модели во все большем масштабе оснащались моторами, в которых топливо впрыскивалось под большим давлением. Подобные двигатели с прямым впрыском обладали тем преимуществом, что они снижали расход топлива и соответственно выхлоп углекислого газа. Но в то же время у них был и недостаток — высокий выброс тончайших частиц пыли. Эти частицы опасны, прежде всего, тем, что легко проникают в легкие.

Кроме того в результате процесса сгорания топлива на этих частицах осаждаются другие вредные вещества, например, канцерогенный бензапирен — это установили ученые исследовательского института Empa в Швейцарии. Таким образом «как с троянским конем в кровоток могут попасть жидкие и твердые химические яды, возникающие в процессе сжигания топлива».

Автопроизводители забеспокоились. Один из менеджеров «Ауди» отметил 26 мая 2010 года: «Выброс пыли попал в центр внимания». Позднее он записал: «Вероятно, экологические объединения после дизельных моторов набросятся на бензиновые и захотят пробить и для них пылеулавливающие фильтры».

Из документов, попавших в руки Еврокомиссии, видно, что автопроизводители как минимум в 2011 году поняли: запланированные ЕС для экологического стандарта Евро-6 новые нормы для бензиновых моделей без пылеулавливающих фильтров практически невыполнимы. Одна из сотрудниц концерна «Фольксваген» так обобщила в электронном сообщении от 11 февраля 2011 года результаты соответствующей дискуссии с конкурентами: ««Даймлер» вчера четко сказал, что ужесточенные нормы «могут быть соблюдены только с ПУФ для бензиновых моторов». ПУФ — сокращение, означающее «пылеулавливающий фильтр».

Тем важнее для производителей стала необходимость предотвратить введения новых норм. Аргумент был прежний: использование фильтра повысит расходы.

В декабре 2011 многолетняя лоббистская деятельность, активно поддерживаемая и другими европейскими автопроизводителями, увенчалась успехом. Технический комитет по автомобилям постановил, что автомашины, оснащенные бензиновыми двигателями с прямым впрыском, могут еще не соблюдать ужесточенные нормы. Новые бензиновые модели должны будут лишь с сентября 2018 года быть сориентированы на те же показатели, что и дизельные моторы. А до той поры бензиновым двигателям разрешили выбрасывать в воздух в десять раз больше тонкой пыли, чем дизельным.

Когда 2018 год был назван датой, у «Даймлера», «БМВ», «Порше», «Ауди» и «Фольксвагена» возникло опасение, что один из них не будет придерживать их согласованного подхода к проблеме. Хотя руководители отделов развития и уверяли на своих встречах, согласно протоколам, следующее: «Дальнейшее открытое сотрудничество между экспертами наших домов подтверждается руководителями отделов развития». Но один из менеджеров «Ауди» написал своим коллегам: «Мы все не исключаем опасности, что один из производителей все-таки пойдет на установку пылеулавливающего фильтра на бензиновые моторы и раструбит об этом в масс-медиа».

Это электронное сообщение проливает свет на то, что менеджеры «Ауди» думают о рыночной экономике: ее основа, конкуренция — это «опасность», которую нужно свести к минимуму.

В течение многих лет это пятерке концернов «Даймлер», «БМВ», «Порше», «Ауди» и «Фольксваген», вероятно, удавалось. Лишь в 2016 года «Даймлер» в Европе оснастил одну из своих моделей S-класса бензиновым мотором с пылеулавливающим фильтром.

Автопроизводители отказались комментировать детали ведущегося расследования. «Даймлер» заявил, что еще неясно, начнет ли Еврокомиссия «формальный процесс. Мы заявили о наличии у нас важного свидетеля и в полном объеме сотрудничаем с властями».

На заседаниях Еврокомиссии некоторые автопроизводители выдвинули аргументы, что мол решения рабочих группы не являются обязательными и что они работали над внедрением пылеулавливающих фильтров. Кроме того, они якобы тестировали и использовали другие методы для соблюдения норм.

Но, судя по всему, в этом не преуспели. Насколько срочно бензиновые модели нуждаются в подобных фильтрах, подтвердил экологический тест, опубликованный Всеобщим немецким автомобильным клубом (ADAC) в августе 2016 года. Клуб измерил выбросы тонкой пыли автомобилями, оснащенными бензиновыми моторами с прямым впрыском. Выбросы этих моделей значительно превышали предельные нормы, вводимые с 2018 года. Вывод, сделанный ADAC: «Измерения показывают также, что производители — в который раз — максимально используют отсрочку в регламентировании и не используют новейшей техники для снижения вредных выбросов».

В этом деле концерны явно перестарались. Настолько, что их длившаяся годами стратегия уклонения оборачивается теперь против них самих.

С сентября этого года вступают в силу новые правила допуска и методы тестирования ЕС. Автомобили будут должны проходить так называемый Всемирный гармонизированный тестовый цикл для легковых автомобилей (WLTP). Он предусматривает не только более точное измерение выброса СО2. Вместе с ним вступает в силу и норма Евро-6с, предписывающая более строгую верхнюю границу для тонкой пыли. Модели с бензиновыми моторами смогут ее соблюсти в большинстве случаев только при наличии пылеулавливающего фильтра. А в виду того, что немецкие автопроизводители годами бойкотировали использование этих фильтров, они оказались к перестройке явно плохо подготовленными. Не исключено, что они рассчитывали еще на одну отсрочку.

«Даймлер», «БМВ», «Порше», «Ауди» и «Фольксваген» не могут сейчас продать многие свои модели, потому что у тех нет нового допуска. У «БМВ», например, это модели Х5 и Х6, у «Порше» — «Кайен» (Cayenne) или «Макан» (Macan). «Мерседес — Бенц» (Mercedes-Benz) снял варианты CLA и GLA с бензиновыми моторами с производства. Особенно сильно новшество ударило по «Фольксвагену»: даже у его самых важных моделей, например, «Пассат» (Passat), только некоторые варианты доступны с бензиновыми моторами. «Фольксваген» даже вынужден был остановить производство. На некоторых заводах конвейеры работают только четыре дня в неделю.

Производители жалуются, что невозможно справиться за такое короткое время со столькими тестами. Как будто они еще несколько лет не знали, что с 1 сентября будут введены WLTP-тест и более строгие предельные нормы. Как будто они не могли уже несколько лет назад снабдить свои модели фильтрами.

Теперь некоторых из них не могут обеспечить себя достаточным количеством пылеулавливающих фильтров. Есть проблемы со снабжением, цены растут, потому что поставщики не могут справиться с возросшим спросом.

Менеджеры «Фольксвагена» исходят из того, что концерны «Фольксваген», «Ауди» и «Порше» потеряют в обороте несколько миллиардов. И возможно к этому прибавится штраф Европейской комиссии по конкуренции, если подтвердится, что пять производителей своими договоренностями нарушили конкурентное право.

С определенной точки зрения борьба немецких автопроизводителей с пылеулавливающими фильтрами может служить хорошим уроком. Он показывает, что попытка обойти конкуренцию может в краткосрочной перспективе и дать некоторые преимущества. Но тем тяжелее будет расплата в конце.

Германия > Авиапром, автопром. Экология > inosmi.ru, 26 июля 2018 > № 2687627


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter