Всего новостей: 2359058, выбрано 74 за 0.101 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 декабря 2017 > № 2423591 Ян Бреммер

Ян Бреммер: «Признание Трампом Иерусалима усилит влияние России на Ближнем Востоке»

В экспертной среде не утихают споры вокруг решения президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. Этот шаг фактически перечеркивает политику США в арабо-израильском конфликте последних нескольких десятилетий. Основатель и президент известного американского «мозгового центра» Eurasia Group, доктор политологии Ян Бреммер в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал о причинах решения Трампа и его последствиях.

- Как вы оцениваете решение Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля?

- В целом, я бы сказал, что это решение ничего хорошо не сулит региону. Уже происходят столкновения между израильтянами и палестинцами. Но это не такое большое событие, каким оно было бы еще 10 лет назад. Причина в том, что сегодня палестино-израильский конфликт не входит в число главных приоритетов для большинства стран в регионе, как это было прежде. На данный момент в этой части мира вспыхнуло множество других конфликтов, и внимание мирового сообщества сейчас приковано к новым горячим точкам.

- Почему Трамп принял такое решение? Ведь от него отказывались предыдущие президенты США…

- Дональд Трамп пошел на это по двум причинам. Первая причина – это его обещание, данное во время предвыборной кампании. Он же обещал это сделать, вот и результат. Вторая причина – отвлечь внимание американского общества от продолжающегося расследования в отношении сотрудников Трампа, которое проводится спецпрокурором Робертом Мюллером. Мне кажется, что последняя причина в значительной степени связана с решением Трампа по Иерусалиму.

- Бараку Обаме тоже предлагали признать Иерусалим столицей Израиля, но он воздержался от такого решения. Почему?

- Потому что в этом не было необходимости. Израиль уже главный союзник США в регионе. Поэтому единственное, чего сейчас можно добиться этим поступком – это увеличения рисков дестабилизации региона. Но Трампу есть о чем волноваться у себя дома, внутри страны – и этот фактор тоже сыграл роль в принятии решения по Иерусалиму.

- Многие мировые лидеры осудили решение Трампа по Иерусалиму. Продолжаются столкновения между палестинцами и израильтянами. Что будет дальше?

- Во-первых, противостояние двух конфликтующих сторон будет продолжаться. Во-вторых, стоит ожидать демонстраций палестинцев и осуждающих заявлений от мусульманских правительств. В-третьих, вполне возможен некоторый всплеск террористических атак.

- А как реагирует американское общество на решение Трампа?

- В основной массе американцы безразлично относятся к действиям Трампа. Экспертное сообщество очень негативно относится к решению американского президента по Иерусалиму, но это оказывает ограниченное влияние на более широкий электорат. Евангелисты и произраильское лобби в восторге от этого решения американского лидера.

- На ваш взгляд, затронет ли решение Трампа интересы России и бывших стран СССР?

- Это не главное решение в более широком контексте американской внешней политики. Нет, интересы не затронет, но приведет к усилению влияния России в определенной части Ближнего Востока. Владимир Путин – это внешний игрок со значительными интересами и пространством для маневра. По мере того как США сокращают свою вовлеченность в дела региона, и ее эффекты становятся более поляризующими региональных игроков, у русских появятся широкие возможности. При этом новый виток арабо-израильской конфронтации, спровоцированный решением Трампа, не повлияет на постсоветское пространство.

- Великоритания, Турция, Иран и другие страны выступили против решения Трампа. Повлияет ли это на отношения США с этими странами?

- Лишь в незначительной степени. Это решение уменьшит влияние США, но это влияние уменьшил и выход из Парижского соглашения по климату и Транстихоокеанского партнерства. Просто к этому списку добавится еще один пункт. Турция осудила решение Трампа по отношениям с Израилем, но не отношения с США как таковые. [Президент Турции Реджеп] Эрдоган разыгрывает популистскую карту, но он не хочет из-за этого рисковать дальнейшим разрушением отношений с США.

Ян Бреммер

Источник – Евразия.Эксперт

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 декабря 2017 > № 2423591 Ян Бреммер


США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421056 Рено Жирар

Рено Жирар: «США утратили роль арбитра на Ближнем Востоке»

Признав Иерусалим столицей Израиля, Трамп разрушил нанес вред переговорам об арабо-израильском мирном договоре, гарантом которого с самого начала были Соединенные Штаты.

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

Почему признание Иерусалима столицей Израиля президентом США 6 декабря 2017 года вызвало столько эмоций не только во всем арабо-мусульманском мире, но и в Европе? В конце концов, прошло почти 70 лет с тех пор, как Кнессет и премьер-министр Израиля обосновались в Иерусалиме. В конце концов, Иерусалим был уже столицей еврейского государства при царе Соломоне 3 000 лет тому назад. Там он построил большой храм, от которого осталась лишь западная стена, знаменитая Стена Плача. В таком случае, может быть, Дональд Трамп всего лишь признал истинное положение дел? Именно это он и утверждает, и его аргумент вполне приемлем.

Но решение перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, отвечающее инициативе Конгресса двадцатилетней давности, создает две серьезные дипломатические проблемы.

Во-первых, это противоречит всем документам ООН, подписанным до настоящего времени Соединенными Штатами. План раздела Палестины в 1947 году (после прекращения британского мандата) предусматривал создание еврейского и арабского государств, а также международный статус Иерусалима как священного города трех великих монотеистических религий — иудаизма, христианства и ислама. Евреи унаследовали 58% территории Палестины, а арабы — 42%. Этому плану не суждено было осуществиться. Как только последний британский солдат покинул эти земли в мае 1948 года, и Дэвид Бен-Гурион провозгласил независимость, арабские государства (Египет, Ливан, Сирия, Иордания, Ирак) напали на совсем молодое еврейское государство. После того, как они проиграли войну, государство Израиль расширило свою территорию до 78 % Палестины, остальные 22 % остались под контролем иорданской армии. В 1967 году, благодаря своей победе в Шестидневной войне, Израиль завоевал Восточный Иерусалим (вместе со Стеной Плача), Западный берег реки Иордан, сектор Газа, Синайский полуостров и сирийские Голанские высоты. Резолюция 242 Совета Безопасности ООН призвала тогда израильтян уйти с оккупированных территорий в обмен на мир со всеми арабскими государствами. Таким образом, «зеленая линия» (линия прекращения огня в феврале 1949 года) стала признанной мировым сообществом границей государства Израиль. Но эта резолюция никогда не была применена. Согласно Кэмп-Дэвидским мирным соглашениям (сентябрь 1978 года) Израиль вернул Синайский полуостров Египту. В мирном договоре с Израилем, подписанном в октябре 1994 года, Иордания отказалась от всех претензий на Западный берег, который должен был стать территорией будущего Палестинского государства в соответствии с условиями соглашений между Рабином и Арафатом в сентябре 1993 года (тайно обсуждались в Осло прежде чем были подписаны на лужайке перед Белым домом). Но соглашения Осло были сорваны из-за серии атак ХАМАСа и неготовности Ликуда. Вот почему по-прежнему нет мира на Ближнем Востоке.

Окончательный статус Иерусалима должен был стать одним из элементов арабо-израильского мирного договора под защитой ООН. Своим, по меньшей мере, поспешным решением, Трамп нанес вред переговорам, которые США поддерживали с самого начала.

Вторая проблема заключается в том, что своим решением Трамп лишил Америку ее способности играть роль арбитра в арабо-израильском конфликте. До сих пор, будучи гарантом Израиля с 1948 года, США всегда стремились сохранить сбалансированную позицию, что позволяло им стать реальным «честным посредником». В ноябре 1956 года именно Вашингтон заставил англичан и французов, союзников Израиля, положить конец Суэцкой войне против Насера. В октябре 1973 года Киссинджер убедил израильтян ослабить кольцо вокруг окруженной египетской третьей армии. В октябре 1991 года президент Джордж Буш инициировал проведение Мадридской мирной конференции, пригласив туда палестинскую делегацию, несмотря на яростное сопротивление стороны Израиля.

Все геополитики знают, какое решение для Иерусалима было бы разумным. Его западная часть должна оставаться столицей государства Израиль, а его арабский квартал мог бы стать под именем аль-Кудс будущей столицей Палестинского государства. Стена Плача, конечно же, должна стать окончательно израильской. С другой стороны, было бы нормально, если бы две святые мечети стали частью палестинской территории.

Когда израильско-палестинская территориальная проблема была просто политической, она казалась вполне решаемой. Теперь, когда все большее число людей с обеих сторон примешивают к этому религию, решение кажется почти нереальным. И еще одна плохая новость: Америка больше не играет роли потенциального арбитра в этом бесконечном конфликте.

США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421056 Рено Жирар


США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419520 Арег Галстян

Иерусалимская карта. Почему Трамп признал Святой город столицей Израиля именно сейчас

Арег Галстян

американист

Финансовое влияние еврейского капитала не может не отражаться на политических позициях большинства республиканцев. Будучи президентом-республиканцем, Трамп должен делать шаги, направленные на укрепление и расширение американо-израильского диалога во всех сферах

Президент Дональд Трамп в очередной раз оказался в центре международной политики, признав Иерусалим единой и неделимой столицей Государства Израиль. Он также поручил Госдепартаменту начать работу по переносу посольства США из Тель-Авива в Святой город. Эта новость вызвала неоднозначную реакцию как внутри страны, так и в международном сообществе. Против этого шага выступила не только палестинская сторона, но и стратегические союзники Вашингтона по Североатлантическому альянсу (НАТО) — Великобритания, Франция и Германия.

Турция, помимо резких заявлений, поставила ультиматум — разрыв дипломатических отношений с Еврейским государством и приостановка совместных американо-турецких экономических программ.

Не остались в стороне и международные организации. Высокопоставленные чиновники ООН и Европейского союза подчеркнули, что подобные действия не способствуют мирному урегулированию палестино-израильского конфликта, а Лига арабских государств (ЛАГ) созывает экстренное совещание.

В чем заключается проблема Иерусалима и чем мотивировано столь неоднозначное решение американского президента? Еврейский народ получил право создать свое государство на основе резолюции ООН, принятой в 1947 году. Этот документ покончил с британским колониальным мандатом и объявил о формировании двух государств для двух народов: еврейского и арабского. При этом Иерусалим — центр трех старейших мировых религий — должен был перейти под международный контроль. Лидеры арабского мира посчитали это актом международной агрессии и выступили против любой формы еврейской государственности. С тех пор Израилю приходилось доказывать свое право на существование в войнах против арабских коалиций. В результате Шестидневной войны 1967 года израильская армия взяла под контроль территорию Восточного Иерусалима, которую палестинцы считают своей столицей. Международное сообщество воспринимает это как оккупацию и требует от еврейской стороны соблюдать принятые резолюции.

Палестино-израильский конфликт считается одним из самых затяжных в человеческой истории. Переговоры проходят с переменным успехом в рамках международного «квартета» — ООН, ЕС, США и России. Однако ключевую роль в процессе урегулирования играет именно Вашингтон. В международном сообществе по объективным и субъективным причинам сложилось мнение о том, что для Америки отношения с Израилем имеют особую историческую, цивилизационную и политическую ценность. Но не все так однозначно. Чтобы понять природу американо-израильских связей, необходимо знать исторический фундамент, на котором они строились.

При обсуждении вопроса о признании независимости Израиля в администрации президента Гарри Трумэна сложилось два условных блока. Первый блок — это реалисты во главе с госсекретарем Джорджем Маршаллом. Они считали, что официальное признание Израиля может осложнить отношения Америки с арабским миром — гегемоном ближневосточного мира, обладающим крупными запасами нефти и газа. Второй лагерь был представлен политтехнологами, которыми руководил Кларк Клиффорд — близкий советник Трумэна. Для прагматичного Клиффорда внешняя политика была пустым звуком, его единственной задачей было добиться переизбрания президента на второй срок.

Для положительного исхода избирательной кампании Трумэну нужно было одержать победу в округах Нью-Йорка с преобладающим еврейским населением. Известный меценат Эдди Джекобсон обещал Клиффорду, что в случае поддержки независимости Израиля он обеспечит победу Трумэна в этих округах. В итоге на время кампании президент принял сторону политтехнологов. Но после победы Трумэн поддержал идею Маршалла об издании специального указа, в котором отмечалось, что Соединенные Штаты поддерживают создание «двух государств для двух народов». Более того, второй срок демократа был отмечен активизацией американской политики на Ближнем Востоке, где в качестве основных союзников рассматривались Персия и Саудовская Аравия. Таким образом, американские политические элиты с самого начала отнеслись к израильской повестке довольно расчетливо и прагматично, извлекая собственные дивиденды.

Принципиального слома в этом направлении не произошло, но по мере изменения мирополитической картины и усиления израильского лоббистского фактора вносились определенные коррективы. Демократы всегда относились к Израилю как к одному из союзников, однако не пытались выделять его среди прочих. Именно президенты-демократы Джимми Картер и Билл Клинтон, стремясь к сбалансированной политике, старались примирить Еврейское государство и арабский мир (Кэмп-Дэвидские соглашения, соглашения в Осло и т.д.) При Бараке Обаме наметился кризис в двусторонних отношениях после того, как стало известно о секретных переговорах США с Ираном, которые привели к подписанию исторического соглашения. Более того, при демократических администрациях падала американская финансовая, гуманитарная и военно-техническая помощь Еврейскому государству.

Между тем за последние сорок лет в Америке укрепились политические позиции и увеличились финансовые возможности консервативной части еврейской общины. В отличие от большинства американских евреев, ориентированных на Демократическую партию, эта влиятельная группа стала важным элементом Республиканской партии. В идеологическую основу был заложен посыл о священной миссии протестантской Америки — защищать Святую землю и богоизбранный народ Израиля. Позже эта идея привела к формированию влиятельной политико-религиозной концепции христианского сионизма c лозунгом «Я американец, я христианин, я за Израиль».

Второй фундамент — это фактор еврейского капитала в республиканской элите. На протяжении последних тридцати лет в топ-10 крупнейших спонсоров партии входят такие влиятельные американо-еврейские миллиардеры, как Шелдон Адельсон, Пол Сингер, Норман Браман, Стивен Коэн и Марк Эпштейн. По данным Центра ответственной политики, только Адельсон выделил «слонам» на федеральные выборы (президентские и Конгресс) $82 млн, из которых $30 млн были направлены в фонды Дональда Трампа. В целом крупнейшие доноры про-израильских организаций потратили за последние три года $320 млн на выборы в Конгресс, $195 млн на выборы губернаторов и $78 млн на выборы в органах местного самоуправления.

Отдельные пожертвования идут от различных фондов и организаций. Наиболее активным в этом направлении считается Американо-Израильский комитет по общественным делам (АИКОД), выделяющий ежегодно $3 млн на избирательные кампании законодателям из рабочей группы по израильским делам в Конгрессе.

Становится очевидным, что подобное финансовое влияние не может не отражаться на политических позициях большинства республиканцев.

Таким образом, наличие общей идеологической концепции вкупе со спонсорской поддержкой превратили Республиканскую партию в главного лоббиста интересов Израиля. Трамп не является исключением. Будучи президентом-республиканцем, он должен делать шаги, направленные на укрепление и расширение американо-израильского диалога во всех сферах.

В израильскую повестку его предвыборной кампании входило два вопроса: аннулирование соглашения с Ираном и перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Первое обещание реализовать практически невозможно. За сохранение соглашения с Ираном выступают не только демократы, но и значительное число умеренных республиканцев и законодателей-либертарианцев (избирательные кампании которых финансируют миллиардеры Чарльз и Дэвид Кохи). Более того, по иранскому вопросу президент находится в меньшинстве и в собственной администрации. Военно-разведывательное лобби в лице министра обороны Джеймса Мэттиса, советника по нацбезопасности Герберта Макмастера и руководителя аппарата Джона Келли ратует за мирное разрешение споров вокруг Ирана. В подобной ситуации Трампу оставалось разыграть карту Иерусалима.

Помимо большой политики этот шаг мог преследовать и другую важную цель — отвлечь американское и международное сообщество от результатов расследования комиссии Мюллера о связях членов переходной команды Трампа с представителями России. В данном контексте весьма любопытным представляется тот факт, что кроме «Рашагейт» Мюллер нашел иные серьезные нарушения. Одно из них напрямую связано с Израилем. Предполагается, что Джаред Кушнер — зять и старший советник Трампа — во время переходного периода просил посла Великобритании в США повлиять на отсрочку голосования в Совбезе ООН по резолюции, которая осуждала строительство израильских поселений на Западном Берегу. Сложно сказать, насколько этот эпизод связан с внешнеполитическим шагом Трампа. Однако факт остается фактом: президент принял столь противоречивое решение в тот момент, когда вся Америка обсуждает показания его бывшего советника Майкла Флинна и готовящиеся закрытые слушания в Сенате.

США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419520 Арег Галстян


США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 декабря 2017 > № 2419268 Марианна Беленькая

Столица Иерусалим. Как решение Трампа изменит Ближний Восток

Марианна Беленькая

Новая палестинская интифада невыгодна большинству арабских стран. Египту, Иордании, Ливану – потому что угрожает их внутренней безопасности. Палестинским властям – потому что усилит позиции радикальных сил и не приведет ни к чему, кроме жертв. Для Саудовской Аравии интифада означает рост влияния Ирана. Именно Тегеран объединяет фронт сопротивления израильской оккупации – силы ХАМАС и ливанской «Хезболлы», а противостояние Ирану для саудовцев важнее заботы о правах палестинцев

Президент США Дональд Трамп официально признал Иерусалим столицей Израиля и дал указание Госдепартаменту начать подготовку к переводу туда американского посольства. Таким образом, спустя год после выборов он сдержал слово, данное избирателям, и исполнил мечты израильтян.

Однако это решение не нашло поддержки международного сообщества, даже среди союзников Вашингтона. Многие мировые лидеры, в первую очередь в арабских странах, говорят о негативных последствиях и считают, что Трамп окончательно похоронил надежды на мир в регионе. Но можно ли похоронить то, что давно мертво?

Что признано

Формально решение американского президента ничего не меняет, кроме расположения посольства США. «Сегодня мы наконец признаем очевидное: что Иерусалим является столицей Израиля. Это признание реальности, не больше и не меньше», – подчеркнул Трамп в своем выступлении.

И он прав. Вопрос, какой город считать столицей, для израильтян никогда не стоял. Иерусалим был и остается центром политической и духовной жизни Израиля. Здесь заседает правительство и работает администрация президента, здесь расположен парламент. Большинство международных переговоров также происходит в Иерусалиме, сюда приезжают послы вручать верительные грамоты.

То есть де-факто Иерусалим давно признан столицей Израиля. И это та реальность, о которой говорил Трамп. Не менее реально и то, что осуществить надежды палестинцев сделать Иерусалим столицей своего государства на практике очень сложно, для этого необходим совершенно иной уровень доверия между двумя народами.

Другой вопрос, что заявление Трампа можно трактовать как угодно. Каждый может услышать в нем то, что хочет. Дьявол в деталях. Или, как заявил накануне выступления Трампа госсекретарь США Рекс Тиллерсон, в нюансах. Он предостерег журналистов и мировых лидеров от поспешных выводов и предложил обратить внимание на нюансы заявления Трампа и общий контекст.

Этот контекст выглядит так: давайте откажемся от иллюзий и начнем строить реальный мир между палестинцами и израильтянами, в том числе на основе принципа «два государства для двух народов», если у палестинцев и израильтян будет такое желание. Трамп подчеркнул, что у США по-прежнему нет позиции относительно окончательного статуса города, открытым также остается вопрос о разделительных линиях и границах между Палестиной и Израилем, в том числе и в Иерусалиме. «Конкретная граница суверенитета Израиля в Иерусалиме – предмет для переговоров об окончательном статусе», – гласит текст заявления.

То есть действительно ничего не меняется. Но было большой иллюзией считать, что кто-то на Ближнем Востоке готов отказаться от иллюзий. Здесь символы важнее реальных смыслов. И в Израиле, и в Палестине воспринимают слова Трампа как безусловную поддержку признания единого и неделимого статуса Иерусалима, то есть однозначную поддержку израильской позиции.

О чем спор?

Согласно плану ООН о разделе Палестины на два государства – еврейское и арабское, принятому в 1947 году, Иерусалим как священный город для иудеев, мусульман и христиан должен был получить самостоятельный статус и не принадлежать никому, по крайней мере в первое время, пока жители города не сделают свой выбор. Но до обсуждения этого вопроса дело так и не дошло. Арабы в принципе не приняли план раздела, независимость Израиля была провозглашена в одностороннем порядке в 1948 году.

В результате Войны за независимость израильтяне получили контроль над западной частью города, при этом у них не было доступа к Стене Плача, главной святыни иудеев. Восточная часть оказалась под управлением Трансиордании (сейчас Иордания). В ходе Шестидневной войны 1967 года израильтяне заняли весь Иерусалим.

В 1980 году израильский парламент (Кнессет) принял закон о том, что Иерусалим является единой и неделимой столицей Израиля. Любое решение об уходе Израиля из восточной части города может быть принято, только если получит 80 из 120 голосов в Кнессете, а также будет одобрено на референдуме. То есть, скорее всего, никогда.

Международное сообщество решение Израиля не признало. До последнего времени считалось, что статус Иерусалима должен быть определен в ходе палестино-израильских переговоров об окончательном урегулировании. Еще в 1988 году палестинцы назвали Иерусалим (Аль-Кудс) своей столицей, но в отличие от израильтян в 1948 году у них не было возможности превратить эти слова в реальность. Они надеялись сделать это сейчас, де-факто и де-юре провозгласить Восточный Иерусалим столицей Палестины. И после Трампа потеряли последнюю надежду, несмотря на вопросы, которые президент США оставил открытыми.

При чем здесь Россия?

Рассуждая о решении США, многие произраильские политики и эксперты ссылаются на заявление МИД России от апреля этого года. Мол, Россия признала Иерусалим израильской столицей еще весной, став первой страной, которая поступила подобным образом, и ни у кого это не вызвало протестов. Почему должна быть другая реакция на слова Трампа?

«Подтверждаем приверженность решениям ООН о принципах урегулирования, включая статус Восточного Иерусалима как столицы будущего палестинского государства. Одновременно считаем необходимым заявить, что в этом контексте рассматриваем Западный Иерусалим в качестве столицы Государства Израиль», – гласит российский документ.

Все в соответствии с решениями СБ ООН. Трамп термины «восточный» и «западный» не употребил. И оставил вопрос открытым – может быть так, а может быть иначе. Палестинцы опасаются, и не без оснований, что будет иначе. Ведь, говоря, что каждый народ имеет право сам решать, какой город считать своей столицей, Трамп говорил только об израильтянах, не упомянув о желаниях палестинцев.

Взорвется ли регион?

Палестинские активисты призывают к забастовкам и дню гнева. ХАМАС называет решение Трампа неприкрытой агрессией. Палестинский лидер Махмуд Аббас оплакивает мирный процесс. Жители Иерусалима, как арабы, так и евреи, опасаются столкновений.

Еще за неделю до речи Трампа Госдепартамент США решил усилить меры безопасности в своих дипмиссиях. Американских граждан за границей предупреждают: будьте бдительны, возможны протесты и нападения.

Саудовский король и другие арабские лидеры предрекают, что решение Трампа вызовет гнев во всем регионе. В выходные на срочное заседание соберется Лига арабских государств; возможно, в ближайшее время проведет встречу и Организация исламского сотрудничества, которая уже обратилась с призывами ко всем государствам, состоящим в ее рядах, разорвать отношения с любой страной, кто переведет свое посольство в Иерусалим и кто признает израильскую аннексию Восточного Иерусалима.

В Организацию исламского сотрудничества, помимо всех арабских стран за исключением Сирии, входят Турция, Индонезия, Иран, Пакистан, Афганистан, некоторые страны Черной Африки, мусульманские республики бывшего СССР. Для большинства из них разрыв отношений с США невозможно представить. Президент Турции Эрдоган, у которого в последнее время достаточно напряженные отношения с США, заявил, что если Вашингтон признает Иерусалим израильской столицей, то Турция разорвет отношения с Израилем. Про разрыв с США сказано не было.

Что касается Лиги арабских государств, то и от нее не стоит ждать ничего, кроме заявлений. Повторения 1973 года, когда арабские страны устроили нефтяной кризис, чтобы надавить на Запад, поддержавший Израиль в войне Судного дня, не будет.

По некоторым слухам, распространяемым в некоторых арабских и израильских изданиях, Эр-Рияд давно согласился с планами США относительного будущего Палестины, которая будет признана государством на бумаге, но не на деле в обмен на большие уступки, в том числе и по Иерусалиму. Но официально в Саудовской Аравии в этом никогда не признаются. Королевство осудило решение Трампа и призвало его пересмотреть.

В реальности палестинская интифада невыгодна большинству арабских стран, в первую очередь Египту, Иордании, Ливану, так как несет угрозу их внутренней безопасности. Невыгодна она и палестинским властям, так как это усилит позиции радикальных сил и не приведет ни к чему, кроме жертв.

Не нужно это и Саудовской Аравии. Для королевства интифада означает рост влияния Ирана. Именно Тегеран объединяет фронт сопротивления израильской оккупации – силы ХАМАС и ливанской «Хезболлы». Противостояние Ирану для саудовцев важнее заботы о правах палестинцев.

Но проблема в том, что резкие заявления арабских лидеров, которые не намерены ничего делать, а только говорить, подогревают улицу. И найдется немало сил, которым нечего терять, им не нужна стабильность, и они будут использовать решение Трампа как повод для беспорядков. Другой дело, насколько длительными и массовыми они будут.

По сути, заявление Трампа ничего не меняет на Ближнем Востоке. Вопросы, как жить палестинцам дальше, какая судьба ждет десятки тысяч арабов, живущих в Иерусалиме без палестинского и без израильского паспортов, по-прежнему открыты. Дело не в посольстве, а в отсутствии решения для палестино-израильского конфликта. Трамп призывает признать реальность, но реальность лишает палестинцев жизни. Если бы в свое время евреи признали реальность, то государства Израиль сейчас бы не было. Израильтяне сами показали палестинцам, что мечты сбываются.

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 декабря 2017 > № 2419268 Марианна Беленькая


Израиль. Палестина. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 ноября 2017 > № 2407118 Марианна Беленькая

70 лет спустя. Как теперь выглядит будущее конфликта Палестины и Израиля

Марианна Беленькая

Новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину». Ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев, чтобы те не принимали компромисса с ХАМАС и не позволили Ирану влиять на ситуацию в регионе

Семьдесят лет назад, 29 ноября 1947 года, Ближний Восток изменился навсегда. Генеральная Ассамблея ООН одобрила резолюцию, в которой рекомендовала международному сообществу принять план о разделе Палестины на два государства – арабское и еврейское, на основе экономического союза. Иерусалим должен был получить статус международного города.

План был почти идеальным – неким прообразом будущего Европейского союза, в котором мирно сосуществуют два государства, а Иерусалим превращается еще в один Ватикан – государство в государстве, вернее, в двух. Но, как всякий идеальный план, он был далек от реальности. В итоге вместо мира Ближний Восток получил войну, которой не видно конца.

По данным СМИ, в начале 2018 года президент США Дональд Трамп планирует представить очередной план урегулирования палестино-израильского конфликта. Что может ждать регион на этот раз и может ли Трамп добиться успеха там, где не получилось у его предшественников? Переговоры о мирном урегулировании прекратились еще в 2010 году, а последние прямые консультации между сторонами конфликта проводились в 2014-м.

Дела неминувших дней

Сто лет – это много или мало? Мы видели, как в общем-то равнодушно в России встретили столетний юбилей Октябрьской революции. На Ближнем Востоке все иначе. События столетней и тем более семидесятилетней давности по-прежнему влияют на расклад сил в регионе, как будто произошли вчера.

Второго ноября 1917 года министр иностранных дел Великобритании Артур Бальфур в письме представителю британской еврейской общины лорду Уолтеру Ротшильду выражает поддержку созданию «еврейского национального очага на территории Палестины». Письмо стало известно как «декларация Бальфура». Через несколько лет документ получил признание мировых держав, идею о «создании очага» закрепили в полученном Великобританией мандате на Палестину.

В 1920–1930-е годы численность еврейской общины Палестины резко растет. Внутри нее появляются официальные структуры управления – от профсоюза до армии. Формируется будущая партийная система Израиля, разделение на правых и левых. И одновременно это годы бесконечных арабских восстаний, в ходе которых зародилась самоидентификация палестинских арабов. Именно тогда верх начали одерживать лидеры, не признававшие идею сосуществования двух общин на одной земле.

Еврейская община воспринимала арабские восстания достаточно однозначно – как погромы против евреев. В то же время некоторые сионистские лидеры осознавали, что столкнулись с соперничающим национальным движением.

«Мы видим ситуацию единственно возможным для себя образом. Арабы видят нечто абсолютно противоположное тому, что видим мы… Их страх не в потере земли, а в потере родины арабского народа, которую другие хотят превратить в родину еврейского народа», – писал Давид Бен-Гурион, будущий первый премьер-министр Израиля.

Еврейская община боролась за независимость и свое государство, арабская – за отсутствие еврейского государства. В итоге, когда в 1947 году ООН приняла свое решение, для одних это стало сбывшимся чудом, для других – катастрофой.

«Декларация Бальфура – это не то, что можно забыть», – написал в Guardian к столетнему юбилею документа глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас.

Палестинцы ведут отсчет катастрофы своего народа не с момента, когда арабские лидеры фактически отказались от предложения ООН создать два государства на одной земле, а с момента, когда международное сообщество согласилось на реализацию идеи о «еврейском очаге» в Палестине. И это очень важно для понимания сущности палестино-израильского конфликта и того, почему в 1947 году план Генассамблеи был слишком идеалистичен.

Потребовались десятилетия войн, чтобы факт существования Израиля был признан частью арабских государств и частью палестинской политической элиты. В 1993 году премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и председатель Организации освобождения Палестины Ясир Арафат подписали Декларацию принципов о временных мерах по самоуправлению (соглашения Осло). На основании этого документа была создана Палестинская национальная администрация, постепенно получившая под свое управление территорию на Западном берегу реки Иордан и сектор Газа.

Соглашения Осло вызывают противоречивые чувства как у палестинцев, так и у израильтян. Но с этого момента принцип «два государства для двух народов» как основа для окончательных палестино-израильских договоренностей стал непреложным. Идея ООН снова обрела актуальность. Другое дело, что речь идет о совсем других границах, чем в 1947 году, и это один из самых болезненных вопросов для урегулирования.

Палестинцы настаивают на признании границ, существовавших до начала Шестидневной войны 1967 года; Израиль отказывается уходить с части оккупированных территорий, где за эти годы появилось множество еврейских поселений. И ни одна из стороны не готова к компромиссу по Иерусалиму.

Ультиматум Трампа

Заступив на пост президента США, Дональд Трамп, как и его предшественники, пообещал добиться мира на Ближнем Востоке. Ответственным за это направление он назначил своего зятя Джареда Кушнера.

«Всю свою жизнь я слышу, что сложнее сделки в мире нет. И я это видел. Но я предчувствую, что Джаред прекрасно справится с этой работой», – сказал Трамп, добавив, что, если у Кушнера не получится добиться мира между Израилем и Палестиной, это не выйдет ни у кого.

С тех пор прошел год. Кушнер, как и другие советники Трампа, совершил несколько серий поездок по региону; побывал на Ближнем Востоке (в Израиле и Саудовской Аравии) и сам Трамп. Однако никакой четкой программы урегулирования предъявлено не было. Хотя стала понятна главная цель Трампа в регионе – положить конец влиянию Ирана на Ближнем Востоке. Остальное не важно.

Еще в феврале новый президент США заявил, что больше не настаивает на реализации принципа «два государства для двух народов». «Я смотрю и на два государства, и на одно, и мне нравится то, что нравится обеим сторонам. Меня и то и другое устраивает. Одно время мне казалось, что решение на основе двух государств проще, но, честно говоря, если Израиль и палестинцы будут довольны, то и я буду рад тому, что им больше нравится», – сказал Трамп на пресс-конференции в Вашингтоне по итогам переговоров с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в феврале этого года.

Что имел в виду Трамп, так до конца никто и не понял. Ни тогда, ни сейчас. По словам официального представителя Палестины на переговорах с Израилем Саиба Ариката, единственная альтернатива «принципу двух государств» – это единое демократическое государство с равными правами для христиан, мусульман и иудеев. Однако, как он подчеркнул, эта формула нуждается в двух сторонах, Израиль к этому не готов.

Арикат прекрасно помнит, что понятие «еврейское государство» закреплено в Декларации независимости Израиля; признать право на существование еврейского государства требует Израиль от арабского мира. А единое государство не может быть ни еврейским, ни арабским.

Однако есть версия, что слова Трампа могли означать и то, что он не собирается добиваться окончательного размежевания между палестинцами и израильтянами любой ценой. Два государства – не самоцель. Главное – компромисс, стабильность и нейтрализация Ирана. По сути, новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину».

В начале ноября газета «Аль-Кудс аль-Араби» опубликовала информацию, что США якобы предлагают палестинцам согласиться на признание палестинского государства «на бумаге» в обмен на замораживание строительства еврейских поселений на оккупированных территориях, экономические поблажки и облегчение режима передвижения на границах с Иорданией и Египтом.

По сути все то же самое, что сейчас, с некоторыми дополнительными поблажками. Газета утверждает, что этот план был представлен Аббасу в ходе его неожиданного визита в Саудовскую Аравию в начале ноября. В конце октября Эр-Рияд посетил Кушнер. Согласно источникам издания, если Аббас предложение не примет, Вашингтон откажется от своих обязательств относительно палестино-израильского урегулирования. Другие СМИ сообщают, что Аббасу фактически предъявлен ультиматум: или принять план, или уйти в отставку.

В США сообщение «Аль-Кудс аль-Араби» не подтверждают, но ультиматум, похоже, действительно был. Это подтверждает история вокруг представительства Организации освобождения Палестины в Вашингтоне. Трамп дал палестинцам 90 дней (с 24 ноября) на то, чтобы возобновить переговоры с Израилем о мирном урегулировании, или представительство будет закрыто.

Цена единства

Условие для Аббаса практически невыполнимо. Сейчас для него главная задача – сосредоточиться на внутрипалестинском примирении, прежде всего двух основных политических сил – ФАТХ и ХАМАС, и восстановлении прерванных почти десять лет назад связей между Западным берегом реки Иордан и сектором Газа.

Первого декабря должно начать работу правительство национального единства, а в 2018 году пройти парламентские и президентские выборы. Сроки полномочий Аббаса как главы Палестинской национальной автономии давно истекли. Но из-за раскола выборы были невозможны. Теперь, в рамках процесса консолидации, внутри Палестины предстоит серьезная борьба за власть – за депутатские и министерские кресла и, возможно, за президентское. На этом фоне трудно представить палестинских политиков, идущих на уступки Израилю.

Со своей стороны израильтяне не готовы вести переговоры с палестинцами, если в составе палестинского правительства и органов безопасности окажутся члены ХАМАС и других вооруженных группировок, не признающих государство Израиль.

То есть Аббасу нужно не мириться с ХАМАС, а подавить его, победить политически и взять под контроль его силы безопасности. В этом Аббасу готова помочь Саудовская Аравия, которая обеспокоена резким сближением ХАМАС с Ираном и «Хезболлой» – своими злейшими врагами в регионе. Вопрос, справится ли Аббас, в его ли это силах? Пока тема разоружения ХАМАС отложена, дабы не подрывать и без того хрупкое перемирие внутри Палестины. ХАМАС настаивает на интеграции своего движения в политические структуры автономии. Именно так они видят реализацию соглашений о перемирии.

Ближайшие недели покажут, смог ли установить Аббас контроль над сектором Газа и как работает правительство национального единства, удается ли преодолеть разногласия. Но времени у Аббаса немного. На него будут давить Израиль, Саудовская Аравия и США, которые не примут компромисса с ХАМАС, чтобы не оставить шанс Ирану влиять на ситуацию в регионе.

Еще в 2002 году Саудовская Аравия от лица всех арабских стран заявила о возможном налаживании отношений с Израилем, если будет урегулирована палестинская проблема: освобождены оккупированные территории, провозглашена независимость Палестины со столицей в Восточном Иерусалиме, беженцы получат право вернуться домой. Спустя 15 лет саудовско-израильские контакты больше не являются секретом, две страны создали совместный общий фронт против Ирана. Все разговоры о ближневосточном урегулировании сводятся к нейтрализации Тегерана. Проблемы Палестины отошли на второй план.

Обещания заморозить строительство еврейских поселений – слабая альтернатива независимости. Но ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев. Нынешнее правительство Израиля во главе с Биньямином Нетаньяху ситуация устраивает – окончательное урегулирование с болезненными компромиссами ему не нужно, да и предлог для отказа от переговоров всегда есть, ведь ХАМАС отказывается признавать Израиль.

Но нерешенные вопросы так или иначе дадут о себе знать, будут постоянно подпитывать радикальные настроения и среди палестинцев, и среди израильских арабов.

«Израиль и друзья Израиля должны понять, что можно отказаться от решения по принципу «два государства», но палестинский народ все равно останется здесь», – подчеркнул Аббас в своей статье в Guardian. Похожие слова когда-то говорили израильтяне: нравится арабам или нет, но мы никуда не уйдем с этой земли.

А значит, придется договариваться. Причем на место Аббаса могут прийти гораздо более несговорчивые политики. Хотя и такой этап в истории двух народов уже проходили и все равно возвращались к необходимости переговоров. Но до тех пор, пока палестинцы и израильтяне не осознают неизбежность компромиссов, не примут друг друга не на словах, а на деле, ни один план, навязанный извне, не сработает, как не сработал 70 лет назад план Генассамблеи ООН.

Израиль. Палестина. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 ноября 2017 > № 2407118 Марианна Беленькая


Израиль. Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378672 Алексей Филатов

Слежу за тобой: методика израильских спецслужб поможет выявить мошенника в компании

Алексей Филатов

Научный руководитель направления профайлинга компании SearchInform

Найти виновных можно, даже когда программные средства защиты оказались бессильны

За последние два года 48% российских компаний столкнулись с экономическими преступлениями. Это значительно ниже результата за 2014 год (60%), но выше общемирового показателя (36%). Среди самых «больных мест» в наших организациях — присвоение активов, мошенничество в сфере закупок, взяточничество и коррупция. Инциденты обычно расследуют службы безопасности с помощью специальных программ (например, DLP-систем). Но если таких инструментов нет или их недостаточно, то компания может прибегнуть к опыту израильских спецслужб.

Приведу пример из личной практики. Служба безопасности банка, входящего в топ-20 крупнейших в России, заподозрила одного из топ-менеджеров в торговле инсайдом. Он работал с финансовыми инструментами и знал, когда и какие деривативы нужно покупать и продавать, как поступать с акциями, чтобы получить максимальную выгоду. Одни из клиентов как будто стали «угадывать» чаще, другие реже. Это можно было бы списать на случайность, но руководство банка решило убедиться, что никто из клиентов не пользуется покровительством топ-менеджера.

Информация, собранная DLP-системой, подтвердить подозрения не помогла. А открытая проверка полиграфом могла бы испортить рабочие отношения и демотивировать сотрудника, если бы тот оказался невиновен. В итоге банк решил обратиться к профайлингу. Под видом кадрового обучения я пообщался с менеджером лично. Его психологический портрет, реакции и невербальные жесты говорили о том, что подозрения банка могли быть оправданны. Расследование продолжили — третья беседа с топом принесла признание: он действительно сблизился с некоторыми клиентами и помогал им принимать верные решения, за что получал вознаграждение. Чем закончилась история, не скажу: на получении признания моя работа закончилась. Но банк раскрыл инцидент, используя технологии профайлинга.

Первыми прогнозировать поведение людей начали в 1960-е в полиции Израиля, на очередной волне терактов. Силовики оценивали эмоции авиапассажиров по их микровыражениям и стремились выявить преступные намерения. Но с тех пор профайлинг продвинулся и стал использоваться шире: для разоблачения мошенничества, управления кадрами, повышения продаж и просчета рисков личности для окружающих или бизнеса. Причем силовикам в аэропортах тяжелее, чем компаниям: у первых почти нет времени на общение, и оценку приходится выносить на лету. С работой «на месте» куда проще.

Есть преступление и круг подозреваемых, но нет зацепок: что делать

Человеку свойственно симпатизировать людям со схожими убеждениями, поэтому сотрудникам компании трудно быть объективными. Но все же, если инцидент произошел, есть подозреваемые, а зацепок и возможности пригласить эксперта у вас нет, используйте приемы профайлинга самостоятельно. Вот базовая схема.

Освободите полчаса и соберите людей вместе. Озвучьте проблему, обстоятельства, которые уже ясны, и последствия. Расскажите, как будете расследовать инцидент, что ждет виновных и тех, кто поможет разобраться. Ваша цель — «надавить» на причастных и успокоить остальных. Через 15-20 минут тем, кому нечего скрывать, станет скучно. Они расслабятся (и это будет видно по позам), станут отправлять смс и смотреть в окно. Вам нужны другие — люди, которые напряжены, контролируют происходящее, внимательно слушают и следят за реакцией коллег. Выяснить, что «держит» этих сотрудников, поможет индивидуальная опросная беседа.

И это следующий этап, где читать реакции будете уже вы. Цель — понять, где подозреваемый лжет и что на самом деле думает. Базовая стратегия опроса выглядит так:

• Говорите о расследуемом событии (о чем предстоит разговор; зачем, по мнению сотрудника, его вызвали; как он относится к этому разговору и что знает о происшествии?)

• Обсуждаете причины и участников инцидента (что, по мнению опрашиваемого, могло вынудить мошенника к действиям; как бы он вел расследование; о чем, спрашивал бы подозреваемых?)

• Поднимаете тему личного участия в преступлении (кого подозревает сотрудник; по его мнению, действия были намеренными или случайными; почему он сам такого не сделал бы; как считает, почему его самого нельзя исключить из числа подозреваемых?)

• Выясняете отношение человека к мошеннику (за кого, кроме себя, опрашиваемый мог бы поручиться; что, по его мнению, чувствует и заслуживает виновный; имеет ли он право на второй шанс?)

Маркеров для определения причастности к преступлению много. Виновные обычно «не понимают», зачем их пригласили на разговор, и настроены враждебно. В ответах они обобщают уже известную информацию, меняют тему, задают встречные вопросы. Если невиновный человек спокойно заметит, что стал подозреваемым, потому что находился в офисе в момент Х, то мошенник будет с сарказмом заявлять, что следствие задает абсурдные вопросы и впустую тратит его время.

Непричастные готовы рассуждать над тем, кто мог мошенничать. Они приводят аргументы и часто ручаются за кого-то. Аферисты, наоборот, стремятся расширить круг подозреваемых, мол, навредить мог любой. Пока они «продают» положительный образ себя и говорят об ответственности, невинные коллеги могут даже горячиться, ведь их порядочность поставили под сомнение.

Еще один момент: если вы заранее предупреждали персонал о предстоящих беседах, подозреваемый может и не уклоняться от ответов. Наоборот, его речь будет слишком ровной и логичной. Никаких пауз, естественных повторов и возвратов, выверенные и идеально согласованные ответы — все это «маркеры» подготовленности. Человек хорошо заучил «правильную» версию событий и ладно пересказывает ее, иногда используя нехарактерные для себя слова.

И наконец, следите за реакциями подозреваемых. Обычно они довольно яркие, ведь обман всегда стресс. Сделайте вид, что принимаете ложь собеседника, — и увидите сначала облегчение, а потом гримасу презрения: ему удалось вас провести.

Израиль. Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378672 Алексей Филатов


Палестина. Израиль. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 октября 2017 > № 2358460 Ксения Светлова

Трудности палестинского единства: что сулит Ближнему Востоку примирение ФАТХ и ХАМАС?

Ксения Светлова

По сути, ХАМАС сегодня признается в своей несостоятельности – подходит к концу эксперимент, длившийся 10 лет, на протяжении которых Газа жила без электричества и водопровода, зато с большим количеством боевых туннелей и ракет «Кассам». Решение проблем Газы сегодня необходимо, и на этот раз у сектора появился шанс – благодаря изменившейся геополитической ситуации, надвигающейся гуманитарной катастрофе и общей безысходности

«Я лично сломаю шею каждому, кто будет выступать против палестинского единства», – говорил Ихья Синвар, лидер ХАМАС в Газе. Помогли его угрозы или нет, но 12 октября в Каире лидеры двух противоборствующих палестинских движений, ФАТХ и ХАМАС, в очередной раз заявили, что достигли соглашения по вопросу национального примирения, предъявили подписанное соглашение и пообещали действовать сообща во имя палестинских интересов.

Помирить палестинцев взялся Каир, а в курсе дела были и Вашингтон, где на этот раз не стали накладывать вето на переговоры о единстве, и Иерусалим, который направил свою делегацию в египетскую столицу как раз за день до подписания соглашения. Стороны договорились о размещении в Газе трех тысяч полицейских Палестинской автономии, начале подготовки к выборам, а также к объединению силовых структур в Газе и на Западном берегу во имя принципа «одна власть, один голос, одно оружие».

После военного переворота в секторе Газа и воцарения там ХАМАС прошло 10 лет и три войны с Израилем. Больше 10 лет председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас не посещал прибрежный анклав, где живет почти два миллиона палестинцев. Смогут ли заядлые враги ФАТХ и ХАМАС на этот раз выработать формулу, которая позволит им разделить власть таким образом, чтобы удовлетворить требования Египта, Израиля, международного сообщества, а также самих палестинцев?

Шаг вперед, два назад

Примерно раз в три года представители ФАТХ и ХАМАС встречаются в Каире (реже в других арабских столицах) и заключают перемирие. Последний раз это произошло в 2014 году. Палестинские СМИ торжественно объявили о создании правительства национального единства, палестинские чиновники из Рамаллы посетили Газу, глава Центризбиркома подтвердил информацию о том, что президентские и парламентские выборы пройдут в течение года.

До этого было Каирское соглашение 2011 года. Тогда речь тоже шла о проведении выборов в течение года, шли переговоры по вопросу о вступлении ХАМАС в Организацию освобождения Палестины (ООП), создании правительства национального единства и так далее. Еще раньше были встречи в столицах Йемена и Катара, а также в Мекке в 2007 году.

Со стороны ФАТХ выступал опытный переговорщик Аззам аль-Ахмад, член ЦК ФАТХ и бывший министр. ХАМАС представлял доктор Муса Абу-Марзук, второй человек в политической верхушке исламистского движения. Но рукопожатия и объятия всякий раз заканчивались ничем – раскол между Газой и Западным берегом продолжался, и по прошествии нескольких месяцев, а иногда и недель ничто не мешало «участникам диалога о единстве» поливать друг друга грязью, кидать за решетку активистов ХАМАС в Рамалле и ФАТХ – в Газе, отключать электричество, прекращать выплачивать зарплаты и называть друг друга земляным червяком.

Как показывает опыт, стороны были в состоянии договориться о составе правительства, дате выборов и назначении комитетов по решению других вопросов. Но сдвинуть с места самые тяжелые вопросы, например оружие ХАМАС и контроль над границами Газы, до сих пор было невозможно.

На данный момент многие базовые условия изменились. Катарские спонсоры ХАМАС оказались в изоляции и были вынуждены изгнать лидеров ХАМАС из Дохи. К власти в ХАМАС пришли «местные» – бессменный секретарь политбюро Халед Машаль уступил пост Ихье Синвару, родившемуся в лагере беженцев Хан-Юнес. Руководство ХАМАС внесло поправки в свою хартию, а гуманитарный кризис в Газе подрывает популярность движения и создает удобную почву для его противников. Наконец, Аббасу – лидеру Палестинской автономии – необходимо считаться с мнением улицы, где огромное большинство поддерживает единство. Но будет ли этого достаточно для того, чтобы помирить непримиримых?

Полбороды и многоэтажки

Чтобы понять глубину раскола между палестинскими националистами и исламистами, стоит заглянуть не на 10, а на 20 с лишним лет назад. После подписания соглашений в Осло между ООП и Израилем в 1993 году в Газу вернулся лидер ООП и движения ФАТХ Ясер Арафат. Он и его сподвижники, значительная часть которых провела вместе с ним многие годы между Ливаном и Тунисом, заняли ключевые посты в новообразованной Палестинской национальной администрации.

Исламистское движение ХАМАС, созданное в 1987 году на основе близкого к «Братьям-мусульманам» движения «Аль-Мугамма аль-Ислами», тогда отвергло любые попытки договориться с Израилем и отказалось уступать даже небольшую часть «исконной палестинской земли». Пока ФАТХ строило национальные палестинские институты и продолжало переговоры с Израилем, ХАМАС создало в Газе вооруженную милицию – батальоны «Эзз ад-Дин аль-Кассам» и стало устраивать теракты против израильских военных и гражданских лиц. Люди Ясера Арафата то заигрывали с ХАМАС, то наказывали по всей строгости: например, в 1996 году Мухаммад Дахлан, глава службы превентивной безопасности в Газе, бросил в тюрьму всю верхушку ХАМАС и в знак унижения приказал сбрить им по полбороды.

Тем временем переговоры между ФАТХ и Израилем зашли в тупик, стороны обвинили друг друга в несоблюдении многих пунктов соглашений в Осло. Палестинцы указывали на продолжение строительства в поселениях, а израильтяне считали, что Арафат недостаточно борется с террором, который все чаще и чаще поднимал голову (в так называемые мирные годы в Израиле начали действовать террористы-смертники – шахиды взрывались в автобусах, на оживленных улицах и перекрестках).

Все это время ХАМАС продолжал работать, выстраивая сеть детских садов и школ, раздавая гуманитарную помощь и подарки по праздникам, помогая бедным семьям играть свадьбы и собирать приданое для невест. После начала интифады 2000 года ХАМАС – главная сила в Газе. Власти автономии, лишившиеся многих полномочий и возможностей, были уже не способны остановить рост популярности исламистского движения среди молодежи.

В 2005 году, когда Израиль провел одностороннее размежевание с Газой и вывел оттуда свою армию и поселения, ХАМАС де-факто стал правителем сектора. В 2006 году ХАМАС, впервые принявший участие в парламентских выборах, одержал ошеломительную и неожиданную победу, а в июне 2007 года устроил путч в Газе. Люди в черной одежде разгромили учреждения ПНА, а силовики ФАТХ получили пулю в коленную чашечку, падая вниз с крыш высоких зданий. Вот она, месть за сбритые бороды, аресты и унижения. Начиная с 2007 года между Газой и Рамаллой идет информационная война, лидеры ХАМАС обвиняют председателя Палестинской автономии в нелегитимности, он, в свою очередь, не остается в долгу, обвиняя руководство ХАМАС в предательстве.

Граница на замке

Вопрос о примирении между ФАТХ и ХАМАС всегда имел международное значение. С точки зрения международного сообщества власть ХАМАС над Газой – незаконная. Международное признание есть только у ООП и Палестинской национальной администрации, а Махмуд Аббас считается единственным законным представителем палестинского народа. ХАМАС, наоборот, признан террористической организацией в Израиле, США и ЕС.

Еще в 2006 году, вскоре после победы ХАМАС на выборах, международный квартет (ООН, США, ЕС и Россия) выдвинули требования к палестинским исламистам: признать существование Израиля, признать все ранее подписанные соглашения между ООП и Израилем и прекратить вооруженную борьбу против Израиля. В ответ ХАМАС ровно через год взял под свой контроль пропускные пункты на границах Газы с Египтом и Израилем и начал строить боевые туннели на границе с Израилем, чтобы похищать гражданских лиц и солдат. Продолжались и ракетные обстрелы территории Израиля со стороны Газы. Сегодня более 75% ракет, которые находятся в арсенале ХАМАС, производятся на территории сектора.

Обе границы Газы на протяжении последних нескольких лет закрыты – через КПП Эрез в Израиль проходят лишь те палестинцы, кто получил разрешение на въезд от израильских силовых структур, и только для получения медицинской помощи в израильских больницах. Египет держит свою границу с сектором по большей части закрытой. Исключение делается в основном в дни главных исламских праздников. Таким образом, ХАМАС фактически отрезал Газу и ее жителей от внешнего мира.

Газа полностью зависит от международной гуманитарной помощи, безработица в секторе составляет свыше 40%. Особенно тяжело жителям сектора пришлось после войны 2014 года – эта война продолжалась больше 50 дней, было разрушено немало жилых домов, школ и больниц, откуда боевики ХАМАС обстреливали израильские города.

На конференции доноров собрали более $4 млрд на нужды сектора, но доноры не спешат расставаться с деньгами, пока в Газе правит ХАМАС. Во-первых, значительная часть средств оседает в карманах лидеров ХАМАС и потом идет на вооружение исламистов. Во-вторых, никто не гарантирует, что через пару лет не случится еще одна война, и тогда вся инфраструктура вновь будет разрушена. Тем временем в Газе уже полным ходом идет гуманитарный кризис, последствия которого могут вскоре почувствовать и в Египте, и в Израиле.

Фараон-посредник

В Египте до сих пор не могут забыть, что на протяжении 19 лет правили Газой, хотя были вынуждены уступить ее Израилю еще после войны 1967 года. На словах египтяне всегда были солидарны с «братским палестинским народом», хотя в 1950-е годы делали все возможное, чтобы палестинцы не смогли учиться в египетских университетах, а в 2000-х по большей части держали свою границу с Газой закрытой.

Отношения Газы и Египта определяются прежде всего вопросами безопасности. Пока ХАМАС не мешает Египту – Египет не мешает ХАМАС. Но как только стало известно, что определенная часть ХАМАС активно сотрудничают с «Исламским государством» (запрещено в РФ) на Синае, предоставляет им своих инструкторов и лечит пострадавших игиловцев у себя в больницах, отношения разладились окончательно.

После прихода к власти в Египте президента Абд аль-Фаттаха ас-Сиси также выяснилось, что ХАМАС занимался диверсионной деятельностью на территории Египта и даже помогал многим исламистам бежать из тюрем после тахрирской революции 2011 года. С тех пор солидарности с ХАМАС в Египте стало еще меньше, и в течение нескольких лет Каир публично отказывался от каких-либо посреднических усилий.

Что же произошло сейчас? ХАМАС серьезно ослаблен после потери своих катарских сторонников, и возможность переманить ХАМАС на свою сторону – это дополнительная победа над Катаром. Кроме того, таким образом египтяне решают вопрос безопасности на границе Газы и Синая – власти ХАМАС уже пошли на создание буферной зоны в Газе и обязались прекратить какие-либо контакты с местным ИГИЛ. Таким образом, Египет вновь входит в роль посредника-тяжеловеса, способного сдвинуть с места тяжелый камень палестинского единства, разрубает связку Катар – ХАМАС и решает вопрос сотрудничества ХАМАС и ИГИЛ.

Неудобное единство

Несмотря на в целом позитивную атмосферу на переговорах в Каире, два вопроса по-прежнему остаются спорными. Это контроль над КПП и разоружение ХАМАС. Самое опасное для самих палестинцев, а также для всех соседей Газы – это хезболлизация сектора. Если Палестинская автономия вернется в Газу только на уровне гражданской администрации (чтобы собирать налоги и заботиться о каждодневных нуждах жителей сектора), то это означает, что Газа останется взрывоопасным местом, где задают тон те, кто по-прежнему призывает к уничтожению Израиля.

Сегодня лидеры ХАМАС открыто заявляют, что не откажутся от «оружия восстания», используя тот же термин, что и «Хезболла» в Ливане, – «силах аль-мукаввама». В конечном счете это оружие может обернуться и против «единомышленников» из ФАТХ, как уже было не раз в прошлом.

На данный момент все зависит не только от лидеров ФАТХ и ХАМАС, но и от стран-доноров, ООН и арабского мира. Если они примут как данность оружие ХАМАС и его контроль над КПП, то грош цена такому соглашению, потому что оно не продержится и нескольких месяцев и, возможно, приведет к новой войне.

Например, пока трудно понять, как будет выглядеть пункт об «объединении силовых структур в Газе и на Западном берегу». Имеется ли в виду окончательное объединение силовых структур автономии, которые поддерживаются и тренируются США, с боевым крылом ХАМАС «Эзз ад-Дин аль-Кассам», чьи боевики до недавнего времени обстреливали Израиль ракетами и угрожали «стереть в пыль сионистское образование»? Если да, то кому они будут подчиняться? И что станет с ракетным арсеналом ХАМАС? Перейдет ли он к властям автономии? И уж никак нельзя не задать самый крамольный вопрос: что все-таки произойдет со всем этим соглашением, если в Палестинской автономии опять пройдут выборы и на них опять одержит победу ХАМАС? Ждут ли Ближний Восток еще 10 лет хождений по мукам и попыток сделать квадрат круглым?

Как отреагирует на примирение ФАТХ и ХАМАС Израиль? С одной стороны, объединение ФАТХ и ХАМАС, если оно будет успешным, выбивает почву из-под ног у тех, кто обвиняет Аббаса в недееспособности и указывает на то, что «раис» уже почти 11 лет не бывал в секторе. Но что произойдет в тот момент, когда он туда отправится – а это может быть уже через месяц? Многие представители правого крыла скажут, что Аббас идет на поводу у террористов и создает с ними союз.

Все эти реакции хорошо известны, потому что такие соглашения подписываются не впервые. В Израиле действительно существует консенсус в отношении контроля над границами сектора – туда должны вернуться силы Палестинской автономии – и разоружения ХАМАС. Но что, если в результате нынешнего соглашения произойдет и то и другое? Пока что поверить в это крайне сложно, учитывая мириады проблем, которые могут помешать реализации договора. Но если вдруг такое все же произойдет, то тогда израильскому руководству придется тщательно оценить новую ситуацию. Отказываться от переговоров о мире под предлогом, что палестинцы разъединены или в Газе царит ХАМАС, уже не получится.

Итак, после подписания соглашения о примирении может начаться или не начаться новый этап в жизни сектора Газа. Если ХАМАС пойдет на разоружение своего военного крыла и перевод пограничных КПП под контроль автономии, в Газу войдут строительные компании, инвесторы и огромное количество гуманитарной помощи.

Фактически произойдет все то, что уже могло произойти после одностороннего размежевания. Тогда, в сентябре 2005 года, мне как журналисту довелось наблюдать, какую бурную деятельность развернули в Газе подрядчики из ОАЭ и Египта, инвесторы из Европы и арабского мира. Все закончилось после судьбоносных выборов в январе 2006 года и последующего решения ХАМАС не отказываться от своей смертоносной исламистской идеологии. Это решение стоило многим палестинцам в Газе жизни и здоровья.

По сути, ХАМАС сегодня признается в своей несостоятельности – подходит к концу эксперимент, длившийся 10 лет, на протяжении которых Газа по большей части жила без электричества и водопровода, зато с большим количеством боевых туннелей и ракет «Кассам». Решение проблем Газы сегодня необходимо, и на этот раз у сектора появился шанс – благодаря изменившейся геополитической ситуации, надвигающейся гуманитарной катастрофе и общей безысходности. Страшно подумать, что произойдет, если и этот шанс будет упущен.

Палестина. Израиль. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 октября 2017 > № 2358460 Ксения Светлова


США. Израиль > СМИ, ИТ > banki.ru, 10 октября 2017 > № 2343154 Никита Дуров

Гугл действительно хром

Как хакеры используют браузеры, чтобы атаковать пользователей

Гугл хром. Точнее, уязвим для мошенников

Летом 2017 года исследователи Check Point Software Technologies обнаружили зловред Fireball, который поражает браузеры, может управлять трафиком, а также скачивать и запускать любой другой зловред на компьютер жертвы без ее ведома. По всему миру заражению подверглись 250 млн компьютеров.

Вирус для каждой четвертой компании

Разнообразие инструментов, с которыми хакеры реализуют свои преступные цели, растет вместе с появлением новых технологий, устройств и подходов к вычислениям. Например, когда смартфоны стали продолжением наших рук, количество мобильных угроз начало расти в геометрической прогрессии. Аналитики по всему миру постоянно ищут и находят уязвимости в мобильных платформах и гаджетах, в устройствах IoT, веб-платформах, социальных сетях и многом другом. И новый бич безопасников — это шифровальщики, подобные WannaCry.

Однако не стоит забывать и о давно известных векторах атак, которые тем не менее тоже совершенствуются и могут преподнести неприятный сюрприз. Например, атаки через веб-браузеры. Летом 2017 года исследователи Check Point Software Technologies обнаружили зловред Fireball, который поражает браузеры, может управлять трафиком, а также скачивать и запускать любой другой зловред на компьютер жертвы без ее ведома. По всему миру заражению подверглись 250 млн компьютеров. Распространителем зловреда оказалась китайская рекламная компания Rafotech, которая использует зловред для генерации рекламного трафика.

Вредонос скачивается на компьютер жертвы в связке с легальным бесплатным ПО так, что пользователь этого даже не замечает. Удалить Fireball с ПК без помощи специалистов нельзя, а помимо генерации трафика зловред может быть использован для совершения практически любой атаки, будь то сбор личных данных пользователя, получение доступа к личным кабинетам, мобильному банку, вымогательства. Если это корпоративный компьютер, то через него злоумышленники могут получить доступ ко всей сети организации. Тем более что в России в каждой четвертой компании вирусом Fireball заражен хотя бы один компьютер.

Человек в браузере

Атаки через браузеры особенно эффективны для кражи данных и получения доступа, например, к онлайн-банку. Согласно исследованиям Check Point, во второй половине 2016 года так называемые банковские трояны лишь немного уступали по активности программам-вымогателям. В лидерах оказывались Zeus, Tinba и Ramnit. Есть и новые трояны — например, Panda, впервые появившийся в 2016 году. Его использовали во вредоносной кампании против бразильских банков незадолго до Олимпийских игр — 2016.

Банковские трояны часто используют технику Man-in-browser («Человек в браузере») — веб-инъекции или механизмы перенаправления. Они способны подменять картинку в браузере так, что пользователь не замечает, что находится уже не на странице своего банка. Пользователь вводит логин и пароль, и они попадают прямо к злоумышленнику. Другая техника предполагает использование подложных страниц с предупреждениями якобы от банка жертвы и просьбой ввести учетные данные. Еще один вариант — когда пользователя якобы выкидывает из личного кабинета и он должен снова ввести свои данные. Хотя на самом деле это подложная страница, и вы просто отдаете информацию хакеру.

Цель таких атак — получить доступ к счетам и деньгам жертвы. А их особенность в том, что подобные зловреды очень хорошо маскируются и никак себя не проявляют до тех пор, пока пользователь не зайдет на сайт банка.

Почему браузерные атаки эффективны?

Популярность браузерных атак среди хакеров объясняется как раз тем, что для их работы пользователи особенно часто скачивают и устанавливают различные приложения типа ActiveX, Cookies, Plug-In, Flash Player, Java и т. д. Многие веб-сайты фактически требуют от пользователя установки дополнительного программного обеспечения для включения некоторых функций (Google Earth, Webex, Zoom и пр.). Но если в случае с Webex любое расширение будет безопасно, то плагины с неизвестных сайтов вполне могут содержать вредоносные элементы. Таким образом, по привычке скачав расширение из непроверенного источника, пользователь может стать жертвой атаки.

Заражение происходит, как правило, посредством скачивания через браузеры файлов или программ, содержащих вредоносный код, а также переходов по ссылкам в почте. При этом пользователи сами активируют работу вредоносной программы, нажимая «Установить программное обеспечение». Однако иногда, как в случае с Fireball, можно скачать вполне легальное ПО или получить доступ к сервису, в связке с которым устанавливается вредоносный бонус.

Согласно отчету SANS 2016 Threat Landscape Study, загрузка вредоносных программ через браузер является серьезной проблемой в том числе для корпоративных сетей — 41% самых серьезных инцидентов безопасности приходится на браузерные атаки. Так, согласно одному из последних разоблачений WikiLeaks, ЦРУ использовала программу «Архимед», которая действовала внутри корпоративных сетей. Она получала контроль над компьютером и через браузер перенаправляла трафик на сторонний сервис. При этом пользователь не замечает ничего необычного, а обнаружить подозрительный исходящий трафик можно только при анализе кода веб-страницы.

Использование браузеров часто становится частью фишинговых атак, как это было в начале мая с Google Docs: злоумышленники создали поддельный документ в Google, при переходе на который жертва попадает на реальную страницу почты Google в браузере. Если пользователь заходит в аккаунт, доступ к нему получает и зловред, который был в поддельном Google Docs. К счастью, это зловредное приложение можно легко удалить, зайдя в настройки браузера. В отличие от Fireball, который удалить своими силами практически невозможно.

Впечатляющие масштабы

Одним из выделяющихся признаков последних громких атак, включая вымогательские, DDoS, браузерные и другие, является их невероятный масштаб и стремительное распространение по всему миру. Так, масштабы заражения Fireball дают китайским маркетологам из Rafotech практически безграничную власть. По нашим оценкам, в случае если Rafotech решит реализовать этот потенциал, каждая пятая корпорация в мире будет находится в серьезной опасности. В случае с конечными пользователями жертв будет еще больше. Ущерб может быть нанесен критически важным организациям — от крупных поставщиков услуг до операторов инфраструктуры и медицинских учреждений. Возможные потери достигают немыслимых масштабов, и на их компенсацию могут уйти годы.

Никита ДУРОВ, технический директор Check Point Software Technologies в России и СНГ, для Banki.ru

США. Израиль > СМИ, ИТ > banki.ru, 10 октября 2017 > № 2343154 Никита Дуров


Иран. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 октября 2017 > № 2345060 Ноам Хомский

Ноам Хомски: США и Израиль боятся независимого Ирана

Соединенные Штаты и Израиль не могут терпеть Иран как независимую силу, и поэтому Вашингтон и его союзники мучают народ Ирана в течение последних десятилетий, заявил известный американский ученый Ноам Хомски, сообщает Press TV.

В интервью, сделанном в преддверии выхода его книги " Глобальные недовольства: разговоры о растущих угрозах демократии", Хомски обсудил реальные причины многолетней враждебности своей страны по отношению к Ирану, отвергая дымовую завесу вокруг этого вопроса.

"Иран долгое время считался лидерами США, а также комментаторами в СМИ США, чрезвычайно опасной, возможно, самой опасной страной на планете", - сказал Хомски в ответ на вопрос соавтора книги Дэвида Барсамяна.

Ученый отметил, что доктринальная система Вашингтона стремится рассматривать Иран в качестве "двойной угрозы", который "является ведущим сторонником терроризма, а его ядерная программа представляет собой экзистенциальную угрозу для Израиля, если не для всего мира".

Хомски пояснил, что американское описание Ирана, как государственного спонсора террортзма, основывается на интересах Израиля. "В реальном мире, иранская поддержка терроризма сводится к поддержке "Хезболлы", основным преступлением которой является то, что она является единственным сдерживающим фактором для еще одного разрушительного вторжения Израиля в Ливан, и в поддержке ХАМАС, который выиграл свободные выборы в секторе Газа – "преступление", которое мгновенно вызвало жесткие санкции и привело правительство США к подготовке военного переворота", - заявил он.

Довольно иронично, философ указал на безоговорочную поддержку Америкой Саудовской Аравии, которую он назвал "жестокой диктатурой, ужасно репрессивной", совершающей "позорные зверства в Йемене".

США в течение своей более чем двухлетней агрессии обеспечивали вооружением и разведданными режим Эр-Рияда, в результате чего погибло более 12 000 жителей Йемена.

Хомски отклонил заявления США о том, что Иран обладает ядерным оружием и заявил, что любая озабоченность в этом отношении была смягчена собственными призывами Тегерана об уничтожении всего оружия массового уничтожения (ОМУ) в регионе Ближнего Востока.

"Такая позиция особо поддерживается арабскими государствами и большей частью остального мира, и блокируется, в первую очередь, Соединенными Штатами, которые хотят защитить возможности Израиля по ОМУ", - сказал он.

Известный историк рассказал, что истинными причинами враждебности Америки к Ирану, являются растущее региональное влияние страны и Исламская революция 1979 года, которая привела к свержению монарха, поддерживаемого США, Мохаммада Резы Пехлеви.

"Соединенные Штаты и Израиль не могут терпеть независимую силу в регионе, который они считают своим правом", - утверждает он. Хомски сказал, что Вашингтон все еще злится за свержение иранцами шаха - "диктатора, поставленного Вашингтоном".

"Иран не может быть прощен за свержение диктатора поставленного Вашингтоном в результате военного переворота в 1953 году, переворота, который разрушил парламентский режим Ирана и его чрезмерную веру в то, что у Ирана могут быть претензии на собственные природные ресурсы", - заявил Хомски.

Ссылаясь на многочисленные примеры двойных стандартов США, Хомски отметил, что бывший президент США Джордж Буш-старший пригласил иракских ядерных экспертов в США для повышения квалификации в области производства ядерного оружия.

Хомски рассказал, что враждебность Вашингтона к Ирану была постоянной тенденцией на протяжении последних шести десятилетий, и "едва ли проходил день, когда Вашингтон не мучил иранцев".

"После военного переворота 1953 года американская поддержка диктатора, описанного так "Amnesty International", была ведущим нарушением основных прав человека", - сказал он.

После этого коалиция государств при тогдашнем президенте Рональде Рейгане непосредственно помогала бывшему диктатору Ирака Саддаму Хусейну в его военном вторжении в Иран, которое длилось восемь лет.

"Сотни тысяч иранцев были убиты, многие - химическим оружием. Поддержка Рейганом его друга Саддама была настолько экстремальной, что, когда Ирак атаковал американский корабль, "USS Stark", убив 37 американских моряков, в ответ получил легкое похлопывание по запястью. Рейган также пытался обвинить Иран в ужасных нападках Саддама в химических атаках против иракских курдов", - добавил Хомски.

После ирано-иракской войны, Вашингтон попытался оказать давление на Иран, прибегнув к суровым экономическим санкциям. "Вашингтон является движущей силой жестких санкций против Ирана, которые продолжаются и по сей день", - добавил он.

Ситуация только ухудшилась при нынешнем президенте США Дональде Трампе, сказал Хомски, добавив, что президент США "присоединился к самым суровым и самым репрессивным диктаторам в своих криках проклятий в адрес Ирана".

Иран. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 октября 2017 > № 2345060 Ноам Хомский


Израиль > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334400 Владимир Бейдер

Как мы сами у себя украли победу

Почему война Судного дня — пример мужества и стойкости израильтян — стала вечным поводом для самобичевания и скорби, и какие у этого последствия.

Владимир Бейдер, Курсор, Израиль

В Судный день, 6 октября 1973 года, в два часа дня, одновременным наступлением египетских войск с юга и сирийских с севера началась самая тяжелая и кровопролитная война Израиля. Ни об одной израильской войне не написано, не сказано, не снято столько, сколько об этой. И почти в каждую годовщину, в канун Судного дня (даты у нас отмечаются по еврейскому календарю), появляются новые публикации, свидетельства, подробности. Не станет исключением и нынешняя.

Но я сейчас — о другом. О чем обычно в канун той войны не говорят — то ли намеренно, то ли по сложившейся традиции. И о самой этой традиции. Речь об отношении израильтян к одному из самых драматичных эпизодов своей истории. А если честно и сразу — о том, как и почему мы сами у себя украли победу.

Войну Судного дня принято вспоминать в Израиле как пример жестокого провала. Она — вечный повод для самобичевания, раскаяния и скорби. На нее навсегда наклеен негативный исторический ярлык.

Она действительно начиналась крайне неудачно для Израиля. И для людей, переживших ее, потерявших родных и друзей, искалеченных, побывавших в плену — египетском и самом страшном, сирийском, эта рана никогда не затянется. Есть основания для скорби и материал для разбора ошибок.

Но это была война. Которую не мы начали. А если бы начали мы, как планировалось, упреждающим ударом, не было бы тех первых страшных дней, которые только и вспоминают теперь в рассказах о ней. А на войне, как на войне, — солнце не всегда на твоей стороне.

Вынесем за скобки сегодняшнюю победную истерию в России, но что было бы с самосознанием советских людей и в том числе ветеранов Великой Отечественной, одолевших Гитлера страшной ценой, если бы при упоминании о ней вспоминали бы только хаос и драп 1941-го, а не торжество 1945-го?

С войной Судного дня мы поступаем именно так. Историческая правда, национальная гордость, уважение к памяти павших и к вкладу сражавшихся на ней требуют восстановления справедливости. Это была великая победа Израиля, тем более ценная, чем труднее она досталась. Пора провести работу над ошибками в отношении ее. На этот раз — не ошибками, допущенными в самой войне Судного дня, чем постоянно занимается израильское общественное мнение, наука и СМИ, а ошибочным отношением к ней.

Можно сколько угодно смеяться над особенностями арабской пропаганды. Над ежегодными парадами в Каире в честь «победы» в «Октябрьской войне», которая закончилась по требованию Совбеза ООН после окружения 3-й египетской армии, когда израильские войска стояли в 80 километрах от того самого Каира. Или музеем героической обороны Кунейтры с диорамами, сооруженными советскими музейными специалистами, где проходили уроки патриотического воспитания поколения сирийских школьников. Той самой Кунейтры, откуда доблестные защитники драпали без всякого сопротивления, пустив израильтян к Дамаску на расстояние танкового выстрела. Но если израильтяне — противники египтян и сирийцев в той войне — не считают себя в ней победителями, значит, арабы вполне могут присвоить эту бесхозную победу себе.

В короткой истории Израиля было немало войн — и официальных и скромно называемых военными операциями, но исключительно мало — признанных побед. Министр обороны Израиля, тоже озабоченный этой проблемой, которую он признает важнейшей для национального духа, выступая на недавнем Всемирном антитеррористическом форуме в Герцлии, назвал только одну — в Шестидневной войне. Наша гипертрофированная, самоедская скромность удаляет самую трудную и убедительную победу даже из перечня.

Израиль не проиграл ни одной войны, иначе его бы уже не было. Но во всех выигранных войнах мы находим основания не признавать своей победы.

Войну за Независимость списываем на недоразумение. По поводу Первой ливанской — первой современной войны, на которой учился воевать в новых условиях весь мир, — вспоминаем только Сабру и Шатилу и посыпаем голову пеплом. Даже в такой очевидной победе, которая одержана в Шестидневной, нашли повод для скорби — это тогда мы захватили территории, которые нам так мешают, и оккупированную иорданцами часть Иерусалима с Храмовой горой — вечное яблоко раздора.

А война Судного дня — вообще классический пример отказа от победы, уже одержанной.

Победа — важнейший фактор национального самосознания и подъема национального духа. Пренебрегать им — непростительная растрата достояния нации. Надо разобраться, почему это раз за разом происходит с нами, и вернуть утраченное. А в следующей войне — победить так, чтобы ни у кого не осталось сомнений в этом. И прежде всего — у нас самих.

Израиль > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334400 Владимир Бейдер


Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 августа 2017 > № 2278862 Зеэв Элькин

Зеэв Элькин: Текст договора о ЗСТ между Украиной и Израилем будет готов для подписания к концу года

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" министра по вопросам охраны окружающей среды государства Израиль, министра по делам Иерусалима и наследия Зеэва Элькина, возглавляющего с израильской стороны межправительственную комиссию развития международных связей между Украиной и Израилем.

Какая цель вашего визита в Украину?

В первую очередь это подготовка заседания межправительственной комиссии по развитию двусторонних связей между Украиной и Израилем. Заседания комиссии проходят, как правило, ежегодно. В этом году мы проводим его в Киеве 21-22 августа. Кроме заседания комиссии в Киеве будут встречи с президентом Украины Порошенко, премьер-министром Гройсманом, рядом министров правительства, парламентариями, комитетом по иностранным делам Рады и с парламентской группой дружбы "Украина-Израиль". Перед этим я традиционно посещаю регионы. В прошлый визит я был в Днепре и в Харькове, в этот – только в Харькове. В пятницу я встречался с мэром города Кернесом, во вторник – с губернатором Светличной.

Какие вопросы вы планируете обсуждать с премьером и с президентом?

Во-первых, естественно обсуждаются все вопросы двусторонних связей. Во время недавнего визита премьера Гройсмана в Израиль, который я сопровождал достаточно плотно, был поставлен целый ряд задач.

Например, на очень продвинутом этапе находится договор о зоне свободной торговли между Израилем и Украиной. У нас был совсем недавно (в конце июля – ИФ) очередной раунд переговоров. Мы думали, что уже выйдем на рамочное подписание, на парафирование договора. К сожалению, остался незакрытым целый ряд вопросов и мы не смогли выйти на рамочное подписание в рамках комиссии. Но, думаю, что до конца года текст договора будет завершен и подготовлен нашими странами уже к официальному подписанию. Если не в конце этого, то в начале следующего года.

Естественно, это даст очень сильный толчок развитию экономических отношений, потому что зона свободной торговли очень сильно облегчает все налоговые вопросы и делает гораздо более выгодным сотрудничество с финансовой точки зрения. Это - задача, которая была поставлена на встрече двух премьер-министров (Нетаньяху и Гройсмана - ИФ), которая была в мае этого года в Израиле.

Мы также обсуждали целый ряд более конкретных вопросов экономического сотрудничества в разных областях: в области сельского хозяйства, в области инновационных технологий.

Кроме того, идет диалог о сотрудничестве на международной арене, в Организации Объединенных Наций и других международных организациях. Израиль поддерживал Украину на выборах в Совет безопасности. Израиль баллотируется в Совет безопасности на 2018-2019-й год и рассчитывает на поддержку Украины. У нас есть договор о взаимной поддержке с Украиной.

Есть чувствительные для Израиля и для Украины вопросы, решение которых проходит через международные организации, - это тоже обсуждается. Обсуждается туристическое сотрудничество (сейчас очень большой поток туристов между странами), авиационное сотрудничество. Появилось очень много рейсов и, тем не менее, все равно есть нехватка. Мы обсуждаем увеличение количества рейсов, как некоторую поддержку туристического сотрудничества. В общем, у нас большой спектр вопросов для обсуждения.

Что стало камнем преткновения при подготовке соглашения о зоне свободной торговли?

Первый чувствительный момент - список товаров, на которые распространяется этот договор. Как всегда на подобного рода переговорах, у каждой стороны есть товары, которые она заинтересована включить в зону свободной торговли, а есть товары, включение которых проблематично из-за того, что есть поддержка местных производителей по той или иной статье. Переговоры – это попытка достичь некоторого компромисса, взаимного учета интересов по принципу "Пойдите мне навстречу тут, я пойду вам навстречу там". Как правило, такие переговоры всегда доходят до финальной точки, но требуют времени и попыток каждой стороны "перетянуть одеяло" чуть больше на свою сторону - это естественный процесс.

Второй чувствительный момент - вопрос включения услуг в договор. Мы в конечном счете пошли на предложение украинской стороны и согласились, чтобы ускорить подписание, вывести пока услуги за рамки первого варианта договора, а потом его расширить. Т.е. в договор войдет пункт о том, что через некоторое время после его подписания начнутся переговоры о его расширении на сферу услуг. Надо понимать, что в услуги входят и IT-технологии, поэтому это достаточно серьезный вопрос сотрудничества между нашими странами.

Есть еще один вопрос, который важен для Израиля. Украина сегодня – один из главных поставщиков пшеницы в Израиль и она просила гарантировать достаточно большие льготы в рамках зоны свободной торговли по поставкам пшеницы. В принципе Израиль был готов пойти навстречу, но просил гарантий продуктовой безопасности, т.е. гарантий поставок, независимо от того, что происходит в Украине. Это нетривиально, потому что есть правило, согласно которому в неурожайные годы в первую очередь продукт уходит на внутренний рынок и есть право нарушения международных обязательств на поставки. Мы ищем формулы, которые позволят Израилю быть уверенным, что он может рассчитывать в долгосрочной перспективе на украинские поставки зерна, а Украине - получить те льготы при поставке пшеницы, которые она просила в рамках этого договора. У нас уже есть понимание, какова должна быть модель в общих чертах, но о ее деталях пока договоренности нет.

Как изменился объем товарооборота между нашими странами и его структура за последние три года, с момента аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины?

В долларовом исчислении товарооборот упал. Это естественно, потому что гривня очень сильно упала по отношению к доллару. В 2016 году совместный товарооборот был чуть больше, чем $750 млн. Для сравнения, например, в 2012-2013 годах это было больше чем $1,2млрд. Что касается структуры, я не вижу принципиальных изменений по статьям. Упала ценность товаров за счет падения гривни, это сильно уменьшило объем товарооборота. И в количественном отношении тоже, думаю, было определенное падение.

А как повлияли события в Украине на процесс репатриации?

Сначала поток вырос, сейчас он чуть-чуть уменьшился. Если перед началом этих событий Франция лидировала как источник репатриации в Израиль, то после Революции на Майдане и начала войны Украина заняла первое место как источник репатриации. Но в последний год на первом месте Россия. Вообще последние лет 5 эти три страны - Франция, Украина и Россия - ведущие по источнику репатриации, они занимают первые три места, меняясь между собой. На четвертом месте Соединенные Штаты.

Не усложняют ли украино-российские отношения, отношения между репатриантами из этих стран в Израиле?

Нет. Понятно, что у граждан Израиля, приехавших из Украины или из России, есть разные позиции по Крыму или конфликту на Востоке Украины и они, кстати, не всегда соответствуют тому, откуда человек приехал. Но вражды между общиной выходцев из Украины и общиной выходцев из России я не наблюдаю. Между ними достаточно тесное сотрудничество. Они, скорее, все вместе видят себя представителями еврейства бывшего СССР, которое представляет из себя отдельную, достаточно большую общину в Израиле, более миллиона человек (это достаточно много по израильским меркам), у которой достаточно серьезный голос и в политике, и в общественной жизни, и в экономике, и в науке, и в культурной жизни страны. Они воспринимают себя как две части единого целого.

Премьер Гройсман во время официального визита в Израиль пообещал, что правительство и он лично сделает все от них зависящее, чтобы израильские инвестиции в Украину были успешными. У вас есть информация, имели ли его слова эффект, кто-то из ваших соотечественников откликнулся на них?

В Украине есть израильские инвестиции. Они начались еще до визита премьер-министра и они продолжаются после него. Есть немало израильских бизнесменов, которые работают в Украине в разных направлениях.

Кстати, есть одно направление, настолько активно развиваемое в последние годы, что это заставляет даже немножко озаботиться о состоянии израильского рынка. Это IT- технологии. Есть очень активный процесс аутсорсинга израильских IT- кампаний в направлении Украины. Это началось в маленьких стартап-компаниях. Как известно, Израиль неслучайно называют startup nation. Сегодня он занимает одно из ведущих мест в мире не только по созданию новых стартапов на душу населения. По количественным показателям Израиль на втором месте в мире. Очень многие стартапы сотрудничают с Украиной: инвестируют здесь, чтобы часть процессов производства через аутсорсинг происходила на территории Украины, в том числе и в Харькове – это одно из самых популярных мест для аутсорсинга. Этот процесс настолько активно развивается, что сегодня его используют не только маленькие стартап-компании, но и средние и даже большие израильские IT-компании. Начинает возникать вопрос о состоянии израильского рынка. В принципе израильский рынок всегда характеризовался нехваткой рабочей силы - не было проблемы устроиться. Но в последнее время есть сигналы о том, что объем аутсорсинга столь высок, что у менее профессиональных программистов уже начинают возникать проблемы с поиском работы, поскольку очень большая часть технологического процесса ушла в Украину.

Что касается интенсификации израильских инвестиций в Украину, я думаю, прошло недостаточно времени, чтобы судить, об изменении их объема. Хочу только заметить, что есть определенная проблема: между нашими странами нет финансового протокола о правительственных гарантиях инвестиций. Это, естественно, осложняет решение инвесторов о вложении инвестиций.

Во время визита премьера Гройсмана в Израиль он поднимал еще одну чувствительную тему - признание Голодомора геноцидом украинского народа. Как вы оцениваете вероятность того, что Кнессет проголосует за это?

В Израиле есть традиция, что, вопросы, связанные с трактовкой тех или иных исторических событий, как правило, не выносятся на политическое решение. Максимум, они выносятся на обсуждение. Например, признание геноцида армянского народа. В Израиле эта тема обсуждалась несколько раз в парламенте, но ни разу не было принято какое-то декларативное решение, хотя практически во всех западных парламентах принимались декларативные решения по этому поводу. Израильский парламент считает, что вопросы прошлого должны решаться не политиками, а профессионалами, как часть профессионального дискурса.

Поэтому я не думаю, что будет принято какое-то декларативное решение по Голодомору, как и по другим тяжелым трагическим страницам в истории тех или иных народов, потому что это не соответствует нашей парламентской традиции. В нашей парламентской традиции как правило декларации подобного рода не принимаются.

Есть ли с вашей точки зрения перспективы в сотрудничестве Украины и Израиля в сфере ВПК?

Эта тема за рамками нашей комиссии, но могу сказать, что с украинской стороны были разного рода запросы. Поскольку речь идет о зоне конфликта, есть определенные ограничения. По принятым международным стандартам мы не продаем атакующее оружие в зону конфликта, в том числе и сюда. Там, где это возможно, с точки зрения тех принципов, по которым мы работаем, сотрудничество обсуждается. Сейчас, например, крупная израильская компания Elbit Systems участвует в тендере на радиосвязь. Израиль активно сотрудничает с Украиной во всем, что касается реабилитации и солдат, пострадавших во время боевых действий, и гражданского населения. У нас, к сожалению, огромный опыт в этой области. Это и медицинская помощь, и психологическая. Ваши пострадавшие приезжали к нам. Наши специалисты приезжают сюда, работают, обучают. Есть центр, который помогал освоить израильский опыт в этой области.

Научный и учебный обмен всегда был в числе перспективных направлений сотрудничества между Украиной и Израилем. Как сейчас обстоят дела?

Есть сотрудничество между целым рядом израильских и украинских университетов. Я сам пришел в политику из Иерусалимского университета. Еще до моего ухода в политику, у нас были совместные проекты с рядом украинских вузов, они продолжаются. Специалисты из Иерусалимского университета преподают в Киево-Могилянском университете, в Украинском католическом университете во Львове, приезжают в Харьковский национальный университет, Одесский университет с циклом лекций.

Есть сотрудничество в гуманитарной области, есть разного рода проекты в естественнонаучной области. Сейчас открылось очень перспективное направление сотрудничества, потому что Украина получила определенный статус в больших европейских проектах, а Израиль, как и Украина, является ассоциативным членом Евросоюза. Поэтому совместные израильско-украинские проекты могут участвовать в достаточно больших европейских фондах. Немало израильских ученых – сами выходцы из Украины, они сохранили здесь связи и рабочие контакты, и поэтому здесь есть достаточно большая перспектива. Совсем недавно украинский министр образования Лилия Гриневич приезжала в Израиль и посещала целый ряд вузов, чтобы посмотреть, как можно интенсифицировать наше сотрудничество. Мы с ней встречались в Израиле, будем встречаться и здесь, в Киеве. Это одна из тем, которые я буду обсуждать.

Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 августа 2017 > № 2278862 Зеэв Элькин


Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243833 Авигдор Эскин

Кровь на Храмовой Горе

В монотеитической традиции Храмовая Гора — символ гармонии и мира

Весть о теракте на Храмовой Горе в Иерусалиме сегодня утром быстро разнеслась по всему миру. Три арабских гражданина Израиля из селения Ум-Эль-Фахм открыли огонь по охранявшим место бойцам израильской пограничной полиции, а затем пытались найти скрывище в мечети, где и были ликвидированы. Двое убитых офицеров полиции оказались друзами, один из них — сын бывшего депутата Кнессета.

Вселенский медийный налёт на этот теракт в Иерусалиме объясняется особым статусом Храмовой Горы. Никто не будет оспаривать определения это места самой значимой религиозной святыней мира. Обычно сакральными считаются определенные здания или ваяния, но здесь само место является центром мироздания, согласно всем монотеистическим религиям. Там находились Первый Храм и Второй Храм. Согласно преданию, именно Храмовая гора была избрана пупом земли.

В недавней резолюции ЮНЕСКО по Храмовой Горе это святое место определеяется только как мусульманский сакральный участок с мечетями. Надо сказать, что в таком очевидно слепом с исторической точки зрения подходе есть немалая вина Израиля.

Сразу вслед за присоединением Восточного Иерусалима в ходе войны 1967 года правительство Израиля согласилось с продолжением управления на территории Храмовой Горы мусульманского совета ВАКФ. Договорились, что все люди смогут посещать Храмовую Гору, но только мусульмане — молиться там. Вот уже пятьдесят лет в этом святом месте для иудеев и христиан молитва разрешена только мусульманам, и это под израильским началием. А коли сами израильтяне не обустроили хотя бы себе равного доступа к этой святыне, то чего ждать от проголосовавшихся в ЮНЕСКО?

Этот абсурд не поддается рациональному пониманию: почему евреи и христиане не могут молиться на Храмовой Горе? И как можно Храмовую Гору, где располагался Иерусалимский храм, называть эксклюзивно мусульманским местом служения?

После кровавого теракта сегодня были задержаны два главных имама и проповедника на Храмовой Горе. Один из них прославился недавно тем, что из мечети на Храмовой Горе призывал своих собратьев и единоверцев обеспечить себе путь в рай. А путь в рай — это непременно убивать евреев. Так и сказал. Убивать везде и повсюду.

Его коллега тоже известен своим свирепием в проповедях. С Храмовой Горы он возгласил о необходимости освободить всю Европу. Призвал мусульман мира захватить всю Европу. Разумеется, что он не один и что каждую пятницу в тысячах мечетей по всему миру имамы призывают именно к этому. Но есть разница между обычной мечетью и мечетью на Храмовой Горе. Призывы к убийству и к экспансии слышатся оттуда особо зычно и громко.

Интересно, что власти Израиля особо внимательно относятся к возможности попытки ликвидации мечетей со стороны еврейских радикалов. Такие планы были несколько раз обнаружены в семидесятые и восьмидесятые годы. Замышлявшие были судимы и отбывали серьезные сроки заключения. Последние тридцать лет подобных попыток планирования не наблюдалось.

Сегодня в Иерусалиме предприняты такие меры наблюдения и охраны этих мечетей, что любая попытка установить где-то ракетную установку для обстрела мечетей представляется нереальной. Можно сказать с уверенностью, что нигде в мире мечети не охраняются так тщательно как в Израиле, на Храмовой Горе.

Арабские молящиеся, собирающиеся десятками тысяч каждую пятницу на Храмовой Горе, слышат постоянно призывы к терроризму и геноциду из уст своих духовных авторитетов. Некоторые проповеди такого характера были засняты и демонстрируются в интернете с переводом на английский. Однако массовые беспорядки там происходят относительно редко.

После пятидесяти лет израильского правления даже самые радикальные арабские общественно значимые фигуры поняли, что Израиль оттуда не уйдет. После провалившихся попыток договаритьваться при помощи территориального компромисса израильтяне не повторят собственных пагубных ошибок. А в этом случае арабам есть что терять. Сегодня они живут под израильским правлением куда лучше, чем в подавляющем большинстве арабских стран. И чего могут они добиться, если попытаются устроить массовые погромы и ножевтыкания? На дворе ведь не 1929 год, когда англичане относились к таким проявлениям относительно сдержанно.

Поэтому досужие разговоры о том, не приведет ли арест двух имамов к беспорядкам, не принимаются в расчет. Скорее наоборот. Покуда дозволяют подстрекать к убийству евреев и к захвату Европы с Храмовой Горы, то есть угроза насилия. А если Израиль начнет сурово карать за это, то следует ожидать успокоения.

И будем надеяться, что близится тот час, когда власти Израиля уравняют права иудеев и христиан с правами мусульман на Храмовой Горе. Невзирая на все ожидаемые протесты со стороны христианских стран…

Авигдор Эскин

Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243833 Авигдор Эскин


Израиль. Египет. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 июня 2017 > № 2206835 Марианна Беленькая

50 лет и 6 дней. Чем опасно, что Шестидневная война до сих пор не закончилась

Марианна Беленькая

Пока арабские лидеры предпочитают иметь дело с Израилем, а не с Ираном и движениями сопротивления, когда среди арабов нет объединяющего лидера, когда на первый план выходят прагматичные интересы, а не идеология, – самое время искать компромиссы и пытаться решить все конфликтные вопросы. Иначе чаша весов может опять склониться в сторону тех, кто готов вернуть на первый план борьбу с Израилем

В эти дни и в Израиле, и в арабском мире отмечают 50-ю годовщину Шестидневной войны. Чудо для одних и катастрофа для других. Эта война кардинально изменила Ближний Восток, и до сих пор многое в этом регионе происходит с оглядкой на события 5–10 июня 1967 года. Не зря с обеих сторон конфликта зачастую можно встретить мнение, что эта война еще не закончилась.

Прийти, победить, оккупировать

Израиль начал третью арабо-израильскую войну, нанеся превентивный удар по армиям Египта, Сирии и Иордании. В итоге израильтяне одержали сокрушительную победу и увеличили свою территорию в четыре раза. Израиль занял Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим (были под контролем Иордании), Синайский полуостров и сектор Газа (под контролем Египта) и сирийские Голанские высоты.

«Как мы вообще могли бы существовать, если бы ширина страны оставалась 12–13 километров… Из узкой прибрежной страны, живущей под постоянной угрозой, мы превратились в страну с просторами, достаточными для обороны и обеспечения безопасности, страну, в чьей столице больше не хозяйничают вражеские солдаты», – заявил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху на церемонии в Кнессете, посвященной юбилею.

Выиграв войну, Израиль отстоял свое право на существование. Но в то же время и приобрел массу проблем. Еще в 1967 году многие израильские политики предсказывали, что переварить оккупированные территории будет очень трудно. Тем не менее многие из этих «временно удерживаемых территорий», как изначально называли израильские СМИ новые приобретения, стали неотъемлемой частью Израиля, а в 1980 году Кнессет принял закон, по которому Иерусалим объявлен «единой и неделимой» столицей страны. В свою очередь арабы продолжают настаивать на возвращении к границам, существовавшим до 5 июня 1967 года, как это и зафиксировано в резолюциях СБ ООН. Впрочем, эти голоса сейчас звучат намного слабее, чем раньше.

«Арабская весна», или 50 лет спустя

Звучит удивительно, но «арабская весна» во многом стала логическим завершением той трансформации, которая началась в регионе в 1967 году. Поражение в июньской войне впервые подорвало веру арабов в идеи арабского национализма и арабского единства. Именно тогда был дан первый сильный импульс к активизации политического ислама, в том числе его экстремистских проявлений.

Тираны потерпели поражение, только истинная вера может привести к победе и избавить от унижения – такие идеи нашли подходящую почву в арабском (да и в целом в исламском мире) после 1967 года. Эти слова повторяют и сегодня многие религиозные деятели. Например, шейх Юсуф аль-Кардави, идеолог «Братьев-мусульман» (организация запрещена в России) в своей статье, посвященной 50-летию «июньской катастрофы».

События 1967 года стали переломными и для светской части арабского общества, особенно в среде творческой интеллигенции. Война принесла отрезвление от лозунгов, разочарование в лидерах и ощущение катастрофы. Особенно это было заметно в Египте. А в 2011 году на улицы арабских городов вышли «дети», воспитанные и арабскими «шестидесятниками», и теми, кто превратил ислам в инструмент политической борьбы.

И снова разочарование. То, что происходит сейчас в арабском мире, гораздо хуже шокирующего и неожиданного поражения в войне 1967 года, пишет иорданская газета «Ар-Рай». Ливанская «Ан-Нахар» считает, что за 50 лет Ближний Восток не избавился от последствий июньской войны, но сейчас, в отличие от предыдущих десятилетий, арабы в первую очередь губят себя сами, хотя раньше главной разрушительной силой в регионе был Израиль и западные колонизаторы. В аналогичном ключе пишут и другие издания.

Безусловно, в арабском общественном сознании Израиль не перестал быть источником всех бед арабского мира, а «сионистский заговор» – по-прежнему часто упоминаемое выражение. Но наступило очередное отрезвление. В 1967 году арабы поняли, что Израиль никогда не будет стерт с лица земли, а сионисты скинуты в море. Спустя 50 лет идея сопротивления израильской оккупации перестала играть роль мобилизующего фактора для арабов.

Местные политики сейчас не могут так легко, как раньше, перевести внимание с внутренних проблем в стране на «израильского агрессора» и страдания палестинского народа. Слишком велико разочарование населения в собственных лидерах и одновременно «арабской весне», слишком кровавыми оказались внутренние конфликты в большинстве стран региона. Не до чужих проблем, пусть с Израилем разбираются те, чьи интересы он действительно затрагивает, таких мнений становится в арабском мире все больше.

Нерешенными у Израиля остаются территориальные вопросы с Ливаном, Сирией и Палестиной. Но сирийцам сейчас совсем не до Голанских высот. Они не забыли, что это их территория, но это не вопрос выживания. Так же, как и для ливанцев спорные территории не главная проблема. А вот палестинцам стоит задуматься – еще чуть-чуть, и урегулировать конфликт с Израилем на основе принципа «два государства для двух народов» уже будет нереально.

Опасность нового цикла

Как и 50 лет назад, палестинцы оказались предоставлены сами себе. Война 1967 года окончательно превратила палестинское движение сопротивления в самостоятельную силу, когда стало очевидно, что другие арабы больше не будут вести войну с Израилем на уничтожение. Сегодня арабы отворачиваются от палестинского ХАМАС и ливанской «Хезболлы», фактически единственных региональных сил, которые не готовы садиться за стол переговоров с Израилем, впрочем, как и он с ними (в эту компанию стоит также добавить поддерживающий эти движения Иран).

Такой расклад выгоден умеренным палестинским силам во главе с Махмудом Аббасом, потерявшим из-за ХАМАС контроль над частью территорий (сектор Газа). Без подпитки и поддержки извне хамасовцы постепенно утратят свой вес в регионе. А у Израиля не останется предлога отказываться от переговоров с палестинцами.

Но такой расклад неинтересен руководству Израиля, в первую очередь премьер-министру страны Нетаньяху. Для него самое лучшее – сохранять статус-кво. Пока ХАМАС в секторе Газа, «Хезболла» остается ведущей политической силой в Ливане, а Сирию раздирают внутренние конфликты, мало кто будет требовать от Израиля территориальных уступок и компромиссов. Если же ситуация в регионе стабилизируется, то разговор на болезненные темы – еврейские поселения на оккупированных территориях, статус Иерусалима, судьба Голанских высот – все равно придется вести. И тогда обеспечен раскол в израильском обществе, политический кризис и возможна потеря премьерского кресла.

Впрочем, раскол среди израильтян есть и сегодня. У многих прошла эйфория, которую они испытывали в тот день, когда израильские солдаты вышли к Стене плача в Иерусалиме. Оккупация слишком тяжелое бремя для любого общества, особенно если оно претендует на роль единственной демократии на Ближнем Востоке. И пока одна часть израильтян со слезами на глазах вспоминает объединение Иерусалима, другая говорит о болезненных пятидесяти годах оккупации. Именно на последних намекал Нетаньяху, когда говорил, что «некоторые видят в Шестидневной войне бедствие для Израиля – я вижу спасение».

Но спасение в один исторический момент не панацея. Оккупированные территории остались оккупированными территориями, а Иерусалим так никогда и не сдал де-факто единым городом. Свыше 300 тысяч арабов Восточного Иерусалима не имеют израильского гражданства, а это 37% населения города. Из них 76% живут за чертой бедности. Арабские районы фактически не развиваются. Восточный и Западный Иерусалим – это два разных мира. И ситуация может взорваться в любой момент. Да и не только в Иерусалиме. Израиль уже пережил две палестинские интифады (восстания), множество терактов. Пора поставить точку в войне.

Раздел не будет простым. Израиль слишком тесно связан с палестинцами. За 50 лет для нескольких поколений израильтян оккупированные территории стали домом. И другого они не знают. Есть и масса других вопросов в сфере безопасности и экономики.

Но сейчас, пока арабские лидеры предпочитают иметь дело с Израилем, а не с Ираном и различными движениями сопротивления, когда среди арабов нет лидера, вокруг которого объединятся все остальные, когда на первый план выходят прагматичные интересы, а не идеология, – самое время искать компромиссы и попытаться решить все конфликтные вопросы. Гарантий никто не дает. Но чаша политических весов в регионе может склониться в любую сторону. У власти в арабских странах могут оказаться силы, которым, как и раньше, будет выгодно выдвинуть на первый план знамя борьбы с Израилем.

Уже с обеих сторон выросли те, кто говорит: мне плевать, что было в 1967 году; я хочу жить в стабильном мире сейчас. Вопрос – чье мнение окажется для этих людей определяющим и с какими лозунгами они будут выходить на улицы.

Израиль. Египет. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 июня 2017 > № 2206835 Марианна Беленькая


Израиль. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205099 Эли Гервиц

Эли Гервиц: «Банковская тайна умерла»

«Мы идем к эпохе полной прозрачности», — считает президент крупнейшей в Израиле русскоязычной адвокатской коллегии. О том, почему россиянам нужно опасаться обмена банковской информацией, он рассказал в интервью Business FM на Петербургском экономическом форуме

Закончил работу Петербургский международный экономический форум. В выездной студии Business FM побывал президент крупнейшей в Израиле русскоязычной адвокатской коллегии Эли Гервиц. С ним беседовал генеральный директор холдинга «Румедиа» Михаил Бергер.

У нас в студии израильский адвокат Эли Гервиц. Я смотрю за стекло нашей студии — большое количество людей, их здесь несколько тысяч. И я думаю, что примерно у 95% есть счет не в России. Я говорю о тех российских участниках форума, кто имеет на это право, я не говорю о политиках, мы говорим сейчас про вещи абсолютно легальные. Ситуация в последнее время сильно поменялась. Есть ли что-то, из-за чего владельцы счетов должны сегодня беспокоиться?

Эли Гервиц: Владельцы счетов должны понять, что банковская тайна умерла, что мы идем к эпохе полной прозрачности. Вопрос в том, кто до этой эпохи дойдет и кто сможет до нее дойти без потерь. Израиль в этом плане является очень интересным глазком, через который можно посмотреть в будущее в первую очередь европейских банков. В Израиле очень централизованная банковская система.

Еще более централизованная, чем... Хотя в России уже давно не централизованная.

Эли Гервиц: Мы любим шутить, что в России аннулирование лицензии банка перестало быть новостным поводом, об этом больше не пишут в экономических изданиях, просто потому что это происходит каждую неделю, два раза в неделю.

300 банков в прошлом году, 200 банков в этом, но все равно банков больше тысячи. Когда остановится эта машина, когда «зачистка» остановится, когда будет 1000 банков, 500 банков?

Эли Гервиц: Этого я не знаю, но в Израиле на сегодняшний день есть два мегабанка, три средних банка — и все. Есть еще несколько маленьких банков, часть из которых относится к этим пяти конгломератам, а остальные настолько маленькие, что у вас нет никаких шансов найти их ритейловые отделения. Поэтому у нас на сегодняшний день пять банков. На Израиль, как в пробирке, можно смотреть, куда идут европейские банки.

Что показывает «израильская пробирка»?

Эли Гервиц: Есть два подхода. Один подход, который я считаю более правильным, в том, что вы сегодня не можете открыть счет в израильском банке, если вы не налоговый резидент Израиля или вы налоговый резидент не только Израиля, например, в том числе России, без того, чтобы вы сообщили номер своего ИНН. В 2018 году будет автоматический обмен банковской информацией между Израилем и Россией, поэтому если у вас есть какие-то проблемы в стране вашей налоговой резиденции, в России, то вы за это, говоря простым русским языком, огребете.

Для тех, у кого легальные задекларированные доходы, легальный счет, нет никаких проблем с тем, чтобы сообщить ИНН.

Эли Гервиц: Не хочу вас расстраивать относительно того, что нет никаких проблем, до этого мы доберемся. Так вот, это правильная политика, но есть один из двух израильских мегабанков, который показывает нам тот край, тот максимум требований, которые банки могут и будут выдвигать рано или поздно. Израильский банк «Апоалим», очевидно, не хочет зарубежных клиентов и делает все, чтобы их выдавить. Сегодня им недостаточно, что вы перевели деньги из Российской Федерации, им недостаточно, что вы задекларировали этот счет в России. Они требуют письмо от российского адвоката, а иногда только от адвокатов из списка The Legal 500 или Chambers, где написано: «а» — что счет задекларирован; «б» — что все деньги на этом счету легальны; «в» — что все доходы, извлекаемые на этом счету, налогооблагаются легально. Я вам скажу честно, я такое письмо самому себе не могу выдать. Это совершенно нелегитимное требование.

Это «экстремизм» одного израильского банка, настроение израильской банковской системы, или это общее настроение, которое формирует ФАТФ (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег)?

Эли Гервиц: Это общая динамика. У меня есть очень любимая мной аллегория маятника, который, падая, не может остановиться в равновесном положении, он должен пробить потолок с другой стороны. Все банки ведут себя немножко по-разному, есть синусоиды с лагом, но как только какой-то банк вырывается вперед, другие пытаются его со временем догнать. Если раньше банки вырывались вперед с точки зрения клиентоориентированности, приватности, уровня обслуживания, то сегодня, к сожалению, банки вырываются вперед с точки зрения максимальной защиты своих интересов за счет интересов клиента. Попробуйте с улицы, во-первых, найти, во-вторых, зайти в фирму из The Legal 500 и объяснить, что вам нужен, причем обязательно, адвокат — юристов недостаточно. В Израиле не хотят понимать, что у нас разные системы. Попробуйте зайти с кондачка в ЕПАМ, в «Гольцблат» или в фирмы такого уровня и сказать: мне нужна вот такая справка в Гондурас, что я весь совершенно белый и пушистый. Вы или эту справку не получите, или она вам будет стоить совершенно нереальных денег. Бороться с банком в этом плане очень непросто. Мы написали письма и главам банка «Апоалим», и нашему банковскому регулятору, чтобы они немножечко придержали вожжи нашего замечательного банка, который хочет быть святее Папы Римского, чего он делать не должен, по крайней мере, за счет клиентов.

Чего все-таки опасаться?

Эли Гервиц: Обмена банковской информацией, по большому счету, опасаться не нужно или не нужно было бы. Во-первых, потому что подавляющее большинство удачных бизнесменов читают картину будущего мира, и давно никто из не только миллиардеров и мультимиллионеров не выписывает себе 2-НДФЛ на 500 долларов в месяц, а остальное получает налом или выводит в офшоры. Понятно, что всего этого нет. Тем не менее именно россиянам опасаться, к сожалению, нужно, в первую очередь незнания. Во всех странах есть термин «налоговый резидент». В Израиле нет термина «валютный резидент».

А в России действительно есть термин «валютный резидент».

Эли Гервиц: Я не проводил статистического исследования, но многие мои друзья, коллеги, клиенты, люди совершенно не от сохи, которым я рассказываю про термин «валютный резидент», впадают в ступор.

То есть трудно переводится это понятие?

Эли Гервиц: Это перевод с русского на русский. Почему я как израильский адвокат должен рассказывать об этом российским бизнесменам, непонятно. Очевидно, российским органам не очень интересно, чтобы люди об этом знали. Но я воспользуюсь трибуной, которая мне была предоставлена, чтобы объяснить три следующие вещи. Во-первых, человек, который имеет российское гражданство и ступает на эту землю хотя бы на один день в году, в этом году является валютным резидентом. Чтобы не быть налоговым, достаточно упасть меньше 183 дней, чтобы не быть налоговым, нужно или отказаться от гражданства, или просто не появляться в России, что является, с моей точки зрения, совершенно неуместным требованием. Второй момент: если вы валютный резидент, недостаточно того, что вы задекларировали свои зарубежные счета. Список действий, которые вы можете совершать на этом счету, неоправданно узок. Главный пример, который я привожу: если у вас как у россиянина есть квартира за рубежом и вы хотите ее продать, вы находитесь в тупике, из которого нет выхода, потому что вы не можете уговорить своего израильского покупателя Иосифа или испанского Педро отправить вам деньги напрямую в Россию, не говоря уже о том, что если он берет ипотеку, то вы точно не сможете уговорить ни один банк перегнать деньги на зарубежный счет. В этой ситуации человек действительно оказывается в тупике. А если он получает деньги на свой зарубежный счет, даже задекларировав его, даже переправив эти деньги в тот же день в Россию-матушку, даже получив не на свой личный, а на трастовый счет своего адвоката, надежных выходов из этого тупика действительно нет. А самое главное — это мера наказания: конфискация от 75% до 100%.

Вы считаете эту меру чрезмерной?

Эли Гервиц: Это считают чрезмерным израильские правоприменительные принципы. Есть конституция, которой в Израиле нет, и есть неписаные нормы, которые выше конституции. В Израиле конфискация неприемлема и неуместна. Поэтому при всем желании, чтобы между Россией и Израилем было подписано билатеральное соглашение в рамках общей конвенции об обмене информацией, я должен предупредить, что если российские власти не изменят эти три требования, будет много стран, которые откажутся подписывать с Россией билатеральное соглашение об обмене информацией.

Я не думаю, что тайный замысел российских финансовых властей в том, чтобы как раз отказывались от подписания таких соглашений, потому что российские финансовые и налоговые власти заинтересованы в получении информации.

Эли Гервиц: Безусловно, это так. Это даже не эксцесс исполнителя, это эксцесс конкретного закона, который был принят без всякой связи с вопросом об обмене информацией. Мне кажется, что этот закон несколько архаичный.

В своей концепции.

Эли Гервиц: Совершенно верно.

Для бизнеса, для функционирования, для того, чтобы в компании люди эффективно взаимодействовали через границу, это большая помеха.

Эли Гервиц: Закон говорит о неуместной неуверенности в себе. Ведь когда резко упал курс рубля к доллару, России удалось перебороть этот тренд, и в 2016 году рубль был самой растущей валютой в мире, удалось добиться всего этого без регуляторного вмешательства, без закрытия границ.

Было большое давление на финансовые власти, на ЦБ: давайте закроем свободный приток капитала, у нас экстренная ситуация. Надо отдать должное, власти устояли, удержались от этого соблазна.

Эли Гервиц: Совершенно верно. Поэтому, мне кажется, сейчас самое время отпустить эти вожжи, потому что толку от них немного, вреда много уже сегодня с точки зрения реноме государства, с точки зрения построения отношений между гражданами и государством, многие из которых, не ведая того, нарушают закон.

Я вас спрашиваю сейчас как участника форума. Такого рода площадки способны оказать какое-то влияние на настроение тех же финансовых властей, или здесь эти вопросы не решаются? Есть ли практический смысл для решения вот таких вопросов, которые мы сейчас с вами обсуждаем, на мероприятиях, подобных Петербургскому форуму?

Эли Гервиц: Я постоянный участник Петербургского юридического форума и первый раз посещаю Петербургский экономический форум. Такие мероприятия, во-первых, нужно проводить. Во-вторых, если их начали проводить, то их, безусловно, обязательно продолжать проводить, потому что месседж, который был бы передан прекращением таких мероприятий, был бы очень отрицательным. И самое главное — это очень хорошая платформа для общения: контракты подписывают не банки и не заводы, а контракты заключают люди. Точно так же, как для Израиля, очень важно человеческое общение израильтян с неизральтянами, чтобы демонизация Израиля не преуспела, точно так же, мне кажется, и россиянам, которых тоже многие сегодня пытаются неуместно демонизировать, очень важно давать доступ к общению с самим собой. Мне кажется, такая площадка — один из идеальных вариантов.

Израиль. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205099 Эли Гервиц


США. Израиль > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117181 Ольга Ускова

Сделка Intel и Mobileye: как изменится рынок беспилотных автомобилей?

Ольга Ускова

основатель и Президент группы компаний Cognitive Technologies

У компаний в сфере ИТ, устремившихся на рынок решений для беспилотников, слишком мало опыта, чтобы наладить производство конечных продуктов. Лидерство в новом сегменте останется за автоконцернами

В середине марта 2017 года произошло одно из самых громких событий на рынке беспилотных транспортных средств за 5- 6 последних лет. Корпорация Intel заявила о приобретении лидера рынка для систем компьютерного зрения израильской компании Mobileye за $15,3 млрд. До этой покупки в сегменте уже были миллиардные сделки. Так, год назад GM приобрел американский стартап Cruise Automation, занимающийся разработкой систем автономного вождения — по оценкам СМИ, за $1 млрд. А прошлой осенью Samsung объявила о покупке одного из крупнейших поставщиков автомобильного оборудования класса премиум Harman International Industries за $8 млрд — для корейской компании эта сделка стала крупнейшей за всю ее историю. Однако ни одна из этих сделок не наделала столько шума, сколько соглашение Intel и Mobileye. И дело не только в сумме.

По горячим следам

Для рынка беспилотных автомобилей событие это, безусловно, позитивное. Если до настоящего времени инвесторы были осторожны с оценками стоимости систем искусственного интеллекта (ИИ) для беспилотников, то сделка Intel задала абсолютно правильную планку для показателей стоимости компаний в этом сегменте. Параметры сделки подтверждают высочайшую значимость технологий нового поколения в процессе стремительно набирающей обороты 4-й промышленной революции. Однако у этой сделки есть два уровня оценки. Во-первых, ее сумма абсолютно соответствует предмету приобретения. Mobileye – реальная компания с выручкой в $358,2 млн и прибылью в $108,4 млн, (данные за 2016 год), занимающая, по разным оценкам, около 70% мирового рынка интеллектуальных систем помощи водителю, объем которого по данным «Research and Markets» составил в 2015 году более $22 млрд, а к 2020 году может достигнуть $78 млрд при среднем ежегодном темпе роста в 28%. Во-вторых, многие эксперты сходятся в том, что в своем технологическом развитии израильская компания уже достигла своего совершенства. Ожидать какого-либо прорыва от нее, по крайней мере, в ближайшее время вряд ли приходится. Во многом это связано с использованием Mobileye спорной по своей рациональности концепции on-chip, предусматривающей размещение «математики» непосредственно на аппаратном уровне. С одной стороны, это позволяет оптимизировать целый ряд процессов, а также повышает быстродействие всего решения в целом, но с другой, при замене версий ПО, которая при нынешнем темпе развития всего направления происходит довольно часто (например, в наших системах смена версий происходит в среднем раз в три месяца), серьезно затрудняет модернизацию систем Mobileye.

Для Intel на новом рынке сделка, конечно, стала шагом вперед в конкуренции, в первую очередь с набравшей обороты NVidia, а также AMD и другими компаниями. Правда, нельзя с уверенностью сказать, что Intel поймал журавля в небе. Как показывает практика, на рынках с высокими показателями динамики развития выигрывают мобильные компании с более узкой специализацией, способные быстро корректировать свои разработки и концентрировать маркетинг под рыночные требования. В этой ситуации, скорее, будут наиболее активны те компании, для которых занять свободные рыночные ниши становится вопросом жизни и смерти, — такова ситуация, например, для Tesla.

Нет сомнения, что приход других традиционно сильных игроков сферы электроники и процессоров в эту область продолжится. «Железячники» задекларировали такой переход. Новый сегмент беспилотных технологий слишком заманчив для «голубых фишек». Автомобильный рынок является одним из самых выгодных по соотношению массовость использования/ежегодный доход наряду с рынком смартфонов.

Этот тренд только подтверждают последние сделки AMD с Alphabet, Qualcomm Technologies с французской PSA Group и Panasinic, а также несколькими днями ранее состоявшееся соглашение NVidia с производителем комплектующих для автомобилей Bosch, призванное сбалансировать расклад сил после сделки Intel и Mobileye. Но с чем компании будут выходить на рынок, с отдельным узлом или с готовым изделием (как Tesla)? Этого представители компаний пока точно сказать не могут.

Каков он, рынок беспилотников?

Не смотря на детский возраст рынка беспилотников, более-менее четкую сегментацию на нем провести уже можно. Состоит он из четырех основных групп. К первой можно отнести так называемых финансово-маркетинговых игроков. Основным признаком этой категории является продажа «шоу». Маркетинг и заявления разработчиков этой группы существенно опережают реальное состояние дел. В их числе компании Google, Tesla, Apple. Они фактически декларируют, что уже занимаются разработкой интеллектуальных систем помощи водителю или ADAS (advanced driver assistant system) соответствующих последнему — пятому уровню по международной классификации SAE International. Эти автопроизводители и разработчики предпочитают идти к созданию полностью автономного автомобиля по шагам, предлагая на рынок решения, соответствующие своему текущему состоянию.

Эксперты (в основном из сферы фундаментальной науки) нередко критикуют представителей этой группы, отмечая, что их заявления зачастую противоречат основным законам физики. А госчиновники разных стран предъявляют им претензии в некорректном ведении рекламной кампании и необходимости приведения ее в соответствие с законом на территории своих государств.

Компании этой группы можно также назвать оптимистами. Они приходят на несвойственный для себя рынок, не имея ни практики продажи автомобилей, ни глубокого понимания его особенностей, и пытаются формировать новые правила. Поэтому это группа компаний, достаточно склонных к риску.

Вторая группа — компании-практики. В их числе — известные автопроизводители (Mercedes, Renault-Nissan, PSA и другие), разработчики компонентов Tier -1, Tier – 2 (Valeo, Bosch, ZF TRW, Continental и другие) и другие компании, которые уже сейчас активно продают готовые решения тиражами, исчисляющимися семью и даже восемью нулями. Эти компании играют на консервативных рынках, где правила устоялись. Цель игроков этой группы — создать максимально безопасное решение. Скорость реализации продукта для них вторична. Они декларируют только реальные функции своих систем, понимая всю свою ответственность за безопасность.

Третья группа — компании, поставляющие сервисы. К ней относятся коммерческие парки машин или флоты (такси, грузовые перевозчики, логистика и т.п.), а также всевозможные социальные сервисы (инвалиды и т. д). Среди них — Uber, Lyft, Sidecar и другие. Отличительной особенностью компаний этой группы является специализация на довольно узком и не требующем серьезной математики ПО в комплексе с уже существующими аппаратными устройствами. Например, они имеют дело с программой, добавляющей к используемым технологиям ADAS функцию контроля поведения водителя грузовика, снабженная примитивной камерой и отправляющая информацию в облачную среду. Все ноу-хау разработчика, как правило, заключается именно в этой программе. Обычно вокруг подобных инициатив поставщиков сервисов начинают создаваться компании, которые могут делать либо продукт целиком, либо одну из его функций и продавать ее единому сборщику этого продукта.

И, наконец, есть группа, которая производит отдельные решения для беспилотных автомобилей. Это может быть или коробочный продукт (такие решения как раз предлагает Mobileye, подобные продукты есть у китайских компаний, поставляющих системы предупреждений водителя уровня ADAS 0), или аппаратные решения, или сложные интеллектуальные комплексы. То, что шансы занять ведущие позиции на рынке у компаний именно этой группы высоки, — и подтверждает сделка Intel и Mobileye.

В этом сегменте в последнее время максимальную активность проявляют производители сенсоров, поскольку они являются одним из основных видов устройств для беспилотного автомобиля. В их числе один из ведущих мировых производителей автокомпонентов Delphi Automotive. Стремясь захватить рынок, компания стремится создать максимальное количество альянсов. Летом прошлого года компания заключила соглашение с Mobileye о разработке универсальной системы управления беспилотными автомобилями. Примерно в тот же период состоялся второй раунд инвестиций в ведущего разработчика лидаров Quаnergy. Также в последние годы Delphi поглотила ряд разработчиков ПО для беспилотных автомобилей — Movimento Group и своего рода «дочки» университета Карнеги-Меллона — Ottomatika.

Надо сказать, что для производителя комплектующих такая активность крайне важна, поскольку средний срок контрактов на консервативных автомобильных рыках составляет около пяти лет. Это означает, что решение о том, что та или иная линия автомобилей комплектуется конкретным набором устройств, принимается в пять лет лишь однажды. Кто не успел — получит второй шанс только через столь долгий срок. Поэтому в сегменте беспилотных авто предварительные продажи начинаются задолго до начала производства и идут в условиях серьезной конкуренции. Самого устройства еще может и не быть, а система бизнес-отношений, совместных планов уже формируются. Например, сейчас компании в сфере систем компьютерного зрения обсуждают проекты с производителями беспилотных авто на 2020 год.

На рынке систем для ориентации автомобилей без водителя в пространстве, в целом, есть две группы продуктовых команд. Первая из них работает над сенсорами, вторая — над интеллектуальным ПО для беспилотного автомобиля. Основной возможностью для совершения прорыва у компаний первой группы остается ожидание появления твердотельного лидара — он использует в качестве излучателя не ниодимовый кристалл. Подобное решение позволит существенно сократить его размеры и стоимость до приемлемых рынком параметров. Однако как специалисты, так и эксперты не рассчитывают на скорое появление такого устройства в широкой промышленной эксплуатации.

Прорывов, скорее, стоит ждать в разработке ПО. В последнее время разработчики показали серьезные успехи в точности распознавания окружающих предметов, в том числе и в условиях недостаточной видимости. Действительно, создание интеллектуальных систем помощи водителю можно назвать ключевым механизмом функционирования беспилотного автомобиля. Это сфера, где, собственно говоря, происходит восприятие всех элементов дорожной сцены, их интерпретация (восстановление объектов дорожной сцены), а также принятие решения о том или ином действии авторобота в конкретной ситуации. Именно это направление (точно так же, как и зрение, и мыслительный процесс водителя за рулем сегодня), вносит максимальный вклад в обеспечение безопасности на дорогах. А это основная цель создания беспилотного автомобиля.

Подтверждением этому является создание компаниями этой группы целого ряда интеллектуальных технологий, существенно повышающих безопасность на дорогах, даже в сложных погодных условиях. Например, разработчик ПО для автопилота Аimotive в конце прошлого года представил универсальное ПО AiDrive, подстраивающееся под любые условия и стили вождения. Решение Mobileye Road Experience Management способно собирать и анализировать информацию с машин, оснащенных камерами, и передавать обратно данные о ситуации на дорогах. Исследовательская группа концерна Daimler AG создала технологию 6D-vision, которая позволяет воспринимать окружающее пространство, как воспринимает его человек и предсказывать положение предметов.

Что дальше?

В целом, в будущем рынка беспилотных авто можно выделить два периода.

На первом этапе он будет формироваться по принципу первых побед. Лидерами станут те компании, которые предложат наиболее технологичные и оптимальные по стоимости решения. Например, те, кто первым научится распознавать объекты дорожной сцены с точностью в 99,9999%.

На втором этапе произойдет скупка новоиспеченных лидеров крупными финансистами.

Вместе с тем, можно предположить, что несмотря на всю активность компаний, пришедших на рынок беспилотных авто из сферы ИТ, из-за отсутствия достаточного опыта работы на этом рынке они не смогут наладить производство конечного устройства и останутся в числе поставщиков. Поэтому пальма первенства в итоге останется за автопроизводителями.

США. Израиль > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117181 Ольга Ускова


Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон

«Нужно смириться с тем, что Сирию не объединить»

Бывший министр обороны Израиля рассказал о Сирии, США и России

Отдел политики

«Газета.Ru» публикует интервью с Моше «Буги» Яалоном, министром обороны Израиля с 2012 по 2016 год. В нем он рассказал о том, кто в последние годы заменил США на Ближнем Востоке и на какие части распадется Сирия. Беседа состоялась в рамках программы Valdai Talks Международного дискуссионного клуба «Валдай».

— При каких условиях сирийский конфликт может расшириться и более прямо включить в себя мировые державы?

— Сейчас мы наблюдаем коллапс искусственных государств. Это результат западного влияния в регионе, особенно после договора Сайкса-Пико и постколониальной эпохи после Второй мировой войны. Тогда западноевропейские лидеры считали, что к ближневосточным государствам можно применить европейскую систему, но они игнорировали реалии.

Западные страны выдавали желаемое за действительное и пытались диктовать Ближнему Востоку, как правильно поступать.

Даже в Европе не было особого успеха: в Югославии был коллапс искусственного государства. Государства Ближнего Востока больше похожи на Югославию, чем на другие европейские страны. И когда тиранические режимы были свергнуты — как в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене, — мы увидели внутренние конфликты. В Ливии — племенной, в Ираке — религиозный, в Сирии — между алавитами, курдами и суннитами.

Нужно понять, что Сирию невозможно объединить. Нужно привыкнуть к тому, что мы увидим сирийский «алавистан», «курдистан», «суннистаны». После террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России. — «Газета.Ru») будет сирийский «суннистан».

Основная моя мысль относительно сверхдержав касается событий в Сирии. Сирийский конфликт стал результатом решений администрации США.

Уход США из региона, пассивность или низкая активность привели к тому, что вакуум заполнили три радикальных исламистских движения и поверх этого Иран.

Ирану понравились ядерное соглашение, снятие санкций и другие положительные условия сделки. У Ирана — гегемония в Тегеране, Багдаде, Дамаске, Бейруте и Сане, в Йемене. Кроме того, есть претензия расширить это влияние на радикальные шиитские движения.

С другой стороны, есть сунниты, ИГ и «Аль-Каида» (организация запрещена в России. — «Газета.Ru») с их претензией на создание исламского халифата. Они тоже заполнили часть американского вакуума.

«Братья-мусульмане» (радикально-консервативное суннитское движение, особенно сильно в Египте. — «Газета.Ru») в очень интересной ситуации. Турция стала их лидером. С одной стороны, эта страна — член НАТО, с другой — она претендует на гегемонию Османской империи с идеологией «Братьев-мусульман».

Это вызов и для сверхдержав. Или шанс. Встреча между Трампом и Путиным позволит обсудить общие вопросы, а также заполнить ближневосточный вакуум, в котором сегодня три упомянутые политические силы борются за власть, гегемонию и влияние.

Переговоры Трампа и Путина могут дать положительный результат.

В ближайшем будущем не будет стабильности. Но есть вероятность, что между силами в регионе установится баланс, и это приведет к стабилизации.

— Вы были министром обороны Израиля до прошлого года. Многие десятилетия после создания этой страны она была примером, как небольшое государство может выжить в недружелюбной среде. В этом контексте много говорилось о стратегических отношениях Израиля и США. Однако и здесь не обошлось без взлетов и падений. Что вы считаете главной гарантией выживания Израиля в будущем, в меняющейся международной обстановке?

— Главный предмет спора между нами и европейцами — израильско-палестинский конфликт. Увы, налицо коренное непонимание процесса, и это приводит к спорам.

Первое — суть конфликта. Европейцы говорят об израильской оккупации с 1967 года. Но дело в том, что даже умеренные палестинцы не разделяют эту точку зрения. Они говорят об израильской оккупации с 1948 года.

Они не готовы признать право существования еврейского государства в любых границах. Арафат не был готов закончить конфликт по границам 1967 года, та же самая позиция сегодня и у Абу Мазена (он же Махмуд Аббас, глава нынешней Палестинской национальной администрации. — «Газета.Ru»). И я говорю об умеренных палестинских организациях, не о радикалах из ХАМАС. Именно в этом заключается корень конфликта.

Во-вторых, израильско-палестинский конфликт — не главный в регионе, он не порождает региональную нестабильность.

Какая связь между израильско-палестинским конфликтом и сирийской гражданской войной с 500 тыс. погибших и миллионами беженцев? Никакой связи.

Какая связь между израильско-палестинским противостоянием и религиозным конфликтом в Ираке, племенным конфликтом в Ливии, революцией и контрреволюцией в Египте? Нет связи.

В Израиле мы бы хотели закончить конфликт, но это сложный вызов. Такое понимание ситуации очень важно для наших союзников в Европе. Мы должны были понимать вызов идеологии Арафата (Ясир Арафат, председатель Организации освобождения Палестины с 1969 года и до своей кончины в 2004 году). Обученные джихадисты приходят из Сирии и Ирака в Европу как нелегальные иммигранты. Нам нужно сотрудничать с Европой, Израиль не виноват в этом.

Конфликт на Ближнем Востоке касается не только США и России. Европейцы тоже вовлечены. Нам нужно достичь понимания между всеми сторонами, чтобы ситуация стала безопасной.

К счастью, мы достигли взаимопонимания с арабами. Можно сказать, что Израиль и суннитские арабские режимы сегодня в одной лодке — у нас общие враги.

Для арабских суннитов Иран — главный враг. Суннитско-шиитский конфликт, персидско-арабский конфликт, мы в одной лодке. Ливанская «Хезболла» признается террористической организацией со стороны Лиги арабских государств — но не со стороны Евросоюза.

Глобальные джихадисты вроде ИГ и «Аль-Каиды» тоже общие враги для Израиля и арабских держав. Если раньше некоторые арабские режимы использовали их как инструмент против шиитов в Ираке и Сирии, то сегодня они отказались от этой практики.

«Братья-мусульмане» — враги египетских властей. ХАМАС — неофициальный враг для Египта. У короля Иордании тоже внутренние вызовы. Идея неоосманской империи — тоже вызов для арабов-суннитов.

Получается, между Израилем и арабскими странами есть место для сотрудничества.

Говоря же о европейцах, хотелось, чтобы у них было лучшее понимание Ближнего Востока. Это позволит ЕС играть положительную роль в регионе.

— Россия несколько лет назад вернулась на Ближний Восток в качестве активного игрока. У нее хорошие отношения с Израилем и Ираном, которых нельзя назвать друзьями. Что бы вы посоветовали России в этой связи?

— Мы рады, что времена «холодной войны» закончились. Тогда Россия и Израиль были на разных сторонах, и это было совсем не нормально. Мы рады, что у нас сегодня есть дипломатические отношения. Даже когда между двумя странами возникают споры, у нас есть каналы для того, чтобы это обсудить.

Лучший пример — координация военных действий в регионе. После развертывания российских сухопутных и военно-воздушных сил в Сирии мы нашли способ оповещать друг друга о планах.

У Израиля есть собственный интерес. У нас там есть противники, которые пытаются нарушить наш суверенитет, передать оружие нашим врагам в регионе. У России — свои интересы. Мы нашли способ создать «горячую линию» между российским штабом в Сирии и израильским штабом в Тель-Авиве.

На этом канале связи сидят русскоговорящие с обеих сторон, чтобы избежать недопонимания или инцидентов, как с перехватом Турцией российского Су-24 на севере Сирии. Мы нашли способ организовать дискуссию и добиться взаимопонимания, пусть и не в полном объеме, с разными и, возможно, противоречащими интересами.

Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон


Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102186 Биньямин Нетаньяху

Встреча с Премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

Владимир Путин принял в Кремле Премьер-министра Государства Израиль Биньямина Нетаньяху, который прибыл в Россию с кратким рабочим визитом.

Обсуждалась текущая ситуация на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, прежде всего в контексте совместных усилий по противодействию международному терроризму, а также основные аспекты российско-израильского сотрудничества.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать в Москве.

Мне очень приятно отметить, что у нас налажен очень тесный, доверительный контакт. Мы регулярно лично встречаемся, постоянно находимся на телефонной связи, работаем на уровне министерств и ведомств.

И как водится, Вы часто приезжаете к нам накануне праздников. Хочу поздравить Вас с приближающимся праздником Пурим, пожелать Вам и всему Израилю хороших праздников и благополучия.

Очень рад возможности поговорить о наших двусторонних отношениях и по ситуации в регионе.

Б.Нетаньяху (как переведено): Большое спасибо, господин Президент.

Я рад Вас снова видеть в рамках наших постоянных визитов, которые подчёркивают дружеские отношения между нашими странами. Мы видим, как постоянно укрепляются взаимоотношения между нашими странами в экономике, культуре, туризме. И конечно же, тот «живой мост», который связывает наши страны, – миллион говорящих по-русски израильтян – один из них переводит меня в эту минуту.

В этом контексте хочу сказать, что в последние месяцы мы закончили всю официальную процедуру, стратегию нашего пенсионного соглашения. Хочу лично Вас поблагодарить за достижение этого соглашения.

Одна из вещей, которая нас объединяет, – наша совместная борьба с радикальным исламским террором. В последний год было очень серьёзное продвижение в борьбе с радикальным исламским суннитским террором под руководством ИГИЛ и «Аль–Каиды», и Россия внесла большой вклад в этот результат, в это продвижение. Конечно, нам бы не хотелось, чтобы радикальный ислам, суннитский террор был бы сменён радикальным исламским шиитским террором под руководством Ирана.

Благодарю Вас за поздравление с праздником Пурим. Две с половиной тысячи лет назад в древней Персии была попытка уничтожить еврейский народ, которая провалилась. Это то, что мы отмечаем в рамках этого праздника. И сегодня есть попытки со стороны продолжателя древней Персии – Ирана – уничтожить еврейское государство: они говорят об этом открыто, пишут это чёрным по белому в своих газетах.

Конечно, сегодня у нас есть своя страна, своя армия, мы можем себя защитить. Но хочу сказать, что угроза радикального исламского шиитского террора, она не только в наш адрес, но и в адрес региона, в адрес всего мира. Уверен, мы все хотим предотвратить угрозу радикального исламского террора – не важно, каким бы он ни был, шиитским или суннитским.

Ещё раз хочу поблагодарить Вас за тёплый приём, за поздравления.

Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102186 Биньямин Нетаньяху


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100809 Алексей Голубович

К визиту Нетаньяху: что Россия может получить от экономики Израиля

Алексей Голубович

Forbes Contributor, управляющий директор Arbat Capital

В Россию с рабочим визитом прилетел премьер-министр Израиля. Безопасность — главный, но не единственный пункт повестки. Каковы перспективы экономического взаимодействия, учитывая, что Израиль отказался поддержать санкции?

Торговля между Россией и Израилем с начала века довольно стабильно росла до 2015 года, когда падение цен на нефть привело к сокращению экспорта из РФ (в стоимостном выражении углеводороды составляют до половины нашего экспорта в Израиль), а девальвация рубля вызвала резкий спад в российском импорте. Объем взаимной торговли упал почти на треть и пока не восстановился. При этом общее сальдо торговли много лет остается положительными в пользу России, даже с учетом объема импорта услуг в РФ из Израиля (в основном — инжиниринговых), который составлял в предыдущие 5 лет от $750 млн до $1,2 млрд в год.

Что более всего связывает экономики двух стран? Россия – не только крупнейший поставщик нефти в Израиль, но и один из основных экспортеров неограненных драгоценных камней. На минеральные ресурсы приходится более 90% экспорта, зерновые – 5%. В этом Россия не очень отличается от других стран, поставляющих в Израиль углеводороды и другое сырье (Казахстан, Азербайджан).

Товарный импорт РФ из Израиля на треть состоит из продовольствия (цитрусовые, томаты и др.), около 10% – фармпрепараты, остальное – электронное и электротехническое оборудование. С 2009 года РФ импортировала из Израиля дронов военного назначения почти на миллиард долларов. Для сравнения: США импортируют из Израиля в 10 раз больше, чем мы, в основном – лекарства, бриллианты, оборудование, детали для самолетов, но главное – технологии.

Туризм, как растущая отрасль израильской экономики (до 3,25 млн туристов в 2016 году, в том числе 17% – из РФ), в российско-израильском бизнесе имеет большой потенциал развития. Это связано не только с поездками, обусловленными родственными связями и традиционным туризмом из России в Иерусалим и на Мертвое море. Туристы из РФ занимают второе место после американцев по числу приезжающих в Израиль. Но и на турпотоке сказался экономический спад в России – в 2015 году число наших туристов было почти на 25% меньше, чем в 2014 году, а восстановление потока происходит в основном благодаря резкому спаду турпотока из РФ в другие страны. Но основной потенциал развития бизнеса зависит не только от платежеспособности россиян, но и от создания условий для отдыха на море в соответствующий сезон, а также расширения спектра услуг. Нужны современные отели, больше удобных авиарейсов и снижение цен на билеты.

Для восстановления торговли до «докризисных» объемов нужны не только «хорошие» (для производителя) цены на нефть и рост потребления импортного продовольствия в России. Нужно стимулировать изменения и в структуре торговли и в сотрудничестве в инвестиционной сфере. Это значит, что необходимы новые стимулы и мотивации. Давно обсуждавшаяся «зона свободной торговли» между РФ и Израилем могла бы стать реальностью уже в 2017 году, если российское правительство поймет, что это не «потеря» на таможенных сборах, а лучший путь к импорту в нашу страну самых современных технологий в огромное число отраслей – от пищевой до биотехнологической и микроэлектронной. Нужны также конкретные шаги по укреплению доверия израильских инвесторов к российской правовой системе, изменения в регулировании отдельных отраслей. Для этого могут понадобиться государственные целевые программы, например для развития авиастроения, микроэлектроники, фарминдустрии, современных агротехнологий. Но в ряде случаев достаточно просто «дать людям возможность работать». Например, для повышения уровня российской медицины нужно предоставить юридические права и налоговые стимулы израильским врачам создавать у нас клиники и приглашать специалистов. Это позволит создать в России бизнес с многомиллиардным оборотом без государственных инвестиций (тем более что и сегодня сотни миллионов долларов россияне тратят на «медицинский туризм» в другие страны, но не все могут выехать лечиться за рубеж).

Вряд ли кто-то возразит, что главный потенциал для роста совместного бизнеса — в людях. Хотя данные по миграции из России в Израиль сильно расходятся в разных источниках, очевидно, что по числу русскоязычных граждан Израиль сравним только с США и Германией. Согласно Росстату, «совокупный отток» граждан из России в Израиль за 25 лет после распада СССР составил примерно 250 000 человек, а по израильским источникам (Israel CBS), число граждан, переехавших из стран бывшего СССР в Израиль за тот же период оценивается примерно в 1 млн, из них на долю РФ придется половина. С учетом примерно 165 000 человек, переехавших из СССР в Израиль до облегчения миграции Горбачевым (то есть в 1970-1988 годах), число русскоязычных граждан Израиля составляет сегодня до полутора миллиона и это число растет за счет тех, кто получает второе гражданство. Это один из главных факторов, способствующих развитию экономических отношений, особенно в высокотехнологичных отраслях. Тем более что к этому, видимо, стремится и Израиль, делая ставку на развитие творческого и предпринимательского потенциала исследователей и инженеров.

На фоне сокращения в 2015-2016 годах товарного экспорта оборудования, приборов, вооружений, Израиль наращивает экспорт технологий и привлечение капитала в наукоемкие производства. Не зря применительно к стране возникло определение «Start-Up Nation». По объему привлекаемых из-за границы венчурных инвестиций Израиль уступает только США. Концентрация стартапов и новых технологических компаний на душу населения в стране самая высокая в мире.

Сегодня в израильские технологические компании приходят деньги в первую очередь из США, растет доля некоторых стран ЕС, даже КНР. В первую очередь в такие отрасли, как IТ, телекоммуникационные технологии, биотехнологии, медицина, новые материалы. Инвесторы из России – это и «Роснано», РВК, и частные компании. В Израиле уже инвестируют такие фонды, как AltaIR Capital, Flint Capital, Titanium Investments (эта тройка — лидеры по активности на рынке), Waarde Capital, i2bf Venture Capital, Maxfield Capital, TMT Investments, LETA Capital и др. Самый крупный фонд с российским капиталом – возглавляемый одним наиболее известных в РФ венчурных предпринимателей Игорем Рябеньким – AltaIR Capital.

Millhouse сделал в Израиле целый ряд инвестиций, а том числе в компанию StoreDot, которая разрабатывает новое поколение батарей для сотовых телефонов. Группа также инвестировала в местные высокотехнологичные стартапы: Via (разработчик транспортного приложения для смартфонов), iAngels (краудфандинговая платформа для частных инвесторов) и AcousticEye (разработчик устройств для акустической неразрушающей диагностики труб).

Из крупнейших российских компаний можно упомянуть «Яндекс», открывший исследовательский центр на базе израильского стартапа KitLocate, а также Mail.Ru Group.

В этом направлении, видимо должен развиваться бизнес между Россией и Израилем. Но особенно важно создать условия для его ускоренного роста сейчас, пока искусственные ограничения и барьеры в торговле с другими странами, потребности в импортозамещении, недостаток иностранных инвестиций в РФ и нехватка квалифицированных специалистов во многих областях производства и управления в нашей стране создали уникальные возможности для израильских компаний на российском рынке.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100809 Алексей Голубович


Иран. Палестина. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 1 марта 2017 > № 2090242 Александр Проханов

 Я брат твой, ХАМАС!

смещаются континенты, ломаются границы, в мире происходит революция справедливости.

Александр Проханов

Тегеран — великий гигантский город, каменный, мерцающий, гудящий. С дворцами и министерствами, с лазурными гробницами, с волшебными парками, с мечетями, похожими на драгоценные самоцветы. Столица великой цивилизации, которую строили поклонники солнца, мистики света. Их величественное созидание продолжают шиитские мудрецы, проповедующие божественную справедливость.

Здесь, в Тегеране, состоялся огромный форум, посвящённый палестинскому сопротивлению. Парламентские делегации из сотни стран, африканские, европейские мусульмане, с островов Океании, из Индонезии, нью-йоркские евреи — противники сионизма, считающие самообразование еврейского государства на Ближнем Востоке неугодным Господу, — всё это разноликое многоцветное множество сошлось во Дворце заседаний, где выступил духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи. Благородный, твёрдый, спокойный, его религиозные суждения сочетались с рациональной политической практикой. Ему аплодировали, его обожали. Когда он покидал трибуну и шёл сквозь ликующие ряды, его приветствовали почитатели, любящие поклонники. Он шёл, окружённый охранниками, сквозь бушующую толпу и раздаривал клетчатые платки, один из которых достался мне. И я благоговейно повязал его себе на шею.

Смысл выступления Хаменеи, напоминавшего проповедь, сводился к тому, что исламский мир, последние годы сотрясаемый неурядицами, войнами, глубинными катастрофами, стал забывать ключевую ближневосточную тему — муки палестинского народа, которого с исконных земель согнало сионистское государство Израиль. Подавляет любой протест, сажает в тюрьмы, гонит, убивает, продолжая выдавливать палестинцев с их родных земель, застраивая эти земли поселениями для новых, приезжающих из разных стран, сионистов. Забвение этой священной темы, говорил аятолла, недопустимо и нарушает заветы, вокруг которых объединялся весь исламский мир, невзирая на государственные различия и религиозные оттенки. Объединиться вокруг палестинской проблемы — значит преодолеть разлады мусульманского мира, противодействовать разрушительной, рассекающей мир политике, которую ведут западные спецслужбы, натравливая суннитов на шиитов, порождая очаги войн, накрывая исламские города взрывами и убийствами.

Само палестинское движение, ввергнутое в карусель ближневосточных противоречий, переживает кризис. В нём становится заметен раскол. Одна часть движения, изнурённая многолетней борьбой, дрогнула, идёт на недопустимые компромиссы, готова уступить Израилю.

Другая часть продолжает сражаться, несёт жертвы, окольцованная стеной в Секторе Газа, подвергается бомбардировкам и атакам, отвечая израильским танкам залпами самодельных ракет. Сопротивление, которое оказывает Палестина Израилю, является общемусульманским, общечеловеческим делом. Сегодняшний мир охвачен революцией справедливости. Справедливость есть высшая божественная ценность, и она через все горести и мучения рано или поздно восторжествует.

На форуме выступали виднейшие представители исламской мысли. Звучал призыв ко всем мусульманским странам: в том случае, если американцы перенесут своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, в исконный палестинский город, мусульманские страны должны отозвать своих послов из США, из Вашингтона.

Радикальным и страстным было выступление делегации ХАМАС, призвавшей к тотальной войне с захватчиками.

На конференции выступал президент Ирана. Многоголосье делегатов слилось в стройный хор, в котором дирижёрская палочка была у главного капельмейстера Ближнего Востока — Ирана. Досадно, что среди парламентских делегаций не было представителей парламента России — страны, где живут мусульмане, неравнодушные к мучительным проблемам сегодняшнего растерзанного мира. Видимо, российским депутатам не рекомендовали появляться в зале, где звучали резкие осуждения Израиля.

Но непарламентская делегация России была представлена на форуме широко. Здесь были учёные-иранисты, муллы, был Сергей Бабурин, был неутомимый деятель и несравненный знаток иранской политики Раджаб Сафаров, был и ваш покорный слуга. В кулуарах форума я обнимался со своими друзьями из ХАМАС, пожимал руку прибывшему из Рима Джульетто Кьезе, беседовал с мудрецами священного города Кум, общался с генералами КСИРа — корпуса Стражей исламской революции, который ведёт в Сирии кровопролитные бои с ИГИЛ, получая с воздуха поддержку наших бомбардировщиков.

Иран и Россия сближаются. Преодолено множество мучительных препятствий не только в сфере политики и экономики, но и связанных с давними предубеждениями — со времён романовской империи или красного Советского Союза. Уже стоят на вооружении Ирана российские зенитные комплексы С-300. Иранские аэродромы открыты для военных самолётов России, которые получают на этих аэродромах техническое обслуживание, снаряжаются для дальнейших полётов в Сирию, где они громят ИГИЛ. Подписан контракт на строительство второй очереди Бушерской АЭС. И совсем недавно было заключено соглашение по строительству усилиями Росатома совершенно новой атомной станции. Множится число делегаций, число коммерсантов из России, получающих выгоду от совместного с иранцами бизнеса. Несколько недель назад с высоких трибун прозвучало предложение установить между Россией и Ираном отношения стратегического партнёрства.

Россия, Иран, Турция — это треугольник союзников, который сошёлся в Сирии. Его появление кажется неправдоподобным и баснословным. Ещё недавно, после сбитого турками российского самолёта, в России говорили о возможности большой войны с Турцией. Турция и Иран, давнишние яростные соперники, не пропускающие случая погрозить друг другу кулаками, теперь с двух флангов участвуют в разгроме ИГИЛ, поддерживают территориальную целостность Сирии.

Палестинцы — это честь, совесть, духовная самоотверженность не только арабского мира, но и всего сегодняшнего человечества. Мир пришёл в движение. Смещаются континенты, ломаются границы, в мире происходит революция справедливости. И там, где этой справедливости недостаточно, вспыхивают войны и мятежи, сыплются бомбы и грохочут террористические взрывы.

Когда я был в Секторе Газа, я посадил в красноватую палестинскую землю саженец оливы, полил его водой и верю, что этот саженец прижился, что взрастает сильное свежее древо. Пусть на это древо не упадёт ни единая бомба. Пусть его не заденет ни одна ракета. Пусть олива покроет своей сенью палестинских бойцов, а когда нарастит пышную крону, пусть напитает своими плодами жителей героической Газы... Я твой брат, ХАМАС!

Иран. Палестина. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 1 марта 2017 > № 2090242 Александр Проханов


США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075877 Яир Розенберг

Эксперты давно уже предлагают альтернативы принципу сосуществования двух государств. Рассмотрит ли их Трамп?

Гибридные альтернативы одногосударственному и двухгосударственному устройству набирают силу. Среди них кондоминиализм и конфедерация.

Яир Розенберг (Yair Rosenberg), Tablet Magazine, США

Сегодня президент Дональд Трамп принял в Белом доме израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху и произвел небольшой фурор, отвечая на вопрос о том, поддерживает ли он решение на основе создания двух государств. «Я смотрю на одногосударственное и двухгосударственное устройство, и мне нравится больше то, которое подходит обеим сторонам, — сказал президент. — Мне очень даже нравится то, которое подходит обеим сторонам. Мне подходит любой вариант, Я даже какое-то время думал, что решение на основе создания двух государств — это самый легкий выход. Но честно говоря, если Биби [Биньямин Нетаньяху] и палестинцы, если Израиль и палестинцы будут довольны, то и я буду доволен тем решением, которое им больше понравится».

Таким образом, вопреки крикливым заявлениям СМИ, Трамп не отменяет американскую поддержку двухгосударственного решения, а скорее указывает на свою готовность рассматривать альтернативы, если на них согласятся израильтяне и палестинцы. С учетом этого важного замечания Трамп своим заявлением никак не поддержал одногосударственное решение в его традиционном понимании. Многолетние социологические опросы показывают, что израильтяне и палестинцы небольшим большинством поддерживают решение на основе создания двух государств, но они решительно против одногосударственного устройства, видя в нем готовый рецепт острой вражды и гражданской войны. Последний опрос на эту тему был проведен в 2016 году, а организовал его Халил Шикаки (Khalil Shikaki), возглавляющий Палестинский центр политических и социологических исследований (Palestinian Center for Policy and Survey Research), и Израильский институт демократии (Israel Democracy Institute). В результате проведенного опроса выяснилось, что 68% палестинцев и 64% израильтян против единого государства. Насильно загонять оба народа в единое государственное образование — это не выход, считает большинство людей, живущих на этой территории.

Значит ли это, что шумиха вокруг заявлений Трампа безосновательна? Не совсем — потому что прямое одногосударственное решение для двух наций не отменяет возможные альтернативы классической модели двухгосударственного устройства. В действительности гибридные решения, сочетающие в себе элементы отдельных государств с единым и общим административно-территориальным устройством, разрабатываются и предлагаются уже довольно давно, причем их становится все больше. Эти модели предлагают очень разные люди, такие как ученые левого толка, руководители Евросоюза и израильский президент с правыми взглядами. И сегодня, когда прозвучало заявление Трампа, настало их время.

В 2013 году директор политического планирования Госдепартамента Энн-Мэри Слотер (Anne-Marie Slaughter), ныне преподающая в Принстоне политику и международные отношения, предложила радикальную альтернативу простым формулам одногосударственного и двухгосударственного решения. Она назвала ее «кондоминиализм»:

Главная идея состоит в том, что израильтяне и палестинцы будут гражданами двух разных государств, а поэтому станут отождествлять себя с двумя разными органами политической власти. Палестина будет считаться государством палестинского народа, а Израиль — еврейским государством. Но при «кондоминиализме» и палестинцы, и евреи получат право селиться где угодно в пределах территории одного из двух государств, и таким образом, два государства сформируют единое двунациональное сообщество поселений.

А теперь давайте подумаем. Согласно определению, палестинцы получат право селиться где угодно в пределах Израиля, а евреи будут вправе селиться где угодно в пределах территории Палестинского государства. В каком бы государстве кто ни жил, палестинцы будут гражданами Палестинского государства, а все евреи гражданами Израиля.

В августе 2015 года израильский президент Реувен Ривлин (Reuven Rivlin) пошел еще дальше Слотер и выступил за создание израильско-палестинской «конфедерации» в составе двух образований с открытыми границами и общей армией. Классический либерал Ривлин, свободно владеющий арабским языком, неизменно отстаивает права палестинцев в Израиле, за что за рубежом его хвалят, а дома грозят убить. Его предложению о создании конфедерации рукоплескали крайние левые, а потом оно получило совершенно неожиданную поддержку.

В октябре следующего года председатель Европарламента Мартин Шульц (Martin Schultz), ныне являющийся главным левофланговым соперником Ангелы Меркель в борьбе за пост канцлера Германии, в своей речи в Дюссельдорфе тоже выдвинул альтернативу традиционной формуле на основе создания двух государств. «Мир на Ближнем Востоке возможен лишь в том случае, если мать всех конфликтов, каким является конфликт между израильтянами и палестинцами, будет разрешен, и оба народа станут жить вместе в двух государствах или в конфедерации», — сказал он.

Что означает такая конфедерация? Прошлой весной ученые Далия Шейндлин (Dahlia Scheindlin) и Дов Ваксман (Dov Waxman) изложили в общих чертах одну из ее версий на страницах журнала Washington Quarterly. Свою научную статью они кратко обобщили в Guardian:

Отчаяние вызвано ошибочным представлением о том, что других вариантов не существует. Но альтернатива есть. Она сочетает в себе элементы одногосударственного и двухгосударственного устройства. Это конфедеративная концепция, предусматривающая существование двух суверенных государств с открытой границей между ними, со свободой перемещения и жительства, и с неким ограниченным совместным управлением. Назовем это двухгосударственным подходом 2.0.

Основой для границы станут линии прекращения огня 1967 года, но это будет другая граница, не сегодняшняя бетонная стена высотой девять метров. Она позволит людям с обеих сторон свободно передвигаться, посещать свои святые места, работать, делать покупки, общаться. Короче говоря, дышать полной грудью.

Кроме открытой границы, еще одно ключевое различие между таким подходом и традиционным двухгосударственным решением состоит в том, что не должно быть никакой увязки между гражданством и местом жительства. У каждого государства будет своя политика в вопросах гражданства, включая законы о возвращении, но гражданам одного государства будет разрешено жить в другом (как в ЕС), и каждое государство будет устанавливать свои лимиты на количество неграждан, получающих право на постоянное проживание на его территории…

И последнее важное различие между традиционным двухгосударственным устройством и конфедерацией состоит в создании неких общих институтов и правовых механизмов, способствующих развитию сотрудничества между двумя государствами, причем не только в вопросах безопасности, но и в сфере экономического развития, а также в совместном использовании ресурсов (например, воды). Это поможет обеспечить экономическое равенство и процветание вместо того, чтобы создавать условия для государственной несостоятельности, если новое Палестинское государство просто останется один на один со своими проблемами. Тесное сотрудничество в области безопасности будет иметь первостепенное значение. Но оно будет осуществляться между двумя независимыми государствами, в отличие от условий сегодняшнего сотрудничества в этой сфере, когда палестинцы в большинстве своем считают, что их автономия выступает в роли подрядчика зарубежного военного правителя.

Шейндлин и Ваксман также подробно рассмотрели свою концепцию применительно к болезненным проблемам поселений, палестинских беженцев и Иерусалима. Они изложили свое мнение о том, как конфедерация создаст новые инструменты для урегулирования этих неразрешимых прежде проблем, стерев границы и дав гражданам полную свободу выбора места жительства и передвижения в пределах всего географического района Израиль / Палестина.

В отличие от простого одногосударственного и двухгосударственного решения, стороны не обсуждали всерьез новые гибридные подходы и не проводили опросы общественного мнения. Но сейчас, когда израильтяне и палестинцы продемонстрировали, что не могут прийти к договоренности на основе создания двух государств, и в то же время выступают резко против одногосударственного решения, такие компромиссные подходы вполне могут стать способом для продвижения вперед, если их подробно разработать и правильно представить населению.

Таким образом, Трамп вольно или невольно открыл дверь для более творческого мышления и выхода из израильско-палестинского тупика.

Яир Розенберг — автор статей в Tablet и редактор англоязычного блога израильского Национального архива.

США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075877 Яир Розенберг


Израиль. США. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 7 февраля 2017 > № 2105415 Ксения Светлова

Чего ждет и чего дождется Израиль от Трампа

Ксения Светлова

Трамп пока пользуется беспрецедентной поддержкой у руководства Израиля. В Иерусалиме убеждены, что хуже, чем при Обаме, их отношения с США уже точно не будут, поэтому пока прощают Трампу все: и промедление с переносом посольства, и заявления про поселения, и крайне правое окружение, и рост антисемитизма в США

После победы на президентских выборах в США Дональда Трампа шампанское пил не только Владимир Жириновский. В израильском Кнессете тоже состоялось небольшое торжество. Члены парламентского лобби «За неделимую землю Израиля» подняли традиционный тост «лехаим» за нового президента. «Теперь все будет по-новому», – сказал один из представителей этого лобби в интервью израильской прессе.

Еще раз многие израильтяне вздохнули с облегчением 20 января этого года. Несмотря на все скандальные истории, опубликованные в последнее время, Трамп был приведен к присяге и вступил в должность президента США. Израильский премьер Биньямин Нетаньяху, похоже, считал дни до этого исторического момента – в тот день, когда Совет Безопасности ООН принял резолюцию по поселениям, а США воздержались при голосовании, израильский лидер сказал своему окружению: «До 20 января осталось совсем недолго».

Большой брат поможет

Израиль – демократическая страна, и, безусловно, не все израильтяне разделяют такие теплые чувства к новому американскому президенту. И все же очевидно, что очень и очень многие, особенно в правительстве и политических кругах, воодушевлены победой Трампа и рассчитывают, что вместе с новым президентом США и для Израиля начнется новая эра.

Ведь в Израиле от отношений с американской администрацией зависит очень и очень многое. Например, размер американской военной помощи, возможность строить на территории Западного берега и создавать новые поселения вопреки международному законодательству или сила давления на израильское правительство по вопросу переговоров с палестинцами о мирном урегулировании. США и Израиль союзники с давних пор, но градус их отношений постоянно меняется в зависимости от личности и политических предпочтений главы американской администрации и израильского руководства. Случаются и кризисы – напряженные отношения у Израиля были с президентом Эйзенхауэром, с Картером, Бушем-старшим и Бараком Обамой.

Немаловажно и то, что сейчас у власти в Израиле находится коалиция правых и религиозных партий, а большинство из них отвергает возможность создания Палестинского государства в Газе и на Западном берегу и верит, что израильские государственные границы должны быть прочерчены в соответствии с божественным обещанием, данным Всевышним праотцу Аврааму. Поэтому вполне естественно, что участники этой коалиции не станут грустить по бывшему президенту Бараку Обаме, который заранее получил Нобелевскую премию мира и старался ее оправдать, в том числе активно продвигая формулу «два государства для двух народов».

В качестве последнего реверанса перед уходом с президентского поста Барак Обама решил перевести Палестинской автономии $221 млн финансовой помощи, не утвержденной Конгрессом. Дональд Трамп уже успел заморозить перевод этой суммы, которая должна была пойти на реформу в сфере безопасности и госаппарата. Палестинцы, возможно, и были тронуты этим решением Обамы, но в большинстве своем все равно считают, что предыдущий президент США слишком долго ждал и его прощальные жесты в области израильско-палестинского урегулирования – это слишком мало и слишком поздно.

Зато в окружении Дональда Трампа хватает консерваторов – сторонников поселенческого движения, поэтому в Израиле на нового президента возлагают большие надежды. Хотя всего год назад сам Трамп заявил, что процветающие страны не должны получать безвозмездную военную помощь от США, и включил в список «процветающих» и Израиль, с которым только что было подписано соглашение о предоставлении самого большого пакета помощи за всю историю отношений.

Что может измениться в американском подходе к вопросам безопасности Израиля, а также палестино-израильского конфликта в эру Трампа? И совпадают ли планы нового президента с надеждами израильских лидеров? Может ли новая политическая элита в Вашингтоне резко развернуть американскую политику в более произраильскую сторону, даже если это будет идти вразрез с американскими интересами?

Дело о посольстве

Столица Израиля – Иерусалим. Но все без исключения посольства иностранных держав находятся в Тель-Авиве. Дональд Трамп обещает исправить эту несправедливость и перенести посольство в Иерусалим. Таким образом он приведет ситуацию в соответствие с законом, который был принят в США еще в 1995 году. Ведь речь идет о переносе посольства в западную часть Иерусалима, которая в отличие от восточной не является спорной. После Шестидневной войны и победы Израиля обе части (восточная в 1948–1967 годах находилась под контролем Иордании) были объединены, однако в мире это объединение так и не признали, а палестинцы требуют создать в восточном Иерусалиме столицу своего будущего Палестинского государства.

Не только Трамп, но вообще каждый выигравший потом кандидат в президенты США с 1995 года во время кампании обещал, что в случае победы непременно перенесет посольство в израильскую столицу. Однако до сих пор никто обещание не сдержал. Как только Трамп заявил, что намерен сделать то, что до него не сделал никто, израильская реакция не замедлила последовать. «Давно пора», – сказали в израильском правительстве, указывая на то, что в любом случае речь идет о западной части города, и игнорируя предупреждения палестинской, иорданской и египетской администраций, что подобный шаг может зажечь новую интифаду и дестабилизировать ряд арабских режимов в непосредственной близости от израильских границ.

С точки зрения израильского правительства, такой шаг доказывает верность Соединенных Штатов своему ближневосточному союзнику и партнеру, а также ставит точку в вопросе о разделе Иерусалима. В последние недели израильские журналисты и политики заключали пари: перенесет – не перенесет. И вот не прошло и дня после инаугурации Трампа, как его приближенные заявили о том, что «вопрос о переносе посольства находится на ранней стадии». На другой стадии он находиться и не может, потому что по факту в Иерусалиме сегодня нет подходящего для гигантского американского посольства здания. А значит, ранняя стадия может затянуться.

Тем не менее новый посол США в Израиле Дэвид Фридман, религиозный еврей, сторонник строительства в поселениях и представитель национально-сионистского движения, в прошлом уже заявлял, что намерен основать свою резиденцию в Иерусалиме (предыдущий посол, Дан Шапиро, тоже был евреем, однако жил в Герцлии). Так что в ближайшее время надежда на то, что посольство переедет в столицу, вряд ли оправдается, однако посол США, безусловно, станет ближе к священному городу – как в прямом, так и в переносном смысле.

Кто поможет поселенцам?

Являются ли еврейские поселения на Западном берегу препятствием для мирного процесса? Президент Барак Обама считал, что да. Президент Дональд Трамп и многие в его окружении убеждены, что основное препятствие для решения конфликта – это палестинский террор. Эти слова звучат как музыка для «поселенческого отдела» в правящей коалиции, представленного партией «Еврейский дом» во главе с министром образования Нафтали Беннетом.

Трамп уже успел заявить, что намерен всерьез заняться палестино-израильским конфликтом и, по его словам, заключить хорошую сделку, которой будут довольны обе стороны. Но это вряд ли произойдет в ближайшее время, а строить в поселениях можно уже сейчас – так считают главы поселенческого лобби в Кнессете.

Пока Нетаньяху попросил отсрочку для того, чтобы переговорить с Трампом и услышать от него, как новая администрация отнесется к расширению строительства в поселениях и распространению израильского суверенитета на город Маале-Адумим, расположенный неподалеку от Иерусалима. Практически все политические партии в Израиле, как справа, так и слева, считают, что при любом будущем соглашении с палестинцами крупные поселенческие блоки, такие как Гуш-Эцион, Ариэль и Маале-Адумим, должны быть аннексированы Израилем, однако израильская оппозиция на данный момент выступает против односторонних действий, опасаясь дестабилизации ситуации в автономии и европейских санкций против Израиля.

Даст ли Трамп зеленую улицу главам поселенческого движения вопреки резолюции ООН и позиции Евросоюза? Или станет придерживаться традиционной американской позиции, при которой израильтяне строили, но меньше, чем хотели? Ответ на этот вопрос вскоре станет известен – Нетаньяху будет одним из первых лидеров, с которым встретится Трамп. Также Трампу придется учитывать опасения арабских партнеров США в регионе – Египта, Иордании и Саудовской Аравии, где считают, что подобная политика усилит экстремистов и ослабит умеренные силы.

Первым признаком того, что в отношениях с Израилем Трампу все же придется прислушиваться не только к своему внутреннему голосу, стало недавнее заявление Белого дома, что «продолжение строительства в поселениях не помогает мирному процессу». Разница с заявлениями предыдущей администрации, разумеется, существенная – Белый дом Барака Обамы и Джона Керри считал, что «поселения вредят делу мира»; и все же очевидно, что расстояние между предвыборной риторикой по этому немаловажному для Израиля вопросу и реал-политик Дональда Трампа несколько увеличилось.

Вполне возможно, что более ровные отношения с новыми властями в Вашингтоне в конечном счете позитивно скажутся на ближневосточной динамике, но не исключено, что резкие движения нового американского президента поставят под вопрос сотрудничество США с арабскими странами региона, что в итоге неизбежно скажется и на Израиле.

В любом случае Трамп пока пользуется беспрецедентной поддержкой израильского политического истеблишмента, который убежден, что мало кто может быть хуже для Израиля, чем Барак Обама. Поэтому Трампу в Израиле пока прощают все: и заявления про поселения, и крайне правое окружение, и рост антисемитизма в США, и недосказанную фразу про шесть миллионов еврейских жертв в Международный день катастрофы. После восьми лет напряженных отношений с Обамой для израильских властей началась новая эра, эра Трампа, и в Иерусалиме не спешат сбрасывать своего нового кумира с пьедестала.

Израиль. США. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 7 февраля 2017 > № 2105415 Ксения Светлова


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми

Яков Кедми: «У Москвы и Тель-Авива много общих задач»

Глеб ИВАНОВ

Когда-то он работал на заводе бетонщиком-арматурщиком и заочно учился в МИИТ. Спустя полвека Яков Кедми более известен соотечественникам как бывший шеф израильской спецслужбы «Натив» и приглашенный эксперт — частый гость российских политических ток-шоу.

В 1967 году, будучи 20-летним рабочим пареньком, он начал свой поединок с властями, добиваясь репатриации. Получив отлуп, Яша Казаков не смирился и написал заявление об отказе от гражданства СССР. Чиновники долго не знали, что делать с активным юношей, и после двухгодичной волокиты все-таки отпустили. В Израиле наш герой поменял фамилию и сделал головокружительную карьеру в секретных ведомствах.

культура: Без малого 50 лет назад Вы пришли в израильское посольство в Москве, где заявили, что хотите репатриироваться. Позднее Вы еще несколько раз буквально прорывались в израильское, а затем и в американское представительство с тем же требованием. С Вами беседовали офицеры КГБ, намекали, что отправят в дурдом. Понимали, что могли в итоге оказаться за решеткой?

Кедми: Все шло к тому, что меня посадят, а шансов на положительный ответ почти не имелось. Но я пытался максимально раскачать свои отношения с властями — рассчитывал, что создам такие условия, при которых им будет невыгодно устраивать показательный процесс, и меня выпроводят за границу.

В советской бюрократической системе решения принимались медленно. Она зачастую опаздывала: если мои инициативы были более быстрыми и заставали чиновников врасплох, у меня оставалось время для подготовки к их ответному ходу. Помнится, однажды я вышел из посольства, и меня не задержали. Тогда подумалось: возможно, советская власть намного слабее, чем представляется, и большую часть ограничений мы на себя накладываем из-за собственных страхов.

культура: В «Википедии» читаем: из-за легкости, с какой Вы добились отъезда, Вас потом в Израиле окружал шлейф подозрений в связях с КГБ...

Кедми: Не знаю, что написано в «Википедии», не читал. Но я приехал в 69-м, а в 71-м, то есть на второй год после окончания офицерского училища, уже поступил в школу военной разведки. Такая быстрота необычна для Израиля. Если были бы какие-то подозрения, меня не приняли бы в такую школу. С 78-го я работал в «Нативе», где наивысшая степень секретности в стране. Проверки предстояли долгие, упорные, но все подозрения существовали не на профессиональном, а на обывательском уровне.

культура: В книге «Безнадежные войны» Вы подробно, шаг за шагом описываете свой первый бой: недалеко от Суэцкого канала во время войны Судного дня 1973 года. Вы сражались в танковых войсках, в одном экипаже с будущим премьером Эхудом Бараком. Вас было трое. Когда пулеметчик погиб, Вы встали за пулемет, высунувшись из башни. Вы, как я помню, отдаете дань уважения за героизм и солдатам противника, египтянам, которых в тот момент уничтожали...

Кедми: Конечно. Они нас убивали, мы — их.

культура: Но Ваши батальные сцены скупы на чувства. Насколько Вы в тот момент нервничали?

Кедми: Это было первое сражение, но не единственное. Потом они шли сплошной чередой. Вообще в бою ощущений нет, ты работаешь, как автомат, как машина. Делаешь то, чему учили. Целишься, ведешь огонь и все фиксируешь. Переключение происходит утром перед битвой, когда звучит команда «Запустить двигатели!» и слышишь, как затарахтел мотор танка. Тут же — полное переключение. Или уже после, когда все закончено: приехали в место расположения батальона, и все разошлись. Тогда появляется несколько минут отдыха. Начинаешь вспоминать, что было. И рождаются чувства.

культура: А сложно было переключиться в иной режим, когда перешли из бронетанковых войск в спецслужбу?

Кедми: Нет. Из армии я уходил офицером военной разведки, поэтому работа оказалась чем-то похожей. Кое-какие навыки, которые получил на передовой, пригодились. Другие — нет.

На новом месте гораздо более важным оказался человеческий фактор. Прежде я не занимался агентурой и вербовкой — тем, что у вас в ведении ГРУ. В армии мои функции ограничивались полем боя, расположением частей противника.

Всех военных тестируют на наличие природных данных быть офицером. Точность, собранность, внимательность, дисциплинированность, умение организовать людей, сохранять в любой обстановке самообладание, холодный расчет. Все это — качества, необходимые командиру.

А какие нужны для службы во внешней разведке? Способность оценивать, систематизировать и анализировать информацию, дар по-особому использовать людей, например, уметь работать среди населения, при этом получая сведения без элементов вербовки. Разумеется, и доскональное знание собственных сотрудников.

культура: Что в «Нативе» доставляло Вам особое удовольствие?

Кедми: Когда планируешь ту или иную операцию и она в итоге удается, то чем меньше было изначально шансов, тем ценнее победа. Адреналин всегда повышен. Особенно, когда ты сам на месте событий, как на борцовском ковре. Это давало чувство внутренней мощи и легкости. Никогда не было страха или ощущения опасности, но предельная собранность перед поединком, охотничий азарт.

культура: В декабре 1988 года Вы оказались в эпицентре истории, связанной с угоном самолета из СССР. Тогда банда Якшиянца захватила на Северном Кавказе автобус с детьми и учительницей, потребовала два миллиона долларов и воздушный коридор в Израиль. Власти выполнили эти условия, однако террористы не учли, что международная обстановка изменилась и отношения наших стран потеплели. В итоге Израиль сразу вернул и самолет, и заложников, и выкуп, и бандитов в наручниках. Но тот злополучный рейс в аэропорту Бен-Гурион Вы встречали лично...

Кедми: Именно я был первым, кого увидел Якшиянц, спустившись с трапа. Я заговорил по-русски, он явно обрадовался. Когда я увидел его подельников, мне стало ясно, что прямого физического риска нет. Обычные бандиты. Единственное, что меня немного напрягало, — Якшиянц был подкуренный и пьяный. Когда такой человек стоит с автоматом перед тобой, не совсем приятно. Неприятно, подчеркну, но не страшно. Я вел переговоры. Сразу сказал: «Ну, положи автомат!» Он положил, и то же самое сделали его ребята, которые вышли из самолета с обрезами. Не было большой напряженности, мне быстро удалось их успокоить и перевести разговор на практические вопросы.

культура: Вы как-то упоминали, что хорошо знаете президента России, даже познакомили его в 1998 году с Ариэлем Шароном. Позднее Вы и Владимир Путин несколько раз подробно беседовали о целях и интересах двух стран на Ближнем Востоке. Как Вам кажется, с тех пор таковые не подверглись корректировке?

Кедми: С первой же беседы стало ясно, что у нас очень много общих задач. И по большому счету ничего нового на сегодня не добавилось. Да, усилился элемент террора. Тогда экстремисты активно орудовали в самой России, на Северном Кавказе, но уже была очевидна связь между ними и исламским террором на Ближнем Востоке.

Мы говорили и о проблемах минувшего, как экономических, так и политических, геополитических. Потом у нас был еще ряд встреч.

Ясно, что не все цели у нас совпадают: у каждого государства они разные, тут не может быть полной идентичности. У России свои отношения с третьими странами, но не помню, чтобы в разговорах выявились какие-то противоречия в оценке Соединенных Штатов. Тут было полное взаимное понимание.

культура: Тогда же Вы конфликтовали с людьми, которые входили в руководство Израиля, а теперь, после многолетнего перерыва, снова у власти, — это господа Биньямин Нетаньяху и Авигдор Либерман. В чем суть Вашего спора? Что-то личное или разница в ценностях?

Кедми: Вероятно, это свойство моего характера. Когда я только приехал, то тоже выступал против политики израильского правительства. Потом мою правоту признали: политика была изменена. Я говорю сейчас о временах Голды Меир. И со службой, которую я затем возглавлял, поначалу имелись стычки.

С Нетаньяху у меня принципиальные споры. Его подход к работе, отношение к евреям СССР и постсоветского пространства, к России, к палестинцам — по всем этим пунктам у нас были разногласия. Сегодня он круто изменил курс относительно Москвы — это больше походит на то, чего я добивался в свое время. Но другие расхождения остаются.

Сам порядок принятия решений Нетаньяху непрофессиональный, и он их очень быстро меняет. Непоследователен, легко поддается любому давлению как в семье, так и извне. Ставит во главу угла личные политические интересы, а не общегосударственные. Не умеет делать выводы, хотя человек интеллигентный. Не так работает с поступающей информацией, как я привык при предыдущих премьерах. Я же, находясь на госслужбе с 70-х, хорошо изучил методы Ицхака Шамира, Ицхака Рабина, Шимона Переса. У каждого были свои плюсы и минусы. Но то, как принимал порой решения Нетаньяху, — это, на мой взгляд, полная катастрофа!

С Либерманом я сталкивался меньше, потому что мы работали параллельно. Сейчас на посту министра обороны он действует гораздо более разумно. Наши разногласия никуда не делись, но я открыто говорю, когда мне нравятся какие-то его шаги.

культура: Когда-то Вы превратились из танкиста в «шпиона», а теперь из «шпиона» — в политолога. Руководили спецслужбой, были закрытым человеком, хранителем секретов, а ныне каждый день выступаете в прессе, на ТВ-шоу. Вам не кажется, что Вы стали более легкомысленным?

Кедми: Нет. Будучи на службе, научился четко формулировать и аргументировать свои мысли. Что я и делаю. На закрытом форуме или перед журналистами — не играет роли. В любой аудитории могу себя контролировать: сказать то, что хочу донести, и не говорить того, что не имею права раскрывать.

Много раз в разведке мне приходилось обосновывать, докладывать, делать выводы по огромному количеству информации по разным тематикам, излагать ее и письменно, и устно. Натренировался вдоволь. Так что когда выступаю, совершаю почти то же самое, только в других условиях.

культура: Перейдем к злободневным вопросам. В ноябре анонимный источник в израильском генштабе предупреждал журналистов, что столкновение с Россией на Ближнем Востоке якобы неизбежно. Вызвано это было тем, что Москва разместила в Сирии С-400 и прочие современнейшие вооружения, после чего Тель-Авив потерял превосходство в воздушном пространстве, которое привык контролировать. И вот буквально несколько дней назад Израиль вновь нанес удар по сирийской территории, по военному аэропорту Дамаска. Риски действительно велики?

Кедми: Допускаю, на уровне дискуссии разведывательное управление Израиля обсудило вопрос о том, что пребывание С-400 в Сирии увеличивает опасность конфликта наших ВВС с российскими военными комплексами, что надо принимать меры, дабы свести вероятность столкновения к минимуму. Никто не отрицает, что все возможно при неаккуратной работе с той или другой стороны.

Думаю, не все в Израиле довольны, что прежней свободы действий в сирийском небе у нас больше нет. Но это реальность, с которой приходится считаться. Надо искать иные способы. Например, мы сейчас нашли возможность поражать объекты «Хезболлы», не залетая в воздушное пространство Сирии. Последние обстрелы проводились ракетами «земля — земля» и «воздух — земля», пущенными с нашей территории или из нашего же неба. Радиус их действия вполне достаточен.

культура: Какими видятся Вам отношения Израиля и США во время правления Дональда Трампа? 45-й американский президент не скрывает симпатий к еврейскому государству.

Кедми: Проблемы, бывшие результатом, во-первых, мировоззрения Обамы, а во-вторых, его напряженных контактов с Нетаньяху, уйдут. Хотя общие причины разногласий останутся. Впрочем, уже хорошо, что их не будут усугублять личные недоразумения между политиками.

культура: Что предпримет Вашингтон на персидском направлении? Придется ли, к примеру, Москве выбирать между Трампом и Тегераном?..

Кедми: Не думаю, что перед Кремлем встанет подобный выбор, это же касается и отношений с Трампом и Пекином. Считаю, Россия сумеет сохранить баланс. Может, и не так, как при Обаме, но Иран с американцами найдут тот или иной способ взаимного существования.

культура: В каком направлении в целом развивается израильское общество? Почему и правящие круги, и значительная часть населения воспринимают любую критику в адрес страны как проявление антисемитизма?

Кедми: Политики часто предпочитают не обсуждать проблему, а переходить на личность того, кто предъявляет им какие-то претензии. Однако это обычная ситуация во многих государствах. В целом общество у нас достаточно терпимое, толерантное, здоровое. Хотя повышение внутри него доли религиозной и националистической составляющей может представлять угрозу демократии. Растет коррупция. Но, надеюсь, мы в состоянии со всем этим справиться.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми


Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко

Исход по-французски

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

За последнее десятилетие около 40 000 евреев покинули Францию, переселившись в Израиль, Соединенные Штаты, Канаду, Австралию и Великобританию.

Главной причиной такого исхода является рост антисемитских настроений и серия террористических атак. «Во Франции евреев убивают только за то, что они ими являются», — подчеркивается в исследовании Службы защиты еврейского сообщества.

Так, в 2006 году Юсуф Фофана, родители которого прибыли из Кот-д’Ивуара, вместе с подручными три недели пытал, а потом убил 23-летнего Илама Халими. Спустя шесть лет Мохаммед Мера, имеющий французское и алжирское гражданства, напал на еврейскую школу в Тулузе, застрелил учителя и троих детей. В 2015-м Амеди Кулибали расстрелял четырех человек в парижском магазине кошерных продуктов. Все эти расправы дали мощный импульс возвращению евреев на историческую родину. Тем более, что антисемитские акции случаются все чаще. В 2015 году жертвами подобных выступлений стали более 800 человек — в десять раз больше, чем в 1999-м. «Антисемитизм достиг беспрецедентного масштаба. К примеру, в канун Нового года вандалы разрисовали антисемитскими лозунгами типа «Евреям вход воспрещен» стены школы имени Анны Франк в парижском пригороде Монтрей. Еврейская диаспора напугана», — констатируют эксперты Жером Фурке и Сильвен Мантернак в новой книге «В будущем году в Иерусалиме?».

Власти делают все, чтобы положить конец расистским выходкам, берут под усиленную охрану синагоги и школы. «Франция без евреев — это не Франция», — заявил Манюэль Вальс, один из кандидатов от Соцпартии на предстоящих президентских выборах. Со своей стороны, глава государства Франсуа Олланд объявил борьбу с расизмом и антисемитизмом общенациональной задачей, но, по своему обыкновению, особых успехов и на этом поприще не добился...

Социологи отмечают, что эпицентрами антисемитизма являются столичные пригороды, а также некоторые южные районы, где обосновались выходцы из арабских и африканских стран. Во время манифестаций они выступают с лозунгами: «Аллах акбар», «Смерть евреям», «Евреи, проваливайте. Франция не для вас!»

«Все знают, но никто не осмеливается сказать, что в арабских семьях во Франции антисемитизм впитывают с молоком матери», — утверждает известный историк Жорж Бенсуссан. Его слова спровоцировали большой скандал в политкорректных кругах. Ученого обвинили в разжигании ненависти в отношении мусульман, и в конце января он должен предстать перед судом.

«Евреи оказались одной из главных мишеней джихадистов, бьет тревогу глава Представительного совета еврейских организаций Франции Роже Кюкерман. — Практически все акты насилия против них совершаются молодыми мусульманами». Однако антисемитизмом заражены не только они. Эксперты указывают на рост подобных настроений среди католиков, леворадикальных и ультраправых кругов. «Обыкновенный расизм» никуда не исчез.

«Можно ли во Франции оставаться евреем, не рискуя быть убитым?» — задаются вопросом представители еврейской общины. Для многих семей единственный способ защитить себя состоит в том, чтобы спрятаться, призналась на днях на страницах журнала «Экспресс» одна из читательниц, Эмили Тон: «Еще лучше, если нам удается скрыть свою фамилию. Но я больше так жить не могу и хочу положить конец молчанию».

Тем временем израильские лидеры все чаще призывают французских евреев перебираться на Землю обетованную. «Если хотите оставаться евреями, если хотите, чтобы ваши дети и внуки также были евреями, перебирайтесь в Израиль», — заявил в конце года министр обороны Авигдор Либерман. Раньше с тем же призывом обратился премьер Биньямин Нетаньяху, пообещав встретить единоверцев с распростертыми объятиями.

Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко


Израиль. Сирия. Россия. Ближний Восток > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 17 ноября 2016 > № 1972146 Сергей Пашков

Сергей Пашков: «Мы лишь приоткрыли книгу перемен»

Глеб ИВАНОВ

Удивительное стечение обстоятельств: собкор ВГТРК на Ближнем Востоке по образованию и первой профессии — историк. Сергей Пашков, конечно же, помнит: «все проходит — и это тоже пройдет». А значит, главное — уметь и не забывать отличать сиюминутное от действительно важного, прежде всего в собственных репортажах. Впрочем, пару недель назад израильские генералы заговорили вслух ни много ни мало о «неизбежности военного столкновения» с Россией, и такую новость трудно воспринимать без эмоций.

культура: Пишут, ЦАХАЛ чрезвычайно обеспокоен увеличением нашего военного присутствия в регионе. Речь идет о современных ракетных системах вроде С-400 и активизации разведслужб. Чувствуются ли подобные опасения внутри израильского общества?

Пашков: Такие слова произносят некоторые военные эксперты, в основном отставные генералы, их публикации появились в центральных газетах и уже стали аргументом в устах оппозиционных политиков. Основания для подобных выступлений есть: нарушен статус-кво, к которому Израиль привык за сорок лет.

Все эти годы Сирия была врагом, но при этом самой спокойной границей оставалась сирийская. Такой парадокс. Противники хорошо знали друг друга, понимали, чего им ожидать, и вели себя по известным лекалам. Но с тех пор как в Сирии начались беспорядки, бои, гражданская усобица, израильтяне, по сообщениям мировых СМИ, производят воздушные удары по караванам с оружием, складам боеприпасов, которые якобы предназначены «Хезболле».

Израильские ВВС привыкли господствовать в ближневосточном небе, до сих пор никто не мог ограничить их действия. Традиционно Израиль не подтверждает, но и не опровергает информацию о том, что его летчики бомбили те или иные цели в Сирии, однако Дамаск периодически сообщал о таких ударах и пытался нанести встречные. В сентябре сирийцы даже объявили, что сбили израильский самолет, правда, позднее это не подтвердилось.

Ясно, что теперь условия изменились, но насколько серьезно, израильские генералы, похоже, пока не понимают. Дмитрия Медведева накануне его визита 9–11 ноября местные журналисты спросили: зачем в Иран доставлены современнейшие средства ПВО — не опасно ли это для Израиля? Премьер РФ выразил надежду, что отношения наших стран из-за этого не испортятся. Тем не менее тревога в военном экспертном сообществе ощущается. Но она еще не проникла на уровень рядовых израильтян.

Те, конечно, с волнением глядят через Голанские высоты, но это не главная сегодня забота. Пока пушки не выстрелят, население будет равнодушно относиться к сирийской истории.

культура: А успокоил ли военных экспертов приезд Медведева?

Пашков: Его визит показал прежде всего, что Москва и Тель-Авив заинтересованы в сотрудничестве. Причем заинтересованы настолько, что станут договариваться и искать компромиссные решения по самым острым и сложным проблемам, в том числе оперативно-военного характера. Кроме того, подписываются соглашения и контракты в сфере сельского хозяйства, строительства, высоких технологий. Решается вопрос пенсий для израильтян, большую часть жизни проработавших в СССР. В Израиле бережно обращаются с ветеранами Великой Отечественной, здесь недавно открыли памятник солдатам Красной армии, победившим фашизм. Российские туристы и паломники — это тысячи рабочих мест для местного населения. Так что взаимный интерес велик.

культура: И отец, и сын Асады много лет считались в Израиле врагами. Теперь — на фоне ИГИЛ — отношение к ним потеплело?

Пашков: Израильтяне не воспринимают ту или другую сторону в гражданской войне как свою. Так что отношение сохранилось, четыре десятилетия страны остаются в состоянии войны. Сирия слабеет, ее армия уже не та, что прежде. Израильские генералы полагают, это неплохо. Кто бы ни победил в соседнем доме, включая даже ИГИЛ, израильтяне понимают, что у них достаточно сил для защиты своих границ.

культура: Летом 2007 года Вы освещали войну в секторе Газа, за что потом, кстати, получили ТЭФИ; зимой 2011-го — восстание в Каире, где толпа даже разбила Вашу телекамеру. Сейчас Вам за пятьдесят. Готовы ли по-прежнему ездить в горячие точки? Может, стоит покупать «экшн» у более молодых стрингеров? Ведь у Вас семья, маленькие дети...

Пашков: Ну да, запереться в квартире, никого из домочадцев не выпускать и таким образом чувствовать себя гарантированно в безопасности? Нет, конечно. Во-первых, странно полагаться на стрингеров, потому что это чужое видение, чужие мысли, чужие ощущения. Фаст-фуд — необходимость есть приготовленную кем-то еду. Иногда приходится полагаться на такого рода прием, не всегда и не везде сам успеваешь с камерой. Но в целом отказываться от полевой журналистики не хочется.

С годами приходит понимание того, как вести себя в опасных ситуациях. Нельзя терять голову. Наша задача — не получить орден, а донести до зрителей всю остроту, всю драматичность обстановки.

Что же касается возраста, то я никогда не был в столь прекрасной форме, ощущаю, что мне многое по силам. От репортерства отрекаться не стоит ни в 50, ни даже в 60 лет. Это профессия самодостаточная, внутри нее трудно сделать какую-то карьеру. Как в литературе, — надо просто написать роман или стихотворение еще лучше, чем предыдущее, — так и у нас: ты настолько хороший репортер, насколько хорош твой последний репортаж.

культура: Ваши сюжеты из Газы вызывали, говорят, сочувствие к жертвам армии Израиля. Многие зрители сочли, что Вы подыгрывали боевикам...

Пашков: Когда тебя ругают — и с обеих сторон, — это очень важный момент. Значит, ты делаешь то, что должно. Понятно, что в условиях конфликта, когда приходят сообщения о жертвах, и тем и другим хочется, чтобы ты стал солдатом этой войны, лег вместе с ними в окоп. Но у нас иная задача. Рассказать соотечественникам, россиянам о том, что происходит на самом деле. Зачастую происходят страшные вещи, о которых многие хотели бы не знать. Это, очевидно, возмущает, поскольку выводит из состояния идеологического комфорта. Согласитесь, ужасно видеть раненого трехлетнего мальчика: осколок попал ему в глаз, рыдающий отец бегом приносит его в больницу. Он угодил под бомбардировку в секторе Газа. С израильской территории наблюдать за этими сценами неприятно. И раздражение телезрителей направляется на меня.

Критиковала и арабская «русская улица», палестинцы, когда им казалось, что слишком много внимания уделяю точке зрения Израиля. В секторе Газа тоже немало народу смотрит российское телевидение. Им также неприятно следить за ситуацией в Израиле, где неуправляемая ракета «Кассам» может упасть на улице, ранить или убить случайных людей, к этой войне непричастных. Журналисту, работающему в прифронтовой зоне, надо быть готовым к тому, что далеко не всем понравятся его сюжеты...

Израиль — прекрасная страна. Это великолепная глубинная история, которая заставляет иначе смотреть на многие вещи, иначе воспринимать ход времени. А в современности — удивительная медицина, отлично налаженные социальные институты, демократическое общество.

Но если поставлю на этом точку, то перестану быть журналистом. Здесь есть серьезнейшие проблемы. Например, с политически активным религиозным меньшинством, которое навязывает светскому обществу свои законы, взгляды на жизнь. Это касается невозможности заключить в Израиле гражданский брак. В шаббат все закрывается, а магазины, рискнувшие открыться, платят большие штрафы. А какую дань вынуждено платить гражданское общество на содержание религиозного меньшинства! Не хочу сказать ничего плохого о данной группе населения — вопрос не в этом, а в том, за чей счет и каким образом они действуют внутри собственной страны.

Обычные израильтяне бывают отнюдь не толерантными. Вот у большинства наших бывших соотечественников взгляды крайне правые, на палестинский вопрос они смотрят более радикально, чем сограждане, живущие тут не в первом поколении, или выходцы из Западной Европы. Такая проблема тоже существует. Остается и проблема оккупации палестинских территорий, она никуда не делась.

культура: Вы курируете не только Израиль, но и весь Ближний Восток. Почему со времен «арабской весны» минуло уже больше пяти лет, а регион продолжает бурлить?

Пашков: Мы лишь открыли первую страницу книги перемен. Тектонические сдвиги только начались. Это и кризис постколониальных государств, возникших полвека назад, — под сомнение ставятся их границы и правомочность режимов. Эта драма коснется и ислама как одной из основополагающих мировых религий. А перемены в таких укорененных в веках институтах не бывают безболезненными.

Какой станет Сирия, мы узнаем достаточно скоро, ситуация там развивается стремительно. Ясно, что Ирак будет выглядеть совершенно иначе. Что касается колосса Ближнего Востока — Египта, страны, которая задает тон в арабском мире, — то он едва начал движение. Приход к власти фельдмаршала Ас-Сиси не значит, что вернулся режим Мубарака и Египет при нем проживет очередные 30 лет. У президента очень немного времени. Судя по всему, он это понимает и пытается провести глобальные реформы, чтобы придать стране другой вектор развития.

Движущей силой этих революций стали не какие-то заговоры, а общественный запрос на качественное радикальное улучшение, вестернизацию социальной жизни, активизацию социальных лифтов.

Будет еще много драм. Изменится и карта мира, и наши представления о Востоке. Наша жизнь — тоже, потому что глобальные катаклизмы не оставляют в стороне даже тех, кто живет за многие тысячи километров от эпицентра.

культура: А что будет с Турцией — страной, весьма популярной у россиян в качестве места отдыха?

Пашков: После попытки путча ситуация с демократическими институтами осложняется, усиливается режим личной власти. Проходит чистка оппонентов, причем не всегда опасных и радикальных. Вопрос в том, сохранит ли Турция систему выборов, институт независимой прессы. Если да, то постепенно опять вырулит на магистраль хотя и восточного, но все же европейского государства. Если же этого не случится и режим законсервируется, а оппозиция будет вытеснена целиком с авансцены, то на некоторое время наступит впечатление тишины, абсолютно ложное, которое на Востоке всегда заканчивается большой дракой.

культура: Удастся ли Саудовской Аравии слезть с нефтяной иглы и перейти на экономические методы ХХI века, как мечтают принцы-реформаторы?

Пашков: Технологически эта идея уже воплощается в жизнь. Строят авиационные хабы, торговые и биржевые центры, вкладываются в туристическую индустрию и высокие технологии. Молодые люди получают субсидии на образование. С другой стороны, все это опирается на фундаментальный ислам ваххабитского толка, ограничено шариатом, и адатом. Освобождение от нефтяной зависимости, модернизация экономики обязательно требует и модернизации политической, социальной и культурной. Готовы ли на это саудовские шейхи? Может, среди них уже давно родился и сейчас готовится принять полномочия некий реформатор. Но любой реформатор в королевстве столкнется с очень серьезными вызовами. 30-миллионное население необходимо будет выучить и обеспечить работой. В ходе модернизации рядовые подданные почувствуют возможность участия во всех сферах общественной жизни и потребуют новых свобод. Станут актуальными серьезные изменения в государственном устройстве. Неудивительно, что монархия демонстрирует здоровый консерватизм. Нефть опустилась в цене, но она все равно дорогая, добывается там легко, а качество ее высокое. Поэтому всегда есть такое настроение: не буди лихо, пока оно тихо, давайте оставим все как есть. Вопрос в том, не окажется ли однажды слишком поздно начинать реформы.

культура: Сергей Вадимович, Ваши дети выросли в Израиле и наверняка воспринимают именно еврейское государство своей родиной. Нет ли и у Вас ощущения, что на берегах Средиземного моря Вы с женой, уроженкой города Горький, нашли себе вторую Россию — более комфортную, свой «остров Крым»?

Пашков: Другой России нет и быть не может. Утопия покойного Василия Аксенова — прекрасная сказка, и для ее героев она заканчивается, кстати, трагически. Да, две мои младшие дочери родились в Израиле, но они считают себя русскими, а своей Родиной — Россию, Москву и Нижний Новгород. Они учат иврит, арабский, у них свободный английский, но язык, на котором они начали говорить и читать и на котором повседневно общаются, — русский.

Россия — это страна прекрасных грез, куда они ездят на каникулы. Если их спросить, где они хотят жить, ответят: «в России», потому что Израиль для них — школьные будни.

А для нас? Я бы не сказал, что страна мечты. На Земле обетованной непросто жить и трудно работать, но этим-то она и интересна. Все время заставляет оставаться в хорошей форме, чувствовать себя востребованным. Тем не менее, повторюсь, наша Родина — Россия. Рано или поздно трудовая вахта закончится — и мы вернемся. Мы русские люди, россияне — и по документам, и по крови.

Израиль. Сирия. Россия. Ближний Восток > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 17 ноября 2016 > № 1972146 Сергей Пашков


Палестина. Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 ноября 2016 > № 1970169 Дмитрий Медведев

Пресс-конференция Дмитрия Медведева для российских журналистов.

Председатель Правительства ответил на вопросы журналистов об итогах визитов в Израиль и Палестину.

Из стенограммы:

Вопрос: В последнее время Россия активно действует в направлении реанимации мирного израильско-палестинского процесса. Мы знаем об инициативе встречи на высшем уровне лидеров двух стран в Москве. Мы знаем, что спецпредставитель нашей страны, замминистра иностранных дел Михаил Богданов, неоднократно приезжал для этого в Рамаллу и Иерусалим. На какой стадии находится процесс и мешает ли что-то достижению этого результата в ближайшее время?

Д.Медведев: Если говорить о стадии этого процесса, то я бы сказал, что она, к сожалению, нулевая. Такая инициатива Президента страны Владимира Путина была, и спецпредставитель ездил в Иерусалим и Рамаллу, сам Президент нашей страны разговаривал на эту тему с коллегами по телефону. Тем не менее такой встречи не произошло. Я обсуждал этот вопрос во время своих переговоров и с Премьер-министром Биньямином Нетаньяху, и с Президентом Махмудом Аббасом. Обе стороны констатируют, что прямой диалог необходим, что он может происходить без предварительных условий, но в то же время окончательной договорённости о том, чтобы такую встречу провести, пока нет. Тем не менее мы считаем, что это было бы полезно. Наша страна готова предоставить свои посреднические услуги, когда они понадобятся и, естественно, в том месте, где это будет удобно двум лидерам, если такая встреча состоится.

Кроме того, мы продолжаем работу в рамках так называемой четвёрки, или квартета посредников, к которым относятся Российская Федерация, Соединённые Штаты Америки, Евросоюз и Организация Объединённых Наций. Там тоже есть ряд предложений, по которым необходимо проводить консультации и которые могли бы помочь процессу. Наконец, очень важным в этом процессе будет позиция других стран, в том числе и позиция Соединённых Штатов Америки, которые в последнее время какой-то особой активности в этом направлении не проявляли. Но, может быть, после смены администрации такого рода активность будет более высокой. Мы свои усилия собираемся продолжать.

Вопрос: Довольно давно обсуждается тема заключения соглашения о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Израилем. Россия сейчас находится под санкциями и нуждается в дополнительных партнёрах. Израиль тоже довольно давно ищет дополнительные рынки сбыта. Обсуждалась ли эта тема на прошедших переговорах? Если да, то стоит ли ожидать каких-то конкретных интенсивных шагов в этом направлении?

Д.Медведев: Тема создания зоны свободной торговли между Евразийским союзом и Израилем обсуждалась предметно, полноценно. Мы высказали свои позиции, наши израильские партнёры – свои позиции. Сейчас важно добиться консолидированной позиции в рамках всего Евразийского союза, потому что Россия не может вести такие переговоры одна. Мы должны это делать с учётом консультаций с другими участниками Евразийского союза, в ближайшее время такие консультации будут проведены.

Наши израильские партнёры заверили нас, что они в свою очередь тоже готовы такие переговоры со своей стороны провести с другими участниками нашего Евразийского союза. Чем полезен этот процесс? Он, вне всякого сомнения, мог бы вывести торговый оборот между нашими странами, а также, что немаловажно, инвестиции и технологический обмен на качественно новый уровень. Подобного рода соглашения у Израиля есть с целым рядом других стран, в том числе очень крупных, и они дают – как сказал об этом премьер Нетаньяху, очень серьёзный прирост торговому сотрудничеству – на 100 процентов и более. Поэтому если мы сможем договориться, то это будет полезно, на мой взгляд, для всех участников Евразийского союза и для Государства Израиль. Тем более что за последнее время прямые связи между нашими странами в торговом смысле развивались не очень хорошо, потому что девальвация сыграла свою роль, есть и некоторые другие моменты. И наша задача сейчас – интенсифицировать это сотрудничество. Создание зоны свободной торговли могло бы такого рода интенсификацию обеспечить. Мы, напомню, в настоящий момент уже работаем в режиме зоны свободной торговли с Вьетнамом. Процесс переговоров с Вьетнамом был непрост, на мой взгляд, он даже в чём-то более сложен, чем потенциальные переговоры с Израилем, тем не менее мы – все пять государств, – договорились и в настоящий момент у нас уже есть вот эта самая ЗСТ с Вьетнамом. В повестке дня ещё 40 таких соглашений. Не все они в продвинутой фазе, некоторые из них пока только как идеи существуют. Но с Израилем можно было бы сделать качественный шаг вперёд. Мы об этом условились.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, РИА «Новости», Елена Кудрявцева. Предложенный Минэкономразвития РФ план приватизации на три года предполагает продажу целого ряда крупных активов: НМТП, «Совкомфлота», «Ростелекома», ВТБ, «Зарубежнефти» и других. Удастся ли выполнить столь амбициозный план в условиях низкого рынка или же для покрытия дефицита бюджета будет необходимо расширить список приватизируемых активов, добавив туда, к примеру, Сбербанк или «Роснефть»? И как будет реализована продажа «Роснефти» в текущем году? Будет ли это buy-back или продажа инвестору?

Д.Медведев: «Роснефть» и так в этом списке. И мы собираемся принять решение о приватизации «Роснефти». За последние годы приватизация шла достаточно медленно по разным причинам, рынок тоже был так себе. Но, может быть, и по причине того, что у нас не было необходимости за счёт источников от приватизации пополнять бюджет. Сейчас такая необходимость есть, поэтому мы интенсифицировали работу по плану приватизации. Принят целый ряд решений, это касается и «Алросы», и контрольного пакета «Башнефти». В повестке дня сейчас главная и самая большая сделка – по продаже 19,5% «Роснефти». Я надеюсь, что до конца года она будет осуществлена и мы получим те доходы, которые были запланированы в бюджете. А это очень значительные доходы. Если говорить о совокупном доходе от продажи «Роснефти» и «Башнефти», то он превышает триллион рублей. Для этого сейчас эксперты ведут работу, Минэкономразвития и сама «Роснефть».

Вопрос: Вернётся ли Правительство в следующем году к обсуждению нового бюджетного правила? И если да, то с каких позиций? Предполагается ли возврат жёсткого контроля над тратами бюджета для пополнения резервов?

Д.Медведев: Отвечу так, как ситуация выглядит на сегодня. Первое: наличие правила лучше, чем его отсутствие, несмотря на то что прежнее бюджетное правило все критиковали. Сначала Минфин предложил правило, Правительство на него пошло, потом Минфин начал это правило критиковать. Но в любом случае работа по бюджетному правилу лучше, чем работа в ситуации, когда доходы бюджета распределяются вне каких-либо правил. Поэтому скажу так: мы считаем разумным такое правило сформулировать, и, скорее всего, на это надо пойти. Каким будет содержание этого правила, зависит от массы причин. В том числе и от текущих цен на нефть, газ, другие сырьевые товары, вообще от доходов бюджета и от наших стратегических приоритетов. Думаю, что в ближайшие несколько месяцев мы определимся, как поступить.

Вопрос: Трамп говорил о готовности выстраивать диалог с Россией. Может ли это повлечь за собой снижение давления Вашингтона на ЕС и отмену антироссийских санкций? Не планирует ли Правительство подготовить ещё один вариант макропрогноза на следующий год, исходя из возможности отмены этих санкций?

Д.Медведев: У нас есть консервативный вариант, совсем консервативный, более или менее оптимистический вариант – они по-разному называются. Но если вы полагаете, что мы должны создать «прогноз Трампа» для нашего бюджета, то этого, естественно, не будет. Мы ориентируемся на свои приоритеты, которые никак не завязаны на действия иностранных властей, а исходят из наших предположений о текущем состоянии российской экономики. Тем не менее они, конечно, включают в себя ряд допущений. Когда мы готовили прогноз на 2017, 2018, 2019 годы, я об этом сказал, и Министр экономического развития это подтвердил, когда этот прогноз представлял на заседании Правительства. Мы исходим из предположения о неизменности санкций просто как из отрицательного предположения. Если ситуация изменится – что ж, хорошо. Не изменится – значит, мы заложили более жёсткие критерии и сможем исполнить все обязательства, для нас это самое главное, в том числе и социальные обязательства. Поэтому вне зависимости от результатов выборов в какой бы то ни было стране, в том числе такой важной, как Соединённые Штаты Америки, наши предположения остаются неизменными, в том числе и предположения по сохранению санкций. Если ситуация изменится в этом случае, мы, может быть, что-то изменим и в наших предположениях, наших сценарных условиях. Сейчас ничего корректировать не будем.

Палестина. Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 ноября 2016 > № 1970169 Дмитрий Медведев


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 10 ноября 2016 > № 1970162 Дмитрий Медведев

Российско-израильские переговоры.

Были рассмотрены актуальные вопросы двусторонней повестки дня, включая пути дальнейшего укрепления торгово-экономического, инвестиционного, научно-технического, инновационного и гуманитарного сотрудничества.

Документы, подписанные по завершении переговоров:

Протокол между Федеральной таможенной службой (Российская Федерация) и Таможенным директоратом Налоговой администрации Государства Израиль об организации обмена предварительной информацией о товарах и транспортных средствах, перемещаемых между Российской Федерацией и Государством Израиль

Подписали: руководитель Федеральной таможенной службы Российской Федерации Владимир Булавин и глава Таможенного директората Налоговой администрации Государства Израиль Авраам Ардити

Совместная декларация о намерениях относительно развития взаимодействия в сферах строительства и жилищного хозяйства между Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации и Министерством строительства и жилищного хозяйства Государства Израиль

Подписали: Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации Михаил Мень и Министр строительства и жилищного хозяйства Государства Израиль Йоав Галант

Дорожная карта технического сотрудничества в аграрной сфере между Министерством сельского хозяйства Российской Федерации и Министерством сельского хозяйства и аграрного развития Государства Израиль

Подписали: заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации Сергей Левин и генеральный директор Министерства сельского хозяйства и аграрного развития Государства Израиль Шломо Элияху

Соглашение о побратимстве между инновационным центром «Сколково» и городом Йокнеам-Илит

Подписали: председатель правления фонда «Сколково» Игорь Дроздов и мэр города Йокнеам-Илит Симон Альфаси

Заявления Дмитрия Медведева и Биньямина Нетаньяху для прессы по завершении переговоров

Из стенограммы:

Б.Нетаньяху (как переведено): Господин Премьер-министр, я рад видеть Вас здесь, в Иерусалиме, вместе с Вашей делегацией.

Ваш визит символизирует укрепление наших взаимоотношений, тем более что он проходит под знаком 25-летия восстановления дипотношений между Россией и Израилем.

Мы подписали с Вами целый ряд договоров, которые укрепят наше сотрудничество в различных областях – сельском хозяйстве, строительстве. У нас с Вами общая задача, о которой мы говорили, – продвижение договора о зоне свободной торговли. Я уверен, что Ваш визит укрепит наше сотрудничество.

Д.Медведев: Сегодня у нас действительно очень хороший день – мы проводим консультации по правительственной линии. Смотрим, конечно, и в будущее. 25-летие восстановления отношений – это уже приличный срок, но нужно смотреть вперёд.

Господин Премьер-министр очень хорошо рассказал о том, что нас связывает, о тех прочных узах, которые объединяют Россию и Израиль. Здесь действительно особая атмосфера.

Но наши страны связывают и общие ценности. А в эпоху, когда многие ценности пытаются отрицать, это очень важно. Мы исходим из общего понимания итогов Второй мировой войны, критической важности победы над нацизмом, неприятия антисемитизма, вообще любой ксенофобии. И, с другой стороны, перед нашими странами стоят общие вызовы.

Прежде всего это терроризм. Да, терроризм угрожает сегодня всей планете, но в этом регионе это ощущается особенно остро. Российская Федерация также страдает от террора. У этого террора общие корни, именно поэтому нам необходимо совместно противостоять ему. Это касается и вопросов координации наших усилий в сфере безопасности и обороны, что в последнее время вышло на принципиально новый уровень. Российская Федерация также выступает против распространения ядерного оружия. Естественно, совместными усилиями (а здесь наша позиция открытая, мы готовы к сотрудничеству со всеми государствами, кто в этом заинтересован) нам необходимо уничтожить ядро терроризма, который в настоящий момент олицетворяет ДАИШ, или ИГИЛ. Об этом неоднократно говорил Президент Путин, я хотел бы здесь это ещё раз подтвердить.

На сегодняшних переговорах мы значительное внимание сконцентрировали на экономике. Израиль – наш крупный торговый партнёр в регионе, но мы пока ничего не сделали для того, чтобы сильнее подтолкнуть торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество. И вот для этого мы встретились сегодня, для этого были подписаны документы. Причём мы заинтересованы не просто в том, чтобы рос торговый оборот, который у нас снизился в последнее время. Мы заинтересованы в том, чтобы наши отношения приобретали качественно другой характер.

Вот сельское хозяйство. У России уникальные условия для ведения сельскохозяйственного бизнеса, а у Израиля отличные технологии. Если соединить эти подходы, можно получить выдающийся результат. И не только друг друга обеспечивать качественным продовольствием, но и выходить на рынки третьих стран.

Второе направление – инновации. Израиль, конечно, очень продвинутое в этом направлении государство. Мы бы хотели такого рода сотрудничество продолжить, в том числе благодаря документам, которые только что были подписаны. Мы проводим форумы на эту тему. Недавно состоялся форум «Открытые инновации», в котором участвовал наш коллега – министр из Израиля. Так что мы рассчитываем на то, что это сотрудничество продолжится. Но это должен быть не просто обмен идеями, как мне думается, это должны быть коммерчески продвинутые идеи, то есть нужно добиться того, чтобы эти идеи позволяли зарабатывать деньги.

У нас есть общая культурная основа, о которой только что было сказано, это очень важно для будущего наших отношений. Мы, кстати, продвинулись в направлении туризма. Всё больше израильтян приезжает в Россию. В прошлом году из нашей страны именно в туристические поездки в Израиль приехало около 300 тыс. человек. Когда я в 1992 году в первый раз побывал в Израиле после восстановления дипотношений, количество туристов, вообще людей, которые посещали вот таким образом Израиль, измерялось совершенно другими цифрами. Для многих туристов одной из целей является посещение святых мест. Я хотел бы ещё раз искренне поблагодарить наших израильских партнёров за помощь и содействие в решении целого ряда проблем в этой сфере.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 10 ноября 2016 > № 1970162 Дмитрий Медведев


Израиль. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 ноября 2016 > № 1960461 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева Второму телеканалу Израиля.

В преддверии визита в Государство Израиль Председатель Правительства дал интервью ведущей программы «Новости Второго телеканала Израиля» Йонит Леви.

Й.Леви (как переведено): Господин Премьер-министр, большое спасибо, что согласились на интервью. Могу задать Вам несколько вопросов? Чего, по Вашему мнению, Россия и Израиль могут достичь вместе?

Д.Медведев: Многого. Россия и Израиль могут достичь вместе очень многого по разным причинам. Имею в виду, естественно, и происхождение, и развитие Государства Израиль, и общие интересы на международной арене, и просто двусторонние отношения, прежде всего в экономической сфере, в гуманитарной сфере. Поэтому я с большим интересом жду визита в вашу страну. Надеюсь обсудить и с Президентом, и с Премьер-министром основные актуальные вопросы нашего сотрудничества, с учётом того, что у нас активные контакты, и Премьер-министр господин Нетаньяху за последний год неоднократно встречался с Президентом Путиным. А визит Председателя Правительства из России в Израиль будет впервые за достаточно длительный период. Не говоря уже о том, что мне в прежней должности не удалось посетить с дружественным визитом Израиль по вполне банальной причине – потому что ваше Министерство иностранных дел объявило забастовку и заявило, что никого принимать не будет. Конечно, все имеют право на забастовку, но это явно не способствовало продвижению диалога. Поэтому я думаю, что предстоящий визит будет полезным.

Й.Леви (как переведено): Само собой, мы наблюдаем за западными санкциями в связи с присоединением Крыма. Планируются ли какие-то дополнительные ответные действия? Может, как-то воздействовать на это через Израиль, поскольку Вы знаете, что у Израиля с Европой достаточно тесные связи.

Д.Медведев: Нет, мы не планируем каких-либо ответных дополнительных мер. За последнее время мы предприняли все необходимые действия. Санкции – это вообще всегда плохо. Мы никогда не выступали за то, чтобы санкции применялись к какой-либо стране. Я напомню, что ещё в советский период Соединённые Штаты и некоторые другие страны много раз вводили санкции против Советского Союза. И что это дало? Ничего абсолютно. Советский Союз шёл своим курсом.

Поэтому я не думаю, что продолжение санкционных обменов – это правильный путь. Если же говорить о наших ответных мерах в отношении Европы и Соединённых Штатов Америки, то мы их уже предприняли. Мы же ввели запрет на поставку продуктов питания, некоторых видов товаров из Соединённых Штатов Америки, из Европейского союза и ряда присоединившихся стран. Поэтому гонка санкций – это не очень хорошая история.

Й.Леви (как переведено): Чуть подробнее о развитии отношений между Израилем и Россией. И такой вопрос: когда Россия вернётся на траекторию стабильного экономического роста? Что для этого надо сделать?

Д.Медведев: Сначала по поводу наших отношений, потому что это важнее в контексте моего визита. Дело в том, что за последние годы мы не так хорошо прибавляли в нашем экономическом сотрудничестве, как можно было бы рассчитывать. Текущее состояние дел: торговый оборот между Россией и Израилем – порядка 2 млрд долларов. Это совсем немного. У нас был торговый оборот побольше, может быть, процентов на 30, но из-за кризиса в мировой экономике, из-за девальвации рубля, то есть нашей национальной валюты, этот торговый оборот снизился, в том числе за счёт уменьшения импортных позиций. Поэтому моя цель как Председателя Правительства России заключается в том, чтобы сейчас стимулировать рост торгового оборота. Это было бы полезно и для израильского бизнеса, и для российского.

Как это можно было бы сделать? У нас есть ключевые проекты, по которым можно было бы придать ускорение нашему сотрудничеству. Это сотрудничество в сфере фармацевтики, в сфере аграрных технологий.

Сейчас, кстати, приблизительно треть торгового оборота со стороны Израиля (я имею в виду поставки в Российскую Федерацию) – это поставки сельхозпродукции. У Израиля прекрасные аграрные технологии, здесь есть чему поучиться. Мы имеем специальные взаимоотношения между нашими аграрными центрами, аграрными университетами. Это направление мне кажется тоже очень важным и интересным.

Есть направление, связанное с высокими технологиями, с развитием стартапов, новой экономики. В этом смысле также у Израиля очень хороший задел, и у нас есть очень хорошие разработки в этом сегменте экономики. Если мы стимулируем этот участок нашего сотрудничества, то я уверен, что мы сможем выйти на очень хорошие результаты по торговому сотрудничеству. Я уж не говорю о крупных проектах типа энергетических и газовых проектов, о которых сейчас тоже идёт речь.

Если вернуться к нашей текущей ситуации, то она в целом достаточно спокойная и стабильная. У нас, к сожалению, в последние два года не было роста. По разным причинам. Прежде всего, конечно, это было связано с ценой на энергоносители – газ и нефть. Но в настоящий момент экономика начинает потихонечку выходить на траекторию роста. Мы сохранили очень хороший уровень резервов, золотовалютных запасов. У нас прогнозируется низкая инфляция, что для нашей экономики очень важно. У нас будет самая низкая инфляция за весь период современного российского государства. В следующем году мы ориентируемся где-то на 4% инфляции – это уже в общем сопоставимо с мировыми показателями.

В общем и целом макропоказатели находятся в норме, но нам нужно менять структуру экономики. И здесь действительно очень велика зависимость пока от поставок газа и нефти за границу. Эта задача является очень важной. И в этом смысле сотрудничество с израильским бизнесом способно придать динамику такому важному направлению сотрудничества, как высокие технологии. Это будущее, и в этом смысле наша задача – сделать так, чтобы в нашей экономике рос сегмент новых технологий, IT -бизнеса на программном продукте и так далее. Такого рода технологическая революция крайне необходима.

Й.Леви (как переведено): Хотела бы Вам задать вопрос о Сирии. Разумеется, гуманитарная ситуация остаётся ужасной. Могу я честно спросить, в чём заключаются российские интересы в этой стране? В поддержке Башара Асада?

Д.Медведев: Хочу вернуться на несколько лет назад. В отличие от огромного количества моих коллег, которые работают в Соединённых Штатах Америки, в Европе, я в Сирии был и видел это государство до того, как всё это там произошло. Это было самое, может быть, спокойное и цивилизованное арабское государство на Ближнем Востоке. В сирийском государстве плюс-минус обеспечивался баланс интересов всех этнических группировок и всех вероисповеданий. Я имею в виду и шиитов, и суннитов, и алавитов, и друзов, и христиан. Это очень важно для того, чтобы государство функционировало. В дальнейшем произошло то, что произошло. Это печально и это источник дестабилизации для всего Ближнего Востока.

Но наши подходы объясняются не только возросшей угрозой дестабилизации на Ближнем Востоке, а прежде всего необходимостью обеспечить наши национальные интересы.

Я думаю, Вы знаете, на стороне «Исламского государства» и других террористических экстремистских группировок в Сирии, как и в некоторых других государствах региона, принимают участие тысячи выходцев из Российской Федерации и некоторых других стран постсоветского пространства. Эти люди возвращаются из таких «командировок» абсолютно зомбированными, они возвращаются уже патентованными убийцами, террористами. И мы совсем не заинтересованы в том, чтобы после того, как они повоюют в Сирии, они потом устраивали что-то подобное у нас. Мы этот опыт имеем, в том числе в период событий на Кавказе в 1990-е годы. Поэтому наша задача заключается в том, чтобы они там остались, это первое.

И второе. Сирийское Правительство обратилось к руководству нашей страны с просьбой оказать им военное содействие в наведении порядка. У нас есть с ними на эту тему договор, и такое решение было принято Президентом нашей страны, Верховным Главнокомандующим – о том, чтобы оказать им подобное военное содействие в ограниченных, естественно, пропорциях с учётом наших национальных интересов.

Что же касается Башара Асада, я с ним знаком лично. К нему можно по-разному относиться: кто-то его любит, кто-то его не любит. Вопрос не в этом. Вопрос в том, что в настоящий момент он единственный легально действующий орган власти в Сирии, легитимный Президент.

Если и говорить о смене власти там, то это должно произойти легитимным путём. Каким путём? Это должно быть национальное примирение. Различные стороны конфликта должны сесть за один стол, кроме отъявленных террористов, с которыми разговаривать бессмысленно, их нужно уничтожать. В результате должна возникнуть новая политическая конструкция. Будет ли в ней место для Башара Асада или ещё кого-то, мы не знаем, это не наше дело, пусть решают сами сирийцы. Но чего бы точно не хотелось – не хотелось бы, чтобы Сирия распалась на целый ряд анклавов, на целый ряд частей (типа того, что произошло в Ливии) и в результате каждая эта часть контролировалась бы сепаратными террористическими группировками. Это было бы очень опасно – для всех, в том числе для Израиля.

Я помню, во время моих встреч с израильским руководством мне коллеги говорили аккуратно: мы не особенно расположены к Башару Асаду, но лучше иметь того, кто управляет ситуацией, кто контролирует страну, чем иметь неконтролируемый процесс деления страны на части и возникновения анклавов во главе с террористами. Такова была позиция, как я помню, и израильского руководства, и я считаю, что это правильная позиция.

Й.Леви (как переведено): Я уверена, Вам известно, что Соединённые Штаты осудили российские бомбардировки. Джон Керри, госсекретарь, заявил, что необходимо провести расследование. Он сказал, что были жертвы среди мирного населения. Как бы Вы ответили на это?

Д.Медведев: В каждом случае, когда применяется сила и наступают какие-то последствия, нужно разбираться. Мы всё время задаём нашим американским партнёрам вопросы по поводу использования их вооружённых сил, когда удары наносятся по больницам, по траурным процессиям, по школам. Почему-то это их не очень сильно волнует.

Поэтому в любой ситуации необходимо разбираться, а такого рода упреки очень часто носят односторонний характер. Соединённые Штаты Америки, которые, как правило, ведут две-три военные кампании, никогда не видят своих проблем, но пытаются переложить эти проблемы с больной головы на здоровую.

Господин Керри имеет право на любые суждения, он государственный секретарь Соединённых Штатов Америки. Мы же будем руководствоваться своими национальными интересами, будем действовать так, как считаем целесообразным в конкретной ситуации. Но, как неоднократно подчёркивал Президент Путин, мы открыты к диалогу с Соединёнными Штатами Америки и находимся в постоянном диалоге, каким бы трудным он ни был, и с господином Керри, и со всей администрацией Соединённых Штатов.

Й.Леви (как переведено): Правозащитники заявляют, что 4 тыс. гражданских лиц были убиты во время военных бомбардировок Россией. Не могли бы Вы сказать, как вы намерены прекратить осаду Алеппо без больших жертв среди мирного населения?

Д.Медведев: С осадой Алеппо нужно разбираться прежде всего сирийскому руководству, и принимать все для этого необходимые решения, потому что это их территория, мы же лишь помогаем им. В последние две недели авиация вообще не используется в этом районе, о чём сегодня было сказано нашим руководством Министерства обороны. Что же касается общей ситуации, то единственный путь её урегулирования, как я уже сказал, лежит за столом переговоров. Нужно постараться минимизировать те проблемы, которые существуют, и постараться выйти на переговорный трек. Мы для этого предпринимаем все необходимые усилия. Другое дело, что, к сожалению, наши партнёры в этом смысле не делают того, что обещали. Мы несколько раз с ними договаривались о том, что они помогут сепарировать, отделить тех, кто выступает за мирное урегулирование ситуации, от террористов и организаций, которые, по сути, являются приспешниками «Исламского государства». Они ничего этого не сделали. А мы прекрасно понимаем, что когда все эти силы находятся вместе, они действуют по указкам террористов. И вот это, на мой взгляд, самая большая проблема – и вокруг Алеппо, и вокруг других частей Сирии, где сконцентрированы силы «Исламского государства». А американским коллегам лучше было бы обратить внимание прежде всего на другие гуманитарные проблемы, с которыми они в настоящий момент имеют дело, включая, кстати сказать, и ту операцию, которая разворачивается вокруг Мосула в Ираке, и целый ряд других проблем.

Й.Леви (как переведено): Российские ВКС сейчас могут действительно ограничить способность Израиля действовать в том случае, что если оружие попадёт в руки «Хезболлы». Не могли бы Вы заверить нас, что в этом аспекте Израиль всё ещё способен защитить себя?

Д.Медведев:Ну какие заверения должны быть? Мы в чём должны принести заверения? Я не очень понимаю, что Вы имеете в виду.

Й.Леви (как переведено): Российские ВКС в Сирии обладают системой, которая может ограничить способность Израиля действовать в том случае, если высокоразвитое оружие попадёт в руки «Хезболлы»...

Д.Медведев: Во-первых, за правопорядок в Сирии отвечает всё-таки сирийское руководство и сирийские вооружённые силы, а не российские военно-космические силы. Это первое. Второе. Я исхожу из того, что взаимоотношения между Сирией и Израилем – это совершенно отдельная история, на которую не распространяется юрисдикция нашей страны. Ну и, наконец, в-третьих, я исхожу из того, что в этой ситуации никто не будет предпринимать действий, которые бы спровоцировали напряжённость или конфликт. Мне кажется, это понимают все, во всяком случае должны точно понимать в Сирии. Из этого исходят и наши вооружённые силы и военно-космические силы. Но это вопросы, которыми в настоящий момент занимается Министерство обороны, а в конечном счёте определяются руководством страны – Верховным Главнокомандующим, то есть Президентом страны. Надеюсь, что всё будет в порядке и в этом смысле другого сценария просто быть не должно.

Й.Леви (как переведено): Мы говорим сейчас о сотрудничестве Израиля и России, об отношениях между двумя странами, но вместе с тем обсуждаем то, что Асад поощряет «Хезболлу» и Россия направляет системы С-300 в Иран. Не противоречит ли это тёплым отношениям России с Израилем?

Д.Медведев: Нет, не противоречит. У нас тёплые отношения с Израилем, хорошие отношения, и мы рассчитываем их развивать и дальше. Ради этого я, собственно, еду в Израиль. В то же время у нас есть отношения и с другими странами, в том числе и с Ираном, и с другими странами региона.

Если говорить о российско-иранских отношениях, то я напомню, как они развивались. В тот период, когда в отношении Ирана действовали санкции, мы к ним присоединились – до того момента, пока не было достигнуто согласие по так называемой иранской ядерной программе. Я даже помню, как во время практически моей первой встречи с Президентом Обамой он сказал, что для него вопрос ядерной иранской программы – это вопрос номер один. Факт что этот вопрос в результате усилий международного сообщества, в том числе и Российской Федерации, был разрешён. В тот период, пока действовали санкции, мы никаких видов вооружений не поставляли. Будучи Президентом, я ввёл мораторий на поставку известных противовоздушных сил, имею в виду С-300. Но после того как было достигнуто согласие всех государств по иранской ядерной программе, все санкции, которые ранее были введены, отпали, и мы действуем в рамках тех реалий, которые существуют в настоящий момент. Вот такова ситуация.

Но мы, конечно, не заинтересованы в том, чтобы нагнетать напряжённость, хотя собираемся выстраивать полноценные отношения и с Ираном. В последнее время они существенно активизировались и по экономической составляющей, и по проблематике, связанной с поставкой вооружений и военной техники.

Й.Леви (как переведено): Ещё один аспект, который кажется противоречивым. Это то, что в ЮНЕСКО при поддержке России проголосовали за то, чтобы признать отсутствие связи между иудеями и Храмовой горой и Стеной плача. Как это соответствует вашему решению?

Д.Медведев: Мне кажется, что эта тема избыточно преувеличивается. Известные решения ЮНЕСКО принимаются, на мой взгляд, приблизительно в такой редакции уже десятый раз и ничего нового в них нет. Это первое. Второе. Наша страна никогда не отрицала прав Израиля и еврейского народа и на Иерусалим, и на Храмовую гору, и на Стену плача. Все эти права совершенно очевидны, и было бы абсурдно их отрицать. Другое дело, что Иерусалим – это особое место на нашей планете. Это место, где берут практически своё начало три основные монотеистические религии. Я имею в виду и иудаизм, и христианство, и ислам. И в этом смысле необходимо защищать все те памятники, которые существуют на территории Иерусалима, – не более, но и не менее того. Поэтому мне кажется, что политизация этого решения не нужна, оно точно не направлено против Израиля и народа Израиля.

Й.Леви (как переведено): Конечно же, мы все следим за выборами в США, и мне как стороннему наблюдателю кажется, что вы как-то пытаетесь помочь Дональду Трампу, подыгрываете ему в его попытках заполучить Белый дом?

Д.Медведев: Я думаю, что повлиять на исход американских выборов невозможно, потому что их исход определяется народом Соединённых Штатов Америки. Это очень большое государство, очень мощное, ключевой игрок, что называется. И ни одна страна не способна повлиять на эти результаты. По-моему, несколько дней назад Президент Путин об этом правильно сказал, что Америка – это что, банановая республика, что ли, на которую можно надавить и сказать: президентом будет такой-то… Нет. Более того, мы прекрасно понимаем и другое: кто бы ни стал президентом Соединённых Штатов Америки, какой курс будет проводить этот президент? Естественно, американский. Он будет действовать исходя из национальных интересов Соединённых Штатов Америки. И эти интересы не всегда, например, совпадают с нашими интересами, потому что у них свои интересы, у нас свои. Любой президент, какой бы ни была фамилия будущего президента Соединённых Штатов – Клинтон или Трамп. Но мы готовы, мы тоже об этом говорили неоднократно, к установлению нормальных, продуктивных отношений с любым президентом Соединённых Штатов. Мы в этом заинтересованы. Другое дело, что эти отношения сейчас находятся на очень низкой точке, на запредельно низкой точке. Откровенно сказать, когда мы начинали контакты с действующей администрацией, с избранным Президентом Обамой, я не мог себе представить, что они дойдут до такой беспрецедентно низкой точки. Потому что у нас были и вполне приличные периоды во взаимоотношениях, и общие задачи, которыми мы занимались и которые мы решили, – это и договор об ограничении стратегических наступательных вооружений, и урегулирование ситуации вокруг Ирана, и целый ряд других тем. Но, к сожалению, из-за того, что произошло на Украине, благодаря стараниям администрации Президента Обамы эти отношения упали, что называется, ниже плинтуса, они стали совсем низкими. И это не наша вина и не наш выбор. Мы заинтересованы в том, чтобы эти отношения были нормальными, но, ещё раз подчёркиваю, нам по большому счёту всё равно, кто будет президентом. И не потому, что это не наш выбор, а просто потому, что любой президент Соединённых Штатов Америки будет прежде всего ориентироваться на американские интересы, иное невозможно было бы себе даже представить. И есть такой мейнстрим, в котором находится американская администрация. Не важно, возглавляют ли администрацию Соединённых Штатов республиканцы или демократы, они всё равно придерживаются достаточно близких позиций по основному набору внешнеполитических приоритетов. Хотя, конечно, они могут меняться.

Й.Леви (как переведено): Почему-то от Wikileaks не публикуются никакие утечки, связанные с Россией? Не находите странным, что нет российского следа?

Д.Медведев: Не нахожу, потому что я не знаю, чем руководствуются люди, которые публикуют эти материалы. Сегодня это может быть одно, завтра это может быть другое. Мир стал настолько прозрачным, что полностью скрыться никому не удаётся. Это нужно понимать всем, кто использует электронные коммуникации. Вот и всё.

Й.Леви (как переведено): Вы говорите, что для Вас не имеет значения, кто придёт к власти в США, но Президент Путин неоднократно называл Трампа достаточно яркой личностью… Как Вы думаете, он мог бы то же самое сказать в отношении госпожи Клинтон?

Д.Медведев: Пусть эти характеристики даёт сам Президент, я могу сказать то, что я знаю. Я с госпожой Клинтон знаком. В тот период, когда она была госсекретарем, она приезжала в Российскую Федерацию, я тогда работал Президентом, я с ней встречался, общался, а с господином Трампом я не знаком. Он, безусловно, яркий человек, но и госпожа Клинтон тоже подготовленный специалист. Но ещё раз подчёркиваю: кто бы ни стал президентом Соединённых Штатов Америки, мы готовы выстраивать с новой администрацией нормальные, конструктивные отношения исходя из принципов международного права, исходя из общей модели равноправных отношений между Россией и Соединёнными Штатами Америки и исходя из конструкции многополярного мира и исходя из той ответственности, которую несут Соединённые Штаты Америки и Россия как постоянные члены Совета Безопасности и крупнейшие ядерные державы перед всей планетой. Это первое. И второе. Естественно, всё будет зависеть от тех позиций, которые будет предлагать новая администрация. Мы готовы к тому, чтобы наши отношения разморозить, об этом Президент Путин неоднократно говорил.

Й.Леви (как переведено): Пытаюсь почувствовать Ваше настроение: те обвинения, которые идут от американцев, их обвинения в том, что вы вмешиваетесь в ход выборов, – Вы удивлены, Вас это раздражает, Вы возмущены? Как Вы к этому относитесь?

Д.Медведев: Мы к этому спокойно относимся. Совсем спокойно. Дело в том, что это несколько странно. Почему – скажем прямо: американская политическая машина очень мощная, она активно вмешивается в политические процессы, которые происходят на всех континентах. И они считают для себя это совершенно нормальным и возможным. Их неправительственные организации, сотрудники посольств очень активно работают по всему миру. Кстати сказать, и в нашей стране тоже. Но они считают, видимо, что положено Юпитеру, как говорили древние, то не положено быку. То есть они имеют право на многое, а другие страны ничего делать в этом смысле не должны. Это первое.

И второе. Мы, может быть, немного удивлены тем, что они такое значение сейчас придают внешнеполитическому фактору. Лучше было бы сконцентрироваться на решении внутренних задач, стоящих перед американской экономикой, перед социальной сферой, здравоохранением Соединённых Штатов Америки, а не искать врагов в Российской Федерации или в какой-то другой стране. Потому как это довольно примитивный приём – добиваться цели, исходя из теории заговора и наличия врагов, говорить: смотрите, что происходит, мы должны дать этому отпор. Это, как правило, даёт очень короткий, сиюминутный эффект.

Й.Леви (как переведено): Хочу перейти к вопросу Израиля и Палестины. Вы хотите заменить США в качестве посредника в процессе ближневосточного урегулирования, в качестве координатора между Нетаньяху и Аббасом, хотите взять на себя эту роль?

Д.Медведев: Мы никого не хотим заменить. Квартет посредников, который существует, это в принципе устойчивая модель. Мне кажется, это в принципе неплохая модель. Другое дело, что за последнее время в процессе ближневосточного урегулирования мы не видим никаких позитивных сигналов. Скажем прямо, если говорить о том, что удалось добиться за последнее время, – ничего. И вот это, наверное, расстраивает. В этом смысле мы готовы предпринимать более активные усилия для того, чтобы этот процесс возобновился, в том числе и прямые контакты между Махмудом Аббасом и Премьером Биньямином Нетаньяху – в любом месте, где пожелают лидеры, в том числе и в Российской Федерации. Но мы не пытаемся заменить Соединённые Штаты Америки. Правда, надо признать откровенно, Соединённые Штаты Америки за последнее время не очень-то и старались в этом направлении. Это правда. Может быть, какие-то усилия нужно было предпринимать более энергично.

Й.Леви (как переведено): Скоро состоится Ваш визит в Израиль. В нашей стране очень большая диаспора, большое сообщество русскоговорящих эмигрантов. Хотите ли Вы своим визитом послать какой-то сигнал сообществу русских в Израиле?

Д.Медведев: Израиль действительно особое для нашей страны государство. И отношения всегда были особыми, начиная с момента признания израильского государства Советским Союзом. Причём роль выходцев из Российской империи в становлении Израиля как государства была действительно уникальной, и 1,5 млн человек так или иначе исторически связаны с Российской Федерацией, с Советским Союзом – это, конечно, очень значительная часть израильского общества. Мы хотели бы, чтобы между нашими странами были очень добрые, партнёрские отношения. Мы к этому готовы. Свой вклад могут внести и представители русскоязычных выходцев из нашей страны, из других стран бывшего Советского Союза. Но дело не только в том, что многие знают русский язык и в лучшей степени, может быть, понимают ментальность людей, которые живут в Российской Федерации. Это даёт нам возможность более активного общения, что исключительно важно в современном глобальном мире. Это действительно очень ценно. Вот на это я рассчитываю и надеюсь, что это принесёт свои плоды. Уверен, что между нашими странами отношения могут быть подняты на гораздо более высокий уровень, нежели существует сейчас.

Й.Леви (как переведено): Большое спасибо. Удачного Вам визита и спасибо за возможность пообщаться с Вами.

Израиль. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 5 ноября 2016 > № 1960461 Дмитрий Медведев


Израиль > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 31 октября 2016 > № 1953969 Даниэль Баренбойм

Даниэль Баренбойм: «Бюрократическая Европа убивает музыку»

Единый континент Вагнера и Верди, предпочитающий искусству национализм и деньги. Великий дирижер возвращается в Ла Скала. Он поделился с нами своими идеями и провокационными соображениями.

Риккардо Ленци (Riccardo Lenzi), L'Espresso, Италия

Всегда есть момент возвращения в Ла Скала, это изысканная метафора католического воскрешения. Так было с Клаудио Аббадо (Claudio Abbado) после 26 лет его отсутствия, то же отчасти повторилось с Риккардо Мути (Riccardo Muti): спустя 11 лет после его ухода из театра в его честь в Театральном музее театра была организована выставка. 7 ноября настанет очередь Даниэля Баренбойма (Daniel Barenboim), который, передав два года назад дирижерский пульт Ла Скалы Риккардо Шайи (Riccardo Chailly), теперь откроет новый симфонический сезон филармонии.

По счету это 35-й сезон, начиная со времени, когда Аббадо вместе с музыкантами Ла Скала задумал организовать на постоянной основе программу симфонического репертуара в оперном контексте театра. Это возвращение пройдет под знаменем Седьмой симфонии Антона Брукнера, коронного произведения дирижера, и Первого фортепианного концерта Бетховена, солировать будет Марта Аргерих (Martha Argerich). Далее Баренбойм-пианист выступит в неаполитанском Сан Карло и в Санта-Чечилии в Риме.

Для 74-летнего израильского дирижера, родившегося в Аргентине, это приятное обстоятельство. Свой первый комментарий он дает нашему изданию: «У меня множество приятных воспоминаний. Некоторые связаны с важными постановками, такими, как „Тристан“ Вагнера режиссера Патриса Шеро (Patrice Chéreau) или „Игрок“ Прокофьева в постановке Дмитрия Чернякова. Но в целом я с удовольствием подвожу итоги своей десятилетней работы с оркестром. Нам удалось насыщенно и плодотворно поработать без единого конфликта, в свое удовольствие, что в нашем ремесле и в других коллективах в мире является далеко не последним делом».

Особенно Баренбойм гордится своей интерпретацией «Реквиема» Джузеппе Верди. «Я говорю это не из желания похвастать, но хотел бы подчеркнуть, что в те годы мне удалось невероятно близко и глубоко познакомиться с этим шедевром, с одним оркестром и хором, варьируя только солистов-певцов. Есть весьма характерные произведения, они стали почти неотъемлемой частью программы определенных оркестров, театров, традиций. Например, вальсы Новогоднего концерта Венской филармонии или некоторые симфонии Брукнера для Штаатскапеллы или Берлинской филармонии. Те же эксклюзивные отношения связывают „Реквием“ Верди и Ла Скала».

Верди в исполнении Баренбойма получил признание критиков. И это было неитальянское исполнение. Лукавое замечание напоминает маэстро некоторые разногласия, разбавлявшие его повседневную жизнь во время работы в Милане. Баренбойма, знаменитого интерпретатора музыки Бетховена и Вагнера, действительно упрекали за то, что он не знает, как обращаться с итальянской оперой. У маэстро, как тогда, так и сейчас весьма четкие представления на этот счет: «Итальянский характер представляется гораздо более сложным понятием, чем принято говорить. Что такое итальянский характер? Это Данте, Боккаччо, Пиранделло, Верди или Россини? Пять разных вселенных. Есть ли что-то, что их объединяет? Да. Однако это, на мой взгляд, гораздо менее интересно, чем то, что их друг от друга отличает. А что такое немецкий характер в музыке? Это Брамс, Вагнер, Бетховен или Шуман? Брамс и Вагнер, говоря скорее в художественном, а не в человеческом отношении, были почти врагами, на стилистическом уровне они шли в противоположных направлениях. Когда речь идет об итальянских особенностях, в Италии, это граничит с поверхностностью. Верди гораздо более велик в этом отношении. У него в кабинете были партитуры Квартетов Бетховена. Только изучив и освоив их, он решился написать свой квартет».

Однако Баренбойм признает, что есть и националистические элементы культурного типа. «Проблема возникает, когда этот культурный национализм перерастает в политический. Когда немцы говорят: „Чтобы воспринимать немецкую музыку, необходимо понять эти внутренние немецкие особенности“, они правы. Но когда в 30-е годы некоторые из них утверждали: „Лишь немец может понять эту музыку“, мы погружались в самый вульгарный фашизм на свете».

Великая музыка, таким образом, должна выходить из строгих ограничений нации, прежде всего интеллектуальных. По мнению Баренбойма, непризнание этого на локальном уровне ставит один из больших вопросов, касающихся самой сущности понятия «Европа». «Почему в Европейском союзе столько проблем? По многим разным причинам, которые известны нам всем: кризис на Ближнем Востоке, экономический кризис и так далее», — размышляет дирижер. «Но ведь Евросоюз был создан не только как пространство единой валюты или как политическое целое. Сейчас, оглядываясь назад, можно понять, что было ошибкой не сделать с самого начала особого акцента на общекультурном образовании в различных странах ЕС. Ведь если европейский континент и обладает чем-то, чего нет в таком количестве и качестве больше ни у кого, так это именно культура». По мнению Баренбойма, таким образом, причины европейского кризиса нужно искать в отсутствии «расширенного» понятия культуры, исключающего разделяющие ее партикуляризмы, наносящие даже больший ущерб, чем проблемы экономического характера.

Другие проблемы в предыдущие сезоны в Ла Скала происходили, по мнению художественного руководителя того времени Стефана Лисснера (Stéphane Lissner), из-за различий в степени культурной подготовки среднего итальянского зрителя по сравнению со зрителем из англосаксонских стран, в их способности восприятия некоторых новаторских элементов в оперной режиссуре. «Я бы хотел сделать замечание исторического плана», — объясняет Баренбойм. «До 20-х годов прошлого века во всех европейских оперных театрах режиссура практически отсутствовала. Она ограничивалась лишь сценическим обустройством, и все. Как раз тогда Берлинский театр Кролль-опера » под музыкальным руководством Отто Клемперера (Otto Klemperer) стал первым культурным учреждением, где поставили этот эксперимент. Остальная Германия сохранила консервативное направление, и фестиваль Вагнера в Байройте не был исключением из этого правила. Пока его художественным руководителем не стал Виланд Вагнер (Wieland Wagner), который произвел революцию, открыв возможность создавать ненатуралистичные декорации, стремящиеся к совершенной абстракции и символизму, выставлявшие на первый план музыку. Это оказало сильное влияние на основные тенденции и направления. Далее, как это происходит со всеми нововведениями, они имели положительные и отрицательные последствия. В частности, в Германии, дошло до нелепого фарса, особенно к нему были склонны режиссеры, не обладавшие ни культурой, ни интеллектом, необходимыми для понимания музыки. Однако я считаю, что в итальянских оперных театрах такого рода перемены не имели под собой никакого основания. Кто были великие реформаторы оперной режиссуры в вашей стране до середины 60-х годов? Только Лукино Висконти (Luchino Visconti), а он сделал лишь несколько постановок, и Джорджо Стрелер (Giorgio Strehler). Поэтому Лисснеру было сложно довести до успеха некоторые свои проекты. Я же, однако, должен подчеркнуть, что зрители Ла Скала оказались более расположены к инновациям, касающимся инструментальной музыки. Например, я сделал цикл, посвященный Шенбергу, сопоставляя его музыку с произведениями Бетховена, и он вызвал множество лестных и восторженных отзывов«.

История взаимоотношений маэстро Баренбойма и Италии восходят к 1950-м годам. В 1956 году он учился на курсе дирижирования оркестров в Академии Киджи в Сиене, «но отыграл свой первый концерт в Италии, в Риме в 1952 году», — вспоминает он. «Для меня это было очень важно. Это был концерт в Римской академической филармонии, которой в то время руководила легендарная Адриана Панни (Adriana Panni). Там же я познакомился с Игорем Стравинским, эта встреча стала одной из самых решающих в моей карьере. Потом я играл везде понемногу: в Бари, в Падуе, в Перудже, на Сицилии».

Как ваши тонкие музыкальные «радары» оценивают нынешние изменения итальянской музыкальной жизни по сравнению с тем временем? «В Италии было два уровня», — говорит Баренбойм. «Первый — лирический, это, разумеется, в первую очередь, Ла Скала, а также Римский оперный театр. Второй — уровень инструментальной музыки, был насыщен инициативами, казавшимися элитарными, здесь помощь оказывали частные лица. Так, я вспоминаю госпожу Альбу Буитони (Alba Buitoni) в Перудже, она с огромным увлечением организовывала свои прекрасные концерты. Потом граф Гуидо Киджи Сарачини (Guido Chigi Saracini) в Сиене, Роман Влад (Roman Vlad) в Риме, Массимо Боджанкино (Massimo Bogianckino) во Флоренции и в Сполето. В общем, большинство встреч происходило благодаря некоторым блестящим и деятельным людям. Однако никакой отдельной, настоящей жизни вне оперного театра не было. В наше время с этой точки зрения дела в Италии пошли на поправку: вспомнить только некоторые программы в Ла Скала или то, что делает мой друг Антонио Паппано (Antonio Pappano) в Риме. В этом отношении создание Аббадо Оркестра филармонии Ла Скала имело очень большое значение».

Разговаривая с Баренбоймом, его собеседник замечает, что дирижер воспринимает музыку не только как сочетание нот. Для него, как для Малера, большая симфония — это мировосприятие. Его интеллектуальный фильтр неизбежно приводит все аспекты реальности к возможности настоящего, неэфемерного музыкального образования. Потому что, на его взгляд, благодаря этому искусству можно научиться невероятному количеству полезных для жизни вещей. Фуга Баха может объяснить историческую реальность так же, как событие или книга: «Привычка слушать гораздо важнее, чем мы только можем себе представить, не только для развития отдельно взятого человека, но и для функционирования общества в целом. Музыкальные способности и слуховое интеллектуальное восприятие часто отделены от остальной части человеческой жизни, сведены к досуговым функциям или к эзотерическому миру элитарного искусства. Способность вместе слушать различные голоса, улавливать отдельно каждую из их экспозиций, способность запомнить тему, которая прозвучала впервые, прослеживать ее в процессе длительной трансформации, слышать, как она звучит вновь, в новом свете, и, наконец, слуховой навык, необходимый для распознавания геометрических вариаций сюжета фуги, — все эти качества наращивают способности понимания». Даже между разными народами.

Отсюда мы быстро переключаемся к разговору о гражданских обязательствах, теоретические основы которых представлены в книгах и публичных выступлениях Эдварда Саида (Edward Said), знаменитого палестинского интеллектуала, умершего в 2003 году. В одном из его наиболее важных тезисов говорится, что интеллектуал должен отделиться от политики, власти, чтобы критиковать их и изменить реальность. До сих пор, считает Баренбойм, «требуется поколение интеллектуалов, сосредоточенных на общей цели, оторванных от логики властей, чтобы продвигать культуру этики и познания. Взять, к примеру, конфликт между Израилем и Палестиной. Как после 50 лет оккупации можно представить себе будущее, в котором вместе или рядом смогут существовать израильтяне и палестинцы, когда единственное, что последние знают об Израиле — это его солдаты и танки? Ни о каком решении этого вопроса извне не может быть и речи: американцам хватает других дел во всем мире. Германия не сможет ничего сделать из-за исторической памяти о Холокосте. Необходимо было бы создать группу, форум израильских и палестинских интеллектуалов, знакомых с диаспорой, как был с ней знаком Саид».

И, быть может, следовать примеру папы Франциска. «Он отправился на Святую землю и сказал в Рамалле то, что не понравилось палестинцам. То же самое он сделал в Тель-Авиве, обратившись к израильтянам. Потом он пригласил прежнего израильского президента Шимона Переса и представителя палестинской власти Абу Мазена в Ватикан. Прекрасно зная, что ни тот, ни другой ехали туда не за молитвами. На мой взгляд, он хотел сказать, что все, сделанное за последние десятилетия, не привело почти ни к какому результату. Теперь нам нужно искать новый способ разрешения проблем на Ближнем Востоке. Я глубоко восхищен папой Франциском, мне кажется убедительным его подход к этическим проблемам».

Баренбойм не боится обвинений в интеллектуальной мяклости. В том, что он до сих пор остается под влиянием «Этики» Спинозы, своего любимого философа, с уже потертым экземпляром которой он не расставался в мировых концертных турах. Он не производит такого впечатления: «Великий Вольтер однажды раскритиковал труды Спинозы за злоупотребление метафизикой. А сейчас метафизический абсолют представляет невероятно важную роль. Мыслить метафизически в этимологическом смысле означает выйти за рамки материального, осязаемого, буквального, чтобы понять как суть субъекта, так и его отношения со всеми другими субъектами, вне зависимости от того, человек это или правительство, голос в фуге Баха или историческое событие. Непредвзятая мысль, в реальности, представляет большую ценность в эпоху, когда политические системы, социальные ограничения, моральные коды и политкорректность часто обусловливают способ мышления».

Грани личности Баренбойма не исчерпываются серьезностью. К концу интервью, когда пришло время прощаться, он подошел ко мне с заговорщическим выражением на лице: «Я должен признаться Вам в моей абсолютной любви к Италии. Я родился в Аргентине, но когда мне хочется пошутить, я говорю: „Аргентина — это единственный итальянский регион, где не говорят по-итальянски“. Я очень хорошо себя чувствовал в Чикаго, прожив там 37 лет, 18 из которых руководил оркестром. Я был совершенно обескуражен качеством оркестра, достиг больших профессиональных успехов. Однако вне концертов и репетиций жизнь шла совершенно иначе. В Милане я был счастлив, даже когда отходил от Ла Скала. Люди одеваются там, как в Буэнос-Айресе, и, что еще важнее, „наслаждаются жизнью“ почти так же. Способность наслаждаться жизнью дана не всем народам. Для нас, латиноамериканцев, это имеет абсолютную ценность. Это как принцип экономии для немцев. Я хорошо помню одну даму, которая очень гордилась своим ребенком: она давала ему в то время пять марок в неделю. Когда наступала пятница, он говорил ей, что у него оставалось еще две марки, и она была на седьмом небе от счастья. А мои дети уже в понедельник-вторник все спускали на мороженное или на игрушки. В общем, когда я жил в Милане, я чувствовал, что все люди, любого социального класса, с любыми политическими предпочтениями, имели ту же тягу насладиться жизнью. Это очень важно». Спиноза бы с этим согласился.

Израиль > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 31 октября 2016 > № 1953969 Даниэль Баренбойм


Палестина. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 октября 2016 > № 1938068 Александр Проханов, Абдельхафиз Нофаль

 Палестинцы — люди победы

беседуют главный редактор газеты «Завтра» и Чрезвычайный и Полномочный посол Государства Палестина в РФ господин Абдельхафиз Нофаль

Александр Проханов

Александр ПРОХАНОВ.

Господин посол, полагаю, что вопрос Палестины лежит в основе всего ближневосточного кризиса. И если так, то как эта палестино-израильская драма спроецировалась и породила цепную реакцию конфликтов — в Сирии, в Ливии, в Ираке, в Йемене? И если справедливо это утверждение, то как этот конфликт разросся и достиг столь колоссального масштаба?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

Мы считаем, уважаемый Александр Андреевич, что в основе конфликтов на Ближнем Востоке и всех переживаемых им болезненных событий лежит палестино-израильское противостояние, и только справедливое и всеобъемлющее решение палестинской проблемы является, по нашему мнению, гарантом установления безопасности и стабильности в регионе. Даже террористические и экстремистские группировки, совершающие чудовищные преступления в Сирии, Ираке, Ливии и других странах, спекулируют на лозунгах, связанных с палестино-израильским противостоянием, и поэтому мы, Государство Палестина, Организация Освобождения Палестины и все другие её учреждения, обращаемся к международному сообществу с призывом активизировать усилия по урегулированию этого конфликта. Именно от международного сообщества на фоне вспышки терроризма в регионе и опасного "озлобления" как в регионе, так и во всем мире, требуется более чем когда-либо следующее:

— ускорить давление на оккупационное израильское правительство с тем, чтобы оно выполняло взятые на себя обязательства в отношении подписанных с палестинцами соглашений,

— ввести в действие механизмы по решению палестинской проблемы в целях обеспечения законных прав палестинцев на основе первоисточников международного права и резолюций Генеральной ассамблеи и Совета безопасности ООН. Иначе усилия по искоренению опасности терроризма не дадут абсолютно никаких результатов.

Как известно, существует опасность, проистекающая из заявлений, распространяемых отдельными израильскими кругами, о том, что это противостояние имеет религиозные истоки. А это может иметь плохие последствия. И такие разрушительные израильские инсинуации совпадают по времени с попытками израильской армии и израильских поселенцев вторгнуться на территорию мечети Аль-Акса, а также с попытками её разделения на иудейскую и палестинскую части, с иудеизацией Иерусалима и со стиранием признаков его христианского и исламского характера, что ввергнет ситуацию в пекло разрушительной религиозной войны. Палестинское политическое руководство постоянно выступает с предостережениями о подобной опасной для будущего региона и мира в целом политике Израиля.

Хотим напомнить, что мы, палестинцы, согласились на тяжелейшую для нас "сделку", когда уступили 78% исторической территории Палестины в пользу Израиля и признали его. И несмотря на отказ Израиля выполнять свои обязательства по подписанным с палестинцами соглашениям, несмотря на упорное нежелание израильского руководства признать наши законные права, мы продолжаем настаивать на чётком и недвусмысленном признании Государства Палестина в границах 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме, на справедливом и согласованном решении проблемы палестинских беженцев. Мы считаем, что это единственный путь к коренному решению всех проблем ближневосточного региона и его кризисов.

Александр ПРОХАНОВ.

Является ли проблема взаимоотношения Палестины и Израиля непреодолимой? Мы видим, что со стороны и Палестины, и Израиля предлагаются условия, не выполнимые для сторон. Например, Палестина никогда не может признать Иерусалим не своей столицей, а столицей Израиля. Палестина никогда не примирится со строительством израильских поселений на Западном берегу реки Иордан. Палестина никогда не согласится с тем, что доступ палестинских беженцев, которых множество, закрыт обратно в Палестину. Израиль же никогда не согласится с этими требованиями палестинцев. Где решение? Через что? Через войну, через ожидание, через компромисс? Ждать смены поколений? Давления международного общественного мнения?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

Известное Соглашение в Осло создало рамки для палестино-израильских отношений, которые, как предполагалось, станут основой для новых отношений в регионе. Это соглашение опирается в основном на принцип существования двух государств — палестинского и израильского, живущих бок о бок друг с другом.

Однако Израиль отказывается от обязательств, возложенных на него подписанными с нами соглашениями. С 1993 года, когда было подписано Соглашение в Осло, и включая все другие договорённости и соглашения, подписанные в результате длительных переговоров, Израиль продолжает игнорировать международное право и резолюции ООН, осуществляя процесс иудеизации Иерусалима, поселенческого колониализма и аннексии палестинских земель, массовых репрессий в отношении палестинского народа и операций по физическому уничтожению палестинцев, а также все другие формы своей агрессивной практики в отношении палестинской земли и палестинского населения.

Для вывода политического процесса из замкнутого круга, в котором он оказался по вине непримиримой политики Израиля, многие столицы мира предоставляли возможность для совместных совещаний и встреч, стремясь придать новое дыхание мирному процессу, предпринимая различные попытки, но все они пошли прахом из-за коварства и неприкрытого крючкотворства Израиля. Последняя из таких попыток была связана с усилиями американского госсекретаря Джона Керри и спецпредставителя США по Ближнему Востоку Мартина Индика. Это длилось 9 месяцев, и в конце концов американская сторона объявила Израиль ответственным за провал переговоров по причине продолжающейся политики создания незаконных военизированных еврейских поселений на палестинских территориях. В этой связи следует обратиться к точке зрения палестинского президента Махмуда Аббаса, разъясняющей все решения и выбор палестинской стороны, изложенной им в интервью "Нью-Йорк Таймс" после провала Израилем миссии Керри и Индика, в ходе которой палестинская сторона проявила готовность к согласованным договорённостям о том, чтобы Иерусалим стал столицей двух государств. Палестинская сторона проявляла гибкость и в вопросе о беженцах, что давало бы возможность большей части потерявших родину палестинцев вернуться в будущее Государство Палестина. Там же шла речь о возможности присутствия на границах Израиля и Государства Палестина международных сил, что в равной степени обеспечивало бы мир и безопасность для обоих народов. Однако упорство Израиля, его поселенческий колониализм, воздвигнутая Израилем расистская разделительная стена, удушающая блокада Газы и другие проявления израильской агрессивной практики разрушили мирный процесс и разрушают всякую надежду на возможный мирный процесс в будущем при продолжении Израилем подобной непримиримой политики.

Александр ПРОХАНОВ.

Когда примирятся ФАТХ и ХАМАС? Почему палестинское движение в такой мучительный для Палестины момент расколото? Почему не находят общий язык эти две силы? Идёт война, пора забыть о внутренних противоречиях. Где пути их примирения?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

Мы считаем, что внутрипалестинский раскол является исключительно опасным во всей истории борьбы палестинского народа. 2007 год — год переворота — можно приравнять к катастрофе нашего народа — Накбе, в 1948 году, когда было создано израильское государство. Этот раскол представляет собой большую опасность для будущего нашего единства и для нашей борьбы во имя строительства и создания полноценного суверенного Государства Палестина на оккупированных территориях в границах на 4 июня 1967 г. и со столицей в Восточном Иерусалиме. И никоим образом речь не может идти о создании Государства Палестина лишь на Западном Берегу реки Иордан, без Сектора Газы. Или в Секторе Газа без Западного Берега. Таков изначальный выбор и палестинского руководства, и палестинского народа. Данный раскол произошёл в интересах Израиля, и он используется экстремистскими кругами Израиля для проведения агрессивной политики и разрушительной практики в отношении нашего палестинского народа, его возникающих государственных институтов и инфраструктур. Следует также учесть, что со времени внутрипалестинского раскола Израиль развязал две опустошительные войны против нашего народа в Газе (первая — с 27 декабря по 18 января 2008-го, вторая — с 8 июня 2014-го, длившаяся более 50 дней), используя в качестве предлога обстрелы самодельными ракетами на палестино-израильской границе. Жертвами этих войн стали тысячи погибших палестинцев, большая часть — дети и женщины. Была разрушена инфраструктура Газы, в том числе аэропорт, морской порт, правительственные учреждения, фабрики и банки, сотни тысяч семей лишились крова и стали беженцами.

После прихода к власти ХАМАС в Секторе Газа ужесточилась блокада, включая закрытие пропускных пунктов. Поэтому палестинское руководство в Рамалле решительно отвергает ситуацию, при которой наш народ остаётся заложником блокады. Наше руководство откликалось на все инициативы арабских и не арабских стран по осуществлению межпалестинского примирения, включая инициативы из Дохи, Мекки, Каира и других столиц, которые призывали к формированию правительства национального единства, проведению президентских и парламентских выборов. Однако все эти попытки провалились из-за целого ряда факторов, одним из которых является общая ситуация в регионе. Однако Палестина победит. Мы — люди победы.

Я должен отметить, что палестинское правительство в Рамалле во главе с господином Рами Хамдалла является правительством национального согласия и выполняет все свои обязательства по отношению к нашему народу в Газе. Ещё раз хочу подтвердить, что палестинское руководство готово уже сегодня, а не завтра прекратить раскол, поскольку понимает его опасность и его пагубное влияние на нашу национальную проблему.

Александр ПРОХАНОВ.

Какими видятся вам трансформации, происходящие на Ближнем Востоке? Ближний Восток меняет кожу. Возможно, там исчезнет целый ряд государств и появится ряд новых государств. Как вы видите эту полифонию ближневосточной государственности?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

В регионе создаётся новая действительность, происходят неизбежные перемены. И, возможно, одной из основных причин этого является поддержка западными странами на протяжении десятков лет абсолютистских режимов, жертвами которых стало население этих стран, а также жестокие войны в Ираке, Сирии, Йемене и Ливии как результат той слепой политики, которую проводил Запад в регионе и за которую мы все теперь расплачиваемся.

Если внимательно вглядеться в историю региона, то убеждаешься, что Договор Сайкса — Пико, по которому арабский мир после развала Османской империи был разделен на зоны влияния и колонизации Франции и Англии, превратил арабский мир в зону непрекращающихся междоусобных войн — пограничных, этнических и межконфессиональных. Это разделение с самого начала было основано на политике "Разделяй и властвуй" и привязало арабские государства к политике и экономике этих двух колониальных стран, превратив их в маргинальный рынок сбыта для потребительских промышленных и культурных продуктов, производимых в так называемом "Европейском центре". Это тормозило развитие гражданского общества в этих странах, попавших в результате колониального разделения в западню зависимости, невежества и маргинальности. Следует заметить, что с началом подъёма арабских стран на борьбу за свою независимость в самом сердце арабского мира был насаждён Израиль, с тем чтобы истощить силу и богатство арабского мира, стран, которые были вынуждены бороться с Израилем, заключая крупные и дорогостоящие сделки на покупку оружия в ущерб своему экономическому развитию. Войны с Израилем разрушили экономику и инфраструктуру арабских государств, но наибольший ущерб состоял в том, что Израиль успешно воспрепятствовал осуществлению любой возможности политического или экономического единства арабских стран. И поскольку страны нашего региона со времён развала Османской империи были заложниками втягивания в блоки и объектами конфликтов международных интересов, отчуждение между ними возросло ещё больше. А во времена холодной войны между социалистическим и капиталистическим лагерями ещё больше возросла невозможность географического, политического или экономического единства между арабскими странами с разными режимами, не говоря уже о междоусобных войнах в результате такого явного разделения — как, например, война в Йемене в 60-х годах прошлого века.

Лига Арабских государств является приемлемым форматом для достижения политического консенсуса арабских стран, но она не сыграла свою роль. Другие региональные организации — как Совет сотрудничества стран Персидского залива, Североафриканский Союз, — пытались найти альтернативные решения для своих регионов, способные осуществить приемлемое политическое и экономическое единство. Однако политика Запада и в особенности США, господствующих над энергетическими источниками в регионе, продолжала оставаться причиной провала любой попытки развития и прогресса в регионе. Опираясь на монархические тоталитарные режимы в регионе, США и их союзники по НАТО стремились изменить политическую структуру региона в своих целях. Так появилось множество проектов и блоков, среди которых "Новый Ближний Восток", обеспечивающий внедрение Израиля в регионе в качестве главенствующего элемента. Однако Израиль неприемлем для арабов — по крайней мере, до тех пор, пока он не включится в мирный процесс, гарантирующий права палестинскому и другим арабским народам. Израиль развязал разрушительные войны против Ливана и Газы, тем самым провалив план "нового Ближнего Востока". Затем был выдвинут план "управляемого хаоса", предложенный госсекретарём США Кондолизой Райс после оккупации Ирака, и было подготовлено "Новое соглашение Сайкса — Пико" под личиной так называемой "арабской весны", направленной на разделение арабских стран на малые квазигосударства, зиждущиеся на конфессиональной и этнической основе и влачащие жалкое существование, как это происходит, например, в Ливии. Даже неискушённому наблюдателю ясно, что наибольшую выгоду от такого переформатирования Ближнего Востока получает именно Израиль.

Александр ПРОХАНОВ.

Согласны ли вы с мнением, что так называемая "арабская весна", агрессия против Сирии, планы создания "нового Ближнего Востока" направлены в основном на маргинализацию и забвение палестинской проблемы в интересах Израиля?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

Вне всякого сомнения. Как мы уже говорили, разрушение государств региона в том виде, в каком они были, разрушение их армий, распространение насилия и войн между народами этих стран — всё это в интересах Израиля, который стремится построить своё государство в границах, которые он провозгласил с момента своего создания, — "От Нила до Евфрата" — и развал арабских государств, несомненно, даст Израилю исторический шанс осуществить свои далеко идущие экспансионистские устремления. К этому следует добавить, что хаос на Ближнем Востоке даёт Израилю возможность взять передышку в войне, поскольку сейчас он избавлен от каких-либо угроз или давления. Поэтому он и не спешит устанавливать мир с палестинцами и с другими арабами. Более того, он начал нагло требовать внесения существенных поправок в "Арабскую мирную инициативу" 2002 года в свою пользу. Эта инициатива, принятая Лигой арабских государств, была направлена на достижение всеобъемлющего мира с Израилем и окончание арабо-израильского конфликта при главном условии — отступлении Израиля с оккупированных им в 1967 году территорий и признании Государства Палестина на Западном берегу реки Иордан и в Секторе Газа со столицей в Восточном Иерусалиме.

Израиль же намеревается подписывать сепаратные двусторонние соглашения с арабами, и затем перейти к соглашению с палестинцами на выгодных исключительно для него условиях.

Уверяем, что Израиль заблуждается насчёт того, что таким образом он сможет господствовать в регионе. Израиль и Запад под предлогом их стремления "демократизировать" Ближний Восток в действительности делают всё, чтобы именно Израиль сохранял своё "превосходство" в качестве "оазиса демократии" в регионе. США и их союзники принесли в регион "демократию", результатом которой стали разрушения, убийства и террор, как в Ираке и в Ливии. Они стали поддерживать экстремистские террористические организации, присвоившие себе лозунги демократии, равенства, гражданственности и социальной справедливости, к которым призывал народ во время так называемой "арабской весны". С появлением экстремизма и терроризма Израиль, естественно, оказался в их центре. Вспомним хотя бы посещение Нетаньяху раненых террористов в израильских госпиталях.

Мы считаем, что прийти к решению проблемы с палестинцами лучше сегодня, чем завтра, потому что завтра может и не наступить.

Александр ПРОХАНОВ.

Верите ли вы в возможность серьёзных разногласий между США и Израилем по основным вопросам, в частности, по вопросу статуса Восточного Иерусалима?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

Я не думаю, что элементы стратегического партнёрства между Вашингтоном и Тель-Авивом в обозримом будущем будут поколеблены. Хотелось бы напомнить, что сказал Нетаньяху в аэропорту Москвы после его последних переговоров с руководством России в Москве: "Отношения Израиля и Вашингтона — это краеугольный камень политики Израиля".

Приведу другой пример. Когда Нетаньяху выступал перед американским Конгрессом без согласия на то американской администрации, все думали, что это событие вызовет раздор между Нетаньяху и хозяином Белого Дома. Однако они просчитались. Между Вашингтоном и Тель-Авивом было подписано Соглашение по безопасности на более чем 40 миллионов долларов на 10 лет. Это ещё один пример, который доказывает глубину и прочность американо-израильских отношений. Главная причина — давление еврейского лобби на центры принятия решений в США. Даже прямые обвинения Израиля со стороны Керри (посетившего регион 28 раз в течение полугода) в том, что он несёт ответственность за приостановку мирного процесса, за продолжение агрессивной политики Израиля в отношении палестинцев и расширение его незаконной поселенческой деятельности, — всё это никак не ухудшило партнёрские отношения США с Израилем. США в конечном итоге всегда поддерживают Израиль и защищают его политику на международной арене. Вашингтон неоднократно использовал право вето при обвинениях Израиля в совершении военных преступлений против мирных палестинцев. США не оказывают давления на Израиль даже для выполнения им обязательств по соглашениям с палестинцами, которые были подписаны в присутствии американских представителей. Поэтому мы считаем необходимым, чтобы Россия играла более активную роль в мирном процессе, особенно после её активного участия в сирийском кризисе, в котором Россия связала борьбу с международным терроризмом с политическим решением сирийского вопроса. Мы считаем, что Россия может сыграть ключевую роль в решении проблем региона и, в первую очередь, палестинского вопроса.

Александр ПРОХАНОВ.

Чем полезна Россия палестинскому движению? Во времена Советского Союза, во времена Ясира Арафата поддержка палестинского движения со стороны СССР была абсолютно понятна: она была дипломатической, военной, политической. Сейчас Россия, кроме своих добрых пожеланий, кроме своих советов, — чем полезна палестинскому движению? И в чём позиция России хоть немного помогла палестинцам?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

Позиция России со времён Советского Союза в отношении палестинской проблемы не изменилась, и Россия постоянно признаёт наши законные права и выступает за справедливое и всеобъемлющее решение палестинской проблемы на основе международного права и резолюций ООН и на основе принципа существования двух государств — за создание независимого палестинского государства на оккупированной территории в границах 4 июня 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме и за справедливое решение вопроса о палестинских беженцах. Россия осуждает все виды израильской политики поселенческого колониализма путём захвата всё новых палестинских земель, потому что эта деятельность ставит под вопрос создание палестинского государства. Россия — дружественная страна, которая постоянно защищает и поддерживает наши законные права. Россия также всегда оказывает нашему государству помощь и поддержку в экономической, научной, культурной и гуманитарной областях. Наше руководство и наш народ признательны и благодарны российскому руководству и российскому народу за постоянную поддержку и защиту наших законных прав. Мы стремимся поднять наши дружеские и добрые отношения с Россией на уровень партнёрских.

Над этим вопросом работает наша совместная Межправительственная комиссия, первое заседание которой состоялось в Рамалле в марте 2016 года в целях укрепления и развития наших отношений в области торговли, сельского хозяйства, энергетики, медицины, науки и туризма (особенно религиозного), а также в других областях. Российскую сторону возглавлял министр труда и социальной защиты РФ господин Максим Топилин.

И мы считаем, что открытие многофункционального "Центра Путина" в Палестине, а также проведение "Дней палестинской культуры в России" и "Дней российской культуры в Палестине" — это результат нашего плодотворного сотрудничества. Хочу подчеркнуть, что визит российского премьера Дмитрия Медведева в Палестину в середине ноября этого года будет ещё одним показателем стремления обеих сторон укреплять и развивать наши отношения на высшем уровне.

Александр ПРОХАНОВ.

Есть ли сегодня в Палестине, в народе, который находится в рассеянии, в народе, который покинул свои родные пределы, пережил и переживает эту драму, есть ли национального масштаба философ, национального масштаба лидер, политик, который нашёл бы ключ к решению этой проблемы? И лежит ли этот ключ только в политической плоскости? Может быть, он лежит в какой-то более высокой, метафизической плоскости? Политики пытаются развязать этот узел на двухмерном пространстве политической карты мира. Может, это решается на метафизической, религиозной основе?

Абдельхафиз НОФАЛЬ.

Одним из главных свойств нашего народа является тот факт, что он отличается от других народов своей высокой культурой, высоким уровнем образования, а также способностью преодолевать исторические трудности и катастрофы и рождением на нашей земле великих политических, философских и творческих деятелей, которые глубоко повлияли на арабское и международное общество, и этому можно привести многочисленные примеры.

Палестина. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 20 октября 2016 > № 1938068 Александр Проханов, Абдельхафиз Нофаль


Израиль > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 сентября 2016 > № 1918929 Максим Артемьев

Человек, который вырастил Израиль. На смерть Шимона Переса

Максим Артемьев

Присутствие Переса в политике служило умиротворяющим и объединяющим фактором в Израиле. Он олицетворял неразрывную связь времен в молодом государстве, преемственность его развития. Но теперь Израиль прошел достаточный путь, чтобы его руководители принадлежали уже целиком к поколениям, родившимся после его образования

Ушел из жизни один из последних великих политиков XX века, живая легенда, человек, в буквальном смысле создававший Израиль. Шимон Перес занимался политикой с ранних лет, отсюда невероятно протяженная и насыщенная карьера. Его биография отразила все повороты израильской политики почти за 70 лет существования еврейского государства – и внутренней, и внешней. Перес был премьером всего дважды, и оба раза совсем недолго, но еще задолго до первого премьерства он успел стать одним из самых известных лидеров Израиля.

Начало жизненного пути Переса было типичным для представителя Пятой алии. Он родился в 1923 году на Восточных Кресах новообразованной Польши, на территории современной Белоруссии. В те годы евреи-ашкенази составляли там подавляющее большинство городского населения, да и на селе, в местечках их тоже был существенный процент. Семья принадлежала к низам среднего класса. Многонациональная обстановка способствовала тому, что с детства Перес-Перский рос полиглотом – польский, идиш, русский, иврит звучали вокруг него. Идеи сионизма тогда еще не получили широкого распространения, так что иммиграция семьи Переса в Палестину воспринималась скорее как чудачество. Последующие события показали, что этот выбор был единственно верным. Все оставшиеся в Европе родственники погибли.

Шимон Перес активно включился в общественную работу на новой родине, что, впрочем, было типично для еврейской молодежи в Палестине в то время. Переезжали именно идеологически мотивированные активисты, а вокруг проживало враждебное арабское население. Поэтому были популярны различные формы самообороны, и неудивительно, что юный Перес примкнул к «Хагане» – военизированной сионистской организации.

Уже во время первой арабо-израильской войны (1948–1949) он в свои 25 лет занимал важные посты в Министерстве обороны, отвечая за закупки оружия. Тогда Перес на время отошел от публичной политики (он был членом МАПАЙ – лейбористской партии Бен-Гуриона) и сосредоточился на бюрократической работе. Его звездный час придет в 1953 году, когда он станет генеральным директором Министерства обороны – высшая неполитическая должность в ведомстве. Перес формировал израильскую политику в сфере закупок вооружений и создания оборонной промышленности.

После того как страны советского блока перестали снабжать оружием Израиль, нужно было срочно найти новых поставщиков. США в тот время, несмотря на политическую поддержку, старались не портить отношения с арабским миром, и задача найти стратегического союзника в столь сложный момент выпала на долю Переса. Именно он стоял за поворотом в сторону Франции, которая стала основным поставщиком военной техники Израилю до 1967 года.

Крупнейшей совместной акцией с Парижем стало участие Израиля в нападении (вместе с Великобританией) на Египет в октябре 1956 года. Переговоры о детальном плане военных действий проводил именно Перес вместе с Бен-Гурионом и Моше Даяном. То есть еще несколько дней назад среди нас жил человек, который принимал решения мирового уровня (а война с Египтом была конфликтом именно такого масштаба, так как вызвала вмешательство США и СССР) еще в 1956 году, 60 лет назад! Он же сыграл выдающуюся роль в ядерной программе Израиля – обеспечил строительство с помощью французских техников и ученых первого реактора в Димоне.

В 1959 году Перес вернулся в публичную политику, приняв участие в парламентских выборах в списках МАПАЙ, и получил уже политическую должность – заместителя министра обороны. Хотя по сути продолжил заниматься теми же вопросами, что и ранее. Парадоксальным образом Шимону Пересу не довелось повоевать ни в Шестидневную войну 1967 года, ни в войну Судного дня 1973-го, потому что в это время он занимался либо партийной работой (по поручению Бен-Гуриона он создавал «Аводу»), либо возглавлял сугубо гражданские министерства – транспорта, а затем информации.

С середины 1970-х по середину 1990-х годов важнейшей темой в израильской политике стало соперничество внутри левоцентристских сил двух титанов: Ицхака Рабина и Шимона Переса. Всякий раз, когда партию вел на выборы последний, она проигрывала, и наоборот. Тем не менее именно в это время Перес дважды возглавлял правительство: в 1984–1986 годах в рамках джентльменского соглашения с правыми Ицхака Шамира и в 1995–1996 годах после убийства Рабина, за что Перес и получил прозвище «удачливый неудачник».

Переход израильской внутренней политики от доминирования левых к двухпартийной системе, таким образом, тоже произошел при активном участии Переса. Другой поворот – уже во внешней политике, от вооруженной конфронтации с палестинцами к мирному диалогу с ними, завершившийся подписанием соглашений в Осло в 1993 году, стал непосредственно детищем Переса. Он тогда был министром иностранных дел, за что и получил Нобелевскую премию мира.

Избрание его президентом страны в 2007 году, в возрасте 84 лет, стало своего рода подарком всех партий ветерану израильской политики, за него проголосовало подавляющее большинство депутатов. Перес активно проработал все семь лет на этом посту, а его 90-летие вылилось в государственный праздник с поздравлениями от всех мировых лидеров и личным присутствием Билла Клинтона и Барбры Стрейзанд.

Шимон Перес сумел пройти с еврейским государством все этапы его развития на протяжении почти 70 лет, и его личная эволюция совпадала с эволюцией преобладающих взглядов в Израиле. Бескомпромиссный сторонник Бен-Гуриона в конце сороковых-пятидесятые, тогда он считал, что Израиль не должен обращать внимание на реакцию на его действия за рубежом. В 1990-е он уже безусловный сторонник мирного диалога с палестинцами и создания их автономии на Западном берегу и в секторе Газа, скорее голубь по взглядам.

Типичный лейборист в начале своей карьеры, считавший рабочую партию чем-то вроде приложения к профсоюзу, Перес оказался достаточно гибок, чтобы на девятом десятке покинуть левую партию «Авода» ради центристской «Кадимы», в которой объединился с крайне правым Ариэлем Шароном, другим ветераном израильской политики. Преуспевавший в практически однопартийном Израиле 1950-х при Бен-Гурионе, он прекрасно встроился в реальную многопартийность, наступившую в 1960–1970-е годы.

Перес был одним из авторов соглашения о правительстве национального единства с Шамиром – своего рода революции в израильской политике, когда было решено, что половину срока кабинет будет возглавлять представитель левых, а правый будет министром иностранных дел, а затем они поменяются местами. Так был разрешен тяжелейший политический кризис.

На посту президента Перес, несмотря на преклонный возраст, активно ездил по миру, используя свой авторитет и для продвижения израильской внешнеполитической повестки (вопреки традиции, что глава государства – чисто церемониальная должность), и для морального очищения этой должности после сексуального скандала со своим предшественником Кацавом. В 2009 году Перес так страстно выступал в Давосе, что это привело к скандалу с турецким премьером Эрдоганом, который в запале покинул форум.

Перес славился своим красноречием и выдающимися литературными способностями. Качество его стихов на иврите (неродном языке!) можно оценивать по-разному, но его блестящий стиль выступлений сомнению не подлежит. При поэтических склонностях он мог быть усердным бюрократом, тонким дипломатом и гибким политиком. Подобно миллионам израильтян, ему пришлось преодолевать языковой барьер и переходить на иврит, обретя тем самым новую идентичность.

Присутствие Переса в политике и общественной жизни в последние десятилетия служило умиротворяющим и объединяющим фактором в Израиле. «Живое ископаемое», реликт времен сионистского движения 1930-х, ветеран войны 1948–1949 годов, соратник Бен-Гуриона, он олицетворял неразрывную связь времен в молодом государстве, преемственность его развития. Теперь ангела-хранителя в еврейской стране нет, и можно сказать, что с уходом Переса окончательно закрыта глава истории становления Израиля. Страна прошла достаточный путь, чтобы ее руководители принадлежали уже целиком к поколениям, родившимся после ее образования.

Израиль > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 сентября 2016 > № 1918929 Максим Артемьев


Израиль > СМИ, ИТ > kapital.kz, 30 июня 2016 > № 1825911 Борис Гельфанд

Шахматы нужно чувствовать, ими нужно наслаждаться

Беседа о жизни, Израиле и, конечно, о шахматах с Борисом Гельфандом

Родившийся в Белоруссии и до конца 90-х проживший в СССР Борис Гельфанд приехал в Алматы на Кубок Евразии по блиц-шахматам. В отличие от многих своих коллег, он спокойно общается с журналистами на тему турнира. Мы беседовали о жизни, Израиле и, конечно, о шахматах. А еще я посмотрел документальный фильм о нем «Альбом 61», взявший несколько призов на международных кинофестивалях.

Рекомендую картину и вам. Матч за звание чемпиона мира между Борисом Гельфандом и Вишванатаном Анандом режиссер показал через 60 семейных фотоальбомов, собранных его отцом в течение жизни и сопровождаемых его же отпечатанными на машинке комментариями. «Чтобы понимать шахматы, человек должен сначала хорошо изучить правила. Но чтобы понять красоту замысла, нужно очень сильно любить игру», – считает Гельфанд. Гроссмейстер из Израиля уже 26 лет стремится стать чемпионом мира по шахматам. Ближе всего он подошел к победе, когда вничью сыграл с Анандом в 2012 году. И только дополнительные партии – тай-брейк – оставили тогда титул за индусом.

– Не надоела вам эта гонка в четверть века? Не измотала ли?

– Я не люблю находиться в зоне комфорта. Да, это ежедневный труд, но у меня внутренняя мотивация большая. У меня пока – дайте постучу – есть и мотивация, и силы. Каждый человек в своей профессии должен искать резервы для совершенствования, попытаться освоить новый опыт и выйти на новый уровень. По уровню игры – есть у меня такая внутренняя убежденность – я мало кому уступаю. Меня уже лет двадцать на пенсию отправлют, а все играю, играю (улыбается). Мне интересно придумать новую идею, новый метод совершенствования. Но на самом деле я борюсь всегда с собой, со своими недостатками. Еще? Мне важно быть примером для детей (их у Гельфанда двое: 10-летняя Авиталь и 5-летний Авнер). Мне кажется, когда дети видят, что отец каждый день напряженно работает – часов по 7-8 шахматами занимаюсь, – это где-то в жизни им поможет обязательно.

– Вы занимаетесь спортом или искусством, или наукой: что есть шахматы, по-вашему?

– Вот за это я и люблю шахматы – они на пересечении науки, искусства и спорта. Это часть культуры. Правда, спортивная их составляющая с каждым днем растет. Выбор лучшего в художественной гимнастике или фигурном катании субъективен, в музыке тоже. А в шахматах – победил ты или проиграл – четко показывает результат партии.Субъективизм есть и здесь, но в меньшей степени, чем в других видах деятельности.

– Ваше отношение к тому, что шахматисту не нужно быть в хорошей физической форме, заниматься спортом.

– Шахматисту необходимо быть в хорошей физической форме. В классическом турнире партия может длиться по 6-7 часов. Нужна выносливость, и развить ее помогает спорт. Дам вам пример: на весеннем турнире «Аэрофлот опен» я играл решающую партию с сильнейшим из казахстанских шахматистов Ринатом Джумабаевым, и на шестом часу партии он допустил ошибку. Выиграл я. Мне хватило сил на длинную и изнурительную борьбу. Я занимаюсь настольным теннисом, много хожу пешком. Аэробическая нагрузка должна быть, именно она дает шахматисту выносливость. Хотя, честно говоря, я думаю, что положительные эмоции от процесса не менее важны, чем сама тренировка.

– Чему еще в жизни вы уделяете время? Бизнесу?

– Нет, не думаю, что у меня есть способности к ведению бизнеса. Только турнирами и зарабатываю. Почти не обучаю, хотя предложения есть. В прошлом году, например, сборную Норвегии готовил к первенству Европы.Шахматы для меня - это главное, они требуют полного погружения, полной отдачи. И не только физического, но и психологического погружения. Раз в неделю я уделяю время написанию книг. В какой-то мере их можно назвать обучающими, но их читают и чемпионы мира. В них я рассказываю о процессе принятия решений во время игры. Все видят только ход, но никто не знает, почему он был сделан. В своих книгах я стараюсь показать, как это происходит. Также откровенно пишу о своих ошибках в партиях, когда что-то упустил, или, наоборот, увидел и смог понять позицию глубже своего противника. Кстати, моя предыдущая книга “PositionalDecisionMakinginChess” стала бестселлером и завоевала титул «Лучшей шахматной книги 2015 года».

– Почему шахматы все же проигрывают в популярности другим видам спорта?

– Как я уже сказал, чтобы понимать их, нужно любить игру и хорошо изучить правила. Но также нужно время, а его у людей нет, люди сейчас спешат. Чтобы оценить игру, нужно сосредоточиться. Шахматы здесь совсем как классическая музыка или балет. Их нужно чувствовать, ими нужно наслаждаться. Публику должна быть готова к пониманию шахмат. Шахматы уже входят в программу образования в школах разных стран мира. В городе, где я живу, в трети школ и детсадов введены еженедельные обязательные уроки шахмат. Вообще, шахматы в Израиле плохо пропагандируются, но, когда я играл с Анандом, местный спортивный канал, который только футбол обычно и показывал, вел прямую трансляцию партий, и после этого в стране возник всплеск интереса к шахматам: в 4 раза выросло число детей, занимающихся в шахматных школах. Потому что все увидели, узнали, что спортсмен из их страны добился успеха и сражается за титул чемпиона мира. Интерес к шахматам растет благодаря современным технологиям. Ведутся видеотрансляции турниров: таких эмоций на лицах даже в футболе не увидишь, многие только ради лиц и смотрят. Во время партии комментаторы объясняют ходы игроков.

- Отвлечемся от мира шахмат, поговорим о мире реальном. О стране, которая стала символом упорства, выносливости и примером больших успехов. Бич нашего общества – коррупция, протекционизм и иже с ними. Как с этим в Израиле?

– У нас есть, я бы сказал, не коррупция, а скорее мелкие интересы мелких людей. Протекционизм – точное слово. Приходиться читать в прессе о том, что в министерствах или муниципалитетах на должности устраиваются родственники или политические назначенцы. В чем-то схожая ситуация и в шахматах. В президиуме шахматной федерации находятся родители детей, занимающихся шахматами, которые продвигают их интересы. И такие примеры «мелкого» есть во всем. Что до коррупции, то она скорее свойственна тем сферам, где присутствуют бюрократия и политическая система. Но бесконечной чреды коррупционных скандалов нет, есть единичные случаи. К примеру, экс-премьер страны сейчас отбывает наказание за взятку в 25 тыс. долл., которую он получил за подряды на строительство. А экс-президент Израиля сидит за сексуальные преступления. Так что любой, даже высокопоставленный чиновник, несет ответственность перед законом. Но вот, к примеру, в сфере новых технологий или дорожной полиции о коррупции я не слышал.

– Страна продолжает развиваться?

– Я все еще считаю себя новичком в Израиле. Но могу сказать, что даже в сравнении с началом 2000-х прогресс не заметить нельзя. Повсюду ведется строительство: вырастают новые районы, дороги, торговые центры. Количество научных открытий и достижений просто поражает, например, в медицине, в биотехнологиях. Жизнь обустраивается. В автобусах повсюду Wi-Fi. Протянуты линии железных дорог, и человек, живущий за более чем 100 км, может за 40 минут доехать до центра страны на работу.По приезде в Израиль я поселился в небольшом по тем временам городке – Ришон ле Ционе. За 15 лет население этого небольшого городка увеличилось в 3,5 раза, и сегодня это один из самых развитых городов в стране.

– Но мир в Израиле хрупок, то и дело теракты, обострение отношений с Палестиной. Или вы настолько привыкли?

– Политическая ситуация у нас практически не меняется. Евреи, арабы – всегда есть периоды подъема, всплеска и снижения напряженности. Рядом с нами Сирия – там вообще хаос. Многое зависит от города, от среды, в которой ты живешь. Я в целом веду замкнутый образ жизни, и мои рассуждения в основном взяты из прессы, которая отражает разные точки зрения. У нас издаются популярные газеты, которые как бы на арабской стороне конфликта, очень левые есть, есть и правые. Еще интересен такой факт: редкое правительство у нас доживает до 4 лет, обычно уходит в отставку гораздо раньше.

– Удивительно, что в страну, которая со дня своего основания в состоянии войны с арабским миром продолжается приток населения из других стран, где войны нет.

– Да, увеличился, причем резко в последние годы приток населения из России, Украины. Больше всего едут, как ни странно, из Франции: еврейская община потеряла там чувство безопасности. В целом, мне кажется, что люди понимают, что в Израиле проблеме борьбы с террором уделяется огромное внимание, чего, к сожалению, нельзя сказать о многих других странах.

– Знаю, некоторые потом уезжают и из Израиля, дальше…

– Есть люди, которые уезжают, конечно, есть. Это нормально. Во всем мире люди выбирают себе место жительство по собственному усмотрению.

– Известны ли вам случаи, когда спецслужбы вашей страны привлекали даровитых шахматистов к сотрудничеству с ними?

– Я не слышал о том, чтобы шел исход шахматистов в спецслужбы (улыбается). А вот исход их из шахмат – это происходит. Кто-то ушел на тренерскую работу, кто-то – в другую сферу, профессионально играет всего несколько человек. Детские шахматы развиваются, а, вот, взрослые – нет. Две эти сферы не пересекаются. Детские шахматы – это как часть системы образования. А вот взрослые… Их возглавляют люди, которые считают, что шахматы – это не профессия. В Израиле есть сильные игроки. Большинство молодых и талантливых шахматистов предпочитают уйти из шахмат и получить другую профессию.

Воспитывающий двоих детей Гельфанд все еще больше говорит на русском, а на иврите часто допускает ошибки. Вспоминая созданные Цвейгом и Набоковым образы шахматистов, он замечает, что они экстремальные, сотворенные мастерством писателя, и таких не более 5% от всех игроков. По его мнению, подавляющее большинство шахматистов современные и веселые люди с широкими интересами. «Они живут шахматами, но когда отвлекаются, они адекватные люди. Что до Фишера, то этот человек не от мира сего – вообще история необычная. Но это – исключение, подтверждающее правило», – считает Гельфанд.

На прошедшем в Алматы Кубке Евразии Борис Гельфанд набрал 14 очков и поделил с другими гроссмейстерами, набравшими такое же количество очков, с 8 по 14 места турнирной таблицы.

Израиль > СМИ, ИТ > kapital.kz, 30 июня 2016 > № 1825911 Борис Гельфанд


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2016 > № 1783320 Владимир Путин, Биньямин Нетаньяху

Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по завершении российско-израильских переговоров.

В.Путин: Уважаемые дамы и господа!

Только что завершились наши переговоры с Премьер-министром Израиля господином Биньямином Нетаньяху. Они прошли в открытом и конструктивном ключе. Мы обсудили весь комплекс вопросов двустороннего взаимодействия, обменялись мнениями по актуальным международным проблемам.

Визит господина Нетаньяху приурочен к 25-летию восстановления российско-израильских дипломатических отношений. Но отношения наши, конечно, ещё более глубокие: в 1948 году были установлены дипотношения, и Советский Союз был тогда первой страной, которая признала Государство Израиль.

Мы в своём заявлении сегодня отметили, что за прошедшую четверть века после восстановления дипотношений сотрудничество между нашими странами динамично и плодотворно развивалось. И мы, выстраивая наши планы на будущее, можем опираться на прочный фундамент доверия и понимания.

Серьёзное внимание уделили и вопросам торгово-экономических связей. Неблагоприятная ситуация на глобальных рынках отразилась и на нашем торговом обороте. Мы говорили о том, какие резервы можно задействовать для стимулирования экономического сотрудничества.

Уверен, что стимулом для развития деловых связей могло бы стать и создание зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Израилем. Недавно в Астане мы с коллегами по Евразийскому экономическому союзу говорили об этом, и в этом году будут запущены предметные переговоры на этот счёт.

Что касается отдельных направлений сотрудничества, то здесь можно отметить успешное взаимодействие в высокотехнологичных сферах – таких как авиастроение, фармацевтика. Израильские партнёры работали вместе с нами по самолёту «Суперджет-100», подключились к созданию систем управления надёжностью и логистики нового российского самолёта «МС-21».

Один из ведущих мировых производителей лекарственных препаратов израильская компания «Тева» в октябре 2014 года открыла в Ярославле фармацевтический завод. Ещё один из интересных проектов – налаживание сотрудничества по использованию природного газа в качестве моторного топлива.

Хорошие перспективы открываются в сельском хозяйстве. Израильские производители существенно могут нарастить своё присутствие на российском рынке. С 2013 года функционирует российско-израильский центр «Агротехнология», и его первым проектом стало создание в Чеченской Республике инновационного молочного кластера с общим объёмом инвестиций порядка двух с половиной миллиардов рублей.

Отмечу и активное развитие межрегиональных связей. Объём торговли, скажем, Татарстана с Израилем в 2015 году вырос сразу в четыре раза. Среди традиционных приоритетов – поддержание плотных гуманитарных контактов, ведь в Израиле проживает полтора миллиона выходцев из России и бывших республик СССР.

Будем наращивать взаимодействие в сфере образования. Сейчас в России получают образование порядка 440 граждан Израиля, из них 110 – за счёт российского бюджета. Реализуются программы студенческих и преподавательских обменов.

Израиль – одно из наиболее популярных туристических направлений для россиян. Думаю, что и количество наших туристов в Израиле будет увеличиваться.

На наших встречах мы всегда говорим и об очень чувствительной для нас теме, имею в виду память о Второй мировой войне. Наши народы вместе боролись с нацизмом и заплатили за Победу огромную цену. Поэтому мы обязаны и будем хранить память о героях и жертвах той войны, противостоять попыткам переписать её итоги, забыть трагедию Холокоста.

Мы уделили большое внимание и международной проблематике. Естественно, речь шла о непростой ситуации в ближневосточном регионе, в том числе и в Сирии.

Принципиальную позицию мы подтвердили также и по вопросу о прочном мире на Ближнем Востоке, включая палестинский трек. Мы выступаем за всеобъемлющее и справедливое урегулирование палестино-израильского конфликта. Сейчас востребованы активные совместные усилия, в том числе в рамках ближневосточного квартета. Россия готова принять участие в этой работе.

Говорили также о необходимости совместными усилиями противостоять международному терроризму. Израиль не понаслышке знает, что это такое, борется с терроризмом, и в этом смысле мы безусловные союзники. Наши страны накопили немалый опыт в борьбе с экстремизмом. Будем укреплять контакты с израильскими партнёрами в этой сфере.

И в заключение хотел бы поблагодарить господина Премьер-министра за обстоятельный, откровенный диалог и за его сегодняшний визит.

Спасибо.

Б.Нетаньяху (как переведено): Президент Путин, хочу поблагодарить Вас за тёплый приём в Москве и здесь, в Кремле.

Мы закончили сейчас очень эффективную и обширную рабочую встречу. Она эффективна для интересов двух стран, двух народов. Мы подписали несколько важных договоров для обеих стран в областях энергетики, сельского хозяйства, пенсионного обеспечения, сохранения социальных прав и таможенный договор.

Хочу поблагодарить Вас за вклад, который Вы внесли в продвижение всех этих договоров и многих других, и сотрудничество, которое Вы так замечательно описали в своих словах, между нашими странами.

Мы отмечаем сегодня 25-летие возобновления дипломатических отношений между нашими странами. Я помню эти дни, эти первые годы после восстановления дипотношений. Помню, как я принимал участие во встрече Ицхака Шамира и Андрея Громыко в Нью-Йорке.

С тех пор наши взаимоотношения развивались систематично и с убыстряющимся темпом, и этот визит, несомненно, несёт некоторый очень важный этап в них. Был очень прочный мост для возобновления отношений и для тех эмоциональных взаимоотношений, которые есть между нашими странами и народами.

Мы никогда не забывали и никогда не забудем ту огромную роль, которую внесла Россия и российский народ, те усилия, которые были предприняты для Победы над нацистской Германией на восточном фронте параллельно тем усилиям, которые предпринимались на западном фронте. И тот памятник, который сооружён в Нетании, – это явное, конкретное выражение нашей с вами совместной исторической памяти.

Но есть и «живой мост» между нашими странами – это более миллиона русскоязычных израильтян, приехавших из стран СНГ, которые служат замечательным и реальным «живым мостом» для развития наших отношений.

Мы сегодня обсуждали, как прошли первые 25 лет после восстановления дипотношений. Но в основном мы сосредоточились в попытке посмотреть вперёд, как будут выглядеть следующие 25 лет наших отношений. Мы сотрудничаем в области технологий, инноваций, хай-тека, в области экономики, торговли, культуры. Мы вот-вот увидим пример этого культурного сотрудничества в замечательном событии, которое будет происходить сегодня в Москве. Во многих других областях мы развиваем наше сотрудничество.

Мы договорились о конкретных вещах, в том числе о том, что в области развития технологического сотрудничества будут конкретные люди с обеих сторон, задача которых и ответственность которых будет работать над углублением этого сотрудничества. И я отметил, что мы очень ценим, что недалеко отсюда, недалеко от Кремля, есть центр, посвящённый изучению иврита и израилеведению, при поддержке российского Правительства.

Я выразил также надежду, что со временем количество говорящих на иврите в России станет сопоставимым с количеством говорящих на русском языке в Израиле. Но это займёт ещё какое–то время. Но подобного рода центр – это ещё одна демонстрация связи и взаимоотношений между нашими странами. Будущее открыто перед нами.

Мы много говорили и о настоящем, обсуждали продолжение контактов между нашими военными силами в регионе. Постоянные контакты, которые, во–первых, предназначены для того, чтобы избежать каких–то проблемных инцидентов, а с другой стороны, обеспечить успех в борьбе с общим врагом – международным терроризмом. Мы долго и подробно обсуждали тот вызов, который фактически брошен всему культурному миру, вызов, который бросает радикальный исламский террор.

Господин Президент, Ваше решение положительно ответить на мою просьбу и просьбу начальника генштаба армии Израиля вернуть в Израиль танк со времён знаменитого боя в Султан-Якубе показывает те глубокие интимные отношения, которые есть между нашими странами.

Это гуманитарный жест доброй воли, который очень оценён у нас, для членов семей, который пропали без вести в этом бою, которые были в этом танке. В течение десятилетий у них нет могил, которые они могут посетить в память о своих близких. Мы, естественно, не оставляем наших солдат, пропавших без вести, мы продолжим пытаться искать и понять, что произошло с ними, и вернуть их тела домой.

Но в этот момент я хотел поблагодарить Вас от имени всей нашей страны, от имени нашего народа за этот жест доброй воли. Хотел бы ещё раз поблагодарить Вас за очень тёплый приём, которого удостоились и я, и моя супруга, и вся наша израильская делегация. Наш взгляд – в будущее.

Большое спасибо.

Вопрос: Добрый вечер, господин Премьер-министр. Хотя мы и находимся в Москве, «дело Мимрана» набирает очень большие обороты в Израиле. Ваша канцелярия уже несколько раз комментировала это дело, однако буду рад услышать от Вас лично комментарий на то, что говорит Мимран в суде во Франции и в интервью в прессе. И, если позволите, ещё небольшой вопрос по поводу Рами Садана, главы 10-го канала, – может ли он дальше занимать свой пост, если приписываемые ему высказывания являются правдой.

Господин Президент, добрый вечер. Турецкий министр иностранных дел заявил, что турецко-израильское примирение близко как никогда. В свете напряжённости между Москвой и Анкарой как Вы относитесь к переговорному процессу, который проходит между Израилем и Турцией и близок к своему завершению?

В.Путин: Исключительно положительно. Мы считаем, что любое движение государств и народов навстречу друг к другу в конечном итоге окажет положительное влияние на международную ситуацию в целом. Чем меньше будет проблем между государствами, тем лучше. Мы приветствуем этот процесс.

Б.Нетаньяху: По поводу первой темы, о которой Вы сказали. Гора родила мышь, даже мышонка, с трудом. Идёт ли речь о миллионе евро, о предвыборной кампании в 2009 году. Ни о миллионе евро, ни о предвыборной кампании, ни о 2009 годе. Речь идёт о законном пожертвовании, сделанном в созданный мною в интересах Государства Израиль общественный фонд, когда я был частным лицом в 2001 году. Так что и из этого шарика вышел весь воздух. Понятно, что это часть системного политического преследования. То, что не удалось достичь путём голосования, пытаются достичь напрасными обвинениями, также раздувая это в прессе. Должен сказать, что ради этого не брезгуют никакими способами: попирают образ моей супруги, превращая его в никчемный.

Что говорят о дочери, которая кормит своего умирающего отца 99-ти лет и заплатила сиделке из личных сбережений семьи. Я предлагаю всем вам ознакомиться с той важной статьёй, которую вчера написала профессор Рут Габизон, где речь идёт об этих вещах. Она написала, что в демократических странах смена премьер-министра происходит путём выборов, а не при помощи общественной и юридической войны на истощение. Я верю в нашу юридическую систему, и все эти попытки закончатся ничем, и знаете почему – потому что ничего нет.

Что касается вопроса по поводу Рами Садана, то он опровергает то, что произнёс эти слова. Думаю, что для начала нужно выяснить, что было сказано и что не было. Если эти слова действительно были произнесены, то они являются очень серьёзными, и он, естественно, должен извиниться за них. Но для начала давайте проясним ситуацию.

Вопрос: Господин Нетаньяху, вопрос Вам. Наши нефтегазовые компании, в частности «Газпром», до недавнего времени говорили о своей заинтересованности в том, чтобы поучаствовать в энергетических проектах в Израиле. Однако всё застопорилось на стадии сугубо предварительного обсуждения, в том числе в силу законодательных ограничений в Израиле. Хотелось бы услышать от Вас как от главы правительства, заинтересован ли Израиль в приходе российских энергокомпаний и что готов сделать для их привлечения, в частности в законодательном плане?

И у меня короткий вопрос в продолжение энергетической темы, если позволите, Вам, Владимир Владимирович. Какова судьба наших проектов по доставке энергоресурсов по дну Чёрного моря, есть ли перспектива всё–таки их осуществления или вопрос закрыт окончательно? И как Вы относитесь к заявлению Польши, решившей отказаться от нашего газа по истечении действующего контракта?

В.Путин: Евреи здесь при чём, не понимаю?

Нет никаких законодательных ограничений на участие российских компаний в разработке и в газовых проектах в Израиле. То, что ограничивало и замедляло развитие наших газовых месторождений со всеми компаниями, – это была проблема провести решение, которое позволило нам расширять и разрабатывать наши газовые месторождения, не важно, какими компаниями. Мы смогли решить эту проблему, поэтому наша дверь открыта для всех компаний, со всех стран, которые имеют огромный опыт по развитию газовых месторождений, конечно же, включая и Россию.

У нас был проект доставки российского газа в Израиль до того, и мы обсуждали с израильтянами, с нашими партнёрами, эти возможности. Но после того как на шельфе наши израильские друзья нашли собственный газ, этот проект как бы сам по себе исчез, это естественно. Но сотрудничество в энергетике возможно, одно из них, небольшое, тем не менее – это оснащение социального общественного транспорта в Израиле сжиженным газом.

Израиль продвинулся в технологическом отношении здесь очень хорошо. Нам будет полезно это сотрудничество для того, чтобы внедрять соответствующие технологии у нас. Но мы можем и изучаем возможности сотрудничества и по другим направлениям. Здесь всё возможно.

Что касается экспортных маршрутов по дну Чёрного моря. Есть известные трудности политического характера с Турцией, это известно. Но мы окончательно не отказывались ни от одного из проектов, ни от «Южного потока», ни от «Турецкого потока». Нам нужна только ясная позиция Еврокомиссии – ясная, понятная, однозначно понимаемая. Этого нет пока ни по одному из этих проектов.

Что касается отказа Польши от нашего газа после завершения контракта, то наши партнёры – участники экономической деятельности на корпоративном уровне пока ни от чего не отказывались. Но заявление, о котором Вы говорите, было сделано чиновником высокого уровня правительства, а компания, которая у нас закупает, государственная, поэтому мы исходим из того, что это возможно.

«Газпром», как мне только вчера доложил председатель правления «Газпрома» господин Миллер, изучает возможность и намерен в ближайшее время осуществить предложение, сделать оферту любым другим партнёрам (и польским, и европейским, и каким угодно другим) приобретать сегодняшние объёмы, которые мы направляем для Польши, на белорусско-польской границе после окончания контракта, заключив новый контракт на 10–15 лет.

Это могут быть и польские компании, и немецкие, и австрийские, и итальянские, и французские – нам всё равно. Кто–нибудь, думаю, да купит. Если нет, будем искать другие рынки, ничего страшного. А может, израильтяне купят и будут продавать этот газ в Польше – это тоже вариант. (Смех.)

Б.Нетаньяху: Хотел бы только добавить в продолжение Вашего вопроса, чтобы было понятно. Ещё раз: энергетические российские компании, я их призываю участвовать во всех конкурсах, которые будут на эту тему.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2016 > № 1783320 Владимир Путин, Биньямин Нетаньяху


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2016 > № 1783319 Владимир Путин, Биньямин Нетаньяху

Начало встречи с Премьер-министром Государства Израиль Биньямином Нетаньяху.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги, друзья! Позвольте вновь поприветствовать вас в Москве.

Мы с вами находимся в постоянном контакте, подтверждаем высокий уровень наших отношений. Но этот визит носит официальный характер, заранее запланирован и связан с юбилейной датой – 25-летие восстановления дипломатических отношений между Израилем и Россией.

Мы в России придаём большое значение нашим контактам с Израилем, и не только потому, что Израиль является ключевой страной, одной из ключевых стран по ситуации на Ближнем Востоке, но и в силу исторических отношений, которые связывают наши государства.

И, конечно, нам бы хотелось (Вы знаете мою позицию) использовать тот огромный потенциал, который в Израиле имеется: это выходцы из бывшего Советского Союза, из России. Как правило, это люди, которые сохраняют связи с Россией, и мы, со своей стороны, тоже дорожим этими связями.

Добро пожаловать, уважаемый господин Премьер-министр! Уверен, что Ваш визит будет плодотворным и послужит делу дальнейшего укрепления наших отношений.

Б.Нетаньяху (как переведено): Господин Президент, я всегда рад посетить Россию, всегда рад встрече с Вами.

Всегда у нас есть что обсудить и есть темы, очень важные для наших стран: технология, сельскохозяйственное сотрудничество, торговое сотрудничество, региональные проблемы. У нас есть много общих вызовов, много общих тем.

Но этот визит – особенный. В рамках этого визита мы отмечаем 25-летие восстановления дипломатических отношений между нами. И мы обсудим с Вами, как мы будем укреплять и расширять эти связи на следующие 25 лет.

Хочу поблагодарить Вас за очень тёплый приём и хочу ещё подчеркнуть из того, что Вы сказали, – это ещё больше усиливает связи между нами. Два представителя нашей делегации – министр в израильском правительстве и посол Израиля в Москве – говорят на русском языке с рождения, это их родной язык. Надеюсь, что это хороший русский язык.

Это живой мост между нашими странами, между нашими народами, и я надеюсь, что этот мост поможет нам достичь замечательных результатов в будущем – результатов, которые будут базироваться не только на взаимных интересах, а будут базироваться на симпатии, на эмпатии, и я ещё раз хочу поблагодарить за этот визит.

В.Путин: Спасибо.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2016 > № 1783319 Владимир Путин, Биньямин Нетаньяху


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2016 > № 1783312 Владимир Путин

Посещение Большого театра.

Владимир Путин и Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху с супругой посетили Государственный академический Большой театр, где состоялся торжественный концерт артистов Большого театра России и Израильской оперы, посвящённый 25-летию восстановления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Государством Израиль.

Выступление перед концертом, посвящённом 25-летию восстановления российско-израильских дипотношений

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые господа, дорогие друзья!

Сегодня в торжественной обстановке мы отмечаем 25-летие восстановления российско-израильских дипломатических отношений. В ходе состоявшихся очень дружеских, содержательных переговоров мы с господином Нетаньяху подчеркнули, что Россия и Израиль могут гордиться достигнутым высоким уровнем партнёрства, плодотворным многоплановым сотрудничеством и развёрнутыми деловыми контактами.

Но наши страны связывает ещё нечто большее. Только что мы говорили об этом, перед тем как войти сюда, в этот зал, на эту сцену, с господином Премьер-министром. И это нечто большее – это глубокое проникновение культур и традиций, общие страницы истории и сотни тысяч человеческих судеб.

Мы в России высоко ценим, что в Израиле помнят, какую роль сыграл Советский Союз в становлении современной еврейской государственности, а затем одним из первых признал эту страну и обменялся с ней дипломатическими миссиями.

Среди основателей Израиля, а также его нынешних руководителей много выходцев из тогда ещё, в те времена, Российской империи и Советского Союза. Почти полтора миллиона израильтян имеют российские корни, а русский язык, по сути, стал одним из самых распространённых в Израиле.

Выдающийся израильский литератор, журналист Амос Оз писал: «Связь евреев с Россией – фундаментальная, глубокая, духовная, культурно-литературная – обусловлена, среди прочего, и сходством темпераментов». Эти слова ещё раз подчёркивают историческую, человеческую, культурную глубину отношений между нашими странами и народами.

Так, русскую литературу невозможно представить без Исаака Бабеля, Бориса Пастернака, поэзию – без Осипа Мандельштама и Иосифа Бродского, а балет – без Майи Плисецкой. Отрадно, что культурное взаимообогащение продолжается и сегодня. Примером тому служит и в том числе легендарный Большой театр, в стенах которого мы сегодня собрались.

С огромным успехом в 2013 году прошли первые в истории гастроли его труппы в Израиле. Только что руководство театра рассказало мне о новых интересных инициативах по развитию сотрудничества с израильскими партнёрами. В следующем году известный режиссёр [Евгений] Арье осуществит на его сцене постановку оперы Вайнберга «Идиот».

Я сейчас не буду говорить про разноплановые и в политической, и в экономической сфере отношения между Россией и Израилем. Хочу только выразить надежду на то, что в этот юбилейный год двустороннее сотрудничество обогатится новыми инициативами. Главное – у нас есть настрой на последовательную, ритмичную работу, на воплощение в жизнь всех наших планов.

Желаю всем нам успехов и благодарю вас за внимание.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2016 > № 1783312 Владимир Путин


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 июня 2016 > № 1782922 Цви Хейфец

«Это все равно спор между друзьями»

Посол Израиля Цви Хейфец дал интервью «Газете.Ru»

В преддверии 25-летней годовщины восстановления российско-израильских дипломатических отношений посол Израиля Цви Хейфец рассказал в интервью «Газете.Ru» о том, что связывает и разъединяет две страны.

— В 2016-м году отмечается 25-летие восстановления дипотношений между Израилем и Россией. Как вы оцениваете их на данном этапе?

— Мне выпало счастье быть в составе первой делегации Израиля, которая побывала в Москве в 1989 году. Это было за два года до официального возобновления дипломатических отношений между нашими странами. Тогда мы могли только мечтать, что они достигнут того уровня, на котором они находятся сейчас. Мы не только нагнали упущенные годы (СССР разорвал дипотношения с Израилем после Шестидневной войны 1967 года. — «Газета.Ru»), мы в каком-то смысле даже перегнали ожидаемый прогресс.

Я говорю о всех сферах двусторонних взаимоотношений: от экономики до культуры, от сельского хозяйства до военного сотрудничества. Для нас это большая честь.

Не секрет, что в Израиле живет около 1,2 млн русскоговорящих граждан, их роль очень важна — они как «живой мост» соединяют наши страны.

По поводу 25-летия восстановления дипломатических отношений между Израилем и Россией мы решили провести несколько мероприятий. Главное из них — это мультимедийная интерактивная выставка под названием «Израиль открывает двери». Она пройдет в московском Манеже с 6 по 12 июня и покажет каждому желающему все разнообразие израильской жизни. Она будет совмещена с еще одной очень современной выставкой, которую можно было увидеть в израильском павильоне в рамках Expo 2015 в Милане.

Кроме того, всю эту неделю в Израильском культурном центре в Москве мы будем устраивать бесплатные концерты, кинопоказы и другие мероприятия, посвященные юбилею дипломатических отношений между нашими странами.

— У вас общий бэкграунд с первым послом СССР в Израиле Александром Бовиным, который стал дипломатом после долгой и успешной журналистской карьеры. Вы также связаны с медиа: возглавляли несколько издательских домов. С вашей точки зрения, насколько журналистика и дипломатия связаны друг с другом? Помогает ли журналистское прошлое в дипломатии?

— Александр Бовин, действительно, был выдающимся журналистом. Кроме того, он был моим другом. Более того, он был восприемником моего сына, то есть держал его во время ритуала обрезания. Иными словами, мы были очень близки. Сам я журналистом никогда не был, так что вам я даже немного завидую. Впрочем, я руководил журналистами и возглавлял несколько издательств и медиакомпаний, это были не только газеты, но и телевидение. Это тоже довольно тяжелая работа.

Для дипломата, по сути, ценен любой дополнительный бэкграунд.

Я много чем занимался до того, как стать послом Израиля в России. Помимо медиа, я был юристом, музыкальным продюсером, бизнесменом, служил в вооруженных силах. Опыт в каждой из этих сфер — это инструмент, который помогает в работе. Особенно в современном мире, когда от посла требуется все более широкий кругозор. От него требуется гораздо больше, чем традиционная кабинетная дипломатическая работа с совещаниями и отправкой служебных телеграмм. Александр Бовин, кстати, в этом смысле был дипломатом новой, современной формации.

Опыт работы в медиабизнесе лично мне помогает взаимодействовать с СМИ, я лучше понимаю, как работает эта система. Кроме того, этот опыт помогает определять стратегию ведения соцсетей.

Но если ты хочешь развивать двусторонние торговые отношения, то пользуешься навыками бизнесмена.

— Министром обороны Израиля на днях был назначен лидер консервативной партии «Наш дом — Израиль» Авигдор Либерман. Тот факт, что выходец из бывшего СССР получил вторую по важности должность в стране, считается прорывом для русскоязычной общины Израиля. Вы сами родились в Томске. Как вы оцениваете нынешние позиции русскоязычной общины в израильском обществе?

— Назначение Либермана на пост министра обороны — радостное событие по многим причинам. Если смотреть широко, это является очередным доказательством того, что Израиль предоставляет возможность для реализации всем своим гражданам. Это показывает возможности интеграции в нашей стране.

Израиль — одна из немногих стран мира, которая может похвастаться тем, что ей удалось создать свой культурный «плавильный котел». У нас живут выходцы из более чем 100 стран мира, которые говорят на более чем 80 языках. Очевидно, что и выходцы из СССР имеют все возможности для самореализации в Израиле.

Тот факт, что я, родившийся в сибирской ссылке, смог стать послом Израиля в России, также подтверждает этот тренд.

Во многих других странах для того, чтобы человек смог реализовать себя в политике или дипломатии, необходима работа нескольких поколений. Израиль, напротив, очень открытое, плюралистическое государство.

— Расскажите немного о вашей истории. Как ваша семья приехала в Израиль?

— Я, конечно, в известной степени хвастаюсь тем, что родился в Сибири. Провел я там всего 11 месяцев. После моя семья вернулась в Ригу, откуда за 16 лет до этого ее выслали в ссылку.

Довольно скоро после возвращения в Ригу мы отправились в Израиль, где я и провел юношество и всю взрослую жизнь. Поначалу там жизнь была тоже трудной. Начинать новую жизнь тяжело всегда, даже в стране, которая готова и даже стремится тебя принять. И если ты все-таки чего-то добиваешься, это, конечно, приятно и в очередной раз кое-что говорит об израильском обществе.

— Либерман, говоря о своем назначении в израильской прессе, сказал о «пробивании стеклянного потолка» для русскоязычной общины. Почему выходцам из бывшего СССР в Израиле приходится что-то «пробивать», в этом есть какая-то специальная необходимость?

— Здесь имелось в виду лишь то, что это принципиально новый карьерный пик для бывшего «нового эмигранта» из стран бывшего СССР. Это важно и с точки зрения исторического процесса. Нельзя забывать, что и отцы-основатели Израиля тоже были в каком-то смысле эмигрантами.

— В связи со сменой израильского кабинета, который стал консервативнее, связано немало внешнеполитических опасений. Насколько сильно изменятся региональные приоритеты Израиля?

— Мне кажется, во многом эти опасения — результат шумихи в прессе, которая по понятным причинам стремится найти интересный поворот в любой истории. Я лично не ожидаю резкого разворота политического курса Израиля с новым кабинетом министров. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху продолжает оставаться у власти. В одну коалицию с его партией вошла партия Либермана, которая присутствовала в политической жизни страны и ранее.

Если говорить непосредственно о внешнеполитических приоритетах Израиля, то они известны и вряд ли поменяются от изменения баланса сил в правительстве. Интересы Израиля на международной арене остаются неизменными вне зависимости от конъюнктуры. Их одинаково определяет очень широкий политический мейнстрим — это около 70% и консервативных, и левых политических сил. В Израиле сохраняется общее понимание, что палестинскую проблему необходимо решать по формуле «две страны — два народа», что Иран и лояльная ему «Хезболла» — это угроза для нашей безопасности. Что международный терроризм — это угроза для нашей безопасности.

Новое правительство может рассматривать эти факторы под немного другим углом, сместить акценты. Но в самой сути внешнеполитические интересы Израиля не изменятся.

— Многое говорилось об эффективной координации действий Израиля и России в Сирии. Между тем Иерусалим неоднократно давал понять, что единственная цель, которую страна преследует в Сирии, — это не допустить усиления влияния Ирана и его союзников. Иран, в свою очередь, связывают давние дружеские узы с Россией. Как Израиль преодолевает этот конфликт интересов?

— Прежде всего, мы не вмешиваемся в интересы России в Сирии. Мы говорим об общем подходе к мерам региональной безопасности. Наш регион очень мал, но при этом здесь сосредоточены интересы большинства мировых держав.

Важно подчеркнуть: Израиль ни в каких формах не участвует в военных операциях, ведущихся в Сирии, не входит ни в одну международную коалицию, действующую там. При этом от мест военных действий в Сирии нас отделяют в лучшем случае несколько десятков километров.

Поэтому Израиль и Россия, две дружественные страны, создали механизм по предотвращению случайных инцидентов между нашими военными. Кроме этого, были созданы две рабочие группы на уровне заместителей начальников генштабов двух стран.

Что касается операций России в Сирии, то мы не собираемся как-то влиять на них и тем более вмешиваться в их ход. Мы понимаем Россию и стремимся показать это Москве. Единственное, что для нас жизненно важно на сирийском направлении, — это исключить присутствие Ирана и «Хезболлы» на северных границах Израиля. Чтобы «Хезболла» не получала оружия из Ирана напрямую или через территорию Сирии. Я уверен, что это понятно нашим российским партнерам.

Россия развивает дружественные отношения с Ираном. Я надеюсь, что сегодня эта страна будет продолжать действовать в соответствии с международным соглашением, которое та подписала с мировыми державами («ядерную сделку» об отказе Ирана от военных атомных разработок взамен на ослабление санкционного режима страна заключила с Россией, США, Китаем, Францией, Великобританией и Германией в июле прошлого года. — «Газета.Ru»).

К сожалению, мы продолжаем каждый день слышать прежние заявления, которые доносятся из Тегерана, о необходимости стереть Израиль с карты мира, о том, что холокоста не существовало, и другие «приятные» вещи.

Для нас очевидно, что Иран не потерял надежды получить ядерное оружие, он продолжает развивать баллистические технологии, которые позволят его ракетам доставлять атомные боеголовки. Складывая эти два фактора — угрозы в адрес Израиля и развитие ракетной программы, — будет довольно наивным не относиться к иранской угрозе всерьез. Особенно если вспомнить недавнюю мировую историю. Напомню, Вторая мировая война закончилась всего 71 год назад.

— Биньямин Нетаньяху приезжает в Москву на следующей неделе. Какие вопросы будут обсуждаться в рамках этого визита?

— Главы наших государств будут обсуждать широкий круг вопросов международной политики, среди них ситуация в регионе Ближнего Востока и в Сирии, тематика международного терроризма.

Биньямин Нетаньяху и Владимир Путин будут говорить об актуальных вопросах двустороннего сотрудничества, перспективах дальнейшего укрепления торгово-экономического взаимодействия и культурно-гуманитарных связей. Во время визита планируется подписание нескольких документов. Один из них — соглашение о пенсиях для израильтян, выехавших с территории РФ до 1992 года и не имеющих российского гражданства. Это соглашение готовилось много лет и станет возможным благодаря доброй воле и личному указанию российского президента. Мы признательны за это руководству РФ и считаем это решение справедливым и символичным знаком, который выражает уважительное отношение России к десяткам тысяч бывших соотечественников, а ныне — граждан Израиля.

Я уверен, что в ходе переговоров премьер-министр Биньямин Нетаньяху поблагодарит президента России Владимира Путина за решение о возвращении израильского танка «Магах» из российского музея на родину.

Это решение очень важно для семей танкистов, пропавших без вести в одном из боев первой ливанской войны, и для всего Израиля.

— Почему для Израиля так важно вернуть танк?

— Этот танк был захвачен сирийцами в 1982 году. После того боя у нас пропали без вести трое бойцов — членов экипажа.

Израиль очень уважает память павших в бою и пропавших без вести. Этим он очень похож на Россию. В этом году, когда Россия праздновала День Победы, чувствовалось, насколько свежа в стране память о погибших в Великой Отечественной войне.

В Израиле тема боевых потерь тоже очень чувствительная. Наши враги знают, что мы отдавали тысячи заключенных террористов, чтобы вернуть тела наших погибших в бою военнослужащих. Террористы нередко пытались использовать этот момент в своих интересах.

Родственники пропавших без вести членов экипажа танка уже 34 года ждут хотя бы какого-то намека на то, что произошло с этими бойцами. Танк будет для этих семей как памятник в честь их ребят.

Наш премьер уже поднимал этот вопрос в разговоре с Владимиром Путиным. И российский президент с большим пониманием отнесся к этой ситуации и согласился передать танк Израилю. Этого мы в Израиле никогда не забудем.

— Насколько сильную роль в политическом процессе играет «народная дипломатия»?

— Русский язык, культура — это самые очевидные факторы, которые связывают Израиль и Россию. Роль этих факторов в вопросах «народной дипломатии» важна и полезна, они укрепляют взаимопонимание и дружбу между народами.

Мне кажется, главные условия для плодотворного развития отношений между Россией и Израилем — это общность интересов и доверительные отношения между руководителями стран. Тогда решать общие проблемы становится гораздо приятнее.

Например, израильский премьер Биньямин Нетаньяху, к сожалению, не знает русского языка. Но это не помешало ему наладить очень хороший контакт с президентом России Владимиром Путиным.

И к слову, на своем веку в разных странах я видел много примеров, когда общий язык совсем не помогал решить спор. Ругаться на одном языке гораздо проще, чем на разных.

— Говоря о личных отношениях, много говорилось о том, что Нетаньяху не смог наладить взаимопонимание с президентом США Бараком Обамой. Не стало ли это одной из причин улучшения российско-израильских взаимоотношений?

— Нет, конечно. Действительно, вне дипломатической среды бытует мнение, что во внешней политике все должно развиваться за счет чего-то еще: либо ты с США, либо с Россией. Но тут ситуация гораздо проще.

Между Израилем и США давно оформились близкие отношения. У нас много общих ценностей и интересов, они стали неотъемлемой частью как американского, так и израильского общества. 6 млн наших братьев живут в Штатах. И мы очень рады углублять это сотрудничество. Одновременно мы рады углублять сотрудничество и с Россией. С ней Израиль тоже очень многое связывает.

Вообще, вопрос о российско-американском балансе в политике Израиля сродни вопросу, который иногда задают детям: «Кого ты любишь больше: брата или сестру?»

Когда у Израиля возникает непонимание с США по ряду вопросов, то мы ведем дискуссию. Но это все равно спор между друзьями. Кстати, между Израилем и Россией также далеко не все безоблачно, у нас немало точек расхождения. Но важно, что мы можем вести открытый дружеский диалог по любому поводу.

— Отношения России и США последние два года находятся в кризисе. Как это отразилось на Израиле?

— Все разговоры о том, что охлаждение российско-американских отношений отразилось на Израиле, — это немножко фантастика. Здесь две большие державы, которые выясняют взаимоотношения. Нужно помнить о пропорциях. Израиль на фоне России и США не такой крупный игрок. В целом наши отношения с двумя этими странами не изменились.

— Что вы ожидаете от приближающихся выборов нового американского президента, в которых, судя по соцопросам, может победить Дональд Трамп, довольно непредсказуемый консервативный политик?

— Сейчас пока рано говорить, предвыборный процесс еще далек от завершения. Ясно одно: сегодня мы наблюдаем настоящий праздник демократии в США. Хотелось бы пожелать удачи всем кандидатам.

Игорь Крючков

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 3 июня 2016 > № 1782922 Цви Хейфец


Израиль. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 мая 2016 > № 1926284 Авигдор Либерман

Либерман как министр обороны: подражатель Путину или взвешенный прагматик?

Министр обороны Авигдор Либерман, контролирующий красные кнопки, вряд ли будет следовать советам оппозиционера Авигдора Либермана. Очень сомнительно, что он подожжет весь Ближний Восток.

Йоси Мельман (יוסי מלמן), Maariv, Израиль

Авигдор Либерман может поставить очередную галочку в списке задач, которые необходимо сделать по пути к реализации его мечты — борьбе за пост главы правительства. Министерство обороны стало важной остановкой в дороге к месту лидера правого лагеря и в резиденцию на улице Бальфур в Иерусалиме, где он надеется сменить премьер-министра Биньямина Нетаньяху, своими руками расчищающего Либерману путь.

Некоторые из высказываний Либермана не могут не вызывать беспокойства, с учетом его вероятного прибытия в кабинет на 14-м этаже башни министерства обороны. Беспокоить его слова должны не только Израиль, но и другие страны, как дружественные, так и враждебные. В 2001 году на фоне охлаждения израильско-египетских отношений Авигдор Либерман пригрозил в случае войны разбомбить Асуанскую плотину. Во время последней войны в секторе Газы летом 2014 года, будучи членом узкого кабинета министров по вопросам безопасности, Либерман конфликтовал с Нетаньяху и министром обороны Моше Яалоном и косвенно критиковал армейское руководство. Он требовал захватить сектор Газы и уничтожить режим террористической организации ХАМАС. Недавно он заявил, что, если бы был министром обороны, то предъявил бы ультиматум лидеру ХАМАС Исмаилу Ханийе: вернуть тела двух израильских солдат или подыскивать себе место на кладбище. Либерман также постоянно требует решительных действий против волны палестинского террора. Он неоднократно выступал за жесткую и бескомпромиссную позицию Израиля в отношение Турции и призывал не идти на уступки на переговорах о нормализации отношений с Анкарой. Диалог пока не дал результата.

Эти высказывания свидетельствуют о мировоззрении, уважающем силу. Недаром Авигдор Либерман остается большим поклонником президента Российской Федерации Владимира Путина. Его назначение вызывает больше беспокойства в армии и оборонном ведомстве, чем в обществе, так как у Либермана нет военного опыта. После репатриации из СССР (Молдавии) Либерман прошел короткую военную службу — он провел год в армейской администрации Хеврона. Недавно приближенные Нетаньяху высмеивали его, говоря, что «единственные пули, свистевшие у его виска — это теннисные мячи», намекая на любовь Либермана к этому виду спорта (игра слов: на иврите «пуля» и «мяч» — одно и то же слово, прим. пер.). Нетаньяху, не упускающий случая похвастаться своей службой в качестве офицера спецназа генштаба, говорил, что у Либермана не достаточно способностей даже для работы военным комментатором.

Не вызывает сомнение и его отношение к тому, что Моше Яалон и начальник генштаба генерал-лейтенант Гади Айзенкот называют «этическими нормами армии». Либерман продемонстрировал свою позицию, прибыв одним из первых в военный трибунал, чтобы поддержать солдата Элора Азарию (אלאור אזריה), обвиняемого в убийстве нейтрализованного палестинского террориста.

Но, с другой стороны, никто не говорил, что только военный способен занимать пост министра обороны. Такие штатские люди, как Леви Эшколь, Менахем Бегин, Моше Аренс и даже Амир Перец не были плохими министрами обороны. Даже наоборот. Скорее, такие генералы, как Шауль Мофаз и Моше Яалон, на посту министра чаще солидаризируются с предыдущим местом работы. Не стоит также забывать, что Либерман набрал большой опыт работы с армией и минобороны, занимая должности председателя парламентской комиссии по иностранным делам и обороне, министра в правительстве, члена узкого кабинета и пяти лет, проведенных на посту главы МИД. За это время у него сложились хорошие отношения с Йоси Коэном (יוסי כהן), тогда — председателем Совета по национальной безопасности, а сегодня — шефом «Мосада».

Помимо известного высказывания «то, что видно отсюда, невидно оттуда» (фраза, произнесенная Ариэлем Шароном после прихода на пост главы правительства — прим. пер.), Либерман хорошо показал себя на посту министра иностранных дел. Он старался улучшить положение сотрудников МИД и не боялся конфликтовать с министерством финансов. Сотрудники говорят, что на совещаниях Либерман внимательно прислушивался к мнениям, отличным от своего. Он придерживался взвешенного подхода и использовал каждую политическую возможность установить тайные контакты с лидерами арабских стран, будучи готовым рискнуть. Можно предположить, что на новой должности он будет вести себя так же. Он уже несколько раз призывал взвесить возможность регионального соглашения, в центре которого окажется Саудовская Аравия, отношения с которой значительно потеплели в последнее время на фоне угрозы со стороны Ирана и гражданской войны в Сирии. По данным иностранных источников, эти отношения включают обмен разведывательной информацией и продажу новейшего оборудования и технологий. Можно предположить, что Либерман продолжит развивать эти связи.

Поэтому министр обороны Авигдор Либерман вряд ли будет следовать советам оппозиционера Авигдора Либермана. Вряд ли он своими действиями подожжет ближневосточный регион, как опасается депутат Бени Бегин (בני בגין). Либерман не будет бомбить Асуанскую плотину, захватывать сектор Газы, свергать режим ХАМАС и прекращать сотрудничество с силовыми структурами Палестинской автономии. Вряд ли он будет говорить о необходимости аннексировать Западный берег, как хотел бы Нафтали Беннет (נפתלי בנט).

Либерман, став ответственным за применение военной силы вместе с Биньямином Нетаньяху, положив пальцы на красные кнопки, должен будет научиться сосуществовать с начальником генштаба, который имеет свое мнение и преследует свои цели в не меньшей степени, чем он сам, и с генералами, не стесняющимися выражать свое профессиональное мнение.

Либерман обладает острым политическим чутьем, хотя и совершал в прошлом ошибки. Еще несколько месяцев назад он в беседе с приближенными предположил, что в итоге получит пост министра обороны, который требовал в качестве условия присоединения к коалиции после парламентских выборов. Тогда этого не случилось из-за слишком жесткой позиции Либермана. Сейчас это стало возможным, так как Нетаньяху понял, что Ицхак Герцог не состоянии привести в коалицию всех 24 депутатов своей фракции, а также благодаря напряженным отношениям премьера с министром обороны. В итоге эти обстоятельства проложили Либерману путь в кресло главы оборонного ведомства.

Корни конфликта

Конфликт Нетаньяху с Яалоном, проявившийся во всей силе в начале недели, не был вызван «милитаризацией» израильского общества, как не был вызван «политизацией» израильской армии.

Эти процессы давно уже существуют в Израиле. Они начались очень давно, в период эйфории между Шестидневной войной и Войной Судного дня. В христианстве существует традиция под названием «Поклонение волхвов», описывающая прибытие трех магов в Вифлеем, желавших поклониться Иисусу сразу после его рождения. Похожим образом израильское общество поклонялось генералам, осыпая их дарами и почестями. Они становились знаменитостями, а после выхода в отставку получали хорошие должности во всех отраслях экономики и общественной сферы. Можно сказать, что каждый высокопоставленный офицер считает себя способным занимать любую должность после отставки из армии, будь то министр, депутат, генеральный директор министерства, посол, директор крупной компании или школы.

Одновременно генералы, еще нося форму, начинали вести переговоры с партиями о своем присоединении к ним. Моше Даян, Хаим Бар-Лев (חיים בר?לב), Ариэль Шарон и Мота Гур (מוטה גור) проложили дорогу. К этому следует добавить участие некоммерческих организаций, особенно религиозных, в армейских мероприятиях. И не следует забывать существующую армейскую культуру: армия, у которой есть страна. Армейские подразделения получают пожертвования от спонсоров и организуют им посещения секретных военных баз и рассказывают о новых оружейных системах, еще не представленных публике.

Отчасти противостояние Яалона с Нетаньяху связано с этическими нормами, которыми должна руководствоваться армия и все израильское общество. Со стороны Нетаньяху в основе противостояния лежит политика силы.

Свидетельство разногласий мы получили в начале недели на церемониальной площадке в генштабе. Это произошло во время традиционного приема, устраиваемого по случаю Дня независимости министром обороны для военных атташе иностранных посольств, работников минобороны, военных комментаторов и офицеров, включая начальника генштаба и других генералов.

Текст речи министра обороны журналисты получили за полтора часа до его выступления. Пресс-секретарь министра Офер Харель (עופר הראל) попросил ничего не публиковать до того, как Яалон произнесет эту речь. Но его просьбу не выполнил Второй телеканал, опубликовавший речь за час до выступления министра. За Вторым каналом последовали и другие СМИ.

Яалон не призывал военных высказывать свое мнение по политическим вопросам или общественным дискуссиям. Он лишь говорил, что им не следует бояться говорить, что думают, на подходящих форумах. Но премьер-министр, говорящий о демократических ценностях, о плохих веяниях в некоторых кругах и об обязанности командиров высказывать свое мнение, счел, что министр обороны угрожает его власти и подстрекает против него.

Узнав о содержании речи Яалона, Нетаньяху пришел в ярость. Его машина по работе со СМИ тут же пришла в движение. Министр обороны еще не успел открыть рот, а советники главы правительства уже опубликовали комментарий, содержавший упоминание слов замначальника генштаба генерал-майора Яира Голана (יאיר גולן) в кануне Дня памяти жертв Холокоста (генерал заявил, что видит в Израиле процессы, напоминающие Германию 1930-х годов): «Премьер-министр по-прежнему считает, что сравнение Израиля с нацистской Германией было неуместным, сделано не вовремя и причинило большой вред стране на международной арене». В результате снова сложилось впечатление, что Нетаньяху критикует армию и ее командование, а Яалон защищает их.

Никто не спрашивал, почему вообще на церемониях памяти жертв Холокоста выступают военные в форме? Какое отношение они имеют к этому мероприятию? Такой вопрос не возникал в свете милитаризации израильского общества. Присутствие военных в гражданской сфере давно стало обычным делом. Вряд ли существует еще одна западная демократическая страна, где военные так часто выступают с речами на гражданских мероприятиях.

Сторонники статус кво

Конфликт Нетаньяху с Яалоном во многом ироничен. В сфере безопасности, политики и стратегии они практически единомышленники. Они не верят в мирные инициативы, будь то израильские, палестинские, Совета безопасности ООН, США, Франции или Саудовской Аравии. Они не верят, что палестинское руководство с Махмудом Аббасом во главе в состоянии вести серьезные мирные переговоры (Аббас думает о них обоих точно так же). Они не хотят никакого соглашения, кроме промежуточного.

Они оба выступают против любой политико-экономической инициативы по облегчению ситуации в Газе и верят в статус кво или, в более завуалированной форме, в «управление конфликтом». Они отклонили все инициативы, в том числе, выдвинутые армией и Службой общей безопасности (ШАБАК) по начал политического процесса, чтобы снизить вероятность новой вспышки угасающего палестинского террора.

Вместе с тем, Нетаньяху и Яалон очень осторожны в применении военной силой и не позволяют вовлечь себя в авантюры в секторе Газы, на Западном берегу, в Ливане или сирийской гражданской войне. Они считают, что Израиль не должен способствовать эскалации напряженности, вольно или невольно, и ограничиваться защитой своей границ и соблюдением стратегических интересов. В секторе Газы это выражается в поиске туннелей, в Сирии — в использовании возможностей для бомбардировок колонн, перевозящих оружие (запчасти для повышения точности ракет и средства ПВО).

Их осторожный подход проявился в разумном руководстве военными действиями во время третьей войны в Газе в 2014 году. Операция «Нерушимая скала» сделала их союзниками перед лицом критики со стороны Либермана и Беннета, членов узкого кабинета. Они могли бы остаться союзниками. Но их отношения испортились, и они вцепились друг другу в горло.

Их разделяет не идеология или мировоззрение. Занимая пост министра стратегического планирования, Яалон выставлял себя более правым, чем Нетаньяху, и посетил мероприятие крайне правого активиста Моше Фейглина (משה פייגלין). Конлифкт был вызван личными особенностями и партийной политикой.

Яалон человек упрямый, лишенный гибкости. Сформировав свое мнение по какому-то вопросу, он не готов пересмотреть его. Его называют ограниченным. Но он — прямой и честный человек. Из-за этого он не может быть изощренным политиком с развитыми политическими инстинктами. У него что на уме, то и на языке. Нетаньяху его почти полная противоположность. Он манипулятивный ловкач (напоминающий американского президента Ричарда Никсона), в котором сомневаются как израильтяне, так и представители других стран. В отличие от Яалона, его мысли нельзя оценивать по его словам.

Премьер-министр — очень хитрый политик. Посмотрите, как он оторвал Герцога от его собственной партии «Авода». Он хочет, в основном, оставаться на своем посту. По этой причине Нетаньяху был вынужден назначить Либермана на второй по значимости пост в правительстве. Не исключено, что он еще пожалеет об этом.

Израиль. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 мая 2016 > № 1926284 Авигдор Либерман


Израиль. Турция > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2016 > № 1741841 Светлана Гасратян

Отношения Израиля и Турции на современном этапе и исламский фактор

Светлана Гасратян, Научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

После того как в 1948 году был создан Израиль, важнейшим партнером на Ближнем Востоке для него стала Турция. В 1949 году Анкара признала еврейское государство, установила официальные связи, что свидетельствовало о прозападной ориентации внешней политики Турции, в то время как арабы боролись за свою независимость. В 1954 году Г.А.Насер критиковал Турцию за ее политику в отношении Израиля. Но взаимосвязи Израиля и Турции тогда были в основном символическими1.

Два первых израильских премьер-министра Давид Бен-Гурион и Моше Шарет владели турецким языком. Бен-Гурион изучал юриспруденцию в Стамбуле. Шарет служил офицером в оттоманской армии во время Первой мировой войны. Мустафа Кемаль Ататюрк и его правая рука - Исмет Инёню были высшими офицерами на палестинском фронте2. Бен-Гурион и Ататюрк выступили против религиозной среды, в которой они воспитывались, и оба создали секулярные государства, ориентированные на Запад. Бен-гурионовская государственность была во многом похожа на турецкий кемализм. Обе идеологии противостояли религиозным течениям и влиянию религии на повседневную жизнь страны. Болезненные внутренние проблемы двух государств также схожи: проблемы с меньшинствами, чрезмерное влияние армии, которое в Турции обернулось военным переворотом. Отношения между государствами ослабли после 1973 года, когда турки под влиянием арабского нефтяного эмбарго дистанцировались от Израиля. Охлаждение отношений с Израилем длилось свыше двух десятилетий. В 1970-1980-х годах антисемитские настроения в Турции усилились, они звучали в программах некоторых партий.

Главным идеологическим источником антисемитизма в Турции являлся исламизм, левый антисионизм и правый националистический экстремизм. Турецкие аналитики, как правило, были пропалестински и антиизраильски настроенными. К тому же в то время дебаты по ближневосточному конфликту в Турции часто принимали антисемитскую окраску.

Согласно исследованиям Тель-Авивского университета, исламская Партия благосостояния была основным источником антисемитизма в Турции до 1997 года. В то же время в 90-х годах ХХ века Турция в целом постепенно отступила от большой части политического наследия Ататюрка, при этом сохранив 35-тысячную армию. Атеистическое наследие Ататюрка является, возможно, самым отличительным элементом турецкого общества. Ататюрк в течение 15 лет (1923-1938 гг.) реализовывал идеи модернизации, которым нет аналогов в других странах мусульманского мира.

В период, когда Израиль и Турция находились под руководством Ицхака Рабина и Тансу Чиллер, соответственно, возникло впечатление, что западный секуляризм одерживает победу в обоих государствах. Еще немного - Израиль и Турция займут подобающие места в стане экономически развитых демократических государств. Турция стала активно стучаться в двери объединенной Европы. Израиль наслаждался плодами нормализации отношений с международным сообществом, что явилось итогом соглашений в Мадриде и Осло. B то время, когда мусульманский фундаменталист Неджметтин Эрбакан стал премьер-министром Турции, он говорил об Израиле как о «вечном враге», «раке в сердце арабского и мусульманского мира». По его мнению, Израиль стремился подорвать исламскую веру и уничтожить мусульман. Он критиковал идею «Большого Израиля», простирающегося от Нила до Евфрата, и заявлял о сионистском «заговоре» в отношении Турции. Эрбакан считал, что связи Турции с Израилем необходимо разорвать3.

Исламисты же постоянно укрепляли свои позиции в Турции, несмотря на их преследование со стороны светских властей и периодическое привлечение к суду Эрбакана. В заявлениях и публикациях Н.Эрбакан подвергал Общий рынок, а затем и Европейское экономическое сообщество жесточайшей критике, называя их детищем «некоторых сионистских кругов, владельцев крупного капитала»4. Вступление Турции в эту организацию, утверждал Эрбакан, «приведет к колонизации Турции Западом». Госсектор он считал «локомотивом индустриализации», призывал к созданию исламского Общего рынка, «восстановлению исторических и культурных связей с мусульманскими странами, сохранению духовных ценностей ислама»5.

Американские и израильские наблюдатели еще в середине 1990-х годов не одобряли деятельность Н.Эрбакана на посту премьера коалиционного правительства в 1996-1997 годах. Соглашение 1993 года между Израилем и ООП подтолкнуло Анкару к сближению с Израилем. Последовал ряд визитов на высшем уровне. В то же время в 1990-х годах турки надеялись на то, что Израиль поможет им поставками оружия и современных технологий в их борьбе против курдского сопротивления. В свою очередь, благодаря израильским спецслужбам был обнаружен Абдулла Оджалан, лидер РПК, что привело к его аресту6. Одновременно министр иностранных дел Турции нанес визит в Израиль, и оба государства подписали три соглашения о сотрудничестве в области безопасности, борьбы с терроризмом и в осуществлении совместных сельскохозяйственных проектов в Средней Азии. Было также подписано соглашение, согласно которому израильским самолетам разрешалось находиться в турецком воздушном пространстве. В марте 1996 года был подписан Договор о свободной торговле.

В 1997 году двусторонние связи заметно расширились, состоялся ряд визитов высших военных чиновников. Так, начальник штаба турецкой армии Исмаил Карадайи и министр обороны Турции Терхэн Таян посетили Израиль, а руководитель штаба Израиля Амнон Липкин-Шахак посетил Турцию. Турецкие военные корабли заходили в израильские порты. Результатом этих интенсивных контактов стали соглашения по пяти пунктам. В соответствии с соглашением, израильская авиационная промышленность должна была модернизировать 54 самолета F-4Е Турции, истребитель-бомбардировщик времен войны во Вьетнаме. Для завершения проекта Израиль предоставил Турции кредит почти равный стоимости модернизации7.

Израиль обещал поставить Турции 1 тыс. танков на сумму приблизительно 5 млрд. долларов. Турция проявила интерес к винтовкам марки «Галиль», военно-морскому патрульному самолету, беспилотным воздушным транспортным средствам и самолету дальнего обнаружения. По словам турецкого аналитика, «турецкие вооруженные силы интересовались всем, что имел Израиль». Согласно сообщению турецкого аналитика, когда произошло воссоединение Восточной и Западной Германии, ФРГ передали МИГ-29 Израилю, а Израиль, в свою очередь, передал техническую информацию о самом современном военном самолете, находившемся на вооружении Сирии, - туркам. Известно также, что израильтяне использовали в своих интересах полеты над Анатолией с целью сбора информации о враждебных Израилю государствах - Сирии, Ираке и Иране.

Это должно было способствовать четырехкратному увеличению ежегодной торговли - только за три года рост составил от 450 млн. долларов до 2 млрд. долларов. Соглашение также предоставило дополнительные льготы для Турции: Израиль имел свободный доступ к торговле с США (и через США с Канадой и Мексикой) и открывал такие возможности для Турции. Состоялся первый визит турецкой религиозной делегации в Израиль. В апреле 1997 года муфтий Стамбула заявил, что «ислам ни в коем случае не отвергает существования Государства Израиль». Тем не менее турецкие вооруженные силы настаивали на усилении связей с Израилем.

Обе стороны согласились инвестировать 150 млн. долларов в производство ракет, в том числе ракет дальнего действия. Турецкие пилоты F-16 и командиры стали перенимать опыт у Израиля в ведении радиоэлектронной войны, а израильские пилоты получили доступ к огромным просторам Анатолии, чтобы практиковаться в дальних полетах над гористой местностью, что помогало им в подготовке к возможным акциям против Ирана.

Израиль и Турция отмечали миролюбивый характер своего сотрудничества. Совместные военно-морские учения, по мнению турецкой стороны, имели только «гуманитарный характер», напротив, израильский министр обороны подчеркивал, что «с Турцией мы хотим реальное стратегическое сотрудничество… и совместно при поддержке США мы продемонстрируем, как сильное сотрудничество может противостоять любой угрозе в регионе». Турецкие и израильские лидеры в то же время противоречили сами себе по поводу Сирии. Иногда они настаивали на том, что их сотрудничество не направлено против третьих стран.

Турция, вопреки всему мусульманскому миру, искала тесные связи с Израилем, по-видимому из соображений практического характера. Турки напоминали о прошлых связях с евреями. Турецкий министр обороны заявил: «У нас не было никаких проблем с Израилем и еврейским народом на протяжении всей истории». Много евреев, высланных из Испании в 1492 году, нашли убежище на Оттоманской земле.

Но были напоминания о плохих отношениях с арабами. Турки критиковали арабов в связи с их политикой в отношении Кипра, они считают арабов ненадежными экономическими партнерами. В свою очередь, часть арабов часто обвиняют Османскую империю, которая господствовала на Ближнем Востоке в течении четырех столетий, в их современном тяжелом положении8.

Ситуацию осложняли и нерешенные территориальные проблемы Турции с двумя арабскими соседними странами - давнишними врагами Израиля. В случае с Ираком Анкара полностью не отказывалась от своих старых требований в отношении области, где расположен Мосул. В мае 1995 года Демирель объявил, что «граница является неправильной», и назвал это «вопросом, который должен быть исправлен». Большая проблема существует также с Сирией, правительство которой постоянно требовало вернуть турецкую область Хатай, считая ее своей территорией. Проблемы с Сирией выходят за рамки земельных споров. Дамаск требовал бóльших прав в использовании вод реки Евфрат и возражал против сокращения их объема. Режим в Сирии поддерживал также радикальные движения в Турции, и особенно курдов.

Турция имеет и другие интересы, совпадающие с интересами Израиля. Греческий Кипр представляет постоянную проблему для Анкары. Что касается Ирана, то начиная с Исламской революции 1979 года, его режим выступал за уничтожение Израиля. Некоторые аналитики считали, что «турецкая армия могла сконцентрировать свои силы вдоль границ с Сирией, стратегически сковывая ее; разрешить израильским самолетам приземляться на турецких авиабазах, получать разведывательные данные… В турецких водах израильские военные могли использовать морскую базу в Искендеруне или неподалеку от Сирии, представляя угрозу сирийскому флоту». Для Турции соглашение важно было главным образом в связи с Сирией и Рабочей партией Курдистана (РПК), Израиль больше заботило воздушное пространство и Иран. Но в целом эти страны действовали согласованно9.

Критикуемая на международном уровне правозащитными организациями в Европе и греческим и армянским лобби в США, Турция нуждалась в надежных поставках военной техники и высоких технологий. Анкара также рассчитывала на помощь американских евреев, таких как М.Абрамович, Д.Фейт, А.Маковский, Р.Перл и Г.Рхоуд, Американо-израильский комитет по общественным связям, Еврейский институт по вопросам национальной безопасности и на ведущих еврейских ученых Турции (А.Леви, Б.Льюиса, С.Шоу).

Для Израиля отношения с Турцией являли возможность выхода из политической и экономической изоляции на Ближнем Востоке и могли служить примером для других мусульманских стран. Некоторые аналитики считали, что Турция и Израиль - единственные демократические государства в регионе и представляют собой едва ли не модель демократического выбора.

Однако среди израильтян существовало мнение о возможной недолговечности связей между этими странами. Хотя израильтяне опасались, что антиизраильское правительство Турции может отменить соглашения, Президент Демирель заявлял, что «турецко-израильское военное сотрудничество, как и сотрудничество в других областях, продолжится и в будущем»10.

Турецкие и израильские аналитики осознавали важный потенциал нового союза. «Этот подающий надежды союз изменил стратегический баланс сил на богатом нефтью Ближнем Востоке». Политолог Сабри Сайяри называл военные отношения самыми важными на Ближнем Востоке. Моше Аренс, бывший израильский министр обороны, считал, что этот союз изменил геополитику на Ближнем Востоке.

Большинство стран Запада приветствовало такой союз. «Нью-Йорк таймс» писала, что данный союз - «самая сильная военная дружба на Ближнем Востоке». Правительство Клинтона единственной стратегической целью США считало то, чтобы Израиль и Турция расширяли свое военное и политическое сотрудничество.

Противоположного мнения об израильско-турецких связях придерживались страны региона: Греция, Ливия, Ливан, Сирия, Египет, Саудовская Аравия, Ирак, Иран, Палестинская автономия. Они заявляли, что Турция, 66-миллионная мусульманская страна, якобы порабощена заговором сионистов и империалистов. Министр иностранных дел Сирии Фарук обвинял Турцию и Израиль в формировании военного союза. Мустафа Машур, глава «Братьев-мусульман» Египта, говорил, что этот союз опасен, потому что «евреи хотят расширить свое влияние на другие мусульманские страны, такие как Ирак, Иран и Сирия»11.

Башар Асад и Саддам Хусейн, таким образом, сталкивались с общим «грозным противником» и должны были действовать осторожно, чтобы уменьшить вероятность возникновения войны. Дамаск, однако, отклонил предложение о стратегическом союзе с Ираном, опасаясь, что это могло привести к усилению координации действий между Анкарой и Тель-Авивом против Дамаска и к его дальнейшей изоляции.

По мнению некоторых аналитиков, израильско-турецкие отношения укрепляли стабильность в регионе, являясь сильным военным средством устрашения против потенциальных врагов12. Израильско-турецкий союз был весьма выгоден Соединенным Штатам. Сотрудничество между Израилем и Турцией впервые создавало возможность союза проамериканских демократических государств подобно тому, который существовал в Европе.

В рассматриваемые годы Турция оценивала свои связи с Израилем как наиболее важные в сравнении с исламским миром. Так, на международной встрече на высшем уровне в Иране в декабре 1997 года С.Демирель, выразив недовольство в связи с критикой его внешней политики со стороны ряда стран, в знак протеста покинул мероприятие. Израильский министр обороны И.Мордехай заявил, что сотрудничество Турции и Израиля направлено на сохранение мира в регионе и защиту от возможных нападений государств, которые «поддерживают террор и имеют баллистические ракеты и химическое оружие».

И как только была одобрена резолюция, осуждавшая страны, сотрудничавшие с Израилем, турецкие генералы заявили, что Турция, Израиль и США намерены провести совместные военно-морские учения в ближайшем месяце13. Отношения между двумя странами начали ухудшаться после прихода к власти в 2002 году исламской Партии справедливости и развития (ПСР) во главе с Эрдоганом.

Получив на парламентских выборах 3 ноября 2002 года 363 места из 550, ПСР, заявившая себя как партия умеренного ислама, сформировала первое в истории республики однопартийное происламское правительство. Единственной оппозиционной партией в Меджлисе стала Народно-республиканская партия, набравшая 19,3% голосов. После следующих выборов, которые прошли 22 июля 2007 года, ПСР имела в Меджлисе 340 мест, на этот раз у нее было уже два оппонента - Народно-республиканская партия (98 мест) и Партия националистического движения (70 мест). Более того, в конце августа 2007 года второй человек в правящей партии - Абдулла Гюль был избран президентом страны14.

Когда Эрдоган стал премьер-министром Турции, началась исламизация турецкого общества. Для начала он нейтрализовал армию, постепенно назначил на руководящие посты лояльных офицеров, изменил состав и полномочия Высшего государственного совета безопасности, контролирующего армию. Эрдоган попытался ослабить судебную систему, которая играла важную роль в сохранении светского характера Турции. Он изменил ряд положений в Конституции и отменил закон, запрещавший носить паранджу в исламских университетах.

После прихода к власти ПСР отношение к Израилю стало меняться. Формально оставаясь союзниками, Анкара и Тель-Авив заняли диаметрально противоположные позиции в отношении американского вторжения в Ирак. В то время как Израиль всячески подталкивал Вашингтон к военным действиям, турецкое руководство пыталось их предотвратить15. Визит израильского президента в Турцию в июле 2003 года стал первой попыткой укрепить политическую составляющую «стратегического союза». При обсуждении вопросов региональной политики израильский президент не преминул обвинить Б.Асада в «создании проблем между Израилем и Сирией». Однако этот выпад в сторону сирийского руководства был воспринят в Анкаре сдержанно. В то время она имела совершенно другие планы в отношении Дамаска, договариваясь о визите Б.Асада в Анкару16.

В Турции началось постепенное сворачивание секуляризма, постепенная и «мягкая» исламизация и рост великодержавных настроений в элите и обществе. Реставрация роли ислама на государственном уровне означала постепенное возвращение этой страны к положению лидера суннитского мира, которым она была в период Османской империи, когда турецкие султаны исполняли функции повелителя правоверных - халифа.

Турецко-израильские отношения существенно обострились весной 2004 года, когда Эрдоган выступил с несколькими резкими заявлениями по поводу силовых методов Израиля в процессе ближневосточного урегулирования, а после ликвидации израильскими спецслужбами лидеров ХАМАС, шейха Ясина и позднее его преемника А.Рантиси, даже назвал политику Израиля близкой к «государственному терроризму».

Определенным индикатором ухудшения турецко-израильских отношений стала также отсрочка на неопределенный срок визита израильского министра промышленности и торговли Э.Ольмерта в Турцию, планировавшегося на середину апреля 2004 года. В качестве предлога указывалось на «чрезвычайную занятость» турецкого руководства кипрской проблемой. Однако это не помешало правительству Турции в те же дни принять в Анкаре саудовского министра иностранных дел Сауда аль-Фейсала.

Тем не менее, исходя из приоритетов в сфере безопасности и баланса интересов на Ближнем Востоке, турецкое руководство пошло на активизацию своих отношений с Израилем. Точкой отсчета нового этапа двусторонних отношений стал визит Эрдогана в Израиль в мае 2005 года. В результате Эрдоган начал вести переговоры о продолжении военного сотрудничества. Был подтвержден контракт на продажу Турции израильских беспилотных самолетов-разведчиков дальнего радиуса действия «Харон» на общую сумму 200 млн. долларов.

Правительство ПСР стремилось наладить более тесные связи с палестинским руководством. В феврале 2006 года Турцию посетила делегация ХАМАС во главе с Х.Машаалом. Эрдоган надеялся, что визит позволит Анкаре сыграть важную роль в процессе ближневосточного урегулирования. Данный визит вызвал недовольство в США и Израиле, да и большинство турецких СМИ также отреагировали негативно. На данном этапе пришлось констатировать, что попытка наладить контакты с ХАМАС не дала никаких результатов. В Анкаре Машаал не только не выразил стремления к диалогу с Израилем, но, напротив, заявил, что «прибыл не слушать, а давать советы»17.

Серьезным испытанием для турецко-израильских отношений явились события вокруг Ливана летом 2006 года, вызванные боевыми действиями израильской армии против «Хезболлы» и вторжением Израиля в южные районы Ливана. В Турции эти действия Израиля сразу же привели к вспышке антиизраильских настроений, которые поддержала значительная часть правящей элиты страны.

Вместе с тем, несмотря на имевшиеся трения, турецко-израильское сотрудничество в политической, военной, торгово-экономической сферах неуклонно развивалось и приносило Турции ощутимые дивиденды. В середине ноября 2007 года Турцию одновременно посетили Президент Израиля Шимон Перес и глава Палестинской автономии Махмуд Аббас, которые впервые обратились к миру с трибуны турецкого парламента. На встрече в Анкаре Перес, Аббас и Президент Турции Гюль обсудили дальнейшие шаги по ближневосточному урегулированию накануне международной конференции в американском Аннаполисе по этой проблеме18.

На встрече Гюля с Пересом обсуждался вопрос об Иране. Гюль попытался смягчить позицию израильского президента в отношении этой страны, отметив, что слова Ахмадинежада: «Хочу стереть Израиль с карты», - всего лишь риторика. Однако в этом вопросе Перес остался непреклонен, подчеркнув, что «Иран не собирается использовать ядерную энергию в мирных целях и поддерживает терроризм»19.

Тем не менее отношения между Израилем и Турцией оставались сложными. Турция начала дистанцироваться от Израиля. В 2009 году были отменены совместные военные учения с Израилем. Исламистские лидеры во главе с Эрдоганом на Давосской конференции 2009 года осудили вторжение Израиля в сектор Газа, квалифицировав это как «преступление против человечества»20. Политика Эрдогана шла вразрез с новой дипломатией Турции - ее роли арбитра ближневосточных конфликтов и поиска ею компромиссов для их разрешения.

В связи с этим следует отметить, что Турция в отношении своей региональной политики придерживалась цели - никаких проблем между соседями. Ее лидеры понимали, что перспективы страны зависели от региональной стабильности, и активно стремились решить споры на Ближнем Востоке. Размеры территории, развитая экономика, приверженность демократическим ценностям давали Турции возможность стать посредником в переговорах между конфликтующими сторонами.

Для большей части мусульманского мира современная история Турции - это «предательство». Реформы Ататюрка сделали Турцию светским государством. В то же время многими она воспринималась как «лакей» Вашингтона, который находится в объятиях американской политики. И все же играя роль регионального миротворца, она следовала кардинальному правилу США: сформировать свою внешнюю политику в соответствии со своими национальными интересами, а не эмоциями21.

Враждебность между Израилем и Турцией стала особенно явной в январе 2009 года, во время войны между Израилем и ХАМАС. Эрдоган жестко осудил израильскую политику как «бесчеловечные действия, которые могут привести их к самоуничтожению», и даже сослался на Бога («Аллах... накажет тех, кто обижает невинных»)22.

Израильское информационное агентство на это заявление ответило, что весь этот турецкий гнев побуждает задать вопрос: действует ли на самом деле Израиль в Газе хуже, чем Турция на Кипре? По отчетам Межнациональной группы по правам меньшинств (Minority Rights Group International), «при вторжении на Кипр в июле-августе 1974 года Турция использовала напалм и сеяла террор среди крестьян-киприотов греческого происхождения. В отличие от этого израильтяне в «ожесточенном бою» в секторе Газа применяли лишь обычное вооружение.

Последующая турецкая оккупация 37% территории острова превратилась в «принудительную этническую чистку». И, наоборот, в секторе Газа в 2005 году были ликвидированы израильские поселения. В северной части Кипра турецкое правительство проводило «систематическую политику колонизации». Население турков-киприотов в 1973 году составляло около 120 тысяч, но затем более 160 тыс. граждан Турции переселились на эти земли. В секторе же Газа не осталось ни одного израильского населенного пункта.

Анкара управляет оккупированной зоной настолько жестко, что, по словам турецкого политика Бюлента Акаркали, «Турция властвует на Северном Кипре, как в своей собственной провинции». Сектор Газа контролируется ХАМАС. Турки создали видимость автономной структуры, назвав ее «Турецкая Республика Северного Кипра». Жители Газы пользуются реальной автономией. Стена, проходящая через остров, не пускает мирных греков в северную часть Кипра. Израильская стена охраняет мирное население от палестинских террористов»23. Эрдоган же утверждал, что турецкие войска не оккупировали северную часть Кипра, а находятся там потому, что «Турция играет роль гаранта власти».

Израильтяне считали, что Турция «вместо вмешательства в сектор Газа должна прекратить незаконную и деструктивную оккупацию, на протяжении десятилетий трагически разделяющую Кипр»24. Газета «Маарив» процитировала высокопоставленного чиновника, заявившего, что «как в Израиле, так и в ведущих странах Запада вызывает озабоченность то, что премьер-министр Эрдоган тихо и решительно ведет Турцию по пути исламизации»25.

В отношениях между Турцией и Израилем разразился кризис. Анкара отложила проведение очередных военных учений «Анатолийский орел», в которых с 12 по 23 октября 2009 года должны были принимать участие Турция, США, Италия и Израиль. Причиной этого стал отказ США участвовать в учениях после того, как Анкара потребовала исключить из списка представителей Израиля якобы потому, что израильские самолеты были задействованы в бомбардировках палестинцев в Газе.

Реакция руководства Израиля не заставила себя долго ждать. Вице-премьер С.Шалом призвал правительство Турции проявлять благоразумие и выразил надежду на сохранение турецко-израильских связей, отвечающих интересам обеих сторон. Турецкая же пресса прокомментировала это как скрытую угрозу. В газетах появились сообщения: «Заявление израильского министра напоминает угрозу» и «Вице-премьер Израиля призвал Турцию образумиться!»26

Эрдоган заявил, что Совет Безопасности ООН, на котором лежит ответственность за установление мира на Ближнем Востоке, утратил свою эффективность и не в состоянии обеспечить выполнение своих решений. Конфликтную атмосферу в отношениях между двумя странами усугубил тот факт, что в 2009 году прошли совместные военные маневры Турции и Сирии. Израильская газета «Едиот ахронот», написала, что «терпению Иерусалима приходит конец», а израильский политолог Рон Бен-Ишай заявил, что Турцию больше нельзя считать надежным стратегическим союзником27.

Несмотря на возмущение, вызванное демаршем Анкары, израильское руководство все же не желало дальнейшего обострения отношений с Турцией. Министр обороны Израиля Э.Барак публично предостерег израильское руководство от чрезмерной критики Анкары, отметив, что, несмотря на трения в турецко-израильских отношениях, «Турция продолжает оставаться ключевой фигурой в регионе». По-мнению Э.Барака, сохранение стратегических отношений важно для обеих стран28.

И в Анкаре, и в Иерусалиме в настоящее время у власти находятся правительства, которые стремятся избавиться от кемалистской и бен-гурионовской государственной модели. Идеологической основой двух правительств является религия и религиозная традиция. Партия Эрдогана предпринимает усилия с целью ослабления армии и судебной системы, являющимися оплотом кемализма. В Израиле это делается немного по-другому: растет число религиозных офицеров среди высшего командного состава; исполнительная власть пренебрегает постановлениями Высшего суда справедливости.

Когда Эрдоган стремится к панисламизму, а Нетаньяху развивает израильскую еврейскую идентичность, с неприязнью относящуюся к этническим меньшинствам, - столкновение между Турцией и Израилем является неизбежным. История с перехватом флотилии в 2010 году стала катализатором, ускорившим этот процесс.

Несмотря на запрет со стороны Израиля, 31 мая 2010 года во время очередной попытки турок прорвать морскую блокаду сектора Газа израильские военные высадились на борт одного из судов «Флотилии свободы». Помимо гуманитарного груза для жителей блокированного региона, на судах находились более 600 активистов из европейских и арабских стран. Израиль отказался пропускать суда и предложил им разгрузиться в израильском порту. После того как «Флотилия» отказалась выполнить требования властей, на суда высадился израильский спецназ. На борту входившего в состав «Флотилии» турецкого теплохода «Мави Мармара» произошли вооруженные столкновения между израильскими военными и активистами. В результате были убиты девять человек и более 30 получили ранения.

Турция в связи с инцидентом отозвала своего посла из Израиля и отменила совместные военные учения. С осуждением произошедшего выступило большинство стран мира, включая Россию29. Так, с призывом к Израилю снять блокаду с сектора Газа выступил посол Великобритании в ООН, указавший, что действия израильского правительства нарушают резолюцию 1860 СБ ООН. Прекратить блокаду сектора Газа кроме Великобритании призвали и другие страны, обладающие правом вето в Совбезе, - Россия, Франция и Китай30.

Совбез ООН по итогам экстренного заседания, посвященного нападению на «Флотилию свободы», принял резолюцию, осуждающую действия Израиля и призывающую как можно быстрее провести расследование происшествия31. Соединенные Штаты, воздержались от прямого требования снять блокаду с сектора Газа. При этом в заявлении представителя США в СБ ООН отмечалось, что Израиль мог бы смягчить условия блокады палестинской территории. Глава непризнанного правительства ХАМАС в секторе Газа Исмаил Хания призвал Генсека ООН Пан Ги Муна вступиться за «Флотилию свободы» и обеспечить кораблям свободный проход32.

ХАМАС призвало мусульман пикетировать израильские посольства по всему миру33. Турецкий МИД заявил, что «бесчеловечная» акция израильтян являлась «вопиющим нарушением основ международного права» и могла иметь «непоправимые последствия» для отношений двух стран.

Толпа закидала камнями израильское консульство в Стамбуле в знак протеста против нападения ВМС Израиля на турецкое судно в составе международной «Флотилии свободы». Лига арабских государств (ЛАГ) созвала экстренное совещание. Министры иностранных дел Франции и Великобритании считали необходимым провести международное расследование инцидента. Израиль, в свою очередь, настаивал на том, что самостоятельно проведет расследование. Турция закрыла свое воздушное пространство для Израиля. И вскоре было объявлено о намерении сократить военное, торговое и энергетическое сотрудничество с Израилем.

Министр инфраструктуры Израиля Бен-Элиэзер провел в Брюсселе тайную встречу с турецким министром иностранных дел А.Давутоглу, ставшую первым контактом двух государств на правительственном уровне после инцидента с «Флотилией свободы». Встреча вызвала негативную реакцию со стороны израильского министра иностранных дел А.Либермана. Он заявил, что не был информирован о планировавшихся переговорах, и подчеркнул, что поступок Бен-Элиэзера подрывает доверие к нему34.

4 июля 2010 года А.Давутоглу заметил, что у Израиля есть только три варианта выхода из сложившейся ситуации: принести извинения, признать результаты международного независимого расследования или же отказаться от всех дипломатических связей с Турцией. Госсекретарь США Хиллари Клинтон обратилась к Б.Нетаньяху с прямой просьбой извиниться за нападение на флотилию. Однако тот отклонил просьбу, аргументировав тем, что ожидает публикации доклада Генерального секретаря ООН о захвате флотилии.

17 августа 2011 года израильская газета «Едиот ахронот» писала, что израильские дипломаты получили сообщение Госдепартамента, в котором говорилось, что охлаждение в турецко-израильских отношениях наносит вред американским интересам в регионе, так как и США, и Турция выступали за скорейшее прекращение столкновений в Сирии и уход Президента Башара Асада из власти.

Комиссия при ООН пришла к выводу, что израильтяне, высадившиеся на судно «Мави Мармара», были вынуждены применить силу в целях самозащиты, так как они встретили «организованное и вооруженное сопротивление со стороны группы пассажиров». При этом насильственные действия со стороны Израиля все же названы «чрезмерными и необоснованными», а дальнейшее обращение военных с пассажирами - оскорбительным35.

Турецкие чиновники намеревались усилить патрули в Восточном Средиземноморье и перейти к более агрессивной стратегии в регионе. К тому же геологи нашли значительные объемы углеводородного сырья под шельфом Восточного Средиземноморья. За обладание природными богатствами региона развернулась дипломатическая борьба между Израилем, Ливаном, непризнанным Северным Кипром и международно признанной Республикой Кипр, а также Турцией. Стороны конфликта использовали различные методы, чтобы доказать, что имеют право участвовать в разработке богатых залежей нефти и газа36.

А.Давутоглу, выступая в парламенте, заявил, что в 2011 году его страна «поставила на колени Израиль». Решительные действия турецкого правительства, подчеркнул он, обеспечили региональную и международную изоляцию еврейского государства. Так он ответил на обвинения со стороны оппозиции, которая выражала недовольство «прозападной» политикой страны.

Вместе с тем Министерство обороны Израиля опровергло распространенную ранее информацию о полном разрыве военных отношений с Турцией. Как пояснил военный атташе Израиля в Анкаре Гилад, в Министерстве обороны уверены, что вне зависимости от решения Турции выслать израильского посла военное сотрудничество с Иерусалимом Анкаре по-прежнему необходимо37, а Э.Барак подтвердил, что Турция не является врагом его страны.

После публикации доклада ООН о событиях в мае 2010 года правительство Турции одобрило план «Барбаросса». В рамках стратегии, названной в честь средневекового адмирала Хайреддина Барбароссы, турецкий флот должен был отвести часть сил из Черного и Мраморного морей и направить их в регион Восточного Средиземноморья. В частности, Анкара сконцентрировала значительные силы у берегов Кипра и Израиля. Там дополнительно предполагалось развернуть группировку из двух фрегатов, двух корветов, нескольких сторожевых кораблей и ракетных катеров, а также судов обеспечения.

Ухудшение отношений Израиля и Турции происходило на фоне жесткой риторики турецких властей по палестинской проблеме. Выступая в штаб-квартире ЛАГ в Каире, премьер Турции Эрдоган подчеркнул, что признание Палестины «является единственно верным решением, делом чести и достоинства, это проблема всего человечества. Настало время поднять палестинский флаг в ООН, и пусть он станет символом мира и справедливости на Ближнем Востоке». Он предостерег ООН и другие международные структуры от продолжения поддержки Израиля. «Если они и дальше будут делать это, то станут участниками творимых им преступлений, за которые придется платить, - заметил он. - Турция продолжит усилия на всех фронтах, с тем чтобы привлечь Израиль к ответственности».

Таким образом, Турция бросила Израилю вызов. Именно так можно расценивать расхождение во взглядах этих двух стран в палестинском вопросе и предупреждение, сделанное Эрдоганом израильтянам: Турция намерена прислать помощь сектору Газа, воспользовавшись защитой военно-воздушных сил. По сути, это не что иное, как втягивание в палестино-израильский конфликт третьей стороны и попытка силовыми методами, давя на Израиль, за несколько ходов решить палестинскую проблему. Прямое вмешательство Турции, бывшего союзника в Ближневосточном регионе, должно было бы принудить тех, кто принимает непосредственные решения в Израиле, задуматься: выдержат ли израильтяне «войну противостояния» на нескольких фронтах38.

Эффект домино от падения диктаторских режимов в арабских странах коренным образом изменил ситуацию в регионе. «Арабская весна» 2011 года вряд ли могла принести демократию, но она спровоцировала волну исламского пробуждения, серьезные угрозы интересам Израиля в арабских и мусульманских странах. Своими острыми заявлениями Эрдоган явно озвучивал турецкую заявку на региональное лидерство, пытаясь в этом конкурировать с Ираном.

В эти годы встал вопрос: на кого США «поставят» в случае открытого военного противостояния между Турцией и Израилем? Бесспорно, стратегическое географическое положение Турции и ее членство в НАТО для американцев отойдут на второй план, когда речь будет идти о самом существовании Государства Израиль. Так что создание такой дилеммы не в интересах турецкой нации. Готовность исламистского руководства Турции поставить под удар свое членство в НАТО свидетельствовала о том, что, возможно, оно решило для себя: без членства в Евросоюзе НАТО не имело такой стратегической и геополитической ценности для Турции, какое имело раньше.

Похоже, турецкие стратеги решили «разменять» свое членство в НАТО на доминирование в Ближневосточном регионе. И не потому ли Эрдоган педалировал конфликт с Израилем, что хотел создать новое подобие «НАТО» на Ближнем Востоке, куда входили бы все арабские страны и где Турция играла бы лидирующую роль39. Входя в противостояние с Израилем, Турция хотела показать арабскому миру, что она сильный игрок и готова перекроить карту влияний в регионе. Очевидно, что влияние Турции на Ближнем Востоке усилится с ростом ее экономической мощи. В этом смысле угрозы Эрдогана вполне мотивированы. Хотя он упускал из виду, что далеко не все арабы готовы были забыть о четырех веках унижения, которое они испытали в период, когда арабские территории входили в состав Османской империи.

Еще одним возможным объяснением политического демарша Эрдогана могло быть его давление через Израиль на Европейский союз, чтобы поставить его перед выбором: либо Турция остается светским государством и входит в ЕС, либо ищет для себя новые пути. В таком случае палестинский вопрос и сближение с арабскими народами могли стать катализатором, который (как надеялись в Анкаре) ускорит положительное рассмотрение ее европейской судьбы. В случае отказа Турция вполне готова была инициировать новую политическую игру - Израиль против исламской цивилизации - и возглавить этот процесс40.

Следует обратить внимание на то, что Турция претендовала не только на роль регионального ближневосточного лидера (оттесняя на вторые роли Иран), но и ведущей страны в мусульманском мире. Поэтому бездеятельность или компромисс с Израилем со стороны Анкары были бы ударом по ее авторитету. С другой стороны, такой турецкий демарш призван был показать израильтянам, что вряд ли стоит вытягивать козыри курдского вопроса или напоминать о признании геноцида турками армян. При этом Турция, настраивая арабские страны (особенно Египет) против Израиля, вероятно, надеялась восстановить отношения с израильтянами уже на других условиях, показывая Израилю, что его вмешательство во внутренние дела Турции нежелательно.

В рассматриваемые годы Турция начала проводить все более и более самостоятельную внешнюю политику, стремясь избавиться от статуса «младшего партнера» США. Процессы, которые происходят в Турции, - это прежде всего стремление к созданию региональной империи и желание вести мусульманские массы и объединить их под одной крышей.

Вместе с тем следует отметить, что антисемитизм имеет в Турции глубокие исторические корни. Так, левая турецкая интеллигенция склонна рассматривать Израиль как инструмент американского империализма на Ближнем Востоке. Палестино-израильский конфликт интерпретировался как конфликт между двумя силами - с одной стороны, палестинцами, «угнетаемыми империализмом», с другой - израильтянами, поддерживаемыми США.

В июне 2010 года, во время одной из антиизраильских демонстраций, протестующие использовали нацистские символы и лозунги, которые прославляли Гитлера41. Перед израильской операцией в секторе Газа в 2008-2009 годах антисемитские высказывания появились в СМИ и книгах. Исследователи Тель-Авивского университета отмечали, что у многих молодых и образованных турок под влиянием этой пропаганды формировалось отрицательное отношение к евреям и Израилю, хотя они никогда не сталкивались с ними42.

Некоторые источники утверждали, что конфликт после инцидента с флотилией в секторе Газа 31 мая 2010 года был сознательно спровоцирован турецкими политическими деятелями с целью ухудшить отношения с Израилем ради внутренних и внешних стратегических выгод. Во время визита в Иран Эрдоган заявил, что военный переворот, который сверг Президента М.Мурси в июле 2013 года, был фактически «работой» Израиля. Некоторые аналитики считали, что люди, вышедшие на демонстрацию, чтобы свергнуть М.Мурси, и посадившие его под домашний арест, якобы были проплачены сионистами.

Летом 2014 года вновь обострилась ситуация на Ближнем Востоке. Израильские города подверглись интенсивному обстрелу со стороны ХАМАС. Израиль ответил антитеррористической операцией. Боевые действия в секторе Газа начались 8 июля, когда израильская армия приступила к наземной фазе силовой операции «Нерушимая скала», которая до этого предполагала лишь удары с воздуха.

Президент Турции Гюль 18 июля 2014 года потребовал от Израиля немедленно прекратить антитеррористическую операцию в Газе. Перед встречей с председателем Палестинской автономии Абу-Мазеном Гюль заявил, что «Израиль будет нести ответственность за последствия своей агрессии». Он настаивал, чтобы Совет Безопасности ООН осудил действия Израиля.

Власти Израиля приняли решение вести дипломатическую кампанию против Турции и Катара и рассказать всему миру о двуличной политике Турции. Возмущение Израиля вызвало в первую очередь то, что Турция, с одной стороны, поддерживает тесные отношения с США и является членом НАТО, а с другой - оказывает открытую поддержку ХАМАС, признанной во многих странах террористической организацией.

Выступая на традиционной международной конференции в Герцлия, министр обороны Израиля М.Яалон подверг резкой критике политику Турции, обвинив ее в поддержке ХАМАС и международного террора в целом43. Он также высказал мнение о том, что террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) смогла укрепиться в Сирии потому, что мировое сообщество в течение многих лет проявляло терпимость по отношению к ХАМАС, идеология и методы которой не сильно отличаются от ИГИЛ. Таким образом, продолжил Яалон, создаваемая против «Исламского государства» международная коалиция должна быть одновременно задействована и против ХАМАС и других подобных организаций, а также против их спонсоров, в числе которых министр назвал Иран, Турцию и Катар. По мнению Яалона, значительная часть руководства ХАМАС в настоящее время находится в Турции. Выступление М.Яалона было согласовано с Б.Нетаньяху и призвано было стать «первым залпом» в дипломатической войне, которую Израиль начал против Турции.

Характерно, что в течение последних пяти лет Израиль воздерживался от критики и резких высказываний в адрес экс-премьер-министра, ныне Президента Турции Эрдогана и других турецких лидеров, несмотря на то, что на протяжении всего этого времени последние допускали резкие антисемитские и антиизраильские высказывания, поощряя соответствующие настроения как внутри Турции, так и за ее пределами. Сдержанность объяснялась надеждой на нормализацию израильско-турецких отношений, хотя министр иностранных дел Израиля А.Либерман был категорически против этой линии44. Израильским дипломатам за рубежом даны были четкие указания, согласно которым они непрестанно позиционировали политику Турции, Ирана и Катара как связанную с ХАМАС и международным террором в целом. Новая политика Израиля по отношению к Турции неминуемо могла осложнить отношения этой страны с США и Западом в целом.

Ухудшение отношений между двумя государствами было вызвано отнюдь не только вышеуказанными факторами. До недавнего времени между Тель-Авивом и Анкарой существовало тесное военно-стратегическое партнерство. Израиль воспринимал Турцию в качестве ведомого партнера, на которого он воздействовал в союзе с США. Однако по мере укрепления своего экономического и политического влияния на Ближнем Востоке Турция стала дистанцироваться от Израиля с целью заручиться поддержкой со стороны исламского мира, широко использовала при этом в качестве геополитического инструментария наследие Османской империи. Помимо этого, Турция стала активно бороться за то, чтобы США рассматривали ее, а не Израиль, в качестве своего главного партнера на Ближнем Востоке, способного в отличие от Израиля более эффективно решать всевозможные геополитические проекты США на самых различных направлениях.

Тем не менее после ухудшения российско-турецких отношений в связи со сбитым Турцией (в 2015 г.) над Сирией российским самолетом Су-24, Турция готова была нормализовать свои связи с Израилем. Президент Турции Эрдоган заявил, что это произойдет только в том случае, если Израиль согласится выполнить три условия, ранее уже озвученные официальной Анкарой: «Израиль должен извиниться за захват флотилии у берегов Газы в мае 2010 года, выплатить компенсации родственникам погибших в результате штурма и снять блокаду сектора Газа»45.

В Израиле это заявление Эрдогана не осталось без внимания. По словам главы Министерства иностранных дел Дори Голда, потепление отношений между странами будет выгодно всему Ближневосточному региону. «Хорошие отношения с Турцией всегда были одной из приоритетных целей нашей внешней политики, и в последнее время мы делаем все возможное, чтобы эти отношения улучшить», - отмечал израильский дипломат46.

Нынешний призыв турецких властей является вынужденной мерой. На фоне кризиса в отношениях с Москвой Анкара в спешном порядке ищет замену российским энергоносителям, и израильский газ может стать одной из альтернатив. Выступая на заседании Экономической комиссии Кнессета, которая рассматривала утверждение соглашения с иностранными компаниями по добыче и транспортировке израильского газа, Б.Нетаньяху отмечал, что газ может стать катализатором улучшения отношений с Турцией и что газовая сделка серьезным образом укрепит позиции Израиля в регионе47.

С другой стороны, по мнению бывшего министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана, Израиль обязан потребовать от Турции выполнения как минимум трех условий. Первое - немедленно закрыть командный пункт группировки ХАМАС, который действует на территории Турции при полном покровительстве турецких властей и спецслужб. По мнению израильтян, из этого штаба приходят прямые указания активистам ХАМАС, проживающим на территории Западного берега. Второе - Турция должна принять закон, который запретит подавать иски от имени турецких граждан в международные суды против израильских солдат, принимавших участие в захвате флотилии. Третье - турецкие власти должны прекратить массовую антиизраильскую пропаганду48.

«И даже после этого нужно учесть, что нормализация отношений с Анкарой нанесет серьезный ущерб нашим отношениям с Кипром, Грецией и, конечно же, с Россией», - говорил Либерман49. Причина того, что Израиль и Турция вдруг оперативно решили восстановить дипломатические и торговые отношения, заключается также в сирийской войне и вмешательстве России в этот конфликт. Интересы Турции и Израиля в этой войне отчасти совпадают. Израиль считает своими главными врагами «Хезболлу» (ливанскую шиитскую военизированную организацию), с которой он воевал несколько десятилетий, режим Асада, который ее поддерживает, союзный обоим Иран, то есть ось «Хезболла» - Дамаск - Тегеран. Поэтому Израиль систематически бомбит базы Асада и «Хезболлы» и в то же время лечит раненых сирийских повстанцев на своей территории50.

Турция заявила также, что намерена вновь воспользоваться израильскими военными технологиями для перевооружения своей армии. Анкара собиралась приобрести у Израиля продвинутые системы наблюдения и разведки, новейшие беспилотные аппараты и т. д. Турция остро нуждается в воздушной разведывательной технике в своей борьбе с курдским национальным движением как на юго-востоке страны, так и в районах сирийского и иракского Курдистана.

Следует отметить, что в 1990-х годах из-за информации о нарушениях прав человека в ходе подавления курдского национально-освободительного движения западные страны наложили эмбарго на поставку некоторых вооружений в Турцию и сотрудничество с Израилем стало единственным шансом для модернизации турецкой армии. Однако все карты спутал имперский курс Эрдогана и его патологическая ненависть к Израилю51.

Вместе с тем, рассорившись со странами региона (за исключением палестинцев) и с Россией, турецкое руководство - еще вчера непримиримый враг Израиля и благосклонный покровитель ХАМАС - формирует переговоры о нормализации отношений с Израилем.

Однако все это не свидетельствует о восстановлении стратегического союза, существовавшего между Израилем и Турцией десять лет назад. Путь к окончательному урегулированию разногласий двух стран - все еще очень длинный и трудный и во многом зависит от доброй воли и политической решимости.

 1A New Axis: The Emerging Turkish-Israeli Entente by Daniel Pipes National Interest Winter? 1997/98 // http://www.danielpipes.org/293/a-new-axis-the-emerging-turkish-israeli-entente

 2http://www.inosmi.ru/asia/20100610/160501652.html

 3A New Axis...

 4Киреев Н.Г. К вопросу о возникновении Партии справедливости и развития // Исламский фактор в истории и современности. М., 2011. С. 252.

 5Там же.

 6Цви Мазель. Израиль между Турцией и Египтом (15.09.2011)(на иврите) // www.jepa.org. il/Templates/shoupage. asp? FID=8058 DBID=18LNGID=28 TMID= 99&IID=26023

 7A New Axis...

 8Ibid.

 9Ibid.

10Ibid.

11Ibid.

12Ibid.

13Turkey at Islam Conference Makes a Point of Israeli: Ties // http://www.nytimes.com/1997/12/12/world/turkey-at-islam-conference-makes-a-point...

14Киреев Н.Г. Указ. соч.

15Иванова И.И. Отношения Турции с мусульманскими государствами Ближнего и Среднего Востока // Исламский фактор в истории и современности. М., 2011. С. 119.

16Там же.

17Там же. С. 120.

18Там же. С. 121.

19Там же. С. 121-122.

20Kinzer Stephen. Turkey leads the Muslim World // http://www.the quardian com/commentisfice/2009/oct/27/Turkey-muslim-world-leader...

21Ibid.

22http://israblogger.co.il/blog/bliznevostochnyj-konflikt/542.html

23Там же.

24Там же.

25Свистунова И.А. Об отношениях Турции с Израилем / Институт Ближнего Востока // http://www.iimes.ru/rus/stat/2009/25-10-09.htm#top

26Там же.

27Там же.

28Там же.

29http://lenta.ru/news/2010/06/01/council

30http://lenta.ru/news/2010/06/01/

31http://lenta.ru/news/2010/06/07/propose

32Там же.

33Там же.

34http://lenta.ru/news/2010/07/01/meeting/

35http://lenta.ru/news/2011/09/02/freedom/

36http://lenta.ru/news/2011/09/30/perexvat/

37http://lenta.ru/news/2011/09/06/nobreakup/

38http://zn.ua/POLITICS/turtsiya_izrail_o_strategicheskogo_partnerstva_k_protivosto...

39Ibid.

40Ibid.

41Antisemitism in Turkey // http://en.wilipedia.org/wiki/Antisemitism_in_Turkey

42Ibid.

43http://kavpolit.com/articles/izrail_objavil_turtsii_holodnuju_vojnu-9275/

44Там же.

45http:/www.bbc.com/russian/international/2015/12/151215_turkey_israel_relations

46Ibid.

47Ibid.

48Ibid.

49Ibid.

50http://www.rosbalt.ru/main/2015/12/18/1473231.html

51http://news.israelinfo.co.il/world159804

Израиль. Турция > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2016 > № 1741841 Светлана Гасратян


Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 апреля 2016 > № 1730462 Биньямин Нетаньяху

Встреча с Премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

Владимир Путин встретился с Премьер-министром Государства Израиль Биньямином Нетаньяху, который прибыл в России с кратким рабочим визитом.

В ходе переговоров состоялся обмен мнениями по актуальным вопросам двустороннего сотрудничества, в частности в области безопасности, и важнейшим темам региональной и глобальной повестки дня: перспективам палестино-израильского урегулирования и ситуации в Сирии.

Ранее на этой неделе Владимир Путин обсудил вопросы ближневосточного урегулирования на встрече в Кремле с Президентом Государства Палестина Махмудом Аббасом.

* * *

Начало встречи с Премьер-министром Государства Израиль Биньямином Нетаньяху

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Позвольте сердечно поприветствовать Вас в Москве.

Мне очень приятно, что мы на самом высоком уровне поддерживаем регулярные контакты. Месяц назад мы имели удовольствие принимать в России Президента Израиля.

Думаю, что такая интенсивность имеет под собой основания, – имея в виду непростую ситуацию в регионе. В этом году мы отмечаем 25-летие восстановления наших дипотношений.

И в начале нашей встречи я хотел бы поздравить тебя с наступающим праздником Песах.

Б.Нетаньяху (как переведено): Спасибо.

В.Путин: Добро пожаловать!

Б.Нетаньяху: Господин Президент, спасибо Вам, я очень ценю тёплый приём. И я очень ценю постоянное сотрудничество, господин Президент.

Я приехал сюда с одной конкретной главной целью – усилить координацию между нами в области безопасности, чтобы предотвратить разного рода ошибки, недоразумения или инциденты.

На наших предыдущих встречах я представил Вам нашу политику в области безопасности наших северных границ. У Израиля есть очевидные, понятные «красные линии», «красная черта», связанная с нашей безопасностью.

Во–первых, мы делаем всё, что зависит от нас, для того чтобы предотвратить появление сверхсовременного оружия в руках «Хезболлы», которое переходит туда из Сирии и Ирака.

Во–вторых, мы делаем всё для того, чтобы предотвратить появление дополнительного фронта террора против нас на Голанских высотах. Это та «красная черта», которую мы обозначили и продолжаем на этом настаивать. В том, что касается Голанских высот, мы не можем вернуться к тем дням, когда по нашим посёлкам, по нашим детям стреляли с Голанских высот. И поэтому в рамках договора или без договора Голанские высоты останутся частью израильской суверенной территории.

Этот визит также даёт возможность обсудить двусторонние отношения, которые, как Вы сказали, 25 лет уже активно развиваются.

И особенно хотел бы поблагодарить Вас за Ваш личный вклад в договор о пенсиях, который уже близится к окончательному подписанию. Это очень важный человеческий вопрос, и мы ценим Ваше личное участие в решении этой проблемы.

Хочу поблагодарить Вас за поздравления с праздником Песах, это праздник нашей свободы. Завтра весь еврейский народ сядет за пасхальный стол, включая более миллиона русскоязычных израильтян, которые живая связь, живой мост между нашими народами.

Я хочу поздравить евреев в России и евреев во всём мире с праздником Песах, пожелать им счастливого праздника.

И хочу ещё раз поблагодарить Вас за Вашу дружбу, которая очень важна для развития отношений между нашими странами и народами.

В.Путин: То, что поздравление не только евреям России, но и всем евреям в мире прозвучало из уст Премьер-министра Израиля в Кремле, – это очень показательно.

Б.Нетаньяху: Большое спасибо.

Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 апреля 2016 > № 1730462 Биньямин Нетаньяху


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 апреля 2016 > № 1730049 Владимир Бейдер

В четверг, 21 апреля, глава правительства Израиля Биньямин Нетаньяху прибыл в Москву для того, чтобы встретиться с президентом России Владимиром Путиным. В ходе переговоров Нетаньяху заявил, что Голанские высоты — «красная черта» для Израиля. «Или в рамках договора, или без оного, но Голанские высоты останутся частью нашей суверенной территории», - подчеркнул он. При этом Нетаньяху обозначил важность того, чтобы там не возник «новый террористический фронт», а в руки радикальной шиитской организации «Хизбалла», базирующейся в соседнем Ливане, не попало современное оружие. Почему сохранение контроля над Голанскими высотами так важно для Израиля?

Танки взошли на Голаны. Это еще не война – маневры. Но уже не только войсковые учения – предупреждение. Предыдущее было несколькими днями раньше.

Премьер-министр Биньямин Нетаньяху устроил здесь выездное заседание правительства, где заявил, что Израиль никогда не уйдет с Голанских высот. «Граница не будет передвинута, как бы ни развивались события по другую сторону», - сказал он.

По другую сторону – Сирия. Там, напоминаю чисто из приличия, пять лет идет гражданская война, и ни один человек на Земле не знает, когда, а главное чем она закончится, что тоже напоминать совершенно излишне, поскольку очевидно.

Так с чего вдруг премьеру вздумалось тащить в такую даль (по израильским, естественно, понятиям) весь кабинет министров, толпы журналистов, держать их на горячем ветру, под палящим апрельским солнцем, чтобы произнести эту, прямо скажем, не Нагорную проповедь? Никакого открытия, тем более откровения в его словах нет.

Голаны принадлежат Израилю уже 49 лет. Это единственная захваченная в ходе арабо-израильских войн территория, законодательно включенная в состав страны (то же произошло и с восточными кварталами Иерусалима, но их израильтяне считают не захваченными, а освобожденными). Другое дело, что аннексия Израилем Голан никем в мире не признана. Но ведь и Иерусалима тоже. Однако с Иерусалимом что сравнится?

Поиски покоя

С какой стати Израиль выделил эти высоты среди других отвоеванных земель? Пока они были сирийскими, там располагались только военные базы, минные поля и дальнобойная артиллерия. С момента образования Израиля в 1948 году (как государство, Сирия всего на несколько лет старше), с Голан постоянно обстреливалась территория страны на противоположном от них берегу Кинерета (Тивериадского озера). Поколения детей в прибрежных кибуцах вырастали в бомбоубежищах, не представляя себе, что их сверстники где-нибудь в Тель-Авиве, например, живут иначе. Число жертв обстрелов среди крестьян и рыбаков перевалило за сотню. Так продолжалось вплоть до Шестидневной войны 1967 года.

Эта война началась во многом из-за Сирии. Сирийцы то и дело задирались, отхватывали по зубам, жаловались старшим товарищам – в Каир и Москву, получали заверения в полной поддержке, если что, и лезли снова. В апреле 1967 года, когда после очередного инцидента израильские ВВС сбили в воздушном бою над Дамаском сразу шесть сирийских самолетов, Египет, связанный с Сирией союзным военным договором, единственное, что сделал, - пообещал прислать обученных в Советском Союзе летчиков. Президента Египта Гамаля Абделя Насера, заявлявшего себя как отца и лидера всего арабского мира, весь этот мир поднял на смех как слабака - и повторный вызов Насер уже не мог оставить без ответа.

Вызов пришел из Москвы. 13 мая египтяне получили от советской разведки верные сведения о том, что Израиль намерен свергнуть дружественный СССР социалистический режим в Сирии, для чего сконцентрировал на границе 40-тысячную военную группировку, тысячи танков. Это была липа, в чем уже через три дня убедился начальник египетского Генштаба, облетев сирийско-израильскую границу. Он доложил: «У русских галлюцинации!» Но из Москвы продолжали настаивать на своем – и Насеру некуда было деваться. Он стал бряцать оружием, ввел войска в демилитаризированный Синайский полуостров, выгнав оттуда наблюдателей ООН, закрыл для Израиля выход в Индийский океан через Тиранский пролив – заигрался. Так началась эта война, которая известно чем кончилась для Египта, фактически в первый ее день потерпевшего разгромное поражение.

Но и тогда только что назначенный министром обороны Израиля Моше Даян не хотел атаковать Сирию. Однако военные события на юге развивались настолько успешно, что на третий день он сказал давно застоявшемуся на низком старте командующему Северным округом Давиду Элазару: «Ты говорил, что можешь взять Голаны? Так возьми их!» Высоты взяли за два дня.

Через пять лет, в войне Судного дня, их пришлось отстаивать в жестоких танковых боях – крупнейших со времен Второй мировой.

С тех пор, как Голанские высоты перестали быть самой удобной точкой для обстрела Израиля, они стали благословенным местом. Здесь лучшие виноградники и производится лучшее израильское вино, выращивают лучших бычков мясных пород, а яблоки израильские друзы с Голан в мирные годы продавали даже в Сирию – своим соплеменникам, живущим по ту сторону границы.

Вообще, это одно из самых живописных мест Израиля, не случайно с начала 1990-х годов, со времени мощной волны репатриации из бывшего СССР, множество вновь прибывших селилось там. Так, мэра крупнейшего города на Голанах, Кацрина, зовут Дима Апарцев.

Поиски мира

Тем не менее, несколько израильских премьеров подряд – начиная с Ицхака Рабина и включая Нетаньяху во время его первого премьерского срока (в чем он ни разу не признался до сих пор, но свидетельств слишком много) и кончая Эхудом Бараком, Ариэлем Шароном и Эхудом Ольмертом, пытались всучить благословенные Голаны обратно сирийскому президенту Асаду – сначала отцу, а потом и сыну.

Те упирались, повторяя раз за разом: «Все или ничего!», - и оставались с последним. Спор шел о нескольких метрах вдоль границы. Израильские миротворцы готовы были поступиться Голанами, но пустить сирийцев к Кинерету, подвергнув риску единственный пресный водоем, и вновь открыть свой берег озера обстрелам, – ни в какую.

Чем объясняется настойчивость израильских миротворцев, кроме обычных ссылок, на сумасшествие, понять можно. Как сказал мне однажды крупнейший в Израиле специалист по Сирии и Ливану профессор Эяль Зисер, «всеобщая война в нашем регионе невозможна без Египта, а всеобщий мир – без Сирии». Соблазн добиться желанного мира толкал израильских правителей раз за разом в каменные двери Асадов, но те оставались неприступными.

Когда в Сирии началось то, что до сих пор продолжается с неизвестным сроком и результатом, всем стало ясно, от какой страшной беды спасли израильтян божье провидение и упрямство Асадов. Вся эта клоака с участием «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, - «Росбалт») и прочих банд уже бы висела над израильской территорией, как на удобном балконе и спрыгивала оттуда индивидуально и массово, как в собственный палисадник.

И все это время каких только усилий ни прилагали все враждующие в Сирии стороны, чтобы включить Израиль в царящую там кровавую неразбериху. Еврейскому государству удавалось хранить нейтралитет.

Казалось очевидным, что всякие разговоры о возвращении Сирии Голанских высот должны сами собой прекратиться. Сирии – это кому? Будет ли такая страна? Какой она будет? Сколько государственных, а скорее всего террористических образований будут называть себя этим именем? У кого из них покупать мир ценой Голан? Кто в нем будет заинтересован, а главное – кто сможет его гарантировать?

На все эти вопросы нет ни одного ответа ни у кого. Но есть постулаты.

Поиски крайнего

В то время, как сирийская проблема давно уже стала общемировой и конкретно европейской, и никто не знает ее решения, мировое сообщество во главе с великими державами с огромным энтузиазмом взялось именно сейчас за проблему, которую, как всем им представляется, решить легче всего. Это проблема Израиля и его «оккупированных» территорий.

Конечно, не «Исламскому» же квазигосударству, оттяпавшему треть Сирии, предъявлять претензии, кричать: «Отдай, а то хуже будет!» - оно пошлет куда дальше, а то и чего взорвет у них дома от обиды. Кричать «Отдай!» надо Израилю – он же не отмахнется.

Именно об этом на нынешней неделе дискутирует Совбез ООН, обсуждая зашедший в тупик мирный процесс, – по вине, разумеется, Израиля. Именно на это направлена «французская инициатива», требующая от Израиля немедленной ликвидации поселений на «территориях», включая Голаны. Именно об этом, уже конкретно по поводу отказа возвращать Голаны, высказались на днях вице-президент США Джо Байден и канцлер Германии Ангела Меркель. Спроси у них, кому отдавать, умрут - не ответят. Но кто – ясно всем и жутко актуально. Особенности избирательного склонения: не дается дательный падеж – поднажмем на именительный.

Так что почему израильский премьер в самый канун праздника Песах помчался обсуждать ставшую внезапно актуальной тему именно в Москву, понять можно.

В Вашингтоне, Париже, Берлине, Брюсселе, упершись в сирийскую стену, не видят другого пути к миру, кроме усмирения непричастного к этой войне Израиля, и потому израильских доводов не слышат. Услышат ли в Москве – вопрос. Но именно вопрос, а не готовый отрицательный ответ.

Россия показала себя ключевым игроком на сирийском фронте, без которого ничего здесь решаться не будет. И - надежным партнером. Не только Асада, но и – что гораздо более неожиданно – Израиля. При всей неоднозначности, а точнее – нежелательности для израильтян российского военного присутствия в регионе, все договоренности между двумя странами и армиями до сих пор соблюдались.

Есть еще одно обстоятельство, о котором мало кто знает, а мне оно стало известно из источника, заслуживающего доверия. Точка зрения Путина на принадлежность Голанских высот и их значение для безопасности Израиля сильно отличается от однозначной и однобокой позиции Запада по этим вопросам. Он знает, что было, когда Голаны были сирийскими, и какую цену заплатил Израиль за покой на своей северной границе. Знает и понимает.

Вот почему, собирая чемоданы для поездки в Москву, Нетаньяху полез на свои северные горы заявлять, что Голанские высоты - наши. В западных столицах его слышать не хотят, но и из них хорошо видны танки на Голанских высотах, которые взошли туда в подтверждение слов.

Как 49 лет назад Шестидневная война началась во многом благодаря дезинформации из Москвы, так сегодня новая война из-за Голан может быть предотвращена, благодаря ясной информации оттуда же – что возврат Голан не может быть условием мира в Сирии.

Владимир Бейдер, Иерусалим

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 21 апреля 2016 > № 1730049 Владимир Бейдер


Израиль. Палестина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 апреля 2016 > № 1722222 Махмуд Аббас

Глава Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас в интервью агентству Sputnik рассказал о своем видении роли России в урегулировании арабо-израильского конфликта и о своей готовности в любое время встретиться с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

— Российско-палестинская межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству собралась впервые в столице Палестины в марте. Пожалуйста, поделитесь своей оценкой текущего состояния российско-палестинских политических и экономических отношений?

— Спасибо вам за возможность, я с удовольствием отвечу на вопросы агентства Sputnik. Отношения между Палестиной и Россией начались давно и развиваются в нескольких направлениях. Последняя встреча межправительственной комиссии — важная составляющая двусторонних отношений. Политический аспект отношений является ключевым, мы продолжаем кооперацию и координацию на всех уровнях, включая контакты между президентом Владимиром Путиным и мной. Мы регулярно встречаемся и делимся взглядами на разные проблемы, особенно на вопрос мирного процесса, на возможную помощь России в прекращении израильской оккупации и достижении справедливого и продолжительного мира. У России ключевая роль в этом вопросе, и мы бы хотели, чтобы это было более заметно. Мы также обсуждаем очень сложную ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке и пытаемся понять, что мы можем сделать вместе для поиска политического решения текущих проблем.

— Россия недавно вывела основную часть своей авиагруппы из Сирии после, как заявили в Москве, достижения своих стратегических целей. На ваш взгляд, какую геополитическую роль играет Россия в текущей ситуации на Ближнем и Среднем Востоке? Какова роль России сейчас в мирном процессе между Палестиной и Израилем и какой эта роль должна быть?

— Роль России жизненно важна для сбалансированных отношений между государствами в регионе. Вместе с тем что Россия заняла новую проактивную позицию на Ближнем Востоке в связи с ее значительной вовлеченностью в переговоры по иранской ядерной программе, которые завершились успешно, и решение кризиса в Сирии, где Россия, мы надеемся, поможет восстановить мир и стабильность.

С этого момента мы надеемся увидеть, что динамика в российской внешней политике распространится и на мирный процесс между нами и Израилем. Квартет международных посредников, который возглавляют США, не преуспел в решении проблемы, потому что правительство Израиля отвергало их усилия. В этой ситуации необходим новый многосторонний подход, в котором у России должна быть центральная роль и который позволит другим нашим арабским и европейским партнерам участвовать в новом и эффективном механизме с графиком, рекомендациями и международными конференциями, как это делали другие международные группы, которые достигли успеха в Иране, Сирии и других странах.

— Вы заявляли, что при подписании соглашений в Осло палестинцы пошли на болезненный компромисс, необходимый для достижения мира. В каких вопросах палестинцы готовы идти на компромисс сейчас?

— Это правда, мы сделали это. В 1988 году Палестинский национальный совет, наш парламент, решил признать соглашение между двумя государствами, одно из которых, Израиль, уже существовало, и основать Государство Палестина на нашей земле, оккупированной в 1967 году, на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа со столицей в Восточном Иерусалиме, что означало признание исторической Палестины. Это был огромный и болезненный компромисс для нашего народа, на который Израиль до сих пор не ответил взаимностью.

— В конце марта Совет по правам человека ООН принял четыре резолюции, связанные с нелегальными израильскими поселениями на оккупированном Западном берегу реки Иордан, в Восточном Иерусалиме и на Голанских высотах. Одна из этих резолюций была связана с расследованием причастности Израиля к насилию на оккупированных палестинских территориях. Контактируют ли палестинские власти с ООН для принятия шагов, необходимых для имплементации этой резолюции? Видели ли вы уже первые результаты применения этих резолюций?

— Важность упомянутых резолюций в том, что они имеют практический аспект и содержат списки компаний, работающих в или с израильскими поселениями в Палестине. Правительство Палестины через министра иностранных дел и нашу дипмиссию в Женеве внимательно следит за этим вопросом вместе с ООН, и мы надеемся, что резолюции скоро будут имплементированы ООН и государствами-членами ООН. Я хочу повторить, что эти поселения нелегальны и рассматриваются как военные преступления против международного права.

— Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху сказал 23 марта, что Израиль готов к переговорам без предварительных условий с представителями Палестины "в любое время, в любом месте". Вы и власти Палестины готовы отложить сомнения насчет готовности Нетаньяху следовать договоренностям о двух государствах и возобновить мирные переговоры?

— Я всегда готов встретиться с господином Нетаньяху, чтобы начать серьезные и важные переговоры, которые приведут к окончанию оккупации и продолжительному миру и обеспечат свободу для нашего народа и государства. Политика правительства Израиля и драматические факты продолжающейся конфискации наших земель, строительства новых населенных пунктов и сноса палестинских домов не оставляют сомнений, что Нетаньяху намерен разрушить договоренности о двух государствах.

— Вы встречались с генсеком ООН Пан Ги Муном 27 марта в Аммане, где проинформировали его о последних изменениях на палестинских территориях и рассказали о намерении Палестины добиться резолюции Совета Безопасности ООН, чтобы остановить израильское строительство. Есть ли какой-то прогресс в достижении этого плана?

— Продолжаются консультации с Лигой арабских государств на министерском уровне и с другими международными партнерами, чтобы принять решение по содержанию резолюции и времени ее представления в Совет Безопасности. Израильские поселения нелегальны и являются главным препятствием для достижения мира в двух государствах.

— Вы также обсуждали с Пан Ги Муном предложение Франции созвать международную конференцию по урегулированию палестинского вопроса. Можете рассказать подробнее, как идет подготовка к конференции?

— Мы высоко ценим инициативу Франции созвать международную конференцию. Пришло время международному сообществу обновить свои усилия по достижению окончательного мира. Франция сейчас начала консультации со всеми заинтересованными региональными и международными сторонами, чтобы доработать детали конференции. Для нашей стороны нужно, чтобы эта инициатива стала началом многостороннего процесса с новым механизмом, в котором Россия должна играть центральную роль и который позволит совершить практические шаги, чтобы прекратить израильскую оккупацию и достичь справедливого мира.

— Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Зариф призвал мусульман по всему миру укрепить свое единство для противостояния израильской оккупации палестинских земель. Обращаясь к участникам 5-го внеочередного саммита Организации исламского сотрудничества (ОИС) по палестинскому вопросу в Джакарте, Зариф раскритиковал Израиль за его "планы по экспансии" для изменения демографического состава Иерусалима. Не могли бы вы рассказать подробнее о роли Ирана в установлении независимости Палестины.

— Иран так же, как и другие мусульманские страны-члены ОИС, имеет обязательства по отношению к Палестине и Иерусалиму. Чтобы противостоять деятельности Израиля и насилию над нашим народом, особенно в Восточном Иерусалиме, предстоит еще многое сделать.

— Недавно сообщалось, что движения ФАТХ и ХАМАС договорились сформировать правительство национального единства и провести выборы в палестинское законодательное собрание и выборы президента Палестины через шесть месяцев. Каковы, на ваш взгляд, перспективы сближения двух движений, учитывая, что встречи проводились в течение нескольких лет, три соглашения были подписаны — в Катаре, Каире и Секторе Газа, но ни одно из них не привело к реальным переменам? Пошли ли стороны на уступки друг другу, чтобы решить критические вопросы, которые привели к разделению ФАТХа и ХАМАСа в прошлом, например судьба пленных, политические аресты, возвращение властям Палестины контроля в Секторе Газа?

— Примирение — приоритет в нашей повестке. Мы хотим достичь единства как можно скорее, чтобы можно было сфокусироваться на единственном реально важном вопросе — прекращение израильской оккупации и достижение мира.

Встречи в Каире и Дохе были сфокусированы на достижении соглашения о формировании правительства национального единства и проведении выборов незамедлительно.

Мы ожидаем скоро увидеть прогресс.

Израиль. Палестина. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 апреля 2016 > № 1722222 Махмуд Аббас


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 марта 2016 > № 1695129 Реувен Ривлин

Встреча с Президентом Израиля Реувеном Ривлином.

Владимир Путин принял в Кремле Президента Государства Израиль Реувена Ривлина.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги, друзья! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать. Нам приятно принимать Президента Израиля в Москве.

Между нашими странами отношения строятся давно, и строятся на основе дружбы, взаимопонимания. Особые отношения складываются и в связи с тем, что почти полтора миллиона граждан Израиля – это выходцы из бывшего Советского Союза, это носители русского языка, русской культуры, нашего менталитета, люди, которые поддерживают отношения со своими родственниками в России, с друзьями. Это придаёт, конечно, совершенно необычный характер нашим межгосударственным связям.

Кроме этого постоянно растет число паломников из России, посещающих святые места. Израильское правительство идёт нам навстречу, возвращая России святыни, которыми мы очень дорожим, и за это мы очень благодарны нашим израильским партнёрам.

У нас есть и большой комплекс вопросов, связанных с развитием торгово-экономических связей, вопросов, связанных с обеспечением безопасности в регионе. Надеюсь, что мы сможем это в ближайшее время обсудить с Премьер-министром [Биньямином Нетаньяху], с которым мы договорились о встрече.

Добро пожаловать, господин Президент!

Р.Ривлин (как переведено): Как Президент Государства Израиль, это большая честь для меня – быть тут у вас, в вашей стране.

У Израиля и России давняя история отношений. Мы сотрудничаем в очень многих областях, таких как культура, коммерция, вопросы Холокоста, также мы должны бороться с террором фундаментализма.

Народ Израиля никогда не забудет вклад России в победу над нацизмом. Евреи, которые смогли остаться в живых, никогда не забудут, кто их освободил, – что первым был солдат Красной армии.

Ещё раз Вас благодарю за этот приём и надеюсь на конструктивный разговор.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 марта 2016 > № 1695129 Реувен Ривлин


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 марта 2016 > № 1686552 Реувен Ривлин

Президент Израиля Реувен Ривлин в интервью РИА Новости рассказал, из-за каких событий он летит в Россию вместо Австралии, обозначил главную угрозу безопасности еврейского государства в сирийском конфликте и назвал факторы, из которых сложен фундамент прочной дружбы между нашими странами, которые в этом году отмечают 25-летие восстановления дипотношений

— Ваш визит в Россию проходит при несколько необычных обстоятельствах. Ради поездки в Москву отменено ранее анонсированное посещение Австралии. Ваша пресс-служба объяснила смену планов событиями в ближневосточном регионе, которая потребовала встречи между двумя лидерами. Не могли бы вы конкретизировать, о чем именно идет речь? Какие вопросы вы планируете поставить перед российским руководством?

— Израиль всегда знал, что живет в непростом регионе, но последние события, возможно, сделали его сложнее, чем когда бы то ни было. К северу от нас друг с другом воюют пять армий, ни одна из которых Израилю не друг. Террор и ненависть, распространяемые "Исламским государством" (организация запрещена в России — ред.), проникли даже через наши границы. В основе региональной нестабильности лежит Иран и его эмиссары из (ливанского движения) "Хезболлах". Они сеют террор и нестабильность по всему Ближнему Востоку, Африке и Азии, открыто бравируют стремлением уничтожить Израиль, желанием устроить новый Холокост.

Россия взяла на себя важную роль в этом конфликте, который имеет большое значение для безопасности Израиля — сейчас и на перспективу. Помимо этих неотложных вопросов, у Израиля и России есть много чем гордиться в двусторонних отношениях. В этом году мы будем отмечать 25-летие наших дипломатических связей.

— Ваш визит проходит в год 25-летия восстановления дипломатических отношений между нашими странами. За четверть века они поменялись кардинально. В России теперь говорят об Израиле как о друге и об одном из главных партнеров на Ближнем Востоке. Как в руководстве, истеблишменте Израиля воспринимают Россию? Какие факторы, на ваш взгляд, способствовали этой эволюции взаимного восприятия?

— Израиль и Россию объединяет больше, чем просто четверть века дипломатических отношений. У России и Израиля долгая общая история, которая уходит корнями во времена, предшествующие созданию наших государств. Веками еврейская культура процветала в России, на всех землях Российской империи. На этой земле родились некоторые из самых выдающихся еврейских мыслителей и лидеров. Достаточно упомянуть моего наставника Зеева Жаботинского, который был горд тем, что он еврей из России.

Еврейский народ никогда не забудет о том, что 70 лет назад русская армия была в числе тех, кто победил зло нацизма и Холокоста, подарил свободу узникам концлагерей. Хотя выживших в тех лагерях остается все меньше и меньше, весь еврейский народ, народ Израиля будет всегда хранить в памяти момент освобождения.

Сегодня в Израиле насчитывается больше миллиона русскоговорящих граждан, в их числе министры, судьи, лидеры общественного мнения во всех сферах. Русское культурное влияние превалирует в израильских песнях, литературе, искусстве. Мы этим чрезвычайно гордимся. Результатом этих тесных связей, общей истории стало то, что Израиль и Россия остаются ключевыми друзьями и партнерами. Время от времени мы можем не соглашаться друг с другом, но налицо фундамент для долгой и прочной дружбы между нашими народами и сотрудничества между нашими странами.

— В одной из недавних бесед с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху президент России Владимир Путин сказал, что "все действия России в регионе всегда были и будут очень ответственными". Как вы оцениваете усилия России по урегулированию сирийского кризиса? Есть ли в шагах, предпринимаемых Москвой, повод для беспокойства в Израиле?

— Сирия балансирует на грани. Я не знаю, как восстановить ее как единую страну и есть ли вообще такая возможность. Что касается Израиля, то мы очень обеспокоены угрозой со стороны "Хезболлах". Совершенно ясно, что есть необходимость помешать Ирану распространять нестабильность в регионе. В противном случае ни одно из решений его проблем не будет иметь реального шанса на прочный успех.

— На посту президента вы снискали репутацию поборника диалога между различными религиями, идей толерантности и взаимного уважения. Можно ли, на ваш взгляд, трактовать нынешние события на Ближнем Востоке как столкновение цивилизаций? Каким вы видите будущее христиан и других этноконфессиональных меньшинств региона?

— Я не думаю, что мы наблюдаем столкновение цивилизаций. Весь Ближний Восток — это смесь восточного и западного, нового и старого, вдохновения и инноваций. Мы должны этим гордиться. То, что мы видим, это столкновение, война между теми, кто стремится жить во взаимопонимании и уважении, и фундаменталистами, которые верят, что только им открыта правда, а остальные должны или согласиться, или умереть.

Израиль не ведет войны с исламом. На посту президента Израиля я сделал приоритетным наведение мостов между различными общинами страны — арабами и евреями, религиозными и светскими гражданами. Только наладив взаимопонимание между различными общинами и религиями сначала у себя дома, затем — по всему региону, мы сможем жить рядом друг с другом так, как нам это предназначено, не так, как мы на это обречены.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 марта 2016 > № 1686552 Реувен Ривлин


Израиль > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 26 февраля 2016 > № 1664377 Авигдор Либерман

После следующих выборов в Израиле будет создано настоящее правое правительство – с Нетаньяху или без

««Наш дом Израиль» отличается от всех других партий тем, что генерирует новые идеи, которые потом «осваиваются» остальными партиями», - заявил сегодня лидер «НДИ» Авигдор Либерман на четвертом съезде партии в Иерусалиме. Либерман напомнил о программе по обмену территориями и населением, про план регионального урегулирования, пенсионную реформу, 90-процентную ипотеку, принцип «без лояльности нет гражданства». «Не поймите меня превратно. Мы не в претензии. Напротив, мы рады, что все следуют за нами и пытаются претворить в жизнь наши идеи», - заметил Авигдор Либерман.

По словам главы НДИ, ему перестали задавать вопрос, почему НДИ не вошла в коалицию. «Сегодня уже никому ничего не надо объяснять. Все понимают это и сами. Пять месяцев продолжается разгул террора, забравшего жизни более 30 человек. Сотни раненных. Восстановление диверсионных тоннелей ХАМАСа идет полным ходом. А правительство не способно даже урегулировать вопрос компенсации США Израилю вследствие подписания соглашения с Ираном. Цены на жилье продолжают стремительно расти. Закон о всеобщей воинской обязанности отменен», - сказал Либерман.

Председатель партии НДИ выразил мнение, что премьер-министром Израиля Беньямин Нетаньяху полностью зависим ото ультраортодоксальных партий и беспрекословно выполняет все их требования, а подписанные с ними соглашения распространяются не только на Кнессет 20 созыва, но и на все последующие.

«Это значит, что в любой будущей коалиции интересы ультраортодоксов будут преобладать над интересами других партий. Причем, у харедим будет право вето. Ни при каком раскладе в будущем Нетаньяху не откажется от религиозных партий и всегда будет безоговорочно выполнять все их требования», - считает Либерман. Он также выразил уверенность в том, что на следующих выборах «пропагандистская машина Нетаньяху вновь попытается провести массированную промывку мозгов, снова будет оказываться давление на НДИ». «Нетаньяху и его люди попытаются запугать сторонников национального лагеря тем, что мы, якобы, помешаем ему после выборов создать правое правительство. Прежде всего, Нетаньяху не имеет никакого отношения ни к правым, ни к национальному лагерю. Тот, кто поддержал размежевание, кто проголосовал за него в Кнессете, попросту забирает голоса правых и проводит абсолютно левую политику. Нетаньяху не готов сражаться с террором. Не готов строить в поселенческих блоках и еврейских кварталах Иерусалима. Он отказывается ввести смертную казнь для террористов и поддержать закон, который предотвращает вмешательство Верховного суда в решения Центральной избирательной комиссии. Нетаньяху является самым ярким представителем лагеря «исраблефа»», - заявил Авигдор Либерман.

Лидер НДИ также напомнил о произошедшем в канун минувших выборов и сразу после них: «Я говорю об истеричных криках премьера: «Арабы массово свозятся автобусами на избирательные участки». А сразу после выборов он принес за это извинения, пригласил Аймана Уда, Джамаля Захалку и всю компанию к себе в канцелярию, где принял их с большой помпой, лучезарными улыбками и похлопываниями по плечам. После чего вместе с ними сформировал пятилетний план и перевел арабскому сектору 15 миллиардов шекелей. Поэтому я говорю вам, господин премьер-министр: «Мы не доверяем вам!»».

При этом глава НДИ обещал, что партия «Наш дом Израиль» никогда не будет частью левой коалиции. Обращаясь к Нетаньяху, он провозгласил: «Мы никогда не скажем: то, что видно отсюда, не видно оттуда. Мы – настоящие правые, мы – подлинный национальный лагерь. Мы, а не вы. Мы поддержим правительство и премьер-министра, который даст обязательство ликвидировать террор. Мы добьемся от правительства проведения настоящей пенсионной реформы. Мы потребуем выполнить все обещания, которые столь щедро раздавались вами русскоязычной общине во всех русскоязычных СМИ накануне выборов, о которых вы забыли на следующий день после выборов. Все то, что вы пообещали, но не выполнили».

Авигдор Либерман выразил убеждение, что после следующих выборов будет создано настоящее правое правительство – с Нетаньяху или без. «Все больше людей осознают, что есть альтернатива и может быть создано правительство национального лагеря без Нетаньяху. Причем, это понимают даже в Ликуде. Поверьте, министры, депутаты и активисты Ликуда общаются со мной чаще, чем с главой собственной партии», - отметил Либерман.

Председатель партии НДИ подверг резкой критике капитуляцию правительства перед террором и неспособность его обуздать, заявив, что лучшая защита – это нападение. Он также отметил, что необходимо восстановить сдерживающий фактор, чтобы никто не захотел связываться с Израилем – ни ХАМАС, ни «Хизбалла». «Чтобы победить террор, необходимо нанести удар по трем его источникам - идеологическому, финансовому и оперативному. Прежде всего, надо предпринять следующие шаги - вернуться к практике точечных ликвидаций; прекратить перевод денег Абу-Мазену; высылать семьи террористов в сектор Газы; лишить права на жительство арабов из Восточного Иерусалима, участвующих в терроре, а также их семьи; разрешать воссоединение семей исключительно на палестинской стороне, но никак не на израильской; сносить не только дома террористов-убийц, но и тех, кто только попытался совершить теракт; ужесточить санкции против нелегалов и их работодателей; принять закон о смертной казни для террористов; прекратить практику передачи тел террористов их семьям; в случае необходимости, объявить чрезвычайное положение, как это было сделано во Франции», - сказал Авигдор Либерман.

«Мы, в НДИ, не только понимаем все это гораздо лучше других, но и сумеем реализовать значительно лучше. Поэтому, мы обязаны сделать все возможное, чтобы партия «Наш дом Израиль» стала главным фактором в будущей коалиции, дабы обеспечить ее национальный характер. Мы должны стать ключевым фактором для того, чтобы вернуть безопасность гражданам Израиля и обеспечить лучшее будущее нашим детям. Большая и сильная партия НДИ – это сильное и стабильное Государство Израиль», - заключил Авигдор Либерман.

Почетными гостями на этом съезде были депутаты парламента Азербайджана - член Комитета по международным отношениям и межпарламентским связям, в том числе и с Израилем - Расим Мусабеков и заместитель председателя парламентского комитета по труду и социальной политике - Рауф Алиев. Стоит так же отметить, что среди членов центра партии НДИ около пятнадцати выходцев из Азербайджана, большинство из которых являются членами правления международной ассоциации Израиль-Азербайджан «АзИз».

Израиль > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 26 февраля 2016 > № 1664377 Авигдор Либерман


Израиль > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 23 февраля 2016 > № 1662128 Авигдор Либерман

"Разоблачения" Захавы Гальон разоблачают ее саму

Авигдор Либерман, председатель партии НДИ, Наш дом Израиль

Больше всего на свете левые антиизраильские организации боятся не войны и не террора, а лишения иностранного финансирования. Иссякнет оно – исчезнут и они. Именно на это направлен законопроект партии "Наш дом Израиль" "Об иностранных резидентах", вынесенный на обсуждение Кнессета в среду. Предотвращая надвигающуюся беду, председатель партии МЕРЕЦ Захава Гальон бросилась на амбразуру собственным телом. Лучшая оборона – это нападение. С трибуны Кнессета она объявила иностранным резидентом меня и "Наш дом Израиль" (НДИ). Мы, оказывается, агенты… Азербайджана.

Вспоминается известная история времен 1937 года. НКВДешники, решая, в какие шпионы записать подследственного, выясняли, какие он знает языки. Так, выпускники гимназий автоматом попадали в "латинские шпионы". У Гальон тот же подход, но другой критерий: где бывал, на того и работает. По знанию языков я бы у нее попал в шпионы румынские. А так записан в азербайджанские. Тоже экзотично.

Вся эта ахинея, которую несет пассионария из МЕРЕЦа, свидетельствует лишь о ее невежестве и хамстве. Даже в ее собственном лагере у нее всегда была репутация, выражаясь деликатно, не мудреца. Покойная Шуламит Алони, к числу почитателей которой я отнюдь не отношусь, была права, когда предупреждала соратников, что Захаве многому надо научиться, прежде чем стать депутатом Кнессета.

Из того набора глупостей, которые нагородила Захава Гальон, видно, что она вообще не понимает важность отношений с Азербайджаном для государства Израиль. Удивляться этому не стоит. Все ее воззрения в сфере международной политики и безопасности сводятся к тому, что надо принимать любые притязания палестинцев - без всякого понимания стратегических угроз, таящихся в таком подходе. Это обычный подход левых радикалов: они повторяют лишь собственные догмы – никакие доводы разума и требования реальности на них не влияют. Доктор сказал в морг – в морг!

Но ее экскапады по поводу Азербайджана могут сбить с толку людей поумнее и пограмотнее нее, однако не владеющих информацией в достаточной степени для того, чтобы оценить в полной мере значимость израильско-азербайджанских отношений. Азербайджан находится внутри треугольника, веками бывшего местом соприкосновения и ареной конфликтов трех могущественных империй - Российской, Оттоманской и Персидской. В этой стране существует еврейская община еще со времен Вавилонского изгнания. И хотя это мусульманская, шиитская страна, евреи там никогда не знали ни погромов, ни антисемитизма как такового. С культурно-исторической точки зрения это шиитско-мусульманское, но с точки зрения жизненного уклада и политического устройства - абсолютно светское государство, последовательно придерживающееся курса на укрепление дружественных отношений с Израилем. И еще один очень важный момент: у Азербайджана протяженная, 440-километровая граница с Ираном.

Наши особые отношения с Азербайджаном начали развиваться с момента провозглашения независимости этой республики в 1993 году, когда покойный премьер-министр Ицхак Рабин моментально оценил значимость для Израиля всемерного развития этих дружеских отношений и заключения с Азербайджаном стратегического союза.

Я занимал посты министра иностранных дел, министра стратегического планирования и председателя комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне. Так что могу не догадываться, не предполагать, а знать изнутри то, что говрю: все, имеющие отношение к формированию и осуществлению политики нашего государства и его обороноспособности, полностью согласны в необходимости всемерно укреплять наши союзнические отношения с Азербайджаном.

Важно также отметить, что в Иране проживают более 20 миллионов азербайджанцев - четверть населения страны. Поэтому все деятели, в том числе и в странах Запада, позволяющие себе выпады в адрес президента Азербайджана Ильхама Алиева, должны брать в расчет, что единственной альтернативой нынешнему режиму в этой стране является режим аятолл.

Учитывая все это, я могу только гордиться, когда госпожа Гальон справедливо называет меня одним из архитекторов нашего стратегического союза с Азербайджаном.

Действительно, и на важнейших государственных постах, и в Кнессете, и как ответственная политическая сила, партия НДИ заботится прежде всего о безопасности и интересах Государства Израиль - то есть делает обратное всему, чем занимаются Гальон и ее подельники из партии МЕРЕЦ, денно и нощно занимающиеся очернением нашей армии и ее воинов и клеветой на наше государство во всех уголках планеты.

За эту "работу" они получают весьма щедрые субсидии из иностранных источников, всячески пытаясь скрыть и эти источники, и размеры поступающего им оттуда вознаграждения. Именно поэтому госпожа Гальон и ее подельники из ультралевого лагеря ринулись с пеной у рта охаивать наш законопроект об иностранных агентах, призванный сделать достоянием гласности то, что они изо всех сил пытаются скрыть. Их утверждения о, якобы, преследовании правозащитников - ничто иное как попытка в очередной раз обвести вокруг пальца израильское и мировое общественное мнение. Поданный нами на рассмотрение законопроект идентичен закону, уже десятилетия действующему в США. Если он допустим и нужен величайшей демократии планеты и мощнейшей мировой сверхдержаве, то Израилю, вынужденному обороняться в сплошном окружении недоброжелателей и откровенных врагов, он уж точно необходим.

И в заключение еще одно замечание - о клевете, распространенной Гальон в адрес моих товарищей по НДИ. Это ярчайшее доказательство правоты древних еврейских и русских поговорок про тех, кто громче всех орет "держи вора" и про то, что на воре и шапка горит. Захава Гальон в свое время провела 13 часов на допросе в Управлении полиции по борьбе с коррупцией и мошенничеством по подозрению в незаконном присвоении средств в ходе исполнения ею обязанностей директора Международного центра мира на Ближнем Востоке. Это та самая г-жа Гальон, в отношении которой закрыли дело о получении взяток от Евросоюза за недостаточностью улик при том, что юридический советник правительства четко определил, что она получила от ЕС 80 тысяч евро за организацию мероприятия, которое, судя по всему, так и не было проведено. Вроде бы кому-кому, но не ей рассуждать о чьей-то якобы коррумпированности.

Есть еще одна древняя поговорка, очень подходящая Гальон и ее дружкам: собака лает - караван идет. Они будут лаять и дальше, а мы будем и дальше трудиться на благо Государства Израиль, укрепления его оборонной мощи и международного престижа. От каждого - по способностям.

Израиль > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 23 февраля 2016 > № 1662128 Авигдор Либерман


Евросоюз. Израиль. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 10 февраля 2016 > № 1666671 Захар Гельман

Тема для дискуссии

Чемодан. Вокзал. Россия?

Захар ГЕЛЬМАН, Иерусалим

Рост антисемитизма в Европе вынуждает евреев и членов их семей покидать страны своего рождения. Учитывая складывающуюся тревожную ситуацию, президент РФ Владимир Путин предложил европейским евреям перебираться на российские просторы.

Следует сразу же расставить все точки над i и заметить, что с распадом СССР в 1991 году именно Россия вместе с Израилем и Соединенными Штатами оказались государствами, в которые переселилось самое значительное число евреев из бывших советских республик. С учетом того, что в первом десятилетии ХХI века экономическая привлекательность России была бесспорной, немало евреев из постсоветских республик, выбравшие Россию местом жительства, весьма в ней преуспели.

Понятно, что в те годы на российскую территорию переезжали в основном советские граждане, владевшие русским языком.

Сейчас же двери страны формально открываются перед евреями европейских стран. Хотя, с другой стороны, еще шесть лет назад Москвой была разработана Программа переселения в Россию соотечественников, которая не выделяла какую-то одну или несколько этнических групп. Насколько можно понять из статистических данных, успехи этой программы оказались весьма скромными, и миллионами новых граждан самая большая страна мира не пополнилась. Что же касается переехавших по этой программе евреев, то о них статистика молчит.

Однако сегодня ситуация изменилась. Еврейскому этносу в Европе угрожает исламизм. Но не только. Правый и левый радикализм нацистского толка вернул себе позиции в таких странах, как Франция, Великобритания, Германия, Швеция, Норвегия, Венгрия, Греция. Большинство евреев репатриируется в Израиль, в котором функционирует развитая система приема и обустройства «алии» – новоприбывших. Однако по разным причинам в еврейское государство переезжают не все. Меньшинство направляется в Канаду, Соединенные Штаты, Австралию и ряд европейских стран. До недавнего времени евреи переезжали и в Германию, которая в послевоенное время провела серьезную работу по денацификации. Тем не менее полностью юдофобство, имеющее в Старом Свете глубокие корни, искоренить не удалось. Более того, израильско-палестинский конфликт предоставил ненавистникам евреев возможность «гримировать» свою ненависть под антиизраилизм совершенно бешеного нацистского толка, когда отрицается само право на существование как еврейского государства, так и еврейского народа. Этот чудовищный по своему посылу цинизм активно тиражируется и пропагандируется европейскими СМИ, формируя в сознании граждан Старого Света образ еврея как старо-нового врага и главного виновника нестабильности в мире.

В Европе положение евреев и членов их семей, прибывающих в качестве иммигрантов, хуже, чем мигрантов других этнических групп. Во-первых, евреи не получают там статуса беженцев, ибо формально не покидают страны, на территории которых ведутся военные действия. Во-вторых, у нынешних еврейских мигрантов не складываются отношения с теми, кого власти официально признают беженцами, спасающимися от военного противостояния на Среднем Востоке и в Африке. Отсюда прямиком вытекает и проблема увеличения антисемитских выпадов именно от этой группы населения.

Поэтому не стоит удивляться, что в Соединенном Королевстве в 2014 году произошел 141 антисемитский инцидент по сравнению с 95 в 2013 году, а в 2015 году – 473 таких инцидента! Абсолютный и позорнейший «рекорд» среди всех европейских стран! Позади осталась и лидировавшая десятилетиями Франция, в которой в 2015 году произошло «только» 160 преступлений против евреев, носивших, однако, более жестокий характер, чем в туманном Альбионе.

Не лучше складывается ситуация и в Германии. В конце ноября прошлого года президент Центрального совета евреев Германии Йосеф Шустер выразил обеспокоенность тем фактом, что многие из просящих убежище в Германии прибывают из стран, находящихся во враждебных отношениях не только с Израилем, но и с цивилизованным миром в целом. Они и несут бациллу антисемитизма. В Германии антисемитские инциденты, произошедшие в 2014 году, по отношению к подобным в 2015-м увеличились более чем в два раза – с 76 до 163.

Может показаться неожиданым рост антиеврейских эксцессов в Италии – 23 в 2014 году и 31 в 2015-м. Ведь в послевоенное время юдофобские настроения среди итальянцев активно не проявлялись. «Усиление» тамошнего антисемитизма связано как с появлением на Аппенинах исламистов, затесавшихся в среду иммигрантов, так и попытками определенных кругов возродить фашистско-нацистские настроения. Так, бывший глава итальянской еврейской общины Амос Луццатто в одном из телевизионных интервью сказал, что лично видел на олимпийском стадионе в Риме обращенные к израильским спортсменам надписи: «Ваша родина – Освенцим, ваши дома – печи». Неудивительно, что среди участников антиизраильских шествий в немецких городах активную роль играет неонацистская группировка «Nationale Sozialisten Rhein-Main» и левая студенческая организация «Die Linke-SDS». Нет никакого сомнения в том, что погромщики, атакующие синагоги, иудейские школы, еврейские центры, прикрываются антиизраильской демагогией. Они, по сути, импортируют ближневосточный конфликт в Европу для оправдания убийства мирных граждан.

По данным статистического Бюро Голландии, количество зарегистрированных инцидентов на антисемитской подоплеке увеличивается на десятки процентов ежегодно. Глава голландского Центра информации и документации для Израиля говорит о том, что часть инцидентов на национальной почве просто не фиксируется полицией.

Не лучше ситуация в соседней Дании. Еще в декабре 2013 года израильский посол в Копенгагене Артур Авон рекомендовал местным евреям не носить кипы и магендовиды (звезды Давида), дабы избежать насилия. Заметим, что еще в 2003 году главный раввин Франции Жозеф (Йосеф) Ситрук рекомендовал верующим евреям носить шляпы, а не кипы, чтобы избежать нападений в общественных местах.

Согласно опросу, проведеному Европейским агентством по фундаментальным правам во Франции, Бельгии, Венгрии, Дании, Италии, Швеции и Великобритании, 20% европейских евреев избегают носить вещи, которые могут выдать их национальность. Самый большой процент лиц, скрывающих свое еврейство, оказался в Швеции – 34%. Особенно часто антисемитские инциденты происходят в городе Мальме, где соседствуют около 10% шведской еврейской общины c 30% мусульман. При этом именно в этом городе сильны позиции исламистов. За пределами европейского континента ситуация в отношении к евреям также неблагополучна. 75% еврейских студентов в Соединенных Штатах сообщают об антисемитских инцидентах в кампусах своих университетов и колледжей. Скачок подобных выходок произошел и среди студентов в Австралии.

Еврейские лидеры опасаются превращения антисемитизма едва ли не в массовое сознание в отдельных странах, подобно тому, как это произошло в гитлеровской Германии и ее странах-саттелитах. «Американская антидиффамационная лига», фиксирующая уровень антисемитизма в мире, отмечает его рост в Европе, на Среднем Востоке и в Латинской Америке. При этом в России индекс антисемитизма снижается. Несколько лет назад он равнялся 32, сегодня – 24.

Правительства цивилизованной Европы демонстрируют полную беспомощность в противостоянии юдофобству. Да и европейские интеллектуалы весьма вяло реагируют на погромную ситуацию в своих странах. На этом фоне выраженную президентом Владимиром Путиным готовность самой большой страны мира принять европейских евреев независимо от их происхождения можно расценить как вызов антисемитам всех мастей и во всех странах, как демонстрацию приверженности России ценностям гуманизма. В это связи нельзя не напомнить, что Гитлер в попытке «окончательного решения еврейского вопроса» предлагал Сталину принять на территорию СССР «евреев рейха», но получил отказ. Да и другие европейские страны, как и Соединенные Штаты, и Канада, практически не допускали спасавшихся евреев на свою территорию.

И все-таки на приезд в широких масштабах евреев в Россию, по всей видимости, никто и не рассчитывает. Ведь для приема в большинстве своем весьма образованных иммигрантов, не владеющих русским языком в достаточной мере, необходимо создание соответствующих иммиграционных структур. В наше кризисное время на них денег нет и в обозримое время не будет. Если же учесть, что Россия и большинство европейских стран охвачены экономическим кризисом, а в Израиле кризиса нет, то можно не сомневается, что большинство евреев диаспоры и члены их семей будут продолжать репатриироваться на свою историческую родину. Что же касается меньшинства, для которых в Израиле слишком жарко летом, или слишком холодно зимой, то для них оставаться на Западе или тем более эмигрировать туда – становится смертельно опасным мероприятием. Сегодня для них открыт путь в Россию. Так что «Чемодан. Аэропорт. Тель-Авив». Или «Чемодан. Вокзал. Россия». Но опять же подчеркну, что ожидать столпотворения на российских вокзалах из-за приезжающих европейских евреев и членов их семей пока не приходится. А дальше – жизнь покажет!

Автор – доктор философских наук, профессор

Евросоюз. Израиль. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 10 февраля 2016 > № 1666671 Захар Гельман


Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592101 Петр Порошенко,Реувен Ривлин

Порошенко призывает земляков ехать в Израиль.

Петр Порошенко с официальным визитом находится в Израиле. Президент сажал дерево, побывал в музее и встречался с израильским премьером Нетаньяху, с которым обсуждал важные вопросы сотрудничества двух государств.

Первый пункт назначения для украинского президента — Роща наций. Здесь сажали деревья лидеры самых разных государств. Теперь есть и олива Петра Порошенко. Оттуда в Яд-Вашем — музей катастрофы. Для любого иностранного лидера — это обязательный пункт программы, передает Подробности.ua.

Здесь Порошенко рассказывают историю самого чудовищного геноцида в истории. На котором чуть не закончилась история еврейского народа, но с которого, по сути, началась история государства Израиль.

Президент Ривлин принимает коллегу в своей резиденции. Рота почетного караула, красная дорожка, государственные гимны. И много хороших слов в адрес друга- друга. Отношения двух стран, по словам глав государства, сейчас на подъеме.

Ривлин поблагодарил украинского лидера за решение вернуть Израилю похищенные древние свитки Торы и другие исторические ценности.

«Это является признаком наших хороших отношений и должно стать еще одним шагом на пути к их укреплению. Сегодня Украина и Израиль достигли удивительного прогресса и сотрудничества в образовательной, медицинской, культурной и экономической сферах», говорит президент Израиля Реувен Ривлин.

«Позвольте мне прямо заявить: Украина всегда будет плечом к плечу стоять с Израилем в его борьбе за демократию в непростых условиях сегодняшнего дня. Мы надеемся, что Израиль поддержит нас в нашей борьбе за территориальную целостность и не признает аннексию Крыма», — говорит президент Украины Петр Порошенко.

Но это — протокол. А вот с премьер-министром Беньямином Нетаньяху встреча была уже по текущим делам. Лидеры обсуждали ситуацию на Ближнем Востоке, президент рассказал премьеру об обстановке на востоке Украины, говорили об экономическом сотрудничестве.

«Мы приняли решение отменить визы, это было совместное решение и это породило настоящий туристический бум между странами. Но туризм — только один аспект. Мы активно сотрудничаем в культуре и в сельском хозяйстве. В науке и инвестициях», — говорит премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху.

Сразу после общения с журналистами, подписывают четыре межгосударственных соглашения. Потом разговор идет за закрытыми дверями. Темы серьезные. И прежде всего — о дальнейшем сотрудничестве.

«Мы договорились о том, что в ближайшее время будет заключено соглашение, которое предоставит украинским работникам, в первую очередь, в строительной отрасли право работать в Израиле и это будут рабочие места для тысяч украинцев», — говорит Петр Порошенко.

Во время встреч, и Реувена Ривлина и Беньямина Нетаньяху президент официально пригласил посетить Украину.

Экономика и безопасность — вещи безусловно важные, но есть и другое, что здесь ценят не меньше. Не так уж много в мире стран, которые, безусловно и последовательно поддерживают еврейское государство. И этим обстоятельством в Израиле особенно дорожат.

Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592101 Петр Порошенко,Реувен Ривлин


Израиль > Недвижимость, строительство > 9tv.co.il, 5 декабря 2015 > № 1573028 Андрей Харазов

Получив вчера пресс-релиз о том, что министерство строительства открыло сайт, целиком и полностью посвященный новой версии жилищной программы "Цена для новосела" ("мехир ле-миштакен"), я, разумеется, немедленно полез исследовать сей ресурс.

Ведь программа эта — нынче флагманский правительственный проект по решению жилищного кризиса. А министерство строительства возглавляет не кто иной как Йоав Галант, второй человек в списке партии "Кулану", на первого номера которой, Моше Кахлона, все бесквартирное население сейчас только и уповает.

К тому же Галант — еще и армейский генерал, а значит, умеет выполнять практические задачи, поставленные высшим политическим руководством. Танками командовал — авось и бульдозерами сумеет. Правда, до начальника Генштаба он так и не дорос, но как раз по вполне подходящей причине — из-за продвинутых строительных способностей. А именно — пристроил себе кое-что на 40 квадратных метрах мошавной земли в обход государственной бюрократии и потом задним числом заручился необходимыми разрешениями.

Его за это госконтролер, конечно, продернул, но по сути Галанту на отдельно взятом земельном участке удалось именно то, чего безуспешно пытается добиться правительство во главе с Нетаниягу все последние шесть лет — обойти государственную бюрократию и просто взять и построить что-то без долгих рассусоливаний. Подозреваю, что именно за это ценное качество Кахлон и взял Галанта в команду, а не за армейское прошлое. С прицелом на то, что удачный опыт с застройкой собственного участка Галант сумеет реализовать в масштабе государства, ну а потом госконтролер пусть пыжится и тужится, критикуя бравого генерала за кавалерийский наскок, предпринятый без кучи требуемых справок.

Но это все лирика. Пока что Галант с Кахлоном по жилищному вопросу больше политинформируют население, нежели машут шашкой. Трамвай построить — это все-таки не ишака купить. Такое впечатление, что в решении жилищного вопроса даже самые смелые реформаторы больше уповают на естественную застройку в результате переноса армейских баз из центра страны и высвобождение земель, чем на собственное реформаторство.

И тут — появляется сайт программы. Конечно, один сайт построить легче, чем сотни тысяч квартир. И все-таки, это уже что-то сконструированное непосредственно Минстроем в целях решения жилищной проблемы. Что же там написано, кто они, льготники, когда они таки уже смогут купить квартиру со скидкой, и с какой именно?

Ответ на первый вопрос на сайте дан четкий и вполне однозначный. Право на покупку льготных квартир имеют люди, не владевшие недвижимостью ни полностью, ни частично на протяжении последних шести лет. При этом они должны быть либо женатой (или живущей гражданским браком) парой, либо одиночками с детьми до 21 года. Если же человек без детей и холост/разведен/вдовец, то он может претендовать на льготное жилье только начиная с 35 лет. Еще аналогичная льгота полагается инвалидам-колясочникам старше 21 года.

Никаких дополнительных преимуществ (например, благодаря службе в армии или трудоустройству) программа не предусматривает. Зато нет в ней и преимуществ по количеству детей и семейному стажу, что уже неплохо.

К сожалению, этим вся конкретика на сайте практически и исчерпывается. На данный момент ни записаться ни в один из проектов, ни даже понять, каковы будут цены, невозможно, даже если ты подходишь под вышеназванные критерии.

Когда дело доходит до информации о том, как, собственно, записаться на покупку этого самого льготного жилья, оказывается: "На данном этапе вам не следует предпринимать каких-либо шагов, чтобы записаться на программу, а только следить за продвижением проектов. В дальнейшем можно будет получить справку льготника, действительную в течение года со дня ее выдачи".

Если число льготников, записавшихся на приобретение квартиры в том или ином проекте, будет превышать количество квартир, право на покупку будет определяться жеребьевкой.

Зато на сайте имеется список застройки — участки, на которых, по замыслу государства, будет построено в том числе и льготное жилье. Где же его собираются строить Кахлон с Галантом?

Посмотрим на список — в нем цена дана из расчета на условную квартиру в 100 кв. метров плюс 10-метровый балкон и 5-метровая подсобка.

Север страны. Курдани в Кирьят-Моцкине — порядка тысячи квартир по цене 938 тысяч шекелей. Кармиэль — Хар Карми, 538 квартир, цена пока неизвестна. Нацрат-Илит — Хар-Йона, 537 квартир, цена пока неизвестна. Афула, квартал Ц1, 337 квартир, цена пока неизвестна. По двести квартир в Кирьят-Шмоне, Харише и Мигдаль ха-Эмеке, 18 в Тират-Кармеле и 11 в Йокнеаме. Цена нигде пока не установлена.

В центре имеем: Ришон ле-Цион, проект под названием Мизрах Ракафот (на месте Црифина) — 1212 квартир, цена пока не установлена. Лод, квартал Ахисамах, 593 квартиры по начальной цене 763 тысячи шекелей. Бейт-Даган, 266 квартир, цена пока не установлена. Лод, Ганей-Авив, 120 квартир, цена пока не установлена.

В районе Иерусалима льготных квартир почти не строят — 68 в Писгат-Зеэве, 80 в Бейт-Шемеше. Цена, опять же, пока не установлена.

На юге строительство льготного жилья тоже не слишком активное — 436 квартир в Димоне по цене 652 тысячи шекелей за вышеупомянутый расклад (100 кв м. метров + 10 + 5). 334 льготных квартиры планируется построить в Офакиме, 260 в Сдероте, 153 в Неве-Шароне, 132 в Иерухаме, 53 в Араде и 50 в Мицпе-Рамоне.

Итак, пока общее число запланированного льготного жилья по программе Кахлона составляет порядка шести с половиной тысяч квартир. На подавляющее большинство этих проектов пока даже не найдены подрядчики, не говоря уже о начале строительства.

Кроме того, надо учесть, что часть проектов — места компактного проживания ультраортодоксов. Например, тот же квартал Ахисамах в Лоде, где несколько участков под застройку уже принадлежит ультраортодоксальным кооперативам.

Так или иначе, записаться на покупку квартиры в проектах и даже получить справку о том, что ты льготник, пока невозможно. Веселая история.

По известным ценам, например, в Курдани, можно прикинуть и осмысленность данного предложения с точки зрения тех самых молодых пар, а также одиночек с детьми, инвалидов-колясочников, одиночек без детей старше 35 лет и прочего бесквартирного населения.

Чтобы купить новую квартиру в этом самом крайотском Курдани за 938 тысяч шекелей, нужно выложить 40% живыми деньгами — это 375 тысяч. Остальные 60% (563 тысячи шекелей) добрать ипотекой.

Если для простоты примера взять ипотеку на сумму 563 тысячи на 20 лет под постоянный процент в 3,5 годовых, не привязанный к инфляции, то по системе Шпицера месячные выплаты на протяжении двадцати лет составят порядка 3260 шекелей. По системе "керен шава" (равномерная выплата основной ссуды и процентов) в первые годы придется платить под 4 тысячи в месяц, через десять лет месячная выплата упадет до 3 тысяч, а к концу 20-летнего срока она достигнет порядка 2350 шекелей в месяц.

Статистика по зарплатам в Хайфе есть только на 2011 год. 32% хайфчан получали зарплату, не превышающую минимальную, еще 38% — от минимальной до средней. То есть 70% получали зарплату ниже 8 тысяч шекелей брутто, и с тех пор ситуация вряд ли сильно изменилась.

Медианный месячный доход на семью брутто в Хайфе на 2013 год составлял 10.416 шекелей, ну а нетто наше ЦСУ, видимо, написать постеснялось. Ну а мы не постесняемся — порядка 8,5 тысяч после вычета налогов. На семью. Причем это медиана, то есть половина домохозяйств получает меньше этой суммы.

Внимание, вопрос — откуда им набрать почти 400 тысяч шекелей на первый взнос, и как люди, получающие по 6 тысяч в месяц, смогут выплачивать ипотеку в размере трех с лишним тысяч? И это если они работают, а если потеряют работу? А что делать тем, кто получает минимум?

Вы скажете — пусть покупают квартиру не в Крайотах. Но если они работают в Хайфе, то где им покупать квартиру? Да и Крайот, при всем уважении к тамошним жителям, далеко не Тель-Авив, а изрядное захолустье, особенно Кирьят-Моцкин и территория Курдани, которая уже практически на выезде в сторону Акко. Если уж там квартира стоит такую сумму, то где искать доступное жилье рабочему человеку? В Нагарии? В Кирьят-Шмоне?

Вы скажете — пусть тогда покупают не новую квартиру, а на вторичном рынке. Но ведь весь фокус в том, что это якобы доступное и якобы льготное жилье для бесквартирного народа — как раз только новое и только по упомянутым ценам. А если ты не можешь позволить себе эту льготу, то на вторичном рынке никто никаких скидок тебе не даст.

Квартиры в Димоне по 652 тысячи шекелей даже обсуждать смешно. Эти цены соблазнительны для людей с тель-авивскими зарплатами, но по уровню доходов в Димоне, где 42% наемных работников получают зарплату ниже минимума, это все равно что предлагать льготную квартиру в Тель-Авиве за миллион с лишним.

В общем, оптимизма исследование нового сайта не прибавляет. Программа эта далека от полноценной реализации, но и когда все эти квартиры начнут строиться, все равно — увы, не нам, не нам достанется эта ледяная кружка пива, как говорил Коровьев Бегемоту.

"Льготные" цены Минстроя подойдут тем, кто не просто работает и зарабатывает, а зарабатывает очень хорошо. Скажем, бесквартирным семьям, где работают и муж, и жена, и оба зарабатывают достаточно, чтобы в дополнение к плате за съемное жилье откладывать по нескольку тысяч в месяц на первый взнос за собственное. 10 тысяч в месяц — 120 в год, 360 за 3 года — вот и первый взнос на первую квартиру в Кирьят-Моцкине. А ежели откладывать всего по 5 тысяч в месяц, так это уже 6 лет придется копить.

Но и это для обычной хайфской семьи утопия. А вот если откладывать по паре тысяч в месяц, что тоже непросто, то годиков за 15 можно накопить на первый взнос. А потом еще 20 лет платить ипотеку, тратя на нее больше трети семейного дохода, хотя специалисты рекомендуют покупать жилье, на которое в месяц будет уходить не больше четверти "чистого" семейного бюджета. Но вот такое у нас льготное жилье в Кирьят-Моцкине.

К сожалению, не могу сказать, что надо сделать, чтобы реально дать людям доступное жилье. Для этого у нас целое Министерство жилищного строительства имеется, в конце концов. Возможно, придумать типовые кварталы. Возможно, сносить низкоэтажные дома и строить высотные дома в районах спроса, где есть работа. Но пока что государство откровенно уклоняется от решения жилищных проблем, причем не только в центре, но и в масштабах всей страны.

И все остается по-прежнему. Обычное жилье — для богатеньких инвесторов, либо для тех, у кого уже есть своя квартира и надо сменить местожительство либо увеличить жилплощадь, выплатив лишь разницу в цене.

Льготное жилье Минстроя, по сути, жилье по ценам двухгодичной давности, а ведь позволить себе новое жилье обычные смертные не могут уже как минимум лет шесть-семь.

Льготное жилье Минстроя — для касты хорошо зарабатывающих бесквартирных программистов, топ-менеджеров или госслужащих. Либо для тех, кто зарабатывает нормально, и у кого при этом есть богатенькие родители, способные выдать молодежи три-четыре сотни тысяч шекелей на первый взнос, пополнив тем самым еще на одну квартиру совокупный жилищный фонд своего небедного семейства.

Иными словами, для тех, кто и сейчас может позволить себе купить жилье, но ждет, пока оно подешевеет на пару сотен тысяч шекелей. Вот они и станут этими "льготными" новоселами.

В первую очередь в эту лазейку ринутся дети бюджетных пенсионеров, отставных военных и прочих "пролетариев", имеющих на сберегательных программах изрядные суммы и получающих в месяц изрядные пенсии, вдвое превышающие среднюю зарплату по стране. Как я уже говорил, через отпрысков они будут увеличивать совокупный жилищный фонд своих семейств.

Кое-что перепадет действительно хорошо зарабатывающим наемным работникам на частном рынке из менее привилегированных социальных каст.

Все остальные — те, кто зарабатывает мало, те, кто зарабатывает нормально, не имея финансовых тылов (например, репатрианты), те, у кого большая семья, не позволяющая расходовать семейный бюджет на ипотеку, и на сей раз пролетают мимо кассы.

Пора привыкнуть, что все, что делает государство, даже под видом помощи для нуждающихся, оно делает для своих, классово (читай — кассово) близких, а не для тех, кто реально нуждается в справедливом распределении народных ресурсов. И этого, похоже, не изменит никакой Кахлон.

Грустно жить на этом свете, господа.

Андрей Харазов

Израиль > Недвижимость, строительство > 9tv.co.il, 5 декабря 2015 > № 1573028 Андрей Харазов


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 ноября 2015 > № 1567926 Биньямин Нетаньяху

Встреча с Премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

На полях конференции ООН по вопросам изменения климата состоялась встреча Владимира Путина с Премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр!

Очень рад Вас видеть на полях сегодняшнего мероприятия. Помню наш подробный разговор во время Вашего визита в Москву.

Много событий, в том числе драматических, происходит в мире, но всё–таки начать нашу сегодняшнюю беседу хочу с поздравления по поводу приближающейся Хануки. Это всё–таки такой хороший, светлый праздник, победа света над тьмой. Будем надеяться, что и в международных делах так будет всегда.

Мы удовлетворены тем, как развиваются наши двусторонние отношения. Хочу отметить, что созданный по Вашей инициативе механизм взаимодействия между военными в связи с обострением ситуации в регионе функционирует – и функционирует успешно.

Есть и другие вопросы, конечно.

Б.Нетаньяху (как переведено): Уважаемый господин Президент! Я очень рад снова Вас видеть. Это наша вторая встреча после того, как я был у вас с визитом в Москве. Кроме того, мы используем телефонную связь для того, чтобы оставаться на связи друг с другом.

Как Вы сказали, действительно, недавно произошли события довольно трагические, и они в очередной раз подчеркнули важность нашей координации и взаимодействия между нами как на военном уровне – в предотвращении конфликтов, инцидентов, так и на других уровнях. И считаю, что мы вполне успешно взаимодействуем и координируем наши усилия. Это во–первых.

Во–вторых, должен сказать, что сегодня наши страны участвуют в большой битве: они вовлечены в битву против глобального терроризма. Это действительно варварское течение, которое никого не щадит. Мы дадим им решительный бой.

Кроме того, мы взаимодействуем во многих других областях. Я очень надеюсь, что Россия и Израиль могут найти и будут находить общие точки зрения и будут соглашаться по всем глобальным стратегическим вопросам. Считаю, что это вполне в наших силах, и мы должны в этом направлении двигаться: взаимодействие на земле, в воздухе и не только военное взаимодействие.

Я с большим удовлетворением отмечаю работоспособность механизма контактов и сверки часов между нашими военными, механизма координации. Думаю, что мы будем продолжать взаимодействовать в этом и в других форматах.

Рад снова видеть Вас.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 ноября 2015 > № 1567926 Биньямин Нетаньяху


Азербайджан. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 6 ноября 2015 > № 1541813 Арье Гут

Израильский политолог: Иметь "двойную мораль" недопустимо

Интервью с известным израильским экспертом в области международных отношений, главой израильской неправительственной организации "Международные проекты для общества" Арье Гут

- США и ОБСЕ не разделили общей позитивной оценки, которую выборам в Милли меджлис дали наблюдатели от остальных организации и стран, наблюдавших за голосованием. В чем Вы видите причину этого?

Прежде всего, заявления Госдепартамента США и ОБСЕ не отражает реальной и подлинной картины на выборах в Азербайджане. Сегодня понятие "двойной стандарт" является популярным подходом в системе международных отношений. В настоящее время ярким примером тому служит Украина. Европа в тандеме с США "рвет глотку", говоря о принципе территориальной целостности страны. Но при этом четверть века они игнорируют решение азербайджано-армянского нагорно-карабахского вопроса. Иметь "двойную мораль" недопустимо. Приведу вам самый простой пример – два дня назад во время пресс-конференции итальянской парламентской делегации я вместе с моим израильским коллегой, главным редактором израильского "Первого Радио" Владом Зерницким спросили о двойных стандартах в отношении Азербайджана и антиазербайджанской риторике американцев и европейцев, однако внятного ответа мы так и не получили, что еще раз подтверждает, что они не имеют четкого представления об этой замечательной стране и у них полностью отсутствует взвешенная внешнеполитическая стратегия в отношении Азербайджана.

Мы побывали с нашими израильскими, американскими и немецкими коллегами на 4 избирательных участках. Все проходило на очень высоком уровне, мы не видели никаких нарушений и проблем в ходе голосования. Я обратил внимание на то, что азербайджанские граждане с большим вдохновением и решительностью шли голосовать за своего кандидата. Все мои коллеги наблюдатели отметили высокий уровень подготовки и транспарентность процесса голосования. В тоже время Европейский Союз заявил, что выборы в Азербайджане были проведены в соответствии с международными стандартами, в прозрачной и всеобъемлющей форме, выразил готовность к сотрудничеству с новым парламентом. Бюро демократических институтов и прав человека (БДИПЧ) ОБСЕ не наблюдало за выборами и как эта организация после этого может дать избирательному процессу какую либо оценку. Все эти факты еще раз доказывают, что заявления США и ОБСЕ носят тенденциозный и предвзятый характер в отношении Азербайджана. Несмотря на то, что власти Азербайджана абсолютно справедливо и жестко критикуют Европу, при этом продолжают тесно сотрудничать и развивать партнерство со многими влиятельными европейскими странами. Это говорит о конструктивизме и прагматизме внешней политики страны, где нет места эмоциям, присутствует лишь защита национальных интересов Азербайджана.

-Вообще отношения Азербайджана с некоторыми кругами Запада переживают напряженный период. Насколько серьезными Вам видятся разногласия и верите ли Вы в перспективу их скоро улучшения?

Да согласен, что напряженные и натянутые отношения с некоторыми кругами Запада остаются натянутыми и напряженными. Однако посмотрите, во что превратила мир недальновидная, непродуманная и провокационная политика Запада в отношении стран Ближнего Востока. Мне, как израильтянину, прекрасно ясно, что такое политика "двойных стандартов", так как такая же политика проводится и в отношении Израиля. И сегодня я это наблюдаю в отношении Азербайджана, страны - маяка прогресса и развития исламского мира, страны, которая реально доказывает и готова предлагать миру, который бурлит своими кровавыми конфликтами, свою особую успешную модель мультикультурализма и толерантности. Вчера был в Губе и Гусарах, и там реально одна лезгинская этническая группа голосует за горского еврея Евду Абрамова, чтобы именно он стал депутатом Милли Меджлиса, а горские евреи Красной Слободы голосуют за тата-мусульманина. Вот это настоящий мультикультуральный Азербайджан.

Однако, если взглянуть на большинство проектов американской и европейской стратегии военной интервенции, призванных привести в страны "демократию и уважение прав человека", то данные проекты полностью провалились, нанеся огромный политический (так как в этих странах нарушена стабильность), экономический и моральный ущерб этим странам и народам. Афганистан, Ирак, Ливия, Сирия - везде, где европейцы и американцы пытались установить так называемые демократические режимы, это приводило к полному политическому фиаско со страданиями и сотнями тысяч жертв, что в конечном итоге привело к появлению миллионов беженцев,который ударил бумерангом по Европе. Конечно, США это может не беспокоить, так как их защищает географическое положение.

Неужели такой же кровавый и жестокий хаос США и Европа хотят осуществить в Азербайджане, в стране, являющейся неоспоримым лидером геополитических и геоэкономических процессов на Южном Кавказе, в стране, которая сегодня успешно проводит политику мультикультурализма и толерантности, показывая всему миру, что оккупация 20% территории страны соседним государством не мешает Азербайджану оставаться подлинным образцом межцивилизационного диалога. Больше чем уверен, бумеранг безрассудной и неумной политики, основанной на чувстве собственного превосходства, рано или поздно ударит и по самим США

Конечно, лицемерно, нетактично и недостойно обвинять Азербайджан в нарушении прав человека, когда более 24 лет эта страна страдает от агрессии Армении, в результате которой 20 процентов территории оккупировано и с этих территорий было изгнано более 1 миллиона человек. Неужели Запад об этом не знает? Или, может, делает вид, что не знает? Или европейцы считают, что у одного миллиона азербайджанских беженцев, изгнанных с собственных земель, нет элементарных человеческих прав? Почему они не интересуются судьбами и правами человека более чем 4 тыс. мирных азербайджанцев, захваченных армянскими боевиками и до сих пор находящихся в заложниках в страшном и бесчеловечном армянском плену?

-На этом фоне налицо планомерное отношение Азербайджана с другими партнерами, в частности, Израилем. Эта страна прислала крупнейшую в своей спортивной истории делегацию на Первые Евроигры, достаточно большое внимание израильтяне уделили и выборам в Милли меджлис. Каким Вам видится нынешнее состояние и перспективы отношений между двумя странами?

Вы совершенно правы, Израиль прислал крупнейшую в своей спортивной истории делегацию на Первые Евроигры, тем самым выразив подлинную поддержку Азербайджану. В недавнем разговоре со мной главный тренер сборной Израиля по боксу Валерий Ильяев сказал мне, что он много ездил на международные спортивные состязания и Олимпиады, но нигде в мире не видел такого высокого уровня организции, какие были на Европейских Играх в Баку. Это был высочайший и, не побоюсь этого слова, не имеющий аналогов пилотаж менеджмента в проведении такого рода мероприятий. Не будем забывать, что Азербайджан находится в состоянии войны с Арменией, 20 процентов территории страны под армянской оккупацией, и страна впервые проводила мероприятия такого уровня. Однако мудрость и политическое мужество руководства страны доказали, что независимый Азербайджан не только способен, но и показывает всем остальным странам Европы как надо и на каком уровне надо проводить спортивные мероприятия мирового масштаба.

В нашем Большом Евразийском регионе очень много проблем. Израиль и Азербайджан ведут борьбу против международного терроризма, совместно работая для обеспечения безопасности, мира и процветания в регионе. Отношения между Израилем и Азербайджаном развивались по нарастающей. С 1995 года Израиль и Азербайджан стали постепенно сближаться. Руководство Азербайджана с твердым постоянством осуждало и осуждает любое проявление антисемитизма на постсоветском пространстве, не говоря о том, что на территории Азербайджана такого понятия, как антисемитизм, вообще не существует.

Сотрудничество и дружба между Азербайджаном и Израилем имеют глубокие корни.

На террритории Азербайджана евреи проживают более 2600 лет. Азербайджанцы никогда не считали их здесь иностранцами. Евреи имеют большие заслуги в развитии азербайджанской науки, культуры, здравоохранения, экономики, промышленности и оставили неизгладимый след. Именно имея такую богатую историю взаимоотношений, сегодня в Азербайджане правит национально-этническая толерантность, и проживающая на протяжении веков в Азербайджане еврейская община, как и другие общины является неотъемлемой составной частью азербайджанского народа и общества.

Азербайджан является единственной мусульманской страной с открытой политикой в отношении демократических ценностей, равенством для женщин и теплыми отношениями с Израилем. Сегодня азербайджано-израильские отношения переживают расцвет и высокий уровень развития. Израиль понимает, что Азербайджан – неоспоримый лидер геополитических и геоэкономических процессов на Южном Кавказе. Азербайджан доказал, что полностью утвердился, как государство-лидер региона, без которого невозможно осуществить ни один геополитический и геоэкономический проект на Южном Кавказе. Израиль же занимает особое место в многовекторной внешней политике Азербайджана. Все эти факты подтверждают, что Израиль и Азербайджан имеют крепкий экономический и политический базис сотрудничества, опирающийся на очень важный человеческий мост - еврейскую общину в Азербайджане и азербайджанскую диаспору в Израиле.

Азербайджан и Израиль связывают крепкие партнерские отношения, которые носят стратегический характер. Израиль является одним из основных покупателей азербайджанской нефти на мировом рынке. Израиль же поставляет в Азербайджан передовые технологии в нефтегазовой, телекоммуникационной и сельскохозяйственной областях, помогает в развитии азербайджанской военной промышленности.

Думаю, в двусторонних отношениях надо постепенно развивать и другие области. Азербайджан должен интенсивно развивать тесное и плодотворное сотрудничество в области здравоохранения – необходимо начать с курсов усовершенствования молодых азербайджанских врачей в Израиле, проводить совместные медицинские проекты и медицинские форумы по различным сферам, таким, как онкология, кардиология, трансплантология и т.д. Очень важно развивать и академические, научные связи между Израилем и Азербайджаном. Недавно ученые Университета Хайфы, посчитав данную ситуацию неестественной, взяли инициативу в свои руки и решили исправить нынешнее положение. Здесь особо хочу подчеркнуть роль и огромную работу доктора Соли Шахвара и доктора Эмиля Абрамова, которые впервые в Израиле начали развивать новую для израильских вузов область, а именно всестороннее изучение Азербайджана, его истории и роли в современном мире. Это мы уверены, что это послужитсвоеобразным мостом между Азербайджаном и израильской общественностью, которая могла бы лучше ознакомиться с культурой, историей, нынешними проблемами и реалиями современного Азербайджана.

С другой стороны, простым израильтянам Азербайджан остается совершенно незнакомой страной, поэтому необходимо раскрыть для Израиля туристический потенциал Азербайджана. Уникальная и замечательная природа Азербайджана, памятники азербайджанской истории и архитектуры, гостеприимство азербайджанского народа, восхитительная азербайджанская кухня – все эти богатства делают отдых в Азербайджане действительно интересным, горы Азербайджана скрывают непочатый край работы для израильских туристов.

Беседовал Фуад Гусейн-заде

Азербайджан. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 6 ноября 2015 > № 1541813 Арье Гут


Азербайджан. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 30 октября 2015 > № 1534511 Дан Став

Выборы в парламент - это внутреннее дело Азербайджана – посол Израиля

Интервью посла Израиля в Азербайджане Дана Става информационному агентству «Интерфакс-Азербайджан»

- Господин Став, позвольте поздравить Вас с назначением на должность посла Израиля в Азербайджане и пожелать Вам успехов в дипломатической деятельности.

Спасибо за теплые слова. Мне интересна работа азербайджанских СМИ и было приятно посетить ваш офис и познакомится с руководством агентства «Интерфакс-Азербайджан».

- Какие приоритеты Вы определили для себя на период своей деятельности в Азербайджане?

Уверен, что мой предшественник сыграл большую роль в укреплении отношений между Азербайджаном и Израилем. Надеюсь, эти отношения и в будущем будут крепнуть. Между нашими странами уже существуют прочные отношения в ряде сфер. Но если у азербайджанской стороны есть заинтересованность в развитии какой-то определенной сферы, мы готовы к сотрудничеству.

Уважаемый президент Ильхам Алиев неоднократно заявлял о диверсификации азербайджанской экономики и делает все возможное в этом направлении. В число приоритетов, как вы знаете, входит и развитие сферы сельского хозяйства Азербайджана. В Израиле эта сфера одна из наиболее развитых. Мы хотели бы еще больше развить отношения с Баку в этом направлении.

В Азербайджане действует ряд израильских компаний. Естественно, для развития той или иной сферы необходимы мнения на экспертном уровне. И несомненно, экспертные круги Азербайджана лучше знают, развитие какой сферы будет лучшим.

Еще одно направление сотрудничества - это сфера ИКТ. Израильские компании проявляют большой интерес к сотрудничеству с Азербайджаном в этой сфере. Как вы знаете, в Азербайджане состоится Международная выставка-конференция «Телекоммуникации и Информационные Технологии» (Baku Tel), на которой ежегодно участвуют израильские компании. Мы приложим все усилия для активного участия израильских компаний в данном мероприятии и в этом году.

Еще одним направлением сотрудничества между нашими странами является сфера образования. Мы можем наладить сотрудничество между азербайджанскими и израильскими вузами.

Также немаловажной сферой сотрудничества является сектор здравоохранения. Я сам лично считают это направление сотрудничества между Азербайджаном и Израилем приоритетным. В Азербайджане уже популяризируется израильская медицина.

Наряду со всем вышеперечисленным, хотел бы коснуться деятельности в сфере культуры. Организация встреч и взаимных визитов деятелей искусства и культуры, в том числе побратимство городов Мингячевир (Азербайджан) – Афула (Израиль), а также готовящийся к подписанию документ о побратимстве между Габалой (Азербайджан) и Йокнеам-Илитом (Израиль) сыграют роль моста для укрепления отношений между нашими странами.

Помимо этого, есть хорошие возможности для развития сотрудничества в области туризма.

У вас в ближайшие дни состоятся парламентские выборы, после чего законодательный орган Азербайджана примет новых депутатов. Мы хотели наладить еще более тесные отношения с Баку в этом направлении.

- Вы затронули тему выборов. Посещали ли Вы в преддверии выборов какие-либо избирательные участки с целью ознакомления с ходом подготовки к этому событию?

Я не был на каком-либо избирательном участке в преддверии выборов. Хочу отметить, что роль выборов для общественности страны, как вы знаете, большая. Люди обладают правом выбирать лиц, стоящих у руля. Мы, израильская сторона, естественно, будем представлены в качестве наблюдателей на этих выборах, но вместе с тем, считаем, что парламентские выборы в Азербайджане – это внутреннее дело самой страны. Мы верим Азербайджану. У нас хорошие межпарламентские отношения. Из азербайджанского законодательного органа нам поступило приглашение о проведении мониторинга выборов, в связи с чем делегация израильского Кнессета во главе с Авигдором Либерманом посетит Азербайджан в день выборов.

- Ожидается ли визит других должностных и официальных лиц, помимо Авигдора Либермана, в Азербайджан, так же как и из Азербайджана в Израиль?

Израиль должна была посетить парламентская делегация Азербайджана. В связи с выборами в вашей стране этот визит был отложен. Все визиты, в частности, их даты будут определены после выборов в Азербайджане.

- Вы отметили ряд сфер, в которых Азербайджан и Израиль наладили тесное сотрудничество. В целом, какой сектор азербайджанской экономики вызывает наибольший интерес у израильской стороны?

Энергетика. Мы хотим здесь большего расширения взаимоотношений. Азербайджан умеет работать в этой сфере, обладает большим опытом. Израиль высоко ценит поставки азербайджанских энергоресурсов.

До приезда в Азербайджан я направил запрос в израильские компании, которые заинтересованы в развитии отношений с вашей страной. Поначалу предусматривалась двухчасовая встреча с представителями израильских компаний, но потом меня попросили проводить встречи аж два с половиной дня, т.к. вместо предполагавшихся шести компаний со мной захотели встретиться представители более 40 компаний. Их род деятельности самый разный. Это компании, специализирующиеся в сферах ИКТ, сельского хозяйства, кибербезопасности и многие другие.

Наиболее интересной мне показалась компания WERPO (Wave Electricity Renewable Power Ocean), вырабатывающая энергию из воды. Эта компания заинтересована в сотрудничестве с Азербайджаном в области извлечения энергии из волн Каспийского моря.

- Хотел бы затронуть ряд международных вопросов, которые имеют непосредственное отношение к Израилю. Как известно, Израиль и Турция, некогда имевшие тесные партнерские связи, сегодня переживают напряженность во взаимоотношениях после известных событий на борту турецкого судна «Мави Мармара». Может ли террористическая угроза, исходящая сегодня с территории Сирии, граничащей с Израилем и Турцией, повлиять на сближение Тель-Авива и Анкары?

Вы правильно отметили, что Израиль и Турция всегда имели хорошие отношения. Эти страны со стратегической точки зрения - нужные друг другу государства. Обе страны хотят урегулирования конфликтов и восстановления мира и стабильности в регионе.

Как вы заметили, напряженность в отношениях Израиля и Турции возникла после событий на судне «Мави Мармара». Но обе стороны должны приложить усилия для улучшения турецко-израильских отношений. Официальные лица двух стран провели встречи и стараются восстановить взаимоотношения. Надеемся, что наши с Турцией отношения будут еще более лучшими.

- Насколько большую угрозу видит Израиль для себя в бесчинствующей сегодня на территории Сирии террористической группировке «Исламское государство»?

Израиль не вмешивается во внутренние дела Сирии. Но, несмотря на это, организация «Хезболла» и другие террористические группировки совершают нападения на нас. Периодически бывают перестрелки на сирийско-израильской границе. Сирийские военные и их сторонники совершают атаки на Израиль. Израиль для защиты своих границ предпринимает ответные действия в соответствии с 51-й статьей ООН. На территории Сирии также действуют другие террористические организации, поддерживаемые Ираном, которые атакуют нас и являются поводом для беспокойства. Что касается «ИГ», то эта организация является угрозой для всего региона.

- Как оценивает израильская сторона удары ВКС России по позициям террористов в Сирии?

Как я уже отметил, не в наших интересах вмешиваться во внутренние дела Сирии, пока этот вопрос не затрагивает нас. Поначалу нас обескуражило участие России в этом конфликте, полеты российской авиации в небе над Сирией. Но, несмотря на это, мы не вмешиваемся и в этот вопрос. Опять-таки, все это происходит внутри Сирии, и если Россия присутствует там и что-то защищает, это их дело.

- Господин посол, в завершении хотел бы узнать Ваше мнение по двум конфликтам - армяно-азербайджанскому и палестино-израильскому. Предыстория этих конфликтов и позиции их сторон нам известны. Мне интересно ваше мнение как дипломата, каким Вы видите урегулирование этих конфликтов?

Основываясь на наш опыт, могу сказать, что в конфликте между Палестиной и Израилем мы стараемся, чтобы обе стороны пришли к согласию, как это было сделано в свое время с Египтом и Иорданией переговорным путем. К сожалению, этого не удалось достичь в вопросе с Палестиной. Мы стараемся проводить переговоры и надеемся, что и с ними (Палестиной – ИФ-Аз) сможем достичь мира.

Что касается Нагорного Карабаха, опять-таки, основываясь на наш опыт, могу сказать, что в этом вопросе необходимо согласие обеих сторон на переговоры. Естественно, при условии сохранения территориальной целостности Азербайджана можно урегулировать этот конфликт.

Беседовал Фардин Исазаде

Азербайджан. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 30 октября 2015 > № 1534511 Дан Став


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter