Всего новостей: 2601216, выбрано 79 за 0.121 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 июля 2018 > № 2696092 Николай Кудашев

Николай Кудашев: санкции США принципиально не влияют на ВТС России и Индии

Посол России в Индии Николай Кудашев рассказал в интервью РИА Новости о взаимодействии Москвы и Нью-Дели на двустороннем и международном уровнях, сотрудничестве в торговле и энергетике, а также о попытках США вытеснить РФ с индийского рынка вооружений.

- Вы официально были назначены послом в Индии чуть меньше года назад. Как вы оцениваете в целом нынешнее состояние российско-индийских отношений и на какие направления в своей работе вы намерены в дальнейшем делать акцент?

— Действительно, я прибыл в Индию примерно год назад, сменив моего великого предшественника, к несчастью, безвременно нас покинувшего Александра Михайловича Кадакина. Индии в этом смысле вообще повезло — послами в этой стране были далеко незаурядные люди, такие, как Кадакин, Вячеслав Трубников, Юлий Воронцов и многие другие, которые на славу потрудились во имя и ради развития наших двусторонних отношений и сотрудничества между Москвой и Нью-Дели на международной арене. Моя задача — это, конечно, продолжить их славное дело, послужить интересам отечества, послужить интересам взаимодействия двух наших стран во благо мира, прогресса и процветания.

Несколько слов о двусторонних отношениях между Россией и Индией. Эти отношения носят особый характер, совершенно исключительный, недаром им присвоено определение отношений особо привилегированного стратегического партнерства. В минувшем году мы отмечали 70-летие установления дипломатических отношений между Россией и Индией, однако история двусторонних отношений уводит нас вглубь веков.

Характерная черта двусторонних связей — это особо доверительные отношения и контакты между лидерами двух стран, между президентом РФ Владимиром Владимировичем Путиным и премьер-министром Индии Нарендрой Моди. Они встречаются ежегодно по четыре-пять раз — это дело нечастое в практике межгосударственных отношений, — в том числе в рамках обязательного ежегодного регулярного двустороннего саммита. В октябре этого года в Нью-Дели ожидается очередной такой саммит. Кроме того, практика общения наших лидеров пополнилась новым форматом. Это неформальные саммиты. Первый такой саммит состоялся совсем недавно в Сочи.

Естественно, диалогом на высшем уровне палитра двусторонних отношений не исчерпывается. У нас проходят регулярные министерские контакты, контакты между министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и Сушмой Сварадж, заседают двусторонние межправительственные комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству и по военно-техническому сотрудничеству. В ближайшие месяцы — поздним летом и осенью — предстоят эти два заседания. Естественно, поддерживаются контакты по линии многочисленных профильных ведомств и активно работают механизмы двусторонних консультаций, я даже перечислять их не берусь — их слишком много. Так что можно смело сказать, что отношения между нашими странами носят прочный, проверенный временем и глубоко эшелонированный характер.

- А как обстоят дела во взаимодействии наших стран на международных площадках?

— Вообще наши связи в международной сфере характеризуются общностью позиций по ключевым проблемам современности, таким, как необходимость укрепления центральной координирующей роли ООН в международных делах, строгого соблюдения международного права, приверженность разоружению и нераспространению. Кстати, как вам наверное известно, недавно на внеочередной конференции государств-участников КЗХО (Конвенция о запрещении химического оружия) Индия проголосовала против деструктивного английского проекта резолюции. Нас объединяет неприятие односторонних санкций, заинтересованность в гуманизации международного экономического порядка, политическом урегулировании кризисов, в том числе в Сирии и на Украине.

Естественно, этим общность наших взглядов не исчерпывается. Она подтверждается на площадках таких влиятельных форматов и организаций, как БРИКС, ШОС, РИК. БРИКС в наших глазах и глазах наших коллег — это, прежде всего, новая модель построения межгосударственных отношений. Формат этот живет, развивается. Наша повестка в нем хорошо известна — проблематика информационной безопасности, энергетики, освоения космического пространства, привлечения женщин к экономической активности, консолидации межрегиональных связей в рамках БРИКС. По всем этим пунктам мы встречаем понимание наших индийских коллег и партнеров. В ШОС Индия вступила недавно вместе с Пакистаном и при прямой поддержке РФ. Нью-Дели — активный участник обеспечения региональной безопасности в Центральной Азии и вокруг нее, участник Контактной группы ШОС — Афганистан. РИК — Россия, Индия, Китай — столь же многообещающий формат, который характеризуется диверсификацией своих связей. Помимо контактов на высоком уровне, он обогащается диалогом рабочего уровня по региональным сюжетам, в частности по проблематике Азиатско-Тихоокеанского региона, контактами по линии молодых дипломатов.

Кроме того, Индия вместе с нами активно участвует в диалоге по проблематике строительства в Азии, на Тихом Океане новой архитектуры региональной безопасности. Диалог этот ведется на разных уровнях, в том числе в Джакарте, мы связываем с этим диалогом большие надежды. Надежды эти подкрепляет тесное сотрудничество между Россией и Индией в асеаноцентричных механизмах, таких, как система диалогов АСЕАН, Асеановский региональный форум и механизм Восточно-Азиатских саммитов.

- Вы как раз упомянули регулярный двусторонний саммит. Известна ли уже дата его проведения, а также сроки проведения заседаний межправкомиссий? А также не могли бы рассказать, готовятся ли к подписанию какие-то двусторонние соглашения?

— Я бы, наверно, предпочел ответить так. Позвольте мне рассказать о наших двусторонних отношениях в целом, отсюда вытекает повестка дня саммита и повестка дня заседаний межправительственных комиссий. Что касается саммита, то, насколько мне известно, состоится он в октябре. Было бы не совсем правильно, если бы я стал анонсировать дату этой встречи прежде соответствующих президентских структур, это должны сделать они, но октябрь текущего года уже утвержден в качестве периода проведения встречи. В канун саммита, летом — в начале осени, мы ожидаем проведения заседаний двух межправительственных комиссий.

Что касается наших двусторонних отношений, то они стремительно развиваются. Обогащается новыми формами политический диалог на высшем, высоком и рабочем уровнях. Растет двусторонняя торговля, ее нынешний объем составляет примерно 10 миллиардов долларов в год. Много это или мало? Конечно, немало. Достаточно ли для двух стратегических партнеров, двух огромных, стремительно развивающихся государств? Конечно, недостаточно. И практика подтверждает такое наблюдение — наша торговля увеличивается темпами до 20% в год. В текущем году мы выйдем за показатели 10 миллиардов долларов. И думаю, что если дело будет идти таким образом, а есть все основания надеяться на это, в ближайшие три-четыре года наш товарообмен достигнет 30 миллиардов долларов и более.

Торговля и инвестиционное сотрудничество развиваются как по традиционным направлениям, так и по новым. Если говорить о традиционных, то это, конечно, атомная энергетика. Успешно продвигается проект "Куданкулам". Индийская сторона подтверждает заинтересованность в продолжении этого позитивного опыта нашего сотрудничества и ведет активную работу по подбору второй площадки для строительства следующей очереди нашего совместного атомного проекта. Наше взаимодействие с Индией в области атомной энергетики вышло за рамки двустороннего — оно обретает жизнь в третьих странах. В частности, состоялся запуск строительства АЭС в Бангладеш в Руппуре, трехсторонний проект Россия-Индия-Бангладеш. Это хороший позитивный опыт, большой комплексный проект, который связан и со строительством, и со значительным заделом в локализации производства.

Помимо атомной энергетики у нас в последнее время получили хорошее развитие связи в сфере нефти и газа. Россия стала поставщиком сжиженного природного газа в Индию, заключен первый контракт между индийскими партнерами и Газпромом. Он рассчитан на 20 лет, и, если я не ошибаюсь, его совокупный объем превышает 23 миллиарда долларов — это крупный контракт, но с учетом растущих энергозапросов Индии. Можно ожидать, что это всего лишь первая ласточка. У нас развивается сотрудничество в нефтяной сфере. Речь идет не только о поставках нефти, но и об инвестициях. Как вам известно, Роснефть, наш нефтяной гигант, — это один из крупнейших инвесторов в индийский нефтяной сектор. Сделка по приобретению компании Essar Oil объемом 13 миллиардов долларов — беспрецедентна для истории индийского рынка. С участием Роснефти создана новая компания Nayara, которая имеет большие планы по расширению своей активности в Индии.

Надо прямо сказать, что Индия нам отвечает взаимным интересом. Она — крупный инвестор в нефтегазовые проекты Сахалина, в угольные проекты Дальнего Востока. Индийские компании, предприниматели интересуются энергетическими ресурсами российской Арктики и, соответственно, судьбами Северного морского пути. Так что нас с Республикой Индия все больше и больше связывает не только общность политических воззрений, но и уплотнение наших торговых и инвестиционных связей и складывание, если хотите, своего рода единого или общего народно-хозяйственно комплекса. Недаром Россия заинтересованно отнеслась к анонсированным правительством Моди программам "Делай в Индии", сейчас в рамках 21 приоритетного инвестиционного проекта идет активная работа по вхождению в этим планы, будь то в области нефтехимии, инфраструктуры или фармацевтики.

- Сейчас много говорится о том, что подписание соглашения о зоне свободной торговли между Индией и Евразийским экономическим союзом тоже может внести некий вклад в активизацию торгово-экономического обмена между РФ и Индией. Параллель достаточно долго прорабатывается, но пока еще не реализован проект коридора "Север-Юг", который также состыкован с такой идеей, как режим "зеленого коридора" в таможенном регулировании. Не могли бы вы рассказать, какой, с вашей точки зрения, будет экономический эффект от ЗСТ между Индией и ЕАЭС для двусторонней торговли и на каком этапе находится реализация проектов "Север-Юг" и "зеленый коридор"?

— Индия — великая азиатская держава, которая с растущим интересом присматривается к предложению президента РФ Путина о создании Большого евразийского партнерства с участием ЕАЭС, стран ШОС и государств АСЕАН. Очевидно, что интересы безопасности, стабильного, предсказуемого экономического развития такого гиганта, как Индия, немыслимы, невозможны в изоляции от евразийского пространства, его основных игроков, в частности России. По моим ощущениям, понимание этого в индийском руководстве крепнет, хотя некоторые наши геополитические конкуренты подсказывают и нашептывают Индии другие варианты в обход очевидных реальностей. Из общего интереса Индии к поддержанию нормальных отношений со своими ближайшими соседями, обеспечению устойчивого, поступательного экономического роста, вытекает и интерес к развитию отношений с ЕАЭС. У нас состоялся первый раунд переговоров, пока они носили технический характер, то есть это были переговоры о модальностях дальнейших переговоров, что тоже очень важно: чтобы понимать друг друга, добиваться результата, нужно понимать, о чем мы говорим, как мы говорим, в каком формате. Переговоры были хорошими, результативными. На мой взгляд, стоит ожидать ускорения этого переговорного процесса и повышения интереса Индии к нему как в силу общей востребованности партнерских идей в Евразии, так и в силу сужения поля сотрудничества в результате санкционных воздействий на ряде других направлений.

Естественно, для их реализации нам нужно преодолеть дефицит связуемости. Коридор "Север-Юг" — это один из приоритетов России, один из приоритетов Индии. Индия многое делает для развития этой идеи, несмотря на сложную ситуацию, складывающуюся вокруг Ирана. Уверен, перспектива этого проекта очень хорошая, потому что он не имеет искусственного характера, а востребован жизнью, тысячелетиями истории отношений между нашими странами.

- В последнее время ВТС России и Индии, несмотря на то, что связи эти остаются достаточно прочными, подвергается критике со стороны США, вплоть до угроз санкциями, как, например, происходит с планами Индии закупить российские системы С-400. Как мы оцениваем это давление, действительно ли оно имеет место, насколько серьезную создает угрозу для ВТС РФ и Индии и что говорят индийские партнеры по этому поводу?

— Во-первых, не могут сказать, что отношение США к советско-индийским и российско-индийским отношениям, в том числе в оборонной сфере, когда-либо было особо дружелюбным. Нынешний этап не является исключением. Характерная примета нынешнего времени — это санкции против российских производителей, являющиеся приемом недобросовестной конкуренции и преследующие цель оттеснить нас от оборонного сектора, вытеснить из индийского военно-политического пространства. Наше отношение, конечно, отрицательное. Мы готовы к равноправной, честной и открытой конкуренции, но это явно не конкуренция, а нечто совершенно ей противоположное.

Оказывает ли это влияние на наши военно-технические связи? Принципиального влияние не оказывает. Мы остаемся ближайшими партнерами, и все наши договоренности в военно-технической сфере продолжают работать. Это касается и закупок С-400, и совместного производства вертолетов Ка-226, и многих других проектов. Создают ли санкции сложности? Да, создают, определенного рода, но я вам честно скажу, что эти сложности имеют преодолимый характер. И поиск развязок проблем ведется, и они, несомненно, будут найдены.

- Можно много говорить о российско-индийских отношениях в культурно-гуманитарной сфере. Какие сейчас направления сотрудничества в этой сфере наиболее актуальны сегодня? Кинематограф в последние годы был на слуху, но какие направления вы считаете сегодня самыми динамичными?

— Колоссальные перемены в российском и индийском обществах привели к тому, что к развитию двусторонних отношений оказались привлечены ранее не участвовавшие в этом слои населения — миллионы людей. Из этого вытекает то, что интерес к узнаванию друг друга, к культурному обмену, туристическому обмену растет. И растет не от случая к случаю, а обретает характер традиции, явления. Совсем недавно, осенью прошлого года, в Индии прошла неделя российского кино. Уже осенью этого года мы ожидаем повторения этой практики, проведения очередной недели российского кино в Дели, Мумбаи, может, где-то еще — это определят наши кинематографисты. Успех огромный. Естественно, мы ожидаем звезд Болливуда, индийского кинематографа здесь, в Москве. В этом году, где-то с сентября по декабрь, можно ожидать большого фестиваля российской культуры в Индии. Он пройдет по нескольким точкам, в том числе в Дели. Там будут и инструментальная музыка, и танцы, и другие виды искусств. Вообще симпатия, интерес российского и индийского народов друг к другу — это не общие слова, а практика. Эта симпатия выдержала испытание временем и является силой, питающей наши политические, экономические и любые другие контакты.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 июля 2018 > № 2696092 Николай Кудашев


Россия. Индия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 июля 2018 > № 2696086 Кумар Субхам

Кумар Субхам: нужен механизм для найма индийских рабочих в Приморье

Межправительственное соглашение между Россией и Индией должно регулировать найм индийских рабочих, в том числе и тех, кто приедет на места северокорейцев, которые возвращаются на родину из-за санкций Совбеза ООН, считает генеральный консул Республики Индия во Владивостоке Кумар Субхам. Об этом, а также о возможном открытии авиасообщения между Владивостоком и Дели и проектах индийских инвесторов в Приморье генконсул рассказал в интервью РИА Новости. Беседовала Светлана Задера.

— Господин Субхам, сообщалось, что делегация Индии примет участие в Восточном экономическом форуме. Сколько участников делегации ожидаете, какие соглашения планируется заключить на форуме?

— Генеральное консульство Индии и посольство Индии в Москве получили приглашение на данное мероприятие. В этом году также планируется делегация из Индии. Кто будет возглавлять делегацию, еще пока не можем сказать, но однозначно это будет кто-то на уровня министра. Также в ВЭФ-2018 будет участвовать деловое сообщество.

В прошлом году была большая делегация из Индии, которую возглавила министр иностранных дел Индии госпожа Сушма Сварадж. Участие в форуме — это знаковое событие, так как Россия и Индия поставили себе цель достичь товарооборота в 30 миллиардов долларов к 2025 году. В связи с этим интерес к развитию сотрудничества, в том числе с российским Дальним Востоком, находится в приоритете, потому что много регионов необходимо охватить, чтобы достичь этой цели.

— В какой стадии находится создание филиала алмазодобывающей компании М. Suresh во Владивостоке? Когда, по предварительным данным, ожидается открытие подразделения?

— Эта компания уже на протяжении последних двух-трех лет изучает рынок Приморского края в этой сфере. В последнее время компания интенсифицировала свои поиски, сосредоточилась на Приморском крае более детально и предметно. У них уже состоялась встреча с одним из вице-губернаторов Приморского края, в том числе когда представители компании были во Владивостоке.

Компании были предоставлены две-три локации во Владивостоке и окрестностях для возможного размещения там предприятия. Сейчас они ведут оценку, рассматривают данные площади, и я уверен, что в ближайшее время они примут решение. Однозначно будет открытие филиала, но когда это произойдет, еще не могу сказать.

— Не планирует ли расширять компания KGK фабрику по огранке алмазов во Владивостоке? Планирует ли компания новые проекты в алмазогранильной сфере в Приморье?

— Открытие их предприятия было анонсировано на прошлом Восточном экономическом форуме, на котором индийскую делегацию возглавляла министр иностранных дел Индии госпожа Сушма Сварадж. Тогда было объявлено об открытии их фабрики во Владивостоке. В тот момент несколько сотрудников уже работало на их производстве. К концу этого года компания планирует выйти на промышленную мощность.

Относительно увеличения производства — я не обладаю такой информацией, но те заявленные мощности и те планы, которые они анонсировали, они планируют достичь до конца этого года.

— Почему две крупные компании по работе с алмазами из Индии приходят в Приморский край? Здесь рабочая сила дороже, чем в Индии.

— Большинство сотрудников — это индийские сотрудники. Компания привозит сюда своих специалистов из Индии, в том числе компании нанимают и местный персонал в соответствии с разрешениями, по которым они могут привлечь русских граждан.

Один из основных моментов — это те режимы, которые были анонсированы на Дальнем Востоке: режим свободного порта и территории опережающего развития. Те условия, которые созданы на этих территориях, очень привлекательны для индийских бизнесменов, которые заинтересованы в работе не только в Приморье, но и в других регионах Дальнего Востока.

Приморье находится относительно близко к Якутии, основному источнику алмазов, и в то же время его близость к странам Азиатско-Тихоокеанского региона является удобной для дальнейшей поставки продукции в эти страны.

В рамках данных производств планируется организация центра по обучению местных жителей. Российские граждане смогут учиться огранке алмазов и в дальнейшем трудоустроиться на этом предприятии. Там уже работает ряд российских граждан, которые прошли обучение.

— Врио губернатора Приморского края Андрей Тарасенко говорил о развитии ткацкого предприятия в Приморье с участием индийского бизнеса. На какой стадии сейчас проект?

— Недавно был на встрече с господином Тарасенко. Он поднял этот вопрос, выразил заинтересованность в создании такого предприятия в Приморье. В настоящий момент концепция предприятия на стадии обсуждения, разрабатываются детали производства. В том числе я связывался с федерацией индийской промышленности, обсуждал детали, возможно, что в ближайшее время данное производство будет налажено. Трудно говорить о конкретных датах, потому что буквально недавно состоялось обсуждение проекта.

— Какие сферы, кроме чаеразвесочной и алмазогранильной, интересуют индийских инвесторов на Дальнем Востоке? Обсуждаются ли новые совместные проекты в ДФО?

— Как вы знаете, индийские предприниматели активно сотрудничают в нефтегазовой сфере на Сахалине, в огранке алмазов в Якутии. На Петербургском экономическом форуме министр торговли и промышленности Индии Суреш Прабху встретился с вице-премьером господином Юрием Трутневым и с министром по развитию Дальнего Востока господином Александром Козловым. Состоялся обмен мнениями по тем областям, в которых можно интенсифицировать двустороннее сотрудничество. В частности, были отмечены такие сферы, как лесная промышленность, деревообработка, огранка алмазов, золотодобыча, фармацевтическая сфера, сельское хозяйство и поставки чистой питьевой воды.

Также одна из крупнейших компаний Индии Tata Power вовлечена в разработку Крутогоровского месторождения на Камчатке. Это один из крупнейших проектов, который компания из Индии реализует на Дальнем Востоке. Там очень большой потенциал.

При министерстве по развитию Дальнего Востока существует Агентство по привлечению инвестиций и поддержке экспорта. Анонсировалось открытие представительства данного агентства в Индии, в Мумбаи, с целью информирования потенциальных инвесторов из Индии о тех возможностях, которые предоставляет Российская Федерация на Дальнем Востоке. Это очень важный шаг. В частности, на прошлом Восточном экономическом форуме было анонсировано открытие российско-индийского делового совета. Представительство данного совета существует в Индии в рамках структуры "Инвестируй в Индию". Данный совет оказывает очень хорошую поддержку как индийским предпринимателям, так и российским предпринимателям, которые ищут контрагентов и партнеров в Индии.

Относительно сотрудничества в фармацевтической сфере в настоящий момент я могу сказать, что ряд индийских компаний, таких как Advance Pharma, Hetero Labs, Sun Pharma, очень заинтересованы в выходе на российский фармацевтический рынок и стремятся к совместному сотрудничеству с российскими компаниями.

— Когда может пройти День индийского инвестора, который анонсировало Минвостокразвития РФ? Как вы думаете, что должно быть в повестке этого форума?

— Министерство по развитию Дальнего Востока анонсировало о проведении данного мероприятия, обсуждались основные моменты. Такое событие будет проводиться впервые на Дальнем Востоке, но детали, к сожалению, я не могу точно сказать. Сейчас все заняты подготовкой к Восточному экономическому форуму. Мы полагаем, что на этот раз День индийского инвестора состоится.

— Как вы думаете, реально ли открытие авиасообщения между Владивостоком и индийскими городами и когда его можно запустить? И какой рост турпотока это может дать?

— В прошлом году во время визита чрезвычайного и полномочного посла Индии в Приморье на встрече с врио губернатора господином Тарасенко также обсуждался этот вопрос. В частности, он обсуждался на недавней протокольной встрече с губернатором. В настоящий момент все упирается в экономическую целесообразность этого предприятия. Конечно, прямое авиасообщение будет способствовать увеличению туристического потока как из регионов Дальнего Востока, так и из Индии.

В настоящий момент необходимо провести экономическую оценку этого направления, и только после этого можно говорить о регулярности рейсов. Из Дальнего Востока туристический поток не такой большой, как из центральных регионов России — Москвы и Санкт-Петербурга. Во многом это связано с отсутствием прямого сообщения и сложностью поездки в Индию. Сейчас в Индию можно долететь через Сеул, Токио или Гонконг, Москву. Возможно, в некоторых случаях гражданам необходима транзитная виза, что накладывает свои сложности.

Хочу подчеркнуть, что недавно правительство Индии ввело электронную визу, которая оформляется через интернет. Отметка в паспорте ставится по прибытии. Россия занимает третье место после Великобритании и США по количеству туристов, приезжающих по электронной визе. Из Дальнего Востока заявителей пока мало, мы связываем это с проблемами транспортного сообщения.

— Сколько сейчас жителей Дальнего Востока обращается к вам за визой каждый год? Есть ли положительная динамика?

— Количество заявителей из Дальнего Востока скромное по сравнению с числом туристов из Москвы и Санкт-Петербурга. Но в целом динамика положительная. Это также зависит от сезона. В летнее время туристов больше.

— Если мы говорим об открытии авиасообщения, с каким городом может быть связано Приморье?

— Сейчас обсуждается авиасообщение Владивосток — Дели.

— Власти Приморья часто говорят про привлечение рабочих из Индии. Компании уже начали их привлекать? Если да, то о каком количестве рабочих идет речь? Не сложно ли им будет работать в Приморье, ведь климатические условия очень сильно отличаются?

— Хотелось бы обозначить бэкграунд этого вопроса. После санкций Совета Безопасности ООН, в частности, в Приморском крае появилась информация о недостатке рабочей силы, связанная с возвращением рабочих в КНДР. Генеральное консульство стало получать заявки от компаний, заинтересованных в привлечении рабочих трудовых специалистов из Индии. Законодательное собрание Приморского края проводило круглый стол о привлечении иностранной рабочей силы на территорию. Генеральное консульство Индии участвовало в этом круглом столе. Все положения, заключения этого рабочего стола были приняты в работу и переданы в другие инстанции в Индии.

По срокам и количеству работников я пока не могу сказать, но хочу отметить, что индийские граждане уже работают на Дальнем Востоке. Относительно климатических условий, те возможности, которые предлагают работодатели в странах Ближнего Востока, более приемлемы для индийских граждан, они лучше подходят, и под них не надо подстраиваться. Здесь холоднее, поэтому, возможно, работа на открытых площадках, например в строительстве, может быть проблематична в зимние периоды.

Относительно количества работников строит отметить, что многое зависит от системы квотирования и, в частности, от тех квот, которые распределены и выделены на конкретную компанию, которая занимается привлечением рабочих. Это те данные, которыми мы не располагаем.

— Из-за санкций СБ ООН из Приморья вернется на родину 10 тысяч северокорейцев уже в этом году. Вы видите на этом фоне резкое увеличение интереса к работникам из Индии?

— Сейчас еще трудно об этом судить. Консульство получало заявления от работодателей и заявки на закрытие тех или иных вакансий, но я хочу подчеркнуть, что мы заинтересованы в подписании на межправительственном уровне соглашения, которое бы регулировало этот вопрос. Чтобы был четкий механизм, который бы регулировал найм и приезд сюда индийских рабочих. Сейчас это находится на стадии обсуждения и конкретики нет.

— Уже несколько лет Приморский край активно развивает сотрудничество с Индией. Не планируете ли проведение новых культурных мероприятий в Приморье? Возможно ли обновление или расширение формата мероприятий, которые уже проводятся?

— Мы знаем, что россияне очень любят индийское кино, индийские танцы. Это очень важно для нас. Консульство организовывает различные мероприятия: фестивали, показы кино в регионах Дальнего Востока. В том числе генеральное консульство проводило ряд однодневных фестивалей Индии в городах Приморья. Вновь был организован большой фестиваль индийской культуры и индийского танца "Индийское лето".

Также в этом году был организован индийский кинофестиваль в Улан-Удэ, администрация города оказала поддержку. Во Владивостоке консульство тоже планирует организовать такой кинопоказ.

Мы недавно праздновали четвертый Международный день йоги в различных регионах Дальнего Востока.

Этот год особенный. Министерство культуры Индии организует большой фестиваль Индии в России. Сроки проведения: сентябрь 2018 — сентябрь 2019 года. Различные ансамбли и танцевальные коллективы приедут и сюда, в Приморье. Этот фестиваль приурочен к 70-летию независимости республики Индия. Последнее мероприятие такого масштаба проходило в 1987 году.

Светлана Задера

Россия. Индия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 18 июля 2018 > № 2696086 Кумар Субхам


Иран. Индия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 1 июля 2018 > № 2660516 Георгий Бовт

Кто ослушается Америку? Комментарий Георгия Бовта

США предупредили союзников, чтобы те до начала ноября сократили импорт иранской нефти до нуля в связи с выходом Америки из иранской ядерной сделки. Нарушителям грозят санкции. Как поведут себя Европа и Китай?

США предупредили своих союзников, чтобы те до начала ноября сократили импорт иранской нефти до нуля в связи с выходом Америки из иранской ядерной сделки 2015 года и восстановлением действия американских санкций против исламской республики. Санкции будут носить предельно жесткий характер и коснутся нефтегазовой сферы, а также финансовой.

Нарушителям санкционного режима грозят так называемые вторичные санкции со стороны США. Госдепартамент уже заявил, что исключений ни для кого Вашингтон делать в данном плане не будет.

В заявлении Госдепа сказано: «Мы намерены изолировать поступление всякого финансирования в Иран». Об этом, в частности, сообщает The Washington Post. В то же время Япония и Южная Корея еще пока пытаются договориться как раз об исключениях для себя из санкционного режима. Как поведут себя Европа и Китай? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Все другие подписанты соглашения по иранской ядерной программе, а именно Россия, Китай, Британия, Франция, Германия заявили, как и сам Иран, о намерении и дальше соблюдать соглашение 2015 года. Европейские страны также намеревались вступить в переговоры с США относительно сохранения возможностей продолжать иметь какой-либо бизнес с Ираном. Но, похоже, Вашингтон непреклонен, а в свете торговой войны с Евросоюзом союзники США поняли: похоже, разговаривать с Дональдом Трампом бесполезно.

Госдеп подтвердил: «Мы не будем делать исключений». Ни для кого и ни для каких-либо отдельных сфер экономики Ирана. Дедлайн выхода из всех сделок — 4 ноября. В том числе Иран будет исключен из всех долларовых расчетов в мире, а возможно, и системы SWIFT.

В настоящее время Иран экспортирует 2,4 млн баррелей нефти в сутки. Когда Иран был под санкциями, Западу совместными усилиями удалось сократить этот объем наполовину. Теперь США будут действовать в одиночку. Вопрос в том, удастся ли им заставить другие страны соблюдать санкционный режим.

Бизнес европейских компаний с Америкой гораздо масштабнее, чем с Ираном. Они не рискнут его терять. Показательно поведение французской Totale, которая уже успела подписать контракты на разработку нефтегазовых месторождений в Иране, в частности, в Персидском заливе.

Теперь французы сворачивают бизнес, успев потратить 40 млн евро на разработку газового месторождения Южный Парс. В то же время финансирование корпорации на 90% зависит от американских банков, а американским инвесторам принадлежит треть акций компании.

Американский бизнес Totale превышает 10 млрд долларов. Ранее, правда, представители ЕС говорили, что попробуют компенсировать убытки тем компаниям, которые продолжат вести бизнес с Ираном. Однако это все слова. Ни одна страна ЕС, включая Германию, не станет тратить на это существенные суммы. Европейцы зато пригрозили обжаловать действия США в международных судах. Это, как говорится, сколько угодно. Как было сказано, замучаются пыль глотать.

Государственный банк Индии заявил, что не будет финансировать сделки по приобретению иранской нефти. В то же время Дели уже отметил: он будет игнорировать американский санкционный режим в отношении Ирана, что Индия делала раньше.

Пока не заявил о своей позиции Китай, который раньше тоже игнорировал санкции США. КНР вполне может покупать иранскую нефть и за юани. Ввести масштабные санкции против китайских компаний США вряд ли посмеют. КНР на сегодня является крупнейшим импортером иранской нефти, вывозя ее на более чем 13 млрд долларов.

Другие ведущие импортеры — Индия (7,5 млрд), Южная Корея (4 млрд), Япония (почти 3 млрд) и Франция (1,4 млрд). При этом доля именно иранской нефти в общем нефтяном импорте этих стран от 6% до 11%, что немало. Из примерно 50-миллиардного объема иранского экспорта нефть дает две трети.

Иранские власти заверяют народ, что страна готова противостоять США, и экономика исламской республики это выдержит. Во всяком случае, еды хватит. А вот импорт 1300 наименований самых разных товаров придется прекратить полностью, в связи с чем в ряде городов Ирана уже прошли массовые волнения.

Что касается дефицита нефти, который может образоваться от сокращения иранских поставок, то, во-первых США, уже попросили своего стратегического союзника и злейшего врага Ирана Саудовскую Аравию нарастить объем добычи уже в июле. Во-вторых, введение санкций против Ирана в нефтегазовой сфере не случайно отложено именно до ноября, когда потребление нефтепродуктов в самих США сезонно падает. Про Дональда Трампа хоть и говорят, что он непредсказуемый, однако не до такой степени, чтобы забыть о бизнес-интересах самой Америки.

Иран. Индия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 1 июля 2018 > № 2660516 Георгий Бовт


Китай. Индия. Пакистан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2018 > № 2638199 Владимир Путин

Саммит Шанхайской организации сотрудничества.

Владимир Путин принял участие в заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

Заседание началось в узком составе, позже к лидерам присоединились члены делегаций стран – участниц международного объединения, главы стран-наблюдателей и представители ряда международных организаций. В этом году в саммите впервые приняли участие Индия и Пакистан в качестве новых государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Участники саммита обсудили различные аспекты сотрудничества в области безопасности и антитеррора, ситуацию в экономике, развитие гуманитарных связей, а также координацию действий по региональной проблематике, в частности по Афганистану и Сирии.

Главным политическим документом, подписанным участниками встречи, стала Циндаоская декларация, в которой отражены консолидированные подходы государств – членов ШОС к актуальным вопросам региональной и глобальной политики, представлено общее видение дальнейшего развития многопланового сотрудничества в рамках объединения.

Кроме того, приняты План действий на 2018–2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств – членов ШОС и Программа сотрудничества государств – членов ШОС в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2019–2021 годы. Лидеры утвердили также Антинаркотическую стратегию государств – членов ШОС до 2023 года и ещё около двадцати документов.

По завершении всех официальных мероприятий Владимир Путин встретился с российскими журналистами и ответил на их вопросы.

Накануне в Циндао состоялся ряд встреч Президента России с коллегами по ШОС.

* * *

Выступление на расширенном заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

В.Путин: Уважаемый господин Председатель! Уважаемые коллеги!

Разделяю высказанное коллегами мнение о том, что Шанхайская организация сотрудничества успешно развивается. Со вступлением в ШОС Индии и Пакистана, чьи руководители сегодня впервые участвуют в заседании в качестве полноправных членов, наше объединение ещё больше окрепло, расширило свои границы и возможности.

Хотел бы подчеркнуть, что приоритетным направлением взаимодействия в рамках ШОС остаётся борьба с терроризмом. Принимаемая сегодня программа по противодействию терроризму, сепаратизму и экстремизму определяет ориентиры для сотрудничества в данной области на ближайшие три года, предусматривает проведение совместных учений и контртеррористических операций, налаживание более тесного обмена опытом и оперативной информацией. Рассчитываем на активное участие молодёжного совета ШОС в работе по недопущению вовлечения молодых людей в террористическую деятельность.

В числе приоритетных направлений работы ШОС – оказание содействия в политико-дипломатическом урегулировании конфликтов вблизи внешних границ государств – членов организации. Особого внимания требует ситуация в Афганистане, я согласен с коллегами, которые уже об этом говорили.

Важно сообща бороться с исходящей с территории этой страны террористической угрозой, пресекать производство и транзит наркотиков, оказывать помощь Афганистану в деле национального примирения, экономического возрождения и стабилизации.

Серьёзных результатов в борьбе с терроризмом удалось добиться в Сирии. Благодаря слаженным действиям России, сирийского правительства, Ирана, Турции, других партнёров, включая Казахстан, удалось в значительной мере подавить террористическую активность в этой стране. Тем самым открыт путь к политическому урегулированию.

Хотел бы отметить, уважаемые коллеги, что правительство Сирии контролирует сегодня территорию, на которой проживает около 90 процентов населения этой страны. Дамаск следует договорённостям, достигнутым на Конгрессе сирийского национального диалога в январе в Сочи, направил предложения по составу участников конституционного комитета от правительства Сирийского Республики для подготовки нового основного закона страны. Таким образом, уважаемые коллеги, правительство Сирии полностью выполняет свои обязательства и проявило своё стремление к политическому диалогу. Теперь дело за оппозицией.

Безусловно, наши страны не может не беспокоить то, что происходит вокруг иранской ядерной программы. Выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий способен дестабилизировать обстановку. Россия выступает за последовательное, неукоснительное выполнение СВПД. Со своей стороны продолжим следовать всем взятым на себя обязательствам.

Существенное влияние на ситуацию с безопасностью на пространстве ШОС оказывает проблема Корейского полуострова. Позитивно оцениваем настрой Пхеньяна, Сеула и Вашингтона на комплексное разрешение кризиса через диалог и переговоры в русле предложенной Россией и Китаем дорожной карты урегулирования.

По линии ШОС следует и далее оказывать содействие нормализации обстановки в регионе. Россия приветствует предстоящий саммит США и Северной Кореи и отмечает большой вклад Китайской Народной Республики в разрешение кризиса на Корейском полуострове.

Уважаемые коллеги!

Существенным направлением деятельности ШОС является развитие взаимовыгодных экономических связей между нашими странами. Набирают обороты торговля и инвестиции. Мы упрощаем взаимный доступ товаров и услуг, совершенствуем таможенное регулирование, ликвидируем излишние административные барьеры, запускаем совместные проекты в области энергетики, транспорта, сельского хозяйства.

Ведётся работа по организации интеграционных инициатив наших стран. В мае в Казахстане, в Астане, подписано соглашение о сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом и Китайской Народной Республикой. Важно предпринимать и другие шаги, ведущие к наращиванию координации при реализации торговых, инвестиционных и инфраструктурных проектов по линии ЕАЭС и китайской программы «Один пояс, один путь». Россия и КНР также готовят соглашение о Евразийском экономическом партнёрстве, которое, разумеется, будет открыто для подключения всех стран ШОС.

Пользуясь случаем, приглашаю представителей ваших стран принять участие в первой встрече глав регионов государств – членов ШОС и в форуме малого бизнеса стран – участниц ШОС и БРИКС, которые должны пройти в Российской Федерации.

Уважаемые коллеги!

В конце года завершается срок полномочий Генерального секретаря ШОС и директора исполнительного комитета РАТС. Хотел бы выразить признательность нашим коллегам за эффективную работу и пожелать успехов в работе их преемникам.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить Председателя Си Цзиньпина, всех наших китайских друзей за очень радушный приём и гостеприимство и поздравить Китай с успешным председательством в Шанхайской организации сотрудничества.

Сегодня председательство переходит к Киргизии. Киргизские друзья могут рассчитывать на всемерное содействие с российской стороны.

Благодарю вас за внимание.

Китай. Индия. Пакистан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2018 > № 2638199 Владимир Путин


Китай. Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 мая 2018 > № 2622860 Апурва Санги

Спящая сила: почему рост Китая и Индии не влияет на экономику России

Апурва Санги

За последние 10 лет объем торговли между Россией и Китаем вырос почти втрое. Тем не менее Россия занимает менее 3% китайского рынка

Однажды я спросил своего знакомого из России: «Ваня, какие ассоциации у тебя возникают при упоминании России, Китая и Индии?» Как истинный россиянин, он ответил мне парафразом Пушкина: «В одну телегу впрягли коня и трепетную лань».

Разумеется, мой друг описывал явления, которые схожи, но по сути своей весьма различаются. И, если задуматься, при всей схожести этих трех уникальных стран с точки зрения «величины» (Россия имеет самую большую территорию, Индия — крупнейшая демократия, Китай – страна с самым многочисленным населением), они абсолютно не похожи друг на друга.

Итак, поставить Россию в одну экономическую упряжку с Китаем и Индией желательно. Но возможно ли это в принципе? Конечно, свою роль играют история с географией. Россия и Китай имеют общую границу, протяженность которой превышает 4000 км, — шестое место в мире! Это обстоятельство имеет экономическое значение: как результаты применения экономических моделей, так и реальные факты говорят о том, что соседние страны по-прежнему более активно торгуют друг с другом, чем с иными государствами. Связи же между Россией и Индией были традиционно прочны с советских времен (их можно проследить вообще с 1460 года, когда тверской купец Афанасий Никитин выпустил книгу «Хожение за три моря», в которой описал историю своего путешествия с торговым караваном в Индию). Имеется множество исторических и географических аспектов, которые связывают эти три совершенно разные страны друг с другом.

Китай в настоящее время занимает второе место в мире после США по объемам импорта, и на многих рынках металлов он формирует более половины мирового спроса. Экономика Индии занимает третье место в мире по паритету покупательной способности: страна отстает от США и Китая, но уже оставила позади Японию.

Мир становится все более многополярным, и в этих условиях Россия могла бы добиться успехов при «повороте на Восток». Имеющиеся признаки уже обнадеживают: в минувшие 10 лет объем торговли товарами между Россией и Китаем почти утроился. Чистый приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) из Китая в Россию существенно увеличился, невзирая на сокращение чистого притока ПИИ из других стран. Кроме того, объем торговли России с Индией за последние 5 лет вырос более чем на 15%, включая сельское хозяйство и фармацевтическую отрасль.

Вместе с тем, несмотря на эти положительные признаки, наш анализ показывает, что объемы торговли России с двумя этими странами значительно ниже потенциально возможных, а степень интеграции в глобальные цепочки добавленной стоимости Индии и Китая ограничена. Действительно, согласно нашим оценкам, Россия могла бы нарастить товарный экспорт в Китай примерно на 24%, и в Индию – на 17%. Доля российской добавленной стоимости в общей иностранной добавленной стоимости китайского и индийского экспорта остается крайне незначительной.

В целом, Россия занимает менее 3% на рынке Китая и менее 2% — на рынке Индии (измерено на основе добавленной стоимости). Более того, Россия экспортирует в Китай главным образом сырьевые ресурсы, в то время как китайский импорт представлен в основном продукцией обрабатывающих отраслей.

Минеральное топливо и прочие природные ресурсы, такие как лес, составляют около 80% российского экспорта в Китай. При этом доля продукции обрабатывающей промышленности в китайском экспорте в Россию достигает порядка 95%. И хотя Индия является мировым экспортером недорогих цифровых услуг, она практически не поставляет их в Россию. Поворот России в сторону Китая и Индии действительно происходит, однако он приносит ограниченные результаты из-за недостаточных объемов торговли и незадействованного потенциала.

Если отвлечься от текущего характера торговли, представляется важным, что в экономике как Китая, так и Индии происходят масштабные динамические преобразования. Предполагается, что в перспективе экономику Китая ожидает перебалансировка и снижение темпов роста, в то время как темпы роста в Индии будут ускоряться и повышаться. В какую сторону качнется маятник для России?

Вектор для России

В рамках упомянутого выше анализа мы сконструировали сценарий, согласно которому до 2030 года в Китае и Индии будет сохраняться динамика роста, характерная для 2013 года; этот сценарий был обозначен как «справочный». Затем мы сконструировали другой сценарий («динамичный»), где на том же временном отрезке — до 2030 года — экономику Китая ожидает перебалансировка и замедление темпов роста, а экономику Индии — ускорение темпов роста. Далее мы спрогнозировали динамику ВВП России с учетом этих сценариев и сопоставили полученные результаты.

Мы обнаружили, что к 2030 году при динамичном сценарии ВВП России будет лишь на 0,07% ниже по сравнению со справочным сценарием. Это довольно немного и заставляет вспомнить слова Роберта Лукаса, лауреата Нобелевской премии, который однажды заявил: «…Будучи выраженными количественно, большинство изменений оказывают незначительное воздействие». Действительно, общий эффект от перебалансировки Китая и ускорения темпов экономического роста в Индии для России оказывается нейтральным или слегка негативным.

Один из вариантов интерпретации полученных результатов гласит: Россия недостаточно готова воспользоваться преимуществами динамичных изменений в Китае и Индии. Но есть и хорошая новость: страна в значительной мере может решить эту проблему.

Безусловно, полезными будут меры, направленные на стимулирование и привлечение ПИИ, а также ускорение реформ, призванных повысить мобильность капитала и трудовых ресурсов в стране. В частности, ожидаемый рост зарубежных ПИИ Китая может предоставить России прекрасную возможность для того, чтобы значительно увеличить свое присутствие в более высоком сегменте формирования цепочки добавленной стоимости.

Содействие торговле услугами, особенно требующими высокой квалификации (например, в области связи, финансового страхования, деловых услуг, туризма, обороны, образования, здравоохранения), — еще одно перспективное направление, где можно было бы закрепить растущие экономические связи между этими членами БРИКС.

В конечном итоге, как и у большинства государств, экономические перспективы России тесно связаны со способностью страны экспортировать свою продукцию и проникать на новые динамичные рынки. Пожалуй, для России сложно найти более подходящий момент для укрепления экономических отношений с Китаем и Индией — на благо всех трех стран.

Китай. Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 мая 2018 > № 2622860 Апурва Санги


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 мая 2018 > № 2614005 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «на полях» встречи Президента России В.В.Путина с Премьер-министром Индии Н.Моди, Сочи, 21 мая 2018 года

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать об итогах сегодняшних переговоров?

С.В.Лавров: Переговоры были продолжительными, откровенными, дружественными. Оба лидера еще продолжат общение в неформальной обстановке.

В этом кругу мы обсудили, по сути дела, весь спектр направлений нашего особо привилегированного, стратегического партнерства - именно так называются отношения между Россией и Индией. Особое внимание уделили экономике. Отметили устойчивый рост товарооборота - за прошлый год порядка 20%, за первые месяцы этого года - около 40%. Подробно говорили о том, какие необходимо предпринять шаги для обеспечения солидной экономической составляющей саммита, который предстоит в Индии в начале октября этого года. В этой связи отметили успешную работу совместной Группы по приоритетным инвестиционным проектам и деятельность соответствующих структур наших правительств по разработке нового механизма, имею в виду стратегию действия по торгово-экономическому и инвестиционному сотрудничеству.

Много говорили об энергетике. За прошлый год поставки нефти из России в Индию выросли в десять раз. Есть серьезные планы дальнейшего сотрудничества по линии наших нефтяных корпораций, прежде всего, имею в виду ПАО «НК Роснефть», которая серьезно вошла на индийский рынок. По газу ПАО «Газпром» в этом году обновил соглашение с индийскими партнерами о поставках сжиженного природного газа. Есть интересные планы у ПАО «Газпром нефть», которая тоже ведет со своими индийскими коллегами соответствующие переговоры.

Ну и в высокотехнологичной сфере это атомная энергетика. Уже завершены все формальности по строительству пятого и шестого блоков АЭС «Куданкулам». Работа вступает в практическую стадию. Говорили о дальнейших планах в сфере мирного использования ядерной энергии. У индийской стороны есть достаточно серьезные намерения активно участвовать в их реализации.

Кроме того, взаимодействие в области космоса, включая сотрудничество по нашей системе ГЛОНАСС, в авиастроении, автомобилестроении, фармацевтике, химической промышленности, во многом другом.

Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Индии Н.Моди говорили сегодня и по нашему взаимодействию в международных делах - в ООН, в рамках «тройки» Россия-Индия-Китай, БРИКС, ШОС, в которой с прошлого года Индия является полноправным членом. Обсудили подготовку к очередному саммиту ШОС, который состоится в Китае, в г. Циндао в первой декаде июня. Там планируется подписание целого ряда документов.

Особое внимание Россия и Индия уделяют программе действий по борьбе с экстремизмом, сепаратизмом и терроризмом. Мы подтвердили нашу поддержку индийской инициативе, которая уже несколько лет обсуждается в ООН, по разработке всеобъемлющей конвенции о борьбе с терроризмом. Мы полностью ее поддерживаем.

Немало было сказано относительно тенденций, которые мы наблюдаем в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Индии Н.Моди однозначно высказались за то, чтобы новая архитектура безопасности и сотрудничества в АТР основывалась на внеблоковых принципах, принципах открытости, равной и неделимой безопасности. В этом ключе упоминались тенденции, которые происходят на евразийском континенте.

Мы сегодня с удовлетворением отметили, что завершены все формальности в контактах между Индией и ЕАЭС. Теперь уже на осень запланировано начало переговоров о создании зоны свободной торговли между ЕАЭС и Индией. Все эти процессы органично сопрягаются с тем, что происходит в рамках ШОС, с отношениями, которые развиваются между нашими странами и членами АСЕАН. Этот «большой евразийский проект», как его в свое время обозначил Президент России В.В.Путин, идет «от жизни», ни перед кем не захлопывает двери, открыт для всех стран, которые на этом огромном геополитическом пространстве могут взаимовыгодно и взаимополезно сотрудничать друг с другом.

Обсудили целый ряд других направлений нашего конкретного взаимодействия по региональным и международным делам, в частности, подтвердили, что Россия и Индия будут твердо выступать против попыток политизировать деятельность ОЗХО, а такие попытки мы недавно наблюдали.

В целом, переговоры были очень насыщенными. Убежден, что продолжающееся неформальное общение лидеров России и Индии будет полезным и обязательно определит дальнейшие ориентиры развития нашего стратегического партнерства.

Вопрос: А Ваша встреча с Госсекретарем США М.Помпео сейчас не состоится?

С.В.Лавров: Мы не об этом сейчас.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 мая 2018 > № 2614005 Сергей Лавров


Россия. Индия. Китай. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 28 марта 2018 > № 2549404 Михаил Мальцев

"Бизнес заинтересован, чтобы власть регулировала рынок" - Михаил Мальцев.

«Господдержка – это не только вопросы финансирования. Бизнес заинтересован, чтобы власть регулировала рынок», - исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев.

Интервью для oilworld.ru

- Михаил Станиславович, по вашему мнению, каких главных вызовов ждать масложировой отрасли в сезоне 18/19 и к чему готовиться?

- Масложировому сектору предстоит серьезно нарастить свои объемы производства и освоить новые рынки. И, безусловно, эта цель не на один сезон. Стратегическая задача для для всего АПК – развитие экспорта. И у масложирового сектора в этой части есть большой задел на будущее. По данным РЭЦ, на данный момент «масложир» занимает 20% в общей структуре АПК-экспорта. Согласитесь, неплохая позиция для дальнейшего прогрессивного роста.

Основной объем экспорта в нашем сегменте приходится на растительное масло и шрот. Лидером в категории масел выступает подсолнечное масло – Россия занимает второе место в мире по объемам экспорта этого продукта.

Безусловно, российские производители желают «догнать и перегнать» своего главного соперника - Украину. Ведь, кроме того, что наш сосед активно наращивает темпы производства – (в сезоне 2016/17 Украина прибавила еще 30% экспорта подсолнечного масла к имеющемуся объему за предыдущий период), наши интересы пересекаются на относительно новых для России рынках сбыта – Индии и Китае.

-В настоящий момент Украина является признанным лидером по поставкам подсолнечного масла на мировой рынок, Россия пока занимает второе место. Действительно ли качество украинского масла в сравнении с российским на порядок выше, есть у России шансы обойти Украину?

- В целом, мы производим продукт со стабильно высоким качеством. И в этой оценке я хочу сослаться на мнение третьей стороны – турецкого коллеги, основателя турецкой компании AgriPro Фаика Генча, который еще в прошлом сезоне подчеркивал, что по уровню качества украинское и российское подсолнечное масло не имеют принципиальных отличий. Предубеждение, что украинское масло выше качеством, пошло лишь из-за того, что наши соседи реализуют бОльшие объемы гидратированного масла, но и цена у такого продукта выше.

- А как, в таком случае, российские экспортеры буду бороться за перспективные рынки?

- Мы уже присутствуем на рынках Китая, Индии и стран Ближнего Востока. Все это - очень емкие рынки. Только в Китае и Индии спрос на сырое масло к сезону 20/21г может доходить до 2 млн тонн. Но чтобы укрепиться на этих рынках, мы должны соответствовать их требованиям. В частности, Китай и Индию интересует продукт, прошедший дополнительную очистку – гидратированное масло. Многие крупные российские переработчики уже поставляют товар в соответствие с этими требованиями. Но для того, чтобы занять существенную долю на рынках Китая и Индии, необходимо наращивать возможности по гидратации и раздельной перевалке растительных масел.

Кроме того, насущным остается вопрос планирования потоков: наши предприятия должны четко понимать, сколько и какого масла они произведут и направят на Ближний Восток, и сколько отправят на экспорт в Поднебесную.

- Михаил Станиславович, на ваш взгляд, в каких видах господдержки масложировая отрасль сегодня нуждается больше всего? И какие меры господдержки предлагают производителям в странах-конкурентах?

- В конце января Минсельхоз России огласил, что в рамках проекта «Эффективный гектар» ежегодно под масличные будет дополнительно отводиться порядка 700 тыс. га посевных площадей. Для отрасли это крайне значимый шаг. Формально, эти действия нельзя причислить к мерам господдержки, но по факту мы сможем решить важнейшую задачу обеспечения сырьем.

Одно из самых перспективных направлений с точки зрения производства сырья – мелиорация. Показатели пока скромные – системой мелиорации оснащено около 6% пашни (для сравнения - в Китае этот показатель доходит до 55%). Но и у нас есть продвижение: на развитие мелиорации начали выделять бюджетные средства, субъектам оказывается поддержка по развитию мелиоративных систем.

Кроме того, отрасль имеет острую потребность в предоставлении краткосрочных кредитов на закупку масличных для последующего экспорта переработанной продукции. И здесь также нужна господдержка и госгарантии.

Ранее мы говорили с Вами, что сдерживающим фактором развития экспорта является недостаточно высокий уровень перевалочных мощностей, и надо понимать масштабы вложений для их модернизации. Безусловно, при инвестиционном кредитовании на увеличение мощностей для гидратации и раздельной перевалки гидратированного масла без поддержки государства не обойтись. Это же касается и вопросов реконструкции и модернизации глубоководных портов.

Одновременно хочу подчеркнуть, что господдержка – это не только вопросы финансирования. Бизнес заинтересован, чтобы власть регулировала рынок.

И в завершении беседы приведите, пожалуйста, конкретные примеры, к чему России стоит стремиться?

Примером, в данном случае, может служить Китай, который запретил импорт соевого шрота. Эта страна является крупнейшим покупателем соевого масла и соевых бобов на международном рынке. И такими своими действиями китайские власти регулируют внутренний рынок и стимулируют сектор переработки. Российский масложировой сектор также требует регулирования в целях полной загрузки мощностей: введения защитных мер, стимулирующих переработку сырья внутри страны и экспорт готовой продукции. Отрасль устроит любой вариант, который обеспечит возможности ее стабильного развития. И сегодня есть понимание, что эти решения будут отражены в отдельном ведомственном проекте, посвященного ускоренному развитию масложирового комплекса.

Россия. Индия. Китай. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 28 марта 2018 > № 2549404 Михаил Мальцев


США. Япония. Индия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 марта 2018 > № 2539121 Антон Цветов

Индо-Тихоокеанский фронт: зачем на геополитической карте появился новый регион и что это сулит России?

Антон Цветов

Новый Индо-Тихоокеанский мегарегион появился в момент, когда Россия пытается использовать в своей восточной стратегии ведущие позиции страны в процессах евразийской интеграции и выходить на азиатские рынки вместе со всем Евразийским экономическим союзом, одновременно стараясь кооптировать китайскую инициативу Пояса и Пути. Россия стремится своей инициативой Большого евразийского партнерства притянуть собирание стран Евразии на север, в то время как концепция Индо-Тихоокеанского региона скорее тянет такое собирание на юг, к Индийскому океану

В ноябре 2017 года на полях Восточноазиатского саммита (ВАС) в Маниле прошла рабочая встреча дипломатов США, Японии, Индии и Австралии, которая вызвала огромный экспертный переполох и целый вал публикаций, предвещавших едва ли не очередной геополитический сдвиг в Азии.

После этого в американском внешнеполитическом лексиконе стало все чаще использоваться понятие «Индо-Тихоокеанский регион», раньше бывшее довольно маргинальным. Теперь концепция «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» (free and open Indo-Pacific) закрепилась и в официальных американских документах, и в риторике большинства крупных держав этого самого региона.

В России к новым терминам по традиции отнеслись с подозрением. Что означает появление этих новых концепций и стратегий и что оно меняет для российской политики в Азии?

Десять лет вчетвером

Идея формата США – Япония – Индия – Австралия совсем не нова. Во время своего первого премьерского срока в 2006–2007 годах ее активно пропагандировал глава правительства Японии Синдзо Абэ. Выступая в августе 2007 года в индийском парламенте с речью «Слияние двух морей», он говорил о появлении «большой Азии» и призывал создать на ее просторах «дугу свободы и процветания».

Упор на стратегический характер взаимодействия четырех стран и сам их выбор очевидно указывал на главную цель формата – если не выстроить систему сдерживания Китая, то по крайней мере послать ему сигнал, что его рост будет сопровождаться появлением противовеса. Пекин сигнал уловил и накануне первой же официальной встречи группы устроил каждой из четырех стран демарш. Через месяц Абэ покинул свой пост, да и Австралия быстро потеряла интерес к четырехстороннему формату.

Вернувшись к власти в 2012 году, Синдзо Абэ вернул и идею «четверки», в этот раз назвав ее «азиатским демократическим бриллиантом безопасности». В качестве raison d'être стратегического взаимодействия четырех морских демократий снова была заявлена китайская угроза. В первых абзацах своей программной статьи Абэ прямо указывал на тревожные тенденции в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Последнее Китай, по словам Абэ, намеревался превратить в «Пекинское озеро» по модели Охотского моря в руках СССР.

Однако новый четырехсторонний формат напоминал японский сад камней, где с какой стороны ни посмотри, один камень ускользает от взгляда. В практической плоскости либо Австралия, либо Индия обязательно выпадали из конкретных проектов сотрудничества (правда, у четырех стран есть опыт реального военно-морского взаимодействия, но еще до концептуального оформления: в 2004 году они работали вместе над ликвидацией последствий цунами).

Тем не менее в последние годы идея более тесного взаимодействия «четверки» витала в воздухе. Возросшая активность Китая и быстрый рост его военного потенциала, повинуясь логике баланса сил, неизбежно должны были вызвать противодействие. Попытки симметричного американского ответа в виде политики поворота (pivot to Asia) и перебалансировки (rebalancing) в Азию, похоже, имели едва ли не обратный эффект.

В новой парадигме «местные» державы должны взять на себя больше ответственности за балансирование Китая. Этим, пожалуй, и можно объяснить живую реакцию наблюдателей на рядовую встречу «четверки» в Маниле: возникший ажиотаж говорит не столько о том, что произошло что-то важное, сколько о том, что чего-то подобного давно ждали как неизбежной реакции на более смелое и уверенное применение Китаем своей объективно возросшей мощи.

К концу 2017 – началу 2018 года созрели условия для нового рождения «четверки». В Японии Синдзо Абэ снова выиграл выборы и подтвердил свой мандат на правление, при этом с явным намерением оставить после себя страну, представляющую серьезную стратегическую конкуренцию Китаю: отсюда и его стратегия «проактивного миротворчества», и упорные попытки добиться пересмотра антивоенной статьи японской Конституции.

Австралия хочет сбалансировать экономическую зависимость от Китая собственной активной стратегической позицией и более живым участием в сохранении хотя бы видимости региональных правил игры. Последние скандалы с китайским влиянием на австралийскую политику только усиливают подозрительность местных элит в отношении Пекина.

Индия, похоже, начинает как раз подходить к тому моменту, когда интерес к происходящему в западной части Тихого океана перестает быть праздным.

Соединяющим клеем нового-старого формата в этот раз могут стать США, для которых возрождение интереса к «четверке» как нельзя кстати. Весь прошедший год администрацию Трампа критиковали за слабую азиатскую политику. В лучшем случае о ней говорили как о летящей на автопилоте: по сути, США делали все то же самое, что делала администрация Обамы, только чуть менее осознанно.

В худшем случае говорили, что Трамп «покинул» Азию и оставил ее на съедение Китаю, когда вышел из Транстихоокеанского партнерства и стал требовать от Японии и Южной Кореи большей ответственности за благополучие их военных союзов с США. Особым предметом критики стало толерантное отношение Трампа к лидерам стран Азии, проблемным с точки зрения идеалов демократии и прав человека, вроде филиппинского президента Родриго Дутерте или премьера Малайзии Наджиба Разака.

Встреча «четверки» в Маниле дала трамповской стратегии в Азии новую надежду, и к концу года администрация уже всерьез взялась продвигать концепцию «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» (ИТР). Новое понятие прочно закрепилось и в устной риторике, и в концептуальных документах: свежие «Стратегия национальной безопасности» и «Стратегия национальной обороны» США говорят о построении «свободного и открытого ИТР» как о приоритетной цели американской внешней политики.

Слова и смыслы

Возможное возрождение «четверки» США – Индия – Япония – Австралия и необычайно активное использование термина «Индо-Тихоокеанский регион» – безусловно, связанные между собой феномены. Оба они пока пребывают скорее в мире идей и слов, однако могут иметь и вполне реальное воздействие на динамику процессов в регионе и мире.

В российской экспертной традиции с подозрением относиться к американским лексическим построениям. Беспокойство вокруг термина «Индо-Тихоокеанский регион» чем-то похоже на то, как в свое время возмущались понятием «большого Ближнего Востока». Подразумевается, что объединение стран в умственный конструкт региона должно обязательно влечь за собой политические последствия, а раз конструкт построен внешнеполитическими конкурентами России, следовательно, он ее интересам враждебен.

Правда, как это часто бывает, Россия и сама не чурается использовать такое «терминологическое оружие», например, выдвигая концепцию «большой Евразии», где процессы межгосударственного взаимодействия должны вращаться вокруг России и Китая или кого угодно еще, только бы не США.

Однако отрицать логические последствия объединения стран в Индо-Тихоокеанский регион тоже неразумно. Сам термин довольно давно используется в австралийском внешнеполитическом лексиконе. В силу особенностей географии австралийские стратеги видят не столько привычные нам четыре стороны света, сколько расходящиеся полукруги. В оборонной «Белой книге» 2016 года Индо-Тихоокеанский регион – как раз самый дальний и самый большой из таких полукругов.

Объединение ИТР в единую аналитическую сущность подчеркивает растущую экономическую и стратегическую взаимосвязь между пространствами Индийского и Тихого океана. Например, Тихоокеанское командование США (US PACOM) в качестве зоны ответственности имеет и большую часть Индийского океана – до линии, уходящей на юг от западной границы Индии. Поэтому и в лексиконе PACOM термин «Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион» тоже уже довольно давно присутствовал.

В принятии на вооружение нового термина есть и очевидный геополитический сигнал. В Индо-Тихоокеанском регионе Китай не единственная восходящая держава. США уже много лет торопят Индию взять на себя роль, соответствующую ее демографическому и экономическому потенциалу. Американские политологи ставят в заслугу Бараку Обаме придание Индии статуса «важного партнера в сфере обороны» (major defense partner). Не исключено, что в ближайшие 15 лет мы увидим и придание Индии статуса «основного союзника вне НАТО» (major non-NATO ally, MNNA).

Возрождение «четверки» как главного защитника того самого «свободного и открытого» ИТР – видимо, есть новый способ выстроить более изящную и тонкую систему сдерживания региональных амбиций Китая. Военные союзы не самый эффективный инструмент, если страны региона хотят сохранить конструктивные торгово-экономические отношения с Китаем.

Многие страны Азии также хотят сохранить максимально возможную внешнеполитическую автономию в условиях, когда американское присутствие в Азии будет колебаться от администрации к администрации. Поэтому возникает естественное желание переложить часть ответственности на местные державы, чья принадлежность региону сделает их более легитимными агентами «умного сдерживания» Китая (вспомним концепцию leading from behind). Но чем бы ни стала «четверка», она точно не будет военным союзом.

Новая Индо-Тихоокеанская «четверка» будет построена не на ценностях, а на интересах и будет иметь более гибкую структуру. В этом смысле она в чем-то продолжает логику «сети безопасности» экс министра обороны США Эштона Картера (principled security network) – не особо взлетевшей инициативы времен перебалансировки. Прагматичный характер нового четырехстороннего формата подчеркивается тем, что никто уже не говорит о «морских демократиях». Вместо этого словосочетания активно используется формула «страны-единомышленники» (like-minded states).

«Четверка» неизбежно будет обрастать вторым кругом региональных партнеров, среди которых эталонных демократий особо не осталось, так что лишние критерии вводить не совсем удобно. Такими партнерами, видимо, в первом ряду станут Сингапур, Индонезия, Вьетнам, Таиланд. Посещая Вьетнам вскоре после публикации новой СНБ, министр обороны США Джеймс Мэттис уже назвал Вьетнам «партнером-единомышленником» США. Страны Юго-Восточной Азии вроде Вьетнама наверняка с интересом отнесутся к возможности укрепить свой потенциал сдерживания амбиций Китая, например, в территориальных спорах в Южно-Китайском море.

Такое обращение к форматам с узким кругом участников может иметь в качестве непреднамеренного последствия очередное ослабление многосторонних механизмов безопасности вокруг АСЕАН (ВАС, АРФ, СМОА+). Пресловутая «центральная роль» АСЕАН в системе безопасности в АТР и без того часто сводится к организации саммитов, встреч и семинаров и плохо срабатывает в случае реальных кризисов в регионе, будь то Южно-Китайское море или кризис рохинджа в Мьянме.

Энтузиазм стран вроде Вьетнама и Сингапура по поводу «силового» в своей изначальной задумке формата США – Индия – Япония – Австралия станет новым свидетельством слабости того самого регионального «порядка, основанного на правилах» (rules-based order), который «четверка» вроде как собирается защищать. Получается, что отстаивать верховенство международного права будут не универсальные для участия многосторонние механизмы, а полузакрытые «коалиции желающих».

Индо-Тихоокеанская «четверка» в качестве поля для координации своей деятельности видит не только сферу безопасности. Речь идет и об усилении конкурентоспособности в столь популярной сегодня «взаимосвязанности». Здесь США и их партнеры, видимо, хотят сыграть на том же поле, что и Китай с его инициативой Пояса и Пути. В американском заявлении по итогам четырехсторонней встречи в Маниле говорилось об укреплении «взаимосвязанности на основе международного права и стандартов и с разумным (prudent) финансированием».

Уже в феврале 2018 года стало известно, что «четверка» обсуждает некий инфраструктурный план, «альтернативный» Поясу и Пути. Интересно, что инфраструктурное строительство поставлено в один ряд с вопросами безопасности и воспринимается как однозначно стратегическая область.

Экономическое крыло «четверки» может появиться в момент, когда растет беспокойство по поводу китайских инвестиций по всему миру, от Евросоюза и Африки до Юго-Восточной Азии и Австралии. Крупные китайские проекты воспринимаются как покупка лояльности основным конкурентом «лидеров свободного мира». Видимо, «четверка» рассчитывает, что страны-получатели неизбежно захотят диверсифицировать источники инвестиций в инфраструктуру.

Конкретных очертаний того, чем будет «четверка», у нас нет. Самой высокоуровневой встречей представителей США, Индии, Японии и Австралии после манильского рабочего совещания стала январская панель по теме морской безопасности с четырьмя адмиралами-командующими военно-морскими силами стран «четверки» на «Диалоге Райсина» в Дели.

После всех выступлений было очевидно, что четыре адмирала не имеют общего понимания форматов будущего взаимодействия. Кстати, США представлял глава Тихоокеанского командования Харри Харрис, номинированный недавно послом в Австралию – такое назначение должно, видимо, усилить индо-тихоокеанскую стратегию администрации Трампа.

Тем не менее новые встречи в четырехстороннем формате неизбежны, о чем сообщают японские собеседники. Первым прорывным событием в реальном взаимодействии «четверки» может стать подключение Австралии на постоянной основе к трехсторонним учениям «Малабар» (до сих пор это не происходило из-за осторожной позиции Индии).

Низ Большой Евразии

Что все это значит для России и ее позиций в Азии? В первом приближении это закрепляет тенденцию на превращение именно морского пространства в основную арену конкуренции в большом азиатском регионе, а значит, хотя бы немного сместит внимание США и Китая к Индийскому океану. Это может дать России немного больше свободы действий в центральной части Евразии, поможет удержать эту часть света от новой волны великодержавной конкуренции.

То, что Россия не ключевой игрок в стратегической конкуренции в Тихом и Индийском океанах и особенно в соединяющем их Южно-Китайском море, может стать для страны преимуществом. Скорее всего, соревнование на этом поле будет отвлекать серьезные ресурсы региональных игроков, а лишних ресурсов сегодня у России нет.

В то же время новый удар по многосторонней системе безопасности в Азии – плохие новости для Москвы. Ее дипломатический потенциал, опыт работы в многосторонних институтах и относительная отстраненность от многих региональных проблем – одно из важнейших конкурентных преимуществ России. Ослабление многосторонних механизмов вокруг АСЕАН, развитие системы «умного сдерживания» Китая – все это плохо ложится в российские инициативы по созданию многосторонней архитектуры равной и неделимой безопасности в АТР и может в итоге привести к маргинализации России в регионе.

Акцент на роль локальных и средних держав в сдерживании Китая будет иметь двоякий эффект для российских интересов. С одной стороны, если произойдет активное подключение Индии к работе «четверки», то глубина ее отношений с Россией будет неизбежно уменьшаться вплоть до состояния, когда от отношений, по сути, останутся одни формулировки и высокий формальный статус «привилегированного» партнерства. С другой стороны, перекладывание части ответственности за региональные дела на Японию и ее усиление, необходимое для такой роли, повысит ее стратегическую автономию, а значит, в долгосрочной перспективе откроет новые возможности для взаимодействия с Россией.

В самом общем виде нетрудно предсказать негативную реакцию Китая на появление дееспособной Индо-Тихоокеанской «четверки». В конечном счете это новое сдерживание останется сдерживанием, китайское чувство незащищенности только усилится и может повлечь за собой новый виток усиления китайских позиций в Восточно- и Южно-Китайском морях, а также политические и экономические «операции влияния» на китайской периферии – в Камбодже, Лаосе, Таиланде, Мьянме, в Центральной Азии.

Новый Индо-Тихоокеанский мегарегион появился в момент, когда Россия пытается использовать в своей восточной стратегии ведущие позиции страны в процессах евразийской интеграции и выходить на азиатские рынки вместе со всем Евразийским экономическим союзом (ЕЭАС), одновременно стараясь кооптировать китайскую инициативу Пояса и Пути. Россия стремится своей инициативой Большого евразийского партнерства притянуть собирание стран Евразии на север, в то время как концепция Индо-Тихоокеанского региона скорее тянет такое собирание на юг, к Индийскому океану.

Если США и их партнеры в регионе все же смогут оформить индо-тихоокеанскую стратегию в набор конкретных институтов и практик, то важнейшим вызовом для России станет ее ограниченное понимание своей роли в будущем региона. Способность России сформулировать понятное и привлекательное предложение странам Азии по-прежнему будет иметь решающее значение.

Усложнение системы сдерживания Китая и подключение к этому процессу Индии, видимо, достаточно привлекательно для многих стран региона, а потому этот процесс неизбежно продолжится, в Индо-Тихоокеанской или иной форме. России выгоднее использовать свой дипломатический вес для защиты классической многосторонней системы безопасности, наполняя ее практическим взаимодействием и созданием действительно необходимых правил. Играть на поле закрытых и узких форматов России сегодня просто незачем.

США. Япония. Индия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 марта 2018 > № 2539121 Антон Цветов


Индия. Китай. Мальдивы > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 февраля 2018 > № 2504124 Алексей Куприянов

Почему Китай и Индия борются за влияние на Мальдивах

Алексей Куприянов

Все последние годы индийское руководство тщательно создавало образ Индии как миролюбивой державы – бескорыстной защитницы малых государств региона от китайской экспансии. Военная интервенция на Мальдивах не оставит от этого имиджа и следа: Индия выставит себя империалистом похлеще Китая, не стесняющимся силой свергать неугодные режимы

«Если Индия в одностороннем порядке отправит войска на Мальдивы, Китай предпримет действия, чтобы остановить Нью-Дели. Индия не должна недооценивать китайское противодействие идее одностороннего военного вмешательства». Это цитата из редакционной статьи в англоязычной версии китайской газеты The Global Times. В западных СМИ ее нередко называют рупором Пекина, при помощи которого руководство КНР посылает сигналы и намеки противникам и союзникам. При помощи редакционной статьи Пекин впервые четко и открыто заявил Нью-Дели: не смейте отправлять на Мальдивы войска, иначе получите жесткий ответ. Чем же важна для двух ядерных держав маленькая островная республика, что они ради нее готовы, хотя бы на словах, пойти на конфликт?

Что знает среднестатистический россиянин о Мальдивах? Островной курорт в Индийском океане. Лететь туда долго, тур стоит недешево, но места райские – своего рода символ отдыха для тех, у кого есть деньги и кто может и хочет позволить себе бунгало под пальмой на берегу синего экваториального моря. Примерно то же знает о Мальдивах и любой другой западный (да и восточный – китайцев там только за прошлый год побывало 400 тысяч) турист.

Есть и другая сторона медали. Мальдивы – страна не просто со стопроцентно мусульманским населением, но и с самым большим на душу населения числом исламистов, уехавших на джихад в Сирию и Ирак. В столице Мале – высокий уровень наркомании (в основном из-за завозимого из Пакистана героина) и молодежной безработицы. Деньги в стране есть – у Мальдив самый высокий ВВП на душу населения в Южной Азии. Но средства крутятся в основном в туристической отрасли, обогащая владельцев отелей, многие из которых – иностранцы.

Ко всему прочему сейчас на Мальдивах политический кризис, уже третий за последнее десятилетие. И именно он спровоцировал спор Индии и Китая.

Три президента

Вплоть до 1965 года Мальдивский султанат был британским протекторатом. С распадом империи Мальдивы получили независимость, вскоре стали республикой, а в 1978 году в президентском кресле утвердился просвещенный президент-автократ Абдул Гаюм, по иронии судьбы сидевший ранее в тюрьме как борец за свободу слова, которую ущемлял предыдущий президент Ибрагим Насир. Гаюма можно было назвать умеренным светским лидером – он не давал поднять голову радикальным исламистам, активно развивал отдаленные атоллы, заботился о бедных. Именно при нем Мальдивы превратились в популярный курорт. При этом Гаюм преследовал оппозицию, пять раз подряд побеждал на безальтернативных выборах и правил твердой рукой, назначая на все видные позиции в трех ветвях власти своих людей.

Так все и шло до 2008 года, когда в результате многочисленных акций протеста и давления со стороны Британского содружества и Индии Гаюм неохотно пошел на альтернативные выборы – и внезапно проиграл. Новым президентом стал европейски образованный интеллектуал Мухаммед Нашид с большими связями в Лондоне и Дели.

Нашид оказался слабым лидером. Он искренне, но безуспешно пытался обновить страну и диверсифицировать внешнюю политику. Он разругался с былыми союзниками, не сумел провести реформы, выстроить отношения с основными кланами, подкупить или сломить сопротивление Верховного суда, состоявшего из сторонников Гаюма и раз за разом блокировавшего все инициативы нового президента.

На международной арене Нашид запомнился как яростный противник глобального потепления – он утверждал, что стоит воде чуть подняться, и Мальдивы будут затоплены, а мальдивцы окажутся народом без родины. Этот вопрос всерьез обсуждался в ООН, Нашид проводил заседания кабмина на камеру под водой, в аквалангах, и вообще заслужил славу человека прогрессивного.

Во внутренней же политике дела шли из рук вон плохо. Наконец Нашид решился на отчаянный шаг, приказав арестовать верховного судью – в глазах большинства мальдивцев защитника их древних прав и законов. Протестовать против ареста собрались огромные толпы, полиция стрелять по ним отказалась и примкнула к восставшим. Не дожидаясь худшего, Нашид подписал заявление об уходе с президентского поста. До выборов его сменил вице-президент Мухаммед Вахид.

Выборы 2013 года, однако, показали, что поддержка Нашида все еще сильна. В первом туре в сентябре он получил более 45%, его основной соперник – Абдулла Ямин, сводный брат Гаюма – 25,3%. Второго тура, однако, так и не случилось: полиция вскрыла многочисленные случаи фальсификаций, и разразился грандиозный скандал. Результаты были аннулированы, новые выборы назначены на ноябрь.

Эти два месяца оппозиция использовала по полной. СМИ, часть из которых находилась в руках сторонников Гаюма, обрушились на Нашида. Его обвиняли в атеизме, в том, что он сговорился с евреями, масонами и христианами, чтобы искоренить ислам на Мальдивах. Попытки Нашида воззвать к разуму избирателей не помогли – он потерял темп и уже не успевал оправдываться. Все больше мальдивцев склонялись к мысли, что нет дыма без огня. Новые выборы – с явкой 91,5% и перевесом всего в 6022 голоса – выиграл Абдулла Ямин. По улицам колесила молодежь на мотоциклах, размахивая партийными флагами и выкрикивая «Еще тридцать лет!». Клан Гаюмов торжествовал.

Но ликование оказалось недолгим. Быстро выяснилось, что Абдулла Ямин взял власть вовсе не для того, чтобы стать послушной марионеткой сводного брата. Утвердившись в президентском кресле, новый мальдивский лидер принялся перестраивать систему под себя, изгоняя с ключевых постов сторонников Гаюма и расставляя там своих людей. Многие бывшие соратники Ямина попали в тюрьму, включая его племянника, сына Абдула Гаюма Фариса.

В этих условиях бывшие непримиримые соперники – Гаюм и уехавший в эмиграцию Нашид – договорились о сотрудничестве. Час икс для Ямина должен был наступить этой осенью, во время очередных президентских выборов. Мобилизовавшие своих сторонников оппозиционеры могли всерьез рассчитывать на победу, если бы две недели назад на Мальдивах не случился внезапный судебный бунт.

Суд идет

Утром 6 февраля президент Ямин выступил с экстренным обращением к нации, объявив чрезвычайное положение и обвинив судей Верховного суда в попытке переворота. Накануне поздним вечером полицейские оцепили здание суда, а затем ворвались внутрь и арестовали двух судей – главу Верховного суда Абдуллу Саида и Али Хаммеда. Их обвинили в коррупции и намерении дестабилизировать ситуацию в стране. Глава МВД рассказал о пачках наличных, которые задержанные прятали под матрасами и собирались использовать для реализации своих зловещих планов.

За несколько дней до того, 1 февраля, Верховный суд, сохранявший верность Гаюму, внезапно потребовал от правительства освободить задержанных оппозиционеров и восстановить в правах ряд парламентариев от правящей Прогрессивной партии, неожиданно решивших сменить сторону и уйти в оппозицию. В противном случае суд обещал президенту импичмент.

Это стало настоящим подарком Ямину: верная ему полиция быстро подавила начавшиеся было демонстрации гаюмистов и начала массовые аресты оппозиционных политиков, включая и самого бывшего президента Гаюма. Разгром был полным: оставшиеся на свободе трое судей Верховного суда немедленно отменили решение об освобождении оппозиционеров и одобрили все действия президента.

Удар мог бы быть и сильнее: к примеру, Ямин не стал требовать отмены решения о восстановлении в правах перешедших в оппозицию депутатов. Теоретически это дает оппозиции большинство в парламенте, но, учитывая, что несколько депутатов сидят за решеткой, находятся в розыске или на долговременном лечении за границей, правящая партия по-прежнему сохраняет шаткое большинство.

Причина отнюдь не в исключительном миролюбии Абдуллы Ямина. Будь его воля, он бы наверняка зачистил оппозицию под корень. Но Ямин вынужден придерживаться правил игры, чтобы не вызвать недовольство северных соседей в Нью-Дели, которые могут смести его буквально за несколько часов.

Мы патрон, вы – клиент

До недавнего времени Индия традиционно и небезосновательно считала, что Мальдивы находятся в ее безусловной зоне влияния. Само географическое положение Мальдивских островов не оставляло им особого выбора, да и в условиях холодной войны Индия, один из лидеров Движения неприсоединения, представлялась наилучшим выбором в качестве государства-покровителя.

Индийцы не раз доказывали, что к своим обязанностям патрона относятся ответственно. Когда в 1988 году на островах высадился десант прибывших со Шри-Ланки повстанцев-тамилов, Гаюму чудом удалось избежать захвата. Он послал сигнал о помощи, Нью-Дели экстренно одобрил проведение операции под кодовым наименованием «Кактус», и уже через девять часов в международном аэропорту Мале сел первый самолет с индийскими десантниками, против которых у тамилов не было ни единого шанса.

После этого чудесного спасения Гаюм провозгласил политику «Индия первым делом» – India First. Это было очень разумным шагом: в обмен на размещение военных объектов и безусловную лояльность Индия фактически гарантировала безопасность островов – и внешнюю, и внутреннюю. В Нью-Дели с тех пор привыкли, что всегда могут рассчитывать на мальдивский голос в любых международных организациях и никуда Мальдивы от Индии не денутся.

Сменивший Гаюма Нашид впервые начал диверсифицировать внешнюю политику Мальдив, разрешив Китаю открыть посольство и заключив с ним первые контракты. В Нью-Дели от этого в восторг не пришли: индийские власти с подозрением относятся к любому усилению китайской активности в Индийском океане, считая, что Пекин намеревается окружить Индию так называемым «жемчужным ожерельем» – цепочкой баз, с которых в случае потенциального конфликта могли бы действовать корабли Народно-освободительной армии Китая.

После прихода к власти Ямина ситуация обострилась еще сильнее: новый президент явно разворачивал страну к сотрудничеству с Пекином, пытаясь одновременно и заполучить китайские деньги и туристов, и не порвать с Нью-Дели. Заверяя Индию в нерушимой дружбе, Ямин в то же время передавал китайцам самые выгодные контракты – к примеру, на строительство аэропорта имени Насира. Изначально, еще в 2010 году, этот проект стоимостью $800 млн получила индийская фирма, но в 2014-м Ямин объявил, что сделка была заключена с нарушением правил, и расторг ее.

Самым ярким примером двойной игры стало подписание в декабре договора о создании зоны свободной торговли между Мальдивами и Китаем – притом что буквально за пару месяцев до того Ямин клялся, что сперва подпишет подобный договор с индийцами. Индия неоднократно выражала свое недовольство, но до поры до времени президенту удавалось балансировать между двумя гигантами. В январе 2018 года даже наметилось определенное потепление между Мале и Нью-Дели, но все нарушил февральский кризис, поставивший Индию перед сложным выбором.

Есть ли «Кактус»?

С одной стороны, арест судей Верховного суда и оппозиционных лидеров дает Индии моральное право на вмешательство в дела государства-клиента и позволяет одним махом покончить с китайским влиянием на Мальдивах. Проще говоря, индийцы могут провести операцию «Кактус-2», высадив десант и посадив в президентское кресло удобного себе кандидата.

Именно к такому варианту действий подталкивает Индию бывший мальдивский президент Нашид, находящийся сейчас на Шри-Ланке. Он выступил со статьей, в которой призвал Нью-Дели «направить специального представителя на Мальдивы, поддержав его военной силой».

У этой идеи в индийском военном, политическом и экспертном сообществе немало сторонников, полагающих, что демонстрация силы существенно укрепит позиции страны и покажет, что она намерена решительно защищать зону своих интересов. Так, отставной бригадир Румел Дахийя, заместитель директора влиятельного Института оборонных исследований и анализа (IDSA), тесно связанного с Министерством обороны, выступил с программной статьей, в которой прямо заявил: «Ждать до тех пор, пока прольется кровь и появится формальный повод для вмешательства, – неверный выбор. Прошло уже достаточно времени для того, чтобы провести необходимые консультации со Шри-Ланкой и другими соседями, а также ООН, ЕС, США и Россией. Пришло время действовать… Это необходимо для обеспечения безопасности Индии. Если промедлить, ситуация может перерасти в серьезный кризис. Идеалистическая внешняя политика – это хорошо, но не за счет непосредственной безопасности и геополитических интересов. Воля нации к действиям для защиты своих интересов даже перед лицом критики со стороны – это признак уверенной в себе и стабильной державы».

Со схожим заявлением выступил высокопоставленный лидер правящей «Бхаратия Джаната парти» Яшвант Синха, находящийся во внутрипартийной оппозиции к премьеру Моди. «То, что происходит на Мальдивах, является угрозой национальной безопасности Индии, – объявил он. – Нет нужды выяснять чье-либо мнение, нужно просто действовать. Если вы решительно действуете, мир вас уважает. Но если нет – вас считают слабыми, и вам приходится выслушивать советы со всех сторон. Есть сведения, что Китай уже занял 17–18 мальдивских островов, и это повод для самого серьезного беспокойства. Китайцы пришли и делают что хотят под самым нашим носом. И правительство Конгресса, и нынешнее правительство не решаются что-либо предпринять, тем временем Мальдивы превратились во враждебную страну. Вспомните, как нашу компанию, с которой ранее заключили контракт на строительство аэропорта в Мале, буквально вышвырнули прочь. Мы тогда не вмешались, и с тех пор мальдивское правительство почувствовало, что Индия считает себя слабой и не может действовать жестко. И поэтому Мальдивы считают, что могут делать что им вздумается».

Есть и еще один фактор, который теоретически может оправдать индийское вмешательство, – радикальный ислам. При Ямине Мале наладил активное сотрудничество с Эр-Риядом в расчете на инвестиции от единоверцев; за это приходится платить усилением саудовского влияния, в том числе религиозного, и все большей радикализацией общества.

Пока, однако, Саудовская Аравия остается дремлющим игроком: ни Индии, ни Китаю невыгодно затрагивать ее интересы, учитывая критическую зависимость обоих соперников от импорта саудовской нефти. Пока Нью-Дели и Пекин ссорятся, Эр-Рияд тихо укрепляет свои позиции: на днях Саудовская Аравия предоставила Мальдивам помощь на сумму $160 млн.

Сохранять спокойствие

Пока, невзирая на нажим ястребов, правительство Индии так и не отправило на острова ни одного солдата. Хотя военный вариант решения проблемы явно стоял на повестке дня и при необходимости может быть реализован, Моди и его кабинет предпочитают выжидать, и в этом их поддерживают политики и эксперты, опасающиеся, что силовое вмешательство может только ухудшить ситуацию.

Все последние годы индийское руководство тщательно создавало образ Индии как миролюбивой державы – бескорыстной защитницы малых государств региона от китайской экспансии. Военная интервенция на Мальдивах не оставит от этого имиджа и следа: Индия выставит себя империалистом похлеще Китая, не стесняющимся силой свергать неугодные режимы.

К тому же легальные основания для проведения условного «Кактуса-2» не идут ни в какое сравнение с теми, что существовали в 1988 году: тогда Индия вмешалась в события по призыву законно избранного президента страны, а сейчас ей, по сути, придется президента свергать, причем делать это лишь на основании призывов изгнанного экс-президента. Верховный суд Мальдив продолжает работу, пусть и во временно урезанном составе, в парламенте большинство имеет оппозиция – формальных оснований для интервенции нет. В поддержку этой точки зрения выступают, к примеру, бывший секретарь МИД Канвал Сибал и эксперт The Times of India по дипломатическим вопросам Индрани Багчи.

В Нью-Дели кипят споры, правительство выжидает, а Китай тем временем пытается не допустить индийской интервенции и довести до сведения индийского руководства, что не собирается вмешиваться в ситуацию, если сами индийцы не решатся на применение силовых методов. Конечно, ухудшение имиджа Индии в регионе было бы выгодно Пекину; с другой стороны, вторжение индийцев на Мальдивы будет означать физическую ликвидацию китайского присутствия на островах, что КНР совершенно не нужно. Идеальным вариантом для Китая стало бы сохранение Ямина у власти и продолжение расширения экономического сотрудничества с Мальдивами – но на этот раз, очевидно, с большим вниманием к индийским интересам.

Пока Китай и Индия ведут сложную игру вокруг Мальдив, пытаясь обойтись без эскалации конфликта и при этом выторговать для себя максимально выгодные условия, Соединенные Штаты – мировой гегемон – молчат. В самом начале конфликта Вашингтон приветствовал решение мальдивского Верховного суда освободить оппозиционеров, позже вместе с Британией и Индией призывал отменить чрезвычайное положение, но с тех пор никак себя не проявил.

Единственное, что известно – 8 февраля Трамп позвонил Моди, и оба лидера в числе других тем обсуждали и Мальдивы – наряду с Афганистаном, Мьянмой и КНДР. Сошлись на том, что политический кризис на Мальдивах вызывает обеспокоенность, и подчеркнули важность уважения демократических институтов и законов. Но в целом США самоустранились от участия в разрешении кризиса.

Возможно, основная причина – нежелание обострять на пустом месте отношения с Пекином, которые и так далеки от идеальных. Кроме того, похоже, что Вашингтон, упорно пытающийся превратить индийцев в региональных союзников, чтобы сдержать их руками Китай, решил продемонстрировать Нью-Дели, что всецело признает наличие индийской сферы интересов. Вопрос в том, насколько высоко подобную любезность, ничего не стоящую США, оценит сама Индия.

Индия. Китай. Мальдивы > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 февраля 2018 > № 2504124 Алексей Куприянов


США. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447918 Павел Хлебников

Жертвы азарта. Игра на деньги — это порок или развлечение

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

В честь 100-летия журнала мы публикуем лучшие статьи из архивов российского Forbes. Этот материал был опубликован в июне 2004 года

Азартные игры существуют с незапамятных времен. В кости играли в Вавилоне, Древнем Египте и Древнем Риме, не говоря уже о многовековых игорных традициях Индии и Китая. Однако широкомасштабный игорный бизнес — явление сравнительно новое. В Европе, например, до недавнего времени азартные игры были вне закона в большинстве столиц — считалось, что в главном городе страны должен царить дух добродетели. Правда, во многих странах разрешалось открывать казино на курортах. Самые знаменитые из этих «игорных курортов» — Монте-Карло, французский Довиль и германский Баден-Баден — стали излюбленными местами отдыха аристократии.

В XIX веке игорные заведения были под запретом и на большей части территории Соединенных Штатов — только на Диком Западе покер, кости и другие азартные игры считались неотъемлемой частью повседневной жизни. Но затем крестовый поход за укрепление общественных нравов достиг и Запада, и игорному бизнесу в стране пришел конец.

Первое современное казино появилось в США в 1946 году — знаменитый гангстер Багси Сигел открыл в затерянном среди пустыни городке Лас-Вегас заведение под названием «Фламинго». К тому времени мафия уже контролировала подпольные игорные заведения в крупных городах, и гангстеры понимали, какие баснословные деньги можно заработать, занимаясь этим бизнесом легально. И понимали, как легко отмывать грязные деньги в легальных казино. Но явлением общенационального масштаба азартные игры стали в конце 1980-х, когда штаты один за другим легализовали игорный бизнес.

Экономический эффект

Власти штатов и городов, не желая повышать налоги и урезать расходы, относятся к казино как к источнику пополнения бюджетов. Экономически отсталым регионам трудно устоять перед посулами владельцев казино, ко-?торые обещают привлечь в регион игроков-туристов, пополнить местную казну и организовать тысячи рабочих мест.

Действительно, казино на первый взгляд мало чем отличаются от баров, кинотеатров и других увеселительных заведений — ну разве что они ощутимее бьют по карману клиента. Однако критики утверждают, что распространение казино формирует игровую ментальность в обществе: люди перестают верить, что состояние зарабатывается упорным трудом, начинают надеяться на легкую наживу. Правда, в силу того, что повсеместная легализация азартных игр — явление достаточно новое, никто еще не может точно сказать, какое именно воздействие оказывает массовое распространение игорных домов на экономику, на объемы инвестиций, на сбережения граждан. Одно лишь ясно: экономическое возрождение, обещанное владельцами казино отсталым регионам, — часто не более чем иллюзия.

Самый яркий пример — Атлантик-Сити, второй крупнейший центр игорного бизнеса Америки. Когда в 1978–году здесь открывали первые казино, все ожидали, что игорные заведения вдохнут жизнь в экономически отсталый курорт. Действительно, город вскоре наводнили миллионы туристов. Казино обеспечили работой около 40–000 человек, выплатили в казну штата Нью-Джерси налогов на сотни миллионов долларов. Однако впоследствии оказалось, что они просто отняли клиентов у других заведений — не прошло и десяти лет с момента открытия первого казино, как прекратили существование около трети всех местных ресторанов и магазинов. Уровень преступности за 12 лет увеличился на 230%. Из Атлантик-Сити уехали 25% населения. И если не брать в расчет сверкающие огнями казино, весь остальной город сегодня — это грязные, разбитые улицы с заколоченными витринами магазинов. Кстати, власти Нью-Йорка, Вашингтона и крупных американских городов даже сейчас, в разгар самого большого в истории игорного бума, не позволяют открывать казино на своих территориях — настолько тесно они ассоциируются с организованной преступностью, политической коррупцией и целым рядом других бед.

По некоторым оценкам, казино получают с одного квадратного метра больше денег, чем любой другой бизнес. Бизнес этот, как известно, построен на законах математической вероятности — в конце дня игорный дом всегда остается в выигрыше. Согласно данным последнего крупного исследования, в 1998 году совокупные убытки посетителей американских игровых заведений составили $51–млрд. Но ведь эти деньги могли бы пойти на обустройство домов, образование, «хорошую прибавку к пенсии» или покупку новых автомобилей. Недаром противники азартных игр называют доходы казино «налогом с дураков».

Массовое распространение азартных игр — явление циклическое. Полный запрет никогда не приносит результата — люди начинают играть в подпольных притонах. Тогда игорный бизнес легализуют, и азартные игры становятся массовым явлением. Затем, когда проявляются негативные последствия всеобщего увлечения азартными играми, общество вновь требует их запретить.

Британский опыт

Возможно, лучший подход к решению проблемы нашла Великобритания. Игорный бизнес здесь был легализован в 1963 году. Но когда последовал всплеск преступности, британцы приняли в 1968 году новый закон, который жестко регламентировал игорный бизнес. В Лондоне, к примеру, несколько десятков казино, но все они — небольшие заведения, функционирующие как частные клубы. Чтобы зайти в казино, надо заранее заплатить членский взнос. В них действуют строгие ограничения на потребление алкоголя и запрещено принимать к оплате кредитные карты. Одним словом, британская стратегия по отношению к игорным заведениям состоит в том, чтобы, легализовав казино, не позволить им стать массовым явлением.

Впрочем, сейчас британское правительство, подобно правительствам многих других стран, испытывает серьезную нехватку финансов и намеревается отменить все ограничения в сфере игорного бизнеса. Закон, который позволяет открывать по всей стране сотни крупных казино а-ля Лас-Вегас, уже находится на рассмотрении в парламенте. Похоже, и в Великобритании вот-вот начнется очередной «игорный цикл».

США. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447918 Павел Хлебников


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441384 Панкадж Саран

70 лет индийско-российским дипломатическим отношениям: историческая веха

Панкадж Саран, Чрезвычайный и Полномочный Посол Индии в России

Отношения между Индией и Россией уходят корнями в историю, их характеризуют обоюдное доверие и взаимовыгодное сотрудничество. Это стратегическое партнерство прошло проверку временем и получает поддержку народов обеих стран.

Дипломатические отношения между Индией и Россией были установлены 13 апреля 1947 года еще до обретения Индией независимости. Сразу же после ее провозглашения Индия поставила цель достигнуть экономической самодостаточности, начав инвестировать в тяжелую промышленность. Советский Союз оказал помощь в введении в строй новых предприятий тяжелого машиностроения, горного дела, производства энергии и металлургии. В период второй индийской пятилетки из 16 восемь проектов тяжелой промышленности были инициированы при содействии СССР. В этом ряду - создание всемирно известного Индийского технологического института Бомбея.

Переломным моментом в отношениях Индии и Советского Союза стало подписание в августе 1971 года Договора о мире и дружбе. Он стал выражением общих целей двух государств, а также программой укрепления регионального и глобального мира и безопасности.

1990-е годы были сложным временем для обеих стран. В 1990 году Индия предоставила займы СССР в форме технических кредитов, а в 1991-м - продовольственный кредит и дар в 20 тыс. тонн риса. После распада Советского Союза, в январе 1993 года Индия и Россия заключили новый Договор о дружбе и сотрудничестве, а в 1994 году было подписано Соглашение о двустороннем военно-техническом сотрудничестве.

В 2000 году во время визита Президента РФ В.Путина в Индию данное партнерство приобрело новый стратегически качественный характер. Это партнерство утвердило ежегодные встречи между премьер-министром Индии и Президентом России, и с тех пор такие встречи проводятся регулярно. В 2010 году, во время визита Президента РФ Д.Медведева, эти отношения перешли на уровень особого, привилегированного стратегического партнерства. С 2000 года прошло 18 ежегодных индийско-российских саммитов, что способствовало установлению личных контактов и хорошему пониманию между двумя лидерами на самом высоком уровне.

Обе страны наладили механизмы двустороннего диалога, которые включают Межправительственную комиссию по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству, возглавляемую министром иностранных дел Индии и заместителем председателя Правительства России, а также Межправительственную комиссию по военно-техническому сотрудничеству, возглавляемую министрами обороны обеих стран. Данные встречи определяют приоритеты и осуществляют обзор взаимодействия на регулярной основе, а также являются основополагающими для продвижения сотрудничества.

В этом году, в год 70-летия установления дипломатических отношений, Индия приняла участие в Петербургском международном экономическом форуме - 2017 в статусе страны-гостя. Премьер-министр Индии г-н Нарендра Моди был почетным гостем. В это же время прошел 18-й ежегодный двусторонний саммит, на котором приняли историческую Санкт-Петербургскую декларацию: Взгляд в XXI век. Было подписано 12 соглашений в экономической и политической сферах.

Обе страны празднуют 70-летие, организуя в своих странах мероприятия, отражающие глубину и многогранность отношений. Помимо ежегодных саммитов, в 2017 году прошли визиты высокого уровня Индии и России, как, например, визиты министра иностранных дел, обороны, финансов и советника по национальной безопасности. С российской стороны два заместителя председателя правительства посетили Индию, и еще больше визитов высокого уровня запланировано до конца 2017 года.

Индия приняла участие во всех самых крупных экономических форумах в России, включая ПМЭФ, Восточный экономический форум, «Иннопром», «Технопром», Форум информационных технологий, Арктический форум и др.

На международной арене обе страны имеют схожие позиции и координируют свои действия. Россия остается доверительным другом Индии, она поддержала вступление Индии в ШОС, которая в 2017 году стала ее полноправным членом. Уникальная политическая близость между двумя нашими странами отражена в совпадении глобальных приоритетов. И та и другая сторона разделяют общие взгляды на вопросы борьбы с терроризмом без двойных стандартов, многополярный миропорядок, основанный на международном праве, где ООН играет центральную роль, на разрешение угроз международному миру и безопасности. Россия поддерживает постоянное членство Индии в Совете Безопасности ООН. По вопросам Сирии и Афганистана обе страны призвали к решительным действиям для принятия долгосрочного мирного решения и победы над террористическими силами.

Оборона

Военный аспект является одним из основополагающих столпов индийско-российских отношений, который прошел проверку временем. Индия при содействии России добилась наращивания потенциала в стратегических сферах за счет приобретения и производства оружия. Отношения развиваются и переходят от традиционной системы продавец - покупатель к такой, которая включает совместное производство и разработку, с акцентом на передачу технологий. Россия намерена стать партнером в программе «Делай в Индии».

В этом году, в марте и августе, прошли две индийско-российские военно-промышленные конференции. В них приняли участие большое количество компаний из России и Индии, которая является самым крупным покупателем российского военного оборудования. В то же время Россия является главным военным партнером Индии. В этом году индийская сторона приняла участие в форуме «Армия-2017», международных армейских играх и зрелищном военно-музыкальном фестивале «Спасская башня». 21-29 октября 2017 года во Владивостоке прошли первые российско-индийские межвидовые учения «Индра-2017», которые Индия впервые проводила, поддерживая тесное сотрудничество между двумя странами в сфере обороны. Предпринимаются шаги для увеличения числа учащихся на военных курсах в институтах наших стран и для проведения большего количества обменов.

Экономика

Торговля между двумя странами - это особо значимая в обеих странах сфера. Объем двусторонней торговли в 2015 году составил 7,83 млрд. долларов. В 2017 году наблюдается положительная динамика роста торговых показателей. Что касается объемов, то нынешние показатели не отражают потенциала наших экономик, который представляется огромным. Поняв это, наши лидеры поставили цель повышения уровня общей торговли товарами и услугами до 30 млрд. долларов к 2025 году. В 2016 году цветные металлы, полезные ископаемые и химическая продукция входили в первую тройку товаров, импортируемых в Индию из России. Химическая, машиностроительная и сельскохозяйственная продукция составила самый крупный экспорт из Индии в Россию. Индия занимает четвертое место в мире по производству основных видов фармацевтической продукции.

Обе стороны работают над расширением торговой корзины и выявлением новых сфер торговли. Они достигают прогресса в целях увеличения взаимных инвестиций до 15 млрд. долларов к 2025 году. В 2016 году индийские нефтяные компании приобрели доли в российских компаниях и нефтяных месторождениях на сумму 5,5 млрд. долларов, а компания «Роснефть» приобрела индийскую компанию «Essar» посредством сделки в 13 млрд. долларов. Это не только самая крупная российская инвестиция в Индию, но также самые крупные единовременные прямые иностранные инвестиции в Индии. Создан совместный фонд в 1 млрд. долларов для продвижения взаимных инвестиций в инфраструктуру и технологические проекты.

Индия также значительно расширяет сотрудничество между своими штатами и регионами России. Существуют девять соглашений о побратимстве между городами и регионами наших стран, а еще несколько находятся на рассмотрении. После встречи премьер-министра Моди с губернаторами российских регионов в июне 2017 года, а также после встречи министра иностранных дел Сушмы Сварадж с губернаторами Дальнего Востока была достигнута новая стадия взаимодействия Индии с российскими регионами. Российский Дальний Восток является новым объектом внимания в нашей политике.

Индия, Россия и другие соседние страны работают над запуском международного транспортного коридора «Север - Юг», который должен способствовать развитию связей и торговых отношений между двумя странами. Мы также работаем над проектом «Зеленый коридор» для упрощения торговли и таможенных формальностей. 24 декабря 2015 года обе страны подписали Протокол по упрощению визовых процедур для бизнесменов.

Важным шагом для интегрирования наших экономик стала договоренность Индии и Евразийского экономического союза начать переговоры по соглашению о свободной торговле. Наши страны договорились о сотрудничестве в рамках проектов, проводимых в третьих странах. Мы уже обсуждаем сотрудничество в рамках атомно-энергетического проекта «Руппур» в Бангладеш. Индийские и российские компании сотрудничают в сфере добычи нефти и газа во Вьетнаме.

Атомная энергетика

Россия является нашим непременным партнером в сфере атомной энергетики, а также признает Индию ответственной страной с передовыми атомными технологиями и безупречной историей нераспространения ядерного оружия. После Парижского соглашения об изменении климата Индия считает атомную энергетику важным источником для выполнения своих обязательств в сфере энергетики и изменения климата. Это сблизило обе страны в рамках взаимовыгодных отношений.

«Росатом» строит шесть атомных энергоблоков на площадке АЭС Куданкулам, в штате Тамилнад. Два блока уже запущены, а четыре других - на разной стадии готовности. Это соответствует документу «Стратегическое видение», подписанному Президентом В.Путиным и премьер-министром Нарендрой Моди в 2014 году. Индия придает очень большое значение производству на своей территории оборудования и компонентов для предстоящих и будущих проектов по атомной энергетике, разработанных Россией.

Наука и технологии

У Индии и России существует ряд текущих проектов по сотрудничеству в сфере космоса, науки, технологий, образования и исследований. В 2017 году был создан новый Комитет высокого уровня по науке и технологиям. Индийский Департамент науки и технологии и Российский фонд фундаментальных исследований отпраздновали десять лет совместных плодотворных научных исследований. Мы создали Ассоциацию университетов России и Индии. Также ведется сотрудничество по разным аспектам космических технологий. В Арктике зарождается новая сфера сотрудничества, которая обладает большим многопрофильным потенциалом.

Культура

Индия и Россия имеют крепкие культурные узы, которые являются важным вкладом в надежность и дружественность отношений между странами. Исторические связи способствовали созданию отношений доброй воли между народами. Премьер-министр Индии сказал, что каждый ребенок в Индии знает, что Россия является самым лучшим другом нашей страны и всегда была рядом в самые сложные времена.

Эти отношения начались еще до того, как Васко да Гама открыл Индию Западу, когда Афанасий Никитин добрался до Индии, торговцы из штата Гуджарат поселились в Астрахани, а в Калькутте был открыт Русский театр. Все это сблизило народы наших стран. Такие российские ученые, как Герасим Лебедев и Николай Рерих путешествовали по Индии и изучали индийскую культуру и философию. Великий индийский эпос Махабхарата был переведен на русский язык. Подобным же образом русская литература и ее создатели, как Лев Толстой, Александр Пушкин и другие, оказали огромное влияние на индийскую литературу и философию. Несколько поколений россиян выросло на индийских фильмах. С 1980-х йога приобретала невероятную популярность в России, особенно в крупных городах и областных центрах.

Индия спонсирует кафедру Махатмы Ганди по индийской философии в Институте философии в Москве. В российских институтах, включая лидирующие университеты и школы, преподают языки - хинди, тамильский, маратхи, гуджарати, бенгальский, урду, санскрит и язык пали. В разных российских университетах были открыты кафедры аюрведы и современных индийских научных направлений.

За последние два года значительно выросло количество туристов из Индии в Россию, а также из России в Индию. Обе страны предприняли шаги для предоставления упрощенного порядка получения виз гражданами наших стран, договорившись возобновить свои программы культурного обмена на период 2017-2019 годов. Было принято решение сделать 2018-й Годом туризма между Индией и Россией.

Региональное и международное сотрудничество

На международной арене обе страны имеют схожие позиции и координируют свою деятельность. Мы тесно сотрудничаем в рамках ООН, БРИКС и «Большой двадцатки», а также различных структур Азиатско-Тихоокеанского региона, таких как АСЕАН и Восточноазиатский саммит.

Мы сотрудничаем и по таким глобальным вопросам, как кибербезопасность, предотвращение разработки космического оружия и оружия массового уничтожения.

Взгляд в будущее

Индия и Россия определили несколько новых сфер сотрудничества, начиная с глубоководных морских исследований и заканчивая формированием инновационных экономических моделей, основанных на науке и технологиях, инновациями, робототехникой и искусственным интеллектом. При этом акцент делается на инфраструктуру, сельское хозяйство, судостроение, железные дороги, авиацию и хорошо налаженные связи, в частности на контакты между людьми и особо на сотрудничество молодежи и развитие культурной сферы.

В Санкт-Петербургской декларации, подписанной в июне 2017 года, говорится: «Дальнейшее всестороннее развитие связей между Россией и Индией - безусловный внешнеполитический приоритет двух государств. Мы будем и впредь расширять рамки сотрудничества посредством реализации масштабных инициатив в различных областях, обогащать повестку дня двустороннего диалога, с тем чтобы в еще большей степени ориентировать его на достижение конкретных результатов». Индия и Россия продолжат быть примером гармоничного и взаимовыгодного партнерства, крепкой дружбы между государствами. Это принесет пользу нашим странам, а также международному сообществу в целом.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441384 Панкадж Саран


Россия. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 декабря 2017 > № 2425949 Сергей Лавров

Заявление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам встречи министров иностранных дел России, Индии и Китая (РИК), Нью-Дели, 11 декабря 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Присоединяюсь к благодарности в адрес Министра иностранных дел Индии С.Сварадж и Правительства Индии за организацию этой уже 15-й встречи министров иностранных дел РИК.

Встреча подтвердила, что этот формат является полезным, позволяющим лучше видеть шаги, по которым можно судить о том, каким формируется современный мир. У России, Индии и Китая это видение общее. Мы хотим видеть мир полицентричным (это объективная тенденция), основанным на международном праве, уважении всех принципов Устава ООН.

Мы провели товарищеский, откровенный и доверительный обмен мнениями. По большинству вопросов, которые мы обсуждали, у нас совпадение позиций. Общность наших подходов и интересов отражена в развернутом и очень конкретном совместном Заявлении, которое распространяется по итогам нашей сегодняшней встречи.

Мы озабочены такими явлениями, которые мы сегодня наблюдаем, как эрозия международного права, рост фактора силы в международных делах. В этих условиях наша совместная работа приобретает особое значение. Мы договорились продолжать и улучшать координацию наших шагов в рамках ООН, «Группы двадцати», ШОС, БРИКС, а также на различных площадках в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), прежде всего в рамках Восточноазиатских саммитов.

У нас единая позиция о необходимости наращивания усилий по формированию в АТР многосторонней, открытой и инклюзивной архитектуры безопасности и сотрудничества.

Мы, кстати, договорились, о чем уже сказали мои коллеги, проводить на регулярной основе трехсторонние консультации по проблемам АТР. Первый раунд консультаций состоялся в Китае, а на второй раунд наши индийские друзья пригласили к себе. Мы с удовольствием приняли это приглашение.

Мы сделали особый акцент на необходимости укрепления многосторонности в мировых делах и поиска коллективных решений. В принятом Заявлении выражается категорическое неприятие односторонних мер экономического давления санкций, которые, как мы подчеркнули, противоречат нормам и принципам международного права, подрывают авторитет СБ ООН.

Выступили за продолжение реформы международной валютно- финансовой системы. Это тема также активно продвигается как в формате РИК, так и в формате БРИКС, вместе с единомышленниками в «Группе двадцати». Выступаем за обеспечение открытого недискриминационного характера международной торговой системы. В этом контексте мы подробно обсудили перспективы сопряжения различных интеграционных процессов в Евразии. В этой связи отмечу, что Индия и Китай вступили в переговоры с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) по вопросам развития сотрудничества, либерализации торговли. Я уверен, что эти переговоры принесут позитивный для всех результат.

Отметили важность развития кооперации с опорой на наши проекты по реализации транспортного и транзитного потенциала трех стран. Видим в этом еще один вклад в формирование Большого Евразийского партнёрства, как об этом шла речь на саммитах с участием наших лидеров.

Особое внимание уделили борьбе с терроризмом. Подчеркнули бескомпромиссность борьбы с терроризмом во всех его формах и проявлениях, включая распространение террористической и экстремистской идеологий. Мы подчеркнули востребованность уникального опыта антитеррористического взаимодействия, который накоплен, в частности, в ШОС, в рамках которой в этом году была принята уникальная Конвенция по противодействию экстремизму. Россия, Индия и Китай также готовы делиться с другими партнерами своим опытом в деле противодействия финансированию терроризма, борьбы с иностранными террористами и боевиками. База данных по иностранным террористам и боевикам, которая создана в Российской Федерации, является удобной формой сотрудничества, в которой уже участвуют наши китайские и индийские партнеры.

Мы также подчеркнули необходимость активизации усилий по пресечению распространения ОМУ. Наши партнеры поддержали тезис о важности скорейшего начала работы над Конвенцией о борьбе с химическим и биологическим терроризмом.

С близких и совпадающих позиций мы подходим к обеспечению безопасности при использовании информационно-коммуникационных технологий, включая принятие под эгидой ООН универсальных правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. Это тоже инициатива членов ШОС.

Мы также дружно выступаем против размещения оружия в космическом пространстве и будем координировать свои действия в этой сфере международного сотрудничества.

Из региональных сюжетов мы обменялись оценками положения дел на Корейском полуострове. Оно чрезвычайно напряженное. Мы считаем недопустимым нагнетать военную напряженность и военную конфронтацию, которая может из-за пропагандистского состояния перейти в горячее. Подчеркнули отсутствие альтернативы решению данной проблемы исключительно политико-дипломатическими средствами. Как Вы знаете, на этот счет есть российско-китайская дорожная карта.

Мы сверили позиции в отношении ситуации в Афганистане, Ираке, Йемене и Ливии.

По сирийскому урегулированию высказались за скорейшее начало процесса национального урегулирования в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН. В этом смысле было подчеркнуто, что достижению этой цели способствует успешное продвижение астанинского процесса и инициатива созыва Конгресса сирийского национального диалога.

Подчеркнута и необходимость строгого и полного выполнения резолюции 2202 СБ ООН, которая единогласно одобрила Минские договоренности по урегулированию внутриукраинского кризиса.

Мы просмотрели ход реализации идей, которые обсуждались во время нашей прошлой встречи в апреле 2016 г. в Москве, и отметили, что с тех пор достигнуты конкретные успехи в создании новых форматов нашего взаимодействия, в частности, отмечали успешное проведение первой встречи молодых дипломатов России, Индии и Китая, прошедшей в КНР в этом году. В следующем году она пройдет в Индии, а в 2019 г. молодых дипломатов к себе пригласит Россия.

В заключение мы подчеркнули важное значение работы политологических центров над проблематикой, которая обсуждается на межгосударственном и межправительственном уровнях в формате РИК. В этой связи хочу отметить, что уже пятнадцатая по счету трехсторонняя академическая конференция состоялась в этом году в Индии, а шестнадцатая пройдет в России в 2018 г. Это очень важный интеллектуальный потенциал, который будет помогать углублять наше стратегическое партнерство.

У нас состоялись двусторонние встречи с министрами иностранных дел Индии С.Сварадж и КНР Ван И, в ходе которых мы рассмотрели ход выполнения договоренностей, достигнутых на состоявшихся в этом году российско-индийских и российско-китайских саммитах, наметили шаги по подготовке новых контактов наших лидеров и контактов на других уровнях.

Еще раз выражаю признательность г-же С.Сварадж и всем нашим индийским друзьям.

Россия. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 декабря 2017 > № 2425949 Сергей Лавров


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 декабря 2017 > № 2425881 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Международном фонде им. Свами Вивекананды, Нью-Дели, 11 декабря 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Для меня большая честь дать старт проекту, организованному Международным фондом им. Свами Вивекананды, который связан с именем выдающегося российского дипломата А.М.Кадакина. Хотел бы выразить искреннюю признательность индийским друзьям за высокую оценку деятельности нашего коллеги, за те усилия, которые предпринимаются по увековечиванию его памяти, в том числе в форме лекции памяти А.М. Кадакина.

Александр Михайлович (или Саша, как его звали друзья) был яркой, неординарной личностью, настоящим профессионалом. Он любил Индию, ставшую, как он сам говорил, его кармой. Вкладывал, без преувеличения, все свои силы, талант в дело становления и укрепления особо привилегированного российско-индийского стратегического партнерства.

Дипломатические отношения между двумя государствами были установлены 70 лет назад. За прошедшие семь десятилетий достигнуты впечатляющие результаты. Мы ими по праву гордимся. Наши народы объединяют прочные узы дружбы, симпатии, доверия, уважения к культурам и традициям друг друга. Динамично развивается политический диалог. Проходящие ежегодно саммиты позволяют в доверительном ключе «сверять часы» по ключевым вопросам взаимодействия, намечать ориентиры на будущее. Сформирована и развивается солидная договорно-правовая база. Запущены крупномасштабные проекты в самых разных областях – от энергетики до фармацевтики. Регулярно собираются и эффективно функционируют Межправительственные комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому, культурному и военно-техническому сотрудничеству.

Вместе с тем нам не следует «почивать на лаврах», тем более что мир продолжает стремительно меняться. Опираясь на накопленный опыт и творчески развивая его, мы должны двигаться дальше и искать новые перспективные направления сотрудничества, прежде всего, обеспечив стремительный рост в торгово-инвестиционной сфере. Очевидно, что нынешний объем товарооборота не может считаться удовлетворительным для таких крупных государств. Мы нацелены на его увеличение до уровня 30 млрд. долл. к 2025 г. Добиться этой цели возможно за счет сложения наших естественных конкурентных преимуществ, реализации масштабных совместных проектов, например в аэрокосмической отрасли и судостроении.

Рабочая группа по приоритетным инвестиционным проектам, которая функционирует в рамках двусторонней Межправительственной комиссии, отобрала двенадцать наиболее перспективных проектов, в их числе – проекты в штатах Гуджарат, Карнатака и Андхра-Прадеш, где российские компании будут инвестировать в строительство завода по выпуску бутилкаучука, производству осветительного оборудования, а также в разработку модели «умного города» для Индии. Эти планы, которые идут в русле программы «делай в Индии» Премьер-министра Н. Моди, делают еще более необходимым скорейшее заключение нового межправительственного соглашения о взаимной защите капиталовложений, которое учитывало бы интересы обеих сторон.

Москва делится с Нью-Дели передовыми «ноу-хау» в области мирного атома, способствуя тем самым обеспечению энергобезопасности Индии. Продолжается реализация флагманского проекта – АЭС «Куданкулам» в штате Тамилнаду. Успешно работает первый блок, второй также передан индийской стороне. Продолжается работа над блоками 3−6. Напомню, что в подписанном в декабре 2014 года «Стратегическом видении укрепления российско-индийского сотрудничества в мирном использовании атомной энергии» зафиксирована еще более амбициозная задача – построить до 2020 года не менее двенадцати энергоблоков.

Доверие между Россией и Индией в сфере военно-технического сотрудничества находится на беспрецедентно высоком уровне. Это касается как прямых поставок, так и совместного производства вооружений и боевой техники различного назначения. Эксперты знают, что российские предложения по большинству направлений в сфере ВТС являются для Индии наиболее предпочтительными. Меры по улучшению послепродажного обслуживания будут способствовать дальнейшему росту их конкурентоспособности. Предметом особой гордости остается наш общий проект – лучшая в мире сверхзвуковая ракета «БраМос». Обсуждаются планы совместной разработки других видов вооружений, в том числе для их последующего продвижения в третьих странах, в рамках которых предусматривается дальнейшая передача Индии российских военных технологий.

Свой вклад в общие усилия вносят и контакты по линии регионов и деловых кругов. В рамках Петербургского международного экономического форума в июне этого года после весьма продуктивной встречи с Президентом России В.В.Путиным Премьер-министр Индии Н. Моди встретился с региональными руководителями. Положительно оцениваем участие индийской делегации во главе с Министром иностранных дел С. Сварадж в третьем Восточном экономическом форуме во Владивостоке в сентябре, а также итоги бизнес-диалога, состоявшегося «на полях» мероприятия.

России есть что предложить в сфере подготовки и переподготовки профессиональных кадров. Не одно поколение индийских инженеров и медиков получило образование в нашей стране. Думаю, что такой опыт может стать основой для дальнейшего взаимодействия в контексте выполнения инициированной индийским правительством программы «Skilling India». Подписание межправительственного соглашения о взаимном признании образования и ученых степеней по общим и медицинским специальностям значительно повысит эффективность наших общих усилий в этих областях и их практическую значимость для наших граждан.

Наше привилегированное стратегическое партнерство подразумевает тесную и ориентированную на долгосрочную перспективу координацию подходов к решению международных проблем. Мы ценим наше сотрудничество на международной арене. Независимая, ответственная внешняя политика вашей страны остается важным фактором обеспечения глобальной и региональной безопасности и стабильности. Мы надеемся на сохранение и укрепление этого наследия.

В ООН и на различных многосторонних площадках Россия и Индия последовательно выступают за безусловное соблюдение Устава этой Всемирной организации и других принципов международного права, включая территориальную целостность, независимость, суверенитет государств, уважение культурно-цивилизационной самобытности народов мира, плюрализм, право народов на выбор собственных моделей политического и социально-экономического развития. Вместе с многочисленными единомышленниками Россия и Индия отстаивают справедливость и демократизм на международной арене, выступают за повышение роли развивающихся государств в таких международных институтах, как ООН, МВФ и Всемирный банк. Продолжается объединение усилий для продвижения необходимых реформ в различных форматах. Только сегодня прошла 15-я встреча министров иностранных дел РИК - группы, которая была образована в конце 1990-х годов и положила начало БРИКС. В свою очередь БРИКС стал влиятельным участником «Большой двадцатки», в частности, в плане сотрудничества других участников с пятью государствами БРИКС по вопросам реформирования международной валютно-финансовой системы.

Присоединение Нью-Дели к ШОС значительно укрепило политический и экономический потенциал организации, в том числе ее возможности по стабилизации ситуации в Центральной и Южной Азии и урегулированию кризиса в Афганистане и вокруг него.

Укрепление российско-индийского сотрудничества может способствовать поиску оптимальных ответов на многочисленные вызовы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мы уверены, что устойчивую архитектуру безопасности в АТР невозможно создать внутри изолированного блока. Необходимой предпосылкой является открытая коллективная основа, опирающаяся на принципы неделимости безопасности, верховенства международного права, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой. Отрадно, что Индия не только разделяет наши подходы, но и является активным участником дискуссий по вопросам региональной архитектуры, начавшихся в рамках Восточноазиатского саммита. Регулярный диалоговый механизм ВАС по вопросам стратегического устройства региона сформировался на джакартской площадке в штаб-квартире АСЕАН.

Беспрецедентный всплеск международного терроризма представляет серьезнейшую угрозу для всех без исключения государств. Эффективно справиться с этим злом можно лишь сообща, на базе глобальной антитеррористической коалиции без двойных стандартов и скрытых замыслов. Приоритетными сегодня являются задачи по ликвидации ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры» во всех их проявлениях, задачи по противодействию трансграничным перемещениям иностранных террористов-боевиков, распространению подпитывающей радикальные настроения террористической идеологии. На состоявшемся 14 ноября в Маниле саммите ВАС по инициативе России принято заявление по борьбе с идеологическими вызовами терроризма, террористическими идеями и пропагандой терроризма. Рассчитываем на продолжение сотрудничества на этом направлении с индийскими партнерами.

Очевидно, что обеспечить благополучие всех народов, проживающих на обширном евразийском пространстве вряд ли возможно без обеспечения неделимости его экономического развития. Это развитие должно быть поистине всеохватывающим, без субъективно сформированных закрытых торговых блоков, противоречащих системе мировой торговли в рамках ВТО. В июне этого года Президент России В.В.Путин предложил создать принципиально новую экономическую архитектуру в Евразии, в которой существующие субрегиональные интеграционные объединения будут постепенно двигаться в сторону либерализации торгово-инвестиционного режима между членами этих объединений. Эта инициатива – результат заинтересованности многих стран и групп в создании механизмов свободной торговли с Евразийским союзом. Индия находится в числе тех, кто приступит к переговорам уже в следующем месяце.

На следующем этапе намечено расширение этого процесса для включения в него стран ЕАЭС, ШОС, АСЕАН и ЕС (почему бы и нет?), если они решат поставить во главу угла продвижение своих экономических интересов. В итоге может быть создано Большое Евразийское партнерство. Уверен, что организации регионального сотрудничества, существующие в Южной Азии, могут также извлечь пользу из участия в этом партнерстве.

Уважаемые дамы и господа,

Налицо все предпосылки для более полного раскрытия поистине неисчерпаемого потенциала российско-индийского стратегического партнерства. Это накопленный опыт, политическая воля и схожие приоритеты. Правительства наших стран договорились о мерах, которые будут способствовать оптимальному развитию наших стран. Однако наши усилия должны дополняться диалогом по линии народной дипломатии, научных и экспертных кругов. Уверен, что политологи России и Индии могут предложить смелые и реалистичные идеи в отношении путей развития нашего привилегированного стратегического партнерства.

В октябре этого года в Москве прошла конференция (о которой уже сказал г-н Гупта), организованная совместными усилиями Российского совета по международным делам и Международного фонда им. Свами Вивекананды. На повестке дня стоял вопрос о стратегии российско-индийских отношений и изменении мирового порядка. Считаю, что диалог по этим вопросам должен проходить регулярно. Ответы на множество крайне сложных вопросов, стоящих перед современным миром, требуют совместных решений.

В заключение хотел бы еще раз поблагодарить Международный фонд им. Свами Вивекананды за вклад в эти усилия, в том числе организацию «Кадакинских чтений».

Вопрос: Ваше превосходительство, мой вопрос связан с событиями на международной арене. Создание формата РИК, в который входят Россия, Индия и Китай, стало воплощением давней идеи, выдвинутой еще E.M.Примаковым. Тогда такой механизм взаимодействия казался совершенно неперспективным. Сегодня, Китай превратился в доминирующую силу с точки зрения экономики, военного потенциала. У Индии нет каких-либо проблем в отношениях с Россией, а вот с Китаем у нас есть проблемы в отношениях по ядерному вопросу, территориальный спор, проблема дефицита торгового баланса. Как Вы думаете, есть ли у этого формата реальное будущее?

С.В.Лавров: Если бы вы задали такой вопрос после первой встречи, я бы, может быть, задумался. Но теперь, после пятнадцатой встречи, думаю, ответ очевиден. Кстати говоря, сегодняшняя встреча завершилась обедом, в ходе которого Министр иностранных дел Индии С.Сварадж подняла тост за улучшение отношений не только между Индией и Китаем, но и между Индией и Пакистаном. Мы все были бы рады урегулированию всех разногласий и расхождений, включая упомянутые Вами проблемы. Для того, чтобы продолжить говорить о том, как их можно было бы решить, думаю, следующим должен был бы выступать в этом зале Министр иностранных дел КНР.

Вопрос: Между Индией и Россией есть единство взглядов по вопросу о том, что должно быть в Афганистане. Однако по вопросу о способах обеспечения мира и стабильности в стране, кажется, есть расхождение. Такое впечатление, что Россия придерживается достаточно мягкого подхода по отношению к Движению талибов. Это представляется первопричиной проблем Афганистана. Все более четко отмечается различие ИГИЛ и Движением талибов, и это при том, что ИГИЛ в Афганистане, по сути, является его частью. Почему Россия так относится к Движению талибов?

Россия намеревается присоединиться к проекту китайско-пакистанского экономического коридора, по крайне мере, об этом сообщают в Пакистане. Китайцы, конечно, осознают возможность потерять часть своих инвестиций в Пакистане. Есть ли у России оценки возможных потерь от инвестиций в Пакистане?

С.В.Лавров: Такое ощущение, что Вы стали жертвой мощной пропагандистской обработки. Относительно Движения талибов никогда не существовало каких-либо доказательств или фактов, которые бы свидетельствовали о его поддержке Россией, как это утверждают отдельные американские государственные деятели, или что мы его даже вооружали. Мы вступали в контакт с Движением талибов только по двум причинам: когда наши граждане или граждане наших союзников попадали в опасность, и нам нужно было их оттуда вытаскивать, а вторая причина заключалась в том, чтобы убедить Движение талибов сесть за стол переговоров. При этом мы всегда подчеркиваем, что они могут присоединиться к переговорному процессу только при условии соблюдения критериев, установленных Советом Безопасности ООН. Они должны отказаться от террористической деятельности, насилия, разорвать отношения с другими террористическими организациями и действовать в рамках конституции Исламской Республики Афганистан.

Критические выпады со стороны американцев продолжаются уже достаточно давно. Недавно слышал, как один государственный деятель США сказал, что мы призываем Движение талибов участвовать в переговорах без соблюдения каких-либо критериев. Выводы можете сделать сами. Не думаю, что недавно объявленная новая стратегия США по Афганистану, в которой делается акцент на использовании силы против тех, кто не идет на сотрудничество и участвует в насилии, сработает. На протяжении последних 16 лет присутствие огромной армии НАТО не позволило ни победить экстремизм и терроризм, ни решить проблему незаконного оборота наркотиков, который достиг в этом году беспрецедентных объемов.

Производство опия и героина в Афганистане после 11 сентября 2001 года выросло в четыре раза, а может быть и больше. Необходимо понять и признать, что это подпитывает террористическую деятельность. Также нужно понять, что без прекурсоров производство наркотиков было бы невозможно. В основном, прекурсоры поставляются из Европы. Нужно обеспечить формирование единого контртеррористического фронта, в котором не было бы места обману и двойным стандартам, для борьбы с терроризмом во всех его формах и проявлениях, включая финансирование терроризма и наркоторговлю, которая подпитывает терроризм, террористическую идеологию и так далее.

По Афганистану когда-то действовал формат «шесть плюс один». В те времена Движение талибов находилось у власти в Афганистане. Группа встречалась несколько раз. Было полезно видеть, что могут предпринять сообща некоторые из соседствующих с Афганистаном государств вместе с Россией, США и, конечно, ООН в связи со сложившейся в стране ситуацией. С тех пор ситуация изменилась. В Кабуле у власти легитимное правительство. Конечно, можно спорить о том, как это правительство было сформировано, как там были проведены выборы, кто победил, кто объявил пересчет голосов и результаты.

Можно также спорить о роли внешних сил в создании данной конкретной политической системы Афганистана. Невозможно обеспечить устойчивое функционирование системы, навязанной извне. Это можно наблюдать на примере Афганистана, где разрастаются внутриполитические проблемы. Это видно и на примере Йемена, где согласованная внешними силами сделка была навязана стране. Сами знаете, к каким результатам это привело. Затем был «квартет» в составе Пакистана, Афганистана, Китая и Соединенных Штатов. Они несколько раз встречались, затем встречи прекратились, а теперь они снова задумались о возобновлении встреч. Затем был так называемый «Кабульский процесс», который на современном этапе мне представляется слишком широким. Он подходит для мобилизации поддержки при восстановлении страны, но в том, что касается поиска путей разрешения политического кризиса и перехода от насилия к стадии переговоров, необходима менее многочисленная группа стран.

Считаем, что на переговорах должны быть представлены все участники формата «шесть плюс один», но также и все среднеазиатские страны. Потому что все они, а не только Узбекистан, Таджикистан и Туркменистан, которые граничат с Афганистаном, но и другие страны Средней Азии, ощущают на себе негативные последствия от происходящего в Афганистане. Мы созвали встречу в таком формате и назвали его «Московским процессом». К сожалению, американцы не приняли приглашение. Мы не знаем, почему. Вместо этого они теперь снова занялись форматом «шесть плюс один».

Полагаю, что невозможно добиться урегулирования ситуации без присутствия за столом переговоров всех сторон: Правительства, Движения талибов и всех, кто мог бы повлиять на ситуацию, включая соседние страны. Такие встречи несколько раз удавалось устроить России, и участники, которые принимали в них участие, отмечали их полезность. Теперь же, с вступлением в Шанхайскую организацию сотрудничества Индии и Пакистана, возобновлены встречи контактной группы «ШОС – Афганистан». Встреча состоялась в октябре этого года в Москве. Следующая встреча запланирована на начало следующего года и пройдет в Китае. Конечно, приветствуем инициативу Индии принять заседание контактной группы в Дели.

Также был вопрос о китайско-пакистанском экономическом коридоре. Понимаете, у нас есть свои коридоры. У России огромная территория, и нам не нужны коридоры где-нибудь еще. Нужно развивать собственные коридоры, а не создавать для них конкурентов. Однако нельзя упускать из виду общий контекст экономического развития Евразии. Казахстан готов открыть свою территорию, Азербайджан заинтересован в создании коридоров, чтобы связать Центральную Азию с прикаспийским регионом, а Китай продвигает концепцию, которую Россия считает очень интересной и требующей дополнительной проработки в контексте выстраивания гармоничных отношений в области торговли, инвестиций, транспорта и логистики на Евразийском континенте. Знаю, что у Индии есть проблемы с инициативой «Один пояс, один путь», и мы это сегодня обсуждали. Однако наличие каких-то отдельных политических разногласий не должно ставить под угрозу все остальное. Индия является членом ШОС наравне с Россией, Китаем и практически всеми странами Средней Азии. Практически все они уже заключили с Китаем соглашения о сотрудничестве в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Россия и другие члены Евразийского экономического союза заключили соглашения об экономическом сотрудничестве с Китаем. Все это факты, конкретные инициативы, которые получат дальнейшее развитие. Уверен на 100%, что у Индии нет нехватки в умелых дипломатах и политиках, чтобы найти способ извлечь выгоду из этого процесса, при этом, не делая уступок по принципиальным вопросам.

Вопрос: Почему Россия и некоторые ваши коллеги по Совету Безопасности ООН не спешат обвинять Пакистан в спонсировании терроризма? Существует достаточно доказательств в потворстве терроризму или двойственности страны по вопросу о терроризме. Считаете те ли Вы, что Пакистан можно назвать государством-спонсором терроризма?

С.В.Лавров: Не существует списка ООН государств-спонсоров терроризма. Такой список есть у США, и они используют его по своему усмотрению. Но в ООН списка государств-спонсоров терроризма нет. Совет Безопасности принимает решение о внесении конкретных организаций в перечень террористических организаций. Если посмотреть на документы СБ ООН, а также на декларацию, принятую по итогам саммита БРИКС в сентябре 2017 года в Китае, вы увидите перечень организаций, которые все считают террористическими. Возможно, эта информация окажется для вас полезной.

В любом случае, все мы хотим искоренения терроризма в Афганистане, Пакистане и любой стране мира. Да, мы понимаем, что Пакистан заинтересован в избавлении от террористических организаций, которые используют территорию страны. Готовы поддержать власти Пакистана в этом вопросе. Думаю, все должны действовать в таком ключе.

Вопрос: В какой степени Россия готова делиться технологиями в рамках военно-технического сотрудничества?

С.В.Лавров: Как я уже сказал в моем выступлении, по мере углубления военно-технического сотрудничества, будет активизироваться и обмен технологиями. Не знаю, стоит ли мне углубляться в детали. Вы, случайно не представитель компании-конкурента?

Вопрос: Недавно состоялась презентация истребителя пятого поколения для военно-воздушных сил и руководства Министерства обороны. Складывается впечатление, что в отношении этого проекта есть сомнения. Получала ли Россия такую информацию в отношении истребителя пятого поколения от правительства Индии?

С.В.Лавров: Информацию о чем?

Вопрос: О том, что у Правительства Индии возникли сомнения в отношении этого проекта. После стольких лет инвестиций, можете ли сказать, будет ли вторая подводная лодка проекта 971 Щука-Б («Akula») все-таки передана Индии?

С.В.Лавров: Во-первых, эти вопросы заданы не по адресу. Если Вы хотите удовлетворить свое любопытство, с сожалением должен сказать, что обсуждение этой темы не входит в повестку этого мероприятия. Могу лишь сказать, что если между нашими странами достигнуто соглашение по любому проекту, будь в области военного сотрудничества, ВТС, экономического сотрудничества, логистики или в другой области, такой проект будет реализован. Если же одна из сторон не заинтересована в нем, выкручивать руки никто никому не собирается.

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 декабря 2017 > № 2425881 Сергей Лавров


Китай. Индия. Казахстан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 1 декабря 2017 > № 2411091 Дмитрий Медведев

Заседание Совета глав правительств государств – членов ШОС.

Д.Медведев: «Шанхайская организация сотрудничества является оптимальной площадкой для состыковки национальных стратегий, трансграничных проектов и многосторонних интеграционных инициатив. Необходимо и дальше укреплять авторитет и роль ШОС в мировой экономике».

Главы делегаций государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Министр иностранных дел Республики Индии Сушма Сварадж;

Премьер-министр Республики Казахстан Бакытжан Абдирович Сагинтаев;

Премьер Государственного совета Китайской Народной Республики Ли Кэцян;

Премьер-министр Кыргызской Республики Сапар Джумакадырович Исаков;

Премьер-министр Исламской Республики Пакистан Шахид Хакан Аббаси;

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев;

Премьер-министр Республики Таджикистан Кохир Расулзода;

Премьер-министр Республики Узбекистан Абдулла Нигматович Арипов.

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС в узком составе:

Уважаемые коллеги! Сердечно приветствую всех ещё раз в Сочи. Надеюсь, что ваше пребывание здесь, в Сочи, столице зимних Игр 2014 года, будет приятным.

Наша встреча сегодня носит особый характер. Впервые заседание Совета глав правительств пройдёт с участием наших коллег из Индии и Пакистана. Мы поздравляем новых участников со вступлением в Шанхайскую организацию и выражаем надежду на плодотворную работу.

Сегодня завершается российское председательство в Совете глав правительств. Наша работа была направлена на придание новой динамики развитию организации и, конечно, развитие торгово-экономических связей, гуманитарных связей, обеспечение безопасности. Благодарим всех, кто принимал участие, за поддержку и конструктивный вклад в достижение этих целей. Надеюсь, что дискуссия и в узком составе, и в широком составе будет способствовать эффективному сопряжению на нашей уже расширенной платформе национальных стратегий развития и интеграционных инициатив.

В общем, я думаю, мы могли бы начать работать. В любом случае мы должны думать о будущем, продвигаться вперёд. Хотел бы с учётом того, что жизнь не стоит на месте, поздравить наших китайских друзей с успешным проведением XIX съезда Коммунистической партии, а наших киргизских партнёров – с достаточно важным событием в политической жизни – избранием Президента.

Проект повестки дня у всех имеется. Если нет возражений, давайте начнём по этой повестке работать. Предлагаю следующий порядок: исходя из сложившейся практики, в качестве председательствующего я мог бы открыть заседание, а затем приглашаю выступить глав делегаций в соответствии с русским алфавитом, по названиям государств (то есть Индия, Казахстан, Китай, Киргизия, Пакистан, Таджикистан и Узбекистан).

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС в расширенном составе:

Дамы и господа! Уважаемые коллеги! Друзья!

Сердечно приветствую всех в Сочи. Сегодня здесь прекрасная погода. Желаю всем приятного пребывания в нашем городе.

Мы только что провели встречу в узком составе, сосредоточились на вопросах углубления сотрудничества в целях дальнейшего развития Шанхайской организации сотрудничества. Особое внимание было уделено задаче эффективного использования потенциала Шанхайской организации сотрудничества как по вопросам безопасности, так и по вопросам экономического взаимодействия.

Потенциал сотрудничества укрепился в результате присоединения Индии и Пакистана. В ходе обмена мнениями подчёркивалась необходимость наращивания взаимодействия и с нашими государствами-наблюдателями, которые сейчас представлены здесь, с партнёрами по диалогу и международными организациями.

Мы понимаем, что такой подход востребован с учётом текущей мировой ситуации, проблем, которые существуют в мировой экономике, выстраивания справедливой и равноправной архитектуры устойчивой безопасности на пространстве Шанхайской организации сотрудничества и в целом в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Повестка дня нашей работы у всех имеется. Регламент опирается на сложившуюся практику. Если нет замечаний и предложений, то можно перейти к дискуссии.

По сложившейся традиции в качестве нынешнего председательствующего я готов изложить позицию России, а потом в порядке существующих традиций передать слово всем участникам нашего заседания.

Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что встреча глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества впервые проходит с участием Индии и Пакистана, которые присоединились к ШОС в июне этого года. Это означает, что организация находится на подъёме, укрепляется практическое сотрудничество по всем направлениям – от экономики до кооперации в сфере безопасности.

Вместе с тем мы должны принимать во внимание условия, которыми сейчас характеризуется международная обстановка. Региональные конфликты никуда не делись, более того, часть из них стали более острыми. Идёт борьба за политическое влияние, за природные ресурсы, за рынки сбыта, за контроль над ключевыми торговыми маршрутами. Происходит поворот к так называемому новому протекционизму. Мы все видели это на примере целого ряда заявлений лидеров некоторых стран. Более того, некоторые государства используют односторонние санкции для получения конкурентных преимуществ.

Очень серьёзный вызов нам бросает международный терроризм. Российская позиция вам хорошо известна. Благодаря нашим усилиям, а также усилиям наших партнёров из Ирана и Турции, других заинтересованных сторон по боевикам в Сирии нанесён сокрушительный удар. Однако угроза со стороны ИГИЛ по-прежнему актуальна. И мы, естественно, должны всем этим заниматься.

Также нас беспокоит положение дел в регионе. Далека от спокойствия ситуация в Афганистане, который является наблюдателем в нашей организации. Мы поддерживаем процессы национального примирения и экономического возрождения в этой стране. Практические аспекты этих тем мы рассматриваем в формате контактной группы между Шанхайской организацией сотрудничества и Афганистаном. Первое заседание этого форума прошло в октябре в Москве.

К общим усилиям по развитию экономик важно привлекать бизнес-сообщество наших стран. В том числе через площадки Делового совета и Межбанковского объединения ШОС. По прогнозам нашего Министерства экономического развития, объём взаимной торговли России с другими участниками Шанхайской организации по итогам этого года превысит значительные объёмы – более 80 млрд долларов.

Среди перспективных направлений, конечно, межрегиональное сотрудничество. Уверен, что наша инициатива о создании форума глав регионов Шанхайской организации укрепит наше взаимодействие. Я предлагаю приурочить старт новой площадки к саммиту организации в июне следующего года в Циндао.

Неплохо зарекомендовал себя и Форум малого бизнеса стран – участниц ШОС и БРИКС, который проходит в Уфе.

Продвигается сотрудничество в области транспорта. Необходимо начать реализацию межправительственного соглашения о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок, о чём мы говорили в узком составе и что я хотел бы специально здесь подчеркнуть. Следующим этапом могла бы стать совместная работа в сферах железнодорожного и авиационного транспорта. Мы также продолжаем укреплять сотрудничество в области энергетики, прежде всего по линии Энергетического клуба на площадке ШОС.

Ещё одна важная тема – развитие связей в сфере сельского хозяйства. С акцентом на продовольственную безопасность (это мировая проблема) Россия готова участвовать в этом, поставлять сельхозпродукцию всем заинтересованным партнёрам. Мы по итогам текущего года выходим на рекордный урожай зерновых – почти 140 млн тонн, что является дополнительной возможностью для укрепления продовольственной безопасности и в масштабах ШОС, и в мировых масштабах.

Конечно, нужно расширять сотрудничество в области инноваций. Мир стремительно меняется, переходит к новому технологическому укладу, включая регулирование глобальных процессов. Мы прекрасно понимаем, что возможности качественного роста только за счёт дешёвой рабочей силы и сырьевого экспорта практически исчерпаны. Надо развивать инновационные производства, создавать конкурентоспособную продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Убеждён, что государства ШОС могут внести значительный вклад в мировой прогресс. Мы обладаем передовыми технологиями и компетенциями в таких сферах, как освоение космоса, авиастроение, автомобилестроение, атомная энергетика, электронная промышленность, IT-индустрия. И самое главное – есть высококвалифицированные кадры и образовательные учреждения. Нужно развивать и профессиональные команды, которые занимаются такими видами образовательных проектов, как WorldSkills. Мы готовы делиться своим опытом, включая очередной чемпионат, который у нас в 2019 году пройдёт в Казани. Всех приглашаю на эти соревнования.

Уважаемые коллеги! Шанхайская организация сотрудничества действительно является оптимальной площадкой для состыковки национальных стратегий, трансграничных проектов и многосторонних интеграционных инициатив. Мы с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу и Китаем активно занимаемся сопряжением строительства Евразийского союза и проекта «Один пояс – один путь».

Россия выдвинула инициативу о формировании Большого евразийского партнёрства. Это масштабный проект, который должен быть основан на принципах открытости, равноправного участия и взаимовыгодного сотрудничества. Двигаться нужно к этому проекту через создание двусторонних и многосторонних торгово-экономических договоров. Этим мы действительно сейчас занимаемся, по целому ряду таких договоров продвинулись очень существенно вперёд. В общем, достаточно скоро они уже выйдут на подписание.

Необходимо и дальше укреплять авторитет и роль Шанхайской организации в мировой экономике. Будем рады видеть представителей ШОС, ведущих российских и иностранных предпринимателей на крупных экономических форумах, которые проходят в нашей стране. Совсем скоро, в середине февраля, здесь, в Сочи, будет Российский инвестиционный форум, а в мае состоится Петербургский экономический форум. Я, конечно, всех приглашаю принять участие.

Следующая встреча пройдёт в 2018 году в Таджикистане, к которому переходит председательство в Совете глав правительств ШОС. Желаю коллегам успехов и плодотворной работы.

Документы, подписанные по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Подписание документов по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Подписание документов по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Соглашение о порядке формирования и исполнения бюджета Шанхайской организации сотрудничества;

Решения Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Об Отчёте Секретариата Шанхайской организации сотрудничества о ходе реализации Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств – членов Шанхайской организации сотрудничества;

О Финансовом отчёте Шанхайской организации сотрудничества по исполнению бюджета Шанхайской организации сотрудничества за 2016 год;

Об авансовых платежах государств – членов ШОС в Фонд оборотных средств Шанхайской организации сотрудничества;

О бюджете Шанхайской организации сотрудничества на 2018 год;

Совместное коммюнике по итогам заседания Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении заседания

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые представители средств массовой информации!

Я не буду делать отдельного заявления по итогам работы Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества. Все итоги видны – это и подписанные документы, и заявления, которые были сделаны публично главами правительств, главами делегаций. Поэтому нет необходимости их ещё раз повторять. В распоряжении СМИ они уже имеются. Но если у вас есть вопросы, я, конечно, на них отвечу.

Вопрос: Вероника Романенкова, ТАСС.

Уже несколько лет обсуждается возможность вступления Ирана в ШОС. Какие препятствия существуют сейчас на этом пути? Только что на заседании премьер-министр Афганистана сказал, что его страна хотела бы вступить в ШОС и поднять этот вопрос на следующем заседании. Как к этому в Москве относятся?

Д.Медведев: Я встречался с Первым вице-президентом Исламской Республики Иран и Главным исполнительным лицом Афганистана на полях сегодняшнего заседания Совета глав правительств, и оба эти высших должностных лица исполнительной власти эти вопросы ставили. Действительно, такие заявки со стороны Ирана и со стороны Афганистана существуют, притом что эти страны уже достаточно давно являются наблюдателями в Шанхайской организации сотрудничества.

Что здесь можно сказать?

По иранской заявке мы свою позицию высказывали: мы не видим каких-либо препятствий сейчас для вступления Ирана в организацию, если говорить о фактической стороне дела. Раньше там были достаточно сложные ситуации, касающиеся урегулирования известной международной проблемы, связанной с ядерным статусом этого государства. Сейчас все эти проблемы в прошлом. И действительно наши партнёры хотели бы это сделать. Но напомню, что все решения, которые касаются появления новых членов Шанхайской организации сотрудничества, принимаются консенсусом. Это нормально абсолютно. Именно поэтому и новые участники ШОС – Индия и Пакистан – тоже прошли достаточно длительный период согласования их участия в Шанхайской организации сотрудничества. И сегодня в составе Совета глав правительств впервые принимали участие делегации этих стран. Я думаю, что подобные согласования, подобные процедуры должны быть выдержаны и в отношении Ирана, и, потенциально, в отношении Афганистана, где тоже есть подобная заявка. Мы понимаем, что Афганистан находится в достаточно сложном положении. Сама по себе страна находится под влиянием очень сложных политических факторов, борется с терроризмом. Мы оказываем в этом Афганистану соответствующую поддержку, как и целый ряд других стран. По всей вероятности, при принятии решений о возможном членстве Афганистана в Шанхайской организации сотрудничества нужно принимать во внимание и текущую внутриполитическую ситуацию, притом что мы неоднократно подчёркивали наше желание способствовать процессу национального примирения в Афганистане. И, кстати, в Шанхайской организации сотрудничества уже определена структура, которая будет заниматься этими вопросами в формате ШОС – Афганистан. В рамках нашей двусторонней повестки дня также подобного рода процессы мы всячески стараемся поощрять. Так что, я думаю, эти решения в целом состоятся, но для этого требуется консенсус стран-участниц и достижение определённой политической ситуации.

Вопрос (как переведено): Здравствуйте, я из агентства «Синьхуа». После участия в саммите АТЭС и ВАС Вы говорили о том, что опыт ШОС можно использовать при урегулировании северокорейской проблемы. Что именно Вы имели в виду?

Д.Медведев: Вот что я имел в виду. Я напомню, что вообще-то ШОС у нас создавался прежде всего как площадка для решения вопросов по обеспечению безопасности стран – участниц ШОС. И именно это было главной задачей при создании организации. Потом, по мере развития событий, появились и экономические аспекты, вопросы межрегионального сотрудничества, координации по различным отраслям хозяйственной жизни и так далее.

Но если говорить о компоненте безопасности, то Шанхайская организация сотрудничества была, собственно, для этих целей в какой-то момент и создана. Накоплен неплохой опыт: действует Антитеррористическая структура, работают другие органы, которые в определённых ситуациях давали рекомендации, каким образом избежать тех или иных сложных последствий. Это первое.

Второе. Есть известная российско-китайская инициатива, посвящённая возможностям урегулирования северокорейской проблемы, которая в настоящий момент стала исключительно острой. Эта инициатива, по сути, предусматривает «дорожную карту», которую можно было бы тоже рассматривать и в формате Шанхайской организации сотрудничества, как общий, совместный проект. В рамках этой «дорожной карты» предлагается так называемая идея двойного замораживания, как известно, заключающаяся в том, чтобы все стороны, которые в настоящее время находятся в фазе жёсткого противостояния (а именно Северная Корея и с другой стороны – Южная Корея и её союзники, прежде всего Соединённые Штаты Америки), отказались от действий, которые провоцируют нагнетание напряжённости. Это ядерные испытания, пуски ракет, с одной стороны, если говорить о Северной Корее, и с другой стороны, если говорить о Южной Корее и союзниках Южной Кореи, это масштабные учения, которые постоянно проводятся в регионе и по понятным причинам сильно нервируют северокорейский режим.

Поэтому, если бы мы взяли за основу российско-китайское предложение и совместили бы это с возможностями Шанхайской организации сотрудничества, мне кажется, это было бы неплохо. Во всяком случае, это была бы дополнительная возможность достижения мира на Корейском полуострове.

Вопрос: Международное информационное агентство «Казинформ». Господин Медведев, расскажите, пожалуйста, о возможности создания зоны свободной торговли стран ШОС. Есть ли конкретные сроки и перспективы?

Д.Медведев: Мы сейчас много чего обсуждаем в смысле создания зон свободной торговли. Прежде всего это касается нашей основной интеграционной структуры – Евразийского союза. И там уже один такой договор заключён – с Вьетнамом, и такая зона свободной торговли создана. Она уже работает. Там есть и успехи, и какие-то проблемы, которые мы обсуждаем. Это всегда очень сложная история. На подходе, как известно, в рамках Евразийского союза – несколько других кандидатов, таких как Сингапур, Израиль, некоторые другие страны. Иран, кстати сказать. Но это всегда очень сложный процесс притирки по вопросам экономических интересов, прежде всего тарифной политики, различного рода ограничений, продвижения собственных, национальных товаров, брендов. Поэтому это штучная работа.

Если же говорить о зоне в масштабах Шанхайской организации сотрудничества и наличии общего договора, то это более масштабная, более сложная задача. В настоящий момент мы ведём переговоры по линии Евразийского союза с одной стороны и Китайской Народной Республики с другой стороны. Китайская экономика огромна, она оказывает колоссальное влияние на мировую экономику. И поэтому нужно сначала на этой модели, что называется, потренироваться. Но в принципе я не исключаю, что когда-нибудь мы выйдем на подобные договорённости в масштабах Шанхайской организации сотрудничества. Но это уже более высокая степень интегрированности и более высокая степень доверия, которая должна быть достигнута в формате переговоров между всеми участниками ШОС.

И наконец, последнее, что я хотел бы заметить по этому поводу: у нас есть участники Евразийского союза, которые не являются участниками Шанхайской организации сотрудничества. Поэтому для того, чтобы достигнуть такого соглашения, нужно сначала договориться внутри Евразийского союза. То есть это будет сопровождаться целым рядом процедур. Но на будущее, мне кажется, это вполне интересная, перспективная идея.

Вопрос: Антон Лядов, канал «Россия». Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, в мировом масштабе Шанхайская организация может ли составить конкуренцию или, может быть, стать альтернативой другим экономическим блокам? Особенно учитывая пробуксовку Трансатлантического партнёрства?

Д.Медведев: Я не хотел бы сравнивать возможности Шанхайской организации сотрудничества и какие-то другие проекты – типа Транстихоокеанского или Трансатлантического партнёрства, тем более там есть свои сложности, коллеги там ведут бесконечные переговоры, какие-то страны откалываются, какие-то присоединяются. Но в любом случае нужно принимать во внимание несколько моментов.

Весь мир движется в сторону региональной интеграции. Если вы обратите внимание, регулярно проводятся саммиты, форумы на самых разных площадках. Сейчас мы в Сочи встречаем наших друзей по Шанхайской организации сотрудничества. Совсем недавно я был на саммите АСЕАН и связанном с ним Восточноазиатском саммите. Есть другие региональные организации на всех континентах – в Латинской Америке и, естественно, в Европе есть развитые формы интеграции. Мы свои формы интеграции продвигаем – региональные. Поэтому в принципе это мировой тренд.

Шанхайская организация сотрудничества задумывалась изначально, напомню, именно как организация, которая занимается вопросами координации политики по проблемам безопасности. Но сейчас мы уже выдвинулись и в вопросы экономического сотрудничества, и потенциальной экономической интеграции, о чём я только что говорил, когда отвечал на предыдущий вопрос. Шанхайская организация сотрудничества очень большая теперь – как минимум по населению стран, которые представлены внутри ШОС. Это колоссальная организация, которая объединяет значительную часть мирового населения. Экономики, которые её составляют, тоже имеют большое значение в мировой экономике. Конечно, можно рассматривать и этот экономический аспект развития отношений внутри ШОС.

Это необязательно должны быть формы интеграции типа соглашения о зоне свободной торговле или какие-то иные, более продвинутые формы экономической интеграции. Если мы сумеем внутри ШОС реализовать хотя бы те проекты, которые в настоящий момент есть (а это очень солидные проекты, например, в сфере дорог, инфраструктуры), то это уже будет колоссальное движение вперёд. А такие возможности у нас точно есть. Но предстоит ещё договориться по целому ряду вопросов, в том числе и по отдельным механизмам экономического сотрудничества внутри ШОС, потому что эти дискуссии о банке ШОС, о специальном счёте ШОС ведутся последние лет десять. Я на каждом мероприятии слышу выступления об этом моих коллег и сам на эту тему выступал и выступаю. Здесь уже пора всё это переводить в плоскость договорённостей, а не толочь воду в ступе. Всё в наших руках.

Китай. Индия. Казахстан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 1 декабря 2017 > № 2411091 Дмитрий Медведев


Китай. Бразилия. Индия. БРИКС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451595 Ярослав Лисоволик

Программный директор клуба «Валдай»: Микрорегионализм – ключ к развитию экономики России

О роли Дальнего Востока, Сибири и юга России в развитии экономики всей страны в интервью с Ярославом Лисоволиком

На прошедшем в сентябре саммите стран БРИКС председатель КНР Си Цзиньпин заявил о том, что государства, входящие в БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) должны приложить усилия для вступления во второе "золотое" десятилетие сотрудничества. О перспективах взаимодействия Дальнего Востока и Китая, будущем совместных проектов РФ и КНР, роли стран БРИКС в мировой экономике, а также о том, какие направления на Дальнем Востоке наиболее привлекательны для иностранных инвесторов – в интервью ИА AmurMedia (Москва) с главным экономистом Евразийского банка развития, программным директором клуба "Валдай" Ярославом Лисоволиком.

На саммите стран БРИКС было предречено "золотое" десятилетие в экономике: инвестиции вырастут, страны перейдут на национальные деньги, а Шёлковый путь проляжет от Пекина до Берлина. Какова вероятность, что эти прогнозы сбудутся?

Всё зависит от стран БРИКС, а точнее от того, как они будут использовать тот громадный потенциал, который заключён в экономиках этих стран, и, что особенно важно, во взаимодействии между этими странами. Плюс важно налаживание взаимодействия не только между странами БРИКС, но и с другими развивающимися государствами.

Сразу отмечу, что страны БРИКС планомерно идут по этому пути: постепенно формируется альтернативная структура мировой экономики, которая может стать источником дополнительных импульсов для роста мировой торговли, инвестиций. В том числе через специальные институты, например, через недавно созданный Новый банк развития БРИКС. Как сказал вице-президент банка Сянь Чжу, в рамках своего мандата этот новый институт будет делать упор на инфраструктурные проекты, устойчивое развитие и региональное сотрудничество.

Какие совместные проекты России и Китая попадают под эту категорию?

Это, как отметил господин Чжу, международные транспортные коридоры, связующие российский Дальний Восток и провинции Северо-Востока Китая — банк заинтересован в оказании поддержки таким проектам. Я также считаю подобные проекты одними из приоритетных. Ведь по оценкам экспертов грузовая база МТК Приморье -1 и МТК Приморье— 2 может достигать до 45 миллионов тонн ежегодно, что немало. При этом важно, чтобы это был не просто ввод транспортной инфраструктуры, а чтобы в дальнейшем её эксплуатация была жизнеспособной и эффективной. Это требует соответствующего инвестиционного климата.

Есть ещё один момент. Если Дальний Восток станет регионом опережающего развития, а я думаю, что так и будет в следующие 10-15 лет, могут потребоваться дополнительные транспортные магистрали. В том числе для развития связей со странами АСЕАН. Поэтому наряду с реализацией приоритетных транспортных проектов важно, во-первых не забывать о долгосрочных ориентирах и задачах, и во-вторых, рассматривать возможности дополнения этих проектов другим проектами, которые могут позволить в полной мере реализовать потенциал сотрудничества.

4 июля был подписан меморандум в области развития МТК "Приморье-1" и "Приморье-2" между КНР и РФ, который подразумевает экономическое развитие не только самих транспортных коридоров, но и прилегающих к ним территорий. Россия и Китай намерены оказывать поддержку инвесторам двух стран. Что это даст Дальнему Востоку?

Многое зависит от того, насколько активно будут реализовываться проекты. Важно, как эффективно будут налаживаться связи между странами в развитии инфраструктуры, промышленности, сельском хозяйстве, сфере услуг, в малом и среднем бизнесе. Нужно развивать весь комплекс взаимодействия с такими крупными игроками, как Китай, Япония, Южная Корея.

Я сам общался с инвесторами из Южной Кореи. Могу сказать, что они проявляют очень большой интерес к Дальнему Востоку – когда они спрашивают о ведении бизнеса в России, создании совместных предприятий, прежде всего, их интересует именно этот регион. Если конкретно, то их сфера внимания — это проекты в области энергетики, в том числе "зелёной", сельского хозяйства, машиностроения, робототехники, финансовой сферы. И надо воспользоваться этим интересом — подвести конкретные проекты под спрос. В таком случае будет и экономический рост. Дальний Восток станет реципиентом мигрантов из других регионов Российской Федерации.

Что необходимо для этого?

Ключевой фактор – человеческий ресурс. Важно, чтобы Дальний Восток имел квалифицированные кадры, которые будут закреплять достижения в экономике. Для этого нельзя забывать об образовательных проектах. Так, Дальневосточный государственный университет сейчас активно выстраивает связи с зарубежными партнёрами. Такую площадку можно использовать ещё и для привлечения бизнеса. Так или иначе, именно человеческий фактор позволит максимально раскрыться этому региону. Получается такой взаимосвязанный процесс: мы привлекаем иностранных инвесторов и к нам приезжают квалифицированные специалисты, и наоборот: наличие хороших кадров это отличный бонус для заграничного бизнеса.

Что может Дальний Восток предложить инвесторам из Китая и других стран? Какие у него преимущества?

Прежде всего, уникальное географическое положение. Россия — преимущественно континентальная страна и Дальний Восток это один из ключевых выходов к морю и торговым артериям. Важен, как я уже говорил и человеческий капитал, который накоплен на Дальнем Востоке – необходимо его сохранить. Также регион обладает громадными земельными, природными ресурсами, их необходимо искусно использовать для привлечения инвесторов.

Всё это делает из Дальнего Востока ключевой двигатель регионального развития России. Неслучайно в 2011 году на долю Дальнего Востока приходилось всего 2% поступающих в Россию иностранных инвестиций, пять лет спустя ему досталась уже почти треть. И если сейчас, на первом этапе развития региона, мы увидим результаты, это станет импульсом для частного капитала как из других регионов России, так и со стороны близлежащих стран.

Для этого необходима не просто активная дипломатия, но ещё использование такого инструмента как микрорегионализм – взаимодействие между отдельными регионами стран. Как, например, между северо-восточными провинциями Китая и дальневосточных регионов РФ. Возможно, в рамках такого сотрудничества можно было бы работать над инвестиционными, научными проектами, созданием единых стандартов ведения бизнеса. Ведь именно в азиатском регионе накоплен большой опыт микрорегионализма, я говорю о территориях опережающего развития, особых экономических зонах. Возможности здесь большие.

Недавно в Иркутске был создан Байкальский институт БРИКС, который намерен привлечь учёных с мировым именем из пятерки стран для формирования сильной научной базы в Сибири. Какой вклад такие заведения смогут дать в будущем в экономику страны, в том числе в экономику регионов Дальнего Востока?

Создание такого института — это правильный продуманный шаг. Он даст возможности использовать потенциал уже существующего человеческого капитала в регионе и привлечь широкий круг людей из научных кругов. Это возможность задействовать международные альянсы в сфере научных исследований. Ведь помимо образовательных услуг, такие заведения будут заниматься и наукой на самом высоком уровне.

На саммите БРИКС активно обсуждались проекты отхода от доллара во взаимной торговле, что является стратегическим направлением работы организации. Как скоро удастся снизить зависимость стран-участниц от американской валюты?

Да, на форуме речь шла о том, чтобы постепенно вытеснять доллар во взаиморасчетах между странами БРИКС и БРИКС+, куда входят ещё Египет, Гвинея, Мексика, Таджикистан и Таиланд. Смотрите, данные Центробанка России свидетельствуют о том, что за последние 5-6 лет доля доллара снижается, растёт доля российского рубля. И Россия со своими партнёрами в рамках Евразийского союза, и другие страны БРИКС в рамках своих региональных объединений, могут принимать скоординированные решения по дедолларизации своих экономик и продвижению национальных валют. Я называю этот процесс "инициативой Р5": у каждой стран БРИКС национальная валюта начинается на буквы "Р". И в рамках такого рода инициативы можно рассматривать возможность стимулирования торговли, как средств большего использования национальных валют. Можно использовать национальные валюты и в проектной деятельности национальных банков развития.

Также сейчас страны БРИКС думают над вариантом использования системы национальных платёжных карт для расчётов между собой. В России эту функцию может выполнять платёжная система "Мир". Это тоже может быть одним из стимулов для использования национальных валют.

На форуме также говорили о создании единой криптовалюты стран блока. Какие преимущества есть у виртуальной денежной единицы?

Да, об этом говорилось на форуме БРИКС, но там также упоминалось о том, что создание единой криптовалюты — второстепенный ориентир. Здесь действительно есть определённые вопросы. Например, Китай заявил о том, что выпуск новых валют ICO страной не признаётся. Это нанесло серьёзный удар по позициям криптовалют и курсу биткоинов. Поэтому пока можно говорить о том, что нет единого подхода к регулированию криптовалют в странах БРИКС. Полагаю, сейчас стоит сконцентрироваться на первоочередной задаче – а именно на повышении роли национальных валют и уменьшении роли американского доллара.

Вообще, взгляды на использование криптовалюты среди экспертов очень сильно разнятся. Кто-то говорит, что это очередная пирамида, кто-то — что это возможность для России "уцепиться" за уходящий поезд технологического развития в финансовой сфере. Одно можно сказать точно: это одно из направлений развития финансового сектора на следующее десятилетие, поэтому Россия должна как минимум следить и где-то участвовать в регулировании крпитовалюты и изучать этот феномен. Потому что вопрос обращения криптовалют может оказаться очень важным в будущем.

Одной из объявленных задач Клуба "Валдай" является "прогнозирование ключевых тенденций и процессов в мироустройстве XXI века". Исходя из этого, как вы оцениваете перспективы отношений РФ и КНР?

Я считаю, что XXI век – это век именно Дальнего Востока. И ключом к успешному развитию региона является, в том числе, и сотрудничество России с Китаем, продвижение интеграционных процессов в азиатско-тихоокеанском регионе. Уже сейчас заявлены десятки потенциально возможных альянсов с евразийским экономическим союзом. Большая часть из них находится в азиатско-тихоокеанском регионе. И если в ближайшие 10 лет нам удастся выйти на новый уровень отношений с азиатскими партнёрами, развитие Дальнего Востока может стать началом модернизации всей российской экономики.

В клубе "Валдай" мы запустили цикл азиатских конференций, где мы обсуждаем роль Дальнего Востока во взаимодействии с ключевыми партнёрами в регионе. В своих исследованиях я также стараюсь уделять внимание этого вопросу. Так, разработанная мной концепция "БРИКС +" и "БРИКС ++" предполагает, в том числе, интенсификацию и более устойчивое развитие регионов стран БРИКС с учётом особенностей их географии и экономики.

Помимо этого, мы рассматриваем возможности евразийской интеграции в контексте регионального развития. Мы участвуем в Восточном экономическом форуме во Владивостоке, там мы проводим сессии, основной акцент которых – обсуждение новых вариантов взаимодействия региона с ключевыми партнёрами. В прошлом году я поднимал тему возможности создания научно-исследовательского альянса с Японией и США. Его суть — использование совместного научного потенциала России и этих государств.

Как вы оцениваете перспективы развития юга России, а именно Краснодарского края и Крыма?

В какой-то степени эти регионы схожи с Дальним Востоком, это тоже "морская отдушина" для России. Если посмотреть на распределение трансфертов и бюджетных средств, которые направляются из федерального центра в регионы, можно увидеть что доля и южных регионов, и Дальнего Востока растёт в последние несколько лет. Это говорит о том, что именно они являются стратегическими с точки зрения развития РФ. Конечно важно, чтобы там развивалась инфраструктура, но само их географическое положение очень выгодно.

И Краснодарский край, и Крым и Дальний Восток могут стать новыми двигателями роста экономики страны. Так было, например, в Китае: развитие шло от прибрежных регионов к глубинным. Также может быть и в России: за счёт Дальнего Востока и южных регионов мы можем получить достаточно мощный импульс для развития всей страны.

Китай. Бразилия. Индия. БРИКС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451595 Ярослав Лисоволик


Россия. Китай. Индия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 сентября 2017 > № 2321791

Призрачное сотрудничество. Почему в БРИКС почти не осталось смысла

Антон Барбашин

управляющий редактор онлайн-журнала Intersection

БРИКС давно потеряла свой первоначальный экономический смысл и превратилась в еще один формат разговора с Китаем, в котором трудно рассуждать о равнозначности участников

Вот уже почти 10 лет главы России, Китая, Индии, Бразилии и Южно-Африканской республики рассуждают о потенциале БРИКС, его экономических возможностях и политическом будущем. На прошедшем в начале сентября в Пекине саммите этой организации президент Путин говорил об экономической роли БРИКС и ее важности для России, намекал на грядущий более справедливый мировой порядок, который БРИКС гарантирует, и обещал в перспективе еще много замечательных свершений.

Как верно вспомнил российский президент, именно Россия стала катализатором формального оформления клуба «перспективных и развивающихся экономик», которые по замыслу Кремля должны были в будущем стать костяком формирования многополярного мира, то есть альтернативой западной политической и финансовой гегемонии. И хотя сама идея клуба БРИКС датируется 2001 годом, а российские усилия собрать стран-участниц начались в 2005-м, формально оформление БРИК(С) пришлось на 2008-2009 годы. Что БРИКС за это время дала России и куда эта организация движется сейчас?

Экономический эффект, которого никто не заметил

Стоит отметить, что изначально БРИКС рассматривалась исключительно через экономическую призму. В начале и середине 2000-х все страны, которые сейчас входят в БРИКС, развивались намного быстрее западных экономик и претендовали на особый интерес как со стороны инвесторов, так и других стран, желавших путем интеграции приумножить экономический рост.

Россия рассматривала БРИКС как возможность диверсифицировать свои внешнеэкономические связи и привлечь дополнительные инвестиции: в 2009 году свыше 50% российского внешнеэкономического оборота приходилось на ЕС, как и львиная доля ПИИ. На Китай приходилось порядка 8,4% внешнеторгового оборота, на Индию 1,6%, Бразилию 1% и менее 0,1% на Южную Африку.

Через 9 лет бурной работы БРИКС и сокращения торговли с ЕС после 2014 года (42,8% по итогам 2016 года) только доля Китая выросла в значительно мере и сегодня составляет 14,1%. Доля Индии застыла на 1,6%, Бразилии сократилась до 0,9%, а Южной Африки — удвоилась до 0,2% российского внешнеторгового оборота. Инвестиции из стран БРИКС выглядят еще менее впечатляюще, даже самый экономически важный для России член БРИКС — Китай — в 2016 году инвестировал в Россию порядка $500 млн, что соответствует 0,3% всех исходящих китайских инвестиций за прошлый год. Стоит отметить, что такая динамика в принципе характерна для всех флагманских российских экономических проектов, к примеру, доля стран ЕАЭС в российском товарообороте за 6 лет евразийской интеграции так и не сдвинулась с отметки 7,8%.

В принципе в таком положении дел нет ничего удивительного. Все-таки, по изначальной задумке, БРИКС «собирали» в один список не потому, что эти страны могут эффективно интегрироваться и приумножить свой рост за счет друг друга, а потому, что они показывали схожие высокие показатели роста, что уже давно не так. А возросшее значение КНР для России — результат попытки «уйти от Европы», и БРИКС тут не имеет никакого значения. Поэтому бравирование тем фактом, что экономики БРИКС сегодня составляют 31% всей мировой экономики, — чистой воды лукавство, тем более когда об этом говорят из России. Если бы не Китай и Индия, эта цифра бы только скукоживалась из года в год.

Прочность БРИКС

В то время, когда Россия еще демонстрировала внушительный экономический рост, российские стратеги задумались о конвертировании экономического потенциала стран БРИКС в политический вес. Казалось, что влияние Запада на мировую политику неизбежно будет скорректировано странами «Второго мира», которые выступят единым фронтом и в конечном итоге изменят мировой порядок, правила которого после 1991 года формулируют страны Запада. Но где же заявленное единение стран БРИКС? Сколько из них поддержали Россию в 2014 году, когда Крым был «возвращен в родную гавань»?

На протяжении последних трех лет Россия многократно выдвигает на повестку пересмотр так называемого либерального мирового порядка, но никто из ее партнеров по БРИКС не спешит поддержать Россию в этом начинании. Референдум в Крыму признали только Казахстан, Кыргызстан и Афганистан; выступили против резолюции о территориальной целостности Украины в ООН: Армения, Беларусь, Боливия, Куба, Северная Корея, Никарагуа, Судан, Сирия, Венесуэла и Зимбабве. И Китай, и Индия, которые по праву считаются державами, чье влияние в мире в данный момент растет, не рискнули своими отношениями с Западом, чтобы поддержать Россию.

Более того, отношения внутри самого БРИКС в последнее время невозможно назвать гладкими. На удивление мало кто заметил, что летом 2017 года Индия и Китай стояли на пороге вооруженного конфликта из-за спорной приграничной территории на плато Доклам. Закончилось все обменом угрозами, но об урегулировании конфликта речи быть и не может. Бразилия переживает не лучший период политической нестабильности, а Южная Африка, несмотря на все усилия, так и не стала ближе к остальным членам БРИКС.

Китай + БРИС

Многочисленные декларации, принятые на форуме в Пекине, как и на других форумах, провозглашают большую справедливость в мировых финансах и политике, которая на практике сводится к умному конструированию Китаем своей роли в 21 веке. Все то, что Россия объявляет перспективным в формате БРИКС, сводится к двусторонним или многосторонним (в рамках Евразийской интеграции) формам сотрудничества с Китаем. Китай уже давно плавно и дипломатично задает общую повестку этих встреч, позволяя остальным участникам приобщиться к видению глобального будущего, формируемого Пекином, как в мировом управлении, так и в экономике (инициатива «Один пояс и один путь»). Объективно говоря, только Китай и способен создать ту альтернативу Западу, о которой мечтает Россия. Единственный вопрос, который тут стоит задать, — какое место будет отведено России в этой «альтернативе».

Китайская инициатива БРИКС+, а именно значительное расширение списка стран-участниц этого формата, по словам самих китайцев, призвана превратить БРИКС «в самую влиятельную мировую платформу в рамках сотрудничества Юг-Юг». Неясно, каким местом Россия попадает в глобальный Юг, когда и с востока, и с запада от России находится западная цивилизация. Некоторый свет на эту ситуацию проливает очередной доклад Совета по внешней и оборонной политике, в котором российские внешнеполитические стратеги уже вполне откровенно отходят от идеи равноценной многополярности в пользу встраивания в «новую (мягкую) двуполярность». России в такой схеме – как, впрочем, и Индии – отводится место младшего партнера Китая. Стоит отметить, что быть младшим братом Китая, по мнению российских стратегов, куда приятнее и даже почетнее, чем быть младшим партнером Запада (страшилка, которой нас пугали с 1990-х по середину 2000-х).

Действительно, в сегодняшних условиях конфронтации с Западом у российского руководства нет никаких выходов, кроме как дрейфовать в сторону Китая и его альтернативы Западной глобализации. И БРИКС, давно потерявший свой первоначальный экономический смысл, превратился в еще один формат разговора с Китаем, в котором говорить о равнозначности участников не приходится. Вполне закономерно было бы переименовать его в Китай + БРИС, но Китай бы не был Китаем, если бы не позволял своим партнерам сохранять видимость важности и претензии на исключительность.

Россия. Китай. Индия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 сентября 2017 > № 2321791


Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309343 Алексей Антонюк

Восточный вектор. Индия и долина реки Меконг как альтернатива Китаю

Алексей Антонюк

генеральный директор ЗАО «Газпромбанк – Управление активами», вице-президент Газпромбанка

Последние 20 лет глобальные инвесторы, работающие в развивающихся странах, активно вкладывают средства в быстрорастущий рынок Китая. За это время китайская экономика выросла в 12 раз, став второй в мире после США

Однако потенциальное укрепление валюты, рост себестоимости производства, гипертрофированный рост мощностей отдельных секторов экономики стимулируют инвесторов искать альтернативные рынки для инвестиций — рынки, которые были бы похожи на Китай 20 лет назад и в перспективе могли бы повторить его успех. Есть лишь несколько регионов, которые соответствуют этим параметрам и могут быть потенциально привлекательными для институциональных и частных инвесторов. Это Индия и так называемая область реки Меконг.

Индия — седьмая по размеру экономика мира, и второй год подряд она демонстрирует самый высокий рост среди стран «большой двадцатки». Согласно консенсус-прогнозу, в следующие три года ее ВВП в реальном выражении будет расти более чем на 7% ежегодно, опережая Китай в среднем на 1%.

В Индии проживает около 18% всего населения Земли, это вторая по численности населения страна в мире. Средний возраст жителя составляет 27 лет (для сравнения: в Китае — 37 лет). Уровень урбанизации в стране низкий — 33%, что сопоставимо с Вьетнамом, Суданом, Мьянмой или Китаем в 1996 году. Текущий уровень урбанизации в Китае — 57%, в Бразилии — 86%, в России — 74%. Перспективы роста доли урбанизированного населения в Индии создают основу для реализации в ближайшем будущем масштабных инфраструктурных проектов.

Экономические реформы — еще одна причина роста инвестиционной привлекательности Индии для глобальных инвесторов. Например, недавняя денежная реформа была направлена на уменьшение теневой экономики. Индия имеет хорошие предпосылки к продолжению роста, что, в свою очередь, должно привести к росту фондового рынка. Сегодня его капитализация составляет $1,1 млрд, что сопоставимо с Южной Кореей, в два раза больше, чем в Бразилии, и в три раза больше нынешней капитализации России. При этом рынок Индии в два раза меньше французского и в 2,5 раза меньше китайского.

При этом индийский фондовый рынок уже достаточно зрелый по количеству и размерам фондов, инвестирующих в этот регион. По нашим оценкам, фондов и ETF, которые предлагают Индию в качестве одной из якорных инвестиций, более сотни. При этом более 50 из них имеют под управлением свыше $100 млн. В результате индийский рынок, в отличие от ряда похожих регионов, предоставляет широкий диапазон инвестиционных продуктов. Оптимальными станут вложения в широкий рынок, у которого есть потенциал роста в следующие 5–10 лет. Среди наиболее привлекательных инвестиционных инструментов отметим ETF и long-only фонды от лидеров глобального финансового сообщества.

Заслуживает внимания еще один регион, редко попадающий в поле зрения россиян, — это Меконг, самая большая река на полуострове Индокитай. Регион Меконг объединяет пять стран, по территориям которых протекает эта река: Таиланд, Камбоджу, Лаос, Вьетнам и Мьянму. Население региона — 240 млн человек. Это 15-я по величине экономика мира, лидеры которой — Таиланд и Вьетнам. В ближайшие годы экономический рост каждой из стран региона будет соответствовать среднемировому, в отдельных случаях превзойдет его в два раза.

Главный фактор опережающего роста — демография: медианный возраст населения четырех стран из пяти составляет 30 и менее лет. Ситуация напоминает Китай 10–15 лет назад. Дополнительным фактором является усиливающаяся интеграция, выраженная в снижении барьеров в торговле и ограничений на движение капитала на фоне создания экономического сообщества стран АСЕАН в 2015 году. Продолжаются и традиционные для развивающихся экономик тенденции — урбанизация и рост производительности труда.

При этом валюты региона Меконг отличаются завидной стабильностью. Так, за пять лет вьетнамский донг ослаб по отношению к доллару США менее чем на 9%, тайский бат — в пределах 7%, а камбоджийский риель и вовсе сохранил паритет. В годовом выражении это означает ослабление около 1–2% корзины региональных валют, что несущественно в масштабах ожидаемой доходности.

Среди доступных финансовых инструментов, дающих участие в экономическом росте и связанном с ним увеличении финансовых показателей компаний, частному инвестору наиболее близки и понятны акции. Несмотря на сходные темпы экономического роста, финансовые рынки разных стран региона Меконг развиты весьма неоднородно. Наиболее показателен пример Вьетнама, проделавшего путь от двух торгуемых акций в 2000 году более чем до 1000 на сегодняшний день. В свою очередь, на каждой бирже региона — в Камбодже, Лаосе и Мьянме — торгуется всего 4–5 акций. Однако в свете опережающей динамики развития и нацеленности правительств на приватизацию эти страны вполне способны повторить успех Вьетнама. Так, за прошедшие 10 лет число торгуемых акций региона Меконг увеличилось примерно в 2,5 раза.

В регионе преимущественно представлены компании малой капитализации — до $300 млн, поэтому локальное присутствие управляющего и его опыт на местных рынках становятся важными факторами успеха. Эти обстоятельства вместе с особенностями регулирования на молодых рынках Меконга делают невозможной деятельность крупных фондов. Поэтому глобальные игроки рассматривают региональные компании в контексте более крупных регионов, таких как Юго-Восточная Азия, АСЕАН и т. п. Существует лишь несколько специализированных фондов, сфокусированных только на Меконге.

Учитывая сравнительную развитость рынков Таиланда и Вьетнама, именно на их индексы следует ориентироваться для понимания исторической доходности. За последние 1,5 года долларовая доходность этих рынков опережает S&P500: Таиланд вырос на 30%, Вьетнам прибавил 32,7%, тогда как S&P500 заработал своим инвесторам 18,5%. Мы уверены, что на 15-летнем горизонте Таиланд и Вьетнам снова выйдут вперед. В свою очередь, индексы Камбоджи, Лаоса и Мьянмы дают возможность поучаствовать в развитии на ранней стадии за счет эффекта низкой базы.

Для частного инвестора лучше всего подойдут соответствующие фонды акций. Мы полагаем, что из-за неоднородности и динамичности финансовых рынков Меконга фонды со стратегией активного управления способны показать опережающий результат. Ведь это именно тот случай, когда поиск отдельных недооцененных идей в условиях недостаточного покрытия со стороны глобальных игроков приносит дополнительный доход.

Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 сентября 2017 > № 2309343 Алексей Антонюк


Казахстан. Китай. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 13 сентября 2017 > № 2308144 Асель Нуркебаева

Чем Казахстан интересен туристам из Китая, России, Индии и Ирана?

Директор Visit Almaty Асель Нуркебаева о составлении портрета туриста и «фишках» Казахстана

Идеальное место для путешествия, отдыха — то, до которого можно добраться за четыре-пять часов самолетом. Исходя из этого, крупные потенциальные туристические рынки для Алматы и Алматинской области — это Китай, Россия, Индия и Иран, Ближний Восток, Южная Корея. По информации TripAdvisor, Казахстаном очень сильно интересуются туристы из США, Германии и Великобритании. Государство со своей стороны также заинтересовано в привлечении туристов, о чем говорится в Концепции развития туристской отрасли РК до 2020 года.

Что Алматы может предложить туристам из этих стран — прежде всего Китая, России, Индии и Ирана? Об этом корреспонденту делового еженедельника «Капитал.kz» рассказала Асель Нуркебаева, директор туристского информационного центра Visit Almaty.

— Асель, вы уже третий раз побывали в Иране. Чем эта страна привлекательна для казахстанской туристической отрасли?

— После снятия международных санкций Иран открылся в том числе с точки зрения туризма. У них сейчас стоят чартеры на Сочи, Санкт-Петербург, Таиланд. Много регулярных рейсов: у них есть две авиакомпании, которые дают хорошую сетку полетов практически по всему миру. В Турцию они хорошо летают. И за счет объема уже поставленного потока у них турпакет стоит дешевле. У нас, к слову, рынок неразвитый и со стороны отельеров нет понимания, что лучше не завышать цены и брать объемом. Буквально с начала этого года какие-то подвижки пошли, отельеры хотя бы с нами разговаривать начали. Раньше этого не было, они считали, что свои туристы есть, и этого хватает.

— Что еще, помимо дороговизны, отпугивает туристов?

— Отсутствие безвизового режима. И незнание, что такое Казахстан. Мы привозили трех иранских туроператоров в инфотур, они были в шоке. Тегеран очень похож на Алматы, хотя в 24 раза больше: тоже есть горы, Башня независимости очень похожа на Кок-Тобе, люди доброжелательные.

Если вопрос с визами нужно решать на государственном уровне, то проблему с осведомленностью мы как Visit Almaty — туристский информационный центр города — можем исправить.

В недавней поездке в Иран мы пригласили на презентацию 10−15 иранских туроператоров и показали им новые ролики, которые сейчас выходят на Euronews, и те, которые снимал про Алматы и область ВВС. Туроператоры были искренне удивлены увиденным, открыто говорили, что не знали, что в Алматы так красиво.

Мы сможем начать продвижение со следующего года, когда будет заложен бюджет. Хотим на центральном телевидении Ирана запустить ролики об Алматы с призывом к действию: «Приезжайте к нам», или по-английски: «Enjoy & Visit Almaty». У нас много ресторанов и кафе. Иранскому туристу именно это интересно, он в первую очередь «думает животом», ему не столь важно, где он будет жить и что будет делать. В самом Иране ведь очень вкусная кухня.

Индийцы, например, — они казахскую еду пробуют лишь один раз, и затем просят индийскую пищу. В Алматы существует пять-шесть индийских ресторанов. Если есть спрос, думаю, предпринимателям надо открывать такие рестораны.

— Разве туристы едут не за новыми впечатлениями, в том числе гастрономическими?

— Мы включаем в программу казахскую кухню. Но существует специфика. Многие туристы чисто физически не могут воспринимать нашу еду. Мы должны это учитывать. При составлении портрета туриста нужно учитывать все — даже самые мелкие детали и потребности наших гостей. Туристической отрасли необходимо адаптироваться.

— Китай также включен в перечень фокусных рынков…

— В Китай мы едем с другими предложениями, чем в Иран. Там мы продвигаем тренд — «Шелковый путь», он им очень интересен. Гости из Поднебесной интересуются природой, этникой, культурой. Некоторые запрашивают такие развлечения, как казино, это в основном привлекательно для богатых жителей центральных районов КНР, Гонконга.

Китай сейчас является рынком номер один, и было бы глупо не обращать внимания на нашего большого соседа.

Но нужно учесть, что китайцы юридически подкованы. Продали, например, им тур, они заплатили. Град, ураган, снег, дождь — если запланирована экскурсия на Шымбулак, мы обязаны повезти их туда. Если не едем, они улыбаются, а потом, вернувшись домой, подают в суд. Это специфика.

Европейские туристы, особенно индивидуальные, много не платят. Стараются экономить на всем, поэтому проживают чаще всего в хостелах.

С иранцами есть нюансы по оплате. Страна была закрытой, у них нет ни American Express, ни Master Card. Наши туроператоры боятся с ними работать. Конечно, мошенников хватает везде, но бронировать 30 номеров в гостинице, делать предоплату и не получить в итоге денег — это риск для любого предпринимателя.

— По оценкам, какой поток туристов может быть из этих четырех стран — Ирана, Китая, России, Индии?

— Из Китая нам хотя бы миллион в год. Нам много не надо. Для чего наш центр проводит исследование? Для того чтобы понять, сколько туристов можно принять одновременно на территории Алматы и агломерации. Такой статистики сейчас нет. По официальным источникам, у нас более 165 гостиниц, из них всего шесть пятизвездочных, определенное количество четырех- и трехзвездочных. Часть вообще не имеют категорию — такие вообще невозможно расценивать как место размещения. Наши ребята с фотоаппаратами и GPS-средствами ходят по городу и составляют базу того, что у нас есть.

Другая проблема — с хостелами. Во всем мире это популярное место размещения. Я поднимала с вице-министром культуры и спорта Аскаром Баталовым вопрос того, чтобы хостелы включили в закон о туризме. Сейчас они просто субъекты предпринимательства. У хостелов много проблем, прежде всего с финансированием, но мы не можем им помочь, потому что они не относятся к туристической отрасли.

— И все-таки можно хотя бы приблизительно понять, сколько туристов можно ожидать в Алматы?

— Нам сложно делать расчеты. Турция, например, смогла так поднять свою туристическую отрасль за счет определенного объема, и они могут планировать объем на следующий год. К ним сейчас из Восточной Европы хорошо едут, из Молдовы, в частности Кишинева, поставлены чартеры. Из Украины большой поток.

Мы не можем пока сказать, сколько иностранных гостей мы планируем привлечь. У Турции одна фишка — пляжный туризм. У нас их несколько. Мы планируем развивать гастрономический туризм, и мы будем выяснять, кому это интересно. Может быть, завтра потенциальным рынком станут европейские страны, где очень любят гастрономический туризм. Может быть, те же итальянцы будут приезжать на наши виноградники. У них сейчас проблемы со своими виноградниками, они могут погибнуть. Но привычка-то есть. А у нас есть производители вин, наши виноградники существуют еще с советских времен — знатоки поймут их ценность.

Китайцев, например, привлекает наш мед, они его баклажками покупают и везут домой. У них, видимо, проблемы с пасеками, наш натуральный мед им нужен для производства. Иранцы покупают технику. Те же телефоны из-за санкций у них стоят дороже. Иранцы покупают по одному-два и везут с собой. Индийцы покупают товары «все для дома», у них есть, но дорого.

У нас с 1 августа по 1 сентября проходил городской шопинг-фестиваль в 100 торговых точках. Планируем сделать под управлением туризма зимний шопинг-фестиваль. С 1 января до середины февраля в Алматы глухо — по заведениям, концертам, театральным постановкам. Хочу это изменить — сделать так, чтобы город жил, и активно. Чтобы люди к нам приезжали, покупали одежду, различные товары, ходили в рестораны. И чтобы местные компании, производители, продавцы, отельеры, рестораторы — все зарабатывали.

Казахстан. Китай. Индия. РФ > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 13 сентября 2017 > № 2308144 Асель Нуркебаева


Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар

Мегапроекты в Центральной Азии: от АЭС до каналов из Персидского залива

Сфера энергетики сегодня – своеобразная «пороховая бочка» для всей Центральной Азии. С одной стороны, от нее зависит благосостояние стран региона. С другой стороны, строительство новых ГЭС грозит региону нехваткой пресной воды и новыми конфликтами. Противоречия вокруг строителсьтва Рогунской ГЭС в Таджикистане – зримый тому пример. Запасы нефти и газа, в свою очередь, это не только богатство ряда стран Центральной Азии, но и «яблоко раздора» и повод для вмешательства внешних игроков. Как найти баланс интересов и сохранить хрупкий мир в регионе? Реализация каких проектов может вывести регион из замкнутого круга взаимных претензий? Эти вопросы «Евразия.Эксперт» адресовал известному афганскому аналитику и дипломату, экс-послу Афганистана в Казахстане и Кыргызстане Азизу Арианфару и получил неожиданные ответы.

- Господин Арианфар, в Центральной Азии остро стоит проблема нехватки водных ресурсов, что обусловливает конфликт интересов ключевых поставщиков воды - Таджикистана и Кыргызстана и ее основных потребителей – Казахстана, Узбекистана, и Туркменистана. Часто встречаются мрачные прогнозы, что конфликта не миновать. Как можно разрешить накопившиеся проблемы без войн?

- В 2010 г. я выступал на международной конференции в Тегеране с обширным докладом как раз на эту тему. Это действительно серьезная проблема, которую нужно решить. Таджикистан и Кыргызстан заинтересованы в строительстве гидроэлектростанций для внутренних нужд и для экспорта электроэнергии в третьи страны (что может привести к нехватке воды в других странах региона - прим.ЕЭ).

В советский период в Узбекистане были построены большие плантации хлопка, страна гордилась, что в год собирается 6 млн. тонн хлопка. Однако плантации хлопка, как известно, потребляют огромное количество воды. Это усугубляет нехватку воды в регионе.

Между Афганистаном и Ираном тоже существуют схожие проблемы. В Афганистане началось строительство ряда гидроэлектростанций, а иранцы этим недовольны.

Я еще в 2010 г. предлагал иранцам задуматься о строительстве искусственных каналов и озер от Персидского залива до Ирана, чтобы восточные и южные провинции этой страны могли быть обеспечены водой. В дальнейшем к этому проекту присоединились бы Туркменистан и Казахстан.

Сейчас у Ирана не хватает финансовых средств, но у другой страны – Индии средства есть. Иран поставляет нефть Индии, у которой образовался нефтяной долг в размере $20 млрд. Но если Индия возьмет на себя строительство искусственных каналов и озер, тем сам самым может расплатиться и со своим нефтяным долгом.

Это очень перспективный проект. Правда, вода соленая, что требует много вложений. Если будут осуществлены такие проекты, огромные объемы воды останутся и для Узбекистана и таким образом, проблема дефицита воды в регионе будет решена. И Таджикистан и Кыргызстан смогут построить гидроэлектростанции.

Есть и еще одно решение. За последние годы объемы добычи урана в Казахстане выросли в разы. В 2009 г. Казахстан вышел на первое место в мире по добыче урана. Уран является стратегическим сырьем для атомной энергетики, и его количество в мире ограничено.

Если в Центральной Азии построить атомную электростанцию, весь регион может получить очень дешевую электроэнергию. Появятся возможности экспортировать электроэнергию в другие страны региона через Афганистан.

- Насколько выглядят перспективными проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики без внешней помощи?

- Без внешней помощи проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики выглядят нереальными, потому что страны не обладают финансовыми ресурсами, не хватает технического и технологического потенциала.

Если речь идет об общих интересах, страны региона могут сотрудничать между собой. Кстати, Иран уже участвует в строительстве гидроэлектростанций на территории Таджикистана. Но здесь есть и политическая сторона вопроса. Когда Иран начал помогать Таджикистану в строительстве ГЭС, отношения между Ираном и Узбекистаном испортились. Торговля осталась на очень низком уровне. К сожалению, сегодня отношения стран ЦА базируются только на двустороннем взаимодействии, сотрудничество в рамках многосторонних форматов отсутствует.

- Казахстан и Туркменистан заинтересованы в поставке своих углеводородов через Каспий на мировые рынки. Как вы оцениваете перспективы транспортировки энергоносителей из Центральной Азии в Европу?

- Прежде всего, прикаспийские страны должны договориться между собой. Кроме того, если не принимать во внимание интересы Ирана и России, сложно будет осуществить энергетические проекты.

Россия, являющаяся крупным игроком на рынке энергоносителей, хочет сохранить свою долю в экспорте газа в ЕС. Прикаспийские страны должны координировать свои действия с Россией. Тем более, в последнее время Россия заинтересована в крупных поставках газа в сторону Китая.

Можно задуматься о региональном проекте, объединяющем все прикаспийские страны. Нужно просто создать общую сеть, то есть, общую геоэкономическую инфраструктуру, чтобы прикаспийские страны могли экспортировать свои энергоносители не только на Запад, но и на Восток. Реализацию этого проекта сдерживает американо-иранское противостояние. С Россией договориться можно, если принять во внимание ее интересы.

- До сих пор не решен вопрос о правовом статусе Каспия. Какие серьезные последствия может повлечь за собой нерешенность этого вопроса? И что мешает разделу Каспия?

- Вопрос о правовом статусе Каспия обязательно нужно решить путем переговоров, военное решение – неприемлемо. В противном случае, пострадают все страны региона. Нерешенность этого вопроса, конечно же, приостановит, как минимум, магистральные, региональные проекты. Но сам по себе раздел Каспия ничего не даст. Страны региона должны выработать общую стратегию и совместно использовать ресурсы водоема.

Есть внешние игроки, которые не заинтересованы в реализации энергетических проектов в регионе. Например Катар не заинтересован в поставке туркменского газа в Пакистан и Индию, потому что сам Катар поставляет газ в эти страны и стремится сохранить свое монопольное положение. С другой стороны, Турция тоже не заинтересована и хочет заполучить туркменский газ.

Вот, например, иранцы достроили газопровод до границы Пакистана, а там давление со стороны США и Саудовской Аравии, арабских стран и теперь Пакистан не может построить газопровод длиной 50 км.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия Эксперт

Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар


США. Индия. ЛатАмерика. ЦФО > Медицина. Образование, наука > mirnov.ru, 18 июля 2017 > № 2509780 Артур Исаев

СТВОЛОВЫЕ КЛЕТКИ ПОМОГУТ ВОСКРЕШЕНИЮ?

Американские биотехнологи объявили о старте эксперимента, цель которого - научиться воскрешать человеческий мозг с помощью стволовых клеток и лазерной стимуляции.

Известно, что сегодня человеческую смерть во всем мире констатируют именно на основании смерти головного мозга. То есть даже если сердце еще бьется, при «потухшем» мозге человек считается мертвецом.

В новом эксперименте будут участвовать 20 пациентов в состоянии комы, проведут его уже в текущем году в Латинской Америке. Кстати, изначально этот опыт должен был состояться в Индии, но индийцы подумали-подумали и согласия на него не дали.

Пациентам с зафиксированной смертью головного мозга сначала сделают инъекции стволовых клеток, а потом введут белковую смесь в спинной мозг, чтобы стимулировать рост новых нейронов. Далее последует 15-дневная лазерная терапия с целью восстановления нейроновых связей.

Завкафедрой патанатомии и судебной медицины Рязанского государственного медицинского университета Роман Деев:

«Медицинские хроники свидетельствуют, что в единичных случаях после состояния относительно длительного прекращения кровообращения в головном мозге удавалось восстановить часть функций. Но наиболее вероятно, что эти случаи связаны с недообследованностью пациента. Увы, нервные клетки мозга являются самыми энергетически затратными, а значит, и самыми уязвимыми: при кислородном голодании они гибнут в течение нескольких минут.

Если врачи успевают подключить тело к приборам жизнеобеспечения, то такое состояние может длиться долго - мозг и значительная часть нейронов мертвы, а «механическая» часть организма продолжает работать с помощью приборов. Введение каких-либо клеток в такой ситуации может «подкормить» оставшиеся в живых нейроны (если они есть). Но воскресить погибшие - увы, нет».

Пока никто не может однозначно сказать, где и каким образом в мозгу формируется сознание, делающее каждого из нас человеком в философском смысле этого слова. Поэтому данное исследование кажется, как минимум неэтичным.

Кроме того, есть опасения, что широкий резонанс, который может вызвать эта работа, создаст угрозу современной трансплантологии, поскольку пациенты с зафиксированным состоянием смерти мозга могут являться донорами органов.

А вот директор Института стволовых клеток человека Артур Исаев считает исследование перспективным:

«Есть много клинических ситуаций, не имеющих пока решения. И в первую очередь я говорю о пациентах, находящихся в коме, которые не могут из нее выйти: существующие методы терапии в большинстве случаев не позволяют это сделать. Так что любые исследования, соответствующие базовым медицинским требованиям, полезны».

Арина Петрова

США. Индия. ЛатАмерика. ЦФО > Медицина. Образование, наука > mirnov.ru, 18 июля 2017 > № 2509780 Артур Исаев


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 4 июля 2017 > № 2239058 Денис Мантуров

Интервью Дениса Мантурова индийскому изданию The Economic Times.

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров рассказал индийскому финансовому изданию «The Economic Times» о перспективах российско-индийского сотрудничества в области промышленности. Публикуем перевод текста интервью.

Ссылка на оригинальную версию интервью: http://bit.ly/2umyaCF

Как вы оцениваете достижения в российско-индийских взаимоотношениях по итогам Петербургского экономического форума, где вы также присутствовали?

В этом году Индия стала страной-партнёром Петербургского международного экономического форума, а премьер-министр страны господин Нарендра Моди был приглашен в качестве почётного гостя и выступил на пленарном заседании. Этот факт уже говорит о многом. Но, конечно, самым важным итогом SPIEF для Российско-Индийских отношений стала принятая лидерами России и Индии Санкт-Петербургская декларация. В ней, как подчеркнул Владимир Путин, поставлена задача расширить сотрудничество в политической, экономической и гуманитарной сферах. В частности, стимулировать товарооборот, совершенствовать его структуру, а такжерасширять производственную кооперацию между российскими и индийскими предприятиями в разных сферах.

На сегодняшний день российской и индийской сторонами согласован перечень из 19 проектов, предполагающих сотрудничество в области транспортной инфраструктуры, новых технологий в фармацевтике, авиа- и автостроении, алмазно-бриллиантовой отрасли и сельского хозяйства.

На форуме также обсуждалось наше военное сотрудничество. Напомню, что при участии российских специалистов в Индии налажена сборка продукции военного назначения. Совместная разработка и производство современных систем вооружений будут продолжены.

Индия и Россия намерены предпринять целенаправленные усилия по диверсификации своего экономического и инвестиционного партнерства. В стейтменте из Санкт-Петербурга излагаются различные области, в которых Индия и Россия планируют сотрудничать. Какие области, по Вашему мнению, имеют максимальные перспективы для инвестиций России в Индию?

Особо хотел бы выделить авиационную промышленность, развитие железнодорожной инфраструктуры и IT-технологии. В плане авиастроения достаточно перспективной видится поставка в Индию российской гражданской авиатехники, в том числе, самолетов «Сухой Суперджет – 100». К 2029 году парк самолетов, работающих на внутренних индийских линиях, может превысить 250 машин - такая потребность связана с фактическим увеличением пассажиропотока между региональными городами Индии. Мы очень рассчитываем, что планы вашей страны позволят увеличить объемы поставок российских самолетов. Наши «Суперждеты» могут выиграть конкурентную борьбу у Embraer и Bombardier.

Кроме этого, с учетом высокой локализации производства авиадвигателей в Индии, Россия может предложить другой высокотехнологичный проект: производство энергетических установок на основе авиационных газогенераторов. Эта тема совсем недавно обсуждалась в г. Новосибирске на первом заседании Российско-Индийского комитета высокого уровня по научно-технологическому сотрудничеству

Также речь идет о строительстве выделенных грузовых коридоров, модернизации железнодорожных станций, реконструкции и строительства вагоноремонтных депо. Кроме того, мы готовы организовать обучение индийских специалистов в рамках этих проектов, чтобы повысить их квалификацию.

Большие надежды мы связываем и с созданием российско-индийской рабочей группы по разработке комплексных решений по развитию сети железных дорог и метрополитена штата Махараштра.

У российских частных компаний есть не самый лучший опыт сотрудничества с индийскими коллегами из частного сектора. Каковы текущие проблемы для российских инвестиций в Индии?

Препятствием на пути делового сотрудничества становятся и непредвиденные изменения индийского законодательства. Еще одной дискриминационной мерой для российских компаний стал отказ в предоставлении банковских гарантий при заключении договоров по гостендерам. Тем не менее, Россия и Индия ведут переговоры о взаимной защите инвестиций. Предыдущее Соглашение о защите капиталовложений прекратило свое действие в апреле 2017 года.

Какие области имеют максимальные перспективы для инвестиций Индии в Россию?

Мы приглашаем индийских инвесторов поучаствовать в проекте «Алюминиевая долина» в Восточной Сибири. Это будет особая экономическая зона в Красноярском крае.

В середине марта, я был в Ченнаи, где в ходе моих переговоров с Государственным министром торговли и промышленности Республики Индии Нирмалой Ситхараман была достигнута договоренность о создании подгруппы по сотрудничеству в сфере алюминиевой промышленности в рамках действующей Межправительственной комиссии. Сейчас мы ожидаем от индийской стороны ответ на предложения Минпромторга России по тематике и составу участников подгруппы.

Справочно

The Economic Times — индийская ежедневная газета на английском языке. Принадлежит медиаконгломерату Bennett, Coleman & Co. Ltd. Издаётся с 1961 года. Это самая популярная деловая газета в Индии: её разовый тираж составляет 630 000 экземпляров, а читательская аудитория превышает 800 000 человек. The Economic Times одновременно выходит в 11 городах: Мумбаи, Бангалоре, Дели, Ченнаи, Калькутте, Лакхнау, Хайдарабаде, Ахмедабаде, Нагпуре, Чандигархе и Пуне. Штаб-квартира издания расположена в Мумбаи.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 4 июля 2017 > № 2239058 Денис Мантуров


Казахстан. Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июня 2017 > № 2207064 Александр Габуев

Больше, да хуже. Как Россия превратила ШОС в клуб без интересов

Александр Габуев

Не до конца пережитые фобии по поводу роста китайского влияния в Центральной Азии привели к тому, что Москва сама превратила ШОС, призванную устанавливать устраивающие всех правила в центре Евразии, в бесполезную бюрократическую организацию. В итоге Пекин теперь не связан никакими институциональными нормами и может развивать отношения со странами региона без оглядки на Москву

Состоявшийся в конце прошлой недели саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) точно попадет в историю. «На саммите в Астане начинается новая история нашей организации. Нынешнее заседание в последний раз проходит в шестистороннем формате. Мы договорились подписать решение о завершении процедуры приема и предоставления статуса члена ШОС Республике Индия и Исламской Республике Пакистан. Прием новых членов придаст новый мощный импульс развитию организации, будет содействовать росту ее международного авторитета», – заявил на открытии мероприятия выступавший на правах хозяина президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Едва ли не больше всех расширению ШОС радуется Россия. По словам помощника президента РФ Юрия Ушакова, после включения в ряды организации Индии и Пакистана пространство ШОС составит около 23% всей суши, в странах-членах будет проживать 45% населения мира и производиться 25% мирового ВВП. Москва ожидает, что эти показатели автоматически конвертируются в международное влияние ШОС, поскольку она теперь превратится в самый представительный форум континентальной Евразии, включающий таких гигантов, как Китай, Индия и сама Россия.

Правда, механическая трансформация размеров территории организации во влиятельность пока не подтверждается практикой: на тех же евразийских просторах есть организации и покрупнее ШОС, вроде форума «Азия – Европа», представляющего еще больше земель, людей и долларов ВВП. Этот форум тоже проводит представительные саммиты, собирающие лидеров 51 государства (аж 60% мирового ВВП), но о практических результатах этих встреч и вообще работы столь масштабной структуры мало кто слышал.

В случае с ШОС есть много оснований предполагать, что ее триумфальное расширение – это очередной шаг к превращению во все более помпезную, но все менее осмысленную и полезную организацию. Именно Россия во многом стала драйвером этого процесса.

Неудавшийся кондоминиум

Созданная в 2001 году, ШОС объединила Китай и республики бывшего СССР, которые к тому времени смогли коллективно урегулировать проблемы границы с КНР (Россию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан), а также Узбекистан. Начав свое существование с решения пограничных споров, ШОС предполагала сконцентрировать свою работу на трех направлениях: безопасность, экономическое развитие и гуманитарное сотрудничество.

У инициировавших процесс китайцев было свое понимание, зачем создается эта организация. До возникновения ШОС на постсоветском пространстве не существовало ни одной структуры, куда бы входил Китай, – все организации, будь то военный блок ОДКБ или балансирующее между жизнью и состоянием зомби СНГ, по-прежнему замыкались на Россию. С появлением ШОС на просторах бывшего СССР появлялась первая организация с широким мандатом, где Китай был бы полноправным участником, причем географический фокус нового блока был направлен на самую важную для Пекина (помимо России) часть бывшей советской империи – Центральную Азию.

Значение этого региона для КНР после распада СССР стабильно возрастало. Ситуация в граничащем с Центральной Азией Синьцзян-Уйгурском автономном районе остается нестабильной уже несколько десятилетий, поэтому Китай заинтересован в безопасности на сопредельных территориях и борьбе с экспортом нестабильности из Афганистана. Пекин с беспокойством наблюдал за развертыванием американской военной инфраструктуры в Узбекистане и Киргизии вслед за началом афганской кампании и искал союзников для противодействия Вашингтону.

Наконец, с 1994 года Китай превратился в импортера углеводородов, и создание надежных наземных маршрутов доставки нефти и газа стало для Пекина одним из важнейших приоритетов. В перспективе Китаю также были интересны рынки Центральной Азии для экспорта своих товаров, а значит, нужна была площадка для обсуждения условий экономического сотрудничества и возможного создания зоны свободной торговли.

Учитывая роль, которую играет Россия в Центральной Азии, Пекин не смог бы достигнуть своих целей без сотрудничества с Москвой. Ради этого и создали ШОС. В частных разговорах вовлеченные в процесс становления ШОС китайские чиновники и эксперты не скрывают, что организация мыслилась как первый для Китая опыт создания институционального кондоминиума в отдельном регионе в партнерстве с другим крупным игроком.

Интересы России и Китая в Центральной Азии во многом совпадали: это и сохранение у власти местных авторитарных режимов, и борьба против «трех зол» (сепаратизм, экстремизм, терроризм), а в 2000-е Москва была совсем не против прокладки нефтегазовых труб из региона в Китай – ведь эти поставки снижали стимулы центральноазиатских стран для поиска маршрутов в Европу в обход России.

ШОС должна была стать площадкой, где Пекин и Москва совместно вырабатывали бы правила игры для Центральной Азии, а затем мягко навязывали бы свою коллективную волю странам региона. Для Китая это был бы первый опыт подобного взаимодействия с другой крупной державой в зоне ее традиционных интересов, и если бы опыт был признан удачным, то Пекин затем мог бы попробовать использовать эти наработки при взаимодействии с Индией в регионе Бенгальского залива и даже с США в отношении Юго-Восточной Азии.

В сфере безопасности ШОС как механизм координации интересов Китая и России в Центральной Азии в целом состоялся. В Ташкенте заработала Региональная антитеррористическая структура, и хотя, как нередко шутят в ШОС, работающие там сотрудники спецслужб тратят больше времени на слежку друг за другом, чем на совместную борьбу с терроризмом, это был первый подобный механизм. Еще большее значение имеют военные учения «Мирная миссия» (с 2005 года состоялось уже шесть учений), на которых отрабатывается взаимодействие российских и китайских военных (остальные члены ШОС присылают небольшие контингенты).

Однако в сфере экономики Китаю не удалось достичь своих целей. Как минимум с 2010 года Пекин активно продвигал две инициативы: создание банка развития ШОС и зоны свободной торговли ШОС. Идею зоны свободной торговли нервно восприняли почти все страны – участницы организации: убрав таможенные барьеры, они рисковали пустить многие отрасли своей экономики под каток огромной экономической машины КНР.

Идею банка развития страны Центральной Азии восприняли куда более позитивно: после кризиса 2007–2009 годов многим были позарез нужны деньги, а тут богатый Китай был готов предоставлять их на льготных условиях через многосторонний механизм (в разгар кризиса на саммите ШОС в Екатеринбурге тогдашний председатель КНР Ху Цзиньтао публично пообещал выделить странам ШОС до $10 млрд льготных кредитов). Но против этой идеи выступила Москва.

Банк, который лопнул

Создавая ШОС, Россия рассчитывала на равный статус с Китаем. К тому же политический и военный аспекты работы организации на первых порах были в приоритете, что полностью устраивало Кремль. ШОС оказалась как нельзя кстати в 2005 году, когда лидеры организации впервые поставили вопрос о сроках пребывания американских военных в Центральной Азии.

Китайцы стали прекрасными товарищами в деле выдавливания американцев с авиабазы в киргизском Манасе, с ними было сподручно поддерживать утопившего в крови андижанский мятеж президента Узбекистана Ислама Каримова, а затем отрабатывать противодействие цветным революциям в рамках совместных учений. На поле военного и антитеррористического сотрудничества с Пекином Москва чувствовала себя вполне уверенно: в конце концов, именно у России, а не у Китая в Центральной Азии есть военные базы и формальные союзники по ОДКБ.

Однако попытки Пекина расширить повестку ШОС на экономическую сферу вызвали у Москвы тревогу: в Кремле четко отдавали себе отчет, что экономический потенциал РФ и КНР несопоставим (после кризиса это стало окончательно понятно даже тем кремлевским обитателям, кто еще недавно смотрел на Китай с пренебрежением).

Создание банка развития ШОС и зоны свободной торговли было решено торпедировать. В случае со свободной торговлей особых усилий и не потребовалось, учитывая протекционистские настроения других стран, а по банку Москва выдвинула заведомо невыполнимые для КНР условия: предложила ему вступать в Евразийский банк развития (ЕАБР) с штаб-квартирой в Алма-Ате, в котором на долю России приходится 65,97%, а Казахстана – 32,99%. Вступление КНР в капитал не должно было подорвать позиции Москвы и Астаны. Пекин это предложение не устраивало: Китай настаивал на взносе в уставный капитал банка, пропорциональном размеру ВВП (в таком случае на долю КНР пришлось бы свыше 80% акций).

В итоге дискуссия о создании банка развития ШОС зашла в тупик: положение о том, что такой банк надо создать, кочевало из одной резолюции в другую, однако на практике устранить разногласия между Москвой и Пекином по этому вопросу не удалось.

Ударим расширением по гегемонизму!

России оказалось недостаточно того, что она заблокировала экономическую повестку ШОС и не допустила превращения ШОС в китайский аналог СНГ или ЕАЭС. С 2011 года Москва начала активно продвигать идею расширения организации за счет приглашения Индии. Таким образом, в ШОС была бы еще одна крупная дружественная России страна, которая могла бы уравновешивать КНР. Аргументы Москвы сводились к тому, что РФ, КНР и Индия и так уже взаимодействуют в трехстороннем формате и что включение такой важной континентальной державы лишь увеличит вес ШОС.

Китай сопротивлялся этой идее достаточно долго: вступление Дели в ШОС совсем не укладывалось в схему китайско-российского кондоминиума для Центральной Азии. Перелом в позиции Пекина начался в 2013 году и был вызван тремя причинами. Во-первых, к тому времени китайцы окончательно поняли, что Москва не согласится на создание банка развития ШОС и зоны свободной торговли на устраивающих КНР условиях.

Но одновременно стало ясно, что банк не очень нужен для продвижения экономических интересов Китая в Центральной Азии – после мирового кризиса страны региона выстроились в очередь за китайскими деньгами, и Пекин начал выдавать им кредиты на двусторонней основе через свои госбанки (основные проекты финансировались по линии Банка развития Китая, Экспортно-импортного банка и группы CITIC). Кредитуя отдельные страны, Пекин не был связан никакими многосторонними правилами, а потому мог сполна пользоваться сложным положением заемщиков и выбивать крайне выгодные условия.

Россия оказалась полностью исключена из этой схемы и, более того, никак не могла сопротивляться кредитной экспансии Пекина: к тому моменту многие российские госкомпании, вроде «Роснефти», сами охотились за китайскими кредитами, и лишних денег на конкуренцию у Москвы не было.

Во-вторых, в 2013 году председатель Си Цзиньпин сформулировал концепцию Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), а в сентябре представил ее в Астане во время выступления в Назарбаев-университете. Концепция, превратившаяся в монументальную инициативу «Пояса и пути», обладала огромными преимуществами по сравнению с ШОС: она не подразумевала создание какой-то международной организации с четко очерченными правилами поведения.

Этот подход позволил Китаю развивать отношения с любой страной, проявившей интерес к ЭПШП, без оглядки на другие страны. К маю 2015 года Пекин подписал соглашения о стыковке ЭПШП с национальными программами инфраструктурного строительства Казахстана, Киргизии и Таджикистана, а 8 мая увенчал этот процесс подписанием заявления Владимира Путина и Си Цзиньпина о сопряжении ЭПШП и ЕАЭС.

Бесформенная и безразмерная шелковая инициатива, подкрепленная финансовой мощью КНР, оказалась куда удобнее для продвижения геоэкономических интересов Пекина, чем институционально оформленная ШОС, в которой все решения принимаются исключительно консенсусом.

Наконец, в-третьих, начиная с 2014 года Китай начал экспериментировать с созданием универсальных финансовых институтов, которые могли бы стать дополнением или альтернативой ключевым элементам Бреттон-Вудской системы вроде Всемирного банка или Азиатского банка развития. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), окончательно оформившийся в 2015 году, а также Новый банк развития со штаб-квартирой в Шанхае (Банк БРИКС) полностью покрыли потребности Пекина в площадках для экспериментов, на которых китайские финансисты могли бы тренироваться в создании китаецентричных глобальных институтов. На этом фоне Банк развития ШОС перестал быть для Пекина сколь-либо привлекательной идеей.

Взвесив все эти обстоятельства, Китай в итоге согласился принять в ШОС Индию, но при условии, что одновременно туда вступит и Пакистан, главный партнер КНР в Южной Азии. По словам китайских дипломатов и экспертов, в Пекине прекрасно осознавали, что принятие в ШОС живущих как кошка с собакой Нью-Дели и Исламабада может полностью парализовать работу организации, которая и без этого была не слишком-то эффективной из-за постоянных «особых мнений» отдельных членов по разным вопросам (России – по банку развития ШОС; Таджикистана – по вопросу вступления Ирана; Узбекистана – по глубине военного и антитеррористического сотрудничества).

Но ШОС на фоне развития ЭПШП и АБИИ к тому моменту перестала видеться как полезный инструмент, поэтому и жалеть особо было не о чем. Впрочем, наличие такой крупной организации со штаб-квартирой в Пекине и Шанхаем в названии было достаточной символической платой за возможное превращение когда-то перспективного формата в бесполезный клуб.

Что пошло не так?

Насколько количественный рост ШОС перейдет в качественный скачок ее институционального строительства – вопрос будущего, ответ на который почти наверняка отрицательный. Это связано не только с тем, что отношения Индии и Пакистана вряд ли улучшатся в обозримой перспективе (представить себе, как Нью-Дели и Пакистан будут обмениваться разведданными по террористическим группировкам, не может никто).

Стратегическая обстановка для ключевых держав Евразии стремительно меняется, включая Индию, на которую Москва возлагала столько надежд. Как отмечает директор Индийского Центра Карнеги Раджа Мохан, решение о вступление принималось Нью-Дели в принципиально ином контексте, когда казалось, что развитие контактов с Пекином и Москвой – единственный путь усилить свои позиции в Евразии. Сейчас КНР все больше становится стратегическим противником Индии, отношения страны с США, напротив, улучшаются, а Россия находится в долгосрочном конфликте с Америкой и все больше сближается с Китаем.

России эта история преподала важный урок. Не до конца пережитые и рационализированные фобии по поводу возвышения Китая и укрепления его влияния в Центральной Азии, зоне традиционных интересов России, привели к тому, что Москва сама превратила многостороннюю организацию, призванную устанавливать устраивающие всех правила игры в центре Евразии, в бесполезную бюрократическую организацию.

В итоге китайский дракон теперь не связан никакими институциональными нормами и может развивать отношения со странами региона без оглядки на Москву – парализованная ШОС Пекину теперь не указ. Это хорошо видно по одному примеру – созданию четырехстороннего механизма консультаций по вопросам безопасности с участием Китая, Таджикистана, Афганистана и Пакистана. Такой механизм было бы логично создавать в рамках ШОС, тем более что Таджикистан входит в ОДКБ, но Пекин решил по-своему и на любые претензии Москвы может ответить, что ШОС крайне дезорганизована и не может ни о чем договориться, а Китаю надо здесь и сейчас решать вопросы безопасности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Раздувание не устраивающих Россию форматов взаимодействия с КНР за счет других игроков не приведет к снижению китайской активности и не повысит возможности Москвы воздействовать на естественный процесс роста влияния Китая в Центральной Азии (в том числе за счет других держав, включая РФ). Единственным действенным путем могло бы стать интеллектуальное лидерство при написании правил игры в рамках многосторонних институтов, которые бы максимально гарантировали права и интересы более слабых, чем Китай, стран (включая Россию).

Например, если бы Москва потратила время своих дипломатов и других переговорщиков не на блокирование идеи банка развития ШОС с китайским контролем, а на написание нормативных документов будущего банка, которые превратили бы его в аналог Всемирного банка или Азиатского банка для центра Евразии, это гораздо больше отвечало бы национальным интересам России.

В свое время Москва решила не идти по этому пути, потому что сочла это невозможным – мол, если отдать контроль Китаю, то никакие нормативные документы не спасут от того, что Пекин будет жестко продавливать через банк свои интересы. Однако пример АБИИ доказывает обратное. Как только к процессу создания банка подключились такие страны, как Германия, Великобритания и Австралия, Пекин быстро отказался от модели создания международного аналога китайского госбанка и в итоге подписался под созданием по-настоящему глобального института с прозрачными правилами игры – пусть и с наличием у Пекина крупнейшего пакета акций.

Пытаясь ограничить китайскую экспансию в Евразии, окутав инициативы Пекина вроде «Пояса и пути» в еще более масштабные прожекты типа партнерства Большой Евразии от Атлантики до Тихого океана, о котором Владимир Путин вновь упомянул на саммите ШОС в Астане, Москве следовало бы учесть предыдущие ошибки.

Казахстан. Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июня 2017 > № 2207064 Александр Габуев


Индия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 июня 2017 > № 2194365 Владимир Путин, Нарендра Моди

Встреча с Премьер-министром Индии Нарендрой Моди.

В рамках Петербургского международного экономического форума состоялась встреча Владимира Путина с Премьер-министром Индии Нарендрой Моди.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые друзья!

Позвольте мне поприветствовать вас в России, на этот раз в Санкт-Петербурге. Мне очень приятно принимать Вас именно здесь. Насколько я знаю, Вы никогда раньше в Петербурге не бывали. Очень надеюсь, что Вам удастся хоть немного посмотреть на город, ознакомиться с его достопримечательностями, с Эрмитажем, с коллекциями восточных рукописей Российской академии наук.

Уважаемый господин Премьер-министр! В этом году мы отмечаем знаменательную дату – 70-летие установления наших дипломатических отношений. За эти годы очень многое произошло и изменилось, но осталось главное в наших двусторонних отношениях: это особые, доверительные, дружеские отношения между нашими странами и народами.

Очень рад возможности встретиться с Вами, поговорить по всему комплексу двусторонних отношений и международным проблемам.

Что касается нашего международного взаимодействия, то здесь хотел бы отметить только одну вещь. Через неделю мы зафиксируем полноформатное вступление Индии в Шанхайскую организацию сотрудничества. Хочу напомнить, что этот процесс начался фактически в 2015 году в России, в Уфе. И Вы знаете, что Россия всегда поддерживала этот процесс и всячески его сопровождала. Так что в ближайшее время, через неделю, мы с Вами ещё раз увидимся, на этот раз уже в Казахстане.

Добро пожаловать в Петербург, в Россию.

Н.Моди (как переведено): Ваше Превосходительство! Благодарю Вас за тёплый прием.

Очень рад, что у меня есть возможность встретиться с Вами в Вашем родном городе и что у меня есть возможность в качестве Премьера посетить Ваш город.

У Индии и России доверительные отношения. Корни наших отношений уходят в историю, и по всем вопросам на международной арене Индия и Россия всегда стояли вместе. Скоро Индия станет полноправным членом ШОС, и это благодаря Вашей активной роли. Хочу ещё раз выразить благодарность за поддержку, которую Вы оказали для становления Индии полноправным членом ШОС.

В международных отношениях мы видим, что иногда есть спад, иногда есть рост. Мы видим изменения. Но по истории наших отношений мы видим, что уже длительный период в них стабильность, не было никаких спадов, мы всегда вместе шли вперёд шаг за шагом. Мы имеем в виду не только наши двусторонние отношения, но и наши контакты по международным вопросам, работу на благо всего мира.

Сегодня утром я посетил Пискарёвское кладбище. Жители Ленинграда жертвовали свои жизни, чтобы защитить свой город, чтобы защитить свою Родину. У меня была возможность почтить их память и возложить венок. Народ России, народ Ленинграда жертвовал своей жизнью, чтобы сделать Россию блестящей, как она есть сегодня.

Я видел могилы всех, кто пожертвовал своей жизнью, я видел могилу Вашего старшего брата, я узнал об истории Вашей семьи, которая тоже была связана с блокадой Ленинграда, как они защищали Ленинград. Думаю, очень важно, чтобы люди и политики были связаны с защитой своей родины.

Хочу ещё раз поблагодарить Вас за такой тёплый приём. Особую благодарность хочу выразить за приглашение на Петербургский форум, где я завтра буду.

В.Путин: Спасибо большое.

Спасибо Вам отдельное за посещение Пискарёвского мемориального кладбища. Такие места имеют для российского народа особое значение.

Индия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 июня 2017 > № 2194365 Владимир Путин, Нарендра Моди


Индия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 июня 2017 > № 2194358 Владимир Путин, Нарендра Моди

Заявления для прессы по итогам российско-индийских переговоров.

По окончании российско-индийских переговоров Владимир Путин и Нарендра Моди сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые дамы и господа!

Хотел бы, прежде всего, ещё раз с удовольствием поприветствовать господина Премьер-министра Индии Нарендру Моди, который находится в России с официальным визитом, поблагодарить его за то, что он принял наше приглашение.

Ежегодные российско-индийские встречи на высшем уровне проводятся уже много лет и стали хорошей, полезной, доброй традицией. Наши переговоры всегда отличаются тёплой и доброжелательной атмосферой, неизменно содержательны и продуктивны. Так было и в этот раз.

Отмечу важную особенность нынешнего визита господина Моди. В этом году Индия является страной-партнёром Санкт- Краткая справка Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) Петербургского международного экономического форума, и завтра Премьер-министр Индии выступит на пленарном заседании форума в качестве главного почётного гостя.

Подчеркну и то, что 2017 год для отношений России и Индии является особым, юбилейным: 70 лет назад между нашими государствами были установлены дипломатические связи. И всё прошедшие десятилетия двустороннее сотрудничество развивалось поступательно по всем направлениям, на дружественной и взаимовыгодной основе. И сейчас российско-индийское партнёрство носит действительно стратегический и особо привилегированный характер.

Сегодня с господином Премьер-министром мы в первую очередь подробно рассмотрели ход реализации решений предыдущего саммита, на Гоа, наметили новые совместные планы на перспективу. Достигнутые договорённости нашли отражение и в принятой нами Санкт-Петербургской декларации. В ней намечены шаги, реализация которых будет способствовать дальнейшему углублению двустороннего взаимодействия в политической, экономической и гуманитарной сферах.

При этом в качестве ключевого приоритета определена задача стимулирования роста товарооборота, совершенствования его структуры, расширения производственной кооперации. Как известно, несколько последних лет объёмы взаимной торговли сокращались. И мы с удовлетворением отмечаем, что в этом году наметилась позитивная динамика, торговый оборот начал расти. Отрадно, что в первом квартале текущего года был зафиксирован рост уже на 29 процентов.

Позитивную динамику демонстрируют и взаимные капиталовложения. Накопленные российские инвестиции в индийскую экономику превысили 4 миллиарда долларов, а индийские в экономику России – 8 миллиардов долларов.

Всё это говорит о том, что российско-индийское экономическое сотрудничество снова выходит на траекторию роста, и в наших общих интересах закрепить эту позитивную тенденцию.

В этом контексте особое значение приобретает эффективная работа Межправкомиссии. Важным направлением её деятельности считаем содействие деловым кругам в продвижении крупных взаимовыгодных совместных проектов.

На сегодня сторонами согласован перечень из 19 проектов, нацеленных на создание совместных предприятий в области транспортной инфраструктуры, в сфере новых технологий, включая фармацевтику, авиа- и автостроение, алмазно-бриллиантовую отрасль и сельское хозяйство. Мы только сейчас встречались с представителями делового мира и видим их заинтересованность в развитии полномасштабного взаимного сотрудничества.

В ходе нашей беседы с господином Премьер-министром было отмечено успешное сотрудничество в сфере мирного атома, хотел бы на это особо обратить внимание. Введён, как известно, в строй первый блок атомной электростанции «Куданкулам», при строительстве которого использовались самые современные и надёжные российские технологии. Начал вырабатывать электроэнергию второй блок станции, а в октябре 2016 года на совместной с господином Моди видеоконференции мы дали старт сооружению третьего и четвёртого блоков АЭС. И мы ещё раз подтвердили совместные планы возвести в Индии не менее 12 энергоблоков российского дизайна, что станет большим вкладом в реализацию планов по развитию атомной энергетики страны.

Также условились с индийскими партнёрами углублять сотрудничество в военно-технической сфере на основе соответствующей двусторонней программы, которая рассчитана на период до 2020 года.

Отмечу, что наше взаимодействие не ограничивается только прямыми поставками индийским партнёрам новейших образцов российской боевой техники. При участии России в Индии налажена сборка продукции военного назначения, причём это самая высокотехнологичная продукция. Договорились с господином Премьер-министром и далее продолжать совместную разработку и производство современных систем вооружений.

Ещё одна важная составляющая российско-индийского партнёрства, – это, конечно, гуманитарная сфера. Подписанная Программа культурных обменов на 2017–2019 годы направлена на их дальнейшее расширение. Подчеркну, народы наших стран всегда проявляли глубокую взаимную симпатию, подлинный интерес к культуре, истории и духовным ценностям друг друга. Сейчас в России проходит Фестиваль индийской культуры, который воспринят российской общественностью с большим интересом. В прошлом году множество положительных откликов вызвал в Индии Фестиваль российской культуры.

Разумеется, особое внимание уделили с господином Моди и международной тематике. Договорились и впредь взаимодействовать в ООН, в таких многосторонних форматах, как Краткая справка БРИКС (англ. BRICS) БРИКС, в том числе, кстати говоря, и в трёхстороннем формате Россия – Индия – Китай, « Краткая справка Группа двадцати (Group of Twenty – G20) Группе двадцати», сообща способствовать обеспечению безопасности и стабильности в Азии, регионе Индийского и Тихого океанов. В этой связи Россия приветствует официальное присоединение Индии к Краткая справка Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) Шанхайской организации сотрудничества в качестве полноценного, полноправного члена, которое будет оформлено на саммите Шанхайской организации сотрудничества в Астане 8 – 9 июня, то есть уже через неделю.

Конечно, мы говорили и о других направлениях нашего взаимодействия, у нас ещё будет возможность с господином Премьер-министром сегодня с глазу на глаз поговорить вдвоём. Мы договорились встретиться вечером, поговорить и о ситуации в Сирии, в Афганистане, других горячих точках. У нас в практику, по-моему, уже входит вот такой доверительный обмен мнениями с глазу на глаз, и я очень ценю, кстати говоря, этот формат.

В заключение хотел бы поблагодарить господина Премьер-министра, всех наших индийских друзей за конструктивный и плодотворный диалог. Уверен, достигнутые договорённости послужат дальнейшему всестороннему развитию российско-индийского стратегического партнёрства, будут способствовать укреплению дружбы между народами наших стран.

Благодарю вас за внимание.

Н.Моди (как переведено): Ваше превосходительство! Президент Владимир Путин! Уважаемые представители российской и индийской делегаций!

Сегодня я очень рад находиться здесь, в Санкт-Петербурге, родном городе Президента Путина. Это историческое событие связано с этим городом, с моей политической карьерой. В 2001 году, будучи главным министром штата Гуджарат, я сопровождал Премьер-министра Индии и посетил Санкт-Петербург. Я помню, как Президент Путин и наш Премьер-министр стояли, а я сидел и подписывал один из договоров.

16 лет спустя я снова посетил Санкт-Петербург, и у меня есть возможность находиться на одной сцене с Президентом Путиным в качестве Премьер-министра Индии. Я выражаю Вам благодарность за то, как тепло приняли нашу делегацию. Это символ дружеских и тёплых отношений, которые существуют между нашими странами.

Как Вы знаете, в этом году Индия и Россия празднуют 70-летие установления дипломатических отношений. В своих отношениях мы говорим на одном и том же языке в сфере культуры и обороны. За 70 лет, несмотря на меняющуюся глобальную ситуацию, неизменными остаются сильные, крепкие отношения между Индией и Россией. Фундаментальная основа наших отношений основывается на любви друг к другу, на крепкой уверенности и доверии друг к другу. Это крепкая основа. Наши отношения строятся на этой основе, и, таким образом, мы развиваем наше сотрудничество в разных направлениях.

Как Вы знаете, я и Президент Путин провели детальные переговоры по всем аспектам нашего сотрудничества. Очень важно ускорить наше взаимодействие, для того чтобы у нас было более яркое будущее. Сегодня приняли очень важные решения, мы приняли Санкт-Петербургскую декларацию. Это декларация, которая должна стать путём нашей экономической, политической силы. Эта декларация также станет основой стабильности в международной ситуации. Сегодня мы все знаем, что мир взаимосвязан и все мы зависим друг от друга. Я думаю, что растущее экономическое сотрудничество является важным движущим фактором для нас. Мы должны рассматривать более быстрые темпы роста и наших экономических отношений. Это цель, которую мы поставили с Президентом Путиным.

В рамках Петербургского форума Вы пригласили Индию стать страной-гостем, а меня Вы пригласили выступить на пленарной сессии, и это является символом тесных отношений между нами в экономической сфере. Я уверен, что благодаря всей этой деятельности наши отношения станут ещё более тесными и крепкими. Это будет способствовать двусторонним отношениям, и к 2025 году мы сможем добиться инвестиций в 30 миллиардов долларов. Это та цель, которую мы поставили.

Одна из самых важных целей – укрепление экономического взаимодействия (это взаимодействие в сфере энергетики, в сфере углеводородов и атомной энергетики, блоки пять и шесть АЭС «Куданкулам»). Мы подвели итоги, договорились об этих блоках, и благодаря этим договорённостям мы переходим на новый этап взаимодействия в сфере атомной энергетики.

Индия и Россия смогут не только получить взаимную выгоду, мы также сможем продолжить наше сотрудничество с другими странами. Даже наши торговые и коммерческие отношения в частном секторе вносят огромный вклад в наши отношения. Я приглашаю представителей частных секторов обеих стран принимать участие в наших отношениях, играть активную роль в этих отношениях, потому что нам нужно как физическое взаимодействие, так и взаимодействие институтов. Это включает взаимодействие в сфере международного транспортного коридора «Север – Юг». Это та сфера, где мы можем поддержать наше взаимодействие и придать новую волну нашим отношениям.

Мы проводим переговоры по договору о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом. Техническое и промышленное сотрудничество также являются важной составляющей нашего экономического сотрудничества. И благодаря этому та польза, которую мы получим, внесёт значимый вклад в наше общество и экономику.

У нас есть общие программы, над которыми мы работаем, в сфере науки и технологий. Мы также делаем всё для того, чтобы поддержать наших молодых предпринимателей. Это предоставит возможность инновационной экономики нашим будущим молодым поколениям. Я надеюсь, что благодаря этому людям, которые сейчас ищут работу, в будущем будут предоставлять новые рабочие места. И в этом обе страны будут впервые проводить общую научно-техническую комиссию. Я уверен, что это позволит перевести наше научно-техническое сотрудничество на новый уровень.

Военное сотрудничество между Индией и Россией является крепким. И, какова бы ни была форма глобальных отношений, сотрудничество Индии и России в сфере безопасности всегда было общим, мы всегда учитывали интересы друг друга. Мы провели военно-промышленную конференцию в Индии, и эта конференция сыграет важную роль в том, чтобы гарантировать фактор безопасности в мире.

Совместное производство вертолётов «Ка-226» началось в Индии; совместное производство фрегатов также осуществляется в настоящее время; совместная работа в военной сфере переходит на новый уровень. Поэтому военное сотрудничество между нашими странами получает новое развитие. Мы проводим совместные учения в рамках «Индра-2017».

Дорогие друзья, очень важной частью наших дружественных отношений является взаимодействие между народами наших стран. Российская культура всегда пользовалась популярностью в Индии, а индийская культура – йога и аюрведа – также вызывает интерес в России. Мы гордимся этим, и я уверен, что в этом году, так же, как мы делали в прошлом, Международный день йоги, который обычно празднуется 21 июня, будет в грандиозных масштабах отпразднован в России.

Дорогие друзья, я и Президент Путин имели прекрасную возможность обсудить международные вопросы. Мы договорились как в сфере терроризма или защиты наших стратегических интересов, так и по вопросам новых вызовов. Индия и Россия будут всегда поддерживать друг друга.

Индия благодарна России за поддержку в вопросах борьбы с терроризмом. Индия и Россия разделяют общие взгляды по вопросам Афганистана и по вопросам Азиатско-Тихоокеанского региона. И мы выражаем общие позиции в рамках «Большой двадцатки», в рамках ШОС. Наши обе страны будут работать над тем, чтобы придавать новую форму международному сотрудничеству.

Дорогие друзья! Президент Путин всегда поддерживал Индию, и я благодарю его за поддержку и руководство. Наши отношения являются тем плодородным деревом, которое за последние годы получало подпитку от великих людей. И среди таких людей был Александр Кадакин. Мы потеряли этого великого друга Индии в этом году, и, чтобы отдать дань уважения его памяти, мы приняли решение назвать в его честь улицу в Дели.

Ваше превосходительство! Наши отношения были проверены временем, и они принесли пользу всему миру. Индия и Россия всегда поддерживали друг друга, и наши отношения были столпом силы. Я надеюсь, что наше сотрудничество в будущем принесёт стабильность и баланс всему миру.

Наши переговоры сегодня прошли очень успешно, мы приняли решения, которые осветят нашу дорогу в будущем. Ещё раз позвольте мне выразить мою благодарность Вам и жителям Санкт-Петербурга.

Большое спасибо.

Индия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 1 июня 2017 > № 2194358 Владимир Путин, Нарендра Моди


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 мая 2017 > № 2192854 Владимир Путин

Опубликована статья Владимира Путина «Россия и Индия: 70 лет вместе».

Статья в газете The Times of India опубликована к 70-летию установления дипломатических отношений с Республикой Индией.

Россия и Индия: 70 лет вместе

В этом году мы отмечаем юбилей поистине исторического события: 70 лет назад, 13 апреля 1947 года, правительства СССР и Индии заявили о решении учредить представительские миссии в Москве и Дели.

С нашей стороны этот шаг стал логическим продолжением курса на содействие Индии в деле её национального освобождения, способствовал укреплению её самостоятельности.

Все последующие десятилетия двустороннее партнёрство успешно укреплялось и никогда не было подвержено влиянию политической конъюнктуры. Последовательно формировались равноправные и взаимовыгодные отношения обоих государств. Это глубоко закономерно. Наши народы всегда испытывали искреннюю взаимную симпатию, с уважением относились к духовным ценностям и культуре друг друга.

Сегодня мы можем гордиться достигнутыми результатами. При нашем техническом и финансовом содействии были возведены первенцы индийской индустрии: металлургические комбинаты в Бхилаи, Визакхапатнаме и Бокаро, завод горно-шахтного оборудования в Дургапуре, ТЭС в Нейвели, электромеханическое предприятие в Корбе, заводы по производству антибиотиков в Ришикеше, медицинских препаратов в Хайдерабаде.

При участии советских, а затем российских учёных и педагогов создавались научно-исследовательские и образовательные центры Индии, в том числе Бомбейский технологический институт, НИИ нефтяной промышленности в Дехрадуне и Ахмедабаде.

Мы гордимся тем, что наши специалисты помогали становлению индийской космической программы. Благодаря плодотворному двустороннему сотрудничеству в 1975 году состоялся запуск первого индийского спутника «Арьябхата», а в 1984 году гражданин Индии Р.Шарма в составе экипажа корабля «Союз Т–11» совершил полёт в космос.

В августе 1971 года между нашими странами был заключён Договор о мире, дружбе и сотрудничестве, закрепивший такие основополагающие принципы взаимоотношений, как уважение суверенитета и интересов друг друга, добрососедство и мирное сосуществование.

В 1993 году Россия и Индия подтвердили незыблемость этих постулатов в новом Договоре о дружбе и сотрудничестве. А в подписанной в 2000 году Декларации о стратегическом партнёрстве была закреплена тесная координация подходов к обеспечению международного мира и безопасности, к решению актуальных глобальных и региональных проблем.

В практику российско-индийских отношений вошли ежегодные саммиты, которые позволяют нам своевременно обсуждать ход реализации поставленных задач и определять цели на долгосрочную перспективу. В начале июня мы с Премьер-министром Н.Моди проведем в Санкт-Петербурге очередную встречу на высшем уровне. Запланировано его участие в работе Петербургского международного экономического форума, на котором Индия будет впервые представлена в качестве страны-партнёра.

Последовательно совершенствуется договорно-правовая база отношений, насчитывающая уже более 250 документов. Эффективно функционируют Межправительственные комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству и ВТС.

Постоянный диалог поддерживается по линии внешнеполитических ведомств, аппаратов советов безопасности, отраслевых министерств. Интенсивно развиваются межпарламентские, межрегиональные, деловые и гуманитарные контакты. Укрепляется и военное сотрудничество: на регулярной основе проводятся совместные сухопутные и военно-морские учения.

Одной из фундаментальных составляющих российско-индийских отношений является взаимодействие в области мирного атома. Флагманский проект в этой сфере – сооружение с нашей помощью АЭС «Куданкулам». В 2013 году введён в строй первый энергоблок АЭС. В октябре 2016 года индийской стороне передан второй блок, начато строительство третьего и четвёртого энергоблоков.

Всё это – вклад в реализацию планов по развитию атомной энергетики Индии, предусматривающих сооружение в стране не менее 12 энергоблоков до 2020 года. Такие задачи закреплены в совместном документе – «Стратегическое видение укрепления российско-индийского сотрудничества в мирном использовании атомной энергии». Намерены и в будущем делиться с Индией передовым опытом в этой важной отрасли, способствовать обеспечению её энергобезопасности.

Успешно развивается кооперация в сфере традиционной энергетики. Приобретение консорциумом индийских компаний пакета акций российской «Ванкорнефти» стало крупнейшей двусторонней сделкой в нефтяной сфере. Обсуждаются возможности участия индийских фирм в реализации проектов совместного поиска и разработки углеводородов на арктическом шельфе России. Хорошие перспективы для сотрудничества открываются в сфере солнечной энергетики, модернизации действующих и строительства новых электростанций на территории Индии.

Масштабные проекты реализуются в машиностроении, химической и горнорудной промышленности, авиастроении, фармацевтике и медицине.

Среди приоритетных задач – увеличение объёма товарооборота и совершенствование его структуры, стимулирование деловой активности наших бизнес-сообществ. Имею в виду наращивание производственной кооперации и поставок высокотехнологичной продукции, улучшение условий для предпринимательской деятельности и инвестиций, использование системы расчётов в национальных валютах.

Принципиальное значение имеет принятое в декабре 2016 года решение о начале переговоров о заключении соглашения о создании зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Индией. Исследуются возможности создания международного транспортного коридора «Север – Юг». Всё это должно стимулировать развитие нашего сотрудничества как на двусторонней основе, так и в региональном масштабе.

Для поощрения взаимного притока капиталов в рамках Межправительственной комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству создана рабочая группа по приоритетным инвестиционным проектам. Уже отобрано 19 наиболее перспективных проектов. Россия нацелена на долгосрочное участие в инициированной Премьер-министром Н.Моди программе «Делай в Индии».

Наши страны активно сотрудничают в области производства вооружений и военной техники различного назначения. Предмет особой гордости – совместное создание уникальной по своим характеристикам сверхзвуковой крылатой ракеты «БраМос». Совокупный объём контрактов в сфере ВТС с 1960 года превысил 65 миллиардов долларов США, а портфель заказов, сформированный с 2012 по 2016 год, – 46 миллиардов долларов США.

Россия и Индия выступают в качестве равноправных партнёров в мировых делах. Наши страны – сторонники формирования многополярной демократической системы международных отношений, основанной на строгом соблюдении правовых норм и опирающейся на центральную роль ООН. Мы готовы и далее сообща противостоять вызовам и угрозам XXI века, способствовать продвижению объединительной повестки дня, поддержанию глобальной и региональной безопасности.

Продуктивно взаимодействуем в рамках БРИКС – объединения, которое, благодаря нашим общим усилиям, становится всё более авторитетным. В июне этого года Индия станет полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества. Это значительно расширит возможности ШОС. Россия и Индия также вместе работают в «Группе двадцати» и других форматах.

Отмечу и то, что наши страны тесно координируют позиции по сложным вопросам урегулирования ситуации в Сирии, обеспечения стабильности в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Вносят немалый вклад в процесс достижения национального примирения в Афганистане.

Убеждён, что колоссальный потенциал взаимодействия двух великих держав будет и впредь реализовываться на благо народов России и Индии, международного сообщества в целом. Для этого есть всё необходимое – политическая воля сторон, экономическая целесообразность, совпадающие глобальные приоритеты. И всё это основывается на славной истории российско-индийской дружбы.

Пользуясь случаем, хотел бы передать самые добрые пожелания всем гражданам дружественной Индии.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 30 мая 2017 > № 2192854 Владимир Путин


Китай. Индия. Евросоюз. Весь мир > Финансы, банки > gazeta.ru, 15 декабря 2016 > № 2009899 Джон Маллиган

«Золото расти не будет»

Директор World Gold Council рассказал об основных тенденциях на рынке золота

Елена Платонова

Золото с января по ноябрь 2016 года подорожало на 23%, но в течение месяца упало на 10%, до $1163 за унцию. С чем связано увеличение спроса на золото в текущем году и ждать ли роста цен в будущем, на какие страны приходится половина всех продаж золота в мире, а также почему китайская молодежь не любит покупать золотые изделия местного производства — об этом в интервью «Газете.Ru» рассказал директор World Gold Council Джон Маллиган.

— Какими вы видите тенденции на рынке золота?

— 2016-й был достаточно выдающимся годом, если говорить о том, что влияло на цены на золото. Обычно ценообразование зависит от нескольких факторов. Например, это спрос со стороны инвесторов, как институциональных, так и частных лиц, которые интересуются приобретением золотых слитков и монет. Важную роль играет и потребление, в частности, в Юго-Восточной Азии, Индии и Китае, где часто покупают изделия из золота.

Однако в нынешнем году фактор роста цен был, по сути, всего один — институциональные инвесторы.

Дело в том, что с середины декабря 2015 года на макроэкономику оказывало влияние сразу несколько проблем, которые вызывали опасения со стороны участников рынка: военные действия, политическая нестабильность. Мы видели доминирование нулевых и отрицательных ключевых ставок в большинстве развитых экономик, а, например, долговой рынок, который обычно генерировал существенный доход, в этом году был практически инертен.

Все эти негативные факторы мешали людям найти безопасное и стабильное вложение средств. Таких безопасных гаваней немного, поэтому большинство инвесторов неизбежно приходили к мысли о золоте.

Кроме того, появлялись и продолжают появляться все новые факторы политической нестабильности: референдум в Великобритании, избрание Дональда Трампа президентом США, выборы в ряде европейских государств. Все это — угроза глобализации и не способствует спокойной обстановке в экономике.

— Как вы думаете, установит ли золото в ближайшее время новый рекорд по цене?

— Мы никогда не предсказываем цену, потому что мы — участник рынка и не можем себе позволить каким-либо образом влиять на ценообразование. Думаю, что в ближайшей перспективе в связи с избранием Трампа президентом многие инвесторы начнут вкладываться в рискованные активы, надеясь на хорошую прибыль.

В то же время частные покупатели будут стеснены в действиях из-за политических изменений, напрямую не касающихся рынка золота. Около половины всего золота в мире торгуется на рынках Китая и Индии. В частности, в Индии проблемы могут быть связаны с денежной реформой: около 96% всех банкнот были заменены новыми, люди пока не готовы увеличивать траты в текущей ситуации.

В Китае из-за обесценивания юаня и замедления экономики индекс покупательской уверенности также снижается, и это не может не отражаться на рынке золота. Люди чувствуют политическую нестабильность, они не готовы вкладываться во что-либо, это существенно ударило по спросу (и не только на золото).

Поэтому я думаю, что в ближайшее время цены на золото будут примерно на том же уровне, что и раньше, возможно, немного ниже, но расти они не будут точно.

В долгосрочной перспективе — и сейчас я уже имею в виду 2017 год и далее — произошедшие в политике изменения будут «переварены» рынком, потому что всем придется возвращаться к работе, это бизнес. И потребители ждут этой стабильности. Мы недавно провели опрос 6 тыс. человек в Китае и Индии (2 тыс. в Китае и 4 тыс. в Индии) об их намерениях и выяснили, что люди хотят покупать золото. Спрос есть, просто всем нужно немного стабильности, в том числе и производителям. Все-таки добыча золота — долгосрочный проект.

— В этом году наблюдалось снижение спроса на ювелирные изделия на таком крупном рынке, как Индия, в то же время существенный рост показал спрос на ценные монеты. С чем это связано?

— Да, мы наблюдали резкое падение рынка в Индии и Китае, а спрос на монеты в течение всего года был практически неизменным. Но в долгосрочной перспективе этот сегмент рынка демонстрирует рост с середины 2000-х.

Особенно существенный рост начался в 2008–2009 годах — по двум причинам. Во-первых, в 2004 году в Китае сняли запрет на приобретение монет населением (раньше это было незаконно), и рынок в стране продолжает расти до сих пор, он относительно молодой.

В Индии, в отличие от Китая, официальный рынок непопулярен, правительство старается бороться с этим, в том числе заменой валюты. В прошлом году в Индии была выпущена первая весовая золотая монета, и это едва ли не единственный товар такого рода, что покупатель может быть уверен в его ценности. В Индии нет межбанковской торговли монетами, поэтому у рынка этой страны огромный потенциал.

В то время как в Европе (в основном я говорю о Германии, Швейцарии и Австрии) пик популярности монет давно прошел, спрос на них всегда относительно стабильный и невысокий, потенциала роста здесь нет.

— Как вы считаете, вернется ли популярность к инвестициям в ювелирные изделия?

— На это потребуется время. Я не думаю, что это произойдет в ближайшей или среднесрочной перспективе. Кстати, Юго-Восточная Азия, Индия и Китай часто используются для приобретения золота европейцами и американцами, для них это простой доступ на рынок. Если в Индии властям удастся наладить эффективную работу банковского рынка, то я думаю, что большой сектор рынка перейдет в инвестиции.

— Что вы думаете об исследованиях, которые говорят, что миллениалы предпочитают вкладываться во впечатления и эмоции, а не физическое обладание активами?

— Да, это одна из основных проблем роста рынка ювелирных изделий, особенно это верно для Китая. Поэтому компаниям и производителям нужно работать над созданием бренда, известного во всем мире, как Tiffany или Chartier, которые популярны среди знаменитостей. Китайским миллениалам неинтересно просто золото как таковое. А у местных производителей пока не так много опыта по созданию и выведению на глобальный рынок нового бренда. Но этим нужно будет заниматься, если они хотят привлечь данную аудиторию. Это одновременно и вызов, и новая возможность.

— Есть ли что-то похожее в странах Ближнего Востока?

— В большинстве стран этого региона крупные ювелирные бренды давно известны, они пришли туда намного раньше, чем в Китай и Индию. Поэтому здесь нужно обратить внимание на обеспечение стабильности. И на путешественников: очень много золота покупают приезжающие туристы (в том числе из России). Нужно привлекать этих туристов, которых сейчас немного отпугивает нестабильность в регионе, в том числе военные действия в ряде стран.

— Как вы думаете, почему мы видим снижение спроса на ювелирные изделия в США?

— На самом деле в целом в последние годы рынок рос. Проблемы возникли только в 2016 году — как это раньше было, например, в 2008–2009 годах, во время кризиса. Но в предыдущие годы рынок чувствовал себя хорошо, он находился на подъеме.

В нынешнем году проблемы связаны во многом с выборами, с неизвестностью, но я уверен, что уже сейчас рынок золота и ювелирных изделий восстанавливается.

При этом в США ювелирные изделия обычно обладают высокой ценой из-за бренда, а не из-за количества золота, как это бывает на большинстве традиционных рынков. Поэтому по объемам продажи золота могут расти не слишком быстро, но в денежном эквиваленте каждая покупка весьма существенна.

— Почему так растет объем переработанного золота?

— Цена на переработанное золото очень сильно зависит от цены поставок. Если вы видите рост цен на золото, вы увидите и рост переработки, эта связь довольно крепкая и стабильная.

— Как вы думаете, увидим ли мы увеличение затрат на развитие проектов по добыче?

— В 2016 году мы тоже видели сокращение расходов, 2015-й был, возможно, рекордным по наименьшему объему вложений в золотодобычу. И дальше ее сокращать, на мой взгляд, довольно сложно.

Сокращение могло быть обусловлено и девальвацией местной валюты (как это было, например, в ЮАР), и невысокими энергозатратами и т.д. Инвесторы, безусловно, оценили сокращение расходов.

Но в будущем, мне кажется, расходы на разведку новых месторождений и добычу все же возрастут — как минимум для поддержания стабильного развития в индустрии.

— Где будут развиваться эти новые проекты? Будут ли это шахты, где стоимость добычи невысока?

— Все всегда ориентируются на высокое качество, думаю, так будет и дальше. Тренд, который мы видели в конце 2016 года, — проекты с невысокой стоимостью добычи, но и низким качеством стали неконкурентоспособными, как только цены поднялись. Они больше не выглядят такими привлекательными, как раньше. И если появится какая-то стабильность относительно будущего роста цен, пусть и небольшого, все продолжат ориентироваться на качество.

— Будут расти капитальные затраты?

— Я не вижу глобальной тенденции к увеличению капитальных затрат. Все будут очень осторожными.

— Не перенасыщен ли мировой рынок золотом?

— Нет, специфика рынка золота такова, что оно всегда в дефиците, в отличие от меди, железа или угля.

Китай. Индия. Евросоюз. Весь мир > Финансы, банки > gazeta.ru, 15 декабря 2016 > № 2009899 Джон Маллиган


Индия. Бразилия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 октября 2016 > № 1939394 Тулеген Аскаров

Жить в эпоху перемен лучше многовекторно

Напряженной во всех отношениях выдалась минувшая неделя для всего мира, доказав в очередной раз, что в нем по-прежнему «стабильности нет», по выражению героя оскароносного фильма про столицу соседнего с нами государства, которая не верит слезам.

Тулеген АСКАРОВ

Мир явно на перепутье

Правда, он там еще уточнял, выпив предварительно стакан водки, что «террористы опять захватили самолет», чего, к счастью, не произошло в последние дни. Тем не менее прошла неделя явно под знаком всеобщей нарастающей борьбы с международным терроризмом. Так, на прошедшем в минувший уикэнд в индийском штате Гоа восьмом по счету саммите стран БРИКС их лидеры уделили этой теме самое пристальное внимание. Это и неудивительно – ведь как раз в воскресенье по Мосулу, одному из главных оплотов ИГИЛ, были нанесены первые удары авиацией западных государств из возглавляемой США коалиции, а в субботу обстрелы позиций экстремистов близ этого города провела артиллерия.

Напомним читателям «ДК», что именно в Мосуле было провозглашено создание халифата ИГИЛ – исламского государства Ирака и Леванта или «Даиш». Поэтому штурм этого города расценивается как решающий этап в международной военной интервенции по полному уничтожению этой террористической группировки наряду с подавлением ее сил в Сирии. Правда, на саммите в Гоа российский президент Владимир Путин на встрече с журналистами напомнил, что Ирак наряду с Ливией не был рассадником терроризма, однако стал таковым после ликвидации там государственных структур. В итоге теперь приходится штурмовать город с полуторамиллионным населением, применяя авиацию, танки и артиллерию. Конечно, обсуждался в Гоа и сирийский вопрос. В частности, г-н Путин обсудил его с китайским лидером Си Цзиньпинем, проинформировав последнего о развитии событий в Сирии. Отметим попутно, что лидеры двух соседствующих с Казахстаном стран общались тет-а-тет полтора часа.

Кстати, Си Цзиньпинь в своем выступлении на саммите заявил о том, что ключевые проблемы, вызвавшие глобальный финансовый кризис, остаются нерешенными, а глобальная торговля и инвестиции находятся в упадке. Он также подчеркнул, что Китай и Россия как постоянные члены Совета безопасности ООН должны защищать интересы развивающих стран и государств с нарождающейся рыночной экономикой для придания большей справедливости и рациональности международному порядку. Напомним, что в следующем году саммит БРИКС будет принимать Китай, и казахстанским представителям стоило бы участвовать в его работе в качестве наблюдателей.

В сфере развития экономического сотрудничества БРИКС тоже есть что предложить.

К примеру, в Гоа говорилось о перспективах сближения экономик стран БРИКС, включая финансирование проектов через банк этого объединения в национальных валютах его участников. Российский президент в своем выступлении предложил начать разработку критериев для принятия новых членов Банка развития БРИКС, что является важным сигналом для Казахстана, нуждающегося в инвестициях. Кроме того, страны БРИКС намерены создать свое рейтинговое агентство.

Г-н Путин подчеркнул также, что запущен пул условных валютных резервов БРИКС объемом в $200 млрд, который позволит более эффективно защищать национальные валюты стран-участниц от волатильности финансовых рынков. Для этого в центральных банках государств БРИКС открыты специальные корреспондентские счета в этих валютах.

Другой сигнал для предстоящей в следующем году в Астане выставки ЭКСПО-2017 – одобрение Банком развития БРИКС пяти инвестиционных проектов в сфере «чистой» энергетики – по одному для каждой из стран-участниц. Есть немало и других направлений для сотрудничества Казахстана с БРИКС. К примеру, Владимир Путин напомнил об инициативах по созданию союза литейной промышленности, строительству центра обработки и хранения электронных данных, учреждению энергетического агентства БРИКС, необходимости развития кооперации в области электронной коммерции, гармонизации таможенных процедур, укреплению взаимодействия в сфере здравоохранения в вопросах профилактики и пресечения распространения опасных инфекционных заболеваний. Напомнил российский президент и о начале работы Сетевого университета БРИКС – к этому проекту уже присоединились около 60 вузов стран-участниц.

Имеет отношение к нашей стране и заявление индийского лидера Нарендры Моди о борьбе с отмыванием денег, включая создание соответствующей структуры, а также предложение этой страны по запуску специального интернет-портала для малого и среднего бизнеса. И уж конечно нельзя не сказать о перспективах развития отношений с другими региональными объединениями, которые открылись на саммите БРИКС после встречи лидеров стран-участниц с представителями группы государств, входящих в «BIMSTEC» – «Инициативу Бенгальского залива для многосекторного технического и экономического сотрудничества». Помимо Индии, эта группа включает Бангладеш, Мьянму, Шри-Ланку, Таиланд, Бутан и Непал.

Прозвучала тема терроризма в Гоа и в связи с предстоящими в США президентскими выборами. Как заметил в Гоа г-н Путин, «мы не знаем, что будет после выборов президента США», поскольку г-жа Клинтон избрала агрессивную риторику и позицию в отношении России, тогда как г-н Трамп призывает к сотрудничеству с ней, по крайней мере, в части борьбы с международным терроризмом. Кстати, в канун выхода в свет этого номера «ДК» в американской столице игорного бизнеса Лас-Вегасе прошел заключительный раунд предвыборных теледебатов кандидатов в президенты США Хиллари Клинтон и Дональда Трампа. А уже через две с половиной недели, точнее, 8 ноября, определится, наконец, победитель этой необычной избирательной гонки, который наверняка задаст новый вектор развитию мира.

Под лежачий камень вода не течет

Что ж, для Казахстана в столь сложной и неопределенной международной ситуации верным средством сохранения внутренней стабильности остается многовекторность внешней политики, которая, конечно же, должна быть значительно активизирована по всем направлениям. Наша страна должна предпринять энергичные усилия по работе с теми международными организациями, объединениями, союзами и блоками государств, до которых раньше не особо доходили руки отечественных дипломатов. Вряд ли стоит сейчас экономить на командировочных для них с тем, чтобы они пробивали новые окна возможности как казахстанскому бизнесу, так и рядовым согражданам. Ведь не только далекие от нас Латинская Америка и Африка остаются вне зоны этих возможностей, но даже целый ряд азиатских стран, с которыми отношения у Казахстана находятся практически на нулевом уровне.

Азиатская «карта» сегодня вообще выглядит козырной для нашей страны как в плане привлечения инвестиций, так и передовых технологий, в том числе и государственного управления. К примеру, казахстанской дипломатии по примеру россиян стоило бы взяться за развитие связей нашей страны с блоком АСЕАН. Ведь наш северный сосед еще с середины 90-х годов прошлого века является полномасштабным партнером по диалогу с этим региональным объединением, был проведен саммит Россия – АСЕАН, руководство российского МИДа постоянно участвует в министерских совещаниях АСЕАН с партнерами по диалогу. Страны АСЕАН сегодня быстро развиваются, выводя этот блок на новый уровень экономической мощи и политической интеграции. Коллеги по редакции «ДК», побывавшие там, обратили внимание, что в местных аэропортах по прибытии предоставляется отдельный проход гражданам стран-участниц, как это делается и в Европейском союзе. Кроме того, к АСЕАН от Китая постепенно переходит статус «мастерской» мира из-за относительной дешевизны рабочей силы, а это означает, что вскоре именно оттуда пойдет в Казахстан основная масса потребительских товаров, как это уже имеет место в Старом Свете.

Кстати, об авиации –

авиаперевозчики-дискаун­теры этого региона настолько эффективны по ценам на билеты, что многие казахстанцы уже сегодня предпочитают путешествовать туда не напрямую из Алматы, а через, например, Тегеран в Куала-Лумпур на самолетах Air Asia, экономя не одну сотню долларов. Между тем в следующем году предстоит наплыв к нам китайских туристов на ЭКСПО-2017 и поэтому нужно уже сейчас впускать в наше небо азиатские авиакомпании наряду с тамошними железнодорожными перевозчиками, ибо мощностей наших транспортников просто не хватает для такого потока. К тому же фактически уже начался Год туризма Китая в Казахстане, поскольку определены уже туроператоры, ответственные за отправку и приемку туристов из Поднебесной, и начались их групповые поездки к нам. А на днях в Казахстане прошла презентация по продвижению туризма китайской провинции Юньнань. Провела ее делегация комитета по развитию туризма этой провинции во главе с заместителем директора Чэнь Шуюнем. Такой опыт весьма полезен и для регионов Казахстана, которые при содействии отечественной дипломатии могли бы привлекать зарубежных туристов.

А целом, конечно же, казахстанскому МИДу стоило бы сейчас максимально активизировать свою работу с отечественными СМИ на азиатских информационных рынках с тем, чтобы поставлять туда качественные новости и аналитику из нашей страны. Естественно, что деловая пресса, которая, кстати, представлена практически исключительно частными изданиями, могла бы играть здесь ключевую роль в освещении экономической жизни Казахстана. К примеру, у редакции «ДК» налажено сотрудничество с такими лидерами глобального информационного рынка как китайское агентство «Синьхуа», газета «Жэньминь жибао» и Международное радио Китая.

Вполне очевидно, что при этом не стоит забывать и о внутреннем информационном рынке, – ведь сейчас международные новости за редким исключением подаются на нем в основном урывочно, не создавая у читателей и зрителей цельного восприятия перемен, происходящих в мире. И надеяться здесь исключительно на интернет-ресурсы, так называемые «новые» медиа, генерирующие бессистемный поток далеко некачественной информации, было бы большой ошибкой со стороны государства. Ведь в таком случае может получиться, как в китайской поговорке, когда «в гуще белых облаков не видно белых облаков, а в журчании ручья не слышно, как журчит ручей»!

Индия. Бразилия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 октября 2016 > № 1939394 Тулеген Аскаров


Индия. Бангладеш. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 октября 2016 > № 1937261 Владимир Путин

Встреча лидеров БРИКС с главами делегаций государств – членов БИМСТЕК.

Владимир Путин принял участие в совместной встрече лидеров БРИКС с главами делегаций государств – участников регионального форума стран Бенгальского залива (БИМСТЕК).

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Дорогие коллеги!

Встречи в формате «аутрич» стали хорошей традицией. Они расширяют географию связей БРИКС, стимулируют экономическое взаимодействие с разными региональными интеграционными структурами.

Признательны Премьер-министру Индии за представленную возможность в этот раз обсудить перспективы партнёрских отношений БРИКС и Организации стран Бенгальского залива по многосекторному, технико-экономическому сотрудничеству.

Хотел бы остановиться на вопросе взаимного сопряжения проектов региональной интеграции, в которую вовлечены страны БРИКС с государствами Бенгальского залива. Несомненно, активно формирующаяся в мире зона свободной торговли несёт их участникам очевидную выгоду: увеличиваются потоки товаров и капитала, ускоряется темп экономического развития, создаются новые рабочие места.

В то же время есть реальные риски, что преференциальные и закрытые соглашения могут привести к фрагментации и дестабилизации мировой торговой системы. Поэтому убеждены, что региональные интеграционные процессы должны в обязательном порядке базироваться на общепринятых нормах, понятных и прозрачных правилах и гармонично дополнять, а не подменять многостороннюю торговую систему.

При этом Россия последовательно развивает торговые и инвестиционные связи с бенгальскими странами на двусторонней основе. Мы, например, активно взаимодействуем с Бангладеш в сфере мирного атома, реализуем крупный совместный проект по строительству АЭС «Руппур».

Подходы БРИКС и организации стран Бенгальского залива созвучны по многим вопросам международной повестки дня. Наши государства привержены принципам международного права, осуждают практику двойных стандартов, выступают за обеспечение равной и неделимой безопасности для всех.

С Таиландом налаживаем сотрудничество в традиционной энергетике. Наши компании работают с таиландской нефтегазовой корпорацией «Пи-Ти-Ти». Есть и другие примеры взаимодействия по крупным проектам.

В Мьянме «Тяжпромэкспорт» завершает строительство с использованием уникальных российских технологий крупного металлургического завода, ввод в эксплуатацию состоится в конце текущего года.

Начала работу российско-ланкийская межправительственная комиссия по торгово-экономическим и научно-техническим связям. Первое заседание состоялось в феврале текущего года.

В прошлом году Россия оказала помощь Непалу в преодолении последствий разрушительного землетрясения.

Отрадно, что подходы БРИКС и организации стран Бенгальского залива созвучны по многим вопросам международной повестки дня. Наши государства привержены принципам международного права и ключевой роли ООН в мировых делах, осуждают практику двойных стандартов, силовые сценарии, выступают за обеспечение равной и неделимой безопасности для всех.

Знаем, что страны Бенгальского залива стремятся наладить между собой более тесные взаимодействия в вопросах борьбы с террористической угрозой. Соответствующая работа ведётся и в БРИКС в рамках недавно созданной рабочей группы по противодействию терроризму. Поэтому, на наш взгляд, было бы полезно подумать о координации взаимных усилий на антитеррористическом направлении.

И в заключение хотел бы выразить уверенность, что сегодняшняя встреча придаст дополнительный импульс укреплению взаимовыгодных, дружественных отношений между странами двух объединений на основе равноправия, учёта и уважения интересов друг друга.

Благодарю вас за внимание, уважаемые коллеги.

Индия. Бангладеш. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 октября 2016 > № 1937261 Владимир Путин


Бразилия. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 октября 2016 > № 1937231 Владимир Путин

Саммит БРИКС.

Владимир Путин принял участие в VIII саммите БРИКС. Заседание началось в узком составе, затем продолжилось с участием членов делегаций стран БРИКС.

На повестке дня саммита – задачи укрепления стратегического партнёрства в БРИКС (англ. BRICS) как одного из ключевых международных объединений, развития многопрофильного сотрудничества в этом формате.

Кроме того, обсуждались вопросы борьбы с международным терроризмом и урегулирования ситуации в Сирии, повышения стабильности мировой экономики и финансов, совершенствования архитектуры глобального управления.

По итогам саммита лидерами стран БРИКС принят ряд документов, в частности Декларация Гоа и План действий по её реализации.

Среди принятых документов также положение о Комитете по таможенному сотрудничеству стран БРИКС и меморандумы о взаимопонимании между дипломатическими академиями и по созданию платформы сельскохозяйственных исследований стран БРИКС.

* * *

Выступление на саммите БРИКС в расширенном составе

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр Моди! Уважаемые коллеги и друзья!

Саммиты БРИКС всегда проходят в конструктивной и деловой атмосфере – благодаря Премьер-министру Моди, который смог создать очень непринуждённую обстановку, но в то же время очень конструктивную, деловую. Казалось бы, это мелочь, но на самом деле так и создаётся нормальное, хорошее деловое общение, так и достигаются конкретные результаты.

Страны «пятёрки» придерживаются близких позиций по актуальным глобальным и региональным проблемам, выступают за решительные действия по борьбе с терроризмом, совместное противодействие другим острым вызовам и угрозам современности.

Мы убеждены, что урегулирование международных конфликтов должно осуществляться исключительно политико-дипломатическими средствами, и не приемлем политику силового давления в любой форме, ущемления суверенитета других государств.

К нашей сегодняшней встрече подготовлены весьма важные договорённости. Декларация Гоа и План действий по её реализации, которые нам предстоит утвердить, это действительно комплексные документы, которые определяют ключевые задачи на предстоящий год и на перспективу. При этом мы высоко ценим то, что индийское председательство обеспечило преемственность и учёт инициатив, выдвинутых Россией год назад в Уфе.

Отмечу, что роль стран БРИКС в мировой экономике продолжает возрастать. Если в 2007 году наша доля в глобальном ВВП составляла менее 24 процентов, то в этом году она уже превышает 31 процент. «Пятёрка» активно участвует в разработке многосторонних решений и договорённостей, призванных ускорить глобальный рост и торговлю, решить проблемы занятости.

Страны БРИКС плодотворно взаимодействуют в рамках Всемирной торговой организации, «Группы двадцати», разделяют общие подходы по вопросам глобального развития, реформирования мировой финансово-экономической архитектуры.

Начата практическая работа Нового банка развития БРИКС и пула условных валютных резервов. Банком развития БРИКС уже одобрены первые пять инвестиционных проектов в области «чистой» энергетики – по одному для каждой из стран-участниц. Исходим из того, что банк будет активно развивать финансирование проектов в национальных валютах стран БРИКС.

Видим одной из ключевых задач на данном этапе принятие стратегии развития банка. Нужно определить географические и отраслевые приоритеты, а затем начать разработку критериев принятия новых членов в банк, зафиксировать основные параметры его инвестиционного портфеля.

С запуском пула валютных резервов у наших государств появляется возможность для более эффективной защиты наших валют от волатильности финансовых рынков. С февраля в центробанках БРИКС открыты специальные корреспондентские счета в национальных валютах.

В условиях обострения международной конкуренции призываем партнёров активизировать торговое и инвестиционное сотрудничество между государствами БРИКС. Это позволит реализовать преимущества, вытекающие из взаимодополняемого характера наших экономик, а также уменьшит уязвимость каждого государства «пятёрки» от неблагоприятных тенденций международной конъюнктуры.

Напомню, что год назад на саммите в Уфе наши страны приняли Стратегию экономического партнёрства БРИКС до 2020 года. Рассчитываем, что в скором времени будут согласованы дорожная карта инвестиционного сотрудничества БРИКС и план действий, которые позволят приступить к практической реализации этой стратегии.

Страны «пятёрки» придерживаются близких позиций по актуальным глобальным и региональным проблемам, выступают за решительные действия по борьбе с терроризмом, совместное противодействие другим острым вызовам и угрозам современности.

Считаем, что более эффективной может стать промышленная и технологическая кооперация государств объединения. Необходимо перевести в практическую плоскость инициативы по созданию союза литейной промышленности БРИКС, строительству центра обработки и хранения электронных данных, профессиональной подготовке кадров. Важно проработать идею учреждения энергетического агентства БРИКС. Поддерживаем предложение индийской стороны о запуске специального интернет-портала для малого и среднего бизнеса стран БРИКС.

Значительный потенциал видим для развития кооперации в области электронной коммерции. Сегодня это один из наиболее динамично развивающихся секторов экономики в мире. Поэтому нужно выработать общий подход стран БРИКС к регулированию её деятельности, а также созданию условий для безбарьерной электронной торговли между странами – членами объединения.

Хорошие перспективы есть и для сотрудничества в мирном использовании космоса. Только один пример: объединив данные наблюдений со спутников дистанционного зондирования поверхности Земли, страны БРИКС могли бы внести свой весомый вклад в решение стоящих перед человечеством проблем, таких как глобальное изменение климата, стихийные бедствия, защита окружающей среды.

Полагаем полезным ускорить работу по гармонизации таможенных процедур, в том числе обменяться опытом в вопросах введения «единого окна» для деятельности внешнеэкономических операторов, сообща работать над унификацией правил антимонопольного регулирования, вести дело к сближению производственных норм и технологических стандартов.

Отмечу активный практический вклад в работу нашего объединения Делового совета БРИКС.

Призываем партнёров активизировать торговое и инвестиционное сотрудничество стран БРИКС. Это позволит реализовать преимущества наших экономик, уменьшит уязвимость каждого государства «пятёрки» от неблагоприятных тенденций международной конъюнктуры.

Полагаем необходимым укреплять взаимодействие в БРИКС в сфере здравоохранения с целью обмена опытом в вопросах профилактики и пресечения распространения опасных инфекционных заболеваний, таких как эбола в Африке, а также риски, связанные с лихорадкой Зика в ряде государств Латинской Америки.

В ноябре 2017 года в Москве пройдет Глобальная конференция высокого уровня по туберкулёзу. На ней предполагается обсудить меры борьбы с этими и другими опасными эпидемиями. Приглашаем все страны БРИКС принять в ней участие.

Набирает темпы и гуманитарное сотрудничество «пятёрки». Индия провела ряд инициативных мероприятий, мы их поддерживаем.

Отмечаем начало практической работы учреждённого по инициативе России Сетевого университета БРИКС. За год к его работе присоединились 56 вузов наших стран. Убеждены, университет станет важным инструментом реализации многосторонних образовательных, научных и инновационных проектов.

В заключение хотел бы ещё раз подчеркнуть: мы готовы к продолжению тесного взаимодействия с партнёрами по БРИКС. И хочу выразить искреннюю признательность Премьер-министру Индии господину Моди за всю огромную работу, которая была проделана индийскими друзьями в ходе подготовки и проведения наших мероприятий.

Спасибо большое.

Бразилия. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 октября 2016 > № 1937231 Владимир Путин


Бразилия. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 октября 2016 > № 1937033 Владимир Путин

Встреча лидеров БРИКС с членами Делового совета БРИКС.

Владимир Путин принял участие во встрече лидеров стран БРИКС с представителями Делового совета организации. Обсуждались вопросы расширения торгового сотрудничества, сближение экономик стран «пятёрки», запуск новых совместных проектов.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр Моди! Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Бизнес, как известно, играет ключевую роль в решении стоящих перед странами БРИКС задач по обеспечению устойчивого развития и ускорению экономического роста. Руководство стран БРИКС учитывает мнение предпринимательских кругов при выработке перспективных планов торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества в рамках «пятёрки».

Большое значение в этом контексте имеет деятельность Делового совета, учреждённого в 2013 году, напомню, по предложению России. Совет заработал без раскачки, более того – стал выдвигать весьма полезные идеи и инициативы.

К примеру, от деловых кругов поступили предложения по вопросам устранения избыточных административных барьеров, оптимизации таможенного и технического регулирования, технологической стандартизации, упрощению визового режима для предпринимателей, а также по многим другим проблемам, мешающим ведению бизнеса.

В тесном взаимодействии с деловыми структурами разработана Стратегия экономического партнёрства БРИКС, которую, напомню, мы приняли год назад на саммите в России, в Уфе. В её развитие сейчас готовится дорожная карта инвестиционного сотрудничества. Рассчитываем, что бизнес примет самое активное участие в её наполнении конкретными проектами.

Россия будет и далее содействовать сближению экономик «пятёрки», формировать предпосылки для запуска новых бизнес-проектов, и приглашает предпринимательские круги стран БРИКС развивать партнёрские связи с российскими компаниями.

Считаем важным наладить тесные связи и взаимодействие Делового совета с Новым банком развития. Ожидаем соответствующих рекомендаций от предпринимательского сообщества по дальнейшему расширению проектной деятельности этого финансового института.

При поддержке Делового совета 12–14 октября в Нью-Дели, господин Премьер-министр только что сказал об этом, с успехом прошла первая Торговая ярмарка БРИКС. Это масштабное мероприятие продемонстрировало реальные возможности наших стран для наращивания экономического сотрудничества, расширения промышленной и технологической кооперации.

У БРИКС ёмкий потребительский рынок, в который вовлечено три миллиарда человек, большие запасы сырьевых и энергетических ресурсов, развитая научно-техническая база.

Россия будет и далее содействовать сближению экономик «пятёрки», формировать предпосылки для запуска новых бизнес-проектов, и приглашает предпринимательские круги всех стран БРИКС работать на нашем рынке, развивать партнёрские связи с российскими компаниями.

И мы, конечно, будем и далее всячески поддерживать деятельность Делового совета как важного механизма укрепления взаимовыгодного партнёрства стран БРИКС.

Благодарю вас за внимание.

Бразилия. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 16 октября 2016 > № 1937033 Владимир Путин


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 октября 2016 > № 1931912 Владимир Путин

Заявление для прессы по итогам российско-индийских переговоров.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Дамы и господа! Дорогие друзья!

Прежде всего хочу поздравить наших индийских друзей с началом полноценной работы второго энергоблока атомной электростанции «Куданкулам» и, конечно, с запуском строительства третьего и четвёртого блоков электростанции.

Возводимая по самым современным российским технологиям и с участием наших специалистов атомная станция будет существенным вкладом в обеспечение энергетической безопасности Индии и повышение ее энергообеспеченности, поможет расширить доступ жителей и промышленных производств к надёжным и бесперебойным поставкам электроэнергии и тем самым даст дополнительный импульс к росту индийской национальной экономики.

Россия будет и дальше оказывать всемерное содействие нашим индийским коллегам в развитии ядерной энергетики. Ведется работа над межправсоглашениям по пятому и шестому блокам АЭС «Куданкулам». Всего же на основе российских технологий, наработок в ближайшие 20 лет может быть построено не менее 12 атомных реакторов.

Наша страна также является надежным поставщиком углеводородов на индийский рынок, господин Премьер-министр уже упоминал. «Роснефть» в течение 10 лет намерена экспортировать в Индию 100 миллионов тонн нефти. «Газпром» начал реализацию долгосрочного контракта на поставку 2,5 миллионов тонн СПГ в год. Россия экспортирует в Индию уголь, в первом полугодии этого года поставлено 2 миллиона тонн.

Подчеркну, мы настроены расширять двустороннее сотрудничество не только в энергетике, но и по всем другим направлениям. Россия и Индия – особо привилегированные стратегические партнёры. Господин Премьер-министр говорил о дружбе между нашими странами, которая сложилась в течение многих-многих лет. Мы намерены и дальше идти именно по этому пути.

Наши страны связывает давняя история и взаимопонимание. В следующем году, здесь уже было сказано об этом, мы отмечаем 70-летие дипломатических отношений.

В ходе переговоров с Премьер-министром Индии, сначала в узком, затем в расширенном составе – с участием руководителей министерств и ведомств обеих стран, глав крупных компаний – подробно обсудили текущее состояние и перспективы наших отношений, нашего сотрудничества во всех областях. По итогам принято совместное заявление и подписан солидный пакет документов. Уважаемые представители прессы, вы были свидетелями этого события.

Разумеется, особое внимание было уделено торгово-экономическому сотрудничеству. С удовлетворением отметили, что в структуре встречных экспортно-импортных потоков преобладают товары с высокой добавленной стоимостью, продукция машиностроения и промышленной переработки.

Есть, конечно, проблемы, связанные со снижением цен на традиционные статьи российского экспорта, связанные с курсовыми разницами, сказывается волатильность цен. Мы договорились наращивать общие усилия для возврата торговли на траекторию устойчивого роста.

Большие перспективы видим в создании зоны свободной торговли между Индией и Евразийским экономическим союзом. Экспертные и деловые круги поддерживают заключение такого соглашения. Рассчитываем, что решение о начале переговоров будет принято лидерами стран ЕАЭС уже в декабре этого года на очередном заседании Высшего Евразийского экономического совета.

Нацелены активно развивать с Индией двустороннее инвестиционные связи. В прошлом году объём накопленных взаимных капиталовложений достиг 12 миллиардов. Таким образом мы вплотную приблизились к поставленной на 2025 год цели инвестиций – 15 миллиардов долларов.

Активно работает Межправкомиссия, очередное заседание которой состоялось 13 сентября в Нью-Дели. По ее линии согласовано двадцать крупных инвестиционных проектов в инфраструктурной, строительной, инновационной отраслях. Средства на их реализацию предоставит создаваемый сегодня фонд между РФПИ и Национальной инфраструктурной корпорацией Индии. Об этом мой уважаемый коллега уже тоже сказал.

Компании обеих стран углубляют промышленную кооперацию. Российские предприятия проявляют большой интерес к индийской инициативе «Делай в Индии». Идут переговоры о налаживании лицензионного производства гражданского самолета «Сухой Суперджет 100», а также о совместной разработке регионального пассажирского самолета.

В работе будут принимать участие «Российские железные дороги», «Объединенная судостроительная корпорация», «Роскосмос».

Успешно развивается сотрудничество в военной и военно-технической сфере. Россия не только осуществляет поставки вооружений и боевой техники, но и открывает в Индии совместные производства самых современных ее образцов. Налажен, например, выпуск истребителей (Су-30МКИ), танков (Т-90), противокорабельных ракетных комплексов («БраМос»). В планах – начать собирать в Индии многоцелевые вертолеты, военные фрегаты.

Нацелены укреплять гуманитарные связи. В прошлом году в России прошел Фестиваль индийской культуры, а в этом — Фестиваль российской культуры в Индии.

Профильные ведомства двух стран готовят масштабную Программу культурных обменов на 2017–2018 годы. Большое число мероприятий, концертов, выставок намечено на следующий год, который, как уже упоминал, станет юбилейным для российско-индийских отношений.

И, разумеется, мы ведем очень обстоятельный диалог по всей международной проблематике, где позиции Индии и России очень близки или совпадают. Одно из приоритетных направлений – это совместная борьба с террором.

Большое спасибо за внимание.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 15 октября 2016 > № 1931912 Владимир Путин


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 октября 2016 > № 1932120 Владимир Путин

Президент России Владимир Путин посетит Индию 15-16 октября. Как сообщила ранее пресс-служба Кремля, он проведет переговоры с премьер-министром страны Нарендрой Моди, а также примет участие в VIII саммите БРИКС. По итогам саммита планируется принять декларацию Гоа и план действий, которые определят приоритеты взаимодействия на ближайшую перспективу, а также другие важные документы в области экономического, финансового и гуманитарного сотрудничества.

В преддверии саммита Владимир Путин рассказал в интервью РИА Новости и индийскому агентству IANS о сферах российско-индийского сотрудничества и ожиданиях от предстоящего саммита БРИКС.

- Отношения России и Индии можно охарактеризовать как привилегированное стратегическое партнерство. В экономической сфере ярким тому примером является сотрудничество в атомной энергетике, о чем свидетельствует проект по строительству АЭС "Куданкулам". В каких еще сферах российско-индийского сотрудничества можно было бы говорить о схожем успехе?

— Индия – особо привилегированный стратегический партнер России. Сотрудничество между нашими странами успешно развивается по всем направлениям на основе прочных традиций дружбы, доверия, уважения друг к другу.

Россия и Индия – союзники в деле обеспечения стратегической безопасности и стабильности, построения справедливого миропорядка. Мы тесно работаем в ведущих многосторонних объединениях – БРИКС, "Группе двадцати", ООН.

В октябре исполняется 16 лет подписанию основополагающего документа российско-индийских отношений – Декларации о стратегическом партнерстве. За это время была проделана большая работа по развитию всего комплекса двусторонних связей.

Ведется активный политический диалог: каждый год проходят встречи на высшем уровне. Эффективно работает межправительственная комиссия по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству. В регулярном контакте находятся главы внешнеполитических ведомств, руководство аппаратов советов безопасности, отраслевые министерства. Последовательно расширяются межпарламентские, межрегиональные, деловые и гуманитарные обмены. Сформирована мощная договорно-правовая база, насчитывающая более 250 соглашений.

Индия была и остается значимым внешнеторговым партнером России. И хотя в 2015 году объем товарооборота уменьшился на 7,8 процента, мы настроены вместе с индийскими партнерами преодолеть эту негативную тенденцию, связанную, по нашему мнению, преимущественно с волатильностью глобальных рынков и нестабильностью валютных курсов. Тем более что наши торговые обмены носят обоюдовыгодный характер, а их структура свидетельствует о взаимодополняемости экономик двух стран. В российском экспорте и в поставках из вашей страны значительную долю занимает продукция машиностроения и химической промышленности.

Важную роль в российско-индийском торгово-экономическом сотрудничестве играет сфера энергетики. Крупнейший долгосрочный проект – сооружение АЭС "Куданкулам". В августе 2016 года с премьер-министром господином Моди мы приняли участие в церемонии передачи Республике Индия первого энергоблока АЭС. В скором будущем будет пущен и второй блок станции. Вывод на номинальную мощность первого и второго блока заметно повысит энергообеспеченность Индии, усилит ее энергобезопасность.

Госкорпорация "Росатом" и индийская Корпорация по атомной энергии начали подготовку к сооружению третьего и четвертого блоков. Ведется работа по согласованному графику. Проект осуществляется на средства, предоставленные Россией: государственный кредит составляет 3,4 миллиарда долларов – 85 процентов общей стоимости контрактов, заключенных с российскими организациями. Переходим к локализации в Индии производства компонентов. Приступили к изучению вопроса о строительстве АЭС на других площадках в Индии. Налаживается технологическое сотрудничество в области обогащения урана.

Укрепляется двусторонняя кооперация в традиционной энергетике. На Петербургском международном экономическом форуме в июне 2016 года "Роснефть" подписала договор с индийским консорциумом компаний о продаже им 23,9 процента акций АО "Ванкорнефть", владеющего Ванкорским месторождением в Красноярском крае. Кроме того, "Роснефть" продала индийским компаниям доли акций в компании "Таас-ЮряхНефтегазодобыча", разрабатывающей месторождение в Восточной Сибири.

На повестке дня – совершенствование структуры товарооборота за счет наращивания поставок высокотехнологичной продукции и развития производственной кооперации. На индийском рынке работают такие известные российские компании, как "Силовые машины", "Газпром", "Стройтрансгаз", группа НЛМК, Уралмашзавод, "СИБУР Холдинг", "Мечел", "КамАЗ" и многие другие.

Крупные и перспективные проекты реализуются в машиностроении, химической и горнорудной промышленности, авиастроении, фармацевтике, медицине, в области нано- и биотехнологий. Набирает обороты финансово-банковское сотрудничество, в том числе с участием банка ВТБ и Сбербанка России. Очевидно, что российский бизнес видит реальные перспективы и высокую привлекательность индийского рынка.

Наши страны активно взаимодействуют в сфере военно-технического сотрудничества. Россия продолжает лидировать в области как прямых поставок новейших образцов вооружения и военной техники, так и совместных с Индией исследований, а также производства продукции военного назначения. Среди совместных успешных проектов – производство сверхзвуковой крылатой ракеты "БраМос", а также разработка истребителя нового, пятого поколения.

Добавлю, что многие российские проекты в Индии имеют не только коммерческую, но и социально-экономическую значимость для экономики двух стран, гармонично вписываются в программу новой индустриализации Индии, инициированную господином Моди.

- Уровень инвестиционного сотрудничества – один из критериев надежных двусторонних отношений и доверия между странами. Какие в этой связи шаги планируется предпринять с учетом предстоящего российско-индийского саммита? Смогут ли планы по приватизации российских компаний повлиять на увеличение российско-индийского инвестиционного партнерства?

— В ходе визита в Индию мы, безусловно, рассчитываем придать новый импульс двусторонним торгово-экономическим связям, тем более что компании обеих стран заинтересованы в реализации новых взаимовыгодных проектов. Объем накопленных российских капиталовложений в Индии составляет порядка 4 миллиардов долларов, в то время как индийский бизнес вложил в экономику России в два раза больше – около 8 миллиардов долларов.

Уверен, Россия и Индия способны значительно нарастить объемы двусторонних инвестиций. С целью стимулирования взаимного притока капиталов планируем обсудить с индийскими партнерами возможность модернизации двустороннего соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Нацеливаем институты развития – Российский фонд прямых инвестиций и Внешэкономбанк – на более активное участие в финансовом обеспечении инвестиционной деятельности российских компаний.

В рамках межправкомиссии создана и успешно функционирует специальная рабочая группа по приоритетным инвестиционным проектам. Профильные ведомства двух стран совместно с Российско-индийском форумом по торговле и инвестициям проводят тщательный отбор перспективных деловых инициатив; работают над выявлением и устранением препятствий для свободного движения товаров, капиталов и услуг.

На сегодняшний день отобрано 20 приоритетных проектов – десять российских и десять индийских – в таких областях, как транспортное машиностроение, химическая промышленность, авиастроение и фармацевтика. Среди них строительство компанией СИБУР завода по выпуску бутилкаучука мощностью 100 тысяч тонн в год в городе Джамнагар, производство российской компанией "Световые технологии" осветительного оборудования общего и специального назначения в городе Джигани, штат Карнатака. АФК "Система" разрабатывает модель "умного города" в Индии. "Даурия Аэроспейс" работает над развертыванием группировки телекоммуникационных аппаратов NextStar на геостационарной орбите Земли. Реализация этих проектов будет осуществляться при поддержке правительств двух стран.

- Саммиты БРИКС уже вошли в глобальную повестку дня и проводятся на регулярной основе. Однако разницы между итоговыми декларациями от саммита к саммиту почти нет. Что, по вашему мнению, необходимо сделать, чтобы сотрудничество в рамках БРИКС стало более содержательным, эффективным и конкретным?

— БРИКС – один из ключевых элементов формирующегося многополярного мира. Участники "пятерки" неизменно подтверждают приверженность основополагающим принципам международного права, содействуют укреплению центральной роли ООН. Наши страны не приемлют политику силового давления и ущемления суверенитета других государств. У нас созвучные подходы к актуальным международным проблемам, в том числе по сирийскому кризису, ближневосточному урегулированию.

Поэтому в итоговых декларациях саммитов – и встреча в Гоа в этом отношении не станет исключением – подтверждается наша общая приверженность основополагающим принципам межгосударственного общения, прежде всего соблюдению международного права при центральной координирующей роли ООН. На фоне попыток ряда государств Запада продавливать свои односторонние подходы такая позиция приобретает особое значение.

По традиции в декларациях лидеров БРИКС на основе консенсуса фиксируются принципиальные подходы по широкому кругу проблем, определяются задачи развития "пятерки" на ближайшую перспективу, которые служат ориентиром для дальнейших шагов по укреплению стратегического партнерства между нашими государствами в различных областях.

Что же касается практического наполнения взаимодействия в рамках "пятерки", то хотел бы обратить внимание на следующий факт. На сегодняшний день в БРИКС существует более 30 межведомственных форматов сотрудничества в политической, экономической, гуманитарной областях, в сферах безопасности и правоохранительной деятельности.

Конкретным примером взаимодействия является создание Нового банка развития (НБР) и пула условных валютных резервов БРИКС с совокупным капиталом в 200 миллиардов долларов. Уверен, что по мере становления банка практическая отдача от его деятельности будет только нарастать, в том числе за счет проектов, способствующих интеграции между странами БРИКС. В этом году НБР приступил к работе, им были одобрены первые проекты во всех странах "пятерки". Приоритет на данном этапе – возобновляемая энергетика. В России это строительство малых ГЭС в Карелии мощностью 50 МВт на сумму 100 миллионов долларов.

Наши страны активно взаимодействуют в рамках "Группы двадцати", в том числе в ходе текущего китайского председательства. Так, государства БРИКС взяли на себя обязательства по выполнению плана действий по противодействию размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения. Стремимся на системной основе заниматься сближением позиций в ВТО в целях совершенствования правил и стимулирования многосторонних переговоров в рамках организации.

Поэтому считаю, что сотрудничество в рамках БРИКС уже начало давать практические результаты. Необходимо продолжать работать над их укреплением и искать темы, представляющие взаимный интерес для стран "пятерки".

На повестке дня саммита в Гоа – рассмотрение первых итогов реализации принятой в Уфе стратегии экономического партнерства БРИКС, доработка проекта дорожной карты торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества стран БРИКС на период до 2020 года. В наших планах создание новых форматов и механизмов сотрудничества с партнерами, в рамках которых будут вырабатываться согласованные меры по развитию связей в различных сферах. При этом в фокусе внимания останется решение вопросов, связанных с упрочением международной безопасности и стабильности, укреплением конкурентоспособности наших экономик, содействием международному развитию.

Поддерживаем также инициативы индийского председательства в таких областях, как взаимодействие стран БРИКС в сельском хозяйстве, железнодорожном транспорте, спорте, туризме и прямых контактах между людьми.

- С какими предложениями вы едете и что ожидаете от предстоящего саммита БРИКС? Что, на ваш взгляд, смогут записать участники объединения в копилку своей работы по результатам этой встречи? Какие еще проекты, кроме Нового банка развития, могли бы стать подтверждением полезности данного формата взаимодействия?

— Прежде всего хотел бы выразить благодарность индийскому руководству, которое в рамках председательства Индии в БРИКС неизменно уделяло большое внимание углублению и консолидации стратегического партнерства в объединении. Уверен, что саммит в Гоа, который пройдет под девизом преемственности и инноваций, будет весьма результативным.

Предстоящая встреча – хорошая возможность для лидеров "пятерки", чтобы сверить часы по ключевым вопросам международной повестки дня. Мы полны решимости сотрудничать в деле борьбы с терроризмом, наркоугрозой, коррупцией, сообща вносить вклад в урегулирование конфликтов, обеспечение международной информационной безопасности. Всех нас беспокоит сохраняющаяся нестабильность в мировой экономике. Вместе с партнерами подумаем над тем, что можно предпринять для дальнейшего сплочения наших усилий перед лицом этих вызовов.

Ожидаем, что саммит БРИКС в Гоа откроет новые возможности для деятельности на экономическом и гуманитарном направлениях. Безусловно, предметом обсуждения станут вопросы кредитования проектов по линии Нового банка развития, полноформатного запуска функционирования пула условных валютных резервов БРИКС. Имеется в виду обменяться мнениями о проводимой работе по линии высоких представителей по вопросам безопасности, профильных министерских встреч, экспертных форматов взаимодействия, Сетевого университета БРИКС, Делового совета. На сегодняшний день, например, завершена работа по подготовке к подписанию меморандумов о сотрудничестве между таможенными службами, дипломатическими академиями наших государств, а также о создании платформы сельскохозяйственных исследований БРИКС.

Благодарны нашим индийским партнерам за обеспечение преемственности повестки дня БРИКС по итогам прошедшего в России в июле 2015 года уфимского саммита. Принятые на нем уфимская декларация и план действий начали претворяться в жизнь. Индийскими партнерами был также выдвинут ряд инициатив, которые мы планируем рассмотреть в ходе саммита.

Что касается конкретных российских предложений к саммиту в Гоа, то напомню, что в ходе нашего председательства была принята стратегия экономического партнерства, охватывающая перспективные направления сотрудничества между странами "пятерки". В настоящее время идет подготовка плана действий по ее выполнению. Российской стороной предложено более 60 проектов, своего рода дорожная карта, которые могли бы быть реализованы совместно с партнерами по БРИКС – с кем-то одним или всеми вместе. Считаю, что, если мы сможем совместно определить партнеров для реализации указанных проектов, это станет важным шагом в направлении модернизации экономик наших стран.

Россия также выступает за активизацию сотрудничества в электронной торговле – анализ основных барьеров в данной сфере между странами, выработка лучших практик регулирования и т. д., в вопросах упрощения процедур торговли – с привлечением Евразийской экономической комиссии, поддержки малого и среднего предпринимательства – запуск интернет-портала для малых и средних предприятий стран БРИКС, охраны интеллектуальной собственности.

- Вы часто говорите о необходимости сопряжения интеграционных процессов, в частности ЕАЭС и экономического пояса Шелкового пути. Как можно было бы использовать действующий формат БРИКС для реализации подобных инициатив?

— В мировой экономике и финансах сохраняется сложная ситуация, еще не преодолены последствия глобального финансового кризиса. В этой связи вызывает сожаление, что некоторые страны пытаются решить накопившиеся проблемы посредством протекционистских мер, попыток создания таких закрытых и непрозрачных проектов, как Транстихоокеанское партнерство или Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство. Россия, как и наши партнеры по БРИКС, остается приверженной формированию открытых экономических пространств, носящих недискриминационный характер и опирающихся на принципы ВТО.

Напомню, 9 июля 2015 года в Уфе состоялась встреча в формате "аутрич" с участием лидеров стран, входящих в Евразийский экономический союз, ШОС, и государств-наблюдателей при ШОС. На ней в частности обсуждался вопрос сопряжения крупных инфраструктурных проектов регионального и трансрегионального масштабов.

В этом контексте мы также выдвинули идею сопряжения строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. В перспективе этот процесс мог бы послужить основой для формирования большого евразийского партнерства с участием широкого круга стран, входящих в Евразийский экономический союз, ШОС и АСЕАН. Исходим из того, что партнерство будет открытым для присоединения всех заинтересованных стран и выстраиваться на принципах транспарентности и взаимного уважения. Потенциал сотрудничества стран БРИКС также может быть задействован для реализации этой инициативы. Рассчитываем на поддержку нашего предложения со стороны Индии, которая проявляет в этом серьезную заинтересованность.

Уверены, что эта тема получит свое продолжение в Гоа на встрече лидеров стран БРИКС и регионального объединения БИМСТЕК.

- Если представить себе территорию от Индии до российских границ, понимаешь, что она непростая, с массой проблем и противоречий. На ваш взгляд, какие вызовы и проблемы станут главными и самыми острыми для стран региона в ближайшие десять лет?

— Ситуация на пространстве между Индией и Россией остается напряженной. В частности, продолжает вызывать беспокойство положение дел в Афганистане. Необходимы решительные действия, чтобы помочь этой стране справиться с такими вызовами и угрозами, как терроризм, экстремизм, незаконный оборот наркотиков. Россия и Индия едины в необходимости поддержки усилий по национальному примирению на основе принципов международного права, заинтересованы в углублении конструктивного многостороннего сотрудничества в целях оказания помощи Афганистану в решении проблем внутренней безопасности, наращивании антинаркотического потенциала, обеспечении социально-экономического развития и расширении взаимосвязанности.

В более широком плане наша страна настроена на развитие в упомянутом регионе таких форматов взаимодействия, которые позволяли бы оперативно реагировать на возникающие вызовы безопасности, вести совместный поиск путей купирования потенциальных угроз. На наш взгляд, основную роль здесь призвана играть Шанхайская организация сотрудничества, которая последовательно расширяет свою географию: в процессе присоединения к организации сейчас, например, находятся Индия и Пакистан. В рамках ШОС наращиваются усилия по повышению доверия, укреплению подлинно коллективных начал в кризисном реагировании, развитию многоплановой кооперации.

Сглаживанию противоречий способствует также активное продвижение Россией – при поддержке наших партнеров – уже упомянутых планов построения единого экономического пространства в Евразии. Такая "интеграция интеграций", основанная на принципах открытости и учета интересов всех национальных экономик, позволит включить этот регион в общее развитие, упрочит его стабильность.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 13 октября 2016 > № 1932120 Владимир Путин


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 13 октября 2016 > № 1931914 Владимир Путин

Интервью Владимира Путина МИА «Россия сегодня» и информагентству IANS.

В преддверии визита в Индию Владимир Путин дал интервью Международному информационному агентству «Россия сегодня» и информационному агентству IANS.

Вопрос: Отношения России и Индии можно охарактеризовать как привилегированное стратегическое партнёрство. В экономической сфере ярким тому примером является сотрудничество в атомной энергетике, о чём свидетельствует проект по строительству АЭС «Куданкулам». В каких ещё сферах российско-индийского сотрудничества можно было бы говорить о схожем успехе?

В.Путин: Индия – особо привилегированный стратегический партнёр России. Сотрудничество между нашими странами успешно развивается по всем направлениям на основе прочных традиций дружбы, доверия, уважения друг к другу.

Россия и Индия – союзники в деле обеспечения стратегической безопасности и стабильности, построения справедливого миропорядка. Мы тесно работаем в ведущих многосторонних объединениях – БРИКС, «Группе двадцати», ООН.

В октябре исполняется 16 лет подписанию основополагающего документа российско-индийских отношений – Декларации о стратегическом партнёрстве. За это время была проделана большая работа по развитию всего комплекса двусторонних связей.

Ведётся активный политический диалог: каждый год проходят встречи на высшем уровне. Эффективно работает Межправительственная комиссия по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству. В регулярном контакте находятся главы внешнеполитических ведомств, руководство аппаратов советов безопасности, отраслевые министерства. Последовательно расширяются межпарламентские, межрегиональные, деловые и гуманитарные обмены. Сформирована мощная договорно-правовая база, насчитывающая более 250 соглашений.

Индия была и остаётся значимым внешнеторговым партнёром России. И хотя в 2015 году объём товарооборота уменьшился на 7,8 процента, мы настроены вместе с индийскими партнёрами преодолеть эту негативную тенденцию, связанную, по нашему мнению, преимущественно с волатильностью глобальных рынков и нестабильностью валютных курсов. Тем более что наши торговые обмены носят обоюдовыгодный характер, а их структура свидетельствует о взаимодополняемости экономик двух стран. В российском экспорте и в поставках из Вашей страны значительную долю занимает продукция машиностроения и химической промышленности.

Важную роль в российско-индийском торгово-экономическом сотрудничестве играет сфера энергетики. Крупнейший долгосрочный проект – сооружение АЭС «Куданкулам». В августе 2016 года с Премьер-министром господином Моди мы приняли участие в церемонии передачи Республике Индия первого энергоблока АЭС. В скором будущем будет пущен и второй блок станции. Вывод на номинальную мощность первого и второго блока заметно повысит энергообеспеченность Индии, усилит её энергобезопасность.

Госкорпорация «Росатом» и индийская Корпорация по атомной энергии начали подготовку к сооружению третьего и четвёртого блоков. Ведётся работа по согласованному графику. Проект осуществляется на средства, предоставленные Россией: государственный кредит составляет 3,4 миллиарда долларов – 85 процентов общей стоимости контрактов, заключённых с российскими организациями. Переходим к локализации в Индии производства компонентов. Приступили к изучению вопроса о строительстве АЭС на других площадках в Индии. Налаживается технологическое сотрудничество в области обогащения урана.

Россия и Индия – союзники в деле обеспечения стратегической безопасности и стабильности, построения справедливого миропорядка.

Укрепляется двусторонняя кооперация в традиционной энергетике. На Петербургском международном экономическом форуме в июне 2016 года «Роснефть» подписала договор с индийским консорциумом компаний о продаже им 23,9 процента акций АО «Ванкорнефть», владеющим Ванкорским месторождением в Красноярском крае. Кроме того, «Роснефть» продала индийским компаниям доли акций в компании «Таас-ЮряхНефтегазодобыча», разрабатывающей месторождение в Восточной Сибири.

На повестке дня – совершенствование структуры товарооборота за счёт наращивания поставок высокотехнологичной продукции и развития производственной кооперации. На индийском рынке работают такие известные российские компании, как «Силовые машины», «Газпром», «Стройтрансгаз», группа «НЛМК», «Уралмашзавод», «СИБУР Холдинг», «Мечел», «КамАЗ» и многие другие.

Крупные и перспективные проекты реализуются в машиностроении, химической и горнорудной промышленности, авиастроении, фармацевтике, медицине, в области нано- и биотехнологий. Набирает обороты финансово-банковское сотрудничество, в том числе с участием банка «ВТБ» и «Сбербанка России». Очевидно, что российский бизнес видит реальные перспективы и высокую привлекательность индийского рынка.

Наши страны активно взаимодействуют в сфере военно-технического сотрудничества. Россия продолжает лидировать в области как прямых поставок новейших образцов вооружения и военной техники, так и совместных с Индией исследований, а также производства продукции военного назначения. Среди совместных успешных проектов – производство сверхзвуковой крылатой ракеты «БраМос», а также разработка истребителя нового, пятого поколения.

Добавлю, что многие российские проекты в Индии имеют не только коммерческую, но и социально-экономическую значимость для экономики двух стран, гармонично вписываются в программу новой индустриализации Индии, инициированную господином Моди.

Вопрос: Уровень инвестиционного сотрудничества – один из критериев надёжных двусторонних отношений и доверия между странами. Какие в этой связи шаги планируется предпринять с учётом предстоящего российско-индийского саммита? Смогут ли планы по приватизации российских компаний повлиять на увеличение российско-индийского инвестиционного партнёрства?

В.Путин: В ходе визита в Индию мы, безусловно, рассчитываем придать новый импульс двусторонним торгово-экономическим связям, тем более что компании обеих стран заинтересованы в реализации новых взаимовыгодных проектов. Объём накопленных российских капиталовложений в Индии составляет порядка 4 миллиардов долларов, в то время как индийский бизнес вложил в экономику России в два раза больше – около 8 миллиардов долларов.

Уверен, Россия и Индия способны значительно нарастить объемы двусторонних инвестиций. С целью стимулирования взаимного притока капиталов планируем обсудить с индийскими партнёрами возможность модернизации двустороннего соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Нацеливаем институты развития – Российский фонд прямых инвестиций и Внешэкономбанк – на более активное участие в финансовом обеспечении инвестиционной деятельности российских компаний.

В рамках межправкомиссии создана и успешно функционирует специальная рабочая группа по приоритетным инвестиционным проектам. Профильные ведомства двух стран совместно с Российско-индийском форумом по торговле и инвестициям проводят тщательный отбор перспективных деловых инициатив; работают над выявлением и устранением препятствий для свободного движения товаров, капиталов и услуг.

На сегодняшний день отобрано 20 приоритетных проектов – 10 российских и 10 индийских – в таких областях, как транспортное машиностроение, химическая промышленность, авиастроение и фармацевтика. Среди них строительство компанией «СИБУР» завода по выпуску бутилкаучука мощностью 100 тысяч тонн в год в городе Джамнагар, производство российской компанией «Световые технологии» осветительного оборудования общего и специального назначения в городе Джигани, штат Карнатака. АФК «Система» разрабатывает модель «умного города» в Индии. «Даурия Аэроспейс» работает над развёртыванием группировки телекоммуникационных аппаратов «NextStar» на геостационарной орбите Земли. Реализация этих проектов будет осуществляться при поддержке правительств двух стран.

Вопрос: Саммиты БРИКС уже вошли в глобальную повестку дня и проводятся на регулярной основе. Однако разницы между итоговыми декларациями от саммита к саммиту почти нет. Что, по Вашему мнению, необходимо сделать, чтобы сотрудничество в рамках БРИКС стало более содержательным, эффективным и конкретным?

В.Путин: БРИКС – один из ключевых элементов формирующегося многополярного мира. Участники «пятёрки» неизменно подтверждают приверженность основополагающим принципам международного права, содействуют укреплению центральной роли ООН. Наши страны не приемлют политику силового давления и ущемления суверенитета других государств. У нас созвучные подходы к актуальным международным проблемам, в том числе по сирийскому кризису, ближневосточному урегулированию.

Поэтому в итоговых декларациях саммитов – и встреча в Гоа в этом отношении не станет исключением – подтверждается наша общая приверженность основополагающим принципам межгосударственного общения, прежде всего соблюдению международного права при центральной координирующей роли ООН. На фоне попыток ряда государств Запада продавливать свои односторонние подходы такая позиция приобретает особое значение.

По традиции в декларациях лидеров БРИКС на основе консенсуса фиксируются принципиальные подходы по широкому кругу проблем, определяются задачи развития «пятёрки» на ближайшую перспективу, которые служат ориентиром для дальнейших шагов по укреплению стратегического партнёрства между нашими государствами в различных областях.

Что же касается практического наполнения взаимодействия в рамках «пятёрки», то хотел бы обратить внимание на следующий факт. На сегодняшний день в БРИКС существует более 30 межведомственных форматов сотрудничества в политической, экономической, гуманитарной областях, в сферах безопасности и правоохранительной деятельности.

На повестке дня саммита в Гоа – рассмотрение первых итогов реализации принятой в Уфе Стратегии экономического партнёрства БРИКС, доработка проекта дорожной карты торгово-экономического сотрудничества до 2020 года.

Конкретным примером взаимодействия является создание Нового банка развития (НБР) и пула условных валютных резервов БРИКС с совокупным капиталом в 200 миллиардов долларов. Уверен, что по мере становления банка практическая отдача от его деятельности будет только нарастать, в том числе за счёт проектов, способствующих интеграции между странами БРИКС. В этом году НБР приступил к работе, им были одобрены первые проекты во всех странах «пятёрки». Приоритет на данном этапе – возобновляемая энергетика. В России это строительство малых ГЭС в Карелии мощностью 50 МВт на сумму 100 миллионов долларов.

Наши страны активно взаимодействуют в рамках «Группы двадцати», в том числе в ходе текущего китайского председательства. Так, государства БРИКС взяли на себя обязательства по выполнению Плана действий по противодействию размыванию налоговой базы и выводу прибыли из–под налогообложения. Стремимся на системной основе заниматься сближением позиций в ВТО в целях совершенствования правил и стимулирования многосторонних переговоров в рамках организации.

Поэтому считаю, что сотрудничество в рамках БРИКС уже начало давать практические результаты. Необходимо продолжать работать над их укреплением и искать темы, представляющие взаимный интерес для стран «пятёрки».

На повестке дня саммита в Гоа – рассмотрение первых итогов реализации принятой в Уфе Стратегии экономического партнёрства БРИКС, доработка проекта дорожной карты торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества стран БРИКС на период до 2020 года. В наших планах создание новых форматов и механизмов сотрудничества с партнёрами, в рамках которых будут вырабатываться согласованные меры по развитию связей в различных сферах. При этом в фокусе внимания останется решение вопросов, связанных с упрочением международной безопасности и стабильности, укреплением конкурентоспособности наших экономик, содействием международному развитию.

Поддерживаем также инициативы индийского председательства в таких областях, как взаимодействие стран БРИКС в сельском хозяйстве, железнодорожном транспорте, спорте, туризме и прямых контактах между людьми.

Вопрос: С какими предложениями Вы едете и что ожидаете от предстоящего саммита БРИКС? Что, на Ваш взгляд, смогут записать участники объединения в копилку своей работы по результатам этой встречи? Какие ещё проекты, кроме Нового банка развития, могли бы стать подтверждением полезности данного формата взаимодействия?

В.Путин: Прежде всего хотел бы выразить благодарность индийскому руководству, которое в рамках председательства Индии в БРИКС неизменно уделяло большое внимание углублению и консолидации стратегического партнёрства в объединении. Уверен, что саммит в Гоа, который пройдёт под девизом преемственности и инноваций, будет весьма результативным.

Предстоящая встреча – хорошая возможность для лидеров «пятёрки», чтобы сверить часы по ключевым вопросам международной повестки дня. Мы полны решимости сотрудничать в деле борьбы с терроризмом, наркоугрозой, коррупцией, сообща вносить вклад в урегулирование конфликтов, обеспечение международной информационной безопасности. Всех нас беспокоит сохраняющаяся нестабильность в мировой экономике. Вместе с партнёрами подумаем над тем, что можно предпринять для дальнейшего сплочения наших усилий перед лицом этих вызовов.

Ожидаем, что саммит БРИКС в Гоа откроет новые возможности для деятельности на экономическом и гуманитарном направлениях. Безусловно, предметом обсуждения станут вопросы кредитования проектов по линии Нового банка развития, полноформатного запуска функционирования пула условных валютных резервов БРИКС. Имеется в виду обменяться мнениями о проводимой работе по линии высоких представителей по вопросам безопасности, профильных министерских встреч, экспертных форматов взаимодействия, Сетевого университета БРИКС, Делового совета. На сегодняшний день, например, завершена работа по подготовке к подписанию меморандумов о сотрудничестве между таможенными службами, дипломатическими академиями наших государств, а также о создании платформы сельскохозяйственных исследований БРИКС.

Благодарны нашим индийским партнёрам за обеспечение преемственности повестки дня БРИКС по итогам прошедшего в России в июле 2015 года Уфимского саммита. Принятые на нём Уфимская декларация и план действий начали претворяться в жизнь. Индийскими партнёрами был также выдвинут ряд инициатив, которые мы планируем рассмотреть в ходе саммита.

Что касается конкретных российских предложений к саммиту в Гоа, то напомню, что в ходе нашего председательства была принята стратегия экономического партнёрства, охватывающая перспективные направления сотрудничества между странами «пятёрки». В настоящее время идёт подготовка плана действий по её выполнению. Российской стороной предложено более 60 проектов, своего рода дорожная карта, которые могли бы быть реализованы совместно с партнёрами по БРИКС – с кем–то одним или всеми вместе. Считаю, что, если мы сможем совместно определить партнёров для реализации указанных проектов, это станет важным шагом в направлении модернизации экономик наших стран.

Россия также выступает за активизацию сотрудничества в электронной торговле – анализ основных барьеров в данной сфере между странами, выработка лучших практик регулирования и т. д., – в вопросах упрощения процедур торговли – с привлечением Евразийской экономической комиссии, поддержки малого и среднего предпринимательства – запуск интернет-портала для малых и средних предприятий стран БРИКС, охраны интеллектуальной собственности.

Вопрос: Вы часто говорите о необходимости сопряжения интеграционных процессов, в частности ЕАЭС и Экономического пояса Шёлкового пути. Как можно было бы использовать действующий формат БРИКС для реализации подобных инициатив?

В.Путин: В мировой экономике и финансах сохраняется сложная ситуация, ещё не преодолены последствия глобального финансового кризиса. В этой связи вызывает сожаление, что некоторые страны пытаются решить накопившиеся проблемы посредством протекционистских мер, попыток создания таких закрытых и непрозрачных проектов, как Транстихоокеанское партнёрство или Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство. Россия, как и наши партнёры по БРИКС, остаётся приверженной формированию открытых экономических пространств, носящих недискриминационный характер и опирающихся на принципы ВТО.

Напомню, 9 июля 2015 года в Уфе состоялась встреча в формате «аутрич» с участием лидеров стран, входящих в Евразийский экономический союз, ШОС и государств-наблюдателей при ШОС. На ней, в частности, обсуждался вопрос сопряжения крупных инфраструктурных проектов регионального и трансрегионального масштабов.

Вызывает сожаление, что некоторые страны пытаются решить накопившиеся проблемы посредством попыток создания таких закрытых и непрозрачных проектов, как Транстихоокеанское партнёрство.

В этом контексте мы также выдвинули идею сопряжения строительства Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шёлкового пути. В перспективе этот процесс мог бы послужить основой для формирования большого евразийского партнёрства с участием широкого круга стран, входящих в Евразийский экономический союз, ШОС и АСЕАН. Исходим из того, что партнёрство будет открытым для присоединения всех заинтересованных стран и выстраиваться на принципах транспарентности и взаимного уважения. Потенциал сотрудничества стран БРИКС также может быть задействован для реализации этой инициативы. Рассчитываем на поддержку нашего предложения со стороны Индии, которая проявляет в этом серьёзную заинтересованность.

Уверены, что эта тема получит своё продолжение в Гоа на встрече лидеров стран БРИКС и регионального объединения БИМСТЕК.

Вопрос: Если представить себе территорию от Индии до российских границ, понимаешь, что она непростая, с массой проблем и противоречий. На Ваш взгляд, какие вызовы и проблемы станут главными и самыми острыми для стран региона в ближайшие 10 лет?

В.Путин: Ситуация на пространстве между Индией и Россией остаётся напряжённой. В частности, продолжает вызывать беспокойство положение дел в Афганистане. Необходимы решительные действия, чтобы помочь этой стране справиться с такими вызовами и угрозами, как терроризм, экстремизм, незаконный оборот наркотиков. Россия и Индия едины в необходимости поддержки усилий по национальному примирению на основе принципов международного права, заинтересованы в углублении конструктивного многостороннего сотрудничества в целях оказания помощи Афганистану в решении проблем внутренней безопасности, наращивании антинаркотического потенциала, обеспечении социально-экономического развития и расширении взаимосвязанности.

В более широком плане наша страна настроена на развитие в упомянутом регионе таких форматов взаимодействия, которые позволяли бы оперативно реагировать на возникающие вызовы безопасности, вести совместный поиск путей купирования потенциальных угроз. На наш взгляд, основную роль здесь призвана играть Шанхайская организация сотрудничества, которая последовательно расширяет свою географию: в процессе присоединения к организации сейчас, например, находятся Индия и Пакистан. В рамках ШОС наращиваются усилия по повышению доверия, укреплению подлинно коллективных начал в кризисном реагировании, развитию многоплановой кооперации.

Сглаживанию противоречий способствует также активное продвижение Россией – при поддержке наших партнёров – уже упомянутых планов построения единого экономического пространства в Евразии. Такая «интеграция интеграций», основанная на принципах открытости и учёта интересов всех национальных экономик, позволит включить этот регион в общее развитие, упрочит его стабильность.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 13 октября 2016 > № 1931914 Владимир Путин


Индия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 10 октября 2016 > № 1928303 Панкадж Саран

Москва и Нью-Дели ведут переговоры о поставках Индии зенитных ракетных комплексов С-400 и на предстоящем в Гоа двустороннем саммите может быть сделан важный шаг по оформлению сделки, заявил посол Индии в РФ Панкадж Саран. В интервью специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице он рассказал о ходе подготовки к саммиту БРИКС, который предваряет российско-индийскую встречу в верхах, и о перспективах российско-индийского сотрудничества в энергетической сфере, где можно ожидать ряд новых проектов.

— Каковы приоритеты Индии на предстоящем саммите БРИКС?

— В прошлом году на саммите в Уфе наш премьер-министр предложил БРИКС программу из десяти пунктов, десяти инициатив, и сейчас мы предпринимаем необходимые шаги, чтобы их реализовать. Эти инициативы охватывают такие области, как торговля, кооперация в сфере железнодорожной инфраструктуры, сельском хозяйстве, урбанизация, развитие местного управления, спорт, чистая энергетика и даже проведение кинофестиваля стран БРИКС. С февраля 2016 года, когда к Индии перешло председательство в БРИКС, мы провели более 50 мероприятий, посвященных развитию упомянутых десяти инициатив ("Дус Кадам").

Тема индийского председательства Building Responsive, Inclusive and Collective Solutions (BRICS), что можно перевести как "на пути ответственных, инклюзивных и коллективных решений". И в рамках этой темы Индия реализует подход из пяти направлений: первый — это развитие и построение институтов, чтобы развить наше сотрудничество, второе — это имплементация уже принятых решений, третье — интеграция существующих механизмов интеграции, четвертое — инновации, что означает, что мы пытаемся найти новые области сотрудничества. Последнее — это непрерывность, поддержание взаимосогласованных и существующих механизмов сотрудничества БРИКС.

Очевидно, что БРИКС стал уже зрелым объединением, с очень обширной повесткой, и идеи, которые были предложены и реализуются в рамках председательства Индии, должны проложить путь к расширению и усилению кооперации между странами БРИКС.

При подготовке саммита мы организовали и провели большое число различных мероприятий — по вопросам экономики, торговли, антинаркотического сотрудничества, противодействия терроризму, кооперации в чрезвычайных ситуациях, по теме туризма, занятости и так далее. В сентябре в Нью-Дели мы провели встречу высокопоставленных представителей служб безопасности стран БРИКС и Россия была представлена на очень высоком уроне — секретарем Совета безопасности господином Патрушевым. Таким образом, подготовка к саммиту, наше председательство охватывали все возможные сферы. А предстоящий саммит, его программа будут очень насыщенными.

В добавление к этому скажу, что по итогам саммита, конечно же, будет принята декларация, которая сейчас находится на стадии доработки и обсуждения, а также подписано несколько соглашений.

— О каких соглашениях идет речь?

— Эти документы, хотя и находятся на продвинутой стадии согласования, все еще обсуждаются, и пока еще рано говорить конкретно об их содержании. Но они будут касаться по большей части сферы экономики.

Декларация же будет охватывать практически все сферы нашего сотрудничества: безопасность, региональные и политические вопросы.

Перед нами сегодня стоят определенные вызовы, которым должны адресовать страны БРИКС, это угроза терроризма. Это будет одной из главных тем для обсуждения на саммите БРИКС, помимо региональных конфликтов и глобальной ситуации.

— Россия и Индия поставили цель довести торговый оборот до 30 миллиардов к 2025 году. Насколько успешно страны реализуют эту задачу? Какие шаги еще необходимо предпринять и будут ли эти шаги объявлены на предстоящей встрече лидеров Индии и России в Гоа?

— Достижение таких показателей товарооборота к 2025 году — это одна из наиболее важных задач, которая стоит перед нашими странами. Лидеры обозначили перед нами эту задачу, и мы активно над ней работаем. Существуют различные решения и подходы, которые мы обсуждаем, чтобы достичь этой цели.

Во-первых, мы стараемся решить вопрос двойного налогообложения, и это вопрос инвестиционного соглашения между странами. Второе — мы обозначили новые приоритетные области, такие как инженерное оборудование, фармацевтика, драгоценные камни, нефтегазовый сектор, сельское хозяйство, как новые области кооперации и торговли.

Одно из главных препятствий для реализации этой масштабной задачи — отсутствие удобного транспортного маршрута. Мы сосредоточились сейчас на создании транспортного коридора, и здесь мы работаем вместе с Ираном, Россией и Азербайджаном. Мы надеемся, что нам удастся продвинуться в реализации этого проекта.

С точки зрения обеспечения механизмов мы подписали протокол о создании так называемого зеленого двустороннего коридор между Индией и Россией. Идея заключается в том, чтобы обеспечить документацию таким образом, чтобы стороны могли торговать друг с другом с минимальными препятствиями.

Пилотный проект (по началу практической работы коридора) будет запущен уже скоро. Но протокол о запуске такого коридора был подписан уже несколько месяцев назад. И идея заключается в том, что спустя какое-то время мы распространим этот принцип зеленого коридора на все основные торговые порты России и Индии. Наши страны готовы к запуску этого двустороннего коридора. Это очень хорошая инициатива.

Также мы подготовили доклад объединенной исследовательской группы по возможному соглашению по свободной торговле между Индией и Евразийским союзом. Это очень важный шаг. На текущий момент Индия и Евразийский экономический союз ведут переговоры о последующих шагах после изучения этого доклада. Это также послужит развитию торговли как между нашими странами, так и другими странами союза. Так что я бы назвал это комплексной стратегией по увеличению объемов нашей торговли, чтобы приблизить к заявленной цели 30 миллиардов долларов.

— Как быстро может заработать зеленый коридор?

— Я думаю, это дело нескольких месяцев.

— Ведутся ли уже в каком-то виде консультации по созданию большого евразийского партнерства между ЕврАзЭС и Индией?

— Индия на протяжении долгого времени поддерживает связи с Евразийским союзом, мы проводили консультации, обменивались делегациями. Сейчас мы уже готовы перейти к конкретному практическому сотрудничеству с Евразийским союзом и рассчитываем на это.

Если фокусироваться на экономической стороне, инвестициях, то речь может идти о заключении соглашения. И доклад объединенной группы экспертов — важный шаг на этом пути. Сейчас его должен исследовать Евразийский союз и они должны принять решение, как продвигать дальше переговоры — в сторону соглашения свободной торговли с Индией или в сторону соглашения о всеобъемлющем экономическом партнерстве. Это решение должна принять другая сторона, не Индия. Но сам доклад — это очень хорошая отправная точка для дальнейших шагов. Это обозначит рамки для нашего дальнейшего экономического сотрудничества в сферах инвестиций, торговли.

Помимо этого, стоит отметить, что у нас хорошо развиваются политические отношения со странами-членами ЕврАзЭС. И в рамках союза, и на двустороннем уровне.

— Каковы перспективы российско-индийского сотрудничества в атомной сфере? Есть вероятность, что на двустороннем саммите РФ-Индия в Гоа будет подписано генеральное рамочное соглашение по пятому и шестому блокам АЭС "Куданкулам"?

— Сотрудничество России и Индии в атомной сфере можно назвать превосходным. Это историческое сотрудничество. 10 августа состоялась передача первого блока АЭС Куданкулам, он сейчас полностью работает и работает хорошо. Есть еще пять других блоков. Работа по второму блоку находится в завершающей стадии, а работа по третьему и четвертому блокам находится на начальной стадии. Что касается пятого и шестого блоков, то мы работаем с российской стороной, чтобы заключить генеральное рамочное соглашение и протокол. Я надеюсь, что мы завершим эти переговоры к обоюдной выгоде. Мы работаем в этом направлении.

— Ранее в Рособоронэкспорте заявили, что Москва и Нью-Дели ведут консультации о поставках Индии комплексов С-400? Будет ли контракт заключен на предстоящем российско-индийском саммите в октябре?

— Россия и Индия ведут переговоры по комплексам С-400, по возможному соглашению. И все, что я могу сказать на данном этапе, — нужно дождаться их результатов.

— Но можно ли ожидать, что на предстоящем саммите возможен шаг вперед в этих переговорах?

— Мы надеемся, что у нас будет прогресс по этому вопросу на предстоящем саммите.

— Российская сторона ранее провела учения вместе с Пакистаном. Насколько это вызвало обеспокоенность в Нью-Дели? Не повлияет ли это на перспективы военного сотрудничества Москвы и Нью-Дели и на сотрудничество в ВТС? Намерена ли Индия развивать его с Россией?

— Мы донесли до российской стороны нашу точку зрения о том, что военное сотрудничество с Пакистаном, страной, которая является спонсором терроризма, сделала его частью государственной политики, является неправильным подходом. И это только создаст проблемы в будущем. Что касается российско-индийских отношений, то мы довольны нашим стратегическим и привилегированным партнерством. Мы не видим здесь изменений. Напротив, оно только укрепилось во всех сферах, в том числе по линии ВТС. Это российско-индийское партнерство является основой для стабильности и мире в регионе.

— Планирует ли Индия новые учения с Россией?

— У нас уже сложившаяся система регулярных военных учений с РФ. Мы проводим их уже несколько лет. И мы продолжим проводить их, в том числе в следующем году. План учений согласовывается уполномоченными ведомствами.

— Российская компания РЖД заявляла об интересе к реализации проектов в ряде стран, в том числе в Индии. Поступали ли уже какие-то предложения от компании о возможных проектах, в том числе в рамках инициативы Make in India?

— РЖД и индийские железные дороги ведут переговоры о том, чтобы финализировать договоренности по отдельным конкретным проектам. Дискуссии ведутся по трем основным областям. Первое — по поводу скоростных железных дорог, второе это модернизация и третье — обучение персонала. Я надеюсь, что результаты этих переговоров будут озвучены на предстоящем саммите.

— Будет ли это делаться в рамках инициативы Make in India?

— РЖД предложили индийским дорогам помочь в планах по модернизации. Так что да, мы будем осуществлять эти договоренности в рамках инициативы "Делай в Индии".

— Планирует ли Индия закупать российские грузовые или пассажирские вагоны или локомотивы?

— На данный момент нет.

— Планирует ли Индия развивать сотрудничество с "Роснефтью"?

— За прошедший год несколько основных индийских нефтяных компаний заключили разного рода соглашения с "Роснефтью" по покупке долей в месторождениях "Ванкорнефть" и "Тас-Юрях". Эти переговоры были очень успешными.

Заключение такого рода соглашений — это новая сфера сотрудничества России и Индии, когда мы рассматриваем возможности для масштабных инвестиций в наших странах, и я считаю ее очень многообещающей. Так как это не просто подписание стандартных соглашений по покупке тех или иных товаров. Здесь мы говорим о покупке долей в крупных проектах, о том, что мы становимся совладельцами нефтяных активов. И это я бы назвал значительным шагом вперед в области нашего сотрудничества в нефтегазовой сфере, который принесет выгоду обеим сторонам. И он, как я думаю, приведет к расширению сотрудничества в данной области. Этот прогресс — свидетельство реализации на практике российско-индийского стратегического партнерства. Это важное и многообещающее его развитие. И это также способствует обеспечению энергетической безопасности обеих стран.

— Будет ли развитие сотрудничества касаться роста объема поставок российской нефти в Индию?

— Это сотрудничество будет способствовать обеспечению энергобезопасности стран. И также предоставит индийским компаниям возможность импортировать нефть из России. Но как и в каких объемах — это будет согласовано в рамках конкретных соглашений.

— Проявляют ли индийские компании интерес к приватизации "Роснефти"?

— Это коммерческое решение. И я уверен, что наши компании знают о процессах, которые идут в "Роснефти", в том числе по вопросу приватизации.

— Но они могут быть заинтересованы в этом?

— Если они сочтут, что есть коммерческая выгода и что это будет удовлетворять целям обеспечения энергетической безопасности страны, тогда, я уверен, они захотят участвовать. Но это коммерческое решение.

— Индия в прошлом году заявляла о желании поставлять в Россию молочную продукцию, в частности сыры. Когда можно ожидать начала поставок? Что мешает их началу?

— В августе мы наконец-то подписали двустороннее соглашение об экспорте молочной продукции из Индии в Россию. Остающиеся вопросы касаются сертификации и сопутствующих формальностей. Но хорошая новость, что само соглашение было наконец-то подписано, и я настроен оптимистично, что оно откроет дорогу фактическим поставкам молочной продукции. Да, процесс финализации соглашения занял очень много времени, но все вопросы были урегулированы. И теперь остающиеся детали должны решить уже конкретные индийские поставщики и уполномоченные российские органы. Но мы очень заинтересованы в том, чтобы начать экспорт, потому что наша молочная продукция высочайшего качества и она удовлетворяет мировым стандартам, она сможет удовлетворить нужды российского рынка.

— Идет ли речь о поставках индийского сыра, например панира?

— Да, панир, конечно. Это же так же является молочной продукцией, и я уверен, что он появится в Москве.

— Устранены ли вопросы по поводу поставок буйволиного мяса в Россию?

— Индия является крупнейшим поставщиком буйволятины в мире, российская сторона составила шорт-лист компаний. Но на какой-то стадии появились определенные проблемы и некоторые компании были из него исключены. Мы контактировали по этому вопросу с Россельхознадзором и санитарными службами, чтобы удостоверить их, что сейчас вся продукция удовлетворяет всем международным стандартам, предоставили необходимую информацию российской стороне.

И сейчас российские власти должны принять решение по сертификации индийских поставщиков, чтобы те смогли начать экспорт. То есть да, были проблемы с индийской стороны, мы приняли меры, чтобы их решить, передали информацию и ждем решения Москвы. Мы хотим продвинуться в решении этого вопроса.

— Россия ранее заявляла о готовности поставлять в Индию зерновые культуры. Ведутся ли сейчас переговоры с Индией о поставках зерновых? И если да, то какие виды культур планируется поставлять?

— Индия, как и Россия, является производителем и экспортером зерна. Так что я не вижу в обозримой перспективе каких-то возможностей для импорта российского зерна в Индию. Но я не исключаю, что речь может идти о возможности поставок бобовых из России. Мы импортируем бобовые из ряда стран, так что это та сфера, где мы могли бы провести консультации с российскими экспертами, чтобы изучить перспективы возможного сотрудничества по импорту бобовых. Речь идет о тех видах, которые произрастают в России.

Индия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 10 октября 2016 > № 1928303 Панкадж Саран


Индия > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 22 июля 2016 > № 1834304 Евгений Пахомов

Как Индия превращает йогу в инструмент международного влияния

Евгений Пахомов

Индия, которая хочет войти в число мировых сверхдержав, всерьез озабочена идеей укрепления мягкой силы. Власти не скрывают, что в распространении «положительного индийского образа» рассчитывают на популярность индийского кино, на поп-музыку, классическую культуру (например, индийский танец) и даже кухню. Особую роль в этой стратегии играет йога

Поза лотоса известна всей планете. В Европе и США, Бразилии и, конечно, в России люди устраиваются на ковриках и массово осваивают йогу. В Москве едва ли не у каждого метро можно увидеть приглашения на занятия этой древней индийской практикой – йога-центров уже не меньше, чем недавно было секций пилатеса или аэробики. Проходят целые фестивали, посвященные гимнастике асан, а недавно мировая общественность уже второй раз отметила Международный день йоги, причем с размахом, какому позавидует любая другая ежегодная дата, объявленная ООН. Праздновали в 130 странах, а в России – в 50 регионах. В штаб-квартире ООН комплекс упражнений выполнил генсек Пан Ги Мун.

«Я призываю людей всего мира сделать йогу частью своей жизни, – сказал премьер-министр Индии Нарендра Моди. – Абсолютно бесплатно йога предоставляет гарантии здоровья, не делая различий между богатыми и бедными». Многочисленные неофиты, старательно принимающие различные позы, и не предполагают, что поневоле участвуют в развернувшейся в мире «битве за йогу» – и в этой битве Нью-Дели переходит в решительное наступление.

От гимнастики к пицце

Это старинное индийское занятие на Западе за последние полвека успело стать модой, затем бизнесом и теперь становится политикой. Вообще, популярность йоги может удивить: исторически – это весьма замысловатая и достаточно элитарная духовная и физическая практика, удел отшельников-садху, ушедших от мира. И главной целью настоящего йогина была «мокша» – освобождение от бесконечной цепи перерождений: индусы верят в реинкарнацию, и эта практика изначально была направлена прежде всего на уничтожение «посеянных в каждом зерен кармы».

Слово «йога» происходит от индоевропейского «юдж» – обуздание, воспитание; отсюда английское «yoke» (ярмо) или русское «иго». За многие века йогины, обуздавшие себя ради высшей цели, выработали комплекс поз, асан, которые должны помогать течению энергетических потоков, способствовать правильному дыханию, а также, как выяснилось, оказывать определенное терапевтическое воздействие. Собственно, эти самые позы в представлении большинства за пределами Индии и есть йога.

Первая волна моды на гимнастику асан прокатилась по миру еще в 1960-е и 1970-е, в годы хиппи-бума. Тогда молодежь Европы и Америки заинтересовалась Востоком. Дорогу в Индию протоптали европейские мистики и эзотерики еще в XIX веке, а теперь сюда толпами потянулись длинноволосые бунтари из рок-поколения. Они бежали из материального Запада в «индийский рай» в поисках особой духовности, мистики, восточных тайн, как, впрочем, и дешевой индийской конопли. С Тропы хиппи бунтари привозили домой моду на медитацию, пеструю смесь экзотических доктрин, имеющую мало общего с настоящей индийской философией, всякие восточные фенечки, а также йогу.

В Европе и США древние индийские асаны были переосмыслены европейским прагматичным умом и быстро превратились в оздоровительную гимнастику, которой принялись заниматься массово – в парках, спортзалах, на стадионах. Причем главным для большинства занимающихся стало здоровье, а вовсе не борьба с зернами кармы.

Известный социальный антрополог Агехананда Бхарати еще в 1970-е даже придумал для таких случаев особый термин: «эффект пиццы». Речь о том, что простая пицца с сыром и помидорами появилась в США в XIX веке вместе с итальянскими эмигрантами, но на новой родине приобрела иные черты и стала популярным фастфудом. Американцы поставили производство пиццы на поток, превратив несложное блюдо в индустрию, завоевавшую мир. Сейчас уже и не помнят, что исторически пицца в Италии была (хотя и не в таком количестве сортов), но сетевых пиццерий не было. Нечто подобное произошло и в Индии: в ответ на запрос западной молодежи здесь появилось немало духовных учителей, охотно обучавших духовным истинам за наличные. Метафизика превратилась в предпринимательство.

Не стала исключением и йога: исторически в Индии она никогда не была массовым занятием, оставаясь практикой отшельников. В ней есть много направлений, адепты которых считали свои знания сакральными. Отношения гуру и учеников (которые никогда не были многочисленными) были по-восточному строги, а учеба – сложным процессом личной передачи знаний. Но теперь все изменилось. Западный вариант йоги вскоре пришел и в саму Индию, где еще недавно простые индийцы знать не знали, что это за поза лотоса такая, но тут и местная молодежь занялась «исконно индийской практикой».

Постепенно йога стала большим бизнесом. Только в США в последние годы, по данным Sports & Fitness Industry Association, ею занимались 24 млн человек. То есть гимнастика асан почти так же популярна, как гольф. По оценкам экспертов, только в Соединенных Штатах йога – это индустрия с оборотом $27 млрд. Сюда входит плата за обучение, стоимость аренды залов, доходы от производства атрибутов, ковриков, одежды для занятий, а также продажи учебников, видеокурсов с упражнениями и так далее.

До недавнего времени популярность этой индийской практики в мире росла без особого участия властей Индии. Но теперь индийцы захотели «вернуть йогу домой» и громко напомнить всем, где находится ее родина.

Асаны с политическими сливками

О войне за йогу в Индии заговорили еще несколько лет назад, когда на Западе неогуру разных мастей решили запатентовать свои методики. Американское патентное бюро не стало регистрировать права на занятия самой гимнастикой асан, но согласилось патентовать связанную с ней продукцию.

Индийцы были недовольны: мы создали это искусство, пять тысяч лет у нас занимаются этой практикой, и мы против того, чтобы выдавать какие-то патенты. Особое раздражение вызвали перебравшиеся за рубеж учителя, например осевший в США Бикрам Чоудхури, создавший «Бикрам йогу» – занятия несколькими специально отобранными асанами в жарко разогретой комнате (говорят, способствует похудению). Чоудхури зарегистрировал бренд и даже попытался получить патент на придуманную им последовательность поз, а индийцы в ответ обвинили его в «присвоении древнего знания».

Индия оказалась всерьез озабоченной этой конкуренцией: на Западе с 1960-х появилось невероятное количество разных йог, которых на ее родине никогда не бывало: всякие рок-н-ролл-йога, хип-хоп-йога, йога в гамаках, шоколадная йога, какая-то индейская йога майя и так далее. И все их адепты ссылаются на некие древние знания.

«Никакие древние йогины не занимались толпой раздевшись донага, перемазавшись шоколадом под хип-хоп. Это все не имеет к настоящей традиции никакого отношения!» – говорил мне как-то индийский коллега-журналист. Особенно его задевала шоколадная йога: какао пришло в Азию из Америки недавно, массово разводить этот плод в Индостане стали только в XX веке – при чем тут йогины?

Такие скандалы привели к тому, что индийцы всерьез задумались официально зафиксировать древние позы, чтобы никто больше не мог на них претендовать. В 2010 году эксперты специально созданной Traditional Knowledge Digital Library (TKDL) сообщили, что ведут съемку асан и намерены подробно описать не менее полутора тысяч поз. Индийцы не скрывали: главная цель акции – предотвратить патентование их за рубежом, мол, йога должна быть защищена, как в Европе защищены сыр пармезан или шампанское.

Но особенно решительно к борьбе за гимнастику асан подошел нынешний премьер-националист Нарендра Моди: вскоре после победы на выборах в 2014 году он предложил Генассамблее ООН объявить 21 июня Международным днем йоги. Предложение было поддержано. И 21 июня 2015 года премьер лично возглавил коллективные занятия в Нью-Дели, а 21 июня этого года провел подобные занятия в Чандигархе.

Премьер сообщил, что его цель – напомнить всем о достижениях индийской цивилизации, а также подарить миру «простой и дешевый оздоровительный комплекс, проверенный веками». Он с гордостью рассказывает, что сам встает каждый день в пять утра, чтобы заняться асанами: «Я сохраняю работоспособность с утра до ночи. Я уверен, что секрет этого в йоге и дыхательных упражнениях».

Но дело, конечно, не только в желании оздоровить мир или доказать, что именно индийцы изобрели такие позы (с этим фактом никто и не спорит). Индия, которая хочет войти в число мировых сверхдержав, всерьез озабочена идеей укрепления мягкой силы. Власти не скрывают, что в распространении «положительного индийского образа» рассчитывают на популярность индийского кино, на поп-музыку, классическую культуру (например, на популярный в Европе и Америке классический индийский танец) и даже кухню. В этой стратегии гимнастика асан играет особую роль. Моди даже учредил в правительстве новый пост министра йоги и аюрведы.

Индия намерена показать всем, как надо заниматься, – правильные асаны демонстрируют теперь и чиновники. Бесплатные занятия для трех миллионов индийских бюрократов ввел премьер Моди – для поддержания патриотизма и гордости за национальную культуру. Йогу теперь практикуют местные полицейские и военные, моряки на боевых кораблях и даже пилоты и стюардессы национальной авиакомпании AirIndia. Ясное дело, на занятия собирают студентов и школьников. Власти настроены оптимистично и утверждают, что йога позволит сделать госслужащих более спортивными, трудоспособными и даже менее коррумпированными.

А министр йоги Шрипад Наик планирует ввести занятия йогой в шестистах тысячах местных школ, а также в больницах, полицейских участках, в вузах. Министр обещает «окончательно отозвать йогу с Запада» и сделать ее неотъемлемой частью индийской жизни.

Однако «отозвать с Запада» вовсе не означает отказаться от западных учеников. Напротив, в Индии рассчитывают, что теперь адепты массово поедут к ним учиться «настоящей» йоге. Министерство внутренних дел даже сообщило, что готово разрешить иностранцам, намеревающимся заняться кратким курсом йоги или пройти недолгий курс лечения методами традиционной индийской медицины аюрведы, посещать Индию по простой туристической визе (а не по медицинской).

Большой победой в Индии считают сообщения о росте числа секций йоги в Китае, который долгие годы был цитаделью собственных весьма модных в мире практик – цигуна, тайцзицюань и прочих. По данным индийской прессы, только компания Sacred Yoga and Dance Company из Ченду уже открыла в Юго-Западном Китае более семисот отделений, в каждом из которых по 40–50 учеников. Компания намерена приглашать учителей из Индии. Индийцы считают это реальным подтверждением своей мягкой силы, если даже Китай сдается.

Индия > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 22 июля 2016 > № 1834304 Евгений Пахомов


Индия. Пакистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 июня 2016 > № 1794603 Дмитрий Косырев

Когда на следующей неделе в Ташкенте начнется саммит Шанхайской организации сотрудничества, одним из главных событий на нем станет прием в члены ШОС Индии (и Пакистана). Может возникнуть вопрос: какое Индия имеет отношение к Центральной Азии – зоне ответственности ШОС? Недавно Индия дала на него убедительный ответ в виде "проекта Чабахар". И вопрос только в том, кому это подарок – ШОС или, как ни странно, Америке.

Коридор в сердце Азии

Скажем еще раз: ШОС – это безопасность и развитие Центральной Азии, по сути, региональная центральноазиатская организация, подобная АСЕАН или ЕС. Что в ней делают Китай или Россия – понятно, они граничат с центральноазиатскими странами. А порт Чабахар (он же Чахбехар) находится на южном побережье Ирана, в Оманском заливе, от Центральной Азии далековато.

Но посмотрим, как описывает стратегию Дели в этой истории газета "Пионер". Она напоминает, в частности, что проект давний, принадлежит правящей ныне партии "Бхаратия джаната парти" (БДП), но был положен под сукно при правительстве Манмохана Сингха. Поскольку Сингх был озабочен только тем, как бы не рассердить США, которые тогда слышать не могли слово "Иран".

Сегодня вернувшаяся к власти БДП мгновенно перезапустила проект, который газета называет "гигантским прыжком" и "триумфом" индийской дипломатии. Которая, как ни странно, ни у какой Америки разрешения не спрашивала.

Суть проекта в том, что Индия создает в Чабахаре портовые сооружения, зону свободного производства и торговли (инвестиции в 16 миллиардов долларов), но также строит железную дорогу через весь Иран. Этот транспортный коридор доходит вплоть до Кабула (Афганистан) и теоретически далее на север. И это отвечает на вопрос, при чем тут ШОС. Индия, по сути, открывает себе путь в Центральную Азию, что лучше всяких слов показывает серьезное отношение Дели к торговле и всяческим иным отношениям с Центрально-Азиатским регионом.

Раньше доступ Индии к Афганистану шел (точнее, блокировался) через не любящий ее Пакистан. Заметим, что на том же морском берегу, совсем рядом с Чабахаром, Китай выполняет точно такой же проект – пакистанский порт Гвадар, с инвестициями объемом в 45 миллиардов долларов, и с аналогичной стратегией – открыть дорогу в сторону Афганистана и далее. Очень типичная история для отношений в треугольнике Индия–Китай–Пакистан.

Философия ШОС на данный момент прочно связана с транзитной ролью его основных, сердцевинных участников – Узбекистана, Казахстана, Таджикистана и Киргизии. Чуть ли не вся деловая активность вокруг ШОС строится пока вокруг всяческих дорог, идущих через территорию этих стран и соединяющих Запад с Востоком (новый Шелковый путь). Транзит открывает новые возможности для инвестиций в эти страны.

Кстати, если кто-то следил за прошлогодним визитом Моди в страны Центральной Азии, то может вспомнить, что он эту свою стратегию в регионе излагал очень ясно. В том числе и объясняя, зачем Индия стремится в ШОС.

"Проект Чабахар" для Индии, впрочем (как не забывает сказать упомянутая газета), – это также маршрут поставок нефти и газа из Ирана, а еще – открытие наземного пути на Запад, в том числе и в Европу. Дипломатический индийский источник сказал мне, что нынешние рекордные темпы роста экономики страны выдохнутся без доступа к новым рынкам и в Дели заняты именно этим.

И не забудем, что Чабахар оказывается самой южной точкой проекта транспортного коридора через Иран и Каспий в Россию, проекта, который при правительстве Сингха постигла примерно та же судьба, что и чабахарский: ничего не отменялось, просто висело.

Чего добиваются

Что мы забыли? Мы забыли США. Тем более что как раз в этом месяце Нарендра Моди побывал в США. И там обозначилось множество сюжетов на тему того, "за кого Индия" — за США, за Китай или нет. Общее настроение СМИ – что американо-индийское понимание углубляется. В России тоже есть желающие в очередной раз заявить, что "Индия дрейфует к Америке".

Посмотрим на материал в американском журнале Foreign Affairs, чей автор пытается убедить соотечественников, что "проект Чабахар" — это подарок США, и Америка должна так его и воспринимать. Это всего лишь мнение одного человека, да еще в обстановке, когда Америке уже явно не до нормальной внешней политики, но это интересное мнение.

Итак, автор считает: развитие всего региона, включая Пакистан, Центральную Азию, рост тамошней экономики – это выгодно США, особенно с учетом того, что в последние годы Америка вообще потеряла в регионе инициативу. США могли бы поддержать индийскую идею, сохранив, например, войска в Афганистане (это очень по-американски).

Более того, даже китайско-пакистанский проект – близнец Чабахара тоже в целом выгоден Америке, по тем же причинам. Штатам пора перестать с подозрением смотреть на все, что касается Ирана и что выглядит как чья-то политика, не согласованная с Вашингтоном, и присоединиться к хорошим идеям.

И верно, стратегическая задача Индии никоим образом не в том, чтобы вредить Америке. И Китай не ставит себе таких задач. Боюсь огорчить одного из своих коллег, как-то раз в прошлом году призвавшего поднять наш флаг над Капитолием в Вашингтоне: и Россия не ставит задачей конфронтацию с США. Уже хотя бы только потому, что крушение Америки вызовет в мире такой катаклизм, что долго приходить в себя будут все экономики без исключения.

А какие тогда ставит задачи наш партнер по ШОС, БРИКС и не только там, – то есть Индия, раз уже речь в данном случае о ней? Очень просто: Индия при Нарендре Моди наконец начала показывать экономические рекорды, обогнав по процентам роста даже Китай (7 с лишним процентов ежегодно против 6 с лишним). Правда, Китай, даже снизив темпы роста, каждый год производит ВВП целой страны типа Польши или Швеции. Индия не настолько сильна. Но так или иначе (и это отмечает американская статья), если Индия и дальше хочет двигаться такими же темпами, ей придется увеличить ввоз энергоносителей в 3-4 раза в предстоящие десятилетия, не говоря о новых рынках. Отсюда и иранско-афганский проект, как и многие другие индийские начинания, включая ее укрепляющиеся отношения с Китаем.

И если в США поймут, что рост наших стран для них не угроза, а нормальность, то когда-нибудь, с другой Америкой и с другим президентом, мы сможем даже подружиться.

Зачем нашим странам быть больше и сильнее в плане экономики, и не только там: в том числе и для того, чтобы Америка не пыталась нас "сдерживать" и нам что-то диктовать. Но это не суть задачи, а ее частности.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Индия. Пакистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 июня 2016 > № 1794603 Дмитрий Косырев


США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 июня 2016 > № 1794580 Дмитрий Косырев

Накануне выступления премьер-министра Индии Нарендры Моди перед обеими палатами конгресса США газета Washington Post сделала замечательную вещь: опросила конгрессменов на тему того, что бы они хотели услышать от лидера великой азиатской державы.

Моди сказал не то, что они от него ожидали. Он вместо этого предложил двум державам вместе улучшать мир. И есть подозрения, что даром это ему не пройдет, поскольку не очень вписывается в американское видение мира и роли США в таковом.

Поцеловать туфлю

Если говорить о подписанных в ходе визита Моди в США документах, то они существенны, но не принципиальны. Военно-логистическое соглашение – по сути, документ о транзите войск или техники США через какие-то территории Индии в случае необходимости. Похожий договор ранее заключался между Россией и НАТО по поводу Афганистана. Рост закупок американских вертолетов говорит о том, что Индия диверсифицирует источники военных поставок, и не более того.

Но возник прогресс по части того, что администрация Барака Обамы любит больше всего: это Парижские климатические соглашения, которые Индии нравились так же мало, как и многим другим странам. Поскольку означают не то чтобы немедленное улучшение погоды, а прорыв американских "зеленых" энергетических технологий на рынки всего мира. Обама, однако, долго уговаривал присоединиться к соглашению сначала Китай, потом Индию. И вот сейчас они договорились: до конца года Индия все подпишет.

Это будет означать, что договором охвачено уже 55% парниковых газов нашего мира. А значит, Парижские соглашения вступают в силу еще до ухода Обамы с президентского поста, на радость связанным с демократами "новым энергетикам".

Дело в том, что Дональд Трамп (и прочие республиканцы, считающие игры вокруг потепления одной из американских глобальных и лживых афер) пообещал вывести Америку из соглашения, если победит. Но предусмотренная в документах процедура выхода теперь, после вступления соглашения в силу, займет 4 года, так что Индия сделала демократам и их лоббистам большой подарок. Но не даром. Как и в случае с Китаем, идет торговля за то, чтобы не одни только США развивали свои "зеленые технологии" и особенно продавали их.

В общем, визит как визит. Но обращение к полному составу конгресса – это особая история, шанс выступить там в США считают чем-то вроде подарка зарубежному лидеру, милости, типа права поцеловать туфлю императора. Так чего же хотели конгрессмены услышать от индийского премьер-министра?

Например, то, что Индии пора выходить из относительной самоизоляции и брать на себя некую ответственность за происходящее в мире: запомним этот тезис. Или — пусть премьер скажет о том, как расширить доступ американского бизнеса на индийский рынок.

Кто-то из конгрессменов хотел призвать Индию к ответу за ее внутренние дела – за изнасилования женщин в семьях, например. Кому-то не нравится тамошняя преступность и вообще ситуация с правами человека (получается, что об этом надо говорить в парламенте чужой страны). А особенно интересный вопрос — каким образом Индия намерена помогать США "сдерживать" Китай и строить повсюду системы противоракетной обороны.

Что у дипломата на уме, у конгрессмена на языке. По сути, здесь мы видим традиционную для американца постановку вопроса в отношении иностранного государства: вы с нами (то есть под нашей командой) или против нас? Третьего варианта не предусматривается.

На роль сателлита не годится

Так вот, Моди на все эти ожидания ответил асимметрично. Сказал с одной стороны ожидаемые, с другой — неожиданные вещи.

Про Китай – ни слова. Понятно, что США только и мечтают, чтобы другие страны несли потери, враждуя с их стратегическим противником – Китаем: вот пусть Россия или Индия с ним ссорятся. Но этого не получается.

Моди говорил хорошо, его 40 раз прерывали аплодисментами, он цитировал Мартина Лютера Кинга и прочих американских богов. Но при этом он напомнил, что Индия изменилась, это сегодня самая быстро развивающаяся из развивающихся экономик мира. Вдобавок его выступление – это "честь, оказанная 1,25 миллиарда человек, представляющих многовековую культуру, с ее глубоким уважением к человечеству и верящих в философию того, что мир – одна деревня", сказал он.

Далее же он сказал, что США и Индия перешли в новую эру, когда индийцы уже не думают, что им могут дать США. Сейчас надо думать, как две страны могут работать вместе, чтобы улучшить мир.

Вроде бы это ровно то же самое, о чем говорили конгрессмены (точнее, демократ Роберт Менендес) – что пора Индии "брать на себя ответственность за происходящее в мире". И вот она ее готова взять, да еще и в сотрудничестве с США. Что же тогда не так?

Здесь достаточно вспомнить, когда и с какой страной США, с их политическим мышлением, считали возможными равные отношения. Те самые, которые предлагала им несколько лет назад Россия, затем Китай. Вроде бы никто в Америке не возмущался предложениями если не дружбы, то сотрудничества. Но получилось все наоборот, по одной простой причине. Речь о не сателлитах, а о державах, которые не представляют себе иных отношений с себе подобными, кроме как партнерство равных.

И вот растущие, способные обогнать Америку державы протягивают ей руку дружбы и слышат в ответ: "у акулы нет друзей".

Кстати, Моди не удержался и сказал "плохие" слова – насчет индийской "автономии в принятии решений". Заметили или нет?

Вообще-то было бы довольно высокомерным считать, что премьер Индии не понимал, что делает. Его именуют чуть ли не самым умелым из высокопоставленных дипломатов в мире. Вопрос в том, к кому он с такой речью обращался. К индийской аудитории – однозначно, и еще к многомиллионной массе индийских соотечественников, живущих за рубежом. Они должны понимать, что для их страны пришла новая эпоха. Поймут ли конгрессмены США – их проблема.

Что касается американских СМИ, то они уже давно ведут против Индии, и особенно Моди, откровенную войну. Вот если бы индийский премьер сказал в конгрессе волшебные слова насчет американского лидерства хоть в чем-нибудь, или что США для каждого индийца – сияющий город на холме, все было бы по-другому. А предложение партнерства равных – это не просто не по-американски, это фактически угроза.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 июня 2016 > № 1794580 Дмитрий Косырев


Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 апреля 2016 > № 1776142 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам 14-й встречи министров иностранных дел РИК

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очередную 14-ую встречу министров иностранных дел России, Индии и Китая. Встреча прошла в дружественной и доверительной атмосфере, которая всегда присуща нашему трехстороннему диалогу.

Мы обменялись мнениями по всем ключевым вопросам мировой повестки дня, включая политику и экономику. Наше общее мнение заключается в том, что происходящие в мире стремительные перемены, связанные с формированием полицентричной архитектуры мироустройства, диктуют необходимость активизации коллективной работы по поиску оптимальных ответов на многочисленные вызовы с опорой на международное право, центральную роль ООН, взаимоуважительное партнерство.

Подтвердилась заинтересованность наших трех стран в дальнейшем углублении взаимодействия в различных многосторонних форматах, включая ООН, Восточноазиатские саммиты, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), Форум безопасности АСЕАН. Договорились также способствовать укреплению позиций БРИКС и ШОС, являющихся межгосударственными объединениями нового типа. Выразили поддержку председательству Индии в БРИКС и Китая в «Группе двадцати» в текущем году.

Обсудили задачи наших стран и других участников БРИКС, а также наших единомышленников в «Группе двадцати» по продолжению усилий по обеспечению реформ международной валютно-финансовой системы. Конкретно обсудили перспективы расширения сотрудничества в деле противодействия трансграничным угрозам безопасности, прежде всего терроризма, экстремизма и незаконного оборота наркотиков, а также возможному попаданию оружия массового уничтожения, включая химическое, в распоряжение террористических группировок.

У нас совпадающие позиции по проблемам Ближнего Востока и Севера Африки. В этом же ключе обсудили обстановку в Афганистане, ситуацию вокруг необходимости обеспечить урегулирование украинского кризиса на основе строгого выполнения Минских договоренностей.

Особое внимание уделили задачам поддержания мира и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), который уверенно утверждается в качестве «локомотива» мировой экономики и политики. Условились наращивать коллективные усилия трех стран по продвижению процесса формирования в АТР открытой и инклюзивной архитектуры равной и неделимой безопасности для всех, опирающейся на общепризнанные международно-правовые принципы. Наши три страны взаимодействуют на консультациях, которые проходят в рамках Восточноазиатских саммитов с целью выработки общеприемлемого юридически обязывающего документа. Мы условились рассматривать эту работу в качестве приоритетной.

В России исходят из того, что логика неделимости применима не только к сфере безопасности, но и к глобальному экономическому пространству. Именно такой философией, в отличие от сторонников «закрытых» альянсов, мы руководствуемся при реализации проекта евразийской интеграции. Не противопоставляя Евразийский экономический союз (ЕАЭС) другим интеграционным форматам, выступаем за их гармонизацию в интересах объединения ресурсов всех государств большой Азии. В этой связи с нашими индийскими и китайскими коллегами обсудили пути реализации инициативы Президента Российской Федерации В.В.Путина по формированию широкого экономического партнерства по линии ЕАЭС, ШОС, АСЕАН на принципах равноправия и взаимного учета интересов. Важным вкладом в эту работу являются уже начатые консультации между ЕАЭС и Индией, ЕАЭС и Китаем по согласованию рамок, обеспечивающих более благоприятные условия развития экономического партнерства.

Переговоры подтвердили востребованность диалога в формате Россия-Индия-Китай, единый настрой на его активное задействование в интересах наших стран и народов. Общее видение ситуации в мировых делах и задач дальнейшего углубления трехстороннего сотрудничества будут отражены в совместном коммюнике, которое мы выпустим после нашей встречи.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать появившиеся в СМИ сообщения, в которых говорится, что Россия и США «на полях» межсирийских переговоров в Женеве проводят секретные консультации, якобы пытаясь склонить стороны к скорейшему заключению соглашения, а также, что США де удалось склонить Россию к изменению своей позиции относительно поддержки Президента САР Б.Асада? Кроме того, в некоторых публикациях упоминалось, что Россия якобы отказалась от штурма г.Алеппо по просьбе США.

С.В.Лавров: Россия и США не ведут между собой никаких секретных переговоров. Есть нормальный режим рабочих консультаций между Москвой и Вашингтоном в качестве сопредседателей МГПС и сопредседателей двух созданных при МГПС целевых подгрупп (одна – по перемирию и соблюдению его условий и вторая – по решению вопросов, которые сейчас препятствуют доставке гуманитарной помощи на всей сирийской территории). По обоим этим направлениям есть существенный прогресс. Действительно, в рамках этих консультаций американские партнеры в качестве сопредседателей МГПС ставят разные вопросы, в том числе и о том, что якобы в районе г.Алеппо правительственные войска нарушают условия прекращения боевых действий. Однако правительственные войска, которых поддерживает группа ВКС России в Сирии, не работают против принявшей условия перемирия части оппозиции. Сирийская армия при поддержке ВКС России работает против террористов. Вокруг г.Алеппо ИГИЛ имеет очень сильные позиции, достаточно большую территорию занимает «Джабхат ан-Нусра». Обе эти террористические группировки пытаются улучшить свои позиции в районе г.Алеппо. Еще раз подчеркну, что они обе являются законной целью для тех, кто борется в Сирии с терроризмом.

Достаточно давно американские коллеги ставили вопрос о том, что позиции «Джабхат ан-Нусры» перемешаны с позициями умеренной, участвующей в перемирии оппозицией. На это было сказано (а американцы в лице Государственного секретаря США Дж.Керри согласились с этим), что если эти группировки хотят соблюдать условия прекращения боевых действий и не хотят выглядеть пособниками террористов, то нужно сделать очень простую вещь: сменить занятую территорию и физически отмежеваться от позиций и редутов террористов. Американцы многократно заверяли нас (если мне память не изменяет, еще в конце февраля), что они этим займутся и используют свое влияние и влияние своих союзников на умеренную оппозицию для того, чтобы вывести их из этих районов и не создавать сложностей для коллективной борьбы с «Джабхат ан-Нусрой». Эти обещания до сих пор не были выполнены, что вызывает простой вопрос: если эти «умеренные» не хотят покидать позиции, занимаемые «Джабхат ан-Нусрой», может, они не являются умеренными? Может, они просто являются теми, кто сотрудничает с этой террористической организацией вопреки резолюции Совета Безопасности ООН?

Мы обсуждаем немало таких вопросов в рабочем режиме. Со своей стороны мы ставили перед нашими американскими коллегами вопрос о том, чтобы, например, закрыть сирийско-турецкую границу. Это давняя и всем хорошо известная проблема, но подпитка террористов (хотя и в меньших объемах) продолжается. Существует рабочий канал по линии военных, где ставятся и рассматриваются все эти вопросы, хотя представители Пентагона периодически заявляют, что не ведется никакой координации между военными России и США. Видимо, стесняются такого сотрудничества, но оно идет и достаточно полезно.

Такой же консультативный и рабочий процесс между российским и американским сопредседательством в МГПС развернут в связи с политическим урегулированием. Начавшиеся сейчас в Женеве переговоры между представителями Правительства и различных групп позиций пока идут в опосредованном формате, через спецпредставителя ООН и, безусловно, так же являются заботой Россией и США. В соответствии с решением, которое принял СБ ООН, мы помогаем специальному посланнику Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуре и его команде организовывать этот процесс логистически и по существу.

Это не секрет, и мы об этом часто говорим, что главной задачей сейчас является обеспечение по-настоящему представительного характера оппозиционной делегации. Для наших американских партнеров это предполагает просто «привести в чувство» своих турецких союзников, которые по-прежнему в одиночку блокируют подсоединение к переговорам делегации сирийских курдов из партии «Демократический союз». Успешное содействие переговорам со стороны России и США также предполагает необходимость начала прямого, а не опосредованного диалога между делегацией Правительства Сирии и полноценной инклюзивной делегацией оппозиционеров.

Вот что, собственно, имеет место. Ничто из того, о чем я сейчас сказал, не является секретом. Многие вещи упоминались в наших предыдущих общениях с представителями СМИ. Попытки заявить, что есть какой-то «секретный переговорный канал» и, тем более, что в его рамках кто-то обещал решить судьбу Президента Сирии Б.Асада за рамками межсирийских переговоров – это неправда. Я считаю, это попыткой сорвать выполнение резолюций СБ ООН, в которых на основе российско-американской договоренности, поддержанной всеми, прямо записано: только сирийский народ будет определять судьбу Сирии.

Есть желающие переписать это решение СБ ООН и попытаться предрешить итоги межсирийских переговоров, в частности, выдвигая в ультимативной форме предварительные условия о необходимости ухода на данной стадии Президента Сирии Б.Асада, чтобы можно было обо всем другом договариваться. Это неприемлемо. Это попытка сорвать процесс урегулирования и скомпрометировать СБ ООН. Слухи о том, что Россия «дала на это добро» в ходе каких-то тайных переговоров с США – это уже попытка скомпрометировать Российскую Федерацию, а заодно и возложить на нас ответственность за то, что некоторые, как вы слышали, готовят «план Б». Именно они рассчитывают, что эти переговоры провалятся и тогда можно будет, как сообщали американские официальные лица, накачивать новые вооружения в Сирию для непримиримой оппозиции с тем, чтобы она военным путем решала ту самую старую и до сих пор лелеемую некоторыми задачу свержения режима путем военных действий.

Думаю, что несмотря на опровержения, прозвучавшие из Вашингтона, в том числе от Госсекретаря Дж.Керри, над таким «планом Б» есть немало желающих подумать и если не прямо в «сердце» Пентагона или в других правительственных ведомствах США, то уж точно в регионе. Упомяну в частности Турцию, которая не оставляет попыток, прямо о них заявляя, вмешаться силовым путем. Выдвигаются разные идеи типа каких-то бесполетных зон, зон безопасности. Очень тревожит, что в ЕС, где не могут не понимать, что это просто попытка прикрыть возможную турецкую агрессию против Сирии, не пресекают подобного рода устремления Анкары и даже пытаются им в какой-то мере потакать. Это может очень плохо кончиться. Повторю, это неприемлемая попытка скомпрометировать решение СБ ООН, сорвать выполнение этих решений и затем опять реализовать сценарий, который не был поддержан международным сообществом и является абсолютно пагубным для этого региона.

Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 18 апреля 2016 > № 1776142 Сергей Лавров


Индия > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 8 апреля 2016 > № 1717619 Юрий Сигов

Тата едет по планете

Кто составит конкуренцию ведущим западным автомобильным компаниям?

Юрий Сигов, Вашингтон

Многое нынче в мире меняется до неузнаваемости. Еще вчера все вроде бы было ясно, кто кем командовал, четко расписано и решено было, кому что производить, и на чьи средства - тоже не вызывало особых разногласий. Но вот оказалось, что мир теперь совсем другой, многие страны не желают, чтобы за них кто-то и что-то решал «из-за границы». А для того, чтобы чувствовать себя уверенно в большой политике и сохранять национальный суверенитет, потребовалось совершить резкий рывок в экономическом развитии.

Одной из таких стран является Индия, которая, как и Китай - сама себе отдельно взятый мир. Ни на кого больше не похожий, никому что в философском, что в морально-этическом плане не подчиняющийся. А за счет таланта и способностей своего народа (а в Индии проживает более 2 тысяч самых различных национальностей, говорящих на 320 языках- и это только те, что имеют собственную письменность) эта страна совершила мощнейший рывок в своем экономическом развитии, опережая по темпам роста и Европу, и США, и многих остальных «на Западе» вместе взятых.

Конечно, своему современному возрождению Индия во многом обязана огромным человеческим ресурсам (население страны составляет более 1,3 млрд. человек), благоприятному для ведения сельского хозяйства климату (хотя по самым скромным подсчетам на грани отчаянной бедности и натурального голода в Индии проживает от 350 до 450 миллионов ее жителей), а также очень грамотной правительственной политике, способствующей развитию бизнеса.

Те, кто с Индией сталкивается уже не первый год (а мне приходилось в стране этой бывать очень часто и, что еще важнее - очень много раз иметь дело с индийскими политиками, чиновниками и бизнесменами), наверняка припомнят о чудовищной коррупции, непотизме при назначении на руководящие посты и жутчайщей даже для терпеливой Азии бюрократии. Да, все это в полном объеме в Индии присутствует. И все же...

Так вот, при любых недостатках этой системы, которая существует нынче в Индии (а где вообще имеется нечто идеальное?), ее основой является крупный бизнес. То есть компании, которые успешно работают не только у себя дома, но и на мировых рынках. И, наверное, самой популярной, узнаваемой и «видимой невооруженным глазом» является индийская группа компаний Тата. А соответственно и человек, который ее раскрутил до мировых масштабов, - более чем символичен для «персонального облика» той самой «новой Индии», которую столь успешно в последнее время пропагандирует премьер-министр страны Моди.

Почему иранец может стать успешным и в Индии?

В то время как во многих странах идет ускоренными темпами строительство мононациональных обществ, в Индии это изначально было бы невозможно сделать даже самому популярному политику. Поэтому когда упоминают о Британской, Российской, некогда могущественной империи, существовавшей на территории современного Китая, нынешняя Индия- как раз самая настоящая многонациональная империя. И в том, что огромного успеха в ней добился парс - потомок выходцев из древней Персии еще в X веке, не является чем-то из ряда вон выходящим.

Так вот, по своим религиозным воззрениям Ратан Тата - зороастриец, их всего в Индии проживает 130 тысяч, а больше всего парсов поселилось на территории как самой Персии, так и той, на которой сегодня расположен Азербайджан. С детства воспитанием Ратана занималась бабушка, потому как его родители рано развелись. Но родственники мальчика уже тогда были весьма состоятельны (по индийским меркам так и настоящие богачи), а помешательство у индийцев на хорошем образовании, возведенное фактически в семейный культ, сохраняется и поныне.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Ратана его небедная родня отправила учиться в Соединенные Штаты (то, что сейчас делают как минимум 450 тысяч индийских семей). Кстати, в те годы (а это было уже после окончания Второй мировой войны) обучение в Англии - бывшей колониальной державе Индии, стоило примерно в три раза дороже. В университете Корнел Ратан изучал архитектуру, но больше всего молодого человека поразила тогда существовавшая в США бытовая техника.

В то время как в Индии люди ходили по пыльным дорогам часами пешком (что, в принципе, сохранилось во многих местах и поныне), в Америке народ ездил на машинах. Во многих домах в Калифорнии были холодильники и пылесосы - вещи в те годы просто диковинные в Индии. Больше всего Ратана поразили телевизоры и телефоны- в его родной стране их тогда в широком пользовании не было вовсе, а каждый, кто имел подобный символ процветания, считался невиданным богачом.

Между прочим, в Америке Ратан в те годы познакомился с еще одним парсом - Амаром Босом, который, оставшись в США после получения образования, создал компанию под собственным именем и стал одним из самых крупных производителей колонок и динамиков для радио и теле-аппаратуры. Амар пытался убедить остаться в Америке и Ратана, но тот после завершения обучения в Гарварде не стал наниматься на работу в компанию Ай-Би-Эм (а компьютерная стезя тогда в мире только зарождалась), а решил работать в семейном бизнесе и не зависеть от постороннего работодателя.

Ратан вернулся в Индию, где пошел работать на самую низкую инженерную должность в семейной компании Тата, которой в те годы заправляли его ближайшие родственники. Потом постепенно он поднимался по служебной лесенке не в последнюю очередь благодаря навыкам «развитого капитализма», которые он приобрел в Соединенных Штатах. В начале 70-х годов его уже прикрепили к одному из филиалов компании, который занимался производством приборов электроники для домашнего пользования.

Затем Ратана перебросили на текстильное производство, где он серьезно повздорил со старейшинами семейства Тата, видевшими в молодом специалисте с американским дипломом «почти что выскочку», который пытается разрушить существовавшие десятилетиями «правила игры в индийский бизнес». Однако благодаря поддержке главы компании Ратану удалось убедить пожилых и умудренных опытом членов совета директоров в своей правоте. И неслучайно, что в 1981 году именно его выдвинули на пост главы всей огромной группы компаний Тата.

Естественно, что ветераны и «много чего знавшие» специалисты, проработавшие всю жизнь в Индии, встретили такое назначение в штыки, и борьба за то, чтобы «свалить» Ратана с руководящей должности, продолжалась ни много ни мало, а целых десять лет. В итоге Ратан и его сторонники (многие из которых тоже получили заграничное образование) победили, а сам он уже полновластно возглавил Тата Груп.

Реформатор или разрушитель вековых устоев индийского бизнеса?

Надо отметить, что главным вызовом для Ратана всегда была косность и нежелание индийских бюрократических кругов (в том числе - и в частном бизнесе) приспосабливаться к новому, ломать те устои, которые явно тормозили промышленное производство в этой стране. А что самое принципиальное, не позволяли Индии совершить подлинный экономический рывок за счет своего основного богатства - удивительно талантливых, настойчивых и терпеливых людей. Тем более что выбирать таланты в Индии всегда было из кого, учитывая громадную численность населения этой страны.

Именно став главой всего конгломерата компаний Тата, Ратан сумел перестроить практически все ее звенья. Конечно же, его резко критиковали, мешали проводить реформы, намекали, что он хочет попросту разорить национальный бизнес в угоду «заграничным конкурентам». Но в конечном итоге Ратан своего на всех участках, где его реформаторский настрой проявлялся, непременно добивался.

Самым удачным в работе Ратана в компании Тата оказался автомобильный бизнес. Тому, кто бывал в Индии, не надо, думаю, объяснять, что такое сам факт движения по стране, где живет больше миллиарда человек. Где очень плохие дороги (или их нет вовсе), плюс по ним движутся толпы пешеходов (в том числе и при наступлении сумерек). Да и священные в Индии коровы являются попросту смертельным участником любого дорожного движения (аварии после столкновения с этими животными для человека почти всегда оканчиваются трагедиями, потому как корову нельзя ни в чем винить, а за ее даже непреднамеренное убийство водителем следует суровое наказание).

Так вот, именно Ратан наладил выпуск надежных и неприхотливых в езде первых индийских грузовиков, а затем выпустил и первый национальный легковой автомобиль под названием «Индика». Постепенно росло число автомобилей индийского производства, которое приобреталось местными жителями. А параллельно с этим Ратан стал приобретать иностранные предприятия автомбильной индустрии, чтобы налаживать производство машин в самой Индии.

Покупать иностранное, чтобы превращать его в индийское

Еще одной сферой бизнес-деятельности, в которой Ратан проявил недюжий талант, стала скупка его компанией торговых марок известнейших мировых компаний, которые уже успешно ранее работали в Индии. Это и английская чайная компания Тетли, и корейский промышленный гигант Дэу. Стала Тата приобретать и различные объекты за рубежами страны, которые могли бы принести приличный доход (тот же гостиничный бизнес). Выкупила у американцев Тата и две некогда самые популярные британские автомарки - Лендровер и Ягуар (они также находятся теперь в собственности индийской компании).

Помимо этого, индийцы прикупили несколько крупных металлургических предприятий в Европе и тем самым обеспечили все свое автомобильное производство запчастями и деталями. А больше всего внимания Ратан уделял в своем промышленном «походе за прибылями» той самой Великобритании, которая некогда владела Индией. Как пишут в британских газетах, теперь ускоренными темпами идет «новое завоевание колониальной империи» - только в обратном направлении. А первые роли в нем играет Индия и компания Тата.

При этом вот что еще показательно. Компания Тата и ее первое лицо всегда делали ставку на сравнительно невысокую стоимость рабочей силы (причем даже очень прилично квалифицированной) в самой Индии. Плюс компания всегда копила деньги «на черный день», чтобы в нужный момент (возникновение в той или иной точке мира разного рода кризисов, обвалов или военных конфликтов) тут же оказаться первой «на месте» и приобретать объекты, предприятия и целые отрасли промышленности по весьма приемлемой цене.

На данном же этапе Тата делает ставку как на хорошо развитое производство, которое расположено за пределами индийской территории, так и на удовлетворение самых насущных потребностей своих соо-течественников. А таковыми, как уже упоминалось, является доступность для каждого индийца автотранспорта в личном пользовании. Если кто помнит, то «американская мечта» тоже начиналась с владения каждой семьей (как минимум, а потом уже и каждым членом семьи) своим автомобилем. Вот и в Индии Тата и ее руководство идут по тому же пути, успешно проталкивая «индийскую автомобильную мечту».

Несколько лет назад именно Тата выпустила «индийскую автомечту» - четырехместную машину, стоимость которой составляет всего 2500 американских долларов (все, что производилось в этом сегменте раньше, стоило не менее 6 тысяч долларов). С учетом весьма низких доходов подавляющего большинства индийских семей и желания у каждой иметь свой собственный автомобиль подобная новинка от Тата стала предметом подлинной национальной гордости индийцев.

Интересно, что в этой недорогой машине нет подушек безопасности, автоматики на многих операциях, которые есть на обычных, привычных европейцам или американцам автомашинах. Но по-любому ездить на такой машине куда комфортнее, надежнее и безопаснее, чем передвигаться на велосипеде (иногда всей семьей, сидя на раме), мопеде или рикше, которая зачастую на перегруженных индийских дорогах не только не может обезопасить от проблем пассажиров, но и самого себя.

А теперь о том, что такой с виду богатый человек, который недавно ушел с поста главы совета директоров Тата, но остается «на рычагах» ее управления и расходования многочисленных финансовых программ, имеет в качестве личных активов? По решению его коллег в совете директоров ему оставили во владение один процент акций Тата, а еще 33 процента акций держат его ближайшие родственники, причем все они парсы.

Остальные средства Тата переписаны на различные благотворительные фонды и структуры, которые ведут около двухсот разнообразных программ. Личное состояние Ратана оценивается примерно в 1 млрд. долларов, но цифры эти официальные, и во многом исходящие из стоимости акций и многих других чисто теоретических данных, не учитывающих степень влияния этого человека не только на работу самой Тата, но и функционирование всей экономики Индии.

Любопытно, что в Тата по всему свету работает более полумиллиона сотрудников, и около 50 тысяч из них - в Европе. Таких громадных компаний в мире больше нет, и понятно, почему даже самое незначительное с виду решение, которое принимают Ратан и его коллеги, отражается столь существенно на жизни большого количества трудящихся на Тата. Замечу также, что годовой доход Тата составляет по разным оценкам от 83 до 87 млрд. долларов, причем большая часть этих денег зарабатывается Тата за границами Индии (подразделения компании расположены в 42 странах мира).

Сегодня Ратан - член множества самых различных зарубежных академий, клубов и организаций, которые счастливы пригласить этого 78-летнего бизнесмена к себе с выступлениями о том, как же сделать бизнес успешным и как противостоять нынешним кризисным явлениям в мире.

Сам же Ратан считает,что никаких особых секретов у Тата нет, и никогда не было. Чтобы быть успешным в сегодняшнем мире, нужно для начала получить хорошее образование, затем поработать на всех основных участках производства и приобрести практический опыт. А после этого внимательно изучать окружающий тебя деловой мир, и использовать свои достоинства, которые одновременно должны реализовать в свою пользу имеющиеся у конкурентов недостатки. Ну а главное, для всего этого надо еще быть хотя бы немного индийцем - и непременно верить в ту самую «индийскую мечту», о которой грезили веками миллионы обитателей этой удивительной и ни на кого не похожей, уникальной азиатской страны Вселенной...

Индия > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 8 апреля 2016 > № 1717619 Юрий Сигов


Индия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 28 марта 2016 > № 1703020 Владимир Шашок

Расположенный в Коврове Всероссийский научно-исследовательский институт "Сигнал" (АО ВНИИ "Сигнал", входит в холдинг Ростеха "Высокоточные комплексы") — ведущий в России разработчик комплексов и средств автоматизированного управления огнем артиллерии Сухопутных войск, а также систем наведения и стабилизации вооружения СВ, ВМФ и ВКС. Кроме того, предприятие в последние годы ведет активную работу по созданию робототехники военного назначения. "Сигнал" в составе "Высокоточных комплексов" принимает участие в открывшейся в понедельник в индийском штате Гоа выставке сухопутных и военно-морских вооружений Defexpo India 2016. О новых проектах по созданию российских роботов будущего, развитии отечественных систем автоматизированного управления огнем и участии в работах по космодрому Восточный в интервью корреспонденту РИА Новости Александру Неваре рассказал генеральный директор ВНИИ "Сигнал" Владимир Шашок.

— Владимир Николаевич, какие задачи сегодня стоят перед ВНИИ "Сигнал"? По каким направлениям ведется работа?

— ВНИИ "Сигнал" сегодня продолжает разработки по своим традиционным направлениям: комплексы и средства автоматизированного управления огнем артиллерии Сухопутных войск; системы наведения и стабилизации вооружения; системы навигации и топопривязки; гидрообъемные трансмиссии, электрогидравлические системы управления и гидромашины.

В 2013 году основано новое направление — разработка робототехнических систем, в рамках которого при участии ведущих технических университетов страны запущена научно-исследовательская работа по созданию робототехнических комплексов. Кроме того, с 2000-х годов мы ведем разработки в гражданской космической сфере — "Сигналом" спроектированы электрогидроприводы дистанционного управления для космодрома в Куру (Французская Гвиана) и российского космодрома Восточный, а также приводы для модернизации стартовых комплексов космодрома Байконур.

Всего за годы существования института выполнено более 800 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, внедрены в серийное производство свыше 250 изделий.

— Расскажите о новейшем направлении для "Сигнала" — робототехнике. Чего уже удалось добиться в этой области?

— В рамках одного из проектов — опытно-конструкторской работы (ОКР) "Рысь" — мы создаем многофункциональный биоморфный робототехнический комплекс. У робота будет четыре ноги, то есть он будет похож на некое четвероногое существо. Рассматриваются три варианта целевой нагрузки: робот разведки, робот боевой поддержки и робот для переноски грузов. Боевой робот, скорее всего, будет оснащаться пулеметом, возможна установка противотанковых управляемых ракет (ПТУР). В России аналогов этого проекта нет вообще, в мире их можно пересчитать по пальцам. Работа инициативная, ведется за счет средств предприятия.

Другой наш проект — "Удар". Он предполагает роботизацию БМП-3. В данном случае мы не создаем целиком робота с нуля вместе с шасси, а разрабатываем унифицированную систему управления и устанавливаем ее на штатные образцы бронетехники, которые уже имеются в войсках. БМП-3 оснащается системой управления со всеми необходимыми узлами и блоками. В результате получается многофункциональный робототехнический комплекс.

Целевая нагрузка может быть и боевой, и разведывательной. Комплекс может управляться дистанционно, мы также прорабатываем возможность автономности движения. Преимущество полностью автономного варианта заключается в следующем: во-первых, он движется в режиме радиомолчания, когда мы ничего от робота не получаем и не передаем по радиоканалам; во-вторых, достигается автоматизация рутинных действий, например для перевозки грузов — первый раз робот запоминает маршрут, а затем уже курсирует по нему самостоятельно.

Особо отмечу, что сохраняется и возможность экипажного режима движения. Захотели — поехал человек, а где опасно или какие-либо особые условия — едет как робот.

— Кроме "Удара" и "Рыси", есть ли другие проекты по робототехнике?

— Да, один из них — дистанционно управляемый робототехнический комплекс для медицинских служб на базе легкобронированного гусеничного шасси МТЛБ. Он способен обнаруживать раненых, загружать их внутри машины и даже оказывать первичную медицинскую помощь (маска, инъекции и т.д.). Нами уже создан действующий макетный образец.

— Если говорить о традиционной сфере "Сигнала", комплексах автоматизированного управления огнем, по каким направлениям идет их дальнейшее развитие?

— ВНИИ "Сигнал" является разработчиком ряда комплексов автоматизированного управления огнем для самоходной, буксируемой и реактивной артиллерии, созданных в период с 1968 по 2006 годы при выполнении ОКР "Машина", "Машина-Б", "Реостат", "Фальцет" и "Капустник". Следует отметить, что в этой работе наше предприятие является первопроходцем и разработанные комплексы автоматизированного управления огнем подразделений артиллерии сухопутных войск ранее ни в нашей стране, ни за рубежом не разрабатывались и не выпускались. В настоящее время серийно выпускаются разработанные нами комплексы автоматизированного управления огнем "Машина-М" и "Капустник-Б", а также автоматизированные системы управления наведением и огнем для орудий ствольной и боевых машин реактивной артиллерии. Кроме того, принят на вооружение комплекс автоматизированного управления огнем дивизиона четвертого поколения 1В181, созданный в рамках ОКР "Ринг-2".

Практически завершены работы по разработке в рамках ОКР "Канонада" наиболее совершенных в настоящее время комплексов управления огнем 1В197 и 1В198, предназначенных для автоматизации управления огнем подразделений ствольной и реактивной артиллерии, оснащенных автоматизированными системами наведения и огнем. В целом эти средства автоматизации обеспечивают открытие огня по разведанной и засеченной средствами подразделения цели при развертывании в боевой порядок с ходу в течении не более четырех минут. А при нахождении огневых средств подразделения на подготовленных огневых позициях — не более 40 секунд. Ранее выполнение таких задач занимало десятки минут. Использование средств автоматизации комплексов позволяет выполнять огневые задачи при произвольном расположении орудий в заданном районе огневых позиций, совершать противоогневой маневр, в кратчайшее время поражая цель последовательно с двух и более огневых позиций.

Аппаратура современных комплексов управления во взаимодействии с автоматизированной системой управления наведения и огнем орудий ствольной артиллерии, разработанные нашим предприятием, обеспечивают расчет установок для стрельбы и поражение цели при выполнении так называемого огневого налета одним орудием. При этом несколько снарядов из одного и того же орудия запускаются в цель по разным баллистическим траекториям.

Расчет производится таким образом, что все выпущенные снаряды достигают цели одновременно. При выполнении огневой задачи этим способом подразделением ствольной артиллерии эффективность поражения цели практически сопоставима с эффективностью поражения цели подразделением реактивной артиллерии. Впервые реально такой способ обстрела цели был продемонстрирован нами вместе с нашими коллегами из АО "Уралтрансмаш" в ходе проведения выставки вооружения, военной техники и боеприпасов в Нижнем Тагиле в 2013 году.

— Ведется ли работа по машинам управления для других систем вооружения (кроме артиллерии)?

— ВНИИ "Сигнал" занимается разработкой специализированной машины управления командира батареи самоходного противотанкового ракетного комплекса "Хризантема-С", также не имевшей до последнего времени аналогов ни в нашей стране, ни за рубежом.

На предприятии, помимо разработки новых, не прекращаются активные работы по модернизации уже созданных комплексов управления огнем. Работая в широкой кооперации с нашими давними партнерами — поставщиками комплектующих изделий, главным в этой работе мы видим применение в составе нашей продукции более совершенных средств разведки и наблюдения, связи и передачи данных, топопривязки и навигации, вычислительных средств и средств метеообеспечения.

Отмечу также, что "Сигнал" успешно продолжает развитие своего традиционного направления — стабилизаторов вооружения. Эти системы имеют огромное значение для эффективного применения боевой техники. Как говорил Борис Васильевич Новоселов (профессор, доктор технический наук, основатель направления следящих приводов во ВНИИ "Сигнал"), "приводы — это мускулы оружия". Так, нами в последние годы разработан электромеханический стабилизатор вооружения 2Э58. Новая система позволяет реализовать режим так называемого тихого наблюдения, когда наводчик и командир танка могут вращать башню, поднимать и опускать пушку, вести огонь без включения двигателей — только благодаря работе аккумулятора танка.

— Какова роль "Сигнала" в работе по созданию стартового комплекса Восточного? Какие технологии институт может предложить космосу?

— В 2005 году к ВНИИ "Сигнал" обратилось ФГУП "Конструкторское бюро общего машиностроения" с предложением принять участие в проектировании и изготовлении электрогидроприводов дистанционного управления стартовой системой (ЭГПДУ СС). Работа возникла в результате заключения контракта между Роскосмосом и французской компанией Arianespace на строительство в Куру во Французской Гвиане космодрома для запуска РН (ракеты-носителя) "Союз-СТ". Для России такая задача не была новой, она заключалась в проведении модернизации космического комплекса, построенного еще для запуска в космос космического корабля Юрия Гагарина. Однако электрогидравлическая система управления исполнительными органами стартового комплекса (СК), надежно прослужившая многие годы и спроектированная еще в 50-е годы ЦНИИАГ, уже морально устарела и требовала модернизации. Для нас это была первая работа в области космонавтики, которая была осуществлена успешно и в короткие сроки: в 2006 году институт получил техническое задание, а в 2011 году уже был осуществлен запуск ракеты.

"Сигнал" вел разработки нескольких составляющих СК. Это система с электрогидравлическим приводом дистанционного управления, предназначенная для перемещения опорных ферм, которые, в свою очередь, предназначены для приема РН от установщика и удержания ракеты-носителя в вертикальном положении до момента старта. Кроме того, мы разработали приводы верхней и нижней кабельных мачт, устройства направляющих для выставления ракеты. Была выработана новая гидравлическая схема, основанная на использовании четырех раздельных насосных установок, каждая из которых устанавливается в своем основании опорного кольца и обеспечивает функционирование опорной фермы, устройства направляющего и нижней кабельной мачты. В процессе проектирования пришлось решать сложные конструкторские задачи, применять и осваивать новые материалы.

Например, исходя из сложных климатических условий Гвианы, 100% влажности воздуха, при температуре +35 °C пришлось применить новую краску для лакокрасочного покрытия агрегатов.

С учетом положительных результатов работы во Французской Гвиане, "Сигнал" был привлечен и к модернизации Байконура. С 2013 года приоритетом стал Восточный, хотя работа по Байконуру продолжается. В оперативном порядке на базе задела по Байконуру и Куру мы разработали документацию, изготовили опытные образцы. Если сравнивать с системой управления, разработанной ЦНИИАГ и используемой на космодроме Байконур, то в стартовом комплексе Восточного намного больше датчиков, предусмотрена возможность диагностики. На сегодня по Восточному завершены автономные испытания оборудования ЭГПДУ СС. Сейчас устраняются замечания. Если говорить в целом, то система стала более надежной, более плавной. Она выстроена полностью на российской элементной базе. Все исполнительные двигатели (насосы), датчики — наши.

— Участвует ли ваше предприятие в работах по развитию космодрома Плесецк?

— В данный момент по конструкторской документации (КД), разработанной в рамках модернизации космодрома Байконур, ведется изготовление ЭГПДУ СС и ЭГП мачты СМ575 для космодрома Министерства обороны Плесецк. Данная система обладает всеми преимуществами космодрома Восточный, а также, учитывая гамму использования РН, оснащена дополнительными приводами вертикализации и подьема поворотного кольца, обеспечивающими прицеливание РН с высокой точностью.

Мы ожидаем, что разработки ВНИИ "Сигнал" применительно к ракетно-космическим комплексам получат дальнейшее развитие.

Индия. Россия > Армия, полиция > ria.ru, 28 марта 2016 > № 1703020 Владимир Шашок


Индия. Россия > Авиапром, автопром > ria.ru, 28 марта 2016 > № 1703010 Игорь Чечиков

Одна из ведущих мировых выставок вооружений и военной техники Defexpo India-2016 начинает свою работу в понедельник 28 марта. Впервые мероприятие проходит не в столице Индии Дели, а в Южном Гоа.

Для предприятий российского ОПК Индия является главным зарубежным заказчиком, в салоне участвуют около 70 отечественных оборонных компаний. В этом году дебютантом Defexpo стал единственный в стране разработчик и производитель вертолетов холдинг "Вертолеты России". В ходе мероприятия компания планирует заключить ряд соглашений с Индией и другими иностранными партнерами, в том числе о послепродажном обслуживании российской вертолетной техники за рубежом.

В преддверии выставки заместитель гендиректора холдинга Игорь Чечиков рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву о готовящихся контрактах, перспективах российских вертолетов в Индии, а также о передовых проектах российской вертолетной техники, готовящихся для российских Воздушно-космических сил.

— Игорь Валерьевич, какую продукцию представит холдинг на выставке Defexpo India-2016? Будут ли представлены новинки?

— "Вертолеты России" впервые примет участие в выставке Defexpo India 2016. На одной из важнейших военных выставок Южной Азии холдинг представит новейшие вертолеты Ми-38 и Ка-226Т.

— Планируется ли в ходе выставки подписание контрактов или меморандумов о сотрудничестве с зарубежными партнерами?

— Действительно, нами запланированы переговоры, итогами которых могут стать подписание соглашений в части послепродажного обслуживания вертолетной техники.

— Каковы, по-вашему, на сегодняшний день перспективы российской вертолетной техники в Индии? Планирует ли холдинг расширять свое присутствие в регионе?

— Безусловно. Индия — это наш стратегический партнер, и участие в Defexpo India-2016 позволит холдингу "Вертолеты России" укрепить здесь свои позиции, увеличив продажи серийной продукции и услуг ППО авиационной техники индийским партнерам, а также сформировать устойчивый спрос на продукцию холдинга в регионе. На сегодняшний день Индия эксплуатирует более 400 вертолетов. Планируем увеличить парк к концу 2017 года до 450 машин (данные исправлены по просьбе холдинга "Вертолеты России").

— Поговорим об актуальных контрактах. Когда планируется заключить соглашение о производстве около 200 вертолетов Ка-226Т в Индии, определились ли предприятия-подрядчики?

— В конце 2015 года в рамках официального визита в Москву премьер-министра Индии Нарендры Моди состоялось подписание соглашения между Российской Федерацией и Республикой Индия о сотрудничестве в области вертолетостроения. Документ подписан в присутствии президента Российской Федерации Владимира Путина и премьер-министра Индии Нарендры Моди. Согласно документу, холдингом "Вертолеты России" госкорпорации "Ростех" в Индии будет организовано производство российского вертолета Ка-226Т и его модификаций в количестве не менее 200 единиц. Соглашение также предусматривает обслуживание, эксплуатацию, ремонт вертолетов и обеспечение их технического сопровождения. На сегодняшний день проект находится в процессе реализации. Стороны ведут переговоры о согласовании зон ответственности, формировании облика машины, а также детальных условиях сделки. Формируется пул исполнителей как со стороны Индии, так и с российской стороны. Все организационные вопросы планируется завершить до конца 2016 года. После чего состоится подписание контракта и запуск реализации практической части проекта – производства вертолетов. Совместно с партнерами стороны способствуют скорейшему подписанию контракта. Стоит отметить, что будущий контракт предполагает послепродажное обслуживание российской вертолетной техники.

— В каком квартале 2016 года, по вашей оценке, может быть заключен контракт на поставку Индии 48 вертолетов Ми-17В-5?

— Мы планируем достичь окончательных договоренностей с индийскими партнерами до конца 2016 года. Контракт будет реализован по линии Рособоронэкспорта.

— Когда планируется открыть в Индии учебный центр по подготовке летно-технического персонала для российских вертолетов? Ведется ли уже работа на месте по подготовке соответствующей инфраструктуры?

— При наличии такого большого парка российских вертолетов было бы полезным иметь центр обучения. При заинтересованности индийской стороны холдинг готов представить необходимые предложения и оказать содействие в создании такого центра, оснащенного самым современными тренажерами

— Как обстоят дела с другими азиатскими партнерами холдинга? Сотрудничают ли сегодня "Вертолеты России" с Лаосом? Возможны ли новые поставки?

— Это наш исторический партнер. Мы поставляли туда Ми-17В-5 и сейчас на территории Лаоса проводим техобслуживание партии данных машин.

— Продолжается ли в том или ином виде кооперация с европейскими партнерами?

— В настоящее время мы участвуем в тендере на ремонт пяти военно-транспортных вертолетов Ми-17 министерства обороны Венгрии. Мы очень надеемся на успех, ведь нами подготовлено максимально выгодное предложение и в коммерческом, и в техническом отношениях.

— Ведется ли холдингом работа по созданию экспортной версии палубного вертолета Ка-52К?

— В случае заинтересованности заказчиков "Вертолеты России" всегда готовы обеспечить партнера необходимой вертолетной техникой. Работы в данном направлении ведутся.

— Хотелось бы также спросить о вашей работе в интересах российских Воздушно-космических сил. Сколько и какие конкретно вертолеты планируется поставить в рамках гособоронзаказа-2016? Увеличен ли объем ГОЗ для компании по сравнению с 2016 годом?

— Здесь следует напомнить, что 11 марта в рамках Единого дня военной приемки мы передали министерству обороны России 16 вертолетов. Из них 15 машин были переданы досрочно. В целом мы создаем вертолеты для Минобороны в соответствии с графиком. Предполагается, что объем поставок 2016 года будет сопоставим с объемом 2015 года.

— Как проходят испытания Ми-28НМ — последней, глубоко модернизированной версии российского ударного вертолета Ми-28Н "Ночной охотник"? Какие результаты демонстрирует машина? Когда планируется завершить испытания?

— Работа ведется в соответствии с графиком, согласованным Минобороны РФ. На сегодняшний день в интересах Минобороны создан Ми-28УБ — вертолет с двойным управлением. Получена литера, что говорит о старте серийного производства. Завершение опытно-конструкторских работ по Ми-28НМ запланировано на 2017 год.

— Расскажите, пожалуйста, о ходе испытаний Ми-171А2? Когда планируется их завершить? Заключены ли уже первые контракты?

— На данный момент машина находится на этапе наземных и летных испытаний. Работы ведутся в соответствии с графиком. Планируем завершить испытания в конце 2016-2017 годов, после чего будем сертифицировать новую технику.

Индия. Россия > Авиапром, автопром > ria.ru, 28 марта 2016 > № 1703010 Игорь Чечиков


Индия. УФО > Армия, полиция > gazeta.ru, 28 марта 2016 > № 1702840 Олег Сиенко

«Т-90МС по всем параметрам подходит под индийскую программу»

Глава Уралвагонзавода рассказал «Газете.Ru» о работе с Индией и гособоронзаказе

Екатерина Згировская

Гендиректор лидера мирового танкостроения — корпорации «Уралвагонзавод» (УВЗ) — Олег Сиенко в интервью «Газете.Ru» рассказал о планах УВЗ на международную выставку вооружений Defexpo 2016 в Индии и модернизации танков Т-90 и Т-72 для зарубежных клиентов. Кроме того, стало известно, где можно будет в ближайшее время увидеть танк «Армата» и когда состоится премьера российской версии проекта БМП «Атом», совместную разработку которой с Францией заморозили из-за санкций.

— Олег Викторович, какие планы у УВЗ на предстоящую выставку Defexpo 2016? Что планируется представить на форуме и в каком формате — будут ли натурные образцы или только макеты и презентации?

— На IX Международной выставке сухопутных и военно-морских вооружений Defexpo 2016 в Индии научно-производственная корпорация «Уралвагонзавод» представляет продукцию военного назначения, а также новые технические разработки.

Впервые на зарубежной выставке демонстрируется уникальный танковый комплекс дистанционного подрыва осколочно-фугасных снарядов с моделью 125-миллиметрового танкового выстрела 3ВОФ128 со снарядом осколочного типа с дистанционным подрывом на траектории 3ОФ82, превосходящий по своим характеристикам лучшие мировые образцы.

На стенде корпорации участники и гости выставки могут ознакомиться с моделями тяжелой огнеметной системы ТОС-1А, модернизированного танка Т-90МС, модернизированного танка Т-72, БМПТ (боевая машина поддержки танков. — «Газета.Ru»), а также инженерной машиной разграждения ИМР-3М, бронированной ремонтно-эвакуационной машиной БРЭМ-1М и другой продукцией УВЗ.

— С какими странами запланированы переговоры?

— Приглашения посетить стенд УВЗ на выставке направлены странам, с которыми УВЗ осуществляет военно-техническое сотрудничество по текущим и перспективным проектам. Проведение переговоров с заказчиками состоится обязательно. Мы всегда с огромным уважением относимся к подобным выставкам и наполняем их большим количеством мероприятий — это хорошая площадка для встреч с клиентами, партнерами и потенциальными покупателями.

Будет проведен ряд встреч и с представителями минобороны Индии, представителями государственных оборонных предприятий, частных индийских компаний, которые готовы участвовать в программе «Делай в Индии», делегациями других зарубежных стран.

— Ожидается ли подписание каких-либо контрактов? Может быть, на сервисное обслуживание?

— Defexpo мы рассматриваем не в качестве места для подписания контрактов, а как крупнейшую региональную выставочную площадку, на которой планируется продемонстрировать нашим заказчикам и потенциальным партнерам последние достижения предприятий корпорации в области вооружения и военной техники сухопутных войск.

Традиционный интерес ожидается к самому продаваемому в мире танку Т-90С, к последней нашей экспортной разработке танку Т-90МС, к программам модернизации самого массового в мире танка Т-72 и другим разработкам.

«Более мощные двигатели и защита»

— УВЗ обеспечивает Минобороны России танками Т-90, модернизирует Т-72Б и готовится поставить «Армату». Насколько глубоко сегодня модернизируется Т-72Б, какие принципиально новые возможности получает этот танк на выходе с модернизации? Сколько этих машин планируется модернизировать в текущем году и до 2020 года?

— На сегодняшний день основу заказов корпорации составляет модернизация танков Т-72Б до уровня Т-72Б3. С 2015 года в интересах Минобороны России мы приступили к более глубокой модернизации танков Т-72Б, прежде всего мероприятия направлены на повышение подвижности (более мощный двигатель) и защищенности (установка дополнительных элементов защиты башни, бортовых проекций и днища) машины.

В текущем году выполняется заказ на поставку около 200 машин.

— Сколько это стоит?

— Цена данных изделий согласована с Минобороны России и носит конфиденциальный коммерческий характер.

— Танки Т-72 стоят на вооружении многих стран. Какие из них обращаются к УВЗ с запросами о глубокой модернизации? Или пока модернизация имеющихся у зарубежных клиентов УВЗ танков Т-72 двигается только в направлении проекта боевых машин поддержки танков «Терминатор» и «Терминатор-2»?

— За модернизацией танкового парка к УВЗ обращаются те страны, которые хотят улучшить имеющиеся у них в наличии танки советского и российского производства, произведенные по лицензии в странах — бывших членах Варшавского договора.

Процесс модернизации старых танков имеет два направления: улучшение имеющихся технических характеристик систем изделия, а также переделка в новые виды военной техники с использованием «старого» танкового шасси, такие как БМПТ «Терминатор», тяжелая огнеметная система (ТОС), бронированная ремонтная машина (БРЭМ) и др.

В ряде стран наша компания участвует в программах модернизации танков для нужд минобороны.

— Говоря о «Терминаторе-2», хотелось бы понять: Минобороны России приняло какое-то решение по этой бронетехнике — будут они брать эти машины или экономика не позволяет?

— Корпорация в инициативном порядке за счет собственных средств ведет работы по созданию машины — так называемый «Терминатор-2».

Концептуально эта машина представляет собой проект по модернизации танков типа Т-72 и оснащение их боевым модулем, разработанным на основе боевой машины поддержки танков БМПТ, с учетом ряда специфических требований генерального заказчика.

Вопрос оснащения Вооруженных сил Российской Федерации «Терминатором-2» — это компетенция Минобороны России, работа в этом направлении ведется.

«Т-90МС подходит под индийскую программу обновления танкового парка»

— Ранее сообщалось, что Индия интересуется модернизацией имеющихся у нее танков Т-72 и Т-90. Контракт на эти работы уже есть? Если нет, то на какой стадии переговоры, каковы прогнозы по подписанию? Будет ли новый контракт на поставку Т-90МС с этой страной?

— Корпорация рассматривает индийский рынок как приоритетный и перспективный.

Основой тому служит многолетний опыт успешного сотрудничества сторон. Он начался в 1978 году с поставок в Индию танков Т-72. Позже специалисты УВЗ помогали в перестройке танкового завода в Авади по лицензионному производству танков Т-72. Следующий этап сотрудничества начался в 2001 году, когда был подписан первый контракт на поставку Т-90С в Индию.

В настоящее время реализуется программа по лицензионному производству танков Т-90 Bhishma, различные проекты военно-технического сотрудничества по послепродажному обслуживанию бронетанковой техники, включая поставку запасных частей и двигателей.

В настоящее время индийская армия планирует несколько мероприятий по модернизации танков Т-72 и Т-90С. Так,

УВЗ в ответ на запросы индийской стороны предложил отдельные модернизационные опции для танков Т-72, а также несколько модернизационных опций для Т-90С для их установки как на уже имеющиеся на вооружении танки, так и на те, которые только будут производиться по российской лицензии в ближайшие несколько лет.

Вместе с этим УВЗ готова предложить Индии в случае заинтересованности комплексную модернизацию танков Т-72, которая позволит увеличить срок службы танков в индийской армии еще лет на 15–20.

В отношении Т-90МС, по имеющейся информации, индийская армия планирует завершить эксплуатацию танков Т-72 в 2025–2030 годах и заменить их средними основными боевыми танками будущего, в Индии этот проект известен под названием FRCV (Future Ready CombatVehicle). Так вот, модернизированный Т-90С (Т-90МС. — «Газета.Ru») по всем параметрам мог бы подойти под новую индийскую программу обновления танкового парка.

И в случае получения запроса от индийских партнеров на проведение испытаний модернизированного Т-90С УВЗ будет готов направить его на испытания.

Чисто российский «Атом» покажут в Тагиле

— На каком этапе сейчас разработка и создание российской версии боевой машины пехоты «Атом», которую УВЗ в досанкционное время начинал делать с французской Renault Trucks Defense? Полностью ли уже имеются все отечественные комплектующие для этой БМП? Или же из-за экономического кризиса этот проект пока продвигается не быстро?

— В рамках работ по разработке необитаемых боевых модулей с вооружением различных калибров в 2013 году на выставке Russia Arms Expo (RAE) в Нижнем Тагиле был представлен концепт БМП под названием «Атом» с пушкой калибра 57 мм, установленной в необитаемом боевом модуле.

Универсальный характер разработанного боевого модуля позволяет использовать его с различными носителями, что было продемонстрировано в интеграции с шасси 6х6 Enigma компании Emirates Defense Technologies на выставке Idex 2015 в Абу-Даби, а также с гусеничным шасси БМП-3 на выставке RAE 2015 в Нижнем Тагиле.

Работы над данным проектом продолжаются. Есть приостановка с французами, как вы знаете, она связана с санкционной политикой Евросоюза.

Что касается отечественных комплектующих, по боевому модулю нет никаких проблем, по шасси есть ряд российских проектов, ведется работа по выбору лучшего.

— Когда ожидается ее публичная презентация?

— В ближайшей перспективе корпорация продемонстрирует действующий образец БМП «Атом» с необитаемым боевым модулем и скорострельной пушкой калибра 57 мм. Презентацию планируем на выставке в 2017 году в Нижнем Тагиле.

— Каков статус аналогичного проекта с Объединенными Арабскими Эмиратами?

— Совместный с компанией Emirates Defenseт Technologies проект интеграции данного боевого модуля на шасси 6х6 Enigma успешно реализуется. Программа совместных работ предусматривает создание опытного образца и проведение его полномасштабных испытаний.

— В чем отличие этого варианта «Атома» от того, который делали с Францией?

— Данный проект отличается от первоначального концепта прежде всего используемым шасси. Благодаря универсальному характеру разработанного модуля он может устанавливаться на различные носители. Уникальность отличает именно боевой модуль с пушкой калибра 57 мм, а не шасси, с которым он используется.

— Изначально эту машину планировалось продавать в третьи страны, сохранился ли такой план или пока будет две версии: одна — для Российской армии, а другая, совместная с ОАЭ, — для Эмиратов?

— В этом наряду с высокими боевыми характеристиками модуля заключается высокий потенциал проекта как внутри страны, так и на внешних рынках.

«Армата» вновь проедет на Параде Победы

— Если вернуться к теме гособоронзаказа, примерно на какой период УВЗ может точно сказать, что по сегодняшним действующим контрактам заводы, производящие военную технику, загружены до 2020, 2025, 2030 годов?

— Предприятия корпорации выполняют государственный оборонный заказ по производству вооружения и военной техники и основных комплектующих по следующим видам: прежде всего, это бронетанковое вооружение и техника, артиллерийское вооружение, а также гусеничная автомобильная техника.

Проблем с гособоронзаказом на сегодня нет

также и благодаря Союзу машиностроителей России, который много сделал, в частности, для совершенствования законодательства. В частности, особое внимание союз уделял проблемам в сфере гособоронзаказа, технологического перевооружения производства, поддержки оборонки. Решен вопрос о прекращении утилизации боеприпасов путем их подрыва. Удалось по ряду из них добиться значимых результатов. В целом ушла в прошлое проблема, связанная со своевременным заключением госконтрактов.

Военной тематикой занимаются более 30 организаций и предприятий, входящих в интегрированную структуру.

В целом предприятия загружены заказами, большинство из которых составляют долгосрочные контракты по 2018 год включительно.

Загрузку предприятий корпорации можно разбить на ряд основных направлений: НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. — «Газета.Ru»), поставка новых и перспективных изделий, модернизация существующего парка вооружений, сервисное обслуживание техники в войсках.

На период после 2018 года сказать в настоящее время сложно, это вопрос к генеральному заказчику, хотя взаимодействие с Минобороны России в данном направлении имеется.

— В заключение не могу не спросить о самой популярной и перспективной на сегодня разработке УВЗ — увидим ли мы «Армату» в этом году на Параде Победы?

— Увидим танки на платформе «Армата».

Международная выставка сухопутных и военно-морских вооружений Defexpo India 2016 проходит с 28 по 31 марта в Южном Гоа, Индия. Свою продукцию под руководством спецэкспортера российских вооружений и техники «Рособоронэкспорт» представляют 18 головных концернов российского оборонно-промышленного комплекса, включая корпорацию «Уралвагонзавод».

Индия. УФО > Армия, полиция > gazeta.ru, 28 марта 2016 > № 1702840 Олег Сиенко


Индия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 марта 2016 > № 1698135 Евгений Пахомов

Почему в Индии начались кастовые бунты

Евгений Пахомов

Индия очень гордится позитивной кастовой дискриминацией: среди неприкасаемых появились врачи, учителя, бизнесмены, политики. Но на деле выходит, что борьба с кастовой дискриминацией только укрепляет древнюю систему в целом, когда именно доставшаяся по рождению каста становится и главным фактором в карьере, и основным принципом самоорганизации общества

Индия широко известна своими межрелигиозными столкновениями. Чуть меньше столкновениями межэтническими. Но последнее время стране все чаще приходится сталкиваться еще c одним видом беспорядков – с кастовыми. В феврале в штате Харьяна, одном из самых промышленно развитых, представители многочисленной здесь касты джатов громили магазины и лавки, поджигали автомобили и даже перекрыли канал, обеспечивающий водой треть столичного округа Дели. Разъяренные толпы устроили бои с полицией. Властям пришлось перебросить в Харьяну войска, получившие приказ открывать огонь по погромщикам. В итоге, по официальным данным, убито 28 человек, более двухсот серьезно ранены, число пострадавших идет на многие сотни, а штат с грустью подсчитывает убытки.

Требование недовольных харьянских джатов на первый взгляд довольно странно. Громя магазины и поджигая автомобили, они добивались того, чтобы их включили в официальный список «отсталых каст». Этот список открывает возможности льготного получения работы на госпредприятиях, места в финансируемых государством вузах, дает ряд других привилегий. Еще недавно многие касты добивались повышения своего статуса, но вот теперь все больше становится тех, кто, наоборот, хочет считаться «отсталыми». Положение усложняется тем, что харьянские джаты к низким кастам явно не относятся, но льгот хочется и им.

Этот кастовый бунт стал результатом борьбы индийских властей за социальное равенство, против дискриминации низких каст и практики неприкасаемости, которая остается одной из самых болезненных проблем Индии.

Проклятие в две тысячи лет

«Мы прокляты уже много веков, не менее двух тысяч лет, – убеждал меня на одной из демонстраций мусорщиков в Дели местный активист. – Мы неприкасаемые, и чистые касты считают нас людьми второго сорта. Индия называет себя самой большой демократией мира, но нас эта демократия не касается».

До сих пор многие индусы верят, что прикосновение или даже приближение к человеку из низкой касты может осквернить. Отношение к нечистым поразило в свое время пришедших на Индостан европейцев. Название одной из южноиндийских каст неприкасаемых, парийяр, даже вошло в европейские языки как «пария» – изгой, униженный. И таких в сегодняшней миллиардной Индии, по официальным данным, около 17,7%, то есть более двухсот миллионов человек.

Проблема даже не в том, что далиты (угнетенные) или списочные (этими политкорректными эвфемизмами принято сегодня называть представителей неприкасаемых каст) более бедные и менее образованные, чем другие жители Индии. Главное, что положение неприкасаемых освящено индуизмом – религией, которую исповедуют около 80% населения страны. Традиционные индусы убеждены: положение нечистых каст дается свыше – за грехи в прошлых рождениях. Мол, жил неправедной и преступной жизнью – теперь отвечай. Отсюда удивляющее своей жестокостью отношение чистых каст к нечистым – ведь индийцы в массе своей не злые люди. Но что ни неделя, в индийских СМИ появляются сообщения, что где-то избили далитов, изнасиловали списочных девушек, изгнали неприкасаемых из общей процессии и т.п.

О причинах появления неприкасаемых до сих пор спорят специалисты. Индийское общество еще в древности разделилось на четыре группы: брахманы (жрецы, ученые люди), кшатрии (воины, властители), вайшьи (земледельцы, торговцы, ремесленники) и шудры (зависимые люди, слуги). В последнюю категорию попали, полагают, покоренные пришлыми ариями местные жители. Но были и те, кто вообще не попал в варновую структуру, вот они-то и стали неприкасаемыми, нечистыми. Впоследствии каждая варна распалась на множество каст, и число их сегодня идет на тысячи.

Исторически каста человека определяется профессией, которой занимается его семья. Есть чистые профессии, и есть нечистые. Ясное дело, неприкасаемые – это прежде всего те, кто делает грязную работу: мусорщики, уборщики нечистот, кожевники (поскольку имеют дело с мертвой плотью), прачки (в Индии это тяжелая мужская работа) и т.п. Но к нечистым кастам в ряде регионов также отнесены ткачи, рыбаки, сборщики пальмового сока, плетельщики корзин, красильщики, даже изготовители стеклянных браслетов или уже упомянутые парийяры (музыканты, играющие на тамильском барабане). Подчас требуется историческое расследование, чтобы понять, почему так случилось.

Каждый член касты обязан выполнить свою карму: пахарь карму пахаря, а кожевник – кожевника. Это касается и неприкасаемых: нагрешил, отсиди свое в мусорщиках, потом, если будешь хорошим человеком, родишься в касте получше. В традиции смена касты возможна только после смерти – в следующем рождении. Древнеиндийский свод правил и предписаний «Законы Ману» гласит: «Лучше плохо исполнять свою карму, чем хорошо – чужую», «Исполняющий чужую карму – грешник».

Конечно, в наши дни правила не столь строги и смена профессии не редкость, только вот печать, что человек происходит из семьи нечистых, будет преследовать всю жизнь. Ни богатство, ни образование, ни профессия не изменят этот статус. Только смерть. И преодолеть эту освященную религией сегрегацию будет посложнее, чем, например, расовую сегрегацию в США – ведь в отличие от индуизма христианство говорит о равенстве. При этом тех, кого многие индусы считают людьми второго сорта по рождению, назвать меньшинством язык не поворачивается – далитов в Индии больше, чем все население России.

Все мечты Индии о превращении в супердержаву, в одного из мировых экономических лидеров уже к середине XXI века едва ли достижимы, пока почти пятая часть населения считается изгоем и с большим трудом включается в современные экономические отношения.

Списки счастья

То, что практика неприкасаемости тормозит Индию, понимали еще англичане – именно британские колониальные власти начали вводить льготы для париев, чтобы помочь им социализироваться. В 30-е годы прошлого века британцы составили первый правительственный список низких каст, для которых резервировались места на госслужбе. Тогда же появилось официальное и не унижающее достоинство название таких каст: scheduled castes, списочные касты, или коротко – списочные.

Лидеры индийского национально-освободительного движения тоже боролись с неприкасаемостью. Махатма Ганди демонстративно принимал списочных у себя, ел вместе с ними (принимать пищу с низкими – грех в представлении чистого индуса), называл их «хариджанами» (детьми бога). Известна его дискуссия со жрецами храма в Вайкоме: неприкасаемым запретили пользоваться дорогой, идущей мимо храма, и Ганди вызвал брахманов на религиозный диспут. «Как можно запретить пользоваться дорогой якобы низким по рождению людям, если по ней ходят и преступники, и даже собаки, и скот?» – спрашивал Ганди. «Такова их карма, а значит, воля Всевышнего», – ответствовали жрецы. «Но кто мы, чтобы подменять Всевышнего и усугублять их наказание?» – парировал Ганди. Спорили несколько часов, в итоге дорогу расширили, выделив полосу для неприкасаемых. Читать аргументы сторон необыкновенно забавно, если забыть, что дело происходит в XX веке и что это реальная жизнь, а не «Имя розы».

Индия получила независимость в 1947 году, и ее Конституция, вступившая в силу в 1950-м, официально отменила кастовые привилегии – все граждане равны. Вот только победить кастовые предрассудки оказалось непросто – списочные в глазах чистых индусов по-прежнему не считаются равными. Поэтому власти составляют кастовые списки, по ним резервируются места в органах власти, на госпредприятиях, в государственных вузах и т.п. Сегодня в список, попасть в который уже мечтают многие, на федеральном уровне внесено около 1100 каст. Так, в парламенте страны из 543 мест 84 места (15,47%) зарезервированы за списочными кастами и 47 мест (8,66%) за списочными племенами (поддерживающими традиционный образ жизни, чистые индусы тоже считают их нечистыми). Резервируются места и на уровне штатов (процент зарезервированных мест здесь зависит от числа членов списочных каст и племен, проживающих в регионе).

Индия очень гордилась этой позитивной дискриминацией: среди далитов появились врачи, учителя, бизнесмены, политики. И вот тогда власти решили распространить эту практику и на другие низкие касты, то есть те, которые хотя и не считаются неприкасаемыми, но стоят внизу социальной лестницы (они были недовольны, что не получают такой поддержки как неприкасаемые, хотя постоянно напоминали, что они тоже бедные и отсталые). В 1990 году правительство принялось резервировать места на госпредприятиях, в вузах, в правительственных структурах и для куда более многочисленных, чем далиты, представителей «других отсталых категорий» (Other Backward Class). Например, в государственных вузах за ними закрепили 27% мест, в дополнение к списочным кастам и списочным племенам, на которые приходится 22,5%.

Вскоре начались проблемы. Точнее, они зрели давно – в индийской прессе много говорили, что система квот и резервирования породила особую далитскую элиту, которая прекрасно освоила эти самые квоты и теперь расставляет на хорошие места и направляет в хорошие вузы своих. А молодежь из чистых каст не имеет таких привилегий.

Ситуация обострилась еще больше, когда в 2014 году к власти пришел премьер-министр Нарендра Моди, который избирался под лозунгом защиты традиционных индусских ценностей. В ходе предвыборной кампании Моди тоже много говорил о равенстве, но проблема в том, что традиции индуизма как раз подразумевают отсталое положение низких каст. И традиционалисты из высоких каст принялись требовать от властей защиты этих традиций – но уже для себя.

Первые кастовые бунты произошли в прошлом году, когда в августе начались волнения в родном для Моди штате Гуджарат. Толпы представителей влиятельной касты патель вышли на улицы, требуя полностью отменить практику резервирования. В первых рядах протестующих шли молодые люди, крайне недовольные тем, что менее подготовленная и грамотная, по их мнению, молодежь из списочных занимает места в вузах и на предприятиях.

Глава протестующих, двадцатидвухлетний Хардик Патель выдвинул лозунг: «Либо освободите страну от квоты, либо загоните в нее всех!» Дело дошло до ожесточенных столкновений с полицией, в уличных стычках погибло десять человек. Власти Гуджарата были вынуждены заявить, что рассмотрят возможность выделить пакет помощи для получения образования достойным молодым людям из более высоких каст.

Уже тогда многие предсказывали, что пример гуджаратских пателей окажется заразителен. Ждать долго не пришлось: теперь на улицы вышли хариянские джаты. Главное, что ни патели, ни джаты не являются угнетенными или отсталыми: в своих штатах это весьма многочисленные и влиятельные кастовые группы. Однако недовольство демонстрируют именно они – кастовые группы, которые исторически занимали высокое положение, но в последнее время оказались потеснены из-за позитивной кастовой дискриминации.

Впрочем, в отличие от пателей джаты не требуют отмены квот. Наоборот, они добиваются, чтобы в список льготников включили и их. Причем добиваются этого уже давно – около двадцати лет. После долгих рассмотрений власти страны в 2014 году даже согласились внести их в заветный список, но Верховный суд в 2015-м отменил это решение – мол, слишком состоятельная и влиятельная каста, чтобы считаться отсталой. Теперь борьба продолжается в парламенте. Поэтому джаты вышли и устроили громкий протест: молодежь из этой кастовой группы уверена, что без попадания в список нельзя устроиться на хорошую работу или поступить в хороший вуз.

Эксперты тем временем считают, что система резервирования действительно нуждается в реформах, но полностью отказаться от нее не получится – без этого проблему низких каст не победить. Но на деле выходит, что борьба с кастовой дискриминацией только укрепляет древнюю систему в целом, когда именно доставшаяся по рождению каста становится и главным фактором в карьере, и основным принципом самоорганизации общества.

Индия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 марта 2016 > № 1698135 Евгений Пахомов


Индия. Вьетнам. РФ > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 18 марта 2016 > № 1690669 Михаил Делягин

"Разворот на Восток", первоначально ставший реакцией России на "холодную войну", внезапно развязанную против нее Западом, поначалу воспринимался многими наблюдателями как простая переориентация с Европы на Китай. Однако теперь он приобретает новые измерения, и логично, что непосредственным инструментом его осуществления выступает государственный бизнес, прежде всего в лице компании "Роснефть", весьма убедительно выполняющей свою роль инструмента государственной политики.

Во время визита президента компании Игоря Сечина в Китай были решены задачи, связанные с реализацией одного из ключевых государственных проектов по созданию судостроительного кластера на Дальнем Востоке. Дальневосточный судостроительный завод "Звезда" заключил с China Heavy Industry Corporation Nantong (CHIC) крупный контракт на поставку в 2016-2017 годах тяжелых кранов (включая кран "Голиаф" грузоподъемностью 1200 тонн) на стройплощадку судоверфи "Звезда", создаваемой консорциумом компаний, ключевую роль в котором играет "Роснефть".

Во Вьетнаме "Роснефть" впервые выступает оператором бурения в международных водах.

Но подлинный прорыв достигнут в отношениях с Индией: подписанные с ее корпорациями соглашения признаны "крупнейшими в нефтегазовом секторе за последние годы".

Прежде всего, "Роснефть" договорилась об основных условиях приобретения консорциумом индийских компаний (Oil India, Indian Oil, Bharat Petroresources) 29,3% "Ванкорнефти", вплотную приблизившись к заключению сделки купли-продажи. С этим же консорциумом достигнута договоренность о совместном анализе возможности разработки Сузунского, Тагульского и Лодочного месторождений, то есть освоения всего Ванкорского кластера.

Достигнутое ранее соглашение о приобретении 15% "Ванкорнефти" индийской ONGC Videsh Limited, как ожидается, увенчается закрытием сделки в ближайшее время. С этой же компанией уже подписан меморандум об увеличении ее доли до 26% и о заключении долгосрочных договоров на поставку нефти.

"Роснефть" будет играть в создаваемом консорциуме ведущую роль. В то же время организация международного энергетического хаба качественно повысит производственный потенциал Ванкорского кластера и позволит "Роснефти" укрепить свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе с его растущим потреблением энергоносителей, что будет способствовать стабилизации всего нефтяного рынка.

Интерес индийского бизнеса к Ванкору обусловлен тем, что это один из ведущих мировых проектов, обладающий уникальным сочетанием высокого качества добываемой нефти и крайне низких операционных расходов. Несмотря на тяжелые климатические условия, коэффициент извлечения нефти на Ванкоре — один из самых высоких в России.

Кроме того, индийский капитал входит в проект Таас-Юрях (добыча начата в октябре 2013-го, первый миллион тонн нефти получен уже в ноябре 2014 года). Подписан договор о покупке консорциумом из Oil India, Indian Oil и Bharat Petroresources 29,9% проекта и о вхождении его в совместное предприятие, созданное для освоения Таас-Юряха "Роснефтью" и ВР.

Как и в ситуации с Ванкором, "Роснефть" сохранит мажоритарную долю в совместном предприятии, нацеленном, помимо разработки Таас-Юряха, на дальнейшую разведку и освоение запасов региона.

Эксперты отмечают, что на базе Таас-Юрях будет сформирован евразийский энергохаб, который станет новой, современной формой интеграции Европы и Азии.

Открывая доступ индийскому капиталу к добыче сырья, "Роснефть" планирует войти в капитал индийской компании Essar Oil Limited, владеющей вторым в Индии по мощности и входящим в первую десятку мира по технологическому оснащению НПЗ в Вадинаре, морским терминалом для приема нефти и отгрузки нефтепродуктов, принимающим сверхбольшие танкеры, а также сетью из 2 тысяч заправок (которую намечено расширить до 5 тыс.). Сделку предполагается подписать и закрыть в первом полугодии; поставки нефти должны начаться до конца 2016 года.

Надо сказать, что "Роснефть" не случайно сделала ставку на индийскую нефтепереработку и розницу — это было весьма дальновидное решение. Ведь, согласно только что опубликованным данным Международного энергетического агентства, Индия станет главным мировым драйвером роста на рынке моторного топлива: к 2040 году потребление моторного топлива в этой стране удвоится до 10 млн баррелей в сутки, а уже в 2017 году потребление бензина вырастет на 12%.

В результате "прорыва в Индию" "Роснефть" получает серьезный (по некоторым оценкам, до 6 млрд долларов) источник дополнительного финансирования освоения крупных месторождений Восточной Сибири, и не просто гарантию сбыта добываемой на них нефти, но и прямой доступ на внутренний рынок Индии — четвертой в мире по импорту нефти. В результате "Роснефть" сохраняет свою позицию наиболее привлекательной для инвестиций российской нефтяной компании.

Последнее подтверждается высокой оценкой запасов: по мнению специалистов "ВТБ Капитала", 1.9 долл/барр по Ванкору и 1.6 по Таас-Юряху, что выше среднего по российской нефтяной отрасли; таким образом, пакеты акций, хотя и миноритарные, продаются дороже рыночного уровня.

Богатый опыт работы в рамках международных консорциумов "Роснефть" все чаще использует в деле евразийской интеграции, становясь ее ключевым элементом и движущей силой. Возможно, в данном случае на наших глазах начинает складываться качественно новая тенденция — создания евразийских энергетических хабов.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, для МИА "Россия сегодня"

Индия. Вьетнам. РФ > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 18 марта 2016 > № 1690669 Михаил Делягин


Индия. Весь мир > Миграция, виза, туризм > russiancouncil.ru, 17 марта 2016 > № 1693115 Глеб Ивашенцов

Моди: ставка на зарубежную индийскую диаспору

Показательная черта внешней политики нынешнего премьер-министра Индии Н. Моди — прямое обращение к индийской диаспоре за рубежом. Его встречи с зарубежными индийцами за более чем полтора года пребывания на посту премьера — на стадионе Уэмбли в Лондоне, в Мэдисон-сквер-гарден в Нью-Йорке, на крикетном стадионе в Дубаи, в Торонто, Куала-Лумпуре, Париже, на Сейшельских островах — каждый раз превращались в шоу, в своего рода «модимании», в ходе которых тысячи людей непрерывно скандировали «Моди!». Об успехе выступления Н. Моди на стадионе Уэмбли можно судить хотя бы по признанию британского премьер-министра Д. Кэмерона, который сказал, что ему трудно было бы собрать такую аудиторию в Лондоне или где-либо еще в стране.

«Что делает Моди популярным у зарубежных индийцев?» — задается вопросом газета «The Indian Express» и поясняет: «Он выгодно подал себя «человеком действия», выходцем из скромной семьи, способным сокрушить византийскую бюрократию, повсеместную коррупцию и нищету… В его напористой риторике, решительных действиях и дерзких амбициях многие видят те качества, которые нужны Индии, чтобы стать мировой державой».

Что такое индийская зарубежная диаспора

Индийская зарубежная диаспора существует в 130 странах и насчитывает более 27 млн человек.

Индийская зарубежная диаспора имеет давнюю историю. Сотни лет назад индийские торговцы создали свои фактории в странах Персидского залива и в Юго-Восточной Азии. В период нахождения Индии в составе Британской империи десятки тысяч индийцев были завербованы англичанами для работы на плантациях в британских колониях по всему миру — от Фиджи до Маврикия, от Южной Африки до Карибского бассейна.

В то же время эмиграция индийцев в развитые страны Запада — сравнительно недавнее явление. Например, в Соединенных Штатах в 1960 г. проживали лишь 12 тыс. индийских иммигрантов. В результате послаблений, принятых американской администрацией в отношении мигрантов из азиатских стран, их численность к 1980 г. составила 210 тыс., а к настоящему времени превысила 3 млн человек.

Члены индийской зарубежной диаспоры отличаются высокими доходами, высоким образовательным уровнем, заметной ролью в научно-технической сфере в странах расселения, политическим и общественным влиянием.

Индийская зарубежная диаспора существует в 130 странах и насчитывает более 27 млн человек. Она уступает китайской по численности (зарубежных китайцев хуацяо в мире порядка 40 млн), но отнюдь не по влиятельности. Выходцам из Индии сегодня доступны рычаги экономического и политического влияния не только на Маврикии, Фиджи или в Гайане. Помимо 3,1 млн в США, 1,5 млн этнических индийцев проживают в Великобритании, 1 млн — в Канаде, 1,2 млн — в Южной Африке, 6 млн — в государствах Ближнего Востока. Совокупные активы зарубежной индийской диаспоры оцениваются приблизительно в 1 трлн долл., из которых половина — финансовые активы, половина — движимая и недвижимая собственность. В то время как номинальный ВВП страны в 2012 г. составлял 2,0 трлн долл., годовой доход диаспоры оценивается в 400 млрд долл., или более 20% ВВП Индии.

Члены индийской зарубежной диаспоры отличаются высокими доходами, высоким образовательным уровнем, заметной ролью в научно-технической сфере в странах расселения, политическим и общественным влиянием. Если взять наиболее показательную индийскую общину в США, численность которой в 2013 г. составляла 1% американского населения, то по подушевому доходу ее члены опережают все другие этнические общины этой страны. В 2010 г. ежегодный подушевой доход проживавшего в Соединенных Штатах индийца составлял 37 931 долл. по сравнению с 26 708 долл. в среднем по стране [1]. 75% индийцев-представителей диаспоры старше 25 лет имеют высшее образование, тогда как общеамериканский показатель — 31%. Три нобелевских лауреата индийского происхождения Хар Гобинд Кхорана (1968 г. — физиология и медицина), Субраманиан Чандрасекхар (1983 г. — физика) и Венкатраман Рамакришнан (2009 г. — химия) сделали свои научные открытия в США. В одной только Кремниевой долине занято около 300 тыс. выходцев из Индии [2]. Этнические индийцы занимали посты губернаторов штатов (Луизианы, Южной Каролины), избирались членами Конгресса.

Согласно хиндутве, Индия служит центром «индусского мира», и тесные связи матери Индии с зарубежной индийской диаспорой — неотъемлемая часть великой индийской цивилизации.

Индийцы работают управляющими директорами целого ряда базирующихся в США и в других странах транснациональных корпораций. В их числе можно назвать Global Foundries (ведущая мировая компания по производству полупроводниковых интегральных микросхем), Berkshire Hathaway Insurance (ведущая страховая компания США), Harman International Industries (крупнейший мировой производитель звуковой аппаратуры), MasterCard (международная платежная система), Reckitt Benckiser (мировой производитель товаров для дома, средств по уходу за здоровьем и личной гигиене), Adobe Systems (ведущий производитель программного обеспечения для графического дизайна, публикации, веб и продукции печати), PepsiCo (пищевые продукты), Google (крупнейшая поисковая система Интернета), Microsoft (производство программного обеспечения). Окончивший в 1989 г. Бенаресский индуистский университет Никеш Арора, который ранее работал в Google, ныне управляет крупнейшей японской телекоммуникационной и медиакорпорацией SoftBank и имеет годовой доход в 132 млн долл. Уроженец городка Джалпайгури в Западной Бенгалии Сума Чакрабарти занимает пост президента Европейского банка реконструкции и развития.

Благодаря индийской диаспоре в США в 2008 г. удалось добиться одобрения в Конгрессе американо-индийского соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере.

В Великобритании общий объем инвестиций более 600 индийских компаний превышает 9 млрд фунтов стерлингов. Индийская Tata Industries — крупнейший в стране частный производственный конгломерат, на предприятиях которого занято 60 тыс. человек. Индийцы составляют пятую часть британских медиков. Выходцам из Индии братьям Хиндуджа, занимающимся многопрофильными операциями, с личными активами 13 млрд фунтов стерлингов в британском списке богачей принадлежит второе место, а скупающему по всем миру заводы черной металлургии Лакшми Митталу с 9,2 млрд фунтов стерлингов — седьмое. Весьма примечательная фигура среди британских мультимиллионеров — член Палаты лордов, телевизионный магнат барон Вахид Алли.

Родившийся в индийском Пенджабе сикх Харджит Саджан, в прошлом генерал-лейтенант Вооруженных сил Канады, сегодня занимает пост министра обороны этой страны. Этнический индиец Ананд Сатьянанд в 2006–2011 гг. был генерал-губернатором Новой Зеландии.

«Отток мозгов» особенно характерен для инженерных специальностей и биотехнологии — до 90% выпускников индийских вузов по этим специальностям отправляются на работу в США.

Уроженец Калькутты Пракаш Лохиа с личным состоянием в 3 млрд долл. возглавляет созданную им в Индонезии нефтехимическую и текстильную компанию Indorama Corporation, которая поставляет свою продукцию в 90 стран мира. В списке индонезийских богачей он находится на шестом месте.

Из 6 млн индийцев в странах Персидского залива большинство (60%) составляют люди физического труда — строители и обслуживающий персонал, тогда как остальные (до 40%) — белые воротнички, представляющие предпринимательские, профессиональные и банковские круги. В этом регионе, помимо десятков тысяч индийцев-долларовых миллионеров (по данным Merrill Lynch, в одних только ОАЭ в 2005 г. их насчитывалось 33 тыс.), проживают по меньшей мере 10 долларовых миллиардеров индийского происхождения с личными состояниями от 1,1 млрд до 4 млрд долл.

Зарубежная индийская диаспора поддерживает теснейшие связи с Индией. Характерное отличие обосновавшихся за границей индийцев — сохранение особого «индийского мира», в котором, например, практически исключены смешанные браки. Женихов и невест для своей молодежи члены зарубежной индийской диаспоры обычно подыскивают в Индии — соответствующими объявлениями наполнены воскресные приложения всех индийских газет.

Зарубежные индийцы активно помогают своим родным, оставшимся в Индии. В 2014 г. они перевели в страну 70,39 млрд долл., больше, чем хуацяо в Китай (64,14 млрд долл.). Частные денежные переводы диаспоры составляют примерно 3,5% ВВП Индии и превышают объем прямых иностранных инвестиций в индийскую экономику — 44,9 млрд долл. в 2015 г.

Политический индуизм

В годы нахождения у власти партии Индийский национальный конгресс, проводившей секуляристскую линию, вопрос индийских общин за рубежом не был приоритетным во внешней политике страны. Занимаясь глобальными проблемами антиколониализма и неприсоединения, первый премьер-министр независимой Индии Джавахарлал Неру прямо советовал зарубежным индийцам (речь тогда шла о выходцах из Индии, находившихся в странах третьего мира) полностью отождествлять себя с государствами проживания. На заданный ему в парламенте вопрос о его подходах к индийским общинам за рубежом Д. Неру отвечал: «У нас интерес к ним культурный и гуманитарный, но не политический». Такой установкой руководствовались и все конгрессистские преемники Д. Неру на посту главы правительства.

В настоящее время у власти в Индии находится Бхаратия джаната парти (БДП, или Индийская народная партия — так переводится ее название с хинди на русский язык). Она стоит на позициях хиндутвы — национализма, основанного на религиозных традициях индуизма. Согласно хиндутве, Индия служит центром «индусского мира», и тесные связи матери Индии с зарубежной индийской диаспорой — неотъемлемая часть великой индийской цивилизации. Такой подход во многом разделяется членами зарубежной индийской диаспоры, особенно из числа наиболее образованных и обеспеченных. БДП и близкие к ней организации — сторонники хиндутвы традиционно имеют свои ячейки в диаспоре, которые оказывают финансовую поддержку партийной деятельности в Индии.

Процесс подключения зарубежных индийцев к внедрению инноваций в индийскую экономику наблюдается уже пару десятилетий.

БДП в 2003 г., еще в период своего более раннего пребывания у власти, провозгласила День зарубежного индийца — Праваси Бхаратия Дивас. В 2004 г. в составе правительства было создано Министерство по делам зарубежных индийцев, которое в начале 2016 г. было объединено с МИД Индии. Яшвант Синха, занимавший в то время пост министра иностранных дел, отмечал: «Выходцы из Индии — крайне важные источники поддержки политики индийского правительства благодаря тому влиянию и уважению, которым они пользуются в странах проживания».

Диаспора как проводник внешнеполитических интересов Индии

«Мы меняем контуры дипломатии и ищем новые пути укрепления интересов Индии за рубежом», — утверждает Рам Мадхав, нынешний генеральный секретарь правящей партии. «Они могут быть голосом Индии, даже будучи лояльными гражданами тех стран, где живут. Это долгосрочная цель дипломатии в отношении диаспоры. Это подобно тому, как еврейская община в США заботится об интересах Израиля».

Прорыв в сфере информационных технологий и превращение в площадку для аутсорсинга позволяют Индии занять собственную нишу в мировой экономике.

И, похоже, такая поддержка работает. Английский журнал «The Economist» со ссылкой на Шившанкара Менона, бывшего советника премьер-министра по делам национальной безопасности Индии, написал о том, что благодаря индийской диаспоре в США в 2008 г. удалось добиться одобрения в Конгрессе американо-индийского соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере. Соглашение открыло Индии, не входящей в число участников Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), путь к полномасштабному гражданскому ядерному сотрудничеству с иностранными государствами.

На зарубежных индийцев в своих отношениях с Индией рассчитывает и Вашингтон. В этом плане показательны назначения в октябре 2013 г. этнической индианки Ниши Десаи Бисвал заместителем госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии, а в сентябре 2014 г. этнического индийца Р. Вермы послом США в Индии.

Заменить «отток мозгов» их притоком

Индийская эмиграция на Запад во многом породила такое явление, как «утечку мозгов». Из Индии в западные страны уезжали и уезжают прежде всего наиболее образованные и предприимчивые люди, которые могли бы принести немалую пользу у себя на родине. Сталкиваясь со старением собственного населения и нехваткой научно-технических кадров, эти страны широко привлекают индийских специалистов, свободно владеющих английским языком. В результате, по некоторым оценкам, до 10% врачей, получивших образование в Индии, уже эмигрировали за рубеж. «Отток мозгов» особенно характерен для инженерных специальностей и биотехнологии — до 90% выпускников индийских вузов по этим специальностям отправляются на работу в США.

Н. Моди ставит задачу изменить ситуацию и добиться «притока мозгов» вместо их оттока. При этом он рассчитывает, что диаспора сможет послужить источником инвестиций и высоких технологий для индийской экономики. В своих обращениях к зарубежным соотечественникам он призывает каждого из них стать своего рода полномочным представителем страны, внести свой вклад (деньгами, техническим опытом) в обеспечение подъема Индии.

В какой-то мере здесь можно надеяться на успех. Процесс подключения зарубежных индийцев к внедрению инноваций в индийскую экономику наблюдается уже пару десятилетий. Во время бума в области информационных технологий 1990-х гг. индийцы, работавшие в американских компаниях в Кремниевой долине, убедили своих начальников в том, что они располагают контактами и общей подготовкой для создания соответствующей структуры в Индии. Так появились ведущие индийские IT-компании Wipro и Infosys.

Говорить о некой индийской диаспоре в России не приходится.

Сегодня на Индию приходится порядка 18,5% мирового рынка программных продуктов. Страна занимает третье место в мире после Китая и США по числу находящихся в пользовании мобильных телефонов — 1 млрд ед., а по числу пользователей Интернета — 354 млн человек — опережает США, уступая только Китаю.

Прорыв в сфере информационных технологий и превращение в площадку для аутсорсинга (в 2015 г. экспорт программного обеспечения из страны оценивался в 112 млрд долл., или 8% ВВП) позволяют Индии занять собственную нишу в мировой экономике и верить в свою способность извлекать выгоды из экономической глобализации.

Что касается индийцев в России, то первые индийские купцы осели в Астрахани еще в XVII веке. В начале XVIII века они появились и в Москве, торгуя ювелирными изделиями, прежде всего бриллиантами, а также тканями и лекарствами. Однако говорить о некой индийской диаспоре в России не приходится. В настоящее время, по данным Посольства Индии, в России проживает примерно 15 тыс. выходцев из Индии. Их дополняют примерно полторы тысячи индийцев, переселившихся в Россию из Афганистана. Половина индийцев в России — студенты, остальные в основном предприниматели-представители индийских или других иностранных фирм. В отличие от США, Великобритании, Канады и других англоязычных стран весомой роли в экономической или политической жизни России индийские бизнесмены не играют. В России действуют Индийский Деловой Союз, Ассоциация индийцев и ряд индийских культурных организаций.

1. 80% индийцев, проживающих в США, имеют высшее образование.

2. Международная жизнь. 2010. № 4.

Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, зам. директора РЦИ АТЭС, член РСМД

Индия. Весь мир > Миграция, виза, туризм > russiancouncil.ru, 17 марта 2016 > № 1693115 Глеб Ивашенцов


Индия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 марта 2016 > № 1683918 Юрий Сигов

Куда шагает индийский слон?

Эту страну все «большие и сильные» считают своим союзником. Но все они при этом, скорее всего, крупно заблуждаются

Юрий Сигов, Вашингтон

Пока на Ближнем Востоке продолжаются региональные разборки, которые в любой момент могут перерасти в глобальный военный конфликт, есть одна весьма влиятельная мировая держава, которая от всех этих пертурбаций старается оставаться как можно дальше. Она никого конкретно в конфликте не поддерживает, никому не поставляет оружия и боеприпасов и с ее территории никаких наемников-головорезов в район столкновений не просачивается.

Более того - страна эта за всем происходящим не просто внимательно наблюдает, но и стремится по максимуму заработать для собственных интересов неплохие дивиденты в первую очередь на том, что Россия, США, Турция, Иран и иже с ними явно соперничают друг с другом. А соответственно и волей-неволей ослабляют свои позиции там, где экономические запросы этой страны принципиально уязвимы и где руководство этого древнего государства могло бы сыграть свою «партию в многовекторность». Тем паче, что шахматы появились имено на ее земле и оттуда начали свой триумфальный поход по нашей планете.

Речь, как вы уже, наверное, догадались, пойдет об Индии и ее нынешнем «мировом измерении», что для стран Центральной Азии - далеко не отвлеченное понятие. Индия находится в непосредственной близости от Центрально-Азиатского региона, имеет огромное влияние на культуру, обычаи, образ жизни этих республик. А ее экономическое сотрудничество с государствами Центральной Азии становится все активнее и разнообразнее.

Есть здесь и еще один очень примечательный парадокс: Индия нынче - желанный союзник практически для всех ведущих мировых держав (за исключением соседнего Пакистана), включая Китай (с которым была война в Гималаях, в государственных контактах до сих пор сквозит предельная настороженность, но тем не менее). При этом каждый такой союзник уверен, что с Индией у него прекрасные отношения. И что индийская внешняя политика непременно может быть использована в своих собственных интересах против тех, с кем отношения нынче не складываются. Но так ли приручаем современно мыслящий «индийский слон», и намерен ли он покорно следовать за своими махутами-погонщиками, из какой части света они бы ни были родом?

«Большой партнер с севера» для Дели все еще важен, но не совсем

Итак, посмотрим на то, что нынче из себя представляет Индия в мире, с кем «многовекторно» дружит и какие планы вынашивает, развивая связи одновременно с полностью нестыкуемыми партнерами-противниками. Начнем с России, поскольку в отношениях Москвы и Дели много явно уникального, ни на что другое не похожего, и в то же время- символичного. Что связано с общей ситуацией в мире при резком обострении конфронтации между Россией и коллективным Западом во главе с США.

Не буду упоминать обо всех тех исторических связях и контактах, которые существовали между СССР и Индией, как и нет смысла ностальгировать по «старому доброму другу» Индии тем, кто участвовал в сооружении крупнейших промышленных объектов на ее территории (тот же металлургический комбинат в Бхилаи) или совсем недавно запускал в работу атомный реактор на станции в Куданкуламе. Оценим чистую прагматику, потому как она всегда была и будет красноречивее любых эмоций и трогательных воспоминаний.

Так вот, нынче ситуация здесь складывается такая. Официально первые лица двух стран называют отношения Индии и России «привилегированным стратегическим партнерством». Фраза эта, на мой взгляд, крайне напыщена и мало чем конкретным подкреплена. Да, обе страны входят в неформальный клуб «больших неамериканцев» под названием БРИКС. Да, летом этого года в компании со своим «заклятым соседом» Пакистаном Индия будет полноправно включена в Шанхайскую организацию по сотрудничеству (ШОС).

Есть еще весьма тесно работающий формат министров иностранных дел по оси Москва-Пекин-Дели, и существует давнее военное сотрудничество, которое по-прежнему позволяет России держать своего «индийского партнера» в довольно плотных тисках взаимозависимости. Но оценим эти связи с другой стороны. Двусторонняя торговля - меньше 10 млрд. долларов, что, между прочим, в два раза меньше, чем с «почти разорвавшей торговые связи с Москвой» Америкой.

Для примера, товарооборот Индии с Соединенными Штатами, Японией, странами Евросоюза превышает 100 млрд. долларов каждый. И даже с Китаем, которому индийские политики традиционно никогда не доверяли, проектов двусторонки только в промышленной и инфраструктурной сферах - больше чем на 80 млрд. долларов.

Еще одна показательная цифра: даже при всем большом желании индийской стороны (а оно на самом деле имеется) объем торговли с Россией к 2025 году планируется довести лишь до 30 млрд. долларов, что для таких двух громадных стран - капля в море. Да еще и не факт, что следующий индийский премьер так уж будет рваться именно сотрудничать с Москвой, потому как желающих «прогулять индийского слона» на коротком поводке двустороннего сотрудничества - больше чем достаточно.

Многого в Москве ожидали от смены верховной власти в Индии и после прихода на премьерский пост Н. Моди. Но он, как и следовало ожидать, во-первых, не стал на этом посту антиамериканцем (а вроде бы было из-за чего: именно американцы ему долгие годы не давали визы на въезд в страну), а во-вторых, сделал ставку на тех, кто сегодня может активно инвестировать в объекты Индии и сам готов поделиться передовыми технологиями для индийских компаний. То есть его ключевые ставки - это США, страны ЕС, Япония и соседний Китай (пусть и в ограниченном пока масштабе). России отводится место «старого верного друга», но параллельно с ним Дели рвется и на все остальные «дружеские рынки».

Здесь, правда, стоит учесть тот факт, что индийцы (и особенно их правители) - люди предельно прагматичные. Урок с вертолетоносцами «Мистраль», которые французы отказались поставлять в Россию по указке США, стал очень предметным и для Индии (которой тоже могут в оружейной сфере впаять санкции в любой момент, что без причин, что просто потому, что так надо западным странам). Именно поэтому Дели делает ставку в оружейных закупках по-прежнему на Россию, но, где можно, пытается получить «навар» и прежде всего с европейских и американских военных компаний.

Пекину не нравится активность индийцев. Но с ними китайцы предпочитают общаться, а не отгораживаться

Особое отношение у Индии к Китаю. Это и экономический соперник в Азии, и стратегический конкурент, и конкретный «оккупант» части индийской территории в Гималаях. В то же время Пекин для Дели- один из важнейших торгово-экономических партнеров, совместно работающий «почти союзник» в рамках БРИКС и теперь - ШОС. Да и первые лица Индии и Китая нынче нашли общий язык, который у целого ряда их предшественников не особо складывался ранее.

Хотя у Индии и Китая есть свои исторические разногласия и определенное недоверие, было бы наивно считать, будто дружеские отношения Индии и России каким-то образом могут быть направлены на «сдерживание» Пекина. Как раз наоборот: Россия нынче продает передовые виды вооружений и техники именно Китаю, в то время как с Индией ведет не только торговлю готовой военной техникой, но она и производится по российским патентам совместными усилиями на индийских предприятиях.

Показательно, что и у Китая, и Индии в отношениях с Россией и Западом, по сути дела, одинаковая позиция и политика. И Пекин, и Дели нуждаются в передовых технологиях (а их они планируют получать только с Запада). Обе страны проводят максимально суверенную политику во внешних делах и развивают свои вооруженные силы по всем имеющимся направлениям (обе страны - крупнейшие покупатели военного снаряжения и техники у России). И между собой им больше есть где сотрудничать, чем ругаться и угрожать нападением.

Естественно, что Индии очень не нравится тесное военно-политическое сотрудничество Пекина с Пакистаном. И вполне понятно, почему Индия с большой ревностью относится к китайской глобальной идее наведения мостов на двух Шелковых путях (как по морю, так и суше). Но в Дели понимают, что реально помешать этим двум китайским задумкам индийцы не смогут(без угрозы прямого военного конфликта с китайцами). Поэтому в меру выгоды для себя индийские власти решили в подобных проектах с Китаем все же участвовать. А там уже дальше смотреть, что из подобного взаимодействия с Пекином у них получится.

Опять-таки нынешнее руководство Индии смотрит на Китай как на потенциально выгодного партнера в регионе и стремится не портить с ним отношений. В то же время китайские инвестиции, особенно в весьма отсталую индийскую инфраструктуру, официальный Дели любыми путями пытается завести на территорию своей страны. Да и китайские компании, в принципе, не собираются отказываться от еще одного рынка в 1,3 млрд. человек, который не просто перспективен, а реально приносит огромные финансовые выгоды.

Американцы видят в Индии «перевоспитавшегося» стратегического партнера. А Индия хочет от американцев передовые технологии, новые виды оружия и поддержания «баланса» в Индийском океане

Повышенный интерес вызывает нынешнее состояние отношений Индии с США. У этих непростых связей - долгая история, и почти всегда она больше напоминала открытую конфронтацию, нежели какое-то, даже минимальное, взаимопонимание. Особенно ситуация ухудшилась после того, как Индия провела собственные ядерные испытания, а Америка решила за них Дели вроде как «наказать». «Вроде как», потому что на самом деле никаких реальных наказаний не было - в Вашингтоне просто ждали удобного случая, чтобы с такой большой и влиятельной азиатской державой, как Индия, наладить полномасштабные связи.

Что изменилось с приходом к власти в Дели нового премьера? Американцы сделали в очередной раз вид, что «все Индии прощают» (в том числе и обладание ядерным оружием, если в ядерных программах страны будут участвовать американские фирмы). А Индия вроде бы «простила» Америку за политическую прежнюю недальновидность и предложила расширять сотрудничество по всем тем направлениям, которые нынче индусам приоритетны, включая производство вооружений, современных средств коммуникаций и совместную разработку новых медицинских препаратов.

И вот еще что. В Соединенных Штатах, на минуточку, проживает более 3 миллионов выходцев из Индии, огромное количество индийских программистов работает в Оracle, «Майкрософте» и других компаниях на профессиональных технических визах. Плюс с ними в Америке находятся члены их семей (иногда до 10-12 человек, но им всем не разрешается работать, хотя подобный процесс не очень жестко местными властями контролируется). И замечу, что все эти граждане Индии в Америке - очень даже успешные и состоявшиеся личности.

В этой связи Соединенным Штатам, в принципе, по большому барабану, что Индия входит в БРИКС и что будет членом ШОС, где сама Америка не состояла и не состоит. Для них главное, что господин Моди уважает США, гостит здесь исключительно по профессиональным делам, подписывая экономические контракты и соглашения. А к себе приглашает американского коллегу тоже с почестями, с уважением и не вспоминает при каждом удобном случае, какие американцы нехорошие, ему лично визу не давали на въезд и что столь долго гнобили Дели за его «ядерную независимость».

Аналогичный курс Дели проводит и в отношении Европы, где для индийцев главное - все те же технологии и огромный европейский рынок, пусть даже нынче и не столь динамично развивающийся. В то же время индийские заказы - настоящая финансовая отдушина для тех же Германии и Франции, которые рассматривают сотрудничество с Индией как своего рода «азиатский баланс» растущей торговли с Китаем.

В результате складывается ситуация, при которой Индия на международной арене после появления на премьерском посту Н. Моди стала проводить политику, копирующую внешнеполитическую деятельность стран Центральной Азии. Это ровные и взаимовыгодные отношения с ведущими странами мира: ни с кем не ругаться и не ссориться, использовать по максимуму силу своего частного сектора, сохранять влияние в регионе и на ближайших своих географических соседей (там, где Дели не встречает чьего-то еще напора). И самое основное - с Индией все(или почти все) вполне готовы к такому многовекторному партнерству присоединиться.

Наверное, из всех ведущих мировых держав на сегодня у Индии меньше всего международных проблем и нестыковок даже с теми странами, которые явно Дели не особо симпатизируют. Плюс Индия решила идти до конца с идеей включения самой себя в Совет Безопасности ООН в статусе постоянного члена, куда ее в принципе большие и имеющие право вето «пятеро правящих» явно не пустят(по крайней мере в обозримом будущем). Но Индия тем временем времени зря не теряет.

Экономический рост в 7-8 процентов годовых (почти как у Китая, только без глобальных мировых амбиций и инвестиций по всему свету), сравнительно стабильная внутриполитическая ситуация плюс предрасположенность ведущих западных государств к сотрудничеству с Дели и нынешним премьером страны Н. Моди - все это дает индийским властям очень неплохие шансы на то, что их страна в ближайшие 5-7 лет может реально выйти на первые мировые позиции.

И даже при условии сохраняющейся конфронтации Соединенных Штатов с Россией и Китаем успешно и дальше играть на нем. Разумеется, в своих собственных интересах и того самого индийского слона, который никуда не спешит и потихонечку, но настойчиво делает свое нелегкое дело - добивается на мировой арене тех передовых позиций, которые некогда занимали правившие в древней Индии «большие начальники» из числа Великих Моголов...

Индия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 марта 2016 > № 1683918 Юрий Сигов


Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 марта 2016 > № 1670972 Дмитрий Косырев

В Индии опять происходит бурный конфликт, который был бы чисто внутренним и очень индийским, если бы боевые порядки не выстроились очень показательно. С одной стороны — правящая национально-консервативная по идеологии партия Индии, поддерживаемая большинством населения, с другой — проигравшие ей индийские либералы из бывшей правящей элиты, поддерживаемые их единомышленниками в США и прочих подобных странах.

Это уже вполне международная история, наводящая на мысли о столкновении цивилизаций — либеральной (пока что) западной и никоим образом не либеральной индийской.

Ждем санкций по идеологическим соображениям против страны с более чем миллиардным населением? Кому-то, наверное, мечтается их ввести, хотя не хочется оказываться в глупом положении.

Свобода для университетов

По какому поводу конфликт, рассказывать придется дважды, поскольку у каждой стороны — своя версия. Более того, читаешь их и думаешь: это же надо — видеть одни и те же события так по-разному.

Здесь и дальше я постараюсь не объяснять лишний раз, насколько то, что происходит между Индией и либеральным Западом, похоже на ситуацию между Россией и тем же Западом. Причем спор идет, в обоих случаях, и внутри одной страны. И без того эти сравнения будут даже не бросаться, а молнией бить в глаза.

Итак, начинаем с версии, изложенной в New York Times.

Одержавшая весной 2014 года сокрушительную победу на выборах в парламент Бхаратия Джаната Парти (БДП) занялась гнездом побежденной ею либерально-космополитичной оппозиции — университетами, пытаясь подорвать там преподавательскую монополию либералов. (О такой же монополии в США я недавно писал. Начала назначать в университеты своих людей, увольнять тех либеральных преподавателей, которые подставляют бок под удар. Оппозиция в ярости, говорит, что в вузы назначают людей, по уровню образования непригодных для такой работы, попросту неграмотных мракобесов. Университеты бурлят.

Особенность внутренней ситуации вот в чем. Речь не совсем о БДП, а о силе, существующей уже почти сто лет, как бы автономно и в то же время в альянсе с БДП — о религиозной индуистской организации RSS. Автор американской газеты считает, что RSS сейчас потребовала от правительства БДП награду за поддержку — в виде права навести порядок в сфере образования, чтобы развернуть вспять процесс превращения образованной элиты в "антинациональную силу". Что правительству не вполне нравится, поскольку этой RSS только уступи — не будет и самого правительства.

Кстати, очень легко представить себе эту картину: не всегда грамотные, но весьма агрессивные, долго копившие обиды идеологи, учиняющие чистку там, где десятилетиями складывались связи и привычки людей совсем другого мышления. Это действительно конфликт и опасность, в том числе и для вполне просвещенных и компетентных лидеров БДП. Индийские национальные силы — они, как и в любой стране, разные. Есть нормальные, есть фанатики.

Но здесь лишь фон событий, хотя автор New York Times все-таки упоминает и повод для нынешнего большого скандала. Это — студенческая демонстрация, прошедшая еще 9 февраля, затем арест ее организатора — Канхая Кумара, избранного главы студенческого союза университета. И не просто университета, а делийского аналога МГУ — JNU, то есть Университета имени Джавахарлала Неру, этого города в городе на окраине Дели.

Тут раздался мощный вопль: да что же эти люди творят с независимостью университетов и академическими свободами?

А страну — уничтожить

Теперь версия другой стороны, изложенная в главной газете БДП, делийском "Пионере" (в громадном множестве материалов). Кого, как выясняется, защищают борцы за либерализм? Студентов не одного, а нескольких университетов, которые устроили акцию памяти двух казненных террористов. Один — Афзал Гуру — возглавил в 2001 году знаменитое нападение на индийский федеральный парламент. Атака целей не достигла, погибли "всего" девять человек, это полицейские, не пустившие отряд убийц к парламентариям. Другой террорист, Макбул Бхатт, был сторонником перехода индийского Кашмира с его мусульманским населением к Пакистану.

То есть, скажем сразу, речь идет о двух джихадистах в стране с индуистским большинством. И неважно, связана ли студенческая демонстрация с запрещенным "Исламским государством" или "Аль-Каидой", и без них все понятно. Кстати, одновременно прошли такие же скоординированные акции не просто в других, а в мусульманских (по регионам расположения) университетах.

Далее, студенты в Дели держали плакаты. Например, такие: "Мы будем сражаться до освобождения Кашмира", "Мы будем сражаться, пока Индия не будет разбита на куски", "Мы будем сражаться, пока Индия не будет уничтожена".

Такая вот независимость университетов и академическая свобода.

Вдобавок из индийских СМИ выясняется, что в ответ на студенческую вылазку были контрдемонстрации других студентов. Были отказы от дипломов JNU нескольких закончивших его военнослужащих, ответные демонстрации делийцев (в результате одной из них университет, с его немалой территорией, оказался окружен людьми с индийскими национальными флагами). Вдобавок служащие университета пригрозили перестать убирать территорию, готовить в столовых и обслуживать общежития, причем сделали это в знак протеста против "пассивной поддержки" студентов-демонстрантов преподавателями. Противоположная сторона называет все это "травлей", но вообще-то тут можно подобрать и другие слова. Например, массовое возмущение.

Что говорит национальная индийская пресса по поводу самих студентов, нетрудно угадать: в основном мягко учит их тому, что свобода слова должна где-то кончаться. Например, кончаться там, где звучат призывы разрушить страну, после чего свободы просто негде будет осуществлять.

Куда интереснее (и куда жестче) звучат слова в адрес индийских либералов. Которых довольно четко обозначают — помимо "левой" профессуры — как оппозиционную ныне партию Индийский национальный конгресс плюс англоязычные СМИ и социальные сети. Им напоминают, что, когда Конгресс был у власти, он подобные акции пресекал без пощады при всех премьер-министрах, вводил чрезвычайное положение, закрывал газеты и журналы (либерализм — он такой), так что же он сейчас кричит о попрании свобод?

Еще говорят, что когда либералы докатились до ненависти к своей стране и поддержки джихадизма, то это странная идеология; что либеральные СМИ уже начали в стране гражданскую войну — против национальных СМИ, причем либералы ее явно проигрывают, лишившись былой монополии на выработку ценностей.

Кстати, процитированные выше материалы в New York Times написаны индийцами — из тех самых обижаемых либеральных кругов. Хотя если посмотреть весь объем западных публикаций по Индии и их тональность, то видно, что и там это уже почти война, и ведут ее далеко не только руками индийской оппозиции. Кстати, стоит посмотреть, как отзываются на ситуацию в комментариях индийские читатели и на чьей они стороне.

Выводы… впрочем, я ведь обещал, что не буду проводить очевидных сравнений сегодняшней Индии с сегодняшней Россией. И так все ясно.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Индия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 марта 2016 > № 1670972 Дмитрий Косырев


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 февраля 2016 > № 1662583 Панкадж Саран

Индия настроена развивать самые близкие отношения с Россией, в современных условиях страны просто не могут позволить пренебрегать друг другом, считает новый посол Индии в Москве Панкадж Саран. В своем первом интервью для российских СМИ он рассказал специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице, будет ли Нью-Дели расширять экспорт сельхозпродукции в РФ, каковы перспективы сотрудничества двух стран в энергетике, а также отметил, что Нью-Дели настроен подписать соглашение об ассоциации с Евразийским союзом.

— Господин Саран, это ваше первое интервью после назначения на должность посла в России. Как вы оцениваете перспективы пребывания на этом посту? И как в целом вы видите перспективы развития двусторонних отношений, особенно учитывая итоги последнего саммита, состоявшегося в декабре?

— Отношения России и Индии — особенные, многовекторные и уникальные — прошли проверку временем. Они охватывают практически все области, и Нью-Дели настроен развивать взаимоотношения со своим стратегическим партнером. Нам уже многое удалось сделать: последний российско-индийский саммит, когда в декабре 2015 года встречались наши лидеры Нарендра Моди и Владимир Путин, был чрезвычайно успешным и увенчался рядом подписанных соглашений.

Буквально через пару дней будет уже месяц моего пребывания в России, в Москве. Я начинал свою карьеру также в Москве, в 1984 году. Тогда это был Советский Союз, естественно, это была совершенно другая страна, другое время. И, вообще, ситуация во всем мире была абсолютно другой. И сейчас, вернувшись сюда спустя 32 года, я хочу сказать, что для меня это большая честь и привилегия. И я вижу, что очень многое в России изменилось, это касается экономики, культуры, влияния в мире — во всем этом Россия значительно выросла. Россия является нашим стратегическим привилегированным партнером, и я очень рад, что теперь являюсь послом в такой важной для нас стране. На посту посла Индии я буду стремиться развивать эти взаимоотношения и добиваться выполнения принятых решений.

Как вы знаете, у нас в Индии сейчас новое правительство, это правительство предано тому, чтобы поддерживать самые близкие, самые лучшие отношения с Россией. Для меня лично является огромным вдохновением находиться здесь в качестве посла и делать все возможное, чтобы продвигать эти отношения дальше. Мы знаем, что есть очень большой потенциал и возможности для еще большего сближения Индии и России, и я считаю, что здесь большая роль должна быть у молодого поколения.

Во взаимодействии между нашими странами мы в первую очередь пытаемся объединить людей. У России очень богатая история, культура и цивилизация. То же самое можно сказать и про Индию. В России было очень много написано об Индии, она вдохновляла российских интеллектуалов. И поэтому мы должны продолжать сделанную работу. И ни в коем случае ни Индия, ни Россия не должны пренебрегать друг другом, они не могут себе этого позволить.

Но самое важное в этих отношениях — создавать и увеличивать контакты между людьми.

— Видите ли вы перспективы для роста товарооборота с РФ в предстоящем году? За счет каких отраслей может быть достигнут прорыв?

— Премьер Нарендра Моди и президент Владимир Путин поставили цель увеличить двусторонний товарооборот до 30 миллиардов долларов к 2025 году. Обе стороны намерены расширять двустороннее экономическое и торговое сотрудничество, и мы работаем над тем, чтобы достичь этой цели. Мы сделаем для этого все возможное. Мы уже выделили семь приоритетных направлений, таких как фармацевтика, ювелирное дело, инженерное оборудование и машиностроение, нефтегазовая сфера, производство текстиля и готовой одежды, сельскохозяйственная сфера — все они являются потенциальными секторами для развития сотрудничества, которые помогут достичь заявленной цели.

— Ведутся ли сейчас переговоры об увеличении экспорта индийской мясомолочной продукции в Россию?

— Индия уже начала экспортировать буйволятину в Россию, где этот продукт был хорошо принят. Что касается расширения поставок, мы являемся крупным экспортером буйволятины и, конечно же, все зависит от спроса в России. Я уверен, что если здесь будет спрос, то наши экспортеры будут рады увеличить свои поставки. Если будет нужно, мы готовы экспортировать больше.

Также мы находимся сейчас в процессе переговоров по получению необходимых разрешений для начала экспорта молочной продукции

— На какой стадии сейчас находятся переговоры о расширении взаиморасчетов в национальной валюте между РФ и Индией? Как в Индии оценивают предложение РФ о взаиморасчетах в национальных валютах в рамках группы БРИКС? Поможет ли эта мера снизить риски, связанные с долларовыми платежами?

— Организация взаиморасчетов с использованием национальных валют государствами БРИКС выглядит обещающе. И сейчас российские и индийские компании проявляют определенный интерес к осуществлению торговых операций с использованием национальных валют. Уже существует механизм, который обе стороны могут свободно использовать. В добавление к этому мы создали совместную рабочую группу по разработке дорожной карты по обеспечению межгосударственных расчетов в российско-индийской торговле.

Обе стороны проводят консультации с представителями бизнеса и промышленности, чтобы достичь широкого консенсуса по этому вопросу.

— Председательство в БРИКС в 2016 году переходит от России к Индии, какие приоритеты намерен развивать Нью-Дели в рамках своего председательства и как они будут способствовать развитию двусторонних отношений?

— Индия с нетерпением ожидает начала работы в качестве председателя БРИКС. Мы высоко ценим итоги российского председательства в БРИКС. И сейчас проводим консультации с российской стороной, чтобы соблюсти преемственность и не потерять темп работы, а также найти новые сферы взаимодействия.

Мы уже объявили тему индийского председательства — поиск ответственных всеобщих и коллективных решений. Мы считаем БРИКС важным объединением стран, чье влияние имеет значение для всего мира. И в этом плане в ходе российского председательства было осуществлено большое число многосторонних инициатив.

В этом году мы уже второй раз будем принимать у себя саммит БРИКС, в прошлый раз это было в 2012 году. Но с тех пор организация БРИКС стала сильнее и, конечно же, уровень взаимодействия повысился.

Страны — участницы БРИКС являются одними из самых крупных экономик мира: если мы объединим экономики Бразилии, России, Китая, Индии и Южной Африки, то мы получим огромный процент глобальной экономики. С этой точки зрения мы и будем подходить к задачам нашего президентства в БРИКС: как эта организация может внести свой вклад в общую глобальную экономику.

Мы также понимаем, что в рамках этой организации появились и другие сферы взаимодействия. Это включает и вызовы, которые стоят перед организацией, например, терроризм, безопасность.

— Будет ли как-то отражена в повестке саммита и председательства тема объединения усилий в противостоянии терроризму?

— Вы знаете, я бы хотел сейчас разделить два момента, два аспекта. Первый аспект — президентство Индии в БРИКС, это протяженный процесс. Другой аспект — сам саммит, когда встретятся главы наших государств. Мы к этому готовимся и при подготовке учитываем разные основы нашего взаимодействия: экономика, финансы, терроризм.

Конечно, вопросам терроризма и борьбы с терроризмом будет уделено определенное внимание, мы все на этом сконцентрируемся.

Что касается саммита, то, естественно, когда наши лидеры встретятся, они обсудят все самые важные моменты происходящего в мире. И это будет касаться не только БРИКС, но и вообще всей ситуации в мире. Конечно же, сейчас очень сложно предположить, какой будет мировая обстановка на тот момент. Но то, что этот вопрос будет обсуждаться, сомнений нет.

Я уверен, что одним из важных акцентов, которому будет уделено внимание во время саммита БРИКС, станет противодействие международному терроризму. Терроризм — это серьезная проблема, и у стран БРИКС есть возможности и потенциал противостоять терроризму, есть возможности поддерживать мир и стабильность во всем мире. Поэтому я думаю, что когда лидеры наших стран встретятся, нужно будет обязательно воспользоваться этой возможностью, чтобы обсудить данный вопрос.

— Прорабатывается ли сейчас вопрос визита главы МИД РФ Лаврова в Индию в рамках подготовки к саммиту БРИКС?

— Конечно же, мы планируем организовать серию министерских визитов, встреч. И при подготовке к ним мы будем консультироваться с Россией. Я уверен, что когда мы запланируем встречу глав МИД БРИКС, то обязательно направим приглашение министру иностранных дел России господину Сергею Лаврову.

Точных дат пока нет, поскольку мы еще прорабатываем график мероприятий своего председательства. Но могу сказать, что мы будем придерживаться традиций БРИКС и у нас будут проходить консультации партнеров БРИКС на разных уровнях. Это может быть уровень заместителей министров, уровень министров.

Что касается дат, как я уже говорил, их мы еще не определили. Сейчас мы больше работаем над логистическими деталями встреч на разных уровнях. Ну и, конечно, над логистикой самого саммита.

— Как проходят переговоры о зоне свободной торговли Индии и Евразийского экономического союза? Можно ли ожидать, что в этом году будет заключено соглашение о всеобъемлющем экономическом сотрудничестве в формате Индия — Евразийский экономический союз?

— Для изучения перспектив установления зоны свободной торговли между Индией и Евразийским союзом была создана совместная рабочая группа. Сейчас проводятся исследования, и мы рассчитываем на их скорое завершение. После того как мы изучим доклад, начнутся уже предметные консультации по ЗСТ — всеобъемлющему соглашению по экономическому сотрудничеству. Индия хотела бы достичь ассоциации с Евразийским союзом.

Сейчас очень сложно определить какие-то временные рамки, потому что на данный момент проводятся технические переговоры. Но очень важно понимать, что на политическом уровне стороны согласились способствовать ассоциации Индии с Евразийским союзом. Об этом договорились в ходе саммита лидеры глав наших государств.

Мы ведем переговоры с Россией, а также с другими странами (участницами Евразийского союза — ред.). Индия готова подписать договор о зоне свободной торговли. Но, конечно же, когда подобного рода договоры подписываются, нужно учитывать тот факт, чтобы он был взаимовыгодным для обеих сторон, и учитывать пожелания и требования обеих сторон.

— Ранее в российском МИД заявили, что встреча в трехстороннем формате министров иностранных дел Россия-Индия-Китай может пройти в апреле, есть ли у вас более конкретная информация о дате?

— Стороны все еще согласовывают взаимоприемлемые даты, но мы готовы организовать эту встречу как можно быстрее. Сейчас мы поддерживаем связь по этому вопросу с Россией, потому что это все будет проходить в Москве. Я думаю, что мы озвучим даты только после того, как закончатся консультации. Но еще раз хочу сказать, что да, мы готовы к этой встрече.

Что касается повестки встречи, то она будет определена после взаимных консультаций. Мы стараемся сделать все, чтобы эта встреча прошла настолько значимо и продуктивно, насколько это возможно. Когда Россия, Индия и Китай работают вместе, это вносит свой вклад в мировую стабильность и в развитие экономики как на региональном, так и на мировом уровне.

— На какой стадии сейчас находится проработка визита российского лидера в Нью-Дели?

— Лидеры России и Индии встречаются каждый год, а иногда и еще чаще — исходя из интенсивности и высокого уровня наших двусторонних отношений. Цикл подготовительных встреч, которые обычно проводятся за несколько месяцев до такого саммита, уже начался.

— Ранее сообщалось о намерении Индии заключить новый контракт по поставкам Ми-17В-5 и закупить еще 48 таких вертолетов. Идут ли уже переговоры? Когда можно ожидать подписания контракта?

— Москва уже осуществила поставки вертолетов Ми-17В-5 в рамках предыдущего контракта (151 машина). Сейчас началась процедура согласования поставок новой партии этих вертолетов, и по их завершении мы рассчитываем на подписание контракта.

На данный момент сложно сказать, когда будет поставлена следующая партия: мы ожидаем этого, и эксперты прорабатывают вопрос. Но пока сложно определить какие-то конкретные временные рамки.

— То есть это чисто технические консультации и у сторон нет каких-то значимых разногласий?

— Да, в целом же я не вижу каких-то крупных проблем (с новым контрактом — ред.).

— Начаты ли переговоры по закупке Индией зенитных систем С-400 "Триумф"? Когда вы ожидаете подписание контракта?

— Наше военно-техническое сотрудничество с Россией имеет долгую историю и охватывает различные секторы. Сейчас Москва и Нью-Дели обсуждают несколько вариантов систем вооружения, и стороны работают над плодотворным завершением переговоров.

— Рассматривают ли авиакомпании Индии возможность покупки самолетов Sukhoi Superjet (SSJ100)? Если да, то о каком количестве может идти речь?

— Индийские компании провели ряд переговоров по этому вопросу с российской стороной. Индия является одним из самых быстро растущих рынков гражданской авиации в мире, поэтому у нас серьезные потребности в этой сфере, а у России есть необходимый опыт. В любом случае переговоры будут вестись на коммерческой основе и я надеюсь на их конкретный итог.

Sukhoi сейчас ведет переговоры с двумя частными индийскими компаниями, и это является сугубо коммерческим вопросом между поставщиком, которым является Sukhoi, и двумя частными компаниями. Поэтому нам всего лишь остается ждать того, когда будет принято решение.

Исходя из этого, могу сказать, что здесь индийское правительство никак не вовлечено в эти переговоры. В любом случае я буду рад, если обе стороны смогут договориться. Но поскольку это коммерческое предложение, то здесь частные компании учитывают те факторы, которые важны для них, и на основе этого заключают соглашения. Сейчас переговоры все еще ведутся. Хочу лишь только сказать, что Sukhoi Superjet это хороший самолет, он зарекомендовал себя на международном рынке.

— Когда в Нью-Дели ожидают закрытие сделки по покупке индийской ONGC доли в "Ванкорнефти"? Может ли это произойти в ходе заседания российско-индийской межправительственной комиссии, о чем ранее сообщили некоторые СМИ?

— Нефтегазовый сектор является одним из приоритетных в рамках сотрудничества России и Индии. Сейчас мы обсуждаем множество возможностей по взаимодействию по добыче и переработке, транспортировке, продаже углеводородов, а также поставкам оборудования и технологий для их разведки.

В ходе последнего российско-индийского саммита в декабре 2015 года стороны договорились о приобретении индийской компанией ONGС Видеш Лимитед 15-процентной доли в компании "Ванкорнефть".

Что касается межправкомиссии, как вы знаете, у нас их две — военная и экономическая, этот вопрос связан с экономической. Сейчас ведутся переговоры с компанией "Роснефть" и индийскими предприятиями. Эти переговоры идут хорошо, и я уверен, что перспективы по заключению соглашения хорошие.

Однако здесь есть и сложные внутренние вопросы, которые необходимо решить. Я могу лишь только сказать, что мы с оптимизмом смотрим на заключение этого договора и надеемся, что это произойдет в нынешнем году. Но когда и как — это будет решено двумя сторонами.

— Если говорить отдельно о сроках проведения межправительственных комиссий, когда состоится военная и когда — экономическая?

— Нынешний ежегодный саммит будет проходить в Индии, и, как обычно, по традиции он проходит в конце года. По поводу дат мы еще не решили, поскольку у нас буквально только что закончился предыдущий саммит — очень успешный и один из самых плодотворных. Но прежде чем проводить следующий саммит, нам нужно провести подготовительные встречи. Обычно эти встречи проводятся за месяцы до саммита, и это дает возможность министрам правильно подготовиться и предоставить необходимую информацию главам наших государств.

Как я уже говорил, даты саммита мы еще не определили, но мы знаем, что, для того чтобы саммит был успешным, к нему нужно хорошо подготовиться.

Сейчас мы составляем график таких встреч, чтобы начать процесс как можно раньше. Мы постараемся выстроить график таким образом, чтобы у обеих сторон было достаточно времени хорошо подготовиться.

— Ранее СМИ сообщили, что Indian Oil Corp и Oil India ведут переговоры с "Роснефтью" о покупке почти 30 процентов акций месторождения Таас-Юрях в Восточной Сибири. Может ли индийская сторона подтвердить это? На какой стадии находятся переговоры?

— Рассматриваются несколько вариантов сделки. Однако стоит дождаться официального объявления и заранее не придавать огласке детали переговоров.

— Когда может состояться подписание генерального соглашения между Росатомом и индийской стороной о строительстве в Индии новых блоков АЭС?

— Россия и Индия одобрили дорожную карту по строительству в ближайшие 20 лет 12 ядерных реакторов. Мы уже ввели в эксплуатацию первый блок АЭС "Куданкулам", и как ожидается, второй блок будет скоро также будет запущен. Генеральное рамочное соглашение по строительству третьего и четвертого блоков уже оформлено. Мы сейчас ведем переговоры по разработке генерального рамочного соглашения по пятому и шестому блокам (АЭС "Куданкулам") и хотим завершить процесс как можно скорее. В ходе последнего ежегодного саммита в декабре 2015 года Министерство энергетики Индии и Росатом одобрили дорожную карту по локализации в Индии производства спроектированных в России энергоблоков. Мы считаем это еще одним позитивным шагом в развитии нашего сотрудничества в ядерной сфере и символом политики "Делай в Индии".

— Господин посол, не могу не спросить вас о событии, которое, как все ожидают, произойдет уже в этом году. Речь идет об окончании процесса присоединения Индии к ШОС. Ожидаете ли вы, что на саммите в Узбекистане будет поставлена точка?

— Решение о запуске процесса принятия Индии в качестве полноправного члена ШОС было принято на саммите организации в Уфе в 2015 году. Мы надеемся на скорое завершение этого процесса и на вхождение Индии в ШОС уже на предстоящем саммите.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 24 февраля 2016 > № 1662583 Панкадж Саран


Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 февраля 2016 > № 1653407 Глеб Ивашенцов

Россия - Индия: новые форматы давнего партнерства

Глеб Ивашенцов, Глеб Александрович Ивашенцов - Чрезвычайный и Полномочный Посол, в 1997-2001 гг. - посол России в Союзе Мьянма, в 2001-2005 гг. - директор Третьего, Второго департаментов Азии МИД России, в 2005-2009 гг. - посол России в Республике Корея. Ivagleb1@googlemail.com

Индия для россиян - давний добрый партнер. На протяжении многих лет СССР и Индия были едва ли не союзниками и сотрудничали практически во всех сферах человеческой деятельности.

Как дело обстоит сегодня? Ведь перемены, произошедшие за последнюю четверть века и в нашей стране, и в Индии, и в целом на международной арене, не могли не привнести в российско-индийские отношения новые нюансы и акценты.

Успехи и проблемы сегодняшней Индии

Начатые в 1991 году экономические реформы сделали индийскую экономику одной из самых динамично развивающихся в мире. Успешно решена поставленная в 2000 году задача удвоить доход на душу населения к 2010 году. Сейчас цель - вновь удвоить подушевой доход к 2020 году. По величине валового внутреннего продукта (ВВП), рассчитанного по паритету покупательной способности, Индия занимает третье место в мире после Китая и США (7,4 трлн. долл. в 2014 г.)1, по числу находящихся в пользовании мобильных телефонов - 1 миллиард2 и пользователей Интернета - 354 миллиона3 опережает США, уступая только Китаю.

Сегодняшняя Индия - это страна, собственными усилиями создавшая ядерное оружие и реакторы для атомных электростанций, запустившая спутник на орбиту Марса и разрабатывающая полеты космонавтов на отечественных космических кораблях. Быстрыми темпами развиваются наукоемкие отрасли, особенно информационные технологии. IT-сегмент индийской экономики составляет от 80 до 90 млрд. долларов. На Индию сегодня приходится порядка 18,5% мирового рынка программных продуктов4. Прорыв Индии в сфере информационных технологий и ее превращение на этой основе в площадку для аутсорсинга - в 2015 году экспорт программного обеспечения из Индии оценивался в 112 млрд. долларов, или 8% ВВП страны5, - позволяют ей занять свою нишу в мировой экономике, равно как и верить в собственную способность извлечь выгоды из экономической глобализации.

Несмотря на внушительные экономические успехи, есть, однако, немало проблем, которые сдерживают поступательное развитие страны. И это не только зависимость от импорта сырой нефти, дефицит электроэнергии и ограниченность водных ресурсов.

Экономический подъем обострил в стране социально-экономическое неравенство. При том что численность среднего класса в Индии сегодня достигает 300 млн. человек6, число долларовых миллионеров в 2014 году составило 250 тыс. человек - рост на 27% с 198 тыс. человек годом ранее и оценке, что к 2018 году эта цифра вырастет до 437 тысяч и удвоится к 2023 году7, а по числу долларовых миллиардеров, которых в стране сегодня 97 человек с общим состоянием 266 млрд. долларов8, Индия обогнала США и Китай, доходы двух третей индийцев ниже установленной ООН черты бедности - 1,25 долларов в день(«The Hindu». 24 July 2013), 35,2% индийцев неграмотны9, а 9,6%, или 116 млн. человек, не имеют работы10.

Перемены в Индии. Политический индуизм

В 2014 году произошла смена политических сил, стоящих у власти в стране. Внушительную победу на парламентских выборах одержала Бхаратия джаната парти (БДП), или Индийская народная партия (так ее название переводится на русский язык), основой идеологии которой служит Хиндутва - национализм, основанный на религиозных традициях индуизма.

Успеху БДП и ее лидера Нарендры Моди, занявшего пост премьер-министра Индии, способствовал целый ряд факторов объективного и субъективного характера. Представляется, что обращение к индуистскому фундаментализму для составляющих более 80% населения Индии последователей индуизма прозвучало  своего рода ответом на усиление проявлений исламского радикализма в сопредельных Индии регионах, да и в мусульманской общине самой Индии, занимающей по численности мусульманского населения третье место в мире после Индонезии и Пакистана.

Но главную роль, судя по всему, сыграло то, что в последние годы развитие индийской экономики начало буксовать - прирост ВВП, составлявший 7-8% на протяжении всех нулевых лет, постепенно сократился до 4,7% в 2013-2014 финансовом году11. Для решения стоящих перед страной задач Индии был нужен новый человек, способный исправить такое положение как за счет свежих идей, так и административного опыта. И такой человек капитанами индийского бизнеса был найден в лице харизматичного Н.Моди, который за 13 лет пребывания на посту главного министра штата Гуджарат сделал его экономически наиболее успешным в Индии. Именно крупный национальный капитал выступил главным спонсором избирательной кампании партии БДП и лично Н.Моди с расчетом на то, что он распространит приобретенный в Гуджарате удачный опыт на всю Индию.

Став во главе правительства Индии, Н.Моди решительно взялся за дело. Был инициирован развернутый комплекс амбициозных программ развития страны, прежде всего кампания «Делай в Индии» (Make in India), нацеленная на превращение Индии в мировой производственный цех по аналогии с Китаем.

«Делай в Индии» дополняется программами «Квалифицированная Индия» (Skilled India), предусматривающая профессиональную подготовку кадров современной экономики, «Цифровая Индия» (Digital India), согласно которой планируется подключить к Интернету 250 тыс. деревень (по данным на 2011 г., всего их в стране 641 тыс.) и снабдить доступом к Wi-Fi столько же школ к 2019 году12, «Умные города» (Smart Cities), по которой в стране, страдающей от перенаселения, должны быть возведены с нуля около 100 высокотехнологичных городов, «Индийский стартап» (Startup India), программа, освобождающая от налогов на три года все стартапы, созданные после 1 апреля 2016 года, и значительно упрощающая регистрацию компаний и их взаимодействие с государственными органами, «Чистая Индия» (Clean India) и т. д.

Напористая внешняя политика

Приход к власти индусских националистов не изменил направлений внешней политики Индии - по ее главным вопросам между ведущими индийскими политическими партиями уже более полувека существовует определенный консенсус. Вместе с тем международной деятельности Индии были приданы большая уверенность и напористость.

«Сегодня Индию воспринимают как мощную, наиболее динамично развивающуюся экономику мира, - подчеркивал Н.Моди в своем интервью ТАСС и «Российской газете» в декабре 2015 года в канун своего визита в Москву. - Если XXI век - это век Азии, то роль Индии еще больше возрастает»13.

Индия изначально ставила перед собой задачу войти в число ведущих держав мира. Вопрос, однако, был в том, что продолжительное время Индия могла подкрепить свои выступления на меж-дународной арене лишь моральным авторитетом и поддержкой дружественных ей стран Азии, Африки и Латинской Америки. Для вхождения в «высшую мировую лигу» требовались мощные экономический, научно-технический и военный потенциалы. К началу XXI века Индия это обрела.

Видный индийский политолог Ч.Раджа Мохан пишет о трех концентрических кольцах, на которые делит мир большая стратегия Индии14. Первое кольцо охватывает ее непосредственных соседей. Второе - включает в себя так называемое расширенное соседство в Азии и вдоль побережья Индийского океана. Третье кольцо представляет собой всю мировую арену.

В этих условиях Н.Моди продолжает многовекторную политику предыдущих правительств. Под его руководством Индия поддерживает дружественные отношения со странами Запада, прежде всего с США, не приемля, однако, западного глобализма, продолжает стратегическое взаимодействие с Россией и Китаем, укрепляет сотрудничество в рамках БРИКС и создает новые партнерства, присоединившись в 2015 году к Шанхайской организации сотрудничества.

Раздел Южноазиатского субконтинента по религиозному принципу (сначала на Индию и Пакистан в 1947 г. затем на Индию, Пакистан и Бангладеш в 1971-м) привел к непрекращающемуся конфликту с Исламабадом и внутренним противоречиям между индусами и мусульманами. Он также физически отделил Индию от исторически связанных с ней стран, таких как Афганистан, Иран и государства Юго-Восточной Азии. Появление откровенно исламского пакистанского государства создало особенно глубокие проблемы для участия Нью-Дели в делах Ближнего Востока. Индия не только была оторвана от своих естественных рынков и культурно-родственных территорий, но и оказалась жестко ограниченной в свободе политического маневра во всех трех концентрических кольцах.

Нью-Дели ведет напряженную работу, дабы изменить отношения с непосредственными соседями, а также найти и восстановить позиции в «ближнем зарубежье» - в Центральной и Юго-Восточной Азии, в регионах Персидского залива и Индийского океана. Этому способствует и деятельное участие Индии в работе Регионального форума АСЕАН, Восточноазиатского саммита, Шанхайской организации сотрудничества.

Индия - Пакистан

Обращает на себя внимание настойчивость, с которой Н.Моди показывает свою готовность к диалогу с Пакистаном. Ставка при этом делается на личные контакты с премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом. Так, Н.Моди провел встречу с Н.Шарифом «на полях» саммитов БРИКС и ШОС в Уфе летом 2015 года, а в конце года после поездки в Россию и Афганистан по пути в Индию совершил необъявленную ранее остановку в пакистанском Лахоре, чтобы поздравить премьер-министра Пакистана с днем рождения. Это был первый визит главы индийского правительства в Пакистан с 2004 года.

Индия - Китай

Отношения с Китаем играют большую роль во внешней политике Индии. За последние 30 лет экономика Китая выросла почти в десять раз, существенно обогнав экономику Индии не только по величине ВВП, рассчитанного по паритету покупательной способности: в 2014 году в Китае - 18,0 трлн. долларов, в Индии - 7,4 трлн. долларов15, но и по соответствующему показателю на душу населения: в Китае - 13,2 тыс. долларов, в Индии - 5,8 тыс. долларов16.

Это порождает беспокойство в Индии. Как поведет себя в дальнейшем быстрорастущий Китай и не ущемят ли его действия интересы Индии? Станет ли Китай перестраивать под себя миропорядок, как это сделали США после Второй мировой войны, или будет полагаться на существующую систему безопасности и другие структуры, которые до сих пор успешно служили его росту?

Многие считали, что конфликт между двумя бурно развивающимися азиатскими державами неизбежен. Однако благодаря обоюдным усилиям, напряженность, отличавшая отношения между Нью-Дели и Пекином с конца 1950-х вплоть до 1970-х годов включительно, похоже, осталась в прошлом. Ширится двусторонняя торговля: если в начале 1990-х ее объем составлял менее 200 млн. долларов, то в 2015 году он оценивается в 80 млрд. долларов17. Наряду с Европейским союзом и США, Китай сегодня выступает крупнейшим торговым партнером Индии.

Свой весомый личный вклад в укрепление индийско-китайских отношений внес и премьер-министр Индии Н.Моди. В ходе его триумфального визита в Китай в мае 2015 года были подписаны 24 соглашения на сумму 10 млрд. долларов18. Наиболее значимые направления сотрудничества - развитие возобновляемых источников энергии, черная металлургия, электронная коммерция.

Нью-Дели сотрудничает с Китаем и с той целью, чтобы нейтрализовать его участие в конфликтах между Индией и Пакистаном, а также другими менее крупными соседними странами. Не секрет, что соседи Индии по субконтиненту нередко разыгрывали китайскую карту против Нью-Дели. Сейчас же Пекин все чаще избегает становиться на ту или иную сторону в спорах с участием Индии, по мере того как роль последней возрастает в экономической жизни и вопросах региональной безопасности.

Индия, Китай и Индийский океан

Индийцы традиционно считают Индийский океан определяющим фактором в политике страны и, более того, в исторической судьбе Индии. В этой связи индийские эксперты полагают, что в восточной части Индийского океана Индия должна более динамично укреплять связи с Мьянмой, Индонезией, Сингапуром, Малайзией, Вьетнамом и Австралией, что может потенциально составило бы своеобразное «бриллиантовое ожерелье» дружественных Индии стран. Однако при этом публично подчеркивается, что это не должно быть прикрытием для создания антикитайского альянса. Н.Моди стал первым премьер-министром Индии с 1981 года, который посетил Сейшельские острова. Во время визита на Сейшелы и Маврикий в марте 2015 года он высказался за развитие Ассоциации побережья Индийского океана (Indian Ocean Rim Association), которая включает страны Южной Аравии, Восточной Африки, Малайзию и Индонезию, Индию, Австралию и Иран.

Индийский океан представляет собой крайне неблагополучный регион с точки зрения глобальной безопасности. Наращивание военно-морских сил каждой отдельно взятой державой под предлогом защиты своих экономических интересов и борьбы с общим врагом (например, пиратами) вызывает естественные подозрения у других заинтересованных сторон, которые видят в усилении военного присутствия стран-конкурентов угрозу своим собственным интересам.

Вашингтон старается навести мосты военного сотрудничества и с Индией, активно нагнетая в индийских политических, военных и общественных кругах страхи по поводу возможной китайской экспансии в район Индийского океана с целью окружить Индию. Последняя, однако, избегает демонстративного взаимодействия с ВМС США и их союзниками в Индийском океане и за его пределами. Притом что в долгосрочном плане Индия не заинтересована в широком китайском присутствии в Индийском океане, Нью-Дели не хотел бы вступать на этот счет в какое-либо прямое противостояние с Пекином, по морским вопросам у него с Китаем нет разногласий.

Китай, в свою очередь, настойчиво проводит мысль, что в отношении Индийского океана, как и на других направлениях, он преследует прежде всего экономические цели. Пекин провозгласил концепцию «Морского Шелкового пути» в Индийском океане в дополнение к предложению создать экономическую зону Великого шелкового пути, проходящего по суше.

В первоначальном плане развитие «Морского Шелкового пути» означало совместную работу по развитию морской инфраструктуры, прежде всего портов, применительно к государствам АСЕАН. Последующее обращение китайских руководителей к этой теме в диалоге с руководителями стран Южной Азии - Шри Ланки, Индии и других показало, что в понимании Пекина «Морской Шелковый путь» представляет гораздо более масштабный проект, охватывающий пространства как Тихого, так и Индийского океанов. Западные пропагандисты сразу же отреагировали тезисом о том, что через «Морской Шелковый путь» китайцы стремятся поставить под контроль своих ВМС порты от Южно-Китайского до Аравийского морей.

Как важнейшее государство региона Индийского океана, Индия, уверенно наращивающая экономическую мощь, способна внести весомый вклад в становление «Морского Шелкового пути» в том, что касается развития инфраструктуры, торговли, финансов и контактов между людьми. Позиция Индии по «Морскому Шелковому пути» неизбежно сказалась бы и на подходах таких индоокеанских стран, как Шри Ланка, Мальдивы, Маврикий и Сейшелы.

Индия, однако, пока не поддержала этот проект. Вместе с тем многие индийские эксперты выступают за сотрудничество с Китаем в налаживании «Морского Шелкового пути». «Участие в подобной глобальной инфраструктурной инициативе дало бы нам великолепную возможность подключиться к различным транспортным путям и содействовало бы осуществлению проекта «Делай в Индии» - пишет журнал «Свараджья»19. «Более того, - добавляет Гитанджали Натарадж, ведущий сотрудник исследовательского центра «Observer Research» в Нью-Дели, - если Индия откажется стать участником «Морского Шелкового пути», а остальные южноазиатские государства и страны - члены АСЕАН этот проект поддержат, Индия окажется в изоляции»20.

Ставка на диаспору

Рывок в экономическом развитии Индии требует сотрудничества с передовыми промышленными странами, так как именно у них она может заимствовать технологические, управленческие и даже финансовые ресурсы. И подобно Китаю, сделавшему упор в получении таких ресурсов на зарубежных китайцев - хуацяо, Н.Моди - в отличие от своих предшественников на посту главы правительства Индии - обратил пристальное внимание на индийскую диаспору за границей.

Это резонно. Члены индийской зарубежной диаспоры, существующей в 130 странах и насчитывающей более 27 млн. человек21, отличаются высокими доходами, высоким образовательным уровнем, заметной ролью в научно-технической сфере в странах расселения, политическим и общественным влиянием. Если взять наиболее показательную индийскую общину в США, численность которой в 2013 году составляла 3,1 млн. человек, или 1% населения США22, то по подушевому доходу ее члены опережают все другие этнические общины этой страны. В 2010 году ежегодный подушевой доход проживающего в США индийца составлял 37 931 доллар по сравнению с 26 708 долларами в среднем по США23. Доля индийцев среди практикующих врачей составляет в США 38%, в науке 12%. Выходцы из Индии занимали посты губернаторов штатов, в частности Луизианы и Южной Каролины, избирались членами Конгресса США.

Индийцы служат управляющими директорами целого ряда базирующихся в США и других странах транснациональных компаний, как, например, «GlobalFoundries» (ведущая мировая компания по производству полупроводниковых интегральных микросхем), «Berkshire Hathaway Insurance» (ведущая страховая компания США), «Harman Industries» (крупнейший мировой производитель звуковой аппаратуры), MasterCard (международная платежная система), «Reckitt Benckiser» (мировой производитель товаров для дома, средств по уходу за здоровьем и личной гигиены), «Adobe Systems» (ведущий производитель программного обеспечения для графического дизайна, публикации, веб и продукции печати), «PepsiCo» (пищевые продукты), «Google» ( крупнейшая поисковая система Интернета), «Microsoft» (производство программного обеспечения). Окончивший в 1989 году Бенаресский индусский университет Никеш Арора, который прежде работал в «Google», ныне с годовым окладом 132 млн. долларов управляет крупнейшей японской телекоммуникационной и медиакорпорацией «SoftBank»24. Уроженец небольшого городка Джалпайгури в Западной Бенгалии Сума Чакрабарти занимает пост президента Европейского банка реконструкции и развития.

Зарубежная индийская диаспора сохраняет самые тесные связи с Индией. Характерное отличие индийцев, осевших за границей, - это сохранение вокруг себя особого «индийского мира», в котором, например, практически исключено вступление в смешанные браки - женихов и невест члены зарубежной индийской диаспоры обычно подыскивают в Индии, воскресные приложения всех индийских газет наполнены соответствующими объявлениями. Зарубежные индийцы активно поддерживают оставшихся в Индии родных и близких, денежные переводы которым ныне достигают 70 млрд. долларов в год25, что составляет порядка 3,5% ВВП Индии, превышая объем прямых иностранных инвестиций.

Согласно идеологии Хиндутвы, Индия служит центром «Индусского мира» и члены индийской зарубежной диаспоры во многом разделяют эти подходы. Неслучайно поэтому, что повсюду, где побывал с визитами за время своего премьерства Н.Моди, его встречи с представителями индийской диаспоры - будь то на стадионе Уэмбли в Лондоне, в Мэдисон-сквер-гарден в Нью-Йорке, на крикетном стадионе в Дубаи, в Торонто, Куала-Лумпуре, Париже или на Сейшельских островах - превращались в своеобразные шоу, получившие название «модимания», в ходе которых тысячи людей непрерывно выкрикивали: «Моди! Моди! Моди!»

В своем обращении к зарубежной индийской диаспоре нынешнее индийское руководство, с одной стороны, рассчитывает, что диаспора сможет стать источником инвестиций и высоких технологий для индийской экономики. С другой - оно намерено превратить диаспору в инструмент влияния на политику и экономику других стран, прежде всего США.

Индия - США

Свои расчеты на зарубежных индийцев, как на приводной ремень в отношениях с Индией, строит и Вашингтон. Показательно в этом плане назначение в октябре 2013 года помощником госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии этнической индианки Ниши Десаи Бисвал, а в сентябре 2014 года - послом США в Индии этнического индийца Р.Вермы.

Для Индии всегда был показателен независимый курс в международных делах. Однако после распада СССР и изменения расстановки сил на международной арене она начала деятельно наводить мосты с США. Прежде, в течение десятилетий, индийско-американские отношения характеризовались неустойчивостью и нестабильностью. США не рассматривали Индию как влиятельное государство. Неприятие Вашингтона вызывала и проводимая Индией политика неприсоединения, направленная на неучастие в военных блоках, возглавляемых США и СССР, и на противодействие ущемлению Западом интересов развивающихся стран. После проведенных Индией в 1998 году ядерных испытаний США остановили оказание помощи Индии, проголосовали против предоставления ей кредитов Всемирным банком и Азиатским банком развития и призвали другие государства последовать их примеру.

Вместе с тем уже во время визита Б.Клинтона в Индию в марте 2000 года в американо-индийских отношениях произошли заметные изменения. В 2001 году с приходом в Белый дом Дж.Буша-мл. Вашингтон впервые заявил о готовности признать Индию в качестве ядерной державы. В контексте американской глобальной политики Южная Азия стала рассматриваться как важный для США регион, а Индия - как возможный противовес Китаю в Азии.

Индия с ее быстро растущей экономикой представляла собой огромный рынок, в том числе и в области гражданской ядерной энергетики. В декабре 2006 года Дж.Буш-мл. подписал закон о сотрудничестве США и Индии в мирной атомной энергетике. По своей сути, закон отменил проводимую десятилетиями политику Вашингтона в ядерной сфере, позволив Индии получать от США ядерные технологии и ядерное топливо для гражданских целей. И это при том, что Индия не подписала Договор о нераспространении ядерного оружия и испытала такое оружие в 1974 и 1998 годах. После подписания закона тогдашний премьер-министр Индии М.Сингх заявил, что этот документ свидетельствует о выходе Индии на мировую сцену «в качестве державы, с которой будут считаться»26.

С 2005 по 2014 год торговый оборот между Индией и США вырос с 35 млрд. долларов до 105 млрд. долларов. В 2001 году Вашингтон снял ограничения (по сути - эмбарго) на поставку американских вооружений Индии. С тех пор объем оружия и боевой техники, поставленных из Соединенных Штатов в Индию, составил более 10 млрд. долларов27.

Растет объем взаимных инвестиций. Прямые американские инвестиции в Индии в 2012 году составили 28,4 млрд. долларов, показав рост на 15,3% по сравнению с 2011 годом28. В свою очередь, индийские инвестиции в США достигают 15 млрд. долларов29.

Россия - Индия

Не будем скрывать, что основными игроками на мировой арене новая индийская элита рассматривает сегодня, с одной стороны, США, пока еще сохраняющие экономическое и военно-техническое преобладание над остальными странами, а с другой - неуклонно наращивающий свою мощь Китай. В силу понятных причин вряд ли стоит индийцев за это осуждать. Мало кто станет отрицать, что по международному влиянию современная Россия - это не прежний Советский Союз.

Вряд ли стоит говорить и об участии Москвы в некоей «борьбе за Индию». Сегодняшняя Индия - самодостаточная величина на глобальной арене, где она руководствуется собственными устремлениями, которые в том или ином конкретном случае могут совпадать или расходиться с устремлениями США, России или Китая. Исторически, однако, получилось так, что интересы Индии в глобальном и региональном масштабе чаще совпадали и совпадают с интересами России, а не других великих держав. И для Москвы, и для Нью-Дели двусторонние российско-индийские отношения имеют самостоятельную ценность.

Схожесть задач

Россия и Индия - при сохранении за каждым государством яркой самобытности - стоят перед решением многих схожих проблем как во внутреннем, так и международном плане. В первом случае, например, речь идет о необходимости обеспечить межнациональную и социальную гармонию в рамках многомиллионных, многоэтнических и многоконфессиональных государств. На примере Кашмира и Чечни две наши страны лучше и прежде других познали то зло, которое несут народам агрессивный национализм, религиозный экстремизм, терроризм и сепаратизм. Во втором - о противодействии попыткам установить диктат Запада в мировых делах, о задаче построения демократического полицентричного международного порядка, который гарантировал бы каждому государству - на Западе и Востоке, Севере и Юге - мир, безопасность, справедливость, развитие. С учетом международного веса России и Индии сегодня нельзя представить, чтобы какие-то мировые вопросы решались без их участия.

Для России и Индии характерны близость или совпадение позиций по большинству проблем, стоящих сегодня перед миром, - будь то ликвидация очагов локальных конфликтов, прежде всего в сопредельном двум странам пространстве, или борьба с международным терроризмом, трансграничным наркобизнесом и другой преступностью.

Две наши страны объединяет и то обстоятельство, что в каждой из них приверженцы ислама составляют вторую по численности конфессиональную общину. Давняя причастность России и Индии к исламской истории, их географическое соседство с ведущими исламскими государствами предопределяют и особое место двух стран в том, что касается острейших вопросов, волнующих сегодня исламский мир, их особую роль в решении проблем, связанных с Ближним Востоком.

Чем Индия важна для России

С Индией - в отличие от США, западноевропейских государств и Китая - у нашей страны никогда не было, нет и не просматривается на будущее конфликта интересов. Повышение роли дружественной Индии в международных делах, будь то в глобальном плане или применительно к Ближнему, Среднему и Дальнему Востоку - с учетом наличия во всех этих регионах весомого экономического присутствия Индии и многочисленной индийской общины, - объективно снижало бы остроту внешнеполитических вызовов для России.

Индия традиционно с пониманием относится к действиям нашей страны на международной арене. В советское время Нью-Дели не осудил ввод советских войск в Афганистан, сейчас он не примкнул к хору осуждающих присоединение Крыма к России и поддержал российскую позицию по Сирии. В нынешней ситуации, когда против России действуют санкции, дружественный нейтралитет Нью-Дели имеет особое значение. Индия всегда категорически выступает против любых санкций и заявляет, что никогда санкции против России не поддержит. Декабрьский визит в Москву премьер-министра Н.Моди, его партнерские беседы с Президентом В.Путиным и подписанные в ходе визита новые крупные соглашения - очередное подтверждение того, что изоляция России, о которой любят говорить на Западе, провалилась.

Двустороннее российско-индийское взаимодействие по ключевым международным вопросам подкрепляется их работой в рамках «тройки» (Россия - Индия - Китай) и «пятерки» (Бразилия - Россия - Индия - Китай - Южная Африка), члены которой ведут дело к ее постепенной трансформация в полноформатный механизм взаимодействия по важнейшим вопросам мировой экономики и политики. Москва поддержала присоединение Индии к Шанхайской организации сотрудничества и постоянно подтверждает свою линию на предоставление Индии места постоянного члена Совета Безопасности ООН, а также на ее вступление в форум АТЭС. В.Путин и Н.Моди в декабре прошлого года в Москве обсуждали и вопрос о создании зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Индией. Обе стороны поддержали скорейшее завершение проекта доклада Совместной исследовательской группы, посвященного целесообразности данного соглашения. Индия сохраняет свое важное значение и как потенциально емкий рынок для российской промышленности.

Индийский опыт может помочь решить 
российские проблемы

У нас много говорят о необходимости заимствования передового иностранного опыта. Едут за опытом в США, Западную Европу, Японию, Южную Корею. Не едут только в Индию. А ведь индийский опыт мог бы гораздо в большей степени, чем любой другой, помочь в решении целого ряда проблем, которые остро стоят сегодня перед нашей страной и нашим обществом. Вот лишь несколько перспективных направлений.

Индия, как и Россия, - федеративное государство. Предусмотренное Конституцией Индии разделение полномочий центральных и местных властей наглядно подтвердило свою эффективность на протяжении более 60 лет. К сожалению, никто из творцов нашего Основного закона, списанного в 1993 году практически под копирку с французского, Конституцию Индии наверняка даже не смотрел. А там множество интересных моментов, адаптация которых к российским условиям могла бы предотвратить не один внутрироссийский конфликт.

Взять, к примеру, такой насущный для России вопрос, как армейская реформа и создание профессиональных вооруженных сил. У распорядителей российских финансов постоянный аргумент: профессиональная армия - слишком большая роскошь для России. Но Вооруженные силы Индии, кстати, по численности и боевой мощи - третьи или четвертые в мире, сформированы из контрактников. Может быть, стоит изучить, как индийский бюджет выдерживает подобные расходы.

В начале 1990-х годов наши страны практически одновременно приступили к экономической либерализации. ВВП Индии с тех пор дважды удвоился. Реформы в Индии не носили характера «шоковой терапии». Там не было, например, обвальной приватизации предприятий госсектора. Был сохранен государственный контроль над банковской системой. В собственности государства остались энергетика и военно-промышленный комплекс. Примечательно, что из семи индийских компаний, входящих в список крупнейших компаний мира Fortune Global 500,  лишь две относятся к частному сектору, пять - компании госсектора30.

На что делает ставку Индия

Нью-Дели неизменно подчеркивает свою установку на «привилегированное стратегическое партнерство» с Россией. И этому достаточно оснований - глобального и регионального порядка.

Для Индии неприемлем однополюсный мир, ибо она сама стремится стать одним из мировых лидеров в качестве ведущей силы, пусть на первом этапе на пространстве от Суэца до Сингапура. Наиболее важные и сложные вопросы внешней политики Индии касаются отношений с Китаем и Пакистаном, с которыми страна имела в прошлом военные конфликты. Индия заинтересована в том, чтобы Ближний Восток и Центральная Азия были свободны от экстремизма и терроризма, в том числе в плане доступа к энергетическим ресурсам этих регионов. В Нью-Дели сознают, что все эти вопросы нельзя решить без участия России.

Но дело не только в этом. Несмотря на все свои нынешние проблемы, наша страна - не только ведущий мировой поставщик нефти и газа, она сохраняет мощный военно-промышленный комплекс, высокоразвитую атомную энергетику, передовые позиции в освоении космического пространства, энергетическом машиностроении и авиастроении. Во всех этих областях Индия решительно заинтересована сотрудничать с Россией.

Возьмем, например, провозглашенную Н.Моди в прошлом году программу «Делай в Индии», призванную привлечь в страну инвестиции и новейшие технологии, создать рабочие места и ускорить развитие экономики. США и Евросоюз, несмотря на все дружелюбные улыбки и рукопожатия, не торопятся передавать Индии свои ноу-хау. В этих условиях Россия, по существу, стала первой страной, которая на практике реализует политику «Делай в Индии». Хрестоматийный тому пример - производимые в Индии совместным предприятием «БраМос Аэроспейс» крылатые ракеты «БраМос», которые по многим показателям не имеют аналогов в мире. На заводах индийской госкорпорации «Хиндустан Аэронотикс лимитед» российские и индийские специалисты вместе собирают истребители Су-30МКИ, которые служат опорой национальных ВВС. На юге страны с конвейера сходят изготавливаемые также на лицензионной основе танки Т-90.

Продвигаются вперед работы по проектам совместного моделирования и производства истребителя пятого поколения, а также многофункционального транспортного самолета. Российская сторона согласилась производить в Индии в сотрудничестве с индийскими партнерами средние вертолеты Ми-17 и легкие Ка-226, а российский концерн «Алмаз-Антей» договорился с индийской компанией «Reliance Defence Limited» о сотрудничестве в сфере создания ракет ПВО. Индийская сторона рассчитывает на определенном этапе получить возможность производить у себя и атомные реакторы по российской технологии. В Совместном заявлении, принятом по итогам декабрьского визита Н.Моди в Москву, говорится о договоренности сторон активно работать в интересах локализации производства в Индии атомных энергоблоков в рамках программы «Делай в Индии». Обсуждаются и другие весьма перспективные предложения.

Энергетика

Стратегическое значение для Индии имеет сотрудничество с Россией в области энергетики. По отдельным прогнозам, потребление энергии в стране в ближайшие 10-15 лет более чем удвоится, сделав Индию к 2025 году третьим крупнейшим импортером нефти. Уже сегодня Индия - четвертый в мире крупнейший импортер газа. Прогнозируется, что к 2020 году потребности в газе будут оцениваться в 64-70 млрд. кубометров ежегодно, причем, как и сегодня, около 70% этого объема Нью-Дели вынужден будет покупать31.

Вот почему Индия по-крупному инвестирует в разработку энергетических ресурсов России. Долевое участие Индийской государственной нефтегазовой корпорации (ONGC) в проекте «Сахалин-1» (1,7 млрд. долл.) - одно из самых весомых капиталовложений Индии за рубежом. ONGC также активно разрабатывает богатое нефтегазовое месторождение в Томской области.

Сейчас Россия предлагает Индии совместную разработку углеводородов в Сибири и Арктике, а также участие в газовых проектах на месторождении «Сахалин-1», где, в частности, рассматривается возможность строительства второй очереди завода по сжижению природного газа. Имели место переговоры об участии индийских компаний в проектах по сжиженному природному газу на полуострове Ямал и на Гыданском полуострове.

Это сотрудничество отвечает и интересам России. В условиях введенных против нашей страны санкций западные компании, та же «Exxon Mobil» - стратегический партнер «Роснефти» - не имеют юридической возможности участвовать в новых  проектах. В то же время у индийской ONGC амбициозные планы по работе за рубежом, где она намерена вдвое увеличить добычу к 2018 году, почти в шесть раз к 2030 году и готова потратить до 180 млрд. долларов для достижения этих целей32. Индия - один из немногих рынков за пределами Северо-Восточной Азии (Япония, Южная Корея, Китай), где российский СПГ в принципе может быть конкурентоспособен. Поэтому приглашение индийских компаний во все новые российские СПГ-проекты от Ямала до Сахалина вполне резонно. Индия, естественно, не сможет заменить западные компании в технологическом плане, но способна принять участие в их финансировании.

Что касается атомной энергетики, то Россия сегодня - единственное государство, строящее в Индии атомные электростанции. Это важное решение в пользу страны, не входящей в Договор о нераспространении ядерного оружия, было принято Россией в силу того, что она доверяет Индии и ценит партнерство с ней. Первый блок АЭС «Куданкулам» на сегодняшний день - самый мощный в Индии и соответствует наиболее современным требованиям безопасности. Кроме того, тариф на электроэнергию, действующий на АЭС «Куданкулам», почти в два раза ниже, чем те, которые заложены в американские проекты, предлагаемые к реализации на индийской территории33. Н.Моди заявил, что темпы взаимодействия в ядерной энергетике растут, учитывая подвижки в планах строительства 12 российских реакторов на двух площадках. В Совместном заявлении по итогам визита премьер-министра Индии в Москву стороны «приветствовали прогресс в вопросе выделения второй площадки в Индии для шести дополнительных реакторов».

Военно-техническое сотрудничество

Индийцы делают важную ставку на уникальный во многом вклад сотрудничества с Россией в реализацию своей военно-политической доктрины. Сегодня доля советского/российского оружия составляет, по разным оценкам, от 60 до 80% всего вооружения индийских ВС. Только в 2014 году Россия направила в Индию вооружений и военной техники на сумму 4,7 млрд. долларов, 28% всех российских поставок34.

Индия вряд ли бы позволила этой зависимости достичь такого уровня, если бы она не оценивала свои отношения с Россией со стратегической точки зрения. Когда после распада СССР российский оборонный комплекс оказался в очень стесненных обстоятельствах, Индия облегчила ситуацию, сделав крупные оборонные заказы. В каком-то смысле Индия даже подтолкнула российский оборонный комплекс к модернизации, заказывая оборудование с очень высокими техническими требованиями.

Наиболее крупная сделка России и Индии в военно-технической сфере на данный момент - поставка в Индию в 2013 году авианосца «Викрамадитья» (бывший тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Горшков»). С 2012 года на вооружении индийских ВМС находится российская атомная подводная лодка К-152 «Нерпа» (Chakra), которую Индия получила по лизинговому контракту 2004 года35.

Не так давно Н.Моди объявил в стране о новой программе развития ВС Индии, масштабы которой оцениваются в 150 млрд. долларов36. Поскольку Индия давно закупает вооружение в России, то, вероятнее всего, большая часть контрактов может достаться именно российскому ВПК. Список возможных контрактов, обнародованный индийскими СМИ,  предполагает приобретение вертолетов Ка-226Т и зенитных ракетных комплексов С-400 «Триумф», а также аренду второй российской атомной подлодки. Общая сумма предполагаемых закупок оценивается в 7 млрд. долларов37.

Торговля

Явно слабое звено двусторонних отношений - низкий объем торгового оборота между Россией и Индией. В 2014 году он был ниже 10 млрд. долларов38, что до неприличия мало для стратегических партнеров такого калибра. Весьма ограничено и инвестиционное сотрудничество. Сосредоточенные в нефтегазовой и фармацевтической отраслях, индийские инвестиции в России на конец 2013 года составляли около 8 млрд. долларов, а российские инвестиции в Индии, направленные в основном в развитие атомной энергетики и технологий, а также в транспортную сферу, едва превышают 3,6 млрд. долларов39. Причины просты - целые отрасли индийской экономики, особенно в современных секторах частного сектора, не имеют связей с Россией, поскольку еще с советских времен крупные торговые и инвестиционные соглашения с обеих сторон, как правило, заключались между государственными компаниями.

В последние годы произошли, однако, определенные подвижки с выходом российских компаний на индийский частный сектор. Показателен пример компании - оператора мобильной связи «Система Шьям телесервисес лимитед» (Sistema Shyam Teleservices Ltd., SSTL). Эта компания, созданная в Индии в 2008 году российской АФК «Система» и индийской «Шьям груп» (Shyam Group) и работающая под брендом «МТС», имеет сегодня более 10 млн. абонентов в 450 городах Индии40. В июле 2015 года «Роснефть» и частная индийская корпорация «ЭССАР» заключили контракт на поставку в Индию 100 млн. тонн нефти в течение десяти лет. Тогда же был подписан документ о вхождении «Роснефти» в уставной капитал принадлежащего «ЭССАР» нефтеперерабатывающего завода в городе Вадинаре41, куда поступает российская нефть.  Российская компания с государственным участием АЛРОСА начала поставку российского алмазного сырья индийским компаниям - огранщикам бриллиантов. Россия - крупнейшая в мире алмазодобывающая страна, 27% мировой добычи, а Индия - лидер в области огранки бриллиантов, 65% производства. Почти половина поставок российского сырья приходится как раз на Индию42. Обнадеживающие перспективы имеет реализация меморандума о взаимопонимании между Минвостокразвития России и индийской компанией «Tata Power Company Limited» по инвестиционному сотрудничеству на Дальнем Востоке.

По обоюдному признанию и Москвы, и Нью-Дели у российско-индийского торгово-экономического и научно-технического сотрудничества есть мощный неиспользованный потенциал. Но для того, чтобы реализовать этот потенциал, нужно неустанно и повседневно работать на всех уровнях. Не только на саммитах.

q

За прошедшую четверть века давнее российско-индийское партнерство приобрело во многом новое качество. Ушел в прошлое показной «бхаи-бхаизм» с ритуальными взаимными здравицами. Две великие державы взаимодействуют в конкретных делах по обеспечению интересов - как обоюдных, так и каждого из партнеров - в весьма непростом региональном и международном окружении. Охватывая практически все сферы международной деятельности, российско-индийское партнерство убедительно доказывает свою жизнеспособность и эффективность. Доверительность, предсказуемость, конструктивность - отличительные качества российско-индийских отношений. Партнерство с Индией отвечает коренным интересам России, содействует укреплению всеобщего мира и безопасности.

1Gross domestic product based on purchasing power parity (PPP) valuation of country GDP. IMF. October 2015.

2https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_countries_by_number_of_mobile_phones_in_use

3http://dazeinfo.com/2015/09/05/internet-users-in-india-number-mobile-iamai/

4https://roem.ru/23-09-2015/207711/india-sea/

5http://it-weekly.ru/market/business/69422.html

6http://www.perspektivy.info/book/indija_na_puti_k_globalnoj_derzhave_2011-10-28.htm

7http://www.thehindu.com/news/national/25-lakh-millionaires-in-india-in-2014-says-wealth-x-report/article7409032

8http://blogs.wsj.com/indiarealtime/2015/02/04/india-has-worlds-third-largest-number-of-billionaires/

9http://censusindia.gov.in/Census_And_You/literacy_and_level_of_education.aspx

10http://www.thehindu.com/news/national/in-india-unemployment-rate-still-high/article7851789

11http://www.tradingeconomics.com/india/gdp-growth-annual

12http://tass.ru/opinions/interviews/2549108

13www.rg.ru/2015/12/23/modi.html

14http://www.perspektivy.info/print.php?ID=36125

15Gross domestic product based on purchasing power parity (PPP) valuation of country GDP. IMF. October 2015.

16http://www.wikiwand.com/en/List_of_countries_by_GDP_(PPP)_per_capita

17http://www.ndtv.com/india-news/india-china-trade-has-potential-worth-us-80-billion-in-2015-industry-lobby-

18http://www.ndtv.com/cheat-sheet/24-agreements-signed-between-india-and-china-during-pm-modis-visit-763246

19http://swarajyamag.com/world/chinas-grand-project-one-belt-one-road/

20http://thediplomat.com/2015/07/why-india-should-join-chinas-new-maritime-silk-road/

21http://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=1805

22ACS DEMOGRAPHIC AND HOUSING ESTIMATES-2009-2013. American Community Survey 5-year estimates. United States Census Bureau. Retrieved May 8, 2015.

23yaleglobal.yale.edu/.../compete-world-yes-india.) 80% индийцев в США имеют высшее образование (Sunita Sohrabji(2012-07-02)» Indian Americans most educated, Richest, Says Pew Report, Newamericamedia org. Retrieved 2014-08-11.

24grabhouse.com/.../10-outstanding-indian-ceos-r

25http://www.bbc.com/news/world-asia-34709354

26http://mir-politika.ru/3584-vneshnepoliticheskaya-strategiya-indii-v-xxi-veke.html

27http://economictimes.indiatimes.com/topic/US-investment-in-India

28https://ustr.gov/countries-regions/south-central-asia/india

29http://www.ndtv.com/india-news/100-indian-companies-invest-15-billion-in-us-create-91000-jobs-report-781582

30Fortune.com/Global 500/2015

31http://regnum.ru/news/polit/1927144.html

32http://polit.ru/article/2014/11/03/indiancooperation/

33http://www.atominfo.ru/newsk/r0296.htm

34http://politrussia.com/world/made-in-russia-886/

35http://tass.ru/info/1709716

36http://www.putin-today.ru/archives/19004

37http://politrussia.com/world/made-in-russia-886/

38http://riss.ru/analitycs/21310/

39http://tass.ru/info/1637601

40http://www.bloomberg.com/research/stocks/private/snapshot.asp?privcapid=247692

41http://tass.ru/info/1637601

42www.scoopnest.com/ru/user/ZavtraRu/6833706983965777950

Россия. Индия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 февраля 2016 > № 1653407 Глеб Ивашенцов


Индия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 февраля 2016 > № 1658520 Евгений Пахомов

Сто лет борьбе Ганди: как Запад создал символ Индии

Евгений Пахомов

Считается, что Ганди привнес в движение за независимость философию индуизма, древнюю индийскую мудрость, это и помогло добиться успеха в борьбе с колонизаторами. Но заслуга Ганди как раз в том, что он познакомил Индию с идеями, которые позаимствовал у самих колонизаторов

Наступивший год открывает в Индии сезон юбилеев, связанных с лидером национально-освободительного движения Махатмой Ганди. Что ни год, то круглая дата. Сто лет назад, в феврале 1916-го, Ганди выступил на открытии Hindu University в Бенаресе с политической речью, которая считается началом открытой борьбы Ганди против англичан. В 2017 году «самая большая демократия мира» отметит 70 лет независимости, а в 2018-м – 70 лет со дня убийства Махатмы Ганди индусским фанатиком. Кульминация юбилеев придется на 2 октября 2019 года, когда индийцы торжественно отметят 150-летие отца нации.

Махатма Ганди давно стал индийским государственным символом: портреты на стенах кабинетов, статуи на площадях, под его именем проводят массовые кампании. Но на фоне юбилеев в стране спорят о том, какое же наследство он оставил.

В самой Индии фигура Ганди часто вызывала споры – у него было немало противников. Но в мире его образ вполне сложился: этакий бродячий мудрец в мужской юбке дхоти, с посохом в руке, ведущий Индию к независимости от Великобритании мирным путем. Только и в мире, похоже, наступила мода на критику Ганди. В чем только его уже не обвиняли: в циничном прагматизме, в двуличии, в использовании религиозных идей в политических целях. А в последние годы даже в заигрывании с Гитлером, в сексуальных отклонениях и расизме.

Ганди действительно был неоднозначным человеком, фанатично упрямым, часто не воспринимавшим чужое мнение. Но обвинения в сексуальных перверсиях или расизме представляются не слишком убедительными, а Гитлеру он действительно писал письма, но лишь для того, чтобы убедить фюрера не начинать войну. Однако правда и то, что Ганди был прежде всего политиком, а уже потом индусским святым.

Считается, что Махатма привнес в движение за независимость философию индуизма, древнюю индийскую мудрость, это и помогло добиться успеха в борьбе с колонизаторами. Но заслуга Ганди как раз в том, что он познакомил Индию с идеями, которые позаимствовал у самих колонизаторов. Без учебы в Лондоне, без европейского юридического образования и рожденных на Западе утопий феномен Ганди никогда бы не состоялся.

Индийский коктейль из британских напитков

Удивительно, но в молодости будущий лидер борьбы за освобождение Индии от британского господства был англофилом. Юный Мохандас Карамчанд Ганди восхищался англичанами, их знаниями, умением побеждать, физической силой. Он родился в состоятельной семье индусов-вишнуитов из торговой касты бания, семья Мохандаса жестко соблюдала традиционные нормы, в том числе вегетарианство. А он тайком ел мясо: «Англичане питаются мясом, поэтому способны управлять нами». Это был решительный поступок для выходца из касты, где верили, что нет ничего более оскверняющего, чем мертвая плоть.

В 1888 году девятнадцатилетний Ганди отправляется учиться в Лондон на юриста, для чего ему пришлось пойти на разрыв со своей кастой – ее глава был резко против поездок в оскверняющую заграницу. К тому же он уже был женат – в 13 лет, по обычаю, его женили на подходящей девочке. Но парень уже тогда был упорен в достижении цели и убедил семью отпустить его в обмен на клятву: вегетарианство, никакого алкоголя и полное сексуальное воздержание на чужбине.

С фотографий Ганди того времени на нас смотрит франтоватый молодой человек в европейском костюме и модном галстуке. Он любил красиво одеваться, ездил первым классом, брал уроки танцев. Но в отличие от многих молодых индийцев, веселившихся в Лондоне, Мохандас прилежно учился, не таскался за девушками, не пил спиртного и ел в вегетарианских ресторанах. Лондон изменил его. Ганди быстро понял, что Англия – не страна небожителей, что тут тоже живут обычные люди со своими проблемами. А еще он познакомился с англичанами, которые поменяли его представления о его собственной стране.

Европа переживала бум учений, замешенных на западном представлении о Востоке, – теософии и иже с нею. В немногочисленных тогда вегетарианских заведениях Лондона собиралась как раз такая публика. Здесь новые приятели познакомили Ганди с Бхагавадгитой – так что Божественную песнь, важнейшее произведение индуизма, индус Ганди впервые прочел по-английски в переложении британца Эдвина Арнольда.

Вскоре он вошел в своеобразный кружок поклонников восточной мудрости, где вслух читали Бхагавадгиту. Там ему дали прочесть популярную тогда книгу Макса Мюллера «Индия: чему она может научить нас?», Упанишады в переводе теософского общества, другую подобную литературу. Мохандас, ранее совсем не религиозный, стал серьезно интересоваться религией своей страны. «Благодаря этим книгам выросло мое уважение к индуизму, его очарование все больше захватывало меня», – вспоминал он в мемуарах.

Молодой человек даже вошел в состав руководства вегетарианского общества, на этой должности он понял важность общественного мнения в глазах британцев и получил организаторский опыт. В Индию он вернулся в 1891 году, а в 1893-м отправился юристом в Южную Африку, где была (и есть до сих пор) большая индийская община.

Там он столкнулся с дискриминацией по цвету кожи и начал общественную борьбу за права индийцев. Тогда-то началась и его политическая карьера. Его первым опытом организации протеста стала борьба за право ездить в вагоне первого класса (Ганди купил билет в первый класс, но был выброшен из поезда). В Южной Африке Ганди окончательно разочаровался в Британской империи. Он принялся организовывать общественные кампании и быстро понял, что лучше всего на власти действуют масштабные выступления, но в рамках закона. Так появился гандиский термин «сатьяграха» – упорство в достижении истины мирным путем.

В Южной Африке очередной английский приятель по вегетарианскому ресторану познакомил молодого юриста с книгой Джона Рескина «Последнему, что и первому» («Unto this Last»), где тот критиковал западное буржуазное общество. На Ганди огромное впечатление произвела мечта Рескина об обществе равных людей, живущих простым трудом, Ганди назвал такое общество «сарводайя» (можно перевести как «развитие для всех»). Он также зачитывался произведениями Генри Дейвида Торо, призывавшего к «возвращению к природе», особенно книгой «Гражданское неповиновение» и книгой «Царство божие внутри нас» Льва Толстого, даже вступил с Толстым в переписку.

Все эти западные мыслители проповедовали простую жизнь, умеренность, равенство, чистоту помыслов, ручной труд и отказ от насилия. В 1910 году с группой сторонников Ганди организовал общину, которую назвал «Ферма Толстого».

Постепенно молодой мечтатель пришел к выводу, что идеальное, живущее простым трудом общество, о котором мечтали его кумиры, это и есть его Индия! Страна, веками сохранявшая традиционный образ жизни. «Я уверен, что цивилизация, которую создала Индия, не проиграет в мире. Ничто не может сравниться с семенами, посеянными нашими предками. Рим исчез, Греция тоже; мощь фараонов была сломлена; Япония ориентируется на Запад; о Китае сказать нечего. Но Индия, так или иначе, все еще сильна в своей основе», – написал в 1908 году Ганди в программной книге «Хинд Сварадж» («Индийское самоуправление»).

Ганди верил, что стяжательство, насилие, неравенство – это навязанные колонизаторами ценности, и если его родина освободится от британцев, то сможет реализовать мечту о сарводайе.

Как Ганди не приехал в Данди

В 1915 году Ганди вернулся в Индию. Он был уже мало похож на того парня, что некогда отправился покорять Южную Африку в хорошем английском костюме. Он вернулся в образе, знакомом сегодня всем: традиционная дхоти, тюрбан. А главное, Ганди прибыл домой с идеологией и программой, которые позволили ему вскоре стать лидером национально-освободительного движения и получить прозвище Махатма – Великая Душа.

Черчилль назовет Ганди «этот полуголый факир», но иронизировал он напрасно: Ганди знал, что делает, каждый его шаг имел объяснение. Выученный в Британии юрист сумел стать своим для простых индийцев – идеи независимости, популярные в среде прогрессистов, были незнакомы этим людям, они не читали либеральных газет и считали чужаками европейски одетых земляков. Махатма усвоил уроки антианглийского восстания сипаев 1857–1859 годов, когда восставших не поддержали простые крестьяне и горожане, и специально обращался к простым индийцам, на которых свысока смотрела брахманская элита.

Ганди призывал простых индийцев не просто бороться за независимость, а бороться за сарводайю, за общество благоденствия. Подобно своему кумиру Рескину, который видел будущее в творческом ручном труде, Махатма мечтал о стране равных счастливых людей, живущих без излишеств, где главным будет кустарное ручное производство. Символом его экономической программы стала ручная прялка, на которой Ганди сам ежедневно работал, – он верил, что такая прялка позволит каждой семье заработать на рис и лепешки и избавит Индию от безработицы.

Ганди учил, что отсутствие технического прогресса вовсе не доказательство ущербности нации. «Дело не в том, что мы не знали, как изобрести машины; но наши предки знали, что если мы пойдем по этому пути, то превратимся в рабов и потеряем моральный дух. После должного размышления они решили, что мы должны делать только то, что можем делать своими руками и ногами. <…> Они видели, что мечи царей проигрывают мечу нравственности, а потому земных царей они ставили ниже мудрецов и аскетов. Нации с такими установлениями подобает учить других, нежели самой учиться у других».

Эти наивные представления явно были подсмотрены у европейских теософов и других поклонников Востока. Уже тогда многие высмеивали эти идеи, высмеивают и сейчас. Но идея, что мы не хуже, что захватчики – рабы машин, что они покорили нас, потому что менее духовные, имела удивительную освободительную силу. Нужно быть индийцем того времени, гражданином униженной, покоренной страны, чтобы это понять.

Для отказа от насилия, который проповедовали те же Толстой и Рескин, Ганди также нашел индусский термин – «ахимса». Никаких вооруженных восстаний. Когда во время первой кампании несотрудничества, организованной в 1921 году, начались столкновения демонстрантов с полицией и появились жертвы с обеих сторон, Ганди немедленно призвал ее прекратить (чем нажил немало противников в среде сторонников независимости страны). Ганди резко осудил власти за стрельбу по демонстрантам, но при этом считал, что нельзя в ответ убивать полицейских, мол, чем же тогда мы лучше? «Если мы хотим вырастить истинный дух демократии, мы не можем позволить себе быть нетерпимыми», – утверждал он.

Ганди призвал к кампании гражданского неповиновения: к отказу от сотрудничества с британскими властями, от покупки британских товаров, уплаты налогов в казну. Он напоминал, что англичане пришли в Индию как купцы на кораблях Ост-Индской компании – чтобы заработать. И был уверен, что британцы уйдут, как только оставаться в Индии им станет невыгодно. И каждой своей акции Махатма старался придать широкий общественный резонанс.

Пожалуй, самой известной акцией стал Соляной марш, начавшийся в марте 1930 года: британские власти объявили монополию на производство соли и запрещали индийцам ее добывать. Махатма и его сторонники решили демонстративно выпарить соль, не платя налог: «Мы на своей земле, и это наша соль». Местом была выбрана деревенька Данди на берегу Аравийского моря. «Ганди приехал в Данди», – пошутили в «Золотом теленке» Ильф и Петров. Но советские сатирики ошибались: Ганди в Данди не приехал, он туда пришел. Пройдя пешком 400 километров.

На поезде это заняло бы сутки, но Ганди и 80 его сторонников шли 24 дня – в белых одеждах, сотканных вручную, по дорогам между полями и деревнями, устраивая митинг в каждой деревне. К шествию присоединялись местные крестьяне и сочувствующие, в итоге толпа в белых одеждах выросла до многих тысяч. Акция была организована по всем законам европейского пиара: на берегу Ганди встречали толпы местных и иностранных журналистов.

Махатма выпарил ложку соли под объективами прессы. Вскоре толпы людей стояли на западном побережье Индостана и выпаривали соль. Кампания привлекла внимание всего мира.

Искусство прощать колонизаторов

Британцы ушли из Индии в 1947 году. Конечно, важную роль сыграло в этом освободительное движение – и Ганди, и другие. Но главное, Лондон решил, что у послевоенной Британии нет средств на колонии. Прогноз Махатмы сбылся. Казалось бы, он может чувствовать себя победителем.

Независимость Британской Индии обернулась распадом страны на Индию и Пакистан по религиозному признаку и индо-мусульманской резней. Миллионы человек бросились в разные стороны, опасаясь оказаться в чужом государстве. Погибло, по разным данным, более полумиллиона человек, многие миллионы были ранены, изнасилованы, остались без крова. Ни одна страна в современной истории, ни СССР, ни Югославия, не знала столь кровавого распада.

Ганди был в ужасе – на его глазах рушилось все то, во что он верил. Воображаемая Индия его мечты оказалась мифом: все сразу забыли про непротивление, на улицах царила чудовищная жестокость. Властям новой страны пришлось просить уходящих британцев, чтобы солдаты помогли справиться с беспорядками. Ганди отказался прийти на церемонию провозглашения независимости, когда в полночь 15 августа первый премьер Индии Джавахарлал Неру поднял в Дели флаг независимой Индии. Он ездил по стране, пытаясь остановить насилие, а потом объявил голодовку, пока «безумие не закончится». Его миротворческая деятельность вызвала раздражение радикалов. Когда окружение Ганди убедило его начать есть, он стал выходить к людям, обычно стоявшим у его дома. Тридцатого января 1948 года Махатма, как обычно, вышел к толпе, тут к нему быстро подошел мужчина и трижды выстрелил в упор. Убийца по имени Натурам Годсе оказался членом индусской группировки «Хинду Махасабха».

Махатма не успел увидеть, как его идеи оказались чужими в его стране. Индия начнет развивать крупное промышленное производство, забыв про ручную прялку. Создаст атомную бомбу, которую Ганди считал «оружием ада», ему даже в голову не могло прийти, что индийцы начнут ее разрабатывать. Социальное расслоение и кастовые предрассудки никуда не делись, никакой сарводайи в Индии нет, да и вряд ли когда-нибудь будет. Махатма остался статуями на площадях, страницами учебников истории. Конечно, роль Ганди в национальном освободительном движении мало кто оспаривает. Но наивная утопичность его идей в наши дни ясна многим, возможно, поэтому стало так модно его критиковать.

При этом и у Индии, и у Великобритании есть за что благодарить этого человека и сегодня. Махатма позволил двум странам разойтись мирно, он понимал чувства британцев, болезненно расстающихся с империей, и сделал все, чтобы удержать горячие головы, желавшие устроить колонизаторам жаркие проводы, одергивал соратников, которые называли британцев унизительными прозвищами. Он понимал, что хорошие отношения важнее комплекса исторических обид.

Знаменитый британский историк Арнольд Тойнби напишет впоследствии: «Ганди лишил нас возможности управлять Индией, но в то же время он позволил нам уйти без злобы и без позора». И это, очевидно, одна из самых главных его заслуг.

Евгений Пахомов – журналист, индолог

Индия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 февраля 2016 > № 1658520 Евгений Пахомов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter