Всего новостей: 2357834, выбрано 5 за 0.101 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Иордании: Альбер II (2)
Иордания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052204 Абдалла II

Встреча с Королём Иордании Абдаллой II.

Владимир Путин встретился с Королём Иорданского Хашимитского Королевства Абдаллой II Бен Аль Хусейном, который по приглашению Президента России прибыл в Москву с рабочим визитом.

Обсуждались актуальные вопросы российско-иорданского сотрудничества, перспективы наращивания взаимодействия в торгово-экономической и гуманитарной сферах. Состоялся обмен мнениями по ключевым аспектам региональной повестки дня.

* * *

В.Путин: Ваше Величество! Дорогие друзья! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать в Москве.

Мне очень приятно, что наш диалог продолжается в постоянном режиме, мы с Вами постоянно в контакте. И в ходе сегодняшнего Вашего визита, безусловно, поговорим по вопросам двусторонних отношений и по ситуации в регионе, конечно, с упором на болевые точки, в том числе на сирийское урегулирование.

И в начале беседы хотел бы Вас поблагодарить за поддержку процесса, который начат в столице Казахстана Астане. Благодаря нашим общим усилиям процесс развивается на основе очень важного решения, которого удалось добиться, – прекращение боевых действий, прекращение огня между правительственными силами и вооружённой оппозицией.

Считаю очень важным отметить, что участники процесса в Астане зафиксировали невозможность решения сирийской проблемы военным путём. И мы очень рассчитываем на то, что переговоры в Астане станут хорошей базой для продолжения этого переговорного процесса и в Женеве.

Абдалла II (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Хочу сказать, что я очень рад снова вернуться в Москву, снова посетить вашу столицу с визитом. Особенно ценю те близкие отношения, мой брат, мой друг, которые сложились не только между нашими странами, но и между нами.

Конечно же, с нетерпением жду возможности обсудить сегодня вечером двустороннюю повестку. У нас очень много важных вопросов накопилось для обсуждения. И конечно, мы все понимаем и учитываем стержневую роль России вообще в международных делах и в наших региональных делах – в частности.

И, конечно же, мы действительно полностью поддерживаем астанинский процесс, который был начат в столице Казахстана. И хочу сказать, что мы благодарны России за её участие в этом процессе. Мы надеемся, что у всех сирийцев будет общее инклюзивное будущее. Надеемся, что переговоры будут продолжаться в разных форматах – в женевском и других.

Естественно, ещё раз подчёркиваем: мы признаём критически важную роль России в урегулировании этого и многих других региональных вопросов.

И действительно, уже на протяжении определённого количества лет мы сталкиваемся с серьёзным вызовом международной безопасности. Дело в том, что идёт война с международным терроризмом. Я много езжу по миру, я разговаривал со многими лидерами, пытался донести нашу позицию, Вашу позицию. Не все, к сожалению, придерживаются таких взглядов, не все слушают нас.

Но сегодня я рад вновь быть здесь, посетить Москву и вновь подтвердить, что нас связывает серьёзная, крепкая дружба, а также общее видение, которое будет способствовать стабильности и нормализации ситуации в регионе.

Спасибо.

В.Путин: Спасибо.

Иордания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 января 2017 > № 2052204 Абдалла II


Россия. Иордания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 июня 2016 > № 1834806 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных дел Иордании Н.Джодой, Москва, 9 июня 2016 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень подробные, доверительные и содержательные переговоры, уделив приоритетное внимание проблемам, связанным с сирийским урегулированием.

Подтвердили нашу приверженность всем тем решениям, которые были достигнуты в Международной группе поддержки Сирии (МГПС) и затем одобрены СБ ООН в его резолюциях 2254 и 2268.

На данном этапе особое внимание уделяется обеспечению полного и неукоснительного соблюдения режима прекращения боевых действий при четком понимании, что из этого режима исключены ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и те, кто с ними сотрудничает. А также при понимании, что необходимо перекрыть контрабанду оружия и незаконную инфильтрацию боевиков в Сирию из-за границы, прежде всего через турецкую территорию.

Решение этих задач сделает более эффективной работу по расширению гуманитарного доступа. Вместе с тем, уже сейчас мы наблюдаем значительный прогресс в деле доставки гуманитарной помощи нуждающемуся населению. Отмечаем конструктивные усилия, которые предпринимает сирийское Правительство. Считаем, что здесь, тем не менее, можно сделать еще больше.

При всей важности задач прекращения боевых действий и доставки гуманитарной помощи, решающую роль в урегулировании сирийского кризиса должны играть политические переговоры, которые мы все обязались поддерживать в виде инклюзивного межсирийского диалога без каких-то предварительных условий и без вмешательства извне.

У нас вызывает озабоченность явное замедление усилий по продвижению переговорного процесса. По крайней мере, мы считаем, что очередной раунд межсирийских переговоров должен состояться как можно скорее.

Мы договорились продолжать сотрудничество в двустороннем формате и в рамках МГПС. Понимаем те озабоченности, которые испытывает Иордания в связи с влиянием на эту страну сирийского кризиса, прежде всего в виде огромного количества беженцев.

Задача борьбы с терроризмом является общей для усилий международного сообщества в том, что касается сирийского кризиса и ситуации в Ираке, о чем сегодня также подробно говорилось.

Убеждены, что в отношении Ирака международное сообщество должно, с одной стороны, активнейшим образом поддерживать антитеррористические усилия иракского Правительства, а с другой, поощрять внутрииракский диалог с целью выработки механизмов достижения национального согласия.

Обменялись мнениями о положении дел в палестино-израильском урегулировании, в том числе с учетом состоявшихся на этой неделе визитов в Российскую Федерацию Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху и Министра иностранных дел Палестины Р.Малики.

У нас общая позиция, Россия и Иордания убеждены, что соответствующие резолюции СБ ООН, Мадридские принципы, Арабская мирная инициатива заложили прочную основу, на которой необходимо добиваться всеобъемлющего урегулирования.

Мы признательны нашим иорданским друзьям за последовательную поддержку деятельности «квартета» международных посредников. В свою очередь мы подтвердили нашу позицию в пользу налаживания самого тесного взаимодействия между «квартетом» и представителями Лиги Арабских Государств, в том числе, чтобы отстоять перспективу двугосударственного решения палестинской проблемы, при которой Палестина и Израиль, как независимые государства будут жить в мире и безопасности друг с другом и со всеми странами региона.

Обсудили двусторонние отношения. С обеих сторон было высказано удовлетворение их поступательным развитием. Недавно вступило в силу межправительственное соглашение о строительстве в Иордании атомной электростанции. Реализация этого важного проекта будет иметь очень важное значение, прежде всего для Иордании и для нашего сотрудничества.

Есть обоюдная заинтересованность в том, что касается наращивания поставок в Россию иорданской сельскохозяйственной продукции, повышения числа российских туристов, которые посещают Иорданию. Об этих и других вопросах шла речь на недавнем заседании российско-иорданской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Подтвердили приверженность выполнению всех договоренностей, достигнутых в рамках этого заседания.

Важное место в нашем сотрудничестве занимают военно-технические связи, которые также развиваются к удовлетворению обеих сторон.

Сегодня мы с моим другом, Министром иностранных дел Иордании Н.Джодой могли констатировать, что договоренности, достигнутые между Президентом России В.В.Путиным и Королем Иордании А. ибн Хусейном, в целом выполняются. Два министерства иностранных дел будут продолжать сопровождать усилия наших соответствующих ведомств.

Министр иностранных дел Н.Джода пригласил меня посетить Иорданию с ответным визитом. Я с удовольствием принял это приглашение.

Вопрос (адресован Н.Джоде): Только что Вы упомянули, что в ходе переговоров обсуждалась ситуация с беженцами, а также сотрудничество в рамках МГПС. Есть ли какая-либо форма координации «на земле» между двумя странами?

С.В.Лавров (добавляет после Н.Джоды): Добавлю только, что мы с иорданскими друзьями взаимодействуем как в МГПС, так и по двусторонним каналам. Как вы помните, в Аммане в свое время был создан российско-иорданский информационный центр, который весьма полезен для согласования практических действий между Россией и Иорданией и является очень эффективным механизмом для того, чтобы российские военные поддерживали контакты с американскими коллегами по вопросам, связанным с антитеррористической борьбой в Сирии.

Вопрос: В некоторых израильских СМИ появилась информация, что недавний визит Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху в Москву ознаменовал новый этап российско-израильских отношений, характеризующийся более тесным сотрудничеством. В этой связи Израиль якобы готов предоставить России функцию главного посредника в палестино-израильском урегулировании. Насколько достоверна эта информация?

С.В.Лавров: Действительно, как в очередной раз на этой неделе подтвердил визит в Россию Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, наши отношения обретают очень устойчивое новое позитивное качество. Помимо глубоких взаимных симпатий наших народов друг к другу, помимо наличия очень перспективных взаимовыгодных экономических и инвестиционных проектов, нас сближает еще практически очень близкое видение проблем региона и, прежде всего, понимание необходимости бескомпромиссной борьбы с терроризмом без каких бы то ни было двойных стандартов. Я убежден, что урегулирование палестино-израильского конфликта и в более широком смысле арабо-израильского конфликта, конечно, помогло бы не допускать, чтобы молодежь арабских стран становилась легкой добычей для вербовщиков из «террористического интернационала».

Насчет того, кто является или может являться главным посредником в палестино-израильском урегулировании, то замечу, что общепризнанным посредником является «ближневосточный квартет» в составе России, США, ЕС и ООН. На разных этапах деятельности этого координационного механизма то один, то другой его участник брали на себя инициативу по продвижению мирного процесса и поиску компромиссов, когда ситуация заходила в очередной тупик, но неизменно все это делалось в русле принципиальных параметров, одобренных в рамках «квартета» и поддержанных во многих резолюциях Совета Безопасности ООН. Россия, действительно, имеет очень хорошие и доверительные отношения и с палестинцами, и с израильтянами, и мы готовы использовать это свое сравнительное преимущество максимально активно для того, чтобы все-таки преодолеть нынешний тупик и выйти на возобновление прямых переговоров. Как я уже сказал, мы будем делать это в рамках единой позиции «квартета» и сохраняя в полной мере солидарность этой «четверки». Мы также будем продвигать значение самого тесного взаимодействия между «квартетом» и ЛАГ, как автора Арабской мирной инициативы, имеющей важнейшее значение для наших дальнейших усилий.

Вопрос: На каком этапе находится процесс размежевания умеренной оппозиции и террористических группировок в Сирии? На прошлой неделе Вы сказали, что сроки, данные оппозиции, уже подходят к концу. Какие меры будет предпринимать Российская Федерация? И какую роль в этом может сыграть Иорданское Хашимитское Королевство?

С.В.Лавров: Я считаю, что это очень важный вопрос с точки зрения эффективности всех наших усилий по недопущению триумфа террористов в Сирии и по продвижению межсирийского политического диалога.

С момента одобрения СБ ООН решений МГПС прошло уже много месяцев, времени больше, чем достаточно для любого вооруженного формирования, чтобы сделать свой выбор – присоединяться к режиму прекращения боевых действий или нет. Поэтому мы нашим американским партнерам, как лидерам известной коалиции эту мысль высказали и напомнили им о том, что дальше ждать уже будет контпродуктивно с точки зрения наших общих антитеррористических задач. Наряду с «Джабхат ан-Нусрой» и ИГИЛ, все те вооруженные формирования, которые либо не присоединились к режиму прекращения боевых действий, либо присоединились, но нарушают его, должны понести всю полноту ответственности. Рассчитываю, что наши американские коллеги, которые согласились с этой логикой, присоединятся к нам в практических действиях, чтобы не позволять использовать нынешнюю ситуацию для укрепления позиций террористов «на земле».

Россия. Иордания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 июня 2016 > № 1834806 Сергей Лавров


Иордания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 августа 2015 > № 1468322 Абдалла II

Встреча с Королём Иордании Абдаллой II.

Владимир Путин встретился с Королём Иордании Абдаллой II. Обсуждались различные вопросы двусторонней и региональной повестки дня.

Абдалла II прибыл в Россию с рабочим визитом по приглашению главы Российского государства.

* * *

В.Путин: Ваше Величество, уважаемые друзья, коллеги!

Мы очень рады возможности на полях МАКСа-2015 встретиться с вами отдельно, поговорить и о ситуации в регионе, и о наших двусторонних отношениях. Думаю, что вам было интересно на выставке МАКС-2015, тем более для Вас, Ваше Величество: Вы – человек военный.

И конечно, с удовольствием поговорим о том, как развиваются наши двусторонние контакты. Знаю, что в правительствах обеих стран коллеги работают друг с другом. Предлагаю поговорить на все эти темы.

Добро пожаловать ещё раз.

Абдалла II (как переведено): Господин Президент, благодарю Вас.

Я действительно был поражён нынешним авиасалоном и был очень рад встретиться с Вами и наблюдать за авиашоу сегодня днём. Я был особенно приятно поражён вашей молодёжной программой в области науки и технологий.

Очень рад вернуться в Москву. Как известно, между нашими странами существуют действительно сильные, прочные взаимоотношения, которые Вы продолжаете развивать и поддерживать.

Я готов и с нетерпением жду обсуждения главных вызовов в нашем регионе, которые существуют уже несколько лет, а также жизненно важной роли, которую Вы и Россия играете в решении актуальных вопросов в нашем регионе, в том числе по вопросу ближневосточного урегулирования, отношений Израиля и Палестины. Мы все хотим найти мирное решение этого затянувшегося конфликта.

Как я говорил в течение многих лет, мы должны найти решение по Сирии. И здесь жизненно необходима Ваша роль и роль вашей страны по объединению всех противоборствующих сторон за столом переговоров по мирному решению. Лично Ваша роль и роль вашего народа в решении проблем нашего региона крайне важны.

Очень рад вернуться в Москву и иметь возможность обсудить с Вами жизненно важные проблемы.

Большое спасибо.

Иордания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 августа 2015 > № 1468322 Абдалла II


Иордания. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 14 мая 2015 > № 1371198 Хазем Гашу

Хазем Гашу: Мы хотим видеть азербайджанские инвестиции в Иордании.

Интервью информационного агентства «Интерфакс-Азербайджан» с председателем комитета по иностранным делам парламента Иордании, сопредседателем азербайджано-иорданской межпарламентской группы дружбы Хаземом Гашу

- Господин Гашу, что Вы можете сказать об уровне азербайджано-иорданских отношений?

Отношения между Иорданией и Азербайджаном установились давно, они исторические. Хочу отметить, что развитие отношений между нашими странами служит интересам наших народов. Они охватывают практически все сферы деятельности, в том числе, хотел бы подчеркнуть, сферу политики, в которой мы можем обменяться опытом.

Хочу отметить, что в ходе моего участия в работе III Глобального форума открытых обществ, организованного Международным центром Низами Гянджеви я обратил внимание на речь президента Азербайджана. Ильхам Алиев выступил точно так же, как и три года назад. То есть его речь отражала современность. Он высказал свои мысли о Баку, о процессах его развития. Одним словом, Баку - гавань стабильности. Кто сюда приезжает, находит спокойствие и покой.

Мы уже в третий раз участвуем в этом форуме. Наряду с нами на этом мероприятии представлены порядка 900 авторитетных личностей. Это показывает цели президента, который уверенно ведет Азербайджан вперед.

С другой стороны, как мне видится, целью Ильхама Алиева также является, с одной стороны, внесение вклада в демократические процессы, с другой – совместное обсуждение политических процессов, экономических и социальных проблем, наблюдаемых в мире, а также обсуждение нашего подхода к существующим проблемам и возможностей последовательного сотрудничества для их разрешения.

- А как развиваются межпарламентские отношения между странами?

Я, как вы знаете, председатель комитета по иностранным делам парламента Иордании и сопредседатель азербайджано-иорданской межпарламентской группы дружбы. Считаю, что межпарламентские связи между нашими странами должны быть максимально развитыми. Думаю, что я должен иметь прямые связи со спикером азербайджанского парламента Огтаем Асадовым. Это является важным моментом данного сотрудничества.

Отмечу, что в ходе пребывания в Баку я провел встречу с главой вашего парламента. Все мысли, озвученные на нашей встрече, совпадают с официальными позициями двух государств. Мы рассмотрели пакет интересующих нас вопросов, в том числе палестинский вопрос, по которому наши позиции также совпадают.

Другой целью моего визита в Азербайджан является обсуждение вопроса по борьбе с экстремизмом и терроризмом. Весь мир знает, что Иордания стоит в ряду стран, приютивших наибольшее количество беженцев из-за рубежа. Это беженцы не только из Сирии, Ливии и Ирака, но и из других стран. Мы осуществляем эту деятельность при поддержке мирового сообщества. На встрече с азербайджанским спикером он выразил поддержку азербайджанской стороны Иордании в этом вопросе.

- Какие направления экономического сотрудничества интересны Баку и Амману? В Азербайджане что представляет наибольший интерес для Иордании?

Мы хотим видеть азербайджанские инвестиции в Иордании. Отмечу, что приоритетом для нас является сотрудничество в сфере энергетики. Из-за кризиса в нашем регионе, в частности, из-за сирийской проблемы газовое соглашение с Азербайджаном пока не перешло в активную фазу. Мы хотели в короткие сроки доставить азербайджанский газ в Иорданию. Но мы взяли перерыв. Однако мы намерены продолжать это сотрудничество.

Экономическое сотрудничество между нашими странами находится не на том уровне, на котором хотелось бы видеть. Мы намерены по максимуму развить эти отношения. Мы хотим показать такую модель сотрудничества, которая была бы примером политического, экономического и социального сотрудничества.

Наряду с этим, пользуясь случаем, хочу посредством вашего агентства отметить, что президент Азербайджана Ильхам Алиев приглашен на экономическую конференцию в Иордании. (19-23 мая в Иордании состоится «World Economic Forum» - ИФ-Аз). В связи с этим Иордания отправила азербайджанской стороне официальное приглашение.

Мы также хотим, чтобы иорданские компании инвестировали в Азербайджан. Мы высоко оцениваем азербайджанский народ. Он является для нас братским.

- Господин Гашу, что Вы можете сказать о сотрудничестве в сфере образования?

Наши университеты открыты для азербайджанских студентов. Они могут выбрать любые специальности и обучаться по ним в наших вузах. Хочу отметить, что у нас функционирует авторитетный университет «Ахль аль-Бейт». Этот университет является визитной карточкой Иордании. Он, наряду с множеством других учебных заведений, также открыт для азербайджанской молодежи. Мы были бы рады увидеть их в этом университете. Они могут здесь изучать и медицину, и исламские науки, и другие специальности.

Мы хотели бы преподносить знания о религии в том виде, в котором она есть. Ислам - это религия мира и терпимости, которая не приемлет радикализма и экстремизма. Азербайджанская молодежь может изучать в Иордании фигх (мусульманское право, юриспруденция – ИФ-Аз), усуль ад-дин (совокупность пяти основных положений исламского вероучения – ИФ-Аз). Мы готовы к любому сотрудничеству с Азербайджаном.

- Вы пригласили президента Азербайджана в Иорданию, а ожидается ли визит короля Вашей страны в Баку?

Отмечу, что отношения короля Абдуллы II с президентом Ильхамом Алиевым дружеские. Король Абдулла II три раза посещал Азербайджан. Президент Алиев еще не посещал Иорданию ни разу. Для нас было бы честью видеть Ильхама Алиева с официальным визитом в Иордании.

Азербайджан посещали глава иорданского парламента и руководители Комитета мира. Мы всегда проявляем интерес к посещению Азербайджана, и хотели бы того же, тот же интерес с азербайджанской стороны во главе с Ильхамом Алиевым.

- Не могли бы Вы озвучить позицию Иордании по карабахскому конфликту?

С нашей стороны Азербайджану адресовано письмо по данному вопросу. Открытое и ясное. В этом послании мы выражаем полную поддержку Азербайджану. Наша позиция полностью совпадает с резолюциями, принятыми ОИС и другими международными организациями. Мы поддерживаем все резолюции по Карабаху. Мы с Азербайджаном во всех его проблемах, и полностью поддерживаем его.

- Мой последний вопрос связан с проблемой распространения радикализма, в частности, на Ближнем Востоке. Сегодня в этом регионе бесчинствует группировка под названием «Исламское государство». Как Вы оцениваете угрозу со стороны ИГ, учитывая что ее террористическая деятельность проводится в непосредственной близости от иорданской границы?

Иордания является островом стабильности. Любой человек может посетить эту страну. Будь это ливиец, сириец, иракец, йеменец, египтянин или кто-то другой.

Мы в этом регионе играем не только гуманитарную, но и научную роль. Мы даем образование людям. Мы не хотели бы видеть столкновений между соседними государствами. Наша страна играет большую роль в сохранении стабильности и мира в регионе.

Мы приняли участие в международной коалиции против ИГ, в том числе арабской коалиции. Мы будем участвовать в любой коалиции, целью которой является установление мира и стабильности. Наше королевство Хашимитов будет участвовать в любой коалиции. Наша армия арабская и исламская. Поэтому мы всегда в одном ряду и с арабским миром, и с исламским. Целью руководства Иордании является защита и укрепление мира, стабильности и человеческих ценностей, мы стоим плечом к плечу с арабским и исламским миром.

Беседовал Фардин Исазаде

Иордания. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 14 мая 2015 > № 1371198 Хазем Гашу


Россия. Иордания > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 1 марта 2012 > № 504280 Зияд Манасир

Зияд Манасир: «Не думать о политике»

Мария Абакумова

Крупнейший подрядчик «Газпрома» — о масштабах строек, конкуренции и спокойной жизни в России

Выходец из Иордании Зияд Манасир создал крупнейшую строительную компанию России. Его «Стройгазконсалтинг» с оборотом около $6 млрд вырос на госзаказах. Обладал ли Манасир административным ресурсом? В партнерах у него была дочь генерала КГБ и друга Путина Александра Григорьева, кроме того, успехи «Стройгазконсалтинга» связывали с покровительством влиятельного зампреда правления «Газпрома» Александра Ананенкова. Сам Манасир, впрочем, связь своих успехов с чьей-то протекцией всегда отрицал. А Александр Ананенков в декабре 2011 года оставил свой пост.

Сейчас монополии обрабатывают игроки с более мощным ресурсом. В последние годы крупнейшие контракты «Газпрома» и «Транснефти» получают структуры Аркадия Ротенберга и Зияудина Магомедова. О том, как бизнесмен делит поляну с влиятельными конкурентами и что он может им противопоставить, Манасир рассказал в интервью Forbes.

— По нашим оценкам, объем заказов, полученных «Стройгазконсалтингом» за последние четыре года от госкомпаний или из бюджета, составляет 720 млрд рублей.

— Вполне может быть такая цифра. По госкомпаниям мы специальной статистики не вели.

— Как получилось, что основная часть заказов, которые получает «Стройгазконсалтинг», связана с госкомпаниями или приходит от бюджетных заказчиков?

— А где сегодня частники, которые могут предлагать крупные заказы, соответствующие уровню нашей компании? В тех регионах, где мы базируемся, где находятся наши люди и техника, мы не видим адекватных для себя предложений.

— Еще четыре года назад казалось, что у вас нет серьезных конкурентов в отрасли. Но в 2008 году «Газпром» продал доли сразу в пяти своих строительных «дочках». Их купили структуры Аркадия Ротенберга. Почему не вы?

— Так судьба сложилась. В свое время «Газпром» выставил на продажу несколько компаний. Я их купил, но в результате они оказались неконкурентоспособны. Там был один подход, у меня — другой. Людей, которые действительно хотели работать, перевел в свои структуры. Некоторые были обижены, что «Газпром» продал компании без их согласия, — что за разговор? Жаловались, письма писали Медведеву, Путину, Жириновскому, Зюганову… История была. Так что в случае с тем же «Ленгазспецстроем» (один из тех пяти трестов. — Forbes) я не особо и стремился. Мне проще создать новую компанию, закупить технику, и не будет у нее никаких проблем, никаких ненужных активов.

— А вы вообще знакомы с Ротенбергом?

— Да, встречались несколько раз.

— Сейчас его компания «Стройгазмонтаж» выигрывает все больше и больше тендеров «Газпрома» и, как сказано на ее сайте, строит почти половину компрессорных станций в стране.

— На здоровье. Пусть у всех все будет хорошо. Я не смотрю, кто выиграл тендер, если не я, — мне это не интересно. Мы загружены, невозможно взять все. У меня сейчас работает 60 000 человек — я же не хочу, чтобы их стало 500 000.

— В последние годы в сферу инфраструктурного строительства приходят люди, которых мы, журналисты, называем неслучайными. Владелец «Стройгазмонтажа» Аркадий Ротенберг — друг Путина. Владелец «Стройтрансгаза» Геннадий Тимченко — друг Путина…

— Обо мне такого не говорят. Но я вам вот что скажу. Общий объем капитальных вложений любой энергетической компании очень велик. Если вы думаете, что с «Газпромом» работаем только я и Аркадий, вы ошибаетесь. Есть много других. Однако любая энергетическая компания мирового уровня, где бы она ни находилась — в Америке, Иране, Саудовской Аравии, — всегда имеет двух-трех надежных, проверенных подрядчиков, которые способны выполнить самые сложные, самые ответственные работы и дать гарантии. Вот я выиграл тендер «Транснефти» и выставил им гарантию качества в 4,5 млрд рублей на пять лет. Так могут немногие.

— Петр Поляничко и Ольга Григорьева, с которыми связывали ваш административный ресурс, вышли из числа акционеров компании. Но в числе людей, которые помогали вам выигрывать тендеры, называли бывшего председателя правления «Газпрома» Александра Ананенкова.

— Это бред. По должности Александр Георгиевич не имеет и не имел никакого отношения к проведению тендеров, выставлению баллов. Тендерная комиссия смотрит на то, сколько объектов ты сдал, сколько людей и техники у тебя свободных. Если ты загружен на 100%, ты не победишь на тендере, кто бы ты ни был. Все зависит от техники и людей, от их месторасположения. И от цены, конечно, тоже.

— Что вы имеете в виду?

Когда я выиграл первый тендер «Лукойла», я вообще не был знаком с бизнесом компании. Просто появилась информация, что идет процедура тендера, подал заявку и выиграл. При этом традиционно «Лукойлу» удобнее работать с «Глобалстрой-Инжиниринг», это их бывшая «дочка». Но месторождение было близко к Уренгою, а у меня там производственная база, люди, техника. «Глобалстрой» не мог там со мной конкурировать. Мы постоянно рассматриваем множество предложений от нефтяников, газовиков, но не всегда они нам интересны.

— Почему?

— Нефтяники часто растягивают процесс освоения месторождений. Допустим, проект рассчитан до 2030 года, но на первые два-три года выделяется миллиард. И что мне с ним делать? Мне невыгодно перебазировать технику и вагоны-дома для строителей за тысячи километров ради миллиарда, это не окупит мои затраты. А если контракт пусть и на 800 млн, но там, где у меня техника, я за него возьмусь. Есть и другие условия. Мы, например, совсем не представлены на юге. Зачем мне соваться, например, в Астрахань, если я закупил технику, способную работать при минус 42 градусах? Ведь стандартные модели гораздо дешевле, а наша техника может эффективно эксплуатироваться в очень суровых условиях.

— В чем ваше конкурентное преимущество перед «неслучайными людьми»?

— Мне кажется, никто не вкладывал в компанию столько, сколько я. Я каждый день в 9 утра на работе. У меня работает почти 60 000 человек и 16 000 единиц техники. Я все создал с нуля. Это не трест, который достался мне от Советского Союза. У меня ничего не было. И с самого начала то, что зарабатывал, вкладывал в развитие своей компании, создавал коллектив, покупал лучшую технику.

— А какие заказы вы считаете соответствующими уровню вашей компании?

— КС «Портовая» для газопровода Nord Stream. Уникальный объект, крупнейшая компрессорная станция в мире, самая мощная. Например, газопровод Сахалин — Хабаровск — Владивосток протяженностью 1800 км имеет 14 компрессорных станций. А здесь одна станция, и она обеспечивает подачу газа на 1224 км по дну моря. Чтобы удержать трубу, на границе морской и береговой частей нам пришлось построить огромные железобетонные сооружения — анкерные блоки. Чтобы соединить вместе две такие трубы, нужно 28 часов непрерывной сварки.

— А почему нельзя было построить 14 станций попроще?

— Там же море. Где строить?

— Насколько велик объем?

— В деньгах строительно-монтажные работы тянут миллиардов на двадцать. Но все дело в сроках. А они были очень жесткие. Первую очередь мы построили за 17 месяцев вместо 24, и газ по ней уже транспортируется в Германию, а вторую очередь, где работы идут к завершению, — за 10 месяцев вместо 15.

— Зачем нужна была такая спешка?

— Чтобы уложиться в директивные сроки. Проектный институт очень долго готовил документацию. Долго шла поставка оборудования. А без этого вообще ничего нельзя построить. В общем, нам пришлось работать 24 часа в сутки, в пиковое время на объекте одновременно были заняты до 6000 человек.

— Вы получили этот подряд, выиграв конкурс?

— Нет, нас назначили. В России нет другой компании, которая могла бы справиться с этой задачей и построить все в такой короткий срок.

— КС «Портовая» — крупнейший ваш объект?

— Крупнейший — это, наверное, Бованенковское месторождение, мы там работаем уже пять лет. Что такое обустройство? Это «обвязка» газовых скважин, строительство компрессорных станций, сотен километров трубопроводов и дорог, жилья и других инфраструктурных объектов. Бованенковское месторождение на Ямале уникально по сложности. С точки зрения логистики — некоторые материалы прибывают туда лишь спустя 14 месяцев после заказа. У нас там постоянно работает 7000 человек, и нужно уже сейчас знать, какое оборудование понадобится им, например, в июне, чтобы не было простоя. На строительстве газопровода Бованенково — Ухта мы работали из 365 максимум 85 дней в году. Все остальное время непогода, зимой морозы 45–50 градусов, летом бездорожье, болота. Но в этом году до 1 сентября мы пустим в систему первый газ с Бованенковского месторождения.

— «Газпром» является вашим ключевым заказчиком — на него приходится около 65% заказов. Какие есть перспективные проекты в газовой сфере?

— Может, чуть больше, может, чуть меньше, итоги года не подведены еще. Что касается перспектив, то на «Южном потоке» будут строить станцию, аналогичную КС «Портовая». Мы обязательно будем участвовать в тендере. Когда начнется реализация Штокмановского проекта, тоже будем. Участвуем в тендерах Росавтодора, «Новатэка», других газовиков и нефтяников.

— «РусАрктик» — ваше СП с итальянским гигантом Saipem для освоения арктического шельфа России — тоже из числа перспективных?

— Мы честно старались. Мы договорились с Saipem здесь, на базе российских институтов и российского промышленного комплекса, создать предприятие, которое сможет разрабатывать технологии и документацию и для завода сжижения природного газа, и для НПЗ, и для шельфовой добычи. Мы отправляли бы людей учиться к ним, но само проектирование производилось бы потом именно здесь, а не за границей. Когда проектируют за границей, закладывают иностранное оборудование, а мы бы закладывали российское. Вот такая была идея, но, к сожалению, несмотря на достигнутые договоренности, создать совместное предприятие с Saipem не получилось. Сегодня мы продолжаем переговоры с другими иностранными партнерами, и надеюсь, что в течение трех-пяти лет институт, способный проектировать такие заводы самостоятельно, в России появится.

— Некоторые считают, что вместо дорогих газопроводов проще строить терминалы по производству сжиженного газа и транспортировать его морем — это существенно снизит расходы.

— Не совсем с вами согласен. Во-первых, всегда лучше иметь альтернативу, то есть и трубопроводный газ, и СПГ. Одно другого абсолютно не исключает. Во-вторых, важно учитывать, что технологии производства СПГ находятся у западных партнеров, а строительство таких заводов заметно дороже прокладки трубопроводов. Заводы по производству СПГ стоят по 20–30 млрд рублей, а газопровод можно протянуть за 10 млрд рублей. Я говорю о конкретных примерах.

— В 2007 году вы за $700 млн купили у компании Сергея Полонского строящийся бизнес-центр Mirax Plaza, но он до сих пор не построен.

— Есть такое. Мы заключили инвестконтракт, заплатили деньги. [Полонский] должен был мне построить 2 башни и 1600 гаражей, но не построил. Сейчас мы забрали весь проект целиком. Разрешения на строительство уже были просрочены, все пришлось проходить заново, но надеюсь, что с мая строительство пойдет.

— А другой ваш проект в Подмосковье, наделавший много шума, — дворец в деревне Бережки на Истринском водохранилище? [Дворец, который пресса и блогеры назвали Миллергофом, потому что владельцем пышного здания на Истре, как считалось, был глава «Газпрома» Алексей Миллер. Компания Зияда Манасира была подрядчиком строительства, и Манасир объяснял, что строил дворец для себя.]

— Он уже построен. Езжу туда с семьей и родственниками, с друзьями. Для постоянного проживания он и не предназначался. Два часа дороги утром, два часа вечером — это же невозможно. Я бы мог жить там все время, если бы разрешили вертолеты.

— Влияет ли на развитие вашего бизнеса неопределенность, связанная с выборами 4 марта?

— Я давно понял одно. Нужно работать спокойно, жить с семьей и не думать о политике вообще. Я строитель. И до, и после 4 марта строительство будет продолжаться. Невозможно, чтобы оно остановилось. Потребление газа растет в России, оно будет увеличиваться в Европе. Если Россия, например, потянет трубу в Китай, то придется вкладывать огромные средства, это возможно только при подписании долгосрочных контрактов.

Россия. Иордания > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 1 марта 2012 > № 504280 Зияд Манасир


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter