Всего новостей: 2633078, выбрано 7 за 0.130 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Ирландии: О'Лири Майкл (2)Скосырев Владимир (2)
Россия. Ирландия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 марта 2018 > № 2579581 Наталья Анкудинова

Против кого мы нейтральны?

Наталья Анкудинова, Старший преподаватель кафедры английского языка ВКИЯ МИД РФ, соискатель кафедры всеобщей истории РГГУ

Одна из страниц истории Ирландии, до сих пор остающаяся белым пятном, - это ее участие во Второй мировой войне, в которой страна занимала позицию нейтралитета. Нейтралитет Ирландии в период Второй мировой войны явился продолжением ее предвоенной национальной политики, направленной в первую очередь на укрепление суверенитета страны.

Проблема политики нейтралитета - одна из самых спорных и болезненных в историографии страны. Существует множество различных, противоположных оценок позиции Ирландии в данный период - от обвинений в пособничестве фашистской Германии до восхищения ее мужественным противостоянием Великобритании1.

Общепринятым является представление, что в годы Второй мировой войны Ирландия занимала щепетильную и беспристрастную позицию нейтралитета. Однако нейтралитет Ирландии из-за необходимости соблюдался в пользу союзнической коалиции. Правительство Ирландии только делало вид, что сохраняет дипломатический и военный нейтралитет. Это скрывало существенную практическую помощь, которую Ирландия оказывала Великобритании и США.

Возникновение нейтралитета

Предрасположенность Ирландии к неучастию в международных отношениях уходит корнями в XIX век и за его пределы. Первое и самое очевидное происхождение ирландского нейтралитета - 
это географическое положение страны. Если Британию называли островом у берегов европейского континента, то Ирландию - островом за этим более крупным и более влиятельным островом, из-под господства которого коренные жители веками предпринимали попытки выйти2.

Чтобы понять, что представлял собой ирландский нейтралитет и дать оценку действиям Ирландии в годы Второй мировой войны, необходимо взглянуть на ситуацию, в которой страна оказалась в период между Первой и Второй мировыми войнами.

Независимое ирландское государство было образовано в 1921 году. Согласно англо-ирландскому договору, завершившему войну за независимость 1919-1921 годов, страна получила статус доминиона под названием Ирландское Свободное Государство (англ. - the Irish Free State, ирл. - Saorstát Éireann) и стала членом Британского Содружества. В то же время часть национальной территории - шесть графств провинции Ольстер - Антрим, Арма, Даун, Фермана, Лондондерри и Тайрон - осталась в составе Соединенного Королевства как автономная провинция Северная Ирландия. Также, согласно договору 1921 года, на территории страны сохранялись британские военно-морские базы3

При сохранении британских военных баз на территории Ирландии страна не могла в случае войны оставаться нейтральной. Поэтому проблема возвращения под ирландский контроль договорных портов Бирхейвен, Ков и Лох-Суилли, где находились базы, являлась первоочередной задачей ирландского правительства.

В 1930-х годах страна добилась успехов на пути обретения политической и экономической независимости. Принятые акты об отмене поста генерал-губернатора, парламентской присяги на верность английской короне и выплаты земельной ренты в английскую казну расширили государственный суверенитет4.

Великобритания ответила на эти меры введением 20-процентной пошлины на две трети ирландского экспорта. Ирландия сделала то же самое, что привело к экономической войне между двумя странами.

События в британской политике в 1930-х годах складывались весьма благоприятно для ирландского правительства. Так, политический кризис в Великобритании, связанный с отречением короля Эдварда VIII, был на руку ирландцам. Во время решающей стадии англо-ирландских переговоров 1938 года серьезная обстановка в стране отвлекла внимание британского правительства5. Кризис в отношениях между двумя странами разрешился в 1938 году после подписания соглашения, по которому Ирландия установила контроль над морскими портами, что имело большое значение во время Второй мировой войны6

Усиление национализма после прихода к власти в 1932 году республиканской партии «Фианна Фойл» (ирл. «Солдаты Судьбы») во главе с Имоном де Валерой стало основой не только внутренней, но и внешнеполитической деятельности правительства. Партия «Фианна Фойл» стала долгожителем на политической арене, пробыв у власти без перерыва до 1948 года, то есть 16 лет, а ее лидер де Валера бессменно возглавлял правительство. Долгая политическая карьера (он пробыл у власти почти до самой смерти в 1975 г., меняя посты премьера и президента страны) сделала Дэва (так его называли в Ирландии) легендарной фигурой в истории страны. Соратники также называли его «длинный парень» за высокий рост, неимоверную активность и удачливость во всем, за что бы он ни брался.

В 1937 году была принята новая Конституция, где название Ирландского Свободного Государства было изменено на Эйре (Éire). Это название страна сохранила до 1948 года, когда актом ирландского парламента была переименована в Республику Ирландия. Сложилось ложное общественное представление о том, что нейтралитет закреплен в Конституции 1937 года7. Конституция не закрепляет нейтралитет как основополагающий принцип, однако в статье 29 говорится о приверженности государства мирному и дружественному сотрудничеству между странами и принципам мирного разрешения международных конфликтов8.

Достигнутые успехи способствовали сплочению нации вокруг идеи обретения независимости и в то же время вели к радикализации национальных настроений. Это нашло отражение в менталитете ирландского общества, ставившего знак равенства между нейтралитетом и суверенитетом страны, что во многом объясняет позицию Ирландии в годы войны9. Ирландский нейтралитет являлся оправданной демонстрацией недавно обретенной независимости во внешней политике и права объявлять войну и заключать мир - права, которое ирландское государство в полной мере обрело лишь после того, как по англо-ирландскому соглашению 1938 года вернуло себе основные торговые порты10.

Причины возникновения ирландского нейтралитета связывают с рядом разрозненных факторов, сложившихся в конце 30-х годов XX века.

Принято считать, что осуществленный по англо-ирландскому договору 1921 года раздел страны и сохранение Северной Ирландии в составе Великобритании явились основной причиной неучастия Ирландии в войне. Действительно, в условиях сохранявшегося раздела, при сильных антибританских настроениях в обществе было невозможно представить Ирландию союзником Великобритании. Война за независимость и последующая за ней гражданская война были еще свежи в памяти народа, и антибританские настроения были сильны в массах еще и из-за продолжения британского присутствия в Северной Ирландии. Существовали реальные опасения, что, если бы Ирландия выступила на стороне Великобритании, это могло бы спровоцировать восстание Ирландской республиканской армии (ИРА), которую могла бы поддержать Германия, и новую гражданскую войну11.

Еще одной причиной возникновения нейтралитета стал провал коллективной системы безопасности Лиги Наций и как результат - разочарование Ирландии в многосторонних отношениях. В 1936 году после неспособности Лиги Наций обуздать агрессию Италии в Абиссинии де Валера заявил: «Если руководители крупных держав не в состоянии выполнять свои обязательства, то все, что остается маленьким странам, - решительно определить для себя, что они не станут инструментами в руках великих держав и будут сопротивляться изо всех сил любым попыткам заставить втянуть себя в войну против воли»12.

Стремление обеспечить нейтральную позицию Ирландии в надвигающейся войне было продиктовано еще и тем, что в стране отсутствовала необходимая для участия в войне система обороны. Армия страны была малочисленна (6 тыс. военнослужащих, 6 тыс. резервистов и 16 тыс. волонтеров) и плохо вооружена (два легких танка, 21 бронированный автомобиль, 24 военных самолета)13.

Объявление нейтралитета

Выступая перед депутатами нижней палаты парламента - Дойла 2 сентября 1939 года, в период между нападением Германии на Польшу и объявлением войны Великобританией, премьер-министр Ирландии де Валера заявил, что политика нейтралитета является самой оптимальной для страны. Де Валера, которого по праву считают главным архитектором14 ирландского нейтралитета, назвал исторические условия, определившие позицию Ирландии в предстоящей войне: «Мы знаем, что происходит, когда сильная нация использует свою мощь против слабой. Мы знаем, что означают агрессия и раздел, мы не забыли свою историю, и пока наша страна или какая-либо ее часть покорена… наш народ, независимо от своих симпатий… будет руководствоваться интересами своей страны»15

Определив статус Ирландии как страны не воюющей, но находящейся в связи с европейским конфликтом в кризисной ситуации, де Валера потребовал от парламента введения поправок в Конституцию, которые отвечали бы требованиям военного времени. По существу, это означало введение чрезвычайного положения, по которому страна и прожила все военные годы. Поскольку Ирландия придерживалась политики нейтралитета, период 1939-1945 годов называли и продолжают называть там не Второй мировой войной, а термином «emergency», который можно перевести как «чрезвычайное положение»16

Чрезвычайное положение

Так как премьер-министр определил статус Ирландии как страны не воюющей, но находящейся в кризисном положении из-за войны, 3 сентября 1939 года было введено чрезвычайное законодательство (Emergency Powers Act (EPA)17. Чрезвычайное законодательство наделяло правительство дополнительными полномочиями, направленными на охрану общественной безопасности и порядка и обеспечение необходимого снабжения. Многочисленными указами и постановлениями (всего за время войны их было издано более 7 тыс.18) оно регламентировало функционирование государства и общества, фактически приостановив законодательную деятельность парламента и ограничив демократические права ирландцев.

Чрезвычайное законодательство предусматривало самые разнообразные меры, в частности введение комендантского часа, интернирование активных членов ИРА, создание дополнительных полицейских сил, обязательную распашку земли, рационирование снабжения населения, замораживание заработной платы, ограничение деятельности профсоюзов, усиление цензуры и многое другое, охватывая практически все сферы социально-экономической и политической жизни19.

Несмотря на официальный нейтралитет, Ирландия все-таки сыграла определенную роль в мировом глобальном конфликте и в этом смысле оказалась втянутой в орбиту Второй мировой войны. Война оказала влияние на все стороны жизни страны - политику, экономику, общество. Кроме того, по крайней мере косвенно, Ирландия содействовала военным усилиям союзников20.

Цензура

Одним из проявлений ограничения демократии стало введение жестского режима цензуры, используемой как механизм нейтрализации общественного мнения. Цензура препятствовала проникновению в страну нежелательной для правительства информации, ограждая от нее общество. Так, существовал запрет на публикацию сообщений о жестокостях войны, в частности о зверствах и преступлениях фашизма. Департамент по цензуре следил и за тем, чтобы средства массовой информации не могли быть использованы в военных целях воюющими странами. На протяжении всего периода «emergency» нельзя было печатать метеорологические сводки и прогнозы погоды. Более того, если сообщение или фотография имели отношение к погоде, мораторий на их публикацию был не менее десяти дней. Контролирующие органы следили за тем, чтобы газеты давали по возможности сбалансированную картину войны. С этой целью донесения с фронтов сводились к официальным сообщениям, исходящим от обеих воюющих сторон. Очевидная пропаганда и пропагандистская терминология были запрещены и допускалось только использование официальных названий.

Задача по формированию нейтральной прессы осложнялась, однако, тем, что Ирландия не имела собственного новостного агентства и военных корреспондентов и освещала международные события, опираясь преимущественно на британские и американские источники21

Жесткие требования цензуры заставили британские новостные компании делать специальные нейтральные выпуски для ирландского зрителя без показа реалий военных событий. Цензорский контроль распространялся не только на общественную, но и на частную жизнь, включая книги, кино, значки, детские игры, личную переписку, и был снят только после окончания войны.

Чрезмерно усердная правительственная цензура была по сути пропагандой, нацеленной на нейтрализацию общественного мнения с целью гарантировать, чтобы в обществе не возникло никаких разногласий по поводу симпатий к странам антигитлеровской коалиции или странам нацистского блока22.

Политические партии

С самого начала войны декларируемый правительством нейтралитет был единодушно поддержан всеми демократическими партиями, в том числе главной оппозиционной партией «Фине Гэл» (Объединенная ирландская партия). Это было удивительно в свете той сильной политической ненависти, которая расколола ирландскую политическую систему во время гражданской войны 1922-1923 годов23. Только один член Дойла, заместитель председателя партии «Фине Гэл» Джеймс Диллон, открыто критиковал политику нейтралитета и выступал за вступление в войну на стороне союзников. Тот факт, что он был единственным всенародно избранным представителем, высказывавшим эту точку зрения, показывает, что все политические партии твердо выступали за нейтралитет. Решение «Фине Гэл» исключить Диллона из партии и сместить его с поста заместителя руководителя партии за его высказывания является показателем настроений, царивших в стране24. Политика нейтралитета была наименее противоречивой для внутренней политики, так как ее поддерживали все политические партии в стране.

Цель ирландского республиканского правительства и партий состояла в том, чтобы сохранить популярную националистическую иллюзию о том, что нейтралитет Ирландии был нейтралитетом не только по отношению к Германии, но и по отношению к Великобритании, и даже скорее к Великобритании, учитывая ее власть над островом в течение многих столетий. Это отражает популярный во времена чрезвычайного положения вопрос-шутка: «Против кого мы нейтральны?» В нем заключалась вся двусмысленность ирландского нейтралитета как с народной, так и официальной точек зрения времен войны. Для большинства населения Ирландия была нейтральна не только против Германии, развязавшей мировую войну в 1939 году, но и против Великобритании, исторически являвшейся агрессором в сознании ирландцев25.

Взаимодействие с союзниками

Провозглашение в 1939 году Свободным Ирландским Государством нейтралитета было, без сомнения, самым оптимальным решением. Нейтралитет защищал ирландцев от ужасов войны, подтверждал суверенитет страны и независимость от Британии и, что самое важное, сохранял единство государства в момент серьезной национальной угрозы. Любая другая политика, как вступление в войну на стороне союзников, разделила бы страну и привела бы к новой гражданской войне. Ирландия оставалась нейтральной на протяжении всего периода войны, но, по необходимости, это был чрезвычайно дружественный нейтралитет по отношению к союзникам26.

Правительство Ирландии только делало вид, что соблюдает дипломатический и военный нейтралитет. Это скрывало существенную практическую помощь, которую Ирландия оказывала Британии и США. По иронии судьбы видимость тщательного соблюдения нейтралитета правительством де Валера вводила в заблуждение не только Третий рейх, но и население Ирландии, а также влияло на мнение союзников.

Негласное сотрудничество между Ирландией и Великобританией включало в себя следующие направления:

- предоставление метеорологических сводок. Данные метеорологических наблюдений имели большое значение, они стали особенно актуальны, когда началась «Битва за Атлантику» между подводными лодками противника и конвоями союзников. Ирландская метеорологическая служба (IMS) тесно контактировала и регулярно обменивалась информацией со своими британскими, канадскими и американскими коллегами в течение всей войны. Кроме того, решение о высадке союзников в Нормандии 6 июня 1944 года принималось, основываясь в том числе на метеорологических сводках из Ирландии27

- сообщения наблюдателей службы береговой охраны о передвижениях судов передавались открытым текстом по радио. Германия находилась слишком далеко, чтобы воспользоваться этой информацией;

- соглашение о воздушном коридоре, который получил название Донегальский коридор: воздушные суда получали прямой доступ из Лок Эрна в Северной Ирландии к атлантическому побережью;

- соглашение о возможности британского ВМФ атаковать немецкие подлодки в ирландских территориальных водах;

- отсутствие запрета (как в других нейтральных странах) на вступление в вооруженные силы другого государства - 40 тыс. ирландцев вступили в британские вооруженные силы, 4 тысячи из них дезертировали из ирландской армии и им не предъявлялись наказания за это во время их отсутствия. До 150 тыс. ирландцев служили добровольцами в британской армии. Примерно столько же было занято на военных заводах и в сельском хозяйстве28;

- Ирландия не только предоставляла значительные людские ресурсы в армию и экономику, но и обеспечивала бесперебойную поставку в Британию сельскохозяйственной продукции;

- тесное сотрудничество между разведкой союзников и ирландской военной разведкой, особенно в вопросах, касающихся деятельности немецких агентов на территории Ирландии;

- освобождение интернированных британских летчиков во второй половине войны. К немецким летчикам режим интернирования применялся на протяжении всего времени войны;

- всемерное содействие в возвращении поврежденных самолетов на британскую территорию. В штате воздушных сил Ирландии было три спасательных экипажа, которые в случае необходимости могли помочь самолету взлететь или даже помочь его отремонтировать;

- тесное военное сотрудничество в подготовке к возможному немецкому нападению, в том числе создание около Дублина штаба британского генерала для командования объединенными силами двух стран;

- запрет на использование радиопередатчика немецким представительством и в 1943 году конфискация этого передатчика29.

Кроме того, Ирландия обеспечивала защиту британского фланга, не позволяя использовать свою территорию в качестве базы для нападения или подрывной деятельности против своего соседа.

Характер и масштаб этого сотрудничества во время войны не афишировался, пока несколько десятилетий спустя историками не были опубликованы документы, раскрывающие подробности этого сотрудничества30.

 Однако, несмотря на очевидный вклад Ирландии в борьбу Великобритании на внешнем и внутреннем фронтах, британские газеты и Уинстон Черчилль регулярно выступали с нападками на ирландский нейтралитет как на угрозу безопасности Великобритании в час ее испытаний. Де Валеру устраивало создавать, а после окончания войны и сохранять впечатление, что Ирландия была строго нейтральной, как и Черчилля устраивало делать нападки на Ирландию, хотя из донесений британской разведки МИ-5 он прекрасно знал, что ирландский нейтралитет прикрывал британский фланг и приносил пользу британской экономике31.

Договорные порты

Сразу после начала войны британское правительство начало переговоры об использовании ирландских военно-морских баз, которые британские войска покинули по соглашению 1938 года. Ирландцы ответили решительным отказом, так как это означало фактическое втягивание страны в войну. Однако стратегическое значение ирландских баз продолжало оставаться важным для обороны Британии, и в июне 1940 года, когда над Британией нависла угроза немецкого вторжения, по инициативе Черчилля начались новые англо-ирландские переговоры. Черчилль с самого начала выступал против англо-ирландского соглашения 1938 года и требовал возвращения портов вплоть до их силового захвата. По иронии судьбы раздел страны и, как следствие, существование военно-морских баз на территории Северной Ирландии было одной из причин, почему Великобритания не выполнила угрозу вторжения и нейтралитет Ирландии не был ею нарушен32. Кроме того, британцы понимали, что вторжение нанесло бы ущерб общественному мнению как у себя в стране, так и за ее пределами, а также пошатнуло бы их утверждения, что они борются за свободу и демократию.

В июне 1940 года Малькольм Макдональд, бывший министр по делам доминионов, трижды приезжал в Дублин с британскими предложениями. Суть этих предложений заключалась в том, что Британия была готова покончить с разделом Ирландии при условии вступления последней в войну. На протяжении десяти дней, с 17 по 26 июня 1940 года, Макдональд трижды встречался с де Валерой, предлагая новые уступки и прибегая к разного рода аргументам: он говорил о моральной ответственности за судьбу Европы и об угрозе германского вторжения в Ирландию.

В ходе переговоров де Валера соглашался на сотрудничество с Британией, однако исключал любой компромисс в отношении ирландского нейтралитета. Его главным условием было сохранение за Ирландией статуса невоюющей страны. 27 июня 1940 года состоялось заседание ирландского правительства, на котором было решено, что британские предложения неприемлемы. 4 июля 1940 года де Валера отверг очередной план британского правительства, указав, что его реализация требует немедленного отказа Ирландии от нейтралитета, в то же время не давая никаких гарантий ее объединения.

В свою очередь, де Валера выдвинул альтернативное предложение по созданию единой, нейтральной, способной себя защитить Ирландии, территория которой не может быть использована против Великобритании33. Однако этот план не устраивал британское правительство. Существует мнение, что де Валера и его правительство упустили исторический шанс, который мог привести к объединению Ирландии. Но следует признать, что британские предложения были неконкретны, они рисовали общую перспективу, не предоставляя гарантий и механизмов ее реализации. Кроме того, в июне 1940 года де Валера не был уверен в победе союзников. В тот конкретный исторический момент реальная политика сохранения нейтралитета перевесила на чаше весов призрачные перспективы объединения Ирландии34. Если бы переговоры достигли результата, история Британии и Ирландии второй половины XX столетия могла бесповоротно измениться35. Британские предложения июня 1940 года принято считать «одним из наиболее интригующих эпизодов в истории англо-ирландских отношений»36.

Несмотря на то что после падения Франции, когда немецкие войска стояли на берегах Ла-Манша, южные ирландские порты стали уязвимыми и потеряли свое стратегическое значение для Британии, на всем протяжении войны вопрос о них оставался очень болезненным для Черчилля. В своем обращении по радио к нации по случаю победы над нацистской Германией премьер-министр Великобритании жестко раскритиковал правительство Ирландии за нейтралитет и заявил, что отсутствие доступа к южным ирландским портам чуть не оказалось губительным для Великобритании:

«Подступы, которые с легкостью могли бы охранять южные ирландские порты и аэродромы, были закрыты самолетами и субмаринами врага. Это был действительно очень опасный момент в нашей жизни, и если бы не преданность и дружба Северной Ирландии, нам бы пришлось столкнуться лицом к лицу с господином де Валерой или исчезнуть с лица земли. Однако со сдержанностью и самообладанием, которым, я осмелюсь сказать, найдется не много подобных примеров в истории, правительство Его Величества не применило к ним силовое воздействие, хотя порой это было бы совсем просто и вполне естественно, и мы дали возможность правительству де Валеры играться с представителями Германии, а потом и Японии, сколько его душе было угодно»37.

Несколько дней спустя де Валера в своем выступлении по радио ответил на обвинения Черчилля:

«Стоит ли обижаться на обвинение мистера Черчилля, произнесенное в упоении радости от победы, хотя оно и незаслуженное. Для меня же не найдется подобного снисхождения - в этой более спокойной атмосфере. Однако есть несколько важных моментов, о которых нужно сказать. И я попробую сделать это как можно более беспристрастно. Господин Черчилль ясно дает понять, что при определенных обстоятельствах пренебрег бы нашим нейтралитетом и оправдал бы свои действия необходимостью для Великобритании. Мне кажется странным, что господин Черчилль не понимает, что, если бы с этим согласиться, это стало бы нравственной нормой, и когда такая необходимость стала бы достаточно большой, с правами других людей можно было бы не считаться… Именно поэтому произошли одна за другой эти ужасные войны - Первая мировая и Вторая мировая - и, может быть, произойдет третья мировая? Господин Черчилль гордится тем, что Великобритания выстояла одна после того, как пала Франция, и до того, как Америка вступила в войну. Неужели он не мог найти в своем сердце великодушия, чтобы признать тот факт, что есть на свете маленькая страна, которая выстояла против тирании одна, и не один или два года, а несколько веков; которая выдерживала разграбление, голод, массовые убийства до бесконечности; которая была многократно избита до бесчувствия, но каждый раз, приходя в сознание, снова вступала в борьбу; маленькая страна, которую никогда не могли заставить признавать поражения и которая никогда не предавала свою душу»38.

Это радиообращение транслировалось спустя несколько дней после печально известного визита де Валеры, который в стремлении соблюсти внешнюю сторону строгого дипломатического нейтралитета нанес 3 мая 1945 года визит немецкому посланнику, чтобы выразить соболезнования в связи со смертью Гитлера39. В окружении де Валеры этот визит оправдывали с точки зрения соблюдения дипломатического протокола, но в международном сообществе он был воспринят как один из главных просчетов в его политической карьере. Многие посчитали этот визит бессмысленным и глубоко задевающим чувства миллионов людей, пострадавших в войне.

В целом идеология нейтралитета формировалась под воздействием узколокальных интересов, не вторгаясь в суть надвигавшегося мирового конфликта, который не рассматривался в глобальном плане как борьба демократии и фашизма, как угроза человеческой цивилизации. Ирландия стремилась держаться в стороне от политики крупных держав, реальных разжигателей войны. Ирландию - молодую, только что вставшую на ноги нацию - не интересовали боевые действия как средство решения политических проблем между крупными державами. Она не хотела принимать участие в «чужих войнах»40.

Ирландское общество от его низших слоев до элиты морально дистанцировалось от мирового конфликта, воспринимая его не как глобальную, угрожающую демократическим ценностям катастрофу, а лишь как угрозу малым странам, таким как Ирландия.

Противоречивые оценки ирландского нейтралитета до сих пор имеют не только научную, но и общественную значимость, поскольку в стране продолжаются острые дискуссии в отношении политики неприсоединения Ирландии к военным блокам. Видимость ирландского нейтралитета военного времени была использована для того, чтобы оправдать бездумный нейтралитет послевоенного времени, а также нанесла серьезный урон репутации Ирландии в послевоенном мире. Даже сегодня ирландский нейтралитет во время Второй мировой войны обладает потенциалом вызывать интенсивные эмоциональные всплески как в частных и общественных обсуждениях, так и среди дилетантов и ученых. Он является темой ожесточенных споров между его защитниками и противниками. Страницы писем читателей солидных ирландских изданий заполнены конфликтами вокруг ирландского нейтралитета военного времени41.

Вопросы о членстве Ирландии в НАТО и даже ассоциация с этим военным альянсом или любой другой организацией, связанной с сотрудничеством в области обороны, до сих пор вызывают чувство глубокой враждебности у большей части населения страны42

Изучение политики невмешательства занимает центральное место при освещении политики Ирландии в годы Второй мировой войны. В последней четверти XX века в ирландской историографии наметилась тенденция к пересмотру основных концепций национальной истории, коснувшихся Второй мировой войны, к переоценке роли Ирландии в связанных с войной событиях43.

Вплоть до начала 90-х годов XX века ирландское правительство так и не издало закон, устанавливающий 30-летний срок давности для доступа к официальным государственным документам. До этого времени исследования по этой теме целиком зависели от американской, английской, немецкой и французской официальной документации44.

Новые исследования, основанные на материалах ирландских архивов, показывают, что, несмотря на официальный нейтралитет, Ирландия сыграла определенную роль в мировом глобальном конфликте.

Однако нейтралитет Ирландии был основан на политике двойных стандартов - внешне скрупулезном соблюдении всех дипломатических тонкостей нейтралитета de jure и тайном сотрудничестве с союзниками de facto45.

 1Полякова Е.Ю. Ирландия в годы Второй мировой войны // Новая и новейшая история. 2008. №1. С. 87.

 2Fanning R. Irish Neutrality: An Historical Review // Irish Studies in International Affairs. Vol. 1. №3. 1982. Р. 27.

 3Dwyer T.R. Behind the green curtain: Ireland's phoney neutrality during World War II. Dublin: Gill & Macmillan, 2009. P. 1.

 4Ferriter D. The Transformation of Ireland 1900-2000. London: Profile Books, 2005. P. 368.

 5Boyce George. From War to Neutrality: Anglo-Irish Relations, 1921-1950 // British Journal of International Studies. Vol. 5. №1. 1979. Р. 27.

 6Полякова Е.Ю. Ирландия в XX веке. М.: КДУ, 2009. С. 83.

 7O’Driscoll M. Keeping Britain Sweet, Collective Memory in Ireland and Russia. Moscow: Rosspen, 2007. Р. 99.

 8https://www.taoiseach.gov.ie/eng/Historical_Information/The_Constitution/ (дата обращения: 26.10.2017), а также Murphy J.A. Irish neutrality in historical perspective // Girvin B., Roberts G. Ireland and the Second World War: politics, society and remembrance. Dublin: Four Courts Press, 2000. Р. 11.

 9O’Driscoll M. Keeping Britain Sweet... Р. 103.

10Ibid.

11O’Drisceoil D. Neither Friend Nor Foe? Irish Neutrality in the Second World War // Contemporary European History. №15 (2) May. 2006. Р. 247.

12Howard C. Eire // Toynbee Arnold Joseph, Toynbee Veronica Marjorie. The war and the neutrals. Oxford University Press, 1956. Р. 238.

13Fisk R. In Time of War: Ireland, Ulster and the Price of Neutrality 1939-1945. London: Paladin Grafton Books, 1985. Р. 77-78.

14O’Driscoll M. Op. cit. P. 100.

15Dáil Éireann. Parliamentory Debates. Vol. 77. September 2, 1939 // www.historical-debates.oireachtas.ie (дата обращения: 27.10.2017).

16Spelman G. Ireland's Neutrality Policy in World War II: The Impact of Belligerent Pressures on the Implementation of Neutrality // UCLA Historical Journal. Vol. 20. 2004. Р. 60.

17O’Drisceoil D. Keeping Temperature Down: Domestic Politics in Emergency Ireland // Keogh D., O'Driscoll M., Village Douglas. Ireland in World War Two: diplomacy and survival. Cork: Mercier, 2004. Р. 173.

18Ó Longaigh S. Emergency Law in Action, 1939-1945 // Keogh D., O'Driscoll M., Village Douglas. Ireland in World War Two: diplomacy and survival. Cork: Mercier, 2004. Р. 64.

19Полякова Е.Ю. Ирландия в XX веке. М.: КДУ, 2009. С. 102.

20O’Driscoll M. Concluding Thoughts. Ireland in World War Two. Cork, 2004. Р. 285.

21Smyllie R.M. Unneutral Neutral Eire // Foreign Affairs. Vol. 24. №.2. 1946. Р. 317.

22O’Drisceoil D. Censorship in Ireland: Neutrality, Politics and Society. Cork: Cork University Press, 1996. Р. 297-299.

23O’Driscoll M. Keeping Britain Sweet… Р. 100.

24Ibid. Р. 101.

25Ibid. Р. 105.

26Roberts G. Three narratives of neutrality: historians and Ireland's war // Girvin B., Roberts G. Ireland and the Second World War: politics, society and remembrance. Dublin: Four Courts Press, 2000. Р. 165.

27Duggan J.P. Herr Hempel at the German legation in Dublin, 1937-1945. Dublin: Irish Academic Press, 2002. Р. 180.

28O’Driscoll M. Keeping Britain Sweet… Р. 106.

29Ibid. Р. 112.

30Fitzgerald G. The Origins, Development and Present Status of Irish 'Neutrality' // Irish Studies in International Affairs. 1998. Vol. 9. Р. 13-14.

31O’Driscoll M. Keeping Britain Sweet… Р. 114.

32Murphy J.A. Irish neutrality in historical perspective // Girvin B., Roberts G. Ireland and the Second World War: politics, society and remembrance. Dublin: Four Courts Press, 2000. Р. 12.

33Roberts G. The British Offer to End Partition, June 1940 // History Ireland. 2001.Vol. 9. №1.

34Murphy J.A. Op. cit. P. 13.

35Fisk R. Op. cit. P. 197.

36Roberts G. The British Offer to End Partition…

37Fisk R. Op. cit. P. 538.

38Ibid. P. 539.

39Keogh D. Eamon de Valera and Hitler: An Analysis of International Reaction to the Visit to the German Minister, May 1945 // Irish Studies in International Affairs. 1989. Vol. 3. №1. P. 69-92.

40Murphy J.A., Op. cit. Р. 12.

41O’Driscoll M. Keeping Britain Sweet… Op. cit. Р. 99.

42Horgan J. Irish Foreign Policy, Northern Ireland, Neutrality and the Commonwealth: the Historical Roots of a Current Controversy // Irish Studies in International Affairs. 1999. Vol. 10.

43Полякова Е.Ю. Ирландия в годы Второй мировой войны // Новая и новейшая история. 2008. №1. С. 87.

44O’Driscoll M. Keeping Britain Sweet… Р. 105.

45Ibid. Р. 114.

Россия. Ирландия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 марта 2018 > № 2579581 Наталья Анкудинова

Полная версия — платный доступ ?


Ирландия. Россия > СМИ, ИТ > russianireland.com, 27 февраля 2018 > № 2532694 Сергей Федотов

СЕРГЕЙ ФЕДОТОВ: «МИСТИЧЕСКИЕ СИМВОЛЫ СТАЛИ НЕОТЪЕМЛЕМОЙ ЧАСТЬЮ ТЕАТРА «У МОСТА»

В Ирландии с грандиозеым успехом прошли выступления пермского театр «У Моста».

Ирландские премьеры пермяков в голвейском An Taibhdhearc Theatre посетила постоянный корреспондент «Нашей газеты» Сабина Салем.

Согласно определению самого основателя и художественного руководителя театра Сергея Федотова, «театр - это мистическое поле», погружаясь в которое актёры и зрители оказываются «в Новом Магическом Пространстве». А ведь это именно то, чего нам не достаёт. Бегущие бесконечной чередой элегичные дни с устоявшейся рутиной подчас не оставляют не только яркого следа, но даже лёгкой регалии на скромном полотне жизни. Посему известие о гастролях мистического Пермского театра внесло приятное разнообразие в повседневную суету в предвкушении необычного зрелища.

Созданный в 1988 году, «У Моста» трансформировался в символический «мост между реальным и потусторонним, сознательным и бессознательным, бытовым и мистическим» и буквально «взорвал театральную ситуацию яркими, нестандартными спектаклями».

Актёры принимали участие в 159 российских и зарубежных фестивалях, гастролировали в Индии, Австрии, Германии, Польше, Чехии, Болгарии, Египте, в прибалтийских республиках, в Турции и, естественно, во многих городах России. Теперь добрались и до «Изумрудного острова», чтобы «зажечь сердца людей».

Репертуар театра весьма внушителен и строится на сочетании лучших образцов русской и европейской классики, новейшей драматургии, «а также театральных постановок и проектов, созданных на стыке разных жанров». Режиссёр адаптировал на сцене произведения М. Булгакова, Шекспира, материализовал Дракулу и Франкенштейна. В Ирландию труппа привезла две постановки: «Женитьбa» Николая Гоголя и «Калека с Инишмана» Мартина МакДонаха.

После спектакля я встретилась с актерами и художественным руководителем театра.

Мой первый вопрос был весьма тривиален:

- Чем Вас привлекла Ирландия?

- Во-первых, интерес к творчеству Мартина МакДонаха. Он - гениален! Мы, кстати, первый театр в России, осуществивший постановку его пьес «Сиротливый Запад», «Красавица из Линэна», «Череп из Коннемары», «Калека с Инишмана», «Безрукий из Спокэна», «Лейтенант с Инишмора», «Человек-подушка», «Палачи».

Кстати, 4 года назад я приехал в Голвей и как-то вечером увидел самого МакДонаха, выходящего из паба. Я не поверил собственным глазам! Побежал за ним, чтобы познакомиться, но драматург весьма спешил и торопливо удалился.

- А что ещё Вы знаете об Ирландии?

- Всё самое лучшее - ирландское!

- Это вы серьёзно?

- Да! Лучший виски - ирландский! Самый лучший ликёр в мире - ирландский Бейлис! Самые лучшие актёры в Голивуде - ирландцы: Колин Фаррел, Брендан Глисон, Лиам Ниссон и другие. И вообще, всё самое лучшее в мире - ирландское! - отвечал увлекшийся панегириком директор.

- Вы путешествовали по Аранским острова. Ваше впечатление?

- Потрясающе! Полностью соответствует описаниям Мартина Мак Донаха. Обширная территория, но почти необитаемая. Безлюдье и тишина! За целый день мы встретили всего одного человека, который, кстати, напоминал героя его пьесы «Калека с Инишмана».

Мы остановились, чтобы познакомиться с ним и, представьте, неожиданно он сунул руку в карман и вытащил...что бы вы думали? - Яйцо! Очень типичный образ. Да, ещё в магазине работала продавщица. Функционировала почта... и всё.

- Вы инсценировали все пьесы Мак Донаха, весьма внушительный список. И как вам удаётся такая объёмная работа: собрать актёров, отработать текст и роли, подобрать музыку, декорации и представить всё зрителю в кратчайшие сроки?

- У меня всегда было чёткое осознание поставленных целей и способов их воплощения. Свой первый театр я создал в городе Нытва, куда меня направили после окончания Института Культуры и Искусств в 1883 году. Это в ста километрах от Перми. Знаете, что я сделал? Собрал молодых, горячих ребят прямо с улицы и зажёг их своей идеей. За 8 месяцев мы поставили 8 спектаклей! Даже за время службы в армии я создал солдатский театр, преодолев невероятное сопротивление майоров и полковников.- Как Вам это удаётся? Как активист и энтузиаст, я прекрасно представляю какие препоны на пути любых инноваций могут создавать консервативные чиновники.

- Секрет кроется в моём детстве. Отец уделял особое внимание моему воспитанию и даже брал с собой на охоту на медведя. С ним я и научился преодолевать любые экстремальные ситуации.

- А мистицизм мировоззренческих взглядов также сформировался с детства?

-Можно сказать, что да. Я часто отдыхал у бабушки в деревне, где долгими вечерами любил читать «гоголевские страшилки» при свечах на чердаке. Персонажи его рассказов и повестей чудились мне повсюду. Затем я увлёкся паранормальными явлениями. К тому же, в то время люди стали замечать летающие тарелки в селе Молебка Кишертского района Пермского края. Сверхъестественные явления мерещились мне во сне и наяву. Постепенно мистицизм стал частью моей жизни и трансформировался в осознанную необходимость.

- Вы верите в приметы?

- У меня просто не остаётся выбора. Я с детства мистическим образом ассоциирую с числом 13, и мне всегда с ним везёт.

По утверждению Сергея Павловича, таинственный рок сопровождал театр и актёров во всех их начинаниях. Мистические символы стали неотъемлемой частью их жизни и деятельности. Даже магическое число 13 постоянно напоминало о загадочных совпадениях - 13 февраля 13 актёров прилетели в Ирландию и с 13-ой платформы железнодорожного вокзала покинули Дублин, направившись в Голвей.

- В Ирландии из многочисленных постановок вы предпочли «Женитьбу», причём в консервативной трактовке. Как вы относитесь к модернизации старого театра?

- Категорически не приемлю осовременивание классики. У каждой эпохи - своя вибрация. У каждого времени - свой жизненный ритм, свои житейские обычаи и привычки. В этом заключается уникальность психологического театра.

Сергей Павлович Федотов остаётся верен своим принципам, и посредством соответствующей декорации, костюмов и актёрской игры максимально отражает специфику исторического периода.

- Невероятно правдоподобно отражена реальная жизнь ирландской глубинки в пьесе «Калека из Инишмана». Откуда такое познание и постижение чуждой культуры? Ведь сценические образы как будто списаны с популярного сериала Отец Тед.

- Я никогда не видел сериал Fr. Ted, но у нас очень много общего, русские и ирландцы во многом похожи. Можно сказать, что мы одинаковые!

- Талант актёров вашего театра не вызывает никаких сомнений. Как вам удаётся так обучить и подготовить людей-непрофессионалов? Существует ли школа Федотова?

- Поначалу, 30 лет назад, актёры у меня, действительно, что называется, были «с улицы». Сначала я развесил объявление о наборе, ну остальное за меня проделала молва, и люди пошли в театр. Они прилетали на наш уютный огонек, причём без всякого отбора или экзаменов. Я даю возможность всем, ибо актёрский талант - это, прежде всего, непрестанный труд.

Сейчас наши актёры ходят ежедневно на работу как на праздник. Сначала мы медитируем, фантазируем, затем репетируем, импровизируем. Я воспитываю актёров и слежу за их развитием. Мой театр - актёрский.

Вопросов было много, а времени - мало. Хотелось больше узнать о мистике, которая, по словам Сергея Павловича, присутствует во всём и везде: «В любом художественном произведении, если оно художественное, есть мистика. С другой стороны, мистика - это метафора художественного метода».

Беседа прошла в чрезвычайно дружеской атмосфере. Сергей Павлович был весьма откровенен и благодушен. Он охотно беседовал с гостями, задержавшимися после представления. Оба вечера прошли с аншлагом, а зрители, преисполненные признательности и благодарности, покидали зал с верой в скорую встречу с мистическим театром «У Моста».

Беседовала Сабина Салем

Ирландия. Россия > СМИ, ИТ > russianireland.com, 27 февраля 2018 > № 2532694 Сергей Федотов


Россия. Ирландия. США > Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 16 мая 2017 > № 2512233 Тамара Морщакова

ГОСПОДА ПРИСЯЖНЫЕ, АУ!

С этого года расширен список статей, обвиняемые по которым могут воспользоваться судом присяжных. А с 2018-го присяжные по закону должны быть в каждом районном суде. Вот только желающих вершить правосудие именем народа днем с огнем не сыщешь...

По Конституции обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных (ч. 2 ст. 47 Основного закона). До 2009 года суд с участием присяжных заседателей вправе был рассматривать дела о 47 видах преступлений. Но в результате исправления законодательства его компетенция сократилась вдвое: 24 состава преступлений перешли в подсудность районных судов либо в исключительное ведение профессиональных судей. Вот вам и Конституция...

Эксперты Совета по правам человека при Президенте РФ удивлялись: до сих пор никто не додумался ограничить компетенцию судов присяжных, если не считать Ирландию в период усиления террористической деятельности ИРА. Но там был введен режим чрезвычайного положения. После его отмены народных представителей вернули в залы судебных заседаний.

ОДИН ПРОЦЕНТ НАДЕЖДЫ

До последнего времени наши присяжные могли рассматривать дела только о тех преступлениях, за которые грозит пожизненное лишение свободы либо смертная казнь. (С января 2017 года в их компетенцию попали вообще все привлеченные по статье «Убийство».) Поэтому с участием присяжных выносится менее 1% приговоров - около 600.

Для сравнения: в США суд присяжных разбирает 165 тыс. дел в год. Ему подсудны все уголовные дела и даже часть гражданских. В царской России с участием присяжных слушалось около трех четвертей уголовных дел по 410 составам.

Главной претензией некоторых юристов-практиков к судам присяжных стал сомнительный, с их точки зрения, процент оправдательных приговоров - около 20% при общероссийском показателе в полпроцента. Многовато будет!

Но еще в 2006 году, выступая на Всероссийском координационном совещании руководителей правоохранительных органов, президент Владимир Путин подчеркнул: в вынесении оправдательных вердиктов виноваты не присяжные заседатели, а сами правоохранительные и судебные органы. Когда слаба доказательная база, когда материалы следствия противоречат друг другу, присяжные начинают сильно сомневаться в виновности подсудимого. При этом не следует забывать, что до половины из оправдательных приговоров потом отменялись решением вышестоящих инстанций.

Инерция обвинительного уклона и корпоративных договоренностей все еще сильна. Адвокат Московской коллегии адвокатов Анна Ставицкая приводила такой пример из практики: присяжные трижды оправдывали подсудимых, и только на третий раз Верховный суд оставил приговор в силе.

Надо ли удивляться, что две трети граждан, опрошенных социологами, не слишком-то доверяют российским судам и всего 13% готовы сами стать присяжными (данные «Левада-центра»).

МНОГО ЗВАННЫХ…

Эту гражданскую пассивность и скептическое отношение россиян к отечественной Фемиде убедительно проиллюстрировал судья Верховного суда Александр Дзыбан.

По его словам, на начальном этапе становления института суда присяжных (с начала 90-х до 2000 года) достаточно было направить вызовы 200-300 кандидатам (для сложных и длительных процессов порядка 500), и приходило 30-50 человек: проводи отбор, формируй коллегию.

Сейчас, по данным Мосгорсуда, в зависимости от категории дел направляется по 2 тысячи приглашений. А принявших это приглашение все равно не хватает. Из вызванных только за один месяц Мособлсудом 34 600 человек явились... 104. И ни одной коллегии сформировать не удалось.

При этом суды присяжных не слишком дешевое удовольствие. Во-первых, присяжным возмещают командировочные и транспортные расходы (даже если коллегия не была сформирована). Во-вторых, им выплачивается вознаграждение в размере половины оклада судьи пропорционально числу отработанных в суде дней (но не менее их среднего заработка по месту основной работы за тот же период). Безработным - около 500 рублей в день. А если еще и разбирательство затягивается... В общем, бюджету это ежегодно обходится в сотни миллионов рублей.

ГЛАВНОЕ – УЧАСТИЕ

Как бы там ни было, судья Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова убеждена, что у института присяжных большой потенциал в смысле повышения уровня доверия граждан к правосудию и формирования гражданского общества.

В свое время ВЦИОМ выяснил: после личного участия в суде присяжных у 75% опрошенных мнение о системе уголовного правосудия улучшилось. Большинство из них (58%) пришли к выводу, что введение суда присяжных в той или иной степени пошло суду на пользу. Получив опыт личного участия в суде присяжных, подавляющее большинство респондентов (88%) готовы его повторить.

А как насчет того, что присяжного можно легко подкупить или запугать? До судебного процесса сторонники и противники этой точки зрения делились в пропорции 50 на 50. После участия в качестве присяжного заседателя соотношение составило 20 к 80. То есть число пессимистов и скептиков резко упало.

Илья Горицвет

Россия. Ирландия. США > Внешэкономсвязи, политика > mirnov.ru, 16 мая 2017 > № 2512233 Тамара Морщакова


Казахстан. Ирландия > Агропром > kapital.kz, 16 июня 2016 > № 1794326 Максим Жунусов

Как открыть ирландский паб без официантов и не прогореть

Как открыть ирландский паб в Казахстане рассказал Максим Жунусов

После продолжительной жары в Алматы прохлада внутри ирландского паба Harat’s кажется настоящим спасением. На стене висит большой телевизор, по которому показывают концерт Maroon 5 в Дублине. На барной стойке перед внушительных размеров барменом стоит стакан для чаевых с надписью «На поездку в Ирландию». Атмосфера в пабе самая что ни на есть ирландская, даже сразу и не скажешь, что франшиза принадлежит иркутскому бизнесмену Игорю Кокоурову, которому удалось за пять с лишним лет открыть более пятидесяти заведений по всей России.

Казахстанский Harat’s стал семьдесят шестым в сети франшиз после того, как Максим Жунусов, бывший директор представительства компании IBM в Казахстане, решил поменять сферу деятельности и стать владельцем паба. О том, как открыть ирландский паб в Казахстане, вести дела в кризис и сделать заведение с минимальным сервисом успешным деловому изданию «Капитал.kz» рассказал Максим Жунусов, совладелец Harat's Pub.

Из IBM – в рестораторы

Практически сразу после университета я перешел в коммерческую структуру, так как на момент моего окончания университета профессия инженера-металлурга тяжелых и цветных металлов была не востребована. Меня пригласили в компанию IBM в качестве консультанта, когда она начала усиленно работать с «Норильским никелем», а также активно сотрудничала с химическими и металлургическими предприятиями. Позже я стал работать с партнерами IBM представителем по продажам в Узбекистане, с 2004 года – директором представительства в Узбекистане, а в 2013 году стал директором представительства компании в Центральной Азии.

Мечта о своем заведении была всегда, но работа в крупной американской корпорации занимала все мое время. Я думал, что хочу открыть свое заведение, но не вгонял себя в какие-либо рамки. То есть я не думал о конкретном формате – будет ли это ресторан, кафе или бар. Через какое-то время я решил вовсе покинуть сферу IT. Я задал себе вопрос: чем я хотел бы заниматься и вспомнил о своей давней мечте, что когда-то хотел иметь свое заведение. Я рискнул.

В 2014 году я совершенно случайно узнал о российской сети франшиз Harat’s, которые позиционировали себя как чисто ирландские заведения. На тот момент у Harat’s было уже более 40 точек по России. У компании также был паб в Таиланде, в Паттайе, но тот бар можно было назвать неким экспериментом, чтобы узнать, что в итоге может получиться. У самого Harat’s были планы развития сети в странах СНГ, в частности в Казахстане и Украине. Но после всем известных событий в Украине владельцы нацелились на Казахстан. Вот так мы и нашли друг друга. Можно сказать, что мы встретились в нужное время в нужном месте.

Близость менталитетов

Идея Harat’s – это близость российского и ирландского менталитета. Это касается потребления спиртных напитков и еды, а так как российский и казахстанский менталитеты также схожи, то мы подумали, что формат приживается и на нашем рынке. Второго такого же формата заведения у нас еще не было. Довольно долго мы изучали местный рынок, его предпочтения. На момент открытия в Казахстане были заведения на любой вкус и на любого потребителя, но именно формата минимального сервиса еще не было. Заведения, которые причисляют себя к формату паба, не совсем соответствуют общепринятому направлению. Со мной можно не соглашаться, можно спорить, но я считаю, что паб – это политика свободной атмосферы, качественного разнообразного алкоголя и, конечно же, контактные, общительные бармены.

Немаловажным фактором остается хорошее и качественное пиво. У нас есть специальная кеговая комната, где мы храним наше пиво. В помещении стоят очень мощные кондиционеры, которые обеспечивают правильные условия хранения при необходимой температуре. Все пиво у нас импортное. Не знаю, как сейчас, но когда мы только заходили на рынок, в Казахстане можно было попробовать некоторые импортные сорта. С одной стороны, это было нам на руку, так как у нас была некая эксклюзивность. С другой – было достаточно сложно договорится с поставщиками, так как у них была определенная линейка сортов пива и мало кто хотел ее расширять и подстраиваться под нас. Да, у нас не дешевое заведение, ведь все наше пиво мы импортируем. Соответственно, наши поставки зависят от курса валют. Сейчас 50% нашего оборота составляет разливное пиво.

Бизнес по франшизе

Когда мы только открывались, я шутил, что у нас есть две дороги – либо мы будем первым пабом за пределами России, который окажется успешным, либо первыми в сети Harat’s провальными. Шутки шутками, но нам хотелось тогда пойти по первому пути. Мы решили открыться в тестовом режиме перед Новым годом в 2014 году, а уже в феврале официально объявили об открытии. Головной офис Harat’s оказывает очень сильную поддержку своим франчайзи, так что открываться было не так сложно, как если бы это был отдельный паб, придуманный нами. Когда мы открывались, просмотрели около двадцати пабов Harat’s, чтобы узнать, как все работает. Несмотря на то, что все пабы являются сетью одной франшизы, у них у всех есть свои особенности. Мне нравится, что каждый владелец может привнести что-то свое, нет строгих ограничений. Благодаря этому каждый паб является сетью франшизы и уникальным местом одновременно. У франшизы уже есть отработанная схема, которой просто нужно следовать. Конечно, во время открытия мы набили шишек, но их было бы еще больше, если бы мы открывали полностью свое заведение.

Думаю, у нас получилось, так как формат показался интересным людям. Мы ведь не ставили перед собой задачу собрать весь город и понравиться всем и каждому. У нас есть своя определенная аудитория и постоянные гости, но контингент в двух заведениях все же разный. Например, на Панфилова в пабе больше молодежи, там есть живая музыка. В «Нурлы Тау» собираются люди постарше, которые хотят в спокойной обстановке отдохнуть.

В первое время у многих наш формат вызывал удивление. Как так? Клиенты сами делают заказ на барной стойке? Кому-то это не понравилось и они после первого посещения перестали к нам приходить. Но были и те, кому понравилась атмосфера и наша свободная обстановка. Хорошо ведь, когда никто не стоит над душой и не спрашивает, чего вы хотите. На мой взгляд, именно такого заведения не хватало городу. Сейчас в городе стали открываться похожие заведения, но мы вполне положительно на это смотрим, так как если аудитория таких заведений будет расти, то и у нас будет больше гостей.

Цена вопроса

Если у паба есть определенная концепция, то в кризис он пострадает меньше всего. Мы не брали никаких займов на открытие. Оба паба открывались на собственные средства моих партнеров и меня. В отличие от других концепций наша франшиза не привязывается к обороту бизнеса, что существенно облегчает его ведение. Мы платим 25 тыс. рублей (125 тыс. тенге, – прим. ред.) роялти на развитие сети каждый месяц вне зависимости от оборота, а также полтора процента от дохода на рекламу сети. Но и этот процент жестко не регламентирован. Иногда мы тратим на рекламу 3% от дохода, потому что сами понимаем, что это важно и для нас, и для сети в целом.

Согласно нашему бизнес-плану, паб от 150-270 кв. м может обойтись от 75-110 млн тенге, но опять же это все индивидуально. Стоимость может зависеть от цены на стройматериалы и дизайн проекта. Мы, например, достаточно большие средства потратили на приточно-вытяжную систему. Многое также зависит от самого помещения, так как это до 70% успеха самого заведения. При хорошей работе период окупаемости составляет от года до трех лет. Все зависит от экономической ситуации и от того, как ты работаешь. Если брать статистику нашей сети, то среди всех пабов Harat’s, которых сейчас больше 80, было закрыто всего 15 заведений за шестилетний период существования сети. Но ни один паб не закрылся из-за экономической ситуации. В среднем точка безубыточности приходит с первого месяца работы заведения, то есть паб почти сразу стал окупать себя.

Казахстан. Ирландия > Агропром > kapital.kz, 16 июня 2016 > № 1794326 Максим Жунусов


Ирландия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2014 > № 1221038 Оун О'Лири

Ирландия: старая нация и молодая страна

О’Лири Оун

Ирландия - молодая страна, добившаяся независимости только в 1922 году. Однако она является родиной древней культуры.

Тема моего выступления дает мне широкий выбор. Слово «современный» можно, конечно, употребить в отношении любого живущего сегодня человека. У меня есть тетя, которой 98 лет, она родилась в 1916 году и до сих пор водит машину. Что касается Ирландии, то невозможно понять ее современное общество без глубокого понимания ее истории.

А история Ирландии очень богатая и непростая. Она видела и самые хорошие, и самые плохие времена. В период с V по IX век Ирландия, пасторальное и языческое общество на краю Европы, населенное враждующими кельтскими племенами, вдруг превратилась в центр христианской веры и знаний, в остров святых и ученых. В одной из книг эта эпоха описывалась так: «Как ирландцы спасли цивилизацию».

В течение этого периода, конечно, Ирландия пережила вторжения викингов, нормандцев и англичан. Она прошла через периоды религиозной розни и экономической нужды. Великий голод 1840-х годов был самым тяжелым временем в экономической истории Ирландии. Последствием этого катаклизма стала эмиграция населения, продолжавшаяся более 100 лет, свидетельства которой сейчас можно увидеть в процветающих ирландских общинах в Америке, Канаде, Великобритании, Новой Зеландии и Австралии. Еще в более ранний период, в XVII веке, представители Ирландии, например известные, как «Дикие гуси», рассеялись по всей Европе. Де Лэйси служил в царской армии. И конечно, великий Джон Филд сыграл важную роль в развитии мировой и русской музыки.

После окончания периода великого голода в Ирландии наступает национальное возрождение. В 1916 году, когда родилась моя тетя, в пасхальный понедельник небольшая группа республиканцев подняла восстание против британского правления, которое вскоре хотя и потерпело поражение, но в целом изменило природу ирландской политики. К 1923 году южная часть Ирландии добилась независимости в результате партизанской войны с Британией и гражданской войны, вызванной условиями Англо-ирландского договора 1921 года. Отношения с Британией, однако, продолжали доминировать в ирландской политической жизни, и с 1968 года на протяжении 30 лет мы являлись свидетелями конфликта в Северной Ирландии. К счастью, этот конфликт сегодня разрешен. Новые структуры, созданные в соответствии с Соглашением Страстной пятницы 1998 года, преобразуют жизнь в Северной Ирландии.

Непростая история повлияла и на развитие ирландской культуры и общества как многогранных и комплексных явлений. Но мир в итоге только выиграл от этих сложных форм богатого литературного, музыкального и культурного наследия, которым делилась с ним Ирландия. Свифт, Уайльд, Йейтс, Джойс, Синдж, Шоу, Флэн О’Брайан, Кавана и Хини - это только некоторые из имен писателей, которыми мы по праву гордимся. А в последнее время мировую славу приносят нам ирландские музыканты.

Конечно, современная Ирландия сильно отличается от той, какой многие могут себе ее представить. Прошли те времена, когда экономика и общественная жизнь были основаны преимущественно на сельском хозяйстве. Повозку и узкую проселочную дорогу сменили внедорожники и автомобильные магистрали. Современная Ирландия урбанистична и экономически развита. С тех пор как в 1950-х годах экономика страны стала открытой, там начался впечатляющий экономический рост. Сейчас Ирландия является членом Европейского союза. В ней располагаются современные производства информационно-коммуникационного, фармацевтического и других секторов экономики.

В первый раз с XVII века Ирландия стала страной иммигрантов. И в отличие от некоторых, прибывших в прошлые времена, новым иммигрантам мы очень рады, и они играют важную роль в строительстве нашего общества. Два года назад 16% всех новорожденных детей в Ирландии родились у матерей - граждан десяти «новых» государств - членов Европейского союза. Сейчас на улицах Ирландии можно часто услышать польский, чешский, русский, литовский, латвийский и многие другие языки.

С конца 1980-х до 2008 года Ирландия была одной из наиболее динамично развивающихся экономик в мире. В этот период численность работающих практически увеличилась вдвое. Однако в 2008 году Ирландия пережила «девятый вал», когда столкнулась с кризисом в области финансов, занятости, правительственных расходов. К счастью, выдержав этот «шторм», Ирландия сегодня уверенно идет по пути экономического оздоровления. Хотя мы знаем, что нам еще далеко идти, очевидно, что мы на правильном пути. В 2014 году уже четвертый год подряд мы отмечаем экономический рост. Уровень экспорта сейчас выше, чем в период до кризиса, создаются рабочие места, сокращается безработица. В конце 2013 года мы стали первой страной в еврозоне, которая вышла из программы помощи ЕС и МВФ. Мы полностью вернулись к нормальному рыночному финансированию, и наш процент по облигациям достиг рекордно низкого уровня. Бизнес, инвесторы, глобальные рынки опять выражают уверенность в будущем нашей экономики.

Экспорт стал главной движущей силой в возрождении нашей экономики. Его уровень сейчас значительно выше по сравнению с наилучшими показателями докризисного, 2007 года. Количество новых рабочих мест, созданных благодаря привлеченным иностранным инвестициям, а также малыми и средними экспортирующими компаниями, в 2013 году было больше, чем за последние десять лет.

Почему? Наша экономика является одной из самых открытых и прогрессивных экономик мира. Журнал «Forbes» называет нас лучшей страной в мире для ведения бизнеса. Конкурентоспособность Ирландии значительно повысилась благодаря снижению стоимости рабочей силы, цен на коммерческую недвижимость и другие расходы бизнеса.

Другие независимые исследования считают Ирландию первой страной в мире по привлечению инвестиций с точки зрения качества и эффективности и лучшей страной в Западной Европе для вложения инвестиций. Мы являемся первой страной в мире в рейтинге гибкости и адаптации рабочей силы и третьей в мире по наличию квалифицированного персонала. У нас молодые, высокообразованные трудовые ресурсы в единственной англоговорящей стране еврозоны с безбарьерным доступом к 500-миллионному рынку потребителей. Дублин занимает первое место в мире по показателям человеческого капитала.

Наш агропищевой сектор достиг особенно успешных результатов, увеличив экспорт с 2009 года на 40%, который в 2013 году составил почти 10 млрд. евро. Благодаря программе экологических инициатив «Origin Green» Ирландия все более становится известна как одно из самых устойчивых мест в мире для производства продуктов питания и напитков.

Более 1 тыс. зарубежных компаний выбрали Ирландию в качестве своей стратегической базы в Европе. Восемь из десяти ведущих глобальных компаний сектора ITC, девять из десяти ведущих мировых фармацевтических компаний и все десять самых больших онлайновых компаний работают в Ирландии. В 2013 году о крупных инвестициях в Ирландию заявили «Deutsche Bank», «Twitter», «EMC», «eBay», «Salesforce», «Novartis», «Vistakon», «Facebook», «Zurich», «Symantec», «De Puy», «Yahoo», «Sanofi» и «Indeed.com».

Те же факторы, которые привлекают в Ирландию иностранные компании, делают наши собственные предприятия и стартапы одними из самых динамичных и инновационных в мире. В 2013 году занятость в ирландских экспортирующих компаниях значительно возросла. Ирландские инновации в таких секторах, как информационные технологии, медицинские приборы и техника, изменяют и обогащают жизнь людей по всему миру каждый день.

В последние годы Ирландия стала известна своими передовыми исследованиями и поддержкой сотрудничества между научным и промышленным секторами, в том числе и с Россией. По качеству научных исследований Ирландия сейчас входит в первую двадцатку мировых лидеров, поднявшись с 36-го места, которое она занимала в 2003 году.

Так сегодня Ирландия восстанавливается после недавно пережитого периода трудностей.

Внешняя политика Ирландии

Хотел бы сказать несколько слов о внешней политике Ирландии. С первых дней своей независимости наша страна выступает в поддержку принципов международного права. Она одна из немногих стран, получивших независимость после Первой мировой войны, в которой с тех пор существует демократическое правление. Ирландия была активным членом Лиги наций и впоследствии стала играть важную роль в Организации Объединенных Наций. Мы давно являемся участниками миротворческих миссий ООН, принимали активное участие в миссиях в Конго, Ливане, Либерии, на Кипре и в Косове; по мандату ООН ирландский военный контингент и полицейские участвовали в миссиях и во многих других странах. В настоящее время мы участвуем в семи миротворческих миссиях ООН, в том числе во всех трех миссиях на Ближнем Востоке.

С самого начала своего членства в Организации Объединенных Наций Ирландия вносит вклад в развитие ее политики, играя важную роль в продвижении курса ядерного нераспространения. Ирландия на протяжении долгого времени привержена задаче уничтожения ядерного оружия и предотвращения дальнейшего распространения потенциала создания ядерного оружия. Мы являлись непосредственными участниками переговоров, завершившихся подписанием Договора о нераспространении ядерного оружия в 1968 году. В знак признания этой роли министр внешних сношений Ирландии Фрэнк Айкен был приглашен в Москву для подписания этого договора, и на церемонии произнес заключительную речь. Ирландия продолжает работу в области контроля над вооружениями. В мае 2008 года в Дублине прошла заключительная конференция, на которой была достигнута договоренность относительно Конвенции по кассетным боеприпасам.

Наша внешняя политика продиктована позицией открытой, экспортно-ориентированной демократической страны. Членство и активное участие в таких организациях, как ООН, Европейский союз, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе и Совет Европы, дает возможность отстаивать наши интересы на мировой арене, со всей ответственностью относясь к обязательствам по поддержанию международного мира и не компрометируя военный нейтралитет нашей страны.

Членство в Европейском союзе стало для нашей страны центральным контекстом достижения целей отечественной внешней политики. Оно помогает оформить политику 28 стран-членов, в том числе двух постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Мировой экономический кризис демонстрирует взаимосвязанную природу глобальной экономики.

Очевидно, что вызовы XXI века являются поистине глобальными и могут быть преодолены, только если у международного сообщества есть желание совместно над этим работать. Большая глобализация и взаимозависимость требуют большей приверженности принципу многосторонних отношений и его институтам. Эта вера в эффективную многосторонность является краеугольным камнем внешней политики Ирландии.

Ирландия и Россия - 40 лет двусторонних связей

В сентябре 1973 года Ирландия установила дипломатические отношения с Советским Союзом. С тех пор наши связи постоянно углублялись, значительно возросли экономические, политические, образовательные и культурные контакты и обмены между нашими странами и народами.

Из стран БРИКС Россия является наиболее близкой Ирландии в области экономики, а также по расстоянию и по ВВП на душу населения; и, наверное, она самая культурно и социально близкая нам страна. Многие ирландцы, имеющие опыт работы в России, отмечают, как очевидно становится наше сходство, как только мы преодолеваем первоначальную отчужденность и языковой барьер. Этому свидетельствуют очень впечатляющие цифры нашего экспорта в Россию, которые за последнее время возросли в два раза.

Правительство Ирландии предпринимает решительные шаги для развития и поощрения нашей торговли, в том числе через создание эффективной системы выдачи виз, программы отмены виз, активную поддержку бизнеса посольством и Ирландским советом по торговле и технологиям, а также регулярные экономические и политические консультации на уровне правительств. Мы понимаем, что необходимы дальнейшие совершенствования наших систем и регулирования, чтобы Ирландия оставалась конкурентоспособным, эффективным и важным торговым партнером России.

Однако в настоящее время мы переживаем трудный период. Ирландия принимала участие в формировании политики Европейского союза в отношении Украины, которую поддерживает и сегодня. Твердо уверен, что при абсолютном уважении международного права и наличии доброй воли у всех сторон эти трудности могут быть преодолены и Европейский союз и Ирландия смогут углубить и укрепить свои связи с Россией в ближайшие годы.

В заключение я хотел бы пригласить всех вас посетить Ирландию. В прошлом году к нам приезжали 8 млн. человек. Уверен, что наш прекрасный остров вам понравится.

Ирландия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июня 2014 > № 1221038 Оун О'Лири


Ирландия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 19 декабря 2013 > № 970374 Эймон Гилмор

Ирландия выходит из трехлетней программы финансовой помощи ЕС и МВФ, наша экономика развивается, финансовый сектор стабилизирован, а уровень безработицы падает. Наша стратегия оказалась результативной, уровень занятости населения растет,» — заявил Телеграфу вице-премьер Ирландии Эймон Гилмор.

Эймон Гилмор, вице-премьер и министр иностранных дел и торговли Ирландии,

специально для «Телеграфа»

— Мы — первая страна в еврозоне, решившая выйти из программы финансовой помощи, и момент этот важен не только для Ирландии, но и для всей Европы.

Кризис проверил на прочность национальные правительства, европейскую солидарность и концепцию Европейского союза в целом. На данный момент совершенно очевидно, что Европа должна найти доводы, которые она сможет противопоставить критикам, но и критики должны признать очевидные и устойчивые признаки прогресса, достигнутого ценой больших усилий.

Решение Ирландии выйти из программы без дополнительной превентивной кредитной линии возможно благодаря нашим достижениям. Мы восстановили конкурентоспособность благодаря тому, что издержки и цены росли медленнее, чем у наших торговых партнеров. Мы внесли изменения в бюджет в размере 18% от нашего ВВП и провели существенные структурные реформы. Мы вернули себе доверие международных инвесторов. Мы располагаем средствами, которые полностью соответствуют объему необходимого финансового обеспечения в 2014 году. Со следующего года у нас будет наблюдаться первичный профицит бюджета, что говорит о том, что государственный доход превышает все затраты, за исключением долгового процента.

Однако главным индикатором успеха я считаю создание новых рабочих мест. Во время кризиса мы теряли по 1600 рабочих мест в неделю, в то время как сейчас создаем по 1200. Несмотря на то что уровень безработицы по-прежнему остается неприемлемым (12,5%), он все же неизменно падает с отметки свыше 15%, зарегистрированной два года назад.

Это наилучшим образом способствует активизации национального самосознания и ярче всего демонстрирует возрождение нашей реальной экономики и перспективы стабильного будущего.

Создание рабочих мест лежит в основе плана действий в Ирландии, и столь же фундаментальное значение эта задача должна иметь и в Европе. В нынешнем году, во время председательства Ирландии в Совете ЕС, мы с нашими европейскими партнерами приняли ряд важных мер в этой области. Утверждение плана «Гарантии молодым» является, вероятно, одной из самых активных попыток снизить степень беспокойства молодого поколения, которое считает, что им не приходится возлагать на будущее такие же надежды, как их родителям в свое время. План предусматривает защиту молодых людей от безработицы и наиболее полноценную их подготовку для успешной карьеры на рынке труда.

Безусловно, первостепенной задачей политических лидеров остается обеспечение надлежащих условий для создания рабочих мест, что подразумевает стабильный государственный бюджет и целевое инвестирование.

Пример Ирландии доказывает, что выбор сбалансированного решения хоть и труден, но возможен и необходим. Посредством более 270 индивидуальных действий, обозначенных программой финансовой помощи ЕС и МВФ, и благодаря огромным жертвам со стороны ирландских домохозяйств, мы взяли наш долг под контроль и вернули себе доверие международных кредиторов. Однако наши решения должны быть сбалансированы, нам необходимо принять меры по осуществлению непростых резолюций относительно нашего долга, в соответствии с основными правовыми нормами. Необходимо понимать, что жертвы, на которые пошли жители во имя принятия финансовой ответственности, не должны препятствовать экономическому росту, необходимому для достижения результатов.

Путь к созданию рабочих мест и обеспечению развития нелегок, и затраты не обеспечат финансовой стабильности. Где бы ни наблюдалась явная готовность провести реформу в области государственного финансирования, эти действия должны быть сопряжены с общеевропейскими мероприятиями по облегчению бремени, и особенно действиями, направленными на то, чтобы разорвать замкнутый круг банковского и суверенного долгов.

Я счастлив, что в случае с Ирландией Европа проявила отзывчивость в некоторых очень важных вопросах. Существенные условия программы были пересмотрены, процентная ставка снижена, а решение относительно долгосрочных обязательств Англо-ирландского банка найдено.

Тем не менее работу необходимо довести до конца на европейском уровне. Мы должны завершить проект банковского объединения, который предусматривает не только общее управление, но и постановление о надлежащей фискальной поддержке и должных гарантиях банковских вкладов.

Если в Европе банк представляет угрозу финансовой системе всех членов, то соответствующий аппарат должен отреагировать на подобный риск. Мы намерены интегрировать европейскую экономику во имя процветания и защиты всех наших граждан. Мы стремимся к тому, чтобы вместе пользоваться преимуществами и вместе отражать риски.

Хоть жители Ирландии и трудятся уже много лет, им еще предстоит сделать огромный объем работы, чтобы избавиться от долгового бремени, которое образовалось вследствие бездумных действий нескольких банков, и последствий пузыря на рынке недвижимости и строительства.

Благодаря целеустремленности людей и поддержке наших европейских партнеров, мы на своем примере демонстрируем выполнимость этих действий и способность Европы противостоять трудностям, с которыми мы столкнулись в результате глобального финансового кризиса.

Сейчас, когда мы видим первые результаты, мы лишь укрепляемся в нашей вере, и столь же крепкой должна быть приверженность Европы к коллективным и решительным мерам.

Ирландия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > telegraf.lv, 19 декабря 2013 > № 970374 Эймон Гилмор


Ирландия > Транспорт > trans-port.com.ua, 1 ноября 2011 > № 430563 Майкл О'Лири

Крупнейший европейский лоукостер - ирландская авиакомпания Ryanair - намерен увеличить авиапарк с 300 до 500 самолетов путем покупки новых воздушных судов у российской корпорации "Иркут" , а также в США и Китае, сообщил в интервью британской газете Financial Times генеральный директор компании Майкл О'Лири (Michael OLeary).
По его словам, перевозчик намерен приобрести самолеты только по низким ценам, что затрудняет контракты с такими гигантами, как Boeing и Airbus. Тем не менее, как пишет издание, Ryanair ведет переговоры с американским производителем, продукция которого занимает львиную долю авиапарка, а также с российским "Иркутом" и китайским Comac.
Всего планируется закупить 200-300 ближне- и среднемагистральных воздушных судов, что позволит увеличить ежегодный пассажиропоток с нынешних 70 до 130 миллионов, то есть практически в два раза. На увеличение авиапарка отводится срок с 2015 по 2021 годы. В случае успеха Ryanair станет одной из крупнейших мировых авиакомпаний.
Пока что лидером по объемам выручки на рынке европейских авиаперевозок остается немецкая Lufthansa, услугами которой в 2010 году воспользовался 91 миллион человек. Американский лоукостер Southwest Airlines за тот же период перевез 88 миллионов пассажиров, а Ryanair - 72,1 миллиона человек.
В условиях падения экономических темпов по всей Европе, О'Лири выразил уверенность в росте востребованности авиаперевозок по низким ценам, что позволит лоукостеру увеличивать свою долю на рынке, в то время как конкуренты, включая Lufthansa и British Airways, будут терять клиентов из-за дорогих билетов. В ближайшие годы компания планирует закрепить успех на рынках Италии и Испании, а также рассматривает возможности выхода на рынки Cкандинавии и Восточной Европы, намереваясь разместить 50 и 100 самолетов в этих регионах соответственно.
Крупнейшая европейская бюджетная авиакомпания Ryanair была основана в 1985 году в ирландском Дублине. Компания владеет 300 самолетами, обслуживающими рейсы в 1,1 тысячи направлений. Ирландия > Транспорт > trans-port.com.ua, 1 ноября 2011 > № 430563 Майкл О'Лири


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter