Всего новостей: 2361394, выбрано 1165 за 0.103 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Казахстана: Аскаров Тулеген (217)Исаев Тимур (41)Назарбаев Нурсултан (40)Своик Петр (28)Сатпаев Досым (27)Воротилов Александр (26)Акишев Данияр (24)Нурмуханбетов Мирас (21)Арцишевский Адольф (18)Ибраева Айгуль (17)Адилов Серикжан (16)Шаяхметова Умут (16)Путин Владимир (15)Келимбетов Кайрат (13)Темирханов Мурат (12)Худайбергенов Олжас (12)Бурдин Виктор (11)Кусаинов Айдархан (11)Ашимбаев Данияр (10)Масимов Карим (10) далее...по алфавиту
Казахстан. Россия. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 15 января 2018 > № 2464503 Евгений Карабанов

Казахстан. Сохранить существующую маржинальность продаж в 2018 году, при этом не снижая их объемов - ГК «Северное зерно».

2017 год для аграрного сектора Казахстана был достаточно насыщенным: хороший урожай зерновых и масличных культур, высокая конкуренция на мировых площадках, а также логистические сложности – далеко не все вызовы, принятые участниками рынка. Подвести итоги 2017 года и поделиться планами на 2018 год согласился учредитель группы компаний «Северное зерно» Евгений Карабанов.

Справка

Группа компаний «Северное зерно» работает на рынке Казахстана с 2001 года. В составе группы торговые, транспортные компании и хлебоприемное предприятие. Основное направление деятельности – торговля зерновыми, зернобобовыми и масличными культурами, в том числе экспорт. ТОО «Северное зерно» является членом Зернового Союза Казахстана.

- Евгений, расскажите о знаковых событиях, ключевых проблемах и достижениях на казахстанском рынке зерновых и масличных культур в 2017 году в целом и вашей компании в частности.

- В 2017 году казахстанские производители получили хороший урожай зерновых и масличных культур. Намолот зерновых и зернобобовых культур составил 22,094 млн. тонн, что на 2,7% больше, чем в 2016 г., в том числе пшеницы собрано 17,4 млн. тонн. Намолот масличных культур составил более 2,42 млн. тонн, что на 16% больше, чем в прошлом году. Ожидание хороших перспектив торговли ячменем обеспечивали неплохая конъюнктура цен и спрос на него, в первую очередь, со стороны Ирана. Тем более, в Казахстане сбор ячменя в 2017 году составил более 3,2 млн. тонн.

Качество пшеницы урожая 2017 г. значительно выше, чем в предыдущие два года. Доля продовольственной пшеницы 3 класса составляет более 67%. Пшеница урожая 2017 года имеет хорошие натуру, клейковину, белок, высокое число падения. Ячмень также с высокой натурой и содержанием белка. Более того, погодные условия в период уборки урожая были идеальными: сухая продолжительная осень позволила обеспечить полное созревание зерна, бобовых и масличных культур и убрать зерно сухим.

Однако рекордный урожай зерновых в России внес свои коррективы. Нерешенные в течение многих лет системные инфраструктурные и логистические проблемы особенно обострились в текущем году: загруженность портов, недостаток судов, дефицит вагонов. Отсутствие вагонов и снижение темпов экспорта пшеницы привело к снижению цен на нее на внутреннем рынке страны за октябрь-декабрь более чем на 15%. Выросшие в сентябре-октябре цены на ячмень вследствие хорошего экспортного спроса достигли в октябре максимального значения за последние 3 года – 42 тыс. тенге (125 USD) за тонну на условиях EXW-элеватор. Это выше цены пшеницы 3 класса – 38-39 тыс. тенге (114-117 USD) с НДС 12% на условиях EXW-элеватор. Разница в ценах привела к большому «серому» экспорту российской пшеницы и ячменя на приграничные элеваторы Казахстана. По оценке экспертов, объем «серого экспорта» ячменя и пшеницы в сентябре-ноябре составил более 150 тыс. тонн. Этот фактор также оказал давление на цены на внутреннем рынке. В результате этого, а также в связи с дефицитом вагонов и как следствие – задержкой реализации экспортерами ранее купленного ячменя, цены на него упали в ноябре-декабре 2017 г. до 36-37 тыс. тенге (108-109 USD) за тонну.

Дефицит вагонов также ограничивал в сентябре-декабре 2017 г. экспорт в страны Средней Азии – основные импортеры казахстанской пшеницы, что обеспечило неожиданный положительный эффект: позволило стабилизировать экспортные цены на пшеницу и удержать их от дальнейшего падения.

В настоящее время сформировались следующие экспортные цены на зерновые культуры (за одну тонну): пшеница 3 класса (клейковина 23-25%) –155-157 USD, пшеница 4 класса –143-147 USD на условиях DAP-станция Сарыагаш (граница Казахстан-Узбекистан), ячмень фуражный –170-172 USD на условиях FOB-Актау порт.

Среди нишевых культур необходимо также отметить ежегодное увеличение производства твердой пшеницы (дурум). В текущем году в Казахстане собран хороший урожай данной культуры как по количеству, так и по качеству. Производство пшеницы дурум в 2017 году в Казахстане оценивается в 540 тыс. тонн, что на 12% больше уровня прошлого года. В сезоне 2016/17 МГ экспорт казахстанского дурума составил 256,28 тыс. тонн, в том числе в страны ЕС – 135,94 тыс. тонн (53% от общего объема экспорта), Турцию – 30,9 тыс. тонн (12%), Россию – 56,8 тыс. тонн (22%), Тунис – 18,9 тыс. тонн (7,5%). В сезоне 2017/18 МГ можно ожидать сохранения и дальнейшего увеличения экспорта пшеницы дурум в страны ЕС, Турцию и Россию. Прогноз экспорта пшеницы дурум в сезоне-2017/18 – 300-320 тыс. тонн. Среди новых стран-импортеров в августе-ноябре 2017 г. появились Швеция, Финляндия, Польша, Алжир. Помимо этого, в текущем сезоне будут также экспортироваться в страны ЕС и Турцию небольшие объемы (60-80 тыс. тонн) пшеницы hi-pro с содержанием белка более 15% и 220-250 тыс. тонн в КНР с содержанием белка 14+%.

Успешное проведение программы диверсификации производства продукции растениеводства позволило увеличить сбор масличных культур в Казахстане за 3 года более чем в 1,5 раза – c 1 547 тыс. до 2 420 тыс. тонн! Так, сбор рапса составил 290,12 тыс. тонн (+39% к уровню прошлого года), производство льна масличного – 733,5 тыс. тонн (+21%), урожай сафлора – 219,2 (+30%), сои – более 260 тыс. тонн (+13%), урожай подсолнечника более 881 тыс. тонн (+17%). В 2017 г. производство семян льна масличного в Казахстане превысило его производство в Канаде – ранее мировом лидере по производству данной культуры. Масличные культуры урожая 2017 года отличаются хорошим качеством: содержание жира больше на 3-5%, по сравнению с урожаем прошлого года. Однако ввиду высокого предложения основных масличных культур – рапса, льна и подсолнечника вследствие увеличения их производства и в связи с дефицитом вагонов цены и спрос на данные культуры в октябре-ноябре начали снижаться и достигли в декабре минимума за последние 3 года (за тонну на условиях EXW-элеватор, включая НДС 12%): рапс – 110-112 тыс. тенге (330-335 USD), лен – 85-87 тыс. тенге (255-260 USD), подсолнечник – 75-78 тыс. тенге (225-235 USD), соя – 103-105 тыс. тенге (310-315 USD).

Также в рамках программы диверсификации можно отметить значительное увеличение площадей зернобобовых культур, в основном – чечевицы. В сравнении с предыдущим годом в 2017 г. площадь посевов бобовых культур в Казахстане увеличилась на 209 тыс. га, в том числе чечевицы – на 190 тыс. га, со 105 до 295 тыс. га! Это позволило Казахстану занять 4 место в мире по посевной площади и 5 место по экспорту данной культуры. Одной из основных причин массового внедрения чечевицы на казахстанских полях явилась высокая маржинальность культуры в прошедших сезонах – 2015/16 и 2016/17 МГ. Цена красной чечевицы с НДС на условиях EXW-элеватор в сезоне-2016/17 составляла 140-150 тыс. тенге (435-465 USD) за одну тонну, а зеленой – 175-185 тыс. тенге (545-575 USD) за одну тонну. Однако высокое предложение (хороший урожай в Турции, Канаде, Индии, России), фундаментальные изменения на рынке бобов (введение Индией высоких пошлин, возобновление экспорта Турцией) по сравнению с прошлым сезоном значительно снизили внутренние цены на чечевицу, которые в декабре 2017 г. на условиях EXW-элеватор, включая НДС 12%, составляли: красная чечевица – 85-90 тыс. тенге (USD 255-270) за тонну,зеленая чечевица (мелкая/крупная) – 130/175 тыс. тенге (390/525 USD) за тонну.

- Какие основные реформы и новшества в ведении агробизнеса были приняты в 2017 году в Казахстане? Какие меры стоит предпринять правительству для улучшения бизнес-климата в стране?

- По словам первого вице-министра МСХ РК Кайрата Айтуганова, одним из основных итогов 2017 г. в сельском хозяйстве Казахстана можно назвать проведение действенной диверсификации посевов. В результате этого площади посевов востребованных на рынке культур увеличены на 1 млн. 348 тыс. га, что превышает на 340 тыс. га запланированный индикатор Госпрограммы по развитию агропромышленного комплекса страны. В частности, посевные площади масличных культур увеличены на 342 тыс. га, посевы чечевицы, гороха, нута и других зернобобовых культур – на 209 тыс. га, площади под кормовыми культурами – на 555 тыс. га, под зернофуражными культурами (ячмень, овес, рожь и др.) увеличение составило 235 тыс. га.

Реализуемая программа диверсификации позволит повысить эффективность и рентабельность производства. В частности, рост производства масличных культур позволит увеличить загрузку маслоперерабатывающих предприятий с 30 до 42%. Для этого изменен механизм субсидирования: субсидии выплачиваются товаропроизводителю за каждую тонну маслосемян, сданных на переработку отечественному производителю масла.

В 2017 г. увеличены средства на поддержку отрасли семеноводства в 3,3 раза по сравнению с уровнем прошлого года. В результате этого увеличены объемы производства оригинальных и элитных семян, что позволило повысить объем использования последних в посевах на 40%.

В текущем году пересмотр механизма субсидирования приобретения минеральных удобрений позволил увеличить объем их внесения на 4%, а объем заявок на будущий год – в 1,5 раза.

Также производилось субсидирование приобретения товаропроизводителями средств защиты растений, элитных семян, ставок по лизингу сельскохозяйственной техники, удешевление стоимости дизельного топлива, проводилось кредитование товаропроизводителей для проведения весенне-полевых работ по льготным ставкам (4-7% годовых). В целом на государственную поддержку АПК в 2017 г. бюджетное финансирование составило 359,7 млрд. тенге (1,080 млрд. USD).

В целях дальнейшего продвижения экспорта казахстанской аграрной продукции необходимы следующие меры государственной поддержки:

- ускорение подписания протокола согласования фитосанитарных требований между Главным управлением надзора, контроля, инспекции, карантина КНР и МСХ РК на экспорт в Китай рапса, льна, ячменя, семян подсолнечника;

- подписание Межправительственного соглашения между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о недискриминационном доступе сторон к транспортной и портовой инфраструктуре друг друга в части введения квот на экспорт казахстанского зерна и масличных культур через территорию и порты РФ на Черном, Азовском, Балтийском морях, а также через порты Дальнего Востока и транзитом через территорию РФ в порты Литвы, Латвии и Эстонии;

- создание Национального мультимодального логистического оператора, в целях развития логистики новых направлений для продвижения экспорта казахстанской продукции, в том числе через порты РФ, в рамках согласованных квот;

- через созданного Национального оператора строительство терминалов по перевалке казахстанского зерна на границах с Афганистаном, КНР, Ирана, Грузии;

- приобретение дополнительных вагонов созданным Национальным оператором и создание лизинговых программ с государственной поддержкой для приобретения частными операторами железнодорожных вагонов.

- Какие события мирового масштаба существенно повлияли на казахстанский экспортный рынок сельхозпродукции?

- Безусловно, основным событием на мировом аграрном рынке стал рекордный – 134,1 млн. тонн – урожай зерна, собранный в этом году в России. В дополнение к этому можно отметить активную экспансию российского зерна на мировом рынке: как экспорт за неполные 6 месяцев 2017 г. более 25,5 млн. тонн зерновых культур, в том числе почти 20 млн. тонн пшеницы, так и расширение географии экспорта российского зерна до 125 стран мира. Данные факты оказывают влияние на всех игроков глобального рынка зерновых культур. Также можно выделить небывало низкий за 30 лет урожай пшеницы в США.

- Каковы Ваши ожидания относительно развития ситуации в зерновом и масличном сегменте во второй половине 2017/18 МГ?

- По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, по состоянию на 1 декабря 2017 г. запасы зерновых и зернобобовых культур в Республике Казахстан превысили 17,7 млн. тонн (16,637 млн. тонн на 01.12.2016), в т.ч. пшеницы – 14,195 млн. тонн, что превышает уровень аналогичного периода прошлого года (13,373 млн. тонн) на 6%.

При сохранении существующих темпов экспорта зерновых культур и муки к концу сезона 2017/18 МГ (на 01.07.2018) переходящий остаток зерновых составит 5,2 млн. тонн, что больше прошлогоднего показателя на аналогичный период 2016/17 МГ – 4,78 млн. тонн. В том числе, ожидаемый остаток пшеницы на 01.07.2018 – 4,6 млн. тонн против 4,18 млн тонн в июле 2017 г.

В ноябре-декабре количество предложений пшеницы на рынке увеличилось в связи с необходимостью расчетов сельхозпроизводителей по ранее взятым кредитам, лизинговым и прочим платежам. В свою очередь, высокое предложение зерна, низкая динамика экспорта пшеницы и муки, связанная в первую очередь с дефицитом вагонов, привели к снижению цен на пшеницу всех классов. Вследствие этого стабилизация цен может быть достигнута за счет проведения закупки пшеницы в количестве 1,5-2,0 млн. тонн у товаропроизводителей через АО «Продкорпорация», для чего необходимо выделение из бюджета средств в сумме 60-80 млрд. тенге (180-240 млн. USD). Указанная мера позволит снять с рынка и заморозить излишки пшеницы и сохранить внутренние цены на пшеницу 3 класса в диапазоне 40-42 тыс. тенге (120-125 USD) за тонну с НДС на условиях EXW-элеватор. Этот вопрос решен Правительством Казахстана в конце декабря 2017 г.

В то же время, в России наблюдается избыток зерна в Сибири, на Урале и в Алтайском крае. В связи с объявлением АО «Продкорпорация» закупки зерна у казахстанских товаропроизводителей по ценам выше рыночных не исключен вариант завоза российского зерна в режиме «серого экспорта» из приграничных регионов РФ на близлежащие казахстанские элеваторы с целью его дальнейшей продажи через казахстанских товаропроизводителей. Данный вопрос сейчас взят на контроль рабочими группами, созданными в каждой области.

Цена на ячмень в настоящее время повышается и не исключено, что она поднимется еще на 10-12 USD/т – до 180-185 USD на условиях FOB-Актау порт в феврале. Это связано, в первую очередь, со снижением возможностей навигации на Каспии в зимний период и уменьшением предложения российского ячменя из-за закрытия навигации по Волге и из Астрахани (порт Оля). Далее, после марта 2018 г., цена на ячмень будет формироваться, исходя из дальнейшего спроса на него со стороны Ирана и возможности его доставки до иранских потребителей.

В любом случае ценовой тренд на зерно в Казахстане будет определяться в первую очередь ценами на зерно в приграничных регионах России.

Цены на масличные и нишевые культуры (чечевица, твердая пшеница дурум) будут определяться внутренним спросом переработчиков, а также спросом и конъюнктурой мирового рынка, наличием вагонов и доступом к портам, курсом национальной валюты.

- Учитывая все сложности, с которыми в настоящее время сталкиваются экспортно-ориентированные компании, по Вашему мнению, что необходимо предпринять руководству, чтобы не просто устоять, а улучшить свои показатели и соответственно прибыль?

- Основная цель, на мой взгляд, сохранить существующую маржинальность продаж, не снижая при этом их объемов. Думаю, в нынешней ситуации – повышение конкуренции на рынке и дефицит транспорта, а также увеличение его стоимости – это будет непросто. Поэтому работать придется много с пониманием того, что, требуя невозможного, в первую очередь, от самого себя, получишь в итоге максимум.

- В конце декабря 2017 г. Продовольственная контрактная корпорация объявила о закупке пшеницы 3 класса по цене 42 тыс. тенге за тонну с НДС 12%. Какое влияние данное решение оказало на цены на внутреннем и экспортном рынке, а также на активность торговли?

- Безусловно, указанная мера поддержки, принятая в «пожарном порядке», окажет положительное влияние на рынок пшеницы в краткосрочной и среднесрочной перспективах. Кроме того, указанная мера позволит сельхозпроизводителям реализовать пшеницу, рассчитаться по своим обязательствам за прошлый год и начать подготовку к весенне-полевым работам. Также этот фактор окажет существенное влияние на формирование цен не только на внутреннем рынке страны, но и на традиционных внешних рынках экспорта казахстанской пшеницы и муки. Уже через несколько дней после оглашения данного решения внутренние цены на пшеницу всех классов увеличились в среднем на 1,5-2 тыс. тенге (4,5-6 USD) за тонну. Однако экспортные цены пока остались на прежнем уровне, что обусловлено тем, что цены на казахстанское зерно и муку в странах Средней Азии пока не изменились. Активность экспортной торговли соответственно также уменьшилась. Это видно по оперативным данным «Казахстан Темир Жолы» – экспорт пшеницы в декабре снизился по сравнению с ноябрьским значением на 6%. Но с уменьшением на рынках стран-импортеров предложения и запасов дешевой пшеницы и муки, закупленных ранее, ценовой уровень отрегулируется под цены предложения внутреннего рынка. Тем более, предложение на внутреннем рынке также сократится. Все это приведет к дальнейшей стабилизации цен на пшеницу на внутреннем рынке страны. Чем более длительное время будет производиться закупка зерна, тем более стабилен будет рынок пшеницы. Прогнозируется, что закупка пшеницы «Продкорпорацией» продлится до марта 2018 г. Дальнейшее формирование цен будут определять, в первую очередь, объем предложений и цены на пшеницу в России. Каких-то прорывов относительно увеличения экспорта казахстанской пшеницы и муки до конца сезона не предвидится, и объем экспорта, скорее всего, будет соответствовать уровню прошлого года, если не произойдет каких-либо экстремальных геополитических и природно-климатических событий в странах Причерноморского бассейна и на мировом рынке.

- Какие цели ставит перед собой группа компаний «Северное зерно» на 2018 год?

- Планы группы компаний «Северное зерно» на 2018 год – дальнейший экспорт зерновых (пшеница, пшеница дурум) и масличных (лен, рапс) по традиционным направлениям, а также практическая отработка новых логистических маршрутов по доставке товаров покупателям.

Беседовала Полина Калайда

Казахстан. Россия. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 15 января 2018 > № 2464503 Евгений Карабанов


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 января 2018 > № 2457027 Айгуль Ибраева

Почти половина банковского рынка приходится на объединения Народный+Qazkom и Цесна+БЦК

Айгуль ИБРАЕВА

На сегодняшний день на рынке РК работают 32 БВУ. Годом ранее, в конце ноября 2016 года их количество составляло 34, на начало 2016 - 35. Процесс консолидации и укрупнения банковского сектора продолжается.

В 2017 году сразу 8 банков объявили об объединении или слиянии - это Народный Банк+Qazkom, Цесна+БЦК, Capital+Tengri Bank и Банк RBK+Qazaq Banki. В случае первых двух пар, Народный приобрел Qazkom, а Цеснабанк приобрел БЦК, что позволило им увеличить свое присутствие на рынке. При этом Qazkom и БЦК продолжили работать как отдельные финансовые институты. С целью укрепить свои позиции на банковском рынке продолжают процесс объединения Capital Bank и Tengri Bank. Банк RBK и Qazaq Banki в свою очередь сообщили о прекращении процесса объединения.

Совокупные активы БВУ РК за год к концу ноября 2017 года уменьшились на 5,9% (1,5 трлн тг) и составили 24,2 трлн тг, а с начала 2016 года увеличились на лишь на 1,6% (377,0 млрд тг).

В первом эшелоне, с долей на рынке свыше 10%, расположены 2 крупнейших банка РК - Народный Банк и Qazkom. Состав банков тот же, что на начало 2016 года, изменились только их позиции. В 2016 году по объему активов лидировал Qazkom, но уже в 2017 году на первое место вышел Народный Банк. На них приходится более трети всех активов БВУ РК. Совокупный объем активов за год уменьшился на 15,9% (1,6 трлн тг). Их доля на рынке уменьшилась с 38,4% до 34,3%.

Во втором эшелоне, с долей на рынке от 5 до 10%, количество участников с января 2016 года осталось неизменным - 5 БВУ. Состав, напротив, изменился - на смену выбывшему АТФБанку пришел ForteBank. Совокупная доля активов второго эшелона среди БВУ РК за год выросла с 28,7% до 33,3%. Их объем увеличился на 9,2% (680,8 млрд тг).

Количество банков в третьем эшелоне, с долей на рынке от 1 до 5%, с 2016 года увеличилось с 10 до 11. Самый крупный из них – АТФБанк, с долей на рынке чуть менее 5%. Это единственный банк в эшелоне с объемом активов свыше 1 трлн тг. Также увеличили долю своего присутствия на рынке Банк Астаны и Банк Китая, которые на начало 2016 года владели долями на рынке менее 1%. Самый высокий рост активов за год показали Банк Китая и ЖССБ.

В четвертом эшелоне, с долей на рынке ниже 1%, количество БВУ с начала 2016 года уменьшилось с 17 до 14. Самый высокий рост относительно своих объемов за год показали Торгово-промышленный Банк Китая и Шинхан Банк.

Лидером по объему активов является Народный Банк - 4,9 трлн тг на конец ноября 2017 года (20,1% от БВУ РК), рост за год - на 4,4% (206,1 млрд тг). Собственный капитал банка - также самый большой среди БВУ РК (764,8 млрд тг), при этом за последний год он увеличился на еще на 26,7% или 161 млрд тг. Доля неработающих кредитов с просрочкой свыше 90 дней за год уменьшилась с 9,8% до 7,7% от портфеля.

Следом идет Qazkom - доля на рынке 14,2%, или 3,4 трлн тг, что на 34% (1,8 трлн тг) меньше, чем годом ранее. До конца 2016 года по объему активов лидировал Qazkom. С июля 2017 года основным акционером Qazkom является Народный Банк. Объем собственного капитала банка за год уменьшился на 37,3% или 171,7 млрд тг, до 288,8 млрд тг. Доля кредитов с просрочкой свыше 90 дней за год выросла с 7% на конец ноября 2016 года до 40,3% в конце сентября 2017 года. Затем следующие два месяца доля токсичных кредитов уменьшалась, и составила на конец ноября 2017 года 34,2% от портфеля.

Во втором эшелоне по объему активов лидирует Цеснабанк - 2,1 трлн тг и доля на рынке - 8,8%. Годовой рост при этом - самый низкий в эшелоне (2,9% или 59,4 млрд тг). Собственный капитал банка за год увеличился на 49,8 млрд тг (30,4%), до 213,5 млрд тг. Доля токсичных кредитов (с просрочкой свыше 90 дней) в течении последнего года не превышала 5%, и составляет на конец ноября 2017 года 4,4% от ссудника.

В апреле 2017 года Цеснабанк приобрел простые и привилегированные акции БЦК, который замыкает список банков второго эшелона по объему активов. Их совокупный объем активов достигает 14,4%.

БЦК - единственный банк в эшелоне, у которого объем активов уменьшился за год на 4,1% (56,4 млрд тг), до 1,3 трлн тг, доля на рынке - 5,5%. Собственный капитал БЦК при этом за год увеличился на 33,7 млрд тг (36,7%), из них на 18,5 млрд тг (17,3%) - только за последний месяц, до 125,7 млрд. Доля токсичных кредитов за год уменьшилась с 9,2% до 7,7% от портфеля.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 января 2018 > № 2457027 Айгуль Ибраева


Казахстан. США > Финансы, банки > newskaz.ru, 2 января 2018 > № 2451009 Андрей Суставов

Казахстанские банки пережили непростой год: что будет дальше?

2017 год сильно встряхнул банковский сектор, однако закончился год относительно спокойно и даже с позитивными новостями. Но что будет дальше?

Катерина Клеменкова

Самые страшные времена для банков уже позади или банкирам еще расслабляться рано? Об этом разговор с генеральным директором SAS Казахстан Андреем Суставовым.

Неоднозначный эффект банковского кризиса

- В текущем году финансово-кредитные учреждения Казахстана понесли большой убыток. В чем причина? Виновата плачевная ситуация в экономике или банкиры проявили непрофессионализм?

– Я бы объяснял это как экономической ситуацией в стране в целом, так и снижением качества кредитного портфеля при его количественном росте. Вообще ситуацию нельзя оценивать однозначно. По итогам первых девяти месяцев казахстанские банки демонстрировали совокупные убытки более 120 миллиардов тенге, но потом все же вышли на прибыль, хоть раз и в десять меньшую. Тем не менее всего за один месяц – октябрь, собственный капитал БВУ увеличился почти на 5%.

И здесь тут же встает тема управления рисками – я бы не стал называть это непрофессионализмом, скорее банковская система только-только приходит к пониманию, что без продвинутых аналитических инструментов, которые помогут правильно оценить риски, в том числе кредитные, сегодня работать крайне сложно. Казахстанские банки пока делают только первые шаги в этом направлении.

- Рейтинговое агентство S&P, входящее в большую тройку международных рейтинговых агентств, сначала опустило рейтинг банка RBK до дефолтного, а спустя всего лишь месяц подняло. Говорят, что в истории такого еще не было.

– Имидж банка RBK, конечно, пострадал – по словам его нового владельца Владимира Кима, банк стоил ноль и не тенгой больше. Но, с другой стороны, сейчас идет активная работа по очистке кредитного портфеля, а банк обещает сдержать все обязательства, данные вкладчикам – тем более что в оздоровление организации включились Нацбанк и государство. Кстати говоря, примечательно, что в дело спасения банка вовлечены и акционеры – это первый такой случай в практике финрегулятора. На мой взгляд, сейчас репутация банка тоже выстраивается с нуля, и все будет зависеть от успеха этой новой политики. Я бы не исключал ни оптимистического, ни пессимистического сценария, хотя первый, конечно, предпочтительнее для всех, кого коснулась эта ситуация. Так что обновленный RBK вполне может вернуть себе позиции на рынке, но для этого нужна очень серьезная работа и реструктуризация.

- А какие прогнозы на 2018 год? Что ждет казахстанские банки?

– Думаю, что в 2018 году обойдется без серьезных потрясений. Аналитики прогнозируют, что рост ВВП останется примерно на том же уровне, что и в 2017 году, и составит чуть более трех процентов. Скорее всего Нацбанк не будет предпринимать каких-то радикальных мер, а продолжит политику, начатую ранее – в том числе программу по оздоровлению финансового сектора. Серьезных переломов экономической ситуации как в ту, так и в другую сторону ждать не приходится, поэтому все будет зависеть от конкретной политики каждого конкретного банка. Возможно, изменится количество банков, поскольку регулятор явно выражал намерение избавляться от аутсайдеров, но основные чистки уже позади, поэтому и серьезных количественных перемен я бы не ждал. И давайте все-таки не забудем, что в 2018 году вступают в силу требования IFRS9, соответственно, весь этот год внедрялись системы по расчету провизий в соответствии с IFRS9. В следующем году финрегулятор и аудиторы начнут проверять банки, насколько правильно были посчитаны провизии.

- Стресс-тестирование в этом году Нацбанк проводить не стал, значит ли это, что в следующем году продолжится чистка банковского сектора, но уже по результатам стресс-тестов?

– Далеко не факт, что Нацбанк Казахстана решит проводить стресс-тестирование в наступающем году – предполагаю, что продолжатся проверки по стандартной схеме. Нужно принимать во внимание, что Нацбанк отказался от таких мер, скорее всего, потому, что для большей части банков второго уровня стресс-тестирование могло оказаться слишком сильным. По его итогам либо пришлось бы отзывать лицензию более чем у половины из них, либо санировать их, на что в бюджете нет средств. Любой из этих сценариев обернулся бы катастрофой. И в 2018 году вряд ли стоит ожидать радикального укрепления банковской системы – возможно, она будет чувствовать себя увереннее, но поводов для какого-то качественного прорыва − ни внешних, ни внутренних − я пока не вижу.

- Вообще какой эффект, на ваш взгляд, дала программа по оздоровлению финансового рынка, проводимая Нацбанком?

— Хотелось бы, чтобы это было так, но утверждать, что в Казахстане не осталось слабых банков с плохим портфелем явно преждевременно. По данным на конец ноября, программа охватывала пять казахстанских банков, но на рынке гораздо больше организаций, которые нуждаются в поддержке – в том числе и из числа флагманов. Действительно, конечная цель программы – достичь ситуации, когда в стране будет полностью здоровая банковская отрасль без "слабых звеньев", но ее можно достичь в долгосрочной перспективе. Учитывая, что программа стартовала только в середине 2017 года, ждать уже сейчас каких-то качественных перемен слишком преждевременно. Безусловно, программа дает положительный эффект, но пока можно рассуждать в лучшем случае об улучшении портфеля нескольких конкретных банков.

Казахстан. США > Финансы, банки > newskaz.ru, 2 января 2018 > № 2451009 Андрей Суставов


Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 29 декабря 2017 > № 2443356 Канат Досмукаметов

Канат Досмукаметов: «Polymetal заинтересован в расширении в Казахстане»

Иван ВАСИЛЬЕВ

Генеральный директор ТОО «Полиметалл Евразия» Канат Досмукаметов в интервью «Къ» подвел итоги работы в уходящем году и поделился планами на будущее: по его словам, в 2017 году один из крупнейших золотодобытчиков республики добился существенного прогресса в операционной деятельности и намерен закрепить этот успех.

Российский золотодобытчик Polymetal зашел на рынок Казахстана в 2009 году, купив действующее Варваринское золотомедное месторождение в Костанайской области, в 2014 году компания приобрела золоторудный проект «Кызыл», включающий месторождения Бакырчик и Большевик в Восточно-Казахстанской области, которые отличаются упорными рудами, сложными для извлечения из них золота. И уже в следующем году Polymetal планирует получить на Бакырчике первый концентрат.

— Канат Мухаметкаримович, как Вы оцениваете уходящий год с точки зрения деятельности компании в Казахстане?

— Очень положительно. Если в прошлом году АО «Варваринское» за весь год произвело 2,6 т условного металла, то за девять месяцев этого года это уже 3,8 т. На другом нашем месторождении Бакырчик предприятие строится в соответствии с планом, горные работы выполнены в полном объеме.

— Идеология «Варваринского» с тех пор, как содержание металла в руде там стало снижаться, — стать хабом по переработке руд других месторождений. И основным фактором по увеличению производства здесь стала перевозка руды с приобретенного Комаровского. За девять месяцев уже поставлено почти 1,5 млн т руды, всего в этом году планируем перевезти и переработать на Варваринской фабрике более 2 млн т руды. Производительность «Варваринского» — 4,2 млн т руды в год, и сейчас фабрика загружена почти максимально.

— Говорилось, что на казахстанских мощностях будет перерабатываться и российская руда…

— Уже перерабатывается. Объем пока не очень большой, но из России мы везем руду более богатую. В частности, с месторождения Ведуга (Красноярский край России — «Къ»). В планах — расширять долю переработки сторонней руды именно из России. Вообще в идеологию Варваринского хаба вписывается все, что выгодно и легкообогатимо. Поэтому, если найдем подходящую руду на юге Казахстана, а экономические показатели позволят перерабатывать ее в Костанайской области, мы к этому готовы.

— Планы по разработке Кызыла сохраняются в прежнем виде?

— Все без изменений. Во втором квартале 2018 года должны запустить фабрику, а в третьем квартале получить первый концентрат.

— Есть ли у компании планы и возможности по расширению своих активов в Казахстане, и проявляет ли Polymetal интерес к новым активам?

— Да, и мы этого не скрываем. Polymetal развивается очень динамично, все время что-то покупает, много инвестирует в геологоразведку, и Казахстан в этом смысле ничем не отличается от других стран присутствия.

Например, есть проект Щекара — перспективный участок в Костанайской области севернее Варваринского. В этом году совместно с «Казгеологией» мы провели там аэрогеофизические работы и обнаружили несколько интересных аномалий. Соответственно, договорились с партнерами, что и в следующем году продолжим работу. Это будет уже бурение и наземная геохимия. В будущем, если найдем там подтверждение чего-то интересного, можем заключить контракт на разведку. Однако, разумеется, изыскания покажут.

— Polymetal известен тем, что не зацикливается на производстве одного вида металла, а есть ли интерес к диверсификации производства в Казахстане?

— Компания интересуется новыми металлами не просто из соображений диверсификации, а с точки зрения глобальных тенденций: мы стараемся предсказать, что ждет рынок в будущем и своевременно на это отреагировать. Например, платиноидов в мире становится меньше, а спрос на них растет, поэтому они нам интересны, и если найдем их в Казахстане, конечно, ими займемся.

— Сейчас много говорят о цифровизации экономики — как у вас обстоит дело с этим направлением?

— Некоторые, на мой взгляд, смешивают понятия «автоматизация» и «цифровизация». С точки зрения автоматизации у нас все в порядке: есть системы управления рудниками, карьерами, на фабриках работает передовое программное обеспечение по управлению процессами. Цифровизация же — более глубокий передел автоматизации. Здесь мы тоже не стоим на месте, например, общаемся с поставщиками предложений по bigdata, смотрим, где и как лучше это применить. Пока речь о первых наработках, но их внедрение в тестовом режиме в Polymetal произойдет уже в ближайшее время.

— Насколько компании комфортно работается в Казахстане с точки зрения законодательного обеспечения отрасли?

— С точки зрения законодательства нам в Казахстане вполне комфортно. Но, конечно, не бывает ничего идеального, и всегда существуют вопросы, требующие дополнительного развития и доработки. Поэтому мы приветствуем принятие нового Горного кодекса.

— Какие тенденции сейчас видите на рынке металлов?

— Основная — это рост инвестиций в геологоразведку, поскольку в мире все меньше крупных месторождений с хорошим содержанием.

— Тут вы в одной лодке с нефтяниками…

— Сейчас все в этой лодке: природные ресурсы исчерпаемы, как оказалось, хотя до недавнего времени многие почему-то думали иначе. Поэтому приходится бурить глубже, а руда стала более труднообогатимой, соответственно, и тенденции в отрасли вытекают из этого обстоятельства. Речь об интенсивной геологоразведке и внимании к технологиям переработки упорных руд.

— А новые технологии вы сейчас уже вводите в эксплуатацию в Казахстане?

— Polymetal на постсоветском пространстве — пионер в области переработки упорных руд. Одно из наших предприятий, Амурский ГМК в Хабаровском крае, работает с упорными рудами по технологии автоклавного окисления. Мы планируем расширение его мощностей, что позволит перерабатывать там руду в том числе и с Бакырчика.

Появление технологии автоклавного выщелачивания в Казахстане также не исключено, но сначала мы должны поработать с этим концентратом на действующем предприятии, «подтюнинговать» процессы, если будет необходимо.

— Можно ли сказать, что подобный механизм переноса технологий применим ко всем видам металлов, которые гипотетически могут обнаружиться в Казахстане и заинтересовать Polymetal?

— Я этого не исключаю.

Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 29 декабря 2017 > № 2443356 Канат Досмукаметов


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 29 декабря 2017 > № 2443340 Айгуль Ибраева

Главные финансовые новости Казахстана в 2017 году

Айгуль ИБРАЕВА

Уходящий год для Казахстана эксперты характеризуют как стабильный, с улучшением показателей в сравнении с 2015–2016 годами, чему способствовал рост сырьевого сектора. Для финансового сектора страны год был достаточно оживленным и насыщенным рядом как положительных событий, так и не очень. БВУ запомнились процессами консолидации, IPO и программой поддержки со стороны государства. Вспомним наиболее яркие финансовые события 2017 года, произошедшие в Казахстане.

Ускорение роста экономики в 2017 году обусловлено внешними благоприятными условиями. К примеру, цены на нефть и металлы выросли на 25% в сравнении с прошлым годом, ставки на международном рынке заимствований сохраняются на минимумах, отмечает старший аналитик департамента исследований Halyk Finance Асан Курманбеков.

Эксперт указывает, что добыча нефти на Кашагане способствовала общему росту добычи в Казахстане на 10% в текущем году. Курс тенге относительно доллара США, несмотря на ослабление, с середины лета находится в среднем на 5% выше прошлогоднего уровня. Инфляция хоть и высокая, но немного ниже показателя 2016 года. Внутреннее потребление демонстрирует хорошие показатели: инвестиции за 11 месяцев выросли на 5,7%, торговля – на 2,8%. Инвестиции за счет госсредств достигают 2% от ВВП, что также поддерживает восстановление экономики. Показатели госбюджета относительно неплохие – без учета разового выделения средств на оздоровление банков, дефицит госбюджета на низком уровне. Рост экономики оценивается брокером на уровне 3,5–4% в текущем году.

«В то же время пока нельзя сказать, что экономика перестроилась и снизила свою долговременную зависимость от сырья. Возобновившийся рост экономики не является устойчивым, инвестиции хорошо растут в сельском хозяйстве, обрабатывающей отрасли, сфере услуг, но по-прежнему более трети их объема направлено в сырьевой сектор. На рынке труда ситуация выправляется, но крайне медленно: доля самозанятых составляет 25% от общего числа занятых, заработные платы падают третий год подряд», – говорит Асан Курманбеков.

Исполнительный директор Казахстанской ассоциации ФинТех Ерлан Смайлов придерживается схожего мнения. «Тот статистический рост, который озвучивает правительство, достигнут за счет роста сырьевого сектора. Изменений в структуре экономики не происходит», – уверен эксперт.

Определенные положительные перспективы роста закладывает принятая программа «Цифровой Казахстан» и курс на цифровизацию экономики. Правильная имплементация – новые правила игры, учитывающие специфику диджитализации как части эволюционного изменения человеческой цивилизации, смогут стать базой роста экономики. В том числе драйвером несырьевого роста уже сегодня становится финтех, то есть развитие новых финансовых технологий. Это наступившее будущее несет плюсы и для экономики, и для государства, и, главное, для жителей страны, считает Ерлан Смайлов.

«На официальном уровне говорят о росте экономики. Возможно, так и есть. Но вместе с тем, не вдаваясь в экономические показатели, скажем, что в этом году мы выделили не один триллион тенге на поддержку банковского сектора. Говоря доступным языком, государство средства из Национального фонда взяло и дало банкам. Причем отдельные банки, мягко говоря, свои деньги промотали. За счет этой безвозмездной помощи и ежегодных гарантированных трансфертов накопления Национального фонда составили $56 млрд, хотя еще в 2014 году эта цифра составляла $76 млрд. Поэтому данные уходящего года не дают оснований для позитива», – считает политолог Казбек Бейсебаев.

Топ-15 новостей 2017 года в финансовом секторе Казахстана

1. Tengri Bank и Capital Bank Kazakhstan заявили о намерении объединиться

2017 год запомнился банковскому сектору Казахстана прежде всего консолидационными процессами среди БВУ. Первыми желание объединиться озвучили АО Tengri Bank и АО Capital Bank Kazakhstan, которые 15 марта 2017 года подписали меморандум о намерениях объединения.

«Объединенный банк значительно упрочит свои позиции на финансовом рынке Республики Казахстан. Консолидированный капитал банков составит 43,2 млрд тенге, что позволит подняться на 17-е место в рейтинге БВУ. Норматив достаточности капитала объединенного банка достигнет 19%, что выше минимально допустимого в 2,4 раза», – отметили в Tengri Bank.

Оба банка в настоящее время занимают небольшую долю на рынке. Слияние финансовых институтов планировалось провести в начале 2018 года, однако позже процесс был отложен на неопределенное время.

2. Цеснабанк стал крупным акционером БЦК

Процесс укрупнения отечественных банков продолжился. В феврале текущего года Цеснабанк и Банк ЦентрКредит сделали совместное заявление о проведении переговоров по покупке акций. Нацбанк РК предоставил разрешение АО «Цеснабанк», датированное 7 апреля 2017 года, на значительное участие в уставном капитале БЦК, а также дал согласие на приобретение статуса банковского холдинга.

20 апреля 2017 акционер Банка ЦентрКредит южнокорейский KOOKMIN BANK Co. Ltd, владеющий долей 41,93% от общего количества размещенных банком акций, продал в полном объеме акции банка Бахытбеку Байсеитову (председатель совета директоров БЦК), АО «Цеснабанк» и АО «Финансовый холдинг «Цесна».

3. Более 70 млрд тенге активов ЕНПФ в Международном банке Азербайджана под угрозой

13 мая 2017 года стало известно, что Международный банк Азербайджана подал заявление о банкротстве в американcкий суд. Причиной этого является желание реструктуризировать долг в размере $3,3 млрд. 71,3 млрд тенге активов ЕНПФ было вложено в финансовый институт.

Позже управляющий Международным финансовым центром «Астана» Кайрат Келимбетов пообещал с процентами вернуть пенсионные средства казахстанцев из МБА.

«...Деньги в полном объеме будут возвращены в Единый накопительный пенсионный фонд по специальной схеме. Теперь основным должником будет правительство Азербайджана. Это все равно что мы в октябре 2014 года купили еврооблигации со ставкой 4% на 18 лет», – сказал Кайрат Келимбетов.

4. Инвестиционная компания АО «Фридом Финанс» выкупила конкурента АО «Асыл-Инвест»

Впервые в Казахстане среди компаний, предоставляющих брокерские услуги, состоялась сделка по присоединению: 16 мая 2017 года между акционерами компаний было подписано решение о присоединении АО «Асыл-Инвест» к АО «Фридом Финанс».

«У нас началось слияние с АО «Асыл-Инвест». Мы закрываем сделку покупки нашего конкурента. Вместе с компанией «Асыл-Инвест» общее количество счетов у нас в Казахстане составит почти 47 тыс. Из них 30 тыс., которые нам удалось наработать самостоятельно, и 16 тыс. счетов «Асыл-Инвест», которые мы сейчас прикупили вместе с этой частью бизнеса», – рассказал генеральный директор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов в ходе встречи с журналистами в Астане.

Сегодня «Фридом Финанс» является крупнейшей инвесткомпанией на рынке. По состоянию на 1 декабря 2017 года активы брокера оцениваются в 65,51 млрд тенге, что соответствует 37,3% совокупного объема активов сектора.

5. Казинвестбанк передал свои активы и обязательства Альфа-Банку

19 мая 2017 года между АО ДБ «Альфа-Банк» и временной администрацией АО «Казинвестбанк» заключен договор об одновременной передаче активов и обязательств Казинвестбанка. Данный механизм спасения вкладов депозиторов банка в истории Казахстана был применен впервые.

По итогам проделанной работы Альфа-Банк забирает из Казинвестбанка обязательства перед физическими лицами на сумму 7,8 млрд тенге, депозиты юридических лиц – на сумму от 6 до 8 млрд тенге и пенсионные средства ЕНПФ – на 3,2 млрд тенге. Дополнительно к перечисленным обязательствам Альфа-Банк берет займы с ограниченным потенциалом возвратности на сумму 6 млрд. При этом общая сумма займов заявителей, откликнувшихся на разосланную Альфа-Банком оферту, составляет более 40 млрд тенге.

Напомним, что 26 декабря 2016 года было принято решение о лишении Казинвестбанка лицензии на проведение банковских и иных операций и деятельности на рынке ценных бумаг.

6. Нацбанк запустил программу по продаже золотых слитков населению

31 мая 2017 года в Казахстане стартовала программа по продаже и выкупу мерных слитков аффинированного золота для населения.

В сентябре 2016 года на расширенном заседании правительства с участием главы государства Национальный банк обозначил, что золотые слитки могут стать для граждан Казахстана новым инструментом для осуществления инвестиций и накопления сбережений. Золотые слитки 999,9 пробы изготовлены Казахстанским монетным двором и представлены в четырех разновидностях: 10, 20, 50 и 100 грамм. Слитки можно приобрести в Народном банке Казахстана, Евразийском банке, Цеснабанке и Казкоммерцбанке.

По данным Нацбанка, к декабрю текущего года наибольший спрос на золотые слитки наблюдается в Алматы (56% от скупщиков), Астане (20%) и Усть-Каменогорске (7%). Всего, как отмечается в сообщении, в рамках программы с 31 мая по 1 декабря 2017 года казахстанцы купили 1485 золотых слитков общим весом 51,6 килограмма.

Недавно стало известно, что в скором времени у небанковских обменных пунктов появится право на покупку и продажу аффинированного золота в слитках, выпущенного Национальным банком.

7. Halyk Bank подписал соглашение о продаже 60% доли в АО Altyn Bank

7 июня 2017 года АО «Народный банк Казахстана» подписало соглашение с China CITIC Bank Corporation Limited и China Shuangwei Investment Co., Ltd. о продаже 60% в акционерном капитале АО Altyn Bank, дочерней организации, принадлежащей Народному банку.

Доля China CITIC Bank Corporation Limited составляет 50,1%, доля China Shuangwei Investment Co – 9,9%. Завершение транзакции ожидалось в течение второй половины 2017 года. По состоянию на 1 октября 2017 года Народный банк остается единственным акционером Altyn Bank.

8. АО «Банк Астаны» вышло на IPO на KASE

30 июня 2017 года состоялось открытие торгов простыми акциями АО «Банк Астаны». По словам председателя правления банка Искендера Майлибаева, итоговые цифры превысили все ожидания.

Индикативная цена IPO составила 1150 тенге за акцию. Первоначальное количество размещаемых акций – 2,1 млн штук, объем размещения – 2,5 млрд тенге. Однако в связи с большим спросом инвесторов количество размещаемых акций было увеличено до 5,6 млн штук на общую сумму 6,5 млрд тенге.

К тому же 14 декабря текущего года Банк Астаны провел успешное SPO на Московской бирже в целях привлечения иностранного капитала. Было размещено 2 881 835 акций нового выпуска Банка Астаны, цена размещения была определена на уровне 215 рублей за штуку. К моменту открытия торгов рыночная цена составила 234,95 рубля.

Маркетмейкером обоих публичных предложений выступила ИК «Фридом Финанс», которая имеет успешный опыт андеррайтинга и брокерской деятельности на российских и зарубежных площадках.

9. БТА Банк погасил долг перед Казкомом

АО «Казкоммерцбанк» сообщило, что 3 июля 2017 года АО «БТА Банк» произвело погашение задолженности по займу, предоставленному АО «БТА Банк» Казкоммерцбанком на сумму 2,4 трлн тенге. По остатку задолженности в размере 64,8 млрд тенге банком было произведено списание за счет сформированных провизий.

Таким образом, по состоянию на 3 июля 2017 года задолженность АО «БТА Банк» перед Казкомом погашена в полном объеме. В результате активы ККБ существенно сократились, при этом за III квартал текущего года уровень NPL в банке вырос с 14,0 до 40,3%, за три месяца объем кредитов с просрочкой более 90 дней увеличился на 81,73 млрд тенге, до 570,87 млрд тенге.

10. Народный банк выкупил акции Qazkom

5 июля 2017 года стало известно о завершении сделок по приобретению АО «Народный банк Казахстана» пакетов акций Казкоммерцбанка, принадлежащих Кенесу Хамитовичу Ракишеву и АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына», в соответствии с договорами купли-продажи, заключенными 15 июня 2017 года.

По результатам завершения вышеуказанных сделок купли-продажи по состоянию на 5 июля 2017 года Народный банк является держателем 96,81% простых акций Казкоммерцбанка.

11. Нацбанк РК снизил ставку до 10,25%

21 августа 2017 года Национальный банк Республики Казахстан принял решение снизить базовую ставку до 10,25% с коридором ±1%. Годовая инфляция продолжила замедление и находится в целевом коридоре, а траектория ее снижения соответствует прогнозным оценкам Национального банка.

Смягчение денежно-кредитных условий обусловлено как стабильным уровнем инфляционных ожиданий и стабилизацией ситуации на сырьевых рынках, так и прогнозами по дальнейшему снижению уровня инфляции в среднесрочном периоде.

Ранее, в июле текущего года, базовая ставка была снижена с 11 до 10,5%. Тогда председатель Нацбанка Данияр Акишев напомнил, что 10 апреля 2017 года Национальный банк обозначил возможность снижения базовой ставки. «Условия, при которых ставка могла быть снижена, подтвердились. Более того, восстановление внутренней экономики происходит более быстрыми, чем ожидалось, темпами, – сказал глава НБ РК. – Решение о снижении ставки отражает оптимальный баланс рисков для экономики, связанных как с реакцией внутреннего рынка на денежно-кредитную политику, так и с внешними шоками, наиболее решающими из которых остаются цена на нефть и политика обменного курса крупнейших торговых партнеров Казахстана».

12. Bank RBK ограничил выдачу наличности клиентам

10 октября 2017 года Bank RBK ограничил выдачу денег суммой в 50 тыс. тенге в сутки, что получило широкую огласку в СМИ. С этого проблемы банка только начались.

Чуть позже на сайте KASE была размещена информация о том, что Bank RBK было получено исковое заявление о взыскании денежных средств по договору банковского вклада. Тогда же, 20 октября, стало известно, что в отношении Bank RBK Нацбанком РК была применена ограниченная мера воздействия в виде письменного предписания.

Вскоре акционеры Qazaq Banki заявили о прекращении процедуры слияния с АО Bank RBK. Решать вопрос по ситуации с Bank RBK пришлось НБ РК.

«Правительство совместно с Национальным банком, с квазигосударственными холдингами выработало вариант оздоровления банка, который заключается в следующем. Проблемный портфель банка, который оценивается в 600 млрд тенге, будет передан в специализированную компанию, которая не будет иметь прямого отношения к банку. Соответственно, банк проведет очищение от проблемного портфеля», – рассказал глава Нацбанка Данияр Акишев 7 ноября 2017 года.

В рамках обязательств, принятых новым инвестором, капитализация банка дополнительными средствами со стороны инвесторов составила порядка 160 млрд тенге. Поддержка со стороны Национального банка в виде субординированного займа составила около 240 млрд тенге.

13. Нацбанк выделил 410 млрд тенге четырем банкам в рамках оздоровления системы

18 октября 2017 года глава Национального банка Данияр Акишев сообщил, что в рамках реализации программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора в сентябре и октябре текущего года Национальным банком одобрено участие в программе четырех банков второго уровня – АО «АТФБанк», АО «Евразийский банк», АО «Цеснабанк» и АО «Банк ЦентрКредит» – на общую сумму 410 млрд тенге.

«Указанные банки и их крупные акционеры представили планы мероприятий по повышению финансовой устойчивости, улучшению качества активов и снижению уровня неработающих кредитов, а также письменные обязательства по докапитализации банка», – сказал г-н Акишев.

14. АО Delta Bank лишено лицензий

Delta Bank практически в течение всего года был лишен лицензии на проведение банковских и иных операций.

Постановлением правления НБ РК с 22 мая 2017 года было приостановлено действие лицензии на прием депозитов физических и юридических лиц, открытие банковских счетов физических и юридических лиц АО Delta Bank сроком до 15 июня 2017 года включительно. Следующий «срок» банку был приписан с 21 июня по 3 августа 2017 года включительно.

А с 3 ноября текущего года наряду с лишением лицензии на проведение банковских и иных операций и деятельности на рынке ценных бумаг банку назначена временная администрация, к которой перешли полномочия всех органов управления банка и которая будет действовать до назначения судом ликвидационной комиссии. Таким образом, Нацбанк намерен ликвидировать АО Delta Bank через суд.

15. Qazkom присоединят к Halyk Bank

15 декабря 2017 года стало известно, что АО «Казкоммерцбанк» планируется присоединить к АО «Народный банк Казахстана». Как отмечается в распространенном сообщении, решение об интеграции двух банков путем присоединения Qazkom к Halyk Bank одобрил совет директоров Народного банка.

Процедура присоединения будет осуществлена после прохождения всех необходимых процедур, включая соответствующее согласование с регулирующими органами.

На начало декабря текущего года активы Народного банка Казахстана составили 4,85 трлн тенге, Казкоммерцбанка – 3,44 трлн тенге. Капитализация двух крупнейших финансовых институтов (8,29 трлн тенге) составляет треть совокупного объема активов банковского сектора страны.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 29 декабря 2017 > № 2443340 Айгуль Ибраева


Россия. Казахстан. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441283 Владимир Егоров, Владимир Штоль

Русский язык - фактор интеграции постсоветского пространства

Владимир Егоров, Первый заместитель директора Института стран СНГ, профессор, доктор исторических наук, доктор экономических наук

Владимир Штоль, Главный редактор научно-аналитического журнала «Обозреватель-Observer», профессор, доктор политических наук

Современный социальный процесс помимо особой динамичности обретает новое качество сложности, предполагающее интерактивное взаимодействие общественных систем, подсистем и его субъектов. Расширяется заметное уже для основоположников марксизма опосредование экономики политикой, увеличиваются зоны диффузии между гуманитарными отраслями общественного пространства и политикой. Стали рутиной проблематика исторического прошлого как технология политической конкуренции, вопросы языка как средства доминирования на социокультурном пространстве и механизма продвижения политических интересов.

Трудно представить рост международного авторитета и влияния России вне развития и распространения в пространствах присутствия национальных интересов русского языка, являющегося одним из наиболее признанных мировых языков: шестое место среди всех языков мира по общей численности говорящих и восьмое место по численности владеющих им как родным.

Русский язык стал официальным или рабочим языком многих авторитетных международных организаций - Евразийского экономического союза, ОДКБ, ШОС, ООН, ОБСЕ, Совета Европы, МАГАТЭ, ЮНЕСКО, ВОЗ.

Первый акт, определяющий стратегию продвижения русского языка на постсоветском пространстве (подготовлен в 1999 г. Комитетом Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками), именовался «О состоянии русского языка, культуры и образования в странах СНГ и Балтии и мерах по их поддержке со стороны государственных органов и общественности Российской Федерации» и предполагал форматирование его функционального пространства в трех основных направлениях: «фактор обеспечения государственных интересов и государственной безопасности»; средства «жизнедеятельности почти тридцати миллионов российских соотечественников ближнего зарубежья»; «сильнейшего интегрирующего механизма на постсоветском пространстве»1.

Действительно, в «параде постсоветских суверенитетов» при отсутствии материальной почвы русский язык оставался единственным реальным средством сохранения деконструированного единства стран и народов, имевших общую историю, культуру и до недавнего времени государственность, «последним мостом», связывающим «вдруг ставших иностранцами» соотечественников с исторической Родиной. При отсутствии других, менее очевидных оснований он стал средством гуманитарного сопровождения формализованных и неформализованных институтов интеграции постсоветского пространства.

С момента образования Содружества независимых государств, согласно ст. 35 его Устава, русский язык является рабочим языком этой организации2.

Свое логическое развитие стратегия укрепления позиций русского языка как интеграционного фактора на территории Содружества получила в федеральной целевой программе «Русский язык (2006-2010 годы)». В Постановлении Правительства РФ от 29 декабря 2005 года №833 говорилось, что она принимается в целях «развития интеграционных процессов в Содружестве Независимых Государств». Одной из важнейших задач программы являлось «обеспечение эффективного функционирования русского языка как основы развития интеграционных процессов в СНГ»3.

Следующая федеральная целевая программа «Русский язык» на 2011-2015 годы ставила задачу «поддержки русского языка как основы развития интеграционных процессов в государствах - участниках Содружества Независимых Государств» в качестве стратегического направления внешнеполитической деятельности Российской Федерации.

Наполнение интеграционных процессов постсоветского пространства новым качеством, далеко выходящим за рамки «цивилизованного развода», неизбежно обусловило усложнение задачи, связанной с сохранением русского языка. Сопровождая организационное становление наднациональных институтов СНГ, он тем не менее уходил с доминирующей роли на второстепенную, уступая место стратегиям, хотя их реализация вне сохранения языкового единства многократно усложнялась.

Разноскоростное, разновеликое по глубине и нелинейное по своей сути, но все же развитие сотрудничества в рамках постсоветских институтов интеграции способствовало обретению русским языком статуса инструмента экономического, культурного, военно-политического и гуманитарного взаимодействия.

Объективная потребность совершенствования механизма сближения стран, входящих в интеграционное сообщество на постсоветской территории, обусловила актуальность сохранения и приумножения единого социокультурного пространства, неотъемлемым компонентом которого является русский язык.

Еще одним фактором усиления значения русского языка в посткоммунистической реальности стала актуализация феномена «Русский мир», когда этот термин прозвучал в речи Президента России В.В.Путина на Всемирном конгрессе соотечественников (2001 г.) и в выступлении (Санкт-Петербург, 2006 г.) в связи с предстоящим Годом русского языка. Весной 2014 года, полемизируя с утверждением о том, что «у народа, как и общности людей, нет своих особенностей», В.В.Путин отметил черту культурного опыта нашей страны, которая, «как пылесос, втягивала в себя представителей различных этносов, наций, национальностей. Кстати говоря, на этой основе создан не только наш общий культурный код, но и исключительно мощный генетический код, потому что за все эти столетия и даже тысячелетия происходил обмен генами... Мне кажется, что русский человек, или, сказать пошире, человек русского мира, прежде всего думает о том, что есть какое-то высшее моральное предназначение самого человека, какое-то высшее моральное начало. И поэтому русский человек, человек русского мира, он обращен больше не в себя, любимого… Хотя, конечно, в бытовой жизни мы все думаем о том, как жить богаче, лучше, быть здоровее, помочь семье, но все-таки не здесь главные ценности, он развернут вовне...»4

Не умоляя значение идеи «Русского мира» как фактора «мягкой силы», способствующего продвижению национальных интересов, идея, озвученная Президентом России, заключалась прежде всего в определении «Русского мира» в качестве средства, смысла, механизма, обслуживающего формирование трансграничной и даже транснациональной идентичности приверженцев русского культурного кода, создающего дополнительный потенциал открытости современной России, в том числе в реновации цивилизационного диалога с народами и странами постсоветского пространства.

Имплементация «Русского мира» в академическом дискурсе и международной практике, как и восстановление современной Россией статуса самостоятельного центра мировой политики в целом, встречают серьезное сопротивление. Многие ученые и политики склонны видеть в продвижении самой идеи прямую угрозу суверенным интересам стран и народов.

В духе таких опасений эксперт из Израиля А.Ниренборг назвал свою статью, опубликованную в том числе и в России, «Путин пугает «Русским миром». «Многие постсоветские республики, - пишет он, - опасаются, что Россия снова поглотит их в соответствии с концепцией «Русского мира»5. Имея в виду именно посягательство на независимость, лидер Белоруссии А.Г.Лукашенко на пресс-конференции для СМИ (25 января 2015 г.) жестко заявил: «А если есть здесь считающие, что белорусская земля - это часть, ну как они говорят сейчас, «Русского мира» и чуть ли не России - забудьте»6. Тот же рефрен присутствовал в ежегодном Послании Президента Белоруссии к парламенту страны (28 апреля 2015 г.): «Русский мир» - это не про нас»7. Однако попытки связать концепцию «Русского мира» с имперскими притязаниями России не соответствуют ее содержанию, которое, в отличие от «российской цивилизации», «отсылает не к государству - России, а к духовной, нематериальной составляющей - культуре, языку»8

Более релевантна позиция, представляющая феномен «Русского мира» в качестве инициативы, призванной «структурировать голос России в мире, за пределами своего исторического пространства». «Это не инструмент России, чтобы закрыться в себе, но путь диалога с миром»9.

Большинство исследователей, посвятивших свои труды концептуализации «Русского мира», отмечают его органическую связь с русским языком10.

Имея в виду прежде всего духовное наполнение феномена «Русский мир», вряд ли справедливо противопоставлять и даже представлять его в качестве альтернативы евразийским интеграционным проектам11.

«Русский мир» с точки зрения ценностного содержания, ориентированного на сохранение сформировавшегося в прошлом единого социокультурного пространства народов, объединяемых постсоветским регионом, является в значительной степени ускорителем интеграционных процессов, но никак не их препятствием.

В настоящее время понятие «Русский мир» пока носит больше идеологический характер, а вот наполнение его реальным практическим содержанием будет способствовать углублению сотрудничества новых независимых государств, во-первых, уже потому, что создаст комфортную среду проживания для еще многочисленной в странах ближнего зарубежья российской диаспоры, а во-вторых, генерируя условия конвергенции культурного опыта народов, объединенных на протяжении значительного периода истории единой государственностью, будет способствовать регенерации и репродукции общего гуманитарного, в том числе языкового, пространства, позволяющего использовать при интеграции не только политический, но и социальный потенциал.

Судя по наличию в ближнем зарубежье широкой социальной базы носителей идеи «Русского мира», сохраняется достаточный потенциал его развития.

По данным социологического исследования, проведенного Институтом стран СНГ по гранту Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом, в 2017 году половина из опрошенных русскоязычных граждан Молдавии и более половины в других странах постсоветского пространства самоидентифицируются российскими соотечественниками и более 70% (кроме Армении) испытывают в связи с принадлежностью к «Русскому миру» чувство гордости и спокойной уверенности12

Функционально усложненная задача, стоящая перед русским языком в интеграционных процессах на постсоветском пространстве, нашла свое отражение в третьей федеральной целевой программе «Русский язык» на 2016-2020 годы. Среди других целей программы декларируется установка на «продвижение, поддержку и укрепление позиций русского языка, а также популяризацию российской науки, культуры и образования в государствах - участниках Содружества независимых государств. В рамках программы будут организованы и проведены комплексные, как традиционные, так и новые, мероприятия просветительского, образовательного и научно-методического характера, обеспечивающие расширение географии и сфер применения русского языка, поддержку и укрепление позиций русского языка, популяризацию российской науки, культуры и образования в государствах - участниках Содружества независимых государств»13.

Заметное возрастание востребованности русского языка в странах СНГ связано как с преодолением проблем первого этапа суверенизации постсоветских республик, так и с постепенным обретением «бенефициаром» языкового влияния, Россией, собственной стратегии общественного развития.

Ставшая в значительной мере фактором политического «размежевания» стран и народов, входивших в Советский Союз, национальная мобилизация явилась самым эффективным инструментом, позволившим сместить фокус общественных настроений населения новых независимых государств, имея в виду падение уровня жизни, с катастрофических проблем первого этапа суверенизации.

С другой стороны, инициируемая постсоветскими режимами национальная мобилизация преследовала цель создания необратимых гарантий приватизации элитными сообществами новых независимых государств «советского достояния» и природной ренты.

Вместе с тем нерелевантность национальной мобилизации долгосрочным целям общественного развития, формирование суверенного экономического комплекса и большой отток русскоязычного населения в значительной мере сгладили остроту факторов, вызывавших отторжение российской культуры, и способствовали созданию комплементарных условий для возвращения русского языка в качестве средства межнационального общения, а в отдельных случаях - укрепления его статуса второго официального.

Фактором, способствующим реновации русского языка как инструмента интеграции постсоветского пространства, стало освобождение новых независимых государств, а также России от навязанных «обязательств» воспроизводства западной демократической модели развития. Осознание невозможности укоренения в отечественной культурной среде партикулярного опыта институализации демократии и явное несоответствие потребностям модернизации общества абсолютных «лекал» социально-политического развития обусловили ускорение самоидентификации российского социума в многомерном и разноликом цивилизационном мейнстриме. Возвращение России на суверенную траекторию развития способствовало росту ее международного имиджа и авторитета, что, безусловно, положительно отразилось на позиции русского языка в ближнем зарубежье.

Укрепление суверенитета и достижение экономической стабильности России обусловили рост ее притягательности как центра постсоветской интеграции, что в том числе способствовало и увеличению численности диаспор и трудовых мигрантов из стран ближнего зарубежья.

Так, по официальным данным, численность армянской диаспоры с начала 1990-х годов по 2010 год увеличилась в два с половиной раза, азербайджанской - в два раза14.

Только за январь-сентябрь 2017 года в Российскую Федерацию въехало 9 млн. 380 тыс. граждан стран ближнего зарубежья, в том числе 19,4% из Украины, 14,2% из Узбекистана, 9,9% из Казахстана и т. д.15.

Диаспоры и трудовые мигранты из стран СНГ (несмотря на ограниченные возможности культурной адаптации) добровольно или вынужденно воспринимают экзистенциальные основания российского социума, в том числе языка.

Рост международного влияния России приостановил сокращение функционального пространства русского языка, а затем регенерировал тенденцию к его расширению в ближнем зарубежье.

Например, в Азербайджане эксперты считают: «Ареал и влияние русского языка и русской культуры в Азербайджане существенно шире, чем удельный вес русских в населении республики (не более 1,3%). В настоящее время основными носителями русского языка и культуры являются не столько русские, сколько русскоязычные горожане, основную часть которых составляют этнические азербайджанцы»16.

Значительная часть азербайджанской элиты остается субъектом российского культурного и интеллектуального процессов.

По свидетельству одного из директоров бакинской общеобразовательной школы, «европейская или арабская культура ощущается все-таки как чужая, русская же для многих остается почти родной»17. Русский язык в стране является не только языком межнационального общения, но и широко используется во многих государственных учреждениях, судопроизводстве и повседневной жизни (в магазинах, гостиницах, банках, на рынках и т. д.). Министерством образования республики стали издаваться учебные пособия по развитию русской речи для служащих министерств и ведомств. Так, например, в 2015 году были подготовлены и распространены учебное пособие и практические задания по развитию русской речи для курсантов Академии МЧС Азербайджана и других ведомств.

В Армении, согласно результатам опроса «Кавказского барометра» (Caucasus Barometer - 2015), подавляющее большинство опрошенных владеет русским языком, около 70% владеет хорошо18

Русский язык является языком межнационального общения многочисленных диаспор Грузии. Так, азербайджанцы и армяне в этой стране общаются между собой по-русски.

Более 2/3 граждан Молдавии (без учета Приднестровья) свободно владеют русским языком. И это несмотря на то, что с 2017/18 учебного года русский язык, в соответствии с новым Кодексом об образовании, получит статус иностранного и будет изучаться в национальных школах факультативно.

В Казахстане русский язык является первым по уровню владения и распространения, а также вторым по числу носителей. За последние три года в Казахстане принят ряд документов, имеющих отношение к положению и развитию русского языка в стране: Концепция культурной политики Республики Казахстан, Концепция укрепления и развития казахстанской идентичности и единства, Патриотический акт - «Мəнгiлiк Ел», Концепция развития Ассамблеи народа Казахстана (до 2025 г.), Государственная программа развития образования и науки Республики Казахстан на 2016-2019 годы. В перечисленных актах русский язык рассматривается как один из языков в стратегии триединства языков: казахского, русского и английского.

По данным последней переписи населения Киргизии 2009 года, о своем владении русским языком заявило 48% населения страны19.

В Узбекистане, несмотря на определенный отток в 1990-х годах носителей русского языка, он не утратил своих позиций и в целом проявил социальную устойчивость. Хотя русский язык был формально уравнен с языками других нетитульных народов, сегодня в Узбекистане он продолжает оставаться вторым, после узбекского, языком общения. За последнее время усилился интерес граждан Узбекистана к изучению русского языка.

Попытка упрощенно представить приостановку дерусификации узбекского социума исключительно потребностями трудовой миграции в Россию не отражает реального положения дел.

Во-первых, существует общественная потребность обеспечения межнационального общения. В узбекских городах до 60% русско-язычных представителей, а более сотни этнических диаспор предпочитают взаимодействовать на русском языке.

Во-вторых, осознавая резкое падение уровня образования на языке титульной нации, узбекская элита отдает предпочтение обучению на русском языке. Из-за общественной потребности знания русского языка сотрудники Росзарубежцентра в Узбекистане значительно расширили свою деятельность: обеспечивают учебниками школы, организуют языковые курсы, создают группы продленного дня с обучением на русском языке как в русскоговорящих, так и национальных школах20.

Возвращается интерес к русскому языку в странах Балтии.

Например, несмотря на то что с 1995 года в Эстонии русский язык стал иностранным и языком национального меньшинства, уже с начала 2000-х годов наблюдается рост числа граждан, изучающих его самостоятельно или дополнительно. В Эстонии русский язык в 1990-х годах активно выдавливался, в том числе из системы образования. Однако туризм, и в частности туристы из России, серьезно подпитывают экономику этой страны. Половина туристов, приезжающих в Эстонию, это, как правило, туристы из Российской Федерации. Поэтому сейчас все больше детей в эстонских школах выбирают русский язык для изучения, чтобы потом работать в сфере туризма, то есть развитие экономики очень часто влияет на выбор языка обучения.

Уверенность в устойчивости восстановления единого русско-язычного пространства в постсоветском регионе вселяют и тенденции к расширению его образовательного поля.

В последние несколько лет практически во всех постсоветских государствах расширились возможности получения образования на русском языке, что непосредственно связано с возросшим запросом на его использование в различных сферах жизнедеятельности.

В постсоветских государствах Центральной Азии в последние годы взят курс на формирование многоязычного образования, одним из языков во всех странах является русский.

В Казахстане все образовательные организации, независимо от форм собственности, согласно нормативным актам должны обеспечивать знание учащимся казахского языка как государственного, и русского языка, и одного из иностранных языков. Русский язык наравне с государственным языком является обязательным учебным предметом как в государственных, так и негосударственных учебных заведениях и входит в перечень дисциплин, включенных в документ об образовании.

Удельный вес школ с русским языком обучения и смешанных школ в общей системе среднего образования республики с 2013 года составляет неизменно 46,9%. Количество школьников, обучающихся на русском языке (857 тыс. человек), стабильно равно половине учащихся, обучающихся на казахском (1 млн. 660 тыс. человек). Студенты высших учебных заведений, получающих образование на русском языке, составляют почти 40% всего учащегося контингента вузов 
Казахстана21.

Осознавая роль и место русского языка в системе подготовки современных кадров, растущую потребность в специалистах, владеющих русским и английским языками, в 2014 году правительством Таджикистана была принята Государственная программа совершенствования преподавания и изучения русского и английского языков в Республике Таджикистан на 2015-2020 годы, где законодательно закреплены место русского языка в системе образования и приоритет в изучении русского и английского языков на всех образовательных ступенях, начиная с дошкольной.

В настоящее время в Киргизии разрабатывается программа по внедрению многоязычного образования, которая предполагает увеличение доли выпускников общеобразовательных организаций со знанием киргизского, русского и иностранного языков, а также увеличение количества дошкольных и общеобразовательных организаций с многоязычным обучением. Ежегодно число школьников, изучающих русский язык, увеличивается в республике на 5-6 тыс. человек22

Позитивный тренд расширения русскоязычного общеобразовательного пространства в последние годы отчетливо проявляется в Азербайджане. Количество учащихся в смешанных школах и школах с обучением на русском языке с 2013 по 2015 год увеличилось на 23 тыс. человек, а число студентов, получающих русскоязычное образование, - на 1100 человек23.

Позитивная ситуация наблюдается и в Армении. Здесь русский язык значится в числе иностранных языков, однако продолжает оставаться обязательным предметом и в школе, и в высших учебных заведениях (его изучают 350 тыс. армянских школьников и 50 тыс. студентов вузов)24.

Позитивные изменения происходят в Грузии, где в 2011 году преподавание русского языка в школах перестало быть обязательным, а число групп с образованием на русском в смешанных школах было сокращено вдвое. До 2016 года единый государственный экзамен для абитуриентов при поступлении в вузы проводился только на грузинском, армянском и азербайджанском языках. В 2016 году впервые стало возможно выпускникам русских школ сдать ЕГЭ на русском языке.

В последние несколько лет также и со стороны студентов стал увеличиваться интерес к изучению русского языка. Результаты социологического опроса, проведенного среди студентов вузов Грузии в 2016 году, показали, что мотивацией для изучения русского языка является необходимость знать его по работе - так ответили более 30% опрошенных, для повышения знаний и профессионального уровня - 20%25.

Положительное отношение к русскому языку в образовании страны в основном происходит на уровне общественных инициатив и деятельности некоторых фондов, настроенных на сохранение русского культурного пространства. Можно предположить, что гражданская инициатива и желание народа изучать русский язык уже сами по себе являются первыми признаками изменения ситуации к лучшему.

Значительную роль в использовании русского языка в постсоветских государствах играет обучение в высших учебных заведениях России студентов из ближнего зарубежья. 2017 год стал рекордным с точки зрения организации вузовского набора по квотам Россотрудничества - на одно место претендовало более шести абитуриентов.

Росту влияния русского языка на постсоветском пространстве, с недавнего времени ставшего одним из центральных инструментов «мягкой силы», способствовала активизация информационного присутствия России.

На территории Азербайджана транслируются все российские телевизионные каналы, а 80% эфирного времени центрального национального канала СВЛ занимают программы на русском языке.

В Армении существует три русскоязычных печатных издания, четыре русскоязычных веб-версии армянских печатных газет, два русско-язычных интернет-СМИ, семь русскоязычных версий армянских интернет-СМИ, две радиостанции, вещающие на русском языке, существуют и действуют на русском языке семь сайтов высших официальных органов власти: президента, правительства, Национального собрания и др.

Из 254 иностранных теле- и радиоканалов, зарегистрированных в Казахстане, 80 (31,5%) вещают на русском и других языках и 136 (53,5%) - на русском26.

Следует отметить, что повышение роли и места русского языка в национальном социальном процессе происходит зачастую не благодаря, а вопреки официальному политическому курсу. Политика в отношении русского языка нередко опосредована краткосрочными целями достижения конкретных преференций, как правило, являясь заложницей текущей политической ситуации в двусторонних отношениях с Россией. В таких случаях соображения конъюнктуры берут верх над долгосрочной тенденцией интеграции, проявляющейся в том числе в сохранении и развитии ее русскоязычного культурно-коммуникационного ресурса.

На фоне общего роста востребованности русского языка в СНГ явной аномалией выглядят официальные акции, направленные на его ущемление.

Так, например, вступает в противоречие со ст. 2 действующей Конституции Республики Таджикистан, принятой 5 октября 2009 года, закон «О государственном языке», не предусматривающий сохранения за русским языком статуса «языка межнационального общения», закон устанавливает наказание для юридических и физических лиц за использование иных языков, кроме государственного, в политической, социальной, культурной, научной и экономической сферах, за исключением бытового общения и взаимодействия с иностранными гражданами и организациями. Языковая политика официального Душанбе звучит диссонансом общего возрастания востребованности русского языка в республике.

Учитывая явную недостаточность материального и педагогического обеспечения обучения таджикских граждан русскому языку, председатель Совета Федерации В.И.Матвиенко считает целесообразным обеспечить привлечение 30 учителей из России для его преподавания в школах Таджикистана. При поддержке Россотрудничества и центров «Русский мир» в республике проводятся курсы повышения квалификации для педагогов-русистов.

Посол России в Таджикистане И.Лякин-Фролов недавно отметил, что представители таджикского академического сообщества выступили с инициативой по расширению обучения на русском языке, добавив к непосредственному его преподаванию обязательные русскоязычные уроки труда, домоводства и физкультуры. Согласно данным Минобразования Таджикистана, диссертационные работы во всех советах Республики Таджикистан, в том числе в советах при Таджикском национальном университете и Академии образования Таджикистана, пишутся и защищаются на русском языке.

В Киргизии в 2013 году начался перевод делопроизводства на государственный язык. Постановлением Правительства КР от 5 марта 2013 года были определены меры по обучению государственных и муниципальных служащих государственному языку и внесены соответствующие изменения в закон «О государственном языке». Реформа запланирована таким образом, что с 1 января 2014 года практически все государственные и местные органы самоуправления на территории Киргизии были обязаны вести делопроизводство исключительно на государственном языке. Такие шаги официальных кругов Киргизии противоречат отмеченному Министерством иностранных дел России возрастанию интереса к русскому языку в этой стране «после некоторого спада (1990-1996 гг.)».

Отмечается, что русский язык киргизы рассматривают как необходимый компонент построения карьеры в самой республике, а не только как необходимость для работы в России.

В зависимости от политической конъюнктуры проявляются негативные моменты в отношении русского языка и в Белоруссии.

Так, с осени 2013 года в минском общественном городском транспорте из объявлений был полностью исключен русский язык. Причем к чемпионату мира по хоккею 2014 года все белорусские наименования станций и улиц были продублированы латиницей (транслитерация с белорусского). Возможность такого шага была объяснена необходимостью «передачи белорусских наименований латинским алфавитом, который принят во всем мире как универсальный», сохранив при этом «оригинальное звучание».

Как считает большинство экспертов, демонстрация значимости турецкого вектора внешней политики, не учитывающая неконструктивный опыт Азербайджана, Узбекистана и Туркменистана, явилась основанием для решения Президента Казахстана о переходе национального алфавита на латиницу, хотя аналогичная реформа в других постсоветских государствах в 1990-х годах, по мнению многих азербайджанских и узбекских политиков, «нанесла урон национальной культуре»27.

В условиях расширяющегося вследствие политической ангажированности зазора между официальной политикой и общественной востребованностью русского языка в странах ближнего зарубежья особую роль играют средства публичной дипломатии, направленные на упрочение российского культурного присутствия, в значительной мере способствующие поддержанию комплементарного климата, в том числе в расширении функционирования русского языка. Значимость этого механизма сохранения и развития языкового единства как фактора интеграции постсоветского пространства отметили участники форума «Публичная дипломатия на евразийском пространстве», организованного в июле 2017 года Санкт-Петербургским государственным университетом28.

Глобализация мирового культурного пространства, обусловившая, с одной стороны, интеграцию языкового коммуникационного контекста, а с другой - возрастание значения языков всех народов и этносов как самостоятельных цивилизационных ценностей, внесла свою лепту в сохранение русскоязычного постсоветского пространства. Осуществление политически ангажированных мероприятий, ущемляющих право меньшинств, в том числе русскоговорящих граждан, запрет на использование собственного языка, все чаще вступает в противоречие с трендом, формирующим открытое культурное поле*. (*Недавние события в Каталонии дали повод международным организациям задуматься над последствиями игнорирования официальными структурами такого права, в том числе нежелание Мадрида признать требование каталонцев на свободное функционирование их языка, что привело к обострению политической ситуации в стране.)

Официальные европейские политические структуры, несмотря на свой антагонизм к «рецидивам российского присутствия» в странах Восточной Европы, вынуждены обращать внимание на проблему соблюдения прав русскоязычного населения Прибалтики в части использования русского языка.

Значительный резонанс получила проблема, связанная с принятием на Украине закона «Об образовании», ограничивающего обучение не только на русском, но и других, в том числе европейских, языках. Согласно ст. 7 этого закона, с 2020 года предполагается ликвидировать образование на языках нацменьшинств.

Свое несогласие с законом уже заявили официальные органы Болгарии, Польши, Румынии, Молдавии, Венгрии и Греции. Наиболее жесткую позицию заняло руководство Венгрии, которое пообещало блокировать все евроинтеграционные инициативы Киева.

Политизированное решение украинских властей, направленное прежде всего против русскоязычного населения и России, противоречит основополагающим европейским документам, что не согласуется с курсом Украины на интеграцию с Европейским союзом. Помимо того что законодательная инициатива Киева противоречит ст. 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающей дискриминацию по национальному признаку, эта правовая акция не согласуется с принятой ОБСЕ Парижской хартией для новой Европы, указывающей, что «этническая, культурная, языковая и религиозная самобытность национальных меньшинств будет защищена и что лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют право свободно выражать, сохранять и развивать эту самобытность». Как говорится в документе, «исполненные решимости способствовать богатому вкладу национальных меньшинств в жизнь наших обществ, мы обязуемся и впредь улучшать их положение. Мы признаем далее, что права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, должны полностью уважаться, как часть всеобщих прав человека»29.

Укреплению позиций русского языка и повышению его роли в интеграционных процессах на постсоветском пространстве способствует взвешенная конструктивная внешняя политика России. Заметно более продуманной стала реакция ее руководства на неконструктивные действия правительств стран ближнего зарубежья, в том числе в отношении наших соотечественников. Особенно показательной стала позиция России к политическим актам украинских властей, противоречащим ранее имевшимся договоренностям30. Это касалось введения с января 2018 года положения об установлении особых процедур для граждан России, пожелавших посетить Украину31. Имея в виду неослабевающий поток украинских граждан, въезжающих в Россию, ее руководство посчитало нецелесообразным зеркальный ответ на односторонние действия Киева.

Согласно официальным данным украинских властей, поток украинцев, посещающих Россию, увеличивается на фоне неадекватного ожиданиям спада аналогичного потока в Европу. По свидетельству МЭРТ Украины, количество украинцев, посетивших Россию в 2016 году, составило 4,1 млн. человек, а в 2017 году - 5,7 миллиона. За этот же период поток украинцев, посетивших Польшу, уменьшился на 45%32.

Безусловно, взвешенная реакция Москвы на недружественные шаги Киева будет препятствовать полному разрыву культурного диалога двух народов, в том числе в сфере сохранения языкового единства.

Таким образом, оценивая место и роль русского языка, можно сказать, что он является фактором, в значительной степени обеспечивающим не только сохранение единого социокультурного постсоветского пространства, но и индикатором, а также средством активизации интеграционного процесса. Все это убеждает в неизбежности возрождения России в качестве ведущего актора мировой политики с позицией, определяемой не мелкими конъюнктурными соображениями и не подстраиванием под одобрение внешних советников, а ориентированной на долгосрочную стратегию обретения статуса обновленного центра регионального сообщества.

 1http://kro=krim.narod.ru/ZAKON/spravrus.htm

 2Устав Содружества Независимых Государств // www.cis.minsk.by/page.phpid=180

 3Цит. по: Егоров В.Г., Болтовский С.О. Русский язык на постсоветском пространстве // Обозреватель-Observer. 2011. №11. С. 57-65.

 4Владимир Путин: «Патриотизм - неотъемлемая суть нашего народа» (17 апреля 2014 г.) // http://ruskline.ru/news_rl/2014/04/17/vladimir_putin_patriotizm_neotemlemaya_sut_nashego_naroda

 5Ниренборг А. Путин пугает «Русским миром» // tehnowar.ru/23162-putin-pugaet-russkim-mirom-nrg-izrail.html

 6http// www.segnum.ru/news/polit/1889647.html

 7http //wwwbbc.co.uk/Russian/international/2015/04/150429_lukashenko_address

 8Гронский А.Д. Русский мир в поисках содержания // Россия в глобальной политике. 2017. Спецвыпуск. Сентябрь. С. 152.

 9Ларюэль М. Русский мир. «Мягкая сила» России и геополитическое воображение // www.ponarseurassia.org/user/233

10Пивовар Е.И. Русский язык и русский мир как факторы социокультурного диалога на постсоветском пространстве // Гуманитарные чтения РГГУ-2010. Пленарное заседание «Диалог культур и партнерство цивилизаций: формирование глобальной культуры. М., 2010. С. 167-170; Тишков В.А. Русский язык и русскоязычное население в странах СНГ и Балтии // http://valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/publikacii/russkij_yazyk_i_russkoyzychnoe_n

11Ларюэль М. Указ. соч.

12Итоговый отчет о целевом использовании гранта, предоставленного автономной некоммерческой организации «Институт диаспоры и интеграции» («Институт стран СНГ») на проведение исследования «Анализ правового положения соотечественников, проживающих в странах постсоветского пространства». М., 2017. С. 383, 384.

13Федеральная целевая программа «Русский язык» на 2016-2020 годы. Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 20 мая 2015 г. №481 (с изменениями на 31 января 2017 г.) // http://docs.cntd.ru/document/420275135

14Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. // http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/vol4/pub-04-06.pdf

15В МВД России сообщили о сокращении количества мигрантов на территории России. 27 октября 2017 г. // http://ru.sputniknews-uz.com/migration/20171026/6670088/uzbeki-2e-mesto-migrantov.html

16Бахревский Е.В. Как избежать «горя от ума» в Азербайджане? Культурно-информационная политика России на постсоветском пространстве на примере Азербайджана // Россия в глобальной политике. Спецвыпуск: Атлас общественной дипломатии.2017. С. 219.

17Там же.

18Caucasus Barometer 2015 Armenia dataset. (2015) Knowledge of Russian // http://caucasusbarometer.org/en/cb2015am/KNOWRUS/

19Население Кыргызстана / Под ред. З.Кудабаева, М.Гийо. Бишкек, 2004. С. 109-157.

20Узбекистан: Русский язык уходит. И узбекский не остается // Международная федерация русскоязычных писателей (МФРП) - International Federation of Russian-speaking Writers (IFRW) / Registration №6034676. London. Budapest // http://fb.ru/article/269731/russkie-v-uzbekistane-skolko-russkih-v-uzbekistane-i-kak-im-jivetsya

21Отчет о целевом использовании гранта, предоставленного автономной некоммерческой организации «Институт диаспоры и интеграции» («Институт стран СНГ») на проведение исследования «Анализ правового положения соотечественников, проживающих в странах постсоветского пространства». М., 2016. С. 25-30.

22Кравченко Л.И. Русские в Киргизии // http://rusland.ru/analytics/kyrgyztan-ocherk-s-rossiyskoy-storony

23Отчет о целевом использовании гранта, предоставленного автономной некоммерческой организации «Институт диаспоры и интеграции» («Институт стран СНГ») на проведение исследования «Анализ правового положения соотечественников, проживающих в странах постсоветского пространства». М., 2017. С. 11-12.

24Там же. С. 29-31.

25Там же. М., 2016. С. 5-55.

26Там же. М., 2016. С. 30.

27Назарбаев подписал указ о переходе казахского алфавита на латиницу // https://www.novorosinform.org/news/76722

28Публичная дипломатия на евразийском пространстве // http://ruskline.ru/news_rl/2017/07/14/publichnaya_diplomatiya_na_evrazijskom_prostranstve/

29Парижская хартия для новой Европы // OSCE.org/ru/mc/395207?download=true

30Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о безвизовых поездках граждан Российской Федерации и Украины (Москва, 16 января 1997 г.) (с изменениями и дополнениями). Статья 1 // http://base.garant.ru/1155442/#ixzz4yOWVrPvX

31Указ Президента Украины от 30.08.2017 №256/2017 «О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 10 июля 2017 года «Об усилении контроля за въездом в Украину, выездом из Украины иностранцев и лиц без гражданства, соблюдением ими правил пребывания на территории Украины» // http://vobu.ua/rus/documents/item/ukaz-prezydenta-ukrainy-vid-300817-r-256-2017-pro-rishennia-rady-natsionalnoi-bezpeky-i-oborony-ukrainy-vid-10-lypnia-2017

32Госпогранслужба констатирует увеличение количества выезжающих в Россию украинцев в 2017 году // РИА Новости Украина 24.10.2017 // rian.com.ua/society/2017/1024/1028825555/Ukrainian-russia-travel.html

Россия. Казахстан. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441283 Владимир Егоров, Владимир Штоль


Казахстан. СНГ. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 28 декабря 2017 > № 2451105 Тулеген Аскаров

Виды на концовку года неплохие

Оптимистичная оценка правительством предварительных итогов внешней торговли Казахстана в этом году в принципе отвечает раскладу отечественных статистиков на эту тему.

Тулеген АСКАРОВ

Из их выкладок следует, что за 10 месяцев уходящего года внешнеторговый оборот нашей страны вырос на 25,6% по сравнению с тем же периодом прошлого года до $62 млрд 107,2 млн. Что особенно радует, так это значительное опережение темпов увеличения экспорта по сравнению с импортом – соответственно на 32,5% до $38 млрд 488,9 млн и 15,8% до $23 млрд 618,3 млн. В итоге такого значительного разрыва по динамике резко выросло положительное сальдо внешней торговли Казахстана – в 1,7 раза до $14 млрд 870,6 млн. Для сравнения: в прошлом году по итогам 10 месяцев этот показатель составил $8 млрд 658,4 млн. Как нетрудно подсчитать, в абсолютном выражении сальдо увеличилось на $6 млрд 212,2 млн.

Конечно, заслуга чиновников в этом статистическом прогрессе невелика– главную роль сыграли рост мировых цен на нефть и металлы вместе с восстановлением внешнего спроса на казахстанский сырьевой экспорт. Правда, как подчеркнул на недавнем заседании правительства министр национальной экономики Тимур Сулейменов, значительно увеличились поставки за рубеж и обработанной продукции – жиров и масел, готовых пищевых жиров (86,2%), сахара и кондитерских изделий (55,4%), готовых продуктов из зерна злаков, муки, крахмала и молока, мучных кондитерских изделий (19,7%), текстильных материалов и изделий (66,1%), хлопкового волокна (28,1%).

Главным источником статистического позитива в этой сфере по-прежнему остается торговля Казахстана со странами так называемого дальнего зарубежья. Наш экспорт на этом направлении вырос на 33,2% до $31 млрд 984,7 млн при гораздо меньших темпах роста импорта из них на 9,1% до $12 млрд 482,2 млн. А это в свою очередь привело к увеличению положительного торгового сальдо на данном направлении на 55,1% до $19 млрд 502,5 млн.

Причина, по которой этот результат оказался больше итогового по всему внешнеторговому обороту Казахстана, все та же – это отрицательное сальдо нашей страны в торговле с партнерами по СНГ и Евразийскому экономическому союзу, ключевым источником которого выступает огромный перекос в отношениях с Россией в пользу северного соседа. Хотя казахстанский экспорт в Россию и вырос на 33,1% до $3 млрд 682,6 млн, заметно увеличился и объем ввоза товаров из нее к нам – на 26,1% до $9 млрд 194,6 млн. В итоге у Казахстана с этим партнером сложилось отрицательное сальдо торговли в минус $5 млрд 512,0 млн, тогда как в прошлом году 10 месяцев было минус $4 млрд 523,3 млн.

Кроме России, в торговле с государствами – членами ЕАЭС негативный результат сложился у нашей страны в отношениях с Беларусью (минус $340,6 млн) и Арменией (минус $2,5 млн), тогда как с Кыргызстаном сохраняется положительное сальдо в $191,8 млн. А общий итог на этом направлении, как следует из данных статистиков, составил минус $5 млрд 663,2 млн, что, конечно, выглядит парадоксальным на фоне значительного ослабления тенге к рублю в последние годы.

Аналогичный отрицательный результат сложился и в торговле Казахстана с партнерами по СНГ на уровне минус $4 млрд 631,9 млн. Здесь потери компенсируются главным образом за счет значительного по величине положительного торгового сальдо в отношениях с Узбекистаном ($356,3 млн), Украиной ($490,9 млн) и Таджикистаном ($113,8 млн).

Что касается прогнозов по динамике показателей внешней торговли в конце уходящего года, то нужно учесть, что в октябре по сравнению с сентябрем объем экспорта из Казахстана снизился на 2,9% до $4 млрд 15,1 млн. Не отличались стабильностью его значения и на протяжении 10 месяцев. К примеру, выше отметки в $4 млрд статистики зафиксировали месячные объемы экспорта только в апреле, мае, сентябре и октябре. По импорту же, напротив, вполне очевидна тенденция к росту его объема по месяцам за исключением февраля, июня и июля. А в октябре к сентябрю по этому показателю сложился прирост почти на 7% до $2 млрд 659,4 млн.

Казахстан. СНГ. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 28 декабря 2017 > № 2451105 Тулеген Аскаров


Казахстан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438627 Зарема Шаукенова

Зарема Шаукенова: «Мы стоим на пороге больших перемен в Центральной Азии»

На днях Казахстан отметил День независимости, грядут новогодние праздники. Все это – прекрасный повод для того, чтобы подвести итоги года и попытаться заглянуть в будущее. Своим мнением с порталом «Евразия. Эксперт» поделилась Зарема Шаукенова – доктор социологических наук, профессор, директор Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан (KAZISS). Предлагаем вниманию читателей первую часть интервью.

- Зарема Каукеновна, в 2018 г. Казахстан станет председателем Совета Безопасности ООН. Естественно, Астана будет использовать эту площадку для продвижения своих инициатив. На чем, по вашему мнению, сосредоточится официальная Астана?

- Казахстан вступает в права председателя Совета Безопасности ООН в январе 2018 г. и будет исполнять эти обязанности в течение месяца. В принципе, это открытая информация, и во всем мире знают, с какой повесткой выходит Казахстан на Совет Безопасности ООН. Именно за международные инициативы и за тот факт, что Казахстан является ответственным участником международного сообщества, он и получил поддержку большинства членов этой организации – 138 из 193.

Данной победе предшествовал большой этап практической работы Казахстана на международном уровне и ряд крупных побед казахстанской дипломатии. Это и созыв СВМДА, председательство в ОБСЕ, саммит ОБСЕ в Астане, съезды мировых религий, председательство в СМИД ОИК, преобразование ОИК в Организацию Исламского сотрудничества, проведение ЭКСПО-2017, переговоры по Сирии, которые проходят в Астане.

В то же время ядром казахстанского председательства в СБ ООН должна стать тематика нераспространения оружия массового уничтожения.

Речь идет о нераспространении ядерного, биологического и иных видов вооружений. При президенте работает комиссия по нераспространению оружия массового уничтожения. Ее создание президент анонсировал в видеообращении к странам-участницам ОБСЕ, когда Казахстан вступал в права председателя этой организации в январе 2010 г.

Таким образом, между январем 2010 г. и январем 2018 г. имеется взаимосвязь, но вместе все эти даты связаны с историческим днем 29 августа 1991 г., когда Нурсултаном Назарбаевым был подписан Указ о закрытии Семипалатинского ядерного полигона. 4 декабря 2017 г. на 62-ом заседании Генассамблеи ООН вновь была подтверждена поддержка проведения 29 августа как Международного дня действий против ядерных испытаний. То есть международное сообщество продолжает поддерживать усилия Казахстана в области режима ядерного нераспространения. Этот день празднуется с 2010 г. Тем самым ООН признается лидирующая роль Казахстана в сфере режима нераспространения.

Казахстан сформировал солидный портфель международных инициатив, чтобы по ним начать работать в рамках СБ ООН.

Судьба Аральского моря – это огромная беда, затрагивающая народы Узбекистана и Казахстана. А фактически это общемировая проблема. Потому что нарушена экосистема. С огромных площадей когда-то четвертого по площади озера мира теперь в воздух поднимаются миллиарды тонн пыли и солевых отложений.

Казахстан отличается тем, что выдвигает крупные гуманитарные проекты. Их решение не так уж и невозможно, даже если взять Аральское море. Президент предложил крупным военным державам ежегодно отчислять по 1% от их военных бюджетов.

Если совокупный военный бюджет в мире достигает $1,4 трлн, то мы можем получить на программы развития порядка $14 млрд. Это необходимые средства для международного сообщества. Например, для того, чтобы решить проблему с голодом в Сомали, Йемене, Южном Судане и Нигерии необходимо $4,4 млрд. Собирается же только 10-15% от необходимых средств.

Сами видите, что тем для обсуждения на Совете Безопасности ООН имеется достаточно.

Крупным вопросом является принятие каталога антитеррористических мер, унификация определения терроризма, террористических организаций, религиозного экстремизма. Наконец, вопрос формирования глобальной антитеррористической коалиции под эгидой ООН, принятие всеобъемлющего документа по борьбе с терроризмом.

- С приходом к власти президента Шавката Мирзиёева мы видим активизацию Узбекистана в регионе. Между тем в казахстанском дискурсе тезис о региональном лидерстве Астаны присутствует довольно давно. Возможно ли соперничество между Ташкентом и Астаной за лидерство в регионе?

- Когда мы говорим о региональной стратегии Астаны, то подразумеваем стремление Казахстана к обеспечению синхронного развития центральноазиатских республик. Глава государства уже неоднократно отмечал, что невозможно процветание, когда соседи испытывают трудности. В этой связи стратегической целью для Казахстана является региональная интеграция.

В послании 2005 г. президент предложил создать Союз Центрально-азиатских государств (СЦАГ). Эта идея, думаю, в конце концов реализуется, потому что альтернативы объединению не существует.

Поэтому Казахстан позитивно рассматривает наметившиеся изменения в развитии Республики Узбекистан. В 2017 г. отмечен рост контактов на высшем уровне. То есть мы стоим на пороге больших перемен в казахстанско-узбекских отношениях. За январь-октябрь 2017 г. взаимный товарооборот достиг $1562 млн, что на 343 млн выше аналогичного периода 2016 г.

При этом контакты активизировались на уровне экспертов. В частности, сотрудники нашего института в течение года совершили три поездки в Узбекистан, где состоялись встречи с коллегами и руководством Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Республики Узбекистан. Последняя встреча в октябре была приурочена к 25-летию установления дипломатических отношений между странами. Было принято совместное коммюнике. Предполагается создание Экспертного совета.

Для нас отрадны любые конструктивные изменения в Центральной Азии, поскольку они укрепляют в целом конкурентоспособность и субъектность региона, а, следовательно, и все составляющие его страны. Так, мы видим, как входит в нормальное рабочее русло взаимодействие Казахстана и Кыргызстана.

Очень хороший посыл прозвучал на прошедшей 11-12 ноября в Самарканде международной конференции по обеспечению безопасности и устойчивого развития в Центральной Азии. Здесь министры иностранных дел Казахстана, Узбекистана и Туркменистана подписали договор о точке стыка государственных границ трех государств.

У Центральной Азии прорисовываются еще более масштабные перспективы по мере того, как будут происходить процессы реабилитации Афганистана. Казахстан, как известно, здесь также активно участвует, оказывая гуманитарную помощь этой стране, в Казахстане учатся афганские студенты.

То есть в вопросе развития Центральной Азии для всех работы будет достаточно. Соперничество – это удел тех, кто рассматривает вопросы в узком значении. Консолидация же региона, где проживает более 70 млн человек, будет иметь большое значение для развития всей Евразии. Такой взгляд дает понимание того, какое будущее может быть у нас, если мы будет объединяться.

- Ташкент инициировал проведение встреч лидеров стран Центральной Азии. Какие перспективы у этой площадки? Что, на ваш взгляд, надо обсудить и решить в первую очередь?

- Повестка для Центральной Азии достаточно обширная. Но самое главное, что здесь нельзя ждать быстрых результатов. Все связано с большой рутинной работой дипломатов, правительства, госорганов, национальных компаний.

Во-первых, это вопросы трансграничных рек. Во-вторых, это транспортные проекты. В-третьих, торговля. В-четвертых, противодействие религиозному экстремизму и терроризму, незаконная миграция, наркотрафик. В-пятых, проблемы стихийных бедствий, экологии, включая Аральское море. В-шестых, отдельно стоит реабилитация Афганистана.

Но, как показал состоявшийся форум в Самарканде, он позволяет привлечь внимание международного сообщества к большому региону, который некогда был на задворках мировых геополитических процессов. Сегодня он включается в глобальный мейнстрим.

С регионом следует считаться, в особенности в контексте успешного продвижения переговоров по принятию Конвенции о статусе Каспийского моря. Это еще один крупный сдвиг, намечающийся в региональном пространстве. Особенность региона – это отсутствие выходов к морям и океанам. Соответственно, необходимо развивать транспортную инфраструктуру, чтобы мы могли активно коммуницировать с внешним миром. Очень хорошая идея – это создание регионального информационного хаба.

Наконец, предстоит большая задача – это формирование в Астане Международного финансового центра, центра новых технологий на базе ЭКСПО.

Во всех этих вопросах требуются совместные усилия всех стран региона, поскольку это будет способствовать общему развитию центральноазиатского региона.

Продолжение следует.

Беседовал Антон Морозов, Алматы

Источник – Евразия.Эксперт

Казахстан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438627 Зарема Шаукенова


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 25 декабря 2017 > № 2437336 Данияр Акишев

Данияр Акишев: Нацбанк принимал взвешенные решения

Как формировался курс тенге, зачем поддерживать банки и какие задачи предстоит решить в 2018 году

Одним из важных трендов 2017 года стало замедление инфляционных процессов. В следующем году уровень годовой инфляции будет в новом целевом коридоре — 5−7%. Об этом в интервью центру деловой информации Kapital.kz сказал Председатель Национального банка РК Данияр Акишев. Он также прокомментировал вопросы формирования курса тенге, установления базовой ставки, «оживления» рынка государственных ценных бумаг.

— Данияр Талгатович, как вы оцениваете итоги 2017 года для финансовой системы? Каких поставленных целей удалось достичь? И остались ли нерешенные задачи?

— В рамках проведения денежно-кредитной политики Национальный Банк в 2017 году принимал меры, направленные на достижение основной цели — обеспечение стабильности цен в республике. Одним из важных трендов уходящего года стало замедление инфляционных процессов. На протяжении всего года инфляция в годовом выражении находилась в пределах целевого коридора Национального Банка 6−8% и в целом демонстрировала нисходящую траекторию. По итогам ноября индекс роста потребительских цен составил 7,3%, что ниже значения на конец прошлого года — 8,5%.

В целом, существовали риски выхода инфляции за рамки целевых показателей, однако такие негативные сценарии не реализовались в полной мере. Со стороны внешних параметров мы наблюдали более благоприятный, по сравнению с прошлым годом, фон: ситуация на мировых товарных и продовольственных рынках оставалась стабильной. В определенные периоды происходило усиление волатильности на внутренних товарных рынках, что оказывало сдерживающее воздействие на более значительное замедление инфляции и инфляционных ожиданий. В свою очередь, Национальный Банк принимал взвешенные решения на основе анализа фактических и прогнозных показателей и не допускал излишнего ужесточения денежно-кредитных условий.

Продолжилось осуществление режима свободно плавающего обменного курса. Курс тенге формировался на основе спроса и предложения на валютном рынке под воздействием фундаментальных факторов при минимальном вмешательстве Национального Банка. В течение года динамика внутренних и внешних факторов была разнонаправленной, ежедневные колебания обменного курса позволили непрерывно поддерживать обменный курс равновесным и не накапливать дисбалансы. То есть курс тенге выполнял функцию автоматического стабилизатора.

Началась реализация программы повышения финансовой устойчивости при обязательной поддержке со стороны акционеров банков. В ее рамках приняты меры по оздоровлению Казкоммерцбанка, а также оказана поддержка 5 другим крупным банкам.

Кроме этого, нам удалось создать условия для возобновления кредитования банками второго уровня. Кредитование экономики с начала года увеличилось на 3,2% и достигло 13,1 трлн тенге на конец октября 2017 года. Активизация кредитования происходит на фоне повышения деловой активности и увеличения потребительского спроса в результате смягчения денежно-кредитной политики.

К одним из положительных факторов также относится сохранение привлекательности тенговых депозитов, которое способствовало дальнейшему процессу дедолларизации в банковской системе и содействовало увеличению фондирования банков второго уровня в национальной валюте. Если уровень долларизации в январе 2016 года достигал своего максимального значения в 70%, то в текущем году на депозитном рынке мы наблюдаем паритет между валютными и тенговыми депозитами — уровень долларизации находится в пределах 48−50%.

Также были достигнуты определенные успехи в «оживлении» рынка государственных ценных бумаг, как краткосрочных нот Национального Банка, так и облигаций Министерства Финансов РК. Повышение ликвидности рынка государственных ценных бумаг критически важно для формирования безрисковой кривой доходности, которая является первоисточником информации для внутренних и внешних инвесторов в вопросе стоимости заимствования и служит сигналом в вопросе оценки ожиданий профессиональных участников. Наличие адекватной безрисковой кривой доходности решает ряд задач, в том числе способствует развитию фондового рынка, а также повышению эффективности процентного канала трансмиссионного механизма и денежно-кредитной политики в целом.

Еще одним положительным фактором можно отметить проведенные Национальным Банком до настоящего времени реформы, направленные на создание благоприятного инвестиционного климата в стране, защиту прав и интересов миноритарных инвесторов. Введенные законодательные инициативы позволили значительно расширить влияние миноритарных акционеров в деятельности общества, разграничить функции и полномочия органов управления общества, упростить процедуру разрешения корпоративных конфликтов, усилить фидуциарную ответственность менеджмента за вред, причиненный обществу, ввести независимый аудит хозяйственных товариществ.

Значимость реализованных Национальным Банком реформ была подтверждена международными экспертами Всемирного Банка в Отчете «Doing Business 2018», где Казахстан занял 1-е место среди 190 стран по индикатору «Защита миноритарных инвесторов», поднявшись с 2015 года на 63 позиции.

В качестве положительных факторов регуляторного характера можно отметить введение в действие законодательства о коллекторской деятельности, которым введен механизм досудебной медиации. Данный механизм позволяет наладить договорные отношения кредитора и заемщика, между которым в качестве медиатора выступает коллекторское агентство, основная функция которого направлена на восстановление платежеспособности проблемного заемщика.

Принятие Закона позволило повысить прозрачность рынка взыскания проблемной задолженности. Это доказывается введенным инструментом регистрации коллекторских агентств в реестре регулятора. На сегодняшний день в Национальном Банке уже зарегистрированы 54 организаций, которые в должном порядке предоставляют регулятору информацию по проблемным банковским займам и микрокредитам.

Также Законом четко регламентирована процедура взаимодействия с проблемными заемщиками, которая запрещает использование неправомерных действий в отношении заемщика. Это повышает прозрачность данной сферы.

Новый институт коллекторства способствует снижению уровня проблемного портфеля банковского сектора как путем оказания банкам услуг по досудебному взысканию проблемной задолженности заемщиков, так и путем прямой покупки проблемного портфеля у банков.

Среди вызовов текущего года можно отметить всплеск волатильности на внутреннем валютном рынке в августе-сентябре вследствие спекуляций о возможном значительном ослаблении тенге в привязке к определенным событиям, таким как завершение EXPO-2017 в г. Астане. С целью недопущения дестабилизации ситуации на валютном рынке, Национальный Банк осуществлял интервенции по продаже иностранной валюты. Кроме того, Национальный Банк посредством пресс-релизов и комментариев в СМИ проводил разъяснения по ситуации на валютном рынке, в частности об отклонении курса тенге от фундаментально обоснованных значений и о предпосылках к коррекции и укреплению тенге.

Несмотря на позитивные результаты, которые были достигнуты в текущем году, есть задачи, для решения которых требуется больше времени. Это процесс дальнейшей дедолларизации финансового сектора, восстановление темпов кредитования в банковской системе по мере оздоровления и повышения финансовой устойчивости банков, а также повышение эффективности в управлении ожиданиями рынка по процентной ставке и инфляционными ожиданиями населения. Другими словами, наша цель — переход от решения точечных проблем к устойчивому развитию всей финансовой системы.

Плавающий курс и абсорбирование ликвидности

— Каковы прогнозы Нацбанка на 2018 год? Каким он будет для Казахстана?

— Согласно нашим прогнозам, в 2018 году реальный рост ВВП Казахстана составит 2,8%, чему будут способствовать позитивные внешние условия торговли, обусловленные положительной динамикой спроса как в странах-основных торговых партнерах Казахстана, так и в мировой экономике в целом. Вместе с тем, мы ожидаем, что в следующем году уровень годовой инфляции будет складываться в новом целевом коридоре — 5−7% на конец года.

Для Казахстана, как и для любой другой развивающейся страны, основными экономическими моментами должны стать динамика роста глобальной экономики в целом и в развивающихся странах в частности, здесь идет речь в основном о наших основных торговых партнерах, монетарная политика развитых стран, а также мировые рынки сырья.

В целом ожидается продолжение тренда низкого, но стабильного глобального роста. В частности, рост экономики США и Еврозоны позволяет им снижать темпы монетарного стимулирования. При условии отсутствия глобальных шоков, можно ожидать сохранения низкой волатильности на мировых финансовых рынках, дальнейшего роста рынков акций, а также более высокие уровни доходностей государственных ценных бумаг развитых стран.

В части развивающихся рынков ожидается продолжение повышения экономической активности. Это в свою очередь потенциально положительным образом повлияет и на сырьевые рынки, и на локальные финансовые рынки развивающихся экономик. Конкретно по рынку нефти, продление соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи окажет некоторую поддержку мировым ценам на нефть.

В следующем году на внутреннем денежном рынке сохранится структурный профицит ликвидности тенге, в связи с чем, Национальный Банк продолжит проводить операции преимущественно по абсорбированию ликвидности. В отношении обменного курса тенге Национальный Банк намерен неотступно следовать режиму плавающего обменного курса тенге. На валютном рынке обменный курс национальной валюты будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты.

Между тем, существует ряд рисков, влияние которого может негативно сказаться на макроэкономическом развитии Казахстана в 2018 году. Так, в части внешних рисков стоит отметить существенное снижение цен на энергоресурсы на мировых товарных рынках и в целом волатильность цен на нефть, а также резкое и более существенное ужесточение политики ФРС без предварительной подготовительной риторики. К внутренним рискам, характерным для Казахстана, следует отнести вероятность повторного возникновения шоков предложения на отдельных рынках товаров и услуг, в частности, продовольствия и ГСМ, возможное ухудшение ожиданий населения и бизнеса относительно дальнейшей динамики инфляции и обменного курса тенге.

В случае реализации данных рисков существует вероятность усиления инфляционного фона в экономике, что может привести к резкому росту инфляции и ее выходу за пределы целевого коридора. Кроме того, реакцией на ухудшение внешних и внутренних условий может стать замедление темпов роста экономики.

Национальный Банк отслеживает негативные риски, которые могут привести к ухудшению макроэкономической ситуации. В случае их реализации мы будем предпринимать все необходимые меры для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность в стране. В целом Национальный Банк продолжит реализацию денежно-кредитной политики в режиме инфляционного таргетирования и плавающего обменного курса тенге. Режим инфляционного таргетирования позволяет эффективно регулировать инфляционные ожидания и удерживать инфляцию на стабильно низком уровне, что наилучшим образом способствует экономическому росту в долгосрочной перспективе.

В отношении обменного курса тенге Национальный Банк намерен последовательно следовать режиму плавающего обменного курса тенге. На валютном рынке обменный курс национальной валюты будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты. Долгосрочный тренд курса тенге будет определяться действием фундаментальных факторов, в том числе ценой на нефть, курсами валют стран основных торговых партнеров, состоянием платежного баланса, уровнем инфляции, и мировыми процентными ставками.

Снижение инфляции не в ущерб экономике?

— Что происходит с инфляцией? Сможет ли Нацбанк удержать ее уровень в заданном коридоре? Каков прогноз по инфляции на следующий год?

— В годовом выражении, она, с начала года, находится в пределах целевого коридора 6−8%. В ноябре годовая инфляция составила 7,3%, накопленный уровень за 11 месяцев сложилась на уровне 6,3%, что ниже показателей аналогичного периода прошлого года, составлявших 7,5%. В 2017 году наблюдается замедление продовольственной инфляции и роста тарифов платных услуг. С начала года наибольший вклад в инфляцию отмечается со стороны непродовольственных товаров, рост которых за 11 месяцев увеличился на 8,4%.

Проводимая умеренно-жесткая денежно-кредитная политика Национального Банка в 2016 году и в первой половине 2017 года, является одним из основных факторов замедления инфляционных процессов. Кроме того, снижение инфляции было обусловлено воздействием внешних и внутренних факторов. Так, стабильная ситуация на сырьевых рынках, ослабление внешнего инфляционного давления, укрепление обменного курса в первой половине года способствовали нисходящей траектории роста цен. Кроме того, совокупное влияние отрицательной динамики реальных денежных доходов населения, умеренных темпов роста регулируемых услуг, конъюнктуры отдельных агропродовольственных рынков приводило к снижению инфляционного фона.

При этом динамика инфляции была обусловлена в большей степени действием краткосрочных волатильных факторов, о чем свидетельствует более значительное замедление базовой инфляции (без учета энергоносителей, плодоовощной продукции и регулируемых услуг) — с 8,9% в декабре 2016 года до 6,2% в ноябре 2017 года.

Необходимо отметить, что постепенное восстановление темпов роста экономики и потребительского спроса, которые мы наблюдали в текущем году, не оказывали инфляционного давления.

По оценкам Национального Банка, по итогам года инфляция в годовом выражении сохранится в пределах целевого коридора 6−8% и будет плавно переходить к целевой траектории 2018 года.

Крайне важно, что Национальный Банк не ставит перед собой цель быстрого снижения инфляции. Поэтому с 2018 года целевые ориентиры по инфляции будут снижаться, но поэтапно. Постепенность снижения ориентиров продиктована необходимостью поддержания восстановительных процессов в экономике. В 2017 году инфляция не снижалась быстро и складывалась в пределах целевого коридора, что способствовало поддержанию темпов роста реального ВВП в восстановительный период.

— Каков вклад роста цен на бензин и другие виды топлива в повышение уровня инфляции?

-Удорожание энергоносителей в начале и конце текущего года обуславливало кратковременное повышение инфляции. Его вклад в инфляцию с начала года составил не более 1 процента., хотя с учетом суммарного эффекта в виде удорожания перевозок товаров и себестоимости коммунальных услуг может быть немного выше. В целом, влияние таких изменчивых компонентов инфляции оценивается как краткосрочное. По данным Комитета по статистике МНЭ РК, при общей инфляции в 7,3% показатель базовой инфляции без учета отдельных составляющих (плодоовощная продукция, регулируемые услуги, энергоносители) в годовом выражении в ноябре составил 6,2%.

— 27 ноября Нацбанк решил сохранить базовую ставку на прежнем уровне. Чем это обусловлено? Насколько, по вашему мнению, базовая ставка является эффективным инструментом и отражает ли она реальную рыночную ситуацию?

— Базовая ставка является основным инструментом денежно-кредитной политики Национального Банка, которая позволяет регулировать номинальные межбанковские процентные ставки на денежном рынке. На сегодняшний день ставки на денежном рынке формируются в соответствии с коридором базовой ставки. Таким образом, базовая ставка обуславливает ценообразование в финансовом секторе: на денежном рынке, на рынке ценных бумаг и в кредитовании.

Последнее решение о сохранении базовой ставки на прежнем уровне обусловлено несколькими факторами.

Во-первых, уровень годовой инфляции в октябре ускорился. Динамика инфляции обусловлена в большей степени действием краткосрочных факторов — удорожанием энергоносителей таких как: бензин, дизтопливо, уголь, в результате временного сокращения предложения и отдельных видов продовольствия, в основном, овощей (сезонный рост цен), о чем свидетельствует незначительное повышение базовой инфляции. Риски реализации вторичных эффектов от подорожания энергоносителей могут сохраняться в краткосрочном периоде и привести к повышению инфляционных ожиданий. В то же время, годовая инфляция, по оценкам Национального Банка, сохранится в пределах целевого коридора 2017 года.

Во-вторых, сохранение внешних рисков. В общем случае ситуация на внешних товарных рынках характеризуется относительной стабильностью. Темпы роста экономики и инфляция в странах — торговых партнерах, наряду с внешними продовольственными ценами, являются благоприятными с точки зрения влияния на спрос на казахстанский экспорт и инфляцию. В динамике цены на нефть, начиная с июня 2017 года, отмечается тенденция роста. Однако в среднесрочной перспективе могут возникнуть риски ее волатильности, повышающие неопределенность относительно будущих периодов.

Для достижения целей по инфляции Национальный Банк будет устанавливать базовую процентную ставку в зависимости от фактического и прогнозируемого уровня инфляции и других параметров. Базовая ставка в реальном выражении, т. е. номинальная ставка за минусом прогнозируемого значения инфляции на 12-ти месячном горизонте, будет поддерживаться на уровне не выше 4%, что соответствует долгосрочным потенциальным темпам экономического роста.

— Какая ситуация прослеживается на валютном рынке страны? Расскажите об основных факторах, которые влияют на валютный курс?

— Текущая ситуация на валютном рынке стабильна. Формирование курса тенге происходит на рыночных условиях под воздействием спроса и предложения на иностранную валюту.

В условиях режима свободно плавающего обменного курса на курс тенге оказывают влияние внутренние и внешние факторы. К внешним факторам прежде всего относятся мировые цены на нефть и ситуация в странах — основных торговых партнерах Казахстана. К внутренним факторам относятся девальвационные ожидания, изменение внутренних ставок, темпы дедолларизации сбережений.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 25 декабря 2017 > № 2437336 Данияр Акишев


Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал об основных трендах евразийской интеграции, цифровой повестке, рынках энергоресурсов и о готовящихся изменениях в Договор о Евразийском экономическом союзе.

- Тигран Суренович, как бы вы кратко охарактеризовали уходящий год для евразийской интеграции. Это был успешный год или какие-то ожидания не сбылись? -

В этом году мы вышли на траекторию роста. Во всех странах Евразийского экономического союза по итогам года зафиксирован прирост ВВП, промышленного производства, увеличение объемов торговли - как внутри союза, так и с внешними торговыми партнерами. К примеру, рост взаимной торговли составил 27% за десять месяцев этого года. Такие темпы мы давно не наблюдали.

Положительная динамика стала результатом действия трех составляющих: восстановления мировой экономики, национальных реформ и действия интеграционного потенциала нашего объединения. По оценке экспертов, интеграционные процессы в формате ЕАЭС в последние годы обеспечили как минимум до 1 процентного пункта прироста ВВП для ряда наших стран.

Важно, чтобы этот позитивный тренд стал устойчивым, и мы максимально реализовали свои возможности. Поэтому задача, которая стоит перед нами, - обеспечить углубление интеграционных процессов и создать условия для ускоренной модернизации и развития экономик ЕАЭС.

Очевидно, что дальнейшее снятие барьеров, ограничений, изъятий, которые еще существуют в нашем союзе, будет стимулировать экономическую активность.

- В уходящем году были и громкие дискуссии между странами ЕАЭС. К примеру, Беларусь и Россия вели полемику насчет поставок белорусской молочной и мясной продукции, Казахстан и Кыргызстан - по поводу перемещения грузов через свою границу. Такие разногласия - недостатки Договора о ЕАЭС или это, скорее, частности?

- Подобные дискуссии были не только в прошлом году, они были и раньше, будут и в будущем. Когда реализуется такая масштабная задача, как формирование общего рынка и единого экономического пространства, постепенно должно происходить сближение по нескольким фундаментальным направлениям. Во-первых, это гармонизация законодательства. Второе - это осуществление согласованных политик в различных сферах экономической деятельности. В-третьих - создание реально функционирующих рынков без изъятий и ограничений. Четвертое - это равные конкурентные условия без демпинга и так далее. И самое главное - это сближение уровней социально-экономического развития наших стран, потому что очевидно: если эти уровни существенно отличаются, то и задачи, и приоритеты у стран разные, а это тоже одна из причин таких дисбалансов и конфликтов интересов. Все это означает, что мы должны пройти большой путь развития нашего союза и углубления интеграции, чтобы сблизиться по всем этим параметрам.

Но в тоже время благодаря таким дискуссиям и спорам мы выявляем первоочередные задачи, разрабатываем планы сближения позиций стран, решаем, как будем преодолевать существующие противоречия. В этом и есть логика нашего движения вперед.

- На ваш взгляд, назрели ли уже какие-то изменения в Договор о ЕАЭС или пока рано об этом говорить?

- Я считаю, что назрели. Опыт трех лет существования ЕАЭС уже выявил узкие места, показал плюсы и минусы применения норм документов, которые составляют правовую базу ЕАЭС. Кроме того, на мой взгляд, мы должны все время совершенствовать союзный договор. Мы с вами живем в быстро меняющемся мире, и те изменения, которые происходят вокруг нас, которые меняют экономическую доктрину, парадигму современной экономики, не должны оставаться незамеченными. Мы обязаны отвечать на эти вызовы, глобальные в том числе. Это значит, что мы должны все время возвращаться к нашему союзному договору и совершенствовать его.

В ЕЭК работает специальная группа, которая совместно со странами уже подготовила и согласовала со всеми участниками ряд предложений по изменению договора. Думаю, в следующем году мы предложим первый перечень изменений, которые необходимы союзу.

В качестве примера я могу напомнить, что в союзном договоре ничего не говорится о цифровой экономике, цифровой трансформации, в то время как это - самый важный глобальный тренд, который меняет нашу жизнь, экономику, социальную сферу - буквально все. И очевидно, что нам необходимо вместе реализовывать общую цифровую повестку. Иначе на общем рынке могут появиться новые препятствия и барьеры. Тем более, что современные рынки быстро проходят процедуру оцифровки, они все работают в логике цифры, в логике межотраслевых цифровых платформ. Нам также необходимо быстро меняться и развиваться, чтобы наш союз соответствовал тем темпам трансформации, которые мы видим в других странах, был бы конкурентоспособным на глобальных рынках. Иначе наши партнеры, бизнес и граждане уйдут на другие цифровые платформы.

- ЕЭК нуждается в каких-то дополнительных полномочиях?

- Да, и чем раньше мы это сделаем, тем эффективнее будет функционировать наш союз. Очевидно, что необходимо расширить полномочия Коллегии ЕЭК, что, конечно же, означает и повышение ее ответственности.Кроме того, Совету ЕЭК необходимо рассматривать концептуальные вопросы, потому что это очень дорогой ресурс. Когда мы ежемесячно собираем наших вице-премьеров, они должны обсуждать стратегические вопросы, а не технические. Сейчас порядка 50% из них Совет ЕЭК принимает без обсуждения, потому что это те пункты повестки, которые урегулированы со странами на уровне Коллегии. И мне кажется, загружать ими Совет нет необходимости. Такая перезагрузка и перераспределение полномочий - созревший вопрос.

Второй аргумент за расширение полномочий - чрезмерная забюрократизированность нашего союза. Иногда, чтобы принять простые решения, мы тратим шесть месяцев, потому что должны проходить очень сложные процедуры согласования позиций.

Кроме того, необходимо создать рычаги, в том числе финансовые, которые бы стимулировали интеграцию. Это и формирование финансовых фондов, и более активная работа с Евразийским банком развития. Важно, чтобы мы были подключены к реализации проектов, которые мотивируют интеграцию хозяйствующих субъектов, создание совместных предприятий, совместных брендов, совместных инфраструктурных и цифровых платформ. Сейчас таких инструментов, с помощью которых мы бы могли стимулировать хозяйствующие субъекты, у нас, к сожалению, нет.

- Я могу заблуждаться, но мне кажется, что граждане наших пяти стран - Беларуси, Армении, Казахстана, Кыргызстана и России - не чувствуют, что живут в едином союзе. Что нужно сделать, чтобы они на себе ощутили преимущества ЕАЭС?

- Я бы сформулировал несколько по-другому: наши граждане, наоборот, ощущают, что они живут в общем пространстве, но их огорчает, что в нем пока существует множество препятствий. На мой взгляд, нас объединяет общее прошлое, культурологический аспект, мы ко многим событиям и явлениям относимся одинаково, у нас схожая шкала ценностей, нас сближает русский язык. То есть оснований для того, чтобы чувствовать себя в общем пространстве, - на самом деле много. Но вот когда существуют проблемы, это огорчает, и их нужно решать как можно быстрее.

Серьезным шагом вперед стало решение проблемы трудовой миграции для жителей пяти стран: теперь можно устраиваться на работу без дополнительных разрешительных процедур. С 1 января 2017 года в России начало работать обязательное медицинское страхование для граждан союза, и все трудовые мигранты могут пользоваться этой страховкой, получать необходимую медицинскую помощь. Еще один важный аспект - признание дипломов, что также способствует тому, что люди могут находить работу. Конечно, есть еще много вопросов, над которыми надо продолжать работать, чтобы граждане наших стран чувствовали себя более комфортно. Это и вопросы, связанные с водительскими удостоверениями, и пенсионные вопросы, и ряд других тем. Мы ведем серьезную работу в этом направлении, и в следующем году, уверен, будут приняты решения, которые положительно скажутся на жизни граждан.

- Но разве нет ситуаций, когда принимаются решения на уровне ЕАЭС, в том числе названные вами по облегчению трудоустройства, по социальному страхованию, а в странах - участницах союза какими-то подзаконными актами это все нивелируется?

- Такая болезнь есть. Поэтому мы создали и опубликовали "Белую книгу" - доклад "Барьеры, изъятия и ограничения в ЕАЭС". В ней удалось согласовать со сторонами 60 требующих устранения препятствий, но их на самом деле гораздо больше. У нас около 140 вопросов, являющихся предметом дискуссий между странами, которые ограничивают равные условия для граждан и бизнеса. Мы видим, что национальные правительства вынуждены по ряду объективных или субъективных причин защищать своих производителей, граждан, и часто они принимают решения, которые входят в противоречие с нашим союзным договором. Все это должно преодолеваться совместными усилиями путем реализации дорожных карт по устранению уже выявленных препятствий.

-Вы уже затронули тему, о которой много говорят, - цифровую повестку. Первым проектом, который, как объявлено, будет реализован в ЕАЭС в соответствии с этой повесткой, станет создание системы прослеживаемости товаров. Вопрос, наверняка, актуальный, но он, как мне кажется, больше важен с точки зрения чиновников, бюрократии. А для бизнеса, для граждан что даст цифровая повестка?

- К нам по этому вопросу больше обращается бизнес, нежели чиновники. Система прослеживаемости, которую мы создаем, включает очень много элементов, обеспечивающих защиту прав и свобод бизнеса. Ведь если мы говорим об общем рынке, то все наши предприятия должны иметь свободный доступ на этот рынок. Система позволяет бизнесу открыто, транспарентно пользоваться общим рынком, перемещать товар через внешнюю границу в соответствии с едиными правилами, и все участники рынка будут иметь возможность следить за движением товара. Особенно это важно в ситуации, когда есть санкции против одной из стран союза и ответные ограничительные меры. Ведь в этих условиях необходима классификация товаров по стране происхождения, прозрачность всех процедур и возможность отслеживать перемещение товарных потоков. Иначе мы будем сталкиваться с проблемами, когда санкционные товары, экспортируемые в одну из стран союза, могут оказаться на рынке другой страны. Соответственно, в условиях отсутствия общей для всех стран системы нередко появляются препятствия для того, чтобы какой-то товар пересек границу. В результате от таких решений могут пострадать и добросовестные производители.

Кроме того, значительно повысится эффективность администрирования. Это поможет резко сократить теневой оборот и увеличить объемы поступлений в бюджеты наших стран.

Можно сказать, что стремление к повышению прозрачности товарных потоков и взаимное информирование - одна из причин тех сложных переговоров, которые шли между Кыргызстаном и Казахстаном. Стороны решали непростую задачу: как обеспечить транспарентность того, какие товары попадают на общий рынок.

- На ваш взгляд, реализация цифровой повестки в целом как изменит наши страны?

- Есть разные оценки эффективности применения цифровых технологий. Существуют расчеты экспертов, которые показывают, что оцифровка процессов логистики и перевозки товаров по железной дороге повышает производительность в этом сегменте экономики на 40%. Также сокращаются сроки доставки товаров. То есть, казалось бы, решение несложной задачи позволяет достичь огромного эффекта. А применение искусственного интеллекта быстро "убирает" очень многих ненужных посредников. Особенно если мы будем пользоваться цифровыми межотраслевыми платформами, которые оптимизируют решение многих задач. Эксперты считают, что цифровые торговые площадки и межотраслевые платформы меняют в целом концепцию международного разделения труда, повышая эффективность. Для меня очевидно, что если мы не будем совместно реализовывать цифровую повестку, то это приведет к появлению новых барьеров и препятствий на наших общих рынках.

Поэтому надо уже сегодня проводить согласованную политику в этой сфере. Президенты всех пяти стран ЕАЭС нас поддержали и утвердили основные направления цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 года. Таким образом, было принято важное политическое решение, а премьер-министры утвердили механизм, как мы совместно будем реализовывать инициативы. Это основной и фундаментальный результат 2017 года.

- Есть мнение, что, как в свое время Европейский союз вырос из Союза угля и стали, так и ЕАЭС обретет прочный фундамент с созданием общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. Как продвигается создание этих рынков, какие возникают сложности и уложимся ли мы в сроки, которые изначально были определены?

- Концепции формирования общего рынка электроэнергии, общего рынка нефти и нефтепродуктов и общего рынка газа уже утверждены президентами стран ЕАЭС. Перед нами стоит задача разработать программы по реализации этих концепций. Мы утвердили программу по электроэнергии, согласовали программу по рынку нефти и нефтепродуктов. Дискуссия по программе формирования рынка газа у нас будет развернута в следующем году.

Конечно, формирование этих рынков имеет очень важное значение для того, чтобы были созданы равные условия для предприятий наших стран, чтобы был равный доступ к этим ресурсам, не было дискриминации.

- Вопрос по международной повестке. У ЕАЭС успешно складывается сотрудничество с Китаем, другими азиатскими странами, государствами Ближнего Востока и Латинской Америки и практически отсутствует диалог с Европейским союзом, хотя предложения на этот счет со стороны ЕЭК звучат регулярно. Для чего нам все-таки важен европейский трек, почему мы так стремимся наладить взаимодействие с ЕС?

- В 2017 году произошло фундаментальное изменение тренда в сторону азиатских стран: впервые объем импорта в ЕАЭС из Европейского союза уступил объему импорта азиатских партнеров. Конечно, в какой-то степени этому способствовали и санкционные меры, но глобально - это мировой тренд, который не мог не повлиять на нас. В азиатских странах фиксируются высокие показатели экономического роста, именно туда переместилось производство многих товаров. Там же взрывными темпами идет рост потребительского спроса. Поэтому регион привлекает особое внимание нашего бизнеса. Предприниматели из стран ЕАЭС ищут возможности для вхождения на эти рынки. Кто-то импортирует из этого региона качественные и недорогие товары. Есть примеры того, как там находят ниши для своих товаров или реализуют стартапы.

Несмотря даже на этот объективный тренд, наш бизнес, конечно, не хочет терять европейского рынка. С другой стороны, европейский бизнес видит огромные возможности стран ЕАЭС, где около 180 млн потребителей, а также стремится, используя нашу транспортно-логистическую инфраструктуру, дотянуться до Азии.

Я убежден, что искусственные ограничения не могут длиться долго, бизнес все равно найдет пути для сотрудничества.

Наше стремление наладить диалог с ЕС обусловлено прежде всего потребностями экономики, бизнеса. Кроме того, мы получаем очень много запросов со стороны европейских ассоциаций, которые защищают интересы своего бизнеса. Европейский бизнес присутствует на нашем рынке и тоже не хочет его терять.

В этом контексте 2017 год стал важным этапом, когда мы увидели со стороны Европейского союза готовность к сотрудничеству. На мой взгляд, можно говорить о том, что лед тронулся и начался технический диалог с Европейской комиссией. В рамках моего визита в Вену на заседание Постоянного совета ОБСЕ мы услышали официальное заявление об этом от представительства Европейской комиссии. Специалисты Европейского союза и наши специалисты уже работают по очень многим вопросам, которые представляют взаимный интерес. Прежде всего это вопросы технического регулирования, технических регламентов, стандартов, правоприменительная практика, вопросы торговли, антидемпинговые расследования. Я уверен, что по мере становления ЕАЭС, по мере углубления нашей интеграции этот диалог будет более всеобъемлющим.

Эдуард ПИВОВАР, БЕЛТА.

Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян


Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451108 Нурлан Мухамед-Рахимов

На основании стратегических задач

Объем капитальных вложений АО «Алматинские электрические станции» на 2018 год запланирован на уровне 13 млрд тенге. Для отрасли – это обычный порядок чисел. Но приоритетным, подчеркивают в компании, стал принцип формирования статей бюджета развития, в котором доминируют два ключевых направления – высокие технологии и экологическая составляющая.

Алевтина ДОНСКИХ, Алматы

И это не формальная дань прошедшему в Астане ЭКСПО-2017, это смена парадигмы экономического мышления в сфере энергетики, которая является базовой составляющей экономики. Новый этап развития энергетического комплекса южного мегаполиса – предмет нашей беседы в канун Дня энергетика с председателем правления АО «Алматинские электрические станции», депутатом маслихата города Алматы Нурланом Мухамед-Рахимовым.

- Нурлан Тауфикович, традиционно такие интервью начинаются с подведения итогов, достигнутых показателей, но, как я понимаю, сегодня на повестке дня – новые тренды, планы, модернизация. Это здорово, но я, как потребитель, начинаю испытывать некоторое беспокойство, не вызовет ли активная реформация энергетического комплекса сбои в рабочем режиме станций, в исполнении обязательств перед потребителями?

– Никто не снимает с энергетиков задачи по исполнению своих обязательств перед экономикой и обществом. Наша и стратегическая, и в то же время повседневная задача – четкая, бесперебойная работа, обеспечение всех наших потребителей теплом и электроэнергией. Другое дело, что АО «АлЭС» предстоит запараллелить процессы – производственный, модернизацию и экологизацию комплекса.

Скажу больше: это для АО «АлЭС» – привычные ритм и режим, поскольку такое сложное производство, как электрические станции, требует непрерывного технического поддержания. Существуют регламенты проведения ремонтных работ, техобслуживания, которые мы должны неукоснительно исполнять. Всем известно, в каком плачевном состоянии был алматинский энергокомплекс в начале 90-х. Все эти годы мы планомерно вели его модернизацию, устраняя техническую и моральную отсталость, проводили природоохранные мероприятия, автоматизировали процессы.

Напомню, что с 2009 по 2016 год АО «АлЭС» в рамках своих инвестиционных обязательств выполнило масштабный план реконструкции. Фактически в те годы был заложен фундамент модернизации комплекса. Наряду с ремонтными работами мы провели существенное переоснащение основных фондов станций и природоохранные мероприятия. Объем выполненных работ, например, только в 2015 году превысил 15 млрд тенге. При этом компания выполняла все свои обязательства по бесперебойному обеспечению электричеством и теплом всех своих потребителей.

Поэтому и сейчас с производственными процессами будет коррелироваться и график решения тех задач, которые перед нами ставят и высшее руководство страны, и сама жизнь.

– Чтобы у читателей было представление об объемах производственной деятельности, можно привести предварительные показатели по выработке и реализации электроэнергии и тепловой энергии по 2017 году?

– Точные данные мы получим в начале января. Но уже по состоянию на 1 декабря выработано 111% от плановой величины электрической энергии, или 5,1 млдр кВтч, отпуск тепловой энергии превысил 4,3 млн Гкал, или 98% от плана в связи с более теплым зимним периодом.

– Озвученные цифры капитальных вложений на будущий год – почти 13 млрд тенге свидетельствуют о серьезных объемах. На какие цели планируется направить инвестиции?

– На основании стратегических задач АО «АлЭС» и Инвестиционного бюджета на 2018-2022 годы мы планомерно продолжаем улучшать стабильность, надежность и безопасность работы всего энергокомплекса.

В частности, одна из ключевых задач – реконструкция ТЭЦ-1 со строительством нового высокотехнологичного и высокоэкономичного энергоисточника на природном газе. Мы планируем заменить морально и физически устаревшее основное оборудование станции «ветерана» и снизить воздействие на экологическую обстановку Алматы. Это сложный проект, рассчитанный почти на 3 года. В 2018 на эти цели планируется 6,5 млрд тенге. Еще 2,5 млрд тенге направим на работы по реконструкции систем золошлакоудаления и расширение золоотвалов второй и третьей ТЭЦ. Это позволит обеспечить бесперебойную работу энергоисточников с соблюдением всех требований природоохранного законодательства страны.

125 млн тенге запланированы на мероприятия по техническому усилению стратегических производственных объектов, что также продиктовано повышением требований к их безопасности. В частности, речь идет об объектах Каскада ГЭС, включая площадку Большого Алматинского озера, и реконструкции контрольно-пропускного пункта ТЭЦ-1. В целом на реконструкцию электро-, теплоэнергетического и гидротехнического оборудования, приобретение и замену изношенного оборудования и механизмов запланировано 2,8 млрд тенге.

– Мы пока говорим о текущих задачах – ремонтах, укреплении, плановом переоснащении. Но алматинцы хорошо помнят поручение президента страны, которое дано было акимату города и фонду «Самрук-Казына» о внесении предложений по переводу на газ ТЭЦ-2. Все понимают мотивацию поручения – энергетика страны должна образно говоря, стать экологичной. Но также все понимают, что ТЭЦ-2 – это мощнейшая станция, которую так просто не «озеленить». На какой стадии проработка этого вопроса, ведь всем уже понятно, как бы ни было технически сложно решить эту задачу, никто не отменит это поручение?

– На протяжении последнего десятилетия мы последовательно внедряли здесь новые природоохранные технологии, закупали оборудование, для того, чтобы существенно снизить выбросы станции. Здесь мы добились значительного улучшения. Так, благодаря реконструкции золоулавливающих устройств с эмульгаторами нового поколения на всех котельных агрегатах станции довели степень очистки до 99,5%. С 2007 года и по настоящее время выбросы золы снизились более чем в 2 раза – с 10,9 тысячи тонн до 5,1 тысячи тонн.

Были модернизированы горелочные устройства на всех котельных агрегатах станции, что уменьшило показатели по окислам азота. Сейчас выбросы загрязняющих веществ от ТЭЦ-2 не превышают установленных лимитов. То есть мы создали определенный резерв, чтобы принять взвешенное, грамотное решение для того, чтобы выполнить поручение главы государства.

Также напомню, что ведущие инженеры и ученые, побывавшие на ЭКСПО, говорили не только о возобновляемой энергетике, но и о возможностях выбора топлива, при условии, что применяемые технологии обеспечивают его экологическую чистоту. Сейчас мы изучаем, прорабатываем различные сценарии снижения выбросов ТЭЦ-2 до европейских стандартов. Наши специалисты работают в этом направлении вместе с зарубежными и отечественными экспертами. В настоящее время разрабатывается предварительное технико-экономическое обоснование, затем будет выбран приемлемый вариант.

– В какие сроки планируется реализовать этот проект, и какова его смета?

– Предварительно мы обозначили сроки реализации проекта «Модернизация Алматинской ТЭЦ-2 с минимизацией воздействия на окружающую среду» на 2018-2023 годы. Сейчас рассматриваются три технических решения.

Если говорить о необходимых капиталовложениях, общей стоимости, то точные цифры мы сможем назвать после разработки предварительного технико-экономического обоснования. Но всем понятно, что это будут значительные суммы.

– Модернизация производства невозможна сегодня без перехода на цифровые технологии. Это еще одно направление, по которому работает компания. Понятно, что энергетика, как высокоточная отрасль, требующая максимальных систем защиты и техники безопасности, исторически наиболее активна в вопросах автоматизации. Тем не менее этот вопрос и сегодня актуален для АО «АлЭС». Хотя бы в силу того, что значительно усложнилось оборудование, технологии, возросли объемы производства, выросла потребительская база и требования к контролю и учету значительно ужесточились. Насколько здесь современна ваша компания?

– Вы правы в том смысле, что на протяжении всей своей истории компания и ее подразделения с точки зрения автоматизации процессов как производственных, так и управления, учета, контроля, систем служб безопасности, соответствовали современным (на текущий момент) технологиям.

Цифровые автоматизированные системы управления технологическим процессом (АСУТП) в нашей компании внедряются с 2007 года. В последние годы оцифровка бизнес-процессов компании по всей вертикали и горизонтали ускорилась и вылилась в комплекс мер, которые мы назвали «Цифровыми преобразованиями для модернизации производства». Поэтому вопрос о дальнейшей цифровизации компании мы решаем последовательно, определив приоритеты. К настоящему времени многие службы и подразделения компании прошли или проходят фазу перевода на «цифру».

Благодаря программному обеспечению 1C:УПП с 2010 года в АО «АлЭС» произошла интеграция в едином информационном пространстве основных бизнес-процессов, учета, выросла эффективность и прозрачность.

В последующие годы мы внедрили систему диспетчерского управления и сбора данных SCADA, автоматизированную систему коммерческого учета электроэнергии АСКУЭ. Наша недавняя цифровая новация – модуль технического обслуживания и ремонта оборудования 1С:ТОиР. По нашим оценкам, он является самым гибким продуктом в этой сфере. Многокомпонентная матрица охватывает финансы и бухучет; логистику и снабжение; управление кадрами. Очень эффективен и наш современный комплекс технических и программных средств АСУ ТП, который способствует повышению эффективности производства.

Мы прекрасно понимаем, что, запустив процессы модернизации и автоматизации производства, сегодня нельзя останавливаться, поэтому наша дорожная карта цифровизации детально прописана на ближайшую перспективу. Так, на следующем этапе планируется создание центра методологии и автоматизации, будет внедрен электронный документооборот с акцентом на внутреннюю управленческую документацию. В результате появится возможность непрерывного анализа бизнес-процессов и определения «узких мест» в работе.

– На общественных слушаниях весной вы уделили внимание оптимизации внутренних расходов, режиму экономии, энергоэффективности. Насколько оправдана и результативна такая работа?

– В рыночной экономике вопрос устойчивой прибыльности, дохода – это вопрос выживания бизнеса. Поэтому компании задействуют все ресурсы, которые способны ее повысить. В том числе и внутренние возможности и резервы.

Для нас таким ресурсом, повышающим эффективность бизнеса, стала политика энергосбережения. На системной основе мы стали заниматься этим вопросом после выхода Закона РК «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» в январе 2012 года. Тогда же у нас стартовала масштабная программа модернизации производственных объектов.

Так, согласно нашим планам суммарная экономия энергетических ресурсов компании должна была составить миллиард тенге за 2015-2019 годы. Мы же практически достигли этого уровня к ноябрю 2017 года – экономия превышает 900 миллионов тенге.

Приведу примеры, показывающие, как мы достигли таких показателей. Так, только реконструкция золоотвалов ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 уменьшила потери и потребление воды на технологические нужды в 2014 году на 275 тысяч кубометров по сравнению с 2010 годом (это 2,5% от общего объема водопотребления ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 на технологические нужды). Реконструкция вентиляторных градирен ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 обеспечила прибавку в выработке электроэнергии на 628 млн кВтч (это 20% от общей выработки электрической энергии ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3). Ввод в эксплуатацию бойлерной и котлоагрегата №8 на ТЭЦ-2 увеличил отпуск тепла на 30% – на 700 тысяч Гкал и выработку электроэнергии на 6% на 150 млн кВтч. С каждым годом экономический эффект увеличивался: если в 2012 году он оценивался в 80 млн тенге, в следующем году + 280 млн тенге, а в 2014 году уже около 400 млн тенге. В этом вопросе для нас не было мелочей: мы начинали с замены ламп и сокращения собственного потребления тепловой и электроэнергии в производственных целях. Что также дало осязаемый эффект, ведь по теплу наше собственное потребление составляет 5%, а по электроэнергии – 14%.

Наши усилия в этом направлении подтвердились после энергоаудита – в 2014 году АО «АлЭС» получило сертификат соответствия системы энергоменеджмента международному стандарту ISO 50001. По его результатам определены четыре основных направления работы: организационные; перевооружение производства; ремонтно-сервисные и эксплуатационные.

– Как между собой коррелируются принцип экономии и модернизация? Ведь если что-то компания сэкономит, то модернизация, капиталовложения, о которых мы с вами говорили вначале, требуют колоссальных инвестиций…

– Я бы сказал по-другому: модернизация производства в конечном итоге приводит к эффективности, новые технологии позволяют экономить в будущем. Безусловно, капиталовложения сейчас существенные, но и отдача стоит того. Так, например, если в 2015 году наши затраты на повышение энергоэффективности составили 257 млн тенге, а фактический эффект достиг 600 млн, то есть вдвое выше инвестиций.

В 2016 году проводилась замена отдельных дорогостоящих узлов оборудования. При затратах 410 млн тенге получили в виде эффекта 338 млн тенге, а только за 9 месяцев текущего года мы почти сравнялись: инвестировали 125 млн тенге, которые вернулись в виде экономии.

Эта работа в АлЭС продолжается: согласно плану мероприятий по энергосбережению и повышению энергоэффективности, в 2018 году мы должны провести 31 мероприятие, в 2019 году – 27 мероприятий.

– Компания «АлЭС» знаменита своими династиями, многие из которых насчитывают больше сотни лет. Чем так захватывает профессия энергетика, что люди приводят в нее и своих детей, и внуков и, кажется, не мыслят себя вне ее?

– Трудно сказать, как и почему… На первых порах, наверное, возникает понимание того, что именно энергетики дают людям, промышленности, всей экономике свет и тепло. Что без электричества, как и без воды, жизнь замирает. Потом появляется гордость, а следом – чувство ответственности и понимание того, что кто, кроме тебя – профессионального энергетика, это может сделать лучше? В такой момент профессия становится просто твоей жизнью. И это уже неотделимо. Наверное, поэтому наши пенсионеры не спешат на заслуженный отдых и даже после выхода на пенсию остаются привязаны к коллективу, к профессии невидимыми узами, неиссякаемым интересом к работе и готовностью помочь – советом, делом, простым участием.

Поэтому мы никогда не «списываем» своих ветеранов, они всегда в курсе наших дел, они всегда – в нашем коллективе. Поэтому в профессиональный праздник в первую очередь мы поздравляем их, отмечая, что славные традиции, заложенные старшими поколениями, живут в нашем коллективе.

И сегодня я искренне поздравляю всех энергетиков – работающих и вышедших на пенсию – с профессиональным праздником. Кому как не им всем пожелать неиссякаемой энергии?! И я надеюсь, что следующий год для коллектива АО «АлЭС» станет еще более успешным, чем год уходящий.

Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451108 Нурлан Мухамед-Рахимов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев

Данияр АКИШЕВ: «Регулятору важно всегда быть бдительным»

Финансовые новости чаще других оказываются в эпицентре бурных общественных дискуссий, порождающих комментарии и многочисленные вопросы. Что закономерно – в большинстве своем они касаются каждого из нас, влияя на нашу повседневную жизнь. Мы решили составить своего рода топ финансовых вопросов года и адресовали их человеку, который лучше других знает, какие аргументы, события, факты обусловили действия регулятора. Наш собеседник – Председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ.

Алевтина ДОНСКИХ

ГЛАВНЫЙ ПОЗИТИВ

– Данияр Талгатович, окончательные цифры по году «поспеют» к марту, но хотелось бы уже сейчас оценить основные тренды и вызовы уходящего года, с которыми сталкивался Нацбанк и в целом финансовая система...

– Типичный вопрос – о проблемах. Но начнем с главного позитива года. Важнейшим трендом-2017 стало замедление инфляционных процессов. Напомню, контроль над инфляцией – не только главная цель НБ РК, но и важнейшее условие для развития экономики.

Так вот, все 12 месяцев инфляция в годовом выражении находилась в рамках целевого коридора 6-8% и в целом демонстрировала нисходящую траекторию. По итогам ноября инфляция составила 7,3%, годом ранее было 8,5%.

Теперь – о рисках. В целом риски выхода инфляции за рамки целевых показателей были. Однако негативные сценарии не реализовались в полной мере. Со стороны внешних параметров мы наблюдали более благоприятный, по сравнению с прошлым годом, фон. Ситуация на мировых товарных и продовольственных рынках оставалась стабильной. Хотя в определенные периоды происходило усиление волатильности на внутренних товарных рынках. Это сдерживало более значительное замедление инфляции и инфляционных ожиданий. В свою очередь Нацбанк принимал взвешенные решения на основе анализа фактических и прогнозных показателей и не допускал излишнего ужесточения денежно-кредитных условий.

Среди вызовов года можно отметить всплеск волатильности на внутреннем валютном рынке в августе-сентябре. Его отчасти обусловили спекуляции о возможном значительном ослаблении тенге в привязке к определенным событиям. Например, таким как завершение ЭКСПО-2017. Чтобы не допустить дестабилизации ситуации на валютном рынке, Нацбанк проводил валютные интервенции.

В такие периоды мы активизировали разъяснительную работу. Комментируя ситуацию, мы опирались на фундаментальные макроэкономические факторы, которые не давали оснований для ослабления тенге, а свидетельствовали о предпосылках к его коррекции и укреплению. Что и произошло.

Были достигнуты успехи в «оживлении» рынка ГЦБ. Как краткосрочных нот НБ РК, так и облигаций Минфина. Это важно: повышение ликвидности рынка ГЦБ – своего рода индикатор для внутренних и внешних инвесторов.

– Национальный банк, как и обещал, удержал инфляцию в рамках 6-8%. Новые цели более амбициозны. Что позволило добиться успеха и дает уверенность в прогнозе?

– Основные факторы замедления инфляционных процессов – проводимая Нацбанком умеренно жесткая денежно-кредитная политика в 2016 году и в первой половине 2017 года и позитивное влияние внешних и внутренних факторов.

К снижению инфляционного фона также привели: влияние отрицательной динамики реальных денежных доходов населения; умеренные темпы роста регулируемых услуг; нисходящая конъюнктура отдельных агропродовольственных рынков. При этом динамика инфляции была обусловлена в большей степени действием краткосрочных волатильных факторов. Об этом свидетельствует более значительное замедление базовой инфляции с 8,9% в декабре 2016 года до 6,2% в ноябре 2017 года.

Постепенное восстановление темпов роста экономики и потребительского спроса не оказывали инфляционного давления. Но необходимо понимать, что Национальный банк не ставит целью быстрое снижения инфляции. Поэтому с 2018 года целевые ориентиры по ней будут снижаться поэтапно. Это продиктовано необходимостью поддержки восстановительных процессов в экономике. Так, и в уходящем году инфляция не снижалась быстро и складывалась в пределах целевого коридора. Это поддержало темпы роста реального ВВП в восстановительный период.

РЕФОРМА ЛУЧШЕ ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ

– Один из самых острых вопросов нашего «рейтинга» – «Зачем спасать банки, перечислять банкирам миллиарды, они же не бедствуют…» Вопрос звучит и в ответ на принятую Программу устойчивости банковского сектора. Какова логика и аргументация НБ РК?

– Вопрос этот очень серьезный и очень обоснованный. Но и ответ на него очень непростой. Поэтому мне хотелось бы ответить подробно. Вопрос о том, спасать банк или нет, возникает, когда его потери настолько велики, что акционерного капитала не хватает, чтобы оградить вкладчиков от дальнейших потерь. Выбор незавидный, потому что выбирать приходится не между хорошим и очень хорошим, а между плохим и очень плохим. Но выбирать нужно, потому что бездействие еще хуже.

Казалось бы, просто определить, что хуже и при каком решении общественные потери больше: расходы бюджета на спасение банка или общественные издержки, которые мы, все вместе, как страна, понесем, если не будем его спасать. В прошлом году нас перед этим выбором поставили несколько банков, после того, как мы провели инспекцию их ссудных портфелей. Эта одновременность значительно осложнила задачу и повлияла на выбор.

В каждом конкретном случае ответ зависит от множества факторов: от состояния банка и структуры его фондирования, масштаба потерь и еще – от эффективности процедур ликвидации и урегулирования несостоятельных банков.

Попробуем сделать это вместе. Начнем с расходов бюджета на спасение банка. Их оценить относительно просто. Это разница между выявленными потерями и капиталом. То есть, та часть потерь, которую списание капитала возместить не сможет. Если ее восполнить, то можно будет найти частного инвестора для рекапитализации банка. Кстати, это – реализованный сценарий по Казкому. Банк признал все выявленные нами потери, полностью списал акционерный капитал и получил вливание государственной поддержки. После этого он был приобретен Народным банком и рекапитализирован.

Теперь представим, что произошло, если бы мы отказались спасать ККБ. Было бы намного сложнее, потому что нужно учитывать не только сам банк, но и всевозможные последствия его ликвидации. Начнем с кредиторов нашей банковской системы. В основном это общественный сектор, то есть, госкомпании Казахстана, общественные фонды, ЕНПФ. Они держат средства на депозитах и владеют облигациями банков. Это примерно 30% фондирования банковской системы. Еще 44% базы фондирования состоит из сбережений населения. В отличие от 2007 года, иностранных кредиторов среди них практически нет.

При ликвидации банка все они понесут финансовые потери. Субординированные облигации (в основном во владении ЕНПФ) пришлось бы конвертировать в капитал и практически полностью списать, вслед за акционерным капиталом. Держатели старшего долга тоже понесли бы потери. Все вклады пришлось бы урезать. Гарантированные вклады не понесли бы потерь, но только потому, что за них эти потери принял бы на себя Фонд гарантирования депозитов.

Арифметически, потери кредиторов при ликвидации банка равны потерям бюджета при спасении банка. И в том, и в другом случае общественный сектор несет одинаковые потери. Их невозможно избежать, потому что на самом деле они случились намного раньше, но просто не нашли отражения в отчетности. Эти потери произошли тогда, когда госкомпании и НПФ заводили свои средства в банки, несмотря на растущие признаки их финансовой неустойчивости.

Сегодня мы принимаем решение не о том, переносить ли потери банков на общественный сектор, а о том, как их распределить внутри него. Мы в этом году принимали решение о том, кто понесет потери: вкладчики, госкомпании и ЕНПФ при ликвидации банков или НБ РК вместе с Минфином при их оздоровлении. При сценарии ликвидации банка кроме прямых финансовых потерь неизбежно будут другие, масштаб которых, по самым приблизительным оценкам, вполне мог превысить прямые расходы бюджета. Все вкладчики, даже незатронутые ликвидацией банка, потеряют доверие к банковской системе. База фондирования становится неустойчивой, возрастают риски массового оттока вкладов и финансовой дестабилизации.

С другой стороны, спасение банков также связано с долгосрочными потерями в эффективности сектора. Это так называемая проблема роста безответственности – moral hazard – управляющих банков и профинвесторов, включая управляющих пенсионными активами.

Поэтому мы решили оказать поддержку системообразующему банку и принять Программу банковской поддержки для несистемных банков. По общему признанию, это не идеальный механизм. Но мы считаем, что в сложившихся обстоятельствах и с учетом институциональных ограничений, с которыми мы столкнулись, это наилучший вариант оздоровления банков.

Мы сочли, что пакет реформ надзорных мер будет более действенным и более правильным способом решения этой проблемы, чем шоковая терапия вкладчиков. Мы разработали пакет реформ по урегулированию проблемных банков, чтобы их ликвидация или оздоровление происходили быстро и упорядоченно, не вызывая распространения рисков ликвидности.

Как регулятор банков, Нацбанк и госсектор в целом должны извлечь уроки из этого опыта: нам нужно быть бдительными и следить за тем, чтобы банки не занимались рискованным непродуктивным кредитованием.

В прошлом мы слишком полагались на их финансовую отчетность и мнение независимых аудиторов. В качестве регулятора нам нужно как можно раньше идентифицировать нарастание рисков в банке, чтобы вмешаться как можно раньше. Регулятору необходимо иметь право выявлять плохие кредиты, полагаясь на свое суждение и объективные факты. У нас должно быть право потребовать от банка создания резервов на основе нашего суждения об ожидаемых убытках. Наше видение подтверждается международными тенденциями в стандартах бухучета и надзорных практиках.

Мы также неоднократно заявляли, что главная проблема банков – это высокая доля плохих кредитов, которые давят на их капитал и ограничивают кредитную активность. Без решения этой проблемы невозможно восстановление кредитования реального сектора экономики.

Поэтому Нацбанк запустил Программу повышения финансовой устойчивости банков при обязательной поддержке со стороны их акционеров. Помимо Казкома оказана поддержка и другим крупным банкам. Объем поддержки пяти крупным банкам составил более 500 млрд тенге. Все они имеют системную и социальную значимость для Казахстана. Их доля в совокупных активах системы – 27,5%; в депозитах физических лиц – 25,5%; в обязательствах перед квазигосударственным сектором – 30%. В целом реализация программы будет оправдана в долгосрочной перспективе, поскольку поможет списать плохие кредиты банков и создаст устойчивую платформу для расширения кредитования экономики.

«ПРИШПИЛИТЬ» КУРС? МЫ ЭТО УЖЕ ПРОХОДИЛИ

– В рейтинге самых обсуждаемых тем – валютное регулирование. Думаю, каким бы оно ни было, стрелы в эту «мишень» будут лететь всегда. Вот одна из точек зрения: «Свободно плавающий обменный курс – это ошибка. Курс надо зафиксировать, и, более того, руководство страны должно заставить НБ РК это сделать». А о чем свидетельствуют показатели валютного рынка?

– Прошло уже более двух лет с момента перехода на режим свободно плавающего обменного курса, и за это время экспертное сообщество поделилось на две группы. Одни поддерживают наше решение, от других мы слышим критику и по сей день. Это решение было обусловлено выбором режима денежно-кредитной политики – по таргетированию (определение цели) инфляции.

Эффективность такого режима подтверждена множеством научных, эмпирических исследований, а также практикой стран, применяющих его. Поясню: при режиме инфляционного таргетирования центральный банк выбирает единственную цель – снижение и стабилизация инфляции на низком уровне. Дополнительная цель – по таргетированию обменного курса не будет обеспечивать «независимость» ДКП. Поскольку тогда процентная политика центрального банка должна будет постоянно изменяться в ответ на шоки валютного курса.

За нашу историю независимости мы опробовали несколько режимов валютного курса. В том числе – режим неявной привязки тенге к доллару. И это неизбежно приводило к накоплению дисбалансов в экономике вследствие высокой инфляции и внешних шоков, обусловленных мировыми экономическими и финансовыми кризисами. Итог для нас – вынужденная девальвация тенге. Все хорошо помнят, какую социальную напряженность такой шаг вызывал, как падало доверие к тенге и как быстро население начинало переводить свои сбережения в инвалюту. Также напомню, что для поддержки курса тенге на определенном уровне, в условиях режима фиксированного обменного курса НБ РК тратил международные резервы – «подушку» безопасности страны на случай кризисных явлений. Но неизбежно наступал момент, когда такая трата резервов не оправдывала себя.

Действующая курсовая политика основывается на рыночных факторах, позволяет избегать накопления дисбалансов в экономике и обеспечивает конкурентоспособность отечественных производителей. При режиме плавающего обменного курса ситуация значительно улучшилась, валютный рынок сбалансировался по спросу – предложению. Это не означает отсутствие факторов, которые могут двинуть рынок в ту или иную сторону, но в этой ситуации у финрегулятора достаточно инструментов, чтобы держать ситуацию под контролем.

Поэтому не стоит с опаской смотреть на ежедневные колебания курса тенге, как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления. Именно ежедневные колебания на рынке позволяют исключить возможность одномоментного и существенного изменения курса тенге. В свою очередь НБ РК готов по мере необходимости участвовать в валютных торгах, чтобы сглаживать дестабилизирующие скачки обменного курса.

Теперь посмотрим на тенденции и показатели валютного рынка в уходящем году.

Во-первых, снизилась волатильность. В текущем году курс тенге колебался в диапазоне 310,4-345 тенге за доллар США (+/-5-6% от среднего значения). Во-вторых, участие НБ РК в валютных торгах значительно снизилось по сравнению с прошлым годом (менее 2% от общего объема торгов за 11 месяцев). Это означает, что рынок может самостоятельно определить уровень курса без его существенной переоценки или недооценки. Еще плюс – сохранность резервов страны.

И очень важный, не финансовый результат: постепенное восстановление доверия людей к тенге, снижение долларизации.

РЫНОЧНО, НО С УЧЕТОМ СОЦИАЛЬНОГО ФАКТОРА

– Решения Нацбанком принимаются, исходя из объективных законов рыночной экономики. Но есть задачи, когда необходимо искать баланс между рыночными и социальными аргументами. Как принимаются решения по социально значимым вопросам, строго рыночно?

– Все решения, принимаемые НБ РК, например, о господдержке банков либо ипотечных заемщиков, основываются на количественном и качественном анализе, оценке возможных рисков и последствий для финансового рынка и экономики. Так, при оздоровлении банка берется во внимание экономическая целесообразность с точки зрения уменьшения госзатрат. То есть, неоказание господдержки банку в настроящем моменте может привести к большим потерям в будущем (least cost method).

Если речь идет об оказании поддержки ипотечным заемщикам, то учитываются объективные факторы, повлиявшие на ухудшение их положения и увеличение долговой нагрузки. Кроме того, нами изучается и учитывается международный опыт, производится экспертная оценка и согласование с банковским сообществом и правительством.

ГОСПРОГРАММА: 23 ТЫСЯЧИ РЕФИНАНСИРОВАННЫХ

– Государству и Нацбанку удалось снять эмоциональный накал многолетней ипотечной драмы и войти в русло прагматичного решения вопросов. Это пример того, как социальная значимость проблемы превалирует над жестким рыночным подходом. Хотя и не все согласны с таким решением: дескать, спасая ипотечников, государство поддерживает неплательщиков, которые по своей воле брали кредиты. А как Вы оцениваете прошлые системные ошибки и текущую ситуацию?

– Это был жесткий рыночный урок. Не только для тех, кто необдуманно брал кредиты, не просчитав собственные возможности отвечать по принятым обязательствам, но и тех, кто ипотеку настойчиво предлагал. Ипотечный «пузырь» раздувался, но никто не предпринял мер, чтобы его предотвратить. Поэтому государство подключилось к урегулированию ситуации с ипотечниками.

Об этом уже не раз говорилось. Сегодня важно сказать о том, что уже удалось сделать для решения проблемы. Программа рефинансирования ипотечных заемщиков, защищающая владельцев единственного жилья, была принята в апреле 2015 года. На ее реализацию Нацбанк выделил 130 млрд тенге. На 1 ноября т.г. в банки было подано 29 216 заявок на рефинансирование займов на сумму 214,7 млрд тенге. Из них одобрены 23 028 заявок на сумму 141 млрд тенге. До 2027 года с учетом револьверного механизма освоения денег программой будет охвачено порядка 40 тысяч заемщиков.

Недавно президент поручил Нацио­нальному банку совместно с правительством внести предложения о целесообразности ее расширения. Сейчас мы готовим совместные предложения.

Если говорить о текущей ситуации, то отмечается стагнация в ипотечном кредитовании. Она объективно обусловлена общим спадом в экономике, снижением реальных доходов и потребления населения. Ситуация ухудшалась и по причине роста стоимости жилья в условиях повышенного спроса при отсутствии достаточного предложения на рынке. Кроме того, активность банков в долгосрочном ипотечном кредитовании сдерживается низким качеством ссудного портфеля и низкой диверсификацией базы фондирования. Так, по состоянию на 1 ноября т. г. 80% совокупных обязательств банковского сектора (16 989,1 млрд тенге) составляют вклады клиентов.

В силу этих причин банки концентрируются на краткосрочном и высокодоходном потребительском кредитовании. Их доля в общем объеме займов физлицам банков на 1 ноября составляла 69,3%, а на ипотечные займы приходится 26,1% – всего 1 100,8 млрд тенге.

Одним из условий возобновления банковского ипотечного кредитования является создание альтернативных рыночных источников рефинансирования ипотечных кредитов. Сейчас мы разрабатываем комплекс мер, направленных на развитие внутреннего рынка секьюритизации ипотечных кредитов. Это должно придать импульс, как развитию ипотечного сегмента, так и фондовому рынку.

УПРАВЛЕНЦЫ ДЛЯ ПЕНСИОННЫХ АКТИВОВ

– Тема инвестирования пенсионных активов весь год была на «пьедестале» дискуссий. И тому есть немало поводов. Так, на недавнем заседании Общественного совета ЕНПФ сообщалось, что уровень проблемных активов фонда превышает 44,8 млрд тенге. Нацбанк не только управляет активами ЕНПФ, но и анализирует ситуацию в поисках системных решений, что принципиально изменится в этом вопросе в будущем?

– Хорошая новость в том, что за 11 месяцев года доходность пенсионных активов составила 7,15%, при инфляции – 6,3%. То есть, с начала года обеспечена положительная реальная доходность по ним в размере 0,85%.

Также сообщу, что Нацбанк разработал новое стратегическое распределение валютной части портфеля пенсионных активов ЕНПФ. Теперь планируется использовать индексное инвестирование пенсионных активов ЕНПФ в глобальные индексы облигаций и акций. Оно будет вестись зарубежными управляющими компаниями. Сейчас мы проводим процедуры по передаче зарубежным управляющим компаниям части пенсионных активов ЕНПФ, номинированных в инвалюте.

Если говорить о должниках фонда, то напомню, что после передачи активов из частных НПФ в инвестпортфеле ЕНПФ находились финансовые инструменты 32 компаний, допустивших дефолт. По состоянию на 1 апреля 2014 года общая сумма проблемных активов в его портфеле составляла 161,5 млрд тенге – 4,4% от их объема. По состоянию на 1 декабря т.г. их сумма снизилась до 44,9 млрд тенге – это менее 0,6% от их объема. Работу по возврату денежных средств по таким инструментам ведет ЕНПФ, а весь процесс находится на контроле правительства и Генеральной прокуратуры.

– Национальный банк располагает и управляет своими золотовалютными активами, управляет активами ЕНПФ и Нацфонда. Не возникают ли здесь конфликты интересов?

– ЗВА Нацбанка, средства Национального фонда и часть активов ЕНПФ инвестированы на зарубежных рынках, обладающих достаточной глубиной, благодаря чему вопрос конфликта интересов в инвестиционном процессе не стоит на повестке дня.

С начала 2016 года в целях повышения эффективности управления пенсионными активами ЕНПФ введена многоуровневая система принятия управленческих решений. Ключевые функции переданы в компетенцию Совета по управлению Национальным фондом, возглавляемого Президентом РК. Нами также подготовлены предложения по реформированию системы управления пенсионными активами. Сейчас они обсуждаются с участниками финансового рынка на площадке АФК.

– Как Национальный банк зарабатывает и из каких ресурсов финансирует госпрограммы?

– Мы ожидаем положительный инвестдоход по итогам 2017 года в рамках управления золотовалютными резервами. Что касается расходов, то финансирование программы поддержки банков, а также решение проблем валютных ипотечников предусматривает эмиссию тенге.

ПОЙМАТЬ «ХАЙП» И НЕ СДУТЬСЯ

– Нацбанк, правительство взяли паузу в вопросе оценки криптовалюты, не затянулась ли она?

– Есть определенный ажиотаж, или, как говорят, «хайп», вокруг криптовалюты. Что связано с ростом цены биткоина и желанием заработать на этом. Но нужно понимать, что цена криптовалюты определяется спросом и предложением, построенным только на доверии к ней. Рост или падение ее цены зависит от различных информационных поводов и неких ожиданий на рынке.

Поэтому на рынке криптовалют постоянные колебания цены. Негативная новость за считанные часы может обвалить курс криптовалюты на 7-10%, позитивная – поднять цену. То есть, эта сфера сопряжена с высокими рисками, где абсолютно никто, в том числе государства, не гарантирует сохранность вложенных денег, и нет защиты от недобросовестного поведения участников операций.

Отсутствуют и механизмы, рычаги централизованного регулирования и контроля криптовалют. Они не имеют эмитента, на которого могло бы быть обращено регулирование, и имеют трансграничную природу. В мире отсутствует единая или эталонная правоприменительная практика регулирования обращения и использования криптовалют. Поэтому вопрос требует всестороннего анализа и изучения всеми заинтересованными госорганами, в том числе правоохранительными и фискальными органами. И мы пока, действительно, держим паузу.

ДОВЕРИЕ – НЕ САМОЦЕЛЬ, А УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ

– Многие оптимистично, как позитивный сигнал, восприняли возобновление Конгресса финансистов. И на форуме говорили о векторах развития. Лично я выделила принципиальный посыл банкиров – государство должно выходить из секторов экономики, с которыми могут справиться банки. Например, из сектора жилищного кредитования. Ой, не рановато ли?

– Конгресс, действительно, отмечен предложениями и инициативами финансистов. Я соглашусь с тем, что в целом сокращение господдержки экономики, это то, к чему мы должны прийти при полноценном развитии рынка. Участие государства в экономике искажает справедливую стоимость ресурсов и приводит к дисбалансам.

И государство потихоньку отходит от этой практики. Однако есть отрасли и сферы экономики, которым пока еще нужна его поддержка, скажем, в качестве импульса для развития. И я соглашусь с вами: сфера жилищного строительства – одна из них. Так как затрагивает не только интересы бизнеса и государства, но и граждан страны. Так, сегодня при участии государства реализуется программа «Нұрлы жер», в которой участвуют и банки второго уровня. Планируется внедрение механизма секьюритизации ипотечных кредитов для повышения доступности жилищных займов и активизации этого кредитования банками.

– Глава государства дал вам ряд поручений не только сугубо должностных и профессиональных, но и репутационного характера – обеспечить прозрачность банковской системы, вернуть доверие к тенге и ко всей банковской системе. Миссия выполнима?

– Восстановление доверия – не самоцель. Это одно из необходимых условий для полноценного и успешного проведения денежно-кредитной политики Нацбанком. Доверие населения и рынка не обеспечивается сиюминутно. Для этого необходимо пройти определенный путь, продемонстрировать профессионализм и приверженность выбранному курсу. И мы подходим к этому вопросу комплексно.

Так, мы четко определили таргет – постепенно снизить инфляцию до уровня ниже 4% к 2020 году и неуклонно следуем в направлении основной цели.

Для восстановления доверия к тенговым активам и снижения долларизации депозитов НБ РК принял меры по повышению их привлекательности. Были повышены максимальные ставки по депозитам физлиц в тенге в феврале 2016 года с 10% до 14%. Ставки по депозитам в инвалюте тогда же были снижены с 3% до 2%, а затем в два этапа до 1% – с 1 декабря. Результаты очевидны – казахстанцы доверяют тенге и открывают все больше тенговых депозитов. Долларовые депозиты не растут, а все больше конвертируются в национальную валюту.

Проводимая нами политика прозрачности также работает на доверие. Одним из значимых событий здесь стало усиление института досудебного урегулирования задолженности, разработка закона о коллекторской деятельности. Отмечу, что на момент разработки этого законопроекта было выявлено 59 агентств, взаимодействовавших с БВУ. Уже 50 коллекторских компаний прошли учетную регистрацию.

За последние годы были выработаны основные принципы и подходы в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг и приняты более сотни поправок. Сейчас на основе анализа текущей ситуации, тематики и причин обращений граждан готовятся предложения по дальнейшему усилению системы защиты потребителей финансовых услуг.

В целом же было рассмотрено более ­­11000­ обращений, из которых 72% обращений приходится на банковский сектор. За допущенные финорганизациями нарушения прав потребителей принято более 150 мер воздействия.

Также мы ведем активную коммуникационную политику, используя все возможные каналы связи с обществом.

Существенно расширен перечень публикуемой информации. Мы видим, что не только специалисты могут работать с таким массивом данных, но и обычные люди. Для нас принципиально важно, что участники финансового рынка и население могут сами прогнозировать дальнейшие шаги регулятора, поскольку наша информационная политика функционирует четко, она является открытой и прозрачной. А это лучше, чем реагировать на слухи…

Год назад мы запустили мобильное приложение НБК Онлайн. В нем уже зарегистрировалось более 7000 пользователей, рассмотрено свыше 3000 обращений.

В целом доверие к регулятору, на мой взгляд, растет. Думаю, казахстанцы понимают, что Нацбанк отслеживает ситуацию, принимает взвешенные и своевременные решения и стремится к максимальной открытости.

– В 2018 году тенге отметит 25-летие. Какие черты национальной валюты вы бы назвали характеристикой зрелости?

– О зрелости национальной валюты можно судить, в первую очередь, по тому, как успешно она справляется с основными возложенными на нее функциями. И тут сомнений нет. Тенге как мера стоимости позволяет измерять стоимость товаров и услуг на рынке. Тенге как средство обращения играет роль «посредника» в совершении сделок. Тенге как средство платежа применяется в осуществлении различных выплат – заработной платы, пенсий, пособий, налогов, штрафов.

Отмечу возрастающую роль тенге как средства накопления и сбережения: уровень долларизации в экономике снизился с 70% в январе 2016 года до 49% в октябре 2017 года. Тенге свободно конвертируется на территории страны и не имеет ограничений на объемы конвертаций. А на фоне стабильности тенге в последние годы наблюдается устойчивый спрос на тенговые инструменты со стороны нерезидентов в рамках сделок типа «кэрри трейд».

Таким образом, тенге полностью исполняет все основополагающие функции валюты. Поэтому можно уверенно утверждать, что тенге – полноценная, зрелая денежная единица.

НОВЫЙ ТАРГЕТ ПО ИНФЛЯЦИИ: 5-7%

– С наступлением Нового года люди связывают определенные ожидания, в том числе и в финансовой сфере. Какой будет денежно-кредитная политика НБ РК?

– Кардинальных изменений в денежно-кредитную политику внесено не будет, набор инструментов останется стандартным, продолжится работа по усовершенствованию отдельных элементов.

Национальный банк по-прежнему будет придерживаться режима инфляционного таргетирования. В Основных направлениях ДКП на будущий год определена среднесрочная цель по инфляции на 2020 и последующие годы – близко к 4%. Определены промежуточные целевые параметры по инфляции: на конец 2018 года – 5-7%; на конец 2019 года – 4-6%.

Для достижения этих целей Нацбанк будет устанавливать базовую процентную ставку в зависимости от фактического и прогнозируемого уровня инфляции и других параметров. Базовая ставка в реальном выражении будет поддерживаться на уровне не выше 4%. Официальная ставка рефинансирования продолжит автоматически и синхронно меняться за изменением уровня базовой ставки.

Мы продолжим работу по стабилизации инфляционных ожиданий населения.

Акценты также будут сделаны на оздоровление банковского сектора, стимулирование дедолларизации экономики, оптимизацию валютного регулирования и контроля. По нашим оценкам, в 2018 году ожидаются умеренные темпы роста кредитования, они будут сопоставимы с темпами номинального роста ВВП. При этом рост будет поддерживаться за счет более устойчивых крупных и средних банков с консервативной кредитной политикой.

– Национальный банк – не астролог, но у него есть понимание глубинных течений на глобальном и местном финансовых рынках. Что они принесут Казахстану в следующем году?

– Согласно нашим прогнозам, в 2018 году реальный рост ВВП Казахстана составит 2,8% (при базовом сценарии 50 долларов за баррель). Этому будут способствовать позитивные внешние условия торговли, обусловленные положительной динамикой спроса как в странах – основных торговых партнерах Казахстана, так и в мировой экономике в целом.

Но существует ряд рисков, влияние которых может негативно сказаться на макроэкономическом развитии страны в 2018 году. В числе внешних рисков – существенное снижение цен на энергоресурсы на мировых рынках и волатильность цен на нефть. А также – резкое и более существенное ужесточение политики ФРС без предварительной подготовительной риторики.

К внутренним рискам, характерным для Казахстана, отнесем: вероятность повторного возникновения шоков предложения на отдельных рынках товаров и услуг, в частности, продовольствия и ГСМ; возможное ухудшение ожиданий населения и бизнеса относительно дальнейшей динамики инфляции и обменного курса тенге. В случае реализации этих рисков существует вероятность усиления инфляционного фона в экономике. Это может привести к резкому росту инфляции и ее выходу за пределы целевого коридора. Реакцией на ухудшение внешних и внутренних условий может стать замедление темпов роста экономики.

Мы будем отслеживать эти риски. В случае их реализации будем предпринимать необходимые меры для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность в стране. Нацбанк намерен неотступно следовать режиму плавающего обменного курса тенге, который будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты. Долгосрочный тренд курса тенге будет определяться фундаментальными факторами. В том числе ценой на нефть, курсами валют стран – основных торговых партнеров, состоянием платежного баланса страны, уровнем инфляции и мировыми процентными ставками.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451096 Тулеген Аскаров

Индустрия финиширует на подъеме

Судя по удачному завершению минувшей осени, отечественная промышленность имеет все шансы на ударную концовку уходящего года в абсолютном «плюсе».

Тулеген АСКАРОВ

При подсчетах в среднегодовом выражении, когда статистики сравнивают данные за январь-ноябрь с аналогичным периодом прошлого года, физический объем промышленного производства увеличился на 7,3%. В годовом исчислении (ноябрь к тому же месяцу год назад) прирост сложился на 5,0%. А при сравнении ноябрьского выпуска продукции с октябрьским статистики зафиксировали скачок на 10,3%!

Главным «локомотивом» этого впечатляющего рывка в последний месяц осени стала горнодобывающая отрасль, где объем производства вырос к октябрю на 10,7%. Хотя Казахстан и участвует в согласованном ограничении добычи нефть в рамках соглашения по сделке «ОПЕК+», продленном до конца следующего года, на самом деле ее было добыто в ноябре на 11,9% больше по сравнению с октябрем! Значительный прирост сложился и по природному газу – 10,6%, тогда как добыча угля выросла на 2,5%, руд цветных металлов – на 1,9%, а по железной руде сложилось снижение на 1,5%. В годовом выражении объем производства в горнодобывающей промышленности вырос на 4,4%, среднегодовом – на 9,6%.

Неплохо сложилась динамика выпуска и в обрабатывающей промышленности в виде прироста в годовом исчислении на 5,6%, среднегодовом – 5,2%, а в ноябре к октябрю – на 6,8%. За последний месяц осени объем производства продуктов питания вырос на 5,8%, напитков – 7,9%, текстильных изделий – 18,6%, одежды – 10,6%, деревянных и пробковых изделий (кроме мебели) – 12,0%, продуктов нефтепереработки – 13,4%, химической промышленности – 5,3%, резиновых и пластмассовых изделий – 17,2%, черных металлов – 25,3%, готовых металлических изделий – 19,9%, компьютеров, электронной и оптической продукции – 28,2%, автотранспортных средств – 28,7%. Впрочем, не обошлось и без негатива в виде снижения в ноябре по сравнению с октябрем выпуска табачных изделия на 4,6%, кожаной продукции (34,1%), основных фармацевтических продуктов (3,6%), электрического оборудования (18,7%) и мебели (9,2%).

С началом отопительного сезона вполне предсказуемо подпрыгнул – на 25,2% к октябрю – объем производства в отрасли по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию. В годовом выражении прирост составил здесь 6,5%, среднегодовом – 5,0%. На этом фоне позитив еще одной в отрасли промышленности – водоснабжении, канализации, контроле над сбором и распределением отходов – выглядит скромнее в виде увеличения объема производства за последний месяц осени по сравнению с октябрем на 1,1%, в годовом выражении – всего лишь на 0,4%. А при подсчетах в среднегодовом исчислении здесь сложился небольшой спад на 0,2%.

Среди регионов в роли абсолютного лидера по динамике увеличения объема индустриального выпуска в годовом и среднегодовом выражении вполне естественно оказалась Атырауская область (соответственно 14,1% и 21,4%) благодаря росту добычи нефти на Кашагане. За ноябрь в сравнении с октябрем объем промышленного производства увеличился здесь также весьма прилично – на 16,2%, но это оказался лишь третий результат, поскольку нефтяную житницу страны сумели обойти Павлодарская (24,2%) и Карагандинская (19,1%) области.

В принципе, уже известен и абсолютный аутсайдер года – в этой роли по итогам 11 месяцев оказалась Кызылординская область, где в годовом выражении выпуск промышленной продукции сократился на 6,4%, а в среднегодовом – на 3,9%. Как пояснили статистики, причиной этого негатива стала добыча нефти, точнее, ее падение на старых месторождениях. Слабым утешением для этого региона может служить то обстоятельство, что единственным регионом, в котором статистики зафиксировали снижение объема производства за минувший месяц по сравнению с октябрем, оказалась Астана – в столице спад составил 2,5%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451096 Тулеген Аскаров


Казахстан > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > dknews.kz, 18 декабря 2017 > № 2426859 Максим Саморуков

9-этажный 180-квартирный жилой дом в поселке Зачаганск был построен по госпрограмме «Нұрлы жер», передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

С новосельем жителей области поздравил аким ЗКО Алтай Кульгинов и директор филиала АО «Жилстройсбербанк» Айгуль Наурзалиева.

«В этом году в нашем регионе в рамках «Нұрлы жер» новоселье отметит около тысячи вкладчиков «Жилстройсбербанка», - пояснила А. Наурзалиева.

По словам одной из новоселов Жадры Тулеушевой, в банке она смогла накопить 30% первоначального взноса.

«Депозит я открыла в 2012 году, за весь период смогла накопить 1,8 миллиона тенге. Открыв счет, я сразу перечислила 300 тысяч тенге, чтобы к концу года получить 20% государственную премию. Мы старались регулярно откладывать ежемесячные взносы, конечно, где-то приходилось экономить, но это того стоило, - сообщила Жадра Тулеушева. - Узнав о приеме заявлений в пул покупателей, я сразу подала заявку на однокомнатную квартиру и попала в список на получение квартиры».

Стоит отметить, что к 1 декабря в поселке Зачаганск сдали в эксплуатацию еще один жилой дом.

Казахстан > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > dknews.kz, 18 декабря 2017 > № 2426859 Максим Саморуков


Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 14 декабря 2017 > № 2425642 Ижи Урбанец

Ижи Урбанец, гендиректор SANTO: «Доля импорта лекарств в РК составляет 88,6%»

Вячеслав ЩЕКУНСКИХ

В 2011 году завод «Химфарма» вошел в группу Polpharma, и с этого момента началась активная модернизация производства в соответствии с международными стандартами качества GMP. О том, как изменился за прошедшее время Шымкентский фармацевтический завод и какие перед ним открываются перспективы, нашему корреспонденту рассказал генеральный директор компании SANTO Ижи Урбанец.

– Скажите, какова доля импорта, какую долю занимает АО «Химфарм» c торговой маркой SANTO Member of Polpharma Group? Каков импорт продукции Polpharma Group? Какова динамика рынка за последние пять лет?

– Доля импорта лекарств в Казахстане, по данным компании IMS, на сегодняшний день составляет 88,6%. Доля, занимаемая компанией SANTO – 33% внутри отечественного производства и 5,3% – на общем рынке. Импорт продукции Polpharma составляет 27% от общего оборота компании в Казахстане. Хочу отметить, что за последние 5 лет рынок показал рост +15,2% в показателе CAGR (среднегодовой темп роста в сложных процентах. – «Къ») в денежном выражении.

– Когда вы начали работать по стандарту GMP, доля компании на рынке изменилась?

– Во время модернизации нашего предприятия мы приостанавливали производство некоторых наименований продукции, потому что на нее не было сертификатов GMP. Поэтому в первые три года мы росли в пределах 5%. В том числе речь идет и о тех препаратах, которые были в категории государственных закупок. С 2015 по 2017 год рост был уже в пределах 20%, потому что наше производство уже было частично модернизировано, и портфель компании был расширен за счет введения новых продуктов. Но до 2022 года мы ожидаем рост в пределах 10%. То есть, если сейчас у нас продажи на 26 млрд тенге, то через пять лет рост ожидается до 50 млрд тенге за счет новых продуктов, которые мы хотим привезти. И только для государственных закупок мы планируем ввести 50 наименований дополнительно.

– Если Вы говорите о таком росте, то, следовательно, это наращиваются мощности завода, или в большей степени здесь речь идет об импорте?

– Это наш завод. В 2015 году мы производили 58,7 млн упаковок, 51,3 млн – в 2016 году, 78,2 млн – в 2017 году. В нашей компании трудятся более 1 100 человек. Начиная с 2011 года мы инвестировали уже около $90 млн, при том что инвестиционный проект предусматривает сумму инвестиций более $108 млн. У нас было обязательство инвестировать в новое производство по стандартам качества GMP. Кроме того, отмечу, что в рамках программы форсированного индустриально-инновационного развития было задано направление по развитию фармацевтической промышленности по международным стандартам. И с января 2018 года в Казахстане будет запрещено производить и продавать препараты, которые не произведены по стандартам GMP. Под это направление и были сделаны инвестиции.

– Можно ли говорить о том, что общие инвестиции в фармрынок Казахстана увеличиваются, несмотря на кризис ликвидности?

– Если посмотреть на статистику, то мы видим, что отечественная фармпромышленность развивается, несмотря на кризис. Все компании продолжают инвестировать, строить свои заводы и вводить новые продукты. Однако отмечу, что из-за девальвации стало больше продаваться более доступных по цене лекарств, тогда как снизились продажи дорогих. Поэтому мы и видим рост казахстанских производителей, продукция которых дешевле импортной, но при этом она обеспечивает такую же эффективность и безопасность лечения. Также есть рост российских производителей. Можно сказать, что рынок растет больше в упаковках, чем в деньгах, потому что люди переключились на более доступную продукцию.

– Еще в январе текущего года президент Назарбаев говорил о регулировании цен на все лекарства. Можем ли мы полагаться только на стихийную девальвацию или все-таки должны сами регулировать цены на лекарства?

– Стремление снизить стоимость лекарственных препаратов и регулировать их становится очевидной задачей любого государства. И Казахстан, и Россия приняли систему reference price system, т.е. когда они проверяют цены на определенные виды лекарственных средств в других странах. Это происходит во всех странах. Так, к примеру, в Чехии есть правило, когда нельзя продавать импортные препараты выше, чем где-то еще. То есть существует давление на производителя для понижения цен. Но об этом можно говорить только в плане государственных закупок – там может быть применена reference price system.

В рознице это сделать тяжело. Да, возможно, они должны идти в этом направлении – попробовать понизить цену для того, чтобы пациенты покупали за меньшую цену. Но вопрос – как это сделать? Возможно, нужно регулировать не цену на импортируемый препарат, а наценку. Например, в той же Чехии установлена максимальная наценка в 18%. Значит, к примеру, дистрибьютор может накрутить 5%, а аптека – 10%. То есть аптека и дистрибьютор не могут дать цену в два раза выше, чем покупают. Впрочем, как регулировать импортные цены, я думаю, никто еще не придумал. Регулировать свободный рынок невозможно.

– Вы говорите о том, что компании наращивают свои продажи. Об этом же говорят и другие производители. Почему же доля импорта по всему рынку по-прежнему велика?

– Если раньше импорт занимал 90%, то теперь 88%. То есть процесс сдвинулся чуть-чуть. Однако это только в денежном выражении. А в упаковках доля импорта ниже – думаю, где-то 72%. Но радует, что доля отечественных производителей все же увеличивается. Для государства мы поставляем порядка 50% в денежном и натуральном выражении продукции в рамках ГОБМП.

– С 2009 года был введен этот самый единый дистрибьютор. Изменилась ли структура рынка после этого?

– Я думаю, что это самое хорошее, что было сделано. Потому что в каждой стране есть такая структура, которая курирует государственные закупки, проводит тендеры, мониторит стоимость и качество закупаемой продукции. А это означает, что он может регулировать поток лекарств, которые идут в страну. В России, например, нет такого единого дистрибьютора. В каждом регионе проводится свой тендер. Тогда как в Германии есть орган, который определяет, какой, к примеру, статин будет приобретаться, по какой цене, и проводит тендеры. В России компания вынуждена идти на тендеры во всем множестве регионов. При этом цены, стандарты, условия могут отличаться от региона к региону. Для Казахстана хорошо, что есть единый дистрибьютор, потому что это единый стандарт.

– Даже при постоянных скандалах с СКФ?

– Все что происходит в какой-либо компании – это всегда ответственность людей, которые там работают. Если ты хочешь работать для страны и делать для нее благо – это одно. Но если ты имеешь в этом деле личный интерес, то, соответственно, возникают вопросы к подбору таких людей, к их ценностям и целям. Наша компания положительно относится к таким расследованиям, поскольку, возможно, это позволит очистить ряды чиновников от недобросовестных. Расследование относительно возможного случая коррупции в СКФ не повлияло на нашу работу. SANTO является лидером, крупнейшим игроком в сфере государственных закупок. Мы полностью выполняем наши обязательства по поставкам нашей продукции в полном объеме для казахстанских пациентов, так как многие наши лекарства входят в список жизненно важных лекарств. Мы относимся к ней, как к нашей социальной ответственности – не только к бизнес-обязательствам.

Являясь частью крупной международной компании, мы не только внедрили стандарты GMP в наших производственных помещениях в Шымкенте, чтобы обеспечить высокое качество наших продуктов, но также внедрили прозрачные стандарты ведения бизнеса, которым теперь строго следуем, полностью в соответствии с законами Республики Казахстан.

– А падение курса тенге как-то повлияло на фармрынок?

– В целом, можно сказать, что на рынок девальвация повлияла отрицательно. У нас в долларовом выражении был спад, а в тенге – рост. Если в национальной валюте рынок вырос в 2016 году на 24%, то в долларовом эквиваленте снизился на 23%. Существенного падения в потребительском спросе не произошло, однако изменилась структура потребления. Потребители стали переключаться с европейских препаратов на дешевые российские, белорусские, индийские аналоги.

Доходы фармкомпаний резко снизились, так как рынок практически на 90% состоит из импортных лекарственных средств, то и все контракты также в иностранной валюте. И полностью возместить 100%-ный эффект девальвации в повышении цены в краткосрочной перспективе никому так и не удалось, в самом лучшем сценарии только 50%. Данная разница полностью отразилась на контрибуции зарубежных производителей в конечном итоге. Что касается казахстанских компаний, то им также пришлось повысить цену, так как все субстанции и вспомогательные средства для производства лекарств также закупаются за рубежом по валютным контрактам, однако повышение цен было намного меньше, чем у импортеров и в данной ситуации отечественные производители оказались в более выигрышной ситуации.

– Не так давно поднимался вопрос о включении в перечень и поставки лекарственных препаратов с недоказанной клинической эффективностью. Как Вы к этому относитесь? Это проблема мирового рынка фармпрепаратов или отсутствия отечественных лабораторных мощностей?

– Если речь идет о доказанной клинической эффективности – это не вопрос лабораторной аналитики, а вопрос о том, что считается доказанной эффективностью препарата, так как подход к этому отличается в разных странах.

Если на лекарственное средство получено регистрационное удостоверение после прохождения всех этапов экспертизы в уполномоченном органе, то разрешается использование данного лекарственного средства в медицинской практике на территории Казахстана, и тут можно задаться вопросом – разве этого недостаточно в подтверждение эффективности лекарственного средства? Отдельным вопросом будет стоимость препарата, чтобы на основе фармакоэкономического анализа принять решение о включении в перечни закупок лекарственного средства в системе здравоохранения.

Но если кроме указанных выше факторов за основу классификации препаратов по принципу доказанной и недоказанной клинической эффективности брать подобный лимитирующий список иной страны, например, Британский Национальный Формуляр, то в силу естественных различий в эпидемиологии, системы организации медицинской помощи, стандартов лечения при экстраполяции для Казахстана возникают перекосы. Лекарственный препарат может отсутствовать в БНФ, так как для Великобритании он не актуален, не применяется в рутинной клинической практике, а для нашей страны – этот препарат жизненно необходим, например, для лечения туберкулеза. Так вот отсутствие лекарственного средства в БНФ еще вовсе не означает, что препарат клинически не эффективен. Можно несколько таких примеров привести, когда на Западе, допустим, препарат не входит в Формуляры просто в связи с тем, что никогда в этих странах не регистрировался, а у нас препарат исторически эффективно использовался. Назвать такой препарат клинически не доказанным просто потому что ни одна западная мультинациональная фарм компания не инвестировала в исследования миллионы долларов, а у отечественных производителей таких ресурсов не было? Я считаю, что к этому вопросу нужно подходить очень продуманно.

– В фармацевтической индустрии страны в последнее время происходят значительные изменения в связи с интеграционными процессами в рамках ЕАЭС и гармонизацией законодательной базы. Как отразилось это на деятельности компании?

– Сейчас ранняя фаза, и пока сложно ощутить, что хорошо, а что – плохо. Но процедуры разрабатываются, и, возможно, через короткое время мы уже увидим результаты. В Евросоюзе тоже было поначалу тяжело. Первое, что мы увидели, это то, что российские и казахстанские GMP сертификаты взаимно признаются. Теперь возможен импорт-экспорт между этими странами безо всяких проблем. Следующим шагом будет взаимная регистрация препаратов. И я думаю, это будет один рынок со всеми плюсами и минусами.

– Какие глобальные тренды можно выделить сегодня на мировом фармацевтическом рынке?

– Я бы сказал так, что сегодня есть три направления. Первое направление – чисто генерические препараты. Далее – есть оригинальные препараты, которые находятся под патентной защитой. И третье, новое направление – это биосимиляры или биоаналоги. Это продукция биотехнологий, препараты, работающие на клеточном уровне, на уровне ДНК. Мы рады, что мы первыми запустили препарат из серии биосимиляров – он производится в Испании. Первые закупки этого препарата будут уже в следующем году. Это препараты, которые применяются при онкологии, почечной недостаточности, анемии и так далее. Биосимиляры были супердорогими препаратами, но теперь они становятся более доступными.

– Какие основные планы и стратегические цели ставит перед собой компания на ближайшую перспективу, в том числе в контексте продуктового портфеля?

– Во-первых, мы будем реализовывать поручение президента по увеличению отечественных препаратов. Планируется подготовить 50 наименований, которые мы должны начать производить через 4 года в Шымкенте и поставлять для госзакупок. В рознице мы разработали ряд направлений для того, чтобы достичь лидерства во всех терапевтических группах. Если мы работали только по двум направлениям – антибиотикам и педиатрии, то теперь у нас разработана стратегия дальнейшего выхода на гастроэнтерологию, кардиологию, гинекологию, дерматологию и так далее. Это будут импортные продукты. Это большая задача, поскольку для этого нужна диверсификация компании. И выход на новые терапевтические категории мы планируем в следующем году.

Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 14 декабря 2017 > № 2425642 Ижи Урбанец


Казахстан > Образование, наука > kursiv.kz, 14 декабря 2017 > № 2424938 Умирзак Шукеев

Умирзак Шукеев: «Самрук-Казына» будет инвестировать в акции технологически развитых компаний

В ходе расширенного заседания на тему «Культурный код Самрук-Казына. Reinvention» руководство Фонда рассказало о роли корпоративных ценностей в трансформации.

Открывая встречу, председатель правления пояснил, что эффективность трансформации зависит от трех составляющих.

«Вы знаете, что трансформация идет по трем направлениям. Цель этой трансформации заключается в повышении эффективности качества трех компонентов: это персонала, так называемое направление «люди», в том числе менеджеров, от которых зависит состояние компании. Второе - это бизнес процессы, которые у нас зафиксированы во всевозможных нормативных документах, а также технологии,» - отметил Шукеев.

По его словам, в результате трансформации Фонд уже не будет работать по-прежнему.

«Мы перешли на новую операционную модель стратегического холдинга, активного инвестора и перестали быть административной надстройкой к деятельности портфельных компаний. Мы больше не являемся неповоротливым конгломератом. Между Фондом и компаниями четко распределены зоны ответственности и вся наша деятельность сфокусирована на коммерческом результате. Фонд - это мобильный управляющий холдинг, который выполняет задачи по долгосрочному приросту стоимости для будущих поколений. Мы устанавливаем четкие КПД для компаний, которые отвечают за их исполнение через успешную операционную деятельность, инициативы по трансформации, успешный выход на IPO», - подчеркнул он.

По словам депутата сената парламента Дархана Калетаева сейчас важны те люди, которые пришли в Фонд уже в период трансформации.

«С позиции стороннего наблюдателя, на мой взгляд, Фонд идет в правильном направлении. Но в процессе, который произошел в фонде, есть один минус, он не касается самого Фонда, не касается людей, которые работают в Фонде. Но процесс, который произошел в Фонде, он не в графике, который происходит в стране. Фонд являлся неким стартапом модернизации страны. И сейчас страна медленно, но верно идет к процессу модернизации,» - сказал депутат сената парламента Дархан Калетаев.

Независимый директор АО «Самрук-Казына» сэр Ричард Эванс вспомнил, как проходило начало процесса и отметил, что Фонд идет в правильном направлении.

«Мы должны сравнивать: кто лучше в области железных дорог, в почте. Мы должны сравнивать себя с такими же и стремиться быть такими же. Я думаю, наступает очень важный этап – третий этап всей программы. Это программа IPO,» - отметил независимый директор.

Как отметил управляющий директор по персоналу АО «Казахтелеком» Берик Битабаров, компания использует меритократию как инструмент изменения от иерархической к рыночной модели корпоративной культуры.

«На данный момент «Казахтелеком» меняет организационную структуру. Мы объединяем филиалы, переходим на дивизиональную структуру, создаем макрорегионы, и в этот момент создаются новые позиции. Мы даем равные возможности внутри организации, мы привлекаем людей с рынка. И как результат - 70 процентов привлекаемых кандидатов пришли с рынка, 30 процентов внутри компании на руководящие позиции. У нас произошло обновление на 50 процентов,» -сказал управляющий директор по персоналу АО «Казахтелеком» Берик Битабаров

Также на встрече было рассмотрено сотрудничество Фонда с благотворительными организациями.

«В 2013 году я даже поверить не могла, что такое возможно - сотрудничество с фондом национального благосостояния, и это будет такой проект, который изменит жизнь сотен детей. На сегодняшний день за все время нашей совместной работы оказана помощь 1 568 детям только в проекте «Подари детям жизнь». На самом деле оплачено более 2 500 операций», - рассказала директор благотворительного фонда «ДОМ».

По словам Умирзака Шукеева, перспективы развития на ближайшие 5 лет четко описаны в Стратегии развития Фонда до 2022 года.

«Мы сфокусируемся на завершении трансформации в портфельных компаниях, внедрении лучших практик корпоративного управления и выходе на IPO. Фонд должен работать на будущие поколения страны. Сократив свою долю в национальных компаниях, он превратится в глобального игрока, такого как сингапурскиий фонд Temasek и будет инвестировать в акции технологически развитых компаний», - подчеркнул Умирзак Шукеев.

По мнению топ-менеджмента, именно корпоративная культура является тем «локомотивом», который позволяет суверенным фондам достичь статуса эффективной управляющей организации.

Казахстан > Образование, наука > kursiv.kz, 14 декабря 2017 > № 2424938 Умирзак Шукеев


Казахстан > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423584 Досым Сатпаев

Сатпаев: в ситуацию с шахтерами должен вмешаться Сагинтаев

Казахстанский политолог высказался о протесте шахтеров "АрселорМиттал Темиртау"

Сергей Ким

Известный казахстанский политолог Досым Сатпаев в интервью Sputnik Казахстан заявил, что в ситуацию с забастовкой шахтеров в Карагандинской области должен вмешаться премьер-министр страны Бакытжан Сагинтаев.

Собеседник высказал мнение: требования шахтеров во многом оправданы, а если не повысить престиж рабочих профессий, уголь будет просто некому добывать.

- Как вы можете оценить реакцию на забастовку?

- Конфликт возник не спонтанно, он зрел уже давно. Поэтому для того, чтобы он не выстрелил чуть позже в более широких масштабах, именно сейчас необходимо, я думаю, все-таки подключение профильных министерств и даже премьер-министра к решению вопроса.

Наши региональные власти часто действуют запоздало и не всегда эффективно, опять же, больше пытаясь поддержать позицию руководства крупных предприятий.

Что касается маслихатов – вроде бы тоже местные органы представительной власти, которые должны бить в набат – от них всегда тишина. Сейчас и депутаты как воды в рот набрали.

Когда мы наблюдаем такие эксцессы, это очень сильно отражается на общественном настроении. Многие молодые люди, об этом, кстати, шахтеры заявляли, не хотят идти работать на шахты. Получается, когда уйдет поколение этих опытных шахтеров – кто придет им на смену в будущем?

У нас в Казахстане на официальном уровне заявили, что создается общество всеобщего труда. Это красивая фраза, но она должна иметь конкретику. Что это значит? Это значит, что в государстве на пьедестал должны подниматься конкретные люди, которые занимаются конкретным трудом.

Это не чиновники, не депутаты, не представители номенклатурной среды, это люди, которые работают в поле – фермеры, шахтеры, учителя, врачи.

- А насколько эта политика концептуально перекликается с той еще, советской, когда декларировался почет к труду условных сварщиков и комбайнеров?

- Мне кажется, мы должны немножко использовать этот принцип активной популяризации полезных и нужных для страны профессий, в которых мы сейчас испытываем большой дефицит.

На ком держится страна, кто ее кормит? Фермеры. Кто обеспечивает экспорт нашего сырья? Наши рабочие на нефтяных вышках, в шахтах.

- Ситуация: частная компания, которая занимается добычей угля. И наемные работники хотят добиться повышения зарплаты и выхода на пенсию раньше положенного срока. Два требования разного содержания. Так кто их адресат?

— Что касается повышения зарплаты, понятно, что адресат именно инвестор, который там работает уже не первый год, который получил это предприятие после развала Советского Союза.

Если речь идет о повышении зарплаты, все должны понимать – во многих странах мира работа шахтера традиционно считается одной из самых опасных и в то же самое время одной из самых защищенных.

Я не говорю про страны третьего мира, где такая же ситуация, как у нас. Я говорю о тех 30 развитых стран мира, куда Казахстан пытается войти. И среди этих стран тоже есть немало государств, где есть своя угледобывающая промышленность, там шахтеры живут в совсем иных условиях, имеют совсем иные социальные пакеты.

Что касается выхода на пенсию – здесь адресатом должно быть правительство. Потому что, опять же, если вспомнить советский период, именно представители тех профессий, которые работают в опасных условиях, всегда выходили на пенсию раньше. Это касалось в том числе и шахтеров.

Выходит, что эту практику, когда был немного дифференцированный подход к выходу на пенсию, ее, на мой взгляд, стоит вернуть. Одно дело, когда человек сидит в теплом кабинете и перекладывает бумажку с одного места на другое, и другое дело, когда человек каждый день спускается в шахту, рискуя каждый день своей жизнью, подвергая рискам свое здоровье.

- Сейчас много дискуссий по поводу настоящей заработной платы шахтеров – одни источники заявляют о суммах выше 300 тысяч, другие – вдвое меньшие. И возникает вопрос – допустим, принимаем как условия задачи и минимальные цифры, и максимальные. Но мы же не можем оперировать категориями "много" или "мало", это же очень абстрактно. Как быть, на ваш взгляд?

- Мне кажется, здесь должен быть комплексный подход. Обратите внимание на те требования, которые выдвигались. Там речь не только о заработной плате, правильно? Там речь шла и о возможности тех же шахтеров выезжать в санатории и дома отдыха. Понимаете, кроме повышения зарплаты у шахтеров должен быть очень хороший социальный пакет.

Сама зарплата очень важный фактор, конечно. Я, может быть, скажу крамольную мысль, но мне кажется, что нашим шахтерам нужно установить ту же самую зарплату, которую получают наши депутаты, например. Потому что наши шахтеры пользы больше приносят стране, чем наши слуги народа. Более того, я бы предложил нашим депутатам зарплаты сократить, если денег не хватает, а за счет этого увеличить зарплату тем же самым шахтерам.

Потому что речь идет о стратегической угледобывающей отрасли. Недавно один наш депутат громогласно заявил, что в Казахстане угля хватит на 300 лет. Ну и чем мы хвалимся, когда через 10-20 лет у нас шахтеров не останется? Получается, если не останется людей, которые захотят в шахтах работать, нам придется нанимать иностранцев?

Источник - Sputnik

Казахстан > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423584 Досым Сатпаев


Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов

Как пробить «слуховой тоннель» в Россию?

На примере Армении - только через Европу

Юрий Сигов, Вашингтон

Ни для кого не секрет, что одной из главных причин постепенного "отчаливания" бывших советских республик от России является отнюдь не их какая-то антироссийская настроенность. И вовсе не переход на латиницу с кириллицы или вступление в различные организации, где России либо вовсе нет, либо ее влияние там почти нулевое. Главная здесь причина - это полный провал самой российской внешней политики по отношению к постсоветским странам. И особенно ярко он проявляется на примере так называемых "самых близких союзников" Москвы.

Если с Украиной, Грузией, Молдовой и тем же Узбекистаном все вроде бы понятно, то такие страны, как Армения, к примеру, числятся в списке все еще надежных российских союзников. Но, как оказалось, числились. Причина тому- недавнее подписание Ереваном соглашения об углублении сотрудничества в рамках программы "Восточного партнерства", и укрепление связей с Евросоюзом вплоть до открытия своего рынка для европейских товаров, а также возможной отмены Шенгенских виз для армянских граждан.

Разумеется, подобный демарш "верных и надежных союзников" из Еревана был тут же очень критически воспринят в Москве. А поскольку аналогичную политику сближения с Европой и сохранения некоего подобия союзничества с Россией проводят фактически все страны Центральной Азии (и Казахстан, наверное, больше, чем его региональные соседи), вопрос этот - отнюдь не прихоть обычных двусторонних связей. А процессы куда более существенные, глубинные, и фактически необратимые.

Что может предложить Армении Россия? Защиту от Турции и Азербайджана. А что предлагает Еревану Брюссель?

Надо сказать прежде всего о том, что недовольство политикой России на территории бывшего советского пространства по моим личным наблюдениям- повсеместное, стойкое и только усиливающееся с каждым днем. Здесь и обвинения России в сохранении неких имперских пережитков восприятия независимых республик как части своей "временно отколовшейся территории". Это и полное отвращение, которое испытывают во всех республиках от программ ток-шоу (а точнее -пустопорожней пропагандистской болтовни) на российских телеканалах, поскольку они по-прежнему регулярно транслируются во многих постсоветских странах, включая Казахстан.

Это, наконец, ощущение полного непонимания российскими властями того факта, что вот уже более четверти века "бывшие" союзные республики живут будущим, причем совсем даже отличным от московских планов и интересов. Что-то в этих независимых курсах не очень получается, что-то напротив - идет явно вперед. Но главное то, что к России и желаниям ее руководства все это не имеет никакого отношения. И пока это будет по-прежнему восприниматься в Москве как некий "подрыв союзничества и взаимовыгодного партнерства" с Россией, до тех пор ситуация будет в этих отношениях только обостряться.

И здесь, на мой взгляд, как раз пример маленькой Армении (по последним данным, там проживает меньше двух миллионов человек, хотя после распада СССР было более трех миллионов) в этом плане более чем символичен. Именно резкий поворот Еревана в сторону Брюсселя за последний месяц четко обозначил не просто недовольство тем, как строит свои отношения с "потенциальными союзниками" Россия. Но и то, что фактически ничего полезного и перспективного за прошедшие четверть века Москва своим ближайшим соседям так и не предложила.

Интересно, что как только Армения и ЕС подписали документы о сотрудничестве, российские телеканалы, политики всех мастей и партийной принадлежности, а также те, кто кормится от существования различных постсоветских организаций, резко выступили против якобы "продажности армянских властей". Причем во всех этих оценках не понималось недовольными главного: Армения давно уже является самостоятельным государством. И сама вправе решать, что и как ей делать, с кем дружить и какие документы подписывать.

Почему пример Армении в этом плане очень показателен? Прежде всего потому, что у армян до сих пор ощущается чувство очень большого разочарования по потерянной когда-то собственной империи. Которая, между прочим, простиралась в сравнительно недавние времена от берегов Средиземного моря до Персидского (Арабского) Залива, не говоря уже о побережье Каспия. Когда я недавно был в Армении, эти ощущения просматривались практически во всем - от общения с рядовыми гражданами до бесед с религиозными лидерами или гидами в музеях.

Также армяне мне говорили, что Россия для них (а затем и СССР) - уже девятая по счету великая империя, с которой они соприкасались. И о которой они до сих пор сохраняют теплые воспоминания, выражая готовность дальше состоять в военном союзе (потому что больше в регионе фактически не с кем). Что также хочу лично отметить: по моим ощущениям на всей постсоветской территории именно армяне лучше других относятся нынче к подданым России. Но явно не к тем, кто в ней правит сегодня.

Что еще мне показалось интересным. В России сейчас идет активная борьба властных структур с так называемыми "понаехавшими" (точно как Д. Трамп пытается прижучить всех не пойми как попавших в США незаконных мигрантов). И тем же армянам достается наряду с киргизами, таджиками и узбеками по полной программе со всякими регистрациями, патентами на трудовую деятельность, и уж тем более - на получение вида на жительство и российского паспорта. Так вот, могу вам сказать, что армяне подобное к себе отношение воспринимают крайне болезненно, и это еще мягко сказано.

И когда началась полномасштабная сирийская заваруха, а российский военный самолет был сбит турецкой ракетой (я как раз в это время был в Армении), то все - от обычного крестьянина до руководителя коньячным производством в Ереване - говорили мне: врежьте этим туркам, мы готовы пойти все с Россией до конца, пока мы не уничтожим этих потомков янычар. А когда Россия все Турции очень быстро простила и теперь называет Эрдогана чуть ли не лучшим союзником и "надежным торговым партнером", не было на свете, наверное, более разочарованных в России и ее нынешних правителях людей, чем армяне.

Поэтому если та же Россия по каким-то "анти-имперским причинам" и развалится, то больше всего по этому поводу будут переживать точно в Армении. Потому что там хотят, чтобы сначала пусть развалится Турция (Азербайджан там воспринимают как продолжение турецкого влияния на каспийском побережье). А потом уже пусть будет все что угодно остальное.

И самое принципиальное в этом измерении: армяне просто жутко возмущаются, когда в России (что на телевидении, что в политических кругах) их страну воспринимают как какое-то политико-историческое недоразумение. У армян же совсем другие взгляды на происходящее: у страны никогда за более чем 700 лет существования не было своего государства. А сейчас есть (что получилось - то и имеют, но какое и кому из посторонних до этого дело?). А тех, кто это ну никак 26 лет спустя не хочет понять - каким образом всю эту публику попытаться перевоспитать?

Пойдем походом в Брюссель - для начала в "перевоспитательных целях"

Здесь хотелось бы сделать сразу три уточнения, которые касаются не только Армении, но и фактически всех постсоветских стран, где существуют российские посольства, включая Казахстан. Речь идет о том, что так называемая деятельность по укреплению дружбы, на которую из российского бюджета выделяются колоссальные средства, не только эту самую дружбу не укрепляет, а только отталкивает народы друг от друга.

Все так называемые "про-российские силы" и кадры, которые именно через посольства и их бюджеты формируются, никакого влияния (реального, а не отчетного по выплаченным деньгам) на жизнь любой постсоветской страны не оказывают (я бы добавил сюда и республики Прибалтики, где также проживает большое число русскоговорящих граждан). Все эти прикормленные "местные якобы пророссийски настроенные персонажи" на самом деле только помеха для России, а вовсе не ее "позитивный актив".

К примеру, Армению в Москве почему-то упорно относят к так называемому "русскому миру". Но ведь к нему они не имеют на самом деле никакого ни исторического, ни ментального отношения. Говорить хорошо на русском языке, и уважать свою историю, которой на порядок больше лет, чем истории России и Российской империи, - совершенно разные понятия и измерения. То же евразийство: Армения ведь к нему ну никаким концом не "приплетается". С тюркскими народами армяне категорически не желают состыковываться - и это, в принципе, их право и давний исторический выбор (как бы и кому бы это не нравилось),

Теперь - пару слов о так называемой "российской внешнеполитической многовекторности". Постоянные прогибы под США и коллективный Запад, плевки в лицо с Олимпиадой и полнейший провал политики по Украине - все это только отталкивает ту же Армению (и не только ее) от России и все ближе "прижимает" к сотрудничеству с единой Европой.

А та же продажа Россией оружия Азербайджану? В Москве считают, что это все в порядке вещей, потому как Баку платит хорошие деньги, и если не Россия, то кто-то другой это же оружие ему продаст. Но ведь Армения - член ОДКБ (а Азербайджан - категорически нет). Армения имеет на своей территории около пяти тысяч российских венных, и вместе с ними охраняется армянско-турецкая граница. Так какая тут может быть "военная многовекторность"? В Армении это называется одним словом - предательство, измена, и "очень даже ненадежное партнерство".

По тому же Карабаху армянам вообще ничего непонятно: как это можно поддерживать Армению и не поддерживать присоединение к ней Карабаха? Как можно состоять в так называемой Минской группе и постоянно сидеть между двумя стульями, периодически соскальзывая на пол? Какой-нибудь Франции и Америке в Ереване могут подобное поведение простить. Но России? Какие же вы после всего этого "союзники"? И "союзники" ли вы вообще кому-то на постсоветской территории (я подобные высказывания слышал в Армении практически повсеместно)?

Европа ни для Армении, ни для остальных клиентов "Восточного партнерства" не спасение. Но может быть это как-то изменит российскую политику?

Понятное дело, что Армения - лишь маленький, но тем не менее весьма красноречивый пример того, как постсоветские страны, откровенно недовольны отношением к себе со стороны России. Именно поэтому они пытаются в своих интересах разыгрывать (кто удачнее, кто - не совсем) так называемую "европейскую карту". Европе, в принципе, это на руку, потому как чем дальше эти республики будут от России, тем проще их будет "полностью перевоспитать" в независимом духе, и никаким концом уже не дать шансов Москве туда вернуться.

Очень показательно в этом плане то, как мне кажется, растущие антироссийские настроения по всему периметру постсоветских границ. Чем это вызвано? По моим наблюдениям, лишь в очень незначительной мере растущим влиянием там стран Запада или традиционными "американскими происками" (не важно, кто там рулит процессом - Госдеп или ЦРУ). Важно другое. Люди видят на местах, что все те, кто фактически открыто "кормится" на укреплении дружбы со странами того же СНГ в Москве, - это очень мутная и никакой дружбы и сотрудничества не желающая публика.

Все эти ознакомительные командировки, бесконечные конференции, заседания-приседания, вручения премий и грамот за "активное не пойми в чем участие" - совершенно нулевая отдача именно в конкретном измерении. А именно - по своей сути вся эта бурная деятельность не более чем показушная туфта (так мне откровенно говорили и в Армении, и в целом ряде центральноазиатских государств). Деньги (и немалые) "пилятся" в основном российскими "ответственными лицами", а на местах те, кого Россия "кормит", из своих друзей первыми же, как правило, перебегают на другую сторону, стоит, к примеру, Евросоюзу выделить средства на какой-нибудь семинар или ознакомительную поездку в Брюссель или Вену с Парижем.

Интересно, что та же Армения в 2013 году отказалась от ассоциации (экономической, прежде всего) с Евросоюзом. Россия тогда очень сильно надавила на Ереван, намекая на важность вопросов безопасности (дескать, без членства в Евразийском союзе Армения может подвергнуться внешней агрессии - а это и Азербайджан, и Турция). Сначала Ереван по этой причине присоединился к Таможенному союзу, а потом и к Евразийскому. Но стало ли Армении в чем-то от этого безопаснее? Вовсе нет-зато началась в прошлом году 4-х дневная война с Азербайджаном, погибли люди, и мира никакого на Кавказе как не было, так и не светит.

Нынче Армения фактически полностью окружена "не самыми добрыми соседями", а с Россией у нее нет общей границы. Что также показательно: если в 1992-94 годах очень многие в Армении хотели бы, чтобы их республика вошла поскорее в состав России или "обновленного СССР", то сейчас таких - единицы (да и то только в случае нападения на Армению Турции или развязывания полномасштабной войны за Карабах со стороны Азербайджана).

Зато по всему постсоветскому пространству растет "спрос" на Европу. При этом армяне прекрасно знают обо всех тех сумасшествиях (и с беженцами, и с однополыми браками, что для консервативно-христианской страны, как Армения - сущий ад), которые сама себе навязала европейская современная цивилизация. И тем не менее Армения выступает на более широкой основе за развитие программы "Восточное партнерство", которое придумано и устроено, в принципе, не столько для процветания Армении или Украины, сколько в пику России.

И что? А ничего - Ереван все-таки на подобное идет. Зачем? С очень тщетной, как мне кажется, надеждой на то, что Россия все-таки изменит свою полностью провальную политику на всей постсоветской территории и начнет наконец предлагать своим вчерашним "младшим братьям" нечто более существенное, чем пустопорожнюю болтовню телеканалов и "политический туризм" многочисленных российских чиновников, якобы заинтересованных в укреплении "российско-армянской дружбы".

И здесь, думаю, очень важно всем остальным странам, включая Казахстан, повнимательнее подобные события проанализировать. Ведь проекция Армении на ее нынешнее поведение в отношении России (и созданных ею под себя так называемых интеграционных структур) - информация к глубокому размышлению уже для того же казахстанского руководства. И относительно того, как строить свои отношения с Россией на данном этапе, и как использовать для этого не только китайскую и турецкую карты, но и европейскую.

Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов


Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 14 декабря 2017 > № 2423538 Берик Битабаров

Берик Битабаров: «Изменения, сделанные сегодня, определяют будущее»

Отрасль телекоммуникаций динамично развивается, а вместе с трендами меняются и предпочтения потребителей. Согласно новейшим исследованиям, современные пользователи проводят до 9 часов в день в социальных сетях, при этом 60% времени, проведенного онлайн, приходится на мобильные девайсы. Если раньше мобильный телефон был необходим лишь для голосового вызова, то сегодня он все больше востребован для развлечений – подобные перемены влияют на услуги и сервисы телеком-операторов. При этом, прежде чем изменить состав продуктовой корзины, провайдер услуг должен измениться, в первую очередь, сам. О том, как проходит трансформация компании и главного ресурса изменений – персонала АО «Казахтелеком», – «ДК» рассказал управляющий директор по персоналу Берик Битабаров.

-Трансформации, как и любому масштабному процессу, затрагивающему все направления деятельности, предшествовал анализ работы во всех подразделениях и филиалах компании. В первую очередь, нужно было начать работу по изменению корпоративной культуры, сознанию персонала и используемых подходов. Для начала мы провели диагностику существующих в компании ценностей и компетенций. В масштабном комплексном исследовании, опросах, фокус-группах участвовало свыше 16 тысяч работников различных подразделений, была организована серия интервью с топ-менеджерами нашей компании,– рассказывает Берик Битабаров.

Одной из основных задач трансформации стало обновление модели ведения бизнеса, которая, в конечном счете, позволит компании получить конкурентное преимущество на рынке, сохранить лидирующие позиции в фиксированном бизнесе, повысить эффективность процессов и скорость внедрения инноваций.

При этом, отмечает спикер, каждый проект, новшество должны быть обязательно прогнозируемыми. Для этого ведется постоянный мониторинг, подводятся промежуточные итоги, фиксируется процент выполнения проекта. В настоящее время компания находится в активной фазе модернизации, однако, как показывает международная практика, совершенствование деятельности – процесс длительный.

В результате проводимой работы в текущем году в «Казахтелекоме» внедрена новая организационная структура филиалов, которая была утверждена решением Правления компании в рамках Программы трансформации «Өрлеу» и Стратегии повышения акционерной стоимости. Изменение структуры региональных филиалов направлено на повышение эффективности деятельности компании, за счет исключения дублирования функций и излишних уровней управления на местах.

Как пояснил спикер, при оптимизации в первую очередь изменения коснулись административно-управленческого состава, руководящих позиций в филиалах. При назначении новых руководителей филиалов проводился открытый, прозрачный конкурс среди претендентов из числа работников компании. Согласно Решению Правления, на сегодняшний день организовано 6 региональных дирекций компании, которые были созданы вместо 14 областных дирекций.

Централизованное управление филиалами компании осуществляется посредством следующих региональных дирекций телекоммуникаций: «Центральная» (регион охватывает Карагандинскую, Акмолинскую области и г. Астану с центром в столице), «Северная» (Северо-Казахстанская, Костанайская области – с центром в г. Костанае), «Восточная» (входят Павлодарская и Восточно-Казахстанская области с центром в ­­­

г. Усть-Каменогорске), «Западная» (охватывает Атыраускую, Актюбинскую, Мангистаускую, Западно-Казахстанскую области с центром в г.Актобе), «Южная» (Жамбылская, Кызылординская, Южно-Казахстанская области с центром в г. Шымкенте) и РДТ «Алматытелеком» (г. Алматы и Алматинская область). Новая организационная структура вступит в силу с 1 января 2018 года.

Для реализации амбициозных целей была разработана Дорожная карта трансформации, которая включает в себя проекты по изменению организационной структуры. При этом, я хотел бы отдельно отметить, что сразу было решено отказаться от кардинальных мер и сокращения штата в рамках трансформации. Оптимизация численности руководящего персонала в регионах проводилась поэтапно, за счет поддержания естественной текучести кадров. Это значит, что процессы проводились за счет временного ограничения на прием новых сотрудников, внутреннего рекрутинга, ротации кадров, разработки мер по поддержке для работников предпенсионного возраста. Сотрудникам, выполнявшим повторяющиеся административные функции, чьи позиции подлежали оптимизации, было предложено переобучение, перевод в другие структурные подразделения. По факту, договоры были расторгнуты с теми, кто не подтвердил соответствие занимаемой должности и квалификационным требованиям. Однако hr-специалисты на местах предлагали высвобождаемым сотрудникам принять участие во внутреннем конкурсе на открытые вакансии в иных направлениях, в которых претендент видит перспективы для применения своего опыта, проводили разъяснительную работу по существующим мерам поддержки.

«Перед внедрением изменений нами был принят во внимание не только опыт зарубежных компаний, таких как французский оператор Orange, BT Group (BritishTelecom– прим. Ред.), «Ростелеком», но и собственный опыт. Говоря о собственном опыте компании, хотелось бы остановиться на практике объединения филиалов г. Алматы и Алматинской области и г. Астаны и Акмолинской области. Цифры красноречивее слов: так, по итогам объединения, инициированного в 2015 г., отмечен рост производительности труда на 26%, рост средней заработной платы работников на 23%, внедрены единые стандарты оказания сервиса, а также единая система мотивации персонала», – поясняет Берик Битабаров.

В ходе трансформации ряд поддерживающих функций, таких как административная, финансовая, будут централизованы в рамках общих центров обслуживания (ОЦО– прим. ред.). На сегодняшний день успешно действует ОЦО по кадровому делопроизводству и функциям расчета заработной платы.

К слову, «Казахтелеком» первым в Казахстане внедрил проект по централизации функций кадрового администрирования. По мнению экспертов, данная модель является наиболее подходящей для компании с многочисленным персоналом, где громоздкая структура может стать барьером для дальнейшего развития.

– Все рутинные административные функции выведены в ОЦО. Поясню на примере HR-ОЦО: раньше в каждом филиале сотрудник кадровой службы составлял тексты приказов, заполнял личные дела, вел документацию – сейчас эти процессы ведутся централизованно, появилась возможность более качественно подойти к задачам по развитию персонала, рекрутингу, вопросам по компенсациям и льготам, а также внутренним коммуникациям. Централизация поддерживающих функций помогает автоматизировать процессы и сосредоточиться на основном бизнесе. Также отмечу, что эффект от внедрения Общего центра обслуживания по кадровому администрированию составляет более 40 млн тенге в год, что подтверждает эффективность реализованного проекта», – отмечает Берик Битабаров.

Положительно сказался на качестве сервиса ввод оценки эффективности по результатам труда, иными словами – сдельная форма оплаты и новая мотивационная система, которые обеспечивают четкий учет результатов работы и прозрачность системы вознаграждения.

К изменениям готовы не только молодые сотрудники, но и старшее поколение, об этом говорят многочисленные внутренние исследования, регулярные коммуникационные сессии топ-менеджмента с персоналом. Средний возраст сотрудников компании составляет около 40 лет, но все чаще амбициозная молодежь стремится работать в «Казахтелекоме». Отбор кандидатов на занятие вакантных должностей проводится на конкурсной основе, на всех этапах отбора персонала обеспечена прозрачность и соблюдается принцип меритократии. Кроме того, действует программа стажировки «Жасөркен», которую «Казахтелеком» реализует совместно с АО «Самрук-Қазына». По словам управляющего директора по персоналу, компания готова поддержать сотрудников, готовых к трансформации и изменениям, внедрению нестандартных решений и инновационных идей.

– Мы ценим каждого нашего сотрудника, который вносит свой вклад в развитие компании вне зависимости от возраста и стажа. Считаясь с опытом старшего поколения, его заслугами, мы проводим трансформацию в сфере HR мягко, плавно. Все процессы прогнозируем заранее. Регулярно проводим разного характера коммуникации для персонала о целях, задачах, результатах предпринимаемых шагов. Для этого используем весь ассортимент возможностей: онлайн-конференции с топ-менеджментом, отчеты руководства перед персоналом. Для нас важно, что большинство сотрудников осознает необходимость проводимых преобразований и готово меняться, – считает Берик Битабаров.

Немаловажен и тот факт, что в целях создания более комфортных условий для сотрудников компании был принят обновленный вариант Коллективного договора, который будет действовать в течение пяти лет.

– «Казахтелеком» – социально-ориентированная компания, где ценят каждого работника и заботятся о нем. В новом Коллективном договоре особое место уделяется повышению профессионального уровня, получению высшего образования техническими специалистами. В этом году значительно расширен перечень вузов и колледжей по профильным специальностям отрасли коммуникаций, для обучения в которых работникам предоставляется оплачиваемый учебный отпуск, – отмечает управляющий директор по персоналу.

В новой редакции Коллективного договора предусмотрено увеличение размеров материальной помощи, оказываемой в сложной жизненной ситуации, в которой оказался работник. Предусмотрена возможность преждевременного выхода на заслуженный отдых – за пять лет до достижения установленного законом пенсионного возраста. Сотруднику выплачивается компенсация и сохраняется право на постановку на учет в качестве пенсионера.

Отдельный раздел посвящен вопросам укрепления здоровья сотрудников и их детей, созданию условий для полноценного отдыха и лечения. Реализуемая в компании социальная политика позволяет людям, вне зависимости от стажа работы, приобретать санаторно-курортные путевки и путевки в детские оздоровительные лагеря.

Пристальное внимание в компании сосредоточено на обучении персонала. Большим стимулом для сотрудников являются обучающие семинары и тренинги казахстанских и зарубежных тренеров. Возможность постоянного совершенствования имеют абсолютно все категории работников, независимо от занимаемой должности и места работы. А это значит, что общие принципы клиентоориентированной, прогрессивной и эффективной компании станут личными для каждого сотрудника «Казахтелекома».

Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 14 декабря 2017 > № 2423538 Берик Битабаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419220 Тулеген Аскаров

Страховщики «цыплят» уже посчитали

В отличие от банковского сектора и накопительной пенсионной системы, преподнесших по осени неприятные сюрпризы, на страховом рынке уже можно подводить итоги года, ибо на нем по-прежнему царит относительная стабильность.

Тулеген АСКАРОВ

Правда, и здесь по ряду ключевых показателей за второй месяц осени сложились негативные тренды. К примеру, совокупная прибыль (точнее, нераспределенный доход) страховщиков уменьшилась в октябре на 12,8% до 48,6 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 7,1 млрд тенге. Главным источником этого негатива стал лидер рынка – «Евразия», у которой потери составили драматические 39,1%, или 8,1 млрд тенге, до 12,6 млрд тенге. Тем не менее, ее позициям здесь конкуренты всерьез не угрожают. К примеру, идущая на втором месте «Kaspi Страхование» хотя и увеличила прибыль за второй месяц осени на 11,0%, но показала только 5,4 млрд тенге. А другие участники рынка и вовсе не сумели преодолеть 5-миллиардную планку по этому показателю. Убытки же в отчетности Нацбанка по состоянию на 1 ноября оказались у пяти страховщиков – «КСЖ «Азия-Life» (минус 0,1 млрд тенге), «Интертич» (минус 0,04 млрд тенге), «Нурполис» (минус 0,04 млрд тенге), «ТрансОйл» (минус 0,2 млрд тенге) и «Альянс-Полис» (минус 0,2 млрд тенге).

Аналогичная ситуация сложилась и по собственному капиталу, сократившемуся у лидирующей и по его размеру «Евразии» за октябрь на 6,7% до 108,7 млрд тенге, тогда как совокупный его объем по страховому сектору уменьшился на 1,6% до 419,5 млрд тенге. Здесь также вполне очевидно, кому достанется лидерская «корона» по итогам года, поскольку занимающая второе место «Виктория» располагала собственным капиталом на начало ноября в 75,9 млрд тенге, потеряв 0,1%. Кстати, на этот тандем приходится 44,0% совокупного собственного капитала страхового сектора, что говорит о высокой концентрации этого сегмента финансового рынка. Планку же в 10 млрд тенге к началу ноября здесь преодолели еще «KazakhExport» с приростом на 0,4% до 41,9 млрд тенге, «Халык-Казахинстрах» (2,4% до 31,0 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (0,9% до 23,6 млрд тенге), Kaspi Страхование» со снижением на 3,5% до 12 млрд тенге и «Халык-Life», прибавившая в «весе» 7,0% до 10,2 млрд тенге.

Совокупный объем активов страховщиков уменьшился в октябре незначительно – на 0,3% до 921,5 млрд тенге, в том числе и за счет укрепления тенге к доллару, повлекшего отрицательную курсовую разницу. Лидер и здесь определился давно – это все та же «Евразия», у которой активы снизились на 0,7% до 216,8 млрд тенге. Как и по другим вышеперечисленным позициям, отрыв конкурентов от нее настолько велик, что за два месяц до конца года им вряд ли удастся догнать эту компанию. Судя по всему, особо не изменится и состав первой десятки страхового сектора по этому показателю, куда вошли компании, пересекшие рубеж в 30 млрд тенге. В эту группу вошли помимо лидера «Виктория» с приростом на 2% до 83,4 млрд тенге, «Номад Life» (1,1% до 64,9 млрд тенге), «Халык-Life» (0,5% до 62,2 млрд тенге), «Казкоммерц-Life» (0,9% до 60,1 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (снижение на 1,1% до 52,8 млрд тенге), «KazakhExport» (увеличение на 1,1% до 45,8 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (снижение на 2,2% до 43,4 млрд тенге), «Государственная аннуитетная компания» (прирост на 0,1% до 32,7 млрд тенге), сумевшая обойти страховую компанию «Казахмыс», выделившуюся потерями активов в 9,4% до 31,3 млрд тенге. Отметим также, что если сложить активы тех из перечисленных выше страховщиков, которые входят в группу Народного банка Казахстана после приобретения им Казкоммерцбанка, то получится порядка 218,5 млрд тенге – больше, чем у «Евразии».

Перейдем теперь к позитиву. Совокупный объем собранных страховых премий вырос за второй месяц осени на 10,8% до 334,1 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 24 млрд тенге. Впереди и по этому показателю идет «Евразия», прибавившая 6,7% до 46,5 млрд тенге, тогда как у ближайшего ее конкурента – «Казахмыса» – прирост составил лишь 0,5% до 38,5 млрд тенге. Планку в 20 млрд тенге к началу ноября здесь преодолели также «Халык-Life» (9,7% до 31,1 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (3,8% до 22,9 млрд тенге) и «Казкоммерц-Полис» (2,9% до 21,5 млрд тенге). Сложив данные по последнему трио, получим 75,5 млрд тенге, что фактически выводит группу Народного в лидеры и здесь.

Страховые выплаты росли в октябре меньшими темпами – их совокупный объем увеличился на 9,6% до 70,9 млрд тенге. У лидирующей и здесь «Евразии» эти выплаты увеличились на 7,3% до 10,6 млрд тенге, вторым идет «Халык-Казахинстрах» (7,5% до 7,3 млрд тенге). Концентрация рынка и по этому показателю высока, поскольку 5-миллиардный рубеж смог пересечь лишь еще один страховщик – «Казкоммерц-Полис» (6,4% до 5,7 млрд тенге).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419220 Тулеген Аскаров


Казахстан. Россия. Китай > СМИ, ИТ > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419215 Тулеген Аскаров

Мясо по-аргентински

Чем больше вкладывается денег в благоустройство южной столицы Казахстана, да и других крупных городов страны, тем явственнее становится перекос в этом добром деле не в пользу прессы и информационной жизни в целом.

Тулеген АСКАРОВ

МОДЕРНИЗАЦИИ БЕЗ ПЕЧАТНОГО СТАНКА СЛОЖНО

Прогуливаясь по изменившейся в пользу горожан-пешеходов улице Панфилова в Алматы и давно уже пешеходному нашему Арбату, также подвергшемуся реконструкции в лучшую сторону, сразу же обнаруживаешь главное их отличие от зарубежных аналогов, с которых во многом калькировались дизайнерские решения. Конечно, никто и не ждал, что южная столица сразу же получит полноценный вариант «high street» с магазинами глобальных торговых сетей, штаб-квартирами известных компаний и ресторанами со звездами от Мишлен. На первых порах вполне достаточно и того, что горожане получили, с одним только «но» – на этих модернизированных улицах, предназначенных для спокойного досуга, отчего-то не стало точек и киосков по продаже газет!

А ведь они там были, да еще какие, если вспомнить для примера легендарные газетные развалы на точке у кафе «Солянка». С тамошними реализаторами в «лихие» 90-е прошлого века, когда только вставала на ноги отечественная пресса независимого Казахстана, многие редакции держали прямую связь, дабы получать из первых рук маркетинговую информацию о быстро меняющихся предпочтениях и интересах читателей. Помнятся и очереди у газетных киосков на Арбате, где постоянные покупатели с утра приобретали отложенные для них кипы свежих газетных номеров, а после обеда приходили за выпуском вечерней городской газеты. В скверах же стояли стенды с разворотами свежей прессы для того, чтобы гуляющие там горожане могли, не торопясь, ознакомиться с публикациями. Помнятся еще и новостные кино-ролики советских времен, которые крутили перед показом фильмов, – в них показывали, как на дальние отгоны забрасывали прессу вертолетами и вездеходами.

Увы, сегодня та повседневная кипучая информационная жизнь осталась в прошлом. Славная точка у «Солянки» закрылась, не выходят больше и вечерние выпуски газеты нашего мегаполиса. Коллеги из других печатных изданий вынуждены размещать на своих сайтах объявления для читателей, грустно уведомляющие о том, что в Алматы закрылось почти 70 точек по распространению периодической печати, а посему газеты нужно приобретать в офисах их редакций. Где нашли себе работу бывшие киоскеры и реализаторы, приходится только гадать! В соцсетях журналисты с болью сообщают, что пенсионеры и домохозяйки жалуются на возникшие проблемы с покупкой газет. Что касается улицы Панфилова, то в Facebook пользователи говорят о единственной пока выжившей точке продаж прессы в том районе – она находится в совминовской больнице. Какие уж тут вертолеты и вездеходы!

Достается и книжным магазинам города. На днях пользователи соцсети Facebook сообщили о закрытии магазина «Академкнига», расположенного у перекрестка улиц Фурманова и Кабанбай батыра, то есть неподалеку от обновленной улицы Панфилова. Между тем в соцсетях вполне справедливо говорится о давней примете – чем меньше в городе газетных киосков и книжных магазинов, тем ниже в нем уровень культуры и тем слабее он развивается! И если в Алматы будет и впредь сворачиваться нынешними темпами сеть продаж печатных изданий, то нетрудно предположить, до какого «плинтуса» опустится в главном культурном центре страны уровень грамотности!

Ведь уже сегодня многие пресс-секретари и пиарщики путают газеты с журналами, не знакомы лично с главными редакторами и журналистами и не представляют себе, как идет производственный процесс выпуска прессы. В наушниках у юных и молодых в основном звучит попса на убогом сленге с незамысловатым аккомпанементом. Кстати, вырастает уже второе поколение, начиная с родившихся в начале «лихих» 90-х прошлого века, не имеющее привычки читать не по своей вине! Увы, для них уже нормой становятся грубые грамматические ошибки типа «сверлиные услуги» или «мясо по-французский» наряду с интернетовским сленгом вроде «дд» и «спсб».

Более того, в какой-то момент придется закрываться и местным типографиям, лишая работы сотни печатников. Но у государства в таком случае практически не останется цивилизованной прессы, а чиновникам придется обеспечивать информационную безопасность страны лишь за счет выхолощенного ими же телевидения, так называемых «новых» онлайн-медиа наряду с соцсетями и мессенджерами, большинство из которых контролируется из-за рубежа. А там, где умирает пресса и перестают читать книги, наступает смертный час и для театра, оперы, классической музыки, живописи, в общем, всего того, что принято называть культурой. Понятно, что в таких условиях призывы к модернизации общественного сознания останутся даже не на бумаге, а лишь где-то в бездне зыбкого океана интернета, где их неизбежно оттеснят на задний план новости гламура, преступного мира и селфи блогеров.

ЗАГРАНИЦА НАМ НЕ ПОМОЖЕТ – СВОИХ УКРЕПЛЯЕТ

Тем временем в соседних странах от поддержки прессы не отказываются, придавая ей по-прежнему особое значение в проведении государственной политики в сфере СМИ. К примеру, в России впервые за 25 лет избран новый председатель Союза журналистов – телепродюсер и кинодокументалист Владимир Соловьёв, опытнейший журналист, прошедший в качестве военного корреспондента семь войн, включая обе чеченские кампании. Новый председатель сразу же взял быка за рога, заявив в своей программной речи о намерении СЖР добиваться принятия новой редакции закона о СМИ, повышения статуса журналистов, усиления ответственности чиновников за отказ предоставлять информацию, обеспечения гласности в распределении средств господдержки СМИ и даже объединения блогеров на базе Союза. Программа модернизации СЖР включает привлечение в его ряды молодых журналистов, лоббирование интересов медийной отрасли в органах власти, защиту коллег вне зависимости от принадлежности к любой части политического спектра, поддержку деятельности региональных союзов журналистов.

Напомним и о защитных мерах по отношению к российским СМИ, которые вступили в силу после введения западных санкций против этой страны. Неудивительно, что в соседней стране в этом году начали расти доходы прессы от рекламы. При этом Роспечать оказывает государственную поддержку организациям, осуществляющим выпуск, распространение и тиражирование социально значимых проектов в области печатных СМИ. Такая пресса получает там субсидии на возмещение производственных издержек, включая даже оплату страховых взносов. При Минкомсвязи действует экспертный совет по региональным печатным СМИ, утверждающий их перечень для предоставления скидок на подписной тариф «Почтой России». А правительство этой страны своим постановлением обязало регионы обеспечить жителей свободным доступом к точкам продажи печати, установив норматив один киоск на 588 жителей, для крупных городов – 1,7 торговых точек с прессой на тысячу человек.

В Китае на прошедшем недавно XIX съезде Компартии в докладе ее лидера Си Цзиньпина была особо отмечена роль СМИ в идеологической работе, укреплении твердой уверенности китайской нации в собственной культуре и стимулировании ее расцвета и процветания. Перед партией и государством была поставлена задача уделять повышенное внимание созданию и обновлению средств распространения информации, наращиванию потенциала СМИ в «области распространения информации, ориентирования, оказания влияния и завоевания общественного доверия». И это при том, что, как не раз отмечали коллеги, побывавшие в Китае, тамошние СМИ и без того представляют собой мощные медийные конгломераты глобального масштаба со штаб-квартирами в специально выстроенных для них небоскребах! Добавим также, что и в Узбекистане нынешний президент этой страны призвал прессу перестроить свою работу, чтобы отвечать новому этапу развития, способствовать обмену мнениями и диалогу в обществе. В свою очередь он пообещал расширить возможности журналистов в законодательном, материально-техническом и учебно-методическом плане.

ВСЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ НА КРУГИ СВОЯ

Конечно, медийный рынок даже при мощной поддержке государства живет по своим законам. Когда-то суперраскрученные медиа-монстры и их бренды со временем утрачивают интерес читателей и тираж, а вместе с ними и рекламу. К примеру, в той же России на днях закрылись интернет-порталы некогда популярного бесплатного рекламного издания «Из рук в руки», печатная версия которого перестала выходить два года назад. Уже несколько лет в Казахстане не выходит известная деловая газета, на веб-сайте которой отсчет времени остановился в конце декабря 2015 года. В прошлом году в канун новогодних праздников было объявлено о прекращении выпуска популярной астанинской газеты, принадлежащей крупной многопрофильной корпорации и издававшейся почти четверть века. В одном из западных регионов страны собирается отказаться от печатной версии раскрученная местная газета, владельцы которой собираются сосредоточиться лишь на ее онлайн-версии.

Но, как говорится, свято место пусто не бывает, да и рынок не терпит пустоты на нем. Читатели наши абсолютно правы, когда хотят добротного единства жизненных ценностей в разнообразии их освещения в новых формах и стилях, чтобы их не перекармливали при этом убогим контентом и штампами, как на телевидении с его назойливой рекламой. Поэтому в газетных редакциях идет упорная работа не только над постоянной технической модернизацией, но и творческим развитием, совершенствованием производственных процессов по обработке текстов, их оформлению, дизайну полос. Ведь известно, что много из доброго старого возвращается к жизни по воле новых поколений – мода, винил, магнитофонные кассеты, песни о главном и стихи, написанные пером, что не вырубить топором.

Вот и мы отдаем себе отчет, что в какой-то исторический момент наша молодежь вновь начнет запоем читать газеты, журналы и книги за чашкой чая или кофе, отложив в сторону гаджеты, чтобы не мешали отдыхать от суеты жизни и интернета, и сняв наушники. Когда-нибудь обязательно снова потянутся в газетные редакции будущие «акулы пера», чтобы не скучать с роботом-ведущим на очередной пиар-тусовке, где все ходы и тезисы заранее расписаны у участников. А очередной городской «голова», прогуливающийся по Арбату или улице Панфилова, дав денег уличному музыканту и оставив автограф на его нотах, заглянет потом в газетный киоск, дабы приобрести пахнущие свежей типографской краской экземпляры своих любимых изданий.

Поэтому сейчас государству нужно не только смотреть в будущее, но и сохранить то ценное, что уже имеется. Мы верим, что газеты не умрут и будут всегда нужны и интересны нашим верным читателям, к которым примкнут новые их ряды из следующих поколений. Ведь наша газета выходит уже 13-й год, за это время прошло несколько кризисов и девальваций тенге, а читательская аудитория по-прежнему ценит наш творческий труд, за что мы ей признательны!

Что ж, наверняка спросит в заключение вдумчивый читатель «ДК», а при чем тут вынесенное в заголовок «мясо по-аргентински»? Ларчик тут открывается просто. Мы просто хотели напомнить в очередной раз, что в цивилизованном обществе лучше писать, говорить и общаться правильно, на хорошо поставленном языке. Ведь «мясо по-французский» всего лишь из-за одной лишней буквы наверняка отобьет аппетит у грамотного человека, как бы хорошо ни было приготовлено это блюдо!

Казахстан. Россия. Китай > СМИ, ИТ > dknews.kz, 7 декабря 2017 > № 2419215 Тулеген Аскаров


Казахстан > Медицина > camonitor.com, 7 декабря 2017 > № 2417785 Юрий Пя

Как живет Жанибек Успанов, которому пять лет назад пересадили сердце русской женщины?

50 лет назад, 3 декабря 1967-го, южноафриканский кардиохирург Кристиан Барнард выполнил первую в мире операцию по пересадке человеческого сердца. С недавних пор это стало возможным и в Казахстане. В Национальном научном кардиохирургическом центре под руководством Юрия Пя на сегодня таким образом возвращены к жизни уже более шестидесяти человек. Первым пациентом, которому 8 августа 2012 года пересадили донорское сердце (оно принадлежало астанчанке Галине Воротниковой), стал костанаец Жанибек Успанов.

Трудный выбор

- Моя история, подозреваю, началась еще в детстве, которое проходило в деревне, - рассказывает Жанибек. - Зимы в Костанайской области, откуда я родом, суровые, а весной и осенью грязь по колено. Мы по полгода ходили в резиновых сапогах. Думаю, этот холод все-таки повлиял на мое здоровье: ангина была моей постоянной спутницей. Но в деревне не принято болеть неделями. Отлежишься, максимум, пару дней, пропотеешь - и идешь дальше.

Позже врачи скажут, что именно ангина спровоцировала такую серьезную сердечную болезнь, как дилатационная кардиомиопатия. Но я так думаю, что если бы не деревенская закалка, экологически чистые продукты и лесной воздух, то я, может быть, умер бы, не дожив до сегодняшних лет. А так - служил в армии, работал на тяжелых работах: трактористом, комбайнером, водителем грузовика. Потом серьезно заболел. Когда к 2006 году все имеющиеся в нашей стране методы лечения были уже испробованы, врачи заговорили о трансплантация сердца. В то время о таких операциях в Казахстане даже и разговоров не заходило. Поискал информацию в Интернете, узнал, что их делают только в самых развитых странах мира – в Израиле, Германии, США, Но увидев цены на саму операцию - от 200 до 250 тысяч долларов, тему трансплантации я для себя закрыл. Чтобы немного продлить жизнь, решил лечиться тем, что есть под рукой, выполнять назначения врачей и бережнее относиться к себе. Дожил так до 2009 года. В Астане на тот момент уже работал Национальный научный медицинский центр, где мне установили кардиостимулятор. Когда в 2012-м я приехал на очередное обследование, мне сказали, что улучшений нет. Посоветовали обратиться в только что открывшийся в столице Научный кардиохирургический центр, где делают операции по имплантации искусственного левого желудочка сердца. Эта дорогостоящая, но спасительная операция дает сердцу возможность отдохнуть, пока хозяин дожидается донора.

После обследования в этом центре мне назначили госпитализацию на начало августа. 7 августа, на пятый день пребывания там, медсестры вдруг забегали вокруг меня - стали забирать кровь на анализ. Ближе к вечеру пришли врачи, сказали, что есть возможность сделать первую в Центральной Азии и Казахстане операцию по пересадке сердца. Сообщили, что разрешение родственников донора – умершей от инсульта 46-летней женщины – уже получено, и теперь необходимо мое личное согласие на операцию. Я спросил: «А что, если откажусь?». Ответ прозвучал как приговор: мне давали полгода жизни. И все равно выбор оказался для меня тяжелым. В какой-то момент я даже рукой махнул: «Будь что будет! Доживу со своим сердцем». Но это длилось недолго, и опять нахлынуло желание схватиться за любую соломинку – лишь бы продлить жизнь, увидеть взросление своего еще не родившегося ребенка. Позвонил жене. Она тогда была на девятом месяце беременности. Услышав о пересадке сердца, супруга так напугалась, что ее испуг передался и нашей еще не родившейся дочке: малышка затаилась и до самых родов не шевелилась. До сих пор каюсь, что сделал тот звонок. Решение должно было оставаться за мной, не надо было никого впутывать, потому что при неудачном раскладе другой человек стал бы чувствовать за собой вину.

Видя, как я мучаюсь, врачи сказали, что у меня есть еще несколько часов на раздумья. 8 августа в 6 часов утра из Чехии прилетел консультант – профессор-кардиохирург. И сразу ко мне в палату. Я посмотрел на него, а он – будто на бал собрался. Особенно бросался в глаза галстук - яркая бабочка. Мне показалось, что на операцию, которую он считает, видимо, пустячной, именитый доктор заехал так, между делом. Не меняя костюмчик и не снимая свою красивую бабочку, постоит возле операционного стола и опять улетит к себе в Европу. Наши врачи тоже излучали спокойствие. Их настроение передалось мне, и я, наконец, дал согласие на пересадку сердца. Пока везли в операционную, полушутя-полувсерьез сказал, что мне ни в коем случае нельзя умирать, поскольку у меня на днях должен родиться ребенок.

Когда проснулся после наркоза, шум стоял на всю страну. За стеклянными перегородками моей палаты маячили целые делегации. Сейчас я уже привык к своему новому сердцу, а тогда ощущения были необычными. Прежний «мотор» еле стучал, тогда как этот бился как колокол - 80-90 ударов в минуту, а когда на меня начинала смотреть камера оператора с какого-нибудь телеканала, я боялся, что сердце выпрыгнет из горла.

Через пару недель познакомился с сыном моего донора – Галины Воротниковой.

Игорь, 20-летний паренек, может быть, сам того не понимая до конца, совершил подвиг. Давая разрешение на изъятие органов своей матери (помимо сердца, у Галины изъяли еще и почку для живущего на диализе парня), он просто сказал: «Чем они сгниют в земле, пусть лучше спасут чьи-то жизни».

История первой в Казахстане пересадки сердца никого не оставила равнодушным. После этого трансплантация органов в нашей стране стала бурно развиваться. Точнее, после моей операции года полтора было затишье. Потом динамика резко пошла вверх: 10 операций в год, 20, 30.

А для Игоря после смерти мамы настали нелегкие времена. На руках Вероника, сестра-школьница, сам он еще студент, живет у кого-то на квартире. Я ничем не мог ему помочь - у меня не было ни денег, ни ценных вещей, ни квартиры. В Костанае не было лаборатории, где можно было бы делать анализы. Приезжать на обследование в Астану нужно было на поезде, а это большой риск, потому что люди с пересаженными органами не имеют иммунитета: он сильно подавляется препаратами против отторжения чужого органа. Поэтому доктора настоятельно рекомендовали не уезжать из Астаны, и мне с семьей пришлось переехать сюда. Но постепенно все нормализовалось. А Игорь женился, совсем недавно у него родился сын. Мы с женой тоже решились на второго ребенка, нашему сыну уже полтора года, друзья помогли мне купить пусть небольшую, но свою квартиру в пригороде столицы.

…Я свято верю в принцип бумеранга: человек, совершивший благородный и добрый поступок, рано или поздно должен быть вознагражден. Сам я каждое утро и каждый вечер желаю Игорю и его семье только хорошего. Думаю, что все слова, пожелания и просьбы человека, которому помогли в критической ситуации, до адресата быстро доходят.

Надо жить!

- Люди, получившие второй шанс на жизнь, становятся, как правило, очень верующими. А вы?

- По моей версии, Всевышний все делает руками людей. В моем случае - врачей и тех, кто был со мною рядом после операции. Очень помогла мне разобраться в себе недавняя встреча с одним теологом. По его словам, в религии нет такого, чтобы что-то дать авансом, а потом отрабатывать молитвами. Всевышний, считает он, во-первых, дает то, что человек сильно хочет и просит. Во-вторых, просящий и сам должен что-то делать, чтобы получить желаемое. А я всегда хотел быть здоровым. Мне оставалось жить совсем чуть-чуть, но я не признавался, что сильно болен. И тот душевный труд и то волнение, которые я испытал, когда принимал решение идти или нет на пересадку сердца, - это и есть шаг навстречу.

- Чем вы сегодня занимаетесь?

- Работаю в кардиохирургическом центре администратором по работе с пациентами с тяжелой хронической сердечной недостаточностью. Пока они находятся в листе ожидания донора, провожу с ними беседы. Когда я подробно рассказываю о каких-то личных вещах и ощущениях, о которых доктор может и не знать, это действует на них вдохновляющее.

Реципиенты - это совсем молодая в нашей стране категория людей. Кроме врачей, нас мало кто понимает. Поэтому вместе с другими реципиентами я создал общественное объединение «Өмір тынысы», которое занимается вопросами социализации, реабилитации и взаимодействия с государственными органами.

В 2015 году я побывал на большом европейском симпозиуме «Спортивная активность после трансплантации». Узнав там, что занятия спортом помогают реципиентам не только поддерживать себя в хорошей физической форме, но и нейтрализовать побочное действие пожизненно прописанных препаратов, я решил, что нам тоже нужно пропагандировать спорт среди реципиентов, которым трансплантировали не только сердце, но и другие органы.

И мы стали активно продвигаться в этом направлении. В августе нынешнего года наша команда ездила в Испанию на Всемирные спортивные игры, в которых участвовали представители около 60 стран мира. Наша Гульмира Смаилова заняла там первое место по боулингу в своей возрастной категории. По возвращении домой, уже в сентябре, мы провели в Актау первые республиканские игры среди реципиентов и тех, кому предстоит операция. Последние не участвовали в соревнованиях, но мы хотели, чтобы они увидели, что жизнь после операции есть, и она лучше и ярче, чем до нее. Из этого города мы разъезжались как после казахского праздника сватовства (кудалык), где обычно с большой неохотой расстаются со вновь обретенными родственниками.

…То, чем занимается реципиент после пересадки органа – спортом или, допустим, подготовкой к полету в космос – все это идет в копилку популяризации трансплантации. Эти люди не потерялись где-то, не умерли. Они среди нас, они такие же, как все, - рожают детей, работают, радуются жизни… В первые годы есть некоторые ограничения по физическим нагрузкам, но потом под наблюдением врачей люди постепенно начинают ходить на фитнесс, в кардиозону, заниматься бегом, возвращаться к своей профессии.

Правда, сам я вряд ли теперь смогу работать трактористом или водителем большегрузной машины. Это не только моя проблема. В Германии, где я встречался с обществом реципиентов, мне рассказывали, что многие впадают в депрессию из-за потери профессии, которой посвятили долгие годы своей жизни.

Сейчас мы планируем создать большую спортивную ассоциацию на уровне паралимпийского движения с привлечением медицинских и научно-образовательных центров, где каждый реципиент мог бы заниматься продвижением своих проектов, переоучением и трудоустройством. Ведь, по большому счету, после того, как врачи сделали свое дело, он сам должен решать, как распорядиться вторым шансом на жизнь.

Наследие донора

- Это правда, что при трансплантации реципиенту передаются некоторые качества донора?

- Все зависит от того, насколько человек внушаем. Мы, деревенские, любим, когда все ясно и четко, без всяких там полутонов и мистики. Единственное, что я ощущаю в себе – огромное желание не существовать, а полноценно жить: работать, приносить пользу, больше времени проводить с семьей, путешествовать. А еще я стал более стрессоустойчивым и целеустремленным. Раньше от малейшего расстройства сердце у меня начинало ныть. На него, такое слабое, влияло все – перепады давления и даже настроения. И я, слушая его, много чего не сделал. Теперь, когда я, с одной стороны, очень бережно стал относиться к здоровью, а с другой – делать то, чего раньше не делал никогда, я задаюсь вопросом - что это? Позитивный настрой, передавшийся от прежней хозяйки, или просто ощущения, присущие любому человеку со здоровым сердцем?

- А с новым сердцем вы стали меньше белеть?

- Наоборот - больше. Чтобы не происходило отторжения, нам пожизненно прописали препараты, подавляющие иммунитет. Мы, реципиенты, можем заболеть даже от чьего-то чиха. Помогают только антибиотики, но там имеется эффект привыкания. Но что делать? Такова цена за жизнь. Надеемся, что скоро наука придумает препараты, которые подавляют иммунитет не полностью, а точечно.

- Люди в нашей стране легче стали идти на донорство после вашего случая?

- Динамика, конечно, прослеживается, но потребности еще не покрываются. К примеру, 80% случаев трансплантации почек - это родственные пересадки. Но лично я против этого. Забрать у здорового человека и пересадить больному – это крайняя мера. Получается, что вместо одного инвалида появляются два.

- Какой совет вы бы дали людям, получив второй шанс на жизнь?

- Беречь здоровье и относиться к жизни немного проще. Некоторые ведь жертвуют здоровьем ради какой-то карьеры или ради того, чтобы угодить другим, а настоящую жизнь оставляют на потом. Хотя никто не застрахован, к примеру, от того, что случилось со мной: обычная ангина привела к смертельной болезни сердца.

Только пройдя через трансплантацию, я понял цену жизни и времени. До 2012 года я никогда не брал отпуск, все работал и работал, у меня не было времени съездить даже в Алматы. Но к 38 годам, когда в моей жизни настал час Х, денег, как выяснилось, не заработал, а здоровье угробил. После операции я много что поменял в своей жизни. Понял, наконец, что время – это единственный ресурс, который не восстанавливается, поэтому его надо использовать по максимуму.

Тупое лежание на диване мое новое сердце воспринимает с горечью и с сожалением: ни себе удовольствия, ни людям. Я хочу, чтобы таких дней было меньше. Ну и, конечно, семья. Она дает стимул. Мне 43, а дети маленькие: дочке пять лет, а сыну – всего полтора года. Я не могу позволить себе расслабиться. После работы меня встречают мои дети. Мне надо с ними попрыгать, побеситься, наговориться…

Казахстан > Медицина > camonitor.com, 7 декабря 2017 > № 2417785 Юрий Пя


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 5 декабря 2017 > № 2411931 Елена Кузьмина

Экономические реформы в Казахстане: на что делает ставку Астана

Заведующая сектором Центра постсоветских исследований НИ ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова Елена Кузьмина рассказала об основных экономических показателях Казахстана

Елена Кузьмина для Sputnik

Взлеты и падения экономики Казахстана

В 2000-2007 годах темпы экономического роста Казахстана были одними из самых высоких в мире — более 10%. Затем рост был прерван перманентным мировым и региональным кризисами.

Индекс физического объема ВВП при определенных колебаниях рос и достиг в 2016 году своего максимума в 219,5% по сравнению с 1991 годом (133,1 миллиарда долларов в текущих ценах). Соответственно рос и ВВП на душу населения, увеличившись в 2016 году в семь раз по сравнению с показателем 2000 года (7 510 долларов). Для сравнения: ВВП на душу населения в России за тот же год — 8 748 долларов.

Изменилась за период независимости и структура ВВП. В основном за счет сокращения сельского хозяйства — с 26,7 до 24,8%, роста доли сферы услуг — с 28,7 до 61,8%. Доля промышленности, достигнув в 2000 году 40,1%, до 2010-го имела стабильные показатели. Но с 2011 года начинается ее значительное сокращение, и в наиболее сложном 2015-м она составляла лишь 32,5%, в 2016-м происходит небольшой рост до 33,5%.

Это связано со структурой казахстанской промышленности, где преобладает добывающая промышленность (углеводороды и металлы), которая наиболее подвержена мировой конъюнктуре. Обрабатывающие отрасли промышленности по объему производства хоть и выросли более чем в два раза с 2000 по 2015 год, но не достигли уровня 1991 года: 42,7 и 88,8% соответственно.

Транзит — главная надежда

Для преодоления существующих проблем в экономике Казахстан делает акцент на несколько направлений.

Используя свое транзитное положение, интенсивно развивает транспортную инфраструктуру, обеспечивающую межрегиональные и международные экономические связи, а также сокращает долю транспортной составляющей в производственных издержках.

Для этого работает ряд государственных программ. В рамках "Нового Шелкового пути" (2012) запущен пилотный контейнерный поезд по маршруту Ухань (КНР) — Падубице (Чехия).

Государственная программа по развитию транспортной инфраструктуры до 2020 года (2013) предусматривает внедрение национальных стандартов качества услуг пассажирских перевозок, авто- и железнодорожных вокзалов, аэродромов. Уже построены автомагистрали Астана — Караганда — Алматы, Астана — Павлодар — Усть-Каменогорск, Алматы — Капчагай — Усть-Каменогорск.

Реконструируются шесть международных коридоров. Предусматривается строительство новых железнодорожных линий протяженностью 2 300 километров, а также электрификация существующих железнодорожных участков (1 400 километров). Одной из задач программы является увеличение транзитных перевозок через Казахстан к 2020 году в два раза, а к 2050 году — в десять раз.

Программа Новой экономической политики "Нұрлы жол" (2014) акцентирована на авто- и железнодорожные проекты, создание логистического хаба на востоке и морской инфраструктуры на западе страны с увеличением терминальных мощностей в "сухих" и морских портах Китая, Ирана, России и стран ЕС. Общая сумма инвестиций составит почти 32,5 миллиарда долларов, из них доля государства лишь 4,8 миллиарда долларов.

По индексу эффективности логистики Казахстан лидирует среди стран СНГ, заняв в 2016 году 77-е место в мировом рейтинге среди 160 стран.

Как взбодрить промышленность

Государство стремится к более быстрому и эффективному развитию промышленного производства. У руководства страны серьезную обеспокоенность вызывали слабая межотраслевая и межрегиональная интеграция, старение основных фондов (кроме нефтегазовой и горно-металлургической отраслей), низкая инновационность экономики.

Для преодоления этих диспропорций с начала нулевых годов были приняты и работали ряд программ развития: "Стратегия индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 годы", программа "30 корпоративных лидеров", включающая в себя поддержку инвестиционных проектов и производств в несырьевых секторах экономики, программы технологического развития республики и развития науки, Концепция индустриально-инновационного развития с перспективой до 2030 года и развития финансового сектора в посткризисный период.

Проведена налоговая реформа для возможностей модернизации и диверсификации экономики, а также выхода бизнеса из тени. Новый Налоговый кодекс позволил снизить общую нагрузку для несырьевых секторов экономики.

С 2010 года действует государственная Программа форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР), в которой к приоритетным отраслям развития отнесены: черная и цветная металлургия, нефтепереработка, нефтегазохимия, агрохимия, производство продуктов питания, химикатов для промышленности, автотранспортных средств и их двигателей, электрооборудование, сельскохозяйственной и железнодорожной техники, производство машин и оборудования для горнодобывающей, нефтеперерабатывающей и нефтедобывающей промышленности, строительных материалов, а также отрасли мобильных и мультимедийных, нано- и космических технологий, робототехники, генной инженерии, поиска и открытия энергии будущего.

Стратегия "Казахстан-2050" (2012) предполагает новую экономическую политику в сфере макроэкономической, налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики, индустриализации и развития инфраструктуры, недропользования, управления государственными активами.

В программе "100 шагов" (2015), рассчитанной на десять лет, предполагается модернизация государственного аппарата для сокращения его коррупции и создания транспарентного подотчетного государства. Другой блок предполагает реформу законодательства для усиления подотчетности судей и формирование Международного арбитражного центра в Астане.

В области индустриализации и экономического роста предполагаются создание современной инфраструктуры — транспортной, энергетической и финансовой, развитие агропромышленного комплекса, инновационных производств и совершенствование системы образования.

Объявленный президентом Казахстана в начале 2017 года курс "Модернизация 3.0.", предполагает курс на дальнейшую широкомасштабную технологическую модернизацию экономики с развитием экспортных производств. При этом также будет активизирована работа над улучшением бизнес-среды.

Из центра или на местах?

Программы развития четко прописывают и направление на создание баланса между централизацией и либерализацией условий экономического развития. Это особо хорошо видно на либерализации экономического блока законодательства и, соответственно, изменении международных рейтингов Казахстана в ведении бизнеса.

С 2000 года РК стала постепенно, хоть и медленно, повышать свои рейтинги. В списке глобальной конкурентоспособности за 2016 год страна занимает 42-е место среди 140 стран. В 2016 году, по оценке Фонда Нeritage, индекс экономической свободы вырос по причине совершенствования фискальной, денежно-кредитной и инвестиционной свобод. Он составил 69 баллов из 100, что поставило казахстанскую экономику на 42-е место среди 178 стран.

С точки зрения рейтинга, переход к рыночной экономике был ровным, но необходимы дальнейшие реформы: улучшение инвестиционного и торгового режимов, сокращение подчиненности судебной системы исполнительной власти. При этом упрощены процедуры передачи объектов недвижимости и ее регистрации. Финансовая система стабильна, но правительство субсидирует сельское хозяйство и вводит регулирование цен на топливо. Нетарифные барьеры препятствуют импорту сельскохозяйственной продукции: государственные закупки помогают отечественным производителям. При этом по индексу восприятия коррупции страна находится на 131-м месте из 177 стран, поднявшись в рейтинге только за 2016 год сразу на девять позиций.

Таким образом, создание полномасштабной транзитной системы создает возможности диверсификации национальной экономики и ее встраивания в мировую экономическую систему. Меры по индустриализации должны способствовать укреплению экспортного потенциала страны и дальнейшей стабилизации экономики. В сочетании с вхождением в Евразийский союз и ВТО это может принести стране ощутимые экономические выгоды.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 5 декабря 2017 > № 2411931 Елена Кузьмина


Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов

Делят­поделят?

Можно ли провести границу по морю-озеру, которого на всех желающих все-таки явно не хватает?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Много каких проблем самого разного порядка создал в свое время распад СССР. Какие-то по прошествии четверти века более или менее оказались решенными, какие-то привели к настоящим региональным военным конфликтам (и еще приведут к более жестоким и кровопролитным). А какие-то пришлось попросту заморозить - отложить на "потом", думая, что уже новое поколение политиков сможет их разрешить в интересах и самих себя, и подчиненных им народов.

Одной из таких все еще нерешенных и пока явно нерешаемых проблем остается раздел Каспийского моря-озера, который некогда принадлежал всего двум странам. А нынче - не только пяти независимым государствам, но к процессу этому постоянно "подвязывается" еще как минимум с дюжину "посторонних". Которые хотели бы и позиции свои на Каспии и вокруг него укрепить, и если получится- проложить по его дну магистральные трубопроводы по доставке прежде всего энергоресурсов из приграничных с Каспием государств на рынки далеко отсюда географически расположенных покупателей.

Показательно, что дележкой Каспия правительства пяти прибрежных государств вроде бы активно занимались все эти годы, но так ни до чего путного договориться не смогли. Почему? С одной стороны, каждому вновь независимому на Каспии хотелось бы получить для себя побольше, а соседям чтобы досталось поменьше. С другой стороны, есть некие дипломатические переговоры-церемониальные заверения в своем высочайшем к другим почтении. А есть еще и реалии на водной местности. То есть кто сильный- того и песочница. А всем остальным- что останется.

И вот недавно раздались (в который уже раз) заверения из высоких президентских кабинетов, будто каспийская проблема дележки акватории вот-вот может быть решена. То бишь вроде как произошли никому пока неведомые "подвижки" в позициях некоторых стран. А другим "некоторым странам", которых попросту перед этими "подвижками" поставят как уже свершившимися фактами, ничего другого не останется, как согласиться. Но так ли это на самом деле?

Море для всех, только по кусочку каждому, или оставить все, как было?

Так уж сложилось, что море - не суша, и разными пограничными столбами-земельными межами не делится. Если кто на что в водном пространстве претендует, то надо либо военной силой вершки-корешки отмечать (то бишь посылать на охрану своего сектора военные корабли с пушками-ракетами), либо ссылаться на некие международные законы, которые определяют так называемые территориальные воды. А они уже на том или ином расстоянии обрисуют, кому они могут (или должны) принадлежать.

Нечто подобное после распада СССР произошло и на Каспии. Здесь фактически три варианта дележа акватории моря-озера были предложены. Но что показательно - ни один из них так на деле и не заработал. Первый из них - оставить все Каспийское море свободным, независимым и принадлежащим всем, кто вокруг него географически расположен. Идея эта здравая, но она может быть осуществленной в жизни обычных людей, но никак не политиков и управляемых ими государств.

К тому же Каспию "не повезло" тем, что он расположен на стратегическом пересечении возможных магистральных маршрутов для доставки энергоресурсов с одного берега на другой. А далее - к рынкам тех стран, которые в этих самых энергоресурсах "альтернативных российским" нуждаются. Соответственно, дело уже не только в общем пользовании водах моря, но и в том, что под ним можно при развитии современных технологий проложить-построить.

Второй вариант - соблюдение так называемой медианной, срединной линии, которая бы проводилась по морским просторам на равном удалении от берегов всех пяти прибрежных государств. Затея эта довольно мутная, потому как одних оставляет фактически "ни с чем", а других ни с того ни с сего превращает в очень даже богатых и здоровых. Причем и в плане наличия рыбных ресурсов Каспия, и в плане находящихся под его водами залежей энергоресурсов.

Третий вариант - банально поделить море на пять якобы равных частей. Но дело в том, что части эти могут быть равными только на бумаге, но отнюдь не по залежам что морских ресурсов, что энергетических под каспийскими водами. И в этом случае опять-таки одним достанется кусок каспийского "пирога" побольше да послаще, а другим - объедки с барского "дележного стола".

Что же тогда делать? А переговариваться, и пытаться искать какие-то компромиссы. Которых при прежней принадлежности моря-озера двум странам никогда не было. Хозяином на Каспии был СССР, а Ирану кое-что разрешили "по мелочи" держать в южной части моря. Но при этом строго под советским "братским присмотром"(так уж завелось по результатам Второй мировой войны).

Теперь же и Иран на Каспии, что называется, расправил плечи. И голос у Тегерана по каспийским делам более чем прорезался. Еще более весомыми стали претензии трех бывших советских республик - Туркменистана, Казахстана и Азербайджана, которые нынче, согласно международным правилам-законам, точно такие же важные игроки и заинтересованные лица, как та же Россия. При этом, хотя ее мнение вроде бы в каспийских делах весомо, не меньший вес в своих позициях в регионе регулярно демонстрируют все остальные "четверо смелых" на Каспии.

А что же тогда с договоренностями по Каспию? А все еще ничего, но, как говорится, могут быть варианты. Так неожиданно российский и иранский лидеры намекнули, что вроде как договоренности по Каспию могут быть подписаны (кем, на каких условиях?) в "самое ближайшее время". Причем речь шла о том, что якобы "окончательно по Каспию" договорились только первые лица России, Ирана и Азербайджана. Про Казахстан и Туркменистан ничего слышно не было, но, видимо, их попросту поставят перед свершившимся фактом и попросят особо таким соглашениям не препятствовать.

Здесь опять-таки пошли ссылки на якобы каких-то экспертов, которые все это время не покладая рук на компьютерной клавиатуре работали. И осталось там вроде как что-то совсем "немного" согласовать - и дело будет сделано. А поскольку явно туманно(как обычно) эти якобы имеющиеся договоренности прокомментировал и иранский президент Рухани, то все решили, будто Тегеран пошел-таки на какие-то уступки, чтобы только "закрыть окончательно" вопрос дележа каспийских вод. Хотя ничего подобного не было на самом деле, и вряд ли произойдет.

При этом стоит подчеркнуть, что руководство Казахстана и Туркменистана настаивает (кстати, вместе с Азербайджаном) на разделе Каспия именно по срединной линии. То есть на равном удалении от берегов этих государств. Но в этом случае меньше всего (примерно 14%) достается Ирану, а больше всего от такого раздела выиграет как раз Казахстан (30% акватории). Россия получила бы 19%, что ее, как сильнейшую в регионе страну, явно не устроит. И что же тогда дальше делать?

Чем больше и громче сделанных "прорывных" заявлений, тем дальше решение Каспийской "дележной проблемы"

Как известно, разного рода "прорывных" обещаний решить проблему в ближайшее время за прошедшие годы раздавалось немало. Да, можно сказать, что периодически "боевой настрой" первые лица прикаспийских стран действительно посещает. И теоретически вопрос о разделе и правовом статусе Каспия можно было бы давно решить. Но так на самом деле кажется только на первый взгляд.

Прежде всего, этот регион - не только сплошная экономика, но и не менее жесткая геополитика. "Просто так", сев за круглый или квадратный стол лидеры прикаспийских государств ничего по своему желанию сделать не могут. Интересы при этом у всех геополитические в регионе разные, а уж когда все касается экономики, то они и вовсе на деле противоположные. Никто (раз уж Каспий оказался во владении всей пятерки государств) не намерен поступаться своими, прежде всего денежными доходами от подобного процесса дележки каспийской акватории и ее недр.

Помимо этого, даже принятые геополитические решения вроде как всей пятеркой прибрежных государств ровным счетом не снимают вокруг этого региона потенциального напряжения. Потому как Каспий важен и для тех, кто к нему не имеет никакого отношения - а это США, Евросоюз, Турция, Китай и ряд других государств. Да, принято было решение о недопущении военных флотов третьих стран в Каспийское море. То есть решено, скажем, что запрещено открывать условную военную базу на Каспии на территории того же Азербайджана или Казахстана с Туркменистаном американцами. Но можно ведь тем же американцам действовать и по-другому (что они и делают).

Так, американская сторона уже неоднократно предлагала трем странам Каспия создать (естественно, при американском участии) некие "антитеррористические полицейские силы", которые должны защитить якобы прикаспийские коммуникации от таинственных вредителей-террористов из ИГИЛ. Но если с Россией и Ираном у Соединенных Штатов отношения на уровне заклятых врагов, то с оставшейся каспийской тройкой государств - полное взаимопонимание и тесное сотрудничество, в том числе и по военной линии.

И еще. Появились явно умышленные вбросы о том, что якобы Иран свою позицию по разделу Каспия поменял и готов от своих прежних требований вроде бы отказаться. Сначала, кстати, иранцы предлагали совместное экономическое использование Каспия всей прибрежной пятеркой государств. Затем - поделить его на пять равных частей. А сейчас, видимо, Россия так сильно на Тегеран надавила, что тот вроде бы пошел на попятную. Но вряд ли люди, знающие Иран и принципы деятельности руководящей "машины" этого государства, подобное от официального Тегерана могут ожидать.

И решать проблему Каспия вроде надо, но и своими интересами никто поступаться не намерен

Почему-то принято считать, что нерешенность правового статуса Каспия все эти годы наносила ущерб самим прибрежным государствам. А сейчас, когда в регион намерен по-серьезному заявиться Китай со своим глобальным проектом "Шелкового пути", транзитные маршруты через Каспий должны вроде как сами собой быть созданы. Возможны и новые транспортные коридоры, по которым грузы могут отправляться как по направлению Юг-Север (из Ирана через Азербайджан в Россию и далее в Европу), так и Восток-Запад - через Центральную Азию, Иран, Турцию - и далее в те же европейские страны.

В этой связи есть предложение, что каждая из прикаспийских стран может получить какой-то кусок акватории для собственного экономического использования. А вся остальная часть моря-озера может быть использавана всей прикаспийской пятеркой совместно. Таким "национальным куском" акватории может быть, скажем, 20-мильная экономическая зона. Но тут возникает очень много дополнительных проблем, которые просто неизбежны с учетом того, каким геополитическим статусом обладает Россия, и насколько "расправил плечи" в регионе за последние годы Иран.

Россия наверняка при любых каспийских дележках - что по срединной линии, что по прибрежным зонам - останется проигравшей стороной, будучи в то же время сильнейшей в регионе в военном плане. Плюс Каспий (как показали сирийские события) - удобная территория для использования и авиации, и крылатых ракет, которые полетят отсюда в любом направлении без разницы, кто там и как Каспий решится поделить.

Соответственно, "западные партнеры" России, которых сегодня - вагон и маленькая тележка во главе с США, к любому подобному российскому ходу соответствующим образом отнесутся. Аналогичную позицию занимает и Иран, который именно в военном плане может совместно с Россией именно отсюда дать отпор "третьим странам", вводящим и против Москвы, и Тегерана разные санкции и угрожающие им настоящей, а не опереточной войной.

Посему стоило бы учесть и тот факт, что при всех ведущихся переговорах и неоднократных громких заявлениях даже из уст первых лиц прикаспийских государств, по большому счету, ни у кого из них подписывать какую-то окончательную, повязывающую их по рукам и ногам конвенцию с определением правового статуса Каспия, желания нет и не предвидится. Опять-таки с точки зрения чисто государственной прагматики ни Москве, ни Тегерану решить "каспийский вопрос", грубо говоря, на данном этапе явно "не горит".

Плюс учтите, что для той же России Каспий все-таки больше региональная геополитика, нежели критический источник нефти-газа. Аналогичная ситуация и у Ирана - его нефтегазовые месторождения лежат в прибрежных водах Персидского (Арабского) залива. И ему Каспий тоже больше выгоден с точки зрения его политического блокирования тех же возможных трубопроводов из Центральной Азии через Азербайджан и Турцию в направлении Европы.

С другой стороны, раздел по любым линиям и секторам на Каспии выгоден Азербайджану, Казахстану и Туркменистану. Но у них нет ни военной, ни политической мощи тягаться с Россией и Ираном. Соответственно, сами они ничего в регионе не смогут сделать насчет "справедливого раздела Каспия", если в дело не вмешаются "западные партнеры" Тегерана и Москвы. А такое вмешательство вполне реально, если с этими самыми "партнерами" российское руководство будет и дальше продолжать повсеместно заигрывать (Иран в этом плане давно понял, что к чему, и занимает в отношениях с западным миром довольно жесткую позицию).

Да и все больше настоящие специалисты в области энергетики подвергают сомнению такие уж несметные якобы нефтяные и газовые богатства Каспия. Тот же "контракт века" по добыче нефти британской "Бритиш Петролеум", который заключил в свое время Азербайджан, на самом деле приносит существенную прибыль Баку, но в мировом энергетическом раскладе отнюдь не является чем-то гигантским. То же касается и месторождения Кашаган в казахстанском секторе Каспия, разработка которого стоит миллиарды долларов, но не факт, что промышленная добыча нефти там покроет все имеющиеся издержки.

Поэтому существует очень большая вероятность того, что если раздел Каспия когда-нибудь реально и произойдет, то только исходя из политических интересов России и Ирана. А вся экономика моря-озера будет и дальше подчиняться прежде всего большой геополитике. И в том, что касается добычи энергоресурсов в акватории Каспия, и в том, что касается сооружения под ним (если до этого вообще когда-нибудь дойдет) любых трубопроводов - и в любом направлении.

Иран. Казахстан. Туркмения. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Экология > dn.kz, 4 декабря 2017 > № 2411897 Юрий Сигов


Казахстан. Россия > Медицина > camonitor.com, 1 декабря 2017 > № 2411919 Салтанат Байкошкарова

Почему у нас цены на лекарства вдвое дороже, чем в России?

В нашей стране за последние два года непомерно выросли цены на все импортные медикаменты. Оригинальное лекарство от давления стоит, к примеру, 15-20 тысяч тенге! Можно было бы, конечно, сослаться на девальвацию, случившуюся в августе 2015-го. Но тогда почему в России, с которой нас объединяет Таможенный союз, аналогичные препараты обходятся в куда меньшие суммы?

Может, потому, что там потребительский рынок намного больше, чем в Казахстане? Ведь закупать товар крупными партиями дешевле. Или же в отечественной системе фармации есть люди, которые не заинтересованы в снижении цен? Попытаемся разобраться на примере одного из направлений медицины – репродукции человека.

– Процедура ЭКО для большинства бездетных семейных пар становится малодоступной из-за дороговизны стимулирующих лекарственных препаратов, – говорит научный руководитель клиники репродукции человека «Экомед», доктор биологических наук Салтанат Байкошкарова. – Сегодня уже впору отказываться от пациентов, идущих по государственной квоте: клиникам это невыгодно. Общая стоимость услуги для них осталась в Казахстане такой же, как и до августовской девальвации 2015 года, – ориентировочно 800 тысяч тенге. Но если раньше расходы на препараты составляли 200- 300 тысяч тенге, то теперь – 500-600 тысяч.

Выходит, на оплату труда специалистов и процедуру проведения ЭКО (период лечения занимает около месяца) остается около 200 тысяч тенге. Хотя должно быть наоборот: во всем мире (прежде так было и у нас) сама технология стоит в 2-2,5 раза дороже стимулирующих беременность препаратов. Но если мы сегодня пойдем на это, то стандартная программа обойдется женщине в 1,3 млн. тенге. А это сумма совершенно неподъемна для основной массы наших пациентов, так как зарплаты в стране остались на прежнем уровне.

Когда я услышала, что в России цены на те же самые немецкие и швейцарские препараты, которыми пользуются наши специалисты в области репродукции человека, в полтора-два раза ниже, чем у нас, то поначалу не поверила. Мы ведь живем в едином таможенном пространстве, экономическая ситуация в наших странах очень схожая, рубль так же, как и тенге, за последние три года обесценился вдвое. Но затем наши фармацевты обзвонили ряд аптек Москвы, Санкт-Петербурга, Омска и выяснили, что Россия еще до девальвации зафиксировала цены на гормональные препараты, стимулирующие наступление беременности, в рублях. Как следствие, самый дорогой из них там стоит в перерасчете на нашу валюту около 6 тысяч тенге за ампулу, а у нас такой же обходится в 12-13 тысяч. На одну процедуру ЭКО таких препаратов требуется от 10 до 30 и даже 40 ампул. Это не считая массы других препаратов, необходимых для наступления и поддержания долгожданной беременности.

Более того, побывав в медцентре на Канарских островах, где работают немецкие репродуктологи, я с удивлением узнала, что и там препараты, о которых идет речь, на 40 процентов дешевле, чем у нас. Что касается других стран, то во многих из них предпочитают пользоваться отечественными медикаментами. Так делает, например, Израиль. Или другой пример. В США есть центр, который возглавляет доктор Джонг Занг, знаменитый репродуктолог. Мы с ним тесно сотрудничаем: он не раз бывал у нас, а мы посещали его центр в Нью-Йорке. Уроженец Шанхая, он рассказывал, что на его родине репродуктологи пользуются отечественными, то есть китайскими, препаратами. Узнав о наших проблемах, спросил, почему же мы не покупаем их в КНР, ведь там они стоят не 40, а 6 долларов? Зная отношение нашего населения к китайским товарам, я попыталась возразить: мол, чем дороже, тем лучше. Доктор, рассмеявшись, ответил на это, что состав препаратов – и европейского, и китайского – абсолютно идентичный, и что сам он, работая в Америке, где контроль за качеством лекарственных средств очень жесткий, пользуется наряду с дорогими и более дешевыми китайскими.

Еще один пример. По приглашению немецких клиник, имеющих свои филиалы в Индии, группа наших специалистов, включая и меня, побывала в прошлом году в Дели. Там тоже, оказывается, есть заводы по выпуску гормональных стимулирующих препаратов. Когда я вернулась домой, специалисты в области фармации просветили меня: в Индию из Европы отправляют готовые ампулы с препаратом, которые маркируются и пакуются уже на месте, что существенно снижает их стоимость из-за более дешевой рабочей силы.

Что касается СНГ… Не знаю, как в другие страны Содружества, но в Россию немецкие и швейцарские фармацевтические компании почему-то отпускают свои препараты по одной цене, а в Казахстан, как опять же выяснили фармацевты, – по такой же, что и в страны Евросоюза, где они зарегистрированы.

– Зная, что Казахстан – нефтяная страна, поставщики, наверное, считают наше население таким же платежеспособным, как в Европе.

– Может быть, и так. Но большинство наших пациентов имеют низкие доходы, они не могут позволить себе дорогие препараты и лечение. Мы изыскиваем разные возможности пойти им навстречу, но всем, конечно, помочь не можем. Поэтому сегодня спрос на ЭКО снизился примерно на 25-30 процентов.

Есть у нас и такие клиенты, которые могут позволить себе ЭКО безо всякой помощи со стороны государства. Но здесь сказывается одна интересная особенность, присущая именно нашему человеку. Привыкнув к бесплатной медицине, существовавшей в СССР, некоторые небедные люди по привычке не хотят платить за услуги клиник. У нас ведь самое главное – выглядеть крутым: у многих, даже у школьников, дорогие машины, айфоны… Пришли как-то ко мне муж с женой, попросили сделать им ЭКО на льготных условиях. – «А что случилось? Вы же вроде не бедствуете». – «Но мы отдыхали на Мальдивах, поистратились», – ответили мне. Выходит, будущего своего ребенка они оценивают в разы дешевле, чем машину, на которой ездят. При этом технология ЭКО в Казахстане относительно других стран стоит сравнительно недорого. Этим пользуются многие иностранцы, работающие в нашей стране.

– Но мы отвлеклись от лекарственной темы. Как все-таки добиться существенного снижения цен на импортные препараты?

– У нас есть фармзаводы, которые загружены не на полную мощность. Но коль мы привлекаем инвестиции в нашу страну со всего мира, то почему бы не производить нужные нам препараты на базе этих предприятий? Чем мы хуже других – например, Индии и Китая, производящих доступные по цене лекарственные средства? В конце концов, можно покупать субстанцию и паковать ее здесь, в Казахстане. И лекарства будут дешевле, и новые рабочие места появятся. Тем более что в государственной программе развития регионов до 2020 года это предусмотрено.

Почему я привела пример России? Честно говоря, я теряюсь, когда пациенты задают мне вопрос: почему мы должны платить за то же самое вдвое больше, чем россияне? Попытки объяснить людям, что, согласно нашему законодательству, медцентры не имеют права использовать препараты, купленные в другой стране (хотя они абсолютно идентичны), для них не аргумент. При этом мы не можем отслеживать каждый шаг пациента. Граница открыта, они могут утром поехать в аптеку приграничного городка, купить там препараты намного дешевле и вечером вернуться к себе домой. Тем более что наши назначения выполняются дома или в процедурных кабинетах по месту жительства. Также могу констатировать, что у фармфирм упали объемы продаж. Теперь они ходят к нам толпами: почему не продаете наши препараты? Мне не остается ничего другого, кроме как советовать им уравнять цены с российскими.

– Соседи раньше нас решились на внедрение обязательного медицинского страхования, тогда как у нас его отложили на два года. Это на вашей работе как-то сказывается?

– Я не специалист в этой области, но, на мой взгляд, не стоило откладывать. Нужно сделать разведку боем и уже по ходу исправлять ошибки. Что касается России… Не знаю, насколько успешно там внедрили обязательное медицинское страхование, но факт то, что у российских женщин есть возможность за счет него проходить процедуру ЭКО два раза в год, и лекарства для них намного дешевле благодаря социальному страхованию. Поэтому я только приветствую ОСМС. Нам, репродуктологам, это даст больше возможностей в плане лечения бесплодия. В Казахстане квоты на проведение процедуры ЭКО стали выделять в 2010 году. Начинали со ста, сегодня количество достигло цифры «900», но этого еще недостаточно, поскольку потребности в десятки раз больше. По статистике, в нашей стране 15-16% процентов семейных пар не могут заиметь детей естественным путем. Вставшие в очередь на ЭКО женщины ждут года три-четыре, а для перешагнувших 30-летний и тем более 40-летний рубеж дорог каждый год.

Автор: Сара САДЫК

Казахстан. Россия > Медицина > camonitor.com, 1 декабря 2017 > № 2411919 Салтанат Байкошкарова


Китай. Индия. Казахстан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 1 декабря 2017 > № 2411091 Дмитрий Медведев

Заседание Совета глав правительств государств – членов ШОС.

Д.Медведев: «Шанхайская организация сотрудничества является оптимальной площадкой для состыковки национальных стратегий, трансграничных проектов и многосторонних интеграционных инициатив. Необходимо и дальше укреплять авторитет и роль ШОС в мировой экономике».

Главы делегаций государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Министр иностранных дел Республики Индии Сушма Сварадж;

Премьер-министр Республики Казахстан Бакытжан Абдирович Сагинтаев;

Премьер Государственного совета Китайской Народной Республики Ли Кэцян;

Премьер-министр Кыргызской Республики Сапар Джумакадырович Исаков;

Премьер-министр Исламской Республики Пакистан Шахид Хакан Аббаси;

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев;

Премьер-министр Республики Таджикистан Кохир Расулзода;

Премьер-министр Республики Узбекистан Абдулла Нигматович Арипов.

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС в узком составе:

Уважаемые коллеги! Сердечно приветствую всех ещё раз в Сочи. Надеюсь, что ваше пребывание здесь, в Сочи, столице зимних Игр 2014 года, будет приятным.

Наша встреча сегодня носит особый характер. Впервые заседание Совета глав правительств пройдёт с участием наших коллег из Индии и Пакистана. Мы поздравляем новых участников со вступлением в Шанхайскую организацию и выражаем надежду на плодотворную работу.

Сегодня завершается российское председательство в Совете глав правительств. Наша работа была направлена на придание новой динамики развитию организации и, конечно, развитие торгово-экономических связей, гуманитарных связей, обеспечение безопасности. Благодарим всех, кто принимал участие, за поддержку и конструктивный вклад в достижение этих целей. Надеюсь, что дискуссия и в узком составе, и в широком составе будет способствовать эффективному сопряжению на нашей уже расширенной платформе национальных стратегий развития и интеграционных инициатив.

В общем, я думаю, мы могли бы начать работать. В любом случае мы должны думать о будущем, продвигаться вперёд. Хотел бы с учётом того, что жизнь не стоит на месте, поздравить наших китайских друзей с успешным проведением XIX съезда Коммунистической партии, а наших киргизских партнёров – с достаточно важным событием в политической жизни – избранием Президента.

Проект повестки дня у всех имеется. Если нет возражений, давайте начнём по этой повестке работать. Предлагаю следующий порядок: исходя из сложившейся практики, в качестве председательствующего я мог бы открыть заседание, а затем приглашаю выступить глав делегаций в соответствии с русским алфавитом, по названиям государств (то есть Индия, Казахстан, Китай, Киргизия, Пакистан, Таджикистан и Узбекистан).

Выступление Дмитрия Медведева на заседании Совета глав правительств государств – членов ШОС в расширенном составе:

Дамы и господа! Уважаемые коллеги! Друзья!

Сердечно приветствую всех в Сочи. Сегодня здесь прекрасная погода. Желаю всем приятного пребывания в нашем городе.

Мы только что провели встречу в узком составе, сосредоточились на вопросах углубления сотрудничества в целях дальнейшего развития Шанхайской организации сотрудничества. Особое внимание было уделено задаче эффективного использования потенциала Шанхайской организации сотрудничества как по вопросам безопасности, так и по вопросам экономического взаимодействия.

Потенциал сотрудничества укрепился в результате присоединения Индии и Пакистана. В ходе обмена мнениями подчёркивалась необходимость наращивания взаимодействия и с нашими государствами-наблюдателями, которые сейчас представлены здесь, с партнёрами по диалогу и международными организациями.

Мы понимаем, что такой подход востребован с учётом текущей мировой ситуации, проблем, которые существуют в мировой экономике, выстраивания справедливой и равноправной архитектуры устойчивой безопасности на пространстве Шанхайской организации сотрудничества и в целом в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Повестка дня нашей работы у всех имеется. Регламент опирается на сложившуюся практику. Если нет замечаний и предложений, то можно перейти к дискуссии.

По сложившейся традиции в качестве нынешнего председательствующего я готов изложить позицию России, а потом в порядке существующих традиций передать слово всем участникам нашего заседания.

Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что встреча глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества впервые проходит с участием Индии и Пакистана, которые присоединились к ШОС в июне этого года. Это означает, что организация находится на подъёме, укрепляется практическое сотрудничество по всем направлениям – от экономики до кооперации в сфере безопасности.

Вместе с тем мы должны принимать во внимание условия, которыми сейчас характеризуется международная обстановка. Региональные конфликты никуда не делись, более того, часть из них стали более острыми. Идёт борьба за политическое влияние, за природные ресурсы, за рынки сбыта, за контроль над ключевыми торговыми маршрутами. Происходит поворот к так называемому новому протекционизму. Мы все видели это на примере целого ряда заявлений лидеров некоторых стран. Более того, некоторые государства используют односторонние санкции для получения конкурентных преимуществ.

Очень серьёзный вызов нам бросает международный терроризм. Российская позиция вам хорошо известна. Благодаря нашим усилиям, а также усилиям наших партнёров из Ирана и Турции, других заинтересованных сторон по боевикам в Сирии нанесён сокрушительный удар. Однако угроза со стороны ИГИЛ по-прежнему актуальна. И мы, естественно, должны всем этим заниматься.

Также нас беспокоит положение дел в регионе. Далека от спокойствия ситуация в Афганистане, который является наблюдателем в нашей организации. Мы поддерживаем процессы национального примирения и экономического возрождения в этой стране. Практические аспекты этих тем мы рассматриваем в формате контактной группы между Шанхайской организацией сотрудничества и Афганистаном. Первое заседание этого форума прошло в октябре в Москве.

К общим усилиям по развитию экономик важно привлекать бизнес-сообщество наших стран. В том числе через площадки Делового совета и Межбанковского объединения ШОС. По прогнозам нашего Министерства экономического развития, объём взаимной торговли России с другими участниками Шанхайской организации по итогам этого года превысит значительные объёмы – более 80 млрд долларов.

Среди перспективных направлений, конечно, межрегиональное сотрудничество. Уверен, что наша инициатива о создании форума глав регионов Шанхайской организации укрепит наше взаимодействие. Я предлагаю приурочить старт новой площадки к саммиту организации в июне следующего года в Циндао.

Неплохо зарекомендовал себя и Форум малого бизнеса стран – участниц ШОС и БРИКС, который проходит в Уфе.

Продвигается сотрудничество в области транспорта. Необходимо начать реализацию межправительственного соглашения о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок, о чём мы говорили в узком составе и что я хотел бы специально здесь подчеркнуть. Следующим этапом могла бы стать совместная работа в сферах железнодорожного и авиационного транспорта. Мы также продолжаем укреплять сотрудничество в области энергетики, прежде всего по линии Энергетического клуба на площадке ШОС.

Ещё одна важная тема – развитие связей в сфере сельского хозяйства. С акцентом на продовольственную безопасность (это мировая проблема) Россия готова участвовать в этом, поставлять сельхозпродукцию всем заинтересованным партнёрам. Мы по итогам текущего года выходим на рекордный урожай зерновых – почти 140 млн тонн, что является дополнительной возможностью для укрепления продовольственной безопасности и в масштабах ШОС, и в мировых масштабах.

Конечно, нужно расширять сотрудничество в области инноваций. Мир стремительно меняется, переходит к новому технологическому укладу, включая регулирование глобальных процессов. Мы прекрасно понимаем, что возможности качественного роста только за счёт дешёвой рабочей силы и сырьевого экспорта практически исчерпаны. Надо развивать инновационные производства, создавать конкурентоспособную продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Убеждён, что государства ШОС могут внести значительный вклад в мировой прогресс. Мы обладаем передовыми технологиями и компетенциями в таких сферах, как освоение космоса, авиастроение, автомобилестроение, атомная энергетика, электронная промышленность, IT-индустрия. И самое главное – есть высококвалифицированные кадры и образовательные учреждения. Нужно развивать и профессиональные команды, которые занимаются такими видами образовательных проектов, как WorldSkills. Мы готовы делиться своим опытом, включая очередной чемпионат, который у нас в 2019 году пройдёт в Казани. Всех приглашаю на эти соревнования.

Уважаемые коллеги! Шанхайская организация сотрудничества действительно является оптимальной площадкой для состыковки национальных стратегий, трансграничных проектов и многосторонних интеграционных инициатив. Мы с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу и Китаем активно занимаемся сопряжением строительства Евразийского союза и проекта «Один пояс – один путь».

Россия выдвинула инициативу о формировании Большого евразийского партнёрства. Это масштабный проект, который должен быть основан на принципах открытости, равноправного участия и взаимовыгодного сотрудничества. Двигаться нужно к этому проекту через создание двусторонних и многосторонних торгово-экономических договоров. Этим мы действительно сейчас занимаемся, по целому ряду таких договоров продвинулись очень существенно вперёд. В общем, достаточно скоро они уже выйдут на подписание.

Необходимо и дальше укреплять авторитет и роль Шанхайской организации в мировой экономике. Будем рады видеть представителей ШОС, ведущих российских и иностранных предпринимателей на крупных экономических форумах, которые проходят в нашей стране. Совсем скоро, в середине февраля, здесь, в Сочи, будет Российский инвестиционный форум, а в мае состоится Петербургский экономический форум. Я, конечно, всех приглашаю принять участие.

Следующая встреча пройдёт в 2018 году в Таджикистане, к которому переходит председательство в Совете глав правительств ШОС. Желаю коллегам успехов и плодотворной работы.

Документы, подписанные по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Подписание документов по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Подписание документов по завершении заседания Совета глав правительств государств – членов ШОС

Соглашение о порядке формирования и исполнения бюджета Шанхайской организации сотрудничества;

Решения Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов Шанхайской организации сотрудничества:

Об Отчёте Секретариата Шанхайской организации сотрудничества о ходе реализации Программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества государств – членов Шанхайской организации сотрудничества;

О Финансовом отчёте Шанхайской организации сотрудничества по исполнению бюджета Шанхайской организации сотрудничества за 2016 год;

Об авансовых платежах государств – членов ШОС в Фонд оборотных средств Шанхайской организации сотрудничества;

О бюджете Шанхайской организации сотрудничества на 2018 год;

Совместное коммюнике по итогам заседания Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

Пресс-конференция Дмитрия Медведева по завершении заседания

Из стенограммы:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые представители средств массовой информации!

Я не буду делать отдельного заявления по итогам работы Совета глав правительств Шанхайской организации сотрудничества. Все итоги видны – это и подписанные документы, и заявления, которые были сделаны публично главами правительств, главами делегаций. Поэтому нет необходимости их ещё раз повторять. В распоряжении СМИ они уже имеются. Но если у вас есть вопросы, я, конечно, на них отвечу.

Вопрос: Вероника Романенкова, ТАСС.

Уже несколько лет обсуждается возможность вступления Ирана в ШОС. Какие препятствия существуют сейчас на этом пути? Только что на заседании премьер-министр Афганистана сказал, что его страна хотела бы вступить в ШОС и поднять этот вопрос на следующем заседании. Как к этому в Москве относятся?

Д.Медведев: Я встречался с Первым вице-президентом Исламской Республики Иран и Главным исполнительным лицом Афганистана на полях сегодняшнего заседания Совета глав правительств, и оба эти высших должностных лица исполнительной власти эти вопросы ставили. Действительно, такие заявки со стороны Ирана и со стороны Афганистана существуют, притом что эти страны уже достаточно давно являются наблюдателями в Шанхайской организации сотрудничества.

Что здесь можно сказать?

По иранской заявке мы свою позицию высказывали: мы не видим каких-либо препятствий сейчас для вступления Ирана в организацию, если говорить о фактической стороне дела. Раньше там были достаточно сложные ситуации, касающиеся урегулирования известной международной проблемы, связанной с ядерным статусом этого государства. Сейчас все эти проблемы в прошлом. И действительно наши партнёры хотели бы это сделать. Но напомню, что все решения, которые касаются появления новых членов Шанхайской организации сотрудничества, принимаются консенсусом. Это нормально абсолютно. Именно поэтому и новые участники ШОС – Индия и Пакистан – тоже прошли достаточно длительный период согласования их участия в Шанхайской организации сотрудничества. И сегодня в составе Совета глав правительств впервые принимали участие делегации этих стран. Я думаю, что подобные согласования, подобные процедуры должны быть выдержаны и в отношении Ирана, и, потенциально, в отношении Афганистана, где тоже есть подобная заявка. Мы понимаем, что Афганистан находится в достаточно сложном положении. Сама по себе страна находится под влиянием очень сложных политических факторов, борется с терроризмом. Мы оказываем в этом Афганистану соответствующую поддержку, как и целый ряд других стран. По всей вероятности, при принятии решений о возможном членстве Афганистана в Шанхайской организации сотрудничества нужно принимать во внимание и текущую внутриполитическую ситуацию, притом что мы неоднократно подчёркивали наше желание способствовать процессу национального примирения в Афганистане. И, кстати, в Шанхайской организации сотрудничества уже определена структура, которая будет заниматься этими вопросами в формате ШОС – Афганистан. В рамках нашей двусторонней повестки дня также подобного рода процессы мы всячески стараемся поощрять. Так что, я думаю, эти решения в целом состоятся, но для этого требуется консенсус стран-участниц и достижение определённой политической ситуации.

Вопрос (как переведено): Здравствуйте, я из агентства «Синьхуа». После участия в саммите АТЭС и ВАС Вы говорили о том, что опыт ШОС можно использовать при урегулировании северокорейской проблемы. Что именно Вы имели в виду?

Д.Медведев: Вот что я имел в виду. Я напомню, что вообще-то ШОС у нас создавался прежде всего как площадка для решения вопросов по обеспечению безопасности стран – участниц ШОС. И именно это было главной задачей при создании организации. Потом, по мере развития событий, появились и экономические аспекты, вопросы межрегионального сотрудничества, координации по различным отраслям хозяйственной жизни и так далее.

Но если говорить о компоненте безопасности, то Шанхайская организация сотрудничества была, собственно, для этих целей в какой-то момент и создана. Накоплен неплохой опыт: действует Антитеррористическая структура, работают другие органы, которые в определённых ситуациях давали рекомендации, каким образом избежать тех или иных сложных последствий. Это первое.

Второе. Есть известная российско-китайская инициатива, посвящённая возможностям урегулирования северокорейской проблемы, которая в настоящий момент стала исключительно острой. Эта инициатива, по сути, предусматривает «дорожную карту», которую можно было бы тоже рассматривать и в формате Шанхайской организации сотрудничества, как общий, совместный проект. В рамках этой «дорожной карты» предлагается так называемая идея двойного замораживания, как известно, заключающаяся в том, чтобы все стороны, которые в настоящее время находятся в фазе жёсткого противостояния (а именно Северная Корея и с другой стороны – Южная Корея и её союзники, прежде всего Соединённые Штаты Америки), отказались от действий, которые провоцируют нагнетание напряжённости. Это ядерные испытания, пуски ракет, с одной стороны, если говорить о Северной Корее, и с другой стороны, если говорить о Южной Корее и союзниках Южной Кореи, это масштабные учения, которые постоянно проводятся в регионе и по понятным причинам сильно нервируют северокорейский режим.

Поэтому, если бы мы взяли за основу российско-китайское предложение и совместили бы это с возможностями Шанхайской организации сотрудничества, мне кажется, это было бы неплохо. Во всяком случае, это была бы дополнительная возможность достижения мира на Корейском полуострове.

Вопрос: Международное информационное агентство «Казинформ». Господин Медведев, расскажите, пожалуйста, о возможности создания зоны свободной торговли стран ШОС. Есть ли конкретные сроки и перспективы?

Д.Медведев: Мы сейчас много чего обсуждаем в смысле создания зон свободной торговли. Прежде всего это касается нашей основной интеграционной структуры – Евразийского союза. И там уже один такой договор заключён – с Вьетнамом, и такая зона свободной торговли создана. Она уже работает. Там есть и успехи, и какие-то проблемы, которые мы обсуждаем. Это всегда очень сложная история. На подходе, как известно, в рамках Евразийского союза – несколько других кандидатов, таких как Сингапур, Израиль, некоторые другие страны. Иран, кстати сказать. Но это всегда очень сложный процесс притирки по вопросам экономических интересов, прежде всего тарифной политики, различного рода ограничений, продвижения собственных, национальных товаров, брендов. Поэтому это штучная работа.

Если же говорить о зоне в масштабах Шанхайской организации сотрудничества и наличии общего договора, то это более масштабная, более сложная задача. В настоящий момент мы ведём переговоры по линии Евразийского союза с одной стороны и Китайской Народной Республики с другой стороны. Китайская экономика огромна, она оказывает колоссальное влияние на мировую экономику. И поэтому нужно сначала на этой модели, что называется, потренироваться. Но в принципе я не исключаю, что когда-нибудь мы выйдем на подобные договорённости в масштабах Шанхайской организации сотрудничества. Но это уже более высокая степень интегрированности и более высокая степень доверия, которая должна быть достигнута в формате переговоров между всеми участниками ШОС.

И наконец, последнее, что я хотел бы заметить по этому поводу: у нас есть участники Евразийского союза, которые не являются участниками Шанхайской организации сотрудничества. Поэтому для того, чтобы достигнуть такого соглашения, нужно сначала договориться внутри Евразийского союза. То есть это будет сопровождаться целым рядом процедур. Но на будущее, мне кажется, это вполне интересная, перспективная идея.

Вопрос: Антон Лядов, канал «Россия». Дмитрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, в мировом масштабе Шанхайская организация может ли составить конкуренцию или, может быть, стать альтернативой другим экономическим блокам? Особенно учитывая пробуксовку Трансатлантического партнёрства?

Д.Медведев: Я не хотел бы сравнивать возможности Шанхайской организации сотрудничества и какие-то другие проекты – типа Транстихоокеанского или Трансатлантического партнёрства, тем более там есть свои сложности, коллеги там ведут бесконечные переговоры, какие-то страны откалываются, какие-то присоединяются. Но в любом случае нужно принимать во внимание несколько моментов.

Весь мир движется в сторону региональной интеграции. Если вы обратите внимание, регулярно проводятся саммиты, форумы на самых разных площадках. Сейчас мы в Сочи встречаем наших друзей по Шанхайской организации сотрудничества. Совсем недавно я был на саммите АСЕАН и связанном с ним Восточноазиатском саммите. Есть другие региональные организации на всех континентах – в Латинской Америке и, естественно, в Европе есть развитые формы интеграции. Мы свои формы интеграции продвигаем – региональные. Поэтому в принципе это мировой тренд.

Шанхайская организация сотрудничества задумывалась изначально, напомню, именно как организация, которая занимается вопросами координации политики по проблемам безопасности. Но сейчас мы уже выдвинулись и в вопросы экономического сотрудничества, и потенциальной экономической интеграции, о чём я только что говорил, когда отвечал на предыдущий вопрос. Шанхайская организация сотрудничества очень большая теперь – как минимум по населению стран, которые представлены внутри ШОС. Это колоссальная организация, которая объединяет значительную часть мирового населения. Экономики, которые её составляют, тоже имеют большое значение в мировой экономике. Конечно, можно рассматривать и этот экономический аспект развития отношений внутри ШОС.

Это необязательно должны быть формы интеграции типа соглашения о зоне свободной торговле или какие-то иные, более продвинутые формы экономической интеграции. Если мы сумеем внутри ШОС реализовать хотя бы те проекты, которые в настоящий момент есть (а это очень солидные проекты, например, в сфере дорог, инфраструктуры), то это уже будет колоссальное движение вперёд. А такие возможности у нас точно есть. Но предстоит ещё договориться по целому ряду вопросов, в том числе и по отдельным механизмам экономического сотрудничества внутри ШОС, потому что эти дискуссии о банке ШОС, о специальном счёте ШОС ведутся последние лет десять. Я на каждом мероприятии слышу выступления об этом моих коллег и сам на эту тему выступал и выступаю. Здесь уже пора всё это переводить в плоскость договорённостей, а не толочь воду в ступе. Всё в наших руках.

Китай. Индия. Казахстан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 1 декабря 2017 > № 2411091 Дмитрий Медведев


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > trud.ru, 1 декабря 2017 > № 2408604 Валерий Симонов

«Один из некоторых...», или Последний из могикан

Валерий Симонов, главный редактор "Труда"

Три встречи с президентом Казахстана

Завтра в Казахстане отмечают День президента — в память о первых всенародных выборах главы республики, случившихся 26 лет назад. Хотя на свой пост, который он занимает и сегодня, Нурсултан Назарбаев заступил еще в апреле 1990-го. А в общем, от какой даты ни оттолкнись, Нурсултан Абишевич остается последним из могикан на постсоветском политическом пространстве — действующим главой государства, вступившим на пост еще в эпоху СССР. И при этом меньше всего он напоминает памятник себе: по-прежнему авторитетен, деятелен, не зашорен во взглядах и решениях. Вспоминая сегодня встречи и разговоры с лидером Казахстана, лучше понимаешь, какую все-таки важную роль играет личность в истории. Если, конечно, личность имеется.

Встреча первая: апрель 1991-го. Алма-Ата. Мы с коллегой, собкором «Комсомольской правды» в республике Женей Доцук, пришли в кабинет, обставленный еще по прежней партийной моде: дубовые панели, Ленин на стене, красные дорожки. Но сам дух, царящий в коридорах власти, уже не тот. СССР в раздрае. Экономика рушится на глазах: дефицит всего и вся, очереди, неразбериха, крах производственных связей. КПСС в глухой защите, вяло оправдывается за прошлое и настоящее, но каждый день пропускает яростные удары критиков, низвергающих сами основы советского бытия.

В республиках смутное томление, которое позже назовут парадом суверенитетов. А на южных границах уже стрельба вовсю, на западных — с металлическим акцентом отвечают нет на предложения Москвы жить по-новому, но вместе. Кажется, сама земля уходит из-под ног, и гул тектонического сдвига все отчетливее.

Что было бы, стань Назарбаев советским премьером

Но именно тогда, в кабинете Назарбаева, я впервые за вздыбленное перестройкой время ощутил под ногами что-то похожее на твердь. Нет, успокоительными пилюлями он нас не пичкал и чудес не обещал ни завтра, ни послезавтра. Напротив, коротко и четко, как нечто внутренне сформулированное, перечислял острейшие проблемы, вставшие во весь рост. Но при этом ни пафоса, ни вошедших в тогдашнюю моду дерзостей в адрес Москвы и Горбачева — зато за каждой фразой чувствуется стремление перевести всю эту преобразовательную горячку, охватившую страну, в созидательное русло.

Сам тон разговора, без восточных цветистостей, откровенность, с какой Назарбаев касался весьма деликатных материй вроде отношений республики с Центром или клинча, в котором сцепились к тому времени Ельцин с Горбачевым, так выламывались из жанра общепринятой беседы для «центральной печати», что я, грешным делом, подумал: при визировании интервью половину из всего здесь сказанного собеседник выбросит, а на оставшийся текст наведет лоск. Но Нурсултан Абишевич, будто угадав, сказал просто: «Проверять готовое интервью я не буду, все, что на диктофоне, в вашем распоряжении. Надеюсь, лишнего вы мне не припишите. Мы ведь земляки...»

Да, мы действительно оказались земляками. Я родом из-под Караганды, а его рабочая биография и политическая карьера начинались здесь же, на Карагандинском металлургическом комбинате.

А назавтра рано утром в номере гостиницы, где я по горячим следам расшифровывал запись с диктофона, раздался звонок президента: «Привет, земляк! Грех в Пасху работать, сегодня же у православных праздник. Я в церковь собрался, там прихожане после службы расходятся, хочу поздравить. Присоединяйся, вместе съездим...»

Интервью с президентом Казахстана, которое я привез в Москву, в редакции произвело такое впечатление, что под него отдали целую газетную полосу — небывалая по тем временам щедрость. Вроде бы никаких сенсаций и скандалов, но то, о чем говорил Назарбаев, было очень важно для всех. В самом заголовке отразилась суть противоречий, витавших тогда в воздухе: «Один из некоторых, кто прельстился западными идеями».

«Некоторый» — это, конечно же, Назарбаев. В интервью он поведал, как был удостоен такого титула из уст Горбачева. Накануне Нурсултан рассказывал генсеку о том, что для консультаций он приглашает в республику известных западных экономистов. И что, идя к рынку, надо отбросить прежние подпорки, отделить экономику от идеологии. И генсек вроде бы довольно кивал головой, а потом в своем докладе вдруг припечатал (не называя, правда, по имени): «Тут некоторые прельщаются западными идеями...»

Наверное, многое в той назарбаевской программе действий из сегодняшнего дня выглядит наивн-о. Но попробуйте взглянуть на нее оттуда, из апреля 1991-го. Цитирую: «Вместе с такой сильной мерой, как радикальное повышение цен, должны незамедлительно последовать стабилизационные программы. Во-первых, широчайшая приватизация. Второе: создание благоприятных условий инвесторам... Вместо этого огромная страна живет импровизациями. Чем дольше мы будем тянуть, ориентируясь на медленный переход, тем с большими издержками выйде-м из этого боя. Надо быстро и смело идти в рыночную экономику. Народ поймет, надо только объяснить ему ясно, ради каких целей принимаются столь жесткие меры...»

И ведь Назарбаев это не только говорил — делал. В Казахстане одними из первых в стране приняли законы о предпринимательстве, о свободных экономических зонах, об охране прав инвесторов и прочие важнейшие решения. Там сразу же взялись растить и пестовать предпринимательский класс.

Подобной определенности во взглядах и жесткости в проведении новых идей в жизнь в ту пору трагически не хватало Москве. Инстинкт самосохранения подсказывал президенту СССР решение: забрать в Москву и поставить во главе Кабинета министров Нурсултана Назарбаева. Люди, не понаслышке знавшие, что варилось в те времена на кремлевской кухне, подтверждают: да, Горбачев звал Назарбаева к себе в дуэт. Правда, с опаской и оговорками, что в принципе объяснимо: чем слабее руководитель, тем больше сторонится людей сильных, самостоятельных.

Об этом, кстати, я тогда напрямую спросил Нурсултана Абишевича. А тот не стал скрывать, что получал лестные предложения из Москвы. Но... «Я от них отказался. Казахстан есть Казахстан, это ведь огромная земля, и мне выпала возможность сделать что-то для людей, которые мне доверяют. Других мотивов для отказа у меня не было» — вот дословный ответ Назарбаева весной 1991-го.

Как все обернулось бы, доберись он до штурвала экономических преобразований? Был ли здесь шанс для СССР? В истории сослагательное наклонение не имеет практического смысла. Но мне почему-то кажется, что многое могло бы пойти совсем по другому сценарию. Без танков на московских улицах в августе и без посиделок трех деятелей в Беловежской Пуще в декабре 1991-го, на исходе последнего в жизни СССР года.

Переход к другому берегу

...Середина 90-х. Одна из встреч в казахском посольстве на Чистых прудах (тогда Назарбаев при наездах в Москву частенько в свой график включал посиделки с руководителями российских СМИ). Президент рассказывал об экономических реформах в республике, о непопулярных законах, режущих по живому. А мы — о своем, российском бытии, тоже пасмурном, тревожном. На таких встречах обходилось без официоза, дистанция сокращалась, и споры возникали, и до обид дело доходило. Вот и в этот раз...

Я только вернулся из родной Придолинки, объехал карагандинскую округу, шахтерские городки и поселки. Слушаю про реформы в Казахстане — а перед глазами обветшалые улицы, дома с зияющими глазницами окон, люди во дворах пятиэтажек на кострах обед готовят. И это тот самый Шахтинск, который я помню теплым, уютным, щеголеватым! С тополями, нарядными детсадами и школами, универмагами и Домом культуры... Но шахты теперь частью закрыты, частью обретают новых хозяев откуда-то из Юго-Восточной Азии. Зарплат нет, деревья, с такими трудами выращенные в степи, рубятся на дрова, пятиэтажки стоят с размороженными батареями...

Выпалил все это Назарбаеву — и вижу, как он потемнел лицом, как больно ему слышать со стороны про то, что ему и без меня известно, камнем лежит на сердце. Я бы и сам на месте президента предложил автору подобных вопросов чуть отъехать от Москвы и тоже сравнить прошлое с настоящим. Но Назарбаев сдержался, только голос стал глуше: «Я знаю, как больно дается людям переход к другому берегу. Особенно тяжело там, где стояли гигантские, градообразующие промышленные комплексы. И, поверьте, все делаю, чтобы народу было легче это пережить. Но поймите: той экономики, где уголь гарантированно уходил по десяткам адресов в Советском Союзе, где его дожидались домны, а у домен — металлурги, а дальше — сотни предприятий, больше нет. И той страны нет, все производственные цепочки приходится заново выстраивать. Но это надо пережить, переболеть, а не пытаться консервировать доставшуюся в наследство советскую систему. И запомните: мы еще увидим, как жизнь повернется к лучшему».

Думать по-крупному

С назарбаевской убежденностью его собеседники не раз сталкивались и, уверен, сталкиваются. Вообще-то государственный деятель обязан быть убедительным, а еще лучше — внутренне убежденным. Особенно в пору, когда телега истории соскальзывает со столбовых дорог куда-то в болотистую местность. Но убежденность Назарбаева не номер для эстрады. Она и не из тех, что строится лишь по принципу субординации: я начальник — ты дурак.

Он не из тех импульсивных политиков, кто под настроение, свое или масс, выпаливает лозунг, назавтра другой, послезавтра третий — и топит в словах все, что вчера еще выглядело свежо и здраво. Собственно, так оно и случилось с перестройкой, когда перемены, в которых нуждалась огромная страна, увязли в словесном блуде. У Назарбаева иной подход. Он мысль вынашивает, взвешивает, обсуждает с интеллектуалами и специалистами. Но когда выработает позицию, будьте уверены: не свернет, не будет метаться.

Ректор МГИМО Анатолий Торкунов рассказывал, как в 1993-м он приехал в Алма-Ату для участия в круглом столе экспертов. Дебаты прошли, Торкунов собирался возвращаться в Москву, когда ему позвонили из секретариата президента: Нурсултан Абишевич с интересом прочитал стенограмму вашего выступления, хотел бы побеседовать... Оказалось, Назарбаева зацепила тема евразийства. О том и пошел разговор с московским гостем — на три часа. Торкунов, по его словам, был поражен, как глубоко вник Назарбаев в проблематику евразийства, сколько всего прочитал и обдумал. А ведь эти геополитические и даже философские вопросы, казалось бы, страшно далеки от острейших насущных проблем, стоявших в ту пору перед республикой. Но Назарбаев цитировал труды русских философов и мыслителей, от князя Трубецкого до Зиновьева, приводил на память множество цифр, ссылался на примеры содружеств государств, возникших в новых исторических реалиях. Чувствовалось, что интерес не спонтанный, а глубокий и искренний.

А вскоре, в марте 1994-го, президент Казахстана в стенах МГУ публично представил идею евразийства как предложение нового курса для экс-советских республик. Идею обосновал с позиций истории, геополитики, экономики. Кремль в ту пору изо всех сил старался понравиться Западу, повадился, по меткому выражению генерала Лебедя, «как козлы, ходить за морковкой». Во многих московских кабинетах сидели советники из США, и, конечно же, идеи о серьезных подвижках в мироустройстве их не вдохновляли. В российском МИДе прошла установка «не зацикливаться на назарбаевских предложениях» — по сути, их предлагалось игнорировать...

Но сегодня, два десятилетия спустя, нетрудно убедиться, насколько своевременной и уместной была та инициатива Назарбаева. Системный кризис, поразивший мировую экономику на рубеже ХХI века, стал катализатором идей, способных открыть дорогу к построению новой модели взаимоотношений в мире. Среди деятелей, пытающихся понять современный мир и сделать его лучше, видное место занял лидер Казахстана. И Таможенный союз, и ШОС, и наш нынешний сдвиг экономического партнерства в сторону Востока — все это оттуда, перекликается с назарбаевскими мыслями.

История с переносом столицы Казахстана — еще один яркий пример того, как внутренняя убежденность лидера может творить чудеса. Это сейчас, когда Астана расцвела, обрела столичный лоск, получила широкое международное признание, может показаться, что по-иному и быть не могло. Но если вспомнить, сколько едких, недоверчивых, колючих комментариев вызвала с самого начала идея перенести центр государственного управления страной из уютной и обжитой Алма-Аты в ничем не примечательный город в целинной степи... И ведь сделали!

Был месяц май

Май, Москва, 70-й День Победы. Гостевая трибуна на Красной площади. Только что в небе растаял след от скользнувших над куполом Василия Блаженного самолетов, завершающих парад. Все как всегда 9 мая:

Отзвенели литавры, но люди не расходятся. Вдоль трибуны у Кремлевской стены группа глав государств, присутствовавших на торжестве, с Владимиром Путиным направляется к Неизвестному Солдату в Александровском саду. А вот и знакомая фигура: поседевший, но все такой же энергичный президент Казахстана.

Уверен, не только мне, человеку с казахстанскими корнями, но и каждому из россиян очень важен сам факт его присутствия с нами здесь, на Красной площади, в этот день и час. Мы же видим: это не дань протоколу, это для наших стран момент истины.

А могло ли случиться по-другому, выпади Казахстану на эту четверть века другой лидер? Увы: еще как могло бы. Два события совпали во времени в том юбилейном мае. В Киеве ночью группа представителей «новой Украины» в колпаках с прорезями для глаз снесла памятную доску с именем маршала Жукова. Само словосочетание «Великая Отечественная» изъято из мовы как оскорбляющее слух официальному Киеву.

В те же дни в Астане открыли памятник генералу Ивану Панфилову, осенью 1941 года со своей 316-й дивизией, сформированной в Алма-Атинской области, стоявшему насмерть под Москвой на пути немецких танков. Открывал памятник Нурсултан Назарбаев. «Это памятник не только Ивану Васильевичу Панфилову. Это дань уважения всем казахстанцам, принявшим участие в великой битве против фашизма. И тем, кто остался лежать на полях сражений, и тем, кто вернулся и вложил огромный труд в развитие нашего Казахстана...»

Произнесенные далеко не безмятежной весной 2015-го, назарбаевские слова дорогого стоят. Они расставляют точки над i не только в днях пройденных, далеких, но и в дне сегодняшнем, и — хочется надеяться! — в зав-трашнем. А значит, есть надежда, что наши отношения, межгосударственные и человеческие, останутся такими, что не стыдно будет взглянуть в глаза отцам и мамам на старых, выцветших фотографиях.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > trud.ru, 1 декабря 2017 > № 2408604 Валерий Симонов


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 30 ноября 2017 > № 2410203 Аскар Достияров

Аскар Достияров: «Основная цель ККМ – развитие экосистемы рынка private equity»

Ставший в феврале этого года председателем правления АО «Казына Капитал Менеджмент» Аскар Достияров одной из стратегических задач на новом посту определил содействие развитию рынка прямых инвестиций (private equity) в стране. Собственно, эта задача изначально и ставилась перед компанией на момент ее создания, но потом «Фонд фондов» благополучно ушел в рутинное извлечение прибыли из уже проинвестированных с его участием проектов. О том, как сейчас команда ККМ реанимирует возвращение к основной своей задаче, глава компании рассказал в интервью «Къ».

– Аскар, не расскажете, с чем связан Ваш приход в новую компанию?

– Причина, по которой я пришел в «Казына Капитал Менеджмент» – это отрицательные результаты финансовой деятельности по итогам 2016 года. До этого я работал управляющим директором холдинга «Байтерек», который является единственным акционером «Казына Капитал Менеджмент», и меня направили сюда, чтобы я разобрался в причинах низких показателей, разработал и реализовал план по улучшению деятельности «Казына Капитал Менеджмент».

При этом помимо непосредственно операционной деятельности, были вопросы к бизнес-модели: насколько она активна, насколько компания эффективна с точки зрения реализации своей миссии.

– И что же Вы увидели? Каковы были результаты?

– По состоянию на февраль 2017 года или за десятилетний период своего существования, ККМ было создано 12 фондов прямых инвестиций. У них был мандат финансирования в проекты как в Казахстане, так и за пределами нашей страны.

С чем я столкнулся? Во-первых, надо было разобраться, 12 фондов за 10 лет – это много или мало. Во-вторых, нужно было понять, насколько правильно используются ресурсы, находящиеся в распоряжении фондов. Ну и самое главное – какое влияние оказывает ККМ на развитие рынка private equity в стране.

Помимо стратегических задач на повестке также были открытые вопросы операционной деятельности и эффективного взаимодействия с нашими партнерами и управляющими компаниями в рамках существующих фондов: низкая инвестиционная активность, слабый мониторинг, отсутствие системного подхода по управлению и администрированию, слабая база данных по новым инвесторам.

Это все то, с чем мы начали работать весной этого года.

– Как обстоят дела на сегодняшний день?

– Прошло девять месяцев с момента, как я пришел в компанию, и по финансовым и операционным результатам объективно можно увидеть улучшение. Мы стартовали с неудовлетворительных результатов первого квартала, но по итогам второго и третьего кварталов этого года, ККМ достиг перевыполнения по всем плановым показателям.

В частности, инвестиции ККМ в фонды прямых инвестиций за 9 месяцев 2017 года составили 4,1 млрд тенге при плане 979 млн тенге. За этот период фонды с участием ККМ профинансировали проекты в сфере автоматизации и роботизации, медиа-индустрии, обрабатывающей промышленности и других отраслях. Это позволило компании увеличить наш инвестиционный портфель до 66 млрд тенге, что на 6 млрд тенге выше планового показателя. Чистый доход за 9 месяцев 2017 года составил 4,2 млрд тенге при плане 1,5 млрд тенге, то есть превысил планируемый уровень почти в 3 раза. При этом в 2016 году компания была в убытке, который составлял 2 млрд тенге. В целом, думаю, что до конца года мы сохраним положительную динамику по всем параметрам – это и инвестиционная деятельность, и показатели чистой прибыли, и привлечение новых инвестиций.

– О каких новых инвестициях идет речь?

– За последние несколько месяцев приняты корпоративные решения о создании трех новых фондов, общая капитализация которых составит порядка $600 млн. Один из них мы уже запустили – это совместный фонд с Банком Развития Казахстана с капитализацией 33,5 млрд тенге ($100 млн).

По другому фонду в начале ноября состоялась рабочая поездка в Пекин и Гонконг, где мы встретились с частными инвесторами и государственными компаниями. До поездки в Китай мы проводили переговоры с тремя потенциальными инвесторами. По результатам встреч, нам удалось заинтересовать еще двух крупных игроков, что позволит увеличить капитализацию фонда с $300 млн до $400 млн. Более того, мы достигли договоренности о том, что в казахстанские проекты будет инвестировано не менее 75% средств фонда, хотя до этого речь шла о 50%. Это победа для нас. Сейчас мы уже вплотную работаем над созданием фонда.

Третий фонд мы создаем с пулом местных и иностранных частных инвесторов. Сейчас они уже подтвердили готовность быть нашими партнерами. Хочу отметить, что этот фонд тенговый (33 млрд тенге), что делает его привлекательным для казахстанских предприятий как источника долгосрочных инвестиций.

О чем это говорит? Или 12 фондов за десять лет, или 3 фонда за 9 месяцев – мне кажется, разница налицо. Если делать абсолютное сравнение, то текущая динамика в три раза выше исторической.

– А что происходит с существующими фондами?

– Мы пересмотрели наши взаимоотношения с управляющими компаниями по существующим фондам. Как инвестор, ККМ начал задаваться новыми вопросами. Например, по фондам с низкой инвестиционной активностью мы детально изучаем их деятельность и помогаем управляющим компаниям ее активизировать. В случае, если мы не видим положительной динамики, поднимается вопрос о перераспределении денег в другие – более эффективные – фонды.

Кроме этого, нам удалось существенно снизить расходы по управлению такими фондами. Если раньше их годовая комиссия за управление составляла от 2 до 2,25% от размера фонда, то теперь мы ее снизили до 1,5–1,85%. Кстати, по новому фонду с китайскими инвесторами, комиссия за управление будет составлять не более 1,5%. Это существенно ниже общепринятой мировой практики – 2–2,25%.

У меня по жизни есть принцип: «Бойся не больших расходов, а маленьких доходов». Поэтому мы не пересматриваем комиссии по эффективным фондам. Эффективность измеряется не только количеством проектов, но и умением находить и создавать прибыльную инвестицию.

– Почему у существующих фондов низкая активность?

– В числе объективных причин можно отметить наличие хорошо развитого банковского финансирования. Оно позволяло бизнесменам обращаться в банки, получать необходимый объем кредитования и финансировать свой рост без привлечения инвестиций в капитал. Кроме этого, наши бизнесмены в целом не привыкли пускать кого-то в капитал, т. к. есть определенное непонимание инструмента private equity и роли фонда в качестве инвестора. Это осложняло работу управляющих компаний по поиску инвестиций. Сделки с участием private equity фондов были, но сказать, что в Казахстане такая форма инвестирования прижилась и получила популярность, нельзя. Плюс к этому несколько девальваций национальной валюты, глобальный финансовый кризис и, как следствие, недостаток интересных инвестиций.

– Не был ли преждевременным приход фондов прямых инвестиций в Казахстан?

– В середине 2000-х годов в Казахстане уже была развита банковская система, активно функционировал фондовый рынок. Следующим естественным шагом было развитие рынка private equity. Создание «Казына Капитал Менеджмент» в 2007 году было своевременным и правильным решением, которое позволяло создать экосистему для применения инструмента private equity. В ее рамках должна была сформироваться критическая масса профессионалов, которые знают, как создаются фонды, как ими управлять, как правильно осуществлять инвестирование и выходы из проектов.

– И насколько развит рынок private equity сегодня?

– На начало 2017 года нами идентифицированы более 20 крупных участников рынка private equity, общий объем частных инвестиций которых оценивается в сумму более $24 млрд. Они разделяются следующим образом: family-офисы и бизнес-конгломераты, международные институциональные инвесторы, квазигосударственные фонды, фонды прямых инвестиций. По стоимости активов под управлением превалируют family-офисы и бизнес-конгломераты – это 95% от общей стоимости рынка. Однако, несмотря на капитализацию, у нас нет развитого рынка private equity, в связи с отсутствием большого количества независимых игроков.

Например, помимо фондов ККМ, мы видим ряд российских фондов или фондов дальнего зарубежья, которые рассматривают и заходят в казахстанские проекты, но их не так много, чтобы утверждать, что у нас есть и работает сегмент рынка фондов прямых инвестиций.

– Почему?

– Когда создавался ККМ, мне кажется, было два сценария развития событий. Согласно первому из них, ты имеешь капитал, который полностью инвестируется в создание ограниченного количества фондов. После этого ты успокаиваешься, занимаешься администрированием и ожидаешь выходов из проектов. Если бы мы были частной структурой, это было бы нормально.

В рамках второго сценария у тебя есть достаточный капитал для создания критической массы игроков на рынке private equity для его дальнейшего самостоятельного развития.

Как институту развития, ККМ не удалось создать такую экосистему, т. е. компания развивалась по первому сценарию: проинвестировала все деньги, создала 12 фондов, и теперь занимается администрированием. И по сути, мне кажется, в какой-то момент компания ушла в какой-то спящий режим.

– Чтобы вывести ее из этого спящего состояния, нужны какие-то новые вливания, и как акционер к этому относится?

– В целом вливания нужны, но обращаться сейчас к акционеру за новыми деньгами считаю неправильным. Поэтому было решено поменять бизнес-подходы: перераспределить средства, активизировать деятельность существующих фондов, создавать новые фонды с минимальным участием ККМ, искать другие направления для развития рынка private equity.

К примеру, в рамках созданного с Банком развития Казахстана совместного фонда предусмотрено привлечение 33,5 млрд тенге на рынок private equity, из которых 97% выделяются со стороны БРК. В результате наших инициатив рынок получил дополнительную инвестиционную ликвидность, а Банк развития – возможность предложить своим клиентам новый продукт и повысить bankability своих проектов.

– Это наверняка сопровождается критикой …

– Не критикуют того, кто ничего не делает. С этой точки зрения мы относимся к любой критике положительно. Приведу один пример, зачем был создан фонд БРК-ККМ.

Как институт развития, БРК активно осуществляет проектное финансирование. Это проекты, часто реализуемые с нуля. До запуска у проекта нет денежных потоков. Банк готов предоставить ему льготный период на выплату процентов. Однако начисленный процент должен быть обеспечен залогом либо капиталом по требованию банка. Это один из примеров, когда экономически привлекательным проектам с твердыми offtake-контрактами банк говорит «нет». Для расширения «узкого горлышка» и был создан этот фонд, который может входить в капитал таких проектов.

Бизнесмен должен выбирать, что для него важнее – или быть единственным собственником бизнеса без роста, или привлечь инвестора в проект, который повышает стоимость его бизнеса.

Для Фонда и Банка риски минимизированы. Это и есть синергия двух институтов развития. Наш фонд-менеджер знает, что это проект Банка развития Казахстана. По проекту есть план финансирования, этот проект будет введен в эксплуатацию и будет производить продукцию, по которой есть твердые offtake-контракты.

– Это все ваши инициативы, или вы намерены предложить рынку что-то еще?

– Это своего рода «ручные» инициативы. Мы выявили еще несколько факторов, на которые стоит обратить внимание. Переговорив с существующими фондами, мы выяснили, что зачастую инвесторы «бегают» за одними и теми же активами в нашей стране. Поэтому рынок тоже не развивается. Предприятий, требующих вложений, в стране много. При этом фонды не готовы заходить в проекты, по которым непонятна стратегия выхода.

Изучив международный опыт, мы пришли к выводу, что помимо вышеуказанных причин, рынок private equity также в значительной степени зависит от развитости фондовых рынков – как на этапе привлечения инвестиций, так и на этапе выхода из проектов. Низкий уровень развития финансовых рынков в Казахстане препятствует привлечению международных частных и институциональных инвесторов. Отсутствие некоторых компонентов, таких как торговые площадки для малого и среднего бизнеса, вторичного рынка для фондов private equity, а также чрезмерные законодательные требования на фондовом рынке, ограничивают доступ к private equity со стороны широкого круга компаний.

Для развития рынка private equity мы обсуждаем с фондами разные альтернативы по предоставлению выходов из проектов – это отдельная торговая площадка для МСБ на базе фондовой биржи, внебиржевой рынок и рынок специализированных ПИФов (паевых инвестиционных фондов).

В декабре этого года у нас будет круглый стол с участием представителей Казахстанской фондовой биржи, нескольких брокеров, наших fund-менеджеров, бизнесменов, где мы хотим все эти предложения обсудить: какая из этих альтернатив наиболее приемлема для всех. Если результаты этого круглого стола будут положительными, то мы попробуем что-то сделать в 2018 году.

– Проходила информация, что для размещения на Гонконгской бирже в качестве пилотов будут отбираться какие-то казахстанские компании…

– Это еще одна инициатива, которая родилась во время нашей поездки в Гонконг. Мы попросили наших партнеров организовать нам встречу с руководством Гонконгской фондовой биржи и инвестиционными компаниями. В итоге мы с ними договорились, что попробуем реализовать пилотный IPO на базе Гонконгской биржи одной-двух казахстанских компаний с участием наших фондов. Если у нас получится, то в будущем у fund-менеджеров будет еще одна возможность выходить из проектов.

По Гонконгской бирже у нас есть long list потенциальных проектов, которые подходят по параметрам. Теперь мы ожидаем, что fund-менеджеры и собственники проектов обеспечат обратную связь и подтвердят свою заинтересованность. Как только они это сделают, мы высылаем этот long list в Гонконг нашим коллегам, они делают анализ и дают свое заключение – по каким проектам они готовы работать.

По сути, мы выступили в роли посредника для всех участников этого возможного взаимодействия, то есть наше содействие развитию рынка может быть разным. Все-таки это не наша ниша, но мы хотим помочь, выходим за пределы своего мандата.

– И какими силами все это осуществляется?

– ККМ – это всего 24 человека. Это маленькая компания с небольшим штатом, управляющая большим портфелем проектов. С учетом того функционала, который делает наша структура, новых инициатив, КПД наших сотрудников просто зашкаливает даже по меркам частного бизнеса.

– У Вас лично остается время на что-то, кроме работы при этом?

– Я стараюсь находить время для занятий спортом. Например, хожу в боксерский клуб. Это клуб для «белых воротничков», это не совсем фитнес, но и не бокс в так называемых «черных залах». Мне нравятся мои занятия боксом – ты фокусируешься на тренировке, потому что если думаешь параллельно о чем-то еще, обязательно пропустишь удар. Бокс – это своя философия, это умный вид спорта. Тут не важно, сколько пропустишь ударов, главное – не оставить их без ответа. Важно не только то, кто как подготовлен физически и функционально, но и кто кого переиграет. Этим бокс мне нравится, этим он интересен. Это победа не только за счет агрессии и нахрапа, это победа за счет выбора правильной стратегии. Все, как и в жизни.

Побед Вам на всех поприщах и спасибо за интервью.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 30 ноября 2017 > № 2410203 Аскар Достияров


Казахстан > Медицина > dknews.kz, 30 ноября 2017 > № 2407164 Диляра Кайдарова

В Казахстане растет число онкологических заболеваний. На сегодняшний день, на учете стоят более 164 тыс. пациентов с различными формами злокачественных новообразований. Только за 10 месяцев 2017 года раком заболело около 26 тыс. казахстанцев. Ежегодно от этого недуга умирает 15 тыс. человек.

О том, что такое рак, как им не заболеть и почему лучше лечится в Казахстане, в интервью Zakon.kz рассказывает главный онколог Казахстана, директор Казахского научно-исследовательского института онкологии и радиологии Диляра Кайдарова.

- В Казахстане, как и во всем мире, отмечается рост онкологических заболеваний, - говорит Диляра Радиковна.- В 2016 году раком заболело около 37 тысяч казахстанцев. Всего на учете 164 тысячи пациентов с различными формами злокачественных новообразований, из них химиотерапию получают 38 050 (23,3%) пациентов. От онкологических заболеваний каждый год умирает 15 тысяч человек. На первом месте у нас стоит Павлодарская область, затем Восточно-Казахстанская и Акмолинская области. Стоит отметить, что за последние 20 лет, смертность снизилась на 20%. 70% заболевших находятся в работоспособном возрасте, из них 43 %, или около 7 тысяч человек ежегодно умирает.

- Какие виды рака сегодня наиболее часто встречаются

- На первом месте по заболеваемости стоит рак молочной железы, на первом месте по смертности - рак легкого. На второе место по выявляемости вышел колоректальный рак, рак желудка и кожи. Онкологов больше всего пугает, то, что рак помолодел. В последнее время, все чаще встречается рак у молодых людей в возрасте 35-45 лет.

- Что становится причиной возникновения рака?

- Причин возникновения рака много. Одна из них это наследственный фактор, или предрасположенность к болезни. Человек должен знать о своем наследственном древе, болели ли раком бабушки-дедушки, особенно часто болезнь передается по женской линии. Есть еще вирусная этиология возникновения, рак могут вызывать моно-, мультивирусы. Например, вирус папиломы человека (ВПЧ) или вирус простого герпеса (ВПГ). Вирусы гепатита В и С могут вызвать рак печени, бактерия хеликобактер пилори может привести к раку желудка, курение способствует возникновению рака легкого, горячее обильное питье и соленая еда с алкоголем может привести к раку пищевода, чрезмерное потребление красного мяса к раку кишечника. Одна из главной причины возникновtния рака молочной железы - это наследственность..

- Как избежать рака молочной железы?

- Женщинам от 40 и выше лет рекомендуется каждые два года проводить маммографию. Ежемесячно проводить самообследование, на пятый день цикла проверять грудь на уплотнения. Если уплотнение обнаружит у себя молодая девушка, то рекомендуется делать УЗИ. Если найдут образование, то нужно сделать биопсию. Нужно самим проверять свои лимфоузлы на шарообразное уплотнение, проверять кожные покровы. Бывает, что родинка, которая никогда не беспокоила, вдруг начинает болеть, чесаться, гноиться. Обращайте внимание на ротовую полость, если появились белесоватые налеты, язвочки или неприятный запах. Можно самому контролировать свое тело.

- В последнее время стали все чаще обнаруживать рак шейки матки. С чем это связано?

- В последнее время мы обнаруживаем рак шейки матки у молодых девушек, которые рано начали половую жизнь, до завершения формирования слизистой шейки матки. Причиной появления этого заболевания считается вирус папилломы человека. Фоновое заболевание шейки матки на фоне ВПЧ-инфекции может перейти в предраковое заболевание, в рак шейки матки.

- Существует ли профилактика?

- Профилактика рака шейки матки это вакцинация. Харальд цур Хаузен получил за создание вакцины нобелевскую премию. Мы закупаем девятивалентную вакцину, которая содержит несколько противовирусных онкогенных белков. Прививки делаем на платной основе тк в государственной программе вакцинация от рака шейки матки пока не предусмотрена.

Мы хотим поставить вопрос перед правительством о вакцинации девочек от вируса папиломы.

Данная вакцина она не живая, не вызывает побочных эффектов и как говорили бесплодия.

Была такая история, что девочке сделали вакцину, и она упала в обморок. Но в обморок можно упасть и от простого укола, тут может быть психологический фактор.

В 2012-2014 году была программа, когда школьниц прививали с разрешения родителей. Привили 10 тысяч девочек. Мониторинга пока не проводилось.

В Колумбии после вакцинации снизилось количество возникновения и смертности. Также в Гватемале. В Италии, к примеру, сейчас практически не выявляется рак шейки матки, они проводят ежегодный пап-тест и вакцинацию. Девушкам после первого полового контакта нужно обязательно сдать онкоцитологию, переносчиком болезни являются мужчины. Вакцинируют от болезней в основном девушек, но в Австралии стали прививать и мужчин, чтобы они не были переносчиками инфекций.

- Могут ли стрессы и плохая экология стать причиной возникновения онкологии?

- Стрессы являются фактором возникновения болезни. Иммунная система, находящаяся под постоянным психологическим давлением может дать сбой, и болезни, к которым предрасположен человек, могут пробудиться. Иммунную систему, которая бережет нас от болезней нужно укреплять с детства. Не обязательно пить химические стимуляторы, обратите внимание на народную медицину, натуральные продукты, и здоровый, активный образ жизни.

- Почему иногда онкологию выявляют у детей?

- Тут идет закладка еще в зародыше. У одних это генетическая предрасположенность, у других идет закладка болезни во время беременности, в первый триместр. Сейчас внутриутробно делают тест на выявление генетических болезней. Если есть предрасположенность, то рекомендуют выявить это на ранних стадиях.

- Какие цели стоят у онкологической службы Казахстана?

- Во-первых, это повышение доступности и качества онкологической помощи населению РК. А также совершенствование профилактического направления, улучшение качества ранней диагностики онкологических заболеваний, повышение качества лечения и выживаемости пациентов, развитие паллиативной помощи и реабилитации.

Увеличение удельного веса 5-летней выживаемости больных со злокачественными новообразованиями. Увеличение удельного веса злокачественных новообразований, выявленных на І стадии. Снижение удельного веса визуально-доступных локализаций ІII-IV стадии. А так же снижение смертности от онкологической патологии.

- Как у нас лечат онкологию?

- Лечение онкологии в Казахстане бесплатное, оно входит в перечень гарантированного объема бесплатной медицинской помощи. Нашим пациентам доступно хирургическое лечение, химиотерапевтическое (87 препаратов), таргетная терапия (15 препаратов) и лучевая терапия. В Алматы, Астане, Семее, Актобе и Караганде имеется пять высокоспециализированных центров радиологии, где установлены турбинные аппараты, которые являются самыми лучшими в мире. В Казахстане имеется 2 ПЭТ аппарата (позитронная эмиссионная томография). В феврале 2018 года у нас в Казахском научно-исследовательском институте онкологии и радиологии проведем реконструкцию, и установят ПЭТ, министерство выделяет квоту на проведение исследования. Компьютерная томография с контрастированием, там более легкая лучевая нагрузка, также вводится радио модификатор.

- Какой процент излечиваемости?

- На разных стадиях разные показатели. На первой стадии – 100%, на второй- 80%. В третьей и четвертой стадии все зависит от локализации. При раке поджелудочной железы на этих стадиях, человеку останется жить полгода-год. При раке кишечника и молочной железы, обнаруженной на 3-4 стадии, выживаемость может составить 80%.

- Сколько государство выделяет на лечение онкобольных?

- Выделяется около 33 миллиардов тенге на всю онкологическую службу. Посчитать сколько в среднем выделяется на одного пациента сложно. Все зависит от локализации и стадии болезни.

- Почему некоторые предпочитают лечиться за рубежом, если в Казахстане имеется самое передовое оборудование?

- Как правило, они едут за границу, думая, что там более квалифицированные специалисты и оборудование лучше. Многие пациенты получают консультацию, диагностику, и, удостоверившись, в том, что им поставили правильный диагноз, возвращаются домой и продолжаю лечение уже здесь. Богатые конечно, предпочитают лечиться за границей.

К сожалению, есть и такие случаи, когда врачи неправильно ставят диагноз. Недавно министр сделал нам замечание по этому поводу. Весь 2016-2017 год мы выезжали в регионы и обучали врачей. Если раньше были терапевты, педиатры, то сейчас врачи общей практики, конечно уровень их образования низкий. Обучение проводили в городах, районных и областных центрах. Через три месяца приезжали уже на проверку и закрепление знаний врачей. Мы пытаемся восполнить пробелы в образовании не методом кнута, а методом обучения.

- Если лечение онкобольных бесплатное, то почему в социальных сетях то и дело встречаются посты с просьбой сбора денег для лечения больных раком?

- Честно говоря, я сама не всегда понимаю такие объявления. Иногда родители сами, начитавшись статей из Интернета, назначают лечение ребенку. Когда на Фейсбуке встречаются такие объявления, я спрашиваю у них, кто им назначил такое лечение и препараты, они говорят, мол, сами назначили, начитавшись отзывов. В таких постах могут попадаться и мошенники. Иногда я поражаюсь алчности, некоторых частных клиник, которые берут на лечение безнадежного больного ,а потом родственники звонят, и чуть ли не на самолёте доставляют к нам в реанимацию. Мы всех призываем в первую очередь обращаться к нам, даже если они хотят лечиться заграницей, мы поможем минимизировать их расходы и подскажем, как удешевить лечение. Можно получить квоту на лечение за рубежом. Если данный вид лечения не проводится в Казахстане, то комиссионно решаем кого направить на лечение зарубеж.

- Что делать людям в четвертой стадией рака?

- Таким пациентам мы предлагаем паллиативную помощь. При всех онкологических центрах открыли койки для оказания паллиативной помощи. То есть в шести городах открылись хосписы, в которых будут капаться системы, проводится лечение, назначенное врачом, проводится обезболивающая терапия. Мы утвердили «Дорожную карту» по оказанию паллиативной помощи. Будут проводиться обучающие курсы, семинары. Иногда хирургическое или химиотерапевтическая помощь может ухудшить состояние пациента, а правильный уход продлить жизнь на несколько месяцев.

- Что делать, чтобы не запустить болезнь и не упустить драгоценное время?

- Необходимо проводить ежегодное обследование, знать свою генетическую предрасположенность, вести здоровый образ жизни, исключить курение и алкоголь. И, конечно же, жить положительными эмоциями, то о чем мы думаем, обязательно сбудется.

Казахстан > Медицина > dknews.kz, 30 ноября 2017 > № 2407164 Диляра Кайдарова


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 29 ноября 2017 > № 2419188 Санжар Кеттебеков

Цифровая траснформация Казахстана

О том, что значит цифровизация для экономики страны и какой эффект она принесет, рассказал генеральный директор Almaty Tech Garden Санжар Кеттебеков.

Алексей Назаров, Алматы

-СЭЗ «ПИТ» призван стать одним из главных ресурсов для реализации цифровой трансформации. Расскажите, как развивается парк и какие результаты уже достигнуты?

– Мы фокусируемся на качественном развитии и создании необходимых для этого условий. Так, около 40 компаний, которые не выполняли своих обязательств, исключены из СЭЗ «ПИТ». Возможно это жесткие меры, но это вопрос эффективного использования государственных средств. Сегодня в ПИТ работают 134 компании. Треть из них – это новые компании, вступившие с момента нашего управления, т.е. с 2015 года. Годовая выручка компаний в сравнении с результатами 2014 года увеличилась почти втрое. Это хорошие показатели роста, но впереди еще много работы. К 2025 году планируем довести годовой объем продаж компаний до 1 млрд долларов США.

Международными экспертами высоко оценены инициативы, заложенные в 63-м шаге Плана нации «100 конкретных шагов», в соответствии с которыми развивается Инновационный кластер Tech Garden. Впервые СЭЗ «ПИТ» попал в ежегодный рейтинг лучших экономических зон Global Free Zones of the Year по версии FDi – подразделения авторитетного издания Financial Times. Это важный кредит доверия к реализуемым мерам Правительства РК и Фонда в данных направлениях.

В частности, высокие баллы получили международные инициативы и программы поддержки стартапов. В целях обеспечения доступа к прорывным проектам в этом году мы открыли представительства Tech Garden в Кремниевой долине, Сколково и Новосибирске. Десять компаний СЭЗ «ПИТ» этой осенью уже прошли акселерацию в представительстве в Кремниевой долине. Получены хорошие результаты. Один из участников уже заходит на рынок США, о чем мы подробнее сообщим чуть позже. Также в партнерстве с GVA Capital запущена программа международной акселерации, направленная на развитие отечественных и привлечение зарубежных стартапов. До 2020 года будет профинансировано около 500 инновационных стартапов и инкубировано 50 высокотехнологичных и экспортоориентированных компаний.

– Недавно в Алматы был открыт ИТ-квартал. Почему сегодня так важна консолидация IT-компаний страны?

– Очевидно, что IT-отрасли для полноценного развития требуется стабильный платежеспособный спрос на ее решения. В данном контексте необходима консолидация с базовыми отраслями, которые все больше нуждаются в IT-решениях, но как правило, ищут их у сертифицированных зарубежных поставщиков.

Если говорить конкретно о компаниях ПИТа, то сегодня 66 участников работают по принципу экстерриториальности, 46 из них расположены в разных точках Алматы. Для того, чтобы помочь им эффективно развиваться, в центре Алматы при поддержке Правительства РК был открыт IT-квартал. Он расположен в современном бизнес-центре и занимает площадь 17 000 кв. метров. До конца текущего года его резидентами станут около десяти IT-компаний, в 2018 году войдут еще около 30 компаний. Важным преимуществом IT-квартала является предоставление резидентам доступа к современным технологическим платформам таких компаний, как IBM, ARM, Autodesk, 1С и других специализированных платформ.

Если говорить об общем эффекте, то консолидация IT-компаний будет способствовать повышению компетенций отечественных специалистов, позволит реализовывать сложные проекты и получать долгосрочные контракты. Вместе с тем потенциал IT-компаний, объединенных на единой площадке, станет важным ресурсом для цифровой трансформации Казахстана.

– По вашему мнению, в каких сферах экономики процесс цифровизации принесет наибольший экономический эффект?

– У Казахстана имеются хорошие возможности в таких направлениях, как Индустрия 4.0. и Новые материалы. Наше конкурентное преимущество – это богатая сырьевая база и наличие базовой индустрии. При оперативном принятии решений и законов мы можем стать реальной площадкой для тестирования и внедрения проектов в этих областях. Поэтому фокус СЭЗ «ПИТ» сегодня направлен на создание экосиситемы для инновационного развития наших базовых отраслей.

При поддержке Правительства РК мы работаем над созданием Центров компетенций и технологических лабораторий в партнерстве с ведущими ТНК. Центры призваны комплексно решать задачи конкретного отраслевого направления. Во-первых, это обучение специалистов новым компетенциям, для дальнейшего применения в работе. Во-вторых, проведение исследований и пилотных проектов. На их платформе отечественные разработчики смогут тестировать и внедрять свои решения.

Цифровизация – это прозрачность финансового планирования, производственных процессов. Это касается не только индустриальных секторов, но и банковского сектора, медицины, образования и всех других направлений. Создание и развитие любой новой отрасли сегодня уже не происходит без цифровых технологий. Думаю, что Казахстан должен стать более открытым для привлечения передовых технологий и их тестирования на рынках евразийского пространства. Со своей стороны, для развития IТ-отрасли в РК мы привлекаем базовые платформы ведущих технологических компаний, как IВМ, Autodesk, IntelliSense, и на их основе реализуем свои решения.

– На каком этапе сейчас находится работа по данному направлению?

– Недавно мы открыли Центр индустриального дизайна в партнерстве с Autodesk и Satbaev University. Центр обладает парком оборудования, необходимым для решения различных задач от первичного проектирования до финального создания готовых полимерных продуктов. Это – 3D-принтеры, специализированные сканеры, рабочие станции и системы постобработки полученных конструкций и т.д. Новая технология прототипирования в корне меняет подход к проектированию и производству. Внедрение новейших систем проектирования и обучение специалистов позволит производить гораздо более качественную и конкурентоспособную продукцию. Стартапы и компании кластера Tech Garden получат возможность оперативного прототипирования.

Также в декабре текущего года запускается первая в стране лаборатория по «Индустрии 4.0» для цифровизации процессов в горно-металлургическом комплексе. Партнером проекта является британская компания IntelliSense, которая инвестирует компетенции и половину средств в создание лаборатории. На данной платформе компании кластера смогут тестировать и внедрять свои решения. Вместе с тем будет обучено до 1000 специалистов по работе с большими данными.

В целом мы видим растущий спрос на инновационные решения от предприятий ГМК. Для удовлетоврения данного спроса, в нашем арсенале имеется эффективный инструмент, который позволяет недропользователям тестировать инновации за счет обязательств по направлению 1% совокупного годового дохода на НИОКР. По данной модели уже профинансировано 54 проекта на сумму 2,3 млрд тенге. Сегодня мы сотрудничаем с такими компаниями, как ERG, «Казцинк», «Казахмыс», «Восход-Oriel» и др. Реализованные проекты получают высокую оценку заказчиков. Эффективность инвестиций в некоторых случаях доходит до показателей 1:40.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 29 ноября 2017 > № 2419188 Санжар Кеттебеков


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 29 ноября 2017 > № 2419187 Руслан Асаубаев

Smart Almaty – город будущего

Сегодня южная столица Казахстана активно работает над формированием инновационного города, оставаясь крупнейшим в стране экономическим, культурным и образовательным центром и важнейшим логистическим узлом. Об изменениях и планах по развитию города поговорим сегодня с заместителем председателя АО «Центра развития города Алматы» Русланом Асаубаевым.

-Руслан здравствуйте, сегодня Алматы развивается в рамках Программы развития Алматы до 2020 года. Расскажите, как эта программа влияет на реализацию Smart Almaty?

– В 2015 году при широком обсуждении с жителями города была принята программа развития «Алматы-2020». Было проведено порядка 500 тематических встреч с охватом порядка 417 тысяч жителей. Максимально охвачены все социальные группы. По итогам встреч было получено более 900 предложений, отзывов к проекту Программы.

-В основу Алматы-2020 легли такие стратегические программы и инициативы главы государства, как «Стратегия Казахстан-2050», «Пять институциональных реформ», План нации «100 конкретных шагов», а также мировой опыт развития городов. Необходимо отметить, что Программа развития региона разработана не по отраслевому подходу, а по ключевым приоритетам развития с учетом специфики города и анализа потребностей горожан, и основными приоритетами Программы являются экология, транспортная реформа, здравоохранение, вопросы безопасности и развитие инфраструктуры.

К слову, практика публичного обсуждения Программы перед ее принятием была признана лучшей по развитию городских территорий экономической и социальной комиссией для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО).

Кроме того, в рамках «Цифрового Казахстана» мы активно работаем над формированием инновационного города – Smart Almaty.

Необходимо отметить, что проекты цифровизации Алматы начал одним из первых в стране. Так, первые проекты «умного города» у нас начаты более 15 лет назад.

Таким образом, мы провели аудит существующей ИКТ-инфраструктуры, оценив уровень зрелости по международной методике. Изучили опыт реализации проектов «умный город» в 20-ти городах мира, в том числе опыт традиционных лидеров по «умным городам» Сингапура, Сеула, Лондона, Нью-Йорка и других. В результате мы определили для себя концептуальное видение реализации проектов «умный город».

Так, мы сосредотачиваем внимание на проектах, направленных на повышение эффективности и прозрачности работы госорганов и их взаимодействие с населением. Особое внимание уделяем открытости данных, получению конкретных и измеримых результатов при минимальных финансовых затратах. То есть, мы не гонимся за модой технологий и не делаем проект ради проекта, изучаем уже проверенные модели, адаптируем их под условия и требования нашей страны и города, поэтапно реализуем для сокращения затрат и получения обратной связи.

К примеру, запущенный в 2012 году проект по автоматизированной контролю соблюдения ПДД полностью окупил все затраты в 3 раза, обеспечив поступления в бюджет в 16 млрд тенге, которые планируется направить на второй этап проекта с увеличением количества постов более чем в 2 раза.

С учетом всего этого, для системного решения важнейших вопросов города определены 7 ключевых проектных направлений Smart Almaty: Комфортный город, Open Almaty, Доступный сервис для жильцов, Открытый бюджет, Открытые данные, Интеллектуальная транспортная система, Безопасный город. На сегодня уже есть конкретные результаты.

– Давайте подробнее остановимся на этих проектах.

–В первую очередь, это «Комфортный город». Этот проект направлен на улучшение качества жизни в Алматы – заботе о каждом человеке. Думаю, вы согласитесь, что обстановка очень сильно влияет на настроение каждого человека. Таким образом, одним из ключевых проектов является модернизация внешнего облика мегаполиса, при этом сохраняя историческое наследие.

Так, акиматом города, при участии Центра развития Алматы и Gehl Architects проводятся работы по созданию в городе сети пешеходных улиц. Также при участии жителей города были проведены обследования 129 парковых территорий и отобраны 26 эскизов для реконструкции парков и скверов. На сегодняшний день активно благоустраиваются 8 парков, строится велокоридор, 8 пешеходных улиц и 16 прогулочных аллей во всех районах города.

Уже есть конкретные результаты, это пешеходная улица Панфилова, прозванная в народе «новым Арбатом», и «старый Арбат» по Жибек жолы, Тулебаева, Байсеитовой, площадь Астаны и другие. Везде создается удобная инфраструктура для комфортных прогулок и отдыха горожан, в том числе маломобильных. Отмечу, что с появлением пешеходных потоков на Панфилова, где расположено немало кофеен, кафетериев, доходы предпринимателей поднялись до 60%. В целом мы видим, что жителям такое преображение старого центра пришлось по душе, поэтому на следующий год запланировано развитие дополнительных пешеходных улиц и «зеленого коридора», которые соединят спальные районы с городскими парками.

Нужно отметить, что политика акимата Алматы направлена на создание транспарентной среды и открытого диалога с жителями. Так, с участием горожан была определена концепция реконструкции бывшего трамвайного депо. АО «Центр развития города Алматы» после закрытия трамвайного депо провело открытый конкурс на разработку концепции проекта, также организовано онлайн-голосование за выбор проекта преобразования территории. В голосовании активно участвовало население города. Это был первый случай в Казахстане вовлечения граждан в процесс принятия решений в сфере городской реконструкции. По результатам общегородского голосования был выбран проект DEPO Evolution Park, который предусматривает молодежный лофт-центр, где планируется организовать зону притяжения для молодежи. Также на территории будут организованы детские зоны развития, павильоны для организации выставок, встреч, точек питания, мастерские и помещения для прикладного творчества. Мы продолжим практику вовлечения горожан в принятие решений и далее.

Второе проектное направление – обеспечение эффективности работы акимата, подотчетности принимаемых решений госорганами.

В качестве быстрого решения акимат города с осени 2015 года вышел в соцсети для повышения эффективности взаимодействия с горожанами. На сегодня на аккаунты акимата в Instagram и Facebook подписаны более 170 тыс. человек. За 2 года поступило более 22 тыс. обращений, 90% из которых оперативно решены в первые 3 дня.

Как системное решение, на втором этапе открыта общественная приемная нового формата – Open Almaty. Прием обращений от населения ведется во фронт-офисе на Байзакова, 280, где в одном офисе принимают представители всех районных акиматов, управлений жилья, занятости и соцпрограмм, пассажирского транспорта и автомобильных дорог, архитектуры и градостроительства, природных ресурсов, Департамента внутренних дел, государственных доходов, по делам чрезвычайных ситуаций, прокуратуры, Национальной палаты предпринимателей, ЦОН, профессиональные медиаторы. То есть человек может в одном месте сразу решить разные вопросы. Это особенно актуально в условиях большого города, когда не нужно тратить время на дорогу. Кроме того, обращения принимаются по телефону 1308 и онлайн через портал www.open-almaty.kz. Также на портале впервые опубликованы планы городской администрации по ремонту дорог, тепловых сетей, дворовых площадок, общественных пространств. По проведенным тендерам публикуются имена и контакты подрядчиков, сроки завершения работ.

Хотелось бы отметить, проект Оpen Almaty вызвал интерес не только в других городских администрациях Казахстана, но и в мире. Недавно, в сентябре, проект занял второе место в номинации «Будущее городов» среди стран Юго-Восточной Европы, как инновационное решение по взаимодействию власти с населением и созданию платформы активных граждан.

Третье проектное направление – это обеспечение качественного и доступного сервиса для жильцов. Многие жители города сегодня сталкиваются с разными проблемами касательно управления общедомовым хозяйством. На сегодня 75% подписчиков акимата Алматы в инстаграме отмечают непрозрачную и неэффективную работу своего КСК.

Так, целью проекта на первом этапе является предоставление жителям и КСК удобной и эффективной площадки для решения жилищных вопросов, обеспечения прозрачности расходной и доходной части КСК. Это можно сделать за счет автоматизации, перевода работы КСК в электронный формат.

Основной принцип электронного КСК — это транспарентный и качественный сервис для жильцов. Люди смогут участвовать в жизни дома через онлайн-собрания, быстро получать услуги по заявке, и, если работа имеет нарекания, оценить качество. КСК смогут автоматизировать свою работу, т.е смогут формировать бюджет КСК и автоматически вводить сумму расходов на содержание. В КСК можно будет обращаться круглосуточно, на почту получать оповещения и объявления. Более того, немногие жители города знают свою обслуживающую компанию (КСК), кто ее председатель и контактные данные, не говоря уже о бюджетах и затратах.

Сегодня все это возможно сделать, только придя непосредственно в КСК, участвуя на собраниях, что крайне неудобно с учетом занятости людей, слабой информированности жителей и неудобного времени проводимых собраний.

На сегодня в Алматы уже действует портал КСК, где можно увидеть карту КСК, есть обратная связь, размещаются проекты документов для обсуждения. Сейчас идет активная работа по регистрации КСК, формированию паспортов КСК, домов, доработке функционала. Запуск единой платформы предусмотрен в первой половине 2018 года.

Также сейчас прорабатываются и проводятся расчеты по системам автоматизации ЖКХ, водо- и теплоснабжению.

– Вы только что подняли вопрос с приемом обращений от жителей. Скажите, есть ли у нас аналог Open Almaty?

– Скажем так, проект Open Almaty направлен на реализацию 100 конкретных шагов нации по формированию транспарентного и подотчетного государства. Сказать, что идея уникальна, будет неправильно. Идея была заложена в 5 институциональных реформах, объявленных главой государства.

Таким образом, мы наблюдаем, что каждый регион реализует похожие проекты, иногда в разных форматах. Но все они направлены на достижение общей цели. Считаю это очень хорошим трендом. Так, в реализации проектов Смарт-сити мы и все регионы активно обмениваемся мнением и опытом. Даже имеется общий чат региональных представителей по реализации проектов Smart City, который модерируется руководством госхолдинга «Зерде». Особенно важно, что все регионы понимают, что реализация поручения Елбасы по построению Цифрового Казахстана и трансформации в «умные города» – это общая задача, а не соревнование друг с другом, как следствие, помогают друг другу.

При этом, Open Almaty вызывает интерес среди наших коллег с ближнего зарубежья. Буквально на прошлой неделе к нам приезжали выпускники стипендиальных программ Фонда Ханнса Зайделя из Кыргызской Республики в целях изучения опыта. В составе делегации были руководители аппаратов, ответственные секретари сельских округов, депутаты и представители фондов. Делегацию возглавил руководитель проекта немецкого Фонда Ханнса Зайделя в Центральной Азии доктор Макс Георг Майер. Мы показали фронт-офис общественной приемной Open Almaty, рассказали об основной деятельности, об оказываемых здесь услугах, задействованных госорганах. Работа общественной приемной также была отмечена руководителем проекта немецкого Фонда Ханнса Зайделя в Центральной Азии г-ном Максом Георгом Майером. Господин Георг Майер был впечатлен и рассказал, что в Баварии, Германии, давно функционируют центры обслуживания населения. Открытие нашего центра свидетельствует о том, что акимат города Алматы ставит приоритет человека выше всего. Тем самым поздравил нас с успешным проектом, пожелав дальнейших успехов в реализации политики по обеспечению доступности правительства для граждан.

– Действительно, чувствуется, что в городе ведется большая работа, однако, как вы знаете, Алматы – это не только активные горожане, но и сильный город частного капитала. Насколько проекты Smart Almaty будут покрывать удовлетворенность бизнеса?

– В портфеле концепции Smart Almaty также присутствуют проекты «Открытый бюджет» и «Открытые данные», которые позволят обеспечить доступ всем заинтересованным лицам к социально-экономическим показателям развития города Алматы.

Так, в этом году нами запущен портал almatygenplan.kz. На портале открыты данные по схемам красных линий, мощности тепловых и электрических систем, водоснабжения и т.д. Это в 2 раза сократило время на разработку инженерных проектов, исключен необоснованный отказ в выдаче техусловий. Данный проект будет развиваться, до конца завершим разработку 3D-карты города, а в дальнейшем оцифруем и разместим все необходимые слои Генерального плана города в открытом доступе, с переводом в электронный формат основных услуг по строительству и получению техусловий по примеру Сингапура.

Кроме этого, с прошлого года осуществляется размещение сведений по освоению финансовых средств государственных и бюджетных организаций, тем самым будет снята монополия на информацию. Все государственные организации должны публиковать в Open Data свои бюджетные программы и отчеты, как это уже делается детскими садами, школами, больницами, КСК. Проекты позволят обществу владеть достоверной информацией о текущих расходах учреждений, пресекая поборы и неправомерные действия. В последующем, на этой основе будет формироваться Big Data.

– Кстати, об информации. Наш город сегодня буквально захвачен частным транспортом. Владеете ли информацией об автомобильных потоках, ведь нынешнее количество машин в городе влияет на экологию Алматы?

– Разумеется, не секрет, что одним из важнейших вопросов для любого алматинца является мобильность с вытекающими из этого проблемами в виде пробок. Городскими властями проводится комплексная работа по реализации транспортной реформы. Нами был изучен опыт других мегаполисов, включая Нью-Йорк, Лондон, Москву, Токио, Сингапур, Сеул. Рассмотрев их применимость к Алматы по разным параметрам, разработана Комплексная схема организации дорожного движения, запущены проекты Онай и А-паркинг, которые вывели «из тени» ранее скрытые доходы и резервы. Это дало возможность видеть реальную картину, делать расчеты для развития общественного транспорта, привлекать инвестиции в эту отрасль. Как результат, вы, может, уже знаете, до конца года парк автобусов города пополнится еще более 500 новыми автобусами, более половины из которых уже вышли на маршрут.

Кроме этого, мы планируем интегрировать имеющуюся городскую транспортную сеть в единую городскую систему, то есть все камеры, светофоры, датчики, мониторы и другое. Как результат, сформируем интеллектуальную транспортную систему. Уже скоро заработает система диспетчеризации и трекинга прибытия общественного транспорта для планирования маршрута поездки. В целом в данном направлении имеется большой потенциал для развития, в том числе коммерческих продуктов.

На прошлой неделе в рамках рабочей поездки аким Алматы Б.Байбек посетил Сингапур и Гонконг, где руководством мегаполисов была отмечена тенденция развития устойчивых городов, которое предполагает сокращение частного автотранспорта, внедрение системы каршеринга и диверсифицикация общественного транспорта. По итогам рабочей поездки достигнута договоренность, что правительственное агентство Singapore Cooperation Enterprise, разрабатывающее программы и решения для иностранных партнеров, будет помогать Алматы в части внедрения смарт-технологий и окажет содействие в планировании эффективной городской среды и разработке мастер-плана города. Соответствующий меморандум о сотрудничестве был подписан между Центром развития Алматы, Управлением архитектуры и градостроительства города Алматы и Singapore Cooperation Enterprise.

Более того, бизнесмены Сингапура выразили заинтересованность в реализации совместных проектов в сфере строительства, утилизации ТБО и инженерных коммуникаций. Тем не менее мы намерены создавать одинаковые условиях как для иностранных, так и местных инвесторов.

– Уделяет ли «умный город» внимание общественной безопасности?

– Безусловно, такой проект также заложен в концепции. «Безопасный город», прежде всего, нацелен на то, чтобы мегаполис был безопасным для всех жителей и гостей города.

Во всем мире задача безопасности решается эффективной работой правоохранительных органов и разветвленной системой видеонаблюдения. Так, в Алматы установлено более 100 тыс. камер на дорогах, во дворах, школах, ТРЦ.

Кроме этого, в прошлом году за счет средств города приобретено 118 автомобилей. В этом году запланировано 280 автомобилей. Почти все сотрудники МПС обеспечены видеорегистраторами, средствами связи и планшетами оформления электронных протоколов.

На особом контроле находятся вопросы «нулевой терпимости». Сумма наложенных штрафов за проезд и парковку на выделенных полосах, тротуарах, мелкое хулиганство, распитие алкоголя и курение в общественных местах составила 1,1 млрд тенге, взыскано 500 млн тенге, или 43%.

В целом в городе общее число правонарушений снизилось на 8,6%, на 9% повысилась раскрываемость тяжких преступлений.

В школах и детских садах уже третий год работает система видеофиксации, мониторинга пожарной безопасности.

Как я уже говорил, в следующем году начнется реализация второго этапа системы контроля дорожного движения. Также сейчас совместно с ДЧС города и Институтом географии проводим расчеты по внедрению системы цифрового мониторинга моренных озер.

Кроме всего этого, мы видим актуальность в модернизации уличного освещения, мониторинге зеленых насаждений, поведенческом моделировании в чрезвычайных ситуациях.

Опросы показывают, что среди жителей также востребованы решения по безопасности машин в паркингах и дворах, возможности быстро найти место для парковки, оповещению граждан о планах коммунальных служб, прибытии общественного транспорта, состоянии окружающей среды, транспортировке детей до школы, заторах на дорогах, социальной и медкарте и многое другое. Учитывая мировой опыт, считаем, что решение этих задач хорошая ниша для стартап-проектов, с хорошим потенциалом для получения дохода.

– Какова роль АО «Центр развития Алматы» в процветании города?

– АО «Центр развития города Алматы» определен проектным офисом акимата, реализующим концепцию Smart City. Таким образом, Центр обеспечивает координацию работ подразделений городской власти, прозрачность бизнес-процессов и открытость данных.

В целом хочу отметить то, что Центр не ставит целью Smart City только внедрение цифровых технологий. Для нас умный город – это трансформация подходов и культуры взаимодействия населения и власти. Технологии для нас – это только инструмент улучшения взаимодейсвия и повышения эффективности работы. Наш подход – эффективное и бережное использование средств при реализации проектов.

– Спасибо за интервью.

Подготовил Тимур Раев

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 29 ноября 2017 > № 2419187 Руслан Асаубаев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 29 ноября 2017 > № 2411328 Аскар Сабдин

Казахстан нуждается в повышении «качества» религиозности

В последние годы в религиозной сфере стали проявляться достаточно сложные и противоречивые тенденции, напрямую влияющие на настроения в казахстанском обществе. Об этих тревожных симптомах и о том, что необходимо делать для противодействия таким угрозам, мы беседуем с известным теологом Аскаром Сабдиным.

О причинах радикализации религиозного сознания

- Недавно в Астане вы провели тренинг на тему «Организация реабилитационной работы среди последователей и жертв деструктивных религиозных течений» для специалистов, работающих в этой сфере. Могли бы вы раскрыть для широкой общественности суть главных ваших тезисов, ведь немалое число наших сограждан тоже сталкивается в семьях и коллективах с такой проблемой?

- Безусловно, идеология религиозных деструктивных течений сегодня является одним из самых опасных глобальных вирусов, против которого нет вакцины или лекарства. Эксперты называют разные причины радикализации верующих. Одни считают главной утерю национальной идентичности и предлагают в качестве «лечебного средства» национализм. Однако, как показывает опыт ближневосточных стран, где на протяжении десятилетий правящими режимами культивировалась идеология арабского национализма, ни к чему хорошему это не привело – там бушуют бури религиозных войн. А в Казахстане еще недавно на различных заседаниях обсуждались проблемы, связанные с вовлечением таких субъектов национальной культуры, как акыны и борцы казақша күрес, в нетрадиционные религиозные течения.

Также существует мнение, что основными источниками религиозно мотивированного экстремизма являются социальная несправедливость, ограничение прав человека, отсутствие демократии и бедность населения. Однако такие демократические и социально обустроенные страны Европы, как Бельгия, Германия, Франция, Швеция и даже Швейцария поставляют в ряды ИГИЛ не меньше боевиков (в общей сложности 5700), чем бедные страны Западной Африки (5300).

В этой связи как специалист, близкий к богословскому наследию мусульман, я предлагаю проанализировать теологическую составляющую в качестве главной или хотя бы важной детерминанты проявления религиозного терроризма.

- То есть вы хотите сказать, что религиозные убеждения являются определяющими?

- Дело в том, что во многих странах Ближнего Востока религиозная идеология уже многократно использовалась для дестабилизации и революций. Именно она была и остается главным двигателем в деятельности международных террористических организаций. Безусловно, религиозный радикализм используется как катализатор войн и смут субъектами международной политики, которые умело применяют этот апробированный инструмент. Тем не менее, я считаю, что именно религиозная мотивация и убеждения играют главную роль в радикализации верующих. Это мнение основано на практике моего общения с более чем пятьюстами террористами, с которыми я лично беседовал в исправительных учреждениях Казахстана. Что касается теории вопроса, то я могу опереться на обобщенные данные, аккумулированные в ходе таких бесед и в процессе изучения литературы нетрадиционных религиозных течений.

Единый ислам и «раскольники»…

- Вы используете понятие «нетрадиционные течения». Но насколько справедливы утверждения о традиционности или нетрадиционности? Например, сегодня высказывается много разных мнений о традиционном исламе. Что это? Ведь ислам – он один…

- Название, используемое в СМИ и в экспертном сообществе, не вполне отражает сути проблематики. Конечно, деление ислама на суннитский, шиитский, хариджитский, мутазилитский и т.д. использовалось еще в средние века такими исламскими сектоведами, как аш-Шахристани и Абд аль-Кахир аль-Багдади. Сегодня ислам подразделяют на разные категории уже несколько иначе: «умеренный» (аль-уасаты), «политический», традиционный, нетрадиционный… Все эти термины используются как политиками, так и учеными-религиоведами.

Но я предлагаю взглянуть на проблему с другого ракурса. В нашей стране больше половины населения — мусульмане. Среди них, если вести учет с «нулевых» годов, насчитывается 880 осужденных экстремистов, чуть меньшей цифрой исчисляется количество выехавших в горячие точки. В то же время можно услышать о нескольких десятках тысяч членов деструктивных течений.

Главное – нужно понять, какие свойства, черты, ценности, характеристики и оценки нужно прививать нашим верующим, чтобы уберечь их от радикализации. Мы бездействовали в этом плане более 20 лет, и, если не будем ничего предпринимать еще столько же лет, то можем получить ближневосточный сценарий развития религиозного тренда. Как называть совокупность таких качеств – это уже другой вопрос. Кто-то называет это традиционным исламом, кто-то – умеренным и средним (аль-ислам аль-уасаты аль-му'тадиль), как, например, в Саудовской Аравии.

В то же время совокупность ценностей, прививаемых как государством, так и обществом либо семьей, шире той, которую культивирует определенная конфессия. К примеру, в нашем обществе неотъемлемой частью системы ценностей являются многонациональность и поликонфессиональность. Возможно, для некоторых других стран это не столь актуально, но для нас жизненно важно. Также государство декларирует светскость – равноудаленность ото всех конфессий, ибо в условиях такого общества, как наше, она позволяет избежать конфликтов и распрей. И это только некоторые идеологемы.

Теперь что касается теологической составляющей прививаемых ценностей и оценок. Исходя из опыта нашей работы с террористами, мы можем назвать несколько устойчивых свойств, общих для подавляющего большинства их. К ним относятся:

- «синдром богослова», вызванный дерзостью неофита издать фетву (иджтихад) и влекущий за собой безмазхабность;

- буквализм, отрицающий рациональность;

- внешняя религиозность и ритуализм, не связанные с духовностью;

- антисистемность в отрицании местных обычаев и традиций;

- зависимость от внешних (зарубежных) теологических установок и т.п.

Все, что является альтернативой названным симптомам радикализма, и именуют «традиционным» исламом. Эта оценка на территории нашей страны существует уже более тринадцати веков, начиная с 751 года. При том, что такого религиозно мотивированного радикализма, как сейчас, в нашей истории не было. Это болезни Ближнего Востока, откуда они пришли к нам в головах тех молодых людей, которые там учились и впоследствии не смогли адаптироваться в наших условиях.

Альтернативы...

- Вы перечислили так называемые синдромы радикализма - с ними более или менее ясно. Но что вы предлагаете конкретно в качестве альтернативы? «Традиционный» ислам?

- Из каких идеологем, из каких элементов и характеристик должно состоять наше религиозное познание, в котором не будет места экстремизму? Ответ на этот вопрос как раз и находится в плоскости «традиционного» ислама.

С теологической точки зрения, помимо вышеназванных поликонфессиональности, многонациональности и светскости, к таким идеологемам можно отнести:

- Мазхабность как альтернативу безмазхабности экстремистов. Сегодня среди верующих распространен ложный стереотип о мазхабах как о чем-то внесенном в ислам и необязательном. В действительности же это не что иное, как порядок в использовании исламских первоисточников. Радикалам такой порядок не нравится, и они сами стремятся все богословские решения выводить напрямую из Корана и Сунны, даже если они не знают языка этих первоисточников. Но такая охлократия, когда все пытаются предложить свои собственные трактовки, и является самым опасным синдромом.

- Рационализм и критическое мышление как альтернативу буквализму и догматизму. Этот элемент выражается в рационалистической матуридитской системе убеждений. Книги по вероубеждениям, которые веками преподавались в Центральной Азии, относятся к матуридитской школе калама. Начиная от ан-Насафи, ат-Тафтазани, аль-Оши и заканчивая «Мұсылманшылықтың тұтқасы» Алтынсарина и «Мұсылмандық шарты» Шакарима, все они соответствуют матуридитской акиде. О том, каким образом буквализм ведет к радикализму, я говорил в интервью, которое можно найти в Интернете.

- Патриотизм и любовь к Родине. У радикалов понятие «Родина» относится к категориям Тагута (идолопоклонства, ложного обожествления). И, как следствие, у них нет родины, они беспощадны к тому месту, где их вырастили, накормили, согрели, лечили и обучили, они беспощадны к окружающим людям. Ведь все это для них тагутская система.

- Местные традиции и обычаи, которые тоже являются важным элементов религиозной идентичности казахстанца-мусульманина. Тогда как экстремист объявляет их ересью и многобожием.

- Трудолюбие, стремление к знаниям, науке и прогрессу и т.п.

Это лишь часть тех элементов, которые мы используем при реабилитации радикалов. И именно этим факторам, формирующим идентичность «нормального» верующего, был посвящен тренинг в Астане. Я говорил о недостатках, которые нам как специалистам по дерадикализации необходимо устранить.

Дефицит местного контента

- Какие недостатки вы имеете в виду?

- Общим недостатком является отсутствие системы теологической аргументации и контрагрументации. Нам остро не хватает местного контента, к которому мы могли бы отсылать радикалов. О чем можно говорить, если за четверть века в нашей стране не было подготовлено ни одного толкования Корана – Тафсира, главной книги мусульман. Это недоработка специалистов-исламоведов.

Тогда как, например, в Узбекистане такой контент с аргументами и конртаргументами был составлен местным ученым – шейхом Мухаммадом Садыком. Это более ста книг, в том числе и Тафсир Хилол - полное толкование Корана. В моей практике был случай, когда радикал из Актобе преодолел свои заблуждения посредством изучения двух книг шейха Мухаммада Садыка. Ему в исправительное учреждение (г. Жезказган) через жену передали книги «Васатыя» и «Разногласия». Прочитав их, он осознал свои ошибки и отказался от философии терроризма.

Также много контента с аргументами мы привезли из России, в частности, из Татарстана. Там огромное внимание уделяют богословскому наследию имама Абу Ханифы, а также трудам местных мусульманских ученых.

Нам в Казахстане всего этого, к сожалению, не хватает. Конечно, религиозной литературы у нас издается много, но в плане аргументации в пользу местной религиозной идентичности и контраргументации против идеологии радикализма мы испытываем огромный дефицит.

- Не вызовет ли погружение верующей молодежи в такой сложный контент, как аргументация и контраргументация, новые конфликты в религиозной среде?

- Я не говорю о необходимости массового насаждения аргументационной и контаргументационной базы в головы верующей молодежи. Речь идет о необходимости разработки местного «мыслительного» продукта, к которому мы могли бы отсылать нуждающегося в реабилитации радикала.

Что касается широких масс верующих… Проблемы, существующие в религиозной сфере, имеют множество причин. Доминирует мнение, что главная из них кроется в растущей религиозности общества. И в качестве профилактики предлагается либо ограничить ее, либо повысить религиозную грамотность. Отсюда проблемы с платками и пятничным участием отдельных категорий наших граждан в молебнах, а также вызванная этим масштабная информационно-разъяснительная деятельность. Первое, как отмечают многие эксперты, сопряжено с политизацией, маргинализацией и, в худшем случае, с радикализацией верующих. А второе, как мы видим на примере тех же ближневосточных стран, где уровень религиозной грамотности достаточно высок, не уберегло их от религиозных войн и конфликтов.

В этой связи я неоднократно говорил о том, что необходимо сконцентрироваться на тех 880 осужденных экстремистах, на тех, кто либо уже присоединился, либо потенциально готов примкнуть к международным террористическим организациям, кто находится в зоне риска радикализации, кто является адептом деструктивного культа. Именно они являются главными акторами нашей религиозной сферы, именно из-за них создаются контрведомства, именно они дестабилизируют обстановку в стране, а мы вместо, чтобы сконцентрировать усилия на этих группах, обобщаем проблему, распространяя ее на остальных верующих.

Уровень религиозности в условиях идеологического вакуума будет только расти. Его не способны остановить ни культ успеха, ни культ потребления и вещизма, ни культ личности.

Главный вопрос заключается в том, как повысить «качество» религиозности. И это как раз то, о чем мы говорили выше – то есть, какие ценности и оценки мы должны прививать верующим. Причем неважно, как мы назовем эти надстройки – «традиционный» ислам, ханафитско-матуридитский, шафиито-ашаритский или «умеренный»…

А в плане точечной работы с группами риска, как я уже сказал, нам необходим контент. Без своего аргументированного «мыслительного» контента мы обречены оставаться «духовными» колониями различных стран, течений и джамаатов. Плюс необходимо возрождение древней мусульманской научной традиции «раддия» - опровержения того, что проповедуют заблудшие секты и течения.

А пока мы имеем огромное количество религиозно-радикального контента в свободном доступе. И именно он является главной причиной радикализации верующих. О необходимости ограничения этого контента и соответствующей идеологии я говорю уже давно. Например, при вводе слов «такфир» или «тагут» любой из поисковиков в числе первых выдает такое утверждение Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба: «Основа религии Ислам и его принцип — это две вещи: Первая: приказ поклоняться одному лишь Аллаху, не придавая ему сотоварища, и побуждение к этому, и дружба ради этого, и такфир (обвинение в неверии) того, кто оставил это. Вторая: предостережение от ширка (многобожия) в поклонении Аллаху, и грубость в этом, и вражда ради этого, и такфир (обвинение в неверии) того, кто делает ширк».

Противоречащие этим основам ислама делятся на разные виды;

- и самый худший из них противоречием – это тот, кто противоречит всему;

- и среди людей есть тот, кто поклоняется одному Аллаху, однако не порицает ширк, и не враждует с его людьми;

- и среди людей есть тот, кто враждует с ними, но не выносит им такфир;

- и среди людей есть тот, кто не любит таухид, но и не имеет ненависти к нему;

- и среди них есть тот, кто вынес такфир, и заявил что таухид – это порочение праведников;

- и среди них есть тот, кто не ругает ширк, хоть и не питает любви к нему;

- и среди людей есть тот, кто не знает ширк, и не отрицает его;

- и среди них есть тот, кто не знает таухид, и не отрицает его;

- и среди них есть тот – и это самый опасный тип из всех – кто действует по таухиду, однако не познал его истинную значимость, не питает вражды к тем, кто его оставил, и не выносит им такфир.

И все они противоречат той религии Аллаха, Свят Он и Велик, с которой пришли Пророки.

А Аллах знает лучше». ад-Дурар ас-Сания, 3/19.

Это не что иное как «цепной» такфир из уст Ибн Абд аль-Ваххаба. Человек должен не только принять именно его салафитские определения и формулировки единобожия и многобожия, но еще и порицать, ненавидеть, питать вражду и обвинять в неверии всех тех, кто не согласен с этими определениями. Принявший данные салафитские формулировки человек будет не просто игнорировать наши традиции и обычаи, он будет их ненавидеть, враждовать с ними и обвинять в неверии всех тех, кто эти традиции признает и соблюдает. Поскольку последние, по утверждению Ибн Абд аль-Ваххаба, противоречат той религии Аллаха, с которой пришли Пророки.

Для некоторых регионов учение Ибн Абд аль-Ваххаба и ряд других религиозных идеологий могут быть нормой. Однако вспомним слова Ницше: «Если народ хочет сохранить себя, он не должен оценивать так, как оценивает сосед! Многое, что у одного народа называлось добром, у другого называлось глумлением и позором. Многое, что нашел я, здесь называлось злом, а там украшалось пурпурной мантией почести. Скрижаль добра висит над каждым народом».

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 29 ноября 2017 > № 2411328 Аскар Сабдин


Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 28 ноября 2017 > № 2406075 Сергей Гончаров

Какой будет клиника будущего? Пять критериев

Эксперт: Сергей Гончаров

Автор: Сергей ГОНЧАРОВ, старший менеджер Департамента консалтинга компании «Делойт» в Каспийском регионе

Госпиталь будущего будет выглядеть совсем иначе, чем мы привыкли. К такому выводу пришли эксперты, которых привлек для исследования Центр решений в здравоохранении «Делойта». 33 специалиста из разных областей здравоохранения всего мира выявили пять наиболее вероятных признаков клиники через десять лет. Впрочем, в отдельных частях планеты можно уже сейчас найти клиники будущего.

Командный пункт. Во-первых, в чем сходятся все эксперты, изменятся принципы оказания медицинской помощи. Они проводят аналогию с аэропортом: что будет, если у самолета откажет двигатель или пути двух лайнеров пересекутся на взлете? Необходимо будет срочно менять систему управления воздушным движением. В будущем больницы могут иметь аналогичный центр управления, который предоставит управленцам клиник инструменты поддержки в реальном времени, чтобы помочь им принимать более быстрые административные и медицинские решения.

Пока многие больницы опаздывают с внедрением цифровых технологий, часто их функциональные подразделения работают разобщенно. Они производят много информации, которую трудно собрать, сопоставить и использовать для принятия решений. Ожидается, что эта ситуация изменится, по мере внедрения новых цифровых технологий больницы перейдут от эпизодического к более гибкому оказанию помощи.

Помоги себе сам. Во-вторых, в будущем ожидается большая вовлеченность пациента в процесс лечения в стационаре. По всему миру потребители привыкли получать информацию когда, где и как они хотят, будь то новости, прогнозы погоды, ситуация на дорогах. Многие ожидают тех же быстрых ответов на их вопросы в области здравоохранения. Виртуальный помощник может ответить на обычные вопросы пациента о диагнозах, ожидаемом выздоровлении, а также о ежедневных графиках приема лекарств.

Кадровый вопрос. В-третьих, через несколько лет управленцы смогут улучшить развитие персонала. Текучесть среднего медицинского персонала от 12 до 50% в некоторых больницах — серьезный вызов в нескольких странах. Это приводит к дефициту кадров и большим расходам. Цифровые технологии могут помочь изменить эту ситуацию в будущем. Например, можно автоматизировать процесс выбора кандидата. Облачные возможности могут помочь быстрее фильтровать резюме и профили. Аналитика также может играть некоторую роль в определении заработной платы и пособий, автоматически приравнивая опыт кандидата к рыночным ставкам и организационной структуре. И конечно, все чаще технологии используются для дистанционного обучения.

Принеси-подай. В-четвертых, все те же прорывные технологии повысят операционную эффективность клиники. В стенах типичной больницы на 200 коек лабораторные образцы, постельное белье, медицинские материалы, лекарства преодолевают 371 милю в неделю. Медсестры обычно тратят менее двух часов 12-часовой смены на прямой уход за пациентами. В оставшееся время они обрабатывают документы, ищут лекарства, результаты лабораторных исследований. Использование робототехники для автоматизации больничных вспомогательных и бэк-офисных служб может генерировать значительную экономическую и временную эффективность.

Подумать о прекрасном. В-пятых, через несколько лет люди придут к тому, что необходимо моделировать исцеление и благополучие с помощью окружающей обстановки. У больниц будущего, вероятно, будут просоциальные проекты для пациентов и персонала. Нахождение в стационаре может быть пугающим, стрессовым и скучным. Руководители больниц все больше признают, что дизайн помещений может улучшать физическое, духовное и психическое здоровье, а также способствовать более быстрому восстановлению пациента.

Технологии, вероятно, будут иметь первостепенное значение в будущем, но оказание помощи особенно для сложных пациентов и процедур может требовать человеческого вмешательства. Множество технологий будут все равно дополнять и продолжать человеческое участие, уверены эксперты, опрошенные «Делойтом». Управленцам клиник следует планировать, как интегрировать технологии в недавно построенные объекты и модернизировать более старые. Хорошо продуманная стратегия поможет клиникам улучшить качество оказания помощи, образование персонала, управление данными, кибербезопасность.

Сергей Гончаров, старший менеджер Департамента консалтинга компании «Делойт» в Каспийском регионе: «Проблемы низкой операционной эффективности достаточно характерны для медицинской отрасли на всем постсоветском пространстве. Для западных частных клиник инвестиции в инновации были вопросом выживания на высококонкурентном рынке. Можно вспомнить пример Mayo Clinic, в которой еще до появления цифровых возможностей предпринимались серьёзные усилия системных аналитиков для того, чтобы сбалансировать пропускную способность, позволяющую эффективно справляться с трафиком пациентов. А переход к цифровому формату хранения записей начался еще в 90-х годах прошлого века.

Безусловно создание высокотехнологичной системы здравоохранения в Республике Казахстан вряд ли возможно без глубокого понимания глобальных технологических трендов в медицинской отрасли. Недавнее исследование Deloitte демонстрирует, каким образом будут находить применение многие известные уже сегодня цифровые технологии в клиниках будущего. Поэтому нам кажется крайне важным делать доступными подобные исследования для как можно более широкого круга профессиональных работников, менеджеров и чиновников, занятых в медицинской отрасли Республики Казахстан».

Пример № 1

В 2014 году Кливлендская клиника в главном кампусе больницы с использованием программы eHospital запустила клинический командный центр, названный Бункером. В нем команда врачей, медсестер и технического персонала контролирует показания жизненно важных показателей состояния пациента в режиме реального времени в отделениях интенсивной терапии основного кампуса и в больнице общего профиля. У каждого пациента есть ячейка на цифровой стене, которая содержит имя, возраст, место его расположения в больнице и основные показатели здоровья. Статус риска простой: зеленая точка для низкого риска и красная для высокого. Команда внимательно следит за красными точками и предупреждает персонал подразделения о возможных вмешательствах. Только в первой половине 2015 года группа Бункер обработала данные о более чем 37,8 тыс. пациентов интенсивной терапии.

Пример № 2

Wexner Medical Center Университета в штате Огайо в 2012 году в сотрудничестве с Epic Systems создал OSUMyChart — индивидуальная версия Epic's MyChart, которая является онлайн-порталом для амбулаторных пациентов. OSUMyChart позволяет пациентам просматривать их записи о здоровье, задавать вопросы врачам, просматривать результаты тестов и назначать встречи. С ростом интереса к проекту Университет Огайо в 2013 году внедрил OSUMyChart для стационарных пациентов в James Cancer Hospital and Ross Heart Hospital. Пациенты могут подавать сигналы персоналу, самостоятельно планировать встречи с врачом и родственниками, просмотреть результаты тестов или прочитать учебные материалы, относящиеся к их диагнозу. Университет сообщает, что пациенты, использующие OSUMyChart, чувствуют себя более уверенно, лучше понимают состояние своего здоровья. Общая удовлетворенность пациентов пилотом составила 95%.

Пример № 3

Allina Health — некоммерческая система здравоохранения, основанная в Миннесоте, использует технологии от AMN Healthcare, чтобы автоматизировать процесс управления персоналом. Программное обеспечение позволяет Allina отказаться от ручного планирования и отслеживания часов работы и расходов. Через четыре года Allina позволила сэкономить более 4,8 млн долл. США. Автоматизация сэкономила 120 часов в неделю, ранее потраченных на рутинные процедуры, например планирование, размещение и выставление счетов.

Пример № 4

Университетская больница South Glasgow в Шотландии имеет 26 роботов, которые перемещают медицинское оборудование, постельное белье, продукты питания и отходы. У роботов есть собственный подземный туннель и выделенный лифт. Робот может остановиться и обратиться за помощью, если возникнет препятствие. После завершения задачи он возвращается в очередь роботов. Технические помощники выполняют около 10% от рутинных задач больницы. Поскольку роботы становятся более доступными, эта цифра может увеличиться до 25% к 2025 году.

Пример № 5

Государственный госпиталь Каролинского университета в Швеции в 2016 году открыл новую клинику. Все стационарные палаты — это отдельные комнаты, которые имеют современный дизайн, цвет и материалы, создающие ощущение комфорта. Стеклянная структура больницы максимизирует естественный свет. Клиника так спроектирована, чтобы в ней было намного тише и спокойнее, чем в типичной городской больнице. В клинике есть картины на 13,2 млн долл. США, скульптуры, установленные в комнатах для персонала, на лестницах и в залах ожидания.

Казахстан > Медицина > kursiv.kz, 28 ноября 2017 > № 2406075 Сергей Гончаров


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева

Блюстители спокойствия: рэнкинг страховых компаний по итогам III квартала 2017 года

Айгуль ИБРАЕВА

Капитализация страхового сектора продолжает расти. За III квартал текущего года рынок увеличился на 3,2%, причиной чему послужило увеличение собственного капитала компаний. При этом наибольший рост активов наблюдается у компаний по страхованию жизни. Тенденция восстановления доходности рынка после упадка, наблюдавшегося в начале года, продолжилась. Эффективность использования активов страховщиков выросла до 8,3% годовых, а прибыль сектора достигла показателей прошлого года.

Баланс

Совокупные активы страхового сектора Республики Казахстан по итогам III квартала 2017 года обозначились в размере 923,75 млрд тенге, что на 3,2% больше по сравнению с показателем за предыдущий квартал, с начала года показатель подрос на 7,8%.

Крупнейшая страховая компания в Казахстане СК «Евразия» по итогам девяти месяцев нарастила объем активов до 218,21 млрд тенге, что соответствует 23,6% всего страхового рынка. За июль-сентябрь 2017 года баланс компании увеличился на 11,67 млрд тенге, или 5,5%, с начала года показатель подрос на 16,05 млрд тенге, или 7,9%. Следом идет СК «Виктория», объем активов которой почти в три раза меньше лидера сектора. На 1 октября текущего года он составил 81,82 млрд тенге. Показатель несколько сократился в течение текущего года, в частности, за первое полугодие активы страховщика уменьшились на 9,7%, с 86,39 млрд тенге до 78,76 млрд тенге, в III квартале показатель вновь подрос на 3,9%.

Компания по страхованию жизни «НОМАД LIFE» вошла в тройку крупнейших страховщиков Казахстана, увеличив объем активов за девять месяцев с начала года на 12,8%, или 7,27 млрд тенге, причем за III квартал объем активов компании подрос на 6,5%, или 3,91 млрд тенге.

За III квартал больше всех объем активов сократился у дочерней компании Народного банка СК «Халык-Казахинстрах» — на 5,32 млрд тенге (9,1%), в «Kaspi Страхование» объем активов уменьшился на 2,31 млрд тенге (8,9%). В СК «Казахсмыс» показатель сократился на 2,02 млрд тенге, или 5,5% от объема активов, на что существенно повлияло сокращение объемов операций «обратное РЕПО» (на 78%), активов перестрахования по незаработанным премиям (за вычетом резервов на обесценение) (на 9%) и страховых премий к получению от страхователей (перестрахователей) и посредников (за вычетом резервов на обесценение) (на 56%).

Высокие темпы роста активов за июль-сентябрь текущего года показали преимущественно компании по страхованию жизни. Так, другая дочка Народного банка Казахстана СК «Халык-Life» за три месяца нарастила объем активов на 11,5%, до 61,90 млрд тенге, с начала года компания подросла почти на треть. СК «Standard» за рассматриваемый период увеличила объем активов на 10,5%, или 1,04 млрд тенге, КСЖ «Азия-Life» — на 10,3%, или 0,86 млрд тенге. За III квартал 2017 года объем активов СК «Казкоммерц-полис» увеличился на 9%, до 44,3 млрд тенге, в основном за счет операций с ценными бумагами и перестраховочной деятельности с международными партнерами.

Значительное сокращение активов в относительном выражении за III квартал текущего года можно было наблюдать у мелких компаний сектора с долей не более 1%. В страховой компании «Kompetenz» активы за три месяца уменьшились на 17,7%, до 6,47 млрд тенге, с начала года компания потеряла 1,71 млрд тенге, или 20,9% объема. Сокращение баланса за рассматриваемый период наблюдалось и у СК «Trust Insurance» — на 10,7% и АО «СК «Amanat» — на 9,6%, где объем активов уменьшился за счет снижения активов перестрахования (доля перестраховщика в резервах) и снижения денежной массы, которая пошла на погашение кредиторской задолженности.

Председатель правления страховой компании «Коммеск-Өмір» Олег Ханин связывает рост активов страховых компаний с сезонными особенностями рынка. К примеру, на 1 октября 2017 года активы СК «Коммеск-Өмір» достигли 15 млрд тенге, за III квартал активы возросли на 7%, или 1 млрд тенге.

«Это связано с ростом ликвидных активов компании — ценных бумаг и депозитов, который произошел по нескольким причинам: во-первых, все свободные средства компания инвестирует в финансовые инструменты, для покрытия страховых резервов, во-вторых, в III квартале традиционно наблюдается рост деловой активности на финансовых рынках, что благоприятно отражается на стоимости инвестиций», — отметил руководитель компании.

Собственный капитал

Совокупный объем собственного капитала страховых компаний на 1 октября 2017 года зафиксировался в размере 426,21 млрд тенге, некоторое уменьшение показателя в первой половине текущего года было компенсировано с излишком в III квартале, рост за три месяца составил 6,8%, или 27,07 млрд тенге.

СК «Евразия» за III квартал произвела докапитализацию на 9,39 млрд тенге, тем самым собственный капитал компании подрос на 8,8%, СК «Виктория» инвестировала за данный период в баланс предприятия 4,63 млрд тенге, КСЖ «Казкоммерц-Life» — 1,40 млрд тенге.

Лидерами по темпу роста собственного капитала стали небольшие компании сектора, здесь сыграл свою роль эффект низкой базы. К примеру, в СК «Альянс-Полис» собственный капитал увеличился на 26,5%, до 0,95 млрд тенге. В АО «Нефтяная страховая компания» и КСЖ «Европейская страховая компания» собственный капитал за квартал подрос на 22,1% и 18,5% соответственно.

Высокими темпами наращивания собственного капитала с начала года отличились Экспортная страховая компания «KazakhExport» — 61,2%, или 15,83 млрд тенге, СК «Салем» — 49,8%, или 1,07 млрд тенге и СК «Kompetenz» — 49,1%, или 842,96 млн тенге. У последней, несмотря на наращивание собственного капитала, наблюдается сокращение активов на 20,9%, или 1,71 млрд тенге за девять месяцев текущего года.

Прибыль

Доходность страховых компаний несколько выросла в III квартале после спада, наблюдавшегося в начале года. Так, по итогам девяти месяцев 2017 года лишь у четырех компаний сектора наблюдается отрицательный результат финансовой деятельности против 13 компаний в I квартале. За три квартала совокупная прибыль страхового сектора сложилась в размере 55,69 млрд тенге против 58,93 млрд тенге за тот же период 2016 года (-5,5%).

Наибольший финансовый результат за анализируемый период показала СК «Евразия», которая за девять месяцев заработала 20,67 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом предыдущего года прибыль компании выросла на 4,39 млрд тенге, или 27%. На втором месте по размеру прибыли идет АО «Kaspi Страхование», которое заработало с начала года 4,85 млрд тенге, стоит отметить, что за тот же период предыдущего года прибыль компании была несколько выше — 7,30 млрд тенге. Тройку замыкает СК «Виктория», компания сгенерировала за январь-сентябрь текущего года 4,76 млрд тенге, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года показатель вырос на 31,1%.

Высокий темп роста прибыли по итогам девяти месяцев 2017 года показала компания «KazakhExport», показатель доходности которой по сравнению с аналогичным периодом 2016 года вырос в 10 раз — с 17,49 млн тенге до 1,73 млрд тенге. Отличилась и СК «Amanat», которая смогла заработать 337,04 млн тенге против 40,27 млн тенге в прошлом году. Прирост связан со снижением убыточности страхового портфеля и ростом инвестиционной доходности в 2017 году.

В СК «Цесна-Гарант» прибыль за девять месяцев 2017 года увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2016 года в три раза, по словам главного бухгалтера компании Елены Казутиной, рост показателя был обеспечен за счет проведенной работы по оптимизации постоянных расходов и сокращения объема страховых выплат.

Отрицательный результат доходности за анализируемый период показали четыре компании, в том числе СК «ТрансОйл» (-158,56 млн тенге), СК «Альянс-Полис» (-148,34 млн тенге), КСЖ «Азия-Life» (-93,31 млн тенге) и АО «КК ЗиМС «Интертич» (-51,85 млн тенге). Причем последние две компании в прошлом году демонстрировали положительный финансовый результат.

Двум компаниям, которые за январь-сентябрь 2016 года показали убыток, удалось выйти в прибыль в текущем году. Так, прибыль КСЖ «Standard Life» за девять месяцев 2017 года составила 700,27 млн тенге, тогда как за аналогичный период 2016 года у компании был зафиксирован убыток в 636,99 млн тенге, сформированный согласно правилам формирования бухгалтерского баланса в результате осуществления выплаты дивидендов в 2016 году. По факту, по данным страховщика, за девять месяцев 2016 года компания имела прибыль в размере 863,02 млн тенге.

«В целом 2016 год стал для компании знаковым: пришли новые акционеры, произошли изменения в топ-менеджменте, была принята долгосрочная стратегия развития. В соответствии с ней деятельность компании в текущем году была в основном направлена на укрепление позиций на рынке, а также на автоматизацию бизнес-процессов, развитие риск-менеджмента», — рассказали в КСЖ «Standard Life».

Второй компанией, сгенерировавшей прибыль против убытка в прошлом году, стала СК «Салем», где по итогам трех кварталов чистый доход сложился в размере 684,29 млн тенге против отрицательного 521,74 млн тенге в предыдущем году.

Сокращение прибыли относительно предыдущего года наблюдается у КСЖ «Европейская Страховая Компания» (с 4,20 млрд тенге до 1,36 млрд тенге) и СК «НОМАД Иншуранс» (с 3,07 млрд тенге до 769,89 млн тенге). В НОМАД Иншуранс сокращение прибыли объясняют ростом чистых страховых резервов на 1,70 млрд тенге. Это связано с увеличением объема страховых премий, принятым по договорам страхования и перестрахования, на 3,26 млрд тенге, а также увеличение сборов чистых страховых премий на 1,74 млрд тенге по сравнению с 9 месяцами 2016 года.

Эффективность использования активов сектора по итогам девяти месяцев увеличилась до 8,3% с 0,63% за I квартал текущего года. Для справки: по итогам трех кварталов предыдущего года ROA страховщиков был на уровне 7%.

Наиболее эффективной за III квартал 2017 года стала самая маленькая по объему активов компания сектора СК «Trust Insurance» с коэффициентом ROA в 25,7% годовых. При этом компания занимает всего 0,2% рынка страхования. При среднем объеме активов 2,14 млрд тенге компания заработала за девять месяцев 413,86 млн тенге. Вторым по этому показателю оказалось АО «Kaspi Страхование» с коэффициентом эффективности использования активов 25,4% годовых, заработавшее 4,85 млрд тенге при среднем объеме активов за полугодие 25,42 млрд тенге. Замыкает тройку КСЖ «Европейская страховая компания», которая при среднем объеме активов в 12,41 млрд тенге заработала за рассматриваемый период 1,72 млрд тенге (ROA — 18,5% годовых).

Страховые премии

За девять месяцев 2017 года совокупный объем страховых премий обозначился в размере 310,14 млрд тенге. Это на 7,5% больше, чем за тот же период предыдущего года. Рост показателя обеспечило добровольное личное страхование. По данному сегменту за три квартала было собрано 76,18 млрд тенге премий, что на 19,8% больше, чем годом ранее. Тем не менее, добровольное страхование жизни и здоровья в Казахстане занимает лишь четверть всего страхового рынка.

Наибольший объем страховых премий — 43,63 млрд тенге собрала СК «Евразия» 43,63 млрд тенге, что на 2% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Страховые премии СК «Казахмыс» обозначились в объеме 38,32 млрд тенге, показатель компании сократился на 1,9% по сравнению с результатом за три квартала 2016 года. «Объем собранных страховых премий сократился за счет снижения объемов страховых премий по классу ОГПО ВТС в связи с пересмотром страхового портфеля компании», — разъяснила начальник управления экономики и финансов Гулназ Укибаева.

Значительный рост объема собранных страховых премий показала компания «Халык-Life». По сравнению с результатом прошлого года страховые премии СК увеличились на 10,10 млрд тенге, или 55,2%, и обозначились в размере 28,39 млрд тенге, что позволило компании войти в первую тройку списка.

Кроме «Халык-Life» ощутимый рост страховых премий можно было наблюдать у СК «Казкоммерц-Полис», где за девять месяцев 2017 года объем собранных компанией страховых премий вырос на 59,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил более 20 млрд тенге. Такой значительный рост в страховой компании связывают с усилением позиций по отдельным классам добровольного страхования.

Выплаты

Объем страховых выплат сектора за первое полугодие текущего года составил 64,68 млрд тенге. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года уровень страховых премий сократился на 12,9%, или 9,60 млрд тенге. По добровольному личному страхованию компании за девять месяцев выплатили клиентам 24,85 млрд тенге, по обязательному страхованию 22,73 млрд тенге. По добровольному имущественному страхованию — 17,11 млрд тенге, по данной категории страховщики выплатили клиентам на 41%, или 11,89 млрд тенге меньше относительно того же периода предыдущего года.

Лидером по объему как страховых премий, так и страховых выплат стала СК «Евразия». За девять месяцев компания выплатила своим клиентам 9,92 млрд тенге, за тот же период 2016 года она произвела выплаты на 18,18 млрд тенге, показатель сократился почти в два раза. Следом идет «Халык-Казахинстрах» с объемом страховых выплат 6,80 млрд тенге, что соответствует показателю за аналогичный период предыдущего года.

Тройку лидеров по страховым выплатам замыкает страховая компания «Казкоммерц-Полис», которая возместила клиентам за шесть месяцев текущего года 5,36 млрд тенге, что на 126,7% больше, чем годом ранее. Принимая во внимание значительное увеличение объемов продаж страховых полисов и прирост клиентской базы, в указанный период произошел и рост страховых выплат, что также связано с наличием у СК партнерских соглашений о перестраховании рисков, отметили в компании.

По итогам трех кварталов 2017 года страховые выплаты двух компаний превысили объем премий, собранных за рассматриваемый период. Так, согласно данным НБ РК, расходы по осуществлению страховых выплат АО «ЭСК «KazakhExport» по итогам девяти месяцев текущего года составили 1,29 млрд тенге (за тот же период 2016 года — 65,64 млн тенге) при объеме страховых премий 1,02 млрд тенге. В итоге за первое полугодие текущего года объем страховых выплат компании превысил объем премий на 268,83 млн тенге.

АО «СК «Альянс-Полис» за первое полугодие выплатило клиентам 197,47 млн тенге, тогда как объем страховых премий, собранных компанией за шесть месяцев, достиг лишь 4,21 млн тенге. В итоге за первое полугодие текущего года превышение страховых выплат составило 193,27 млн тенге. Нацбанк неоднократно прерывал лицензию компании по осуществлению страховой (перестраховочной) деятельности за несоблюдение требований пруденциальных нормативов и иных обязательных к соблюдению норм и лимитов, установленных законодательством Республики Казахстан. На сегодня страховой портфель компании передан СК «Standard».

Источник данных — официальный интернет-ресурс Народного банка Республики Казахстан.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400953 Айгуль Ибраева


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400946 Алидар Утемуратов

Алидар Утемуратов: «Мы хотим помогать индивидуальным предпринимателям и МСБ»

Динара ШУМАЕВА

С сегодняшнего дня, 23 ноября, стартовал новый проект IT-компании DAR – DAR Bazar. Это онлайн-платформа, с помощью которой можно как покупать, так и продавать товары. По словам основателя проекта Алидара Утемуратова, миссия проекта заключается в помощи и содействии малому и среднему бизнесу Казахстана.

У основателя проекта и его менеджеров достаточно амбициозная цель: стать маркетплейсом номер один по продаже товаров отечественных производителей с доставкой по всему Казахстану. Всего за 15 минут каждый человек сможет открыть свой собственный магазин с товарами и инструментами для продвижения бизнеса.

На DAR Bazar также будут представлены функциональные товары знаменитых мировых брендов. При этом, по словам менеджеров DAR Bazar, доставки этих товаров не нужно ждать неделями - они будут в наличии в Казахстане на собственном складе компании.

Пилотный проект стартовал еще весной 2017 года. С тех пор разработчики анализировали обратную связь и тестировали площадку. В ходе анализа выяснилось, что при создании интернет-магазина предприниматели сталкиваются с одними и теми же проблемами: во-первых, нужна сильная команда IT-специалистов, чтобы создать сайт, во-вторых, необходимы знания и навыки Digital marketing (SEO/SMM/Контекстная реклама) для продвижения своего бизнеса в интернете, затем возникают проблемы, связанные с хранением и доставкой товаров, вопросы учета и анализа данных, а также проблемы, связанные с приемом и обработкой платежей.

DAR Bazar призван решить все эти проблемы предпринимателей и сразу предоставить ему готовую инфраструктуру для создания и развития интернет-магазина.

«Мы хотим избавить отечественных предпринимателей от всех существующих барьеров для запуска бизнеса в онлайне. Производитель должен заниматься непосредственно своим делом, а мы, со своей стороны, обеспечим ему всю необходимую инфраструктуру. У нас не будет никаких подписок для вхождения, производителю не надо содержать штат из digital-маркетолгов, специалистов по SMM, ИТ-шников для поддержки сайта, call-центр для технической поддержки. Мы будем сами забирать, продвигать в онлайн, продавать и доставлять ваш товар конечному покупателю», - рассказал на встрече с журналистами Алидар Утемуратов.

Одним из основных вызовов для онлайн-ретейлеров в Казахстане традиционно является логистика и скорость доставки. В составе зонтичного бренда DAR есть логистическая компания DAR Logistics, которая гарантирует надежную и быструю доставку. У DAR Bazar есть собственные склады в Алматы и Астане, в этих городах доставка осуществляется в день заказа. В регионы Казахстана – от трех до пяти дней.

Также основатели изучили проблемы, с которыми чаще всего сталкиваются покупатели товаров в сети. Чаще всего – это потеря времени, отсутствие товаров отечественного производителя в одном месте, долгий период доставки товаров с зарубежных сайтов (примерно от 15 до 40 дней), отсутствие консолидированной доставки и большинства популярных товаров в наличии.

Поэтому DAR Bazar решил позиционировать себя как маркетплейс – лидер по продаже товаров отечественных производителей и хэндмейда в одном месте, а также как платформа с самой быстрой доставкой товаров зарубежных брендов по доступным ценам. Кроме того, компания рассматривает в будущем продажу товаров в рассрочку.

На сегодняшний день у DAR Bazar порядка 1 500 партнеров, предлагающих свои товары на маркетплейсе, из них активных - порядка 500. Отечественных производителей – пока только 20 партнеров.

В планах компании в следующем году довести охват аудитории до одного миллиона человек (активных пользователей). Это станет возможным, в том числе, благодаря интеграции с клиентской базой ведущих банков страны для достижения максимальной синергии.

Что касается бизнес-модели платформы, то разработчики платформы отказались от абонентской платы, которая планировалась изначально и решили зарабатывать только от полученной комиссии с каждой продажи товара. Это будет способствовать росту объема продаж товаров на площадке, а не простому увеличению количества партнеров.

«Мы будем зарабатывать на нижней комиссии и на товарах, которые мы продаем сами. Объясню почему – изначально, когда мы запускали пилотный проект, была идея сделать подписную модель поскольку она самая популярная на рынке, но здесь мы нашли некое ограничение – мы поняли, что будем гнаться за количеством партнеров и абонентской платой нежели создавать выручку и рост для наших партнеров (…) Размер комиссий составит от 5% до 7%», – сказал г-н Утемуратов.

Общий объем инвестиций в DAR Bazar составил 220 млн тенге, прогнозы по потенциальной выручке и продажам основатели пока не стали озвучивать. "Планов по рентабельности проекта у нас нет (…) во-первых, мы будем запускать эко-систему, будет намного больше направлений. Мы планируем выйти на операционную окупаемость в первом полугодии следующего года. Если говорить об окупаемости самого маркетплейса, это будет понятно в ближайшие годы", - сказал он.

«Особых показателей мы сейчас себе не ставили, для нас сейчас важно понять наших партнеров, их проблемы (…) 80% маркетологов заявляют, что знают, что хотят клиенты и никогда с ними не разговаривают. Поэтому мы не хотим совершать такую ошибку, мы будем активно общаться с нашими партнерами и хотим понимать, что в первую очередь нужно для них. Наша главная миссия не отвоевать какую-то долю рынка, а создать возможности для создания новых бизнесов.

Я думаю, сейчас в Казахстане большой потенциал для развития индивидуального предпринимательства и малого, и среднего бизнеса. Большой корпоративный сектор расти в ближайшем будущем не будет. Интернет-индустрия – одна из немногих, которая сегодня активно растет», - добавил Алидар Утемуратов.

Он привел результаты исследования Euromonitor International – мирового лидера среди независимых компаний, специализирующихся на стратегических исследованиях рынка. Так, согласно прогнозам этой компании, продажи в интернете в 2021 году вырастут в два раза по сравнению с 2017 годом. Распространение компьютеров и смартфонов в Казахстане также способствует быстрому увеличению интернет-трафика в стране.

Кроме того, на встрече с производителями Алидар Утемуратов предложил создать бизнес-клуб отечественных предпринимателей, который может стать площадкой для обсуждения насущных вопросов и обмена видением развития рынка онлайн-торговли в Казахстане.

«Мы хотим знакомиться с отечественными бизнесменами и рассказывать об успешных бизнес-кейсах. В нашей стране ведется большая работа по поддержке предпринимателей, мы хотим стать частью этого движения и внести свой вклад в создание наших, казахстанских легенд, вдохновляющих молодежь. Мы приглашаем присоединиться к нашему бизнес-клубу отечественных производителей, а также всех, кто мечтает создать свой бизнес», - отметил он.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 23 ноября 2017 > № 2400946 Алидар Утемуратов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 23 ноября 2017 > № 2399963 Эркин Дуйсенов

В приоритете – светские принципы

Утвержденная летом нынешнего года Концепция государственной политики в религиозной сфере РК на 2017-2020 годы стала основой для совершенствования системы нормативных правовых актов и управленческих мер по регулированию этой сферы в стране.

Эти меры, в свою очередь, призваны закрепить приоритет национального законодательства перед религиозными нормами и требованиями.

Речь идет не о кардинальном изменении подходов к регулированию религиозной сферы, а о точечных корректировках действующего законодательства в области государственно-конфессиональных отношений.

– Конституция Казахстана устанавливает свободу совести и вероисповедания, то есть толерантное отношение ко всем религиям, – говорит ученый-конституционалист, доктор юридических наук Эркин Дуйсенов. – В ней записано, что каждый гражданин вправе сам решать, стоит ли ему указывать или не указывать свою национальную, партийную и религиозную принадлежность.

И, соответственно, каждый человек, который живет на территории нашей страны, имеет право отправлять религиозные обряды. Однако в Основном законе есть оговорка: осуществление права на свободу совести не должно обуславливать или ограничивать общечеловеческие и гражданские права, а также обязанности перед государством. Поэтому вполне естественно, что такие регуляторы общественных отношений, как право и религия, должны каким-то образом соотноситься.

– А как это происходит на практике?

– Существование позитивного права, а иначе говоря, права, устанавливаемого государством в виде Конституции и базирующихся на ней законов и других нормативно-правовых актов, означает, что вся жизнедеятельность общества регулируется нормами права, но не религиозными нормами. А вот если обратиться к опыту многих стран исламского мира, то там позитивного права не существует. Основным законом в ряде таких стран является Коран. Исходя из этого, и правосудие, и деятельность граждан и общества в целом регулируются там религиозными нормами.

– Казахстан считается наиболее толерантным в отношении разных религий государством. Чем это можно объяснить?

– На мой взгляд, отношение казахов к вопросам религии во многом обусловлено кочевым образом жизни. Фанатизм при отправлении религиозных обрядов в условиях постоянных кочевок создавал бы серьезные неудобства, а уединенный образ жизни, который вели казахи-скотоводы в зимние месяцы, располагал к необычайному гостеприимству: кочевник был рад любому гостю, появившемуся на пороге его юрты, какую бы веру тот ни исповедовал.

Если же обратиться к современному положению, то наша Конституция не случайно устанавливает определенные ограничения. Те экстремистские течения, которые, к сожалению, сегодня имеют место быть в том числе и в Казахстане, нацелены на подрыв светских устоев общества и государства. Поэтому в нашей стране запрещается создание политических партий на религиозной основе. Но в то же время, повторюсь, у нас законодательно закреплена свобода совести, вероисповедания. Конституция толерантно относится к отправлению религиозных обрядов – при условии, что оно не будет нарушать права и законные интересы граждан и общества в целом.

– Имеет ли под собой законную основу запрет на чтение намаза в органах государственной власти? Или, к примеру, насколько обоснованны требования некоторых госслужащих, соблюдающих пост, сократить в этот период продолжительность рабочего дня?

– Разумеется, упомянутый вами запрет основан на нормах закона, а сокращение продолжительности рабочего дня для тех, кто держит ораза, поставит их в неравные с остальными госслужащими условия. Человек, который поступает на госслужбу, добровольно принимает на себя определенные ограничения. Иначе говоря, если для него рабочее время установлено с 9 утра до 6 вечера, то в это время он должен исполнять свои служебные обязанности, а не отправлять религиозные обряды.

Говоря о соотношении права и религии, необходимо также отметить, что государство не вмешивается в дела религиозных организаций, но оно не может быть терпимым к каким бы то ни было нарушениям прав других граждан. Его уполномоченный орган просто обязан если не контролировать, то координировать деятельность религиозных конфессий, с тем, чтобы при этом не страдали интересы других людей и чтобы не создавалась почва для разжигания вражды между представителями разных конфессий и этносов, между верующими и неверующими.

В современном мире большинство военных конфликтов имеют межрелигиозную подоплеку. Поэтому я считаю, что правовая система как основной регулятор общественных отношений должна создавать такие условия, когда религиозные организации будут функционировать, но строго в рамках, установленных государством, то есть позитивным правом. Прежде всего – Конституцией. Ведь именно на ее основе принимаются все другие законы и подзаконные нормативно-правовые акты, которые более детально регламентируют создание, организацию и функционирование религиозных организаций.

В тех странах исламского мира, где основным законом является Коран, поведение людей в обществе и даже отправление правосудия регламентируются нормами шариата – свода мусульманских религиозных, юридических и бытовых правил. Что касается Казахстана, то кто-то, возможно, и вынашивает планы превратить наше государство в религиозное. К примеру, движение ИГИЛ, ведущее боевые действия на территории Ирака и Сирии, одержимо идеей создания единого халифата, полагая, что наша страна тоже должна быть в его составе. Но если мы говорим, что Казахстан является светским государством, то, повторюсь, и отправление правосудия должно осуществляться исключительно на нормах позитивного, исходящего от государства, права. Деятельность иностранных религиозных объединений в нашей республике, а также назначение их руководителей зарубежными центрами осуществляется по согласованию с соответствующими государственными органами РК. Любая организация, тем более создаваемая на религиозной основе, должна пройти обязательную регистрацию в уполномоченном госоргане.

Иначе говоря, государство, уважительно относясь к любой конфессии, в то же время должно контролировать деятельность религиозных организаций и духовенства в том числе. Граждане при этом должны четко знать свои конституционные права и обязанности, нести юридическую ответственность перед страной, государством и обществом в целом.

P.S.

Практически одновременно с принятием Концепции государственной политики в религиозной сфере президент Казахстана учредил премию, поощряющую межконфессиональный диалог. Она называется Астанинской премией и будет вручаться религиозным деятелям и гражданским активистам. Это означает, что Казахстан, несмотря на все угрозы, существующие в современном мире, не отказывается от принятой на себя миссии координатора глобального межрелигиозного диалога. К тому же в следующем году планируется проведение в Астане очередного (всего их было пять) съезда лидеров мировых и традиционных религий.

Автор: Сара САДЫК

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 23 ноября 2017 > № 2399963 Эркин Дуйсенов


Казахстан. СНГ. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399869 Тулеген Аскаров

В ЕАЭС у нас «плюс» только с Кыргызстаном

По привычному с недавних пор сценарию прошел первый месяц осени для внешней торговли нашей страны.

Тулеген АСКАРОВ

Динамика ее ключевых показателей продолжила свое замедление вопреки выросшим мировым ценам на нефть, а значительный «минус» в торговле с партнерами по Евразийскому экономическому союзу и СНГ все так же перекрывался положительным результатом в торговле с государствами дальнего зарубежья.

Темпы увеличения внешнеторгового оборота Казахстана снизились за январь-сентябрь до 25,7% с 26,4%, экспорта – 31,4% с 32,2%, импорта – до 17,2% с 17,9%. В абсолютном выражении эти показатели составили соответственно $55 млрд 421,8 млн, $34 млрд 460,7 млн и $20 млрд 961,1 млн. Как нетрудно подсчитать, сальдо внешней торговли – разница между экспортом и импортом – сложилось положительным в $13 млрд 499,6 млн. Для сравнения: в прошлом году за 9 месяцев этот показатель сложился на уровне в $8 млрд 338,0 млн, или в 1,6 раза меньше.

Ключевым источником этого растущего позитива выступает торговля Казахстана со странами дальнего зарубежья. Объем нашего экспорта на этом географическом направлении увеличился за январь-сентябрь на 31,6% до $28 млрд 688,1 млн, тогда как импорт вырос в гораздо меньшей степени – всего на 10,2% до $11 млрд 124,0 млн, что дало положительное торговое сальдо в $17 млрд 564,1 млн.

В торговле со странами СНГ сальдо сложилось отрицательным в минус $4 млрд 64,5 млн. А поставки казахстанских товаров в этом направлении увеличились на 30,4% до $5 млрд 772,6 млн, тогда как импорт в обратном направлении – на 26,4% до $9 млрд 837,1 млн. Традиционный негатив царит у нашей страны и в торговых отношениях с партнерами по ЕАЭС. Объем импорта из последних государств в Казахстан вырос на 28,4% до $8 млрд 655,7 млн, а наш экспорт к ним – на 33,9% до $3 млрд 718,0 млн. Как видно, результат и здесь сложился не в нашу пользу на уровне в минус $4 млрд 937,7 млн и значительно превышает отрицательное сальдо в торговле со странами СНГ. Этот статистический парадокс объясняется тем, что у Казахстана по итогам 9 месяцев статистики зафиксировали значительное положительное сальдо в торговле с Узбекистаном ($316,5 млн), Украиной ($414,6 млн), Таджикистаном ($83,6 млн) и Азербайджаном ($51,6 млн), не входящими в ЕАЭС.

Главным источником отрицательного торгового результата Казахстана в отношениях с СНГ и ЕАЭС по-прежнему остается Россия. Объем нашего экспорта северному соседу увеличился на 33,9% до $3 млрд 293,4 млн, тогда как поставки российских товаров в Казахстан выросли на 27,7% до $8 млрд 93,7 млн, что дало отрицательное сальдо в минус $4 млрд 800,3 млн. И это происходит при значительно окрепшем рубле к тенге по сравнению с временами до одномоментной девальвации казахстанской валюты в августе 2015 года, на проведении которой настаивали известные представители отечественного бизнеса и банков!

По-прежнему в «минусе» сводится торговля Казахстана с Беларусью и Арменией, входящими в ЕАЭС, тогда как с Кыргызстаном ее сальдо остается положительным и на этот раз сложилось в $169,8 млн. Кстати, до последнего обострения отношений с этим соседом динамика торговли с ним выглядела вполне благополучной: объем казахстанского экспорта в Кыргызстан увеличился в этом году на 23,5% до $355,6 млн, а импорта в обратном направлении – на 20,0% до $185,8 млн. По объемам товарооборота с Казахстаном эта страна занимает второе место в ЕАЭС, уступая лишь России!

Казахстан. СНГ. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399869 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399868 Тулеген Аскаров

Промышленность растет, но неровно

После неудачного старта близящейся к концу осени за октябрь отечественной индустрии удалось все же показать позитивную динамику по всем временным методикам ее исчисления статистиками.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что в сентябре по сравнению с августом физический объем промышленного производства сократился на 2,6%. Правда, при этом в годовом выражении, то есть к первому месяцу прошлогодней осени, сложился весьма приличный прирост на 6,9%, а в среднегодовом (январь-сентябрь к тому же периоду год назад) – 8,3%.

Октябрь же завершился увеличением выпуска промышленной продукции к сентябрю на 3,2%. Тем не менее, в годовом исчислении темпы прироста резко снизились, составив лишь 0,6%. Замедлилась и среднегодовая динамика – до 7,5%. Ключевым источником столь примечательного статистического расклада оказалась горнодобывающая отрасль, в которой годовой прирост упал с сентябрьских 11,6% до 0,1%! Здесь негативный тон задавала добыча угля и лигнита, сократившаяся за год на 19,7%, тогда как по другим основным позициям произошло увеличение в годовом выражении: нефти – на 1,7%, природному газу – 2,4%, железной руде – 3,3%, рудам цветных металлов – 0,4%.

При сравнении данных за октябрь с сентябрем статистики зафиксировали прирост объема производства в горнодобывающей отрасли на 0,5%. Лидирует при таком способе подсчета природный газ с 15,9%, далее следуют уголь и лигнит (4,6%), железная руда (2,9%), нефть (0,7%), тогда как по рудам цветных металлов произошло снижение на 1,4%. Тем не менее, в среднегодовом выражении динамика выпуска в этой отрасли излучает пока оптимизм в виде прироста на 10,2%.

В обрабатывающей отрасли второй месяц осени завершился увеличением объема производства к сентябрю на 2,8%. Позитивный тон в ней задавали продукты питания (2,6%), табачные (4,2%) и текстильные (29,4%) изделия, кожаная продукция (36,2%), бумага и бумажная продукция (6,0%), продукты нефтепереработки (7,1%), химической промышленности (2,6%), основные благородные и цветные металлы (3,6%), готовые металлические изделия (14,8%), компьютеры, электронная и оптическая продукция (4,0%), электрическое оборудование (88,5%), автотранспортные средства (6,0%) и мебель (6,3%). Но не обошлось и без негатива в виде сокращения выпуска напитков (7,7%), одежды (10,2%), деревянных и пробковых изделий (20,3%), основных фармацевтических продуктов (18,2%), резиновых и пластмассовых изделий (6,8%), черных металлов (5,6%). В годовом выражении динамика обрабатывающей отрасли сложилась скромной в виде прироста объема ее производства на 1,1%, тогда как в среднегодовом исчислении она выглядит вполне позитивной (5,2%).

Весьма мощно завершила октябрь отрасль по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию – здесь выпуск продукции увеличился к сентябрю на 24,0%! В годовом выражении прирост в ней составил 2,2%, среднегодовом – 4,8%. Абсолютным же аутсайдером оказалась отрасль водоснабжения, канализационной системы и контроля над сбором и распределением отходов, где за второй месяц осени объем производства упал по сравнению с сентябрем на 6,9%, в годовом исчислении – 0,9%, среднегодовом – 0,3%.

Среди регионов Казахстана безусловным лидером позитивной индустриальной динамики октября стала Алматинская область, где по сравнению с сентябрем выпуск продукции подпрыгнул на 24,8%! Аутсайдерами же, показавшими снижение объема промышленного производства, оказались Акмолинская (23,8%), Павлодарская (10,7%), Северо-Казахстанская (4,2%) и Кызылординская (1,4%) области. По темпам годовой динамики первое место заняла Жамбылская область с приростом на 6,3%, тогда как наибольший спад сложился в Западно-Казахстанской области – 12,4%. При подсчетах в среднегодовом выражении по-прежнему лидирует Атырауская область, где выпуск увеличился на 22,1%, а сокращение производства статистики зафиксировали лишь в двух регионах – Кызылординской (3,6%) и Мангистауской (0,3%) областях.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399868 Тулеген Аскаров


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик

Почему серьезные инвесторы не хотят «бросать якорь» в Казахстане?

Выстраивая планы своего будущего экономического развития, Казахстан делает ставку на транснациональные компании, которые могли бы выступить в роли «якорных» инвесторов и раскрасить наши серые будни позитивными красками. Но те явно не спешат в нашу вотчину. Прижившиеся же старички не стремятся расширять горизонты сотрудничества, а нередко и вовсе улепетывают из нашей страны так, что пятки сверкают. Что с нами не так и что делать? Точки над i расставляет экономист Петр Своик.

- Петр Владимирович, почему одни иностранные инвесторы бегут из Казахстана, а другие не спешат создавать экономические оазисы в наших степях?

- Спрашивать, почему серьезные иностранные компании не идут в Казахстане, все равно что интересоваться, почему человечество до сих пор не заселило Марс. Лететь далековато, а главное - нет нормальной среды, где можно было бы жить без специальных условий.

- Что вы подразумеваете под нормальной средой? Мы чуть ли не каждый год создаем новые заманухи для иностранцев, а им, получается, все мало?

-Для человека нормальная среда – воздух, для экономики – деньги. Посудите сами. В развитых экономиках кредит можно получить максимум за пять процентов, у нас – минимум за 15 процентов. Это примерно то же самое, что ходить с противогазом и кислородным ранцем за плечами, да еще пытаться соперничать с другими странами в легкоатлетических соревнованиях. Понятно, что шансов никаких. Но Казахстан никакой не Марс, а часть Земли, и кое-кем эта территория заселена очень даже плотно. Теми иностранными компаниями, для которых наша среда обитания вполне благоприятна.

- Но, тем не менее, планы привлечь в Казахстан «якорных» инвесторов из числа транснациональных корпораций строятся. И вряд ли на пустом месте…

- Нужно понимать, что Казахстан для мирового рынка - территория добычи ресурсов на вывоз, территория внешнего финансового снабжения (я имею в виду иностранные инвестиции и кредиты) и территория поставок готовых товаров для того же сырьевого экспорта и для обеспечения жизнедеятельности населения. И в этом смысле внешний рынок заполнил Казахстан под завязку. Все ниши заняты. И, прежде всего, в сырьевом экспорте, который почти целиком достался иностранцам. Нефтянка практически вся находится в иностранной, причем многовекторной, собственности. Черная и цветная металлургия условно тоже принадлежит иностранцам.

Можно попытаться втиснуться в нишу поставщиков продукции и услуг для сырьевых экспортеров – это инжиниринговые, строительные компании, дистрибьюторы комплектующих материалов и оборудования, но вряд ли удастся. Связи там давно устоявшиеся, люди притерты друг к другу, народ стоит плечом к плечу. И внешние поставки, и так называемое казахстанское содержание давным-давно распределены.

Национальная инфраструктура – электроэнергетика, связь, транспорт всех видов – тоже худо-бедно работает. Все, что необходимо тем же сырьевым экспортерам, а попутно внутренней экономике и населению, делается. Развития нет? Так и сырьевые экспортеры особо не развиваются. Добывают традиционные объемы сырья и отправляют на экспорт. Вот и все развитие.

Последнее по степени важности в этой внешне-ориентированной схеме - снабжение населения, тоже в основном иностранными товарами. Здесь развитие блокируется низкой платежеспособностью основной массы казахстанцев и работающего на внутренний рынок малого и среднего бизнеса.

Серьезным иностранным банкам у нас тоже делать нечего. Главные клиенты – сырьевые экспортеры – нуждаются в местных банках только для ведения текущих счетов. Ресурсы же для текущей деятельности и для расширения они берут не в банках, а на валютной бирже, конвертируя экспортную выручку. Плюс могут напрямую кредитоваться за границей, плюс те же иностранные инвестиции, идущие в основном в сырьевую добычу. Если же они начинают испытывать проблемы, то Национальный банк предусмотрительно девальвирует национальную валюту, удешевляя для них производство.

А то, что у нас называют банками второго уровня, - это на самом деле дистрибьюторы внешних денег третьего, а то и четвертого уровня. Национального, суверенного фондирования банков у нас нет, БВУ пытаются строить кредитный процесс на депозитной базе, а это примерно как печь пирожки с начинкой, уже побывавшей в желудке. Либо фондируются за границей и перепродают внешние займы по двойной - тройной стоимости. Но и эта схема тоже забита под завязку, и вследствие сокращения «кормовой базы» банки помельче начинают закрываться. Крупные же государству приходится поддерживать напрямую, и во все возрастающих объемах.

Чтобы сюда еще кто-то зашел, нужно расширять рамки устоявшейся схемы. Но для этого рыночных механизмов мало, нужны государственные усилия. Потому что свободный рынок (а вся наша система построена под внешний рынок, мы в него встроены) уже получил от Казахстана все, что представляло для него интерес, должным образом проинвестировав и прокредитовав. Он куда надо зашел, все места, которые были для него привлекательными, занял, и больше ничего ему не нужно. Наоборот, существующая модель начинает скукоживаться.

- То есть мы опять оказались на распутье, и прежде чем двигаться дальше, должны дать ответ на вопросы: кто виноват и что делать?

- У нас вторая половина девяностых и первая половина нулевых годов ознаменовались достаточно высокой динамикой роста нефтедобычи, черной и цветной металлургии. После резкого спада из-за развала СССР, конечно. Разные направления росли по-разному. Нефтедобыча, например, выросла в три с половиной раза, добыча урана - в шесть с лишним раз. А вот со второй половины нулевых физический рост остановился. В результате внешний экономический оборот, который мы имеем сегодня, в 2017-м, эквивалентен тому, что было в 2006-м, докризисном, году. Если посмотреть на объем экспорта и импорта, то легко можно увидеть, что он равноценен данным десятилетней давности. Это при том, что внутренняя экономика с тех пор серьезно разбухла. У нас элементарно населения стало на три миллиона больше. Плюс к этому появились обременения, которых не было в середине нулевых. Например, наш внешний долг вырос уже настолько, что его обслуживание вымывает из национальной экономики гораздо больше средств, чем удается занять вновь. Та же самая картина с иностранными инвестициями. Вывоз доходов на ранее сделанные инвестиции давно уже превышает приток новых. Это как с постаревшим организмом: начинают проявляться хронические болезни, а силенок бороться с ними остается все меньше. Раньше мог козликом прыгать, а теперь хорошо, если ноги переставляешь. Поэтому речь сейчас идет не о том, как бы заманить хорошую иностранную компанию, а о том, чтобы удержать нынешнее состояние экономики, что происходит в основном за счет распечатывания Национального фонда. Если мы посмотрим на государственный бюджет 2017 года и сравним его доходную и расходную части, то можем сильно испугаться. Поступления из различных источников в бюджет составляют лишь чуть больше половины всей расходной части. Другая же часть расходов покрывается трансфертами из Нацфонда.

Ситуация с расходованием накопленных ресурсов не катастрофическая, но драматическая. Не зря же президент страны, когда собирал не так давно «нур-отановцев», потребовал от них модернизации экономики, произнеся ключевые слова – «нужны новые источники роста». Так и есть. Прежние источники роста уже не могут двигать вперед экономику, в которой главным источником стабильности становится Национальный фонд.

Но, несмотря на всю правоту главы государства, есть нюансы, способные серьезно помешать реализации этой задачи.

В свое время, в девяностые годы, когда ныне существующая модель казахстанской экономики только формировалась, я был депутатом Верховного совета, а затем, достаточно долго, членом правительства. То есть имел отношение к этому процессу. Нельзя скачать, что полностью был вовлечен, но был недалеко от мест принятия решений. И могу засвидетельствовать, что когда мы пытались перевести экономику Казахской ССР на рыночные рельсы, какой-то четкой схемы или плана, понимания того, что надо делать, в каком направлении двигаться, не было даже в самых высоких инстанциях. Все получалось, как получалось. Но если мы посмотрим на результат, то убедимся: все получилось совсем не случайно. Мы имеем четкую, продуманную, очень мудрую схему внешней эксплуатации Республики Казахстан. И в эту четкую продуманность встроена так называемая компрадорская элита. Президент тут остается за скобками, а все остальные представители власти не персонально, не пофамильно, а структурно вставлены во внешние экономические интересы – в экспорт сырья, во внешнее финансирование. Кстати, это самое внешнее финансирование у нас тоже с казахским акцентом. Это деньги, выведенные из Казахстана и возвращаемые сюда через оффшоры или какие-нибудь Голландию или Швейцарию. Схема просто идеальная. Она четка выверена и очень хорошо работает на внешнюю эксплуатацию Казахстана, и это фактически блокирует его внутреннее развитие, что мы сейчас и наблюдаем. Поэтому, когда глава государства говорит о необходимости появления новых точек роста в экономике, он заранее предупреждает, что это вызовет сопротивление. С учетом всего вышесказанного сомневаться в этом не приходится.

- Но, допустим, эти нюансы не станут обстоятельством непреодолимой силы. Какими, на ваш взгляд, могут быть источники будущего экономического роста?

- Чтобы кого-то еще завести в страну и начать развивать производства, нужно повышать наше собственное внутреннее потребление и создавать новые внешние ниши. Даже сейчас объемы внутреннего производства определяются не только тем, что нужно сырьевым экспортерам, но и тем, что нужно населению. Казахстанцы с удовольствием повысили бы свое потребление и в два, и в три раза, да хоть в пять раз, охотно строили бы новое жилье, создавали пригородные хозяйства, обновляли свои автомобили и т.д. Но для того, чтобы это произошло, нужна, как минимум, серьезная реформа, способная привести к повышению платежеспособности населения, а также малого и среднего бизнеса. Плюс, конечно, нужны новые стратегические проекты. И, на первый взгляд, нам есть куда двигаться в этом направлении.

Есть у нас ЕАЭС – штука в политическом смысле чрезвычайно значимая. Большая часть мировых катавасий последних пяти-семи лет так или иначе связана с созданием Таможенного, а потом Евразийского экономического союза. Это и Майдан, и ситуация с Крымом, и война на востоке Украины, и санкции с контрсанкциями. Но в экономическом смысле это всего лишь торговля. Никакой задачи совместного развития в рамках данного союза не обозначено. Как с нашей стороны, так и со стороны России. Пока что президент Путин только говорит о некоем росте. Но новых источников роста в РФ тоже нет, и экономическая ситуация там ничуть не лучше нашей. Восстановившая политический суверенитет, но экономически остающаяся компрадорской российская власть не способна решать свои собственные вопросы экономического развития и проблемы социальной неустроенности. Соответственно ничего эффективного она не может предложить своим партнером по ЕАЭС. Поэтому евразийская экономическая жизнь течет вяло: кыргыз сказал про казахов обидные слова, мы обиделись и закрыли границу, и все в том же роде. Интересно, но развития нет никакого.

- Однако, как говорится, не ЕАЭС единым…

- Да, есть еще наш любимый Китай, который осуществляет геополитический стратегический проект «Единый пояс – единый путь», а попутно пообещал перенести в Казахстан больше полусотни заводов. Но Китай движется неторопливо, у него расчет идет на столетия. Дороги он прокладывает, но активно Казахстан в экономическом смысле не осваивает. Никаких новых источников развития по китайскому направлению Казахстан не имеет. Даже те же самые заводы так еще и не появились.

Получается, что в плане экономического развития Евразийский союз – импотент вследствие недееспособности его «либерального» правительства. Китай, конечно, не импотент, но не считает необходимым форсировать китаизацию казахстанской экономики. Других же серьезных проектов нет.

Конечно, Казахстан мог бы и сам формировать и стимулировать свое экономическое развитие. И Нурсултан Назарбаев это понимает. Только зря глава государства рассчитывает на своих соратников, ожидая от них дельных предложений. Соратники способны предугадывать желания начальника, но никак не придумывать что-то самостоятельно – это мы и наблюдаем из года в год.

Последние лет пятнадцать президент в своих посланиях и программах неизменно ставит задачи экономического развития и роста. Это и импортозамещение, и создание корпоративных лидеров, и прорывные проекты в индустриализации, и внедрение инноваций, и цифровизация экономики. Но где исполнительский результат? Вряд ли существует госпрограмма, которая была бы выполнена хотя бы наполовину. Тут можно винить и соратников, и правительство, которое регулярно не исполняет поручения президента. Но на самом деле дело не только в правительстве.

-В чем же еще?

- В отсутствии серьезных структурных изменений. Если в стране нет нормального национального кредита, если зарубежный кредит у нас третьей свежести и четвертой стоимости, то понятно, что никакого развития не может быть в принципе. Все наши программы развития – ФИИР, «Нурлы жол», «Нурлы жер» - в большинстве своем сводятся к субсидированию высокой процентной ставки коммерческих банков. Получается, что за счет государственного ресурса не экономика развивается, а поддерживаются дистрибьюторы внешнего финансирования. Это все естественно для созданной в 1990-х внешней придаточной модели, которая очень хороша для экспорта сырья, для внешнего финансирования и кредитования и для обеспечения населения Казахстана импортными товарами, но совершенно не годится для внутреннего развития. Чтобы развивать экономику, нужно кардинально менять ее модель.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик


Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 21 ноября 2017 > № 2394129 Тарас Бойченко

ТВ или Интернет: кто побеждает в этой борьбе в Казахстане?

Почему телевидение в Казахстане упорно не уступает интернету, рассказал глава одного из крупных рекламных агентств

Сергей Ким

Всемирный день телевидения. 17 декабря 1996 года Генеральная Ассамблея ООН предложила отмечать этот праздник, признавая огромное влияние телевидения на общество.

Sputnik Казахстан решил отметить его по-своему: мы побеседовали с Тарасом Бойченко, генеральным директором рекламного агентства Optimum Media Eurasia. И если это название вам ни о чем не говорит, большим телевизионным менеджерам оно, как и имя Бойченко, известно давно. Поговорили с собеседником, понимающим, откуда на телевидении берутся деньги, о смерти телевидения, качестве наших программ, а также о том, почему казахстанскому ТВ все еще удается упорно и вполне успешно сопротивляться интернету. Кроме того, Тарас Бойченко рассказал, станет ли на отечественном телевидении превалировать казахский язык в обозримом будущем.

- Есть ощущение, что казахстанское телевидение, которое бурно развивалось в 90-е и 2000-е сейчас переживает времена застоя. Это так, или я ошибаюсь?

- Думаю, это не так. Просто в 90-х, как мы помним, вдруг, после советского телевидения, очень профессионального, но заточенного под государственные проекты, появилась свобода. Это касалось не только телевидения. И тогда мы все просто, если можно так сказать, "обалдели" от происходящего. Казалось, что столько всего интересного, и столько можно успеть сделать. В 2000-х годах телевидение стало более профессиональным, но в то же время стали появляться те проблемы, которые впоследствии увеличились. Не потому, что телевидение стало хуже, а потому, что все вокруг стало быстрее меняться.

- О каких проблемах речь?

— Мне кажется, телевидение в какой-то период стало более скучным, плюс появился интернет. Однако, что касается развития телевидения, где-то с 2005, 2008 годов начался определенный подъем. С одной стороны, потому что телеканалы увидели необходимость, с другой, и государство начало больше уделять внимание телевидению, в частности, увеличению доли своего, казахстанского, контента. В последние 2-3 года, на каналах появилось больше локального контента. Возникает вопрос – насколько он хорош. Нужно время, чтобы научиться делать классный контент. И есть ли время у телеканалов, чтобы они доросли до какого-то уровня – это другой разговор.

- То есть, говорить о том, что телевидение находится в реанимации нельзя? Как бы вы охарактеризовали состояние пациента сейчас?

- Думаю, пройдет несколько лет, и неправильно будет говорить о телевидении как об отдельном СМИ. Уже сейчас, когда мы смотрим SMART-TV, большинство по-прежнему думает, что смотрят классическое ТВ, хотя, по сути, смотрят интернет. Важным будет качество контента. А телевидение останется одним из способов доставки этого контента зрителю. А говорить о том, в реанимации телевидение или нет – можно, имея в виду только эфирные каналы. Хотя и их можно смотреть в интернете. Это не смерть, а синергия всех СМИ. Но мы должны говорить и о том, как это происходит в каждой отдельной стране.

- И что же происходит у нас?

- В Казахстане, несмотря на взрывной рост аудитории интернета и увеличения проникновения Всемирной паутины, телевидение еще достаточно долго будет основным СМИ. Когда мы говорим о смерти ТВ, мы больше исходим из личного опыта. Говорят: "Вот, ни я, ни мои друзья телевизор не смотрят". Но, поверьте, это небольшая группа людей не смотрит. У меня есть близкий друг, он говорит: "Чтобы не смотреть рекламу, я решил не смотреть телевизор". При этом, он сутками находится в интернете и наивно думает, что там мы его не достанем. Исследования показывают, что телесмотрение и количество зрителей по-прежнему велико. Напрямую это связано с рекламой и рекламными бюджетами. Если в России чуть ли не "50 на 50" распределяются рекламные деньги между ТВ и интернетом, у нас, думаю, "80 на 20" в пользу телевидения.

- Это связано с особенностями аудитории, либо с консерватизмом игроков на рынке?

- Это связано с традициями. Удивительно, я разговаривал с коллегами из Германии, и там до сих пор "телек" – это прямо тот самый "телек". Казалось бы, развитая европейская страна, интернет, а телевизор смотрят. А люди из Чехии мне рассказывали: "Мы традиционно по утрам покупаем газеты". Я им говорю – но можно зайти в интернет, узнать все новости. Они отвечают: "Интернет очень дорогой у нас, да и мы все равно покупаем газеты". Нам кажется невозможным, что кто-то сейчас утро начнет с покупки печатной прессы. Значит, другие традиции. И традиция смотреть телевидение у достаточно большой части населения остается. В городах с населением "менее ста тысяч" телевидение тем более еще долго будет основным средством получения информации. Может быть, мы по-своему консервативная страна.

- О рекламных деньгах мы поговорили, но все же, какая аудитория в интернете, а какая в телевидении, если говорить о количественных показателях?

— Сейчас мы говорим же, что у интернета около 80% проникновения, а у телевидения за 90%.

- Но это "проникновение", это не измерения конкретных предпочтений.

- По предпочтениям мы вряд ли получим объективные данные. С интернетом забавно – на территории Казахстана он по-прежнему полностью "не подсчитывается", исследователи не дают полную картину. Есть, конечно, отдельные ресурсы, измеряющие количество посетителей, но не всегда понятно – кто эти люди. Многие ошибаются, когда говорят о большом охвате Сети. Тем более, будем циничными, с точки зрения рекламы мы не можем узнать, те ли эти люди, которым мы можем продать то, что нам нужно. Поэтому телевидение у нас с запасом еще долго будет основным видом СМИ.

- Уход зрителя 18-40 лет в интернет – это лавинообразный продолжающийся процесс, либо размежевание уже произошло и есть стабильные рыночные условия?

— Подъем интереса к интернету продолжается, и зря вы говорите про "18-40". Мне кажется, там с 4-5 лет зритель. Это я наблюдаю у себя дома. Мои дети глубоко погружены в интернет, и мы с женой прячем планшеты, выдаем только по выходным. Недавно дети посмотрели новый фильм. И один из них мне выдает: "Мне, конечно, нуара не хватило". Удивленно спрашиваем его – а что это? И он объясняет. Поэтому, этот процесс идет быстро, другое дело, телевидение уже сейчас в большей степени "диджитальное", либо есть версии в интернете. Так что будет "одно сплошное телевидение через интернет".

- Последняя девальвация сильно подкосила телевидение и рекламный рынок?

- Рынок сжался, это связано не только с девальвацией, но и с глобальным кризисом 2008 года. Но на фоне общего падения некоторые клиенты продолжали инвестировать те же деньги, соответственно, завоевывали большую долю рынка, понимая, что когда-то ситуация стабилизируется, либо начнется подъем. Но в целом, рынок уменьшился в долларах.

Последние два года еще более менее – надеемся на рост в 2018 году. А если конкретно касаться девальвации, было много историй о том, что каналы покупают контент в долларах или в евро, соответственно, тенговой массы им понадобилось больше.

- Каков спрос на отечественные "эфирные каналы" в кабельных пакетах? Российские и англо-американские каналы не давят качеством и количеством? Наши каналы в этих пакетах для галочки, либо их реально смотрят?

- Сейчас немного сложнее говорить о "кабеле", чем раньше, так как раньше кабельные операторы были СМИ, потом стали чистыми "связистами", в том числе, запретили размещать рекламу на иностранных каналах. Поэтому, мы сейчас практически не работаем с кабельными каналами, как и все агентства. Для части аудитории интересно смотреть иностранные каналы, но в общем и целом, думаю, достаточно больше количество зрителей смотрят классические эфирные наши каналы в "кабеле", потому что они бы их смотрели и вне этих пакетов.

- Назовите вилку цен на минуту рекламного времени в прайм-тайм на отечественных телеканалах.

— Этого уже давно нет. Считаются рейтинги, и мы покупаем клиенту рейтинги. Нужно набрать какое-то количество рейтингов, и мы сейчас покупаем так называемое CPP – цена за пункт рейтинга, которая может меняться в зависимости от разных условий. Более того, это тоже пройденный этап, потому что в мире многие клиенты хотят покупать по охвату аудитории за определенных период. Все не стоит на месте.

- То есть, если раньше покупали просто время, сейчас покупают "количество душ", и – новая тенденция — хотят покупать не просто абстрактную величину, а количество конкретно посмотревших рекламу?

- Грубо говоря, так.

- TNS (исследовательское агентство, работающее в Казахстане – прим.) измеряет аудиторию в интернете, как на телевидении, для рекламодателей?

— Измеряют. Но очень лимитировано. Не все, и не так, как хотелось бы. Надеемся, в будущем измерения интернета будут более масштабными. Пока, если сравнивать с телевидением, эти исследования на "зачаточном уровне".

- На казахстанский телевизионный рынок – что в рекламные агентства, что на телеканалы – несколько лет назад начали приходить украинские специалисты. Это был целый тренд. Какими конкурентными преимуществами они обладают?

- С одной стороны, российский рынок и украинский впереди нашего. Несмотря на то, что мы разные независимые страны, рекламный и телевизионный рынки повторяют в чем-то какие-то тенденции. Приход украинских профессионалов связан с объективными причинами – мы начали позже развиваться, позже появились исследования, если в Украине четыре раза в год проводятся исследования, у нас один раз – ну и так далее. Там достаточно большое количество специалистов, которые опережают нас – конечно, не во всем, и не все. Многие приглашали экспатов. Я был долгое время против этого, потому что думал, и отчасти думаю до сих пор, что мы все можем сами, во-вторых, мы лучше знаем, что и как здесь сделано. Но достаточно много людей приехало. Частично, думаю, количество этих людей увеличилось с связи с экономической ситуацией в их стране. Но это не только украинцы, у меня, например, работают белорусы. И у них есть определенные плюсы.

- Если обобщить, к нам приехали наверняка не лучшие, ведь лучшие нужны там, откуда они родом?

- Думаю, что это не так. Если ты лучший и считаешь, что ты стоишь, условно, две тысячи долларов, и вдруг начинаешь получать 500, наверное, ты будешь искать, где сможешь получать ожидаемые деньги и уедешь. Это нормальное явление.

- Наши коммерческие телеканалы честно конкурируют – живут за счет рекламных денег и только?

— Достаточно жесткая конкуренция, мы видим ее ежедневно. Стоит появиться в эфире какому-то сериалу, в это же время на другом выходит что-то, способное перебить рейтинги конкурента – это так называемое "контрпрограммирование". Если мы говорим, что у одно канала меньше денег, чем у другого… Смотрите, та же Украина. Там все каналы инвестирует или государство, или частные лица. У нас этого в таких объемах, как мы знаем, нет. Хорошо это или плохо – не знаю.

- Телевидение на казахском языке по рейтингам уже побеждает русскоязычное? Может быть, есть такая тенденция?

- Думаю, этот процесс идет, и этот процесс естественный. У нас есть телеканалы, вещающие на государственном языке. Появляется все больше программ на казахском также на других каналах. Это нормальный процесс, связанный с развитием общества. Поэтому, мне кажется, мы недооцениваем казахскоязычную аудиторию. Более того, меня радует то, что и большое количество молодежных программ появляется на казахском языке. И это не зависит от политических моментов, это объективная данность. При этом, в ближайшее время вещания только на государственном языке не будет, население все-таки двуязычное, но то, что будет больший процент контента на казахском – думаю, так и произойдет.

- Рейтинги показывают такую тенденцию?

— Рейтинги показывают.

Казахстан > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 21 ноября 2017 > № 2394129 Тарас Бойченко


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 17 ноября 2017 > № 2393281 Асия Мухамбетова

Казахский шоу-бизнес: и это они смеют называть творчеством?

На отечественной эстраде сплошной звездопад – небо просто в алмазах! Два притопа, три прихлопа, что-то там проверещал, прокукарекал, и вот вам – новая звезда. А что? Мордашка симпатичная, фигурка что надо. А главное – где-то в первом ряду сидит скромно так агашка-толстосум. Администратор заискивающе ловит его взгляд. Еще бы! Аренда зала оплачена сполна, билеты раскуплены. А то, что голосок так себе, средненький, и песня не фонтан, так мы ее заставим фонтанировать. Отстегнем сколько надо на ТВ, раз десять-двадцать прокрутим в телеэфире, и молодежь будет подпевать и аплодировать, требуя исполнить вновь и вновь новоявленный шлягер.

Димаш как свет в окошке

– Возможно, мы преувеличиваем, хотя…

– Хотя истина рядом, – говорит доктор искусствоведения, профессор, педагог, музыковед и культуролог Асия Мухамбетова. – Вы говорите: небо в алмазах. Какие там алмазы? Как поется в знаменитой песне, «тускло звезды мерцают». За исключением разве что Димаша Кудайбергена, это и не звезды даже, а так – одно недоразумение. В советское время ругали идеологический диктат и цензуру. Может, и правильно ругали. Но стоило их упразднить, пустить все на самотек, и сразу выяснилось, что стало много хуже. Тогда был хоть какой-то контроль за качеством духовно-эстетической продукции. Сейчас планка опустилась, как говорится, ниже плинтуса. И на головы наши обрушился весь этот псевдомузыкальный хлам.

– А вы представьте себе, какой поднимется ор, если вновь будет введена цензура…

– Да это и невозможно сегодня. Интернет цензуре неподвластен. Но вот эта полная свобода всего и во всем привела ко вседозволенности, которую не обуздать. Это с одной стороны, а с другой – нет внятной культурной политики. Она вроде бы и есть, но контуры ее размыты. Нет должного контроля за тем, куда и как движется эта сфера нашей жизни. И хотя стихию творческую не остановишь, но обнаружился ее губительный крен в сторону коммерциализации. Эстетический уровень звучащей песни мало интересует представителей шоу-бизнеса…

– И тем не менее – у вас ведь есть на слуху какие-то имена. Кайрат Нуртас, например.

– Я не могу проникнуться всей глубиной его творчества. И мне непонятен ажиотаж вокруг его концертов.

– Мне довелось писать об актрисах Казахского ТЮЗа, увлеченных вокалом. Они вроде бы неплохо поют, но чтобы дать сольный концерт, нужно арендовать зрительный зал, а это немыслимая для них сумма…

– Конечно. Но об этом вы уже сказали в самом начале. Несколько лет назад мои студенты пробились к участию в большом концерте. Они с энтузиазмом откликнулись. Однако в последнюю минуту выяснилось: каждый из них должен пройти процедуру нанесения макияжа, и только после этого можно выйти на сцену. Процедура стоила сто долларов. То есть это была плата лишь за то, чтобы ты вышел на сцену. Такова данность, с которой приходится считаться. Участь таланта, попавшего в мясорубку шоу-бизнеса, незавидна. С его помощью высосут как можно больше денег, а потом отбросят как отработанный материал. Тут многое зависит от продюсера. Повезло в свое время 15-летней Миррей Матье. В ней, провинциальной девчонке из огромной семьи, продюсер сумел разглядеть жемчужное зернышко. Она бы так и ставила почтовые штемпеля на конверты, если бы не этот мудрый человек. Увидел, услышал, понял, что можно сделать из этого голоса. И сделал. Что-то подобное было и с Розой Рымбаевой. Тоже девчонка из глубинки. Тоже нашелся человек, наделенный редким даром видеть талант, и вывел ее в люди. Когда после исполнения «Алии» к ней пришел первый успех, ее стали зазывать в консерваторию: надо, мол, голос поставить, а она отказалась: «Ни за что!», – чем и спасла свой редчайшей красоты голос от стандартной шлифовки, которая сейчас называется «академический вокал».

А наша гордость нынешняя Димаш Кудайберген? Он ведь появился у нас на одном из конкурсов, что-то пропел, но никто ничего не расслышал. И все же по счастью кто-то его записал, запись пошла в народ, и народ оценил! Китайцев Димаш поставил на уши. Президент взял его в свою поездку во Францию, дипкорпус Димашу устроил овацию.

– О чем это говорит?

– О том, что у нас еще не сложилась культура продюсерская. А мальчик действительно талантливый. Очень! Есть одна опасность – он не щадит себя, эмоционально выкладывается весь, может быстро растратить силы. Но я надеюсь, что его родители и учителя, которые выпестовали такой уникальный голос и такой высочайшего класса артистизм, уберегут его.

Выживает сильнейший

– И все-таки у того же Кайрата Нуртаса есть в голосочке какая-то потаенная вибрация, которую ловит молодежь и которая откликается в ее душе…

– Все так. Но повторяю: выросло поколение людей, которые не знают традиционной музыки и песни, некогда так привольно звучавшей на радио и телевидении. Сейчас совсем другой музыкальный язык, сейчас по каналам гонят попсу, а звездами называют кого ни попадя. Вот у нас с вами на памяти настоящие звезды. Жамал Омарова, братья Абдуллины – Ришат и Муслим. Нынешнее поколение и не слышало этих имен. А Роза Багланова? Звезда из звезд! Голос, может, и не сильный, но чистый и светлый, как родниковая вода. Ее знал весь Советский Союз. Как ни странно, она была невероятно эротичной. Если той же Мэрилин Монро нужна была воздушная юбка, которую приподнимает порыв ветра, то у Розы Баглановой в одежде – никаких вольностей. Сама скромность, сама застенчивость. Но в походке было нечто, сводившее мужчин с ума. Помню, я приболела, лежала в больнице. Нам объявили, что в актовом зале будет благотворительный концерт Баглановой. Пришла на час раньше. Зал – битком, ни одного свободного места. В основном мужчины. Они тоскуют и всегда тосковали по женской красоте. Жила бы Роза Багланова на Западе, была бы миллиардершей.

– Эротика эротикой, но ведь у нее был изумительный голос…

– О, да! Она им владела артистично.

– Но тогда еще не было телевидения...

– К величайшему сожалению! Тем более – почему бы сегодня Багланову не показывать по ТВ? А наш Ермек Серкебаев, который, как и Муслим Магомаев, был великим оперным певцом и прекрасно пел эстрадные песни. А братья Абдуллины, близнецы, у Ришата – баритон, у Муслима – тенор. Какая сердечность была в их манере пения! Они тоже могли бы преподать мастер-класс нынешнему поколению певцов.

– У нас ведь есть их племянница, тоже певица…

– Да-да, Карина Абдуллина. Тоже хорошенькая, и голос душевный. Это у нее династийное, у Карины отец был солистом оперного театра. А сверх того – она сама пишет песни. Но что-то последние лет 10-15 я не вижу, не слышу ее.

– Как раз ее, наверное, не грех назвать звездой или хотя бы звездочкой?

– Само собой. Но вот на телевидении нашем я в последние годы ни разу ее не видела. Карина была инициатором юбилея братьев Абдуллиных, который очень достойно прошел в оперном театре. Не знаю, был ли показ на нашем ТВ? Телеканалы России часто показывают певцов и артистов прошлого. Быть может, у нас все же сохранились записи для подобных передач.

– Любопытно, чем руководствуется ТВ, составляя свои атласы звезд шоу-бизнеса?

– Да все тем же! Тугой кошелек – главный полюс тяготения. Состоятельные люди у нас не скупятся, приглашая сверхпопулярных звезд. Когда-то давно Булат Абилов зазвал на какое-то торжество Аллу Пугачеву. В одном из телеинтервью его спросили: «Правда ли, что вы заплатили ей сто тысяч зеленых?» – «Неправда, – ответил он. – Я заплатил ей сто двадцать тысяч». Так что денежные люди у нас есть, в том числе и в шоу-бизнесе. Они, наверное, и делают погоду.

– Когда-то существовала такая телепередача «Алло, мы ищем таланты». Она имела колоссальный успех и была очень продуктивной. Возможно ли такое сейчас?

– Это была, как теперь говорят, франшиза. Ее купило и небезуспешно использовало российское ТВ, а потом и наше. Но все это в прошлом. Жизнь продолжается. И как бы там ни было, но появляются и самородки, и просто талантливые люди. Хотелось бы, конечно, чтобы процесс этот был более осмысленным. Пока что все идет по Дарвину: выживает сильнейший.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 17 ноября 2017 > № 2393281 Асия Мухамбетова


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 ноября 2017 > № 2393224 Анвар Сайденов

Анвар Сайденов о достижениях и неудачах в денежно-кредитной политике

Экс-глава Нацбанка также высказал мнение о том, что банки во многом строились «феодальным» образом

В связи с отмечаемым на этой неделе Днем финансиста «Капитал.kz» обратился к Анвару Сайденову, возглавлявшему Национальный банк РК с 2004 года по январь 2009 года, за оценками побед и поражений казахстанской банковской системы.

— Анвар Галимуллаевич, каковы, по-вашему, главные достижения и неудачи в денежно-кредитной политике и регулировании за годы суверенитета?

— Думаю, что хотя сейчас распространено критическое отношение к «лучшей финансовой системе СНГ», все равно был период — вторая половина 90-х — начало двухтысячных, — когда было чем гордиться на самом деле. Это и внедрение международных стандартов, и активное привлечение иностранных игроков на наш финансовый рынок. Ну и болезненное сокращение количества банков с более чем 200 до 50, затем до 30. Если говорить о Нацбанке как о регуляторе, эти достижения нельзя перечеркивать. Другое дело, что целый ряд субъективных и объективных факторов привел к тому, что наша банковская система находится в том состоянии, в каком мы ее видим сейчас.

Выделение надзора в отдельное агентство в свое время было серьезным структурным изменением. Опять же какие-то недоработки самого АФН привели к тому, что оно было возвращено в лоно Национального банка. Для этого были субъективные предпосылки, но возникший вследствие этого конфликт налицо, в виде, например, того конфликта интересов, с которым сталкивается Нацбанк, будучи регулятором и одновременно крупным игроком на финансовом рынке. Есть более локальные достижения, о которых можно упомянуть, например, то, что построенная платежная система в свое время также признавалась лучшей на постсоветском пространстве. Важным было и внедрение различных механизмов и институтов финансового сектора, той же системы гарантирования депозитов, жилстройсбережений.

Говорить о денежно-кредитной политике, конечно, сложнее, поскольку в курсовой политике других важных «центробанковских» направлений мало чем можно похвастаться. Хотя можно отметить достаточно серьезный переход к инфляционному таргетированию, как бы его ни критиковали сейчас. Определенные шаги в данном направлении предпринимались. Отметил бы еще создание Национального фонда как очень важный шаг — это, конечно, достижение не только Нацбанка, но и руководства страны и экономического блока в целом. Думаю, что это было очень значимое решение, существование Национального фонда и его роль в тяжелые времена нельзя недооценить. Прорывом стало и создание накопительной пенсионной системы. Эта реформа также прошла очень тернистый путь шараханий из крайности в крайность, но мы ее внедрили опять же первыми в СНГ по достаточно прогрессивным моделям — это была очень серьезная подвижка. Наши реалии привели к тому, что пенсионная система была под таким грузом проблем, что пришлось делать кардинальные изменения. Насколько они были правильными — отдельный большой вопрос. В какой-то степени можно говорить о достижении определенного статуса Национального банка. Больше, конечно, о временах, когда его возглавляли Даулет Хамитович Сембаев, Ораз Жандосов, Григорий Марченко. Тогда авторитет института был очень высок, и к нему прислушивались не только наш истеблишмент и руководство страны, но и население в целом. Думаю, это было очень важно.

Неудачи — это как раз те девальвации, которые происходили. Среди них были крайне необходимые, например, переход к свободно плавающему обменному курсу 1999 года. Это был взвешенный шаг, хотя, по некоторым оценкам, возможно, осуществленный с небольшим опозданием. Если оценивать последние девальвации, то механизмы реализации, влияние на экономику и конкурентоспособность наших предпринимателей были далеки от идеала. И, вспоминая неудачи, нельзя не упомянуть о росте внешнего долга банковского сектора накануне кризиса 2008−2009 годов. Наверное, в этом все же была доля вины регулятора и надзора. Последствия тех ударов, которые получила банковская система, не преодолены до сих пор, банки и сейчас не вышли из той ситуации. То, в каком состоянии находится ряд секторов — строительство, рынок недвижимости, — все это следствие упомянутых просчетов.

- Какие ваши решения ретроспективно кажутся наиболее удачными и что хотелось бы изменить, будь такая возможность?

— Наверное, правильнее говорить не о каких-то личных решениях, принимаемых в период руководства Нацбанком, а о тех событиях, в которых участвовал. Могу вспомнить про получение Казахстаном первого инвестиционного рейтинга и размещение первых еврооблигаций в 1996 году. Тогда, хоть и на последнем этапе, подключился к этому процессу. Это был знаковый момент, мы это сделали раньше России, ненамного, но все-таки. Еще могу упомянуть, что принимал участие в выделении Агентства финансового надзора из Нацбанка. Это и большой опыт, и в целом я до сих пор оцениваю это решение как правильное. Тогда я курировал надзор как заместитель председателя Нацбанка, а Елена Бахмутова была директором департамента финансового надзора, общего для всего финансового рынка. Мы как раз работали над тем, на каких принципах должно выделяться агентство, как оно должно финансироваться, какой будет структура и в конечном итоге даже в какое подразделение пойдет каждый сотрудник. Считаю, что создание АФН нельзя назвать однозначной удачей, но это было важное событие, в котором также довелось принимать участие. Есть еще одно достижение, может быть, моя личная роль там была больше, но, с другой стороны, реакция людей и освещение в СМИ были смешанными — это ввод новых тенге 2006 года. По-прежнему очень люблю этот банкнотный ряд. Был вовлечен в этот процесс с нашим дизайнером и банкнотной фабрикой очень сильно, хотя это, может быть, не совсем правильно. Уважаемый Ораз Жандосов меня за это критиковал, считая, что председатель Нацбанка не должен так погружаться в процесс печатания банкнот. Какие-то изобразительные решения, быть может, не были идеальными, но считаю, это был удачный шаг Национального банка, получивший признание. Десятитысячная банкнота тогда была признана лучшей на проводившемся впервые конкурсе, в котором участвовало все международное банкнотное сообщество. То, что мы стали первыми чемпионами, вызывает большое удовлетворение.

Что хотелось бы изменить? Если говорить о чем-то совсем уж личном, то серьезно бы подумал, идти ли мне в БТА после Национального банка в 2009 году. Это была очень тяжелая и, признаюсь, неблагодарная работа. Не могу сказать, что она полностью завершилась успехом, хотя две реструктуризации, которые удалось провести, были достаточно жесткими для кредиторов. Для банка это тоже был успех, но сама проблема БТА Банка присутствует до сих пор и полностью не решена. И, конечно, в 2009 году никто не представлял масштабы и сложности тех задач, которые все еще существуют.

И, возвращаясь к кризису 2007−2009 годов, я в Нацбанке, а также руководство АФН видели какие-то риски и предпринимали промежуточные шаги, чтобы дестимулировать внешние заимствования. Нацбанк повышал минимальные резервные требования, АФН вводило требования по открытой валютной позиции и ограничения по заимствованиям. Но барьеры для дешевых ресурсов фондирования, которые поступали, а потом неэффективно вкладывались, преимущественно в недвижимость, создать не удалось. Не знаю, можно ли даже с имеющимся нынешним знанием вернуться в ту ситуацию и как-то все предотвратить. На последнем Конгрессе финансистов, который состоялся в 2006 году, шли очень бурные обсуждения по этому поводу. С одной стороны, была точка зрения регулятора, а с другой — крупнейших банков, которые считали, что с помощью этих заимствований и вложений в конкретные секторы поддерживается экономический рост. По итогам той давней дискуссии не было принято однозначных решений.

— Что сейчас происходит в банковском секторе, на ваш взгляд, — кризис, стагнация или устойчивый рост? Почему одни игроки чувствуют себя очень хорошо, а другие — очень плохо. И почему обострение ситуации с банками началось именно сейчас (Казинвестбанк, Delta Bank, Казком, Bank RBK)?

— Все это, наверное, последствия 2008−2009 годов, хотя, думаю, во многом то, что произошло с нашими банками в 2008—2009 годах, и то, что они расхлебывают до сих пор, это было связано с тем, как выстраивалась наша банковская система. И тот кризис высветил все ее слабые места. Назвал бы сегодняшнее состояние попыткой преодоления кризисных явлений, которые все равно продолжают присутствовать. Возьмем такой очень важный вопрос: принципы корпоративного управления — взаимоотношения акционеров, советов директоров и менеджмента в банковском секторе. Еще по итогам кризиса 2008 и 2009 годов на примере БТА озвучивался тезис о том, что не были совершенны процедуры корпоративного управления, не было «стены» между менеджерами и акционерами. Думаю, это во многом связано с тем, что в наш банковский сектор акционеры приходят не для того, чтобы получать просто дивиденды от банковской деятельности. Последние события как раз подтверждают: у собственников интерес к банкам связан с финансированием своих собственных проектов. Пример очень многих институтов это доказывает. Сам по себе банковский сектор с точки зрения зарабатывания дивидендов в наших условиях не слишком привлекателен. Наши банки, даже крупные, во многом строились таким «феодальным» образом. Институт должен работать на «хозяина», а все остальное практически является побочной функцией. Крайне важно также вспомнить, на каких ресурсах росли наши банки. Зависимость от государства всегда была очень велика. В определенные периоды дешевых внешних заимствований, высоких рейтингов страны она снижалась. После 2008−2009 годов у нас произошло заметное огосударствление экономики, и основное фондирование стало происходить через нацкомпании, госхолдинги, государственные программы, и доступ к этим ресурсам превратился в очень важный источник благосостояния наших банков. Депозиты физических лиц, конечно, играли определенную роль, но не главную. Если говорить о тех банках, которые перечислены, то общей чертой как раз является то, что любой ценой, правдами и неправдами, привлекались средства государственного и квазигосударственного секторов. Когда возникло противоречие с точки зрения целей собственников банков и тем, как происходило фондирование, как раз и возникали проблемы, и «феодализм» в очередной раз показывал свой «оскал». Понятно, что это происходило в основном с банками второго эшелона. Казком — это отдельная история. Он нес на себе груз БТА, и того, как была структурирована сделка по его приобретению.

Какого-либо шокового обострения в секторе в последние годы ведь и не происходило. Просто проблемы, которые никуда не исчезали, высвечиваются в одном или в другом банке, когда под влиянием объективных и субъективных причин то обостряется ситуация с ликвидностью, то проблемный кредитный портфель переходит определенные разумные пределы управляемой ситуации.

— Теперь и с точки зрения фондирования на сектор будет оказываться давление в сторону укрупнения?

— Укрупнение само по себе также не является панацеей. Говорить, что какие-то банки очень хорошо себя чувствуют, сложно. Наверное, кто-то более или менее спокоен. Если исключить «дочек» глобальных игроков или российские банки, у которых специфическая бизнес-модель и доступ к ресурсам, то, конечно, «Халык» выделяется. Но в то же время большую часть своей прибыли он заработал в прошлом году не за счет кредитования, а за счет доходности своего портфеля госбумаг. То есть проблемы связаны как с тем, что коренится внутри самих наших банков, так и с нашей экономикой, не создающей благоприятных предпосылок для оздоровления банковского сектора. В каждом из этих банков можно найти и какие-то специфические сложности, допустим, в Delta, ситуацию в зерновом бизнесе. Поэтому считаю, что посткризисное тяжелое состояние не преодолено.

Как кредитор последней инстанции и обладатель ресурсов ликвидности Нацбанк в рамках программы обеспечения финансовой стабильности предпринимает правильные шаги. Другой вопрос, что у многих возникает впечатление, что в капитал банков вливаются бюджетные средства, но, во- первых, они возвратные, а, во-вторых, Национальный банк с точки зрения эмиссии денег играет особую роль, которой должен периодически пользоваться. Ситуация в банковском секторе, конечно, непростая, и как долго продлится этот период, сложно предсказать.

— Извлечены ли в полной мере банковским сектором уроки из кризисов?

— Думаю, наши банкиры — достаточно профессиональные финансисты, умные люди. Проблемы довольно большому количеству людей были ясны еще тогда, в 2008—2009 годах. С этой точки зрения вынесение уроков, наверное, произошло. Но полномасштабно завершить работу над ошибками не удалось. Это очень трудно сделать, потому что рамки, в которых существуют наши банки, — это прежде всего структура экономики, и каналы, по которым поступают ресурсы, поменялись не очень сильно. Вера в то, что государство протянет руку помощи и через денежные каналы, другие способы, окажет поддержку бизнесу и банкам, очень велика. Надеяться на то, что все сделает сам рынок, опрометчиво, поскольку этого свободного рынка давно уже нет даже в старых рыночных экономиках. Поэтому ответ — и да, и нет. Но это всегда так, даже если выводы сделаны, самое сложное — реализация. Наша экономика все равно является транзитной, нет истории институтов и рыночных сил, которые бы могли изменить ситуацию. Оптимизм все равно присутствует, сам сталкиваюсь с поколением молодых, очень образованных финансистов. Примерно то же происходит на государственной службе.

Как бы грустно это не было, себя приходится относить к другому поколению, которому остается уже только советовать. Хотя, наверное, в любом возрасте люди способны на реализацию самых фантастических проектов.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 17 ноября 2017 > № 2393224 Анвар Сайденов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390849 Тулеген Аскаров

«Плохие» кредиты давят на банковский сектор

Резкий рост объема проблемных займов у терпящего бедствие Bank RBK – до 600 млрд тенге с 46 млрд тенге по состоянию на 1 октября – вполне логично привлек внимание к соответствующим данным оперативной отчетности регулятора.

Тулеген АСКАРОВ

Как отмечалось «ДК» в предыдущем банковском обзоре, после завершения масштабной сделки по спасению Казкоммерцбанка и приобретению его Народным банком Казахстана вопреки ожиданиям совокупный объем «плохих» займов заметно увеличился. При этом произошел его рост не только в абсолютном выражении, – поднялась и доля таких кредитов в совокупном ссудном портфеле банковского сектора. По осени эта негативная тенденция сохранилась, и в сентябре объем займов с просрочкой платежей свыше 90 дней вырос еще на 0,9% до 1 трлн 772,3 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 16,2 млрд тенге.

Среди участников рынка лидером по этому показателю по-прежнему оставался Казкоммерцбанк с 570,7 млрд тенге по состоянию на 1 октября. При этом за первый месяц осени объем «плохих» займов у него вырос значительно – почти на 6%. Вторым шел Delta Bank с 314,8 млрд тенге, а третьим – Народный банк Казахстана (223,1 млрд тенге). На долю этого трио приходилось 62,5% от общего их объема. 100-миллиардную отметку здесь к началу октября превысил еще и дочерний Сбербанк России.

По доле «плохих» кредитов в ссудном портфеле впереди шел Delta Bank с 99,73%. Но после отзыва лицензии у него печальное лидерство переходит к Казкоммерцбанку – 40,28%, тогда как месяцем ранее было 35,83%. За ним следует дочерний Национальный банк Пакистана в Казахстане – 33,36%. Среди других участников рынка 10%-ную планку на начало октября превысили также АТФБанк (10,37%) и дочерний Банк ВТБ (Казахстан) (14,01%). У Bank RBK значение этого показателя было на уровне в 6,41%. Общая же доля проблемных займов в совокупном ссудном портфеле банков второго уровня за сентябрь слегка уменьшилась – с 12,77% до 12,75%.

Немного снизилась за первый месяц осени и сумма просроченной задолженности по кредитам, включая просроченное вознаграждение, – на 0,1% до 2 трлн 1,5 млрд тенге. Позитивный тон задал здесь Казкоммерцбанк, лидирующий и по этому показателю, – у него произошло снижение «просрочки» на 4,8% до 649,5 млрд тенге. В этом же тренде двигался и занимающий второе место Народный банк Казахстана, сокративший ее на 2,8% до 237,6 млрд тенге. Но у других участников рынка с объемом «просрочки» более 100 млрд тенге она за сентябрь выросла, причем весьма прилично: у АТФБанка – на 7,7% до 141,6 млрд тенге, Евразийского банка – 8,4% до 138,6 млрд тенге. Вплотную к этой планке придвинулся и Банк ЦентрКредит после впечатляющего прироста на 15,6% до 91,1 млрд тенге.

А совокупный ссудный портфель банковского сектора за первый месяц осени увеличился на 1,1% до 13 трлн 902,9 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 154,6 млрд тенге. Идущий впереди по объему выданных кредитов Народный банк Казахстана нарастил свой портфель на вполне приличные 4,2% до 2 трлн 507,9 млрд тенге. Прибавку показал и идущий вторым Цеснабанк (1% до 1 трлн 708,8 млрд тенге), тогда как у Казкоммерцбанка произошло снижение на 5,8% до 1 трлн 417,4 млрд тенге. Замкнувший группу «триллионеров» по этому показателю дочерний Сбербанк России завершил первый месяц осени приростом на 4,2% до 1 трлн 147,4 млрд тенге. А вот Kaspi Bank, идущий пятым, отодвинулся от этой группы после снижения на 0,8% до 896,9 млрд тенге. Теперь его позициям вполне реально угрожает Банк ЦентрКредит, прибавивший 2,4% до 891,4 млрд тенге. Замкнули же первую десятку банковского сектора по объему ссудного портфеля АТФБанк (2,3% до 815,1 млрд тенге), Bank RBK, у которого произошло снижение на 0,7% до 717,8 млрд тенге, Евразийский банк с приростом на 0,9% до 636,3 млрд тенге и ForteBank (1,4% до 580,4 млрд тенге).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390849 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров

Нацфонд тревоги нашей

Хотя мировые цены на «черное золото» держатся на вполне приличном уровне выше $60 за баррель, нефтяная «кубышка» Казахстана по осени заметно пустеет как в тенговом, так и в долларовом эквивалентах.

Тулеген АСКАРОВ

Как следует из данных Министерства финансов, опубликованных на его сайте, с 23 трлн 865,6 млрд тенге на начало этого года средства Национального фонда сократились за 10 месяцев текущего года до 21 трлн 332,3 млрд тенге. В абсолютном выражении деньги этой виртуальной структуры на счету Минфина в Нацбанке уменьшились к началу ноября на 2 трлн 533,3 млрд тенге, а в относительном – на 10,6%.

Ключевыми источниками этого негатива стали гарантированные трансферты из Нацфонда в республиканский бюджет, объем которых за январь-октябрь достиг 2 трлн 680,0 млрд тенге, а также целевые трансферты, объем которых составил 1 трлн 434,9 млрд тенге. Еще 6,1 млрд тенге были потрачены на покрытие расходов, связанных с управлением Нацфондом (им занимаются Нацбанк вместе с внешними управляющими), и проведение его ежегодного аудита. Общая же сумма средств Нацфонда, использованных за 10 месяцев, составила 4 трлн 121,1 млрд тенге.

Поступило же денег в Нацфонд в этом году гораздо меньше – в 2,6 раза, а в абсолютном выражении – 1 трлн 587,7 млрд тенге. Львиная доля поступлений пришлась на налоги от организаций нефтяного сектора (за исключением налогов, зачисляемых в местные бюджеты) – 1 трлн 421,0 млрд тенге. Надо сказать, что рост цен на нефть благотворно сказался на поступлениях от добывающих ее компаний, так как в прошлом году на начало ноября их объем составил 1 трлн 169,2 млрд тенге. Следующая по величине статья прихода в Нацфонд – инвестиционные доходы от управления его активами, составившие за первое полугодие 125,5 млрд тенге. Далее следуют другие поступления от операций, осуществляемых организациями нефтяного сектора (за исключением поступлений, зачисляемых в местные бюджеты), – 31,3 млрд тенге. Среди них наибольшая часть приходится на средства, полученные от недропользователей по искам о возмещении вреда организациями нефтяного сектора, – 27,2 млрд тенге. Из республиканского бюджета в Нацфонд были возвращены средства целевого трансферта в объеме 9,1 млрд тенге. Относительно небольшие суммы составили поступления от приватизации республиканской собственности (0,4 млрд тенге) и от продажи земельных участников сельскохозяйственного назначения (0,3 млрд тенге).

В долларовом эквиваленте активы Нацфонда также сократились в этом году весьма заметно. С начала года они уменьшились на 8,14% до $56 млрд 237 млн, в абсолютном выражении – на $4 млрд 981 млн. Для сравнения: за весь прошлый год, когда нефтяные цены были ниже, деньги Нацфонда сократились на 3,43%, или $2 млрд 174 млн. И, как следует из заявления председателя Нацбанка Данияра Акишева, до конца года снижение валютных активов фонда продолжится. Ведь из него необходимо продать почти $1 млрд для конвертации в тенговую сумму, которая необходима для перечисления трансферта в бюджет.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров


Казахстан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390845 Тулеген Аскаров

Миссия выполнима

По давно сложившейся традиции к концу осени деловой сезон достигает своего пика с тем, чтобы потом передать эстафету декабрьскому праздничному марафону.

Тулеген АСКАРОВ

Минувшая неделя в этом смысле не стала исключением из правила – один лишь Конгресс финансистов, возобновивший свою работу после 11-летней паузы, чего стоит! Конечно, деловых новостей до конца года будет еще много. Но ближе к концу года, как только страна отметит две предстоящие официальные «красные» даты календаря, в информационном потоке неизбежно начнет довлеть рождественская и новогодняя праздничная тематика с ее радостной шумихой.

ТЯЖЕЛА ТЫ, ШАПКА ДИПЛОМАТА!

Однако одна тема в этом заключительном информационном «вале» уходящего года будет стоять особняком, поскольку с нее начнется для Казахстана и год наступающий. Это председательство нашей страны в Совете безопасности ООН, до начала которого осталось со дня выхода этого номера «ДК» всего лишь полтора месяца! Напомним читателям «ДК», что непостоянным членом Совбеза на 2017-2018 годы Казахстан был избран в конце июня прошлого года, набрав 138 голосов из 193 государств – членов ООН. Помнится, как радостно обнимались тогда наши высокопоставленные дипломаты. А нынешний министр иностранных дел Кайрат Абдрахманов, занимавший в ту пору пост постоянного представителя Казахстана в ООН, и вовсе сидел, закрыв глаза, – то ли устал от огромной подготовительной работы перед решающим голосованием, то ли просто не мог поверить в эту большую дипломатическую победу.

Работа в Совбезе ООН – это не только большая честь, но и огромная ответственность для его членов. Именно на этот постоянно действующий орган возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности. И ответственность эту разделяют не только 5 постоянных его членов, представленных государствами, победившими во второй мировой войне, но и 10 непостоянных.

Полномочия Совбеза включают не только сферу безопасности, но и деловую жизнь. К примеру, этот орган может призвать членов ООН к введению экономических санкций и других мер, не связанных с применением силы, если это необходимо, чтобы остановить агрессора или предупредить его потенциальные действия. Совбез также имеет право расследовать споры и ситуации, влекущие обострение международных отношений, и давать рекомендации по их урегулированию, занимается страновой, региональной и другой тематикой. И, конечно же, члену Совбеза ООН никак не уйти от участия в реформировании этой организации – ведь она создавалась сразу же после окончания Второй мировой войны, а с тех пор глобальные реалии радикально изменились.

В общем, для дипломатов Совбез явно не синекура, а место напряженной повседневной работы! Ведь только к началу последнего месяца осени было принято почти пять десятков резолюций этого органа ООН, посвященных ситуации вокруг КНДР, в Афганистане, на Ближнем Востоке, в Африке и других «горячих» регионах, операциям ООН по поддержанию мира, угрозам, создаваемым террористическими актами, и другим актуальным темам.

На непостоянных членов Совбеза возлагается еще и председательство в его вспомогательных органах по тематическому или страновому направлению. Казахстану достались весьма сложные и важные для всего мира направления – по Афганистану/Талибану (Комитет 1988), ИГИЛ/ДАИШ/Аль-Каида (Комитет 1267/1989/2253) и по Сомали/Эритрее (Комитет 751/1907). Кроме того, наша страна активно участвует в работе других санкционных комитетов. И такая нагрузка вполне укладывается в казахстанские интересы! Ведь официальная Астана сразу же ясно дала понять, что будет использовать членство в Совбезе для продвижения своих национальных стратегических интересов, включая укрепление стабильности и безопасности в регионе Центральной Азии для превращения его в зону мира, сотрудничества и безопасности.

НАША ПОЗИЦИЯ ЯСНАЯ

Судя по заявлениям руководства МИДа, подготовка к председательству Казахстана в Совбезе ООН идет полным ходом. Ведь его срок короток, составляя лишь месяц! В нашем случае это январь следующего года, так что времени на раскачку после встречи Нового года у отечественных дипломатов просто не будет.

Церемонию вступления Казахстана в председательство в Совбезе ООН откроет президент Казахстана. Об этом на днях сообщил председатель сената Касым-Жомарт Токаев в ходе встречи с Натальей Герман, спецпредставителем Генерального секретаря ООН, главой Регионального Центра ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии. В планах казахстанского председательства, судя по информации МИДа, – открытые дебаты Совбеза высокого уровня по международному миру и безопасности с участием главы нашего государства, дебаты министерского уровня по Центральной Азии и Афганистану наряду с квартальными дебатами по Ближнему Востоку на уровне послов.

Официальная Астана также объявила о намерении подготовить и принять документ по Центральной Азии и Афганистану в виде резолюции Совбеза ООН или заявления его председателя. Добавим также, что последнему необходимо еще и руководить текущей деятельностью этого органа, включая созыв его заседаний, их открытие и ведение, подписание официальных отчетов.

О чем конкретно будет говорить в Нью-Йорке глава нашего государства, станет известно, конечно же, только в январе. В качестве одной из последних проб пера можно ориентироваться на его выступление в минувший понедельник в Астане на заседании «Астана клуба». Там президент Казахстана констатировал катастрофические масштабы международного терроризма, заметив, что «по географии и масштабам мы находимся условно фактически в состоянии третьей мировой войны. В войне против террора».

Не обошел он вниманием и напряженную ситуацию на Корейском полуострове в условиях отсутствия консенсуса между крупными державами в вопросах противоракетной обороны и сокращения ядерного оружия. Зависла ситуация в Афганистане, Ираке, Украине, Нагорном Карабахе. Много лет ведутся активные боевые действия на Ближнем Востоке и в Африке. Словом, глобальная напряженность растет, а вслед за ней увеличиваются и военные расходы. В фокусе внимания президента также проблемы неконтролируемой миграции, санкционных войн, резкая фрагментация мирового экономического и технологического пространства с формированием нового торгового миропорядка, в котором усиливаются позиции протекционизма.

Позиция Казахстана вполне ясна, что и подтвердил президент: «Мы пытаемся привнести в мир то, чего ему в последнее время так сильно не хватает – объединения, сплоченности и толерантности для решения глобальных задач». По его мнению, Евразия в целом способна предложить объединяющую повестку в области безопасности, экономического роста и диалога для создания принципиально новой геоэкономической конфигурации этого континента через реализацию инициатив «Пояса и пути», Евразийского экономического союза, экономического измерения ШОС, программы «Нурлы жол» и других проектов.

Напомним читателям «ДК» и о других международных инициативах руководства Казахстана, которые были выдвинуты ранее в ходе 70-й сессии Генассамблеи ООН, Саммитов «Пост-2015» и по противодействию насильственному экстремизму осенью 2015 года, и весной прошлого года по итогам Саммита по ядерной безопасности в марте. Это достижение к 2045 году безъядерного мира (соответствующая резолюция Генассамблеи была инициирована Казахстаном), создание глобальной антитеррористической коалиции под эгидой ООН, ежегодное перечисление 1% от оборонного бюджета стран – членов ООН в специальный Фонд ООН по финансированию Целей устойчивого развития и другие. В концентрированной форме эти инициативы изложены в Манифесте «Мир. XXI век».

В заключение остается лишь еще раз порадоваться большому успеху наших дипломатов, выведших Казахстан на орбиту членства в Совбезе ООН. Подводя итог первому году этого внешнеполитического прорыва, можно констатировать, что в целом для отечественной дипломатии он завершается неплохо.

Астанинский переговорный процесс по урегулированию в Сирии, саммиты ШОС и Организации исламского сотрудничества, международная выставка ЭКСПО-2017, международный банк ядерного топлива – список, безусловно, впечатляющий.

Кстати, Сирия в этом списке неслучайно стоит на первом месте. Ведь 10 лет тому назад в ноябре 2007 года глава нашего государства совершил первый визит в эту страну, где находятся мавзолей Абу Насра аль-Фараби и мемориальный комплекс Султана Бейбарса. Так что в качестве одного из первых подарков на приближающийся Новый год можно загадать желание скорого мира в Сирии, чтобы наши соотечественники смогли посетить святыни своих великих предков!

Казахстан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390845 Тулеген Аскаров


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 ноября 2017 > № 2394348 Шахрат Нурышев

Создание человеческого сообщества с единой судьбой - коллективная ответственность за стабильность, безопасность и соразвитие мирового сообщества - посол Казахстана в Китае Ш. Нурышев

Создание человеческого сообщества с единой судьбой, следует воспринимать, как коллективную ответственность за стабильность, безопасность и соразвитие мирового сообщества, об этом заявил посол Казахстана в Китае Шахрат Нурышев в эксклюзивном интервью агентству Синьхуа.

Ш. Нурышев сказал, что на его взгляд, XIX съезд компартии Китая был одним из самых ожидаемых мероприятий октября 2017 года. "Это тот случай, когда за развитием внутренних событий в одной стране наблюдает весь мир", - сказал он.

По его словам, за последние годы роль и место Китая в мировой политике и глобальной экономике настолько выросли, что его внутреннее положение оказывает серьезное влияние на мировые дела. Высокая степень ответственности руководства КНР за стабильное и последовательное развитие своей страны гарантирует 30 процентов ежегодного роста глобальной экономики.

"Поэтому внимание международной общественности, прежде всего, было приковано к тому какие новые стимулирующие меры будут предприняты Китаем для укрепления партийного управления, борьбы с коррупцией, дальнейшей реализации "китайской мечты", продвижения социализма с китайской спецификой, претворения в жизнь инициативы "Один пояс, один путь", - сказал Ш. Нурышев.

Ш. Нурышев отметил, что доклад генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпина приковал внимание всех экспертов. Он требует очень глубокого изучения в качестве стратегического плана развития Китая на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Схожесть и близость содержания доклада со Стратегией развития Республики Казахстан до 2050 года делает его понятным для казахстанцев. Конечная цель обоих документов - рост благосостояния населения, обеспечение системного и последовательного развития различных сфер экономики, стимулирование инновационного развития, верховенство закона, искоренение коррупции, реализация мирной внешней политики.

По словам посла, доклад Си Цзиньпина дает ясную картину о том, в каком направлении будет развиваться Китай, какие меры для этого будут приняты, какова его конечная цель. Это в свою очередь позволяет мировому сообществу убедиться в предсказуемости действий Китая, стабильности народного хозяйства, стремлении проводить открытую внешнюю политику, но в то же время и в готовности решительно отстаивать свои национальные интересы.

"На мой взгляд, "человеческое сообщество единой судьбы" следует воспринимать, как коллективную ответственность за стабильность, безопасность и соразвитие мирового сообщества. Китай, как член Совета Безопасности ООН вносит огромный вклад в сохранение глобального мира и налаживание диалога по различным актуальным вопросам современности", - подчеркнул Ш. Нурышев.

"Более того, в последние годы Пекин демонстрирует готовность оказывать помощь другим странам мира в привлечении инвестиций, финансовых ресурсов, технологий и оборудования для стимулирования роста их экономик", - добавил он.

По его словам, Китай, развиваясь сам, помогает развиваться и другим странам мира. Он постоянно выступает с различными конструктивными предложениями и идеями, направленными на достижение Целей развития тысячелетия. Инициатива председателя КНР Си Цзиньпина "Один пояс, один путь" получила поддержку более 100 стран мира и обрела поистине глобальный характер.

Учреждение Фонда Шелкового пути и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций способствует развитию мировой экономики открытого типа. Наличие альтернативных источников финансирования перспективных экономических проектов создает условия для выбора наиболее приемлемых форм привлечения инвестиций и средств для развития экономик стран мира.

Ш. Нурышев заявил, что в настоящее время Казахстан и Китай ведут активную работу по сопряжению Новой экономической политики Казахстана "Нурлы жол" и программы по формированию Экономического пояса Шелкового пути. На активной стадии находится сотрудничество в сфере индустриализации и инвестиций, которое охватывает 51 проект в наиболее востребованных для индустриально-инновационного развития Казахстана сферах экономики. Это - машиностроение, горно-металлургический комплекс, металлообработка, электроэнергетика, химическая, пищевая, строительная и легкая промышленность.

По словам посла, в результате реализации казахстанско-китайской программы индустриально-инвестиционного сотрудничества ожидается создание ряда высокотехнологичных предприятий, способных к производству высококачественной отечественной продукции с высокой добавленной стоимостью, ориентированной на экспорт на зарубежные рынки, при создании порядка 20 тысяч новых рабочих мест.

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 14 ноября 2017 > № 2394348 Шахрат Нурышев


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 ноября 2017 > № 2391714 Айдар Амребаев

Как решения съезда Компартии Китая отразятся на Казахстане?

За недавним съездом Коммунистической партии Китая следила, без преувеличения, вся планета. Оно и понятно: в эти дни определялась стратегия развития крупнейшей – с точки зрения и численности населения, и экономического потенциала – страны мира, а значит, так или иначе, и судьба всего человечества. Пройти мимо такого события мы, конечно, не могли. О том, как итоги съезда могут отразиться на Казахстане и вообще на Центральной Азии, мы попросили рассказать руководителя Центра прикладной политологии и международных исследований Айдара Амребаева.

- Айдар Молдашович, расскажите для начала, к каким главным решениям пришла самая большая партия в мире?

- Прошедший в Пекине съезд китайских коммунистов действительно был судьбоносным как для самой Поднебесной, так и для стран-соседей. И этому есть несколько фундаментальных причин.

Во-первых, данный форум дал оценку пути, пройденного Китаем под руководством “пятого поколения руководителей” (с момента прихода к власти Си Цзиньпиня).

Во-вторых, он определил приоритеты дальнейшего развития страны.

В-третьих, съезд подтвердил приверженность эволюционному характеру преемственности политического курса, сохранению общественной стабильности и уверенности в будущем. Конституируется, дифференцируется и эволюционирует содержание доминирующего идеологического концепта “социализма с китайской спецификой”, в котором наблюдается некоторая смена акцентов: социализма становится все меньше, а китайской специфики все больше. Социалистическая доктрина становится своеобразным кодексом поведения элиты, а китайский национализм - понятным и принимаемым большинством населения алгоритмом ценностей и действий. В связи с этим постепенно происходит оформление и укрепление новой идеологемы “китайской мечты”, как возрождения величия страны.

В-четвертых, руководство КНР предложило собственную картину “эпохи”, а также места и роли в ней Китая. Страна осуществляет непростой переход из разряда развивающихся стран в число лидеров современного мира с соответствующим объемом полномочий, прав и обязанностей, а также региональных и глобальных амбиций.

В-пятых, осуществлена плановая ротация высших руководящих кадров с коллективным согласованием существующего межэлитного статус-кво и одновременным сохранением лидерства тандема Си Цзиньпинь - Ли Кэцян в управлении страной на грядущие пять лет. Вопрос о преемственности власти (передаче ее следующему поколению руководителей) отложен и находится теперь в личной компетенции “ядра партии” - Си Цзиньпиня.

В-шестых, произошла “канонизация” действующего председателя КНР как лица, сопоставимого с лидерами прошлого (Мао Цзэдун и Дэн Сяопин), определившими стратегическое направление развития Китая на долгие годы вперед. В этой связи мы наблюдаем процесс своеобразной “сицзиньпинизации” политики Поднебесной на современном этапе. А значит, стратегическое видение и планы, озвученные действующим председателем КНР, - это “всерьез и надолго”…

- А что из всего этого может напрямую или косвенно касаться отношений Китая с Казахстаном?

- Можно увидеть созвучия в планах Китая и Казахстана. Интересно, к примеру, что оглашенный генеральный план развития КНР до 2050 года по временному горизонту совпадает со стратегическими горизонтами Казахстана, который руководствуется собственной Стратегией развития до 2050 года.

В выступлении генсека ЦК КПК Си Цзиньпиня перед 2280 делегатами съезда были названы три основных этапа. На первом - к 2020 году - планируется построить общество среднего достатка с многочисленным средним классом и полной ликвидацией нищеты. К 2035 году Китай должен подняться до уровня стран-лидеров инновационного типа; будет завершено создание правового государства, сократится разрыв в уровне доходов, в том числе между городскими и сельскими жителями; планируется ликвидировать затяжной экологический кризис. Наконец, к 2050 году «Китай по совокупной национальной мощи и международному влиянию войдет в число стран-лидеров».

Что касается Казахстана, то он в настоящий период осуществляет проект модернизации общественного сознания и в соответствии с национальной стратегией развития планомерно реализует 100 конкретных шагов навстречу инновационному состоянию общества, а также ставит амбициозную цель войти в число 30 наиболее развитых стран мира.

Говоря о достижении целей развития КНР, Си Цзиньпинь назвал целый ряд принципов и подходов, в том числе в экономической политике. Во-первых, он признал, что заоблачных темпов роста китайской экономики больше ожидать не стоит. По его словам, страна перешла «от высоких темпов роста к высококачественному развитию». Как известно, темпы роста ее ВВП на протяжении уже нескольких лет подряд падают на несколько процентных пунктов ежегодно. В 2016-м они составили 6,7% — самый низкий показатель за последние четверть века. В то же время это гораздо выше показателей других ведущих стран мира. Если средние темпы роста китайской экономики за последние пять лет составили 7,2%, то глобальной — лишь 2,6%. Такая стратегия “управления” темпами роста является адекватной мерой против “перегрева экономики” и увлечения формальными показателями. То есть приоритетом становится не экстенсивное расширение экономического потенциала, а качественное улучшение экономики, соответствие ее современному уровню.

Во-вторых, Китай продолжит поддерживать ставшие уже традиционными меры экономического управления. В частности, это касается патронирования государством финансовой сферы и интенсивного инфраструктурного развития — прокладка железных и автомобильных дорог, развитие водных и воздушных путей сообщения, трубопроводного транспорта, сетей электроснабжения и логистики.

Любопытно, что Казахстан избрал сходный план поддержки инфраструктурного развития, сориентированный на участие нашей страны в китайской инициативе “Пояс и путь” - это новая национальная экономическая программа “Нурлы жол”. Особенностью стратегии КНР является ее приоритетное финансовое обеспечение. Например, только в нынешнем году Поднебесная выделила из бюджета 800 млрд. юаней на строительство железных дорог и 1,8 трлн. юаней на развитие шоссейных и водных магистралей. В Казахстане же, который ограничен возможностями внутреннего инвестирования, упор делается на оптимизацию использования бюджетных ресурсов, выделение целевых государственных инвестиций на программу “Нурлы жол” и привлечение внешних заимствований в актуальные сектора экономики, в том числе через заинтересованное участие КНР в развитии транспортно-логистического коридора из Китая в Европу через территорию РК.

В Китае также будет продолжена работа по ликвидации избыточных производственных мощностей, борьбе с кризисом перепроизводства и сокращению чрезмерной долговой нагрузки. В Казахстане, избравшем стратегию форсированного индустриально-инновационного развития, будет осуществлена совместная с КНР программа индустриального сотрудничества, в рамках которой планируется реализовать 51 проект по созданию новых и переносу сюда ряда китайских предприятий. То есть эти задачи двух стран коррелируют и даже дополняют друг друга. Вопрос в том, насколько Казахстану удастся защитить национальные интересы и приоритеты при заключении тех или иных договоренностей с Китаем?

В-третьих, в КНР подтвержден курс на ослабление государственного контроля над экономикой и передачу экономической инициативы в руки народа. Си Цзиньпинь подчеркнул, что партия и государство будут «пробуждать и оберегать предпринимательский дух, поощрять большее число социальных субъектов к инновационной и предпринимательской деятельности». В этих целях предусмотрено значительно упростить инвестиционный режим. Если сейчас большинство инвестпроектов подлежат обязательному одобрению властей, то в будущем предполагается создание «негативного списка» проектов, за пределами которого можно инвестировать во что угодно без предварительного разрешения, лишь уведомив власти о своих капиталовложениях. В настоящее время подобный режим действует лишь в 11 зонах свободной торговли на территории КНР. В докладе XIX съезду обещано, что он будет распространен на всю страну.

Для Казахстана вопрос развития свободных экономических зон, в том числе с Китаем, тоже является актуальным. Однако он требует согласования с Евразийской экономической комиссией, которая весьма скептически относится к перспективе создания СЭЗ с КНР.

- Какие новые возможности открыл съезд китайских коммунистов для казахстанских предпринимателей?

- Важным сигналом для нашего бизнеса должно стать намерение руководства КНР развивать экономическое сотрудничество с зарубежными партнерами и гарантировать права иностранного капитала у себя «дома». На съезде было продекларировано: «Открытые двери Китая не закроются, они будут распахиваться все шире. Делая упор на реализацию инициативы «Один пояс – Один путь», следует и дальше уделять внимание заимствованию извне и выходу вовне». Также в докладе отмечено: «За счет расширения внешней торговли, культивирования новых видов хозяйственной деятельности и новых моделей в сфере торговли следует интенсивнее продвигать работу по превращению Китая в полноценную торговую державу. Следует расширять доступ на рынок и открытость внешнему миру, защищать законные права и интересы иностранных инвесторов. Обеспечить одинаковое и равное отношение ко всем зарегистрированным на территории Китая предприятиям».

Этот пункт имеет важное значение для взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества КНР с Казахстаном и другими странами Центральной Азии, которые намерены, например, активно продвигать экологически чистую сельхозпродукцию на китайский рынок, взаимодействовать на энергетическом рынке, в туристской индустрии и транспортно-логистической сфере. Чтобы не допустить сокращения объемов торгового оборота между нашими странами, необходима целенаправленная работа правительства РК по его диверсификации, обнаружению новых “ниш” на емком рынке Китая и продвижение интересов нашей страны на политическом уровне в рамках сотрудничества по проекту “Пояса и пути”.

- Всякое сотрудничество таит в себе и риски. Что может насторожить Казахстан и другие страны Центральной Азии в планах, принятых на съезде КПК?

- Для нас прошедший съезд означает, что намеченные и осуществляемые ныне проекты взаимодействия КНР со странами региона будут в приоритете экономической политики Китая не только на ближайшие годы, но и далее. Это долгосрочный тренд. И понятно, что он несет в себе как новые возможности, так и определенные «риски» и даже «дискомфорты», которые могут стать предметом дальнейших переговоров между странами.

В частности, активность китайской стратегии в регионе и новое китайское видение международного порядка обладают своей спецификой, которая была обозначена, например, в идее формирования своеобразного пространства «стран общей судьбы». Это напрямую касается государств, участвующих в инициативе «Пояс и путь». Однако здесь существует ряд нюансов.

Авторитетный российский исследователь А.Маслов подчеркивает: «Россия не входит в число этих стран, а лишь утверждает сопряжение с Китаем по этим вопросам». Очевидно, что речь идет о странах, находящихся в орбите китайского политического, экономического и культурного влияния. К ним, согласно новой внешнеполитической ориентации КНР, относятся страны Центральной Азии, в том числе и Казахстан. Данное влияние имеет и свои издержки.

Например, отмечаются факты ограничения культурной самоидентификации малых народов Китая, живущих на приграничных территориях. В этом отношении предметом нашей озабоченности должна стать судьба казахской диаспоры КНР. Обсуждение таких вопросов на экспертном и дипломатическом уровне может способствовать позитивному разрешению конфликтных ситуаций. Важно, чтобы эти проблемы не экстраполировались обеими сторонами на перспективы углубления отношений между РК и КНР, не усугубляли существующие опасения, связанные с китаефобией в Казахстане и этническим сепаратизмом в западном Китае. Думается, предложенный китайской стороной концепт «сообщества стран общей судьбы» требует более конкретного и детального толкования с целью избежать неверных интерпретаций и кривотолков, способных вызвать новые волны недопонимания в регионе.

Говоря в целом о прошедшем съезде, следует сказать, что он на деле стал этапным, «знаковым» событием не только в политической истории самого Китая, но и в современном глобальном международном процессе. Применительно к странам Центральной Азии его решения означают как новые возможности, так и новые вызовы. Это предполагает разработку более тщательной, глубокой и взвешенной стратегии взаимодействия и сотрудничества.

Комментарий в тему

Адиль Каукенов, директор Центра китайских исследований China Center:

«Казахстану выгоден курс, намеченный Си Цзиньпинем»

- Почему этот съезд привлек к себе столь пристальное внимание мировой общественности?

- На нем решалось не только то, как будет развиваться Китай в ближайшее время, но и то, каким будет внутриполитический и внутриэлитный расклад в стране. Ранее прогнозировалось, что Ху Чунхуа станет заместителем председателя КНР (с перспективой выдвижения на председательский пост), а Сунь Чжэнцай – премьер-министром. Но прогнозы не сбылись: первый не получил соответствующего назначения и уже не сможет стать китайским руководителем, а второго еще летом арестовали за нарушение партийной дисциплины и коррупцию. Впрочем, и без того было очевидно, что действующее поколение во главе с председателем Си Цзиньпинем более чем уверенно держит бразды правления в своих руках.

Хотя китайской политике присуща преемственность, нужно понимать, что Си — фигура необычная. Это яркий и харизматичный лидер со своим своеобразным видением мира. Проводимая им линия пользуется популярностью не только среди простого народа, но и внутри элитных кланов. Это позволило ему переломить сложившуюся тенденцию и провести назначения в Центральный комитет КПК согласно своим интересам. Значит, намеченный им курс продолжится и дальше.

- Что это дает Казахстану?

- Как известно, при ныне существующем курсе Казахстан получил очень серьезный карт-бланш со стороны Китая в рамках его стратегии «Один пояс - Один путь». Это действительно наиболее перспективное для нас направление, поскольку все другие сложны как с логистической, так и политической точек зрения. Оно открывает перед нами большие возможности, способствует развитию партнерства между нашими странами. И, кстати, нужно заметить, что успех этой стратегии во многом связывают именно с Казахстаном, в частности, с активным сопряжением нашей национальной программы «Нурлы жол» и китайской инициативы «Экономический пояс Шелкового пути».

То есть Казахстану выгоден курс, намеченный председателем Си Цзиньпинем. Более того, Астана активно использует представившиеся возможности для привлечения китайских инвестиций и технологических возможностей. То, что курс председателя Си будет продолжен, - важный для Казахстана момент с точки зрения его китайского вектора. Конечно, для людей, не посвященных в политическую жизнь КНР, такие вещи могут показаться обыденными, но те, кто следит за ней, прекрасно понимают значение всех этих нюансов.

А как вы оценивается намерение Китая строить сообщество «стран общей судьбы». Несет ли оно какие-то риски для соседей, в частности, для Казахстана?

- Если честно, я не понимаю, о каких конкретно рисках идет речь. В случае, например, обострения отношений на Корейском полуострове в силу политики Дональда Трампа или Кым Чен Ына — да, еще можно вычленить риски. Но в концепции "стран общей судьбы" все изложено по-китайски осторожно и очень размыто. Это не конкретика действий, а попытка описать текущую действительность и выразить свое к ней отношение.

Основная задача концепции - показать, что Китай понимает свою связь с регионом и региональной экономикой, что он не закрывается от внешнего мира, а видит свою судьбу в общности, в совместном развитии. Причем это излагается в обтекаемых и гладких формулировках, чтобы исключить какую-либо возможность двойного толкования или принятия на себя определенных обязательств.

- Зачем Китаю вообще понадобилось выдвигать данную концепцию?

- Дело в том, что влияние китайской экономики на мир продолжает расти. Соответственно мировая общественность нуждается в понимании того, как это развитие будет идти дальше, каким видит себя Поднебесная в мировом хозяйстве, как она реагирует на собственный рост? Сообщество «стран общей судьбы», собственно, и есть китайское видение этого процесса, причем в том смысле, что КНР видит себя частью региона, подчеркивает желание совместно строить региональную инфраструктуру, но по конкретным направлениям предпочитает договариваться с каждым отдельно.

Отсюда вывод: риски можно понять и объяснить, если анализировать конкретную программу действий или политику, а она у Китая сосредоточена в двусторонних отношениях, либо в участии в международных организациях. Тогда как "сообщество стран общей судьбы" представляет собой, прежде всего, манифест, в котором изначально не закладывалась какая-либо конкретика либо обязательства (финансовые или политические). Это, а также отсутствие соответствующего плана действий не оставляет поля для анализа реальных рисков.

Автор: Сауле Исабаева

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 14 ноября 2017 > № 2391714 Айдар Амребаев


Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев: Ситуация с RBK — экзамен на политическую вменяемость госаппарата

Продолжение интервью с известным казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии Данияром Ашимбаевым о ситуации с банком RBK.

Первая часть:

Ашимбаев: Концентрация VIP-персон в банке RBK парализовало управленческую волю всего финансового руководства страны

- Данияр Рахманович, что вы скажете о нередко озвучиваемом сегодня предположении, что проблемы некоторых банков связаны с намерением оттеснить от управления финансовыми ресурсами некоторых высокопоставленных персон и тем самым ослабить их позиции? Достаточно вспомнить ситуацию с Казкомом, после слияния которого с Народным банком бывший вице-премьер Имангали Тасмагамбетов фактически утратил ценный ресурс в финансовой сфере. Можно быть, схожие процессы происходят и в RBK, где, как вы заметили, высока концентрация VIP-персон?

- В последнее время мы в целом наблюдаем процесс выбытия фигур из казахстанского истеблишмента. Тасмагамбетов уехал послом в Москву. Нуртая Абыкаева вывели из сената. Масимова демонстративно исключили из политсовета «Нур Отана», хотя по законодательству он утратил это место автоматически еще в прошлом году, когда перешел на правоохранительную службу. Одновременно начались судебные слушания по делу бывшего министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева. Также на слуху ряд других коррупционных скандалов, связанных с высокопоставленными фигурами.

Все это свидетельствует о том, что, с одной стороны, градус напряженности в казахстанском истеблишменте растет, с другой — сценария дальнейшего развития событий ни у кого нет. Мы не видим государственной стратегии в этой сфере, лишь наблюдаем отдельные тактические шаги — взлеты и падения отдельных персон — наблюдаем расширение конфликтного поля в элите и массу проблем, по которым практически никто не в состоянии принять решение — многие процессы оказались пущенными на самотек.

Процессы концентрации, которые особенно характерны для банковской сферы, что ярко иллюстрирует коалиция VIP-чинов вокруг двух в принципе небольших по объему банквов — RBK и Qazaq Banki — привела к тому, что финансовый регулятор, правительство и шире — исполнительная власть — не в состоянии принять какое-либо решение.

Возможно, причины проблем в RBK были объективными, но сейчас, вероятно, кто-то пытается разыграть на основе этой ситуации политическую карту.

- Данияр Рахманович, а как вы бы оценили меры по оздоровлению банка — выведение всех проблемных кредитов в отдельную компанию и выделение средств в размере 240 млрд тенге в рамках Программы по повышению финансовой устойчивости банковского сектора? Не считаете ли вы, что таким образом в очередной раз происходит «национализация убытков»?

- Это абсолютно не новость, эта модель была выработана еще в 90-е годы во время первой волы приватизации. Тогда проблемные долги предприятий либо списывались, либо вешались на государство.

Очевидно, что государство заигралось с поддержкой крупных финансовых структур, собственники которых связаны с политической элитой. И поэтому в случае возникновения проблем просто не в состоянии предложить другой метод решения проблемы. Ситуация с RBK в какой-то степени экзамен на политическую вменяемость государственного управленческого аппарата.

Ведь что получается: когда бюджет полон, когда доходы от экспорта идут гигантские, никто не обращает внимания на проблемы с управлением. Заметьте как только была запущена Программа по повышению финансовой устойчивости банковского сектора в ней четыре казахстанских банка тотчас объявили о своем участии в ней. Причем сделали это в таких выражениях, как будто это повод для пиара, хотя речь по сути идет о признании серьезных проблем.

Нельзя также не упомянуть ситуацию вокруг БТА. Недавно была обнародована информация о том, что бизнесмен Муратхан Токмади признал свою вину в убийстве Ержана Татишева по заказу Мухтара Аблязова. В сущности, это факт, который в последнее десятилетие никто под сомнение и не ставил. Возникает вопрос: смерть Татишева вызывала массу вопросов еще в 2004 году, почему не было решения даже о непредумышленном убийстве? Ведь кто-то эту ситуацию «разруливал»? И явно это был не уровень следователя или судьи. И Аблязова вернули в БТА не просто так. И то, что ему дали беспрепятственно уехать за границу несмотря на огромные проблемы в банке, говорит о том, что в ситуации с БТА тоже не все так прозрачно. Либо Аблязов отмывал деньги больших людей, и эти деньги успел им отдать перед тем, как уехать. Либо стоит вопрос о том, то в государственном аппарате некоторые сферы откровенно криминализированы.

И сейчас та самая знаменитая, лучшая на постсоветском пространстве финансовая система, которой мы гордились на протяжение многих лет, как выясняется, продолжает подтверждать свою «замечательность», извлекая деньги из Нацфонда и бюджетных средств. Ценой политических конфликтов, по сути, угрожая в какой-то степени социальной стабильности.

Жанар Тулиндинова

Источник - ИАЦ

Казахстан > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391729 Данияр Ашимбаев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева

Esentay AGRO приобрел треть акций Товарной биржи ЕТС

Айгуль ИБРАЕВА

Товарная биржа «Евразийская Торговая Система» информирует об изменениях в структуре акционерного капитала. Согласно пресс-службе компании, в рамках госпрограммы приватизации 27 октября 2017 года завершилась сделка по приобретению 37,66% государственного пакета акций акционерного общества.

По итогам проведенных аукционных торгов № 70931 от 31 августа 2017 года указанный пакет акций АО «Товарная биржа «Евразийская Торговая Система», принадлежавший ЮЛ ГУ «Комитет государственного имущества и приватизации» и находящийся в доверительном управлении Министерства национальной экономики Республики Казахстан, был реализован новому владельцу - ТОО «Esentay AGRO».

Председатель правления Биржи ЕТС Курмет Оразаев отметил: «В первую очередь мы ожидаем, что вхождение нового инвестора в капитал биржи усилит динамику развития нашего проекта и в целом положительно скажется на развитии биржевой инфраструктуры в стране».

Одновременно предправления выразил признательность прежнему акционеру – Министерству национальной экономики РК, благодаря которому Биржа ЕТС стала системообразующей структурой организованного товарного рынка Казахстана. А также уверенность в том, что министерство и дальше будет продолжать активную работу по регулированию и развитию товарного рынка страны.

«Наша компания заинтересована в развитии аграрного сектора и мы считаем, что технологии биржи ЕТС предоставляют востребованные инструменты для внутренних конкурентных торгов и для расширения торговых отношений на внешнем рынке», - прокомментировал директор ТОО «Esentay AGRO» Мухамед Конебаев от лица нового акционера Биржи ЕТС.

Cправка

АО "Товарная биржа "Евразийская Торговая Система" (Товарная биржа «ЕТС») учреждено в 2008 году. Первые торги состоялись в марте 2009 года. Товарная биржа «ЕТС» ориентирована на проведение спотовых торгов биржевыми товарами. Участники торгов - казахстанские и международные биржевые брокеры, дилеры. Биржа создана в целях совершенствования механизма государственного регулирования в сфере внутренней и внешней торговли, повышения прозрачности торговых операций, развития организованного оптового рынка в стране путем исключения посреднических звеньев. На бирже работают четыре секции спотовой торговли: сельхозпродукции, нефтепродуктов, металлов и промышленных товаров, специализированных товаров. Акционеры Товарной биржи «ЕТС» - ПАО Московская Биржа (60,8%), ТОО «Esentay AGRO» (37,7%), миноритарии – 1,5%.

ТОО «Esentay AGRO» является ритейлером смешанного ассортимента. Офис компании расположен в городе Алматы. Компания была создана в 2012 году.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 13 ноября 2017 > № 2386169 Айгуль Ибраева


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391899 Олег Пак

НИШ: трудные уроки

В прошлом номере нашей газеты (№43 от 3 ноября с.г.) был опубликован материал «Назарбаев Интеллектуальная школа»: гладко было на бумаге…». Речь в нем шла о некоторых проблемных моментах в работе «Назарбаев Интеллектуальной школы» (НИШ), расположенной в алматинском микрорайоне «Горный Гигант». При этом мы четко оговорили, что рассчитываем на продолжение разговора, и сегодня предлагаем вниманию читателей позицию руководителя данной школы Олега Пака, который согласился ответить на наши вопросы.

– Согласны ли вы с точкой зрения, что в вашей школе практикуется потогонная система обучения? Насколько такой подход отвечает современным требованиям?

– Мы живем в постоянно меняющемся мире, в котором обучение детей по-старому становится невозможным. Система выжимания пота вообще неприменима в педагогической работе. У нас учатся мотивированные, креативно мыслящие дети, которые принимают самое непосредственное участие в школьной жизни.

В образовательном процессе используется системно-деятельностный подход, который обеспечивает академическую подготовку и развитие самостоятельности учащихся на основе сочетания учебной, проектной и исследовательской деятельности. При таком подходе ребенок не только получает знания, у него формируются навыки исследования и самостоятельного обучения.

Результаты собеседований, которые психологическая служба проводит с учащимися нашей школы, показывают, что большинство проблем возникает вследствие неправильного распределения времени и нагрузки самими школьниками. Социальные сети и компьютерные игры являются серьезной помехой в учебе, из-за них успеваемость некоторых школьников становится ниже, чем она могла бы быть. На самом деле, многие наши дети не только хорошо учатся, но и успевают принимать участие в общественной жизни школы, успешно заниматься спортом, готовиться к предметным олимпиадам.

Стоит отметить, что наша НИШ является школой полного дня, поэтому предусмотрена внеурочная деятельность: занятия в кружках и спортивных секциях, индивидуальная работа. Это позволяет соблюдать баланс между академической подготовкой и творческой разгрузкой.

Вместе с тем мы постоянно работаем над оптимизацией учебного процесса. Например, в этом году разработаны дополнительные элективные курсы, организовано обучение педагогов и учащихся стратегиям тайм-менеджмента, навыков которого не хватает нашим детям.

– Назовите количество выпускников вашей школы, которые поступили в вузы на гранты. Сколько процентов это составляет от общего числа выпускников?

– Наша школа открылась в 2014-м, поэтому первый выпуск учащихся 12-го класса (161 человек) был в прошлом году. Все выпускники поступили в высшие учебные заведения: 30 человек (18,6%) – в «Назарбаев Университет» (29 –Foundation, 1– первый курс), 93 (58 %) – в другие казахстанские вузы, 38 (23,6%) – в зарубежные вузы. 135 выпускников (84%) обучаются по гранту.

– Какие методики работы с одаренными детьми используют педагоги НИШ? Какие конкретные результаты они принесли?

– Наши учителя стремятся раскрыть интеллектуальный потенциал детей через применение казахстанского и международного опыта. Мы изучали труды казахстанских ученых Ж.Аймаутова, А.Байтурсынова, обучали учителей на тренингах CTY (Центр талантливой молодежи Университета Джонса Хопкинса, США), CITO (Центр педагогических измерений, Нидерланды), МЭСК (Международный экзаменационный совет Кембриджа). Обучать может все – техника постановки вопросов, интеграция предметов, обучение на основе концептов, нестандартно построенный урок, проектная деятельность. Главное – чтобы все предлагаемые варианты мотивировали ребенка, служили вызовом, который так необходим в обучении одаренных детей.

Одаренность не всегда «лежит на поверхности», поэтому учителям необходимо постоянно совершенствовать систему выявления, развития и поддержки талантливых мальчиков и девочек. Опора на казахстанские традиции, проведение исследования практики в действии (Action research), исследования урока (Lesson study) помогают педагогам найти эффективные методы и стратегии работы с учениками, имеющими завышенные академические потребности. С целью максимальной самореализации учеников для каждого из них просчитывается индивидуальная траектория успеха, позволяющая дифференцированно выстраивать задания, систему оценивания, цели обучения. Применяемые принципы ускорения, углубления, усложнения программы дифференцируют подходы к обучению и делают этот процесс увлекательным и творческим.

В нашей школе работает целая плеяда замечательных педагогов, имеющих богатый личный опыт работы с одаренными детьми. Среди них Кизбаева Бактыгуль Аскеровна, Кронгарт Борис Аркадьевич, Калкулов Саидхужа Бабанхужаевич, Абдрахманова Мара Кабылдиновна, Папазова Ирина Павловна и многие другие. Администрация школы заботится о том, чтобы их опыт перенимали молодые учителя.

Безусловно, использование инновационных подходов дает свои результаты.

Школе всего три года, в течение которых показатели результативности участия наших детей в различных интеллектуальных конкурсах значительно выросли. Многие из них занимаются научными исследованиями под руководством учителей НИШ либо ученых, работающих в алматинских вузах. Показателем плодотворности такой работы являются 45 призовых мест, завоеванных на различных конкурсах научных проектов республиканского и международного уровня.

По итогам республиканской предметной олимпиады школьников Казахстана мы завоевали 2 золотые и 6 бронзовых медалей. В общей сложности на олимпиадах республиканского и международного значения в прошлом учебном году наши ученики были удостоены 44-х наград. В том числе можно назвать два призовых места на ХII Азиатско-Тихоокеанской астрономической олимпиаде школьников (Ишимова Алуа, Амангелди Ислам). А Бекжан Динмухаммед стал призером IX Президентской олимпиады по естественно-математическим предметам.

Наши учащиеся добиваются успехов на различных соревнованиях по робототехнике (45 медалей), крупнейшими из которых являются IX Всероссийский фестиваль «Робофест-2017» в Москве, всемирные олимпийские игры FIRST GLOBAL Challenge в Вашингтоне.

В этом году ученик 11-го класса Қажымурат Акназар стал обладателем золотой медали на 48-й Международной физической олимпиаде в Индонезии. Всего за время учебы в нашей школе он завоевал 4 золотые, 4 серебряные и 2 бронзовые медали на олимпиадах республиканского и международного уровня. Он также является автором научных исследований по математике, с результатами которых выступал на научных конференциях в России, Германии и Гонконге.

Команда «Flash», состоящая из четырех школьниц (две из них – Дияра Бейсенбекова и Аружан Кошкарова – ученицы нашей школы), получила гран-при за разработку мобильного приложения QamCare на международном конкурсе программирования «Technovation Challenge» в Cиликоновой долине (США). Эта разработка направлена на решение одной из самых важных социальных проблем, связанных с безопасностью женщин и детей.

Задачей нашей школы является создание оптимальных условий для развития каждого ученика с учетом его индивидуальных особенностей и потребностей. Приведу только один пример. В прошлом учебном году 20 учащихся нашей школы сдавали экзамен SAT – стандартизированный американский тест по отдельным предметам. Максимально возможное количество баллов – 800 по одному предмету. Согласно статистике, лишь один человек из двух тысяч сдающих набирает 800 баллов по каждому из двух предметов. Так вот, Ахмет Гулдана набрала 800 баллов по каждому из трех предметов: математике, физике и химии. Еще девять учеников набрали 800 баллов по каждому из двух предметов. Все они благодарны учителям школы за подготовку. При этом никто из них не является олимпийцем.

Достижения наших учащихся на республиканских и международных аренах являются не только показателем работы их непосредственных тренеров, но и результатом тех подходов к обучению, которые мы реализуем в НИШ. Также несомненна заслуга в этом родителей.

– Чем можно объяснить ежегодное ужесточение оценочной системы в вашей школе? Какие при этом преследуются цели?

– Интеллектуальные школы являются экспериментальными площадками, где разрабатываются и апробируются инновационные образовательные практики. Система критериального оценивания – это абсолютно новый опыт для школ. Речь идет о совершенствовании системы оценивания на основе результатов успеваемости и качества знаний, мониторинга, исследований.

Формативное оценивание – это безотметочное оценивание, посредством которого осуществляется сбор данных в ходе обучения и преподавания, предоставление учащимся постоянной информации о том, как идет обучение, на каком этапе достижения целей обучения находится учащийся, что необходимо сделать для достижения более высоких результатов. Вместе с этим осуществляется корректировка организации учебного процесса.

Внедрение безотметочного оценивания требует переходного периода. Мы перешли от традиционного 5-балльного к критериальному оцениванию. Результаты проведенных исследований и накопленный опыт послужили основанием для постепенного совершенствования и перехода к международной практике оценивания.

Опыт формативного оценивания, полученный учащимися в НИШ, позволит им быстрее адаптироваться к обучению в высших учебных заведениях.

– Как отражаются такие подходы на морально-психологическом настрое детей?

– Наши специалисты проводят исследования среди учащихся и выпускников на предмет их удовлетворенности обучением в интеллектуальных школах. Большинство респондентов высказывают удовлетворенность и основным преимуществом называют фокусирование образовательной программы на развитии критического, междисциплинарного мышления, коммуникативных и социальных навыков. Формулирование целей перед каждым учебным разделом, по их мнению, способствует обретению навыков целеполагания и достижения поставленных задач, что очень необходимо в жизни после школы. Также учащиеся отмечают, что возможность выбора предметов и введение нового предмета «Global Perspectives», заставляющего думать критически, являются несомненными преимуществами программы. Как считают выпускники, преподавание на трех языках дает им серьезную фору перед сверстниками, способствует расширению информационного поля.

Наряду с положительными аспектами учащиеся также выделяют вопросы, требующие решения. К ним можно отнести развитие навыков программирования и тайм-менеджмента. И над этим мы уже работаем.

– Как администрация вашей школы реагирует на претензии со стороны родительской общественности? Можно ли привести примеры конструктивной реакции на критику?

– Мы оперативно реагируем на вопросы со стороны родителей, обсуждаем их и в случае необходимости принимаем решения. Мамы и папы имеют возможность участвовать в жизни НИШ через родительские комитеты, через участие в бракеражной и других комиссиях при школе.

Для мгновенной обратной связи и быстрого получения информации организована система конференций в мессенджере WhatsАpp. Участниками одной из них являются все члены административно-управленческого персонала и председатели родительских комитетов классов. Конференция не является официальной перепиской, однако позволяет быстро оценивать ситуацию и при необходимости принимать соответствующие решения.

Отвечая на данный вопрос, я бы не стал применять слово «претензии» – это всегда конструктивные предложения и дельные советы. Мы были и остаемся сторонниками открытого диалога и сотрудничества между школой и родителями. Очень важно отметить, что администрация НИШ постоянно чувствует поддержку со стороны родителей. В свою очередь, мы поддерживаем все инициативы родителей, направленные на повышение эффективности учебно-воспитательного процесса и улучшение психологического климата в школе.

Например, совсем недавно мы получили хорошие советы, касающиеся домашних заданий, по результатам рассмотрения этого вопроса разработана специальная политика. В прошлом учебном году по инициативе родителей были проведены соревнования между командами родителей и учителей по футболу, волейболу, настольному теннису и шахматам. Родительская общественность является неотъемлемой и чрезвычайно важной частью школьного сообщества.

– Какие учебные программы и методики, разработанные в стенах НИШ, уже используются в общеобразовательных школах Казахстана?

– На основе концептуальных подходов определения содержания образования Интеллектуальных школ (ценностно-ориентированный, коммуникативный, деятельностный и интегрированный подходы), рабочими группами, в составе которых были учителя общеобразовательных и интеллектуальных школ, ученые Национальной Академии образования им. Ы. Алтынсарина и вузов страны, разработаны Стандарты и учебные программы обновленного содержания образования. Согласно графику перехода на обновленное содержание образования МОН РК внедрение данных программ начато в 1, 2, 5, 7 классах всех общеобразовательных школ страны.

При этом следует отметить, что программы НИШ направлены на углубленное изучение предметов естественно-математического цикла и по содержанию значительно отличаются от обновленных программ общеобразовательных школ. Например, такие предметы, как «Глобальные перспективы», «Казахстан в современном мире», в обычных школах не изучаются. В учебный процесс НИШ внедрены различные элективные курсы, изучение второго иностранного языка (немецкий, французский, китайский) и т.д.

– Сколько детей покинули стены НИШ за последнее время? Что является основной причиной ухода детей из вашей школы?

– Согласно постановлению правительства РК, отчислению подлежат учащиеся, имеющие три и больше троек. В 2016-2017 учебном году из нашей школы по причине неуспеваемости был отчислен лишь один ученик; в связи с переездом в другой населенный пункт – 5; в связи с переездом за границу – 5; по состоянию здоровья – 2; в связи с трудностями в обучении – 3; по семейным обстоятельствам – 6. За первую четверть нынешнего учебного года выбыли 7 человек, из них трое перешли в другие школы города Алматы.

Автор: КЕНЖЕ ТАТИЛЯ

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391899 Олег Пак


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter