Всего новостей: 2527943, выбрано 51 за 0.120 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 октября 2017 > № 2360255 Владимир Путин, Никос Анастасиадис

Заявления для прессы по итогам российско-кипрских переговоров.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги!

Мы только что завершили обстоятельные и содержательные переговоры с Президентом Республики Кипр Никосом Анастасиадисом. Состоялся предметный обмен мнениями по всему комплексу российско-кипрских связей, актуальным международным и региональным проблемам. Мы наметили пути дальнейшего развития взаимовыгодного партнёрства в самых различных областях.

Наши страны исторически связывают близкие и дружественные отношения, и сегодня Кипр является для нас важным и перспективным партнёром. Мы ценим стремление кипрских друзей и господина Президента Анастасиадиса, ценим его стремление укреплять тесное и многоплановое сотрудничество.

Это сотрудничество действительно характеризуется высокой интенсивностью на всех уровнях. Между Россией и Кипром подписано более 40 межправительственных и межведомственных соглашений. К ним сегодня добавился целый ряд новых важных документов. Среди них выделю, конечно, Совместную программу действий на 2018–2020 годы, которая предусматривает самые различные шаги по дальнейшему наращиванию двусторонних связей.

Особое внимание уделили сегодня экономическим аспектам российско-кипрского взаимодействия. Неблагоприятная глобальная конъюнктура и внешние ограничения, вызванные политическими причинами, в течение предыдущих трёх лет негативно сказались на динамике товарооборота. Однако благодаря предпринятым совместным усилиям за восемь месяцев текущего года взаимный товарообмен вырос на 36 процентов.

Мы условились о продвижении кооперации в области инноваций, в энергоэффективности, медицине и фармацевтике, а также говорили о возможных поставках российской продукции авиа- и судостроения.

Большое значение придаём прямым контактам между представителями делового сообщества. На острове действуют филиалы крупных российских банков: ВТБ, «Промсвязьбанк», «Газпромбанк». По их линии осуществляется весь спектр инвестиционно-финансовых операций.

Есть перспективы и в области военно-технического сотрудничества.

Традиционно приоритетное место в отношениях России и Кипра занимают культурно-гуманитарные контакты. Мы с господином Президентом говорили о расширении этого взаимодействия.

Знаю, что на Кипре всегда придавали большое значение изучению русского языка. Надеюсь, что наши друзья будут уделять и далее необходимое внимание к интересу школьников и студентов к изучению русского языка на Кипре.

Кипр – одно из самых популярных мест отдыха наших туристов. В прошлом году остров посетило более 800 тысяч наших граждан, а за первые девять месяцев текущего года это число уже превысило 700 тысяч.

Естественно, в ходе встречи были затронуты и актуальные вопросы европейской и глобальной повестки дня.

Мы подтвердили господину Президенту принципиальную позицию России в пользу всеобъемлющего и справедливого урегулирования на Кипре на основе резолюций Совета Безопасности ООН и договорённостей кипрских сторон. Считаем важным, чтобы окончательное решение принималось самими киприотами, без вмешательства извне и навязывания готовых рецептов.

Кипр находится рядом с регионом Ближнего Востока. Мы проинформировали господина Президента о наших усилиях по борьбе с терроризмом в Сирии.

Говорили о необходимости восстановления христианского присутствия в этом регионе мира. Говорили о необходимости восстановления общин и нормального диалога между ними.

Проинформировал господина Президента и о ситуации, которая развивается в рамках минского процесса по урегулированию на юго-востоке Украины.

В заключение хотел бы выразить признательность господину Президенту, всем нашим кипрским друзьям за сегодняшний обстоятельный и конструктивный диалог.

Благодарю вас за внимание.

Н.Анастасиадис (как переведено): Хотел бы выразить своё особое удовлетворение конструктивным характером сегодняшней встречи и отметить, что это уже мой третий визит в Москву. Это вторая встреча на высшем уровне с тех пор, как я исполняю обязанности Президента. Хотел бы выразить особую признательность и благодарность за приглашение и гостеприимство, оказанное как лично мне, так и членам моей делегации.

Как и в прошлый раз, в 2015 году, наши сегодняшние дискуссии и обсуждения носили очень конструктивный и творческий характер. И мы хотели бы отметить, что нынешние контакты доказывают важность, которую Кипр имеет для России, а также важность углубления и расширения отношений во всех областях.

Не стоит повторять, что Кипр и Россия связаны многолетними отношениями сотрудничества и близости в культурной и политической областях. И общие культурные, религиозные, духовные, цивилизационные ценности только укрепляют наш диалог как в экономической, так в политической и торгово-экономической областях.

Спектр вопросов, которые мы обсудили сегодня в ходе искреннего диалога, включал как кипрскую проблему, так и двусторонние отношения во всём их спектре, отношения Европейского союза и Российской Федерации, ряд региональных и международных проблем, включая проблему Украины и роль Европейского союза в этой проблеме, а также такую серьёзную проблему, как кризис на Корейском полуострове и кризис в Сирии.

Что касается кипрской проблемы, мы ещё раз выразили признательность кипрского народа и кипрского руководства за постоянную и принципиальную позицию поддержки со стороны Российской Федерации, в том числе в рамках Совета Безопасности ООН, в пользу достижения решений кипрской проблемы. Эти принципы базируются на принципах международного права, а также на соответствующих резолюциях, которые приняты Советом Безопасности ООН по кипрскому вопросу.

Относительно кипрской проблемы. Мы отметили, что непосредственно готовы к диалогу по внутренним аспектам этой проблемы. Что касается вопросов о гарантиях, я отметил, что здесь необходима очень хорошая подготовка к соответствующим встречам с участием как Генерального секретаря ООН, так и в рамках Совета Безопасности ООН с участием всех пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. И, соответственно, проинформировал господина Президента о последнем развитии событий в кипрском вопросе.

Подписание пяти новых документов, соглашений, касающихся разных областей нашего сотрудничества, будет способствовать дальнейшему расширению и углублению этого сотрудничества во всех отмеченных областях. Просто для информации хотел бы отметить, что в целом между нашими странами подписаны 67 различных соглашений, 19 из которых подготовлены и подписаны в течение последних пяти лет.

И, как уже было сказано, с господином Президентом мы обсудили отношения Европейского союза и России, отметив, что необходима их нормализация и дальнейшее развитие на общее благо. И подчёркиваю, что всегда в наших разговорах и обсуждениях с партнёрами в Брюсселе мы призывали к прагматичному подходу к нашим отношениям, которые необходимы для того, чтобы решались такие серьёзные проблемы, как проблема борьбы с терроризмом, различные проблемы регионального характера.

Обсуждая международные проблемы, мы говорили в том числе о необходимости реализации минских соглашений и «нормандского формата», а также не могли не затронуть такие серьёзные проблемы, как Сирия и северокорейская проблема, проблема денуклеаризации, отмечая, что решение этих проблем необходимо вести только путём диалога. И мы говорили о роли Кипра и о той роли, которую Кипр может исполнять в регионе, пользуясь своим положением в тех условиях, которые создались сегодня.

Хотел бы выразить особое удовлетворение той атмосферой и той теплотой, которая создалась в ходе нашего диалога с Президентом Путиным, а также тем пониманием, которое мы нашли в ходе обсуждения различных проблем. И поэтому, господин Президент, хотел бы ещё раз выразить свою самую тёплую благодарность за приглашение посетить Москву и то гостеприимство, которое было оказано мне, моей супруге и всей делегации.

Надеюсь, что мне будет предоставлена возможность отплатить Вам таким же гостеприимством, продемонстрировать теплоту и со своей стороны, и со стороны всего кипрского народа, принимая Вас у себя, на Кипре.

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 октября 2017 > № 2360255 Владимир Путин, Никос Анастасиадис


Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220927 Станислав Осадчий

Россия подтверждает готовность к активному содействию в решении кипрского вопроса

Станислав Осадчий, Чрезвычайный и Полномочный Посол России на Кипре

В ходе своей профессиональной карьеры мне довелось стать свидетелем исторических событий в Республике Кипр. В памяти живы воспоминания о трагических для кипрского народа июльских днях 1974 года. Работая в то время в посольстве СССР на Кипре, наблюдал за переворотом и последовавшей за ним военной операцией турецкой армии, которая и привела к насильственному разделу островного государства на греческий и турецкий секторы.

Мы, советские дипломаты, не оставались безучастными к процессам, происходившим на острове, демонстрировали приверженность поиску справедливого, устойчивого и долгосрочного мирного урегулирования на Кипре на основе того выбора, который определят сами кипрские общины. В отличие от других государств, наша страна заняла тогда твердую и последовательную позицию в пользу независимости острова, и эта позиция не претерпела каких-либо конъюнктурных изменений до сегодняшнего дня.

Обращаясь к истокам всех кипрских проблем, следует сказать, что, получив независимость в 1960 году, Республика Кипр столкнулась с рядом трудностей межобщинного взаимодействия. Прежде всего это выразилось в попытках нахождения баланса для эффективного функционирования государственного аппарата, силовых структур, а также бюджетно-финансового планирования. Более того, уже тогда ряд западных стран пытались навязать Кипру вхождение в НАТО и размещение на острове миротворческого контингента Североатлантического альянса, в качестве якобы единственного способа обеспечения безопасности обеих общин в этот период. При поддержке Советского Союза руководству Республики Кипр удалось добиться закрепления важного решения - учреждения миротворческой миссии на острове (резолюция СБ ООН 186 от 1964 г.).

Имевшие место на острове негативные процессы не могли не вызывать опасений в Москве. 7 февраля 1964 года СССР выразил политическую поддержку правительству архиепископа Макариоса, а также готовность наладить поставки оружия и военной техники, одновременно обвинив Запад в подрыве суверенитета, независимости и нейтралитета Кипра. Советское правительство не скрывало своей обеспокоенности вмешательством Афин во внутриполитическую обстановку на острове и готовившимся «энозисом» (объединение Кипра с Грецией).

События на Кипре вплоть до военного переворота и вторжения Турции в 1974 году развивались по двум направлениям: предпринимались попытки решения проблемы при посредничестве ООН в рамках межобщинных переговоров и одновременно осуществлялся двусторонний диалог между Анкарой и Афинами при посредничестве западных держав. Ни то ни другое не дало результатов. Более того, вокруг Кипра сгустились тучи с приходом к власти в Греции в 1967 году «хунты черных полковников», а также после военного переворота в Турции в 1971 году. Показательно, что весьма лояльной была реакция на оба этих события со стороны стран НАТО. В ходе визита Президента Макариоса в Москву (2-9 июня 1971 г.) руководство СССР вновь заверило его в поддержке суверенитета и территориальной целостности Кипра, а также его независимого внешнеполитического курса в те непростые для республики времена.

Но вернемся к событиям 1974 года. После свержения правительства Макариоса 15 июля 1974 года советское правительство немедленно осудило организаторов путча. 17 июля, выступая на экстренном заседании Совета Безопасности ООН, советский представитель В.С.Сафрончук заявил, что СССР решительно осуждает вооруженный путч и выступает за однозначную поддержку законного правительства Макариоса. Представители Англии и США тогда ограничились в своих выступлениях призывами к сторонам «соблюдать сдержанность» и под предлогом того, что в распоряжении Совбеза нет достаточной информации о положении на Кипре, высказались за отсрочку дальнейшего обсуждения вопроса. Советское правительство в заявлении от 18 июля 1974 года осудило позицию НАТО, которая сделала невозможным осуществление эффективных мер по пресечению действий против Кипра. Москва поддержала принятие Советом Безопасности ООН резолюции 353 (20 июля 1974 г.), требовавшей прекратить иностранную интервенцию и вывести с территории кипрского государства все иностранные войска.

Яркой иллюстрацией того, что наша страна не оставалась безучастной к кипрской трагедии 1974 года, являются заголовки отдельных местных газет того времени: «Впечатляющее вмешательство России» («Агон», 8 августа 1974 г.), «Москва предлагает созвать международную конференцию под эгидой ООН с участием постоянных членов СБ ООН» («Филелефтерос», 23 августа 1974 г.), «Организация Красного Креста СССР направила гуманитарную помощь греко-кипрским беженцам» («Харавги», 24 августа 1974 г.), «Советская газета «Правда»: «Решение не должно обсуждаться за спиной народа Кипра» («Таррос», 26 августа 1974 г.), «СССР настаивает на срочном и кардинальном решении кипрской проблемы в интересах кипрского народа» («Махи», 20 сентября 1974 г.), «Ильичев: Россия не будет сторонним наблюдателем, она не бросит Кипр» («Агон», 21 сентября 1974 г.), «Брежнев: Кипрская проблема должна быть решена в рамках ООН и с международными гарантиями» («Харавги», 26 сентября 1974 г.).

В заявлении советского правительства от 29 июля 1974 года было прямо сказано: «Определенные круги НАТО делают самостоятельную государственность и территориальную целостность Кипра предметом циничного торга ради укрепления своих военно-стратегических позиций в Восточном Средиземноморье. При этом не останавливаются перед тем, чтобы произвольно определять будущее кипрского народа за его спиной в ущерб его коренным жизненным интересам».

В заявлении советского правительства от 23 августа 1974 года указывалось на провал попыток урегулировать кипрскую проблему в узком кругу государств - членов НАТО и выдвигалось предложение о созыве в рамках ООН международной конференции для урегулирования конфликта с участием Кипра, Греции, Турции и всех стран - членов Совета Безопасности ООН. Уже тогда возникла идея об обеспечении эффективных международных гарантий независимости, суверенитета и территориальной целостности Республики Кипр. Эта идея актуальна и по сей день.

Российская сторона занимает предельно ясную позицию по вопросу ликвидации системы гарантий. Как известно, эта система предусмотрена навязанными киприотам Цюрихско-лондонскими соглашениями 1959 года. Оптимальными гарантиями для объединенного Кипра являются гарантии Совета Безопасности ООН. Иными словами, безопасность Кипра должна гарантироваться коллективным органом - Советом Безопасности ООН, а не двумя-тремя государствами в соответствии с их интересами. В этом контексте Россия как постоянный член СБ ООН готова подключиться к решению кипрской проблемы.

Считаю нужным напомнить об обстоятельствах обсуждения кипрского вопроса в СБ ООН в 2004 году. Тогда англо-американский проект резолюции по Кипру был вынесен на голосование в авральном порядке без детального рассмотрения членами СБ ООН и вопреки желанию кипрских сторон. Было нарушено достигнутое ранее при участии Генерального секретаря ООН понимание, что голосование должно состояться после проведения референдумов в обеих частях Кипра по так называемому «плану Аннана». В «продавливании» резолюции по Кипру за несколько дней до референдумов прослеживалась откровенная попытка навязать этот план киприотам. В сложившейся ситуации Россия была вынуждена прибегнуть к праву вето в соответствии со своими прерогативами постоянного члена СБ ООН. Российская позиция, как известно, получила однозначную поддержку со стороны кипрского правительства и лидера турко-кипрской общины Рауфа Денкташа.

Однако в западном экспертном сообществе сегодня нередко итоги голосования в СБ ООН интерпретируются через призму голословного обвинения России в стремлении подорвать переговорный процесс на Кипре. И это - часть пропагандистской антироссийской кампании, которая приобрела глобальный характер и была привнесена и на Кипр. Не раз киприоты становились заложниками закулисных игр третьих стран, которые Москва всегда осуждала. Позиция нашей страны, как и 50 лет назад, остается неизменной: попытки навязать готовые решения кипрского вопроса извне губительны для киприотов.

Россия последовательно выступает, как уже отмечалось, за прочное, справедливое и жизнеспособное решение проблемы Кипра. Всеобъемлющее урегулирование на острове путем создания двухобщинной, двухзональной, федерации с единой международной правосубъектностью в соответствии с параметрами, закрепленными в резолюциях ООН по Кипру, отвечало бы интересам всех киприотов.

С весны 2015 года, на протяжении 22 месяцев, на острове велись внутрикипрские переговоры под руководством лидеров двух общин и при посредничестве ООН. По многим аспектам урегулирования был достигнут прогресс. Промежуточным итогом переговоров стал созыв международной конференции по Кипру 12 января этого года в Женеве, в ходе которой впервые за 42-летнюю историю кипрского конфликта за стол переговоров сели лидеры разделенного Кипра и высокопоставленные представители стран-гарантов - Греции, Турции и Великобритании. Состоялся обмен картами обеих сторон по территориальному разграничению, прошло обсуждение вопросов гарантий и безопасности острова.

И все же греки- и турки-киприоты не смогли прийти к согласию по ряду внутренних вопросов урегулирования (ротационное президентство, возврат захваченной собственности и т. д.), внешним аспектам - как гарантировать независимость Кипра (турки настаивают на сохранении гарантий Анкары), как решать вопросы пребывания иностранных - турецких и греческих - войск на острове. В попытке найти развязки по этим вопросам лидеры общин решили «спустить» переговоры на уровень технических экспертов. Но и это не принесло ощутимых результатов.

Переговоры по кипрскому урегулированию были прерваны после того, как 10 февраля этого года Палата представителей Кипра приняла решение о проведении в греко-кипрских школах дней памяти «энозиса» (в январе 1950 г. при английском колониальном господстве церковные власти организовали референдум по вопросу о присоединении Кипра к Греции, на котором 95,7% кипрских греков высказались в пользу «энозиса»).

Турки-киприоты потребовали отмены этого решения Палаты представителей Кипра и отказались возвращаться за стол переговоров. Греки-киприоты, в свою очередь, призвали своих партнеров не драматизировать ситуацию и продолжить поиски урегулирования на Кипре. Посетивший с визитом Север Кипра министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу в еще более решительных тонах настаивал на том, чтобы лидер греческой общины осудил и отменил принятое решение. Одновременно он потребовал принять турко-кипрские предложения об обеспечении эффективного участия турок-киприотов в управлении будущим государством, включая ротационное президентство. В противном случае, по его мнению, ООН и ЕС должны признать существование на острове двух отдельных государств - греков-киприотов и турок-киприотов.

Неудачное, по признанию самих греков-киприотов, решение их Палаты представителей и резкая реакция на это Анкары и турок-киприотов привели к срыву переговоров.

Провал усилий по кипрскому урегулированию неминуемо вызовет нарастание фрустрационных настроений среди населения острова. Опасность, однако, заключается в том, что сохранение нынешнего статус-кво и столь длительная нерешенность кипрского вопроса бросают тень на эффективность действующих инструментов разрешения международных конфликтов в рамках существующей системы международного права. Неурегулированность на Кипре не способствует укреплению стабильности в Восточном Средиземноморье.

Несмотря на это, хочется верить, что настанет тот день, когда «последняя разделенная столица» Европы наконец утратит свой эксклюзивный статус на политической карте мира. Не в последнюю очередь наши надежды связаны с текущим этапом кипрского урегулирования. Россия намерена и в дальнейшем всемерно содействовать приближению этого долгожданного для кипрского народа события.

Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220927 Станислав Осадчий


Кипр > СМИ, ИТ. Образование, наука > vkcyprus.com, 27 февраля 2017 > № 2102775 Стелиос Тсангаридис

Астрономическая и космическая академия Кипра: через тернии к звёздам

В начале января 2017 года на Кипре открылась Академия астрономии и космонавтики или CASA. Министр транспорта, коммуникаций и общественных работ Кипра Мариос Димитриадис в ходе пресс­конференции, посвящённой этому событию, сказал, что верит не только в научные, но и в экономические перспективы проекта. А в обществе началось бурное обсуждение будущего академии, способностей её исследователей и планов развития. Президент Академии астрономии и космонавтики Стелиос Тсангаридис согласился дать «Вестнику Кипра» эксклюзивное интервью и ответить на все вопросы специально для наших читателей.

– Стелиос, от лица «Вестника Кипра» я поздравляю вас с открытием академии и желаю достичь всех поставленных целей. И наш первый вопрос: какой вы видите свою миссию в кипрском научном сообществе?

– Спасибо за добрые слова! Что ж, на Кипре много астрономов-любителей и просто людей, увлеченных изучением звездного неба. Большинство из них – юные ученые и студенты. Они активно наблюдают за космическими объектами и остро нуждаются в знаниях астрофизики, результатах последних исследований и в информации о новейших открытиях. Они действуют сами по себе, в отрыве от научного сообщества.

В связи с этим возникла необходимость создания государственного института, способного распространять новые данные, координировать ученых и рассказывать об их успехах. Кипру была нужна организация, которая возьмет на себя и административные вопросы. Так и появилась Кипрская Академия астрономии и космонавтики.

Цель академии – информировать ее членов и кипрскую общественность о научных открытиях, координировать действия астрономов-любителей до и во время их научных изысканий. Также мы взяли на себя ответственность за взаимодействие с государством и местными общинами. Это поможет привлечь власти к развитию астрономии на Кипре: с их помощью мы сможем не только получить доступ к ресурсам, но и сделать все результаты научных исследований официальными, признанными кипрским научным сообществом.

Наша миссия – представлять астрономию на Кипре как серьезную науку, а также – как похвальное, достойное хобби.

– Вы уже определились с командой, с чего начать, как двигаться к достижению цели?

– Конечно! И первая долгосрочная задача CASA состоит из двух этапов. Во-первых, поднять астрофизику на Кипре на действительно академический уровень путем создания телескопа, отвечающего международным стандартам. Он должен быть размером от 4 до 10 метров. Под стать такому телескопу нужна обсерватория, которая привлечет внимание мирового научного сообщества.

Во-вторых, дать возможность юным ученым стать профессиональными астрофизиками здесь, на Кипре. Не покидая страны, они смогут вносить свой вклад в международные усилия по изучению космоса.

Для этого мы делаем CASA по образу и подобию всемирно известных и уважаемых академий, таких как: Королевское астрономическое общество (Великобритания), Американское астрономическое общество (США), Институт астрономии РАН (Россия) и Астрономическое общество Китая.

– Мы знаем, что Кипр занимает весьма удачную для наблюдений позицию, однако, CASA – первая организация, деятельность которой посвящена изучению астрономии и космонавтики. Ее открытие – это история о том, как оказаться в нужном месте в правильное время? Или этому событию предшествовали годы неудачных попыток?

– Приблизительно до 2000 года практически никто не верил, что астрономия на Кипре может «выстрелить», стать популярной наукой, а быть астрофизиком – считаться достойной профессией. Я не думаю, что это было осознанно. Скорее всего, киприоты привыкли недооценивать себя.

Например, в моей юности астрономию просто не принимали как приемлемый выбор в жизни, даже если ребенок был очевидно научно одарен. Когда я говорил, чем именно планирую заниматься в университете, на лицах людей появлялось странное выражение – смесь удивления и сомнения в моей адекватности. Словно они думали, что я окончательно потерял связь с реальным миром. Они говорили мне: «Стелиос, это Кипр!», имея в виду, что тут никому не будет интересно то, что я делаю. Думаю, вы найдете примерно ту же историю у других членов команды CASA.

Это заявление – какое-то надуманное оправдание такому существенному пробелу в науке Кипра – ужасно меня злило. Потому что, как вы и сказали, Кипр занимает идеальную позицию для развития этого направления. Мы должны были создать лучшую обсерваторию! Сама природа дала нам для этого все условия! Так почему мы продолжали говорить себе «нет»?

В новом тысячелетии значительно увеличилось количество человек, для которых телескоп стал настоящим хобби. Среди них были и люди с богатым математическим и иным научным опытом, которые хотели основательно изучать астрономию. Они собирались в небольшие сообщества, объезжали Кипр в поиске лучших точек для наблюдения, нарабатывали практические знания. К 2017 году у нас наконец-то появилось достаточно человек для аккумуляции всего опыта и результатов наблюдений для исполнения научной мечты – открытия академии.

– Кто состоит в CASA? Как вы знаете, после появления в прессе сообщения об открытии академии, общественность была настроена скептически, сомневалась в возможности эффективной работы команды неизвестных ученых…

– Члены-основатели CASA – это те самые сообщества, которые разрозненно занимались научными изысканиями в течение последних десяти лет. Речь идет о Кипрской организации астрономов, Доме науки, Научном кафе в Никосии, обществе Ideodromion и научном центре Innovation Gym. Нас поддерживают, в том числе финансово, Европейское космическое агентство (ESA), Национальное управление США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA).

Также с нами сотрудничают Университет Чикаго, и особенно – доктор Танасис Эконому, всемирно-известный греко-американский астрофизик, работающий над проектами NASA, Университет Никосии, Министерство транспорта, коммуникаций и общественных работ Кипра и лично министр Мариос Димитриадис, а также – Cooperative Central Bank и Кипрская организация по туризму (КОТ).

И, конечно, в CASA есть я. Я не состою ни в каком любительском научном кружке, я – доктор наук в сфере ядерной астрофизики.

Научное звание я получил в 2005 году во время работы с Шоном Райаном, одним из ведущих мировых экспертов по астроспектроскопии (раздел астрофизики, который состоит из приложения спектрального анализа к изучению небесных тел – прим. авт.). Мы проводили наблюдение за углеродным и бедным гелием звездами с помощью эшелле-спектрографов и четырехметровых телескопов. Работали с Телескопом Вильяма Гершеля, итальянским Национальным телескопом имени Галилея, Англо-австралийский телескопом и другими…

Так что я могу заверить читателей «Вестника Кипра», что CASA – это объединение людей, которые действительно заинтересованы в астрономии с научной точки зрения.

– Удивительно! NASA, ESA, ученые мирового уровня, астроспектроскопия… Сколько усилий, внимания и интереса вложено в проект! Как стать членом вашей академии?

– Сейчас политика членства в Астрономической академии Кипра еще обсуждается, но я почти уверен, что мы сделаем вступление полностью свободным. Думаю, я могу говорить за всю команду, и я приглашаю всех желающих, готовых отдаться делу с таким же энтузиазмом, присоединиться к нам и внести свою лепту в научную работу. Мы, безусловно, с удовольствием пообщаемся и с русскоговорящими астрономами-любителями, уверен, они есть среди читателей «Вестника Кипра»!

Возвращаясь к предыдущему вопросу о неуверенности общества в CASA, от себя хочу добавить, что я абсолютно не против здорового скептицизма. Напротив, как истинный ученый я планирую доказать ценность CASA на практике – с помощью своей работы в академии.

– Стелиос, мы слышали также о возможном строительстве обсерватории в Троодосе. Некоторые кипрские СМИ писали об открытии площадки в апреле 2017 года. Это тоже проект CASA?

– Да, обсерватория в Троодосе – проект, с которым мы связаны напрямую. Правда, со сроками журналисты ошиблись: до апреля мы планируем начать сбор средств на ее строительство. Если все пройдет успешно, то обсерватория будет готова в 2018 году. К тому времени мы придем к единому решению о времени ее использования посетителями. Тогда и жители Кипра, и туристы, и, самое важное, школьники смогут посещать ее и участвовать в наблюдениях.

– Чего еще нам ожидать от академии в первой половине 2017 года?

– В этом году мы планируем вплотную заняться вопросом сбора средств для различной научной деятельности, в том числе для строительства обсерватории в Троодосе, покупки солнечного телескопа. Разовьем идею о создании нового туристического направления на Кипре – астрономического. Также мы сфокусируемся на открытии первой Астрономической школы в стране (всего в Европе на данный момент их семь).

И, наконец, с апреля на базе Научного кафе в Никосии мы планируем проводить различные мероприятия, информацию о которых будем размещать в открытых источниках.

– CASA планирует стать учебным заведением с правом выдавать дипломы? Расскажите обо всех вариантах обучения, которые будет готова предложить академия.

– Мы определенно хотим сделать CASA оплотом достоверных знаний, и в будущем перед нами будет стоять задача добавить Кипрской Академии астрономии и космонавтики образовательную функцию. В ближайших планах создать классы для начального обучения и начать выдавать сертификаты о присутствии на том или ином мероприятии.

Однако мы не собираемся концентрироваться исключительно на обучающем процессе. Пока мы должны приложить максимум усилий к тому, чтобы объединить под одной крышей ученых, государство и международные организации и вплотную заняться вопросом создания необходимой инфраструктуры.

– Вопрос, который я не могу не задать астрофизику, тем более, что вы упомянули о мероприятиях. Мы знаем о полном солнечном затмении, которое ожидается в августе. А что еще интересного будет происходить в небе в этом году?

– Первое, чем порадовал нас год – полутеневое лунное затмение в ночь на 11 февраля, в ходе которого Луна прошла в полутени Земли. Следующее интересное лунное затмение ожидается ночью 7 августа.

К сожалению, не все грандиозные астрономические явления можно будет наблюдать на Кипре. Два солнечных затмения мы не увидим. То, что случится 26 февраля, можно будет увидеть преимущественно с южного полушария планеты, а космический феномен 21 августа, который назвали Великим американским полным солнечным затмением, будет видно только с упомянутого континента.

Еще год подарит ряд метеоритных дождей, среди которых: дожди Лириды (пик придется на 22-23 апреля), Эта-Аквариды (пик 6-7 мая), Дельта-Аквариды (28-29 июля), Дракониды (7 октября), Орианиды (21-22 октября), Тауриды (4-5 ноября), Леониды (17-18 ноября), Геминиды (13-14 декабря) и Урсиды (21-22 декабря).

Что касается планет, то в 2017 году в самых близких позициях к Земле окажутся Юпитер (7 апреля), Сатурн (15 июня), Нептун (5 сентября) и Уран (19 октября).

Елизавета ЕНДРО

Кипр > СМИ, ИТ. Образование, наука > vkcyprus.com, 27 февраля 2017 > № 2102775 Стелиос Тсангаридис


Кипр > Недвижимость, строительство > cyprusrussianbusiness.com, 5 февраля 2017 > № 2061683 Эвангелия Илиаду

Эвангелия Илиаду: «Как никогда важны дизайн, качество, концепция»

Один из признаков оживления экономики Кипра, о чём немало было сказано в 2016 году, – появление новых крупных проектов в сфере недвижимости. Например, планы компании Pafilia Property Developers по строительству на набережной Лимассола небоскрёба ONE – самого высокого жилого здания в Европе. Исполнительный директор компании Эвангелия Илиаду рассказывает о том, как подобные проекты в корне меняют сектор недвижимости Кипра и какие последствия они будут иметь для экономики в целом.

– Какая новость из вашей профессиональной сферы стала самой важной в 2016 году?

– Для сферы недвижимости 2016 год был очень успешным; рынок определённо стал восстанавливаться, спрос увеличился и, на мой взгляд, стабилизировался. Кроме того, демографический состав клиентуры отныне более разнообразен, исчезла зависимость от какого-либо конкретного рынка. Спрос подпитывается целым рядом факторов, включая развитие нового для Кипра нефтегазового сектора, внедрение статуса недомициля (non-domicile), многочисленные налоговые льготы и запуск программ по получению вида на жительство и кипрского гражданства в обмен на инвестиции, которые особенно привлекают состоятельных частных лиц.

2016-й также стал важным годом для Pafilia. В январе мы запустили новый проект ONE, который будет самым высоким жилым небоскрёбом в прибрежной зоне в Европе. Мы стремились создать знаковый проект, нечто новое и смелое, уникальное своей конструкцией и отделкой, – словом, фирменный проект, который изменит весь сектор недвижимости. Общий объём инвестиций составит €120 млн, а непосредственно строительство небоскрёба обойдётся в €77 млн. Это очень захватывающий период как для Pafilia, так и для всего Кипра, ведь ONE действительно изменит суть понятия «элитная недвижимость» на острове и в регионе в целом.

– Расскажите о самом крупном достижении вашей компании в 2016 году.

– Определённо, запуск нашего нового проекта ONE стал поворотным событием года. ONE расположится в престижном прибрежном районе Лимассола, на 28th October Avenue, в самом центре делового района города. Небоскрёб будет в два раза выше любого здания на Кипре и навсегда изменит архитектурный ландшафт Лимассола. 170-метровое здание будет видимым из любой точки города и станет поистине знаковым строением. На 37 этажах расположатся 82 роскошных апартамента и трёхэтажный пентхаус – все с панорамным видом на море. В распоряжении жильцов будет уникальная инфраструктура, удобства и услуги исключительно высокого уровня.

ONE занял первое место в общеевропейском конкурсе престижной премии International Property Awards всего через два месяца после того, как удостоился высшей награды на Кипре как лучшее жилое высотное здание. Это большое достижение!

Мы официально запустили проект в январе 2016 года и уже реализовали более 60% объектов. При этом продажи осуществлялись на стадии застройки, мы только приступили к строительству. Думаю, что ONE установил новый рекорд, став самым быстро продаваемым проектом в сфере недвижимости на Кипре!

Между тем, реализация нашего флагманского гольф-курорта Minthis Hills, включающего также жилые объекты, активно продолжается; почти всё жильё первого этапа строительства уже продано. В настоящее время мы разрабатываем план следующего этапа, который включает развитие инфраструктуры комплекса, в том числе обустройство центральной площади курорта и создание спортивно-оздоровительного центра.

– Каковы ваши прогнозы для сферы недвижимости на 2017 год?

– В 2017 год я смотрю с оптимизмом. Он представляется мне удачным как для сектора недвижимости в целом, так и для Pafilia Property Developers в частности. Я считаю, что с момента банковского кризиса в 2013 году все мы, правительство и частные компании, приложили очень много усилий к тому, чтобы улучшить имидж острова на международном уровне. Правительство помогло сектору недвижимости и частному сектору бюджетными мерами и многочисленными налоговыми льготами. Все мы работали на износ, объехали мир, чтобы привлечь на Кипр новых инвесторов, стараясь при этом сохранить клиентов с традиционных для нас рынков, как, например, из России. И частные кипрские компании, и правительство гармонично сотрудничали, поэтому я смотрю в будущее с уверенностью.

Что касается Pafilia, я верю, что 2017-й станет для компании просто отличным годом. Мы подготовились к новой волне покупателей. Независимо от того, тратят ли они €100 тыс. или €3 млн, за последние три года наши клиенты изменились – они стали более разборчивыми, более требовательными. Они лучше понимают, что именно покупают, как никогда для них важны дизайн, качество, концепция. Мы готовились к этому последние десять лет и разработали такие проекты, как Minthis Hills и ONE, которые получили признание на международном уровне. Дополнительным плюсом является их прекрасное месторасположение – в лучших районах с разнообразным ландшафтом. В целом они представляют собой отличную и надёжную инвестиционную возможность.

– Что ещё необходимо предпринять Кипру для экономического роста в сфере недвижимости?

– В последние три года экономика Кипра росла ускоренными темпами. Состоятельные частные лица стали выбирать Кипр для инвестиционной деятельности, поэтому правительство поддерживает сектор недвижимости и экономику, внедряя новые налоговые льготы и законодательную базу для прямых иностранных инвестиций, а также программы по получению вида на жительства и гражданства через инвестиции. Имея большой потенциал для выхода на новые направления, Кипр становится менее зависимым от традиционных рынков.

Усилия правительства, направленные на повышение привлекательности Кипра как инвестиционного направления, дали результаты. Важно продолжить эту политику и предлагать различные стимулы для обеспечения дальнейшего роста.

Наш сектор в значительной степени способствовал этому процессу благодаря новым инновационным проектам по строительству элитной недвижимости, которые привлекают высококлассных клиентов.

Для удовлетворения требований такой клиентуры важно уделить особое внимание уникальности дизайна и качеству итоговой отделки, чтобы конечный продукт улучшал имидж страны в целом.

Сегодня на сектор недвижимости возложена ответственность за поддержание имиджа Кипра как чрезвычайно привлекательного направления для иностранных инвестиций. Сделать это мы можем, постоянно повышая уровень услуг и качество продукта, что поможет стимулировать спрос.

– Появляются ли у вас сейчас новые рынки?

– Как я уже упоминала, расширение демографии клиентов стало, на мой взгляд, главным прорывом в нашем секторе; теперь мы не зависим от какого-либо конкретного рынка. Как известно, Лимассол традиционно популярен среди россиян – именно они всегда составляли б?льшую часть покупателей элитной недвижимости. Однако теперь наблюдается интерес и приток инвестиций со стороны клиентов из Китая, Юго-Восточной Азии, Африки, Ближнего Востока – от Ливана до Дубая, из Индии и Пакистана. Такая открытость миру очень выгодна Кипру. Поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее.

Кипр > Недвижимость, строительство > cyprusrussianbusiness.com, 5 февраля 2017 > № 2061683 Эвангелия Илиаду


Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 4 февраля 2017 > № 2061684 Тео Панайоту

Тео Панайоту: «Стало больше свободы, но и рисков тоже больше»

Многие эксперты отмечают, что в 2016 году Кипр добился невероятных экономических успехов. Однако Тео Панайоту, директор Кипрского международного института менеджмента CIIM, придерживается более сдержанного мнения. Да, сделано немало, но впереди – гораздо больше. Многие сферы работают, но не в полную силу. Другие – совсем неразвиты. Бюрократия по-прежнему препятствует развитию страны и внедрению инноваций. Основываясь на своём обширном академическом и практическом опыте, Тео Панайоту рассуждает о том, что ждёт Кипр в 2017 году и что нужно и можно сделать в ближайшем будущем.

– Какое экономическое событие стало самым значимым для Кипра в 2016 году?

– Это, конечно, успешный выход Кипра из программы финансовой помощи после займа в еврозоне в размере €2 млрд. Многие ограничения были сняты.

– И всё же, ограничения помогли вернуть кипрскую экономику на правильный путь…

– Ограничения, наложенные условиями меморандума с «тройкой», помогли сохранить контроль над нашей политикой, государственными финансами и банковской системой, однако уязвимые слои населения, включая граждан с низкими доходами и малый бизнес, серьёзно пострадали от политики жёсткой экономии. Теперь у нас больше свободы, но и рисков тоже больше.

– Тем не менее, выход из программы финансовой помощи можно назвать положительным развитием событий для Кипра?

– Можно, если пользоваться свободой с умом, посылая правильные сигналы на международные рынки капитала и инвесторам и показывая, что за короткий период (быстрее, чем ожидалось) Кипру удалось скорректировать свои государственные финансы и стабилизировать банковскую систему.

Но если требовать повышения заработной платы, нанимать больше госслужащих, неразумно тратить государственные средства, не имея резервов, доверие инвесторов будет подорвано. Внешнего давления в вопросе реализации реформ больше нет, и законодательство касательно реорганизации государственного сектора, приватизации телекоммуникационной компании CyТА и внедрения национальной системы здравоохранения «застряло» в парламенте. Это серьёзная проблема. К тому же у нас до сих пор слишком много необслуживаемых кредитов, высокий уровень безработицы и бюрократии.

– С учётом всего этого, как Кипру удалось достичь высоких темпов экономического роста?

– Наш экономический рост может выглядеть впечатляюще, хотя спад последних лет был очень велик, и нынешний подъём на 2-3% – с очень низкого уровня. Нашей экономике следовало бы расти быстрее, на 4-5% в год, как это было в Ирландии после её выхода из аналогичной программы. Роста в 2,5% недостаточно, чтобы восстановить утраченные за последние пять лет позиции.

– До кризиса государственные финансы пополнялись за счёт сектора профессиональных услуг, банковской сферы и туризма. Какие отрасли формируют бюджет в настоящее время?

– Проблема в том, что мы продолжаем опираться на те же самые три сектора. Кипру всегда удаётся извлечь выгоду из внешних непредвиденных событий или «счастливых совпадений». В прошлом это была война в Персидском заливе, затем коровье бешенство, вулканический пепел в Исландии; теперь это политический кризис в Сирии. Из-за проблем в соседних странах к нам едет больше туристов. В этом году их было почти 3 млн, и для нас это исторический рекорд. Однако причина не в том, что мы стали более привлекательным турнаправлением; просто другие страны стали менее привлекательными из-за внутренних проблем.

– Достаточно ли Кипру туризма? Каким вам представляется наше экономическое будущее?

– Кипр нуждается в новой экономической модели, в более устойчивой экономике. Мы утратили конкурентоспособность. В рейтингах Всемирного экономического форума наша страна потеряла 18 позиций, в то время как Мальта поднялась на 8 пунктов. И это несмотря на наше экономическое восстановление. Нам необходима экономическая модель, основанная на технологиях, инновациях и предпринимательстве, а не на счастливом случае и удаче.

Кипру надо инвестировать в новые технологии, модернизировать и развивать образовательный туризм. Мальта в этом отношении ежегодно привлекает десятки тысяч туристов. Почему не Кипр? Мы больше, чем Мальта, мы привлекательнее. Впрочем, мы предпочитаем идти по принципу «легко пришло – легко ушло», вместо того чтобы делать долгосрочные инвестиции. Прежде наша экономика применяла быстрые, конъюнктурные способы заработать деньги: офшорные компании, банковский сектор, полочные компании, иностранные инвестиции и средства из Югославии, Украины и России. Нам везло. Но важно понимать, что везение рано или поздно заканчивается.

– Какую экономическую политику для Кипра предложили бы вы?

– Я бы содействовал развитию образования, научных исследований, инноваций и новых технологий. С нашим климатом производство электроэнергии должно основываться на солнечной энергии. Нам нужно быть лидерами в этой отрасли. Мы же вместо этого импортируем фотоэлектрические панели из Германии и Китая.

Я бы помогал образованию и обучению людей в сфере технологий, социальных сетей, обеспечил бы их всеми необходимыми средствами и ресурсами для внедрения инноваций, для того, чтобы стать предпринимателями, создавать собственные рабочие места и предприятия. Мы живём в условиях глобальной рыночной экономики, экономики, основанной на информационных и коммуникационных технологиях. Я бы хотел, чтобы все кипрские студенты научились программированию, разработке программного обеспечения и использованию информационных технологий для создания онлайн-бизнеса.

Наш туристический сектор невелик и привлекателен в основном солнцем и морем. Давайте развивать более качественные направления в туризме. Например, основанные на нашей истории, культуре, археологии, природе, спорте. Например деловой туризм. Или медицинский туризм, который может включать пребывание на Кипре с целью реабилитации в послеоперационный период. Наша шипинговая отрасль сильна, но и её можно развивать дальше. Кроме того, наш климат идеален для выращивания экологически чистых фруктов, овощей, трав – то есть высокорентабельных сельскохозяйственных культур – для экспорта на международные рынки.

– Представьте, что у вас есть волшебная палочка. Какие реформы вы бы реализовали в 2017 году?

– Я бы искоренил бюрократию, отправил бы по домам большое количество «лишних» малоэффективных госслужащих. Бюрократия мешает инвесторам вкладывать деньги в экономику. Я бы внедрил обслуживание иностранных инвесторов по принципу «единого окна». Только представьте, для создания на Кипре бизнеса в сфере солнечной энергетики необходимо получить до 40 отдельных разрешений! Таможенная очистка груза в порту Лимассола может занять до трёх недель. В Сингапуре на это уходит час. Наши судебные процедуры должны быть упрощены. Пять лет на разрешение правового спора – это просто неприемлемо. Кто захочет заниматься здесь бизнесом?

Помните, в прошлом крупные игроки «съедали» мелких. Сегодня на смену крупным пришли быстрые, которые «поедают» медленных независимо от размера.

– Каким будет для Кипра 2017 год?

– Я думаю, он будет лучше, чем наши опасения, но хуже, чем наши надежды. Рост экономики продолжится на уровне от 2% до 3%. Стоит ожидать некоторого притока зарубежных инвестиций; безработица может сократиться до 10%. Объём необслуживаемых кредитов немного сократится, на фоне чего может активизироваться кредитование.

Что касается внешней среды, здесь сложно делать прогнозы. Если удастся разрешить кипрский вопрос, настрой станет более оптимистичным, люди станут больше рисковать, что может ускорить темпы экономического роста до 4-5%. Хотя точно предсказать невозможно. Достаточно посмотреть на Сирию и ИГИЛ, Россию и Украину, кризис беженцев, Трампа, Брексит, референдум в Италии, выборы во Франции, греческий долг. Существует неопределённость и риск, однако следует помнить, что во времена кризиса открываются новые возможности.

Древнее китайское проклятие «Чтобы вы жили в эпоху перемен» свершилось. Кризис всегда двойственен: это и опасности, и новые возможности. Я надеюсь, что 2017 год принесёт нам больше возможностей, чем опасностей.

Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 4 февраля 2017 > № 2061684 Тео Панайоту


Кипр > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > cyprusrussianbusiness.com, 1 февраля 2017 > № 2061754 Никос Михаэлас

Никос Михаэлас: «кризис породил инвестиционные возможности»

Со времён «большого взрыва» Кипрской фондовой биржи почти два десятилетия назад очень немногим финансовым компаниям удалось пережить кризис и последовавший за ним четыре года назад обвал банковского сектора. Однако компания Demetra Investments оказалась устойчивее и сильнее рынка. В подтверждение тому, Demetra Investments Public Company Ltd (DI), управляющая €120 млн активов, уже давно известна как крупнейшая инвестиционная компания, зарегистрированная на Кипрской фондовой бирже (CSE).

Никос Михаэлас, обходительный киприот с докторской степенью в области финансовой экономики (Manchester Business School), является одним из самых опытных инвестиционных менеджеров в стране. Он присоединился к DI в 2005 году и быстро поднялся по служебной лестнице, заняв пост генерального директора одного из крупнейших местных институциональных инвесторов.

– Давайте начнём с вопроса, которым задаются многие инвестиционные менеджеры. Когда появляется инвестиционная возможность, что именно помогает вам понять, нужна ли эта инвестиция в вашем портфеле?

– Это ли не вопрос на миллион долларов! Прежде всего, мы пытаемся определить перспективы и риски, которые влечёт за собой каждая инвестиция. Каковы источники доходов и их качество? Насколько устойчива доходность капитала? Насколько ликвиден актив и как он может повысить эффективность нашей деятельности или уменьшить её волатильность? Наша основная цель – создать доходность в долгосрочной перспективе для 150 тысяч наших инвесторов, однако мы также оцениваем эффект, который инвестиция может оказать на нашу текущую деятельность и баланс. Мы тратим огромное количество времени, как на уровне менеджмента, так и на уровне Совета директоров, пытаясь понять рынок той или иной инвестиции и оценить соотношение риска и доходности по ней. Оценка ситуации всегда остаётся в центре внимания. Иногда мы делаем ошибки, инвестируя чуть раньше либо чуть позже, однако в большинстве случаев нам всё удаётся.

– Каким был самый главный урок в вашей карьере?

– Оставаться сосредоточенным на нашей стратегии и быть готовым к быстро меняющейся экономической среде. Возможно финансиализация мировой экономики и породила больше возможностей, но при этом она и увеличила риски. Вслед за банковским кризисом на Кипре, в Европе был принят ряд мер и новых директив, которые в корне изменили общепринятое представление об управлении ликвидностью для различных типов институциональных инвесторов и управляющих фондами. Приведу пример: раньше мы верили, что для простых процентных депозитов потенциальное банкротство банка не страшно. Однако теперь это не так. На самом деле, депозиты свыше €100 тыс. – это финансовый продукт с низкой рентабельностью и средним риском. Профессионалу в сфере инвестиций казалось немыслимым беспокоиться о депозитах в евро в европейском банке. Но сейчас это риск, пусть и маловероятный, который необходимо учитывать каждому менеджеру.

– Какова ваша инвестиционная стратегия?

– Наша цель, конечно же, состоит в том, чтобы максимизировать стоимость акционерного капитала за счёт долгосрочного устойчивого дохода. Наша стратегия – диверсифицировать инвестиции, создавая средне- и долгосрочные позиции в компаниях, которые предлагают постоянный качественный доход и удовлетворяют ряду других критериев. У нас есть стратегические инвестиции в крупнейших бизнес-организациях на Кипре, часть которых ведут деятельность на международном уровне. В основе этих инвестиций – стратегия регулярных дивидендов.

Помимо того, большая доля нашего инвестиционного портфеля приходится на доходные коммерческие объекты недвижимости в деловых центрах страны. Стабильный и устойчивый доход в долгосрочной перспективе – это стратегия, лежащая в основе наших инвестиций в недвижимость.

Мы также уделяем внимание инвестициям, относящимся к категории кризисоустойчивых или имеющих глобальную клиентскую базу. Примерами могут служить наши инвестиции в опреснительные станции и в NIPD – биотехнологическую компанию, которая всего лишь в прошлом году с большим успехом запустила свою пренатальную диагностику синдрома Дауна, известную как Veracity.

Банковский кризис породил инвестиционные возможности, которые в докризисную эпоху были нам недоступны. Мы сыграли ведущую роль в капитализации Hellenic Bank – одного из системных банков страны, – приобретя долю, о покупке которой ещё пару лет назад и мечтать не могли. В настоящее время мы входим в число крупнейших акционеров Hellenic Bank, третьего по величине банковского учреждения на Кипре. Не скрою, что работа банка не оправдала наших ожиданий. Тем не менее быстрое улучшение экономической среды и решительность правительства в сфере реализации реформ внушают оптимизм в банковском секторе. Как один из основных акционеров, мы должны делать больше, чтобы помочь Hellenic Bank справиться с текущими проблемами. В конце концов, все мы в одной команде.

– Какова была самая важная новость 2016 года в инвестиционной сфере на Кипре?

– В последний год существенные успехи можно было наблюдать практически в каждом секторе экономики, частично благодаря реформам, а отчасти из-за повышения спроса из-за рубежа. Даже ослабевший было строительный сектор окреп. Как ожидается, показатель экономического роста в 2016 году превысит 2,7%. Однако самая важная новость в инвестиционной сфере – это, конечно, изменение прогноза некоторых рейтинговых агентств по кипрской банковской системе с негативного на позитивный. По мнению Moody's, восстановление экономики Кипра сделает банки прибыльными и улучшит слабое качество их активов.

– Каковы ваши экономические ожидания на 2017 год? Какие сферы или проекты принесут больше прибыли инвесторам?

– Благодаря повышению кредитного рейтинга международными рейтинговыми агентствами, кипрская экономика постепенно приближается к инвестиционному уровню. Его достижение создаст многочисленные преимущества для экономики и инвестиционной сферы. По моим прогнозам, местная экономика достигнет инвестиционного уровня в течение 2017 года; это позволит снизить будущие государственные расходы по займам и вновь привлечёт иностранных институциональных инвесторов на Кипр. Приток прямых иностранных инвестиций в страну будет поддержан новым капиталом, что, в свою очередь, положительно отразится на рентабельности и повысит качество активов в банковском секторе. Это станет стимулом для всей экономики и – я уверен – повлияет на уровень безработицы. Более того, возможное решение кипрской проблемы повлечёт кардинальные перемены не только с политической и геостратегической точки зрения, но и в экономическом плане, с потенциальными огромными преимуществами в энергетическом и банковском секторах, а также в секторах торговли, судоходства и недвижимости.

Кипр > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > cyprusrussianbusiness.com, 1 февраля 2017 > № 2061754 Никос Михаэлас


Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 31 января 2017 > № 2061682 Филиппос Раптопулос

Филиппос Раптопулос: «Мы принимаем стратегические решения»

Привлекательная система налогообложения, действующая на Кипре, является одной из главных причин для присутствия здесь многих международных компаний. Партнёр компании EY, руководитель лимассольского офиса отмечает самые, на его взгляд, важные, такие как введение статуса недомициля. Эксперт также говорит о существующих на данный момент проблемах и даёт свой прогноз на 2017 год.

– Назовите ключевые изменения в налоговом законодательстве, принятые в 2016 году.

– Любые постановления и рабочие изменения на практике теперь должны соответствовать строгим директивам ЕС о прозрачности и оформляться в определённом формате, что обеспечит более полное раскрытие информации и обмен ею между странами ЕС. Информация о группах компании по всему миру и о её бенефициарах должна раскрываться и автоматически отсылаться во все страны ЕС для максимальной прозрачности.

Кипрское законодательство в сфере прав интеллектуальной собственности (ИС) было изменено, чтобы прийти в соответствие с директивами и «согласованным подходом» (nexus approach) ЕС, укрепив тем самым репутацию Кипра, который внедряет глобальные требования ОЭСР.

В настоящее время Кипр применяет консолидированную отчётность (CR), а это означает, что транснациональные корпорации с оборотом в €750 млн и более должны заявлять о характере своих операций и деятельности группы в каждой стране, а также должным образом обосновывать полученную прибыль. Это лишний раз подтверждает, что на Кипре действует режим предельной прозрачности, который, в свою очередь, положительно влияет на деловую репутацию страны.

Принятие и скорейшее внедрение автоматического обмена информацией (CRS – общие стандарты отчётности), при котором происходит обмен всей информацией о счетах с 90 странами мира, опять же характеризует Кипр как юрисдикцию с полностью прозрачной деловой средой, имеющую реальное экономическое содержание.

– С какими налоговыми проблемами мы сталкиваемся сейчас?

– Одной из наиболее важных задач, стоящих перед Кипром, станет внедрение новой директивы ЕС по борьбе с уклонением от уплаты налогов (ATAD). Это существенно повлияет на местные предприятия и компании c «бездокументной» организацией производства. Будут установлены строгие правила, обязующие эти компании показывать прибыль там, где присутствуют их люди и где ведётся их бизнес.

Новая директива затронет «бездокументные» компании, для которых Кипр выступает холдинговой юрисдикцией, то есть такие, которые не имеют физически присутствующих на острове сотрудников или не ведут никакой деятельности. Бремя налогообложения и прибыль должны быть там, где присутствуют люди и ведётся деятельность. Другими словами, в 2017 году компаниям придётся прилагать больше усилий, доказывая своё физическое присутствие. И хотя данное законодательство не вступит в силу до 2019 года, Кипр должен незамедлительно начать внедрение директивы ATAD.

– Как сегодня развивается сектор форекс?

– В настоящее время индустрия форекс на Кипре процветает. Имея всего несколько сотрудников и хорошие компьютеры, можно зарабатывать миллионы на миллиардных оборотах, и это фактически превращает Кипр в идеальное место для форекс-компаний. Регистрируя здесь свой бизнес, форекс-компании могут воспользоваться преимуществами и гибкостью рынка ЕС, доступными для них с момента получения операционной лицензии от Кипрской комиссии по ценным бумагам и биржам (CySEC). В то время как доступ к европейскому рынку через страну с благоприятными и гибкими условиями является привлекательным предложением для форекс-компаний, наша чрезмерная бюрократия и зарегулированность продолжают тормозить расширение этой и других отраслей – и это проблема, которую правительству необходимо решать.

Внедрение требований об отчётности и прозрачности, происходящее на протяжении 2015-2016 гг., продолжится и в 2017 году; при этом дополнительные директивы ЕС должны обеспечить более высокий уровень прозрачности.

Благодаря налоговому режиму Кипра и его стабильности, ожидаемые изменения в законодательстве и в процедурах регистрации, по оценкам, помогут ускорить развитие фондового сектора.

– Каковы признаки восстановления кипрской экономики?

– Постепенно возвращается доверие к Кипру, международные инвестиции в банках исчисляются миллиардами, объём необслуживаемых кредитов сокращается, экономика демонстрирует темпы роста почти 3%, в то время как турпоток растёт и, как ожидается, будет расти и в 2017 году. Мы наблюдаем, как падает уровень безработицы, появляется больше рабочих мест, а ценность недвижимости и объём её продаж растут, что всегда является хорошим индикатором восстановления.

– По вашему мнению, что стало важнейшим событием в налоговой сфере Кипра в 2016 году?

– Это, безусловно, налоговые льготы для недомицилей. Недавно введённые налоговые льготы, касающиеся статуса недомициля и иностранных инвестиций на Кипр, поддерживают законодательные инициативы по укреплению и стимулированию роста и прозрачности реального бизнеса. Это важнейшее стратегическое решение 2016 года. Статус лица, не имеющего домициля, предоставляет иностранцам налоговые стимулы для перевода своих доходов и деятельности на Кипр, чтобы заниматься «реальным бизнесом» в юрисдикции «с благоприятными и гибкими условиями». В свою очередь, эти люди извлекают выгоду за счёт льгот по налогу на доход от прироста капитала при покупке недвижимости до 31 декабря 2016 года. Кроме того, недомицили освобождены от уплаты налогов на дивиденды и процентный доход, а также не платят налог на доходы от продажи инвестиций, облигаций и акций. Правительство надеется, что условный процентный вычет по ставке 2,5% и льготы для недомицилей приведут к регистрации новых компаний на острове, привлекут на Кипр больше иностранных инвестиций и обеспечат рост реального бизнеса.

– Каких изменений в налоговой сфере стоит ожидать в 2017 году?

– Пока не ожидается введения каких-либо новых налогов. Напротив, политика правительства направлена на сокращение их числа: в 2017 году хорошей новостью станет отмена двух видов налогов. Так, с 1 января 2017 года правительство отменяет специальную меру, принятую в 2013 году, а именно дополнительный социальный сбор с заработной платы в размере 3% (максимум) для работников, работодателей и пенсионеров в частном секторе. Отмена этого налога, который выплачивался одновременно с установленным взносом в фонд социального страхования, означает, что компании и сотрудники получат существенную экономию вплоть до 3,5%. Взносы на социальное страхование останутся без изменений.

Вторая отмена касается налога на недвижимое имущество, который правительство ввело в 2013 году, а в 2016 году сократило на 75%. В 2017 году данный налог отменён окончательно. Такое решение приветствовали владельцы земли и недвижимости, которые продолжат выплачивать соответствующие муниципальные сборы, но в целом станут платить меньше.

Налог на оборону, установленный после турецкого вторжения 1974 года, останется без изменений, однако никаких дополнительных отчислений не ожидается. Этот налог не касается иностранных граждан, проживающих на Кипре.

– Каков ваш общий прогноз для Кипра на 2017 год?

– Бизнес-среда на Кипре продолжает укрепляться. Крупные многонациональные компании направляют сюда всё больше людей, и будущее видится мне в положительном свете. Наши налоговые послабления привлекают компании, желающие сменить юрисдикцию; Кипр предлагает качественные услуги и является надёжной альтернативой многим юрисдикциям, но без налоговых сборов по ставке 70% или услуг специалистов, час работы которых стоит $2 000.

Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 31 января 2017 > № 2061682 Филиппос Раптопулос


Кипр > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 30 января 2017 > № 2061685 Крис Куфарис

Крис Куфарис: «Чрезмерный контроль вредит росту бизнеса»

Важность международных компаний для экономики Кипра общеизвестна, как и усилия, предпринимаемые страной для их привлечения. Однако на их деятельность влияют и внешние факторы. В 2016 это были, к примеру, победа Дональда Трампа на выборах в США и Брексит. Крис Куфарис, генеральный секретарь Ассоциации международного бизнеса на Кипре (CIBA), рассуждает о том, какие последствия эти и другие события будут иметь для Кипра в ближайшем будущем.

– Какие события в 2016 году, на ваш взгляд, сильнее всего сказались на международном бизнесе?

– Вне всяких сомнений, это избрание Дональда Трампа на пост президента США и решение Великобритании проголосовать за Брексит.

– Как эти глобальные события повлияют на Кипр?

– Кипр очень тесно связан с Великобританией; мы до сих пор пытаемся понять, как Брексит скажется на нас здесь, поскольку никто не знает, что на практике означает Брексит!

В то же время Трамп – новая персона в мире политики и очень непредсказуемый человек. Его влияние сильно отразится на мировой экономике. Начнём с России. Трамп выдвинул Рекса Тиллерсона, председателя Совета директоров и главного управляющего нефтяной компанией ExxonMobil, на пост государственного секретаря США. И если, как говорят, он действительно состоит в очень хороших отношениях с г-ном Путиным, такой шаг может вернуть Россию на мировую экономическую арену более рациональным образом. Это может означать ослабление санкций против России. Не секрет, что Россия – лучший «клиент» Кипра, немало российских граждан проживают на острове или ведут здесь деловую деятельность, поэтому ослабление антироссийских санкций пошло бы на пользу кипрско-российскому деловому сотрудничеству.

ExxonMobil является глобальной компанией с деловыми связями в более чем 50 странах мира. Совсем недавно мировые цены на нефть стали расти, и мне кажется, что, вступая на высшие политические посты, «выходцы» из нефтяной промышленности подумают дважды, прежде чем предпринять действия, которые могут негативно повлиять на мировые цены на энергоносители. Все, что идёт на пользу этой отрасли, поможет и Кипру как потенциальному поставщику нефти и газа.

– Как бы вы охарактеризовали экономику Кипра в 2016 году?

– 2016-й стал для кипрской экономики третьим подряд годом стабилизации. Окрепло доверие, улучшились оценки международных рейтинговых агентств. Значит, сократился объём государственных займов. Это, в свою очередь, принесло большую пользу экономике, так как наша задолженность составляет более 100% ВВП страны. Всё, что ведёт к снижению процентных ставок, положительно влияет на бизнес в целом.

Банки провели рекапитализацию и с большей уверенностью смотрят в будущее. Вклады стали более «здоровыми», и кажется, что реальная проблема сейчас заключается не столько в депозитах, сколько в поиске надёжных клиентов, которые смогут брать кредиты и одновременно иметь высокий потенциал своевременного погашения задолженности.

– Считаете ли вы, что кипрские банки страдают от чрезмерного регулирования? Тормозит ли такой контроль производственные инвестицииив в экономический рост на Кипре?

– Я думаю, вы попали в яблочко. Недавно я побывал на ежегодном общем собрании Ассоциации инвестиционных банкиров, и эта проблема стала главной из вынесенных на обсуждение. Действительно, как отмечалось на собрании, чрезмерный контроль над соблюдением правовых норм вредит росту бизнеса и новому кредитованию, серьёзно тормозит процесс выдачи новых кредитов.

– Это политика Центробанка Кипра или местная банковская система регулируется из центра Европы?

– С этой проблемой сталкиваются все международные банки, а не только наши. Конечно, кипрские банки обязаны следовать директивам ЕЦБ, но возникает чувство, что мы делаем намного больше требуемого минимума. Помимо того, как и всё остальное в жизни, контроль над соблюдением правовых норм должен быть адекватным. Неверно ожидать одинакового уровня контроля, скажем, для Deutsche Bank и для небольших банков на Кипре. Поэтому важно быть более разумными и логичными в вопросах нормативно-правового соответствия и не позволять ему «убивать» свежий бизнес. Другая проблема, связанная с контролем над соблюдением правовых норм, – это стоимость. Требуется серьёзная подготовка сотрудников, чтобы научить их новому способу мышления и видению сделок. Для банков это существенная статья расходов, особенно сейчас, когда процентные ставки понизились и процентная маржа у банков ниже.

– Чего стоит ожидать от экономики Кипра в 2017 году?

– В рамках глобальной экономики всё, что хорошо для ЕС и на международном уровне, хорошо и для нас. По прогнозам министра финансов, экономический рост в 2017 году составит около 3%, став одним из самых высоких в ЕС. Важно остаться на этом правильном пути развития. Всё указывает и на то, что продолжит сокращаться уровень безработицы в стране. Наконец, мы ожидаем дальнейшего сокращения объёма невозвратных кредитов.

– Принятия каких серьёзных решений вы ожидаете в наступившем году?

– Прогресс в переговорах по кипрской проблеме, вне зависимости от исхода, окажет основное влияние на экономику страны в 2017 году. Любой разумный иностранный инвестор хочет вкладывать средства в страну со стабильной экономикой и знать, что ждёт его в будущем.

Внутри страны необходимы реформы, но, к сожалению, наш парламент очень медленно продвигает изменения. Существует ряд серьёзных нерешённых проблем, которые влияют на нашу повседневную жизнь. Это национальная система здравоохранения, государственный аппарат в целом, пенсионная система, более справедливое распределение доходов и пр. Во всех перечисленных сферах срочно необходимы реформы, чтобы привести их в соответствие современным стандартам.

– Как это повлияет на тех, кто вовлечён в международный бизнес на Кипре?

– Международные предприятия работают здесь, потому что чувствуют: Кипр в состоянии обеспечить благоприятный деловой климат и безопасную международную бизнес-платформу, профессиональную и конкурентоспособную. Внутренние вопросы не являются приоритетными до тех пор, пока действуют нынешняя система налогообложения, соглашения об избежании двойного налогообложения, стимулы для иностранцев и статус недомициля.

Судоходные компании пользуются стабильным налоговым режимом на Кипре, поэтому ожидается, что рост в этой сфере продолжится. Что касается нового международного бизнеса, возлагается много надежд на развитие Кипра как «фондовой» юрисдикции и рынка «семейных офисов». Мы относительные новички в этой игре, хотя с обширным опытом, квалифицированным персоналом и требуемой инфраструктурой этот сектор мог бы развиваться, как это случилось с шипинговой отраслью в 1980–1990-е годы. Это высококонкурентная и одновременно престижная прибыльная отрасль; завоевав даже небольшой процент европейского рынка, она окажет огромное влияние на будущее развитие международного бизнеса на Кипре.

Кипр > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 30 января 2017 > № 2061685 Крис Куфарис


Кипр > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 27 января 2017 > № 2061680 Джордж Василиу

Джордж Василиу: «2017-й будет годом больших перемен»

Значение 2016 года в истории Кипра сложно переоценить в первую очередь благодаря прогрессу, наметившемуся в переговорах об объединении острова. По мнению экс-президента Кипра Джорджа Василиу, имеющего огромный опыт не только в политике, но и в бизнесе, решение кипрской проблемы является ключевым для дальнейшего развития страны. В этом интервью Василиу разъясняет, почему это так и какие преимущества получит единый Кипр.

– Какое событие 2016 года стало наиболее запоминающимся для Кипра?

– Важно, что в переговорах по решению кипрской проблемы наметился значительный прогресс; хочется надеяться, что до конца года удастся прийти к соглашению. Я хочу, чтобы мы помнили именно это, а не провал женевских переговоров, которые, надеюсь, были лишь временной неудачей, и переговоры продолжаются.

В экономическом плане Кипру удалось преодолеть последствия «стрижки» депозитов и выйти из программы финансовой помощи «тройки». В свою очередь, благодаря появившейся надежде на решение кипрского вопроса, люди стали чувствовать себя более комфортно и инвестировать более уверенно. Налицо и колоссальный прогресс, в частности, в Лимассоле, где быстрыми темпами идёт строительство небоскрёбов: спрос на недвижимость такого типа создают российские бизнесмены. Разведка нефтегазовых месторождений в регионе изменила экономический климат, учитывая, что компании вроде Total и ENI используют Кипр в качестве своей базы. Всё вышеупомянутое способствовало росту экономики страны в 2016 году темпами более быстрыми, чем ожидалось – от 2,5% до 3%. Наша экономика – одна из наиболее быстро растущих в ЕС, но при этом и одна из самых маленьких, поэтому не стоит преувеличивать. Если переговоры по решению кипрского вопроса завершатся с успехом, то экономический рост составит 6-7%.

– Говоря о процессе воссоединения Кипра, как вы считаете, поможет ли это стимулировать рост экономики острова?

– Вне всяких сомнений, уверен на 1000%! Позвольте привести пример. На недавней выставке World Travel Market в Лондоне у Кипрской организация по туризму (КОТ), Северного Кипра и Турции были отдельные павильоны. Если бы вы только знали, сколько прилагается усилий для того, чтобы туристы приезжали на юг острова и не посещали север, либо прибывали на север и не бывали на южной стороне. С объединением острова мы будем продавать Кипр, а не север или юг. Ведь красота Кипра невероятна – это Кирения, горы, аббатство Беллапаис, Саламин на севере, а также Курион и пляжи на юге. На Кипре так много сокровищ, и как же обидно делить их и продавать по частям. Нам необходимо рекламировать весь остров.

– Чего стоит ждать от кипрской экономики в 2017 году?

– На мой взгляд, определяющим для экономического роста Кипра в 2017 году станет итог переговоров по кипрскому вопросу. Если оба лидера будут вынуждены признать, что не в силах прийти к соглашению – то кто бы ни нёс за это ответственность – последствия окажутся плачевными.

– Каковы перспективы страны, если решение кипрской проблемы не будет найдено и в 2017 году?

– Нельзя продолжать переговоры, думая о том, что решение найдено не будет. Если решения всё же не будет, то я не могу представить, что произойдёт с Кипром. По моему убеждению, разрешение кипрской проблемы чрезвычайно актуально. Не забывайте, что Кипр находится в очень «горячем» регионе. Решение сейчас является крайне важным. Ведь мы не хотим повторения того, что происходит в Сирии и других районах вокруг нас.

– А если соглашение по кипрской проблеме всё же будет достигнуто в 2017 году?

– В таком случае экономический рост гарантированно составит около 5%, а в 2018 году – ещё больше. Продолжится рост в туризме и в сфере услуг. Произойдёт значительный подъём в сельском хозяйстве и целом ряде других отраслей. Наше промышленное развитие, как известно, ограничено, но фармацевтика показывает существенный рост. Эта отрасль динамично развивается, и есть особый интерес к ней из Южной Африки.

– Как объединение острова поможет сектору профессиональных услуг?

– Для иностранных инвесторов важнее всего знать, что их активы защищены и что есть безопасная база, откуда можно вести свой бизнес. На Кипре такие условия существуют, как и развитая инфраструктура, благодаря которой мы можем предложить высококлассные профессиональные бизнес-услуги, включая услуги финансистов, бухгалтеров, аудиторов, юристов. Кроме того, Кипр отличается очень хорошей правовой системой.

Кипр > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 27 января 2017 > № 2061680 Джордж Василиу


Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 октября 2016 > № 1970772 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Кипра И.Касулидисом, Москва, 31 октября 2016 года

Переговоры с моим кипрским коллегой Иоаннисом Касулидисом прошли в традиционном для нашего диалога доброжелательном и доверительном ключе, обсудили широкий спектр вопросов, которые представляют взаимный интерес.

Кипр – в числе важных партнеров Российской Федерации. Наши народы объединяют чувства дружбы и взаимной симпатии, что является важным подспорьем в деле поступательного развития двусторонних связей в самых разных областях.

Министр Касулидис прибыл в Россию в контексте подготовки к председательству Никосии в Комитете министров Совета Европы. Поэтому логично, что основное внимание мы уделили приоритетам Кипра в этой Организации и нашему взаимодействию в ее рамках на ближайшие 6 месяцев, которые будут проходить под руководством наших кипрских друзей в Совете Европы.

Мы рассматриваем Совет Европы как важную организацию – гуманитарную опору европейской архитектуры. Считаем важным удерживать СЕ от сползания к «двойным стандартам» и искусственной политизации его повестки дня, к чему подталкивают некоторые наши западные коллеги. Убеждены, что деятельность СЕ сегодня особенно востребована на правозащитном направлении, защиту национальных меньшинств и искоренение массового безгражданства, включая противодействия экстремизму, агрессивному национализму, расовой и религиозной нетерпимости, конечно же, мы считаем принципиально важным уделять приоритетное внимание развитию межкультурного диалога в рамках СЕ.

Нынешняя непростая ситуация в отношениях России и Евросоюза не могла не сказаться на двустороннем сотрудничестве наших стран, прежде всего на торгово-экономическом взаимодействии. Тем не менее, с удовлетворением констатировали, что наши отношения продолжают отличаться высокой степенью доверия и взаимного уважения. Выразили признательность кипрским друзьям за неизменную готовность содействовать оздоровлению ситуации в Европе.

Со своей стороны подтвердили принципиальную позицию России по поддержке справедливого и жизнеспособного решения кипрской проблемы на основе добровольного согласия кипрских общин и соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН. Поддержим такой формат урегулирования, о котором договорятся сами киприоты. При этом считаем, что любое внешнее вмешательство в кипрские дела, попытки давить на стороны контрпродуктивны и лишь отбросят назад усилия участников внутрикипрских переговоров по достижению компромиссного решения.

Обсудили ключевые международные и региональные проблемы, особое внимание уделив ситуации в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, прежде всего в Сирии. Основной упор сделали на необходимость эффективного противодействия международному терроризму, который бросил вызов всему мировому сообществу. Рассказали нашим друзьям об усилиях России по скорейшему мирному преодолению кровопролитного конфликта в Сирии, включая скорейший запуск без предварительных условий всеобъемлющего межсирийского политического диалога на основе имеющихся резолюций СБ ООН.

Обсудили ситуацию на Украине, в том числе в свете итогов встречи в «нормандском» формате в Берлине 19 октября. У нас с Кипром единая позиция: альтернативы последовательному и всеобъемлющему выполнению Минских договоренностей, которые были одобрены в том виде, в котором их приняли СБ ООН – нет. Поговорили о том, как украинская тематика рассматривается в СЕ, где в Комитете министров и Парламентской ассамблеи СЕ на сей счет были приняты определенные решения.

Признателен своему коллеге за весьма конструктивную работу.

Вопрос (адресован обоим министрам): Долгое время в прессе обсуждался вопрос о возможности создания российских военных баз на Кипре. Даже назывались разные варианты: Лимассол и военный аэродром в Пафосе. Обсуждался ли этот вопрос сейчас на переговорах? Если нет, то как Кипр готов содействовать России в борьбе с международным терроризмом, особенно учитывая его географическое положение и близость к территориям, захваченным ИГИЛ и другими террористическими группировками?

С.В.Лавров (отвечает после И.Касулидиса): Мы не обсуждали сегодня ничего подобного. В принципе, корабли ВМФ России периодически пользуются портами Кипра без каких-либо специальных условий, как это принято в соответствии с международным правом. Я не припомню, чтобы эта тема обсуждалась вообще в принципе между Россией и Республикой Кипр. Что касается упомянутого Вами географического положения, то географическое положение наших баз в Хмеймиме и Тартусе вполне благоприятно для того, чтобы обеспечивать необходимые параметры проведения нами антитеррористической операции по просьбе Правительства САР.

Вопрос: Вчера спецпосланник Генерального секретаря ООН С. де Мистура осудил продолжающиеся атаки вооруженных оппозиционных групп на гражданское население. Можно ли считать это первым сигналом Запада о готовности признать преступления вооруженной оппозиции?

С.В.Лавров: Во-первых, до сих пор наши западные партнеры старались выгораживать засевших в Восточном Алеппо боевиков. Убеждали нас, что там может быть две-три или чуть больше сотен боевиков «Джабхат ан-Нусры», а все остальные несколько тысяч – это умеренная оппозиция, хотя мы не раз распространяли наши оценки с перечислением всех групп боевиков, которые находятся в Восточном Алеппо и, по нашим данным, напрямую подчиняются «Джабхат ан-Нусре».

То, что сейчас не только С.де Мистура, но и, по крайней мере, западные СМИ стали открыто говорить, что именно «Джабхат ан-Нусра» осуществляет нападения на позиции правительственных сил, в частности, на юго-западе Алеппо, свидетельствует о том, что все это уже достигло таких масштабов, когда закрывать глаза на бесчинства этих экстремистов не получается.

Кстати, то, что западные СМИ признают, что во главе этих процессов стоит именно «Джабхат ан-Нусра» – если их там всего 2-3 сотни, они, конечно же, не в состоянии производить такой негативный эффект, такое количество обстрелов гражданских объектов. Это лишний раз нас убеждает, что все остальные боевики, которые находятся в Восточном Алеппо, так или иначе, вольно или невольно, но являются сообщниками «Джабхат ан-Нусры», и если и не участвуют напрямую в этих боевых действиях, то в любом случае ассоциируются с ней.

Мы в очередной раз настоятельно призываем наших западных и региональных партнеров, которые имеют прямые контакты и влияние на различные группы оппозиционеров, незамедлительно потребовать от них оттуда уйти, отмежеваться от «Джабхат ан-Нусры», чтобы мы сконцентрировались на борьбе с терроризмом. Если этого не произойдет, то они себя, по сути дела, превращают в сообщников «Джабхат ан-Нусры», тем самым являясь законной мишенью в соответствии с решениями, которые были приняты в СБ ООН.

Я очень надеюсь, что почти двухнедельная пауза в полетах самолетов российских ВКС и сирийских ВВС должна была бы быть достаточной для того, чтобы такое отмежевание провести. Если его не происходит, то наши предыдущие оценки надо несколько скорректировать. Мы раньше говорили, что, судя по всему, США и их союзники либо не могут, либо не хотят отмежевать умеренных от «Джабхат ан-Нусры». Теперь, видимо, нужно уже говорить о том, что они реально не хотят этого делать. Но разговор у нас продолжается, очень серьезный, в том числе и по линии военных. Мы надеемся, что все-таки возобладает инстинкт самосохранения, потому что заигрывать с террористами, пытаться их использовать в своих целях никогда не приводило ни к чему хорошему. В итоге эти террористы обращали свое оружие против тех, кто пытался их «приручить». Американцам, наверное, как никому другому это известно.

Вопрос: Мой вопрос относительно кипрского урегулирования касается института гарантий. Мы часто слышим, что институт гарантий необходимо ликвидировать. Я хотел бы спросить, есть ли по этому поводу какие-нибудь соображения, которые Вы бы хотели представить Совету Безопасности ООН?

С.В.Лавров: Мы привержены решениям, которые принимал Совет Безопасности ООН в поддержку кипрского урегулирования на основе договоренностей двух общин. Мы остаемся на этих же позициях. Вопрос о том, как обеспечивать безопасность единого кипрского государства должен решаться самими кипрскими сторонами. Мы будем уважать любую позицию и любые договоренности, которые будут достигнуты. На данном этапе мы знаем о позиции Республики Кипр. Мы считаем, что эта позиция должна в полной мере приниматься во внимание. Не должно быть попыток искусственно навязывать киприотам какие-либо решения в угоду тому или иному внешнему игроку. Мы настаиваем на том, чтобы ООН и Специальный представитель ООН, который занимается кипрским урегулированием, не пытался искусственно устанавливать какие-то сроки договоренностей и не пытался навязывать рецепты, которые отторгаются одной из сторон кипрского урегулирования.

Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 31 октября 2016 > № 1970772 Сергей Лавров


Кипр > Госбюджет, налоги, цены > vkcyprus.com, 30 сентября 2016 > № 1918892 Андреас Христу

Андреас Христу: «Бизнес – это часть повседневной деятельности людей»

Большой стол в кабинете мэра Лимассола Андреаса Христу уставлен стопками книг и папок. «И это только половина моего домашнего задания, – говорит он, показывая на бумаги. – Я четыре дня был в Афинах, только вернулся. У меня в телефоне 23 пропущенных телефонных звонка. Мы работаем на пределе». Действительно, быть мэром такого города, как Лимассол, – нелегко. Но он справляется. Причем успешно. Успеваем также принимать участие во всех традиционных мероприятиях и решать важные вопросы по благоустройству города. Предлагаем вашему внимаю отрывок из интервью, которое было подготовлено для октябрьского выпуска журнала «Успешный Бизнес»

– За последние десять лет Лимассол развивался очень быстро. Возможно, даже быстрее, чем другие города Кипра. С чем это связано?

– Этому есть несколько причин. Во-первых, у Лимассола никогда не было, если так можно выразиться, однонаправленного развития. В городе развивался туризм, местная промышленность, сформировалась довольно крепкая система среднего и высшего образования. За последние десять лет открылись три университета: один государственный и два частных.

У нас также есть порт, который является фактически единственным промышленным портом на Кипре. Лимассол является самым крупным в ЕС центром по управлению судоходством. Плюс, это финансовый центр, где проводятся банковские операции. У нас есть фирмы, которые имеют дело с высокими технологиями. И, наконец, Лимассол – это международный бизнес-центр. Он представляет собой картину живого города, где бизнес – большой или малый – это часть повседневной деятельности людей.

В 2008 году мы подали заявку на получение 60 млн евро. Мы начали строительство четырех разных объектов. За нами пошла марина – самый крупный проект, который когда-либо реализовывался на Кипре, его стоимость – 400 млн евро. За ней – старый порт – тоже государственный проект стоимостью в 20 млн евро. Все это действительно изменило облик города.

– На что вы планировали потратить эти 60 млн евро, и получилось ли?

– Да, все получилось. Мы эти деньги потратили с пользой, сэкономив при этом 5 млн. Мы вернули обратно государству. Можно теперь увидеть своими глазами на что были потрачены деньги: урегулировано дорожное движение в центре Лимассола, сделаны площадки, в разных местах города посажено 2 000 деревьев, перестроены дороги и тротуары. Мы построили набережную площадью 60 тыс. кв. м. Завершаем реконструкцию театра Паттихио. Создали красивый линейный парк протяженностью 6,5 км вдоль реки Гариллис, который стоит посмотреть. Бывшее русло реки было преобразовано в велосипедную и пешеходную дорожки, мы озеленили его, посадив деревья, кустарники, цветы. И там, где раньше была свалка, сейчас находятся скверы, небольшие детские, а также волейбольные и баскетбольные площадки. Люди почувствовали, что облик их района изменился в лучшую сторону.

– В Лимассол теперь входят шесть муниципалитетов. Какова численность городского населения на сегодняшний день?

– По последним данным, в городе проживают 200 000 киприотов. Хотя я считаю, что, помимо них, есть и 50 000 иностранцев. Правда, точное их число никто не знает.

– Какие крупные объекты планируется построить в муниципалитете в ближайшее время?

– Мы очень надеемся, что в Лимассоле, наконец, появится казино. Как вам известно, перед правительственной комиссией имеются три предложения, причем два из них – из Лимассола. Одно – из Ларнаки. Насколько нам известно, речь идет о большом участке за My Mall, который относится к муниципалитету Лимассола. Он отличается хорошей дорожной сетью. Проект предполагает 500-600 млн евро инвестиций.

Также в планах построить конгрессный зал. Плюс, фирма Lanitis уже получила разрешение на строительство поля для гольфа. Часть этого участка находится на территории нашего муниципалитета, часть – на земле деревни Асоматос. Как вы понимаете, все это дает большой толчок к разработке наших восточных районов.

– Одобрено строительство нового стадиона в Колосси. Что это принесет городу?

– Это очень важное событие, которому рады и болельщики, и руководители футбольных клубов Лимассола. Надеюсь, что со временем на нем можно будет проводить встречи международного уровня. Потому что пока они проводятся только в Никосии. Мы очень хотели, чтобы стадион был построен в черте города. Считаю, что была такая возможность, но в результате было решено по-другому. Мы надеемся, что проект будет осуществлен быстро и правильно, с соблюдением всех предписаний безопасности. «Цирио» тем временем по-прежнему останется стадионом для футбола и легкой атлетики.

– Давайте разберемся с налогами. Изначально был муниципальный, потом ввели налог на недвижимость, оставив муниципальный. Потом его решили отменить. Сейчас его опять оставляют. Поясните, пожалуйста, что происходит?

– Несколько лет назад Правительство Кипра, пытаясь найти деньги во время кризиса, решило ввести налог на недвижимость. До тех пор мы платили только муниципалитету, причем небольшую сумму. Это было по ценам на 1 января 1980 года. Примерно 50-60 евро, или немного больше – если дом большой. Эти деньги шли в казну муниципалитета. Потом Правительство учредило дополнительный налог, основанный на новом коэффициенте, отличном от того, который существовал в последние 40 лет. Мы (Совет муниципалитетов) протестовали. Нам пообещали, что это временно. В этом году они решили объединить оба налога и все средства направить местным властям. Мы сказали, что нам столько денег не нужно, вследствие чего было принято решение отменить второй (новый) налог. В этом году он будет начислен на уровне прошлого года. Но для всех, кто его заплатит до конца октября, предусмотрена скидка в размере 75%, а для заплативших до конца года – 72,5%. Так что фактически люди будут платить одну четверть того налога, который платили в прошлом году. Уровень расчета суммы налога и стоимости недвижимости возвращается к ценам 1980 года. В следующем году все вернется в прежнее русло: жители будут платить небольшой налог в муниципальную казну. Правда, его размер нам пока неизвестен – это должно быть официально объявлено правительством страны.

– Что бы вы хотели пожелать нашим читателям, живущим в Лимассоле?

– На мой взгляд, в Лимассоле есть все условия для жизни, для образования, для отдыха и бизнеса. Только в лимассольцах по-настоящему чувствуется дух карнавала и традиционного винного фестиваля. Лимассол – это и порт, и бизнес, и широкий кругозор, и открытая душа. Это очень важно для любого человека, который хочет здесь жить, работать, дать образование своим детям. Хотелось бы подчеркнуть, что у нас в Лимассоле нет никаких межнациональных конфликтов. Люди относятся друг к другу с толерантностью и пониманием. И русским людям здесь рады! Я желаю вашим читателям найти для себя в Лимассоле что-то свое, важное, родное. И получать удовольствие от того, что в этом городе можно совмещать работу и отдых.

Беседовали

Наталия КАРДАШ и Юлия КИРИАКУ

Кипр > Госбюджет, налоги, цены > vkcyprus.com, 30 сентября 2016 > № 1918892 Андреас Христу


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 20 мая 2016 > № 1763617 Станислав Осадчий

Кипр и Россия укрепляют связи

Посол РФ в Республике Кипр Станислав Осадчий рассказал читателям ВК об итогах недавнего заседания Российско-­кипрской межправительственной комиссии, торговых отношениях двух стран в период кризиса и двусторонних документах, которые готовятся к подписанию.

– В конце апреля в Москве при участии министра финансов Кипра Хариса Георгиадиса и заместителя министра экономического развития РФ Николая Подгузова состоялась девятая сессия Российско-кипрской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Какие темы обсуждались?

– Рассматривались основные сферы сотрудничества: политика, транспорт, сельское хозяйство, туризм, образование и энергетика. Интересным было обсуждение сотрудничества в области сельского хозяйства, ведь на сегодняшний день у нас все еще сохраняется режим санкций со стороны ЕС и эмбарго со стороны Российской Федерации, что, безусловно, повлияло на торговлю продуктами.

– Эмбарго распространяется на все категории товаров, которые Кипр поставлял?

– Кипр отправлял в Россию особый сорт мандаринов под названием «мандора», мы выкупали практически весь урожай, поэтому именно в этой сфере ущерб был особенно заметен. Кроме того, конечно, Россия покупала цитрусовые и в очень маленьких количествах другую сельскохозяйственную продукцию. Но в структуре кипрского экспорта в Россию в последнее время преобладали лекарственные препараты – их Кипр и сейчас продолжает поставлять.

– Повлияли ли санкции на поставки российской продукции на Кипр?

– Безусловно. Хотя основой импорта из России были нефтепродукты, Кипр продолжает их покупать. Сейчас Кипр прекратил импорт российского ячменя и кукурузы, тем не менее, поставки пшеницы продолжаются. Во время заседания межправкомиссии обсуждалась возможность создания совместных кипрско-российских предприятий, которые могли бы даже в условиях санкций и эмбарго заниматься импортно-экспортными операциями.

– А если говорить про энергетический сектор, к каким договоренностям пришли стороны?

– В данный момент Россия заинтересована принять участие в тендере на исследование запасов углеводородов на восьмом участке кипрской ИЭЗ. Принято решение о проведении двустороннего энергетического форума, который пройдет на Кипре 23 июня. Мы ожидаем руководителей нескольких российских энергетических компаний, в том числе для участия в конференции приглашен Председатель правления «Лукойла» Вагит Аликперов.

– Поднимались ли вопросы касательно договорно-правовой базы?

– Безусловно, и не только в сфере экономической политики, в данный момент мы готовим соглашения между правительствами России и Кипра о международных автомобильных перевозках, соглашение о морском транспорте и соглашение о предоставлении привилегий российским воздушным и морским судам в аэропортах и портах Кипра в случае чрезвычайных ситуаций. Должен отметить, что одним из самых важных остается вопрос о признании документов об образовании.

– Ведь говорили о том, что текст документа уже был составлен, оставалось только прийти к согласию сторон?

– Да, и это самое сложное, потому что процесс обсуждений длится уже восемь лет! Наконец, был составлен текст для соглашения, который прошел правительственную проверку в обеих странах, но в последний момент наши эксперты обнаружили фразу, о том, что соглашение будет регулироваться в соответствии с нормами Евросоюза. Понятно, что в силу последних событий и санкций Евросоюза по отношению к России мы не могли подписывать соглашение на таких условиях, ведь нормы ЕС могут в любой момент измениться, и соглашение станет недействительным. В свою очередь, мы предложили кипрской стороне принять другую формулировку, но ее текст не устроили уже кипрскую сторону. Вот так, из-за одной фразы, мы пока не можем подписать это соглашение, но все же надеемся сделать это в текущем году, так как это важно для всех выпускников российских ВУЗов, желающих работать на Кипре.

– Планируются ли в ближайшее время какие-то официальные визиты или мероприятия?

– В начале июня состоится Кипрско-российский фестиваль, в конце июня – энергетический форум, о котором я говорил. В конце октября мы ожидаем большую делегацию из Санкт-Петербурга во главе с губернатором – Георгием Сергеевичем Полтавченко. Во время визита состоится обсуждение очень интересных и важных вопросов о взаимовыгодном сотрудничестве Петербурга и Лимассола, в том числе – создание совместного института и сотрудничество в энергетической сфере. Мы уже ведем переговоры с мэром Лимассола – Андреасом Христу, для того, чтобы хорошо подготовиться к этому мероприятию.

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 20 мая 2016 > № 1763617 Станислав Осадчий


Кипр. Украина > Медицина > vkcyprus.com, 20 мая 2016 > № 1763615 Владимир Козявкин

Когда чудеса возможны

Рождение ребенка с детским церебральным параличом – настоящее испытание для любой семьи. И нужно ли говорить о том, что родители хватаются за любую возможность лечения и постоянно следят за всеми новинками медицины в этой сфере. И, конечно же, практически все из них слышали об уникальной методике профессора Козявкина. Система интенсивной нейрофизиологической реабилитации для детей с ДЦП была разработана им около 30 лет назад. С тех пор доктор Владимир Ильич Козявкин помог уже 60 тысячам больных и стал всемирно известен в профессиональных кругах и среди пациентов.

В его огромную клинику в Трускавце со всего мира приезжают не только больные дети, но и врачи, мечтающие познакомиться с этой технологией. Последние 2 года Владимир Ильич начал принимать пациентов и на Кипре. И мы считаем, что просто обязаны рассказать об этом всем нашим читателям, ведь, возможно, это изменит жизнь болных детей.

- Владимир Ильич, с какими проблемами можно к вам обращаться? Ведь вы лечите не только детей с ДЦП.

- Да, не только. Помимо разных форм детского церебрального паралича, мы занимаемся лечением аутизма, различных расстройств внимания, последствий травм, радикулитов, невритов, инсультов и т. д. Конечно, существует очень большой список показаний и противопоказаний. Все их вы можете найти на нашем сайте: www.reha.lviv.ua.

- Вы могли бы немного рассказать о своем методе нашим читателям?

- Все знают, что такое детский церебральный паралич. Существует множество причин, которые приводят к повреждению мозга и нарушению функционирования ЦНС. Общеизвестно, что головной мозг обладает колоссальными компенсаторными резервами и возможностями, так называемой нейропластичностью. Это значит, что его оставшиеся здоровые клетки могут частично брать на себя функции поврежденных. Главное, суметь активировать эти механизмы. И разработанная мной система реабилитации снова и снова доказывает, что большое значение при решении этой задачи имеет вертеброгенный (позвоночный) компонент. За счет восстановления (мобилизации) подвижности суставов позвоночника, мы создаем в организме новое функциональное состояние: нормализуется мышечный тонус, улучшается кровоснабжение и идет уменьшение диско-радикулярного конфликта, вследствие чего увеличивается объем пассивных, а в последующем – активных движений. И что самое главное,– изменения происходят не только в физическом состоянии ребенка, но и на психоэмоциональном уровне. Идет интеграция ребенка в реальные условия, то есть улучшается качество жизни. Если бы вы знали сколько в нашей клинике историй, рассказывающих о том, что когда-то ребенок даже рук разжать не мог, а теперь виртуозно играет на фортепиано или рисует удивительные картины.

- Как вы вообще придумали эту методику?

- 30 лет назад, я в основном занимался проблемами взрослых пациентов – радикулитами, остеохондрозами. И иногда у этих больных встречалось локальное напряжение некоторых групп мышц. И как-то, я заметил, что после проведения биомеханической коррекции позвоночника у этих пациентов данное напряжение существенно уменьшалось. Применив эту коррекцию у детей с ДЦП, мы получили вышеуказанный позитивный результат. То есть сформированное новое функциональное состояние привело к устойчивому эффекту. Естественно, Министерством здравоохранения было проведено большое количество экспертиз и проверок, после чего данная коррекция была рекомендована для применения в лечебных учреждениях. И сегодня указанная методика и ее эффективность стала темой обсуждения на многих научных конференциях в разных странах.

- Расскажите, пожалуйста, о своей системе работы на Кипре.

- Отвечая на этот вопрос, хочу начать со слов благодарности Министерству здравоохранения Кипра, которое выдало нам соответствующие лицензии на осуществление медицинской деятельности на острове. И, конечно же, поблагодарить доктора Томази, с которым мы сотрудничаем уже несколько лет. Нам очень повезло встретиться с таким уникальным специалистом, который понимает, что в наше время нужно быть открытым и активно привлекать новые и интересные технологии. Наше представительство в Лимассоле работает круглогодично. Его возглавляет моя дочь Ольга. Туда вы можете обратиться в любое время по таким вопросам, как запись на лечение или консультативный осмотр. Что касается записи на лечение, то это возможно только после тщательного изучения вашей медицинской документации и осмотра пациента.

- На Кипре очень много говорится про медицинский туризм, но реально ничего нет. Что вы думаете об этом направлении?

- Я считаю, что в плане медицинского туризма у Кипра есть уникальные возможности: география, климат, инфраструктура, высококвалифицированный и коммуникабельный персонал. Уже несколько лет подряд из многих европейских стран, а также стран СНГ, Англии, Германии, Израиля приезжают пациенты для прохождения лечения по Системе интенсивной нейрофизиологической реабилитации. После двухнедельного пребывания в клинике и проведения курса лечения пациенты отмечают устойчивый стабильный результат и улучшение качества жизни. И каждый раз с теплотой вспоминают гостеприимный Кипр и их пребывание здесь. Я считаю, что у медицинского туризма на Кипре определенно есть очень большое будущее.

И наш проект – здесь яркий тому пример!

Владимир Ильич Козявкин

Генеральный директор Международной клиники восстановительного лечения.

Член-­корреспондент НАМНУ.

Доктор медицинских наук.

Профессор кафедры реабилитации Национальной медицинской академии последипломного образования им. П. Шупика.

Главный специалист МОЗ Украины по вопросам медицинской реабилитации.

Герой Украины.

Заслуженный деятель науки и техники Украины.

Лауреат Государственной премии Украины.

Елена БАРСУКОВА

Кипр. Украина > Медицина > vkcyprus.com, 20 мая 2016 > № 1763615 Владимир Козявкин


Кипр > Недвижимость, строительство > cyprusrussianbusiness.com, 11 мая 2016 > № 1749126 Антонис Асканис

В последние месяцы эксперты начали говорить о том, что ситуация на рынке недвижимости Кипра постепенно стабилизируется, реагируя на общее улучшение экономического состояния страны. Многие застройщики кризис не пережили, однако есть и примеры успеха. Так, компания Askanis не только сумела остаться на плаву, но и завершить один из самых роскошных объектов в прибрежной зоне Лимассола. О также о перспективах развития этого одного из самых важных секторов экономики мы побеседовали с управляющим директором группы компаний Askanis Антонисом Асканисом.

– Как бы вы описали текущую ситуацию на кипрском рынке недвижимости? Преодолена ли негативная тенденция последних лет?

– К сожалению, международный банковский кризис 2008 года и последовавшая в 2013 году неудачная «стрижка» банковских счетов на Кипре повергли рынок недвижимости в шоковое состояние, о выходе из которого говорить пока рано. Правительство запустило ряд инициатив для инвесторов и покупателей недвижимости, предлагая им кипрское гражданство в обмен на инвестиции в недвижимость на сумму свыше 2,5 млн евро, снижение ставки НДС с 19% до 5%, 50%-е сокращение гербового сбора, а совсем недавно – освобождение от налога на прирост капитала при продаже любого имущества до конца 2016 года. Безусловно, эти меры в определённой степени способствовали улучшению ситуации на рынке недвижимости. Однако оценить результаты в долгосрочной перспективе можно будет лишь через некоторое время.

– Какая категория объектов недвижимости сейчас пользуется спросом? Покупатели – это, в основном, местные жители или иностранцы?

– Категория недвижимости, которая наиболее востребована сейчас, да и всегда пользовалась спросом среди иностранцев, – это недвижимость прямо на берегу или по крайней мере, с видом на море. Именно за этим иностранцы приезжают на Кипр или покупают здесь жильё. Наши текущие проекты относятся как раз к этой категории, поэтому нашими клиентами, в основном, являются иностранцы – граждане стран бывшего СССР, по большей части выходцы из России, Украины и Казахстана.

– Один из таких проектов компании Askanis – комплекс Opera в Лимассоле. Расскажите о нём подробнее.

– Opera – наш «пляжный» проект в центре Лимассола, в районе Гермассойя, и сейчас он находится в завершающей стадии. Он включает в себя апартаменты и пентхаусы (все – с видом на море), а также виллы на побережье. На данный момент в двух главных зданиях проданы уже все апартаменты, кроме одной квартиры с двумя спальнями в Aida House – одном из наших основных зданий.

Впрочем, недавно мы начали перестраивать Adelaide и La Traviata – две виллы на пляже, входящие в комплекс Opera, – в роскошные апартаменты. Причина такого шага – повышенный спрос именно на квартиры. Поэтому на продажу выставлены семь новых просторных пляжных апартаментов. Некоторые из них будут иметь собственный открытый бассейн, домашний кинотеатр, винный погреб, тренажёрный зал, частный лифт и др. Квартиры довольно большие по размеру, от 230 м2 до 360 м2 с тремя-четырьмя спальнями каждая.

– Тем не менее в проекте Opera есть и другие прибрежные виллы. На какой стадии находится их строительство, есть ли в наличии виллы на продажу?

– Да, в продаже есть одна вилла на пляже – La Boheme. Её строительство завершено, и она доступна для осмотра; в данный момент это наша демонстрационная вилла. Это четырёхэтажное здание, где есть собственный лифт, четыре спальни с ванными комнатами, просторная гостиная-столовая, отдельная общая комната и просторная кухня. На цокольном этаже расположены частный винный погреб, домашний кинотеатр, тренажёрный зал, комната отдыха, сауна и массажный кабинет. Сад на крыше оснащён собственным пространством для барбекю, а также спа под открытым небом. Кроме того, на территории виллы есть свой частный открытый бассейн и роскошный сад.

Кроме того, на продажу выставлены две виллы внутри комплекса – Villa Pagliacci и Villa Amelia. В отличие от La Boheme, они расположены не на первой линии от моря, но тем не менее имеют великолепный вид на ландшафт комплекса Opera и общий бассейн. В этих виллах размещаются просторные жилые помещения и пять спален с ванными комнатами. Винный погреб, тренажёрный зал и комната для прислуги расположены на цокольном этаже.

– Расскажите о самой компании Askanis. Как долго вы присутствуете на рынке, какие объекты строите?

– История группы компаний Askanis началась в 1989 году с основания первой компании-подрядчика Antonis Askanis Ltd. Вскоре после этого появилась Askanis Developers Ltd, которая занимается разработками в сфере недвижимости. В нашем портфолио – широкий спектр проектов, в том числе строительство и реконструкция пятизвёздочных отелей, церквей, школ, коммерческих зданий и роскошных вилл для VIP-клиентов на Кипре. Наши собственные проекты включают, среди прочего, недвижимость на первой береговой линии, такие как Opera и отмеченный наградами Savoya (рядом с отелем Four Seasons). Мы также реализуем строительные проекты в «старом» и центральном (недалеко от Макариу-авеню) районах Лимассола и в общинах Айос Тихонас и Палодья.

– Каков ваш прогноз развития рынка недвижимости на Кипре в ближайшие несколько лет? Каковы в этой связи стратегические приоритеты компании Askanis?

– Мы считаем, что иностранцы, и особенно россияне, продолжат покупать недвижимость на Кипре, как для проживания, так и в качестве инвестиций. Причины тому – местоположение острова, доброжелательность местного населения, отличная погода и чувство безопасности, которое вселяет Кипр. Постепенно повысится спрос и со стороны граждан других стран мира. Как компания, мы стремимся диверсифицировать и охватить все секторы рынка, а не сосредотачиваться лишь на строительстве недвижимости в прибрежной зоне, поскольку для будущего нашей компании одинаково важны все клиенты.

Кипр > Недвижимость, строительство > cyprusrussianbusiness.com, 11 мая 2016 > № 1749126 Антонис Асканис


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 6 мая 2016 > № 1755808 Никос Анастасиадис

Никос Анастасиадис: «Лидер должен вести, а не быть ведомым»

Это была далеко не первая наша встреча с Никосом Анастасиадисом, но интервью, тем не менее, получилось уникальное. Впервые Президент Кипра рассказывает о своем отношении к друзьям, о жене, внуках и о своей карьере политика. Многие читатели «Вестника Кипра» могут и не знать о том, например, что у президента есть брат­-близнец или что Никос Анастасиадис играл в театре. А еще он рассказал, что три самых любимых его города – это Лондон, Афины и… Москва.

Он редко говорит о личном: при подготовке к интервью мы выяснили, что за все время на посту лидера партии и президента страны, он лишь однажды, в первые дни после президентских выборов, отвечал на вопросы о своей жизни в эфире государственного телеканала. Так что в этом выпуске газеты вы прочтете первое интервью Президента Анастасиадиса, данное кипрской печатной прессе.

О ЖЕНЕ И ДРУЗЬЯХ

– Многие лидеры стран признавались, что с подъемом по политической лестнице у них остается очень мало настоящих верных друзей. Практически все, кто добился успеха в политике, чувствуют себя одинокими. К вам это тоже относится?

– Нет. У меня много друзей по всему Кипру, но близких очень мало. Люди, которым доверяешь, со временем сменяют друг друга. Когда ты лидер партии – это соратники по партии, когда становишься лидером страны – министры, сотрудники аппарата. Среди моих друзей есть те, кто оставался рядом независимо от моей политической карьеры, те, кому можно довериться целиком и кто поддержит меня в любой ситуации. Конечно, из-за постоянной занятости и особенностей, связанных с моей работой, круг моих настоящих близких друзей стал совсем небольшим.

– Ваша жена Андри – друг вам?

– Она больше, чем друг. Андри очень помогает мне, особенно в самые трудные моменты. Она вообще ведет очень активную общественную жизнь, встречается со многими друзьями, родными и близкими, кому я не могу уделить должного внимания из-за своей занятости.

– Как вам удается при такой загруженности сохранять теплые отношения с супругой?

– Во-первых, два-три дня в неделю она проводит здесь, в Никосии. По субботам и иногда по воскресеньям мы обязательно обедаем вместе с детьми и внуками. Но по большому счету, конечно, нельзя сказать, что у меня есть личная жизнь – большая часть времени посвящена выполнению рабочих обязательств. Работать приходится и в выходные, и по вечерам. Отдых я позволяю себе только после обеда: сиеста на час-полтора – моя давняя традиция, это позволяет мне плодотворно работать до позднего вечера.

ВНУКИ И БРАТ-БЛИЗНЕЦ

– Вы упомянули своих внуков. Сколько их?

– У меня их четверо, три мальчика и девочка. Старшему 12 лет, двум другим по девять, у них разница в две недели (они почти как близнецы: и похожи, и почти не расстаются), а самому младшему внуку – четыре года. Внешне он очень похож на меня.

– У вас есть брат-близнец. Какие у вас отношения? Вы всегда были вместе? Похожи ли характерами?

– Мы росли вместе, но сейчас общаемся не очень много – встречаемся в доме у мамы по субботам. Он совсем далек от политики и даже моих профессиональных интересов: я получил юридическое образование, а мой брат – инженер. Мы с братом совершенно разные и по характеру, и по менталитету, я бы сказал. И кстати, с возрастом мы стали непохожи друг на друга и внешне: самое заметное то, что у нас теперь разный оттенок цвета кожи. Конечно, сразу видно, что мы братья, но для посторонних вряд ли очевидно, что мы близнецы.

– Трудно быть братом президента?

– Ну, это у него нужно спросить. Я думаю, да. К примеру, те, кто не может напрямую обратиться ко мне, ищут обходные пути через близких мне людей – друзей или родственников.

КАРЬЕРА ПОЛИТИКА

– Ваша карьера напоминает сплошной непрерывный подъем с самого начала, со времени учебы в университете и вашего участия в молодежной организации партии ДИСИ?

– Моя политическая карьера началась задолго до моего вступления в партию – еще в студенческих профсоюзах. За этим последовала активная работа в молодежной организации, общественная деятельность, участие в проектах профессиональных юридических ассоциаций. Затем – многолетняя работа в партии, в парламенте… Да, я могу сказать, что всю жизнь занимался политикой и общественной работой.

– Когда вы решили, что станете политиком? В юности?

– В детстве. Еще в школе я с удовольствием брался за какие-то общие задачи и дела, был членом совета класса. И даже играл в школьном театре. Мне нравилось выступать перед публикой. Мы ставили очень разные пьесы: люди в театральной труппе подобрались увлеченные и талантливые. А для меня это был первый опыт публичных выступлений.

ТРУДНЫЕ РЕШЕНИЯ

– В 2004 году вы были одним из немногих политиков, кто открыто поддерживал план Аннана. Вы убеждали людей, что принятие плана поможет раз и навсегда решить кипрскую проблему. Но на референдуме более 70% населения проголосовали против. Как вы это восприняли? Вы по-прежнему считаете, что план надо было принять, или со временем изменили свое мнение?

– Я считаю, что лидер должен вести, а не быть ведомым. Как ответственный политик, я могу с полной уверенностью заявить: план Аннана был приемлемым. Безусловно, в нем был ряд спорных положений, но со временем их можно было бы скорректировать. По моему мнению, план Аннана был уникальной возможностью решить затянувшуюся застарелую кипрскую проблему. Сейчас бы уже 12 лет жили в объединенной стране…

Конечно, я понимаю и принимаю тогдашнее решение людей. И в последние месяцы и годы мы решаем кипрскую проблему с учетом тревог и опасений подавляющего большинства граждан Кипра, проголосовавших «против». Но момент упущен, и сейчас решать проблему сложнее.

– На посту президента вам неоднократно приходилось принимать рискованные политические решения. Чем вы руководствуетесь в таких ситуациях?

– Как показывает мой собственный опыт, настоящий лидер должен быть готов к тому, что ему придется принимать такие решения, и должен быть уверен в их правильности. Принимать неоднозначные решения следует руководствуясь, в первую очередь, благом страны и народа, а не возможными политическими издержками. Лидер, несомненно, обязан иногда рисковать. Откладывая принятие решения, каким бы жестким, непопулярным и спорным оно ни было, можно еще более осложнить ситуацию. Нужно трезво оценить масштабы происходящего, принять требуемое решение и иметь смелость взять на себя ответственность за него.

– Можете привести пример?

– Два раза мне пришлось отстаивать свое мнение тогда, когда большинство было против. В 2004 году, в случае со всенародным референдумом по объединению. И в 2013 году в процессе выбора решения по «стрижке» депозитов.

Весной 2013 года мы после долгих переговоров приняли предложение Еврогруппы за неимением альтернативного решения. Самое первое предложение Евросоюза (или, скорее, план Берлина) было выгоднее итогового решения, хоть я и был против этого первого плана. Не имея возможности выйти из кризиса, было бы лучше допустить «стрижку» всех банковских депозитов, но спасти при этом банковскую систему. По сути, по первому плану потери были равны лишь процентам по этим депозитам за последние два года. Конечно, деньги бы потеряли все вкладчики всех банков. Но потеря даже 10% от вклада (что компенсировали бы акциями банков) могла быть восполнена, если бы банки быстро возобновили нормальную работу. Поэтому я решительно поддержал этот план, пусть он и противоречил моим принципам и данным мною обещаниям. Но я понимал, что наделен властными полномочиями и должен взять на себя ответственность, выполнив требования ЕС. Первый план не прошел. Мы получили то, что получили. Но я до сих пор не изменил своего мнения – первое предложение было выгоднее.

– Первый этап переговоров с Еврогруппой по плану спасения банков длился более десяти часов. Что вы тогда чувствовали?

– Подавленность, безысходность, понимание того, что любое решение будет болезненным и трагичным для людей, хранивших деньги в кипрских банках. Я называю этот день «черной пятницей». Мне даже не хочется вспоминать об этом. Это был очень сложный момент в моей политической карьере – я сделал все, что мог, чтобы защитить интересы граждан своей страны и будущее нашей банковской системы в целом. Это был очень горький опыт, но теперь он уже в прошлом. Благодаря последовательности и решительности действий, а также пониманию и терпению со стороны граждан страны, нам удалось преодолеть тяжелейший кризис. Быстрое восстановление экономических показателей – доказательство того, что мы выбрали правильный курс.

МОСКВА – ЛЮБИМЫЙ ГОРОД

– В какую страну Вы больше всего любите ездить?

– Это очень легкий вопрос. Мои любимые направления – Афины, Москва, Лондон.

– Афины – потому что вы там учились…

– …Лондон – потому, что там я продолжил свое образование, остались приятные воспоминания, друзья, любимые места. И, наконец, Москва – потому что там живут дружелюбные и гостеприимные люди. Я много раз бывал там и полюбил их образ жизни.

– Вы как-то рассказывали, что в общей сложности посетили Москву более 30 раз. Когда состоялся самый первый визит?

– В 1989-м. Это было в начале перестройки. Нас пригласили на конгресс молодежных организаций в Эстонию. Два дня мы провели в Москве, затем отправились в Таллинн. Начиная с 1993 года я бывал в Москве много раз, уже давно сбился со счета. Посещал столицу России по работе, в качестве юридического советника, а также по государственным делам как член Парламента Кипра.

ДРУЖИТЬ НЕ ПРОТИВ КОГО-ТО, А ВО ИМЯ СТРАНЫ

– Вы пытаетесь обновить внешнеполитический курс своей страны. Как вы предполагаете совмещать дружеские отношения Кипра с США и с Россией?

– Я уверен, что оба эти направления могут прекрасно сочетаться. Устанавливая отношения с новыми партнерами или укрепляя отношения с другими странами, нужно сохранять верность своим принципам и уважать своих друзей, которые оставались верными на протяжении многих лет – я имею в виду Россию, Советский Союз. Проверенные временем друзья всегда приходили на помощь Республике Кипр в самые критические моменты истории. Если новые отношения не направлены против ваших друзей, а только используются в интересах вашей страны, то я не вижу никакого противоречия.

Например, я никогда не считал, что хорошие отношения России и Турции (пока они были таковыми) направлены против Кипра. Несмотря на то, что у России были замечательные отношения с Турцией, отношения с нами у нее также были замечательными. Если у нас хорошие отношения с США, это не значит, что мы против России. Налаживание отношений с Израилем, например, не мешает нашим хорошим отношениям с Палестиной, Египтом, Иорданией, Ливаном. Напротив, мы пытаемся найти способы улучшить отношения всех соседей по региону. Я твердо верю в то, что можно иметь прочные связи со странами, имеющими какие-то разногласия между собой, если это в интересах вашей страны.

– В прошлом году вы совершили два визита в Россию. Первый был официальным – и вы обсудили большой спектр вопросов, восстановили доверительные отношения между двумя странами, подвергшиеся испытанию весной 2013-го. А потом вернулись в Россию в мае, посетив юбилейный парад Победы, хотя испытывали большое давление по поводу этого визита. Почему вы приняли такое решение?

– Я считал ошибочным свернуть то прочное партнерство, которое существовало между Европой и Россией. В отношении Украины всеми были допущены ошибки, не было глубокого понимания того, чего мы хотим добиться введением санкций. Говоря «мы», я имею в виду европейцев. Решать должна была Украина, а нам не следовало вмешиваться, поощрять их, а потом уйти в сторону.

Я помню, как в 2013 году в Москве проходил форум «Россия–Европа. Сотрудничество без границ». Все еврокомиссары, а также президент Европейского Совета Херман Ван Ромпей и председатель Европейской комиссии Жозе Мануел Баррозу, были в Москве. Они тогда даже собирались отменить визы для россиян, упростить визовый обмен. В своих выступлениях на заседаниях Европейского Совета они приводили аргументы, почему Европа вынуждена строить и укреплять отношения с Россией. Они признавали, что к России есть претензии, есть нарушения в области прав человека и тому подобное, но с другой стороны, Европа и Россия являются торговыми партнерами, торговый оборот превышает 3 млрд евро в год. Во-вторых, без России мы не разрешим кризис в Сирии (который тогда только начинался), переговоры с Ираном без России зашли бы в тупик. Поэтому мы должны продолжать укреплять связи с Россией и оставаться партнерами. Так они говорили. А потом появилась иная риторика… И говорить стали прямо противоположные вещи.

Я считаю, внутриполитические события в Киеве были внутренним делом Украины. И решения должен был принимать украинский народ самостоятельно, без внешнего вмешательства. Зачем надо было давать обещания, когда не были готовы оказать соответствующую поддержку и помощь? Кто сегодня вспоминает о Крыме? И чего мы добились введением всех этих санкций? Ничего. Как санкции помогли Украине? Никак. Как повлияли на отношения Европы и России? Крайне негативно.

Я принял решение, несмотря на критику, особенно со стороны бывших стран Восточного блока, посетить Россию в мае 2015 года, чтобы почтить память тех, кто погиб на войне. Я считаю, что сделал все возможное для блага своей страны, но и России тоже помог, показав, что у нее есть друзья, которые не отвернулись в тяжелые времена.

В заключение я хотел бы сказать следующее. Я рад видеть, что живущие на Кипре русскоговорящие люди прекрасно ладят друг с другом даже после печальных событий на Украине. Хочу отметить ваши усилия, Наталия, и работу «Вестника Кипра» как вклад в укрепление этих отношений на основе терпимости, взаимного уважения и взаимопонимания. Вы много делаете для сближения людей разных национальностей, и я хочу выразить свою искреннюю признательность за ваш труд. Считаю чрезвычайно важным единство общества, различных этнических и языковых групп, согласие между людьми на Кипре… Мы многим обязаны россиянам. И бизнесменам, и тем, кто не ведет здесь дел, но просто выбрал остров в качестве места жительства. Посмотрите, как преобразился Лимассол! В немалой степени развитием этого международного делового центра мы обязаны россиянам. Почему мы быстро восстанавливаемся после кризиса? Потому что с нами остались иностранные бизнесмены – россияне, которые платили здесь налоги, покупали недвижимость, тратили деньги в ресторанах и магазинах, учили детей в частных школах.

Мы должны признать, что в сфере услуг большинство наших клиентов – из России. А основным источником пополнения бюджета Республики Кипр является именно доход от оказания услуг (юридических, банковских, бухгалтерских, консультационных) и доходы от туризма. Конечно, на Кипр приезжают туристы и из других европейских стран. Но большинство наших гостей – россияне.

– То есть, экономика Кипра быстро восстановилась благодаря присутствию иностранного, и, в частности, российского бизнеса на Кипре?

– Несомненно. Особенно важно то доверие, которое было оказано нам во время кризиса и последовавшей программы финансового оздоровления, в результате которой россияне понесли убытки. Но они не ушли с Кипра, как многие предрекали. А ведь именно разрыв наших деловых отношений с Россией был целью жесткого давления, оказанного на Кипр в 2012-2013 годах. Вы помните все эти обвинения в том, что Кипр отмывает деньги российских олигархов? Ведь именно с этого началась информационная кампания по дискредитации Кипра. Но мы выдержали это испытание. И доказали, что дружба, взаимное уважение и доверие между Россией и Кипром сильнее внешних разрушающих факторов.

Беседовала Наталия КАРДАШ

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 6 мая 2016 > № 1755808 Никос Анастасиадис


Кипр. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 27 декабря 2015 > № 1596135 Владимир Изотов

Прогноз на будущее с оглядкой на прошлое

Завершается 2015 год. Он оказался весьма насыщенным на события. Каким он стал для Кипра, для кипрско­российских отношений? Чего стоит ждать от года грядущего? На эти и другие вопросы отвечает наш постоянный автор, политолог, кандидат политологических наук Владимир Изотов.

– В 2015 году ЕС захлестнула волна сирийских беженцев, с которой столкнулся и Кипр. Какие последствия может иметь массовое принятие островом беженцев?

– Несмотря на географическую близость к эпицентру трагических событий – Сирии, волны гуманитарного цунами пока прокатывались мимо Кипра. По итогам года можно говорить о небольших приливах и отливах. Причем, «отливам» – своевременному отбытию беженцев – способствовала слаженная работа политической команды, отвечающей за соответствующие вопросы. Комиссар Кипра в ООН по делам беженцев Эмилия Строволиду хорошо координирует действия с министром внутренних дел Сократисом Хасикосом и министром юстиции Ионасом Николау. Пока правительству удается соизмерять возможности и последствия. Осознавая ограниченность территории, Кипр не спешит признавать людей политическими беженцами, оставляя это право грандам ЕС. Без этого остров теряет для мигрантов притягательный образ. В результате беженцы, разбирающиеся в тонкостях различных статусов уже лучше европейских чиновников, заплывали на Кипр не целенаправленно, а по воле стихии или экстренных обстоятельств.

Показательно отношение киприотов к беженцам: преобладают понимание и сострадание, а не возмущение и отторжение проблем этих людей. Положительно работает не только историческая память о «черных» событиях 1974 года, когда многие из киприотов сами были беженцами. В гуманитарном активе Кипра есть опыт приема и адаптации беженцев во время «Второй ливанской войны» в 2006-2007 годах. И еще раньше – в самом начале 1980-х, также в ходе арабо-израильских войн.

Массовое принятие беженцев, о котором вы спрашиваете, практически исключено. У Кипра есть свои аргументы для Брюсселя. Территорию не увеличишь. Иногда выгоднее быть маленькой страной.

– Но ЕС, разрабатывая антикризисную стратегию в борьбе с наплывом беженцев, сделала упор на Турцию. Анкаре выделены большие средства. Медиа пишут о развороте ЕС в сторону Турции, ее скором принятии в ЕС. Многие жители Кипра уже назвали это предательством.

– На мой, может быть, парадоксальный взгляд, Кипр оказался в выигрыше от такого решения. Брюссель трезво оценил все возможности и предложил Турции тактическое союзничество, а в качестве «морковки» использовал старую зазывалку в свои ряды – новый раунд переговоров о вступлении, перспективу безвизового режима и т.п. Действия во многом вынужденные. Европейцы предпочли бы Кипр как «свое» государство и христианскую страну. Сейчас выбора нет: Турция граничит с зонами конфликтов, ее роль в качестве барьера между ЕС и беженцами сегодня не имеет альтернатив. Анкара, между прочим, тоже рискует, продавая за 3 млрд евро (сумма от ЕС за содействие) часть собственной безопасности. В Турции в этом году было несколько масштабных терактов, повторение которых нельзя исключать.

Сейчас Турция нужна ЕС как краткосрочный союзник, поэтому все разговоры о новом этапе евроинтеграции Турции – продукт медийной стратегии Брюсселя. Продукт разовый и не очень качественный, который не может войти в политическое меню всех 28 стран. Представляете, как, например, отреагируют французские избиратели после всего случившегося 13 ноября, если их правительство изменит свою позицию по вопросу «особых отношений» (без полноценного членства) Турции и ЕС? В условиях роста ксенофобии и рейтинга соответствующих политических сил, находившихся ранее за границами Национального собрания и Сената? Боюсь, мы можем увидеть Вторую Великую французскую революцию.

Высока вероятность того, что как только кризис беженцев станет менее острым, ЕС вновь напомнит Анкаре о «проблемах в области прав и свобод». Турция, в свою очередь, вновь возмутится «непоследовательной политикой ЕС». Отношения вернутся на прежний уровень неопределенности. А Кипр только укрепит свои позиции и сохранит репутацию форпоста стабильности европейской цивилизации в регионе. На мой взгляд, нет оснований говорить о перезагрузке отношений ЕС и Турции в ущерб Кипру. Мы наблюдаем тактический союз для экстренного решения гуманитарных проблем.

– Вы говорили о Кипре как «маленькой стране». В прошлом году как раз появился реальный шанс увеличить территорию. Смена власти на «севере» позволила начать новый цикл переговоров по решению кипрской проблемы. Люди заговорили о перспективах, которые ждут остров после воссоединения.

– Действительно ротация власти в «ТРСК» обновила надежду на создание единой этнофедерации. Экономисты вычисляют преимущества, которые основаны на предельно простой формуле: два больше, чем один. Брюссель уже пообещал финансово поучаствовать в объединенной экономике и сделал первые вливания в северную часть острова в рамках обновления программы помощи, направленной, в том числе, на евроинтеграцию. ЕС в данном случае действует грамотно, понимая, как важно не допустить ухудшения экономической ситуации в «ТРСК». Давайте вспомним, как в 2010 году оптимистичный старт переговоров между Димитрисом Христофиасом и Мехмет Али Талатом был сорван экономическим кризисом в «ТРСК», приведшим к победе националистически настроенного Дервиша Эроглу. Диалог прекратился. Но дело не только в экономике.

Вопросы, замешанные на страданиях, на трагической истории живущих поколений – всегда одни из самых сложных. Тема «1974 года» осталась не только в истории, она – в сознании, в искусстве, в школьных программах. Практически в каждом кипрском музее, картинной галерее есть экспозиции, отражающие турецкое вторжение. Не думаю, что они исчезнут после воссоединения. Кроме того, шансы на успех соотносятся с темой, затронутой в предыдущем ответе – интеграцией Турции в ЕС. Такая перспектива по-прежнему находится в районе удаляющегося горизонта.

С другой стороны, на переговоры по воссоединению сейчас смотрят во всей Европе. В условиях кризиса интеграции в целом, усиления сепаратизма и регионализма, роста этнических барьеров (в прямом и переносном смысле) успех диалога двух общин стал бы жизнеутверждающим примером в разъединяющемся мире.

– В феврале Никос Анастасиадис встречался в Москве с Владимиром Путиным. Позже Кипр посетил Сергей Лавров. Каковы перспективы прошедших встреч для российско-кипрских отношений? Станет ли Кипр «мостиком», соединяющим Россию и ЕС?

– Восточное Средиземноморье – специфическая субсистема, в которой сталкиваются четыре главные силы: Россия, Великобритания и США, Турция и ЕС. Первые три соперника играют по военно-политическим правилам. Европа применяет экономическую силу. Сирийский конфликт и террористические угрозы серьезно повысили значение острова в международной политике. Это сказалось на частоте визитов. Кипр превратился в центр приложения дипломатических усилий мировых лидеров. В этом году здесь были не только Сергей Лавров, но и госсекретарь США Джон Керри и глава британского МИД Филипп Хаммонд. А «протоптал дорожку» в мае 2014 года вице-президент США Джозеф Байден. Все визитеры не только «засвидетельствовали почтение» геополитическому положению Кипра и его региональной значимости, но и дали оптимистичные прогнозы по поводу перспектив объединения.

У России на Кипр традиционно долгосрочные планы. В последние годы московская дипломатия заявила один из главных внешнеполитических приоритетов – построение единого пространства безопасности и сотрудничества «от Атлантики до Урала». Российский министр иностранных дел говорил об этом на пресс-конференции в Никосии. С созданием в 2015 году Евразийского экономического союза (ЕАЭС действует с начала года) этот процесс может идти только в формате сближения двух интеграционных систем – ЕС и ЕАЭС. Концепт сложения Европы и Евразии замышлялся задолго до украинских событий. Он имеет, без преувеличения, глобальное значение как важный элемент «конструктивной многополярности» – единственной жизнеспособной структуры будущего на нашей планете. Но все конфликты заканчиваются, понимание этого растет у обеих сторон. В дальнейшем процессе выравнивания отношений между Москвой и Брюсселем настоящие союзники в ЕС будут для России на вес золота. Кипр, и Греция – именно такие страны.

– Правительство в начале декабря заявило о том, что отказалось от приватизации Электрического управления Кипра (ЕАС). Побоялось забастовки и отключения электроэнергии. Теперь голову поднимают и активисты СуТА. Тоже грозят акциями протеста. Получается, профсоюзное движение на Кипре настолько сильно, что его боится даже правительство?

– Как шутят сами киприоты: «на острове только две главные силы – церковь и профсоюзы. Все остальное – результат их влияния». Профсоюзы на Кипре в свое время стали колыбелью партии АКЕЛ. Можно вспомнить, как перед парламентскими выборами 2011 года их оппоненты из ДИСИ, партии сегодняшнего Президента Кипра, сделали критику профсоюзов частью своей предвыборной программы. О профсоюзах тогда говорили как о разновидности монополий, искусственно повышающих цену труда и способствующих безработице. Решения правительства могут быть первыми сигналами о слабеющих позициях ДИСИ и возможном успехе АКЕЛ на выборах следующего года.

Есть и имиджевый, предвыборный подтекст. Приватизация ЕАС была одним из условий от «тройки кредиторов». Отказавшись от приватизации, власти продемонстрировали экономическую независимость от внешних регуляторов. Основания для этого были: ранее МВФ и Еврокомиссия позитивно оценили реформы, проведенные кипрским правительством, и сняли существующие претензии. Получился двойной репутационный выигрыш – поддержка у профсоюзов и, заодно, у абсолютного большинства населения, считающего, что «тройка» должна отказаться от тактики диктата условий. И здесь снова срабатывает предвыборная логика. На эти решения определенно обратят внимание политики перед парламентскими выборами. Было бы крайне опрометчиво упускать такие шансы.

– Ваши традиционные пожелания читателям нашей газеты и журнала «Успешный бизнес»?

– Поскольку неотвратимо наступает год Огненной Обезьяны, можно вспомнить о загадочной «Теореме о бесконечных обезьянах». Её изучает теория вероятностей. Суть в том, что любая обезьяна, ударяя по клавишам ноутбука в графическом редакторе неограниченное время, рано или поздно напечатает любой наперёд заданный текст. Даже это интервью, которое вы сейчас читаете.

Желаю всем, чтобы в тексте, который напечатает Огненная Обезьяна для каждого из нас, чаще встречались такие слова как «счастье», «благополучие», «здоровье», «удача» и «надежда». И еще желаю радости познания и новых интересных текстов. С Новым годом Огненной Обезьяны, дорогие читатели!

Беседовала Юлия МИНАВНИНА

Кипр. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 27 декабря 2015 > № 1596135 Владимир Изотов


Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 декабря 2015 > № 1639199 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Кипра И.Касулидисом, Никосия, 2 декабря 2015 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы выразить признательность нашим друзьям за гостеприимство, приглашение и организацию нашего визита, в рамках которого состоялись встречи с Президентом Республики Кипр Н.Анастасиадисом, только что завершились переговоры с моим добрым другом, Министром иностранных дел И.Касулидисом.

Нынешний год проходит под знаком 55-летия установления дипломатических отношений между нашими странами, хотя контакты имеют гораздо более глубокую историю. Первое письменное упоминание о них датируется началом 18 века. Между нашими странами поддерживается регулярный диалог на высшем политическом уровне. Мы были рады принимать в феврале 2015 года в Москве Президента Кипра Н.Анастасиадиса с официальным визитом, оценили его присутствие на параде Победы в Москве 9 мая.

Сегодня мы рассмотрели ход выполнения договоренностей, которые были достигнуты между Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и Президентом Республики Кипр Н.Анастасиадисом, включая выполнение Совместной программы действий на 2015-2017 гг.

С особым вниманием обсудили перспективы расширения торгово-экономических связей, несмотря на известные проблемы в отношениях между Россией и ЕС. Уверены, что здесь есть хорошие перспективы, прежде всего, в сфере расширения контактов в высокотехнологичных областях, а также в контексте наращивания инвестиций с учетом того интереса, который проявляют российские компании к планам Республики Кипр в области приватизации.

На встрече с Президентом Кипра Н.Анастасиадисом и на переговорах в Министерстве иностранных дел мы подробно обсудили положение дел в кипрском урегулировании. Россия поддерживает возобновление контактов и исходит из того, что окончательное решение должно быть достигнуто на основе положений имеющихся резолюций СБ ООН, а также через достижение согласия между обеими общинами. Попытки установления искусственных сроков, навязывания извне неких схем, т.н. независимого арбитража предпринимались в прошлом и ни к чему хорошему не привели.

Как и сказал мой коллега, мы рассчитываем, что Совет Безопасности ООН будет продолжать контролировать процесс, поощрять стороны в достижении согласия и, конечно же, он должен сыграть свою роль в оформлении результатов окончательного урегулирования.

Серьезное внимание мы уделили обсуждению ситуации в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, прежде всего, в контексте сирийского кризиса, но не только. Обсудили и другие проблемы, которые усугубляются в других частях этого региона, прежде всего, в контексте борьбы с терроризмом: с «Исламским государством», «Джабхат ан-Нусрой» и прочими экстремистскими организациями.

Высоко ценим поддержку позиции России в антитеррористической борьбе, которую высказывает руководство Республики Кипр, солидарность с нами в связи с действиями Турции, которая без каких-либо оснований сбила российский бомбардировщик, выполнявший антитеррористическую миссию. Трудно отделаться от впечатления, что кому-то очень хотелось бы сорвать политический процесс, который был начат в Вене в рамках Международной Группы поддержки Сирии, и помочь исламистам воцариться в САР и в регионе.

Мы привержены Венскому процессу. Рассчитываем, что все без исключения участники Международной Группы поддержки Сирии будут строго и четко соблюдать достигнутые договоренности в отношении подготовки списка террористических организаций и формирования по-настоящему репрезентативной делегации оппозиции для переговоров с Правительством САР.

Мы обсудили ситуацию на Украине. Как сказал мой коллега, мы едины в необходимости полностью выполнять Минские договоренности. Если у кого-то оставались сомнения в том, какова последовательность шагов для достижения этой цели, то они были развеяны на встрече лидеров «нормандской четверки» в Париже 2 октября, где предельно четко было согласовано то, что необходимо делать, прежде всего киевскому руководству.

Мы обменялись мнениями о положении дел в отношениях между Россией и ЕС. Ценим заинтересованность Никосии и усилия, которые предпринимают наши кипрские друзья в интересах нормализации этих отношений. Считаем действия Брюсселя по замораживанию связей с Российской Федерации абсолютно контпродуктивными. Убеждены, что в интересах всех без исключения народов нашего общего континента договариваться о продвижении вперед к формированию единого пространства безопасности и сотрудничества. Это предполагает принятие практических шагов по гармонизации интеграционных процессов на востоке и западе Европы, в Евразии.

Мы весьма удовлетворены итогами переговоров. Я пригласил Министра иностранных дел Кипра И.Касулидиса в Российскую Федерацию с ответным визитом. В любом случае будем поддерживать тесные контакты, как это и принято между нами.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать заявление Генерального секретаря НАТО Й.Столтенберга о необходимости созыва Совета Россия-НАТО? Альянс сейчас изучает эту возможность.

С.В.Лавров: Я только что узнал, что Генеральный секретарь НАТО Й.Столтенберг предложил созвать Совет Россия-НАТО на уровне, как я понимаю, постоянных представителей. Россия никогда не отказывалась от работы как в этом, так и в других форматах. Напомню, что после того, как М.Саакашвили отдал преступный приказ использовать силу в Южной Осетии, именно по инициативе США был «заморожен» Совет Россия-НАТО. Несколько месяцев спустя сами члены Североатлантического альянса сказали нам, что это была ошибка, и Совет должен собираться, как они выразились, «в любую погоду».

После событий на Украине, когда был организован антиконституционный вооружённый переворот, и к власти пришли националисты, наши натовские коллеги в очередной раз обиделись и повторили ту же самую ошибку, «заморозив» работу механизмов между Москвой и Североатлантическим альянсом. В том числе, по сути дела, прекратил свою работу Совет Россия-НАТО, хотя формально он не был упразднён. Если сейчас г-ну Й.Столтенбергу разрешили проявить такую инициативу, то мы соберёмся, посмотрим, послушаем, что наши натовские коллеги имеют нам сказать.

У нас накопилось очень много вопросов к НАТО, в том числе в отношении того, как нарушаются существовавшие в рамках Совета Россия-НАТО договорённости. Поэтому есть, о чём поговорить. Самое главное – не допускать отхода от ключевого принципа, заложенного в основу наших отношений с НАТО: принципа равной и неделимой безопасности, когда никто в Евро-Атлантике не должен укреплять свою безопасность за счёт ущемления безопасности других.

Вопрос: Какова позиция России как одного из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН относительно иностранных гарантий решения кипрской проблемы и роли Турции в этом вопросе?

С.В.Лавров: В том, что касается гарантий, действующих в отношении Кипра, то решать, прежде всего, конечно же, руководству Республики Кипр. Безусловно, в процессе урегулирования должны быть найдены такие договорённости, которые позволят обеспечивать эти гарантии безопасности уже на принципиально новой основе, которая будет приемлема обеим кипрским общинам. Мне совершенно ясно, что когда будет достигнуто урегулирование, эту роль должен играть, прежде всего, СБ ООН.

Вопрос: Вас проинформировали о положении по кипрскому урегулированию, но односторонне – Вы не узнали о взглядах турок-киприотов. Мы знаем, что было предложение о встрече на «зелёной линии», но оно было отклонено. Вам не кажется, что должны быть представлены взгляды обеих сторон? Как Вы прокомментируете отмену США эмбарго на поставки вооружений в Республику Кипр? Это ход против России?

С.В.Лавров: Не могу комментировать двусторонние отношения между США и Республикой Кипр. Что касается первого вопроса, то смею Вас заверить, что мы прекрасно осведомлены о позициях обеих кипрских общин, поскольку, в частности, в Нью-Йорке по линии СБ ООН мы регулярно общаемся с представителями Республики Кипр и турок-киприотов. Что касается планов по встрече с г-ном М.Акынджы, которые, к сожалению, не материализовались, то мы были готовы провести такую встречу в формате, адекватном нынешнему положению вещей.

Вопрос: Что, помимо принесения извинений, может сделать Турция, чтобы смягчить сложившийся в отношениях между двумя странами кризис? Что со своей стороны может сделать Россия, чтобы вернуть стабильность в этот регион? Если положение останется таким же, как оно есть, прекратит ли Россия все экономические и иные связи с Турцией, и когда это может произойти?

С.В.Лавров: Всё, что нужно было сказать по этому поводу, уже сказано Президентом России В.В.Путиным и другими российскими представителями.

Произошёл ничем не спровоцированный враждебный по отношению к Российской Федерации инцидент. Мы рассматриваем его в качестве такового. Понятно, что отношения между Россией и Турцией в этой ситуации не могут развиваться по принципу «business as usual». Мы оцениваем эту акцию Турции как противоречащую задачам борьбы с терроризмом.

Я не собираюсь высказываться на тему того, что должна сделать Турция. Полагаю, что наши коллеги – турецкие соседи сами должны понимать, что им необходимо сделать. Думаю, что все остальные прекрасно понимают ситуацию и то, как нужно поступать в таких случаях.

На следующий день после этого нарушения международного права я разговаривал с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу и не услышал от него ничего нового по сравнению с тем, что публично заявляло турецкое руководство, оправдывая свою неприемлемую преступную акцию. Сейчас турецкая сторона настоятельно просит организовать очную встречу с Министром иностранных дел Турции «на полях» СМИД ОБСЕ в Белграде. Мы не будем уклоняться от этого контакта, послушаем, что нам скажет г-н М.Чавушоглу. Может быть, появится что-то новое по сравнению с тем, что уже было произнесено публично.

Что касается действий России, то вы о них знаете: это абсолютно адекватные шаги, в качестве таковых они признаны большинством непредвзятых наблюдателей на международной арене. Наша главная озабоченность заключается в том, чтобы не допустить «перелива» террористических угроз, которые расцветают на территории Турции, на территорию Российской Федерации.

Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 2 декабря 2015 > № 1639199 Сергей Лавров


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487373 Константинос Петридис

Константинос Петридис: «Наша задача – победить бюрократию»

Темой нашей встречи с министром при президенте Костантиносом Петридисом стала реформа госаппарата Республики Кипр. У Петридиса интересная должность. В каких-то странах её называют госсекретарь, в других – помощник президента. В кипрских реалиях человек, занимающий эту должность, является правой рукой президента и выполняет все его поручения. В основном это глобальные задачи по координации деятельности различных министерств и контролю за выполнением первостепенных задач, стоящих перед администрацией президента. В 2014 году Константиносу Петридису, одному из самых молодых и энергичных министров, поручили реализовать реформу государственного сектора страны.

– Вы приступили к реформам в администрации президента. Чего уже удалось добиться и каковы планы на ближайшее будущее?

– Как вы понимаете, реформы госсектора – очень ёмкое понятие. Оно может означать всё и ничего одновременно. При этом реализация таких реформ – не исключительная компетенция правительства: в этом процессе задействованы все министерства. Наша цель как руководства страны – осуществить реформы в тех сферах, которые не охвачены министерствами, но являются при этом чрезвычайно важными и «горизонтальными» по своей структуре. Например, реформа функционирования госаппарата как организации. Это система продвижения по службе, обеспечение мобильности штата, расчёт заработной платы, система оценки – словом, все те составляющие, которые делают работу госсектора эффективной. Еще один важный момент – бюрократия. Мы поставили задачу побороть этот феномен и создать более благоприятный деловой климат в стране, как для местных, так и для иностранных инвесторов. Следующий шаг – реформы в самих министерствах, разделение крупных министерств на департаменты для повышения эффективности работы. Словом, это очень масштабный проект. У нас есть определенные цели и сроки по их достижению, и я надеюсь, что у меня хватит времени решить многие из вышеупомянутых проблем.

– Давайте рассмотрим каждую из этих проблем подробнее. Почему вы решили провести реструктуризацию в администрации президента?

– На мой взгляд, реформировать госсектор можно, лишь начав сверху, то есть с руководства. Ведь речь идёт о технических изменениях, которые в значительной степени помогут администрации стать современным и эффективным органом власти. Приведу пример. Администрация президента должна иметь определённую структуру, чего в настоящее время нет. В прошлом каждый глава государства привлекал к работе своих людей. Аппарату не хватало технократической целостности, не представлялось возможным координировать и контролировать работу различных министерств. Другими словами, отсутствовал рабочий механизм. Сейчас ситуация меняется. Мы даже создали систему координации европейской политики Кипра, чтобы избегать ситуаций, когда различные департаменты и министерства выражают несогласованные мнения на уровне ЕС. Другой пример – мы укрепили секретариат Кабинета министров. Если раньше это был просто бюрократический аппарат, то сейчас мы ввели ряд стандартов и процедур, которые помогают координировать работу Кабмина.

– Как все эти изменения отражаются на числе сотрудников?

– Реформа госаппарата не повлекла за собой увеличение штата. Речь шла о перестановках и заменах. Ведь проблема здесь не в человеческих ресурсах, а в том, чтобы ввести определённые механизмы работы и назначать подходящих для конкретной должности людей. Я считаю, нам удалось её решить. Отныне у нас есть органограмма с департаментами администрации. Представьте, раньше многие сотрудники не знали в лицо своего руководителя! Теперь потребности экономики и общества значительно выросли. Нужно укреплять администрацию, её контролирующую и координирующую функции, иначе у неё никогда не будет чёткого представления о происходящих переменах и перспективах развития.

– И всё же, будет ли сокращение штата? Перейдут ли «лишние» сотрудники в другие департаменты?

– Перемещения уже происходят внутри министерств. Ведь появляются новые департаменты, имеющие первостепенное значение для экономики страны. Например, новый Налоговый департамент. По сути, две ранее существовавших службы были упразднены, и вместо них появилась организация с абсолютно новыми принципами работы, новой культурой и даже новыми лицами среди руководства.

– Однако эти новые люди должны обладать определёнными квалификациями…

– Несомненно. Мы работаем над тем, чтобы упорядочить систему найма и продвижения послужбе, а также повышения квалификации госслужащих. Необходима и сертификация сотрудников, особенно тех, кто имеет непосредственный контакт с населением. В первую очередь это коснется сотрудников Центров обслуживания населения (КЕП), а также руководителей различных госслужб. Занять более высокую должность без сертификации ISO станет невозможным. Мы хотим создать такие условия, когда быть непродуктивным, пассивным госслужащим станет невыгодно. За последние два года количество госслужащих в стране сократилось на 4000 человек, но это не повлияло на качество работы госаппарата.

– Какие изменения вы намерены внести в систему оплаты труда?

– До настоящего времени действовала система автоматического повышения зарплаты на 5-9% ежегодно. В результате, фонд заработной платы стал самым большим в Европе. Такими темпами через 15 лет 80% бюджета будет уходить на зарплаты госслужащим. Это нелепо, ведь эти бюджетные средства могли бы быть использованы на развитие в социальной сфере, инфраструктуре. Посему мы намерены изменить систему таким образом, чтобы синхронизировать её с темпами роста местной экономики. Кроме того, для нас очень важно сохранить за Кипром статус страны с благоприятным налоговым режимом. Если систему расчёта зарплат госслужащих не менять, через 15 лет государство вынуждено будет поднять налоги. А значит, нужно подойти к анализу этой проблемы в долгосрочной перспективе.

– В заключение, назовите ключевые моменты для реформ госсектора в ближайшие полгода.

– Как я уже сказал, мой приоритет – это «горизонтальная» реструктуризация. То есть системы продвижения по службе, обеспечения «мобильности» штата, оценки госслужащих и расчёта заработной платы в госсекторе. Таковы приоритеты нашего правительства на ближайшие полгода. Мы настроены решительно. Мы хотим превратить Кипр в полноценный инвестиционный центр, сделать деловой климат более благоприятным для инвесторов, помочь всем, кто ценит Кипр и инвестирует в нашу страну.

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487373 Константинос Петридис


Кипр > Электроэнергетика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487372 Дмитрий Морозов

Дмитрий Морозов: «Зелёная» энергетика Кипра

Во время подготовки выпуска, посвященного инвестициям, мы, конечно, не могли обойти вниманием одну из самых перспективных областей – производство электроэнергии. Тем более, что 35% рынка возобновляемых источников энергии на Кипре «владеют» наши соотечественники. О том, что происходит в этой сфере и какие перспективы есть у Кипра, мы говорим с Дмитрием Морозовым, председателем Совета директоров группы компаний CY PV (Cyprus PhotoVoltaic)

Пик потребления – днём.

– Как бы вы описали текущую ситуацию на Кипре в сфере «зелёной» энергетики? Что побудило вас инвестировать в развитие этой отрасли?

– В своё время Евросоюз сделал упор на развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Сегодня в «зелёной» энергетике три основных направления – фотоэлектрические парки, станции на биотопливе и пиролизе и ветряные парки. Мы начали с солнечной энергии: нашли два участка земли, непригодных для других проектов, застроили их солнечными панелями. На Кипре есть проблема: в дневное время, когда жарко, все используют кондиционеры и потребление энергии высокое. Ночью же оно сокращается, и выработки электростанции в Василико вполне достаточно. Именно этой проблемой – найти дополнительный источник электроэнергии днём – мы и хотели заняться.

Монополия на рынке

– Для рядового потребителя такое электричество будет обходиться дешевле традиционного?

– К сожалению, пока нет. Виной тому – монополия на рынке. Собственно, поэтому ЕС и «тройка» и заговорили о приватизации ЕАС (Электрическая компания Кипра – прим. ред). В континентальной Европе существует разделение. Есть генерирующие компании, которые непосредственно вырабатывают электроэнергию и продают ее в сеть. Сетевые компании доставляют энергию из точки А в точку Б. И, наконец, третьи продают электричество конечному потребителю – их много, и конкуренция высока. На Кипре же наш единственный пока покупатель – ЕАС.

В 2012 году был проведён крупный тендер на 85 МВт номинальной мощности. Поскольку документации на английском языке не было, фактически в конкурсе участвовали только местные компании. Затем наступил сложный 2013-й год, средств не оказалось, ведь все рассчитывали строить в кредит. Тогда в игру вступили мы.

200 «зелёных» мегаватт

Мы связались с лицензиатами проектов и предложили войти в долю (выкупив до 90%), предварительно получив разрешение от государства. Здесь следует упомянуть ещё один фактор. Как известно, к 2017 году не менее 15% электроэнергии в странах ЕС должно вырабатываться из ВИЭ. Однако сейчас этот показатель на Кипре достигает всего 8,1%. Это, безусловно, сыграло нам на руку. Так, к настоящему моменту мы выкупили лицензий на строительство парков мощностью до 23 МВт в 2015 году и подали заявки еще на 50 МВт. Строить мы можем со скоростью 1 МВт в неделю. Для достижения уровня в 13%* нужно довести мощности до 200 МВт.

Сейчас два парка (NeophytosCharalampousи AgiaMarinos) уже построены и работают, начато строительство еще шести парков, самый крупный – мощностью 10 МВт рядом с Никосией, второй по масштабам – 4,4 МВт во Френаросе, а остальные поменьше 1,5-3 МВт– вокруг Лимассола и Никосии.

* Целевой показатель доли «зелёной» энергии для Кипра к 2020 году.

– Как быстро парки будут введены в эксплуатацию?

– Это зависит от многих факторов. Во-первых, мы должны пройти все проверки, показать, что парки способны генерировать безопасную для сети электроэнергию, что у них правильное напряжение и частота. В этом плане всё очень строго, поскольку ошибки могут запросто вывести из строя всю систему страны. По опыту, после строительства парка уходит еще два месяца на его сертификацию и подключение к сети.

– Можно ли хранить выработанную электроэнергию?

– На Кипре ввиду особенностей климата пик потребления совпадает с пиком производства. Поэтому хранить электроэнергию не имеет смысла.

Кто заплатит разницу?

– Потенциальным инвесторам, наверное, будет интересно узнать, насколько правительство заинтересовано выкупать эту энергию.

– В контракте с министерством прописано, что правительство будет покупать электроэнергию по фиксированной цене в течение 20-ти лет с момента запуска парка.

– Как технически будет происходить покупка электроэнергии после демонополизации рынка?

– Мы будем договариваться с конкретными промышленными компаниями о покупке электроэнергии у нас. Всё, что они получили из сети в пределах нашей мощности, оплачивается нам, а мы, в свою очередь, расплачиваемся с ЕАС за «доставку» этого электричества.

Есть и вторая опция, интересная, прежде всего, крупным предприятиям. Мы инвестируем и строим для них выделенный солнечный парк, ставим второй счётчик. В ночное время или если нашего электричества не хватает, компания всегда сможет купить резерв у ЕАС по 20 центов. То, что генерируем мы – клиент получает по 12-15 центов в зависимости от объема потребления. Разрешение на использование этой схемы мы уже получили.

Солнечная энергия дома

– Давайте поговорим о потреблении домохозяйств.

– Изучив рынок, мы поняли, что промышленные панели на частных домах смотрятся не эстетично. Стали искать решение и нашли дизайнерские стеклянные панели из Германии.

Именно их мы предлагаем клиентам. Стоимость (около 6000 евро для дома среднего размера) можно выплатить в рассрочку, (первоначальный взнос в размере 2500 евро), или целиком при покупке. Потребитель практически сразу увидит большую разницу в суммах счетов от ЕАС. Скажем, если раньше он платил 500 евро за электричество, то после установки панелей его счёт может сократиться до 50 евро, это реально. Таким образом, окупить установку можно уже за несколько лет.

Правда, существует ограничение – домохозяйствам разрешено устанавливать системы мощностью до 5 кВт. Зато есть и преимущество: все излишки энергии отдаются в сеть по определённому тарифу. Итак, как работает такая система в рамках календарного года? Человек уезжает, скажем, на три месяца, в отпуск. Система всё равно генерирует электроэнергию, появляется минусовой баланс. Вернувшись, владелец начинает потреблять больше. Обычно, всё-таки потребитель по итогам года производит чуть меньше, чем потребляет, если же ЕАС останется должна потребителю, сумма просто обнуляется по итогам каждых 12 месяцев.

Инвестиции в производство

– Расскажите, как организована работа вашего холдинга.

– Когда пришла идея заниматься «зелёной» энергетикой на Кипре, мы основали инвестиционный фонд и холдинговую компанию. Холдинг занимается покупкой и созданием лицензированных компаний, отвечает за слаженность работы, соблюдение стандартов управления. Фонд, управляемый профессиональными инвест-консультантами PwC и контролируемый государственной Комиссией по ценным бумагам и биржам, привлекает инвесторов в подобные проекты. Крупные инвесторы, разумеется, могут участвовать в программе получения кипрского гражданства по схеме коллективных инвестиций. Преимущество в том, что даже если Правительство Кипра расторгнет 20-летний контракт, а свободный рынок так и не сформируется (что сейчас кажется невероятным), парки можно в любой момент разобрать и продать. То есть решение для защиты инвесторов можно найти всегда. Инвесторы, фактически владеющие этими парками, могут в таком случае разделить имущество.

– Почему в столь непростое время вы всё же решились на то, чтобы развивать этот бизнес, вкладывать деньги?

– Потому что кризис – это всегда новые возможности. Звучит банально, но это факт. Если бы не кризис, все парки были бы уже давно построены без нас. На данный момент мы консолидировали 35% лицензированного рынка «зелёной» энергетики на Кипре. Более того, через наших грекоговорящих партнёров мы стараемся активно участвовать в разработке законодательной базы, которая будет регулировать процедуры продажи электроэнергии от генерирующих компаний конечному потребителю через сеть. К нам, как к крупному игроку на энергетическом рынке, прислушиваются местные организации и ведомства, включая CERA*. Есть европейское законодательство, но и в нём немало ошибок. Понимая их, мы предлагаем сделать всё намного лучше и эффективнее.

* Cyprus Energy Regulatory Authority – Кипрский энергетический регулятор.

Кипр > Электроэнергетика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487372 Дмитрий Морозов


Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487352 Кипрос Хрисостомидис

Кипрос Хрисостомидис: Инвестиционная привлекательность страны

Инвесторы знают – правильное оформление документов может уберечь от разнообразных проблем и помочь избежать недопонимания с партнёрами по бизнесу. Мы встретились с одним из ведущих кипрских юристов Кипросом Хрисостомидисом, чтобы поговорить не столько о бумажных вопросах, сколько о перспективах развития экономики Кипра, о новых возможностях, которые открываются перед инвесторами и предпринимателями. Кругозор у Хрисостомидиса широкий – он не только доктор юридических наук и автор ряда книг, за плечами опыт работы спикером правительства, членом парламента и министром юстиции.

В интервью Кипрос Хрисостомидис рассказал читателям УБ о текущей ситуации в сфере инвестиций, о перспективах развития туризма, энергетики, судоходства и сельского хозяйства и о том, что с точки зрения юриста и инвестора Кипр продолжает оставаться одной из самых привлекательных юрисдикций.

Меньше да лучше

– Привлечение инвестиций – один из приоритетов экономической политики Кипра. Как бы вы описали сегодняшнюю ситуацию в этой сфере?

– Как известно, Кипр пережил острый финансовый кризис и постепенно начинает восстанавливать свою экономику. Bank of Cyprus, Hellenic Bank и Cooperative Bank опять стали выдавать кредиты. Я верю, что киприоты, будучи упорными и трудолюбивыми, смогут создать подходящий климат для привлечения новых инвестиций. Этому будет способствовать и разработка месторождений природного газа, ведь это серьёзные инвестиционные перспективы для страны.

Однако для начала следует проанализировать текущий финансовый кризис в Греции. Банкротство страны станет шоком для мировой экономики, в том числе и для Кипра. Такой сценарий отразится, в основном, на местном бизнесе и на импорте товаров, так как, скорее всего, произойдет небольшая девальвация евро.

Что нам делать? Как профессионалы в своей области, мы должны приложить максимум усилий, чтобы обеспечить своим клиентам самый высококачественный сервис. Это касается как юристов, так и бухгалтеров. Периодически чувство стабильности и уверенности могут пошатнуть те или иные события. Однако мы рады, что наши крупные клиенты, с которыми мы успешно сотрудничаем вот уже 20-30 лет, до сих пор остаются здесь. Мы сосредоточим свои усилия на том, чтобы предлагать международным клиентам ещё более качественный сервис и находить лучшие решения, включая налоговое планирование.

К слову, несмотря на сокращение количества корпораций, повысилось качество бизнеса, который приходит на Кипр. Сейчас многие транснациональные компании стали задумываться о том, чтобы обосноваться на острове.

Нужно повысить качество услуг

– Что в этой ситуации должно делать государство?

– Я считаю, что Правительство должно пытаться – через CIPA*, Министерство энергетики, торговли, промышленности

и туризма, а также через МВД и другие ведомства – повысить качество услуг, предлагаемых иностранным клиентам. Властям следует предпринять ряд важных шагов, которые будут способствовать привлечению инвестиций.

Главными отраслями сейчас можно назвать добычу углеводородов и развитие энергетического потенциала страны, в том числе «зелёной» энергетики.

Инвестиции в туризм

– А конкретные шаги?

– Возьмём для примера сферу туризма. Необходимо убедить инвесторов вкладывать свои средства в гостиничный бизнес, но сначала надо повысить качество предлагаемых иностранцам услуг. Также правительству стóит сосредоточить внимание на определённых сферах туризма. Например, на Кипре очень много археологически ценных мест, так почему бы не привлечь туристов, которых интересует именно этот аспект? Особенно сейчас, когда возобновились переговоры по кипрской проблеме и появилась возможность использовать туристический потенциал археологических памятников на оккупированных территориях Кипра. На кого стоит ориентироваться? В первую очередь, на соседние страны, включая Израиль.

– Что ещё Кипр может предложить туристам?

– Перспективная специфическая сфера в туризме – гольфкурорты. По плану, на Кипре должно быть 14 полей. Такое количество оправдано, так как гольфисты любят разнообразие, им нужны разные поля. Привлечь внимание таких туристов помог бы большой чемпионат по игре в гольф.

Не меньше перспектив я вижу и в сфере медицинского туризма: у нас есть великолепные клиники и врачи. Нужно, чтобы люди приезжали на Кипр именно с целью лечения, например, для установки зубных имплантатов. Следует упомянуть и дайвинг. Важно улучшать морскую среду, чтобы продвигать Кипр за рубежом как дайвинг-центр. А религиозный туризм! Это было бы особенно интересно россиянам.

Для нас немаловажно активно участвовать в международных туристических выставках. При этом необходимо снизить стоимость оказываемых услуг. Не секрет, что по сравнению с соседями, Кипр – далеко не дешёвое турнаправление.

Банки должны быть проще

– Другими словами, вы предлагаете сосредоточиться на ряде специализированных сфер туризма, а не пытаться привлечь все категории туристов одновременно?..

– Совершенно верно. В начале беседы я упомянул банковский сектор. Он тоже должен демонстрировать больше понимания по отношению к нерезидентам и, в частности, к иностранным инвесторам. Пока даже рядовой кипрской компании порой непросто открыть банковский счет. Да, необходимо быть строже при выборе клиентов, однако важно быстро реагировать на их запросы. Банки играют важную роль в развитии экономики страны и в привлечении инвестиций.

Несомненно, репутация кипрских банков постепенно укрепится. Уже сейчас в некоторых банках нет необслуживаемых кредитов. А в ряде учреждений появились перспективы для иностранного инвестирования.

Привлечь внимание портам и маринам

– Одна из действительно конкурентоспособных сфер кипрской экономики – судоходство. Какова стратегия его развития?

– Кипр имеет идеальное географическое положение для управления судами. В Лимассоле уже присутствуют крупные компании, но таких в мире тысячи, а потому у этого сектора большие перспективы. Плюс выгодный налоговый режим, согласованный с ЕС. Строительство марин в Пафосе и Айя-Напе тоже пойдет экономике на пользу.

Возрождение сельского хозяйства

– Можно ли, на ваш взгляд, повысить конкурентоспособность сельского хозяйства?

– Это единственный сектор, в котором мы изрядно отстаём. Кипр изначально был аграрной страной, мы активно занимались производством овощей и фруктов, полностью обеспечивая свои потребности. Теперь же мы вынуждены импортировать эти продукты. Я думаю, что развить сельское хозяйство – вполне реально, так как неиспользованных угодий на Кипре предостаточно. Для начала можно заполнить местный рынок. При этом нужно так организовать производство, чтобы цены были ниже импортных.

Причина недостаточно активного развития сельского хозяйства, на мой взгляд, во многом обусловлена характером киприотов. Молодежь предпочитает менее «пыльную» работу, например, в гостиничном бизнесе, офисах; они не любят работать на земле.

Права инвесторов

– Как права иностранных инвесторов защищены на Кипре? В чём отличие от других стран?

– Многие страны защищают иностранные инвестиции. Кипр тоже всегда следовал такой стратегии. К примеру, ещё до присоединения к Евросоюзу Кипр никогда не взимал налог на репатриацию дохода (на дивиденды) и не конфисковал какие-либо иностранные инвестиции.

– За исключением банковской «стрижки» депозитов. Пусть это и не совсем инвестиция, но всё же речь идет конфискации денежных средств.

– Да, пожалуй, это можно назвать единственным исключением, но с оговорками. Ведь правительство конфисковало деньги, но дало взамен акции, хотя, конечно, этого недостаточно. Однако хочу подчеркнуть, что в отличие от других стран на Кипре в реальном бизнесе отчуждения имущества иностранных инвесторов никогда не было. Существуют двусторонние соглашения для защиты иностранных инвестиций.

Преимущества Кипра: каждому своё

– Каковы преимущества Кипра в сфере инвестиций? Как убедить инвестора вложить свои деньги именно сюда?

– Во-первых, это географическое положение. Кипр предлагает лёгкий доступ в страны Северной Африки, Ближнего Востока и, конечно, Европы. Компаниям выгодно открывать здесь штаб-квартиру. Они могут пользоваться такими преимуществами, как удобный налоговый режим и высокий уровень профессиональных услуг. Кроме того, здесь достаточно квалифицированной рабочей силы. При этом стоимость жизни на Кипре ниже, чем во многих других странах. И, конечно, благоприятный климат, море, солнце, доброжелательные люди – это тоже наши преимущества.

Что касается бизнеса, каждый найдёт для себя плюсы. Это и подходящая инфраструктура, и низкие налоговые ставки, и соглашения об избежании двойного налогообложения, и пр. В целом, на Кипре очень позитивная деловая среда. Конечно, и у нас есть свои недостатки – высокая стоимость электроэнергии, бюрократическая волокита…

– Действительно, мне известны случаи, когда инвесторы ждали необходимых разрешений по несколько месяцев.

– Именно поэтому я в начале упомянул, что правительству необходимо предпринять ряд шагов по улучшению ситуации. Одним из таких шагов является борьба с бюрократией. Уже предпринимались попытки создать службу «одного окна», но схема не сработала. Нужно и дальше пытаться: когда у нас получится, это существенно облегчит жизнь инвесторам.

Ещё одна важная сфера для инвестиций – это приватизация госорганизаций: морских портов, Электрической компании Кипра, телекоммуникаций и пр. Перспективы есть и в сфере инноваций.

Кипр и авторское право

– Как, кстати, проходит процесс регистрации изобретений. Реально ли получить патент на Кипре?

– Изобретение можно зарегистрировать в Европе через наших европейских коллег. Например, патенты на европейском уровне выдает специальный офис в Мюнхене, а затем уже происходит формальная регистрация того же патента на Кипре. В целом, можно сказать, что на Кипре благоприятная среда для регистрации инноваций.

Качество жизни

– Напоследок, что бы вы хотели сказать инвесторам, которым никогда не доводилось быть на Кипре? Почему им стоит обратить на него внимание?

– Кипр – европейское государство с благоприятным деловым климатом и налоговым режимом. Он, можно сказать, «окно» европейский бизнес. Здесь много профессиональных юридических, финансовых и других фирм. В то же время Кипр может стать уютным и безопасным домом для семей бизнесменов. Конечно, мне сложно судить объективно – это моя родина, однако я считаю, что Кипр – очень хорошее место! Здесь бизнесмену можно не только плодотворно работать, но и получать удовольствие от жизни, научиться отдыхать и ценить своё время и простые жизненные радости!

* Cyprus Investment Promotion Agency–Кипрское агентство по привлечению инвестиций.

Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487352 Кипрос Хрисостомидис


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487339 Кипрос Хрисостомидис

Кипрос Хрисостомидис: Юриспруденция высокого полета

Кипрос Хрисостомидис – очень уважаемый на Кипре человек. Это опытный практикующий юрист, который свободно говорит на нескольких языках и досконально знает законодательство Кипра и ЕС. Он всегда занимал активную жизненную позицию, участвовал в общественной деятельности, был спикером правительства, членом парламента и, наконец, министром юстиции. Сейчас Хрисостомидис посвящает все свое время работе в юридической компании, которую основал 30 лет назад. За эти годы DR. K. CHRYSOSTOMIDES & COLLC. стала одной из крупнейших юридических компаний страны, представляя интересы клиентов в кипрском и международном судах и решая серьезные задачи в сфере защиты клиентских активов и безопасности бизнеса. В интервью Кипрос Хрисостомидис рассказал читателям УБ о судебных делах, связанных с компенсациями вкладчикам двух крупнейших кипрских банков, о нарушениях по делу банка FBME и о своем видении юридической системы Кипра и её будущего.

BAIL-IN: БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЕ НАРУШЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

– Для начала расскажите о том, чем сейчас занимается ваша компания. Есть ли какие-то важные проекты?

– Наша фирма сейчас ведет два очень крупных судебных дела. Об одном хочу рассказать: это два иска, поданные от имени 99-ти заявителей в Европейский суд в Люксембурге. Иски направлены против европейских организаций, таких, как ЕЦБ, Еврогруппа и Европейский совет, и против ЕС в целом за незаконные меры, примененные к Кипру в марте 2013 года. Согласно искам, меры по вовлечению держателей облигаций в процесс оказания экстренной финансовой помощи (bail-in) были противозаконными. В сущности, участие вкладчиков в этих мерах, применение мер к Кипру и принятие их европейскими институтами идет вразрез с правовыми нормами, действующими в ЕС. Мы считаем, что они противоречат положениям Хартии Евросоюза об основных правах человека, Европейской конвенции по правам человека, принципам недопущения дискриминации, принципу соразмерности юридической ответственности (principleofproportionality), а также принципу правомерных ожиданий (principleoflegitimateexpectations) этих людей. Среди истцов – как физические лица, так и компании, акционеры, вкладчики и держатели облигаций обоих банков – LaikiBank и BankofCyprus. Заявления подготовлены нашей фирмой в сотрудничестве с очень уважаемыми внештатными консультантами по юридическим вопросам. При этом многие из истцов – российские компании, которые претендуют на компенсацию ущерба ввиду мер bail-in в отношении их акций или депозитов. Мы ожидаем, что Европейский суд общей юрисдикции рассмотрит иск в ближайшее время, и если решение суда первой инстанции нас не удовлетворит, мы намерены подать апелляцию в Европейский суд.

– На какие суммы компенсации претендуют истцы? Возместят ли им потерянные в результате «стрижки» средства в полном объеме?

– Да, мы требуем возмещения всех средств, потерянных в результате «стрижки» в марте 2013 года. Каковыми будут фактические убытки наших клиентов, пока неясно. Если, скажем, сейчас стоимость акции составляет 18 центов, это означает, что держатели акций потеряли 82 цента – ведь они заплатили за акции по 1 евро. В то же время, на момент реализации мер акции имели определенную ценность и номинальную стоимость. Европейскому суду предлагается оценить размеры ущерба и определить соответствующую компенсацию.

ИСКОВЫЕ ТОНКОСТИ

– Как известно, подобные иски уже подавали. Почему те дела не увенчались успехом?

– Два предыдущих подобных иска не были удовлетворены, поскольку в них истцы требовали аннулирования принятых мер. Мы же требуем не аннулировать меры, а возместить пострадавшим лицам понесенный ущерб ввиду нарушения европейского законодательства.

– Если заявители выиграют дело и иски будут удовлетворены, будет ли дело считаться судебным прецедентом, или же в Европе этот механизм не работает?

– Любое вынесенное решение по делу коснется непосредственно тех, кто иск подавал. Решение не распространяется на всех остальных, потерпевших ущерб от «стрижки».

ВОВЛЕЧЕННОСТЬ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

– Очевидно, что вопрос о возмещении ущерба в связи со «стрижкой» депозитов и восстановление справедливости – это главная тема в области права, которая сейчас обсуждается и волнует россиян и кипрских экспертов. Какие еще вопросы вы бы выделили? Были ли приняты какие-то новые нормативные акты, законы, о которых стоит упомянуть?

– Ничто, на мой взгляд, не может сравниться по масштабам с нарушением прав вкладчиков кипрских банков. Это беспрецедентный случай. Однако в этой связи хотелось бы отметить следующее: мартовские события и последовавшие за ними перемены серьезно пошатнули доверие иностранных, в том числе и российских, инвесторов к Кипру. Как известно, многие российские вкладчики потеряли тогда крупные денежные суммы. Мы ожидаем, что постепенно нестабильная экономическая ситуация на Кипре будет исправлена, что позволит вновь привлекать средства на Кипр. Как было очевидно во время визита президента Никоса Анастасиадиса в Москву, стороны заинтересованы в том, чтобы сохранить российское деловое присутствие на Кипре. Для нас эточрезвычайно важно. Наша компания с болеечем 30-летним опытом работы сумела сохранитьвсех своих российских клиентов, включая тех,которые сотрудничают с нами на протяжении неодного десятилетия. К слову, мой первый визитв Россию состоялся в 1992 году.

– С тех пор сколько раз вы побывали в России?

– Я был в Москве много раз и очень люблю этот город. Также мне удалось посетить Санкт-Петербург. Вы знаете, отношения между россиянами и киприотами очень простые, дружественные. На мой взгляд, это одна из причин, по которой россияне остались на Кипре. Среди наших клиентов есть люди, которые при знакомстве с нами были молодыми начинающими бизнесменами, а теперь, 25-30 лет спустя, добились больших успехов в своей сфере деятельности.

– И все же, почему после всех бедствий, которые Кипр пережил в последние годы, российский бизнес остается здесь?

– Кипр по-прежнему предлагает иностранным инвесторам ряд преимуществ – инфраструктура, высококачественный сервис, дружественные отношения между народами, а также индивидуальный подход к клиентам, установление тесного контакта, а не безликие отношения. В настоящее время, ввиду изменений в российском законодательстве, мы замечаем, что новых компаний приходит все меньше, они предпочитают базироваться в других странах. Тем не менее, мы надеемся, что эта тенденция изменится в будущем.

«НЕТ» – БЮРОКРАТИИ И «СТРИЖКАМ»

– Чего стоит ожидать в 2015 году? Какие нововведения или поправки к законодательству стоит упомянуть в этой связи?

– В области регулирования иностранного бизнеса я ожидаю лишь таких правовых норм, которые сведут к минимуму бюрократическую волокиту, упростив работу компаний на Кипре и укрепив имидж нашей страны как стабильного направления для открытия бизнеса. Близость Кипра к странам Ближнего Востока, Африки и Европы обеспечивает инвесторам благоприятный деловой климат. Они могут использовать Кипр в качестве базы, расширять свой бизнес в странах Африки, в Ближневосточном регионе, в Европе и, конечно, в России и странах СНГ.

– Был ли разработан какой-либо закон, который позволит не допустить повторения мартовских событий?

– Была принята соответствующая директива ЕС, однако она менее строгая, чем кипрское законодательство. Несмотря на это, постепенно в местное законодательство необходимо внести поправки в соответствии с директивой ЕС. Я не думаю, что механизм bail-in будет вновь когда-либо применен. Европа постепенно осознает, что этот шаг идет вразрез со всеми понятиями и концепциями европейского права. Я не знаю, будет ли на Кипре когда-то принят закон, запрещающий bail-in, однако климат, который царит в целом в Европе, не способствует повторению такой политики в будущем.

ЧТО ЖДЕТ КЛИЕНТОВ FBME

– Не могли бы вы прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг кипрского филиала банка FBME. Клиенты этого банка сейчас не имеют доступа к своим средствам. Для россиян это стало очередным ударом…

– Я знаю. Это была одна из серьезнейших ошибок Центробанка Кипра. У нас есть клиенты, у которых в FBME заблокированы сотни миллионов долларов, и мы уже начали подавать иски против ЦБ. Мы считаем, что информация, предоставленная Отделом по борьбе с финансовыми преступлениями казначейства США (FinCEN), была недостаточной для того, чтобы закрыть банк. В любом случае банк закрыт и незаконно удерживает средства клиентов уже длительный период. Поэтому не исключено, что кипрскому правительству и ЦБ Кипра придется компенсировать ущерб пострадавшим клиентам FBME. Так, в настоящее время в Париже идет арбитражное разбирательство между FBME и Республикой Кипр. Я считаю, что со стороны ЦБ Кипра было большой ошибкой незамедлительно назначить внешнего управляющего и фактически помешать банку функционировать. Можно было прибегнуть к другим мерам – например, к тщательной проверке всех банковских счетов с целью выяснить, имеются ли какие-либо нарушения. Очевидно, что страдают невинные люди. Поэтому наши клиенты подают иски против управляющего FBME, назначенного ЦБ Кипра. Ведь банк удерживает их средства, которые они намерены использовать с целью развития своего бизнеса.

– Есть ли у них шансы вернуть свои средства?

– Несомненно! Деньги есть, они просто заблокированы. Мне кажется, правительству и ЦБ Кипра необходимо как можно скорее разрешить эту проблему. Такая ситуация совсем не способствует привлечению на Кипр инвесторов и новых компаний, которые сомневаются в целесообразности базирования на Кипре.

НА ПРАВОВОЙ ПЕРЕДОВОЙ

– Напоследок, расскажите немного о своей компании.

– Наша компания была основана более 30-ти лет назад и поначалу объединяла нескольких молодых адвокатов. Теперь же у нас работают более 30-ти профессиональных юристов, что делает нас одной из крупнейших адвокатских фирм в стране. У нас очень высококвалифицированный персонал: наши юристы получили образование в различных странах мира, многие из них учились в Великобритании. Они говорят на английском, греческом, французском, немецком, испанском и, конечно, русском языках. За 30 лет работы мы вели ряд очень крупных и громких дел. Я упомяну лишь те, которые имеют некоторое отношение к России. Например, несколько лет назад мы работали над сделкой, касающейся слияния компаний, стоимостью 2,4 млрд евро. Завершение этого дела потребовало двух недель практически круглосуточной работы. Недавно мы вели реструктуризацию крупной группы компаний стоимостью в несколько миллиардов евро. Мы разделили ее деятельность на несколько секторов (компаний), проанализировали корпоративную сторону сделки, а также налоговые вопросы, чтобы решить, в каких именно юрисдикциях зарегистрировать входящие в группу компании, как правильно распланировать налоговую нагрузку. Я лично участвовал в этом интересном проекте наряду с другими адвокатами нашего офиса. Кроме того, мы ведем различные дела в европейских судах и представляем в суде интересы более 200 акционеров BoC, направивших иски против банка после потери своих акций. Важно отметить, что наши адвокаты специализируются в различных сферах. Например, у нас очень сильный отдел судопроизводства, не менее сильный отдел по корпоративным вопросам, который подразделен на несколько секций (банковское дело, слияния и поглощения, налоговое законодательство, закон о защите конкуренции и т.д.). Достоин внимания и наш новый отдел по вопросам защиты интеллектуальной собственности.

– Это сравнительно новая сфера для Кипра, не так ли?

– Совершенно верно, и наша компания занимает лидирующие позиции в этой сфере. Мы занимаемся вопросами охраны торговой марки и авторских прав, франчайзинга, дистрибьюторскими соглашениями и др. Также у нас есть отдел по вопросам недвижимости.

– Помогаете ли вы клиентам бороться с бюрократией? К примеру, отдел недвижимости – решает ли он проблемы с получением титула владельца? То же касается задержек с выдачей паспортов и вида на жительство.

– Нашему офису удалось подать заявления и получить документы на натурализацию для нескольких клиентов. Причем, насколько мне известно, в других адвокатских фирмах такие услуги обходятся намного дороже, чем у нас. По делам о получении гражданства у нас не было ни одного отказа. Мы также помогаем сотрудникам иностранных компаний обосноваться на Кипре, получив разрешение на временное пребывание. Также мы занимаемся вопросами выдачи гражданства на основании инвестиций в сектор недвижимости и юридической защитой личных активов ряда международных клиентов – из Китая, США, Австралии, стран Африки и Ближнего Востока и т.д. Напоследок, мне бы хотелось отметить, что наша компания очень ценит сложившиеся отношения с российскими клиентами. Мы искренне надеемся, что ситуация на Кипре постепенно стабилизируется и клиенты, с которыми нас связывают многолетние отношения, останутся на Кипре и продолжат пользоваться нашими услугами.

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487339 Кипрос Хрисостомидис


Кипр. Россия > Финансы, банки > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487337 Сотос Закхеос

Сотос Закхеос: «Изменения пойдут Кипру на пользу»

В декабре 2013 года между Кипром и Россией появился еще один «мост»: Президент Никос Анастасиадис назначил своим специальным представителем по РФ Сотоса Закхеоса, одного из самых опытных дипломатов республики. Главной задачей Закхеоса было восстановить пошатнувшееся доверие России к Кипру и его правовой системе, «поддерживать связи между кипрским правительством и российскими друзьями, а также между деловыми кругами двух стран». На фоне деофшоризации российской экономики, утери доверия к кипрским банкам со стороны россиян и неблагоприятной экономической обстановки в целом, работа Закхеоса имеет особую важность. В своем интервью Сотос Закхеос подробно рассказывает об истории и перспективах развития кипрско-российских отношений, результатах работы на посту спецпредставителя и планах на 2015 год.

БАНКИ КИПРА: НА ПУТИ К ВОССТАНОВЛЕНИЮ

– Давайте начнем наш сегодняшний разговор с того, как развиваются события после «стрижки» депозитов. Как бы вы охарактеризовали текущую ситуацию?

– Насколько мне известно, в прошлом году объемы депозитов юридических лиц сократились с 12 млрд евро до примерно 5,5 млрд. В свою очередь, объемы депозитов домохозяйств с октября 2013 года сохраняются на одном уровне, а в июле-августе 2014-го даже немного увеличились. Если говорить в общем, ситуация начала стабилизироваться с июля 2013 года.

– Какие, на ваш взгляд, необходимо принять меры, чтобы вернуть доверие вкладчиков и инвесторов к экономике и банкам Кипра?

– В первую очередь, стоит отметить, что в целом состояние банковской системы Кипра выправляется. У BankofCyprus теперь новый Совет директоров, международные инвесторы, включая бизнесменов из США и России. Безусловно, они примут все необходимые меры для того, чтобы банк справился с проблемами. Уилбур Росс (американскийинвестор-миллиардер, один из основныхакционеров ВоС – прим. ред.) инвестирует средства в ВоС, он заинтересован в том, чтобы стоимость акций банка выросла, а это вселяет уверенность. Как известно, осенью 2014 года все системные банки с успехом прошли стресс-тесты. Теперь те, в которых доля необслуживаемых кредитов особенно велика, сосредоточены на работе со строительными компаниями и прочими крупными должниками. Фактическимы живем в условиях нового – европейского – режима.

– Налицо парадокс. Если в остальной Европе, к примеру, доля неработающих кредитов составляет 3-5%, страны начинают бить тревогу. На Кипре же этот показатель сейчас достигает 50%. Как такое вообще стало возможно?

– Основная причина этого – расширение деятельности кипрских банков за рубежом, для чего у них не было необходимого опыта. Это и наращивание присутствия в Греции, и покупка банка «Юниаструм» в России – вместо того, чтобы концентрироваться на местном рынке. Ситуация вокруг Греции была очень плачевной, а кипрские банки очень много средств вложили в греческие облигации. И, соответственно, много потеряли. Когда в 2012 году в LaikiBank заявляли, что дефицит средств составляет 1,8 млрд евро, на самом деле было уже 5,8 млрд. В свою очередь, на Кипре банки давали слишком много кредитов застройщикам и домохозяйствам, которые оказались неплатежеспособными. В результате, сейчас банки занимаются именно этими проблемными категориями должников. Уже принимаются меры по исправлению ситуации. Например, владельцы фешенебельных отелей Лимассола (Amathus, LeMeridien) продали активы, чтобы расплатиться с долгами. Очень важно, что теперь системные кипрские банки будут контролироваться не Центробанком Кипра, а ЕЦБ. Надзор станет гораздо более жестким.

– Вы считаете, что такой сценарий развития событий выгоден кипрским банкам?

– Безусловно: это способствует восстановлению доверия вкладчиков. ЕЦБ поможет избежать повторения «стрижки» депозитов, потребовав своевременно принять меры. Европейский валютный фонд будет обязан оказать финансовую помощь. Другими словами, если возникнет такая необходимость, Европа должна будет помочь Кипру найти решения и предоставить финансовую поддержку. Значит, повторная «стрижка» системным банкам не грозит. Плюс ЦБ Кипра станет намного строже контролировать работу остальных банковских структур страны.

– Хотелось бы услышать ваш прогноз на 2015 год. Что произойдет с кипрской банковской системой?

– 2015 год станет началом восстановления и движения вперед. Я полагаю, что ограничения для новых клиентов на открытие счетов будут полностью сняты в самое ближайшее время. Так правительство хотело дать банкам время восстановить силы.

ОТВЕТСТВЕННАЯ РАБОТАСПЕЦПРЕДСТАВИТЕЛЯ ПО РФ

– В конце прошлого года Президент Никос Анастасиадис предложил вам стать специальным представителем Президента по Российской Федерации – уникальная в истории Кипра должность. Каковы были причины и предпосылки такого шага?

– Действительно, спецпредставителя по РФ у Кипра никогда раньше не было. До этого назначения я имел честь занимать должность (также единственную в своем роде) спецпредставителя по Ближнему Востоку в администрациях Тассоса Пападопулоса и Димитриса Христофиаса. Среди прочего, я принимал участие во всех саммитах Лиги арабских государств, продвигая интересы Кипра на этих встречах, а также занимался подготовкой визитов кипрских президентов и министров иностранных дел в эти страны. К слову, я никогда не был членом политических партий и работал в качестве спецпредставителя только на общественных началах. В конце 2013 года в кипрско-российских отношениях наступил очень деликатный момент в связи с офшорными «черными» списками РФ, в которые попал и Кипр. Тогда Президент Никос Анастасиадис попросил меня стать его спецпредставителем по России.

– Помимо ваших профессиональных заслуг в качестве спецпредставителя по Ближнему Востоку, что еще, на ваш взгляд, побудило Президента предложить эту позицию именно вам?

– Последние 35 лет моей жизни так или иначе были связаны с вашей страной. Именно там я начинал свою карьеру дипломата, проработав в консульстве Кипра в Москве с 1979 по 1985 годы. Затем – шесть лет в Нью-Йорке, где я сотрудничал с нынешним министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, тогда представителем России при ООН. В 1992-1993 годах, после возвращения на Кипр, я участвовал в переговорах с Владимиром Чижовым (сейчас – постоянныйпредставитель РФ при европейских со-обществах – прим. ред.), который в то время работал в МИДе России, по вопросу отмены визового режима для россиян. Десять лет спустя я вновь отправился в Москву – теперь уже обсуждать вопрос возобновления визового режима ввиду вступления Кипра в ЕС. В результате была разработана упрощенная процедура выдачи виз, введены мультивизы и т.д. Год спустя Ассоциация владельцев гостиниц наградила меня премией за упрощение визового режима с Россией. Словом, в РФ у меня были как политические, так и деловые связи. Тем не менеепредложение Президента Анастасиадиса стало для меня настоящим вызовом. Я знал, что будет нелегко, особенно на фоне программы деофшоризации, внесения Кипра в «черный» список и т.д. Однако я этот вызов принял. Мне кажется, спецпредставитель, не заменяя собой посла или МИД, является неким связующим звеном, мостом между нашими странами.

– Вы занимаете должность спецпредставителя Президента по РФ уже около года. Что произошло за этот период, каковы результаты вашей работы?

– За это время я побывал в Москве шесть раз, встречался с министрами и другими политиками. Безусловно, россияне, пострадавшие от «стрижки» депозитов, выказывали недовольство, и Президент Анастасиадис хотел показать, что принимает во внимание их проблемы. Тем, кто потерял 3 млн евро и больше, Правительство Кипра распорядилось выдать кипрское гражданство. Первый соответствующий декрет касался крупных вкладчиков LaikiBank и BankofCyprus, второй – только LaikiBank, поскольку конфискованные депозиты BankofCyprus были превращены в акции. Этот декрет дает и другую опцию: предоставление гражданства инвесторам, вложившим в кипрские компании от 5 млн евро. Другая серьезная проблема, с которой столкнулись многие российские бизнесмены на Кипре, – задержки в выдаче необходимых документов миграционной службой. В свя- зи с этим мы с Юрием Пьяных (президентАссоциации российских бизнесменов наКипре – прим. ред.) провели переговоры с министром внутренних дел Сократисом Хасикасом. По итогам министр назначил ответственное лицо для решения вопросов в случае неоправданно долгих задержек. И эта система работает, многие проблемы удалось решить.

– Это, безусловно, очень важные шаги. Однако, насколько я понимаю, основное время и внимание вы уделяли вопросу деофшоризации. Расскажите подробнее о последних изменениях, особенно после подписания соответствующего закона.

– Как известно, вначале Кипр был определен в «черный» список офшоров, затем – в «серый». Мы уважаем решения российского правительства в отношении налоговой политики. Поэтому наша позиция заключалась в следующем: не дискриминируйте Кипр, Кипр – дружественное государство. Мы просто просили к себе такого же отношения, как к другим юрисдикциям – Нидерландам, Люксембургу, Латвии и др. Считаю, что мы добились успеха.

– Тем не менее в России многие до сих пор рассматривают Кипр именно как офшор...

– Это так – но не на всех уровнях. Ведь российское законодательство различает офшорные юрисдикции и юрисдикции, с которыми подписано соглашение об избежании двойного налогообложения. Кипр относится ко второй категории. А значит, Кипр – партнер России, а не офшорная зона. В условиях деофшоризации российской экономики многие компании, зарегистрированные на Кипре – стране ЕС, будут иметь определенные преимущества. Например, насколько я понимаю налоговое законодательство РФ в отношении стран-партнеров по соглашениям об избежании двойного налогообложения, если финансовые отчеты и аудит компании выполняются общепризнанной международной фирмой на Кипре, компания не обязана проводить аналогичную процедуру и в России.

– Однако согласно новому закону, компания обязана выплатить разницу в налогах. Если на Кипре действует ставка корпоративного налога 12,5%, а в России – 20%, разницу в 7,5% все-таки необходимо перечислись в бюджет РФ.

– Необязательно. Это зависит от конкретной ситуации и регулируется соглашением об избежании двойного налогообложения. Мы, в свою очередь, также должны следовать букве закона. В настоящее время Министерство финансов Кипра совместно с аудиторскими компаниями разрабатывают ряд изменений в законодательстве, которые обеспечат дополнительные стимулы для российского бизнеса базироваться здесь. И если при этом мы не будем дискриминированы по сравнению с нашими европейскими партнерами, мне кажется, эти изменения пойдут Кипру лишь на пользу.

– Другими словами, деофшоризация не так опасна, как это могло показаться поначалу?..

– Пока мы были в «черном» списке, а другие европейские юрисдикции – нет, мы действительно находились не в лучшем положении. Сейчас, в связи с усилиями российского правительства ввести иные правила, возникла абсолютно новая для всех ситуация. Это серьезный вызов для нас – попытаться удержать российский бизнес на Кипре, уважая при этом российские законы. Конечно, с налогами все не так просто. Однако две вещи очевидны. Во-первых, компании, базирующиеся на Кипре, и их менеджмент отныне должны быть действительно независимыми – с отдельным офисом, секретарем. Их руководители должны принимать решения, а не являться директорами «на бумаге». Лично я считаю это положительным фактором. Кроме того, на Кипре есть большое количество высококлассных профессионалов – бухгалтеров, юристов и др. К слову, я поддерживаю идею проведения тренингов для молодых дипломированных специалистов, чтобы в будущем они могли качественно управлять компаниями и иметь достаточно компетенций в области права, бухучета, экономики и т.д. В любом случае, наши профессиональные услуги – на высоком уровне, при этом их стоимость ниже в сравнении с другими юрисдикциями. Поэтому я уверен, что после некоторого периода адаптации Кипру удастся приспособиться к новой реальности, и страна только выиграет. Также очень важно, что наша работа основана на английском праве. Например, в некоторых других юрисдикциях четко не прописаны определенные процедуры в отношении активов, а это не внушает бизнесменам уверенности. Поэтому я убежден: будучи на равных условиях с другими европейскими странами, мы сможем оставаться конкурентоспособными.

Кипр. Россия > Финансы, банки > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487337 Сотос Закхеос


Кипр > Нефть, газ, уголь > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487323 Йоргос Лаккотрипис

Йоргос Лаккотрипис: нужно просчитывать каждый шаг

Энергетический центр Восточного Средиземноморья – таким стремится стать Кипр уже в недалеком будущем . Сегодня начальная эйфория, связанная с обнаруженными на шельфе запасами газа, схлынула. Настало время методичной и последовательной работы по подготовке базы для самого, пожалуй, крупного проекта в истории страны. О том, какие действия уже предприняты и что Кипру еще предстоит сделать, мы побеседовали с человеком, лучше чем кто-либо разбирающимся в ситуации: министром энергетики, торговли, промышленности и туризма Йоргосом Лаккотриписом.

– Начнем с главного вопроса: сколько все-таки газа на шельфе Кипра? Каковы последние данные? Называются разные цифры…

– Изначально предполагалось, что от 5 до 8 трлн куб. футов (1,4-2,6 трлн куб. м). По подтвержденным на сегодняшний день данным, мы располагаем запасами от 3,5 до 6трлн куб. футов. Нам нужно сузить этот диапазон и дать более точную оценку. К концу этого года мы будем знать больше, получив результаты еще одного оценочного бурения.

– Существует мнение, что запасов газа недостаточно для того, чтобы покрыть расходы на строительство терминала сжиженного природного газа (СПГ). Правда ли это?

– Да, мы это мнение разделяем. Ведь речь идет о проекте, жизненный цикл которого более 20-ти лет. Он должен быть не только рентабельным, но и конкурентоспособным, потому что расходы по строительству этого завода будут включены в окончательную стоимость углеводородов. Таким образом, если цена будет слишком высокой, мы просто не сможем найти покупателей.

– Какие варианты рассматривает министерство по этому поводу?

– На данный момент мы ждем результатов разведывательных работ, к которым в скором времени приступит консорциум ENI-Kogas. И мы надеемся, что они будут положительными. Так что наш приоритетный вариант – проект СПГ-терминала. В то же время, мы рассматриваем и другие варианты, для того, чтобы быть готовыми к любой ситуации. Существует две альтернативы. Первая – это плавучие терминалы, на которых газ будут сжимать прямо на месте его добычи. По предварительным подсчетам, такой проект сразу же станет приносить доход, даже при тех объемах газа, которые подтверждены на сегодня.

Второй вариант – это использование терминала СПГ в Египте. Разница в том, что плавучие платформы нужно будет строить для каждого месторождения. В то же время, один завод СПГ покрывает всю территорию добычи газа. Стоимость каждого из этих проектов приблизительно одинакова. Важно правильно рассчитать так называемый «эффект масштаба» производства по каждому из вариантов. Получив окончательные данные по объемам газа, мы поймем, будет ли строительство терминала СПГ экономически выгодным. В противном случае, мы будем работать над одним из вышеупомянутых вариантов.

– Каким образом этот газ будет использовать население Кипра?

– На первом этапе планируется перевести на газ электростанции, что, как мы надеемся, снизит стоимость электроэнергии. На втором этапе предусмотрена поставка газа промышленным предприятиям. Лишь после этого можно рассматривать целесообразность газификации жилых домов. Площадь Кипра достаточно мала, поэтому вполне возможно, что будет выгоднее использовать более дешевую электроэнергию, чем проводить газ в каждый дом.

– Что уже сделано?

– Организация инфраструктуры и исследование залежей природного газа требуют времени. В данном случае вопрос не в том, медленно или быстро продвигается проект. Главное – правильно рассчитать объем газа и оценить условия, в которых нам предстоит работать. Уже запущены, как минимум, десять разных процессов, связанных с реализацией проекта, в том числе ведение поисковых и оценочных работ, управление контрактами, обучение персонала и решение других организационных вопросов, таких, как привлечение необходимых кадровых ресурсов, поиск подходящих партнеров.

Это сложный процесс, и он должен происходить поэтапно. Например, поисковые работы зависят от наличия бурового оборудования. В мире есть несколько буровых установок и необходимо найти «окно», когда одна из них доступна. Каждая такая установка стоит около 100 млн долларов, а ее эксплуатация ежедневно обходится компании в 1 млн долларов. Эти цифры соизмеримы с суммой, которую Кипр собирается получить в виде налога на всю недвижимость в стране. И мы сейчас говорим только об одной фазе – о поисковых работах. Затем следует разработка месторождения, которую нужно обеспечить соответствующей инфраструктурой. Если это будет стационарный терминал СПГ, по требуется 10 млрд евро. Если проект такой стоимости не окупится, банкротом окажется не только газодобывающая компания, но и Республика Кипр. Поэтому каждый наш шаг должен быть тщательно просчитан с учетом как национальных интересов, так и международных стандартов.

– Существуют ли уже какие-то договоренности о том, кто будет покупать кипрский газ?

– Пока нет. О своем интересе уже заявили некоторые страны Европы, Азии, Ближнего Востока, в частности Египет и Иордания. Их предложения рассматриваются. Нам необходимо подсчитать стоимость сжижения и транспортировки газа и его конечную цену. Примерные оценки будут известны к концу года, что позволит нам выйти на рынок. Мы подготовим финансовый план, определим требуемый объем инвестиций и тогда сможем обратиться в банки для получения кредита на реализацию проекта.

Хороший пример – Соглашение о намерениях, подписанное этим летом израильскими партнерами и некоторыми египетскими компаниями, которые осуществляют свою деятельность на территории Египта. Они приступили к обсуждению основных положений будущего договора – таких, как объемы продаж, цена, сроки поставки, санкции за несвоевременную поставку и др. Понятно, насколько это сложный процесс. Также и мы не можем выходить на рынок, пока не исследуем все элементы.

– Расскажите о событиях и договорах в сфере энергетики. Что произошло за последние несколько месяцев?

– В июле мы подписали соглашение о взаимопонимании с консорциумом ENI-Kogas. И в сентябре эти компании начали разведочные работы и уже приступили к бурению. Недавно я был в Египте: мы начали детальное обсуждение сотрудничества в газовой сфере. Кроме того, в этой стране было ратифицировано соглашение о совместном исследовании природных недр, которое Президент Кипра Никос Анастасиадис подписал во время своего визита. Я также посетил Иорданию, где мы подписали Соглашение о взаимопонимании о поставке туда кипрского газа.

– Кипрского газа? Но ведь Иордания недавно по такому же поводу провела успешные переговоры с Израилем.

– Да, но у этой страны большие потребности, и кипрский газ ей тоже нужен. Мы подписали своеобразное Соглашение о намерениях. Сейчас, конечно, еще рано говорить о чем-то конкретном, но уже понятно, что поставлять газ в соседние страны проще, чем на большие расстояния. С Израилем же, как известно, сейчас ведется очень интенсивное сотрудничество в самых разных направлениях.

– Вы занимаете пост министра энергетики, торговли, промышленности и туризма уже более полутора лет. Что оказалось наиболее трудным?

– Здесь можно говорить о нескольких аспектах. Прежде всего, помимо энергетики моя должность предполагает организацию работы регистратора компаний и контроль над исполнением закона о защите прав потребителей. Одной из сложных задач было добиться нужного уровня самоорганизации, необходимого для работы во главе министерства, а также подобрать хорошую команду. Конечно же, некоторые из областей занимают большую часть моего времени, например, туризм, приносящий стране прибыль, определенно энергетика, потому что внутренняя энергетика отражается на конкурентоспособности страны, а также ряд других секторов, влияющих на будущее развитие страны. На данный момент существует, как минимум, пять приоритетных направлений, которым я ежедневно уделяю внимание. Это – поисковые работы консорциума ENI-Kogas; перемещение всей топливной индустрии из Ларнаки в Василико; а также работа над законопроектом о казино и разработка стратегии развития туристического сектора на будущий год.

– В прессе писали о том, что Израиль может снабжать Кипр газом в переходный период. До того, как страна сможет использовать свой газ. Так ли это?

– У нас открытый тендер на поставку газа для наших электростанций. В нем принимают участие четыре компании. С тремя из них мы решили начать обсуждение условий сотрудничества. Еще один возможный вариант – это газ с израильского месторождения. Но пока еще непонятно, что обсуждать. Как этот газ доставлять на Кипр? Все в итоге будет зависеть от финансовой составляющей. Нам важно, чтобы работать на газе было выгодно, чтобы стоимость производства электричества в итоге снизилась.

– Есть мнение, что если электростанции перейдут на газ, производство электричества будет на 20-25% дешевле. Это правда?

– Нет. Мы пока не можем сказать ничего конкретного. Потому что мы не знаем окончательную цену, за которую этот газ будет нам поставляться.

– Но мы же знаем результаты прошлого тендера. В долларах цена газа была 14,75. Значит ли, что по итогам нынешнего тендера вам нужно найти поставщика, предлагающего более низкую цену?

– Как представитель государства, я не могу подтвердить или опровергнуть это предположение. Как вы понимаете, информация такого рода конфиденциальна. Нам нужно дождаться официальных результатов переговоров. И официальных комментариев ДЕФА (Кипрская государственная газовая компания – прим. ред.).

– Каковы планы кипрского правительства по развитию возобновляемых источников энергии?

– У нас есть четкая цель. Мы хотим, чтобы к 2020 году 13% электроэнергии вырабатывались при помощи экологически чистых источников. Конечно, прежде всего, мы заботимся о внедрении технологий, связанных с солнечной энергией. Есть два направления – фотоэлектрические панели, которые генерируют электроэнергию, и фототермальное оборудование – коллекторы, которые не только производят электричество, но и отапливают помещения. Часто люди говорят: зачем нам лишние хлопоты, у нас скоро будет газ. Но Правительство Кипра понимает, что чем больше энергии мы будем вырабатывать с помощью солнца, ветра, биомассы, тем больше газа будет оставаться на экспорт.

– Государство предлагает субсидии на установку такого оборудования?

– В промышленных масштабах – нет. На Кипре реализованы несколько крупных проектов в этой сфере, это целые солнечные парки. А вот установку в частных домах мы стараемся стимулировать, помогая субсидиями, когда нужно. Есть ряд параметров, которыми нужно ознакомиться прежде, чем выбирать тип установки. Но, по моему мнению, при сегодняшней стоимости электричества на Кипре установка солнечных панелей, батарей или коллекторов – очень логичное и разумное решение.

Беседовала Наталия КАРДАШ

Кипр > Нефть, газ, уголь > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487323 Йоргос Лаккотрипис


Кипр. Евросоюз > Финансы, банки > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487311 Христалла Йоргаджи

Христалла Йоргаджи: «Стресс-тесты – это хорошо»

Четвертого ноября 2014 года был запущен масштабный европейский проект: надзор за крупнейшими банковскими учреждениями стран еврозоны стал централизованным. 130 кредитных организаций отныне находятся в ведении Единого Европейского механизма по надзору (SingleSupervisoryMechanism – SSM). Эта организация также косвенно контролирует еще 6 000 европейских банков. Глава Центробанка Кипра Христалла Йоргаджи разъясняет, что изменилось в кипрской банковской системе после этого шага.

Прежде чем запустить SSM, Европейский Центробанк (ЕЦБ) решил провести комплексную оценку балансов и платежеспособности банков в сотрудничестве с национальными надзорными органами. Так ЕЦБ хотел убедиться, что те банки, которые перейдут под его непосредственный контроль, «здоровы», имеют достаточный капитал и способны выдерживать крайне неблагоприятные макроэкономические изменения.

ЭТАП 1: ПРОВЕРКА КАЧЕСТВА АКТИВОВ (AQR*)

НаэтойстадиибылипривлеченыBank of Cyprus, Cooperative Central Bank и Hellenic Bank. Основная цель первого этапа заключалась в оценке стоимости кредитных портфелей и их гарантий, а также соответствующих резервов, то есть убытков от суммарного кредитного портфеля по состоянию на 31 декабря 2013 года. Кроме того, необходимо было задать исходную точку для стресс-теста. Процедура была проведена на основе общей методологии и общих определений. Ее масштаб оказался беспрецедентным; в результате была тщательно проверена финансовая стабильность банков, надзор над которыми перейдет непосредственно к ЕЦБ. После завершения проверки качества активов банки должны были поддерживать коэффициент достаточности капитала первого уровня не ниже 8%. В 25-ти из 130-ти банков был выявлен дефицит базового капитала при неблагоприятном сценарии. 12 из них уже покрыли свои дефициты за счет увеличения капитала на 15 млрд евро в период с января по сентябрь 2014 года. Результаты показывают, что капитальных резервов в кипрских банках, включая капитализацию, которая уже была проведена либо о которой было объявлено в 2014 году, более чем достаточно, чтобы покрыть дефицит капитала, выявленный в ходе стресс-тестов.

ЭТАП 2: СТРЕСС-ТЕСТ

Помимо трех вышеупомянутых банков, был также привлечен RussianCommercialBank (RCB). Основная задача стресс-теста состояла в том, чтобы имитировать динамику капитала банков на основе двух трехлетних сценариев – базового и неблагоприятного. В соответствии с базовым сценарием, в течение трех лет банки должны поддерживать минимальный коэффициент базового капитала (основной капитал первого уровня) на уровне 8%, а при неблагоприятном сценарии – на уровне 5,5%. Этот тест проводился в тесном сотрудничестве с Европейской службой банковского надзора (EBA). Целью применения базового сценария было оценить, насколько существующие капитальные резервы банков являются достаточными в трехлетней перспективе в соответствии с текущими макроэкономическими прогнозами. Результаты базового сценария, рассчитанные с учетом уже осуществленной или объявленной в 2014 году рекапитализации, показывают, что ни один кипрский банк в дополнительном капитале не нуждается. В свою очередь, неблагоприятный сценарий был разработан с целью проверить на прочность банковский сектор Кипра в экстремальных макроэкономических условиях в течение трех лет. И даже в этом случае, с учетом капитализаций, которые уже были проведены или о которых было объявлено в 2014 году, банковский сектор Кипра оказался достаточно капитализированным. Меры, направленные на покрытие незначительного дефицита капитала, выявленного в HellenicBank, уже приняты или планируются. Следует отметить, что стресс-тесты проводились не для того, чтобы точно прогнозировать будущие экономические показатели, а, скорее, с целью определить устойчивость банков при весьма консервативных прогнозах.

ОБЩИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что результаты комплексной оценки, с учетом уже проведенных в 2014 году рекапитализаций, являются следующими: BankofCyprus, CooperativeCentralBank и RCB продемонстрировали коэффициенты достаточности базового капитала сверх минимальных требований для всех трех сценариев, то есть при проверке качества активов (8%), при базовом сценарии стресс-теста (8%) и при неблагоприятном сценарии стресс-теста (5,5%). В частности, коэффициент достаточности капитала BankofCyprus составляет 11,5%, 11,6% и 5,8% соответственно, CooperativeCentralBank – 13,6%, 14,1% и 9,3%. Эти же показатели для RCB – 16,7%, 15,7% и 11,6%. При неблагоприятном сценарии достаточность капитала HellenicBank составляла 1,7%. Таким образом, выявлена потребность в незначительной докапитализации на сумму 176 млн евро после привлечения капитала в 2014 году. Эта сумма обусловлена следующими смягчающими обстоятельствами: конвертация дополнительных конвертируемых капитальных ценных бумаг (CCS1) в акции после объявления результатов деятельности банка за 9 месяцев 2014 года (23 млн евро); приемлемый резерв от остальных конвертируемых капитальных ценных бумаг в выпуске (46 млн евро); прибыль в размере около 2 млн евро от продажи своего дочернего банка в России. Оставшийся дефицит капитала в 105 млн евро был с запасом покрыт в конце 2014 года выпуском дополнительных акций, которые выкупили акционеры банка. Необходимости в дополнительном капитале в других кредитных учреждениях не выявлено, принимая во внимание капитализации, осуществленные в 2014 году. Для экономики Кипра результаты проверок являются, безусловно, обнадеживающими. Они показывают, что меры, принятые в 2014 году, а также все усилия и действия, направленные на укрепление банковского сектора, оказались более чем удовлетворительными. Центральный банк ранее призывал банки усилить свою капитальную базу, и теперь наши прогнозы подтвердились. На тот момент последовали некоторые негативные реакции и возникли споры, но мы настояли. Теперь все с оптимизмом смотрят в будущее. Результаты этой проверки должны помочь укрепить доверие вкладчиков к кипрским банкам, которые, в свою очередь, будут прилагать все усилия для стимулирования экономического роста. Повышенное доверие должно также создать подходящие условия для снятия оставшихся ограничительных мер по движению капитала. Очень важно, что 1 млрд евро из помощи, предоставленной международными кредиторами, который предназначался для покрытия дефицита капитала банковской системы Кипра, не будет использован по назначению и останется доступным в качестве резерва. Таким образом, размер государственного долга будет на 1 млрд меньше, чем прогнозировалось в Меморандуме о взаимопонимании. Детальная информация о результатах стресс-тестов и дополнительные данные о балансах каждого из четырех протестированных банков опубликованы на сайте ЕЦБ. Важно обратить внимание на то, что вышеописанная процедура выполнялась на основе методологии ЕЦБ проверки качества активов (AQR) и методологии EBA для стресс-тестов. Представители ЕЦБ тщательно контролировали проведение каждого этапа, чтобы обеспечить достоверность расчетов. С полным отчетом о результатах для всех банков, участвовавших в тестировании, а также с подробными результатами для каждого банка можно ознакомиться на сайтах ЕЦБ и EBA.

Кипр. Евросоюз > Финансы, банки > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487311 Христалла Йоргаджи


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 3 августа 2015 > № 1487272 Станислав Осадчий

Станислав Осадчий: «Прагматичная внешняя политика наших стран»

Состоявшийся в феврале этого года визит Президента Кипра Никоса Анастасиадиса в Россию стал первым за пять лет и привлек немало внимания со стороны мирового сообщества. Каковы итоги визита? Об этом мы говорим с Чрезвычайным и Полномочным послом РФ в Республике Кипр Станиславом Вилиоровичем Осадчим. Он рассказывает о подписанных соглашениях в самых разных сферах, их значении для обеих стран и перспективах, которые открывает этот новый этап сотрудничества.

– Этого визита долго ждали. Можно ли сказать, что стороны довольны результатами?

– Последняя встреча глав двух государств состоялась довольно давно, в 2010 году, когда Президент РФ Дмитрий Медведев приезжал на Кипр. В 2013 году президент Кипра Никос Анастасиадис провозгласил переориентацию внешней политики на Запад. Россия тогда посчитала нужным не делать каких-либо заявлений – каждый президент вправе выбирать приоритеты внешней политики и защищать интересы своей страны. Все эти годы мы, безусловно, много говорили о развитии отношений между Россией и Кипром, однако динамики в них не хватало. Этот визит был важен для России. Он продемонстрировал, что даже несмотря на попытки изоляции нашей страны и возрождения холодной войны, есть страны, которые не хотят этого. В Москве состоялись теплые и доверительные беседы Н. Анастасиадиса с В.В. Путиным и Д.А. Медведевым. Это был обстоятельный процесс обмена мнениями о том, как нашим государствам продолжать развивать отношения. И если за всю историю российско-кипрских отношений было подписало 40 соглашений, то сейчас мы подписали 11. Они охватывают самые разные сферы сотрудничества, от инвестиционных до военных.

– Каково на самом деле содержание соглашений, связанных с военным и военно-морским сотрудничеством? Их подписание вызвало большой резонанс…

– При подготовке этого визита озвучивались разные варианты возможного сотрудничества. Разговоры о том, что России нужно только разрешение пользоваться военными базами, совершенно не обоснованы. Тем более что мы не хотели чего-то, что Кипр не даёт другим странам. В итоге обеими сторонами был сделан вывод, что в нынешних непростых политических условиях не нужно требовать друг от друга невозможного. Соглашение о военно-морском сотрудничестве включает в себя вопросы захода российских кораблей в порт Лимассола и Ларнаки и легальности пребывания моряков с этих кораблей на территории Кипра. Процедура запроса разрешения на вхождение в порт остаётся прежней. Этого вполне достаточно. Также мы подписали большое соглашение о военном сотрудничестве. Оно фиксирует готовность наших стран при необходимости проводить совместные учения, консультироваться по военным вопросам и т.д. Подобные соглашения подписаны РФ с большим количеством дружественных стран. С Кипром же до сих пор было только соглашение о военно-техническом сотрудничестве, на основе которого, в своё время, мы предоставили военное оборудование, танки и вертолёты и обслуживаем их сейчас.

– Можно ли сказать, что этот визит сблизил обоих президентов по многим вопросам?

– Я бы даже сказал, что, прежде всего, визит сблизил их по-человечески. По характеру оба лидера –искренние и открытые люди и всегда готовы откровенно говорить обо всём. В процессе обсуждения позиции излагались настолько честно и заинтересованно, что это не могло не понравиться обеим сторонам.

– Во время переговоров была затронута тема энергетики. Какова в настоящий момент позиция России?

– Это непростая тема. Для Кипра – из-за разногласий с Турцией. Для России – потому что две попытки участвовать в местных тендерах ни к чему не привели1. Сейчас нам непросто восстановить доверие в этой сфере. Впрочем, такое стремление есть – прежде всего, с кипрской стороны. Что из этого получится – увидим.

– Кипрской комиссией по ценным бумагам и биржам и Центральным банком РФ было подписано соглашение об обмене информацией, о котором не слишком много говорили в СМИ. В чем суть этого соглашения?

– В нем сказано, что при необходимости мы будем сотрудничать в вопросах обмена информацией, предоставляя данные после специального запроса одной из сторон. Речь не идёт о каких-то особых нововведениях, подобная работа велась и раньше. Ведь проблема недобросовестного ведения бизнеса и нарушения экономических интересов России и Кипра существует давно.

– В рамках визита планировалось подписание соглашения по взаимному признанию дипломов. Но договор не подписали. Почему?

– Подготовка этого документа задерживается. Слишком велика разница в системе образования, квалификаций, учёных степеней. Привести всё это в единую систему пока не получается. В конце апреля состоится Московский международный салон образования. Мы пригласили киприотов туда, чтобы в официальной обстановке подписать это соглашение. Впрочем, чёткого ответа мы пока не получили.

– Ещё одно соглашение, подписанное в рамках визита, – о сотрудничестве инвестиционных агентств обеих стран. За этим последовали сообщения в СМИ, что российское инвестиционное агентство открывает на Кипре своё представительство и даже «сеть отелей». Какова реальная ситуация?

Подписанный между инвестиционными агентствами двух стран РИА и cipa меморандум о взаимопонимании нацелен на расширение российско-кипрских деловых связей. Как в прикладном плане будут развиваться отношения между этими структурами – покажет время. Насколько нам известно, российское агентство активно прорабатывает вопрос открытия на острове своего представительства. В отношениях России и Кипра сложилась удивительная ситуация: страны являются крупнейшими взаимными инвесторами. Важно, чтобы эта степень сотрудничества, несмотря на кризис и ситуацию вокруг России, не снижалась. Нужно улучшать инвестиционный климат обеих стран: пересмотреть налоговое законодательство, условия работы предпринимателей и т.д.

– То есть должно быть больше контроля?

– Должно быть больше взаимопонимания и открытости. Говоря о «деофшоризации», В.В. Путин, прежде всего, подчеркивает необходимость устранения закрытых схем, которые вредят обеим странам. Мы пытаемся сделать работу международных компаний более прозрачной.

1 Речь идёт о компаниях ОАО «Новатек» (разработка кипрской ИЭЗ; не выиграла тендер) и «Итера» (поставки газа на Кипр; получила тендер, но он был аннулирован).

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 3 августа 2015 > № 1487272 Станислав Осадчий


Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 3 августа 2015 > № 1487270 Владимир Путин, Никос Анастасиадис

Никос Анастасиадис: «Новые перспективы для совместного бизнеса»

В феврале 2015 года «Вестник Кипра» подготовил спецвыпуск, который распространялся в Москве во время визита Президента Кипра в РФ. В интервью специально для этого выпуска газеты Никос Анастасиадис ответил в том числе и на те вопросы, которые интересны читателям «Успешного бизнеса». Предлагаем вашему вниманию выдержки из этого объёмного интервью.

– Каково ваше видение ситуации на Кипре сейчас? Как страна восстанавливается после банковского кризиса 2013 года? Что произошло с местным и международным бизнесом?

– В 2013 году, всего через месяц после того, как назначенное мной правительство пришло к власти, страна оказалась на пороге серьёзного экономического кризиса. Суверенный государственный долг достиг неприемлемого уровня, банковский сектор вырос до чрезмерных масштабов, и предпринятых мер предосторожности оказалось недостаточно. Как известно, тогда удалось достичь соглашения о спасении экономики Кипра. С одной стороны, мы привлекли финансирование в размере 10 млрд евро, предоставленное так называемой «тройкой» международных кредиторов (МВФ, ЕЦБ и Еврокомиссии). С другой – были вынуждены привлечь собственные средства («стрижка» незастрахованных депозитов в двух крупнейших банках страны). Это был суровый, беспрецедентный и очень неоднозначный шаг. Тем не менее, полтора года спустя наша экономика начала демонстрировать заметные признаки восстановления. Несмотря на значительное падение экономической активности, рост уровня безработицы и отток депозитов, спад оказался менее суровым, чем ожидалось. Финансовый сектор находится в процессе реструктуризации и постепенно стабилизируется. Наиболее устойчивыми оказались сферы туризма, судоходства и профессиональных услуг, в то время как ситуация с государственными финансами была значительно лучше, чем ожидали наши международные кредиторы. В своем пятом отчете «тройка» прогнозировала дефицит бюджета в 4,7% ВВП в 2014 году, однако налогово-бюджетное соотношение за 2014 год свидетельствует о профиците – пусть и незначительном. Такие положительные изменения были признаны и международными рейтинговыми агентствами в их последовательных оценках кипрской экономики. Мы продолжаем процесс бюджетной консолидации и твердо намерены сделать всё для этого необходимое и привести государственные финансы в порядок. Кроме того, сейчас мы проводим реструктуризацию государственного сектора, реформу здравоохранения, реформу системы социального обеспечения и приватизацию государственных предприятий. Именно благодаря таким реформам мы заложим основы многомерной, более жизнеспособной и устойчивой экономической модели на Кипре. Я твердо убежден, что, если мы будем строго следовать предписаниям Программы экономического регулирования, доверие к нашей экономике может быть быстро восстановлено. Я хотел бы также выразить благодарность и признательность кипрского правительства за положительный ответ, последовавший от Правительства Российской Федерации в ответ на нашу просьбу о реструктуризации кредита в 2,5 млрд евро, полученного в 2011 году. Пересмотр условий позволил Кипру получить прямую финансовую выгоду вплоть до окончания реализации вышеупомянутой программы и улучшить график погашения госдолга.

– Каковы основные отрасли, которые вы стремитесь развивать, на которых хотите сконцентрировать свое внимание?

– Хорошо известно, что Кипр является оптимальным направлением для иностранных инвестиций и деловых возможностей. Можно назвать множество факторов, которые делают Кипр таковым, но здесь я бы хотел выделить лишь несколько наиболее значимых. Во-первых, это стратегическое географическое положение. Мы находимся на перекрестке Европы, Азии и Африки, предлагая предприятиям базу для их деловой деятельности и открывая для них преимущественный доступ на европейские рынки. Кипр отличается тщательно разработанной деловой инфраструктурой и полностью согласованной со стандартами ЕС налоговой и правовой системами. Ведению бизнеса способствует и наличие высококвалифицированных специалистов, особенно в сфере финансовых услуг. Не стоит забывать и о том, что на Кипре действует одна из наиболее выгодных, комплексных и привлекательных налоговых систем, подкрепленная более чем 50-ю соглашениями об избежании двойного налогообложения и множеством соглашений по стимулированию инвестиций. Кипр также вправе похвастаться завидным уровнем жизни и располагает идеальной средой для воспитания детей (безопасность, прекрасная погода, качественные международные школы, небольшие расстояния, развитая инфраструктура, дружелюбное население и многое другое). Сейчас открываются новые перспективы в бизнесе. Я, прежде всего, имею в виду недавно обнаруженные запасы природного газа в исключительной экономической зоне Кипра. Инвестиции и сотрудничество в энергетике и в секторах вспомогательных услуг открывают новые возможности для роста в уже зарекомендовавшей себя сфере юридических и финансовых услуг и даже в сфере строительства. Не стоит забывать и о другой сильной отрасли экономики Кипра – туризме, которая постоянно развивается и диверсифицируется. В настоящее время мы делаем ставку на такие сферы, как агротуризм, медицинский и спортивный туризм. Запуск проекта по созданию первого в стране комплексного казино-курорта, как ожидается, также откроет новые инвестиционные перспективы. Кроме того, продолжается реализация объявленных правительством мер, непосредственно касающихся бизнеса и иностранных инвестиций. Эти меры должны способствовать повышению конкурентоспособности Кипра и созданию более эффективной деловой среды. Среди них – налоговые льготы для действующих и новых компаний, ведущих бизнес на Кипре, и быстрое отслеживание лицензий на реализацию крупных проектов. Наконец, существуют возможности и в очень перспективной области возобновляемых источников энергии, где Кипр добился впечатляющих успехов. К другим перспективным направлениям относятся сельское хозяйство, экологически-ориентированный рост, сектор недвижимости, телекоммуникации, здравоохранение, сфера инноваций и технологий и, конечно, торговля.

Кипр > Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 3 августа 2015 > № 1487270 Владимир Путин, Никос Анастасиадис


Кипр. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 февраля 2015 > № 1303730 Владимир Путин, Никос Анастасиадис

Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам российско-кипрских переговоров.

В.ПУТИН: Уважаемые коллеги, дамы и господа!

Наши переговоры с Президентом Республики Кипр господином Никосом Анастасиадисом прошли в конструктивной и деловой атмосфере. Мы обменялись мнениями по всему спектру двустороннего взаимодействия, ключевым международным и региональным проблемам, наметили ориентиры для дальнейшего развития нашего сотрудничества.

В этом году, в августе, исполняется 55 лет со дня установления дипломатических отношений между нашими странами. Российско-кипрские связи всегда были по-настоящему дружественными и взаимовыгодными. Сегодняшняя встреча в полной мере это подтвердила.

Двусторонняя договорно-правовая база насчитывает более 40 соглашений. Только что подписан целый ряд новых документов, среди них – Совместная программа действий на 2015–2017 годы, которая нацелена в том числе и на активизацию экономического взаимодействия.

В 2014 году товарооборот, к сожалению, сократился. Это вызвано в основном конъюнктурными факторами, падением цен на нефть, нефтепродукты. Негативное влияние оказали также и антироссийские санкции ЕС и наши ответные меры: резко сократились поставки кипрской сельхозпродукции на российский рынок. Однако убеждён – действуя сообща и целенаправленно, мы можем выправить ситуацию и вернуть взаимную торговлю на траекторию роста.

В сфере инвестиционного сотрудничества у нас традиционно высокие, если не сказать очень высокие показатели. Кипр занимает второе место по объёму инвестиций в российскую экономику: 65 миллиардов долларов. Мы понимаем, что в значительной степени это репатриация капиталов, но, если это проходит через Кипр, это тоже неплохо – когда наши деньги возвращаются для того, чтобы работать в нашей экономике.

В свою очередь российские инвестиции на Кипре также выражаются в очень солидной цифре: 33 миллиарда долларов. Это более чем 80 процентов всех иностранных капиталовложений на Кипре.

На кипрском рынке активно работает Сбербанк, «Русский коммерческий банк», это дочка ВТБ, включён в тройку крупнейших системообразующих кредитно-финансовых учреждений страны.

Мы условились всячески поощрять компании и банки двух стран к дальнейшему расширению взаимовыгодного сотрудничества. В этом плане рассчитываем на энергичную работу Межправкомиссии и Делового совета.

Россия продолжит оказывать содействие Кипру в ликвидации последствий долгового кризиса. Мы выделили, как известно, крупный стабилизационный кредит в размере 2,5 миллиарда евро, пошли навстречу и реструктурировали займ на более выгодных условиях.

Кроме того, «ВТБ Капитал» совместно с Минфином Кипра успешно провели первое после кризиса размещение суверенных кипрских еврооблигаций на сумму 750 миллионов евро. Мы считаем, что таким образом Российская Федерация внесла и вносит свой позитивный вклад в нормализацию ситуации в еврозоне после непростого периода 2011–2013 годов.

Разумеется, в ходе наших переговоров затрагивались вопросы гуманитарных контактов. Подписана Программа сотрудничества в области науки, образования и культуры на 2015–2018 годы, в завершающей стадии подготовка соглашения о взаимном признании дипломов.

В прошлом году мы отпраздновали 50-летие Общества дружбы между двумя странами. В Никосии прошёл благотворительный гала-концерт «Кипр – Россия». В Государственном музее изобразительных искусств имени Александра Сергеевича Пушкина с успехом экспонируется выставка, посвящённая Древнему Кипру.

Кипр является одним из наиболее популярных мест отдыха россиян: в 2014 году остров посетили более 600 тысяч наших граждан – рост почти на 5 процентов.

Подробно обсудили с господином Анастасиадисом международную повестку дня. По большинству вопросов наши позиции близки или, как говорят дипломаты, совпадают. Обменялись мнениями о ситуации на Ближнем Востоке, в регионе Средиземноморья, а также по основным проблемам развития отношений между Россией и ЕС.

Россия подтвердила свою принципиальную позицию в пользу всеобъемлющего и справедливого урегулирования кипрской проблемы на основе резолюции Совета Безопасности ООН. Главной целью считаем достижение такого решения, при котором обеспечивались бы интересы обеих кипрских общин. Важно, чтобы взаимоприемлемые развязки выработали сами киприоты, без вмешательства извне.

И в завершение хотел бы ещё раз поблагодарить Президента Анастасиадиса, всех кипрских коллег и друзей за обстоятельный разговор. Мы рады будем видеть господина Президента на празднованиях по случаю 70-летия Победы над нацизмом, которые состоятся в мае этого года в Москве.

Благодарю вас за внимание.

Н.АНАСТАСИАДИС (как переведено): Друг, господин Президент!

Я хотел бы публично выразить своё особое удовлетворение в связи с Вашим приглашением и за возможность осуществить визит, а также самую тёплую признательность за исключительно конструктивную и творческую встречу.

Сегодняшние консультации имеют огромнейшее политическое и социально-экономическое значение. И, помимо всего прочего, они свидетельствуют о важности диалога, который Кипр и Российская Федерация ведут с целью дальнейшего углубления связей, которые не подвержены влиянию таких факторов, как военное сотрудничество одной или другой страны с третьими государствами. Также абсолютно понятно, что такого рода выбор не обращён против какой бы то ни было третьей страны. Он, напротив, нацелен на то, чтобы усиливать традиционные исторические связи между Российской Федерацией и Республикой Кипр.

В ходе сегодняшней встречи с Президентом у нас был искренний и эффективный обмен мнениями по целому ряду вопросов, таких как кипрский вопрос, двусторонние связи и их дальнейшее укрепление, отношения Европейского союза с Россией – естественно, в контексте недавнего украинского кризиса и его результатов, международные и региональные проблемы с упором на Восточно-Средиземноморский регион, в отношении которого есть общие озадаченности и общие обеспокоенности.

Как вы понимаете, значительную часть наших дискуссий занял кипрский вопрос. Для нас особо важно то обстоятельство, что Российская Федерация относится к числу тех стран, которые традиционно поддерживают практические усилия по решению кипрского вопроса на основе принципов, которые зиждутся на уважении международного права, Устава Объединённых Наций и соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН.

Я пользуюсь случаем для того, чтобы публично высказать глубочайшую признательность, как мою лично, так и всего кипрского народа, за эту непоколебимую и бескорыстную позицию Российской Федерации по кипрскому вопросу, которая подтверждается, в частности, недавним проявлением, касающимся нарушения суверенных прав Республики Кипр внутри исключительной экономической зоны, также недавним конструктивным вмешательством [России], которое было осуществлено в ходе обсуждения резолюции Совета Безопасности по продлению мандата миротворческих сил ООН на Кипре. Моим намерением, как я и делал до настоящего времени, является всегда информировать Российскую Федерацию относительно наших целей и наших устремлений, касающихся процедур по будущему решению кипрской проблемы.

Уверен, господин Президент, что Россия может сыграть определяющую роль в усилиях по изысканию жизнеспособного решения кипрского вопроса, решения, которое создавало бы условия стабильности в нестабильном регионе Восточного Средиземноморья и которое восстановило бы права человека в отношении всего кипрского народа. Это касается и греков, и турок-киприотов.

В то же самое время с другом Президентом мы обсудили широчайший спектр наших двусторонних связей, что выразилось подписанием одиннадцати соглашений. Это является определённым свидетельством того, что нашей общей целью является дальнейшее углубление и расширение наших традиционных исторических связей.

Мне была предоставлена возможность передать мою искреннюю признательность по поводу пересмотра условий государственного кредита, который получил Кипр. Это было сделано Советом Федерации. А вчера эти условия были ратифицированы на заседании российской Государственной Думы.

Мы обсудили, конечно же, как и ожидалось, отношения между Россией и Европейским союзом, необходимость их дальнейшего укрепления. К сожалению, украинский кризис привёл к такому результату, как применение санкций со стороны Европейского союза в отношении России, что создало проблемы в отношениях между Москвой и Брюсселем, а это должно волновать каждого из нас.

Как известно, Кипр с самого начала выступил в пользу конструктивного диалога с Россией, как самого подходящего средства преодоления кризиса, одновременно чётко занимал позиции по поводу суверенитета и территориальной целостности Украины, а также восстановления уважения к правам человека, каждого законного гражданина Украины. Мы определённо заняли позицию в пользу разрешения кризиса политическими, а не военными и иными методами.

То, что было выражено недавно на последней сессии в верхах в Минске, где прошла встреча между Президентом Путиным, канцлером Германии Меркель, Президентом Франции Олландом и Президентом Украины Петром Порошенко, мы признаём и приветствуем определяющее значение вклада Президента Путина в достижение и осуществление минских договорённостей.

Я также передал Президенту Путину свидетельство нашей решительности в пользу того, чтобы создавать более благоприятные условия, с тем, чтобы как можно скорее было восстановлено и военное сотрудничество между Москвой и Брюсселем с целью достижения общих целей на благо всех народов как Европейского союза, так и Российской Федерации.

Мы обсудили также, как и ожидалось, постоянно меняющуюся ситуацию и угрозы, которые имеют место в районе Восточного Средиземноморья, – например, терроризм, ксенофобию, религиозные различия и так называемое Исламского государство. Всё это ставит под угрозу саму цивилизацию и саму государственность Республики Кипр как государства, которое имеет прекрасные отношения со всеми странами Восточного Средиземноморья и может играть определяющую роль в нашем общем устремлении по упрочению мира и безопасности в регионе.

Дорогой господин Президент! Считаю, что мой визит в Москву является рубежом для дальнейшего развития исключительных отношений между Российской Федерацией и Кипром, и результаты сегодняшних наших встреч подтверждают, как я полагаю, исторические, культурные, религиозные узы между двумя нашими странами, узы, которые испытаны временем и которые не подвержены вызовам. Они являются показательным уровнем дружбы и сотрудничества между нашими правительствами и народами.

Ещё раз я выражаю Вам свою признательность, а в Вашем лице Правительству и российскому народу, всем тем, кто работает в моей стране и действует в направлении усиления взаимопонимания и солидарности между нашими странами.

Ещё раз большое спасибо, господин Президент, за приглашение, за нашу сегодняшнюю встречу, за тёплое гостеприимство, которое Вы нам воздали. Желаю в скором времени встретить Вас на Кипре.

ВОПРОС (как переведено): Вопрос Президенту Путину и, наверное, Президенту Анастасиадису. Регион Восточного Средиземноморья – особо чувствительный регион, но у него есть перспективы, как недавно было видно из договорённостей между Кипром и Египтом в области энергетики. [Что означает] военное соглашение, которое вы подписали, а также соглашения, которые покрывают сферу энергетики?

В.ПУТИН: Я это уже сказал, мы дружим между собой не против кого-то, а для реализации наших общенациональных задач на благо наших народов, и наше сотрудничество никому не мешает.

Мы говорили, и сегодня вы видели подписание ряда документов, касающихся сотрудничества в военной сфере. Например, это касается захода наших военных судов в порты Кипра. О чём идёт речь? Это, прежде всего, наши корабли, которые принимают участие в международных усилиях по борьбе с терроризмом, по борьбе с международным пиратством и так далее и тому подобное.

Не думаю, что это может кого-то беспокоить, это во-первых. А во-вторых, такая наша совместная работа, а в этом смысле можно говорить и о вкладе Кипра в эту совместную работу, уверен, будет приносить результаты по тем важнейшим и острейшим направлениям в борьбе с теми вызовами, с которыми мы сегодня все сталкиваемся, в том числе и в этом регионе мира.

Что касается энергетики, то мы уже говорили о том, что это сотрудничество составляет значительную часть нашего взаимодействия, но, конечно, есть и перспективы. Мы знаем, что иностранные компании: и американские, и европейские, и азиатские – работают уже в исключительной экономической зоне Кипра. Многие из наших партнёров, которых я сейчас перечислил, в том числе и руководство Кипра, заинтересованы в более активном сотрудничестве и с российскими компаниями. Мы будем изучать эти возможности и не исключаем для себя более тесной работы.

Мы раньше проявляли к этому интерес, но, насколько я знаю, мы не выиграли тендеров, которые были ранее объявлены. Сейчас мы видим, заинтересованность эта не исчезла со стороны кипрских партнёров. Повторяю ещё раз, сегодня мы заявили о том, что мы готовы и к расширению этого сотрудничества.

Н.АНАСТАСИАДИС: Я думаю, что господин Путин всё сказал. Я полностью разделяю всё это.

ВОПРОС: Санкции Евросоюза и контрсанкции России – об этом уже было сказано сегодня, но всё-таки хотелось бы подробностей: как это влияет на экономику Кипра?

Н.АНАСТАСИАДИС: Прежде всего, я хотел бы обозначить позицию относительно того, что считает Кипр по поводу этих санкций. С самого начала мы были за политический диалог, дипломатический диалог с целью разрешения украинского кризиса. Принципиально мы поддерживаем территориальную целостность и независимость Украины – впрочем, как об этом заявлял и господин Путин и как он делал это в ходе минских встреч в сентябре и в ходе недавней встречи с Олландом и Меркель, а также на февральской встрече в Минске, на встрече «четвёрки», где также участвовали Порошенко, Меркель и Олланд. Мы полагаем, что дипломатия должна дать ответ, а не военные средства.

В то же самое время остаётся нашей позицией (несмотря на то, что мы, государство – член Евросоюза, обязаны следовать общей политике, вместе с тем у нас есть собственный голос, свои взгляды, прежде чем мы придём к окончательным выводам), что какие бы санкции ни применялись против России, они отражаются на других государствах – членах Европейского союза. Среди которых, конечно, и моя малая родина, которая во многом зависит от Российской Федерации, касается ли это экономики, или сферы услуг, или туризма, либо обороны, либо солидарности по кипрскому вопросу.

Следовательно, была масса причин для того, чтобы мы, если хотели, были умеренными, но вместе с тем откровенными и позитивными относительно предложений, при помощи которых можно было бы (с того момента как мы увидели вот эту решительность в отношении применения санкций) не выступать за них.

Полагаю, что это ощущается нашими европейскими коллегами всё больше: меры против такой великой страны, как Россия, ведут к контрмерам и со стороны России. Они имеют негативные результаты не только для Кипра, но и для целого ряда стран Европейского союза, крупных промышленных государств в частности.

Итак, я повторяю, что наша позиция остаётся прежней: дипломатия должна дать решение проблеме, которая приобретает масштабы гражданского противостояния. Я повторяю, что наша позиция: мы говорим «да» территориальной целостности, суверенитету Украины, защите прав человека, всех её законных граждан таким способом, при помощи которого можно было бы избегать крайностей, которые сегодня, к сожалению, создают, вызывают несчастья и ущерб. И вообще это касается отношений Европейского союза с Россией или других наших заатлантических союзников.

В.ПУТИН: Наша позиция хорошо известна: мы убеждены в том, что санкции и контрсанкции наносят вред и нам, и нашим партнёрам. Об этом свидетельствуют и сами европейские эксперты, которые считают, что еврозона понесла убытки, исчисляющиеся десятками миллиардов евро.

Ещё одно обстоятельство есть, на которое я хотел бы обратить внимание. Да, конечно, сегодня мы видим такой негативный сценарий, но я глубоко убеждён в том, что сворачивание экономических связей Евросоюза с Россией неизбежно приведёт к утрате известной доли конкурентоспособности всей еврозоны в среднесрочной, а тем более в долгосрочной перспективе – имея в виду колоссальные возможности наших природных запасов, возможности в некоторых сферах деятельности, в которых Россия является очевидным лидером, допустим в сфере мирного использования атомной энергетики, есть и другие сферы.

Вот если мы всё это будем сворачивать, то неизбежно, хочу это подчеркнуть, всё это приведёт к потере в определённой степени конкурентоспособности еврозоны, ну и на России это не лучшим образом сказывается. При принятии таких решений, полагаю, было бы правильным, если бы они принимались членами Евросоюза исходя из национальных интересов – не просто исходя из каких-то непонятных соображений общего порядка, неизвестно кем формулируемых, а исходя из национальных интересов. На примере Кипра и некоторых других стран мы это видим и благодарны нашим партнёрам. Я думаю, что, защищая свою позицию, они защищают интересы всего европейского сообщества.

ВОПРОС (как переведено): Добрый день. Я представляю кипрское агентство новостей. Мой вопрос Президенту Путину. С одной стороны, Президент, я хотела бы выяснить, как Вы полагаете, может Кипр помочь улучшению отношений России с Европейским союзом? С другой стороны, что, на Ваш взгляд, может сделать Россия, с тем чтобы был создан более подходящий климат для возобновления переговоров по кипрскому вопросу?

В.ПУТИН: Давайте начнём со второго.

Вы знаете нашу позицию, и я сказал в своём вступительном слове: мы исходим из того, что киприоты сами должны решать эти вопросы, без вмешательства извне. Наша задача заключается в том, чтобы создать условия для выхода на такие взаимоприемлемые, сбалансированные решения. Мы строго придерживаемся основополагающих принципов международного права, исходим из имеющихся решений Совета Безопасности Организации Объединённых Наций, эта позиция не является конъюнктурной.

Полагаю, что если мы будем действовать именно в этом ключе, то мы сможем добиться именно долгосрочного урегулирования, в чём заинтересованы все стороны в этом регионе мира. Уверен, что если это произойдёт, то это пойдёт на пользу народу Кипра, причём и северной, и южной части острова, да и всей Европе. Мы всячески будем к этому стремиться, и вы знаете, что мы свои позиции принципиально никогда не меняли.

По поводу того, что может сделать Кипр в урегулировании наших отношений с Евросоюзом. Мы все хорошо знаем, Кипр – небольшая страна, но она равноправный член Евросоюза, и в этом смысле её голос такое же имеет значение, как и других членов Евросоюза. Поэтому сама по себе позиция, которую Кипр открыто заявляет по ряду ключевых вопросов, – она сама по себе представляет ценность, и мы за это очень благодарны.

ВОПРОС: Я прошу прощения, что вопрос не по российско-кипрским отношениям. Судя по поступающей информации, между Россией и Украиной назревает новый полномасштабный газовый кризис. Сегодня «Газпром» сообщил о том, что предоплаченных объёмов хватит максимум на три дня, одновременно выражает беспокойство, что остановка поставок может ударить по нашим покупателям газа в Европе. И сегодня же стало известно, что одним из условий возобновления предоплаты НАК «Нафтогаз Украины» объявил отказ «Газпрома» от поставок газа через [газовые] пункты «Прохоровка» и «Платово», то есть непосредственно на юго-восток Украины. Как Вам, Владимир Владимирович, видится выход из этой ситуации? Есть ли угроза транзиту и как всё-таки может быть решён вопрос поставок газа на юго-восток?

В.ПУТИН: Мы неизбежно вернулись к тому вопросу, который уже затрагивали, господин Президент уже говорил об этом, как о причине ухудшения отношений России и Евросоюза: это кризис в Украине.

Мы упоминали сегодня также и о Минских соглашениях, которые были не только подписаны в Минске совсем недавно, но и потом зафиксированы в соответствующей резолюции Совета Безопасности Организации Объединённых Наций. Замечу в этой связи, что эти минские договорённости приобрели качество международно-правового акта, и его нужно соблюдать.

Почему я это сказал? Потому что в этих договорённостях есть одно из положений, касающееся восстановления экономики и социальной сферы отдельных регионов Донецкой и Луганской областей, то есть того, что мы сейчас называем Луганской народной республикой и Донецкой народной республикой. В этой связи, конечно, сегодняшние киевские власти, исполняя это положение, под которым стоит их подпись, должны обеспечить энергоснабжение этих регионов.

Нам стало известно, что со ссылкой на якобы повреждения газопроводов со стороны Киева энергоснабжение, газоснабжение этих регионов несколько дней назад было приостановлено. Вместе с тем «Газпром», исполняя контракт, подписанный ещё в 2009 году, и дополнения к нему от октября прошлого года, в полном соответствии с этим контрактом, в рамках предоплаченных средств поставляет газ на Украину в объёмах, которые Украине нужны. В этих контрактах указаны и те пункты пропуска, о которых Вы сейчас сказали, – и в контракте самом, и в техническом приложении к этому контракту. Так что никаких нарушений «Газпром» не совершает.

Повреждён газопровод в этих районах или не повреждён, мне доподлинно неизвестно. Но я знаю, что там проживает около 4 миллионов человек. Представьте себе, что эти люди окажутся без газоснабжения в зимний период времени. Мало того, что там голод уже, и без того ОБСЕ констатировала, что там гуманитарная катастрофа, да ещё и от газоснабжения их отключить. Это как называется? Это уже геноцидом попахивает. Судя по всему, нет у некоторых ответственных руководителей сегодняшней Украины понимания, что такое вопросы гуманитарного характера, что такое гуманизм вообще, само понятие, по-моему, уже совсем подзабыто. Я вообще не понимаю, кто это мог бы поддержать.

Когда мы обсуждаем вопросы подобного характера с руководством Украины, говорим о необходимости возобновления выплаты пенсий, социальных пособий и так далее, в ответ мы слышим одно: они с нами воюют, ничего платить им не будем. Ну, хорошо, там есть люди, которые действительно с оружием в руках отстаивают свои права и интересы. Там есть такие люди, сейчас не будем дискутировать по поводу того, кто в чём виноват. Но там есть и дети, и женщины, пенсионеры, которые заработали свои пенсии начиная ещё с советских времён и имеют право на эту пенсию. Есть инвалиды, в конце концов, которые вообще в стороне от всяких конфликтов. Кто имеет право оставить их без средств к существованию? Или украинские власти считают это своей территорией, и тогда они несут всю ответственность за ситуацию там. Или это не так – пусть тогда они открыто об этом скажут.

«Газпром» полностью исполняет свои контрактные обязательства и будет это делать. Предоплаты, которая произведена украинской стороной, осталось на поставку газа на трое-четверо суток. Если предоплаты не будет, «Газпром» в соответствии с этим контрактом и дополнением к нему поставки приостановит. Разумеется, это может создать определённую угрозу для транзита в Европу нашим европейским партнёрам.

Наш Министр энергетики, руководство «Газпрома» в последние дни предпринимают энергичные попытки не только проинформировать, но и подключить к решению этой проблемы наших европейских партнёров. Надеемся, что до таких крайних мер не дойдёт и что газоснабжение не будет прерываться. Но это зависит не только от нас, это зависит от финансовой дисциплины наших украинских партнёров.

Кипр. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 25 февраля 2015 > № 1303730 Владимир Путин, Никос Анастасиадис


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 3 октября 2014 > № 1196384 Вадим Онопа

Деофшоризация и уведомление о втором гражданстве: вопросов стало намного меньше

Намного меньше вопросов на темы деофшоризации и уведомления о втором гражданстве стало у тех, кто 24 сентября посетил семинар «Нововведения в российском законодательстве», организованный журналом «Успешный бизнес» в отеле Royal Apollonia в Лимассоле.

Как известно, 4 августа 2014 года вступил в силу закон, обязывающий граждан РФ сообщать о втором гражданстве в иностранном государстве в предусмотренных законом случаях и устанавливающий ответственность за уклонение. Этот закон уже давно обсуждается и вызывает много вопросов, особенно в части того, что касается трактовки права на постоянное проживание в иностранном государстве. Поэтому аудитория семинара сразу перешла к вопросам, на которые ответили адвокат, управляющий партнер DL Legal Bureau, Moscow, председатель комиссии ТПП г. Москвы по сотрудничеству с Кипром, арбитр Арбитража при ТПП г. Москвы, проф. Дмитрий Лабин и заведующий Консульским отделом Посольства РФ на Кипре Вадим Онопа.

— Что делать тем, кто в период с 4 августа по 3 октября по тем или иным причинам не въезжали на территорию России?

— Д.Л.: Закон предусматривает для таких лиц исключение, если они постоянно проживают за рубежом. Вопрос в другом. Если с владельцами иностранных паспортов все понятно, то относительно граждан, постоянно проживающих за рубежом, есть различные трактовки. Прежде всего, регистрация по постоянному месту жительства в России юридически значит, что гражданин там постоянно проживает, и то, что вы отсутствуете длительный срок, не имеет юридического значения. Вы обязаны информировать о своем втором гражданстве. Обратимся к понятию постоянного места жительства за рубежом. Для меня как юриста это значит, что долгосрочная виза, имеющая срок действия, не попадает под это понятие. Pink slip — это temporary permit, что значит «временное разрешение».

Наталия Кардаш, модератор семинара: И, значит, бессрочная виза типа F — это документ о постоянном проживании за рубежом, о нем уведомлять нужно. А если гражданин не зарегистрирован в России и имеет иностранный паспорт?

— Д.Л.: На него не распространяются сроки подачи уведомления. Он должен сообщить с гражданстве другого государства, когда окажется на территории РФ.

— Если подать уведомление на почте по приезде в Россию, где гарантия, что специалист миграционной службы его получит?

— Д.Л.: Нужно отправить уведомление заказным письмом с описью вложения прилагаемых документов.

— Нужно ли заверять перевод прилагаемых документов?

— Д.Л.: Согласно закону, заверенный перевод либо заверенная копия не требуется.

— А можно ли подать уведомление по доверенности?

На этот вопрос ответил Вадим Иванович Онопа, заведующий Консульским отделом Посольства РФ на Кипре.

— В.О.: В принципе, такой вариант возможен. Доверенность на представление интересов для подачи уведомления в Федеральную миграционную службу должна быть нотариально заверена. На Кипре для этого нужно прийти в Консульский отдел Посольства Российской Федерации, оформить доверенность, заверить копии прилагаемых документов. Мы уже оформляли подобные документы, правда, у нас нет отзывов, насколько это эффективно.

— Есть ли в Консульстве форма такой доверенности или нужно принести свою?

— В.О.: У нас есть образцы типовых доверенностей. Думаю, здесь не нужно придумывать что—то новое. Есть стандартная доверенность на представление интересов, в том числе на подачу документов в различные инстанции. Считаю, что типовой доверенности с указанием в ней ФМС вполне достаточно.

— Можно ли подать уведомление о втором гражданстве в Консульстве РФ на Кипре?

— В.О.: Консульские отделы не уполномочены ни принимать такие заявления, ни заверять подписи граждан, подающих уведомление, ни даже принимать их к пересылке.

Далее Вадим Иванович разъяснил сущность поправок закона «О гражданстве».

Он отметил, что сложность их применения состоит в том, что в российском законодательстве отсутствует единое определение понятия «постоянное проживание за пределами Российской Федерации».

Законодатели вышли из положения таким образом: постоянное проживание в иностранном государстве регулируется законодательством того государства, в котором гражданин постоянно проживает. То есть, если Республика Кипр рассматривает вас, как постоянно проживающих, вы обязаны уведомлять об этом российские компетентные органы. Если в вашем документе о пребывании стоит срок — он временный. На Кипре есть и разрешения на пребывание, не имеющие срока действия, например, Yellow slip. Думаю, что в этом случае нужно уведомлять. Или, по крайней мере, попытаться это сделать, отметил Вадим Иванович.

По вопросу о регистрации на территории РФ он сообщил, что, по имеющимся разъяснениям, граждане РФ с регистрацией по месту жительства в России, постоянно проживающие за рубежом, должны уведомить о наличии второго гражданства либо вида на жительство после переезда в Российскую Федерацию. При этом Онопа отметил: «Хочу подчеркнуть здесь слово “переезд”. Я считаю его ключевым. Его можно трактовать как возвращение на постоянное место жительства в Россию. В то же время подчеркиваю, что правоприменительная практика почти отсутствует, и как представителями ФМС России будут рассматриваться такие случаи, не знаю. Но думаю что если у вас появилась возможность поехать в Россию, будет правильно уведомить органы ФМС. По крайней мере, подав уведомление, вы не будете зависеть от различных коллизий».

Вадим Онопа также рассказал собравшимся, что факт постановки на консульский учет не освобождает граждан об обязанности уведомления о втором гражданстве. При постановке на консульский учет с 2011 года даже не ставится отметка в паспорт. Она носит добровольный информативный характер. То есть человек может быть зарегистрирован в России, и в то же время состоять на консульском учете. Это не обязывает его сниматься с регистрации в России. Просто сотрудники консульства будут знать, что такой человек проживает в Республике Кипр и в случае проведения выборов автоматически включат его в список избирателей. При проведении мероприятий эвакуации этот гражданин также будет в списках. Установленной формы справки о постановке на консульский учет нет. Но по запросам граждан такой документ выдается в том виде, в каком его требуют российские налоговые службы и органы власти.

—Правда ли, что если гражданин получает паспорт в консульстве РФ, это не значит, что он состоит на консульском учете?

— В.О.: Да, это правда. Для постановки на консульский учет необходимо заполнить специальную форму. Это можно сделать и онлайн, но потом все—таки лучше прийти к нам и засвидетельствовать свое присутствие.

С новой информацией по теме деофшоризации, а также планом действий и обзором законопроектов, подготовленных правительством РФ познакомил участников проф. Дмитрий Лабин, адвокат, управляющий партнер DL Legal Bureau, Moscow, председатель комиссии ТПП г. Москвы по сотрудничеству с Кипром, арбитр Арбитража при ТПП г. Москвы.

Разумеется, на семинаре шла речь о предполагаемых мерах в том объеме, в каком о них известно на сегодняшний момент. Нет гарантии, что конечный текст закона не претерпит изменений. Решения можно будет проанализировать только после принятия закона Государственной Думой и его подписания Президентом Российской Федерации.

Докладчик отметил, что план принятия нормативных документов, который обсуждался на семинаре по деофшоризации России в марте этого года, изменился незначительно, и закон по—прежнему не принят. Поэтому в этот раз тема обсуждалась в контексте уточнения и разъяснения новых понятий российского законодательства, которые в дальнейшем станут основой правоприменения. Это и понятие «бенефициар», до сих пор неизвестное российскому праву, и еще одно ключевое понятие — «контролируемая иностранная компания» или КИК (в английской терминологии — CFC). На сегодня такой компанией предлагается считать любую иностранную организацию, где россиянин имеет 50% акций и более. Через 2 года Минфин предполагает сократить этот порог до 25%. Причем в законопроекте уточняется, что имеется в виду не единоличное владение пакетами акций гражданами России, а их совокупная доля в компании.

Доктор Лабин отметил, что, поскольку Кипр на сегодняшний день не подписал международную конвенцию по обмену информацией, и таким образом, не попадает в так называемый «белый список» благонадежных юрисдикций, сделки с КИК попадут под действие нового закона.

Что можно предложить российским владельцам таких компаний? «На поверхности лежит решение — предложить им изменить гражданство»,— сказал Лабин, отметив, что если бенефициар не является россиянином, компания не будет рассматриваться как КИК.

Другой выход: раскрытие информации о бенефициаре, который в соответствии с законодательством будет считаться акционером и уплатит налог с дивидендов по льготной ставке 9% с учетом совокупности всех законов».

Докладчик упомянул еще два законопроекта, имеющих значение с точки зрения деофшоризщации.

Первый из них — это законопроект Минэкономразвития, суть которого в том, что на компании, не входящие в «белый список» юрисдикций, не будут распространяться финансовые гарантии, предоставляемые государственными банками, такими как «Внешэкономбанк». Цель законопроекта — стимулировать предпринимателей использовать российские льготы, а не искать их за рубежом. Этот же законопроект предусматривает запрет на участие таких компаний в конкурсах на контракты по государственным закупкам.

Второй законопроект готовит Минфин. В нем содержится обязанность резидентов — физических лиц отчитываться по всем своим операциям на счетах в зарубежных банках. До сих пор такая обязанность существовала для юридических лиц—резидентов РФ. Предполагается ввести этот закон в действие с 1 января 2015 года. Следует сказать, что исключение составляют физические лица, которые не являются резидентами налогового и валютного законодательства с точки зрения законов РФ. Вопрос заключается в том, как обосновывать выполнение нормы закона. Доказательством здесь могут быть и отметки в загранпаспорте или справка о постановке на консульский учет, добавил доктор Лабин.

Дмитрий Константинович подчеркнул, что нужно разделять сферы действия налогового и валютного законодательства и исходить из сроков, которые определяют налоговое и валютное резидентство на основании соответствующего закона.

По окончании доклада Дмитрий Лабин ответил на вопросы аудитории.

— Каковы последствия для стран, не вошедших в «белый список»?

— Д.Л.: Думаю, что это будут дополнительные меры контроля над сделками с компаниями из этих юрисдикций. Вряд ли будут введены какие—то запреты.

— Если гражданин России, проживающий за рубежом, приезжает в РФ в командировку, как в этом случае определяется резидентство?

— Д.Л.: Это вопрос очень тонкий, относящийся к сфере международного права. Законы об избежании двойного налогообложения повсеместно предусматривают сроки 183 дня (прим.: период нахождения на территории государства в течение года для определения налогового резидентства). Допускаю, что можно воспользоваться валютным и налоговым резидентством другого государства и сняться с налогового учета РФ, представив соответствующие основания, например, доказав налоговое резидентство другого государства.

— Как правильно уведомить об открытии счета в банке за пределами РФ?

— Д.Л.: Нужно обратиться в свою местную налоговую инспекцию и заполнить соответствующую форму.

— Существует ли связь между компетентными органами при отслеживании соблюдения законодательства, какая—то единая база данных?

— Д.Л.: Исходя из моей практики, думаю, что раньше для соблюдения этих законов не предусматривалась ответственность потому, что администрировать их крайне тяжело, если не сказать, что невозможно. До сих пор не хватало элемента взаимодействия с зарубежными налоговыми службами. Как только это выйдет на уровень международных обязательств, возможности контроля появятся. После ввода конвенции (по обмену информацией) в действие органы ФНС смогут участвовать в налоговых мероприятиях за рубежом, в том числе делать запросы и собирать сведения в отношении лиц, подозреваемых в налоговых правонарушениях.

Справка ВК:

Согласно Налоговому Кодексу РФ (статья 207, пункты 2,3), налоговыми резидентами признаются физические лица, фактически находящиеся в Российской Федерации не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев. Период нахождения физического лица в Российской Федерации не прерывается на периоды его выезда за пределы территории Российской Федерации для краткосрочного (менее шести месяцев) лечения или обучения, а также для исполнения трудовых или иных обязанностей, связанных с выполнением работ (оказанием услуг) на морских месторождениях углеводородного сырья.

Независимо от фактического времени нахождения в Российской Федерации налоговыми резидентами Российской Федерации признаются российские военнослужащие, проходящие службу за границей, а также сотрудники органов государственной власти и органов местного самоуправления, командированные на работу за пределы Российской Федерации.

Согласно Федеральному закону РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» (ст. 1, пункт 1 б), резидентами считаются: физические лица, являющиеся гражданами Российской Федерации, за исключением граждан РФ, постоянно проживающих в иностранном государстве не менее одного года, в том числе имеющих выданный уполномоченным государственным органом соответствующего иностранного государства вид на жительство, либо временно пребывающих в иностранном государстве не менее одного года на основании рабочей визы или учебной визы со сроком действия не менее одного года или на основании совокупности таких виз с общим сроком действия не менее одного года.

Автор: Татьяна Макарова

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 3 октября 2014 > № 1196384 Вадим Онопа


Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 29 августа 2014 > № 1166555 Андреас Ангелидис

В связи с экономическим кризисом на Кипре изменилась социальная обстановка. Вырос уровень преступности. Какие меры предпринимает полиция для борьбы с ней и как можно обезопасить себя и свое жилище? На этот и другие вопросы наших читателей отвечает представитель Главного полицейского управления Андреас Ангелидис.

— Что Вы можете сказать о криминальной обстановке на Кипре?

— В последние годы страна переживает тяжелый экономический кризис, который, к сожалению, не мог не сказаться на нашем обществе. Эта новая ситуация в свете глобального экономического кризиса способствовала росту преступности против собственности. В частности, увеличилось число краж, краж со взломом и грабежей. Кроме того, стали развиваться новые виды преступлений, такие, как экономические и через интернет. В связи с этим требования к полиции значительно увеличились.

Основываясь на учете и анализе данных за первое полугодие этого года, можно сказать, что наблюдается незначительное снижение уровня преступности по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В частности, количество поданных в полицию заявлений сократилось примерно на 2%. Тем не менее, в июне количество зарегистрированных стражами порядка нарушений было больше на 4,7% по сравнению с прошлогодним показателем.

— Охарактеризуйте деятельность кипрской полиции сегодня. Каковы основные критерии оценки ее работы?

— На сегодняшний день работа полиции многогранна. Помимо прочего, мы концентрируемся и на деятельности социального характера, включающую в себя меры по предупреждению и пресечению преступлений. Основными же направлениями, конечно, являются борьба с организованной преступностью и коррупцией, с употреблением наркотиков и других психотропных веществ, обеспечение безопасности во время проведения спортивных мероприятий. Дополнительные меры по усилению оперативного потенциала правоохранителей путем улучшения работы полицейских участков и службы экстренного вызова, увеличения числа пеших патрулей должны способствовать укреплению чувства безопасности у гостей и жителей Кипра.

— Какая работа проводится по предотвращению правонарушений на Кипре?

— Профилактика преступности — особенно направленной против собственности — для полиции является приоритетом. С этой целью проводятся различные мероприятия, среди которых — моторизованное и пешее патрулирование (особое внимание при этом уделяется районам с повышенным уровнем преступности), проведение целевых и скоординированных операций в районах, в которых могут совершаться серьезные преступления (например, незаконные азартные игры, торговля людьми и т.д.), а также сбор и анализ соответствующей информации, образование и подготовка кадров, изу—чение существующих и предлагаемых законопроектов и выработка рекомендаций по устранению или исправлению недостатков.

Полицейское управление приступило также к реализации новой модели работы, которая содержит аспекты «умной охраны правопорядка». Она подразумевает использование современных технологий, таких, как автоматическое распознавание номерных знаков транспортных средств, создания карты преступности, системы позиционирования и световой маркировки дорожных и погодных указателей на автомагистралях.

Кроме того, в целях предотвращения и сокращения числа взломов и краж планируется создание системы быстрого реагирования с пультом, находящимся в полицейском управлении. Желающие защитить свое имущество смогут подключиться к системе.

Кроме того, будет создан специальный сайт, который позволит гражданам наладить доверительные отношения с полицией. Он будет необходим в тех случаях, когда нужно сообщить о сложной ситуации, сохранив при этом анонимность свидетелей и конфиденциальность беседы.

— С какими проблемами сталкивается полиция сегодня?

— Основной проблемой остается предупреждение и пресечение преступлений с тем, чтобы сделать общество более гуманным и безопасным для всех граждан. Вместе с тем, новые международные тенденции и изменения способствуют появлению новых форм преступлений, на которые мы также обязаны обращать внимание.

— Какие меры и способы самозащиты вы можете посоветовать людям?

— Как и в любой другой стране, на Кипре для эффективной работы полиции необходима помощь населения. Поэтому мы призываем граждан самостоятельно заботиться о безопасности своего здоровья и имущества. При этом, не подвергая опасности здоровье и имущество других граждан. В связи с этим, разработан ряд рекомендаций, следование которым поможет избежать неприятностей.

На пляже:

* Берите с собой только необходимое количество денег. Личные вещи должны быть всегда в поле вашего зрения.

* Не стоит брать на пляж дорогие вещи и украшения, такие, как ювелирные изделия, часы, фотоаппараты, мобильные телефоны и т.д. Если вы их взяли с собой, ни в коем случае не оставляйте без присмотра.

* По возможности, договоритесь с другими отдыхающими насчет охраны ваших и их вещей.

В отеле или на съемной квартире:

* Отдавайте предпочтение тем отелям или владельцам квартир, которые уделяют внимание обеспечению сохранности вещей своих постояльцев.

* Каждый раз, покидая номер, убедитесь в том, что все окна и двери заперты.

* Не берите с собой деньги и ценности, если точно знаете, что они вам не понадобятся.

* Ценные вещи можно оставить на хранение админинистратору отеля или в другом специально отведенном для этого месте.

Владельцам недвижимости:

* При отъезде постарайтесь сделать так, чтобы ваше отсутствие не оказалось заметным.

* При отъезде желательно договориться с соседями о том, чтобы они присматривали за вашим жильем.

* Не оставляйте ключи в замках, даже с внутренней стороны двери.

* Не оставляйте деньги, драгоценности, важные документы и другие ценные вещи на виду — лучше хранить их в сейфе.

* Покидая помещение, убедитесь, что заперты двери и окна, в том числе мансардные.

* Если есть сигнализация и/или камеры видеонаблюдения, убедитесь, что они исправны и включены.

Владельцам магазинов:

* Кассовые аппараты оставляйте открытыми и пустыми.

* Не храните крупные суммы денег в ненадежных местах.

* Обеспечьте установку системы сигнализации.

* Убедитесь, что все системы являются современными и надежными.

* Что касается техники, запишите серийные номера компаний—производителей.

В оживленных местах:

* Деньги и кредитные карты лучше носить с собой в передних карманах одежды.

* Не стоит хранить все деньги, кредитные карты, паспорта и т.д. в одной дамской сумке. Все, что не понадобится, лучше оставлять в безопасном месте: дома или в отеле.

* Если в сумке имеются ценные вещи, лучше, чтобы она всегда находилась на виду (например, носить ее крест—насрест).

Владельцам автотранспортных средств:

* Не бросайте машину с работающим двигателем, ключом в замке зажигания или в двери, даже если отлучаетесь на короткий промежуток времени.

* Даже если машина закрыта, не оставляйте на видном месте предметы, которые могут привлечь внимание воров: сумки, кошельки, мобильные телефоны и другие ценные вещи. Прячьте их в багажнике либо под сиденьем.

* Даже если автомобиль припаркован в самом, казалось бы, безопасном месте (даже под окном вашего дома), двери и окна все равно должны быть полностью закрыты.

* Паркуйте автомобиль только в достаточно освещенных местах. Помните: воры любят темноту.

* Убедитесь, что ключи от автомобиля вы забрали с собой.

* Не храните и не оставляйте ключи от автомобиля на видном и доступном для посторонних людей месте.

* Если есть гараж, пользуйтесь им.

* Установите в автомобиле сигнализацию.

Как правило, мы советуем гражданам быть бдительными и работать в тесном контакте с полицией. В случае обнаружения подозрительной активности, немедленно звоните на телефон «горячей линии» (номер 1460). Также можно отправить сообщение через социальные сети: Facebook, Twitter, Google Plus, Application, а также непосредственно на сайт полиции www.police.gov.cy

Автор: Юлия Минавнина

Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 29 августа 2014 > № 1166555 Андреас Ангелидис


Кипр > Транспорт > vkcyprus.com, 29 августа 2014 > № 1166517 Мариос Димитриадис

Мариос Димитриадис: «Люди ждут изменений, которые улучшат их жизнь!»

В рамках серии «Интервью с министром» мы продолжаем рассказывать читателям о тех людях, кто формирует политику Республики Кипр в разных сферах. В этот раз мы хотим познакомить вас с человеком, который занимается вопросами транспорта и связи (в самом широком смысле). В компетенцию этого министра входят и переговоры по Cyprus Airways, и налоги в аэропортах, и телекоммуникационные компании — их контроль и развитие, строительство дорог, разработка автобусных маршрутов… Знакомьтесь, руководитель Министерства коммуникаций и общественных работ Мариос Димитриадис.

— Что Вы можете сказать о Вашей новой должности министра по вопросам коммуникаций и общественных работ, учитывая тот факт, что Ваша профессия не связана с этой областью?

— Я должен признаться, я очень рад тому, что имею этот опыт. Я начинал свою карьеру как бухгалтер, а потом много лет работал в сфере оказания финансовых услуг, инвестиционного менеджмента и банковских операций. Это помогло мне сформулировать принципы и правила работы, которые я применяю и сейчас, занимая должность министра. Так, работая в министерстве коммуникаций и работ Кипра, я получил отличную возможность узнать больше о реальной экономике.

— Помогает ли Вам в этой работе Ваш предыдущий опыт?

— Работа министра включает в себя два аспекта: определение целей политики министерства и ее эффективное осуществление. Нужно заметить, что министерство — это, по сути, большая организация, хоть и государственная, включающая в себя структуру, иерархию, множество отделов и управлений. Здесь важны организационные и административные навыки. Мой опыт работы и управления в крупных организациях, как на Кипре, так и за рубежом, безусловно, помогает мне в достижении этих целей.

— Что, на Ваш взгляд, является самым сложным в Вашей работе?

— Ввиду непростой экономической ситуации, самым сложным, на мой взгляд, является достижение целей в определенный срок. Важно не только понимание проблем, но и их практическое решение. Люди ждут, что придут изменения, которые улучшат их жизнь. Как министр, я понимаю, что необходимо достигнуть цели министерства и успеть сделать это в разумные сроки. Это и является самой непростой задачей.

— Чем Вы занимаетесь в свободное от работы время?

— Летом мне нравится плавать, хоть пока в этом году мне удалось побывать на пляже всего три раза — жду отпуска. Люблю бывать на природе и заниматься спортом. Я стараюсь ездить на велосипеде, как только выпадает случай, а также упражняться дома. Но то, что всегда остается самым главным для меня, — это моя семья, мои дети. Я стараюсь проводить как можно больше своего свободного времени вместе с ними.

— Вы живете в Никосии?

— Да, я живу здесь уже 15 лет. Но я родом из Пафоса, я там вырос. Там и сейчас живет вся моя родня.

— Расскажите о Вашей семье.

— Я женат, у меня двое детей. Дочери — 10 лет, а сыну — 6.

— Как Вы проводите время с ними?

— Мы любим ездить к морю. Летом посещаем Пафос и Протарас, если я не занят на работе. Ведь, например, в июле почти все выходные я провел на службе, и, к сожалению, не мог уделить много времени своей семье.

— Вам нравится путешествовать за границей?

— Да, мне очень нравится путешествовать. Если говорить о Европе, я больше всего люблю бывать в Италии. Что касается страны, которая больше всего впечатлила меня, — я могу назвать Сингапур, где я побывал уже дважды. Я был поражен, насколько хорошо организован и спланирован этот город, ведь они сумели поместить так много на такой малой площади. Я должен заметить, что Сингапур — это еще и межкультурный центр.

— Может ли Кипр перенять какой—то опыт у Сингапура?

— Да, мы можем многому научиться. Например, нам не хватает стратегического планирования. Возможно, это зависит от работы министерств, либо от правительства в области экономики, либо от кипрской проблемы.

— Какая стратегия действий у Вашего министерства?

— Наша стратегия — это достижение результатов в нескольких направлениях. Одним из самых важных стратегических вопросов является разработка и постройка необходимой инфраструктуры для нефтегазовой промышленности, потому что, как мы надеемся, она станет ключевой для Кипра на следующие 20—30 лет. Еще одной целью является улучшение существующей системы общественного транспорта на острове. Также в наш план входит реструктуризация департаментов гражданского строительства таким образом, чтобы существующие государственные проекты, в том числе по созданию инфраструктуры, выполнялись более эффективно, а новые могли быть разработаны в сотрудничестве с частным сектором.

— Где необходимо провести реструктуризацию?

— Вся правительственная система нуждается в реструктуризации. Как известно, государственный аппарат уменьшался в течение последних двух—трех лет, однако организация работы существенно не изменилась. По этой причине для того, чтобы достигнуть результатов, нам необходимо усовершенствовать подход и методы работы в государственной службе. Учитывая тот факт, что гражданское строительство осуществляется под государственный заказ частными предприятиями, правительственные органы должны фокусироваться на таких аспектах, как надзор и контроль качества выполненных работ. Таким образом, только изменив и улучшив систему, мы сможем добиться ее эффективности.

— Вы считаете, что аутсорсинг — это эффективное решение?

— Однозначно. Я верю, что привлечение сторонних ресурсов — это правильное и прогрессивное решение. Также я считаю, что нужно концентрировать внимание на качестве работы, а не на ее количестве. Сотрудники нашей государственной службы — компетентны, поэтому нужно думать не об увеличении численности штата, а о повышении их квалификации и достижении лучших результатов от ресурсов, которые мы имеем на сегодняшний день.

— Говоря об аутсорсинге, можно вспомнить ситуацию с аэропортами, управляемыми компанией Hermes Airports. Почему налоги на обслуживание авиасудов и пассажиров на Кипре являются самыми высокими в Европе? Может ли быть причиной этому тот факт, что правительство заключило договор с частной компанией, которая подняла налог в целях возмещения затрат на строительство аэропорта и финансовой поддержки местного авиаперевозчика?

— Во—первых, мы должны упомянуть о том, что в этом договоре была прописана максимальная ставка налога, оплачиваемого пассажиром, которая не может быть превышена. Так, норма налога была предусмотрена государством. Однако в связи с тем, что пассажиропоток в наших аэропортах на данный момент достаточно слабый, ставка налога поднялась до максимальной отметки. Я думаю, что при подписании договора на постройку аэропорта предполагалось, что объем перевозок будет гораздо больше. Мы стараемся делать все от нас зависящее, чтобы увеличить пассажиропоток. Я провел несколько встреч с представителями компании Hermes Airports на предмет нашей стратегии на будущее по этому вопросу. Что касается второго момента, мы должны понимать, что существуют факторы, которые усугубляют ситуацию с количеством перевозок. Возьмем, к примеру, авиакомпанию Cyprus Airways. В 2010 году эта авиакомпания перевезла 1,4 млн пассажиров, а в 2014 году она перевезет около 15% от того показателя. Нужно заметить, что в каждой стране есть ведущий местный авиаперевозчик. И, к сожалению, наш национальный авиаперевозчик находится в весьма сложном положении. Так, компания Cyprus Airways потеряла 700 000 пассажиров за последние четыре года. Я считаю, что иметь местного перевозчика необходимо. Однако нужно, чтобы эта компания работала надлежащим образом. Cyprus Airways — это государственная авиакомпания, в которую правительство инвестировало большие средства. Тем не менее, эти авиалинии не приносят дохода, работают неэффективно, а сеть воздушного пространства постепенно уменьшается. Таким образом, я полагаю, что поиск стратегического партнера для развития и поддержания национальных авиалиний был правильным и логическим шагом.

— Вернемся к Вам. Вы когда—нибудь бывали в России?

— Я несколько раз был в Москве по рабочим вопросам банка, в котором я работал. Он имеет там представительство, где я встречался с клиентами. Обычно мои командировки не длились более нескольких дней, но я должен заметить, что если летом в Москве очень хорошо, то зимой — невыносимо холодно. Однажды во время моего пребывания там температура опустилась до —30! Конечно, населению тоже достаточно тяжело переносить такой холод, но они были более подготовлены к такой погоде, чем я. Тем не менее, я считаю, что Россия — определенно интересная и яркая страна.

— Посещали ли Вы другие города России?

— К сожалению, мне не представилась такая возможность. Я бы очень хотел посетить Санкт—Петербург. Этот город богат культурным и историческим наследием.

— Что бы Вы пожелали гражданам России, проживающим на Кипре?

— Я считаю, что существует историческая связь между нашими народами. И долгая история отношений, не связанных с зарабатыванием денег и ведением бизнеса. Я хочу, чтобы ваши читатели знали, что киприоты искренне уважают русских людей. Многие бывали в России, почти у всех есть русскоязычные друзья и партнеры, даже члены семей. И я хочу уверить русскоговорящих жителей Кипра в том, что мы приветствуем их пребывание в нашей стране.

Справка ВК:

Мариос Димитриадис на посту министра коммуникаций и общественных работ с 14 марта 2014 года. Родился в Пафосе 27 августа 1971 года.

Более шести лет занимал руководящую должность в Piraeus Bank. До этого на протяжении десяти лет работал в Laiki Bank Group.

С 1990 по 1993 гг. обучался по специальности «Бизнес, финансы и экономика» в Великобритании (Университет Восточной Англии). Его успехи в учебе были отмечены многими наградами. С 2000 года Димитриадис является членом Института CFA (аналитик финансовых рынков).

С 1996 года — член Института дипломированных бухгалтеров Англии и Уэльса (сертифицированный бухгалтер) и член Института дипломированных бухгалтеров Кипра (ICPAC).

В период с 1993—1996 гг. работал в международной компании BDO Stoy Hayward в Лондоне в качестве дипломированного бухгалтера—стажера.

Автор: Наталия Кардаш

Кипр > Транспорт > vkcyprus.com, 29 августа 2014 > № 1166517 Мариос Димитриадис


Кипр > Образование, наука > vkcyprus.com, 11 июля 2014 > № 1128030 Костас Кадис

Это интервью — часть долговременного проекта «Вестника Кипра». Каждый раз, когда назначается новый министр, мы встречаемся с ним, чтобы представить его читателям, рассказать о том, что за человек возглавляет то или иное министерство, чем он занимался прежде, чем увлекается, что планирует предпринять. С Костасом Кадисом мы уже встречались в то время, кода он был министром здравоохранения. Теперь г—н Кадис возглавляет Министерство образования и культуры.

— Расскажите, пожалуйста, о себе. Чем Вы занимались прежде чем стали министром?

— Раньше я был профессором в университете. Моя работа была направлена на изучение и сохранение богатого биологического фонда Кипра.

— Что это значит?

— Биологический фонд — это флора и фауна, среда обитания. На Кипре представлены уникальные образцы природного наследия. Мы с моей командой специалистов разработали широкий спектр методов и действий, провели множество исследований, учредили разные проекты по сохранению этих уникальных элементов нашего природного наследия. Более того, нам удалось обеспечить сохранность очень редких и исчезающих видов растений и животных, которые есть только на Кипре и больше нигде в мире. Фактически, у нас насчитывается 145 видов растений—эндемиков, то есть произрастающих исключительно на территории острова. Эти виды эволюционировали на Кипре миллионы лет, и в результате развили уникальные особенности. Мы же занимаемся их изучением и классификацией.

— Сколько лет Вы занимаетесь этими исследованиями? Как Вы их начали?

— Я всегда старался быть ближе к природе, потому что очень люблю ее. Помню, еще будучи студентом, я много путешествовал и любил ходить в туристические походы. Именно это помогло мне определиться в выборе профессии. Я всерьез увлекся биологией, а затем, став кандидатом наук, я начал изучать репродуктивную биологию редких видов растений Кипра, находящихся под угрозой исчезновения. Позже я основал Организацию по охране окружающей среды при университете «Фредерик». Это была первая исследовательская структура во всей системе образования Кипра, целью которой было изучение и сохранение дикой островной природы.

— Вы ученый, но теперь занимаете пост министра. Как это повлияло на Вашу жизнь?

— Это абсолютно другая работа. Но у меня сохранились те же базовые принципы, которые я использую и при решении научных задач.

— Что Вы имеете в виду?

— Для того чтобы решить научную проблему, нужно поставить цель, выбрать методы, определить сроки, объем работ, а также рассчитать ожидаемые результаты. Вот, что мы делаем, когда работаем над каждым проектом. Таким же образом мы ведем дела министерства. По каждому вопросу мы ставим цель, определяем сроки и разрабатываем методы и способы решения этого вопроса. Мы определяем основные этапы, ожидаемые результаты и назначаем людей, ответственных за каждый из них. Мы составляем план и действуем согласно его пунктам.

— Над какими важными вопросами Вы сейчас работаете?

— На данный момент нашей приоритетной задачей является реорганизация министерства. Мы хотим децентрализовать его, сделав более гибким в своей структуре. Как министр я знаю, что каждодневная работа не оставляет мне достаточно времени, чтобы сосредоточиться на стратегических вопросах. Таким образом, моя цель — сделать бюрократию эффективной, сосредоточив усилия руководителей, чиновников, министра и генерального директора на разработке и внедрении политики Министерства, а не на ежедневной работе.

— Какие самые яркие примеры бюрократии Вы можете назвать? С чем Вы боретесь?

— Если Вы выйдете сейчас из моего кабинета, то увидите груды файлов, которые мне предстоит рассмотреть. И все они являются документами, пришедшими только в течение последних двух дней. На данный момент все должно быть утверждено министерством. Однако среди них есть незначительные вопросы, которыми министр заниматься не должен. Поэтому мы хотим изменить эту ситуацию. Конечно, мы должны решить и многие другие проблемы, среди которых, например, реорганизация работы школ, целью которой является улучшение результатов обучения наших детей. Это мое видение проблемы.

— Объясните, пожалуйста, почему результаты недавних экзаменов были такими низкими? В чем проблема?

— Я считаю, что можно говорить о многих факторах. Одним из них является то, что некоторые ученики не стремятся к поступлению в университет. Поэтому их устраивает любая оценка, лишь бы экзамен был засчитан. Они не прикладывают усилий и, следовательно, получают очень низкий балл. Другая причина заключается в том, что эти экзамены являются одновременно вступительными в университет. Именно поэтому они немного сложнее, чем те, которые дети обычно сдают в конце года. Тем не менее, мы все еще должны сосредоточиться на способах улучшения результатов учебной деятельности. Мы хотим быть уверены, что наши дети получают необходимые знания и навыки, которые позволят им продолжить обучение в высших учебных заведениях.

— Какими были самые тяжелые моменты в Вашей жизни? А какие — самыми счастливыми?

— Самими счастливыми моментами моей жизни было рождение двоих моих детей, дочери Софии (8 лет) и сына Христофороса (5 лет). Самыми тяжелыми оказались моменты, свидетелем которых я стал, когда занимал пост министра здравоохранения и сейчас как министр образования. Это моменты, когда я вижу молодых людей, страдающих от тяжелых трудноизлечимых болезней. Я сам отец, и мне даже сложно представить, через что проходят родители этих детей.

— Что Вы цените в других людях? Какими личными качествами, которые Вы развили в себе, гордитесь?

— Я ценю честность, скромность, самоотверженность и духовность. Это те ценности, которые я ценю в других людях, и стараюсь проявлять в моей собственной жизни.

— Вы когда—нибудь бывали в России? Что Вы думаете о русских и российско—кипрских отношениях?

— Я был в России дважды. В феврале я посетил Москву как председатель Совета Кипрской Организации по туризму. У меня были встречи с российскими туроператорами по вопросам увеличения количества туристов из России. А совсем недавно я снова был в Москве в рамках XXI Генеральной Ассамблеи Межпарламентской Ассамблеи Православия, где мне представилась возможность обратиться к членам правительства более чем 25 стран. В своей речи я, прежде всего, подчеркнул дружественность отношений между гражданами Кипра и России и выразил искреннюю благодарность российскому правительству и Русской Православной Церкви за постоянную поддержку Кипра и наших граждан в борьбе за их человеческие права и достижение мирных и надежных путей урегулирования кипрской проблемы. В рамках Межпарламентской Ассамблеи всеми министрами была подписана декларация, которая подчеркивает необходимость совместных действий по сохранению и защите религиозных памятников и исторических мест православия, а также уважения культурных ценностей других народов. Я воспользовался случаем и упомянул о продолжающемся разрушении турецкой армией церквей и религиозных памятников на оккупированной территории Кипра. Большой честью для меня была личная встреча с российским министром культуры, с которыми мы обменялись идеями и мыслями по поводу вопросов, представляющих взаимный интерес.

— Чем бы Вы хотели гордиться к концу срока Вашего пребывания на посту министра?

— Как министр образования и культуры, я хочу внести свой вклад в формирование грамотных ответственных граждан, стремящихся к постоянному обучению, имеющих демократические идеалы, историческое самосознание и уважение к разным культурам; граждан, которые являются всесторонне развитыми личностями, способными улучшить качество жизни и успешно справиться с будущими сложностями. Моя главная задача состоит в том, чтобы достичь этой цели. Для этого мы внедряем ряд реформ, которые приведут к улучшению результатов образования детей, выступят гарантией того, что наши дети обучаются у лучших преподавателей, а министерство будет действовать эффективно. Если нам удастся реализовать эти реформы в соответствии с нашими планами, то мы будем иметь систему образования, которой сможем гордиться. В то же время мы разрабатываем конкретные меры для популяризации наших богатых культурных ценностей и культурных мероприятий, а также стараемся поддерживать людей искусства на благо процветания Кипра.

Кипр > Образование, наука > vkcyprus.com, 11 июля 2014 > № 1128030 Костас Кадис


Кипр > Финансы, банки > interaffairs.ru, 29 марта 2014 > № 1268050 Станислав Осадчий

Банковский кризис на Кипре. Взгляд изнутри

Осадчий Станислав

Финансовые проблемы в странах еврозоны не оставили в стороне Республику Кипр (РК). Структурный кризис кипрской экономики, который развивался с 2009 года, привел к параличу банковской системы страны и вверг ее экономику в начале 2013 года в преддефолтное состояние. Если вспомнить Кипр, каким он был в недалеком прошлом, то произошедшее в марте 2013 года воспринимается как злая шутка, настолько неожиданным и нереальным это выглядело со стороны. На острове случились события, беспрецедентные для всей мировой практики. Например, конфискация депозитов в двух крупнейших банках страны, решение о которой было принято на заседании Еврогруппы, ликвидация одного из них, приостановка деятельности всех банков, ограничение свободы передвижения капитала и платежей, закрытие фондовой биржи на несколько недель фактически парализовали деятельность государства.

Тому, что Кипр оказался на грани финансовой катастрофы, способствовали несколько причин. Первая причина - страна жила явно не по средствам, тратя больше, чем зарабатывала. В первую очередь это касается непомерных расходов в госсекторе. Данная проблема не только кипрский феномен, этим «болела» вся Европа.

Вторая - спекулятивные операции ведущих кипрских банков с греческими долговыми обязательствами. После списания греческих долгов по решению Еврогруппы банки Кипра потеряли 4 млрд. евро, а страна 24% ВВП1.

Третья - сильный крен экономики Кипра в сторону «офшорного» сектора. Сумма вкладов в банках страны составляла приблизительно 835% ВВП2. Киприоты прекрасно понимали, что ВВП рос на «русские деньги» и деньги международных компаний, которые исправно платили налоги не у себя в стране, а на Кипре. Все это помогало кипрской экономике развиваться семимильными шагами.

Четвертая причина - политическая. Ни для кого не секрет, что Россия имела, да и продолжает иметь, заметное влияние на Кипре. В основе наших отношений с Кипром - многолетняя дружба двух православных народов, общие культурные традиции, многотысячная русскоязычная диаспора, которая сформировалась вследствие распада Советского Союза.

Сильный российский фактор в стране, являющейся членом Европейского союза, не мог не раздражать наших западных «друзей». Тот факт, что была поставлена задача «выдавить» Россию из этого региона средиземноморской Европы, не вызывает сомнения. То, что произошло в итоге на Кипре, было хорошо спланированной акцией. Уже в конце пребывания у власти левого правительства Президента Д.Христофиаса в ЕС была запущена кампания по дискредитации российско-кипрских связей в сфере финансов. Тема отмывания денег «российских олигархов» стала темой номер один в западных средствах массовой информации.

К приходу к власти правой администрации Президента Н.Анастасиадиса почва для «наказания» Кипра была подготовлена. С одной стороны, поставлена цель ограничить влияние России на новое кипрское правительство, с другой - провести «стрижку» якобы нечистых русских капиталов. О том, что в результате пострадал кипрский средний класс, никто уже не думал.

За годы, предшествующие кризису, подавляющее большинство киприотов привыкли жить на широкую ногу. Киприоты покупали дорогие автомобили, вкладывали деньги в недвижимость, много путешествовали. Естественно, что все атрибуты «красивой жизни» приобретались в кредит. Объем коммерческих кредитов в стране значительно вырос: при 10-процентном росте экономики кредитная масса увеличилась на 25%3. А правительство вводило все новые и новые льготы, пособия, премии… Повышались зарплаты, которые зависели, кстати, не от эффективности работы, а от выслуги лет. Самый большой рост государственных расходов приходился на содержание госаппарата: с 1,3 млрд. евро в 2000 году до 2,9 млрд. евро в 2011-м (+118%); социальные выплаты увеличились с 0,89 млрд. евро в 2000 году до 2,62 млрд. евро в 2011-м (+192%)*. (*По данным Статистической службы Кипра.)

При этом рос государственный долг: каждый год киприоты тратили больше, чем зарабатывали. К концу 2012 года совокупный госдолг Республики Кипр составил 85,8% ВВП**.(**Там же.)

Вышеперечисленные причины привели к регулярному снижению суверенного кредитного рейтинга РК и рейтингов ведущих кипрских банков - MarfinPopularBank (Кипрский народный банк) и BankofCyprus (Банк Кипра) - мировыми рейтинговыми агентствами Standard&Poor’s и Fitch, из-за чего страна потеряла доступ к международному рынку капитала4.

В условиях нарастающего финансового кризиса руководство РК обратилось к «тройке» международных кредиторов (МВФ, ЕЦБ, Еврокомиссия) за помощью. Из общей суммы 23 млрд. евро, которые были необходимы для вывода экономики Кипра из кризиса, «тройка» решила предоставить 10 млрд. евро по линии Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ).

Естественно, что никто не собирался предоставлять Кипру финансовую помощь просто так. Стране был практически навязан разработанный «тройкой» меморандум, прописывающий меры и обязательства государства по проведению финансово-экономических преобразований, выполнение условий которого стало залогом для получения денег от международных кредиторов. Сегодня средства правительству РК предоставляются траншами, перед каждым из которых представители «тройки» оценивают ход согласованных финансовых и институциональных реформ.

По мнению многих кипрских политических деятелей и экспертов, эти реформы зачастую достаточно спорны, в особенности те, которые предполагают сокращение государственных расходов на социальные нужды, ослабление позиций профсоюзов и роли коллективных договоров в государственном и частном секторах. Однако, несмотря на всю неоднозначность, многие из них, как правило, достаточно логичны и необходимы для обеспечения нормального регулируемого функционирования любого европейского правительства5.

Из средств, предоставляемых по линии ЕСМ, 2,5 млрд. евро пошли на рекапитализацию банковской системы РК. В этих рамках предусмотрена ликвидация Кипрского народного банка и перевод его активов в Банк Кипра, а также проведение «стрижки» незастрахованных депозитов, которая коснулась как граждан РК, так и иностранных резидентов, хранящих свои деньги в этих кипрских банках.

Списание денежных средств с незастрахованных вкладов, размещенных на депозитных счетах в Банке Кипра и превышающих 100 тыс. евро, прошло в два этапа и составило 47,5%. Взамен владельцы подвергнутых «стрижке» депозитов получили ценные бумаги данного финансового института. Часть из них - 37,5%, или 4,05 млрд. евро, - в соответствии с договоренностями с «тройкой» были преобразованы в акции банка и переведены в уставный капитал в апреле 2013 года. В июле 2013 года оставшиеся 10%, или 850 млн. евро, были конвертированы в 5% акций и 5% облигаций соответственно. Облигации впоследствии могут быть также обменены на акции, после того как с Банка Кипра будут полностью сняты ограничительные меры на проведение банковских операций. Оставшаяся часть вкладов разделена поровну на три равных депозита со сроком погашения три, шесть и 12 месяцев. Процентная ставка для них предполагается выше, чем для других вкладов банка. Ограничительные санкции, наложенные на Банк Кипра после его слияния с Кипрским народным банком, будут сниматься постепенно в течение двух лет. Такой расклад позволит Банку Кипра выйти из режима «оздоровления» с высоким уровнем достаточности капитала (капитал первого уровня) в 12,4%. Структура акционеров банка изменена таким образом, что все акционеры теперь являются владельцами обыкновенных акций, что соответствует есовским требованиям к капиталу.

Мартовские события 2013 года подорвали банковскую систему страны, инвестиции и потребительские расходы сократились, долгосрочные отношения между банками и их клиентами до сих пор не восстановились в полном объеме. Одновременно выполнялись и выполняются тяжелые для киприотов требования, выдвинутые международными кредиторами. Что-то уже сделано, главным образом в вопросах сокращения госрасходов и контроля над расходами госбюджета. Но чтобы «перезапустить» экономику, предстоят еще более серьезные реформы. Сделать это за короткий промежуток времени не получится. К сожалению, после большого количества ошибок невозможно сразу перейти к экономическому росту.

Ближайшие два-три года станут весьма сложными для Кипра. Первостепенная задача по выводу экономики страны из кризиса - это в первую очередь восстановление доверия к банковской системе. Сегодня перед кипрским правительством стоит задача сделать все необходимое, чтобы инвесторы снова поверили в то, что Кипр - лучшее место для инвестиций. Без внешних инвестиций, новых проектов, без вливания «свежих» денег стране будет очень сложно оправиться после тяжелого удара 2013 года.

Придется адаптироваться к современным реалиям. Раньше 80% кипрской экономики было ориентировано на предоставление услуг в банковской сфере, в управлении холдинговых и инвестиционных компаний. Сейчас доля этих услуг в ВВП страны значительно сократится. Придется искать новые источники доходов, переориентировать существующий бизнес, создавать новые отрасли экономики.

Реализация стабилизационной программы, которая включает в себя проведение приватизации, реструктуризацию банковского сектора и решение проблемы необслуживаемых кредитов, будет играть важнейшую роль в деле восстановления доверия к банкам, а также снятия контроля над движением капитала и возобновления кредитных потоков. Правительству предстоит провести непопулярные преобразования в социальной сфере, а также административную реформу, направленную на повышение эффективности работы государственного сектора.

Не менее важным вопросом, над которым работает правительство РК, является проведение сбалансированной внешней политики. Для Кипра с его геостратегическим положением, недавно открытыми запасами углеводородов в Восточном Средиземноморье это имеет первостепенное значение. В результате сейчас возросла интенсивность контактов кипрских руководителей с Израилем, Египтом и другими странами региона. Большие надежды киприоты возлагают на Китай, который уже проводит достаточно активную политику в Средиземноморском регионе.

Нельзя сбрасывать со счетов и Россию, которая остается стабильным экономическим партнером для Кипра. Российские предприниматели, имеющие свой бизнес на Кипре, смотрят на будущее страны и ее банковскую систему достаточно оптимистично, конечно, если руководство государства будет проводить сбалансированную политику в сфере финансов. Наши бизнесмены не только выжидают и анализируют развитие ситуации, они принимают непосредственное участие в реформах. Например, российский опыт кризисного управления в банковской сфере оказался востребованным в процессе реформирования Банка Кипра. Так, по итогам выборов нового состава Совета директоров этого банка шестеро представителей России стали его членами, а Владимир Стржалковский получил также пост вице-президента Совета.

Благодаря наработанным за многие годы связям, российские компании продолжают оставаться среди стран-лидеров, инвестирующих в кипрскую экономику. Речь идет не только об инвестициях в банковский сектор. Российские компании инвестируют в развитие двух крупнейших пятизвездочных отелей в Лимасоле - «LeMeridien» и «Amathus», вкладывают средства в развитие туристического сектора на острове, с учетом того что Кипр является привлекательным местом отдыха для россиян. С 2011 года количество российских туристов увеличилось более чем в два раза и составило в 2013 году 630 тыс. человек.

Задачи перед кипрским руководством стоят амбициозные. Насколько возможно реализовать эти амбиции в существующих политических и экономических условиях, покажет время.

1www.nytimes.com/2012/04/12/business/global/in-cyprus-a-national-quest-to-shore-up-teetering-banks.html?pagewanted=all&_r=0

2www.reuters.com/article/2013/-3/22/us-column-ceprus-ivesting-saft-idUSBRE92LOUV20130322

3Саррис М. Кипрский кризис следствие серьезных ошибок// Успешный бизнес. 2014. №12.

4www.news.cyprus-property-buyers.com/2011/05/31/fitch-cuts-raiting-on-exposure-to-greek-debt/id=007864

5Аммерман Ф. Пакет финансовой помощи Кипру: проблемы, риски и уроки Греции// Успешный бизнес. 2013. №8.

Кипр > Финансы, банки > interaffairs.ru, 29 марта 2014 > № 1268050 Станислав Осадчий


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 24 января 2014 > № 992936 Андреас Хаджиадаму

Если русскоговорящие жители Кипра будут регулярно спрашивать об интересующих их русских продуктах в кипрских магазинах, те могут начать поставки нужных товаров! Об этом нам рассказал исполнительный секретарь Всекипрской ассоциации супермаркетов Андреас Хаджиадаму. На днях он побывал в редакции «Вестника Кипра» и поделился с нами важной и полезной для наших читателей информацией.

— Расскажите подробнее об Ассоциации. Сколько лет она существует, каковы ее задачи?

— Ранее на Кипре существовали две ассоциации: одна — для крупных супермаркетов, другая — для небольших магазинов. Лет десять назад они объединились, создав Ассоциацию в ее нынешнем виде. Организация взаимодействует с правительственными комитетами и надзорными органами и защищает интересы кипрских супермаркетов, которые являются ее членами и которых на сегодняшний день более 250. Это крупные сети супермаркетов с известными названиями, а также средние и маленькие торговые организации.

— Недавнее увеличение до 19% НДС на Кипре неминуемо отразится на покупателях. Можно ли смягчить негативное воздействие?

— Увеличение НДС произошло на фоне повышения других налогов. Фактически, начиная с 2004 года, у кипрских потребителей появилось довольно много расходов. Это и регистрация автотранспорта, и различные сборы, и сокращение зарплат. В свою очередь считаю, что супермаркеты поддерживают своих покупателей в нынешнее нелегкое время, продавая время от времени некоторые товары по сниженным ценам. Стоит отметить, что, конкурируя между собой, торговые организации стараются держать цены на довольно низком уровне.

— Как отразилось увеличение рабочего дня на работе супермаркетов?

— Июльское решение правительства об увеличении часов работы магазинов доказало, что оно не только приносит большую пользу потребителям, но и способствует оживлению рынка. Одновременно с этим способствуя повышению занятости населения. Как вы знаете, в последнее время на Кипре очень вырос уровень безработицы. И начиная с июля прошлого года, уже удалось трудоустроить около 1900 безработных. Заметно, что это отражается и на экономике в целом, и на работе организаций, и на самом потребителе. А ведь именно от него зависит работа и развитие предприятий торговли.

— Как насчет перевода супермаркетов на ежедневную работу?

— Сейчас это возможно. Раньше, если вы помните, в выходные дни открытыми были только киоски и булочные. Они же по желанию могли работать круглосуточно. Однако список продуктов, разрешенных к продаже, был ограничен. Супермаркеты по воскресеньям и в вечернее время по средам были закрыты. Конечно, некоторые киоски работали как супермаркеты, продавая большое количество товаров и при этом оставаясь открытыми ежедневно. Но было ли это справедливо? То же самое можно сказать и о магазинах, работавших в туристической зоне. Они почти всегда были открыты. В то время как находящиеся неподалеку супермаркеты были вынуждены оставаться закрытыми. Новое законодательство это исключает. Сейчас никакой несправедливости нет. Все равны в своих правах. Мы — свободный рынок, и покупатель сам решает, куда ему пойти. Это способствует честной конкуренции.

— Почему цены на одни и те же товары в различных супермаркетах отличаются?

— Это зависит от политики торгового предприятия. Различия существуют, и это — признак конкуренции. Однако, согласно проведенным исследованиям, цены на товары в кипрских супермаркетах ниже, чем где—либо еще, например, в киосках или в булочных. Ассоциация потребителей проводила исследование и выяснила, что самый дешевый киоск (или булочная) оказались дороже, чем самый дорогой супермаркет.

— Участвуют ли супермаркеты в программе поддержки кипрского производителя?

— Мы всегда поддерживаем кипрских производителей продуктов. Они для нас всегда на первом месте, и многие супермаркеты очень активно с ними сотрудничают. Однако мы стремимся предоставить потребителям качественные продукты по приемлемым ценам. Если цена неоправданно завышена или качество товара недостаточно хорошее, то мы приобретаем товары в другом месте. С тем, чтобы нашим покупателям предоставить только лучшее — это наша основная цель. Получается, мы создаем кипрским производителям условия конкуренции, в результате чего они стремятся усовершенствовать производство, улучшить качество товара и назначить приемлемую цену. В результате выигрывают все. В том числе и кипрская экономика. Там, где присутствуют достойные цены, отличное качество, хорошее сотрудничество — там есть кипрские продукты.

— Есть ли в кипрских супермаркетах ГМО—продукты? Их поступление на рынок каким—то образом контролируется?

— Специальных требований на проведение исследований от населения не поступало. Если такие продукты и есть, то их число очень незначительное.

— Во многих супермаркетах появились отделы русских продуктов. Как Вы можете это прокомментировать?

— Русскоговорящие жители Кип—ра, особенно Лимассола, составляют значительную часть наших покупателей, и мы стараемся их обслуживать достойным образом, поставлять продукты, которые им нужны и к которым они привыкли. Мы стали привозить даже некоторые национальные русские продукты. Конечно, существуют специализированные русские магазины, но супермаркеты в этом плане имеют больший опыт и профессионализм, и знают, что нужно их покупателям. Если появится необходимость поставлять большее количество российских продуктов в кипрские супермаркеты, это будет сделано.

— В некоторых супермаркетах сотрудники говорят по—русски. Это необходимость или дань моде?

— Это происходит и по причине необходимости, и как дань моде, и потому, что раньше русскоговорящий персонал был на Кипре. Русскоговорящих жителей очень много. В некоторых супермаркетах много русскоговорящих покупателей. И, несмотря на то, что многие русские говорят по—гречески и практически все — по—английски, многие владельцы супермаркетов придают большое значение наличию русскоговорящих продавцов. Для любого сотрудника это считается дополнительным преимуществом. Особенно в последние годы.

Автор: Юлия Минавнина

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 24 января 2014 > № 992936 Андреас Хаджиадаму


Кипр > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2013 > № 944114 Елена Тофанюк

СДЕЛКА НА КОФЕЙНОЙ ГУЩЕ: НА КИПРЕ ВПЕРВЫЕ ПРОДАН ЗАМОРОЖЕННЫЙ ВКЛАД

Елена Тофанюк редактор Forbes

Кипрская компания MeritKapital продала вклад российского гражданина хедж-фонду

На Кипре продан первый "замороженный" вклад в Bank of Cyprus. Об этом сообщила кипрская компания MeritKapital, организовавшая и структурировавшая сделку. По данным Forbes, размер проданного вклада составляет $15 млн, его удалось продать за 48% от номинала. Покупателем стал американский хедж-фонд. Имя владельца вклада не разглашается. Известно лишь, что это российский гражданин, который владел депозитом в кипрском банке через компанию на Британских Виргинских островах. По словам исполнительного директора MeritKapital Паноса Ионидиса, хедж-фонд получил в собственность акции Bank of Cyprus, которые были выданы вкладчику взамен части депозита, и право требования на оставшиеся средства в банке.

До сих пор на Кипре лишь ходили слухи о том, что такая продажа возможна. В пресс-релизе MeritKapital сообщается, что организованную ими сделку можно считать первой в своем роде - до сих пор депозиты в кипрских банках не продавались. В рейтинговом агентстве Moody's, например, неоднократно слышали про то, что подобные сделки совершаются, однако сомневаются в достоверности сведений.

В конце июля этого года кипрский ЦБ принял решение вернуть вкладчикам Bank of Cyprus €100 000, а остальную сумму реструктуризировать: 47,5% выплатить акциями банка, 37,5% перевести в срочные депозиты с разными сроками выплаты, оставшиеся 15% разморозить, наложив ограничения по выводу капитала.

"Несмотря на распространившиеся слухи о том, что замороженные депозиты могут продаваться со скидкой или даже обмениваться на недвижимость, нет никаких конкретных доказательств того, что подобные сделки производились, особенно учитывая их частный характер", - говорит партнер международной налоговой практики KPMG на Кипре Костас Маркидес. "На Кипре очень много предложений обменять "замороженный" вклад на недвижимость, но ее цена часто завышена. Кроме того, непонятно, что будет с ценами дальше", - сказал Forbes один из владельцев замороженного в Bank of Cyprus вклада. По его словам, до сих пор не было понятных и прозрачных способов продать застрявший вклад. Однако и предложение MeritKapital, по его словам, пока нельзя оценить как выгодное для держателей депозитов, поскольку акции Bank of Cyprus сейчас не торгуются, а предсказать, каков будет их курс после открытия торгов, которое запланировано на 1 января 2014 года, невозможно. "Есть мнение, что они могут упасть в 10, а то и в 15 раз, но это все гадание на кофейной гуще", - говорит собеседник Forbes.

MeritKapital принадлежит главе Deloitte на Кипре Деметросу Ионидису, который не только является одним из разработчиков кипрской офшорной зоны, но и давним партнером Романа Абрамовича ("№"13 в российском рейтинге миллиардеров Forbes, состояние - $10,2 млрд). В иске Бориса Березовского, поданном в Высокий суд Лондона, в частности, упоминается, что Ионидис был собственником некоторых компаний, связанных с Абрамовичем и Millhouse Capital. Исполнительный директор Панос Ионидис в беседе с Forbes отказался подтвердить факт сотрудничества с Абрамовичем, сославшись на то, что информация является конфиденциальной, а кроме того, по его словам, не имеет отношения к продаже депозита.

Кипр > Финансы, банки > forbes.ru, 14 ноября 2013 > № 944114 Елена Тофанюк


Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 12 июля 2013 > № 851377 Ионас Николау

В последние несколько месяцев в прессе часто появляется информация о реструктуризации и реформировании кипрской полиции. Кроме того, мы знаем, что Министерство юстиции пытается разработать полноценные программы предотвращения беспорядков на стадионах и бытовых преступлений. В рамках серии интервью с членами Кабинета министров Кипра в этот раз мы знакомим вас с человеком, который направляет и координирует всю эту деятельность. Предлагаем вашему вниманию интервью с министром юстиции Республики Кипр Ионасом Николау.

– Из Вашей биографии видно, что Вам всегда нравилось что—то организовывать. Желание заниматься общественной работой – это черта характера?

– Да, безусловно. И, уверен, общественная работа начинается и во многом зависит от умения управлять самим собой. Я по натуре очень организованный человек – как в личной жизни, так и в работе. И благодаря этому мне всегда удавалось заниматься несколькими делами одновременно, с одинаковой ответственностью и серьезностью. Я каждый день стараюсь использовать свое время с наибольшей пользой. Мне кажется, благодаря этому я сумел достичь многого, начиная, по сути, с нуля.

– Расскажите, как все начиналось.

– Мои родители – обычные люди. Отец был подрядчиком, а мать – домохозяйка, они родом из небольшой деревни в окрестностях Никосии. Мой отец всегда много работал, но денег было достаточно только для того, чтобы прокормить семью с тремя детьми. К счастью, несмотря на это, мне удалось получить высшее образование, хорошую профессию. Но потом я все больше и больше времени посвящал политике и в течение десяти лет возглавлял парламентский Комитет по правовым вопросам. Поэтому мне не новы темы, которые приходится сейчас обсуждать в министерстве. Я чувствую большую ответственность и хочу оправдать ожидания, не только президента Анастасиадиса, который доверил мне этот пост, но и жителей Кипра, которые ждут перемен в стране. Времена сейчас непростые. Я понимаю, что реформы нужно проводить решительно и быстро.

Мое образование мне очень помогло в жизни и помогает сейчас на посту министра. Наши преподаватели в свое время не просто разъяснили основы права, а научили меня думать правовыми концепциями. Среди моих преподавателей были нынешний министр внешней политики Греции Эвангелос Венизелос, председатель Европейского суда Василиос Скурис (они преподавали нам конституционное и административное право). Они учили нас тому, что право – не статично, оно развивается и меняется, что правовую базу необходимо постоянно модернизировать таким образом, чтобы она удовлетворяла растущие потребности общества. Я в это верю. И сейчас могу влиять на принятие решений на уровне государства.

– Что для Вас значит политика? Вы столько лет занимаетесь этой деятельностью. Почему Вы выбрали этот путь?

– Потому, что я не отношусь к тем, кто просто критикует других. Я из тех, кто верит, что всегда наступит момент, когда ты дожен будешь воплотить в жизнь то, за что выступаешь. Около полутора лет назад, когда Никос Анастасиадис спросил меня, присоединюсь ли я к его команде в случае его избрания президентом, я был уверен, что он доверит мне именно это министерство. Для меня это предложение было вызовом, который я должен был принять. Я многие годы активно критиковал то, как функционирует наша полиция и говорил о необходимости ее реструктуризации и модернизации, отрицательно высказывался о работе многих глав полиции и министров юстиции. Когда мне представилась возможность самому оказаться на этом посту, я просто не мог отказаться.

– Легко ли изменять привычный порядок дел? Готовы ли сотрудники Вашего ведомства к этим изменениям?

– Нелегко. Но можно. И уже многое меняется, я это вижу. Это касается многих старых принципов и взглядов, которые были внедрены десятки лет назад – достаточно вспомнить, что наша правовая система основана на англосаксонском праве 1960 года. И с тех пор ничего не менялось в стране. А ведь в самой Великобритании каждые четыре— пять лет в полиции и в Минюсте происходит реструктуризация. Мы же намерены изменить все только сейчас. Мы уже работаем в этом направлении и обязательно воспользуемся помощью британских экспертов, которые специализируются на вопросах реструктуризации полиции. Параллельно мы пытаемся внести изменения в систему с тем, чтобы полицейские лучше выполняли свои прямые обязанности. Мы хотим «вытолкать» полицейских из офиса на улицы, чтобы они были ближе к гражданам. Мы хотим восстановить доверие граждан к полицейским, как в старые времена. Без сотрудничества с простыми людьми полиция не может эффективно охранять страну.

Я бы сказал, что уровень безопасности на Кипре находится на достаточно удовлетворительном уровне по сравнению с другими странами ЕС. Смотря с чем сравнивать, конечно. В недалеком прошлом мы спокойно спали по ночам с открытыми окнами... Я не говорю, что нам удастся вернуться в ту эпоху в плане безопасности, однако некоторые преступные действия, которые мы в состоянии остановить, чтобы не допустить их бесконтрольного развития, мы пресечем. На Кипре нет организованной преступности как таковой. Наша задача – не допустить формирования группировок теми, кто все же пытается совершать преступления организованно.

– Для реализации всего, о чем Вы упомянули, Вам необходимо много сил и терпения, а значит, в Вашей жизни что—то должно не отбирать силы, а придавать их. Чем Вы любите заниматься, помимо работы? Как находите баланс?

– К сожалению, в последние четыре месяца, которые я нахожусь на посту министра юстиции, времени ни на что, кроме работы, просто нет. Обычно я покидаю офис к одиннадцати вечера и лишь на выходных пытаюсь выкроить немного времени для семьи и друзей. Так, например, уже много лет каждое субботнее утро мы встречаемся с определенной компанией друзей, чтобы выпить кофе и обсудить новости недели.

– Чем именно Вам нравится заниматься?

– Я люблю смотреть футбол и слежу за своей командой – АПОЕЛ. Я стараюсь не пропускать домашние матчи и обычно смотрю их «вживую» на стадионе. Не знаю, насколько теперь получится следовать за командой и на игры за границей, как я делал это раньше... Но думаю, что на некоторые важные зарубежные матчи я все же найду способ попасть.

Кроме футбола у меня есть еще одно увлечение – моя собака. К счастью, справиться с многочисленными обязанностями, которые есть у каждого владельца собаки, помогают и остальные члены семьи.

– Если бы у Вас появилось много свободного времени – к примеру, неделя – чему бы Вы ее посвятили?

– Целая неделя?! Ну, для начала я бы подобрал хорошую компанию и обязательно бы выехал к морю или в горы. Я очень люблю гулять пешком. И читать. Когда я отдыхаю один, я предпочитаю читать, и могу сказать, что читаю все подряд. Порой, даже вернувшись домой поздно вечером, я все равно могу провести за чтением два—три часа...

– Напоследок, что бы Вы хотели сказать россиянам, живущим на Кипре?

– Прежде всего, я хотел бы поблагодарить их за то, что они здесь. У меня много друзей из России, с которыми нас не связывают какие—либо деловые отношения. Как и большинство киприотов, я благодарю россиян за то, что они живут и работают на Кипре, за то, что многие годы помогают нам. Как на уровне государства, так и в плане рабочих, культурных, деловых связей. Также я бы хотел сказать, что Правительство очень сожалеет о том, что произошло в банковской сфере, и о вынужденной «стрижке» депозитов, которой не удалось избежать. Скажу без преувеличения, что Президент до сих пор не смирился тем, что произошло. Никос Анастасидис очень разочаровался в своих европейских партнерах, и самое обидное, что произошло это всего через две недели после его избрания. Если бы мы могли избежать таких жестких мер, поверьте, мы бы так и сделали. Однако ввиду сложной экономической ситуации эти меры оказались неизбежными.

И все же я твердо верю, что у нашей страны есть силы и возможность встать на ноги – как в экономическом, так и в социальном плане. Доказательством тому служат примеры из прошлого, когда мы оказывались и в более сложных ситуациях. Мне кажется, что уже совсем скоро ситуация начнет меняться. Конечно, понадобится время, прежде чем станут заметны результаты, однако мы настроены решительно и достигнем поставленных целей. И мы хотим вернуть доверие россиян к Кипру. Хотим, чтобы они чувствовали себя здесь так же безопасно, как и много лет назад, когда только начали открывать для себя Кипр. Сейчас же русскоговорящие люди – неотъемлемая часть кипрского общества.

Справка ВК:

Родился в 1963 году. Изучал право в Греции и Великобритании. Принимал участие в создании молодежной организации партии ДИСИ, был председателем ученического совета лицея, активным членом общественных студенческих организаций в Салониках и Лондоне. На парламентских выборах 2001 года был избран членом парламента (от ДИСИ), куда потом переизбирался дважды.

С января 2004 по февраль 2013 – председатель парламентского Комитета по правовым вопросам и член Комитета по вопросам труда и социального обеспечения. С марта 2013 года – министр юстиции и общественного порядка.

Женат, воспитывает двух дочерей.

Беседовали  Наталия КАРДАШ, Диана ЯВОРСКАЯ

Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 12 июля 2013 > № 851377 Ионас Николау


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 5 июля 2013 > № 846972 Иоаннис Касулидис

В этом выпуске мы продолжаем публикацию серии интервью с членами Кабинета министров Республики Кипр. Мы беседуем с человеком, который отвечает за реализацию внешнеполитической стратегии страны. В течение последних нескольких лет Иоаннис Касулидис представлял Кипр в Европейском парламенте, одновременно на практике изучая политику и экономику Европейского союза, набираясь опыта в разработке и реализации различных общеевропейских проектов и инициатив. 1 марта 2013 года Касулидис был назначен министром иностранных дел Республики Кипр.

– Как случилось, что врач стал политиком?

– В прошлом на Кипре многие врачи были активно вовлечены в политику. Они – популярные в народе люди, их любят, им доверяют. С адвокатами, например, дело обстоит иначе. Те люди, кого адвокат представляет и защищает, поддерживают его. А те, против кого он выступает, становятся его недоброжелателями… (смеется). Ну, а если говорить серьезно, меня всегда очень интересовала политика. Я всегда был активен – был президентом своего класса в школе, затем участвовал в деятельности организации кипрских студентов во Франции, где в свое время проходил обучение. Постепенно политика и общественная работа стали занимать все время, остававшееся после врачебной практики. В конечном итоге, я перестал работать по специальности и полностью окунулся в политику.

– Расскажите немного о своей работе в Европе. Представителей Кипра в Брюсселе всего шесть. Они действительно могут влиять на политику?

– На Кипре мало интересуются тем, что происходит в Брюсселе и Страсбурге. Кроме того, люди считают, что степень влияния напрямую зависит от количества представителей. Однако все зависит от того, каким видом деятельности вы занимаетесь, и признают ли вас на основе вашей деятельности ваши коллеги в Европарламенте. Секрет в том, чтобы уделять большую часть своего времени решению европейских проблем. Так приобретается признание и доверие коллег. И когда дело дойдет до кипрских проблем, они тоже прислушаются к тебе и помогут. Вы знаете, я был избран остальными членами Европарламента вице—президентом своей – самой крупной – группы в парламенте, и как вице—президенту мне поручили отвечать за вопросы внешней политики. Это, в свою очередь, дало возможность влиять на решение многих других вопросов. Можно сказать, что в какой—то степени я в течение нескольких лет формировал внешнюю политику Европы.

– Вы заняли пост министра в очень сложный для страны период. Что повлияло на Ваше решение принять это предложение?

– Признаюсь честно, я не мог и предположить, насколько все будет драматично. Однако понимал, что Кипр столкнется с серьезными проблемами. Поэтому я подумал, что перед тем, как отойду от политики, будет правильно, если мои знания и опыт, приобретенные в Европе, послужат моей стране. Поэтому я согласился стать министром иностранных дел Кипра с целью помочь президенту в этот непростой период.

– Чем Вы занимаетесь в свободное от работы время?

– У меня нет свободного времени. В те же небольшие периоды, когда оно у меня вдруг появляется, я люблю читать книги. Однако должен признаться, что люблю то, чем ежедневно занимаюсь. Я не отношусь к работе так, как некоторые люди, которые работают по расписанию «от» и «до» и, возвращаясь домой, ищут, чем бы занять свое свободное время. Я живу своей работой. И когда я читаю доклады, документы и все, что имеет отношение к внешней политике, я действительно получаю от этого удовольствие. Именно поэтому я не пытаюсь найти себе другое занятие, чтобы отвлечься.

– Вернемся к Вашей работе на посту министра. Что Вам показалось наиболее сложным за последние четыре месяца пребывания в этой должности?

– Очень многое. Ведь страна находится в разгаре экономического кризиса. Мы вынуждены бороться за восстановление имиджа, подпорченного необоснованными обвинениями в отмывании денег и прочими преувеличениями. Вместе с тем мы должны разработать новый подход к нашей внешней политике, став более напористыми и решительными. Мы не должны поддаваться комплексу маленького государства. Ведь обычно мелкие государства пытаются угодить всем вокруг, чтобы получить поддержку более крупных стран. В итоге мелкие страны не имеют твердой позиции по многим важным вопросам. Лично я не верю в такую политику.

– Какой Вы видите современную внешнюю политику Кипра? Как Кипр должен действовать и какой сигнал послать остальному миру?

– Кипру необходимо иметь собственную твердую точку зрения по всем вопросам. Нам нужно акцентировать внимание на геополитическом положении, на отношениях с соседними странами, на региональной политике. Мы находимся на перекрестке континентов, а это важно в борьбе с терроризмом, организованной преступностью, торговлей людьми и сбытом наркотиков. Мы – между тремя континентами и двумя, если можно так сказать, «мирами» – Западом и Востоком. И мы должны иметь четкое мнение по военным конфликтам в регионе – по Сирии, Египту, Израилю, Ливану. И тогда нас станут принимать во внимание в намного большей степени, чем прежде.

– Что касается вступления Кипра в НАТО, повлияет ли этот факт на отношения с Россией?

– Во—первых, речь идет не о вступлении в НАТО, а лишь о присоединении к одной из программ НАТО («Партнерство ради мира» – прим. ред.). Почему такой шаг должен обязательно толковаться как действие, направленное против России? Ведь Россия тоже является членом данной программы, хотя и неактивным в настоящее время, поскольку отношения между НАТО и Россией сейчас вышли на новый – более высокий – стратегический уровень. Ежегодно между Россией и НАТО проходят саммиты, а иногда и общие военные учения. «Холодная война» окончена. Отныне «врагами» НАТО являются распространение ядерного оружия, терроризм, организованная преступность и пр. Именно поэтому НАТО сейчас обращает свое внимание на такие страны, как Афганистан, Ирак. Мы же считаем себя искренними друзьями России, что неоднократно демонстрировали, поддерживая стратегическое сотрудничество между Россией и ЕС.

– В прессе часто упоминают соглашения, которые подпишут Россия и Кипр во время встречи президентов. В чем суть этих документов?

– В настоящее время ведется подготовка трех соглашений – против терроризма, организованной преступности и торговли наркотиками. Мы также разработаем соглашение, касающееся эвакуации граждан России из стран Ближнего Востока в случае необходимости. А еще два касаются предоставления услуг для воздушных и морских сил России на Кипре. К слову, Россия не просит о создании базы на Кипре, она ей и не нужна. Договоренность между странами будет заключаться в том, чтобы оказавшись в Средиземном море, при необходимости российские корабли могли беспрепятственно зайти в порты Кипра, где мы с радостью примем российских моряков, обеспечим корабли топливом и необходимым продовольствием. Почему бы и нет? Мы оказываем подобные услуги для многих стран мира, включая США и Европу.

– Завершая нашу беседу, что бы Вы хотели сказать россиянам, живущим на Кипре?

– У меня сложилось впечатление, что россияне находят Кипр подходящим местом для ведения бизнеса и для проживания после выхода на пенсию. На Кип—ре дружелюбная атмосфера, хорошее законодательство... и мне кажется, что, несмотря на неприятные события и «стрижку» депозитов, которой подверглись как мы, так и российские граждане, живущие здесь россияне не променяют Кипр на какую—либо другую страну, потому как я уверен: лучшего места им просто не найти.

Справка:

Родился в 1948 году. Изучал медицину в Лионском университете (Франция), после чего специализировался в области гериатрии в Лондоне. Активно участвовал в студенческом движении. По возвращении на Кипр занимал различные посты в ДИСИ, пока в 1991 году не был избран членом парламента. При Глафкосе Клиридисе был официальным представителем Правительства (март 1993 – апрель 1997 года) и после – министром иностранных дел (до февраля 2003 года). В июне 2004 был впервые избран членом Европарламента.

В феврале 2008 года баллотировался на пост президента Республики Кипр. Одержав победу в первом туре, уступил Димит—рису Христофиасу во втором, набрав чуть менее 47% голосов.

В июне 2009 года был вновь избран членом Европарламента, став вице—президентом «Европейской народной партии» (ЕРР) Европейского парламента, а также главой Комиссии по иностранным делам. В 2012 году был переизбран на ту же должность.

С 1 марта 2013 года – министр иностранных дел Республики Кипр.

Женат, есть дочь. Свободно владеет английским, французским и немецким языками.

Беседовали Наталия КАРДАШ, Диана ЯВОРСКАЯ

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 5 июля 2013 > № 846972 Иоаннис Касулидис


Кипр > Образование, наука > vkcyprus.com, 14 июня 2013 > № 833562 Кирьякос Кеневезос

ВК продолжает знакомить читателей с кипрскими министрами. На этой неделе мы встретились с министром образования и культуры Кирьякосом Кеневезосом. Юрист по образованию, политик по призванию – он не очень любит рассказывать о себе. Говорит, что о человеке судят по делам. Главной своей целью считает реформу образования, повышение стандартов обучения и популяризацию кипрской истории и культуры.

– Почему Вы решили стать адвокатом?

– На Кипре зачастую дети идут по стопам родителей при выборе профессии. Мой отец посвятил жизнь юриспруденции, но мое решение было сознательным. Не просто подражать отцу, а работать в той области, которая больше всего привлекает. Мне всегда казалось, что будучи юристом, я смогу помогать людям более эффективно. Именно эта профессия позволяет человеку добиваться того, чтобы восторжествовала справедливость, применяя при этом легальные способы. Этот принцип – часть моей жизни. У меня всегда было сильное желание и стремление заниматься правом, добиваться справедливости и защищать права человека.

– То есть Ваша активная профсоюзная деятельность в студенческие годы тоже основывалась на этом принципе – помогать людям?

– Вы знаете, я думаю, что моя профсоюзная деятельность стала своеобразной подготовкой к выходу на политическую арену. Действительно, в студенческие годы я был председателем студенческого союза, затем председателем молодежной организации своей политической партии...

– Что именно привлекает Вас в политике?

– Это легкий и сложный вопрос одновременно. Мне кажется, что политика – не та сфера, которой ты увлекаешься в процессе. Уже в начале политической карьеры каждый знает, готов ли он полностью посвятить себя этой профессии или нет. Я думаю, что причина, по которой я увлекся политикой, аналогична той, которая подтолкнула меня к решению стать юристом. С самого детства я жил по такому принципу: если права кого—то из моего окружения нарушались, я чувствовал своим долгом что—то предпринять.

– В 2008 году Вы открыли собственную фирму. Находили ли Вы время заниматься ею?

– Как Вы знаете, согласно законодательству, министры не вправе заниматься какой—либо иной параллельной профессиональной деятельностью. Однако после окончания моего срока на этом посту, я, несомненно, вернусь в свою компанию.

– Как Ваши знания и опыт в области юриспруденции помогают Вам в работе в Министерстве образования?

– Хороший вопрос. Прежде всего, я привык читать много документов. Это неотъемлемая часть профессии юриста. Сейчас, когда приходится просматривать сотни страниц в день, мне эти навыки очень пригодились. Опыт работы в сфере юриспруденции помогает взвешивать каждый шаг и каждое слово, принимать трудные решения. Здесь, в этом кабинете, комплексные решения приходится принимать ежедневно. Кроме того, юристы хорошо разбираются в законах и не понаслышке знакомы с административным правом. Как мне кажется, это дает дополнительное преимущество и в значительной степени помогает мне в принятии решений, связанных с работой министерства.

– Я знаю, что сейчас у Вас почти нет свободного времени, да и раньше наверняка его было не так много. Люди, которые много работают, обычно находят способы расслабиться. Как вы предпочитаете отдыхать?

– (Смеется) Мне приходится много общаться с людьми. Единственный способ расслабиться в таком случае – закрыть дверь дома на замок, включить телевизор и просто лежать на диване. Не отвечать на телефонные звонки и не разговаривать, и попытаться не думать. Действительно, времени на отдых совсем мало. Поэтому даже в рабочее время необходимо находить маленькие «окошки», чтобы отдохнуть. Я имею в виду отдых непосредственно во время рабочего процесса, например, во время разговора с сотрудниками. На самом деле, возможность переключиться и хоть чуть—чуть отдохнуть в течение рабочего дня – это больной вопрос для всех министров. На выходных ведь мы тоже работаем…

– Итак, если бы у Вас появился двухнедельный отпуск, Вы бы предпочли отправиться куда—нибудь, где смогли бы уединиться?

– Двухнедельный отпуск?! У меня никогда не было такого длинного отпуска!

– И все же, давайте представим такую ситуацию. Вы бы отправились туда, где Вас было бы трудно найти? Были бы это горы, море или что—то еще? Каким Вы представляете идеальное место для отдыха?

– У меня очень простые мечты. Как и для каждого человека, все зависит от ситуации, от компании и от твоего настроения. Неважно, куда я поеду и поеду ли вообще… Важно суметь хорошо провести время, где бы ты ни находился. Ведь можно провести в отпуске несколько дней и совсем не отдохнуть. А в другой раз – иметь всего несколько свободных часов и отдохнуть душой и телом.

– Должно быть, Вы много путешествуете по работе. Довелось ли Вам побывать в России?

– Нет, я не был в России.

– Какова Ваша любимая страна из всех, что Вы посетили?

– Греция. Я очень люблю эту страну.

– Вы очень молоды. Согласитесь, в Вашем возрасте редко кому удается занять пост министра. Каковы Ваши планы на будущее? Какой Вы видите свою карьеру после того, как покинете министерство?

– Ответа на этот вопрос не существует. Самое важное – сосредоточить силы и внимание на том, чем мы занимаемся сейчас, достичь как можно большего, выполнить нашу миссию. Чтобы через пять лет мы смогли сказать, что действительно изменили образовательную систему Кипра к лучшему, сделали вклад в развитие культуры страны для последующих поколений – это действительно необходимо.

– Вы занимаете пост министра образования и культуры чуть больше трех месяцев. Что для Вас было самым сложным за этот период?

– Межличностные отношения в министерстве. В целом, я бы не стал составлять иерархию того, что было легче или сложнее за это время. У нас действительно очень много проблем – как повседневных, так и более глобальных, касающихся реструктуризации.

– Напоследок мне бы хотелось спросить, каково Ваше видение ситуации? Что бы Вы хотели изменить за эти пять лет в сфере культуры и образования или в самом министерстве?

– В период, когда существует множество социальных и экономических проблем, в том числе и высокая безработица, мы вынуждены еще и экономить. Сокращать образовательные программы, урезать финансирование по долгосрочным проектам. Поэтому самая главная задача, на мой взгляд, – предоставить нынешнему и будущему поколениям возможность получать качественное и комплексное образование, которое позволит им быть конкурентоспособными в профессиональной сфере и в то же время поможет с успехом решать проблемы новой социальной действительности. Кроме того, мне бы хотелось, чтобы наша система образования и культуры действительно характеризовала бы нас как нацию – откуда мы начали как кипрская нация (греки—киприоты), где мы находимся сейчас и куда стремимся в будущем.

Беседовали Наталия КАРДАШ,

Диана ЯВОРСКАЯ

Кипр > Образование, наука > vkcyprus.com, 14 июня 2013 > № 833562 Кирьякос Кеневезос


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 7 июня 2013 > № 831397 Харис Георгиадис

Харис Георгиадис—один из самых молодых министров в истории Республики Кипр. Моложе, наверное, был только Тассос Пападопулос, который в 1960­х занял пост министра в 26 лет. Интервью с ровесником Хариса—министром образования и культуры Кирьякосом Кеневезосом—мы опубликуем в следующем выпуске. Прежде всего мы постарались выяснить, каково это—быть министром финансов в такой сложный для страны момент.

– Итак, как Вы себя чувствуете в роли главы Министерства финансов?

– Хороший вопрос. Я стараюсь вообще не думать об этом. И ничего не чувствовать. Нужно вообще отключить эмоции, иначе на этом посту сейчас не выдержать. Можно сорваться. В моей работе я бы выделил два аспекта. Первый—это вызов и отсутствие готовых решений. Один из моих европейских коллег охарактеризовал меня как министра финансов, на которого сейчас возложена самая сложная роль в Европе. Возможно, это преувеличение, однако, несомненно, передо мной стоит непростая задача. Такая, с какой еще ни один министр в ЕС не сталкивался. И второй аспект—огромная ответственность. У меня нет времени думать, принимать что—либо близко к сердцу и т.д., потому что на мне лежит невероятный груз ответственности. И я стараюсь оставаться рациональным, чтобы быть способным здраво мыслить и максимально хладнокровно принимать важные решения.

– Вам приходится учиться в короткие сроки. Что оказалось для Вас наиболее сложным с того момента, как Вы заняли пост министра?

– Мне жаль, что все встречи, которые необходимо провести в течение дня, все телефонные звонки, на которые нужно ответить, не позволяют мне выделить столько времени, сколько мне действительно необходимо на изучение документов и ситуации в целом. И на подготовку перед принятием важных решений. Все происходит в спешке, в которой нет возможности думать на несколько шагов вперед. Мы все находимся под сильнейшим давлением, и это, пожалуй, самое сложное в нашей работе. Ведь это не один напряженный рабочий день в офисе—у нас все дни одинаково сложные.

– И, как мы понимаем, сейчас Вы работаете без выходных?

– Да. Фактически только на выходных мне удается выкроить немного времени, чтобы изучить многочисленные документы, которые накапливаются в течение недели. На выходные же я откладываю и все менее важные но все же необходимые встречи.

–Как бы Вы сами себя охарактеризовали?

– Не знаю, что и ответить. Я не пытаюсь изображать из себя кого—то особенного. Я—обычный человек. Который, однако, оказался в экстраординарной ситуации, возглавив министерство финансов в разгар беспрецедентного финансового кризиса в стране...

– Вы проучились пять лет в Великобритании и два года спустя вернулись на Кипр заниматься гостиничным бизнесом. Как случилось, что Вы решили изучать экономику и почему после завершения обучения Вы не продолжили строить карьеру по специальности?

– Я бы сказал, что всегда работал и продолжаю работать по специальности. Я изучал экономику и международную политику. Передо мной стоял выбор—заниматься теорией и построить научную карьеру, либо занять активную позицию, которую я в итоге и предпочел. Вы упомянули, что я посвятил себя гостиничному бизнесу. Это лишний раз доказывает, что неважно, насколько глубоко я вовлечен в политику, я никогда не рассматривал эту деятельность как работу или профессию. Я не стал выбирать политику в качестве своей профессии, и вплоть до того момента, как стал министром, я вел свой бизнес. Я бы охарактеризовал для себя политику как постоянный вызов, но не работу.

– Что именно привлекает Вас в политике все эти годы?

– Политическая сцена—это место, где принимаются решения, определяющие курс развития страны и общества. Я никогда не представлял себя в роли простого наблюдателя за процессом принятия решений. Напротив, меня волнует страна, ее общество и будущее. Для меня политика—это, прежде всего, принятие решений, и зачастую это очень трудные решения. По крайней мере, такой мне представляется политика. Еще раз подчеркну, что для меня политика является не работой, а....

– …Образом жизни?

– Я бы не назвал это образом жизни. Политика для меня—не работа, а, скорее возможность изменить мир вокруг. Конечно, политика может стать образом жизни, однако она не должна доминировать в жизни человека. Основной смысл в том, что ты можешь влиять на важные решения, находиться в центре событий. Мы боремся, пытаемся победить и разработать решения, исходя из своих политических взглядов. Однако важно подчеркнуть, что очень редко перед политиками стоит выбор между двумя позитивными решениями. Обычно приходится выбирать меньшее из двух зол.

– Чем Вы обычно занимались в свободное время?

– Если честно, я с трудом припоминаю, когда же у меня действительно было свободное время в моей «взрослой» жизни. Я всегда был очень занят и работал с утра до ночи. Однако даже сейчас, когда я очень поздно возвращаюсь с работы, то получаю удовольствие от самых простых вещей. Например, если мне повезет и моя пятилетняя дочь еще не спит, я помогу уложить ее в постель, а затем просто посижу на диване с бокалом виски и посмотрю телевизор. Обычно я смотрю что—нибудь на DVD. Сейчас пересматриваю сериал West Wing о ежедневной политической жизни западного крыла Белого дома. Однако, как правило, хватает меня всего на час, после чего дает себя знать усталость. Такова моя домашняя рутина, но она мне нравится.

– После политики и туристического бизнеса, что стоит в Вашей жизни на третьем месте?

– Нет. Политика и бизнес—не главное. На первом месте—семья. Мы небольшая, благополучная и счастливая семья. И все, что связано в жизни с моим домом, для меня превыше всего остального. Ничто не приносит мне такого удовольствия, как проводить время с родными. С дочерью, а когда она уже спит,—с моей женой, летом—на веранде, а зимой—у нашего камина. Не стану скрывать: сейчас политика занимает доминирующее место в моей жизни. Семья проявляет понимание, поскольку ясно: это временно. Я не собираюсь быть министром вечно. Я здесь, чтобы помочь выйти из сложной ситуации. Ну, а бизнес есть бизнес. А завершают картину приятные мелочи, например, футбол.

– Вы относите себя к числу футбольных фанатов?

– Я уже не так фанатичен, как в молодости. Тем не менее, домашние матчи своей любимой команды—АПОЕЛ—я стараюсь не пропускать. К слову, я живу недалеко от стадиона, поэтому прихожу туда пешком.

– Что еще Вам нравится?

– Мне ни разу не довелось отправиться в долгое путешествие. Тем не менее, до настоящего момента мы часто брали с женой короткие отпуска и отправлялись за границу. Больше всего мне нравится Лондон. Для нас поездки туда на пару дней два–три раза в год стали уже обычными.

– Почему именно Лондон?

– Хотя я учился в не самом Лондоне, а в его окрестностях, мне приходилось часто бывать там, я все там знаю. Мы чувствуем себя почти как местные. Или, по крайней мере, наши вылазки совсем не похожи на каникулы типичных туристов.

– Бывали ли Вы в России?

– Нет, но полагаю, что совсем скоро мне доведется там побывать по работе, и не один раз. Все будет зависеть от того, как долго я буду занимать пост министра.

– Что бы Вы хотели сказать напоследок нашим читателям, россиянам, которые проживают на Кипре?

– То, что столько россиян считают Кипр привлекательным местом для отдыха, проживания и ведения бизнеса, уже само по себе—великолепная перспектива. Я уверен, что эта тенденция сохранится, несмотря на временные трудности, возникшие в свете последних событий. Я знаю, что те россияне, для которых Кипр стал вторым домом, действительно любят наш остров и сумели здесь адаптироваться. Я действительно считаю россиян очень ценной составляющей нашего общества. Мы открытое общество, у нас открытая экономика, и мы рады, что столько россиян воспользовалось преимуществами Кипра. Я вижу только положительные моменты в их «присутствии» здесь.

Биографическая справка:

Родился в 1972 году. Изучал экономику, международные отношения и европейскую интеграцию в Университете Ридинга (Великобритания). В 1998 году там же окончил аспирантуру Института европейских и международных исследований. Работал в сфере туризма. С 2009 по 2013 годы—спикер партии ДИСИ. В мае 2011 года был избран членом Парламента от ДИСИ. Являлся членом парламентского Финансового комитета, Наблюдательной комиссии и парламентского Комитета коммуникаций и общественных работ. 1 марта 2013 года был назначен министром труда и социального обеспечения. С 3 апреля 2013 года—министр финансов (сменив на этом посту подавшего в отставку Михалиса Сарриса). Женат, воспитывает дочь.

Беседовали

Наталия КАРДАШ,

Диана ЯВОРСКАЯ

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 7 июня 2013 > № 831397 Харис Георгиадис


Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 31 мая 2013 > № 825017 Фотис Фотиу

Мы продолжаем знакомить читателей с членами Совета министров Республики Кипр. Фотис Фотиу не в первый раз занимает пост министра. В правительстве Тассоса Пападопулоса он был министром сельского хозяйства. А до этого руководил Кипрской организацией по туризму. Так что о туризме и сельском хозяйстве он знает не понаслышке. А вот насколько он знаком с вопросами обороны, спросили мы. Говорит, что времени на изучение вопроса не было: пришлось сразу принимать решения и учиться по ходу дела. Работает с утра до вечера без выходных. Пока мы ждали в приемной, из кабинета то и дело выбегали (в буквальном смысле—бегом) военные разного возраста и чина. Мы думали какой­ то аврал. Выяснили, что это обычное дело—темп работы такой. Министр Фотиу привык работать быстро и над несколькими вопросами сразу.

– Туризм, сельское хозяйство, оборона… А есть какая—то любимая тема?

– Вы знаете, больше всего мне нравится читать. Стараюсь просматривать и литературу по специальности, но в свободное время в основном читаю биографии выдающихся людей. К примеру, сейчас я читаю очень интересную книгу биографию Путина. Я без чтения не могу. Хотел бы читать как можно больше, но если рабочий день начинается в 7 утра и заканчивается в 11 вечера, сильно не разгонишься. Времени пообщаться с семьей порой нет даже на выходных. Так что читаю урывками, когда выдается хотя бы полчаса. Также мне нравится смотреть футбол, поскольку я был причастен к этой сфере в свое время...

– Каким образом?

– В Ларнаке раньше существовали две футбольные команды — ЭПА и «Пезопорикос» (ПОЛ). Я был в комитете ЭПА, а мой друг Динос Лефкаридис—в клубе «Пезопорикос». Дела обеих команд шли не особенно хорошо, и вот однажды во время ужина мы пришли к решению объединить команды, чтобы создать более сильный футбольный клуб. Так, в 1994 году наши команды слились в одну, которая и получила название АЕК. Я считаю ее одной из лучших команд в этом кубке. Стараюсь присутствовать на всех играх команды, которые проходят в Ларнаке, где я живу.

– В каких странах Вам нравится отдыхать?

– В Греции, особенно на некоторых островах, например, на Корфу. Когда я отдыхаю, мне хочется быть вдали от публичности. Такую спокойную атмосферу я нахожу на греческих островах, не на всех, конечно. К примеру, на острове Миконос о спокойном отдыхе можно не мечтать, особенно в летний сезон (смеется). А вот зимой мне нравится ездить в Европу—Лондон, Вену... Должен Вам признаться, в этот раз моя жена сопровождала меня во время моего визита в Москву*. Она была в России первый раз и просто в восторге от Москвы. Работая в Кипрской организации по туризму, кроме Москвы и Петербурга я нигде не был. Но вот в Санкт—Петербург влюбился сразу, это один из красивейших и самых любимых моих городов.

– Расскажите немного о своей семье.

– Моя жена очень активно занимается общественной деятельностью, пытается помочь многим людям, при этом она не любит публичности. Она всегда сопровождает меня на мероприятия, где я по долгу службы обязан бывать, поддерживает в трудные минуты и искренне радуется, когда у меня что—то важное получается. У меня три сына, старший из них, Киприанос (24 года) учится в Великобритании, он станет сертифицированным бухгалтером. Мой средний сын Джорж (21 год) в прошлом году завершил службу в армии и сейчас учится в местном филиале университета UcLan в Пиле на факультете делового администрирования, а мой младший сын Александрос, которому 14 лет, учится в Американской академии Ларнаки.

– У Вас большая семья? Есть ли у Вас братья или сестры?

– Да, у нас достаточно большая семья. Например, у моей жены Маро есть сестра и три брата, у меня—сестра и два брата. И когда мы собираемся все вместе, поверьте, я действительно прекрасно провожу время. К сожалению, сейчас времени на такие мероприятия совсем нет.

– К тому же Вы живете в Ларнаке...

– Да, это тоже проблема. Иногда мне приходится преодолевать расстояние Ларнака–Никосия дважды в день. Кроме того, я часто езжу в Пафос, Паралимни, Лимассол... Это непросто.

– Каково Ваше мнение о Ларнаке? Достаточно ли развивается город?

– Поверьте мне, Ларнака—очень красивый город, чего только стоит Финикудес—это одно из красивейших мест в мире. Однако нам не хватает отелей, инфраструктуры. Например, рядом с городом расположен международный аэропорт, а у нас до сих пор нет гостиницы, где можно было бы размещать транзитных пассажиров. Также нам нужна марина, и новое Правительство должно приложить немало усилий, чтобы, наконец, реализовать этот проект. То же самое и с проектом по созданию поля для гольфа. Нам действительно нужны эти проекты.

– Хорошо, а что, по Вашему мнению, может стать визитной карточкой Ларнаки? Например, Лимассол—это город для бизнеса, Айя—Напа—туристический курорт, а Ларнака?

– Ларнака—это прежде всего семейный курорт. Здесь очень много интересных мест, которые можно посетить с семьей. И не только в самом городе, но и в его окрестностях. Вы знаете, когда я работал в КОТ, мы провели исследование и выяснили, что отличительными особенностями Ларнаки являются религиозный туризм, история, культура и протяженный пляж. И нам надо продвигать именно их. Первостепенную важность для меня имеет проект по строительству марины, которая привлечет в регион новых бизнесменов и состоятельных туристов. Также я надеюсь, что именно в Ларнаке появится одно из запланированных казино.

– Идея заключается в том, чтобы создать по одному казино в крупных городах, либо же последовать примеру Лас—Вегаса, сконцентировав казино в определенном месте?

– Мы ожидаем вердикта экспертов, которые ведут исследование. Если Вы помните, именно я был ответственным за подобное исследование, когда являлся главой КОТ. Идея заключалась в том, чтобы создать отдельную игровую зону и одно—два казино в определенных городах. Мы ждем новых результатов, поскольку с момента предыдущего исследования, проведенного в 2006 году, ситуация изменилась. Нам предстоит проанализировать, каков современный рынок казино. Сейчас, к примеру, на Кипре выросло число российских туристов. Если на тот момент Кипр посещали в среднем около 200 тыс. россиян в год, то сейчас их полмиллиона. Или те же китайцы, которые фанатично относятся к казино... Их раньше здесь вообще не было. Другими словами, мы хотим создать казино—курорт с отелями, ресторанами и всей инфраструктурой. И, возможно, построить пару отдельных казино в городах. Одно могу сказать точно—новое правительство намерено реализовать данный проект в очень сжатые сроки.

– Напоследок, что бы Вы хотели сказать россиянам, нашим читателям, которые живут на Кипре? Они очень тяжело восприняли последние события в банковском секторе, когда многих из них коснулась «стрижка» депозитов.

– Во—первых, я хотел бы сказать, что мы любим русских. Россия нам очень близка. Нам действительно жаль, что так произошло. Однако важно понимать, что это было не наше решение и не наша вина. Поверьте мне, мы не ожидали такого поворота событий. Я хотел бы призвать их продолжать доверять Кипру, верить в этот остров, потому что Кипр—это остров для россиян. И я имею в виду не только туристов, но и бизнесменов. Я уверен, что если мы объединим наши усилия, то сможем восстановить подорванное доверие и вернуть чувство безопасности, которое всегда дополняло наши двусторонние отношения.

Беседовали Наталия КАРДАШ, Диана ЯВОРСКАЯ

Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 31 мая 2013 > № 825017 Фотис Фотиу


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 17 мая 2013 > № 815139 Константинос Петридис

Должность нашего собеседника в разных источниках называется по­разному. По­английски «Under Secretary» — это «заместитель министра», а так как полное название Under Secretary to the President, то примерно получается «заместитель президента». На греческом — Υφυπουργ?ς παρ? τω Προ?δρω — «государственный секретарь». А в большинстве русскоязычных СМИ его должность называется «министр при президенте». Но суть остается: на этой неделе мы встретились с человеком, который воплощает в жизнь все текущие планы и задачи Президента Республики Кипр. Разговор сразу зашел об экономике, ведь Константинос много лет проработал в различных финансовых структурах. Причем большая часть его профессионального опыта касается отношений Кипра и Евросоюза.

— Как случилось, что Вы сделали выбор в пользу экономического образования?

— Я определился с профессией буквально за несколько месяцев до окончания школы. И ни разу об этом не пожалел. Вы знаете, экономика — такая наука, которая позволяет тебе исследовать различные сферы жизни. Это не только цифры и законы. Это наука о философском понимании того, как взаимодействуют люди и как лучше всего организовать общество и рынок. Мне нравится анализировать, сопоставлять. Поэтому я писал дипломную работу по политэкономии, по переходу восточно—европейских стран от плановой экономики к рыночной.

— Что, на Ваш взгляд, лучше — централизованная плановая экономика или рыночная?

— Однозначно, рыночная экономика, поскольку она, по сути, и не является системой. Это естественное положение вещей, благодаря которому обеспечивается более справедливая и эффективная экономическая политика. Это было неоднократно доказано на практике.

— Ну, а Кипр? Вроде экономика рыночная. Тем не менее, экономическая деятельность во многом регулируется государством, как, к примеру, часы работы магазинов.

— Согласен. В попытке регулирования экономической деятельности государство создало ряд проблем. Многие кипрские правила не соответствуют ни реальности, ни потребностям современной экономики. Например, мы постоянно говорим о привлечении инвестиций. Но пока не создали соответствующего климата. Мы должны дать людям стимул в виде дополнительного дохода, минимизации налогов, мы должны избавиться от бюрократической волокиты. Конечно, роль государства — защитить участников рынка, однако она вовсе не в том, чтобы управлять рынком. Иначе возникает несправедливая и неэффективная экономика. И Кипр своим примером показал, что все эти проблемы, которые копились годами, в итоге могут стать катастрофой для целого государства.

— А как насчет евро? Многие считают, что это «мертвая» валюта. Что Вы думаете на этот счет?

— Нет, у евро есть будущее. Действительно, существует ряд конструктивных ошибок, и задача Европы в настоящий момент — исправить эти ошибки, чтобы сделать валюту сильнее. За денежной политикой всегда должна стоять эффективная фискальная политика...

— Не было бы правильнее сначала разработать правила и фискальную политику, а уже затем вводить евро?

— Предполагается, что эти процессы происходят одновременно. В 1992 году был подписан Маастрихтский договор («Договор о Европейском союзе»), который содержал эти правила. Но их не применяли на практике. Теперь же, когда проблемы обострились, ЕС пытается применить правила договора, которые вступили в силу еще 20 лет назад. Как бы то ни было, я считаю правильным то, что европейские государства решили создать единую валюту. Возьмем, к примеру, Грецию, Италию, Испанию... В течение многих лет эти страны следовали политике девальвации и бесконтрольной печати денег — то, что некоторые предлагают сейчас Кипру. Однако ничего не получилось. Ведь печатая валюту, мы не становится богаче, а лишь вызываем инфляцию. Фактически это означает понижение уровня благосостояния населения, сокращение доходов, что ведет к необходимости печатать больше денег и так далее… замкнутый круг. Этот сценарий провалился, и именно его пытаются сейчас навязать Кипру.

— Вы успели поработать и в банковской сфере. Каково Ваше мнение по поводу банковского кризиса в Европе в целом?

— Мы переживаем кризис доверия граждан на фоне экономического кризиса. Нам нужно исправить ряд параметров. Первый из них, как я уже упомянул, — это евро. Второй — экономическая политика в отношении банковского сектора. Ряд положений Маахстрихсткого договора оказались ошибочными и должны быть пересмотрены. Именно поэтому сейчас в Европе пытаются создать единый банковский союз. Европейцам нужно усвоить: банки не должны быть чрезмерно крупными, обязаны брать на себя ответственность за свои собственные инвестиции, а центральной банковской системе следует разработать более строгие правила контроля, которые будут препятствовать созданию «пузырей».

— Вы также занимались вопросами сельского хозяйства. Многие высказывают мнение о том, что Кипру необходимо развивать этот сектор. Вы согласны?

— Да, я действительно был вовлечен в эту сферу, и в частности моя деятельность касалась свободной торговли, вопросов общих внешних тарифов ЕС. Развитые европейские страны (Дания, Германия, Ирландия) теперь серьезно занимаются вопросами фермерского хозяйства. Кипр же забыл об этой сфере. Я не хочу сказать, что наша новая экономическая модель будет основана на сельском хозяйстве, однако нам необходимо добиться устойчивого и сбалансированного роста экономики. Мы должны развивать производственный потенциал всех секторов. Пусть сельское хозяйство и не станет основным из них, однако почему бы не увеличить его долю с 3% ВВП до 6%? Ведь такой потенциал есть!

Я не говорю, что мы должны возродить сельское хозяйство в том формате, в котором оно существовало в 1950—е годы. Мы должны инвестировать в этот сектор.

—Как Кипр может стать конкурентоспособным в этой сфере?

— Европа в настоящее время делает серьезный акцент на таких составляющих, как здоровое питание, качественные товары и традиции. Помимо сыров, на Кипре есть и национальные напитки, которые могут быть конкурентоспособными на европейском рынке. Или картофель. Знаете ли Вы, что по мнению европейцев кипрский картофель обладает наилучшими вкусовыми и качественными характеристиками?

— Что Вы делаете в свободное от работы время?

— Я стараюсь смотреть футбол на выходных и выхожу с друзьями после работы. Раньше я много путешествовал.

— В какой стране Вы чувствуете себя наиболее комфортно?

— Это зависит от того, с какой целью ты находишься в стране. Я комфортно чувствовал себя в Брюсселе, не менее комфортно — в Англии, где проходил обучение. В целом, я легко адаптируюсь к новым местам.

— А в России Вы были?

— Вы знаете, так получилось, что это одна из немногих европейских стран, где я еще не побывал. Однако не исключено, что я буду сопровождать Президента в один из его визитов в Россию.

— Как Вы оказались вовлечены в политику?

— Я не считаю себя политиком. Обстоятельства сыграли свою роль. От Никоса Анастасиадиса, с которым я не был знаком лично, поступило предложение стать директором его политического офиса, и я согласился. На тот момент прежний директор — Харис Георгиадис — был избран членом Парламента. Так, появилась вакансия... После победы на выборах меня пригласили занять этот пост, Президент Анастасиадис доверяет новому поколению. Ведь и Георгиадис занял пост директора офиса в весьма молодом возрасте, а сейчас руководит Министерством финансов.

— А как обстоит дело с семьей?

— Я не женат и не имею детей. На этой работе совмещать личную и профессиональную жизнь просто невозможно.

— То есть Вы готовы пойти на то, чтобы в ближайшие пять лет просыпаться и засыпать с мыслями о работе?

— Мне хочется верить, что первый шок пройдет и ситуация станет спокойнее. Сейчас мы начинаем реализовывать программу, заявленную в предвыборной кампании. Конечно, если ты хочешь профессионально заниматься политикой и формировать политику государства, нужно быть готовым на большие жертвы. Надеюсь, что нам удастся изменить ситуацию к лучшему. Я, по крайней мере, приложу максимальные усилия, чтобы свою часть работы сделать на «отлично».

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 17 мая 2013 > № 815139 Константинос Петридис


Кипр > Агропром > vkcyprus.com, 10 мая 2013 > № 811136 Никос Куялис

«Вестник Кипра» продолжает публиковать серию интервью с членами Совета министров Республики Кипр. Наша задача – познакомить читателя с человеком, руководящим тем или иным министерством, рассказать о его жизненном пути, увлечениях, заботах, радостных и грустных моментах. Мы стараемся не затрагивать тему работы: о ней будем говорить при следующей встрече. На этой неделе мы представляем вам Никоса Куялиса, руководителя Министерства сельского хозяйства, природных ресурсов и охраны окружающей среды.

– Как Вы сами могли бы себя охарактеризовать? В нескольких словах.

– Я бы сказал, что фраза «ответственный подход ко всему, что я делаю», характеризует меня как нельзя лучше.

– Давайте поговорим об учебе и вашей предыдущей работе. Как так случилось, что Вы решили стать инженером-электриком?

– Мой отец был инженером. А он всегда был для меня образцом, поэтому я просто решил заняться тем же. Без каких-то сомнений. Всегда знал, что хочу быть похожим на отца. Мне повезло. Оказалось, что эта профессия соответствует моему характеру. Более того, если бы мне пришлось вернуться в университет и снова выбрать факультет, я не сомневаюсь: выбрал бы инженерный.

– Итак, это был удачный выбор. А чем Вы стали заниматься, завершив обучение?

– Окончив университет, я пару лет работал в США: один год – в компании IBM, а затем – на французскую компанию Alcatel, осуществляющую деятельность в области телекоммуникационного и компьютерного оборудования. Когда я вернулся на Кипр, около двух лет был сотрудником компании Siemens Medical, а затем меня пригласили в Электрическую компанию Кипра (ЕАС), где я и работал до того, пока не занял пост министра.

– Чем Вы любите заниматься в свободное время? Я понимаю, что теперь его практически нет, а как обстояли дела в недавнем прошлом?

– Да, сейчас у меня совершенно нет свободного времени, но так было и раньше. Ведь я всегда был вовлечен в политическую жизнь Кипра, и это помимо моей профессиональной деятельности.

– Хорошо, давайте упростим задачу. Любимый спорт?.. Что первым приходит на ум?

– Футбол и баскетбол...

– За какой футбольный клуб Вы болеете?

– Конечно, АПОЕЛ.

– А баскетбол? На Ваш взгляд, этот вид спорта достаточно развит на Кипре?

– Нет, баскетбол на Кипре не развит. Я бы сказал, он находится на среднем уровне. Конечно, появление иностранных игроков в какой-то степени повлияло на ситуацию в баскетболе. Но мне все же кажется, что раньше игра была более настоящей. Я лично был знаком почти со всеми игроками АПОЕЛ. К слову, я также поддерживаю греческую баскетбольную команду «Панатинаикос»...

– А когда именно Вы стали интересоваться баскетболом? С футболом понятно, им в той или иной степени увлекаются все подростки...

– Вы знаете, я в целом люблю спорт. Помимо футбола, я всегда интересовался баскетболом и волейболом и следил за своей любимой командой....

– И даже путешествовали вслед за командой на соревнования?

– Именно так. В течение многих лет я часто посещал другие города Кипра, чтобы лично присутствовать на играх АПОЕЛ. Когда я уехал учиться в США, – а там, как вы знаете, студенческие баскетбольные команды – это целая философия, – мне посчастливилось проходить обучение в одном из лучших университетов штата Северная Каролина, у которого была великолепная баскетбольная команда. Именно в этом регионе США находится так называемый Треугольник науки (Research Triangle Park), крупнейший исследовательский парк в мире. «Треугольник» расположен между университетскими городками Университета Дьюка в Дареме, Государственного университета Северной Каролины в Роли (там учился я) и Университета Северной Каролины в Чапел-Хилле, где учился и играл в баскетбол Майкл Джордан. Поэтому, как Вы понимаете, мы просто сходили с ума по баскетболу. Я помню, как не раз мы разбивали палатки перед стадионом за три–четыре дня до игры, чтобы успеть купить билеты.Это похоже на сумасшествие, однако мы прекрасно проводили время, мне есть что вспомнить.

– Хорошо, о спорте мы поговорили. А как дело обстоит с музыкой? У Вас есть любимые исполнители или музыкальные стили?

– Я люблю классический рок. Например, одна из моих самых любимых групп – The Eagles. Люблю я и греческую музыку. Среди любимых исполнителей – Даларас, Папаконстантину. Мне нравятся живые концерты, но я нечасто хожу на них. Последний такой концерт я слушал во время финального мероприятия предвыборной кампании Никоса Анастасиадиса, на стадионе Элефтериас, где выступал Михалис Хаджияннис.

– Теперь у Вас, наверное, не остается времени на такие концерты...

– Это так, моя работа – почти круглосуточная. Порой мне кажется, что даже 24-х часов недостаточно, чтобы все успеть.

– К тому же, Вы стоите во главе такого большого министерства. Я была поражена, узнав, что Министерство сельского хозяйства является на Кипре самым крупным.

– Это Министерство сельского хозяйства, природных ресурсов и окружающей среды, если быть точнее. У нас 11 департаментов и более четырех тысяч сотрудников, так что Вы можете себе представить масштабы работы...

– Сложно представить, чем занимаются столько людей… По-моему, это много…

– Вам так кажется! У них немало работы, все при деле. Приходите в конце каждого месяца, будем рассказывать вам об успехах и достижениях! (смеется)

– Стране необходимо поднимать сельское хозяйтво, производство, особенно сейчас, в такой непростой период.

– Я полностью согласен с Вами. Еще 30-40 лет назад сельское хозяйство являлось одним из ключевых факторов, влияющих на местную экономику, составляя до 60% ВВП. И сейчас люди вновь возвращаются к фермерскому хозяйству... многие подумывают переехать в деревню, чтобы заниматься сельскохозяйственным производством. Именно с этой целью мы запустили ряд обучающих программ и тренингов – чтобы помочь молодежи приобщиться к этой сфере.

– Вернемся к Вам... Назовите книгу, которая произвела на Вас неизгладимое впечатление.

– Такой книгой для меня стала Νο?μερο 31328 («Номер 31328») Илиаса Венезиса. В ней идет речь о разрушении Малой Азии, угнетении греческого народа, о тех, кто покинул Стамбул и Измир, чтобы вернуться в Грецию после войны. Это одна из книг, которая действительно тронула меня.

– Вы увлекаетесь психологией. Можете составить психологический портрет киприота?

– В первую очередь, киприоты очень гостеприимны, и большинство – хорошие люди. Заметьте, я сказал большинство – не все. Мне кажется, мы искренние люди и на нас постоянно влияет солнце (смеется). Киприоты трудолюбивы, но одновременно с этим нам кажется, что мы являемся центром Вселенной, что плохо. Зачастую нам не удается быть реалистами в отношении многих вопросов. В целом же, мы очень оптимистичный народ и всегда пытаемся найти положительную сторону в любой проблеме.

– А свой портрет?

– У меня есть свое видение людей, жизни, многих вещей. Я не считаю, что я похож на всех остальных. Я не отношу себя к обычным людям в том смысле, что зачастую моя точка зрения и взгляд на многие вещи значительно отличаются от других. Я не люблю сплетни, меня не интересует личная жизнь окружающих, я не вмешиваюсь в дела других людей. Я не стану делать что-то только потому, что это делает большинство. Пожалуй, эти черты характера я развил в себе, живя в США. Считаю, что это очень положительные качества.

– То есть тот опыт, что Вы приобрели, обучаясь в США, повлиял на развитие Вас как личности?

– Да, в большой степени. Можно сказать, что я вырос в США – уехал туда в 20 лет и вернулся на Кипр уже в 28. Мне кажется, что некоторые черты американского стиля жизни вовсе даже и неплохие.

– Например?

– К примеру, то же самое личное пространство, о котором я уже говорил. Американцев не интересует, чем занимаются другие люди. Всех заботит исключительно их собственная жизнь. В то же время порой можно наблюдать эффект бумеранга: американцы становятся слишком равнодушными к окружающим, но себя я к последней категории не отношу.

– А что для Вас неприемлемо в американском образе жизни?

– Пожалуй, то же самое – полное равнодушие к окружающим. И хотя многие занимаются общественной работой, большинство людей все же ведут изолированный образ жизни, что для меня неприемлемо.

– Если бы Вашим друзьям пришлось дать Ваш психологический портрет, как бы они Вас охарактеризовали?

– Скорее всего, они назвали бы меня храбрым... или даже сумасшедшим, потому что я оставил свою работу, чтобы занять этот пост (смеется).

Справка:

Никосу Куялису 46 лет. Он получил диплом инженера-электрика в США в государственном Университете Северной Каролины (North Carolina State University, NCSU). Долгое время работал в Электрической компании Кипра и был заместителем секретаря профсоюза этой организации. Параллельно с этим занимал ключевые посты в кипрских отделениях британского Института инжиниринга и технологии (IET) и Института инженеров-электриков (IEE). В 2011 году стал одним из организаторов Европейской партии Кипра (European Party of Cyprus) и был избран ее вице-президентом. Женат. Трое детей.

Кипр > Агропром > vkcyprus.com, 10 мая 2013 > № 811136 Никос Куялис


Кипр > Медицина > vkcyprus.com, 26 апреля 2013 > № 804420 Петрос Петридис

В этом выпуске мы продолжаем публикацию серии интервью с членами Совета министров Республики Кипр. Наш собеседник — профессиональный врач­хирург, министр здравоохранения Петрос Петридис.

— Расскажите о себе. Почему Вы стали врачом?

— Сразу после окончания средней школы я отправился в Афины, поступать в университет. Ни минуты не сомневался, какой факультет выберу. Почему? В детстве у меня были серьезные проблемы со здоровьем, и вместе с мамой я провел больше года в афинских больницах. Я видел, как работают врачи и медсестры, видел, как они ежедневно помогают людям — взрослым и детям. С самого раннего детства я решил, что буду лечить людей.

Поэтому я поехал в Грецию и начал изучать медицину. В то время моя семья была небогатой. Поэтому, чтобы покрывать расходы на питание и проживание, я работал в различных медицинских учреждениях. Это помогло набраться опыта. Окончив базовый курс, решил, что надо продолжать учебу. Моей специализацией стала сосудистая хирургия. Я поехал в Великобританию, потом — в США. Там я изучил технику ангиографии, баллонной ангиопластики, эндоваскулярной хирургии. Это были передовые технологии на тот момент.

По возвращении домой я начал работать в центральной больнице Никосии. Когда мы переехали в новое помещение, то создали первую на Кипре неинвазивную лабораторию. С того времени стало возможным проводить ряд операций, не травмируя пациента.

— Считали ли Вы, сколько операций провели в течение жизни?

— Много. В государственной больнице я принимал около четырех тысяч человек в год, работая с 5:30 до 20:00.

— Начинали в полшестого утра? Почему так рано?

— Потому что у меня было много пациентов. И я считал своим долгом принять всех. Дважды в неделю я проводил операции. Сосудистая клиника в Никосии была (и до сих пор остается) единственной на острове, поэтому пациенты приезжают отовсюду — из Пафоса, Лимассола, Ларнаки…

— С учетом новых технологий, насколько меньше пациентов нуждаются в операциях, ограничиваясь неинвазивным лечением?

— Много. Очень много. Я был единственным врачом, который применял агиопластику на Кипре. Я стал первым, кто предложил принципиально новый способ лечения аневризмы брюшной аорты, — эндопротезирование. Без вскрытия брюшной полости, через небольшие разрезы в бедренных артериях в полость аневризматического мешка и аорты помещается стент-графт — устройство, которое позволяет ослабленной стенке аорты стать более плотной и устойчивой к постоянному артериальному давлению. Оно также предотвращает дальнейшее увеличение диаметра аорты. Уже на следующий день после такой неинвазивной операции пациент может идти домой.

— На Кипре высок уровень сердечно-сосудистых заболеваний?

— Да, они встречаются очень часто.

— С чем это связано?

— Это, прежде всего, образ жизни. Мы мало двигаемся, много курим. Почти не занимаемся спортом. Перемещаемся только на машинах. И у нас есть свой «белый убийца». Это халлуми.

— Он так вреден для сердца?

— Да, очень.

— Как Ваш опыт, полученный во время работы в медицине — в государственной, частной — помогает на новой должности?

— Мы разработали специальные образовательные меры, руководства для населения о здоровом образе жизни: как питаться и заниматься спортом.

— Должность министра отличается от должности врача. Какие качества Вам нужно развить в себе сейчас?

— Серьезный вопрос. Я не могу сказать, что счастлив на новом посту. Поверьте, я скучаю по своей работе. По возможности навещаю коллег, интересуюсь их делами, спрашиваю, могу ли помочь им советом, и это делает меня счастливым. Но работа в министерстве — это реальная возможность реформировать систему здравоохранения. Я уже был частью этой системы. Поэтому я знаю, что нужно кардинально менять, что корректировать, что нам нужно делать в первую очередь.

— Как Вы проводите свое свободное время? Если оно есть…

— Нет, у меня совсем его нет. И не было прежде…

— Получается, вся Ваша жизнь — работа?

— Большинство книг, которые я читал, — медицинского содержания. Раз в неделю я встречаюсь с друзьями и коллегами. За чашечкой кофе мы обсуждаем политическую ситуацию, что нам нужно изменить… Большинство моих друзей — врачи, которые получили образование в России.

— В России?

— Да. У меня много русскоговорящих коллег, особенно в государственных больницах. Многие окончили Университет им. Ломоносова — это образование очень высокого уровня. И его выпускники — замечательные специалисты!

— Вы когда-нибудь были в России?

— Нет, это страна, в которую я так и не посетил. Там не было ни одной международной конференции по сосудистой хирургии (смеется).

— Вы путешествуете только по делам? Сочетая их с парой дней отдыха?

— Да, я стараюсь совмещать, путешествую с женой. Иначе не вырваться с работы. Забыл сказать, что я женат, у меня трое детей и пять внуков. Моя старшая дочь сейчас учится в Америке. Она тоже врач, ее специализация — работа с детьми и взрослыми, отстающими в развитии. Средняя дочь — юрист. Младший сын только что получил кандидатскую степень в Афинском политехническом университете.

— Сколько лет внукам?

— Старшему — пять лет, второму — три, третьему — два, и еще у нас есть двойня, которым один годик.

— Они все на Кипре?

— Да. У моей жены как будто частный детский сад на дому. Все дети, конечно, внуков нам «подбрасывают». Я очень этому рад! Когда мои дети были в таком же возрасте, у меня на них не было времени. И я только теперь понял, что потерял. Всех пятерых я вижу каждый день: утром и вечером. Каждый вечер перед сном они бегут ко мне, целуют и желают спокойной ночи. Также мы вместе читаем книжки. И я очень счастлив!

— Последний вопрос: через пять лет, покидая этот офис, чем бы Вы хотели гордиться?

— Первую «галочку» в этом списке я уже поставил. Нам удалось отстоять систему бесплатного медицинского обслуживания. «Тройка» выдвигала жесткие условия: только очень бедные люди должны иметь право на бесплатную медицину. Это верно, конечно. Но это только 50 тысяч человек. А сейчас в больницах лечатся более 200 тысяч человек, многие из которых остались без работы. На Кипре нет системы государственного медицинского страхования, и есть

68 тысяч пенсионеров без страховки. Но стоимость частной медицинской страховки в этом возрасте может достигать четырех тысяч евро в год! Так нельзя. Мы нашли компромисс. И этим я горжусь.

Второй обязательный пункт — это реформа всей системы здравоохранения.

— Что в ней не так?

— Ее просто нет! То, что осталось нам от англичан, то у нас и есть. Это и вся система.

— В каких странах эта система действительно работает?

— К примеру, в Нидерландах, Германии, Франции, Австралии, Израиле. Мы планируем взять лучшее из каждой системы, чтобы создать свою.

— Это будет создание новой системы. Оно займет долгие годы.

— Закон уже принят в 2004 году. Но он не работает. Мы хотим усовершенствовать этот закон и начать менять всю систему.

— В какие сроки?

— За два года. Очень амбициозно! Я знаю…

— Знаете, что удивляет россиян на Кипре? «Скорая помощь». Точнее, ее отсутствие. По сути, машина «скорой помощи» — это такси в больницу. Ведь врача в ней нет…

— Нет, только медсестра и водитель. И это мы хотим изменить.

— Это может спасти много жизней.

— Согласен. Потому что медсестра не всегда может верно оценить серьезность ситуации. До того времени, как в «скорой» будут врачи, мы планируем обучить фельдшеров.

— У нас недостаточно врачей?

— Пока недостаточно. На Кипре очень мало врачей общей практики: всего 32! Остальные — терапевты, кардиологи, хирурги. У них нет необходимого опыта. Мы собираемся — и уже получили согласие «тройки» — в течение года обучить некоторых врачей, поднять их до уровня семейных врачей. С тем, чтобы они разбирались в болезнях не только своей специализации, но и в других областях.

— Значит, будет, о чем рассказать, когда в следующий раз встретимся. Договоримся еще раз обсудить все это через два года?

— Нет. Давайте встретимся через полгода! Уверен, у нас уже будет о чем рассказать. Я — человек дела. И очень упрямый. Я привык доводить дело до конца.

Кипр > Медицина > vkcyprus.com, 26 апреля 2013 > № 804420 Петрос Петридис


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 19 апреля 2013 > № 799124 Йоргос Лаккотрипис

В этом выпуске ВК начинает публикацию серии интервью с членами Совета министров Республики Кипр. Это уже традиция: когда назначается новое правительство, мы встречаемся с каждым из министров. Еще рано говорить о работе: нужно время, чтобы новый министр разобрался во всех деталях и мог четко сформулировать свое мнение по каждому из вопросов. Поэтому во время первой встречи мы говорим с нашим собеседником о нем самом – его опыте, мировоззрении, привычках, увлечениях. Предлагаем вашему вниманию первое интервью – с министром энергетики, торговли, промышленности и туризма Республики Кипр Йоргосом Лаккотриписом.

Мы встретились с министром в начале марта, за несколько дней до скандально известного заседания Еврогруппы. Тогда еще ничего не предвещало будущего кризиса. Мы сидели в приемной, когда из кабинета министра вышли члены делегации «тройки» – все молодые, подтянутые, но уставшие и расстроенные. «Переговоры очень сложные, – пояснил министр, видя наше недоумение. – Но мы делаем все возможное, чтобы изменить ситуацию». И после того, как мы выпили чаю и обсудили текущие новости, началось собственно интервью. Наша задача – узнать о министре побольше.

– Как Вы себя чувствуете на новом поприще?

– Стараюсь втянуться в ритм. Вы же понимаете, у нас нет времени на «раскачку»: спим мало, решаем срочные вопросы и пытаемся разработать сбалансированный план. Нам нужно вернуть экономике Кипра былые перспективы.

– Приятно отметить, что большинство новых министров – достаточно молодые и динамичные люди...

– Это и было целью президента: составить правительство, в котором зрелость и опыт будут сочетаться с молодостью и энтузиазмом руководителей, которые готовы внедрять новые подходы и принимать решения.

– Какое качество или навык, по Вашему мнению, больше всего пригодится Вам на новом посту?

– Способность к сотрудничеству с самыми разными людьми, умение договориться и достичь желаемого результата. Я имею в виду ситуации, в которых приходится работать уже не самому по себе или просто в команде, а быть вовлеченным в работу с множеством людей и организаций, которые не имеют отношения к твоей сфере. Я считаю, что эта концепция в большой степени подходит для моего министерства.

– К теме вашего образования.... Школа на Кипре, вузы в Великобритании и США... Как Ваше обширное образование помогло Вам в жизни и карьере?

– Я твердо верю: образование человека лишь на 20-30% свидетельствует о том, что он из себя потом будет представлять. Еще 10-15% – это знания, которые он получает в общении с другими людьми. Однако главную роль в формировании личности играют жизненный опыт и четко обозначенная система ценностей. Чем бы я ни занимался, я всегда стараюсь вынести максимальный опыт из своей работы. Для меня все основано на опыте, и мне кажется, что работа на моей новой должности также основывается на опыте, на постоянном саморазвитии и совершенствовании.

Жизнь – это сплошной вызов. Возьмем, к примеру, мою новую роль. Президент назначил нас именно для того, чтобы решать серьезные задачи.

– И в самый трудный для страны период...

– Именно так. Но согласитесь, что всем нам постоянно приходится сталкиваться в жизни с теми или иными проблемами. Передо мной, я хорошо это понимаю, стоят задачи необычайной сложности. А времени на их решение катастрофически не хватает.

– Но Вы привыкли работать в жестких временных рамках, не так ли?

– Да. Жесткие временные рамки. Четкие цели. Непременная ориентированность на результат. Иначе нельзя. Ни в бизнесе. Ни в моем новом статусе.

– На прежних должностях Вам приходилось много работать и координировать множество вопросов... Как Вам кажется, помогут ли Ваши знания в сфере информационных технологий побороть бюрократию в Вашем министерстве?

– Это одна из проблем, которые необходимо срочно решить. Знаете, мне, человеку, привыкшему к компьютерным технологиям, весьма трудно было окунуться в «бумажный мир» министерской работы. Это невероятно! Мы, несомненно, попытаемся ускорить некоторые процессы работы внутри министерства с помощью внедрения новых технологий. И мой прошлый опыт, я уверен, поможет мне в этом.

– Вы много работаете, много учились... А как Вы проводите то немногое свободное время, которое Вам удается выкроить в напряженном графике?

– Я люблю заниматься спортом, обязательно на свежем воздухе. Особенно я увлекаюсь теннисом и скуба - дайвингом. Кроме того, при каждой возможности я стараюсь заниматься лыжным спортом.

– Разделяют ли дети Ваши спортивные пристрастия?

– Да, прошлым летом мы начали заниматься с ними скуба-дайвингом... При первой же возможности я бы хотел привлечь их и к лыжному спорту. Но для этого мы должны поехать в мое любимое место в провинции Тироль в Италии. Я хочу, чтобы у них от первого «лыжного» опыта остались незабываемые впечатления.

– Хотелось бы услышать Ваше мнение о россиянах на Кипре.

– У меня много русских друзей, это замечательные люди! Кроме того, что я хорошо отношусь к конкретным людям, я с уважением отношусь и к целой стране. И речь не только о том, как Россия помогает Кипру. Я действительно восхищаюсь тем, чего достигла эта страна за последние годы. Где была Россия еще пару десятилетий назад? И на каких позициях она находится сейчас! Нужно посмотреть и на историю страны: мировые войны, разруха и в то же время величайшие достижения науки и техники, огромный человеческий потенциал.

– Довелось ли Вам побывать в России?

– Да, я был в Санкт- Петербурге и Москве. Пока больше нигде… Но я бы (как минимум) с удовольствием еще раз посетил Петербург, это очень красивый город! Я был там со своей любимой футбольной командой АПОЕЛ, которая играла с «Зенитом».

– Вы – футбольный болельщик?

– Да, я забыл вам об этом сказать. Хотя в последнее время не очень часто присутствую на играх. Я действительно очень люблю футбол и при первой возможности смотрю игры «вживую». А игра в Санкт-Петербурге особенно запомнилась, потому как мы пробились в следующий этап Лиги чемпионов.

– Каковы Ваши приоритеты в жизни? Что для Вас важно?

–Для меня, помимо, конечно же, жены и детей, в жизни важны опыт и впечатления. Как я уже сказал ранее, именно опыт и знания помогают человеку развиваться как личность. Каждый день мы чему- то учимся. Я отвечал за 24 страны, среди них Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан...

Было интересно. Некоторые страны оказались очень закрытыми, например, Туркменистан. Понятий, которые мы на Кипре считаем само собой разумеющимися, как, например, демократия, прозрачность, в таких странах не существует вовсе. Таджикистан, Армения и Грузия показались мне очень бедными странами, а Азербайджан, напротив, богатой страной, благодаря нефти в Каспийском море. Я увидел, как разные страны находятся на различных этапах развития в зависимости от наличия природных ресурсов или политики высшего руководства. К примеру, если сравнить Россию со всеми вышеупомянутыми странами, то разница в темпах развития между ними после распада СССР просто огромная.

– Вы хорошо говорите по - английски. А по - русски?

– Вы знаете, до недавнего времени я планировал начать изучение русского языка, что было очень важно в моей предыдущей работе. Но затем я узнал о назначении на пост министра, и мои планы пришлось отложить...

– Напоследок хотелось бы узнать, что, по Вашему мнению, необходимо Кипру в данный момент и что бы Вы хотели сказать живущим здесь россиянам?

– Кипру необходима очень четкая стратегия выхода из кризиса в отношении всех аспектов. Я имею в виду и финансовый сектор, и туризм, и энергетику, которая теперь находится в ведении моего министерства, а также двусторонние отношения. Россия же, я надеюсь, продолжит поддерживать Кипр, как всегда это делала. Уверен, несмотря на сложную ситуацию, мы найдем способ выбраться из этих тяжелейших проблем и восстановить экономический потенциал страны.

Справка:

В мае Йоргосу Лаккотрипису исполнится 43 года. В конце 1980-х он окончил английскую частную школу в Никосии и поступил в британский University of Keele. Базовое образование в этом университете было дополнено спецкурсами в Университете Колорадо. Первым кипрским работодателем нынешнего министра была компания Joannou & Paraskevaides, работа в которой и повлияла на его дальнейшую карьеру: он был руководителем IT-отдела в филиале компании в Бенгази (Ливия). В 1995 он начал работать в отделе продаж компании IBM, а в 2003 возглавил подразделение компании на Кипре. Через пять лет стал управляющим директором представительства Кипр-Мальта, в ноябре 2011 был назначен одним из директоров Microsoft Central & Eastern Europe с задачей развивать деятельность компании в 24-х странах региона.

В дополнение к этому в течение нескольких лет Йоргос Лаккотрипис совмещал посты члена Совета директоров в Кипрском агентстве по привлечению инвестиций и в Кипрской государственной газовой компании. Женат, есть две дочери - двойняшки девяти лет.

Беседовали Наталия КАРДАШ

Диана ЯВОРСКАЯ

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 19 апреля 2013 > № 799124 Йоргос Лаккотрипис


Кипр. Люксембург > Финансы, банки > rusmonaco.fr, 5 апреля 2013 > № 812259 Александр Шварев

Пора принимать решение!

Инвестиционная рубрика Александра Шварёва

С момента выхода в свет предыдущего номера газеты, в мире бизнеса произошло настоящее землетрясение в виде кипрского кризиса, напрямую коснувшееся многих российских граждан, хранивших свои сбережения в банках этого островного государства Евросоюза. То, что еще совсем недавно казалось невозможным, а именно - экспроприация вкладов, почти как при советской власти, сегодня стало суровой действительностью. И теперь не очень верится европейским политикам, утверждающим, что данный сценарий применялся только в отношении Кипра.

- В прошлом номере Вы упомянули о Персональных холдинговых структурах и обещали рассказать об этом поподробнее. Теперь эта тема стала необычайно актуальной. Возможна ли сегодня в мире защита собственности и активов?

- Кипр - исторически сложившаяся финансово-юридическая платформа, доставшаяся русским от немцев и англичан. Когда во времена горбачёвской перестройки у российских предпринимателей пошли первые деньги, их нужно было куда-то выводить. Есть еще один важный моральный аспект. Когда появилась возможность эмигрировать из СССР в некоторые страны Европы после поднятия «железного занавеса», многие греки поехали домой, а их затем переправили как бы в резервацию на Кипр, который восстанавливался после войны с Турцией. Так на острове организовалась постсоветская греческая коммуна отлично говорящая по-русски.

В то же время, на Кипре задолго до этого была сформирована так называемая англо-саксонская экономическая система, в ее банки частично потекли советские и постсоветские деньги. Изначальная англо-саксонская экономическая база, основы которой были заложены на Кипре, отлично подходила для ведения здесь бизнеса. Но то, что на Кипр перебрались многие граждане Советского Союза, означало, что они стали просто нашими первыми экономическими эмигрантами. Кипрские структуры, традиционно работавшие с англичанами, увидели что открылся новый рынок - средства из России. Так для русских появилась отличная возможность для работы с Кипром.

Говорят был один предприимчивый бизнесмен, который пришел в один из кипрских банков, договорился об открытии оффшорных счетов для потенциальных клиентов. И с 1985 года пошел реальный денежный поток из СССР в банки Кипра. В течение 28 лет Кипр обслуживает интересы постсоветского пространства. Хотя, до сих пор там присутствуют голландцы, немцы и англичане, ставшие за эти годы второй по величине диаспорой после русских. Хотя, среди них есть и русские с английскими паспортами, теперь уже трудно определить...

Кипр обслуживал долгое время структуры, вел дела и государственных мужей из разных стран по их бизнесу. Поэтому лобби со стороны этих стран на Кипре всегда было большое. Они защищали, поддерживали, демпинговали, выдавали кредиты. Когда случился кризис, в первую очередь что сделали уполномоченные лица? Поехал на Кипр «разруливать» отношения. Но еще в 2002 году делали предупреждение, что однажды «волна» на Кипре накроет всех.

Когда власти Кипра под выходные объявили о введении 10% налога, то ситуация для всех вкладчиков сложилась критическая. А на самом деле, как мы теперь знаем, экспроприация в зависимости от разных позиций реально дошла в некоторых случаях до 30-40%. Финансовая система Кипра до сих пор парализована, находится в нокауте. Сегодня некоторые экономисты высказывают интересные суждения, что нужно сделать облигации по всем долгам Кипра на срок вплоть до 30 лет и расплачиваться этими бумажками. Политическая напряженность тем самым будет снята, а экономическая выгода - только Кипру. Как не крути, но больше всех пострадали в этой истории с Кипром россияне, и по количеству и по объему вкладов.

- Существует ли на сегодняшний день возможность уменьшить уязвимость вкладов?

- Необходимо сделать трезвый вывод, что людям не нужно держать деньги в чистом депозите. Если средства не находятся на балансе банка, то к ним государственным органам подобраться очень трудно. Если деньги размещены в облигациях и акциях, их напрямую нельзя «подрезать».

Нужно знать, что в Европе в случае краха банка, возмещается только 23 тысячи евро, остальные могут быть потеряны навсегда. Идеальных гарантий, к сожалению, нет.

Единственный способ гарантировать свои вклады - размещать их тут же в акции и облигации. В случае краха банка, можно будет моментально перевести свои активы в любое место и продолжать использовать по личному усмотрению.

Ни в коем случае нельзя подписывать с какими-либо учреждениями и структурами договор на доверительное управление твоими средствами. Надо постоянно самому контролировать ситуацию. Если твоими активами занималась управляющая компания, ты уже не сможешь влиять на оперативное управление.

Если ваши средства будут размещены в акциях или облигациях, можно будет в любой момент распорядиться, чтобы весь ваш инвестиционный портфель перевели в другой банк.

- И банк выполнит это требование?

- Обязан! Он ведь не деньги переводит, а переводит право на управление активами в другое учреждение. Если вы обратились в «нормальный» банк, то он будет и дальше управлять вашими средствами согласно вашим требованиям и договоренностям с банком. Самое страшное, что русские попали в это доверительное управление посредническим компаниям - отдали деньги и - до свидания! Иногда такие компании специально называются именем, созвучным с банком, чтобы создать иллюзию присутствия банка.

Хотя раньше - банк и управляющая компания - было одно целое, это была одна и та же структура. Но несколько лет назад эта практика была запрещена, и финансовые институты вывели все свои советнические инвестиционные структуры за пределы банка. Но не все вкладчики об этом знали. Но ведь не запрещено же иметь похожее название с банком? На этом и играли. Сегодня очень многие вместо Кипра выбирают своей финансовой площадкой Люксембург. Но Люксембург очень дорогой. Если где-то по профессиональному качеству они очень похожи, то Люксембург намного дороже, чем даже Монако. Традиционно Люксембург был вторым государством-инвестором для русских после Кипра. Практически главные российские трасты проходят через Люксембург.

- Так куда же сегодня вкладывать средства, чтобы обезопасить их?

- Традиционно, деньги лучше всего вкладывать в престижную недвижимость, которая не перестает расти в цене, или в произведения искусства, которые во Франции не облагаются налогом. Но в искусстве надо сильно разбираться, чтобы не промахнуться.

- Вы предлагаете вариант по созданию персональных холдинговых структур. Что это?

- Это очень индивидуальный вопрос, исключительно связанный с конкретными случаями и конкретными ситуациями. В общих словах, у всех более менее похожая экономическая ситуация в отношении создания первоначального капитала и его структуризации. Нужно четко понимать первоначальные составляющие, их подготовить, потом их перевести в промежуточную структуру. На базе промежуточной структуры создать новую, которая будет управляться и распределять доходы между членами вашей семьи. Самое интересное, что все необходимые инструменты есть в Европе и не надо искать сомнительные варианты, например, на Кипре.

- Почему это не стало общим достоянием?

- Потому что эту схему мы разрабатывали в течение более двух лет, потратили много времени, сил и средств на выстраивание юридических согласований между компаниями и учреждениями в разных европейских странах.

Нельзя делать уникальный продукт поточным методом, его нельзя социализировать. Каждая ситуация разрабатывается индивидуально, как создается персональная одежда. Все нуждается в личной примерке.

С поточными методами все столкнулись на Кипре, когда не было четкого личного контроля. И чем это обернулось? Чтобы подобрать оптимальный вариант, для начала нужно доверительно пообщаться, согласовать подходящие варианты, проверить их надежность и перспективность, и только затем начать работу по реструктуризации и организации управления активами для спокойной и счастливой жизни.

Самое интересное, что перипетии последних месяцев лишь доказали жизнеспособность нашего подхода и метода работы. Ни одно досье, которое были сделано нами до кризиса, не пострадало.

Мы подбираем набор финансово-юридических сервисов, при этом банк может быть практически любой из разряда высшей категории. Могут быть исторически сложившиеся банки клиентов, нужно лищь проверить есть ли соответствующие соглашения с необходимыми партнёрами, могут ли банки их установить, если их нет, в крайнем случае можно перевести вклады в другой банк, если в этом будет необходимость.

Речь идет об управлении достаточно большими суммами, затраты на их структурирование будут не такие уж высокие. Затраты практически тут же покрываются доходами от размещения, потому что система самофинансируется.

- Александр, спасибо за интересный разговор!

Кипр. Люксембург > Финансы, банки > rusmonaco.fr, 5 апреля 2013 > № 812259 Александр Шварев


Кипр. Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 26 марта 2013 > № 787214 Игорь Шувалов

И. ШУВАЛОВ В ИНТЕРВЬЮ BUSINESS FM: КРИЗИС НА КИПРЕ, СКОРЕЕ ВСЕГО, НЕ СТАНЕТ СЕРЬЕЗНОЙ ПРОБЛЕМОЙ ДЛЯ КРУПНЫХ РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ

Эксклюзивное интервью Business FM первого вице-премьера России

Все были уверенны, что Россия обязательно подключится к решению кипрской проблемы: предоставит средства и покроет все долги, так как там, якобы много российских денег. Однако это большое преувеличение, заявил в эксклюзивном интервью Business FM первый вице-премьер Игорь Шувалов. Банковский кризис на Кипре, скорее всего, не станет серьезной проблемой для крупных российских компаний.

- Кипр. Решение принималось в течение недели и вызвало всеобщую панику. Принятые решения, как бы вы оценили?

- Решения еще не до конца приняты. В пакете все эти решения должны быть, наверное, одобрены парламентом Кипра и решением Европейского ЦБ, МВФ и Еврокомиссии. Когда в совокупности мы увидим весь пласт законодательства всех решений, тогда точно будем знать, что поставлена точка, и как будут развиваться события. Пока мы только видим, что по основным проблемным точкам идет дискуссия. Сказано, что крупнейшие два банка будут санированы, что правительство Кипра отказалось сейчас от идеи введения специального налога для всех вкладов, но это пока только обсуждение. Мы должны увидеть конечную процедуру и законодательное оформление, чем дело заканчивается.

- Но все равно, это решение за счет вкладчиков в той или иной форме принимается впервые. Насколько мы знаем, Россия вела с Кипром тоже переговоры, несколько недель назад Кипр обращался за помощью. Какие-то иные варианты, комбинированные, более справедливые могли бы быть найдены, скажем, совместно Евросоюзом, Россией и другими заинтересованными сторонами?

- Вы говорите за счет вкладчиков: когда происходит санация банка, всегда клиенты банка что-то теряют. Если это граждане, например, России, где вклады гарантированы - сумма подлежит страхованию, вкладчики точно понимают, что их интересы не пострадают свыше этой суммы, в зависимости от того, как будет проходить эта санация. Поэтому каких-то волшебных средств здесь нет, и то, что у этих двух банков появились проблемы после приобретения бумаг Греции, а потом после того, как было принято в ЕС решение, что с долгом Греции делать, то это, по сути, предложенное проблемное решение для Кипра. Они оказались в очень сложной ситуации. Мы знали об этой ситуации, к нам уже заблаговременно правительство Кипра обращалось с тем, чтобы мы предоставили дополнительный кредит, запрашивали кредит около 5 млрд долларов еще год назад. Мы внимательно следили за ситуацией, мы не понимали, зачем нам свой долг увеличивать: 2,5 млрд мы уже предоставили Кипру - этот долг должен быть погашен в 2016 году. К нам обращались с тем, чтобы долг увеличить, мы смотрели на то, какова модель экономического развития Кипра, что меняется, может быть, там появляются какие-то дополнительные источники, которые откроются, и потом позволят вернуть этот долг. Мы ничего этого не видели: и наши рекомендации, и Министерства финансов, и других ведомств были всегда, что долг увеличивать не стоит. Можно ли было эту ситуацию по-другому решить?

- Скажем, санировать банки, создать некий пул инвесторов, в том числе с участием суверенных фондов, сделать более мягкий вариант санации?

- Решений было множество: приватизировать часть экономики, которая принадлежит или контролируется государством, там, где после принятия решения по греческому долгу, если нужна была докапитализация банковского сектора, то искать частного инвестора для этих банков, который бы поправил ситуацию, либо иным способом вводить процедуру санации для этих банков. Но правительство не пошло по этому пути. Дождались, когда пройдут выборы: появилось новое руководство страны, и они оказались перед немедленным выбором. Нужно было немедленно какие-то принимать решения. Решение, которое было предложено со стороны ЕС - не самое лучшее. Теперь уже для банковского сектора Кипра хорошего выхода нет. Даже после того, когда операции будут возобновлены, мы увидим, кто пострадает, будет ли введен на широкий круг инвесторов этот налог или это только будут вкладчики этих двух банков. Тем не менее, к финансовой системе и к банковскому сектору Кипра уже такого доверия не будет как раньше. Решение это может быть более широким, иметь последствия для всего европейского банковского сектора. Все разговоры о праве собственности, о том, что необходимо защищать права инвесторов, даже критикой в адрес России, теперь это даже выглядит немного смешно, потому что так решить проблему в сложный период в стране, означает самый циничный подход и никакого права собственности и незыблемости этого права, и о защите этого права речи не идет. Находят самые разные аргументы, почему это правильно. А это неправильно, поскольку, если есть проблемные банки, надо решать проблему с этими банками: невозможно вкладчиков, которые имеют отношения со здоровым, хорошо работающим банком, просто обязать потерять часть своей собственности. Еще один аргумент, что многие прячут деньги на Кипре, что они не выплачивают в своих национальных юрисдикциях налоги, и справедливо было бы тогда у этих компаний, людей часть дохода изъять. То есть доход такой можно обложить вплоть до 100%, предлагалось ведь просто взять тело любого депозита, вклада и его просто разделить на большую и меньшую часть, и меньшую часть на благо и во имя спасения банковского сектора направить. Но здесь очень много вопросов. Я думаю, что это будет для правовой системы Европейского Союза, для банковского сектора Европейского Союза иметь очень отрицательное значение. При всех проблемах, которые есть в России, при том, что у нас очень много вопросов к самим себе и к нашему инвестиционному климату, не все то хорошо, что находится в Европе и за границей.

- На ваш взгляд, если бы, скажем, "евротройка" вступила в контакты с Москвой, могло бы быть найдено иное решение, в котором бы участвовали и ЕС, и какие-то российские структуры: суверенные фонды, либо частный бизнес, либо государство, плюс еще какой-то круг инвесторов?

- А мы всегда говорили, что мы были открыты к диалогу, но только вместе с ЕС.

- А диалога с ЕС не состоялось?

- У нас диалога не было, поскольку мы брать на себя обязательства по оздоровлению экономики Кипра не должны, это было бы ошибкой. Кипр входит в Евросоюз, и это зона ответственности Евросоюза. Можем ли мы и должны ли мы? Мы можем, понимая, что проблемы Кипра могут выйти за границы Кипра и влиять на зону евро. Нам эта проблема не нужна. В связи с этим, мы могли подключить свои собственные ресурсы, но не предоставляя их для того, чтобы они пропали. Мы не видели ответа на изменение экономической модели. Должна еще появиться модель, которая будет в состоянии долговое бремя обслуживать, экономика должна будет развиваться. Такого диалога не было. Почему-то у всех подспудно была уверенность, что Россия обязательно рано или поздно в проект вступит: поскольку на Кипре очень много российских денег, как всем кажется, а мне представляется, что это преувеличено, что в какой-то момент Россия обязательно предоставит деньги, покроет все долги, и чтобы спасти российские деньги и деньги, которые будут выведены из России, и все будет для Кипра хорошо.

- То есть нас провоцировали на решение за наш счет?

- Да. А мы постоянно говорили - на рабочем уровне, на официальном и на высшем, что мы готовы подключиться к решению этой проблемы. Но решение проблемы искать за счет только России - неправильно.

- Когда-то все-таки Кипр был инвестором номер один в России.

- Вы же понимаете, что это российские деньги.

- Российские деньги, да. Сейчас на четвертом месте. То есть мы понимаем, что объем этих денег за последнее время сокращался и, тем не менее, не только какие-то личные хорошие или нехорошие деньги там, но и наши корпоративные деньги. Есть ли какие-то сигналы от бизнеса о том, что там застряли, возможно, надолго, оборотные средства, которые были зарезервированы именно для инвестиций в Россию. Если есть такие сигналы, то, возможно, что наше правительство будет оказывать помощь пострадавшим от этой форс-мажорной ситуации нашим российским экономическим субъектам?

- Законодательство Кипра, которое к настоящему моменту стало достаточно развитым экономическим и финансовым законодательством, позволяло российским предпринимателям осуществлять сделки через Кипр. У нас есть соглашение об избежании двойного налогообложения, и многие уже привыкли работать через эту возможность соглашения, плюс через то законодательство, которое очень часто похоже на английское. По сути, восприняты основные институты от английского права при осуществлении сделок, это очень удобно. И это не имеет никакого отношения к тому, что это просто прикрывается бегство капитала. Там, где деньги воруются, уводятся и не уплачиваются налоги - это отдельная история. Но если посмотреть, например, на наш крупнейший банк "Русский коммерческий банк", дочку ВТБ, то это абсолютно понятная и открытая операция - по приобретению, слиянию , приобретению новых активов, сделки по привлечению ценных бумаг. Для этого в свое время, достаточно с большой церемонией открывали этот банк на Кипре, потому что считалось, что это русские деньги, но нам была важна юрисдикция. Можем ли мы свое право подтянуть и сделать таким же удобным? Наверное, можем, в какой-то перспективе. Наше банковское законодательство сегодня не то, что было 10 лет назад. Но сказать, что это все понятно для тех, кто работал с кипрской юрисдикцией, пока такого нет.

Все это такая иллюзия. Нельзя сейчас говорить о том, что собственность или денежные средства россиян, даже если они прикрываются другим зарубежным юридическим лицом, больше защищены, чем в России. Мы с вами все эти примеры видели. Но мы, при всей этой сложной ситуации, которая есть сейчас на Кипре, в среднесрочной перспективе выиграем. Вся эта программа, которая была объявлена президентом по деоффшоризации, по совершенствованию российского корпоративного, финансового права будет проводиться еще более активно. У российских банков есть очень хорошая перспектива.

- Пострадавшим может быть оказана какая-то помощь?

- Сигналы от компаний есть. В правительство обращались те компании, которые либо как раз приготовили деньги для осуществления каких-то крупных сделок (это были не депозиты. Деньги аккумулировались на счетах для того, чтобы совершить какую-то сделку); либо это межбанк, либо это корреспондентские счета. Сигналов, что у кого-то из корпораций очень тяжелое положение в связи с тем, что деньги пока заморожены, мы ни от кого таких не получали. Те деньги, которые находились в качестве депозитов, - конечно, риск. Но, по заявлению самого ВТБ и РКБ, у банка очень устойчивое положение, и когда операции будут для банков разрешены, они надеются, что без каких-либо потерь, или с минимальными, они начнут возобновлять свою деятельность. Поэтому мы пока, к настоящему моменту не получали никакой острой информации или острых просьб о помощи, что российское правительство должно немедленно вмешиваться. Мы работаем в штатном режиме, ежедневно отслеживаем ситуацию, следим за тем законодательством, которое обсуждается между Кипром и ЕС, но не видим пока необходимости быстро вмешиваться.

- Значит, все-таки этому кризису уже более недели, если за неделю какие-то крупные компании в наше правительство не обратились за помощью, значит можно предварительно делать вывод, что серьезного влияния для наших крупных компаний и корпораций этот кризис не имеет.

- Я поддержу такой вывод и добавлю что, в принципе, это было наивно, оперировать большими суммами через кипрские банки. Людям, которые следят за развитием финансовой ситуации во всех частях мира, и особенно тем, кто работает с Кипром, было понятно, что ситуация там крайне неустойчивая, и аккумулировать большие денежные средства было не совсем разумно.

Кипр. Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 26 марта 2013 > № 787214 Игорь Шувалов


Кипр. Россия > Финансы, банки > metalinfo.ru, 26 марта 2013 > № 787047 Игорь Николаев

Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК, анализирует последствия кипрского кризиса:

"Налог на большие депозиты на Кипре (свыше 100 тыс. евро), хотя он теперь и не называется таковым, фактически будет реализован. Потери по таким вкладам могут составить 40-60% вкладов. В какой-то мере это ответ киприотов на то, что они не получили от России никакой помощи в самый разгар острого финансового кризиса.

Получается, что наши высокопоставленные чиновники, оставившие кипрскую делегацию ни с чем, когда она приехала просить о помощи, крупно подвели россиян. Известно, что как раз среди владельцев крупных депозитов доля россиян наиболее высока. Поэтому они и будут наиболее пострадавшими от этого налога.

Вообще можно было предвидеть, что после унизительного для Кипра отказа от помощи со стороны России, шансы введения модифицированного налога на депозиты существенным образом возрастут. И чувства, мотивацию деятельности кипрских властей можно понять.

Поэтому надо было пойти киприотам навстречу хоть в чем-то. Ну, хотя бы реструктурировать ранее выданный кредит в 2,5 млрд евро, что-ли.

Конечно, сам этот кредит был ошибкой в свое время. Потому что уже тогда было очевидно, что Кипр идет к дефолту.

Однако если уж тогда выдали кредит, то в нынешней ситуации нельзя было совсем уж ничего не дать киприотам.

Не дали.

Тогда получайте гигантские потери по крупным вкладам. Да, и отношения с Кипром, что бы там ни говорили официальные лица, будут подпорченными".

Кипр. Россия > Финансы, банки > metalinfo.ru, 26 марта 2013 > № 787047 Игорь Николаев


Россия. Кипр > Финансы, банки > interaffairs.ru, 25 марта 2013 > № 883505 Сергей Филатов

Кипрский крах. Что дальше?

Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

С 16 марта – с утра до вечера – пылают страсти по Кипру.

Эта вакханалия, выбившая с первых мест в информационном пространстве почти все прочие новости (отвлекла только кончина БАБа), привлекла внимание всех, - и тех, у кого на Кипре полно денег, и тех, кто про Кипр вообще ничего не слышал.

Одни говорят много, ярко, озабоченно.

Другие срочно вылетели на остров спасть свои деньги и… поцеловали там закрытые двери всех кипрских банков.

В некоторых «русских магазинах», которых на Кипре довольно много, пельмени выдают в кредит. Если в этих обстоятельствах уместна хохма, то вот она: на Кипре стали кредитовать уже не в евро и в долларах, а в русских пельменях…

И вот теперь, когда киприоты сказали свое решающее слово – в воскресенье 24 марта были достигнуты экстренные договоренности Кипр с европейскими кредиторами, имеет смысл «остановиться, оглянуться» и попытаться понять, а что, собственно стряслось?

И куда заведет принятое решение, которое предполагает реструктуризацию крупнейшего банка страны «Bank of Cyprus»? Убытки тех, кто хранит в нем более 100 тысяч евро, могут составить до 40%. А реструктуризация второго крупнейшего «народного банка» («Laiki bank») даст вклад в размере 4,2 млрд евро. За это Еврогруппа выделит Кипру 10 млрд евро.

Но «реструктуризация», а, фактически, убой, двух крупнейших банков Кипра практически гарантирует крах кипрской финансовой системы и утрату какого-либо доверия к ней со стороны иностранных вкладчиков.

В поисках корней произошедшего надо задать ещё много вопросов.

Первый из которых – зачем свежеизбранный президент Кипра начал свою каденцию с такого провального решения о конфискационном налоге со всех счетов вкладчиков кипрских банков? Он, что самоубийца? Он не мог просчитать, куда приведет эта дорога? Его, малоопытного, подставили взрослые дяди и тети из Евросоюза?

Да бросьте! Всё-то он понимал, но зачем-то подставил свою голову в качестве тарана, которым могущественные мировые силы хотят, во-первых, пробить брешь в зоне Евро (о целях – далее), и, во-вторых, разбить позиции России на Кипре (хорошо ли это или не хорошо – также далее).

Зафиксировав эти два неодолимых желания мировых финансистов, у которых – кроме сотворения неприятностей всем вокруг – нет других вариантов спасения самих себя (финансовый обвал в Европе – это шанс для Уолл-Стрит), обратимся сначала к беглому обзору произошедших вокруг этой темы событий. Да простит нас информированный читатель за неизбежные повторы того, от чего раскалились экраны телевизоров и дисплеи компьютеров.

Англичан можно любить или не любить, но надо признать, что порой они выдают шедевры. Вот одна из английских поговорок: «О чем бы люди не говорили, они всегда говорят о деньгах». И за последние дни стало ясно – о деньгах (своих и чужих) заговорила вся Россия…

«Политическое решение» Еврогруппы

Как хорошо всё начиналось!

24 февраля в Республике Кипр (греческая часть разделенного с турками острова) прошли выборы президента страны, на которых убедительную победу 57 против 43 процентов голосов одержал лидер партии Демократическое объединение Никос Анастасиадис.

Предыдущий президент, лидер кипрских левых Димитрис Христофиас не баллотировался на выборах по причине того, что подвергся жесточайшим нападкам и местной правой, и европейской прессы за явные и надуманные неудачи своего пятилетнего правления. В общем, Европа не потерпела в рядах глав своих государств коммуниста.

Кипрская элита вздохнула облегченно, и даже не предполагала, в какое болото попадет две недели спустя после инаугурации 28 февраля нового президента. Настроения меняются быстро, как и ветры над Средиземным морем, и вот уже многие на острове начали грустить по утраченному недавнему прошлому, которое так было не по нраву.

Но это – позавчера, а сегодня выглядит, как белый храм на холме…

Самая большая загадка произошедшего на Кипре в том – почему всё случилось столь неожиданно? Что-то не то…

Вот Сергей Алексашенко, бывший первый заместитель председателя правления Центрального банка России, т.е. человек, который понимает, что и почему происходит в финансах, дает довольно обтекаемое пояснение:

«Кипру нужно 17 миллиардов евро. Это 3-летний запрос на бюджет Кипра, чтобы рефинансировать свои долги. Плюс – рекапитализация кипрских банков (рекапитализация – это «восстановление уставных капиталов банков или других кредитных организаций»[i] - С.Ф.).

ВВП Кипра, там где-то там порядка 20 миллиардов евро. То есть Кипр просит 85% своего ВВП в долг. Сразу, единомоментно.

Вот этот долг вернуть нельзя. Страна, которая единомоментно берет 85% в долг, она, видимо, рассчитывает на то, что этот долг вернуть нельзя».[ii]

Вопрос не в том, можно вернуть или нельзя, конечно, нельзя! Сегодня вопрос в том – зачем Кипру сразу же после прихода нового президента потребовала эта финансовая авантюра?

Да, ещё прошлым летом Кипр запрашивал финансовую помощь ЕС, но время шло, помощи всё не поступало, и как-то справлялись без неё. И вдруг…

Кто убедил – либо надавил – на Никоса Анастасиадеса, чтобы его правительство пошло в Европу за этими деньгами? Да ещё с полным непониманием перспектив ситуации – иначе бы просчитали хотя бы на несколько дней вперед.

Один эксперт высказался по этому поводу прямо: «Жадность сгубила! Новое правительство Кипра захотело получить 10 миллиардов у Европы, но не увидело западню в жестких условия европейцев – мы вам даем 10, если вы сами найдете 7 миллиардов».

И вот 16 марта произошло следующее.

Еврогруппа приняла политическое решение о выделении Кипру программы помощи до 10 млрд евро, сообщил по итогам 12-часового (!) заседания Еврогруппы ее председатель Йерун Дейсселблум.

Обратите внимание, что решение представлено, как «политическое».

Означает ли это, что Европа прежде не хотела давать денег кипрскому президенту-коммунисту? Или это означает нечто иное?

Сейчас посмотрим.

Итак, с момента запроса помощи Кипром прошло более 9 месяцев, и вдруг еврокомиссия созрела. А после 12-часового заседания Кипру были предложены следующие условия выдачи займа.

Евросоюз согласился выделить Кипру 10 млрд евро финансовой помощи при условии обложения единовременным сбором в 9,9% частных и корпоративных депозитов в кипрских банках размером свыше 100 тысяч евро и 6,7% - вкладов менее 100 тысяч евро.

Поскольку общая сумма депозитов на Кипре оценивается в 68 млрд евро, то этот принудительный сбора средств с держателей счетов даст около 5,8 млрд евро (не 7 миллиардов, но где-то близко), с которыми и будет увязан кредит Евросоюза.

Также страны еврозоны потребовали ввести налог на прибыль с банковских вкладов и повысить корпоративный налог с 10% до 12,5%. Это в сумме должно привести к искомой цифре 7 миллиардов.

Причем, эта мера должна затронуть как резидентов (граждан Кипра), так и нерезидентов (иностранцев).

Глава Еврогруппы Йерун Дейсселблум назвал вводимый налог «очень справедливой мерой разделения бремени». Имея ввиду, что платить за европейский кредит должно и государство, и его граждане, и все иностранцы, которые в этом государстве деньги свои депонировали…

Фарисейство! «Отъем денег у вкладчиков» - то есть реквизицию и экспроприацию в одном флаконе – сегодня в Европе назвали «разделением бремени».

А, ведь, правильно кто-то сказал: «Европа есть, а счастья нет…»

Но кипрские власти на первых порах согласились на беспрецедентные условия кредитного соглашения. Хотя ни одна предыдущая программа финансового содействия странам зоны евро не включала подобной меры.

«На экстренно созванном заседании Еврогруппы мы столкнулись с уже принятыми решениями, со свершившимся фактом. Мы должны были выбрать катастрофичный сценарий неконтролируемого банкротства или сценарий болезненного, но контролируемого, кризис-менеджмента», — сказано в заявлении президента Никоса Анастасиадиса.[iii]

Ловушка захлопнулась – в случае отказа от требований ЕС Кипру угрожало немедленное банкротство банков.

О-па! А куда раньше глядели? Опять и опять всплывает вопрос: «Почему именно сейчас рвануло?» И опять обращает на себя внимание фраза о «политическом решении» Еврогруппы…

Хроника пикирующего острова

Принятое решение Еврокомиссии, уверял в первый день всех президент Республики Кипр, «позволитсохранить депозиты (они уже куда-то пропали?) и банковскую систему острова, предотвратить банкротство бизнеса и массовые увольнения».

Если президенту верить, то значит, в кипрских банках вообще нет денег?!

На счетах «волшебные нолики», а живые деньги уже куда-то сплыли. Иначе как объяснить озвученную потребность в «рекапитализации» банков? Выходит, деньги нужны для «новой капитализации банков»?

А как же с вкладами?

Уходя от прямых ответов, президент шаманил дальше: «Долг страны будет сокращен до приемлемых значений»; «киприоты сохранят пенсии и страхование»…

Это были песни не экономиста, но политика, который, по определению, обязан всех успокоить даже когда дела – «швах».

Песни, однако, были пропеты быстро. И началась проза жизни. Никос Анастасиадис в конце концов заявил, что его страна находится в худшем кризисе со времен турецкого вторжения 1974 года.[iv]

И шорох пошел уже в тот же день 16 марта.

Тогда появилась утечка из ЦБ Кипра, который запретил банкам любые платежи и переводы в стране и за рубежом. В письме с пометкой «конфиденциально» говорилось, что ЦБ запрещает «временно, до дальнейших указаний… осуществление каких-либо выплат или перевод капиталов через какую-либо систему платежей, клиринговую или расчетную, работающую в пределах республики или за ее пределами, в том числе в рамках одного кредитного учреждения».[v]

Задним числом власти объяснялись, что это было сделано, чтобы «избежать массового оттока средств из кипрских банков».

Де-факто все счета арестовали.

А потом и банки закрыли. Аж до 26 марта!

Таким образом, впервые в истории Еврозоны, владельцы вкладов в банки государства-члена оказались вынуждены в принудительном порядке участвовать в стабилизации финансового рынка страны-участницы.

На Кипре это вызвало шок, однако, министр финансов Михалис Саррис поначалу ещё хорохорился и назвал эту меру «исторически трудным, но ответственным решением».

Киприоты не поверили в «историческую важность» конфискации их личных средств и... рванули к банкоматам.

А в банкоматах произошла та самая история, о которой предупреждали давно, ещё когда только-только банки начали принудительно вводить банковские карточки по всему миру, – у вас деньгитеоретически есть (на счету в банке – вы их банку отдали). Однако, получить ваши же деньги выпрактически не в состоянии, потому что банк вам этих денег не отдает.

Так после этого – есть у вас деньги или нет? Считайте, что нет, несмотря на все веселые нолики на ваших счетах. Они – большая обманка, которая рассыпается в прах при первом же дуновении кризиса…

И вот с рассвета люди на Кипре начали собираться у банкоматов. Образовались очереди. Однако очень быстро вкладчики обнаружили, что одни банкоматы не работают, а в других можно снять не более 600 евро. Через несколько часов сумма, которую могли снять в банкомате, была снижена до 200 евро. А во многих банкоматах деньги сразу же закончились.

Генеральный директор Центрального кооперативного банка Эротокритос Хлоракиотис сообщил, что уже 16 марта были заморожены и онлайн-системы обслуживания клиентов.

Вот в ходе этого скандала и выяснилось, что кипрские банки не имеют собственных средств! Одни нолики на счетах! Все деньги, которые в них закладывались годами, уже отправлены по миру «работать».

В результате, собственно кипрская банковская система может шевелиться только в том случае, если регулярно получает перекредитование извне. «Сегодня кредиты ЕЦБ обеспечивают половину необходимых финансовых средств для поддержания кипрских банков на плаву. Если эта кредитная линия закроется для кипрских банков, они окажутся банкротами», - сообщает «Голос Америки».[vi] И эта новость будет посильнее «бинома Ньютона»…

А министр финансов Германии Вольфганг Шойбле как-то буднично заявил, что «существует опасность того, что банки Кипра просто не смогут открыться вновь».[vii]

И это – образцовая финансовая система?

Взгляните на лицо министр финансов Кипра – сколько там написано эмоций!

…Местные предприниматели не скрывают эмоций. Одного из них цитирует ИТАР-ТАСС: «У меня чувство, что меня просто обворовали. Нет никакой дружбы и солидарности в Евросоюзе. Это обман, так как есть только интересы Германии, Голландии, Финляндии и других государств. Для нашей страны, которая стремилась создать международный финансовый центр, это может обернуться крахом, и мы вновь станем туристическим захолустьем. Надо отказываться от евро, возвращать кипрские фунты и начинать все сначала».[viii]

Здесь будет уместно процитировать одного из российских экспертов-экономистов Михаила Хазина. Он умеет обрисовать ситуацию в нескольких словах:

«В любом случае, то, что происходит – это конфискационная реформа.

И, скорее всего, Евросоюз проверяет «на кошках» какова будет реакция?

Скорее всего, конфискационные реформы продолжатся и в других, более «серьезных» странах. Об этом, собственно, эксперты уже начали разговаривать. И тогда последствия будут куда более серьезными.

Фактически, речь на самом деле идет о том, что лелеемую много столетий финансистами идею о том, что банки – это надежнейший и устойчивейший инструмент защиты денег, порушили самым циничным образом.

Именно это стало (точнее, ещё станет) главным последствием инициативы Евросоюза, навязанной властям Кипра.

Фактически, было публично сказано, что кризис не просто не заканчивается, что он толькоусиливается настолько, что пришла пора бросать в огонь репутацию банковской системы.

Ну, и получил дополнительную поддержку тезис о том, что богатым человеком можно быть только в своей стране - в чужих, все равно, раскулачат».[ix]

«Бай-бай», налоговый рай!

Последний тезис напрямую относится к российским капиталам, которых на Кипре скопилось очень много. Согласно только оценке Moody's, российские банки и компании имеют на Кипре депозиты примерно на 30 млрд долл.[x] А объем кредитов, выданных банками РФ кипрским компаниям российского происхождения, на конец 2012 года составлял 30-40 миллиардов долларов, и эти деньги проходят через кипрскую систему банков.

Правда, существуют и другие мнения.

Объем вкладов в банках Кипра, принадлежащий россиянам, можно оценить в диапазоне от 4,943 миллиарда до 10,225 миллиарда евро, в зависимости от системы подсчета, заявил глава ЦБ страны Паникос Димитриадис.

Если считать только те депозиты, где формально записано «Россия», получится 4,943 миллиарда евро. Однако если предположить, что все «компании-пустышки» принадлежат россиянам, получится 10,225 миллиарда, говорит он.[xi]

«Вводя специальный сбор с депозитов в кипрских банках, руководство Евросоюза исходило, видимо, из своего представления о том, что значительная часть вкладов принадлежит российским структурам и гражданам, отмывающим через Кипр свои доходы», - заметил ведущий экономический комментатор радиостанции «Би-би-си» Роберт Пэстон.[xii] Он привел данные агентства Рейтер, согласно которым до половины депозитов в банках Кипра принадлежит российским нерезидентам.

Значит, удар по России?

Судя по реакции в российском руководстве, это воспринято именно так.

Владимир Путин уже в понедельник 18 марта провел оперативное совещание с руководством администрации, помощниками и советниками, курирующими экономические вопросы, на котором обсуждалась экономическая ситуация в Еврозоне. Такого на моей памяти ещё не было, чтобы в Москве на таком уровне экстренно обсуждали проблемы зоны евро. А потом ещё президент обсудил с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу ситуацию на Кипре «один на один».

«В этом контексте, оценивая возможное решение о введении на Кипре дополнительного налога на банковские вклады, В.Путин сказал, что такое решение в случае его принятия будет несправедливым, непрофессиональным и опасным», — процитировал президента его пресс-секретарь Дмитрий Песков.[xiii]

Премьер Дмитрий Медведев высказался ещё жестче: «Решение кипрских властей ввести 10-процентный налог на вклады выглядит как конфискация чужих денег».[xiv]

Как посчитал Центр макроэкономических исследований Сбербанка, «прямая стрижка» депозитов и размещенных в кипрских банках средств может составить примерно 0,14% российского ВВП. А, если Кипр заморозит транзакции, это повысит российские потери до весьма значительных 2% ВВП.[xv]

Как всегда был прям директор московского Института проблем глобализации Михаил Делягин. Он предполагает, что действия Евросоюза могут быть «целевой диверсией против РФ»… Запад свою игру сыграл и теперь «российские ресурсы на Кипре станут западными».[xvi]

В любом случае, российские бизнес-транзакции на миллиарды долларов через Кипр оказались приостановлены, пишет The Financial Times.[xvii]

Газета замечает, что остров имеет для России важное значение, как центр инвестиций и торговли. В прошлом году, по данным Центробанка РФ, через Кипр прошли российские инвестиционные транзакции примерно на 120 млрд долларов. Многие ищут на Кипре следы российской коррупции, но, помимо их, там завязано много и деловых узлов. Не секрет, что через Кипр многие наши фирмы «встраивались в мировую торговлю».

Эксперты, опрошенные The Financial Times, также полагают, что российские банки могут больше всего пострадать от кризиса на Кипре. Уже пострадали!

Вот слова Дмитрия Медведева: «Наряду с идеей произвести это изъятие, по сути, была заблокирована деятельность всех банков на Кипре, включая самые крупные банки, и банки с российским участием, абсолютно нормальные и здоровые, у которых никаких нет проблем с балансом, с налогами».[xviii]

Выводы уже сделаны. Многие российские предприниматели строят планы эвакуировать бизнес с Кипра и сейчас выбирают куда.

«Ни одна страна, которой грозил дефолт, так не поступала, - возмущен банкир Александр Лебедев. - Я с трудом понимаю, какова будет дальнейшая судьба кипрской экономики, учитывая, что в местных банках миллиарды долларов россиян, украинцев и казахов. Они с Кипром больше работать не будут. А капиталу есть куда утекать – есть множество юрисдикций, например, Литва, Латвия, Молдова, Гонконг, Сингапур. Можно составить целую офшорную «таблицу Менделеева».[xix]

Согласно полученной ИТАР-ТАСС информации из деловых кругов Лондона, крупнейшие российские компании, включая энергетические, получили некоторое время назад от своих европейских партнеров предупреждение о том, что может быть принято решение о принудительном сборе с их кипрских счетов. «В результате российский бизнес был готов к подобному повороту событий и предпринял меры по недопущению финансовых потерь», - подчеркнул деловой источник.[xx]

Помимо российских и некоторые арабские банки заявили, что покинут остров. Таким образом, Кипр может лишиться вообще каких-либо денег. А это непременно скажется и на других странах, отмечает Financial Mirror.[xxi]

При этой, в общем-то, обидной для определенного отряда российских вкладчиков ситуации – уводили, понимаешь, деньги, перепрятывали, а они сейчас тают, как весенний снег, – открываются интересные перспективы.

У нас же как – «пока гром не грянет – мужик не перекрестится». Ну, вот гром и грянул…

Ситуация вокруг Кипра показывает, что разговоры о более развитой и цивилизованной европейской экономике в сравнении с российской – не более, чем миф. А потому и надо избавляться от комплекса неполноценности и низкопоклонства. Свою страну поднимать надо!

«Сбежавшие капиталы» россиян, а также иностранные капиталы, потекут в Россию, если правительство продолжит курс на улучшение бизнес-климата», - считает глава комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы Игорь Руденский.[xxii]

Введение Кипром налога на депозиты в долгосрочной перспективе позитивно для России, поскольку открывает возможности для перетока средств в ее юрисдикцию с более стабильными правилами игры для инвесторов, считает первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. «На фоне того, что происходит в целом в Еврозоне, происходит в других странах, у России есть хорошие перспективы, чтобы определенные суммы получить в свои российские инструменты и пришли на депозиты российских банков», — сказал он.[xxiii]

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков также не исключает, что фискальная политика ЕС и Кипра заставит бизнес обратить внимание на Россию.[xxiv]

А пресса идет дальше. Олег Писаренков пишет:

«Очевидный факт того, что инициатива кипрских властей – это самый эффективный способ противодействия российской коррупции, тотально замалчивается. О том, что реализация кипрского налога на депозиты была бы прекрасной помощью в нелегком деле де-оффшоризации российской экономики, никто не сказал ни слова».[xxv]

Ну, вот сам Олег и сказал. Молодец!

Короче, мы присутствуем, сняв шляпы и сделав скорбные лица, при кончине «налогового рая» по имени Кипр, который два десятилетия был одной из оффшорных зон для граждан России. Налог на прибыль там составлял 5%, а у нас он в семь раз выше. Но, хранить деньги в оффшорной зоне это – прямой уход от налогов.

Сейчас крышка захлопнулась, но гложет червь сомнения – а вообще после этого краха хоть кто-нибудь хоть что-нибудь с Кипра вернет?..

Ситуация же – аховая.

Что ищет Берлин в кипрском Средиземноморье?

Роль «злого гения» в кипрских делах сыграла Германия. Трудолюбивые немцы уже давно и громко возмущаются по поводу того, что им – трудолюбивым – приходится «кормить южных бездельников», указывая на страны Евросоюза, расположенные на живописных и уютных берегах Средиземноморья.

В Греции эти слова слышали уже не раз и сжигание германского флага или портрета канцлера Меркель там уже вошло в привычку. А вот сейчас этот сюжет уже повторяется на Кипре.

При этом немцы лукавят. Европейское «кредитное колесо» тем и отличается, что деньги, которые банки Германии выдают странам Южной Европы, моментально возвращаются в те же банки, стремительно минуя бюджеты и экономику этих государств.

Поэтому надо понимать – 17 миллиардов евро, которые сегодня топят остров Кипр, это – прямой доход банков, в том числе и немецких. Поэтому так лютует фрау Меркель и её окружение, грозя киприотам всеми карами Зевса, что эти деньги оприходовать даже за счет падения Республики Кипр. А кто-то на Кипре думает по-иному?

Беседую с главным редактором русскоязычной кипрской газеты «CypRus Коммерсант» Владиславом Дробковым. Он рассказывает следующее:

«У нас как-то подзабыли, что Кипр – это давно не официальный оффшор. Он и не числится таковым в минфине России. Его именуют «заморская юрисдикция», как, впрочем, и Лондон, и Швейцарию, и штат Делавер в США.

Там нет денег российских олигархов – ни один умный олигарх свои личные деньги на Кипре не хранит. А хранит их в Швейцарии или в Лондоне.

Кроме того, на Кипре нет российских депозитных счетов. Просто нет смысле класть деньги на депозит под местные 3,9 процента годовых.

Полагаю, что основные деньги на Кипре – это счета российских компаний, которые, да – принадлежат российским олигархам. Но эти компании работают через Кипр ради упрощения и убыстрения международных расчетов с Европой, в том числе, и с ФРГ.

Вы можете из Норильска быстро перевести средства в Германию? А с Кипра можете в тот же час!

На Кипре нет немецких денег – они хранятся в Швейцарии и в Лихтенштейне. Но Германия сейчас хочет вытолкнуть русские деньги с Кипра именно в Швейцарию и Лихтенштейн под свой присмотр, на площадки ФРГ.

Возможное падение Кипра станет предтечей падения всей Еврозоны. Но при этом обкатываются некоторые кризисные технологии»…

Вот несколько примеров этого неприкрытого германского давления.

Член совета директоров Европейского Центробанка от Германии Йорг Асмусен считает налогообложение банковских счетов на Кипре «соответствующей» мерой, «специально рассчитанной» для ситуации в кипрской экономике. Немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле призвал урезать счета не на 10%, а на 40%.[xxvi]

А их начальница ведет себя ещё строже.

Вот в Берлине состоялась конфиденциальная встреча канцлера Германии Ангелы Меркель с группой наиболее влиятельных депутатов Бундестага. Согласно полученной Bloomberg информации, Меркель выразила «предельное раздражение» действиями кипрского правительства. «Невероятно, но в последние дни (пока шли переговоры в Москве – С.Ф.) правительство Кипра не вступало в контакт с Еврогруппой».[xxvii]

Гнев канцлера вызвал факт того, что кипрское руководство, осознав, что евро-коллеги толкают его на путь самоубийства – и политического, и экономического – решило попытать счастья в Москве. У президента Кипра оставался один выход — обратиться за помощью к России, сообщил источник в кипрской правящей партии «Демократическое объединение».[xxviii]

Но сразу же последовал окрик из Берлина. Меркель поговорила по телефону с президентом Кипра, и отчитала его за переговоры с Россией.

Кипр должен вести переговоры о финансовой помощи только с международными кредиторами и не привлекать к ним третьи стороны, такие как Россия, подчеркнула канцлер Германии Ангела Меркель, сообщает The Local со ссылкой на заявление пресс-секретаря правительства ФРГ.

«Канцлер вновь подчеркнула, что переговоры должны вестись только с Тройкой», — добавила пресс-секретарь, имея в виду Евросоюз, европейский Центробанк (ЕЦБ) и Международный валютный фонд (МВФ).[xxix]

Да ещё добавила, что вопрос о возможном выходе Кипра из еврозоны «не является только вопросом для Никосии», а относится к полномочиям всех стран зоны евро.

Откуда такая ревность?

Да просто Германия мечтает получить контроль над экономикой острова. Целей здесь – целый букет.

Сейчас пойдем его нюхать, а перед тем процитирует немецкую прессу, которая подгоняет «теоретическую базу» под атаку своих начальников на Кипр.

Как обычно у европейцев, виновата во всем… Россия.

В начале ноября 2012 германский журнал «Der Spiegel» опубликовал данные германской разведки BND о российской финансовой активности на Кипре. Немцы полагают, что объем российских счетов на Кипре составляет 26 миллиардов евро (больше, чем ВВП Кипра). По данным BND, только в 2011 через Кипр «прокачали» 80 миллиардов российских долларов.

«Der Spiegel» предупреждал: «Если Европа вновь пойдет на санацию Кипра ради удержания его в Еврозоне, это будет значить только одно – деньги европейских, и в том, числе, германских налогоплательщиков будут использованы для сохранения нелегальных российских средств».

«Der Spiegel» также подсчитал, что за счет германцев будет оплачено 2 миллиарда евро кипрских долгов. По случайному и ироничному совпадению, примерно столько потеряют российские компании, если на Кипре введут налог на банковские счета.[xxx]

Это, так сказать, - обоснование. В переводе на русский язык: «вы сами – воры, поэтому мы имеем законное право вас обворовать…» Обворовать красиво – по-европейски.

Так вот о берлинских грезах в отношении Кипра. По пунктам в дополнение к рассказу главного редактора «CypRus Коммерсант», цитируемого выше.

Во-первых, утереть нос англичанам, которые считают Кипр своей вотчиной и держат здесь гарнизон в 3000 штыков на двух военных базах. С них, кстати, понимались в небо на бомбометания по Ливии британские самолеты.

Вот на фото британская военная база, которая обеспечивает связь войск НАТО.

Во-вторых, у Меркель предвыборная ситуация, которую анализирует Николас Верон, эксперт института Мировой экономики имени Питерсона в Вашингтоне. Он считает главной причиной того, что предоставление помощи Кипру было обставлено столь жесткими условиями, внутриполитическую ситуацию в Германии.

«Социал-демократическая партия Германии, находящаяся в оппозиции, решила использовать вопрос о предоставлении помощи Кипру в своей предвыборной кампании, и канцлер Ангела Меркель вынуждена была отреагировать. Можно сказать, что Кипр стал заложником предвыборной кампании в Германии».[xxxi]

«Я не думаю, что в Берлине просчитывали геополитические последствия своих шагов для Кипра или для России», – добавил Верон.

В-третьих, немцы явно нацелились на участие в разделе открытых в Восточном Средиземноморье гигантских запасов природного газа. Осенью 2012 года официальные лица оценивали местные запасы в 1,7 триллиона кубометров, а чистая прибыль от их эксплуатации может составить более 800 миллиардов евро. Чем не сладкий сон для Берлина?

Это месторождение, названное «Левиафан», расположено на шельфе Кипра, Израиля и Ливана. Его границы подходят к шельфам Сирии и Египта, но волшебным образом обошли Турцию. И для турок единственный шанс «зацепиться» за проект – отстаивать свою долю через Турецкую республику Северного Кипра (которую кроме Турции никто в мире и не признал).

Турки, кстати, очень нервничают. Они даже сделали заявление, когда стало ясно, что правительство Республики Кипр готово предложить России большую долю в разработке этих месторождений в обмен на крупный кредит, чтобы не попасть из-под «паровой каток» Еврозоны…

Турция оспорит любые действия Кипра по исследованию месторождений природного газа в его территориальных водах для привлечения инвестиций и спасения экономики, заявили высокопоставленные турецкие чиновники агентству Рейтер. «Мы можем принять меры против таких инициатив, если это будет необходимо», — заявил источник в правительстве Турции.[xxxii]

То есть, вы понимаете, что вслед за возможным и близким банкротством Республики Кипр, её наследие разделят и не подавятся.

Странно, что молчит Лондон – в его же огороде уже бродят посторонние…

Впрочем, молчит, но кое-что делает.

Британское правительство отправило на Кипр самолет с 1 миллионом евро наличными (заметим, что в Великобритании евро не ходят: там своя валюта – фунт стерлингов). Черный нал (а как ещё можно охарактеризовать то, что вез самолет с наличностью?) предназначен для британских военных, которые служат на Кипре. «Они смогут воспользоваться наличными в случае необходимости, если задержка в работе банков и банкоматов будет продолжаться», объяснило военное ведомство.[xxxiii]

Вам это не напоминает премиальные личному составу перед началом боевых действий?

Кто исключит, что в нынешней ситуации Лондон не проводит соответствующие мероприятия, чтобы в нужный момент показать зубы?

Москва слезам не верит

19 марта министр финансов Кипра Михалис Саррис прилетел в Москву.

Сегодня уже известно, что переговоры закончились ничем. Однако не лишне будет напомнить о том, что хотели киприоты и что они предлагали Москве во имя своего спасения.

Да и обратить внимание на одну деталь – именно Владимиру Путину позвонил Никос Анастасиадис сразу же после голосования 18 марта в парламенте Кипра, отвергнувшем европейский план налогообложения вкладов. Доложил, так сказать, о результатах… Это, кстати, также взбесило Меркель.

Так, почему Москва? Скажут – русские должны позаботиться о собственных деньгах.

А почему тогда не Лондон? Ведь известно, что на острове проживает около 60 тысяч британцев. И, по некоторым оценкам, на счетах британских граждан в кипрских банках находится сейчас больше двух миллиардов евро. Тоже потери будут неслабые…

Однако, русские, видимо, считаются более добрыми – или менее жесткими, чем британцы, потому министр и приехал к нам с визитом, у которого даже не было обозначенных временных рамок. Переговоры шли почти четверо суток.

Попутно заметим, что Кипр стал не только оффшорным «кошельком», но и должником России.

В 2011 году Россия предоставила Кипру заем в 2,5 миллиарда евро сроком на 4,5 года под невысокий по сравнению с требованиями международных рынков процент — 4,5% годовых.

Оказалось мало. И летом 2012 года Кипр обратился к России за новым кредитом, уже на 5 миллиардов евро, но… так и не получил одобрения российских властей. После этого Никосия попросила Россию хотя бы дать 5-летнюю рассрочку на полученный в 2011 году кредит.

У нас не раз раздавались голоса о том, что российские власти спасают остров только из-за того, что там припрятаны деньги важных людей.

Но сегодня Москва отказала Кипру в новых кредитах, что можно расценивать, как «политическоерешение».

Киприоты в Москве предлагали многое.

Что в сухом остатке?

«Переговоры закончились… Их (кипрские – С.Ф.) предложения были следующие: создать госкомпанию с передачей активов газовых месторождений и предложить российским инвесторам войти, купить облигации с последующим вхождением в акции. Наши инвесторы рассмотрели этот вопрос, интереса не проявили», — заявил по итогам переговоров министр финансов РФ Антон Силуанов,[xxxiv]намекнув, что государственной поддержки не будет, а частники не желают в эту ситуацию влезать и рисковать.

Высказались и сами компании «Газпром» и «Роснефть».

Их не заинтересовали те предложения, которые сделал Кипр по своим месторождениям, сообщил журналистам источник в Минэнерго РФ. Киприоты предложили участвовать в тендере, но «по месторождению («Левиафан» - С.Ф.) не закончена сейсмика. То есть там непонятно, что за месторождение. Нужно глубоко изучать в перспективе»,[xxxv] - сказал источник.

А высказывания российского премьера вогнали кипрскую делегацию в совсем плохое состояние.

«У нас есть договор об избежании двойного налогообложения с Кипром. Я не знаю, нужен ли нам такой договор в этом случае. Может встать вопрос о расторжении этого договора, о его денонсации. Последствий может быть очень и очень много», — сказал Дмитрий Медведев в интервью европейским СМИ.[xxxvi]

Экономическая «чрезвычайка»

После провала переговоров с Москвой и ужесточения позиции Еврокомиссии кипрский вопрос был опять перенесен в парламент страны, где срочно 22-23 марта обсуждался альтернативный антикризисный пакет.

Ещё не расселись по местам депутаты, а столица Никосия опять встала на уши – государственное телевидение передало сообщение о ликвидации знаменитого «народного банка» «Cyprus Popular Bank» – второй по величине банковской группы страны, работающей под брэндом «Laiki».

Сразу после этого возле парламента начали собираться банковские служащие. Они попытались прорваться к зданию, но были остановлены полицией. Около сотни демонстрантов сломали заграждение у здания парламента и вступили в стычки с полицией.

А в тот же день правительство Кипра приняло решение о введении в экономике страны «чрезвычайного положения».

В этих условиях началась дискуссия по «плану Б», одним из положений которого и является реструктуризация, а затем и ликвидация «Cyprus Popular Bank».

Председатель кипрского парламента Яннакис Омиру заявил: «Нам не оставляют никакого другого варианта, кроме как искать решение без механизма (европейских структур) и без «Тройки» (ЕС, ЕЦБ и МВФ – С.Ф.).

А это – прямой вызов европейским структурам! Бунт на кора… на острове?

Спикер говорил «об удушении кипрской экономики и разрушении банковских структур» и обвинил Германию в том, что она «в своих геополитических интересах организовала атаку с целью уничтожить кипрско-российские отношения».

Впрочем, это эмоции…

Парламент без драки принял «план Б». В ночь на субботу 23 марта были утверждены законы об оздоровлении банковской системы острова, чтобы в первую голову убедить кредиторов из ЕС и МВФ в жизнеспособности новой антикризисной программы – второй за неделю.

Чувствуете, какая прыть?

Новые драконовские меры предоставляют министру финансов и Центральному банку Кипра полномочия по введению любых ограничительных шагов в банковской системе Кипра, в том числе, на движение капитала.

В частности, документ дает право на:

- ограничения на снятие наличных;

- запрет на досрочное расторжение соглашений о вкладах;

- обязательную реструктуризацию сроков погашения срочных депозитов;

- запрет или ограничение на открытие новых счетов;

- преобразование депозитов на текущих счетах в срочные вклады;

- запрет или ограничения по безналичным операциям;

- ограничение на использование дебетовых, кредитных и предоплаченных карт;

- запрет или ограничения на обналичивание чеков;

- ограничения на межбанковские операции или операции в рамках одного учреждения;

- ограничение по операциям с государственными учреждениями;

- ограничения на движение капиталов, платежи и переводы.[xxxvii]

Цитирую так подробно, чтобы наши читатели, имеющие на Кипре интересы, были в курсе…

Власти также предполагают задействовать пенсионные средства, трансформируя их в государственные облигации.

Единогласно депутаты проголосовали за создание Инвестиционного фонда солидарности, предназначенного для аккумулирования государственных и церковных активов, пенсионных и социальных фондов, добровольных пожертвований граждан и компаний, включая иностранные.

«Умри сегодня ты, а завтра – я»

Наблюдая за происходящем (хотя всё только начинается), вольно-невольно приходишь к разным выводам – настолько ситуация многозначимая и многозначительная.

Например, к выводу о том, что европейские организаторы этого скандала не продумали все последствия, когда оказались под давлением извне тех сил, для которых бардак в Еврозоне – это лучший на сегодня вариант оттягивания того момента, когда кризис придет и постучит уже в их собственные двери.

«Умри сегодня ты, а завтра – я!» Ну, как в Голливуде, чесслово…

Вот и оценим, кому и зачем всё это понадобилось?

Если посмотреть на кипрский кризис, а, возможно, и крах, несколько отстраненно, то вырисовывается вот какая картина.

Во-первых, конечно, - это удар по России. И дело даже не в том, что в результате кто-то у нас лишится части (если не целого) накопленного непосильным трудом и переправленного на остров, бывший ещё в феврале 2013 года назад «тихой гаванью», где «деньги любят тишину».

Россию через изгнание с Кипра – а это явно просматривается – по большому счету оттирают от перспектив присоединения к разработкам газовых месторождений в Восточном Средиземноморье. Что предполагает будущие поставки газа в Европу именно из этих мест без участия «Газпрома», который уже начал зондировать почву. А далее – прямую атаку на Южный поток, потому что цены за газ, поставляемый в Европу от нас и с Восточного Средиземноморья, будут несопоставимы.

Не верите в такой сюжет?

Да дня не прошло, а американцы уже готовы застолбить свое место в газовых делах, из которых нас выдавливают!

Госсекретарь США Джон Керри (да-да госсекретарь, который занимается большой политикой) уже позвонил министру финансов Кипра Михалису Саррису и предложил содействие в спасении ведущих банков республики в обмен на контроль над газовыми месторождениями в экономической зоне Кипра в Средиземном море.[xxxviii]

Какой у нас олимпийский девиз? «Citius, Altius, Fortius!» - «Быстрее, Выше, Сильнее!» Должно признать, что в этом виде «газовой программы» многие уже стартовали.

Вы обратили внимание, как неожиданно и стремительно замирились на этих днях Турция и Израиль под дланью Обамы ради обещанных новых совместных экономических проектов? Правильно – у их ног (точнее, у этих берегов – на шельфе) и лежит газовое месторождение «Левиафан»!

Турки моментально сориентировались – все обиды в связи с расстрелом израильским спецназом турецкой «Флотилии мира», шедшей к палестинцам в сектор Газа несколько лет назад, забыты напрочь: какие могут быть обиды – миллиарды важнее!

Только успеют ли раскопать шельф? Вот покатится скоро экономика под гору, и миллиарды потеряют былую ценность…

Поскольку в мире сейчас чрезвычайно увязано, и мало, что скроешь, кипрский демарш европейцев можно расценивать и как намек России по поводу нашей стойкой позиции в отношении Сирии.

В общем, запугав масштабными финансовыми потерями, которые по факту могут быть о-очень большими в любом случае – либо конфискационный налог, либо банки на острове рухнут, будет объявлен дефолт, и не вернется ни копейки, – Москву хотят выдавить из региона, где и Сирия под боком, и Кипр мог бы быть точкой опоры…

А при этом на Западе стали прозрачно намекать, что, мол, российские власти сами спровоцировали действия европейцев в отношении Кипра.

Вот некто Рауль Иларги Мейер (Raúl Ilargi Meijer) из «Business Insider» тиражирует предположение о том, что «имея 37 процентов от вкладов на Кипре, русские сами в значительной степени надавили на европейских политиков, чтобы те приняли такое популистское(?) решение — наказать преступников. Что заставило их (европейцев) пренебречь последствиями».[xxxix]

Ничего себе – «популистское решение»!

Но зато такой «вброс» для западной публики – это грамотный перевод стрелок. Кстати, в стиле Лондона.

Сказанное выше это то, что уже видно с нашего угла.

Далее.

В ходе развития европейского финансового кризиса мы уже не раз обращали внимание (например, в материале «Что стоишь, качаясь, тонкая олива?..») на то, что в Европе бить громче всего и с большой информационной помпой стали в первую очередь по Греции – стране православной.

И вот сейчас удар обрушился опять на православную Республику Кипр (турецкая часть острова пока не затронута – у них своя экономика, завязанная на Турцию). С чего бы это?

А дело всё в том, что летит под откос финансово-экономическая система, основанная на протестантском каноне: «чем ты богаче, тем ближе к Богу», и иудейском финансовом постулате ссудного процента.

Проблемы у них начались, но «зарыты» они не на Кипре и даже не в Греции. Это по большому счёту – проявления кризиса всей современной спекулятивной модели экономики.

Но, признаваться в том, что «шеф, усё пропало», протестанты-европейцы вместе с банкирами из финансового интернационала не могут даже себе! Поэтому прессуют среди европейцев, прежде всего, чужие для их менталитета и веры православные общества, да ещё католические страны – Италию, Испанию и Португалию.

К слову, приход нового Папы Римского вполне можно рассматривать и под углом этого противостояния – католическая церковь собирается дать бой протестантизму-раскольнику! Недаром Папа Франциск с симпатией говорит, прежде всего, о бедности и нестяжательстве…

Ещё одним результатом кипрского кризиса наверняка станет расшатывание и Еврозоны и самого Евросоюза. Ведь за крахом кипрской финансовой системы маячит цепочка под названием «принцип домино». Все банки так взаимозавязаны друг на друга, да ещё на игру с ни чем не обеспеченнымидеривативами (вторичными финансовыми обязательствами), что цепная реакция неплатежей и банкротств ясно видна уже в ближайшей перспективе.

И ещё одно соображение. Финансовый кризис в США вошел в новую фазу – потолок госдолга снят – пока до мая (дальше – непонятно, что с этим делать), а бюджет с 1 марта подвергнут сокращениям под названием «секвестр».

Ничего оптимистического в перспективе не просматривается.

Это означает, что деньги, которые банки Америки получили после бегства капиталов с Ближнего Востока, уже израсходованы и помочь не могут – «арабская весна», кто не забыл, была спровоцирована аккурат в разгар мирового кризиса для вывода огромных авуаров с Ближнего Востока за океан.

Да ещё для порождения хаоса в регионе, чтобы никакие инвестиции туда носа бы не сунули в обозримом будущем!

Можно предположить, что в США уже принято решение развалить зону евро. Претекстом для СМИ является «благородная борьба с оффшорными капиталами». Исполнителем назначена Германия? Почему нет – это же до сих пор страна под американской оккупацией.

Самое обидное, что вместо очередной попытки сложить союз «Москва – Берлин», что издавна является «ночным кошмаром Лондона», сегодня мы опять видим раздрай Германии с Россией по инициативе главы ФРГ.

Ну почему история не учит немцев, все время лезущих со своим «Drang nach Osten»?

Далее.

Финансовый интернационал, развалив зону евро, и создав в Европе экстремальную ситуацию, может долго её «подогреть» при помощи «друзей Сирии» или «друзей Ливии». Исламистов-бойцов, прошедших ливийский и сирийский фронты, в Европе вполне достаточно для организации большого шухера. ЦРУ, ведь, не теряет тесные связи с «Аль-Каидой» и «братьями-мусульманами»…

А на развалинах Европы США поднимутся из кризиса, как и после 2-й мировой, и потому именно сейчас в интересах финансового интернационала запустить вторую волну «бегства капитала» за океан – уже из Европы. Сделать это, как видно, оказалось не сложно, поскольку в Европе у него очень крепкие позиции.

Что и демонстрирует «выросший из ничего» кипрский кризис.

«Организовать акцию такого масштаба невозможно без поддержки (читай – указаний) глобальных мировых игроков, политических и финансовых центров, так что в этом случае следует говорить скорее о принуждении Кипра к обсуждению подобных крайне скандальных мер», - точно подмечает эксперт Олег Писаренков.[xl]

Им не то, что Кипр не жалко. Не в Кипре проблема – просто с него проще начать технический дефолт Еврозоны.

Эта кампания спасает доллар и самое себя. Поэтому за Кипром, к гадалке не ходи, последуют новое «ритуальное жертвоприношение», и что-то подсказывает, что это будет одна из стран Южной Европы.

А, уж если брать по Гамбургскому Счету, то мы становимся свидетелями(?) – нет! – участниками падения Мировой Системы экономических отношений, которая сложилась несколько веков назад.

Кстати, одной из опор отходящего в мир иной миропорядка была Берлинская стена, стимулировавшая состязательность двух систем и побуждающая к развитию. Уж Запад – точно!

И для спасения – уже не Системы, а лично себя – архитекторы этой Системы переходят в последний решительный бой за право стать Властелинами Мира уже в рамках Новой Системы, где не будет прежних атрибутов типа «частной собственности», «демократии», «банковской тайны» и далее по списку «западных свобод».

Баста!

Сейчас на все эти темы вдруг активно заговорили.

И не то, чтобы кто-то раньше запрещал – пойди, запрети в Интернете что-нибудь! – а то, что всё становится настолько видно, всё сейчас так проЯВЛЕНО, что делать вид, будто ничего не происходит, могут лишь те, кто не желает этого видеть!

Зато у многих пелена с глаз спала.

В европейской печати даже появилось выражение «синдром Франца Фердинанда». Решение киприотов явно сравнивают с убийством летом 1914 года наследника австрийского престола, что привело к началу Первой мировой войны.[xli]

Финансовый интернационал резко меняет правила игры

Они официально отменили «икону» капитализма – неприкосновенность частной собственности. Идет крупная игра.

Данное решение Кипра (отъем денег частных вкладчиков) будет иметь очень плачевные последствия для Всего Запада, пишет обозреватель Дмитрий Скирта.

«Теперь все, кто сберегал свои активы на Западе (в виде недвижимости, акций, банковских счетов и т.п.), поймут, что Запад ОТНЫНЕ – ненадежное место. Место, где их в один момент могут ОТКРОВЕННО И СРЕДЬ БЕЛА ДНЯ ограбить и отобрать 10%, а может быть 50%, или вообще 100% их сбережений. И никто даже не пикнет.

Поведение Запада по надпилу веток, на которых они построили весь свой мир, вызывает недоумение:

1) Вместо сохранения и защиты банковской тайны они публично разрушают банковскую тайну по всему ЕС и даже в Швейцарии. Кто захочет теперь использовать их банки?

2) Запад своими действиями (санкциями, арестами счетов и отключениями от систем SWIFT) сам подрывает доверие и стабильность в использовании своих валют и подталкивает весь мир к поиску альтернатив финансовой безопасности.

И если кто-то еще ищет логику во всем этом, то найти ее можно только в одном: западным элитам совершенно надоела игра в «демократию», «права граждан», «тайну банковской и личной жизни», и вообще все, что мешает им построить авторитарную мировую систему.

Если смотреть на все происходящее с этих позиций, то логика есть: кто 10 лет назад мог себе представить, что любого жителя США или ЕС можно без суда и следствия арестовать, бросить в тайные тюрьмы, лишить гражданства, выгнать из страны, арестовать счета?

Кто мог себе представить, что можно отобрать у всех граждан страны 10% их банковских накоплений?

Кто мог себе представить попытки отобрать у граждан США огнестрельное оружие?»[xlii]

Дальше-больше.

«Возможно, кому-то нужен негатив «как таковой»?

Негатив к Кипру, негатив на Кипре, беспорядки, экспорт беспорядков, а то и революции в Турцию или даже в Европу! Вполне себе рабочая схема, укладывающаяся в логику развития событий на Ближнем Востоке в последние годы.

Но сосредотачиваться нужно не на расовых предрассудках, а на механизмах этого управления – нынешний «пробный шар», запущенный на относительно небольшом и цивилизованном Кипре, может стать тем опытом, который кто-то хочет распространить на всю Европу, а то и мир.

Кипр может стать тем местом, с которого начнется приучение населения к мысли об абсолютной и безграничной власти структур, пока еще называющих себя государствами, над обществом», - размышляет журнал «Однако»[xliii].

Четкое понимание происходящего формулирует российская власть, которая обычно старается комментировать мировые события в рамках дипломатического лексикона. А тут премьер Дмитрий Медведев заявляет:

«Пока действия Европейского союза, Еврокомиссии вместе с правительством Кипра по урегулированию долговой проблемы, к сожалению, напоминают действия слона в посудной лавке. То ли по кризисам соскучились, забыли то, что происходило несколько лет назад». И ещё премьер говорит о том, что уже совершены все возможные ошибки при решении экономических проблем Кипра, включая подрыв доверия к финансовым институтам в целом.[xliv]

«Участие МВФ в таком грубом нарушении правил, как конфискационная реформа на Кипре, – говорит о том, что этот институт, созданный в рамках решений Бреттон-Вудской конференции и предназначенный, в частности, эту систему защищать, осознал, что её сохранение в прежнем виде невозможно.

Именно по этой причине сегодня невозможно говорить о том, кто системно выиграл по итогам кипрского кризиса. Дело даже не в том, что он еще не закончен, а в том, что его стратегические итоги нужно оценивать по новым правилам, которых пока никто не знает», - полагает Михаил Хазин.[xlv]

«Гроссмейстер, поняв, что промедление смерти подобно, зачерпнул в горсть несколько фигур и швырнул их в голову одноглазого противника…

Не теряя драгоценного времени, Остап швырнул шахматную доску в керосиновую лампу и, ударяя в наступившей темноте по чьим-то челюстям и лбам, выбежал на улицу.

Васюкинские любители шахмат, падая друг на друга, ринулись за ним».[xlvi]

…«Что они сделали на Кипре? Покончили с гарантией банковских вкладов. Они убрали защиту от бегства капиталов, что вызовет каскад банкротств», — пишет американский журнал «Forbes».[xlvii]

«Это не только нонсенс, но и катастрофа», — пишет британский журнал «The Economist», который называет решение «несправедливым, близоруким и обреченным на провал».

Несправедливость состоит в том, что пострадают простые вкладчики, а держатели долговых облигаций — нет. Близорукость — это потому, что мера приведет к «риску заражения» и бегству капиталов. Также эти меры подрывают политическое доверие к программам спасения стран под эгидой ЕС, отмечает британское издание.[xlviii]

Еврочиновники фактически признались, что такое решение возможно. И, если оно возможно, то что бы дальше не решали, деньги всё равно (если там вообще что-то от них осталось) будут выводиться с Кипра. И не только с Кипра, но и из всех проблемных экономик.

А это – мощный толчок к развалу всей Еврозоны.

За ним – углубление кризиса мировой экономики, усугубление ситуации для российской экономики, где по февралю, согласно последним данным Росстата, картина не благостная.[xlix]

«Можно предположить, что кипрские события при всей их объективности носят всё-таки проектный характер с простой целью – чтобы Европа не путалась под ногами, а Россия осознала, что и у нее есть тот кадык, на котором так легко сжать пальцы. Но пока это слишком конспирологическое допущение, хотя стоит признать, что события на Кипре случились слишком удачно и вовремя», - размышляет известный блогер Эль-Мюрид.[l]

Судьба Кипра

Ну, а Кипру-то что делать дальше?

Ясно же, что все оставшиеся деньги слиняют оттуда, как только будут открыты шлюзы. Значит?..

Для экономики Кипра любое следующее решение – ка-та-стро-фа.

Как говорят в шахматах – «цугцванг», т.е. каждый последующий ход только ухудшает позицию…

На наших глазах летит под откос всё, что было создано руками правительства и народа за последние четверть века!

Не имея природных ископаемых (открытие газовых месторождений это – событие последнего времени), Кипр ещё 25-30 лет назад решил предложить миру:

- солнце и море, то есть туризм,

- банковскую систему оффшорного типа с квалифицированным сопровождением тысяч юристов и консультантов для привлечения на остров денег,

- сравнительно недорогую недвижимость для иностранцев ради пополнения казны налогами и платежами местного ЖКХ (свет, газ и т.д.).

Все остальные отрасли экономики – аграрная, винодельческая, пищевая, строительная и т.п. – были заточены под три главных задачи.

Что теперь? Думаю, догадаться не сложно…

Для почти миллионного населения острова наступают времена хуже некуда. Ещё вчера МРОТ здесь был 800 евро, пенсии под 600 евро, соцпакеты, гранты ЕС. Где оно сегодня? Как жить дальше?

Киприоты ругали президента-коммуниста – хотели ещё более лучшей жизни.

Что скажут о новом президенте, который только 28 марта отмечает первый месяц (!) у власти, а уже демонстрирует такие результаты?

Долго не раздумывая, международное рейтинговое агентство Standard & Poor's понизило долгосрочный кредитный рейтинг Кипра с «ССС+» до «ССС –». Это – просто мусорный рейтинг. Под него денег не дадут.

И, что самое обидное для киприотов, – о каком доверии к Кипру и его

банкам теперь можно говорить?

Как страна будет выживать – никто не знает.

Впрочем, маячит один вариант, о котором мы писали в отношении стран «арабской весны» в материале «Похищение Революции»: «речь идет о скупке целых стран!» Под эту схему уже попали Тунис и Египет.

Схема проста: международные банки после общественно-политических или экономических потрясений в стране дают её правительству кредиты, за которые невозможно расплатиться. А потом конкретные дяди приходят и говорят: «У вас нет денег, чтобы вернуть долг? Тогда всё вокруг моё».

Не думал, что подобную операцию они могут прокрутить в Европе…

Ну, а эту грустную сагу о печальной кипрской доле завершу на только что пришедшей информации, которую оставлю без комментариев:

«Правительство Новой Зеландии проталкивает подобное кипрскому решение проблемы банковского банкротства, в соответствии с которым мелкие вкладчики потеряют часть своих накоплений, которые пойдут на финансирование спасательного пакета конкретному банку.

За «Открытую банковскую резолюцию» (ОБР) для того, чтобы справиться в перспективе с банкротством крупных банков, выступает министр финансов Билл Инглиш.

Если банк терпит банкротство, то, в соответствии с ОБР, все его вкладчики одномоментно теряют часть своих сбережений, которые должны будут пойти на программу финансирования по спасению банка.

«Резервный банк находится в заключительной стадии внедрения системы управления банкротством банка, называемом «Открытая банковская резолюция». В соответствии с этой схемой, все вкладчики окажутся обязанными вытаскивать свои банки», - говорит один из руководителей Зелёной партии Рассел Норман».[li]

Процесс пошел?..

[i] http://www.planetadonetsk.com/news/index.php?ELEMENT_ID=4560

[ii] http://echo.msk.ru/programs/personalno/1034738-echo/#element-text

[iii] http://www.bfm.ru/news/210919

[iv] http://www.bbc.co.uk/russian/business/2013/03/130317_cyprus_president_worst_crisis.shtml?ocid=socialflow_twitter_russian

[v] http://www.mignews.com/mobile/article.html?id=170313_195511_65802

[vi] http://www.golos-ameriki.ru/content/world-cyprus-financial-crisis-russia/1625643.html

[vii] Ьам же

[viii] http://news.ru.msn.com/решение-президента-кипра-анастасиадиса-согласиться-с-введением-налога-на-банковские-депозиты-вызвало-политический-шторм-на-острове

[ix] http://www.business-gazeta.ru/article/76994/

[x] http://www.nr2.ru/moskow/429376.html?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter

[xi] http://www.vz.ru/news/2013/3/21/625337.html

[xii] http://pda.itar-tass.com/c1/678330.html

[xiii] http://www.gazeta.ru/business/news/2013/03/18/n_2804065.shtml

[xiv] http://www.itar-tass.com/c11/679115.html

[xv] http://www.vedomosti.ru/finance/news/10174391/zalozhniki_kipra

[xvi] http://www.golos-ameriki.ru/content/world-cyprus-financial-crisis-russia/1625643.html

[xvii] http://www.ft.com/intl/cms/s/87076b18-90ba-11e2-862b-00144feabdc0,Authorised=false.html?_i_location=http%3A%2F%2Fwww.ft.com%2Fcms%2Fs%2F0%2F87076b18-90ba-11e2-862b-00144feabdc0.html&_i_referer=http%3A%2F%2Fwww.inopressa.ru%2Farticle%2F20Mar2013%2Fft%2Ffinance.html#axzz2O3UGghWY

[xviii] http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130321033912.shtml

[xix] http://izvestia.ru/news/546856

[xx] http://www.itar-tass.com/c1/678330.html

[xxi] http://inotv.rt.com/2013-03-20/London-vstretit-rossijskie-dengi-s

[xxii] http://izvestia.ru/news/546856

[xxiii]http://ria.ru/economy/20130319/928059789.html#13640411029853&message=resize&relto=register&action=addClass&value=registration

[xxiv] http://www.banki.ru/news/bankpress/?id=4681387

[xxv] http://www.odnako.org/blogs/show_24609/

[xxvi] http://pda.ria.ru/world/20130316/927612820.html

[xxvii] http://www.vesti.ru/doc.html?id=1062143

[xxviii] http://www.24news.ru/news/business/621639n.html

[xxix] http://www.gazeta.ru/politics/news/2013/03/19/n_2806593.shtml

[xxx] Markus Dettmer and Christian Reiermann Bailing Out Oligarchs: EU Aid for Cyprus A Political Minefield for Merkel Der Spiegel November 5, 2012

[xxxi] http://morigin.golosameriki.org/a/1625643.html

[xxxii] http://telegrafist.org/2013/03/22/47066/

[xxxiii]http://www.vedomosti.ru/finance/news/10229701/britanskomu_kontingentu_na_kipre_otpravili_1_mln_evro

[xxxiv] http://www.forbes.ru/news/236099-rossiyu-ne-zainteresovali-predlozheniya-kipra

[xxxv] http://www.benzol.ru/n/37F12

[xxxvi] http://ru.reuters.com/article/topNews/idRUMSE92K00D20130321

[xxxvii]http://ria.ru/economy/20130323/928625872.html#13640196190913&message=resize&relto=register&action=addClass&value=registration

[xxxviii] http://www.itar-tass.com/c11/683538.html

[xxxix] http://aftershock.su/?q=node/25985

[xl] http://www.odnako.org/blogs/show_24609/

[xli] http://rus.ruvr.ru/2013_03_20/Okazhet-li-Rossija-pomoshh-Kipru/

[xlii] http://dmitry-solnze.livejournal.com/

[xliii] http://www.odnako.org/blogs/show_24609/

[xliv] http://news.mail.ru/politics/12420120/

[xlv] http://www.km.ru/economics/2013/03/21/finansovyi-krizis-na-kipre/706634-khazin-rano-govorit-kto-vyigraet-po-itogam-ki

[xlvi] http://gatchina3000.ru/literatura/koreiko_a_i/12-chairs_37.htm

[xlvii] http://forum.finam.ru/index.php?showtopic=14518&st=15550

[xlviii] http://aftershock.su/?q=node/25985

[xlix] http://www.gks.ru/bgd/free/B13_00/IssWWW.exe/Stg/dk02/1-0.htm

[l] http://el-murid.livejournal.com/1073246.html

[li] http://www.scoop.co.nz/stories/PA1303/S00306/national-planning-cyprus-style-solution-for-new-zealand.htm

Россия. Кипр > Финансы, банки > interaffairs.ru, 25 марта 2013 > № 883505 Сергей Филатов


Кипр. Россия > Транспорт > vkcyprus.com, 22 марта 2013 > № 784406 Сергей Гавренков

С 15 марта на Кипре начался сезон чартерных рейсов. Большую часть заказов крупных российских агентств выполняет авиакомпания «Трансаэро». На сегодняшний день туризм остался единственным надежным источником дохода для Республики Кипр. Поэтому роль «Трансаэро» в стабилизации кипрской экономики трудно переоценить. Мы побеседовали с генеральным представителем «Трансаэро» на Кипре Сергеем Гавренковым.

– Давайте начнем со списка направлений. Из каких российских городов «Трансаэро» летает на Кипр напрямую? Можно ли на Кипре купить билеты на эти чартерные рейсы?

– В прошлом году у нас было более 250ти рейсов в неделю в Пафос, примерно столько же в Ларнаку. В этом году будет больше: я пока отдаю вам перечень направлений и частоту полетов на ближайшее время. На чартерные рейсы, в принципе, билет можно покупать только там, откуда этот полет начинается. Билет должен быть туда и обратно. И продаваться он должен только в составе туристического пакета.

– И что, нет совсем никакой возможности улететь с Кипра в Уфу, например?

– Ну, вот с Уфой, как и с рядом других городов, случай особый. Посмотрите на таблицу. В этом году у некоторых рейсов статус регулярного. Это значит, разрешена продажа билетов и на Кипре. Летом 2013 года жители острова могут улететь в Екатеринбург, Уфу, Архангельск, Самару, Новосибирск, Казань, Ростовна – Дону.

– Очень приятно это слышать. Ведь здесь живут не только москвичи… Очень интересно, как компания «Трансаэро» за последние десять лет развилась на Кипре. Вы же начинали с одного направления, так?…

– Да. С одного рейса в неделю в одном направлении.

– А сейчас Вы говорите, что 25 было только в прошлом году…

– 25 – это было только в один аэропорт: в Пафос. И еще 21 – в Ларнаку. В этом году мы ожидаем примерно 30%ный рост.

– Почему Вы полагаете, что количество пассажиров увеличится?

– Во – первых, из – за увеличения спроса и заявок от туроператоров. Во – вторых, из – за увеличения нашего регулярного пассажиропотока. Огромное число людей сейчас летает в выходные дни. Сейчас, благодаря тому, что у них есть возможность выбрать один из 25ти рейсов в неделю, они могут позволить себе прилететь в пятницу и улететь в понедельник. Поэтому пассажиропоток растет.

– Хорошо. А что Вы можете сказать по поводу «открытого неба»? В России и на Кипре.

– Я думаю, что если говорить о национальных интересах России, то нужно внимательно и тщательно подумать: нужно ли нам это вообще? Потому что, по сути, в России есть только два крупных авиаперевозчика. Серьезных, тяжелых. Которые прилагают максимальные усилия к тому, чтобы обеспечить безопасность, комфорт и доступность полетов для пассажиров. Сейчас иностранные авиакомпании, в принципе, свободно летают в Россию. Единственное, чего они не могут делать – это осуществлять полеты внутри страны. А с другой стороны… Нужно ли нам, как гражданам России, чтобы какой – то иностранный авиаперевозчик летал, допустим, по маршруту Москва – Санкт – Петербург, если там уже есть три российских перевозчика? Потому что российские авиаперевозчики платят налоги и развивают промышленность, создают новые рабочие места в России.

– Я все примеряю эту рубашку к Кипру. На Кипре тоже есть назначенные перевозчики по маршруту, скажем, Москва – Ларнака, Москва – Пафос. Это когда – нибудь отменится?

– Смотрите, в этом году уже отменили согласование чартерных перевозок на летний сезон. Это значит, что любой перевозчик из любого пункта в России может летать на Кипр чартерными рейсами… Конечно, на выполнение этих рейсов все равно нужно разрешение кипрских властей. Но это именно разрешение на рейс: нужны ведь слоты в аэропорту (время, отведенное на обслуживание каждого воздушного судна). Например, прилетает наш рейс в два часа дня, улетает в три. Это наш слот. Соответственно, если аэропорт не может вместить больше пассажиров и больше самолетов одновременно…

– А кипрские аэропорты могут? Они так уж загружены.

– Они могут. В некоторые дни свободных слотов немного, в основном изза британцев: они любят летать по средам и воскресеньям. Поэтому в эти дни аэропорты сильно загружены. В остальные дни – более – менее свободны.

Кстати, должен добавить, что в этом году на Кипр будут продаваться и билеты первого класса. В нашей авиакомпании он называется «Империал». До этого мы не предоставляли такую услугу.

– А «Империал – класс» от бизнес – класса у вас чем отличается?

– Индивидуальным обслуживанием. Чтобы понять, нужно хоть раз попробовать. Разница чувствуется с того момента, когда вы еще только изъявили желание куда – то полететь «Империалклассом». Этот сервис сочетает в себе лучшие традиции обслуживания, начало которым положено еще в царской России. Даже посуда, которая сервируется на ваш стол, делается по спецзаказу в Санкт – Петербурге на заводе, который делал сервизы для императорского двора.

– Сколько пассажиров такого класса может быть в самолете?

– Это зависит от самолета. Не так много, конечно, гораздо меньше, чем в бизнес и эконом – классе, по той простой причине, что они требуют соответствующего уровня обслуживания. Для этого есть отдельные бортпроводники, которые прошли определенное специализированное обучение. Также это совершенно другие кресла, другое питание. С Кипром пока проблема, в частности, с питанием.

– Питание вы берете здесь?

– На обратный рейс – да.

– Невыгодно с собой привозить?

– Вопервых, да. Запасаясь питанием в Москве, мы, понятно, потратим больше на топливо. А во – вторых, мы стремимся предоставить максимально свежую еду. Слава Богу, у киприотов с качеством продуктов нет проблем. Пока для нас является проблемой сделать все, как хочется. Если вы в России полетите бизнес – классом, то вам орхидею живую в вазочку поставят, свежие листики мяты в чай положат… На Кипре такой уровень – пока еще проблема. Когда нам удастся разрешить ситуацию с питанием и наземным обслуживанием пассажиров, тогда мы обязательно запустим «Империалкласс» и сюда.

– В завершение первой части нашей беседы, расскажите, как быть с билетами. Сейчас март, а на июньские рейсы уже почти не осталось мест. Что будете делать через пару недель?

– Когда мы видим, что рейс загружен и на листе ожидания более десяти человек, то чаще всего ставим на этот рейс воздушное судно большей емкости.

– Билеты на рейсы «Трансаэро» люди покупают в основном на сайте. Можно ли там встать в лист ожидания? Или обязательно надо обращаться в агентство?

– Нет, почему же! Нужно позвонить в нашу справочную службу, в единый кол – центр или отдельный кол – центр для Европы. Можно не только встать на лист ожидания, но и купить билет по телефону, продиктовав реквизиты своей карты. У многих людей есть психологический страх вставать на лист ожидания. Но ведь чем больше людей ожидают, тем больше вероятность, что компания, анализируя загрузку, поставит на рейс большее воздушное судно. И, соответственно, у всех «ожидающих» больше шансов улететь. Это стандартная практика всех крупных авиакомпаний мира.

Беседовали Наталия КАРДАШ и София ДЕЛЯГИНА

Кипр. Россия > Транспорт > vkcyprus.com, 22 марта 2013 > № 784406 Сергей Гавренков


Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 17 февраля 2012 > № 497328 Михаил Кузовлев

Деловое сотрудничество Россия–Кипр Удачная площадка для общения (продолжение)

После окончания мероприятия мы встретились с одним из организаторов форума, председателем Делового совета по сотрудничеству с Кипром, президентом «Банка Москвы» Михаилом Кузовлевым и попросили его поделиться впечатлениями о форуме и рассказать о работе Делового совета.

– Как появилась идея объединить усилия и организовать это мероприятие?

– Когда после визита Дмитрия Анатольевича на Кипр оказалось, что у нас в структуре международных отношений отсутствует деловой совет Россия–Кипр, то Торгово-промышленная палата предложила создать такое объединение.

Как можно поддерживать благоприятный деловой климат и взаимодействие между странами? Одна из форм – проведение совместных конференций, на которых обсуждают инвестиционный климат на Кипре и инвестиционный климат в России. Вроде бы звучит помпезно – инвестиционный климат – но на самом деле это очень простые вещи. Коллеги встречаются и обмениваются мнениями: где комфортно работать, какие проблемы существуют, – и все эти умные и красивые слова становятся очень простыми целями и задачами, которые коллеги должны научиться решать вместе.

– Почему так сложно довести до сведения российского и международного делового сообщества, что Кипр (1) не офшор, (2) не только не нарушает законов, но более того, следует им?

– К сожалению, у этой проблемы две стороны. Предприниматели из России, которым так комфортно на Кипре, зачастую никак не могут понять, что мир изменился. Все становится более прозрачным, и пытаться использовать Кипр для того, для чего они раньше использовали всевозможные юрисдикции, – бессмысленно. Если совершено какое-то преступление, рано или поздно оно будет соответствующим образом раскрыто. На Кипре существует законодательство, связанное с противодействием отмыванию денег, применяются процедуры «знай своего клиента», одинаковые как для банков, так и для провайдеров.

Изучая опыт мошенничества двух прежних руководителей «Банка Москвы», мы обнаружили проблему: из четырех столпов, на которых стоит Кипр как финансовый центр, – банки, аудиторы, юристы и секретарские компании, – к сожалению, не удалось своевременно наладить регулирование последних. Банки очень жестко контролируются ЦБ Кипра. Юристы находятся под регулированием Ассоциации юристов Кипра – то, что в России называется СРО, то есть саморегулируемая организация. Такая же ассоциация есть и у аудиторов. И только в начале года была создана ассоциация тех, кто занимается фидуциарной деятельностью. У нее тоже будет регулирующая функция и возможность разбирать на практике сложные случаи.

Если, как в случае с «Банком Москвы», группа компаний (которую трудно не аффилировать с руководством «Банка Москвы» хотя бы потому, что все инструкции приходят из «Банка Москвы») постоянно получает переводы огромных сумм из банка, то нужно спросить, насколько законна такая деятельность и на что идут эти деньги. Если эти компании получили кредитов на сумму, превышающую капитал банка, то любому понятно: дело нечисто. Мы столкнулись с ситуацией, при которой из 600-миллиардного портфеля «Банка Москвы» 300 млрд руб. было выдано аффилированным компаниям в качестве кредитов. Из них 150 млрд руб. – кредиты компаниям, не имеющим никаких признаков финансовой деятельности, и 70 млрд руб. получили компании, зарегистрированные на Кипре.

Если мы возьмем аналогичные юрисдикции, где саморегулируемые организации, как ассоциация аудиторов или сервисных компаний, действуют более активно (например, Великобританию), то в аналогичной ситуации лондонский провайдер уже давным-давно написал бы депешу в соответствующие органы. Проблема не в том, что кипрский провайдер не написал. Проблема в том, что он не особо знал, что делать, потому что на Кипре этой деятельностью нерегулируемо занимаются уже долгие годы.

Далее, это всегда вопрос размера чека, который ты получаешь, и твоего понимания. На каком-то этапе начинаешь думать: ну и Бог с ним, у меня же есть indemnity (гарантийное письмо), выданное бенефициаром. В нем клиент обязался ничего плохого не делать, никаких мошеннических действий не совершать. Но проблема в том, что по российским законам кипрский номинальный директор все равно несет ответственность перед законом. Он может быть свидетелем, подозреваемым и обвиняемым. Я уверен, что людям, которые работают в фидуциарных компаниях, это точно не нужно. Но понимания различий в законодательствах, того, как себя вести и как избежать таких ситуаций, у них, безусловно, нет.

– Какую практическую работу может вести Совет по сотрудничеству с Кипром?

– Мы создали сайт нашего Совета, на нем есть интерактивное приложение, где коллеги могут писать о проблемах и нерешенных задачах. У нас есть соответствующий персонал, и мы стараемся отслеживать все проблемы, о которых нам сообщают.

– Что нужно сделать Кипру для того, чтобы улучшить свою репутацию в России?

– Я считаю, что Кипру нужно закончить процедуры, связанные с принятием закона о фидуциарной деятельности, и постоянно проводить на этот счет разъяснения среди российских предпринимателей, общаться с российским бизнес-сообществом. Обратите внимание: с Кипра россияне инвестируют не только в Россию, но и в Европу. Кипр сегодня – не только для российских компаний, но и для китайских компаний и компаний других развивающихся стран – становится «мостиком» между Азией и Европой.

– Подведите итоги прошедшего форума.

– Я считаю, что форум прошел очень успешно; он должен стать регулярным. Мне кажется, что в будущем мы будем составлять его повестку в течение года, от форума до форума, выбирая наиболее острые и интересующие всех вопросы. Это будет, на мой взгляд, очень удачная площадка для обмена мнениями, получения ответов из первых уст на многие вопросы. Очень важно, что руководство обеих стран уделяет этому немало внимания: присутствие Президента Димитриса Христофиаса – хороший знак. Кроме этого, мы сегодня видели большое количество представителей Кабинета министров и надеемся, что при организации аналогичного мероприятия в России нам тоже удастся привлечь членов российского Правительства, чтобы они точно так же могли дать свою оценку происходящего процесса.

Беседовала Наталия КАРДАШ

Кипр. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 17 февраля 2012 > № 497328 Михаил Кузовлев


Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 16 декабря 2011 > № 455889 Лукас Лука

Несколько недель назад в редакцию «Вестника Кипра» читатель прислал письмо с просьбой рассказать об уровне раскрываемости преступлений в Лимассоле, ответственности полиции и многом другом. Мы передали вопросы министру юстиции Лукасу Луке и в этом номере публикуем полученные ответы.

Уровень преступности в Лимассоле последние несколько лет повышается. При этом большое количество преступлений остается нераскрытым. Какова причина?
Согласно данным последнего исследования компании Mercer, Лимассол занимает 46 место среди 50 самых безопасных городов мира. Из всех городов Кипра в этот список попал только Лимассол. Исследователи принимали во внимание внутреннюю стабильность, уровень преступности, эффективность действий полиции и международные связи и отношения страны.
В Лимассоле за последние годы выросло количество не всех видов правонарушений. Например, число убийств сократилось, правда, подскочило количество краж, ограблений и правонарушений, связанных с недвижимостью. Это происходит по всей Европе и связано с кризисом. Процент раскрываемости может казаться невысоким потому, что большое количество преступлений определенного вида (таких, как кражи, причинение ущерба путем взрыва и поджога) чрезвычайно трудно расследовать. Что еще важнее, многие подобные правонарушения совершаются гражданами других стран ЕС, покидающими остров немедленно после преступления. Тем не менее, уровень раскрываемости убийств, изнасилований, преступлений, связанных с распространением наркотиков, и других серьезных правонарушений, очень высок.

Кто контролирует эффективность действий полиции?
Ежемесячная статистика собирается и пересылается для анализа в различные департаменты главного полицейского управления, такие, как Департамент исследований и анализа, отдел статистики и отдел аналитики преступности. Все руководство полиции, включая главу управления полиции Кипра, всегда в курсе происходящего, и, более того, статистика правонарушений находится в открытом доступе на официальном сайте полиции Кипра www.police.gov.cy.

Каков процент раскрываемости?
Наша цель, естественно, – полное раскрытие преступлений. Уже на сегодняшний день уровень раскрытия по тяжким и особо тяжким преступлениям (убийства, покушения на убийства, наркоторговля, изнасилования и другие серьезные правонарушения) близок к 100%. Хотя этот результат нас не удовлетворяет, поскольку мы стремимся к максимально возможному.

В других городах такая же ситуация?
Ситуация одинакова по всему Кипру. Полиция претворяет в жизнь новый стратегический план и намерена предотвращать преступления, увеличивая интенсивность полицейского патрулирования (по ночам, пешего и на автомобилях) и совершенствуя полицейскую базу данных.

Кипр > Армия, полиция > vkcyprus.com, 16 декабря 2011 > № 455889 Лукас Лука


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter