Всего новостей: 2460692, выбрано 657 за 0.120 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Китая: Скосырев Владимир (54)Ли Хуэй (44)Путин Владимир (33)Габуев Александр (29)Си Цзиньпин (26)Ли Кэцян (17)Медведев Дмитрий (16)Косырев Дмитрий (16)Головнин Василий (16)Алимов Рашид (15)Цыплаков Сергей (12)Денисов Андрей (11)Сигов Юрий (10)Тавровский Юрий (10)Кириллов Андрей (10)Ма Джек (9)Ху Цзиньтао (8)Маслов Алексей (7)Аскаров Тулеген (7)Ломанов Александр (6) далее...по алфавиту
Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2567296 Алексей Груздев

Алексей Груздев: ответ России на санкции США не нарушит норм ВТО

Торговые споры уже перестали быть предметом разбирательств отдельных стран, а достигли планетарных масштабов. Ужесточение тарифной политики США и объявленные ответные меры Китая затрагивают интересы многих государств, в том числе и России. Почему эскалация торговой войны между КНР и США приведет к дисбалансу в мировой торговле, как Россия может ответить на новые американские санкции и почему члены ВТО не должны прикрываться национальной безопасностью в экономических интересах, в интервью РИА Новости рассказал замглавы Минэкономразвития Алексей Груздев. Беседовали Диляра Солнцева и Дарья Станиславец.

— В прошлую пятницу США обнародовали новые санкции, которые затронули конкретные крупные компании России и бизнесменов. Это фактически обрушило рынок акций и капитализацию компаний и банков, даже тех, кто не был включен в список. Нарушают ли новые санкции США нормы ВТО?

— Если говорить про новые индивидуальные (персональные) санкции США, то это элемент нерыночной конкуренции, таким образом усугубляется положение игрока на рынке. Ведь любое решение сказывается на капитализации компаний. Поэтому первый эффект от санкций — это нанесение экономического ущерба конкретной компании без подтверждения факта ущерба, который наносила или не наносила Соединенным Штатам ее деятельность. Считаем эти санкции необоснованными и нарушающими принципы здоровой конкуренции.

— Премьер-министр поручил правительству проработать ответные меры. Как Россия может ответить США, не нарушая международное законодательство?

— Мы приверженцы норм и правил ВТО, такие механизмы есть. Убежден, что при выполнении поручения председателя правительства будет в максимально возможной степени учитываться этот фактор, а также, несомненно, приоритет защиты национальных интересов.

То, что происходит сейчас с эксплуатацией термина "национальная безопасность", это пограничная тема. Традиционно члены ВТО старались оберегать статью XXI ГАТТ (GATT, Генеральное соглашение по тарифам и торговле — ред.) и не использовать ее для получения экономических преимуществ. Сейчас говорится об обратном — раз есть обвинения в недобросовестном поведении, то задействуется двадцать первая статья. Это может раскрутить маховик, когда и другие страны начнут оправдывать свои экономические шаги этой статьей.

— Но ведь Россия также использовала эту статью, когда вводила продэмбарго в 2014 году…

— Это другое, это была ответная реакция на введенные санкции со стороны Евросоюза.

— США фактически обвинили Москву и Пекин в несоблюдении ключевых обязательств в рамках ВТО, Китай ответил зеркальными мерами. Эксперты уже говорят, что торговые войны между Китаем и США сильнее ударят по российской экономике, чем новые санкции США. Согласны ли вы с такой позицией?

— Есть признанная площадка по урегулированию споров трактовки того или иного решения — ВТО. Мы — последовательные сторонники использования именно ее для проведения консультаций и урегулирования разногласий.

Что касается отношений США и Китая, обе страны являются ключевыми игроками в системе международной торговли, и любые напряженности отражаются на самой системе в целом. Явно, что такое развитие событий будет приводить к определенным дисбалансам, и здесь будут вызовы для других стран.

Оценивать конкретно, чем закончится спор США и Китая, пока преждевременно, потому что сейчас идет взаимный обмен упреками, уже инициированы первые встречные споры. Мы, как участник ВТО, следим за развитием ситуации.

Есть альтернативная — экспертная — точка зрения, что сложившаяся ситуация создаст дополнительные стимулы для наращивания торгово-экономических связей России и Китая, и если определенные ограничения будут введены, то возникнет возможность для российских экспортеров компенсировать выпадающие ниши.

Если помните, когда началось санкционное давление на Россию, были замещены отдельные позиции, которые попали под контрмеры, за счет поставок из других стран. Поэтому и такое развитие ситуации возможно.

— А в чем в данной ситуации вызов именно для России?

— Здесь сложно предсказать, как будет развиваться эта ситуация, какие еще сектора будут затронуты. Один из судьбоносных вызовов в этой истории — это отступление от норм и правил международного торгового права, за соблюдение которых всегда выступала Россия, как бы ее ни обвиняли. То, что сейчас происходит, и те инструменты, которые задействованы, не укладываются в эту логику.

Этот маховик, если он будет раскручиваться дальше, на следующем этапе приведет к очередной волне и так нарастающего протекционизма, закрытию рынков, перетоку товаров, которые не могут поставлять на закрытые рынки, а это уже может означать дополнительное давление на Россию и весь рынок ЕАЭС. Будем надеяться, что разум возобладает.

— Вы, как человек, долго проработавший в Китае и знакомый с их менталитетом и тонкостями ведения переговоров, ожидаете ли, что Китай пойдет на некие уступки США? Или же будет настаивать на своей позиции до конца? Чем может закончиться торговый спор двух гигантов?

— Могу высказать лишь свою экспертную оценку, я не могу говорить за Китайскую Народную Республику. Я исхожу из того, что Китай принципиально не согласен с теми выводами, которые делают Соединенные Штаты, с теми мерами, которые принимаются, они явно носят односторонний характер и не укладываются в правила ВТО. США нарушают тарифные обязательства, если мы говорим про конкретные решения по отдельным товарным позициям.

При этом Китай и США — партнеры настолько масштабные и настолько взаимно увязаны с точки зрения торговли и инвестиций, что, я думаю, в интересах обеих стран найти продуктивное решение. Я не думаю, что Китай заинтересован в разворачивании торговых войн.

— История конфликта между Китаем и США началась с введения заградительных импортных пошлин на сталь и алюминий, которые были введены и для России. Какие возможные ответные шаги разрабатывает Россия, будет ли обращаться в ВТО по этому вопросу?

— Мы следим за ситуацией, это очень серьезное решение США, мы уже официально в конце марта на площадке ВТО обозначили свое несогласие с этими мерами. В рамках Совета по торговле ВТО, который проходит каждый месяц, мы обозначили, что считаем такие шаги нелегитимными и юридически необоснованными, и просили дать разъяснения, но таких разъяснений нами получено не было.

— Это было самостоятельное заявление России? Или вместе с другими странами?

— Совет устроен так, что там высказываются страны-члены ВТО. Россия свое несогласие высказала. С аналогичной позицией выступил еще целый ряд стран.

В настоящее время процесс пересмотра ставок пошлин США на сталь и алюминий не завершен, отдельные страны проводили двусторонние переговоры с целью получения так называемых страновых изъятий — и эти изъятия были анонсированы. Поэтому окончательно ситуация пока не урегулирована. Она анализируется в правительстве РФ, я убежден, что необходимые шаги будут предприняты. Все возможные механизмы реагирования — это и ответные меры или разбирательство на площадке ВТО — рассматриваются, и будет выбран оптимальный вариант.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2567296 Алексей Груздев


Китай. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 11 апреля 2018 > № 2564287 Ясуо Фукуда

Концепция человеческого сообщества с единой судьбой принесет счастье всем людям

Цель выдвинутой председателем КНР Си Цзиньпином концепции человеческого сообщества с единой судьбой в том, чтобы сделать счастливыми всех людей в мире. Строительство «Одного пояса, одного пути» – это конкретная мера, с помощью которой удастся стимулировать сотрудничество между всеми странами, добиться взаимовыгодного развития. Строительство «Одного пояса, одного пути», опираясь на принципы совместного обсуждения, совместного строительства, совместного использования, несет выгоду всем странам-участникам и даже всему миру, повышает уровень счастья народов всех стран мира. С этой точки зрения, «Один пояс, один путь» имеет эпохальное значение, это невероятная инициатива. Будучи соседней страной, Япония, естественно, должна присоединиться к инициативе «Один пояс, один путь», и в сотрудничестве с Китаем приносить счастье народам всех стран.

Сейчас у Китая есть торговый профицит не только с США, но и со многими другими странами. Это означает, что в системе глобализации Китай очень хорошо развивается, значит, что китайские предприятия уловили саму суть глобализации, получили выгоду. Что такое глобализация? Глобализация – это возможность по низкой стоимости производить качественную продукцию. Всем людям в мире нравятся хорошие и недорогие товары, и, само собой, у стран, которые способны производить такие товары, растет торговый профицит. И дефицит торгового баланса США частично связан с тем, что качественные и недорогие китайские товары пользуются глубокой популярностью у американского населения. Столкнувшись с глубокой проблемой торгового дефицита, США стоит переосмыслить свою модель производства.

Нельзя недооценивать вред торгового протекционизма и важность свободной торговли. На данный момент все страны мира очень обеспокоены тем, что тенденции торгового протекционизма вновь набирают силу. Китай и США уже давно стали тесно связанными между собой партнерами по сотрудничеству. Многие индустрии США опираются на продукцию, импортируемую из Китая, и, в то же время, США серьезно зависит от китайского рынка в сельском хозяйстве и других многочисленных отраслях. Правительство Д.Трампа проявляет излишнюю торопливость, использует меры торгового протекционизма, возможно, это временно поможет смягчить торговый дефицит США, но если не изменить производственную структуру США, то не получится разрешить эту проблему в корне. Мы верим, что внутри США будет звучать все больше призывов остановить меры торгового протекционизма, правительство США должно будет своевременно внести изменения в свою политику.

Постоянное развитие Китая принесло всем странам мира большое количество возможностей для развития. И, в то же время, некоторые страны волнуются, не зная, к чему приведет такое укрепление Китая. В ключевой момент председатель КНР Си Цзиньпин своевременно выдвинул инициативу строительства человеческого сообщества с единой судьбой и международных отношений нового типа, продемонстрировав миру твердое намерение Китая следовать пути мирного развития – не важно, насколько развитым станет Китай, он никогда не будет стремиться к господству, никогда не будет прибегать к экспансии. Дипломатическая концепция председателя Си Цзиньпина имеет важное значение для того, чтобы развеять опасения международного сообщества.

В октябре 2017 года генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин выступил на 19-м съезде КПК с блестящим докладом, в котором не только наметил курс для дальнейшего развития Китая, но и предоставил китайский план для решения мировых проблем. Международное сообщество надеется услышать еще больше китайских мнений и предложений, и ежегодная конференция Боаоского азиатского форума этого года – как раз таки отличная возможность. Мы верим, что с помощью точных и объективных репортажей СМИ все страны мира еще лучше познакомятся с Китаем.

Ясуо Фукуда, председатель правления Боаоского азиатского форума, бывший премьер-министр Японии

Китай. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 11 апреля 2018 > № 2564287 Ясуо Фукуда


Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 11 апреля 2018 > № 2564254 Ли Хуэй

Посол КНР в России Ли Хуэй опубликовал авторскую статью под заглавием "Торговый протекционизм наносит ущерб другим и не создает выгод для себя"

Посол КНР в России Ли Хуэй в среду опубликовал авторскую статью под заглавием "Торговый протекционизм наносит ущерб другим и не создает выгод для себя".

В статье китайский посол указал, что в современную эпоху в мире углубляется и развивается многополярность, экономическая глобализация уже стала объективной тенденцией и непреодолимым историческим трендом развития мировой экономики, придавшим мощные движущие силы ее росту. В процессе экономической глобализации своевременно возникла многосторонняя торговая система. Оглядываясь на историю последних 70 лет, видим, что многосторонняя торговая система, главной силой которой является Всемирная торговая организация /ВТО/, играла незаменимо важную роль в продвижении либерализации и упрощении глобальной торговли, содействии торговому и экономическому росту во всех странах, противодействии ударам со стороны экономических и финансовых кризисов, пользовалась в связи с этим широкой и активной поддержкой международного сообщества.

Ли Хуэй написал, что на саммите "Группы 20" /G20/ в Гамбурге было принято обязательство продолжать противодействие торговому протекционизму, был выражен протест против "несправедливых действий в области торговли"; саммит АТЭС в Дананге призвал все входящие в состав данного форума экономики к поддержке многосторонней торговой системы; страны БРИКС выступили в поддержку многосторонней торговой системы, достигли обширного консенсуса по усилению интеграции торговли, а также совместному развитию; опубликованное 11-м заседанием ВТО на уровне министров совместное заявление вновь подтвердило поддержку многосторонней торговой системы и т. д. Китай, являющийся крупнейшей развивающейся страной мира, неизменно участвует в экономической глобализации и многосторонней торговой системе, строит их и делает в них вклад. На крупных мероприятиях, включая экономический форум в Давосе, саммит G20 в Ханчжоу, а также первый Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути", Китай высоко держал знамя многосторонней торговли, играл ведущую роль ответственной крупной страны, решительно поддерживал открытый тип экономики, содействовал либерализации, упрощению торговли и инвестиций, способствовал развитию экономической глобализации в направлении большей открытости, инклюзивности, всеобщего благоприятствования, сбалансированности и общего выигрыша. Особенно позитивную роль для содействия процветанию и сбалансированному развитию мировой экономики сыграла выдвинутая Китаем инициатива "Пояс и путь".

По словам дипломата, Китай и США являются друг для друга наиболее важными торговыми партнерами, экономики двух стран взаимосвязаны. В 2017 году общий объем торговли Китая и США составил 3,95 трлн юаней, прирост по сравнению с позапрошлым годом составил 15,2 проц. Китай и США стали ведущими крупными двигателями восстановления глобальной торговли после международного финансового кризиса. Здоровое и гармоничное развитие торгово-экономических связей между двумя крупнейшими в мире экономическими субъектами -- Китаем и США -- способно не только принести реальные выгоды народам двух стран, но и обязательно даст импульс росту мировой экономики. Тем не менее, недавно президент США Дональд Трамп, основываясь на составленном во время "холодной войны" положении о защитных мерах, сделал первый выстрел в торговой войне против Китая. США объявили о введении больших пошлин на импортируемую из Китая продукцию, а также ограничили инвестиции, слияния и поглощения китайских предприятий в США. Китайская сторона решительно выступает против этого, считает действия США классическим образцом унилатерализма и торгового протекционизма, явным нарушением принципов ВТО, попранием и игнорированием многосторонней торговой системы. Сейчас на фоне по-прежнему хрупкой обстановки в мировой экономике, а также спада в торговле и инвестициях это решение американской стороны вызывает сожаление и в полной мере характеризует гегемонизм США в политике и их национализм в экономике.

Ли Хуэй указал, что Китай сейчас продвигает структурные реформы в сфере предложения, китайская экономика проходит ключевой период трансформации и совершенствования, экономика США проходит этап существенного восстановления. В этот ключевой момент дальнейшее укрепление двустороннего обмена и сотрудничества Китая и США крайне важно для двух стран. Вызывающие дисбаланс в китайско-американской торговле причины имеют много аспектов, эту проблему нельзя урегулировать путем закрытия дверей друг для друга, необходимо еще сильнее открыть двери, нарастить взаимную открытость, только так можно реализовать взаимную выгоду и общий выигрыш. Китай ранее многократно подтверждал решимость и искренний настрой на внешнюю открытость. В докладе на 19-м съезде Коммунистической партии Китая явно отмечается, что Китай поддерживает многостороннюю торговую систему, содействует строительству мировой экономики открытого типа. В связи с 40-й годовщиной политики реформ и открытости Китай проведет первую Китайскую международную импортную ярмарку, будет по собственной инициативе открывать миру свой рынок, делиться возможностями для развития.

В заключение посол отметил, что антиглобалистские действия США не соответствуют народным чаяниям, окажут негативное воздействие на восстановление мировой экономики. В качестве ответа китайская сторона заявила о введении дополнительных таможенных пошлин на 128 наименований импортируемой из США продукции. "Наша цель заключается в надежде на то, что американская сторона осознает свои заблуждения и вернется на правильный путь, будет следовать главному тренду мультилатерализма и глобализации, соблюдать правила международной торговли, совместно придавать позитивную энергию росту мировой экономики", -- подчеркнул Ли Хуэй.

Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 11 апреля 2018 > № 2564254 Ли Хуэй


Китай. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 6 апреля 2018 > № 2562733 Чжао Цюань

Китай просит Россию расширить ассортимент редких растительных масел

На прошлой неделе в Москве прошла «Масложировая конференция». Она была организована Масложировым Союзом России и собрала ведущих мировых и российских экспертов отрасли. Национальное аграрное агентство выступило информационным партнером мероприятия. Одним из наиболее ярких было выступление Советника по торгово-экономическим вопросам посольства Китайской Народной республики Чжао Цюань, которая рассказала о том, как российским сельхозпроизводителям и переработчикам нужно работать на китайском рынке. Ниже приводим основные тезисы ее выступления, которые нашим агропромышленникам нужно брать на вооружение.

До 2009 года потребление растительного масла в Китае отличалось наивысшим ростом. И хотя в последние пару лет этот показатель демонстрирует замедление, в 2017 году объем потребления (включая спрос пищепрома), составил примерно 32 млн тонн, что на полтора миллиона тонн больше, чем годом ранее.

В будущем мы ожидаем рост потребления масел в пищевой переработке и промышленности.

Сейчас основное место занимают соевое, пальмовое, рапсовое и арахисовое масло. Это примерно 90% общего объема потребления, но в последнее время намечается серьезная реструктуризация.

Так, за последние два года заметно увеличился объем потребления подсолнечного масла в Китае. Конечно, профильные предприятия начали обращать больше внимания на это в своей маркетинговой деятельности, в результате чего подсолнечное масло пользуются все большей популярностью.

За прошлый год на китайский рынок было поставлено 34 млн тонн растительного масла. Объем собственной продукции был на уровне 6,3 млн тонн, а объем импортной продукции достиг 27, 7 млн тонн, то есть увеличение на 14%.

Основные поставщики масличного сырья на китайский рынок сегодня – это США, Бразилия, Малайзия, Индонезия, Аргентина и Канада. Но Украина и Россия наращивают свою долю, и мы полагаем, что в будущем именно они станут основными поставщиками растительного масла на китайский рынок.

Вместе с постоянным увеличением китайского импорта растительного масла обостряется и конкуренция. Но у России есть значительные резервы для увеличения объема экспортных поставок. По итогам прошлого года из России в Китай растительное масло было продано на сумму 237 долларов США, это почти 11% от общего импорта сельхозпродукции российского производства. Российская масло пользуется хорошим спросом у китайских покупателей. Но необходимо углубление познаний друг друга нашим бизнесом. Откровенно говоря, растительное масло российской марки вышло на китайский рынок недавно, и еще не успело завоевать доверие потребителей.

Поэтому мы рекомендуем производителям масла активно участвовать в специализированных выставках в Китае, показывая уникальность своей продукции. Ведь выставки - это эффективно! Благодаря таким мероприятиям у вас сразу найдется много потенциальных партнеров. Что мы рекомендуем делать нашим российским партнерам:

Первое. Необходимо усиление маркетинговой деятельности. На рынке появляется всё больше новых продуктов, например, масло камелий, ореховое и льняное масло, даже масло из риса, пиона, кленовое масло, которое отличается уникальностью и вызывает большой интерес у китайских потребителей. Советую российским производителям, помимо традиционного подсолнечного масла, разрабатывать и новые продукты. Таким образом вы сможете повысить свою конкурентоспособность.

Второе. Необходима кооперация между нашими странами, речь идет как о совместных торговых компаниях, так и о совместном производстве. Торговля - это только один шаг сотрудничество, но совместное производство в высшей степени объединяет интересы партнеров, создавая уникальные сообщества. Мы готовы создавать совместные предприятия по переработке на территории России, чтобы выпускаемая продукция экспортировалась на китайский рынок. Это принесет пользу обеим нашим странам.

Третье. Мы считаем целесообразным прямое рекламирование российского растительного масла в Китае. Например, с 5 по 10 ноября 2018 года в Шанхае пройдет первая китайская Народная экспортная ЭКСПО, это одна из важнейших мер Китая для открытия нашего рынка внешнему миру и поддержанию экономической глобализации на планете.

Согласно официальному прогнозу китайской стороны, в ближайшие 5 лет Китай будет импортировать товары и услуги на сумму более 10 триллионов долларов, что дает зарубежным странам огромные шансы для развития бизнеса. Сельхозпродукции и продуктам питания уделяется при этом повышенное внимание.

Китай. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 6 апреля 2018 > № 2562733 Чжао Цюань


США. Китай. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 апреля 2018 > № 2560670 Александр Гольц

Угроза, которую пока не замечают

Александр Гольц

Военный эксперт Александр Гольц анализирует доклад Фонда Карнеги «Entanglement: Chinese and Russian Perspectives on Non-nuclear Weapons and Nuclear Risks»

Циники утверждают, что мир — не более чем краткий промежуток между войнами. Спустя четверть века после завершения первой холодной войны новая глобальная конфронтация стала фактом. Несколько директивных документов в сфере безопасности и обороны, только что одобренных американским президентом Дональдом Трампом, убедительно свидетельствуют о том, что Россия и Китай рассматриваются ныне в США как «ревизионистские державы», пытающиеся противопоставлять себя Вашингтону. Хотя авторы этих документов не устают повторять, что не считают Москву и Пекин военными противниками, тем не менее намерены сдерживать их. Наиболее отчетливо это проявляется в сфере ядерных вооружений. Недавно опубликованный в США Nuclear Posture Review (NPR), который представляет собой план развития американских ядерных сил, не скрывает, что это развитие будет осуществляться именно с целью сдерживания России и Китая.

При этом нынешняя ситуация представляется даже более сложной, чем в период предыдущей холодной войны. К полному недоверию, которое испытывают друг к другу все участники противостояния, прибавилась еще одна угроза, в существовании которой политики пока что не отдают себе отчета. В результате научно-технического прогресса неядерные вооружения начали играть существенную, но до сих пор не очень ясную роль в системе стратегического сдерживания. Речь идет прежде всего о крылатых ракетах большой дальности, гиперзвуковом оружии, системах противоракетной обороны и противоспутниковом оружии. Более того, возник феномен «переплетения» — смешения ядерного и неядерного оружия. Это смешение чревато неверной интерпретацией действий потенциального противника. Мировая война может начаться не в результате чьей-то широкомасштабной агрессии — к ней может привести цепь военных операций в ходе локальных конфликтов, в которые вовлечены «глобальные оппоненты». Грубо говоря, удар крылатыми ракетами (неважно, российскими или американскими) по какому-нибудь объекту в Сирии может при скверном стечении обстоятельств обернуться прямой американо-российской конфронтацией. И, как следствие, возрастает опасность непреднамеренного перерастания неядерного конфликта во всеобщую ядерную катастрофу.

Тому, как понимают этот риск в России и КНР, посвящен доклад Фонда Карнеги «Entanglement: Chinese and Russian Perspectives on Non-nuclear Weapons and Nuclear Risks» (дословно: «Переплетение: российские и китайские взгляды на неядерные вооружения и ядерные риски»), написанная ведущими экспертами двух стран. Российские взгляды представлены Алексеем Арбатовым, Владимиром Дворкиным и Петром Топычкановым, китайские Тун Чжао и Ли Бинем. Редактором выступил Джеймс Эктон.

Очень показательно, что и российские, и китайские исследователи, исходя из военной культуры каждой страны (а они существенно отличаются друг от друга) указывают: тема непреднамеренной эскалации находится на периферии внимания тех, кто занимается военным планированием в каждой из стран. Как российские, так и китайские стратеги полагают, что конфликты не могут возникнуть случайно, они могут начаться только по воле высших руководителей. Уверенность в том, что решение о начале любого конфликта, включая ядерный, принимается рационально и осознанно, отмечается в докладе, парадоксальным образом увеличивает риск непреднамеренной военной эскалации. Ведь никто не берет в расчет риск такой эскалации, не готовится противодействовать этой конкретной угрозе.

Что еще хуже, лидеры государств порой руководствуются концепциями, которые не совсем адекватно описывают реальность. Так, российские авторы подвергают вполне обоснованному критическому разбору концепцию «воздушно-космической войны», которая последние два десятилетия играет определяющую роль в российском военном планировании. В Москве полагают, что НАТО планирует, используя неядерные крылатые ракеты, а в будущем и гиперзвуковое оружие, уничтожить российский ядерный потенциал. С появлением такого же оружия у России — морских крылатых ракет «Калибр» и авиационных Х-101 — отечественные стратеги заговорили и о своей способности осуществлять «неядерное сдерживание». При этом Арбатов, Дворкин и Топычканов подчеркивают: «Опора как на наступательное, так и на оборонительное неядерное стратегическое оружие не исключает, а наоборот, предполагает ограниченное использование ядерного оружия». Так, например, не исключена вероятность того, что тактические ядерные боеприпасы в случае локального конфликта будут атакованы случайно — только потому, что они находятся на тех же базах, что и обычные вооружения. Мало того, Россия не раз прямо заявляла, что оперативно-тактические ракеты «Искандер» могут быть использованы для нанесения удара как ядерными, так и обычными боеголовками по базам системы противоракетной обороны в Польше.

Подобные концепции, указывают авторы книги, настолько искусственны, насколько и опасны. Но будучи предложенными неопытнoму, «стратегически невежественному» лидеру, эти концепции превращаются рецепт катастрофы. И это очевидно не преувеличение. Уже упомянутый Nuclear Posture Review исходит из того, что Россия руководствуется стратегией «эскалации ради деэскалации», то есть предполагает использование ядерного оружия в локальном конфликте, с тем, чтобы принудить США и НАТО согласиться на мир на выгодных Москве условиях. В докладе Фонда Карнеги (а он вышел до появления NPR) эту стратегию называют «экзотической». При этом авторы цитируют российских приверженцев этой концепции. И вот теперь никуда не уйти от того, что эта «экзотика» стала отправной точкой для формирования стратегии противодействия России.

Трезво оценивая нынешнюю ситуацию в мире, российские авторы указывают: предотвратить угрозу, исходящую от «переплетения» ядерного и неядерного оружия, можно лишь при наличии «грандиозных политической воли и дипломатических усилий в дополнение к стратегической и технической экспертизе». Ни один из вышеперечисленных факторов сегодня не существует, констатируют Арбатов, Дворкин и Топычканов. Если же диалог в области стратегических вооружений когда-либо возобновится, то следует включить в новый Договор СНВ гиперзвуковые вооружения, вне зависимости от того, несут они ядерные или обычные боеголовки. Угрозу от крылатых ракет морского и воздушного базирования можно избежать, включив в будущие меры взаимного доверия отказ от секретной концентрации сил флота и авиации на расстоянии досягаемости от стратегических объектов других стран. Можно также выработать «реалистичное» соглашение об антиспутниковых вооружениях.

Так — с опорой на максимально возможную транспарентность — выглядел бы рациональный подход государства, которое имеет стратегический потенциал, сопоставимый с американским. Китай с его значительно меньшим ядерным арсеналом, руководствуется, как следует из главы, написанной Тун Чжао и Ли Бинем, иным подходом. У потенциального противника необходимо создать ощущение полной неопределенности относительно возможностей китайских стратегических сил и их задач. Поэтому авторы концентрируются в основном на том, какие американские вооружения и какие варианты их развертывания могут быть интерпретированы Китаем как подготовка к удару по его ядерным силам.

Так, авторы указывают, что провоцирующим фактором может быть, например, развертывание американских беспилотных подводных аппаратов в районах, где патрулируют китайские стратегические подводные лодки. Еще одну угрозу представляют собой американские комплексы ПВО THAAD, развернутые в Южной Корее. Китайские эксперты, подчеркивают авторы, уверены, что эти комплексы предназначены вовсе не для защиты от северокорейских ракет, а для перехвата ракет КНР. Приведение этих комплексов в боеготовность в Китае могут принять за подготовку к первому удару. И, наоборот, в КНР полагают возможным удар по американским спутникам в случае конфликта в Тайваньском проливе, что в США могут посчитать вовсе не локальной войной, а началом мировой. Впрочем, все китайские аналитики напирают на то, что защиту от неверной интерпретации дает гарантия Китая не применять ядерное оружие первым.

В отличие от российских авторов их китайские коллеги не рассчитывают пока на прямые переговоры между Пекином и Вашингтоном. Они советуют попробовать убедить китайское руководство в том, что США понимают свою уязвимость. И это может доказать лидерам КНР, что, опасаясь последствий, Вашингтон не предполагает одержать победу, нанеся удар неядерным стратегическим оружием.

Таким образом, доклад представляет собой одну из первых попыток (по крайней мере, в России и Китае) осознать новые угрозы, которые, с одной стороны, проистекают из возможностей новых вооружений, а с другой — из неспособности ведущих держав договориться. Однако, когда время переговоров наступит, рекомендации авторов могут оказаться чрезвычайно полезными.

США. Китай. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 апреля 2018 > № 2560670 Александр Гольц


Россия. Китай. Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557402 Дейв Маджумдар

Опасный российский ЗРК С-400 отправлен в Китай (и может быть поставлен в Турцию)

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия доставила в Китай первый полк зенитных ракетных систем С-400. Соглашение о продаже этого мощного оружия Китаю Москва подписала с Пекином в 2014 году.

«Два корабля, которые вышли из порта Усть-Луга в Ленинградской области, привезли в Китай первый полковой комплект С-400 в установленные контрактом сроки. Он включает командный пункт, радиолокационные станции, пусковые установки, генераторы и прочее имущество. Там нет оборудования, которое находилось на борту третьего судна, — сообщил информационному агентству ТАСС источник из российского военного ведомства. — Работа продолжается, и недостающее оборудование должно быть доставлено заказчику этим летом».

Третье судно, перевозившее вспомогательное оборудование, попало в шторм, и было вынуждено повернуть назад. По всей видимости, комплексы С-400 не смогут работать до тех пор, пока не будет поставлено недостающее оборудование.

Тем временем, Россия продолжает работу по поставке комплексов С-400 в Турцию к 2020 году. Анкара намерена закупить эти зенитно-ракетные системы российского производства, несмотря на мощное противодействие со стороны своего союзника по НАТО США.

«В военно-технической сфере приоритетом является реализация контракта на поставку в Турцию зенитно-ракетных систем С-400 „Триумф". Исходим из того, что в ходе предстоящего заседания профильной межправительственной комиссии будут предметно обсуждены перспективы дальнейших поставок в Турцию современной российской продукции военного назначения», — заявил недавно российский президент Владимир Путин, выступая на заседании Совета сотрудничества высшего уровня между Россией и Турцией.

Помощник российского президента Юрий Ушаков заявил агентству ТАСС, что Москва сделает все возможное для поставки к 2020 году С-400 в Турцию, которая уже внесла предоплату. «Турция поднимала этот вопрос. Насколько мне известно, будут предприняты шаги с учетом пожеланий турецкой стороны», — сказал Ушаков.

Турция твердо намерена закупить С-400, несмотря на американские угрозы ввести санкции.

«Соединенные Штаты понимают желание Турции усовершенствовать свою систему ПВО, — заявил изданию „Хурриет Дейли Ньюс" (Hürriyet Daily News) представитель администрации Трампа. — Но нас беспокоит возможное приобретение российских ракет С-400 — и мы уже высказывались на эту тему публично — потому что это будет иметь негативные последствия для оперативной совместимости НАТО и может привести к санкциям против Турции по причине нового закона о санкциях, который был недавно принят конгрессом».

Турция отмечает, что союзники по НАТО не оказывали давление на Грецию и не вынуждали ее отказаться от приобретения С-400, хотя эта сделка была заключена в другое время, когда в отношениях между Россией и Западом было гораздо меньше противоречий.

«Вы ничего не сказали Греции, но вы заявили, что не позволите Турции приобрести С-400, — сказал турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, о чем сообщило агентство ТАСС. — Вы утверждали, что контракт с Россией это ошибка. Вы также говорили, что можете ввести санкции. Мы не собираемся отчитываться перед вами. Мы без каких-либо уступок пойдем по правильному пути для достижения собственных целей».

Турция, как и многие другие страны, обеспокоена посягательством американского конгресса на ее суверенитет. Конгресс довольно часто принимает законы, в которых законодатели, имеющие хорошо образованных, но очень неопытных помощников, не учитывают последствия своих действий второго и третьего порядка.

Россия. Китай. Турция > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 апреля 2018 > № 2557402 Дейв Маджумдар


Казахстан. Китай. Евросоюз. ЕАЭС > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557324 Айгуль Ибраева

Транзитный контейнерный грузопоток из Китая в ЕС вырос в 30 раз

Айгуль ИБРАЕВА

Транзитные грузоперевозки из Китая в Европу по железнодорожной сети стран ЕАЭС, в том числе Казахстана, демонстрируют сильную динамику роста. Согласно анализу Центра интеграционных исследований ЕАБР, транзитный контейнерный грузопоток из Китая в ЕС за 2010–2017 годы вырос почти в 30 раз — с 5,6 тыс. TEU до почти 164 тыс. TEU.

Железнодорожный контейнерный грузопоток из ЕС в Китай увеличился в 75 раз — с 1,3 тыс. TEU в 2010 году до более 98 тыс. TEU в 2017 году. По итогам 2017 года совокупный объем контейнерных перевозок транзитом через территорию ЕАЭС по оси Китай — Европа — Китай составил 262 тыс. TEU, что в 1,8 раза превышает показатель 2016 года.

Согласно проведенному ЕАБР анализу, имевшее место в 2013–2016 годах ежегодное удвоение числа контейнерных поездов и объемов контейнерных грузов на маршрутах КНР — ЕАЭС — ЕС во многом было обусловлено субсидированием со стороны китайских властей экспортных железнодорожных перевозок. Фактическое «обнуление» тарифа на провоз контейнера по территории КНР способствовало оперативному переключению грузопотоков китайских экспортеров с морских маршрутов на железнодорожный транспорт.

По расчетам ЦИИ, в 2016 году объем субсидий со стороны китайских провинций составил около $88 млн. Данная оценка предполагает средний размер субсидирования контейнерных перевозок на уровне $2 500 за 40-футовый контейнер и совокупное количество субсидируемых контейнеров из центральных провинций КНР на уровне 35 тыс. 40-футовых контейнеров. В среднем размер субсидии для одного 40-футового контейнера составляет всего 0,3–0,4% от стоимости перевозимого в контейнере груза.

Рост последних лет был достигнут при уровне сквозного железнодорожного тарифа $4 800–6 000 за 40-футовый контейнер (с учетом субсидирования в размере около 40%). Сохранение и расширение субсидирования перевозок со стороны китайских провинций — ключевой вопрос для обеспечения перспектив роста контейнеропотока.

Железнодорожные перевозки обладают рядом неценовых преимуществ для грузоотправителей. К преимуществам «по удобству» относятся более короткие сроки, регулярность и адресность доставки. «Точность железнодорожного расписания (99,7% контейнерных поездов на маршрутах между Китаем и Европой следуют точно по расписанию), адресность (доставка от двери до двери) и примерно в 3 раза меньшие сроки доставки по сравнению с морским транспортом обеспечивают комплексное преимущество железнодорожных перевозок, — отмечает директор ЦИИ ЕАБР Евгений Винокуров. — Неценовой потенциал еще не исчерпан: к 2020 году число отправлений контейнерных поездов в неделю может вырасти в 3 раза (около 100 в неделю)».

Аналитики ЦИИ считают, что применяемый в настоящее время сквозной тариф (с учетом субсидий) в среднем на уровне $5 500 за 40-футовый контейнер обеспечивает потенциал для дальнейшего роста контейнеропотока до 500 тыс. TEU в 2020 году, то есть в 2 раза. После этого поддержание тарифа на прежнем уровне уже не будет иметь столь выраженного эффекта, и темпы прироста контейнеропотока резко снизятся. Для дальнейшего роста будет необходим более низкий тариф, инвестиции в расшивку «узких» мест транспортной и логистической инфраструктуры (строительство дополнительных железнодорожных путей, электрификация участков железной дороги, обновление и модернизация тяговой силы, специализированный подвижной состав, строительство транспортно-логистических центров, инфраструктура пограничных переходов и т. п.) и международная координация транспортной политики на уровне «Большой Евразии».

В благоприятном сценарии в долгосрочной перспективе совокупный грузопоток по оси Китай — ЕАЭС — ЕС может вырасти до 1,3 млн. TEU. При сохранении сложившегося несбалансированного соотношения контейнеропотоков Восток — Запад / Запад — Восток (2 : 1) и при дозагрузке маршрутов в направлении Запад — Восток любыми контейнеропригодными грузами в перспективе агрегированный железнодорожный контейнеропоток по оси Китай — ЕАЭС — ЕС может составить 2 млн ТEU в год.

Для стран ЕАЭС сопряжение с китайской инициативой ЭПШП носит стратегический характер. Главное в этом вопросе — решение внутренних проблем транспортно-логистической инфраструктуры, контейнеризации экономик и унификации технического регулирования. Это приведет к интенсивному наращиванию внутренних межрегиональных грузоперевозок, повысит связанность регионов, улучшит логистическую позицию регионов, не имеющих выхода к морю, — российских Урала и Сибири, а также всей Центральной Азии.

Перспективы дальнейшего роста трансевразийского транзита могут столкнуться с рядом проблем. Одним из самых острых барьеров, препятствующих росту контейнеропотока по оси КНР — ЕАЭС — ЕС, являются недостаточные мощности польских железных дорог и пунктов пропуска на белорусско-польской границе.

Справка

TEU — условная единица измерения вместимости грузовых транспортных средств, эквивалент 20-футового контейнера.

Евразийский банк развития (ЕАБР) является международной финансовой организацией, учрежденной Россией и Казахстаном в январе 2006 года с целью содействия развитию рыночной экономики государств-участников, их устойчивому экономическому росту и расширению взаимных торгово-экономических связей. Государствами-участниками Банка являются Республика Армения, Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан.

Казахстан. Китай. Евросоюз. ЕАЭС > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 4 апреля 2018 > № 2557324 Айгуль Ибраева


Китай > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 марта 2018 > № 2549689 Николай Мухин

Есть ли будущее у коллективного руководства в Китае

Николай Мухин

За время правления Си Цзиньпина система коллективного руководства претерпела радикальные изменения. Официально от нее не отказывались: последние документы, выпущенные Компартией, содержат беспрецедентное количество упоминаний этого принципа. Но если раньше коллективное руководство было призвано институционализировать отношения среди элит, то сегодня вся система коллективного руководства завязана на интересах Си Цзиньпина, его политическом капитале, связях и личной харизме

Самым громким решением мартовского съезда Всенародного собрания народных представителей КНР стала отмена ограничения двух сроков для председателя КНР. По прежним партийным нормам, Си Цзиньпин должен был покинуть кресло председателя КНР и генсека китайской Компартии уже в 2022 году. Но вместо этого он продлил свои полномочия на неопределенное время, вписав себя в историю и забив последний гвоздь в гроб коллективного руководства.

К коллективу и обратно

Принципы коллективного руководства были придуманы Дэн Сяопином, когда китайская Компартия, едва оправившись от потрясений маоизма и культурной революции, решила предотвратить возможность появления сильного лидера, способного в одиночку навлечь на страну очередное бедствие. Тогда Дэн решил сосредоточить рычаги управления Китаем в рамках Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК (ПКПБ ЦК КПК), разделив власть между его членами.

Институционализированная передача власти, коллективное принятие решений, разделение обязанностей и властных полномочий как на уровне ПКПБ, так и по всей вертикали китайской власти – три столпа коллективного руководства. В итоге еще при жизни Дэн Сяопина, его преемником был назначен Цзян Цзэминь, а следующим на очереди к креслу председателя КНР стал Ху Цзиньтао. Именно так появилось прецедентное правило назначать лидеров следующих поколений руководителей и тренировать их в Политбюро до вступления в официальную должность.

Со временем свод правил, регламентирующих передачу и разделение власти, пополнился новыми указаниями. Например, появилось правило «семь – на пост, восемь – с поста», не позволяющее членам ПКПБ засиживаться в должности после 68 лет. В ноябре прошлого года из-за этого возникло немало слухов – гадали, что ждет Ван Цишаня, главу антикоррупционного ведомства, сыгравшего важнейшую роль в консолидации власти Си Цзиньпина. В итоге ограничение по возрасту, по крайней мере формально, было соблюдено, и 69-летний Ван покинул свой пост.

Заданный в эпоху Дэна импульс институционализации китайской власти привел к тому, что к концу правления Ху Цзиньтао в 2012 году на уровне ЦК КПК сложились две противостоящие друг другу фракции: одна была аффилирована с бывшим генсеком Цзян Цзэминем, другая – с другим бывшим генсеком, Ху Цзиньтао. Эти фракции не только боролись за влияние на государственную политику, но и дополняли друг друга, разделяя обязанности между собой.

Например, по одной из версий, элитисты, состоящие из потомков революционной знати, выходцев из шанхайского горкома и представителей руководства госкорпораций, лучше разбирались в вопросах экономической политики, международных отношений, образования, армии и госбезопасности. Их противники «популисты», якобы выступающие за идеи Ху об общественном единстве и «гармоничном развитии», считались специалистами по вопросам партийного строительства, пропаганды и местного руководства. Такое разделение обязанностей между двумя фракциями было одним из признаков коллективного руководства.

Эпоху Ху Цзиньтао критиковали за то, что «приказы не выходили за стены Чжуннаньхая», резиденции китайского руководства. Другими словами, даже если топ-менеджмент China Inc. и обсуждал возможность преобразований, реальные меры не предпринимались. Эту ситуацию критики часто связывали с нерешительностью Ху, правившего Китаем с 2002 по 2012 год.

Кроме того, Ху считался всего лишь первым среди равных: некоторые его коллеги по Постоянному комитету Политбюро лишь немногим уступали ему во влиянии в Компартии. Каждый из этих политических тяжеловесов обладал своим набором полномочий. В «потерянное десятилетие», как называют эпоху Ху, не хватало лидера, способного брать на себя ответственность за принятие окончательного решения и реализацию сложных и амбициозных политических инициатив. Из-за того что фракциям и ведущим политикам было непросто находить компромиссы в решении важнейших проблем, система коллективного руководства казалась неэффективной.

Правление Ху Цзиньтао завершилось делом Бо Силая, вынесшего коррупционный сор из красного терема на обозрение не только китайскому народу, но и международному сообществу. Приговор руководителю Чунцинского парткома поставил под сомнение принцип меритократии, в соответствии с которым в высшее руководство страны допускаются только те чиновники, кто хорошо зарекомендовал себя в работе на местах. Этот принцип китайская пропаганда подавала как одно из главных достоинств китайской политической системы и противопоставляла западной выборной демократии. Когда один из таких выдающихся меритократов оказался вовлечен в коррупционный скандал международного масшатаба, вера в систему китайской власти, вдохновленную Дэн Сяопином, пошатнулась.

От компромиссного кандидата к народному вождю

В 2012 году Си Цзиньпин выглядел компромиссным кандидатом, устраивающим как людей Цзяна и Ху, так и многоуважаемых «старших товарищей» – старых членов КПК, среди которых есть и те, кто служил партии еще до основания Нового Китая. Их мнение, хоть уже и не решающее, по-прежнему учитывается.

Однако вопреки ожиданиям «компромиссный кандидат» Си не стал довольствоваться второстепенной ролью, уготованной ему принципами коллективного руководства. Вместо этого он начал создавать условия для того, чтобы стать «сильным лидером», который смог бы взбодрить стагнирующий ПКПБ.

Уже в начале декабря 2012 года Си выступил перед членами Политбюро со своими знаменитыми «восьмью установками», призывающими ЦК бороться с коррупцией, избегать излишеств и быть ближе к народу. В первые месяцы правления Си четко наметил курс на «исправление стиля» партии, выросший в нашумевшую антикоррупционную кампанию.

Для ее оформления выдумали множество лозунгов, вроде уже забытых «трех строгих и трех честных», «выучил два – будь одним». Заодно возродили и кампанию линии масс, придуманную Мао Цзэдуном, чтобы партийные кадры были ближе к народу. Вошедшие в устав на XIX съезде «четыре всесторонних аспекта» включали в себя принцип «строгого управления партией». Закручивание гаек партийной дисциплины позволило Си нейтрализовать реальных и потенциальных политических конкурентов.

Все это сопровождалось активным пропагандистским восхвалением личности самого Си Цзиньпина: ни один лидер КНР со времен Мао Цзэдуна не мог похвастаться такой же частотой упоминаний в СМИ, как он. В начале правления Си Цзиньпина китайские газеты панибратски называли его «дядюшкой Си». Это внезапно прекратилось в начале 2016 года. Поговаривали, что Си Цзиньпин не одобрял такого отношения к своей персоне в прессе, а история про «дядюшку Си» – это козни его политических противников. Тем не менее именно забавные ролики про дядюшку Си и тетушку Пэн заложили основы массовой популярности генсека.

В то же время ряд руководителей городских и провинциальных комитетов Компартии стали называть генсека «ядром» ЦК, демонстрируя свою лояльность. ЦК принял их сигнал: на шестом пленуме в октябре 2016 года «ядерный» статус Си Цзиньпина был утвержден официально. Уже тогда некоторые говорили, что Си Цзиньпин попрал принципы коллективного руководства, перестал быть первым среди равных и шестеро его коллег по ПКПБ уже не делят с ним власть, как предполагалось ранее, а отчитываются по вверенным задачам. Но есть и другое мнение: за статус «ядра» Си Цзиньпину пришлось побороться, и его закрепление на официальном уровне стало лишь очередным итогом фракционной борьбы в китайской элите.

Выражаясь политическим жаргоном Древнего Китая, статус «ядра» напоминает мандат Неба, позволяющий императору править Поднебесной. Правда, в XXI веке роль Неба играет Коммунистическая партия Китая. В свое время статус «ядра» придумал Дэн Сяопин, чтобы выделить своего преемника Цзян Цзэминя на фоне политических конкурентов, и Цзян начал свой срок с завидной форой. Ху Цзиньтао, время правления которого считалось пиком развития коллективного руководства и внутрипартийной демократии, не обладал ядерным статусом. Вероятно, это было связано в первую очередь с тем, что Ху не удалось одержать решительной победы над Цзян Цзэминем во внутрипартийной борьбе.

Зато это удалось Си. И как только он получил долгожданный «ядерный» статус, развернулась борьба за вакансии в Политбюро XIX созыва, главной жертвой которой стал Сунь Чжэнцай. Сунь, глава Чунцинского парткома, был одним из главных претендентов на роль преемника Си Цзиньпина в 2022 году. По слухам, Сунь оказался недостаточно лояльным Си Цзиньпину и пытался выстраивать политические альянсы с другими крупными чиновниками.

По официальной версии, Сунь Чжэнцай наряду с такими тиграми, как Чжоу Юнкан, Лин Цзихуа, Го Босюн и прочими, пал жертвой антикоррупционной кампании, его обвинили в серьезных нарушениях партийной дисциплины и осудили за коррупцию. Другой кандидат на одну из высших политических вакансий в Китае, гуандунский партсекретарь Ху Чуньхуа объяснил отказ от должности в Постоянном комитете проблемами со здоровьем. Так, в ПКПБ XIX созыва вопреки устоявшимся правилам не оказалось потенциальных преемников нынешнего руководства КНР.

Коллегиальное руководство после XIX съезда

За время правления Си Цзиньпина система коллективного руководства претерпела радикальные изменения. Официально от нее не отказывались: последние документы, выпущенные Компартией, содержат беспрецедентное количество упоминаний этого принципа. Но если раньше коллективное руководство было призвано институционализировать отношения среди элит, то сегодня вся система коллективного руководства завязана на интересах Си Цзиньпина, его политическом капитале, связях и личной харизме.

Когда на XIX съезде КПК был оглашен список новых членов ПКПБ, предположение о главенствующей роли генсека вместо установленной ему позиции первого среди равных стало более актуальным: в высший руководящий орган Компартии вошли протеже и давние товарищи Си Цзиньпина. Кроме того, впервые со времен реформ и открытости в ПКПБ не попали потенциальные преемники пятого поколения руководителей. Политбюро уже не наполнено комсомольцами, как это было в прошлом составе. На этом фоне рукопожатие Си Цзиньпина и Ху Цзиньтао после доклада Си выглядело особенно красноречиво.

После съезда агентство «Синьхуа» опубликовало материал, в котором говорилось, что кандидатов в руководящие органы выбирали по новому принципу – в рамках «бесед и обсуждений». Это подразумевает, что для обсуждения кандидатов на тот или иной пост приглашались люди, которые могут рассказать всю их подноготную. Китайские газеты отмечали, что с апреля по июнь 2017 года Си Цзиньпин лично провел собеседования с 57 представителями руководства партии, государства, армии, а также «старших товарищей».

«Беседы и обсуждения» пришли на смену «демократическим рекомендациям» – системе, по которой при Ху Цзиньтао выбирали из предложенных кандидатов. Это означает, что теперь генеральный секретарь сам отвечает за выбор вышестоящего руководства, его личная власть возросла, а значение принципов коллегиальности в руководстве снизилось.

В дальнейшем Си Цзиньпин будет заботиться о сохранении влияния своей новой «армии». Для этого он продолжит продвигать идею о чистоте партии от фракций и группировок, вести антикоррупционную кампанию, чтобы не появлялись новые центры силы, которые смогут за эту власть побороться. На это указывает создание нового антикоррупционного ведомства, которое возглавил молодой ставленник Си Цзиньпина – Ян Сяоду.

Устранение ограничений в Конституции на срок правления председателя КНР необходимо Си Цзиньпину для того, чтобы показать, что он здесь всерьез и надолго. Причем показать не только внутри Китая, но и на международном уровне. Си дает понять иностранным коллегам, что он лично будет гарантом международных инициатив, которые китайцы запустили в последние годы, в первую очередь это касается Пояса и Пути.

Взяв на себя беспрецедентную со времен Мао Цзэдуна политическую ответственность, Си Цзиньпин на долгое время останется одним из выдающихся правителей Красного Китая. Продленный срок полномочий сам по себе не проблема. Вопрос лишь в том, сможет ли Си уйти вовремя.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 марта 2018 > № 2549689 Николай Мухин


Россия. Индия. Китай. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 28 марта 2018 > № 2549404 Михаил Мальцев

"Бизнес заинтересован, чтобы власть регулировала рынок" - Михаил Мальцев.

«Господдержка – это не только вопросы финансирования. Бизнес заинтересован, чтобы власть регулировала рынок», - исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев.

Интервью для oilworld.ru

- Михаил Станиславович, по вашему мнению, каких главных вызовов ждать масложировой отрасли в сезоне 18/19 и к чему готовиться?

- Масложировому сектору предстоит серьезно нарастить свои объемы производства и освоить новые рынки. И, безусловно, эта цель не на один сезон. Стратегическая задача для для всего АПК – развитие экспорта. И у масложирового сектора в этой части есть большой задел на будущее. По данным РЭЦ, на данный момент «масложир» занимает 20% в общей структуре АПК-экспорта. Согласитесь, неплохая позиция для дальнейшего прогрессивного роста.

Основной объем экспорта в нашем сегменте приходится на растительное масло и шрот. Лидером в категории масел выступает подсолнечное масло – Россия занимает второе место в мире по объемам экспорта этого продукта.

Безусловно, российские производители желают «догнать и перегнать» своего главного соперника - Украину. Ведь, кроме того, что наш сосед активно наращивает темпы производства – (в сезоне 2016/17 Украина прибавила еще 30% экспорта подсолнечного масла к имеющемуся объему за предыдущий период), наши интересы пересекаются на относительно новых для России рынках сбыта – Индии и Китае.

-В настоящий момент Украина является признанным лидером по поставкам подсолнечного масла на мировой рынок, Россия пока занимает второе место. Действительно ли качество украинского масла в сравнении с российским на порядок выше, есть у России шансы обойти Украину?

- В целом, мы производим продукт со стабильно высоким качеством. И в этой оценке я хочу сослаться на мнение третьей стороны – турецкого коллеги, основателя турецкой компании AgriPro Фаика Генча, который еще в прошлом сезоне подчеркивал, что по уровню качества украинское и российское подсолнечное масло не имеют принципиальных отличий. Предубеждение, что украинское масло выше качеством, пошло лишь из-за того, что наши соседи реализуют бОльшие объемы гидратированного масла, но и цена у такого продукта выше.

- А как, в таком случае, российские экспортеры буду бороться за перспективные рынки?

- Мы уже присутствуем на рынках Китая, Индии и стран Ближнего Востока. Все это - очень емкие рынки. Только в Китае и Индии спрос на сырое масло к сезону 20/21г может доходить до 2 млн тонн. Но чтобы укрепиться на этих рынках, мы должны соответствовать их требованиям. В частности, Китай и Индию интересует продукт, прошедший дополнительную очистку – гидратированное масло. Многие крупные российские переработчики уже поставляют товар в соответствие с этими требованиями. Но для того, чтобы занять существенную долю на рынках Китая и Индии, необходимо наращивать возможности по гидратации и раздельной перевалке растительных масел.

Кроме того, насущным остается вопрос планирования потоков: наши предприятия должны четко понимать, сколько и какого масла они произведут и направят на Ближний Восток, и сколько отправят на экспорт в Поднебесную.

- Михаил Станиславович, на ваш взгляд, в каких видах господдержки масложировая отрасль сегодня нуждается больше всего? И какие меры господдержки предлагают производителям в странах-конкурентах?

- В конце января Минсельхоз России огласил, что в рамках проекта «Эффективный гектар» ежегодно под масличные будет дополнительно отводиться порядка 700 тыс. га посевных площадей. Для отрасли это крайне значимый шаг. Формально, эти действия нельзя причислить к мерам господдержки, но по факту мы сможем решить важнейшую задачу обеспечения сырьем.

Одно из самых перспективных направлений с точки зрения производства сырья – мелиорация. Показатели пока скромные – системой мелиорации оснащено около 6% пашни (для сравнения - в Китае этот показатель доходит до 55%). Но и у нас есть продвижение: на развитие мелиорации начали выделять бюджетные средства, субъектам оказывается поддержка по развитию мелиоративных систем.

Кроме того, отрасль имеет острую потребность в предоставлении краткосрочных кредитов на закупку масличных для последующего экспорта переработанной продукции. И здесь также нужна господдержка и госгарантии.

Ранее мы говорили с Вами, что сдерживающим фактором развития экспорта является недостаточно высокий уровень перевалочных мощностей, и надо понимать масштабы вложений для их модернизации. Безусловно, при инвестиционном кредитовании на увеличение мощностей для гидратации и раздельной перевалки гидратированного масла без поддержки государства не обойтись. Это же касается и вопросов реконструкции и модернизации глубоководных портов.

Одновременно хочу подчеркнуть, что господдержка – это не только вопросы финансирования. Бизнес заинтересован, чтобы власть регулировала рынок.

И в завершении беседы приведите, пожалуйста, конкретные примеры, к чему России стоит стремиться?

Примером, в данном случае, может служить Китай, который запретил импорт соевого шрота. Эта страна является крупнейшим покупателем соевого масла и соевых бобов на международном рынке. И такими своими действиями китайские власти регулируют внутренний рынок и стимулируют сектор переработки. Российский масложировой сектор также требует регулирования в целях полной загрузки мощностей: введения защитных мер, стимулирующих переработку сырья внутри страны и экспорт готовой продукции. Отрасль устроит любой вариант, который обеспечит возможности ее стабильного развития. И сегодня есть понимание, что эти решения будут отражены в отдельном ведомственном проекте, посвященного ускоренному развитию масложирового комплекса.

Россия. Индия. Китай. Весь мир > Агропром > oilworld.ru, 28 марта 2018 > № 2549404 Михаил Мальцев


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 марта 2018 > № 2541846 Рено Жирар

Причины серьезного расхождения между Китаем и Россией

Рено Жирар | Le Figaro

Недавно переизбранные во главе великих восточных автократий Си Цзиньпин и Владимир Путин следуют различным стратегиям, поясняет обозреватель Le Figaro Рено Жирар.

После гибели коммунистической идеологии в 1989 году (бойня на площади Тяньаньмэнь 5 июня привела к 10 тыс. жертв, падение Берлинской стены 9 ноября обошлось без единой жертвы) ни в Китае, ни в России не установлено правовое государство в духе Монтескье. Различие между двумя великими восточными автократиями в том, что инакомыслие, терпимое в Москве, запрещено в Пекине. Россияне могут критиковать своего президента в отдельных газетах или в социальных сетях; в Китае это невозможно, говорится в статье.

Серьезное расхождение между двумя великими восточными ядерными державами состоит не в большем или меньшем ослаблении их авторитарности. Оно объясняется тем, что начиная с 1989 года Китай не совершил ни одной стратегической ошибки, в то время как российская стратегия была словно написана начерно, полагает обозреватель.

В политическом отношении Россия и Китай были структурно образованы коммунистической партией. В Москве Горбачев, затем Ельцин разрушили эту мощную организацию, которая руководила одновременно российским государством и обществом. Однако они ничем ее не заменили. В Пекине же руководители беспрестанно усиливали эффективность коммунистической партии в целях наилучшего управления новым китайским капиталистическим обществом, отмечает Жирар.

Наследуя коммунизм, руководители компартии выбрали чисто китайский путь. Они сделали ставку на коммерческое и предпринимательское чутье своего народа, которое было подавлено маоизмом, но оставалось очевидным в диаспоре (Сингапур, Тайвань, Гонконг и др.), описывает автор. В отношении заграницы они последовательно продемонстрировали три своих обличья. Сначала - обличье неразвитой страны, которой милосердный Запад должен помочь. Далее - дружественной торговой державы, соблюдающей правила Всемирной торговой организации (ВТО), открытой к передаче продвинутой технологии. Третья фаза произошла при Си Цзиньпине: консолидация их торговой гегемонии посредством стратегии "Шелкового пути" по направлению к Европе, которую предстоит постепенно захватить.

Российские руководители для замены коммунизма сделали все наоборот. Они наивно выбрали путь, который они сочли за западный, приглашая из Гарварда "экспертов", кабинетных экономистов, предавшихся катастрофическим экспериментам. Весь промышленный аппарат был приватизирован столь скоропалительно, что он оказался в руках мафиозных олигархов, затем попытавшихся навязать свои взгляды Кремлю. Путин восстановил порядок на улице и превосходство центральной власти над этими новыми боярами. Однако он не сумел построить правовое государство, которое позволило бы ему сохранить в России ее потенциальных ученых и инвесторов. Во внешней политике он взял назад Крым, но потерял Украину и западные банки. Он одержал верх в Сирии: но что конкретно принесет его победа российскому народу? Он убивает своих "предателей" в Англии, но ради какой реальной пользы? Путин топчется на месте со своей краткосрочной тактикой, в то время как Си продвигается вперед посредством долгосрочной перспективы, комментирует Жирар.

Европейцы перед лицом Америки, которая их презирает, и Китая, который хочет их поглотить, не имеют другого выбора, кроме как сначала осознать паранойю России, потом вылечить ее, а затем вновь привести ее в европейскую семью. Подталкивать русских в объятия китайцев для нас стало бы равносильно буйному помешательству, утверждает обозреватель.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 20 марта 2018 > № 2541846 Рено Жирар


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 15 марта 2018 > № 2530177 Тулеген Аскаров

Не надо бояться «дракона»

Пока в Казахстане темп общественной и деловой жизни несколько снизился под влиянием первых весенних праздников, у нашего восточного соседа, напротив, сейчас в разгаре период «двух сессий», считающихся по праву главными ежегодными политическими событиями в жизни Китая.

Тулеген АСКАРОВ

40 ЛЕТ ПО ПУТИ ДЭНА

В Пекине сейчас на свои заседания собрались депутаты тамошнего парламента – Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и представители Всекитайского же комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК), в состав которого входят представители Компартии, армии, бизнеса, Сянгана (Гонконга), Аомэнь (Макао), Тайваня, национальных меньшинств и зарубежных китайских диаспор. В общей сложности в столицу Поднебесной прибыли более 5 тысяч членов ВСНП и ВК НПКСК!

При этом китайским парламентариям придется заседать более двух недель до 20 марта, поскольку повестка дня их сессии оказалась весьма широкой и важной. Да и нынешний год в истории Поднебесной занимает особое место – на него приходится 40-летие с начала осуществления политики реформ и открытости! Ведь в 1978 году по инициативе группы прагматиков в Китайской компартии во главе с Дэн Сяопином началась программа экономических реформ по созданию социалистической рыночной экономики, открытой внешнему миру.

Напомним и о том, что «двум сессиям» предшествовал исторический XIX съезд Китайской компартии, прошедший в октябре прошлого года и активно освещавшийся ДК. Так что вполне логично установки того съезда повлекли значительные перемены в законодательстве, системе государственного управления Китая и приоритетах работы правительства.

Глава последнего – премьер Госсовета КНР Ли Кэцян выступил с развернутым докладом о проделанной работе на первой сессии ВСНП 13-го созыва, открывшейся 5 марта. Из основных положений доклада отметим в первую очередь заявление китайского премьера о намерении продвигать новую структуру всесторонней открытости его страны с постепенным расширением рамок и уровня этой структуры с одновременным совершенствованием структуры и механизма открытости. Стоит вспомнить, что за 40 лет неукоснительного следования политики открытости Китай сумел осуществить исторической скачок от бедности к процветанию, создав могучую экономику рыночного типа.

Эта страна занимает второе место в мире по объему ВВП и привлеченным прямым иностранным инвестициям, лидирует по торговому обороту и по численности населения с доходами среднего уровня – более 400 млн человек! Кстати, по итогам минувшего года среднедушевой располагаемый доход в Китае составил почти 26 тысяч юаней, а медианный – 22,4 тысячи юаней ($511,5 и $440,7 соответственно).

Только в прошлом году, по данным министерства коммерции, число учрежденных в Китае предприятий на базе иностранных инвестиций увеличилось на 27,8% по сравнению с 2016 годом до 35,6 тысячи. А объем фактически использованных таких вложений вырос на 7,9% до 877,6 млрд юаней, или $138,6 млрд. При этом в близких к Казахстану западных районах Китая количество новых компаний с иностранным участием выросло на 43,2% по сравнению с 2016 годом. Инвестиции в отрасль высоких технологий увеличились на впечатляющие 61,7%, а их доля от общего объема привлеченных иностранных инвестиций достигла 28,6%.

«РЕВОЛЮЦИЯ ОТХОЖИХ МЕСТ» И НАМ НУЖНА!

В докладе премьера Ли Кэцяня отметим немало положений, в той или иной степени затрагивающих экономические интересы нашей страны и весьма применимых в казахстанской реальности. Начнем с основных показателей развития Китая на текущий год, которые вполне обнадеживают как казахстанских производителей, так и отечественных потребителей китайских товаров.

Экономический рост Поднебесной прогнозируется на уровне примерно 6,5% при соразмерном росте доходов населения и инфляции в районе 3%. Объем китайского импорта и экспорта стабилизируется и будет расти, а международный платежный баланс этой страны сохранит сбалансированность. Как подчеркнул Ли Кэцян, основные макроэкономические ориентиры определены в соответствии с требованием завоевания решающей победы в полном построении среднезажиточного общества и соответствуют реалиям китайской экономики, совершившей переход от высоких темпов роста к высококачественному развитию.

Как выясняется из доклада, за минувшее пятилетие на борьбу с бедностью в Китае из центрального бюджета было потрачено более 280 млрд юаней, а расходы на образование несколько лет подряд превышали 4% от ВВП. Среднедушевая норма финансовых дотаций для сельского и неработающего городского населения, охваченного системой базового медицинского страхования, увеличилась с 240 юаней до 450 юаней, создана система страхования на случай серьезных заболеваний.

Не раз повышались нормы базовых пенсий по старости, повышены нормы прожиточного минимума и нормы пособий и дотаций для льготных категорий граждан, усовершенствована система социальной помощи. В результате обеспечены основные жизненные потребности примерно 60 млн человек из числа граждан, охваченных системой обеспечения прожиточного минимума, и особо нуждающихся категорий населения. Стоит напомнить в этой связи и о последних социальных инициативах руководства Казахстана, которые нацелены на повышение доступности ипотеки и высшего образования, снижение подоходного налога для соотечественников с низкими зарплатами.

Пристальное внимание в докладе китайского премьера уделяется развитию села, включая развитие практики «Интернет плюс сельское хозяйство» и продление земельного подряда еще на 30 лет по истечении его второго срока, строительство и реконструкцию сельских автодорог общей протяженностью 200 тыс. км. Есть даже отдельный план и по болезненной для имиджа Казахстана теме, решить которую у нас никак не могут, – в Китае намерены реализовать трехлетний план действий по упорядочению жилой среды в сельской местности с «революцией отхожих мест»!

Шла речь в докладе и о стратегии согласованного развития регионов с освобождением Пекина от нецелесообразных для столицы функций, строительстве нового района Сюнъань, стимулировании развития экономического пояса вдоль реки Янцзы, региона «Большого залива» Гуандун-Сянган-Аомэнь. При этом китайские власти намерены неуклонно повышать качество урбанизации нового типа, в которой приоритет отдается развитию общественного транспорта, улучшению инфраструктуры удобного для населения сервиса, планомерной реконструкции «внутригородских деревень», старых ветхих микрорайонов, строительству объектов дождевой канализации и комплексных подземных коммуникаций. Конечно, в Казахстане немало делается в этом направлении, но все же наш «воз» движется в этом направлении довольно медленно, – к примеру, в Алматы никак не определятся с судьбой старых микрорайонов, дома в которых давно перешагнули за отведенный для них срок.

Ли Кэцян отметил в своем докладе и необходимость активно наращивать потребление с одновременным стимулированием эффективных инвестиций. Так, планируется еще на три года продлить срок действия льготного налогообложения при приобретении автомобилей на новых энергоносителях, создать показательные зоны развития туризма, базирующегося на комплексном использовании ресурсов регионов со снижением стоимости входных билетов на территории важных государственных туристических зон. В планах китайского правительства – содействие развитию интернет-торговли и экспресс-доставки.

Для сведения: среднегодовой прирост общего объема розничных продаж через интернет составил более 30%! На строительство железных дорог только в этом году пойдут инвестиции в объеме 732 млрд юаней, на развитие автомагистралей и водных путей сообщения – 1,8 трлн юаней, а общий объем инвестирования в строительство гидротехнических объектов достигнет 1 трлн юаней.

РОБОТЫ-ЖУРНАЛИСТЫ УЖЕ В ПАРЛАМЕНТЕ РАБОТАЮТ

Казахстанским чиновникам стоило бы внимательнее приглядеться и к китайскому опыту в сфере макрорегулирования и макроконтроля. Одним из приоритетов здесь выступает политика скромности чиновников всех уровней и категорический отказ от роскоши со строгим ограничением текущих расходов властей. Напомним и о завидной стабильности обменного курса юаня к доллару, опирающейся на взвешенную монетарную политику, проводимую Народным банком Китая – центральным банком страны. Внимание заслуживает и заявление китайского премьера о том, что следует ориентировать капитал к более активному инвестированию в малые и микропредприятия, сельское хозяйство, село и крестьянство, в бедные районы.

Активно велась в Китае и борьба с бюрократизацией управленческой системы. За истекшие пять лет количество позиций, требующих утверждения ведомствами Госсовета, сократилось на 44%, окончательно отменено непредусмотренное законом лицензирование. Количество инвестиционных проектов, подлежащих утверждению со стороны правительственных органов центрального уровня, уменьшилось на 90%, а число посреднических услуг в сфере административного утверждения и лицензирования – на 74%. Число наименований товаров и услуг, цены на которые устанавливаются центральным правительством, снизилось на 80%, по местным правительствам – более чем на 50%.

Наверняка затронет двусторонние экономические отношения наших стран и намерение Китая продолжить сокращение мощностей по производству стали и угля. В этом году снижение объема выплавки стали и чугуна составит порядка 30 млн тонн, будут выведены из эксплуатации около 150 млн тонн угледобывающих мощностей и все угольные энергоблоки мощностью менее 300 тысяч кВт, не соответствующие стандартам.

Ну, а коллеги по редакции ДК обратили внимание и на условия для работы СМИ в дни «двух сессий». Так, впервые были созданы «коридоры» депутатов ВСНП и членов ВК НПКСК, чтобы они могли отвечать на вопросы журналистов. В сообщениях информагентств из Пекина говорилось и об интеллектуальном роботе «Ванцзай», умеющем не только говорить, двигаться и размышлять, но и распознавать речь, обрабатывать ее и отбирать данные.

Был там и другой робот – «Сяоцимэй» – в роли анимированного тележурналиста. А в центре новых СМИ газеты «Жэньминь жибао» при освещении «двух сессий» впервые была использована система искусственного интеллекта, распознающая речь и осуществляющая ее синхронный перевод на английском с подготовкой «болванки» текста для новостного сообщения. Там же были продемонстрированы в деле новейший VR-фотоаппарат для панорамных съемок, портативные смарт-камеры, аппаратура для мультиканальной передачи данных по сети и другие технические и технологические новшества для журналистского труда.

НА ВОСТОКЕ ВЫЗРЕВАЕТ НОВЫЙ ШАНС И ДЛЯ НАС

Первые важные итоги «двух сессий» уже известны. В Конституцию Китая включены идеи лидера этой страны Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой новой эпохи наряду с руководящей ролью Компартии. Исключено из Конституции ограничение для председателя КНР и его заместителя занимать свои должности не более двух сроков подряд. Реформируется Госсовет КНР – после реорганизации в его составе будет 26 министерств и комитетов, включая новые министерства природных ресурсов, по делам ветеранов и по управлению чрезвычайными ситуациями. Появится ряд новых управлений, включая агентство по сотрудничеству в области международного развития и государственное управление по делам иммиграции. Примечательно, что на пленарном заседании первой сессии ВСНП, где заслушивались пояснения относительно проекта закона о надзоре и плана реформ структур Госсовета, присутствовали высшие руководители Китая, включая и Си Цзиньпина.

Как пояснил на пресс-конференции министр коммерции КНР Чжун Шань, определены 6 задач и 8 планов для превращения этой страны в могущественную торгово-экономическую державу к 2050 году. Соответствующая «Дорожная карта» будет реализована в три этапа: к 2020 году Китаю предстоит упрочить статус крупной торгово-экономической страны; к 2035 году – предварительно выполнить строительство могущественной торгово-экономической державы; а к 2050 году – полностью осуществить намеченную цель.

Это означает, что к востоку от Казахстана совсем скоро откроются новые масштабные экономические перспективы для наших производителей и населения, сулящие большие выгоды. Естественно, продолжится и реализация инициативы «Пояса и пути», которой исполняется в этом году 5 лет. Напомним, что о ней китайский лидер заявил в Астане. Кстати, товарооборот Китая со странами, расположенными вдоль «Пояса и пути» увеличился в прошлом году на 17,8% до 7,4 трлн юаней ($1,2 трлн), а объем прямых инвестиций китайских предприятий в экономику этих государств составил $14,4 млрд при общей сумме контрактов на подрядные работы в $144,3 млрд.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 15 марта 2018 > № 2530177 Тулеген Аскаров


Китай. Россия > Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 13 марта 2018 > № 2527494 Иван Зуенко

Круговорот юаня в России. Почему доходы от китайских туристов проходят мимо бюджета

Иван Зуенко

КПД китайского турпотока для российской экономики до обидного мал. Действенных мер, способных изменить ситуацию, не так много. Среди них - отмена виз для туристических поездок. Только тогда китайские туристы будут свободны от турфирм, смогут приезжать в Россию самостоятельно и тратить деньги там, где считают нужным, а не там, куда их направляют гиды-соотечественники

Первого февраля представители турбизнеса Санкт-Петербурга собрали пресс-конференцию, на которой заявили, что рост турпотока из Китая не только не приносит пользы российской экономике, но и вредит местной туриндустрии, хотя чиновники из профильных ведомств предпочитают этого не замечать, поскольку рады отчитываться перед начальством впечатляющими цифрами.

Тогда же Ассоциация содействия русско-китайскому туризму направила письмо с просьбой разобраться в ситуации президенту Путину и главе курирующего Ростуризм Минкультуры Владимиру Мединскому. Вскоре проблему признал и один из руководителей ассоциации «Мир без границ». То, о чем давно говорили специалисты из турбизнеса, привлекло внимание общественности.

Поток китайских туристов, пришедший в Россию после падения рубля в 2014 году, способствовал обогащению прежде всего китайского бизнеса. Основная прибавочная стоимость остается в его руках, а Россия зарабатывает лишь «на билетах и шоколадках». Почему так происходит и как работает экономика китайского въездного туризма?

Спасибо кризису

Нашествие китайских туристов на Россию в 2015–2017 годах, казалось бы, пришлось очень кстати. И российской экономике, которая оказалась в кризисе. И российским чиновникам, которые получили убедительное статистическое подтверждение собственной эффективности. Цифрами, которые показывают устойчивый приток туристов, полюбили отчитываться и руководители «Ростуризма», и главы регионов, в которых доходы от туризма воспринимаются как важный фактор локального развития (например, Приморья).

Впрочем, если разобраться, главным фактором, привлекающим туристов в Россию, являются не многочисленные административные конструкты (типа Года туризма РФ в Китае) и даже не конкретные механизмы (типа сертификата China Friendly), а падение цен в два раза. После обвала рубля в конце 2014 года Россия для китайского среднего класса превратилась в доступную страну, куда можно поехать, если на Европу и Японию денег пока не хватает. Так что именно валютный кризис является вехой, которая открыла новую эпоху китайского туризма в нашей стране.

Это становится очевидно, если сравнить данные о числе туристов до и после кризиса. Например, в 2010 году Россию посетило 158 тысяч китайцев, а в 2017 году, по словам главы «Ростуризма» Олега Сафонова, это число достигло 1,5 млн.

Однако статистика может быть обманчивой. Цифры, приводимые разными ведомствами и авторами, разнятся, причем иногда в 1,5–2 раза.

Отчасти проблема в методах подсчета. Так, согласно приказу Росстата, статистика по количеству туристов формируется в результате суммирования всех пересечений границы гражданами КНР по любым основаниям, кроме приезда на работу/учебу. А на сколько по времени эти «туристы» въехали и сколько потратили, официальной статистикой не учитывается.

Реалистичнее статистика, учитывающая только тех туристов, кто въехал в нашу страну по безвизовому обмену. По таким данным, за первые девять месяцев прошлого года это 840 тысяч человек.

Впрочем, увеличение турпотока очевидно. Причем это касается не только приграничных городов Дальнего Востока, которые еще помнят расцвет китайского въездного туризма начала 2000-х, но и Прибайкалья, а также Москвы и Петербурга. Именно два столичных города стали главной приманкой для сегодняшних китайских туристов.

Как правило, они посещаются в рамках одного тура на 7–9 дней. Программа тура стандартна и соответствует вкусам китайских туристов. В Питере гвоздь программы – Эрмитаж, причем китайцы ценят его не за коллекцию искусства, а за дворцовые интерьеры. В Москве – Кремль, по той же причине. Главные российские достопримечательности вполне вписываются в китайскую картину мира. У них в центре столицы тоже находится окруженный стеной со всех сторон дворцовый комплекс.

А вот «Золотое кольцо», о туристическом потенциале которого любят рассуждать региональные власти, китайцам непонятно. Без специальных знаний по истории и искусству Древней Руси его многочисленные храмы и монастыри для китайского глаза выглядят совершенно одинаково и не очень интересно.

То же касается и пресловутого «красного туризма». В самой КНР в туры по революционным местам ездят в основном по профсоюзной линии. Платить же свои кровные ради того, чтобы ехать в другую страну смотреть на достопримечательности, связанные с Коммунистической партией, желающих нет. Делегации китайских чиновников, которые делают это за бюджетный счет, естественно, исключение.

Если обобщать, то в Россию едет небогатый средний класс Китая. Типичный китайский турист – это женщина (63%) в возрасте за 50 лет (45%), приезжающая в составе тургруппы. Индивидуальных путешественников среди китайцев практически нет, потому что они должны оформлять визу. А в составе группы можно въехать по соглашению о безвизовых поездках.

Кроме того, китайцы по-прежнему боятся ездить в нашу страну без руководителя группы и переводчика, потому что иностранными языками не владеют, попытки российских властей перевести указатели на китайский вызывают скепсис, а истории о том, как китайских туристов обманули или ограбили полицейские/скинхеды/русские гиды, остаются вирусными в китайском сегменте интернета.

В результате китайский турист, желающий поехать в Россию, прежде всего идет в офис китайской турфирмы. А китайская турфирма продает ему безвизовый тур и контролирует на протяжении всего путешествия. Прежде всего – финансово.

Мимо кассы

Для того чтобы понять, как выглядит экономика китайского въездного туризма, рассмотрим типичный китайский тур в Россию.

Средняя стоимость поездки на 7–9 дней составляет 5–8 тысяч юаней (45–70 тысяч рублей). Сюда входят расходы на транспорт, гостиницу, питание в формате «шведский стол» и услуги китайского гида (по межправительственному соглашению в безвизовых группах допускается наличие только одного руководителя из числа граждан КНР). Все это оплачивается еще на территории Китая.

Место российской турфирмы в данной схеме очень скромное. Фактически она нужна лишь для того, чтобы выслать бланк приглашения для китайской группы.

Квалифицированные специалисты из числа российских гидов в этой схеме также не нужны, хотя на некоторых туристических объектах китайская группа теперь обязана нанимать гида, имеющего соответствующий сертификат, и, справедливости ради, с 2017–2018 годов таких объектов становится все больше.

В Россию китайский турист едет уже налегке, имея на карманные расходы и покупку сувениров в среднем около 2–3 тысяч юаней (хотя есть мнение, что существенно больше). Как признаются сами китайские туристы, «психологически важной отметкой», в которую должна обойтись поездка в Россию, является сумма 10 тысяч юаней на человека. При этом до российской экономики доходит лишь малая их толика.

Китайские туроператоры, располагая огромными средствами, могут себе позволить скупать места в российских гостиницах еще в начале сезона блоками, с большими скидками. Так что проживание одного туриста в трехзвездочной гостинице во Владивостоке для них будет стоит около 1000 рублей (при этом стандартная цена там в 5–6 раз больше).

Рестораны, в которых питаются китайские туристы, как правило, контролируются китайским бизнесом. В целом китайским туристам здесь предлагается более чем скромный «шведский стол» из расчета 120–150 рублей на человека. Впрочем, для туристов из Китая это лучше, чем то, что может предложить за эти деньги стандартный российский общепит.

Главные траты в России осуществляются в специализированных магазинах, которые торгуют ювелирными и сувенирными изделиями. Средняя маржа здесь составляет 200–300%, но на отдельные изделия (например, поддельный янтарь) наценка будет до 1000% и выше. Например, кусок пластмассы, выдаваемый гидом за янтарь, может стоить до 200 тысяч рублей. Своего янтаря в Китае нет, поэтому разбираться в нем некому.

Впрочем, подобные покупки редкость. В основном спросом пользуются простенькие поделки из «янтаря» и недорогие золотые украшения: кулоны, цепочки, кольца. Часто покупается несколько штук одного и того же изделия. Объясняется это поведение очень просто: турист покупает не себе, а для подарков (жене, любовнице, родственникам, коллегам).

Выручка таких магазинов составляет до 4–5 млн рублей в день. Конкуренции со стороны они не боятся, так как магазины открываются под сотрудничество с конкретной турфирмой. Все перемещения тургрупп контролируются гидом, и шансы на то, что турист купит что-то вне этих магазинов, минимальны.

Китайские турфирмы забирают 30% прибыли от той суммы, которую потратили поставленные ими группы. Еще 30% забирает непосредственно китайский гид. Оставшаяся сумма за вычетом издержек на аренду помещения, ЖКХ, зарплату русским продавцам и выплаты различным партнерам остается у китайского бизнесмена, который контролирует магазин.

По сравнению с этим лакомым куском прочие траты китайскому турбизнесу уже не так интересны. Например, китайцы не контролируют продуктовые магазины и супермаркеты, куда туристов тоже возят и где они тоже оставляют деньги (средний чек по Владивостоку – 1000 рублей). Кроме того, китайские туристы падки на различные услуги, связанные с «индустрией греха». Стриптиз, «досуг», консумация, массажные салоны – этот сектор китайским бизнесом не контролируется или контролируется мало, но и для российского бюджета он в значительной степени находится в тени.

В тени находятся и сами транзакции, которые осуществляют китайские туристы. Наиболее распространенной схемой является оплата товаров и услуг через WeChat. Это мобильное приложение, используемое в Китае для всех случаев жизни, позволяет по QR-коду за секунду перевести деньги с одного банковского счета, привязанного к WeChat-аккаунту, на другой. В Китае даже милостыню бездомным и копейки уличным музыкантам порой переводят по WeChat. Еще больше эта услуга востребована китайскими туристами, которые предпочитают не возить с собой большие объемы наличных.

Во всех магазинах для туристов у менеджеров есть аккаунты в WeChat, куда деньги переводятся в обход всех контролирующих органов. Формально эти транзакции представляют собой перевод между двумя счетами в китайских банках. С этого года появилась возможность привязывать к WeChat-аккаунтам карты не только китайских, но и зарубежных банков – в теории это еще больше расширит популярность подобной схемы.

Чтобы избежать обналички в российских банках, китайские предприниматели устанавливают подпольные терминалы китайских банков и пользуются услугами так называемых хавала на этнических рынках (например, в Москве это «Садовод», а во Владивостоке – рынок на Спортивной). Представитель такого «народного банка», получив уведомление о переводе денег на его счет в Китае, выдает клиенту нужную сумму в рублях за вычетом своего небольшого процента.

В результате даже те траты, которые все-таки делают китайские туристы в России (а мы уже говорили, что это меньшая часть всех трат), не проходят через российские банки, не учитываются контролирующими органами, и налоги с них не платятся. Почти вся прибавочная стоимость остается внутри этого круговорота юаня, который мало связан с российской экономикой.

Запретить нельзя легализовать

Китайцы используют легальные механизмы и находят лазейки в российском законодательстве, сотрудничают с коррумпированными чиновниками и готовыми работать на таких условиях с местными компаниями. Их действия можно назвать теневыми, но не незаконными. Подобным образом действует, во-первых, китайский турбизнес в любой стране мира, во-вторых, точно так же российские турфирмы контролируют расходы своих туристов, например, в Египте.

Все было бы в порядке, если бы не одно «но». Рост китайского турпотока и связанных с ним теневых схем сосуществует с дискурсом среди российской бюрократии и общественности, согласно которому увеличение числа китайских туристов – это способ оживить национальную экономику. Исходя из этой установки делаются официальные заявления и предпринимаются конкретные действия.

Например, именно на приеме китайских туристов должны специализироваться сразу несколько территорий опережающего развития (ТОР) на Дальнем Востоке: Камчатка, «Горный воздух» под Южно-Сахалинском, Амуро-Хинганская ТОР в Еврейской автономной области. Предпринимаются определенные действия по адаптации под нужды китайских туристов общественного пространства (если таблички на китайском языке появились повсюду, то, например, на японском или корейском – нет). Индустрия гостеприимства стимулируется на прием именно китайских туристов. Пример – уже упоминавшийся сертификат China Friendly, который, кстати, не имеет аналога для российских туристов в Китае.

Цель этих действий – еще больше увеличить число китайских туристов в Россию с расчетом на то, что доходы от них будут способствовать росту национальной экономики. Оправданы ли эти ожидания?

Как показывает анализ, пока от туристического бума больше всего выигрывают именно китайские туроператоры. К такому же выводу приходят и российские СМИ (например, здесь, здесь, здесь, здесь или здесь). В явном проигрыше остаются сами китайские туристы. Они получают некачественные услуги (достаточно послушать, что рассказывают о культуре и истории России китайские гиды) и переплачивают за товары, которые им втюхивают их же соотечественники.

Эффекты для России не так болезненны, но и КПД китайского турпотока для национальной экономики до обидного мал. Да, определенная часть китайских денег все же остается в России. Зарабатывают транспортные компании, гостиницы, проститутки, супермаркеты и те гиды, которые все-таки добираются до китайских групп.

Кроме того, есть «истории успеха», когда из китайских туристов удается выбить больше, чем тысяча рублей на шоколадки. Например, московские ГУМ, ЦУМ и прочие магазины престижных товаров, которые начинают завлекать туристов уже в аэропорту и могут предложить им действительно качественную брендовую продукцию по ценам ниже, чем в Китае.

Что же на другой чаше весов? Это экологическая нагрузка (прежде всего на озеро Байкал) и загруженность гостиничного и транспортного фонда в туристический сезон. В это время найти недорогую гостиницу в Санкт-Петербурге, Москве или Владивостоке практически нереально. Не только из-за того, что средний бизнес в России закошмарен контролирующими органами и не может развиваться из-за отсутствия дешевых кредитов, но и из-за того, что все имеющиеся мощности заняты китайскими туристами.

При этом во Владивостоке, например, с 2012 года стоят недостроенными две пятизвездочные гостиницы. Крупный бизнес (включая китайский) не спешит выкупать их с баланса края, чтобы зарабатывать на увеличившемся турпотоке. У бизнесменов попросту нет уверенности, что затраты на выкуп гостиниц у края и их доделку будут окупаться, учитывая, что массовый турист из Китая не готов платить за гостиницу 8–10 тысяч рублей в сутки.

Что же можно сделать, чтобы улучшить ситуацию и сделать китайский турпоток более прибыльным для России? Единственным действенным способом является отмена визового режима с Китаем. Только тогда китайские туристы будут свободны от турфирм и смогут приезжать самостоятельно и тратить деньги там, где считают нужным, а не там, куда их направляют гиды-соотечественники.

Все прочие меры будут иметь локальный или декоративный характер. Запретить китайских туристов, конечно же, не получится, да и вряд ли подобную меру можно назвать адекватной. В любом случае российским властям и обществу следует избавляться от завышенных ожиданий относительно китайского туризма как нового локомотива экономики и начать планомерно работать над тем, чтобы этот туризм приносил как можно больше выгод именно внутри России.

Китай. Россия > Миграция, виза, туризм > carnegie.ru, 13 марта 2018 > № 2527494 Иван Зуенко


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 12 марта 2018 > № 2524838 Шахрат Нурышев

Посол Казахстана в Китае: КНР показала пример открытости другим странам

Казахстан, как стратегический партнер и ближайший сосед, приветствует и заинтересован в последовательном и поступательном развитии экономики Китая. На мой взгляд, КНР показала пример открытости другим странам. Об этом заявил посол Республики Казахстан в КНР Шахрат Нурышев в интервью сайту Синьхуанет во время ежегодных сессий ВСНП и ВК НПКСК.

Вопрос: После выдвижения концепции “Один пояс, один путь” уже прошло 5 лет. Какое позитивное влияние оказывает данная инициатива сотрудничеству и обменам в широких областях между Казахстаном и Китаем?

Ш.Нурышев: Как отметил Президент Казахстана Н.Назарбаев в своем недавнем интервью китайскому телеканалу CCTV, инициатива “Один пояс, один путь” стала своевременным ответом на последствия глобального финансово-экономического кризиса и помогла стимулировать торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество между странами региона.

Казахстан, который еще в начале 90-х годов прошлого века выступал за восстановление Великого Шелкового пути, сразу же поддержал данную инициативу, которая была провозглашена председателем КНР в 2013 году в стенах Назарбаев Университета в Астане.

Сегодня Казахстан путем сопряжения Новой экономической политики “Нурлы жол” и Экономического пояса Шелкового пути существенно увеличил свой транзитно-транспортный потенциал. В настоящее время мы наблюдаем ежегодное двукратное увеличение объемов контейнерных перевозок через территорию Казахстана по железнодорожному маршруту “Китай-Европа”.

Два железнодорожных перехода на казахстанско-китайской границе – Достык-Алашанькоу и Алтынколь-Хоргос могут ежегодно перерабатывать около 40 млн. т грузов. Это позволяет полностью удовлетворить существующие потребности стран Центральной Азии, Закавказья, Ирана, Турции, Европы в транспортировке грузов наземным транспортом. Вхождение крупнейшего морского перевозчика корпорации COSCO Shipping и порта Ляньюньган в состав учредителей Сухого порта на территории СЭЗ “Хоргос-Восточные ворота” открывает огромные перспективы для увеличения перевалки грузов на казахстанско-китайской границе. Дополнительные возможности для увеличения объемов предоставляет также завершение строительства и начало эксплуатации автомобильной магистрали “Западная Европа – Западный Китай”.

Ещё одним направлением является двустороннее сотрудничество в сфере индустриализации и инвестиций. В настоящее время в Казахстане реализуется Государственная программа индустриально-инновационного развития Казахстана на 2015-2019 гг., были определены следующие задачи, как опережающее развитие обрабатывающей промышленности, сохранение продуктивной занятости; стимулирование предпринимательства и развитие малого и среднего бизнеса в обрабатывающей промышленности и т.д.. А также выбраны 6 приоритетных отраслей обрабатывающей промышленности, такие как металлургия, химия, нефтехимия, машиностроение, строительство материалов, пищевая промышленность.

С учетом наличия у Китая большого потенциала в упомянутых секторах, две страны ведут активную работу по 51 проекту, которые направлены на реализацию Государственной программы индустриально-инновационного развития Казахстана. На данный момент уже запущено 5 проектов, ведутся строительные работы ещё по 11 проектам. Ожидается, что в 2018 году будут начаты работы по реализации 5 проектов и будут введены в эксплуатацию 6 из ранее начатых проектов. Эти совместные шаги позволяют открыть в Казахстане ранее не существовавшие производства и создать новые рабочие места для граждан страны.

Вопрос: В 2017 году рост китайской экономики достиг 6,9%. Как Вы оцениваете перспективу китайской экономики? В настоящее время Китай стимулирует формирование новой архитектоники всесторонней открытости. Какие возможности предоставит данный курс для экономического сотрудничества между Китаем и Казахстаном? Какой вклад вносит данный курс в мировую экономику?

Ш.Нурышев: Казахстан, как стратегический партнер и ближайший сосед, приветствует и заинтересован в последовательном и поступательном развитии экономики Китая. Масштабы экономики Китая на данный момент достигли таких объемов, что она не только оказывает влияние, но и предоставляет возможность для развития экономик соседних стран и многих государств мира, расположенных в других частях света.

Мы наблюдаем, что в последние годы Китай широко использует практику создания зон свободной торговли с зарубежными странами. Это способствует увеличению товарооборота.

На мой взгляд, КНР уже показала пример открытости другим странам. Китай представляет собой огромный потребительский рынок. Ежегодно увеличивающийся спрос на продукты питания, сельскохозяйственную продукцию и энергоносители открывают новые возможности для торгово-экономического сотрудничества Казахстана и Китая. Наша страна проявляет огромную заинтересованность в увеличении поставок своей продукции на рынок Китая. Мы уверены, что удобная транспортная инфраструктура и высокое качество казахстанской продукции будут способствовать расширению сотрудничества в этом направлении.

Вопрос: “Четыре новых великих изобретения Китая”, включающие в себя высокоскоростные железные дороги, интернет-шопинг, мобильные платежи и байкшеринг, значительно изменили жизнь китайцев. Пользовались ли Вы этими новинками? Как Вы оцениваете инновационный потенциал Китая и вклад этого потенциала в развитие всего мира?

Ш.Нурышев: Я на протяжении длительного времени живу и работаю в Китае, поэтому я и члены моей семьи в повседневной жизни часто пользуемся упомянутыми изобретениями Китая. Они создают большие удобства в повседневной жизни людей. Более того, присущие китайцам такие качества, как предприимчивость, расторопность и трудолюбие, позволили этим инновациям обрести международный характер.

Председатель КНР Си Цзиньпин в своих выступлениях и программных документах неоднократно делал акцент на развитие инноваций. Поэтому я более чем уверен, что через какое-то время список великих изобретений Китая существенно расширится.

Президент Казахстана Н.Назарбаев в январе 2018 года в своем ежегодном Послании народу Казахстана “Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции” подчеркнул необходимость широкого внедрения новых технологий и инноваций, создания “умных городов”, цифровизации различных сфер экономики страны и жизнедеятельности граждан. Поэтому опыт Китая в этой сфере представляет для нас повышенный интерес. Надеюсь, что нам удастся наладить взаимовыгодный обмен информацией, что положительно скажется на расширении сотрудничества в сфере инноваций и новых технологий.

Вопрос: Когда Вы в перый раз приехали в Китай? Какое изменение, которое произошло с вашего первого приезда в Китай, произвело на Вас наиболее глубокое впечатление?

Ш.Нурышев: Мой первый визит в Китай состоялся в 1991 году в составе группы советских студентов, прибывших для обучения в китайских вузах. С тех пор прошло 27 лет, и я стал свидетелем достигнутых за этот период Китаем колоссальных результатов в своем развитии.

Прежде всего, необходимо отметить рост благосостояния народа, повышение уровня жизни и сокращение бедности.

Второе – масштабное инфраструктурное строительство, что позволило усовершенствовать транспортную, энергетическую, городскую, жилищную и другую инфраструктуру.

Третье – мощный научно-технический прорыв, который позволил Китаю выйти на передовые позиции в сфере космоса, искусственного интеллекта, инноваций, облачных технологий, производства суперкомпьютеров и т.д.

Четвертое – Китай, хотя представляет собой развивающуюся страну, уже стал генератором глобальных инициатив, направленных на соразвитие стран мира, как “Один пояс, один путь” и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Пятое – существенное повышение места и роли Китая в международных делах.

Поэтому мы можем утверждать, что за прошедшие 40 лет политики реформ и открытости Китай из обычного члена международного сообщества превратился в мощную движущую силу глобальных процессов. Взвешенная внешняя политика Пекина демонстрирует ответственность за обеспечение мира и безопасности как на региональном, так и глобальном масштабе.

Вопрос: В этом году в китайском городе Циндао состоится саммит ШОС. По Вашему мнению, какой вклад вносит ШОС в обеспечение безопасности и развитие региона и всего мира? Какую роль играет Китай в развитии ШОС?

Ш.Нурышев: Если прошлогодний саммит ШОС в г.Астане имел историческое значение в виду расширения состава его членов – приема Индии и Пакистана, то нынешний саммит в г.Циндао запомнится тем, что заседание Совета глав государств-членов ШОС впервые пройдет в формате “шанхайской восьмерки”.

Китай как одна из стран-основательниц ШОС с первого дня её создания играет важную конструктивную роль в углублении взаимопонимания и расширении направлений сотрудничества между государствами-членами. Пекин является инициатором многих предложений и идей, направленных на укрепление ШОС. В этом году Китай председательствует в ШОС, поэтому до саммита Шанхайской организации сотрудничества в г. Циндао предстоит провести целый ряд мероприятий на уровне министров, которые должны будут подготовить основу для успешного проведения первого заседания в восьмистороннем формате. Пользуясь случаем, хочу пожелать китайским коллегам успешного председательства и проведения саммита ШОС на самом высоком уровне.

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 12 марта 2018 > № 2524838 Шахрат Нурышев


Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 марта 2018 > № 2519552 Юрий Сигов

Мозг Поднебесной

Кто является «закулисным мотиватором» нынешних успехов КНР?

Юрий Сигов, Вашингтон

Восхищение, прямо-таки переходящее в подобострастие относительно современного Китая и его якобы головокружительных успехов во всем, что только придумало цивилизованное человечество, иногда, скажу откровенно, просто поражает. Любой обычный "чих-указание" со стороны того же первого лица Китайского государства выдается за его границами как нечто непременно "судьбоносное" и "дальновидное". Стоит в Пекине пройти очередному съезду Компартии Китая - и вновь только и слышны восторги и восхваления умных, мудрых и далеко смотрящих китайских руководителей.

А уж комплиментов, которые раздаются в адрес "главного китайца" современности - товарища Си, - не заслужил нынче наверняка ни один другой политик на нашей планете. Его уже кличут и "новым Мао", и "лидером планетарного масштаба", и даже именуют "будущим руководителем всего не-западного человечества". Помимо всего прочего уже выпущено около двухсот биографий товарища Си, в написании которых, как правило, упоминаются те "китаеведы", которые от Пекина хотели бы получить какие-то "коврижки" в виде участия в конференциях в КНР, повышенных гонораров и многого чего другого, что современная китайская власть может предложить "любящим и интересующимся Китаем".

Между тем мало что известно, да, в принципе, и понимается о том, как работает сама система китайской власти. То есть некие имена тех или иных "поднявшихся" в иерархии власти в КНР называются. А по некоторым именам можно даже понять, кого и куда на следующем съезде КПК точно передвинут. Плюс еще можно внимательно всматриваться в залы заседаний важных китайских партфорумов и сделать для себя некий вывод о том, куда все-таки эта страна идет нынче. И куда планирует дойти в обозримом будущем.

Еще меньше известно, и уж тем более осознаваемо о том, кто все-таки "вместе" или "за спиной" товарища Си Цзиньпина ведет КНР к новым вершинам. И что за такие закулисные китайцы, которые на самом деле весь этот самый финансово-экономический рывок страны осуществляют. Тем более что после последнего съезда КПК в Постоянный комитет Политбюро КПК было выдвинуто пять новых членов, но ни одного из них относительно молодого. Что тут же вызвало слухи о том, что Си после двух сроков у власти никуда не уйдет, а будет править в стране и дальше.

Мыслить масштабно, действовать решительно, требовать выполнения указаний предельно жестко

Прежде всего замечу, что сама власть в Китае построена отнюдь не на каком-то отдельном политике и его даже самых гениальных и дальнозорких планах. Как и в США, в Китае правит система, а вовсе не Трамп-Клинтон и прочие, на них похожие, оказавшиеся в Белом доме. Так вот в этой системе принято выполнять именно ту функцию, которую тебе прописывает система (партия, деловые круги и так далее). Не надо быть умнее других, но и на своем конкретном месте надо делать то, что реально будет помогать идти вперед стране. А какова твоя должность в этой системе - первое лицо или 21-е, - не принципиально.

Вот и в нынешнем китайском руководстве есть такой человек - "всегда рядом с товарищем Си", который мало кому известен, но надежен, умен и решителен, когда дело касается интересов как его партийного патрона, так и всего китайского государства. Его даже называют "мозгом Китая", хотя сам он таким неофициальным титулом явно тяготится. И не очень понимает, как можно думать и решать за всю партию и народ - даже будучи сверх умным и толковым.

Имя этого человека - Ванг Хунинг, и именно ему приписывают и все современные партийные лозунги КПК, и приглашение трех генсеков на последний съезд партии (чтобы показать всем тем самым преемственность верховной власти в Китае), и все те "Шелковые пути", которые нынче прокладываются (пока, правда, больше теоретически, но тем не менее) по всей Евразии.

А еще именно он вроде бы надоумил товарища Си сделать упор на достижение в обозримой перспективе "китайской мечты" большей частью населения страны. Если, как он считает, народ не будет верить в достижение светлого будущего (причем реального, а не декларативного), то добиться успехов в экономике и поднятии уровня жизни населения будет практически невозможно.

Здесь важно учесть то, что до сих пор в самых верхах китайского партийного и государственного руководства так и не определено, что же все-таки КНР хочет достичь в мире. Дома - вроде бы понятно и ясно: построение общества средней зажиточности и повышение уровня жизни каждого китайского гражданина. А вот за территорией Поднебесной все находится только в процессе осмысления. Хотя один "международный сюжет" ясен давным-давно, если внимательно почитать труды Конфуция и ознакомиться с его взглядами на место Китая на нашей планете.

Так вот, сам статус Поднебесной означает, что есть Китай - и есть все остальное, что на нашей планете расположено.

Не соседние страны и регионы по типу Центральной или Юго-Восточной Азии, а все остальные земли. До них до всех "в свое время" руки у Китая непременно дойдут, поэтому-то он и называется не обычным государством, а "срединным". То есть Пекин - в самой пуповине мира лежит, а все остальные так или иначе будут под ним вне зависимости от своей нынешней экономической и военной мощи и географического расположения.

Так вот, товарища Ванг Хунинга уже чуть ли не именуют "современным Конфуцием", который просто грамотно переиначивает древнее учение применительно к реалиям сегодняшнего дня и задач, которые стоят перед Китаем в XXI веке. Самому товарищу Си импонирует в Ванге то, как этот человек излагает свои мысли, что предлагает делать, как видит изменения в политической системе страны и каким образом намерен бороться с коррупцией. А еще он известен в партии как автор нескольких работ о современном государственном суверенитете КНР. Плюс каким образом можно и нужно строить Пекину свои отношения с США, страной, которая является открыто противником твоей родины, но с которой пока не стоит спешить воевать.

Здесь, кстати, мысли и позиция Ванга по целому ряду основных проблем, с которыми сталкивается Китай, довольно широко известны в КНР в отличие от взглядов чистых партийных китайских аппаратчиков. Работы Ванга публиковались и до того, как он попал на самые верхние этажи китайской власти. И нынче, когда его идеи периодически озвучиваются на международных конференциях, партийных форумах и используются в виде учебных пособий в китайских вузах.

Что также, думаю, показательно: мысли и взгляды товарища Ванга удачно трансформируются по ходу развития Китая и создания в мире новых условий для динамичного движения вперед КНР, а также продвижения на международной арене его интересов. Никакой догматики, никаких поклонений чему-то "заморскому" - все очень динамично и в соответствии с новыми задачами, которые ставит перед руководством страны Коммунистическая партия Китая и ее первое лицо.

"Шанхайские" - это не только место жительства, но и образ мышления

Так кто же такой товарищ Ванг, и что от него можно ожидать в плане "новых все-китайских идей" на ближайшее будущее? Ему 62 года и родился он в Шанхае, а в партию вступил только в возрасте 29 лет(сам говорит, что сначала хотел "созреть" для понимания важности партийных идей и взглядов, чтобы потом успешнее их претворять в жизнь).

Будучи совсем молодым человеком, в "культурной революции" вместе с хунвейбинами он не участвовал (по крайней мере, данных об этом не сохранилось), окончил Шанхайский университет, где изучал французский язык. Затем штудировал международные отношения в Университете Фудана, где подготовил диссертацию на тему национального суверенитета, и позднее занялся плотно политологией и философией.

Кстати, насчет Шанхая. Даже короткое время пребывания в этом огромном мегаполисе (сегодня его население с пригородами составляет свыще 25 миллионов жителей) - огромный плюс любому мало-мальски мыслящему человеку (и не только молодому). Это, пожалуй (за исключением Гонконга) - единственное место в Китае, где классический китайский образ жизни гармонично состыкован с "заграницей" (вне зависимости от того, какие страны, и в какой период времени там основательно ранее закреплялись - от англичан и голландцев до японцев и русских). Так вот, Вангу, думаю, щанхайский опыт в его нынышней ипостаси очень помогает, и прежде всего - именно мировоззренчески.

В конце 80-х годов по американской стипендии Ванг побывал в США. Здесь есть целый ряд, как мне видится, широко распространенных заблуждений, согласно которым Америка чуть ли не оказывает решающее влияние на формирование мировоззрения Ванга, которое он сейчас, дескать, и реализует на своей высокой должности в руководстве страны и партии.

На самом же деле любые программы - какими бы учебными они не выглядели внешне - в США предназначены для одного: чтобы потенциальный преподаватель, слушатель или просто профессионал не были настроены к Соединенным Штатам негативно. Пусть будут даже нейтральны - уже хорошо, а уж если будешь "любить и понимать Америку" после такой программы - значит цель ее достигнута.

Также показательно, что после посещения США Ванг выпустил книгу под названием "Америка против Америки", где он попытался осмыслить все те противоречия, которые присущи современному американскому обществу. На многие из них он смотрел, что вполне естественно, с точки зрения "классового восприятия" и резко их критиковал. Другие же оценивал более философски, поскольку "Америку не изменишь, а вот Китай к ней и ее поведению должен будет грамотно подстраиваться".

Что в американском опыте построения того самого "волчьего капитализма", который там царит, Ванг подметил - так это полное отсутствие во власти страны какой-либо демократии. "Это пустая фикция, за которой ничего нет. Пустые слова, чтобы обмануть народ" - отмечал Ванг . И далее проводил параллель с Китаем, где, как он считает, именно классической демократии куда больше, чем в любом капиталистическом государстве.

Что значит "авторитарный руководитель"?

Это тот, у которого не забалуешь

Особым интересом у Ванга пользуется теория "национального порядка" и "просвещенного авторитаризма" руководства страны. Он считает, что центральное правительство обязательно должно быть сильным, и от этого зависит напрямую стабильность и процветание государства. Кстати, все китайские политологи (и Ванг - не исключение) дотошно изучали причины развала СССР, и главной из них они называют полное отсутствие жесткой и функциональной централизованной власти в Москве.

Для китайцев (а не только для Ванга) - Горбачев и его приближенные - худшее, что можно себе представить для такого огромного многонационального государства, которым был Советский Союз. И извлекая уроки его распада, китайские товарищи уверены, что ничего подобного у себя они не допустят.

Показательно, что сам Ванг не очень позитивно (и это мягко говоря) оценивает эпоху правления в стране Дэн Сяопина (до конца 80-х годов прошлого столетия), поскольку считает, что при нем контроль со стороны официального центра в Китае над провинциями резко ослаб. Зато в это время (с момента смерти Мао Цзэдуна в 1976 году) власть на местах, в китайских провинциях напротив усиливалась. А это подрывало и единый контроль со стороны партийного руководства страны, и замедляло экономическое развитие КНР.

Для Ванга ключевым является соблюдение баланса, с одной стороны, открытости экономики к некоторым элементам рыночной системы. А с другой - политический контроль со стороны как центрального правительства, так и Коммунистической партии. При этом Ванг уверен, что без монополии КПК никаких успехов в нынешнем экономическом развитии страны не было даже в помине. А создание десятка политических партий, которые будут делить между собой власть - прямой путь к крушению централизованного государства.

В целом же Ванг отмечает в своих выступлениях, что только политическая стабильность в стране может служить гарантом успешного экономического развития. А всякие там демократии и свободы могут постепенно появляться в жизни государства. Но только естественным путем, а не насильным навязыванием их как самим правительством Китая, так и тем более- путем внешнего вмешательства в дела страны. Именно "западная демократия" для Китая, по его оценкам - прямой путь к развалу страны. И здесь он жестко выступает за государственный контроль над идеологией, которая не может быть отдана на откуп "посторонним". В чем, кстати, он довольно откровенно критикует все то, что происходит нынче в России, а не только в бывшем СССР при Горбачеве.

Что также, думаю, принципиально: у товарища Ванга очень хорошо получается убеждать своих товарищей по высшему партийному руководству в своих мыслях и взглядах. Момент этот непростой, поскольку одно дело - выражать некие взгляды, которые тебе близки и понятны, но на которые с подозрением смотрят твои коллеги по госаппарату и партии. И другое - когда твоя позиция после долгих бесед и размышлений становится понятной и принимается к действию теми, кто к ней еще вчера относился с недоверием и даже критикой.

И еще. Ванг - один из самых жестких критиков такого явления, как коррупция, и является в китайском руководстве одним из наиболее активных с ней борцом. При этом он всегда подчеркивает, что во многом коррумпированность партаппарата в СССР стала причиной развала государства. И чтобы этого не допустить в Китае, он особое внимание уделяет борьбе с коррупцией именно среди сотрудников высшего партийного аппарата КПК.

Не удивительно поэтому, что борьба с коррупцией- один из основных "коньков" руководства страной товарищем Си, а его правой рукой в этом важном деле фактически и стал товарищ Ванг. Между прочим, еще в 2002 году Ванг стал руководителем Центрального управления политических расследований и членом Политбюро КПК. Затем, уже при правлении Ху Цзиньтао, он стал членом Секретариата ЦК КПК, а при Си Цзиньпине он не только сохранил свой пост, но и стал одним из самых приближенных политиков к новому первому лицу государства.

Товарищ Ванг Хунинг всегда сопровождает товарища Си во время его заграничных поездок.И хотя он имеет насчет отношений с США свое собственное мнение, никогда не навязывает его первому лицу государства. А как раз напротив - считает, что отсутствие американского опыта у товарища Си дает ему возможность смотреть на отношения с этой страной гораздо шире и прагматичнее.

Интересно, что после перехода в активную политику в 1995 году Ванг Хунинг перестал публиковать под своим именем статьи и вообще стремился быть как можно больше "в политической тени". Между тем его "теневое" влияние на принятие важнейших решений в высших эшелонах власти Китая по-прежнему очень значительно. И хотя ему все труднее быть все время "за кадром", да еще при той роли, которую на себя в мире постепенно берет Китай, пока "мозгу китайских реформ" это очень даже неплохо удается.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 3 марта 2018 > № 2519552 Юрий Сигов


Китай. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 3 марта 2018 > № 2517415 Ви Ка Сьонг

Эксклюзив: Малайзия с интересом наблюдает за сопутствующим эффектом от реализации китайской мечты -- министр в Департаменте премьер-министра Малайзии Ви Ка Сьонг

Значительные достижения и развитие Китая на протяжении последних 40 лет подтверждают, что политика реформ и открытости является правильным путем. Об этом в интервью корр. Синьхуа заявил министр в Департаменте премьер-министра Малайзии Ви Ка Сьонг /Wee Ka Siong/.

Он уверен в том, что внешний мир, включая Малайзию, извлечет выгоду из дальнейшего углубления политики реформ и открытости Китая, проводимой для реализации китайской мечты о великом возрождении китайской нации.

Значительные достижения в политике реформ и открытости

Воспоминая свою первую поездку в Китай в начале 90-х годов прошлого века, Ви Ка Сьонг отметил, что сегодняшний Китай во многих аспектах "абсолютно отличается" от той страны, которую он видел 20 с лишним лет назад.

Министр подчеркнул, что всего за несколько десятилетий Китай стал второй крупнейшей экономикой мира, рост его ВВП показывает, что "путь реформ и открытости является правильным", не говоря уже о том, что более 700 млн человек выбрались из бедности.

По его словам, политика реформ и открытости вступила в другую фазу, когда Китай ускорил темпы по установлению взаимосвязей с миром через присоединение к Всемирной торговой организации в 2001 году.

Произошедшее в 2013 году выдвижение инициативы "Пояс и путь" стало еще одной исторической вехой. Получая всецело положительные отклики, инициатива меняет современную картину мира, полагает он.

"На мой взгляд, 40 лет проведения политики реформ и открытости становятся более всеобъемлющими, особенно в последние годы. Будучи выходцем из Китая, я очень этому рад", -- отметил Ви Ка Сьонг, который одновременно занимает пост заместителя президента одной из политических партий Малайзии -- Китайской ассоциации Малайзии.

Продуктивные двусторонние отношения

Ви Ка Сьонг указал на то, что Малайзия является первой страной Ассоциации государств Юго-Восточной Азии /АСЕАН/, которая установила дипломатические отношения с Китаем в 1974 году. Это показывает, что развитие связей между двумя странами почти совпадает по времени с проведением китайской политики реформ и открытости.

По его словам, многие китайские предприниматели Малайзии откликнулись на призыв тогдашних лидеров Китая инвестировать в Китай, в результате чего длительное время совокупные малазийские инвестиции в Китай были намного выше, чем китайские инвестиции в Малайзию.

В последние годы по мере того, как все больше китайских компаний вкладывают свои капиталы в Малайзию, данная тенденция меняется. Ви Ка Сьонг уверен в том, что совокупные китайские инвестиции в Малайзию вскоре сравняются с объемом малазийских инвестиций в Китай.

"Сегодня мы видим большое количество китайских компаний в Малайзии. Это согласуется с новой глобальной экономической действительностью, -- сказал он. -- Теперь китайские компании имеют достаточно капитала и технологий для ведения бизнеса за рубежом".

В связи с тем, что в 2013 году уровень малазийско-китайских отношений был повышен до всеобъемлющего стратегического партнерства, Малайзия рассматривает Китай в качестве "надежного и доверительного партнера", подчеркнул он.

Мечты с выгодой для всех

В интервью министр дал высокую оценку инициативе "Пояс и путь", которая, по его словам, способствует сотрудничеству и диалогу, а не альянсу и конкуренции.

Выдвинутая в 2013 году инициатива направлена на создание торговой и инфраструктурной сетей, соединяющих Азию с Европой и Африкой по древним маршрутам Шелкового пути и вне их. Она включает в себя "Экономический пояс Шелкового пути" и "Морской Шелковый путь 21-го века".

По его словам, в то время, когда некоторые западные лидеры подчеркивают, что их страны должны всегда стоять на первом месте, китайские руководители остаются приверженными дальнейшей открытости. Китай преследует свою мечту о великом возрождении китайской нации, не обходя при этом стороной соседние страны.

Ви Ка Сьонг надеется, что на предстоящих ежегодных сессиях Всекитайского собрания народных представителей /ВСНП/ и Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая /ВК НПКСК/ будут приняты определенные политические меры, значимые для таких соседних стран, как Малайзия.

Министр выразил уверенность в том, что растущее влияние Китая может стать позитивной энергией, способной принести больше процветания другим странам и построить сообщество с единой судьбой.

"Председатель Си Цзиньпин изложил свои идеи о китайской мечте, мечте для Азиатско-Тихоокеанского региона и мечте для всего мира, -- сказал он. -- Уверен, что мечта для всего мира -- это мечта, которую все предвосхищают, мечта, в которой каждый может быть победителем".

Китай. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика > Russian.News.Cn, 3 марта 2018 > № 2517415 Ви Ка Сьонг


Китай. Венесуэла. Иран. ДФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > dknews.kz, 1 марта 2018 > № 2516064 Тулеген Аскаров

Нефть – за юани

С началом долгожданной весны, когда в природу возвращается благодатное тепло, напоминая людям о приближающемся празднике равноденствия и обновления Наурыз, вполне естественно хочется слышать больше позитивных новостей, в том числе и экономических.

Тулеген АСКАРОВ

Одна из самых ожидаемых таких новостей в этом году должна вот-вот прийти от нашего восточного соседа, где на Шанхайской международной энергетической бирже (Shanghai International Energy Exchange, INE) уже давно все готово к торговле нефтяными фьючерсами в юанях. В декабре прошлого года свое разрешение INE выдал Госсовет Китая, а первые торги планировалось провести 18 января. Но, по всей видимости, из-за празднования китайского Нового года было решено перенести начало торгов на март, что, в общем-то, и верно.

В ШАНХАЕ ВСЕ ГОТОВО

Расчеты в юанях за нефть ведутся уже давно, поскольку валюта эта устойчивая, а с осени 2016 года она еще и вошла в валютную корзину МВФ наряду с долларом, евро, фунтом стерлингов и иеной. В Венесуэле с прошлого года начали использовать китайскую валюту для определения цен в юанях. Руководство российской «Газпром нефть», поставляющей нефть в Китай по трубопроводу «Восточная Сибирь – Тихий океан», также подтвердило, что практически весь ее объем продается за юани.

Быстрыми темпами увеличиваются объемы платежей в китайской валюте за поставки нефти в Поднебесную из Анголы, на территории которой юань стал вторым легитимным средством для платежей после национальной валюты! И чем больше пополняются ряды тех экспортеров нефти, которые попали под финансовые санкции США или могут подвергнуться им в ближайшее время, тем сильнее становится для них стимул не только рассчитываться в юанях за «черное золото», но и определять в этой валюте биржевые цены на этот стратегически важный товар. Напомним, что в этом строю уже находятся помимо упомянутых выше Венесуэлы и Анголы еще и Россия, Иран, Ливия. А Китай при этом в прошлом году стал еще и главным импортером нефти, опередив США.

Так что запуск торгов нефтяными фьючерсами в Китае, номинированными в юанях, – вполне естественное и давно назревшее важное событие для мировой экономики. Как следует из информации, опубликованной на сайте INE, в Шанхае полностью готовы к их началу. Летом прошлого года прошли тренинги, посвященные торговле нефтяными фьючерсами, в Чэнду, Чжэнчжоу, Даляне, Циндао, Нинбо и Сямэнь. Разработаны и утверждены необходимые регуляторные правила и нормы, включая допуск иностранных участников, подготовлены и тестированы торговая платформа, система расчетов и клиринга, риск-менеджмента, определен типовой контракт размером в 1000 баррелей, минимальный финансовый порог для индивидуальных (500 тысяч юаней) и институциональных (1 млн юаней) инвесторов.

В минувшем месяце были утверждены инспекционные агентства по контролю за соблюдением условий фьючерсной торговлей – «China Certification & Inspection Group Inspection Co., Ltd.», «SGS-CSTC Standards Technical Services Co., Ltd.», «Shanghai Orient Intertek Testing Services Co., Ltd.» и «Technical Center for Industrial Product and Raw Material Inspection and testing of SHCIQ».

Определен и список организаций, обеспечивающих поставку нефти согласно заключенным фьючерсам. В него вошли как портовые («Dalian Port (PDA) Company Limited», «Yingkou Port Xianrendao Wharf Co., Ltd.» и «CNOOC Yantai Port Petrochemical Terminal Co., Ltd.»), так и нефтяные компании вместе с логистическими организациями («Sinopec Petroleum Reserve Co., Ltd.», «PetroChina Fuel Oil Company Limited», «Sinochem-Xingzhong Oil Staging (Zhoushan) Co., Ltd.», «Dalian PetroChina International Warehousing & Transportation Co., Ltd.», «Qingdao Shihua Crude Oil Terminal Co., Ltd.» и «Yangshan Shengang International Oil Logistics Co., Ltd.»).

Сама INE была зарегистрирована в ноябре 2013 года в пилотной зоне свободной торговли Шанхая, ее деятельность обеспечивается Шанхайской фьючерсной биржей (SHFE). Торги на этой площадке будут проходить с 9.00 утра до 11.30, а после обеда – с 13.30 до 15.00 по времени Пекина. Пробные же торги были проведены в декабре прошлого года. Поскольку тамошнему бизнесу нужно еще войти в трудовой ритм после 16-дневного празднования китайского Нового года (праздника Весны), которое заканчивается как раз в эту пятницу, то, по всей видимости, наиболее реальным сроком для начала торгов нефтяными фьючерсами на INE станет конец марта.

И ВНОВЬ ЗА ПАРТУ!

Для нашей страны, экспортировавшей в прошлом году около 70 млн тонн нефти, в том числе и в Китай, опыт соседей по организации фьючерсной торговли на этот товар, конечно же, будет весьма важным и поучительным. Ведь политика дедолларизации, которой следуют сегодня казахстанские власти, не может быть эффективной без диверсификации валютных расчетов по нефтяным контрактам. К тому же и у отечественных биржевиков наработан опыт работы с разного рода фьючерсами. А осенью 2016 года начались торги нефтяными контрактами за рубли на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже, что дает основу для распространения российского опыта и на торговые площадки стран ЕАЭС.

Напомним и о том, что китайские инвесторы уже давно активно работают в Казахстане, у нас представлены через «дочек» несколько крупнейших банков Поднебесной, к которым вскоре присоединится и еще один гигант – China Construction Bank. Китайцами предоставлены многомиллиардные займы отечественным заемщикам, реализующим крупные проекты (к примеру, модернизация Атырауского НПЗ), финансируется также масштабная программа по созданию 51 совместного предприятия на территории Казахстана. Мощным потоком идет из Китая к нам импорт потребительских товаров.

Но при этом роль юаня на нашем финансовом рынке невелика. В банках в этой валюте не предлагаются депозиты или кредиты, только в последнее время они стали предлагать карточки китайской платежной системы «UnionPay» с прямой конвертацией тенге в юани. Торгуется китайская валюта и на Казахстанской фондовой бирже, в обменных пунктах, но обороты по ней все еще невелики. Сторонятся от юаневых инструментов и управленцы активами Национального фонда и пенсионными активами ЕНПФ. Конечно, их осторожность можно понять – ведь юань все еще не является свободно конвертируемой валютой. Между тем несколько лет тому назад между центральными банками наших стран было заключено соглашение о валютном свопе на вполне приличную сумму – 7 млрд юаней, или 200 млрд тенге.

Тем не менее до официальной инаугурации международного финансового центра «Астана» (МФЦА), намеченной на начало июля, у отечественных биржевиков с алматинской и астанинской площадок и нефтяников еще есть время для ознакомления с опытом INE по организации торгов фьючерсами на «черное золото». К тому же нужно учесть, что стратегическим партнером и крупным акционером проекта МФЦА выступает Шанхайская фондовая биржа, которая окажет содействие в создании высокотехнологичной торговой площадки в столице Казахстана. Так что было вполне логичным осуществлять часть расчетов на бирже МФЦА в юанях с последующим запуском там и фьючерсной торговли. Кстати, стоило бы апробировать там и расчеты в тенге.

Момент для важного исторического урока от нашего восточного соседа сейчас весьма благоприятный. Казахстанская экономика вновь набирает обороты, относительно стабилен обменный курс тенге, вполне благоприятна ценовая конъюнктура на нефть и другие отечественные экспортные товары. Конечно, речь не идет об отказе от сполна оправдавшей себя многовекторности – свои выгоды есть в экономическом партнерстве с США, Европой, Россией и другими участниками глобального мирового хозяйства. Но при этом надо все же успеть запрыгнуть в быстро набирающий ход «экспресс» китайской и азиатской экономики в целом с тем, чтобы успешно провести третью модернизацию Казахстана и достойно вписаться в мир четвертой промышленной революции!

Китай. Венесуэла. Иран. ДФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > dknews.kz, 1 марта 2018 > № 2516064 Тулеген Аскаров


Франция. Египет. Китай. ЦФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 28 февраля 2018 > № 2515620 Петр Чекмарев

ДОРОГАЯ МОЯ КАРТОШКА

Счетная палата РФ проверила расходование бюджетных средств на мероприятия по импортозамещению плодоовощной продукции.

За три года только по картофелю мы просели ниже уровня продовольственной безопасности страны.

В 2015 году самообеспеченность России картофелем составляла 105%, в 2016-м - 97%, сейчас - 90%. Это на несколько пунктов ниже уровня, определенного Декларацией продовольственной безопасности страны (95%).

Прогноз высшего органа госаудита на ближайшие годы тоже нерадостный:

«Объемы производства картофеля могут быть сокращены».

Тем временем «второй хлеб» дорожает: килограмм клубней стоит в среднем 24 рубля.

В сетевых столичных магазинах в коробах лежит нынешняя картошка. «Глаза б на нее не глядели! - негодует старушка. - Клубни или мелкие, или огромные - явно кормовые, для скота. А сваришь - мякоть водянистая, с дурным запашком».

Хозяйки удивляются: «Россия покупает картошку? С нашими-то бескрайними полями? Да мы сами можем кормить ею весь мир!» Увы, за последнее десятилетие ввоз клубней увеличился в два раза.

В России 80% картофеля выращивается на огородах. Но вот данные сельскохозяйственной переписи 2016 года.

За последние десять лет картофельное поле России скукожилось в 1,7 раза. Да и то сказать, за минувшие десять лет число домохозяйств в деревнях упало с 20 миллионов до 18. Тридцать тысяч сел исчезли с карты Родины, другие обезлюдели.

Старикам не под силу обихаживать огороды: надо землю вспахать, посадить под лопату клубни. Потом полоть всходы, окапывать тяпкой кусты растений, обрабатывать их ядами от колорадского жука. И молодым-то в тягость такой немилосердный труд. Посадят картофель для себя, и все.

Минсельхоз прогнозирует: в нынешнем году личные хозяйства селян сократят поставку клубней в закрома государства еще на три миллиона тонн.

Руководитель департамента растениеводства Министерства сельского хозяйства РФ Петр Чекмарев решил смягчить заключение Счетной палаты:

«Картофеля в стране достаточно, но тем не менее хотелось бы, чтобы сельхозпроизводители не снижали площади под картофель. Если снизим, придется картофель завозить, так как почувствуется его дефицит».

Министр экономики Франции Брюно Ле Мэр похвалился, что Россия сняла часть ограничений на импорт санкционных продуктов, в частности на картофель. Значит, Франция прибавится к числу старых поставщиков дефицитного продукта - Египту, Китаю, Пакистану, Бангладеш, Израилю, Азербайджану, Белоруссии. И тут время вспомнить русскую поговорку: «За морем и телушка - полушка, да рубль перевоз».

Специалисты Института конъюнктуры аграрного рынка предвещают, что запасы картофеля в прошлый неурожайный год закончатся раньше, чем в позапрошлом - урожайном. Так что стремительного роста цен на картофель не избежать.

Картофель завезут, тут сомнений нет, дефицита не будет. Однако проблемы этого рынка продовольствия останутся.

Семенной материал ныне чаще везут из заграницы, и он влетает аграриям в копеечку. Сельское хозяйство державы находится в зависимости от иностранного селекционного материала. Доля сортов отечественной селекции - 43%.

Техника тоже в основном зарубежная, дорогостоящая. Сегодня в стране только два завода выпускают аналоги машин для очистки и мойки овощей и ленточных погрузчиков для заполнения овощехранилищ картофелем, луком и морковью.

Трудно вырастить урожай, еще труднее продать. Эксперты утверждают: только 63% клубней крестьянско-фермерским хозяйствам (КФХ) и владельцам огородов удается реализовать. А хранить негде. Плодоовощные базы советских времен обустроены по устаревшим технологиям. Новые - редкость. Результат плачевный: до трети «второго хлеба» сгнивает, не доходит до прилавков магазинов.

На строительство оптово-распределительных центров (ОРЦ) для сбыта даров полей в бюджете было предусмотрено больше миллиарда рублей. «Сеть ОРЦ в 48 регионах России с необходимой инженерной и транспортной инфраструктурой до сих пор не создана», - критикует Минсельхоз Счетная палата. Из 60 ОРЦ введены лишь два - в Московской области и Кабардино-Балкарии.

Юрий Махрин

Франция. Египет. Китай. ЦФО. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > mirnov.ru, 28 февраля 2018 > № 2515620 Петр Чекмарев


Китай > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 28 февраля 2018 > № 2513621 Александр Габуев

Си без конца: почему Китай возвращается к императорскому правлению

Александр Габуев

Роль коллегиальных органов в китайской властной системе снижается, а значение верховного правителя растет. Китай ломает систему коллективного руководства, которую еще недавно преподносили как великую инновацию в построении успешных недемократических систем, и устремляется в славное прошлое, причем даже не во времена маоизма, а в эпоху идеализированного императорского правления

Решение пленума ЦК КПК внести поправки в китайскую Конституцию, сняв ограничения на количество сроков для председателя и вице-председателя КНР, стало логичным продолжением курса, взятого китайским руководством на XIX съезде Компартии Китая (КПК) в октябре прошлого года. Вернее, даже не руководством, а руководителем. Роль коллегиальных органов в китайской властной системе снижается, а значение верховного правителя растет. Китай ломает систему коллективного руководства, которую еще недавно преподносили как великую инновацию в построении успешных недемократических систем, и устремляется в славное прошлое, причем даже не во времена маоизма, а в эпоху идеализированного императорского правления. Концентрация полномочий в руках Си Цзиньпина и узкого круга его соратников должна помочь стране преодолеть ряд масштабных вызовов и сделать качественный рывок к заветному статусу ведущей мировой державы, а самого Си поставить в один ряд с величайшими китайскими правителями. Проблемы на этом пути банальны, но оттого не менее опасны не только для Китая, но и для его соседей и всего мира.

Конец системы Дэн Сяопина

Правка Конституции, убирающая введенную в 1982 году статью об ограничении пребывания на посту председателя и вице-председателя КНР двумя пятилетними сроками, стала лишь символом слома созданной Дэн Сяопином системы. Куда важнее был слом неформальных правил, ограничивавших власть первого лица, которые Дэн и его соратники выстроили в 1980-х, чтобы избежать перегибов единоличного правления. Три главных элемента этой системы: ротация высших руководителей раз в десять лет; принятие основных решений Постоянным комитетом Политбюро (ПКПБ), где представлены основные внутрипартийные группировки; введение в ПКПБ тандема преемников для верховного лидера и премьера Госсовета за пять лет до планируемой смены власти. При этом формальные ограничения в два пятилетних срока были прописаны лишь для самой церемониальной и малозначимой должности верховного лидера – поста председателя КНР. Куда более важные посты, должности генсека ЦК КПК и главы Центрального военного совета (ему подчиняется армия), никаких формальных ограничений на то, кто и как долго их может занимать, не имеют. Большее значение имели именно неформальные ограничения для этих двух должностей, и правило готовить преемников было как раз одним из таких ограничений.

Именно поэтому вектор изменения китайской системы стал понятен еще в октябре, когда по итогам XIX съезда в новом составе ПКПБ не оказалось потенциальных преемников Си Цзиньпина. Этот удар по системе «коллективного руководства» был куда важнее, чем нынешнее переписывание Конституции, которое в марте формально утвердит высший законодательный орган – Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). Тем не менее это решение станет символическим рубежом конца старой системы правил. Теоретически у Си было много вариантов, как он мог бы оставаться у власти и после 2023 года, отдав пост председателя КНР кому-то моложе, но оставив за собой позиции генсека и главы ЦВС. В итоге был выбран вариант максимальной консолидации власти здесь и сейчас. Зачем это нужно? И почему вообще Си решил сломать дэновскую систему смены власти, которая служила Китаю столько лет и привела к небывалому росту?

Антикризисный абсолютизм

Си Цзиньпин одержим идеей, что Китай находится в глубоком кризисе и что для спасения страны ей сейчас нужна сильная рука. При этом он не отрицает значение партии и вообще институтов (и в этом его огромное отличие от Мао). Просто весь партийный и властный механизм надо пересобрать заново, а это не под силу коллективному тянитолкаю в виде Политбюро с его вечными интригами и невозможностью принимать жесткие решения, ущемляющие интересы какого-либо из кланов правящей элиты. Коллективное руководство – это возможность вето. Пока интересы кланов и патрон-клиентных пирамид совпадают, эта модель работает, но как только ситуация усложняется и надо делать выбор и чем-то жертвовать ради общего долгосрочного блага, у каждого члена правления China Inc. появляется возможность это решение заблокировать. В этом смысле ПКПБ все больше напоминал Совбез ООН, где можно без труда провести резолюцию только в том случае, если не задеты интересы постоянных членов – в противном случае «мировое правительство» оказывается в параличе. Наличие верховного лидера в Китае эту проблему не решало. Ведь первый пятилетний срок он обычно бывал окружен ставленниками своего предшественника, которые имеют право вето, а второй пятилетний срок он работает уже при наличии дышащего в затылок преемника, причем сам себе преемника выбрать лидер не может – это прерогатива коллектива, причем тут в игру вступают не только люди, занимающие важные формальные посты в партийной иерархии, но и ушедшие на покой представители прежних поколений руководства, сохранившие влияние благодаря разветвленным патронажным сетям. В этих условиях второй срок верховный лидер тратит на то, чтобы расставить своих протеже на ключевые позиции в будущем руководстве и окружить преемника своими людьми, то есть подрезать ему крылья так же, как твой предшественник подрезал их тебе.

Вся эта система может работать, если экономика растет двузначными темпами на хорошей демографии, инвесторы со всего мира несут вам свои деньги, низкая стоимость труда и слабая система соцгарантий обеспечивают вам конкурентоспособность в мировой торговле, а население готово мириться с коррупцией и деградацией окружающей среды – недовольство перекрывается непрерывным ростом благосостояния.

Но вот страна доходит до точки, где по-прежнему жить нельзя – издержки и перекосы предыдущих десятилетий развития дают о себе знать все болезненнее, и косметическими мерами, которые не заденут ничьих интересов, уже не отделаешься. Нужны глубокие структурные реформы. А для их проведения нужен консенсус в элите. Но этого консенсуса нет – инстинкт самосохранения в больших закрытых коллективах работает плохо, и многие представители партийной олигархии думают, что, если все начнет валиться, они успеют вовремя соскочить. А для этого надо начать переводить активы за рубеж и переводить туда семьи.

Именно это и побудило Си начать консолидировать власть. За первые пять лет он сделал то, что не удавалось его предшественникам – окончательно избавился от тени «старших товарищей», зачистив элиту и расставив на большинство важных постов своих людей. Теперь самое время заняться преобразованиями, на которые потребуется время – как минимум десять лет. В ноябре 2013 года пленум ЦК КПК принял программу структурных реформ, которую планировалось в общих чертах завершить к 2020 году. Но в октябре 2016 года, спустя три года после принятия этой программы и за год до партийного съезда, реформы едва сдвинулись с мертвой точки.

Реформатор и контролер на троне

Отменив для себя установленные прежней системой сдержек и противовесов ограничения и сформировав собственную управленческую команду, после марта 2018 года Си Цзиньпин может начать заниматься преобразованиями. По сути, его первый срок 2012–2017 годов можно считать подготовительным, а вот теперь, получив всю полноту власти, верховный лидер и начнет строить «новую эпоху», о которой осенью он говорил в докладе съезду. Сейчас для Си Цзиньпина особенно важно продемонстрировать элите, населению и всему миру, что он – хозяин положения, а не хромая утка, и что он останется у власти ровно столько, сколько сочтет нужным. То есть у него появится тот самый горизонт для стратегического планирования, который по идее должен быть заложен в китайской системе власти по версии Дэн Сяопина, но которого там на самом деле не было (по крайней мере, как считает сам Си). Именно поэтому окончательно отменить любые ограничения на пребывание на любом властном посту нужно именно сейчас, в самом начале нового политического цикла, чтобы ни у кого не было иллюзий, что Си куда-то денется, а вместе с ним уйдет и его повестка.

Беспрецедентная для Китая консолидация власти не обязательно означает, что Си вообще намерен отказываться от каких-либо институтов и ограничений. Когда в январе 2013 года, едва вступив в должность генсека, Си заявил о намерении «запереть власть в клетку системы», он вряд ли лукавил. Просто его видение «клетки системы» отличается и от институтов гражданского общества в западном мире, и от полуинституционализированных правил передачи власти в логике Дэн Сяопина. Планируемые поправки в Конституцию как раз приоткрывают логику Си. Одно из самых важных нововведений в китайской системе власти, которое будет теперь прописано в Конституции и утверждено на мартовской сессии ВСНП, – это создание Государственной надзорной комиссии, нового суперведомства по контролю за бюрократией и сотрудниками госкомпаний. При этом новое ведомство не только наследует элементы партийного контроля, самым главным из которых сейчас является партийная комиссия по проверке дисциплины, но и становится по сути отдельной ветвью власти – ее описание в поправках к Конституции поставлено даже раньше, чем описание судебной власти. Создание отдельных ведомств и должностей, которые занимаются контролем и надзором за исполнительной властью, имеет прецеденты в китайской истории начиная со времен объединителя Древнего Китая Цинь Шихуана; 259–210 годы до н.э.) вплоть до последней династии Цин (1644–1912). Как и задуманная Си новая комиссия, существовавшая в цинском Китае Палата контролеров имела разветвленный аппарат, включая представительства в регионах. Идея же о том, что контролирующие органы должны быть отдельной ветвью власти (наряду с исполнительной, законодательной, судебной и экзаменационной), восходит к основателю Китайской Республики Сунь Ятсену (1866–1925) и была реализована в республиканском Китае и на Тайване.

Судя по всему, Си Цзиньпин пытается выстроить систему, в которой причудливо смешаны партийное наследие КПК и бюрократические традиции императорского Китая. В итоге должна получиться система, где принципы организации бюрократического аппарата напоминают современный Китай, но чиновники столь же эффективны и неподкупны, как в Сингапуре. Роль контролера честности системы будет выполнять не гражданское общество, независимые СМИ или механизм выборов, а новое-старое контрольное суперведомство. Помогать же чиновникам управлять обществом будет Большой брат – создаваемая в КНР «система общественного доверия», с которой активно экспериментирует Пекин. В рамках пилотных экспериментов в нескольких десятках городов КНР система, основанная на использовании big data, анализирует поступки граждан и создает стимулы для «правильного» поведения.

Вся эта картина может казаться противоречивой, но в голове Си Цзиньпина все эти образы как-то непротиворечиво сочетаются в облике «новой эпохи» – противоречий тут не больше, чем в представлениях «народного вождя» об экономике, где ведущую роль в распределении ресурсов играет рынок, но при этом крупнейшими игроками должны быть эффективные и кристально чистые госкомпании.

Будущий транзит

Самый сложный вопрос относительно будущего – как Си видит систему смены власти, когда ему придется уходить на покой. Сейчас китайскому лидеру 64 года, при современном уровне развития доступных ему медицинских технологий он может находиться у руля еще долго, но вопрос рано или поздно встанет, особенно с учетом того, что старые принципы передачи власти уже нарушены, а новых пока не объявлено. Не обязательно, что четкое видение есть сейчас и в голове у самого Си – если не считать красивых мифов вроде того, как престарелые императоры Яо и Шунь в далекой древности передавали трон не своим детям, а самым достойным из советников. В любом случае в новом 25-местном Политбюро есть молодые протеже генсека, которых он явно намерен двигать еще выше в иерархии, – например, 57-летний партсекретарь Чунцина Чэнь Миньэр и 55-летний глава канцелярии ЦК КПК Дин Сюэсян. С другой стороны, в трехсотместном ЦК есть еще более молодые кадры, к которым есть время присмотреться. Ведь, судя по всему, раньше 2027–2028 годов о передаче формальных постов речь не пойдет.

Но проблемы в этой по-своему стройной, хотя и эклектичной схеме могут возникнуть гораздо раньше. И дело не только в неизбежной возрастной деформации единоличного лидера, хотя и в ней тоже. Набрав невероятное количество полномочий и окружив себя своими протеже и давними знакомыми, Си должен начать делать преобразования, ради которых он узурпировал власть и поменял правила игры. Масштаб проблем, особенно в экономике, колоссален – по оценкам бывшего главы Минфина КНР Лоу Цзивэя, ситуация в Китае сейчас даже опаснее, чем в США накануне обрушения Lehman Brothers. Разгребание пирамиды долгов местных правительств, расчистка балансов неэффективных госкомпаний, наведение порядка среди частных конгломератов, которые на протяжении последних лет выводили миллиарды за рубеж, – все это требует решительности и искусности как Си, так и его команды. И вот как раз по этому поводу возникают самые большие опасения.

В начале 1990-х Дэн Сяопин оставил у руля Китая технократическую команду мечты во главе с будущим премьером Чжу Жунцзи. Звезды, обеспечившие Китаю почти 30 лет сумасшедшего роста экономики, такие как Ван Цишань или уходящий на покой глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань, сейчас отойдут от оперативного управления экономикой. На смену им придут выдвиженцы Си, которые сделали головокружительную карьеру за последние пять лет благодаря связям с генсеком, проскочив массу необходимых ступеней «нормального» карьерного роста. И сделали они это не как в 1980-е, благодаря выдающимся личным качествам, а только потому, что были друзьями детства, секретарями или замами Си Цзиньпина. Большинство этих людей делали карьеру в 1990–2000-е в богатых приморских провинциях Фуцзянь и Чжэцзян, когда там работал Си. Эти регионы были локомотивом роста китайской экономики, которые неслись вперед на заделе реформ начала 1990-х и где никакого феноменального, по китайским меркам, управленческого таланта и не требовалось. Достаточно ли у этих людей опыта, чтобы обезвредить все тикающие под китайской экономикой и социальной системой бомбы, покажет только время.

Другая проблема – гиперцентрализация в принятии решений, когда ни один вопрос не может решаться без Си или его доверенного лица. Как подобная система порождает рукотворные кризисы в экономике, хорошо видно на примере биржевого коллапса в Китае в 2015 году, где крах стал результатом несогласованности действий ведущих чиновников, а также того, что Си Цзиньпин, который хочет все контролировать, по многочисленным отзывам, сам очень плохо понимает принципы работы фондового рынка или азы валютной политики. Наконец, третий вопрос – противоречия внутри существующей команды. Так, будущий вице-премьер Лю Хэ, самый влиятельный экономический советник Си, находится в открытом конфликте с премьером Ли Кэцяном и даже осмеливался открыто критиковать его действия на страницах партийного рупора «Жэньминь жибао» в формате пространных анонимных интервью. Хотя роль премьера в новой системе все более церемониальна, борьба за полномочия внутри Госсовета совсем не то, что нужно для успеха столь необходимых реформ.

В любом случае момент истины для Китая и его лидера должен наступить именно в ближайшую десятилетку. Остается пристегнуть ремни и готовиться к самым различным сценариям.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 28 февраля 2018 > № 2513621 Александр Габуев


Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513543 Николай Вавилов

Китай к войне готов

Си Цзиньпин становится полноценным монархом минимум до 2027 года

26 февраля 2018 года Пленум ЦК Компартии Китая приступил к рассмотрению поправок к Конституции, которые позволят председателю КНР занимать должность более двух сроков подряд.

Таким образом, Си Цзиньпин становится полноценным монархом минимум до 2027 года, а в перспективе до 2032 г.

У этого решения есть и внешние, и внутренние причины. Во-первых, оно принято в преддверие поездки Трампа в Австралию - наиболее антикитайскую страну в Тихоокеанском регионе, где речь будет идти о создании некоего противовеса «шелковому» пути. Во-вторых, это решение стало итогом экстренного Пленума, причем это второй экстренный Пленум за полтора месяца нового года. Такая интенсивность внеочередных Пленумов была в Китае только перед культурной революцией, по факту – малой гражданской войной.

28 февраля этот Пленум закончится, и 5 марта состоится сессия Всекитайского собрания народных представителей, на которой примут изменения в Конституцию. 5 марта – дата глубоко символичная. По определенным цитатам Си Цзиньпина можно понять, что он поклонник сталинской эпохи. И именно 5 марта будет объявлено эпохальное решение о продолжении правления национально ориентированных сил на дополнительные 5, а может, 10 лет.

Также будет избран заместитель Председателя КНР. Ранее этот пост занимали, как правило, противники Си Цзиньпина, чтобы сбалансировать его власть. Сейчас, скорее всего, эту должность займет его сподвижник Чжао Лэцзи - бывший глава организационного отдела Компартии Китая, член группировки красных военных аристократов, ориентированных на национальные ценности и отказывающихся от сотрудничества с США. Он будет служить надежным страхующим механизмом в случае опасностей или угроз, которые могут быть реализованы в отношении Си Цзиньпина.

Но таким беспрецедентным решением об отмене сменяемости власти страна приведена к ситуации, чреватой самыми радикальными действиями противников Си Цзиньпина в лице прозападных политиков, значительного количества руководителей хозяйствующих органов и региональных субъектов.

К этому Председатель готов, потому что 1 января этого года, одновременно с сообщениями об изменениях Конституции, было принято решение о переподчинении вооруженной народной полиции непосредственно Военному Совету Си Цзиньпина. Ранее она была подчинена Госсовету или прозападному премьеру, а сейчас - снова в руках Председателя. Также 3 января в Китае начаты беспрецедентные по масштабу всекитайские военные учения, в которых задействованы, возможно, несколько сотен тысяч человек, но реальных цифр никто не называет. Страна находится в состоянии повышенной боевой готовности к тому, чтобы антиконституционные силы не смогли помешать проводимому политическому курсу.

Но для чего нужна такая концентрация власти? Китай полноценно готовится к столкновению с США либо к «Прокси войне» (популярный в Китае термин) - то есть к столкновению с теми силами, которые представляют интересы США. Скорее всего, речь идет об Индии, которая в последнее время беспрецедентно стала сближаться с США, либо о блоке Индии, Вьетнама, Японии и Индонезии, которые будут стараться сдерживать растущее влияние Китая в Евразии и Тихом океане.

Си Цзиньпин, ставший в 2016 году Верховным главнокомандующим, закрепляет за собой позицию неограниченной власти, чтобы реализовать цель доминирования и на Евразийском континенте, и в глобальном масштабе - привести мир к китайскому знаменателю.

Но для этого внутри страны Си Цзиньпину надо максимально ослабить позиции так называемой «шанхайской группы», которая ориентирована на мировую финансовую элиту. Не американскую, а именно мировую. Один из представителей «шанхайской группы» является заместителем директора МВФ. «Шанхайцы» возглавляют Народный банк Китая - Центральный банк страны, «сидят» на ключевых финансовых позициях, хотя за последние 5 лет власти Си они многое потеряли.

Что касается перспективы развития российско-китайских отношений, то здесь следует отметить, что Си Цзиньпин – это абсолютно лояльно настроенный к Российской Федерации политик. По факту, избрание Си Цзиньпина главой государства в 2013 году спасло Россию от Китайско-российской войны, которую планировали китайские и американские либеральные силы. Готовился идеологический фон для этого (об этом мало говорили в России, чтобы не нагнетать ситуацию), менялись названия приграничных пунктов, чтобы спровоцировать конфликт на исторической почве. Избрание Си Цзиньпина, по сути дела, отвело от нас эту угрозу.

Избрание его на новый срок сделает наши отношения ещё ближе.

Прозападные экономисты говорят: «Ну, посмотрите, у Китая и США товарооборот 600 млрд., у Российской Федерации и Китая всего 84 млрд.». Да, он упал в результате девальвации, но если мы будем считать товарооборот не в долларах, а в реальном измерении: в тысячах штук, в тоннах нефти, поставленных товарах и машинах, – товарооборот почти удвоился. И сейчас по додевальвационным ценам он будет составлять около 160 млрд. долларов. По факту, Россия вошла в торгово-экономическое пространство Китая. Если мы отбросим всю шелуху, отбросим все рассуждения про западный путь развития России, то можем говорить, что сейчас наши торгово-экономические связи из количества переходят в качественный характер.

Китай объявил о создании Полярного Шёлкового пути, опубликовал Белую книгу по арктическому развитию КНР. В долгосрочной стратегии Китай рассматривает Россию как транзитную территорию, которая свяжет его с Европой, Соединёнными Штатами кратчайшим путём. Они делают это очень быстро, сопряжение идёт гораздо быстрее, чем инерция сознания наших руководителей, наших политиков, которые ещё не пришли в себя от фактического отказа от конвергенции с Западом.

Избрание Си Цзиньпина гарантирует России мир на южных границах ещё на десять лет. Это означает, что в России в спокойных условиях может быть проведена модернизация, реиндустриализация. Необязательно на китайских условиях - на любых других, но китайская внешнеполитическая доктрина Си Цзиньпина предполагает экспансию на юг в Южно-Китайское море и создание прочного мир на севере.

В России ценят крайне деликатное отношение Си Цзиньпина к нашей стране. Си Цзиньпин – один из немногих зарубежных политиков, особенно азиатских, который получил из рук Владимира Путина Орден Св. Андрея Первозванного. Такой орден дают только за большие заслуги перед Российской Федерацией.

Укрепление дуги Москва-Пекин на ближайшие десять лет – создание острова стабильности в Евразии и во всё мире. Тогда, как США, уходя со всех позиций, оставляют после себя только зажжённые города, Россия и Китай строят дугу стабильности.

Остаётся вопрос, очень важный для России: как Россия будет встраиваться в Китайский мир? Мы понимаем, что мы не китайцы, что расстояние культурное и ментальное между нами колоссальное. И существующий уровень востоковедения, уровень политического осознания российско-китайских отношений оставляет желать лучшего. Именно на этом участке - наибольшие проблемы, которые могут возникнуть при интеграции России и Китая.

Но глобальный тренд уже не изменить, если только не случится форс-мажорных ситуаций, например, ядерной войны. Почему можно говорить об этом достаточно уверенно? Потому что в Генеральном штабе Народно-освободительной армии Китая (НОАК) существует институт помощника начальника Генерального штаба. Ранее, до Си Цзиньпина, помощниками начальника Генерального штаба были специалисты по России и Средней Азии, сейчас оба помощника - выходцы из Второго освободительного корпуса ядерных сил. Это говорит о том, что Китай единственной угрозой своему развитию видит ядерную войну. Скорее всего, это не будет ядерная война Китая с Соединёнными Штатами. Очевидно, это будет либо несанкционированная ядерная война США с Северной Кореей, которая создаст из всего северо-восточного Китая, который граничит с РФ, самый крупный в мире очаг напряжённости с населением в 120 млн. человек. Либо это будет война в связке Пакистан – Индия – Китай, когда одна из стран применит ядерное оружие, и применение ядерного оружия скажется на всём западном Китае, а может быть, и на восточном.

Сейчас Китай вышел из традиционного внеблокового статуса, создав военный союз с Пакистаном, Афганистаном и Таджикистаном, на территориях которых Китай разворачивает военные базы. Уже почти подтверждена информация, что Китай строит военную базу в Бадахшане в северном Афганистане, создаёт военную базу в Гвадаре в Пакистане. Китай готовится защищать свою экономику: поставки нефти, поставки своих товаров в арабские страны, в Африку и т.д.

Таким образом, то, что произойдёт 5 марта в день смерти Сталина – трудно переоценить. Бессрочность правления Си Цзиньпина чревата как ситуацией гражданской войны, когда мощная прозападно-либеральная оппозиция будет поддержана широким слоем людей, привыкших жить в вестернизированном обществе, так и обострением отношений с США, что может вылиться в локальную ядерную войну.

Николай Вавилов

Китай > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 февраля 2018 > № 2513543 Николай Вавилов


Китай. СФО > Агропром > agronews.ru, 28 февраля 2018 > № 2512974 Евгений Зайцев

Китай может стать рынком сбыта для зерна из Сибири.

Власти КНР сняли запрет на ввоз пшеницы из шести регионов РФ: Челябинской, Новосибирской, Омской, Амурской областей, а также из Красноярского и Алтайского краев. Карантин на ввоз зерна был введен в 1997 году из-за заражения индийской и карликовой головней. Ведущий эксперт по рынку зерна Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Зайцев рассказал в интервью ПРОВЭД о перспективах России на китайском рынке.

– Что дает российскому производителю зерна отмена запрета на ввоз в Китай?

– Для Сибири это стратегически важно, поскольку у этих российских регионов пока нет серьезных рынков сбыта за рубежом – есть лишь небольшие поставки в соседние страны, например, в Монголию. Второй вариант экспорта – везти зерно через всю страну на большую воду, где в принципе существует высокая конкуренция. В этой ситуации нет смысла выбирать объемы зерна по Сибири, когда они есть под рукой, рядом с портами. В текущем сезоне тем более неактуально, поскольку сложилась ситуация с нехваткой вагонов, и плюс еще инфраструктура загружена.

Испытание на прочность высоким производством зерновых повсеместно по всей стране подтверждает, что востоку России, то есть всей территории, расположенной за Уралом, необходимо формировать собственные рынки сбыта. Это поможет аграриям поддержать ценовой уровень.

– Китай – это отличный выход для сибиряков?

– Повторюсь, стратегически важно наладить сотрудничество с Китаем. Китай ежегодно нуждается в 4 миллионах тонн импортной пшеницы в среднем. И Сибирь может это обеспечивать.

Но здесь есть свои сложности, свои особенности. И этими особенностями обусловлен тот факт, что пока мы говорим лишь о тестовых закупках российского зерна китайцами. Пока мы не говорим о масштабных сделках. Хорошо, если в текущем году объем тестовых закупок достигнет 100 тысяч тонн. Это если все звезды удачно встанут. Названная цифра – максимум для грядущего сезона. В следующем году посмотрим – возможно, будет иная картина.

– Чуть подробнее расскажите об особенностях работы с КНР.

– Китайцы очень долго тестируют продукцию. Будут закупать небольшие партии, загружать своих работяг, чтобы те ворочали мешки. Хотя, возможно, Китай откажется от мешкотары и станет делать закупки зерна так, как их делают во всем мире – навалом.

Очень много инфраструктурных нюансов. Например, речь идет о поставках по железной дороге, но при этом у нас и в Китае разная ширина железнодорожной колеи, и этот вопрос требует решения. Очень многие вопросы с Китаем должны быть решены, чтобы можно было говорить о каких-то масштабах поставках.

– Какое зерно намерены купить китайцы в этом году?

– Китай будет закупать хорошее зерно: пшеницу третьего класса, с высоким содержанием клейковины. Вопрос интереса со стороны Китая снят просто потому, что они сами открыли границу для нашего зерна. Значит, им это нужно.

– Кто является нашим конкурентом по поставкам зерна в Китай?

– По суше? Практически никто. В основном зерно к ним идет морскими путями. У нас протяженная граница с Китаем. И следует также понимать, что Китай – страна большая, серьезная, с очень разными регионами.

Суть в том, что у китайцев есть интерес к нашему зерну, а у нас есть возможность и свой интерес в осуществлении этих поставок.

– Какова оценка экспорта зерна из России в 2018 году?

– По оценкам ИКАР, это 48,6 миллиона тонн, по пшенице – 37,5 миллиона тонн на сезон.

Китай. СФО > Агропром > agronews.ru, 28 февраля 2018 > № 2512974 Евгений Зайцев


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 февраля 2018 > № 2514443

Будем ли мы во всем брать пример с Китая? Комментарий Георгия Бовта

На съезде Коммунистической партии Китая были внесены важные коррективы в партийную идеологию. И вот теперь ЦК предлагает убрать из конституции пункт о том, что председатель и вице-председатель КНР могут «занимать должность не более двух сроков подряд». Что в этой новости интересно нам?

По сообщению официального информационного агентства страны «Синьхуа», Центральный комитет Коммунистической партии Китая предложил убрать из конституции страны положение о том, что председатель и вице-председатель КНР могут «занимать должность не более двух сроков подряд».

До сих пор принцип сменяемости руководства каждые десять лет считался одним из основных для динамичного развития страны. Ввели его после Дэн Сяопина. Нынешний китайский руководитель Си Цзиньпин сменил предыдущего, Ху Цзиньтао, во главе КПК и Китая в 2012 году, в марте 2013 года он возглавил Центральный военный совет. Его срок пребывания у власти истекает в 2023 году. Что интересного в этой новости для нас? Комментарий Георгия Бовта.

О том, что Си Цзиньпин собирается задержаться у власти, заговорили не вчера. Тому были множащиеся подтверждения. Не всем в Китайской компартии это, видимо, нравилось, однако «дедушка Си», как уважительно зовут его в КНР, переиграл соперников. В том числе с помощью проводимой им уже пять лет кампании по борьбе с коррупцией.

Решающую роль сыграл XIX съезд Компартии Китая, состоявшийся прошлой осенью. На нем Си Цзиньпин обещал к 2035 году завершить модернизацию армии, чтобы превратить ее в вооруженные силы «передового мирового уровня», а к 2050-му сделать ее мощнейшей военной силой в мире. Все это вместе с развитой экономикой должно позволить КНР стать «глобальным лидером по общей силе нации и международному влиянию», как выразился в докладе Си. В Китае вообще принято планировать на десятилетия вперед. А масштабность предложенных Си Цзиньпином реформ заложила аргументацию под продление его правления, ведь такие перемены невозможно осуществить за пять лет.

На съезде были внесены важные коррективы в партийную идеологию. Было подтверждено, что КНР «вступает в новую эру социализма с китайской спецификой». Главным теоретиком этого этапа выступил как раз сам Си Цзиньпин. Как и автором тезисов об «укрепление партийной дисциплины», о «борьбе со взяточниками» и за так называемую «рецентрализацию», что по-нашему можно назвать укреплением вертикали власти. В 2016 году Си Цзиньпину уже присвоили важный титул «ядра партии». До этого его удостаивались лишь Мао Цзэдун, Дэн Сяопин и Цзян Цзэминь. Последний партсъезд сделал еще один шаг вперед в создании фактически нового «культа личности» Председателя Си, записав в устав партии признание его заслуг в создании новой теории социализма. До него такой персональной чести удостаивался только Мао Цзэдун. Наконец, съезд, вопреки сложившейся традиции, не стал назначать преемника Си Цзиньпина на посту генсека КПК на 2023 год. Принцип ротации руководства страны был заложен Дэн Сяопином. И вот теперь ЦК КПК вносит и соответствующие изменения уже в конституцию страны — насчет поста председателя КНР.

Кстати, в конституцию КНР наряду с поправкой об отмене ограничения по срокам для президента и вице-президента будет добавлен еще и пункт о руководящей роли Компартии как «неотъемлемой черты социализма с китайской спецификой». В Китае до последнего времени также сохранялась неформальная традиция, согласно которой обладатели высших государственных постов не засиживались на них по достижении 68 лет и уходили в отставку на ближайшем съезде. Очевидно, что она теперь будет также нарушена.

Что касается российско-китайских отношений, то они мало зависят от личности руководителя КНР, страны, которая не только играет вдолгую, планируя стратегию на несколько десятилетий вперед, но и мало идет на компромиссы с партнерами. Между нами сложились устойчивые связи в целом ряде политических и экономических областей, им сейчас ничто не угрожает. У нынешнего генсека и председателя КНР вполне дружеские отношения с Владимиром Путиным. Что касается проблем военного лидерства Китая в мире, то для нас это проблема не текущего десятилетия.

Китай и его политическая и экономическая модель довольно часто являются предметом обсуждения в ходе внутренних российских дискуссий. Многие призывают брать пример с Китая то в одном, то в другом. Сейчас у тех, кто является сторонником регулярной ротации власти и при этом указывает на пример Китая, станет одним аргументом меньше. Зато те, кто хотел бы сохранения у власти ныне действующего российского президента и после 2024 года, наверняка теперь будут указывать на Си Цзиньпина. Мол, если лидер достойный, то почему он не может остаться у власти дольше, чем предписывают традиции и законы. Надо же довершить начатые свершения. Интересно было бы узнать мнение самого действующего президента до того, как его переизберут на новый срок. Но что-то подсказывает, что в Кремле не будут спешить с окончательным прояснением этого вопроса еще долго.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 февраля 2018 > № 2514443


Индия. Китай. Мальдивы > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 февраля 2018 > № 2504124 Алексей Куприянов

Почему Китай и Индия борются за влияние на Мальдивах

Алексей Куприянов

Все последние годы индийское руководство тщательно создавало образ Индии как миролюбивой державы – бескорыстной защитницы малых государств региона от китайской экспансии. Военная интервенция на Мальдивах не оставит от этого имиджа и следа: Индия выставит себя империалистом похлеще Китая, не стесняющимся силой свергать неугодные режимы

«Если Индия в одностороннем порядке отправит войска на Мальдивы, Китай предпримет действия, чтобы остановить Нью-Дели. Индия не должна недооценивать китайское противодействие идее одностороннего военного вмешательства». Это цитата из редакционной статьи в англоязычной версии китайской газеты The Global Times. В западных СМИ ее нередко называют рупором Пекина, при помощи которого руководство КНР посылает сигналы и намеки противникам и союзникам. При помощи редакционной статьи Пекин впервые четко и открыто заявил Нью-Дели: не смейте отправлять на Мальдивы войска, иначе получите жесткий ответ. Чем же важна для двух ядерных держав маленькая островная республика, что они ради нее готовы, хотя бы на словах, пойти на конфликт?

Что знает среднестатистический россиянин о Мальдивах? Островной курорт в Индийском океане. Лететь туда долго, тур стоит недешево, но места райские – своего рода символ отдыха для тех, у кого есть деньги и кто может и хочет позволить себе бунгало под пальмой на берегу синего экваториального моря. Примерно то же знает о Мальдивах и любой другой западный (да и восточный – китайцев там только за прошлый год побывало 400 тысяч) турист.

Есть и другая сторона медали. Мальдивы – страна не просто со стопроцентно мусульманским населением, но и с самым большим на душу населения числом исламистов, уехавших на джихад в Сирию и Ирак. В столице Мале – высокий уровень наркомании (в основном из-за завозимого из Пакистана героина) и молодежной безработицы. Деньги в стране есть – у Мальдив самый высокий ВВП на душу населения в Южной Азии. Но средства крутятся в основном в туристической отрасли, обогащая владельцев отелей, многие из которых – иностранцы.

Ко всему прочему сейчас на Мальдивах политический кризис, уже третий за последнее десятилетие. И именно он спровоцировал спор Индии и Китая.

Три президента

Вплоть до 1965 года Мальдивский султанат был британским протекторатом. С распадом империи Мальдивы получили независимость, вскоре стали республикой, а в 1978 году в президентском кресле утвердился просвещенный президент-автократ Абдул Гаюм, по иронии судьбы сидевший ранее в тюрьме как борец за свободу слова, которую ущемлял предыдущий президент Ибрагим Насир. Гаюма можно было назвать умеренным светским лидером – он не давал поднять голову радикальным исламистам, активно развивал отдаленные атоллы, заботился о бедных. Именно при нем Мальдивы превратились в популярный курорт. При этом Гаюм преследовал оппозицию, пять раз подряд побеждал на безальтернативных выборах и правил твердой рукой, назначая на все видные позиции в трех ветвях власти своих людей.

Так все и шло до 2008 года, когда в результате многочисленных акций протеста и давления со стороны Британского содружества и Индии Гаюм неохотно пошел на альтернативные выборы – и внезапно проиграл. Новым президентом стал европейски образованный интеллектуал Мухаммед Нашид с большими связями в Лондоне и Дели.

Нашид оказался слабым лидером. Он искренне, но безуспешно пытался обновить страну и диверсифицировать внешнюю политику. Он разругался с былыми союзниками, не сумел провести реформы, выстроить отношения с основными кланами, подкупить или сломить сопротивление Верховного суда, состоявшего из сторонников Гаюма и раз за разом блокировавшего все инициативы нового президента.

На международной арене Нашид запомнился как яростный противник глобального потепления – он утверждал, что стоит воде чуть подняться, и Мальдивы будут затоплены, а мальдивцы окажутся народом без родины. Этот вопрос всерьез обсуждался в ООН, Нашид проводил заседания кабмина на камеру под водой, в аквалангах, и вообще заслужил славу человека прогрессивного.

Во внутренней же политике дела шли из рук вон плохо. Наконец Нашид решился на отчаянный шаг, приказав арестовать верховного судью – в глазах большинства мальдивцев защитника их древних прав и законов. Протестовать против ареста собрались огромные толпы, полиция стрелять по ним отказалась и примкнула к восставшим. Не дожидаясь худшего, Нашид подписал заявление об уходе с президентского поста. До выборов его сменил вице-президент Мухаммед Вахид.

Выборы 2013 года, однако, показали, что поддержка Нашида все еще сильна. В первом туре в сентябре он получил более 45%, его основной соперник – Абдулла Ямин, сводный брат Гаюма – 25,3%. Второго тура, однако, так и не случилось: полиция вскрыла многочисленные случаи фальсификаций, и разразился грандиозный скандал. Результаты были аннулированы, новые выборы назначены на ноябрь.

Эти два месяца оппозиция использовала по полной. СМИ, часть из которых находилась в руках сторонников Гаюма, обрушились на Нашида. Его обвиняли в атеизме, в том, что он сговорился с евреями, масонами и христианами, чтобы искоренить ислам на Мальдивах. Попытки Нашида воззвать к разуму избирателей не помогли – он потерял темп и уже не успевал оправдываться. Все больше мальдивцев склонялись к мысли, что нет дыма без огня. Новые выборы – с явкой 91,5% и перевесом всего в 6022 голоса – выиграл Абдулла Ямин. По улицам колесила молодежь на мотоциклах, размахивая партийными флагами и выкрикивая «Еще тридцать лет!». Клан Гаюмов торжествовал.

Но ликование оказалось недолгим. Быстро выяснилось, что Абдулла Ямин взял власть вовсе не для того, чтобы стать послушной марионеткой сводного брата. Утвердившись в президентском кресле, новый мальдивский лидер принялся перестраивать систему под себя, изгоняя с ключевых постов сторонников Гаюма и расставляя там своих людей. Многие бывшие соратники Ямина попали в тюрьму, включая его племянника, сына Абдула Гаюма Фариса.

В этих условиях бывшие непримиримые соперники – Гаюм и уехавший в эмиграцию Нашид – договорились о сотрудничестве. Час икс для Ямина должен был наступить этой осенью, во время очередных президентских выборов. Мобилизовавшие своих сторонников оппозиционеры могли всерьез рассчитывать на победу, если бы две недели назад на Мальдивах не случился внезапный судебный бунт.

Суд идет

Утром 6 февраля президент Ямин выступил с экстренным обращением к нации, объявив чрезвычайное положение и обвинив судей Верховного суда в попытке переворота. Накануне поздним вечером полицейские оцепили здание суда, а затем ворвались внутрь и арестовали двух судей – главу Верховного суда Абдуллу Саида и Али Хаммеда. Их обвинили в коррупции и намерении дестабилизировать ситуацию в стране. Глава МВД рассказал о пачках наличных, которые задержанные прятали под матрасами и собирались использовать для реализации своих зловещих планов.

За несколько дней до того, 1 февраля, Верховный суд, сохранявший верность Гаюму, внезапно потребовал от правительства освободить задержанных оппозиционеров и восстановить в правах ряд парламентариев от правящей Прогрессивной партии, неожиданно решивших сменить сторону и уйти в оппозицию. В противном случае суд обещал президенту импичмент.

Это стало настоящим подарком Ямину: верная ему полиция быстро подавила начавшиеся было демонстрации гаюмистов и начала массовые аресты оппозиционных политиков, включая и самого бывшего президента Гаюма. Разгром был полным: оставшиеся на свободе трое судей Верховного суда немедленно отменили решение об освобождении оппозиционеров и одобрили все действия президента.

Удар мог бы быть и сильнее: к примеру, Ямин не стал требовать отмены решения о восстановлении в правах перешедших в оппозицию депутатов. Теоретически это дает оппозиции большинство в парламенте, но, учитывая, что несколько депутатов сидят за решеткой, находятся в розыске или на долговременном лечении за границей, правящая партия по-прежнему сохраняет шаткое большинство.

Причина отнюдь не в исключительном миролюбии Абдуллы Ямина. Будь его воля, он бы наверняка зачистил оппозицию под корень. Но Ямин вынужден придерживаться правил игры, чтобы не вызвать недовольство северных соседей в Нью-Дели, которые могут смести его буквально за несколько часов.

Мы патрон, вы – клиент

До недавнего времени Индия традиционно и небезосновательно считала, что Мальдивы находятся в ее безусловной зоне влияния. Само географическое положение Мальдивских островов не оставляло им особого выбора, да и в условиях холодной войны Индия, один из лидеров Движения неприсоединения, представлялась наилучшим выбором в качестве государства-покровителя.

Индийцы не раз доказывали, что к своим обязанностям патрона относятся ответственно. Когда в 1988 году на островах высадился десант прибывших со Шри-Ланки повстанцев-тамилов, Гаюму чудом удалось избежать захвата. Он послал сигнал о помощи, Нью-Дели экстренно одобрил проведение операции под кодовым наименованием «Кактус», и уже через девять часов в международном аэропорту Мале сел первый самолет с индийскими десантниками, против которых у тамилов не было ни единого шанса.

После этого чудесного спасения Гаюм провозгласил политику «Индия первым делом» – India First. Это было очень разумным шагом: в обмен на размещение военных объектов и безусловную лояльность Индия фактически гарантировала безопасность островов – и внешнюю, и внутреннюю. В Нью-Дели с тех пор привыкли, что всегда могут рассчитывать на мальдивский голос в любых международных организациях и никуда Мальдивы от Индии не денутся.

Сменивший Гаюма Нашид впервые начал диверсифицировать внешнюю политику Мальдив, разрешив Китаю открыть посольство и заключив с ним первые контракты. В Нью-Дели от этого в восторг не пришли: индийские власти с подозрением относятся к любому усилению китайской активности в Индийском океане, считая, что Пекин намеревается окружить Индию так называемым «жемчужным ожерельем» – цепочкой баз, с которых в случае потенциального конфликта могли бы действовать корабли Народно-освободительной армии Китая.

После прихода к власти Ямина ситуация обострилась еще сильнее: новый президент явно разворачивал страну к сотрудничеству с Пекином, пытаясь одновременно и заполучить китайские деньги и туристов, и не порвать с Нью-Дели. Заверяя Индию в нерушимой дружбе, Ямин в то же время передавал китайцам самые выгодные контракты – к примеру, на строительство аэропорта имени Насира. Изначально, еще в 2010 году, этот проект стоимостью $800 млн получила индийская фирма, но в 2014-м Ямин объявил, что сделка была заключена с нарушением правил, и расторг ее.

Самым ярким примером двойной игры стало подписание в декабре договора о создании зоны свободной торговли между Мальдивами и Китаем – притом что буквально за пару месяцев до того Ямин клялся, что сперва подпишет подобный договор с индийцами. Индия неоднократно выражала свое недовольство, но до поры до времени президенту удавалось балансировать между двумя гигантами. В январе 2018 года даже наметилось определенное потепление между Мале и Нью-Дели, но все нарушил февральский кризис, поставивший Индию перед сложным выбором.

Есть ли «Кактус»?

С одной стороны, арест судей Верховного суда и оппозиционных лидеров дает Индии моральное право на вмешательство в дела государства-клиента и позволяет одним махом покончить с китайским влиянием на Мальдивах. Проще говоря, индийцы могут провести операцию «Кактус-2», высадив десант и посадив в президентское кресло удобного себе кандидата.

Именно к такому варианту действий подталкивает Индию бывший мальдивский президент Нашид, находящийся сейчас на Шри-Ланке. Он выступил со статьей, в которой призвал Нью-Дели «направить специального представителя на Мальдивы, поддержав его военной силой».

У этой идеи в индийском военном, политическом и экспертном сообществе немало сторонников, полагающих, что демонстрация силы существенно укрепит позиции страны и покажет, что она намерена решительно защищать зону своих интересов. Так, отставной бригадир Румел Дахийя, заместитель директора влиятельного Института оборонных исследований и анализа (IDSA), тесно связанного с Министерством обороны, выступил с программной статьей, в которой прямо заявил: «Ждать до тех пор, пока прольется кровь и появится формальный повод для вмешательства, – неверный выбор. Прошло уже достаточно времени для того, чтобы провести необходимые консультации со Шри-Ланкой и другими соседями, а также ООН, ЕС, США и Россией. Пришло время действовать… Это необходимо для обеспечения безопасности Индии. Если промедлить, ситуация может перерасти в серьезный кризис. Идеалистическая внешняя политика – это хорошо, но не за счет непосредственной безопасности и геополитических интересов. Воля нации к действиям для защиты своих интересов даже перед лицом критики со стороны – это признак уверенной в себе и стабильной державы».

Со схожим заявлением выступил высокопоставленный лидер правящей «Бхаратия Джаната парти» Яшвант Синха, находящийся во внутрипартийной оппозиции к премьеру Моди. «То, что происходит на Мальдивах, является угрозой национальной безопасности Индии, – объявил он. – Нет нужды выяснять чье-либо мнение, нужно просто действовать. Если вы решительно действуете, мир вас уважает. Но если нет – вас считают слабыми, и вам приходится выслушивать советы со всех сторон. Есть сведения, что Китай уже занял 17–18 мальдивских островов, и это повод для самого серьезного беспокойства. Китайцы пришли и делают что хотят под самым нашим носом. И правительство Конгресса, и нынешнее правительство не решаются что-либо предпринять, тем временем Мальдивы превратились во враждебную страну. Вспомните, как нашу компанию, с которой ранее заключили контракт на строительство аэропорта в Мале, буквально вышвырнули прочь. Мы тогда не вмешались, и с тех пор мальдивское правительство почувствовало, что Индия считает себя слабой и не может действовать жестко. И поэтому Мальдивы считают, что могут делать что им вздумается».

Есть и еще один фактор, который теоретически может оправдать индийское вмешательство, – радикальный ислам. При Ямине Мале наладил активное сотрудничество с Эр-Риядом в расчете на инвестиции от единоверцев; за это приходится платить усилением саудовского влияния, в том числе религиозного, и все большей радикализацией общества.

Пока, однако, Саудовская Аравия остается дремлющим игроком: ни Индии, ни Китаю невыгодно затрагивать ее интересы, учитывая критическую зависимость обоих соперников от импорта саудовской нефти. Пока Нью-Дели и Пекин ссорятся, Эр-Рияд тихо укрепляет свои позиции: на днях Саудовская Аравия предоставила Мальдивам помощь на сумму $160 млн.

Сохранять спокойствие

Пока, невзирая на нажим ястребов, правительство Индии так и не отправило на острова ни одного солдата. Хотя военный вариант решения проблемы явно стоял на повестке дня и при необходимости может быть реализован, Моди и его кабинет предпочитают выжидать, и в этом их поддерживают политики и эксперты, опасающиеся, что силовое вмешательство может только ухудшить ситуацию.

Все последние годы индийское руководство тщательно создавало образ Индии как миролюбивой державы – бескорыстной защитницы малых государств региона от китайской экспансии. Военная интервенция на Мальдивах не оставит от этого имиджа и следа: Индия выставит себя империалистом похлеще Китая, не стесняющимся силой свергать неугодные режимы.

К тому же легальные основания для проведения условного «Кактуса-2» не идут ни в какое сравнение с теми, что существовали в 1988 году: тогда Индия вмешалась в события по призыву законно избранного президента страны, а сейчас ей, по сути, придется президента свергать, причем делать это лишь на основании призывов изгнанного экс-президента. Верховный суд Мальдив продолжает работу, пусть и во временно урезанном составе, в парламенте большинство имеет оппозиция – формальных оснований для интервенции нет. В поддержку этой точки зрения выступают, к примеру, бывший секретарь МИД Канвал Сибал и эксперт The Times of India по дипломатическим вопросам Индрани Багчи.

В Нью-Дели кипят споры, правительство выжидает, а Китай тем временем пытается не допустить индийской интервенции и довести до сведения индийского руководства, что не собирается вмешиваться в ситуацию, если сами индийцы не решатся на применение силовых методов. Конечно, ухудшение имиджа Индии в регионе было бы выгодно Пекину; с другой стороны, вторжение индийцев на Мальдивы будет означать физическую ликвидацию китайского присутствия на островах, что КНР совершенно не нужно. Идеальным вариантом для Китая стало бы сохранение Ямина у власти и продолжение расширения экономического сотрудничества с Мальдивами – но на этот раз, очевидно, с большим вниманием к индийским интересам.

Пока Китай и Индия ведут сложную игру вокруг Мальдив, пытаясь обойтись без эскалации конфликта и при этом выторговать для себя максимально выгодные условия, Соединенные Штаты – мировой гегемон – молчат. В самом начале конфликта Вашингтон приветствовал решение мальдивского Верховного суда освободить оппозиционеров, позже вместе с Британией и Индией призывал отменить чрезвычайное положение, но с тех пор никак себя не проявил.

Единственное, что известно – 8 февраля Трамп позвонил Моди, и оба лидера в числе других тем обсуждали и Мальдивы – наряду с Афганистаном, Мьянмой и КНДР. Сошлись на том, что политический кризис на Мальдивах вызывает обеспокоенность, и подчеркнули важность уважения демократических институтов и законов. Но в целом США самоустранились от участия в разрешении кризиса.

Возможно, основная причина – нежелание обострять на пустом месте отношения с Пекином, которые и так далеки от идеальных. Кроме того, похоже, что Вашингтон, упорно пытающийся превратить индийцев в региональных союзников, чтобы сдержать их руками Китай, решил продемонстрировать Нью-Дели, что всецело признает наличие индийской сферы интересов. Вопрос в том, насколько высоко подобную любезность, ничего не стоящую США, оценит сама Индия.

Индия. Китай. Мальдивы > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 21 февраля 2018 > № 2504124 Алексей Куприянов


Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский

Шпионские обвинения в адрес компании Huawei неубедительны

Самое большое преступление китайского производителя может состоять в том, что он слишком успешен.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Стойкая нелюбовь американского правительства к китайским производителям смартфонов Huawei и ZTE вновь проявилась на этой неделе на слушаниях в сенатском Комитете по разведке, во время которых шесть руководителей разведывательных ведомств говорили о том, что они не рекомендовали бы американцам покупать продукцию этих компаний из соображений безопасности. В Конгрессе даже имеется подготовленный и поддерживаемый республиканцами законопроект, запрещающий правительству использовать любое оборудование, выпускаемое компаниями Huawei и ZTE. Последняя попытка фирмы Huawei, предпринятая ранее в этом году, прорваться на рынок Соединенных Штатов, где господствующее положение занимают телекоммуникационные компании, закончилась провалом, поскольку компания AT&T неожиданно отказалась от запланированной сделки — возможно, после того, как на нее было оказано политическое давление.

Американским потребителям следует воспринимать подобные предупреждения как проявления политиканства и плохо скрываемого протекционизма, а не как беспокойство по поводу их коммуникации. Есть три причины для того, чтобы скептически относиться к этим предостережениям.

Первая из них технического порядка. Шпионские программы, внедренные в приложения или в операционные системы, относительно легко обнаружить, и если китайское правительство решило шпионить за американцами с помощью, скажем, телефонов фирмы Huawei, то в таком случае весьма велика вероятность того, что эксперты в области кибербезопасности или даже сами разведывательные ведомства могли бы обнаружить подобного рода устройства и сообщить об этом широкой публике. Более серьезную озабоченность вызывают так называемые «внеполосные» (out-of-band) закладки в различных телефонных компонентах или даже встроенные на аппаратном уровне. Насколько нам известно, такие закладки могут оставаться незамеченными в течение многих лет, как это недавно подтвердил случай с наличием аппаратных уязвимостей Spectre и Meltdown, оказавшихся — непреднамеренно, судя по всему, — в значительном количестве современных процессоров, которые шпионы, как китайские, так и других стран, могут использовать.

Сегодня нет таких мобильных телефонов, в которых не использовались бы хотя бы несколько изготовленных в Китае деталей. Если бы китайский правительственный план в области масштабной слежки существовал, он не ограничился бы только китайскими аппаратами, а предусматривал бы также использование сотовых телефонов Apple, Samsung и других компаний. Насколько нам известно, Китай — а также Соединенные Штаты и Соединенное Королевство, где разрабатываются широко распространенные микросхемы — уже это делают. Если у вас на это параноидальная реакция, то избавьтесь от вашего мобильного телефона, независимо от его бренда.

Вторая причина имеет отношение к избирательности сделанного предупреждения. Американское правительство преследует компании Huawei и ZTE с 2011 года, когда Комитет по разведке Палаты представителей начал расследование деятельности этих двух фирм как поставщиков телекоммуникационного оборудования. В конечном итоге этот Комитет счел подозрительным их сотрудничество с китайскими властями, хотя никакие особые лазейки в оборудовании не были обнаружены. Однако уже после того как этот наносящий ущерб доклад был опубликован, Lenovo, китайская фирма, купила у компании Google расположенную в Чикаго фирму Motorola Mobility, и, несмотря на шум, периодически доносящийся из Пентагона, а также из разведывательных ведомств Соединенных Штатов и наших союзников о рисках, связанных с использованием оборудования Lenovo, нет никакого заметного давления на телекоммуникационные компании с целью остановить продажу телефонов Lenovo и Motorola. Если взять показатели за последние три месяца 2017 года, то доля Lenovo в области поставок в Соединенные Штаты компонентов для сотовых телефонов составила 4,1%, тогда как доля Huawei составляет всего 0,3%, а продает она только разблокированные телефоны (unlocked phones).

Motorola — уважаемый американский бренд и, несмотря на значительное сокращение количества сотрудников в Соединенных Штатах после заключение сделки с Lenovo, это все еще технически американская компания.

Протекционистские инстинкты — единственная причина того, что ее не бросили в одну кучу с Huawei и ZTE.

Третья причина для скептического отношения состоит в том, что компании Huawei и ZTE не находятся под каким-либо давлением в Европе. В последнем квартале 2017 года компания Huawei заняла третье место по количеству проданных смартфонов после Samsung и Apple, а ее доля на рынке составила 13,5%. В Европе нет необходимости защищать местных производителей смартфонов — достойных упоминания там просто нет, — и одержимые идеей защиты частной жизни европейцы не видят никаких проблем с американскими и китайскими поставщиками. Но если бы были найдены убедительные свидетельства того, что кто-то из них шпионит, то потребители были бы недовольны. То же самое можно сказать о ситуации с антивирусными программами. Как известно, американское правительство запретило использовать в своих сетях разработанные в России программные продукты компании «Лаборатория Касперского», тогда как большинство правительств стран Евросоюза (Соединенное Королевство в данном случае является заметным исключением) ничего не знают относительно их опасности и используют как российские, так и американские программы.

Стефани Пелл из военной академии Вест-Пойнт и Кристофер Согоян (Christopher Soghoian) из Американского союза защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union) кратко объяснили политическую сторону истории с компаниями Huawei/ZTE в своей опубликованной в 2014 году статье, посвященной проблеме прослушивания переговоров по сотовым телефонам.

«Те компании, которые производят вызывающие подозрение аппараты, являются китайскими, и поэтому они становятся объектом всегда готовой к применению и политически безопасной (на самом деле, политически выгодной) демонизации со стороны разведывательного сообщества и его союзников в Конгрессе. Более того, угроза для национальной безопасности, которую представляют собой использование китайским правительством различного рода закладок в китайском телефонном оборудовании, в отличие от многих других угроз, связана с неотъемлемой политической выгодой, поскольку есть законная возможность проведения публичной дискуссии без того, чтобы подвергать риску разведывательные источники американского правительства и соответствующие методы работы».

Однако теперь иное отношение к фирме Lenovо добавляет к этой истории элемент защиты рынка. Не существует причин для того, чтобы американский рынок смартфонов отличался от глобального, на котором фирма Huawei — например, в Европе — является третьим по значению брендом, доля которого в поставке комплектующих составляет 7,9%. Причина, по которой эта китайская компания достигла столь завидного положения, состоит в том, что она продает надежные аппараты с хорошим дизайном и с самым современным набором функций — некоторые из них являются уникальными, включая те, в которых используются встроенные камеры фирмы Leica — по значительно более низким ценам, чем ее конкуренты. Разблокированный флагманский аппарат Mate 10 Pro можно заказать на сайте Amazon за 799 долларов, тогда как за iPhone X придется заплатить, по меньшей мере, 1100 долларов.

Потребители сами сделают свой выбор, однако вся эта история значительно больше похожа на рыночную конкуренцию, чем на попытку Китая проникнуть в Соединенные Штаты, чтобы украсть частные сообщения американцев и данные о совершаемых пробежках. Даже Китай не делает этого по поводу таких американских телефонных брендов, как Apple, хотя он вполне может выразить похожую обеспокоенность.

Китай. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 февраля 2018 > № 2502207 Леонид Бершидский


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский

Геостратеги, дайте России и Китаю отдохнуть

Леонид Бершидский | BloombergView

"В последние годы на Западе в дискуссиях кругов, занимающихся вопросами безопасности, преобладало беспокойство из-за возрождающейся России, - пишет колумнист BloombergView Леонид Бершидский. - Но судя по "Мюнхенскому докладу по вопросам безопасности" этого года, который по традиции задает повестку престижной конференции в баварском городе (она начинается в пятницу), фокус внимания постепенно смещается в сторону Китая". Однако, по словам автора статьи, Западу следует больше внимания уделять внутренним проблемам.

"Авторы доклада обнаружили, что Россия с ее экономикой размером с испанскую, проблемой международной конкурентоспособности и серьезной нехваткой "мягкой силы" не может до бесконечности оставаться осью дебатов по вопросам безопасности. По сравнению с двумя предыдущими докладами более заметную роль начинает играть Китай", - отмечает журналист.

Бершидский приводит цитату из доклада: "В то время как Иран и даже Россия не предлагают другим странам привлекательную модель, Китай все активнее преподносил свое сочетание автократического правления и капитализма в качестве заманчивой альтернативы западной модели и умело занял место, освобожденное США".

Все другие вопросы кажутся более незначительными, но все же в докладе есть глава, посвященная экологической безопасности, пишет Бершидский. В ней указывается, что загрязнение окружающей среды убивает в 15 раз больше людей, чем все войны и вооруженные конфликты вместе взятые. Есть глава об Африке, где ежегодно 20 млн молодых людей выходят на рынок труда, но заняться им особо нечем.

"Готов поспорить, что этим проблемам на конференции будет уделено меньше времени и уж точно меньше внимания со стороны СМИ, чем "более сексуальным" вопросам конкуренции великих держав и нового миропорядка. Но они, в некотором смысле, более реальны и важны, чем геополитические конструкции", - подчеркивает автор статьи. В любой западной стране обычных людей больше беспокоят "наводнения, ураганы и миграционные кризисы, чем в высшей степени теоретическая вероятность нападения России или наращивание Китаем сил в Южно-Китайском море".

Значение Китая и России в жизни европейцев и американцев сравнительно мало, если только кто-то не желает использовать их в качестве вопросов, способных объединить общество, разобщенное из-за более существенных проблем, указывает колумнист Bloomberg. "Но этот метод - создание образа нависшей внешней угрозы, когда есть мало предложений по решению внутренних проблем - очень в духе России (а когда нужно, и Китая)", - подчеркивает Бершидский.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский


Белоруссия. Китай > Приватизация, инвестиции > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495843 Кирилл Коротеев

Более 20 резидентов, ввод инфраструктуры и переезд из Минска в пригород: итоги 2017 года в парке "Великий камень"

Кирилл Коротеев Первый заместитель генерального директора СЗАО "Компания по развитию индустриального парка"

-Прошлый год в "Великом камне" был насыщен событиями: то и дело проходили подписания договоров с новыми резидентами, закладывались камни в основания производств, а управляющая компания и вовсе стала новоселом - переехала в административное здание, построенное на территории парка. Об этих и других итогах работы в 2017 году, а также планах на год текущий корреспонденту БЕЛТА рассказал первый заместитель генерального директора СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" Кирилл Коротеев.

- Кирилл Юрьевич, 2017 год был насыщен событиями, касающимися парка "Великий камень". Назовите те из них, которые, по вашему мнению, были наиболее значимыми.

- В прошлом году мы официально ввели в эксплуатацию инфраструктуру. Обустроены дороги и инженерные сети на семи улицах стартовой зоны парка протяженностью 13 км. Вдоль улиц выполнены инженерные сети электрической и телефонной канализации, наружного освещения с установкой мачт и светильников, водопровода, канализации, газоснабжения. Завершены работы по организации дорожного движения, устройству велодорожек и тротуаров, благоустройству и озеленению всех улиц. В рамках контракта генерального подряда с компанией САМСЕ выполнено работ на сумму более $113 млн, в том числе в 2017 году - на $29,2 млн.

Ввод инфраструктуры считаю самым важным событием, потому что до этого мы показывали и говорили, но не могли дать резиденту, например, электроэнергию. Первые резиденты строились на дизелях, а сейчас те, кто приходят на площадки, цивилизованно подключают строительные городки, бытовки к электричеству. Кстати, услуги по электроснабжению оказывает управляющая компания. Мы закупаем у "Минскэнерго" определенное количество электроэнергии и распределяем по территории".

Всю инфраструктуру эксплуатирует управляющая компания. Это дополнительные расходы, которые мы не имеем права положить на резидентов. Мировой опыт другой: все-таки инфраструктура общего пользования должна обслуживаться за счет налогов государством. Будем думать, как это будет в будущем, но пока эксплуатируем мы.

Услуги связи на территории парка оказывает ООО "Чайна Телеком БЛР". Нареканий к качеству нет. И "Белтелекому" найдется работа: планируется, что государственный оператор будет оказывать услуги связи населению, когда будет идти речь о вводе жилого района и социальных объектов.

Еще одно, на мой взгляд, знаковое событие - формирование минимально необходимого пула резидентов. По состоянию на 1 января 2018 года в парке было зарегистрировано 23 резидента. Хотя можно сказать, что и три резидента, подписанные после нового года, - это работа, сделанная в прошлом году.

Важно, что среди резидентов есть компании, объекты которых находятся в высокой степени готовности. Сейчас нам есть что показать не только на макетах. Например, ЗАО "Чайна Мерчантс СиЭйчЭн-БиЭлАр Коммерческая и Логистическая компания" завершаются работы по строительству объектов современного логистического центра. Уже построены и введены в эксплуатацию три склада общей площадью более 47 тыс. кв.м, контейнерный терминал, бизнес-центр с гостиницей, выставочный центр. Общий объем освоенных инвестиций составляет около $121,5 млн.

Хочу отметить и принятие указа №166, направленного на совершенствование специального правового режима "Великого камня". Документ напрямую повлиял и на количество резидентов, и на темпы строительства, и в целом на привлекательность парка.

- Документ определил сразу несколько серьезных новаций.

- Указом предусмотрено обслуживание субъектов хозяйствования по принципу "одна станция", то есть все услуги будут оказываться в одном месте. Инвестору не нужно будет ходить по различным министерствам и комитетам - достаточно прийти к нам и выразить желание сотрудничать. Органы госуправления по запросу будут обязаны направлять своих сотрудников в парк для выполнения административных процедур.

Документом вводится мораторий на проведение без согласования с администрацией парка проверок в отношении резидентов и управляющей компании.

Также скорректированы требования для регистрации компаний в качестве резидентов парка - основные направления деятельности расширились за счет информатики, фармацевтики, электронной коммерции, деятельности, связанной с хранением и обработкой больших объемов данных, социально-культурной деятельности.

Еще одно важное изменение - возможность снижения объема инвестиций до $500 тыс., но при условии такого инвестирования в трехлетний срок. Напомню, что ранее резидентом парка можно было стать с минимальным объемом инвестиций в $5 млн без ограничения по сроку.

Начало исчисления срока применения резидентами парка льготы по освобождению от налога на прибыль на дату объявления прибыли, освобождение от налога на недвижимость и земельного налога отнесено на весь срок действия особого порядка налогового регулирования.

Также на 10 лет вводится так называемая стабилизационная оговорка. Она предусматривает нераспространение на резидентов, совместную компанию и ее дочерних юрлиц действия нормативных правовых актов, ухудшающих условия ведения деятельности в парке.

- В прошлом году СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" в полном составе переехало в новое административное здание, расположенное на территории "Великого камня". Наверняка решение не из простых - все в Минск, а вы из Минска...

- Это чрезвычайно важное для нас событие. С точки зрения обывательской - это, конечно, неудобства. Но с точки зрения продвижения парка - это стратегически правильное решение. Мы говорим, что мы уже здесь, а значит, и вы можете быть здесь. Кстати, не успели мы переехать, как переехало представительство "Чайна Мерчантс" - из гостиницы "Пекин" в Минске в свой бизнес-центр, построенный в парке.

Ближе к лету к нам должна переехать Администрация парка "Великий камень". После этого будем организовывать работу по принципу "одна станция", который предусматривает оказание всех необходимых инвестору услуг, что называется, не выходя из здания. Также несколько банков выразили желание открыть здесь отделения, страховые организации планируют работать. И, конечно, офисы резидентов - все помещения уже зарезервированы. Например, "УайТиОу Технолоджи БиЭлЭр" целый этаж выкупили.

- Какие еще резиденты помимо "Чайна Мерчантс" начали строить производства?

- ООО "Чэнду Синьджу Шелковый Путь Развитие" завершает строительство научно-исследовательского и производственного центра суперконденсаторов, в настоящее время ведется подключение к инженерным сетям и коммуникациям.

Еще один наш резидент ООО "Рухтех" на земельном участке площадью 3,56 га строит производство оптомеханических компонентов, электронных узлов и лазерного оборудования на их базе. Заявленный объем инвестиций - $30 млн.

Производственное унитарное предприятие "Зумлион Бел-Рус" огородило свой участок площадью 13 га, разместило строительный городок. На зимний период строительство поставили на паузу, но уже весной планируют активно заняться возведением объекта.

Весной же на площадке рядом ООО "Рухтех" мы как управляющая компания планируем начать строительство инновационного центра. Он будет возводиться на средства техпомощи Китайской Народной Республики. Уже подготовлена площадка, проектная документация. Ждем подписание документа с китайской стороны. Предположительно это произойдет в марте. Проект рассчитан на сумму около $20 млн.

Также надо отметить, что управляющая компания завершила строительство первого производственного корпуса общей площадью около 8 тыс. кв.м со встроенными помещениями телекоммуникационного центра (АТС). Сейчас два резидента - ООО "Ассомедика" (реализация проекта по созданию производства замкнутого цикла медицинской техники и изделий медицинского назначения) и ООО "Флюенс Интернэшнл Технолоджи" (проект "Технологии теплоотвода в светодиодной продукции") - ремонтируют помещения, что называется, под себя. Больше этот корпус вместить не сможет, поэтому начали строить второй. В марте планируем начать возводить третий. На стадии проектирования находится четвертый производственный корпус.

Конечно, нам бы хотелось, чтобы в 2018 году как можно больше резидентов приступили к строительству объектов. И пока есть все предпосылки для того, чтобы так и было.

Например, в этом году планирует строить завод по производству радиаторов из литого алюминия и радиаторов из стали и алюминия ООО "САС Индастриал". Объем инвестиций на первом этапе составит $6 млн, на втором - $10 млн. После выхода на проектную мощность планируется производить 8 млн единиц радиаторов, при этом 100% продукции будет поставляться на экспорт.

Также планирует строиться ООО "Грейтдекор". Это проект концерна "Кроноспан" по производству материалов (покрытий) для деревообрабатывающей и мебельной промышленности. Общий объем инвестиций превысит 25 млн евро.

- Вы упомянули инновационный центр, строительство которого будет осуществляться за счет китайской технической помощи. И это не единственный проект на средства техпомощи КНР…

- Да, не единственный. Мы предполагаем, что техническая помощь КНР также будет направлена на строительство первого жилого дома. Если все пойдет по плану, то строить начнем уже весной. Это будет на территории, расположенной ближе к деревне Быкачино. Согласно проекту, речь идет о доме на 156 квартир, которые планируются как арендное жилье.

Мы рассматриваем строительство жилья как дополнительный элемент привлечения инвесторов. Уже сейчас многие спрашивают, есть ли на территории парка здания, где можно было бы поселить сотрудников.

Что касается проекта дома, то его особенностью будет размещение на первом этаже банковского и почтового отделений, ЖЭУ или управляющей компании, опорного пункта милиции. Все это необходимо, чтобы жильцы могли чувствовать себя комфортно и защищенно.

Если говорить о перспективах жилищного строительства, то мы планируем построить квартиры для 7-8 тыс. человек. Это будет малоэтажная застройка, 7 этажей максимум, но в основном 4-5 этажей, чтобы не нарушать архитектурный облик всего парка. При строительстве рассчитываем применять новые технологии, в том числе системы отопления геотермальными источниками.

Также за счет технической помощи из Китая будем строить автостанцию в Смолевичах с приобретением восьми автобусов. Скорее всего, это будут электробусы. Часть из них будет ходить из Смолевичей, часть дополнит маршруты из Минска.

Важным проектом является и реконструкция реки Уша, которая, по сути, уже началась. При первом приближении вроде бы работы не первостепенной важности, но это не так. Ведь стоки со всего парка, аэропорта нужно не просто перерабатывать - нужно выводить. Сейчас состояние реки ужасное. Это маленький ручеек, который тянется приблизительно на 15 км. Мы же проведем расширение и углубление канала, благоустроим территорию. После завершения работ это будет полноценная рекреационная зона.

- Ранее озвучивались планы по строительству поликлиники на территории парка.

- От этих планов мы не отказываемся. Сейчас поликлиника находится на стадии проектирования. Предполагается, что она будет построена также с привлечением технико-экономической помощи КНР. Но пока нет никакого смысла начинать реализацию проекта, поскольку даже строительство первого дома еще не начато. Когда необходимость в таком объекте появится, тогда и начнется его возведение.

А вот пожарное депо, которое строится за бюджетный счет, будет введено уже в этом году.

- Давайте поговорим о планах на нынешний год. Какие из них вы можете назвать первоочередными?

- Одну из задачей я уже назвал - чтобы как можно больше резидентов приступили к строительству своих производств.

Еще одна задача, связанная с резидентами, - это увеличить их количество минимум до 40 к концу года. В высокой степени готовности находятся проекты по созданию производства рефрижераторных медицинских и лабораторных центрифуг, завода для локализации производства препаратов из плазмы крови человека, производства солнечных батарей, беспилотных летательных аппаратов AVIC. В пуле наших перспективных резидентов как компании из Китая, так и европейские предприятия. Также активно включаются в работу белорусские организации.

- На каком этапе находится проект по вхождению в состав акционеров СЗАО "Компания по развитию индустриального парка" немецкой компании Duisburger Hafen AG?

- Идет переговорный процесс. В самое ближайшее время мы планируем снять все разногласия, сблизить позиции по договорам купли-продажи, акционерному соглашению. Да, может быть, все идет не так быстро, как нам хотелось бы, но, тем не менее, процесс идет. Наши партнеры подходят ко всему предельно скрупулезно, оценивают риски, перестраховываются. Мы даем разъяснения, где-то соглашаемся с опасениями, где-то говорим, что они излишние.

Одно понятно наверняка: итог стоит того, чтобы прикладывать максимум усилий. "Порт Дуйсбург" - конечная точка возрождаемого Шелкового пути, того самого сухопутного маршрута, где задействована Беларусь. Уже сейчас составы идут из Дуйсбурга через Беларусь в Урумчи и дальше и обратно. Логично связать путь с двух концов.

Беларуси такое сотрудничество интересно сразу в нескольких аспектах. В частности, немецкие партнеры обладают ключевыми компетенциями в организации производственной логистики. Причем речь идет не просто о хранении и перевозке товаров, а еще и выполнении операций, которые логично делать в пункте распределения. Кроме того, планируется создание совместного железнодорожного хаба на территории "Великого камня". Также большая ставка в сотрудничестве с Duisburger Hafen AG делается на доступ к клиентской базе немецких партнеров.

- Какие еще ставите задачи помимо активизации строительства производств резидентов и вовлечения новых участников в строительство индустриального парка?

- Задача №2 - это строительство инфраструктуры на следующем этапе освоения территории. Если посмотреть на карту стартовой зоны, то можно увидеть, что практически вся земля роздана или зарезервирована под какие-то конкретные проекты. Остаются небольшие участки, которых на крупные проекты, что в будущем придут в парк, уже не хватит. Поэтому мы переходим к освоению следующего этапа. В этом году начинаем разрабатывать проект детального планирования. Мы решили, что этой работой должна заняться одна из известных мировых студий. Надеемся, нам предложат оригинальное видение, которое всех устроит. Сейчас мы ведем переговоры сразу с несколькими брендами, узнаем, готовы ли они взяться. А дальше будем смотреть, кто что предложит. Хотелось бы определиться уже в этом году, чтобы в 2019-2020 годах оперативно приступить к созданию инфраструктуры.

Ну а третья важнейшая задача - это решение социальных вопросов, о которых мы говорили выше и без которых невозможно освоение территории парка в том объеме, в котором запланировано.

- К слову о социальных вопросах. Некоторые экологи полагают, что строительство такого крупного производственного проекта, как индустриальный парк "Великий камень", негативно скажется на состоянии окружающей среды. Проводили ли вы исследования влияния будущих производств на экологию?

- Не буду долго и пространно рассуждать на тему экологии. Скажу только, что парк "Великий камень" первым в Беларуси получил сертификат Eco-Management and Audit Scheme (EMAS) Европейского союза как свидетельство образцовой экологической направленности. Эта сертификация считается наиболее передовой в мире системой менеджмента в соответствии с принципами устойчивого развития. Цель EMAS - улучшить и сделать более эффективной работу по защите окружающей среды, способствовать постоянному улучшению экологических характеристик деятельности организаций.

Процесс получения свидетельства добровольный. И мы пошли на это осознанно, потому что не меньше других заинтересованы в том, чтобы сохранить все, что нам дано природой, а в некоторых случаях, как, например, с рекой Уша, и улучшить нынешнее положение дел.

Юлия ДЫЛЕНОК, БЕЛТА.

Белоруссия. Китай > Приватизация, инвестиции > belta.by, 12 февраля 2018 > № 2495843 Кирилл Коротеев


Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич

Большой брат под кожей: как Китай выводит слежку на генетический уровень

Леонид Ковачич

Много лет Эквадор, как и другие латиноамериканские страны, страдал от разгула преступности. Но теперь на помощь пришли китайские технологии слежки. Преуспев в создании системы тотального контроля внутри страны, Китай начал делиться своим опытом с остальным миром

«В темное время суток водители обычно не останавливаются на красный свет, а очень осторожно и на малой скорости продолжают движение. Связано это с тем, что в данный период преступники могут нападать с целью ограбления на стоящие на перекрестках автомобили. В Кито и Гуаякиле нередки случаи уличных преступлений ненасильственного характера и грабеж на дорогах. Туристам следует особенно остерегаться карманников, часто «работающих» в аэропорту, в портах, на вокзалах, в общественных заведениях и в местах большого скопления народа».

Такое предупреждение для выезжающих в Эквадор россиян можно прочитать на сайте консульского департамента МИД РФ. Складывается ощущение, что уехать целым и невредимым из Эквадора непросто. Впрочем, не исключено, что информация уже устарела. Эквадор поднялся на четвертое место в рейтинге самых безопасных стран Латинской Америки, хотя еще в 2010-м был на одиннадцатом. А все благодаря системе ECU911, которая пришла в страну из Китая.

В 2016 году Эквадор внедрил китайскую систему умного видеонаблюдения, оснащенную технологией распознавания лиц. Камеры, установленные в 24 провинциях, круглосуточно наблюдают за 16-миллионным населением. Под присмотром камер крупные аэропорты, транспортная инфраструктура, места массового скопления людей. «За время работы системы преступность в стране упала на 24%, превратив Эквадор в одно из самых безопасных мест в Латинской Америке», – гордо цитирует замруководителя штаба оперативного управления системой ECU911 Сиксто Эраса агентство «Синьхуа».

Любопытно, что оборудование для создания ECU911 на сумму $14 млн китайцы передали Эквадору безвозмездно. Правда, о том, что Китай помогает создавать всевидящую систему, президент Эквадора Рафаэль Корреа заявил всего за две недели до государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в ноябре 2016 года. В ходе этого визита Си и Корреа посетили штаб управления ECU911.

Создавать ECU911 помогала Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC, близкий российский аналог – Объединенная приборостроительная корпорация). Это государственное предприятие, занимающееся производством и экспортом электроники для военных нужд, а также систем обеспечения безопасности. В портфеле экспортных заказов компании не только системы видеонаблюдения, но даже радиолокационные станции.

В Эквадоре компания построила комплексную систему общественной безопасности. Это и умные камеры, и система оперативного отслеживания мобильных телефонов. По словам Сиксто Эраса, с помощью пеленгации мобильных устройств полиция смогла существенно повысить раскрываемость дел, связанных с похищением или пропажей людей. Эквадорские полицейские довольны: много висяков удалось раскрыть.

Возможно, для Эквадора налаженная система ECU911 – настоящее технологическое чудо. Однако это лишь малая часть того, что умеет Китай. Чтобы понять, какие еще прорывные технологии в области безопасности и контроля может дать миру КНР, стоит рассмотреть подробнее, что собой представляет «всевидящее око» внутри Китая.

Система сетевого управления

Китайская система управления обществом действительно может считаться одним из величайших изобретений наряду с порохом и компасом. Еще в 400 году до н.э. китайский реформатор Шан Ян, премьер-министр царства Цинь, приказал всему народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству ответственный за группу семей. Эта система называлась «баоцзя». Деление населения на маленькие блоки с назначением ответственного за каждый блок помогло создать передовую для того времени саморегулирующуюся систему. Все друг за другом следили, везде был порядок.

Уже в наши дни китайские власти решили снова применить проверенную веками технологию. В 2004 году район Дунчэн в Пекине поделили на 1652 квадрата. Каждый квадрат – 100 на 100 метров. Забавно, но изначально это делалось для того, чтобы оптимизировать процесс обслуживания трансформаторных будок и других объектов инфраструктуры, например общественных туалетов.

Со временем власти поняли, что с помощью такой системы очень легко контролировать население. В Дунчэне были повсеместно установлены камеры слежения. Кроме того, местные власти и полиция привлекали дружинников. Дружинники должны были патрулировать квадрат и сообщать о случаях нарушений общественного порядка или поломки объектов инфраструктуры начальнику квадрата. Тот, в свою очередь, передавал данные в единый информационный центр. В информационном центре располагались мощные компьютеры, которые аккумулировали информацию с камер и от волонтеров.

В базе данных единого информационного центра, помимо каждого объекта инфраструктуры вплоть до скамеек, было учтено и все население, распределенное по квадратам (примерно по 200–250 человек). Ответственный за квадрат должен был сообщать о всех изменениях: кто уехал из района, кто, наоборот, приехал. При этом все информационные системы были объединены в единую систему управления, поэтому перемещения людей фиксировались: допустим, если человек сменил место жительства в пределах района, то база данных другого квадрата сообщает, что он переехал именно туда.

За три года эксперимента в пекинском районе Дунчэн число социальных волнений и конфликтов удалость сократить на 35%. Власти стали пробовать работать по той же схеме и в других городах: Шанхае, Яньтае, Гуанчжоу. Но это были скорее инициативы и эксперименты местных властей. На общенациональном уровне за сетевое управление взялись в 2011 году.

В начале 2011 года на Ближнем Востоке бушевала «арабская весна». Волна протестов прокатилась по многим странам арабского мира и в некоторых из них привела к свержению режима или затяжной гражданской войне. Причем большую роль в организации протестных движений играли соцсети и интернет. Современные средства коммуникации позволяли за считаные дни мобилизовать тысячи человек и организовать массовые беспорядки.

Власти некоторых стран пытались в последний момент точечными мерами ограничить распространение информации. Власти Туниса, например, ограничивали доступ к LiveJournal. В Египте крупнейшие провайдеры по указанию режима Хосни Мубарака и вовсе отключили интернет. Но эти меры не помогли – было слишком поздно.

В Китае с тревогой смотрели на эти события, невольно проецируя их на собственные неспокойные регионы на западе и северо-западе страны. В июле 2011 года ЦК КПК и Госсовет КНР выпустили «Предложения об укреплении инноваций в социальном управлении». Документ не был опубликован в свободном доступе, но по некоторым цитатам из него на китайских государственных порталах и в СМИ можно сделать вывод, что значительная часть этого документа была посвящена сетевому управлению.

Стало понятно, что сетевое управление – полезный механизм, но одними камерами слежения и дружинниками здесь не обойтись. Нужна тотальная взаимосвязанная система контроля всех сфер жизни – как реальной, так и виртуальной. Как это можно сделать, показал Чэнь Цюаньго.

Железный Чэнь

В августе 2011 года в Тибетский автономный район был назначен новый партийный секретарь – Чэнь Цюаньго. И он сразу начал воплощать в жизнь идеи сетевого управления, причем с существенными инновациями. Он также разделил все городские территории на квадраты. И поставил через каждые 500 метров по небольшому полицейскому участку. Конечно же, не обошлось без камер наблюдения с технологией распознавания лиц, которые были установлены буквально на каждом шагу.

Данные с камер подведомственных квадратов поступают и обрабатываются в этих полицейских участках. При этом за счет близости участков друг к другу полицейский патруль в случае какой-либо экстренной ситуации может появиться на месте через одну минуту.

Кроме того, в отличие от пекинского района Дунчэн, где патрулирование квадратов осуществляли дружинники-добровольцы, для выполнения этой задачи в Тибете Чэнь привлекал исключительно полицейских. Если с 2007 по 2011 год в Тибете было принято на работу 2830 полицейских, то за пятилетку 2011–2016 годов на охрану общественного порядка поступило уже 12 313 новых сотрудников.

Все эти меры оказались очень результативны: за пять лет пребывания Чэнь Цюаньго на посту в Тибете не было ни одного случая массового протеста, произошло лишь восемь актов самосожжения (распространенный среди тибетцев способ выражения индивидуального протеста), тогда как по всей стране таких актов было 150 за тот же период. Таким образом, Чэнь зарекомендовал себя как успешнейший борец за стабильность. Поэтому в 2016 году его отправили в еще более нестабильный регион – Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР).

Полицейские сети от земли до неба

О том, что Синьцзян – это бомба замедленного действия, власти Китая думали всегда, но особенно после «арабской весны». В регионе, где живет более 10 млн уйгур-мусульман, сильны сепаратистские и радикальные настроения. В 2008 году произошли массовые волнения. В 2013-м террористы-смертники подорвали автомобиль прямо на центральной площади Тяньаньмэнь в Пекине. В 2014 году радикальные уйгуры устроили резню на вокзале в Куньмине, столице провинции Юньнань, и взрыв на рынке в Урумчи (административном центре Синьцзяна). После этих событий председатель КНР Си Цзиньпин призвал «расставлять сети от земли до неба», чтобы искоренить терроризм.

Чэнь Цюаньго подошел к поставленной задаче ответственно. Во-первых, он, как и в Тибете, расставил через 500 метров полицейские участки. Штат полицейских вырос значительно. Например, с 2003 по 2008 год в регионе было принято на работу 5800 полицейских. С 2009 по 2016 год было открыто уже 40 тысяч вакансий. В одном лишь 2016 году было принято на работу 90 тысяч новых полицейских.

В регионе на каждые 10 тысяч жителей приходится столько же камер наблюдения, сколько в других частях страны смотрят за несколькими миллионами человек. По подсчетам аналитической компании IHS Markit, на Китай приходится 46% мирового рынка систем видеонаблюдения на $17,3 млрд. В Китае уже установлено 176 млн камер (для сравнения: в США всего 50 млн), а к 2020 году будет установлено еще почти 500 млн камер. Значительная часть из них, конечно, поставят в Синьцзяне.

Однако этим система безопасности Синьцзяна не ограничивается. Каждый житель подвергается процедуре сканирования радужной оболочки глаза. Делается это для того, чтобы удостоверение личности невозможно было подделать. Кроме того, в полицейских базах данных хранятся фотографии всех зарегистрированных жителей, эта база связана с нейросетью, на основе которой и работает система распознавания лиц. Таким образом, уличные камеры в автоматическом режиме могут отслеживать перемещение по городу любого человека.

Во многих торговых центрах перед входом установлены сканеры, которые распознают лица и идентифицируют личность посетителей. Чтобы проехать на автозаправочную станцию, человек должен просканировать свои права на специальном устройстве, только тогда шлагбаум открывается и можно заехать на АЗС.

Если человек значится в полицейской картотеке как подозрительный, система автоматически посылает предупреждение в полицейский участок. При этом подозрительными для полиции могут быть не только люди с криминальным прошлым. Это могут быть и активисты-правозащитники, и просто этнические уйгуры-мусульмане. Недавно агентство Bloomberg сообщало со ссылкой на источник, знакомый с проектом, что власти ввели в строй систему, оснащенную искусственным интеллектом, которая сама предупреждает полицию, если подозрительные личности отклоняются от своего привычного маршрута работа – дом более чем на 300 метров.

На каждый автомобиль, зарегистрированный в Синьцзяне, согласно распоряжению властей, устанавливаются специальные датчики геолокации. При этом машина с номерами из другого региона не может просто так въехать в город. Дорожные камеры заранее предупреждают о приближении к городу «чужой машины». Каждый въезд в крупные города Синьцзяна оборудован специальными КПП. Иногородние автомобили тщательно досматриваются, а у водителей и пассажиров проверяют документы и фотографируют их.

Полицейские ходят по улицам со специальными гаджетами. Это анализатор мобильного контента. Они могут остановить любого человека на улице и попросить его мобильный телефон. Мобильный подключают к этому гаджету, который самостоятельно, независимо от модели телефона, определяет наличие на нем запрещенного, политически чувствительного контента. Поэтому распространена практика, когда люди имеют два телефона: один держат дома, а с другим ходят по улице. С другой стороны, все мобильные номера регистрируются. Поэтому власти все равно знают, сколько у человека мобильных устройств.

В Синьцзяне жестко контролируется даже оборот кухонных ножей. Купить нож можно лишь при предъявлении удостоверения личности. Всех продавцов этой продукции обязали приобрести специальное дорогостоящее оборудование. Если человек покупает нож, то на лезвии лазером гравируется QR-код, который содержит полную информацию о покупателе. Только после этого нож дают в руки покупателю. Видимо, вспоминая резню в Куньмине, власти решили пойти и на такие крайние меры.

Под маской доктора

Абдул Карем Абдулайни более 40 лет не посещал врачей. Он живет в отдаленном горном селе в Синьцзяне, и добраться до городской больницы для него целое приключение. Но медработники пришли к нему сами. Измерили давление, сняли кардиограмму, сделали экспресс-анализ крови. Оказалось, что у пожилого уйгура повышен сахар. Скоро врачи придут к нему снова; если уровень глюкозы в крови не нормализуется, придется начинать лечение от диабета.

А Турсун Реджеп давно страдал от гипертонии, но к врачам обращался нечасто. Бесплатная диспансеризация показала, что у него коронарная болезнь и сердечная пневмония. Турсуна Реджепа сразу госпитализировали без лишних бюрократических формальностей. Через четыре дня пациенту стало уже гораздо лучше.

Подобные истории часто рассказывают официальные синьцзянские СМИ. Вовремя выявить серьезные заболевания помогла ежегодная бесплатная диспансеризация, которую власти проводят для всего населения Синьцзяна в возрасте от 12 до 65 лет. В тестовом режиме программу стали проводить в 2016 году. В 2017-м, согласно сообщению на сайте Госсовета КНР, диспансеризацию прошли 18,8 млн человек. При этом население всего региона – 21,8 млн человек. Власти уездов отчитываются, что «диспансеризация приходит к каждому жителю самых удаленных поселений на самых последних километрах». На массовое обследование в 2017 году было потрачено 1,5 млрд юаней.

Официально заявляется, что всеобщая диспансеризация проводится для раннего выявления и лечения заболеваний, повышения уровня здоровья населения и качества медицинских услуг в относительно бедном регионе, а также создания цифровых историй болезни населения. Цель, конечно, благородная. Но ведь Синьцзян не единственный относительно бедный регион Китая. Почему же «диспансеризация для всех» положена только жителям Синьцзяна?

Ответ на этот вопрос нашла организация Human Rights Watch. В декабре она опубликовала расследование, в котором сообщается, что во время бесплатных диспансеризаций у населения Синьцзяна собирают образцы ДНК, которые потом передаются правоохранительным органам. «Массовый сбор образцов ДНК – это само по себе серьезное нарушение прав человека. Еще хуже, что происходит это обманным путем под видом бесплатного медицинского обследования», – писала HRW.

В подтверждение своих опасений организация приводит документ: «Рабочие указания по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». Документ, по данным HRW, выпущен руководящей группой по системе регистрации настоящего имени, управлению и обслуживанию населения. HRW ссылается на сайт администрации города Аксу, где был опубликован полный текст этого документа (сейчас страница, на которую была дана ссылка, уже не существует, причем она даже не отображается в кеше поисковых систем).

Зато был найден другой документ: «План реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» (тоже находится в Синьцзяне), опубликованный на сайте администрации уезда. В нем говорится, что основная цель программы – собрать и проверить данные о реальном количестве населения региона, собрать фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки глаз, данные о группе крови и ДНК у всего населения в возрасте от 12 до 65 лет. А для представителей фокус-групп и их родственников возрастные ограничения отсутствуют.

Все данные должны быть собраны воедино и привязаны к номеру удостоверения личности человека, чтобы создать электронную базу данных всего населения. За сбор биометрических данных (фотографии, отпечатки пальцев, сканы радужной оболочки), согласно документу, отвечают правоохранительные органы на местах. За сбор образцов ДНК отвечают работники на местах Госкомитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР. Массовый сбор образцов ДНК должен производиться в ходе всеобщей ежегодной бесплатной диспансеризации, говорится в документе.

На своем сайте HRW дает неофициальный перевод на английский язык «Рабочих указаний по точной регистрации и проверке населения автономного района (СУАР)». И хотя оригинал документа найти не удалось, текст найденного «Плана реализации работы по точной регистрации и проверке населения уезда Инин» практически полностью совпадает с текстом, который дает HRW. Поэтому можно сделать предположение, что документ, найденный правозащитниками, просто был удален с официальных сайтов администраций и все следы в интернете тщательно зачищены после того, как вышла резонансная публикация HRW.

Биослежка

Конечно, ежегодная диспансеризация – дело добровольное. Однако власти развернули масштабную кампанию, убеждая население в необходимости этого мероприятия. Причем делают это на редкость настойчиво. На местном телевидении регулярно выходят сюжеты о счастливых жителях деревень, которые прошли обследование, не потратив на это ни юаня, и вовремя выявили опасные заболевания. Люди оперативно получили высокотехнологичную медицинскую помощь, и это спасло им жизнь. При этом регулярно приводятся слова Си Цзиньпина, которые он произнес на Национальном конгрессе гигиены и здоровья в 2016 году, что «без здоровья всего народа невозможно построение общества средней зажиточности».

Что делают на диспансеризации? Согласно «Плану реализации процедур диспансеризации населения», в программу входит общий осмотр, аускультация (прослушивание внутренних органов с помощью стетоскопа), общий анализ крови и анализ на глюкозу, анализ мочи, ЭКГ, ультразвуковая диагностика печени, почек, поджелудочной железы, рентгенография органов грудной клетки. При этом пациентам ничего не сообщается о заборах образцов ДНК.

Чем грозит для человека тайный сбор его биоматериалов? Дело в том, что образцы ДНК – это, по сути, конфиденциальные личные данные человека. Их сбор без личного согласия нарушает фундаментальное право человека на телесную неприкосновенность, охрану жизни и здоровья. Использование таких данных должно быть строго регламентировано. Иначе они могут быть использованы для тотальной слежки над людьми, причем на генетическом уровне.

В процессе жизнедеятельности человек неизбежно оставляет свои генетические следы: например, слюну на посуде, волосы на одежде и на мебели и т.д. Таким образом можно идентифицировать и отслеживать места пребывания человека, его круг общения. Это возможно, даже если человек, например, кардинально изменил свою внешность, поскольку генетический код остается одинаковым всю жизнь. Более того, можно выявлять, отслеживать и оказывать давление на родственников искомого человека.

Прецеденты в Китае были. В прошлом году полицейские рапортовали о поимке серийного убийцы, который изнасиловал и убил более 11 женщин. Его не могли поймать много лет. А теперь с помощью технологий анализа ДНК на убийцу вышли через его дядю, у которого произвели забор биоматериала.

В уезде Цяньвэй в провинции Сычуань медработники ходили по школам, собирая образцы ДНК у всех учащихся мужского пола. Зачем это делалось, стало понятно через некоторое время. Таким образом полиции удалось раскрыть убийство двух владельцев магазина девятилетней давности – на преступников вышли через их младших дальних родственников, которые учатся в школе.

Китай обладает самой крупной в мире базой ДНК. Руководитель Центра экспертизы вещественных доказательств Министерства общественной безопасности КНР Лю Шо в своей статье в специальном ведомственном журнале «Технологии криминалистики» писал, что на 2016 год в базе данных китайской полиции 54 млн профилей ДНК. Для сравнения: в США этот банк данных насчитывает всего 13 млн профилей.

В планах китайской полиции к 2020 году довести этот показатель до 100 млн профилей. Это значит, что каждый год должно собираться столько же биоматериала, сколько в США собиралось в течение более 20 лет. Полиция с воодушевлением смотрит на поставленную задачу. «Банк данных ДНК стал оружием точного поражения, которое применяет полиция в расследовании и раскрытии преступлений» (DNA)», – пишет Лю Шо. На эти цели уже потрачен не один миллиард юаней.

С другой стороны, для китайской полиции нет никаких юридических преград в этом деле, что дает ей существенное преимущество по сравнению с иностранными коллегами. В США, например, образцы ДНК в большинстве штатов могут собираться лишь у осужденных за тяжкие преступления людей. В некоторых штатах, правда, есть послабление: сбор биоматериалов можно осуществлять и у подследственных.

В Китае статья 130 Уголовно-процессуального кодекса гласит: «Для определения конкретных обстоятельств, характера повреждений или физического состояния жертвы или подозреваемого может быть проведено медицинское обследование, собраны отпечатки пальцев, кровь, моча и другие биологические материалы. Если подозреваемый отказывается от процедуры, следователи в случае необходимости могут настаивать на проведении принудительных процедур. Осмотр и забор биоматериалов должен проводиться лицами того же пола, что и подозреваемый». Других разъяснений по этому вопросу Уголовный кодекс не дает.

В 2011 году Главное государственное управление КНР по контролю качества, инспекции и карантину совместно с Государственным комитетом по стандартизации Китая опубликовали для обсуждения проект документа «Технологии информационной безопасности – инструкции по защите персональных данных», разработанный Министерством промышленности и информатизации КНР. В них говорится, что обработку персональных данных нельзя проводить без согласия лица, которому они принадлежат, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Документ не разъясняет, что это за случаи. Но в конце декабря 2017 года те же структуры выпустили «Технологии информационной безопасности – стандарты по защите персональных данных». Документ разработан Всекитайским техническим комитетом по стандартизации в сфере информационной безопасности и вступит в силу в мае 2018 года. В нем говорится, что собирать, использовать, передавать и обнародовать персональные данные, в том числе «деликатные» персональные данные, можно без согласия лица, которому они принадлежат, в случае, если эти действия напрямую связаны с государственной или общественной безопасностью, национальной обороной, общественным здравоохранением, важными общественными интересами, расследованием преступлений, вынесением приговора и его исполнением. Биологические материалы упоминаются в документе как «деликатные персональные данные», и данный пункт на них также распространяется.

Безусловно, иногда исследование образцов ДНК бывает необходимо для раскрытия преступлений. Однако практика показывает, что рутинный сбор и обработка биоматериалов не оправданы хотя бы по экономическим соображениям. Например, полиция Дацина (северо-восток КНР) собрала 340 тысяч образцов. Но это помогло раскрыть лишь 136 преступлений. По словам представителя полиции города, большинство преступлений совершается рецидивистами, поэтому собирать биоматериалы целесообразно лишь у определенной фокус-группы. Между тем власти Синьцзяна потратили более 60 млн юаней на закупку оборудования для обработки образцов ДНК. Зачем вкладываются такие деньги?

Любопытно, что программа бесплатной диспансеризации и, соответственно, массового сбора ДНК началась в 2016 году – именно тогда, когда на должность партийного секретаря Синьцзяна заступил Чэнь Цюаньго. Можно предположить, что Чэнь решил выстроить систему тотального контроля: физического, цифрового и даже генетического. Кстати, в фокус-группы, на которые не распространяются возрастные ограничения по сбору ДНК, входят мигранты, не имеющие прописки в Синьцзяне. Соединив материалы ДНК с другими большими данными, например с камер слежения или сканеров радужных оболочек, действительно можно создать всемогущее всевидящее око, которое знает подноготную каждого человека в городе.

Море данных

По свидетельствам очевидцев, жизнь в Синьцзяне сейчас напоминает пребывание на режимном объекте. Многочисленные отряды вооруженной полиции, КПП, похожие на блокпосты, поделенные на квадраты города, камеры слежения и сканеры. Конечно, большая масса радикально настроенного мусульманского населения Синьцзяна – серьезный источник нестабильности в стране. Это по-прежнему бедный регион с высоким уровнем безработицы.

Различные террористические организации, в том числе ИГ (запрещена в РФ), активно вербуют жителей Синьцзяна в свои ряды. Так что понять обеспокоенность властей можно. Но помогут ли решить проблему Синьцзяна сотни миллионов камер и сбор биоматериала у миллионов человек? Сможет ли система уследить за всеми? Не утонет ли полицейская машина в море big data?

Может быть, важен не сам тотальный контроль, а мысль, что Большой брат все время смотрит на тебя? Может, это и есть те самые моральные сдержки, которых, по мнению многих китайских исследователей, так не хватает современному обществу? По словам Софи Ричардсон, директора китайского отделения HRW, важно, чтобы люди знали, что они под постоянным контролем. Не важно при этом, смотрит на них полиция на самом деле или нет. Это будет подсознательное чувство, которое, конечно же, будет отражаться на их поведении и образе жизни.

Что будет с огромной исследовательской и производственной базой, когда система контроля полностью отстроится и наладится? Ценным опытом и знаниями можно поделиться. В Эквадоре уже спокойно. Китайская национальная импортно-экспортная корпорация электроники CEIEC распространила свою сеть на Лаос, Мьянму, Венесуэлу, Бразилию, Боливию, Перу. Кстати, единственное представительство компании в Европе находится в Москве.

Эквадор. Китай > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Медицина > camonitor.com, 9 февраля 2018 > № 2490795 Леонид Ковачич


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490553 Ли Хуэй

Начало нового Великого похода в новую эпоху, ведущего к «китайской мечте»

Поздравление посла КНР в России Ли Хуэя по случаю праздника весны

В преддверии праздника весны 2018 года я от лица всех сотрудников посольства Китая в России поздравляю народы двух стран с наступающим праздником и выражаю наши наилучшие пожелания!

Ушедший 2017 год имеет важное и глубокое значение для Компартии Китая, Китая и китайской нации. В этом году народы всей страны тесно сплотились вокруг ЦК КПК во главе с товарищем Си Цзиньпином, упорно и смело двигались вперед, преодолевая различные трудности, стремились идти к грандиозной цели осуществления великого возрождения китайской нации. В 2017-м успешно прошел XIX съезд КПК, на котором был определен величественный план решающей победы в деле полного построения среднезажиточного общества и всестороннего построения модернизованной социалистической державы. Это вызвало у всего общества небывалую активность и энтузиазм продвижения вперед.

В том же году мы успешно провели первый Форум на высоком уровне по международному сотрудничеству в рамках «Одного пояса и одного пути». Строительство «Одного пояса и одного пути» превращается из концепции в реальные действия, инициативы переводятся в плоскость реализации. Скорость и результаты этого процесса удивили весь мир. В 2017 году в городе Сямэнь удачно состоялась встреча лидеров стран БРИКС, которая открыла второе «золотое десятилетие» сотрудничества между странами БРИКС. Китайская инициатива указала направление и путь развития механизма БРИКС. В том году был запущен первый китайский грузовой космический корабль «Тяньчжоу-1» и впервые была осуществлена его заправка топливом на орбите. В 2017-м китайский народ торжественно отметил 90-летие образования НОАК и 20-ю годовщину возвращения Сянгана в лоно Родины. Эти важные события позволяют нам глубоко осознать, что наша великая Родина является нашей самой надежной опорой.

Вспоминая 2017 год, отметим, что китайско-российские отношения продолжают оставаться на высоком уровне. За год председатель КНР Си Цзиньпин и президент РФ Владимир Путин провели пять встреч, четко изложили основы китайско-российских отношений нового типа, определили коренное направление дальнейшего укрепления и развития китайско-российских отношений всестороннего и стратегического взаимодействия и партнерства. Премьеры двух стран обменялись визитами. Руководители законодательных учреждений Китая и России сохраняли институциональные контакты.

С высокой эффективностью действуют механизмы сотрудничества на уровне заместителя премьера в сферах инвестиций, энергических ресурсов, торговли и экономики, регионов и правоохранительной безопасности. Китай и Евразийская экономическая комиссия, по сути, завершили переговоры по соглашениям о торгово-экономическом сотрудничестве. Сотрудничество по сопряжению строительства «Одного пояса и одного пути» и Евразийского экономического союза добилось первоначальных результатов. В 2017 году торговое сотрудничество между Китаем и Россией развивалось вопреки преобладающим тенденциям. Непрерывно поступали новости об успехах сотрудничества между двумя странами по большим проектам. Объединенная компания «РУСАЛ» в Китае дважды выпустила облигации «панда-бонды».

Гуманитарные обмены и обмены между народами двух стран проводились по-разному. Мы торжественно отметили 20-летие образования Китайско-российского комитета дружбы, мира и развития и 60-ю годовщину создания Общества российско-китайской дружбы. В том же году плодотворно завершили свою работу Годы обменов между СМИ Китая и России. Открылся первый совместный китайско-российский университет — университет МГУ-ППИ в Шэньчжэне. Непрерывно идут гуманитарные обмены в разных областях между двумя странами.

2018-й — это первый год всестороннего претворения в жизнь духа XIX съезда КПК и 40-я годовщина проведения политики открытости и реформ. В этом году всесторонне и глубоко продвигается планирование 13-й пятилетки и развертывания дипломатии великой державы с китайской спецификой. В этом году Китай будет проводить четыре дипломатических мероприятия на своей территории, а именно: Азиатский форум в Боао, саммит Шанхайской организации сотрудничества, Форум сотрудничества Китай — Африка и первую Китайскую международную выставку импортных товаров и услуг. Эти мероприятия будут открывать новую страницу сотрудничества и обоюдного выигрыша между Китаем и разными странами мира.

2018-й — важный год для китайско-российских отношений продолжительного и углубленного развития. В этом году руководители нашей страны будут наносить визиты в Россию и принимать участие во многих важных мероприятиях в рамках двухсторонних и многосторонних механизмов. Мы также дадим старт Годам сотрудничества между регионами Китая и России, с тем чтобы продолжать хорошую традицию взаимного проведения годов национального уровня. Это будет в дальнейшем обогащать содержание китайско-российских отношений всестороннего и стратегического взаимодействия и партнерства, позволит ухватиться за новые возможности, использовать дивиденды и влить новую движущую силу в китайско-российские отношения.

В 2018 году дипломатия великой державы с китайской спецификой в новую эпоху более дальновидно, более откровенно и спокойно предложит китайский ум и программу всему миру и всему человечеству. Мы будем активно реализовать идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху и концепцию дипломатии великой державы с китайской спецификой, создавать благоприятную внешнюю среду, обеспечивать продолжительное сохранение китайско-российских отношений всестороннего и стратегического взаимодействия и партнерства на высоком уровне, для того чтобы плоды взаимовыгодного сотрудничества между Китаем и Россией в большей степени использовали две страны и их народы, предоставлять надежную гарантию осуществлению китайской мечты о великом возрождении китайской нации, вносить позитивный вклад в продолжительный мир и развитие всего мира.

Давайте совместно пожелаем Китаю и России дальнейшего процветания и могущества, а народам двух стран — большого счастья и крепкого здоровья!

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 9 февраля 2018 > № 2490553 Ли Хуэй


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2492378 Чжан Вэй

Когда всем хорошо – мир благополучен

Сегодня уровень казахстанско-китайских отношений самый высокий за всю их историю. На этом фоне Генеральное консульство КНР в Алматы усиливает свою работу в различных сферах, помогает в укреплении обменов между нашими странами, расширении двусторонних торгово-экономических контактов и производственного сотрудничества в промышленной, научно-технической и культурной сферах, создавая более совершенную атмосферу взаимовыгодных отношений. Это подчеркивал в интервью мой собеседник – генеральный консул г-н Чжан Вэй.

Серик Коржумбаев

-Господин Чжан Вэй, Казахстан и Китай – добрые соседи. Истоки дружбы наших народов уходят в далекое прошлое. Как вы оцениваете сегодняшнее стратегическое взаимодействие и партнерство?

– Я рад встрече с вами в преддверии Праздника Весны (Чуньцзе) – это традиционный Китайский Новый год по лунному календарю. Праздник Весны – это самый торжественный национальный праздник китайского народа. Согласно записям, китайцы отмечают Праздник Весны уже 4000 лет. Несмотря на непрерывную смену поколений и обогащение как материальной, так и духовной жизни, традиционные составляющие ценности Праздника Весны остаются неизменными – это объединение семьи, любовь, радость, загадывание желаний. Он также отмечается как государственный праздник в ряде стран и территорий, где проживает значительное количество китайцев, прежде всего, в странах Восточной Азии.

Пользуясь случаем, благодарю ваше издание и ваших читателей за эффективную работу. СМИ, как основной канал распространения информации, является главной платформой для взаимопонимания народов, укрепления дружбы, а также эффективным способом устранения недопониманий и сближения сердец народов. Желаю, чтобы китайско-казахстанские отношения вышли на новый уровень в новом году.

2017 год был знаменательным годом в истории развития китайско-казахстанских отношений. Мы отметили 25-летний юбилей установления дипломатических отношений между двумя странами, один за другим провели ряд мероприятий, в том числе, год туризма Китая в Казахстане, китайский кинофестиваль. Казахстанская сторона успешно провела 28-ю Всемирную зимнюю Универсиаду в Алматы, саммит ШОС и специализированную выставку ЭКСПО-2017 в Астане, китайская сторона активно откликнулась и поддержала эти мероприятия. Председатель Китая Си Цзиньпин прибыл в Казахстан для участия в саммите глав государств ШОС и провел плодотворную встречу с президентом РК Нурсултаном Назарбаевым, обсудив дальнейшее развитие двусторонних отношений.

В минувшем году непрерывно углублялось сотрудничество Китая и Казахстана в области экономики, образования, культуры, науки, туризма и безопасности. Наше сотрудничество продолжает демонстрировать свои результаты, принося ощутимые выгоды народам обеих стран. Согласно данным китайской стороны, с января по декабрь 2017 года объем торговли между Китаем и Казахстаном составил 18 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 37,4%. Объем экспорта из Китая в Казахстан – 11,64 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 40,4%, объем импорта из Казахстана в Китай 6,36 млрд долларов США, по сравнению с тем же периодом прошлого года вырос на 32,3%.

Я уверен, что благодаря личной заботе лидеров обеих стран и совместным усилиям всех друзей из различных кругов общественности китайско-казахстанское деловое сотрудничество в разных сферах продолжит тенденцию ускоренного развития и покажет более весомые результаты.

– Что в фокусе деятельности Генерального консула и вашей команды?

– Как вы знаете, консульский округ Генконсульства КНР в Алматы, включающий в себя четыре области и один город (Алматы, Алматинская, Восточно-Казахстанская, Южно-Казахстанская и Жамбыльская области), является первой остановкой и передовой линией китайско-казахстанского делового сотрудничества и гуманитарного обмена, представляя особое значение для взаимоотношений между нашими странами. В списке сотрудничества в области индустриализации – 51 крупный проект с общими инвестициями свыше 2 млрд долларов США. Более половины проектов находится именно на территории консульского округа, общая стоимость которых превышает 10 миллиардов долларов США. Проекты – в сферах энергоресурсов, телекоммуникаций, пищевой и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, машиностроения, сборки автомобилей, сельского хозяйства, химической промышленности, строительных материалов, металлургии, горнодобывающей промышленности. В настоящее время на территории консульского округа функционируют около 1000 предприятий и учреждений с участием китайского капитала. Некоторые проекты стали образцами китайско-казахстанского делового сотрудничества. Всем известный проект китайско-казахстанского нефтегазового трубопровода, протяженность которого в Казахстане составляет 7600 километров, обеспечил более 8000 стабильных и высокооплачиваемых рабочих мест. В минувшем году в общей сложности было транспортировано 44 млрд кубометров газа и 12,3 млн тонн нефти, налоговые поступления в бюджет РК составили 160 млн. долларов США, было пожертвовано более 500 тыс. долларов США различным благотворительным организациям, что внесло большой вклад в экономическое и социальное развитие Казахстана.

Не так давно энергетические ведомства обеих стран достигли договоренности о том, что Казахстан увеличит экспорт природного газа в Китай с нынешних 5 миллиардов кубометров до 10 миллиардов кубометров в год, что продвинуло на новый этап энергетическое сотрудничество между двумя странами. Ряд крупных проектов, представленных Актокайским ГОКом, заводом по выпуску стальных труб большого диаметра в городе Алматы, был поочередно введен в эксплуатацию. Хочу особо отметить, что Актокайский ГОК, расположенный в Восточно-Казахстанской области, по словам президента РК Нурсултана Назарбаева, считается «великим проектом» в силу скорости и качества его строительства, а также репутации и социального вклада китайской компании, что позволило этому проекту стать образцом китайско-казахстанского делового сотрудничества.

По мере углубления состыковки стратегии развития обеих стран ускорилось строительство международного центра приграничного сотрудничества «Хоргос». На полностью закрытой территории общей площадью 5,28 кв. километра граждане Китая и Казахстана и третьих стран могут осуществлять личные деловые переговоры и торговлю товарами при наличии паспортов или документов разрешения на въезд-выезд. Количество посетителей центра в прошлом году достигло 5,55 млн человек, что на 11% больше, чем в 2016 году, более 100 тыс. автомобилей отправлялись в сам центр и из него. Уникальное удобство в географическом расположении, специальная и особая политика центра стали платформой для инновационного сотрудничества между двумя сторонами. Грузоперевозки из города Ляньюньган до Европы через территорию Казахстана значительно раскрыли уникальный потенциал транспортных перевозок Казахстана. Электроника, автозапчасти, оборудование, обувь и головные уборы, мебель и другие товары из Китая сухопутным путем непрерывно направляются в Казахстан, Центральную Азию и Европу. А из Казахстана в Китай начинает поставляться казахстанская мука, соевые бобы, масло, мясо и другие высококачественные сельскохозяйственные продукты. Также через территорию Китая они попадают и на рынок Юго-Восточной Азии. Согласно статистическим данным, за прошлый год по маршрутам грузовых перевозок Китай-Европа общее число составов составило 3 271, что превысило показатели предыдущих лет. После полного завершения строительства транспортного коридора «Западная Европа-Западный Китай», соединяющего Евразийский континент, объем грузоперевозок через Хоргос будет увеличен с 1 млн тонн до 3,5 млн тонн, и время доставки груза сократится с 45 дней до 10 дней. Это принесет экономическую выгоду в размере 460 млн долларов США в год, будет создано 50 тыс. рабочих мест для местных жителей, это значительно повысит уровень взаимовыгодного сотрудничества между регионами.

– Что вы можете сказать о гуманитарных обменах, которые становятся важной составной частью двустороннего сотрудничества?

– В минувшем году наблюдались активные обмен и сотрудничество между двумя странами в области культуры, образования, науки, техники и искусства. По инициативе Генконсульства мы сами или совместно с заинтересованными культурными учреждениями Китая провели ряд культурно-просветительских мероприятий, таких как «Веселый Праздник Весны», китайский день культуры, китайский кинофестиваль, китайская образовательная выставка, лекция о китайской культуре, фотовыставка «Новый облик и достижения Великого шелкового пути», мероприятие под названием «Знакомство с Китаем», год туризма Китая в Казахстане и прочие. Прибывшие делегации из китайских провинций и регионов поочередно организовывали туристические презентации и форумы. Эти мероприятия вызвали большой интерес у казахстанцев, что поднимает китайско-казахстанское гуманитарное сотрудничество на качественно новый уровень. Мы придаем большое значение активной роли молодежи в содействии углублению традиционной дружбы между двумя народами. Генконсульство организовывало ряд мероприятий в вузах с участием китайских предприятий – «знакомство с китайскими компаниями», «мост китайского языка» и провело дружеский прием для студентов в честь Нового года. Мы также организовали поездку представителей лучших студентов в Китай для обмена опытом, оказали содействие в финансировании казахстанских детских соревнований по настольному теннису «Пинг-понг-Принцесса», что позволило еще более сблизить молодое поколение Китая и Казахстана, укрепить фундамент дружбы между двумя странами. Генконсульство круглый год тесно сотрудничает со многими вузами и научно-исследовательскими учреждениями, регулярно в разном формате проводит научные семинары, круглый стол, конференции, содействует в установлении научных контактов между высшими учебными заведениями двух стран, обеспечивает ценным опытом заимствования. Мы оказываем поддержку в организации посещения Китая сотрудников музеев, библиотек, находящихся на территории консульского округа, и представителей СМИ с целью взаимообмена и исследования. Вслед за ростом популярности китайского языка в Казахстане, в Алматы был открыт второй Институт Конфуция. Отмечу, что в 126 странах и регионах функционируют 475 китайских Институтов Конфуция. В Казахстане Институты Конфуция созданы при КазНУ им.аль-Фараби (Алматы), КазУМОиМЯ (Алматы), ЕНУ им.Л.Н.Гумилева (Астана), Актюбинском государственном пединституте (Актобе) и КарГТУ (Караганда).

Генконсульство активно помогает образовательным учреждениям, которые уже ввели программы по изучению китайского языка и китаеведения, усиливая преподавательский состав, внедряя высококачественные учебные материалы и расширяя количество стипендий для иностранных студентов, изучающих китайский язык. Молодежь – это поколение, обладающее энергией, настойчивостью, мечтами и энтузиазмом. Они являются надеждой и будущим государства. Лидеры Китая и Казахстана уделяют большое внимание развитию молодого поколения. Как сказал председатель КНР Си Цзиньпин: «Если молодежь растет и развивается, то и государство будет процветающим, если молодежь наливается силой, то и государство станет могучим. Если у молодого поколения есть высокие идеалы и большие умения, если оно смело возлагает на себя ответственность, то страну ожидает светлое будущее, а нацию – прекрасные перспективы». Президент РК Нурсултан Назарбаев также высоко оценивает активную роль молодежи в развитии государства, считает, что независимое мышление молодежи поведет страну к новым целям, кажущимся сегодня далекими и недосягаемыми. В настоящее время китайско-казахстанские отношения находятся на высочайшем уровне истории, что предоставило молодежи широкую платформу для проявления своих талантов и способностей. Надеюсь, молодежь запомнит ожидания и высказывания лидеров двух стран, оправдает надежды Отечества и родителей, учится понимать друг друга, всесторонне и объективно анализирует и оценивает страну и друг друга, укрепляет дружеские отношения и внесет достойный вклад в содействие традициной дружбе и сотрудничеству между двумя странами. Генконсульство всегда готово оказать необходимую поддержку и создать условия для этого.

В прошлом году в Алматы был начаты съемки первого совместного фильма Китая и Казахстана «Композитор», что явилось первым практическим сотрудничеством между киностудиями двух стран. Над созданием картины работает «Казахфильм» совместно с китайскими компаниями – Shineworks Pictures и China film coproduction corporation. В основу фильма легла судьба автора более пятисот лирических и массовых песен, музыки к кинофильмам Си Синхая. Фильм о судьбе великого китайского композитора Си Синхая расскажет и о его жизни и творческих годах в нашей стране в годы Второй мировой войны – тяжелого испытания, выпавшего на судьбу наших народов. Также крайне для нас важно и приятно, что это будет и фильм о дружбе двух выдающихся современников – Си Синхая и вашего композитора Бахытжана Байкадамова.

– Какое наиболее значимое событие произошло в прошлом году в Китае?

– Конечно, это XIX Съезд Коммунистической партии Китая, на котором утвердили идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новой эпохе, поставили целью создание модернизированной социалистической державы до середины этого столетия и определили ключевые моменты последующей работы и ее приоритетные направления, а также изложили основные концепции развития и внешнеполитический курс Китая. К примеру, Китай будет неизменно проводить независимую, самостоятельную, мирную внешнюю политику, активно стимулировать формирование нового типа международных отношений, основанных на взаимном уважении, равенстве и справедливости, сотрудничестве и всеобщем выигрыше, поддержание развития концепций совместного консультирования, совместного строительства и совместного использования, продвижение строительства «Одного пояса, одного пути», углублять взаимовыгодное сотрудничество со всеми странами. Хочу подчеркнуть, что Китай не будет претендовать на гегемонию, не будет навязывать свою волю никому, ни в коем случае не будет жертвовать интересами других стран ради собственного развития. Неизменной приоритетной политикой Китая является укрепление добрососедских отношений и взаимовыгодного сотрудничества с сопредельными странами. Являясь страной, в которой проживает 1/6 часть населения Земного шара, Китай сохраняет стабильность и позволяет людям жить и работать в мирной обстановке, считаю, что это является весомым вкладом в дело всего мира. Процветание Китая несет миру не угрозу, а возможности и шансы для развития. Есть несколько причин того, что некоторые люди испытывают беспокойство и даже озабоченность. Во-первых, отсутствие объективного всестороннего понимания и рационального анализа. Во-вторых, введение в сильное идеологическое заблуждение от тех сил или группировок, которые не желают развития и процветания Китая, даже не желают хороших отношений между Китаем и Казахстаном.

Под руководством Центрального Комитета во главе с генеральным секретарем Си Цзиньпином в прошедшем году в Китае достигнуты новые результаты. Китай сохранил средневысокие темпы роста, ВВП вырос на 6,9% по сравнению с предыдущим годом и составил более 12 триллионов долларов США, что составляет 15% мировой экономики, и валютный резерв превышает 3 трлн долларов США. Надеясь только на свои возможности, Китай придерживается пути реформирования и инноваций со своей спецификой и постоянно ускоряет реструктуризацию и модернизацию своей экономики, одновременно с этим устойчиво растет качество и эффективность. Квантовая связь, аэрокосмическая и авиационная техника, глубоководная разведка, биомедицина и искусственный интеллект и другие новые технологии получают непрерывное развитие. Долевая и цифровая экономика показывает большой скачок в развитии, их масштаб непрерывно растет, что коренным образом изменило способ потребления и модель бизнеса в Китае. 2017 год также стал годом продолжения усовершенствования обеспечения благосостояния народа – в поселках и городах количество трудоустроенного населения превысило 13 млн человек, реальный доход жителей на душу населения увеличился на 7,3% по сравнению с 2016 годом. Количество выездов за границу достигло 129 млн человеко-раз. Доход в культурных и смежных областях вырос на 10%. Усовершенствовано всеобщее медицинское страхование. У народа все больше возрастает чувство благополучия и удовлетворения.

– Господин Чжан Вэй, как вы оцениваете перспективы китайско-казахстанского сотрудничества в сфере туризма?

– Туристическое сотрудничество, как важная часть гуманитарного сотрудничества, является одним из самых эффективных способов сближения сердец народов двух стран. Развитие туризма также придает импульс развитию бизнеса в сфере смежных отраслей производства и способствует экономическому росту. Китайско-казахстанское туристическое сотрудничество началось относительно поздно, сравнивая с другими мировыми известными туристическими местами, но развивается динамично. В связи с увеличением интереса народов обеих стран друг к другу, потенциал сотрудничества в этой сфере достаточно велик. В июле 2016 года первая туристическая группа прибыла из Китая на территорию Казахстана. В прошлом году мы совместно отметили год туризма Китая в Казахстане, что открыло новую страницу туристического сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Во время ЭКСПО-2017 в Астане китайские делегации из более 20 провинций и городов Китая прибыли в Казахстан для проведения туристических презентаций и достигли ряда договоренностей. Казахстан постепенно становится более известным и интересным для китайцев.

Китай и Казахстан – это древние цивилизации с уникальными природными пейзажами и богатым культурным наследием, которые заложили хороший фундамент для совместного сотрудничества в сфере туризма. Но этого далеко недостаточно. Нам еще надо постараться, чтобы улучшить туристическую инфраструктуру, предоставить больше услуг, разработать уникальные туры и маршруты и внедрить меры по упрощению передвижения потока туристов. Именно таким образом сотрудничество между двумя странами будет эффективным и впечатляющим. В последние годы все больше китайцев предпочитают выезжать за границу на отдых. В последующие пять лет число китайских туристов достигнет примерно 700 миллионов. Безусловно, это принесет большие возможности для развития соответствующих отраслей во многих странах. Казахстан, являясь соседом Китая, извлечет из этого пользу, я бы сказал, в первую очередь.

Хочу отметить, что китайская сторона приложила немало усилий для продвижения китайско-казахстанского сотрудничества в сфере туризма. С целью продвижения совместного туристического сотрудничества мы открыли первое в Средней Азии представительство туризма в прошлом году, которое находится в городе Астане, а в Пекине открылся центр визовой поддержки Казахстана. На данный момент компетентные ведомства обеих сторон могут попытаться разрабатывать такие туристические маршруты и проекты, как приграничные туры, экотуры, фолк-туры, катание на лыжах, чтобы создать все необходимые условия для углубления туристического сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Я в этом нисколько не сомневаюсь.

– В этом году пятилетняя годовщина выдвижения инициативы «Один пояс, один путь». Что в этом направлении предполагает делать Генеральное консульство?

– Мы будем организовывать научно-исследовательские мероприятия и крупномасштабные праздничные приемы и концерты в честь этих событий. Также приглашать представителей СМИ и научных экспертов посещать китайско-казахстанские предприятия. Кроме того, мы будем продолжать содействовать деловому сотрудничеству на региональном уровне, ускорять процесс реализации проектов индустриально-инвестиционного сотрудничества, находящихся на территории консульского округа, чтобы народы двух стран побольше ощутили реальную выгоду. Мы также будем тесно сотрудничать с образовательными, научными и культурными учреждениями, проводить большую культурно-гуманитарную деятельность.

Хочу особо отметить, что Китай всегда рассматривает Казахстан как важного и надежного партнера во всестороннем стратегическом сотрудничестве, искренне развивает сотрудничество с Казахстаном во всех областях. Практика доказала, что Китай и Казахстан опережают многие страны в процессе совместного строительства Шелкового пути. В настоящее время углубляется состыковка стратегий развития двух стран. Нашим странам требуется еще более тесное взаимодействие в упрощении процесса передвижения людей и рабочих процедур, создании условий для более справедливого, прозрачного правового регулирования, укреплении защиты инвестиций. Создание сообщества единой судьбы отвечает коренным интересам народов Китая и Казахстана.

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 8 февраля 2018 > № 2492378 Чжан Вэй


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481664 Алексей Бирюков

Новая реальность формирующегося многополярного миропорядка: научно-технологическое сотрудничество России и Китая

Алексей Бирюков, Ведущий эксперт Центра международной информационной безопасности и научно-технологической политики МГИМО МИД России

Автор выражает признательность студентам первого курса магистратуры «Россия и Китай: экономические и политические тренды в Евразии» (староста группы А.Капустин) факультета международных экономических отношений МГИМО, которым он преподавал курс «Международные научно-технологические отношения БРИКС» и которые являются соавторами статьи // [email protected]

В октябре прошедшего года в Китае и России произошли знаковые, хотя и не сопоставимые по масштабу события - XIX съезд КПК и заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай». Объединяет эти события обращение руководства стран к научно-технологическому прогрессу как мощнейшему фактору национального развития и международной политики этих великих держав.

Конечно, акцент В.В.Путина и Си Цзиньпина на нынешнем витке НТП является продолжением последовательной политики, которая проводится не первый год. Однако то, что он был сделан в Москве и Пекине практически одновременно в условиях перехода к многополярному миру, впечатляет.

Напомним, что, выступая на съезде, лидер Китая подчеркнул, что Китай ставит задачу превратиться в глобального лидера в области инноваций в течение 15 лет до 2035 года, а к середине 
XXI века быть первым с точки зрения комплексной мощи и международного влияния1

Обращает на себя внимание, что китайцы формулируют цели лидерства и мощи в контексте последовательного движения к ним. А это движение предполагает быстрый рост и инклюзивное развитие, включая повышение функциональности структуры экономики и активизацию финансовых, образовательных и технологических драйверов. В Пекине понимают важность совершенствования рыночных механизмов в сочетании с государственной поддержкой динамично развивающегося бизнеса, независимо от его размера, создания регуляторов макроуровня, основанных на здравом смысле. Только таким образом Си Цзиньпин с товарищами  мыслят укрепление инновационного потенциала страны и повышение уровня конкурентоспособности ее экономики.

В Китае высоко ставят приоритет развития реальной экономики, постоянно повышая ее качество и эффективность. Это означает, что страна должна ускоренными темпами развивать передовую обрабатывающую промышленность, опираться на интеграцию Интернета, Больших данных, искусственного интеллекта с реальным производством, стимулируя освоение новых сфер и факторов развития, где ведущая роль отдается производственным инновациям на основе «зеленых» и низко- углеродных технологий. Одновременно создаются условия для роста «экономики совместного потребления», вносится вклад в укрепление международных технологических цепочек и подготовку адекватных кадров, востребованных в эпоху глобальной информационной революции. При этом китайцы, демонстрируя выдающиеся результаты в цифровой экономике, поддерживают традиционную экономику полного цикла, ориентированную на производство «простых вещей», повышая стандарты выпускаемой продукции, добиваясь конкурентоспособности собственных товаров на глобальном рынке.

В отчетном докладе целый раздел был посвящен тому, как превратить Китай в страну, в которой господствуют инновации. В этой связи основной акцент делается на важности передовых рубежей науки и технологий, «прорывных фундаментальных исследованиях, достижениях прикладной науки направляющего характера и оригинальных инновациях». При этом акцентируется внимание на таких областях, которые развивают инженерную мысль, усиливают позиции в космическом пространстве и на информационно-кибернетическом поле, в энергетике и на транспорте, содействуют строительству «цифрового Китая» и общества знаний.

В рамках инновационного развития китайцы ставят задачи повышения качества управления научно-техническим прогрессом и коммерциализации научных и технологических достижений, синергии экономики, науки и высшей школы, культивирования инновационной культуры, охраны интеллектуальной собственности, воспитания ученых и преподавателей мирового уровня, а также подготовки молодых специалистов и команд, имеющих опыт успешной реализации инновационных проектов.

Наконец, съезд подчеркнул роль образования в деле возрождения величия Китая. Ведь без подготовленных грамотных кадров невозможно реализовать опору на НТП. Образование рассматривается китайцами в качестве фундаментального фактора инклюзивного развития. Данным общественным благом могли бы воспользоваться все граждане государства, стремящиеся получить образование, которое, в свою очередь, является мощнейшим социальным лифтом, позволяющим найти и укрепить адекватное место каждого в построении общества, основанного на знаниях и инновациях.

Все перечисленное обусловливает новую эпоху в развитии социализма с китайской спецификой и создает условия претворения в жизнь китайской мечты.

Идеи опоры на науку, образование и технологии развиваются в современном Китае не первое десятилетие, однако на этом пути имеются своеобразные вехи. Пожалуй, базовым событием явилось проходившее в Пекине в 1996 году Всекитайское совещание по вопросам развития науки и техники, которое китайские эксперты по значимости приравнивают к провозглашению Китайской Народной Республики. На этом совещании в контексте стратегии развития на основе реформы и открытости был утвержден новый курс. Он предлагал «рассматривать образование в качестве основы всего дела, ставить науку, технику и образование во главу угла экономического и социального развития, а также перевести экономическое строительство на рельсы опоры на научно-технический прогресс и повышение комплексного качества людей»2.

Через десять лет, в 2006 году, состоялась Всекитайская конференция по науке и технологиям, которая подвела итоги реализации упомянутых стратегии и курса и внесла в них коррективы, которые предполагали снижение зависимости от иностранных технологий, повышение затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, а также увеличение вклада наукоемких производств в экономическое развитие3.  В этой связи на XVII съезде КПК в 2007 году были поставлены задачи обеспечения уровня «средней зажиточности» и перехода к эндогенному инновационному развитию4.  Это означало повышение качества открытости, с одной стороны, чтобы получать максимальную пользу из-за границы с учетом национальных интересов. Но, с другой стороны, был сделан вывод, что в процессы глобализации необходимо включаться на основе собственных идей и разработок, выращивать национальных лидеров на приоритетных направлениях, менять сложившийся потребительский стиль взаимоотношений с зарубежными университетами, научными центрами и транснациональными корпорациями.

В последующие пять лет решения этого съезда подкреплялись адекватным законодательством, соответствующей институциональной средой и благоприятным инвестиционным климатом. В Китае занялись созданием национальной инновационной системы (НИС). В 2006 году была принята концепция НИС, утвержденная Государственным советом. Однако после этого продолжалось постоянное совершенствование инновационной системы с привлечением ОЭСР, которая к тому времени разработала универсальную модель и по просьбе китайских властей адаптировала ее к реалиям Китая, строившего социализм с китайской спецификой5.  

Рис. 1

Национальная инновационная система (НИС)

Анализ этого рисунка позволяет утверждать, что в соответствии с моделью ОЭСР в ее центре располагается бизнес, ориентированный на получение прибыли с помощью инноваций. Он погружен в среду, формируемую развитой наукой, целостной системой образования и грамотной политикой государства, стимулирующей инновационный процесс6Совершенствуя структуру национальной инновационной системы, Китай уделил повышенное внимание социальной ответственности бизнеса, а также росту количества и повышению качества инженерно-технического персонала, ученых и преподавателей. Причем это происходит в контексте улучшения управления в области исследований и инноваций, повышения культуры участников инновационного процесса, обеспечения независимой оценки результатов инновационного развития. Основная модель национального инновационного процесса КНР заключается в том, чтобы шаг за шагом перейти от стадии имитации к стадии, основанной на национальных нововведениях7.

В 2012 году состоялся XVIII съезд КПК, на котором c отчетным докладом выступал Ху Цзиньтао. Съезд акцентировал внимание на важности наращивания новых движущих сил развития, индустриализации нового типа, стимулировании научно-технических инноваций в качестве стратегической опоры. При углублении реформы ставка делалась на совершенствование деятельности НИС, стимулирование тесной смычки науки и техники с экономикой, а также усиление эндогенных элементов в сочетании глобального и локального в технологическом 
прогрессе8

На XVIII съезде КПК возглавила команда во главе с Си Цзиньпином, которая не только продолжила начинания Ху Цзиньтао и его коллег, но и внесла вклад в осмысление и осуществление развития современного Китая на научной основе.  

Анализ пятилетия между XVIII и XIX съездами указывает на ряд достижений КНР с точки зрения инклюзивного развития на базе НТП. В первую очередь обращает на себя внимание акцент на контексте, в котором происходит стремительное движение страны по пути научно-технического прогресса. Это предполагает опору власти на серьезные разработки модели национального развития, над которыми постоянно работает общественная наука. В этой связи опора на инновации становится важным звеном в цепи, без которого просто невозможно реализовать потенциал, основанный на знаниях и инновациях. Учет национальной специфики китайцы успешно сочетают с инклюзивной конвергенцией, которая сплачивает сильные стороны рыночной и плановой экономики на базе государственно-частного партнерства.

В Китае сформировали национальную систему трансфера технологий, в которую вошли научно-исследовательские институты, университеты, частные компании и государственные учреждения, занимающиеся таким трансфером. В контексте этой системы функционировали механизмы предоставления информации, обмена правами собственности, предоставления льготных кредитов и других способов поддержки инновационного бизнеса на первоначальном этапе, включая специальное страхование. В конечном итоге в Китае начал функционировать Национальный фонд трансфера технологий и коммерциализации размером больше 17 млрд. юаней, который стимулировал патентование, охрану интеллектуальной собственности и поддерживал развитие инновационного бизнеса9

Посмотрим на структуру финансирования позиции «научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы» (НИОКР) в Китае и России.

Рис. 2

Источники финансирования НИОКР в Китае и России10

Как видно на рисунке, в Китае и России источники финансирования разнятся. Если в Китае господствует «тянущая модель», когда основным потребителем и движущей силой НИОКР выступает бизнес, являющийся основным источником инновационного развития, то в России львиная доля финансирования НИОКР приходится на государство, что является однозначным признаком «толкающей модели». Это означает, что китайцы восприняли подтвердившую собственную эффективность модель, усовершенствовав ее. Эксперты отмечают, что КНР активно покупает зарубежные активы и инвестирует научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы на поздней стадии, становясь совладельцем интеллектуальной собственности. Такая тактика позволяет занять лидирующие позиции на инновационном рынке, постепенно вытесняя конкурентов.

Вместе с тем Китай в последние годы очень энергично разрушает интеллектуально-правовую асимметрию, которая сложилась в современном мире между авангардными развитыми и догоняющими развивающимися странами. Согласно данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, Китай обогнал США по числу заявок на приобретение патента еще 
в 2012 году (473 489 - в США против 561 408 - в Китае), причем в доле США значительно выше доля заявок на приобретение патента из-за рубежа (Германия, Россия, Великобритания). По торговым маркам это произошло еще в 2009 году (640 433 - у США против 798 678 - у Китая).

Что касается промышленных образцов, то КНР обошла США по этому направлению еще в 90-х годах прошлого столетия. Вместе с тем США по-прежнему удерживают пальму первенства по общему числу заявок на патенты и торговые марки. А по промышленным образцам отрыв у Китая почти пятикратный: 5032 655 - против 1081 898 (465,2% от уровня США)11 . Это происходит на фоне прежнего «топтания на месте» других догоняющих стран в аспекте патентования оригинальных идей, овеществленных в инновациях.

Рис. 3

Таблица заявок на патенты десяти ведущих стран 
по состоянию на 2015 год12

Думается, что полезно в этой связи подчеркнуть не только комплексный характер подхода к делу, культивируемый в Китае, но и последовательность его шагов. Приоритет отдается индустриализации, переносу на национальную почву промышленных активов из-за рубежа и глобальному технологическому трансферу, чему способствовало создание в стране около 500 международных инновационных парков, площадок для проведения совместных исследований и центров трансфера технологий. Затем усилия сосредоточиваются на инновационных аспектах эндогенного развития, включая налаживание национальных систем коммерциализации инноваций и трансфера технологий. По мере роста финансовой мощи акцентируется приобретение зарубежных промышленных и технологических активов, а также интеллектуальной собственности. Одновременно адекватное внимание уделяется модернизации финансовой и образовательной системы, гуманитарным аспектам развития и ее духовным основам13.

Мерная поступь в указанных областях в конечном итоге ведет Китай от «мировой фабрики» к «глобальной лаборатории», которая лежит в основе строительства «модернизированной экономической системы инновационного типа».

Из достижений Китая последних пяти лет, как представляется, следовало бы отметить серьезные научные и инновационные результаты, которые охватывают следующие области:

- искусственный интеллект,

- наноиндустрия,

- геном человека,

- квантовая связь,

- робототехника,

- новая энергетика,

- скоростной транспорт,

- исследование и использование космоса,

- дистанционные услуги.

Когда осознаешь смысл этих достижений, все отчетливее понимаешь, что нация, которая этого добилась, едина в стремлении реализовать «китайскую мечту», что политическая элита и бизнес консолидированы и нацелены на развитие Китая, а вопрос патриотической ориентации является сам собой разумеющимся, что общество пронизывает пассионарность и над страной витает «дух Гагарина». 

Выступая на заседании Валдайского форума 19 октября, Президент Путин подчеркнул, что «научно-технологический фактор приобретает универсальное политическое значение»14. Это заявление также находится в контексте последовательной политики России, нацеленной на усиление научно-технологической мощи страны и построение национального информационного общества.

На этом пути также присутствуют знаковые события, которые, однако, концентрируются в основном на периоде второго десятилетия текущего века. Ведь в «лихие 90-е годы» прошлого века Россия испытала тяготы спада и деградации, масштабы которых сопоставимы с годами Смутного времени.

Что касается первого десятилетия текущего века, то оно отмечено стремлением общества и государства идентифицировать национальные интересы, сформулировать цели движения вперед за пределами сырьевой и интеллектуальной зависимости, построить национальную инновационную систему.

В первые пять лет благоприятная конъюнктура на рынке углеводородов содействовала росту ВВП и федерального бюджета, а также доходов граждан. В этой связи укреплялась линия на сырьевое развитие, что практически не способствовало культивированию традиционно сильных сторон СССР, ориентированного в значительной степени на научно-технический прогресс, что обусловило прорывы в области промышленности, науки и образования.  

Однако во второй пятилетке ситуация стала меняться. Рост доходов создавал условия для того, чтобы обратить самое серьезное влияние на перспективу инновационного прорыва. Идеи, связанные с опорой на НТП, все в большей степени «овладевали массами».

Особый энтузиазм вызвал «план Путина», который он представил 8 февраля 2008 года на расширенном заседании Госсовета «О стратегии развития России до 2020 года». В этом плане было со всей очевидностью заявлено, что сырьевая модель ведет к отставанию и зависимости. «Единственной реальной альтернативой… является стратегия инновационного развития страны, опирающаяся… на реализацию человеческого капитала». В этой связи акцент был сделан на «развитии человека», что квалифицировалось в качестве «абсолютного национального приоритета»15

Через короткое время еще до избрания на пост президента Д.А.Медведев провозгласил концепцию четырех «И», которая предполагала расширение инвестиций в человеческий капитал, реализацию программы инфраструктуры России, формирование основ национальной инновационной системы и развитие институтов, связанных с привлекательностью России для жизни и творческой деятельности16.  «Концепция Медведева» была воспринята как логическое продолжение «плана Путина». Однако реализация курса требовала конкретных административных и рыночных механизмов и комплексного отношения к делу, чтобы организовать инновационный рывок и наладить стабильное экономическое развитие на базе знаний, технологий и инноваций.  

С 2008 по 2012 год в России реализовывался первый этап инновационной стратегии, связанный с накоплением потенциала для организации прорыва на основе конкурентных преимуществ и институциональных перемен, включая создание институтов развития, а также формированием научно-технологических предпосылок для перехода к следующему этапу. В 2011 году утверждены приоритетные направления развития науки, технологий и техники и перечень критических технологий РФ.

Новые общественные надежды на строительство современной модернизированной России придало вторичное избрание Президентом России В.В.Путина. Движение в направлении инновационных перспектив приобрело новый мощный импульс, вступив во второй этап реализации «плана Путина», положившего начало инновационной стратегии. В 2012 году активизировалась работа Совета при президенте по модернизации экономики и инновационному развитию России, а также Совета при президенте по науке и образованию. В 2013 году создана Межведомственная комиссия по технологическому прогнозированию.

Инновационная стратегия была конкретизирована с учетом экономического, социального, политического, технологического и культурного контекста, вокруг которого развернулась широкая общественная дискуссия. Ее итогом стала целая череда концепций и законодательных актов, в которых была рассмотрена с разных сторон проблематика опоры на научно-технический прогресс и глобальную информационную революцию.

Одновременно в стране реализовывались проекты, которые вытекают из полного понимания сути вопроса и его перспектив. Речь, в частности, идет о создании нового поколения атомных ледоколов и безопасных атомных электростанций на быстрых нейтронах, в которых северная евразийская держава особенно нуждается. В Дубне строится российский коллайдер NICА, международный проект физики высоких энергий, который относится к достоянию человечества. На вооружение принимаются новые поколения оружия, необходимого для защиты суверенитета и богатств России. Вместе с тем большие вызовы диктуют нам необходимость комплексного осмысления, тщательной подготовки и реализации стремительного инновационного прорыва.    

В рамках статьи можно было бы обратить внимание на два официальных документа, в которых в виде закона сформулировано понимание целей, механизмов и инструментов их достижения. Речь идет о Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации от 19 сентября 2017 года и Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы от 9 мая 2017 года.

Принятие этих документов является своеобразной вехой на пути инновационного развития.

В принятой национальной программе научно-технологического развития представлены стоящие перед государством большие вызовы как совокупность проблем, угроз и возможностей, приоритетные направления научно-технологического прогресса, а также независимость и конкурентоспособность этого процесса17.

Стратегия являет собой своеобразный план, который включает формирование современной системы управления в области науки, технологий и инноваций, культивирование эффективной коммуникации науки и бизнеса с целью повышения восприимчивости последнего к инновациям. В целом стратегия предполагает умную реорганизацию системы научных организаций, чтобы по аналогии с Китаем вносить перемены в эту систему в течение примерно восьми лет в зависимости от решения новых важных конкретных задач.

Важно знать инфраструктуру исследований, чтобы составить максимально полный ландшафт российской науки для принятия оптимальных решений с точки зрения ее потенциала.

Стратегия принималась на фоне реформы науки, которая развивалась достаточно сложно и предполагала мониторинг результативности способами экономического анализа. Однако реформирование, при котором присутствует административное вмешательство в труд ученого и слабо учитывается мнение исследователей, вызывает турбулентность в научных кругах. И только после избрания нового президента РАН в 2017 году открылась перспектива наращивания интеллектуальной мощи, как это было во времена СССР. Вместе с тем в России все в большей степени утверждается симбиоз «наука - технологии - инновации» (НТИ), который называется «наукой в действии».  

В этой связи еще один документ, на который необходимо обратить внимание, связан с построением национального информационного общества18.  

Стратегия развития информационного общества в России и план ее реализации нужны как условие формирования в стране общества, в котором «преобладающее значение для развития гражданина, экономики и государства имеют получение, сохранение, производство и распространение достоверной информации с учетом стратегических национальных приоритетов».

После проведения Всемирного саммита по глобальному информационному обществу построение национального проекта в этой сфере стало абсолютно необходимым для поддержания глобальной конкурентоспособности и комплексной мощи государства в современном турбулентном мире. И принятие взвешенного и охватывающего, по существу, все аспекты общественного развития документа, в котором предложены развернутые рекомендации построения национального информационного общества, представляет собой абсолютно своевременный шаг вперед, обеспечивающий национальную безопасность, формирование цифровой экономики и повышение эффективности государственной деятельности.

Упомянутый план намечает пути укрепления международных позиций России в современном мире эпохи глобальной информационной революции и научно-технологических трансформаций.

Таким образом, в данном аспекте Россия и Китай движутся в одном направлении. Общность замыслов развития при неодинаковых моделях, а также унисон действий даже в условиях неполного совпадения национальных интересов укрепляют основы стратегического партнерства, добрососедской солидарности и взаимодействия с Китаем. А возрастающее давление на Россию путем введения все новых санкций со стороны США и ЕС создает дополнительные предпосылки для диверсификации российско-китайских отношений.

Двусторонние отношения демонстрируют поступательное развитие по самым разным направлениям, оказывая воздействие не только на Россию и Китай, но также на всю систему международных отношений. В то же время перед двумя странами по-прежнему стоит задача «конвертировать» высокий уровень политической координации в устойчивую и стабильную работу для достижения конкретных результатов19.

Большие перспективы в этом смысле открываются на пространстве промышленного, энергетического, транспортного, военно-технического, технологического, научного и образовательного сотрудничества. Нельзя также упускать из вида взаимодействие на информационно-кибернетическом пространстве, включая обеспечение международной информационной безопасности, а также при освоении космического пространства. Все это указывает на направления воздействия научно-технического прогресса на международные отношения, формируя данным образом такой их подраздел, как международные научно-технологические отношения20

Анализ российско-китайских двусторонних отношений указывает на то, что перечисленные компоненты присутствуют в формате сотрудничества и партнерства, однако неравномерно, а порой и фрагментарно. Целостного и нарастающего взаимодействия промышленного, транспортно-энергетического, технологического, военно-технического, научно-образовательного, кибернетического и космического потенциалов пока нет. Отчасти это было связано со спецификой международной политики Китая, реализующего «китайскую мечту», а также с «особенностями развития России» в период преодоления рекомендаций Вашингтонского консенсуса и выхода на путь национального возрождения. Кроме того, складывающаяся ситуация в этой области в значительной степени связана также со слабостью инфраструктуры сотрудничества, преимущественной опорой на коммерческую выгоду, недостаточной степенью взаимного доверия и недооценкой важности обеспечения взаимной безопасности в результате реализации конкретных проектов.

Посмотрим на указанные проблемы и области экономического сотрудничества.

Его особенности обусловлены сосредоточением на традиционных отраслях так называемой «старой экономики» - металлургии, тяжелом машиностроении, энергетике и финансовой инфраструктуре. При этом основными участниками этих отношений выступают крупные государственные компании. Китайский капитал вносит вклад в создание современного промышленного и судостроительного кластера на Дальнем Востоке России, который позволит нефтегазовой отрасли выполнять практически весь спектр работ по разведке и добыче углеводородов на шельфе. В частности, китайцы участвуют в строительстве одной из самых современных верфей Приморского края. Создание транспортно-передаточного блока, широкофюзеляжного магистрального самолета, тяжелого вертолета – все это примеры взаимодействия в области технологического сотрудничества. Однако таких примеров пока немного.

Одна из причин такой ситуации заключается в недостаточной развитости инфраструктуры, которая возникает и расцветает в условиях глобального технологического трансфера, являющегося сферой доминирования авангардных развитых стран. В этой связи России и Китаю предстоит совместными усилиями решать задачу создания инфраструктуры промышленно-технологического взаимодействия.

Еще одна причина связана с высоким уровнем конкуренции на мировом рынке промышленной продукции и технологий. А это влияет на прибыльность проектов, которая, безусловно, является важнейшей предпосылкой их реализации. В этой связи, когда превалирует понимание того, что недостаточная коммерческая составляющая является препятствием на пути реализации проекта, он, как правило, не может реализоваться. Однако в целом ряде случаев, касающихся научно-образовательной области, коммерциализация не может быть доминирующим критерием, в связи с чем в таких проектах обычно важную роль играет принцип государственно-частного партнерства, когда государство сознательно преодолевает риски отсроченной прибыльности. 

Пожалуй, самые заметные продвижения имеют место в области высшего образования, где соображения коммерциализации играют незначительную роль. В настоящее время 200 российских вузов и 600 китайских вузов уже установили партнерские отношения по стратегически важным для двух государств направлениям, заключив между собой 900 прямых договоров21. Созданы профильные ассоциации российских и китайских вузов по отраслям, наиболее известной из которых является Ассоциация технических университетов России и Китая. В Хабаровске открылся российско-китайский студенческий бизнес-инкубатор.

В условиях научно-технологического сотрудничества целесообразно опираться на комплекс факторов, когда, предположим, соображения национальной безопасности приобретают особую ценность или перспектива выстраивания долгосрочных отношений, укрепляющих доверие между странами, становится доминирующей целью. Вопросы доверия являются чрезвычайно важными, когда речь идет о технологическом и военно-техническом сотрудничестве. Именно в этих сферах наблюдается «крайний национализм технологического порядка» - стремление к сосредоточению всех важных разработок и производств на территории собственной страны. Импорт товаров в этом случае рассматривается как угроза безопасности и национальная проблема, которую надо решить как можно быстрее22

Россия и Китай параллельно создают дорогостоящие и уникальные технологии в качестве ответа на технологические вызовы США, пытаясь догнать технологического лидера. Между тем США в значительной степени опираются на потенциал своих союзников и партнеров, что стало возможным в силу развитой и хорошо разработанной правовой и технологической базы для производственной кооперации в промышленной области.

По мере развития военно-технического сотрудничества возникает необходимость прочной правовой основы в этой сфере, которая создаст условия для более глубокой военно-промышленной интеграции и перехода к реализации совместных перспективных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в области военного и двойного назначения (искусственный интеллект, лазерное оружие, робототехника, гиперзвук и т. д.). Причем на этой улице с двусторонним движением Россия так же, как и Китай, должна получать бонусы от подобного взаимодействия, тем более что КНР имеет серьезные достижения в области искусственного интеллекта, связи, судостроения и робототехники. Процесс интеграции запущен, но пока сдерживается недостатком доверия и отсутствием понимания долгосрочных перспектив сотрудничества23.

К этой же теме относятся и вопросы недостаточной защиты интеллектуальной собственности, которые, к сожалению, остаются нерешенными и, следовательно, препятствуют интеграционным процессам. В этот же ряд можно включить взаимодействие в области международной информационной безопасности, об обеспечении которой стороны подписали межправительственное соглашение еще в 2015 году. Задача заключается в том, чтобы перейти от договоренностей на высоком уровне к совместной деятельности, координации планов, исследований и действий. Тем более что соглашение предполагает проведение совместных исследований, нацеленных на совершенствование обеспечения информационной безопасности, и подготовку соответствующих специалистов. Актуальной темой в этой связи является разработка комплекса мер по защите объектов критической инфраструктуры и технологий, повышение надежности информационно-коммуникационных сетей.

Перспективным направлением сотрудничества может стать совместное продвижение строительства «цифрового Шелкового пути», с проектом которого выступила китайская сторона24. А с учетом интереса Китая и России к цифровой экономике на этом поле возникают возможности для взаимодействия обоих государств, их юридических и физических лиц. 

Россия и Китай выступают единым фронтом в вопросах сохранения космического пространства мирным и выступают против планов США, связанных с милитаризацией околоземного космоса. А с 2014 года был учрежден Комитет проектов по важному стратегическому сотрудничеству в области спутниковой навигации. В последующие годы достигнут прогресс в области навигации в опоре на национальные системы ГЛОНАСС и «Полярную звезду» (北斗, Бэйдоу), а также дистанционного зондирования Земли с помощью спутниковых флотов обоих государств. Подготовлены совместные проекты, часть которых уже реализуется. В нынешнем году проходит согласование на национальном уровне проекта межправительственного соглашения о сотрудничестве в области глобальных навигационных спутниковых систем в мирных целях, который даст новый импульс взаимодействию России и Китая в космическом пространстве. В частности, уже сейчас рассматриваются варианты строительства ракетных двигателей и средств выведения спутников на околоземную орбиту25.

В завершение нельзя не сказать о том, что Россия и Китай продуктивно взаимодействуют на пространстве научно-технического прогресса в рамках межгосударственного объединения нового поколения БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая реализует мегапроекты в контексте Большой Евразии. Конечно, впереди колоссальный объем работы в области наполнения новым содержанием международных научно-технологических отношений, однако движение в этом направлении уже началось, завоевывая все больше сторонников, как на указанных международных площадках, так и за их пределами26.   

С учетом глобальных рисков, вызовов и угроз, стоящих перед Россией и Китаем, БРИКС и ШОС в эпоху глобальной информационной революции, понимания руководством обеих держав значимости НТП для поступательного развития «выравнивание игрового поля» в технологической области представляется императивом, вокруг которого можно выстраивать продвинутые двусторонние научно-технологические отношения. Более того, в условиях становления многополярного миропорядка возрастет значение международных научно-технологических отношений. А это означает укрепление партнерского взаимодействия в таких областях, как трансфер технологий и подготовка специалистов, сотрудничество в использовании глобального облачного технологического ресурса, создание и накопление специализированной базы данных инновационных технологий под эгидой ООН, организация совместной борьбы с кибернетическим терроризмом и транснациональной преступностью.  

 1Си Цзиньпин. Отчетный доклад XIX съезду КПК.

 2Бирюков А.В. К вопросу о развитии КНР на основе науки, образования и инноваций // Сборник «Стратегия инновационного развития российской экономики». М.: Книжный дом ЛИБРОКОМ, 2008. С. 172.

 3Чжао Ган. Инновационная политика Китая: параметры и национальный опыт // Сборник  «Инновационное развитие и политика России». М.: МГИМО-Университет, 2009.  С. 94.

 4Иванова Н.И. Инновационная динамика мировой экономики // Сборник «Инновационное развитие: международное развитие и стратегия России. М.: МГИМО-Университет, 2009. С. 21.

 5http://www.OECD.org (раздел публикации и исследования).

 6National Innovation Systems. Paris: OECD, 1999.

 7Голиченко О.Г. Основные факторы развития национальной инновационной системы: уроки для России. М.: Наука, 2011. С. 551-600.

 8Ху Цзиньтао. Отчетный доклад XVIII съезду КПК.

 9Statistical Communiqué of the People's Republic of China on the 2016 National Economic and Social Development // URL: http://www.stats.gov.cn/english/pressrelease/201702/t20170228_1467503.html

10National Science Board // National Science Foundation Science and Engineering Indicators 2016 (NSB-2016-1). 4/45-46 р.

11WIPO  Statistical Country Profiles // URL: USA: http://www.wipo.int/ipstats/en/statistics/country_profile/profile.jsp?code=US; China: http://www.wipo.int/ipstats/en/statistics/country_profile/profile.jsp?code=CN.

12WIPO World Intellectual Property Indicators 2016 Economics & Statistics Series. Р. 21.

13Бирюков А.В. Опыт Китая: уроки для России в XXI веке // Экономические стратегии. 2013. №5. С. 6.

14Выступление В.В.Путина на Валдайском форуме 19 октября 2017 г. // Официальный сайт Президента России.

15Выступление В.В.Путина на расширенном заседании Государственного совета Российской Федерации 8 февраля 2008 г. // Официальный сайт Президента России.

16Выступление первого заместителя председателя Правительства России Д.А.Медведева на V Красноярском экономическом форуме // Официальный сайт Правительства Российской Федерации.

17Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. 19 сентября 2017 г.

18Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2930 гг. 9 мая 2017 г.

19Российско-китайский диалог: модель 2017. Доклад №33/2017. М.: НП РСМД, 2017. С. 90.

20Бирюков А.В. Современные международные научно-технологические отношения. М.: РосНОУ, 2014.

21См. сайт Министерства образования и науки Российской Федерации.  

22Российско-китайский диалог... С. 28.

23Там же. С. 91.

24Там же. С. 93.

25Информационно-аналитический центр координатно-временного и навигационного обеспечения: Прикладной потребительский центр ГЛОНАСС ИАЦ КВНО. Российско-китайское сотрудничество по применению глобальных навигационных спутниковых система ГЛОНАСС и Бэйдоу в мирных целях // URL: https://www.glonass-iac.ru/content/news/?ELEMENT_ID=1646

26Biryukov Alexei. Impact of Science and Technology on International Relations in the Digital Era // Contemporary International Relations. 2015. №6 (Китайский политологический журнал); Бирюков А.В. БРИКС: от технологической асимметрии к выравниванию и прорыву в контексте многополярного мира // Международная жизнь. 2016. №9. 

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481664 Алексей Бирюков


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481661 Ли Хуэй

Китай играет ведущую роль в новой структуре глобального управления

Ли Хуэй, Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РФ

Усиление глобального управления и реформирование системы глобального управления являются сейчас наиболее важными и актуальными темами. Это касается не только противодействия разнообразным глобальным вызовам, но и разработки правил и курса для международного порядка и системы; не только коренных интересов, процветания и упадка, существования и гибели всех стран, но и еще в большей степени затрагивает мир и стабильность, развитие и процветание в мире, может быть охарактеризовано как основополагающее дело текущего времени, касающееся всех стран. В современном мире быстро развиваются глобализация, многополярность и информатизация, но, сталкиваясь с серьезными вызовами, потенциал и эффективность глобального управления по-прежнему недостаточны.

Во-первых, глобальному управлению недостает представительности субъектов. Сейчас в международной экономической структуре происходят глубокие преобразования, экономический рост развитых стран Запада характеризуется низкими темпами и нестабильностью. В странах с нарождающимся рынком и развивающихся странах происходит массовый подъем, их доля в мировой экономике и международной торговле непрерывно увеличивается, вклад в глобальный экономический рост уже достиг 80%. Хотя в международном соотношении экономических сил происходят глубокие перемены, система глобального управления неспособна отразить новую расстановку, ею по-прежнему руководят развитые страны Запада. Увеличение полномочий стран развивающихся и с нарождающимся рынком при распределении квот в Международном валютном фонде (МВФ) и Всемирном банке (ВБ), разработке правил международной торговли и в других областях невелики. Эти страны не могут эффективно участвовать в принятии рыночных решений, не в силах действовать в условиях торгового протекционизма, включая односторонние санкции и тарифные барьеры, не в состоянии полностью гарантировать должные интересы, что приводит к большому числу торговых споров.

Во-вторых, глобальному управлению не хватает единства в достижении целей. Крайне неравный статус различных стран мира в системе глобального управления служит в этом вопросе серьезным препятствием. Между богатыми и бедными, развитыми и развивающимися странами имеются огромные различия по степени экономического развития и совокупной государственной мощи, они крайне различаются и в значительности роли на международной политической арене, поэтому между ними существуют очень большие расхождения в отношении ценностей и целей глобального управления. Развитые страны сосредоточены на активном выдвижении новых инициатив и предложений в сферах, включающих международную торговлю, ядерное разоружение и кибербезопасность. Они пытаются установить новые правила в соответствующих сферах, поддержать главенствующие права США и Запада. Страны с нарождающимся рынком и развивающиеся сосредотачиваются на таких сферах, как реформирование экономической и финансовой системы и климатические изменения. Это приводит к тому, что различным странам очень сложно достичь единства по конкретным вопросам глобального управления.

В-третьих, глобальное управление крайне нуждается в скоординированности действий. Вслед за изменениями в соотношении развития международных сил нарождающиеся крупные державы и развитые страны активно меряются силами в сфере глобального управления, нарастают противоречия в крупных державах, что делает перспективы совместного управления мрачными, а фрагментированное раздельное управление - заметным. Увеличение факторов противоборства во взаимоотношениях крупных держав, переход от периода нестабильности к нынешнему периоду реконструкции глобального управления увеличивают сложность его осуществления. Глобальное управление, остро нуждающееся в укреплении и совершенствовании, требует сотрудничества и плюрализма. В глобальной безопасности возникли такие специфические черты, как запутанность в мелочах, множественность и хаотичность, низкая эффективность. Главные экономические субъекты заняты процессами создания больших и маленьких, региональных и межрегиональных групп.

В-четвертых, глобальное управление сталкивается и со сложностями в определении меры ответственности. Влияние низкого развития мировой экономики, а также сложной и постоянно меняющейся международно-политической обстановки приводят к еще большим потрясениям и неустойчивости. И непрерывно случавшиеся в 2016 году «черные лебеди», и нарастающие с каждым днем антиглобализм и популизм - все это поставило мировую обстановку в области политики и безопасности в состояние крайней неопределенности. Действующие же механизмы глобального реагирования на кризисы уже явно запаздывают, их силы не соответствуют намерениям. В мире, характеризующемся быстрым развитием глобализации, многополярности и информатизации, часто возникают конфликты на национальной почве и региональные, эскалация происходит одновременно во многих горячих точках, один за другим идут такие глобальные вызовы, как климатические изменения, продовольственная безопасность, инфекционные заболевания, терроризм, бедность, приток беженцев. Мир и стабильность остро нуждаются в гарантиях за счет более справедливого и рационального нового международного порядка.

Китай должен участвовать в реформировании

системы глобального управления

Будучи вторым по величине экономическим субъектом в мире, Китай является важным участником, строителем и вкладчиком действующей международной системы. Цель участия Китая в глобальном управлении заключается в урегулировании вопросов, связанных с неэффективностью результатов управления, недейственностью методов управления, неточностью курса управления. Китай не стремится к созданию антагонистических или альтернативных международных механизмов за пределами имеющейся системы глобального управления, он уважает существующие глобальные правила, в соответствии с концепцией совместного обсуждения, совместного строительства и совместного использования, прилагает усилия к реформированию системы глобального управления.

С одной стороны, этого требует ответственность. Китай является самой большой развивающейся страной и представительной силой среди стран развивающихся и с нарождающимся рынком, значительное число которых во всем мире хотят услышать голос Китая. На уровне отдельных регионов, включая Азиатско-Тихоокеанский, а также и некоторые другие, Китай активно демонстрирует развитие общественного благосостояния, что говорит о его конструктивной роли. Он вовсе не стремится бросать вызов ведущей роли США и Запада, активно выступает за строительство единого человеческого сообщества, четко выражает надежду на формирование нового типа международных отношений, ключевое положение в которых займут сотрудничество и взаимный интерес.

С другой стороны, этого требует развитие. Можно сказать, что нарождающиеся крупные державы, включая Китай, находятся в выгодном положении за счет нынешних механизмов международного управления и мирной международной обстановки. Хотя после Второй мировой войны и происходили локальные потрясения и войны, но в целом сохранялся мир, давший многим странам шансы на развитие. Быстро развивались экономики Китая, России, Юго-Восточной Азии, а также стран Персидского залива и Латинской Америки. Если установленные международные правила сталкиваются сейчас с множеством вызовов, то базовые рамки и структуры кардинально не были подорваны. Поэтому у Китая есть возможность играть более важную роль в имеющейся системе международного управления.

Как отмечал Председатель КНР Си Цзиньпин, укрепление глобального управления, продвижение реформирования его системы являются велением времени. Нам необходимо воспользоваться возможностями действовать согласно обстановке, способствовать развитию международного порядка для большей справедливости и рациональности, лучше отстаивать взаимные интересы и Китая, и широкого круга развивающихся стран, создать еще более благоприятные внешние условия для реализации целей двух столетий, реализации китайской мечты о великом возрождении китайской нации, сделать еще больший вклад в благородное дело содействия миру и развитию человечества.

Вклад Китая в глобальное управление

С момента вступления КНР во Всемирную торговую организацию (ВТО) 16 лет назад и до проведения саммита «Группы 20» («G20») в Ханчжоу в 2016 году влияние и притягательная сила Китая на международной арене непрерывно росли. В начале прошлого года Председатель КНР Си Цзиньпин принял участие в форуме в Давосе и выступил на нем с основным докладом. В нем в полной мере воплотилось намерение Китая всемерно участвовать в разрешении важных и реальных глобальных проблем, а также позитивный настрой на совершенствование механизмов управления глобальной экономикой.

Руководитель Китая отметил, что для этого необходимо, во-первых, оказание концептуальной поддержки. В глобальном управлении Китай твердо привержен принципам совместного обсуждения, совместного строительства и совместного использования, решительно отстаивает международный порядок и международную систему, ключевое положение в которых занимают основные цели и принципы Устава ООН, содействует развитию глобального управления для большей объективности, справедливости и высокоэффективности; выступает за создание нового типа международных отношений, ключевую роль в которых будут играть сотрудничество и взаимный интерес, предлагает создание единого человеческого сообщества, создание охватывающей весь мир сети партнерских отношений, выступает за характеризующуюся взаимностью, комплексностью, сотрудничеством и устойчивостью концепцию безопасности и т. д. Эти новые концепции согласованы с трендами эпохи, соответствуют интересам и потребностям всех стран, увеличили число точек совпадения интересов Китая со всеми странами.

Си Цзиньпин подчеркнул, что, во-вторых, необходимо содействие реализации политических мер. «G20» постепенно превращается в системный центр глобального управления. Китай в полной мере использовал проведение саммита «G20» в Ханчжоу для того, чтобы побудить страны-члены сосредоточить внимание на повестке инноваций и роста. Был совместно разработан План действий «G20» по реализации Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, было оказано мощное содействие преобразованию «G20» из механизма краткосрочного реагирования в механизм долгосрочного управления. Чтобы развернуть имеющиеся тенденции ослабления глобальной торговли, саммит разработал Стратегию «G20» по росту глобальной торговли, а также Руководящие принципы «G20» по глобальным инвестициям. Второй из этих документов впервые в мире предстал в качестве нормативных рамок для многосторонних инвестиций, заполнив пробел в сфере управления глобальными инвестициями. Помимо этого, саммитом также было разработано большое число планов действий во многих сферах, включающих вопросы занятости, финансов и энергоносителей.

В-третьих, на форуме руководитель КНР позиционировал ее ведущую роль. Выдвинутая Си Цзиньпином крупная инициатива «Один пояс и один путь» является конкретным шагом Китая в системе глобального управления и ее совершенствования. В рамках данной инициативы Китай инициировал создание таких структур, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), Фонд Шелкового пути, Новый банк развития БРИКС. Юань был включен в валютную корзину специальных прав заимствования МВФ, Китай стал третьим по величине акционером ВБ и МВФ.

В мае 2016 года в Пекине успешно состоялся Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках концепции «Один пояс и один путь», призвавший все стороны к разрешению стоящих перед мировой и региональными экономиками проблем, посодействовавший скоординированному развитию. Ускоренное формирование Китаем сети зон свободной торговли, опирающейся на сопредельные страны, распространяющейся на «Пояс и путь» и постепенно вырабатывающей глобальную направленность, оказало содействие интеграции Азиатско-Тихоокеанского региона и развитию экономической глобализации.

Углубленное участие в системе глобального управления и ее совершенствование станут в будущем главной темой китайской дипломатии. Во-первых, необходимо хорошо исполнять «китайскую роль». То есть Китай должен играть еще более активную и еще более важную роль в управлении глобальной экономикой, при этом не в одиночку. Также необходимо хорошо задействовать «китайский эффект». В полной мере использовать свое влияние и притягательную силу, необходимо сплочение с развитыми странами, но еще более необходимо укрепление солидарности и сотрудничества со странами развивающимися и с нарождающимся рынком, совместное продвижение и совершенствование реформ системы глобального управления.

Необходимо хорошо изложить «китайскую концепцию». Предложенные Китаем принцип «совместного обсуждения, совместного строительства и совместного использования», формирование единого человеческого сообщества и т. д. встретили широкое одобрение со стороны международного сообщества. Нам необходимо продолжать разъяснять эти концепции, направлять все стороны к формированию консенсуса.

Необходимо представить «китайский план». За счет строительства «Пояса и пути» содействовать сопряжению планов формирования и потребностей развития всех стран в его регионе, вести международное сотрудничество в сфере производственных мощностей, создавать еще более широкие рамки международного сотрудничества, предоставить новые планы для развития глобальной экономики.

Необходимо вложить «китайские силы». Укреплять статус «G20» в качестве главной площадки международного экономического сотрудничества, способствовать увеличению ее роли в содействии росту мировой экономики, координации макроэкономической политики всех стран, а также продвижении реформ управления глобальной экономикой.

Необходимо проявить «китайскую ответственность»: прилагать усилия для увеличения числа стран развивающихся и с нарождающимся рынком в управлении глобальной экономикой, изменить несправедливую и неразумную расстановку в системе глобального управления, оказать содействие тому, чтобы международные финансовые и экономические организации реально отражали международную структуру на сегодняшний день, содействовать равенству прав, возможностей и правил для всех стран.

Китайско-российские отношения имеют важный смысл для участия Китая в системе глобального управления и ее совершенствования

Отношения всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства Китая и России занимают особое положение в дипломатии крупной державы с китайской спецификой, они являются классическим образцом наиболее стабильных, здоровых и наиболее зрелых межгосударственных отношений.

За четыре с лишним года Председатель КНР Си Цзиньпин шесть раз наносил визиты в Россию, провел 20 встреч с Президентом РФ Владимиром Путиным. Это стало рекордом по числу встреч между главами двух государств. В то же время под стратегическим руководством глав двух государств всеобъемлющие, равные и взаимодоверительные отношения стратегического взаимодействия и партнерства между Китаем и Россией непрерывно выходили на новые ступени.

Особенно это относится к визиту Президента России В.Путина в Китай на Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках концепции «Один пояс и один путь» в мае 2017 года, когда он дал высокую оценку этой инициативе. Главы двух государств вновь подчеркнули важность и необходимость сопряжения данной инициативы со строительством Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Планы, замыслы и взаимодействие сторон по сотрудничеству в рамках концепции привлекли пристальное внимание общественности.

В начале июля прошлого года Си Цзиньпин совершил успешный визит в Россию, провел весьма плодотворную встречу с Президентом В.Путиным. Главы двух государств подписали Совместное заявление КНР и РФ о дальнейшем углублении отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, утвердили новые основные положения реализации Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ, осуществили всестороннее планирование развития китайско-российских отношений. В ходе саммита БРИКС в Сямэне в начале сентября 2017 года главы двух государств вновь достигли важных консенсусов по углублению отношений всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства Китая и России.

Установившиеся между Китаем и Россией высокая степень политического взаимодоверия, тесные экономические связи, богатый обмен в гуманитарной сфере и сходные позиции по международным вопросам подтверждают, что Россия является важным партнером Китая по углубленному участию в глобальном управлении. В международных делах две страны выступают за установление нового типа международных отношений, ключевое положение в котором займут сотрудничество и взаимный интерес, решительно отстаивают ключевой статус ООН, призывают все стороны к окончательному урегулированию в мирной форме сирийского кризиса, ядерной проблемы Корейского полуострова и других актуальных международных и региональных проблем.

Стороны ведут широкое сотрудничество в рамках таких механизмов, как «G20», АТЭС, БРИКС, ШОС, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), Китай - Россия - Индия, включая содействие управлению глобальной экономикой, увеличение права голоса и представленности стран с нарождающимся рынком и развивающихся стран, продвижение интеграции региональной экономики, содействие развитию экономических инноваций, борьбу с «тремя силами зла» (терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом), нераспространение оружия массового уничтожения, борьбу с международным терроризмом и т. д. Тесные контакты и эффективное взаимодействие сторон внесли существенный вклад в дело мира, стабильности и развитие в регионе и мире в целом.

Стоит отметить, что проводившиеся в последние годы Китаем на собственных площадках дипломатические мероприятия получали решительную поддержку российской стороны, на всех этих встречах присутствовал Президент РФ В.Путин, который выражал одобрение планам и концепциям, предложенным китайской стороной. Саммит АТЭС 2014 года способствовал рождению Пекинской антикоррупционной декларации, на саммите «G20» в Ханчжоу 2016 года были выработаны План действий «G20» по реализации Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, Стратегия «G20» по росту глобальной торговли, а также Руководящие принципы «G20» по глобальным инвестициям. Состоявшийся в том же году в Сямэне саммит лидеров стран БРИКС принял Сямэньскую декларацию. Все это продемонстрировало наличие у Китая потенциала для участия в глобальном управлении совместно с другими странами, в разрешении важных реальных проблем глобального и регионального масштабов.

Китай и Россия усилят сотрудничество

в области глобального управления

Китай и Россия являются постоянными членами СБ ООН, а также ведущими членами «G20», БРИКС и ШОС, они обладают возможностями и чувством ответственности, чтобы взять на себя важную задачу по совершенствованию системы глобального управления.

Во-первых, это дальнейшее повышение политического взаимодоверия двух стран, создание для всего мира классического образца межгосударственных отношений. Продолжение приверженности принципам и духу Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ, непрерывное улучшение отношений всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства на основе равенства, доверия, взаимной поддержки и дружбы до еще более высокого уровня являются приоритетным направлением дипломатии Китая. Осуществление поддержки права противоположной стороны на самостоятельные путь развития и социально-политическую систему, а также поддержки по вопросам, затрагивающим такие ключевые интересы противоположной стороны, как суверенитет, территориальная целостность и безопасность.

На фоне осуществляемых сторонами тесных и взаимодоверительных контактов на высоком уровне преимущества беспрецедентно высокого уровня политических отношений между двумя странами должны трансформироваться в реальные результаты практического сотрудничества в экономической, гуманитарной и других сферах.

Во-вторых, необходимо дальнейшее расширение практического сотрудничества двух стран, вклад в глобальный экономический рост. Китай и Россия являются странами с нарождающимся рынком, в последние годы экономики двух стран довольно хорошо развивались, это само по себе внесло существенный вклад в восстановление и развитие мировой экономики. Сторонам необходимо полностью задействовать механизмы сотрудничества - от межправительственного до сферы производственных мощностей, активно вести диалог по носящим стратегический характер крупным проектам, проводить совместные исследования и разработки, совместное производство, совместно повышать свой экономический потенциал и международную конкурентоспособность.

Также необходимо задействовать имеющиеся у двух стран взаимные преимущества и скрытый потенциал, укреплять результаты сотрудничества двух стран в традиционных сферах, широко его развернуть в новых сферах, включая продукцию нанотехнологий, повышать качество практического сотрудничества. Необходимо скоординировать совместную работу двух стран на местном уровне, в частности средних и малых предприятий.

В-третьих, требуется дальнейшее сопряжение стратегий двух стран, представление схем управления глобальной экономикой. Сторонам необходимо использовать взаимодействие по сопряжению строительства «Одного пояса и одного пути» со строительством ЕАЭС для упрощения торговли и инвестиций, совершенствования структуры двусторонней торговли, сосредоточения на реализации крупных проектов инвестиционного сотрудничества, совместного создания индустриальных парков и зон трансграничного экономического сотрудничества; необходимо укреплять транспортно-коммуникационную взаимосвязанность в логистике, транспортной инфраструктуре, мультимодальных перевозках и других сферах, реализовывать проекты по совместному освоению инфраструктуры; расширять расчеты в национальных валютах, укреплять финансовое сотрудничество за счет таких финансовых структур, как Фонд Шелкового пути, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Межбанковское объединение ШОС; привлекать социальный капитал к участию в совместных проектах, создавать многосубъектные, всесторонние и охватывающие разные сферы площадки для взаимовыгодного сотрудничества, укреплять макроструктуру политической стабильности и экономического развития в ключевой зоне Евразии.

В-четвертых, необходимо дальнейшее углубление международного взаимодействия, придание позитивной энергии для дела мира и стабильности. Сторонам необходимо решительно поддерживать международный порядок и международную систему, ключевое положение в которых занимают основные цели и принципы Устава ООН, выступать против гегемонизма, отстаивать установление новых глобальных партнерских отношений, ключевыми концепциями в которых являются мир, развитие, сотрудничество и взаимная выгода, идти путем совместного развития, совместной безопасности, совместного процветания и сплочения перед лицом опасностей. Необходимо продолжать задействовать роль Китая и России в «G20», БРИКС, ШОС и на других многосторонних площадках, прилагать усилия для повышения представленности и права голоса стран развивающихся и с нарождающимся рынком в глобальном управлении, поддерживать многостороннюю торговую систему, выступать против протекционизма, содействовать формированию более справедливого и рационального порядка в международной экономике.

Китай и Россия являются важными участниками существующей международной системы, твердые и уверенные шаги которых содействуют развитию глобального управления с учетом здравого смысла, справедливости и упорядоченности. Они играют в этом управлении ведущую роль крупных держав, несущих ответственность перед миром. Председатель КНР Си Цзиньпин отметил: «Система глобального управления может предоставить веские гарантии для глобальной экономики, только если она соответствует новым требованиям международной экономики». Китай и Россия намерены рука об руку идти путем открытости, развития, взаимной выгоды и обоюдного интереса совместно увеличивать пирог мировой экономики.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481661 Ли Хуэй


Казахстан. Китай. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 26 января 2018 > № 2472772 Лю Хуацин

Влияние Казахстана на региональные и международные дела будет становиться все сильнее, считает старший научный сотрудник Академии международной торговли и экономического сотрудничества при Министерстве коммерции КНР Лю Хуацин. Она также отметила актуальность задач, отраженных главой государства в январском Послании, передает Kazakhstan Today.

"Президент РК Нурсултан Назарбаев отметил, что Казахстан добился огромных дипломатических и экономических достижений. Казахстан стал непостоянным членом Совета безопасности ООН, в январе 2018 года вступил в права председателя Совбеза ООН, а также успешно провел Международную специализированную выставку "ЭКСПО-2017". В процессе развития индустриализации Казахстан добился значительных успехов: была запущена Третья модернизация Казахстана, реализуется Программа индустриализации, была принята комплексная программа "Цифровой Казахстан". В 2017 году страна преодолела трудности и вышла на траекторию уверенного роста, а также заложила основу для Стратегии развития "Казахстан 2050", - отметила научный сотрудник, пишет "Казинформ".

По ее мнению, повышение уровня экономического развития с использованием возможностей технологической революции или технологического уклада 4.0 является весьма актуальным вопросом для Казахстана.

"В настоящее время мировая экономика все еще находится в разгаре восстановления, и страны изучают новые пути экономического развития. В этой связи правильное использование цифровой экономики и технологический уклад 4.0 для стимулирования развития национальной экономики и повышения уровня социального управления является сложной задачей. С данной проблемой сталкиваются все без исключения страны. Послание президента РК дает совершенный и развернутый план для развития Казахстана. Мы считаем, что под руководством президента Назарбаева Казахстан добьется еще больших успехов. Влияние страны на региональные и международные дела будет становиться все сильнее, а международный статус все выше", - заключила эксперт.

Казахстан. Китай. ООН > Внешэкономсвязи, политика > kt.kz, 26 января 2018 > № 2472772 Лю Хуацин


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 19 января 2018 > № 2466284 Ли Хуэй

Чрезвычайный и полномочный посол КНР в России Ли Хуэй: 2018-2019 годы объявлены годами сотрудничества регионов Китая и России

В 2017 году под руководством ЦК КПК во главе с товарищем Си Цзиньпином Китай добился больших успехов во внешнеполитической работе

28 декабря 2017 года в Пекине, в Доме народных собраний председатель КНР Си Цзиньпин принял всех участников рабочего совещания дипломатических представителей, аккредитованных в зарубежных странах. Он одобрил достигнутые за последние пять лет огромные успехи во внешнеполитической работе Китая, отметив, что дипломатия великой державы с китайской спецификой в новую эпоху должна действовать под руководством КПК и придерживаться духа XIX съезда КПК, преследовать цель создания сообщества человечества с единой судьбой, постоянно расширять «круг друзей» страны.

Председатель Си Цзиньпин озвучил четыре требования к работникам внешнеполитического фронта: всегда сохранять чувство «любви к родине, профессионализм, целеустремленность и ответственность», возложив на дипломатических сотрудников новую миссию в новую эпоху. Эти требования должны служить духовным руководством для работы дипломатов. Глубокомысленное выступление председателя Си Цзиньпина придает силы, уверенность и вдохновляет людей. Оно определило программу действий дипломатии с китайской спецификой в новую эпоху, указало направление поступательного движения вперед и открыло новое положение и поле приложения сил для дипломатии Китая.

В 2017 году под руководством ЦК КПК во главе с товарищем Си Цзиньпином Китай добился больших успехов во внешнеполитической работе. Проведение Форума высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках инициативы «Один пояс и один путь», встречи лидеров стран БРИКС в Сямэне и диалог между КПК и политическими партиями мира продемонстрировали имидж Китая в качестве открытой, инклюзивной и уверенной в себе державы, а также его твердую решимость жить одной судьбой и совместно развиваться с остальным миром. После XIX съезда КПК председатель Си Цзиньпин присутствовал на саммите АТЭС в Дананге и посетил Вьетнам и Лаос. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, президент США Дональд Трамп, президент Панамы Хуан Карлос Варела и президент Республики Корея Мун Чжэ Ин один за другим нанесли визиты в Китай. Все это наглядно продемонстрировало новую внешнеполитическую концепцию державы с китайской спецификой и вписало новую страницу в развитие дипломатии державы с китайской спецификой в новую эпоху.

Китайско-российские отношения всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства — приоритетное направление и пример успешной практической работы дипломатии державы с китайской спецификой. В 2017-м главы двух стран провели пять встреч. В мае президент РФ Владимир Путин по приглашению присутствовал на Форуме высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках концепции «Один пояс и один путь», где четко заявил, что Россия поддерживает и готова принимать активное участие в строительстве «Одного пояса и одного пути», подав явный сигнал совместного продвижения Китаем и Россией строительства открытой мировой экономики. Председатель Си Цзиньпин в июле совершил успешный визит в Россию. В ходе его главы двух стран подписали Совместное заявление о дальнейшем углублении китайско-российских отношений всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства, утвердили план действий по реализации положений Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между КНР и РФ на 2017-2020 годы и разработали всесторонний план по развитию китайско-российских отношений.

Китайско-российские отношения после XIX съезда КПК вышли на новый виток и получили новые возможности развития. Проектирование верхнего уровня по поводу китайской дипломатии в новую эпоху, осуществленное на XIX съезде КПК, позволило нам глубоко понять, что развитие китайско-российских отношений является важным отражением развития Китаем глобального партнерства, продвижения координации и сотрудничества между крупными державами и претворения в жизнь миролюбивого внешнеполитического курса в отношениях с сопредельными государствами.

Углубление делового сотрудничества между Китаем и Россией — это конкретные действия по продвижению важной инициативы «Один пояс и один путь», а укрепление китайско-российского всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства — это важное содержание международных отношений нового типа, которые характеризуются взаимным уважением, честностью и справедливостью, сотрудничеством и обоюдным выигрышем.

Можно сказать, что зрелые, стабильные и здоровые китайско-российские отношения всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства представляют собой образец отношений между крупными мировыми державами в современном мире, важную силу сохранения мира и стабильности на планете, а также важный пример успешной внешнеполитической практики державы с китайской спецификой в новую эпоху.

Накануне нового года председатель КНР Си Цзиньпин и президент РФ Владимир Путин, премьер КНР Ли Кэцян и его российский коллега Дмитрий Медведев соответственно направили друг другу поздравительные письма. Они высоко оценили новое развитие и новые успехи, достигнутые в развитии китайско-российских отношений всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства на высоком уровне. В новом году обе стороны будут вместе прилагать усилия к непрерывному укреплению политического и стратегического взаимного доверия, глубокому расширению делового сотрудничества во всех сферах, усиленному продвижению международного стратегического взаимодействия, чтобы совместное развитие двусторонних отношений дало новые результаты. Чтобы всесторонне расширить и углубить местные обмены, чтобы концепции вечной дружбы между Китаем и Россией и совместного возрождения глубоко укоренились в сознании людей, главы Китая и России в поздравительных письмах объявили 2018-2019 годы «годами сотрудничества между регионами двух стран».

Как посол Китая в России я готов, возглавляя всех коллег-сотрудников нашего посольства, руководствуясь идеями Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху, глубоко изучать и уяснять важные идеи генерального секретаря Си Цзиньпина в сфере дипломатии, развивать инновации, стремиться вперед, с более широким международным кругозором, с более активной позицией, более инновационным сознанием и более деловым подходом к работе стимулировать китайско-российское сотрудничество, добиваться достижений в разных областях. Мы будем непрерывно обогащать содержание китайско-российских отношений всеобъемлющего стратегического взаимодействия и партнерства, с тем чтобы китайско-российские отношения в новую эпоху стали более близкими и стабильными.

Мы также будем отдавать свои силы формированию новой внешнеполитической ситуации державы с китайской спецификой в новую эпоху, осуществлению «китайской мечты» о великом возрождении китайской нации и создании прекрасного будущего человечества.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 19 января 2018 > № 2466284 Ли Хуэй


Китай. Корея. Азия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 января 2018 > № 2467596 Сергей Лелюхин

Российская рыбная биржа обретает прописку и международное имя.

За последние полгода вопрос развития биржевой и аукционной торговли рыбопродукцией в России вышел на иной, более высокий уровень. За проектом, который с 2014 года в этой сфере реализуют Биржа «Санкт-Петербург» и «Дальневосточный аукционный рыбный дом», теперь следят в госструктурах и крупных финансовых организациях Китая, Южной Кореи и, наконец, в самой России. О ключевых событиях последних месяцев, которые привели к таким результатам, журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал генеральный директор АО «ДАРД» Сергей Лелюхин.

– Сергей Егорович, о планах по строительству во Владивостоке комплекса для биржевой и аукционной торговли рыбопродукцией широко заговорили в июне на российско-китайском ЭКСПО в Харбине. Толчком для этого послужила не просто презентация проекта, но и переговоры с китайскими инвесторами?

– Важным событием для нас стало подписание соглашения с Хейлунцзянской корпорацией по технико-экономическому сотрудничеству КНР о схеме финансирования строительства биржевого комплекса во Владивостоке. В эти же дни мы презентовали наш проект на панельной сессии «Российско-китайское инвестиционное сотрудничество на Дальнем Востоке: первые истории успеха». Мероприятие действительно получило широкое освещение в российских и китайских СМИ, что привлекло к нам дополнительное внимание.

Более того, в эти же дни состоялись переговоры с руководством Харбинского филиала Банка развития Китая (China Development Bank). Результатом стало положительное решение о выделении нам через программу сотрудничества с Россельхозбанком 1 млрд рублей на строительство биржевого комплекса.

Таким образом, события в Харбине можно считать для нас переломным моментом, поскольку после этого к нам начали активно обращаться крупные китайские компании. Одна из них, созданная по инициативе российско-китайского делового совета и имеющая широкую сеть представительств, уже аккредитовалась на нашей биржевой площадке.

– Переговоры с иностранными партнерами продолжились на Восточном экономическом форуме в сентябре?

– Следующим ключевым событием года для нас стало приглашение Росрыболовства представить биржевую площадку на объединенном стенде федерального агентства и рыбопромышленников на площадке ВЭФ. Совместно с отраслевым выставочным оператором Expo Solutions Group и Биржей «Санкт-Петербург» в короткие сроки была проделана колоссальная работа. Мы одновременно работали с более чем 30 компаниями-производителями на предмет их регистрации в качестве участников торгов. А это и подготовка документов, и сбор различных материалов о продукции, и подготовка биржевых инструментов (в общей сложности мы завели в биржевую систему более 150 новых инструментов и изменили биржевую спецификацию). Активная работа проводилась с торговыми представительствами России в Южной Корее, Японии и Китае, а также с представителями Росрыболовства в этих странах. Была подготовлена и разослана информация по зарубежным компаниям – импортерам российской рыбопродукции, ряд из них включился в работу на бирже.

В результате по итогам двух дней торгов в рамках специальных сессий, которые транслировались на объединенном стенде, было заключено сделок на сумму свыше 51,5 млн рублей. Непосредственными участниками торгов стали 7 крупных российских компаний («Русская рыбопромышленная компания», НБАМР, «Океанрыблот», ПБТФ и другие) и 2 иностранных.

Но еще важнее, что к проекту удалось привлечь большое внимание со стороны посетителей стенда – российских и зарубежных бизнесменов и политиков. Так, с работой площадки подробно ознакомились губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко, президент «Опоры России» Александр Калинин, сенатор от Приморского края Людмила Талабаева.

Но главное, что на ВЭФ нам удалось выполнить основную цель – популяризировать биржевую форму торговли рыбопродукцией среди наших партнеров из стран АТР. Достаточно большое количество иностранных участников форума ознакомилось с работой торговой площадки, но особо отмечу визит на стенд министра морских дел и рыболовства Республики Корея: г-н Ким Ён Чун детально изучил работу биржевой площадки, задавал много конкретных вопросов о принципах организации торгов и их возможностях. Его визит дал новый импульс нашим взаимоотношениям с Кореей.

– Сегодня на бирже зарегистрировано в общей сложности 32 компании, включая 5 иностранных. Какие-то дополнительные шаги вы предпринимаете для привлечения к биржевому проекту иностранных компаний?

– Мы понимаем, что для более активного вовлечения в проект иностранцев нам нужны некие опорные точки в этих странах. И первым шагом в этом направлении для нас стало соглашение с компанией «Глобал Бизнес Консалтинг», которая выполняет функции представителя «Дальневосточного аукционного рыбного дома» на территории Республики Корея. Эффективность нашего сотрудничества очень высока. За короткий срок нам удалось найти серьезных инвесторов, и в рамках ВЭФ мы подписали соглашение с корейской компанией DNG Global Co., Ltd., которая занимается импортом морепродуктов из России. Глава компании г-н КУ (Koo Byoung Jin) отдельно отмечал, что видит потенциал в развитии рыбной биржевой площадки в России, прежде всего для заключения прозрачных проектов, а также облегчения поиска новых поставщиков и упорядочения ценообразования.

Кроме того, за развитием нашей биржевой площадки и биржевой торговли рыбопродукцией в России в целом сейчас внимательно следят в Министерстве морских дел и рыболовства Южной Кореи и в соответствующем комитете парламента республики.

Хочу отметить, что два этих события, в Харбине и во Владивостоке, подтолкнули иностранных участников к большей активности в направлении биржевой торговли на территории России. На сегодня у нас есть значительное число заявок со стороны южнокорейских и китайских компаний на приобретение российской рыбопродукции.

– Помимо того, что биржа вызывает большой интерес у представителей зарубежного бизнеса и властей, какие еще выводы о роли этой торговой площадки можно сделать сегодня?

– Прежде всего, мы можем говорить о роли биржи в качестве ценового индикатора, в том числе на международном рынке. Работа площадки показала, что это достижимо при регулярном выставлении предложений от наших производителей и заявок от покупателей. Например, анализируя заявки, которые поступают нам от иностранных покупателей, мы уже можем судить о тех ценах, по которым российская рыбопродукция должна продаваться. И в ряде случаев мы видим, что на экспорт отечественная продукция уходит по более заниженной цене.

В ходе работы с иностранными компаниями мы столкнулись с еще одним важным моментом. Заявки от них мы не просто выставляем на биржу, а пытаемся находить компании-продавцов, у которых есть интересующая зарубежных покупателей продукция. В результате выяснилось, что зачастую у крупных производителей вся продукция законтрактована, т.е. она перекупается более мелкими компаниями, которые, в свою очередь, могут не давать никаких гарантий на качество, сроки и вообще сам факт поставки товара при последующей перепродаже. И иностранцы очень боятся рисковать в подобной ситуации.

Хочу сказать, что такие мелкие компании-перекупщики не идут на биржу, а иностранные покупатели из-за высокого риска не идут на такие внебиржевые сделки.

– То есть российским компаниям пока недостает понимания сути и значения биржевой торговли рыбопродукцией?

– Российские компании по-прежнему часто задают нам вопрос, зачем им идти на биржу. Иностранный бизнес таких вопросов не задает – он идет на биржу, потому что понимает преимущества и возможности такой формы торговли.

Во-первых, биржа может обеспечить дополнительное число покупателей как из числа российских компаний, так и компаний – нерезидентов РФ. Т.е у производителя расширяется круг потенциальных клиентов, что положительно отражается на цене товара.

Второй и очень важный момент: совместно с Биржей «Санкт-Петербург» мы готовы проводить как адресные сделки, так и безадресные, т.е. сделки с участием клиринговой организации. Она в этом случае берет на себя все финансовые риски, и это стопроцентная защита и покупателя, и продавца от мошенничества, риска непоставки товара, несвоевременных поступлений денег и т.д. Вы понимаете, что возможность заключения таких сделок для иностранных клиентов особенно важна. Привлекая клиринговую организацию, мы способны в итоге создать на территории Приморского края полноценную биржу мирового уровня по реализации товаров из ВБР.

– А могут компании-нерезиденты участвовать в биржевых торгах не только в качестве покупателей?

– К нам уже начали поступать подобные запросы от зарубежных компаний. Речь идет о том, чтобы иностранные компании – производители продукции из водных биоресурсов – выставляли свой товар на бирже, а покупателем при этом выступали компании как из России, так и любых других стран.

Мы видим, что российская биржевая площадка способна выступить связующим звеном не только между российским и азиатским рынком, но с тем же успехом привлечь к торгам и европейский, и американский рынки. Таким образом, реализация подобной схемы имеет еще и важное геополитическое значение, причем не только для укрепления позиции России в АТР как серьезного игрока на рынке рыбопродукции, но и в качестве страны, обладающей регулятором движения товарных потоков из рыбопродукции.

Но для того чтобы биржа работала эффективно, необходима соответствующая инфраструктура, с собственными современными холодильными мощностями, складами и смотровыми площадками.

– Одним словом, нужен современный комплекс для биржевой и аукционной торговли рыбопродукцией, о котором вы упоминали в начале разговора.

– Да. Такой комплекс будет выполнять несколько важных функций. С одной стороны, это базис поставки, куда продукция поставляется до начала биржевых торгов. С другой – это дополнительная проверка качества продукции и обеспечение надлежащих условий хранения. И, наконец, это безопасность сделок: понятно, если продукция будет находиться на биржевом складе, отгружена она будет оттуда только покупателю.

Использование такого комплекса выгодно и государству (прозрачная система, которая легко контролируется), и покупателям (доверие биржевой площадке становится на порядок выше), и даже конечным потребителям (за счет уменьшения числа посредников цены становятся ниже).

И, могу сказать, этот проект имеет хорошие перспективы. На сегодняшний день у нас есть более чем трехлетний опыт проведения биржевых и аукционных рыбных торгов, мы приступили к активной фазе реализации проекта строительства самого комплекса во Владивостоке. Проведена серия переговоров с руководством Россельхозбанка, который всячески поддерживает создание такого комплекса.

Кроме того, серьезное влияние на решение вопроса быть или не быть международной бирже в Приморском крае оказали события последних месяцев – смена главы Приморья внесла очень позитивную струю в этот процесс. Тема биржевых торгов Андрею Тарасенко знакома из личного опыта, поэтому в ходе первой же нашей встречи с врио губернатора разговор проходил на одном языке. Он поддержал идею создания международного биржевого центра во Владивостоке, который, на его взгляд, будет иметь колоссальное значение для развития торговли рыбой и морепродуктами в целом.

– В администрации Приморского края нам сообщили, что конкретные аспекты участия краевых властей в проекте создания биржевого комплекса пока еще обсуждаются. Но в целом о чем идет речь, вам уже известно?

– Эти вопросы обсуждались на отдельном совещании в администрации, окончательные решения пока еще не вынесены. Но планируется, что проект будет реализовываться в рамках государственно-частного партнерства, доля государства в проекте при этом может составить не менее 30%. Вероятнее всего, компанией-оператором создаваемого комплекса станет «Дальневосточный аукционный рыбный дом». В настоящее время по указанию врио губернатора ведется подбор площадки для размещения комплекса.

Безусловно, реализовывать такой проект без участия государственных властей было бы весьма затруднительно. И особенно для иностранцев это очень важный ориентир. Поэтому проявленную активность со стороны края уже позитивно оценили наши иностранные партнеры, как китайские инвесторы, так и южнокорейские, а также в Министерстве морских дел и рыболовства Республики Кореи.

По сути, реализация данного проекта способна стать ярким примером межгосударственной интеграции, сближения интересов России, Китая и Южной Кореи. Такое сочетание само по себе является уникальным, я думаю, что это первый случай взаимодействия наших стран в сфере биржевой торговли, и тем более водными биоресурсам.

– А есть ли какие-то подвижки в направлении организации государственных закупок рыбопродукции на площадке «рыбной» биржи?

– В октябре этот вопрос мы поднимал на парламентских слушаниях в Госдуме по вопросу осуществления госполитики в сфере рыболовства и сохранения ВБР. Мы предложили внести изменения в федеральное законодательство, которые позволили бы заключать договоры для государственных нужд на биржевых торгах. Это позволит напрямую производителям рыбной продукции, в том числе и рыбодобытчикам, обслуживать заказы государственных учреждений (а сегодня в силу специфики законодательства не все имеют такую возможность). Результатом этого должно стать повышение качества закупаемой в резерв продукции и оптимизация расходов государства.

Наталья СЫЧЕВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Китай. Корея. Азия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 18 января 2018 > № 2467596 Сергей Лелюхин


США. Китай. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464088 Валентина Дрофа

Фаза отрезвления. Почему рынку ICO придется стать более цивилизованным

Валентина Дрофа

генеральный директор Drofa Group

Криптовалютная лихорадка идет на спад. Это значит, на рынке ICO, наконец, возобладает здравый смысл и его участники начнут относиться к размещению токенов с большей ответственностью

Лето 2017 года выдалось жарким. Блокчейн покорял планету, а биткоин и другие криптовалюты росли ежедневно. Бизнесмены всех мастей активно осваивали новый способ привлечения финансирования — ICO, пытаясь токенизировать и массажный салон, и палатку с шавермой, и овощной киоск у дома. Даже обычные интернет-магазины благодаря блокчейну превращались в экосистемы, а любой проект обещал совершить революцию не только в своем сегменте, а буквально в мировом масштабе. Пару лет назад модно было называться стартапом, в 2017 году все вдруг стали ICO-проектами.

Осенью интерес к отрасли достиг пиковых значений: публичным размещением токенов занялись не только охочие до денег авантюристы, бывшие инвестбанкиры и IT-шники, но и те, кто многие годы просто искал маленького Будду в себе и никогда не задумывался о земных богатствах. Возможность не заработать, а именно «собрать» деньги здесь и сейчас привела к тому, что в Москве, к примеру, буквально каждый представитель креативного класса хотел делать ICO. А это, в свою очередь, практически мгновенно породило сопутствующую инфраструктуру из агентств и прочих посредников, которые быстро освоили блокчейн-лексику и начали помогать делать ICO, почти не понимая особенностей этого рынка.

Торжество дилетантов

Рынок оказался в интересной ситуации. C одной стороны, мало знающие о специфике криптиндустрии бизнесмены принялись собирать деньги под свои проекты. C другой стороны, обслуживать их начали также не самые большие знатоки блокчейна — представители смежных отраслей, которые раньше продвигали продукты питания или организовывали концерты, а потом буквально за пару недель превратились в ICO-евангелистов и биткойн-адептов.

Итог подобных осенних обострений оказался закономерен: все меньше ICO-проектов стали успешно привлекать средства. Если осенью говорилось о 60% провальных проектов (не собравших нужную сумму), то сейчас анонсируется, что таковых почти 80%.

Те, кто привлек финансирование чуть раньше, просто не знали, что делать с собранными деньгами, поскольку оказались не готовы использовать привлеченные виртуальные капиталы в реальной жизни. На эти деньги ICO-стартаперы стали заниматься операционной деятельностью, делить их с инвесторами (пример Tezos, против руководителей которого поданы иски, уже хрестоматиен), а то и вовсе присваивать, отправляясь в теплые страны в поисках лучшей доли.

Из последних сбежавших — основатель проекта Fantasy Market Джонатан Лукас, который в сентябре—декабре 2017 привлек более $4 млн.

Интересные данные за 2017 год приводит Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ). В прошлом году в стране были анонсированы порядка тысячи ICO-проектов. 25% из них закрылись еще до старта кампании из-за проблем с командой и прочих внутренних противоречий, 67% не смогли достичь нижней планки объема инвестиций для запуска, 5% необходимую сумму собрали, но потом заморозили проект, и только 3% сообщили о том, что работа идет по плану.

И РАКИБ, и EY сошлись в оценке суммы, привлеченной проектами из России — она составила порядка $300 млн в 2017 году. С этим показателем Россия заняла второе место в мире после США ($1,03 млрд).

На пути к выздоровлению

Хорошо в этих условиях продолжал себя чувствовать только «околорынок». Бюджеты на маркетинг и PR у ICO-проектов начинались от $300 000, сейчас нижняя планка в два-три раза выше.

При этом в агентствах с опытом — очередь из желающих, которые заказывают все: PR, размещение в СМИ, контекстную и нативную рекламу, СММ, рейтинги, road show, баунти-программу и так далее. Из-за ажиотажа на рынке PR в сфере ICO показателем качества работы стали не определенные KPI или иные метрики, а просто элементарное выполнение своих обязательств, ответы в понятные сроки и доведение запланированного до конца. Стандартом отрасли в какой-то момент стало игнорирование переписок, внезапные исчезновения в любой момент проекта, изменения цены на услуги в течение суток и прочие неприятные моменты, затрудняющие работу и ухудшающие репутацию cферы.

Причина тому понятна: непрофессинализм с обеих сторон дал возможность выкачивать деньги из заказчика, так как он не понимал, что именно и зачем хочет. ICO стало волшебной таблеткой для тех, кому были нужны деньги. При том кто-то реально пытался собрать на стартап своей мечты, а кто-то прикрывался ICO, чтобы в конечном счете укатить на Мальдивы с собранными капиталами.

В конце года, пережив ажиотаж, рынок начал приходить в норму. Инвесторы стали разбираться в том, как оценивать проекты и перестали верить на слово тем, кто обещал златые горы, рисуя планы на салфетках. Сами компании начали серьезнее подходить к организации ICO, перестав воспринимать этот инструмент как легкий способ сбора денег. Это видно по качеству запросов от клиентов-стартаперов.

Если раньше большинство обращений поступали в момент старта ICO, когда становилось понятно, что нужны экстренные меры, то сейчас большая часть запросов — это планирование деятельности по выстраиванию коммуникаций с медиа за 2–3 месяца до начала активной фазы проекта.

Кто-то из экспертов начал говорить о закате индустрии, но на самом деле это лишь переход к нормальному развитию. 2018 год покажет, кто есть кто. В этом году многие проекты должны будут предоставить результаты своей работы, на которую собирали деньги. Очевидно, что у многих так и не появятся обещанные экосистемы и прочие сервисы. Так инвесторы получат дополнительную обратную связь и перестанут бездумно скупать дешевые токены. В некоторых странах введут регулирование, кое-где ICO запретят, но в целом отрасль продолжит развиваться, пусть и темпы этого развития снизятся.

США. Китай. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464088 Валентина Дрофа


КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков

Как России относиться к новым санкциям против Северной Кореи

Андрей Ланьков

Новые санкции подталкивают Северную Корею сначала к гуманитарной и политической катастрофе, которая может перерасти в международный конфликт. Подобное развитие событий ни в коем случае не соответствует интересам России. Москве пора задуматься о том, чтобы использовать свой статус в Совбезе ООН, чтобы воспрепятствовать росту санкционного давления на Пхеньян, которое может закончиться весьма печально

В конце декабря прошлого года Совет Безопасности ООН единогласно одобрил введение новых, беспрецедентных по своей жесткости санкций против Северной Кореи. Кроме того, Китай, который на протяжении долгого времени не проявлял особого энтузиазма в отношении санкций, в последние несколько месяцев внезапно совершил разворот на 180 градусов и теперь занимает в отношении Северной Кореи крайне жесткую позицию.

Это создает принципиально новую ситуацию, которая чревата проблемами для целого ряда стран, в том числе и России. К сожалению, некоторые действия российской дипломатии, хоть и не лишены определенной внутренней логики, способствуют дальнейшему ухудшению этой ситуации.

Разворот Китая

До недавнего времени режим санкций в отношении Северной Кореи отличался низкой эффективностью – это хорошо видно из того, что десятилетие, последовавшее за введением первого раунда санкций в октябре 2006 года, стало периодом, когда северокорейская экономика сначала вышла из кризиса, а потом стала быстро, на 4–5% в год, расти.

Вызвана неэффективность санкций была в основном двумя причинами. Во-первых, те санкции, которые вводились Советом Безопасности до 2016 года, носили полусимволический характер. Северокорейская пропаганда, конечно, говорила о «блокаде», в которой, дескать, находится Корейская Народно-Демократическая Республика. Однако на практике первые раунды санкций касались лишь товаров, которые не играли заметной роли в северокорейской внешней торговле.

Вторая причина, по которой санкции до недавнего времени были неэффективными, – это позиция Китая. Фактически санкции саботировались Китаем на всех этапах. На этапе подготовки документов китайские дипломаты затягивали принятие очередной резолюции Совета Безопасности, а также добивались того, чтобы в тексте резолюции оставалось максимальное количество недомолвок и лазеек, которые отвечали бы нуждам китайских фирм, ведущих бизнес в Северной Корее. На этапе исполнения санкций китайская сторона использовала все эти лазейки и временами сознательно закрывала глаза на нарушение санкционного режима на местном уровне.

Такая позиция Китая была вызвана тем, что китайское руководство, несмотря на крайнее недовольство северокорейскими ядерными и ракетными амбициями, имеет все основания считать, что интересам Китая наилучшим образом соответствует сохранение статус-кво на Корейском полуострове. В Пекине всегда опасались того, что излишне жесткие санкции могут спровоцировать экономический кризис, а вслед за ним и политическую нестабильность в Северной Корее.

Поскольку руководство Китая не испытывает энтузиазма по поводу перспектив гражданской войны в соседней стране, обладающей ядерным оружием, данная позиция была вполне рациональной. Кроме того, в Пекине понимали, что конечным результатом кризиса в КНДР может стать объединение Кореи по германскому сценарию, то есть появление на китайских границах националистического и демократического государства, которое останется военно-стратегическим союзником США.

Однако в августе – сентябре китайская позиция по северокорейскому вопросу претерпела неожиданные и радикальные изменения. Это хорошо видно и из поведения китайских дипломатов, и из того, как изменился тон бесед с китайскими чиновниками и экспертами. Еще в прошлом году китайские эксперты часто обвиняли своих российских коллег в том, что те, дескать, слишком уж жестко относятся к Северной Корее. В последние месяцы, однако, стали звучать прямо противоположные обвинения: якобы Россия слишком терпимо относится к КНДР.

Другим признаком новой китайской линии стала та поспешность, с которой в последние месяцы принимаются резолюции Совета Безопасности о введении новых санкций в отношении КНДР. Китайские дипломаты больше не затягивают принятие резолюций, как они часто делали раньше – наоборот, они не просто полностью следуют в фарватере США, но и добиваются того, чтобы так же вели себя и представители России.

Причины китайского разворота понятны. Долгие годы Китаю приходилось делать выбор между двумя неприятными перспективами: ядерной Северной Кореей и нестабильностью и крахом режима в Северной Корее. Объективно говоря, вторая перспектива представляла более серьезную угрозу, поэтому Китай стремился не переусердствовать в своих попытках оказать давление на Северную Корею.

Сейчас усилиями президента Трампа Китай столкнулся с третьей, совсем уж неприятной перспективой – с вероятностью возникновения большой войны на Корейском полуострове. Никто толком не знает, отражают ли воинственные заявления Трампа его реальные намерения, или он просто блефует. Но китайская сторона, кажется, решила не рисковать и исходит из того, что угроза американского удара по КНДР вполне реальна.

Последствия санкций

Активное участие в режиме жестких санкций позволяет китайским дипломатам аргументированно доказывать своим американским коллегам, что время для нанесения военного удара еще не пришло и что, дескать, будет лучше повременить с отдачей соответствующих приказов, отложив военную операцию на полгода или год. Подразумевается, что жесткие санкции к тому времени начнут душить северокорейскую экономику и Пхеньян, возможно, пойдет на уступки.

Однако санкции, хотя и могут ввергнуть северокорейскую экономику в кризис, едва ли приведут к тем результатам, на которые надеются их сторонники. Если на этот раз санкции действительно окажутся «эффективными», их организаторам, возможно, придется вспомнить древнюю мудрость: бойся того, о чем ты молишься.

Введенные недавно санкции действительно носят беспрецедентный характер. Они, в частности, ограничивают объем поставок жидкого топлива в КНДР. Допустимый уровень поставок зафиксирован на мизерном уровне – примерно 10% от уровня не слишком благополучного 2016 года. Введены также ограничения на поставки сырой нефти. Кроме того, Резолюция 2397 запрещает странам ООН закупать в Северной Корее минеральное сырье, морепродукты и иные виды продовольствия, машины и оборудование. Наконец, резолюция требует, чтобы в течение 24 месяцев все страны ООН выдворили со своей территории всех находящихся там северокорейских рабочих.

Если эти меры будут выполнены в полном объеме (ключевой здесь является позиция Китая), то КНДР столкнется с острым дефицитом дизельного топлива и бензина, причем масштаб этого дефицита будет таков, что северокорейская экономика окажется практически парализованной. Вдобавок КНДР потеряет 80–90% всех валютных поступлений.

В связи с этим возникает вопрос о политических последствиях этого экономического кризиса. Сторонники жестких санкций, которые в настоящее время доминируют в Вашингтоне, исходят из того, что резкое снижение уровня жизни приведет к росту недовольства значительной части населения. Это недовольство может быть особенно сильным, если учесть, что в последние 5–6 лет экономика КНДР, во многом работающая сейчас на принципах рынка, росла неплохими темпами.

Известно, что кризис, который случается после нескольких лет роста уровня жизни (и соответствующих ожиданий), сказывается на состоянии народных умов куда сильнее, чем пребывание в состоянии стабильной многолетней нищеты. Сторонники санкций считают, что северокорейское руководство, столкнувшись с ростом недовольства и угрозой волнений или государственного переворота, пойдет на уступки и начнет переговоры на условиях США и их союзников.

Однако эти надежды беспочвенны. Северокорейское руководство хорошо помнит, что случилось с Муаммаром Каддафи, который, оказавшись в похожем положении, согласился на свертывание своей ядерной программы. Как известно, через десятилетие после торжественной сдачи ядерного оружия Каддафи столкнулся с революционной ситуацией у себя в стране. Тогда он не смог использовать против повстанцев свое основное преимущество – превосходство в воздухе. Случилось это потому, что страны Запада ввели в Ливии систему бесполетных зон, парализовав правительственную авиацию.

В Пхеньяне считают, что если бы в распоряжении Каддафи было даже самое примитивное ядерное оружие, то западные страны не пошли бы на прямое вмешательство в ливийский кризис и у сторонников Каддафи были бы реальные шансы победить в гражданской войне.

Понятно, что уроки Ливии вполне усвоены в Пхеньяне. Если в Северной Корее появятся признаки массового недовольства, то северокорейское руководство, скорее всего, не только не задумается об отказе от ядерного оружия, но, наоборот, будет считать развитие ядерного потенциала еще более важной задачей.

Новые санкции могут спровоцировать в КНДР экономический и политический кризис, но никак не могут привести к изменениям в политике руководства КНДР по ядерному вопросу – более того, с некоторой долей вероятности санкции приведут к ужесточению этой политики.

Если волнения не просто начнутся, но и выйдут из-под контроля, ситуация может принять еще более неприятный оборот. Северокорейское руководство, окончательно загнанное в угол, может попытаться спровоцировать конфликт с внешним миром. Если Ким Чен Ын и его окружение решат, что шансов на спасение у них больше не остается, они вполне могут захотеть умереть с музыкой и нанести удар (возможно, и ядерный) по своим соседям. Жертвами такого удара могут стать не только США, но и Южная Корея, и Япония, и даже Китай, к которому в Северной Корее всегда относились не слишком дружелюбно.

Впрочем, даже возможная победа северокорейской революции, скорее всего, не должна вызывать особого энтузиазма. Падение режима семейства Ким, даже если оно и не приведет к международному кризису, все равно станет началом крайне непростого периода, который затронет не только обе Кореи, но и все соседние страны.

Существующие оценки говорят, что объединение Кореи по германскому образцу будет стоить огромных денег, а постепенное превращение двух Корей в единое общество займет не одно десятилетие. На протяжении этого времени Корея будет оставаться потенциально нестабильным, раздираемым внутренними противоречиями регионом и источником неприятностей для соседей.

Позиция России

В этой связи возникает вопрос, насколько рациональны действия российской дипломатии, которая последовательно поддерживает все более радикальные резолюции Совета Безопасности.

Пока санкции носили умеренный характер и были направлены на то, чтобы лишить КНДР доступа к материалам, необходимым для продвижения ракетно-ядерных программ, они, безусловно, имели смысл. Как одна из пяти «официальных» ядерных держав, Россия естественным образом не заинтересована в распространении ядерного оружия. Отношения Москвы с Пхеньяном, несмотря на случающиеся время от времени периоды широких улыбок и сладкой риторики, еще с 1950-х годов остаются более чем прохладными, а иногда и прямо враждебными. Тем не менее в той ситуации, что сейчас сложилась в Восточной Азии, подталкивание Северной Кореи к внутриполитической катастрофе однозначно не отвечает интересам России (равно как и интересам других держав, которым по воле географии не повезло оказаться соседями КНДР).

Позицию Китая, который в последние месяцы фактически следует в фарватере северокорейский политики США, можно отчасти понять. Поскольку Китай контролирует 80–90% всей северокорейской внешней торговли, готовность Пекина принимать участие в сверхжестких санкциях может даже оказаться дипломатически полезной. Китайские дипломаты могут использовать свое участие в санкциях для того, чтобы добиться от президента Трампа и его окружения решения отложить силовые меры на будущее. Возможно, именно подобными соображениями руководствовались и на Смоленской площади, когда решили проголосовать за Резолюцию 2397.

Тем не менее возникает вопрос, насколько разумно дальнейшее увеличение давления на КНДР. Даже если санкции можно использовать как аргумент в попытках не допустить силовой акции со стороны США, в долгосрочном плане нынешние санкции опасны.

Россия как постоянный член Совета Безопасности имеет в своем распоряжении такой уникальный инструмент, как право вето. Речь пока идет не о том, чтобы напрямую заблокировать усиление санкций против Северной Кореи. Однако сам факт наличия права вето дает России возможность добиваться смягчения резолюций по санкциям и вообще делать то, чем на протяжении последнего десятилетия активно занимались китайцы, – включать в текст резолюции максимальное количество лазеек, которые бы позволяли КНДР более или менее свободно торговать гражданской продукцией.

Наконец, в том – увы, вероятном – случае, если Резолюция 2397 приведет к резкому ухудшению ситуации в КНДР (например, к тому, что к концу 2018 года в стране опять возникнет угроза голода), у России будут все основания для того, чтобы решительно выступить против нынешнего режима санкций и создать условия для предоставления КНДР гуманитарной помощи.

Северную Корею фактически подталкивают сначала к гуманитарной, а потом и политической катастрофе, которая к тому же может перерасти в международный конфликт. Понятно, что подобное развитие событий в Восточной Азии ни в коем случае не соответствует интересам России. Пришла пора останавливать санкционный маховик, дальнейшее раскручивание которого может окончиться весьма печально.

КНДР. Китай. США. ООН. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 января 2018 > № 2458799 Андрей Ланьков


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450508 Карл Бильдт

Карл Бильдт: В мире началась новая эра

Карл Бильдт (Carl Bildt), Dagens Industri, Швеция

После четверти века либеральных успехов мир все вернее вступает в новую фазу. Становление Китая как сверхдержавы заменяет глобализацию геополитикой, западная политика идентичности высвобождает идеологические конфликты, а компьютеризация меняет экономики.

Что же касается более долгосрочных линий глобального развития, то здесь есть причины для беспокойства, пишет бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт (Carl Bildt).

Каково на самом деле новое время? Неожиданности последних лет, пертурбации и новые трудные задачи, конечно, кое-что перевернули с ног на голову. Временами многие беспокоятся о том, что мир, который мы знаем, может пойти прахом, но почти сразу после этого приходит облегчение: на самом деле это вовсе не так, и по большей части все выглядит очень неплохо.

Прошедший год может послужить хорошей иллюстрацией.

Мировая экономика пошла вверх, и мировая торговля вновь нарастает. Трамп бушует в Твиттере, но пока ни одной войны не развязал. Волну популизма в Европе, по крайней мере, смогли остановить, и победа Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции дала ЕС новую надежду на будущее.

Все это так, конечно.

Но что касается более долгосрочных линий глобального развития, тут по-прежнему есть причины для беспокойства.

В развитии последних лет заметны три основных тенденции.

Во-первых, мы видим, что геополитика бросает вызов глобализации как доминирующей силе. Конкуренция за власть и влияние ужесточается, когда изменяется соотношение сил между разными игроками. Объединяющие рамочные и нормативные соглашения ставятся под сомнение и становятся все слабее.

Во-вторых, вопросы идентичности заменили вопросы идеологии в первую очередь в рамках того, что мы называем западными демократиями. И доминируют не надежды на будущее, а, скорее, опасения. Политические системы дробятся, и управлять ими становится сложнее.

И, в-третьих, очевидно, что мы находимся в конце эры индустриализации и в начале эры компьютеризации. Речь идет о перемене намного более значительной, чем простое наступление четвертого этапа промышленной революции. То, что промышленная революция до основания перестроила наш мир, мы все знаем, и нет никаких причин считать, что компьютерная эра не сделает то же самое.

Все вместе это означает, что многие из столпов глобального развития, в особенности актуальных в последнюю четверть века, но в целом — и на протяжении более длительного периода времени с середины прошлого века, теперь будут подрублены.

Не так давно казалось нормальным говорить о либеральном глобальном миропорядке, который подразумевал достижения лучших предпосылок для мирной жизни и благосостояния все большего числа людей. Возможно, так называемую Атлантическую хартию, которую Черчилль и Рузвельт подписали в 1941 году, можно рассматривать как его интеллектуальный базовый документ, а различные организации, созданные после окончания мировой войны, — как его институциональные носители.

Конечно, коммунистическая проблема по-прежнему существовала, и опасность, которую она в себе заключала, была существенна. В конце 1940-х годов была захвачена не только Восточная Европа: коммунистические партии набрали угрожающую силу также во Франции, Италии и Финляндии. Советское оружие помогло победить в гражданской войне китайским коммунистам.

Но постепенно и коммунистическая идеология, и советская власть закоснели. И четверть века назад все это развалилось во время глобальных либеральных системных перемен, которые повлияли также на Индию и подстегнули изменения в Китае.

В течение четверти века, которая за этим последовала, случилось, возможно, лучшее за всю историю человечества, если ориентироваться на экономические и социальные показатели. От Шанхая до Сан-Паулу сформировался новый глобальный средний класс. Смертность грудных детей уменьшилась вдвое. США и Россия свернули примерно 90% своих ядерных вооружений.

Но сейчас эта картина изменилась в связи с теми различными тенденциями, которые я упомянул.

Незадолго до Рождества администрация Трампа обнародовала свою национальную стратегию безопасности, и это был очень своеобразный документ. Конечно, от предыдущих вариантов кое-что осталось, и изменилось не все, но основной тон был совершенно другой.

Раньше США стремились и дальше надстраивать международный порядок, в котором постепенно закон становился бы важнее власти и который в будущем мог стать продолжением той мечты, эскиз которой набросали в 1941 году, а сейчас обрисовали совсем иную картину.

Теперь говорится, что существующий международный порядок невыгоден США, и наступило время, когда сила — как экономическая, так и военная — становится важнейшим инструментом во все более жесткой борьбе с другими так называемыми суверенными странами мира.

Генри Киссинджер (Henry Kissinger) написал целую книгу о поиске работающего глобального миропорядка, а в картине мира Трампа это понятие вообще не упоминается. Что касается его принципов, то Кремль, конечно, почувствовал значительное родство с новым американским мировоззрением.

Во многом это связано с тем, как шаг за шагом увеличивает свою роль Китай.

На 19-м партийном конгрессе в Пекине выступила самоуверенная и убежденная в своей власти партия, чей основной принцип — скорее национализм, чем коммунизм. Документы и речи были однозначными. К 2030 году нужно добиться глобальной лидирующей позиции в сфере искусственного интеллекта и других технологий будущего. И когда «народной республике» в 2049 году исполнится 100 лет, она должна быть ведущей силой мира.

Удастся это или нет, мы знать не можем. Чем жестче диктатура становится в краткосрочной перспективе, тем более хрупкой она делается в долгосрочной. Недостатка в предостерегающих знаках касательно финансовой, а значит, и политической стабильности, конечно, нет.

Но в свете того, что было достигнуто в последние десятилетия, мы не можем отмахнуться от вероятности, что удастся сохранять баланс еще некоторое время. И не стоит забывать, что более открытый и либеральный Китай в долгосрочной перспективе, скорее всего, был бы еще более серьезным вызовом.

В американской национальной стратегии безопасности Китай и Россию соединяют вместе как две более или менее равноценные ревизионистские державы, которые бросают вызов США. Но реальная картина скорее такова, что хотя Россия, конечно, на тактическом и региональном уровне бросает им вызов, но Китай это делает также еще стратегически и глобально.

С нынешними тенденциями китайский оборонный бюджет в какой-то момент после 2030 года выйдет на тот же уровень, что и американский, который сегодня составляет примерно 45% от всех военных вложений в мире.

Геополитически задача уравновешивать растущую китайскую власть в значительных частях Азии будет становиться все более сложной. Именно Китай, а не Россия, скорее всего, может считаться основной угрозой. Уже сегодня сообщается, что более 60% военных инвестиций США уходит в эти регионы, и эта доля будет, вероятно, расти.

Россия — в лучшем случае держава в состоянии застоя, а в долгосрочной перспективе — скорее затухающая. Владимир Путин десять лет стабилизировал и усиливал Россию с помощью высоких цен на нефть, но его отказ от реформ и сотрудничества с Западом привел к стагнации и внешнему ослаблению.

Военная модернизация и усиление, которые он начал после 2008 года, непременно продолжатся. Сейчас разрабатывается новая программа с целями до 2027 года. И военная мощь — по-прежнему его сильнейшая карта. Ядерное оружие останется ядром арсенала власти Кремля.

Быстрое вторжение в Сирию стало, без сомнения, успехом России, сделав эту страну серьезным игроком в регионе, где ситуация постоянно усложняется, и при этом унизив США.

Но исторически и стратегически едва ли что-то может компенсировать потерю Украины. Эта вторая по величине славянская нация, занимающая огромные европейские территории, превратилась из исторически дружественной державы в потенциального врага России.

Каждый, кто посмотрит на карту с Кремлем в качестве точки отсчета, поймет, что это значит. Путин может говорить о распаде Советского Союза как о стратегической катастрофе в кремлевской картине мира, я же предположу, что потеря Украины, к которой привела его собственная политика, в перспективе станет еще худшей катастрофой.

Еще одно последствие его политики: такие страны НАТО, как Великобритания, Канада, Германия и США, сейчас на более или менее постоянной основе разместили боевые контингенты в странах Прибалтики и Польше. До фатальной авантюры Путина на Украине это было немыслимо.

После российских президентских выборов в марте начнется период перехода ко времени после Владимира Путина. Неуверенность в будущем России продолжит расти, и нужно быть бдительными и не создавать возможностей, которые могут быть использованы для каких-нибудь авантюр.

Более либеральная и открытая Россия едва ли возникнет в краткосрочной перспективе, но в более отдаленном будущем этого исключать нельзя. Россия, которая продолжит отворачиваться от Запада, едва ли сможет стать чем-то большим, чем просто вассалом растущего Китая. Возможно, в один прекрасный день осознание этого начнет набирать силу. Мы не должны закрывать дверь.

Для Европы постепенно меняющаяся картина мира означает пересмотр основ. ЕС — это европейская организация, которая, как мы надеялись, в той или иной форме станет образцом для всего мира. Не так давно говорилось о том, что европейская идея об интеграции, общих правилах и частичном суверенитете может изменить мир.

Европа воплощала собой идею интеграции и сотрудничества в более мягком мире, но сейчас внезапно возникла необходимость в том, чтобы Европа, не отказываясь от своей изначальной мысли, также стала и силой, которая может утвердиться в трудные времена. Мягкая Европа не работает в жестком мире.

Испытания значительны. Миграционный кризис и потоки беженцев создали новое существенное напряжение как внутри, так и между обществами и нациями. Крупные стабилизирующие партии повсюду ослабели, и более раздробленный политический ландшафт делает управление сложнее практически повсюду.

Но если Европа как мечта, возможно, больше не имеет прежней силы в эти трудные времена, то Европа как необходимость — это в высшей степени осязаемая реальность. Трамп может мечтать о своих суверенных государствах, в Европе же эпоха доминирования национальных государств — уже позади. Тяжелые времена требуют, чтобы Европа действовала единым фронтом.

Для этого нужна способность как к дальновидному лидерству, так и к компромиссам в краткосрочной перспективе. Раздробленная Европа никогда не сможет быть самостоятельной силой, а будет рано или поздно разрушена силами других. Тогда и более слабая Россия сможет выступать в роли сильной, и старые страхи появятся снова.

Конечно, нужно сохранять трансатлантическую связь, насколько это возможно, но необходимо и уметь стоять на собственных ногах, когда эта связь ослабевает. Косвенным китайским давлением пренебрегать нельзя.

И важно, чтобы в эти трудные времена Европа оставалась маяком принципов открытого общества и всех возможностей открытого мира. Пусть дует встречный ветер — это еще не повод изменять себе.

То, что нам нужна усиленная общая европейская внешняя политика и политика безопасности, должно быть очевидно для всех. Просто отгородиться от внешнего мира не поможет. У Европы должны быть силы за пределами этих стен, ведь окружающий мир вполне ощутимо влияет на то, что происходит внутри.

Нас не окружают океаны. Кризисы Ближнего Востока еще очень далеки от разрешения. Время терроризма не миновало. Более того: в этом году почти треть всех рождающихся в мире детей появятся на свет в Африке, и к концу этого века примерно 40% людей работоспособного возраста тоже будут жить в Африке. Все это произойдет уже очень скоро.

Компьютерное развитие только начинается. Когда человек в начале эпохи индустриализации разработал второе поколение паровых машин, он мало что знал о том, что последует за этим. Год назад мало кто говорил о блокчейне, искусственном интеллекте и квантовых компьютерах, но скоро об этом заговорят практически все.

Многих это пугает, и есть риск, что политика станет оборонительной, но возможности — намного значительнее, чем угрозы. Вероятно, в этом по большей части заключается и решение климатической проблемы. Мы уже начинаем подозревать о последствиях, на которые ни у кого нет права закрывать глаза.

После десятилетий раскола в мире и четверти века успешных либеральных системных перемен мы, без сомнения, вступили в более беспокойное и труднопредсказуемое время. Сумбурное время. История больше не представляется линейной, сейчас уже не таким однозначным кажется автоматический выход к свету из тьмы.

XX век, в котором преобладали идеологические войны и конфронтации, сложился из других материалов, и сейчас, я полагаю, нам скорее надо попытаться извлечь опыт из различных линий развития XIX века.

Тогда, как и сейчас, кардинально изменилось соотношение сил, идеи менялись и развивались, и новые технологические прорывы создавали совершенно новые условия существования наций и континентов. То, что это через довольно длительное время закончилось весьма плохо, в тот момент, когда борьба между нациями подавила все остальное и тоталитарные идеи взметнули свои знамена, подарив нам полвека ужасов, — тоже одна из причин помнить об этом периоде.

История не повторяется, но почему бы не извлечь из нее урок. И именно теперь, я думаю, мы находимся на том этапе, когда особенно необходимо попытаться лучше рассмотреть и понять общие черты развития событий.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450508 Карл Бильдт


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 января 2018 > № 2449393 Василий Кашин

Восточный ветер. Быть ли торговой войне между Китаем и США

Василий Кашин

Эксперт Центра анализа стратегий и технологий

США рассматривают Китай как стратегического конкурента и «ревизионистскую державу», в 2018 году страны могут обменяться торговыми ограничениями, которые окажут негативное влияние на всю мировую экономику. При этом осложнение отношений с США автоматически ведет Китай к сближению с Россией

2018 год обещает быть неспокойным для Китая и во внешнеполитической, и во внутриполитической сфере. Прошедший в октябре 19-й съезд КПК наметил лишь общие стратегические приоритеты государственной политики на предстоящие годы, в то время как практические решения будут приниматься на сессии Всекитайского собрания народных представителей в марте.

Именно тогда будут проведены ранее согласованные в партийных структурах назначения руководителей государственных структур и будут законодательно закреплены намеченные изменения в структуре государственных органов. Изменения затронут прежде всего правоохранительную систему и сферу нацбезопасности.

Важнейшим из них станет создание Национальной надзорной комиссии, антикоррупционного органа с широчайшими полномочиями. К нему перейдут функции партийного контрольного органа — Центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦПКД) КПК, партийной контрольной структуры и части государственных антикоррупционных структур.

Сейчас ЦПКД, по сути, является крайне могущественным правоохранительным органом, имеющим в своем распоряжении полный полицейско-спецслужбистский арсенал методов, включая задержания, аресты, допросы подозреваемых. При этом комиссия действует на основании партийного устава и избавлена от судебного и прокурорского надзора, что ведет к многочисленным злоупотреблениям.

По сути, она стала главным инструментом внутрипартийной борьбы и была использована китайским лидером Си Цзиньпином для разгрома политических оппонентов в рамках антикоррупционных кампаний. Новая реформа будет сопровождаться приданием созданному на базе комиссии органу расширенных полномочий и конституционного статуса, но в то же время введет его работу в определенные рамки.

При этом Национальная надзорная комиссия не полностью заменит собой ЦПКД, а лишь возьмет на себя значительную часть ее функций. Предстоящие изменения будут значительными и потребуют внесения первых с 2004 года поправок в китайскую конституцию. На сессии будет сформирован новый состав правительства — Госсовета КНР, включая его экономический блок. При этом нельзя исключать изменения функций и структуры отдельных правительственных ведомств — последняя большая волна слияний и реструктуризаций в китайском правительстве прошла еще в 2008 году.

Экономика и внешние вызовы

Осенью 2018 года должен будет пройти важнейший Третий пленум ЦК КПК 19-го созыва, который определит приоритеты экономической политики на ближайшие пять лет. До сих пор наиболее важные реформы Си Цзиньпина касались сферы национальной обороны и безопасности, борьбы с коррупцией, системы управления инновационной сферой и внешней политики. Политика в сфере экономики была более инерционной, но, вполне возможно, теперь она станет приоритетом.

При этом Китай будет сталкиваться с растущим числом внешних вызовов, главным из которых будет ситуация на Корейском полуострове. После принятия Советом Безопасности ООН очередной волны санкций против КНДР в конце декабря 2017 года Северная Корея находится на грани внешнеэкономической блокады: запрещено большинство видов северокорейского экспорта, объем разрешенного экспорта нефти в КНДР сокращен почти на порядок, до незначительной величины в 500 000 баррелей в год. В таком положении КНДР будет способна продержаться лишь ограниченное время. Изначально целью Пхеньяна было, с одной стороны, обеспечение безопасности режима перед лицом давления со стороны США и, с другой стороны, нейтрализация влияния Китая (на Китай приходится более 80% северокорейской внешней торговли).

С точки зрения Пхеньяна, выходом было навязывание США прямого диалога по вопросам безопасности с последующим разменом части своих ракетных программ на частичное снятие санкций и постепенную нормализацию отношений с внешним миром. Однако США вместо диалога предпочитают давить на Пхеньян комбинацией санкций и военных угроз. КНДР может в ответ пойти на эскалацию военной напряженности на Корейском полуострове (такое развитие ситуации чревато войной) либо будет вынуждена принять китайское влияние на свою внешнюю и, частично, внутреннюю политику.

Последний вариант станет провалом многолетней политики по превращению КНДР в независимого внешнеполитического игрока, но он гарантирует выживание северокорейской элиты. Таким образом, в 2018 году Китай может одержать на Корейском полуострове крупнейшую внешнеполитическую победу, но также может оказаться вовлеченным в опаснейший военно-политический кризис с участием КНДР и США. В любом случае корейская тема будет в предстоящем году главной для китайской внешней политики.

Конкуренция с США

На протяжении первого года администрации Трампа потребность Вашингтона в сотрудничестве с Китаем по Корее удерживала американцев от агрессивного давления на Пекин по вопросам торговли. Но долго это продолжаться не могло — торговый дисбаланс с Китаем был одной из центральных тем предвыборной риторики Трампа, да и сотрудничество по Корее развивается не вполне так, как ожидали США.

Новая Стратегия национальной безопасности США рассматривает Китай как стратегического конкурента и «ревизионистскую державу», намеренную пересмотреть созданный США порядок в мире. В конце декабря стали появляться признаки надвигающейся торговой войны между двумя сверхдержавами. Перспектива начала такой войны администрацией Трампа в 2018 году оценивается как реальная некоторыми ведущими американскими экспертами по американо-китайским отношениям.

Если обмен ограничениями в сфере торговли примет значительный размах, речь будет идти о сильнейших глобальных экономических потрясениях с потенциально крайне негативными последствиями для всей мировой экономики.

Осложнение ситуации в Корее, а также в других старых болевых точках американо-китайских отношений (вокруг Тайваня и в Южно-Китайском море) лишь повысит вероятность популистстких шагов нынешнего руководства США. При этом риторика китайского руководства в последние месяцы говорит о том, что Пекин не намерен оставлять какие-либо выпады в свой адрес без ответа. Возможно, американский глобальный бизнес и его политические лоббисты сумеют предотвратить катастрофу и на этот раз, но сделать это будет труднее, чем сразу после прихода Трампа к власти.

Сближение с Россией

Любое осложнение отношений между Китаем и США автоматически ведет к росту китайского интереса к отношениям с Россией. При этом определенная позитивная динамика в наших отношениях будет присутствовать в следующем году и без политических катаклизмов. С учетом наблюдаемой динамики в торговле, роста цен на сырье, ожидаемых поставок нефти в Китай по расширенному нефтепроводу ВСТО и поставок СПГ с Ямала можно предположить, что российско-китайская торговля в следующем году окончательно преодолеет спад и существенно превысит докризисный уровень 2013 года ($88 млрд, по данным российской статистики).

Может заработать первое торговое соглашение между Евразийским экономическим союзом и КНР, согласованное переговорщиками несколько месяцев назад. Можно ожидать некоторого роста в военно-техническом сотрудничестве — заседание двусторонней комиссии по ВТС в Москве в декабре прошло на высоком уровне, а руководителя китайской делегации, заместителя председателя ЦВС Чжан Юся принял Владимир Путин.

Несмотря на улучшающийся фон отношений, туманной остается судьба ряда обсуждаемых длительное время крупных двусторонних проектов, таких как газопровод «Сила Сибири-2» и скоростная железнодорожная магистраль Москва — Казань. Одновременная смена ряда ключевых фигур в кабинетах министров двух стран (президентские выборы в России, ожидаемые кадровые решения сессии ВСНП в Китае) может замедлить обсуждение некоторых проектов. Тем не менее взаимная заинтересованность России и Китая в сотрудничестве лишь растет.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 января 2018 > № 2449393 Василий Кашин


Туркмения. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 января 2018 > № 2448053 Максат Сапармурадов

США могут использовать Туркменистан против Ирана и России

Социально-экономическая ситуация очень тяжелая. Население уже не выдерживает того деспотизма, который устроили в стране власти…

Туркмения провожает 2017 год с очевидными надеждами на то, что новый год сложится для нее лучше. В стране ужесточился финансовый кризис, признаки которого проявились еще год назад, ожидания на приток иностранных инвестиций не оправдываются, обстановка на границе с Афганистаном остается сложной. О проблемах Туркменистана и причинах их EADaily рассказал председатель правления Общества русско-туркменской дружбы «Соотечественник» Максат Сапармурадов.

— Туркменистан остается, пожалуй, самой закрытой страной постсоветского пространства. Поэтому правда о нем порой соседствует с дезинформацией. Действительно ли уходящий год оказался настолько тяжелым?

— Год для Туркменистана начался с подтверждения президентских полномочий Гурбангулы Бердымухамедова на выборах 12 февраля. В течение года президент презентовал свои книги и песни. Происходило это на фоне снижения доходов от западных нефтяных компаний, которые разрабатывают месторождения на шельфе Каспия. Страна столкнулась с финансовым кризисом. Усугубило ситуацию проведение в стране крупных спортивных соревнований — V Азиатских игр. Строительство спортивных сооружений, гостиниц и других объектов потребовало значительных затрат. Самостоятельно республика не справлялась, пришлось обратиться к внешним заимствованиям. В бюджете образовалась дыра. В стране нет наличности. Нет также возможности обналичить деньги с банковских карт. Есть признаки продовольственного дефицита. Все это позволяет говорить об экономическом кризисе в Туркменистане.

— В течение года с афгано-туркменской границы поступала тревожная информация. Что там сегодня?

— Столкновения. Там гибнут люди. Армии, в привычном понимании, в Туркменистане уже нет. Офицеры предпочитают службе на границе увольнение. Как можно приказывать армии, когда… У меня племянник служит в городе Мары. Его командир отпускает в увольнение покушать. Кормить солдат нечем.

На параде, в честь Дня Независимости Туркменистана, который отмечался 27 октября, президент Бердымухамедов продемонстрировал военную мощь страны. В числе прочего колонной проехала боевая техника. В ней были машины, приобретенные в США. Это машины открытого типа с высокой проходимостью. Как сказал один из туркменских чиновников, они предназначены для ташаузского направления. Ташауз — это граница с Узбекистаном, где тихо и спокойно. Это была просто отговорка. По информации из определенных кругов, эти машины уже в ближайшее время будут проданы в Афганистан, причем с ведома США, поскольку закупались в Америке. И продавать их будут не правительственной армии, а частным лицам. Есть вероятность, что эти машины попадут к радикалам, ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России и других странах), которые потом на этих машинах будут прорываться через государственную границу Туркменистана.

— Продавать военные машины радикалам, которые потом нанесут удар по твоей же стране?

— Там хозяевами себя чувствуют американцы — как скажут, так и будет. А Ашхабаду деньги нужны.

— В чем причина такого кризиса?

— Все ждут следующего года, когда можно будет получить очередной китайский кредит. Бизнесмены ожидают, что откроется конвертация и можно будет возобновить покупку товаров в других странах. В стране назревает голод. Продукты питания дорогие и продолжают дорожать. Из Туркменистана люди бегут. Сейчас многие туркмены стараются уехать в США, страны ЕС, русскоязычные стараются получить статус переселенца в России. Работы нет. Вероятно, скоро начнется большая распродажа. Те же военные машины, они давно были заказаны и оплачены США, но пришли в республику недавно. То есть, если в стране вдруг начнутся беспорядки, то армия может и не озаботиться безопасностью власти.

— Насколько велика вероятность беспорядков?

— Они могут начаться. Народ готов к переменам, он просто ждет. Только внутри страны нет политической силы. Социальный взрыв назревает. Народ надеется на Россию. Однако во внутренние дела Туркменистана Россия вмешиваться не будет. Может вмешаться Иран, но только в том случае, если американцы предпримут какие-то действия в Туркменистане и возникнет угроза Тегерану.

Но и с Тегераном не все так просто. В новом году исполняется 400 лет со дня продажи Ираном царской России Фирюзы — это курортное, красивейшее место отдыха в Туркменистане. В Иране громогласно говорят о том, что хотят вернуть свои земли.

Социально-экономическая ситуация очень тяжелая. Население уже не выдерживает того деспотизма, который устроили в стране власти. Еще немного и гнев начнет выплескиваться.

— Куда делись деньги? Неужели все ушло на Азиаду?

— Да, и более того Туркменистан еще остался должен за нее ряду стран, прежде всего Китаю. А Китай усиливает свое присутствие в Туркменистане. Уходить он не собирается. А потому крепнут подозрения в том, что в счет погашения долгов Пекин может затребовать газоносное месторождение Галкыныш. Помимо интереса к газовым месторождениям, которые он разрабатывает и при этом забирает весь газ в счет долга, у Китая в Туркменистане долгосрочные геополитические интересы. Рядом Афганистан, Иран, с которым у Китая много совместных проектов. Плюс Каспийское море.

После того, как будет подписан договор по статусу Каспия, у Туркменистана появится возможность построить Транскаспийский трубопровод и поставлять свой газ в Европу…

В энергетических проектах у Туркменистана складывается все не очень хорошо. Прекращены поставки газа в Россию и Иран. На мечте продавать газ в Европу и Индию можно поставить крест.

— Почему?

— Начнем с того, что в уходящим году Россия, Иран и Азербайджан договорились по ряду вопросов. В частности, Россия будет поставлять свой газ на север Ирана через Азербайджан. Не исключено, что в будущем российским газам будут дополнять Трансанатолийский трубопровод — TANAP. Дело в том, что газа с месторождения Шах-Дениз для наполнения этой трубы будет недостаточно. Первоначально планировалось, что это будет туркменский газ. Но после того, как главы РФ, Ирана и Азербайджана договорились по вопросу газообеспечения северного Ирана, то очевидно, что они смогут договориться и наполнять российским газом TANAP. Кроме этого, Россия и Иран подписали меморандум об участии «Газпрома» в проекте строительства газопровода по дну Персидского залива, а также об участии российской компании в разработке газовых месторождений в Иране. Протяженность газопровода составит 1200 км.

— Но причем тут Туркменистан?

— Дело в том, что Иран будет поставлять газ в Индию. Если сделка состоится, то в ней примет участие и Россия. Причем участвовать будет, используя своповые поставки газа из Ирана. Экономика таких обменных поставок гораздо привлекательнее в сравнении с прямым экспортом газа из России. Не исключено, что договоренность по поставкам российского газа на север Ирана может стать своповым элементом в экспорте иранского газа в Индию по новому трубопроводу. Туркмения в этом случае остается в стороне. В Китай туркменский газ поступает в счет погашения кредитов, в Россию и Иран он не идет вовсе. Газопровода ТАПИ (Турменистан-Афганистан-Пакистан-Индия) не будет. Забудьте об этом проекте.

— Как забыть, если Туркменистан на своей территории строит этот трубопровод?

— Это исламские деньги (Исламского банка Развития — прим. EADaily ), которые разворовываются в том числе и Туркменистаном. В Туркменистане еще и железную дорогу пытаются строить в Афганистан. Но это все игра американцев. США пытаются использовать Туркменистан как новый плацдарм против Ирана и России. Американцы сейчас очень активны в Туркменистане.

http://www.gundogar.org

Туркмения. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 января 2018 > № 2448053 Максат Сапармурадов


Австрия. Китай. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 5 января 2018 > № 2452769 Рустэм Хамитов

Башкирия ждет китайских мегаинвесторов

Интервью с главой Башкирии Рустэмом Хамитовым

Петр Нетреба

Между «Роснефтью» и «Газпромом»: глава республики Башкирия Рустэм Хамитов, чья республика в 2017 году привлекла более 300 млрд руб. инвестиций, в интервью «Газете.Ru» рассказал о текущих и потенциальных инвесторах, модернизации и строительстве новых промышленных объектов, профицитном бюджете, взаимоотношениях с федеральным центром и том, почему в контактах с госкорпорациями требуется специализированное ведомство по привлечению инвестиций.

– Экономика Башкирии так или иначе зависит от двух «китов» — «Газпрома» и «Роснефти». А другие крупные инвесторы к вам приходят?

– Конечно, есть и другие крупные структуры. Например, в республике работает «Сибур». Не гигантское, но значимое предприятие химиков – полиэфирный комплекс – расположено у нас. Будет наращивание мощностей с приличными финансовыми потоками.

У нас работает Уральская горно-металлургическая компания. Вся медная, цинковая тема у этой корпорации – строятся новые шахты, рудники, обогатительные мощности.

У нас есть и активно развивающийся лесопромышленный комплекс. Австрийская компания Kronospan разместила в республике предприятие. Первую очередь лесоперерабатывающих мощностей построили за €200 млн. Сейчас строится вторая, тоже за €200 млн. Будет и третья, примерно за такую же цену. Возник спрос на низкосортную древесину, и тут же возникли новые лесозаготовительные компании, появилось около 3 тыс. новых рабочих мест.

В последние годы, после саммитов ШОС и БРИКС, активизировался Китай. Уезжая с саммита, лидер Китая Си Цзиньпин, произнёс: «В Уфе мы открыли золотую жилу дружбы между китайским и башкирским народами». После этого китайский бизнес начал активно смотреть в нашу сторону. Сейчас на последней стадии проектирования находится цементное предприятие. Суммарно инвестиции оцениваются в $150-180 млн. Подготовлена документация на сборку китайских тракторов на одном из предприятий республики. Начались поставки башкирского мёда в Поднебесную. Хороший спрос именно на наш знаменитый башкирский мёд.

Кроме того, австрийская компания Lasselsberger начинает строить завод сухих строительных смесей и белого цемента, который используется в медицинской промышленности. Суммарные инвестиции в это предприятие оцениваются в €220 млн.

Активно работает у нас «Интер РАО», крупнейшая энергокомпания страны. В Уфимском районе завершается стройка крупной ТЭЦ с объёмом инвестиций более 20 млрд руб.

Большие проекты реализуются на Уфимском моторостроительном производственном объединении, флагмане российского авиадвигателестроения. Десятки миллиардов руб. направлены на модернизацию производств, испытательных станций, внедрение новейших технологий литья, сварки, мехобработки.

Так что у нас работают не только «Газпром» и «Роснефть». Но эти компании, конечно, самые большие и, кстати, продолжают модернизацию своих промышленных гигантов. «Газпром» и «Газпром нефтехим Салават» вложили более 100 млрд руб. в свои проекты. Появились новые производства и объекты энергетики.

«Башнефть» ввела в эксплуатацию современные очистные сооружения для группы нефтеперерабатывающих заводов. Стоимость объекта – более 12 млрд руб.

– Масштаб инвестиций в $1 млрд и выше для вас пока недостижим?

– Есть предпосылки и для реализации мегапроектов. Речь идёт о строительстве производства по переработке газа для производства полиэтиленов.

Дело в том, что через Башкирию проходит значительное количество газопроводов суммарной пропускной способностью 100-110 млрд куб. м газа в год. Это четвёртая часть того, что добывается в стране. Когда-то вся промышленность и энергетика Башкортостана потребляли 20 млрд куб. м газа в год. Сегодня эта цифра – около 15 млрд куб. м. Таким образом, есть газ, который можно перерабатывать. Раньше, 10-15 лет назад, не было таких технологий, но сейчас они появились. Из природного газа в конечном итоге можно получать пластики. Такие предприятия уже работают в Китае и США.

Мы вышли с предложением перерабатывать 2-3 млрд куб. м газа и получать около 1 млн тонн сырья для химической промышленности. Этим глобальным проектом уже заинтересовалось руководство «Газпрома». Началась проработка ТЭО, проводятся расчёты. Пока всё движется в нужном направлении. Если удастся выйти на такой проект, то, конечно, это будет очень мощно. Стоимость его будет значительно превышать $2 млрд. И республика очень заинтересована, чтобы такого рода производство появилось.

– Это будет самостоятельный проект «Газпрома» или речь идёт о привлечении иностранных инвесторов?

– Есть несколько вариантов. Например, «Газпром» в компании с китайской стороной. Есть вариант, когда инвестором окажется только китайская компания.

– О ком идёт речь?

– Пока это коммерческая тайна.

– Вы так активно модернизируете производства. В декабре на «Газпром нефтехим Салават» было запущено акриловое производство. Но рынка сбыта для этой продукции на территории России нет. К чему все эти усилия?

– Да, рынков сбыта сейчас в стране пока нет, вся продукция идет на экспорт. Предприятие уже сегодня на этом неплохо зарабатывает. Но предполагается строительство ряда производств-спутников, где будут получать конечную продукцию. Речь идёт о влагопоглощающих материалах, акриловых красках и т.д. То есть в течение трёх-пяти лет эти производства должны появиться.

Приведу вам пример из другой области. У нас есть Ишимбайский специализированный химический завод катализаторов. Производит катализаторы для каталитического крекинга. Объём производства – порядка 10 тыс. тонн в год. Когда я возглавил республику в 2010 году, они продавали 500, может быть, 1000 тонн в год. А все крупные предприятия страны покупали в основном американские катализаторы. Пришлось ходить по очень многим кабинетам, в том числе самым высоким, и доказывать, что есть конкурентоспособное российское производство. Доказали, да и санкции помогли – сегодня все 10 тыс. тонн катализаторов берут наши российские заводы. Предприятие загружено полностью.

Примерно то же самое должно быть и с другими производствами, которые сейчас модернизируются, на которых возводятся новые мощности. В идеале вокруг каждого крупного нефтехимического, химического предприятия, как пчелы вокруг улья, должен работать малый бизнес, но не торговый, а производственный.

Сырьё есть, а выпуска готовой малотоннажной продукции нет. Это глобальная тема, общероссийская. Между небольшими предприятиями, которые могли бы выпускать готовую продукцию, находятся различные торгово-сбытовые компании, перекупщики. Их, «малышей», отправляют в конец цепочки перекупщиков. Но с надбавкой в 20-30% на сырьё бизнес у маленьких предприятий не получается. Повторю, это глобальная тема, которую мы пока не можем решить.

– Как вы относитесь к стремлению «Роснефти» усилить позиции «Башнефти» в регионе?

– Позитивно. «Роснефть», став собственником «Башнефти», сейчас активно изучает, что можно и нужно модернизировать на заводах и промыслах, какие новые производства необходимы. Оценка происходит в рамках всей компании, потому что нефтеперерабатывающих заводов у «Роснефти» в стране много. Есть понимание того, что башкирскую группу заводов надо ориентировать на нефтехимию. Опять же с выходом на производство химической продукции – этилена и его производных.

Только «Уфаоргсинтез», который входит в уфимскую группу заводов, на сегодняшний день требует от 80 до 100 млрд руб. инвестиций на модернизацию и создание новых производств. И это без нефтеперерабатывающих заводов. По ним мы пока не знаем, какие будут цифры финансирования. Но планы и у «Роснефти», и у республики – самые серьёзные.

Мы сейчас спокойно и плодотворно работаем с компанией, находимся в постоянном в контакте с руководством. Проводим рабочие консультации по многим вопросам. Кроме того, приход «Роснефти» в республику благоприятно сказался на загрузке машиностроительных заводов, которые выпускают продукцию для «нефтянки». И здесь польза очевидна.

– Но акционерного соглашения с «Роснефтью» Башкирия не стала заключать?

– Мы заключили соглашение о совместной деятельности, которое является аналогом акционерного, но более «мягкое» и не такое, может быть, обязывающее.

– Мировое соглашение между АФК «Система» и «Роснефтью» по поводу реорганизации «Башнефти» повлияет на инвестиционный климат республики?

– Безусловно, позитивно. 25% этой суммы должны вернуться в республику через дивиденды или инвестиции. Конкретные механизмы будут определяться после новогодних праздников.

– Когда вы говорите с инвестором, какой основной довод для убеждения?

– Не хочется теоретизировать, тем не менее скажу. Что такое инвестиция? Это размещение капитала с целью получения прибыли. Реально эта прибыль может возникнуть, только если есть сбыт. И хорошо, если в регионе – это самое простое.

Башкортостан – старопромышленный регион, в котором уже есть вся необходимая для производства инфраструктура нефтяного, химического, машиностроительного, строительного комплекса. У нас много вузов, много специалистов, есть рабочая сила. У нас хорошее географическое расположение и транспортная доступность. Есть и сбыт, республика большая, население более 4 млн человек. Всё это делает нас конкурентоспособными в работе с инвесторами.

Но в целом российским регионам с поиском инвесторов тяжело, так как он, инвестор, выбирает территории, где, действительно, издержки поменьше, где география, рынки сбыта, коммуникации, инфраструктура и прочее, как говорится, выстраиваются оптимальным образом. И таких регионов в стране немного.

В своё время на заседании правительства мною поднимался вопрос, что работу по привлечению инвесторов в субъекты нужно координировать в федеральном центре. Необходимо, если хотите, стратегическое планирование в этом вопросе. Не все субъекты сильны в выходе на крупные западные компании. Там другой мир, другие отношения, совершенно другое мировосприятие. Поэтому федеральный центр должен иметь структуру, которая, работая с иностранными фирмами, рекомендовала бы потенциальным инвесторам регионы, в которых можно было бы вести дела, где есть те или иные компетенции. Сегодня, к сожалению, поиск инвесторов регионами порой происходит спонтанно, без системы.

У регионов есть специализация. Республика Башкортостан – это нефть, нефтепереработка, нефтехимия, машиностроение, горнорудная промышленность, лес, электронная промышленность. Это то, в чём мы сильны. Конечно, нам хотелось бы иметь инвесторов именно в таких отраслях.

– То есть нынешняя модель, когда внешние бизнес-контакты обеспечиваются через торгпредства, вас не устраивает?

– Торгпредства? Мы с ними практически не работаем. Да и сил не хватает со всеми общаться.

– А Российский фонд прямых инвестиций?

– С ними мы дружны. Но РФПИ – не орган исполнительной власти, у них немного другие задачи. В федеральном центре нужна постоянная, ежедневная работа по поиску инвесторов и их стыковки с регионами. Нужны выстраивание и гармонизация отношений инвесторов с субъектами Федерации. Такой работы на федеральном уровне всё-таки не хватает.

Например, в части внедрения моделей упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестпривлекательности субъектов Российской Федерации наша республика на начало декабря 2017 года – абсолютный лидер в стране. А по объёму привлечённых инвестиций – пока нет, мы только 10-12-е. Хотя, конечно, мы готовы принять желающих прирастить свои капиталы за счёт строительства у нас новых производств. Ищем инвесторов, работаем, многое получается, но нужно больше.

– У вас есть самостоятельные возможности организовать инвестору преференции?

– Мы можем снизить налог на прибыль. Можем уменьшить имущественные налоги. Можем помочь в строительстве инфраструктуры. Это уже немало.

– В декабре прошла встреча президента с бизнесменами, на которой глава РСПП Александр Шохин возмущался тем, что льготы по налогу на движимое имущество переданы в субъекты, а пользоваться ими собираются только пара регионов. Вы входите в их число?

– Мы дали льготу в размере 1,1%, то есть 50% от возможного. Суммарно это составит около 2 млрд руб.

Хочу сказать и другое. Эти льготы для инвестора порой не играют главную роль. Льготы по всей стране примерно такие же. Да и институты развития во всех субъектах уже есть. В работе с инвестором личный фактор зачастую важнее. Когда мы встречаемся с крупными предпринимателями, я стараюсь доказать, что нет территории лучше Башкортостана для размещения производства. Потому что мы будем сопровождать проект в ручном режиме, что не будет никаких дополнительных обременений, что все формальности мы поможем пройти. Только приходите и работайте! Часто это срабатывает. Но и другие субъекты активно агитируют. Боремся за инвестора постоянно.

– Устраивает ли Вас налоговая политика, которую проводит Минфин в последнее время? Нет ощущения, что у вас отбирают значительную часть заработанного?

– Около половины налогов и доходов, которые генерируются на нашей территории, остаётся в республике. Я, кстати говоря, не сторонник того, чтобы резко менять эту пропорцию. Надо уметь обращаться с деньгами.

Мы второй год – профицитный регион. И цифра у нас не маленькая – около 10 млрд руб. Это говорит о том, что даже с имеющимся денежным потоком мы ещё справляемся порой не так, как нужно бы. Конечно, используем эти ресурсы в 2018 году, но сегодня – профицит.

Деньги надо уметь правильно распределить и использовать. Речь не идёт о банальном освоении средств, бесшабашной раздаче денег, эмоциональных решениях. Расхожее мнение: дайте нам больше денег, мы будем жить лучше, сделаем жизнь счастливой. Нет, это неправильно.

У республики бюджет сегодня ровно такой, сколько мы можем оптимально, без разбазаривания, с хорошим качеством использовать. Исходим из возможностей строительного комплекса, наличия проектов и экспертиз, правильного оформления всех стадий сложного инвестиционного процесса. Мы довольны в целом сегодняшней финансовой ситуацией.

Более того, хочу сказать, что нам очень хорошо помогают дивиденды от «Башнефти». Это серьезный довесок в районе 10 млрд руб.

– Продавать этот пакет вы не собираетесь?

– Продавать не собираемся. Нас сегодня все устраивает.

– Кредитный кризис регионов в 2016 году вас затронул?

– Нет. Относительно нашего бюджета – 165 млрд руб. – у нас мало долгов: 13 млрд руб. – бюджетные кредиты и 5 млрд руб. – госзаймы в виде ценных бумаг. Кредитов в коммерческих банках нет вообще, ни одного рубля. Мы в десятке регионов России, которые не чувствуют тему закредитованности. У нас сбалансированный бюджет. Мы и у Минфина ходим в «отличниках», к нам вообще в этой части нет вопросов. Поэтому, кстати говоря, и федералы отзывчивы на наши просьбы. Знают, что регион сильный, и если берёт в долг, то обязательно вернёт.

– Вам удаётся своими силами обеспечить инвестиционную программу региона? Или приходится обращаться за помощью в центр?

– От помощи центра не отказываемся. Это программы по строительству школ, безопасных дорог, комфортной городской среды, сноса аварийного и ветхого жилья. В основном здесь паритетное финансирование – 50/50. Крупные производственные компании самостоятельно решают вопросы привлечения ресурсов. Но республика даёт льготы.

Например, «Газпром нефтехим Салават» получил от нас льгот на 13,5 млрд руб. при общем объёме инвестиций за последние пять лет в 134 млрд руб. Это ровно 10%. «Башнефть», и другие компании тоже будут получать такого же рода преференции при строительстве новых крупных производств. Эти 10% льгот от многомиллиардных сумм – немало даже для гигантских корпораций. Как говорится, такие деньги на дороге не валяются.

Региональную инвестиционную программу во всем, что касается промышленности, строек, мы выполняем сами. Доля федеральной поддержки также имеется в проектах по развитию села и сельского хозяйства.

– В Москве считается, что одна из главных причин слабого экономического роста – в демографии. Отсутствует достаточное количество рабочих рук. Вы тоже испытываете трудности от дефицита трудовых ресурсов?

– У нас нет недостатка рабочих рук. Около 100-150 тыс. человек работает, как раньше говорили, на «отхожих промыслах». Более 100 тыс. ездят в Сибирь на нефте- и газодобычу. Так сложилось исторически. Ведь во многом стараниями башкирских нефтяников осваивались первые месторождения в Западной Сибири. Еще около 20-30 тыс. человек подряжаются на разного рода работу, в том числе в Москве, Московской области. В основном работают на стройках или в сфере услуг.

— В последние годы федеральный центр буквально заливал деньгами сельское хозяйство. А для Башкирии с её нефтеперерабатывающим комплексом сельское хозяйство имеет значение?

– Для нас сельское хозяйство – очень важная отрасль и важная тема. Около 38% населения проживает в сельской местности. Мы в десятке крупнейших сельхозпроизводителей. На сегодняшний день это седьмое место в Российской Федерации.

Идёт интенсификация сельскохозяйственного производства, растёт производительность. Там, где раньше было 20 доярок, сегодня две. Где было 10 маленьких сеялок – теперь один большой посевной агрегат. И так далее. Высвобождаются рабочие руки. А значит нужны новые агропроизводства, новые стройки и, следовательно, инвестиции. Сегодня у нас идёт строительство более 20 крупных объектов на селе с общим объёмом финансирования около 40 млрд руб.

Кроме того, мы должны научить сельчан кооперироваться. У нас много личных подсобных хозяйств, почти 600 тыс. По производству молока в ЛПХ мы на первом месте в стране. А вот кооперироваться, чтобы один смотрел за стадом, второй доил, третий вырабатывал готовую продукцию, а четвёртый реализовывал, частники не умеют.

Мы разработали и уже внедряем значимую программу в этом направлении. По сравнению с промышленными проектами она недорогая. Вопросы кооперации в сельской местности сегодня для нас являются приоритетными. Люди работают на себя, а не на «на дядю». Появляется личный интерес, возможность самостоятельно распоряжаться добавленной стоимостью. Это уже совершенно другое представление о том, как устроена экономика.

Кооперативное движение растёт и ширится и в Европе, и в Азии, и в Америке – везде. И только у нас до недавнего времени была тишина. Мы с рядом губернаторов несколько раз выступали на заседании Правительства. Сейчас началось движение. Через Федеральную корпорацию по развитию малого и среднего предпринимательства уже идёт работа по кооперации.

Эту тему обязательно надо продвигать. Судите сами: как простому человеку, индивидуальному предпринимателю в одиночку выйти на рынок? Ведь ты один на один со всей этой огромной махиной, сложной экономической действительностью. Но когда ты в кооперации, и вас 5-10 человек, уже психологически легче. Многое можно сделать. И работаете вы на себя, это важно.

– На заседании последнего Госсовета президент Владимир Путин отметил, что объём инвестиций за последние три года сократился на 7,9%. Почему так происходит?

– Пока результаты 2017 года в этой части просматриваются как неоднозначные. В тех регионах, где реализуются общероссийские проекты, крупные масштабные стройки, прирост инвестиций серьёзный. Но в части регионов всё-таки будет снижение.

В Башкортостане, скорее всего, получится минус 5-10%. Это следствие «высокой базы» 2016 года, когда активно работал «Газпром нефтехим Салават». Ну и есть спад инвестиционной активности.

Мы видим, что у предприятий есть деньги, но они не спешат вкладываться в новые стройки. Может быть, ждут результатов выборов, и дальше будут разворачиваться. Может быть, поймут, что санкции надолго, и тоже активизируются. Надеемся, что будет принята предложенная Президентом амнистия по возврату капиталов из-за рубежа, и эти деньги начнут работать. Конечно, республика это так или иначе почувствует.

Башкортостан – очень интересная, привлекательная со всех точек зрения территория для инвестиций. У нас есть соответствующая программа, мы крупный и мощный субъект. Сегодня нам нужна даже не столько финансовая поддержка, сколько совершенствование организационных мер.

При этом очевидно, что основную роль играют прежде всего внутренние инвестиции. Суммарно в 2017 году инвестпоток в республике составит более 300 млрд руб. Из них только 10% – иностранные капиталы. А 90% – наши, российские. Работу по модернизации, строительству новых объектов мы можем выполнить только сами. Это неоспоримый факт.

Австрия. Китай. ПФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 5 января 2018 > № 2452769 Рустэм Хамитов


США. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447918 Павел Хлебников

Жертвы азарта. Игра на деньги — это порок или развлечение

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

В честь 100-летия журнала мы публикуем лучшие статьи из архивов российского Forbes. Этот материал был опубликован в июне 2004 года

Азартные игры существуют с незапамятных времен. В кости играли в Вавилоне, Древнем Египте и Древнем Риме, не говоря уже о многовековых игорных традициях Индии и Китая. Однако широкомасштабный игорный бизнес — явление сравнительно новое. В Европе, например, до недавнего времени азартные игры были вне закона в большинстве столиц — считалось, что в главном городе страны должен царить дух добродетели. Правда, во многих странах разрешалось открывать казино на курортах. Самые знаменитые из этих «игорных курортов» — Монте-Карло, французский Довиль и германский Баден-Баден — стали излюбленными местами отдыха аристократии.

В XIX веке игорные заведения были под запретом и на большей части территории Соединенных Штатов — только на Диком Западе покер, кости и другие азартные игры считались неотъемлемой частью повседневной жизни. Но затем крестовый поход за укрепление общественных нравов достиг и Запада, и игорному бизнесу в стране пришел конец.

Первое современное казино появилось в США в 1946 году — знаменитый гангстер Багси Сигел открыл в затерянном среди пустыни городке Лас-Вегас заведение под названием «Фламинго». К тому времени мафия уже контролировала подпольные игорные заведения в крупных городах, и гангстеры понимали, какие баснословные деньги можно заработать, занимаясь этим бизнесом легально. И понимали, как легко отмывать грязные деньги в легальных казино. Но явлением общенационального масштаба азартные игры стали в конце 1980-х, когда штаты один за другим легализовали игорный бизнес.

Экономический эффект

Власти штатов и городов, не желая повышать налоги и урезать расходы, относятся к казино как к источнику пополнения бюджетов. Экономически отсталым регионам трудно устоять перед посулами владельцев казино, ко-?торые обещают привлечь в регион игроков-туристов, пополнить местную казну и организовать тысячи рабочих мест.

Действительно, казино на первый взгляд мало чем отличаются от баров, кинотеатров и других увеселительных заведений — ну разве что они ощутимее бьют по карману клиента. Однако критики утверждают, что распространение казино формирует игровую ментальность в обществе: люди перестают верить, что состояние зарабатывается упорным трудом, начинают надеяться на легкую наживу. Правда, в силу того, что повсеместная легализация азартных игр — явление достаточно новое, никто еще не может точно сказать, какое именно воздействие оказывает массовое распространение игорных домов на экономику, на объемы инвестиций, на сбережения граждан. Одно лишь ясно: экономическое возрождение, обещанное владельцами казино отсталым регионам, — часто не более чем иллюзия.

Самый яркий пример — Атлантик-Сити, второй крупнейший центр игорного бизнеса Америки. Когда в 1978–году здесь открывали первые казино, все ожидали, что игорные заведения вдохнут жизнь в экономически отсталый курорт. Действительно, город вскоре наводнили миллионы туристов. Казино обеспечили работой около 40–000 человек, выплатили в казну штата Нью-Джерси налогов на сотни миллионов долларов. Однако впоследствии оказалось, что они просто отняли клиентов у других заведений — не прошло и десяти лет с момента открытия первого казино, как прекратили существование около трети всех местных ресторанов и магазинов. Уровень преступности за 12 лет увеличился на 230%. Из Атлантик-Сити уехали 25% населения. И если не брать в расчет сверкающие огнями казино, весь остальной город сегодня — это грязные, разбитые улицы с заколоченными витринами магазинов. Кстати, власти Нью-Йорка, Вашингтона и крупных американских городов даже сейчас, в разгар самого большого в истории игорного бума, не позволяют открывать казино на своих территориях — настолько тесно они ассоциируются с организованной преступностью, политической коррупцией и целым рядом других бед.

По некоторым оценкам, казино получают с одного квадратного метра больше денег, чем любой другой бизнес. Бизнес этот, как известно, построен на законах математической вероятности — в конце дня игорный дом всегда остается в выигрыше. Согласно данным последнего крупного исследования, в 1998 году совокупные убытки посетителей американских игровых заведений составили $51–млрд. Но ведь эти деньги могли бы пойти на обустройство домов, образование, «хорошую прибавку к пенсии» или покупку новых автомобилей. Недаром противники азартных игр называют доходы казино «налогом с дураков».

Массовое распространение азартных игр — явление циклическое. Полный запрет никогда не приносит результата — люди начинают играть в подпольных притонах. Тогда игорный бизнес легализуют, и азартные игры становятся массовым явлением. Затем, когда проявляются негативные последствия всеобщего увлечения азартными играми, общество вновь требует их запретить.

Британский опыт

Возможно, лучший подход к решению проблемы нашла Великобритания. Игорный бизнес здесь был легализован в 1963 году. Но когда последовал всплеск преступности, британцы приняли в 1968 году новый закон, который жестко регламентировал игорный бизнес. В Лондоне, к примеру, несколько десятков казино, но все они — небольшие заведения, функционирующие как частные клубы. Чтобы зайти в казино, надо заранее заплатить членский взнос. В них действуют строгие ограничения на потребление алкоголя и запрещено принимать к оплате кредитные карты. Одним словом, британская стратегия по отношению к игорным заведениям состоит в том, чтобы, легализовав казино, не позволить им стать массовым явлением.

Впрочем, сейчас британское правительство, подобно правительствам многих других стран, испытывает серьезную нехватку финансов и намеревается отменить все ограничения в сфере игорного бизнеса. Закон, который позволяет открывать по всей стране сотни крупных казино а-ля Лас-Вегас, уже находится на рассмотрении в парламенте. Похоже, и в Великобритании вот-вот начнется очередной «игорный цикл».

США. Индия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 января 2018 > № 2447918 Павел Хлебников


Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2018 > № 2443873 Си Цзиньпин

Председатель КНР Си Цзиньпин в новогоднем обращении выразил решимость проводить реформы в 2018 году

Председатель КНР Си Цзиньпин сегодня в своем новогоднем обращении заявил, что Китай будет решительно проводить реформ в 2018 году.

"Мы воспользуемся празднованием 40-й годовщины проведения политики реформ и открытости в 2018 году в качестве возможности для дальнейшего проведения реформ, поскольку реформы и открытость -- неизбежный путь для прогресса в современном Китае и осуществления китайской мечты", -- отметил Си Цзиньпин.

Цитируя китайский афоризм, он сказал, что китайский народ для продвижения реформ будет "прокладывать пути через горы и наводить мосты через реки".

Он выразил новогодние поздравления всем китайцам и наилучшие пожелания друзьям по всему миру.

Си Цзиньпин сообщил, что 2018 год станет первым годом всеобъемлющей реализации духа 19-го съезда Коммунистической партии Китая, на котором был намечен план ожидаемого развития Китая на следующие три десятилетия.

"Строительство высокого дома начинается с куч земли", -- сказал Си Цзиньпин, использовав древнее китайское изречение, чтобы побудить китайских соотечественников двигаться шаг за шагом и упорно работать для претворения данного плана в действительность.

Си Цзиньпин отметил, что все находящиеся сейчас за чертой бедности сельские жители к 2020 году должны быть выведены из бедности. Крайняя бедность будет ликвидирована впервые за тысячелетия китайской истории.

"Это наше торжественное обещание. Всего три года осталось до 2020 года. Каждый из нас должен быть призван к действию, делать все возможное, принимать целенаправленные меры, чтобы победы следовали одна за другой", -- сказал Си Цзиньпин.

"Это великое дело, важное как для китайского народа, так и для человечества. Необходимо делать его сообща, и реализовать это на практике", -- сказал он.

Си Цзиньпин заявил, что великие успехи в развитии Китая были созданы народом и для народа, и в число наиболее актуальных для народа вопросов входят образование, занятость, доходы, социальное обеспечение, здравоохранение, забота о пожилых, жилье и защита окружающей среды.

Председатель КНР признал, что имеются сферы, где работа правительства не отвечала ожиданиям. По его словам, несмотря на достигнутый прогресс, сохраняются вызывающие общественную озабоченность вопросы.

"Вот почему мы должны укрепить свое чувство ответственности и хорошо работать для обеспечения благосостояния народа. Благосостояние нашего народа является крупнейшим политическим достижением КПК и правительства. Наши кадровые работники должны ставить уровень жизни людей во главу угла и помогать им улучшить свою жизнь", -- сказал Си Цзиньпин.

Затронув международные вопросы, Си Цзиньпин сообщил, что мир рассчитывает услышать мнение и позицию Китая по поводу мира и развития.

"Китаю есть что сказать в качестве ответственной крупной державы", -- отметил председатель КНР.

"Китай будет решительно поддерживать авторитет и статус ООН, активно исполнять международные обязательства и долг, сохранять твердую приверженность своим обязательствам по борьбе с климатическими изменениями, активно продвигать инициативу "Пояса и пути", всегда быть строителем мира на планете, участником глобального развития и хранителем международного порядка. Китайский народ готов совместно с людьми из других стран разрабатывать для человечества планы успешного и мирного будущего", -- сказал Си Цзиньпин.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 1 января 2018 > № 2443873 Си Цзиньпин


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 31 декабря 2017 > № 2443783 Си Цзиньпин

Речь Си Цзиньпина на первом пленуме ЦК КПК 19-го созыва будет опубликована в первом номере журнала "Цюши" 2018 года

В понедельник в первом номере журнала "Цюши" 2018 года будет опубликована речь генерального секретаря ЦК КПК, председателя КНР, председателя Центрального военного совета Си Цзиньпина, с которой он выступил на первом пленуме ЦК КПК 19-го созыва.

В речи Си Цзиньпина подчеркивается, что всестороннее воплощение в жизнь духа 19-го съезда КПК и борьба за реализацию намеченных на съезде целей являются главной политической задачей и основным содержанием работы центрального партийного руководства нового созыва. Новая эпоха подразумевает новую отправную точку и новые требования, она призывает к новому образу и новому поведению.

В речи даются указания относительно работы по ключевым направлениям на нынешний и предстоящий период времени.

Во-первых, необходимо всесторонне обеспечить соблюдение новых требований в связи со вступлением социализма с китайской спецификой в новую эпоху, непрерывно повышать уровень развития дела партии и государства. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху всем членам партии в обязательном порядке необходимо адаптироваться к требованиям развития социализма с китайской спецификой новой эпохи, повышать способности стратегического, инновационного, диалектического и правового мышления, быть готовыми к худшему, усилить принципиальность, системность, предусмотрительность и созидательность в работе.

Во-вторых, необходимо всесторонне воплощать в жизнь идеи и основной план социализма с китайской спецификой новой эпохи, непрерывно повышать уровень овладения марксистской теорией всеми членами партии. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии непременно должны развивать такой подход к учебе, в котором теория увязана с практикой, установить тесную связь с историческими переменами в развитии дела партии и государства, с новыми реалиями вступления социализма с китайской спецификой в новую эпоху, с важным изменением основного противоречия китайского общества, с борьбой за осуществление целей к "двум столетним юбилеям" и других важных задач, осознанно внедрять теоретическое руководство в практику, непрерывно повышать способности отстаивания и развития социализма с китайской спецификой в новую эпоху.

В-третьих, необходимо всесторонне выполнить все задачи для одержания решающей победы в полном построении среднезажиточного общества и непрерывно повышать уровень социалистической модернизации. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии должны всесторонне выполнить все поставленные на 19-м съезде КПК задачи в области экономического, политического, культурного, социального и экоцивилизационного строительства, обеспечить полное построение среднезажиточного общества в срок и положить начало новому пути строительства модернизированного социалистического государства.

В-четвертых, необходимо всесторонне продвигать реформы во всех сферах и направлениях, непрерывно повышать уровень модернизации системы государственного управления и потенциала в области управления. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии непременно должны адаптироваться к процессу развития дела социализма с китайской спецификой новой эпохи, крепко взяться за улучшение и развитие социалистического строя с китайской спецификой, продвижение модернизации системы государственного управления и потенциала в области управления, осуществлять единое планирование и продвигать реформы во всех сферах и направлениях, обеспечить мощные движущие силы для одержания решающей победы в полном построении среднезажиточного общества и начала нового пути всестороннего строительства модернизированного социалистического государства.

В-пятых, необходимо всесторонне воплощать в жизнь концепцию развития, в которой народ занимает центральное место, непрерывно повышать уровень обеспечения и улучшения жизни населения. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии должны взяться за решение вопросов, связанных с самыми актуальными интересами, непосредственно затрагивающими и волнующими народ, стремиться к тому, чтобы дела, волнующие население, стали важным делом для них самих, непрерывно добиваться нового прогресса в том, чтобы дети получали надлежащую заботу, учащиеся - образование, трудящиеся - доходы, больные - лечение, пожилые - уход, нуждающиеся в жилье - дома, нуждающиеся в помощи - поддержку. Необходимо непрерывно стремиться к социальной справедливости и равенству, добиваться всестороннего развития человека и всеобщей зажиточности всего народа.

В-шестых, необходимо всесторонне продвигать новый великий процесс партийного строительства, непрерывно повышать уровень всестороннего устрожения внутрипартийного управления. В речи подчеркивается, что на пути в новую эпоху все члены партии непременно должны следовать общим требованиям партийного строительства новой эпохи, отстаивать и укреплять всестороннее руководство партии, отстаивать осуществление партией самоконтроля и строгого внутрипартийного управления, проявлять настойчивость и упорство в этом деле.

В речи также озвучены четыре пожелания в адрес всех товарищей ЦК КПК 19-го созыва, а именно: придерживаться твердых идеалов и убеждений, усилить политическую ответственность, всесторонне укреплять свои способности, основательно улучшать стиль работы.

Публикация данной речи Си Цзиньпина сыграет важную направляющую роль в глубоком осмыслении и всестороннем воплощении в жизнь духа 19-го съезда КПК и реализации намеченных на 19-м съезде задач и целей.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 31 декабря 2017 > № 2443783 Си Цзиньпин


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 декабря 2017 > № 2477690 Юрий Тавровский

Путин и китайская мечта

опыт стратегии Си Цзиньпина

Юрий Тавровский

Накануне президентских выборов 2018 года положение Путина удивительно напоминает положение Си Цзиньпина накануне ХVIII съезда КПК в конце 2012 года. В том и в другом случае было понятно, что грядущие голосования – по существу простая формальность, всё уже предрешено почти двадцатилетним правлением Путина и пятилетним подготовительным сроком Си Цзиньпина на постах заместителя генерального секретаря ЦК КПК, заместителя председателя КНР и заместителя председателя Военного совета ЦК КПК. В том и в другом случае главной загадкой были действия после выборов.

Китай тогда, как и Россия сейчас, находился на нисходящей траектории: замедлилось ещё недавно рекордное наращивание ВВП, катастрофических масштабов достигло загрязнение окружающей среды, коррупция на всех уровнях партийного и административного аппаратов поставила под вопрос право Компартии и дальше править Поднебесной, усиливалось «сдерживание» Китая со стороны США и их сателлитов. Но, пожалуй, самый серьёзный вызов для Си Цзиньпина состоял в выборе между следованием прежним социально-экономическим курсом, разработанным Дэн Сяопином, и созданием новой долгосрочной стратегии, способной вернуть страну на восходящую траекторию. Он мог продолжить следовать путём «социализма с китайской спецификой», как это десять лет делал Цзян Цзэминь, а затем ещё десять лет – Ху Цзиньтао. Мог спокойно отсидеть собственный десятилетний срок правления. Шумно проводить партийные пленумы на темы «расширить», «обеспечить», «добиться» и ничего кардинально не менять в экономике, пусть даже угасающей. Продолжать устраивать показательные расстрелы отдельных чиновников, не трогая систему хищений и взяток как таковую. Ввести дополнительные поборы на собственников автомобилей, но не замахиваться на «угольную» энергетику, обрекающую все промышленные регионы на жизнь во мгле. Продолжать «платить дань» Америке, размещая сотни миллиардов долларов в долговые расписки Федерального казначейства, выполнять хотя и не все, но наиболее серьёзные «пожелания» из Вашингтона.

Благополучно пройдя все полагающиеся церемонии партийных выборов, Си Цзиньпин неожиданно быстро и резко приступил к коренным изменениям. Для начала он поставил маяк, на который всей партии и всей нации предстояло держать курс до 2049 года, когда КНР исполнится сто лет. Название этого ориентира не могло оставить равнодушным ни одного жителя Поднебесной: «великое возрождение китайской нации». Именно эти слова содержатся в программе «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации». Иероглиф, которым записывают слово «мечта», имеет ещё одно значение – «сон». Поначалу многие наблюдатели так и восприняли предложение Си Цзиньпина, сделанное, заметьте, не с трибуны партийного форума, а в залах Национального музея.

«Сон» очень быстро начал становиться явью. Вслед за «китайской мечтой» в китайский, а за ним и международный лексикон вошёл термин «новая нормальность». Началась перестройка колоссальной махины китайской экономики с гонки за высокими показателями роста ВВП и экспорта на обслуживание собственного рынка с почти полутора миллиардами потребителей. Предсказанная западными экспертами «жёсткая посадка» из-за смены модели развития не состоялась, Пекин сохранил в своих руках штурвал управления обеими половинами народного хозяйства, как государственной – через пятилетки и отраслевое планирование, - так и рыночной – через подконтрольную Компартии финансовую систему. «Новая нормальность» превзошла ожидания. Накануне прошедшего в октябре 2017 года XIX съезда правящей Компартии были оглашены такие показатели: с 2013 по 2016 годы рост ВВП Китая составил 7.2%, что на 2.6% выше мирового уровня. Инфляция – 2%, безработица – 5%. Китай стал первым в мире по вкладу в мировой экономический рост. В 2016 году его ВВП составлял 14.8% мировой экономики, что на 3.4 % выше, чем в 2012 году.

«Посадить власть в клетку закона», «бить не только мух, но и тигров» - эти яркие лозунги тоже обогатили китайский и мировой политический лексикон. Си Цзиньпин инициировал переход от выборочных посадок и даже расстрелов коррупционеров к системной борьбе с коррупцией. «Карающим мечом» стала Комиссия по проверке партийной дисциплины, которая в условиях обязательного членства в КПК каждого мало-мальски ответственного чиновника может дотянуться до любого из почти 90 миллионов носителей значка с красным флагом (партбилетов в Китае нет). За время правления Си Цзиньпина более 1.3 миллиона чиновников подверглись административным наказаниям за «нарушение партийной дисциплины», против 35.5 тысяч из них были возбуждены уголовные дела. Антикоррупционные расследования прошли в отношении 280 чиновников в ранге министров, 8600 – замминистров. «Под раздачу» попали даже члены Политбюро, руководители парткомов провинций, высшие военачальники.

Понимая несовместимость «великого возрождения китайской нации» с сохранением глобальной финансовой и военной гегемонии США, Вашингтон стал поднимать уровень «сдерживания» КНР, провоцируя соседей, создавая исключающие Китай торговые структуры, переоснащая вооружения на своих базах вблизи рубежей Поднебесной. Си Цзиньпин реагировал не в ставшей традиционной за последние десятилетия манере – публикуя объяснения и обещания, делая смущённый вид и продолжая делать всё по-своему. Он с самого начала предупредил, что «ни одна страна не должна рассчитывать на то, что мы будем вести торговлю своими ключевыми интересами. Ни у кого не может быть ни малейшей надежды на то, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета безопасности и интересов развития государства». Начав с новой концепции «отношений великих держав», нацеленной на установление равноправия с Америкой, Си Цзиньпин затем выдвинул инициативу «Один пояс и один путь» межконтинентального, пан-евразийского масштаба. К концу первого пятилетнего срока правления он поднялся до глобальной стратегии, объявив основой внешней политики Китая доктрину «создания сообщества единой судьбы человечества». Накопленных за пять благоприятных лет экономических и финансовых ресурсов хватает, чтобы подкреплять слова делами: началась военная реформа, строятся авианосцы и другие океанские корабли, создаются кибервойска, космические группировки, зарубежные военные базы.

Благодаря хорошо продуманной и блестяще осуществлённой первой пятилетке долгосрочной стратегии «Китайская мечта», Си Цзиньпин доказал всей китайской элите, всем китайцам своё право править. Его стратегия признана новым вкладом в марксизм и внесена в Устав КПК под названием «социализм с китайской спецификой новой эры». Совершенно ясно, что ему вручён «Мандат Неба» на дальнейшее правление. На Западе спорят: продлится ли оно остающиеся пять лет традиционного десятилетия – или Си Цзиньпин нарушит неписаную традицию и останется править ещё какое-то время после ХХ съезда КПК в 2022 году. Мои китайские коллеги шёпотом называют даже такую дату: 2035 год. Именно к этому сроку, согласно решениям XIX съезда, должна закончиться «социалистическая модернизация», предпоследний рубеж накануне выполнения в 2049 году всего плана «великого возрождения китайской нации». Как распорядится судьба, какой вариант выберет сам Си Цзиньпин – покажет время. Но уже сегодня всем ясно, что он встал в ряд с великими правителями не только «красной династии» - Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином. Его сравнивают и с императорами великих династий древности и средневековья, открывшими новые пути к укреплению могущества Поднебесной.

Конечно, китаец Си Цзиньпин и русский Владимир Путин – люди разного возраста, разной политической биографии. Но их объединяет то, что оба они являются мировыми лидерами, несут ответственность за судьбу своих великих стран-цивилизаций. Очень хочется надеяться, что президент Путин, как и его китайский коллега, не упустит исторический шанс открыть новые блестящие страницы в истории своей страны. России на этих страницах нужны записи не о бесконечном топтании на месте и постепенном угасании великой цивилизации, а о величественных достижениях. Только добившись великого возрождения русской нации, Путин займёт достойное место в череде великих правителей России.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 декабря 2017 > № 2477690 Юрий Тавровский


США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438606 Дмитрий Тренин

Каким был 2017 год для внешней политики России

Дмитрий Тренин

Российская внешняя политика 2017 года запомнилась прорывом на Ближний Восток, углублением конфронтации с США и отчуждением с Европой, тактическим продвижением в Азии и статус-кво на постсоветском пространстве. Россия существенно расширила свой внешнеполитический инструментарий, но резкий контраст размаха внешней политики с ограниченными возможностями российской экономики по-прежнему сохраняется

2017 год отметился в истории российской внешней политики большими успехами и разочарованиями. Очевидным успехом стало завершение основной фазы военной операции в Сирии. Вопреки многим прогнозам, щедро раздававшимся осенью 2015 года, Москва не увязла в «ближневосточном Афганистане», не осрамилась на поле боя, не попала в тиски суннитско-шиитского разлома, не понесла тяжелых потерь в живой силе и технике, не стала жертвой массированных атак террористов и при этом не утратила способности к миротворчеству между противоборствующими сторонами.

Наоборот, военные действия и дипломатические усилия России удачно сочетались и эффективно координировались политическим руководством страны, которому удалось создать невиданную ранее коалицию с Ираном и Турцией, одновременно взаимодействуя с Саудовской Аравией и Иорданией, Египтом и Израилем.

Таким образом, удалось решить не только ближайшие задачи: сохранение у власти режима Асада и через это – сохранение целостности сирийского государства, а также разгром боевой силы экстремистского, запрещенного в РФ «Исламского государства», но и задачу среднего уровня – возвращение России на Ближний и Средний Восток как влиятельного игрока и наконец достичь главной цели всей операции – подтвердить статус России как великой мировой державы.

Российские лидеры и в 1990-е годы утверждали, что Россия даже после распада СССР остается великой державой. Но только сейчас это утверждение стало общепризнанным фактом. Относительно недавнее неосторожное высказывание бывшего президента США Барака Обамы о России как о региональной державе воспринимается теперь с усмешкой даже в Америке. Да, пожалуй, Россия действительно стала региональной державой – теперь еще и на Ближнем и Среднем Востоке.

Западное направление

От успехов – к разочарованиям. Надежды на то, что новоизбранный президент США Дональд Трамп закроет период конфронтации с Россией и начнет глобально договариваться с Москвой на основе пересекающихся национальных интересов двух стран, оказались не только разбиты, но сменились гораздо более мрачными, чем прежде, прогнозами относительно будущего отношений России и США.

В 2017 году Россия стала фактором внутренней американской политики, которая переживает острейший за последнее время кризис. Это делает практически невозможным улучшение отношений в течение президентства Трампа – сколько бы оно ни длилось. Теперь, наоборот, речь идет о дальнейшем ухудшении отношений.

Расследование спецпрокурора Роберта Мюллера, нацеленное на поиск следов государственной измены в действиях Трампа и его команды, создает в США психологический климат, в котором Конгресс в отместку за российское вмешательство в выборы последовательно расширяет санкции против РФ, а средства массовой информации изображают Россию худшим врагом Америки, чем в свое время СССР. В этих условиях усилия президента Путина выстроить личные отношения с Трампом могли привести лишь к очень скромным результатам.

Другим разочарованием для России стала Европа. Президентские выборы во Франции выиграл не фаворит Москвы Франсуа Фийон, а гораздо менее расположенный к Москве Эммануэль Макрон. Надежды, что Париж станет застрельщиком в процессе ослабления, а затем и снятия антироссийских санкций, развеялись. Более того, при Макроне французская внешняя политика приобрела динамику, которая способна не столько сблизить Москву и Париж, сколько развести их еще дальше.

Подобная динамика уже несколько лет присутствует в российско-германских отношениях, которые из одной из опор стабильности на Европейском континенте превратились в фактор взаимного раздражения и растущей подозрительности. Поглощенная внутренними проблемами, Европа – за исключением ее восточного фланга – сегодня меньше интересуется Россией, чем когда бы то ни было в прошлом. В итоге Москве не удалось компенсировать фактическую блокаду отношений с США позитивной активностью на европейском направлении.

Важнейшей причиной неудачи в отношениях с Европой стало продолжение вооруженного конфликта в Донбассе и неспособность сторон обеспечить даже прекращение огня на линии соприкосновения. Постоянные перекрестные обстрелы, в которых продолжают гибнуть люди, очевидно невыгодны Москве и лишь подкрепляют позицию Киева как «жертвы агрессии». Сознавая это и, возможно, понимая нереальность смены власти на Украине в благоприятном для Кремля направлении, Владимир Путин выступил с инициативой введения в регион миротворцев ООН. Идея замораживания конфликта по кипрскому образцу была предсказуемо отвергнута Украиной и США. Европейские попытки распространить путинскую инициативу на весь регион конфликта были, в свою очередь, отклонены российской стороной.

Вероятно, в Москве все отчетливее понимают, что уход Украины из российской сферы влияния и ее переориентация на Запад – свершившийся факт, который имеет в том числе и позитивные последствия для России (прекращение многолетнего субсидирования Киева Москвой, исключение украинского газового шантажа в отношении России и так далее). Вместе с тем осознание реальности длительного – на всю обозримую перспективу – соседства с враждебной сорокамиллионной страной, которая будет постоянно требовать деоккупации территорий и компенсации за нанесенный ущерб, придет не скоро. Между тем это осознание абсолютно необходимо для того, чтобы понять, что нужно и что можно делать в отношении Украины. Пока же остается лишь констатировать: если Сирия – высшая точка российской внешней политики, то Украина, безусловно, ее низшая точка.

Восточное и постсоветское направление

На фоне блестящего успеха и горьких разочарований остальные направления российской внешней политики выглядят не столь драматично. Крепнет китайско-российская геополитическая антанта, основанная на обоюдном стремлении Москвы и Пекина к полицентричному мировому порядку. Китай получает все больший доступ к российским энергоресурсам и военным технологиям. Москва тесно координирует с Пекином свои действия в кризисе, возникшем вокруг ракетно-ядерной программы Северной Кореи.

В то же время более широкое экономическое сотрудничество продвигается не очень быстро, российский ответ на китайскую инициативу «Пояса и пути» не особенно впечатляет, а тем временем асимметрия между динамичным и все более сильным Китаем и пока еще не запустившей свою стратегию экономического и научно-технического развития Россией становится все больше.

Формирование большой евро-азиатской стратегии Москвы как сердцевины ее внешней политики пока идет неровно. Укрепление отношений с Пекином проводится параллельно с затянувшейся стагнацией в российско-индийских отношениях. Вступление Индии и Пакистана в 2017 году в Шанхайскую организацию сотрудничества, безусловно, важнейший шаг на пути создания геополитической и геоэкономической системы Большой Евразии, но пока что расширение ШОС выглядит скорее формальным актом, чем реальным усилением организации.

Москву можно поздравить с тем, что ей удается вести дела одновременно и с Дели, и с Исламабадом, но в целом южноазиатское направление внешней политики РФ в уходящем году очевидно просело. Возможно, это отчасти результат дефицита ресурсов, в том числе человеческих, но будет печально, если проседание продолжится и приоритетность отношений с Индией останется лишь риторической, а отношения с Пакистаном будут сосредоточены только на афганских делах.

Москва, впрочем, сделала в 2017 году заметный шаг в направлении Юго-Восточной Азии, которая рассматривается как составная часть большой евразийской конструкции наряду с ее ядром – странами ШОС. Помогли саммит G20 во вьетнамском Дананге и Восточноазиатский саммит на Филиппинах. Вьетнам – российские ворота в АСЕАН, где крупнейший потенциальный партнер – Индонезия. Для России выход в этот регион, где проживает 500 млн человек, и желателен, и труден – из-за ограниченного предложения конкурентоспособной российской продукции и из-за недостатка экспертизы. Главное теперь, чтобы желание было подкреплено ресурсами и волей и помогло преодолеть трудности.

В Северо-Восточной Азии российская дипломатия 2017 года, помимо совместных с Китаем шагов по корейской ядерной проблеме, продолжала плотный диалог с Японией. Этот диалог уже открыл путь к договоренностям по вопросам экономического сотрудничества, в том числе на Курильских островах. Гораздо более важным, учитывая развитие ситуации на Корейском полуострове, стало военно-политическое направление диалога. Постепенно между президентом Путиным и премьером Абэ укреплялось взаимопонимание и нарабатывался потенциал доверия. Фактически Россия и Япония уже вплотную приблизились к наиболее чувствительному вопросу двусторонних отношений – вопросу о мирном договоре и о границе между двумя странами. Учитывая политический календарь, для решения этой проблемы у Москвы и Токио остается довольно узкое окно возможностей – 2018–2020 годы.

Наконец, в ближайшем постсоветском окружении России внешняя политика Москвы продолжала решать многочисленные тактические задачи. Евразийский экономический союз оставался полезным, но не особенно заметным объединением, как и Организация договора о коллективной безопасности. Институты Содружества независимых государств, в которое все еще формально входит Украина, постепенно отходят на второй-третий план или тихо отмирают.

В сфере двусторонних отношений российская внешняя политика спокойно наблюдала за умеренной диверсификацией – в сторону развития отношений с Евросоюзом – внешних политик Белоруссии и Армении, стараясь при этом поддерживать тесные контакты с Минском и Ереваном. Сама Москва при этом уделяла больше внимания давно диверсифицировавшимся Казахстану и среднеазиатским соседям, включая Узбекистан.

Новые инструменты

Итак, российская внешняя политика 2017 года запомнилась прорывом на Ближний Восток, углублением конфронтации с США и отчуждением с Европой, болью конфликта на Украине, тактическим продвижением в Азии и поддержанием статус-кво на постсоветском пространстве. Такой анализ, однако, был бы не полон без короткого упоминания еще о двух моментах: методах внешней политики и ее цене.

В последнее время Россия существенно расширила свой внешнеполитический инструментарий. Важной составляющей его стала внешнеполитическая пропаганда, которая, казалось, умерла вместе с Советским Союзом. Вместо этого она возродилась в иной, гораздо более динамичной форме.

Речь уже не идет о пропаганде достижений российской политической системы, экономики, науки и техники, культуры или идеологии и ценностей. Не особенно усердствует нынешняя версия пропаганды и по части продвижения российской внешнеполитической повестки. Вместо этого она сосредоточена на критике современных западных обществ, но не извне, а изнутри; на развенчании западной демократии, «как она есть на самом деле», и на формулировании убедительной альтернативы унифицированным подходам мейнстримных СМИ. В каком-то смысле она напоминает западную радиопропаганду, популярную в СССР.

Боязнь «кремлевской пропаганды», возродившаяся на Западе впервые со времен зиновьевского Коминтерна, является, вероятно, наиболее объективной оценкой действенности нынешних московских усилий на этом направлении. Недаром большинство материалов открытой части доклада американских спецслужб о российском вмешательстве в президентские выборы 2016 года были посвящены деятельности телеканала RT.

Другой новацией стала диверсификация политических контактов Москвы. Долгое время эти связи ограничивались общением с действующими властями и системной оппозицией. Сейчас эти рамки значительно расширены. Знаковым в этом отношении стало приглашение в Кремль в ходе французской предвыборной кампании кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен.

Российские политики налаживают контакты с теми силами в Европе, кого принято считать крайними – правыми или левыми. Москва – через государственные СМИ – не скрывает своих предпочтений на тех или иных выборах, выражая готовность работать со всеми, кто пользуется сколь-нибудь значимой поддержкой в своих странах.

Вероятно, этому в России научились, наблюдая, как высокие западные чиновники активно общаются с несистемной оппозицией в странах с авторитарными режимами. Известно, что общение такого рода нередко связано с материальной поддержкой – как публично признаваемой, так и скрытой. Наряду с активизацией внешнеполитической пропаганды новый формат общения глубоко шокировал западные элиты, успевшие отвыкнуть за последние 30 лет от московского политического активизма на чужих площадках.

Наконец, третьей новацией стало участие в российской внешней политике граждан и групп, номинально не связанных с государством. Владимир Путин говорил о «патриотических хакерах», в Донбассе открыто признается наличие российских добровольцев, из Сирии идут сообщения о частных военных компаниях. Есть частные, но дружественные властям спонсоры, реализующие различные интересные Москве проекты; есть частные, но безусловно дружественные Кремлю СМИ. Есть отдельные персоны – их, правда, немного, – которые не только делают важные внешнеполитические заявления, но и проводят крупные мероприятия за пределами страны – и все от своего имени.

Такое расширение инструментария российской внешней политики дает возможность осуществлять действия, формально не неся ответственность за них. В этом случае российское руководство, которое, вероятно, так или иначе координирует подобную деятельность, берет в качестве примера не Советский Союз, а современный Запад с его множеством игроков, нередко работающих в области внешней политики рука об руку с официальными властями на принципах особого рода частно-государственного партнерства.

Активность и размах российской внешней политики резко контрастируют с ограниченными экономическими и финансовыми возможностями современной России. В Кремле, судя по высказываниям главы государства, осознают угрозу возможного перенапряжения: урок Советского Союза еще свеж в памяти у многих. Сирийскую кампанию, насколько можно судить по косвенным признакам, удалось удержать в финансово приемлемых рамках. Более того, она окупилась и еще окупится в результате роста престижа России и ее оружия на Ближнем и Среднем Востоке – одном из главных мировых рынков вооружений.

С другой стороны, некоторые акции – например, приглашение Ле Пен в Кремль – скорее направлены на то, чтобы сделать громкое заявление, чем в расчете на конкретный результат. Предполагаемые действия российских «патриотических хакеров» на американском поле настолько возмутили политическую элиту США, что она солидарно заняла жесткую антироссийскую политику, выразившуюся в усиливающихся санкциях. Главная проблема здесь, как представляется, в увлечении тактическим эффектом и оперативной стороной дела без постановки стратегических целей и проработки путей их достижения. Эта проблема, правда, появилась не в 2017 году.

США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438606 Дмитрий Тренин


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433210 Маркос Тройхо

2017 — год утверждения Китая в роли сверхдержавы

Маркос Тройхо (Marcos Troyjo), Folha, Бразилия

Китай, нравится нам это или нет, продолжает расти усиленными темпами. Не на 12%, как 15 лет назад, но где-то в диапазоне от шести с половиной до семи процентов учитывая базу в 13 триллионов долларов.

По оценкам МВФ, который иногда подсчитывает ВВП стран, руководствуясь паритетом покупательной способности, Китай уже является крупнейшей экономикой в мире, а это означает, что в международных экономических отношениях произошла радикальная перестройка, сопоставимая разве что с 1871 годом, когда США обогнали Великобританию.

Под занавес 2017 года можно констатировать еще один факт: Соединенные Штаты больше не являются экономическим гегемоном. Они по-прежнему играют лидирующую роль, но в затылок им дышит Китай. Есть люди, которые шутят, что на смену БРИКС пришел «К+ БРИС».

Китайцы крайне озабочены тем, чтобы бесспорная слава сверхдержавы не вскружила им голову. Для них не характерно тщеславие, к тому же они не стремятся навязать свое лидерство, к примеру, тем учреждениям, которые были созданы странами БРИКС.

Делают они это крайне деликатно. Взять тот же Новый банк развития (NBD) и ряд других институтов, в которых основным действующим лицом выступает Китай, например Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Объяснить этот тип поведения отчасти помогает знаменитая фраза Дэн Сяопина, великого архитектора этого нового этапа, произнесенная еще 40 лет назад: «Скрывать способности и ждать своего часа, дорожить временем, никогда не претендовать на гегемонию».

Иными словами, китайцы выстраивают долгосрочную стратегию, в соответствии с которой рост их влияния необходимо рассматривать скорее как естественное, чем навязываемое явление. Нередко они предпочитают выступать в качестве развивающейся страны и, к примеру, в ООН, присоединяются к повестке дня африканцев или более бедных стран Азии.

Чем больше стран будут институционально связаны с процессами в много- или разносторонних институтах, где сильно китайское руководство, тем лучше для Пекина. Это особенно интересно в случае НБД, поскольку он предоставляет Китаю огромные возможности, не налагая при этом географических ограничений, с которыми сопряжен Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Если инвестиции последнего идут только в Азию, Новый банк развития может инвестировать в проекты в Латинской Америке, Африке и на других континентах, что дает китайцам не только больше пространства для маневров, но и определенную степень косвенности, которую они высоко ценят как в своей культуре, так и во внешней политике.

Какие отношения эта азиатская сверхдержава намерена выстраивать с Бразилией? Вернее всего было бы отметить, что двусторонние экономические отношения сегодня продолжают свое движение по инерции.

С коммерческой точки зрения, они очень похожи на те, которые латиноамериканские страны поддерживали с Англией в XIX веке. То есть, с одной стороны, крупные экспортеры сырья; с другой — экспортер промышленных товаров с более высокой прибавленной стоимостью.

Так и будет в дальнейшем. Китай крайне обеспокоен вопросами продовольственной безопасности, для реализации инфраструктурных проектов ему требуется с каждым разом все больше минерального сырья.

Что точно выходит за рамки инерции, так это заметное увеличение китайских инвестиций в Бразилии, особенно в форме приобретения собственности, так называемых «слияний и поглощений».

Для тех китайских компаний, которые в последние годы намеревались выйти на мировую арену, сейчас самое время действовать. И китайцы не преминут влиться в эту динамику приватизаций и концессий особенно после выборов 2018 года, когда прояснится политический сценарий в стране на ближайшие годы.

В Бразилии они готовы в любой момент увеличить инвестиции в целый ряд областей, сегодня китайцы тщательно исследуют практически весь сегмент инфраструктуры.

В сфере глобальной геополитики возведение Си Цзиньпина в ранг священного лидера, которым был отмечен в Китае 2017 год, едва ли целесообразно связывать с приходом к власти Дональда Трампа.

Даже если бы победу одержала Хиллари Клинтон, всем пришлось бы признать, что Китай зарекомендовал себя как одна из двух крупнейших мировых держав — и мощь китайской власти ощутима во многих областях международных отношений.

Китай значительно укрепил свою роль источника капитала и внешних кредитов. Пекин также расширяет свои инвестиции в области обороны на 12 процентов в год.

Все это происходит вне зависимости от того, кто находится у власти в Соединенных Штатах. Однако тот факт, что в Белый дом пришел президент, предпочитающий протекционизм глобализации, еще больше подчеркивает возвышение Китая.

В то время как глобализация стала большим трамплином, обеспечившим Китаю стремительный взлет, а свободная торговля предположительно лучшим способом разрешения международных проблем, Соединенные Штаты сегодня явно плывут против течения. В этом контексте тускнеющей американской гегемонии 2017 год стал определяющей вехой для Китая, занявшего свое место среди тех, кто командует миром.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 декабря 2017 > № 2433210 Маркос Тройхо


Россия. Китай > Финансы, банки > mirnov.ru, 22 декабря 2017 > № 2487974 Никита Кричевский

ПРОМСВЯЗЬБАНК НАЦИОНАЛИЗИРОВАЛИ. КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

На днях санации подвергся Промсвязьбанк, который занимает 9-е место по величине активов.

И хотя он продолжает обслуживать клиентов в обычном режиме, введение временной администрации в столь крупном банке не может не беспокоить всех российских вкладчиков и заемщиков. «Мир Новостей» обратился за комментариями к экспертам.

Никита Кричевский Доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский:

- С какой целью проводятся санация и временная национализация банков? Для меня она ясна - это создание негосударственной банковской структуры. Именно через нее начнут осуществляться платежи тех секторов, которые сегодня находятся под санкциями.

Я уверен, что санация банков продлится минимум до 2020 года. При условии, что к тому времени эти банки не одумаются и не начнут работать по правилам.

Этот процесс начинался ради того, чтобы уменьшить объем незаконных операций и увеличить поступления в бюджет. И с этой задачей Центробанк вполне справился.

Какие еще банки могут быть санированы в ближайшее время? Рискну предположить, что речь идет не только о малых и средних, но и о банках из первой двадцатки, включая Альфа-банк, который может быть санирован вскоре после выборов президента.

Еще несколько лет назад, когда о санации говорили как о деле далекого будущего, доля доходов от кредитных операций не превышала 15%, остальное - это процентные доходы и комиссионные. Доля же банковских кредитов в общем объеме инвестиций в реальный банковский сектор составляла не более 8%.

Между тем в Китае, который мы так часто любим приводить в пример, денежная масса в четыре раза больше нашей, а банков (до начала у нас санации) было в два с лишним раза меньше. При этом они кредитовали реальный сектор и работали для развития китайской экономики. Надеюсь, что и у нас ситуация поменяется. Да она уже меняется, и это не так уж плохо.

Директор Института актуальной экономики, кандидат юридических наук Никита Исаев:

Никита Исаев- Санация Промсвязьбанка по отработанному сценарию фактически ставит крест на свободном банковском рынке в России. Из 10 крупнейших банков России семь уже фактически государственные, а один - «Национальный Клиринговый Центр» - обслуживает Московскую биржу и не предоставляет напрямую услуги физическим лицам.

Ни о какой конкуренции речи идти уже не может. Эти семь банков держат порядка 53% всего кредитного портфеля всех банков. На плаву остались фактически Альфа-банк и Московский кредитный банк.

С точки зрения клиента, санация несравнимо лучше, чем столь популярный у ЦБ отзыв лицензии. Все-таки банк, пускай и с новым руководством, продолжает работать и выполнять свои обязательства перед клиентами.

Напомню, что банк «Открытие» после перехода во владение ЦБ списал долг по субординированным облигациям более чем на 300 млрд рублей. Однако на рядовых клиентах это не сказывается.

В целом же чрезмерное огосударствление банковского сектора ведет к тому, что у банков пропадает стимул бороться за клиентов и улучшать качество обслуживания. Все равно по большому счету владелец один, так что кредитные организации могут просто договориться между собой.

Доля госсектора на банковском рынке растет не только за счет присоединения новых банков. Люди теряют доверие к коммерческим банкам и переходят обслуживаться в банки с госучастием. Пускай условия хуже, зато надежно. Естественно, это приводит к уходу частных банков с рынка. Если так пойдет и дальше, то следующим банком, попавшим в руки ЦБ, может стать Московский кредитный банк, который также присутствовал в скандально известном прогнозе сотрудников «Альфа-Капитала». До сих пор прогноз сбывался: три из четырех названных банков стали государственными.

Андрей Князев

Россия. Китай > Финансы, банки > mirnov.ru, 22 декабря 2017 > № 2487974 Никита Кричевский


Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435899 Бранимир Видмарович

Как Россия и Китай борются за роль главного неевропейца на Балканах

Бранимир Видмарович

Принципиальное отличие в балканской политике России и Китая – это планы. Пусть Китай делает куда меньше, чем заявляет, но он предлагает Западным Балканам долгосрочное видение будущего, где региону отведена не последняя роль. У России такой стратегии экономического развития российско-балканского партнерства попросту нет

Недавний саммит «16+1» в Будапеште, где Китай обсуждал сотрудничество с лидерами только Восточной Европы, показал, что Евросоюз испытывает все большие опасения из-за китайской активности в регионе. Причем переживают в Брюсселе не только из-за того, что Пекин может вбить клин между Западом и Востоком ЕС, но и из-за напора и успехов китайцев на Западных Балканах.

В Евросоюзе и так не могут решить, как им лучше поступить с этим небогатым, коррумпированным и нестабильным регионом. А Китай со своими альтернативными предложениями сотрудничества может еще сильнее замедлить непростой процесс внедрения на Западных Балканах европейских стандартов прозрачности, плюрализма и подотчетности.

Основания для беспокойства есть и у другой присутствующей в регионе стороны – России. Пока прямого соперничества между Пекином и Москвой на Балканах нет – каждый преследует свои интересы, которые практически не пересекаются. Поэтому проблемы возникают не столько в экономике, сколько в позиционировании: Китай плавно и последовательно вытесняет Россию из ниши главной альтернативы Западу для балканских государств.

Расклад интересов

Интересы России на Западных Балканах не ограничиваются желанием создать там атмосферу доверия на случай реализации своих новых (старых) энергетических проектов. Помимо экономических вопросов, для Москвы важно замедлить, а лучше вообще остановить процесс интеграции балканских государств в НАТО, а также сохранить свою мягкую силу в регионе, состоящую из смеси культуры, истории и претензий к Западу.

Цели Китая более туманны. Ясно, что Западные Балканы должны стать частью китайского проекта «Пояс и путь», одной из его магистралей – между портом Пирей в Греции и Центральной Европой. Развертывание базы в африканском Джибути, приобретение греческого порта Пирей, терминала в Валенсии, инвестиции в Клайпеду и планы покупки бельгийского порта Зебрюгге говорят о том, что Пекин намерен всерьез и надолго укрепиться как в Средиземном, так и на других европейских морях.

Также понятно, что низкая по сравнению с ЕС стоимость рабочей силы и отсталая экономика делают регион привлекательным для инвестиций в промышленность, в том числе и для обеспечения занятости китайских работников. Поэтому можно предположить, что в недорогих странах Западных Балкан Китай может развернуть «перевалочный пункт» – производство отдельных видов товаров для (ре)экспорта на соседние рынки.

Закрепившись в Европе, китайским властям также будет проще отслеживать «иррациональные инвестиции», то есть бегство капитала, и давить по этому вопросу на местные правительства. По мере возрастания влияния Пекина раздражающие разговоры про Тибет, уйгуров и религиозные свободы будут угасать. Но вопрос, есть ли у Китая какие-либо планы в области безопасности и создания военных опорных пунктов, например в Средиземноморье, пока остается в сфере догадок и спекуляций.

Дороги, уголь, электричество

Основное различие в подходах Пекина и Москвы к Западным Балканам заметить нетрудно – Пекин готов давать гораздо больше быстрых и дешевых денег на различные местные нужды при минимальных требованиях. Сербия лучший тому пример. Точно подсчитать совокупные китайские инвестиции в Сербию за последние годы невозможно, но их оценки уже колеблются в недостижимых для России объемах: от 1,8 до 5,5 млрд евро.

Китай готов вкладываться в самые разнообразные проекты на Западных Балканах. В той же Сербии это возобновляемые источники энергии, строительство электростанции, которая работает на переработанном мусоре, строительство завода по утилизации медицинских отходов и дорожно-транспортной инфраструктуры. Несмотря на то что пока единственным инфраструктурным проектом, который можно потрогать, является мост «Михайло Пупин» в Белграде (компания CRBC, 211 млн евро), сербские власти доверили компании CCCC строительство участка автодороги E763 Сурчин – Обреновац протяженностью 17,6 км. CCCC также обещала вложить 200 млн евро в строительство объездной дороги вокруг Белграда.

В сфере энергетики Китай вложил свыше 600 млн евро в реконструкцию ТЭЦ Костолац и увеличение мощностей близлежащего угольного рудника Дрмно. Идут переговоры с компанией HEAG по строительству комплекса ветряных турбин мощностью 500 МВт. Параллельно в Сербии началось строительство завода автомобильных частей «Мэй та» за 60 млн евро. Компания Hebei Iron & Steel за 46 млн евро купила убыточный чугунолитейный завод «Смедерево» и теперь намерена вложить 300 млн евро в его модернизацию. Также достигнута договоренность о покупке литейного завода «РТБ Бор». России, которая в последние годы практически прекратила инвестировать в Балканы, уже не может конкурировать с Китаем ни по масштабам, ни по разнообразию вложений.

Без претензий в будущее

Не менее важное различие состоит в том, что Китай, в отличие от России, пока не связывает экономическое сотрудничество с какими-либо политическими условиями. Китайское руководство не давит на балканские страны, требуя сделать выбор в пользу одного геополитического полюса, и не пытается замедлить интеграцию региона в евроатлантические структуры, как это делает Москва. Наоборот, Пекин ясно дает понять, что поддерживает вступление Западных Балкан в ЕС, а вопрос, входит та или иная страна в НАТО или нет, его вообще не волнует. С точки зрения Китая все это разногласия между Россией и Западом, которые он может обходить стороной.

То есть китайские инвестиции не только щедрее российских, но и точнее соответствуют мечте политического класса балканских стран: «деньги ваши – идеи наши». Принимать и соблюдать чужие условия тут не любят. Можно вспомнить пример Черногории, которая, несмотря на многолетние потоки русских денег, развернулась в своей внешней политике на 180 градусов, как только ей представилась реальная возможность вступить в НАТО.

К тому же российские инвестиции несут с собой не только геополитическое давление со стороны Москвы, но и репутационные риски, связанные негативным имиджем российских компаний в Европе. Например, «Газпромнефть» приобрела сербский нефтегазовый гигант НИС еще 10 лет назад, но до сегодняшнего дня не утихают разговоры о том, что Москва использует эту покупку как геополитическое оружие, устанавливает слишком высокие цены, мешает Сербии диверсифицировать поставки и вообще держит страну в энергетической кабале.

С Китаем таких трудностей пока гораздо меньше. Пекин готов просто дать денег да еще и нахваливать своих партнеров. В этом году Китай буквально подарил Сербии 14 млн евро довеском к пакету других договоренностей. Поэтому неудивительно, что на Балканах в китайцах начинают видеть готового помочь старшего брата, хотя раньше в этом амплуа выступала Россия. Министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич, хоть и в шутку, сказал: «Нас и китайцев миллиард и 260 миллионов». Это переделка старой сербской пословицы про то, что сербов и русских 300 миллионов.

В сфере символизма Балканы становятся все более прагматичными. Разговоры о братстве, религии и истории, за которыми не стоит ничего, кроме обид, потихоньку теряют свою силу. Но недоверие к Западу сохраняется, поэтому теперь часть балканских государств рвется уже в китайские объятия. А Пекин с удовольствием пользуется таким поворотом событий. Как отмечает эксперт по китайско-сербским отношениям Драган Павличевич, Сербия на государственном уровне приняла политику отказа от присоединения к любым критикующим Китай инициативам.

Хотя и в исторически сентиментальном плане у сербов и китайцев тоже при желании можно найти общее. В сербских и китайских СМИ теперь мелькают упоминания бомбежки китайского посольства в Белграде как объединяющего трагического эпизода общей истории. К этому следует добавить и то, что Пекин отказывается признавать независимость Косова. Китай такой же постоянный член Совбеза ООН с правом вето, как и Россия, и его непризнание имеет не меньшее значение, чем российское.

Наконец, принципиальное отличие в балканской политике России и Китая – это планы. Пусть Китай делает куда меньше, чем заявляет, но он предлагает Западным Балканам долгосрочное видение будущего, где региону отведена не последняя роль. У России такой стратегии экономического развития российско-балканского партнерства попросту нет.

Балканское счастье

Вместе с тем у сотрудничества Китая с Западными Балканами есть свои трудности. На Балканах очень мало знают о Китае, плохо понимают его политику и интересы. Для балканских стран Китай – явление совсем новое. Китайские эксперты жалуются на недостаток фундаментального понимания проекта «Пояс и путь». Да и вообще, к Китаю и китайским товарам здесь до сих пор сохраняется доля презрения.

Чем больше Китай проникает в экономические и политические сети Балкан, тем больше вопросов и трудностей ему приходится встречать на своем пути. Рано или поздно перед Китаем может встать вопрос об измене одному из «пяти принципов»: вмешиваться ему в крайне нестабильную и конфликтную внутреннюю политику Западных Балкан или нет?

В то время как Россия – при всех проблемах – партнер старый и проверенный. Газ, Путин, вставание с колен, альтернатива Западу – все эти понятия на Западных Балканах давно стали своего рода брендом. Российскую политику могут не любить, но ее мотивы всем понятны. В Москве, в свою очередь, тоже гораздо лучше разбираются во всех конфликтах и хитросплетениях региона и умеют ими пользоваться.

Скрытая конкуренция между Китаем и Россией за место главного неевропейца на Балканах будет нарастать. Темпы этого процесса будут зависеть в том числе и от хода диалога ЕС – Китай. Для России Пекин может создать проблемы в самых неожиданных областях – например, в энергетике. Москва пока не обращает внимание на китайские вложения во возобновляемые источники энергии, а Пекин старается открыто не лезть в нефтегазовую или ядерную отрасль. Однако по мере развития технологий в самом Китае и в зависимости от будущих директив ЕС Китай может вдруг оказаться одной из энергетических альтернатив для российского газа в регионе.

Правда, тут остается большой вопрос, нужно ли Китаю такое счастье, как Западные Балканы, и не выйдет ли это влияние ему боком. Пренебрегая экологическими и правовыми упреками ЕС и бравируя партнерством с Китаем, балканские кандидаты в Евросоюз могут сыграть с Пекином злую шутку – Брюссель еще больше укрепится в своих подозрениях по поводу недобросовестности китайских намерений. Уже говорят о подтасовке тендеров в Македонии, а недавно Еврокомиссия начала расследование коронной китайской инвестиции в регионе – скоростной железной дороги Белград – Будапешт, подозревая, что тендер был написан под Китай.

Балканские государства любят играть в жертв и шантажировать своих более могущественных партнеров. Роль страшилки для Запада традиционно играла Россия. Однако с ростом влияния Китая Пекин может сменить Москву на этой почетной должности.

Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435899 Бранимир Видмарович


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 21 декабря 2017 > № 2429881 Сюй Вэньхун

Китайский политолог: «Кроме экспорта товаров важен массовый экспорт идей и китайских ценностей»

Рост китайской мощи сопровождается распространением культурно-информационного влияния Китая за рубежом. За считанные годы по всему миру было создано более 500 Институтов Конфуция – китайских зарубежных научно-образовательных учреждений, аналогов немецкого Института Гете или испанского Института Сервантеса. Темпы строительства инфраструктуры китайской «мягкой силы» за рубежом говорят о том, что Китай серьезно относится не только к экономике, но и к завоеванию «умов и сердец». Секретами «мягкой силы» Китая с «Евразия.Эксперт» поделился китайский политолог Сюй Вэньхун, доктор юридических наук, заместитель генерального секретаря Исследовательского центра «Один Пояс Один Путь» при Китайской Академии общественных наук.

- Господин Вэньхун, в чем заключается суть концепции «мягкой силы» во внешней политике Китая на постсоветском пространстве, в Евразии?

- Впервые термин «мягкая сила» ввел в оборот профессор Гарвардского университета Джозеф Най в 1990 г. Сутью концепции «мягкой силы» во внешней политике Китая является продвижение китайской культуры по всему миру. Одним из элементов практической реализации этой концепции является открытие за границей центров по продвижению китайского языка и культуры, получивших название Институты Конфуция.

Многие считают, что Институты Конфуция служат инструментом влияния Китая на [другие] страны, но, с точки зрения китайской стороны, это мост для коммуникации между китайцами и их соседями в глобальной деревне.

С распространением инициативы «Один пояс, один путь» более реальные функции Института Конфуция улучшат взаимопонимание между людьми.

- Одним из инструментов «мягкой силы» Китая является гуманитарное сотрудничество. Расскажите, пожалуйста, как Китай действует в гуманитарной сфере в Евразии?

- Кроме экспорта товаров и инвестиций, важен также и массовый экспорт идей и китайских культурных ценностей. Сегодня Китай активно инвестирует в строительство школ, детсадов, больниц, автодорог, железных дорог, портов в евразийском регионе.

Именно школы и детские сады медленно улучшают уровень жизни при помощи воспитания следующего поколения для устойчивого развития.

А строительство инфраструктуры – это опыт и секрет китайского экономического чуда. Ведь Китай сам прошел этот путь за последние сорок лет.

В Китае есть известная поговорка: если хочешь разбогатеть, то сначала проложи дорогу к богатству. В процессе строительства инфраструктуры создаются рабочие места. Создавая инфраструктуру, мы улучшаем условия для дальнейшего развития экономики.

Китайцы считают, что все человечество живет в глобальной деревне. Судьбы всего человечества взаимосвязаны. Кроме игры с нулевой суммой у нас может быть другой выбор – развитие взаимовыгодного сотрудничества.

- Не секрет, что один из главных факторов притягательности Китая – его экономическая мощь. За счет чего Китай демонстрирует высокие темпы роста экономики?

- На рост экономики Китая в последние годы влияет множество факторов. Но, на мой взгляд, здесь нужно выделить три главные причины. Во-первых, хотя паровоз китайского экономического развития идет не так быстро, как раньше, рост ВВП идет сравнительно быстрее, чем у других стран. Процесс преобразования индустрий и промышленной модернизации еще на полпути.

Китай постепенно превращается из самого мощного производителя в самого крупного потребителя. Потенциал китайского экономического развития еще не полностью исчерпан.

Во-вторых, доля Китая в международной электронной коммерции возрастает. Отмечается уверенный рост числа пользователей интернет-магазинов, объема транзакций и количества сотрудников, занятых в секторе онлайн-торговли. Число пользователей интернета в Китае достигло в 2016 г. 731 млн, это более 53 % всего населения страны.

В Китае появились такие крупные компании, как Huawei, Alibaba, Tencent и другие гиганты, которые уже могут конкурировать с самыми крупными компаниями мира. Развитие электронной коммерции позволило создать сотни тысяч новых рабочих мест. Сегодня в Китае рождаются новые бизнес-идеи, молодые компании из года в год улучшают свои экономические показатели, что дает веские основания полагать, что экономический рост Китая продолжится и впредь.

В-третьих, необходимо отметить прорыв в области образования.

Как и многие другие сферы, система образования в Китае пережила целый ряд последовательных реформ, которые, определенно, пошли ей на пользу. На протяжении 30 лет система образования Китая стремительно менялась и улучшалась. Усилилась креативность китайцев, поменялось их мышление, что постепенно сказывается на показателях экономического роста страны.

- Китай продолжит экономические реформы в 2018 г. и реализует новые экономические концепции, говорится в программном заявлении постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии КНР (ПКПБ). В чем заключается суть этих реформ?

- Как говорится в программном заявлении постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии КНР (ПКПБ), экономические реформы в 2018 г. будут проводиться в 5 сферах: реформа в политической жизни, реформа в экономике, реформа в культурной жизни, реформа в общественной жизни и в экологической области.

После этих реформ экономическое развитие в Китае будет более здоровым, сбалансированным, высокоэффективным и экологичным. Все эти реформы призваны вывести экономику Китая на новый качественный уровень. В ближайшем будущем мы станем свидетелями новых преобразований и положительных тенденций в сфере экономики нашей страны.

- Растущие долги Китая представляют собой большие риски для его экономики, – считают в Международном валютном фонде. Откуда берутся долги?

- Долги в Китае можно разделить на три типа: персональные долги, долги предприятий и долги [местных и центрального] правительств на разных уровнях. С ростом цен на недвижимость за последние годы по всему Китаю быстро растут персональные долги, но до сих пор средний уровень личной задолженности в Китае пока только 44%. Стоит обратить внимание, что это пока не так серьезно.

Что касается уровня задолженности предприятий, то он [тоже] не так высок, но размеры долгов госпредприятий высокие, что вызывает обеспокоенность.

Правительство уже обращает на это серьезное внимание и собирается предпринять решительные меры для того, чтобы снизить уровень задолженности госпредприятий.

Что касается долгов правительств в Китае, хочу отметить, что уровень задолженности центрального правительства Китая невысок. Центральное правительство Китая строго следует следующему принципу: дефицит не более 3% ВВП. Поэтому долги у центрального правительства Китая не вызывают обеспокоенности.

Думаю, МВФ больше всего опасается за образовавшиеся долги местных правительств в Китае. Китай тоже примет решительные меры для снижения уровня задолженности местных правительств. Уверен, что этот вопрос решится.

Сюй Вэньхун

Источник – Евразия.Эксперт

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 21 декабря 2017 > № 2429881 Сюй Вэньхун


Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич

Как Китаю пришлось спасать страну от микрокредитов

Леонид Ковачич

Поначалу китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью и даже рекламировали их в госСМИ. Но вскоре этот инструмент вышел из-под контроля и стал угрожать стране всесторонней катастрофой: от массовых протестов общенационального масштаба до обвала на финансовых рынках, по типу американского кризиса 2008 года

Китайские власти наводят порядок в сфере потребительского кредитования и микрозаймов. Комиссия по регулированию банковской деятельности КНР, а также Народный банк Китая совместно приняли документ «Уведомления об упорядочивании и регулировании деятельности микрофинансовых организаций (МФО). Новые правила, полный текст которых будет опубликован позднее, устанавливают предельно допустимую процентную ставку для микрокредитов, разъясняют порядок предоставления займов, ограничивают работу коллекторов, устанавливают правила формирования капитала таких организаций. Для кредиторов меры можно назвать драконовскими. Но принимать их надо было срочно. По заявлению китайских регуляторов, беспорядочное потребительское кредитование загоняет граждан в кредитную ловушку и угрожает стабильности всей финансовой системы страны.

iPhone ценою жизни

Девятнадцатилетняя студентка из Шэнси всего лишь хотела купить iPhone 6s Plus. Ей не хватало 12 тысяч юаней (около $1800). Просить деньги у родителей она стеснялась – родители крестьяне и так экономили на всем, чтобы только их единственная дочь получила хорошее образование. В университетском кампусе она увидела рекламу микрокредитов. Компания предлагала оформить кредит за 15 минут на любые цели без залога и поручителей.

Доверчивая девушка обратилась в организацию и действительно через считаные минуты получила деньги. Все условия договора студентка, видимо, до конца не прочитала. Оказалось, что, помимо тела кредита 12 тысяч юаней и почти 40% годовых, ей еще предстоит выплатить некий «сервисный сбор» 4000 юаней. Девушка поняла, что расплатиться своими силами не сможет, и взяла другой кредит, на оплату предыдущего, потом еще и еще. В итоге долг за iPhone составил более 230 тысяч юаней (около $35 тысяч).

Ситуация казалась безвыходной. И студентка решила покончить с собой. К счастью, ее с пузырьком снотворного в руках вовремя заметил отец и отговорил от такого поступка. Родители потратили все свои сбережения до копейки, но все равно остались должны еще около 60 тысяч юаней (примерно $9000). Эта история разошлась в китайских соцсетях. Пользователи интернета советовали обратиться в суд.

Возможно, теперь у родителей студентки есть шансы выиграть дело. Такие высокие ставки процента и раньше были запрещены законом, а по новым правилам выдавать займы людям, у которых нет стабильного источника дохода, МФО не могут.

Не копи – купи

Исторически в Китае жить в долг считалось зазорно. Многие поколения китайцев упорно работали и откладывали деньги на черный день. Поэтому в стране была чрезвычайно высокая норма накопления и низкое потребление. Но все изменилось, когда на рынок вышло поколение 90-х. Они выросли в относительном достатке и привыкли потреблять гораздо больше своих родителей. Типичная логика нынешнего поколения: жить надо не потом, а сейчас. Деньги обесцениваются, их надо тратить, а не откладывать на потом.

Финансовые структуры обратили внимание на этот тренд еще в середине 2000-х. Тогда банки стали выдавать кредитные карты студентам, часто привлекая их разными плюшками: кешбэком, скидками в магазинах при оплате картой, подарками от банка. Для финансовых структур китайские студенты стали настоящей находкой. Уже в 2008 году 15% всех розничных покупок потребительских товаров совершалось с помощью кредитных карт, тогда как за два года до этого их было всего 4,8%. Два года быстрого роста потребления в кредит – как раз то время, когда банки активно выдавали кредитки студентам.

Но вскоре головокружение от успехов сменилось разочарованием: готовые на безудержное потребление молодые люди еще не состоялись в финансовом плане, поэтому обеспечить высокую норму потребления на свои собственные средства они все равно не могли. Родители отнимали у своих детей иногда по десятку различных кредиток, из последних средств расплачивались с их долгами, которые доходили до нескольких сотен тысяч юаней. Тогда финансовые власти вовремя отреагировали, и в 2009 году китайский ЦБ запретил выдавать кредитные карты студентам без источника дохода, а также лицам моложе 18 лет.

В то время уже стали появляться микрофинансовые организации, но их популярность была невелика. О том, какие риски может нести их деятельность, мало кто задумывался. Необходимость в жестком регулировании этой отрасли была неочевидна. Официальный документ, регулирующий деятельность МФО – «Руководящие мнения Комиссии по регулированию банковской деятельности КНР и ЦБ КНР о тестировании МФО» – появился в 2008 году. Но он описывал лишь базовые принципы – что такое МФО, как формируется капитал МФО, к какому ведомству относится их регулирование и так далее.

Так, например, в документе сказано, что фонды МФО формируются за счет уставного капитала, внесенного акционерами, добровольных взносов акционеров, а также за счет банковских кредитов. Но МФО может брать кредит не более чем в двух банках. А сумма банковского займа не должна превышать 50% от чистого объема капитала компании. Кому выдавать кредиты, какова процедура истребования долга, какие могут быть процентные ставки – ничего этого документ не регламентирует.

Микрокредит против бедности

В то время китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью. И это вполне логично: первые в мире МФО создавались именно для этой цели. В 1970-х экономист из Бангладеш Мухаммед Юнус начал выдавать свои деньги в долг малоимущим предпринимателям, чтобы те могли использовать их для развития бизнеса. Именно он стал основателем Grameen Bank – первой микрофинансовой организации в мире, и получил Нобелевскую премию за вклад в борьбу с бедностью.

Китай решил воспользоваться мировым опытом. В 2015 году Госсовет КНР опубликовал «Программу развития финансовой системы, доступной для всех групп населения, 2016–2020»). В ней значительная роль отводилась микрокредитам. «Нужно стимулировать создание финансовыми структурами инновационных продуктов, в том числе продвижение микрокредитных продуктов, микрокомпаний по страхованию жизни. Необходимо расширять каналы финансирования микрокредитных компаний и ломбардов», – говорится в программе.

Упор на микрокредиты был сделан в первую очередь в борьбе с бедностью на селе. Главное информагентство страны «Синьхуа» рапортовало о том, как счастливый фермер легко получил кредит через мобильное приложение Ant Financial, входит в группу Alibaba, купил трехколесный мотоцикл с тележкой и стал зарабатывать на жизнь мелкими грузоперевозками. Он спокойно живет на своей малой родине, ему уже не надо ехать в прибрежные города на заработки. В сотрудничестве с Китайским фондом по борьбе с бедностью компания Ant Financial работает в 245 беднейших регионах и предоставила кредитов 160 миллионам крестьян, сообщало «Синьхуа».

Предприимчивые финансисты быстро уловили этот сигнал. Сначала в 2007 году в Китае появились платформы p2p-кредитования, и рынок начал бурно расти, в среднем на 234% в год. К началу 2017 года он достиг $290 млрд. Регуляторы не вмешивались до тех пор, пока в 2016 году не случился скандал с крупнейшей на тот момент платформой Ezubao, оказавшейся финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тысяч инвесторов.

Тогда Комиссия по регулированию банковской деятельности выпустила правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тысяч юаней (около $30 тысяч) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней. Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал, каждая p2p-компания теперь должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой платформы он только один.

В таких условиях p2p-платформам работать стало невыгодно. Тогда компании стали сами напрямую предоставлять потребкредиты населению.

Количество МФО стало быстро увеличиваться. Кроме того, бывшие p2p-платформы, например PPDAI, также переключились на предоставление микрозаймов. Не отставали и технологические гиганты – Alibaba и Tencent, предоставляя пользователям своих электронных кошельков возможность моментально получить некоторую сумму денег на покупки, причем с льготным периодом погашения – по сути, такая альтернативная кредитная карта.

Все это привело к тому, что потребление, на которое так давно надеются китайские власти как на будущий двигатель роста ВВП, наконец-то начало расти. По данным Министерства коммерции КНР, доля потребления в приросте ВВП в 2016 году была 64,6%, в 2017 году ожидается, что превысит 70%. По данным министерства, розничные продажи потребительских товаров превысят 37 трлн юаней в этом году. При этом совокупный объем выданных без залога и поручителей микрозаймов, по подсчетам CBRC, достигает 1 трлн юаней, а всего в стране на данный момент действует более шести тысяч МФО.

Акулы микрозаймов

Однако впоследствии в СМИ стали всплывать жуткие подробности работы МФО. То крупнейшая платформа интернет-кредитования, Qudian, которая, кстати, недавно вышла на IPO в Нью-Йорке, вымогает обнаженные фотографии у студенток в качестве залога за кредит. То МФО нанимают танцующих и поющих бабушек, которые водят хороводы вокруг дома должника и нараспев сообщают всей округе о нечестном поведении хозяина.

Некоторые компании даже стали привлекать в качестве коллекторов ВИЧ-инфицированных сотрудников, которые ходят по домам должников с табличками «У меня ВИЧ». Коллекторы обещали сидеть в доме должника до тех пор, пока долг не будет погашен. Иначе, угрожали коллекторы, они будут хвататься руками за все предметы и посуду и таким образом заразят всех членов семьи. Это пугало не очень разбирающихся в медицине крестьян.

Зачем МФО идут на такие странные меры выбивания долгов? Дело в том, что еще в 2015 году Верховный суд КНР постановил, что суммарная стоимость кредита не может превышать 36% годовых. Это значит, что решить в правовом поле проблему неплатежей по кредитам с более высокой процентной ставкой попросту невозможно. Поэтому единственный способ для МФО истребовать у должника выплаты по кредиту – обращаться к коллекторам и использовать такие нестандартные методы.

С одной стороны, в МФО кредит может получить практически любой человек без залога и поручителей. С другой – при оформлении кредита организация запрашивает у клиента большое количество личных данных. Кроме того, с развитием интернета и технологий мобильных платежей компании обладают огромным массивом разнообразной информации. Ведь мобильный телефон знает практически все: где человек бывает, с кем общается, причем не только в соцсетях, но и вживую (за счет сопоставления данных о геолокации), какие покупки делает и каков его среднемесячный оборот средств.

Проанализировав эти большие данные, компания может оценить платежеспособность клиента лучше любой традиционной системы скоринга. Когда вся жизнь человека как на ладони, он становится легкой мишенью для коллекторов. Тем более в Китае компании достаточно легко относятся к вопросу передачи личных данных третьим лицам. На днях, например, сообщалось об утечке данных пользователей Wechat, Alipay и Sesame Credit. В сентябре China Daily писала об аресте 410 человек в провинции Гуандун, которые торговали персональными данными из кредитных организаций. Всего было конфисковано более 100 млн файлов с личными данными пользователей.

Все это создает большие социальные риски. Это гораздо опаснее, чем трудовые конфликты, земельные споры, обманутые дольщики. Потому что с развитием интернет-финансов жертвы микрокредитов могут появляться по всей стране, переводя конфликт в общенациональный масштаб.

Есть еще один немаловажный момент: поскольку в Китае государство долгое время сохраняло абсолютную монополию на любую финансовую деятельность, в головах людей до сих пор сидит убежденность, что государство за все отвечает и будет следить за соблюдением справедливости и их прав. Именно поэтому государство и вмешалось сейчас, пока тысячи или миллионы обанкротившихся должников не пошли с вилами на Чжуннаньхай.

Помимо этого, деятельность МФО стала создавать и системные финансовые риски. Регулирующий документ 2008 года регламентировал лишь пропорцию банковских займов в капитале МФО. Но компаниям ничто не мешало найти другие источники финансирования. МФО стали пополнять свои балансы с помощью выпуска ценных бумаг, обеспеченных этими задолженностями (ABS).

Допустим, микрофинансовая организация выдала какое-то число потребительских кредитов. Затем она продает права требования спецюрлицу SPV. SPV формирует пул активов и выпускает по ним ABS. Далее ABS передается консорциуму андеррайтеров, которые обеспечивают размещение этих ценных бумаг. Размещение может быть частным между ограниченным кругом инвесторов. Кроме того, такие ABS торгуются на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах. Например, одна лишь Ant Financial выпустила ABS, обеспеченные потребкредитами, на 149 млрд юаней ($22 млрд). JD.com, вторая по величине китайская площадка интернет-торговли, выпустила таких ABS на 9,5 млрд юаней ($1,4 млрд), а компания Baidu – на 1,3 млрд юаней ($196 млн).

Конечно, субординированные транши (самые рискованные) остаются, как правило, на балансе оригинатора. Однако примечательно, что местные рейтинговые агентства присваивают рейтинги AAA и АА+ для старших и мезонинных траншей. Ситуация еще более рискованная, чем с печально известными американскими CDO, которые вызвали финансовый кризис 2008 года. CDO тоже присваивался максимально высокий рейтинг, но они хотя бы были обеспечены ипотечными кредитами, где недвижимость была в качестве залога. И то практика показала, что такие облигации оказались ненадежными. Что уж говорить об облигациях, обеспеченных микрокредитами, по которым вовсе нет никакого залога.

Смена курса

Теперь китайские власти пытаются купировать все эти риски. Согласно новым уведомлениям, выпущенным регулирующими органами, ставка по микрокредитам, включая все платежи и сервисные сборы, не должна превышать 36% годовых. Кроме того, в договоре займа должна быть прописана именно годовая ставка процента, а не месячная или дневная. Это важная мера, поскольку МФО, пользуясь низкой финансовой грамотностью населения, зачастую указывают привлекательные ставки процента за день, дезориентируя своих клиентов (эта проблема характерна не только для Китая, в опросе «Коммерсанта» только 22% смогли верно ответить на вопрос: «Какую ставку по кредиту вы считаете более выгодной – 1% в день или 70% в год?»).

Кроме того, по новым правилам микрокредиты запрещено предоставлять заемщикам без стабильного источника дохода: безработным, студентам и так далее. Пролонгация кредита не может производиться более двух раз. Согласно уведомлениям, компании должны активно использовать новые технологии, в том числе больше данные, чтобы тщательно оценивать платежеспособность клиента и не предлагать ему займы на сумму большую, чем он может себе позволить. Вместе с тем уведомления призывают уделять больше внимания охране личных данных и запрещают нелегальную передачу личной информации третьей стороне.

Существенные ограничения вводятся на работу коллекторов. Теперь они не могут использовать насильственные меры, не могут вмешиваться в частную жизнь клиента или оказывать на него моральное давление. Кроме того, отныне они должны общаться по поводу возврата долга исключительно с самим заемщиком, запрещается давление на третью сторону, например родственников или друзей должника.

Регулятор также ввел меры стабилизации финансовой системы. Хотя для МФО по-прежнему не запрещена секьюритизация, банкам теперь запрещено инвестировать средства фондов по управлению активами в облигации, обеспеченные микрокредитами.

Выдача лицензий для новых МФО будет приостановлена. Те организации, которые работают без специальной лицензии, теперь оказались вне закона, их деятельность будет прекращена. А те МФО, которые уже получили специальную лицензию, будут снова проверяться на соответствие новым уведомлениям. В случае каких-либо нарушений компаниям грозят санкции: от приостановки деятельности до отзыва имеющейся лицензии.

Безусловно, новые меры направлены на защиту потребителей. Для МФО это большой удар и, как полагают участники рынка, не многие смогут его пережить. С другой стороны, эта мера позволит упорядочить рынок, оставив в игре лишь сильнейших представителей. Уже сейчас понятно, что у крупных компаний вряд ли возникнут проблемы с выполнением новых указаний. Некоторые решили даже сыграть на опережение. Например, Ant Financial сообщила, что не будет предоставлять займы по ставке выше 24% годовых, еще за неделю до того, как в дело вмешались регуляторы.

Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич


Россия. Китай > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421574 Дейв Маджумдар

Россия и Китай проводят совместные учения ПВО, готовясь к внезапному нападению

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия и Китай приступили к проведению совместных учений сил ПВО-ПРО под названием «Воздушно-космическая безопасность 2017», демонстрируя усиление стратегического партнерства между двумя великими державами. В последние годы Россия и Китай более или менее преодолели те противоречия, которые существовали между ними со времен Советского Союза, чтобы совместными усилиями оказывать сопротивление либеральному международному порядку, действующему под руководством США.

«На базе Научно-исследовательского института противовоздушной и противоракетной обороны Академии ВВС НОАК проводится второе российско-китайское компьютерное командно-штабное учение по противоракетной обороне „Воздушно-космическая безопасность-2017", — говорится в заявлении российского Министерства обороны. — В ходе мероприятия будут отработаны вопросы взаимодействия группировок ПВО-ПРО России и Китая по совместному отражению ракетных угроз со стороны третьих стран».

Согласно этому заявлению, в учениях, которые продлятся до 16 декабря, принимают участие войска оперативно-тактического уровня. Китайское Министерство обороны сообщило некоторые дополнительные детали. «Военные Китая и России с 11 по 16 декабря проведут в Пекине совместные учения ПРО на базе компьютерного моделирования», — заявила официальный представитель китайского военного ведомства У Цянь (Wu Qian).

Согласно заявлению китайского Министерства обороны, совместные российско-китайские учения ПРО проводятся с целью подготовки обеих стран к внезапному нападению. «Эти учения нацелены на то, чтобы помочь обеим сторонам отразить любое внезапное или провокационное нападение с применением баллистических и крылатых ракет на их территории», — говорится в китайском заявлении.

У Цянь заявила, что такие учения проводятся во второй раз, и что они «не направлены против какой-то третьей стороны». Это формальное заявление, однако Россия и Китай в последние годы все больше сближаются. Дмитрий Тренин в своей книге «Надо ли бояться России?» (Should we fear Russia?) написал о том, что формирующееся партнерство между Россией и Китаем можно назвать согласием. «Стратегическое взаимодействие между Москвой и Пекином останется аморфным, но по большому счету, что касается мирового порядка, то здесь Пекин и Москва находятся на одной стороне».

Русские и китайцы недовольны тем, что Америка главенствует в так называемых правилах, на которых основан международный порядок. У обеих стран имеются свои амбиции, которым противодействует Вашингтон. Таким образом, даже если Москва и Пекин согласны далеко не по всем вопросам, в целом они могут сотрудничать там, где их интересы совпадают. «Руководство той Большой Евразией, которую они создают, будет осуществляться не из единого центра, — пишет Тренин. — Но их континентальное согласие по сути будет направлено на ограничение американского доминирования на континентальной периферии и в мире в целом».

Надо сказать, что чем большее давление Америка будет оказывать на Россию и Китай по вопросам их отношений с Вашингтоном, тем теснее будет сотрудничество между Москвой и Пекином в их стремлении создать противовес США. Здесь все сводится к балансу сил.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Россия. Китай > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421574 Дейв Маджумдар


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter