Всего новостей: 2606347, выбрано 130 за 0.148 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 августа 2018 > № 2695975 Александр Кирштейнс

Последний план по разделу России. Политэкономический фельетон

Депутат сейма Латвии Александр Кирштейнс заявил о необходимости "раздробить Россию на несколько частей". По мнению латвийского парламентария, такая мера "необходима для спокойствия" его страны и Европы.

Нам удалось взять короткое интервью у Александра Кирштейнса, отыскав того в кулуарах ПАСЕ.

— Господин депутат, как дробление России будет способствовать спокойствию Латвии, в которой, насколько мы знаем, и так все спокойненько, все культурненько и исключительная благодать?— тревожно спросили мы.

— А вы откуда?— прищурился прибалтийский европеец.

"Либо сапоги лизать, либо в морду"… Напрасные надежды русофобов Прибалтики

Мы честно признались, что мы из России и что нас очень тревожит раздел нашей страны, так как наша теща проживает в Волгоградской области, а мы в Краснодарском крае, отчего грядущий вопрос получения виз для поездок к теще для нас не чужой.

— А, из России, — еще больше прищурился он, отчего стал похож на японца, рассматривающего Курильские острова через пролив в плохую погоду. — То есть агрессоры, хакеры и матерые пропагандисты!

Мы печально вздохнули, так как были в курсе нынешних западных трендов и понимали, что спорить бесполезно.

Депутат быстро огляделся по сторонам, затем посмотрел на нас честным и неподкупным европейским взглядом и неожиданно спросил:

— Деньги есть? Рублей пятьсот или тысяча? Иначе не скажу.

Мы немного растерялись. У нас на карте лежали две тысячи рублей, оставшиеся от гонорара за вмешательство в выборы во Французской Гвиане с целью привести к власти партию тамошних индейцев араваков под лозунгом: "Памятайте, европейцы — здесь хозяева индейцы!", за что те обещали подарить "Роскосмосу" французский космодром Куру, но мы думали спустить эти деньги на пиво.

— Есть, — наконец решились мы, пощупав, на месте ли бумажник с картой, так как министр иностранных дел Украины Климкин, чутко заслышав русскую речь, уже таинственно нарезал круги неподалеку, явно намереваясь нас не то покусать, не то попросить взаймы.

Наше предложение бесконтактно перевести деньги с карты на его смартфон испугало латвийского депутата, который заявил, что это колдовство и вообще он предпочитает наличные.

К счастью, у нашего оператора нашлась заначка.

— Так зачем вам дробление России, господин Кирштейнс?— уже немного устало спросили мы европейца, протягивая ему тысячу рублей.

Депутат любовно разгладил купюру, зачем-то ее поцеловал и бережно спрятал в карман. Было заметно, что деньги он совсем не любил.

— Для вас — просто Саша Сливкин! — светло улыбнулся он.

— А если бы мы были мексиканцами и дали бы тысячу песо?— мрачно съязвил оставшийся без заначки оператор.

— Тогда Алехандро Кирштенейро, — огрызнулся латвийский депутат. — Неужели непонятно?

После чего он опять улыбнулся и наконец открыл нам свой дерзкий замысел:

— Сейчас наши шпроты покупает одна Россия, а если ее раздробить — их будут покупать восемьдесят пять бывших субъектов бывшей России. И латвийский ВВП вырастет в восемьдесят пять раз!

Пока мы изумленно молчали, потрясенные логикой латвийского политика, он уже умчался за каким-то американцем, выкрикивая: "Мистер Помпео! Это я Алекс О'Кирш! Вы мне должны пятьсот долларов или тысячу! Вы обещали!"

Помпео обернулся и резко перешел на бег. К латвийскому депутату сноровисто присоединился Климкин, и оба погнались за американцем, словно две пятнистые гиены за отбившейся от стада антилопой.

"Как же бурлит европейская политическая жизнь!" — восхищенно подумали мы и отправились искать Федерику Могерини. Очень хотелось узнать — наложит ЕС на нас новые санкции за то, что рядом с нашим домом уложили плиткой тротуар и разбили новый сквер с детским городком, или от нашего микрорайона все-таки потребуют выйти из состава России, объявив себя отдельным княжеством, чтобы их избежать.

Игорь Романович

Россия. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 августа 2018 > № 2695975 Александр Кирштейнс


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682694 Роман Самарин

Латвия: о Трампе с болью в сердце

«Всегда быть латышами, жить по-латышски, думать по-латышски, по-латышски чувствовать»

Все, кто ставил на то, что Прибалтика утрется итогами первой полноформатной встречи президента России Владимира Путина и президента США Дональда Трампа, состоявшейся в финской столице, сегодня попивают коньячок. В их числе и я. Хотя, соглашусь, странное ощущение: в то время как вся «прогрессивная общественность» планеты, а, главное, сами США, — наперебой упражняются в остроумии, сравнивая своего лидера аж с «вареной макарониной», прибалты затихли. «Макаронину» видят, но молчат, как будто этого самого бульона в рот набрали. Та же махонькая, но вечно злющая на Россию Латвия, та самая, что в преддверии любого события, где вот-вот мелькнет Путин, — как правило, первая начинает привязывать свою лошадку к паровозу, который затем тащит ее саму к нужной станции. А тут нонсенс: лошадку точно привязывали, а к станции старушка — не приползла.

Всю половину июля латвийский истеблишмент буквально лихорадило от предстоящей встречи двух лидеров. У Путина, в отличие от Макрона, нет перхоти, перспектива видеть, как Трамп с Путина пылинки сдует, цементировала остатки разума. Любое событие, так или иначе связанное со словами «Путин, русские», тут же озвучивалось, выносилось в эфир и в газеты. А поскольку «угроза с востока» ожидается в стране со дня на день уже 27 лет, любое, даже чисто латышское мероприятие, рассматривалось в Латвии как последнее как раз из-за перспективы вторжения, то есть с болью в сердце.

Задала тон июльским «причитаниям» спикер сейма Инара Мурниеце. В День памяти жертв геноцида еврейского народа заявила со всей прямотой, что «Холокост — это предупреждение истории о том, каковы могут быть последствия нетерпимости, разжигания розни и расизма». Нетерпимость и разжигание розни в Латвии «надувает», понятно, только из России. И если, как мы уже говорили, сегодня все главные стратеги — всяк на свой кулинарный лад обсуждает «вмешательство Путина в выборы 2016-го года», для г-жи Мурниеце этот вопрос давно решен, смотреть надо на перспективу, и в предвыборный период в Латвии (в октябре выборы в сейм) нужно считаться с новой возможностью информационных атак России, вмешательства в предвыборную борьбу отдельных российских СМИ и агентов влияния в Латвии. Конкретно нужно готовиться к «распространению фейковых новостей с целью очернения латвийского государства и политиков». С этого Путина станется. Кстати, говорить о Холокосте и 16-м марта, когда по улочкам Риги под знаменами легионеров Waffen SS строем проходят ее соотечественники, спикер не стала. Тут связь с «последствиями нетерпимости, разжигания розни и расизма» не так очевидна.

А вечером того же дня президент Латвии Раймондс Вейонис «разжевал» не латышской, непутевой трети населения страны и «последствия терпимости» — одобрил языковые поправки к Закону о вузах, запрещающие учиться на русском языке! Все уповали, что у латвийского президента мама русская — может, «постучится» какой ген, ан нет, и тот оказался «облатышенным». О том, что качество образования упадет, миллионы евро проплывут мимо латвийской казны — истинным латышам не интересно! (На любом языке Евросоюза в частных вузах учиться можно).

Впрочем, количество «истинных» никому неизвестно, включая саму г-жу Мурниеце. На проходящем в начале июля в Латвии празднике песни и танца (проходит раз в пять лет) ею было озвучено, что после таких праздников латыши должны стать еще более латышами. «Нам нужно собрать много позитивной энергии, чтобы мы могли работать и всегда быть латышами, жить по-латышски, думать по-латышски, по-латышски чувствовать». Где набрать столько праздников, спикер не уточнила. Никогда еще люди не бежали так массово из страны. Просто факт: ни одна предыдущая власть не истощила Латвию так сильно, как нынешняя! За годы нынешней независимости Латвия потеряла ровно столько народу, сколько после Первой мировой войны! Но нет, вторят национально озабоченные, тут же подхватили тему депутаты нацблока сейма, Янис Домбрава договорился до того, что «мы песней смогли сломить ядерную державу!» То есть уже сломили!

Просто диву даешься. Экс-премьер страны Лаймдота Страуюма не удержалась. Оказывается, главным для роста Латвии являются «культура и латышский язык!» В то время как все показатели в экономике и социальной жизни находятся ниже плинтуса, если где Латвия и возглавляет рейтинг Евросоюза, помимо бегства населения, так это по самой низкой рождаемости и самому большому количеству самоубийств, — спасение страны видится исключительно в латышском языке.

Не отставала все эти дни и интеллигенция. Казалось бы, причем здесь футбол?! Но латвийский известный публицист Элита Вейдемане со скорбью встречает новость о победе сборной России по футболу в 1/8 финала. Журналистка ведущего издания Латвии выражает свои сожаления в победе «этих русских», пожелав им скорее вылететь с домашнего чемпионата. «Все же эти русские выиграли? Жаль. Надеюсь, что, по крайней мере, вылетят в четвертьфинале». Не вылетели. И хутор впал во тьму.

Буквально наперегонки бежали. Перед самой встречей Трампа с Путиным в одной из дискуссий в сети Facebook латышский писатель-фантаст Дидзис Седлениекс оставил комментарий следующего содержания:

«Презрительным словом русские или чуть более толерантным русскоязычные обычно обозначают низшего интеллектуального уровня homo sovetiques (так! — ИА REGNUM ) вне зависимости от национальности. Это генетическое отклонение от общечеловеческих ценностей, у этих существ вообще нет ничего ценного, включая человеческую жизнь. Понятно, что большая часть общества их презирает, у генетической ошибки или болезни нет никакой связи с языком, на котором животное пытается говорить».

В то время как в Латвии полиция безопасности начинает хватать людей прямо на улице и расквартировывать их по каталажкам за их мнения о проводимой в Латвии политике, вряд ли много народу удивится, если к скорому 100-летию Латвии (осенью этого года) г-н Седлениекс получит из рук президента орден. Круг замкнулся. Замените в вышеприведенной цитате «русский» на «еврей» и если вам не станет не по себе, значит вы и есть этот самый истеблишмент Латвии.

И тишина… Где все? Не считая привязанной к локомотиву лошадки с пакетом призывов о готовности увеличить расходы ВВП на оборону, о чем уже сообщил министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс, — ни слова более о Трампе! Ведь разве что не целовались эти двое! Путин хитрый змей! Все отреагировали! Включая американских сенаторов демократов и иже с ними республиканцев! Поезд на станции, латвийской лошадки нет! Обычно ее так подкармливают, что она умудряется прибыть раньше паровоза!

И не будет. Не тот случай. Пьем коньяк, потому что помним, что накануне американских выборов в Латвии не жалели острых слов в адрес Дональда Трампа. Чего только мир из Латвии не слышал: и с Жириновским его политологи сравнивали, и некто, а именно политтехнолог Юргис Лиепниекс еще тогда дал фору Шварценеггеру, заявив, что если Трампа изберут, то «брексит» «покажется пикником с макаронами и салатом». Экс-президент Вайра Вике-Фрейберга сравнивала душку Дональда с «крикливым баптистским проповедником». Не отставали лидеры Литвы и Эстонии.

И что? После были приняты все трое, скопом, как школяры. Каково это услышать в Белом доме: «Да, мы о вас помним…» А это: «Если бы мы поладили с Россией, это было бы хорошо, а не плохо. И все соглашаются с этим, кроме очень глупых людей». Каково это приехать и гадать потом: о тебе лично говорили или о троих сразу?

Уж очень он прямолинеен, этот Трамп. Бывает, смолчишь лишний раз — за умного сойдешь. Отчего хоть раз не попробовать? Маловато быть одной лошадиной силой…

Роман Самарин

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 19 июля 2018 > № 2682694 Роман Самарин


США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг

Партнеры США по НАТО наращивают военные бюджеты

В 2014 году лишь три члена НАТО тратили на оборону свыше 2% ВВП. В этом году, согласно нашим ожиданиям, на этот уровень выйдут уже восемь стран.

Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg), The Wall Street Journal, США

Брюссель, город, который я зову своим домом с тех самых пор, как стал генеральным секретарем НАТО в 2014 году, находится всего в нескольких часах езды от мест кровопролитнейших боев 20-го века.

Во многих из них, например, при осаде Бастони или битве за Неймеген, исключительную доблесть проявили американские солдаты. Европейцы будут вечно благодарны тем, кто сложил свои жизни, возвращая свободу на наши земли.

Североатлантический альянс был создан в 1949 году, чтобы мы могли ручаться, что мировая война больше не повторится никогда. Деятельность альянса стала гарантом беспрецедентного периода мира и благополучия для жителей Северной Америки и Европы.

Партнерство США и НАТО — одно из теснейших в мире, оно несравнимо с союзами других сверхдержав. В своей совокупности 29 стран-членов альянса представляют собой значительную экономическую и военную мощь.

Однако, несмотря на все достижения НАТО, мы не имеем права почивать на лаврах. Перед лицом наиболее опасной и сложной ситуации на памяти поколения, мы обязаны вкладывать больше в дело нашей коллективной обороны. Для обеспечения безопасности в условиях непредсказуемого мира мы должны делать все, что в наших силах.

Все союзники это понимают. На саммите НАТО в 2014 году мы договорились прекратить урезание военных бюджетов, повысить расходы на оборону и в течение десяти лет достигнуть уровня в 2% ВВП.

И это обязательство в силе и постепенно выполняется. После долгих лет забвения члены НАТО наконец-то прекратили практику урезания и увеличили ассигнования на национальную оборону. В прошлом году совокупный военный бюджет союзников вырос на 5,2% — и в реальном исчислении это крупнейший рост за последнюю четверть века. В 2018 году расходы на оборону снова вырастут — четвертый год подряд.

В 2014 году двухпроцентному критерию отвечали всего три страны — США, Великобритания и Греция. В этом году таких стран станет уже восемь — к ним прибавятся Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния. Кроме того, большинство союзников планирует выйти на двухпроцентный уровень к 2024 году, и альянс на верном пути. Да, остается пройти еще долгий путь, однако нам уже удалось переломить ситуацию с расходами на оборону.

Президент Трамп никогда не скрывал своей позиции по этому вопросу, и, встречаясь с ним в Белом доме в мае этого года, я выразил свое одобрение его лидерским качествам. Рост военных бюджетов стран НАТО на протяжении полутора последних лет говорит о том, что его усилия не напрасны.

Доверие к НАТО со стороны союзников и уважение со стороны потенциальных противников зависят от нашей способности делить бремя расходов по-честному. В преддверии саммита, который пройдет 11-12 июля в Брюсселе, я старался донести эту мысль всякий раз, когда встречался с лидерами союзнических государств.

Однако простой рост расходов на оборону — лишь часть уравнения. Инвестиции союзников при этом должны пойти на ключевые области. Подписавшись на двухпроцентный уровень оборонных расходов, лидеры НАТО также пообещали довести долю затрат на закупку новой военной техники, к примеру, военных самолетов, танков и боевых кораблей, до 20%. Таким образом, траты НАТО на закупку нового оборудования выросли на 18 миллиардов долларов по сравнению с 2014 годом.

Наряду с этим возросла и активность сил НАТО — для обеспечения коллективной безопасности предпринимаются все новые и новые действия во многих местах земного шара. Силы НАТО продолжают тренировать афганские спецслужбы с тем, чтобы вернуть государству стабильность и создать условия для национального примирения. В этой связи контингент НАТО увеличился с 13 тысяч в прошлом году до 16 тысяч. За прошлое десятилетие страны НАТО выделили на поддержку армии Афганистана свыше двух миллиардов долларов. Я рассчитываю, что на грядущем саммите лидеры союзников продлят свою поддержку и после 2020 года.

Силы НАТО также ведет подготовку иракских войск, и на саммите будет объявлено о новой миссии, консолидирующей эти усилия. Сотни инструкторов НАТО будут тренировать иракских солдат с тем, чтобы обеспечить безопасность их государства и гарантировать, что «Исламское государство» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) больше не возвратится.

От Балканского полуострова до Северной Атлантики, от Черного моря до Балтийского, американские и европейские солдаты, моряки и летчики со всего альянса работают над тем, чтобы обеспечить безопасность наших стран. Это сотрудничество стало возможным благодаря тому, что у нас общие интересы, история и ценности — связи, сплачивающие нас, имеют глубокие корни.

Потому-то и была задействована статья 5 о взаимной защите — впервые со времен теракта 9/11. Потому-то сотни тысяч европейских и канадских солдат и прошли Афганистан бок о бок со своими американскими соратниками. Более тысячи из них сложили свои жизни во имя общей цели.

Не секрет, что между странами НАТО по прежнему имеются расхождения в таких вопросах как торговля, глобальное потепление и ядерный договор с Ираном. В прошлом нам всегда удавалось преодолеть разногласия. Две мировые войны и холодная война преподали нам серьезный урок: в единстве — наша сила и безопасность.

Господин Столтенберг — генеральный секретарь НАТО.

США. Литва. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июля 2018 > № 2668886 Йенс Столтенберг


Латвия > Финансы, банки > rosbalt.ru, 10 мая 2018 > № 2599786 Рольф Фулс

В руководстве латвийского банка Rietumu в конце апреля произошли существенные изменения. Совет банка утвердил новый состав правления, председателем которого стал один из топ-менеджеров Rietumu Рольф Фулс. В интервью деловой газете Dienas bizness он рассказал о том, как банк планирует строить свой бизнес в будущем.

— Вы возглавили банк в период перемен. Чувствуете ли вы в себе уверенность, что все запланированное удастся воплотить в жизнь?

— Я работаю в Rietumu больше 20 лет, являюсь постоянным и старейшим членом правления. Благодаря этому я хорошо знаю банк изнутри, вижу все наши преимущества и возможности. Поэтому однозначно — да.

— Каковы основные преимущества Rietumu?

— Прежде всего, мы — большой банк не только по размеру активов, но и по уровню капитала. На конец прошлого года мы по этому показателю были третьими на рынке. В первую очередь это означает стабильность. Чем выше у банка капитальная база, тем больше у него различных перспектив, возможностей для маневра. Например, благодаря этому у нас сейчас больше ресурсов для развития кредитования, чем у большинства других латвийских банков.

В Rietumu на протяжении многих лет работает независимый профессиональный менеджмент, что позволяет принимать максимально объективные решения. Отличная команда специалистов, нет излишней бюрократии.

Важным преимуществом является и уровень нашего сервиса. Я убежден в том, что это дает нам конкурентные преимущества и в Балтии и, более широко, — в Европе. Мы умеем работать персонально, вникать в детали каждого проекта, настраивать свою продуктовую линейку на нужды конкретного бизнеса.

Наконец, у нас отличные современные технологии. Все это в совокупности создает прочную основу для развития новых направлений бизнеса.

— В последнее время банк принял ряд кардинальных решений — ввел в качестве базовой валюты евро, решил отказаться от обслуживания 4000 клиентов. Вы считаете, что такие резкие решения оправданы?

— В данных обстоятельствах — да. Причем, подчеркну, все эти решения важны не только для нас как для банка, но и для наших клиентов.

Если сама необходимость трансформации не была для нас неожиданностью, то скорость перемен, сжатые сроки, отведенные на это, вынуждают работать очень интенсивно. Поэтому мы с самого начала решили действовать максимально оперативно — чтобы еще больше повысить стабильность, защитить интересы клиентов.

У банка всегда была высокая ликвидность, однако мы решили повысить ее еще больше и продали с этой целью облигации. Таким образом, в пиковый момент репутационного кризиса латвийской финансовой системы мы могли бы без труда покрыть все наши обязательства.

По своей инициативе мы перешли на обслуживание в евро — это тоже важный стратегический шаг, преимущества которого, уверен, наши клиенты еще оценят.

Отказались от сотрудничества с большой группой клиентов, которые сейчас классифицируются как клиенты неприемлемо высокого риска. Всем им также необходимо пройти процедуры complines, то есть фактически подтвердить легальность происхождения средств.

— То есть больше никаких шелл-компаний?

— У такой формы организации бизнеса нет будущего. Причем это касается не только Латвии — это мировая тенденция, просто Латвия оказалась впереди. Еще пять-десять лет назад так называемые шелл-компании абсолютно легитимно использовались при организации холдингов. Но законодательство меняется, становится иным понимание рисков, а следовательно — меняются и требования к банкам. Это реальность, и с ней надо считаться.

Понятно, что такие стремительные перемены, в том числе для наших клиентов, — это непросто. Но мы стремимся помогать им, разъясняем, что выполнение необходимых сейчас процедур значительно упростит им жизнь в дальнейшем. Мы начали эту работу в середине марта. Думаю, что скоро мы, образно говоря, перевернем эту страницу.

Наш лозунг сегодня — «игра по правилам». По четким, прозрачным правилам, понятным и законодателям, и регулятору, и клиентам. Сейчас запустили рекламную кампанию с таким девизом.

— Но из латвийских банков сейчас уходят и другие, «хорошие» клиенты. Вы сталкиваетесь с этой проблемой?

— Да, такие случаи есть. Это сейчас проблема Латвии в целом, репутационная проблема ее финансовой системы. В силу последних событий репутация отрасли пострадала, и совершенно естественно, что некоторые клиенты чувствуют себя неуверенно. Главное, что мы можем и должны сделать в этой ситуации, — восстановить их доверие. Тогда, я уверен, основная часть ушедших вернется. Мы будем рады их возвращению.

К счастью, у нас есть и обратная тенденция — к нам приходят много новых клиентов, мы открываем новые счета.

— Откуда эти клиенты и почему они выбирают ваш банк?

— Могу сказать, что значительная их часть — из Балтии, в том числе Латвии. Помимо других объективных преимуществ, во многом они выбирают нас из-за нашей стабильности и репутации.

— Rietumu всегда специализировался на обслуживании международных клиентов. Сейчас в правительстве говорят о снижении доли нерезидентов в латвийских банках до 5%. С кем тогда вы будете работать в дальнейшем?

— Цифра в 5% нуждается в разъяснениях. Мы не понимаем до конца, кого имеют в виду, когда говорят «нерезидент»? Является ли нерезидентом, например, литовская компания? Латвия сама по себе — малая страна, но она часть «единой Европы». Нам так говорили всегда. Мы исходим из того, что та работа, которая сейчас ведется, имеет цель добиться 100% доли «чистых» клиентов в латвийских банках. И география здесь не на первом месте.

Своим домашним рынком мы считаем и Балтию, и другие регионы Европы. У нас и прежде было достаточно клиентов из стран Евросоюза, поэтому перестройка в этом смысле не представляет для нас проблемы.

Что касается новых клиентов, то для нас важно, чтобы они представляли современный, реальный бизнес. Мы как универсальный банк готовы предоставить весь необходимый им сервис — причем, подчеркну, очень высокого уровня.

— На какие услуги будете делать акцент в дальнейшем?

— Сейчас мы продолжаем разрабатывать будущую стратегию в деталях, но основные направления уже понятны.

Прежде всего, это кредитование. У нас относительно небольшой, но качественный кредитный портфель, и есть все возможности для его наращивания, в том числе на местном региональном рынке.

Мы намерены создать мощное кредитно-инвестиционное направление, которое будет заниматься инвестированием в проекты наших клиентов. Мы хотим стать ближе к бизнесу клиентов, более активно и глубоко сотрудничать с ними. Будем развивать финансирование международной торговли, экспортно-импортных операций. В этом бизнесе у нас большой опыт и хорошие позиции.

Другое важное направление — управление частными состояниями, портфельные инвестиции, операции на рынке ценных бумаг. Будем держать «в фокусе» карточный бизнес. Продолжим активно развивать направление, начатое несколько лет назад, — обслуживание интернет-торговли.

— С чем связаны изменения в правлении банка?

— Это часть большой программы трансформации. Банк становится более компактным. Соответственно, уменьшается и количество сотрудников во многих подразделениях. По этим же причинам произошли изменения в составе правления. Раньше в него входили восемь человек, теперь — пять. Все нынешние члены правления и раньше были в его составе.

— До сих пор вы не были публичной фигурой. Расскажите, как складывалась ваша карьера в Rietumu.

— Я родился в Южной Африке, окончил университет в Претории в начале 90-х и там же получил квалификацию присяжного бухгалтера (Chartered Accountant). Полученное образование дало мне хорошую базу для карьеры в финансовой сфере, которую я начал в аудиторской компании Deloitte. В Латвии банк Rietumu стал нашим первым крупным корпоративным клиентом. Я напрямую сотрудничал с его акционерами, и они произвели на меня очень позитивное впечатление и как люди, и как деловые партнеры. И, когда в 1997 году поступило приглашение присоединиться к команде Rietumu, я его сразу же принял.

Уже в следующем году я начал работать в правлении банка, где на протяжении многих лет занимался вопросами финансового планирования и контроля, управления ресурсами, развития технологий, корреспондентских отношений; курировал различные направления, связанные с клиентским сервисом — такие как кредитование и управление капиталами.

— Какими вы видите перспективы латвийской финансовой системы? Считаете ли, что нынешний кризис ей удастся преодолеть?

— В шутку говорят, что банкир становится тем лучше, чем больше кризисов он пережил. На моем веку их было уже несколько, и каждый нашей финансовой отрасли удавалось преодолеть.

Конечно, все кризисы — разные, и особенность нынешнего в том, что он, как я уже упоминал — не собственно финансовый, а репутационный. Но в будущем, я уверен, проблемы будут преодолены, доверие восстановится, и через несколько лет нынешние события станут учебным кейсом для будущих банкиров.

Наталья Дайн

Латвия > Финансы, банки > rosbalt.ru, 10 мая 2018 > № 2599786 Рольф Фулс


Россия. Латвия > Образование, наука > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559855 Михаил Демурин

Агрессивная русофобия и паралич: Россия и Латвия по прошествии 20 лет

Проблема русских школ как оселок политической эффективности

Русское образование в Латвии… Вновь наше государство и общество стоят перед этой проблемой, тупо на неё уставившись. Почему тупо? Потому что этой проблеме уже 20 лет, но за эти годы так ничего и не было сделано, чтобы действительно сохранить для наших соотечественников в Прибалтике их право и реальную возможность учиться на родном языке и учить на нём своих детей, воспроизводить себя и свою культуру.

Впрочем, даже если сейчас вернуть русским в Латвии возможность учиться на родном языке, это образование не будет полностью отвечать задаче воспроизводства русского культурно-исторического типа. Это будет латышское образование на русском языке: возьмите хотя бы такой предмет, как история, которую безразлично на каком языке нашим соотечественникам приходится учить во враждебном русскому народу и России варианте.

Даже русскую школу при посольстве в Риге типа англо-американской школы в Москве, в которой учатся и дети многих прозападно ориентированных россиян, Россия открыть не удосужилась. А ведь какой из неё можно было бы сделать «луч света в тёмном царстве»!

После того как 2 апреля президент Латвии Раймондс Вейонис подписал законодательные акты, предусматривающие, что в период с 2019 по 2021 год среднее образование в Латвии будет полностью переведено на латышский язык обучения, Государственная дума России приняла гневное заявление. В нём говорилось о недопустимости ликвидации «школьного образования на языках национальных меньшинств Латвии» и необходимости применить против Латвии «специальные экономические меры».

Знакомый эвфемизм — «национальное меньшинство». Это что-то типа басков в Испании, что ли? Да не национальное меньшинство русские в Латвии — поймите вы это наконец! Пусть так наших соотечественников называют европейские чиновники, для которых русские в Латвии как кость в горле. Пусть так иногда для удобства работы на европейской площадке говорят сами русские латвийские политики. Но у нас-то давно пора называть вещи своими именами: русские Латвии — это самостоятельная община в двухобщинном латвийском государстве (так обстоит дело по факту). Она дискриминирована — да. Она численно меньше — да. И тем не менее она продолжает играть важнейшую роль в жизни этой страны, хотя и недостаточно сильна, чтобы быть в состоянии самой отстоять свои права. Почему недостаточно сильна? Да потому что Россия, мы, русские в России, в нужные моменты наших соотечественников не поддержали, не стали для них опорой, поддержкой, примером, наконец, в строительстве у себя дома того самого русского мира, который претенциозно «понесли» по всей планете.

Говорить о возможности ограничений в допуске латвийской продукции на российский рынок и о сокращении объёмов транзитных перевозок через латвийские порты в случае, если дискриминация русских в Латвии будет продолжаться и тем более нарастать, надо было в 1998 году, когда в латвийском Сейме появились первые шовинистические законопроекты о государственном языке и образовании. Причём не только говорить — какие-то слова на эту тему были тогда сказаны, но повисли в воздухе — а реально реагировать на принятие соответствующих законов. Не отреагировали.

Слаба была Россия тогда, в конце 1990-х? Значит, надо было мощно поддержать движение в защиту русских школ в 2003—2004 годах, на рубеже первого и второго президентских сроков Владимира Путина, когда принятый в 1998 году дискриминационный закон должен был вступить в действие. Напомню один только факт, свидетельствующий о силе этого движения: 1 мая 2004 года, то есть в день вступления Латвии в ЕС, Штабу защиты русских школ, действовавшему в тесном сотрудничестве с политическим объединением «За права человека в единой Латвии» (За ПЧЕЛ), удалось собрать на митинг в центре Риги более 65 тыс. человек. Это как более чем миллионный митинг в современной Москве.

Благодаря такой мобилизации защитникам русских школ Латвии удалось ещё на 15 лет сохранить возможность изучения, по крайней мере, 40 процентов предметов (а реально и 50) на родном языке.

Россия, однако, поддержала их слабо, не захотела действительно ребром поставить эту проблему перед Брюсселем, не обострила её в двустороннем формате… Наши руководители тогда сосредоточились на воздушных замках неких «общих пространств», «партнёрства», «стратегического взаимодействия» с ЕС.

Крупный международный капитал, чьим ставленником ЕС и выступает, естественно, поддержал латышских шовинистов — свой инструмент борьбы против России. Местный латышский капитал всегда был на стороне шовинистов, а латвийский русский капитал, как и российский капитал, заняли в этом противостоянии понятную классовую позицию, наплевав на свои историко-культурные обязательства перед своим народом.

Так называемый «средний класс» русских Латвии, немного поволновавшись, прилепился к тем, у кого деньги и власть: материальное положение в современном мире важнее культурной ответственности.

В латвийской политике всё выше сказанное привело на гребень волны «согласистов», то есть политическое объединение «Центр согласия» (с кем, интересно, ищется это «согласие» — с русофобами, евроатлантистами, этнорадикалами?). Одновременно позиции ЗаПЧЕЛ, единственного реального борца за права русских в этой стране, были существенно ослаблены. Особенно деморализующие последствия имел отказ России весной 2005 года от «пакетного» принципа отношений с Латвией, предусматривавшего прямую увязку вопросов торгово-экономического сотрудничества и подписания договора о границе с тем, как в Латвии обеспечиваются права российских соотечественников и как Рига реагирует на военно-политические обеспокоенности России.

Тем не менее объединение ЗаПЧЕЛ (сегодня это партия «Русский союз Латвии») продолжало свою борьбу, в том числе за дело русского образования. Угроза полной его ликвидации вновь возникла после выборов 2010 года, на которых ЗаПЧЕЛ, подвергнутое жёсткой кампании дискредитации, корни которой уходили, как это ни стыдно констатировать, и в Россию, потеряло свое представительство в Сейме.

Что же касается «Центра согласия», то на внеочередных выборах 2011 года его лидеры призвали «объявить мораторий на национальные и языковые вопросы и заняться экономикой». Как к ним прислушалась вторая сторона «согласия», мы видим по обсуждаемому сюжету.

Результаты инициированного обществом «Родной язык» в том же году, но проведённого двумя годами позже референдума за признание русского языка вторым государственным («за» проголосовало почти 25% участников) продемонстрировали, что путём формальной демократии в Латвии, где значительная часть русских в принципе лишена политических прав, эту проблему не решить.

Руководствуясь этим пониманием, в 2011 году ЗаПЧЕЛ инициировало новый референдум — об изменении закона о гражданстве с целью ликвидации института «неграждан» в принципе, что привело бы к значительному численному увеличению прорусского электората. Отдавая себе отчёт в том, что перспективы этого референдума гораздо более многообещающие для русских в Латвии, ибо и часть латышей была готова проголосовать за демократический подход к вопросу о гражданстве, латвийская Центральная избирательная комиссия отказала инициаторам референдума в праве проведения его второго, решающего, этапа. Никакой существенной реакции на это новое свидетельство дискриминационного характера режима латвийской этнократии со стороны Российского государства не последовало.

Другими словами, приходится констатировать такой факт: латвийская система политического доминирования латышей и подавления ими жителей Латвии других национальностей оказалась в принципе приемлемой не только для Запада, но и, подчеркну это ещё раз, для латвийского русского бизнеса, многих его ставленников в политике из «Центра согласия», для влиятельных сил в России. Добавлю в качестве иллюстрации, что видные члены фракции ЦС в Сейме — из известных российской общественности упомянем здесь Яниса Урбановича, Бориса Цилевича, Сергея Долгополова и Сергея Мирского — не посчитали нужным подать свои голоса против вышеупомянутых законодательных поправок.

Россия же, как мы видим не только по положению в сфере образования, повторю это ещё раз, оказалась не в состоянии противопоставить латышской этнократии, продолжающей дискриминировать русских, что-то более весомое, чем дежурные заявления и вывод транзита в тех рамках, в которых это выгодно самой России. Мы пока так и не смогли (не захотели?) помочь русским в Латвии создать политическую силу, способную реально отстоять их гражданские и политические права, гарантировать интересы местного русского бизнеса, препятствовать наступлению Запада на интересы их исторической родины.

Может быть, пришло время заняться этим, наконец? Только вот кому этим у нас заниматься: куда ни кинь взгляд, всё те же и всё то же.

Михаил Демурин

Россия. Латвия > Образование, наука > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559855 Михаил Демурин


Россия. Латвия > Финансы, банки > forbes.ru, 27 февраля 2018 > № 2514610 Алексей Голубович

Русский след. В Латвии останутся только иностранные банки

Алексей Голубович

Forbes Contributor, управляющий директор Arbat Capital

Латвия может полностью лишиться денежных потоков из стран СНГ и Китая

В отличие от глобальных кризисов 1998–1999 и 2008–2009 годов, сильно ударивших по латвийской банковской системе, случившееся с банком ABLV выглядит необычно. Финансовые активы в мире почти на пике цен, латвийская экономика несколько лет показывала неплохой рост благодаря кредитованию и притоку инвестиций, а самый популярный и динамично развивающийся банк страны принудительно ликвидируется без судебных решений. Причем жестче, чем в ходе прошлой кампании по борьбе с «отмыванием» в 2016 году, когда были закрыты Latvijas Krājbanka и Trasta komercbanka. После нее работа всех банков с клиентами — нерезидентами Латвии была резко затруднена.

Сегодня все развивается быстрее и при необычайно высоком уровне политизации — никогда еще ведущие деловые СМИ стран ЕС и США не уделяли столько внимания латвийским финансам. Высказываются предположения, что это часть плана полного выдавливания активов российских граждан и контролируемых ими компаний из банков еврозоны. И даже, что акция спланирована в России для дискредитации Латвии перед ЕС как «коррумпированной страны» с провалившейся банковской системой. Или с целью возврата российских денег из «опасных стран» на родину.

Ситуация и правда выглядит как спланированная атака властей одновременно против банковской системы и руководства латвийского ЦБ. Для обоснования пока не предъявили почти ничего, кроме заявлений живущего в Лондоне бывшего российского банкира. В пользу версии о подготовке повсеместной блокировки российских денег и об «иностранных корнях» развернувшейся в Риге драмы говорит и то, что во многих западноевропейских банках начаты проверки счетов всех клиентов, которые связаны ABLV.

Чтобы понять причины и оценить риски для находящихся в латвийских банках денег нерезидентов, нужно, не дожидаясь судов, проанализировать динамику банковских активов, посмотреть, сколько в Латвии осталось банков с местным и иностранным капиталом и что происходит с лидерами по активам и клиентам. Согласно данным Ассоциации коммерческих банков Латвии о состоянии сектора (на 30.09.2017), активы банков страны снижаются, причем достаточно быстрыми темпами. Сумма активов банков Латвии уменьшилась на 14% с начала 2016 года, на 7% — за третий квартала 2017 года. На 30 сентября 2017 года они составили €27,5 млрд — меньше, чем у любой страны еврозоны на душу населения. Прибыль латвийских банков составила €244 млн за девять месяцев 2017 года, снизившись на €140 млн, или 35%, по сравнению с аналогичным периодом 2016 года. Чуть менее 3/4 прибыли сектора заработали пять ведущих банков страны, контролировавших 64% активов: Swedbank (местное подразделение шведского банка) — €69 млн, ABLV Bank (крупнейший независимый банк в Латвии) — €41 млн, SEB Bank (шведский) — €31 млн, Rietumu bank (независимый банк) — €21 млн, DNB Bank (норвежский) — €19 млн.

Это на первый взгляд не самая плохая доходность активов в процентах, если сравнивать ее с европейскими банками в целом. Но в абсолютном выражении по сравнению с другими странами Восточной Европы это маленькие величины, не позволяющие формировать ресурсы для развития. При этом до 2017 года прибыль латвийского банковского сектора устойчиво росла пять лет подряд. Ее снижение стало следствием не низких процентных ставок, так как при почти нулевой стоимости пассивов банки переживали лучший период за свою историю. Проблема в начавшемся с 2016 года уходе иностранных клиентов из национальных банков Латвии, которые намного опережали скандинавских конкурентов по доходности размещения, по среднему остатку на счетах клиентов и по динамике развития. Теперь такие банки теряют позиции.

По активам лидеры в Латвии — шведские Swedbank и SEB banka, хотя после кризиса 2008 года они, возможно, даже собирались сворачивать свой бизнес в Прибалтике. В 2017 году ABLV был на 3-м месте (данные на третий квартал). Из семи банков с активами больше €2 млрд, которые занимают больше 80% рынка, четыре — это скандинавские банки (помимо вышеназванных еще Nordea Bank и DNB). При этом Nordea и Swedbank в 2017 году также активно сокращали свой баланс, особенно Nordea, который за девять месяцев снизил активы более чем на €800 млн, или около 25% к предыдущему году. Причина как и всех прочих, не только латвийских, но и вообще прибалтийский банков, — отказ от обслуживания счетов нерезидентов — граждан и компаний. Иногда этот отказ не формальный, а «фактический»: клиентам неожиданно выдвигаются невыполнимые требования по предоставлению документов за многолетний период, для сбора которых потребуются месяцы работы и юридические расходы. И речь идет не о клиентах, связанных со «странами-изгоями» или чиновниками и «подсанкционными» компаниями стран бывшего СССР. Это отражается на всех бизнесах, на клиентах private banking и на иностранцах, инвестировавших в программу предоставления временных видов на жительство в Латвии.

Среди клиентов латвийских банков из числа иностранных бизнесменов распространилась информация, что Центральный банк страны якобы выдал банкам указание оценивать любые «российские залоги» в ноль. А когда в конце февраля начали распространяться предположения, что все это часть общей антироссийской кампании, то многие россияне, белорусы, украинцы, обслуживавшиеся в банках Латвии, приступили к «эвакуации» средств куда угодно, в том числе на «исторические родины», на Кипр или в США, где на самом деле никаких изменений в подходе к иностранным клиентам не заметно, а частные активы лучше защищены от произвола властей.

Официальных документов и пресс-релизов латвийских властей с упоминанием «русских денег» не было, но логично предположить, что подобная информация распространяется с целью обоснования закрытия одного из лучших банков на фоне нелучшей ситуации в местном банковском секторе.

ABLV может стать примером «скоростной» санации: после решения американских властей за несколько дней из банка отозвали вклады на €600 млн (из общей суммы €2,7 млрд), регулятор тут же ограничил платежи, перестали работать карточки. При этом у ABLV была ликвидность для выплаты более 80% вкладов до востребования и другие нормальные показатели, достаточность капитала ABLV — около 21% при минимальном требовании 13,75%. Кредитный портфель — около €1 млрд — не был проблемным. Однако регулятор принял решение запретить операции банка, мотивируя это необходимостью сохранить средства, достаточные для выплаты вкладчикам гарантируемых в странах еврозоны €100 000 на клиента. Очевидно, что суммы сверх этого лимита могут быть не выплачены в полном объеме примерно тысяче бизнес-клиентов ABLV и сотням крупных счетов private banking.

Можно ли было ожидать такой развязки? В 2017 году на фоне роста бизнеса ABLV при сокращении активов других банков это казалось невозможным. Даже когда крупнейший, принадлежащий латвийским гражданам банк обвинили в том, что его акционеры и сотрудники «сделали отмывание денег основой бизнеса», по опыту других стран ЕС это не означало отзыва лицензии финансово здорового банка без судебных разбирательств. Однако произошедшее всего лишь за одну неделю похоже на решение регулятора о полном отказе всех банков от иностранных денег по примеру Литвы, где это было сделано двумя годами ранее. И не только от российских, белорусских, украинских, казахских, но и от любых других (даже идеи создать в Латвии транзитную зону для китайского экспорта в ЕС тоже, видимо, пока не реализуемы).

Это ускорит исчезновение в стране финансовых институтов с местным капиталом. Их клиентская база быстро сократится, сбережения среднего класса окажутся в скандинавских банках. Последние и будут кредитовать местный бизнес. Международные операции, уже сократившиеся из-за санкций, отказа иностранного бизнеса от латвийских логистических объектов (в том числе в пользу Литвы), будут уходить также в крупные банки стран ЕС, а необходимость в собственной банковской системе страны отпадет, что нормально для экономики такого размера.

Россия. Латвия > Финансы, банки > forbes.ru, 27 февраля 2018 > № 2514610 Алексей Голубович


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2018 > № 2505335 Улдис Аугулис

В отношениях с Россией отделяем политику от экономики

Интервью с министром сообщения Латвии Улдисом Аугулисом.

Гунтарс Гуте (Guntarrs Gūte), Diena, Латвия

Diena: Много говорят о спаде объемов транзита и вытекающих из этого финансовых последствиях для тех, кто связан с данной сферой. Как вы прогнозируете развитие ситуации в отрасли?

Улдис Аугулис (Uldis Augulis): Так как большая часть транзита поступает с Востока, в частности, из России, ни для кого не секрет планы России в отношении своей экономики, своих экспортных грузов — больше направлять их через свои порты. Особо актуально это в сфере наливных грузов, в том числе, нефтепродуктов. В этой связи в последние два года мы активно работали над диверсификацией грузов. Немного эту зависимость от российских грузов нам удалось уменьшить, увеличив удельный вес грузов других стран в общих показателях. Резко возрос объем контейнерных грузов, в прошлом году этот рост составил 15,9%. Быстрый рост наблюдался также в сегменте грузов типа Ro-Ro. Увеличилось количество перевозимых по железной дороге и паромами пассажиров. Разумеется, работу необходимо продолжать, и мы не лелеем больших надежд, что в мире что-то вдруг изменится. Несмотря на это, мы параллельно продолжаем работу по привлечению грузов, отделяя политические аспекты и акцентируя экономические факторы, в том числе и на переговорах с представителями России. Не зря после четырехлетнего перерыва снова состоялось заседание Латвийско-российской межправительственной комиссии, на котором шла речь именно о транспортировке транзитных грузов с Востока, в частности, из Китая, через Россию в порты Латвии.

— Насколько существенно на транзит из России повлияет принятие так называемого списка Магнитского в Латвии?

— Конечно, мы это учитываем. Мы не влияем на работу политиков в Латвии, но пытаемся все эти вопросы гасить на разных уровнях, чтобы не навредить экономике. Естественно, экономика и политика достаточно близки, но мы вместе с министром транспорта России все же стараемся отделять политику и говорить об экономике, что важно для обеих стран, потому что людей в обеих странах нужно накормить, обеспечить экономический рост. Актуальна также диверсификация грузов, привлечение их из таких стран, как Китай, Казахстан, Индия.

— По поводу привлечения китайских, индийских грузов многие усмехаются. Насколько серьезно мы можем рассчитывать на регулярную транспортировку таких грузов по латвийскому транзитному коридору в достаточных объемах?

— Многие действительно усмехаются, потому что почему-то думают, что все произойдет завтра к обеду. Но нужно считаться с тем, что Латвия только одна сторона, вовлеченная в перевозки таких грузов. Было важно показать Китаю, что мы можем сделать, поэтому направлялись тестовые поезда по двум разным маршрутам с разными грузами, чтобы оценить время транспортировки, технические нюансы, затраты и другие факторы. Это позволит представить потенциальным партнерам по сотрудничеству конкретные расчеты, доказывающие выгодность латвийского направления. Многие из тех, кто усмехается, не следят за мировыми тенденциями, не знают, что, к примеру, в 2017 году через Брест, который является крупнейшим пунктом логистики по транспортировке грузов из Китая, вместо планировавшихся 2 тысячи 500 железнодорожных составов было транспортировано почти 3 тысячи составов. К тому же, китайская сторона планирует удвоить этот объем, и с учетом того, что на белорусско-польском направлении в прошлом году обозначились проблемы с железнодорожными мощностями, у нас есть все возможности привлечь эти грузы, конечная цель которых, к примеру, Скандинавия. В этой связи нам важно развивать свою инфраструктуру, в том числе идти по пути электрификации железной дороги, потому что это даст возможность перевозить грузы по зеленому коридору. Зарубежные партнеры очень внимательно наблюдают, будет ли Латвия способна обеспечить это. И соседи литовцы все это видят, не зря Литва перенесла сроки электрификации своей железной дороги с 2029 года на 2021 год. У нас ситуация немного лучше, потому что доступны деньги их фондов ЕС, поэтому необходимо сделать эти инвестиции, чтобы в будущем мы могли предложить более эффективное использование нашей железной дороги для перевозок.

— Даже при спаде объемов грузов?

— Да, и при спаде объемов. В этом году планируем по железной дороге перевалить 47 миллионов тонн грузов, но даже если объем уменьшится, то и при 30 миллионах тонн этот участок по-прежнему будет эффективен.

— Какие перспективы вы видите для развития портов?

— Маленькие порты очень эффективно ищут и находят свои ниши и развиваются. Что касается больших портов, Лиепайский порт в прошлом году работал со сравнительно большим приростом грузов — более 15%. В Вентспилсском порту также был прирост. Единственно через Рижский порт в прошлом году в сравнении с 2016 годом перевалено меньше грузов. Но это имеет объективное пояснение: спад в основном был в сегменте нефтепродуктов. С учетом того, что Рижский порт успешно развивает перевалку грузов типа Ro-Ro и контейнерных грузов, в этом году результаты могут измениться в позитивном направлении. Лиепайский порт увеличил сегмент зерновых грузов. Вентспилсские портовые терминалы переоценивают и диверсифицируют свой бизнес и не надеются только на то, что Россия будет продолжать поставлять нефтепродукты и уголь. Частные предприниматели должны активно работать, чтобы диверсифицировать бизнес, потому что давно известен план России развивать бизнес в своих портах.

— Недавно разгорелся скандал в связи с проектом «Рэйл Балтика» (Rail Baltica) — литовская и эстонская стороны выразили недоверие руководителю совместного предприятия стран Балтии RB Rail Байбе Рубесе (Baiba Rubesa). Какова сейчас ситуация?

— Во-первых, необходимо подчеркнуть, что по тем пунктам, которые должна выполнить каждая страна-участница, мы перешли от фазы исследования и предварительного проектирования к фазе проектирования. Вместе с этим для нас очень важно обеспечить, чтобы проект продолжался, потому что мы сейчас уже не можем остановиться. Да, есть недовольство со стороны Литвы и Эстонии в связи с деятельностью совместного предприятия, но, по-моему, имеются вопросы, которые нужно решать сейчас с главным акцентом на то, чтобы мы из-за каких-то разногласий не пытались притормозить проект. Это один из крупнейших проектов ЕС по обеспечению совместимости всего ЕС с инфраструктурой железнодорожной колеи европейского стандарта ширины. У нас, в своею очередь, есть в отношении этого свое видение: соединить все это с существующей железнодорожной инфраструктурой, в том числе создав у Саласпилса мультимодальный центр логистики, что может внести вклад в транзит Латвии и в экономику в целом.

(Публикуется в сокращении).

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2018 > № 2505335 Улдис Аугулис


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470285 Эдгарс Ринкевичс

Эдгарс Ринкевичс: мы действуем в наших национальных интересах

Гунтарс Лагановскис (Guntars Laganovskis), Latvijas Vestnesis, Латвия

Latvijas Vēstnesis: Главной проблемой Латвии, как сказано в вашем ежегодном докладе о ситуации во внешней политике, являются стремительные перемены в международном порядке. Латвия хочет большей роли международных организаций и уважения к международному праву. Что может сделать наше государство и может ли вообще что-то сделать для укрепления упомянутых факторов?

Эдгарс Ринкевичс: Если посмотрим на время основания нашего государства, первые годы независимости, то тогда тоже была очень переменчивая международная ситуация: разваливались империи, образовывалось много новых государств. Определенное время ревизионизма было в 30-е годы. К сожалению, есть государства, которые и сейчас хотят пересмотреть международный порядок, как Россия своим агрессивным поведением на Украине. Но есть также государства, в их числе Латвия, которые хотят этот порядок сохранить и считают, что межгосударственные отношения должны основываться на международном праве. В этой связи одна из наших главных задач — укрепление организаций, которые это поддерживают и сохраняют: ООН, ОБСЕ, Совет Европы. Разумеется, также ЕС и НАТО, которые являются прямым обрамлением безопасности и развития нашего государства и с учетом того, что произошло в 2014 году, — также гарантом нашей независимости. В этом смысле мы предприняли как символические, так и практические шаги. В прошлом году Сейм утвердил закон о признании юрисдикции Международного суда ООН, что дает возможности в дальнейшем юридически решать такие важные с правовой точки зрения вопросы, как, например, признание факта оккупации Латвии. Это также в очередной раз подтверждает, что мы споры с любым государством будем решать судебным путем. Мы уже начали готовиться к выборам государств Совета безопасности ООН в 2025 году на срок с 2026 по 2027 годы, это подтверждает, что Латвия в международной сфере готова играть еще более активную роль.

— Мы видим, что Совет безопасности ООН, который должен заботиться о мире в мире, фактически создает противоположную ситуацию, потому что у членов Совета бывают разные мнения, из-за чего они используют право вето и блокируют принятие важных решений ООН. По этой причине ООН нередко сравнивают с Лигой наций, которую из-за ее неэффективности в межвоенный период постигла печальная судьба. Что делать?

— Несколько дней назад прошла одна дата, которая, возможно, осталась без широкого внимания: исполнилось 100 лет с тех пор, как президент США Вудро Вильсон выступил со своей знаменитой речью из 14 пунктов, которая обозначила видение такого международного порядка, который постепенно сформировался в 20-м веке вначале с Лигой наций, а после Второй мировой войны — с ООН. Сейчас международные организации и право стали намного влиятельнее. Да, в Совете безопасности ООН есть круг вопросов, по которому он не может договориться. Но в то же время были случаи, когда Совет безопасности достаточно эффективно решал кризисные ситуации, чего нельзя сказать о Лиге наций. Латвия в межвоенный период не находилась ни в оном из широких политических или военных союзов, как теперь НАТО или ЕС. У нас не было прямых гарантий защиты.

О реформе Совета безопасности ООН Латвия говорит давно и активно выступает за это. Мы считаем, что Совет безопасности больше отвечает ситуации после Второй мировой войны, когда создавалась ООН, и в ней доминировали пять ведущих государств. Но сейчас мы видим, что необходимо увеличить число постоянных членов Совета безопасности, потому что добавились такие крупные и влиятельные государства, как Индия, Германия, Бразилия, Япония. К тому же, с момента основания ООН многократно возросло количество входящих в нее стран. Мы считаем, что и в региональных группах должно быть большее число непостоянных стран-участниц. Совет безопасности ООН должен отражать ситуацию, которая сложилась в мире в 21-м веке. Еще одна вещь, за которую мы активно выступаем: Совет безопасности ООН должен воздерживаться от использования права вето в случаях, если это затрагивает преступления против человечности, военные преступления или геноцид. Например по нашему мнению, в случае Сирии членам Совета безопасности, даже если они не согласны с той или иной резолюцией, нужно было бы разрешить Международному суду расследовать совершенные с этой стране преступления.

Да, у ООН есть проблемы, но станет ли мир без нее лучше? Безусловно, нет. Многие даже не замечают многочисленные миссии по поддержанию мира под флагом ООН, работу организации по развитию во многих странах. Таким образом, нужно продолжать работать над совершенствованием ООН даже в очень сложных условиях.

— Недавно, находясь с визитом в Латвии, премьер-министр Дании (Ларс Расмуссен) заявил: «Скажу очень прямолинейно: Россия — это угроза». Швеция укрепляет свои военные способности, размещает вооруженные силы на острове Готланд, несколько недель назад шведов призвали быть готовыми, как минимум, неделю обходиться без поддержки государства и снабжения в случае войны. Что это означает? Появились какие-то активные угрозы в нашем регионе?

— Действия России против Грузии в 2008 году, противозаконная аннексия Крыма в 2014 году, риторика об особых правах России в своем приграничье, нескрываемые призывы к созданию сфер влияния, вмешательство в выборный процесс других государств, манипуляции общественным мнением заставляют все страны — члены ЕС и НАТО переоценить свою прежнюю политику в сфере безопасности, обороны, а также внешнюю политику. Думаю, высказывание премьер-министра Дании нужно рассматривать в таком контексте.

— Но как оценивать упомянутый призыв правительства Швеции к жителям страны?

— Думаю, происходит возврат к практике времен холодной войны. В Латвии и Литве также проводились различные мероприятия в контексте гражданской обороны. В Литве изданы наставления, как действовать в случае того или иного кризиса. Государства и в международных альянсах, и внутри готовятся к возможности различных рисков. Этим я не хочу сказать, что что-то очень серьезное произойдет именно сейчас — в 2018 году. Эта ситуация, которая началась в 2014 году, так будет продолжаться. В демократических государствах переориентация институтов и общества на новые ситуации происходит медленнее, чем в авторитарных государствах. То, что делают правительства в Швеции, Финляндии, Дании, нужно рассматривать в таком контексте. Мы делаем все, чтобы мероприятия по сдерживанию от возможной внешней агрессии были эффективными, но необходимо понимать, что первая линия обороны начинается в собственной стране, и союзникам потребуется время, чтобы прийти на помощь.

— Что касается гибридной угрозы, информационной войны, насколько общество Латвии устойчиво против нежелательного влияния извне?

— Наше общество так же, как и во многих других странах, оказалось в парадоксальной ситуации. В условиях перенасыщенности информацией мы вернулись в некий глобальный поселок средних веков: люди что-то слышат, что кажется достоверным, новость передается дальше, но недостает критического фильтра для получения подлинной картины. Так, случай, когда Янис у Петериса украл яблоко, превращается в новость, что Петерис украл его у Яниса, или в новость о том, что сосед их обоих упал с яблони. Тот критический фильтр, которым в свое время была качественная работа журналиста, из-за особенностей медиа-рынка и других причин ослаб, и критическое мышление в обществе идет на убыль. Нужно искать новый подход, как дать людям понять, что не все, что написано в Интернете и соцсетях, является правдой. Это в большей мере вопрос о том, кому люди больше доверяют. Опросы свидетельствуют — родственникам, друзьям, соседям. Не правительству, парламенту, политикам партиям и даже не прессе. Происходят широкие социально-политические перемены, глубоким изучением которых должны заняться ученые. Политики сами являются составной частью этого процесса и сами отчаянно думают, как приспособиться к ситуации, идти в ногу со временем.

— Гарант безопасности Латвии — сильный ЕС. И в этом году со стороны Европейской комиссии прозвучали мнения о Соединенных Штатах Европы, федерации. Президент Франции Эммануэль Маркон высказал идею, которую, кажется, поддерживает также канцлер Германии Ангела Меркель, — об общих парламенте, бюджете и министре финансов для всех стран еврозоны. Каковы позиция и интересы Латвии в этом вопросе? Готовы ли мы пожертвовать еще какой-то частью суверенитета ради большей безопасности и экономической выгоды?

— Я буду осторожен в отношении утверждения, что эти идеи получили большую поддержку во всем ЕС, в частности, в Германии, где одной из причин провала переговоров о коалиции были разные мнения партий о будущем Европы.

Дискуссии по этим вопросам проходят и во многих странах-членах ЕС, и в ЕС в целом. Это вызвано несколькими аспектами: во-первых, финансовый и экономический кризис 2008 года ясно показал, что модель управления еврозоной далека от совершенства. Разумеется, сложно договориться, что нужно конкретно сделать. К примеру, сейчас работает общая группа министров финансов еврозоны, когда необходимо, собираются руководители государств и правительств еврозоны. Да, прозвучала идея о том, что должен быть отдельный министр финансов еврозоны, который будет осуществлять и координировать повседневную работу. Прозвучала идея, что должны быть отдельный бюджет еврозоны и общий парламентский процесс.

Латвия как государство еврозоны, конечно, заинтересована, чтобы она была максимально сильной и эффективной. Мы готовы дискутировать по каждому из упомянутых предложений. Но открытость для дискуссий об идеях означает, что только тогда, когда ты понял, что это такое на самом деле, сможешь сказать, что ты это поддерживаешь, отвечает это нашим интересам или лет. Я не верю, что в этом году мы намного продвинемся вперед в дискуссиях о будущем еврозоны. Во-первых, нужно дождаться сформирования нового правительства Германии, потому что мнение этой страны имеет большое значение. Предстоят выборы в Италии, которая также является одной из наиболее значимых стран еврозоны. Я всегда говорил: не будем ничему говорить нет. Посмотрим более широкую общую картину и сядем за стол переговоров, чтобы понять, какой конечный результат нам годится.

— Прозвучала формулировка, что Латвия должна быть в ядре ЕС. Однако почему Латвия при голосовании в ООН в связи с решением президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля воздержалась, заняв таким образом противоположную позицию по отношению к так называемому ядру ЕС, которое проголосовало против позиции президента США?

— То, что мы говорили о ядре, и то, что мы готовы очень серьезно работать в рамках общей политики ЕС — в сфере обороны, безопасности, международной политики, — не противоречит нашей позиции в этом голосовании. Мы всегда говорили, что будем голосовать так, как голосует ЕС в целом, если достигнута общая точка зрения союза. Но по данному вопросу таковой не было. По мирному процессу на Ближнем Востоке позиция ЕС никогда не была единой. В данном случае мы действовали в соответствии с нашей давней политической позицией: если ЕС не способен добиться согласия, и разное мнение более чем у двух-трех государств, то в вопросах, касающихся нашего стратегического партнера США, или в определенных вопросах с другими третьими государствами мы воздерживаемся — не голосуем ни за, ни против. Мы всегда будем смотреть, что в наших национальных интересах.

В дополнение могу сказать еще две вещи. По-моему, и решение США о признании Иерусалима столицей Израиля, и упомянутая резолюция ничему не способствовали, а как раз наоборот — отдалили любое политическое решение по мирному процессу на Ближнем Востоке. Я никогда не видел ни одной резолюции Генеральной ассамблеи ООН по этому вопросу, которая сблизила бы конфликтующие стороны. Второе — для меня совсем неприемлемо, что такие разногласия еще больше отдаляют диалог ЕС и США. Отношения между ЕС и США в настоящее время не простые. США вышли из Парижского договора по климату и из ЮНЕСКО, у нас расхождение мнений по вопросам Ирана. Это непродуктивно по отношению ко многим глобальным вопросам.

— Один из приоритетов внешней политики Латвии связан с использованием возможностей, которые можно найти в международной среде, для умножения национального благосостояния. Сейчас идут жаркие дискуссии и ожидается борьба за следующий многолетний бюджет ЕС. Что касается предыдущего многолетнего бюджета, то в Латвии не было ясного внутриполитического согласия о приоритетах — будет ли это региональная политика или сельское хозяйство. Что происходит сейчас?

— Мы в правительстве утвердили первоначальную позицию о том, что хотим ясного продолжения политики софинансирования. И продолжения того, что уже начато, — выравнивания прямых дотаций до среднего уровня ЕС. То, что делает процесс переговоров о бюджете «веселее», это три аспекта. Во-первых, Брексит, из-за которого следующий бюджет будет меньше. Во-вторых, достаточно много новых вызовов, в связи с которыми будут необходимы средства ЕС, — безопасность внешних границ, вопросы миграции, укрепление обороноспособности. Третий аспект традиционный: страны-доноры, вносящие в общий бюджет больше, не готовы платить больше, чтобы удовлетворить упомянутые требования и покрыть дефицит, связанный с Брекситом. В свою очередь, страны-получатели не готовы отступить от своих прежних позиций. Как видите, единодушие сейчас царит только в одном вопросе: никто не готов платить больше и никто не готов получать меньше.

— Европейская комиссия уже выступила с предложением увеличить взносы всех стран-членов ЕС в общий бюджет союза до уровня выше 1% от ВВП. Латвия к этому готова?

— Мы действительно готовы рассмотреть возможность платить больше, потому что понимаем, что из бюджета ЕС по-прежнему будем получать больше. Были разговоры, например, о введении пан-европейского налога, который потребует небольшой части бюджетов стран-участниц, позволит финансировать многие из перечисленных мною ранее сфер. Это непопулярно, и думаю, что соглашение об этом не будет достигнуто. Но и здесь мы открыты для дискуссии.

Необходимо отметить: это не так, что с 2020 года, когда закончится нынешний бюджетный период, в Латвии европейских денег больше не будет, и мы умрем с голода. Ясно, что будут новые программы, будут пересмотрены нынешние, и надо будет найти совместить недостачу из-за Брексита, нежелание государств платить больше и получать меньше, а также новые инициативы. Дискуссии о новом многолетнем бюджете будут очень, очень сложными, однако требование, за которое мы в любом случае будем выступать очень твердо, — это сохранение финансирования с целью выравнивания уровня жизни в ЕС, что Латвии важно также для того, чтобы уменьшить отток людей из страны.

Эдгарс Ринкевичс — министр иностранных дел Латвии.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470285 Эдгарс Ринкевичс


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > telegraf.lv, 20 января 2018 > № 2509213 Евгений Лукьяно

Российский посол: в Риге полно брошенных домов и отвратительных дорог

Полномочный посол Российской Федерации в Латвии Евгений Лукьянов в интервью программе Латвийского радио 4 заявил, что Латвия живет в состоянии апатии. Это связано с экономическими реалиями. А в Риге полно брошенных домов и отвратительных дорог.

Ведь, в общем-то, экономика — экономикой, а люди — людьми. И если, допустим, в Риге зарплата в тысячу евро считается хорошей (хорошей, да?), то сама по себе сумма же ничего не значит. Нужно смотреть индекс цен: стоимость услуг, стоимость продуктов, стоимость транспорта, культуры, развлечений — всего, чего угодно. И вроде звучит хорошо — тысяча евро, а если разложить это на расходы домохозяйства, то ситуация уже другая. А если уйти в Латгалию, то там в три раза меньше. Но есть базовые цены, которые универсальны.

— Вы допускаете мысль, что, возможно, речь идет не то чтобы об апатии, а о падении доверия к политикам? На бытовом уровне все жители Латвии настроены на добрососедство, на нормальные взаимоотношения. Политики говорят одно, а общество — другое.

— Я читал об этом. Вполне понятный процесс. Потому что правящая элита Латвии как бы самодостаточна. Она живет в своем мире, в своих реалиях, в своих полномочиях. Если даже смотреть на это все как-то так отстраненно, из-за забора, кажется, и ничего страшного-то нет вообще. Все нормально, вроде бы, все скромно. Но посмотрите даже на Ригу. Сколько здесь брошенных домов? Сколько здесь отвратительных дорог? Сколько здесь других каких-то видимых...

— Господин посол, ну, это в любом городе, особенно в любом бывшем городе Советского союза можно увидеть такую картину.

— Поезжайте в Москву, это бывшая столица Советского союза. И давайте сравним. Давайте просто сравним. Потому что это несравнимые вещи, конечно.

— Мы не будем сейчас сравнивать Ригу, Москву — там разные реалии, разные вопросы собственности...

— Коллега, момент... Вы разбудили мою память. Первый раз в Риге я был в 1970 году. И достаточно регулярно приезжал сюда на отдых. Я из Петербурга родом, и петербургскому студенту на юг Черного моря добраться было достаточно сложно. Мы ездили в Прибалтику, в частности, в Ригу, как в малую Европу. И качество этой жизни здесь тогда и состояние этих городов, этих дорог, извините меня, было оч-чень неплохим.

— Коллега, Вы разбудили мою память, причем, моя память гораздо более короткая в данном случае. Новогодние праздники прошли, [были] длинные каникулы в России, когда мы в Риге, в Юрмале наблюдали огромное количество российских туристов. Огромное количество автомобилей с российскими номерами...

— ...И что?

— ...сюда ездят граждане граждане России, как в малую, как в ближнюю, как в западную, как в северную, — какую угодно, но только — Европу.

— Мо-мент, мо-мент. Мы географией сейчас заниматься не будем, насколько я помню, Европа у нас до Уральских гор, если Вы не оспариваете этого обстоятельства (хотя у Вас, может, свой глобус). Да, безусловно. Россияне сюда приезжают.

— С удовольствием.

— И с удовольствием приезжают! Потому что здесь есть цена-качество. Здесь дешево для россиян и, в то же время, близко. И относительно качественно. Хотя, уж извините, опять-таки, не будите во мне беса сравнения, россияне за последние 25 лет насмотрелись на все. И сравнивать теперь могут очень конкретно. И уровень обслуживания, и качество обслуживания, и возможности любого курорта, любой страны...

— И при этом с удовольствием приезжают в Ригу.

— Разумеется. Потому что мы соседи. Потому что здесь русский язык. Здесь удобно нам. Не нужно говорить на каком-то малайском или еще на каком-нибудь. Здесь люди свои, если так можно сказать. Знакомые, понятные. Дружелюбные. И вот это хотят испортить. Этих людей... Понимаете, вот мне интересно было бы посмотреть, какие опыты надо над Вами произвести, чтоб Вы перестали быть русским человеком. Вы же русский человек?

— Да, абсолютно.

— Русский! Так вот, что нужно сделать, чтобы Вы стали латышом?

— (пауза) Я думаю, ничего...

— Вы знаете латышский язык?

— Я знаю латышский язык.

— Знаете, отлично.

— Я не понимаю сейчас Вашей логики, к чему Вы это ведете?

— Я веду это к тому, что если бы Вы с детских лет, с детского сада учили бы латышский язык, Вы бы не знали русский. Или знали бы его плохо. Плохо. И Вы не сдали бы экзамен.

— Я готов Вам возразить...

— ...Обождите, Вы учились в московском университете на факультете журналистики? И сдавали экзамены на русском языке?

— Да.

— А вот если Вы завтра должны будете сдавать экзамен в латышском вузе на латышском языке, Вы его сдадите?

— Я не знаю, я не буду пробовать. Я Вам могу о другом сказать, есть официальная статистика. Заключается [она] в том, что у русских школьников нет проблем в освоении латышского языка сегодня.

— Абсолютно. Но у них не должно быть проблем и в праве изучать и говорить на своем родном языке. Вот и все. Здесь все очень просто.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > telegraf.lv, 20 января 2018 > № 2509213 Евгений Лукьяно


Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411620 Константин Ранкс

Сможет ли Латвия вернуть себе промышленность?

Константин Ранкс, Delfi.lv, Латвия

В ноябре Министерство экономики Латвии составило список из 303 крайне необходимых для страны профессий. Эти специалисты, инженеры и врачи, астрономы и химики, либо уже исчезли, либо исчезнут в ближайшие годы — если не начать действовать уже сейчас. Технические знания (не только в Латвии, во всем «развитом» мире) исчезают даже быстрее, чем языки малых народов. Чем опасна деиндустриализация, стоит ли с ней бороться и что может сделать Латвия?

MBA вместо ГОСТов и СНиПов

Промышленность и наука в Советской Латвии считалась флагманской во всем СССР. Казалось, это огромный задел. В конце 1980-х годов многие были убеждены: когда рухнут оковы плановой экономики и Латвия откроется миру как свободное, независимое европейское государство, у латвийской индустрии появятся фантастические перспективы. Однако уже в начале 90-х латвийские инженеры и ученые встали за прилавки на рынках. Те, кто поудачливее, устроились работать в фирмах более успешных друзей — разумеется, не по специальности. Новому миру оказались не нужны товары их предприятий.

Свои знания они, как правило, тоже предложить не могли — и не только по причине незнания европейских языков. В отличие от многих гуманитарных отраслей, технические и инженерные знания жестко стандартизированы. Строители в СССР поколениями строили согласно Строительным Нормам и Правилам (СНиПам), производства работали согласно Государственным Стандартам — ГОСТам. Многие вещи отличались от западных в мелочах, другие — весьма кардинально. Инженер из Латвии, даже знающий английский язык, должен был изучить новую для себя нормативную базу, по сути — понять ее логику. Технологии, ноу-хау — все это невозможно мгновенно заменить, как компьютерную программу.

Конечно, кто-то сумел перестроиться. Но большинству пришлось выживать и с каждым днем терять свою квалификацию. Их дети видели пример родителей и не спешили изучать сложные науки — математику, физику, химию. Самыми популярными специальностями стали профессии, связанные с управлением и финансами. Люди продавали единственное жилье, чтобы обеспечить своим детям волшебный сертификат MBA — Мaster of Business Administration.

Профессии, о которых не снимают видеоблоги

XXI век начался со взрывного спроса на IT-специальности. Параллельно произошла подмена терминов — «информационные технологии» стали все чаще называть «высокими технологиями». Индустриальные технологии перестали считаться «высокими». В результате возникла крайне глупая ситуация: написание машинного кода для компьютера стало считаться более интеллектуальным занятием, нежели разработка технологии изготовления чипов, аффинажа металлов для компьютерной электроники и изготовления стекла, покрытого тончайшей пленкой редких металлов, обеспечивающих существование тачскринов. Даже навыки пользования компьютерной техникой стали цениться больше, нежели знания в области тяжелой индустрии.

Журналисты и их «эксперты», весьма далекие от какого-либо производства, годами рассказывают о прекрасном информационном мире, в котором не будет пышущих жаром заводов, огромных батарей токарных и фрезерных станков, вонючих химических комбинатов. Сплошные 3D-принтеры. Уютные, пропитанные ароматами кофе коворкинги стали считаться современным видом нормальной трудовой деятельности. Заводы стали анахронизмом.

Но к середине второго десятилетия стало ясно, что головастые ребята нужны не только там, где придумывают новые приложения для смартфонов. Они нужны для поиска и добычи металлов, которые будут нужны для производства этих смартфонов. Для выплавки, изготовления кристаллов, их травления — и каждое это действие опять же связано с тысячами других специальностей, о которых не рассказывают на страницах газет и в модных видеоблогах. Ведь без механиков, химиков, геологов, металлургов никакой цивилизации нет. Не будет света и тепла в музеях, театрах и коворкингах. Это должно быть очевидно каждому. И каждому должно быть не по себе от того, что работать в технических областях в Латвии, фактически, некому.

Как потерять знания: примеры России и США

То, что знания теряются, люди знали всегда — например, мы до сих пор точно не знаем, как строились египетские пирамиды. В XIX веке появилось мнение, что формирование класса специалистов — врачей, инженеров, ученых обеспечивает сохранность знаний. Тем более, что справочная литература стала доступнее и дешевле. Однако после Первой мировой войны обнаружилось, что знания могут исчезать буквально на глазах. Яркий пример показала Россия.

Перед войной страна была в числе мировых лидеров по разработке дальнобойной морской артиллерии. Это были весьма передовые технологии для своего времени — в области металловедения, обработки и сборки монструозных конструкций массой в сотни тонн. Последнее орудие такого класса было установлено летом 1917 года. А в 1922 году, всего через пять лет, когда встал вопрос о ремонте, выяснилось, что трудно найти не только инженеров, но и мастеров и рабочих. Кто-то эмигрировал, кто- то погиб в Гражданскую войну, кто-то скончался от «испанки» или голода. Но самое страшное — за пять лет люди забыли многие навыки. Новые, более сильные впечатления стерли былые знания. Потребовалось еще пять лет, чтобы просто сохранить то, что еще осталось, и только после этого начать накапливать новые знания. Все это — при наличии нужной литературы.

Для того, чтобы растерять знания, не нужна даже война. В 1960-е годы США совершили грандиозный рывок в ракетостроении: создали потрясающую ракету-носитель Sarurn-5, которая забросила человека на Луну. Эту ракету строили «всем миром» — первую ступень строила компания Boeing, вторую делала North American Aviation, а третью — Douglas Aircraft Company. Ракетные двигатели для ступеней производила компания Rocketdyne, командный и служебный отсеки создавали специалисты North American Rockwell, а лунный модуль — Grumman. Всего же в программе участвовало около двадцати тысяч подрядчиков и субподрядчиков. Космическая гонка с СССР была в самом разгаре: требовалось все сделать как можно быстрее.

Сегодня проще сделать новую ракету для полета на Луну, чем восстанавливать старую. И дело не только в новых технологиях. Значительный объем технологической информации за 40 лет просто утерян. Самым банальным образом. Но главное — нет тех специалистов. Ведь те, кто в 1977 году пришел на работу в НАСА или Boeing зелеными юнцами, сегодня либо уже ушли на пенсию, либо совсем скоро станут пенсионерами.

Как сохранить технические знания: пример Белоруссии

Удар по индустрии на постсоветском пространстве ярко показал: для того, чтобы потерять главный элемент производства — знающего специалиста, рабочего или инженера — достаточно 10 лет. В 1990-е годы руководство БелАЗа, где сейчас изготавливают самые большие карьерные грузовики в мире, при поддержке государства приглашало работников в цеха для прогона оборудования. Им разрешали производить что-то для себя — лишь бы работники не разбежались, лишь бы не потеряли ценные навыки. И когда вновь появились, вопроса рекрутинга рабочих и инженеров не возникло. Сейчас на завод пришло уже другое поколение инженеров и рабочих. Они работают, используя новейшие технологии — но место работы для них сохранили отцы. Это довольно редкий пример на постсоветском пространстве. Ключевое слово в нем — государственная поддержка. В данном случае это не бюрократическая машина, а концентрированная воля всего народа, который сохранил для себя ценное производство. Сегодня грузовики БелАЗа работают от Австралии до США.

Правительства крупных стран заказывают важным национальным предприятиям изготовление оружия, которое, скорее всего, никогда не понадобится — зато сохранит навыки и технологии. То же самое относится к оборудованию для космических и прочих экспедиций, уникальных архитектурных объектов. Пусть это не имеет практической ценности сегодня, но зато обеспечивает решение задач завтрашнего дня. Дешевле сохранить, чем восстанавливать заново. По сути, это напоминает страхование: мы платим малые суммы, не желая в будущем столкнуться с огромными и неизбежными расходами.

Что на самом деле должна пропагадировать Латвия

Откуда Латвия возьмет нужных специалистов? Кто-то, возможно, и приедет, но вряд ли этот поток будет массовым. Те, кому было в 1990-м году 30 лет, сегодня приближаются к пенсионному возрасту и имеют катастрофический, четвертьвековой перерыв в профессиональной деятельности. Новых специалистов просто придется завозить, и заниматься обучением новых — чтобы через 10-15 лет они могли бы занять место. Нужно, чтобы у молодежи воспитывался интерес не только к старинным ремеслам, танцам и песням, но и к технологической истории страны. Нужно преодолеть комплексы и спокойно относиться к тому, что среди выдающихся инженеров вплоть до 1920-х годов ХХ века, в основном, были немецкие и русские фамилии. Можно гордиться, что в советское время был сделан впечатляющий научный и технологический рывок. В конечном счете — это тоже история Латвии.

Страна должна пропагандировать — именно пропагандировать те отрасли, которые еще сохранились, в которых есть традиции, и которые можно развивать. И придется признать, что если Латвия не хочет превратиться в кладбище, она должна будет привлекать иностранные кадры и иностранную молодежь. И — да, эта молодежь будет говорить на разных языках. И, возможно, придется признать иностранный язык официальным — как в финском городе Эспоо. Там чиновники учат английский, чтобы обслуживать экспатов — потому что эти люди создают будущее Финляндии. Их труд дает деньги, которые можно отправить на финансирование гуманитарных проектов, в том числе направленных на сохранение национальной культуры.

В общем, выбор небольшой — или влиться в международную экономическую систему в управляемом режиме, или со временем просто стать пустой территорией, которую займет любой желающий. Как пустой дом, в котором давно уже нет хозяев.

Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411620 Константин Ранкс


Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393620 Раймондс Бергманис

Раймондс Бергманис: боевые группы НАТО умножили безопасность в регионе

Бенс Латковскис (Bens Latkovskis),Neatkarigas Rita Avize, Латвия

В будущем году расходы Латвии на оборону достигнут запланированных 2% от внутреннего валового продукта. Достижение этого уровня было нашей целью с 2014 года, когда резко обострилась международная обстановка и стало ясно, что мир не является чем-то самим собой разумеющимся, а расходы на оборону это не пустое разбазаривание денег. О том, как эти дополнительные деньги будут расходоваться, и как эти расходы укрепят нашу безопасность, беседа с министром обороны Латвии Раймондом Бергманисом.

NRA: Вы недавно вернулись с совещания министров обороны стран-членов НАТО в Брюсселе. Что там было решено, и как это повлияет на обороноспособность нашего государства?

Раймондс Бергманис: Это была очередная рабочая встреча, на которой обсуждалось, как у нас обстоит с процессом адаптации, который начался в 2014 году с принятых на саммите в Уэллсе решений. В данный момент очень важны вопросы логистики, и в понедельник (беседа с министром состоялась в День Лачплесиса, 11 ноября — NRA), я отправлюсь на встречу министров обороны стран ЕС, к которой наше государство приняло политическое решение присоединиться к так называемому PESCO (англ. — Permanent structural cooperation), или постоянному структурному сотрудничеству.

— Что включает в себя это сотрудничество?

— Там много различных проектов, но для нас сейчас самый важный один, о чем говорилось также на встрече министров стран НАТО и, наверное, будет говориться на совещании министров ЕС. Речь о так называемом военном Шенгене, а именно: о возможности перемещения по территории ЕС без лишних сложностей. В случае НАТО мы говорили также о перемещении войск через океан. Очень важно обеспечить это быстро и качественно. Мы в этом вопросе выглядим хорошо, потому что многое сделали в сфере законодательства, чтобы военные грузы могли пересекать границу без долгого ожидания разрешения. Есть еще технические вопросы, связанные с инфраструктурой портов, аэродромов, железной дороги. Они связаны также с проектом Rail Baltic, который очень важен, в том числе и с аспекта безопасности. Я беседовал с министром сообщения о возможном сотрудничестве по этим вопросам.

— Где сейчас проблемные места?

— К примеру, грузоподъемность мостов, высота тоннелей. С размещением усиленной боевой группы в государствах Балтии и Польше во многих местах, в особенности в Польше, возникли некоторые проблемы.

— Означает ли это, что мы возвращаемся к ситуации советских времен, когда функциональность каждого гражданского объекта оценивалась в соответствии с военной ситуацией, и строительство объектов обязательно согласовывалось с военными?

— Речь о критически важных объектах инфраструктуры, где сотрудничество осуществляется. Если ведется новое строительство или реконструкция, то многие важные для нас (военных) вещи принимаются во внимание.

— Только что вышла книга депутата Европарламента, бывшего министра иностранных дел Сандры Калниете о внешнеполитической службе Латвии. Эту книгу пронизывает обида, что большие государства относятся к маленьким довольно пренебрежительно, равнодушно, и маленьким странам сложно встретить понимание. Пришлось ли вам в своей работе сталкиваться с чем-то подобным?

— В течение двух лет с тех пор, как я министр, находясь за общим столом, у которого сейчас уже 29 государств НАТО, я ничего подобного не чувствовал. Не чувствую разницы — будь это сверхдержава, государство-учредитель альянса или государство, которое позже присоединилось к альянсу. Там царит принцип консенсуса, и это сложная задача, когда все должны договориться. Но именно в прошлом году в Варшаве состоялся саммит руководителей стран

НАТО, на котором были приняты эти исторические решения о размещении расширенных боевых групп союзников в государствах Балтии и Польше. Я действительно считаю, что эти решения исторические, и мы, возможно, еще не до конца осознаем огромное значение этих решений для безопасности нашего государства. В Варшаве у меня было много двусторонних встреч, одна из них — с представителями Испании. Испанская сторона сразу ясно заявила, что они хорошо понимают нашу ситуацию и готовы помочь и принять участие. Этим все было сказано. Ни о каком непонимании ситуации не может быть и речи. И итальянская сторона, у пограничной охраны которой большая нагрузка в связи с потоком мигрантов, присутствует здесь, и итальянцы тоже относятся с пониманием. Лучший ответ на ваш вопрос — наша боевая группа, которую возглавляют канадцы. У нас трансатлантические связи с Канадой, и я могу сказать спасибо канадцам за их понимание и участие в этих процессах, которое с каждым годом углубляется. В Латвии неоднократно побывали и министр обороны, и министр иностранных дел Канады, и всегда у нас было очень хорошее взаимопонимание. 25 мая этого года в Брюсселе прошла встреча руководителей государств НАТО, во время которой министр обороны Канады Харджит Саджан познакомил меня с премьер-министром своей страны господином Джастином Трюдо, и он, узнав, что как раз в тот день у моего сына было 18-летие, отправил ему по телефону видеопоздравление. Это демонстрирует, насколько искренние и заинтересованные наши межгосударственные отношения. Надеюсь, что Трюдо посетит с государственным визитом Латвию, что было бы очень важно. Говоря о трансатлантической солидарности, необходимо упомянуть также участие солдат Словении и Албании в дислоцированной здесь боевой группе, хотя у них, на Балканах, мир по-прежнему довольно хрупкий. Также необходимо упомянуть Польшу, солдаты которой присутствуют здесь в большом количестве, несмотря на то, что такая же боевая группа размещена у них. Синергия процесса создания нашей боевой группы — единство и солидарность.

— В исследовании аналитического центра RAND, в котором рассматривались различные сценарии возможных военных действий, указано, что в случае фронтального нападения России на страны Балтии огромное значение будет иметь то, начнут ли вооруженные силы Польши активные действия немедленно и придут ли на помощь.

— Это так называемый Сувалкский коридор (литовско-польский пограничный участок между Калининградской областью и Белоруссией), который является очень важным фактором. Ни для кого не секрет, что Россия особо отрабатывает возможность отрезать страны Балтии от возможной помощи в кризисной военной ситуации. С Польшей у нас очень хорошее сотрудничество. С их стороны большое понимание, и у меня хорошие личные отношения с опытным польским политиком, министром обороны Антонием Мацеревичем. Он в Польше очень уважаемый политик, твердый политик. Сейчас в Польше очень стремительно развивается военная индустрия, увеличиваются инвестиции в вооруженные силы, и Польша одна из стран НАТО, уже выделяющих на оборону 2% ВВП. В будущем году и мы с Литвой достигнем этого уровня, и будет уже восемь таких государств НАТО из 29.

— Когда упоминаются эти 2%, людям хочется знать, куда эти деньги уйдут. Что нового будет построено, какое новое оружие, какие новые единицы военной техники будут в нашем арсенале?

— Развитие происходит очень стремительно, и я должен сказать огромное спасибо народу, правительству, парламенту за понимание, что выделяются эти средства. Это не легко, потому что потребности есть у всех, и их много, но несмотря на это, они пошли навстречу и выделили деньги на оборону. Это высоко ценит каждый союзник, потому что мы показываем пример, демонстрируем, что сами хотим защищать свое государство. Видя это, и союзники готовы участвовать и помогать. США вложили сюда огромные суммы. Мы построили много складов, которые нам были очень необходимы, построены новые казармы, стремительно развивается инфраструктура аэродрома в Лиелварде. Нашу главную базу лучшим образом охарактеризовал канадский министр, который побывал здесь уже три раза. Он сказал, что даже не верит своим глазам, как быстро все развивается: казармы, полигоны, склады, ремонтные мастерские, столовая, спортзал. Что касается боеспособности, то я должен сказать спасибо вооруженным силам, а в особенности Ополчению, которому было дано много обещаний, но не всегда они выполнялись. И сейчас в связи с варшавскими решениями, чтобы реализовать обязанности принимающей страны, мы должны были перепланировать некоторые позиции во внутреннем бюджете. И поэтому опять все немного отодвинулось, но ничего не остановлено и не прервано. У нас имеется проект механизации, в рамках которого приобретены бронемашины из Великобритании. В этом году подписали договор с австрийцами о поставках самоходной артиллерии поддержки боевого огня. Надеюсь, что 18 ноября (День провозглашения независимости Латвии — прим. ред.) увидим ее на Набережной. Многим эта техника, наверное, покажется танками, но это артиллерийские установки, которые визуально очень похожи на танки. У австрийцев мы также покупаем 120-миллилметровые минометы. С датчанами подписан договор, и надеюсь, что в ближайшее время получим установки противовоздушной обороны Stinger. Усовершенствованы наши радарные системы раннего предупреждения. В следующем году будут еще дополнительные установки, которые смогут закрыть все небольшие недостатки по обнаружению низко летящих объектов. Есть общая установка командования всех вооруженных сил — в будущем году обеспечить всех солдат индивидуальной экипировкой, потому что в августе будущего года здесь пройдут крупнейшие военные учения с момента восстановления независимости.

— Примет ли в этих учениях упомянутый батальон НАТО?

— Думаю, что да, потому что в настоящее время ведется полноценная интеграция этой боевой группы в наши вооруженные силы. Продолжая о наших силах — очень много сделано для развития боеспособности подразделения специального назначения, в каждом батальоне Ополчения созданы отряды повышенной готовности, с каждым годом совершенствуются наши инженерные силы, потому что приобретается все лучшая техника. Идут также переговоры о приобретении большего объема противотанкового оружия.

— Танки традиционно являются ударной силой сухопутных войск России. Что мы готовы противопоставить?

— Борьба против танков — очень важный элемент стратегии нашей обороны. Если мы развиваем вооруженные силы нашего государства и у нас нет намерения идти в военный поход против других государств, то противотанковая и противовоздушная оборона это самое главное. Это именно то, что мы вместе со своими союзниками сейчас делаем и будем делать. Уже сейчас у нас есть произведенное в Израиле противотанковое оружие Spike и системы Karl Gustav. Можно сказать, что все достаточно хорошо, но может быть еще лучше. Сейчас средства для этого есть, и арсенал противотанкового оружия будет пополнен. Вооруженные силы подают нам запрос, затем происходит оперативная оценка, что нам больше всего необходимо, и какие у нас средства, что можем себе позволить. Нужно найти оптимальный средний путь, и, к примеру, в случае с гусеничными боевыми машинами CVRT из Великобритании мы нашли решение. Эти машины продемонстрировали на удивление хорошую совместимость с нашими природными и климатическими условиями.

— Разговоры, что купили старые консервные банки, безосновательны?

— Абсолютно безосновательны, и это доказано, когда в этом году самое большое количество солдат с момента восстановления независимости отправились на обучение в Германию, где они продемонстрировали фантастические результаты. Американцы были удивлены, что мы используем эти машины только год, но достигли такого высокопрофессионального навыка управления.

— С увеличением расходов на оборону все громче звучат мнения о необходимости создания своей военно-технической индустрии, чтобы эти дополнительные деньги работали, в том числе и в наших экономических интересах.

— Когда я пришел на работу в минобороны, парламентским секретарем был господин Пантелеевс. Он, смеясь, спросил у меня: «Ты видел на втором этаже портретную галерею? И ты там будешь висеть, и когда люди увидят твой портрет, что они будут вспоминать?». Я подумал: хороший вопрос. Одна из моих задач для меня лично и для всей системы в целом — развитие оборонной индустрии в Латвии. У нас она была, но в малоразвитом состоянии. Сейчас мы стараемся все это улучшить, и надеюсь, что уже в ближайшее время сможем сообщить о новых договорах по сотрудничеству, чтобы как можно больше денег оставалось здесь на месте. Сейчас крупные военные компании, которые поставляют нам экипировку и другие вещи, это поняли и приняли новые правила игры. Эти компании к своему удивлению нашли у нас местные предприятия, которые готовы к сотрудничеству на высококачественном уровне. Намного проще и выгоднее, если технический уход для нашей бронетехники можно будет обеспечить на месте, а не отправлять ее куда-то. До Второй мировой войны здесь было три предприятия, производивших амуницию. Надеюсь, что в будущем амуницию для нужд наших вооруженных сил будут поставлять наши предприятия. Это очень важно с точки зрения безопасности поставок, в особенности в кризисной ситуации. Мы также заключили меморандумы о сотрудничестве с сельскохозяйственными организациями о снабжении продовольствием наших вооруженных сил и ополчения.

— Ситуация в мире резко изменилась после событий 2014 года. Сейчас напряженность в отношениях с Россией снижается или возрастает?

— Да, в 2014 году ситуация резко изменилась, но не следует забывать также 2008 год, когда произошло российское вторжение в Грузию. Это продемонстрировало, что ситуация не такая, какую мы надеялись видеть. И сейчас присутствие вооруженных сил России у наших границ существенно возрастает, и нет никаких признаков, свидетельствующих об ослаблении напряженности. Строится новая военная инфраструктура, дислоцируются новые подразделения. Господин Шойгу, министр обороны России, заявил, что будут размещены три новые дивизии. Это огромные цифры в сравнении с тем, что они нас упрекают, будто мы их провоцируем своими подразделениями.

— Уравновешивает ли наш батальон дополнительных сил НАТО эти три российские дивизии?

— Это также демонстрирует, что с нашей стороны это не провокационные действия, а сдерживание. Это сдерживание срабатывало и срабатывает сейчас. В свое время военный перевес Варшавского пакта над находившимися в Западном Берлине силами США был еще более сокрушительным, и эта доктрина сдерживания и 5-й параграф Вашингтонского договора в полной мере доказали свое значение. Это действует, и ни у кого в этом нет сомнений, в чем я в очередной раз убедился в ходе недавнего визита в Финляндию, где это подтвердил также министр обороны США господин Мэттис. Размещение боевых групп в государствах Балтии и Польше сделало ситуацию во всем регионе намного безопаснее.

Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 ноября 2017 > № 2393620 Раймондс Бергманис


Россия. Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2391378 Олег Басилашвили

Олег Басилашвили: люди не терпят тех, кто своей высотой подчеркивает их приземленность

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

«Я рад, что мои внуки живут в более-менее свободной стране, избавившейся от страха многих запретов, которые существовали раньше, и главный совет наших родителей «не высовываться» — их не касается», — сообщил актер Олег Басилашвили в интервью порталу Delfi накануне гастролей с моноспектаклем «Размышления» в Риге. И вспомнил, какой он застал столицу Латвии сразу после войны.

Один из самых любимых советских актеров недавно отметил 83-й день рождения. Басилашвили, как никому другому всегда удавалось совмещать активные съемки в кино, работу в театре и гражданскую позицию. Трудно даже выбрать, какую из его ролей можно назвать главной в его многосотенном киносписке: Бузыкин из «Осеннего марафона», Самохвалов из «Служебного романа», Рябинин из «Вокзала для двоих», Воланд из «Мастера и Маргариты«…

В свое время Эльдар Рязанов был так очарован даром актера, что дал ему расписку снимать во всех своих картинах. Работать вместе получалось не всегда, но дружны они были до последнего. При этом Олег Валерианович никогда не стоял в стороне от общественных процессов — в 90-х был депутатом, дружил с Анатолием Собчаком, потом поддерживал выдвижение политиков, которые казались ему перспективными, сейчас не боится высказываться по любому важному событию в стране. У актера особо теплое отношение к Латвии, в которую он впервые прибыл в 45-м, а впоследствии ратовал за ее самоопределение.

Delfi: В Ригу вы приезжаете с моноспектаклем «Размышления» — что это будет?

Олег Басилашвили: Это будет доверительный разговор со зрителем о дне сегодняшнем, что есть наша жизнь, чему можно радоваться, а чему надо противостоять. С прозой и поэзией Пастернака, Бродского, Пушкина, Маяковского, Евтушенко, Жванецкого и многих других. Зрители могут смело обращаться ко мне с вопросами — отвечу, если смогу.

— Традиционный вопрос: ваша жизнь как-то была связана с Латвией?

— Очень! В первый раз я был в Риге в 1945 году — с мамой. Там был организован Дом отдыха Московского городского педагогического института. На самом деле это была чистой воды афера — никакого Дома отдыха не обнаружилось, а нас приписали в какой-то санаторий в Майори. Рига запомнилась мне стоянкой лакированных фиакров у вокзала, с кучерами в цилиндрах и с длинными, торчащими вверх кнутами. По городу ходили военно-морские патрули. И повсюду, где мы ехали, стояли пустые, брошенные обитателями дачи — с посудой, мебелью и всем скарбом… Все это произвело на меня, 11-летнего мальчика, ошеломляющее впечатление! Я полюбил этот город всей душой… Я тех пор я часто бывал в Латвии — там были гастроли и киносъемки. Например, в Риге мы с Дворжецким и Санаевым снимались в «Возвращении «Святого Луки» (1970).

— Этим летом вас ждали в Юрмале на вечере памяти Рязанова. Но почему-то до Риги добрались лишь вдовы из его фильмов — Светлана Немоляева, Ирина Мазуркевич, Барбара Брыльска… Если бы вы доехали, о каких моментах вашей работы и дружбы с Рязановым вы бы вспомнили?

— Обо всех, с большим удовольствием. Эльдар — это очень большая часть моей жизни! И я с удовольствием расскажу рижанам обо всех совместных работах с Эльдаром. В том числе о последней — картине «Предсказание» с французской актрисой Ирен Жакоб, которая мне очень дорога. За время совместной работы мы с Эльдаром очень подружились. В последние годы его жизни я время от времени приезжал к нему в гости загород. Мы вели очень интересные и душевные беседы. Сегодня мне его очень не хватает. Думаю, не только мне.

— Как относитесь к ремейкам тех же рязановских и других старых-добрых картин?

— Плохо. Режиссеры должны иметь свою голову на плечах и делать сегодняшние фильмы. Ремейки всегда значительно хуже и бездарнее оригиналов.

— При этом вы снялись в «Карнавальной ночи — 2»…

— Да, снялся. И по-моему, это очень плохо.

— В интервью Delfi Кирилл Серебрянников высказал мнение, что новогодняя комедия Рязанова «Ирония судьбы или С легким паром» оказалась настолько хороша, что вкупе с проектами «Старые песни о главном», погрузила страну в долгий период ретрофилии. Празднуя Новый год с «Иронией», оливье и заливной рыбой, люди ностальгируют по старым временам и не хотят жить настоящим и смотреть в будущее. Что скажете на это?

— Как все знают, я должен был сниматься в роли Ипполита в «Иронии судьбы» (на фотографии Ипполита, которая падает из окна — изображение Басилашвили, а не Яковлева, — прим. ред.), но не случилось — у меня тогда умер отец, и я отказался. И все же я категорически несогласен с мнением Кирилла. В фильмах Рязанова, как и во многих других советских фильмах, звучал призыв к добру. Людям пытались показать, что жизнь прекрасна и в ней есть многое, к чему надо стремиться. Да, фильмы, которые показывают язвы нашей жизни, с чем надо бороться и что надо преодолевать, они тоже нужны. Но я ни за что не стал бы называть стремление к добру ретрофилией. Не могу судить о театральном творчестве Кирилла (видел только одну постановку), но его кинокартины, безусловно очень талантливые, все замешаны на понятии зла и окунают в ауру безнадежности — начиная с «Изображая жертву» и заканчивая «Мучеником».

Режиссер имеет право так делать. И популярность таких фильмов объяснима — это естественная реакция людей на долгие годы насильственного цензурирования. Но превращать все искусство в уроки зла — не совсем правильно. Уверен, что в нашей жизни есть не только зло, но и много добра, на которое надо ориентировать людей. Зло — неизбежность нашей жизни, но это то, что надо преодолевать во имя человечности. Если разобраться в мировом культурном пространстве, то в веках чаще остаются вещи, зовущие к свету, добру и взаимопониманию — и в кино, и в театре, и в живописи, и в литературе. Начиная с «Одиссеи» и Евангелия. Возьмите «Дона Кихота», «Евгения Онегина», «Божественную комедию», Фолкнера, Довлатова, многих советских писателей, уверен, что и латышские сохранились именно такие.

— Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит вокруг Кирилла Серебренникова?

— А в чем его обвиняют?

— В воровстве фактически…

— Так украл он или нет? Если мы не знаем точно, то как можем судить!? Я думаю, вряд ли он что-то крал. Может, и были какие-то нарушения со стороны бухгалтерии, а может, и нет — тут я говорить не готов. Но готов возмущаться средствами, которые были применены к Кириллу — это отвратительно: клетка, ночной перевоз в Москву, арест коллег, отключение телефонов, стремление всех запугать… Зачем это? Если человек подозревается в нарушении закона, то не только каждый из нас — от президента до последнего бомжа — должен подчиняться закону, но и закон должен вершиться… законным образом. Нельзя одного пугать меньше, другого — больше, а преступления третьего — вообще не замечать. Это конкретное безобразие, против которого я выступаю.

— Сами вы, когда вспоминаете знаменитую встречу с Путиным в 2006 году (на которой Шевчук представился «Юрой-музыкантом«), жалеете, что чего-то не озвучили, против чего-то не выступили?

— Нет. Я взял слово сразу после Юры и сказал, что целиком и полностью его поддерживаю. Даже предложил привести примеры наплевательского отношения властей к законам, которым мы подчиняемся, и сказал, что это закончится очень плохо. Все это я сказал в лицо уважаемому мною президенту России. Мне не о чем жалеть.

— Политика в вашей жизни какое место занимает?

— Сейчас — никакое! В свое время я был избранным депутатом и делал все возможное, чтобы поменять политическую и экономическую систему, которая довела нашу страну до краха. Я четко понимал, что жить так, как мы жили, больше нельзя. И уж точно нельзя продолжать насиловать страны, которые хотели вырваться из-под гнета так называемых коммунистических партий. Мы делали все возможное, чтобы жить по-иному, и многого достигли. Но конечно, прыжок из так называемого социализма (которого так и не случилось с нашей стране) в некое новое общество — это пируэт. За считаные годы его не совершишь. Мы решили, что это не дело дилетантов вроде нас, и передали дело тем, кто глубоко эрудирован в политическом смысле…

— Получилось передать?

— А это уж вы ответьте, как жительница дружественной и очень мною любимой соседней страны Латвии. Сам я изнутри на этот вопрос ответить не могу.

— Кстати, в нашей дружественной Литве Грузию теперь решили называть Сакартвелло. Вы, как грузин, что про это думаете?

— Тут надо спрашивать, как Грузия к этому относится. А я — гражданин Российской Федерации. У меня нет ответа на этот вопрос.

— Чтобы закончить с политикой, не могу не поинтересоваться, как вы отреагировали на выдвижение на пост президента России Ксении Собчак, с чьим отцом вы были очень дружны?

— Без комментариев.

— В Латвии недавно гостил Далай-лама, с которым вы — ровесники. Позволите задать вам вопросы, которые драматург Иван Вырыпаев и музыкант Борис Гребенщиков задали ему?

— Давайте!

— Удалось ли вам определить для себя, в чем смысл жизни?

— Пока нет.

— Есть ли вопросы, на которые вам до сих пор хотелось бы получить ответы?

— Конечно. Их так много, что для перечисления потребовался бы день. В том числе очень хотелось бы понять, в чем смысл жизни.

— И вопрос Гребенщикова: откуда в людях сегодня столько агрессии?

— От плохих условий жизни. И от того, что, кроме хорошего, в человека заложено и много плохих качеств. Например, алчность и зависть. Я часто задумывался, почему самые все светлые головы — Пушкин, Цветаева, Маяковский, Лермонтов, Есенин — кончили жизнь так трагически? И пришел к такому выводу: люди не терпят тех, кто своей высотой подчеркивает их приземленность, и пытаются всеми способами такие светлые головы уничтожить и извести.

— Чтобы закончить на позитивной ноте, скажите, что вас сегодня радует?

— Моя семья. Мои внуки: Маринике — девятый год, а Тимофею — исполнилось четыре. Я рад, что они живут в более-менее свободной стране, избавившейся от страха многих запретов, которые существовали раньше. В этом отношении наши внуки — более счастливые, чем мы. Главный совет наших родителей «не высовываться» — их не касается. Пусть они высовываются как можно больше. И пусть будет как можно меньше людей, которые хотели бы противостоять их личностному росту.

— То есть высовываться, на ваш взгляд, можно?

— Представьте, что на трамвае написано: «Высовываться можно!»

— Очень рязановский ответ. Спасибо!

Россия. Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2391378 Олег Басилашвили


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372647 Илзе Кригере

Кому пришло в голову направить стрелков в Петроград?

Интервью с руководителем отдела Первой мировой войны Военного музея Латвии Илзе Кригере.

Виестурс Спруде (Viestūrs Sprūde), Latvijas Avize, Латвия

«Уже в первые дни революции латышские стрелки подчеркивали, что они являются армией трудящихся. Состоящие в подавляющем большинстве из рабочих и безземельных крестьян Латвии они не могли встать на чью-то другую сторону, кроме советской власти (…). Латышский стрелок духовно и физически сросся с российской рабоче-крестьянской революцией», — декларировала 6 ноября 1922 года, отмечая пятую годовщину большевистского переворота в Петрограде, выходившая в России газета Krievijas Cīņa. На тот момент, когда 7 ноября (25 октября по старому стилю) большевики устроили переворот и свергли Временное правительство Керенского, из всей территории Латвии в ходе Первой мировой войны не оккупированными немцами остались только северная Видземе и входившая в состав Витебской губернии Латгале. Линия фронта проходила от Пабажи на побережье в направлении Цесис и упиралась в Даугаву у Кокнесе. Если даже в Петрограде восстание большевиков многие тогда считали очередным бунтом смутных времен, а не началом нового тоталитарного и, к сожалению, долгого режима, то как это восприняли ослабленные войной латыши? «Если честно, в тот момент для жителей Латвии переворот не означал ничего. Ни одна проблема не была решена», — так характеризует события конца 1917 года руководитель отдела Первой мировой войны Военного музея Илзе Кригере.

LA: Из рассказов латышских коммунистов, а также из современных книг по истории следует, что именно латышские стрелки в октябре и ноябре 1917 года совершили переворот на территории Латвии, точнее — в северной Видземе.

Илзе Кригере: Нельзя сказать, что стрелки делали революцию. Но они были военной силой, вошедшей после этого в города Цесис, Валмиера, чтобы взять власть и установить порядок. На территории Латвии, как и в Петрограде, переворот произошел фактически без большого кровопролития. Необходимо пояснить, что разгром 12-й Российской армии начался уже осенью 1917 года с наступления немцев на Ригу. Русские части грабили как могли. У кого было ружье — тому принадлежала власть. Сохранились распоряжение с требованиями отнять у казаков полицейские функции, которые им были даны с 1915 года для обеспечения тыла рижского фронта. Людям и без того не хватало продовольствия, а тут еще начались казачьи грабежи. Командир 5-го Земгальского полка Юкумсс Вациетис издал приказ о том, что на находящейся в зоне ответственности полка территории стрелкам предоставляются полномочия полицейских, чтобы они могли защитить население от мародеров. Боец 2-го рижского стрелкового полка Мартиньш Энерстс Авотиньш в воспоминаниях пишет, что приходилось защищать местных жителей от солдат русских частей. Сказать, что в этих частях недоставало дисциплины, — это значит: высказаться слишком мягко. В регионе в то время была сконцентрирована армейская масса, были местные жители и большое количество беженцев. Централизованных поставок продовольствия для армии на момент переворота 1917 года уже не было. Грабежи стали бесконтрольными. Но централизованных поставок продовольствия не было также для населения северной Видземе. В сентябре и октябре сложилась беспрецедентная даже для военного времени ситуация — голод. Были случаи, когда люди умирали от голода. Вводились различные ограничения на продовольствие. Хлеб разрешалось печь только с различными примесями. Беженцев и учреждения пытались отправить в Видземе и в Россию, но из-за нехватки транспортных средств никого никуда отправить не могли.

В стрелковых частях еще в 1917 году создали институт комиссаров. Комиссар был в каждом полку, а комиссаром всех стрелков был назначен большевистский агитатор Семен Нахимсон. К тому же, незадолго до переворота во всех полках и районах были созданы революционные военные комитеты. Такие комитеты были также в местных земельных советах. Их единственная цель заключалась в руководстве перенятием власти и в контроле этого. Как я уже сказала, кровопролития не было, и все напоминало формальную процедуру. На самом деле некому было сопротивляться. Верные Временному правительству части были выведены еще в сентябре. И Валку, где ранее находился штаб 12-й армии, отдельные лояльные правительству Керенского подразделения покинули до того, как туда в начале ноября вошли стрелки и 436- й батальон Новоладожского полка. 2-й Рижский полк в Валке использовался для гарнизонной службы и поддержания общественного порядка. Иногда пишут, что стрелки вступали в отряды красногвардейцев, но это не совсем так. В красногвардейцы зачисляли прежних, уже демобилизованных стрелков или тех, кто вернулся из госпиталей. Они были инструкторами.

— Таким образом, в Латвии никто не оказал сопротивления перевороту?

— Я уже говорила, что был голод. Всем было почти что все равно. Может быть, даже существовала какая-то надежда, что станет лучше, потому что Временное правительство было неспособно решить ни один вопрос. Ни земельный, ни продовольственный, ни национальный. Хорошо известно, что сразу после того, как Керенский 1 (14) сентября 1917 года провозгласил Россию республикой, латышская делегация отправилась в Петроград с просьбой об автономии для Латвии. Это отклонили. А тут вроде появилась надежда. Никто не знал, с чем придет большевистская власть, потому что на словах все было красиво. Когда в Валке провозгласили так называемую Республику Исколата (Исполнительный комитет совета депутатов латышских стрелков, рабочих и безземельных крестьян) во главе с Фрицисом Розиньшем, была издана «Декларация о самоопределении Латвии». Конечно, говорилось, что Латвия входит в состав Советской России, но Республика Исколата первой издала декрет о том, что в государственных учреждениях и школах должен использоваться латышский язык. В Резекне был проведен Конгресс представителей Латгале, который принял решение о присоединении Даугавпилсского, Лудзенского и Резекненского уездов к видземсккой части Республики Исколата. Да, землю у поместий отняли и объявили собственностью республики, но крестьянам землю не раздали. Другое дело, что практически ничего не реализовали, потому что не могли. Только голод как был, так и остался.

— В Латвии среди стрелков о Ленине вообще кто-нибудь слышал?

— Стрелки очень хорошо знали агитатора Льва Троцкого. Ленина в Латвии не знал никто. Мне кажется, что его даже в России как следует никто не знал.

— В Петрограде тогда было много латышских рабочих с эвакуированных предприятий. Они сыграли какую-то роль в событиях 25 октября?

— Это вопрос, в котором часто многие путают, когда речь идет о Гражданской войне в России, рассуждая, если латыш, значит — стрелок. В Петрограде была очень большая и сильная организация латышских рабочих Prometejs, многие члены которой вступили в красную гвардию, потому что действительно придерживались очень левых взглядов. Латышские красногвардейцы из Prometejs во время переворота охраняли штаб большевистского восстания в Смольном. Стрелков для охраны Смольного — так называемую роту Смольного туда направили только в конце ноября. В роте было 340 человек — по 40 из каждого полка под руководством прапорщика Яниса Петерсона. Затем в Петроград для гарнизонной службы был направлен также 6-й Тукумский полк. Между прочим, это миф, что стрелки охраняли кабинет Ленина. Они обеспечивали внешнюю охрану, а не охрану конкретно кабинета Ленина, его охраняли красногвардейцы. Да, среди них были латыши. К примеру, некий Звиргздиньш. Правда, стрелки как охранники Ленина упоминаются в поздних мемуарах, но, извините, в запасниках нашего Военного музея с советских времен хранится целая куча воспоминаний господ пожилого возраста, в которых уже после Второй мировой войны рассказывалось о делах, к которым эти господа и близко не стояли. Они эти «воспоминания» просто списывали с книг… Мифов об этом времени много, а материалов, действительно основанных на личном опыте людей, очень мало. Разумеется, говорить, что латышские красногвардейцы сыграли важную роль в октябрьском перевороте, было бы большим преувеличением.

— Кому пришла в голову идея направить латышских стрелков в Петроград?

— Петерису Стучке! Он в то время находился Петрограде, был членом Революционного военного комитета. Предложение поступило от него. Между прочим, руководитель Республики Исколата Фрицис Розиньш был против отправки стрелков. В начале декабря 1917 года состоялся 5-й съезд стрелков, на котором было принято решение больше не направлять стрелков в Россию, хотя большевики постоянно требовали этого. Конгресс решил, что стрелки, прежде всего, должны заниматься поддержанием порядка в Балтии. Позже категорически отказались ехать в Россию 1-й Даугавгривский полк и 7-й Бауский полк. Необходимо упомянуть такое печальное событие: в Валке гарнизонную службу выполнял 2-й Рижский полк. Национально настроенные украинские солдаты провели там митинг с целью выразить поддержку праву Украины на самоопределение, Украинской Раде. 2-й Рижский полк по заданию Исколатстрела разогнал этот митинг. В мемуарах также много пишут о борьбе против банды грабителей «Черная рука» — стрелки поймали ее участников и расстреляли главарей. К сожалению, позже в феврале-марте 1918 года, когда после наступления немцев и Брестского мира большая часть стрелков оказалась в России, их использовали там как полицейскую силу. Однако у стрелков не было другого выбора — немецкий плен или Россия.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372647 Илзе Кригере


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар

Как выглядела бы война между НАТО и Россией в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Вероятность вторжения России на территорию Латвии, Литвы и Эстонии кажется довольно незначительной. Даже корпорация RAND, которая придерживается весьма воинственных взглядов, утверждает, что вероятность атаки России на одного из членов НАТО является низкой, несмотря на дисбаланс сил внутри альянса. «Наш анализ показал, что сдерживающий потенциал НАТО против атаки России на одного из членов НАТО с применением обычных видов оружия является в настоящее время мощным, — говорится в докладе RAND. — Хотя мы полагаем, что атака России против НАТО в ближайшем будущем крайне маловероятна, вполне возможно, Россия воспользуется другими способами, чтобы продемонстрировать свое недовольство текущим процессом укрепления военных позиций США и НАТО».

Другие аналитики согласны с тем, что Россия не хочет вторгаться на территорию прибалтийских государств, которые прежде были частью Советского Союза и Российской империи до него. «По всей видимости, русские не строят планы по нападению на прибалтийские государства, — отметила Оля Оликер (Olya Oliker), старший советник и директор Программы «Россия и Евразия» Центра стратегических и международных исследований. — Но им известно, что США и многие другие члены НАТО убеждены, что они действительно планируют это сделать. Хотя русские изо всех сил стараются отрицать это, они усматривают определенное стратегическое преимущество в том, чтобы держать НАТО в напряжении, и они, несомненно, не гнушаются бряцания оружием, в том числе в Прибалтике».

Действительно, с точки зрения Кремля у России нет никаких причин вторгаться на территорию этих бывших советских республик. Хотя Россия начала строить планы на Прибалтику в далеком прошлом — эти территории были завоеваны при Петре Великом в ходе Северной войны (1700-1721) — чтобы обеспечить государство выходом к морю, нынешнее руководство Кремля надеется использовать для этих целей Санкт-Петербург.

«В течение последних 20 лет Россия инвестирует миллиарды долларов в строительство новых морских портов рядом с Санкт-Петербургом, поэтому в эстонских и латвийских портах больше не будет никакой необходимости, — отметил Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики. — А за исключением морских портов, которые были необходимы для экспорта российских сырьевых товаров, в этих странах никогда не было ничего по-настоящему важного для России».

Для Кремля уменьшение зависимости от портов в Балтийском море является важным приоритетом. «Замещение логистической базы прибалтийских государств собственной базой было важным приоритетом всего президентского срока Путина, — объяснил Кашин. — Нет никакого смысла завоевывать прибалтийские государства тогда, когда на альтернативу было потрачено очень много средств».

Более того, ресурсы Кремля, необходимые ему для нападения на Прибалтику, если он решит это сделать, тоже весьма ограничены. Большая часть обычных вооруженных сил России сконцентрирована в других регионах — потребуется много времени, чтобы собрать армию, способную отразить контратаку НАТО. Более того, у Кремля нет возможности эффективно оказывать влияние на многочисленные сообщества этнических русских в этих странах.

«Методы "гибридной войны" в стиле Крыма или Донбасса вряд ли можно будет применить там, где их больше всего боятся, а именно в Прибалтике и в Польше, — написал Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги в своей книге «Стоит ли нам бояться России?» (Should We Fear Russia?). — Если даже не принимать в расчет намерения Кремля, самоидентификация местного русского населения здесь очень отличается от самоидентификации жителей Крыма. Несмотря на то, что процесс вступления в гражданство в Латвии и Эстонии был существенно усложнен для русских, они не ждут от Москвы защиты и инструкций. Даугавпилс — это не Донецк, а Нарва — это не Луганск. Польша — это еще более неправдоподобный вариант. Модель Донбасса довольно трудно перенести, и ее применение на территории страны-члена НАТО было бы крайне нерациональным со стороны Кремля».

Это значит, что Москве придется прибегнуть к обычным военным средствам, чтобы вторгнуться на территорию Прибалтики, если она этого захочет. Но у России нет такой возможности. Кремлю придется наращивать свои войска в этом регионе, прежде чем переходить в наступление, и НАТО неизбежно заметит надвигающийся удар. «Наращивание сил ведется у границы Украины. Если мы захотим вторгнуться в Прибалтику, нужно будет перебрасывать туда наши войска, что станет предупреждением для нашего противника», — объяснил Кашин.

Действительно, как отмечает научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майк Кофман (Mike Kofman), российские войска, находящиеся у границ Прибалтики, далеки от идеальной формы. «В рамках процесса модернизации вооруженных сил и расширения их структуры Балтийский регион до недавнего времени обходили вниманием, — написал Кофман в Russia Matters. — Несмотря на провокационные действия в море и в воздухе, сконцентрированные в этом районе, российские войска, развернутые там, играют главным образом оборонительную роль, и им требуется обновление. Есть признаки, указывающие на то, что изменения в размерах и силе российских войск неизбежны, но это будет происходить постепенно и отчасти зависеть от того, какие именно войска НАТО решит развернуть в этом районе».

Как пишет Кофман, Москва может быстро переместить свои войска от украинской границы к границам прибалтийских государств, однако такое вторжение несет в себе немало опасностей для России. Согласно результатам исследования RAND, российская армия способна захватить все три прибалтийских государства с использованием обычных видов вооружений в течение всего 36 часов, однако в этом анализе есть свои недостатки. В нем рассматривается только первоначальный захват Прибалтики и не принимается в расчет контратака НАТО или ядерная эскалация.

«Двухлетние военные игры и анализ показывают, что, если бы Россия решила провести атаку в условиях кратковременного предупреждения против стран Балтии, ее войска могли бы подойти к окрестностям эстонской столицы Таллинна латвийской столицы Риги уже через 36 часов. В этом случае они опередят силы США и их союзников не только в расстояниях и по количеству оружия, но и по численности», — пишут Дэвид Шлапак (Shlapak) и Майкл Джонсон (Michael W. Johnson) из корпорации RAND.

Другие аналитики, такие как Джефф Эдмондс (Jeff Edmonds) из Центра военно-морского анализа, согласны, что Россия может захватить Прибалтику при помощи тех войск, которые есть в ее распоряжении. «У русских очевидное преимущество, и они могут быстро их захватить», — сказал Эдмондс.

Однако Кофман указывает на то, что для вторжения России придется собрать силы, которые смогут не только разгромить батальоны НАТО, находящиеся сейчас в Прибалтике, но и сразиться со всем альянсом и отразить его контратаку. Планировщики в Москве должны будут составить план на случай неизбежной контратаки со стороны США и их союзников, поэтому она не станет ограничиваться 27 штурмовыми батальонами, которые корпорация RAND рассматривала в своем исследовании. Кроме того, Кремль вряд ли станет ограничивать себя десятидневным сроком.

«Если бы Россия планировала полномасштабное вторжение в Прибалтику, ей также пришлось бы планировать войну с НАТО и оборону от контратаки альянса, — написал Кофман. — Сильные державы обычно не атакуют сверхдержавы при помощи наспех собранных войск, надеясь при этом на лучшее. Москва, вероятнее всего, пустит в ход силы, в несколько раз превышающие те силы, о которых шла речь в исследовании, и заранее продумает способы переброски дополнительных подразделений из других военных округов.

Мнения российских военных экспертов о размерах войска, которое Москва способна собрать в самые сжатые сроки, разойдутся, но я сомневаюсь, что речь пойдет о 27 батальонах, собранных наспех для участия в том, что потенциально может вылиться в третью мировую войну. Стоит мыслить гораздо масштабнее и не ограничивать себя 10-дневным сроком [из исследования RAND]».

Если Россия не намеревается вторгаться в Прибалтику, или если у нее нет достаточных сил, чтобы начать войну, что может спровоцировать конфликт в Латвии, Литве и Эстонии? По мнению Оликер, война может вспыхнуть вследствие непонимания.

«Вполне возможно, что бряцание оружием в сочетании с военными учениями могут привести страны НАТО к выводу о том, что Россия планирует провести в Прибалтике некую военную кампанию, — объяснила Оликер. — Если в результате этого НАТО предпримет ответные меры, призванные нейтрализовать российский военный потенциал в Калининграде, Москва может в свою очередь воспринять это как угрозу (вспомните, что большинство российский сценариев начинается с агрессивных действий НАТО) и принять меры для сглаживания этой угрозы. Особенно в отсутствие налаженных каналов коммуникации и в условиях высокой напряженности, вполне возможно, что эти действия могут обернуться спиралью эскалации или даже конфликтом».

Если в Прибалтике начнется война между Россией и НАТО, в конечном счете будет неважно, каков баланс обычных вооруженных сил в этом регионе. «Другой проблемой, связанной с сосредоточенностью на обычных средствах сдерживания в условиях войны в Прибалтике, является то, что, как и прежнее противостояние между НАТО и странами Варшавского договора, эта битва способна обернуться ядерной эскалацией, — написал Кофман. — Большинство из тех экспертов по России в военно-аналитическом сообществе, которых я знаю, включая российских экспертов, убеждены в том, что война с НАТО с применением обычных видов вооружений, вероятнее всего, будет оставаться таковой недолго».

Если войска НАТО вторгнутся на территорию России, это может спровоцировать ядерный ответ со стороны Москвы. «Существует вероятность того, что, если российские войска будут существенно ослаблены или разгромлены под Калининградом, Москва может нанести ядерный удар, — написал Кофман. — Ядерная эскалация маловероятна, но учитывая последствия такого поворота, возможно, лучшая стратегия — это принимать такие решения, которые оставляют наибольшее количество возможностей для управления динамикой конфликта. Это означает, что нужна будет такая расстановка сил, которая будет ориентирована на стратегическую гибкость, а не на укрепление занятых позиций». Такая война, скорее всего, перерастет в полномасштабную ядерную войну между двумя ядерными сверхдержавами планеты, а это значит, что проиграют все.

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 октября 2017 > № 2364646 Дейв Маджумдар


Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар

НАТО против России: почему самая большая военная опасность для Европы сосредоточена в Прибалтике

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

С 2014 года Североатлантический альянс осуществил множество изменений в своей военной доктрине и стратегии на восточном фланге с целью сдерживания России. Главная цель альянса по сути дела сводится к тому, чтобы изменить российское поведение. Но как такие изменения расценивает Москва? Исследовательский центр Rand недавно опубликовал новый доклад, в котором попытался проанализировать эти вопросы.

«Несмотря на общее военное превосходство, НАТО сталкивается с дисбалансом в силах и средствах в регионах, которые граничат с Россией, таких как Прибалтика, — говорится в этом докладе. — Для устранения такого локального дисбаланса аналитики и политические руководители выступают с предложениями, суть которых сводится к увеличению издержек России и снижению ее шансов на успех в случае начала наступления на одного или нескольких членов НАТО». При этом менять российское поведение они хотят таким образом, чтобы это было выгодно альянсу. Но НАТО необходимо действовать очень внимательно и осторожно, дабы не спровоцировать ненужную и ошибочную реакцию. По этой причине альянсу исключительно важно знать, насколько сильно он может давить на Россию.

«Какие бы изменения в доктрине и расстановке сил ни осуществляли Соединенные Штаты и НАТО, их цель состоит в том, чтобы изменить поведение России, — заявляет RAND. — Таким образом, характер ответных действий Москвы будет определять целесообразность и практическую ценность тех мер, которые примет НАТО».

Перечень возможных ответных действий России очень обширен. Она может ничего не делать, а может предпринять военные действия. Таким образом, правильная оценка реакции Кремля исключительно важна.

«Возможная реакция России охватывает весь диапазон действий — от молчаливого признания предпринимаемых США и НАТО шагов, и отказа от планов нападения на НАТО, до резкого увеличения приграничной группировки российских войск с целью создания противовеса США и НАТО, и мощной эскалации с последующим прямым конфликтом. В ответ на военные действия Америки и Североатлантического альянса Россия также может использовать невоенные уязвимости в США и других странах НАТО, отмечается в докладе.

На данный момент у НАТО достаточно сил и средств для сдерживания русских на востоке.

«Наш анализ указывает на то, что натовские силы сдерживания, предназначенные для противодействия России в случае ее нападения на члена альянса с применением неядерных средств, достаточно надежны», — отмечается в докладе.

«Реализация уже объявленных США и НАТО мер по совершенствованию организационно-штатной структуры и доктрины, скорее всего, еще больше снизит и без того незначительный риск российского нападения. Сегодня силы сдерживания НАТО обладают большими преимуществами в области неядерного потенциала, которые с 2014 года подкрепляются четкими сигналами, действиями и заявлениями о том, что НАТО и Соединенные Штаты Америки предпримут военные действия в ответ на любую агрессию против прибалтийских государств или других союзников по альянсу там, где эти меры реализуются. Таким образом, вполне вероятно, что с точки зрения России, любые агрессивные действия приведут к выполнению положений статьи 5 Североатлантического договора, результатом чего станет прямой военный конфликт сразу с несколькими ведущими членами НАТО».

Как отмечают авторы доклада, русские в ближайшей перспективе не намерены нападать ни на какого члена Североатлантического альянса.

«По нашей оценке, российское нападение на НАТО в ближайшей перспективе маловероятно. Но нельзя исключать, что Россия использует другие методы и средства для демонстрации своего недовольства теми мерами и шагами, которые предпринимают США и НАТО в вопросах военной доктрины и размещения сил и средств», — говорится далее в докладе.

«Россия уже объявила о своем намерении внести изменения в построение сил и средств внутри страны, чтобы свести на нет усиление натовского присутствия. В прошлом Москва использовала обширный набор механизмов, отвечая на действия США и НАТО, которые она воспринимала как угрозу. Среди таких механизмов — выход из многосторонних договоров о безопасности, отправка с провокационными целями войск в близкие к Америке районы, угроза разместить ракеты „Искандер" в Калининградской области и так далее».

Но скорее всего, в обозримом будущем НАТО и Россия ограничатся новой холодной войной.

«Российская элита, по всей видимости, сделала вывод о том, что долговременные цели США и НАТО несовместимы с интересами безопасности нынешнего режима в Москве», — отмечается в докладе.

«Российское руководство с обеспокоенностью говорит об устойчивом наращивании неядерных сил в Восточной Европе, в том числе, на территории бывших советских республик, о расширении систем противоракетной обороны и об изменениях в стратегической ориентации государств, которые, по мнению Москвы, входят в ее сферу влияния». Суть проблемы заключается в том, что хотя русские могут сдержать военное нападение альянса, Кремль считает, что НАТО и Вашингтон пытаются подорвать Россию изнутри.

«Угроза ответного ядерного удара с применением российских стратегических ядерных сил способна предотвратить прямое нападение на Россию. Однако США и НАТО считают необоснованными озабоченности России в сфере безопасности, связанные с политическими угрозами стабильности российского режима. Пока две страны не изменят свою точку зрения, они будут увеличивать опасность конфликта в Европе», — говорится в заключение в докладе RAND.

Россия. Эстония. Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358940 Дейв Маджумдар


Латвия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345050 Эдгарс Ринкевичс

Ринкевичс: Латвия независимость Каталонии не признает

Анита Даукште (Anita Daukšte), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

О позиции Латвии по вопросу Каталонии, об отношениях с Литвой, о негражданах в Латвии, позиции России, выступлении президента Раймонда Вейониса в ООН, о будущем Солвиты Аболтини в дипломатии, а также о будущем партии «Единство» — беседа с министром иностранных дел Латвии Эдгаром Ринкевичем («Единство»).

NRA: Латвии придется реагировать, если Каталония после референдума объявит независимость от Испании. Какой будет эта реакция?

Эдгарс Ринкевичс: Я и ряд должностных лиц Латвии неоднократно подчеркивали: референдум Каталонии о независимости — внутреннее дело Испании, которое должно решаться в рамках конституции этого государства. Если правительство региона Каталония объявит независимость, то ответ очень простой: Латвия такую независимость не признает.

Мы понимаем и исторические, и политические, и экономические вопросы, которые накопились в Испании, но их необходимо решать путем диалога, и насилие не правильный метод. Я понимаю эмоциональные высказывания в Латвии о том, что нам следовало бы поддержать каталонцев, потому что мы ведь тоже когда-то боролись за независимость. Однако ситуация государств Балтии тогда принципиально отличалась от ситуации Каталонии сейчас — государства Балтии были оккупированными государствами. В свою очередь, конституция Испании принята демократическим путем, и границы, а также статус этого государства международно признаны. Рано или поздно конфликт в Испании придется решать путем переговоров, и я считаю, что у институтов Европейского союза есть возможность сыграть позитивную роль в примирении обеих сторон, усадив их за стол переговоров и дав понять без ультиматумов и деклараций, каким образом нужно разрешать противоречия.

— Ваши публичные высказывания о том, что ситуация в Каталонии выгодна России, удостоились резкой и грубой реакции со стороны пресс-секретаря МИДа России Марии Захаровой, которая назвала вас «агрегатором фейковых новостей». Как вы оцениваете эту реакцию?

— Уже достаточно давно наблюдается, что некоторые заявления этой госпожи неадекватны. Компетентность российских дипломатов и их представителей по вопросам прессы — это проблема МИДа России, а не МИДа Латвии.

— Но, может быть, все-таки уточните, что вы подразумевали под выгодой России от ситуации в Каталонии?

— Я достаточно широко обосновал свою точку зрения в интервью Latvijas Avīze, хотя оно и было опубликовано как изложение сказанного мною, но суть верна. Ослабление Европейского союза и НАТО, а Испания член ЕС и НАТО, идет на пользу, к примеру, России. ЕС и НАТО должны быть едины внешнеполитически, экономически, в оборонной сфере. Конфликтные ситуации, которые возникают в какой-либо стране-участнице, неизбежно влияют на весь ЕС и идут на пользу тем, кто является оппонентом ЕС. Россия с учетом украинского, сирийского и других контекстов — оппонент. Разумеется, Россия также по некоторым вопросам является партнером ЕС.

— Как вы оцениваете высказывания президента России Владимира Путина в беседе с новым послом Латвии в России Марисом Риекстиньшем во время его аккредитационного визита о защите русскоязычных жителей? Это что-то новое и особенное в риторике Кремля?

— Нет, в этом нет ничего нового. Эта риторика неизменна из года в год. Это одна из основных фраз во внешней политике России в отношении стран Балтии. Но наша позиция хорошо известна — никаких оснований для опасений по поводу нарушения юридических, социальных и экономических прав русскоязычных граждан и неграждан здесь нет. Тот, кто хочет, может натурализоваться достаточно легко, и нет оснований для каких-либо обвинений в дискриминации.

— Влиятельный немецкий журнал Spiegel выступил с публикацией о ситуации с негражданами в Латвии и Эстонии, назвав ее апартеидом. Может ли ситуация с негражданами в будущем стать объектом международных дискуссий, с тем чтобы заставить Латвию ликвидировать институт неграждан?

— Время от времени в международной прессе появляются статьи, в которых страны Балтии называют бывшими советскими республиками и тому подобное. Наши послы реагируют на такие публикации. К примеру, в 2014 году был целый десант журналистов влиятельных мировых изданий, искавших здесь крымские сценарии, восточные сценарии и готовивших, как ВВС, фильмы о Латгальской народной республике. Впрочем, это был не рассказ о Латгале, а рассказ о готовности применить ядерное оружие в случае серьезной международной напряженности.

Для нас это будни — разъяснять ситуацию Латвии, историю Латвии, и, очевидно, журналист недостаточно углубился в вопрос истории образования института неграждан и искал обоснование для своего ранее сформировавшегося мнения.

— Причина публикации — инициатива президента Раймонда Вейониса о детях неграждан.

— Я всегда поддерживал предоставление гражданства детям неграждан при рождении, если только родители не напишут заявление об отказе от гражданства Латвии. Инициатива Вейониса в этой сфере не первая — такая же инициатива была и у президента Валдиса Затлерса о том, что без бюрократических заявлений всех детей, родившихся в Латвии, нужно признавать гражданами государства.

Инициатива президента Вейониса, по сути, правильная, может быть, единственно этот вопрос следовало больше обсудить с фракциями и подготовить общество. Но необходимо отметить, что коалиционный договор предусматривает право вето на открытие Закона о гражданстве.

Я думаю, рано или поздно Латвии нужно будет прийти к этому шагу — признанию всех родившихся в Латвии детей гражданами. Но это будет в совокупности с дискуссией о более широком спектре мероприятий — детсадах только на латышском языке и постепенном переходе образования на латышский язык с гарантией обучения языку для нацменьшинств.

— Господин Вейонис в то время, когда здесь бушевали страсти вокруг детей неграждан, выступил с речью на Генеральной ассамблее ООН. Речь, прочтение которой на английском языке широко критиковалось в соцсетях и в прессе, подготовили сотрудники МИДа. Были даже упреки, что МИД написал такие слова, которые президент не мог выговорить, поэтому все выглядело так неловко.

— Знаете, у меня есть опыт в подготовке таких речей и в бытность руководителем канцелярии президента, и на должности министра иностранных дел: МИД в начале сентября представляет канцелярии президента проект речи, далее над ним совместно работают МИД и канцелярия президента. Я не слышал упреков по поводу содержания речи — она корректная и отвечает актуальной повестке дня ООН. Можно, конечно, посвятить речь только одной проблеме, но тогда вы не произведете впечатление серьезного государства. Латвия говорила и о реформе Совета безопасности ООН, и о проблемах региона, и о ситуации на Украине.

Я присутствовал во время речи на Генеральной ассамблее ООН и могу сказать, что некорректно по отношению к президенту вырывать одну или две оговорки и основывать на этом какую-то кампанию. Мне самому случалось делать оговорки во время публичных выступлений и я знаю, что это может произойти даже, если ты хорошо подготовился и говоришь на своем родном языке. Две недели тревожиться только о том, что президент оговорился, знаете… это как-то странно и непонятно. Никакого вреда престижу государства оговорки во время речи не причинили.

— Может быть, президент мог говорить в ООН по-латышски?

— Если должностное лицо желает говорить на родном языке, это можно делать, только мы сами должны обеспечить перевод на официальные языки ООН (их шесть).

Во время президентства Латвии в ЕС были министры, которые вели заседания по-английски, и были министры, которые делали это по-латышски, потому что это официальный язык ЕС. Это личное решение — на каком языке говорить.

Мы очень преувеличиваем значение языка во время публичных выступлений. Хотя бы сейчас — как долго мы обсуждаем эту речь во время интервью? А о реформах ООН вы у меня ничего не спрашиваете… Я был бы рад подискутировать о том, нужна ли реформа Совета безопасности ООН.

— Я могла бы подискутировать о том, нужна ли вообще ООН…

— Если ООН не изменится, если не произойдет реформа Совета безопасности, реформа в проведении миротворческих операций, если не будут реформированы способы реакции на кризисы, то роль ООН в мире будет снижаться. И это плохо, потому что это единственная универсальная организация в мире. С ее мандатом можно применить военную силу против любого государства, если оно нарушает определенные в Уставе ООН стандарты международной безопасности.

Но Совет безопасности ООН создан в 1945 году и отражает мировой порядок того времени. Сейчас состав Совета безопасности (СБ) и право вето не позволяют ООН полноценно реагировать на трагедию на Украине, в Сирии. В случае Северной Кореи мнение СБ едино, вопрос только в механизмах исполнения.

Состав СБ ООН необходимо расширить в соответствии с реалиями 21-го века, а не с ситуацией 20-го века, и это было отражено в выступлении президента нашего государства. Об этом нужно дискутировать, а не об оговорках.

— Недавно Европейская комиссия (ЕК) применила по отношению к Литве штраф в 28 миллионов евро за разборку железнодорожных рельсов на линии Мажейкяй-Реньге и за ограничение конкуренции. Каким будет продолжение этого конфликта между Латвией и Литвой?

— Решение ЕК закономерное и обоснованное. Латвия на протяжении многих лет указывала на ограничения экономической конкуренции, которые вызваны односторонним шагом Литвы, разобравшей рельсы на участке Мажейкяй-Реньге. Решение ЕК о штрафе для Литвы — это результат многолетней работы латвийских чиновников, дипломатов и политиков. И президенты, и премьеры, и министры иностранных дел и сообщения неустанно говорили об этой проблеме и обосновывали убытки, которые Латвии причинили действия Литвы. Конечно, еще есть возможности для обжалования решения ЕК, и оно может оказаться в компетенции суда. Но Латвия продолжит настаивать на восстановлении железнодорожных рельсов. Это принципиальный вопрос — не может быть так, что кто-то один доминирует монополией, а единство и солидарность Балтии существуют только тогда, когда это выгодно одной стороне.

— Можно ли вообще говорить о единстве и солидарности государств Балтии?

— Да. Мы очень едины в вопросах, которые касаются нашей внешней политики и безопасности. Но я всегда с улыбкой добавлял, что в экономике и энергетике мы конкуренты, а конкуренция, как известно, это стимул для экономического развития. Мы не можем ожидать, что у стран Балтии по всем вопросам будет единое мнение, и что наши интересы никогда не столкнутся. Это невозможно. Но я бы сказал, что список общих точек зрения у нас намного длиннее в сравнении с разногласиями. И никаких неразрешимых противоречий нет, поэтому все время встречаются министры иностранных дел, главы правительств и руководители различных ведомств.

(Публикуется с небольшими сокращениями).

Латвия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345050 Эдгарс Ринкевичс


Латвия. Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328653 Иван Тимофеев

«Оборонительная логика» Москвы

Гиртс Викманис (Ģirts Vikmanis), Latvijas Avize, Латвия

Российский совет по международным делам (РСМД) был создан в 2011 году по распоряжению тогдашнего президента Дмитрия Медведева, среди его учредителей МИД России, а также Российская академия наук. Президентом совета является бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов, а в его президиум входят, в частности, такие персоны, как банкир Петр Авен и пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Недавно в Ригу на дискуссию об отношениях Запада и России приезжал программный директор РСМД Иван Тимофеев, и можно сказать, что его аргументация в большой мере отражает официальную позицию России, с которой она выступает на международной арене.

LA: Каково, на ваш взгляд, нынешнее состояние отношений государств Балтии и России?

Иван Тимофеев: По различным причинам отношения сейчас не самые лучшие, они существенно ухудшились после украинского кризиса. Государства Балтии институционально зависят от ЕС и НАТО, подстраиваются под их мнение. Однако температура сложности отношений выше, чем в отношениях стран Западной Европы и России. С Францией, Германией, Италией у нас двусторонние отношения легче, чем с Латвией, Литвой, Эстонией, Польшей. У нас разные точки зрения по оценке советского прошлого, национальной политике, о символах, памятниках. Государства Балтии формируют национальную политику, выступая против России. Так это видят из Москвы. Но я считаю, что в российских средствах массовой информации преувеличиваются враждебность и агрессивность стран Балтии. В России в определенных кругах в какое-то время сложился взгляд, что наши отношения обречены, что они всегда будут сложными, но это не так.

— Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы отношения улучшились? Россия часто свои внутриполитические проблемы разыгрывает во внешней политике.

— Так происходит во всех странах. Если вы спросите у жителей России: характерна ли для вас оборонительная позиция, то получите ответ: да, она является такой. Нам не нравится расширение НАТО, появление ее инфраструктуры у наших границ, то, что в отношениях между государствами большую роль играет НАТО, в которой Россия не участвует, а не ОБСЕ. У нас своя оборонительная логика. В России могут также сказать, что антироссийская риторика используется для объединения общества на Украине, в странах Балтии и Польше. Таков дух эпохи, потому что это характерно также для США — там споры между Трампом и правящими кругами и истерия о так называемом вмешательстве России в президентские выборы. Но это уже внутренняя политика США.

— У США имеются обоснованные подозрения…

— Я не видел доказательств. Разве есть какие-то результаты, разве они опубликованы?

— К делу о вмешательстве России в президентские выборы подключился специальный прокурор США, а это уже не шутка…

— Серьезность понимаю, я сам широко изучал вопросы США. Например, бывший директор Федерального бюро расследований Джеймс Коми свидетельствовал Конгрессу, что «вмешательство России» было. Мы со своей стороны призываем посмотреть, что конкретно произошло, и провести совместное расследование. Если утверждается, что «вмешательство» было, то где доказательства? Россия готова это обсудить.

Современная беда в том, что много слов, но мало дел, и происходящее не рассматривается по существу. Кричат о том, что Россия реализует гибридную войну, и тому подобное. Но тут мало деталей, которые мне как исследователю кажутся важными. Разве то, что инвесторы из США открывают предприятия в России, сразу является «вмешательством»? Российские предприятия работают в США, российский телеканал RT работает в США, и американцы подняли шумиху, что он реализует гибридную войну. Разве RT вмешивается во внутренние дела США? Что вы?

— RT распространяет российские посылы и пропаганду.

— Но в таком случае CNN — проамериканский канал.

— Нет.

— Возьмем для примера канал Rai Uno, который финансирует правительство Италии. Никто не говорит, что это какой-то ужасный канал.

— Есть достаточно много исследований, которые подтверждают, что RT используется в политических интересах России.

— Меня как исследователя это не убеждает. Я сам часто выступаю на арабской и английской версиях RT. Внимательно слежу за СМИ, у меня много вопросов об использовании источников информации, и это относится, в том числе к российским СМИ. Это потому, что много так называемых юристов, политиков, экспертов, которые регулярно выступают на телевидении, и возникают вопросы по поводу их профессионализма и доверия к ним. Это наблюдается и в российских СМИ, и на западных каналах, таких, как, к примеру, CNN и ВВС. Посмотрите на войну президента США Дональда Трампа с CNN. Проблема заключается в том, что мы живем в эпоху постправды, когда падает доверие к СМИ и профессии журналиста. Мы видим тенденцию, что на Западе вину пытаются взвалить только на RT. Будем искренними — у нас те же проблемы, что и у западных СМИ.

— Недавно у границ стран Балтии прошли крупномасштабные российско-белорусские военные учения «Запад-2017». Почему России они необходимы?

— Опасения стран Балтии мы воспринимаем с пониманием. Россия — большое государство, отношения у нас не хорошие, и любые военные учения привлекают усиленное внимание. И внимание России приковано к любым военным учениям в Балтии, Швеции, Финляндии. Но мы должны сохранять здравомыслие и спокойствие. Россия озабочена тем, что происходят учения НАТО. Судить сейчас, кто разместил больше батальонов и больше вооружился, неуместно, если наши отношения не хорошие.

«Запад-2017» — это совместные учения вооруженных сил России и Белоруссии. Посмотрим на них не с политической точки зрения, а оценим, как они выглядят в свете международного права. Оно определяет, что и НАТО, и Россия, и Белоруссия имеют право проводить свои военные учения. В отношении маневров «Запад» российской стороной были организованы брифинги, приглашались иностранные военные атташе. Нельзя говорить, что Россия провела эти учения тайно, что они недостаточно прозрачны.

— Почему Россия воспринимает как проблему НАТО, которая является оборонительным альянсом?

— Сравните военный потенциал НАТО и России. Военный бюджет НАТО — более триллиона долларов США, а у нас 60 миллиардов. Почему вы думаете, что в России не будет опасений?

— Какой смысл НАТО нападать на Россию?

— Но разве Россия — это наступательная сила?

— Что же тогда произошло на Украине?

— А что в свое время произошло в Югославии?.. Проблемы в наших отношениях намного глубже: вы боитесь учений «Запад», мы — ваших учений, но это не причины, а симптомы наших отношений. Вопрос: почему в наших отношениях есть линии раскола? Проблема глубже, чем кризис на Украине. В 1997 году Россия и НАТО приняли основополагающий акт, в котором определено, что каждое государство имеет суверенное право выбирать альянсы, к чему Россия отнеслась спокойно. Когда Латвия, Литва и Эстония вступили в НАТО, у России не было возражений.

— Не будем забывать о российском вторжении в Грузию, которое вызвало недоверие к России.

— Это другой случай, грузинские войска напали на миротворческие силы, у которых был мандат ООН.

— Но абхазские сепаратисты осуществляли провокации против грузинских сил, были обстрелы…

— Провокации были с обеих сторон. Грузинские силы напали на российских миротворцев, которые действовали на основании мандата ООН. Россия ответила. И так следует оценивать случившееся — конкретно, профессионально.

— Абхазия — это территория Грузии.

— Это никто не отрицал. Но случившееся нужно оценивать здраво и смотреть на глубокие причины. Кризис на Украине продемонстрировал, что у России и Запада нет общих механизмов по урегулированию таких проблем. На Украине каждая из сторон проявляла себя по-своему: одни кормили участников Майдана печеньем, а бывший президент Украины Виктор Янукович уехал в Россию. Общих действий по урегулированию кризиса не было.

— И тогда Россия в этот кризис вмешалась военным путем, имеется много доказательств этого…

— Доказательств действительно много. Роль России никто не собирается и не хочет скрывать. Россия так же, как и Запад, — активный участник процесса на Украине. Но мы должны говорить о позитивных и прагматических вещах.

— Какова ваша позитивная программа?

— Мы не должны надевать «розовые очки» и говорить, что все в порядке, но мы можем решить это общими силами, если существует стабильная политика сдерживания. Если у нас есть учения — предупреждаем друг друга. Если наращиваем военные силы — не будем делать это резко. Если у нас проблемы с кибербезопасностью — садимся за стол и обсуждаем. Мы можем обсуждать свои проблемные вопросы спокойно и конструктивно, можем не соглашаться друг с другом, это нормально. Пока я вижу, что по обе стороны происходит радикализация мнений.

— На Западе после украинских событий царит недоверие по отношению к России…

— В России тоже есть недоверие по отношению к Западу, это относится к гибели самолета малайзийских авиалиний, расследование которой не завершено.

— Активисты из исследовательского общества Bellingcat собрали очевидные доказательства. Что вы скажете по поводу них?

— Меня интересуют результаты официального расследования голландцев. Их следователи понимают, что в Bellingcat сделали себе хороший пиар, и в собственных глазах они молодцы. Мы хотим идти официальным путем, сотрудничаем с голландским расследованием, предоставляем данные, которые нам доступны. Мы должны узнать, кто виновен в трагедии, и виновный должен ответить. Этим и должен закончиться процесс.

— В завершении беседы вернемся к вопросу: как можно уменьшить напряженность в отношениях Запада и России?

— Нам необходима постоянная коммуникация на официальном и неофициальном уровне. Не нужно прятаться, ограничивать, не нужны «черные списки». Чем больше будем говорить между собой, тем лучше.

Латвия. Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328653 Иван Тимофеев


Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296121 Раймонд Паулс

Раймонд Паулс — о «Евровидении», «Новой волне» и фестивале Лаймы Вайкуле

Александра Матвеева, Delfi.ee, Эстония

30 cентября в концертном доме Nordea выступит знаменитый композитор, дирижер и пианист Раймонд Паулс. В преддверии концерта Delfi поговорил с маэстро и узнал его мнение об Эстонии, «Евровидении» и фестивале Лаймы Вайкуле.

Delfi.ee: В сентябре вы приезжаете в Эстонию с концертом, причем приезжаете вы к нам довольно часто. Для вас Эстония — это заграница, или уже привычное место?

Раймонд Паулс: Эстония — это наш сосед, о чем речь. Я отношусь к Эстонии с уважением, и доехать не проблема. Наши артисты довольно часто выступают у вас.

— В одном из своих интервью вы говорили, что во времена СССР жители России считали Эстонию заграницей. Сейчас это не так?

— Сейчас все границы открыты, езжай куда хочешь, так что нет, не так. В свое время, да, к Прибалтике относились как к западным территориям.

— А как к нам тогда относятся в России? Считают ли нас Европой?

— Не знаю… Зачем мы все время напоминаем, что мы Европа? По территории да, половина России тоже Европа, и что? Лучше бы думали, как сделать уровень жизни как в Европе. У нас сейчас открыты границы, не зря из Латвии уехало больше 100 тысяч человек…

— Если я правильно поняла, то вы смотрите конкурс «Евровидение». В прошлом году ни Эстония, ни Латвия не прошли в финал конкурса. Как вам кажется, почему?

— Ну а где трагедия-то? Не прошли и не прошли. Что было бы, если бы они получили седьмое, пятое или шестнадцатое место? Я на это смотрю с легкой улыбкой. Посмотрите на победителей, которые заняли первые места. Где они, где? Я не слышал, чтобы кто-то из них стал звездой, кроме группы ABBA в свое время. Эти голосования… каждый голосует за своих. Посидели, посмотрели, а на второй день забыли.

— А как вам победитель этого года?

— Он запоминается, потому что он нестандартный. Он просто спел лирическую песню и выиграл, это хорошо. А то у шведов уже монополия, они делают стандартные евро-аранжировки, и на этом все строится. Сейчас слишком большое внимание уделяется различным спецэффектам, свету, дыму — вот что выходит на первый план. А должен выходить голос.

— То есть вам понравилось выступление победителя?

— Ну…нормальное. Но пару дней и уже забыли. Есть другие исполнители, другие записи. Диски выпускают тысячами, даже уследить за всеми нельзя.

— Как вы думаете, почему артистам из Прибалтики тяжело пробиться на Западе и в России?

— Нужно родиться сильным певцом, тогда и добьетесь своего. Могу вам сказать, что оперные певцы и дирижеры из Латвии известны по всему миру. Вообще классическая музыка из Прибалтики котируется по всему миру.

— Я просмотрела список победителей «Новой волны» и, к сожалению, не нашла там ни одного известного имени, кроме, разве что, Джамалы. Почему конкурс не помог артистам стать всемирно-знаменитыми?

— Конкурс может дать только какой-то прыжок. А кто дальше будет работать с певцами, кто будет делать им репертуар и записи? Это все стоит больших денег. Если вас не покажут по телевидению, о вас никто и говорить не будет. У нас в Латвии есть один певец, которому все же удалось пробиться на российский рынок благодаря программе «Точь-в-точь» и подобным. Это Интарс Бусулис. Дай Бог и другим.

— Одной из причин, по которой вы покинули «Новую волну», стала неприязнь властей к этому конкурсу. Перенеслось ли подобное отношение на фестиваль Лаймы Вайкуле?

— Пока у этого фестиваля не особо удачное начало, о нем надо много думать. Я не хочу об этом говорить, но не думаю, что он стал лучше, чем «Новая волна», пока что это просто концерт.

— А вам самому не обидно? Вы столько времени потратили на «Новую волну», потом ушли, а конкурс перенесли в Россию…

— Нет. Я считаю, что, как говорят музыканты, он свое уже отпел.

— Во многих других странах, например в США, политические лидеры хорошо общаются с артистами и даже сотрудничают с ними. Как с этим обстоят дела в Латвии? Ведь, несмотря на ваш статус, вам все же полностью не вернули потерянные деньги. (В 2011 году обанкротился Латышский банк, в котором Раймонд Паулс хранил все свои сбережения — порядка 1 миллиона евро. Компенсация составила 70 тысяч латов, — прим.ред.).

— Ну что может государство? Лучше эту тему не поднимать… Если я буду говорить о том, сколько зарабатывают наши артисты и музыканты, будет плохо. Я поеду в Эстонию, может там правительство мне поможет? (смеется)

— За свою жизнь вы играли и королям, и президентам. Какое выступление вы считаете самым важным за свою карьеру?

— Выступления для простых людей. Недавно я выступал у нас в провинции, это был интересный концерт. Когда ты видишь народ, несколько тысяч человек… это самое-самое-самое лучшее, что может быть. Я играл и Андропову, и Брежневу, просто не обращаю на это внимания. Хотя и имею множество званий. Я к этому отношусь с уважением, это история — и до свидания.

Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 сентября 2017 > № 2296121 Раймонд Паулс


Россия. Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 августа 2017 > № 2314762 Александр Генис

Человек дождя. Александр Генис про дружбу с Довлатовым, Нью-Йорк, Ригу и физиологический патриотизм

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

«Моя геополитическая мечта — чтобы все страны вступили в НАТО, начиная с России… Мой национальный праздник — день, когда Латвия вступила в НАТО… Мечтаю, чтобы Рига стала русским Гонконгом, где русская культура развивается вне зависимости от Кремля…» Писатель и публицист, живущий в США экс-рижанин Александр Генис встретился со своими читателями-земляками в книжном кафе Polaris.

«Рижанин бывшим не бывает — это я точно говорю, — утверждает Александр Генис. — Я 40 лет живу в Нью-Йорке, и по-прежнему считаю себя рижанином. Рига — город, который я считаю родным и по которому все время скучаю…»

В Риге Генис представил свежую книгу «Картинки с выставки». Свой жанр писатель определяет так: «В век, когда вся информация — на расстоянии одного клика, ценны только те знания, которые оставляют шрамы на душе и морщины на лбу. То есть любая книга должна быть очень личной».

Большую часть автобиографических «Картинок с выставки» он посвятил рижскому детству и юности в советской Латвии. Родина того периода для него ассоциируются с увиденным в Музее янтаря «диким экспонатом» — янтарным трактором, который балтийские народы подарили Сталину. «Мне он напомнил советскую власть в Латвии. Она была советская, как трактор, но все же нарядная, как янтарь. Мне повезло вырасти в Риге. Даже социализм тут был красивее, чем в других местах».

Другая часть книги — про то, «что я люблю больше всего, после книг, жены, еды и путешествий — живопись. Всю жизнь я провел между обеденным и письменными столами и музеями, и ни разу не пропустил ни одной значимой выставки».

Про главные места любого города

Везде иду на местный базар и в местный музей. Рига не исключение. Вчера ходил на замечательный базар. Раньше он назывался Колхозный рынок, хоть и не имел отношения к колхозам. Почему я так люблю базары? Он говорит сразу обо всем: о климате места, географическом положении, национальных и кулинарных традициях, языке — обо всем сразу и по-своему.

Я глубоко убежден, что каждое блюдо — иероглиф национальной культуры. Как и произведения искусства. Сегодня мы были в Национальном художественном музее. Мне сказали, что надо пойти и посмотреть — я отнесся со скепсисом. Когда нас в школе водили в этот музей, там все время напирали на то, что в Латвии тоже были передвижники и их волновали язвы капиталистического общества, как плохо народ жил при царизме. Но пошел и ахнул. Я остро почувствовал, как Латвия была такой же европейской, как остальные. Были все стили и направления искусства, как во Франции и Австрии. Я с наслаждением рассматривал картины, которые раньше не выставлялись. Например, Падегс, которого в наше время его не показывали. Через эти картины я лучше понимаю место, где вырос.

Про свою концепцию патриотизма. Чтобы понять Ригу и Латвию мне понадобилось объехать весь мир. Я объехал более 70 стран. И только на обратном пути я понял, что больше всего люблю здешние края. У меня есть своя выношенная концепция патриотизма. Всех эмигрантов допрашивают, скучают ли они по родине. А я к этому слову, особенно с большой буквы, отношусь даже не со страхом, а с ужасом и отвечаю уклончиво.

Я говорю, что Россия — родина моего языка, что святая правда, но кроме такой родины, есть и другая. Я исповедую физиологический патриотизм: родина — это там, где мы выросли, и родина стала частью нас. Моя родина — в клубнике из Асари, которую я в детстве ел на даче, в лисичках, в миноге, на которую не могу смотреть без слез — ее больше нет нигде в мире… Как-то я привез ее в Америку и пригласил друзей, в том числе известных кулинаров, одна дама, которая написала сто кулинарных книг — спросила, а что эти рыбы едят? Я не стал рассказывать. Это тот патриотизм, в который я верю — это созвучие тех молекул, которые мы съели в детстве, с тем, что произошло потом. Это фундамент, на который накладывается вся моя жизнь.

Про свои главные города — Нью-Йорк и Ригу

Мою жизнь поделили не две страны (какие? Я жил в Советском Союзе, его нет, а тогда не было Латвии), а два города — Нью-Йорк и Рига. Я люблю их больше любых других мест в мире. Это сочетание мне очень нравится. Тем более, что у этих городов есть, как ни странно, много общего. У Бродского есть фраза: больше всего на свете я люблю цвет воды. И это то, что я люблю в Прибалтике. Цвет воды на Рижском взморье. И в Нью-Йорке — та же культура, она вся недосказанная, сдержанная, цвета воды.

Я счастлив, что у меня есть эти города. Каждый раз, когда я возвращаюсь в Ригу — я возвращаюсь в свое детство… Когда мы с женой путешествуем, я говорю: смотри, это ж рижская погода… Что это значит? Или идет дождь, или пойдет, или только что прошел. Нам это нравится, поэтому в Нью-Йорке нас друзья часто называют «люди дождя». Так они над нами издеваются, потому что кто еще любит дождь…

Про отношение к Рериху

В книге «Картинки с выставки» я много пишу о том, чему научился в Риге. Мои первые художественные опыты связаны с художественным музеем. В пионерском возрасте я увидел картины Рериха и открыл для себя этого человека. В риге были люди, которые поклонялись картинам Рериха — они списались с ним, он подарил картины, которые я застал. Они были очаровательные. Благодаря им я полюбил странствия — уж очень хотел увидеть те места. Как-то в Непале мы попросили гида отвести нас в рериховские места. Сравнил, сказал, похоже.

Я не знал, что Рерих такую важную роль играет и в жизни Нью-Йорка. Он долго там жил, у него была масса поклонников. В нью-йоркском Музее Рериха — не шесть картин, как было у нас, а 216. Огромный музей, где мне довелось выступать. Это было тихое местечко, но недавно я пришел туда — на моих глазах огромная делегация из Украины сменилась огромной делегацией из России. Оказывается, поклонение Рериху возродилось, теперь эти люди называются рерихнутые.

Про походы в музеи

Настоящий поход в музей — всегда паломничество. Ты идешь поклоняться, как поклоняются святым мощам. Как говорил Сартр: у каждого человека в душе есть дыра размером с Бога. Про бога я не знаю, но искусство затыкает дырку в душе. Это необходимый аккумулятор энергии, возле которой меняется представление о жизни, зрение, видение мира. У меня критерий удачного похода в музей: если выходишь с выставки и вдруг мир кажется немного иным, сдвинутым — выставка удалась. Главное — не попасть под машину.

Про дружбу с Довлатовым

Мы знали друг друга заочно по публикациям. Когда Сергей приехал, мы встретились, выпили и быстро нашли общий язык. Как собаки «обнюхали» друг друга — по книжкам. Оказалось, что наши главные писатели — Гоголь и Платонов. И мы сразу перешли на «ты». Про нашу дружбу я подробно написал в книге «Довлатов и окрестности». —там можно найти все мыслимые истории про нас с Сергеем. Уже вышло шестое издание — она стала достаточно популярной, чтобы переиздаваться 20 лет.

Из Риги я еду в Таллин на пятый фестиваль Довлатова. Почему эстонцы, которых каждый пятый русский считает фашистом, устраивают фестивали Довлатова? Я этому приглашению радуюсь и грущу — лучше бы туда поехал Довлатов. Ему недодали там, где он жил. Это всегда было печально. Теперь мы видим, какая слава его окружает. Я всегда думаю, если бы я мог ему позвонить туда и сказать, чего он добился после смерти.

Когда началась перестройка, нас всех стали печатать. Довлатову предложили книгу в одном авангардном издательстве. Он ответил: я хочу получить сдачу там, где меня обсчитали — предпочитаю государственные издательства. Теперь его издают всюду. Дочка Довлатова Катя сказала мне, что на сегодня продано три миллиона книг отца. Он стал самым популярным русским прозаиком сегодня.

Довлатов нравится всем — академикам и водопроводчикам, правым и левым, путинцам и оппозиционерам. Когда он только появился, мы с Вайлем написали: Довлатов, как червонец, нравится всем. Это цитата из Гиляровского, отец которого говорил: я не червонец, чтобы всем нравиться. Другой наш общий приятель предложил так пересчитать на деньги всю русскую литературу: Довлатов — червонец, Вайль и Генис — за пару три рубля…

Про самую глупую фразу в жизни

Когда в 24 года я приехал в Америку, то был самым молодым писателем в Америке. И своим друзьям с хохотом объявил: я на вас всех напишу некрологи. Это была одна из самых глупых фраз моей жизни. Так оно и случилось, я написал некрологи на всех писателей, кого знал: Аксенов, Лосев, Бродский, Петя Вайль… Ужас! Когда Довлатов умер, я нес его гроб. В день смерти написал некролог и почувствовал, что мало. И эта книга — мой некролог через девять лет. Написав последнюю строчку, я сказал: вот теперь закончил. Но там больше смешного, чем грустного.

Про свободу и ее отсутствие

Я не очень понимаю, что такое свобода. Но хорошо понимаю, что такое ее отсутствие. Есть простая истина: правду можно сказать лишь там, где ее скрывают. Например, в СССР все знали, что скрывают власти, и было ясно, где правда. Очень легко. Приехав в Америку, я пытался понять, что правда здесь. И стало ясно: надо искать не правду, а истину. Но никто не знает, что это. Даже Христос затруднился ответить на такой вопрос.

Понятие свободы связано с понятием истины. Что такое отсутствие свободы? Например, я 15 лет сотрудничаю с «Новой газетой», дружу с ней. Эта газета старается быть свободной. Но могу ли я там говорить, что хочу? Нет. Не получается. Так я могу поставить под удар газету, а это нечестно. Я-то живу в безопасном мире, а они — в Москве. Там за правду убивают.

Свобода — как та истина, которая ускользает все время. Даже в Америке: можешь ли ты свободно сказать начальнику все, что про него думаешь? Не очень. А Джордж Оруэл говорил, что свободным человек был на заре американской демократии, когда можно было двинуть боссу в рыло и убраться на Запад. Теперь Запад кончился. Бродский здорово про это сказал: нельзя сгибаться под чужой мыслью, надо быть свободным от любого влияния. В том числе от влияния себя. Если ты идешь по колее, которую сам и прорыл — уйди и пророй другую.

Мой самый свободный день — 1 мая 1980. Я работал метранпажем в «Новом русском слове» — верстал газету, ставил буквы в зеркальном отражении. Страшно тосковал по свободе — потому что ходил шесть дней в неделю на работу. В это время Довлатов придумал «Новый американец» и позвал меня. Я бросил оплачиваемую работу и перешел на вольные хлеба. Мы с Петей закончили работу в 12, купили шампанское, сели на тротуар и стали пить. С тех пор я нигде и никогда не служил. Делал лишь то, что хочу и люблю.

Про совместную работу с Петром Вайлем

Мы с Петей вместе писали 13 лет. И каждый раз нас спрашивали, как вы пишете вдвоем. Потом мы перестали вместе писать. И замечательный поэт Алексей Цветков сказал: теперь вас 13 лет будут спрашивать, почему вы не пишете вдвоем. Как мы работали вместе, подробно описано в книге «Обратный адрес».

Отмечу одно, больше всего нам помогала и мешала писать Рига. Наши старшие братья вместе служили в армии- потом они подружились, мы тоже: большие собаки дрались с большими собаками, а маленькие с маленькими, кусая больших за ноги в перерывах.

Мы с Петей быстро сошлись. Я учился еще в школе, а Пете было 18 лет. Мы вместе ходили на выставки. И все время болтали, передвигаясь по Риге. В этих разговорах и формировалась наша литература. И никогда в жизни мы не пили без красивого пейзажа. Пили «Рижское волжское вино» и «Солнцедар» — это что-то страшное.

Рига была слишком красива, чтобы нуждаться в нас, ее не надо было приукрашивать. Тут трудно быть писателем — слишком сильна конкуренция города. Это в диких городах культура — единственное спасение. Я хорошо знаю потому что родился в Рязани. Когда приехал туда много лет спустя, меня поразило, как местная интеллигенция жадно относится к культуре — им надо все возместить…

Про жену Ирину, с которой вместе больше 40 лет

Первый раз свою книгу я посвятил жене. А Бах — Богу. Мои родители были женаты 60 лет. Мы — больше 40. На семью у нас больше ста лет супружеского опыта. Ницше однажды сказал, что мужчина и женщина, когда женятся, должны думать лишь об одном, будет ли им интересно говорить друг с другом всю оставшуюся жизнь. Он прав, хоть и не понимал, о чем говорил: он никогда не был женат и страшно боялся женщин…

Уверяю вам, единственное, что держит людей вместе — не секс, как думают многие, а разговоры. Это самая важная часть интимной жизни. Мы познакомились на филфаке — я старательно отбирал жену. На первом курсе было три мальчика и море девочек. Я затеял анкету: какое ваше любимое искусство, какой ваш любимый писатель… Потом просмотрел все анкеты. Ирина — единственная, у кого в анкете был важный мне Платонов. Тот самый писатель, который позже сдружил меня с Довлатовым.

Про разницу между Трампом и Путиным

В России мысль какая: мы живем в России с Путиным — это ужасно, но если вы (американцы) живете с Трампом — то у нас уже не так ужасно. Но это не так, и вот почему: За Путина — 86 процентов, за Трампа — 36% (последние опросы). Разница в том, что Америка еще выправится, а что будет с Путиным — не знаю. Как бы страшен не был Трамп, как бы не был омерзителен выбор той части электората, которая была за него, обратите внимание — он сам ничего не может сделать, не дают. Потому что в Америке есть разделение власти. Когда недавно ввели новые санкции против России — Путин и начальство страшно оскорбились: как же так, они же с Трампом вроде бы подружились?!

Просто в России многие люди не понимают, как устроена Америка. И это давно происходит. При Буше-младшем произошел казус — видного тележурналиста уволили с работы. Путин сказал: какая же у вас свобода — все как у нас, если вы можете уволить тележурналиста с работы. Буш ответил: вы не понимаете Америки, вы спросите у кого-то — не может президент уволить журналиста, никак. А вот журналист может уволить президента — такое было с Никсоном. Путин ему не поверил.

У меня был уникальный случай: в Нью-Йорке оказался человек из «силовых ведомств» России. По-английски он знал полтора слова: американское кино стало невыносимо при Обаме — стыдно смотреть: все про хороших негров, потому что Обама велел Голливуду снимать такое кино. Я спросил: ну а как он может велеть Голливуду? Он ответил: мы знаем как. И я понял, что даже пытаться не буду переубедить. Недавно я видел фильм про Трампа — по идиотизму превышает все, что я видел до сих пор.

Про популярность современной русской литературы в Америке

Как-то журналист попросил Набокова рассказать о влиянии литературы на жизнь. Обещал платить 10 центов за слово. Набоков ответил: нет — с вас 10 центов. Русская литература отошла в сторону — ее мало знают, читают, она перестала играть важную роль. Последним по-настоящему важным для Запада романом был «Доктор Живаго». С тех пор не было крупных успехов. Даже Солженицын был скорее политической фигурой. Даже Бродский с Нобелевской премией — частный случай.

Есть успех у Татьяны Толстой — у нее в Нью-Йорке выходит новая книга, у нее есть поклонники. Сорокина начали переводить на английский, но с большим трудом. Вышла книга «День опричника», но это далеко от массового успеха. В начале 90-х появились книги Пелевина, у него появились поклонники среди интернет-молодежи. Они даже не знали, где он живет, и думали, что все им написанное — вымысел. В том числе и Чапаев. Потом это отошло… Улицкую иногда переводят. Алексиевич выходила маленькими изданиями, сейчас на нее обратили внимание.

Про переводы своих книг

Предпочитаю, чтобы меня переводили на языки, которые я не знаю. Например, на японский. Потому что тогда я понятия не имею, что там написано. Открываешь — иероглифы. И лишь одно слово латиницей — KGB, ему не нашлось подходящего знака.

Меня много на югославские языки. Вышло семь книг в Сербии. Теперь на хорватский переводят, но не с сербского, а с русского. Хотя раньше в Югославии был сербо-хорватский язык, который в Хорватии называли хорвато-сербским. Это еще не все — меня переводят на черногорский язык. Я спросил: чем отличается черногорский от сербского? Отвечают: там есть три буквы, которых нет в сербском. Но какие — никто не вспомнил.

С английским — гораздо хуже. Это трагедия, когда знаешь, что пишет переводчик. Все не так. Исправить я не могу — он знает язык лучше. Но мне не нравится по причине, что хороший переводчик переводит не слова, а как говорил Довлатов «улыбка в улыбку» — это трудно…

Другой вариант — сразу писать книгу под будущий перевод. Так делают некоторые русские на Западе. Существует русская литература для американских читателей, которая заточена на то, чтобы американцы ее понимали и радовались. Это напоминает анекдот. Приходит человек в магазин: дайте тетради для пятого класса и чернила для пятого класса. Это как глобус Украины. Мне это кажется безумной глупостью.

Про популярность книги «Русской кухни в изгнании»

Самая популярная наша с Петей книга — это «Русская кухня в изгнании». К ней я отношусь, как Конан Дойль с Шерлоку Холмсу. Он его ненавидел. Эту книгу не устают переиздавать. Я долго думал, почему невинный пустяк, который мы с Петей сочинили из баловства, постоянно переиздают. Какой бы тираж ни был — через месяц все продано. Я нашел ответ, почему так. Книга написана с позиции русских эмигрантов. Сидят люди в Америке и тоскуют по родине: свобода, независимость, Запад — все им не в радость без русского черного хлеба. А если это так, думает российский читатель, у нас в России есть черный хлеб, то на фига нам свобода, независимость, демократия? Эта книга льстит русскому читателю.

Про свой кулинарный дар

Я не умею что-то делать руками и рисовать. Труд всегда прогуливал. Но я умею делать еду. Особенно супы. Могу приготовить двенадцать лучших русских супов — все они будут восхитительны, начиная с щей. Этим я всегда угощаю своих друзей… Однажды в гости пришел Умберто Эко. Я решил приготовить коронные щи, которые варятся в трех бульонах с мозговыми костями и белыми грибами. Длинная история. Долго объяснял ему, что это языческое блюдо. Но Эко лишь вяло поковырял в тарелке и пояснил, что у него была жена-немка — с тех пор квашеную капусту он ненавидит, как и свою жену, от которой с трудом сбежал.

Про столетие Октябрьской революции

Я марксизм искренне и глубоко ненавижу. Юнг сказал: бацилла коммунизма убила больше людей, чем бацилла чумы. Я с ним согласен.

Про сравнение Риги с Гонконгом

Я мечтаю о том, чтобы Рига стала русским Гонконгом. Я имею в виду, что китайская культура в Гонконге существовала помимо красного Китая. Она существовала и в Тайване тоже, но Гонконг был свободным, независимым, западным городом — я там был в «английский период». Там китайская культура не зависела от Мао. Считаю, что, если Россия и дальше будет закручивать гайки, то свободная культура переместится в окрестности России — в Латвию, Литву, Эстонию, Украину, Грузию. И свободная культура переместится на окрестности России. И будет продолжаться, вне зависимости от Кремля. В Риге возможна такая русская культура.

Про веру в НАТО

Судьба Гонконга не очень завидна… Но ведь его когда-то англичане отобрали у китайцев, а Латвия раньше была сама по себе — надеюсь ее ждут другая судьба. Я верю в НАТО. Очень его люблю. Моя геополитическая мечта — чтобы все страны туда вступили, начиная с России. Как в ФИФА. Тогда мир был бы более безопасным и не было войны. Мой национальный праздник — когда Латвия вступила в НАТО.

Россия. Латвия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 августа 2017 > № 2314762 Александр Генис


Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2469932 Андрей Мамыкин

Депутаты от Латвии и Эстонии в прошлом году подали в Европарламент (ЕП) петицию в защиту проживающих в республиках неграждан, требуя расширить их избирательные права. На какой стадии находится рассмотрение этого вопроса, нашла ли эта инициатива поддержку среди других европарламентариев и можно ли рассчитывать на ее успех, в интервью ТАСС рассказал депутат ЕП от Латвии Андрей Мамыкин.

– Вы вместе с еще двумя депутатами ЕП, Татьяной Жданок и Яной Тоом, собирали подписи под петицией за расширение прав проживающих в Латвии и Эстонии неграждан. На какой стадии сейчас находится эта инициатива?

– Слушания по нашей петиции состоятся 29 июня в двух комитетах ЕП – Комитете по гражданским свободам, правам человека и юстиции и Комитете по петициям. С нашей петицией объединена еще одна, поданная Ассоциацией лиц без гражданства, которая базируется в Лондоне. Это достаточно влиятельная общественная организация.

Если честно, то я до конца не верил, что наша петиция получит ход в Европарламенте, поскольку в предыдущие годы другими депутатами были предприняты две неудачные попытки поднять проблему неграждан – в 2006 и 2012 годах. То ли им тогда не хватило опыта, то ли политические оппоненты и враги расширения прав неграждан были более изощрены в подковерных играх, но те слушания закончились просто круглым столом и больше ничем.

То, что мы дошли до двух комитетов ЕП, – уже маленькая победа. Возможно, мы добились ее благодаря тому, что петицию подали три русских депутата от двух стран, может, потому, что под ней было собрано внушительное количество подписей – почти 22 тыс. в Латвии и Эстонии. А может, и потому, что мы вооружились аргументами и смогли противодействовать лжи. Во всяком случае, слушания состоятся, и на них приглашены эксперты.

– Каких результатов вы ожидаете по итогам слушаний?

– Надеемся, что после них Европарламент выйдет на резолюцию о расширении прав неграждан. Правые латвийские депутаты уже заявили, что, в случае приятия, она не будет юридически обязывающей. Отчасти это правда, резолюция может не иметь силу европейского закона, но, конечно, хотелось бы добиться расширения прав неграждан. Мы, на самом деле, поступили хитро и не требуем "нулевого варианта" (присвоения гражданства всем негражданам – прим. ТАСС). Если бы в тексте нашей петиции фигурировал "нулевой вариант", то ее сразу же бы завернули, поскольку предоставление гражданства – это прерогатива стран-участниц союза, а не всего ЕС.

Самая большая проблема, с которой мы сталкиваемся, – это ложь и пропаганда

Самая большая проблема, с которой мы сталкиваемся, – это ложь и пропаганда. Например, европарламентарий от Латвии, профессор и политолог Артис Пабрикс после того, как мы подали свою петицию, написал новому президенту ЕП Антонио Таяни письмо, в котором привел несколько ложных аргументов против предоставления прав негражданам. Один из них – что все неграждане Латвии якобы автоматически стали гражданами России. Второй – что неграждане не являются де-факто лицами без гражданства. Нас с коллегой из Эстонии Яной Тоом разбрала здоровая злость, и мы пошли в библиотеку, где нашли книги Пабрикса 10- и 15-летней давности. Из них мы взяли цитаты о том, что решение по негражданам было несправедливым, что нужно бороться за расширение прав этой категории жителей. Обо всем этом Пабрикс писал до того, как стал политиком.

Трудно сказать, когда он писал искренне – 15 лет назад или сейчас. Мы отправили выдержки из его трудов Таяни, который как президент Европарламента имеет эксклюзивное право снять любую петицию со слушаний. В ответ тот написал, что решение по этому вопросу будет приниматься на слушаниях в комитетах.

– Поддержкой каких политических групп ЕП вы уже заручились?

– Нас поддерживает группа коммунистов, "зеленые", либералы, а также очень крупная, насчитывающая 191 депутата фракция социалистов и демократов, в состав которой вхожу и я. Нас даже поддерживают группа Марин Ле Пен и "фараджисты" (сторонники бывшего лидера британской Партии независимости Соединенного Королевства, сопредседателя европарламентской фракции "Европа за свободу и демократию" Найджела Фараджа – прим. ТАСС). Из-за позиции четырех евродепутатов от Латвии нас не поддерживает крупнейшая фракция ЕП – "Европейская народная партия", а также фракция "Консерваторы и реформисты", действительно очень консервативная в вопросах гражданства.

– Какие требования содержатся в вашей петиции?

– Мы добиваемся трех прозаических вещей. Мы настаиваем на том, чтобы проживающие в Эстонии неграждане имели право состоять в политических партиях – в отличие от Латвии, там это ограничение закреплено законом. Второе наше требование – чтобы неграждане в Латвии и Эстонии имели право избирать депутатов Европарламента, поскольку этот вопрос находится в исключительной компетенции ЕП, а не стран-членов ЕС. Кроме того, мы требуем, чтобы неграждане в Латвии обладали так называемым пассивным избирательным правом, то есть могли голосовать за кандидатов в депутаты в местные органы самоуправления. В Эстонии, например, голосовать на муниципальных выборах могут не только 80 тыс. неграждан, но и граждане третьих стран с постоянным видом на жительство. Депутатов местных муниципалитетов имею право избирать граждане третьих стран после шести месяцев проживания в Нидерландах и в большинстве земель Германии. Такая практика существует во многих государствах, но латвийское правительство упорно противодействует ее внедрению.

– Предположим, Европарламент поддержит петицию. Что дальше?

С каждым годом неграждан становится меньше – люди натурализуются, принимают гражданство других стран или умирают, но проблема не решается

– Власти Латвии наверняка выдадут очередную порцию вранья. Скажут, что это решение продавила "рука Кремля" в ЕП, что никто не понимает уникальную историю Латвии и Эстонии, что не сегодня – завтра неграждане сядут на танки и присоединят страны Балтии к России, как это было с Крымом. Все это, кончено же, чушь собачья, и мы это понимаем. Но существует какой-то страх перед Россией, перед негражданами, которых сейчас 240 тыс. в Латвии и еще 80 тыс. в Эстонии. А ведь в 1993-м их было соответственно 800 тыс. и около 200 тыс.

С каждым годом неграждан становится меньше – люди натурализуются, принимают гражданство других стран или умирают, но проблема не решается. Можно принять жесткий документ, но если у национальных правительств нет политической воли, то ситуация продолжит пребывать в состоянии глубокого болота. Эту проблему давным-давно уже нужно решать, поскольку она общеевропейская.

– Президент Латвии Раймондс Вейонис выступил с инициативой об автоматическом предоставлении гражданства Латвии детям неграждан, родившимся после восстановления независимости республики в 1991 году. Как вы оцениваете этот шаг?

– Президент ничего нового не сказал. Об этом говорили очень многие – и бывший премьер-министр Андрис Берзиньш, и экс-президент Вайра Вике-Фрейберга. Эта инициатива столкнулась с огромным противодействием в стане входящего в правящую коалицию националистического объединения "Все для Латвии! – Отчизне и свободе/Движение за национальную независимость Латвии". Оно сразу же заявило, что парламентское большинство не имеет права менять закон о гражданстве, хотя это касается всего 100 детей в год. Ну что это за бред?

– Какие шаги вы намерены предпринять в случае неудачи в комитетах ЕП?

– Если наша петиция провалится, то направим новые. У нас есть мысль подать 100 петиций по негражданам к 100-летиям независимости Латвии и Эстонии, которые будут отмечаться в будущем году. Согласно правилам Комитета по петициям, достаточно подписи одного человека, чтобы направить инициативу на рассмотрение в Европарламент. Это могу сделать я, любой негражданин Латвии или Эстонии, и даже гражданин Камбоджи, который проживает на территории Латвии.

Сейчас четыре этнических русских европарламентария поддерживают нашу петицию. Кроме того, ранее не было и такого количества депутатов, которые с определенной симпатией относятся к негражданам и хотят, чтобы их права были расширены. И эти политики не связаны с Россией и не говорят по-русски, но считают сложившуюся ситуацию несправедливой.

– Власти Латвии в сложившейся ситуации считают справедливым решением процесс натурализации неграждан. Правы ли они?

– Этот процесс был интенсивным в 2000-2001 годах, когда гражданство путем натурализации ежегодно получало по 15 тыс. человек. Сейчас их количество стабильно держится на отметке 1 тыс. человек в год. Таким образом, Латвии необходимо около 240 лет, чтобы исчез последний негражданин. И это при условии, что в браках неграждан не будут рождаться новые неграждане. Я столько не проживу, и даже мои дети и внуки столько не проживут. Поэтому этот вопрос нужно решать здесь и сейчас.

Кроме того, есть определенные законодательные ограничения при натурализации. Например, медсестра из поликлиники НКВД/МГБ никогда не получит право натурализоваться, хотя она просто делала уколы и не высылала латышей в Сибирь в 1941-1949 годах.

Например, медсестра из поликлиники НКВД/МГБ никогда не получит право натурализоваться, хотя она просто делала уколы и не высылала латышей в Сибирь в 1941-1949 годах

Власти Латвии утверждают, что местные неграждане наделены теми же правами, что и граждане, но это ложь. На сегодняшний день в Латвии существует примерно 80 отличий в правах граждан и неграждан. Этот список все время меняется – какие-то нормы отпадают, а какие-то новые появляются. Негражданин, например, не может работать пилотом воздушного судна, пожарным, полицейским, юристом, адвокатом, судьей, прокурором, работать на госслужбе, быть чиновником в самоуправлении, служить в армии даже на гражданских должностях, например, быть поваром в казарме. Из каких таких соображений было введено такое законодательное ограничение? Он что, подсыплет в еду солдат яд? Все это совершенно необоснованные ограничения.

С некоторых пор неграждане не могут быть назначены директорами школ – не военных, не секретных, а обычных общеобразовательных школ, где детей учат умножать два на два. Тех, кто уже работает директором, к счастью, не уволят. При этом никаких послаблений по отношению к негражданам нет. Они платят налоги так же, как и другие. В определенный период американской истории был прекрасный лозунг – "No Taxation Without Representation", который означает, что без представительства в органах власти нет налогов. Ряд общественных деятелей несколько лет тому назад пытались подать такую петицию в латвийский парламент, но она, к сожалению, хотя и собрала достаточное количество подписей, не была рассмотрена. В целом же, это очень здравая мысль.

– Одна из актуальных тем повестки дня ЕС – беженцы. Как вы оцениваете миграционную политику сообщества и успехи Латвии в деле приема мигрантов?

– Во-первых, латвийская квота – это капля в море, особенно в сравнении с Германией, где живет 80 млн жителей и которая де-факто разместила 1 млн человек. В Германии каждый 80-й – беженец, а у нас и каждый тысячный не будет мигрантом. Во-вторых, миграционная политика Евросоюза – одна из самых больших ошибок, которую ЕС допустил за последнее время. Я был в лагерях беженцев на Балканах, в лагерях внутренне перемещенных лиц в Сирии. Я недавно был в Пакистане, где в 10 км от Пешавара расположен лагерь, в котором суммарно уже побывало около 25 млн беженцев из Афганистана.

ЕС во многие точки мира принес войну. Это была сознательная политика пусть не всего Евросоюза, но его отдельных очень сильных стран-членов. Из тех беженцев, с которыми я разговаривал, а их сотни, никто не сказал, что хочет уехать в Европу. Они хотят, чтобы их деревни и города освободили, чтобы вернуться туда, а не ехать в Германию за обещанными Ангелой Меркель пособиями.

От терактов Латвию пока спасает только то, что мы маленькая, бедная и малонаселенная страна, и резонанс от таких действий будет не столь мощным, как, например, в Париже или Берлине.

1,5-2% из тех, кто устремляется на территорию Европы в статусе беженца, связаны с террористическими организациями, могут быть подвержены пропаганде, предрасположены у совершению терактов. Почему эти люди становятся радикалами и не принимают европейские ценности светского государства? Да потому что они прекрасно помнят, как европейские самолеты и солдаты взрывали их дома. Перемещение беженцев также стало очень прибыльным бизнесом для контрабандистов. Те, кто хочет пересечь Средиземное море до берегов Европы, должны заплатить от 2 тыс. до 6 тыс. евро, и люди платят. Возникает вопрос: кто из них настоящий беженец, а кто – экономический мигрант?

Согласно докладу Еврокомиссии, сейчас на территории ЕС живут и не высовываются 4 млн экономических беженцев-нелегалов. Они работают, получают за это неофициально деньги и не имеют никаких социальных гарантий. Они подвержены риску радикализации и могут стать пособниками террористической организации "Исламское государство" (ИГ, запрещена в России).

С одной стороны, я понимаю опасения, связанные с этими людьми, а с другой – мы все очень виноваты перед ними, когда на уровне национальных парламентов и правительств одобряли участие наших военных в операциях в этих странах. Радикальные исламисты, к сожалению, таких вещей на прощают. У них есть и список государств, которые они считают врагами своего всемирного "халифата". От терактов Латвию пока спасает только то, что мы маленькая, бедная и малонаселенная страна, и резонанс от таких действий будет не столь мощным, как, например, в Париже или Берлине.

– По заказу вашего евродепутатского бюро недавно был проведен опрос на тему "Антироссийские санкции и НАТО глазами жителей Латвии". Что послужило причиной этого социологического исследования и каковы его основные выводы?

– Власти всегда говорили, что население в целом поддерживает их солидарность с антироссийскими санкциями Брюсселя и присутствие здесь сил НАТО. Мне же захотелось спросить у самих людей, что они думают по этому поводу. Поэтому мы с моей коллегой Яной Тоом организовали опрос в Латвии и Эстонии, задав жителям двух стран одни и те же вопросы. И выяснилось, например, что, по мнению 40% этнических латышей, введение дополнительного контингента НАТО ухудшит ситуацию с безопасностью в стране, еще столько же латышей выступают против антироссийских санкций, а примерно 70% и русских, и латышей недовольны нынешним состоянием отношений с РФ.

Можно не любить Россию, не принимать православие, смеяться над мелодикой русского языка и не понимать, почему для русских 9 мая – святой день. Но понимать, что торговать с РФ выгодно, должен каждый даже критически настроенный к России человек, это же огромный рынок

Вывод один: надо что-то делать. Мы должны сделать первый шаг, мы же первыми ввели санкции против нашего традиционного экономического партнера. Можно не любить Россию, не принимать православие, смеяться над мелодикой русского языка и не понимать, почему для русских 9 мая – святой день. Но понимать, что торговать с РФ выгодно, должен каждый даже критически настроенный к России человек, это же огромный рынок.

К сожалению, последние годы в отношениях с РФ – это время упущенных возможностей. Ответными мерами России был нанесен огромный удар по сельскому хозяйству всего ЕС, не только Латвии. Самое главное, что любые санкции сильно бьют по простому народу. От антироссийской санкционной политики Евросоюза страдают отношения между людьми. Когда я приезжаю в Россию, я вижу, как люди, которые еще несколько лет тому назад тепло отзывались о Юрмале, рижском автобусном заводе РАФ и шпротах, сейчас критически относятся к моей стране. Мне очень обидно, что мы как государство за два-три года потеряли свое лицо.

– Каковы сейчас настроения в Европарламенте по отношению к России?

– Вопрос снятия антироссийских санкций – это вопрос политической воли. Найдется ли такой крепкий и стойкий человек, который скажет "нет"? К сожалению, в Латвии такой политической воли не наблюдается. Да и в Европе пока что все боятся потерять лицо, плечом к плечу раз в полгода голосуют за продление санкций против РФ. Но если появится эта воля, то санкции сразу же будут сняты. Когда это произойдет? Возможно, в этом году. Очень многое будет зависеть от парламентских выборов во Франции и Германии.

Наверное, нужно дождаться кризиса, в первую очередь экономического, чтобы мы перестали плевать на Россию, отложили в сторону проблемы, которые не можем решить, например Крым. Совершенно понятно, что Ангела Меркель и Владимир Путин никогда не договорятся по ситуации в Крыму. Но ведь эту проблему можно оставить в стороне и говорить о тех вещах, по которым можно договориться.

– Не так давно вы заявили, что не видите никакого смысла в существовании НАТО. Что подтолкнуло вас к таким выводам?

– НАТО как военная организация не решила ни одного кризиса – ни в Афганистане, ни в Ираке. Альянс предпочел не вмешиваться в ситуацию в Ливии, где сейчас идет гражданская война и нет государства. Нам читают мантру о том, что НАТО является гарантом нашей безопасности. Наш же с Яной Тоом соцопрос показал: по крайней мере в Латвии и Эстонии почти половина населения не верит, что ситуация станет более безопасной, если канадские, польские или американские военные будут маршировать вдоль границы с Россией.

Я считаю, что Организация Североатлантического договора себя исчерпала как формат. Альянс надо либо распускать, либо очень сильно переформатировать, потому что его нынешнее существование абсолютно бесполезно. Огромные расходы, которые ложатся бременем в том числе на такие маленькие и бедные страны, как Латвия, приносят нулевые результаты. НАТО на пороге очень большого кризиса. Либо, как в пьесе Яниса Райниса, "выстоит тот, кто преобразится", либо эту организацию ждет развал.

– Вернемся к латвийским реалиям. Как вы относитесь к высказываниям парламентария от нацблока Эдвинса Шноре, сравнившего русскоязычное население республики со вшами, которых все никак не прогнать из страны?

– Я, конечно, не доктор, но у меня есть все основания полагать, что он просто не очень психически здоровый человек. Его поддерживает абсолютное меньшинство жителей Латвии, абсолютное меньшинство этнических латышей. Но, как водится, гадкая новость имеет намного большее распространение в умах и по каналам интернета, чем положительная.

Испортить отношения всегда очень просто, а чтобы их наладить, требуются усилия и годы. Оборвать традиционные связи очень легко, но вернуться сейчас латышским крестьянам на российский рынок будет крайне сложно, а может, уже и невозможно в той форме, как это существовало пять или десять лет тому назад. Мир ушел вперед.

Своими высказываниями Шноре обидел не только людей в России, но и русских в Латвии. Он обидел людей, которые гордятся тем, что являются гражданами Латвии, что эта республика их родина. Это ненависть к своему соседу, с которым ты годами каждый день выходишь на лестничную клетку и который говорит тебе "доброе утро". Это плевок в его душу.

Мария Иванова

Латвия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2469932 Андрей Мамыкин


Латвия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205400 Александр Дынкин

Российский академик: Латвия должна стать мостом России в Европу

Виктор Авотиньш (Viktors Avotiņš), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

В «Балтийском форуме» (БФ), который 27 мая состоялся в Риге, в Доме Черноголовых, принял участие один из самых видных российских специалистов по вопросам мировой экономики и международной политики, академик Российской академии наук (РАН), доктор экономических наук, профессор, президент Института мировой экономики и международных отношений РАН, вице-президент Международного союза экономистов Александр Дынкин. Neatkarīgā расспросила его по теме нынешней 22-й конференции БФ — «Кризис в отношениях России и Запада обостряется. Как экспертное сообщество может помочь?».

NRA: На конференции была нарисована довольно драматичная картина: новая холодная война, контроль за ядерными вооружениями разрушен, мир приближается к опасной черте… Но ясного определения причин этой ситуации и обоснования того, почему мир оказался в таком положении, я не получил. Что и почему привело отношения Запада и России в нынешнее состояние?

Александр Дынкин: Причина в том, что в то время, когда в России происходила, можно сказать, демократическая революция, по обе стороны существовали очень радужные ожидания. В 1990 году Парижскую хартию о новой Европе подписали 32 европейских государства, а также Канада и США. В ней провозглашались мир и счастье в Европе.

Однако затем события развивались совсем по другому сценарию, потому что, прежде всего, в США и в некоторых странах Западной Европы начался праздник победы в холодной войне. И этот подход — Россия — проигравшая сторона, а Запад — победитель — в одночасье многое изменил… К примеру, Польша… Польше была оказана мощная поддержка — списанием кредитов, подготовкой кадров, предоставлением дешевых кредитов… Россия ничего такого не видела даже краем глаза, потому что Россию считали проигравшей стороной и говорили: мы не будем спасать Россию, пусть Россия выкарабкивается сама.

Таким образом, Россия прошла через очень тяжелый трансформационный кризис. Он был связан не только с развалом государства, политической системы, но и с изменением границ. В то же время прошли две волны расширения НАТО. Мы не представляли, не предвидели, что все произойдет так жестко. Затем в 1999 году был югославский кризис… Это была первая военная интервенция после войны, во время которой войска НАТО довольно агрессивно бомбили Белград… Вы же понимаете, что Сербия это близкое России государство как с исторического, так и с религиозного аспекта. Разумеется, это вызвало в Москве, так сказать, сильные эмоции.

После этого Соединенные Штаты вышли из противоракетной обороны. Правда, впоследствии было желание создать общую противоракетную оборону. В конце концов, американцы от нее отказались (я не упоминаю отдельные детали)… Но в 2007 году Владимир Путин, видя эту ситуацию и желая предупредить Запад, на Мюнхенской конференции сказал: стратегическое отступление России закончилось (если считать с 1987 года — отступление длилось 20 лет), Россия возвращается в европейскую политику, Россия возвращается в мировую политику. Его не услышали. Начали готовить третью волну расширения НАТО в Грузии и на Украине. На Будапештском саммите Владимир Путин еще раз сказал, что наша точка зрения: это недопустимо, эти страны должны остаться нейтральными. В противном случае, как говорится, пристегните ремни. Его снова не захотели услышать. И поэтому произошло то, что произошло.

Понимаете, Россию, конечно, можно упрекнуть в том, что у нас очень обостренное восприятие угрозы. Это последствия истории и культуры. По последним данным, во Второй мировой войне мы потеряли не 27, а 42 миллиона человек, поэтому восприятие угрозы у нас крайне обострено. И поэтому… вот, такая ситуация.

Однако на Западе никто не хочет воспринимать это всерьез. Все думают о расширении своего геополитического пространства.

— На конференции БФ было констатировано, что в сравнении с прошлым годом положение ухудшилось. Но у нас есть вроде бы сильные и влиятельные международные организации. К тому же, ситуация отнюдь не нова. Почему она не подвергнута интенсивному международному урегулированию? Может быть, она выгодна такой, какая есть? Может быть, это вообще какой-то глобальный «бизнес-проект»?

— Знаете, я ученик академика Евгения Примакова, и он говорил, что мерило конспирологии это мерило непонимания ситуации. Никакого бизнес-плана, никакого заговора или мировой закулисы тут нет. Есть интересы государств. И американцы хотели максимально ослабить Россию как вторую по величине ядерную державу в мире. Вот и вся история! Один из выдающихся мыслителей в этой сфере Генри Киссинджер говорил: демонизация России — это не политика, а отсутствие политики. И если политическая элита Соединенных Штатов не видела другой политики, если не понимала, к чему это может привести, то все результаты были предрешены.

— Политолог, директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в своей книге «Должны ли мы бояться России?» (2016 г.) пишет, что Европа не должна бояться сильной России, а должна бояться слабой России.

— В принципе, я с этой оценкой согласен. Ведь слабое государство отвлекает внимание своих жителей от ухудшения условий жизни какими-то поисками внешнего врага. Но Россия сильна. Россия богата… А как с концепцией я с таким взглядом согласен.

— Чего на таком же уровне восприятия должна бояться сама Россия?

— Не могу сказать, чего могла бы бояться Россия… Конечно, серьезным вызовом для России является терроризм. И для борьбы с ним, разумеется, необходимо международное сотрудничество. Россия против распространения ядерного оружия, против попадания его в руки террористических организаций. Россия за то, чтобы были заключены международные соглашения о киберпространстве, о не размещении ядерного оружия в Космосе… За сохранение системы договоров об испытаниях стратегических наступательных вооружений, срок которой заканчивается в 2021 году. Я не говорю, что Россия боится, потому что это вещи, которые нужны и России, и всему миру.

— А каков, по-вашему, сейчас европейский контекст? С учетом выборов, «брекзитов» и т.п. Я спрашиваю об этом, в том числе и потому, что допускаю искусственное происхождение этого конфликта, который вы назвали кризисом. С целью скрыть собственную слабость. Вы сами говорили, что указание на внешнего врага для этого годится. Тем более, потому что нет должного сценария устранения собственных проблем.

— Может быть, какие-то политические круги в Европе рассуждают таким образом. Однако я не считаю, что они доминируют. То, что вы говорите о кризисе не только в Европе, о кризисе в Соединенных Штатах, о кризисе, который связан с исчезновением существовавшего социального контракта… Все основывалось на предположении, что каждое следующее поколение будет жить лучше предыдущего. Сегодня этот контракт разрушен… В США ВВП из расчета на одно домашнее хозяйство не увеличивался в течение последних 20 лет. В Европе ситуация еще хуже. Потому, что был очень медленный, очень затянувшийся выход из глобальной рецессии 1997, 1998 годов. И поэтому набирают силу популистские партии.

Сегодня можно говорить, что есть два ответа по выходу из этого кризиса. Изоляционистский ответ англосаксов — brexit. И европейский ответ (поражение популистских партий во Франции и Голландии) — континентальная Европа выбирает то, что связано с укреплением экономической интеграции, с развитием мировой торговли… Я ситуацию вижу так.

— Но пока санкции все же портят России жизнь…

— Я бы сказал, что половина наших проблем связана с не самой эффективной моделью развития, примерно 30% (проблем) связано с падением цен на углеводороды и около 20% — с санкциями. При этом санкции необходимо увязать с некоторыми позитивными проявлениями. Санкции убрали иностранную конкуренцию. Санкции вынуждают нас обеспечить себе такие важные атрибуты независимого государства, как независимая платежная система, которую мы создаем. Санкции — стимул для ее создания. Мы же существуем в абсолютно открытой экономике, и внешняя конкуренция угнетала развитие наших внутренних секторов.

— Я говорил не столько об экономическом, сколько о политическом влиянии. На мой взгляд, санкции это тоже угроза. Присутствие как внутренней, так и внешней угрозы.

— Конечно, за все надо платить. Конечно, у нас очень тяжелые риски. Но главным я все же считаю чрезмерный регулятивный прессинг бизнеса налогами.

Еще один важный ограничитель роста — качество человеческого капитала. Что касается продолжительности жизни, то тут у нас больших шансов нет. Данные Всемирной организации здравоохранения свидетельствуют, что по этому показателю мы на 122-м месте в мире.

Наши граждане и компании сегодня воспринимают кризис как неизбежное, характерное для рыночной экономики зло. Они маневрируют, сокращают расходы, Каждый сам решает, как экономить. Но я бы сказал, что нельзя экономить за счет образования детей и здоровья.

К сожалению, геополитические риски увеличивают расходы на оборону и безопасность. Значит, реальные расходы на образование и здравоохранение уменьшаются. Конечно, это плохо отразится на перспективе роста человеческого капитала. Однако пока мы не можем исключать возможность конфликта, в который могут быть вовлечены региональные и даже доминирующие глобальные сверхдержавы. Одновременно не передний план выдвигаются транснациональные вызовы и угрозы: международный терроризм, который стремится получить доступ к оружию массового уничтожения; религиозный и идеологический экстремизм: трансграничная преступность…

И поэтому не в наших интересах остаться под забором произошедших за последние 70 лет величайших трансформаций. На долгосрочную перспективу эффективное международное развитие будет зависеть не только от военных мускулов, но и от наших способностей инновационного развития, от качества жизни и ее уровня, от умения выстраивать выгодные отношения с другими большими игроками.

— Насколько реальны попытки исключить Россию из европейского контекста? К примеру, утверждается (Светлана Алексиевич и Александр Цыганков), что настрой русских антизападный и экспансионистский. Чего стоят такие выводы? В особенности, если мы все вроде бы не хотим войны.

— Знаете, это в большей мере философский вопрос. Я хочу сказать, что и Россия изменила свой взгляд на Европу. Если, скажем, в конце 80-х, в 90-е годы мы говорили, что должны строить общий европейский дом, что европейский выбор России необратим, то сейчас кое-какие экспансионистские проявления привели к изменению оценки. Сегодня никто уже не говорит о европейском будущем России. Европа воспринимается как сосед, а не как модель поведения. Я не знаю, хорошо это или плохо. Но реальное отношение именно такое.

— Нас тут пугают, что Россия вот-вот нападет на Латвию…

— Я такую конспирологию воспринимаю очень скептически. Разумеется, в странах Балтии есть некоторые политические группы, которые свое политическое выживание, свое существование на политической сцене основывают на демонизации России и на запугивании избирателей российской угрозой… В моем восприятии, это абсолютный нонсенс. В России нет идиотов, и никто не станет проверять твердость 5-го параграфа Североатлантического договора.

— Насколько глубоко, на ваш взгляд, европейцы чувствуют, кто такие русские? И как этот уровень ощущения влияет на политику?

— Я считаю, что ментально Россию лучше всего ощущают немцы. Именно из-за трагизма своей истории. Поляки, по-моему, тоже наделены очень сильной исторической памятью. У нас была создана комиссия, которая занималась сложными, спорными вопросами истории. Эта комиссия работала довольно позитивно, но ее работа прервана. Мне кажутся важными такого рода встречи, как «Балтийский форум», на которых участникам из России позволяют свободно высказывать свою точку зрения, и сказанное на которых должно дойти до аудитории в Европе, в том числе и в странах Балтии. У меня в странах Балтии много друзей, и никто из них не верит, что российские танки завтра будут в Риге или Таллине. Это выдумки таких политиков, которым моральная чистота чужда.

— Что должны сделать все стороны, чтобы тема нынешней конференции БФ перестала быть важной?

— Понимаете, краеугольным камнем европейской безопасности сегодня является Украина. Минское соглашение в основном подготовила Германия (при участии Ангелы Меркель). Нынешний режим в Киеве неспособен его выполнять. Я считаю: для того чтобы началось выполнение политических пунктов договора «Минск-2», на этот режим нужно оказать давление. Тогда ситуация нормализуется. Иначе — зачем надо было подписывать это соглашение, если оно не выполняется?

— Что такое «русский вопрос»?

— Мне кажется, «русский вопрос» выдуман не в России, а, скорее, на Западе. Россия — большая, самостоятельная страна со своей отнюдь не простой, тяжелой историей… Россия сейчас довольно мучительно строит вроде бы новое общество, новую экономику… Я уже говорил, что восприятие угроз это чуть ли наша национальная особенность. Мы крайне внимательно относимся к внешней угрозе для нашей безопасности. Сегодня, когда на бывшей базе стратегической авиации СССР на юге Эстонии развернуты военно-воздушные силы стран НАТО, а современный истребитель может долететь оттуда до какой-нибудь площади в Санкт-Петербурге за три минуты, это не может не вызывать ответную реакцию.

— Какова роль Латвии? Соответствуем ли мы своей возможной роли? С учетом расположения нашего государства и всего остального…

— Частично я ответил на ваш вопрос в ходе конференции. Я считаю, что Латвия в силу своих исторических, культурных, географических условий это как бы столица балтийского пространства, балтийского мира, балтийский Рим. И, на мой взгляд, в Риге меньше таких бравурных политиков, таких бравурных заявлений, какие мы слышим, скажем, из Вильнюса, немного реже — из Таллина.

Но огорчает, что государства Балтии выбрали роли прифронтовых государств. Это очень огорчает. Понимаете: строить мосты сложнее, чем их взрывать.

Но это политика на краткосрочную перспективу. В политике на долгосрочную перспективу Латвия от своей географии никуда не убежит. Латвия должна суметь преодолеть себя и стать мостом между Россией и Европой. Это историческая миссия Латвии, это залог дальнейшего процветания и мирной жизни Латвии. Если политическая элита Латвии это поймет, то, мне кажется, что всем нам станет легче.

— Значит, у Яниса Урбановича все же было определенное основание пугать нас на конференции, сказав: если сюда на бронетранспортерах приедут одни, а другие надумают на них напасть, то, возможно, кто-то из них будет победителем, но… нас тогда уже больше не будет?

— Он прав. Потому что в общей картине ситуации Латвия будто бы согласилась на роль прифронтового государства.

Латвия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205400 Александр Дынкин


Казахстан. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 3 июня 2017 > № 2197656 Жазира Мырзакасимова

Чем Латвия привлекательна для казахстанцев

В год 25-летия установления дипотношений между Казахстаном и Латвией балтийская республика намерена участвовать в международной выставке ЭКСПО-2017 в Астане. В преддверии этого события Sputnik Латвия побеседовал об отношениях двух стран с казахстанским консулом в Риге Жазирой Мырзакасимовой

Жазира Мырзакасимова выучила латышский язык и признается в любви к национальной латышской кухне.

— Уважаемая Жазира Куандыковна, насколько тесные связи между нашими странами?

— В Казахстане работают 60, а в Латвии — 36 совместных казахстанско-латвийских предприятий. В основном, латвийские бизнесмены в Казахстане занимаются финансами и развивают торговые связи, хорошо представлен банковский бизнес. Многие ваши специалисты ездят в Казахстан по вопросам подготовки продуктов под евростандарт. Мы знаем, что Латвия прошла долгий путь по дороге к евростандартам, и с удовольствием перенимаем опыт западных коллег в таких областях, как животноводство, гражданская авиация, образование. Мы принимаем у себя латвийских консультантов в этих областях, и наши, казахские студенты учатся в Латвии. Община казахских студентов — около 300 человек. КазАэронавигация даже дает стипендию 70 казахским студентам, обучающимся в Риге.

- Чем интересно латвийское образование студентам из Казахстана?

- Во-первых, Латвия — это Европа, и диплом латвийского вуза обладает всеми качествами европейского диплома, что особенно важно при трудоустройстве. Во-вторых, по сравнению с вузами других стран, латвийские образовательные учреждения отличает невысокая стоимость обучения при тех же стандартах качества образования. Некоторые вузы, например, Балтийская международная академия выдают дипломы международного образца, а с такими документами возможно трудоустройство и в России, и в Европе. Области, в которых получают знания казахстанские студенты, — это авиация, различные технические дисциплины и туризм.

— В латвийско-казахстанском тандеме ваша сторона богаче. Во что интересно вкладывать деньги казахстанским инвесторам?

— Самое главное наше сотрудничество — транспорт и транзит. Хорошим примером сотрудничества могут служить инвестиции в латвийские порты. Например, в Вентспилсском торговом порту Казахстан имеет свой зерновой терминал. Вообще Латвия у нас считается очень хорошей альтернативой существующим путям на международный рынок, то есть путям через Россию и Баку. Мы хотели бы иметь свой логистический центр в Латвии, и здесь для нас очень ценно, что Латвия — страна ЕС. Что скрывать, Латвия для нас — это окно в Европу, к тому же здесь снижен языковой барьер — все хорошо говорят на русском, одном из распространенных в Казахстане языков, что значительно облегчает понимание. И хотя казахстанская молодежь уже бодро говорит на английском, многим из инвесторов удобнее и легче общаться на русском.

— Мешает ли что-нибудь инвестициям Казахстана?

— По большому счету немногое. Договорная база крепкая, ни экономических, ни политических проблем между нашими странами нет. Казахский бизнес уже приходит в Латвию — это и вложения в недвижимость, гостиницы, портовые терминалы. Все хорошо развивается. Может, это и не очень заметно, но оборот между нашими странами растет год от года. Единственная сложность состоит в том, что многие наши товары идут через Россию, а война санкций бьет и по Казахстану. Любой казахский товар на пути в латвийский порт и дальше в Европу проходит через Россию. Раньше она сама активно использовала латвийские порты и существовали квоты на прохождение товаров по российским железным дорогам, но после создания Таможенного союза и Евразийского торгового сотрудничества препятствий для перемещения казахских товаров в Латвию больше нет.

— Насколько хорошо будет представлена латвийская сторона на международной выставке в вашей столице?

- Мы очень благодарны Латвийской торгово-промышленной палате за решение участвовать в нашей выставке EXPO-2017. Именно латвийский бизнес является спонсором участия страны в выставке. Это и Латвийская железная дорога, и Рижский свободный порт, и другие латвийские предприниматели. Наша выставка будет длиться 90 дней, и в латвийском павильоне каждую неделю будет меняться тема презентации. Одну неделю это будет показ достижений Латвийской железной дороги, другую — презентация латвийского образования, затем — демонстрация портов и многое другое. Хочу отметить, что далеко не каждая страна способна так разносторонне представлять свои возможности, и мы очень рады, что Латвия и ее бизнес представлены на нашей площадке.

На этой выставке у Латвии будет возможность показать не только свой бизнес и экономику, но и культуру. Например, в рамках национального дня Латвии на выставке будут латвийские музыканты и даже национальная кухня. Насколько мне известно, выступит великолепный Интарс Бусулис, возможно, и какие-то латвийские рестораны смогут выйти со своей презентацией.

Я в Латвии работаю шесть лет, а до того закончила Латвийский университет, знаю латышский язык и очень люблю вашу страну. Вообще Латвию считаю своей второй родиной и, даже возвращаясь в Казахстан, всегда обращаю внимание на латвийские новости. Это характерно для студентов, получивших образование в другой стране, они все время будут об этой стране думать, переживать за нее.

Казахстан. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 3 июня 2017 > № 2197656 Жазира Мырзакасимова


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков

Советское наследие и особенности национальной политики в государствах Балтии

Андрей Скачков, Начальник отдела Второго Европейского департамента МИД России, кандидат политических наук

Исторически момент развала СССР совпал с периодом активного поиска европейскими демократиями оптимальных форм мультикультурного развития, базирующихся на принципах этнической терпимости и предоставления широких прав национальным меньшинствам.

Однако далеко не все влившиеся в европейскую семью члены попытались изучить и тем более применить опыт мультикультурализма, избрав для себя диаметрально противоположный вектор государственного развития, нацеленный на этнический национализм. Сложилась, по сути, парадоксальная ситуация, при которой «в условиях единой Европы разные государства стремились к разной политике меньшинств и мультикультурности»1.

Одна из наиболее жестких этнократических форм государственного устройства и правления получила распространение в странах Балтии. Пришедшие после 1991 года к власти националистические группы, консолидированные по этническому принципу (латыши, эстонцы и литовцы), избрали в качестве стратегического ориентира национального развития не государственный национализм, предполагающий создание единой многонациональной общности (такой путь был отвергнут как пережиток советской национальной политики), а национализм этнический.

Сразу оговоримся, что ограничительное использование и, по сути, приватизация балтийскими правящими элитами дефиниции «коренной этнос или народ» в интересах исключительно неславянского населения Латвии, Литвы и Эстонии полагаем несправедливым с исторической точки зрения. Ведь русские проживают на территории нынешних балтийских государств с древнейших времен и в равной степени с балтийскими этносами завоевали себе право именоваться коренными жителями. Русские слободы возникли в раннем средневековье в Риге, Ревеле (Таллин) и других городах Ганзейского союза. С XVII века на территории Латвии (регион Латгалия) обосновалась одна из наиболее значимых общин старообрядцев, которые до сих пор компактно проживают здесь и бережно сохраняют свои традиции.

Однако в современных научных исследованиях, касающихся Балтии, к коренным жителям причислять принято почему-то исключительно латышей, литовцев и эстонцев. Русскоязычному населению отводится скромное место национального меньшинства. А приехавшие сюда в советский период трудовые мигранты вообще рассматриваются местной политэлитой не иначе как «иноземцы» или даже «оккупанты».

Советская доктрина «плавильного котла» при доминирующем влиянии русского языка была воспринята как серьезное препятствие пришедшими к власти нацэлитами в реализации стратегической задачи по переходу к этнократическому правлению. Ведь в наследство от советского правления прибалтам достались демографические особенности в виде многочисленного славянского населения, сильного влияния русского языка и культуры.

При этом, как верно подмечает, в частности, эстонский исследователь П.Ярве, советская практика предусматривала сохранение широких культурных и языковых прав для титульных народов. И несмотря на усилившееся влияние русского языка, языковая ситуация в балтийских странах не претерпела серьезных изменений в советский период. Эстонцы, латыши и литовцы не русифицировались, наоборот, сохранили свой язык и культуру, параллельно изучая русский2. Можно с известной условностью говорить лишь о «пассивной дискриминации» (определение П.Ярве) в советские годы, и то прежде всего применительно к утерянному прибалтами в 1940 году государственному суверенитету, а также политическим свободам. Однако указанные ограничения в тот период касались и жителей других республик СССР.

О динамичном и благополучном развитии балтийских этносов в советский период свидетельствуют данные повышения рождаемости, увеличения числа национальных школ, подъема национальной культуры (театр, кино, литература, живопись и т. д.). Так, население самой многочисленной прибалтийской республики - Литвы возросло в период с 1950 (2 млн. 573 тыс. человек) по 1990 год (3,7 млн. человек) более чем на миллион человек. За 25 лет независимости этой балтийской страны количество ее жителей, наоборот, сократилось практически на такую же цифру (на начало 2017 г. - 2,84 млн. человек3). За последние 20 лет из Литвы и Латвии эмигрировало до 1/3 трудоспособного населения, что является печальным антирекордом среди европейцев. Нынешний премьер Литвы С.Сквернялис охарактеризовал проблему массового отъезда своих сограждан за рубеж как наиболее серьезный на сегодня «вызов» для страны.

Схожая неблагоприятная тенденция наблюдается и у балтийских соседей Литвы. Во всех трех балтийских государствах отмечается резкое сокращение рождаемости и отток населения за рубеж, в системном кризисе пребывают литература, музыкальное и киноискусство, образование. Прибалты сталкиваются с проблемой старения населения и острой нехваткой профессиональных кадров в различных областях экономики, здравоохранении и образовании. Характерно, что эти негативные явления сохраняются при относительно неплохих экономических показателях. Так, по прогнозу ЕБРР по итогам 2016 года, темпы роста ВВП в Латвии и Литве превысят 2%, в Эстонии - 1,6%4

Таким образом, продвигаемый балтийскими элитами взгляд на советский период истории Латвии, Литвы и Эстонии как на «потерянные годы», затормозившие якобы развитие прибалтов и не позволившие им приблизиться к скандинавским странам, выглядит по меньшей мере спорным. По мнению ряда балтийских исследователей, в том числе депутата Сейма Латвии историка Н.Кабанова, период 60-80-х годов прошлого века, напротив, стал «золотым веком» латвийской истории. Это было связано, в частности, с тем, что центральные власти стремились сделать из Прибалтики «витрину социализма» и вкладывали в этот регион немалые материальные и трудовые ресурсы, нередко в ущерб другим республикам, в том числе и РСФСР5

За годы независимости страны Балтии так и не сумели приблизиться по социальным показателям к скандинавам и другим «старым европейцам». По мнению представителя Европейской комиссии в Вильнюсе М.Ващеги, а также ведущих литовских экономистов Р.Куодиса и Б.Гружевскиса, несмотря на удовлетворительные макроэкономические показатели Литвы (лучшие по «балтийской тройке»), состояние социального капитала в этой стране остается катастрофическим. Она по-прежнему сталкивается с риском нищеты и социальной разобщенности6

Понятно, что межэтнический мир создает наиболее комфортные условия для обеспечения социальной гармонии в обществе. При отсутствии таковых балтийскому истеблишменту с первых лет независимости для реализации своего этнократического курса потребовались другие идеологические ориентиры. На вооружение был взят тезис о «смертельной угрозе», которую «доминирующая» российская нация, русский язык и культура якобы несут малым народам.

Так, введение в Латвии жесткой моноэтнической государственной модели мотивировалось самым низким в Прибалтике процентом титульного населения - 52% в 1989 году (в Эстонии - 61,5%, в Литве - 79,6%)7. Бывший Президент В.Вике-Фрейберга предельно цинично высказалась по этому поводу, отметив, что «проблема русских в Латвии заключается в их количестве»8. Эта «проблема» должна была быть решена через вытеснение славянского меньшинства либо ассимиляцию тех русскоязычных жителей, которые отказывались добровольно покинуть Прибалтику.

Интересно, что подобные подходы нередко проповедовали бывшие советские выдвиженцы, в период перестройки и гласности поспешившие сменить свой политический имидж. Как отмечает российский исследователь Н.Межевич, «Центр не заметил того, что именно законно избранные органы власти еще советской Эстонии, как, впрочем, и Латвии, Литвы, прежде всего Верховный Совет, правительство, Коммунистическая партия Эстонии, а затем одна из двух КПЭ, сами начали движение к политико-правовому оформлению независимости»9.

Встав у руля самостоятельных балтийских государств, обновленные старые политики первым делом постарались откреститься от советского прошлого с его ценностными ориентирами на укрепление межнационального согласия. Выбор был сделан в пользу этнонационалистической альтернативы на фоне позиционирования своих стран в качестве жертв «советской оккупации» и русификации.

Наиболее характерным примером такого «чудесного» перевоплощения является патриарх и «серый кардинал» литовской политики В.Ландсбергис. В 1988 году он стоял у истоков создания народного фронта - «Саюдиса» (первоначальное название «Литовское движение за перестройку»), в 1989 году стал народным депутатом СССР, занимал высокие посты председателя Верховного Совета Литвы и Сейма Литовской Республики. В.Ландсбергис был создателем и лидером влиятельной партии «Союз Отечества - Консерваторы Литвы», занимающей в политическом истеблишменте страны наиболее жесткую позицию по отношению к России.

Другой пример балтийского перерожденца - А.Горбуновс (латвиец из русских старообрядцев), прошедший все ступеньки советской партийной иерархии от инструктора до секретаря ЦК КП Латвии по вопросам идеологии. Занимал пост Председателя Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, а в 1988 году поддержал «Народный фронт Латвии». В начале 1990-х, когда А.Горбуновс был главой государства и спикером Сейма, в Латвии были заложены основы дискриминационного законодательства в отношении национальных меньшинств.

Нужно подчеркнуть, что резкий поворот вправо изначально не был предопределен общественными настроениями в балтийских республиках. Как справедливо отмечают эстонский политолог Ю.Розенфельд, латвийский исследователь А.Буйвид и другие балтийские ученые, в период горбачевской перестройки и в первые годы независимости там были сильны левоцентристские симпатии. К примеру, в ходе прямых президентских выборов в Эстонии в сентябре 1992 года главу Верховного Совета Эстонии А.Рюйтеля поддержало на 12% больше избирателей, чем правонационалистического кандидата Л.Мери (41,7% против 29,5%)10. Однако в результате изменения электоральной процедуры и переноса избрания главы государства в парламент (где тогда уже доминировали правые) Президентом Эстонии, фактически вопреки воле народа, был все же избран Л.Мери.

Аналогичная ситуация сложилась в Эстонии в 2006 году, когда А.Рюйтель вновь мог получить наибольшую поддержку жителей. Поэтому правому большинству Рийгикогу опять пришлось в спешном порядке блокировать инициативу центристских сил о введении прямых выборов президента. Таким образом, и через 15 лет после обретения независимости значительная часть населения Эстонии сохранила левоцентристские предпочтения. В случае их реализации политический курс этой страны в отношении национальных меньшинств мог подвергнуться существенной корректировке. Однако история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

И в Латвии в первые годы независимости, когда правящая верхушка еще не успела встать на праворадикальные позиции, программные установки умеренных политиков предполагали более конструктивное, в духе европейских подходов, решение так называемого «русского вопроса» (вплоть до предоставления полноценного гражданства, а также права участвовать в выборах всем жителям по типу литовского «нулевого варианта»).

Можно предположить, что и сегодня в случае проведения прямого голосования успешно конкурировать с правыми националистами мог бы популярный лидер этнически смешанной левоцентристской партии «Согласие» (старое название «Центр согласия») Н.Ушаков, вот уже более семи лет бессменно возглавляющий самоуправление города Риги. Однако такая ситуация возможна лишь гипотетически, поскольку, как и в Эстонии, выборы латвийского президента проводятся кулуарно внутри Сейма, подконтрольного латышским националистическим партиям.

Наиболее сильными позиции левых сил оказались в постсоветской Литве. Под руководством видного советского партийного деятеля А.Бразаускаса Коммунистическая партия Литвы выступила в поддержку независимости страны и постепенно трансформировалась в партию социал-демократического типа.

Показательным моментом явилось то, что, когда А.Бразаускас в 1993 году был первый раз избран Президентом Литвы на пятилетний срок, за него проголосовало около 60% избирателей. В начале 2000-х этот политик принял активное участие в формировании левоцентристского блока в ЛР, который на выборах в Сейм в 2000 году получил большинство. С 2001 по 2006 год А.Бразаускас возглавлял левоцентристское правительство. В последующие годы Социал-демократическая партия Литвы (СДПЛ) продолжала сохранять лидирующие позиции в политической жизни Литвы в качестве одной из двух системообразующих партий (наряду с консерваторами).

Что касается Латвии и Эстонии, то на внутрипартийном поле этих государств изначально утвердилась система жесткого разделения по этническому принципу. Правонационалистическая идеология оказалась монополизирована латышскими и эстонскими националистическими партиями, а центристский фланг закрепился за пользующимися поддержкой русскоязычного избирателя латвийской партией «Согласие» и Центристской партией Эстонии (ЦПЭ).

При этом и в Латвии, и в Эстонии приход русских во власть долгое время блокировался националистическими партиями. Только в 2016 году центристы сумели сформировать собственное правительство в Эстонии (в 2005-2007 гг. они входили в правящую коалицию в качестве младшего партнера), а в Латвии возглавить муниципалитеты Риги и Резекне, войти в правление целого ряда местных самоуправлений. Важно при этом отметить, что, хотя власти позиционируют эти партии исключительно как русские, на самом деле это не соответствует действительности: и «Согласие», и ЦПЭ имеют смешанную этническую составляющую, стремясь расширить электорат за счет этнических латышей и эстонцев.

Как и в первые годы независимости, националистические элиты Латвии и Эстонии ощущают главную «угрозу» своему безраздельному господству от русскоязычных жителей. Чтобы нейтрализовать эту «проблему», изначально в ход были пущены различные политические манипуляции. При помощи законов о государственном языке в начале 1990-х из госаппарата Латвии и Эстонии были изгнаны большинство русскоязычных чиновников и специалистов. Балтийская правящая верхушка позаботилась о том, чтобы созданный ею в те годы языковый «стеклянный потолок» и в наши дни «надежно» предохранял высшие сферы управления экономикой и государством от «этнически неблагонадежных» жителей.

Ограничение языковых прав существенно усложнило повседневную жизнь русскоязычного меньшинства. Особенно трудно пришлось старшему поколению этнических русских. Им, в отличие от молодежи, оказалось не под силу в совершенстве овладеть балтийскими языками, на которых теперь требовалось вести переписку с государственными и муниципальными властями. Даже банальное обращение к врачу или покупка лекарств, инструкции которых печатаются только на балтийских языках, превращались в проблему, а иногда и человеческую трагедию.

И сегодня созданные в период националистического разгула в Балтии конца 1990-х языковые инспекции не сбавляют оборотов в работе. В марте 2017 года латвийский Центр государственного языка оштрафовал и. о. мэра города Вентспилса А.Лембергса за выступление на русском языке перед русскоязычной аудиторией в Доме культуры этого города. В Риге рассматривается вопрос о наложении санкций на мэра латвийской столицы Н.Ушакова за аналогичный «проступок»*(*В соответствии с латвийским законодательством депутаты всех уровней и высшие государственные чиновники обязаны говорить на официальных мероприятиях только на государственном (латышском) языке.).

Языковыми ограничениями прибалтийская правящая верхушка, разумеется, не ограничилась. Возникла идея (говорят, подсказанная скандинавами) более системно лимитировать гражданские и политические права небалтийского населения. В ее основу была положена концепция «восстановленного гражданства», которая и стала законодательным гарантом, а также главным инструментарием реализации практики этнического национализма. В соответствии с реституцией были приняты законы, разрешившие участие в выборах всех уровней только потомкам граждан довоенных балтийских государств. Советские же переселенцы объявлялись «колонистами» и «оккупантами», им было предложено пройти жесткую процедуру натурализации, включающую экзамены по государственному языку и истории.

Что касается Литвы, то в советские годы ее руководству удалось предотвратить массовый приезд трудовых мигрантов из других республик при помощи продуманной финансовой политики, когда получаемые из центра дотации целенаправленно направлялись для создания рабочих мест в небольшие литовские города. Таким образом, была заложена основа для сохранения существующих сегодня этнических пропорций в пользу коренного населения. Следует признать, что обозначенные меры позволили более или менее плавно и без политических издержек имплантировать нелитовское население в процесс государственного строительства постсоветской Литвы.

В Латвии и Эстонии же ситуация развивалась по неблагоприятному сценарию: за рамки электорального поля было выведено практически все славянское население, составлявшее на начало 1990-х треть постоянных жителей этих республик*( *На 1995 г. в Латвии проживало около 730 тыс. «неграждан», или 29% населения. В Эстонии также в этот период гражданства были лишены около трети постоянных жителей.). Нужно отметить, что эти люди исправно платили налоги в бюджет и вносили существенный вклад в развитие народного хозяйства своих стран. Кроме того, на рубеже 1980-х и 1990-х годов многие так называемые «балтийские русские» поддержали возрождение независимости своих республик. В конце августа 1989 года, взявшись за руки с эстонскими, латвийскими и литовскими соотечественниками, они стояли в «балтийской живой цепи». )

Буквально через несколько лет русских жителей сделали изгоями в собственных странах (эстонские власти, правда, под давлением европейских и международных институтов были вынуждены в середине 2000-х допустить «неграждан» к выборам на муниципальном уровне). Граждан «второго сорта» различными посылами и угрозами стали склонять к воссоединению с исторической родиной (печальную известность тогда получил лозунг латвийских националистов «Чемодан - вокзал - Россия»). В том числе и в политических целях в Латвии были закрыты такие крупные промышленные предприятия, как «ВЭФ» и «РАФ», на которых в основном трудились выходцы из других советских республик. Однако надежды, что, лишившись работы, эти люди уедут, не оправдались.

И в наши дни шовинистические призывы раздаются из уст балтийских политиков. Так, входящее в правящую коалицию Латвии крайне правое объединение «Все для Латвии!» - «Отечеству и свободе/Движение за национальную независимость Латвии» (ВЛ - ОС/ДННЛ) в декабре 2016 года призвало «способствовать выезду из страны русскоязычных жителей, для которых неприемлемо национальное государство»11.

Нельзя в данном контексте не бросить камень в огород старших европейских партнеров прибалтов, которые, по сути, поддержали их исторические трактовки о том, что появление в Латвии и Эстонии многочисленного русскоязычного населения стало следствием «советской оккупации». Признание «особенности» и «жертвенности» балтийской судьбы позволило этим странам добиться того, что Запад счел возможным проигнорировать проблему массового безгражданства, причем балтийские государства были допущены в европейский клуб вопреки общеевропейской мультикультурной практике.

После включения балтийских государств в 2004 году в состав евроатлантической корпорации было решено вообще прекратить процедуру мониторинга ситуации с правами нацменьшинств под предлогом того, что положение в этой области «стабилизировалось». Между тем и через 25 лет после обретения независимости ситуация не изменилась к лучшему: в Латвии и Эстонии проживает самое большое в Европе число лиц без гражданства - более 350 тысяч из примерно 700 тысяч - с перспективой сохранения этой проблемы на многие десятилетия. В Латвии на начало 2016 года зафиксировано около 252 тыс. «неграждан» (более 11% населения)12, в Эстонии - около 81,238 (6,1%)13

Пик получения гражданства пришелся на 2001-2006 годы, при этом он не был связан с интеграционной политикой властей - как раз в этот период в Латвии было ликвидировано министерство по делам общественной интеграции. Главная причина кроется в появившихся для местной молодежи стимулах безвизового передвижения в рамках ЕС и трудоустройства в богатых государствах Евросоюза. Можно отметить, что большая часть русскоязычных молодых людей, получивших латвийский и эстонский гражданские паспорта, была политически не согласна с унизительными условиями прохождения натурализации. Эти люди переехали в Западную Европу исключительно по экономическим соображениям. Однако в последующие годы темпы натурализации резко пошли на спад.

Сами латвийские и эстонские социологи признают, что значительное (с 1995 г.) сокращение числа «неграждан» произошло не в результате натурализации, а по причине ухода из жизни и эмиграции жителей этой категории. Так, гражданство Латвии в 2014 году получили всего 375 человек, что фактически свидетельствует об остановке процесса натурализации.

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что этнократический вектор развития был выбран балтийскими правящими элитами вопреки получившей распространение в большинстве европейских демократий практике мультикультурализма (которая затормозилась лишь в последние годы с возникновением угрозы исламизации Европы в результате неконтролируемой миграции). Кроме того, в начальный период независимости после развала СССР этот выбор не находил широкой социальной поддержки с учетом популярности левоцентристских идей.

Резкий разворот балтийских государств вправо не стал следствием объективных исторических обстоятельств. Наоборот, он представляется противоестественным и искусственно детерминированным новоявленными правителями балтийских государств, преследовавшими цели добиться исторического реванша при абсолютном этническом превосходстве в политике и экономике.

Такой сценарий был реализован в результате активной наступательной позиции правых сил в государствах Балтии при поддержке внешних праволиберальных кругов, прежде всего в США, обеспечивших себе тотальное господство на мировой арене после коллапса СССР и начавшегося кризиса левого движения.

От этого курса балтийский правящий класс упорно не желает отказываться и сегодня. Так, министр юстиции Эстонии У.Рейнсалу заявил недавно, что «если эстонцы хотят сохранить культуру и систему устоев, то им следует исходить из отрицания государственного мультикультурализма»14. Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни.

Между тем этнократическая форма государственного правления имела негативные последствия для социально-экономического развития балтийских стран на протяжении всего постсоветского периода. Отвергнув альтернативу построения межнационального мира в этнически неоднородных обществах, прибалты собственными руками затормозили процесс демократического строительства в своих странах. Латвийский историк А.Плаканс отмечает, что политика балтийских правящих элит, «направленная на достижение целей этнического и языкового доминирования одной национальной группы, стала напрасной тратой времени и ресурсов в тот период, когда национальные правительства должны были нацелить свои усилия на создание государства всеобщего благосостояния по образцу Скандинавских стран. Для создания таких благополучных социальных государств балтийским республикам имело смысл ориентироваться на мультикультурную модель государственного развития в интересах всех жителей, в том числе и тех, кто стремился сохранить лингвистические, культурные и исторические связи с исторической родиной»15.

В одном из последних докладов «Гибридные военные действия в Балтии. Угрозы и потенциальные ответы» влиятельный в высших сферах США исследовательский центр «RAND Corporation» также привлек внимание к проблеме этнического раскола в государствах Балтии. В документе содержится рекомендация властям «не бросать своих русских» на произвол судьбы, укреплять связи с русскоязычным меньшинством при помощи расширения их прав: гражданских, политических, языковых16. Понятно, что делается это отнюдь не из альтруистических соображений. Скорее всего, западные партнеры прибалтов обеспокоены опасностью межнационального конфликта в натовских странах, находящихся в непосредственной близости от России.

Интерес представляет и мнение ректора Видземской высшей школы (Латвия) Г.Круминьша. Он полагает, что в Латвию в ближайшие годы могут переселиться несколько сот тысяч мигрантов, преимущественно из числа жителей бывших советских республик. В этой связи ученый призывает свои власти быть более открытыми по отношению к предпринимателям из России, Беларуси и Украины, поскольку именно эти люди, по его мнению, могут оказать благоприятное влияние на экономику страны17.

Приведенные экспертные мнения свидетельствуют о том, что в последнее время национальная политика балтийских правящих кругов вызывает критические оценки не только у России (которую можно заподозрить в предвзятости), но и на Западе, а также среди объективно мыслящих балтийских исследователей. На фоне постепенного укрепления центристских сил в Латвии и Эстонии это позволяет надеяться на то, что со временем либерализация воззрений на этническую проблему в этих странах все же произойдет.

С уходом из политической практики восприятия «русского вопроса» исключительно как рудимента периода «оккупации» и своего рода постимперского синдрома линия на реальную общественную интеграцию в государствах Балтии должна возобладать. Это откроет перед национальными меньшинствами возможность наконец ощутить себя не сторонними наблюдателями, а полноценными участниками политического процесса в странах своего рождения и постоянного проживания.

 1Тишков В.Степанов В. Европейские меньшинства и политизированные мифы в балтийском контексте // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 10.

 2Ярве П. Советское наследие и современная этнополитика стран Балтии // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 39.

 3Сайт Статистического управления при Правительстве Литвы // www.https://osp.stat.gov.lt/en/statistiniu-rodikliu-analize (дата обращения: 14.03.2017). 

 4Обзор ЕБРР «Региональные экономические перспективы» (Regional Economic Prospects). Ноябрь 2016 г.

 5«Золотой век» в истории Латвии был в позднем СССР // http//www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoria/mnenie-zolotoy (дата обращения: 17.03.2017).

 6Неравенство доходов тормозит основной двигатель экономики (20 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lt/news/live/neravenstvo-dohodov-tormozit-osnovnoj-dvigatel-ekonomiki.d?id=74097024 (дата обращения: 20.03.2017).

 7http://www.ru.wikipedia.org/wiki/naselenie Latvia, Litva, Estonia (дата обращения: 20.02.2017).

 8Интервью Президента Латвии В.Вике-Фрейберги газете «Известия». 29 февраля 2004 г.

 9Межевич Н. Государства Прибалтики: Четверть века «вторых республик». М.: Русская книга, 2016. С. 89.

10Розенфельд И. Эстония до и после «бронзовой ночи». Тарту - СПб.: Крипта, 2009. С. 94.

11Нацобъединение призвало способствовать выезду «нелояльных» русскоязычных из Латвии (11 декабря 2016 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/nacobedinenie-prizvalo-sposobstvovat-vyezdu-neloyalnyh-russkoyazychnyh-iz-latvii.d?id=48285731 (дата обращения: 17.03.2017).

12The Office of Citizenship and Migration Affairs is a state institution under the supervision of the Ministry of Interior of Republic of Latvia // http://www.pmlp.gov.lv/en/home/about-ocma/. 15.01.2017.

13Citizenship // https://estonia.ee//. 15.01.2017.

14Рейнсалу - Кальюлайд: если мы хотим сохранить устои, то не должны идти по пути мультикультурализма (6 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.ee/daily/estonia/rejnsalu-kalyulajd-esli-my-hotim-sohranit-ustoi-to-ne-dolzhny-idti-po-puti-multikulturalizma?id=77453028 (дата обращения: 25.03.2017).

15Плаканс А. Краткая история стран Балтии. М.: Весь мир, 2016. С. 432.

16Американские аналитики не понимают проблемы русских Прибалтики (1 марта 2017 г.) // http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/01032017-problemy-russkikh-pribaltiki/ (дата обращения: 20.03.2017).

17Историк: в течение десяти лет в Латвию переселятся около двухсот тысяч мигрантов (22 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/istorik-v-techenie-10-let-v-la… (дата обращения: 22.03.2017). 

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков


Латвия > Транспорт > telegraf.lv, 27 мая 2017 > № 2192570 Инга Антане

По рельсам – в туфельках на шпильке

Есть отрасли, в которых традиционно задействованы мужчины — по крайней мере, так принято считать. Строители, водители автобусов, электрики и т.д. Транспорт и логистика — еще одна исключительно «мужская» сфера.

Однако лидер данной отрасли — общественная организация Балтийская Ассоциация транспорта и логистики (BATL), своим руководителем выбрала именно женщину — Ингу Антане. Много лет подряд Инга Антане неустанно стучится в двери властных структур, стремясь дать новый импульс к развитию этой отрасли, а вместе с ней — к расцвету и развитию латвийской экономики в целом.

Она стала не просто главным лобби этой отрасли, но и предпринимателем, заняв должность члена Совета директоров в таких крупных портовых компаниях, как Ventbunkers и Ventspils tirdzniecības osta (Вентспилсский торговый порт). Кроме того, она не побоялась бросить вызов всему обществу, выставив свою кандидатуру на муниципальных выборах именно в Вентспилсе — городе, ключи от которого в течение более двух десятилетий были в руках одного -единственного человека.

Для нашей с ней беседы она выбрала свой новый офис в Вентспилсе, потому что именно здесь прошла ее юность, и здесь начался ее трудовой путь. Сегодня Инга рада и горда тем, что может вернуться в Вентспилс, вооружённая огромным опытом и знаниями, которые может использовать для привлечения новых грузов в этот уникальный город с глубоководным незамерзающим портом, соединенным сетью железных дорог с почти всем континентом.

— Ты вышла с инициативой самим создать Латвию следующего столетия, и приглашаешь всех принять в этом участие. Что ты имеешь в виду? Почему считаешь это важным и что хочешь этим достичь?

— С одной стороны, мы постоянно жалуемся: и правительство нам не нравится, и и политики, и принятые решения нас не устраивают. С другой стороны, даже если ты хочешь принять участие в политических процессах, пытаешься быть граждански, общественно активным, стремишься что-то изменить к лучшему — ничего не получается. Моя работа как президента ВATL связана с тем, что я постоянно пытаюсь влиять на политические процессы и принимаемые решения, чтобы стимулировать развитие предприятий, развитие Латвийского транзитного коридора. Но в какой-то момент начинаешь понимать: руки коротки. Можно прожужжать все уши министрам, можно идти и трубить в СМИ, можно получить максимальную поддержку, но все равно понимаешь – этого недостаточно. И тогда ты оказываешься, как тот рыцарь на распутье. Один путь – ты входишь в политику, становишься активным политиком, министром, — то есть человеком, принимающим решения. Это отличный выход, — правда, далеко не все и далеко не всегда становятся политиками, и тем более министрами.

Второй вариант – самим более активно вовлекаться в создание и развитие народного хозяйства нашего государства. Латвия приближается к столетию, можно сказать, уже взрослая “девушка”, так что сейчас самое время планировать ее следующее столетие. Чтобы снова не получилось так, что мы сто лет прожили и вдруг опомнились, — дескать, нет, нам все-таки так не нравится, опять все не так, как нам хотелось. Чтобы не было этого постоянного недовольства и упреков, мы от ситуации “все плохо и все плохие” переходим к ситуации “делаем сами”. Отсюда и идет эта инициатива. Поэтому я и призываю всех и каждого внести свою лепту в создание латвийской истории следующего, второго столетия: высказывать свои пожелания и предложения, а также свое видение будущего Латвии – что и как нужно делать, чтобы жить стало лучше. А потом в течение года мы все обобщим, подадим в Бюро столетия, — я думаю, это может быть и в дигитальном виде. Мы начали сбор пожеланий и предложений. Движение планируется как общелатвийское, и я хочу призвать все города, волости и районы принять в нем участие. Более того: призываю вливаться в наше движение и тех, кто сейчас живет за пределами Латвии. Я думаю, что у наших сограждан, живущих за границей, очень даже есть что сказать, и у них могут быть очень интересные и серьезные пожелания и предложения.

— Откуда у тебя, женщины, такая гражданская активность? Можно же просто жить, как многие – воспитывать детей, ждать по вечерам с ужином мужа с работы, ухаживать за клумбой на своем участке и “поливать” на кухне правительство за его многочисленные промахи...

— Моя дочь сейчас учится на третьем курсе, она – будущий врач. Иногда она мне говорит: “Мам, я не уверена, что, когда выучусь, то найду себе в Латвии приличную работу с конкурентоспособной зарплатой, что я смогу здесь остаться, создать и содержать семью, сделать карьеру, — в общем, достичь тех целей, которые хотела бы достичь. Да, я это слышу от своей 22-летней дочери, и это заставляет задуматься. Она уже сейчас об этом думает! Она говорит: “Вот я завершу образование – и что меня ждет? Нескончаемая борьба за прибавку к зарплате, за сверхурочные часы? Постооянная нехватка ресурсов и прочее, что сейчас происходит в медицине? Это – неуважение к труду медиков!”

Когда мне это говорит молодая девушка, которая родилась в Латвии во времена независимости, выбравшая благородную профессию врача, для меня это – и как для матери, и как для женщины, — четкое и ясное послание, что перемены просто жизненно необходимы! Я уже заметила: молодежь в этом вопросе очень активна. И я вижу свое предназначение в том, чтобы расшевелить эту молодежь, и направить ее активность в нужное русло – создание той самой будущей Латвии. У нас была возможность формировать Латвию на протяжении последних ста лет, а молодежь нынешняя – будущие доктора, учителя, полицейские, юристы и др. — пусть принимают активное участие в формировании будущей Латвии, на следующее столетие.

— До сих пор тебя знали, главным образом, как борца за интересы одной конкретной отрасли – транспорта и логистики. Ну и в политике немного “засветилась”, не без того… А сейчас баллотируешься на муниципальных выборах в Вентспилсе. Зачем тебе это?

— Да вот, не умею рукодельничать, — приходится чем-то компенсировать (смеется)....

— Да и транзит – как-то уж очень “не женственно”...

— А вот мне как раз кажется, что шагать по рельсам в туфлях на высокой шпильке как раз-таки очень даже женственно (смеется). А как закаляет!

А если серьезно, то тут снова есть два варианта на выбор. Ты можешь занять выжидательную позицию, решить для себя, что это – не твое, и надеяться, что за тебя все сделают другие. Можешь смириться с тем, что происходящее тебя частично или полностью не устраивает, ныть и жаловаться, все равно в результате что-то да получится. И неважно, что где-то что-то планируется, — ты -то сам ничего не планируешь, плывешь себе вместе с другими в общем потоке по течению, и надеешься, что другие за тебя все спланируют и все решат.

Но есть и другой вариант. Tы видишь, что что-то не в порядке. Транзит – вторая крупнейшая отрасль народного хозяйства в Латвии, явно пробуксовывает. У нас не разработано предложение транзитного коридора, с тарифами тоже не все в порядке, предприниматели страдают – а ведь они платят налоги! Знаешь, как важно понять, что налоги вырастают не в Госкассе, налоги появляются, например, в Вентспилсском порту. И тогда ты можешь выбрать второй путь – идти на помощь, отстаивать, бороться, углубляться, анализировать. Я и выбрала этот второй путь. Я не могу оставаться в стороне и спокойно смотреть, если что-то, с моей точки зрения, происходит неправильно. Тут есть только два варианта, третьего не дано. Или плыви по течению, или реально что-то делай.

— И что тебе удалось УЖЕ сделать?

— На протяжении последних 25 лет транзит, порты — все это было какой-то terra incognita: вроде было известно, что в этой сфере что-то происходит, что-то куда-то перегружается, какие-то деньги куда-то поступают, — но никто до конца не понимал, что именно. А уж человеку, далекому от всего этого, и вовсе было невдомек, что между ним и всем этим хозяйством может быть какая-то связь. Что мне удалось? — во-первых, отрасль стала более открытой. Наконец началась дискуссия о том, что транзит, транспорт и логистика — отрасль исключительной важности для экономики Латвии. Следствием дискуссии о признании транспорта и логистики одной из приоритетных отраслей народного хозяйства стала дискуссия о сотрудничестве с Китаем, чтобы диверсифицировать грузопоток, поскольку сегодня мы обслуживаем, главным образом, грузы из России. Мы начали работу над разработкой новой методики расчетов железнодорожных тарифов. Переговоры ведутся на всех уровнях. Люди начинают осознавать, что в Латвии имеется три порта, и они – наше общее достояние и огромное богатство. Могу согласиться с тем, что сегодня решены далеко не все проблемы, связанные с отраслью, до сих пор не выработано общее видение, еще нет предложения единого Латвийского транзитного коридора. Будь я министром – то есть человеком, уполномоченным принимать решения, мне, безусловно, было бы легче влиять на процессы и принимать жизненно важные решения. Сегодня же я делаю то, что в моих силах, в пределах моих возможностей. Результат обязательно будет, рано или поздно.

В той ситуации, которая сейчас наблюдается в транзитной отрасли, когда грузопотоки то и дело меняются, когда Клайпеда очень сильно укрепила свои позиции и продолжает повышать свою конкурентоспособность, плюс влияют другие внешние объективные условия, — от нас требуются реальные действия. Мы не можем позволить себе, как 25 лет назад, чтобы в порту что-то перегружалось, чтобы какие-то крутые дяди что-то там между собой делили, и чтобы никому до конца так и не было бы понятно, какая же от этого выгода нам, всем остальным. Наши порты — Рига и Вентспилс — включены в сеть морских портов Европейского Союза. Это дает огромные возможности! Этот вопрос должен быть актуализирован и разъяснён обществу.

Я дважды давала интервью двум крупным китайским изданиям. Что такое Китай!? Это огромная мировая экономическая сила. Я показала китайскому журналисту карту Латвии и объяснила, что на этой крошечной территории имеется три больших порта и семь малых. Для него это оказалось настоящим открытием! Так вот: эта работа должна быть продолжена. Нужно разъяснять всем и каждому, что собой представляет наши наши железные дороги и порты (в частности, Вентспилсский), насколько велико их значение, — что это фактически кровообращение экономического организма нашей страны! Пока это не осознают все, я свою работу не смогу считать завершенной.

— И это привело тебя в политику – на выборах вон стартуешь… Тебя больше волнует Вентспилс, или все-таки вся Латвия целиком?

— Во-первых, я вполне могу работать во главе Ассоциации, заботиться о предпринимательстве в Вентспилсе, держать руку на пульсе всего латвийского транзита, — и наряду с этим принимать активное участие в локальном управлении: эти виды деятельности вполне совместимы. Вентспилсский порт является очень важным для всей Латвии, а не только для Курземе или, тем более, только для Вентспилса. Вентспилсский порт — это самый северный незамерзающий порт на восточном побережье Балтийского моря. Это очень важно именно зимой. В нем заинтересована вся Латвия — Вентспилс может работать даже тогда, когда все остальные порты затянуты льдом. К тому же Вентспилс – самый глубокий порт восточного побережья Балтийского моря. Мы можем обслуживать очень большие, крупнотоннажные корабли. Это два колоссальных преимущества, свидетельствующие о том, что этот порт должен быть объектом интереса и заботы не только Вентспилса, но и всей Латвии.

Необходимо менять мышление. До сих пор было так: есть Рига, Лиепая, Вентспилс и Латвийская железная дорога, и каждый, что называется, тянет одеяло на себя. Но ведь вся инфраструктура принадлежит государству, — следовательно, все это следует рассматривать как единое целое, как латвийское национальное достояние. Есть много стран, у которых нет портов, — например, Беларусь, наш сосед и партнер по сотрудничеству. Как я уже сказала, транспорт и логистика являются “кровообращением” экономики страны: если происходит развитие транзита, транспорта и логистики, вокруг развивается и все остальное. Вовлекаясь в активную политику, я приобретаю еще один инструмент, чтобы содействовать развитию Вентспилсского порта, а вместе с ним и развитию всего Латвийского транзитного коридора.

— Мэр Вентспилса Айварс Лембергс, судя по его публичным заявлениям, тоже как бы борется за интересы Вентспилсского порта.

— Вентспилсский порт и Лембергс – это отнюдь не синонимы. В порту работает много предпринимателей, представителей крупного бизнеса, в том числе членов BATL, которые являются самыми крупными налогоплательщиками в Вентспилсе. На предприятиях работает много жителей Вентспилса. Наша деятельность тесно связана с городом и его развитием. По моему мнению, местным властям следует гораздо более активно участвовать в решении вопросов, которые препятствуют развитию, в том числе привлечению большего количества грузов.

Например, BATL постоянно и активно борется за выравнивание тарифов в Вентспилсском направлении. С государственной, народнохозяйственной точки зрения, категорически неправильно, что коммерсанты, работающие в трех крупных латвийских портах, борются между собой не за повышение качества обслуживания в условиях честной и справедливой конкуренции, а за доступность государственной инфраструктуры. Отдалённость снижает конкурентоспособность Вентспилсского порта. Если предприниматель вынужден переплачивать за перевозку в Вентспилс около 3-5 евро за тонну, понятно, что он либо останется в Риге, либо поедет в Клайпеду. В результате потери несем мы все. Таким образом мы потеряли грузы калия из Беларуси, который сейчас успешно перегружается в Клайпедском порту. Белорусы построили там свой собственный терминал. Почему они ушли от нас? Потому, что мы не смогли договориться о тарифах, не смогли дать белорусам конкурентоспособное, «вкусное» предложение. В Клайпеде белорусы перегружают примерно десять миллионов тонн. Парк калия (а калий, как известно, является также специализированным удобрением) способен переваливать до семи миллионов тонн. Можно легко подсчитать, сколько денег сейчас проходит мимо нашего кармана, если одна тонна продукта приносила бы экономике Латвии около 15 евро. И это результат только собственной глупости и неумения оперативно и разумно реагировать на меняющиеся условия рынка.

Я считаю, что руководству Вентспилса, как крупному и сильному самоуправлению, следовало договориться с правительством и с Латвийской железной дорогой. Они могли бы, в конце концов, достичь договоренности и предложить оптимальный тариф. Тем более, что компания сама обращалась к правительству. Это – бездействие. Вопрос о тарифах является очень важным, и городские власти могли и должны были принять активное участие в решении этого вопроса на государственном уровне. Да, можно отговориться, что это не в компетенции самоуправления, но давайте говорить честно: местные власти в принципе могут на многое повлиять, а уж Вентспилсское самоуправление является одним из самых влиятельных в стране. Кроме того, очень важным вопросом является модернизация железнодорожных путей в Вентспилсском направлении, — чтобы мы могли использовать максимально длинные железнодорожные составы, повышая, таким образом, свою эффективность.

Обо всем этом мы говорили неоднократно. Если бы я была мэром города, я, безусловно, гораздо более активно участвовала бы в решении вопросов как о тарифах, так и о модернизации железнодорожного сообщения. Тем более, если на эти проблемы указывают компании, которые являются крупнейшими в городе налогоплательщиками, и от которых зависит благосостояния жителей города. Когда в Риге был Китайский саммит 16 + 1, BATL также приглашала представителей местных самоуправлений сесть за круглый стол и обсудить вопросы тарифов, разработать единое тарифное предложение. Вентспилсская дума тогда скромно отмолчалась.

— Слушая тебя, создается впечатление, что ты ввязалась в “крупную игру больших парней”, где ведутся транзитные войны, где между собой какие-то миллионеры ведут какие-то свои хитрые игры. Теперь ты, рижанка, приходишь и говоришь, что борешься за транзит. Для чего? Чтобы другие имели эти самые миллионы? А что с того жителям Вентспилса?

— То, что человек в настоящее время он проживает в Риге, абсолютно не означает, что он утратил связь со своей малой родиной в Курземе. Я родилась и училась в Талси, а в Ригу уехала потому, что в те времена только там можно было получить высшее образование.Но душа и сердце мое по-прежнему принадлежит Курземе. К тому же в Вентспилсе было мое первое место работы: первые шаги, первый опыт... Такое не забывается.

Что до бытующего в Латвии мнения, что порты – это только транзитные войны, в которых крутые дяди -миллионеры только и смотрят, как бы набить свои карманы нашими, тяжко заработанными денежками, — на самом деле все совсем не так. Во-первых, управляемые нами предприятия, — например, Ventbunkers, вот уже долгие годы является крупнейшим в Вентспилсе налогоплательщиком. Это означает, что самоуправление в виде подоходного налога получает от нас прямое финансирование, и средства эти идут на нужды Вентспилса и его жителей. На социальные пособия, на обеспечение коммунальными услугами, на содержание и развитие инфраструктуры, на городское благоустройство, на содержание городской думы и ее структур, наконец. И это только одна компания! А ведь у нас таких компаний много, они работают в Вентспилсском порту и наполняют своими налогами бюджет Вентспилса! То есть предприниматели — это те, кто содержат город. Ни мэр города, ни городская дума ничего не производят, не перерабатывают, не перегружают уголь, не переливают нефть и не грузят трубы. Они перераспределяют ресурсы. Для нас как предпринимателей очень важно, чтобы наши деньги, заработанные, кстати, очень нелегким трудом, тратились бы с максимальной пользой для жителей. Так что я с полным правом считаю себя жительницей Курземе, и в списке иду как жительница Курземе.

— Ты упомянула проект NordSrtream 2, который Вентспилс, к сожалению, потерял. Почему так случилось? И можно ли что-то предпринять сейчас?

— Принять участие в проекте NordSrtream 2 нас уговорили наши немецкие партнеры, зная, что у нас есть терминал Nord Natie, где эти трубы можно было бы разместить, арендовав нашу территорию. Было много переговоров, компания согласилась принять участие. В нашем регионе имеется пять портов, которые предполагалось включить в участие в этом проекте — в Швеции, Германии, два финских порта и Вентспилс. Это было бы очень здо'рово — что Вентспилсский порт участвует в таком крупном и значимом проекте, каким был этот европейский проект. И для нас оказалось большом сюрпризом, когда мы из сообщений СМИ узнали о том, что Латвия сказала «нет» проекту NordStream 2 — дескать, это связано с вопросами безопасности.

Разумеется, я не могу знать всего, да и, наверное, мне и не нужно все знать, — но есть же такая элементарная вещь, как коммуникация! Из-за плохой коммуникации, бывало, даже войны начинались. Прежде чем принимать решение, нашим государственным мужам следовало бы разъяснить нам нормальным языком, почему принимается такое решение. Мы не просим раскрывать нам государственные тайны, но в этом контексте все эти истории с Parex, Citadele, NordStream и т. д. ну так страшно засекречены, что лично у меня создается впечатление о Латвии как об одной большой коммерческой тайне — тайне, прежде всего, от своих же жителей. В настоящее время проект NordStream 2 мы потеряли. Это 20 миллионов евро, которых Латвия лишилась как государство. Параллельно этому нам улыбнулся груз из России, — но 50% грузового плана не согласовано. Планируется увеличить акцизный налог на дизельное топливо. Куда мы идем?

Транспорт и логистика — вторая крупнейшая в Латвии отрасль экономики, которая приносит миллиарды. Почему мы сами же ей так вредим? Нам она не нужна? Какую альтернативу мы можем предложить ей взамен? Запретить — это очень легко. Это как с ребенком: будешь плохо учиться — отниму компьютер, и играть не сможешь. И что, он от этого станет личше, когда вырастет? Да нет, просто так легче, чем поработать вместе с ним и преодолеть трудности сообща. Вот и в этом случае мы ожидаем, что правительство будет предпринимать более активные шаги, стимулируя развитие отрасли транспорта и логистики.

У нас есть целое министерство — Министерство транспорта, которое должно нести ответственность за эти вопросы. Но если даже наш отраслевой министр не поинтересовался, какая у нас ситуация после потери проекта NordStream 2, — это наглядное свидетельство, что между властными структурами и бизнесом отсутствует нормальная коммуникация и сотрудничество ради общей цели — экономического расцвета Латвии. Нам, предпринимателям, нужно свое правительство. Нам нужны люди, которые нас слышат. Я неоднократно призывала наших государственных мужей к разговору о Китайском саммите, призывала сесть за стол и попытаться решить, наконец, вопрос тарифов, но даже премьер-министр не счел нужным ответить.

— Ты все времы говоришь о Латвии в целом. Но давай вернемся в Вентспилс, где ты баллотируешься на муниципальных выбрах. Что бы изменилось в Вентспилсе, окажись бразды правления в твоих руках?

— У Вeнтспилоса, в отличие от других латвийских городов, за исключением разве что Риги, есть колоссальное преимущество и огромная ценность — глубоководный незамерзающий порт. Такой город заслуживает уровня жизни западных городов-портов. Здесь же не только порт, — хотя сам по себе он достаточно мощный, и может не только привлечь уголь и нефть, но и диверсифицировать грузы, открывать центры логистики, может привлекать новые контейнерные грузы. Город может стать современной торговой Меккой западного типа. А что такое Вениспилс сегодня? Мэр все время сравнивает Вентспилс с другими латвийскими городами. Это очень некорректно – сравнивать Вентспилс с городами, у которых и близко нет таких возможностей зарабатывать! С таким портом и такой инфраструктурой Вентспилс мог бы выглядеть намного привлекательнее, а люди — жить гораздо более зажиточно. И не уезжать по выходным из Вентспилса в Ригу или в Лиепаю, а наоборот, — нужно, чтобы люди даже из Риги стремились бы переехать в Вентспилс, потому что это современный, благоустроенный город, курортный город, город -порт, колоссальный потенциал которого разумно используется. Сейчас это не так.

В начале 90-х годов, когда я приехала в Венспилс еще молоденькой девчушкой и устроилась тут на работу, мне после Талси казалось, что я приехала в настоящий мегаполис. Жизнь буквально кипела! В порту все время происходило какое-то движение, в городе работали магазины, парикмахерские, банки… Сейчас, когда приезжаешь в Вентспилс, сразу чувствуешь какое-то… обмельчание, что ли? Грустно. Транзитный город не может и не должен быть таким! Если уж в транзитном городе такое затишье, чего же мы тогда хотим от Резекне?! Да, город содержится в порядке, с этим не поспоришь, но у транзитного города должны быть другими и вклад, и отдача. Он должен стать известным, популярным торговым местом, куда бурным потоком устремляются, поскольку знают, что там их ждут отличные гостиницы, великолепные рестораны и магазины, предлагаются разнообразные возможности для отдыха и развлечений.

Посмотрите, что происходит в других портовых городах! Прокатитесь, например, в Антверпен! Вот каким должен быть город-порт! Нам сейчас необходимо развивать Вентспилс. И нужно использовать все те преимущества, которые дает порт. Порт – это не пугало, загрязняющее все вокруг. Порт – это уникальная возможность зарабатывать, — если, конечно, правильно это делать.

Латвия > Транспорт > telegraf.lv, 27 мая 2017 > № 2192570 Инга Антане


Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 17 мая 2017 > № 2210917 Янис Юрканс

Янис Юрканс: мы в течение 27 лет разбазаривали это государство

Виктор Авотиньш (Viktors Avotiņš), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

Первый министр иностранных дел восстановленной Латвии, депутат Сейма нескольких созывов Янис Юрканс, характеризуя события в США, Европе, их влияние на Латвию, а также способность самой Латвии действовать адекватно ситуации, в интервью Neatkarīgā констатировал, что Бог ушел из Латвии.

NRA: Мы существуем в независимом государстве дольше, чем до войны. Каким было у нас, в сравнении с властью и народом довоенной Латвии, качество осознания своего государства?

Янис Юрканс: Начну с того, как завершился первый период (независимости). Как вы знаете, он оставил в наследство роскошные здания посольств, десятки тонн золота, ценные бумаги и т.д. Карлис Улманис за шесть лет, на мой взгляд, поднял экономику Латвии на очень высокий уровень. Так же, как — извините за сравнение — Гитлер. Когда он пришел к власти, Германия была развалена, но в течение шести лет стала мощной сверхдержавой Европы.

Считаю, что мы в течение 27 лет разбазаривали это государство. Может быть, это звучит грубо, но в принципе, государства больше нет. Есть территория. Может быть, мы хозяева своего бюджета? Нет, мы должны согласовывать его с кредиторами. Разве мы можем охранять свои границы? Нет, не можем. Разве мы за эти годы создали нацию? У нас нет нации, у нас есть общество, расколотое на два лагеря. Наша интеграция была под соусом лицемерия. Я уже не верю, что это общество можно сплотить. По меньшей мере, наше поколение не может. Для того чтобы это смогли сделать молодые, нужны определенные предварительные условия. К тому же, в те времена не было глобализации, как сегодня. Глобализация в очень большой степени подрывает национальные государства.

— В чем причина нашего некачественного отношения к своему государству?

— У нашего поколения не было своего государства. Когда мы восстановили государственную независимость, не все это государство любили. Мы, сами латыши, начали Латвию разворовывать. К тому же, некоторые на украденные у нас деньги покупали политику. И она покупается до сих пор. Мой короткий ответ на «почему?»: у нас не было своего государства. В связи с процессом приватизации у нас также не было инстинкта: это мое государство.

— Что нужно сделать, чтобы изменить положение?

— Для этого необходимы три предварительных условия. Прежде всего, чтобы избиратели поняли серьезность ситуации, их надо экономически посадить на зад так, чтобы возникло сотрясение мозга. Возможно, это звучит цинично, но в экономическом смысле нужен, как говорят русские, обвал, когда больше нечего терять.

Выходим на улицы и начинаем. Так, как это делают греки. Но все эти годы работает задуманный для наивных лозунг «Латыш, не сдавайся!», который не принес никаких побед.

Второе — нужны новые люди. Я знаю студентов, которые не хотят жить в такой Латвии, но не уезжают ради благосостояния. Они не знают, как действовать, но они ищут. И боятся тоже, потому что службы безопасности работают намного интенсивнее, чем в свое время. Смогут ли молодые создать новый Народный фронт, которому поверит народ? Это могло бы получиться, если бы сейчас, как в 80-е годы, была активная интеллигенция. Это — третье.

Но пока никаких горизонтов не видно. Так и кажется, что человек согласен терпеть и дальше. К тому же, теперь добавился новый прием: милитаризация сознания общества. Мол, русские вот-вот нападут…

— Так утверждается. Но — недостаточно обоснованно.

— Разумеется. Расскажу один эпизод. Я был приглашен прочесть лекцию в London School of ecomics. Это было одно из важнейших событий в моей политической жизни. Есть Оксфорд, Кембридж, теперь эта школа. Я рассказываю об этом потому, что там были молодые люди, которые верят: Россия вот-вот нападет на страны Балтии. Один английский генерал написал книгу, что это случится в мае. Сразу после 9 мая будет новая оккупация. До меня с лекцией в этой школе выступил профессор, который сказал: если бы он жил в Латвии, то собрал бы вещи и уехал прочь. Существует убежденность, что очередная оккупация не может не произойти. И студенты этому верят… Даже когда пытаешься доказать, что, как минимум, пока это невозможно, потому что Россия не может потянуть Крым, Россия застряла на Украине, Россия, по сути, не может потянуть сама себя…

— И именно Украина сейчас считается или делается главным местом потенциальной или желаемой для кого-то войны?

— Когда я читал упомянутую лекцию, было три очага потенциальной войны: Сирия, Украина, страны Балтии. Были те, кто страны Балтии ставил перед Украиной, но это уже вопрос политического вкуса.

В одной из своих книг Збигнев Бжезинский пишет, что до 2015 года Украину нужно отколоть от России, в противном случае Россия станет гегемоном Евразии, а этого нельзя допустить.

— Каковы перспективы Украины? Даже политологи украинского происхождения писали, что президенты, начиная с Кравчука и заканчивая Порошенко, занимались распродажей государственности.

— Петр Порошенко назначил Михаила Саакашвили губернатором Одессы. Проработав год-полтора, он сказал: рыба гниет с головы.

Вы спросили меня о перспективах Украины… Думаю, что России выгодно держать Донецкую и Луганскую области в состоянии некой полуживой войны. Россия никогда не присоединит эти области к себе. Если это произойдет, остальные сразу вступят в НАТО и ЕС. Существующая ситуация от этого удерживает. России это выгодно.

Я не знаю, что должно произойти на Украине, чтобы там действительно могли договориться о прекращении конфликта. Не знаю, как долго Запад будет вливать туда деньги, которые уходят словно в песок, разворовываются… Думаю, что Запад абсолютно не знает, что такое Украина. Возможно, Западу кажется, что Украина это нечто вроде Польши. Гомогенное государство. Люди на Западе даже не знают, что на Украине, как минимум, три исторические памяти. На Украине много региональных языков — около 20. Это ужасно сложное государство. И если бы, к примеру, Порошенко сейчас попытался военным путем освободить Луганск и Донецк, вступит ли Россия, помогут ли Украине НАТО или американцы? Я не знаю… Мне кажется, что там все выглядит довольно безнадежно.

… В то утро, когда стало известно, что (президентом США) избран Дональд Трамп, я сказал: третья мировая война откладывается. У меня была уверенность, что в случае избрания Хиллари Клинтон война с Россией началась бы обязательно.

Однако сегодня то, что ранее говорил Трамп, перевернуто вверх ногами. Беда Трампа в том, что глобалисты, которые проиграли выборы, так легко не сдадутся. Для них политика Трампа — закрытая Америка — крайне неприемлема. И если бы страшилкой не была Россия, придумали бы другую страшилку.

К тому же, Трамп действует неумело. Он обедает с первым лицом Китая и одновременно бомбит аэродром в Сирии. Дипломатически это не увязывается. Хотя бы проинформировал… Но он поставил китайца перед фактом. Ранее казалось, что Трамп пойдет вместе с русскими, а Китай оставит в стороне. Теперь кажется, что все наоборот. И, похоже, китайцы на это уже попались. При голосовании в ООН по Сирии китаец воздержался и не проголосовал вместе с русскими, как это бывало обычно.

Возможно, Трамп сейчас вроде бы склоняется в сторону Китая, чтобы каким-то образом уменьшить давление Сената и Конгресса в связи с его стремлением сотрудничать с Путиным, с Россией. Но можно ли прогнозировать, что Китай станет гегемоном региона, Южной Азии. Думаю, что нет. Хочет ли этого Трамп, я не знаю… Тут мы ничего не можем прогнозировать, потому что Трамп, по-моему, непредсказуем.

— Что не делалось надлежащим образом, чтобы можно было говорить о стабильной безопасности?

— Думаю, что самая большая ошибка, которую мы с радостью поддержали, это санкции ЕС и США против России. Почему? Я выдвинул тезис: ключ безопасности мира, в том числе и нашей, у Кремля. Вне зависимости от того, кто там будет хозяином — Путин или кто-то другой. Потому что у России огромный ядерный арсенал. Я не считаю, что умно не формировать с русскими партнерские отношения. К тому же, я считаю, что у русских, как и у американцев и у всех других, есть право на свои национальные интересы. К сожалению, сейчас на Западе очень мало таких Киссинджеров, которые в свое время понимали, что русских нельзя изолировать, и что с русскими нужно говорить. Демонизация Путина — это не политика, это отсутствие политики.

Факт таков: кто бы ни был в Кремле, ядерное оружие, которое есть у русских, в очень большой мере будет определять, каким будет мировой порядок. Что означает порядок? Будет мир или нет. Я не знаю, какие сейчас атомные бомбы, но знаю, что мы подошли к потенциальной войне очень близко. Хотя бы из-за Сирии. И из-за Украины…

— О Латвии вы говорили, что никаких горизонтов будущего не видно. Я думаю, что молодое поколение их увидит.

— На чем я строю свой пессимизм? Посмотрите, какая у нас демография! Я читал данные ООН за прошлый год о том, что рождаемость в ЕС в течение 25-30 лет снизилась на 30%. Кто здесь будет жить? Так или иначе — через сколько-то лет нам придется принимать жителей из остального мира. Что произойдет с такой Латвией? Что сможет позволить себе латыш? Строить мечети?

— Политически роль церкви второстепенна. Что сегодня для европейской политики означает Бог? Есть ли еще в Европе Бог?

— В разных странах по-разному… В Польше есть Бог. В Греции есть Бог. Есть ли Бог в Италии, сложно сказать… Что касается Бога и Латвии, думаю, что Он ушел из Латвии.

Латвии нужно изменить гимн. В Священном писании сказано, что все происходит согласно плану Бога. Сомневаюсь, что в божеском плане благословлять такую Латвию. За что? Разве мы соблюдаем главную заповедь: не делай другому то, что не хочешь, чтобы другой делал тебе? Разве мы любим ближнего, как самого себя? А как обстоит с прощением? Ни одной из этих главных заповедей в нашем обществе нет. Но мы просим божьего благословления. Это лицемерие…

(Публикуется с небольшими сокращениями).

Латвия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 17 мая 2017 > № 2210917 Янис Юрканс


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162523 Эдгар Ринкевич

Эдгар Ринкевич: незаконное присоединение Крыма заставило нас вспомнить советские танки

Министр иностранных дел Латвии рассказывает, что представляет собой угроза «гибридной войны», которую Россия ведет с европейскими странами.

Жоау Рибейру (João Ruela Ribeiro), Publico, Португалия

Вот уже несколько месяцев, как Латвия принадлежит к числу тех стран, где размещаются силы НАТО в рамках стратегии «сдерживания», являющейся ответом на то, что Европейский союз и особенно страны бывшей советской сферы влияния классифицируют как «провокацию» со стороны России. Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич говорит об угрозе «гибридной войны», которую Москва ведет против ЕС, но также и о необходимости поддержания диалога с Россией.

Público: Опасения какого рода испытывают сегодня в отношении России жители Латвии?

Эдгар Ринкевич: Можно говорить о том, что люди проявляют большую осторожность, я бы не стал называть это паникой или страхом. Незаконная аннексия Крыма напомнила нам то, что случилось с нашей собственной независимостью в 1940 году, когда в три столицы вошли советские танки, были организованы ложные выборы и внезапно прибалтийские государства стали частью Советского Союза. Здесь наблюдается определенное сходство с Крымом: приход российских солдат — долгое время Россия не признавала, что это были ее военнослужащие — и референдум две недели спустя. Было ощущение дежавю, все почувствовали в этом своего рода предостережение. По некоторым данным, вероятность военных провокаций очень мала. Но возможны гибридная война, кибератаки, пропагандистские кампании — все это осуществляется через телевидение, интернет, социальные сети. Борьба за умы людей продолжается. Но мы не единственные, кто с этим сталкивается. Мы понимаем, что эта гибридная война является атрибутом нашей повседневной жизни, будь то в странах Балтии или во Франции, и я подозреваю, что нам предстоит увидеть, как от нее пострадают и выборы в Германии.

— Каким образом присутствие традиционных сил, подобных НАТО, может препятствовать этому типу гибридной войны?

— Размещение батальона преследует только одну цель: предупреждение военных провокаций. Их вероятность не велика, но это так благодаря тому самому присутствию НАТО в четырех странах. Здесь также содержится отчетливый сигнал России о недопустимости какой бы то ни было военной игры. Необходимо быть подготовленными в военном отношении, но также необходимо разрабатывать и реализовывать стратегию по борьбе с этим типом гибридной угрозы. Центр передового опыта НАТО в области стратегических коммуникаций в Риге занимается не только борьбой с российской пропагандой, но и с пропагандой ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России), например. Исследуются методы набора, который террористическая группировка осуществляет в Европе, и ее послания, а также способы этому противостоять. Наше сообщество, придерживающееся единых ценностей, находится под ударом двух очень серьезных сил: одна из них носит государственный характер, это Россия, которая пытается изменить баланс на международном уровне, а потом есть экстремистские силы, раньше это была «Аль-Каида» (террористическая организация, запрещена в России), а теперь ИГИЛ.

— Может ли отчуждение, которе ощущают так называемые «неграждане», сделать их более уязвимыми ввиду потенциального российского манипулирования?

— Когда в 1991 году мы вернули себе независимость, у нас проживало много людей из разных регионов Советского Союза, которых направляли в страны Балтии, пытаясь осуществить попытку своего рода «колонизации». Было принято обоюдное решение, в соответствии с которым нельзя автоматически предоставлять гражданство всем без учета того, говорят люди по-латышски и чувствуют эмоциональную привязанности к стране или нет. Тогда был создан механизм, который, я бы сказал, является доступным для всех, кто хочет быть настоящими гражданами Латвии и который включает в себя тест на знание языка и довольно простое испытание по истории страны и Конституции. В 1996 году в стране насчитывалось около 700 тысяч «неграждан», сегодня их 280 тысяч. «Неграждане» пользуются теми же экономическими и социальными правами, что и граждане, единственная разница заключается в том, что они не могут голосовать или выдвигать свою кандидатуру на выборах, а также занимать некоторые дипломатические, военные и полицейские должности. Мы пытались поощрять людей, чтобы они проходили тест на гражданство, но мы не можем просто так предоставить гражданство, а потом считать, что эти люди являются гражданами, верными своей стране. Одна из причин, по которой многие решают не становиться гражданами, довольно прагматична и любопытна. Как гражданин Латвии я могу свободно путешествовать без визы по всей территории ЕС и многих других стран, кроме России. «Неграждане» могут свободно перемещаться по Евросоюзу, а также ездить в Россию, поэтому для многих эта в некотором роде привилегия является решающим фактором, чтобы не проходить тест на гражданство. Не думаю, что эта группа более уязвима для российской пропаганды. Она настолько же уязвима, насколько уязвимо русскоязычное сообщество. Латыши, например, нередко смотрят российское телевидение и соглашаются с позициями России, и наоборот. Есть много русскоязычных, которые с ненавистью относятся к тому, что делает Россия. Это не монолитные группы, как их иногда представляют аналитики или журналисты, но конгломерат.

— У России есть стратегия по привлечению на свою сторону этой части населения?

— Цель гораздо шире: они хотят изменить модель нашего мышления. Они автоматически предполагают, что большинство русскоговорящих испытывают эмоциональную привязанность к России. Предлагаются главным образом три идеи: ЕС переживает упадок, либеральное общество показывает свою несостоятельность; Россия — оплот консервативной мысли; и все, что предпринимают ЕС или США, в частности санкции, наносит ущерб экономикам наших собственных стран. И потом есть очень специфическое сообщение для всех русскоговорящих: что Россия обладает божественным правом защищать не только тех, кто является русским по происхождению, но и тех, кто говорит по-русски. Я говорю по-русски, так что тоже оказываюсь под ее покровительством — и уже решил, что скорее всего от него откажусь.

— Будучи одной из стран ЕС, граничащих с Россией, Латвия может из прагматических соображений полностью разорвать отношения с соседом такой величины?

— У наших стран есть расхождения во взглядах касательно истории: события 1940 года мы считаем оккупацией, Россия же говорит, что это был акт свободной воли латышей, у нас есть трения по вопросу о русскоязычном сообществе, разногласия по поводу того, что случилось на Украине. Но, как и во всех странах, мы поддерживаем нормальные отношения в области сотрудничества между пограничниками, продолжаем наши регулярные консультации на уровне министров иностранных дел. Я был в Москве в 2015 году, наши дипломаты продолжают встречи. Отношения не прекращены, мы рассматриваем ряд вопросов в обычном режиме. И мы также пытаемся отстаивать диалог между НАТО и Россией, чтобы снизить градус напряженности. Не думаю, что было бы разумно сворачивать такого рода политические дискуссии.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162523 Эдгар Ринкевич


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153503 Эдгар Ринкевич

МИД Латвии: «Россия стремится создать раскол в ЕС и НАТО»

Латвийский министр иностранных дел Эдгар Ринкевич утверждает, что присутствие войск НАТО в Прибалтике окажет стабилизирующий эффект на весь континент

Джон Карлин (John Carlin), El Pais, Испания

Мир внимательно следит за опасным развитием событий на Корейском полуострове, но при этом всегда остается возможность того, что в результате ошибки, недопонимания или избытка имперского сознания то же самое может произойти в прибалтийских государствах, граничащих с РФ. В соответствии с решением об ответных мерах на присоединение Крыма к России в 2014 году, испанские военнослужащие в этом году отправятся в составе контингента НАТО в Латвию, одну из прибалтийских стран,. Это свидетельствует о крупнейшей эскалации военной активности в этом проблемном регионе за последние 30 лет.

Во вторник в Испанию с официальным визитом прибыл министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич (Edgars Rinkevics). В интервью газете El País он объяснил, почему он считает необходимым, чтобы, несмотря на жесткую критику со стороны Москвы, Испания и другие члены НАТО шли на расходы и риск конфронтации с Россией, защищая его небольшую страну.

El País: Что получает Испания от отправки своих военнослужащих в Латвию?

Эдгар Ринкевич: Во-первых, это способствует укреплению НАТО, доказывает единство и решимость альянса. Во-вторых, мы у себя сталкиваемся с самой напряженной обстановкой со времени окончания холодной войны. Если в нашем регионе что-то произойдет, то это распространится на всю Европу. Не реагировать нельзя. НАТО, как и ЕС, был создан в ответ на исторические уроки войн. Мы убеждены в том, что присутствие войск НАТО в прибалтийских государствах окажет стабилизирующий эффект на весь континент. И это четкий сигнал любому потенциальному агрессору: не связывайтесь с НАТО. Мы высоко ценим вклад Испании и других союзных стран в нашем регионе.

— Хотя решение НАТО об отправке в этом году своего контингента в прибалтийские страны носит чисто сдерживающий характер, не существует ли опасности добавить элементы нестабильности в этот и без того неспокойный регион?

— Россия колоссально нарастила свое военное присутствие по другую сторону от наших границ. Присутствие контингентов НАТО не представляет какой-либо угрозы для России. Решение НАТО, принятое в Варшаве в прошлом году об отправке войск в прибалтийские страны, стало адекватной реакцией на то, что происходит на восточных рубежах НАТО [в России]. Дислокация наших войск носит исключительно оборонительный характер. Наша цель заключается в том, чтобы предотвратить конфликт, а не спровоцировать его.

— Помимо значительного наращивания военного присутствия на своих границах, Россия вот уже несколько лет ведет пропагандистскую войну против прибалтийских стран, обвиняя их через свои СМИ в том, что там у власти находятся «фашистские правительства», а сами прибалтийские страны — «несостоявшиеся государства». С какой целью все это делается?

— Россия хочет внести раскол в ЕС и НАТО (Латвия является членом обоих союзов). Для них гораздо проще иметь дело с одной страной, чем с группой стран. Россия рассматривает либеральную демократическую систему как угрозу своей нынешней системе власти, точно так же, как это было и при коммунистическом режиме.

— Мы вернулись к холодной войне?

— Холодная война была столкновением идеологий. Сейчас все по-другому, хотя по-прежнему существует базовый конфликт между тем, что мы называем либеральной демократией, и авторитарными или тоталитарными системами. Это столкновение между двумя принципами, двумя мировоззрениями.

— Во времена холодной войны мир стоял перед угрозой ядерного апокалипсиса. Каков, по Вашему мнению, наихудший сценарий на сегодня?

— Я был бы счастлив уйти от ответа на этот вопрос. У меня есть несколько соображений на этот счет, но я их пока не буду озвучивать. Я страстно надеюсь на то, что здравый смысл возобладает.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153503 Эдгар Ринкевич


Латвия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152450 Рефат Чубаров

Не подавайте руки коллективному убийце

Председатель меджлиса крымских татар Рефат Чубаров советует не сотрудничать с теми, кто несет ответственность за агрессию против Украины.

Эгилс Зирнис (Egīls Zirnis), Diena, Латвия

Возможно, Путин еще всерьез не принялся за Латвию, — позитивно оценивая в целом царящее социальное спокойствие в латвийском обществе, задумывается о его причинах руководитель меджлиса крымских татар (запрещенная в России организация — прим. ред.), депутат украинской Рады Рефат Чубаров. Семья родившегося в 1957 в ссылке в Самарканде Рефата вернулась в Крым в 1968 году, но после окончания института в Москве его в Крым больше не пускали. В 1983 году начался латвийский этап в жизни Чубарова. С 1984 по 1991 год он был директором Центрального архива Октябрьской революции и социалистического строительства Латвийской ССР, с 1988 по 1990 годы — президентом Латвийской ассоциации национальных культурных обществ, с 1989 по 1994 годы — депутатом Рижской думы во фракции Народного фронта, а затем возвратился в Крым. После реализованной Путиным аннексии Крыма Рефату снова запрещено приезжать туда, но он уверен, что когда-нибудь это произойдет, и видит важную миссию Латвии в приближении справедливой победы.

Diena: Вы родились в ссылке в Самарканде. Родители рассказывали вам о том, что в сталинские времена произошло с крымскими татарами?

Рефат Чубаров: В каждой семье крымских татар всегда говорили, что мы в ссылке и должны вернуться на родину. Когда мы стали старше, примерно к 4-му классу, родители брали нас с собой на собрания крымских татар. Там собирали подписи, и эти петиции возили в Москву. Тогда уже родители рассказывали нам подробности о высылке.

Но больше всего родители рассказывали о Крыме, и эти рассказы были такими красивыми, что у меня, пока мы еще не вернулись туда (моя семья попала в Крым рано — еще в 1968 году, когда мне было 11 лет, а де-факто татары стали возвращаться в Крым только в конце 80-х годов), сложилось впечатление, что Крым — это что-то, похожее на рай. Я не знал, что такое рай, но представлял, что там есть горы, леса, реки и озера, много животных, все они пасутся вместе, и никто ни на кого не нападает… Когда мы на пути из Самарканда пересекли Керченский пролив и оказались в Крыму, я увидел солончаки — черную, пыльную землю и острую траву на отдельных участках. Наши старшие мужчины отбежали подальше в поле и начали целовать землю.

Я был удивлен: это же не рай, который я представлял! Подошел к отцу, увидел на его глазах слезы и спросил, что случилось. Отец сказал: целуй эту землю, это наша земля. Мои родители рассказывали мне о своем детстве, а они выросли в горах, где действительно есть леса и дикие звери, хотя и не больше, чем в других местах. В моем сознании все эти красоты сконцентрировались.

— Будь я с Марса, то мог бы спросить у вас: когда крымским татарам жилось лучше — в составе Украины или России?

— Я бы ответил, что в мире все относительно, но свободолюбивым народам нигде не может быть хуже, чем в России. Во всяком случае, из всех известных мне государств только в России притесняют целые народы, которые хотят достойной жизни.

— Аннексия Крыма была для вас неожиданностью?

— Для меня это стало полной неожиданностью. Более того, 18 марта, спустя два дня после незаконного шоу, которое они назвали референдумом, я по-прежнему думал, что Россия создаст в Крыму ситуацию, аналогичную такой, как в Абхазии, и будет торговаться с Украиной и международным сообществом за Крым и вокруг него. Однако оказалось, что у Путина — совсем другие представления насчет его дальнейших отношений с миром. Он отрезал себе путь к отступлению и загнал всех в тупик, аннексировав Крым и включив его в состав России.

— Значит, Путин загнал в тупик и себя?

— Можно только гадать, какие циничные сценарии зарождаются в голове Путина, но мне кажется, что он иногда сожалеет, что нарушил все мыслимые границы, аннексировав Крым. На мой взгляд, он был бы в лучшей ситуации, контролируя Крым и торгуясь за него, но не нарушая до конца международное право.

— Как Путин мог бы контролировать Крым, на нарушая международное право? Экономически?

— В Крыму были его войска, которые находились там в соответствии с действующими договорами с Украиной. Он ввел дополнительные войска, ввел в прямом смысле слова бандитов, оформленных, как разного рода паравоенные структуры, к примеру, казаки. Этих бандитов вербовали во всем Ставрополье и Краснодарском крае, на Кавказе. Путин мог бы держать Украину на крючке, как он теперь пытается это делать при помощи Донецка и Луганска.

— Почему он все-таки выбрал вариант аннексии?

— Думаю, верх одержало предположение, что вся Украина рухнет у его ног. Во всяком случае, Путин был убежден, что вся дуга, которую они называют Новороссией — от Харькова до Одессы и Приднестровья, будет российской или пророссийской. Путин, как и любой хищник, гонится за очень большим и жирным куском, но он им подавился — не донца, а так, что больше не может наступать. Это произошло в конце 2014 года, после Иловайска и больших боев у Донецкого аэропорта. Украинские вооруженные силы сумели организоваться, пока батальоны добровольцев держали фронт, приостановили продвижение Путина вперед.

— Может быть, Путин просто промедлил с наступлением? Говорят, что вначале украинская армия действительно была близка к краху.

— Я тоже в марте, апреле и мае 2014 года тревожился за судьбу южный областей. Там, за исключением Одессы и нескольких мест в Запорожской области, не было крупных украинских центров, смешанный состав населения, многие были поселены из России после Второй мировой войны. Не знаю, промедлил ли Путин, но после Крыма он пребывал в эйфории и думал, что эти области ему преподнесут на блюдечке, и, возможно, поэтому потерял темп. Сегодня никто не будет спорить, что можно только гадать, какая часть жителей Украины вступила бы в партизанскую войну, если бы Путин предпринял вооруженное наступление с любой стороны. Но то, что боеспособной армии не было, признают все. Одно из публичных объяснений военных, почему Украина отдала Крым, — угроза захвата всей Украины, этим оправдывается то, что Крым был быстро отдан.

— В Риге довольно много пропутински настроенных жителей. В Риге правит партия, у которой есть договор о сотрудничестве с партией «Единая Россия».

— Несколько лет назад я сказал в интервью: если бы я не был крымским татарином и не считал целью своей жизни возвращение на родину, то никогда не покинул бы Латвию. Приехав в Латвию молодым человеком, я нашел здесь много родственных чувств в отношении произошедшей трагедии и внутренний протест. Настоящее и будущее Латвии мне небезразлично. Знаю, где корни многих проблем Латвии, что нестабильность связана, в том числе и с насильственным изменением демографически-этнического состава.

Латвия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152450 Рефат Чубаров


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 19 апреля 2017 > № 2493253 Руслан Панкратов

Жёсткий рижский бриз

Сухомлинов Владимир

О русских в Латвии, годовщине Валентина Пикуля и метаморфозах мэра Риги Нила Ушакова

Наш собеседник – известный политик и общественный деятель, депутат Рижской городской думы Руслан ПАНКРАТОВ.

- Руслан, подзабылись времена, когда неграждане в Латвии сами себя полушутя называли инопланетянами. Имели особые удостоверения личности. Оттока русских и русскоязычных сейчас будто бы нет. Всё устаканилось?

- Нет. По статистике в Латвии до сих пор от 300 до 350 тысяч неграждан. Они поражены в правах по 82-м пунктам. Речь и о гражданских, и о политических правах. Гражданство в Латвии давалось, прежде всего, именно по национальному признаку. Предоставлялось и русским, если у них были родственники, проживавшие в Латвии до 1940 года. То есть до момента, когда, по мнению правительства, началась советская оккупация.

Как видите, позорное число «неграждан» велико. Всего в стране проживает сейчас 1 750 000 человек. Из них 250 000 чиновников - благодаря этому удерживать власть можно бесконечно долго. Международные и европейские правозащитные организации знают о ситуации, но никто ничего не делает. Всё очень просто. Выгодно создавать очаг напряжения с Россией, некий вызов русским.

Прогресса не видно.

Не надо забывать, что из Латвии в девяностые годы уехали все, кто хотел. Те, кто остался, уезжают обычно на заработки. Потом возвращаются. Поэтому слово «устаканилось» стоит, видимо, заменить другим – свыклись. Да и времена везде непростые. Внутренняя неудовлетворённость живёт во многих душах.

- В каких сферах жизни чаще работают наши соотечественники?

- Очень редко, практически никогда, в системе управления. Можно сказать, что госаппарат собран по этническому признаку, он чисто латышский. Думаю, это сказывается на развитии страны. Иногда посмеиваемся: есть такая профессия – латыш… Русские в основном заняты в сфере высокотехнологичных услуг, в большой торговле, крупном и международном бизнесе. Наши дети обычно знают русский, латышский и английский, латышские, как правило, только свой.

- А есть ли общественные объединения русских, чинятся ли помехи работе?

- Такие объединения есть. Они больше связаны с культурно-гуманитарной сферой. Немало делается. Есть бизнесмены, которые это поддерживают.

Довольно опасно заниматься именно правозащитой. Те, кто прямо или косвенно помогает – скажем, Конгрессу неграждан, потом обычно расплачивается за это. Особенно бизнесмены.

Приходят «вежливые люди» в серых пиджаках из тайной полиции – Полиция безопасности, для первого раза предупреждают. Если не внял, могут последовать репрессии. Скажем, если у тебя юридическая компания, то лицензию на деятельность могут не продлить. Если охранное предприятие, также могут лишить лицензии даже по не очень внятному предлогу. Если будешь, как говорится, «возникать» в политической сфере, могут завести уголовное дело, провести обыски, попытаться склонить к сотрудничеству через вербовку, взять подписку о невыезде. А это тут же ограничивает возможность участвовать в международных конгрессах или правозащитных мероприятиях.

Высказывать своё мнение в гражданско-правовом и политическом поле, как и позволять себе конструктивную критику властей, в Латвии небезопасно. Или вот не все знают, но у нас русских учителей проверяют на лояльность. Мы пытаемся отстаивать свои поруганные права, а спецслужбы страны в это время докладывают о подрыве демократии со стороны «восточного соседа» через СМИ, предлагая запретить русские теле- и радиотрансляции, кино. И это на фоне предложений о создания вооружённых языковых инспекторов, концлагерей для всех русских. У нас накопились вопросы к сотрудникам администрации Президента РФ. Конечно, можно рапортовать высшему руководству о прекрасно проделанной работе, но, может быть, борьба с наци и защита русских соотечественников не менее важны, чем экономические контакты и банковские переводы?

- Как бы тишь да гладь, а по сути – жёстко?

- Очень правильная формулировка! Жёсткий рижский бриз. Латвийское правительство, простите за выражение, иногда выглядит как компания полных идиотов. Вместо того, чтобы прислушиваться к разумной критике, они пытаются добиться, чтобы её не было вообще. В чём вижу идиотизм? Это всё равно как взять и отключить провод пожарной сигнализации, чтобы в случае пожара ревун не напугал своим воем. В Латвии показухи сейчас гораздо больше, чем было в Советском Союзе. С нами не говорят и не пытаются услышать, и даже не планируют с нами говорить и общаться. Элита, ты ж понимаешь…

Параллельно - патологически-маразматическое неестественное желание уесть Россию. Постоянный мотив: мы – лучшие в ЕС по демократии, вот ещё прорыв в экономике, мы балтийский тигр и сразу пишем книги об экономическом чуде. Навязывать этот бред – задача номер один для правящей элиты. Оторванность от жизни вперемешку с презрением и равнодушием, тошнотворным словоблудием и очковтирательством привели страну к полному гниению. И это уже не процесс, это результат, факт. Как врач говорю.

- Кстати, какой-то престиж в каких-то сферах был достигнут не только благодаря самим латышам. Не будем брать производство. Но вот культура. Тут, как в случае с Марисом Лиепой, всё шло через русскую культуру. Рижанином был Валентин Пикуль, советский и русский писатель. Знаю, лично вы много делаете для поддержки вдовы писателя Антонины Ильиничны. Что, ей надо помогать, от чего-то защищать?

- Поддерживать надо обязательно. Во-первых, речь о квартире-музее и уникальном архиве. Внести это в реестр латышских (рижских) музеев пока не получается. Более 7 лет добивались, чтобы его имя получила одна из улиц Риги и это при русском-то мэре. Добились только после настойчивого участия посольства РФ в Латвии и лично экс-посла Александра Вешнякова. С 21 июля 2016 года ещё есть маленькая дорожка, ведущая к морю, её назвали «Тропа Пикуля». 18 октября 2014 года открыли мемориальную доску, в торжественном событии участвовал российский министр культуры Владимир Мединский.

Недавно отмечали восьмидесятилетие Антонины Ильиничны, и уже начали подготовку к празднованию в следующем году 90-летия самого писателя. Много чего будет интересного. Планируем конкурсы сочинений, показ фильмов, литературные чтения, творческие встречи, концерты. Я убеждён, что Валентин Саввич для всех людей, особенно тех, кто родился в СССР, - символ истинного патриотизма, без всякой лозунговой патетики. У него было такое внутреннее самоощущение, что даже вдали от русской земли он был всегда незримо с ней связан.

- Давно замечено, что русского за границей можно легко распознать. Но бывает, что наши соотечественники особого рвения в изучении местного языка не проявляют.

- После распада СССР и на волне независимости был большой интерес к латышскому языку, что подтверждали соцопросы. Всем было понятно: со знанием языка легче найти работу и закрепиться на ней. Но затем политика внедрения любви из-под палки привела к тому, что даже те, кто выучил язык, используют его только на работе. Латышские власти продолжают эту палку гнуть, добиваясь обратного результата.

Интеграция, может, слово хорошее, но латышский вариант её достижения, на мой взгляд, проваливается. Интеграция по-латышски превратилась в насильственную ассимиляцию. А власти ведь имеют дело с людьми, у которых есть своя культура, и культура великая. Меняются и искажаются русские имена и фамилии. Собираются начать штрафовать за общение на русском в общественных местах. Что это, если не неонацизм?

Националистически озабоченные партии намерены запретить работодателям спрашивать о знании русского языка, который вообще-то просто необходим, например, в сфере услуг. Старая Рига, зона побережья рассчитаны на туристов, там множество русских, это язык общения и… получении прибыли. Сами себе создают проблемы.

Надо признать: в Латвии наблюдается дефицит здравого смысла.

- Есть и более дикие примеры. Скажем, на Украине. Там немало русских, которые стали не просто рьяно делать карьеру, забыв о своих корнях и самоуважении, но прямо поддерживать радикалов – «Москаляку на гиляку!» В чём, по-вашему, природа таких явлений?

- Я думаю, что за этим в немалой степени стоят политтехнологии, тактика ведение психологических войн. Ещё это можно смело назвать манипулятивными техниками или даже суггестией. Подсознательно воздействуют на человека, модулируя его поведение. Как с помощью программ самогипноза, внушения. Есть даже специальные приборы, которые дают закладки в подсознание на базе электромагнитных волн.

В здравом уме человек не станет ненавидеть свою нацию, пытаясь откреститься от неё или действовать против неё.

Национализм – вообще болезнь духа. Например, в религии, если кто-то меняет вероисповедание, он крайне редко будет порочить то, с чем расстался по доброй воле. Предпочёл что-то другое, но остался с Богом. Национализм для меня синоним ненависти, ограниченности, низости духа.

Приведу пример. В Сети как-то прочёл: «Я выучила латышский язык и выбросила томик Островского». Чем тут гордиться?

Чем больше знаешь языков, тем лучше. Если читаешь Шекспира или Гёте на их родных языках – здорово! Язык – инструмент. Бахвалиться, что не знаешь языков – знак невежества. Более того, я бы сказал, что это сатанизм, если использовать религиозную риторику.

Поэтому, говоря об упомянутых вами русских на Украине, которые забыли о своих корнях, считаю это помешательством. Отрезвление, думаю. будет очень тяжёлым.

- Есть явления, я бы сказал, не менее удивительные. Вот мэр Риги Нил Ушаков. У нас его долго воспринимали как защитника русских, русской культуры… И вдруг фотографии в фэйсбуке чуть ли не в обнимку с сенатором-русофобом Маккейном из США? Правда ли это?

- Чистая правда. Мы не знаем, что произошло с Нилом Ушаковым. Я бы даже хотел попросить прощения у людей, которые его когда-то любили или продолжают любить. Но это теперь совершенно не тот, кого мы знали, с которым начинали работу. Сейчас это человек, который уже неприлично рьяно старается угодить правящей элите. Можем только строить версии, для чего он старается. Получить власть, стать министром, премьер-министром?

Не знаю, но мы видим во всём этом предательство. Человек считает, что русские у него в кармане. Права русскоязычных, как и русскую культуру, он уже давно не защищает. Стал абсолютно прозападным. Ему нравятся западные ценности, где отношения строятся на деньгах.

Первый звоночек был, когда он сфотографировался на фоне американского танка. И даже не понял, что сотни тысяч русских людей в Латвии обескуражены и оскорблены тем, что он радуется приходу американской армии и натовских подразделений к нам в страну, вообще в Прибалтику. Ведь ясно, что американцы готовятся к войне с Россией. Это очень напряжённый момент. Плюс добавлю, что никто нам, русским Прибалтики, не даст стопроцентную гарантию, что тут не готовится геноцид. Что мешает или может помешать? Исторический опыт был.

Репатриация прибалтийских немцев из Латвии, Литвы и Эстонии в Германию в 1939—1941 годах затронула более 60 000 в Латвии, около 50000 человек в Литве, более 10 000 в Эстонии. То есть прогнали 120 000 немцев, которые здесь жили с конца ХII века и много чего достигли. Сохранился список позиций, запрещённых к вывозу. В нём валюта, латвийские деньги, ценные бумаги, драгоценности, оружие, автомобили, мотоциклы и многое другое. Сохранились воспоминания, когда в этот ряд могла попасть…банка варенья. Уничтожение евреев также имело здесь беспрецедентный характер. Именно тут геноцид евреев впервые был тотальным. Расстрелы были не столько антисемитскими, сколько шли от полной вседозволенности и алчности, а в ряде случаев — из-за стремления «загладить вину» за сотрудничество с советской властью в 1940-1941 годах. Где гарантия, что тут не продолжат реализацию утопической идеи о «латышской Латвии», чему пока мешают русскоязычные?

Ни для кого не секрет, что натовский альянс это чисто американский проект, американская армия, которая якобы предназначена для сдерживания нападения, но в ещё большей мере нужна, чтобы удержать в креслах ту власть, которая США выгодна.

Большинство экспертов уверены, что натовские учения на нашей территории не носят оборонительного характера, никто в окопах больше не сидит. Отрабатываются карательные зачистки, операции по подавлению повстанческого движения или голодных бунтов.

Я уверен, что у главы МИД Латвии Эдгара Ренкивича, который, кстати, запретил фестиваль «Новая волна», тоже бывают встречи с американским сенатором и главным русофобом Маккейном в рамках исполнения должностных обязанностей. Но даже этот господин, которого сложно уличить в любви к России, не выставляет подобных фотографий в фэйсбуке, как предмет гордости.

Хорошо знаю, что этого сумасшедшего сенатора побаивается большая здравомыслящая часть самих латышей, поскольку он крайне деструктивен и явно хочет войны, подталкивает к ней. Кому это может понравиться? Выходит, что Нилу Ущакову. А это уже не мальчишество, и должно получить чёткую оценку, в том числе со стороны представителей российской власти. Ведь это недружественные шаги в отношении РФ и русских, живущих в Латвии и всей Прибалтике.

- А как Нил Ушаков взаимодействует с вами, депутатами Рижской думы?

- У нас есть фракция «Согласие», она авторитетна, состоит в коалиции общим числом 38 депутатов. Считается, что мы своего рода Русская партия. Нил Ушаков в последние три-четыре года всё более открещивался от всего русского и российского. Старается заменить и активистов в думе, и активистов в партии, на латышей. Но, на мой взгляд, не смог выдвинуть ярких личностей, которые работой и талантом завоевали бы уважение. В желании казаться латышистее самих латышей ведёт только к деструкции. Он когда-то запретил нам участвовать в референдуме за защиту русского языка, а когда понял, что теряет голоса, резко передумал. Мы узнали новость о такой смене из СМИ…

Говорят о влиянии его жены, третьей по счёту, и первой латышке в их ряду. Она – бывший активный член националистической партии «Свободе и Отчизне». Наверное, это о чём-то говорит. Кстати, 16 марта в Риге уже традиционно проводятся марши бывших легионеров Ваффен СС. Раньше мэр их запрещал, через суд решение мэрии отменялось, и марш проводился на законных основаниях, но ответственность полностью ложилась на государство. В этом году мэр уже ничего не запрещал.

- Руслан, не могу не спросить, каков ваш взгляд на происходящее в России?

- Я вижу огромный потенциал России благодаря успехам во внешней политике. Вижу, как русские в Латвии радуются достижениям России, тому, что она встаёт с колен. У нас люди гордятся вашим президентом, благодаря которому с Россией теперь надо считаться и уже нельзя о неё вытирать ноги.

Иногда меня удивляет, что кто-то у вас не замечает этого. Хотя по большинству знакомых и коллег в России вижу, что у них появился здоровый оптимизм, хочется творить, делать, гордиться своей страной. Это мощное энергетическое поле неподдельной любви к Родине.

Ещё. Далеко не все знают, что у нас всё больше латышей принимает православие, их уже более 100 000, они интересуется русской культурой, её историей, самобытностью. Особенно живописью, кино. Люди семьями приходят посмотреть русские мультики, просят побольше картин для детей и семейного просмотра.

Можно спорить о числе плюсов и минусов, но я лично вижу, что у России большое и прекрасное будущее.

Беседу вёл Владимир Сухомлинов

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 19 апреля 2017 > № 2493253 Руслан Панкратов


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 5 апреля 2017 > № 2129275 Эдгар Ринкевич

«Отношения Риги и Москвы испортились из-за Крыма»

Глава МИД Латвии рассказал, почему ухудшились отношения с Россией

Владимир Ващенко

Латвия — страна, которая разместила у себя контингент НАТО и поддержала введение санкций против России после присоединения к российской территории Крыма. Вместе с тем в Латвию по-прежнему приезжает немало туристов из РФ, а российские бизнесмены инвестируют туда деньги. В кулуарах встречи министров иностранных дел Североатлантического альянса глава латвийского МИДа Эдгар Ринкевич рассказал «Газете.Ru», почему отношения Риги и Москвы испортились и как их можно улучшить.

— Как вы считаете, отношения между нашими странами могли быть лучше?

— Конечно, они могли бы быть намного лучше. К сожалению, эти отношения испортились после того, что произошло с Крымом. А мы считаем, что это противозаконная аннексия, которая нарушает все нормы международного права, начиная от Устава ООН и заканчивая Будапештским меморандумом. Произошедшее подорвало некоторое доверие с нашей стороны, так как у нас в памяти слишком свежо еще то, что случилось в 1940 году. Некоторые аспекты аннексии Крыма в принципе напоминают прецеденты с независимой Латвией, Литвой и Эстонией в то время.

Тогда на их территорию тоже вошли войска, тоже прошел «независимый референдум». В итоге мы как-то очень быстро присоединились к СССР.

Но хочу отметить, что в истории наших отношений были и более светлые периоды. В свое время я работал с бывшим президентом Латвии Валдисом Затлерсом, когда он в 2011 году приезжал с официальным визитом в Москву. Мы заключили порядка десяти договоров о сотрудничестве, которые касались туризма, вопросов образования, культуры и так далее. Казалось, мы идем к диалогу, в том числе и по трудным вопросам общей истории и общего прошлого. Но то, что случилось в 2014 году, повлияло на наши отношения отрицательно.

— Есть ли у вас информация о каких-либо действиях с российской стороны, направленных против Латвии?

— Если говорить о военных провокациях, то их нет. Их нет в том числе и потому, что после варшавского саммита в 2016-м силы Североатлантического альянса в трех прибалтийских республиках, а также в Польше, были очень серьезно укреплены. Думаю, Россия хорошо понимает, что военный вызов НАТО не к добру ни для кого. Но то, что мы называем информационной и пропагандисткой войной, против нас со стороны России все же наблюдается.

— До недавнего времени российские компании и бизнесмены активно инвестировали деньги в Латвию. Как вы думаете, их интересы оказались серьезно затронуты после того, как Рига присоединилась к санкциям против России?

— Давайте будем все же точны. Мы не присоединялись ни к чему, это было решение 28 государств Евросоюза. Но на снижение инвестиций в нашу страну со стороны российских предпринимателей, думаю, повлияли все же не санкции и контрмеры, которые ввела Россия. Тут дело в том, что ухудшилось общее экономическое положение в России. Кроме того, сейчас многие страны, особенно нефтедобывающие, испытывают проблемы в экономике из-за снижения цены на нефть. Вместе с тем я знаю, что и у латвийского, и у российского бизнеса есть общие интересы и желание сотрудничать. Если экономические связи между нами наладятся — это хорошо. Но вместе с тем мы должны понять, что ключ к нормализации отношений как политического, так и экономического характера — это выполнение минских соглашений.

Пока мы прогресса в этом вопросе не видим. В июне будет очередное обсуждение вопросов по санкциям в Евросоюзе. Впрочем, до того времени еще есть два месяца, и что-то может и поменяться. Уверен, что совместный латвийский и российский бизнес почувствует себя более уверенно тогда, когда будут разрешены общие сложные политические вопросы.

— В последнее время в Латвию приезжает довольно много туристов из России, так как она близко к нашей границе и там многие говорят по-русски. Как вы думаете, можно ли ввести какой-то облегченный порядок получения визы Латвии для тех туристов, которые приезжают в страну на небольшой срок?

— С 2013 года действует так называемый упрощенный приграничный визовый режим между Латвией и Россией, а также Латвией и Белоруссией. Это касается приграничной полосы, глубина которой составляет полосы на 30–50 км. Есть четкая формула по поводу того, как эта полоса определяется. Рига, например, удалена от границы с РФ примерно на 300 км. А значит, она не может считаться приграничной зоной по правилам Европейского союза. Кроме того, в последние несколько лет Латвия выдала россиянам довольно много виз сроком на три года и на пять лет, чтобы облегчить им возможность приезда в нашу страну. Хочу отметить, что за последние пару лет количество туристов из России в Латвию упало. Мы это связываем не с вопросами получения разрешения на въезд, а с экономическим кризисом и изменившимся валютным курсом. Не все россияне сейчас могут позволить себе поездку в Ригу даже на день или на два. Впрочем, насколько я слышал, сейчас международные рейтинговые агентства прогнозируют некоторый подъем экономики России. Это может позитивно сказаться на потоке туристов из России в Латвию.

— Некоторые граждане и жители Латвии приняли участие в боевых действиях на юго-востоке Украины. Те, кто вернулся потом на родину, были привлечены к уголовной ответственности. Почему это произошло, ведь они не воевали против интересов латвийского государства?

— Участие граждан Латвии в боевых действиях в Донбассе незаконно. И в нашем уголовном кодексе, и в законе о гражданстве сказано, что если наш гражданин без разрешения правительства находится в составе другой армии — это уже противозаконно. Если же этот человек воюет на стороне какого-либо участника конфликта за пределами Латвии, то это тем более наказуемо. И мы здесь не делаем различий, состоит ли он в ИГ (запрещенная в России террористическая группировка) или он воюет в составе каких-то формирований так называемых ДНР/ЛНР. Люди, которые туда поехали воевать, хорошо знали, что это незаконно.

Наши правоохранительные органы завели где-то 10–12 уголовных дел по людям, воевавшим в Донбассе и в Сирии на стороне ИГ (а есть у нас и такие, к сожалению). И если кто-то из наших граждан или неграждан, неважно, отправился в Донбасс и решил повоевать, то ему придется ответить по закону.

— Великобритания начала процедуру выхода из Европейского союза. Многие граждане Латвии уже давно работают и живут в Соединенном Королевстве. Будет ли латвийское правительство создавать какую-то программу для тех, кто вернется в результате Brexit на родину?

— Мы только сейчас получили официальное уведомление от правительства Великобритании о том, что процесс выхода этой страны из ЕС официально начался. Главная задача для нас сейчас — это добиться того, чтобы статус наших граждан, которые живут и работают в Великобритании, не менялся. То же самое касается и британских граждан, которые живут и работают в Латвии. Мы также хотим, чтобы их интересы не были ущемлены. Как этот вопрос решится юридически — пока неизвестно, так как прошло слишком мало времени с момента начала выхода Лондона из Евросоюза. В феврале 2017 года я встречался с министром иностранных дел Великобритании, министром по Brexit и депутатами парламента этой страны. Мы оказались едины в том, чтобы граждане наших стран в результате этого события не пострадали. У нас в свое время была программа по возвращению в страну тех, кто уехал, возможно, будут и еще схожие проекты. Мы были бы рады, если бы они вернулись к нам. Но вот вернутся ли они или нет — это уже решение их самих.

— С момента выхода Латвии из СССР прошло 26 лет. Уже подросло поколение тех, кто родился после этого события. Тем не менее более 10% населения официально являются негражданами страны. Может, стоит упростить для них процедуру получения паспорта латвийского гражданина?

— Я думаю, что те неграждане, которые хотели стать гражданами Латвии, давно этого сделали. Причин того, почему часть из них не хотят получать паспорт латвийского гражданина, довольно много. В том числе это происходит и потому, что в 2008 году Россия предоставила негражданам Латвии право безвизового путешествия в Россию. То же самое после сделала и Белоруссия. Есть такие люди, которые считают, что им гражданство не нужно. В своем нынешнем статусе они могут работать, но не могут участвовать в выборах и занимать государственные должности. Я не думаю, что надо облегчить процедуру, она и так гибкая. Она прошла экспертизу нескольких профильных, в том числе и международных, организаций. Но если гражданин Латвии не говорит на латышском, не знает основ конституции и истории страны, то у меня большие сомнения в том, что он гражданин нашей страны в широком смысле этого слова.

Я не знаю, почему люди прожили 50 или хотя бы 20 лет в Латвии и не знают ее языка. И, насколько мне известно, в российском обществе есть сейчас тоже дискуссия о том, что люди, претендующие на гражданство вашей станы, должны знать ее язык.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 5 апреля 2017 > № 2129275 Эдгар Ринкевич


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rosbalt.ru, 30 марта 2017 > № 2148997 Владимир Соколов

В Латвии увольняют учителей, прививающих детям «российские псевдоценности». Лидер Русской общины республики Владимир Соколов называет это запугиванием.

Глава Политической полиции Латвии считает, что некоторые педагоги «выражают нарративы российской пропаганды».

Поправки к Закону об образовании, принятые в Латвии в прошлом году, предусматривают, что если педагог или руководитель какого-либо учебного заведения Латвии нелоялен своей стране и ее Конституции, работодатель должен немедленно его уволить. В течение последующих 5 лет получившему «черную метку» педагогу будет запрещено работать по специальности. Как нелояльность могут быть расценены такие действия учителя, которые «в ходе учебного процесса формируют неправильное отношение к себе, другим, труду, природе, культуре, обществу и государству».

В интервью программе Латвийского телевидения «Утренняя панорама» начальник Полиции безопасности Нормунд Межвиетс заявил, что, на его взгляд, данные законодательные поправки необходимы, и особого внимания заслуживают образовательные учреждения, связанные с организациями русских соотечественников.

«У государства должны быть инструменты, которые можно направить против нелояльных государству людей в системе образования, — утверждает Межвиетс. — Необходимо принимать во внимание контекст и фон, на котором эти поправки разработаны. После того как произошла агрессия России на Украине, Россия продолжила активно работать со своей диаспорой. И одна из целей российской политики соотечественников — работа с молодежью и с детьми, чтобы целенаправленно вырастить новое поколение приверженных российским псевдоценностям молодых людей, которые соответственно интегрированы в пространство „Русского мира“. К сожалению, в поле нашего внимания периодически попадают лица из образовательных учреждений, которые являются педагогами… И эти люди пытаются в своей педагогической деятельности (…) выражать нарративы российской пропаганды».

Чиновник не называет количество учителей, которые находятся под наблюдением у Полиции безопасности, однако отмечает, что о таких случаях его спецслужба информирует Министерство образования и науки Латвии и Государственную службу качества образования. И дальнейшие решения принимают уже эти учреждения. Поправки к закону, на взгляд Межвиетса, способствуют улучшению ситуации в латвийском обществе.

Угрозы и псевдоугрозы

Не бросают ли такие заявления тень на всех учителей в Латвии и вообще на каждого человека, который участвует в работе организаций российских соотечественников или сотрудничает с ними и какой месседж они подают обществу в целом?

На мой взгляд, Нормунд Межвиетс в данном случае рассуждает скорее не как руководитель силовой службы, а как политик. Понятия нарратива, псевдоценностей — все это элементы политологического дискуса. С другой стороны, любопытна его позиция в отношении угроз. На вопрос о его мнении насчет того, разрешать ли в Латвии ношение паранджи, против которого выступают многие страны ЕС, связывая это с возможной угрозой мусульманского терроризма, он ответил, что у Полиции безопасности по этому вопросу нейтральная позиция. То есть получается, что по поводу угрозы мусульманского терроризма у ПБ мнения нет, а по поводу русской угрозы мнение четко обозначено. Но мнение это обозначено достаточно странно.

Когда говорят «российские псевдоценности» — что конкретно имеется в виду? Об этом говорят исключительно «в общем». Когда Полиция безопасности не артикулирует, не раскрывает содержание термина, то получается весьма размытая формулировка, дающая самое широкое поле для субъективного толкования. Когда-то была популярна фраза: «Есть мнение…» Вот и у меня складывается впечатление, что по этому поводу у кого-то «есть мнение». Хорошо, когда об этом рассуждает политик, но если так говорит начальник спецслужбы, которая на основании «мнения» может привлечь к уголовной ответственности любого человека, — это страшно. И меня как обывателя это пугает.

Ценности и бесценности

Я не знаю, какие такие псевдоценности проповедует «Русский мир». Каждый человек имеет право на свой язык, свою историю, своих героев и свои мифы. Это вполне естественно, это связано с воспитанием, семьей, и личное дело человека, какие мифы ему нравятся. Да и понимание истории может со временем меняться.

Меня удивило и употребление Нормундом Межвиетсом слова «диаспора» в отношении русскоязычных жителей Латвии — оно опять же из политологического арсенала. Диаспора — это этническая общность людей, появившаяся на территории другого государства после создания там государственности. Но русские жили здесь испокон веков, являясь неотъемлемой частью народа, создавая «балто-славянскую культуру». Присутствовали русские и при создании государства — и Первой республики в 1918 году, и при восстановлении независимости в 1991 году. У Международной организации труда при ООН есть положение о коренных народах. Если автохтонные народы жили на определенной территории изначально, то коренные народы — те, которые населяли территории на момент создания государства. И с этой стороны русские ни в коем случае не являются в Латвии диаспорой.

Казалось бы, задача представителей власти состоит в том, чтобы содействовать консолидации общества, продвигать идею «Латвия — наш общий дом», совместно строить экономику и содействовать интеграции и процветанию страны. А с другой стороны, кажется, делается все для того, чтобы ни в коем случае не произошло этой консолидации.

Вопрос лояльности в Латвии стоит давно. Впервые осужденные по вопросу лояльности появились в Латвии еще в 1925--26 гг. Это были руководители двух белорусских гимназий в Латгалии. Правда, суд их тогда оправдал, но гимназии были закрыты. Тогда эти процессы вела Политическая полиция Латвии. И судя по интервью Межвиетса, порой складывается впечатление, что сейчас мы все больше делаем крен от Полиции безопасности к политической полиции. Ведь разговор шел не о терактах и других реальных угрозах безопасности, а о цельности идеалов, лояльности и т. д. Все это вопросы идеологии, а идеология — это аспект политики. Если так, то надо четко артикулировать, против чего мы боремся. И странно, что этим вопросом занимается полиция, силовая структура.

Понятие лояльности определить очень трудно, оно носит достаточно метафизическое значение. Кардинал Ришелье еще в XVII веке сказал, что вопрос верности и лояльности — это всего лишь вопрос чисел. Имелось в виду верность и лояльность одному сюзерену и переход к другому. Можно и так рассматривать.

Законодательно понятие лояльности не закреплено, и трактовать его можно как угодно. И запросто можно попасть под «каток» обвинений в нелояльности, даже не подозревая об этом. Тебе кажется, что ты ответственно работаешь, делаешь все нормально, а оказывается, что ты — о, ужас! — нелоялен. В чем???

«Тихая охота» на нелояльных

Еще один важный момент: Полиция безопасности постепенно становится не только политической, но и тайной. Ведь как может происходить: кто-то пишет заявление о нелояльности того или иного учителя, того уже приглашают в Полицию безопасности, материалы направляют в Министерство образования. И дальнейшие последствия для человека не ясны — скорее всего, на него наложат штраф или уволят, и могут даже не объяснять за что.

Типичный пример — педагогический центр «Эксперимент» частной школы Innova Зальцермана, которой было отказано в аккредитации и продлении лицензии из-за письма от Полиции безопасности, согласно которому основатели, выпускники и педагоги школы не являются лояльными государству. И хотя серьезных нарушений при проверке обнаружено не было, Государственная служба качества образования усомнились в том, что школа воспитывает истинных патриотов Латвии.

Реальным поводом, как заявила юрист школы Елизавета Кривцова, было участие бывшего выпускника школы, представителя ее учредителя в организации празднования 9 Мая. То есть достаточно высказанного сомнения! Не думаю, что при этом кто-то может отказать в просьбе такой уважаемой структуре, как Полиция безопасности.

Зачем надо было руководителю секретной службы, озвучивать эти вопросы? Напрашивается ответ — в качестве превентивной меры предупреждения и запугивания.

В Конституции у нас прописано, что все равны. Однако в выступлении Межвиетса через слово было слышно — диаспора, псевдоценности, нелояльность. И это все «на грани». Открыто артикулировать свою позицию нельзя — ведь все должно соответствовать общеевропейским ценностям, и потому все делается тайно. А если называть вещи своими именами, то это русофобия. Познайте нас по делам вашим…

На эту «тихую охоту» наши политики то ли дали добро, то ли ничего уже не могут сделать. И худшую службу здесь служат «сливы» в прессу без названных источников, как в США, где силовые структуры все больше начинают влиять на политику, и «сливов» этих становится все больше.

Горячие прибалтийские «сепаратисты»

Мария Гессен, диссидентка и бывший директор русской службы «Радио Свобода», которую нельзя упрекнуть в безудержной любви к России, сказала: «Мечта, которая подпитывает связанную с Россией истерию, заключается в том, что истерия эта в итоге создаст вокруг Трампа достаточную тень подозрений и Конгресс начнет искать — и найдет — основания для того, чтобы объявить ему импичмент. И если это произойдет, то во многом это станет результатом кампании в СМИ, организованной членами разведывательного сообщества — и создаст опасный политический прецедент, который будет способствовать разложению общества и поощрять паранойю. И это еще самый оптимистичный исход».

Русские Латвии — ресурс или угроза?

У любого государства есть враг внутренний и враг внешний -так было всегда. В дореволюционной России был расхожий лозунг: внешний враг — это германец, а внутренний — «студент, жид и революционер». У нас сейчас это выглядит так: внешний враг — Россия, а внутренний — мы, русские Латвии.

Русских в Латвии 40%. Ресурс это или угроза? Если это ресурс, то Полиция безопасности должна вести с этими людьми обычную нормальную работу, с аналитикой и профилактикой. Работа эта идет стандартно, без привлечения широкого внимания общественности. Если это иначе и Полиция безопасности придает своей работе широкую огласку и, в частности, может руководить процессом образования, значит, это кому-то надо. Всегда можно найти, за что наказать работника, а уж своеобразно трактованному принципу лояльности тем более. За что можно привлечь к ответственности человека? За разные взгляды, за трактовку тех или иных событий в истории?

В Израиле, десятилетиями существующем рядом с реальной угрозой безопасности и при наличии сильнейших службах безопасности в мире, руководители этих служб говорят, что они работают строго на основании закона. Как только службы выходят за его рамки, сами становятся подотчетны закону.

А у нас рамки лояльности и псевдоценностей каждый трактует по-своему. Давайте и мы будем отталкиваться от закона и норм, которые в нем закреплены. Если ты нарушаешь нормы Конституции и т. д., то все понятно. Если иначе — никому и ничто непонятно. Так мы и живем: думаем одно, предполагаем второе, тайно что-то делаем третье, и потом всех запугиваем.

И когда Полиция безопасности, как в старой песне, говорит о том, что если кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет… Все начинают оглядываться и подозревать — кто, где и в чем. Да и то, честно или нечестно живет человек, определяет не он сам, а кто-то за него. Государству надо определиться и четко обозначить степень нарушения и меру ответственности.

Что же касается рисков для конституционного строя Латвийской Республики, то, согласно официальному ответу на мое обращение в Совет национальной безопасности, в ответе от 20.09.2016 г. за подписью секретаря СНБ Яниса Кажоциньша, сказано: «…сохранение и развитие русского языка и культуры не угрожает ни сплоченности общества Латвии, ни конституционному строю нашего государства. Таким образом, повышенные риски для безопасности никоим образом не увязываются с деятельностью русской этнической общины в сфере сохранения языковой, этнической и культурной самобытности».

Даже в опубликованном недавно докладе финансируемого американским правительством исследовательского центра RAND Corporation «Гибридная война в странах Балтии. Опасности и потенциальные ответы» властям государств Балтии рекомендуется наладить взаимодействие с русскоязычным населением.

Есть ценности и есть их толкование. Всем известны незыблемые заповеди для всего человечества. Для «Русского мира» — это традиционные консервативные ценности, основанные на семье, религии, чувстве любви, ответственности и чести. Других нет.

Для меня как старовера, чьи предки веками жили на территории Латвии, это ценности, проверенные временем. Потому они и сохранились. Возможно, для кого-то это «псевдоценности». Если у кого-то, в том числе у г-на Межвиетса, есть какие-то новые ценности — озвучьте их и аргументируйте. Мне нужно услышать их, прочесть и прочувствовать. И тогда я, возможно, соглашусь с ними и откажусь от своих «псевдо». А пока старые, консервативные, традиционные, проверенные веками ценности делают нас добрее, терпимее и защищеннее.

Владимир Соколов, президент Русской общины Латвии

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rosbalt.ru, 30 марта 2017 > № 2148997 Владимир Соколов


Латвия. Великобритания > Армия, полиция > telegraf.lv, 27 марта 2017 > № 2127919 Раймондс Бергманис

В Минобороне Латвии прокомментировали покупку 40 американских танков "Абрамс"

Министр обороны Латвии Раймондс Бергманис ответил на вопросы газеты "СЕГОДНЯ": о закупке танков «Абрамс» и истребителей 5-го поколения F–35, о наказании британского военного, сломавшего нос рижанину, о противостоянии латвийской армии с КВН и «Вечерним Ургантом».

— Каждая из неновых бронемашин CRVT, купленных у Лондона, обошлась латвийским налогоплательщикам в среднем по 2 миллиона евро. Между тем новенький американский танк "Абрамс" стоит 6 миллионов. Не рассматривали возможность вместо 123 британских "полутанков" CRVT купить 40 нормальных танков "Абрамс"?

— Прежде всего хочу сказать, что я очень доволен процессом механизации Национальных вооруженных сил. Проект идет с опережением графика. Когда на проходивших в ФРГ в марте военных учениях Allied Spirit VI ("Дух союзников") я сказал немецким коллегам, что латвийские войска сумели освоить новую для нас технику всего за год, они были очень удивлены.

Что касается американских танков, то да, это очень хорошая машина. Но и очень дорогая. В случае с британскими бронетранспортерами названная вами средняя цена получается с учетом закупки вооружения, обучения экипажей, подготовки инфраструктуры для содержания техники и так далее. Если все эти дополнительные расходы учесть при оценке стоимости танков США, то, думаю, цена заметно превысила бы 1 млрд. евро.

С таким же успехом можно рассуждать, а не купить ли нам новые истребители 5–го поколения F–35. Да, наверное, на один истребитель с соответствующей инфраструктурой нам годового бюджета минобороны хватило бы. Но на другие расходы уже бы денег не осталось.

— Латвия закупает в Австрии самоходные гаубицы, в Британии — бронемашины. Не хотите создать латвийские бронетанковые войска?

— Нет, таких планов нет. Вся техника в подчинении командующего сухопутными войсками Национальных вооруженных сил.

— Зачем вызывать на охрану Латвии словацких солдат, многие из которых впервые услышали про нашу страну, а профессиональных латвийских военных, мотивированных защищать свою родину, отсылать в Ирак, Афганистан, в Африку? Не снизится ли обороноспособность страны от такой неравноценной замены?

— Не снизится. Безопасность Латвии — это и безопасность других стран. Включая страны Вышеградской четверки. Поэтому прибытие к нам словацких военных вполне логично.

— А что угрожает сегодня Латвии?

— Это целый спектр угроз. От международного терроризма до ситуации в России, где было официально объявлено о создании вблизи границ стран Балтии трех дивизий. То есть о появлении дополнительно около 30 тысяч военнослужащих.

Создание новой военной инфраструктуры, рост числа и количественного состава учений российской армии не могут не вызывать у нас опасения. На которые мы реагируем.

— Как идет следствие в отношении пьяного британского солдата, который сломал нос гражданскому Латвии? Он когда предстанет перед судом?

— Я думаю, этого солдата уже постигло суровое наказание. Думаю, что за такое нарушение он предпочел бы предстать перед судом в Латвии, чем у себя на родине в Великобритании.

В свою очередь Министерство обороны Латвии уже извинилось перед пострадавшим.

— Какое наказание понес британский военнослужащий?

— Думаю, очень суровое наказание.

— Британская сторона не проинформировала вас о степени наказания дебошира?

— Нет.

— Минобороны Латвии оплатило исследование, которое выявило угрозу в лице КВН и Ивана Урганта. А что дальше? Как с этими угрозами бороться?

— Ну если юмор признан эффективным оружием в стратегических коммуникациях, то почему бы и нам не использовать это оружие.

— В латвийской армии создадут команду КВН?

Латвия. Великобритания > Армия, полиция > telegraf.lv, 27 марта 2017 > № 2127919 Раймондс Бергманис


Азербайджан. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 10 марта 2017 > № 2149340 Юрис Маклаковс

Я в восторге от Азербайджанской кухни – посол Латвии в Баку

Агентство «Интерфакс-Азербайджан» и ресторан Анадолу продолжают совместный проект «Завтрак с дипломатом». В рамках этого проекта разговор с представителями иностранного дипкорпуса, работающих в Азербайджане, ведется в неформальной обстановке. Очередной гость проекта посол Латвии в Азербайджане Юрис Маклаковс.

Господин Маклаковс, благодарны Вам за то, что приняли наше предложение позавтракать с нами. Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Где и на каких должностях Вы работали до назначения послом Латвии в Азербайджан?

Начну с того, что в Азербайджане в качестве посла я работаю 1,5 года. До этого 4,5 года служил послом в Казахстане и нерезидирующим в Кыргызстане. Может быть интересный факт, что по образованию и до службы в Казахстане я был военнослужащим. Я генерал в отставке. На родине я дослужился до главнокомандующего Латвийскими Вооруженными силами. То есть, отслужил более 25 лет. Если не ошибаюсь, 28 лет в рядах Вооруженных сил, как Советского Союза, так и Латвийской армии.

Говоря о себе, хочу отметить, что я женат, у меня взрослый сын. В Азербайджане со мной находится моя супруга, которая тоже наслаждается всеми прелестями Азербайджана.

Вы отметили, что уже как полтора года работаете в Азербайджане. Какие у Вас сложились впечатления о нашей национальной кухне? Что вы можете сказать?

У Вас прекрасная кухня. За эти полтора года во всех своих интервью всегда восхвалял вашу кухню. Когда в одном из интервью местному телеканалу я сказал, что еще не пробовал азербайджанское блюдо хаш, это было в самом начале моей службы в Азербайджане, то буквально на следующий день я получил столько предложений попробовать хаш, что соответственно это реализовал (смеется).

А вам понравилось?

Прошлой зимой ел его три раза. В этом году пока что только один раз.

Значит понравилось…

Да, конечно. Но самое сильное впечатление, было в мой первый день прилета в Азербайджан. Вечером меня пригласили в ресторан и угостили антрекотом. Такого антрекота, такой вкусной баранины я никогда не ел в своей жизни. Это первое воспоминание. Оно периодически всплывает у меня. За полтора года, что я служу в Азербайджане, ни разу не разочаровывался в вашей кухне.

В прошлом году мы посетили прекрасное место Шеки. Попробовал шекинское Пити. Это блюдо для меня тоже было интересным. Когда мы с супругой сидели и не знали, как его правильно начинать есть, подошел официант и попросил Вам помочь? Потому что мы смотрели на луковицу, на суп, на мясо и не могли понять, как это все объединить и приступить к трапезе.

Как-то в новогодний вечер, который мы праздновали в Латвии, моя супруга приготовила долму. Листья этого блюда и курдюк был привезен из Азербайджана. Знакомым и друзьям, которые в тот вечер гостили у нас, очень понравилась долма.

Мы кушаем все. Кухня у вас разнообразная. Что мне нравится, у вас много разновидностей фруктов и овощей. У них сезонный характер, где одни фрукты или овощи дополняют друг друга.

Очень вкусные варенья у вас, которые мы тоже перепробовали.

Ореховое варенье пробовали?

Конечно. Очень вкусное. Вы, наверное, имеете ввиду ордубадские орехи. В прошлом году мы посещали Нахчыван. Попробовали ордубадские орехи, так сказать на месте. В тоже время нас угостили вареньем из ордубадских орехов.

Вы отметили Шеки и Нахчыван. А посещали ли Вы другие регионы Азербайджана?

Да. Гусар. Катался на лыжах в Шахдаге. В 2016 году также посещал Гянджу. Был на прекраснейшем озере Гей-гель. Я обязательно туда еще вернусь. Та поездка в Гянджу была короткой и в силу отсутствия времени я не смог посетить Марал-гель и другие озера, находящиеся там.

Был в Гобустане, Нефтчале, хочу поехать в Ленкорань и Исмаилы, пройтись по всему Апшеронскому полуострову. Стараемся не сидеть на одном месте.

Вы объездили практически пол Азербайджана…

Можно сказать. Главное, у меня остались однозначно положительные впечатления. Мне нравятся исторические места. Мне нравится через историю познавать быт, традиции и культуру народа. Я упомянул Шеки. Там много исторических фактов, которые мы узнали. Церкви…

Удино-албанские?

Да. Албанские церкви, замки ваших шахов… Отреставрированные. В очень хорошем состоянии и прекрасные. И мне кажется, что, то же самое можно сказать о Баку – городе полном истории. Например, Ичери шехер, где сталкиваешься с дворцом Ширваншаха, который своей историей дает представление об Азербайджане. Кроме того, улицы внутреннего города раскрывают много о народе, его традициях и культуре местного населения.

Как Вы думаете, есть ли что-то общего между азербайджанцами и латвийцами?

Вы знаете, мне кажется, что люди, являются основной составляющей всех народов. То гостеприимство, которое есть у вас, и то гостеприимство, с которым можно столкнуться у нас, они практически одинаковые. Несмотря на языковые барьеры или другие трудности люди всегда стараются помочь и дать совет. Может быть, что наше гостеприимство потеряло тот объем, который по-прежнему существует в вашем народе, но, в любом случае, будучи в Латвии в какой-то семье, вас встретят также как и в Азербайджане.

Господин Посол, как Вы оцениваете двусторонние политические отношения между Азербайджаном и Латвией?

Говоря об отношениях, я всегда делю их на политические и экономические. Конечно, их можно разделить еще на несколько направлений – культуру, образование и гуманитарные сферы. Но, принимая во внимание эти два фактора, могу сказать, что в политической плоскости у нас просто отличные отношения, что подтверждает объем совершенных двухсторонних визитов, которые состоялись за все время установления дипломатических отношений. Все наши президенты посещали Азербайджан. Ваш президент Ильхам Алиев два раза совершал визит в Ригу.

В прошлом году Азербайджан посещал спикер парламента Латвии. Было сделано приглашение председателю Милли Меджлиса Огтаю Асадову, совершить ответный визит в Латвию, который должен состояться в текущем году. Также мы разрабатываем визиты на более высоком уровне. Имею ввиду визит Президента.

Латвии?

Да, Латвии. Частыми гостями Азербайджана также являются наши экс-президенты. Например Вайра Вике-Фрейберга, в силу того что является сопредседателем Международного центра Низами Гянджеви. Господин Валдис Затлерс, также посещал Азербайджан неоднократно. Действующие министры и главы различных ведомств Азербайджана и Латвии совершают частые взаимные визиты.

Визит президента Латвии господина Раймондса Вейониса намечен на 2017 год?

Да. Визит состоится 16-17 марта 2017 года.

Господин Маклаковс, какие между нашими странами имеются достижения в сфере экономики? Каков товарооборот между Латвией и Азербайджаном?

К сожалению, последние годы, которые характеризующиеся кризисом, вызванным снижением цен на нефть и другими факторами, повлекли спад в экономических взаимоотношениях между Азербайджаном и Латвией. И спад этот, довольно-таки сильный. Если сравнивать по годам, в течении последних трех лет наблюдается снижение на 40%.

Ежегодно?

Да. Возьмем 2014 год, товарооборот между нашими странами был $30 млн. В 2015 – чуть больше $16 млн, а в 2016 – $11 млн. Это серьезный спад. Вопросы экономики являются первоначальными, как в моей работе, так и в работе вашего посла в Латвии (Джаваншира Ахундова – Ф.И). Мы уже встречались и разговаривали об этом. Соответственно мы будем делать все, чтобы поднять товарооборот.

Каким образом вы намерены стимулировать весь этот процесс?

Азербайджан буквально недавно упростил выдачу виз для иностранных граждан. Внедрив электронную выдачу виз, намного упростил процедуру ее выдачи. Принимая во внимание этот маленький факт, я хочу использовать его в качестве примера. Скажем так, чтобы говорить об экономических взаимоотношениях мы должны начать с простых шагов. Люди должны свободно передвигаться, идти друг к другу. Когда они будут это делать, они будут находить партнеров, с которыми они смогут работать и сотрудничать.

Этот маленький шаг уже сделан. Принимая во внимание, что латвийская авиакомпания совершает сезонный полет с мая по сентябрь, упрощенная система выдачи виз даст дополнительный импульс на увеличение количества туристов в обоих направлениях. Соответственно я надеюсь, что облегченный режим получения азербайджанской визы позволит продлить этот временный сезонный полет на весь год. Ввиду этого, я думаю, должны улучшиться экономические предпосылки, должны появиться новые друзья, партнеры и это все однозначно поможет и улучшит экономические взаимоотношения между нашими странами.

Немаловажный фактором, я бы сказал, локомотивом для расширения и развития экономических отношений может быть и азербайджанская диаспора в Латвии. В Латвии еще с советских времен проживает более 2 тыс. азербайджанцев. По латвийским меркам это большая диаспора. Они являются гражданами нашей страны, занимают высокие посты. У нас есть азербайджанец, который работает в нашем парламенте. Он сюда приезжал, встречался и с президентом. То есть, предпосылок для развития экономических отношений много.

Каковы перспективы по развитию, расширению и укреплению отношений по совместному сотрудничеству или скажем, по участию в проектах? К примеру, ваш сосед по Прибалтике Эстония, заинтересована в сотрудничестве с Азербайджаном в проекте Север-Юг.

Латвия тоже позиционирует себя, как транзитная страна. У нас есть морские порта, у нас незамерзающие порта в Риге, которые мы активно используем на протяжении многих лет. Также у нас хорошо развиты железные дороги, и мы говорим о том, что наш контейнерный поезд ZUBR, также как и литовский Викинг может быть составной частью железнодорожного проекта (Шелковый путь – Ф.И), реализуемого Азербайджаном. В моей работе также много внимания уделяется всем тем проектам, которые Азербайджан развивает. Будучи страной Евросоюза, мы также заинтересованы в вашем газовом проекте TANAP (Транс-Анатолийский газопровод), в железной дороге Баку-Тбилиси-Карс.

То есть Вы считаете возможным присоединение ZUBRа к транспортному проекту Шелковый путь?

Да. Я веду переговоры с руководством соответствующих структур Азербайджана, которые также предлагают, чтобы ZUBR подписал договор и включился бы в тот путь, к которому Викинг уже подключился.

А вы не задумывались о региональном сотрудничестве, скажем, использовать Азербайджан в качестве площадки для выхода в страны Центральной Азии или Ближнего Востока?

Ко мне обращались латвийские бизнесмены, которые интересуются выходом на Иран. В связи с тем, что с Ирана сняты санкции, есть заинтересованность в этом направлении. Также хочу сказать, что в Латвии, приблизительно 120 совместных азербайджано-латвийских предприятий, которые успешно работают и азербайджанцы активно инвестируют в экономику Латвии.

А какова сумма азербайджанских инвестиций в экономику Латвии?

На прошлый год она составляла 11 млн евро прямых азербайджанских инвестиций. К сожалению, не могу похвастаться такими же цифрами латвийских инвестиций в Азербайджан. Но, в Азербайджане представлены латвийские предприятия. Это фармацевтические и финансовые предприятия.

Кстати, о фармацевтике. Недавно в Азербайджане был заложен фундамент азербайджано-иранского предприятия по производству лекарств, а до этого, строительство аналогичного завода было начато совместно с Россией. Есть такой же интерес со стороны Латвии?

С этим запросом я обращался в Латвию. К сожалению, интереса со стороны латвийских фармацевтов не было выражено. С моей стороны, со стороны посольства, это предложение сделано. Я знаю, что в Сумгаите есть свободная экономическая зона (химико-промышленный парк – Ф.И), где предусматривается развитее подобных предприятий.

Вы отметили, что в Латвии активно работают 120 азербайджано-латвийских компаний. В какой сфере экономики они задействованы?

В основном это сфера недвижимости.

Насколько известно, приоритетные направления торгово-экономического сотрудничества страны определяют в ходе заседаний совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству (МПК). Намечается ли в ближайшей перспективе проведение очередного заседания азербайджано-латвийского МПК?

Заседание азербайджано-латвийского МПК состоялось в прошлом году в Риге. В ходе встречи мы говорили много и о многом. Но, к сожалению, как я говорил уже, экономическая составляющая является очень слабым звеном в наших взаимоотношениях. Мы должны не покладая рук работать и находить конкретные планы, чтобы выровнять сложившеюся ситуацию в торгово-экономических отношениях. Что касается заседаний МПК, мы их проводим, обычно, раз в два года. В этом году подобное заседание пока не планируется.

А каковы показатели в сфере образования? Осуществляется ли обмен студентами?

Немаловажный факт, что в Латвии обучаются 170 азербайджанских студентов.

Позвольте задать Вам вопрос уже как генералу в запасе. Как Вы оценивает сотрудничество между Баку и Ригой в военной и военно-технической сфере?

К сожалению, у нас нет сотрудничества в этом направлении. Мы предлагали сотрудничество в этой сфере. Я встречался Министром обороны, была заинтересованность. К примеру, у нас есть школа разминирования и в свое время там обучались азербайджанцы, есть школа подводного плавания, дайвинга. Это как специализация. В этих направлениях была заинтересованность азербайджанской стороны посылать своих представителей на обучение. Кроме того, мы также предлагали специализированные курсы английского языка - по военной терминологии. На днях Министерство обороны Латвии прислало два приглашения для офицеров Азербайджана на курсы подводного плавания.

Идут ли переговоры на сегодняшний день по названным вами направлениям по военному сотрудничеству?

Они были. Министр обороны (Азербайджана Закир Гасанов – Ф.И) совершал визит в Латвию, и были переговоры.

Продолжая военную тематику, какова сегодня численность латвийской Армии?

Латвийская Армия на данный момент насчитывает 5 тыс. профессиональных военнослужащих. Кроме того, у нас есть Национальная гвардия, численность которой колеблется между 10-11 тыс. Часть ее постоянная, часть в запасе. Призываются во время кризисных ситуаций, когда необходимо привлечение дополнительных сил.

Есть также и постоянная основа. Так называемое основное ядро национальной гвардии. Это профессионалы, а все остальные гражданские.

Насколько известно ВС Латвии комплектуются на добровольной основе лицами мужского и женского пола, достигшими возраста 18 лет. Не намерена ли Ваша страна пересмотреть данный пункт законодательства и сделать воинскую службу обязательной?

Дискуссий по данному вопросу было много. В ближайшей перспективе, я думаю, что Латвия не вернется к обязательной воинской службе.

Господин Посол, Латвия является членом Европейского Союза. Смогла ли Ваша страна достичь всех тех целей, которые были поставлены при вхождении в этот союз?

Вы знаете, я считаю, что наши амбиции всегда должны быть намного выше того, чего мы можем достичь, чтобы бы всегда иметь желание двигаться вперед. Но, при этом, хочу сказать, что всех целей, которые были поставлены при вхождении в Евросоюз в 2004 году, Латвия добилась.

Конечно, есть люди довольные и недовольные этим. Но с моей точки зрения, интеграция Латвии в Евросоюз идет хорошо. Некоторые желают больше инвестиций, больше квот. Как вы знаете, в ЕС есть квоты на сельхозпродукты, вылов рыбы и другие сферы производства. Но, в то же самое время, ЕС борется за качество и выбирает те предприятия, которые производят более качественные продукты. Это дает стимул нашим предпринимателям искать что-то новое в ЕС, продвигать и развивать другую нишу, которой не существуют в Европейском Союзе и работать над качеством.

Наряду с этим, мы добились прекрасного инвестиционного климата за счет того, что находясь в составе Евросоюза обеспечили безопасность и доказали, что в Латвию можно инвестировать и делать бизнес в этой стране, также как и в остальных европейских странах. Я думаю, основные цели, которые ставились перед страной, достигнуты.

Азербайджан и ЕС дали старт переговорам по новому проекту соглашения по стратегическому партнерству. Как Вы считаете, какое влияние окажет новое соглашение отношениям между Баку и Ригой, в частности, способствует ли новое соглашение улучшению торгово-экономических связей?

Латвия, как член ЕС поддерживает инициативу, уже не инициативу, а реальные шаги, т.к. переговоры уже начались по проекту стратегического партнерства. Заключением соглашения по стратегическому партнерству будет улучшено сотрудничество с ЕС. Это однозначно и неоспоримо. С другой стороны, это в разы приблизит наши взаимоотношения, азербайджано-латвийские. Мы с вами говорили об улучшении экономики. Вот в этом договоре есть раздел, который связан по экономическим взаимоотношениям между ЕС и Азербайджаном. Принимая во внимание тот недостаток, а именно падение товарооборота между Азербайджаном и Латвией, а также необходимость принятия действенных мер для его улучшения, думаю, что это стратегическое соглашение поможет устранить все недочеты и отрицательные элементы и будет способствовать улучшению экономического сотрудничества. В целом, считаю, что этот договор даст положительный импульс нашим экономикам.

Как Вы знаете, одним из наболевших вопросов Азербайджана является армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт. Официальная позиция Латвии в этом конфликте нам известна и неоднократно озвучивалась на самом высшем уровне. Мне интересно услышать Ваше мнение, как дипломата и как бывшего главнокомандующего латвийскими ВС. Каким лично Вы ведете урегулирование карабахского конфликта?

Есть такая поговорка, плохой мир, всегда лучше, чем хорошая война. В любом случае, любая война, заканчивается переговорами и заключением договора. Есть все предпосылки к тому, что переговорный процесс по мирному урегулированию карабахского конфликта, посредником в котором выступает Минская группа ОБСЕ, завершится успешно.

Да я понимаю, что это происходит очень долго. Но, с моей точки зрения, и с официальной точки зрения Латвии, этот конфликт должен решиться мирными переговорами.

Буквально недавно, и ваш президент, и наше руководство высказало мнение о том, что будут стараться сделать все для мирного урегулирования конфликта. Я думаю, что это единственный правильный шаг. Война будет иметь долгосрочные последствия для вашего народа и региона в целом… Закавказского региона и для стран, которые окружают его. Это никому не нужно. Эхо войны отдастся и на Европейский Союз. Поэтому, мирный вариант - это самое главное решение. Считаю, что нужно делать все и добиваться политического решения конфликта за переговорным столом. Наши государства (Азербайджан и Латвия – Ф.И), и страны Евросоюза в том числе, должны приложить все усилия, чтобы способствовать мирному решению карабахского конфликта.

Господин Посол, если позволите, хотел бы, задать Вам несколько вопросов относительно внешней политики Латвии. Как Вы считаете, как сложатся взаимоотношения между ЕС и Вашингтоном в ближайшей перспективе с избранием Дональда Трампа президентом США, в частности с Латвией?

Вы знаете, Латвия видит в США своего стратегического партнера. Мы всегда считали, что взаимоотношения между Ригой и Вашингтоном должны строиться прагматично на взаимовыгодных основах. Соответственно, мы по-прежнему считаем, что взаимоотношения останутся таким же, какими и были. Вне зависимости от того, кто стал президентом в США – республиканцы или демократы, Обама или Трамп. Одним из приоритетов нашей внешней политики является безопасность, и через эту призму мы рассматриваем наши взаимоотношения с Вашингтоном. Как известно, господин Трамп будет уделять внимание НАТО, вопросам безопасности, и чтобы все члены североатлантического альянса вносили пропорциональные взносы.

В тоже время, я вижу, может быть, какие-то изменения в экономических взаимоотношениях, которые будут пересмотрены между ЕС и США. Как вы знаете, Трамп, как человек, который всю жизнь находился в бизнесе, и соответственно, он будет уделять внимание экономическим вопросам. Но в основном считаю, что взаимоотношения останутся хорошими и ничего не сулит их ухудшению.

С этим все ясно. А как может сказаться «Brexit» на Латвии?

Латвия вступала в Евросоюз, который предусматривает свободу перемещения товаров, денег, людей, рабочей силы. В этой связи, много латышей перебралось в поисках работы в Великобританию. Это единственный серьезный фактор. Все еще открытым остается вопрос, смогут ли они остаться и работать в Великобритании или должны будут вернуться? Останутся ли у них какие-то социальные гарантии после выхода Великобритании из ЕС? Эти вопросы до конца не ясны.

Повлияет ли уход Великобритании из ЕС на торгово-экономические отношения с Латвией?

Что касается торгово-экономических отношений между Ригой и Лондоном, есть позиции, где есть хорошие показатели во взаимоотношениях с Великобританией. Я думаю, что они будут перенесены в двустороннюю плоскость и торговый оборот сохранится. Потому что, выходя из ЕС, Великобритания будет стараться по возможности, так сказать, уменьшить риски ухудшения своих экономических отношений со странами Евросоюза. Как известно, основная причина «Brexit» - экономическая составляющая. Так как, жители Великобритании считают, что они передают ЕС много денег. Второй вопрос - это миграция в эту страну. Думаю, что экономические связи сохраняться. Возвращаясь к вышесказанному, основным вопросом для нас в уходе Великобритании остаются люди, граждане Латвии, которые на данный момент находятся там. Работают и учатся.

Господин Маклаковс, как Ваша страна строит взаимоотношения, в том числе экономические, со своим самым крупным соседом Россией на фоне наложенных на Москву санкций странами Запада?

Как вы знаете мы член ЕС. И, те санкции, которые введены против России, связанные с Крымом и Украиной в целом, мы, как член Евросоюза, их поддерживаем. Но, Россия, как вы отметили, является нашим соседом, крупным соседом. Да, Латвия понесла большие убытки от этих санкций. Но, вопрос решился, и мы нашли, куда экспортировать наши продукцию.

А что вы поставляли в РФ?

В основном эта была рыбная продукция.

На каких условиях могут быть восстановлены прежние отношения между Москвой и Ригой?

С любым соседом нужно искать возможности налаживать хорошие взаимоотношения. Позиция Латвии остается, такой же, что и у Европейского Союза. То есть мы за установление хороших контактов, но, после соблюдения конкретных международных обязательств, взятых официальной Москвой на себя.

Господин Посол, действительно ли сегодня существует угроза со стороны России, что было принято решение об увеличении контингента НАТО в странах Прибалтики?

В прошлом году было много случаев, когда российские самолеты пролетали близко к территориальным водам Латвии и прибалтийских стран, пролетая в Калининград. Тогда были подняты истребители ВВС НАТО, которые находятся на дежурстве в Прибалтике. Таких инцидентов в небе над Прибалтикой было много. Кроме того, вопросы, касающиеся событий на востоке Украины, аннексия Крыма, война 2008 года в Грузии, политика России в Сирии, риторические выступления официальных лиц в Москве, все это в совокупности вызывает озабоченность людей и политиков в Латвии и в целом в Евросоюзе. Поэтому, как вы знаете, был варшавский саммит, и было принято решение о вводе дополнительных войск и это осуществляется, в том числе, со стороны США. Как я уже отмечал, безопасность является приоритетом нашей внешней политики.

Напоследок, хочу разбавить нашу беседу вопросом о Вашем хобби…

Я люблю играть в теннис. Каждую субботу мы, с несколькими Послами играем в теннис. Это помогает поддерживать физическую форму, общение, помогает поддерживать круг знакомых. Теннис это хороший спорт, который сближает и образует маленький и хороший свой коллектив.

У меня все. Вам есть, что добавить ко всему сказанному?

Думаю, нужно обоюдно поблагодарить ресторан Анадолу за то, что у нас был хороший завтрак и за то, что мы обогатили себя не только пищей, но и хорошей беседой.

Беседовали Фардин Исазаде и Гамид Гамидов

Азербайджан. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 10 марта 2017 > № 2149340 Юрис Маклаковс


Украина. Латвия > Транспорт. Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 6 марта 2017 > № 2144801 Райвис Вецкаганс

Райвис Вецкаганс: "Стратегическое планирование развития портов должно остаться приоритетом АМПУ с участием местных властей"

Эксклюзивное интервью главы ГП "Администрация морских портов Украины" Райвиса Вецкаганса агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: Расскажите о своем опыте в портовой отрасли. Как вы пришли в отрасль? Где работали?

Ответ: Я окончил Латвийский государственный университет, получил дополнительное образование по финансовому направлению. В 1995 году приступил к работе в банке, но спустя некоторое время, в 2000 году, переехал в Вентспилс, портовый город, на пост директора филиала банка. С этого периода началась моя работа в близком контакте с портовой отраслью.

Начиная с 2002 года, как финансовый директор Вентспилского торгового порта, я уже более плотно занимался финансовой стороной портовых активов. Так, 15 лет (по 2017 год) я работал на управляющих должностях в портовой сфере, в частности, в стивидорных компаниях, которые занимались перевалкой различных грузов, преимущественно экспортом навалочных и генеральных. Также управлял холдингом, специализирующимся на перевалке химических грузов.

Очень интересным периодом для меня стала работа в должности вице-президента Латвийского пароходства, поскольку компания такого масштаба, занимающая 2% мирового рынка танкерного флота в сегменте handysize, сравнима только с моей нынешней должностью. Там я управлял финансами, и одним из моих проектов был кредит от 12 европейских банков мирового масштаба. Тогда ситуация была не очень благоприятной как для банковской сферы, так и для шиппинга, был кризис, да и рынок падал. Моей задачей было на международном уровне решить вопросы, связанные с рефинансированием. Но для меня это был хороший опыт с точки зрения управления как доходной, так и расходной частью.

Сегодня у нас в АМПУ в портфеле есть плавсредства, и нужно думать о развитии дноуглубительного флота и лоцманских услуг, и в этом мне помогает мой опыт. Я готов вместе со своей командой использовать этот опыт в улучшении работы отрасли и ее инвестиционного климата.

Вопрос: Кто пригласил вас на работу в АМПУ? Что повлияло на ваше согласие?

Ответ: Из-за ситуации, сложившейся в связи с российской политикой переориентации грузов, в Латвии работать было не так интересно, поскольку развитие проектов останавливалось. Начиная с 2013 года, я рассматривал возможности трудоустройства за рубежом. Мне поступали предложения из Африки и Азии работать в направлении шиппинга. Многие мои коллеги начали работу в этом направлении, но мне более близок славянский менталитет. Я рассматривал разные предложения, и вот в прошлом году HR-специалисты, работающие на Министерство инфраструктуры Украины, связались со мной и пригласили на работу в Украину.

Насколько мне было легко принять такое решение? В Латвии объем инвестиций в транспортный рынок падал, и я посчитал, что готов к более высоким вызовам и развитию. Поэтому, несмотря на ситуацию в отрасли, захотел попробовать реализовать себя на крупном транспортном рынке. Мне 41 год, зрелый возраст для продолжения работы, поэтому вызов был принят, есть желание работать и, надеюсь, у АМПУ есть все возможности быть ключевым предприятием в развитии портовой сферы, как и предполагает закон "О морских портах".

Вопрос: Ваше первое впечатление, когда вы вступили в должность на предприятии? Что вы намерены либо уже начали менять в первую очередь?

Ответ: Если вновь обратиться к закону "О морских портах", запланированная реформа имела хорошее начало, но, к сожалению, пробуксовала, и в итоге на сегодняшний день результат от нее не такой, как ожидали. Существует много вопросов, на которые мы ищем ответы внутри компании. В любом случае, каждый новый руководитель старается обновить структуру, команду, поставить экспертов на направления и создать систему для прозрачной управляемости компании.

Что касается перемен, я считаю главным фактором полную прозрачность процессов. Наше предприятие должно развивать портовые активы, чтобы компании, которые занимаются бизнесом в порту, чувствовали защищенность своих инвестиций, понимали стратегическое развитие порта в долгосрочной перспективе, и чтобы всем были ясны коммерческие условия – тарифы, сроки использования активов и пр.

Мы не можем не считаться с геополитической ситуацией, поэтому составляем план приоритетных действий на текущий год, согласуем его с министром, и в ближайшее время об этом скажем.

Второй, более глобальный, процесс - это стратегия развития портов до 2038 года. Мы приняли решение обновить ее, чтобы более предметно коммуницировать с рынком.

Кроме того, работаем с канадскими экспертами, консультирующими нас относительно возможных моделей управления портовыми активами, и намерены продолжать это взаимодействие, так как на сегодня нет понятного механизма использования стратегических активов частным бизнесом. Мы должны пересмотреть этот инструмент, чтобы инвесторы понимали, куда они приходят и во что инвестируют.

Вопрос: Есть ли еще какие-либо первоочередные вопросы из числа практических?

Ответ: Мы организовываем конкурс на проведение впервые финансового аудита АМПУ по международным стандартам, это значительно повлияет на задачу компании расширить круг партнеров, подрядчиков, банков, финансовых институций, с которыми работаем. Думаю, что аудит мы доверим кому-то из "четверки".

Своими силами с привлечением авторитетных экспертов мы проводим внутренний аудит АМПУ, чтобы определить приоритетные и неприоритетные направления деятельности. У нас есть большой объем непрофильных активов, будем искать механизм передачи их государству или муниципалитетам, как и задумывалось изначально.

Есть также определенные процессы, которые я застал в процессе их реализации, в частности, конкурс на дноуглубление, проекты, по которым, мы должны выполнить свои обязательства перед инвесторами. Сейчас мы сконцентрировались на проектах дноуглубления в порту "Южный" и в этом процессе уже достигли первых ощутимых результатов: публичность, открытость и интерес к конкурсу, поскольку почти все компании мирового уровня, работающие в нашем регионе, проявляют интерес к участию в тендерах. Словом, надеюсь, получим лучший результат с гарантией реализации.

Кроме того, совместно с Мировым банком мы работаем над проектом по пересмотру методики портовых сборов.

Вопрос: По вашему мнению, насколько велика необходимость в существовании этого предприятия?

Ответ: Для меня понятен смысл работы компании как центрального органа, управляющего стратегическими активами в портах для развития этих портов в целом и эффективных терминалов в частности, предоставления этой инфраструктуры в пользование, привлечения грузопотока, организации рабочих мест. Это приводит к улучшению работы, большим налоговым отчислениям, управляемости развития портов. Практика других стран показывает, что успешная система управления портами бывает разная. Система управления портовыми активами в Украине, безусловно, нуждается в доработке, но это определенный процесс, которым нужно профессионально заниматься.

Мы должны выработать стратегию, построить управляемую компанию и предложить свое видение реформирования системы управления портами. На сегодня такая единая система отсутствует, но мы должны подойти к этой идее, с одной стороны, ответственно, с другой - креативно. Порты ведь разные: дунайские, например, со своей спецификой, порты в центре городов – со своей и т.д.

Наша задача в дальнейшем – предложить систему наиболее эффективного управления этими активами через реформирование АМПУ. Должен быть создан такой механизм, когда решение принимается коллегиально - местными властями и АМПУ. У меня был такой опыт, и такое решение показало себя эффективным. Разумное управление портами требует государственного регулирования стратегического масштаба. При этом важно, чтобы не было сверхконцкуренции. К примеру, вряд ли возможно построить 10 контейнерных терминалов, если мы понимаем, что существует определенный лимитирующий объем, да и международные контейнерные компании консолидируются, круг партнеров сужается.

Поэтому стратегическое планирование должно остаться приоритетом АМПУ с участием местных властей. Без такого управления достижение эффективности процесса управления портами вряд ли возможно.

Вопрос: Вы поддерживаете идею переезда управления компании в Киев?

Ответ: Несомненно, Одесса – морские ворота Украины, но сегодня для отрасли будет лучше, если мы будем находиться в Киеве и сделаем все, чтобы улучшить работу компаний и партнеров там. Быть может, решение министра о переносе офиса было связано с какими-то другими вопросами, но я вижу в этом логику и перспективу; верю, что это эффективно.

Вопрос: Как вы оцениваете доходно-расходную ситуацию на предприятии на сегодняшний день?

Ответ: Есть цифры 2016 года: наши доходы выросли на 7 % и достигли 7,297 млрд грн. Доходность компании должна быть связана с теми задачами, которые нам поставлены законодательно.

Но важнее другая часть баланса – прямые поступления в госбюджет, которые мы имеем в настоящее время. В 2016 году они составили 4,659 млрд грн, в том числе налог на прибыль госпредприятий и дивиденды, что в целом составляет 63 % суммарного дохода.

Первоначально цель предприятия - все-таки инвестирование в активы и инфраструктуру портов, а не коммерческая деятельность для пополнения бюджета.

Наши доходы формируются, в том числе, за счет портовых сборов и, если оценивать их уровень по сравнению с соседними странами, то мы видим, что они выше. С другой стороны, у нас есть задача инвестирования и обязательства по платежам в бюджет.

Мы сейчас моделируем возможный механизм, который бы учитывал возможность продолжения инвестирования в объекты инфраструктуры и создания при этом конкурентных портовых сборов. Мы будем предлагать и Мининфраструктуры, и Кабинету министров пути решения этого вопроса - снижая сборы и снижая бюджетную нагрузку.

Вопрос: Какие портовые проекты наиболее интересны инвестору?

Ответ: Нынешняя геополитическая ситуация несколько изменила направление, связанное со строительством терминалов. Сегодня наиболее активно к нам обращаются именно инвесторы и грузовладельцы из агросектора, и это главное направление, в котором есть перспектива строительства портовых активов. Мы сейчас мониторим ситуацию по развитию этого сегмента и видим проекты, которые уже реализованы в части строительства терминалов и требуют дноуглубления, к примеру, в порту "Черноморск". Я считаю, что нужно быть в тесном контакте с грузовладельцами, которые ведут свой бизнес именно в Украине, поскольку работа с транзитными потоками сейчас более рискованная.

Перед нами стоит задача поддержания паспортных глубин акваторий, реализации дноуглубительных проектов, а дальше будем смотреть на требования грузовладельцев отдельно по каждому направлению. Мы ведем переговоры по привлечению финансовых ресурсов, и международные финансовые организации интересуются нашей компанией. Я хочу, чтобы мы постепенно пришли к результату, были кредитоспособной компанией, поскольку это мировая практика, когда порт привлекает внешние ресурсы без прямых дотаций из бюджета.

Вопрос: Вы сторонник какого механизма в плане долгосрочного инвестирования – концессия, приватизация, аренда?

Ответ: Я считаю, что госпредприятия должны быть приватизированы или другим механизмом переданы в управление частному бизнесу, так как это более эффективно.

Вопрос: Включая стратегическую инфраструктуру?

Ответ: Она должна оставаться под АМПУ, приватизировать можно госстивидоров. Этот процесс курируется министерством, мы оказываем полное содействие, также пытаемся привлечь инвесторов, грузовладельцев.

Сегодня нет четкого механизма по инвестированию. У нас остались старые проблемы по сервитутам, есть договоры по доступу к причалам, есть коммерческое желание получить активы в аренду, в концессию. Я себе ставлю задачу выработать понятный механизм долгосрочного использования этих активов, чтобы их ценообразование и условия были понятны.

Вопрос: "Пилотами" концессии были определены госстивидоры портов "Херсон" и "Ольвия". Как движется процесс?

Ответ: Этим занимается министерство. Со своей стороны, могу сказать, что мы были в "Ольвии", для меня это прекрасный объект концессии, нет сложных юридических вопросов в использовании активов. Надеюсь, этот проект будет удачен, тем более инфраструктура, предлагаемая в концессию, уже пригодна для увеличения объемов перевалки.

Вопрос: Не ощущает ли предприятие серьезных проблем в работе с украинскими банками? Нет ли "застрявших" средств в проблемных банках?

Ответ: "Застрявших" средств у нас нет, работаем мы только с госбанками, и будем продолжать эту политику.

Вопрос: Насколько велика коррупционная составляющая в работе портовой отрасли? Как с ней бороться?

Ответ: Я стараюсь построить процесс управления компанией, в том числе закупок, по самым лучшим мировым стандартам. Сейчас мы пересматриваем внутренние положения, порядок для возможности более жесткого контроля. Я стараюсь концентрироваться именно на внутреннем контроле процессов, централизации, внедрении электронных систем управления ресурсами и документооборотом. Надеюсь, что результат будет позитивным.

Вопрос: Внедряя такие методы, не ощущаете ли внешнего давления?

Ответ: Нет. Мы хотим сделать все максимально возможное для того, чтобы расширить круг участников по реализации проектов в портах. Пока мы концентрируемся на дноуглублении, следующим шагом будет строительство гидротехнических сооружений. В этом вопросе мы сталкиваемся с реалиями украинского законодательства. Для международных компаний не так легко войти на этот рынок, нужно соблюдать локальное законодательство, получать лицензии. Мы начали работу с ЕБРР, привлекая специалистов, чтобы сделать процесс понятнее для международных строительных компаний.

Параллельно хотим решить задачу по сокращению сроков проектирования и строительства, так как сегодня, если начинать проект с нуля, необходимо от четырех до пяти лет на его реализацию, этот срок в европейской практике в среднем в два раза меньше. Я сталкиваюсь, к примеру, с тем, что есть проект и его сметная стоимость, но есть важный вопрос, включены ли в него проценты по привлечению финресурсов. Не всегда известно, какой ресурс будет использоваться: государственный или привлеченный. В результате часто приходится менять проект, пересчитывая смету, а вы знаете, сколько это занимает времени. Таких вопросов очень много.

Вопрос: Недавно министр инфраструктуры Владимир Омелян выступил за демонополизацию лоцмании в стране. Вы отметили, что это не самый лучший вариант. Почему?

Ответ: Международная практика показывает, что есть модели с частной лоцманией, есть с государственным управлением, скажем, в Канаде и других европейских странах. Сегодня мы анализируем ситуацию и, возможно, будем предлагать реформирование направления, а также оценим сегмент лоцманских услуг. Я считаю, что правильно, когда лоцмания находится в государственных руках. Допускаю, что в долгосрочной перспективе ситуация может поменяться, но в своей практике я чаще сталкивался с лоцманией под государственным управлением. Это безопасно, законно и прибыльно для государства.

У коммерции ведь только одна цель – заработать больше денег, и может создаться ситуация, когда маленькие порты станут просто неинтересны частным лоцманам. Этот вопрос нужно решать комплексно. Я был в "Дельта лоцман", видел качество подготовки лоцманов, видел профессиональный коллектив. И у меня нет сомнений, что мы как госпредприятие обеспечим надлежащее выполнение этих услуг.

Вопрос: Каков ваш прогноз по развитию отрасли?

Ответ: Я считаю, что в ближайшей перспективе грузопоток будет на сегодняшнем уровне, а транзитный поток будет снижаться. Надеюсь, что потенциал внутренних экспортеров удержит грузопоток на необходимом уровне, если не будет больших геополитических потрясений. Я не буду сверхоптимистичен. Цель нашей компаний – максимально эффективно развивать портовую инфраструктуру, максимально эффективно пересмотреть расходную и доходную часть, понимая, что ситуация не будет слишком позитивной. Реализация таких мероприятий поможет удержать предприятие на уровне, иметь стабильный объем работ, готовясь к развитию в дальнейшем.

Украина. Латвия > Транспорт. Миграция, виза, туризм > interfax.com.ua, 6 марта 2017 > № 2144801 Райвис Вецкаганс


Латвия. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 27 февраля 2017 > № 2090663 Михаил Швыдкой

Михаил Швыдкой: «Не надо путать литературу с пропагандой»

В Риге завершила работу Международная книжная выставка-ярмарка, на которой Россия впервые за девять лет была представлена в статусе почетного гостя

В Риге 24-26 февраля прошла 20-я латвийская международная книжная выставка, где России предоставили статус почетного гостя. Последний раз в подобном качестве российская литература и издательское дело были представлены в Риге девять лет назад, в 2008 году. О главном значении этой выставки для России рассказывает Михаил Швыдкой.

На этот раз большая делегация во главе с заместителем «Роспечати» Владимиром Григорьевым была представлена ведущими российскими издателями, которые привезли в Ригу около тысячи книжных новинок. Григорий Остер, Денис Драгунский, Александр Адабашьян, Борис Грачевский, Татьяна Веденеева, Майя Кучерская в числе 30 российских литераторов за три дня приняли участие в сотне различных мероприятий.

Все издательства предлагали посетителям обменять прочитанные книги на новые, правда, ограничивая этот процесс одной просьбой — не приносить макулатуру, литературный «трэш». На российском стенде, который был объединен слоганом «Читая Россию», проверенным на различных книжных выставках-ярмарках последних лет, посетителям предоставляли возможность бесплатно и при этом совершенно законно загрузить в свои гаджеты 150 книг. В их число входили классические произведения и новинки отечественной литературы. Понятно, что это предложение российских издателей вызвало настоящий ажиотаж.

Впрочем, это не отменило спрос на традиционные бумажные издания. Здесь явными лидерами продаж стали детские книги Григория Остера, которые он с удовольствием подписывал маленьким и взрослым читателям, и «Авиатор» Евгения Водолазкина, весь запас которого разлетелся в первый же день.

Статус почетного гостя любой книжной выставки всегда предполагает особый интерес СМИ и широкой публики. Российская делегация и на этот раз не была исключением. Впрочем, некоторые особо политически озабоченные граждане словосочетания «литературный десант» и «российский инструмент мягкой силы» использовали чаще, чем, скажем, слова «литературный процесс».

Важнее другое: на подобных выставках можно в очередной раз убедиться в том, что в России есть современная литература и яркие писатели, которые интересны не только в своем отечестве, но и за его пределами. При этом ни нам самим, ни нашим зарубежным партнерам не надо путать литературу с пропагандой. Произведения Достоевского, Толстого, Чехова, Бунина — гениальное и вечное доказательство этой нехитрой мысли, о которой, к сожалению, приходится постоянно напоминать.

Латвия. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 27 февраля 2017 > № 2090663 Михаил Швыдкой


Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2016 > № 2015178 Янис Адамсонс

Янис Адамсонс: военный конфликт в Латвии может вызвать инсценированная провокация

Депутат Сейма 12-го созыва от партии «Согласие», бывший министр внутренних дел Латвии (в правительстве Мариса Гайлиса) Янис Адамсонс в беседе с Neatkarīgā о безопасности в государстве и в мире.

Виктор Авотиньш (Viktors Avotiņš), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

NRA: Меняют ли что-либо в ваших представлениях о безопасности Латвии колебания в международном контексте и политическая риторика?

Янис Адамсонс: Да, в особенности после избрания президентом США Дональда Трампа выкристаллизовывается несколько вопросов, о которых наши политики особо не задумываются. Для европейских политиков избрание Трампа в некотором роде стало шоком, потому что все они чуть ли ни публично присягали на верность Хиллари Клинтон. И вдруг — сюрприз.

Мир меняется, люди — тоже. Но в Европе политики почему-то не хотят об этом думать. Почему-то никто не хочет понять, что сейчас мы от однополярного мира переходим к многополярному. В моем восприятии, этот вариант намного лучше в любом смысле. Многополярный мир, когда больше не будет одного жандарма, когда нужно будет договариваться, — огромное преимущество, в том числе и для Латвии. Это даст возможность выбрать лучший путь именно для своего государства.

Что касается Дональда Трампа — я готов подписаться почти под каждым его предвыборным обещанием. Например, непонятно почему с тревогой воспринимается его заявление: если государства не обеспечивают свою оборону, не выделяют на нее 2% ВВП, то США и НАТО должны подумать, нужно ли их защищать. Но коль скоро мы вступили в НАТО, и у нас заключен международный договор об этих 2%, то это логично. С 2010 года, выступая на заседаниях Сейма при утверждении бюджета, я призывал соблюдать этот договор. С дополнением: необходимо очень тщательно контролировать, куда идут эти деньги.

Чего испугались наши, европейские политики! Того, что с изменением политической власти в США нужно будет думать самим и самим принимать решения. Указаний, как делать и почему, больше не будет или будет меньше. Возможно, нам придется самим принимать решения о развитии государства, о его внешней и внутренней политике… И отказаться от роли дворняжки, которую мы в последние 20 лет успешно выполняли. Когда хозяин говорил нашим политикам: «лаять!», то наши «песики» лаяли очень охотно. Жаль смотреть на наших политиков, которые готовы по первому зову бежать в Вашингтон, чтобы получить какие-то задания, а потом с пеной у рта их отстаивать. Забывая о том, что все мы избраны, чтобы защищать интересы жителей латвийского государства.

— Но разве не началась новая холодная война?

— Она уже идет. Начало ей было положено в 2004-2005 годах. После того как в Мюнхене выступил президент России Путин и представил свой взгляд на процессы того времени. Там было сказано много хорошего, в том числе и о сотрудничестве в сфере безопасности. Но, очевидно, руководство США уже тогда начало бояться утраты абсолютного влияния США в мире.

Уже поле того, как распался СССР и самоликвидировался Варшавский блок, для НАТО было логично найти новые цели и задачи. Вначале их вроде бы нашли — международный терроризм, изменения климата, киберпреступления. Но потом был сделан вывод: зачем выдумывать что-то новое, есть простейшая формула — найдем себе врага. Хотя, на мой взгляд, после развала Варшавского блока НАТО следовало отойти к ООН в качестве сил быстрого реагирования, которые выполняли бы задания Совета безопасности ООН и миротворческие функции абсолютно во всех регионах мира. В очень тесном сотрудничестве и с Китаем, и с Россией. И любые проблемы решались бы очень быстро и эффективно. Мир не оказался бы у критической грани, по всей вероятности, не было бы ни террористических группировок, ни разбомбленных государств… Но как только одно государство начинает доминировать во всем мире, ему почему-то хочется поставить всех в один строй и сделать всех абсолютно одинаковыми, поэтому лучшим считается поиск врага. И таким врагом, который не подчиняется тем или иным распоряжениям, не подчиняется таким желаниям, стала Россия.

— Кто, по-вашему, сейчас наш главный враг?

— Это терроризм. Терроризм реально угрожает нашему государству. Терроризм — это также и наш внутренний враг. На Балтийской ассамблее я многократно спрашивал у премьер-министров, министров иностранных дел: проводились ли в какой-либо из наших стран или в масштабах ЕС исследования о том, почему люди из ЕС, из стран Балтии, включая Латвию, едут воевать в террористических группировках? Нет! Деньги? Допустим, что 400 долларов, которые получает боевик в Сирии или Ираке, это серьезная выгода для выходцев не из развитых стран. Но если увольняются из армии и едут воевать к террористам солдаты из Западной Европы, то, очевидно, важнее другое.

— Но я бы не сказал, что после избрания Трампа обращенная к России риторика стала более уступчивой. Западные генералы друг за другом продолжают вещать, что Россия готовится на нас напасть.

— А я после избрания Трампа, наконец, вздохнул легче по одной причине. В последние два года мы несколько раз были очень близки к тому, что называют полноценной войной. В том числе с применением ядерного оружия. Почему победил Трамп? В том числе и потому, что Барак Обама пытался — и ясно можно было бы понять, что и Хиллари Клинтон пыталась бы — «классически» решать внутриполитические проблемы США за счет внешней политики. Найдя врага, «пришив» России или кому-то еще всевозможные грехи.

Пол Миллер сказал, что события на Украине он предвидел еще после грузинского конфликта 2008 года. Но он забыл, что конфликт между Россией и Грузией происходил под жестким надзором США. И если Миллер сам заявляет, что шесть лет назад предвидел события на Украине, это означает, что соответствующие службы США работали над соответствующими сценариями. И если он заявляет, что вторжение России в Латвию возможно в ближайшее время, то в США очень усердно работают, чтобы такого рода провокации реализовать также на территории Латвии.

— Что вы сами, исключив Америку, думаете о реальных амбициях России по отношению к Латвии?

— Эти амбиции — никакие, потому что Латвия так же, как и Европа, стала для русских не очень интересной. Россия будет сотрудничать с Европой и в будущем. Санкции рано или поздно снимут. Но такого доверия больше не будет. К тому же, Россия в последние годы ясно обозначила свои стратегические интересы. Это Юг, Юго-Восток и Восток. Вектор стратегических интересов переориентирован. Наши политики говорили: у нас хорошие

порты, Россия заинтересована в транзите. Сейчас мы видим, что альтернатива найдена. Мы еще конкурируем только в том, что связано с логистикой, но поток грузов уже перенаправлен. Мы всегда гордились: у нас есть нефтепроводы, газохранилище…Но когда мы начали настойчиво напоминать России, что в любой момент можем перекрыть вентили, что произошло? Русские построили газопровод по дну Балтийского моря, строится аналогичный газопровод на юге… Для того чтобы исключить спекуляции тем, что кто-то может закрыть или открыть вентиль. К сожалению, это не единственная сфера, где происходит нечто подобное. Однако мировое сообщество уже не очень убеждает это запугивание Россией и то, что именно Россия корень зла. Это больше, слава Богу, не работает.

К примеру, на мой взгляд, если НАТО, США, ЕС, Россия действительно хотят бороться с террористами, то встретились бы главные игроки, договорились бы о правилах игры — и террористы уничтожены. Проблема беженцев? Восстановим государственность в тех странах, где она разрушена, уничтожена — и вернем всех беженцев… Но, к сожалению, как только какой-то человек, баллотируясь на выборах (к примеру, в Болгарии, Молдове, Франции), начинает защищать интересы своего государства, то его сразу объявляют пророссийским, прокремлевским кандидатом. Наши политики дошли до того, что заявили: Трамп — прокремлевский. Это абсурд из абсурдов. Дональд Трамп— здравомыслящий человек, который считает приоритетной задачей защиту интересов своего государства. Мне лично он всегда импонировал.

— Оставим в покое Трампа. Какова прогнозируемость ситуации именно в Латвии, разумеется — с учетом контекста?

— Меня абсолютно не волнует то, что в Латвии будет размещен военный батальон той или иной страны. С военной точки зрения это не имеет никакого значения. Но меня волнует то, что в Латвии базируются или могут базироваться отдельные спецподразделения, которые могут быть как антидиверсантами, так и диверсантами. Возникает вопрос: могут ли они вызывать какие-то провокации или спровоцировать какую-то конфликтую ситуацию на границе? И если военные других стран вдруг стали посещать восточную границу Латвии, то это меня очень настораживает.

Вернемся в недавнее прошлое. В начале августа этого года в Крыму произошел конфликт. Российские спецслужбы сообщили, что задержано семь диверсантов, и мимоходом было упомянуто: произошел вооруженный конфликт, в результате которого погибло четыре офицера-пограничника. С противоположной стороны никто не погиб и не был ранен. В случае вооруженного конфликта такого не бывает. Значит, это была спецоперация, цель и задача которой мне абсолютно ясны — спровоцировать российскую сторону. Но самое интересное (у меня много друзей в разных странах и я поинтересовался): об этой спецоперации ничего не знали ни президент Украины, ни высшее руководство Украины. По всей вероятности, ее осуществляло спецподразделение другого государства, задача которого состояла в том, чтобы спровоцировать ситуацию на границе. Так, чтобы она переросла в полноценный военный конфликт. В конечном итоге — в военные действия.

— Значит, вы на 100% не исключаете, что на территории Латвии может быть военный конфликт?

— Исключать было бы глупо по одной причине — потому что варианты абсолютно разные. И я не исключаю, что военный конфликт может возникнуть в результате какой-то инсценированной на границе провокации. Но в принципе у России нет никакой мотивации вторгаться в Латвию. Некий политолог, не буду называть его имя, когда мы встречались на Латвийском радио, сказал: «Да, если посмотрим, то ни политической, ни экономической мотивации нет. Но есть другая. Это ностальгия». Я ответил: на это у меня нет контраргументов.

Я считаю, что у нас, наконец, появилась уникальная возможность вспомнить, что мы национальное, суверенное государство, и никто вместо нас не будет заботиться о нашей безопасности.

— Но разве при таком уровне угроз, при той степени опасности находящегося рядом врага, которые сейчас рисует Сейм, не следовало бы изменить политическую среду в пользу истинного процесса внутреннего сплочения? Мне кажется, что парламент ведет себя неадекватно сформулированному им самим уровняю угроз. Если процитировать русскую пословицу — как не пуганный идиот.

— Это потому, что депутаты еще не сошли с той колеи, которая, как я ранее сказал, была так важна для демократов США. Враг назван — это Россия, это Путин. Но люди в Латвии не тупые. Многие все же умеют отличать пропаганду политиков от истины. Люди дружат с головой.

(Публикуется с небольшими сокращениями).

Латвия > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 декабря 2016 > № 2015178 Янис Адамсонс


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2016 > № 1955310 Оксана Антоненко

Латвия теряет заводы из-за российского кризиса

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

Рига — Сразу две латвийские компании оказались в тяжелой ситуации из-за потери российских рынков. И если парфюмерную фабрику Dzintars спасают массовые акции в соцсетях, то с Даугавпилсским локомотиворемонтным заводом понадобится вмешательство государства.

Без России

Dzintars — одно из крупнейших латвийских предприятий, широко известных за пределами страны. Однако в последние годы его финансовые показатели далеки от успеха. Проблема оказалась в российских рынках.

«Проблемы начались [во время кризиса] в 2008 году — в том числе в России, — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. — Там мы потеряли очень большие деньги. С этого рынка мы не уходим, но он весьма убыточный. Ситуация усугубилась со спадом валют».

Согласно данным регистра CrediWeb, обороты компании заметно падают с 2012 года. Прибыли тут давно не было, однако в 2014 году убытки составляли уже не сотни тысяч, а почти 1,5 миллиона евро, в 2015 — более 2,5 миллиона евро.

В заявлениях фабрики говорится, что на данный момент Dzintars рассчитался со всеми долгами за исключением задолженностей по налогам — но это еще 3,2 миллионаевро.

В итоге предприятие добровольно запросило в суде начало процесса правовой защиты. Если суд удовлетворит просьбу, кредиторы в лице государства не смогут инициировать процесс неплатежеспособности и будут вынуждены подождать с выплатами.

«Долг Dzintars аккумулировался годами. Накапливать убытки на восточных рынках — не лучшая стратегия. Сейчас мы на финальной стадии процесса. Мы говорим о продукте мирового класса, который мог бы быть на тех рынках, на которых его почему-то нет», — говорит Русской службе Би-би-си советник министра финансов Юрий Спиридонов.

Спасают все

В латвийском минфине считают, что возможные проблемы компании связаны со стратегией управления и маркетингом. В самом Dzintars полагают, что с маркетингом проблем нет, а есть проблемы с поисками новых рынков, столь необходимых в условиях падения рынков СНГ.

Сейчас предприятие рассчитывает получить отсрочку. «У нас есть маркетинговая стратегия, мы знаем, что 2015 и 2016 год — убыточные, а в 2018 году будет рост», — говорит Русской службе Би-би-си глава компании Илья Герчиков. В ближайшее время Dzintars планирует выпустить новую линию продуктов, продавать которые собирается на новых рынках — например арабских.

«За последние 15 лет произошла подмена понятий: вместо качественных продуктов люди покупают красивую упаковку. Мы принципиально против такой стратегии», — продолжает он. А потом добавляет: покупателям стоило бы знать, что «они могут получить либо продукты «эко» и «био», либо результат на лице». Однако против веяний моды идти сложно.

Но, как оказалось, вполне возможно. Сразу после того, как стало известно, что предприятие просит о начале процесса правовой защиты, в социальных сетях началась кампания «поможем спасти Dzintars». Жители страны, кажется, в массовом порядке отправились в магазины скупать кремы этой марки, чтобы потом выложить их фотографии в соцсетях.

«Оказалось, люди за нас болеют», — говорит Герчиков. В итоге, по его словам, продажи выросли в два-три раза. Поможет ли это спасти компанию — неизвестно, однако в новейшей истории Латвии подобных прецедентов пока не было.

Крупнейший работодатель

C Даугавпилсским локомотиворемонтным заводом ситуация иная — тут нужны финансовые вливания совершенно другого порядка.

Предприятие считается крупнейшим в регионе заводом, производящим капитальный ремонт подвижного железнодорожного состава.

Еще полгода назад его называли еще и крупнейшим частным работодателем в Даугавпилсе — втором по величине городе страны с самым высоким процентом русскоязычного населения. Для крайне депрессивного региона почти тысяча рабочих мест — немало.

Однако ввиду сложной экономической ситуации летом предприятие объявило об увольнении 432 сотрудников — почти половины. Спустя несколько месяцев завод рассказал о новых проблемах: банк отказался смягчать условия кредитования, в итоге предприятие вынуждено просить помощи у государства — на данный момент в виде госгарантий для банка. Это означает, что если завтра завод обанкротится, то долги отдавать придется госказне.

В заявлениях самого завода ситуация характеризуется как критическая. Министр финансов Дана Райзниеце-Озола признала: на предприятии много работников, а региону сложно создавать новые рабочие места. «Этот фактор накладывает на правительство эмоциональные и моральные обязательства искать решения», — добавила она. Однако по поводу госгарантий министр скептична.

По словам ее советника Юрия Спиридонова, скепсис связан с негативным опытом предоставления госгарантий вообще. Не так давно государству пришлось выплачивать кредит в размере десятков миллионов евро за «Лиепайский металлург» — еще одно крупное предприятие, которое столкнулось с кризисом и приостановило производство. Аналогичная ситуация наблюдалась в латвийских больницах, которые не смогли справиться со своими кредитами.

«У нас пока нет материала для оценки, нам нужен бизнес-план. Все зависит от наличия долгосрочных договоров. Завод должен показать, где развитие», — говорит Спиридонов Русской службе Би-би-си. Однако если завод не смог убедить в своем процветании банк, то с государством это также может быть нелегко.

Все из-за России

Сам завод объясняет свое положение геополитикой. «Тут проблематично, — говорит Русской службе Би-би-си председатель правления ДЛРЗ Айвар Кескула. — Обе стороны — ЕС и РФ — из экономического управления перешли в политическое. Обе стороны машут санкциями — это политические решения».

Однако, судя по данным регистра CrediWeb, ситуация начала ухудшаться задолго до российского кризиса. Если в 2012 году предприятие работало с прибылью в размере почти миллион евро, то в 2013 году это уже были убытки в 263 тысячи евро, а в 2015 году — в 509 тысяч евро.

По словам Айвара Кескулы, основная причина — падение курса рубля: в момент оплаты оказалось, что завод получил в два раза меньше, чем должен был.

В результате доля российского рынка упала в два раза (с 47% до 24%) только за прошлый год — такие цифры звучали в местных СМИ. Не помог и тот факт, что у ДЛРЗ есть российские акционеры — опосредованно четверть акций принадлежит компании Globaltrans Investment PLC, которую называют одним из крупнейших частных грузоперевозчиков в России.

И уж точно структура собственников не поможет вести переговоры с латвийским государством относительно госгарантий. На фоне стагнирующей экономики политикам будет крайне сложно объяснить избирателям, почему оно снова раздает деньги частному бизнесу. Тем более что в данном случае речь идет о бизнесменах с весьма непростой репутацией и проблемными эпизодами сотрудничества с госструктурами.

Неожиданный ремонт

Как говорит Саулведис Варпиньш, адвокат председателя совета завода и его опосредованного совладельца Олега Осиновского, негативную роль в формировании не лучшей финансовой ситуации на заводе могли сыграть и уголовные процессы, в которых фигурирует его клиент. По словам адвоката, любой банк оценивает в том числе и подобного рода информацию.

Олег Осиновский, гражданин Эстонии и один из самых состоятельных людей страны, фигурирует в одном из самых громких коррупционных скандалов в Латвии — ему присвоен статус подозреваемого в деле о даче взятки должностному лицу.

Полтора года назад с крупной суммой денег латвийскими правоохранительными органами был задержан Угис Магонис, экс-глава Латвийской железной дороги. В итоге Магонис потерял должность, а Латвия чуть не лишилась железнодорожного сообщения с Россией — о такой перспективе сообщило руководство LDZ, ссылаясь на неофициальную информацию от российской стороны о ремонте путей в латвийском направлении.

Ряд должностных лиц подтвердил: эти события связаны, поскольку Угис Магонис состоит в тесных отношениях с экс-главой РЖД Владимиром Якуниным. В те же дни должность потерял и сам Якунин.

В латвийских СМИ появились предположения, согласно которым взятку Магонису дал Осиновский. Сегодня факт участия Осиновского в этом процессе не отрицается в том числе его адвокатом. Связанные с эстонским предпринимателем компании не раз выигрывали тендеры латвийских железнодорожных госпредприятий.

Реализацию одного такого заказа — более чем на 20 миллионов евро — предприятие затянуло, что повлекло за собой штрафы и проверку со стороны Экономической полиции. Еще один договор — на 270 миллионов евро — имел косвенное отношение к ДЛРЗ и был расторгнут государством еще до начала реализации.

Несмотря ни на что руководство завода не теряет надежды. «Кто вам сказал, что у нас сложности? Мы работаем», — добавил председатель правления Айвар Кескула.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 ноября 2016 > № 1955310 Оксана Антоненко


Латвия. Весь мир > СМИ, ИТ. Финансы, банки > telegraf.lv, 28 октября 2016 > № 1969006 Дмитрий Чуенко

В то время, как государства и банки усиливают контроль за «кошельками» жителей, в мире набирает обороты обратная тенденция – анонимные платежи в криптовалюте, самой популярной из которых является Bitcoin. Об этом мы и поговорили с главой проекта Callcoin канадско-латвийской компании 120 minutes Дмитрием Чуенко.

В чём выгода использования криптовалюты и есть ли у неё «подводные камни»? На эти вопросы порталу Vesti.lv ответил Дмитрий Чуенко, занятый в сфере ИТ и телекоммуникаций более 20 лет.

Сегодня Дмитрий развивает проект Callcoin для совершения мгновенных платежей и дешевых международных звонков. Сервис Callcoin работает на платформе популярного мессенджера Telegram — @callcoinbot и принимает в качестве оплаты исключительно криптовлюту Bitcoin.

— Дмитрий, что такое криптовалюта и почему она становится с каждым годом всё популярнее?

Дмитрий Чуенко: «У Европы есть евро, у США доллар, а в Интернет сейчас процветает – своя особая валюта Bitcoin. Криптовалюта подкрепляется в первую очередь доверием и свободным выбором. Зачем ее использовать? Bitcoin позволяет передать деньги в любую точку земного шара с минимальной комиссией, приватно и безопасно. При этом, не задействованы никакие централизованные организации и структуры.

Криптовалюта это самоорганизующаяся программная платформа, копии которой, установленны на множестве «независимых» устройств, связаных между собой в единую и постоянно расширяющуюся сеть. Криптовалюта независима, неподконтрольна, так как у неё нет единого эмиссионного центра. Поэтому технически ограничить ее использование очень сложно — придётся задействовать целый комплекс мер, который обойдется дороже стоимости капитализации всего рынка криптопалют.

Как мы знаем, Интернет это цифровая сеть, так вот Bitcoin – сеть, которая работает поверх Интернет и использует его возможности. И если пытаться уничтожать фрагменты сети, то она будет функционировать до тех пор, пока будет присутствовать работоспособный узел. То есть, пока работают серверы, – которыми могут выступать обычные пользовательские компьютеры и даже смартфоны – до тех пор существует и сама валюта.»

— Чем объясняется растущая популярность криптовалюты? Тот же «биткоин» для оплаты принимают уже и серьезные компании. Почему бы по-прежнему не использовать для расчетов привычные нам евро или доллары?

Дмитрий Чуенко: «Хотя «биткоин» является неким аналогом привычных нам средств платежа, у него есть свои особенности, которые сейчас становятся все более востребованными. «Биткоин» децентрализованная система, которая сочетает криптографические методы защиты данных с возможностью произвольного самостоятельного создания цифровых «кошельков», что обеспечивает анонимность расчётов. При правильном подходе — никто из сторонних людей, включая чиновников и спецслужбы, не может узнать, кто, кому и за что сделал перечисление.

Другой плюс заключается в том, что переводы «биткоинов» куда дешевле, чем перевод привычной нам фиатной валюты (фиатные деньги — от англ. Fiat Money, — валюта, которую правительство объявило в качестве законного средства платежа, несмотря на то, что она не имеет никакой внутренней стоимости и не обеспечена резервами; например, это евро, доллар и почти все известные мировые валюты, — прим. ред.) за границу. И никто вам не может помешать сделать транзакцию. Криптовлаюта не имеет единого центра управления. По сути, это пиринговая система – от клиента к клиенту.

Также важно отметить, что количество биткоинов ограничено числом 21 миллион. Так как их не становится больше, то биткоины не подвержены инфляции. Биткоин, наоборот, с каждым годом дорожает в своем среднем значении. В октябре 2016 года стоимость 1 биткоина составляет более 600 евро, а капитализация рынка около 1 млрд евро.

А стартовало это дело ещё в 2009 году при стоимости менее одного евроцента за один биткоин. Сперва было много спекуляций что это обман, так как сама идея и ее составляющие достаточно сложны для понимания. Однако, время и практическое использование доказали состоятельность алгоритмов и их реализации.»

— Почему криптовалюта сегодня ассоциируется именно с «биткоином», ведь только за последние годы появилось много альтернативной валюты, действующей по аналогичному принципу?

Безусловно, это феномен «первого». Следуя успеху, с момента старта «биткоина» появились и другие криптовалюты. Однако, «биткоин» – самый старый и дорогой представитель своего мира. Именно он первым вышел на широкий рынок. Биткоин сумел сформировалось сообщество пользователей и трейдеров, которые знают как играть с изменением цен и, при этом, ему доверяют как платёжной системе.

— Почему у «биткоина» такая высокая волатильность? Другими словами, если традиционные средства платежа редко теряют в цене по отношению к другим валютам, то у курса «биткоина» бывали скачки и около 30% за сутки? Чем подкреплён «биткоин»?

Дмитрий Чуенко: «Биткоин фактически не подкреплен ничем, кроме желания использования и доверия его обладателей. Как только возникает спрос, криптовалюта дорожает.

Интересно, что наиболее серьезный скачек цены вверх совпал со временем кипрского кризиса, когда местные банки попробовали решить свои проблемы за счет своих же клиентов. В ноябре 2013 года стоимость Биткоина взлетела с 350 до 1250 долларов за единицу, повторив на пике стоимость унции золота в тот момент. Потеря доверия к банкам заставила людей искать альтернативу — похоже, они ее нашли в таком виде. Нужно отметить, что в этом году подобные скачки не наблюдаются и в настоящий момент стоимость растёт постепенно.»

— Существует ли какая-то «подстраховка» для тех, кто использует эту валюту в расчётах? Иначе, получается, что ты продал товар или услугу, получив оплату в «биткоине» по одной цене, а к вечеру ее стоимость сильно упала, в итоге ты оказался в проигрыше. Как этот вопрос решают крупные сервисы, продающие товары и услуги в этой криптовалюте?

Дмитрий Чуенко: «Когда компания принимает биткоин, то сразу же может конвертировать в обычную валюту – в евро или доллары. Тем самым, продавец страхует себя от потенциальных рисков. Так как, привычная нам валюта обычно не делает таких частых и резких скачков за короткий период времени.

Поэтому, за «биткоины» сегодня можно купить авиабилеты в отдельных странах, а владелец американской компании Tesla motors Илон Маск даже заявил, что за «биткоины» теперь можно купить и автомобиль этой марки.»

— Чем ещё хорош биткоин для продавцов?

Дмитрий Чуенко: «Если говорить о расчетах кредитными картами в сети, то платёжные шлюзы, работающие с Visa, MasterCard или система PayPal, берут довольно большие проценты – разница в комиссии, сравнивая с Bitcoin, может достигать 40 раз. Если PayPal берёт 3-4%, то перевод посредством Bitcoin обойдется около 0,1%.

К тому же, любые сделки совершающиеся с использованием платёжных карт, имеют возможность возврата денег (т.е. покупатель в течение 30 дней может потребовать деньги назад), в случае криптовалют это невозможно. Это сильно упрощает жизнь тем, кто продаёт услуги и товары в сети. Поскольку эмитенты кредитных карт в спорных ситуациях часто занимают сторону тех, кто покупает — недобросовестный покупатель, либо, хуже того, мошенник, использующий данные украденных карт, может воспользоваться услугой или получить товар, оставив продавца в неприятной ситуации. Таким образом, низкая комиссия и невозможность отзыва платежей делает эту модель расчетов особенно привлекательной для продавцов, защищая их от тех рисков, которые сопутствуют торговле в сети.

При этом, сразу хочу отметить, что всё, что я говорю, является только моим мнением, основанном на личном опыте.»

— А, чем объясняется то, что телекоммуникационный сервис Callcoin, разработанный вашей компанией, принимает исключительно платежи в «биткоинах»? Почему нельзя платить в привычной большинству пользователей сети валюте — евро, долларах, рублях?

Дмитрий Чуенко: «Биткоин в сервисе — лишь вершина айсберга. Мы решили поставить эксперимент и посмотреть, насколько общество образованно и «оцифровано». Криптовалюта и телекоммуникации близки по своей природе: они живут в единой цифровой среде и используют одни и те же каналы передачи данных. По сути, это те же биты, но «упакованные» по-разному.

Сервис Callcoin использует в качественно другой интерфейс взаимодействия с пользователем. Мы реализовали его с помощью технологии ботов популярного мессенджера Telegram. Вместо привычных для телефонных приложений “окон”, здесь интерактивный помощник и наглядная лента событий, что, по нашему мнению, гораздо удобнее и эффективнее в использовании.

Также мы реализовали возможность пользователям создавать самостоятельно коды пополнения из средств, которые доступны на балансе – превращая «телефон» в средство для мгновенных и бесплатных переводов между собой.

Совсем недавно, но уже после старта, вместе с партнером — компанией Paybis мы сделали возможным не только покупку кодов, но и их продажу. Таким образом коды пополнения можно конвертировать в криптовалюту, электронные деньги или привычные доллары, евро, рубли.

В целом, мы ставили целью сделать продукт для будущего, сочетающий новейшие технологические и социальные решения. И единственным элементом настоящего является реверанс в пользу стабильности и качества. Так, мы используем классическую телефонию и технологию обратного отзвона (callback). Однако, даже сюда мы добавили ряд уникальных функций.

— Почему в качестве платформы выбран «Телеграм» Павла Дурова? Вы заявили, что намереваетесь привлечь 100 тысяч пользователей только за первый год – насколько это реально?

Дмитрий Чуенко: «Telegram стал первым широко распространенным мессенджером, где есть шифрование данных напрямую между пользователями. Такое шифрование это первая галочка в плане сохранения личного пространства: взломать алгоритмы методом подбора ключей в настоящий момент практически нереально. Даже разработчики сети Telegram не знают о том, какие сообщения они обрабатывают. У этого «детища» Павла Дурова удивительная скорость и стабильность доставки сообщений. К тому же, Telegram это проект с открытым исходным программным кодом (open source), что только повышает доверие к нему. Например, знакомые нам Skype, WhatsApp, Viber или Facebook Messenger не являются ПО с открытым программным кодом.

Еще одна уникальная «фишка» в Telegram – создание ботов с дружественным пользователю интерфейсом и широкими возможностями. Таким образом, это и пиринговая шифрация, и открытый исходный код, и боты, и наличие клиентских приложений под все возможные мобильные и стационарные операционные системы, включая обычный web-броузер. Всё вместе и вдохновило на создания сервиса Callcoin посредством Telegram.

Бот Callcoin это ассистент, который позволяет вам управлять доступным функционалом — мгновенно подключать номера из разных стран, просматривать историю изменения баланса, получать уведомления о входящих вызовах, менять номера отзвона и многое другое. Подробности можно посмотреть на сайте: https://callcoinbot.com

Еще одной отличительной особенностью является то, что бот сам следит за использованием наиболее оптимального и дешевого способа совершения звонков. Если он обнаружит, что можно позвонить дешевле по выбранному направлению — подскажет и научит, как это сделать.

При 100 миллионом сообществе Telegram, которое с каждым днем растет. 100 тысяч пользователей за год это вполне разумное количество, если принять во внимание, какие услуги предлагает Callcoin. Проект развивается по плану, с момента старта мы уже собрали несколько тысяч регистраций. Мы изначально исходили из того, что представители сообщества — люди интеллектуальные и интересующиеся новым. Вот здесь мы попали в десятку. По отзывам службы поддержки, работать с такими клиентами одно удовольствие.»

— Кстати, за счет чего делаются «дешевые» телефонные разговоры? Почему этот метод не применяют традиционные операторы связи?

Дмитрий Чуенко: «С 2016 года европейский Регулятор дал добро европейским операторам назначать тарифы для операторов, которые находятся вне европейской экономической зоны в соответствии со своими желаниями. Этим сразу воспользовались, «взвинтив» цены от 10 до 20 раз. Традиционные крупные операторы связи находятся в другой весовой категории и у них совсем другая стратегия — поскольку рынки уже давно поделены, они соревнуются с равными себе. А потому, снижать тарифы на что-либо совершенно не в их интересах. Тарифы они снижают только в случае, если начинается совсем жесткая конкуренция.

Очевидно же, если, скажем, у вас 10 миллионов клиентов и вы снизили абонентную плату на 1 евро, то вы потеряли 10 миллионов прибыли в месяц. А, если увеличили — совсем другое дело. Эта простая математика касается всех услуг, если у оператора большая клиентская база. У этой мощи есть слабая сторона: инертность и стремление закрепиться в своем положении.

Мы, в свою очередь, обязаны быть гибкими, подвижными и чуткими к ситуациям, чтобы успешно развиваться и собирать клиентов, которых не в полной мере удовлетворяют стандартные предложения. Потому даем клиентам нишевые, персонифицированные решения — например, арендовать местные телефонные номера в разных странах, как следствие вместо резко взлетевших международных тарифов — можем дать местные тарифы. Поскольку работаем по всему миру, без привязки к конкретной территории — российский пользователь, например, может взять европейский номер и наоборот, сократив таким образом расходы на международную связь многократно.»

— С чем связано желание «анонимности» в свете тенденции о прозрачности расчетов? Например, латвийское государство через банки обязали людей заполнить анкеты с формулировками о «политически значимых лицах». Выходит, что те самые «лица» могут перейти на использование криптовалюты?

Дмитрий Чуенко: «Совершенно верно. Если попытки контроля будет усиливаться или даже оставаться на существующем уровне — непременно и обязательно перейдут. И если не на использование криптовалют — на нечто идеологически схожее.

Обосную. Есть объективная ситуация — доминирующие страны мира, а за ними и все зависимые, стремятся собирать максимально допустимое количество налогов и в целом контролировать своих жителей. Один из существенных рычагов контроля – банковская система, которая дает возможности видеть ваши доходы, расходы, вплоть до того, какие магазины, бары, аптеки вы посещаете и т.п. Всё это позволяет делать необходимую аналитику и оценивать, достаточно ли вы честны и лояльны с уплатой налогов. Вдруг вы мировой терроризм финансируете, вместо бюджета родной страны.

Однако, фундаментальный закон утверждает, что действие рождает противодействие равное по модулю и противоположное по направлению.

В простейшем случае, исследовательско-аналитическая попытка кого-либо послушать ваш личный разговор или влезть в ваш карман и пересчитать там деньги вызывает вполне прогнозируемую ответную реакцию.

Природная потребность личности это индивидуальное пространство, в которое может прийти лишь тот, кого эта личность добровольно допускает. Есть ведь те, кто приходят в спальню и им там рады, а есть все остальные – чье внимание совершенно там нежелательно.

Таким образом, шифрация личных данных, сообщений и разговоров, децентрализация и анонимизация услуг и, в частности, криптовалюты: все это продукты новейшего времени, которые проявились как контр-меры определенным действиям.

Мы живем в очень интересное, динамичное время. Очевидно, что и криптовалюты, и централизованные финансовые структуры будут имеют место под солнцем достаточно долго — трансформируясь, совершенствуясь и доказывая свою эффективность.»

Латвия. Весь мир > СМИ, ИТ. Финансы, банки > telegraf.lv, 28 октября 2016 > № 1969006 Дмитрий Чуенко


Латвия. Россия. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 26 октября 2016 > № 1950896 Раймондс Бергманис

«Батальоны НАТО в Прибалтике — лишь часть сдерживания России»

Министр обороны Латвии Раймондс Бергманис — в интервью «Газеты.Ru»

Игорь Крючков (Брюссель) 

26 октября началась двухдневная встреча министров обороны стран НАТО в Брюсселе. Первый день был целиком посвящен угрозам со стороны России и их сдерживанию. Министр обороны Латвии Раймондс Бергманис рассказал в интервью «Газете.Ru» о том, какое место в подходе НАТО занимает международный батальон, размещенный в этой стране, и чего еще ждать Москве от Североатлантического альянса.

— Центральным вопросом на нынешней встрече министров обороны стран НАТО было сдерживание России. Сейчас альянс определился с составом батальона, который он разместит в Латвии. Расскажите, о чем конкретно договорились.

— Во-первых, это первая встреча министров обороны НАТО после саммита в Варшаве, где были приняты решения по сдерживанию и защите пространства альянса. Сейчас мы эти решения реализуем. Канада является так называемой лидирующей страной, которая отвечает за создание военной группы, размещенной у нас. О готовности влиться в этот батальон под командованием канадских ВС уже объявили Италия, Словения, Польша и Албания. Это то, что мы знаем на сегодняшний день. Но не исключено, что схожее желание выскажут и другие страны – члены НАТО.

Это все будет происходить в первой части будущего года. Логистические команды прибудут сразу после Нового года. Они, в свою очередь, займутся координацией прибытия всех других военных подразделений в нашу страну.

Мы тем временем делаем свою домашнюю работу. И это не так просто, потому что изначально в наши планы входила другая конфигурация развития вооруженных сил и повышения боеготовности. Нынешние решения не были в наших долгосрочных планах.

Мы пересмотрели наши планы и перебросили ресурсы на решение новых задач. Речь идет прежде всего о создании новой инфраструктуры. Она по-любому нужна для наших вооруженных сил. Получается, что в данный момент задачи размещения батальона НАТО и наши внутренние инфраструктурные задачи в целом совпадают. Мы решаем их под очень тщательным наблюдением и очень рады, что страны альянса готовы помочь нам.

— Насколько удовлетворена Латвия результатом нынешних переговоров? Было немало разговоров о том, что батальона НАТО недостаточно для сдерживания России.

— Конечно, есть сильное желание углубить сотрудничество. Главное, как говорят в России, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями. Сейчас мы реализуем решения, принятые на варшавском саммите НАТО.

Уже сейчас обсуждаются все новые виды возможных угроз. Время идет вперед. 25 лет назад никто не говорил о кибернетических и космических угрозах, никто не рассуждал об электронной войне. Сегодня нам нужно быть готовыми к таким вызовам.

Хочу подчеркнуть, что у нас совсем нет ощущения, что все внимание в НАТО приковано именно к балтийским странам и Польше. Нынешняя стратегия развивается на все 360 градусов. Решение НАТО разместить силы быстрого реагирования действует не только для Балтии и Польши, это только часть общей стратегии. Такие подразделения могут появиться и, скажем, в Португалии, в Канаде, в Турции — в любой стране альянса. Батальоны НАТО — это решение не только для нашего региона.

— В кулуарах НАТО обсуждается численность войск альянса, которые будут размещены в Латвии, Литве, Эстонии и Польше. В каждом случае это около 1 тысячи человек. В случае полномасштабных военных действий этот контингент не поможет. Но в случае реализации сценария с «вежливыми людьми», по мнению военных представителей альянса, эти войска смогут быть эффективными. Насколько вы считаете вероятным именно такой сценарий?

— Прорабатываются все сценарии. Батальоны НАТО будут прежде всего боеспособными подразделениями. И это серьезное изменение, потому что сейчас в Латвии размещены группы вооруженных сил НАТО на другой основе. Мы, например, тренируемся вместе.

Вообще у нас любят прикидывать боевые возможности Латвии и России. Но это не имеет смысла, нельзя сравнивать одну батальонную группу с той же российской 76-й десантной дивизией, которая стоит на другой стороне у границы. Все это напоминает несопоставимый баланс сил во времена разделенного Восточного и Западного Берлина.

Нужно рассматривать латвийское сдерживание и оборону в комплексе со сдерживанием и обороной НАТО.

— Сегодня довольно драматично развивалась история с Испанией, которую каждый первый партнер по НАТО осудил за готовность заправить российские военные корабли, следующие в Средиземноморье. Этот вопрос резко политизировался и вызвал скандал. Россия в итоге отказалась от испанских услуг. Не кажется ли вам, что жесткая реакция НАТО будет и дальше ставить под угрозу рутинные военные контакты с Россией? Как избежать дальнейшего превращения формальных поводов в политические скандалы?

— Ну, это неизбежно при той политике России, которую мы сейчас видим.

Есть и другой сравнительно недавний пример — это заказ десантных кораблей «Мистралей», построенных во Франции для России. Они также оказались совсем в другом месте, став жертвой обостренных отношений между Кремлем и Западом.

Мы неоднократно призывали к диалогу с Россией, мы оставляем открытыми двери к взаимодействию. Но пока никакого сотрудничества между НАТО и Россией не происходит. Тем не менее необходимо, чтобы между нами оставались каналы связи, по крайней мере для предотвращения опасных инцидентов.

Латвия. Россия. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 26 октября 2016 > № 1950896 Раймондс Бергманис


Эстония. Латвия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 30 сентября 2016 > № 1917886 Владислав Воротников

О том, что мешает диалогу между Россией и странами Балтийского региона, в интервью «Росбалту» рассуждает научный сотрудник Центра североевропейских и балтийских исследований Института международных исследований (МГИМО) Владислав Воротников.

— Когда заходит речь об отношениях России со странами Прибалтики, как правило, мы сталкиваемся с информацией исключительно о конфронтации. Создается впечатление, что сотрудничество практически свернуто. Насколько это соответствует действительности?

— Я бы внес поправку: почти свернуто политическое сотрудничество. Официальные контакты действительно находятся на крайне низком, по сути только техническом уровне. Отношения практически заморожены. Хотя следует сказать, что последние изменения в составе латвийской части латвийско-российской межправительственной комиссии и недавняя поездка заместителя председателя правительства России Аркадия Дворковича в Латвию дают основания полагать, что потенциал для восстановления диалога есть.

Больше двух с половиной лет ожидает ратификации российско-эстонский договор о границе и разграничении морских пространств, подписанный, кстати, в феврале 2014 года, то есть уже после начала «украинского кризиса». Если в конце концов он будет ратифицирован, то это станет, безусловно, положительным моментом и для российско-европейских отношений в целом.

Если говорить о других сферах, то тренды в основном также скорее негативные. Товарооборот снизился за предыдущий год на 30-40%. Особенно пострадали транспортно-логистический сектор, производители продовольственных товаров. Заметно снижается и число российских туристов в Прибалтике. Тем не менее, если, например, посмотреть на статистику по поездкам жителей Эстонии в Россию, то, несмотря на кризис, количество деловых, гуманитарных и образовательных виз в 2015 по сравнению с 2014 годом увеличилось, что, конечно, хороший знак.

— То есть все-таки есть направления, по которым совместная работа продолжается?

— В целом, культурное, гуманитарное сотрудничество сохраняет довольно активный характер. Но, пожалуй, единственная стабильно работающая сфера — это приграничное сотрудничество. Его в самом ЕС даже называют «последним плацдармом» отношений с Россией. И отказываться от него, соответственно, не собираются. Уже подписаны программы приграничного сотрудничества с Эстонией и Латвией на 2014—2020 годы. Программа сотрудничества с Литвой согласована и ожидает одобрения в Брюсселе. Это наилучший показатель того, что, несмотря на большую политику, в практическом взаимодействии заинтересованы все стороны.

— В Балтийском регионе сейчас идет усиление интеграции. Каковы шансы России быть вовлеченной в эти процессы?

— Откровенно говоря, не очень значительные. Если мы посмотрим на «балтийскую» стратегию ЕС 2009 года, то еще тогда, в докризисный период, участие России предполагалось по сути только техническое, по крайне ограниченному числу сюжетов. Хотя очевидно, что наша страна — ключевой игрок в регионе, в основном она была исключена из практического взаимодействия.

Вообще, регион Балтийского моря совершенно особенный с точки зрения механизмов интеграции, сетевого взаимодействия, которое пока еще не очень привычно для России. Поэтому нам, конечно, участие в этих форматах было бы полезно. Однако если посмотреть на объемы финансирования, доступные российским организациям для реализации проектов в Балтийском регионе, то они незначительные. Только 4 миллиона евро в сравнении с общими 278,8 миллионами, выделенными ЕС на программу Interreg Baltic Sea Region. То есть уже который год встает вопрос: а насколько вообще европейские партнеры заинтересованы в нашем участии?

Или взять, к примеру, тему, в общем-то выходящую, конечно, за пределы региональной интеграции, — недавнее российское предложение провести консультации по вопросам безопасности в регионе Балтийского моря. Само по себе очень положительное предложение. Тем не менее, оно по непонятным причинам наталкивается на неприятие и крайнюю идеологизацию со стороны западных партнеров.

— А какие вообще Россия должна ставить цели в отношениях со странами Прибалтики на ближне- и среднесрочную перспективу с учетом сложившихся обстоятельств?

— Цели — это все-таки чересчур конкретный для сегодняшнего нестабильного положения вопрос. Да, есть сюжеты, где российская позиция неизменна. В частности, это ситуация с «негражданами». В Эстонии, например, в начале 2015 года были приняты поправки в закон о гражданстве, смягчающие действующий в отношении них правовой режим. Если бы в Латвии решили воспользоваться эстонским опытом, это, конечно, было бы воспринято положительно.

В целом же общее ощущение таково, что принимаемые решения носят в основном реактивный характер. Проактивного, стратегического видения нет не то что в отношении будущего диалога России и стран Балтии, но и России и Европейского союза. Поэтому в сложившейся ситуации речь должна идти о сохранении рабочих контактов, всех институциональных механизмов, которые действуют. Нужно работать с информационной средой. Наконец, необходимо просто более активное сотрудничество в гуманитарной сфере. В странах Прибалтики много тех, кто нацелен на позитивное развитие наших отношений. Это представители бизнеса, науки и культуры, часть политического истеблишмента. К сожалению, не очень хорошо, что, принимая практические решения, прибалтийские политики исходят часто не из соображений экономического прагматизма и здравого смысла, а руководствуются конфронтационной, ценностно-идеологической логикой.

Однако думаю, что и с их стороны должно быть понимание того, что если — и когда — санкции будут по крайней мере смягчены, нужно будет восстанавливать отношения. И от того, насколько сейчас удастся сохранить существующие связи, будет зависеть успешность бизнеса той или иной страны в условиях вновь возникшей конкуренции за ниши на российском рынке.

— Чего можно ожидать от развития отношений между Россией и Прибалтикой?

— На мой взгляд, сложно говорить о каких-то прорывах не только в кратко- и среднесрочной, но, вероятно, и в долгосрочной перспективе. Главное, чтобы стороны понимали логику действий друг друга. И потом, политика и вопросы безопасности — это одно дело, а бизнес, деловые интересы — совсем другое. Ведь экономическая значимость стран Балтии для России и России для стран Балтии объективно неравнозначна. Да и обычные люди как ездили, так и будут ездить.

Беседовала Татьяна Хрулева

Эстония. Латвия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 30 сентября 2016 > № 1917886 Владислав Воротников


Латвия > Транспорт > telegraf.lv, 22 августа 2016 > № 1869256 Андрис Америкс

Непростые времена для латвийской экономики вновь и вновь заставляют искать пути развития и выходы из непростых ситуаций. Для каждой сферы народного хозяйства нашей республики сейчас актуальны новые клиенты, новые партнеры, новые рынки сбыта. Морские перевозки и столичная гавань как неотъемлемая часть этой отрасли — не исключение.

О том, как сегодня живется рижскому свободному порту, «телеграфу» рассказал его председатель правления Андрис Америкс.

— Не хочется начинать со статистики. На слуху у деловой общественности сейчас другое — Китай. В последнее время часто приходится слышать, что многолетние попытки латвийских политиков и предпринимателей получить грузопоток из Китая начинают приносить плоды. Так ли это на самом деле?

— Действительно, тема «Рижский порт и Китай» обсуждается давно и активно. Многое из того, что звучало в СМИ, было профессиональным, но было и много чисто философского. Тут ясно одно — сегодня в мире существует несколько мощных экономических центров, которые влияют на все глобальные процессы, происходящие на нашей планете, и на жизнь каждого человека. Китай, бесспорно, один из таких центров. И КНР, осознавая свою роль в мировой экономике, планомерно выстраивает отношения с Евросоюзом. А Латвия и ее столица Рига — пограничная часть альянса. Что является нашим явным преимуществом. Второй аспект — экономический. Конечно, по данному аспекту Латвию нельзя сравнивать с крупными странами Евросоюза. Но в любом случае многие транзитные пути пролегают через Балтию.

— Что это сегодня нам дает?

— Приоритетный статус. Выражается он, например, в том, что Латвия является страной — организатором встречи на высшем уровне «16+1».

— Не все знакомы с этим мероприятием. Что такое встреча «16+1» и почему она так важна для Латвии?

— «16+1» — инициатива Китая, суть которой заключается в активизации сотрудничества с 11 странами — участницами ЕС и 5 Балканскими странами (Албания, Болгария, Босния и Герцеговина, Венгрия, Латвия, Литва, бывшая югославская Республика Македония, Польша, Румыния, Сербия, Словакия, Словения, Хорватия, Черногория, Чехия, Эстония. — Прим. ред.) в области инвестиций, транспорта, финансов, науки, образования и культуры.

Китай в рамках инициативы в сфере экономики определил три приоритетные сферы потенциального сотрудничества: инфраструктура, высокие технологии и зеленые технологии. Впервые саммит «16+1» состоялся в 2012 году в Варшаве. На нем премьер-министр Китая представил программу «12 мер Китая для поощрения дружественного сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы», которая является главным документом формата «16+1». На данный момент саммиты проводились в Варшаве (2012), Бухаресте (2013), Белграде (2014) и Сучжоу (2015).

Формат «16+1» — это эффективный инструмент сотрудничества с Китаем, который дополняет как двусторонний диалог Латвии с этой страной, так и общий диалог ЕС — Китай в рамках Стратегического партнерства. Сам факт того, что столь значимое мероприятие пройдет здесь, уже свидетельствует о высоком доверии к Латвии. Мы будем принимать участие в координации сотрудничества в сфере логистики, создав координирующий секретариат в области логистики.

Это открывает для Латвии прекрасные возможности увеличить нашу роль в рамках формата «16+1», популяризовать образ страны в международной среде, развивать экономические связи и укрепить сотрудничество с Китаем в сфере транспорта и логистики, туризма, культуры, образования и науки, а также расширить межгосударственную договорно-правовую базу. Организация саммита и сопутствующих ему мероприятий является важным инструментом для продвижения экономических интересов государства в сфере транспорта и логистики.

— Кстати, какие именно мероприятия в рамках саммита «16+1» пройдут в Риге? В порт кого-нибудь повезете на экскурсию?

— Не исключено, но пока план такой. В октябре-ноябре состоится саммит глав правительств. Одновременно с ним будет организован бизнес-форум. За месяц до этого пройдет встреча национальных координаторов и конференция экспертов из различных отраслей. А в мае-июне будет проведено Совещание министров транспорта.

— Какие конкретные плоды дает Латвии ее транзитный статус? Можете привести пример?

— Одно из последних значимых событий — полтора года назад был подписан соответствующий договор о сотрудничестве с самым большим логистическим центром в Германии, расположенным в Дуйсбурге. Речь шла о том, что здесь могло бы появиться официальное представительство центра. Также с одной из китайских компаний было заключено соглашение о поставке ее продукции в Евросоюз, а это ни много ни мало 2 млн контейнеров в год. В соответствии с этим договором поток грузов идет в Дуйсбург, а оттуда распределяется по всему миру. Часть из этого двухмиллионного потока может идти в Латвию.

В данном случае нашей стране отводится роль транзитного хаба, который способен обеспечивать транспортировку примерно 300 тыс. контейнеров в Северную Европу, включая Скандинавию. Это столько же, сколько наш порт перегружает за год. Данный проект сейчас всесторонне прорабатывается и все возможности просчитываются. Надеюсь, к октябрю-ноябрю он уже должен быть полностью проанализирован. В любом случае, перевозить контейнеры морем гораздо выгоднее. Если морская транспортировка обходится примерно в 2,5 тыс. долларов, то доставка по железной дороге — в два раза больше.

— Давайте подведем итог теме «Рижский порт и Китай». Как вы оцениваете эту связку?

— Перспективы в данной связке очень хорошие, и, полагаю, у нас сложатся плодотворные отношения с нашими друзьями из Поднебесной. Хочется верить, что в следующем году мы станем уже обслуживать грузы из Китая.

— А мощностей хватит?

— Мощности Балтийского контейнерного терминала хватит на 600 тыс. контейнеров. Так что тут проблем нет. Вопрос в другом — удастся ли построить партнерские и взаимовыгодные отношения между всеми участниками транспортного коридора.

— Недавно министр сообщения Латвии Улдис Аугулис после переговоров о сотрудничестве в транспортно-транзитной сфере с министром иностранных дел Белоруссии Владимиром Макеем устроил коллеге обзорную экскурсию по Рижскому порту. В СМИ это интерпретировали так: Белоруссия спасет Прибалтику и возместит потерю грузопотока из России. Как на самом деле?

— Это очень эмоциональное высказывание. У Белоруссии много плюсов, но у страны есть и один большой минус — отсутствие собственного выхода к морю. Поэтому одна из главных задач государства — найти наиболее выгодный вариант транспортировки производимых в стране товаров. С одной стороны есть Украина и Черное море, с другой — Прибалтика и Балтийское море. Третьего варианта нет. Вот между этими двумя сторонами и возможностями и ведет свои расчеты Белоруссия. Пока прибалтийское направление выглядит более конкурентоспособным. Но тут возникает вопрос о внутрибалтийской конкуренции. Рига соперничает с Клайпедой за белорусские грузы.

— Какие грузы белорусского происхождения вы считаете наиболее интересными?

— Я бы выделил три направления. Первое — калий, который в этой стране производится. Насколько известно, в Белоруссии недавно появилась новая шахта, поэтому объемы производства данного продукта увеличатся. Второе — нефтепродукты. Точнее — продукция нефтепереработки, поскольку своей нефти у Белоруссии нет, но в стране перерабатывается большой объем российского сырья. И если калий транспортируется в основном через Клайпеду, то мазут они хотят поставлять через Ригу. Но для больших объемов по мазуту необходимо одно условие — холодная зима. Есть и другие нюансы.

Ну и третье направление — древесина. Здесь уже имеется представительство белорусской стороны в Ринужи. Все это свидетельствует, что Белоруссия наш исторический партнер, с которым мы всеми силами стараемся сохранить и укрепить хорошие отношения.

— Недавно Центральное агентство финансов и договоров предложило управлениям крупных латвийских портов подавать проектные заявки на получение финансирования из Фонда сплочения мер по улучшению уровня безопасности в портах, а также устранения ограничений для деятельности инфраструктуры Европейской транспортной сети. Что это за инициатива и намерен ли Рижский порт участвовать?

— Речь идет об общем финансировании в размере почти 87,2 млн евро. Из них 74,1 млн евро будут выделены из Фонда сплочения и не менее 13 млн евро — из частных источников. Транзит является одной из отраслей, которые обеспечивают значительную долю ВВП Латвии. И европейские средства безусловно важны для развития экономики и транспортной сферы. Ими пользуются все, включая железную дорогу, которая привлекает еврофонды на различные проекты, в том числе электрификацию. Рижский порт — не исключение.

Мы тоже подаем заявки на реализацию проектов с привлечением европейских денег. Часть из проектов мы видим как приоритетные. Например — строительство моста, который будет соединять Кундзиньсалу с улицей Твайка. Он может стать отличным дополнением к комплексу дорожных объектов, с помощью которых город намерен пустить в объезд центра Риги поток грузовых машин с литовского и московского направлений. Кроме того, средства требуются на укрепление части молов в устье Даугавы, которых время потрепало довольно основательно.

— Какие еще проекты будут реализованы в ближайшем будущем?

— В Рижском порту проведут работы по углублению акватории. Такого рода работы в 2016 году выполнят 5 компаний.

Стоимость этих работ составит 7 млн евро. Сей проект связан с дальнейшей подготовкой инфраструктуры на Криеву сала. Там требуется углубить акваторию до 15 и 15,5 м. Сделать это можно только с применением зарубежных технологий, которыми в мире владеет только три компании. Проект очень интересный и сложный. В наших планах имеются и другие проекты по углублению, возле других терминалов. Но чтобы это делать, нам важно знать, что после углубления терминал увеличит грузообороты.

— Недавно Рижский свободный порт провел презентацию возможностей развития туризма в Латвии одной из крупнейших туристических компаний мира — Thomas Cook. С какой целью? Что порту может дать сотрудничество с этой компанией?

— Это мы увидим только через два года. Потому что круизные линии и компании составляют свои планы на два года вперед. Включить Ригу в эти планы и было целью презентации для этого всемирно известного туристического бренда. Мы показывали возможности города, инфраструктуры и многое другое. Круизные компании, включая упомянутую, работают именно с двухгодичным интервалом.

Рига сейчас очень активно рекламируется именно как туристический город. Рижский порт регулярно посещает самую крупную конференцию круизных предприятий в Майами. Круизы важное направление, но мы отдаем отчет, что для приема лайнеров у нас есть свои плюсы и свои минусы. Сюда большому кораблю зайти немного сложнее, чем, например, в Таллин или Санкт-Петербург. На то, чтобы зайти в Рижский залив и выйти из него, таким судам требуется больше времени. Так что быстрого результата мы не ждем.

— А сколько мы можем принять круизных судов по нынешним возможностям?

— Около ста в сезон. Рижский пассажирский терминал уже принимал по два круизных лайнера одновременно. Но если больше, то уже понадобятся дополнительные причалы, которых пока нет.

— Рижский порт показал возможности перевозки грузов на недавней выставке TransSiberia 2016. Как сейчас реагируют россияне на предложения латвийской компании?

— Говорить сейчас об отношениях с нашим восточным соседом — это то же самое, что спрашивать, какая средняя температура у больных людей в стационаре. Нет какой-то однозначной и одинаковой ситуации во всех сферах и секторах. По углю у нас, например, спад из-за мировых цен, из-за теплой зимы, из-за переориентации российских компаний на свои порты. А по нефтепродуктам ситуация иная. Я думаю, в данном секторе будет все в порядке. По минеральным удобрениям, учитывая инфраструктуру, которая была тут создана российскими предприятиями, объем может вообще увеличиться. Словом, очень разная ситуация.

— Спасибо за беседу.

Рижский порт отчитался о доходах

Недавно на заседании правления рижского свободного порта (РСП) был утвержден отчет управления РСП за 2015 год, сообщила директор департамента коммуникаций порта Анита Лейшкалне.

Согласно отчету, доходы управления РСП от основной деятельности в 2015 году составляли 53,5 млн евро, что на 1,4 млн евро больше, чем в 2014-м. В доходы управления Рижского свободного порта зачисляются портовые сборы, за обслуживание судов в порту, а также плата за аренду земли и причалов от предприятий, работающих на территории порта.

Производственные расходы управления РСП в 2015 году составили 32,9 млн евро, что почти соответствует уровню прошлого года. Наибольший удельный вес в производственных расходах пришелся на выплаты РСП в государственный бюджет и бюджет самоуправления — 7,5 млн евро. Превышение доходов управления РСП над расходами в отчетном году достигло 9,1 млн евро, что на 0,5 млн евро больше, чем за прошлый год. Эти средства и далее будут вкладываться в развитие портовой инфраструктуры.

В 2015 году в Рижском свободном порту было обслужено 3588 торговых судов с общим судовым брутто-тоннажем в 44,6 миллиона. Услуги по перевалке грузов в порту предоставляли 35 стивидорных компаний, работали 7 регулярных линий контейнерных перевозок, судовым агентированием занимались 25 агентских компаний.

В 2015 году управление РСП инвестировало 51,8 млн евро в портовую инфраструктуру, недвижимость, плавающие средства и технологическое оборудование. Вложения в инфраструктуру порта составили 51,3 млн евро. В том числе в углубление судоходных фарватеров — 9,8 млн евро, в укрепление причалов, мола и берега — 1,4 млн евро, в железнодорожную инфраструктуру — 1,3 млн евро, в развитие инфраструктуры на Криеву сала — 38,4 млн евро.

В отчетном сообщении руководства рассмотрены крупнейшие проекты, законченные управлением порта в 2015 году. Таким стало развитие инфраструктуры на Криеву сала для перемещения портовой активности из центра города. Проект был осуществлен с привлечением финансов из Европейского фонда выравнивания.

При реализации проекта на Криеву сала было построено четыре универсальных причала для насыпных грузов общей длиной 1180 м и глубиной у причала 15,5 м, железнодорожный парк Криеву сала с подъездными путями — 1,06 км, внутренние автодороги и подъездные пути к Криеву сала — 5,27 км, водопроводная и канализационная сети с насосами общей протяженностью 17 935 м, сети среднего, высокого и низковольтного напряжения на территории Криеву сала и вокруг — на протяжении 89 034 м, газовые сети высокого и низкого давления длиной 1699 м, а также административное здание и пропускной пункт. Одновременно была проведена реновация берегового укрепления на Кипсале.

Построен защитный забор от шума в жилой зоне Кундзиньсала вдоль рельсовых путей у домов N№ 412 и 400. Сооружен подходной судовой канал в Зимней гавани в Даугавгривском порту. Были реализованы работы по углублению судового фарватера, подходы к причалами и поворотным бассейнам.

К крупнейшим проектам РСП, реализация которых будет продолжена в 2016 году, относится следующий этап строительства инфраструктуры на Криеву сала для перемещения портовой активности из центра города. Будет проводиться капитальный ремонт железнодорожных путей, а также реконструкция берегового укрепления дамбы по главному судоходному фарватеру.

В отчетном сообщении правления РСП указано, что проект, финансируемый из Европейского фонда выравнивания «Развитие инфраструктуры Криеву сала для переноса портовой активности из центра города» на момент подписания отчета получен в полном объеме.

На очередной ремонт и содержание объектов портовой инфраструктуры — зданий, технологического оборудования и машин — было потрачено 1,5 млн евро. Произведены работы по ремонту и по поддержанию береговых укреплений, защитных сооружений, судоходных каналов, рельсовых путей, маяков, знаков береговой навигации. В отчетном сообщении правления порта отмечено, что Служба морского канала Управления РСП обеспечивает контроль за глубиной акватории и содержанием навигационного оборудования в акватории рижского порта и в Ирбенском проливе.

Навигационное отделение обслуживает всего 97 средств навигационного оборудования, что составляет более трети от всего навигационного оборудования в стране. Содержание средств навигации происходит в соответствии с требованиями Кабинета министров и рекомендациями Международной ассоциации маяков.

Сергей ВЛАДИМИРОВ

Латвия > Транспорт > telegraf.lv, 22 августа 2016 > № 1869256 Андрис Америкс


Латвия. Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 28 июля 2016 > № 1847838 Илзе Лиепа

Илзе Лиепа: «Галина Брежнева не единственная, кто был влюблен в отца»

Елена ФЕДОРЕНКО

27 июля исполнилось бы 80 лет Марису Лиепе.

Знаменитый танцовщик родился и учился в Риге — городе, где существовал некий балетный код и откуда чуть позже появились Михаил Барышников и Александр Годунов.

Мариса заметили на Всесоюзном смотре хореографических училищ в Москве. Потом столичные педагоги увидели его в спектаклях Рижской оперы и были сражены открытым темпераментом и пылкой эмоциональностью. 17-летнему юноше предложили стажировку в Московском хореографическом училище. По окончании — работа с самим Владимиром Бурмейстером в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, победа на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов и приглашение в Большой. Марис попал в великую эпоху Юрия Григоровича, когда в танцовщике ценились мужественность и харизма. Того и другого у Красса и Ферхада в исполнении Лиепы было в избытке, благородными кавалерами стали его классические герои. В светловолосом кумире — идеале балетоманок всех возрастов — чувствовалось что-то нездешнее, иностранное. Лондон назвал Лиепу Лоуренсом Оливье в балете. Он снимался в художественных кинолентах и фильмах-спектаклях, а дуэт с Екатериной Максимовой в «Галатее» — из ряда образцовых. В возрасте 30 лет удивил реставрацией постановки Михаила Фокина «Видение розы», где выступил в роли эфемерного Призрака цветка. Потом дружное поколение созидателей рассыпалось, покинуло Большой театр. Время постепенно примирило участников той печальной истории. Но Марис до этого не дожил. Ушел слишком рано — в 52 года.

Его дети — Андрис и Илзе — успешно продолжили дело отца, состоялись в профессии и основали Благотворительный фонд Мариса Лиепы.

Накануне юбилея выдающегося артиста «Культура» поговорила с его дочерью — Илзе Лиепой.

культура: Головокружительная популярность главы семьи обеспечивала ее благополучие. А в творческой жизни фамилия отца помогала?

Лиепа: Судьба балетного артиста непредсказуема и не всегда зависит от способностей. Многое должно совпасть. В детстве мы с братом не задумывались о том, что за нами стоит имя отца. Пока его напутствие: «Помните, что вы — дети Лиепы, и то, что простится кому-то, не простится вам» не стало актуальным в нашей театральной жизни. У Андриса начало карьеры складывалось тяжело, несмотря на блестящую победу на Первом международном конкурсе артистов балета. У меня тоже все оказалось не безоблачно. Тогда-то мы поняли, что фамилия не только не помогает, но и осложняет путь в профессии. Но личность отца заставляла нас соизмерять то, что мы делаем, с высотами, каких он достиг. Мы ощущали ответственность и старались, чтобы ему как минимум не было стыдно.

культура: Вы всегда внимательны к памяти отца. К 80-летию со дня рождения что-то готовите?

Лиепа: В этом юбилейном году, надеюсь, получится спектакль «Династия» или «Мой путь», который тесно связан с Марисом, Андрисом и моей дочкой Надей. Такая танцевально-драматическая история нашей семьи. Отец нас очень любил, и его любовь до сих пор дает силы. Он внимательно и серьезно относился к нашим первым шагам на сцене. Никогда не давил авторитетом, наоборот, подбадривал: «Ребятки, вы немножко постарайтесь, и все получится». Не жалел времени, приходил на занятия, советовал. Помню, как перед далекими гастролями он фотографировал меня на уроке и уже с другого континента прислал пачку снимков, отпечатанных на роскошной бумаге. На обратной стороне каждого — подпись: «хороший арабеск», «красивая поза», «здесь надо подтянуть ногу».

культура: Лиепа — не только блистательный партнер, но еще и незаурядный педагог. А Вас успел поучить?

Лиепа: Да, и для этого мы с Андрисом объединились в одном классе, несмотря на почти двухлетнюю разницу в возрасте: брат остался на второй год, а я перешагнула через класс. Отец преподавал у нас дуэтный танец. Он считал, что хорошим партнером можно стать, если ты сам, сознательно, к этому стремишься. Передавал ученикам упорство, заражал интересом. Невозможно описать словами атмосферу, возникающую в пространстве репетиционного зала между учениками и мастером, личностью.

культура: Марис Эдуардович ушел из жизни накануне появления собственной труппы. Что за театр он планировал основать?

Лиепа: В конце 80-х годов был подписан приказ о создании труппы и объявлен набор, но до этого отец не дожил. Коллектив возглавил Сергей Радченко. Он хотел назвать его именем Лиепы, однако нам показалось это нелогичным. Марис надеялся открыть при театре детскую студию. Не знаю, профессиональную или любительскую. Своей идеей он будто протянул путеводную нить к тому, чем сейчас занимаюсь я (Балетной школе Илзе Лиепа скоро исполнится 10 лет. — «Культура»). Отец оставил и Андрису жизненную задачу: после возобновления миниатюры Михаила Фокина «Видение розы» брат тоже увлекся шедеврами Дягилевских сезонов.

культура: Лиепа вошел в историю как первый Красс в «Спартаке». Не обидно ли? Трактовки многих иных ролей остались в тени.

Лиепа: В историю артист входит тогда, когда создает в выдающемся спектакле неповторимую роль, в которой он — первый. У Плисецкой — Кармен, у Улановой — Джульетта, у отца, безусловно, — Красс. Часто слышала от людей, видевших «Спартака»: «Открывается занавес — и летит колесница, на ней — Красс!» А колесница-то неподвижна, движение ей придает дар артиста. Отец говорил: «На сцене должно работать не на размер зала, а на размер космоса».

Другие, не менее замечательные, работы переходят в область преданий. У Майи Михайловны это — Китри и Лауренсия, у Галины Сергеевны — Жизель и Мария в «Бахчисарайском фонтане», у Мариса Эдуардовича — Альберт в «Жизели» и Ферхад в «Легенде о любви». Прекрасных ролей немало: отец — мастер перевоплощения. Его Альберт «передавал» то, что происходило в жизни артиста, настроение, состояние души. Даже финал он всегда играл по-разному: порой граф не понимал, как все могло случиться, когда то испытывал муки прозрения, а то — клялся в вечной любви и молил о скорой встрече на небесах. Когда смотрю «Жизель», иногда, на тех фрагментах, что особенно пробивали меня на спектаклях отца, закрываю глаза, и возникает его образ — живой и яркий.

культура: Даже сейчас кажется странным, что Марис занялся реставрацией «Видения розы». Как рождался шедевр, важный для новейшей истории балета?

Лиепа: Рудольф Нуреев однажды сказал Андрису: «Ваш папа танцевал «Видение розы» лучше, чем я». Представляете, услышать такое от Нуреева? Отец увлекался личностью Михаила Фокина, интересовался началом ХХ века и не только его хореографической стороной. Он долго собирал материалы, встречался с Арвидом Озолинем, работавшим с Фокиным в Монте-Карло и танцевавшим Призрака, общался с Ольгой Спесивцевой и Верой Каралли. Большое впечатление на отца произвел телефонный разговор с первой исполнительницей балета Тамарой Карсавиной. Она уже никого не принимала, но услышав, что речь идет о «Видении розы», оживилась: «Марис, только не забудьте, что девушка не роняет цветок на пол, и он не падает, а выскальзывает из ее рук. Выскальзывает — это очень важно. Фокин на этом настаивал». После выступлений в Америке отец подружился с Виталием Михайловичем Фокиным, сыном хореографа. Они вели подробную переписку.

культура: Чаще всего Марис Эдуардович исполнял «Видение розы» с Наталией Бессмертновой. Их юбилеи почти совпадают: Наталии Игоревне в июле могло бы исполниться 75 лет. Почему Ваш отец выбрал именно ее?

Лиепа: Они тогда много танцевали вместе, их связывали теплые отношения. Моя первая кукла — подарок Наталии Игоревны. Поэтому и звалась Наташей. Она со мной до сих пор, и я ею очень дорожу. Бессмертнова — потрясающая балерина редкого романтического амплуа. А что может быть лучше для роли девушки-мечтательницы, грезившей о неуловимом?

культура: Марис — красивый, роскошный, ухоженный, умеющий себя подать, казался иностранцем, а вокруг — неизменные почитательницы. Помнится, он всегда с ними разговаривал. Выделял кого-то?

Лиепа: Общался со всеми по-разному. Некоторые преданные и искренние поклонники со временем становились друзьями семьи. Лина Рабинович увидела отца в «Легенде о любви», попав в театр случайно. Да и отец тогда танцевал по замене. Ее настолько потрясли мощь и изысканность Ферхада, что она стала ходить на все спектакли с участием Мариса. Пропустила только один, потому что попала в роддом — рожала вторую дочку. Замужняя дама, мать двоих детей, она ездила за отцом повсюду, где бы он ни выступал: в Челябинск, Ленинград или Новосибирск. Удивительно, что муж это понимал и не донимал возражениями. Сейчас Лина живет в Израиле, и когда я бываю на Святой земле, обязательно с ней встречаюсь. Помню Свету и Зою — веселых студенток из Саратова. Сначала они познакомились с мамой, когда она гастролировала в их городе (Маргарита Жигунова, актриса Театра имени Пушкина. — «Культура»), потом приезжали на спектакли отца, спали в нашей детской на полу. В доме были своими людьми. В ночь, когда отец умер, Зое приснился сон: «Зоя, я умер. Ты приедешь меня хоронить?» Теперь нет и самой тети Зои, а с тетей Светой общаемся до сих пор.

культура: Донжуанский список Мариса Лиепы по сей день будоражит воображение обывателей. Роман с Галиной Брежневой — из их домыслов?

Лиепа: Как сказал Маяковский, «Оставим в прошлом время жестких прений, / Копаний в кучах грязного белья». Не влюбиться в моего отца было трудно, просто невозможно. И какие женщины в него влюблялись! Думаю, что Галина Брежнева — не единственная. А уж что происходило между ними, могут знать только двое. Остальное — дурно пахнущие сплетни, не нам судить.

культура: Марис называл себя человеком театра и признавался в любви к его сумасшедшему миру...

Лиепа: Не просто театра, а именно Большого театра, никакого другого. Он говорил, что готов служить там в любом качестве, хоть двери нотной библиотеки открывать. Не мог себе представить жизни без него.

культура: У Мариса Эдуардовича были разные колеты для одних и тех же ролей, немало аксессуаров, украшений, и он их часто менял. Это ведь черта Нарцисса?

Лиепа: А для роскошного плаща Альберта существовал отдельный чемодан. Во внимании к костюмам проявлялось отношение к профессии: спектакль — это твоя жизнь. Отец в Москве сначала снимал угол за ширмой, потом делил с коллегой комнату в общежитии. Когда достиг славы и смог себе что-то позволить, то окружил себя красивыми вещами: мебелью, посудой, предметами искусства. Собирал православные иконы, что, казалось бы, нетипично для латыша. Он не просто коллекционировал образы, а изучал школы, читал книги по иконографии.

культура: Помню длинные очереди в кинотеатры на фильмы «Могила льва» и «Четвертый» с участием Мариса Лиепы. На экране он казался естественным, хотя способ актерского существования в кино совсем иной. Откуда такая органика?

Лиепа: Снимался и в «Лермонтове» у Николая Бурляева, и в «Бемби» Натальи Бондарчук. Недавно нашла запись сериала «В одном микрорайоне», где родители сыграли вместе. Отец исполнил роль популярного артиста — руководителя кружка самодеятельности в ЖЭКе. Там есть грандиозный монолог, где герой объясняет коллегам-любителям (в ролях — известные актеры), как нужно выстраивать отношения в «Ромео и Джульетте». Да, был от природы органичен и на сцене, и на экране.

культура: Ваши с братом имена тоже «киношного» происхождения?

Лиепа: Родители познакомились во время съемок фильма «Илзе». Отец сразу влюбился в красавицу, исполнявшую главную роль. И нам с Андрисом дали имена героев картины.

культура: В общении Марис Эдуардович всегда — праздник, на репетициях видела его грустным и рефлектирующим. А каким он был дома?

Лиепа: Человеком настроения. В веселом расположении духа устраивал праздники окружающим, да такие, какие мало кто умеет. Однажды организовал день рождения мамы в русском стиле. В мастерских Большого театра ему сбили деревянные стол и лавки, сам надел косоворотку, маме принес сарафан, правда, она от эксперимента с переодеванием устранилась. Мы наклеивали какие-то ягодки на граненые стаканы, на столе стояли деревянные миски с русским угощением: блинами, селедочкой, икрой.

культура: Не смею спрашивать Вас о причине расставания родителей после 22 лет брака. Да Вы уже и отвечали, объясняя разрыв вечным поединком характеров. Потеряв дом, семью, театр, Марис Эдуардович потянулся в родную Ригу, и поездка обернулась очередной травмой. Что произошло?

Лиепа: Отец обрадовался, когда его пригласили на должность главного балетмейстера Рижской оперы. Вопрос был практически решен. Он приехал в город не для того, чтобы навестить родных и друзей, а чтобы жить и работать. Но в последней партийной инстанции ему отказали. Его никто не принял, и ничего не объяснили. Моя тетя, старшая сестра отца, рассказывала, как в тот день они поднялись на 16-й этаж гостиницы «Рига», откуда весь город как на ладони, и Марис долго молчал, а потом произнес: «Какой хороший город, я мог бы хорошо здесь жить...» В глазах стояли слезы.

культура: Обида на Большой театр у Вас осталась или время излечило?

Лиепа: Никаких обид, только настороженность и понимание, что это может произойти в любой момент и с каждым. Если уж двери Большого закрывались перед такими людьми, как Мелик-Пашаев или Лиепа, то нужно быть к этому готовой. Отца, конечно, из театра выдавливали, но его уход отчасти можно назвать жертвой, принесенной ради меня: я попала в труппу на освобожденное им место. Мои отношения с руководством балета всегда были уважительные, я благодарна судьбе за годы в Большом.

культура: Вы танцевали в дуэте с Марисом Эдуардовичем?

Лиепа: Однажды, в Ереване. У отца заболела партнерша, он позвонил: «Ты можешь поехать со мной?» Мы полетели на гастроли исполнять болеро из «Дон Кихота». Волновалась страшно — не понимала, как он будет со мной репетировать. Все сложилось потрясающе: он не превратился в мэтра, который учит, тем более что имел право, ведь рядом — дочь. Нет, со мной был кавалер, партнер, мужчина.

культура: Марис иногда фонтанировал меткими афоризмами. Кое-что запомнила. Например, такой: «Когда поднимаешь партнершу, тяжел не вес, а характер». У Вас есть любимые высказывания отца?

Лиепа: «Надо все время идти вперед. Если останавливаешься, а другие продолжают путь, значит, ты идешь назад». И еще одно: «Если хочешь прыгать — надо прыгать, если хочешь вертеться, надо вертеться, а если хочешь танцевать, надо просто танцевать...»

Латвия. Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 28 июля 2016 > № 1847838 Илзе Лиепа


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2016 > № 1825321 Оксана Антоненко

Латвия: любить Россию больше не опасно

Оксана Антоненко, Русская служба BBC, Великобритания

После двух лет информационной войны в Латвии пришли к выводу о бесполезности противодействия российской «пропаганде».

Исследователи и политики считают, что русские не перестанут любить Россию, однако ничего страшного в этом уже не видят.

Борьба с пропагандой

Два года назад, в начале украинского кризиса, латвийские политики говорили о прямой связи между военной уязвимостью Латвии перед Россией и большим количеством русскоязычных жителей в стране.

Политики говорили, что местные русские смотрят российское телевидение, поддаются влиянию российской пропаганды, а в случае гипотетического повторения в Латвии крымского сценария встанут на сторону «зеленых человечков». Эта же схема была аргументом для размещения в Латвии базы НАТО.

Полиция безопасности Латвии открыто говорила об угрозе нацбезопасности со стороны российских СМИ, а также призывала противостоять этой угрозе, ограничивая «подрывное» вещание и развивая местное вещание на русском языке.

С тех пор латвийские власти приостановили вещание телеканала РТР-Россия, закрыли портал ru.sputniknews.lv, выделили миллионы на создание русского содержания на латвийском общественном телевидении, а также приняли ряд поправок, направленных на борьбу с «гибридной угрозой».

Похожие процессы проходили и в других балтийских республиках.

Дорого и неэффективно

Прошло два года, блок НАТО принял решение о размещении в Восточной Европе постоянных войск, но вот желания бороться с российской пропагандой почти ни у кого не осталось: дорого, неэффективно и нецелесообразно.

Последним бастионом можно назвать недавнее заявление премьер-министра Латвии Мариса Кучинскиса про борьбу за умы русскоязычных.

Но кто и как ведет эту борьбу, непонятно — и работники латвийского телевидения, и латвийские политики утверждают, что они этим не занимаются.

Согласно данным компании TNS Latvija, на протяжении последних двух лет Первый балтийский канал (ретранслирует Первый канал) остается в тройке лидеров, в то время как рейтинг общественного LTV7 с русским вещанием упал с 2,7% до 2%.

Глава Латвийского телевидения Ивар Белте не считает это поражением.

По его словам, ни в какой войне за умы общественное телевидение не участвовало: «Мы еще тогда говорили, что не создаем контрпропаганду, потому что иначе мы не СМИ, а чье-то оружие, — говорит он. — Речь идет о русском вещании в рамках канала LTV7, который, в свою очередь, вещает на латышском языке. Потому и рейтинг довольно маленький. Не думаю, что мы со своим видением очень влиятельные».

Профессор Университета имени Страдыня Сергей Крук уверен, что русскоязычное вещание в Латвии просто не может быть влиятельным: власти не прислушиваются к русским СМИ, поэтому и аудитория не видит необходимости их потреблять — отсюда низкий рейтинг.

«Несколько лет назад русские СМИ мобилизовали русский электорат, который в итоге избрал „Согласие“ (тогда — „Центр согласия“). А результата никакого нет», — говорит Крук.

Представитель «Согласия» Борис Цилевич говорит, что никакую борьбу за умы русскоязычных власти не ведут, а если бы хотели, то создали бы не русское вещание на латышском канале, а полноценный русский канал по примеру Эстонии.

Но на это в Латвии не нашлось ни денег, ни политической воли.

«А так все ограничивается заявлениями премьеров раз в пять лет», — говорит Цилевич.

Местные русскоязычные могли бы переключиться на местные русские каналы не только из соображений влияния на власть: можно было бы просто смотреть местные новости или развлекательные фильмы.

Однако местные новости есть и на Первом балтийском канале, в то время как бюджеты развлекательных программ российского телевидения сравнимы с бюджетами некоторых латвийских самоуправлений — общественные СМИ вряд ли когда-нибудь смогут позволить себе что-то подобное.

Любовь к России вопреки запретам

В итоге оказывается, что, несмотря на два года борьбы с кремлевской пропагандой, значительная часть русскоязычного населения Латвии все еще придерживается пророссийской линии как по украинскому конфликту, так и по поводу своего собственного положения в стране — к такому выводу пришли исследователи Академии обороны, изучившие возможности «дестабилизации» общества.

Чувствуют принадлежность к СССР

Выяснилось, что 46% русскоязычных не потребляют латышские СМИ.

Как говорится в исследовании, русскоязычные жители все еще чувствуют принадлежность к России и СССР; позитивнее латышей оценивают русские флаги на машинах; считают вмешательство России необходимым для решения проблем ущемляемых русскоязычных; верят, что в Латвии возрождается фашизм, а людей дискриминируют за незнание государственного языка.

Влиять на людей, которые заранее согласны с тем, что рассказывает российское телевидение, гораздо проще — пишут исследователи.

Как бороться за умы

По словам депутата сейма и главы Комиссии по обороне Айнара Латковскиса, бороться с этими установками уже бесполезно.

«Ну как с этим бороться? Я не верю, что очень просто бороться за умы. Россия это делает, как в советское время. А в демократических странах очень трудно взять и прополоскать мозги. Думаю, что через несколько поколений ситуация изменится», — говорит он.

В исследовании есть и такие выводы, которые в политической риторике ранее не упоминались.

Аморфные и непротестные

Ученые утверждают, что российскому влиянию больше подвержены малообеспеченные слои населения, а не те слои, которые говорят на русском.

К тому же, несмотря на весь свой пророссийский настрой, местные русскоязычные не готовы к протестам. В самом бедном и русском регионе — Латгалии — мысли о сепаратизме поддерживают только 10%, а пророссийских политических активистов знают и того меньше.

Исследователи уверены, что это связано с особенностями латвийского менталитета. Во-первых, большинство опрошенных признались, что тут не принято протестовать и вообще выделяться из толпы. Во-вторых, только 3% населения чувствуют контроль над собственной жизнью. Поднять на восстание такой контингент почти невозможно, считают эксперты.

Это подтверждает практика: протестовать против усиления присутствия НАТО на прошлой неделе вышли около 15 человек — несмотря на то, что, согласно исследованию, русскоязычные не особенно тепло относятся к этой структуре.

Раскол в обществе?

По словам редактора исследования Иевы Берзини, в долгосрочной перспективе такая поляризация углубляет раскол в обществе. Однако она не имеет отношения к усилению военного присутствия НАТО: Латвия вооружается в ответ на вооружение России, а не по причине наличия в стране русскоязычных.

«Проблема в том, что неясно, как выстраивать политику, если люди видят мир по-разному. Ясно, что одна сторона будет согласна, вторая — нет. Это может затруднять возможности противодействия в условиях психологического давления в случае гипотетического кризиса», — говорит Берзини.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2016 > № 1825321 Оксана Антоненко


Латвия > Рыба > telegraf.lv, 28 июня 2016 > № 1827070 Арнольд Бабрис

В Латвии нет должного контроля за внутренним рынком, который бы обеспечивал качество местной продукции и защищал здоровье потребителей. Это обнаруживает ситуация с одним из самых известных латвийских брендов — «Рижскими шпротами», рассказал в программе Латвийского радио 4 «Домская площадь» руководитель предприятия Brīvais vilnis Арнольд Бабрис.

Предприниматель посетовал, что из-за наплевательского отношения государства местный рынок полон производителей дешевых некачественных шпрот, что, в свою очередь, наносит огромный ущерб репутации «Рижских шпрот» на глобальном уровне, пишет LR4.

«Что меня больше всего коробит, так это то, что нет государственного мышления в этом вопросе. На рынке очень много производителей некачественных шпрот. А самое главное — убивается потребитель. Появляется отвратительный продукт и после этого формируется мнение об этом продукте: он несъедобен. И вы можете делать что угодно — все бестолку. Если была бы государственная политика, если бы отслеживали качество, то в долгосрочной перспективе это имело бы феноменальный эффект», — считает предприниматель.

В беседе с радиостанцией Бабрис привел конкретный пример, как производители некачественных шпрот паразитируют на рынке.

«С чем мы сталкиваемся? Например, китайцам понравились наши шпроты. Мы им привезли, китайцы посмотрели — «О, шикарно. Вот этот продукт мы будем брать!». За нами на китайский рынок сразу побежала саранча с предложением «Мы сделаем дешевле». Мы поставили один контейнер, а за нами поехали девять контейнеров. Если об этом продукте сформируется мнение, что он несъедобен, наши шпроты уже никому не будут интересны», — опасается торговец.

Впрочем, возглавляемое Бабрисом предприятие все же рассчитывает, что шпроты останутся для многих любимым деликатесом и в будущем.

«Опасаюсь ли я, что перестанут покупать шпроты вовсе? Нет, не опасаюсь. Но еще раз повторю: раньше люди ели качественные консервы. Был ГОСТ, и на рынке такого де*ьма, как сейчас, и в таком количестве, вообще не было. В советское время если были шпроты, то это были шпроты. И это убивает потребителя. Реально убивает», — признал эксперт.

Специалисты Россельхознадзора с 27 июня по 1 июля проинспектируют латвийские и эстонские рыбоперерабатывающие предприятия, чтобы проверить, устранены ли нарушения, выявленные в ходе проверок в мае прошлого года.

Ранее в июне 2015 года Россельхознадзор запретил импорт рыбной продукции из всех предприятий Латвии и Эстонии в связи с применением запрещенных и вредных веществ, слабым контролем за безопасностью и прослеживаемостью продукции.

Латвия > Рыба > telegraf.lv, 28 июня 2016 > № 1827070 Арнольд Бабрис


Латвия > СМИ, ИТ. Экология > telegraf.lv, 15 июня 2016 > № 1804758 Айварс Тауриныш

Хранители рижского леса

В этом году предприятие Rīgas meži высадило рекордное количество молодых деревьев — один миллион саженцев сосны, ели, березы и темной ольхи.

Мы можем по праву гордиться тем, что именно Рига по площади принадлежащих ей лесов занимает первое место среди всех европейских столиц. Это огромное хозяйство требует постоянной заботы и внимания — за лесом нужно ухаживать, сохранять его качество и развивать. Обхозяйствованием 62 тысяч гектаров рижских лесов занимается предприятие Rīgas meži. Председатель правления Rīgas meži Айварс ТАУРИНЬШ ответил на вопросы «Телеграфа».

Межапарк: накануне перемен

— В ведении Rīgas meži находится самый большой лесной массив на территории Риги — Межапарк. Скоро здесь начнется масштабная реконструкция Большой эстрады. Как продвигается этот проект?

— Рабочая группа под руководством заведующего Департаментом собственности Рижской думы Олега Бурова уже приступила к работе. Задача группы — скоординировать деятельность всех участвующих в этом проекте сторон. Реконструкция Большой эстрады будет финансироваться за счет кредита Государственной кассы, сейчас идет процесс его оформления. В свою очередь, авторы проекта — архитекторы Юрис Пога и Аустрис Майлитис, готовят документацию для стройуправы. Мы рассчитываем, что в августе будет получено разрешение на строительство в минимальном объеме.

Реконструкция будет проходить в два этапа. Первый этап предполагается завершить к июлю 2018 года — ко времени проведения Праздника песни, посвященного 100-летию Латвийской Республики. Планируется перестроить зрительскую зону, которая будет значительно расширена, а также немного изменить конфигурацию сцены, чтобы она обеспечивала лучшую акустику. Сразу же после Праздника песни начнется реализация второй очереди проекта: Большая эстрада будет демонтирована и на ее месте будет построена новая эстрада, а также новые помещения на трех этажах за сценой. С реализацией этого проекта в жизни Межапарка начнется новый этап.

— В этом году Межапарк отмечает свое 115-летие. Как вы видите главные направления его дальнейшего развития?

— За годы своей истории Межапарк переживал и хорошие, и не слишком хорошие периоды жизни, и подъемы, и спады. Можно сказать, что сейчас мы готовимся к новому подъему. К сожалению, Межапарк потерял многое из того, что было здесь раньше. Люди старшего поколения помнят, что на территории Большой эстрады была открыта Выставка достижений народного хозяйства, что в Межапарке был кинотеатр.

И хороший каток, на котором занимались не только любители, но и спортсмены высочайшего уровня. Так, наша знаменитая конькобежка Ласма Каунисте именно на этом катке готовилась к чемпионату мира 1969 года, на котором она завоевала золотую медаль.

Здесь был очень хороший для своего времени парк аттракционов, вышка для прыжков с парашютом, панорамное колесо на берегу Киш-озера, детская железная дорога. Межапарк предлагал самые разные возможности для отдыха людям всех возрастов. И наша задача — расширить спектр предложений для отдыха и занятий спортом в Межапарке, сделать это место привлекательным для всех рижан.

— Какие конкретные шаги делаются в этом направлении?

— Предприятие Rīgas meži начало обхозяйствование Межапарка более шести лет назад. Нашим первым проектом стало создание первой в Риге трассы BMX. Возможно, ребята, которые сегодня занимаются на этой трассе, когда-нибудь повторят достижения Мариса Штромбергса, дважды становившегося олимпийским чемпионом.

Важнейшим шагом к масштабным изменениям Межапарка стало утверждение в 2013 году локального планирования его территории. И сейчас в соответствии с этим планом мы работаем над отдельными объектами.

Назову некоторые из них. Мы бы очень хотели, чтобы посетители Межапарка могли посмотреть на Ригу с высоты птичьего полета — в настоящее время решается вопрос, будем ли мы строить панорамное колесо или смотровую вышку.

Второй крупный объект — это бывший каток. Мы считаем, что эта территория могла бы стать новыми воротами спортивного Межапарка. Множество людей каждый день занимаются в Межапарке спортом — бегают, катаются на велосипедах и роликах, все более популярной становится и скандинавская ходьба... Я вижу ситуацию так: люди, которые хотят заниматься в Межапарке спортом, приезжают на территорию бывшего катка, оставляют машину, переодеваются в спортивную одежду, если нужно, берут напрокат спортивный инвентарь. И вперед — к здоровью. А после занятий спортом можно привести себя в порядок, зайти в душ, выпить чашечку кофе или пообедать в кафе.

Еще один объект — Зеленый театр, в котором мы уже проводили несколько серьезных мероприятий. Но у этого замечательного театра есть один очень серьезный для нашего климата недостаток — над зрительным залом нет крыши. Но мы решаем эту проблему — проект перекрытия над залом находится в стадии разработки.

Еще одна наша идея — использовать большую поляну, на которой во время Праздника песни паркуются автобусы участников мероприятия, как площадку для катания на роликовых коньках и скейтбордах. Этот проект уже согласован со стройуправой, объявлен конкурс на проектирование, следующим летом должны начаться строительные работы.

Но отмечу и то, что многие интересные мероприятия не требуют дополнительной инфраструктуры. Так, например, в этом году мы провели первый в странах Балтии конкурс рисунков 3D на асфальте. Итогами этого конкурса можно будет любоваться все лето, а для него требуется лишь хороший асфальт и хорошее настроение.

Зеленое ожерелье Риги

— Rīgas meži отвечает и за все рижские сады и парки. Какие тенденции характерны для их развития?

— Я очень рад, что в последние годы набирает силу одна очень позитивная тенденция — увеличивается площадь рижских садов и парков, а их качество повышается. Новым городским парком стала Луцавсала. Территория, считавшаяся нелегальной свалкой, стала прекрасным зеленым оазисом в самом центре города, куда каждый день приезжают отдыхать тысячи горожан. Парк будет расширяться и в другую сторону от Островного моста. И я хотел бы отметить работу отдела Rīgas meži — Rīgas dārzi un parki, сотрудники которого вложили огромный труд в благоустройство Луцавсалы.

Если же мы говорим о повышении качества парков, то следует упомянуть серьезную реконструкцию трех рижских исторических парков — Зиедоньдарзса, Гризинькалнса и сада Миера. Это огромное приобретение для города!

Еще один новый парк создается на месте бывшей свалки на улице А.Деглава. Правда, здесь пока еще нельзя сажать деревья и кустарники, но когда запрет будет снят, это место превратится в фантастический парк.

Мы сажаем новый лес!

— Поддержание лесов, садов и парков в порядке, а тем более реализация новых проектов требуют серьезных денежных вложений. Каковы источники финансирования?

— Ответ на этот вопрос надо начать с того, что Рига занимает первое место по площади принадлежащих ей лесов среди всех европейских столиц. И мы, предприятие Rīgas meži, обхозяйствуем эту уникальную собственность Рижской думы — 62 тысячи гектаров леса. Но в отличие от многих уставных обществ Рижского самоуправления, мы занимаемся не только обхозяйствованием, но и коммерческой деятельностью. Наша главная задача — рационально хозяйствовать, сохранять ценность лесов и зарабатывать средства, необходимые для содержания лесов в порядке, что требует постоянных и серьезных расходов.

Каждый год Rīgas meži заготавливает древесину, вкладывая полученные средства в восстановление леса. В этом году мы посадили более миллиона молодых деревьев, и все они — из нашего лесопитомника в Норупе, неподалеку от Огре. Это посадки высочайшего качества. Мы видим, что за девять лет работы Rīgas meži уже успел вырасти новый красивый лес. Если раньше мы продавали вырубки на аукционах, то теперь с аукциона идет только четвертая часть подлежащих вырубке площадей, остальными вырубками мы занимаемся сами. Примерно четвертую часть древесины мы обрабатываем на своей лесопилке в Норупе, выполняем заказы местных мебельщиков, работаем на экспорт. И все это для того, чтобы вкладывать средства в содержание рижских лесов, садов и парков в порядке и сажать новый лес.

Мы все должны сказать спасибо нашим дедам и прадедам за то, что они сохранили для нас такие лесные угодья, и мы должны передать своим детям и внукам такие же красивые леса, какие сами получили в наследство.

Ина Ошкая

Латвия > СМИ, ИТ. Экология > telegraf.lv, 15 июня 2016 > № 1804758 Айварс Тауриныш


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 31 мая 2016 > № 1774303 Владимир Соколов

К своему 100-летию, которое будет отмечаться в 2018 году, Латвийская Республика подходит при наличии в стране 252 тысяч неграждан. К дискуссии по этой проблеме призывает Совет столетия, в который входят действующий и бывшие президенты республики, ее решением озабочены ряд депутаты Европарламента, против ликвидации института неграждан выступает крайне правое Национальное объединение. Ситуацию для «Росбалта» анализирует глава Русской общины Латвии Владимир Соколов.

— В 1998 году вы инициировали создание Союза граждан и неграждан, выступая за их равноправие. Как вообще в Латвии появились «неграждане» и в каких правах они ущемлены?

— Институт негражданства был сформирован постановлением еще Верховного совета Латвии от 15 октября 1991 года «О восстановлении прав граждан Латвийской Республики и основных условиях натурализации» и принятым в 1994 году Законом о гражданстве, согласно которому гражданство Латвии было признано только за примерно 2/3 жителей страны — гражданами довоенной Латвийской Республики и их потомками. Таким образом, после «разделения» народа Латвии в 1991 году неграждан первоначально здесь оказалось около 780 тыс. человек, и подавляющее большинство из них составили нелатыши.

Согласно результатам исследования, проведенного в 1993 году, среди русскоязычных жителей страны гражданство получили изначально всего около 290 тыс. человек. Так что разделение на граждан и неграждан произошло и по этическому признаку, ведь именно нелатыши и составили большинство неграждан.

Этим правовым актом было поражено в правах большое количество людей — здесь уместно вспомнить термин «лишенцы». Эти люди были отодвинуты от участия в политической жизни — они не могли баллотироваться и не могли голосовать. Кроме того, были поражения и в имущественном отношении — было меньше приватизационных сертификатов, сложнее было приватизировать собственность, землю, не все должности можно было занимать, не все могли, к примеру, быть адвокатами и т. д. То есть произошло вымывание этой группы людей как из общественно-политической, так и из экономической жизни, и большинство ее составили нелатыши.

— Согласно данным из Регистра жителей, в начале этого года в Латвии было 252 017 неграждан и 1 804 392 гражданина. Начиная с 1995 года гражданство Латвии в порядке натурализации получили 143 865 человек. По данным Управления по делам гражданства и миграции, начиная с 1995 года активность натурализации росла, затем стала падать — в 2006 году было натурализовано 16 439 человек, а в прошлом году — уже только 971. В чем основные причины такого падения? Говорит ли это о том, что желание получить гражданство Латвии в порядке натурализации уменьшается?

— У натурализации было два больших пика: в 1998 году, после отмены так называемых «окон натурализации» (вначале на процесс натурализации, чтобы не сделать его лавинообразным, были наложены искусственные ограничения по ряду параметров); и в 2004 году — при вступлении Латвии в Евросоюз, когда граждане Латвии получили возможность безвизовых поездок в большинство стран Европы. Со временем эти два момента потеряли привлекательность. После 2007 года, когда и неграждане получили право свободного перемещения по странам Евросоюза, натурализация замедлилась.

Второй сильный «удар» по процессу натурализации летом 2008 года нанесла Россия, отменив визы для неграждан. И с тех пор число желающих стать гражданами Латвии продолжало неуклонно снижаться.

Замечу, что никаких особых исследований относительно желаний неграждан я не видел. Эта группа людей как бы выпадает из сферы зрения политиков. Да, они живут в Латвии, платят здесь налоги, но чем они живут и что думают — никого не интересует. А ведь это 12% населения. И это отношение передалось и самим негражданам.

Еще один момент: более 60% неграждан — это люди возраста 50+. В химии есть термин — нерастворимый осадок. Думаю, он вполне применим в данной ситуации. Эти люди по очень разным причинам не берут гражданство. Я проводил приватный опрос на эту тему, и он показал абсолютную разницу во мнениях. Одни полагают, что власти Латвии должны принести официальные извинения за то, как с ними поступили в 1991 году, когда были забыты обещания руководства Народного фронта Латвии о «нулевом» варианте гражданства.

Во-вторых, нельзя руководствоваться принципом — лес рубят, щепки летят. Когда нынешним негражданам, родившимся в Латвии, говорят, что они не граждане Латвии, прежде всего, потому, что их отец или дед воевали здесь или в период «советской оккупации» прибыли сюда строить заводы и т. п., это вряд ли повысит желание претендовать на гражданство. При чем здесь дети тех, кто приехал сюда десятилетия назад? Что это за коллективное наказание? И хотя все эти постановления были акцептированы, права человека здесь явно ущемляются. Эти «щепки» по-прежнему являются «лишенцами».

Следующий аспект. Претендент на получение гражданства, кроме языкового экзамена, должен сдать экзамен по истории. Современная историография Латвии однозначно трактует, что советская оккупация была, и, сдавая экзамен, ты этот факт принимаешь, разделяя общую точку зрения, а значит, принимаешь и тот факт, что тебя правильно сделали негражданином! Получается «явка с повинной»!

Третий момент — пожилые люди живут своей обычной жизнью: у них есть квартира, полученная от государства в советское время, дачный участок, привычный уклад. Опустим момент, какую выгоду получает или не получает обладатель статуса гражданина/негражданина. Есть отношение государства к личности и личности к государству. Государство всегда сильнее, если вспомнить «Левиафана» Гоббса. А потому, рассуждают иные, есть ли смысл бодаться теленку с дубом? Аполитичность — один из факторов, объясняющих отсутствие стремления прохождения натурализации.

Вот из-за этих морально-психологических факторов, а также соображения, что гражданство республики в связи со вступлением Латвии в Евросоюз отчасти потеряло свою ценность, и объясняет спад интереса к натурализации. Если бы была возможность взять «евросоюзовское гражданство», если можно так сказать, это вызвало бы значительный интерес. Да, у людей есть рационализм, но есть и душа, и в таких тонких моментах все работает совместно.

— Премьер-министр Латвии Марис Кучинскис заявил, что часть неграждан не хочет натурализовываться по причине отсутствия патриотизма, а президент Раймонд Вейонис напомнил о решении Верховного суда: массовая натурализация противоречит Конституции. Значит ли это, что неграждан Латвии воспринимают здесь как «пятую колонну»?

— Давайте так: оценивать патриотизм у другого человека нельзя. Патриотизм — это чувство, оно иррационально, как любое чувство. Человек сам ощущает — патриот он или нет. Никто не может назначить человека патриотом или непатриотом.

В моем приватном опросе на тему гражданства у меня был вопрос: кто согласится принять гражданство Латвии, если потребуется только написать заявление (то есть убираются чувствительные для многих вопросы исторической справедливости и пр.). Так вот, подавляющее большинство согласилось на гражданство по заявлению. О чем это говорит? О том, что большинство людей хотят принимать участие в общественной и политической жизни, о том, что у них есть чувство ответственности и гражданская позиция.

В Эстонии, в отличие от Латвии, неграждане с 1993 года принимают участие в муниципальных выборах. Да, в Латвии 250 тысяч неграждан, а в Эстонии всего 90 тысяч. Но на местных выборах в Эстонии голосуют не только неграждане, но и граждане третьих стран, в том числе и граждане России, которых в Эстонии 150 тысяч. В результате — равнозначные цифры при различном подходе.

Вовлечение неграждан Латвии в активную общественно-политическую жизнь по-прежнему является актуальной проблемой. Здесь сошлось два момента: одни не хотят давать гражданство автоматически, другие не хотят брать его через эти процедуры.

И хотя натурализация буксует, процесс вовлечения в общественную жизнь в демократическом государстве все равно должен быть. Аристотель задает риторический вопрос: может ли человек доброжелательно относиться к общественному устройству, если он не участвует в общественной жизни? Конечно, нет. И нельзя упрекать людей в отсутствии патриотизма, не вовлекая их при этом в общественную жизнь.

— Представители парламентской коалиции скептически относятся к упрощению процесса натурализации, опасаясь, что стремительное снижение доли неграждан напрямую ведет к росту электората партии «Согласие» и «Русского союза Латвии». Решение вопроса негражданства попросту невыгодно правящим партиям?

— Я не стал бы использовать здесь слова выгодно-невыгодно. Когда мы говорим о правах человека, мы говорим о стандартах, а когда говорим выгодно-невыгодно — речь идет об интересах. С какой стороны мы рассматриваем вопрос негражданства — с точки зрения стандартов прав человека или с точки зрения политических интересов? Если речь идет о политических интересах, то вполне естественно, что тот или иной политик не захочет потерять свое место. Если говорить о европейских стандартах, помня о том, что неграждане являются налогоплательщиками, откуда те же чиновники получают свои зарплаты, то вопрос этот, безусловно, требует решения.

Нельзя вести речь о том, что кто-то может приватизировать голоса неграждан. Ведь неграждане — это такие люди, как и граждане, со своими мнениями, особенностями и т. д. Это деление людей на граждан и неграждан априори смыкается на деление на «настоящих» людей и «не очень». Подтекст получается такой: мы не можем дать негражданам гражданство, потому что это угроза. Угроза кому? Угроза политическому отношению к этой проблеме? Тогда стоит поменять политическое отношение. Ведь если один гражданин опасается, что на выборах голосовать будут за другого гражданина, чьи взгляды он не разделяет, получается, что у нас и граждане делятся на несколько сортов.

Не надо придумывать различные сложные конфигурации для вовлечения неграждан в общественную жизнь — дайте им право голосовать. Как только это право будет, любой политик будет заинтересован и вынужден общаться со своим электоратом. Это при царе-батюшке все подданные, там самое важное — сакральность власти. При демократии ты становишься интересен, когда становишься электоратом — о тебе начинают вспоминать и твоим мнением интересуются. А тут — 12% потенциального электората!

— По инициативе депутатов Европарламента от Латвии и Эстонии Яны Тоом, Татьяны Жданок и Андрея Мамыкина в мае проходил сбор подписей под заявлением для подачи в комитет по петициям Европарламента о нарушении принципов демократии, касающихся избирательных прав неграждан. Было собрано более 17 тыс. подписей. Авторы документа требуют предоставить негражданам право голоса на муниципальных выборах, право состоять в политических партиях и право голоса на выборах в Европарламент. Насколько действенной может быть данная инициатива?

— Я считаю, любая инициатива привлечения внимания к институту негражданства — только положительная. Как у Пушкина: «И в наш жестокий век восславил я свободу и милость к падшим призывал». Самое хорошее, что здесь получилось, — обсуждение вышло в пространство латышской печати, и сейчас очень много публикаций на эту тему.

Несколько лет назад на одной политической дискуссии я услышал мнение одного известного латвийского политолога о том, что замалчивание проблемы неграждан в латышской прессе — это стратегия. И у меня открылись глаза: ведь в русской прессе дискуссия шла все время, а в латышских СМИ — молчание. Я думал, наверное, что-то мы недорабатываем, недостаточно привлекаем внимание. А похоже, что действительно подход был стратегический — замалчивать. В 1991 году решение было принято — и впредь забудьте об этой проблеме, и она рассосется сама собой — кто-то натурализуется, кто-то уедет, кто-то отойдет в мир иной и т. д.

Решить проблему негражданства без латвийских политиков невозможно. Но чем больше о ней будут знать в Европе, мире и самой Латвии, тем скорее возможно достичь решения.

— Согласны ли вы, что предоставление права голоса негражданам способствовало бы стабильности в стране?

— Абсолютно! Стабильность и состоит во многом в участии в общественной жизни. Я не думаю, что в большинстве своем люди неразумны и будут голосовать за радикалов и популистов. У всех людей общие ценности — жить в мире, заниматься интересной работой, содержать семьи, растить детей.

Если говорить о стабильности, вновь вернусь к 1991 году. Тогда было 780 тысяч неграждан, сейчас — 250 тысяч. А посыл остался прежним: неграждане — это потенциальная угроза. Этот посыл мешает объективно оценить ценность людей, давно связавших свою жизнь с Латвией или рожденных здесь.

— В 2018 году Латвийская Республика будет отмечать 100-летний юбилей. Совет столетия, в который входят действующий и бывшие президенты страны, начал дискуссию о послаблениях в порядке натурализации. Рассматриваются различные варианты уступок: льготы для пожилых людей при сдаче экзаменов на натурализацию при сохранении основного принципа — владения латышским языком, автоматическое предоставление гражданства родившимся в независимой Латвии детям неграждан, право голосовать на муниципальных выборах или даже полная ликвидация статуса негражданина и предоставление гражданства всем. Каким вам видится возможное политическое решение?

— Политическим решением могло бы стать автоматическое гражданство всем рожденным в Латвии детям. Кстати, с прошлого года такое решение действует в Эстонии, а для неграждан по возрасту — с 1993 года. Раньше у нас было много семей, где оба родители были негражданами, сейчас гораздо меньше — где-то около 200 детей являются негражданами по рождению, капля в море. Но сам факт, что конвейер по «выпуску» неграждан не остановлен, показателен. Полагаю, что нужно было бы дать и право голоса на выборах. Это были бы шаги навстречу. Неграждане стали бы электоратом, за который начнут биться.

— В ходе заседания 24-й сессии рабочей группы Универсального периодического доклада Совета по правам человека ООН Латвия получила от стран-участниц организации 173 рекомендации по улучшению прав человека. Так, США призвали способствовать натурализации неграждан. Россия призвала обеспечить право неграждан и лингвистических меньшинств на самореализацию и способствовать их интеграции в общество, а также облегчить натурализацию для тех неграждан, которые живут в Латвии десятилетиями. Венгрия рекомендовала дать возможность коммуницировать представителям языковых меньшинств с госучреждениями на своем языке на тех территориях, где значительная часть населения принадлежит к этим меньшинствам. Латвия отклонила три рекомендации, относящиеся к языковой политике. Возможно ли при таком подходе обеспечить права человека в Латвии?

Доигрались!

— Вновь как позитивный приведу пример Эстонии, где приняли решения о переводе аннотаций к медицинским лекарствам на русский язык. А вообще это далеко не первые рекомендации Латвии. Есть рекомендации 12 различных организаций, рекомендовавших дать право голоса негражданам на муниципальных выборах. Что дальше? Если международные организации дают рекомендации и потом не проверяют их исполнение, то что это за организации? Или берите на себя ответственность за исполнение своих рекомендаций, или не давайте их. А если уж дали, то будьте здравы отследить их судьбу и добиться их исполнения. Иначе теряется авторитет всех международных организаций. А вопросы остаются, если в их решении не заинтересованы определенные политики. Пока в отношении последних рекомендаций интереса, очевидно, нет.

— Вопрос неграждан — это базовый вопрос латвийской истории, полагает глава парламентской фракции «Согласие» Янис Урбанович, направивший письмо президенту США Бараку Обаме с просьбой помочь решить вопрос неграждан в Латвии. Америка нам поможет?

— Америка может помочь в любом вопросе, вопрос только в том, захочет ли она этим заниматься. Так сложилось, что Америка является создателем и «держателем» системы прав человека. Элеонора Рузвельт инициировала принятие в 1948 году Всеобщей декларации прав человека. После Второй мировой войны американцы, воспитанные в своем плавильном котле эмигрантов, ужаснулись, узнав о страшных этнических чистках в Европе накануне, во время, да и после войны. Политая кровью земля меняла границы, перемещались огромные массы народа, которые не являлись эмигрантами.

В декларации четко указывалось, что никакие исторические и прочие события не могут приводить к нарушению прав человека. Как у Моисея есть 10 заповедей, так и Декларация о правах человека в светском смысле — в житейском и общественном плане — является катехизисом, объединившем 30 пунктов о принципах достоинства, свободы, равенства и братства. Кстати, с точки зрения Декларации любое внесудебное наказание в виде лишения гражданства, поражения в политических правах и т. д. — незаконно. И любые оправдания таких деяний любыми тезисами, в том числе и тезисами об «оккупации», юридически ничтожны.

К сожалению, права человека той же Америкой перестали применяться как стандарт, как акт судебной власти, который справедлив и независим. Права человека стали применяться как проявление чьих-то интересов. Права человека ушли от стандартов в сферу политики. И примеров тому — тысячи. Когда говорят — двойные стандарты, значит, стандартов просто нет.

Если говорить о сфере политики, то Америка здесь, безусловно, оказывает огромное влияние. И президент США пользуется в политической элите Латвии огромным авторитетом и может быть гарантом того, что больших изменений здесь не произойдет.

— Не приходится ли опасаться, что вновь поднятый на повестку дня вопрос негражданства не завершится мелкими уступками в преддверии 100-летия Латвийской Республики?

— Все варианты возможны. Главное, что 100-летие Латвии — прекрасный повод, чтобы мы еще раз вернулись к истокам. Латвия создавалась как демократическая страна, когда создавалась Конституция, когда был Закон о языке нацменьшинств, не было неграждан, и вообще отношения были другими. Хотя Латвия никогда не была моноэтничным государством — в 1935 году нацменьшинства составляли 26,3% населения.

Миф о моноэтничности — более поздний. На здоровом дереве бывают иногда посторонние побеги — я не говорю плохие, но иные. История Латвии очень сложная, и в своем развитии она не осталась той, какой начиналась. Возможно, более вдумчиво стоит вспомнить понятие Latvijas tautas — латвийский народ и вернуться к объединительному началу. Ведь латинское выражение res publica означает «общее дело», то есть нечто, относящееся к государству или общественности. А раз у нас Латвийская республика, то хорошо бы и всем нам в государстве стать «общим делом».

Беседовал Петр Жук

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 31 мая 2016 > № 1774303 Владимир Соколов


Латвия. Россия > СМИ, ИТ > telegraf.lv, 27 мая 2016 > № 1804763 Алексей Волин

Замминистра РФ отправил Латвию в Средневековье

В интервью "Вестям Сегодня" заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин рассказал том, как в Москве отнеслись к латвийскому запрету портала Sputnik и телеканала Россия–РТР. Кроме того он отклонил подозрения в нарушении свободы слова в России, а также дал совет редакторам и продюсерам — как добиться успеха на рынке СМИ.

"Пусть отправляются в 14–й век"

— Как в российском министерстве связи и массовых коммуникаций отнеслись к разрыву связей и коммуникаций между Латвией и РФ?

— Собственно мое мнение совпадает с мнением представителя ОБСЕ по свободе слова Дуни Миятович, которая выразила опасения, что действия Риги создают опасный прецедент отключения сайтов массмедиа в Латвии.

Это — если рассматривать латвийские запреты с точки зрения европейских ценностей.

Однако ситуация с запретом российских СМИ в Латвии трудно объяснима и с логической точки зрения. Сначала официальная Рига вносит в черный список и не пускает на территорию Латвийской Республики российских журналистов, а затем обвиняет российские СМИ в том, что они не отражают точку зрения Риги. Но позвольте! Вы же сами лишили российских журналистов возможности выслушать вашу точку зрения! Действия латвийских властей в этом контексте выглядят провокационно.

Запрет бессмыслен по чисто техническим причинам: в эпоху глобального интернета человек, который хочет найти информацию, легко ее найдет.

— Какие–то ответные действия Россия будет предпринимать? Например, усиливать поток информации для Латвии, поставляемой по другим каналам?

— Вообще–то какие–то действия, на мой взгляд, должна предпринимать Латвия, которая нанесла ущерб собственному имиджу. То есть предстала страной, в которой ограничивают свободу слова.

Что касается РФ, то у нас нет задачи что–либо усиливать. Мы просто информируем о том, что у нас происходит, что мы делаем. У нас есть информационные продукты, которые мы считаем интересными и которые могут быть интересными для наших соседей. Продукты, на которые есть спрос. Не понимаю, что так тревожит официальную Ригу.

— Главная претензия наших властей состоит в том, что вы неправильно интерпретируете исторические события и тем самым оказываете влияние на внутреннюю повестку дня в Латвии.

— Можете успокоить свои власти — мы не вмешиваемся во внутреннюю политику Латвии. Наши СМИ пишут то, что считают необходимым.

Считать, что существует какая–то одна каноническая версия исторических или современных событий Латвии — это неправильно. Даже Римская католическая церковь отказалась от единственно правильной версии истории христианства еще в эпоху позднего Средневековья. Если власти Латвии хотят сохранить свои догмы в неприкосновенности, пусть отправляются в 14–й век.

"Это не наш бизнес!"

Справедливости ради отметим, что вопрос инвазии иностранных потоков информации во внутреннее информационное пространство беспокоит не только Латвию, но и Россию.

По словам Алексея Волина, Москва и Минск давно задумались о содержании (контенте) интернета. Однако там пытаются решить проблемы без применения запретительных мер. Вопрос ставится по–другому: "Или мы будем сами производить качественный контент, или нам его будут продавать".

Однако здесь есть недопонимание, которое Волин объяснил на основе конкретного примера. В его министерство обратились белорусские коллеги с просьбой похлопотать на российских центральных ТВ–каналах на предмет показа сериала о выдающемся белорусе — министре иностранных дел СССР Андрее Андреевиче Громыко.

"Это не наш бизнес!" — эмоционально воскликнул Волин.

Вопросы сериалов — это вопросы к частным каналам, это тема качества продукта и рыночных отношений. Задача министерства связи и массовых коммуникаций РФ — создать условия для конкуренции, а не быть посредником между производителем и каналом.

Продолжая тему, Волин признался, что прочитал двухтомник мемуаров А. А. Громыко. "Самое скучное чтение в жизни. При всем уважении к "мистеру Нет", изложить подноготную формирования советской внешней плотики ему не удалось, — заявил российский замминистра. И добавил: — Если мы хотим, чтобы идеи дошли до широких масс, то контент должен быть сделан интересно".

"Выдумка, фантазия, креатив — вот главные слагающие успеха информационного продукта", — дал совет редакторам и продюсерам российский замминистра.

Как сделать патриотизм коммерчески выгодным

Однако тут возникает вопрос: как быть с темами, которые не коммерциализируются? Например, что делать с патриотизмом?

У Алексея Волина есть ответ на этот вопрос. Если коротко, то это — Голливуд. В Калифорнии снимают продукцию, которая одновременно является коммерчески успешной, и при этом США в голливудских фильмах всегда правы, добры и справедливы.

"Если вы считаете медиапродукт полезным, но он коммерчески не востребован, то потраченные на него деньги выброшены зря, — констатировал Волин. — Правильные, но бессмысленные вещи, на наш взгляд, права на существование не имеют".

Впрочем, чуть позже выяснилось, что "правильные, но бессмысленные вещи" в РФ все же имеют право на существование, то есть на государственные субсидии. В частности, когда речь зашла о телеканале "Культура".

Цензура или защита?

Креатив хорошо, но без ограничений не обойдешься. На совместном заседании правительств РФ и Белоруссии в Могилеве в середине мая был подписан документ о формировании единого информационного пространства. Об этом "Вестям Сегодня" сообщил госсекретарь Союзного государства России и Белоруссии Григорий Рапота.

Вот он — инструмент для цензуры? Однако Алексей Волин убеждал "Вести Сегодня", что положения вышеназванного документа не следует воспринимать как введение жесткой цензуры. Хотя и не скрывал, что два союзные страны собираются бороться за суверенитет объединенного интернет–пространства. Согласно межправительственному соглашению власти РФ и Белоруссии будут совместно и скоординированно бороться против таких явлений, как порнография, пропаганда наркомании, суицида, ненависти, экстремизма.

"Это не цензура, а правовые действия в рамках закона. И направлены они не на ограничения прав общества, а на их защиту", — сообщил Волин.

...В этом месте возникло дежавю. Что–то похожее уже приходилось слышать в латвийском Нацсовете по электронным СМИ и МИДе, когда там пытались объяснить причины закрытия портала Sputnik и телеканала Россия–РТР.

Для справки

Газета "Вести Сегодня" встретила российского замминистра Алексея Волина в столице Беларуси в кулуарах ХI Белорусского международного медиафорума "Партнерство во имя будущего".

Министр информации Республики Беларусь Лилия Ананич, открывая форум, отметила, что в нем принимают участие представители 20 государств. "Мы собрались в Беларуси, чтобы обсудить роль СМИ в современном мире", — сообщила Лилия Ананич.

Латвию на медиафоруме представляли газета "Вести Сегодня" и портал BaltNews.lv.

Учитывая важность события, приветствие участникам медиафорума направил президент страны Александр Лукашенко.

Андрей ШВЕДОВ

Латвия. Россия > СМИ, ИТ > telegraf.lv, 27 мая 2016 > № 1804763 Алексей Волин


Эстония. Латвия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 мая 2016 > № 1752829 Александр Проханов

Прибалты против Изборского клуба

Александр Проханов

Хочу оповестить всех читателей, всех посетителей наших ресурсов о, на мой взгляд, чудовищном событии, которое произошло сегодня, в канун годовщины Великой Победы.

Изборский клуб собирался отправиться в Изборск, к Священному Холму, куда на протяжении многих лет ссыпаются земли со всех священных мест России, с полей великих русских сражений.

Мы ждали представителей русских общин прибалтийских республик, которые хотели учредить у себя отделения Изборского клуба. Они хотели привезти землю с Балтики, совершить обряд землеприношения, соединить в Холме земли с мест наших победоносных и жертвенных деяний с русской землёй, и таким образом символически соединить оторванных русских братьев и коренную Россию.

Но власти и спецслужбы Эстонии, Литвы и Латвии запретили нашим активистам поездку к изборянам. Не просто запретили, но взяли подписку о невыезде, обвинили в государственной измене. Власти считают, например, что русские активисты, критикуя появление натовских танков в Прибалтике, подрывают безопасность балтийских государств. Телефонные переговоры наших товарищей прослушивались, все они находятся на контроле, и власти прибалтийских республик синхронно воспротивились приезду наших братьев в Россию.

Это вопиющий акт русофобии, когда в русских людях желающих взаимодействовать с Россией, видят врагов, клеймят их за принадлежность к великому русскому разделённому народу. Им всем грозит уголовное преследование, быть может, застенки и тюрьма.

Я хочу оповестить об этом всех читателей «Завтра», а также органы российской власти с тем, чтобы на неадекватные действия властей Эстонии, Латвии и Литвы было оказано давление, и позорное, дискриминационное и абсолютно фашистское решение было отменено.

Эстония. Латвия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 мая 2016 > № 1752829 Александр Проханов


Латвия. Панама. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 апреля 2016 > № 1735783 Александр Панков

Латвийская деловая газета Dienas bizness опубликовала интервью с Александром Панковым в связи с информацией о документах из так называемого «панамского архива».

— В последнее время средства массовой информации много говорят о так называемых «панамских документах». В этой связи упоминался и Rietumu, но банк отказывался до сих пор от комментариев. Могли бы вы прояснить эту ситуацию?

— Прежде всего, надо отметить, что нам до сих пор не известно о том, содержится ли в этих файлах какая-либо информация, связанная с Rietumu. Поэтому нам нечего и комментировать.

Говоря в целом, мы приветствуем и поддерживаем политику контроля, прозрачности и принципы международного обмена финансовой информацией. Но следует подчеркнуть также, что такой обмен информацией должен происходить в соответствии с законом. Мы — банк, и никто не освобождал нас от обязанности выполнять установленные процедуры, бережно хранить персональные данные клиентов и банковскую тайну.

— Расскажите о деле, которое возбуждено во Франции — в том числе и в отношении вашего банка.

— Это дело не новое, оно было открыто следственными органами Франции в отношении группы французских граждан и компании France Offshore около пяти лет назад. К расследованию был привлечен и ряд международных банков, из латвийских — Rietumu.

Для того чтобы понять дальнейшие действия французского следствия, надо учитывать особенности архитектуры правосудия в этой стране. Она существенно отличается от латвийской. Во Франции следователь имеет очень широкие полномочия, он же является и судьей. То есть у него есть «единоличное право» принимать решения, обязательные для исполнения на французской территории. Пользуясь этими возможностями, следователь потребовал от банков, с которыми, по его данным, работала компания France Offshore, внести денежное обеспечение на период следствия. Для Rietumu это было 20 млн евро.

Международная практика такова, что для исполнения подобного решения его необходимо должным образом подтвердить в Латвии. В то же время законодательство нашей страны вообще не предусматривает такой меры как денежное обеспечение. Мы запросили на этот соответствующие латвийские структуры и получили разъяснение.

Возникла ситуация, при которой Rietumu, который работает в латвийском правовом поле, исполнив требования французского следователя, стал бы нарушителем законодательства своей страны. Мы проинформировали об этом французскую сторону и предложили другие формы обеспечения, которые предусмотрены латвийским законом и, по нашему мнению, могли бы быть приемлемыми для французского следствия. Но эти предложения и наша позиция не были приняты в расчет.

Глядя на ситуацию в целом, мы считаем, что своими шагами следователь стремился оказать максимальное давление на Rietumu. Осознав невозможность получить залог, он в качестве следующего шага выдвинул персональные обвинения против президента банка. Это при том, что мы с самого начала занимали конструктивную позицию и удовлетворяли запросы французского следователя в соответствии с латвийским законодательством.

Замечу, что для нас был очень странным тот факт, что французское следствие не захотело уважать и считаться с законодательством Латвии — дружественной европейской страны, союзницы, члена ЕС.

— Французская сторона обвиняет вас в содействии в уклонении от налогов. О какого рода операциях и счетах идет речь?

— Как показывает наш анализ, в основном это счета сберегательного типа, и активных транзакций по ним не было. Но в любом случае эти счета, как все другие, попадали под мониторинг на предмет борьбы с отмыванием, и если они не соответствовали критериям AML — мы их закрывали.

— Но это были и офшорные счета?

— Хочу заметить, что в публичном пространстве все, что связано с офшорами, часто смешивается вместе и подается как нечто по определению плохое и даже незаконное. На самом деле такая форма организации бизнеса давно известна и легитимна. Это обычная практика, которую используют и международные холдинги, и судоходные компании, и даже крупные западные пенсионные фонды, консервативные и солидные, которые нельзя даже заподозрить в чем-то противозаконном или рискованном.

В этой сфере существуют международные правила, есть списки «плохих» офшоров, куда Панама, кстати, не входит. Если международные институты или какое-то государство сочтут, что эти списки нужно расширить, у них есть все возможности это сделать. Мы же будем эти решения, как и другие легитимные решения, строго соблюдать.

Как банк мы не участвуем в создании клиентами структур их бизнеса, не консультируем на этот счет. Мы — кредитный институт, и наш бизнес — это кредитование, инвестиции, финансирование проектов развития, консультации на предмет инвестиций на финансовых рынках и обслуживание таких операций.

Мы строго придерживаемся политики anti-money laundering (AML), регулярно проходим специализированный аудит. У нас есть необходимый инструментарий для отслеживания и выявления подозрительных транзакций. Сталкиваясь с подозрительными случаями, мы, как этого требует закон, передаем информацию в специальную службу госпрокуратуры (Noziedzīgi iegūtu līdzekļu legalizācijas novēršanas dienests).

— Другая тема, которая многих интересует, — это отношения латвийских банков с международными партнерами, в частности, с банками-корреспондентами в США. Как вы оцениваете эту ситуацию?

— Сейчас у Латвии есть один банк-корреспондент по прямому долларовому клирингу — это Deutsche Bank. Так что совершенно понятны опасения по поводу того, что произойдет, если он покинет наш рынок. Банки, участвующие в международном финансовом бизнесе, хорошо понимают важность этого вопроса.

Прилагаются значительные усилия для того, чтобы быть прозрачными и понятными для финансовых структур США. И могу определенно сказать, что за последние год-полтора мы достигли здесь значительных успехов. На прошлой неделе я вернулся из США, где у нас состоялся ряд встреч с руководителями крупных американских банков, и у меня была возможность лично убедиться в том, что имидж Латвии меняется в лучшую сторону.

В этом вопросе мы чувствуем большую поддержку латвийских государственных структур: так, недавно в США прошло важное рабочее мероприятие с участием министра финансов нашей страны, руководителей Банка Латвии и ФКТК, которые тоже работают над этими аспектами.

Кстати, последние новости о том, что Латвия соответствует высоким стандартам ОЭСР, — еще одно подтверждение нашей репутации.

Хочу добавить, что имидж Латвии за рубежом зависит не только от усиления финансового мониторинга, но и от того как вообще информация преподносится, как она комментируется. Это влияет, в частности, и на развитие экономики, и на доступность дешевых кредитов, и на рост среднего класса в нашей стране.

— Большой группе латвийских банков предстоит пройти аудит американских специалистов по AML.

— Да, такая работа уже происходит. Считаю, что это важный и очень позитивный шаг для улучшения взаимопонимания с нашими партнерами. Аудиторы из США будут иметь доступ ко всем нашим процедурам, процессам, смогут ознакомиться с необходимой информацией, с методиками ее обработки.

Мы понимаем, что и для американского регулятора, и американских банков важно, что этот аудит проводят специалисты из США. Итоги и сам факт такого аудита будут очень важны в плане укрепления доверия, прозрачности нашей финансовой системы.

— По итогам прошлого года Rietumu вошел в тройку крупнейших банков Латвии. Таким образом, надзор за деятельностью банка теперь будет осуществляться из Франкфурта?

— Действительно, по основным параметрам и объему своего баланса Rietumu прочно закрепился в группе лидеров, оттеснив из нее банк шведской группы SEB. Так что подобного развития событий стоит ожидать.

— Недавно прошла информация о том, что в Латвии приняты новые, еще более жесткие правила в отношении политики AML. Как вы оцениваете эти нововведения?

— Новые правила содержат очень четкие и понятные формулировки и определения. Например, в них четко оговорено, что такое шелл-компания, и как следует поступать в конкретных случаях при обслуживании транзакций подобных клиентов.

Считаю, что эти правила позволят улучшить применение и исполнение на практике уже существующих требований законодательства. В настоящее время все банки активно занимаются их имплементацией. Установлен и срок — 1 сентября.

— Происходит усиление контроля и в сфере глобального обмена клиентскими данными. Что это означает для Латвии?

— Мы являемся свидетелями полной глобализации этого процесса. После того, как в США был введен стандарт FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act), на все страны, использующие в своих операциях американскую валюту, было наложено обязательство предоставлять США информацию о финансовых операциях резидентов этой страны.

Этот опыт признан успешным и породил идею создания международного клуба, в рамках которого будет обеспечен глобальный обмен данными об операциях налогоплательщиков стран-участниц. В этот клуб уже вошли 55 государств, включая и Латвию. Страны-участницы теперь меняют свои национальные законодательства — с тем, чтобы иметь возможность обмениваться такой информацией.

Иными словами, Латвия будет обязана информировать другие страны о финансовой активности их резидентов, и будет получать такие же сведения об операциях латвийских налогоплательщиков за рубежом. Этот же механизм обеспечит и для властей Франции возможность получать информацию о зарубежных счетах своих налогоплательщиках, в том числе в случаях, когда они не проинформировали об этом свои налоговые органы самостоятельно.

— Вас упрекали в отказе комментировать негативную информацию. А насколько, на ваш взгляд, в данном случае корректен «вброс информации» в публичное пространство?

— В принципе, можно понять мотивы молодых амбициозных журналистов, занимающихся своими расследованиями. Но, говоря, например, о таких вещах как «панамские файлы», нужно считаться с законными интересами тех лиц, частные данные которых «попали в утечку». Принцип конфиденциальности персональной информации никто не отменял. Не будем забывать и то, что цели организаторов утечки до сих пор не озвучены, и мы об этом ничего не знаем.

Мы считаем также, что комментировать и тем более делать оценки до завершения следствия неправильно. Мы твердо знаем, что все наши действия соответствуют нормам законодательства, и в случае необходимости готовы отстаивать свою правоту в суде.

Dienas bizness

Латвия. Панама. РФ > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 27 апреля 2016 > № 1735783 Александр Панков


Латвия. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 20 апреля 2016 > № 1734149 Оксана Антоненко

Латвийская "прачечная" денег закрывается?

Латвия начала войну против отмывания денег, что самым непосредственным образом скажется на клиентах местных банков из России и других стран постсоветского пространства. Неприятные последствия ожидают и банки: у одного отобрали лицензию, еще несколько были оштрафованы на крупные суммы. Участники рынка готовятся к новым потерям.

Формально борьба с отмыванием российских, украинских, молдавских и других постсоветских денег ведется в Латвии десятилетиями. Это, тем не менее, не помешало стране заработать репутацию одной из самых эффективных и надежных "прачечных" в Восточной Европе.

"В Латвии можно открыть счет и проводить целый ряд банковский операций, которые нельзя проводить почти больше нигде в Европе, – рассказывает Русской службе Би-би-си финансист Гирт Рунгайнис, входивший в руководство нескольких латвийских банков. – Больше нигде российский бизнесмен не сможет оперировать своим счетом как мыльницей быстрых и дешевых расчётов с деньгами не до конца понятного происхождения".

По словам Рунгайниса, возможно, такое происходит и в других странах, но в Латвии это системная проблема. "Почти половина банковской индустрии живет за счет того, что по сегодняшним меркам иначе как отмыванием не назовешь. Люди, которые в (банковском) бизнесе, говорят об этом неофициально", – считает Гирт Рунгайнис.

Вкладчиков из СНГ Латвия привлекает по двум причинам: это ЕС (а значит, юрисдикция, во всех смыслах удаленная от надзорных органов страны проживания), тут говорят по-русски и доверяют клиентам из постсоветского пространства.

Возможно, иногда доверяют даже слишком. "Конечно, есть часть денег, чистоту которых надо проверять. Это не всегда тщательно делается. Во-первых, это не так просто. Во-вторых, если очень много проверять, то можно и потерять клиента", - говорит Русской службе Би-би-си финансист Инесис Фейферис.

Латвийские банки, со своей стороны, лояльны к клиентам с востока по той причине, что они на протяжении двух десятков лет обеспечивают работу целой отрасли и делают Латвию региональным финансовым центром.

Местным политикам до недавнего времени не оставалось ничего другого как уступать банковскому лобби и закрывать глаза на явно подозрительные операции.

По мнению международных организаций, а также латвийских ответственных структур, наибольшая концентрация рисков – в банках, которые работают преимущественно с нерезидентами. По данным Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК - надзорный орган), это 13 банков из 19, причем два из них (Rietumu banka и ABLV Bank) входят в тройку крупнейших.

Сами банки в деньгах нерезидентов проблем не видят. "Своих клиентов мы считаем надежными. Потому что наша практика такова, что если клиент не соответствует требованиям compliance или не предоставляет достаточной информации, мы прощаемся с таким клиентом. Предполагаем, что таким же образом поступают и другие латвийские банки, - говорит Русской службе Би-би-си президент Rietumu banka Александр Панков. - Борьба с отмыванием денег очень важна сама по себе, и ее актуальность сохранится надолго. В этой связи и мы, и остальные банки обязаны прилагать постоянные усилия для укрепления базы контроля. Мы держим эту тему в фокусе своего внимания".

В банке ABLV тоже не заметили особенных рисков. "Число таких (ненадежных) вкладчиков (в латвийских банках) ничуть не больше, чем в австрийских, люксембургских или швейцарских банках. По сути мы говорим о единичных случаях, тысячных долях в процентном исчислении. Мы год от года вкладываем значительные средства в развитие управления рисками и мониторинг. У нас внедрены автоматические системы, которые помогают нам в выполнении этих задач, мы также регулярно повышаем квалификацию наших сотрудников. Все необходимые правила и требования мы соблюдали и соблюдаем и без лишних напоминаний", - сказал Русской службе Би-би-си представитель банка Илмарс Янгарс.

Масштабность и непрозрачность финансовой индустрии на фоне скромных объемов латвийской экономики не дают покоя международным экспертам.

"Банки, работающие с нерезидентами, создают существенный риск того, что деньги, полученные коррупционным путем за пределами Латвии, отмываются внутри страны. Большая часть депозитов происходят из стран с высоким уровнем коррупционных рисков. Таким образом, деньги, размещенные на счетах нерезидентов, могут оказаться инструментами коррупции", - говорится в отчете Организации экономического сотрудничества и развития.

Там же отмечено, что сектор обеспечивает до 1,5% ВВП. На счетах нерезидентов сконцентрировано 53% от общего объема вкладов, а это 12,4 миллиарда евро, причем из года в год цифры растут - несмотря на санкции и тяжелую экономическую ситуацию в России. 80% этих денег приходит из СНГ - то есть зоны особого риска.

Полное несоответствие

Глава комиссии сейма по обороне, внутренним делам и борьбе с коррупцией Айнар Латковскис утверждает, что объемы подозрительных восточных денег все больше беспокоят партнеров Латвии в США, поскольку транзакции в этом секторе проводятся преимущественно в долларах. "Объем транзакций, которые проходят через Латвию, составляет 1% от общего оборота долларов в мире. Это означает, что Латвия является региональным финансовым центром. Конечно, американцы волнуются: если, например, эти деньги пойдут на поддержку терроризма, то такие транзакции должны быть замечены. У нас уже есть шесть дел, в которых речь идет о подозрениях в финансировании терроризма. Глядя на то, какие деньги тут отмываются, какие дела известны о Молдавии, России и Украине, конечно, их это настораживает", - утверждает Латковскис.

Само собой, американские ответственные структуры доносят до латвийских коллег свою обеспокоенность. Латвия не может игнорировать эти указания, поскольку стране необходим корреспондентский долларовый счет - а он остался только один, в Deutsche Bank.

"Латвийские банки оказывают услуги своим клиентам в разных валютах, в том числе в долларах США. Поэтому необходимо соответствовать требованиям, которые выдвигают корреспондентские банки, обеспечивающие расчеты в соответствующих валютах. Речь идет, например, о международных банках США", - сказали Русской службе Би-би-си в Ассоциации коммерческих банков Латвии.

Однако эти требования существуют не первый год, и до сих пор Латвии удавалось делать вид, что она им соответствует, сохраняя неизменными объемы вкладов нерезидентов.

Но сегодня соответствовать необходимо не только требованиям американских банков, но и требованиям Организации экономического сотрудничества и развития, куда Латвия намерена вступить в ближайшее время.

Для этого на уступки идут и чиновники, и политики, и сами банки. В 2014 году национальное законодательство по части предотвращения отмывания денег претерпело ряд изменений - как ввиду новшеств на европейском уровне, так и ввиду присоединения к Конвенции ОЭСР против коррупции.

Однако уже в 2015 году ОЭСР презентовала свой отчет о том, насколько эффективно в Латвии соблюдается конвенция, насколько тщательно банки и регулятор борются с подозрительными сделками, и насколько чистым становится рынок.

Оказалось, что до совершенства Латвии очень далеко, а вся упомянутая борьба носит скорее формальный характер. По сути, это был первый подробный отчет, не только указавший на недостатки системы, но и представлявший реальный интерес для политиков страны, которым крайне важно вступление в ОЭСР.

Учитывая градус критики со стороны авторов отчета, перспектива быть отвергнутой стала для Латвии реальностью. В отчете упоминаются конкретные случаи отмывания денег, которые проходили через латвийские банки: канадская компания переводила взятки в Киргизию, американская - в Россию, а из Молдавии был выведен миллиард долларов, который буквально "растворился" в трех латвийских банках.

Ни сами банки, ни регулятор этого не заметили. Стоит также отметить, что латвийские банки упоминаются в фильме "Чайка" Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, а также в деле Магнитского.

Из тех сигналов, которые государство получает от банков относительно подозрительных транзакций, анализу подлежат только 25%, а до Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией так и вовсе доходят единицы - об этом тоже пишет ОЭСР. При этом банки далеко не всегда обязаны проводить исследование деятельности клиента-нерезидента, а регулятор, со своей стороны, следит за этим крайне неэффективно.

Резкие перемены

Все это вызвало переполох в среде латвийских политиков, что в итоге привело к смене главы комиссии рынка финансов и капитала. "Раньше эта организация смотрела за тем, чтобы не повторился случай Parex banka (банкротство), чтобы с капиталом у банков все было в порядке. Но они не так уж следили за отмыванием денег, как надо было бы следить. Сейчас КРФК будет обращать внимание именно на деньги нерезидентов, - сказал Русской службе Би-би-си экс-премьер-министр Латвии и депутат Сейма Лаймдота Страуюма. - Конечно, будет сложнее тем, кто не сможет объяснить, откуда взялся капитал. В некоторых банках будет снижение оборотов. И мы знаем, и наш КРФК знает, в каких банках могут быть проблемы. Но не думаю, что будет банковский кризис".

"В отношении банков, которые работают с нерезидентами, сейчас очень большое давление, такого никогда не было", - продолжает Гирт Рунгайнис. Давление со стороны надзорного органа уже вылилось в несколько громких скандалов.

Один из банков, упомянутых в молдавской афере - PrivatBank - был оштрафован решением КРФК более чем на два миллиона евро. Решением того же надзорного органа банк должен был полностью сменить правление.

Через некоторое время прогремел новый скандал - после ряда предупреждений лицензии лишился Trasta Komercbanka. Еще один банк - Baltic International Bank - был оштрафован на 1,1 миллион евро. Все эти банки работают с нерезидентами, во всех случаях речь идет о нарушениях в сфере предотвращения отмывания денег и финансирования терроризма.

Параллельно, при поддержке латвийского надзорного органа, американские специалисты начали проверки в банках, которые работают с нерезидентами - пройти процедуру должны все кредитные учреждения. Депутаты сейма, в свою очередь, в очередной раз поднимают штрафы за несоблюдение процедуры предотвращения отмывания.

Полный порядок

Банки, которые уже попались на нарушениях, комментируют ситуацию нечасто. "В последние два месяца мне фактически пришлось жить в Латвии, я встречался со многими знающими людьми, которые рассказывали, что Латвия хочет вступить в Организацию экономического сотрудничества и развития, и одно из условий принятия - "наведение порядка" в финансовом секторе. Не знаю, что за этим скрывается, но у меня возникла уверенность, что TKB был сознательно выбран как доказательство того, что банковский регулятор работает", - заявил в интервью изданию Dienas bizness акционер Тrasta komercbanka (TKB), владелец 32,743% акций, депутат Верховной рады Украины Иван Фурсин.

А те, которым пока удавалось избегать громких скандалов, говорят о готовности вливаться в борьбу с отмыванием. "Очевидно, началась борьба за то, чтобы банки более жестко подходили к анализу клиентской базы. Поменялся уровень толерантности, он понизился. Я за то, чтобы все было чисто, прозрачно и честно. Думаю, наши политики думают так же", - сказал Русской службе Би-би-си председатель правления Bank M2M Europe Роберт Идельсонс.

"Baltic International Bank уже несколько лет уделяет существенное внимание мониторингу и анализу имеющихся и потенциальных клиентов, а также устранению рисков отмывания денег. Банк инвестировал в технологические решения и человеческие ресурсы, что позволяет осуществлять эффективный мониторинг. Существенных вызовов не ожидаем", - сказали Русской службе Би-би-си в Baltic International Bank.

Каждый второй банк - грязный?

Но есть и другая версия. "Банки обиделись на такую резкую смену подхода к работе. Новые правила существуют два года, а давить на их соблюдение начали только сейчас. Менять правила игры надо было медленнее", - сказал Русской службе Би-би-си представитель системы, надзирающей за финансовым сектором.

По словам Гирта Рунгайниса, количество пострадавших банков будет только расти, поскольку объемы грязных денег в латвийской финансовой системе куда больше, чем может показаться. "Люди, которые знают ситуацию, говорят, что как минимум половину этого бизнеса надо закрыть. По моим подозрениям, именно активные и большие счета, которые платят большую комиссию, возможно, и являются теми, которые надо закрывать. Это может быть до 75%. Соответственно, должна исчезнуть такая же часть прибыли банков. И я не вижу других услуг, которыми можно было бы заниматься. Мой расчет такой, что из 14 банков половина должны исчезнуть", - говорит Рунгайнис.

Эта тревожная тенденция, по словам депутата Сейма и экс-госконтролера Ингуны Судрабы, может ударить и по здоровой части рынка. "В транзакциях не должно быть незаконного. Но нельзя исполнять все требования, если нет понимания того, как подходить к этому финансовому сектору, чтобы не сократить его долю в экономике, - сказала она Русской службе Би-би-си. - Осложнилось открытие счетов, люди уже смотрят на другие государства: что-то переходит на Кипр, Мальту и Чехию".

Зато старания латвийской стороны не остались незамеченными в Организации экономического сотрудничества и развития. На днях министерство юстиции Латвии проинформировало, что Антикоррупционная рабочая группа ОЭСР дала позитивную оценку для вступления Латвии в организацию.

Оксана Антоненко

для Русской службы Би-би-си, Рига

Латвия. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 20 апреля 2016 > № 1734149 Оксана Антоненко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter